Вольная Мира: другие произведения.

Глава 19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Друзья, всем добрый день! С сегодняшнего дня, выкладка на СИ и литнете приостановлена. Полностью книгу можно будет прочесть на сайте на букву П..., я не уверена можно ли его называть тут вслух))))) Для этого надо будет просто добавиться в друзья. Спасибо! P.S. По всем вопросам пишите в групппу в вк или на личную почту Ваш автор и его неправильный Муз))))))

  Глава 19
  
  МараШелестова
  
  Меня разбудил лай Крюгера за окном. Радостный, звонкий собачий лай, так резонирующий сегодня с моим настроением.
  Но я все же заставила себя улыбнуться, пусть и через силу: домашние вернулись. На улице я отчетливо слышала звонкий голос Ксеньки. Улыбка стала более естественной и менее болезненной.
  Так, Шелестова, собралась и вперед.
  Прохладный душ помог привести в порядок опухшее лицо и совсем чуть-чуть - мысли.
  С кухни умопомрачительно тянуло оладьями и кофе - "Калифорния" снова ожила. Восстанавливалась так же, как и я, после вчерашних событий. Я помешкала немного у двери в ресторан, а потом все же толкнула створку.
  Кит и Ярослав сидели за столиком у барной стойки, склонившись над планшетом. Они были так близко друг к другу, что напоминали парочку подростков, впервые пришедшую в кафе. Оба были настолько увлечены, что моего появления не заметили.
  - Может, вам молочный коктейль один на двоих и две соломинки?
  - Мара, - Волков подскочил с места как ужаленный в желтых глазах почему-то мелькнула вина. - Как ты...
  - Нормально, - подняла я вверх руку в останавливающем жесте, прежде чем он успел сделать последний шаг ко мне. - И мы больше не будем об этом говорить, договорились?
  - Пока да, - прозвучало не очень обнадеживающе в ответ, и он все-таки шагнул ко мне и коротко поцеловал. - Доброе утро.
  - Доброе. Кит, - я выглянула из-за спины Гада, - я рада, что вы дома. Как отдохнули?
  - Я называл "Калифорнию" развалюхой? Забудь. В "Барселоне" течет каждый второй кран, а в подвале, уверен, маленькое мышиное тоталитарное государство. Не удивлюсь, если этот отель старше, чем наша галактика.
  - Ты преувеличиваешь, - скептически посмотрела я на парня.
  - Шелестова, ты хоть раз там была? Нет? Вот и не говори тогда о том, чего не видела.
  - У-у-у, - многозначительно протянул Волков.
  - В общем, я бесконечно рад, что вернулся домой, хотя Виктор - мужик нормальный. Пить умеет, - закончил панк.
  - Пить умеет? - в удивлении подалась я вперед.
  - Коктейли мешает нормальные. До моих не дотягивает, само собой, но с мастером вообще сложно сравниться.
  - О да, - улыбнулся Ярослав, - особенно по части скромности.
  - Чувак, где ты видел скромного панка?
  - А травка как? - выгнула я бровь, направляясь к кухне.
  - Травка тоже зачетн... - и оборвал себя на полуслове, поняв, что прокололся. - Зараза ты, Шелестова.
  - Надеюсь, близнецы не видели?
  - Да за кого ты меня принимаешь? - почти натурально возмутился бугай.
  - Чаще всего - за большого ребенка, - пожала плечами и толкнула дверь в святая святых.
  Теть Роза стояла напротив духовки, всматриваясь в ее недра и сверяясь с часами. Там, внутри, за стеклянной дверцей, томилось что-то в горшочках. Несомненно, что-то прекрасное. На блюде, рядом с плитой, поблескивали масляными боками оладьи. На кефире. Теть Роза всегда делала оладьи на кефире.
  - Доброе утро, теть Роз, - поздоровалась я, доставая тарелку с полки.
  - Марочка, прокинулася, доню? - повернулась ко мне женщина, и ее тело, как всегда, уютно всколыхнулось, любимые мною розовые шлепанцы скрипнули на кафеле.
  - Да, теть Роз. Я сегодня, видимо, на пожарника сдавать решила. Может, вам помочь чем-то? - оглядела я многозначительно кухню. - Только три часа, а вы уже и первое, и второе, и третье, и компот приготовили.
  - Звичайно приготувала. Хіба так можна? Пельмені, Мара, магазинні! Це ж мове тон.
  - Простите, - промямлила, вдруг действительно почувствовав себя виноватой. Только у теть Розы так получалось. - Я исправлюсь. Так вам помочь? - мне хотелось чем-то занять руки и голову заодно.
  - Не треба, дітвора і твої чоловіки все зробили. А Ярослав твій хороший, хоч і негідник великий, права я була. Ти тримайся за нього.
  - Теть Роза, - всплеснула я руками.
  - А шо "теть Роза"? Ти ж не посварилася з мізками, сподіваюся, щоб вважати, що це все просто так?
  - Нет, не поссорилась, - вздохнула, отворачиваясь к тарелке с оладьями, чтобы скрыть вмиг вспыхнувшие щеки. - Только я проблемная, теть Роз, очень проблемная, и отель проблемный. Полагаю, что, когда Волков все это затевал, не предполагал, что вместе с... жаркими объятьями ему достанется в придачу тридцать три несчастья и необходимость все это терпеть.
  - Знаєш, в чому проблема нинішньої молоді? Ви занадто багато думаєте. Наслухалися всіх цих мозгоправiв ...У нас все простіше було і зрозуміліше, - вздохнула повариха.
  - Сейчас просто время другое, теть Роз, - примирительно сказала, оборачиваясь, - без мозгоправов никуда. - Ярослав, кстати, тоже мозгоправ по профессии.
  - Ну, зовсім ідеальних чоловіків не буває, - немного нахмурилась женщина. Нахмурилась совершенно серьезно. - Ти вже досить доросла, щоб це розуміти.
  А я вдруг развеселилась, глядя на то, как моя прекрасная теть Роза защищает Гада. Уговаривает меня и искренне сокрушается по поводу ремесла Волкова.
  - Да, взрослая, - широкую, веселую улыбку скрыть не получилось.
  - О, ти диви, - уперла женщина руки в боки. - Раденька, шо дурненька. Ти красуня, і розумниця, ось ще ласкавіше з ним будь і не відштовхни, і тоді точно все складеться.
  - Ласковее? - не поверила я своим ушам.
  - Тільки не кажи, що мені треба пояснювати тобі, що відбувається за зачиненими дверима спальні між чоловіком і жінкою, - и снова она была совершенно серьезна. Недоверчиво-удивленное выражение отразилось сначала в глазах, а потом показалось и на всем приятном лице повара, во всей фигуре. Не знаю, как так получилось, но даже чуть-чуть подавшееся и наклонившееся вперед тело выражало удивление.
  - Не надо, - со смешком сказала, подхватывая свободной рукой банку с черничным вареньем.
  - Ось і не мороч мені те місце, де спина закінчує свою благородну назву! І собі заодно теж. Іди, снідай, - подтолкнула женщина меня к выходу.
  - Я люблю, вас, теть Роза, - увернулась от руки, чтобы поцеловать вкусно пахнущую, пухлую щеку.
  - І я тебе, підлиза, - и все-таки выпроводила меня из кухни.
  Ребята снова сидели, уткнувшись в планшет, почти соприкасаясь лбами. Я опустила свою тарелку на стол, выдвинула стул.
  - За тобой следила Ника, - не отрывая взгляда от планшета сказал Яр. - Она, видимо, сливала информацию Георгию.
  - Не понимаю, - покачала головой, - зачем ему следить за моей квартирой, да еще через твою бывшую. Как-то... - я откусила от оладушка... Божественно! - слишком много возни. Надо найти и допросить девушку.
  После этих слов повисла какая-то непонятная тишина, Гад неуловимо напрягся, глаза потемнели.
  - Что?
  - Мы уже никого не сможем допросить, Мар, - медленно начал Волков и, отвечая на мой немой вопрос: - Нику нашли мертвой.
  Я отодвинула тарелку в сторону, уставилась на Волкова. Мысли метались в голове, то ли пытаясь догнать друг друга, то ли, наоборот, окончательно разбежаться по углам.
  - Как ее убили?
  - Она выпила яд, предположительно сама, - спокойно начал Ярослав. Слишком спокойно. Кит, стараясь не шуметь, поднялся из-за стола, прошел за барную стойку, захватив с собой пустые кружки. - Умерла быстро, но страшно. А потом была избита.
  - Ярослав, мне жаль, - я сжала широкую горячую ладонь.
  - Да, - сухо обронил он. - Мне тоже.
  - Хочешь мне что-нибудь рассказать? Хочешь, поговорим о...
  - Кто из нас двоих психолог, колючка? - насмешливо выгнул он бровь.
  - Колючка?
  - Я когда тебя в первый раз увидел, там, возле отдела Сухаря, ты была похожа на колючку. Вся такая быстрая, порывистая, насмешливая, взъерошенная, - его теплая улыбка что-то сделала, сердце вдруг ухнуло в черную дыру. - Девочка-одуван.
  - Так одуван или колючка?
  - Не спрашивай, как это работает. Я свои ассоциации никогда не анализирую. Это пустая трата времени, недаром ведь у психологов тоже есть свои психологи, - золото змеиного взгляда по-прежнему обволакивало, пусть и стало теперь немного насмешливым.
  - Ладно, так что насчет поговорить?
  - Не знаю, - покачал мужчина головой, - мне просто жаль ее. Она могла бы жить, что-то делать, что-то создавать, куда-то двигаться, а теперь на прозекторском столе лежит под лампами. Из-за своей гордости и глупости, и неумения принимать отказы. Это... глупо.
  - Она боролась за тебя так, как умела.
  - Она боролась за себя, - грустно улыбнулся Гад. - Не за меня.
  - Я могу тебе чем-то помочь?
  - Лопай свой завтрак, Мара, - подвинул ко мне тарелку Ярослав. - И будь со мной.
  Я кивнула и принялась за еду.
  - А еще, мне кажется, я знаю, как прижать Георгия. И в этом нам, как ни странно, помогла Ника.
  Вернулся Кит, поставив перед нами кружки с кофе.
  - Прижать Ирза? - выгнула я бровь.
  - Ага. Когда Вероника приезжала сюда, она швырнула что-то на землю, проклиная тебя.
  - Да. Я совсем забыла об этом, защита на отеле хорошая, поэтому ничего и не случилось.
  - Все забыли, - подключился Кит.
  - Мне Крюгер напомнил, - продолжил гад. - У этой собаки потрясающая привычка тянуть в пасть все, что проклято. В общем, проклятье я снял. Оно во мне. Я знаю вкус, запах. По ним мы сможем найти ведьму, которая его навесила.
  - Ну допустим, - осторожно ответила, - а дальше что?
  - А дальше... - Змеев очень нехорошо улыбнулся, - передадим ведьму и беса Совету.
  - Отель ведь нейтральная территория, Мара, - подключился Кит. - Любое воздействие на него запрещено. Нам надо только доказать, что это Ирз. Его инициатива, его проклятье.
  - Ведьма может отказаться говорить, - покачала я головой.
  - Не откажется, поверь, - убежденно сказал Ярослав. В низком голосе звучали стальные нотки, взгляд снова стал цепким, холодным, почти колючим. Мне нравилось наблюдать за тем, как меняются его глаза, как вытягивается в тонкую нить зрачок. Было в этом что-то почти гипнотическое, темное, опасное.
  - Как ты собираешься найти ту самую ведьму, Яр? Их тысячи в Москве, если не больше.
  - Полагаю, что уже нашел, - улыбнулся он гордо и как-то по-мальчишески самоуверенно.
  Кажется, теперь я понимаю, что имела ввиду француженка Саган, когда говорила, что любит, когда мужчины ведут себя по-мужски - мужественно и по-детски.
  Волков развернул ко мне планшет.
  - За Георгием ведь закреплена определенная территория, - ткнул пальцем в экран панк. - Вот здесь,с юго-востока. Яр залез в базу Совета, - бугай перешел на другую вкладку. - Здесь все зарегистрированные ведьмы, проживающие или работающие в этой зоне.
  - Мы исключили светлых, нейтральных и тех, кто недотягивает по силе, - кивнул Волков. - Осталось всего пять имен.
  - Почему нейтральных тоже исключили? - не поняла я.
  - Потому что ведьма должна быть прикормленная, - пожал плечами Волков. - Уговаривать нейтральную слишком муторно и долго. А Георгию действовать надо было быстро, судя по всему.
  - Не понимаю, почему ты думаешь, что он торопился?
  - Проклятье слишком... простое, Мара.
  - Простое не значит неэффективное, - сделала я глоток кофе.
  - Не значит. Но Георгий любит покрасоваться. Он бы наверняка придумал что-то посложнее... "изящнее", в его понимании, если бы не торопился.
  Я барабанила пальцами по столу и думала.
  - Считаешь, Нику убил тоже он?
  - Возможно.
  - Слышу неуверенность. Почему? - склонила голову набок.
  - Считай, что это чутье, - Ярослав прикрыл глаза, размял шею. Очень гибко, очень по-змеиному. - Яд она выпила сама.
  - Но...
  - Но бес был в ее квартире, не могу сказать точно до смерти или после, но точно был. Его безумие на вкус я тоже знаю.
  - Что-то мне подсказывает, что ты не рассказал об этом Совету, - сощурилась я, разглядывая лучики морщинок вокруг снова улыбающихся глаз.
  - Нет конечно. Они все будут делать официально, через запросы, уведомления и прочую бюрократию.
  - Ирз за это время найдет способ выпутаться.
  - Точно, - щелкнул Гад пальцами. - Поедешь со мной? - он спрашивал, уже заранее зная ответ, по непонятной причине желая, чтобы я произнесла слова вслух.
  - Только завтрак закончу, - такая же, наверное, неприятная улыбка, как и у Змеева, растянула уже мои губы.
  - Скорее, обед, - добродушно усмехнулся Кит, я лишь махнула рукой.
  Желание отомстить сжигало изнутри, и не важно кому: маньяку или Ирзамиру. Оба хороши. Обоим хотелось выцарапать глаза и заставить ползать в ногах. Не важно, сама ли покончила Ника с собой, или ее заставил Ирз, неважно, маньяк ли виноват в том, что все еще неизвестная мне душа стала такой, или просто в процессе извлечения что-то пошло не так. Было все равно. Я чувствовала ярость, клокотавшую внутри, почти как живое существо. Оно дышало, оно росло, и оно жаждало крови. Не важно чьей.
  Я понимала, что, скорее всего, в случае с бесом мне придется довольствоваться лишь наказанием от Совета, если оно, конечно, последует. Но на первое время, чтобы усмирить чудовище внутри, должно хватить. С другой стороны... Возможно, проступок Ирзамира серьезнее, чем мне кажется.
  Отель сейчас нейтральный только потому, что я нейтральная. Но когда-то давно... очень давно... Стас что-то такое говорил.
  Я вскочила со стула и метнулась к выходу под недоуменными взглядами ребят.
  Детвора была во дворе, гоняла Крюгера, ну или Крюгер их, это как посмотреть. Запыхавшаяся Ксенька пыталась отобрать у обормота палку, Костя - этого самого обормота отвлечь. Стас стоял на самом краю дорожки, собираясь включить опрыскиватели.
  - Стас, - позвала я.
  Парень обернулся так, словно ждал, что я позову. Подняли головы и близнецы, макушки по-прежнему оставались ярко-зелеными. Я помахала им рукой, они махнули в ответ, улыбнулись. Солнечные, искристые улыбки, как блики на воде.
  - Пойдем, прогуляемся к озеру, - продолжила, спускаясь со ступенек.
  
  
  - Ты как-то говорил, что отель не всегда был нейтральным, - спросила, когда мы вышли на мостки.
  - Говорил, - парень стоял рядом, спрятав руки в карманах.
  - А кому он принадлежал?
  - Сама как считаешь? - он достал из кармана камешек, пустил по воде блинчик.
  - Бесам.
  - Точно. Три поколения демонов были в нем хозяевами. Тогда, конечно, не было никакой "Калифорнии". Он назывался по-другому.
  - В каком...
  - Мара, отели существуют с начала времен, - снисходительно посмотрел на меня Стас. - "Калифорнией" он стал только после того, как все отели решили объединить в сеть, чтобы проще было понимать, у кого яйца круче. Первыми соединили между собой притоны в Калифорнии и Москве. Я полагал, ты знаешь, - он пустил по воде еще один блинчик.
  - Нет. До недавнего момента мне казалось, что это просто не имеет значения. Бесы, значит?
  - Да. А до них ангелы. Нейтральные хозяева начали появляться относительно недавно. С возникновением Совета.
  - Что ж, судя по всему, демоны хотят вернуть себе утраченное, - пробормотала. - Я считала, что Ирз хочет отель только потому, что управление "Калифорнией" даст ему возможность уйти из шестерок...
  - Здесь пятьдесят на пятьдесят, Мара, - пожал плечами Стас. - Бес вполне может выполнять чье-то задание. Или работать сам на себя.
  - Я тебя поняла, - улыбнулась. - Главное теперь донести эту информацию до того, кого нужно. Мне оба варианта сгодятся, - я забрала у Стаса из ладони камень, сама запустила по воде. Раз. Два. Три. Четыре. - Второй, конечно, лучше. - Пять. Шесть. Семь. - Но и первый ничего. - Восемь. - Главное, подать его под правильным соусом. Давно ты познакомился с Крюгером?
  - Да как тебе сказать, - вдруг замялся парень.
  Я в удивлении посмотрела на призрак. Стас мялся редко.
  - Как есть, - пожала плечами. - Не убью же я тебя дважды.
  - Мара, мы оба знаем, что и в первый раз ты меня не убивала, - скривился парень.
  - Ага, - кивнула в ответ. - Но ты от темы-то не уходи.
  - Да почти с первого дня. Это... я его к тебе привел, - и уставился себе под ноги, рассматривая шнурки кроссовок. - В Москве на него наткнулся, - признался совсем тихо.
  Я молчала какое-то время, стараясь понять, как я к этому отношусь.
  - Ну и правильно сделал.
  Призрак ничего не ответил.
  - А вот то, что проклятье на себя перетянул, вообще ни черта неправильно. Ты стал слабее. Я вижу, чувствую.
  - Ненамного. Отель мне поможет.
  - Ты поэтому решил вернуться? - все еще разглядывала я склоненную макушку.
  - На самом деле по большей части потому, что ты просила. Потому что вокруг непонятно что творится, потому что Ирзамир слишком активничает.
  - Мне бы проклятье принесло куда меньше вреда, чем тебе.
  - Оно было направлено не на тебя, - покачал Стас головой.
  - Но... там моя фотография была. Мои...
  - Ты не хуже меня знаешь, что ведьме без разницы, что и куда цеплять, - мальчишка вздернул голову, резко. Посмотрел наконец на меня почти зло. - Оно было направлено на души, что внутри отеля.
  - Защита...
  - Не подействовала бы, потому что...
  - Предполагалось, что коробку в дом внесла бы я, - настала моя очередь ошарашенно шептать. - Ника не просто так приехала тогда, когда Волкова не было...
  - Да.
  - Твою ж мать...
  До меня вдруг дошло, что имел в виду Ирз, когда говорил, что скоро правила нарушу я сама. Ведь бывшая Волкова дурацкую картонку все-таки принесла и отдала мне. И на кладбище придурок думал, что проклятье начало действовать. А отъезд близнецов и Кита только подтвердил его уверенность.
  Надо подумать. Надо подумать, как на этом можно сыграть. Надо рассказать Волкову и Киту. Интересно, знает ли бес, что домашние вернулись?
  Ребята снова сидели, уткнувшись в планшет, почти соприкасаясь лбами. Я опустила свою тарелку на стол, выдвинула стул.
  - За тобой следила Ника, - не отрывая взгляда от планшета сказал Яр. - Она, видимо, сливала информацию Георгию.
  - Не понимаю, - покачала головой, - зачем ему следить за моей квартирой, да еще через твою бывшую. Как-то... - я откусила от оладушка... Божественно! - слишком много возни. Надо найти и допросить девушку.
  После этих слов повисла какая-то непонятная тишина, Гад неуловимо напрягся, глаза потемнели.
  - Что?
  - Мы уже никого не сможем допросить, Мар, - медленно начал Волков и, отвечая на мой немой вопрос: - Нику нашли мертвой.
  Я отодвинула тарелку в сторону, уставилась на Волкова. Мысли метались в голове, то ли пытаясь догнать друг друга, то ли, наоборот, окончательно разбежаться по углам.
  - Как ее убили?
  - Она выпила яд, предположительно сама, - спокойно начал Ярослав. Слишком спокойно. Кит, стараясь не шуметь, поднялся из-за стола, прошел за барную стойку, захватив с собой пустые кружки. - Умерла быстро, но страшно. А потом была избита.
  - Ярослав, мне жаль, - я сжала широкую горячую ладонь.
  - Да, - сухо обронил он. - Мне тоже.
  - Хочешь мне что-нибудь рассказать? Хочешь, поговорим о...
  - Кто из нас двоих психолог, колючка? - насмешливо выгнул он бровь.
  - Колючка?
  - Я когда тебя в первый раз увидел, там, возле отдела Сухаря, ты была похожа на колючку. Вся такая быстрая, порывистая, насмешливая, взъерошенная, - его теплая улыбка что-то сделала, сердце вдруг ухнуло в черную дыру. - Девочка-одуван.
  - Так одуван или колючка?
  - Не спрашивай, как это работает. Я свои ассоциации никогда не анализирую. Это пустая трата времени, недаром ведь у психологов тоже есть свои психологи, - золото змеиного взгляда по-прежнему обволакивало, пусть и стало теперь немного насмешливым.
  - Ладно, так что насчет поговорить?
  - Не знаю, - покачал мужчина головой, - мне просто жаль ее. Она могла бы жить, что-то делать, что-то создавать, куда-то двигаться, а теперь на прозекторском столе лежит под лампами. Из-за своей гордости и глупости, и неумения принимать отказы. Это... глупо.
  - Она боролась за тебя так, как умела.
  - Она боролась за себя, - грустно улыбнулся Гад. - Не за меня.
  - Я могу тебе чем-то помочь?
  - Лопай свой завтрак, Мара, - подвинул ко мне тарелку Ярослав. - И будь со мной.
  Я кивнула и принялась за еду.
  - А еще, мне кажется, я знаю, как прижать Георгия. И в этом нам, как ни странно, помогла Ника.
  Вернулся Кит, поставив перед нами кружки с кофе.
  - Прижать Ирза? - выгнула я бровь.
  - Ага. Когда Вероника приезжала сюда, она швырнула что-то на землю, проклиная тебя.
  - Да. Я совсем забыла об этом, защита на отеле хорошая, поэтому ничего и не случилось.
  - Все забыли, - подключился Кит.
  - Мне Крюгер напомнил, - продолжил гад. - У этой собаки потрясающая привычка тянуть в пасть все, что проклято. В общем, проклятье я снял. Оно во мне. Я знаю вкус, запах. По ним мы сможем найти ведьму, которая его навесила.
  - Ну допустим, - осторожно ответила, - а дальше что?
  - А дальше... - Змеев очень нехорошо улыбнулся, - передадим ведьму и беса Совету.
  - Отель ведь нейтральная территория, Мара, - подключился Кит. - Любое воздействие на него запрещено. Нам надо только доказать, что это Ирз. Его инициатива, его проклятье.
  - Ведьма может отказаться говорить, - покачала я головой.
  - Не откажется, поверь, - убежденно сказал Ярослав. В низком голосе звучали стальные нотки, взгляд снова стал цепким, холодным, почти колючим. Мне нравилось наблюдать за тем, как меняются его глаза, как вытягивается в тонкую нить зрачок. Было в этом что-то почти гипнотическое, темное, опасное.
  - Как ты собираешься найти ту самую ведьму, Яр? Их тысячи в Москве, если не больше.
  - Полагаю, что уже нашел, - улыбнулся он гордо и как-то по-мальчишески самоуверенно.
  Кажется, теперь я понимаю, что имела ввиду француженка Саган, когда говорила, что любит, когда мужчины ведут себя по-мужски - мужественно и по-детски.
  Волков развернул ко мне планшет.
  - За Георгием ведь закреплена определенная территория, - ткнул пальцем в экран панк. - Вот здесь,с юго-востока. Яр залез в базу Совета, - бугай перешел на другую вкладку. - Здесь все зарегистрированные ведьмы, проживающие или работающие в этой зоне.
  - Мы исключили светлых, нейтральных и тех, кто недотягивает по силе, - кивнул Волков. - Осталось всего пять имен.
  - Почему нейтральных тоже исключили? - не поняла я.
  - Потому что ведьма должна быть прикормленная, - пожал плечами Волков. - Уговаривать нейтральную слишком муторно и долго. А Георгию действовать надо было быстро, судя по всему.
  - Не понимаю, почему ты думаешь, что он торопился?
  - Проклятье слишком... простое, Мара.
  - Простое не значит неэффективное, - сделала я глоток кофе.
  - Не значит. Но Георгий любит покрасоваться. Он бы наверняка придумал что-то посложнее... "изящнее", в его понимании, если бы не торопился.
  Я барабанила пальцами по столу и думала.
  - Считаешь, Нику убил тоже он?
  - Возможно.
  - Слышу неуверенность. Почему? - склонила голову набок.
  - Считай, что это чутье, - Ярослав прикрыл глаза, размял шею. Очень гибко, очень по-змеиному. - Яд она выпила сама.
  - Но...
  - Но бес был в ее квартире, не могу сказать точно до смерти или после, но точно был. Его безумие на вкус я тоже знаю.
  - Что-то мне подсказывает, что ты не рассказал об этом Совету, - сощурилась я, разглядывая лучики морщинок вокруг снова улыбающихся глаз.
  - Нет конечно. Они все будут делать официально, через запросы, уведомления и прочую бюрократию.
  - Ирз за это время найдет способ выпутаться.
  - Точно, - щелкнул Гад пальцами. - Поедешь со мной? - он спрашивал, уже заранее зная ответ, по непонятной причине желая, чтобы я произнесла слова вслух.
  - Только завтрак закончу, - такая же, наверное, неприятная улыбка, как и у Змеева, растянула уже мои губы.
  - Скорее, обед, - добродушно усмехнулся Кит, я лишь махнула рукой.
  Желание отомстить сжигало изнутри, и не важно кому: маньяку или Ирзамиру. Оба хороши. Обоим хотелось выцарапать глаза и заставить ползать в ногах. Не важно, сама ли покончила Ника с собой, или ее заставил Ирз, неважно, маньяк ли виноват в том, что все еще неизвестная мне душа стала такой, или просто в процессе извлечения что-то пошло не так. Было все равно. Я чувствовала ярость, клокотавшую внутри, почти как живое существо. Оно дышало, оно росло, и оно жаждало крови. Не важно чьей.
  Я понимала, что, скорее всего, в случае с бесом мне придется довольствоваться лишь наказанием от Совета, если оно, конечно, последует. Но на первое время, чтобы усмирить чудовище внутри, должно хватить. С другой стороны... Возможно, проступок Ирзамира серьезнее, чем мне кажется.
  Отель сейчас нейтральный только потому, что я нейтральная. Но когда-то давно... очень давно... Стас что-то такое говорил.
  Я вскочила со стула и метнулась к выходу под недоуменными взглядами ребят.
  Детвора была во дворе, гоняла Крюгера, ну или Крюгер их, это как посмотреть. Запыхавшаяся Ксенька пыталась отобрать у обормота палку, Костя - этого самого обормота отвлечь. Стас стоял на самом краю дорожки, собираясь включить опрыскиватели.
  - Стас, - позвала я.
  Парень обернулся так, словно ждал, что я позову. Подняли головы и близнецы, макушки по-прежнему оставались ярко-зелеными. Я помахала им рукой, они махнули в ответ, улыбнулись. Солнечные, искристые улыбки, как блики на воде.
  - Пойдем, прогуляемся к озеру, - продолжила, спускаясь со ступенек.
  
  
  - Ты как-то говорил, что отель не всегда был нейтральным, - спросила, когда мы вышли на мостки.
  - Говорил, - парень стоял рядом, спрятав руки в карманах.
  - А кому он принадлежал?
  - Сама как считаешь? - он достал из кармана камешек, пустил по воде блинчик.
  - Бесам.
  - Точно. Три поколения демонов были в нем хозяевами. Тогда, конечно, не было никакой "Калифорнии". Он назывался по-другому.
  - В каком...
  - Мара, отели существуют с начала времен, - снисходительно посмотрел на меня Стас. - "Калифорнией" он стал только после того, как все отели решили объединить в сеть, чтобы проще было понимать, у кого яйца круче. Первыми соединили между собой притоны в Калифорнии и Москве. Я полагал, ты знаешь, - он пустил по воде еще один блинчик.
  - Нет. До недавнего момента мне казалось, что это просто не имеет значения. Бесы, значит?
  - Да. А до них ангелы. Нейтральные хозяева начали появляться относительно недавно. С возникновением Совета.
  - Что ж, судя по всему, демоны хотят вернуть себе утраченное, - пробормотала. - Я считала, что Ирз хочет отель только потому, что управление "Калифорнией" даст ему возможность уйти из шестерок...
  - Здесь пятьдесят на пятьдесят, Мара, - пожал плечами Стас. - Бес вполне может выполнять чье-то задание. Или работать сам на себя.
  - Я тебя поняла, - улыбнулась. - Главное теперь донести эту информацию до того, кого нужно. Мне оба варианта сгодятся, - я забрала у Стаса из ладони камень, сама запустила по воде. Раз. Два. Три. Четыре. - Второй, конечно, лучше. - Пять. Шесть. Семь. - Но и первый ничего. - Восемь. - Главное, подать его под правильным соусом. Давно ты познакомился с Крюгером?
  - Да как тебе сказать, - вдруг замялся парень.
  Я в удивлении посмотрела на призрак. Стас мялся редко.
  - Как есть, - пожала плечами. - Не убью же я тебя дважды.
  - Мара, мы оба знаем, что и в первый раз ты меня не убивала, - скривился парень.
  - Ага, - кивнула в ответ. - Но ты от темы-то не уходи.
  - Да почти с первого дня. Это... я его к тебе привел, - и уставился себе под ноги, рассматривая шнурки кроссовок. - В Москве на него наткнулся, - признался совсем тихо.
  Я молчала какое-то время, стараясь понять, как я к этому отношусь.
  - Ну и правильно сделал.
  Призрак ничего не ответил.
  - А вот то, что проклятье на себя перетянул, вообще ни черта неправильно. Ты стал слабее. Я вижу, чувствую.
  - Ненамного. Отель мне поможет.
  - Ты поэтому решил вернуться? - все еще разглядывала я склоненную макушку.
  - На самом деле по большей части потому, что ты просила. Потому что вокруг непонятно что творится, потому что Ирзамир слишком активничает.
  - Мне бы проклятье принесло куда меньше вреда, чем тебе.
  - Оно было направлено не на тебя, - покачал Стас головой.
  - Но... там моя фотография была. Мои...
  - Ты не хуже меня знаешь, что ведьме без разницы, что и куда цеплять, - мальчишка вздернул голову, резко. Посмотрел наконец на меня почти зло. - Оно было направлено на души, что внутри отеля.
  - Защита...
  - Не подействовала бы, потому что...
  - Предполагалось, что коробку в дом внесла бы я, - настала моя очередь ошарашенно шептать. - Ника не просто так приехала тогда, когда Волкова не было...
  - Да.
  - Твою ж мать...
  До меня вдруг дошло, что имел в виду Ирз, когда говорил, что скоро правила нарушу я сама. Ведь бывшая Волкова дурацкую картонку все-таки принесла и отдала мне. И на кладбище придурок думал, что проклятье начало действовать. А отъезд близнецов и Кита только подтвердил его уверенность.
  Надо подумать. Надо подумать, как на этом можно сыграть. Надо рассказать Волкову и Киту. Интересно, знает ли бес, что домашние вернулись?
  Я обняла Стаса, улыбнулась, отступив на шаг, и рванула к дому.
  Завтрак закончила быстро, еще быстрее я собралась, но к тому моменту, как спустилась вниз, Волков уже ждал меня на крыльце, нетерпеливо вертя в руках ключи от машины.
  - Ксень, Костя, - позвала я детвору.
  Близнецы ждать себя не заставили. Раскрасневшиеся, растрепанные, со сбитым дыханием и перемазанной травой одеждой. Такие, какими и должны быть дети. Вот только выражение мосек уж очень серьезное.
  - Я очень-очень по вам скучала, - я стиснула мелких в руках. - И жду не дождусь, когда вы мне расскажете, как провели время в "Барселоне". А то Кит мне всяких страшилок наговорил. Но мне ехать сейчас надо, хорошо?
  - Мы тоже соскучились, Мар, - кивнула Ксюша, обнимая в ответ. - И мы все понимаем.
  - А в "Барселоне" действительно отстойно, - проворчал Костя. - Не понимаю, как они с таким вайфаем живут.
  - Ага, нам пришлось усилитель ставить. Мрак, - кивнула мелкая.
  Я рассмеялась, еще раз крепко обняла обоих и поцеловала в зеленые макушки.
  - Мне надо, чтобы вы и Кит не выходили из дома какое-то время.
  - Почему? - отступил на шаг Костя.
  - Чтобы Ирзамир не понял, что вы вернулись. Сделаете?
  - Сделаем.
  - Отлично. И Кит пусть монстра своего в гараж загонит.
  - Я передам, - пообещала Ксенька.
  - Я знала, что вы у меня самые лучшие. Привезу вам чего-нибудь вкусненького, - пообещала прежде, чем разжать руки. Близнецы широко улыбнулись. А мы с Волковым спустились с крыльца и направились к его машине. Он что-то быстро набирал в телефоне. Может, забивал первый адрес, а может, отчитывался перед Санычем. Все еще рыжий, он сегодня почему-то напоминал мне пирата. Колючка... подумать только...
  Я тихо фыркнула, садясь в машину и застегивая ремень. Этот день обещал быть долгим.
  - Стас помог мне кое-что вспомнить, - повернулась я к Гаду, как только мы выехали.
  Змей кивнул, давая понять, что слушает и слышит, и я начала говорить.
  - Тогда нам тем более надо найти ведьму, - наконец произнес он, когда я закончила. - Гордыня у беса запредельная, думаю, он не удержался и растрындел хотя бы часть своего плана. А даже если нет, я могу просто намекнуть кому надо. Этого будет достаточно, чтобы поползли слухи. А там где слухи...
  - ...там и проверки. Демоны такой слух без внимания не оставят. Только мы не сможем долго водить Ирза за нос. Он самонадеянный, но не дурак. О том, что проклятья нет, бес узнает быстро.
  - Поэтому нам тоже надо действовать быстро. Желательно успеть все в ближайшие несколько дней, - кивнул Ярослав, крепко сжимая руль. - Пока Георгий думает, что всех перехитрил.
  - Ты считаешь, он все же хотел стать нейтральным?
  - Полагаю, что так, - осторожно сказал Ярослав. - Но подтвердить не помешает.
  - Какой первый адрес?
  - Кутузовский, - ткнул Змей пальцем в навигатор. - Будем там минут через сорок. Саныч пишет, что они взяли бухгалтера.
  - И? - я даже вперед подалась.
  - Пока допрашивают, но, скорее всего, как я и предполагал, это не он.
  - Но он может вывести на того, кого надо. Что еще общего может у них быть?
  - Банковская ячейка? - невесело дернул Ярослав уголком губ.
  - Нет, конечно... Слушай, а что нашли у Ольги? - вдруг нахмурилась я. Мысль была такая простая и такая очевидная, что я просто застыла, поражаясь, как она раньше ко мне не пришла.
  - Что ты имеешь в виду?
  - У Оли была съемная квартира?
  - Да, - осторожно кивнул Гад.
  - Они все вели прием на съемных квартирах, Яр...
  - Риелторов уже проверили, - отрицательно покачал головой Волков. - У всех разные.
  - А закупались они где? - не хотела я сдаваться.
  - Нет.
  - Черт, - я со злости стукнула ладонью о приборную панель. Яр перехватил мою руку, положил к себе на колено, сжал.
  - Есть еще один вариант.
  - Какой?
  - Пока не знаю, - весело улыбнулся мужчина, - но он точно есть, просто мы его пока не видим. Хорошо бы бухгалтер куда-нибудь да вывел. Что-то мне подсказывает, что он не совсем пустой. Мы близко, Мар.
  - Верю.
  Адрес на Кутузовском оказался пустышкой, впрочем, как и второй на Щелковском. Ярославу даже не потребовалось заходить в подъезд, чтобы это понять. Ведьмы... Ведьмы склонны защищать свою территорию, ведьмы склонны не пускать на нее посторонних. Ни одна ведьма не потерпит на своей улице конкурентку. Дележ нередко может превратиться в маленькую междоусобную грызню. Иногда с летальным исходом. А еще ведьмы постоянно оставляют за собой следы. Охранная магия, сигнальная, заклинания и заговоры на процветание, успех и удачу, отвод глаз, да на что угодно. У Лизки перед домом, например, куча заклятий на урожай и палисадник такой, что все десять подъездов слезами зависти обливаются. Эти заговоры как визитная карточка, которую ведьмы буквально суют под нос всем желающим и нежелающим. Люди, как правило, редко замечают что-то, но вот иные... Магия нам нужна особая, заклинания тоже особые: сильнее, больше, тяжелее, но и платим мы соответственно. Так что определенный смысл в такой показухе все же есть. С другой стороны, если ведьма по-настоящему решит спрятаться, ее едва ли удастся найти.
  Полагаю, что наша прятаться не намерена.
  Я отстегнула ремень и вышла следом за Ярославом из машины. Он застыл у самой дверцы, сощурил змеиные глаза, внимательно оглядывая двор по следующему адресу. Легкая дрожь пробежала по его телу. На миг на асфальте мелькнула тень гада. Я тоже принюхалась.
  Присутствие Ирза здесь ощущалось сильнее, чем в прошлые разы. Бес частый гость в этом доме.
  - Дай угадаю, - подняла я голову к балконам, - шестой этаж, второй подъезд?
  - Да, - кивнул Ярослав, проследив за моим взглядом. Балкон практически светился от количества защитных узоров. - Помни, мы к ней с добрыми намерениями.
  - Постараюсь, - ответила, делая шаг по направлению к подъезду, протренькала сигнализация тачки Волкова.
  Внутрь мы попали без проблем, Ярослав просто дернул посильнее дверь, в тишине поднялись на шестой. Звонил гад.
  Она была... ведьмой. Древняя старуха внутри, молоденькая девушка снаружи. Темные волосы, внимательные карие глаза, восточная внешность. Армянка, скорее всего. Одета хоть и по-домашнему, но со вкусом. Неслабая, но и особой силы я в ней не ощущала. А вот настороженность чувствовала.
  - Я сегодня не принимаю, - голос тихий.
  - Нас примешь, - улыбнулся Волков, поймав взгляд девушки. - И все расскажешь, Ани. Только в глаза мне смотри.
  Ведьма заторможено кивнула, пойманная в ловушку золотых змеиных глаз.
  - Впусти нас, закрой дверь.
  Девушка отступила, а стоило нам переступить порог, задвинула тяжелую щеколду, металлический лязг показался слишком громким. В квартире пахло кофе, свечным дымом, розами и кошками. В углу в прихожей стоял лоток.
  Кошка? Интересно, какая по счету?
  Ведьм непросто так изображали с кошками. Эти животные действительно прекрасные проводники. Они оттягивают на себя большую часть негатива, грязной энергии. И... живут у ведьм, к сожалению, недолго. У по-настоящему сильной ведьмы кошка не доживет и до двух лет. Простой, дешевый способ избавится от последствий.
  Живодерка чертова.
  Мы сели на кухне. Ярослав достал из кармана телефон, включил камеру, пристроив аппарат на подоконнике, я налила нам кофе из турки.
  - Ты на контракте у Георгия? - спросил Гад.
  - Нет, - ответила ведьма. - Я не знаю этого имени.
  - У Ирзамира, - поправился Змеев, размешивая сахар.
  - Да.
  - Как давно?
  - Семь лет уже. Сразу, как только в Москву приехала и здесь поселилась. Это его территория.
  - Что ты отдаешь бесу взамен? - спросила я, не удержавшись.
  - Как обычно, - пожала меланхолично плечами Ани, - энергию клиентов, частички их душ, частички своей души.
  - Но в последний раз было по-другому? - сощурилась я. - Не ты призвала его, он пришел сам?
  - Да.
  - Зачем? - спросил гад.
  - Ему нужно было проклятье. Странное очень проклятье, - тонкая, острая складочка пролегла на лбу ведьмы.
  - Рас-с-с-казывай подробнее, - прошипел Змей, снова перехватывая инициативу.
  Я вертела в руках чашку, кофе не пила. Он скорее был нужен, чтобы просто занять руки, чтобы чем-то отвлечься от злости, что точила свои когти внутри. Пора переходить от обещаний прижать беса к действиям. Слишком долго он коптит это небо. Вот только идея Волкова сдать придурка Совету мне не слишком нравилась. Медленно. Ненадежно. И, скорее всего, не так больно, как он того заслуживает. Но есть и другой вариант. Надо только понять, зачем все-таки бесу отель.
  - Проклятье было не на конкретного человека. А на место... на его обитателей. Он говорил, что они мертвые. Я не знаю... не знала, как проклинать мертвых. Я не думала, что это так тяжело. Он почти выпил меня досуха, выжал, как тряпку. Я все еще не могу восстановиться. Сил практически нет. Он убил моих котов, - зачем-то добавила Ани в конце.
  - В чем была с-с-суть проклятья?
  Ведьма молчала.
  - Ну? - надавила я. Ани слегка дернулась.
  - Пробудить все темное в душах, заразить их злостью, ревностью, алчностью, безумием. Он сказал, что достаточно, чтобы подействовало на кого-то одного. И этот первый... он бы начал мешать, чтобы тянуть время, чтобы она не успевала.
  - Кто она?
  - Не знаю, он не сказал. Сказал, что надо, чтобы она начала терять души. Чтобы не смогла защитить место, чтобы сама принесла проклятье. Тогда он сказал, у него все получится. И даже Он не сможет ее защитить.
  - Кто? - снова спросил Ярослав. А ведьма погружалась все глубже и глубже в транс. Речь стала еще более отрывистой. Но говорила она громко. Это хорошо, запись будет четкой, без лишних помех. Пусть основным доказательством это может и не стать, но будет достаточным, чтобы Совет возбудил проверку, чтобы устроить Ирзу неприятности.
  - Я не знаю. Он не называл имен. Но его они злят. Сильно злят. Когда он говорил про них, менялся в лице... в своем настоящем лице. Ирз был очень зол.
  - Почему?
  - Говорил, что ему мало, что он слишком давно там и быть больше не хочет. Говорил, что осталось совсем чуть-чуть. Говорил, что станет сильнее.
  - Сильнее для чего? Бес хвастался? - подалась я вперед.
  Ведьма молчала.
  - Отвечай! - надавил в этот раз Гад. Глаза блеснули, зажглись нехорошим огнем. Волков взял Ани за руку, крепко обхватил ладонь покрывшимися темной чешуей пальцами. Не настоящей чешуей, снова лишь тень от гада. Улыбка Ярослава стала совсем змеиной - широкой, холодной.
  - Я... не... не...
  Видимо, бес все-таки поставил запрет, поняв, что наболтал лишнего. А может, он ставил на нее запреты постоянно. Ирзамир действительно любит потрепаться. Как баба.
  - Говори!
  - Он сказал... сказал... хочет уйти. Хочет... чтобы работать сам на себя, чтобы быть...
  - Нейтральным? - поторопила я, не утерпев. Руки сжимались в кулаки сами собой, я чувствовала собственную силу, клокотавшую в горле, и предвкушение. Я ждала ее ответа, мне нужен был ее ответ. Определенный ответ.
  Но...
  - Нет.
  Бля!
  Я шарахнула кулаком по столу. Ведьма вздрогнула.
  - Прости, - извинилась перед Ярославом.
  - Все в порядке, - кивнул Гад.
  - Чтобы быть кем? - продолжил Волков, пока я успокаивалась.
  - Чтобы быть независимым, не бесом, а демоном. Он виноват... говорил, что виноват за что-то перед другим, перед тем, кто сильнее, кто создал его.
  - И?
  - Ирзамир не хочет больше... Он хочет уйти.
  Ведьма говорила еще что-то, но я уже не слушала. Мне было вполне достаточно и того, что Ани уже рассказала. Даже более, чем достаточно. Пусть Ярослав действует через Совет, это лишним тоже не будет, но... мне надо, чтобы ублюдок страдал.
  Я ушла в гостиную, опустилась на диван, разблокировала телефон. Смешно, но технология прорвалась и в мир иных. Ангелы и демоны постили фоточки в инстаграмчик и контактик отнюдь не реже, чем люди, а то и чаще. Смешно.
  Его номера телефона в списке моих контактов не было, но мне и не надо, я помню цифры наизусть.
  Когда в трубке послышались первые гудки, я вцепилась в обивку с такой силой, что продрала ткань.
  - Да ладно... - раздалось на том конце. Глубокий голос, уверенный, властный.
  - У меня для тебя информация, - проговорила, стараясь убрать напряженные нотки.
  - Я очень внимательно тебя слушаю, Мара.
  - Ты знаешь, где сейчас Ирзамир?
  - Мара, - тон был удивленным, раздраженным, - кто такой этот мелкий бес, чтобы я за ним следил...
  - Зря, - оборвала я мужчину, - очень зря. Через полчаса я скину тебе файл, послушай. Там много чего интересного, - протянула, наконец-то совладав с эмоциями. - Но, если в двух словах, бесеныш задумал маленький переворот. Бесеныш хочет отставить тебя с носом. Самонадеянный бесеныш, не думаешь?
  - Мара...
  - Ты распустил своих шестерок, и они путаются у меня под ногами. Это невероятно раздражает. Кстати, - я улыбнулась, выдохнула, окончательно расслабляясь, - не думай, что это жест доброй воли. Я стребую с тебя плату за информацию. Пока не знаю какую, но можешь быть уверен. Мы ведь так договаривались когда-то, верно?
  - Да, - теперь и в его голосе звучала улыбка. И мне эта улыбка не понравилась, я не понимала, почему он улыбается.
  - Отлично. И еще одно, эта же запись через час попадет в Совет, так что лучше тебе поторопиться.
  - Знаешь, Мара, - довольно протянул мужчина, - чтобы ты там ни говорила, но все же ты - моя дочь.
  - Я стараюсь забыть об этом каждый божий день, - фыркнула. - Поторопись.
  В трубке раздался смех, а я нажала отбой. Волков стоял в дверном проеме.
  - Это было не обязательно, - прокомментировал Волков, скрестив руки на широкой груди. Возможно, мне только померещилось, но, кажется, он злился.
  - Ты оставил Ани?
  - Она спит, - он не сводил с меня пристального взгляда, не двигался.
  - Я не верю в Совет, Яр, - вздохнув, провела по волосам и поднялась. - Они напоминают ленивых проституток - так же нерасторопны и продажны.
  Что-то мелькнуло на дне золотых глаз.
  - Значит, я тоже ленивая проститутка? - его губы растянулись в усмешке, кривой, холодной, злобно-ироничной. Мне эта усмешка очень не понравилась. Странно, что его так задели простые слова.
  - При чем тут ты? - сощурилась я, вглядываясь в змеиные глаза. - Ты - свободный художник, Ярослав.
  Напряжение повисло в воздухе между нами, как перетянутые струны скрипки: еще чуть-чуть - и хлестнет по щеке, оставив кровавый след.
  - Я в Совете, Мара... - очень тихо, очень вкрадчиво проговорил Змей.
  - Но...
  - Не в той его части, которая перебирает бумажки, а в той, что следит за порядком. Я глава Контроля.
  Если бы уже не сидела, я бы села. А так... просто уставилась на Волкова во все глаза и не могла сообразить, что сказать.
  - Но почему ты...
  - Ничего не знал о тебе? - выгнул Гад бровь. - Потому что отели, души, их извлечение - нейтральная территория. Вы неприкосновенны даже для меня. Саныч - законодательная власть. Я - исполнительная.
  Нехорошие, очень нехорошие подозрения закрались ко мне в голову после его слов. Настолько, что, видимо, какая-то часть из них отразилась на моем лице, и Змей стиснул челюсти.
  Черт, я просто переутомилась. И мне надо срочно брать себя в руки.
  - Гадаешь, не сливал ли я что-нибудь Совету?
  - Это глупые мысли, Ярослав, - сказала я, твердо глядя Волкову в глаза. - Я знаю, что ты никогда бы этого не сделал.
  - Уверена? - чуть дернул он головой.
  - Да. И эти мысли... я просто устала, - покачала головой, отворачиваясь, рассматривая пестрый, пушистый ковер под ногами. Я не хотела с ним ссорится, я не хотела думать то, что подумала, но... инстинкты - сложная штука. Очень часто они прорываются наружу вопреки желаниям, несмотря на все попытки удержать их внутри.
  Глава Контроля...
  Что ж, могла бы, наверное, догадаться сама. И то, как он разговаривает с Санычем, и то, как ведет себя, да даже его долбанная тачка!
  Гад обнял меня за плечи, заставляя подняться на ноги. Я совсем не слышала, как он подошел...
  - Мара...
  - Прости, но даже учитывая то, что ты глава Контроля, ничего не меняет. Отец сделает Ирзу по-настоящему больно. Я не могу больше ждать, терпеть, обещать. Я хочу знать, что завтра он будет ползать в луже собственной крови.
  - У бесов нет крови, - спокойно прокомментировал мужчина.
  - Значит гноя, серы... в чем они там ползают? - всплеснула я руками, будучи не в настроении веселиться.
  - Я хочу, чтобы ты доверяла Совету, - правильно понял мое настроение Волков.
  - А с чего мне им доверять? Когда-то я пришла к ним за помощью, а они послали меня на хер. Саныч, между прочим, и послал. Прямым текстом!
  - Мара...
  - Все, - я вывернулась из его рук. - Не хочу об этом говорить больше. Не сегодня точно.
  - Шелес-с-стова, - раздалось шипение в спину.
  - Я поступила правильно!
  В квартире находиться больше не хотелось. Там не хватало воздуха, места, было слишком темно. Я спустилась на улицу и прислонилась к машине, бездумно разглядывая детскую площадку перед собой и мамаш с колясками. Иногда совершенно искренне хотелось стать рыбкой: круг в аквариуме - и новая жизнь.
  Надо вызвать такси.
  Ярослав, скорее всего, поедет к Санычу, потом в отделение, а мне там делать нечего. От слова совсем.
  К тому моменту, как Волков вышел из подъезда, до приезда тачки оставалось пару минут. День окончательно догорел, и на горизонте появились облака. Не пасмурные, но большие и пушистые. Хотя кто его знает, в последнее время погода в Москве как взбалмошная малолетка.
  - Скинь мне видео, - попросила я, как только мужчина подошел.
  Он ничего не говорил несколько долгих мгновений, но телефон все-таки достал, перебирая пальцами свободной руки старые четки, тихо постукивали костяшки друг от друга.
  - Мара...
  - Ярослав, пожалуйста, - попросила вполне искренне. Я правда не хотела сейчас выяснять отношения. Не то настроение. К тому же новость о том, что он глава Контроля, сама по себе не была такой уж плохой. Скорее даже наоборот.
  - Я просто прошу доверять мне, - проговорил Гад.
  Сожаление и разочарование во взгляде скрыть не получилось. Он все еще не понимает...
  - Я доверяю тебе, - накрыла я его руку с четками, сжав пальцы. - Я не доверяю Совету. Ты, наверное, слишком долго там, чтобы понять меня, Яр, но... Они практически перестали чем-либо отличаться от остальных. Строгие дядьки в синих одинаковых костюмах, их чопорные секретарши в мешковатых пиджаках с прическами из девяностых слушают и действуют только в двух случаях.
  - Расскажи мне, - невесело улыбнулся Змей.
  - Либо когда им угрожают, либо когда им предлагают взятку.
  - Мне ты взятку не предлагала.
  - Яр... - я не знала, как ему объяснить, как сделать так, чтобы он меня наконец услышал. Контроль действительно как отдельный организм, придаток Совета. Они могут все: они решают проблемы, они охотятся на слишком зарвавшихся ублюдков, неугодных Совету, но они... делают это почти всегда только по указке. Армия, которую хитрожопый король швыряет на передовую, когда ему вздумается.
  Я набрала в грудь побольше воздуха, обхватила лицо Волкова руками. Это будет больно.
  - Ты сейчас разозлишься, будешь все отрицать, но... Скажи мне, если завтра они положат тебе на стол папку с моим делом, что ты будешь делать?
  Он молчал. Его руки обвились вокруг талии, Гад прижал меня к себе так, что я ощутила его напряженное тело каждой частичкой своего, чувствовала его дыхание на губах, видела отблески зажегшихся фонарей в волосах.
  - Я буду разбираться, - наконец сказал мужчина. Сказал неприятную, уродливую правду, а не то, что на моем месте ожидала бы услышать любая другая. Я этой правде была благодарна, даже рада.
  - Вот видишь...
  - Это не значит, что я отдам тебя, - тут же сощурился он, глаза полыхнули злостью, руки сжались крепче. Гад почти втиснул меня в дверцу машины.
  - Мой благородный грешник, - прошептала, зарываясь пальцами мужчине в волосы, заставляя его наклониться, целуя и проваливаясь в этот поцелуй с головой. Его губы были твердыми и жесткими, поцелуй - яростным и голодным, все тело - жестким, только невероятно легко пальцы ласкали спину, до безумия нежно язык играл с моим. Кружилась голова, горело все внутри.
  Черт!
  Этот мужчина сводит меня с ума.
  - Мы даже поругаться не можем по-человечески, - пробормотала я, отстранившись, когда воздуха совсем перестало хватать.
  - Может, потому, - склонил он голову набок, продолжая поглаживать пальцем мою скулу, - что мы не люди? Но ты задаешь слишком сложные вопросы, колючка...
  - Прости, - пожала плечами.
  Волков покачал головой:
  - Мне нравится. Это какое-то почти мазохистское удовольствие. Еще один фетиш, как моя одежда на тебе, - широкая ладонь спустилась к заднице. Змей прижал меня к своим бедрам.
  - Засранец, - уткнулась я лбом Яру в грудь, все еще тяжело дыша. - Ты к Санычу?
  - Да. Потом заскочу на пару часов в отделение. Сухарь забил мою голосовую матом, надо выяснить причину.
  - Я поеду в отель.
  - Хорошо, я постараюсь пораньше, - он повернул голову на звук подъезжающего такси. - Пообещай мне только, что не будешь встречаться с отцом.
  - Даже под дулом пистолета, - улыбнулась, отстраняясь.
  Он кивнул как-то настороженно и задумчиво и взял меня за руку, потянув в направлении машины.
  "Я хочу тебя", - мигнуло сообщение на телефоне, когда такси уже выехало со двора.
  "Это обещание?"
  "Это факт".
  Я улыбнулась, откинувшись на спинку, прикрывая глаза. Ночь будет горячей?
  Такси остановилось у отеля практически через полтора часа, как-то нервно царапнув гравий на обочине. В "Калифорнии" на первом этаже горел свет, но было тихо, падальщики все еще ошивались в округе, в окне гостиной маячила любопытная морда Крюгера, тачки Кита видно не было.
  Хорошо.
  Кулак, до этого момента отчего-то сжимающий внутренности, отпустил. Теперь было гораздо спокойнее. Да и первое впечатление от слов Волкова стало гораздо-гораздо слабее.
  К вопросу о доверии.
  Интересно все же, почему он не сказал мне раньше?
  Я расплатилась с угрюмым, уставшим от непростой дороги шофером и вышла. Ведьма... Подумать только, Ирз нанял ведьму, чтобы "помочь" мне потерять отель.
  Я остановилась у самого начала дорожки, рассматривая "Калифорнию" - мрачная, старая, неприглядная снаружи... Но такая своя внутри. Дом.
  Почти как из психодельных мультиков Бертона, из страшных историй, рассказанных у костра темной, тихой ночью.
  Мой дом.
  Костя нашелся в библиотеке, Кит, судя по звукам, мучил несчастную гитару у себя в комнате, Ксеньки, теть Розы и Стаса видно не было.
  - Где сестру потерял?
  - Теть Роза пытается научить ее быть девочкой, - вздохнул ребенок. - Они что-то лепят, - и, подумав немного, все-таки поднял голову от планшета, с мольбой посмотрев мне в глаза: - ты же не заставишь меня пробовать, Мар?
  Я расхохоталась, прислонившись к дверному косяку.
  - Не заставлю, но и с сестрой объясняться будешь сам.
  - Ма-а-а-р, - протянул он с видом приговоренного.
  - Учись находить правильные слова, - улыбнулась я. - Тебе это пригодится. Давно они там?
  - Нет, только начали.
  - Тогда пошли присоединимся, - подошла я к дивану.
  - Это обязательно?
  - Да, - кивнула как можно строже. - Я соскучилась, и вы обещали поделиться со мной рассказом о "Барселоне".
  Мальчишка со вздохом убрал планшет.
  - А Стас где?
  - Наверное, у себя, - пожал подросток худыми плечами.
  - Тогда сходи за ним, и я жду вас на кухне. Заодно расскажете, что сегодня делали.
  - Что делали, что делали, - проворчал Костик, проходя мимо, - с этой собакой определенно что-то не так. Он абсолютно недрессируем.
  Пес, словно почувствовав, что говорят о нем, ткнулся мокрым носом мне куда-то под коленку, укоризненно глядя в спину ребенку.
  - Ну и что ты опять натворил, морда бесстыжая?
  "Уф", - сказала собака, и мы вместе отправились на кухню.
  Растрепанная Ксенька пыталась месить тесто в огромной миске, оно тянулось так, что чуть ли не текло, большая часть оставалась у девочки на руках, фартуке и столе, падая мимо. Но Ксюша старалась. Вся мордашка выражала усердие и сосредоточенность.
  - Чем помочь? - спросила, закрывая дверь.
  - Не мешать, - проворчала юная хозяйка.
  - Начинкою займешся? Ми ліпимо вареники, - с гордостью ответила теть Роза, протягивая и мне пестрый ярко-желтый фартук.
  - С вишней?
  - А як же, - хитро улыбнулась повар через плечо, доставая из холодильника огромный пакет с вишней.
  О, вот оно счастье. Вареники с вишней, а еще, когда сварятся, сахаром сверху совсем немного присыпать. Я чуть слюной не захлебнулась.
  И, видимо, что-то такое промелькнуло у меня на лице, потому что теть Роза громко и задорно расхохоталась, качая головой.
  - Ти не лисиця, Мара. Ти ласунка гірше мого онука*
   (Ты не лиса, Мара. Ты сладкоежка, еще хуже моего внука).
  - Которого из?
  - Молодшого, звичайно.**
  (Младшего, конечно).
  В этот момент в дверях показались Костик со Стасом, а я достала с верхней полки миску для вишни.
  Вареники... Самое прекрасное, что придумал человек!
  Общими усилиями хитрое блюдо мы победили часа через полтора, помимо самих вареников итогом продуктивной коллективной деятельности стали: перемазанная в тесте Ксенька, мы с мальчишками, испачканные вишневым соком, с липкими от сахара пальцами, и кухня, частично засыпанная мукой, как снегом. Мелкие наперебой рассказывали какой поганый вай-фай в "Барселоне", как успешно забивает на этот факт хозяин и как круто, оказывается, играть в два часа ночи в "Крокодила".
  Я слушала, уплетая те самые вареники, и украдкой поглядывала на телефон. Ярослав не звонил. Впрочем, как не было новостей и от отца, хотя любопытное видео я ему сбросила еще в такси.
  Спать все разошлись только ближе к часу. Я лежала в кровати, разглядывала потолок, слушая, как скребет по крыше ветвями старая береза, и почему-то все думала про маньяка Волкова. Хотя ясно почему: бледная рука с татуировкой на запястье все еще стояла перед глазами, впрочем, как и не до конца развоплощенная душа. Нефилим... Нефилим, читающий библию и убивающий "ведьм", нефилим...
  Черт!
  Я подскочила на кровати, схватила с тумбочки телефон, лихорадочно прокручивая в голове мысль.
  - Да? - раздалось после второго же гудка.
  - Яр, - собственный голос звучал напряженно, натянуто, - я знаю, почему он это делает. Почему пытает их, почему ему нужно их признание.
  - Дай две минуты, я выйду, - Волков был сосредоточен, вся усталость тут же пропала из голоса. Я слышала эхо шагов в трубке, скрип двери, голоса людей, мимо которых он проходил, и практически видела казенные коридоры отдела, тусклые лампы, потертый линолеум. - Говори, - раздалось, когда казалось, что терпения совсем не осталось.
  - Он искупает грех, он такой же, как я, понимаешь?
  - Не...
  - Мои крылья, Ярослав, - перебила я, надеясь, что Гад поймет.
  - Твою ж...
  - Он незарегистрированный, что если он ничего не знает? И душу он извлек поэтому так криво. Потому что действительно ничего не умеет. Ублюдок вполне мог пробудиться лишь недавно. Ты сам говорил, что ему не больше сорока. Самое время для пробуждения нефилима.
  - Месяца три до первого убийства? - спросил Змеев.
  - Около того, может чуть больше. Если у него проблемы с головой - а у него точно проблемы с головой - на окончательную перестройку могло уйти до полугода. Он явная брошенка, либо мать прятала. Он вообще может не знать о существовании иных, поэтому выбрал ведьм, понимаешь? - я поднялась с кровати, заходила по комнате из угла в угол. - И нашел он их... Он не бухгалтер, он клиент.
  - Уже знаем, - кивнул Гад.
  - Знаете?
  - Да. Тот самый бухгалтер описал мужика одного... - раздался щелчок зажигалки, Волков затянулся. - Мы сейчас фоторобот клепаем, потом ребята с ним по соседям еще раз пройдутся. Ты была права, Мар, - Ярослав улыбался. - Мы его скоро возьмем.
  - Я рада.
  - Насколько он силен?
  - Силен. Но слабее тебя. Он еще не в полой мере контролирует силу, не знает ее, не до конца понимает. К тому же... - я сосредоточилась, стараясь вспомнить тот миг, когда заметила крылья, - ублюдок изначально слабее. Может... такой же, как Ирз. Только...
  - Что?
  - Он раньше был сам по себе. Теперь нет.
  - Я за тобой не успеваю, колючка, - проговорил Змеев.
  - Невозможно развоплотить душу случайно, невозможно однажды проснуться и понять, что ты это можешь, невозможно прогуглить, вычитать в "Молоте ведьм". Придурка кто-то направляет, кто-то подсказывает, у него есть "друг", - я остановилась возле трюмо, опустилась на пол, поджав под себя ноги. - У меня ушло десять лет на то, чтобы понять все свои способности, и развоплощение отнюдь не было в числе приоритетов. Эта фича, - Яр усмехнулся вместе со мной, - по сути бесполезная ерунда. У демонов нет душ, души англов неприкосновенны, а...
  - Но есть и другие души - иных, людей.
  - И как ты себе это представляешь? - скептически выгнула я бровь. - Напали на тебя гопники в переулке, а ты такой: "Ребят, во-первых, по одному, а во-вторых, постойте смирно минут тридцать, пока я вас убиваю"?
  - На тебя нападали гопники? - строго спросил Гад.
  - Не знаю, не помню... Да какая вообще разница?
  Ярослав мягко рассмеялся.
  - Я услышал тебя, Мара.
  - Это поможет?
  - Поможет. Сузит круг поисков, он фанатик, а значит место, в котором он держит девушек, не просто какой-то бассейн, там рядом должно находится что-то... может, церковь, может, кладбище, может...
  - Ярослав, - прошептала я в трубку, прохрипела, потому что голос вдруг отказал, - на территории Ирза есть кладбище... то есть было кладбище при монастыре, но, - я сглотнула: во рту вдруг пересохло, - в советское время там все сравняли с землей, и... и построили спортивный комплекс.
  - Быстрее, выше, сильнее? - напряженно, медленно спросил Волков.
  - Да. Мир, труд, май.
  - Мы проверим, Мара, - пообещал Змей. - Я сегодня...
  - Знаю, - улыбнулась натянуто. - Лови его, а горячую ночь мы отложим, - и прежде, чем я успела сообразить, прежде, чем успела осознать, прежде, чем даже поняла все до конца: - я люблю тебя.
  Тишина повисла в трубке, смысл сказанного дошел до перегруженного мозга через несколько секунд, и я была готова откусить себе язык, сердце бухало где-то в горле, продолжала скрести по крыше старая береза.
  Ты, блин, гений просто, Шелестова!
  Вот ему сейчас только до твоих бабских соплей, нашла, овца, момент. Ты ему еще скажи, что он твой пуфыстик...
  С другой стороны, психика у Волкова вроде крепкая, должен, по идее, справиться с информацией...
  Последний раз я говорила мужчине, что люблю его... Я нахмурилась, стараясь вспомнить, продолжая слушать тишину в трубке.
  Давно говорила, еще до отеля. Реакцию не помню, даже парня того с трудом помню...
  - Яр... - позвала осторожно.
  - Я дышу, подожди, - ответил мне глубокий, бархатный голос. Очень мягко ответил и очень удивленно. - Так же и убить можно, Мара, - прозвучало немного укоризненно.
  - Убить?
  - Я чуть сигаретой не подавился, - усмехнулся он, скорее насмехаясь над собой и над ситуацией. - Ты умеешь дать под дых так, чтобы в глазах потемнело.
  А вот это, наверное, не очень хорошо, да?
  Черт, я иногда не понимала этого мужчину. Что это вообще за реакция такая?
  - Ты специально...
  - Я тоже люблю тебя, Шелестова. И, черт, знаешь, признание по телефону, в час ночи, попахивает чем-то подростково-трусливым.
  - Ну-да, все у меня через жопу, - улыбнулась я, расслабляясь, выдыхая, сама не понимая, что, собственно, только что произошло.
  Снова раздался щелчок зажигалки, и повисла тишина. Он курил, а я слушала.
  - Домой хочу, - проговорил Гад через несколько секунд, может, минуту.
  - Я тоже хочу, чтобы ты приехал.
  - Но мне надо работать.
  - Да. Иди.
  - Угу.
  И опять тишина.
  Он докурил, скрипнула дверь, снова раздались гулкие шаги по коридору, снова послышались голоса.
  У них там все отделение на ногах, что ли?
  - Свадьбу сыграем в сентябре, спокойной ночи, Мара, - и отключился.
  Черт, нет, все-таки психика у него слабее, чем я считала.
  - Ага, а детей родим к следующему марту, - пробормотала в ответ, разглядывая телефон в руках. Но он прав: поспать, действительно, не мешало бы.
  Но сон почему-то долго не шел. Я ворочалась в кровати в бесполезных попытках провалиться в забытье, но ничего не получалось. Ни подсчет овец, ни глубокое дыхание, ни подушка, перевернутая на другую, более прохладную, сторону. Я чувствовала усталость, я сильно устала, очень, но... Вместо того, чтобы расслабиться и успокоиться, мозг продолжал гонять мысли по кругу. Одни и те же: про нефилима, про Олю, про Ирза и его ведьму, про мертвую бывшую Ярослава.
  Волков говорил, что она приняла яд сама, а уже потом была избита. Так возможно ли, что Ника настолько боялась Ирза и того, что он с ней сделает за провал, что решила из двух зол выбрать меньшее и хотя бы умереть без мучений?
  Насколько вообще Ирзамир опасен и страшен для людей?
  Наверное, достаточно...
  Вот только даже несмотря на то, что несчастная брошенка не выполнила договор, а значит, он теперь недействителен, ее душу все равно получит бес: девушка совершила самоубийство. Смертный грех.
  Черт! Бесполезно.
  Я поднялась с кровати, надела майку с шортами и спустилась вниз, прихватив с собой ноутбук. Если уж не могу уснуть, то займусь чем-нибудь полезным.
  Костик с Ксенькой спали. Ксюха, как обычно, раскинувшись звездой на кровати, а ее брат, по своей привычке - в плеере, с орущим в ушах Гнойным.
  Я забрала у ребенка айпод, накрыла, как обычно, Ксеню одеялом и тихо выскользнула из их комнаты. Почему-то на миг ледяной кулак снова сжал внутренности.
  Из комнаты Кита, вопреки ожиданиям, не доносилось ни звука, а вот Стас с Крюгером нашлись внизу, в холле.
  Парень сидел в кресле, глядя в окно, мешок с костями лежал у его ног. Пес лениво повернул в мою сторону вытянутую лисью морду, как только услышал шаги на лестнице.
  - Чувствуешь? - тихо спросил Стас, так тихо, что первые несколько секунд я думала, что мне показалось. Пальцы крепче сжались на перилах, идеально-гладкое из-за тысяч рук и миллионов прикосновений дерево приятно грело.
  - Да. Что это? - спросила, все-таки спускаясь.
  - "Калифорния", - просто пожал плечами призрак, как будто удивленный моей непроницательностью. Хотя, конечно, он был прав, я должна была понять сразу. - Она говорит с тобой.
  - Я слышу ее дыхание, - пробормотала, делая еще шаг. Из приоткрытых штор на пол падал тусклый, но мягкий свет от фонаря, мерцая тепло-оранжевым, превращая паркет в апельсиновую кожуру.
  Отель редко разговаривал, еще реже "просыпался" вот так вдруг, и поэтому это не могло не настораживать. И этот ледяной кулак - это тоже "Калифорния". Она о чем-то предупреждает. Вот только я никак не могла понять, о чем именно... Чувство тревоги было каким-то странным, как неизбежность, грустная, но... не отчаянье, не печаль, не горе... Просто грусть и чертова неизбежность.
  - Что это может быть? - спросила, кладя ноут на столик возле лампы, вставая на колени рядом с креслом, чтобы почесать за ухом Крюгера. Пес вздохнул, фыркнул мне в ладонь мокрым носом, вызвав легкую щекотку.
  - Что угодно, - покачал Стас головой.
  - У меня такое ощущение, что ничего нельзя изменить.
  - Да.
  - Почему тогда она говорит? - собственный голос звучал на удивление спокойно. Я смотрела на полупрозрачный призрак, ждала ответа и думала о том, что надо выдать парню новый браслет: старый ведь он порвал. Нехорошо, когда постоялец без браслета.
  - Предупреждает, чтобы ты была готова. А может...
  - "Может" что?
  - У нее не выходит сдержаться. Может, ей надо рассказать кому-то, - снова пожатие худых плеч. Тоже спокойное, хотя, по идее, тема должна была вызывать тревогу у нас обоих.
  - Тебе нужен новый браслет, - пробормотала я, чтобы, скорее всего, сказать хоть что-то.
  Парень кивнул, а я поднялась и прошла за стойку.
  - Ты принесла ноутбук... хотела поработать? - тоже, наверное, лишь для того, чтобы не молчать, спросил Стас.
  - Да. Я говорила, что веду переписку с голландцами по поводу близнецов. От них давно ничего не было слышно, хочу дернуть, - я копалась за конторкой, в поисках книги: Стаса надо было перезаписать, чтобы он снова стал полноправным постояльцем. Свет включать почему-то не хотелось, и я шарилась в темноте.
  - Ты не виделась с их матерью?
  - Нет, - покачала головой. - Совет по-прежнему запрещает, она все еще нестабильна, - вздохнула. - И мне с каждым разом все тяжелее и тяжелее объяснять это мелким. А, по словам Саши, в последнее время ситуация ухудшилась.
  - Насколько?
  - Ну... - я оторвалась от своего занятия, - Нина снова пыталась отключить их от аппаратов.
  - Хреново, - дернул головой парень.
  - Да. Саша говорит, что надо увеличивать дозу седативных и таблеток, которые они ей дают, чтобы внушить, что детей еще можно вернуть. Они все быстрее теряют свое действие.
  - Ксюше и Косте плохо, - непонятно зачем озвучил Стас.
  - Я знаю, - наконец-то тяжелая книга была извлечена из-под вороха бумаг. - Я пытаюсь решить вопрос. Голландцы должны помочь.
  - Хорошо бы.
  - Уффф, - сказал Крюгер, словно ставя точку в этом нелегком разговоре. Он начал медленно приобретать черты себя настоящего - челюсть съехала немного вбок, помутнели глаза, появились первые проплешины. Около четырех, значит.
  Я сделала шаг из-за стойки, намереваясь все-таки переписать мальчишку, и подскочила на месте из-за слишком громкого звонка телефона.
  Не бывает хороших новостей в четыре утра.
  Трубку брать не хотелось. Но проклятый аппарат продолжал истерически надрываться, грозя перебудить всех домашних. Стас укоризненно смотрел на меня. Я не шевелилась.
  - Бери телефон, Мара, - поднялся он на ноги. - Давай.
  Нет.
  Я потянулась к черному куску пластика, медленно, как во сне, нажала на кнопку, поднесла трубку к уху.
  - Мара? - голос Элисте. Напряженный, немного растерянный голос Элисте.
  - Говори.
  - Климова погибла. Разбилась два часа назад на машине, не вписавшись в поворот. Ее душу забрала Лиза.
  Сердце грохнуло пару раз в горле и замолчало, слышнее стал голос "Калифорнии", я опустила руку, нажимая отбой, вернула телефон на базу, не сводя взгляда с хмурого лица Стаса.
  И что теперь? Что будет теперь?
  Не вписалась в поворот...
  Куда она вообще, мать ее, ехала? Ночью? В дождь? Одна?
  Злость, как вспышка рванувшей в руках петарды, как удар молнии в трухлявый пень... Черт...
  Мысли пусть и ворочались медленно, но были на удивление ясными. Вдруг вспомнилась собирательница, ее фигура в проеме двери "Калифорнии", ее выражение лица.
  А ведь Эли знала, знала все еще до этого момента. Когда она уходила, она... она выглядела виноватой. Она знала. Не могла не знать. Списки у всех собирателей одинаковые. Они самостоятельно распределяют души между собой. И ничего мне не сказала... Только выглядела виноватой...
  Сердце все еще молчало. Молчал Стас.
  Что дальше?
  - Мара? - раздалось с лестницы, заставив обернуться так резко, что волосы хлестнули по лицу. - Что-то не так...
  Нет!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"