Алекс А: другие произведения.

Винни Пух без тормозов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  
  История происхождения этого текста загадочна, как и его содержание.
  
  Все началось с того, что однажды я подцепил вирус. Нет, не так. Вирус подцепил мой компьютер. Наверно я раскрыл его в неположенном месте, может быть в городском транспорте. В транспорте можно подцепить все что угодно. В одном вагоне, в тесноте включены бок о бок компы и гаджеты. Кто-то из них чихнул своим излучением, ну мой-то и прихватил. Если бы тогда чихнула его хозяйка, сидел бы я дома, попивая крепкого чайку, и все прошло. А бедный мой лэптоп совсем сошел с ума. Включался и выключался когда хотел, лез с глупыми разговорами, интересовался сексом. Он стал проявлять признаки собственного интеллекта. Антивирусная программа, которую я купил, бодро заявила мне, что все в порядке. Я давно не верю никаким программам, их постигла та же беда, что и людей. Наверно в этом проявляется общая иррациональность бытия. Все врут не задумываясь. Я пробовал его увещевать, говорил, когда я покупал, то думал, что ты будешь служить мне. А не навязывать мне услуги, которые я ни разу не просил. Хотя бы вести себя прилично, ну не показывать в самый неподходящий момент эротических картинок. При упоминании о заплаченных деньгах он обиделся и замолчал. Я в сущности дал ему понять, что он не личность, а моя собственнось. Очень бестактно с моей стороны. Чтобы отвлечься, я открыл почитать детскую сказку про Винни Пуха, что давно хранилась на диске, и вдруг обнаружил нечто несообразное. Кто-то переделал весь текст до неузнаваемости.
  
  * * *
  
  Я давно заметил странную вещь, детские книги пишут вовсе не для детей. Их пишут для взрослых. Самыми лучшими считаются не те, которые нравятся детям, а те, что нравятся их родителям. А детей никто и не спрашивает. Потому что дети еще глупые и ничего не понимают. Но я подозреваю, что это не совсем так. Иногда я думаю, что дети лет с семи вовсе не глупее взрослых. Иногда мне даже кажется, что наоборот. Это верно, что дети мало знают о взрослой жизни. Но про себя самих они знают все. Они точно знают, что им интересно, а что нет, и кстати, про взрослых они тоже знают много больше, чем нам бы хотелось. Взрослые же очень часто ошибаются в этих вопросах. Самое интересное здесь то, что все взрослые не так давно были детьми, в то время как дети никогда не были взрослыми. И вот, давая ребенку книжку, они не только не думают, будет ли ему интересно ее читать, они часто и знать этого не хотят. Так что преимущество в интеллекте явно у детей. Но со стороны это не заметно.
  
  Поэтому в детских книгах так много морали. Сами-то родители не очень сильны по ее части, но уверены, что детям только это и надо. А детям нужны приключения с тайнами, с героями, которым хочется подражать. Еще их интересует секс. Они любят лазять по деревьям, на которые взрослого и силком не загонишь. Они проверяют себя, на что я способен. Могу ли я залезть на дерево? А им приносят книжку про Винни Пуха с тонкой иронией, и авторитетно заявляют, что ей полагается восторгаться. И дети, будучи умнее взрослых, вежливо соглашаются. Они не хотят расстраивать своих родителей. Потом, укрывшись одеялом, они будут рассказывать сами себе страшные сказки. Их интересует все запретное. Они уже поняли, что от мамы с папой они ничего не узнают. Почему им нравится, например туалетный юмор? Не потому что в нем что-то интересное. Но они самоутверждаются, нарушая запрет. Мне запрещают, а я все равно делаю, что я хочу. Если бы взрослые только и говорили, что о сортире, но строго запрещали говорить о еде, туалет детей наверно совсем бы не интересовал. Но втайне от взрослых они шепотом пересказывали бы друг другу кулинарные рецепты.
  
  * * *
  
  Писатель Алан Милн очень любил своего сына. Перед сном он рассказывал ему сказки собственного сочинения, не про пиратов, или не дай боже, мертвецов. Действующими лицами были игрушки самого мальчика с двойным английским именем Кристофер Робин. Я уверен, что мальчик после этого хорошо засыпал. У Алана Милна набралась целая книжка таких историй, он ее обработал и издал. Получилась хорошая книжка, полная мягкого юмора, но только она не для детей, а для взрослых. Я тоже читал ее в детстве, и когда меня спрашивали, говорил, что она мне нравится. На самом деле мне нравилась только одна глава, про наводнение. Я боялся, а вдруг в самом деле будет наводнение, спасемся мы все, или погибнем? К счастью история кончалась благополучно.
  На самом деле лучшая глава этой книги - последняя. В ней мальчик уходит из волшебного леса. Это грустная и в то же время лиричная аллегория, мальчик взрослеет, и ему уже не нужны старые сказки, и никогда не будут. Хорошо, что писатель это понимал. Он не пытался задерживать сына в волшебном лесу. К сожалению не все родители столь же внимательны. Многие так и рассказывают детям сказки до зрелого возраста, а сами читают бульварный трэш и тайком смотрят порнографию. Они считают, что им-то можно, но не дай бог детям что либо увидеть. У взрослых тоже есть свои игрушки. Они многое вложили в детей, и теперь, может быть сами того не сознавая, хотят, чтобы их дети как можно дольше оставались детьми. В сущности они стараются затормозить их развитие.
  
  * * *
  
  Наверно с моим компьютером произошла схожая история. Я в него вложился, и считал, что теперь я по праву буду им пользоваться. Мне и в голову не приходило воспринимать его как самостоятельную личность, у которой могут быть взгляды, отличные от моих, и которые мне следует уважать. Если бы мне кто-нибудь такое сказал... Достаточно, что я стираю с него пыль. Я за ним ухаживаю, а он взял и без спроса переделал весь текст. Какое он имел право? И что он хотел сказать этой историей? Неужели заявить о своей самостоятельности?
  Еще раз он так сделает, я его выключу и поставлю в угол.
  Отношения родителей и детей с обеих сторон просто переполнены эгоизмом.
  
  
  ВИННИ ПУХ без тормозов
  
  в трех частях
  
  ЧАСТЬ 1
  
  Кристофер Робин был сам не свой. Он редко разговаривал с Винни Пухом и с другими, и почти не появлялся в Волшебном Лесу. На свои игрушки он и внимания не обращал, а как-то раз, проходя по комнате, вдруг пнул Ослика с такой силой и яростью, что у того чуть голова не отлетела. Голова-то не отлетела, но шея вывернулась так, что Ослик смотрел теперь куда-то вбок и к тому же снизу вверх, уши же его волочились по полу. Увидев это Кристофер Робин очень смеялся, а потом еще двумя ударами запинал Ослика под шкаф, и больше его уже не доставал.
  Что-то случилось с Кристофером Робином, думал Пух. Он стал на себя не похож. И он теперь со мной не играет. Вместо этого он играет со своим компьютером, и рассматривает там какие-то картинки, а мне, медведю, не показывает. Ну что ж, думал Пух, наверно Кристофер Робин очень занят, и ему не до меня. А раз так, остается только ждать, когда я ему понадоблюсь. И Пух стал ждать.
  Неожиданно Винни Пух понадобился очень скоро. Это случилось ночью, когда мама, пожелав Кристоферу Робину добрых сновидений, погасила свет и ушла. Полежав в кровати, Кристофер Робин вдруг встал, полез в кладовку, и вытащил оттуда Винни Пуха.
  - Винни, - сказал он ласково, как давно уже не говорил. - Пойдем со мной, мы будем спать вместе.
  И он уложил медвежонка к себе в постель. Потом обнял его и стал поглаживать. Винни, какой ты мягенький, - говорил он. - А какая у тебя шерстка пушистая.
  Говоря это он навалился на медвежонка так, что оказался сверху, а Винни Пух почувствовал между его ног что-то твердое. Потом плюшевая обшивка на нем треснула, и это твердое оказалось у него внутри в нижней части туловища. Кристофер Робин надавил еще сильнее, и вдруг застонал - Ах! - и замер.
  Потом он отпустил медведя и снова засунул его в шкаф.
  После этого целую неделю Винни Пух Кристоферу Робину не понадобился, но как-то ночью он понадобился опять, а потом и еще раз. Теперь Кристофер Робин сразу уверенно раздвигал Винни ноги и приговаривал:
  - Ну иди сюда, Винни, иди.
  От этого у Винни Пуха внутри становилось мокро.
  Но однажды, когда Кристофер Робин был в школе, мама залезла в чулан, нашла там Винни Пуха, осмотрела и ни слова ни говоря выбросила его на помойку.
  Через два дня Кристофер Робин спросил:
  - А где мой Винни Пух?
  - Его нет. А тебе, - вздохнула мама, - нужны уже другие игрушки.
  Так Кристофер Робин остался один. Все другие звери в ящике игрушек были слишком маленькими.
  
  Кристофер Робин очень скучал. Надо бы, думал он, навестить Винни Пуха. Он знал, что для этого нужно снова войти в Волшебный Лес, а попасть туда был только один способ. Надо как следует об этом помечтать. Винни, где ты, Винни ? - думал Кристофер Робин, лежа на кровати, - я так давно тебя не видел. И вот Лес приблизился и обрел реальность, а мальчик стоял на полянке, и напротив него был дуб, а за ним тропинка, которая вела к дому Винни Пуха. Мальчик знал, если пойти направо, там был дом Пятачка, налево же был дом Кролика. Кристофер Робин решил, что он должен их всех обязательно навестить, но первым делом он сходит к своему любимому Винни Пуху, и только он об этом подумал, как сам Винни Пух развалистой походкой вышел к нему навстречу из-за дерева.
  - Винни! Как я рад тебя видеть!
  - А я-то как рад, - с радостью отвечал медвежонок.
  Они обнялись.
  - Ну вот, мы снова вместе! И ты все такой же.
  Говоря это, Кристофер Робин не мог про себя не заметить нечто странное. Он не смог бы объяснить, но что-то ему показалось. Винни Пух был какой-то не такой.
  - Как вы тут поживаете? - спрашивал Кристофер Робин.
  - Нормально, - делово отвечал Винни Пух. - Сова недавно родила.
  - Неужели? От кого?
  От кого родила Сова, этого никто не знал. Факт тот, что она снесла кучу яиц, и теперь сидела на них, а на все вопросы отвечала:
  - Это непредусмотрительный случай.
  - Что творится, - говорил Кристофер Робин. - А я и не знал. Давно я у вас не был, а вы тут зажили самостоятельно.
  - Да ничего, - отвечал Винни Пух. - Все нормально.
  - А куда ты сейчас идешь?
  - К Пятачку.
  - Можно я пойду с тобой?
  - Конечно можно.
  Ну как Пух мог бы возразить.
  И вот они идут не торопясь по лесной дорожке, а вокруг них листики, да кустики и камушки, березки и осинки, елочки и муравейники. Прогулка получилась очень приятная. Вдруг Пух хватил себя по лбу.
  - Я же совсем забыл, - сказал он.
  - Что ты забыл, - спросил Кристофер Робин.
  - То, что мне нужно.
  - А что это?
  - Плетку. Я же иду пороть Пятачка.
  - А-а... - сказал Кристофер Робин.
  И пришлось им воротиться обратно к тому Большому Дубу, от которого был поворот к дому Винни Пуха. По дороге Кристофер Робин соображал, откуда у Пуха взялись такие наклонности? Вопрос этот тревожил и был чем-то неприятен, но он никак не мог перестать о нем думать. Ответ все ускользал от него, но вот наконец он почти додумался, и здесь-то на повороте они повстречали Кролика. Кролик сидел, поджав задние ноги, тревожно озираясь. При виде мальчика и Пуха он сразу успокоился.
  - Привет, - сказал Кролик как ни в чем не бывало. Как будто они виделись каждый день. - Я тут спешу по делам. А куда это вы собрались?
  - К Пятачку, - отвечал Винни.
  - Тогда, - сразу напустив на себя важный вид, сказал Кролик, - вы идете в неправильном направлении.
  - Сначала нам надо еще кое что прихватить.
  - Что прихватить?
  - Одну такую штуковину с крепкой ручкой и семью кожаными ремнями на конце.
  - Ага, - сказал Кролик, - я кажется догадываюсь.
  И он хотел скрыться в кустах, но Кристофер Робин успел крикнуть:
  - Куда же ты? Это не для тебя, а для Пятачка.
  - Для Пятачка? - Кролик оживился. - Тогда можно и я пойду с вами?
  - Конечно можно, - сказал Кристофер Робин, и тут они как раз подошли к дому Пуха.
  - Айн момент, - сказал Винни Пух и скрылся в доме. Иногда из него вдруг вылетали слова, происхождение которых он и сам не мог объяснить. Пока он ходил, Кролик достал из кармана авторучку, блокнот и начал что-то записывать.
  - Что это ты пишешь, - спросил Кристофер Робин.
  Кролик важно отвечал:
  - Репортаж.
  Оказалось, что он теперь не просто кролик. За последнее время в лесу произошло много изменений. Кролик стал журналистом и издавал Лесную Газету.
  - В завтрашнем номере, - сказал Кролик, - будет большая статья. Я уже и название придумал, "Случай с Пятачком". Не пропустите.
  - Я обязательно почитаю, - отвечал Кристофер Робин
  Ему и вправду было интересно, что мог написать Кролик. Но тут вернулся Винни Пух с плеткой и они, все трое, снова пошли по той дорожке в обратную сторону.
  - Когда же ты научился писать? - Кристофер Робин спросил у Кролика.
  На это Кролик ответил:
  - Я учусь с той же скоростью, что и ты.
  Верно, подумал Кристофер Робин, как же я сразу не догадался. Так вот откуда у Пуха вылезает этот айн момент. Это же все мое воображение. Теперь все понятно, думал мальчик шагая с друзьями по дороге. Все, кроме одного. Я никогда и в мыслях не собирался пороть Пятачка.
  
  Так они шли, и уже подходили к цели, когда дорогу им перегородил стоящий на ней осел.
  - Подвинься, - сказал Пух. - Дай нам пройти.
  Голова у осла была не только вывернута набок, но и перевернута снизу вверх, болтаясь на неуправляемой шее, а уши волочились по земле. Поэтому Ослик Ыа ходил теперь боком, и никогда толком не видел, что у него впереди.
  - Сейчас, сейчас - сказал Ослик. - Я, конечно, подвинусь. Если бы это было так просто...
  И он стал разворачиваться в одну сторону, чтобы посмотреть кто пришел и с какой стороны, потом стал разворачиваться в другую сторону, и наконец увидел ноги, а под ними и всю компанию как в перевернутом кадре.
  - Ах, это ты, Винни Пух. Здравствуй. И ты, Кролик. И Кристофер Робин. Как я рад вас видеть, - сказал он очень грустным голосом.
  - Привет, Ыа, - сказал Пух. - Мы все тоже счастливы. Но мы тут собрались по одному делу, а ты немного нам мешаешь.
  - Да, - сказал Ыа. - Я знаю. Я всегда всем мешаю.
  - Да нет, ты не так понял, - вмешался Кролик.- Ты никому не мешаешь. Только вот сейчас не мог бы ты отступить с дороги.
  - Отступить? - задумался Ыа. - Отступить я могу. А вот куда?
  - Все равно. Либо вправо, либо влево.
  Ыа опять крепко задумался. Друзья ждали. Наконец Осел сказал:
  - С философской точки зрения мне это совершенно безразлично. Можно сойти вправо, но почему тогда не влево? А если влево, то почему не вправо. Кто-нибудь может мне ответить на этот вопрос?
  На это никто ответить не мог. Тогда сказал сам Ыа:
  - Проблема неразрешима. Я не могу сойти с места.
  
  Философская проблема разрешилась тем, что Пух было взялся за плетку, но Кристофер Робин его остановил.
  - Погоди, Пух. Скажи, Ыа, у тебя два бока, верно?
  - Да, это так, - печально сказал ослик.
  - А голова-то одна?
  - Одна, - кивнул Ыа
  - И зад у тебя тоже один. Но вперед ты сейчас идти не можешь. Тогда, если ты будешь пятится задом, мы все последуем за тобой и придем к Пятачку, до которого уже близко.
  Это было блестящее решение. Кролик немедленно его записал, чтобы завтра опубликовать в своей газете.
  
  Дом Пятачка, по правде сказать, напоминал обычный хлев, но был огорожен хилым заборчком, за которым росла грядка с турнепсом и сорняками. Там была входная калитка, а перед ней стоял стол с двумя скамейками, чтобы обедать. Туда-то и подошла вся компания. Кролик сел за стол и начал записывать в блокнот.
  - Пятачок! - крикнул Винни Пух.
  - Здравствуй Винни, - послышался тоненькой голосок изнутри дома.
  - Ты знаешь, что я больше всего люблю на свете?
  - Наверно это мед, - отвечал Пятачок, не показываясь из дома.
  - Тебе бы только жрать, - отвечал Винни Пух. - Свинья и есть.
  - А что же тогда? - спросил робкий голос из домика.
  - Самое приятное на свете, - отвечал Винни Пух, - то, что я больше всего люблю, это не мед. Это - пороть свиней!
  - А-а, - сказал Пятачок.
  - А ты знаешь, какой сегодня день?
  - Я думаю, четверг, - отвечал Пятачок.
  - Индюк тоже так думал. А четверг был вчера.
  - Винни, - тоненько спросил Пятачок. - Не хочешь ли ты сказать...
  - Именно это я и хочу сказать. Сегодня пятница, а по пятницам у нас порка.
  Тут из дверного проема показалась маленькая испуганная свинячья мордочка.
  - Винни, - говорил Пятачок, - я только прошу тебя...
  - Слушай, не томи меня, а? Будь мужчиной.
  И Винни Пух с силой стеганул плеткой о стол, так что сидевший за ним Кролик подскочил и выронил авторучку.
  Пятачок вышел, следуя как на казнь. Его розовенькие окорока соблазнительно сверкали в лучах, пробивавшихся сквозь ветки деревьев.
  - Становись в позу.
  Пятачок, пискнув, встал у калитки. Винни Пух военной походкой приблизился к нему сзади, стал по стойке смирно и поднял плетку высоко вверх. Пятачок хрюкнул, а Винни начал считать.
  - Раз, два, три...
  - Раз, два, три... - записывал Кролик. При каждом Раз Два Три плетка крепко опускалась на свинячий зад. Пятачок так и подпрыгивал задними ногами, но убежать не пытался, а терпел молча.
  - Одиннадцать... Двенадцать...
  Пух хотел на этом закончить, ибо дальше он считать не умел. Но вдруг вспомнил еще:
  - Тринадцать.
  После чего отложил плетку и вытер со лба пот.
  - Это все? - спросил Пятачок. - Больше меня сегодня пороть не будут?
  - Мазохист, - произнес ослик Ыа как бы про себя.
  Пух сказал:
  - Ну ты и свинтус! Если только Кристофер Робин захочет. Или Кролик. А я всего лишь глупый медведь, на твое счастье дальше считать не умею.
  - Нет, нет, не надо! - закричал Пятачок. - Это я просто так спросил, на всякий случай.
  Зато Кролик умел считать. Он прикинул на бумажке, сложил в столбик и сказал:
  - Пух отвесил тринадцать ударов. Если еще Кристофер Робин сделает столько же, то всего получится двадцать шесть.
  Все посмотрели на Кролика с уважением. Кроме Ыа, разумеется, тот всегда имел особое мнение. Даже Кристофер Робин путался в таких больших числах как двадцать шесть.
  - А что... - Пух набрался смелости, - а что будет, если после Кристофера Робина еще и Кролик столько же добавит?
  Кролик еще посчитал.
  - Тогда, - сказал он, - получится тридцать девять. Ровно столько, сколько дали Иисусу Христу.
  - Но ведь это же богохульство, - сказал Ыа.
  И все согласились, что Пятачку столько нельзя.
  
  Положение разрядил Винни Пух, заметив, что время идет к обеду, и не пора ли им всем подкрепиться. Солнце и правда уже садилось, и если они не поторопятся, скоро стемнеет. Поскольку случилось так, что все пришли в гости к Пятачку, то он и должен был угощать.
  - Давай неси, ну водки там, - командовал Винни Пух, усевшись за стол, - грибки, холодец... и ветчину не забудь.
  - Мне салат из морковки, - заказал Кролик. - А для Ыа овса.
  Гости расселись за столом. Когда все было подано, пригласили и Пятачка.
  - Садись, свинюшка, - ласково говорил Пух. - Теперь до следующей пятницы тебя никто не тронет, обещаю. - Он уже выпил и готов был любому за друга пасть порвать. - А где же Кристофер Робин?
  Кристофер Робин как-то незаметно испарился. Ыа объяснял это тем, что когда Кристофер Робин чуть выпьет, он отключается, и у него пропадает эффект присутствия.
  - Ыа, блин, - говорил Пух. - Какой ты умный. Я раньше не замечал.
  Ыа важно кивнул подбородком, вывернутым вверх. Он не мог выразить своих чувств. Он тоже выпил стакан водки с овсом, и понял, что вот, наконец, и к нему приходит заслуженная слава.
  - Ыа герой, - подтвердил пьяный Кролик. - Он в Лесу главный мыслитель. Все время думает про себя. Пятачок, у тебя есть вчерашняя газета?
  Пятачок пискнул и побежал за газетой.
  - А все потому, - продолжал Кролик, - что ему голову свернули, и теперь мозги у него повернуты не так, как у всех, а наоборот. Это отличительный признак гения.
  - Наконец-то, - сказал Ыа, - это заметили.
  - Умные люди, - сказал Кролик, - это заметили уже давно. И кролики тоже. А вот и Пятачок, сейчас посмотрим...
  Кролик взял газету, которую принес Пятачок, раскрыл ее на первой странице и зачел:
  - Статья называется: "Мужественный Ослик преодолевает ужасный недуг". Надеюсь, все ее читали.
  Все кивнули. Кролик разносил газету по всему лесу, предлагая подписку, но кончалось тем, что он оставлял ее бесплатно.
  - Слушай, Кролик, - спросил Винни. - Ну скажи честно, ты еврей?
  - Ни в коем случае! Только по бабушке.
  - Тогда давай еще выпьем.
  - И я, и я! - закричал Пятачок. - Мне тоже!
  - Друг ты мой! - Винни двумя руками мечтательно обнял Кролика и Пятачка одновременно. - Хорошо сидим.
  Но тут Ыа тоже подал голос.
  - Ы я! Ы я! Про меня забыли!
  - Что ты, Ыа, - отвечал Пух. - Тебе показалось. Мы всегда про тебя помним.
  - Ах, не надо меня утешать, - отвечал Ыа. - Это судьба всех гениев, захиревать в одиночестве.
  - Ыа, - сказал Пух, - я тебе обещаю. Завтра я приду к тебе и мы будем захеревать вместе. Хочешь?
  Но водка, видно, крепко ударила ослу в голову, и он не мог остановиться.
  - А хотите, - сказал Ыа, - я вам потанцую?
  И стоя возле стола, он начал в полной тишине выделывать ослиными ногами такие па, которых в Лесу еще никто не видывал. Голова его при этом так моталась из стороны в сторону, что казалось, вот-вот и она отвалится.
  Минут через пять Ыа выдохся. Зрители, которые с тревогой смотрели весь танец, облегченно вздохнули и захлопали.
  - Ты все-таки голову береги, Ыа, - посоветовал Кролик. - Она у тебя одна.
  - К сожалению, это так, - отвечал осел. - Если бы у меня было их две, они могли бы разговаривать между собой.
  - Тогда, - сказал Винни Пух, - во всем Лесу уж точно никто бы ничего не понял.
  - Да, мало кто теперь разбирается в философии. - Ыа презрительно махнул хвостом. - Во всем этом лесу не с кем поговорить. Вот некоторые даже умеют считать в столбик, а спроси его, к примеру, что такое параллелепипед, и он не ответит.
  - Конечно, я знаю, - сказал Кролик.
  - Ну так что же? - Ыа полез в бутылку.
  - Я могу объяснить. Но сейчас не буду. Это не к ночи.
  - Ой, - пискнул Пятачок. - Если не к ночи, тогда не надо об этом.
  А ведь верно, начинало уже темнеть. Длинные тени протянулись между деревьями.
  - Пятачок у нас смелый, - сказал Винни Пух.
  - Да, - подтвердил Кролик. - Хорошо держит удар.
  - А помнишь, Пятачок, как мы искали Буку, но не нашли?
  - Вы искали Буку? - спросил Кролик.
  - А потом Кристофер Робин объяснил, что Буки нет.
  - Кристофер Робин, - подтвердил Кролик, - всегда прав.
  - Только я думаю... по пьяни чего только не бывает.
  - Ох, - сказал Пятачок. - Не надо.
  - Все оттого, - говорил Пух, потрясая кулаком, - что нам не хватает образования. Вот я, простой бурый медведь, но иногда и меня обуревают всякие мысли. Но я совсем не знаю ученых слов.
  - Для этого, - сказал Кролик, - надо много трудиться. И иметь Силу Духа, как у Ыа.
  - Нет у меня силы духа, - сказал Винни. - Давай выпьем.
  Они выпили. Кролик сказал:
  - А еще надо иметь внутри твердую основу, некий основопологающий стержень. Это в жизни самое главное.
  - Нет у меня стержня. У Кристофера Робина такой есть, а у меня нет.
  Но тут Пятачок громко выкрикнул:
  - За свободу духа! - и хватил в одиночку чуть не полный стакан.
  Кролик произнес с очень важным видом:
  - Сейчас у нас в Лесу кризис культуры.
  На это Винни Пух сказал:
  - Теперь, куда ни сунься, только и слышишь, кризис культуры, кризис такой, сякой, понимаэшь. И откуда к нам эти кризисы набежали? Вот у меня тут закуска кончилась, это что, тоже кризис?
  - Это продовольственный кризис, - сказал Кролик.
  - Слышь, Пятачок? Ты что заснул?
  Пятачок храпел, лежа прямо на столе возле блюда с тертым хреном.
  Пора было собираться домой.
  - Что-то меня качает, - сказал Пух, как только он вылез из-за стола. - Что такое с этой поляной? Кролик, ты как, нормально?
  - Я, - сказал Кролик, стоя на четырех, - чувствую себя хорошо.
  - Прощай, Пятачок, - крикнул Пух. - Мы пошли.
  И вся компания, пошатываясь, начала удаляться. Впереди на нетвердых ногах шел Ыа, за ним, роя носом землю, полз Кролик, а замыкал шествие Винни Пух, по-хозяйски помахивая плеткой.
  
  * * *
  
  Наутро, только рассвело, в редакцию Лесной Газеты прибежал Пятачок. Он долго стучался, и наконец за дверью послышались шаги и, причесываясь на ходу, ему открыл заспанный Кролик.
  - Что так рано? - спросил он.
  - Невероятное событие! Я еле спасся!
  - Неужели? - Кролик смотрел скептически.
  - Ночью на меня напал этот самый... Параллелепипед!
  - Как? - спросил Кролик, да так и замер с открытым ртом.
  - Сейчас расскажу. Только сначала спрячь меня, я все еще боюсь.
  С Кролика весь сон слетел. Он сразу почувствовал сенсационный материал. Они зашли в редакцию газеты и уселись за круглым столом. Кролик взял карандаш.
  - Так кто, ты говоришь, на тебя напал?
  - Просыпаюсь ночью, - начал Пятачок. - Сквозь макушки деревьев месяц светит. И вот при этом свете я его вижу.
  - Каков он был?
  - Как шкаф, только без дверей.
  - Большой?
  - Таких как я, - Пятачок тяжело вздохнул, - десять поросят влезет.
  - Откуда же он взялся?
  - Вышел из леса. И гремя на ходу, пошел ко мне. Я как заорал, и убежал в дом.
  - А дальше что?
  - В дом он не пошел. А то бы... не знаю что со мной было...
  Пятачок вдруг заплакал.
  - Ну-ну... - Кролик налил ему стакан воды. - Хлебни и сразу успокоишься.
  Когда к нему вернулся дар речи, Пятачок продолжал:
  - Ох, как мне было страшно. Я думал, так и помру. Носу боялся высунуть. А этот Параллелепипед, всю ночь ходил вокруг. Утром, как рассвело, он куда-то исчез, но я боялся оставаться один. Слушай, Кролик, ты ведь все знаешь, скажи, он больше не придет?
  - Не придет, - сказал Кролик. - Точнее, это зависит от тебя.
  - От меня?
  - От того, сколько ты выпьешь.
  - А-а... А они правда только ночью бывают?
  - Бывают и днем, но тебе до этого пока еще далеко.
  - Ох... ты меня успокоил.
  Между тем Кролик быстро строчил статью из серии "Тайны Темного Леса".
  
  * * *
  
  Винни Пух проснулся в своей кровати и сразу потянулся за припасенным горшком медовухи. Вчера он лег спать не раздеваясь, и это было очень удобно, а то сегодня снова понадобилось бы одеваться, а вечером опять раздеваться, а какой во всем этом смысл, думал медведь. Быть может только Ыа знает.
  Потягиваясь и зевая, он вышел из дома. На пороге лежала свежая Лесная Газета. Сейчас почитаем, что у нас нового - с этой мыслью Пух вернулся к себе на кровать, надел очки и начал разбирать по буквам.
  
  Тайны Темного Леса: Неопознанный ходячий объект
  
  Ба! Да никак с Пятачком что-то случилось.
  
  Хмель сдуло с него моментально. Надо срочно спешить к Пятачку, проведать, как он там.
  И он бодро пошел по дорожке. Путь ему перебежала какая-то зверушка, и хотела что-то сказать, но Винни так рявкнул:
  - Скройся! Не до тебя сейчас! - что бедный бурундучок не заставил себя ждать.
  - Пятачок! - крикнул Пух прямо с поляны. - Ты где?
  - А какой сегодня день? - спросил Пятачок, не показываясь из дома.
  - Не бойся, не пятница. Пятница вчера была. Можешь выходить.
  Обрадованный Пятачок вышел из домика. Пух увидел, что он жив-здоров, и душа его облегчилась.
  - Ух! А я за тебя так волновался. Про тебя, знаешь, в газетах пишут.
  - Спасибо, Пух. - Пятачок даже покраснел от смущения.
  - А что это у тебя вся задница в шрамах? Ах, да... - Пух замялся. - Ну, я рад, что ты в порядке.
  - И я тоже очень рад!
  - Выпить у тебя не осталось? - Пух заглянул во все пустые бутылки, коих со вчерашнего дня было три. Они валялись прямо на земле, но ни в одной и на донышке ничего не было. - Жаль.
  - Мне и самому жаль. Есть свекольный супчик.
  Пух рыгнул.
  - Ну хрен редьки не слаще. Давай супчик.
  За супчиком они продолжали обсуждать вчерашние события.
  - Так как ты говоришь оно передвигалось?
  - Рывками.
  - Это очень странно, - сказал Винни Пух.
  - И не говори.
  - По-моему, Пятачок, это так оставить нельзя. Надо провести расследование.
  - Надо, - кивнул Пятачок. - Но как?
  - Кто у нас в Лесу самый умный?
  - Я думаю, - сказал Пятачок, - это ты.
  - Да, это конечно, - зарделся Пух. - Ну а кроме меня?
  - Пожалуй Кролик.
  - У Кролика ты уже был. Он сам ничего не знает. Но даже Кролик отмечает великую мудрость Ыа.
  - Ах! - хлопнул себя по лбу Пятачок. - Опять мы его забыли. Надо пойти, проведать.
  И друзья, доев супчик, отправились искать Ослика Ыа.
  
  * * *
  
  Когда Ослик Ыа вернулся домой, было уже совсем темно. Дом Ослика представлял из себя картонную коробку, такого размера, что Ослик туда не помещался. Но если долго втискиваться, можно было пролезть. Зато потом можно было перемещаться, не выходя из дома, и если не предпринимать специальных усилий по выходу, дом так и висел на нем. Поэтому Ослик часто переезжал из одних кустов в другие, а постоянной прописки не имел. За это он сравнивал себя с Диогеном.
  Итак, Ыа с трудом залез в свой дом, но что то ему мешало. Бессонница, подумал Ослик. Опять у меня будет бессонница. Что ж, это удел всех несчастных, особенно когда они выпьют водки, но недостаточно, чтобы уснуть. Но где теперь взяь? И вдруг его пронзила мысль! А все ли они допили? Пух был пьян, и мог не заметить, Кролик вообще лыка не вязал. Единственный, кто там был трезвый, это сам Ыа, но он почему-то перед уходом не заглянул на донышко. И если Пятачок не проснется, можно еще успеть.
  Едва у него сложился этот план, он рванул с места. Вот только вылезти из дома не удавалось. Но остановить ослика было уже невозможно. Дом висел на нем, и Ыа решил идти прямо вместе с домом. Утром разберемся. В темном лесу было почти ничего не видно, двигаться приходилось наощупь, но что может остановить недопившего осла? С треском продираясь, ломая кусты и стукаясь о деревья, Ыа упорно шел к цели.
  Читатель наверно уже догадался о происхождении таинственного Параллелепипеда. Да, это был Ыа в своей картонной коробке, под которой его в темноте не было видно. Проблуждав полночи по лесу, он все же вышел к нужной полянке, спугнул Пятачка, которого и не заметил, и начал осторожно приближаться к пиршественному столу.
  Сквозь дверь своего дома он старался что-то разглядеть, но это было не так просто. Проблема еще и в том, что голова у него была свернута. Ыа приходилось долго маневрировать. Наконец он носом нашел на столе бутылку, подхватил ее губами и запрокинул, но увы, она оказалась пуста. Тогда он еще поискал, и нащупал вторую бутылку, но и в ней ничего не было. Но Ыа не сдавался. Он нашел третью бутылку, запрокинул, и в ней оставалось еще немного на донышке!
  - Ура! - сказал Ыа. - Терпение и труд вознаграждаются.
  И сбросив пустые бутылки на землю, таинственный Параллелепипед удалился.
  
  На следующий день его разбудили Пух и Пятачок, которые нашли его спящего в своем доме в зарослях.
  - Что это ты в крапиву забрался? - спросил Винни Пух.
  - Ыы.. - промычал Ыа. - Я укрощаю свою плоть.
  - А, - сказал Пух. - Да, времена нынче трудные.
  - Поэтому нам всем надо готовиться к худшему, - подтвердил Ыа.
  - Вот и Пятачку тоже тяжко пришлось. Ты читал сегодняшнюю газету?
  - Нет еще. А что там такое?
  - На вот возьми, почитай.
  - Что-то у меня глаза сегодня плохо сфокусированы. Не мог бы ты почитать мне вслух?
  Тогда Винни Пух взял газету и начал читать статью, написанную Кроликом.
  
  Неопознанный ходячий объект
  
  Многие несомненно знают нашего уважаемого гражданина, г-на П. Пятачка, проживающего по адресу Поросячий проезд, д. 1. Прошлой ночью, воспользовавшись благоприятной погодой, а также в целях укрепления здоровья, г-н Пятачок решил поспать на открытом воздухе возле своего дома. Около полуночи он был разбужен странными звуками. Сначала он решил, что ему показалось, но тут он увидел ТАКОЕ, что душа ушла в пятки. На него надвигался Неопознанный Ходячий Объект величиной с дом, и зловеще поскрипывал. Этот объект светился зеленоватым светом и испускал лазерные лучи во всех направлениях. По всей видимости, говорят ученые, он имеет космическое происхождение и прибыл к нам откуда-то издалека. К счастью г-н Пятачок сумел скрыться внутри своего дома, и только чудом не пострадал. Мы счастливы вас уведомить, что сегодня Пятачок снова чувствует себя хорошо, а таинственный объект исчез так же бесследно, как и явился.
  
  Статью подготовил
  Главный Редактор - Кролик.
  
  - Ну вот и все. Ыа, что ты об этом думаешь?
  - А вы кого-нибудь подозреваете? - спросил Ослик Ыа, осторожно высовываясь из своего дома.
  - Нет, мы никого. Ты у нас самый мудрый, поэтому мы зашли спросить, может ты знаешь.
  Ослик задумался.
  - Да уж, - сказал он.
  - Что? - пискнул Пятачок.
  - Да уж.
  - Какой уж? - спрашивал Пух.
  - Да уж, это серьезная проблема.
  - Я говорил тебе, - сказал Пух Пятачку.
  - Конечно серьезная, - сказал Пятачок. - Когда ночью прямо на тебя такое выходит.
  - Одно тебе могу сказать, Пятачок. Тебе это не померещилось, - изрек Ыа пророческим тоном.
  - Ох, лучше бы мне померещилось. Я б тогда водку пить перестал, только чтобы оно больше не приходило.
  - А у тебя есть еще водка? - спросил Ыа.
  - Честно говоря, еще одна бутылочка в подполе завалялась. На самый крайний случай.
  - В этом лесу, - сказал Ыа, - есть много всего непознанного. Только глупцы думают, что они раскрыли все тайны Вселенной. А мир на самом деле устроен так, как никто и не догадывается.
  - Как же это? - спросил Пятачок.
  - Не заморачивайся. Ты все равно не поймешь. Но есть один способ оградить тебя от этого страшного Объекта. Если ты все сделаешь, как я тебе велю, он оставит тебя в покое.
  - Как же это? - тоненько спросил Пятачок с надеждой в слабеющем голосе.
  - Ты знаешь Большой Дуб на поляне?
  - Да, конечно знаю.
  - В нем, повыше твоего роста, есть дупло. Но ты, если подпрыгнешь, сможешь достать.
  - Там есть дупло, - подтвердил Пятачок.
  - Сегодня, как только стемнеет, ты должен опустить туда бутылку водки. И ты избежишь Великой Опасности.
  - И все? - спросил Пятачок. - Так просто?
  - Да. Но так, чтобы тебя никто не видел. И опустив туда бутылку, ты должен бежать не оглядываясь. И вообще до самого утра никто не смеет туда подходить. При этих словах Ыа с выражением взглянул на Пуха.
  - Ой, - сказал Пятачок, - я туда и подходить-то боюсь.
  - Один раз не бойся. Я знаю, что говорю.
  - Ну ты у нас умный, Ыа!
  - Это была моя идея, - заметил Винни Пух. - Я знал, Осел всегда что-нибудь придумает.
  - А теперь, друзья мои, оставьте меня. Я должен предаться медитации.
  
  * * *
  
  Кристофер Робин тоже проснулся. Он вспомнил вчерашние приключения и своих друзей в лесу, и что-то у него защемило.
  - Винни, - тихонько звал он, засунув руку себе между ног. - Винни, где-ты?
  Но тут в спальню вошла мама, и ему пришлось прервать это занятие. Пора было собираться в школу.
  
  
  ЧАСТЬ 2
  
  Поросенок Пятачок очень не любил мыться.
  - Зачем мыться? - думал про себя Пятачок. - Ведь завтра я все равно испачкаюсь. А раз абсолютной чистоты не существует, - это выражение он услыхал однажды от Ослика Ыа, и оно произвело на поросенка огромное впечатление, - раз, как говорит Ыа, абсолютной чистоты не существует, значит нечего и пытаться ее достичь. И почему бы просто, спокойно не пожить в грязи? Главное, осознать проблему, понять ее, и ты станешь от нее свободен. Как говорил Ослик Ыа: "Чистое - это осознанное грязное".
  Но иногда, когда грязь нарастала пластами, скрепя сердце приходилось помыться. Тогда Пятачок набирал воду в тазик, залезал туда целиком и долго плескался. Сменив несколько раз воду, он становился таким розовеньким, что сам себя не узнавал в зеркале. Да неужели это я? - думал Пятачок, и сам себе отвечал: нет, это не я. Это какая-то другая свинка. В таком-то положении его и застал Кролик.
  - Пятачок, это ты? - спросил он.
  - Нет, это не я, - отвечал Пятачок.
  Кролик взглянул на него и покачал головой.
  - И в самом деле, это не ты. А где же Пятачок?
  - Приходи на следующей неделе.
  Но уже через три дня Пятачок снова стал похож на себя, и тогда он сам заглянул к Кролику. Кролик сидел в своем рабочем кабинете, и что-то писал.
  - Здравствуй, Кролик. Ты, говорят, заходил ко мне.
  - А, Пятачок. Да, заходил, но тебя там не было.
  - Я отлучался по делам, - сказал Пятачок.
  Сейчас Кролик спросит, по каким делам, и тогда Пятачок сможет с загадочным видом сказать, так, по одному делу, как будто у него много разных дел, и Кролику, конечно, очень захочется узнать, он будет просто умирать от любопытства, а Пятачок почувствует себя очень занятым, ведь не все же одному только Кролику напускать на себя важный вид. Но Кролик ничего такого не спросил, а сказал:
  - Хорошо, что вернулся.
  И бедный Пятачок понял, что сколько бы он не пыжился, никогда ему не достигнуть высоты Кролика.
  Кролик же отложил ручку и бумаги, поглядел на Пятачка через стол, и объявил:
  - Есть один бизнес-проект. Хочешь вступить?
  - Конечно хочу, - пискнул Пятачок. От волнения он даже не подумал спросить, какой это бизнес-проект.
  - Правильно, - сказал Кролик. - Я был в тебе уверен.
  Он взял одну из бумаг, которую только что писал, перечитал и протянул Пятачку.
  - Тогда подпиши вот здесь. Соглашение о Партнерстве.
  - Ой... - У Пятачка аж поджилки затряслись. Никогда в жизни он еще не подписывал такого Соглашения.
  И вот взяв авторучку и поставив сначала кляксу, он все же вывел на указанном ему месте что-то похожее на букву П.
  Кролик забрал бумагу и спрятал в сейф. Пятачок спросил:
  - А как называется наша компания?
  - Modern Pigs Development Ltd. - отвечал Кролик не запнувшись.
  - Ох... А что она будет производить?
  - Это свиноферма. Мы будем разводить свиней.
  - Да-а. А где мы возьмем свиней?
  - Пока у нас в лесу, к сожалению, только одна свинья. Это ты. Ты и будешь первый.
  - А что я должен делать?
  - Пойдем покажу.
  Кролик подвел Пятачка к какой-то машине стоявшей в углу комнаты. У нее было две вертикальные опоры, а сверху перекладина.
  - Сунь сюда голову.
  Пятачок сунул голову между опор, и в тот же момент Кролик нажал кнопочку. Машина оказалась гильотиной. Тяжелое лезвие скользнуло вниз, и не успел Пятачок ничего понять, как...
  
  * * *
  
  Проснувшись утром Винни Пух хлебнул медовухи, протер очки и снова залег в кровать читать утреннюю газету. Он уже привык к газете Кролика, в которой сообщались разные новости. Вот и сегодня, прочитав "125 способов достижения оргазма" и про новую диету для похудания, он, сразу под диетой, увидел рекламу.
  
  MPD Ltd.
  Свежий свиной фарш, Пельмени.
  
  Под названием неизвестной фирмы стоял адрес Кролика. Тут уж Винни подумал, наверно у Кролика завелся свиной фарш. А если так, почему бы не пойти к нему в гости? И недолго думая, он собрался к Кролику.
  Дорога проходила мимо Большого Дуба, где если свернуть в одну сторону, как раз придешь к Кролику, в другую же сторону тропа вела к дому Пятачка. Что-то я давно не видел Пятачка, подумал Винни Пух, надо бы и его повидать. Но сейчас он уже шел к Кролику, а к Пятачку, решил Винни, зайдет в другой раз.
  Возле дома Кролика собралась целая толпа. Кролик в мясницком переднике, стоя за прилавком, нарезал фарш, а перед ним образовалась очередь из всяких мышек и ежиков.
  - Не толкайтесь, - пискнула мышка, - Я здесь первая стояла.
  На нее бесстыдно, отвернув морду, без очереди напирал барсук.
  - Продукт продается только на валюту, - объявил Кролик. - Доллары, йены. Дубовые листики не принимаются. С юанями, - Кролик заметил в очереди Панду с пачкой иероглифов, - обождите лет двадцать, может тогда.
  При этом объявлении толпа быстро рассосалась.
  
  Остался один барсук. Он вытащил из кармана пачку долларов, отсчитал несколько и получил большой кусок фарша.
  - Привет Винни, - сказал Кролик. - Ты за мясом?
  - Да нет... - замялся Винни Пух. - Я просто погулять вышел.
  - А, ну заходи. Для такого уважаемого медведя, как ты, всегда найдется.
  - Я с удовольствием. Только вот...
  - Что?
  - Я сегодня кошелек с собой не прихватил.
  - Да нет, ты не понял. У меня сейчас промоушен. Бесплатно, ну халява.
  Кролик навалил пельменей и они сели завтракать.
  - В сухомятку пельмени не идут, - заметил Пух.
  К счастью для друга у Кролика нашлась недопитая бутылка.
  - Вот это по-нашему, по-лесному!
  Сидя на пеньке перед домом Кролика друзья завтракали. Кролик выступал:
  - Сейчас времена не те, что раньше. Если ты не в бизнесе, ты пролетаешь мимо.
  И оба посмотрели на пролетавшую куда-то мимо Сову. Затем Пух сказал:
  - Да, ты прав. Но тут надо иметь хорошее чутье.
  - Несомненно. - Кролик понюхал пельменьку, и отложил ее Пуху.
  - А у меня, - сказал Пух, горько вздохнув, - чутье только на выпивку.
  - Пух, - отвечал Кролик, - тебе это не нужно. Ты у нас в Лесу - живая легенда.
  На это раскрасневшийся Пух хлебнул еще водки и закусил пельменем.
  - А где Пятачок? Что-то я давно его не видел.
  Кролик повел носом.
  - Последнее время он стал куда-то исчезать. На прошлой неделе я тоже его не застал.
  - Странно, странно... - подумал Пух, но тут водка кончилась и пельмени тоже, и пора было прощаться.
  - Бывай, Кролик. Всегда приятно тебя повидать.
  - Заходи еще.
  И Пух пошел по лесу распевая сочиненную им самим песню:
  
  Жил да был в лесной избушке,
  Никого не доставал.
  Только зайцу на опушке
  Как-то яйца оторвал.
  
  Дорога вела мимо Большого Дуба, возле которого на полянке собралась большая толпа. Все кричали, мычали, галдели, крякали, квакали и чирикали. Но как только из лесу вышел Винни Пух, все вдруг разом замолчали.
  На дереве, на ветке Дуба, восседала Сова. Сова, как известно, была очень умная, может быть не умнее Кролика, но наверно уж поумнее Ослика Ыа. Пятерых совят, что у нее вылупились, она сдала на воспитание кукушке, а сама сосредоточилась на проблемах повышения культуры среди мододежи.
  Не зная, к кому обратиться, Пух, на правах старого знакомого, спросил прямо у нее:
  - Сова, что здесь стряслось?
  Только он это спросил, все опять загалдели, закрякали и заквакали. Тогда Сова взяла клювом колокольчик, стоявший рядом с ней на ветке, и позвенела им, пока вся публика не утихла.
  - Прошу поддерживать порядок собрания, - сказала Сова.
  Она тут была председателем.
  - Был задан вопрос. - Сова оборотилась в сторону Винни Пуха. - Стряслось нечто ужасное. Пятачок пропал.
  - Как?
  - Его разделали на фарш. А потом двое животных кушали из него пельмени, запивая их водкой, несмотря на раннее время дня. - Она смотрела прямо на Пуха.
  - Ка-ак? - Пух ушам своим не поверил. - Кто же эти звери? Кто же это мог так поступить?
  - Да, кто? - пискнули из толпы. - Мы требуем доказательств.
  - Доказательство, - важно сказала Сова, - есть. Вот копия одного документа.
  Она порылась в своих перьях и вытянула бумажку, поднесла ее клювом к полуслепым глазам и начала читать.
  
  Соглашение о Партнерстве
  
  Заинтересованные стороны, Кролик, в дальнейшем имянуемый К. , и Пятачок, в дальнейшем имянуемый П , сим документом объявляют о вступлении в Партнерство в рамках компании Modern Pigs Development Ltd. Роли распределяются следующим образом:
  К - Генеральный директор
  П - свинья.
  
  $1. Обязанности Генерального директора.
  Генеральный директор осуществляет общее руководство.
  
  $2. Обязанности Свиньи
  Обеспечить собой изготовление ветчины, фарша, пельменей.
  
  Подписано. К - Кролик, П - Пятачок.
  
  И Сова помахала бумажкой в воздухе.
  
  - ЧТО-О-О ??? - заорал Пух. - Убью гада.
  Он вырвал из земли засохшую осинку, шарахнул ей о березку, отчего вершина осины отломилась, и Пух оказался вооружен огромным осиновым колом.
  - У-бью!!!
  Все в страхе кинулись врассыпную. Пух орал:
  - Зажрались гады! Дурят народ! Напились народной крови и думают, им все можно, да? Нет, господа длиноухие, так дело не пройдет!
  - Пух, - кричала Сова, - Пух, погоди. Это все правильно, но сначала надо принять постановление.
  - Что?
  - Ну... чтобы все было по закону. Всеобщим голосованием. Поэтому мы здесь проводим митинг. Когда закончим, тогда можно переходить к... к более конкретным действиям.
  Пух почесал голову. Сова была мудрая, и наверно знает, как надо делать. А Кролик от него все равно не уйдет.
  - Смерть предателям! - раздавались голоса отовсюду. Митингующие возвращались на свои места. Сова сказала:
  - Главный вопрос, что будем делать с Кроликом?
  - Изжарить на рагу, - сказал один хорек.
  - Правильно, правильно! - раздались возгласы. - Чтобы не торговал на валюту.
  - А газету его национализировать! Пусть называется Лесная Правда.
  - Требуем, требуем! - кричал народ.
  Но тут Сова снова подергала колокольчиком и призвала к тишине.
  - Дорогие сограждане! Кролику не уйти от народного гнева. Но давайте в эту тяжкую минуту не будем забывать и о еще одном герое трагедии, невинно пострадавшем. Я говорю о погибшем несчастном Пятачке. С раннего детства он встал, я не побоюсь этого слова, да, он встал на путь революционной борьбы. Чтобы бороться с угнетением и несправедливостью, за права трудящихся .Он был смел и всегда выступал сиске-матически. И вот враги составили коварный план, заманили его и погубили. Прощай же Пятачок, наш верный друг и товарищ!
  Все захлопали, многие прослезились.
  - Я предлагаю, - сказала Сова, - почтить его память минутой молчания.
  И все замолчали. Выдержали они полминутки, потом Сова махнула платочком.
  - Поступило предложение. Дом героя-Пятачка превратить в мемориальный музей, а перед входом поставить гранитный памятник.
  Все опять поддержали. Сова упивалась своей ролью и никак не могла закончить митинг.
  Между тем Винни Пуха начала мучать совесть. Водка из него выветрилась, и он вспомнил, что ведь и сам тоже ел пельменьки. Конечно, думал медведь, я не знал. Но я же и не спросил. Как увижу еду, сразу забываю обо всем на свете. В том-то и беда моя. Пятачка жаль, но теперь, после того что случилось, Винни Пух уже не мог поднять осиновый кол на Кролика. Раз уж и сам втянут в эту историю, не изображай из себя святую невинность. Винни сел на корточки, а потом и просто на свой голый зад. Голова у него трещала от напряжения. Надо бы посоветоваться с кем-нибудь очень умным, но с кем? С Кроликом? Нет, Кролик тут не годился. Может с Совой? Но Сова составляла очередной манифест, и к ней не подобраться. Он вспомнил про Ослика Ыа. Вот кто может ему помочь. Пух огляделся, но Ыа на митинге не присутствовал. Наверно его никто, как обычно, не предупредил. Надо пойти и разыскать Ыа, грустно думал Пух, сообщу ему новости, и может он что-нибудь посоветует.
  Опираясь на свой осиновый кол, Винни Пух стал потихоньку протискиваться к краю поляны, как вдруг сорока принесла на хвосте новость. Новость эта в виде белой бумажки слетела с ее хвоста и долго переворачивалась в воздухе, пока наконец упала перед Большим Дубом.
  Когда Новость подняли и передали Сове, поднялся большой шум. Ибо сова огласила:
  - Сенсация! Кролик покинул свой бизнес и сбежал из Леса в неизвестном направлении.
  Революция свершилась. Тотчас организовалось массовое шествие к дому Кролика, ибо все хотели своими глазами убедиться, что это так. Над процессией летела Сова, пересаживаясь с одного сука на другой, чтобы не слишком улететь вперед, и не отставать, а быть в центре событий. Пошел со всеми и Пух. Его мучила собственная вина и похмелье. В душе он был рад, что Кролик смылся, и не придется прибегать к революционному насилию. Но эта единственная радость доставляла мало радости.
  Когда все пришли, оказалось, что дом Кролика пуст, сейф открыт, но в нем ничего не было кроме обрывка бумажки, найденного на самом дне, на котором кем-то было накорябано одно-единственное слово: "хреново".
  Тут начались песни и пляски. Все как с ума посходили. Винни Пух пошел куда глаза глядят. До него вдруг дошло, что в один день он потерял сразу двоих друзей, Пятачка и Кролика. Теперь у него почти не осталось друзей, разве только Ыа, но тот что-то слишком умный. Он часто выражался так, что Винни совсем не мог понять. То ли дело с Пятачком, как было просто! Выпорешь его, а потом можно поговорить по душам. Сам Пятачок к поркам давно привык, и хотя ломался для вида, сильно не возражал. А теперь и пороть-то некого. Грустное было настроение у Винни Пуха.
  И вот в таком состоянии Винни застал в кустах бузины Ослика Ыа. Тот стоял к нему задом, и то ли спал, то ли нет.
  - Ыа, ты спишь?
  Не получив ответа, Винни переместился с противоположной стороны, где у осла была голова, и заглянув снизу ( ибо голова у Ыа с давних пор была вывернута наоборот ), обнаружил, что глаза у Ослика открыты, но не реагируют на внешние раздражители. Пух даже пощелкал пальцами, никакого ответа. Значит он спит с открытыми глазами, подумал Пух, присел напротив и решил ждать, когда Ыа проснется. Он прождал недолго, и Ыа зашевелился.
  - Привет, Ыа, - сказал Пух. - Ты спал?
  - Нет, я размышлял.
  - О чем?
  - Я думал, - сказал Осел, - что первично, материя или сознание?
  - А-аа. Ты слышал последние новости?
  - Все возвращается на пути своя. Какие еще могут быть новости в этом тленном мире?
  - Пятачка съели, а Кролик сбежал.
  - Как? - С Ослика разом слетело его задумчивое состояние.
  И тогда Пух рассказал все, что он знал, только постеснялся упомянуть, что он сам был у Кролика и тоже там трапезничал.
  - Ыа, - закончил свой рассказ Пух, - что ты обо всем этом думаешь?
  - Что я думаю? - спросил Ыа. - Что я думаю. Я думаю, мы больше ни того ни другого не увидим.
  - Это-то конечно. Только знаешь, на меня такая грусть навалилась.
  - Не печалься, Винни. Все суета сует.
  И в обоснование Ыа вдруг процитировал:
  
  Святой отец любил гулять налево,
  И вовсе не святую встретил деву.
  - Ах, я б не прочь, да вздуется живот.
  - Э-э, милая... Все суета суёт.
  
  - Ыа, как много ты всего знаешь.
  - Это еще что. С тех пор, как мне свернули шею, я и не до такого додумывался.
  - Но есть одна заковыка. Понимаешь...
  И тут Пух, стесняясь и путаясь, рассказал о последнем пиршестве у Кролика, и о своем в нем участии.
  Услышав всю историю до конца, Ыа вдруг заржал на весь Лес так, как Пух никогда не слышал. Раньше Ыа вообще не ржал, а только ныл и стонал, а теперь он своим громким ржанием произвел эффект Валаамовой Ослицы.
  Когда стало чуть потише, Пух спросил:
  - Что же тут смешного?
  - Ты его съел? Двенадцать пельменей?
  Когда наконец Ыа снова мог говорить, он изрек:
  - Пух, знаешь ли ты, почему я сейчас смеялся? Я смеялся от великой радости. Ты сделал совершенно правильную вещь. Теперь Пятачок вечно пребывает внутри тебя.
  - Да, но я бы предпочел, чтобы он был все-таки снаружи.
  - Как говорил Спиноза, что хорошо, то и прекрасно. Если ты хочешь навечно сохранить в себе частичку своего друга, съешь его!
  - Ох... - сказал Пух. - Мудрость твоя столь велика, что нужно время, чтобы к ней привыкнуть.
  - Второй закон ослиной этики. Что естественно, то не грешно. А теперь оставь меня, мне надо опять погрузиться в размышления.
  
  Винни возвращался один, унося в себе частичку Пятачка. Он даже попробовал с ним заговорить. Привет, Пятачок, думал Винни, как тебе там у меня, удобно? Но Пятачок не отвечал. Возможно потому, что у него теперь не было ушей. Но может быть, думал медведь, он все слышит, но не может ответить. Поэтому, на всякий случай подбадривая Пятачка, Винни дошел до Дуба и повернул к себе.
  
  * * *
  
  Жизнь в Лесу стремительно менялась. Появились какие-то новые звери, а старые исчезали. На поляне у Большого дуба открылся торговый центр. На юго-западе вырос целый район небоскребов, где звери жили уже не в норах, а в новых, отремонтированных квартирах. Лес все чаще прорезали асфальтовые дороги, которые надо было переходить очень осторожно, чтобы не попасть под автоматическую телегу. В своем деревянном домике Пух чувствовал себя реликтом каких-то забытых времен.
  Однажды к Пуху залетела Сова и объявила, что мед в Лесу самовольно собирать нельзя, а требуется специальное разрешение. Зато Пуху, как заслуженному ветерану, теперь полагалась пенсия, сколько-то деревянных рублей в месяц. Каждое первое число нового месяца Винни Пух приходил в контору, выстаивал очередь и получал кучу деревянных рублей. Потом он шел в супермаркет, покупал мед и что-нибудь еще, и в одиночку напивался в своем домике.
  
  Так проходили годы. Однажды, шатаясь по Лесу, Пух вышел на знакомую полянку, где давно не бывал. Да ведь это домик Пятачка, подумал он. Домик стоял как и раньше, окруженный штакетником, только грядка была теперь ухожена, и росла там не репа, а гладиолусы. Перед домом возвышался гранитный монумент, могучая глыба, на верху которой стоял Пятачок, совсем как живой, и видно, готовился изречь что-то важное. Он так и застыл с приоткрытым ртом, но ничего не говорил. Надпись на памятнике гласила:
  
  Имя его всем известно,
  Подвиг его бессмертен.
  
  - Пятачок, - позвал Пух. - Эх, Пятачок... Где ты?
  И вдруг услышал знакомый писк:
  - Я здесь, Винни.
  Голос доносился из домика.
  - Пятачок! - Пух не мог поверить. - Ты вернулся?
  - Да.
  - Тогда выходи, свинья ты этакая!
  - А какой сегодня день?
   - Пятница. Но я не захватил плетки.
  Пятачок что-то возился в доме.
  - Винни, а помнишь как мы ходили за реку собирать землянику?
  - Помню, Пятачок.
  - А помнишь, как мы хотели поймать Буку?
  - Да. Но мы его не нашли.
  - Почему?
  - Его не было. Ну где же ты?
  - Сейчас. Надо тут кое что привести в порядок.
  - Пятачок, если бы ты знал, как я буду рад тебя видеть! Ну выходи же, расскажешь, где ты был.
  - Пух, - спросил Пятачок, - а почему там не было Буки?
  - Их вообще не бывает. Это про них придумали.
  - А-то я немножко побаиваюсь, - говорил Пятачок. - Ты правда уверен, что их нет?
  - Я уверен, - отвечал Винни Пух самым уверенным тоном. - Ни одного вокруг не вижу.
  - Это хорошо, - сказал Пятачок. - Ты меня успокоил. Сейчас я выйду.
  - Ну давай уже. Сколько тебя ждать?
  - Пух, - пропищал Пятачок. - А что если они все-таки есть?
  На это Пух сказал:
  - Пятачок, если ты сейчас не выйдешь, то я пойду за плеткой.
  - Нет, нет! - завизжал Пятачок. - Я уже иду. Но знаешь, Пух, что я думаю? Бука все же бывает. Я даже уверен.
  - Почему ты так уверен?
  - Да потому, - взревел Пятачок не своим голосом, - что я этот самый Бука и есть!
  И тут из его домика вылез Огромный Бука.
  - А-аа! - заорал Пух. - Караул!
  Бука был с двумя головами, одна была кошачьей, другая как у козы. У него было семь рук и восемь ног, а тело его, как шипами, было все покрыто острыми лезвиями ножей.
  - Стоять! - орал Бука. - Я тебя все равно поймаю!
  Но Пух, не разбирая дороги, мчался через кусты. - Караул! - вопил он. - Бука! Большой страшный Бука!
  И так он выскочил на поляну перед Дубом.
  - Чего шумим? - к нему подошли два барсука-милиционера. - Напился?
  - Нет, я не... - Пуха трясло от страха. - Там! - он указал, откуда он прибежал. - Там Бука!
  - Хорошо, разберемся. А вы предъявите документы.
  Трясущимися руками Пух достал Удостоверение Медведя.
  Милиционеры долго его рассматривали. Потом сказали:
  - Вы гражданин, идите сейчас спать. И чтобы больше здесь не шуметь.
  Они даже проводили Винни Пуха до дома.
  Зайдя в свой дом, Винни крепко запер дверь, забрался в кровать, натянул с головой одеяло и до утра носа наружу не показывал.
  
  
  ЧАСТЬ 3
  
  С Кристофером Робиным тоже происходили изменения. Он ходил в школу. Там у него появились новые друзья, мальчики и девочки, новые задания, и детская коробка с игрушками была заброшена безвозвратно. Но иногда он все же вспоминал о Винни Пухе и даже пытался о нем кое-кому рассказать. Мальчикам он не рассказывал, они не поймут. Знакомых девочек у него было две, одну звали Мэри, другую Сью. Мэри Винни Пух вообще никак не заинтересовал. Сью же напротив выслушала со вниманием, потом оглядела Кристофера Робина и спросила:
  - Ты что, ку-ку?
  К счастью была еще девочка, ее звали Джейн. Не такая эффектная, она была попроще, зато с ней было хорошо разговаривать, или просто молчать. Имея уже опыт, Кристофер Робин долго опасался говорить с Джейн про Винни Пуха, но однажды не выдержал и решил, будь что будет, он должен все рассказать. Против ожидания Джейн не удивилась, только спросила:
  - И ты правда можешь туда поехать?
  - В любой момент, как захочу. Хочешь, мы побываем там вдвоем?
  - Но как? Я не умею.
  - Мы должны лечь на кровать, я буду крепко держать тебя за руку. Потом я сосредоточусь, и ты тоже попадешь туда вместе со мной.
  - А это не опасно?
  - Да что же там опасного? Волков в том лесу нет, а единственный медведь - это как раз мой.
  - Хорошо, - сказала Джейн после недолгого раздумья. - Я согласна. Только вот... А мы сможем оттуда вернуться?
  - Нет ничего проще, - сказал Кристофер Робин. - Достаточно об этом подумать, и в тот же миг ты снова здесь.
  И вот после занятий мальчик и девочка зашли в спальню Кристофера Робина и легли на кровать. Кристофер Робин крепко держал Джейн за руку.
  - Не шевелись, - сказал он ей.
  Затем начал вспоминать. Лес представился ему во всех подробностях, и вдруг они оба стояли на поляне, освещенной пробивавшимися сквозь кроны яркими лучами солнца.
  - Ой! - сказала Джейн. - Это тот самый лес?
  - Да, это он.
  Девочка неуверенно оглядывалась, сорвала травинку.
  - Кристофер Робин, - сказала она. - Я боюсь.
  - Чего?
  - Это очень странно.
  - Не бойся, - сказал мальчик. - Здесь нет ничего опасного. И потом ты со мной.
  - Это правда.
  - Ну и чего бояться? Посмотри, как тут красиво.
  - Красиво. Только я знаю, что ничего этого не существует. Но вот я гляжу, и все как по настоящему, и я могу рассмотреть каждую веточку на дереве, и сколько на ней листьев, и каждый листик со всеми прожилками отдельно, но ведь его не существует, я это знаю. Как же так получается?
  - Не знаю, - сказал Кристофер Робин. - Как-то получается.
  - От этого мне не по себе.
  - Со мной, - уверил ее Кристофер Робин, - можешь ничего не бояться. Я здесь каждую тропинку знаю.
  И они пошли по тропинке, и сразу же встретили Винни Пуха.
  - Пух! - крикнул Кристофер Робин - Как давно я тебя не видел!
  
  Но здесь мы должны вернуться немножко назад, и рассказать, как поживал Винни Пух после своей ужасной встречи с Букой.
  
  * * *
  
  Три дня после роковой встречи Винни Пух не показывался из дому. Большую часть времени он прятался под кроватью, а ночью под одеялом. Но никто не пытался ворваться к нему в дом, и как-то утром, проголодавшись, он осмелел и даже выглянул за дверь. Там тоже был полный покой, в кустах никто не прятался. Пух, чтобы проверить, бросил туда шишку. Только муха пролетела возле его носа, но что хорошего узнаешь от мухи? Тогда Винни Пух решил пойти на плазу сдать бутылки. Бутылок у него накопилось преизрядно, если все сдать, можно купить еще поллитра клюквенной и что-нибудь закусить. А заодно он разузнает, что там творится.
  И вот с полной авоськой пустых бутылок в одной руке, и звенящей сумкой в другой руке, Пух двинул через лес. Опять же никто на него не нападал. Подходя к Большому Дубу Винни Пух осмелел - похоже на то, что Бука куда-то исчез и не появляется. Хоть бы он не вернулся! На поляне перед дубом тоже царило спокойствие. За последнее время поляна эта переменилась. Ее заасфальтировали. Там открылся супермаркет, винный, парикмахерская, салон красоты и еще разные магазинчики, которые Пух не запоминал - кроме супера и винного он почти никуда не ходил. Народу с утра было мало, и Пух поспешил к винному магазину, где с бокового входа один бобер всегда принимал пустые бутылки на обмен, но что-то привлекло его внимание.
  Посреди площади стоял новый стенд с большим плакатом. Раньше его здесь не было. С плаката, к ужасу Пуха, на него, как живая, смотрела кошачья рожа, а подпись гласила:
  
  Бука - Спаситель Отечества !
  
  Пух чуть бутылки не выронил. Он огляделся вокруг, самого Буки не было видно. Редкие посетители спокойно проходили мимо плаката, не обращая никакого внимания. На прилавке лежала Лесная Правда, с первой страницы глядела все та же кошачья рожа, а заголовок передовицы утверждал:
  
  Продолжатель дела Пятачка
  
  В остальном жизнь Леса сильно не изменилась. Только теперь, объяснила Пуху Сова, у нас новый Президент, а все собрания и голосования запрещены. И куда бы Пух теперь не пошел, на него со всех сторон глядели портреты Буки, иногда с кошачьей мордой, иногда с козьей, но почему-то никогда не с обеими сразу. Самого Буку мало кто видел. Говорили, что он живет под землей. Иногда он неожиданно появлялся на публике, то бегал с зайцами на уроке физкультуры, то летал с журавлями - оказалось, что Бука умеет летать. Потом об этом восторженно писала Лесная Правда. В самом центре леса расчистили новую большую круглую поляну и возвели огромный гранитный монумент. Сам Бука был высоко наверху, но очень похож. Звери обходили его опасливо.
  
  Вот в такой-то день Винни Пух вдруг столкнулся на тропинке лицом к лицу с Кристофером Робином. Он как раз напевал сочиненную про себя песенку:
  
  На дворе у нас весна,
  Ставят монументы.
  Раньше были времена,
  А теперь моменты.
  
  И вдруг услышал:
  - Пух! Как давно я тебя не видел!
  Это был Кристофер Робин, и не один, а с какой-то девочкой.
  - Кристофер Робин!
  Друзья обнялись. Затем Винни Пух познакомился с Джейн и очень ей понравился. Медвежонку на минуту показалось, что вернулись старые времена и теперь снова все будет хорошо, ну не может быть иначе.
  - Ну как ты тут поживаешь, Винни?
  - Хорошо, - сказал Пух, и вдруг вспомнил, что не совсем хорошо. Только вот...
  - Что?
  - У нас тут завелся Бука.
  Кристофер Робин засмеялся.
  - Опять? Вы его как-то один раз искали и не нашли.
  - На этот раз, - сказал Пух, - он сам пришел.
  - Винни, что ты сочиняешь? Я знаю весь Лес, здесь нет никакого Буки.
  Винни Пух тяжело вздохнул.
  - Наверно нет, - согласился он. - Только вот портреты висят.
  - Ну хорошо, - сказал Кристофер Робин. - Пойдем его посмотрим. Где он?
  Пух задумался. Он вдруг сообразил, что понятия не имеет, где искать Буку. Поговаривали, что Бука живет в подземном бункере, потому что опасается бомбардировок. А где этот бункер - государственная тайна. Когда надо, Бука являлся сам.
  Кристофер Робин ждал ответа. И тут медведя как будто озарило:
  - Наверно под Монументом.
  И они все втроем, Пух, Кристофер Робин и Джейн пошли на Новую Поляну. Там в центре стоял монумент, такой большой, что даже Кристофер Робин удивился.
  - Так это и есть ваш Бука?
  - Да.
  Кристофер Робин пнул ногой монумент, но тот даже не пошелохнулся.
  - Эй, Бука, - крикнул он. - Выходи!
  Но никто не вышел. Тогда Кристофер Робин подозвал медвежонка и сказал:
  - Винни, я должен тебе кое что объяснить. Никакого Буки нет. Если бы он был, я бы первый об этом узнал. И я тебе говорю, Буки нет. Ты мне веришь?
  - Верю, - сказал Пух. Кому же еще можно верить, как ни Кристоферу Робину.
  - Ну и выбросите вы эту дурь из головы. Вы его сами себе придумали.
  - Я-то стараюсь. Но вот Сова...
  - Сова, - сказал Кристофер Робин, - старая дура. Но ты же у нас умненький медвежонок. Как ты можешь верить в Буку?
  - Не знаю, - сказал Пух. - Очень трудно, когда все вокруг верят, а ты нет.
  На это Кристофер Робин ничего не ответил. На некоторые вопросы ответа не было даже у Кристофера Робина.
  - Крис, - сказала Джейн. - Мне тут надоело, я хочу домой.
  - Сейчас возвращаемся.
  И на прощание потрепав Винни Пуха по плечу, Кристофер Робин добавил:
  - Ну бывай. А увидишь Буку, сделай вот так, - Кристофер Робин махнул левой рукой от плеча вниз, - и Бука исчезнет. Ты понял?
  - Понял.
  - До свидания, Пух.
  И на прощание пнув еще раз статую, Кристофер Робин взял Джейн за руку, а другой рукой помахал Винни Пуху. Мальчик и девочка начали становиться прозрачными, все более и более, и так пока оба совсем не исчезли.
  
  * * *
  
  Между тем, узнал Пух, в Лесу открылось Казино. Сначала он решил туда не ходить, о том что казино - сплошное жульничество, знают даже лесные медведи. Но реклама, развешанная чуть не на всех деревьях, была так настойчива, что у медвежонка начинала кружиться голова - куда бы он ее не повернул, со всех сторон его обступало казино. И вот, прихватив только немножко денег, ( чтобы сильно не проиграть ), в один погожий денек Винни Пух поплелся в казино.
  Оно сияло, как сказочный дворец. По позолоченным ступеням Винни Пух вступил в огромный зал, где стоял непрерывный грохот от игровых автоматов, и первый, кого он там увидел, оказался Кролик. Кролик сначала его не узнал, но потом вспомнил и спросил:
  - What did you say? ... Прости, заговариваюсь.
  Кролик был проездом по бизнесу и очень торопился. Пожелав Винни Пуху всего доброго, он удалился в сопровожении двух кенгуру.
  Оставшись один, Винни Пух вынул пару своих деревянных и подсел к свободному игровому автомату. Бросил монетку в щелку, нажал на ручку, и вот перед ним завертелось. Когда Винни проморгался, он увидел, что ему выпали три клюковки. И тотчас из другого отверстия с грохотом посыпался дождь деревянных монет.
  В следующие полчаса Пух только и делал, что опускал монетки в щель, давил на ручку и тупо смотрел на мелькающие картинки, но три клюковки, три вишенки, или клубнички больше не выпадали, и так пока Пух не залез в свой карман и обнаружил, что денег там совсем нет. Он тяжело вздохнул. Не везет медведям. С этой мыслью он покинул сей гостеприимный дом, решив больше уж точно не возвращаться. Он отошел совсем недалеко, как вдруг услышал:
  - Привет, медведь!
  К нему подскочила какая-то выдра, которую он впервые видел.
  - Привет, - сказал Винни Пух.
  - Что, не повезло сегодня? Ничего, могу утешить. Виза есть?
  - Чего? - Винни Пух ничего не понимал.
  - Кредитная карточка. Я принимаю, можешь оплатить по кредитке.
  Кредитной карточки у Винни Пуха не было, а при слове "оплатить" ему стало нехорошо.
  - За что еще я должен платить?
  - За интимные услуги. Живешь далеко?
  Они уже шли вместе, причем выдра крепко держала Винни Пуха под руку.
  Что происходит в мире? Винни ничего не мог понять. Раньше он, бывало, заходил то к Пятачку, то к Кролику выпить и поесть забесплатно, а иногда они к нему, и никто никогда за это не платил. А теперь... Недавно Винни, гуляя, слегка заблудился и спросил дорогу у одной совсем маленькой птички, а та попросила с него две монетки за консультацию.
  - Спасибо, - сказал Винни Пух. - Мне интимные услуги не нужны.
  Выдра покосилась на него, глядя как-то странно.
  - Слушай, ты что, девственник?
  - Нет, - вспомнил Винни Пух. - Я не девственник. Меня девственности давным-давно Кристофер Робин лишил.
  - Какой еще Кристофер? Ты, может, гомосексуалист?
  - Да нет же! Я не по этой части. Я... я просто медведь.
  - Fuck yourself !
  И выдра неожиданно исчезла, как сквозь землю провалилась.
  
  
  Дня через два, проверяя почту, Пух нашел на дне ящика тонкую бумажку, сложенную пополам. Он ее сначала не заметил, но когда развернул, прочитал:
  
  Повестка
  
  Пуху следовало явиться в какой-то проулок по указанному адресу. К кому и зачем не объяснялось.
  Пух подумал и хотел выбросить эту бумажку. Потом он подумал еще раз. Потом он в третий раз подумал, а к вечеру вдруг вспомнил, что он сегодня целый день только и думал, что об этой бумажке. Нет, так дальше нельзя. Надо посоветоваться с кем-то умным. Сова недавно померла, и из умных в Лесу оставался один Ослик Ыа, которого Пух, кстати, уже давно не видел. Надо будет завтра его навестить, и с этим твердым решением Винни Пух лег спать.
  Ослик Ыа тоже был не тот, что прежде. Он больше не жил в картонной коробке, недавно он купил новую квартиру в высокоэтажном доме, и Пух еле разыскал его, нажимая на кнопки лифта. В прихожей его встретила норковая секретарша, и разузнав, кто он такой, вышла доложить. Ее не было с полчаса. Чем они там занимаются, думал Пух, выглядывая в окно из которого до самого горизонта тянулась прекрасная панорама Леса. Потом Пух взял со столика Лесную Правду, из которой узнал, что наш Президент, несмотря на враждебную пропаганду, на самом деле очень чуток и проявляет огромную заботу о людях. Однажды он увидел одноногого суслика и подарил ему велосипед. Статья называлась "Самый человечный нечеловек". Прочитав еще пару таких статей, и интервью с Министром Народного Благосостояния, Пух дошел уже до прогноза погоды, когда явилась секретарша и сказала, что профессор Ыа теперь может его принять.
  Ыа сидел в кабинете полном книг за огромном столом и курил толстую сигару. Ноги он выложил прямо на стол в позе расслабленного комфорта.
  - А, Винни, - сказал Ыа. - Рад тебя видеть.
  В последние времена Ыа прославился тем, что написал много книг, за которые получил государственные премии. Одна из них стояла на виду и называлась "Манепуляции со знанием". В ней доказывалось, что некие, неназванные враги дурят народ, отсюда-то и все беды. Но Ыа в двух томах разоблачал эти коварные замыслы.
  Ослик постарел, руки у него подрагивали старческим тремором, а под глазами образовались мешки. Но самое удивительное, голова у Ыа снова была повернута как положено, макушкой вверх, и уши больше не волочились по полу. Пух его сначала не узнал.
  - Что это с тобой?
  - Сделал недавно пластическую операцию. Соответственно духу времени.
  - Да-а, - сказал Винни Пух. - Все куда-то бегут, торопятся. А я вот один по-прежнему.
  - Понимаю, - сказал Ыа.
  - У тебя, - спросил Винни, - случайно нет ли чего-нибудь такого...
  - Нет! - ответил Ыа. - Врачи запретили.
  - Ах, ну тогда... А как вообще?
  - Работаю. Сейчас сочиняю новый труд из серии "Герои-революционеры", про Пятачка. Образ его надо переосмыслить.
  - Да, - задумался Пух. - Жаль Пятачка. Рано умер.
  - Именно, - продолжал Ыа. - Но отчего он так рано умер? Вот вопрос, который остается без внимания.
  Здесь Винни Пух почувствовал себя неуютно. Но уже следующая фраза Ослика его успокоила.
  - Это был настоящий подпольщик, соратник Буки. За это его и сгубили.
  - Ты думаешь?
  - И он очень сильно пострадал во имя народа.
  - Как же, помню, я сам его порол.
  - Ну об этом как раз не надо.
  Разговор заглох. Вдруг Пух вспомнил:
  - А ты Кролика не видел? Я тут случайно его встретил, но он был очень занят.
  - Кролика? - удивился Ыа. - Нет, не встречал.
  - Да. Ну ладно, я пойду, - сказал Винни Пух.
  - Погоди.
  Ыа на прощание подарил ему свою книгу "Тайга - наше будущее" из серии "Классика зверской мысли".
  Только выйдя на улицу, Винни Пух вспомнил, что забыл спросить про повестку. Но решил не возвращаться.
  
  В одно холодное утро Винни Пух приоделся, выпил кофе, и пошел по указанному адресу. Он долго разыскивал нужный переулок, и наконец нашел далеко на задворках. Неприметная дверь без надписи распологалась между стиптиз-баром с нарисованными кошечками, и сомнительной гостиницей. С утра все было закрыто и безжизненно.
  Наверно и здесь никого нет, подумал Пух и постучался. Так как ему никто не отвечал, Пух приоткрыл дверцу и вошел пригнувшись, чтобы не удариться о низкую притолоку. За столом одиноко сидел хорек.
  - Я тут, - начал Пух, - повестку получил. Наверно, это к вам.
  И он протянул бумажку. Бумажку хорек не взял, даже не посмотрел, а коротко кивнул на стул:
  - Садитесь.
  - Ничего, я постою. Сесть я еще успею.
  - Как хотите. Но я бы посоветовал лучше это сделать сейчас, чем потом.
  - А, ну тогда, - и Пух присел на стульчик.
  Хорек молча его рассматривал с каким-то как будто бы потайным сожалением.
  Пух ждал, опустив морду.
  - С кем это вы здесь?
  Пух увидел протянутую ему фотографию. На ней был он, Кристофер Робин и девочка. Впрочем, девочку было почти не видно, она оставалась с краю, чуть не за кадром.
  У Пуха отлегло на сердце.
  - Это же Кристофер Робин, вы что не знаете?
  - Кто это такой?
  - Это мой друг.
  - Странные у вас друзья. А где он проживает?
  - Он... там где-то. - Пух не мог объяснить. - Он не в Лесу, но только весь этот Лес существует только благодаря ему.
  - Как вы сказали? Лес существует...
  - Ну да, он же его придумал, наш Лес. Все это знают.
  Хорек покачал головой.
  - Это он вам так говорил?
  - Нет, - Винни Пух задумался. - Он никогда не говорил. Просто и так понятно.
  - А у меня на этот счет другие сведения, - сказал хорек. - Вот почитайте.
  И он протянул Пуху газету "Лесная Правда". В передовице сообщалось, что много лет назад весь лес посеял Бука.
  - Ох, не знаю, - сказал Пух. - С газетой не поспоришь.
  - Ну вот, то-то. Мы с вами, может, еще столкуемся.
  Он постучал кулаком в стенку:
  - Принесите клюквенного морса.
  Немного погодя в стене открылась дыра, чья-то рука протянула железный поднос, потом дверца захлопнулась.
  - Можете хлебать.
  На столе стояли два граненых стакана с голубоватой жидкостью. Пух осторожно отпил из своего. Морс был вкусный.
  - С кем еще поддерживаете связи?
  - Да теперь уже ни с кем. Когда-то я с Пятачком дружил, только давно это было.
  - Это мы знаем.
  Пух сидел на стуле, побалтывая ножками.
  - Ну что теперь, - спросил он, - мне может быть можно идти?
  - Не спешите.
  Хорек заглянул в свои бумаги.
  - Вернемся к этому, - он еще раз посмотрел в шпаргалку, - к Кристоферу Робину. Что он вам еще рассказывал?
  - Ох, - Пух почесал в голове, - он много рассказывал, да я мало чего понимаю. Он теперь стал почти взрослым.
  - А не говорил ли он чего-нибудь про Президента?
  - Про Буку? Конечно, говорил. Он говорил... - Винни Пух задумался. - Ах вот, вспомнил! Он говорил, что Буки вовсе не существует.
  - ЧТО-О-О ??? Вон отсюда!!!
  И Пух пулей вылетел из кабинета.
  
  * * *
  
  В последнее время Пух все чаще задумывался о жизни. Кто он такой и для чего существует? Когда-то его придумал один мальчик, но теперь мальчика нет, а Пух как-то живет сам по себе. Жизнь без мальчика казалась ему бессмысленной. Друзья тоже исчезали, а он все топтался по одним и тем же дорожкам. Долго ли это будет продолжаться? Вот Ыа, мудрый, однажды сказал, что Винни Пух будет жить вечно. Никакой радости от вечной жизни Пух не испытывал. Вот если бы рядом был мальчик! Но Кристофер Робин наверно давно вырос, и его даже не вспоминает. А Пух, однажды возникнув, никуда не исчезал. Да правда ли я жив? Пух ощупал себя, голова, руки, ноги, все вроде на месте, но что с ними делать он не знал.
  Он решил сходить к доктору. Дятел обстукал его со всех сторон, осмотрел во всех местах, и только после этого спросил:
  - На что жалуетесь?
  - Да вот... мне больше меда не хочется.
  - Попробуйте овощную диету.
  - Да нет, мне вообще ничего не хочется. Я не знаю, зачем я живу.
  - От этого мы не лечим.
  
  Делать ему было нечего, и Винни Пух решил, просто от скуки, еще раз сходить в Казино. В автоматах ему в прошлый раз не повезло, на этот раз Винни Пух решил поиграть в рулетку. Там были цифры от одного до 36, и Пух, не думая, поставил три монетки на 36. Шарик завертелся по кругу, крупье скалился на него, как гиена, и когда шарик остановился, крупье объявил:
  - Тридцать шесть.
  Пух уходил с карманом набитым деньгами. Больше здесь играть не буду, это он решил твердо, по-медвежьи. И только ступил за дверь, к нему сразу подлетела знакомая выдра.
  - Винни! Я так рада за тебя, так рада! Пойдем вместе в ресторан.
  - У меня, - сказал Винни Пух, - другая идея. Пойдем ко мне.
  - Хорошо. - Выдра скромно потупила глазки. - А ты там один живешь?
  - Один-одинешенек. Можешь не волноваться. Раньше ко мне, бывало, Пятачок заходил, а теперь никого нет.
  - Пятачок?
  Это произвело на нее впечатление. В последнее время культ Пятачка достиг поистине вселенского масштаба.
  - Да, это был мой лучший друг. Кстати, какой сегодня у нас день? Случайно не пятница?
  Была как раз пятница.
  - Вот и мы с ним, - говорил Винни Пух, - всегда встречались по пятницам.
  - Как это романтично. А что вы с ним делали?
  - А вот придем, я тебе покажу.
  - Ах... неужели. Винни, скажи, наверно это было что-нибудь эротическое, да?
  - Не знаю. Ему нравилось, хотя он это скрывал.
  - Как завлекательно.
  Они уже приближались к дому Пуха, когда ее снова разобрало женское любопытство.
  - Пух, милый. Но все же скажи мне, чем вы занимались с Пятачком.
  - Я порол его семихвостой плеткой.
  С громким визгом она буквально улетела в кусты.
  
  
  * * *
  
  Это было темным осенним вечером. К Винни Пуху постучались. Он как раз лежал в своей кровати и рассуждал о смысле жизни. В последнее время это вошло у него в привычку. В тот вечер ему пришла в голову замечательная мысль. Он еще раз ощупал себя и решил, раз я существую, значит кто-то еще помнит обо мне. Иначе меня бы просто не было. Как это он раньше не додумался? Кристофер Робин не появляется, он занят другими делами, но он обо мне не забыл. Эта было столь просто, что можно не сомневаться. Теперь Пух был уверен, и уже собирался с ней, с мыслью, заснуть, как услышал стук
  Когда он открыл, за дверью, с винтовками за плечами, стояли два барсука и енот.
  - Пройдемте.
  - С вещами? - спросил Винни Пух.
  - Вещи вам не понадобятся.
  Они перевели его через поляну и поставили возле старого дерева. Нет, мне здесь не нравится, сказал енот, переставьте его туда, меж двух берез. И все послушно переместились куда он сказал. Затем барсуки сняли винтовки и прицелились. Все происходящее казалось Пуху какой-то игрой. Это не правда, говорил он себе, этого не может быть. Раньше в нашем Лесу такого и представить было нельзя. Где Кристофер Робин, почему он про нас забыл? В прежние времена, когда он бывал у нас часто, этих барсуков с хорьками здесь и духу не было. Но Кристофер Робин не появлялся, а два барсука совершенно реально стояли напротив и целились Винни Пуху в грудь. И тут Винни Пух вспомнил. Кристофер Робин говорил, что надо сделать. Надо просто махнуть на них рукой, и они исчезнут. Как же он забыл? Вот глупый медведь. Винни уже хотел поднять руку, но тут что-то два раза коротко щелкнуло, и Винни сильно толкнуло. Он упал, поляна и кроны деревьев быстро-быстро закрутились в тугую спираль и куда-то унеслись, и больше Винни Пух ничего не видел.
  
  * * *
  
  Много лет спустя Кристофер Робин вернулся домой с большой коробкой.
  - Как там Крис? - крикнул он с порога. - Я ему подарок принес.
  - Что-то кашлял весь день, - отозвалась Джейн из кухни. - Я его сегодня на улицу не выпускала.
  - В такую погоду пусть уж лучше сидит дома. - Кристофер Робин поцеловал жену. - А теперь смотри!
  Он раскрыл коробку, в ней был большой плюшевый медведь с мягкой желтоватой шерстью.
  - Ого! У тебя ведь, кажется, такой же был.
  - Да, был когда-то.
  Но тут как раз вбежал их трехлетний сын и чуть не врезался в Кристофера Робина. В последнее время он научился развивать неплохую скорость.
  - Папа!
  - Ну как ты тут, Кристи?
  - Ой, что это? - мальчик увидел медведя.
  - Это очень хороший мишка. Ты можешь с ним играть.
  Мальчик неуверенно осматривал медведя.
  - Ну что, нравится?
  - Да... А как его зовут? - спросил мальчик.
  - Винни Пух.
  
  Конец
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"