Вольная Мира: другие произведения.

Заклинательница бурь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.71*58  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Если твой работодатель самодур и раздолбай каких поискать, если он больше похож на шута из уличного балагана, если принимает дикие, порой граничащие с безумием решения, тебе только и остается, что быть серьезной и вдумчивой, ледяной королевой и неприступной колючкой. Но так ли все просто, маленькая ведьма? Ты уверена, что знаешь своего Повелителя достаточно хорошо? А себя? А силу, что живет в тебе? Открой глаза пошире, маленькая ведьма, ведь все только начинается.


    P.S. Вариант аннотации - рабочий. Автор, как всегда открыт предложениям и вариантам)


    Автор обложки Светлана Беляева!

    РАССЫЛКА ОКОНЧАНИЯ НА СИ ВРЕМЕННО ПРИОСТАНОВЛЕНА. ОСТАВЛЯЙТЕ ЗАЯВКИ В ТЕМЕ В ГРУППЕ В ВК






  
 
 
  Пролог
  
  Александр Гротери, будущий владыка Северных Угодий и повелитель Северных Земель.
  
  Я осторожно выглянул в коридор, убедился, что никого из слуг нет рядом, и устремился на выход. До желанной свободы оставалось всего несколько шагов. Три луча, и я уже за стенами замка. Ну, наконец-то. Я облегченно выдохнул, щелкнул пальцами, меняя одежду, и направился через главную площадь, вдоль улицы Торговцев, через мост Кузнецов, еще пять лучей и я на месте, перед большим, богатым домом с уютным садом, сейчас утопающем в снегу. Я обошел особняк, проскользнул в заднюю калитку и замер под окнами. Небольшой рыхлый снежок появился в руке сам собой, я прицелился и запустил его в окно на втором этаже. Вдох, два, три...
  - Лисса, - позвал я, когда не последовало никакой реакции, а ждать больше не имело смысла. - Лисса. - Еще один снежок угодил в тоже окно, третье слева на втором этаже. И снова тишина. - Лисса, - я заметил, что нужное мне окно открыто, только когда третий снежок уже набух у меня в руке. Простое плетение, пару движений пальцами и передо мной замерла ледяная лестница. Взбежать по ней не составило особого труда, и через несколько вдохов я спрыгнул в знакомую до мелочей комнату. И тут же бросился к креслу в углу.
  В нем, сжавшись в комок, обхватив руками колени и отвернувшись от меня, плакала Лисса.
  Роскошная копна распущенных пшеничных волос полностью прятала от меня девушку.
  - Лисса, - склонился я над ней, заключая дорогое лицо в ладони и поворачивая к себе, - милая, что случилось? - в темно-синих глазах стояли слезы, на щеках отчетливо виднелись мокрые дорожки. Она бросила на меня короткий взгляд и отвернулась, плечи в открытом домашнем платье задрожали сильнее.
  - Ничего. Уходи Алекс, - сдавленно проговорила девушка.
  - Лисса..., - я растерялся на несколько мгновений, просто стоял столбом и никак не мог сообразить, что мне делать. Нет. Уходить, само собой, я не собирался, но и как утешить ее не знал. А потом просто подхватил свою маленькую принцессу на руки и устроил у себя на коленях. - Девочка моя, поговори со мной. Расскажи, что случилось, я смогу помочь.
  - Сможешь?! - вдруг крикнула она, вскакивая. Тонкие руки были сжаты в кулачки, плечи все еще дрожали. А я не мог, просто физически не мог смотреть в эти синие омуты полные слез. - Ты ничего не сможешь Алекс! Я поняла это вчера на балу. Я не хочу тебя видеть, я не хочу тебя слышать, уходи, убирайся из моей жизни. Оставь меня в покое!
  - Ли, - я встал рядом с ней, заглянул в глаза, от которых захватывало дух и бросало в дрожь, осторожно положил руки на плечи, - милая, не обижайся. Я же обещал тебе, осталось потерпеть совсем немного.
  - Немного?! Я устала ждать Алекс, я устала встречаться вот так, тайком, - взмахнула она рукой, - я устала врать родителям и подругам. И я устала смотреть, как ты улыбаешься и обнимаешь других. Ты не отходил вчера от этой горгульи ни на шаг, ты весь вечер провел с ней. А меня словно не было!
  - Лис, - я провел рукой по нежной щеке, стирая очередную слезинку, - осталось всего два сумана, и мы убежим. Уже все почти готово, я нашел артипа, который согласился нас соединить, договорился с Родериком, чтобы нас не поймали раньше времени. Осталось совсем немного утрясти последние детали. Потерпи немного, милая. Мне тоже нелегко.
  - Нелегко? - сощурилась юная виконтесса. - Что-то я вчера не особо заметила, как ты страдаешь.
  - Ну что ты такое говоришь? - улыбнулся я, обнимая свою ревнивицу. - Глупая, ты же знаешь, мне кроме тебя никто не нужен.
  - Правда? - она посмотрела на меня так доверчиво с такой надеждой, что я просто не удержался и очень легко, едва замено коснулся ее губ и тут же отстранился, неимоверным усилием сдерживая свои порывы. Лисса краснела даже, если мы просто долго обнимались, что уж говорить о поцелуях. Вот и сейчас она спрятала покрасневшие щечки за завесой волос, почти убивая меня этим, сводя с ума.
  Сокровище мое.
  - Правда. Я же никогда тебя не обманывал.
  - Я люблю тебя, мой принц! - она на миг обхватила меня руками, крепко прижавшись юным, соблазнительным телом, а я закрыл глаза, наслаждаясь. Я до сих пор не мог поверить своему счастью. Ли сразила меня почти сразу, как только я ее увидел, такую нежную, такую невинную, добрую.
  - Расскажи мне, - я провел ее к дивану и сел напротив, сжимая руки в кулаки. С каждым днем все сложнее и сложнее становилось бороться с искушением, - чем ты занималась сегодня? - Ли вытерла лицо платком и лучезарно улыбнулась. Боги, дайте мне сил.
  - Ой, представляешь, Шимера меня сегодня не смогла добудиться..., - я слушал свое сокровище, а сам в голове прокручивал детали побега. Снова и снова.
  Уже скоро, совсем чуть-чуть.
  
  Софи из ковена Неприкасаемых
  
  - Давай, Софи, я слушаю тебя, - метресса Маришка остановилась напротив меня, я рассматривала кончики ее туфлей и собиралась с духом. Поднимать голову в присутствии метресс запрещалось, смотреть им в глаза тем более. Но сейчас мне это на руку, Маришку я боялась всегда, с самого детства и с самого детства безуспешно боролась с этим страхом.
  - Не верить. Никому и никогда, - начала я, наконец, справившись с голосом. - Не испытывать привязанностей ни к кому и никогда. Не желать и не чувствовать. Единственная воля, единственный закон - это слово Неприкасаемой Неменет. Мое тело - в ее власти и власти ковена, мои мысли - в ее власти и власти ковена, мой дух и сила - в ее власти и власти ковена. Я живу во благо ковена. Без ковена меня нет. Без воли Неприкасаемой Неменет меня нет. Меня нет ни в одном из миров и ни в одном из времен. Я существую только внутри ковена. Моя плоть - гниль и яд, мои мысли - сумрак и смерть, мое лицо - наказание и проклятье. Мое...
  - Хорошо, - оборвала меня Маришка. - Каково предназначение любой обитательницы ковена?
  - Служить Неприкасаемой Неменет, хранить и передавать знания, искать новых Неприкасаемых, чтобы радовать Неменет, множить ее силу, распространять ее волю.
  - Хорошо, - снова безжизненным голосом отозвалась Маришка. - Ты слышала Камина? - обратилась метресса к стоящей на коленях возле алтаря прислужнице. - Ты нарушила все правила, ты предала свою богиню и свой ковен, ты даже осмелилась его оставить. Софи, можно ли оставить ковен?
  - Нет, метресса, - отозвалась я. - И в жизни и в смерти Неприкасаемая ведьма служит ковену.
  - Что заставило тебя, пойти на этот шаг, Камина? - зашелестели трава под ногами женщины, и метресса повернулась к осужденной. Суд почти подошел к концу. Осталось совсем немного.
  - Я хотела жить, - прозвучал голос ослушавшейся. - Вам не понять, никому из вас не понять.
  - Объясни, и может, мы помилуем тебя.
  - Объяснить вам? - какой-то резкий, хриплый звук разнесся над поляной. Отрывистый, как крик животного, но не крик. - Проще перевернуть Мирот вверх дном, чем объяснить вам, что такое жизнь. Я хотела смеяться, чувствовать, любить. Я хотела посмотреть мир, и чтобы мир посмотрел на меня. Я хотела попробовать мужчину, испытать жар поцелуев и объятий. Я хотела плакать и знать, что такое боль. Я хотела танцевать, петь, я хотела иметь подруг. И знаешь что, старая ты ведьма, оно того стоило! Каждый шаг, каждый вдох без вас того стоил! - она говорила, а я все больше хмурилась под своей вуалью, стараясь понять, стараясь услышать. Каждое ее слово казалось дикостью, богохульством. В каждом ее слове была капля яда-предательства, но отчего-то каждое ее слово било по мне и ранило. Она кричала, а мне хотелось заткнуть уши, отвернуться, куда-то убежать, но я лишь глубже вздохнула, оставаясь на месте.
  Скоро все закончится.
  И будто откликаясь на мою просьбу, наконец-то, над поляной взошла луна и Маришка, Аташа, Верейла, Саприна, и Цитера окружили виновную, вскинули вверх изогнутые сверкающие кинжалы, принялись монотонно объявлять приговор.
  - Камина из ковена Неприкасаемых, за нарушение законов, за предательство Богини, за осквернение тела, духа и мыслей, за полтора проведенных года вне ковена, ты будешь принесена в жертву. Твоя кровь и твоя жизнь будет отдана Неприкасаемой Неменет в знак извинения и раскаяния.
  - Ха! Я не раскаиваюсь и тем более не извиняюсь! Мне насрать на вашу богиню, - в кругу прошелестел испуганный шепот, я плотнее сжала челюсти. Да как она может?! Как только может так говорить?!
  - Софи, - обратилась ко мне Маришка.
  - Это не ты, это мы извиняемся перед Богиней за то, что пустили в ковен неверную, за то, что не справились с задачей, не разглядели и не поняли.
  - Вы все сдохнете, - прошипела Камина, а Верейла уже опутала ее руки заклятьем, подняла преступницу в воздух над алтарем, потянув из меня и из стоящих рядом со мной послушниц энергию необходимую для Призвания. Было как всегда больно, но не так, чтобы очень. В этот раз.
  Несколько вдохов прошло в тишине, мы и метрессы концентрировались, но вот плетение набрало достаточно сил и в воздух взлетели кинжалы. Предательница задергалась, застонала, пытаясь порвать невидимые путы, но лишь туже затянула вокруг себя нити плетения. Здесь сейчас весь ковен. Ей с нами не справиться. Блестело и сверкало оружие в свете луны, так же как и мы все, ожидая крови.
  Вдох.
  И все будто видится по-другому. Очень медленно, невероятно медленно.
  Вдох.
  Запястья и горло Камины перерезаны, кровь густым, темным потоком льется в чашу на алтаре, метрессы шепчут Призвание Неменет, сбрасывают свои мантии и начинают двигаться в диком, ломаном танце у алтаря. Их тела - как белые, размытые пятна на фоне черноты леса, их голоса набирают силу, звенят и гремят, разносятся над поляной. А мы стоим, глядя на то, как ускользает жизнь из бывшей послушницы, и считаем. Считаем вдохи и выдохи предательницы.
  - Десять, одиннадцать... пятнадцать, шестнадцать..., - шепчут губы. Я не отрываясь, смотрю на Камину, просто не могу отвести взгляд, хотя в какой-то момент мне этого безумно хочется. Хочется до такой степени, что я даже осмеливаюсь дернуться в сторону, но вовремя одергиваю себя. Нельзя. Нельзя. Надо смотреть, надо видеть, чтобы понимать и помнить. Всегда помнить каждую строчку из Завета Неменет.
  - Двадцать, двадцать восемь, двадцать девять, тридцать, тридцать один, тридцать... Нет, все же тридцать один, - я слышу, как затухает сердце в ее груди. Последний слабый толчок, последняя судорога по обнаженному телу и она больше не дышит. Вот так, всего тридцать один вдох. И глаза предавшей на веки закрываются, сердце больше не бьется в груди. В кругу проносится облегченный выдох, а затем жадный, громкий вдох, как подтверждение того, что мы живы и готовы и дальше служить своей богине. Голоса метресс похожи на раскаты грома, танец - на обезумевший ветер. Сияет алтарь, гудит вокруг воздух, земля наполняется силой, сверкает в небе луна. А в воздухе все еще висит девушка. Мертвая девушка.
  Камине было девятнадцать.
  
  Глава 1, ч1
  
  Александр Гротери, владыка Северных Угодий и повелитель Северных Земель.
  
  Какой-то непонятный звук ворвался во все еще спящее сознание и тут же отозвался болью в воспаленных мозгах. Башка раскалывалась, во рту было сухо, как у василисков в пустыне, а гомон и гул голосов во дворе действовал на нервы.
  Я попробовал пошевелиться, но тут же оставил эту затею - мне мешало чье-то тело. Мягкое и теплое. Женское, судя по всему. Что ж уже радует.
  - Алекс, - раздался шепот от двери. Теперь бы разобраться, кому принадлежит этот голос. - Алекс! - донеслось уже чуть отчетливее, но все равно шепотом. Я услышал стук маленьких каблучков и шорох ткани возле кровати. Хозяйка слишком громких туфелек направилась вглубь комнаты и остановилась, судя по звуку возле балкона. Через миг сквозь плотно сомкнутые веки пробились солнечные лучи, я стиснул зубы, но вида не подал. Может, уйдет и оставит меня болезного в покое? - Александр! - снова звук шагов и шорох юбок. Закрались нехорошие подозрения, - Александр Гротери, владыка Северных Угодий и повелитель Северных Земель! - раздалось над самым ухом в полный голос. Я мысленно застонал. Софи. - Я знаю, что ты уже не спишь, - откуда бы? - и если ты сейчас же не встанешь, я запущу под одеяло ледяных пчел!
  Я осторожно выбрался из-под одеяла и, медленно разлепил глаза и укоризненно посмотрел на Заклинательницу Бурь.
  - Почему ты всегда такая строгая, Софи?
  - Я строгая? - она сдернула с меня, точнее с нас покрывало, отшвырнула его в сторону и села в кресло, отведя глаза от обнаженного тела Ирмы. - Это не я строгая, это ты - раздолбай, - вздохнула она. - Когда ты уже женишься?
  - А когда ты, наконец, согласишься? - утро началось с обычной перепалки. Я сощурился, в ожидании ее привычного ответа.
  - Когда увижу крылатого единорога и когда ты, наконец, повзрослеешь, - просто слово в слово, никаких вариаций и неожиданностей. Я вообще иногда сомневался, что Софи имеет представление о том, что значит "неожиданность". Спокойная, предсказуемая, рассудительная, строгая. У нее все под контролем, все по плану.
  Я со стоном сполз с кровати, прикрыл спящую любовницу, надел халат и сел в кресло напротив. Ведьма все еще смотрела в окно.
  - Крылатых единорогов не бывает, ты же знаешь, - усмехнулся я.
  - Знаю.
  - Признайся, ты просто не хочешь замуж.
  - Не хочу, - кивнула Софи, так и не повернув ко мне головы. - Собственно, никогда этого не скрывала. И потом, если я выйду замуж, что станет с тобой?
  - А что станет со мной? - выгнул я бровь, разливая по чашкам смородиновый отвар.
  - Ты в собственном замке заблудишься, - улыбнулась она, бросив, наконец, на меня быстрый взгляд. В карих глазах на миг мелькнуло и исчезло ехидство. Редкий случай для Заклинательницы.
  - Буду ходить с картой, - проворчал я, пододвигая к ней ее чашку. - Ты пришла, потому что соскучилась или есть какая-то веская причина?
  - Сам как думаешь? - едва заметно дернула она плечом.
  - Ах, - я наигранно схватился за сердце, - ты же знаешь, я всегда надеюсь на первый вариант. - Честно говоря, я сам не совсем иногда уверен, почему каждый раз ее подкалываю, почему за семь лет так и не смог смириться с тем, что она никак не реагирует ни на меня, ни на мои выходки. Просто, это казалось каким-то...естественным, что ли, дразнить ее.
  - Подумай, хорошенько, - маленькие ручки обвили чашку, - и я уверена, ты поймешь всю несостоятельность и безосновательность своих надежд. Ну и может, все-таки вспомнишь, какой сегодня день, - а какой сегодня день? Вчера был...
  - А что б тебя! - я подскочил, как ужаленный, двумя огромными глотками допивая обжигающий отвар. От моего возгласа зашевелилась фаворитка. Вот же ж..! Я подхватил с пола ее платье и бросился к кровати. - Ирма, милая, прошлая ночь была великолепна, но тебе пора к себе, - я, не церемонясь, стащил любовницу с постели, поднял на ноги и впихнул ей в руки одежду. Ирма смотрела на меня ничего непонимающим взглядом и не шевелилась. Пришлось подхватить ее под локоток и задать направление. Я почти уже вытолкал девушку за дверь, как за моим плечом нарисовалась Софи.
  - Идите в душ, мой Повелитель. Я обо всем позабочусь, - ведьма отцепила от меня ручку фаворитки и мягко подтолкнула в спину. Как всегда. Софи права: я не знаю, чтобы без нее делал. Душ я принял просто в рекордные сроки, залпом проглотил сразу пол пузырька анти-похмельного зелья и выбрался из ванной. Заклинательница спокойно потягивала отвар.
  - Сколько у меня времени?
  - Полтора оборота, - прозвучал ровный, негромкий ответ, а я подавился воздухом и со стоном упал в кресло.
  - За что ты надо мной так издеваешься? - взмолился я, падая на свое место за столом.
  - Сегодня? За вчерашнюю бессонную ночь, - прозвучало в ответ абсолютно бесстрастное. Я только хмыкнул. - А теперь завтракай и приходи в себя, я зайду лучей за двадцать до начала, - ведьма легко поднялась, выскользнула из кресла почти по-змеиному плавно и направилась к двери. Юбки серого, полностью закрытого, очень строго платья снова тихо прошелестели по полу, отчего-то вызвав у меня желание скрипеть зубами. Я бросил мимолетный взгляд на тугой каштановый пучок, и это желание многократно возросло - сквозь сетку были четко видны белые пряди. Много белых прядей. Снова пробовала заклинать без меня! Да что ж ей все неймется!?
  Я налил себе вторую чашку отвара и откинулся на спинку, собираясь нормально закончить завтрак, мыслями возвращаясь к Заклинательнице и ее побелевшим волосам. В какой-то степени, мне было понятно ее желание и нетерпение, все-таки уже семь лет прошло, а особых изменений так и не наблюдается, с другой стороны, куда ей торопиться? Порой, мне казалось, что я совсем ее не знаю, не понимаю.
  Через оборот я уже был полностью одет, более или менее отошел от вчерашней попойки и старался вспомнить, где вчера оставил посох. Без посоха нельзя, посох - наше все. Ага, как будто он мне действительно нужен. Бесполезная палка для отвода глаз, чтобы слишком не пугать соседей. Вроде, я вчера его из храна не вытаскивал, так какого северного духа его там нет? Нет. Точно не вытаскивал. Пили мы в кабинете, из кабинета перебрались в галерею, из галереи пошли в оранжерею, оттуда... Оттуда направились в город... Твою мать. Если я оставил посох где-то в городе, Софи оторвет мне голову. Но я не брал его с собой. Или брал? Или не брал? Я взмахнул рукой, создавая перед собой ледяное зеркало, и выпустил в окно рой снежных стрекоз. В кабинете нет, в галерее тоже пусто, осталась оранжерея, была бы она еще поменьше...
  Я всматривался в картинку, которую мне показывали стрекозы, когда краем уха уловил за дверью шелест юбок.
  Не успел.
  Плетения пришлось срочно развеять.
  Через вдох в комнату проскользнула Заклинательница, я сделал вид, что вожусь с волосами, глупее не придумаешь, конечно, но до камзола от окна слишком далеко.
  - Ты еще не готов? Алекс! - всплеснула она руками.
  - Я...
  - Сядь на кровать, - оборвала меня ведьма.
  - Ты все-таки решила перевести наши отношения в другую плоскость? - выгнул я бровь, включив все свое обаяние, тем не менее, садясь на указанное место.
  - Да, - грудные нотки царапнули слух, я застыл, насторожившись. Ее голос, интонация... так серьезно, уверенно. Она двигалась по-кошачьи плавно, почти скользила над полом, и не было слышно даже шелеста юбок, выражение глаз смягчилось, что-то горело и плескалось на их дне. Я сглотнул комок в горле, в голове царила пустота. Аж звенело. Софи остановилась почти вплотную, серебристое платье накрыло мои ноги. Узкая ладошка уперлась в грудь, надавив с неожиданной силой, заставив отклониться, почти упасть назад, опереться на локти.
  Ведьма.
  Заклинательница была настолько близко, что мне удалось разглядеть золотые звездочки в ее глазах, медные блики в темных прядках, почувствовать запах морошки, свежевыпавшего снега и клюквы. Что она творит?
  - Ты так давно говоришь мне об этом, - тихий горловой звук, пробрал меня до костей. Заклинательница нависала надо мной, обдавая щеку горячим дыханием, шептала в самое ухо. Так близко. Так непростительно близко.
  Ведьма.
  - Софи...
  - А я не слушаю, - длинный тонкий пальчик медленно прошелся от самого моего горла, по груди вниз, до пояса брюк. Медленно и порочно, соблазнительно. А я оцепенел, глядя ей в глаза, не мог даже моргнуть, так близко она была, - никогда не слушаю.
  Ведьма.
  - Что же ты ничего не делаешь, Алекс, почему замер? - я действительно не мог пошевелиться, не решался, не хватало сил. Не знаю почему. Может потому, что такое поведение было абсолютно несвойственно Софи, может потому, что боялся что-то сделать не так, а может потому, что знал, что тут какой-то подвох. Ощущал на уровне рефлексов и инстинктов, где-то в самом дальнем уголке оцепеневшего сознания. Я удивил сам себя, когда вдруг осознал, что в этот конкретный момент сосредоточен только на Софи, чувствую только Софи, думаю только о том, какой же шаг будет следующим.
  - Ну же, Алекс, - пальчик продолжал скользить вдоль ремня туда и обратно. Туда и обратно, - сделай что-нибудь. Скажи, выдай очередную шутку, - девушка приблизила ко мне лицо еще немного, я снова громко сглотнул.
  Ведьма.
  - Раз, - Заклинательница начала считать, понизив голос, я дернулся, - два, - еще тише, - я с шумом втянул воздух, -три, - почти на грани слышимости. Я поднял руку, подался к ней, намереваясь... сам не знаю, что именно намереваясь, потому что сделать я так ничего и не успел. Заклинательница, закончив считать, резко подалась назад, по моему лицу и телу пробежался ледяной ветер, закололо кожу, но на ее губах медленно расцветала насмешливая улыбка, какая-то победная улыбка. - Я так и знала, только болтать и можешь!
  Ведьма.
  Софи запустила руку в пространственный мешок, выудила оттуда, потерянный мной посох, и швырнула им в меня, попав наконечником прямо в лоб.
  - Ты ни это искал, когда я вошла? - выгнула она бровь, снова подходя ко мне только со спины и, как ни в чем не бывало, начав заплетать мне церемониальную косу. Я тупо сжал в руке бесполезную палку, все еще ничего не понимая. Она... она пошутила? Что?
  - Где ты его нашла? - так и не придумав, что сказать, спросил я.
  - Там, где ты его вчера оставил.
  - Я помню кабинет, галерею, оранжерею и какую-то таверну в городе возле доков.
  - Ты упустил место между оранжереей и таверной, - последовал как всегда невозмутимый ответ.
  - Не помню, - пожал я плечами.
  - Оружейная, Алекс. Вы с Дугласом вчера мерились размерами... дурости! Разнесли всю оружейную комнату, заставив несчастного Ника вести счет! - она со злостью перекинула мне на плечо идеально заплетенную косу. - Еще раз забудешь его где-нибудь, и я упокою тебя этим самым посохом.
  - Софи, милая, - я схватил ее за руку. Сам не понял, как это получилось, как узнал, что она по-прежнему у меня за спиной. Развернулся к Заклинательнице и поцеловал сквозь перчатку тонкое запястье, снова разыгрывая из себя непонятно кого. Наше нормальное общение. Привычное. Стабильное, - из твоих рук я готов принять даже яд.
  - Шут! - выдернула она ладонь. - Я тебе не нянька, Алекс, и говорю сейчас серьезно. Это - последнее предупреждение. - Она развернулась, и я поднялся на ноги следом за ней, сверля взглядом идеально-прямую спину. Софи бросила в меня камзолом. - Одевайся. Осталось меньше пятнадцати лучей. - Я закатил глаза и попытался завязать шейный платок. Но скользкая ткань так и норовила выскользнуть из моих пальцев. Софи, глядя на мои мучения, отчетливо скрипнула зубами, тяжело вздохнула и снова подошла.
  Снова опасно близко.
  - Руки убери, - проворчала девушка, - как дите малое иногда, честное слово. Боги за что вы меня так наказали? - она ворчала, пальцы ловко вязали узел, а я стоял с закрытыми глазами, откинув голову назад, осторожно вдыхая глубже.
  - Задушишь, - прохрипел я, когда Софи слишком туго затянула клочок ткани.
  - И рада бы, да не могу, - буркнула Заклинательница, дернув за концы еще сильнее, и, отступив от меня на шаг, направилась на выход. Я двинулся следом.
  - Ведьма, - пробормотал я себе под нос.
  - Я все слышу, - Софи протянула руку к двери, но почему-то замерла на полпути. - Посох, Алекс! - рявкнула она, не оборачиваясь. И как только увидела?
  - У тебя, что, на спине глаза? - поинтересовался я, поднимая с кровати тяжелый дрын.
  - У меня на шее ты, это гораздо хуже, - парировала Заклинательница, я хмыкнул, в два шага преодолел, разделявшее нас расстояние, и мы, наконец-то, вышли из комнаты.
  - Мы можем поменяться местами, только скажи, - растянул я губы в улыбке, Софи промолчала. - Вашу руку, фина Главная Ведьма Севера, - Заклинательница спокойно приняла поданную ей ладонь, и через пять вдохов мы уже входили в малый совещательный зал. Министры и секретари уже были на своих местах и нетерпеливо шелестели бумажками, правда шелест тут же затих, стоило нам войти, и мы с ведьмой имели удовольствие наблюдать низко склоненные головы. Я осмотрелся и тихо фыркнул. Бумагами и литкраллами был завален почти весь стол, что наводило на определенные мысли. Что ж, я не и считал, что это будет легко. Зеркало связи висело у дальней стены, но сейчас серебристая гладь отражала лишь помещение и хмурые рожи грунов. Я бросил взгляд на оборотомер.
  Холодок, пробежавший по мне, заставил посмотреть вправо на Заклинательницу. Софи сидела, уставившись в одну точку, не двигаясь, глаза мерцали, медленно меняя свой цвет с карего на бледно-голубой, зрачок пылал темно-синим. Я вздохнул и откинулся на спинку кресла, министры в ожидании уставились на девушку.
  - Пять лучей, - так, чтобы слышали все, сказала Заклинательница спустя несколько вдохов, глаза постепенно возвращались к привычному цвету.
  - Мой повелитель, пока у нас еще есть время, - начал Сириус, - позвольте привести вам некоторые цифры, полученные в ходе небольшого расследования, предпринятого мной в связи с интересующим нас вопросом, - с трудом, но мне все-таки удалось вычленить значимые части фразы. С другой стороны, а чего я, собственно, каждый раз жду от потомственного аристократа, отвечающего за внешние связи?
  - Ваша инициатива, конечно, похвальна, - холодно начала Софи, - но не могли бы вы сначала пояснить какие ресурсы были задействованы в ходе вашего "небольшого расследования"? - знал я этот ее тон. Заклинательница была раздражена, сильно раздражена.
  - Я взял на себя смелость использовать волков, - ничуть не смутившись, ответил Сириус.
  - Благодарю. Сразу же после собрания я жду вас у себя в кабинете вместе с отчетом и с тем членом группы, который возглавлял вылазку, - так же ровно и холодно, абсолютно официально. Аж до тошноты. - А теперь, прошу, удивите нас. - Сириус не был единственным министром, с которым молодой ведьме так и не удалось найти общий язык, но, пожалуй, единственным, кто этого не скрывал. Вот и сейчас он, ничуть не стесняясь и не скрывая своего отношения к ней, на миг поднял глаза к потолку, но почти сразу же вернулся к своим бумагам.
  - Мой повелитель, я приведу вам цифры, просто цифры, думаю, этого будет более чем достаточно, чтобы суметь составить мнение. Почти тридцать процентов существ, проживающих сейчас на небезызвестной нам территории, так или иначе связаны с контрабандой, воровством, разного рода похищениями, шантажом и убийствами, как простых граждан, так и привилегированных особ. Пятнадцати процентам из них навсегда запрещено пересекать территории эльфов, василисков, горгулий, людей и вампиров. Примерно пять процентов постоянно разыскивают дознаватели тех или иных государств.
  - Сколько в розыске на данный момент? - склонила голову на бок Софи.
  - Сейчас всего около трех процентов от общего числа, но я думаю, что это связано с недавними событиями. Дайте им время, мой повелитель, и цифра снова возрастет.
  - Кто их разыскивает? - задала ведьма следующий вопрос.
  - Феи, Восточные эльфы, гномы Забытых гор и сирены Арольского моря. Об остальных семидесяти процентах от общего числа нам вообще не удалось найти никакой информации. Эти существа, как призраки, их будто никогда и не было. Те тридцать, известных нам процентов, отличаются серьезными отклонениями в поведении, непредсказуемой реакцией и жестокостью. Также позвольте напомнить, что мы не имеем абсолютно никакого представления об их истинных возможностях и планах. Достаточно сложно просчитать их дальнейшие действия, платежеспособность и надежность. Еще хочу отметить, что сейчас безоговорочную поддержку готовы оказать только Маелея, Тигры, Василиски и Ледяные. Все гномы, люди, оборотни-волки и Дети Вольных сохраняют нейтралитет. Остальные пока категорически против. В том числе и горгульи, с которыми мы в свою очередь тесно сотрудничаем вот уже больше двухсот лет.
  - Я вот слушаю тебя Сириус, - я подпер кулаком подбородок, - и никак не могу понять, что ты пытаешься до меня донести? - министры на миг задохнулся, но в следующий миг уже сумел взять себя в руки.
  - Мой повелитель, я пытаюсь сказать, что с какой стороны не посмотри, данное сотрудничество для нас крайне не выгодно. Мы рискуем потерять наших давних друзей и нажить себе новых врагов, потерять рынки сбыта льда и заклинаний, упустить выгодные контракты и, наконец, лишиться достаточно значительной для казны суммы, - он набрал в грудь еще воздуха, чтобы продолжить свою пламенную речь, но я оборвал его, подняв руку.
  - Достаточно, Сириус, я тебя услышал и понял.
  - Значит ли это, что вы отказываетесь от...
  - Нет. Ни в коем случае. Простите, но вы были не убедительны. Ваши сведения требуют дополнительной проверки, ваши цифры тем более. Малея, Ледяные и Тигры - достаточное подспорье, как для наших рынков сбыта, так и для установления новых договоренностей. Горгулий мы не потеряем в любом случае, они зависят от нас так же сильно, как и мы от них. Что же до гномов и людей... Последних мы однозначно сможем перетянуть на нашу сторону. За Малеей подтянутся эльфы Озерного Леса и Восточные гномы, за Василисками - Дети Вольных. А вообще я могу продолжать этот список бесконечно, к тому же вы упустили из вида врайтов.
  - Врайтов? Вы шутите? Демонам-то здесь, что делать, это абсолютно не их сфера интересов.
  - У вас неточная информация, Сириус, с некоторых пор это как раз их прямая сера интересов, - отчеканила Софи, складывая руки под грудью. Министр уже набрал в грудь побольше воздуха, чтобы ответить, но не успел дверь в зал совещаний отворилась, и внутрь широкими шагами уверенно вошел Дакар, сзади него маячили двое Теневых, какой-то мужчина, имени которого я не знал и Обсидиана - охотница так часто, выручающая меня.
  - Приветствуем тебя Александр Гротери, владыка Северных Угодий и повелитель Северных Земель, - пробасил Дакар, быстро поклонившись.
  За ним поклонились и Теневые. Мимолетная улыбка скользнула на вдох на губы Софи и тут же исчезла, не думаю, что кто-то кроме меня и охотницы успел ее заметить.
  - Приветствуем и тебя Заклинательница Бурь и Главная Ведьма Севера, - снова коротко поклонился Дакар. - Приветствуем министров и благодарим за то, что собрались сегодня здесь, - последовала короткая пауза. - Снова.
  - Приветствуем вас господин главный министр по внешним связям, - чуть склонила голову на бок Софи, глаза ректора насмешливо сверкнули. Новый статус глава СВАМа получил непосредственно перед переговорами, и я не очень удивлюсь, если он вдруг сложит полномочия сразу после их завершения.
  Выглядел Дакар практически как обычно: тот же цепкий взгляд, тот же опрятный темный костюм, тот же вечный темно-синий, почти черный плащ, и тот же хитрый прищур глаз, разве что чуть больше морщинок появилось, чуть плотнее, чем обычно сжаты тонкие губы, и несколько каштановых прядок выбились из хвоста.
  - Что ж господин главный министр, - я сложил руки на столе, - думаю, чтобы не затягивать процесс еще больше, нам стоит перейти к цели вашего визита. Но сначала позвольте мне напомнить вам имена и должности моих министров. Сегодня, как вы успели заметить, они в полном составе, - Софи под столом ткнула меня локтем в бок. Что? Что не так? Девушка сверлила меня взглядом и хмурилась, очевидно, пытаясь что-то сказать, но читать ее мысли я, к сожалению, еще не научился. Заклинательница закатила глаза и резко отвернулась к прибывшим.
  - Господин главный министр, в ногах правды нет. Прошу, вы и ваши сопровождающие можете занять свои места, - ну да, забыл я как-то. У меня вообще всегда были огромные проблемы со всем, что так или иначе касалось этикета и протокола - какая-то странная, выборочная потеря памяти. Удобная.
  Дакар даже бровью не повел, глядя на наши телодвижения, все его внимание было сейчас сосредоточенно на моих советниках, Сид ниже опустила голову, стараясь скрыть усмешку, второй Теневой позволил себе едва слышный выдох, когда отодвигал стул.
  - Что ж, теперь думаю, можно начинать, - обратился я к сидящим, и принялся, как положено с права, называть советников, у самого же в голове крутились и толпились мысли. Даже не мысли, больше ощущения. Было странно видеть Дакара вот так, вне его кабинета, официально представлять его своим грунам, и не менее официально представлять их оборотню. Было странно и непривычно, почти неудобно говорить о Теневых открыто, признавать факт их существования. Отчасти я, наверное, даже мог понять опасения своих подчиненных, но вот чего никак не мог и не хотел понимать - почему они так недальновидны, почему так осторожничают и никак не хотят увидеть выгод, очевидных преимуществ этого союза. Ну да ладно, в том, что ректор СВАМа справится с возложенной на него сегодня задачей, я не сомневался. В этом мужчине вообще невозможно сомневаться.
  Я назвал Бьорна, Дакар перевел на него взгляд, и казначей тут же напрягся, будто был готов тут же сорваться на бег. Этот был седьмым министром с подобной реакцией на ректора, даже несмотря на то, что казначея Дакару я уже представлял. Он точно также сидел за этим же самым столом вчера и точно также дрожал и трясся. Я с нескрываемым удивлением наблюдал за разворачивающимся перед моими глазами представлением и только чудом удерживал на лице серьезное выражение, гадая, выдержит или не выдержит следующий кандидат взгляд ректора СВАМа. Пока счет был четыре семь.
  Я продолжал называть имена, новоиспеченный главный министр по внешним связям еще более новоиспеченного государства продолжал прожигать грунов темными глазами. Не скажу, что было там уж что-то действительно ужасное, не скажу, что смотрел он как-то нехорошо, нет. Просто... Дакар смотрел как-то хищно, по животному, и привыкшие отсиживаться в своих кабинетах министры не могли спокойно реагировать на такое пристальное и детальное изучение. А изучал мужчина действительно тщательно, словно к каждому забирался под кожу, хоть это и не длилось больше пары вдохов. Да и не только он, Обсидиана и парень чье имя, я пропустил мимо ушей, разглядывали грунов точно также, запоминая каждого. И не важно, что подобная ситуация повторялась вот уже почти как месяц с точностью до вдоха, не важно, что мои подчиненные уже успели достаточно близко познакомиться с оборотнем, и уж точно совсем не важно, что большая половина из них Диану знает вот уже как семь лет. Все же такие мелочи имеют удивительное свойство моментально вылетать из головы, когда изучаемые и изучающие готовы перегрызть друг другу глотки лишь бы не уступить ни на мизинец.
  Я в свою очередь просто наблюдал, предпочитая не вмешиваться. Пока. Софи рядом тоже казалась на удивление расслабленной, почти не вникающей в происходящее.
  Через три луча, когда все все обо всех узнали и сделали для себя выводы в который уже раз, Заклинательница Бурь передала слово Дакару.
  Оборотень не стал нарочито откашливаться, не выдерживал торжественных пауз, не счел нужным оглядывать присутствующих еще раз, не стал дожидаться, пока стихнет шелест бумаг и прочая подобная возня. Он просто заговорил, привлекая этим гораздо больше внимания, чем, если бы начал с приевшихся трюков.
  - Все наши предложения вы, уважаемые господа уже видели, - начал спокойно ректор, - копии нашего пакта о сотрудничестве сейчас перед вами, поэтому я позволю себе не повторяться. Мы здесь, прежде всего для того, чтобы ответить на оставшиеся у вас вопросы, разрешить последние сомнения и, наконец-то, скрепить клятвами выгодный для обеих сторон союз. - Дакара я понимал прекрасно, эти бессмысленные переговоры длились уже месяц, а мой кабинет министров все еще упрямился. Но сегодня, так или иначе, я заставлю их подписаться под договором.
  - Ваши так называемые предложения, - не удержался как всегда первым Сириус, - на данный момент абсолютно ничем не подкреплены. У вас нет ни финансового, ни военного, ни какого-либо другого серьезного основания, которое послужило бы гарантом ваших слов.
  - С каких пор грунам недостаточно слова сказанного перед Миротом? - парировала Сид, прямо глядя в глаза мужчине. - Когда вы стали так удручающе, - она замерла на миг, явно подбирая слово, - осторожны?
  - Естественно мы осторожы...
  - Я не договорила, господин Сириус, - оборвала его Диана, - каких доказательств вы от нас ждете? Поверьте, наше экономическое положение вполне позволяет нам с уверенностью заявить, что долг мы вернем обязательно в течение уже следующих трех лет. Или, может, вам все-таки показать храны Наместника? В которые вашим волкам так и не удалось проникнуть? Кстати, передавайте мои поклоны Шпару, за те четыре дня, что волки были в городе, мне, к моему великому сожалению, так и не удалось с ними встретиться. Сами понимаете - дела, дела. Не до гостей сейчас. - Сириус хмыкнул, резко дернув уголком губ, остальные министры ограничились более активным перебиранием бумаг.
  - Непременно передам, - у груна хватило ума, чтобы не процедить ответ сквозь зубы, но раздражение все равно проскальзывало чуть сильнее, чем хотелось бы. - И да, клятвы перед Миротом нам вполне достаточно, - стараясь сохранить лицо, сказал министр и потянулся за водой.
  - Замечательно, что мы друг друга поняли. Между прочим, Наместнику тоже сейчас не до визитов, - будто бы невзначай добавила охотница. Сириус чуть не подавился следующим глотком, но все-таки сумел сохранить невозмутимое выражение на лице.
  - В таком случае, - влез в диалог Бьорн, - так ли уж вам нужна наша помощь?
  - А кто говорит о помощи? - снова обратил на себя внимание ректор. - Мы предлагаем сотрудничество. Взаимовыгодное.
  - Мы взяли на себя некоторую смелость, господин Дакар, и произвели самостоятельные подсчеты, - продолжал Бьорн, - наши вложения полностью окупятся только через пять лет.
  - Верно. И что вас смущает? - скрестил руки под подбородком безымянный Теневой.
  - Ничего. Просто уточняю, - охотник насмешливо и в тоже время вопросительно выгнул бровь, но комментировать не стал.
  - О вас по Мироту ходит дурная слава, - вступил в дискуссию Ромиль, - вы же понимаете, сотрудничество с вами может бросить тень и на Северные Земли.
  - Бросить тень? - склонила голову на бок Обсидиана. - Серьезно?
  - Госпожа Обсидиана, вы прекрасно поняли, что я имел в виду.
  - Поняла, - легко пожала плечами Диана, - но скажите, разве того, что мы предлагаем Северным Землям мало? Если да, то мы готовы рассмотреть почти любое встречное предложение.
  - Вы ставите нас в такие условия, что..., - и так далее и тому подобное еще почти восемь оборотов, последние два из которых прошли особенно тяжело - устали все, напряжение почти достигло точки невозврата. Казалось, что еще несколько вдохов и высокочтимые советники начнут швыряться ледяными иглами друг в друга и в охотников. Еще бы, ведь у противников пакта стремительно и бесповоротно заканчивались аргументы. Крыть было практически нечем, остались только неподтвержденные слухи и безосновательные домыслы.
  - Если этот договор так важен для вас, - не выдержал в какой-то момент Сириус, - почему ни разу за все это время мы так и не увидели здесь Наместника? - выдал он последний так-себе-аргумент.
  - Наместник занят, - холодно отчеканил Дакар. - Вы должны понимать, что на данный момент ситуация в Инивуре и его окрестностях крайне сложная. Присутствие Наместника в городе сейчас вопрос, если хотите, жизненно важный! И к тому же, мы ответили на все ваши вопросы, разве не так? - нехорошо сощурился ректор.
  - А врайты? - вдруг влез Олив.
  - Что врайты? - и бровью не повел оборотень.
  - Говорят, они готовы оказать Теневым поддержку.
  - Об этом вам лучше спросить у госпожи Обсидианы, - министры в недоумении уставились на молчавшую охотницу. Я видел, как Ди напряглась, стиснула в кулаки руки, глаза сверкнули зеленым. Мне была понятна такая ее реакция, в конце концов, мало кому захочется смешивать свои отношения и политику.
  - Королевская семья Санграна на данный момент выражает некоторую заинтересованность данным вопросом, - смотря прямо в глаза Оливу отчеканила будущая принцесса врайтов. - Если вам нужны подробности, то думаю, лучше всего уточнить у Его Величества Менкаша дар Сараэн, - Олив открыл было рот для следующего вопроса, но тут замерцало зеркало связи. Ну, наконец-то. Я выдохнул и расслабленно откинулся в кресле. Софи чуть повела рукой, и серебристая гладь показала знакомое лицо: черные короткие волосы, черные глаза, широкая челюсть и искривленные в ухмылке губы, обсидиановая корона тускло мерцала в неярком свете светляка.
  - Вы, Сириус, желали видеть Наместника? - тихо спросил я, министр нервно дернулся и не нашелся с ответом. Я склонил голову, приветствуя Стэра. Непровозглашенный король Теневых ответил таким же сдержанным кивком.
  - Приветствую тебя Александр Гротери, Софи, господа министры, - глубокий голос разрезал напряженную тишину, словно обволакивая, укутывая.
  - Долгих тебе дней, Стэр Инивурский Наместник Потерянной Королевы. Мы выслушали твоих охотников, ознакомились с документами и вашим предложением. Но у нас по-прежнему остались кое-какие сомнения, - я не отрывал взгляда от лица леопарда. - Разреши их, помоги принять решение.
  - Разумеется, Александр. С вашего на то позволения, - кот на миг прикрыл глаза. - Я не буду еще раз напоминать вам, с какой целью мы сегодня здесь, я понимаю, что многие из присутствующих до сих пор надеются, что возвращение Теневых в Мирот - это какая-то шутка или дурной сон, - начал он спокойно, показывая лишь холодную сдержанность. - Но спешу вас уверить, вы ошибаетесь. Реалии мира на сегодняшний момент несколько изменились, это приходится признавать, так или иначе. Теневых на данный момент слишком мало, чтобы мы могли справиться лишь своими силами, - это тоже приходится признавать, так или иначе. Но это отнюдь не значит, что мы готовы уступать или отступать, тоже, если хотите, факт. Мы вернулись домой и мы не намерены отсюда никуда и никогда уходить. Я понимаю, что вас мучают сомнения в отношении наших намерений, но могу заверить и подтвердить каждое свое слово перед Миротом, мы не собираемся действовать с позиции силы. Мы не захватчики, не мстители, мы - Вернувшиеся. И мы вернулись, чтобы жить, а не чтобы уничтожать. Мы не чудовища и не монстры, пора забыть старые сказки и страшные легенды, мы не бессмертны и не всесильны. В наших жилах течет такая же кровь, в наших сердцах горит тот же огонь, мы понимаем и ценим веру, преданность и честность. Мы также как и вы хотим любить и растить наших детей. Вы - одни из ближайших наших соседей, и мы будем рады, если отношения между нашими государствами будут строиться на понятиях взаимовыручки и поддержки. Поверьте, мы будем равноправными партнерами и достойными соседями.
  - Не сомневаюсь, господин Наместник, - слегка склонил я голову. - Я думаю, что уже сегодня господа министры внесут в договор последние правки и, если вы будете с ними согласны, завтра мы сможем поставить наши подписи на договоре, - и с каким же удовольствием я наблюдал за тем, как министры изо всех сил стараются казаться невозмутимыми. У кого-то не получалось совсем, у кого-то получилось с переменным успехом.
  - А ваши вопросы, Александр? - едва-едва склонил голову на бок Стэр.
  - А у меня нет вопросов, и у министров моих вопросы тоже кончились, - хотелось добавить, что вопросы кончились еще два сумана назад, но зачем? Стэр и так это знал.
  В итоге, через тридцать лучей я сидел в столовой и набивал, уже было прилипший к позвоночнику, желудок. Что характерно набивал абсолютно один. С Сид и Дакаром мы перекинулись буквально парой слов, после чего я отдал им свои поправки к пакту и договорам и Теневые тут же отбыли. Советники все еще пребывали в состоянии легкого одеревенения, да и видеть мне их не особо хотелось, а Софи скрылась из виду сразу после того, как воронка портала закрылась за Дианой. Я, конечно, понимал, что надолго от меня груны не отстанут, но было для разнообразия приятно поужинать в тишине, к тому же гусь сегодня явно удался. Вот только... Беда пришла откуда не ждали.
  Когда я уже заканчивал ужин, в столовую, шурша юбками, практически влетела Софи, ее взгляд ничего хорошего не сулил. Лично мне он обещал все муки грани разом.
  - Александр Гротери, - начала она с порога, потом огляделась и, опомнившись, повернулась к слугам. - Оставьте нас, - я тяжело вздохнул, вытер салфеткой рот и как можно шире улыбнулся. Софи же с шумом выдвинула стул, села на самый краешек и скрестила руки на груди, ожидая, когда за последним груном закроется дверь.
  - Прежде, чем ты начнешь на меня орать...
  - Я никогда не ору.
  - ... я советую тебе попробовать гуся, он сегодня просто потрясающ, впрочем, как и пирог с малиной. Уверен, ты сейчас злишься только потому, что еще не ела.
  - Причина моего настроения отнюдь не в еде или ее недостатке.
  - А ты все же попробуй.
  - Нет. Сначала мы поговорим, - в переводе с языка Софи это означало, что говорить будет она, мне же отводилась роль уличного театрально болванчика.
  - Внемлю тебе, о наимудрейшая из Заклинательниц! - Я стукнулся лбом о столешницу, ведьма на мои действия не отреагировала. Как всегда. Лишь нахмурилась сильнее.
  - Что ты творишь, Алекс? - я изобразил на лице почти натуральное удивление. - Сколько можно тебе повторять, нельзя так с советниками и министрами. Ты должен к ним прислушиваться. Нет, я понимаю, что подписание соглашения они действительно слишком затянули, но то, как ты поступил с ними сегодня... Алекс, однажды это выйдет тебе боком. Уже выходит, - всплеснула она руками.
  - Что...
  - Сириус, Алекс. Он уже не считает нужным посвящать, ладно меня, тебя в свои планы. Он снял с дежурства семерых волков, понимаешь? - ведьма наклонилась над столом, подаваясь ближе. А у меня вдруг мелькнула мысль, что она носит слишком закрытую одежду. Нет, ну в самом деле, в ее гардеробе почти все платья с воротниками под горло, ни одного выреза, даже самого крошечного. - Алекс! Александр Гротери, ты меня слушаешь вообще?
  - Да, - тут же кивнул я, "честно" смотря ей в глаза.
  - Мне пришлось вычесть у него из жалования и из жалования волков. И я не знаю, что сделает со своими подчиненными Блэк, но уж судя по виду, с которым он покидал мой кабинет, ничего хорошего точно. А все из-за тебя.
  - Погоди, - дернул я головой, - ты хочешь сказать, Блэк ничего не знал? - мысли все еще ворочались медленно. Голова гудела после почти десяти оборотов проведенных за бесполезными по сути спорами.
  - Именно, - подняла она палец вверх, в чисто учительском жесте.
  - А я-то здесь причем?
  - Ну как ты не понимаешь? Сириус ничего тебе не сказал потому, что прекрасно понимал, ты его не послушаешь. В который раз, между прочим. Какие у него отношения со мной ты и без того прекрасно знаешь. Блэку он не сказал по этой же причине: волк отправился бы прямиком к тебе. А что в итоге?
  - Что? - я же говорю, это сильно напоминает игру в поддавки.
  - В итоге пострадали простые вояки, у которых даже идеи в головах не возникло ослушаться или не подчиниться Сириусу. Алекс, если уж тебе все равно на то, что думают твои советники, делай хотя бы вид, что это не так.
  - А зачем? - склонил я голову на бок, сощурившись.
  - Хотя бы затем, чтобы не менять состав кабинета министров каждую весну!
  - Ты преувеличиваешь.
  - Я не преувеличиваю, я называю вещи своими именами, и ты не можешь не понимать...
  - Софи, милая, ты забыла? Я - разгильдяй и тунеядец, самодур. И я охренеть как люблю принимать непопулярные решения.
  - Каждый раз когда мне кажется, что я начинаю об этом забывать, ты просто появляешься рядом, тебе даже необязательно что-то говорить.
  - В таком случае, к чему вообще все это? Сегодняшнее решение как раз в моем духе - осуждаемое и ужасно, кошмарно непопулярное.
  - А ты не задумывался, что следующее такое решение может стать последним, переполнить чашу терпения твоих грунов?
  - Софи, я дал им месяц на то, чтобы изменить точку зрения, потратил целый месяц на то, чтобы постараться их переубедить. Я сразу дал понять каждому, что договор будет подписан, и министры знают меня достаточно хорошо, чтобы понимать, что я слов на ветер не бросаю. Так почему я должен был тянуть с этим дальше?
  - Алекс, ну почему ты не понимаешь? Дело не в том, что ты сделал все по-своему, дело в том, как ты это сделал!
  - Не понимаю, - я состроил серьезную мину. Ну... более или менее. - Чего именно ты хочешь от меня, Софи? Мне отправить Стэру вестника о том, что я передумал, и соглашения не будет? Только из-за того, что горстка старых перестраховщиков, вот удивительно, перестраховывается? - легкое раздражение заставило нахмуриться.
  - Ни в коем случае, - ведьма резко поднялась со стула, видимо поверив, что я говорю серьезно, мне с трудом удалось сдержаться и скрыть улыбку. - Я просто хочу, чтобы ты был осторожнее в выражениях, суждениях, действиях. Алекс, ты же умеешь играть, умеешь притворяться, ты прекрасно знаешь, что и как надо делать, ты умеешь быть Повелителем, а не уличным шутом. Так почему ты так беспечен?
  - Потому что мне так больше нравится, - все-таки улыбнулся я. Софи молчала, стояла напротив и молчала, всматриваясь в мое лицо, такая холодная и отчужденная, а в глазах плескался укор и разочарование. Что ж, разочаровывать я действительно умею прекрасно. Особенно эту ведьму. Кретин.
  Мы помолчали еще несколько вдохов, а потом Заклинательница развернулась и направилась к дверям, качнув пару раз головой.
  - Прости, что побеспокоила, - сказала ведьма, держась за ручку. Я вздохнул, посверлил взглядом закрывшуюся дверь и налил себе брусничного отвара.
  Просто феерический кретин.
  Горькая усмешка скользнула на губы. Почему она не понимает? До сих пор не понимает? Мы вместе уже семь лет, и иногда мне кажется, что она видит меня на сквозь, но в такие моменты как этот...
  Я сдавил пальцами переносицу, размял плечи и тоже направился на выход из обеденной залы, только толкнул другую дверь.
  Чувствовать себя кретином я не любил, обижать Софи не любил еще больше, но отчего-то последнее время делал и то и то с завидной регулярностью. Вообще достаточно любопытная особенность: каждый раз когда ведьма вот так обижалась, я неизменно чувствовал себя виноватым, даже если был прав. Как сегодня, например. Я ведь прав, духи грани меня задери! Но чувствовал себя все равно гадко.
  И Заклинательница... Она никогда не показывала, насколько действительно обижена или разочарована, она не хлопала дверями, не цедила слова сквозь зубы при следующей встрече, не отводила глаз. Никак и ничем не выдавала себя, вела себя как обычно, но... но я почему-то всегда знал, чувствовал, что она дуется. Не знаю, когда конкретно это началось, возможно, спустя год или полтора после ее появления во дворце, может, позже, да и собственно какая разница? Главное, что я это понимал, а значит, мог исправить.
  Я вошел в кухню, кивнул Фрайе, поварятам и посудомойкам, склонившимся в три погибели при моем появлении и, сбросив камзол, закатал рукава рубашки.
  - Мой Повелитель в плохом настроении или просто устал? - усмехнулась Фрайя, молча наблюдая за тем, как я хозяйничаю на ее кухне: достаю миски, муку и яйца, роюсь в кладовке.
  - Твой Повелитель Фрайя собирается просить прощения, - признался я, вытаскивая тазик морошки. Нет. Эту ягоду Софи, конечно, любит, но ею девушку не удивить, надо что-то...
  Повариха встала рядом, склонилась почти к самому моему плечу, чтобы нас никто не слышал.
  - Мой Повелитель готовит для Заклинательницы, - понятливо улыбнулась женщина. Слишком понятливо. Я покаянно вздохнул и вернулся к изучению содержимого полок. - Попробуйте вот это и это, - она протиснулась мимо меня и ловко выудила из недр необъятной кладовки два странных фрукта: один напоминал огурец только желтый и без пупырышков, второй почти круглый желто-красный.
  Мы вернулись к разделочному столу, и я отрезал по кусочку от обоих, осторожно пробуя каждый. Со странного огурца пришлось сначала снять шкурку, он был сладким на вкус и чуть вязал на языке, круглое нечто напоминало смесь дыни и клубники.
  - Интересно, не находите? - пытливо вглядывалась в мое лицо Фрайя. - Вчера доставили от тигров по два мешка. Бананы и манго.
  - Действительно интересно, - я продолжал перекатывать на языке кусочек манго, стараясь уловить все оттенки. - Фрайя, скажи, а кокосы у нас еще есть и тот маленький фрукт с семечками? - повернулся я к кухарке, женщина нахмурилась, что-то прикидывая, и кивнула.
  - Кокосов только две штуки, а вот маракуя еще целый тазик.
  - Распорядись, чтобы заказали еще, принеси кокосы, наверное, штук семь маракуя и позови кого-нибудь нам в помощь.
  А через пять лучей, готовящаяся ко сну кухня снова ожила: я тер кокосы и миндаль, смешивал желтые огурцы, названия которых так и не запомнил, с апельсиновым соком, перетирал в пюре второй новый фрукт и откровенно наслаждался процессом, в который раз убеждаясь, что тигры и их флора - просто находка. Столько новых вкусов и запахов, столько невероятных сочетаний, так много удивительных открытий, что порой у меня просто руки чесались от нетерпения. Я ждал очередных кораблей с товаром, как ребенок ждет подарка на Кинар, и сразу же мчался на кухню. Наверное, удивительно, но как-то так получилось, что во дворце о моем пристрастии знали немногие: поварята и Фрайя, служанки работающие на кухне, Софи, Блэк и несколько лакеев. Не то, чтобы я специально скрывал свое увлечение, но и особо не распространялся. Готовка - мой способ отдохнуть, расслабиться, занять руки, когда надо подумать.
  Поварята под строгим руководством Фрайи выполняли мои поручения: просеивали муку, взбивали яйца, смазывали формы, кухарка же стояла чуть сбоку от меня и вела себя подозрительно тихо.
  Я макнул кончик ложки в получившееся пюре и подал женщине.
  - Что скажешь?
  - Кисловато, может сахара добавить?
  - Софи слишком сладкое не любит, - закусил я губу, поворачиваясь к ней. - Но вообще идея хорошая. Фрайя, опять? - притворно нахмурился я, заметив в руках поварихи литкралл.
  - Я наверняка что-нибудь забуду, если не запишу, - отмахнулась она от меня. - А вы записывать свои рецепты привычки не имеете и, между прочим, очень зря. Я до сих пор сражаюсь с соусом к оленине, который вы делали на прошлый Кинар. - Я в удивлении поднял брови. Не помню, чтобы что-то готовил на прошлогодний праздник Зимы.
  - Вот именно об этом я и говорю, - правильно расценила Фрайя мой удивленный взгляд, в серых глазах сверкнули смешинки. Я пожал плечами и снова отвернулся к столу.
  Руки продолжали смешивать, перетирать и взбивать, а голова была забита мыслями абсолютно не касающимися еды.
  Завтра мы подпишем договор, а как только подпишем, сразу навалится куча дел. Надо переговорить еще раз с Блэком, выяснить, сколько своих волков он сможет выделить, созвать во дворец ректоров, хотя бы ближайших к Столмграду академий. Надо обсудить с Михелем текст сообщения для простых грунов и проконтролировать, чтобы максимум через три дня он был на всех информационных столбах и инфограммах даже в самой захудалой деревеньке. Да и вообще еще много чего надо, но прежде всего, извиниться перед Софи.
  Незаметно мысли снова вернулись к произошедшему сегодня утром. Я оценил шутку. Нет, действительно оценил. Вот только Заклинательница никогда так не шутила, и я никогда так не цепенел под ее взглядом, не замирал и не ловил так жадно ее прикосновения. Софи очень редко кого-то касалась, дотрагивались, словно нарочно избегая физического контакта, а без перчаток я ее вообще не видел. Иногда мне казалось, что она в них спит. Да и видел ли я хоть раз еще какой-то открытый участок ее кожи, кроме лица и шеи?
  Мысль пришла так неожиданно, что я застыл над кольцом, так и не вылив в него приготовленное пюре.
  Только раз, когда ей Сид подарила платье от паучих. Всего один раз за семь лет!
  - Мой Повелитель? - заставила меня очнуться Фрайя.
  - Задумался, - тряхнул я головой, заканчивая начатое, и тут же охлаждая будущую прослойку.
  Как-то вдруг подумалось, что почти ничего не знаю о собственной Заклинательнице. Нет. Не так. Ничего не знаю о ее прошлом. И не то чтобы я не спрашивал. Спрашивал неоднократно, особенно в самом начале, когда Обсидиана только привела ведьму ко мне. Воспоминания вдруг прорвались все сразу, обретая четкость и ясность.
  Она стояла босиком в моем кабинете, маленькая, дрожащая, неимоверно худая, настолько, что сквозь кожу отчетливо были видны синюшные вены и косточки, в тонкой полупрозрачной нижней рубашке, с трудом закрывающей колени. Она напоминала кого угодно, но только не самую могущественную северную ведьму. Я почти позволил себе сомневаться, остановило то, что охотники никогда не ошибались, и если Диана сказала, что привела Заклинательницу, значит, действительно привела.
  Софи упорно смотрела себе под ноги, пряча ужасно тощие руки за спиной, не выражала никаких эмоций ничего не говорила и... От нее веяло холодом, диким, пронизывающим до костей, смертельным.
  Первые три дня она была в этом странном состоянии, будто спала. Не поднимала головы, не разговаривала, просто кивала и молчала. Сид на все мои расспросы упорно молчала, говоря, что сама толком ничего не знает, что нашла ее на кострище в какой-то человеческой деревне, вытащила из огня и привела ко мне, что Софи - ведьма, из тех самых, которые действительно ведьмы, а не знахарки, и что девочка разговаривать в принципе умеет, вот только не считает нужным.
  Первое время Софи пугалась и вздрагивала от каждого шороха, каждый громкий звук заставлял ее леденеть. Через три месяца я впервые услышал первый робкий ответ: тихое "нет" на вопрос знает ли она что такое морошка. Еще через три месяца мы наконец-то заключили с ведьмой обязательное соглашение перед Миротом, в храме Зимы. Тогда я отдал ей десять литкраллов переданных мне Епифанией. Умирающая Заклинательница хотела, чтобы ее преемница вскрывала один литкралл один раз в год в ночь после Кинара.
  Я все еще не знаю, что именно в них находится.
  Тогда она вела себя как послушница какого-то закрытого, строго храма, шарахалась и от мужчин и женщин, смотрела на все огромными перепуганными глазами, на лице, казалось, навечно застыло удивление, шок, отвращение и неприятие, непонимание. Она ни с кем не спорила, не возражала и не перечила, просто вставала и уходила, если что-то не нравилось. Она с трудом переносила снующих туда-сюда слуг, придворных, министров, она избегала праздников, ела исключительно у себя в комнате. Первый Кинар дался особенно тяжело, Софи появилась всего на несколько вдохов, чтобы принести Зиме клятву и позвать первую снежинку, и сразу же почти в панике сбежала. Заклинательница шарахалась и от меня, особенно если я пробовал шутить. Шуток моих девушка не понимала. Через два года стало легче, Софи начала более или менее походить на себя сегодняшнюю. Вот только, каждый раз, как я ее спрашивал о том, что с ней произошло, молчала, или отнекивалась, или прямо заявляла, что не хочет об этом говорить и закрывалась. Я словно каждый раз с разбега налетал на толстую ледяную стену.
  Неприятно.
  Я принялся собирать торт. Кокосовая прослойка, мусс, желе, мусс, охладить, и уже другое желе из маракуя, снова охладить. Готово. Я скептически оглядел свое новое творение и отрезал два куска. Один передал Фрайе, второй положил на уже приготовленный кем-то из поварят поднос, позвал одну из служанок.
  - Ну? - повернулся я к притихшей Фрайе.
  - Ей понравится, - тепло улыбнулась повариха, я выдохнул, но полностью расслабляться было еще рано. - Не может не понравиться.
  - Надеюсь, - девушка-служанка проворно подхватила поднос, и мы с ней покинули кухню. Я мимоходом бросил взгляд на оборотомер и нахмурился. Полночь. А вдруг Софи уже спит? Я шевельнул рукой, посылая двух ледяных стрекоз на разведку, остановившись почти посередине коридора. Через три вдоха верные букашки доложили, что Софи у себя и не спит. Бесполезное по большому счету заклинание, но когда надо найти кого-то в пределах дворца - незаменимое. Ледяные стрекозы могли выполнять только одно поручение за раз и отвечать только на один конкретно поставленный вопрос, потом осыпались мерцающими льдинками на пол. Я стряхнул с пальцев иней, и мы со служанкой продолжили путь.
  У дверей в комнату ведьмы я отпустил девушку, забрав у нее поднос, коротко постучался и, не дожидаясь ответа, вошел, чтобы тут же застыть изваянием.
  Какой-то мужчина держал Софи за горло, вжимая в стену, возле кровати валялся кинжал, а Заклинательница уже едва дышала, но все еще не оставляла попыток вырваться из рук убийцы, царапая запястья, вырываясь. Мужчина бросил на меня взгляд через плечо, нагло улыбнулся, и сжал руки сильнее.
  Я отмер в тот же миг, когда услышал сдавленный, судорожных вдох ведьмы, тихо опустил поднос на ковер и начал создавать плетение, обычную сеть. Не для того, чтобы убить, для того чтобы обездвижить. Но в следующий вдох убийца запустил левую руку себе в карман.
  Не успею.
  Я стряхнул с пальцев незавершенную сеть и бросил в урода пару ледяных игл. Всего полвдоха, растянувшиеся в бесконечность.
  Только бы успеть.
  Мужчина дернулся вперед, когда его тело насквозь прошило магией, рухнул на колени, утягивая за собой и девушку, но рук так и не разжал, наоборот, казалось, сильнее сдавил горло. Я оказался возле них в следующий же миг, оторвал от Заклинательницы убийцу, отшвырнув его не глядя в сторону, и поднял потерявшую сознание девушку на руки. С трудом соображая от ярости и желания убивать, я уложил Софи на кровать, убедился, что она дышит, послал стрекоз Блэку и Димитрию, и вернулся к будущему трупу, сжимая и разжимая кулаки.
  Мужчина лежал лицом вниз, а под ним растекалась лужа густой, темной крови, но ублюдок еще дышал. Я наложил на тело и рану стазис и сорвал с мужика маску. Простое грубое лицо, темный ежик волос, начинающие синеть губы и мутные от боли глаза.
  - Кто тебя нанял? - прорычал я, глядя в лицо несостоявшемуся убийце. Он два раза моргнул и лишь плотнее стиснул челюсти. - Я ведь могу продлить твою агонию, могу послать за некромантом или менталистом. Отвечай! - мужик дернулся, его сердце билось все медленнее.
  - Мой Повелит..., - вошедший в комнату Димитрий оборвал себя на полуслове и, судя по звуку шагов, бросился к кровати. Лекарь из него, конечно, так себе, но первую помощь оказать он в состоянии, а дальше либо ведьма справится сама, либо я вызову Лукаса.
  - Отвечай, - губы мужчины нервно дернулись. Улыбаешься, сволочь? На пальцах уже дрожало почти готовое плетение марионетки, вот только закрывать его я не решался: настолько сильное ментальное вмешательство со стопроцентной вероятностью прикончит урода раньше, чем я успею задать хотя бы один вопрос. Где Блэк, мать его!?
  Тяжелые шаги послышались за дверью сразу же, как только я все-таки спустил заклинание с пальцев.
  - Кто тебя нанял, отвечай!
  - Дух, - выплюнул вместе со сгустком крови мужик и вдохнул последний раз. Я сцепил зубы, поднялся на ноги, разворачиваясь к волку.
  - Ты знаешь, что делать, - бросил я Блэку и подошел к кровати. Димитрий водил руками над телом Софи.
  - Просто в обмороке, - не отрываясь от дела и не дожидаясь моего вопроса, сказал мальчишка. - Урод чуть не раздавил ей горло, я подлатал, но моих сил и знаний не хватит. Говорить она пока едва ли сможет, есть будет больно.
  - Я тебя понял, - все-таки придется посылать за Лукасом. - Ее надо перенести в другую комнату. Можно?
  - Я только шею сейчас зафиксирую, и несите, - серьезно кивнул мальчишка.
  - Блэк, проследи, чтобы Лукаса впустили во дворец сразу же, как только он появится, - бросил я.
  Из комнаты Софи мы вышли вместе через три луча, волк и труп остались внутри, мы с парнем отправились ко мне. Димитрий зачем-то прихватил оставленный мной на полу поднос, осторожно поставил его на стол и снова занялся Заклинательницей.
  Извинился, да уж.
  - Дай ей что-нибудь, чтобы она проспала до прихода Лукаса, - бросил я, откидываясь в кресле. Лекарь-недоучка кивнул и полез в карманы плаща, а я только сейчас заметил, что парень, видимо, куда-то собирался до того, как получил моих стрекоз. Или откуда-то возвращался. Я окинул его взглядом еще раз: на ботинках налипла грязь, от одежды пахло болотной травой, мхом, землей и чем-то сладким.
  - Где ты был? - выпрямляясь, спросил я.
  - На болотах, сегодня пальчатокоренник, наконец-то, набрал полную силу, я два пучка набрал. Один себе, другой Софи, она просила. Стрекозу увидел, когда уже почти до своей комнаты добрался.
  - Никого по дороге не заметил? - нахмурился я.
  - Возле дворца никого не было, во дворе у совятника на смотрителя наткнулся, он клетки закрывал. Слышал, как Сириус и Бьорк о чем-то спорили в малом совещательном, видел слуг, стражей, госпожу Миранду, больше никого.
  - Ясно, - процедил я, наблюдая, как Димитрий играючи создает плетение глубокого сна.
  - Она проспит лучей двадцать, - повернулся он ко мне.
  - Хорошо. Можешь быть свободен, - кивнул я.
  - С вашего позволения, мой Повелитель, я хотел бы остаться, - поклонился парень.
  - Димитрий, я знаю, что ты переживаешь, ценю твою заботу, но думаю, когда Софи очнется, ей будет не до тебя. К тому же уже поздно, а тебе завтра надо с утра быть в академии. Иди спать. Завтра, как только вернешься, сразу зайдешь к ней.
  - Спасибо, мой Повелитель, - снова коротко поклонился парень и выскользнул за дверь.
  Я же снова глубоко вдохнул и пересел на кровать. Заклинательница тихо и ровно дышала, слегка кривилась во сне, ворот платья был надорван, на подбородке засохли пару капель крови из прокушенной губы.
  Ведьма, я ведь чуть не опоздал.
  Я приподнял голову Софи и быстро вытащил оставшиеся шпильки из ее волос, расправляя волосы цвета шоколада, расстегнул несколько верхних пуговиц, ослабил пояс на платье и снял мягкие туфли без каблука. Пока так сойдет, а там посмотрим.
  Я рассматривал знакомое до мелочей лицо и считал веснушки на носу и щеках, пока ждал уже настоящего лекаря. Считал и старался прийти в себя, утихомирить ярость, что зверем скреблась внутри, убрать с пальцев иней, а из дыхания холод, который облачками вырывался изо рта.
  Сто семьдесят пять, сто семьдесят шесть, сто семьдесят семь, сто семьдесят...
  В дверь, наконец-то, уверенно постучали, и через миг я уже имел удовольствие видеть перед собой лучшего городского лекаря.
  - Мой Повелитель, - согнулся грун, застыв на пороге. Я схватил его за руку, втянул в комнату и указал на кровать.
  - На нее напали, душили. Димитрий подлечил и наложил глубокий сон пятнадцать лучей назад. Мальчишка сказал, что горло сильно пострадало.
  - Я понял вас, мой Повелитель, - лекарь уже стоял возле кровати и грел руки над синим пламенем, обеззараживая. - Сейчас посмотрим.
  Еще десять лучей прошло в полной тишине, грун водил над девушкой руками, что-то бормоча себе под нос, я сидел в кресле, почти не шевелясь, все еще стараясь успокоиться.
  - Я закончил, мой Повелитель, - разогнулся мужчина, поворачиваясь ко мне. - С госпожой Заклинательницей все в порядке, возможно, первые несколько оборотов горло будет слегка саднить, но не более.
  - Ей надо что-то принимать? - спросил я, поднимаясь из кресла.
  - Ничего специального, только если общеукрепляющую настойку, но осмелюсь предположить, что госпожа решит сама, когда очнется. И еще кое-что, - лекарь повел рукой, и на его ладони появился плоский кусочек льда со странным плетением внутри. - Я снял остатки этого плетения с госпожи ведьмы, я не знаю, что это, никогда прежде такого не видел.
  - Спасибо, Лукас. Вам заплатят на выходе, - ответил я, беря лед.
  - Не стоит благодарности, мой Повелитель, и денег тоже не надо. Я многому научился у госпожи Софи за эти несколько лет. То, что я сделал - малость, по сравнению с тем, что делает для всех нас она.
  Я молча кивнул, проводил целителя к дверям и вернулся в комнату, снова садясь на кровать, опять принимаясь считать веснушки и ждать, когда очнется Заклинательница.
  
  Глава 1, ч2
  
  Софи Заклинательница Бурь, Главная ведьма Севера
  
  Я очнулась как-то резко, просто открыла глаза и уставилась в потолок. В чужой потолок, повернула голову влево и наткнулась взглядом на Алекса. Он сидел на краю кровати и пристально вглядывался мне в лицо.
  - Двести пять, - сказал мужчина, отстраняясь.
  - Что? - нахмурилась я и тут же поморщилась: горло неприятно саднило.
  - У тебя веснушки, - невозмутимо продолжил он. Тоже мне открытие.
  - Я знаю, - кивнула я, садясь.
  - Их двести пять, - выдал он, довольно улыбаясь, я пару раз хлопнула глазами.
  - Эм, ну, наверное, я как-то не считала.
  - А я посчитал, - серьезно кивнул он.
  - Тебе заняться больше нечем? - вздохнула я, застегивая пуговицы у горла. Ворот был разорван, платье помято, волосы распущены и отчего-то я была без туфель, все вместе плюс пристальное внимание Повелителя грунов, плюс нахождение в его комнате и его кровати раздражало неимоверно.
  - Благодаря тебе теперь есть, - отбил он, пересаживаясь в кресло, я закатила глаза. - Как ты себя чувствуешь?
  - Нормально, - пожала я плечами, - жить буду.
  - Испугалась? - то ли спросил, то ли просто сказал Алекс.
  - Не успела, просто разозлилась, - честно ответила я, самостоятельно проверяя организм на повреждения. Меня кто-то лечил?
  - Рассказывай.
  - Да нечего рассказывать, - отмахнулась я, все еще копаясь в себе, незаметно сбрасывая на пол остатки чужой лечебной магии. Не надо мне таких подарков, вполне хватает и того, что уже есть, даже слишком. - Я в библиотеку заглянуть собиралась, почти уже вышла из комнаты, но вспомнила, что забыла окно закрыть, вернулась. Только руку протянула, а оттуда этот выпрыгнул, прижал к стене, начал душить.
  - Почему магией не воспользовалась? Уж ледяную иглу в него всадить могла и без моей помощи!
  - Во-первых, не повышай на меня голос Александр Гротери, а во-вторых, он что-то бросил в меня. Какое-то заклинание, на лишарскую сеть похоже, но не совсем она.
  - А на помощь почему не позвала? - я выгнула бровь, грун невозмутимо ждал от меня ответа.
  - Подойди, пожалуйста, - попросила я, Алекс вскинул вверх брови, но просьбу спокойно выполнил. - Сядь. Ближе, - какое-то странное выражение промелькнуло на лице мужчины, но слишком быстро, чтобы мне удалось понять, что это было. Я подняла руки и схватила его за шею, придушив. - Зови на помощь Алекс. Кричи! - грун вытаращился на меня, как на собственную могилу.
  - Я понял, - просипел он, я разжала пальцы.
  - Еще вопросы? - тряхнула я головой, на глаза упало несколько прядей, я нахмурилась.
  - Куча, но, видимо не к тебе.
  - Ну и отлично, верни мне шпильки, пожалуйста.
  - А, если не верну? - снова он за свое? Да сколько можно уже? Нет, он ведь действительно меня доведет когда-нибудь. Сегодня вон уже сорвалась и чувствую, что мое поведение выйдет мне боком. Правда, каким еще надо будет разобраться. А он сидит себе в кресле спокойно и улыбается этой своей улыбочкой невинного-мальчика-зайчика. И ведь не отдаст же... Плавали, знаем. Снова провоцирует. И когда уже эта дурацкая игра ему надоест?
  Я нарочито спокойно пожала плечами и подняла руки, собирая волосы в косу. Алекс молчал, я тишину нарушать тоже не торопилась: горло немного саднило, а вылечить я его смогу только тогда, когда доберусь до своей комнаты.
  - Что тебе понадобилось в библиотеке в такое время? - вдруг спросил грун странно-хриплым голосом. Я бросила на него настороженный взгляд. Это мы тоже уже проходили, еще лет пять назад, в самом начале нашего знакомства, когда Повелитель все еще желал затащить меня в постель.
  - Алекс, что может делать девушка в библиотеке, конечно, искать себе любовный роман на ночь, чтобы спалось сладко, - скривилась я, наконец, закончив с волосами. Что-то я сегодня подозрительно язвительна, пора прекращать.
  - Софи, милая, - я снова скривилась, - если бы на твоем месте была любая другая девушка, я бы поверил, но ты и любовный роман понятия не совместимые.
  - Вот в этом и заключается твоя проблема, - пробормотала я.
  - Что ты имеешь в виду? - все-таки услышал мужчина, я мысленно отвесила себе подзатыльник, и снова погрузилась в себя. Вот оно влияние чужой магии: чем больше стороннего воздействия, тем сложнее себя контролировать.
  - Просто мысли вслух, не обращай внимания. В библиотеку я шла за зеркалом связи, забыла его там сегодня с утра.
  - С кем тебе понадобилось связываться за полночь? - не отставал мальчик-обаяшка.
  - С любовником, - пожала я спокойно плечами, с удовольствием наблюдая, как округлились его глаза. Снова повисла тишина, я же продолжала выковыривать из себя чужую силу. Получалось плохо, маг был сильным, опытным, но... знакомым. Лукас что ли?
  - Шутишь?
  - Шучу, - отмахнулась я. - С Дианой я поговорить хотела. Не понравился мне ее вид сегодня. Лучше скажи, зачем ты ко мне шел? Что-то случилось? - еще несколько полупрозрачных капель упало на ковер, Александр на мои действия реагировал невозмутимым молчанием. Ну-да, привык уже сам семь лет.
  - Извиниться хотел, - покаянно склонил он голову. - Прости дурака, а? - и глаза такие искренние-искренние. Не знала бы его столько лет, точно поверила бы, а так... Он вот с таким же выражением лица обычно фавориток меняет. К тому же... Я не успела додумать мысль, как он вдруг вскочил на ноги и метнулся в другой угол комнаты.
  - Вот, прости, - мужчина протягивал мне тарелку с нечто желтого цвета, выглядело вполне съедобно и даже аппетитно. - Простишь?
  - Простила уже, - обреченно вздохнула я, принимая из его рук тарелку. Вот теперь верю, что он действительно раскаивается. Вот только... Не исправится же, и меня опять не послушает.
  Я разглядывала кусок торта, пока Алекс метался по комнате, пытаясь организовать для меня стол: двигал маленький столик от окна к кровати, ставил на него поднос, разливал по чашкам чай. Пахнет вроде вкусно, какими-то фруктами.
  Повелитель грунов устроился напротив и впился в меня глазами, пока я тщательно жевала. Вот серьезно, разве можно под таким взглядом почувствовать вкус, насладиться им? Хотя стоит отдать северному королю должное, готовит он действительно превосходно.
  - Вкусно, - улыбнулась я, ставя блюдечко на стол, осторожно отпивая из чашки. Алекс тут же обмяк в кресле, расплылся в самодовольной улыбке, но тут же снова напрягся, стоило мне спустить ноги на пол и направиться к двери.
  Мне не нравился его взгляд, сверлящий мою спину, не нравился сегодняшний слишком пристальный интерес и настроение его мне тоже не нравилось. Очень хотелось бы верить, что к завтрашнему дню это пройдет. Ну, просто безумно хотелось верить.
  Я отдала распоряжения ближайшему слуге и вернулась в комнату, разыскивая свои туфли.
  - Ну и куда ты собралась? - насмешливо спросил Повелитель.
  - В одну из гостевых спален. Я так понимаю, что Блэк у меня в комнате надолго, а я спать хочу, между прочим. Мне вчерашней ночи по горло хватило, к тому же завтра у нас день легким быть не обещает.
  - Не вовремя все конечно, - пробормотал Александр, задумчиво глядя в пол. - Если я задержусь у Теневых, сама справишься?
  - А у меня есть варианты? - я, наконец-то, нашла свою обувь, обулась и подхватила недоеденный торт, собираясь покинуть гостеприимного хозяина, мужчина поднялся следом за мной, я подняла на него глаза в немом вопросе.
  - Пойду, провожу тебя и защиту на комнату поставлю, мало ли, - пожал он плечами, все еще прибывая где-то в своих мыслях. Я возражать не стала. Серьезным и задумчивым Алекс был крайне редко, такие моменты можно было пересчитать по пальцам, он все больше шутил и паясничал, причем мог делать это с абсолютно серьезным выражением лица.
  Мы молча дошли до зеленой гостевой, Александр также молча проверил комнату и, в полной тишине поставив на нее защиту, направился назад. Я в это время была занята тортом, но проводить его все-таки встала.
  - Спокойной ночи, Софи, - отрешенно проговорил он, наклонился, поцеловал меня в макушку, прижавшись на миг всем телом. Я даже среагировать не успела, как он закрыл перед моим носом дверь, так и стояла с набитым ртом, глупо хлопая глазами.
  Это сейчас что было?
  Я рухнула на кровать и уставилась в потолок. Что же его так тревожит? Дурацкое нападение? Как будто первое, честное слово. Нет. Здесь что-то другое... Но то, что Алекс сейчас не совсем в себе, более чем очевидно. Может просто устал? Я вздохнула, перевернулась на живот, а мысли продолжали крутиться в голове.
  Вообще не удивительно, этот месяц для всех выдался тяжелым, и, к сожалению, он еще не закончился. Завтра подписание договора, а вечером дурацкий бал. Я поморщилась, поднялась на ноги - сна ни в одном глазу и руки трясутся. Перенервничала.
  О нападавшем думать не хотелось, о том что случилось, тем более. Блэк разберется. Я распахнула окно и с шумом втянула в себя свежий воздух. Это не первое нападение на меня, не в первый раз у моего горла нож, но почему-то сегодня особенно страшно. И не спится. Точно перенервничала. Действительно, что ли до библиотеки дойти, не усну ведь. Правда, Алекс, если поймает, порвет на части, но удача улыбается смелым. Я захлопнула окно и выскользнула в коридор, а через двадцать лучей уже сидела с книжкой на кровати и листала страницы, особо не задумываясь над тем, что читаю. Так и уснула с фолиантом по травам на коленях.
  Не мудрено, что проснулась не в настроении и абсолютно разбитой, а сегодня разбитой быть никак нельзя. У меня слишком много дел, надеюсь, дознаватели и слуги уже закончили в моей комнате - мне нужны мои настойки, новое платье и душ.
  Я кое-как привела себя в порядок, переплела растрепавшую за ночь косу и направилась к себе, чтобы, открыв дверь, недоуменно вытаращиться на сидящего в кресле Блэка. Мужчина мирно спал прямо в одежде, уронив голову на грудь. Ну, хоть комнату убрали и труп вынесли.
  Я сделала всего пару шагов, но шуршания юбок хватило, чтобы он подскочил на месте и потянулся к кинжалу, висящему на поясе.
  - Это всего лишь я, - поприветствовала снежного барса.
  - Софи, прости, - тряхнул оборотень пару раз головой, - сам не заметил, как уснул.
  - Все в порядке, я понимаю, - кивнула, наблюдая, как он медленно поднимается, пытаясь не совершать резких движений. - Сейчас найду для тебя настойку. - Направилась я к шкафу.
  - Ты сама-то как? - вопрос заставил круто развернуться на месте и уставиться в бледно-голубые глаза.
  - Все в порядке, - осторожно ответила я. Чего они так все суетятся? - Что происходит?
  - Ничего, - мужчина тряхнул головой, словно отгоняя какие-то мысли. - Просто... у тебя синяки под глазами, руки дрожат.
  - Очередная бессонная ночь, а сегодня предвидится еще одна, - пожала я плечами, закапываясь в шкаф, отыскивая необходимые склянки.
  - Прости.
  - Тебе не за что извиняться.
  - Есть, если на тебя напали, значит, мы недосмотрели. И ведь в этот раз все могло быть очень серьезно, ты могла пострадать.
  - Блэк, я не хочу об этом думать, я не хочу об этом говорить, я не хочу ничего знать. Не сейчас. Не до того.
  - Прости, - я чуть зубами не заскрипела.
  - Извинишься еще раз и вместо тонизирующего получишь слабительное, - пригрозила я, командир волков засмеялся, а потом его взгляд упал на разорванный ворот и он резко замолчал, слишком резко. Нахмурился.
  - Мы найдем их, обязательно найдем.
  - Я знаю, - я протянула барсу пузырек с тоником. - Думаю, глотка хватит, - мужчина благодарно принял из рук лекарство. - А сейчас Блэк, извини, но мне надо переодеться.
  - Да, конечно. Кстати, Алекс попросил приставить к тебе охрану, - замер он возле двери, а я с трудом удержала челюсть на месте.
  - Я отказываюсь, - еще мне не хватало, чтобы за мной по пятам волки ходили.
  - Софи, мне жаль, но это не обсуждается, - я сжала руки за спиной в замок, - Алекс был предельно категоричен. - Каким чудом я не выругалась вслух, сама не знаю, но в последний момент сдержаться все же удалось.
  - Я их знаю? - сделав пару глубоких вдохов, спросила я.
  - Драг и Лерой, - озвучил мне имена барс. Я кивнула, и капитан волков скрылся за дверью, я же отправилась в душ, по пути глотая настойки. Драга я знала, достаточно хорошо, сильный волк, опытный дознаватель, имеет в любовницах Миранду, ко мне относится ровно, что радует. А вот второй... Что-то я слышала о нем от Алекса и от самого Блэка, имя достаточно часто проскальзывало в разговорах, вот только я не прислушивалась. Хорошо бы выяснить у кого-нибудь, что за фигура такая этот Лерой.
  Я застегнула последние пуговицы, поправила перчатки и вышла за дверь. Если бы не нехватка времени, я бы связалась с Ником, а так придется все узнавать опытным путем.
  - Госпожа Заклинательница, - тут же проорали над ухом, я закрыла глаза, с шумом втянула в себя воздух. Началось.
  - Господа волки, - кивнула я и направилась в сторону большой парадной залы, рассматривая из-под ресниц Лероя. Горгулья, высокий, плечи широкие, взгляд цепкий и сосредоточенный, нос сломан был и... хвост, длинный толстый хвост. Ладно, посмотрим, надеюсь, его предупредили о моих особенностях. Судя по тому, что держался мужчина на расстоянии, предупредили, с другой стороны он мог просто копировать поведение Драга.
  В полной тишине мы дошли до зала, а там на меня обрушился гул и гомон голосов слуг, звяканье посуды, звук передвигаемых столов и стульев. Я оглядела бедлам, творящийся вокруг, и еще раз глубоко вдохнула. День обещал быть длинным и не особо приятным. Успеть бы все. Выдержать бы все.
  Я сжала в руке накопитель, оставленный мне Алексом, и окунулась в работу. Проверить меню, совятник, сад, оранжерею и гостевые, проследить, чтобы ничего не напутали со столами и расположением гостей, переговорить с фрейлинами и придворными дамами, дать последние дополнительные указания начальнику дворцовой стражи, встретить заклинателей льда, убедиться, что дворцовый оркестр сегодня в полном составе. Я носилась из одной части дворца в другую, понимая, что ничего не успеваю, и с каждым следующим оборотом мне становилось все хуже и хуже: слишком много вокруг других существ, слишком тяжело их волнение, слишком сильно оно давит на грудь и бьет по вискам. Было неимоверно жарко, кружилась голова, и хотелось срочно забраться в холодильный шкаф. Что ни говори, а лето однозначно не мое время года, да и волки, незаметно подобравшиеся слишком близко, мне отнюдь не помогали. Я всей кожей чувствовала жар, исходящий от их тел, давление чужой силы, и от этого становилось еще хуже, не спасало даже платье. Слишком много грунов, слишком долго я нахожусь среди них.
  Через пять оборотов я раздавила в руке первый накопитель и вздохнула чуть свободнее. Жалко, правда, что его действия хватило ненадолго. Еще через два оборота пришлось уничтожить и второй, потом третий, четвертого хватило всего лучей на двадцать. Я медленно, но верно перегревалась. В какой-то момент закружилась голова, а перед глазами замелькали черные мушки.
  Скорее бы Алекс вернулся.
  Но Повелитель словно нарочно тянул время, а дел все прибавлялось и прибавлялось, список вопросов, требующих моего непосредственного участия, все рос и рос, и когда мне, наконец, удалось добраться до своей комнаты я почти валилась с ног. Дышать было нечем, платье из-за пота неприятно липло к телу, а ноги отказывались передвигаться. Я захлопнула дверь прямо перед охранниками и сползла по ней на пол, давя в руке последний кристалл. Мне бы только до ванной добраться и хотя бы лучей сорок никого не видеть и не чувствовать.
  Кое-как содрав с себя платье и белье, я добралась до заветной комнаты, набрала ледяной воды и со стоном перекинула безвольное тело через бортик.
  Как выяснилось через тридцать вдохов, стонать было плохой идеей - снеся дверь с петель, в помещение ворвался горгулья.
  Я сидела по нос в только начавшей покрываться коркой льда воде и устало смотрела на возмутителя своего спокойствия. Мужчина быстро оглядел комнату, заглянул под пуфик, крутанулся на одном месте, а потом уставился на меня, я лишь вопросительно выгнула бровь в ответ.
  Вдох, два, три. Полная тишина и никакой реакции.
  Его глаза неотрывно смотрели на меня, руки сжимали рукоятку меча, хвост метался из стороны в сторону.
  Вдох, два, три.
  - Господин Лерой, - я подняла голову, ломая тонкий наст, - извольте объясниться.
  - Вы стонали, - как на духу выпалил мужчина, даже не подумав отвернуться.
  - И что? - я вымоталась, я проголодалась, у меня болела голова, и горело все тело - ну, не пропадать же такому замечательному настроению, в самом деле?
  - Вы стонали, - невозмутимо повторил горгулья, все еще разглядывая трещинки на льду.
  - Господин Лерой, сколько вам лет?
  - Сто сорок пять.
  - У вас строгие родители?
  - Нет.
  - Вы учились в какой-нибудь военной закрытой академии для мальчиков?
  - Нет.
  - Вы сидели в тюрьме?
  - Нет, - прозвучал уже более осмысленный, а потому осторожный ответ.
  - Может быть, были в изгнании?
  - Нет, - мужчина нахмурился.
  - Вы, простите, мужеложец? - поделилась я последней догадкой.
  - Что? Не понимаю...
  - Честно говоря, я тоже в растерянности, - перебила я горгулью. - У вас проблемы с...
  - Лерой! - в проеме ванной появился Драг, обрывая меня на полуслове, но судя по выражению лица горгульи, договаривать мне было не обязательно.
  Оборотень схватил друга за плечо, разворачивая ко мне спиной, отвернулся сам и боком, неуклюже поклонился.
  - Она стонала, - оправдался хвостатый, я закатила глаза.
  - Простите, госпожа Заклинательница, я отлучался на кухню, - зло проговорил волк, сильнее сжимая пальцы на плече друга.
  - Все в порядке, господин Драг, вы вовремя появились. И раз уж вы здесь, у меня к вам будет несколько просьб. Верните дверь ванной в ее прежнее состояние и положение, заберите вашего напарника отсюда и вообще из моих покоев, а также будьте добры, объясните ему, что женщина может стонать не только от боли, но и от наслаждения. Его неосведомленность в данном вопросе вызывает недоумение и кажется не совсем нормальной.
  - Что?! - рявкнул Лерой, прежде чем волк успел наступить ему на ногу.
  - Мой вам искрений совет, господин Лерой, - невозмутимо продолжала я, сверля взглядом спину горгульи, - поймайте любую дворовую девку и проведите с ней ночь. Думаю, для первого раза ее просветительского таланта хватит, - мужчина было дернулся повернуться, но Драг на этот раз среагировал вовремя и просто вытолкал засранца за порог. Хвостатый раздраженно сопел и скидывал с себя руки напарника, что-то бурча под нос, но к выходу из моей комнаты все же шел, что наталкивало на мысль о наличии у него здравого смысла.
  Через четыре луча волк вернул дверь на место, и я снова ушла с головой под воду, пытаясь остыть, как в прямом, так и в переносном смысле. В итоге сделать и то и то толком так и не получилось. Вылезла я из воды только через полтора оборота. Вылезла и тут же мысленно застонала: ветра сообщили, что Алекса во дворце по-прежнему нет, а вот знать уже начала потихоньку стекаться, прибыли министры и Дуглас. Алексий, Димитрий и Николай, судя по всему, стояли под моей дверью. Я плотнее завернулась в халат и распахнула шкаф, полностью игнорируя такой занимательный факт, как наличие троих оболтусов за спиной.
  - Софи, как ты себя чувствуешь? - первым подал голос Димитрий.
  - Благодаря тебе хорошо, - на кровать полетело платье.
  - Мы волновались, Софи, - поддержал друга Алексий.
  - Еще бы вам не волноваться, случись что со мной, и некому больше будет вас покрывать перед родителями, - фыркнула я, и на кровати оказались перчатки, так и быть нижнее белье достану потом - нечего травмировать мальчишек. Белье и перчатки - моя слабость. Я люблю красивые, порочные вещи, и плевать, что кроме меня их никто не видит. Они помогают мне чувствовать себя женщиной, а не холодной стервой и ледяной дрянью.
  - Софи, ты не справедлива, - вступил в разговор Николай, - мы действительно волновались.
  - Со мной все хорошо, - повернулась я к мальчишкам, - правда.
  - Почему тогда у твоих дверей Драг и Лерой? - спросил Алексий.
  - Распоряжение твоего Повелителя, - отмахнулась я. - Кстати, что вы можете мне рассказать о горгулье? Давно он в волках? - я оглядела всю троицу: высокого и тонкого, как щепка, Димитрия, чуть полного, но не менее смазливого Алексия и хмурого Ника.
  - С чего ты взяла, что Лерой волк? - изумился последний, я склонила голову на бок. - Он - младший граф Сиорский, у нас уже три года. Говорят, на него за что-то сильно прогневался родитель, вот и отправил его к Алексу уму разуму набраться, - хотелось застонать в голос, побиться дурной головой о стену, отругать себя за невнимательность. К волкам присоединился около года, до этого преподавал в нашей академии, но видимо, надоело. Преподавал военное дело, практику. Предельно честный, прямой, жесткий, нас гонял, как щенков. Мы после его тренировок еле-еле до коек доползали.
  - Зачем его ко мне приставили? - ни к кому конкретно не обращаясь, тихо спросила я.
  - О его личной жизни почти ничего неизвестно. Нормальный, в общем-то, мужик, как все, - пожал плечами Димитрий. - А к тебе думаю, приставили, чтобы не лез куда не надо, граф все-таки, пусть и младший.
  - Не знаю, - задумчиво пробормотала я, а потом громко хлопнула в ладоши. - Мальчики, если у вас ничего срочного и раз вы убедились, что со мной все в порядке, то я хотела бы все-таки подготовиться к балу. - Парни дружно закивали и направились к выходу, Димитрий в дверях задержался.
  - Мы действительно волновались, - серьезно смотря мне в глаза, проговорил он, - и действительно рады, что с тобой все хорошо.
  - Спасибо, - на миг улыбнулась я, а потом все же закрыла за компанией дверь.
  А через пол оборота в проеме возник Александр уже полностью готовый к предстоящему событию: в бело-серебристом камзоле, темно-синем шейном платке, с посохом в руках, даже косу заплел. Криво, правда, но усилия я оценила.
  - Как ты тут? - спросил он, целуя мне руку, дышать сразу стало легче: зуд, наконец-то, отступил полностью, стало легче дышать, будто в душной комнате окно открыли, и температура тела вернулась в норму.
  - Жива, - я втянула его внутрь и подтолкнула к креслу, становясь за спиной. - Садись.
  - А что не так? - деланно изумился он. - Сам плел.
  - Да уж вижу, почему камердинера не попросил?
  - Сам хотел, - буркнул он, а я быстро собирала в руки рассыпавшиеся белые пряди. Не то чтобы это занятие доставляло мне какое-то особое удовольствие, просто выпустить его в таком виде в свет, было выше моих сил. Ему простят. Ему все всегда прощают, стоит этому наглецу улыбнуться, а вот я весь вечер буду дергаться. Да, я люблю, когда все идеально, даже такая мелочь, как коса Повелителя.
  - Готово, - я вышла из-за кресла и направилась к двери, Алекс через вдох оказался рядом, подавая руку.
  - Зачем ты приставил ко мне Лероя?
  - Хорошо, что вы уже познакомились, - улыбнулся Алекс, я недоверчиво на него покосилась, кстати, охранников позади не наблюдалось. - Пока мы не найдем заказчика, Лерой будет сопровождать тебя везде.
  - А Драг? - еще больше насторожилась я.
  - Драг нужен был только на сегодня, чтобы ввести горгулью в курс дела.
  - Алекс, что за бред?
  - Софи, я не могу игнорировать вчерашнее происшествие, но и быть рядом постоянно тоже не получится. Все, обсуждению это не подлежит.
  - Почему именно он, - никак не могла успокоиться я.
  - Из-за наших гостей. Я не хочу слухов и скандалов, не хочу, чтобы случившееся стало достоянием гласности, не хочу спугнуть тех, кто за этим стоит, да и тебе будет спокойней.
  - Я - приманка, - опешила я. - А он? Только не говори, что...
  - Софи, вы просто друзья, изображать из себя влюбленную в него дурочку тебе не придется. Можешь выдохнуть, да и все равно не получится у тебя, - с ответом я не нашлась, только тихо скрипнула зубами, глотая слова, которые так и рвались с языка. Тихо Софи, спокойно, это еще не конец света.
  В полной тишине мы миновали жилые комнаты, спустились на первый этаж, не знаю, о чем думал Алекс, я старалась усвоить полученную информацию.
  - Ты сегодня удивительно молчалива, - нарушил он тишину, когда мы уже свернули в нужный коридор, я отвечать не стала, за меня все сказало выражение лица. - Софи, милая, я знаю, что подобные мероприятия тебе удовольствия не доставляют, я знаю, что ты устала, но очень прошу тебя потерпеть хотя бы два оборота. Пустим пыль в глаза, станцуешь несколько танцев и сбежишь.
  - То есть ты полагаешь, что на данный момент меня это беспокоит, - не удержалась я.
  - Лерой вполне нормальный мужчина, приятный собеседник, он достаточно умен и силен, чтобы тебя защитить, я знаю его с детства. Поверь, он не доставит тебе лишних проблем, не полезет без необходимости.
  - Ну-ну, - покачала я головой.
  - Зачем ты заклинала вчера без меня?
  - Я не заклинала, - вздохнула я, с готовностью меняя тему. - Просто зелье варила, немного напутала с плетением.
  - Что за зелье? - насторожился Повелитель.
  - Отворотное, - у Алекса глаза на лоб полезли.
  - Для Дугласа, - шепнула я. - Лучше скажи, как все прошло? Что в Инивуре?
  - Прошло все хорошо, а вот бардак там, конечно, страшный. Но Стэр знает, что делает, через месяц Теневые начнут осушать и чистить болота, Орский лес. Территорий им более чем достаточно, сама знаешь, на западе в трех суманах пути никого живого.
  - Там же рядом пустоши,- нахмурилась я.
  - Серьезно думаешь, что они станут проблемой для охотников? Дакар наоборот в предвкушении, уже новый учебный план разработал, - отмахнулся Алекс. - Учитывая связи и знания ректора, нашу поддержку и активное вмешательство в этот вопрос врайтов полагаю, они справятся. Не скоро, но все будет.
  - Ты так уверен, - передернула я плечами. - А ведь твои министры правы - многим не понравится перестановка сил в Мироте.
  - О, ну спасибо, что открыла мне глаза, - скорчил рожу Александр. - Софи, поверь, желание этих существ жить - самое сильное их оружие, самый действенный стимул. Слишком многим они пожертвовали, слишком многие им должны, в том числе и мы. Да, будет тяжело, упырски тяжело, да, им захочется скрипеть зубами и выть от злости и ярости, но они встанут на ноги, иначе, зачем им возвращаться? В чем смысл?
  - Философ, тоже мне, - закатила я глаза, как раз перед тем, как мальчишка лакей распахнул перед нами двери. Я поспешно оглядела плоды своей работы и с облегчением выдохнула: все на своих местах, все сверкает и блестит. А делегация дроу выглядит довольной. Темные эльфы почтили нас своим присутствием еще два дня назад, с целью погостить. Формулировка, скрывающая за собой поиски мужа для младшей принцессы. Насколько мне было известно, у нас она планировала становиться на месяц, потом в списке шли горгульи, восточные вампиры, южные эльфы и василиски. Врайты недавно отпали. Помимо прочего было еще одно обстоятельство, буквально вынудившее принцессу пуститься в бессрочное путешествие: невероятно, но факт - за пределами родной страны Амелии было куда безопасней, чем дома. Сейчас у дроу шла откровенная грызня за власть. Полгода назад кто-то выкрал из хранилища Призму - артефакт, с помощью которого жрецы короновали правителей темных эльфов веками. Удачно выкрали, как раз перед тем, как Вадар должен был взойти на трон. В общем, сейчас дроу искали Призму и активно плели интриги, а Вадар пытался удержать с каждым вдохом ускользающую власть. Картафида разделилась на три лагеря, и оставаться в этом бедламе молодой эльфийке было слишком опасно. Не думаю, что Амелия серьезно рассчитывает выйти за Повелителя, учитывая его репутацию, с другой стороны все может быть. Я встряхнулась и снова перевела взгляд в зал, рассматривая делегацию. Александр вдохновенно произносил приветственные слова, я сильнее цеплялась за его руку, чувствуя приятный холодок на коже, и исподтишка рассматривала дроу. Статные, высокие с правильными чертами, сильные и поджарые мужчины, и маленькая тоненькая Амелия среди них, как цветок среди скал. Девушка явно нервничала, но держалась великолепно, улыбалась, тоже что-то говорила, большие глаза с любопытством оглядывали зал. Живая и уютная, но немного беспокойная.
  -...Софи - Главная Ведьма Севера, Заклинательница Бурь, - пробились в сознание слова Алексндра, надо сказать вовремя. Я сдержано склонила голову, чуть шире улыбнулась. Мальчик-обаяшка переложил посох в другую руку, я накрыла его ладонь своей, закрывая глаза, призывая стихию. Закололо кончики пальцев, пробежали мурашки, щеки поцеловал северный ветер. Зима пришла почти неслышно, закружилась и зазвенела в воздухе, наполнила грудь радостью и легкостью, вызвала действительно искреннюю улыбку.
  - Вы впервые в Стронбурге, - голос Алекса доносился, как сквозь пелену. Было совершенно неинтересно и неважно, что он сейчас говорит. Лучше я послушаю стихию, - и мы рады приветствовать вас во дворце. У грунов есть традиция - Зима должна поприветствовать каждого только ступившего на нашу землю, тогда все то время, что вы пробудите здесь, вас будет сопровождать удача. - Он говорил что-то еще, зал притих, а я ощущала рокот силы в себе, стиснула его руку на посохе, давая понять, что стихия рвется из меня. Еще три вдоха, и держать больше нет сил. Как вода из подземных источников пробивается сквозь песок, так и Зима ринулась наружу. Ухватить ее за хвост и направить в посох удалось почти в последний момент. И брызнул в стороны свет, и дрогнул воздух, а на гостей тихо падал снег, тая на волосах и руках, через вдох зал наполнился криками и аплодисментами, эльфы удивленно выдохнули, чем заставили меня перевести на них взгляд. Снова послышался удивленный выдох. Ну да, белые волосы и белые глаза зрелище то еще. Хотя по моим ощущениям прийти в себя я должна буду где-то через пол оборота.
  Потерпят.
  - Удачи, - улыбаюсь я отчего-то онемевшими губами, глядя на гостей, и голос звучит громко и четко. Не мой голос, голос стихии, а последняя снежинка ложится четко на самую макушку эльфийки. Почтенная делегация почтенно склоняет головы. Зал приветствует темных.
  - Ты ледяная, - прошептал Алекс, я насмешливо едва приподняла бровь. - Ты не поняла, на руки посмотри, - я осторожно отогнула край перчатки и задержала на вдох дыхание: кожа превратилась в тонкий лед, витиеватый узор инея покрывал всю видимую часть, терялся где-то под рукавом.
  - Я вся такая? - Александр едва заметно кивнул, помогая мне спуститься с возвышения. - И лицо? - снова кивок. Отлично. Просто замечательно. - Если через двадцать лучей не пройдет, я уйду отсюда. - Растягивая губы в приветственной улыбке Бьорку, прошептала я, Повелитель слегка склонил голову, одновременно здороваясь с Сириусом, и соглашаясь со мной.
  Как только мы поравнялись с эльфами, я освободила руку Ала и отошла назад и в бок, зная, что он правильно расценит мои маневры. Широкие спины мужчин не позволят посторонним увидеть то, что я делаю, советники тоже все поймут.
  Я улыбнулась молодой дроу и ее сопровождению и начала проверять организм, стараясь понять, что именно вызвало обледенение. Раньше такое случалось, только если я долго держала Зиму, но сейчас не прошло и двадцати лучей... Надо было найти причину.
  Общий пониженный тонус, недосып, легкое истощение, незначительная физическая перегрузка, немного повышенная нервная возбудимость - последствия непростого месяца? Едва ли, он, конечно, выдался напряженным, но бывало и хуже, так отчего я такая потрепанная? Надо смотреть потоки.
  Я погрузилась чуть дальше в себя, краем уха все еще следя за беседой, и сосредоточилась на силе внутри. Может что-то пропустила вчера вечером? Не до конца избавилась от магии Лукаса и нападавшего?
  Увиденное чуть не заставило удивленно охнуть: пульсирующие, сильные, тугие нити, как натянутые канаты. Очень яркие, очень мощные, они оплетали меня с ног до головы, у основных потоков раза в два выросло количество ответвлений, а главная струя, проходящая по позвоночнику напоминала скорее реку, чем так привычный мне ручеек. И это почти пугало.
  Такой резкий скачок сил добрым знаком назвать сложно, особенно не зная его причин. С другой стороны, стало понятно, откуда взялась общая усталость и истощение организма: тело пыталось справиться с магией, "переварить".
  Легкий тычок в бок заставил отмереть в один миг, Александр повернулся ко мне, глазами отчаянно показывая на эльфийку, я вскинула вверх брови.
  - Софи, ты же позволишь Амелии удовлетворить ее любопытство, - правильно растолковал мою мимику грун, - думаю, от простого прикосновения через одежду ничего не случится.
  - Госпожа Софи, пожалуйста, позвольте! - с детской непосредственностью и блеском в глазах спросила темная. Я незаметно отогнула край перчатки. Все постепенно возвращалось к обычному состоянию: пропал инеевый узор, появились небольшие участки нормальной кожи.
  - Прошу, - протянула я руку девушке.
  - Холодная! - с восторгом воскликнуло юное очарование, крепче сжав мою ладонь в своей. Я терпела, непринужденно улыбалась и надеялась, что суровые остроухие дядечки не станут повторять действий своей принцессы. - А можно..., - и не договорив, потенциальная невеста потянулась к моим перчаткам.
  - Не стоит, - Александр ловко перехватил руку девушки и поднес ее к губам. - Можете обморозить ваши прелестные пальчики. - Прелестная хозяйка прелестных пальчиков бросила на меня немного разочарованный, но еще более любопытный взгляд. Я строго кивнула, подтверждая слова Повелителя.
  В компании темных эльфов пришлось проторчать еще пол оборота, пол оборота отвечать на привычные, местами глупые вопросы по-прежнему восторженной Амелии и заинтересованно слушать, как ей и ее спутникам у нас нравится, какое тут все необычное, и как она рада своему визиту к грунам. А через пол оборота под предлогом того, что надо дать отмашку музыкантам, я поспешила сбежать из этого царства липкой патоки и засахаренного меда. Но к оркестру я все же сходила, дабы не быть уличенной во лжи.
  Мне оставалось всего несколько шагов до восточного выхода, когда мой локоть осторожно сжали, а по залу разнеслись первые аккорды аламеты - традиционного для грунов танца.
  - Граф Сиорский, - слегка поклонилась я, глядя в зелено-карие глаза горгульи.
  - Госпожа Софи, - поцеловал мне руку Лерой, - не согласитесь ли потанцевать? - было стойкое, почти непреодолимое желание ответить отказом, но... Но слева в двух шагах от нас обнаружилась вдова Домаль - первая придворная сплетница с чрезмерно богатой фантазией - и пришлось согласиться, а мимолетная ухмылка на лице моего временного охранника заставила задуматься.
  - Избитый трюк, - прокомментировала я, когда мы встали в общий круг, граф аккуратно обнял меня за талию, заставив удивиться отсутствию неприятных ощущений.
  - Зато он сработал, - ничуть не смущаясь, ответил мужчина, на правой руке блеснула тонкая цепочка.
  Какой предусмотрительный мужчина.
  - Смотрю, вы расспрашивали обо мне, - продолжал тем временем партнер по танцу.
  - Как и вы, - показала я глазами на браслет, игнорируя провокацию, пытаясь не запутаться в собственных ногах и движениях. Аламета - танец быстрый, легкий, со сменой партнеров и короткими отрывистыми скачками дался мне далеко не с первого раза и любимым так и не стал, хотя танцевать я, в общем-то, любила.
  Ага.
  Голой. При луне.
  - Я - ваш защитник на какое-то время, должен же я хоть что-то знать о вас, - чтобы слышала только я, сказал горгулья.
  - Данное утверждение верно и для меня. Не видела вас раньше на подобных мероприятиях, - тоже едва слышно и слегка неловко поддержала я вынужденную беседу. Голова была занята другими мыслями. Скорее бы кончился дурацкий танец, скорее бы сбежать в библиотеку.
  - Я не очень люблю дворцы, предпочитаю простор неба, - открыто улыбнулся граф. Ответить я ничего не успела, так как произошла смена партнеров, потом еще одна и еще, а когда все-таки вернулась к Лерою, он не дал мне этого сделать. - Улыбнитесь Софи, мы же с вами друзья, а вы так серьезно на меня смотрите.
  Я дернула уголком губ.
  - А разве друзья не могут вести серьезных бесед? - очередная смена партнеров, и я перешла во внутренний круг.
  - Могут, - кивнул мужчина, снова оказавшись рядом, - но мне это несвойственно.
  - Госпожа Софи, любит вдумчивых собеседников, - раздался голос Александра справа. Лерой кивнул поверх моей головы Повелителю и вернул ко мне свой взгляд.
  - Что ж, тогда давайте, поговорим серьезно, - мы перешли на другую сторону круга. - Какие цветы вы любите?
  - Цветы? - совсем неподобающе округлила я глаза.
  - Да, Софи. Букет из каких цветов вы хотели бы получить?
  - Из бесцветных осенних листьев, - усмехнулась я. - Потемневших, порванных, ломких. - Нужно отдать графу должное, свое удивление моим словам он показал лишь молчанием и вздернутыми к верху бровями. Я поменялась партнерами с принцессой.
  - Темные осенние листья, - полувопросительно, полу утвердительно снова влез Алекс, - это знак того, что совсем скоро наступит Зима, верно?
  - Верно, - сама не ожидая, призналась я, отчего-то на миг почувствовав себя неуютно.
  Три шага, два поворота, и я опять в руках графа, а музыка, наконец-то сбавляет темп.
  - Я запомню. А что еще вы любите, Софи? Чем увлекаетесь?
  - Люблю, когда мужчина в состоянии признать свои ошибки, - намекнула я на так и неполученные извинения за инцидент в моей ванной.
  - Ошибка - понятие неоднозначное, - ухмыльнулся наглец. - То, что для вас выглядит как оплошность, на мой взгляд, приятное недоразумение. - Несколько вдохов я пыталась переварить услышанное, но следующая его реплика почти заставила меня оступиться. - Хотя я вас понимаю, я тоже ценю в женщинах данное умение. Вы сегодня были возмутительно непочтительны, задавали мне неприличные вопросы.
  - Господин Лерой...
  - Но так и быть, я закрою на это глаза, - и мужчина действительно прикрыл глаза. Я была готова остановиться и бросить его посреди танца, но в следующий вдох уже взяла себя в руки, лукаво улыбнувшись. Кто-то, кажется, проверяет мою выдержку?
  - Думаю, сейчас, вам лучше смотреть в оба. Иначе мы с кем-нибудь непременно столкнемся.
  - Вы правы, - усмехнулся Лерой. - Кстати, вы великолепно танцуете, - звучание инструментов стихало.
  - Часто практикуюсь, - считая вдохи до окончания аламеты, ответила я, заставив мужчину пару раз негромко хохотнуть.
  - А какие еще у вас таланты, Софи?
  - Знаете, у меня есть удивительная способность, - мелодия наконец-то растаяла в воздухе, и горгулья склонился над моей рукой.
  - Какая же? - разгибаясь и отпуская мою руку, выгнул он бровь.
  - Избавляться от раздражающих факторов, - граф склонил голову на бок. - Смотрите внимательно, - Я отошла от него на несколько шагов, оглянулась. Спиной к нам стояла одна из придворных дам. Отлично. Подойдет. Я схватила за руку Миранду, и подвела ее к Лерою. - Госпожа Миранда, не согласитесь ли составить господину графу компанию на следующий танец? - и, не давая зардевшийся девушке вставить и слова, продолжила. - Он, как вы знаете, редко бывает во дворце, мало кого здесь знает, а мне, к сожалению, надо отлучиться.
  - С удовольствием, - присела в поклоне грун, горгулья вполне отчетливо скрипнул зубами, я же поспешила скрыться в толпе, стараясь как можно быстрее добраться до выхода.
  Вот только...
  Вопрос собственной безопасности, все же меня волновал, почти так же сильно, как и увеличившиеся силы. А потому за дверью, я попросила двоих из шестерки стражей, охраняющих зал, проводить меня до библиотеки. Конечно, они сочли это за честь. Даже остались со мной внутри и терпеливо ждали, пока я открывала окно, доставала манок и звала Кахиму.
  Сова прилетела буквально через несколько лучей, с трудом, но все же протиснулась в узкую для нее раму, и дала над собой поиздеваться. Я уменьшила ее ровно на половину и только потом отпустила охранников. Заклинание было тяжелым, недолговременным и периодически сбоило, но мне много и не надо: пол оборота вполне хватит, чтобы отыскать нужные книги и подумать в тишине. Я особо не обольщалась - Лерой быстро избавится от навязанной ему спутницы, и так же быстро отыщет меня.
  - Охраняй, - я погладила по голове свою пернатую подругу и принялась за изучение полок.
  В последнем литкралле Епифания рекомендовала мне просмотреть одну книгу с практиками старых шаманов, еще неплохо было бы отыскать литкралл, где был записан общий описательный курс, и, пожалуй, прикладная магия тоже сгодится.
  Я просматривала книги на полках скорее интуитивно, доверяясь своему чутью, чем осознанно искала что-то конкретное. Глаза перебегали с корочки на корочку, с кристалла на кристалл, а мысли вертелись вокруг нападавшего.
  От мужчины пахло болотами, он был одет в прочную, новую одежду, а вот оружию доверял старому. Действовал быстро и почти бесшумно, не колебался, его руки не дрожали, но вот слова заклинания произносил неуверенно, как будто в первый раз. Да и само заклинание было на редкость странным. Жаль, что плетение я не видела, только слова помнила. Говорил он, кстати, на всеобщем.
  Еще одна книга легла на стопку уже отобранных.
  Мужчина, скорее всего, был наемником. Отсюда закономерный вопрос: кто его нанял и... И туева туча возможных вариантов: начиная с местной знати, заканчивая теми же горгульями, которым вполне мог не понравиться заключенный с Теневыми договор. Все вокруг упорно считали, что неудобные и неприятные решения Александр принимает именно с моей подачи. Я, оказывается, имею на него неограниченное влияние.
  Смешно.
  И если "местное население" еще терзали некоторые сомнения по этому поводу, ввиду того, что они видели ситуацию изнутри, то внешний мир в этом нисколько не сомневался.
  Что ж... Вывод, в принципе, логичный, учитывая тот факт, что Повелитель Северных Земель окончательно "обнаглел" именно с моим появлением.
  Следующая книга заняла свое место на уже приличной башенке.
  Не то чтобы у него так испортился характер, нет. Просто Александр дураком никогда не был, не смотря на тщательные попытки таковым казаться. И без Заклинательницы предпочитал осторожничать, а с моим появлением полностью расслабился. Еще бы, его основное оружие снова с ним. Кто ж знал, что с оружием возникнут такие проблемы?
  Я достала с полки последнюю книгу как раз в тот момент, когда тревожно забив крыльями под потолок взлетела Кахима, а дверь в библиотеку с громким стуком распахнулась.
  - Кахима, все хорошо, - остановила я, готовую вцепиться в незваного гостя сову. - Белая красавица плавно развернулась и села на подлокотник кресла, не сводя огромных желтых глаз с мужчины.
  - Госпожа Софи..., - тихо начал Лерой, явно стараясь справиться со злостью.
  - Хорошо, что вы меня нашли, господин граф, поможете донести книги до комнаты, - перебила его я. - И еще... Скажите, вы действительно полагаете, что сможете спровоцировать меня на скандал вот так легко? Я семь лет во дворце, и подобное ребячество меня лишь утомляет. Поверьте, я точно также как и вы закалена в боях, только несколько иного рода. - Лерой резко поклонился, и, подойдя, поднял с пола книги, а вот в глазах сверкнуло упрямство.
  - Я - наглец, Софи, и упрямец каких поискать, - перешел мужчина на "ты", - но не дурак. Считаю, что в сложившихся обстоятельствах нам действительно лучше попробовать стать если не друзьями, то хотя бы приятелями. Я буду пытаться, но и от тебя жду того же.
  - Рада, что мы друг друга поняли, - чуть улыбнулась я, делая шаг к выходу.
  - Софи? - окликнул меня Лерой.
  - Да?
  - Твоя сова, кажется, нацелилась на мой хвост, - я обернулась через плечо и увидела, что Кахима действительно не сводит хищного взгляда с обозначенной части тела. Она перебирала на месте лапами, крылья подрагивали в нетерпении, а тело было немного наклонено вперед.
  - Кахима, не позорь меня, - щелкнула я пальцами. Птица тут же заняла вертикальное положение и отвернула голову. - Спасибо тебе, милая. - Подошла я к нахохлившейся маленькой притворщице, осторожно коснувшись рукой макушки. - Ты можешь лететь в птичник, а завтра мы с тобой обязательно погуляем. - Кахима тут же встрепенулась, взмахнула крыльями, зависла у меня над плечом, коснувшись крылом моей щеки, и в следующий вдох громко ухнув, вылетела в окно, через миг плетение, висевшее на ней, потеряло свою силу.
  - Извини ее, она еще молодая, любопытная.
  - Вся в хозяйку, - указал мужчина глазами на гору книг в своих руках. Я пожала плечами и открыла дверь, пропуская Лероя вперед.
  Молодая - да, любопытная - однозначно, нет.
  До моих покоев мы дошли в молчании, горгулья проверил комнату, плотно закрыл окно и, пожелав мне спокойной ночи, остался за дверью. Я же, приняв ванну и скинув платье, погрузилась в чтение и как всегда засиделась до рассвета. Информации было много, разной, и по большей части лишь теоретической, понять, что со мной происходит до конца так и не удалось. Вариант с магией Лукаса отпал практически сразу же, а вот странное заклинание надо было еще проверить, но это только завтра. Бал закончился пол оборота назад, Алекс скорее всего уже лег, а если не лег то... снова становиться свидетельницей его развлечений мне не хотелось.
  Я зевнула, задернула шторы, убрала книги на столик и рухнула спать.
  А на утро на подоконнике меня ждал подарок - аккуратно перевязанная серебристой лентой охапка потемневших осенних листьев и маленький вестник с коротким "извини".
  Лерой?
  
Оценка: 7.71*58  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Квин "У тебя есть я" (Научная фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | М.Иван "Пивной Барон 2: Староста" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | Ю.Клыкова "Бог — это я" (Научная фантастика) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | fessfenson "Жёсткий Старт. Том I?" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"