Бирюшев Руслан Рустамович: другие произведения.

Враг неизвестен. Черновик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, уважаемые читатели, то, что вы сейчас... хотелось сказать "держите в руках", но нет, конечно - видите на своих мониторах... Так вот, это не полноценное произведение, а своего рода черновик. Вернее - сырой текст интерактивного романа, эдакой текстовой ролевой игры, которая велась под моим началом почти двумя десятками людей. Чтобы стать романом, эта вещь должна подвергнуться основательной переработке - привести текст к единому стилю, написать внятное введение, обрезать тупиковые сюжетные линии и много чего ещё. Убрать картинки-иллюстрации, помогавшие нам в работе, например. Но главное здесь уже есть - магистральный сюжет (простой, как и в компьютерной игре девяностых, на которой и основана история), ключевые события, персонажи... Для сего текста я являюсь автором сценария, режиссёром и ведущим автором. Моему перу принадлежат, надеюсь, удачные образы таких персонажей как капитан Мишель Хенриксен, лейтенант Энн МакГрин, майор медицинской службы Доминика Гигерсбергер, сержант Джейкоб Сикорски, Куратор, Человек-с-Чемоданчиком (он же Исполняющий Особые Обязанности - для своих). Я же, вероятно, в итоге приведу его в читабельный вид. Пока же, на свой страх и риск, вы можете ознакомиться с исходным материалом. Итак... Рискнёте?


   1 января 2014 года. 13:24.
США, Нью-Йорк. Штаб-ставка-явочная квартира особого подразделения ООН по Западному полушарию.


- Проходите.- Охранник, облачённый в камуфляж без знаков различия, открыл перед полковником Красновым дверь. Офицер шагнул через порог (дверь тут же захлопнулась за его спиной) и огляделся. За исключением стола на тонких ножках и двух простых деревянных стульев в комнате ничего не было. То есть - совсем ничего. Голые оштукатуренные стены, лампочка накаливания без абажура, свисающая на проводе, и всё. На столе лежали белый лист бумаги и карандаш, а за столом, занимая один из стульев, сидел... Ну, по всей видимости, тот самый куратор от ООН. Сухощавый лысоватый человек в чёрном костюме и больших круглых очках.
0x01 graphic

- Николай Николаевич. - Лысый кивнул и сделал приглашающий жест. - Присаживайтесь.
Он говорил на русском, почти без акцента. Полковник кивнул в ответ и опустился на свободный стул. Не удержавшись, спросил:
- А почему здесь так... спартански?
- В комнате? - Приподнял брови человек в очках. - Так проще защититься от прослушивания. Меньше вещей нужно проверять. Но давайте к делу. Я - ваш куратор от Организации Объединённых Наций. Так меня и называйте.
- Прямо так?
- Можно короче - просто Куратор. Я не буду впрямую вмешиваться в ваши действия, лишь оценивать деятельность собранной вами команды и посредничать с советом мировых правительств. Сейчас же я должен дать вам краткий инструктаж и выяснить некоторые подробности. Со своей задачей вы знакомы?
- Да.
- Тем лучше. Думаю, объяснять, почему выбрали именно вас - излишне. Вы имеете навыки как в научной, так и в военной сфере, и, к тому же... вы видели. Их. Проект "Хрустальная стрела", попытка использовать старые боевые спутники... вы не должны были стать свидетелем, но раз так сложилось... - Куратор развёл руками. - Добро пожаловать на борт. Повторю, чего мы ждём от вас. Противодействие пришельцам всеми возможными средствами. Уничтожение, захват, изучение. Поскольку ни одно мировое правительство не признаёт существования инопланетян, вся ваша деятельность должна оставаться в тайне - насколько это возможно. Помните, что сохранение действий в тайне - не приоритетная задача. Правительственные силы берут на себя поддержание режима секретности - работы со свидетелями и контроль СМИ. Не забивайте этим голову. Для выполнения поставленной задачи вам выделяются подъёмная сумма, военная база, два боевых самолёта, транспорт и оборудование, минимальная группа солдат и специалистов. Людей вы будете набирать уже сами.
Куратор откинулся на стуле, сверкнув очками, и сплёл пальцы:
- Двадцать миллионов долларов переведены на секретный счёт, ещё сто тысяч наличными деньгами будет выдано вам в чемоданчике как только вы покинете этот кабинет. Дальнейшее финансирование - в начале каждого месяца, по результатам вашей деятельности. Самолёты вы сможете заказать, когда прибудете на базу. Хорошо обдумайте свой выбор. Можете просить что угодно, кроме не серийных машин и пятого поколения. Американцы отказываются выделить F-22 или F-35 даже за деньги. Теперь о базе. В мире много законсервированных военных объектов, но только США и Россия предложили нечто, достойное внимания. Соединённые Штаты предлагают военную базу на Аляске, Федерация - бывший секретный объект в Сибири, в Якутии. - Куратор взял со стола карандаш и придвинул листок бумаги. - Должен вам сказать, что поначалу правительство Японии предлагало обширный подземный комплекс неподалёку от Токио, но позже сняло предложение. Мне сообщили, что они разместят там какой-то собственный проект, деталями не поделились... Итак, ваш выбор?

-На мой взгляд, база, расположенная в Якутии, будет лучшим вариантом,- Полковник поправил очки,- Относительно недалеко находятся Китай и Япония. При такой высокой плотности населения, они, несомненно, привлекут внимание пришельцев. База на Аляске будет слишком далеко от крупных городов.

- Вполне разделяю ваше мнение. - Кивнул Куратор. Проведя ладонью по лысине, словно приглаживая волосы, он чиркнул что-то в блокноте, и направил карандаш на Николая:
- База будет подготовлена в течение двадцати четырёх часов. К обеду завтрашнего дня, проще говоря. Можете не спешить.
Представитель ООН сунул карандаш в нагрудный карман и сложил листок бумаги вдвое. Продолжил, разглядывая бумажку:
- Завтра с утра отправляйтесь на закрытый аэродром шесть, вас перебросят в Россию, на другой закрытый аэродром, а оттуда, вертолётом - к вашей базе. Там вас встретит интендант и введёт в курс подробностей. На этом всё. Можете быть свободны.
Полковник поднялся. Секунду он размышлял, стоит ли отдавать честь - фуражка вместе с шинелью осталась в гардеробной, и голова его была непокрыта. Наконец, попросту кивнув, он направился к выходу. Когда Краснов уже взялся за ручку, хозяин кабинета вдруг произнёс:
- Не беспокойтесь, полковник.
Офицер обернулся и вопросительно глянул на Куратора.
- На вас лежит куда большая ответственность, чем кажется сейчас, и вам будет тяжело, не сомневайтесь. - Представитель ООН облокотился о стол, сплёл пальцы перед лицом и сверкнул поверх них очками. - Но помните - покуда Бог на небесах, на земле всё будет спокойно. А Бог на небесах, это я могу вам гарантировать. Вы справитесь. Удачи.
0x01 graphic
  
   Всю ночь Краснову не спалось. Тут сказывалась и недавняя смена часовых поясов и то, что его голова была просто забита различными мыслями. Он думал о предстоящей работе, о том что нужно пришельцам, вспоминал ту злополучную ВКД. Много думал о семье, которую не видел уже два дня, перед тем как отправится в "срочную командировку на неопределенный срок", прямо в канун Нового Года. Но дело оказалось очень важным, важнее, чем официальная версия работы в космическом центр имени Линдона Джонсона. Ведь если речь уже идёт о "противодействии" пришельцам, то значит, о мире договориться не удастся.
Тем временем уже начинало светать, и, быстро собрав немногочисленные вещи, взятые в командировку, Николай отправился на закрытый аэродром шесть.
Теперь предстоял путь назад в Россию, считай на другой конец планеты.
Самолёт летел над облаками, на высоте в десять километров. А МКС находится на орбите в сорок раз выше. Мысли о станции заполнили сознание космонавта, отчего тот уснул.
Разбудил полковника сопровождающий. Быстрая пересадка в Ми-8, и вот они уже летят над бескрайними, занесенными снегом, сибирскими лесами. Спустя несколько часов полёта, вертолет завис над ни чем непримечательной поляной и начал садиться, поднимая вихрь снежинок. Как только вертолёт сел, Краснов спрыгнул на землю, отошел на несколько шагов, и стал наблюдать, как Ми-8 обратно взмывает в небо. После того как, вызванный вертолетом снежный вихрь утих, полковник огляделся. Почти стразу же он заметил человеческую фигуру, направившуюся к нему со стороны деревьев.

- Прапорщик Сероконь? - Поинтересовался Николай, дождавшись, пока неизвестный в пятнистой маскировочной куртке (совершенно неуместного в зимнем лесу чёрно-зелёного летнего паттерна) с меховым воротником и зимней армейской шапке приблизится вплотную. Получилось громковато - после вертолёта слух немного "подсел".
- Так точно! - Запыхавшимся голосом ответил человек, останавливаясь. - А вы...
- Полковник Краснов, Николай Николаевич. - Кивнул тот, разглядывая собеседника. Между воротником и шапкой были видны покрасневший от холода крупный нос картошкой, щетинистые усы пшеничного цвета, глубоко посаженные глаза - кажется, чёрные или карие. Росту прапорщик был небольшого, и даже под тёплой курткой угадывалось брюхо преизрядное.
- Рад знакомству, товарищ полковник. - Интендант неловко козырнул. - Следуйте за мной, я провожу вас на базу.
- А здесь далеко идти? - Николай перехватил ручку чемодана и надвинул на лоб фуражку. Как бы не пожалеть, что отказался от шапки, пилот ведь предлагал...
- Совсем не далеко. - Сероконь развернулся и зашагал к краю поляны. Краснов последовал за ним. - Пару минут всего.
- База прямо здесь?
- Да, увидите.
Прапорщик не обманул. Минуты спустя они остановились перед большой бетонной будкой, похожей на капитально построенный гараж. Выглядела будка посреди заснеженных елей неуместно, а выщербленные стены и ржавые металлические ворота придавали ей заброшенный вид.
- Это вход на базу. - Пояснил прапорщик, берясь за створки и распахивая их. Ворота открылись неожиданно легко и без скрипа - петли, похоже, недавно смазывали. - Единственный.
Будка оказалась пуста - лишь возвышалась посреди неё платформа, на которую мог уместить грузовик средних размеров. Сероконь поднялся на неё и жестом пригласил полковника. Как только оба они оказались на платформе, она начала опускаться.
- Это не опрометчиво - иметь базу с единственным входом? - Спросил Краснов, запрокидывая голову, и глядя, как проём над ними закрывает металлическая плита. В шахте лифта, освещённой желтоватыми настенными лампами, сразу стало теплее.
- Я немного погорячился. - Признался интендант, снимая шапку. Волосы у него оказались под цвет усам. - Есть ещё аварийные выходы с лестницами и выезд для автотранспорта, но все они открываются только изнутри. Плюс к тому - попасть внутрь можно через ангары и вертолётную площадку, когда они открыты.
- Они тоже подземные?
- Да, даже полноценные посадочные полосы с тормозами и катапультами для истребителей, взлетать можно прямо из-под земли.
- А сколько здесь ярусов?
- Два. Первый на глубине десять метров, основной. Там всё, о чём я расскажу вам чуть позже. - В тёплом воздухе немногословность прапорщика растаяла, словно кристаллик льда. - Второй ярус ещё ниже, он служебный. Там силовая подстанция и запасы топлива, вам туда заходить будет ни к чему.
Платформа-лифт наконец остановилась. Пройдя небольшой тамбур с бронедверьми, полковник и интендант вышли в коридор - тоже с голыми бетонными стенами, как в шахте, но зато с лампами дневного света вместо слабых светильников. Тут же обнаружился пост охраны - весьма солидный. Бетонный выступ с бойницей позволял охраннику видеть и обстреливать всех, появляющихся из лифта, при том он сам оставался почти недосягаем. Впрочем, сейчас пост был пуст...
- Пойдёмте, я провожу вас в ваш кабинет. - Сероконь расстегнул куртку и сунул шапку под мышку. - Там будет удобнее рассказать о базе.
  
   Краснов не отставал от прапорщика. База произвела на него положительное впечатление, особенно учитывая, что расконсервация бункера началась буквально вчера. С точки зрения обороноспособности, бункер был выше всяких похвал. А вот с точки зрения обустройства, всё было плачевно. С одной стороны, придется потратить время, прежде чем работоспособность организации выйдет на полную мощность, но с другой, базу можно обустроить под себя.

* * *

Поначалу Николай пытался запомнить, какими коридорами ведёт его интендант, но получалось плохо - план базы, такое впечатление, должен был сбить с толку проникшего внутрь противника. К кабинету командира они вышли неожиданно. Прошли очередной пустующий пост охраны и вдруг оказались перед отделанной красным деревом дверью с глазком. Дверь была распахнута, и позволяла разглядеть, что на самом деле она металлическая, и солидной толщины. С обратной стороны имелся банальный стальной засов.
- Вот ваше рабочее место, товарищ полковник. - Сероконь обвёл комнату широким жестом. - Устраивайтесь.
В кабинете пахло обойным клеем. Свежим. В отличие от остальных виденных Красновым помещений базы, это было оклеено обоями "под мрамор". Вместо лампы дневного света его освещала хрустальная трёхрожковая люстра. Посреди комнаты возвышался тяжёлый дубовый стол с ножками-тумбами. Правую его часть занимал огромный селектор из пожелтевшего пластика - явный ровесник всей базы, построенной в разгар Холодной войны. Слева стоял умилительный розовый стаканчик с письменными принадлежностями - словно в кабинете рисования для младших классов. Между ними уместился, чуть разбавляя сей ужас, новенький ноутбук - открытый и работающий. За столом стояло мягкое вертящееся кресло, за креслом, у задней стены - сейф с архаичным кодовым замком. В этой же стене была ещё одна дверь - закрытая. Дверь украшал весьма своеобразный плакатик.
0x01 graphic


На этом обстановка заканчивалась.
- Куратору бы понравилось. - Озвучил свои впечатления Николай, и, аккуратно поставив чемодан на пол, прошагал к столу. Опустившись в кресло, глянул на экран ноутбука, после чего кивнул прапорщику.
- Рассказывайте, Алексий Никанорович. А вам тут сесть не на что?
- Стул на базе пока один, и вы на нём сидите. - С усмешкой пожал плечами интендант. - Завозили в первую очередь самое нужное, стратегическое. С предметами роскоши не спешат... Вероятно часть придётся закупать самим. Но мне и не нужно сидеть. Если позволите...
Сероконь встал рядом с полковником, склонился над компьютером. Щёлкнул что-то курсором, и на экране появился план-схема.
- Вот наша база. "Законсервированный объект ПВО N154", если официально. Неофициально можем называть как вздумается.
- И что у нас тут есть?
- Значит, смотрите... Сперва - системы безопасности. Камеры наблюдения расположены во всех коридорах и большинстве помещений, но большая часть вышла из строя и требует замены. - Начал интендант. - Работают все наружные камеры на поверхности. Защиту базы обеспечивают внутренние перегородки. Ими можно перекрыть любой коридор и герметично изолировать любой сегмент базы. Есть также система, позволяющая подать в изолированный сегмент отравляющий газ, но она неисправна. Противовоздушное вооружение, к сожалению, сняли при постановке на консервацию в девяностом году, но узлы для установки артиллерийских автоматов и пусковых блоков ракет на месте и исправны, всего шесть точек вокруг базы... Главная защита базы - скрытность. Даже радар вынесен за её пределы, чтобы не демаскировать излучением. Вот эта комната - информационный центр, только обрабатывает данные...
Сероконь перевёл дух.
- В центре уровня - выход из лифта. - Прапорщик тыкал пальцем в экран. - Вот ваш кабинет, к нему примыкает ваша жилая комната, в неё ведёт дверь позади нас. Там пока только койка со склада, уж извините...
- Ничего, переживу.
- Попасть в ваш кабинет от лифта нельзя, это сделано специально. Только миновав часть основных помещений. Весь северный сегмент базы - ангары. Два под истребители, от них прямо идут ВПП. Между ними - большой вертолётный ангар, открывается сверху. Сейчас там наш транспорт - списанный американский "Чинук". "Оспрея", к сожалению, не дали. Места хватит ещё на три-четыре машины вертикального взлёта, не только вертолётов... К этим ангарам примыкают собственные склады горючего и ведут отдельные коридоры. С противоположной стороны базы - ангар наземной техники. Сейчас это БМП-2, пара старых янкисовских "Хаммеров" в бронированной модификации и с пулемётами, один грузовик ГАЗ-63А с тентовым кузовом.
Лицо интенданта сделалось траурным.
- Все машины на ходу, но жутко изношенные. Не знаю, где они достали этот грузовик, я таких с детства не видел...
- Чего-нибудь придумаем. Что есть ещё?
- Два больших склада, но один переоборудован под лабораторию. Оборудование уже завезли. Второй склад пока пустой, теоретически он - под трофеи. Есть два малых, поближе к казармам. Один для всякой всячины бытовой, второй - это арсенал.
- А-а... что у нас в арсенале? - Полковник поправил очки. Предчувствия у него были самые дурные.
- Негусто. - Вздохнул Сероконь, вызывая на экран файл со списком. - Вот-с...
- Пулемёты ручные, две штуки. Пулемёт Калашникова и M249 Para - укороченный, то есть.
- Автоматы - полтора десятка АКС-74, два АН-94 "Абакан", четыре американских карабина М-4, один Md-97 румынский, не знаю, как он вообще к нам попал...
- Гранатомёт - один, РПГ-7.
- Пистолетов - десятка два, на любой вкус, от ПМ до "Хай-Пауэра"
- Из прочего - одна винтовка СВД, но в таком состоянии, что хоть выбрасывай. Плюс - какие-то дробовики, я ещё не смотрел.

Прапорщик покосился на хмурящегося Николая, и поспешил продолжить:
- Оружие хоть и старое, но со складов хранения, не пользованное. Кроме винтовки. Патронов и гранат - сколько угодно, прицелы коллиматорные, лазерные целеуказатели, всё в комплекте. К "Абаканам" подствольные гранатомёты есть.
- То есть, к АК их нет? - Задумчиво уточнил полковник, не сводя взгляда с экрана.
- Нет. - Понурился Сероконь.
- А с личным составом как? Так же?
- Казарм у нас две. - Начал издалека прапорщик, подтверждая худшие подозрения Краснова. - На сорок мест каждая. Одну занимает персонал - повара, уборщики, техники ангаров. Всего - двенадцать человек на данный момент. Вторую - оперативный состав. Между казармами - общая столовая, в неё можно попасть из обеих...
- Сколько?
- Что, простите?
- Сколько человек оперативного состава?
- Э... Шесть. Шесть бойцов.
- Я... надеюсь... - Медленно проговорила офицер. - Это - опытные спецназовцы, отобранные по всему миру?
- Э... Нет, таких мы будем нанимать сами. А это - в основном контрактники из ближайшей воинской части. Все сержанты, но без боевого опыта, потому при переводе звания обнулились до рядовых, и...
- Почему... Шесть?...
- Видите ли, мне сообщили, что набирали только добровольцев....
- Ага, значит, они ещё и идиоты...
- Не всё так плохо! - Неискренне попытался ободрить коменданта Сероконь. - Один опытный кадр нам предоставили... Я её только пару раз видел пока, но взгляд...
- Её? - Выгнул бровь полковник.
- Ага. Женщина, и не русская. Говорит по английски. Файлы с личными делами на вашем компьютере, но её - закрыт паролем, только вы сможете прочесть. А это уже кое-что значит... И видели б вы, как она прибыла...
- Как?
- Её с парашютом сбросили, прямо над базой. С пролетающего транспорта...
- Интер-ресно... - Протянул Николай. - Надо с ней пообщаться. Кроме техников и оперативников - что-то ещё?
- Пилотов четыре, научных сотрудников - три. Но из них двое - лаборанты... Из пилотов двое - вертолётчики.
- Так, далеко от научной части не уходите. Какое оборудование доставлено?
- Стол прозекторский - одна штука. Микроскопы разной мощности - четыре штуки. Куб перегонный - один. Горелки спиртовые и газовые... Посуда стеклянная, лабораторная... Инструменты хирургические... В большом количестве. Компьютер... Этот... "Пентиум три". Один. Лампы потолочные, дневного света...
- Лампы - тоже научное оборудование?
- Никак нет, товарищ полковник! Но на балансе лаборатории.
- А с научным оборудованием - всё?
- Ну... - Прапорщик потупился. - Может, ещё завезут, мне не сообщали. Потом, пара коробок не распакованы ещё...
Полковник Краснов медленно снял очки и положил их на стол. Потёр переносицу. Глядя в стол, сказал:
- Если нет ещё какой-то информации, можете быть свободны... Стойте! Как пройти в казармы?
Прапорщик снова ткнул пальцем в экран, где всё ещё отображалась карта:
- Из вашего кабинета, на первой развилке - направо, потом ещё раз направо, а где коридор растраивается - выбрать тот, который идёт на понижение. Средний,по-моему... Это будет выход в столовую, из неё можно попасть в обе казармы - так быстрее всего.
- Хорошо, свободны.
  
   Лиза устало откинулась на спинку стула и потерла глаза. Почти сутки она и два лаборанта разбирали коробки, ящики, производили опись оборудования. Сказать, что она разочарована - все равно, что не сказать ничего. Прозекторский стол, четыре микроскопа, спиртовки, горелки, лабораторная посуда и некоторое количество реагентов... И это лаборатория?
Она глянула на монитор ноута и вздохнула. Список необходимого для полноценной работы лаборатории получался внушительный. Интересно, имеет ли она право потребовать нужное оборудование? Ну, по крайней мере, подать заявку как глава научного отдела вполне может. Хм...отдела... Лиза глянула на кушетку, на которой, свернувшись калачиком, сладко сопел щупленький паренек. Как его? Она заглянула в блокнот. Петр Анисимович Терещенко, 20 лет. Вольноопределяющийся. Ну, да, вот с такими и придется начинать. Этот, да еще Дмитрий Ларионович Выбегайло, 23 лет от роду. Тоже, наверное, видит уже десятый сон.
Лиза встала и вышла в соседний кабинет. На прозекторском столе, раскинувшись, похрапывал здоровенный детина. Мнда...сотрудники...Впрочем, они довольно сообразительны и работоспособны. Целый день безропотно выполняли ее указания. А в какой восторг пришли, увидев перегонный куб...
Она вернулась к ноуту, пробежала глазами список, хмыкнула и добавила еще пару пунктов. Вспомнилось вдруг, как в самолете, а потом и в вертолете она придавалась радужным мечтаниям. Прекрасная лаборатория, интересные исследования, работа с умными единомышленниками...может быть, в результате, докторская...Глаза начали слипаться, и Лиза снова встала и принялась мерить шагами кабинет. У нее будет отличная лаборатория. Такая, какой она ее видит и схему которой уже успела набросать. Только надо быть настойчивее в требовании выделения средств и набора сотрудников. Да, настойчивее.
Лиза снова села к ноуту и открыла файл....
  
   Минувшей ночью, где-то над Якутией...

Уже над целью самолёт, по всей видимости, угодил прямиком в неблагоприятный погодный фронт, и Блатнэйд О'Двайер приходилось прилагать колоссальные усилия, чтобы не выблевать под ноги вместе с останками скудного ужина собственные лёгкие. Молодой паренёк по имени Кенни, из такой-то воздушно-десантной дивизии, занимавший противоположную скамью и ставший для неё чем-то вроде Вергилия в разверзшихся Адом воздушных пучинах, беззвучно разевал рот, силясь переорать гул движков и шум разгулявшейся стихии. Превозмогая дурноту, ирландка целиком и полностью обратилась в слух: "...СЕСТЬ НЕ СМОЖЕМ ... ЦЕЛЬ ... КУПОЛ ... КАЛЕКОЙ ... ДЕРЖИ НОГИ ПОЛУСОГНУТЫМИ, СИС!" Она подняла руку и показала на пальцах приличествующий случаю знак, "поняла, мол". Тот кивнул в ответ, после чего быстрым жестом изобразил, как он зацепляет карабин и указал на захлёбывающийся противным писком датчик, расположенный в дальнем углу отсека, прямо над шлюзом. Через несколько мгновений, спроваженная мягким, но настойчивым тычком в спину, она, словно плод из утробы матери, нырнула в объятия зимней якутской ночи, сулящие новую жизнь.

...посадка была жёсткой, непогода явно не желала выпускать из своих цепких лап хрупкую человеческую фигурку. Чтобы не оказаться снесённой далеко в сторону от цели, и не остаться в одиночестве посреди сугробов и холода в сумеречном, неприветливом лесу, пришлось пойти на крайний риск, раскрыв парашют практически у самой земли. В момент касания Блатнэйд потеряла равновесие, и покатилась по земле, увлекаемая вперёд инерцией. В конце-концов, ей удалось подняться на четвереньки, и бегло оценить обстановку. Кажется, ничего не было сломано, и, не считая нещадно саднящих даже через плотную ткань колен и ладоней, приземление прошло благополучно. Путаясь в складках снаряжения, ирландка извлекла специальный нож, которым её снабдили десантники, и принялась освобождать себя от фрагментов перекрутившихся строп и купола, истово ругаясь на родном языке. Внезапно, она услышала неподалёку шум, сопровождаемый далеко разносящимся в морозном воздухе похрустыванием снега, и, подняв глаза, увидела, как со стороны дико смотревшейся посреди тайги монолитной бетонной конструкции, замеченной ею ранее, при приземлении, к ней быстро приближаются несколько вооружённых и громко переговаривающихся между собой, предположительно по-русски, тёмных фигур.
  
   - В яблочко. - Заметил оператор систем видеослежения, наблюдая на экране, как только что приземлившаяся гостья барахтается в снегу.
- Почти. - Качнул головой дежурный за пультом радара. - В яблочко было б, если бы она попала прямо в будку входа.
- Транспорт ушёл нормально?
- Да, уже выходят из нашей зоны ответственности. Могли бы хоть крыльями помахать...
- Может, они и махали. - Первый оператор снял трубку внутреннего телефона и набрал номер дежурки.
- Ага. - Вздохнул второй. - Впервые в жизни SC.5 "Белфаст" вижу - и только в виде зелёной точки на радаре...
Напарник его уже не слушал, говоря в телефон:
- Да, совсем рядом. Проводите, а дальше не наше дело...

* * *

Трое бойцов направились к О'Двайер с некоторой опаской - их уже известили, что прибывшая будет их командиром, но иными подробностями не поделились. Разве что предупредили о необходимости говорить с ней по английски, не нарушая субординации и "не провоцируя". Последняя ремарка и пугала немного...
- Сержант О'Двайер? - Окликнул выбравшуюся из парашюта женщину старший из солдат.
- Да. - Ирландка выпутала из плена строп ногу и бросила клинок в ножны. Попыталась отряхнуть снег с одежды. - Чёрт...
- Э... Пожалуйста, следуйте за нами. - Осторожно сказал солдат. Чуять дурное настроение старших по званию он научился ещё во время "срочки". - Мы проводим вас внутрь базы. Там тепло...

Ирландка кивнула и медленно поднялась на ноги, поправляя обмундирование и прилаживая съехавший вещмешок на причитающееся ему место. От её внимания не укрылось, что русские заметно нервничают, так, что даже не проверили её документы, а это уже было грубейшей халатностью. Но О'Двайер было всё равно. Решив для себя, что для неё всё только начинается, она встряхнулась по-собачьи, жестом, который со стороны можно было бы принять за озноб, и, перейдя на язык булли, буркнула: - Показывайте дорогу... Старший сделал приглашающее движение рукой, словно бы невзначай покоящейся на ложе автомата, предлагая женщине идти вперёд. Та вторично пожала плечами, больше не проронив ни слова, и маленький отряд молча направился в сторону той самой бетонной "коробки". Двое из её сопровождающих чуть приотстали, довольно споро избавившись от останков парашютного снаряжения ирландки и других следов её приземления, присыпав снегом вытоптанные участки. В приближении, будка не производила ровным счётом никакого впечатления. Члены ячейки IRA довольно часто прибегали к различного рода маскировке и мистификациям. Поэтому когда внутри разверзся зев, скрывающий платформу солидных размеров, она восприняла это, как нечто само-собой разумеющееся. Кроме того, то, насколько быстро её заметили и выслали людей на перехват, заставляло предположить, что снаружи периметр базы был напичкан невидимой невооружённым глазом следящей аппаратурой. Спуск, не считая звука мерно работающего механизма, проходил в полнейшем молчании, солдаты бросали на Блатнэйд О'Двайер любопытные взгляды, но не решались заговорить, помня о полученных указаниях. Сама она, казалось, ушла в себя, глядя прямо перед собой остекленевшими, невидящими глазами, а губы чуть слышно бормотали нечто на языке, которого русские не понимали. Когда платформа дёрнулась в последний раз и замерла, ирландка тряхнула головой, взгляд её стал осмысленным и, обратившись к начальнику своих не то конвоиров, не то провожатых, спросила по-английски: - Где я могла бы расположиться?

- Казарма одна, общая. Сейчас там просторно, - солдат вздохнул, - можете выбрать место даже. Интендант обещает устроить что-то вроде ширмы из подручных средств, чтобы отгородить "женскую половину". Вы, полагаю, не последняя у нас... Пойдёмте, нам туда же.

- Мне всё равно, я привыкла спать одетой, - процедила женщина, повернув голову, - и крайне не советую предпринимать попыток подловить меня в обратном, если не хотите плохо кончить.

Усталость и нервное перенапряжение минувших суток всё настойчивее давали знать о себе, накатывая волнами поднимающегося где-то в глубине глухого раздражения. Поведение ирландки становилось непредсказуемым, казалось, она еле сдерживается, чтобы не наорать (если не хуже) на ни в чём, собственно говоря, не виноватых солдат. Чтобы хоть как-то отвлечься, она принялась с любопытством осматриваться по сторонам, особое внимание обращая на наличие и местонахождение систем безопасности, постов охраны, ходов сообщения и их взаимное расположение. Одним словом, "фотографировала" всё, кажующееся сколь-нибудь важным с точки зрения укоренившегося в её сознании боевика-экстремиста.

Процессия протопала долгими коридорами через пустые посты охраны, мимо поворотов направо (к складам и лаборатории) и налево (к ангарам и прилегающим помещениям). Когда они проходили второй поворот, измученной ирландке почудилось, что в нём стоит, лицом к ней, белый мужчина в тёмном деловом костюме, сжимающий в руках плоский кейс, однако стоило женщине сморгнуть, и наваждение пропало.
- У вас тут привидения не водятся? - Вяло спросила она.
- Да чёрт его знает... - Искренне пожал плечами ближайший солдат. - Мы тут тоже недавно. Кстати, пришли.
- Вы спите на столах? - Выгнула бровь О'Двайер.
- Это столовая. Вон тот коридор - в нашу казарму. А в стене напротив - в казарму персонала.

- Благодарю вас. Дальше я как-нибудь сама... - буркнула ирландка, и, считая вопрос решённым, зашагала вглубь по коридору. Ещё двое молодых парней в военной форме, попавшиеся ей навстречу, проводили незадачливую террористку любопытными взглядами, но она в ответ не удостоила их вниманием, справедливо рассчитав, что никогда не поздно будет свести знакомство в казармах. Наконец, взявшись за ручки, она толкнула створки выкрашенных в казённый голубой цвет дверей внутрь и остолбенела, а лицо её вытянулось. Тут всё было, как в памятной ей тюрьме. Нет, пожалуй даже хуже, чем в тюрьме, там хотя бы присутствовали забранные хитрыми решётками и пропускающие толику солнечного света окна. А о каких окнах приходилось говорить здесь, в хрен знает скольки метрах под землёй?! Неверной походкой ирландка направилась в сторону установленных в два яруса "авторитетных" коек, расположенных вдоль стены, в самом дальнем от дверей углу помещения. Подойдя к нужному ряду и походя сбросив на пол чьи-то вещи, Блатнэйд О'Двайер со вздохом облегчения вытащила из ножен и бросила на тумбочку клинок, стащила вещмешок и десантный комбинезон, скрутив их в некое подобие подушки. После чего швырнула импровизированный "снаряд" в изголовье и, не расшнуровывая ставших вдруг тяжеленными ботинок, плюхнулась в ложе нижнего яруса. Последней мыслью, пронесшейся в угасающем под воздействием наползающей дрёмы сознании, было "А в тюрьме сейчас макароны..."
  
   -Ну, что же, приступим,- пробурчал себе под нос новоиспеченный комендант базы. Перед тем как начать составлять список необходимого оборудования, он решил пройтись по базе и лично осмотреть всё, а заодно познакомиться с персоналом. Но, опять же, перед тем, как идти знакомиться, полковник решил, что надо понять, с кем имеешь дело. Его просто заинтриговала таинственная парашютистка. Недаром же её файл закрыт паролем. Введя пароль, Краснов принялся читать открывшийся файл. Прочитав досье, он глубоко вздохнул. Конечно, хорошо, что в команде будет хоть кто-то с боевым опытом, и похоже неплохим. Но, при таком характере, может пострадать мораль всего отряда. Краснов решил что, разберётся с этим при личной встречи. Просмотрев дела остальных бойцов оперативной группы, полковник принялся за научный отдел базы. Тут, в отличие от оперативников, всё обстояло гораздо лучше, хотя и ощущалась острая нехватка оборудования. Дальше шли пилоты и обслуживающий персонал. После того, как Краснов дочитал последнее досье, настало время, что бы познакомится лично. Полковник покинул кабинет и, следуя маршрутом, о котором рассказал Сероконь, направился в казармы. Его ожидал непростой разговор с О'Двайер. Благо, без знания английского на МКС не пускают, так что проблем с языковым барьером возникнуть не должно. Местные коридоры производили угнетающее впечатление, и Краснов решил, что в первой же партии оборудования закажет какие-нибудь фикусы, чтобы добавить хоть крупицу уюта в это мрачное место. Наконец он добрался до столовой, и, считай до казарм то же. Подойдя к двери, Краснов немного помедлил, и непонятно зачем постучав, заглянул внутрь.

За время своего пребывания в организации, ирландка приобрела способность засыпать в любых условиях, и в любом положении, в случае необходимости мгновенно переходя от сна к бодрствованию. Привычка не подвела и на этот раз, стоило ей расслышать странный глухой шорох и звук открывающихся дверей, как глаза сами-собой распахнулись, и она приподнялась на локтях, прогоняя прочь остатки дрёмы. Заметив просунувшуюся внутрь голову в очках, она села, свесив ноги с койки, позёвывая и приглаживая мятую английскую военную форму без знаков различия (распахнутый чуть более, чем то допускается уставами любой армии мира, ворот открывал взору заменяющую майку водолазку канареечного цвета), и, с выражением явного неодобрения на лице, вопросительно уставилась на нарушителя спокойствия.

Заметив, что женщина одета, пусть даже и лежит на койке, Николай уже уверенно распахнул дверь и вошел внутрь. Судя по её выражению лица, приход Краснова её разбудил.
-Доброе утро! Блатнэйд О'Двайер, я так понимаю?- поприветствовал полковник, и не дав возможности что-либо ответить, продолжил,- Я - комендант базы, Николай Краснов.

На мгновение, в глазах молодой женщины промелькнул огонёк интереса в отношении приближающегося к ней человека. Определённо, его стоило иметь на стороне если не друзей, то хотя бы не иметь среди врагов, если она когда-нибудь планирует взять нить своей судьбы в собственные руки. Откинувшись спиной на скатку, она похлопала ладонью по освободившемуся на койке месту и сказала:
-Как говорят у вас, "в ногах правды нет", так что присаживайтесь, господин эээ... полковник. - заметив, что русский колеблется, она по-своему истолковала его жест и нетерпеливо добавила - Ну же, я не кусаюсь!.. После чего обратилась во внимание, испытующе глядя прямо в глаза Краснову.

Ухмыльнулся, и решив что лучше основывать отношения на взаимном уважении, нежели на слепом "приказал-выполнил", комендант воспользовался предложением О'Двайер и присел на кровать. Заметив валяющиеся на полу вещи, он перевел взгляд на тумбу с ножом, а так же на скрученный вещмешок и комбинезон.
-Вижу, вы уже начали обустраиваться,- Краснов кивком указал на вещи, брошенные на полу,- Надеюсь, с этим проблем не будет?

Проследив направление его взгляда, ирландка только покачала головой. Потом тихо сказала:
-Боюсь, я потеряла счёт времени, и Вы сумели застать меня врасплох. Так для чего Вы пришли, г-н Краснов?
Жесткие серые глаза О'Двайер, казалось бы гипнотизировали, подавляя возможность и волю к сопротивлению. Полковник неловко заёрзал, некстати вспомнив о цыганах, оставляющих подобным образом без гроша в кармане доверчивых простофиль. Это было всё равно, что играть в гляделки с диким зверем. Но потом в глазах его собеседницы появились лукавые бесовские искорки, и наваждение исчезло.

-Я здесь, собственно, для того, что бы узнать, как у вас дела,- на мгновение, улыбнувшись, комендант стал серьёзным,- вы уже познакомились с отрядом, которым будете командовать? И заглядывали в арсенал? Есть какие-нибудь пожелания или предложения?

-Пожелания? Да, конечно же - я ничего не ела вот уже более суток, с самого отправления из... ну, Вы в курсе. Так что, если Вы будете не против составить мне компанию за обедом, я присоединюсь к Вам примерно через час с четвертью, и мы сможем побеседовать о более серьёзных вещах. А сейчас, если позволите... - с этими словами О'Двайер несколькими резкими движениями разобрала своё импровизированное изголовье, собрала покрытые засохшей грязью вещи в охапку, и поднялась, намереваясь уйти...

-Хорошо, значит, увидимся через семьдесят пять минут,- Краснов посмотрел на часы,- а сейчас, мне тоже необходимо уйти.
Он покинул казармы, и, пройдя столовую, остановился на развилке. Полковнику необходимо было ещё проверить ангары и пилотов, а так же зайти в лабораторию, ну или то место, где будет лаборатория. Выбранное наугад направление привело его в пустующие ангары. Найдя там пилотов, полковник решил обсудить с ними предстоящую поставку самолётов. После непродолжительного разговора, они пришли к выводу, что лучшим решением будет заказ двух Су-35. Проверив транспортную технику, полковник решил, что она на первое время сойдет. Оставался научный отдел, к которому комендант и направился. Найдя нужную дверь, он вошел внутрь.
  
   Утром после почти бессонной ночи лаборанты продолжили распаковывать коробки и составлять списки, а Лиза обошла все предоставленное помещение, прикинула, где можно будет устроить жилые комнаты для персонала и как все же уместить здесь будущую лабораторию,потом вернулась к ноуту и призадумалась. ее список, пожалуй, тянул на кругленькую сумму. Одобрит ли ее запрос начальник или все же придется умерять аппетит.
В это время дверь раскрылась и вошел мужчина в форме. Лиза поднялась и замерла, глядя на него.

-Здравствуйте, меня зовут Николай Николаевич Краснов. Я являюсь комендантом базы,- полковник улыбнулся,- И, я правильно понимаю, вы - глава научного подразделения, Елизавета Васильевна Солнцева?

- Да, Николай Николаевич, все верно, - Лиза улыбнулась и заправила за ухо непослушную прядку. - Прибыла на базу чуть более суток назад, вместе с лаборантами составила список имеющегося оборудования и ингридиентов, разобрали инвентарь, в принципе, готовы начинать исследования, как только поступят первые материалы. Но...
Тут она замялась, подбирая слова, но все же продолжила:
- Для полноценной работы научного подразделения не хватает персонала, оборудования и ингридиентов. Я понимаю, что персонал со временем вы подберете, да и я могу поучаствовать в этом, если не возражаете. А вот оборудоывание и ингридиенты необходимо закупить. Иначе это будет не научный отдел, а фикцифя.
Лиза вернулась к столу, открула ноут:
- Я составила список всего необходимого на первое время. Отправлю вам по почте. Только сразу предупреждаю: сумма там высвечивается немаленькая, около ста тысяч долларов. Так что...вот.
Она подняла взглояд на коменданта и снова улыбнулась.

-А вы без дела не сидели,- Краснов улыбнулся и стал всматриваться в список,- на самом деле, сто тысяч вполне нормальная сумма, и ваш заказ будет удовлетворен в полном объёме.
Николай выпрямился и развернулся к Елизавете.
-Что касается подбора персонала, тот тут у вас, как у специалиста, полный карт-бланш. Но, учтите, что исследовать придется не только самих инопланетян, но и их технологии, поэтому нам также понадобятся физики и инженеры. Так, что до прибытия оборудования, подбор персонала будет вашей единственной работой. Если будут ещё какие-нибудь вопросы, то можете смело обращаться ко мне, и... было приятно познакомиться!


- Да, Николай Николаевич, конечно, я понимаю, что специалисты нам понадобятся...хм...широкого профиля. И, кстати, если нужна будет медицинская помощь персоналу базы, то милости просим...прозекторский стол и йод имеется в наличии, - Лиза улыбнулась и подала руку полковнику. - Приятно было познакомиться.

Краснов ответил на рукопожатие и покинул лабораторию. Полковник взглянул на часы, ему ещё предстояло встретиться с О'Двайер, после чего можно было уже отправлять запрос начальству. Поэтому, Краснов сразу направился в столовую, где и была назначена встреча.
Не сказать, что в столовой кормили вкусно, но зато сытно. За обедом Николай и Блатнэйд обсуждали опергруппу. О'Двайер была недовольна боевой подготовкой солдат, точнее её отсутствием, поэтому она вызвалась выступать в качестве тренера. Так же было принято решение о необходимости пополнения арсенала. В первой партии было решено заказать ещё одну СВД к уже имеющейся, а также ВСС. Этого должно хватить, что бы восстановить боеспособность снайперов. После обеда комендант направился к себе в кабинет, составлять список заказов.
В первой поставки должны были быть пара Су-35, оружие, о котором шел разговор с О'Двайер, оборудование и стройматериалы для лаборатории, список которого прислала Елизавета Солнцева, а так же набор столов, стульев, пару десятков искусственных растений в горшках, 10 двухъярусных кроватей, телевизор с DVD-плеером и библиотекой фантастических фильмов в зону отдыха. Так же, для физической подготовки бойцов несколько тренажеров и спортивных снарядов. Всего получилось стоимостью около триста тысячи долларов.
  
   Следующие два дня пролетели в хлопотах. Ночью на третье января испортилась погода, а днём начался снежный буран. Под землёй, в бетонных пещерах базы, было тихо и сравнительно тепло, однако НЛО вполне могли пролетать прямо над ангарами истребителей, задевая днищами макушки деревьев - их бы никто не заметил. Объект оказался отрезан от окружающего мира, поддерживалась только стратегическая связь по подземным кабелям. Такая передышка, впрочем, пошла на пользу. О'Двайер при помощи старых матрасов и картонных коробок организовала импровизированный тир в одном из неиспользуемых коридоров базы и потихоньку натаскивала там пятёрку бойцов.
Прапорщик Сероконь наводил порядок. Под его руководством обслуживающий персонал и свободные от тренировок оперативники устраивали вылазки на поверхность, чтобы расчистить от снега выходы с базы. Также удалось улучшить систему отопления и вентиляции, притянув к этому делу техников и переоборудовав кое-какие оборонные системы.
При ревизии складов и пустующих помещений, в одном из них прапорщик обнаружил гнилой ящик со ржавыми остовами немецких МР-44, которые по неграмотности принял за АК и хотел выбросить. К счастью, к выносу ящика были привлечены оперативники, один из которых, увлекавшийся до армии военной историей, опознал старинное оружие и сообщил, что если его привести в порядок, то можно будет неплохо продать хотя бы музеям. Заняться этим, опять же, было пока некому.
Полковник и доктор по уши были загружены административными делами.
4-го января небо ненадолго прояснилось и на базу своим ходом прибыли перехватчики - пара новеньких Су-35 в стандартной комплектации для воздушного боя. Их пилоты сообщили, что следом за ними, уже через считанные часы, должны прилететь вертолёты с заказанным грузом, дополнительным боекомплектом для самолётов и "ещё какими-то подкреплениями".
А в это время, в сотнях километров об базы...
  
   4 января 2014 года. 5:21.
Воздушное пространство Российской Федерации. Борт С-130 "Геркулес" ВВС США, бортовой номер 814.

0x01 graphic

В просторном брюхе транспортного самолёта их было двое - он и какая-то девица. На борт они взошли не вместе - девица прибыла на закрытый аэродром под Штутгартом позже, на чёрной машине с тонированными стёклами. Прошла мимо сержанта Сикорски, даже не глянув в его сторону, уселась на скамейку, достала телефон и сунула в уши наушники. Следующие часы она возилась со своей электронной игрушкой, ни разу не подняв взгляд на спутника. Джейкоб тоже молчал. Так и летели. От нечего делать сержант слушал гул винтов и изучающе разглядывал девушку, пользуясь тем, что она не обращает на него внимания. Вид у попутчицы был не слишком воинственный - но броня и вооружение отметали всякие сомнения. Она явно летела туда же, куда и он, и точно не в качестве техника или бюрократа, сопровождающего груз...
Наконец, "зелёный берет" задремал - вылет случился затемно, встал он и того раньше...
Разбудил его скрежет опускающейся аппарели. Моторы уже не гудели, а значит - самолёт сел. Сержант поднялся на ноги и заметил, что девушка тоже встрепенулась, убрала телефон и наушники. Через открытый люк в грузовой отсек ворвался морозный воздух.
- Сержант Джейкоб Сикорски? Старший сержант Хильда де Мезьер? - Обратился к ним мужчина в форме капитана российских сухопутных войск. Он неплохо говорил по-английски.
- Да. - Ответил сержант. Девушка молча кивнула.
- Следуйте за мной, здесь пересадка. - Русский офицер махнул кому-то рукой и крикнул на родном языке. - Ребята, разгружайте!
Подоспевшие солдаты в полушубках с меховыми воротниками принялись вытаскивать из "Геркулеса" длинные оружейные ящики, а офицер повёл будущих оперативников в другой конец лётного поля, где их поджидали, уже начиная раскручивать винты, три огромных серых туши. Вертолёты Ми-6, Джейкоб видел их только на картинках и представить себе не мог, что одновинтовая машина может быть такой огромной...
0x01 graphic

Спеша за русским, он быстро огляделся. Разглядеть почти ничего не успел. Они, похоже, находились на каком-то военном аэродроме посреди густого леса. Восходящее солнце золотило макушки хвойных деревьев, растущих за периметром...
- Быстрее! Быстрее! - Проводник направил их к ближнему вертолёту. - Кресел нет, садитесь на ящики. Держитесь крепко, пилот постарается лететь ровно, но...
- Но - понятно... - Буркнул сержант, забираясь в салон. Там действительно всё было уставлено длинными оружейными ящиками и квадратными коробками. Если кресла тут когда-то и имелись, то их сняли, дабы освободить пространство.

Не мудрствуя лукаво, Сикорски уселся прямо на пол, у стены. Хильда же взгромоздилась на самый высокий ящик, к тому же стоящий на другом. С независимым видом сложила руки на груди, таращась в стену.
- Вы б слезли. - Заметил Джейкоб. Он наконец-то нашёл повод обратиться к ней. Девушка зыркнула на бойца словно бы с некоторым недоумением. Как на неожиданно заговорившего хомяка. Сержант смутился, но продолжал:
- Имя моё вы уже знаете. Я из "зелёных беретов". А вы?
- Орбитально десантируемые силы вермахта. - С явно напускным немецким акцентом буркнула Хильда. - Батальон мобильных доспехов.
- А если серьёзно?
  
   - Я смертельно серьезна. - ответила она все в том же духе.
Образовалась неловкая тишина. Девушка заерзала на ящике, не зная, как ей лучше поступить. Но взглянув вниз и оценив высоту до жесткого металлического пола, она все же начала слазить с ящиков.
- Хильда де Мезьер. Можно просто Хильда. - сказала она, протягивая руку Джейкобу. Тот пожал ее и хотел что-то сказать в ответ, но девушка не позволила ему это, тут же добавив, - Я дочь министра обороны Германии.
Еще одно неловкое затишье.
Джейкоб кое-как уловил, что лучше пока не спрашивать свою попутчицу о былых заслугах и причине, по которой она здесь - та явно не была расположена к разговору на эти темы. Еще он заметил, что, даже пытаясь говорить на английском нормально, речь Хильды отдавала заметным акцентом.
На самом деле, не только с акцентом у нее были проблемы. Знание английского у Хильды не было идеальным. Она не преуспевала в учебе, и особых курсов перед отправкой сюда она не проходила. Так что, не редко могла напортачить с грамматикой, или задуматься, вспоминая какое-то слово.
Хильда оглянулась и присела напротив Джейкоба, упершись спиной в массивный ящик.
- Почему тут нет сидений? Они что, в остальное время на этой вертушке своих боевых медведей транспортируют?.. - недовольно пробурчала девушка.
- Ага, - усмехнулся американец, - medvedi v shapka ushanka s balalaika.
- Vodka! - весело воскликнула немка.
Они дружно засмеялись, разрядив, наконец, атмосферу.
- "Зеленые береты" значит?.. - задумчиво протянула Хильда, - Приятно видеть тебя в нашей команде! - улыбнулась девушка и подмигнула Джейкобу.

- А мне приятно видеть вас. - Хмыкнул сержант. - Больше привык, когда вокруг небритые суровые рожи... Ну, вроде своей собственной. А команда подберётся интересная... Не знаю, кто там ещё кроме нас, но с такими целями и боевыми задачами... Мнда...

- Я все еще не до конца верю во всю эту чушь с инопланетянами. Такое чувство, будто это какой-то грандиозный розыгрыш. Еще и база в России... Не люблю снег и холод. - Девушка откинула голову и закрыла глаза, представляя себя на морском берегу в ласковых объятиях лучей заходящего солнца.

- Розыгрыш с участием такого количества военной техники действительно должен быть грандиозным. - Согласился Джейкоб и в свою очередь притих. Они сидели молча, думая каждый о своём, пока машина не пошла на снижение...
  
   Вот и настал день прибытия первой партии оборудования и не только его. Позавчера Краснов получил сообщение от куратора, организацию решили доукомплектовать военным персоналом. Это были два оперативника. Оборудования получилось аж на три Ми-6. Тот, что помимо груза вез и пассажиров, было решено сажать в вертолетный ангар, а два остальных должны были встречать Елизавета Васильевна со своими людьми и ребята из оперативной группы. Сейчас, в ангаре, рядом с полковником находились пилоты и техники, готовые приступать к разгрузке. Около дальней стенки ангара зазвонил телефон, который через пару секунд поднял подбежавший техник.
-Прибыли!- крикнул он полковнику.
-Тогда открывай,- крикнул ему в ответ Краснов. Техник быстро подбежал к пульту и повернув рычаг, запустил механизм открытия створок ангара. Помещение наполнилось лязгом работающих шестеренок, и потолок начал разъезжаться в разный стороны, пропуская сквозь образовавшуюся щель снежные хлопья, которые падая на пол быстро таяли. Как только створки достигли своего крайнего положения, и шум стих, стал отчётливо слышен гул вертолёта. Сама машина показалась над нашими головами буквально через минуту. Понадобилось немало времени, и помощи одного из техников с рацией, чтобы посадить тушу вертолёта, при этом ничего не разрушив. Как только Ми-6 сел, и заглушил мотор, створки ангара начали возвращаться в исходное положение. В отличие от других людей, находившихся в ангаре, и побежавших к грузовому люку, полковник направился к пассажирскому, встречать новичков.

Когда они пошли на посадку, Хильда бросила последний тоскующий взгляд на солнце и яркий заснеженный горизонт. Отныне она - узник подземелья Х-СОМ и не видать ей свободы...
- Похоже, прибыли. - осведомил ее Джейкоб.
- Спасибо, кэп. - усталым голосом отозвалась девушка, - Кстати, еще раз, как твоя фамилия?
- Сикорски.
- ... Тогда я буду звать тебя ДжейСи. Ну, как я придумала? ДжейСи! Правда, круто звучит?
Хильда вновь воодушевленно улыбалась. А вертолет, тем временем, приземлился и начал глушить двигатель.

- Круто. - Усмехнулся сержант. - В "беретах" у меня был позывной "СиДжей". Пора наружу.
- Ага, а то нас вместе с ящиками выгрузят. - Девушка кивнула на начавший открываться грузовой люк и решительно направилась к пассажирскому. Распахнула его резко, спрыгнула на бетонный пол и чуть не ткнулась носом в грудь подтянутого мужчины, упакованного в полковничий мундир.
- Здрасьте. - Сказала Хильда, запрокидывая голову. Этим приветствием она исчерпала свой запас русских слов.
Стоящий в люке Джейкоб закашлялся.

Полковник посмотрел сверху в низ на выпрыгнувшую из вертолёта девушку, после чего перевел взгляд на застывшего солдата, и, вновь посмотрев на девушку, улыбнулся.
-Добро пожаловать на базу Х-СОМ, я - комендант базы, полковник Николай Краснов.

- Хэллоу мистер Nikolay Krasnov... Сэр! - Хильда растерялась, не представляя, как правильно обращаться к русскому полковнику. Вспомнив кое-что из своей подготовки, она выпрямилась и отдала честь, - Хильда де Мезьер прибыла служить во благо человечества!

- Сержант Джейкоб Сикорски!. - "Зелёный берет" встал рядом с ней, тоже вытягиваясь и козыряя. Вид у него получился куда более бравый. Это несколько компенсировалось тем, что девушка была облачена в чёрный комбинезон с бронеэлементами и увешана оружием, а вот на сержанте была обычная повседневная форма, и лишь на поясе болталась кобура со штатным М9.

-Рад с вами познакомиться,- Краснов подошел к грузовому люку, где уже суетились техники и пилоты, разбирая прибывший груз, после чего развернулся к новеньким,- Вам, как и всем нам предстоит защищать планету от угроз внеземного характера, хотя вы, должно быть уже это знаете. Но для начала, мы должны обустроить нашу базу, поэтому, перед тем как пойти отдыхать, помогите разгрузить,- и, чтобы подать пример, сам забрался внутрь винтокрылой машины.

- Есть! - Сержант Сикорски оглянулся на Хильду, и поспешил за полковником. Никаких особых эмоций на его лице не отразилось.

* * *

Лиза следила за разгрузкой, расписывалась в накладных, отмечала в списке номера ящиков и контейнеров, изредка переговариваясь с лаборантами, техниками и пилотами. Когда вертолеты были разгружены, началась погрузка прибывшего груза в грузовик. К концу погрузки Лиза настолько выбилась из сил, хотя и не таскала тяжести, что с облегчением села в кабину первого и в изнеможении закрыла глаза. А ведь предстоит еще все это рассортировать и...нет, думать об этом сейчас самоубийственно.

- Е-есть сэр! - отозвалась Хильда и пошла к грузу.
К ее удивлению, полковник тоже лично подключился к делу. Эти странные русские...
Девушка быстро сообразила, что в одиночку толком ничего сделать не сможет, да и брутальные русские грузчики ее тревожили, поэтому она тут же подскочила к ДжейСи и начала помогать с грузом ему.

* * *

Пока большая часть населения базы возилась с прибывшими вертолётами, двое операторов системы наблюдения с сомнением рассматривали мерцающую на экране удалённого пульта радара едва заметную зелёную точку.
- А если всё-таки частник? - Неуверенно предположил дежурный по пульту.
- Да какой частник с такой скоростью... Ты смотри, как он над Коровьинским повернул, и боевая вертушка так не сможет... - Второй оператор, отвечающий за видеомониторинг, качнул головой. - Докладывай наверх.
Он кивнул на телефон экстренной связи.
0x01 graphic

Дежурный со вздохом снял трубку и набрал кабинет Краснова. Почти минуту слушал гудки, потом хлопнул себя по лбу:
- Да он же на разгрузке! Или в ангаре, или между складами бегает.
- Чёрт, нет времени вызванивать... - Его напарник откинул прозрачный колпачок, защищающий светящуюся красным кнопку над телефоном и вдавил её. По всей базе взвыли сирены...
  
   Краснов с трудом сдержался, чтобы не выругаться вслух.
-Как не вовремя,- он вздохнул и поставил на место только что поднятый ящик,- Пилотам занять позиции в самолётах!- крикнул полковник, подбегая к телефону, по которому пару минут назад разговаривал техник. На другом конце ответил оператор поста наблюдения.
-Говорит полковник Краснов, докладывайте!-скомандовал комендант в трубку.

- Товарищ полковник, обнаружен неопознанный летающий объект! Цель высокоскоростная, низколетящая, с малой заметностью! - Доложил оператор радара с непонятным азартом в голосе. - Квадрат двенадцать! Не опознана! Гражданским объектом, скорее всего, не является! Направление - на юго-запад, дважды менялось!

- Кажется, незваные гости решили заглянуть на вечеринку в честь нашего прибытия. - Хильда прикрыла уши от назойливого воя сирен.
- Нам стоит произвести хорошее первое впечатление и оказать им достойный прием - Джейкоб поставил ящик на пол и утер пот рукой.

-Высылайте перехватчики! Необходимо сбить цель!- полковник повесил трубку и указал на пару оперативников, застывших в ожидании,- Вы, двое, за мной! Я отведу вас в арсенал.
  
   4 января 2014 года. 10:22.
Российская Федерация. Воздушное пространство над Якутией.


- Борт-703, Борт-704, это "Башня". Разрешение на старт получено. Доложите готовность.
- Готовность к старту подтверждаю.
- Готовность подтверждаю.
- Принято. Звено-1, старт.


Дыры, разверзшиеся в двух небольших холмиках, буквально плюнули в небо истребителями. Взлётные полосы, проложенные в подземных туннелях, позволяли запускать с базы не только машины вертикального взлёта, однако длина их была невелика, а оторваться от земли требовалось в строго определённой точке, так что самолётам помогали катапульты. Су-35 спешно набирали высоту...
0x01 graphic


В наушниках пилотов бубнил голос диспетчера, на ходу разъясняющего боевую задачу:
- Перехватить цель, обеспечить визуальный контакт и опознавание, в случае подтверждения враждебного статуса - уничтожить. Место падения зафиксировать. Данные цели на текущий момент - скорость 890 км/ч, высота - две тысячи метров...
- Подходить будем на бреющем. - Не дожидаясь, пока "Башня" закончит свою тираду, сказал пилот-ведущий с позывным Первый. - Авось не заметят.
- Авось - он свят. - Подтвердил ведомый, Второй. Оба лётчика были достаточно опытными, что выгодно отличало их от большей части сухопутного персонала.
- Даю курс на перехват. - Продолжал диспетчер.
- Пройдём на сотне метров, при сближении начнём резкий подъём - вот и будет вам визуальный контакт. - Решил ведущий.
Перехватчики, блеснув плоскостями в лучах холодного зимнего солнца, легли на крыло. Курс был рассчитан верно - объект шёл по прямой, не меня скорости, и перехват состоялся километрах в двухстах от базы. Облачность была слабой, лишь редкие облака стелились у самой земли, так что за визуальным контактом дело не стало.
- Внимание, Звено-1, радар показывает, что вы вошли в зону прямого наблюдения. Видите цель?
0x01 graphic


- Это Борт-703, цель наблюдаю.
- Опишите цель.
- Ну... если это не летающая тарелка - то даже не знаю, как ещё назвать-то. - Только и сказал Первый. Перехватчики заходили со стороны солнца, цель была превосходно освещена, и вообще, видна, как на ладони. На самом деле, походила она больше не на тарелку, а на крышку от заварочного чайника или, если хотите, на затейливый колокольчик - вытянутая вверх, с широким низом и блямбой на макушке. Размером - чуть побольше вертолёта Ми-8, если брать с хвостом.
- Не понял, Первый, повторите.
- Цель - неопознанный летающий объект, повторяю! Самолётом не является! На запросы системы "свой-чужой" не отвечает!
- Поведение?
- Пассивное. Дальнейшие действия?
- Атаковать и уничтожить!
- Подтвердите - атаковать и уничтожить.
- Подтверждаю - цель уничтожить.
- Есть. - Вздохнул Первый. Пришелец пока вёл себя мирно, а начинать драку он не любил. - Второй, "клещи".
- Понял.
Истребители разошлись, готовясь атаковать гостя из иных миров с флангов. Тарелка, кажется, заподозрила что-то неладное, поскольку начала набирать высоту.
- Огонь! - Скомандовал ведущий. Оба самолёта выпустили по две ракеты - дистанция была невелика, в дело пошли Р-73 ближнего боя. Тарелка рванула в сторону, ложась на бок - и тут-то выяснилась первая особенность боя с НЛО. Их тепловой и электронный контур был отличен от обычного для самолёта, в итоге система наведения ракет цель захватывала, а вот отследить не могла, и на резкие маневры реагировала с запозданием. Тем не менее, две ракеты взорвались совсем рядом с кораблём пришельцев. Серый "колокольчик" вынырнул из облака пламени, волоча за собой густой дымный хвост, однако боевого духа не потерял.
Первый вовремя заметил красное свечение, разгоревшееся на обращённом к нему борту пришельца и, решив не гадать, что это есть такое, бросил Су-35 в сторону. Выпущенный тарелкой малиновый луч прошёл мимо, ударив по тайге внизу. Миг спустя НЛО получил десяток попаданий из авиапушки Второго, и хотя 30-мм снаряды видимого вреда не нанесли, корабль внезапно перестал маневрировать. Крутанувшись вокруг своей оси, он зажёг синие огни под днищем и плавно, по дуге, пошёл на снижение.
- Хрен тебе, а не мягкая посадка. - Рыкнул Первый, посылая ему вслед последние две ракеты. Пришелец не пытался уклониться, и после двух прямых попаданий камнем рухнул вниз. Над местом падения поднялся столб чёрного дыма.
- Цель поражена. - Переведя дух, доложил ведущий диспетчеру. - Упала в шестидесяти двух километрах от базы. Точные координаты места падения...
  
   За воздушным боем полковник следил из поста наблюдения, куда направился сразу же после того, как отвел Хильду и Джейкоба в арсенал. Когда всё закончилось, он вздохнул с облегчением. Взяв свободные наушники с пульта, комендант связался с пилотами.
-Борт-703, Борт-704, говорит полковник Краснов, отличная работа, возвращайтесь на базу.
Сняв наушники, комендант подошел к телефону и, переведя его в режим громкой связи, сообщил на всю базу:
-Всем членам оперативного отряда срочно собраться в арсенале.
После чего полковник сам направился встречать оперативников. На момент его прихода в арсенал, там уже собрался весь оперативный отряд. К уже находившимся Хильде и Джейкобу, присоединилась О'Двайер, и бойцы, помогавшие Солнцевой разгружать вертолёты.
В другой ситуации полковнику пришлось бы поставить главой оперативного отряда О'Дваер. Но теперь всё может пойти иначе.
-Бойцы,- Краснов обратился к собравшимся,- Несколько минут назад, наши самолёты сбили НЛО противника. Цель упала в шестидесяти двух километров отсюда. Вам предстоит отправиться в этот район и произвести зачистку от сил неприятеля, если таковые будут иметься. После чего, произвести захват и доставку оборудования на базу. Поэтому старайтесь использовать тяжелое вооружение, такое как гранатомет, а так же взрывчатку крайне аккуратно, чтобы не уничтожить инопланетные артефакты. Однако, если существует угроза человеческих жертв, это ограничение спадает. Теперь, собственно, о самой группе. Так как я не могу оставить базу совсем без охраны, Блатнэйд О'Двайер остаётся на базе, на случай нападения противника. Оперативную группу, как старшая по званию, возглавит Хильда де Мезьер. Вопросы есть?

- Вопросов нет, Сэр!
После того, как полковник отдал указания и покинул арсенал, команда приступила к приготовлениям.
- Вот так, из огня да в полымя. - пробурчала Хильда.
- Волнуешься? - спросил ее Джейкоб.
- Есть такое.
- Справишься?
- А то!
Несмотря на ответ, особой уверенности девушка не излучала.
- Я возьму этого малыша, если босс не против. - Джейкоб взвалил на плече М249 и подмигнул Хильде.
- Еще бы я была против такого прикрытия!
Девушка улыбнулась в ответ, после чего развернулась к остальным бойцам и полкам с оружием. То, что она видела на этих полках, не внушало ей уверенности - почти все оружие было русским, а она о нем почти ничего не знала. Тогда она обратилась к бойцам:
- Это срочный выезд, нет времени составлять подробный план и точно подбирать снаряжение, так что сами выбирайте оружие, с которым умеете обращаться. Нужны штурмовики и хоть один снайпер.
- Командир - обратился один из бойцов, с жутким русским акцентом.
- Да?
- У нас в распоряжении только одна снайперская винтовка, но она в ужасном состоянии. Скорей Абакан будет точней стрелять, чем она.
Хильда скорчила гримасу и прикрыла лицо ладонью.
- Как мне сказали, начальство еще не успело закупить оружие... - попытался как-то оправдать скудный арсенал солдат.
- Окей-окей... Тогда используй этот "Абакан"...
Сама Хильда подошла к своим ящикам, которые как раз успели подтащить в арсенал, и достала от туда несколько дополнительных магазинов и по паре светошумовых и осколочных гранат. Затем подумала, вскрыла еще один ящик, достала несколько свертков и протянула их Джейкобу.
- Ц4 с радиоуправляемым детонатором, на всякий случай.
Наконец команда была экипирована и готова к выезду.

Солнцева очутилась у входа в арсенал одновременно с выходящей из него оперативной группой. Она кашлянула, привлекая внимание, поправила ремень весевшей через плечо увесистой сумки и громко заговорила:
- Прошу прощения, но я хотела бы присоединиться к вам. Елезавета Солнцева, биолог и по совместительству медик. Могу оказаться полезной. Средства первой помощи у меня с собой.
Она снова поддернула ремень и замерла, разглядывая вооруженных людей.

"по совместительству"?.. - переспросил афроамериканец.
Хильда с Джейкобом переглянулись.
"У них тут и медчасти нет?!!" - читалось в их глазах.
- Oh, those Russians... - протянула немка, вновь закрывая лицо рукой.
- Я рассчитывал, что нас будет поддерживать группа медиков... - растеряно промямлил Джейкоб.
- Не забывай ДжейСи, мы в России. - напомнила ему Хильда и раздраженно взглянула на Солнцеву, - У тебя есть минута на сборы.
Когда русская ученая отошла, Джейкоб хлопнул немку по плечу, привлекая ее внимание.
- Ты что, позволишь ей себя ковырять?
- Не знаю! - зашипела Хильда, - Пусть едет, некогда сейчас спорить... Когда вернемся с задания, у меня будет задушевная беседа с нашим полковником.
- ЕСЛИ мы вернемся... - пробурчал темнокожий.
Немка слегка ударила его в грудь локтем:
- Don't be such a pussy.
- Эхх... - вздохнул Джейкоб, а потом сменил тему, - На чем будем добираться?
- Надеюсь, у них есть какие-то джипы. Тарелка упала совсем рядом с нами, быстрый наземный транспорт подойдет лучше всего.

Лиза передернула плечами, чувствуя общее раздражение опергруппы, отошла в сторону и растерянно глянула на открытые двери арсенала. Зря она, конечно, сюда пришла. Зря. То, что она может оказать квалифицированную медицинскую помощь в полевых условиях, на лбу у нее не написано. Да и сама она вдруг почувствовала себя неуверенно. В этот момент один из бойцов потянул ее за рукав и кивнул на вход в арсенал. Она послушно пошла за ним, а тот, остановившись перед одним из стеллажей, взял с него пару пистолетов, с сомнением глянул на Лизу, потом вздохнул, быстро показал, как пользоваться оружием, и протянул ей. Солнцева взяла пистолеты, а также несколько гранат, которые ее новый знакомец просто сунул ей в руки. Распихав все это по карманам куртки, она вышла из арсенала вслед за неожиданным помощником.
  
   Елизавета Васильевна была последней, кого дожидалась группа - остальные уже заняли места в машинах. Первый "Хаммер" вёл Джейкоб, второй - один из русских солдат. Солнцева забралась именно в последний, на заднее сиденье.
- Ну что... - Сержант Сикорски покосился на устроившуюся рядом с ним Хильду. - Drang nach...
- Угу. - Буркнула хмурая девушка и махнула рукой в сторону открытых ворот ангара. Ворота не закрывали с тех пор, как прибыли вертолёты с грузом, на бетонном полу намело снежные полосы. - Именно туда. Gott mit uns.
Сержант кивнул и повернул ключ зажигания. Джип зарычал двигателем, из печки повеяло теплом... Крошечная автоколонна выползла из-под сводов тайной базы.

Ехать оказалось не так просто - широкомордые "Хаммеры" не всегда могли вписаться между деревьями, и приходилось часто вилять, объезжая неудобные места. Хорошо хоть, с проходимостью проблем не было. Примерно за километр до места крушения Хильда остановила джипы и приказал спешиваться. Некоторое время поколебалась, мучимая дилеммой - брать ли с собой врача, или лучше оставить её сторожить авто. Елизавета Васильевна не производила впечатление человека, имеющего опыт боевых перемещений... С другой стороны, пятёрка бойцов тоже слабо тянула на следопытов. Вздохнув, де Мизьер обратилась к Солнцевой:
- Пойдёте с нами. Пистолет держите под рукой, но не вздумайте стрелять на звук, хорошо? И вообще, палец на спуске не держите. Только если пришелец окажется прямо перед вами, и другого выбора не будет...
- Хорошо. - Кивнула Елизавета, доставая из широкого кармана (кобуры у неё не было) ПСМ и оттягивая затвор - с процедурой проверки оружия она явно была знакома лишь по голливудским фильмам.
- Палец действительно не держите на спуске. - Добавил Джейкоб, успевший построить бойцов перед машинами. - Положите его на предохранительную скобу. Да, вот этот ободок вокруг крючка, это он. Там и держите.
- Мнда... - Хильда подняла ладонь с растопыренными пальцами к лицу, секунду разглядывала её, затем резко развернулась к сержанту. - Есть варианты. Или идём в гости всей толпой и с шумом, или мы вдвоём - осторожно пробираемся в авангарде, а остальные следуют на некотором удалении. Что скажешь?

Скажу... - замялся на секунду Джейкоб, - Оба варианта плохи. Если мы будем рашить толпой, то можем попасть в ловушку. Но мы ничего не знаем о нашем противнике и о его способах вести бой, так что разделять группу нужно осторожно, дабы нас по одному не перебили, как в фильме "Хищник". Кроме того, эта крошка... - он нежно провел рукой по корпусу своего М249, - ...эта крошка не любит быть впереди своих, она рассчитана на ведение подавляющего огня с сошек и прикрытие атакующих.
Хильда слегка покривилась, она не любила выслушивать критику в свой адрес, но спорить не стала, так как ДжейСи говорил само-собой разумеющиеся вещи.
- И каковы будут твои предложения? - наконец спросила она.
- Разделим группу на два отряда. Пойдем на небольшой дистанции, поддерживая постоянную радиосвязь. Постараемся взять в клещи возможного неприятеля, заходя к месту крушения с двух флангов. Продвигаться будем неспешно и осторожно, пока не поймем боевой потенциал пришельцев.
- А как поделимся?
- Я возьму двух призывников и яйцеголовую, ты - оставшихся троих.
- Я надеялась, мы будем вместе...
- Они слишком неопытны... Я по их глазам вижу, что эти ребята вообще порох не нюхали, будто еще только вчера они сидели дома за своими Хбоксами и резались в Кол оф Дюти, а сегодня их послали защищать Землю. Мы не можем оставить их без присмотра. Поэтому нам надо возглавить отряды.
Хильда вздохнула.
- Ты как? - переспросил ее чернокожий.
- Да нормально. - девушка постаралась успокоить себя и собеседника, - Надо придумать кодовые имена нашим отрядам.
- Ромео... - Джейкоб ткнул пальцем себя в грудь, а затем направил его в сторону Хильды, - Джульетта...
- Щито?! Не рановато ли для ТАКИХ намеков?! - зашипела она в ответ так, чтобы остальные их не слышали.
- Хэхэ... А ты можешь сейчас придумать что получше? - улыбнулся Джейкоб.
- Да! Конечно! Э... ээ... - Хильда озадачено потупила взгляд.
- Все! Нет времени! - умышленно громко обьявил Джейкоб, - Вперед, Джульетта! Выдвигаемся!
- ...! ........ - Хильда не нашла слов.
Отряды были сформированы и выдвинулись в сторону упавшей тарелки.

Идея с охватом противника была здравой, но имелся у неё один недостаток - оба отряда двигались довольно шумно, с треском ломая ветки, наступая куда не надо... И никакие приказы или советы помочь не могли - тут требовался банальный опыт. Хотя бы небоевых тренировок, как у Хильды. Увы, недавних мотострелков бесшумно двигаться по лесу не учили. Кроме того, доктор Солнцева заметно тормозила отряд Джейкоба, и, несмотря на постоянный радиоконтакт и согласование действий, "Джульетта" вышла на позиции чуть раньше.

Чёрный столб дыма поднимался над небольшой полянкой, плотно окружённой елями. Вероятно, экипаж НЛО сумел вернуть контроль над судном в последний момент, приземлив корабль не на макушки деревьев. Посадка всё же вышла жёсткой - от удара о землю со всех елей и кустов вокруг осыпался снег...

Хильда приказала бойцам ждать её на месте, а сама ползком, через участки с неглубоким снегом, преодолела последний метры. Когда девушка раздвинула голые ветки какого-то кустарника, растущего по краю поляны, ей предстало следующее зрелище.
"Тарелка" шлёпнулась почти вертикально, на днище, хотя один её край вошёл в землю чуть глубже. Дым валил с противоположной стороны, которую командир группы не видела - очевидно, туда пришлись попадания ракет. А боком к Хильде стоял инопланетянин.
Невысокий, метра полтора, серокожий, с большой каплевидной головой и, похоже, совершенно голый - только какие-то ремешки с подвешенными на них предметами - видимо, аналог военной "разгрузки" с оружием и инструментами. Понять бы ещё, что у него оружие, а что инструменты... И как он не мёрзнет...
Было до пришельца метров сорок-сорок пять, и стоял он у самого борта НЛО, возле раскрытого в корпусе лючка - слишком узкого, чтобы счесть его входом в корабль. Гость с иных миров тревожно оглядывался, сжимая в худенькой лапке серебристый предмет, подозрительно смахивающий на пистолет. Понаблюдав с минуту, Хильда заметила и второго "серого" - тот прохаживался позади "тарелки", то и дело пропадая из поля зрения. Есть ли у него что-то в руках - разглядеть было сложно.
  
   Хильда немного отползла назад, а затем подтянула микрофон ближе к своим розовеньким губкам:
- Джейкоб, прием.
- ...
- Ладно... Ромео...
- Ромео на связи.
- ... Подтверждаю присутствие вражеских сил. Обнаружила двоих. На вид не похожи на солдат, скорей разведчики, ожидаю малое сопротивление.
- Осторожней ст. сержант, мы тут имеем дело с инопланетянами, не стоит делать скоропостижных выводов. - договорив, Джейкоб что-то сказал в сторону, вероятно обращаясь к кому-то со своего отряда, а потом опять заговорил в микрофон, - Мы уже рядом с целью. Подожди, пока "Ромео" выйдет на позицию, атакуем как планировали.
- Ясно, продолжаю наблюдение.
Хильда переключилась на другую волну и обратилась к своему отряду:
- Подтверждаю присутствие врага. Всем оставаться на местах и сохранять боевую готовность, ждем второй отряд.
Затем девушка аккуратно вернулась на свою точку наблюдения и продолжила следить за врагами.

- "Ромео" на месте. - Раздалось у неё в наушнике менее чем через минуту. - Видим обоих противников. И с моей позиции вижу что-то, похожее на входной люк - рядом с пробоиной от ракеты. Сейчас закрыт.

- Ready? On my mark... - Хильда прицелилась в стоящего на месте пришельца, позаботившись о том, что бы случайно не нажать кнопку активации ЛЦУ, прилепленную сбоку внизу передней рукояти, и не выдать свое местоположение.
В это время Джейкоб повернулся к ученой и поднес указательный палец к губам, приказывая ей молчать и не шуметь. Потом знаками указал новобранцам, которые уже лежали рядом с ним, их мишень - все того же стоящего на месте пришельца, а сам начал выцеливать двигающегося врага. Вход в летательный аппарат его несколько волновал, но в первую очередь надо было уничтожить видимую угрозу, а там уже он всегда сможет накрыть дверной проход подавляющим огнем.
Хильда не стала отдавать приказы своему отряду, так как боялась спугнуть врага. Но она собиралась приказать своей группе юных призывников подключится к бою, как только прогремят первые очереди и нужда скрывать свое присутствие отпадет.
- Do it. - все так же негромко, но ясно буркнула она в микрофон и нажала на курок.
В одно мгновение тихая зимняя поляна взорвалась грохотом множества автоматных очередей.

В принципе, русские солдаты могли бы и не подключаться - всё и так прошло как по нотам. Очередь из МР7 вся, до последней пули, пришлась в большую голову "серого". Он нелепо взмахнул руками, роняя оружие, и упал навзничь. Выстрелы новобранцев лишь взрыли снег вокруг, несколько раз дёрнули бьющееся в агонии тело.
Джейкоб столь же удачно накрыл огнём второго пришельца. Противник просто затрясся от множества попаданий, крутанулся на месте и упал, брызжа ярко-зелёной кровью.
- Прекратить огонь! - Скомандовала Хильда увлёкшимся солдатам. Пальба стихла.
- Ну что? - Спросил Джейкоб после минуты полной тишины.
- Всё, вроде... - Неуверенно сказала девушка.
В тот же миг люк НЛО с шипением распахнулся.
- Пригнуться! - Рявкнул сержант, первым плотнее вжимаясь в землю. Приказ оказался верным. Под громкое "бдз-зиу! бдз-зиу!" из чёрного провала вырвалась вереница синих огненных капель и ударила по позициям "Ромео", пробивая дыры в стене кустарника. Треснуло, переламываясь надвое, молодое деревце, в ствол которого угодила одна из капель. В наушнике Хильды кто-то вдруг вскрикнул - скорее испуганно, нежели болезненно - и тоненько заверещал.
  
   Лиза лежала на снегу, втянув голову в плечи и прислушиваясь к выстрелам. Страшно не было. Только тревожно. Когда выстрелы стихли, она вдруг поняла, что почти не дышала, расслабилась на мгновение, наслаждаясь воздухом, хлынувшим в легкие, как вдруг перед глазами мелькнула голубоватая вспышка, а слева от нее пронзительно взвизгнул, судорожно дернувшись, один из бойцов. Солнцева стремительно обернулась к катающемуся по снегу солдату, который старался погасить вспыхнувший рукав. Ему это удалось очень быстро, он сел, схватился рукой за затылок и громко выругался. Лиза на четвереньках подобралась к нему и схватила за руку.
- Не трогай, дай, я посмотрю! - строго сказала она, разглядывая покрасневший затылок и малиновое ухо. - Где еще больно?
- Плечо, - сквозь зубы процедил раненый.
- Сейчас, только не дергайся, - Лиза быстро открыла сумку, вынула пакет с антисептическими салфетками, ловко вскрыла его , и вскоре голова бойца стала похожа на белый кокон.
Потом врач осторожно помогла раненому освободиться от рукава куртки.
- Ну, здесь все еще лучше, - весело успокоила бойца Лиза, разрезая рукав рубахи и накладывая повязку. - Толстая куртка спасла.
Она сделала раненому укол и помогла опять всунуть руку в рукав куртки.

Джейкоб со смешанными чувствами глянул на копошащуюся ученую. Она, как и "раненый" солдат, по всей видимости, совсем не понимали значения слов "приказ" и "дисциплина". Но устраивать воспитательные работы сейчас было просто некогда. Он повернулся к другому новобранцу и приказал следить за местностью и, в особенности, за люком тарелки с текущей позиции, сообщать об изменении обстановки и не стрелять без приказа.
Аналогичные инструкции дала Хильда, подошедшим к ней троим участникам ее отряда. Сделав это и перезарядив оружие, она перебежками начала приближаться к объекту.
Джейкоб делал то же самое со своей стороны. Пусть он больше специализировался на огневой поддержке, но отправлять этих шкетов на штурм было просто переводом человеческих ресурсов. Он старался держаться вне зоны возможного огня из открытого люка и заходил к инопланетному кораблю сбоку.
- Внутри тарелки еще один враг. - на бегу предупредил Джейкоб Хильду.
- Кое-как, я это уже выяснила. - ответила она, - Я оставила ребятишек прикрывать с тыла и иду на штурм.
- Я тоже, увидимся у тарелки.
- Ok.
Ответить с цитированием

Когда оба оперативника преодолели половину дистанции до "тарелки", из люка вновь ударила очередь плазменных зарядов - но прошла она выше прежней, так, что вряд ли могла задеть даже стоящего бойца. На всякий случай сержанты всё же шлёпнулись в снег.

- Заткни этого ублюдка! - прокричал Джейкоб оставшемуся прикрывать солдату.
Новобранец из "Ромео" открыл огонь по люку, вынуждая пришельца прекратить огонь. Воспользовавшись этим, "зеленый берет" вновь вскочил и побежал к другой стороне тарелки, где он должен был встретиться с Хильдой.
Девчонка же сообразив, откуда идет огонь, продолжила движение почти сразу.

Стрелок внутри корабля умолк - не похоже, чтобы его напугала пальба русского, скорее пришельцу потребовалось сменить магазин. Оперативники уже заметили, что при автоматической стрельбе плазменная очередь уходит вверх-вправо, совсем как у земного оружия. Вероятно, это было не единственное сходство...

Сержант и старший сержант наконец встретились позади тарелки.
- Один или несколько врагов все еще находятся внутри корабля. - сообщил Джейкоб, - Надо их как-то выкурить от туда...
- ...и не повредить корабль, верно? - закончила за него Хильда.
- Нам еще пригодятся их технологии. - кивнул негр.
- Ну, эти штуки должны нам помочь с этим. - девушка достала пару своих светошумовых гранат и дала одну из них Джейкобу, - Закинем их туда и войдем.
- Ты уверена, что они сработают на инопланетных тварях?
- А почему они не должны?.. Или у тебя есть предложения получше?
- Как насчет ц4, что ты мне дала?
- Ты же сам говорил о важности сохранить корабль!
- Да, но это слишком рискованно! - он повертел гранату в руках.
- Ты трусишь?!
- Нет! Ни сколько! Я просто... ладно, забей... - он вздохнул, - Сделаем по твоему.
Оба приготовились к битве в тесном помещении корабля пришельцев: Джейкоб выхватил из кобуры кольт 1911, а Хильда достала свой USP и включила фонарик.
Они обошли корабль и оказались по обеим сторонам от люка.
- Не стрелять! - скомандовал "зеленый берет" через рацию своим бойцам.
- Окружить объект, не открывать огонь без моей команды. - так же отдала распоряжения Хильда остальному отряду "Джульетта".
- Ты кидаешь на счет "ТРИ". После второго взрыва заходим. - сказала она уже своему темнокожему напарнику.
- Оk.
- Раз. Два! - на счет "два" Хильда бросила в проем свою светошумовую, - ТРИ!

Цилиндрики гранат полетели в провал люка. Грохнуло. Сверкнуло. Изнутри донёсся тоненький взвизг, больше похожий на поросячий.
- Пошли!
Проскользнуть внутрь разом пара оперативников не смогла бы, так что сначала они, высунувшись из-за края проёма, произвели по несколько быстрых выстрелов не целясь, после чего Джейкоб первым нырнул под своды судна. Сухо захлопал "Кольт". Ворвавшаяся следом Хильда увидела, как под ударами пуль "серый" пришелец, словно близнец похожий на двух уже убитых, пятится назад. Свинцовые "подарки" выбивали из его хилой груди фонтанчики зелёной крови, но инопланетянин не выпускал из рук длинный серебристый предмет, всё пытаясь вставить в гнездо на нём нечто, смахивающее на магазин штурмовой винтовки.
- Scheise! - Вспомнив свежий опыт, девушка вскинула оружие и всадила четыре пули точно между глаз нелюдя. Тот издал горловой звук, словно бы поскользнулся и упал на спину, прямо под разбитый цилиндр из толстого янтарного стекла, торчащий на полукруглой подставке точно в центре "тарелки".
- Вот теперь - точно всё. - Выдохнул Сикорски, спешно меняя магазин.
- Да уж... - Хильда огляделась. Внутренности НЛО являли собой тесное, плохо освещённое круглое помещение, всю обстановку которого составляли три розовых пульта, перед которыми стояли вполне обычные на вид кресла - то ли пластиковые, то ли металлические. Никаких внутренних перегородок или люков беглый осмотр не выявил.
- И ради этого стоило?... - начал было Джейкоб, но оборвал себя и оглянулся. В проём входного люка с неподдельным любопытством заглядывали все пятеро новобранцев...

Задание завершено!
  
   Вот и все, дело было сделано. Однако Хильду не покидало чувство тревоги. Уж больно все гладко прошло, словно пришельцы им поддавались. Возможно, все, что они тут сегодня сделали, было частью плана инопланетян.
С озабоченной миной на лице, она пнула ногой камешек и перевела взгляд на сержанта Сикорски, который стоял у хаммера и обыскивал солдат. Хильда лично распорядилась, что бы тот проверил каждого на наличие чужеродных предметов, которые русские могли прихватить с собой. Трофеи - трофеями, но это были предметы инопланетного происхождения. Они могли быть радиоактивны или нести на себе смертельные для человека инфекции. Но эти русские, словно маленькие дети, сразу тянулись потрогать новенькие игрушки. Все инопланетные материалы, включая трупы, старший сержант оставила разгребать ученым, вертолет с которыми она уже вызвала у штаба.
- Ты остаешься тут, или возвращаешься с нами? - спросила она у Солнцевой.

- Остаюсь, - Лиза перевела взгляд с тарелки на Хильду и кивнула. - Помогу лаборантам упаковать матерьял. К тому же надо решить, как транспортировать тарелку.


- Тогда я оставляю на тебя и нашего раненого. Проверьте его у себя в лаборатории, возможно у оружия пришельцев есть какой-то вторичный эффект. А так же, на всякий случай, поместите его в карантин. - Хильда развернулась и пошла к хаммерам.
Когда Джейкоб закончил обыск, джипы, наконец, тронулись в сторону базы. Хильда чувствовала себя истощенной как никогда. Теперь, после того, как она своими глазами увидела пришельцев, не оставалось никаких сомнений: человечество скоро узреет конец привычного мира, и у нее был билет в первый ряд.
  
   - Прибыли! Тарелка прямо под нами! - Крикнул в кабину лаборант Терещенко, всю дорогу таращившийся в иллюминатор.
- Да уж сам вижу... - Буркнул себе под нос пилот "Чинука", а в полный голос ответил. - Sorry, джентльмены, но сесть мы поблизости не сможем, винты не уместятся. Джипы уже уехали, сами им махали только что, а идти пешком километр от соседней поляны вы не хотите, right?
Пилот, единственный среди обслуживающего персонала, был американцем - его "поставили в комплекте", вместе с вертолётом.
- Ну-у... - Протянул лаборант.
- Так что цепляете верёвочную лестницу - и вперёд! Давайте-давайте, вечно я тут висеть не стану.
Один из техников, сопровождавших "научную команду", без лишних слов распахнул пассажирский люк и принялся прилаживать лесенку. Винтокрылая машина пошла на снижение...
0x01 graphic


Наблюдая, как спускаются Терещенко, Выбегайло и еще несколько человек, Лиза в уме прикидывала, как быстрее осуществить упаковку и транспортировку ценного груза. Она удовлетворенно кивнула, увидев за плечами своих лаборантов рюкзаки. Молодцы, не растерялись и прихватиле оборудование.Прежде всего, как только ее команда оказалась на земле, она отправила на борт раненого и связалась по рации, предоставленной ей одним из техников, с пилотом "Чинука". Тот сообщил, что приземлится в километре от них и будет ждать сигнала.
После этого она распределила обязанности, и "научная команда" принялась за работу. Сама Солнцева вместе с Выбегайло упаковала мертвые тела в черные мешки, а два техника перетащили их в тарелку. Третье тело поместили в мешок прямо внутри и присоединили к двум другим. Лиза бегло осмотрела помещения и вернулась со своей командой на поляну, где Терещенко с еще одним техникам укладывали инопланетное оружие в контейнер.
После того, как местность вокруг тарелки еще раз внимательно осмотрели, а открытый люк инопланетного корабля затянули пленкой,Солнцева связалась с пилотом вертолета. Через несколько минут в зависшую над поляной машину подняли контейнер с оружием, техники прицепили к тарелке троссы, "научная группа" заняла место на борту, и вертолет, с болтающейся под брюхом тарелкой, взял курс на базу.
  
   Полковник находился в ангаре автотранспорта и, прислонившись спиной к стене, ожидал возвращения оперативного отряда. Об успехе операции ему уже доложили, и он хотел лично поздравить бойцов.
-Прибыли,- доложил дежуривший за пультом техник, запуская механизм открытия дверей. В ангар, один за другим, въехали хаммеры. После того, как двигатели машин были заглушены, и оперативники начали покидать свои машины, Краснов отошел от стены на несколько шагов и громко сказал:
-Бойцы, поздравляю вас с первой, но не последней успешной операцией!- услышав слова коменданта, солдаты замерли и уставились на него,-Впереди будет ещё много сражений, но теперь мы знаем, что врага можно победить. Вы отлично поработали, и заслужили отдых. Как раз с сегодняшней поставкой пришли новые удобные кровати. Но, отдых отдыхом, а отчёт об операции должен быть у меня на столе к сегодняшнему вечеру.
Завершив речь, Краснов покинул гараж. Так как научная группа ещё не вернулась, комендант направился к себе в кабинет.

В кабинете полковник уселся за стол и потянулся было к клавиатуре, чтобы набросать черновик доклада для ООН... Когда обнаружил, что с экрана работающего ноутбука на него смотрит Куратор. Как всегда - костюме и очках. Фоном ему служила невнятная серая муть.


- Добрый день. - Вежливо сказал Краснов, откидываясь на спинку.
- Добрый день, Николай Николаевич. - Поздоровался Куратор. - Поздравляю вас с завершением вашего первого задания. Успешным, как я вижу.
- Хорошая вещь - спутниковое наблюдение... - Протянул полковник.
- Уж вам ли не знать... - Кивнул представитель ООН. - Также прошу вас от моего лица поздравить Хильду де Мизьер с присвоением ей звания младшего лейтенанта. Её отец будет доволен. Отдельно поздравьте сержанта Сикорски со званием прапорщика. Останься он в армии США, таких высот никогда бы не достиг, я полагаю...
Краснов недоуменно выгнул бровь. Последняя фраза прозвучала совершенно серьёзно, но подозрительно походила на шутку. Куратор? Шутит?
- Поскольку вы доказали, что кое-на что способны, - Куратор поправил очки, игнорируя выражение лица полковника. - Мы решили оказать вам дополнительную помощь.
- Оперативно...
- Сейчас мы ведём переговоры о найме пилота-универсала, который сможет возглавить вторую смену перехватчиков. Скорее всего, переговоры будут успешными. Также вместе с ним, вероятно, удастся нанять профессионального штурмовика. И это ещё не всё...
Куратор опустил взгляд, пошуршал чем-то - видимо, бумагами в картонной папке.
- Если с пилотом пока не всё ясно, то уже совершенно точно могу сказать, что мы предоставим вам в помощь автономную снайперскую единицу. В составе двух человек. Капитан Мишель Хенриксен - снайпер, и лейтенант Энн МакГрин - штурмовик, боец прикрытия. Обе чрезвычайно опытны и хорошо подготовлены. Кроме того - они из Канады, то есть ваш климат не причинит им особых неудобств. Кодовое название подразделения - "Линзы".
- Офицеры?
- Да. Их звания не будут обнулены при переводе. "Линзы" хорошо работают автономно, и вряд ли нуждаются в прямых приказах госпожи де Мизьер. В то же время, ни капитан Хенриксен, ни лейтенант МакГрин никогда прежде не командовали отрядами более чем в несколько человек. Мы включим их в структуру "Х-СОМ" как второе оперативное подразделение, наравне с вашей основной группой. Подчиняться они будут напрямую вам, полковник. Личные файлы будут пересланы на ваш компьютер по завершении нашей беседы. Пока что - приготовьте для них жилое помещение.
Куратор вновь глянул куда-то вниз.
- В жилом блоке есть четыре двухместных комнаты для среднего офицерского состава... Они сейчас, насколько я понимаю, вами не используются. Одну из них передадите в распоряжение "Линз". Позаботьтесь о исправности оружейного ящика... Кроме того, я бы советовал переселить в отдельную комнату госпожу де Мизьер, раз уж она теперь офицер... И так как в дежурке при ангарах уже живёт первая лётная смена, ещё одну квартиру предоставите пилоту.
Николай хмыкнул, потирая переносицу. Ну зачем им комендант базы? Куратор вполне справляется сам...
- Благодарю за помощь, сэр. Когда ждать их прибытия?
- В течение недели. До того возможны несколько поставок снабжения... И последнее. Так как ваша лаборатория сейчас укомплектована лишь биологом, мы сформировали две инженерные группы - при НАСА и Роскосмос. Вы можете поручить им технические исследования. К сожалению, российская группа в данный момент загружена приоритетным правительственным заказом по разработке крупноразмерных мобильных роботизированных единиц для охраны государственной границы, потому доступна лишь помощь НАСА. Определитесь, какой разработкой они должны заняться в первую очередь... Вот теперь - всё. Удачи.
Окно видеоконференции свернулось. Вместо него на экране появились две электронные карточки - личные дела канадских капитана и лейтенанта. Полковник несколько секунд вглядывался в фотографии, прежде чем упереть подбородок в сложенные ладони и спросить в пустоту:
- Они что, издеваются?...
  
   Пошарахавшись от убогости обустройства базы, Хильда плюхнулась на постель.
- Джей... Составь отчет для полковника. - устало и лениво пробормотала она, прежде чем уткнуться в подушку.
- Почему я? И ты же хотела лично пообщаться с полковником Krasnovim.
- Потом... Я устала... - едва слышно промямлила она.
Выбор у Джейкоба был невелик - не успел он найти новые возражения, как девушка уже спала.
- Хоть бы обувь сняла... - буркнул он и пошел заниматься отчетом.

* * *

Утром, на следующий день после удачной операции, Краснов вызвал к себе в кабинет Хильду де Мезьер. Отчёты он получил и прочитал ещё вчера, но полковнику было необходимо спросить личное мнение главы оперативников о прошедшей операции, кроме того поздравить с присвоением нового звания и предложить переезд в апартаменты, соответствующие званию.
Схожий разговор коменданта ждал с Елизаветой Солнцевой, но немного позже.

Едва только Краснов хотел было вызвать к себе немку, Хильда сама ворвалась в его кабинет.
- Это возмутительно! - с порога воскликнула она. На автомате отдав честь, она двинулась к столу полковника, экспрессивно жестикулируя и едва не срываясь на крик в своих возмущениях: - Сегодня я проснулась в мусорной свалке!... В непонятно чьей постели! Кругом один хлам, который они еще называют мебелью! Мне так никто и не смог показать, где здесь душевая! Где женская часть казарм?! И почему у вас нету WiFi?! Почему в нашей организации, которая призвана защищать Землю от реальной угрозы извне, нету нормального личного состава?!! Ваши бойцы хотя бы базовую подготовку проходили?! Вы шутите?! Что за детский сад?!..
Хильду переполняли эмоции, и она едва себя контролировала, от чего ее несовершенный английский звучал совсем несовершенно и даже немного комично.
В конце она не выдержала и ударила по столу кулаком.
- Ответьте мне, полковник Krasnov.

-Попрошу успокоиться!- строгим тоном сказал комендант, поднимаясь из-за стола,- Соблюдайте субординацию!- После чего уже спокойным голосом продолжил,- Я понимаю ваше недовольство обстановкой, но тут не курорт. К тому же, база была расконсервирована всего четыре дня назад, и вменяемую мебель привезли как раз вчера, когда вы и прилетели. Но это не все, будут и другие поставки, поэтому текущее состояние базы-временное. Плюс, в связи с вашим повышением, да-да, после вчерашней операции вас было решено повысить до младшего лейтенанта, с чем я вас и поздравляю... Так вот, как офицеру вам предоставляется отдельная комната, можете туда переезжать хоть сейчас. Но, предупреждаю вас, этой комнатой не пользовалось много лет и обустраивать её вы должны сами. Материалы можете заказать у нашего интенданта. И интернет на секретной базе не предусмотрен. Что до бойцов, то попрошу на ребят не наводить напраслину. Может быть, они и не матерые спецназовцы, но и не новобранцы. Они контрактные военные, и до перевода сюда были сержантами, а значит, должны были пройти необходимую для этого подготовку. Тем более в последней миссии они показали себя неплохо. К тому же, скоро к нам прибудет дополнительное оперативное подразделение, состоящее из опытных бойцов. Я ответил на все ваши вопросы? Если имеются другие, то попрошу сдерживаться и задавать нормальным тоном,- с этим словами комендант сел обратно за стол.

- Не курорт? Да! Это не курорт! Это просто... шутка! Вся ваша "база" - шутка!
Хильда и не думала спускать обороты.
- Какие еще сержанты? Они даже не могут подойти к врагу, не подняв шума! На них нельзя положиться! ... А ваш арсенал?.. Это же больше похоже на военный музей! С тем же успехом против пришельцев можно было выставить фермеров с их вилами и лопатами! Я не могу поверить, что это... - она развела руки в стороны, как бы указывая на свое окружение, - ...что это - все, что ООН выставило против пришельцев! Я просто не могу в это поверить...
Она сделала небольшую паузу и, вздохнув, продолжила уже тише, явно выбившись из сил.
- Я не могу поверить... Как я, человек едва прошедший скоротечный курс, оказываюсь чуть ли не лучшим бойцом тут... Какой же у вас слабый состав... Это просто бессмысленно... Я ничего не понимаю уже. Может это все - просто дурной сон? Не могу поверить, что правительство столь глупое, что возлагает столь важную миссию, на столь немощную организация, как ХСОМ... Это бред.

-Бред? Немощная организация?- комендант переспросил, сверкнув очками,- НЛО сбит! Противник уничтожен! Потерь нет! Организация сработала отлично. Мы выполнили свою работу! Что вам ещё надо? Вам нужны опытные бойцы? Тренируйте их! Нужен хороший арсенал? Составляйте список! ВЫ - глава оперативного подразделения. Это ВАША работа сохранять боеспособность отряда. Так что занимайтесь делом, а ресурсы мы предоставим...
  
   У изолированного расположения кабинета полковника было и ещё одно, не очевидное преимущество - никто из обитателей базы не мог случайно услышать, что там творится, даже если присутствующие повышали голоса. Итог встречи Хильды с Красновым так и остался тайной для персонала. Девушка вернулась в жилой блок чернее тучи, собрала вещи и перенесла их в офицерскую квартиру. Встретившись взглядами с удивлённым Джейкобом она лишь пожала плечами и вздохнула: "Стучись, если что..."
"Квартира" на деле представлял собой единственную, хотя и просторную комнату, напоминающую купе в вагоне поезда. Две откидные койки, откидной же столик у дальней стены, пара рассохшихся тумбочек в изголовьях и стальной оружейный шкафчик у входа - со ржавчиной на петлях и замке.
- И это всё - моё. - Скептически произнесла немка, пытаясь согнать с лица брезгливую гримасу. - Всю жизнь мечтала...

...Следующие три дня миновали в тишине и покое. Полковник возился с бумагами, доктор не покидала лаборатории, колдуя над телами пришельцев, бойцы тренировались под надзором О'Двайер и Сикорски попеременно. Единственным за всё это время инцидентом стало прибытие неожиданного груза. Утром седьмого января над базой низко, чуть не касаясь брюхом макушек елей, прошёл транспортный самолёт, метко сбросивший перед спуском в комплекс стандартный грузовой контейнер. Без парашюта. Выскочившие по тревоге оперативники обнаружили, что контейнер вписался в бетонную коробку входа и разбился. Среди обломков они нашли пластиковые упаковки с огромным количеством нашивок, петлиц, кокард, эмблем на воротники и погоны. Все они несли одну и ту же символику, хотя и в двух вариантах.
Таком...
И вот таком...

Остальную часть груза составляли бумажные и пластиковые стаканчики с теми же эмблемами - около двадцати ящиков. "Альфа-два", уже оправившийся от своего "боевого ранения", но всё ещё щеголяющий повязкой на ухе, почти случайно разыскал отлетевший в сторону пластиковый бокс. Внутри, на мягкой подложке, защитившей её от удара, лежала огромная кофейная кружка - белого цвета, с эмблемой организации на одной стороне и надписью "Х-СОМ COMMANDER" на другой.

Кружку торжественно водрузили на стол полковника, стаканчики передали в столовую, а эмблемы и шевроны весь вечер и следующее утро всем миром пришивали на повседневную и полевую форму. Под "всем миром", правда, следует понимать рядовых бойцов и технический персонал. Руководивший процессом прапорщик Сероконь сунулся было к Елизавете Васильевне, чтобы попросить у неё лаборанта в помощь, но доктор вышла к нему в скафандре химзащиты, с заляпанными чем-то зелёным перчатками и щитком шлема. Попросив оторопевшего интенданта зайти через часик, женщина вернулась в лабораторию. Малость выбитый из колеи прапорщик попытался подобраться с просьбой к О'Двайер, но встретился с ней взглядами и передумал. До Хильды и Джейкоба дело уже не дошло...

Восьмого числа, после обеда, полковник Краснов появился из своего кабинета с тёплой курткой в руках. Рассеянно поздоровавшись с Хильдой, на которую чуть не налетел в коридоре, он направился к лифту на поверхность.

Примерно в это же время, в сотнях километров от базы Х-СОМ...
  
  -- Well, so this is Mother Russia. Fabilous... - рыжий конопатый крепыш выглянул в иллюминатор вертолёта и широко улыбнулся.
- Yep. Но я рекомендую начинать говорить по-русски уже сейчас. Позволит морально подготовиться, - пробурчал из-под козырька надвинутого на глаза форменного кепи второй пассажир, маленького роста и помятого вида. Он поскрёб щетину на подбородке, поёрзал, устраиваясь поудобнее, и приготовился вновь погрузиться в дремоту.
- Ми донт разговаривать руски вери гуд. Йет. Но я учился.
- Где учился?
- Нигде. Я сейчас учился.
- "Учусь". Настоящее время, present whatever.
- Oh, thanks, buddy. Я есть учусь. Вот, у меня есть текстбук.
- Fascinating. А сейчас я бы всё-таки хотел немного подремать. До прибытия ещё не меньше получаса, стоит употребить это время с пользой.
- Ти как хотеть, хотеть спать - спать, а я мейк сам сайтсиинг.
- Ты сам-то понял, что сказал? Впрочем, хрен с тобой. Учи русский, любуйся видами и не мешай спать другим, - коротышка опустил веки и практически сразу же засопел.

Крепыш приник к иллюминатору, с интересом следя за проплывающим внизу ландшафтом. Пару раз он совал руку во внутренний карман, за фляжкой, но каждый раз останавливался - предстоит первое знакомство, а работодатели совсем не в восторге от сотрудников, которые благоухают бурбоном. Вертолёт полз по небу, стрелка часов отмеряла секунды и база таинственных охотников за инопланетянами была всё ближе...

- А сколько у этих русских вертолётов? Они на них тут что, как на надземке катаются что ли? Там пересадка, сям пересадка...
- I don't know, give me a break already.
- Нет, ну в самом же деле. Прокатили на одном, высадили, теперь должны посадить на другой. Может, это они дорогу так путают? Типа, ращз секретный объект, то мы и сами не должны знать, где находимся.
- Yeah. We may tell the aliens, you know.
- Ну типа того. Кстати, а вот и наше такси. Прячь флягу.

Двое начали неспешно подбирать с бетонки вещи, поглядывая из-под козырьков на приближающийся вертолёт.
  
   "Аэродром", где ждали пересадки Ларс и Вальтер, по правде, представлял собой заснеженную бетонированную площадку, по краям которой высилось несколько хлипких на вид зданий. От ветра на ней защищал только корпус доставившего их "Чинука" - американская машина смотрелась здесь дико и неуместно. А вот идущий на посадку пузатенький Ми-8 был плоть от плоти этих белоснежных просторов.
Русский вертолёт зашёл на площадку со стороны солнца, словно атакуя, после чего развернулся боком к иностранным гостям и начал снижаться.
0x01 graphic

0x01 graphic

- Пошли, что ли? - Скорее утвердительно произнёс Маккензи и первым шагнул вперёд. Винты "восьмёрки" ещё поднимали миниатюрные снежные вихри, и будущие сотрудники Х-СОМ преодолели расстояние до неё бегом, поднимая воротники и жмурясь.
- Интересно, а борта у него покрашены разным образом тоже чтобы нас запутать? - Поинтересовался Вальтер, когда они обошли вертолёт.
0x01 graphic

- Это же русские. - Усмехнулся британец и первым поднялся в салон. Замерев на пороге, почти беззвучно присвистнул. Они оказались не первыми пассажирами.

Скамью вдоль левого борта занимали со своими пожитками две молодые женщины в полевой форме без знаков различия - на взгляд лётчика, несколько излишне лёгкой для местного климата, если не считать высоких тёплых сапог.
Первая - более хрупкая и изящная на вид, носящая очки - тихонько, уютно посапывала, свесив голову на грудь и придерживая на коленях серебристый оружейный кейс-переноску. Судя по размерам, он был рассчитан на винтовку или что-то близкое по габаритам. Вторая - рыжая, плечистая, с лихой пиратской повязкой на глазу - сосредоточено возилась с каллиматорным прицелом диковинного вида автомата.
0x01 graphic

Когда Ларс появился в проёме, она оторвалась от своего занятия и довольно хмуро глянула на него, а затем вновь занялась прицелом.
  
   Вержбовски отодвинул плечом в сторону замеревшего в проёме Маккензи, протопал по салону вертушки и плюхнулся на скамью по правому борту, поближе к кабине пилотов. Закинул в рот пластинку мятной жвачки и наладился ещё немного подремать.

Ларс проводил его взглядом, пожал плечами - скорее недоумённо. чем недовольно, уселся напротив девушки с повязкой и с открытой дружеской улыбкой обратился к ней:
- Nice gun you have here. Like a space blaster. Well, hope you speak English... Name's Lars, Lars McCansie. And you are?..

- Энн МакГрин. - Сказала вдруг девушка в очках, открывая глаза и поднимая голову. Британец, уверенный, что она спит, едва не подпрыгнул - спасли рефлексы опытного пилота. - Лейтенант. Автомат её - творчество братьев по Содружеству из Австралии. Редкая штука.
Она посмотрела на Ларса и улыбнулась в ответ - кажется, пытаясь перещеголять его шириной и открытостью улыбки. Привстав и спустив кейс на пол, протянула руку:
- Я Мишель. Мишель Хенриксен. Будем знакомы. Полагаю, нам работать вместе.
Девушка бросил косой взгляд на свою спутницу. Та, хоть и казалась целиком поглощённой вознёй со своим "бластером", то ли заметила его, то ли почувствовала, но оружие отложила и встала. Молча предложила рукопожатие сидящему дальше от неё Вальтеру. Вид у неё при этом был как у школяра, которого в третий раз за урок вызвали к доске.

Вальтер ответил на рукопожатие механически. Буркнул "Вержбовски, мэм, очприятнопознакмся" и снова углубился в дрёму. Ну или, по крайней мере, сделал вид, что углубился. К общению в данный момент он явно не был расположен.

Лас же напротив, оживился и живо вступил в диалог.
- Мисс МакГрин, очень приятно. Хорошо, знаете, встретить приветливого человека со столь искренней улыбкой особенно. Не, эт я не подкатываю, это на самом деле. Я, понимаете, всё больше по задворкам мира с этой работой кантовался, а там публики - или наёмники, или местные мумбы-юмбы. Первые вечно на пафосе, крутые профи и всё такое, а вторые, хоть и улыбаются тебе всё время, а прям жо... нутром чуешь, что на самом деле они тебя просто терпят, а на самом деле готовы ножик в спину сунуть в любой момент. И я, знаете, когда узнал, что новый контракт в России, струхнул немного. Ну, русские же мрачные все, хмурые. Ну, так говорят - я сам их всего пару раз видел вживую. Вот я и подумал, что придётся жить, как в монастыре. среди постных рож. А тут вы. Приятно, чёрт побери. А то вот ещё помню был случай в Уганде лет пять назад...

Всем присутствующим на борту, не исключая и Вальтера, который недовольно ёрзал, неспособный уснуть под треск болтовни Ларса, как-то само собой стало очевидно, что если этого человека не заткнуть, проболтать он может хоть до самого пункта назначения, ни на секунду не прерываясь.

Капитан Хенриксен, вновь опустившись на скамью, слушала британца, не переставая улыбаться, и даже не поправила его, когда Ларс назвал её "МакГрин". Энн же, бросив на пилота косой взгляд, села подальше, чтобы оказаться напротив сержанта Вержбовски - кажется, эти двое нашли друг друга...
Обе девушки слушали болтовню лётчика стоически, но когда Вальтер в десятый раз испустил тоскливый вздох, Мишель, видимо, сжалилась над ним и, стянув перчатку, щёлкнула ногтем по замку своего кейса. Получившийся неожиданно высокий, звонкий звук, вонзился в гул винтов и бубнёж англичанина как рапира в пуховую подушку.
- Ого! - Восхитился Ларс, прерываясь. - Эк вы ухитрились...
- Снайпер должен уметь обращаться со звуком. - Подмигнула ему капитан. - Не только скрывать его, но и создавать. А насчёт русских не беспокойтесь, это всё предрассудки. Насколько я знаю, Сибирь похожа на Канаду... А Канада - это всё-таки Америка. Думаю, и люди не так уж отличаются...

- О, а вот и вы подключились. Приятно работать с профессионалом, который не раздувает щёки по поводу своего профессионализма. Вы ведь... Ох... - Ларс на секунду замолчал, осознав, что спутал имена девушек, - Мисс... эээ... Хендриксен, простите великодушно. Просто переживаю, вот и заговариваюсь. Оно ж таки пришельцы всё же. Я раньше такое только в кино видел. А что касается русских - ну, может, Канада это и Америка, но вот Ирландия, к примеру - тоже Великобритания, что не мешает ирландцам сильно отличаться от англичан. Причём иногда - далеко не в лучшую сторону.
  
   - Мне сообщили, что тренер оперативного состава на базе - ирландка. - Уже серьёзным тоном, без улыбки, заметила Мишель, откидываясь назад. Упираться лопатками в металлический борт вертолёта вряд ли было удобно, но её это не смутило. Ничего удивительного, если подумать - снайперы в таких вопросах неприхотливы. - Более того - член ИРА. И не то, чтобы бывший... Так что будьте осторожны. Ваш выговор может ей не понравиться, мистер МакКензи... Несмотря на вашу фамилию.
В её глазах что-то переменилось, и Ларсу на секунду почудилось, будто он опять беседует с посредником Х-СОМ - но тут капитан вновь улыбнулась:
- А вот Энн у нас из Шотландии.
- Из Ванкувера. - Неожиданно сказала МакГрин, не поднимая взгляда.
- Энн, ты не знаешь гимн страны не только во французском, но и в английском варианте. - Хмыкнула Хенриксен, наклоняя голову и прикасаясь двумя пальцами к дужке очков.- Так что ты из Шотландии. Хорошая у нас компания собирается, верно, Ларс?

- Ну если эта ваша тренер занимается тем, что ненавидит собственных соратников за говор вместо того, чтобы ненавидеть врага, то я и не знаю, что тут можно сказать. Или она разумная девочка, и сможет понять, на кого надо точить зубы во время войны, или она глупая девочка, и тогда... был, помнится, случай в Гане - работал в нашем отряде штурман один, жуткий антисемит...

- Поддерживаю, - совершенно неожиданно и невпопад буркнул из угла Вальтер, перебив Ларса, - Дерьмо все эти национальные предрассудки. Человек или хороший, или нет, а кровь у всех одинаково красная - в гетто этому быстро учат.

Поняв, что разговор сворачивает в какое-то более серьёзное и неприятное русло, все смущённо замолчали. До самой посадки висела неловкая тишина.

* * *

Минут через двадцать в салон заглянул один из пилотов. Обозрев полусонное царство (даже МакГрин, закончив с прицелом, и не найдя, с чем ещё повозиться, замерла, сложив руки на коленях и таращась в какую-то невидимую точку над головой Вальтера), он достал из кармана лётного комбинезона жестяной портсигар и постучал им по косяку. Когда на него дружно оглянулись, русский прокашлялся и сообщил:
- Леди и джентльмены, карета у порога. К сожалению, сесть не получится, ближайшая удобная площадка - в семистах метрах. Мы решили, что раз все вы - люди подготовленные, и багаж у вас ручной, то спустится по тросам вам труда не составит. Возражения есть?
- М-м... Нет. - Выждав несколько секунд, ответила за всех Хенриксен. Кажется, Ларс готов был возразить, но не успел.
- Отлично. - Лётчик с натужным кряканьем распахнул люк. В десантный отсек ворвался холодный воздух, шум винтов вновь сделался оглушительным. Ему пришлось повысить голос. - Мы прямо над точкой...
Лейтенант МакГрин без лишних слов сгребла со скамьи багаж в виде двух чемоданов и огромной сумки на ремне, подтащила его к проёму. Вместе с пилотом они высвободили конец лебёдки над люком, подцепили чемоданы к карабину и спустили их за борт. Закинув на одно плечо винтовку, на другое - сумку, девушка обернулась к попутчикам, неожиданно приподняла уголок рта, то ли моргнула, то ли подмигнула (учитывая отсутствие у неё второго глаза, понять это было сложно) и шагнула за порог. За верёвку она ухватилась, когда нога уже ступала в пустоту.
- Вжжжжих!
- Э... Она что, сейчас улыбнулась? - Не поверил Маккензи.
- Бывает. - Хенриксен тоже поднялась, вытаскивая из-за ремня и натягивая перчатки. Из пожиток ей остались лишь крошечный прямоугольный ранец, который она забросила за спину, да оружейный кейс.
- Шапку наденьте. - Невесть с чего обеспокоился русский пилот.
- Спасибо, офицер, но вы сами сказали, что мы прямо над входом. - Капитан с усмешкой перекинула волосы на грудь, поправила обруч на голове и взялась за трос одной рукой - в другой она держала кейс. - После детства в Доусон-сити пару минут на сибирском морозе как-нибудь переживу. А вот вам, коллеги, советую не пренебрегать. Se deg pЕ bunnen!
Подмигнув, по примеру напарницы, спутникам, она оттолкнулась каблуками от порога и скользнула вниз.
  
   Полковник находился в своём кабинете и был занят бумажной работой. Обустройство базы всё ещё продолжалось, и Сероконь прислал список необходимых материалов, который полковник должен был утвердить. Комендант решил, что всё же лучше построить полноценное стрельбище вместо кустарного. Еще полковник распорядился проверить и заменить все камеры внутреннего наблюдения. Он уделял немало внимания обороноспособности базы. На данный момент организация особой угрозы для пришельцев не представляет. Пока был сбит лишь один, судя по всему, разведывательный аппарат. Но, когда активность организации возрастёт, то это будет лишь вопрос времени, когда пришельцы вычислят их местоположение и атакуют. Полковник снял очки и, протерев глаза, уставился куда-то в дальнюю стену, углубившись в свои мысли.
0x01 graphic


Из этого состояния его вывел звук вызова селектора. Снова надев очки, полковник ответил на вызов:
-Слушаю.
-Вы просили сообщить... Прибыло подкрепление к опергруппе,- донеслось из селектора.
-Хорошо, спасибо,- Полковник выключил селектор, и взяв с вешалки верхнюю одежду, направился к центральному лифту.
  
   8 января 2013 года. 13:16.
Российская Федерация. Якутия. Наземная часть базы Х-СОМ.


После вчерашнего "авианалёта" с бомбардировкой бумажными стаканчиками наблюдатели получили заслуженный нагоняй, и в этот раз засекли приближающийся транспорт сильно заранее. Когда полковник покинул лифт, вертолёт с пополнением ещё не был виден - только слышался нарастающий стрекот винтов. В поле зрения машина появилась через пару минут. МИ-8, сделав небольшой вираж, завис в полусотне метров от бетонной коробки, едва не касаясь брюхом макушек елей. Вися хвостом к полковнику, он некоторое время не двигался, словно расчищая ветром от винтов снег под особой. Наконец, пассажирский люк открылся и оттуда спустили на тросе какой-то багаж. Вслед за ним, воспользовавшись тем же тросом, на землю скользнули, одна за другой, две человеческие фигурки. Для мужских несколько хрупковатые... Хотя насчёт первой можно и поспорить....
Несмотря на слабое зрение и приличное расстояние, Краснов узнал их моментально. Не по лицам даже, а по причёскам и цвету шевелюры - обе девушки были с непокрытыми головами. Рыжий высокий "конский хвост" и два низких тёмных "хвостика". Сложно спутать. Стало быть, та, что спустилась первой и сейчас склонилась над чемоданами - это лейтенант МакГрин. А вторая - капитан Хенриксен, снайпер.
Последняя, коснувшись ногами земли, тут же огляделась и, сказав что-то напарнице, уверенно направилась в сторону полковника - будто заранее знала, где он стоит. На ходу она помахивала серебристым кейсом. Николай одобрительно хмыкнул и зашагал девушке навстречу.

-Добро пожаловать!-Полковник протянул девушке руку, другой рукой придерживая шапку, которую чуть не сорвал воздушный потока нагнетаемый лопастями вертолёта,- Я - комендант базы, Николай Краснов.

- Очень приятно! - Чтобы её слова не заглушал шум лопастей, новоприбывшая немного повысила голос, отвечая на рукопожатие. При этом она не забыла снять перчатку, хоть это и было неудобно - с кейсом во второй руке. - Капитан Мишель Хенриксен, оперативный позывной "Линза-Один". Со мной - лейтенант Энн МакГрин, позывной, соответственно - "Линза-Два". И ещё двое не из моей группы...
Николай бросил взгляд поверх плеча капитана. МакГрин как раз спешила к ним, нагруженная автоматом, сумкой на ремне и двумя чемоданами в руках (и при этом даже не пригибаясь под их тяжестью). Вторая пара задерживалась - невысокий мужчина в полевой форме уже спустился, и теперь придерживал трос для своего более грузного товарища, который сползал вниз с видимой опаской.
- А вы, значит - полковник Краснов? - Продолжала Мишель. - Николай Николаевич?
- Верно.
- Лестно, что нашу группу встречает лично глава проекта. Надеюсь, мы вас не разочаруем. - Она улыбнулась, чуть наклоняя голову.

-Я в вас уверен,- Искренне ответил полковник, и приветственно кивнув МакГрин, ведь руки у нее были заняты, направился ко второй паре прибывших. Закончив выгрузку пассажиров, вертолёт быстро улетел прочь. Теперь полковник мог не повышая голос и не придерживая шапку познакомится с оставшимся двумя. Хотя, из присланных Куратором файлов он уже знал их, пилота Ларса Маккензи и нового бойца опергруппы Вальтера Вержбовски. Представившись, Николай пригласил всех новоприбывших внутрь бетонной коробки, где располагался вход базу.
Спустившись вниз, полковник повёл группу дальше:
-Офицерам у нас положены отдельные апартаменты,- Полковник обвел взглядом Мишель, Энн и Ларса, после чего перевел взгляд на Вальтера,- Тем кто у кого звание пониже, отведено место в казармах.

- Там просторно. - Добавил он, словно извиняясь. - Они сорокаместные, а рядового и сержантского состава у нас даже десятка человек не наберётся... Офицерские комнаты рассчитаны на двоих, так что вас, капитан, поселим с вашей напарницей. А вот мистеру МакКензи повезло. Первая смена пилотов оборудовала под жильё дежурку при ангарах, ему же достанется квартира в полное пользование. Правда, не исключено, что, когда комнаты кончатся, придётся кого-нибудь к нему подселить.
Ларс явно собрался как-то прокомментировать сию перспективу, но успел лишь открыть рот. Появившийся из прохода справа молодой парень в потёртом белом халате чуть не налетел на них. Увидев полковника, он явно обрадовался:
- Николай Николаевич!
- Э... Пётр Анисимович? - С ноткой неуверенности произнёс комендант, словно сомневаясь, верно ли он запомнил имя. - Что-то случилось?
- Нет, ничего! Просто мы закончили. Доктор Солнцева просила найти вас и передать, что письменный отчёт составит в ближайшие дни, а сейчас готовит что-то вроде презентации... Наглядно, так сказать, показать и ответить на вопросы... Приглашает всех желающих.
- Как скоро?
- Часа через два. - Лаборант потёр затылок. - Если раньше лабораторию не отмоем...
- Вполне. Времени хватит. - Полковник кивком отпустил лаборанта и кратко пересказал его слова спутникам. Впрочем, Вальтер и так слушал разговор внимательно, да и Мишель, кажется, что-то понимала - хотя знание русского в её анкете не значилось.
- За два часа мы успеем устроиться и осмотреться. - Согласилась капитан. - А послушать о анатомии пришельцев будет полезно, особенно мне.
Энн поддержала её кивком. Маккензи пихнул Вальтера локтем и что-то ему шепнул, но тот не ответил.
- Что ж, продолжим... - Махнул рукой полковник.
В жилом блоке Николай указал сержанту вход в казармы, однако тот пожелал проводить товарища до офицерской части. Там комендант отпер двери "квартир" и отдал ключи новым хозяевам. Комнаты была совершенно идентичными, если не считать, что у Ларса вторая койка была сложена в стенную нишу, а у Мишель и Энн оружейный ящик очистили от ржавчины и смазали ему петли. Увы, сделать что-то большее для выполнения просьбы Куратора техперсонал Х-СОМ был не в силах.
- Шика-арно! - Только и смог сказать британец, стоя на пороге своего обиталища. Вальтер с чуть заметной ухмылкой похлопал его по плечу:
- В туалет можешь ходить к нам, в казармы. Если он там есть.
- Проверив детальные планы базы, мы обнаружили, что туалетные комнаты в офицерских квартирах были. - Несколько сконфуженно признался Краснов. - Однако при постановке на консервацию их не только отрезали от коммуникаций, но и зачем-то замуровали. Мы пока не решаемся их распечатывать - мало ли... Вот в казармах всё в порядке, есть и душевая... Правда, горячая вода только в душах, умываться по утрам проблематично...
- Металлический таз и кипятильник - на первое время хватит. - Пожала плечами Хенриксен. - Кипятильник у нас свой... Но знаете - эту проблему надо решать. Мы - люди опытные и привычные ко всему, а вот у прочих мораль пострадает...
- Я в курсе. - Заверил полковник. - Мы разберёмся в ближайшее время, просто рук не хватает. Очень нужны специалисты... Небоевого профиля, так сказать.
- Я немного разбираюсь в электросварке. - Сообщила МакГрин. Лейтенант так и стояла посреди коридора с багажом на весу, даже не пытаясь поставить вещи на пол.
- Теоретически, скорее. Ни разу не видела её за работой. Но мы действительно постараемся быть полезными. - Мишель забрала у напарницы один из чемоданов, в два шага пересекла коридор ("Линзы" и пилот оказались расквартированы дверь в дверь) и бросила его на незастеленную койку. Рядом бережно поставила свой кейс. - Чем сможем. Я вот - потомственный библиотекарь... У вас есть уголок культуры и отдыха?
Она повернулась к коменданту и вопросительно вскинула брови. Глаза её улыбались.
- Пока только телевизор и набор дисков... Но мы это ещё обсудим. - Полковник посторонился, пропуская в комнату Энн, поправил очки и кивнул на кейс. - Кстати, что у вас там? Винтовка?
- Естественно. - Капитан скинула рюкзак, наклонилась к кейсу, щёлкнула замками и откинула крышку. Теперь уже по-настоящему улыбаясь, с комичной смесью гордости и нежности произнесла: - Assemblеe atelier. Одна из ста семидесяти шести настоящих WA2000, не кустарная подделка для коллекционеров... Калибр - точка триста.
0x01 graphic


- Хорошо, что вы со своей. - Заметил Краснов. - У нас пока, к сожалению, только СВД и "Винторез"...
- СВД я тоже люблю. - Кивнула Мишель, поглаживая деревянный приклад кончиками пальцев. - Но на дистанции не более трёхсот метров. Лучше даже - двухсот. "Винторез" - в руках держала, но в поле не пробовала, так что лучше воздержаться...
В коридоре прокашлялись. Увлечённые беседой старшие офицеры и МакГрин, уже начавшая разбирать сумку, оглянулись на позабытых сержанта и лётчика.
- Прошу прощения. - Мишель со смущённой миной прикрыла рот ладонью. - Я умею забалтывать людей...
- Ничего. - Успокоил полковник. - Подобные вещи я должен знать, как ваш командир. Но мне пора. Надеюсь встретить вас всех у доктора.
Когда он отошёл, Маккензи недоверчиво глянул на капитана:
- Библиотекарь?
- Долгая история... Если потом спросите - расскажу.
  
   Лиза допечатала последнюю фразу доклада и сладко потянулась. В последние дни она еще раз полностью осознала простую истину: каждый хорош на своем месте. Вот зачем, зачем она отправилась в этот злосчастный рейд? Да, конечно, масса впечатлений, адреналин и т.д., но все же она - кабинетный ученый. И стоит в этом уже, наконец, признаться самой себе. Да и оперативникам, похоже, ее присутствие было только обузой.
Нет, ее место здесь, в лаборатории. Она у стола и над микроскопами чувствует себя на своем месте. Но так хотелось почувствовать и пережить что-то необычное.
Лиза закрыла файл. Доклад готов. Полковник сказал, что она должна будет выступить с ним перед сотрудниками базы. Что ж, это она умеет.

* * *

Поскольку до срока, назначенного доктором, оставалось достаточно времени, полковник Краснов вернулся в свой кабинет, чтобы забрать пару бумаг, которые следовало бы обсудить с Елизаветой Васильевной и интендантом. Склонившись к столу, он с удивлением обнаружил, что экран ноутбука светится. На мониторе была видна спинка мягкого кресла, обтянутая чёрной кожей, и позади неё - стена, украшенная огромным гербом княжества Силенд.
0x01 graphic

Почти полминуты Николай Николаевич, недоуменно моргая, таращился на это зрелище, затем между камерой и креслом кто-то прошёл, из выставленных на низкую громкость динамиков донёсся приглушённый возглас (неразборчивый, но отчётливо недовольный) и изображение погасло. Теперь компьютер показывал лишь обычный "рабочий стол".
Полковник зажмурился и мотнул головой, пытаясь понять, не померещилось ли ему. Теперь судить было сложно, но до сих пор чувства с ним таких шуток не откалывали...

* * *

Ларс почти закончил раскладывать вещи, когда в дверь постучали.
- Один момент! - Крикнул пилот и захлопнул не до конца загруженную тумбочку. Направляясь ко входу, он подумал, что есть три варианта того, кто его навестил - это либо полковник, либо одна из соседок по коридору, либо некто пока не знакомый...
Логика не подвела - когда британец распахнул створку, то обнаружил на пороге Мишель. Капитан успела переодеться в повседневную форму, причём в летнюю - брюки со "стрелками" и рубашка с коротким рукавом. И то и другое - палёвого цвета, на рубашке из знаков различия - лишь грубо, наспех пришитый к рукаву чёрными нитками шеврон с греческой буквой "Лямбда".
0x01 graphic


- Прошу прощения, не помешала?
- Э... Нет, что вы! - Лётчик попытался застегнуть воротник, но так как делал это не глядя, пуговица никак не попадала в петельку. - Что-то случилось?
- Ничего, не беспокойтесь. Просто тут такое дело... - Девушка прислонилась плечом к косяку и с усмешкой потёрла лоб. - Глупо получилось... У меня есть знакомые и даже родственники среди канадских букинистов... И перед отъездом я купила у одного из них книгу на русском языке - какое-то военное наставление. Думала - может, пригодится. Благо, ссудили мне за копейки...
- И? - Приподнял бровь Ларс, неуверенно улыбаясь.
- В общем, сейчас, пока время есть, села я её переводить со словарём, и поняла, что наставление не по моему профилю. - Капитан встала прямо и пожала плечами. - Зато вашему другу может пригодиться, как мне кажется. Передадите ему?
Хенриксен протянула англичанину плоскую книжку, которую всё время беседы держала за спиной. Ларс принял потёртый томик в жёстком тёмно-зелёном переплёте и, напрягая все свои познания в кириллице, прочёл бессмысленные для него слова: "Наставление по штыковому бою на лыжах. Воениздат. 1932 г.".
- Хорошо. - Кивнул он. - Но зачем сразу отдавать? Если это полезно для штурмовика, может, ваша напарница...
- Она не читает по-русски.
- Ах, да...
- В любом случае, спасибо. - Капитан шагнула назад и кивнула. - Я пока погуляю по базе, осмотрюсь. Думаю, и вам будет полезно - хотя бы изучить маршрут до ангара. Встретимся через час, в лаборатории. Надеюсь, вы придёте. Если что - обращайтесь к Энн, она пока дома.
- О'кей, увидимся. - Маккензи проводил снайпера взглядом и покосился на дверь квартиры напротив. Перед ней появился синий прорезиненный коврик с надписью "Вытирайте ноги!" на трёх языках - английском, французском и, кажется, норвежском.

* * *
- Что за?... - Хильда сморгнула. Да нет же, ей не померещилось! Бледный мужчина в тёмном деловом костюме только что прошёл по поперечному коридору впереди, помахивая небольшим чемоданчиком. Откуда на базе лишний штатский? Держа руку на кобуре, лейтенант бегом бросилась к перекрёстку, осторожно выглянула из-за угла, готовая к любым неприятностям - но коридор был пуст. Девушка прошла его до конца, и убедилась, что в этом направлении бетонная кишка оканчивается тупиком. От незнакомца с чемоданчиком не осталось и следа, если не считать нескольких мятых банок из-под пива, валяющихся на полу - банки были новые, но взяться тут им было неоткуда...
  
   Хильда слыхала, что на днях к ним должно было прибыть пополнение. Но тот, кого она увидела, не был похож на члена личного состава. И вряд ли ей привиделось. Она не брала в руки спиртное с тех пор как, однажды, русская, из числа рядовых, уговорила немку выпить рюмку самогона. Одно лишь воспоминание об этом вызывало у Хильды головную боль... Так что она была трезва как стеклышко, и все же она видела того странного человека.
Тупик. Коридор оканчивался ничем. Одно это уже было странно, не говоря об исчезнувшем мужичке с портфелем. В конце концов, она не в компьютерной игре, это настоящая военная база и тут все должно было иметь смысл. Хотя, с другой стороны, это была русская военная база...
Она вздохнула.
Но даже для русских было бы слишком строить коридор в никуда. Да и человек же не мог просто испариться, оставив после себя лишь несколько пивных банок... Должно быть, тут имеется какой-то секретный проход, или что-то вроде того.
Девушка начала исследовать тупик и прилегающую часть коридора.

Ощупывание стен ничего не дало, кроме пыли на пальцах - здесь явно давно не убирались. Хотя банки... Девушка присела, чтобы осмотреть их и, заодно, прощупать пол. На банках пыли не было. Пиво оказалось чешским, марки "Staropramen", но собственно пивом от жестянок уже не пахло - чуткий немецкий нос непременно уловил бы флюиды. Стало быть, опустели сии сосуды не меньше нескольких дней назад... Жаль, что пыльный слой на полу столь тонок, следов ног так просто не разглядишь...
- Гхы-кхым. - Вдруг прокашлялись за спиной у Хильды. Лейтенант, сидевшая в этот миг на корточках, вскочила, как подброшенная пружиной, разворачиваясь в прыжке и машинально уходя в сторону. Долгие тренировки сработали отменно - действуя на рефлексах, она успела, за неимением укрытий, вжаться в стену и почти до половины вытащить пистолет из кобуры, прежде чем мозг взял контроль над телом. Как раз вовремя...
- Прошу прощения... - Стоящая в десятке метров от Хильды молодая женщина в очках выглядела немного смущённой - очевидно, кашляла именно она. Незнакомка была облачена в лёгкую летнюю форму, которую на базе никто пока не носил, а на её поясе немка заметила мягкую коричневую кобуру впечатляющих размеров - выглядывающая из неё рукоять могла принадлежать только "Пустынному орлу". К слову, ремешок на кобуре болтался свободно...
- Мне показалось, у вас какие-то проблемы. - Продолжала неизвестная, с интересом глядя на лейтенанта и вслепую, привычным движением, застёгивая ремешок. - Простите, если напугала. Я тут планировку базы изучаю..

Спрятав пистолет обратно и сделав несколько подозрительно глубоких вдохов-выдохов, Хильда наконец смогла придать своему лицу суровое выражение.
- Младший лейтенант Мезьер. - она, с некоторой небрежностью, отдала честь и продолжила - Я вас раньше не видела. Кто вы и когда вы прибыли?

- Капитан Хенриксен. Мишель Хенриксен. - Незнакомка в ответ наклонила голову, сверкнув очками в свете люминесцентных ламп. - Мы прибыли около часа назад, в составе пополнения. Я буду возглавлять второе оперативное подразделение, снайперскую пару. - Она покосилась на левое плечо Хильды, украшенное нашивкой с греческой "альфой". - А вы, я полагаю, из первого?

- Гхм... Простите меня за мое поведение, капитан. Я Хильда де Мезьер. Возглавляю первое опер подразделение. - она сделала небольшую паузу и резко сменила тему разговора на более насущную - К слову, с вами вместе не было человека в темном деловом костюме? Щуплый такой, не похожий на военного. Кажеться, у него еще при себе был небольшой чемоданчик...

- Хм... Среди прибывших - нет. - Хенриксен опустила взгляд, задумчиво сдвинула брови и потёрла подбородок. - Вообще, среди людей из разных контор, с которыми я общалась за прошедшую неделю, подобные типы встречались в изобилии - сотрудники ООН и ещё непойми кто. Чемоданчики они любят... А что? - Она глянула на собеседницу поверх очков.

- Насколько мне известно, у нас на базе такие не водятся. Однако же, несколькими минутами ранее, я увидела одного в этом коридоре. Возможно это нарушитель, шпион или диверсант. И я подумала, а что если инопланетяне уже среди нас?! Да! И может быть, в том чемоданчике у него спрятана бомба и уже скоро тут все взлетит на воздух и...
Речь девушки становилась все более страстной и эмоциональной, но тут она опомнилась и постаралась привести свой голос в норму.
- Гхм... Я хотела сказать, что увидела подозрительного Субъекта и постаралась выяснить его личность, но где-то здесь - она указала на глухой тупик - он скрылся не оставив и следа. Сначала я подумала, что эти банки из под пива могли принадлежать ему, но перед вашим внезапным появлением я успела выяснить, что их скорей всего оставили здесь русские, ибо они лежали тут уже давно и это очень в духе русских - разбрасывать мусор где ни попадя. Вы пришли как раз когда я ломала голову над образовавшейся загадкой...
Она закончила свою речь и с облегчением вздохнула. Пытаться говорить на английском было нелегко.

Мишель выслушала тираду немки предельно внимательно, но стараясь не глядеть той в глаза. Губы она прикрывала ладонью, очки бликовали, и разобрать выражение её лица было достаточно сложно. Когда Хильда умолкла, капитан кивнула:
- Звучит очень любопытно... Но всё же не вижу пока причин поднимать тревогу. Как бы то ни было, вам следует рассказать обо всём вашему... нашему полковнику. - Она подняла взгляд. - Он собирался присутствовать на выступлении главы научного отдела, это меньше, чем через двадцать минут. Думаю, проще встретить его там, чем вламываться в кабинет. Я тоже туда собираюсь, проводите? Дорогу до лаборатории я ещё не исследовала. - Хенриксен улыбнулась. - И давайте свободнее, не против? Не думайте о званиях, по должностям мы равны. Ваша группа даже побольше мой будет...

- Ох, да что вы!.. Размер значения не имеет. Особенно с таким составом, как у меня...
На лице Хильды выступили румянцы. Она не могла понять природу этих эмоций, но новоявленная командующая второго отряда заряжала ее энергией, переполняя привычную норму и вызывая возбуждение. Хотя, может быть, она еще просто не отошла от недавнего испуга.
- Да, это хорошая идея. Я доложу полковнику об этом инциденте, когда мы будем там там. - немка говорила спешно но с чувством, от волнения едва не прикусывая язык, - Д-давайте я вас проведу. Только напомните, куда мы идем...
  
   Девушки добрались до лаборатории с небольшой форой - в запасе оставалось минут пять. Впрочем, там всё уже было готово - лаборанты как раз заканчивали расставлять стулья, судя по разномастности, собранные со всей базы, на прозекторский стол смонтировали белый экран, а проектор водрузили на пьедестал из двух тумбочек, поставленных друг на друга. Передний ряд успели занять - там разместились полковник Краснов (причём на собственном кресле, доставленном из кабинета), один из пилотов первой смены и двое людей, которых Хильда видела впервые - причём оба, что интересно, рыжие. Полноватый коротышка о чём-то увлечённо рассказывал, часто оглядываясь на соседку справа, словно ища у неё подтверждения своих слов, а та - не по-женски рослая и плечистая, с собранными в высокий хвост волосами - полностью его игнорировала, таращась единственным глазом на пустой пока экран.
Во втором ряду рассаживались по мере расстановки стульев рядовые оперативники - бойцы присутствовали все без исключения, и Хильда сразу отметила среди них массивную фигуру Джейкоба, а также какого-то незнакомого щуплого парня в полевой форме. Очевидно, тоже из пополнения...
- Лейтенант! - Негр заметил командира "Альфы", едва та переступила порог, и помахал рукой. Николай Николаевич обернулся на возглас, одобрительно кивнул, увидев командиров групп вместе, сделал приглашающий жест. Стулья по обе руки от него оставались свободными, так что не было сомнений, где должны сидеть старшие офицеры...

Лиза стояла у прозекторского стола и теребила белый манжет халата. Она разглядывала людей, которые пришли послушать ее лекцию, и думала, как они воспримут то, что она собиралась им поведать. Наконец все расселись и притихли. Лиза кивнула лаборантам, они убавили свет, Солнцева щелкнула пультом, и на экране возникло изображение:
0x01 graphic

- Перед вами схематическое изображение существа, которое было передано нам для исследования после умелых действий нашей опергруппы. Мы назвали его сектоид, мм..пожалуй, только по той причине, что пальцы на руках и ногах этих существ отчетливо разделены на секции. Впрочем, это название рабочее, вполне можно будет заменить его в ходе дальнейших исследований.
Изображение на экране сменяется другим:
0x01 graphic


- Следующая схема представляет сектоида, так сказать, в разрезе.Результаты вскрытия показывают наличие слаборазвитых органов пищеварения и примитивное строение остальных органов. Мозг и глаза очень хорошо развиты. Данное существо отлично видит ночью, а также, предположительно, в инфракрасном диапазоне, есть вероятность, что и в ультрафиолетовом, но для более точных сведений нужны будут еще образцы. Небольшой рот и нос, похоже, выполняют незначительные функции.

Новый щелчок пультом, новое изображение:
0x01 graphic

- Строение тела и организма предполагает генетические изменения или мутации, так как репродуктивные органы отсутствуют. Перед нами, скорее всего, результат клонирования. Хотя возможны варианты.Физиология сектоидов и их ДНК близки человеку. Судя по их внешнему виду, предки этих существ были водными животными. Это видно по перепонкам между пальцами и плоским ступням.

Лиза перевела дыхание, оглядела аудиторию и вывела на экран следующий слайд:
0x01 graphic

- Подведем итоги. Сектоиды являются одной из высокоорганизованных рас пришельцев. Это тощие серые существа с небольшими серо-пурпурными глазами, слабо выраженными чертами лица и с отсутствием половых органов. Они медленно передвигаются и слабо защищены. Их анатомия не допускает им получения ранений, они обычно умирают после одного, двух попаданий из Земного пистолета или винтовки.
Особенности сектоидов:
Высокая реакция.
Низкая скорость передвижения.
Низкая выносливость.
Низкая точность стрельбы и броска.
Очень низкое здоровье.
Довольно низкая сила.

У меня все. Можете задавать вопросы.
  
   Капитан Хенриксен подняла руку:
- Можно?
- Конечно.
- У меня сугубо практический вопрос, с вашего позволения. - Снайпер сдвинула очки выше по переносице. - Осмысленно ли стрелять противнику в корпус? И в какую его часть - левую, правую, грудь, живот... Где расположены наиболее важные органы? Такая большая голова - сама по себе хорошая мишень, но всё же... И ещё - как хорошо они должны переносить боль и кровопотерю? Можно ли рассчитывать на то, что раненый противник со временем выйдет из боя? Это может быть важно при затяжной перестрелке... Я понимаю, что спрашиваю слишком много, но даже самые приблизительные ответы будет крайне полезны.

- Сектоиды плохо переносят боль и кровопотерю. Раненый противник из строя выйдет достаточно быстро. Правда, они, скорее всего, достаточно устойчивы к ослеплению вспышкой и оглушению звуком. Жизненно-важные органы, хотя их с натяжкой можно назвать такими, находятся в районе брюшной полости и грудной клетки слева. Строение внутренних органов напоминает человека. Всё это действительно весьма приблизительно, так как у нас была минимальная выборка, - Лиза извиняюще улыбнулась, развела руками и снова вопросительно глянула на аудиторию.


- Спасибо, доктор. У меня вопросов больше нет. - Кивнула Мишель. - Если вдруг возникнут - вас ведь можно будет найти здесь, в лаборатории?
- Да. Когда меня нет, здесь обычно дежурит один из моих помощников. Он также может предоставить необходимые материалы и дать пояснения.
- Ещё раз спасибо. - Капитан снова кивнула и откинулась на спинку, поглаживая перекинутый на грудь левый "хвостик".

-У меня есть вопрос,- полковник поднялся,- Насколько эффективного будет применять против пришельцев оружие нелетального действия? Например, шокеры или транквилизаторы. Или, может, существуют другие, более эффективные, способы захватить сектоида живьём?

- Шокеры вполне эффективны. О транквилизаторах пока не могу ничего сказать, чтобы проверить - нужен живой сектоид. Иы достаточно долго работали с мозгом и у нас появились некоторые предположения по поводу его использования пришельцем. Так что, господин полковник, у меня к вам просьбя: нам нужен живой экземпляр, и лучше два. А что касается эффективного способа, то достаточно сектоида дезориентировать в пространстве, и он окажется достаточно растерен, чтобы прекратить оказывать сопротивление.

- Гхе-кхыхм... Их же держать где-то надо будет... - То ли прокашлявшись, то ли поперхнувшись, подал голос из заднего ряда прапорщик Сероконь. - И кормить чем-то... Чтоб не сдохли до срока...
- Система пищеварения у них хоть и упрощена, но похожа на нашу. - Пожала плечами доктор. - Биохимия также аналогична. Полагаю, мы сможем создать для них условия, особенно если среди трофеев найдётся их еда - на первом корабле ничего похожего обнаружить не удалось. Главное - получить невредимую особь, а дальше - забота научного отдела.
Краснов одобрительно качнул головой. Капитан Хенриксен наклонилась вперёд и бросила сочувственный взгляд на Хильду. Добывать в бою "невредимую особь" придётся явно не научному отделу... И уж точно не снайперской паре...

Хильда не сильно вникла в рассказ ученой, едва ли не сходу потерявшись в заумных англоязычных словечках. Но по реакции окружающих стало очевидно, что в следующий раз именно ее отряд попросят ловить пленных.
Она посмотрела на Джейкоба с выражением, которое можно было перевести как "Я к этим мерзостям не прикоснусь, так что надежда на тебя, готовься марать руки".

После полковника вопрос задал лётчик из первого состава. Он спросил, насколько хорошо пришельцы выносят полётные перегрузки. Доктор задумалась на минуту, после чего признала, что этот аспект инопланетной физиологии они ещё не рассматривали, но, судя по всему, сектоиды должны несколько уступать в выносливости человеку. Пилот согласился, вспомнив, что даже в бою сбитая им "тарелка" особо резких манёвров не совершала.
Затем последовала небольшая пауза. Когда стало ясно, что больше вопросов нет, комендант поблагодарил Солнцеву за выступление, попросил включить свет и покинул лабораторию. Двое техников вынесли за ним кресло.
Хильда, поднявшись, велела рядовым помочь доктору привести лабораторию в порядок и вышла вместе с Джейкобом, обсуждая пресветлую перспективу ловли живого интервента. Потихоньку разошлись и остальные. На этом выступление закончилось.

* * *

Повседневный быт организации, как обычно, был наполнен хлопотами. Следующие три дня техники меняли по всей базе съеденные плесенью и влагой системы видеонаблюдения и, под руководством всё той же О'Двайер, сооружали новый тир. Для него отвели не использующийся коридор прямо рядом со старым стрельбищем - длинную и прямую бетонную кишку. Первый тир теперь предназначался для тренировок с оружием ближнего боя, второй - дальнего. Предполагалось, что в нём можно упражняться и со снайперскими винтовками, однако единственная в Х-СОМ снайперская пара предпочитала работать "на природе". Капитан Хенриксен и лейтенант МакГрин пропадали каждый день - поднимались на поверхность в полном боевом обмундировании и уходили куда-то далеко, за пределы обзора внешних камер. "Осваивать местность", как выразилась Мишель. Времени наверху они проводили много - иногда от рассвета до заката, иногда от заката до рассвета. Возвращаясь, капитан притаскивала с собой какие-то ветки, сухие листочки, сморщенные ягоды...
На четвёртый день случилось небольшое ЧП. Группа, ушедшая утром, вернулась, как всегда, с наступлением сумерек, однако Хенриксен с видимым трудом сохраняла вертикальное положение. Цепляясь обеими руками за шею напарницы, снайпер едва переставляла ноги и выглядела бледнее обычного. Столкнувшийся с девушками у самого лифта солдат из "Альфы" потом клялся, что Мишель бормотала на чистейшем русском языке: "Это были не опята...". Ему, впрочем, особо никто не верил.
Мрачная, как грозовая туча, МакГрин проводила командира до комнаты, оставила там оружие и направилась в лабораторию, где затребовала тазик, рвотное и "что-нибудь от острого отравления". На предложение встревоженной Елизаветы Васильевны помочь лишь отрицательно мотнула подбородком и ушла, получив запрошенное. Ночью вышедший по естественным надобностям Ларс услышал за соседней створкой подозрительные звуки, но решил не прислушиваться...
Впрочем, к утру Хенриксен как ни в чём ни бывало явилась на завтрак - привычно улыбчивая, хотя и несколько зеленоватая на вид. Вылазки на поверхность, однако, временно прекратились. Вместо этого командир "Лямбды" подрядила пару человек из обслуги, заручилась поддержкой Краснова и принялась обустраивать "уголок отдыха". В силу скромности средств "уголок" действительно разместили в дальнем углу столовой - для одинокого телевизора, к которому прилагались проигрыватель и набор дисков, отдельное помещение было бы роскошью.
МакГрин, понаблюдав, как напарница пытается соорудить что-то из ничего, вдруг заявила, что если ей дадут хороших деревяшек, она вырежет из них шахматные фигуры...
Жизнь понемногу устраивалась. Новички обживались в коллективе, база приобретала жилой вид.

* * *
Четырнадцатого января вертолёт доставил посылку - в лучших традициях снабжения от ООН, попросту сбросив её перед входом. На сей раз "подарком" оказался жестяной ящик, содержавший в себе три десятка пластиковых коробочек размером с пачку сигарет. Каждая коробочка была снабжена кнопкой ярко красного цвета. На дне ящика обнаружилось сопроводительное письмо:
"От: Специальная инженерная группа NASA
Кому: коменданту базы Х-СОМ, полковнику Краснову Н.Н.

Сообщаем, что мы закончили изучение запорного механизма дверей на сбитом вами корабле. Дверь открывается особым шифрованным электромагнитным сигналом. Сигнал разный для внутренних дверей и внешнего люка. Среди трофейных устройств, присланных вами, мы не нашли ничего, способного подавать подобный сигнал и делаем вывод, что пришельцы создают его без помощи технических приспособлений. Советуем вашему отделу биологических исследований обратить на это внимание. Тем не менее, нам удалось создать эмулятор сигнала для внутренних дверей. Мы присылаем вам опытную партию для испытаний. Со внешним люком сложнее - сигнал мы ещё не расшифровали, так что вам придётся полагаться на грубую силу.
С уважением, глава Специальной инженерной группы, доктор А. Клеф."

В левом нижнем углу письма обнаружилась странная эмблема:
0x01 graphic


Поскольку возможности испытать ноу-хау пока не предвиделось, ящик отправили в арсенал. До шестнадцатого числа не происходило ровным счётом ничего...
  
   16 января 2014 года. 15:55.

Когда ноутбук на столе включился без предупреждения, Николай Николаевич уже знал, кого увидит. Давненько Куратор не напоминал о себе...
- Добрый день. - Поздоровался полковник, откладывая ручку.
- Добрый. - Кратко бросил представитель Организации Объединённых Наций и взял с места в карьер. - У меня для вас не самые хорошие новости...

* * *

За десять часов до того...

Комната была достаточно просторной, чтобы слабая лампа в жестяном абажуре, висящая над столом Куратора, не могла осветить её стены. Она кое-как выхватывала из темноты лишь сам стол... Перед которым на высоких тумбах полукругом стояла дюжина компьютеров "Commodore PET 2001". Все они были включены, но экраны одиннадцати из них показывали только багровую надпись "NO VIDEO" на чёрном фоне, а на мониторе двенадцатого мягко светилась бело-голубая заставка в виде эмблемы ООН.
0x01 graphic


- Фактический выход России из программы значительно усложняет ситуацию. - Грохотал мощным басом компьютер, расположенный по центру. Звук шёл от системного блока, хотя встроенный динамик конструкцией предусмотрен не был... Как и цветной дисплей, впрочем.
- Нам ещё повезло, что они отказали лишь в финансировании и предоставлении научных мощностей. - Голос, доносящийся из третьего слева компьютера, был высоким и скрипучим, с металлическими нотками. - Но не стали отзывать аренду базы и право на закупку снаряжения.
- Китай и США не могут нарастить финансовые потоки, направляемые в проект. - Продолжал центральный. - Другие участники - тем более. В связи с этим вы должны будете изыскивать дополнительные источники дохода.
- Что ж... - Куратор, который слушал их, облокотившись о стол, кивнул. - Полагаю, мы в состоянии это сделать...

* * *

16 января 2014 года. 16:03.
- ...привести в порядок. В том числе внешний вид сотрудников. - Куратор глянул куда-то вниз и добавил. - Группа будет состоять только из мужчин, так что наличие в персонале большого количества девушек может сыграть вам на руку. Впрочем, не переувлекайтесь, мы должны показать деловой настрой. Прибытие гостей ожидается восемнадцатого утром. Будьте готовы.
Окно видеоконференции свернулось.
  
   17 января 2014 года. 00:08.
США, пустыня Мохаве. Пять километров южнее авиабазы "Неллис".


Ночью, в пустыне, любое жильё, освещённое электрическим светом, кажется уютным - даже если это придорожная забегаловка. Заведение, расположенное неподалёку от базы ВВС, ничем не отличалось от десятков других, рассыпанных вдоль шоссе, но сейчас его окна тепло светились жёлтым, изнутри доносились весёлые голоса, а на стоянке тихо урчали на холостом ходу или смирно дремали несколько автомобилей, среди которых выделялся серебристый "Aston Martin DB5". Эдакий островок света и жизни...

В главном зале слегка нетрезвая компания, возглавляемая двумя девушками в лётных комбинезонах - рыженькой и темноволосой - пыталась петь "Du hast mich..." а капелла. Получалось нескладно, зато от души - так, что слышно было на всю пустыню.
В задней комнате для особых гостей, однако, царили тишина и покой. Подозрительно хорошая для скромной закусочной звукоизоляция приглушала шум, полупрозрачные колпаки смягчали свет ламп. За единственным столом - большим, овальным - сидел неприметный мужчина. Средний рост, средняя комплекция, чёрные волосы, недорогой костюм... Глазу не за что зацепиться. Его спутник, куривший у дальней стены, запоминался куда лучше - высокий, поджарый, небритый, хмурый, в чёрных очках и кожаной куртке. Неприметный чему-то улыбался, хмурый пускал дым в потолок - оба они ждали, каждый по-своему...

* * *

В сторону забегаловки свернул джип "Патриот". Чем-то машина походила на матерого зверя: кузов потерт, с вмятинами и царапинами, но выглядит крепко, мотор работает ровно, уверенно. Джип занял место на стоянке, со стороны водителя хлопнула дверца, скользнула зыбкая, едва различимая тень. Сгустившись, словно по волшебству, она превратилась в человека со стремительными, текучими движениями. Он открыл дверцу, помог выбраться пассажиру в чалме и темных очках. На обоих были хаки-комбинезоны, оба - смуглолицые, но вряд ли спутаешь, кто слуга, а кто - хозяин. Шейх к тому же был при кобуре, в кобуре помещалась "гюрза" - отличная машинка, с которой он умел обращаться. Бритый наголо слуга, казалось, был безоружен, но в том-то и дело, что только казалось.

Слуга и господин прошли в заведение, но в главном зале ничуть не задержались, а словно бы растворились среди теней и табачного дыма. Какой подгулявший выпивоха мог реально подумать о джиннах и тому подобной чертовщине. А две тени меж тем "материализовались" в скрытой от посторонних глаз комнате, заняли место за овальным столом. Занял, точнее, Шейх, а слуга застыл рядом с ним подобием голема. Говорить Шарах пока не собирался - он собирался слушать.

* * *

Аэропорт оказался в нескольких десятках километров от базы "Неллис". Двое англичан, вышедших из такси, успели порядком насмотреться на унылые пустынные пейзажи и наглотаться пыли. Функции кондиционера в машине выполняли открытые окна. Старенький "Форд-сьерра" прекратил пытку пассажиров раскаленными сиденьями, когда остановился в "кармане" у забегаловки, и англичане выбрались наружу. Двое убедились в том, что это именно то место, которое они искали, и водитель, получив несколько зеленых банкнот и вымученные улыбки благодарности, оставил пассажиров у дверей, над которыми красовалась гордая надпись "Ресторан".

Забегаловки на шоссе в Мохаве порой бывают вполне приличными, с классическим набором мексиканских блюд и жизненно необходимых для путешественников удобств, но оба англичанина не были сторонниками минимализма и предпочитали последние достижения цивилизации в гостиничном и ресторанном деле. К удивлению вошедших, внутри их ожидал приятный сюрприз в виде кондиционированного воздуха и внушительного ассортимента напитков в баре. Сэр Генри Шелберн немедленно заказал две холодных пинаколады, а мистер Томас Батлер, поправив старомодные очки в роговой оправе, сообщил молоденькой темнокожей официантке пару занимательных фактов по поводу цвета ее глаз и волос.
Обосновавшись за одним из столиков в главном зале, промышленник сделал звонок и, видимо, получив удовлетворительные ответы на вопросы, вздохнул и расслабленно откинулся на спинку стула. Он и его спутник изучили меню, сделали заказ, включающий энчиладас с курицей, карне асада и салат и в ожидании обеда стали негромко переговариваться и разглядывать окружающих. Большая часть внимания аристократа досталась бармену, проделывавшему фокусы с коктейлями. Его друг, тем временем, с некоторой завистью в глазах повернулся к соседнему столику. Подвыпившая компания, возглавляемая двумя молодыми леди, устраивала задорное рок-караоке. Томас пялился на девушек с интересом великовозрастного юноши, откровенно презирающего условности великого и ужасного американского "харрасмента".

* * *

Америка или Россия. а всегда можно найти и достать что надо. Были бы связи и знакомства. Поэтому к бару Тоха приехал "упакованный". Даже любимые АПС-4м были при нем.
Осмотрев место встречи (бар, как бар, вон их сотни по дороге) собрал своих.
-Так слушать сюда... Макс и Редкий идет в бар первыми. Садитесь и что-то выпиваете по тихому. Не бычитесь. девок не лапаете особо. Два лузера решили пивка попить. Короче сидите тихо, всего биоитесь. Вторая машина встает ближе к заднему входу. Двигатель не глушить. Изображаете укурков. Попробуете реально укуриться, я вам яйца собственные пожарить заставлю и съесть. тоже в темную затихарились, ясно? Мамай остается за рулем, типа кемарит. А Децел идет со мной. В нем никто ничего не заподозрит, так щегол- шестерка, пусть так думают. Все понятно? Поскакли галопом по местам!
Тоха закурил сигарету. Кто его знает, вдруг кинуть решили? Русских в Штатах не очень за людей считают, так медведи в лаптях. Поэтому кинуть было не западло. Получив отдачу по понятиям сильно удивлялись и орали: "Рашен мафиа! Гэнгстер!" Поэтому иностранцам Тоха не доверял особо. Хватало кидалова с дефолтом, кризисом и Майкрософтом. Последние реально были круче мафии и разводили по черному. Так что... Береженого Бог бережет. Перекрестившись, двинул в зал.
В зале была атмосфера обычного кабака: орали девки в компании, явно нарываясь на ночной одноразовый секс, выпивали , говорили. Двоих свои отметил... А вот эти двое выделялись. Они просто не вписывались в этот бар. Были инородным телом и настораживали. ФБР? Хотя слишком чопорны... Ну да ладно, разрешение на оружие есть, документы легальные, чего бояться-то? Тоха двинулся в заднюю комнату о которой было заранее сказано...

* * *

Вслед за "Патриотом" и обшарпанным "Фордом" к закусочной свернул неприметный минивэн, из тех, что обычные американские семьи предпочитают арендовать во время путешествий. Однако вместо среднестатистической семьи Джексонов, в нем наблюдались пятеро крепких парней. Впрочем внутрь заведения отправился только один из них, плотный темноволосый мужчина, судя по выправке - военный. О том же говорил и темно-зеленый костюм военного покроя, с явно просматривающейся наплечной кобурой.
Заведение оказалось шумным и прокуренным, хотя и не лишенным некоторого шарма, присущего американской глубинке. Штреллер неодобрительно покосился на веселую компанию в центре зала, самозабвенно насилующую творчество любимой группы Маркуса. Рядом с ними офицера ждал еще один неприятный сюрприз - мужчина, в данный момент обсуждающий заказ с официанткой, был известным промышленником Шелберном. учитывая, что такой человек, как сэр Генри в подобном месте мог появиться только ради серьезной прибыли, шансы "Wermeer Shield Group" на эксклюзивные контракты с проектом "X-COM" весьма невелики.
Впрочем, кто знает, как пойдет экскурсия. Выкинув англичанина из головы, Маркус уверенно направился к двери, притаившейся в тени за баром. В задней комнате уже было людно, трое сидели за большим столом, четвертый, явно охранник, расположился за спиной субъекта в чалме, да еще пара непонятных персонажей вошли в комнату прямо перед Штреллером. Знакомых лиц больше не было, хотя чалмоносец вполне мог оказаться еще одним конкурентом. Или клиентом, если найти к нему подход. Маркус откинулся в кресле и приготовился ждать...

* * *

"А ведь год назад, всего один год назад все было бы по другому",- думал Макс, сидя в своем инвалидном кресле в салоне Линкольна. Машина наконец остановилась, подняв с дороги клубы пыли, и с водительского кресла донеслось:"Приехали, мастер Максимилиан". Макс поморщился. Водитель вышел из машины, обошел ее и открыл заднюю дверь. Макс развернул кресло, оснащенное электроприводом и выехал из машины.
Окружающий пейзаж был очень лаконичен, да и чего еще ожидать от пустыни. Машина находилась на парковке придорожного бара, которые часто становились пристанищем для байкерских банд. Но в данном случае на стоянке не оказалось ни одного чоппера, что компенсировалось достаточно большим количеством разномастных автомобилей. "Дальше я сам",- бросил Макс водителю.
Забегаловка встретила Макса ярким светом, заставившем его на несколько секунд прикрыть глаза, чтобы адаптироваться к местному освещению. В прокуренном зале собралась уже не слишком трезвая компания, распевающая , а точнее голосящая на разные лады, хит популярной немецкой группы. Особенно преуспевали в этом две девицы, на которых Макс в другое время обратил бы, несомненно, больше внимания. Но в данный момент его интересовали не они. Его интересовало, то, что в данный момент было скрыто за дверью, ведущей во внутренние помещения бара. К ней-то он и направился.
Макс открыл дверь и очутился в помещении, главной деталью которого оказался стол, стоящий в центре. Вокруг стола вольготно расположились несколько человек: некто явно арабской крови, судя по чалме. еще один, вероятно, военный, что явно было видно по его выправке. Остальные личности были не столь примечательными. У стены расположился. видимо, охранник шейха. Макс подъехал к столу и кивнул всем присутствующим...
  
   К тому времени, когда сэр Шелберн и мистер Батлер практически опустошили подносы с едой, компания на другом конце зала добила-таки несчастный "Du hast mich..." и взяла перерыв. Сразу стало очень тихо - мягкая музыка, льющаяся из динамика за стойкой, ни шла ни в какое сравнение... Рыжеволосая девушка принялась что-то рассказывать, размашисто жестикулируя пустым стаканом - обрывки слов долетали до гостей, однако мощный южный акцент рыжей не оставлял шансов понять хоть что-то. Её спутница сняла со спинки стула форменную куртку с лейтенантскими нашивками, накинула на плечи, выудила из кармана несколько смятых купюр и направилась к бару. Возвращаясь назад с двумя банками пива, она задержалась возле столика Томаса и Генри, чтобы открыть одну из них. Не глядя на мужчин, тихо, совершенно трезвым голосом, сказала:
- Вас ждут. Дверь за спиной бармена.
Гости удивлённо проводили её взглядами - лётчица удалилась, вполне достоверно пошатываясь.

* * *

Британцы уже успели закончить обед и вели шутливую беседу о войне Алой и Белой Розы и бравых подвигах предков сэра Генри, когда беседа оказалась прервана одной из любительниц Раммштайна. Шелберн быстро согнал с лица выражение удивления и невозмутимо продолжил поведывать другу о коллизиях войны, снабжая рассказ такими подробностями, словно последняя произошла вчера. Томас же, застыв в одной позе, смотрел вслед удаляющейся фигуре, облаченной в комбинезон. Он не сразу переварил последнюю фразу летчицы.
В "Хэл-инструментс" существовала служба безопасности, заботой которой был промышленный шпионаж, но актерские постановки Томас и сэр Генри ходили смотреть в театр. Шелберн вывел своего друга из ступора шутливым замечанием:
- Том, тебе стоит почаще выбираться из лаборатории. Ты будто сто лет женщины не видел.
Физик вернул челюсть на место и покраснел. Оба допили свои коктейли, затем сэр Генри неторопливо достал бумажник, небрежно уронил на поднос бумажку с портретом Гранта и поднялся из-за стола.
Генри и Томас прошли в указанном незнакомкой направлении и, миновав толстую дверь, очутились в помещении, погруженном в полумрак. В разных углах комнаты парами или по одному стояло и сидело несколько мужчин, удивительно разных во внешности и в деталях одежды. Особенно поразил гостей с Альбиона вид человека в инвалидном кресле. Аура опасности, исходившая от молчаливого спутника арабского шейха, ощущалась на физическом уровне. А вот лицо немца в военной форме показалось Шелберну смутно знакомым, но где его можно было видеть, сэр Генри не смог вспомнить. Он на всякий случай кивнул приветственно, как бы в сторону баварца, но и одновременно всем присутствующим.

Оба англичанина не стали садиться за стол, а обосновались у противоположной входу стены и стали обмениваться соображениями по поводу предстоящей поездки, теряясь в догадках по поводу возможных этапов экскурсии. Повышенные меры безопасности, предпринятые X-Com, в сочетании с видом вооруженных экскурсантов, собранных со всех концов света, создавали определенное волнение в обывательских душах.
В воздухе витал запах неизвестности и приключений.

* * *

- Что ж, как я вижу, все в сборе. - Улыбнулся неприметный мужчина, после того как за британцами закрылась дверь. К слову, выговор и в нём выдавал земляка короля Артура. - В таком случае, господа, пора познакомиться. Меня можете называть Джим или Джеймс. Я буду вашим экскурсоводом, если можно так выразиться. Мой спутник - господин Чарльз Батиста, он будет сопровождать нас по пути на базу проекта.
Небритый загасил окурок о стену и кивнул.
- Теперь представлю остальных. - Джим указал взглядом на англичан. - Джентльмены, вошедшие последними - это наши гости из Соединённого Королевства. Сэр Генри Шелберн и мистер Томас Батлер. Господа, прибывшие с охраной - шейх Мустафа ибн Шарах и господин Анатолий Георгиевич Пузиков... Впрочем, насколько я понимаю, господин Пузиков предпочитает прозвище... Ну и наши почтенные гости из континентальной Европы - герр Максимиллиан Кауфман и капитан Маркус Штреллер.
Неприметный выждал немного, давая людям за столом возможность обменяться взглядами и переварить информацию, после чего продолжил:
- Теперь, когда все познакомились, перейдём к делу. Каждый из вас знает, зачем прибыл сюда, так что нет смысла тянуть резину. Готовы ли вы отправиться на экскурсию, господа?
Гости закивали.
- Превосходно. В таком случае - поехали! - "Экскурсовод" щёлкнул пальцами...
0x01 graphic


* * *

- Чё за нах...? - Охнул Тоха Мамайский, обнаружив себя сидящим на длинной скамейке... Ну да, внутри десантного отсека Ми-8 - уж его-то он ни с чем бы не спутал. В иллюминаторы лился сероватый утренний свет, сквозь тонкий металл обшивки слышался мерный гул лопастей...
Здесь же обнаружились все, кого Джеймс назвал по именам, плюс телохранитель шейха. Выглядели они не менее ошарашенными, чем сам Пузиков. Кроме того, у люка кабины пилотов торчал, прислонившись к переборке, небритый спутник "экскурсовода" - на голове у него были наушники с микрофоном.
Араб-телохранитель быстро проверил кобуру подмышкой, русский предприниматель последовал его примеру. Пистолет, слава Богу, оказался на месте. Почувствовав некоторое облегчение, Тоха повторил вопрос:
- Чё происходит, а?
Батиста хмыкнул и постучал костяшками пальцев по люку. Из кабины тут же появился "экскурсовод" - тоже в наушниках. Оглядев пассажиров, он широко улыбнулся:
- Доброе утро, господа. Сейчас восемнадцатое января, девять часов пятнадцать минут по местному времени. Через четверть часа мы приземлимся в подземный ангар сибирской базы Х-СОМ. Думаю, времени хватит на несколько вопросов общего плана - я могу на них ответить. По одному с человека, пожалуй... Более конкретные зададите персоналу базы.
  
   Тоха соображал быстро- опыт. Сейчас не дергаться, потом разберемся... Одна мысль не давала покоя...
-Как вы обошли моих пацанов? Они же не лохи педальные, знают толк в разборках. Это мне для опыта... Ну а куда и почем куры в Париже вы сами инфу сольете. Ответите по теме?

- О, очень просто. - "Экскурсовод" пожал плечами. - Вы сами сказали им, что улетаете без них. Возможно, вы этого не помните - в таком случае, прошу прощения за неудобства.

Макс хмыкнул. глядя на своего недальновидного спутника, после чего перевел взгляд на Батисту и задал вопрос. ради которого он, собственно, сюда и прилетел:
-Над какими проектами сейчас работает исследовательский отдел?

- В нашем распоряжении имеется несколько трупов пришельцев. - Одобрительно склонил голову человек из ООН. - Лаборатория базы занята первичным изучением их физиологии. Подробности вы сможете узнать от главы научного отдела. Инженерные исследования пока отложены в связи с поиском нужных специалистов, хотя NASA оказало некоторую помощь.

Очнувшись, шейх, как ни в чем не бывало, поправил чалму, с удивлением обнаружил, что кобура с пистолетом так и осталась на поясе. Скорее всего, их усыпили, а может, применили и более хитрое средство - это уже не имело значения. Верный Ракшас был рядом, и, бросив взгляд на хозяина, потянулся к спрятанной под мышкой кобуре. Мустафа знал, что там - компактный иглострел, картридж которого начинен ядовитой, словно жало змеи, смертью; еще он знал о сирюкенах, и был уверен - это далеко не все. Едва заметно он качнул головой, и человек со шрамами расслабился, обмяк, будто марионетка, которой перерезали нити.

- Аллах непременно узнает тех, кто уверовал, и непременно узнает лицемеров, - сказал он Ракшасу, поглаживая бородку, - не будем спешить.

Иные пассажиры Шарраха интересовали мало, как и задаваемые ими вопросы. Шейха интересовало дело. Скупым ответам экскурсовода он тоже не особенно доверял, ибо с самого начала решил - сначала стоит увидеть своими глазами, а уже потом делать выводы.

Возвращение сознания ознаменовалось для Штреллера привычной головной болью. Впрочем других серьезных проблем не возникло. Полет предусмотрен экскурсией, "Глок" в кобуре. Своих ребят, правда, офицер на борту не увидел, но видимо он тоже "распорядился остаться".
Как нас уведомили, "X-COM" проект сверхсекретный и, можно сказать, элитный. - Подал голос Маркус - Значит ли это, что в вашем распоряжении находятся лучшие спецподразделения и оснащение стран-участниц проекта? И чем тогда вызвана идея с этой экскурсией?

"Экскурсовод" скорчил довольно кислую мину:
- Всё не так хорошо, как вам может показаться... Именно мультинациональность проекта является как сильной, так и слабой его стороной. Множество участников, которые друг другу не доверяют, и ООН не для всех является авторитетом... Думаю, вы меня понимаете. Чтобы ни одна из стран-участниц не могла занять лидирующее положение, проект Х-СОМ фактически был создан как частное предприятие. И создан в огромной спешке, ибо ситуация тревожная. Из-за этого, а также по причине беспримерной секретности, обеспечение новой организации крайне неоднородное. Кадры до сих пор подбираются, и главным критерием является не умелость, а надёжность, вопросы с техническим оснащением до сих пор не решены... А когда один из крупных участников снимает финансирование - приходится обращаться к частному капиталу. Большего я вам сказать не могу, это уже выше моей компетенции...

Ну понятно... Но бабло просто так не даст же...
-Что вы можете предложить? Не, я реально на чучелко чупакабры согласен. А сафари будет на краказюбров?

- Шансы неплохие. - Джеймс и Батиста переглянулись. - Мы, конечно, не можем отвечать за наших инопланетных друзей, но исходя из статистики появлений НЛО, и из даты последнего контакта, весьма вероятно столкновение с противником в течение трёх-четырёх дней... Уверен, многие из вас будут не против задержаться на базе на такой срок. Обеспечить вам проживание и интересную программу - дело для коменданта, а он, по моим сведениям, человек толковый.

"Значит, три-четыре дня, - думал Шаррах, - превосходно".

О проекте "X-Com" шейх узнал по своим каналам не так уж давно, заинтересовался. Побывать на месте сбитой "тарелочки" - любопытное приключение, но скорее для Ракшаса, нежели для Шарраха. Шейх лелеял надежду взять инопланетный корабль силами своих боевиков, но понимал, что сил у него на подобный маневр пока недостаточно. Ключевым словом здесь было "пока".

"Да уж, а по тону приглашения проект смотрелся гораздо серьезней. Сверхсовременное вооружение нам пока, видимо, не светит, и это печально. Это могло стать неплохим козырем в борьбе с более опытными конкурентами. Впрочем, благодаря недостатку персонала наемники Компании вполне могут здесь пригодиться. Вот только разговаривать нужно не с ООН а с руководителем проекта. - Штреллер помассировал виски, стараясь унять головную боль. Следующая мысль немного подняла настроение - А инопланетное сафари может быть интересным. Главное, чтобы охотниками были мы."

В свои сорок два Шелберн успел не только основать компании в наукоемкой отрасли, но и сам получил достаточно широкий круг знаний, хоть и поверхностный. То, что он знал о методиках гипноза и устройстве сознания, исключало мгновенное введение объекта в транс. Тем не менее, сотрудникам X-Com это удалось, и экскурсантов транспортировали на борт вертолета в состоянии, ничем не отличающемся от зомби...
Аристократу совсем не нравилось, когда с ним играют, как с вещью. За годы ведения бизнеса он привык оценивать конкурентов и партнеров по мельчайшим деталям: способы ведения дел часто куда больше говорят о целях, чем любые слова.
Шелберн сделал в уме зарубку натравить для работы с будущими партнерами целую группу юристов, чтобы исключить возможность очередной "вспышки болотного газа", результатами которой могли бы стать неожиданности в документах и патентных или долевых правах, ради которых он и согласился на поездку, доставляющую сюрпризы. Впрочем, большая часть сюрпризов ожидалась еще впереди.

- Доброе утро, господа, - возвестил "эскурсовод", представившийся ранее то ли Джимом, то ли Джеймсом. - Сейчас восемнадцатое января, девять часов пятнадцать минут по местному времени. Через четверть часа мы приземлимся в подземный ангар сибирской базы Х-СОМ. Думаю, времени хватит на несколько вопросов общего плана - я могу на них ответить. По одному с человека, пожалуй... Более конкретные зададите персоналу базы.
Русский и немец наперебой стали выяснять, как Экс-команде удалось оставить с носом их группы сопровождения. Араб и его Ракшас обменялись парой слов на хинди, среди которых граф узнал только "осел" и "стрелять". Британец не стал задавать вопросов, справедливо полагая, что на месте часть из них отпадет, а новые еще появятся, но внимательно слушал ответы на чужие вопросы. Герр Штреллер заинтересовался географией проекта и придал разговору направление, которое озаботило британца.
- Значит ли сказанное, что в вашем распоряжении находятся лучшие спецподразделения и оснащение стран-участниц проекта? И чем тогда вызвана идея с этой экскурсией?
- Всё не так хорошо, как вам может показаться... Именно мультинациональность проекта является как сильной, так и слабой его стороной. Множество участников, которые друг другу не доверяют, и ООН не для всех является авторитетом... Думаю, вы меня понимаете. Чтобы ни одна из стран-участниц не могла занять лидирующее положение, проект Х-СОМ фактически был создан как частное предприятие. И создан в огромной спешке, ибо ситуация тревожная. Из-за этого, а также по причине беспримерной секретности, обеспечение новой организации крайне неоднородное. Кадры до сих пор подбираются, и главным критерием является не умелость, а надёжность, вопросы с техническим оснащением до сих пор не решены... А когда один из крупных участников снимает финансирование - приходится обращаться к частному капиталу. Большего я вам сказать не могу, это уже выше моей компетенции...

- Как мне кажется, наш экскурсовод не хочет говорить о причинах исчезновения финансирования, - шепнул своему другу Шелберн.
- Что вы имеете в виду, сэр? - вскинул бровь физик.
- Банальную человеческую продажность, Томас.
- Я все еще вас не понимаю.
Шелберн саркастически вздохнул.
- Ну, вот поставьте себя на место гипотетического дельца, земного или инопланетного - неважно, который встретил противодействие своим планам на уровне правительства. Вы бы не попробовали подкуп?
- А вы сами, сэр Генри? - решил поддеть друга Батлер. - Вы причисляете себя к накопителям капитала или, может быть, разделяете взгляды коммунистов?
- Я слишком долго в бизнесе, Томас, - скривил тонкие губы Шелберн, - чтобы рассматривать капитал с позиций черного и белого - я за диалектический подход. Но согласитесь, человек разумный не может не быть эгоистом...
- Простите, граф, но я с вами не согласен. Мне всегда казалось, что настоящий развитый ум непременно становится альтруистом! Единственное, что может перевесить человеческую жизнь - это знание, наука, но и они в свою очередь служат людям. Впрочем, вопрос допустимости вынужденных жертв - это уже вопрос этики.
- Да-а... - снова усмехнулся Шелберн кислой улыбкой. - Может, юный романтик из Питерборо, дающий клятву Гиппократа, или китайский патриот, воспитанный на идеалах Мао, и бывает альтруистом, только он все равно взрослеет и его альтруизм сужается до уровня семьи, жены и детей. Заботиться обо всем человечестве в целом - непосильная для среднестатистического человека задача. Даже ваши коллеги-ученые - возьмите, к примеру, доктора Фрейзера из отдела контроля, - почему-то думают прежде всего о деньгах, о машине и собственной вилле и уже в последнюю очередь о науке. Если на пути к личному счастью придется вступить в сделку с совестью - это вполне по-человечески. Сколько вам лет, Томас?
- Тридцать семь, граф.
- Чудесно! Давно пора повзрослеть.
Он достал фляжку, сделал пару глотков и передал ее Батлеру. Затем изящным движением поправил галстук и погрузился в изучение карт на планшете.
  
   Джеймс вдруг прижал ладонью левый наушник и опустил взгляд - видимо, вслушиваясь. Покивав, вновь обратился к пассажирам:
- Мы над точкой. Сейчас откроют верхние створки ангара и мы опустимся прямо в него. Можете посмотреть в иллюминаторы, зрелище любопытное... - Он перевёл взгляд на австрийца. - Герр Кауфман, если не против, вы спуститесь последним. Вам поможет технический персонал.

* * *

Коммуникатор в комнате Хильды пискнул. Потом ещё раз. Девушка вытащила из ушей наушники, и отложила телефон - без спешки, в случае срочно вызова приборчик верещал бы куда истошней. Вдавив кнопку приёма, сказала:
- Де Мезьер слушает.
- Гости прибывают. - Проинформировала пластиковая коробочка голосом дежурного. - Приказ полковника - командирам подразделений собраться в ангаре. Готовность десять минут. Подтвердите приём.
- Подтверждаю. - Буркнула Хильда и отпустила кнопку. Оглядевшись, неожиданно поняла, что в приказе не указана форма одежды - выходная, парадная, может, вовсе полевая? На гостей же нужно произвести серьёзное впечатление...

* * *

Шейх повернулся к иллюминатору, дал знак телохранителю сделать то же. Казалось бы, что можно разглядеть через темные линзы очков? Но очки Шарраха представляли собой высокотехнологичный гаджет с вкраплением нанотехнологий. Нет, для повседневных нужд он их, конечно же, не использовал (для этого вполне годились обычные солнцезащитные), а вот на дела особого рода брал.

Ангар, действительно, представлял собой любопытное зрелище, на язык просилось замысловатое словечко "футурология". Шейх коснулся дужки очков, настраивая изображение, цокнул языком. Горький осадок того, что произошло в ночной забегаловке, исчезал, таял, уступая место горячему, как солнце в пустыне, интересу.

Казалось, разверзаются врата в подземное царство... С последнего вылета снег успел покрыть створки толстым слоем, и сейчас сложно было понять, что это расходятся толстенные защитные плиты, а не раскрывается сама земная твердь. Пузатый Ми-8 казался, наверное, москитом, залетающим в форточку...
Вертолёт плавно опустился в ангар, разгоняя винтами с бетонного пола просыпавшийся вниз снег. Створки над ним начали столь же величаво и неспешно закрываться...

* * *

В принципе, Хильда могла просто переспросить на счет дресс-кода, но тут напомнили о себе бунтарские замашки, и она отключила средство связи.
Думая над тем, как бы посимпатичнее нарядиться, используя тот немалый гардероб, который она втихую провезла с собой под видом очередных ящиков с боеприпасами, Хильда лениво глянула на часы. Обе стрелки свисали вниз, было раннее утро.
Девушка вспомнила про наушники, в которых она и пробыла всю ночь, надо было найти по их проводу смартфон и поставить его на зарядку. Вчера она так увлеклась, слушая старые хиты, что так и уснула с музыкой. Хорошо хоть, что громкость была невысокой, а то так и вызов бы проспала.
Зевнув несколько раз и, наконец, заставив себя принять сидячее положение, она оглянула комнату. В комнате царил беспорядок средней степени тяжести - следствие усиленного и отчаянного несколькодневного ничегонеделания. Вспомнить, что где лежит, вот так сходу, оказалось непосильной задачей. Помимо этого, к ней постепенно начало приходить осознание того, что с момента вызова по рации прошло уже почти 5 минут, а она еще даже зубы не почистила. Это заставило ее тут же вскочить с кровати и броситься искать что-либо напоминающее чистую и не пахнущую потом одежду. Легкая доза адреналина окончательно согнала сонливость.
Через две минуты, она уже была одета в прогулочные кроссовки, темно-зеленые камуфляжные штаны и ярко-желтый балахон, по всей видимости, стилизованный под звезду покемонов - Пикачу, у него даже были ушки на капюшоне, с черными заостренными кончиками.
Схватив зубную щетку и полотенце, она понеслась к умывальникам. Впопыхах умывшись и сполоснув рот, даже не причесавшись, а вместо этого просто накинув на голову капюшон, девчонка-пикачу побежала встречать элитных гостей.

Как и следовало ожидать, в ангар Хильда поспела последней. Впрочем, с Хенриксен она практически столкнулась в дверях, а вот полковник уже был на месте, прохаживаясь взад-вперёд. Увидев девушку, он сдвинул очки на самый кончик носа и взглянул поверх линз, словно они могли искажать облик лейтенанта... Обернувшаяся Мишель просто замерла, приподняв брови - сама она была в той же летней выходной форме, что и при их первой встрече. Учитывая температуру в ангаре и тонны снега наверху, рубашка с коротким рукавами, пусть и сто раз форменная, выглядела куда более эксцентрично, нежели жёлтый балахон немки...
- Вы вовремя, лейтенант. - Заметила Хенриксен, явно намеренно опередив раскрывшего было рот коменданта. - Они сейчас будут здесь.
Перебитый полковник насупился, вернул очки на место, несомненно, всё же собираясь высказаться, но в этот момент потолок ангара начал со скрежетом раздвигаться и на бетонный пол обрушился целый снежный поток, едва не накрывший пару замешкавшихся техников. Николай Николаевич махнул рукой и прокричал, перекрывая скрежет створок и гул винта:
- Рядом со мной!
После чего, развернувшись на каблуках, решительно направился к опускающемуся вертолёту. Мишель поправила чёлку, перекинула оба хвостика на грудь, подмигнула Хильде и двинулась за ним, держась чуть позади, за правым плечом.
  
   Первым из пассажирского отсека выбрался Ракшас: движения упругие, пружинистые, на ум приходит снежный барс, и куча свалившегося снега только прибавляет иллюзии красок. Следом, придерживая чалму, сбежал по трапу Шаррах. К встречающим он шел пусть и скорым шагом, но без нервозности, без суеты. Телохранитель держался рядом, готовый в любой миг прикрыть плечом, об изящности его движений и говорить не стоило. На женщин шейх почти не обратил внимания, разве что чуть-чуть задержал взгляд на той особе, что нацепила желтый балахон, да еще с кисточками. "Ну и порядки у них здесь, - подумал Мустафа с негодованием, - раз позволяется такое". К слабому полу Шаррах относился так, как и положено относиться к слабому полу: место женщин в гареме, а война - не их ума дело.

- Ас-саляму алейкум, - короткий поклон в сторону офицера, - мир вам. Премного заинтересовала ваша организация, хотел бы узнать о ней больше.

-Приветствую вас на базе Х-СОМ,- полковник зеркально повторил поклон шейху,-Я комендант базы - Николай Краснов. А это,- полковник совершил полуоборот в сторону девушек,- главы наших оперативных подразделений: Хильда де Мезьер и Мишель Хенриксен,- при этом Краснов недобро взглянул на Хильду,- Очень скоро вы многое узнаете о нашей организации, прямо из первых уст, но для начала нам необходимо дождаться остальных гостей.
  
   Проклиная чопорных аристократов (Сами бухают, нет чтоб предложить попутчикам, крысы Букингемские!), Тоха выпрыгнул из вертолета. А навыки-то не растерял...
Осмотрелся. Некий Краснов, чесал, представляя двух телычей (Так, под пиво пойдет...).
-Комендант! Реверансы будешь потом делать. А соловья рапортами не кормят. Тебе может не заметно, но мы с дороги. Похавать бы не мешало, да попить чего бы ( недобро зыркнул на попутчиков, мысленно помянув королеву, ее душу и маму августейшую). Расшаркиваться лучше в неформальной обстановке, инфа лучше на извилины ляжет... прям как не русский какой...
Хмуро посмотрел на салямкающего араба. Дикари, с дороги и о делах. Куда мир катится, если арабы перестали понимать толк в кейфе?

Отслеживая выгружающихся пассажиров "Хипа", Батиста считал, что большей их части место где-нибудь в ADX-е, а не на секретной базе секретного проекта ООН, но не его задача это обсуждать. Уже не важно, кто это такие, как они сюда попали - главное - и единственно определяющее всё сейчас было само его нахождение здесь.
Помогая гостям высадится, мельком оглядел ангар. Чарльз активировал связь.
- Джимми, что у нас дальше на повестке дня? Я не и не думал, что тут одни покемоны да комми...


Хильда стояла на построении разрываемая эмоциями.
С одной стороны, она осознавала, что за эту выходку ей потом влетит от начальства, однако с другой же стороны медали, этот импровизированный наряд неплохо привлекал к ней внимание. Не только взгляды гостей и полковника цеплялись за нее, но и большая часть обслуживающего персонала украдкой поглядывала на ярко пылающую ядреными цветами девушку. И это было очень прикольно. Даже притом, что многим такой неуместный наряд приходился не по душе, Хильда просто ловила кайф от всеобщего внимания. Ох, как же она соскучилась по взглядам толп мальчиков...
С трудом она сохраняла стойку "смирно", хотя внутри девушка уже вся горела от возбуждения.
А еще и капитан Хенриксен... Интересно, что она хотела сказать тем подмигиванием? Понравился ли ей костюм?..

* * *

Джеймс пока оставался в салоне, явно намереваясь покинуть вертолёт последним, так что голос его Батиста услышал лишь в наушнике:
- На повестке дня экскурсия по базе. Сейчас все разгрузятся и двинетесь. Гостям тут ничего не угрожает, а вот за ними самими присмотреть стоит. Просто присмотреть...

- Мустафа, - представился шейх коменданту, - и, хм, мой помощник, по прозвищу Ракшас. Прошу не обращать внимания на его угрюмость.

Слуга и господин заняли место рядом с Мишель, поджидая остальных туристов. Внешне Шаррах оставался спокоен, внутри же плясали ифриты нетерпения, подзуживали. Так и хотелось осмотреть, ощупать комплекс во всех подробностях, заглянуть в укромные уголки. Нет, самое сокровенное им, конечно же, не покажут - шейх понимал прекрасно - но мудрец на то и мудрец, чтобы уметь складывать целое из фрагментов.

Штреллер проснулся практически перед спуском под землю. Зрелище разверзающихся врат и огромного зала под ними согнало остатки сна и несколько повысило интерес к проекту, подорванный было Джимми. Мощь объекта как-то придавала уверенности и настраивала на деловой лад.
Окончательно растормошила интерес к проекту группа встречающих. А точнее спутницы коменданта базы. Представленная как командир подразделения миниатюрная девушка в ярком балахоне явно сбежала с аниме-вечеринки. Вторая "командирша", изящная темноволосая женщина, на сурового командира тоже не походила. Маркусу подумалось, что гораздо органичнее девушка бы смотрелась в театральной ложе, вечернее платье тоже не было бы лишним.

Герр Краснофф, дамы - офицер чуть склонил голову в знак приветствия - позвольте представиться, Маркус Штреллер, здесь представляю "Wermeer Shield Group". Наша компания считает, что проект X-COM может стать для нас надежным партнером. И мы благодарны вам за возможность в живую оценить возможности вашей уникальной организации.

Закончив официальное приветствие, Маркус отступил к другим гостям и стал с интересом рассматривать рукотворную пещеру, в которую их доставил вертолет.

Вслед за немцем из Ми-8 выбрались англичане. Пока они расшаркивались с комендантом и офицерами по всем правилам этикета, "экскурсовод" и два техника (те самые, которых едва не завалило снегом) помогли спуститься господину Кауфману. Вся компания наконец-то оказалась в сборе.
- Итак, чтобы далеко не ходить, осмотрим наш наиболее приметный трофей. - Закончив с официальной частью, Краснов махнул рукой. - Для этого нужно обойти вертолёт...

Группа, возглавляемая комендантом и Джимом, двинулась выполнять названный манёвр. Хильда же, не успевшая сделать и шага, вдруг почувствовала на плече чью-то ладонь - узкую, твёрдую. Обернувшись, она столкнулась взглядами с капитаном Хенриксен
0x01 graphic


Лейтенант сглотнула. Командир "Лямбды" умела улыбаться очень по-разному...
- Жаль, что вызов застал вас врасплох, и вы не успели переодеться. - Быстро шепнула Мишель, чуть наклоняясь к девушке и сжимая пальцы. - Мы с полковником пока отвлечём гостей, вам хватит времени сбегать к себе и сменить хотя бы верхнюю часть гардероба. Если с ним проблемы - загляните к Энн, попросите у неё мой запасной китель. - Снайпер снова подмигнула и отстранилась, измеряя де Мезьер взглядом. - Я выше ростом, но в плечах мы примерно одинаковы, так что сойдёт. Depechez-vous, s'il vous plait, а мы постараемся затянуть дело.
С этими словами она отпустила плечо девушки, кивнула и поспешила догнать экскурсию - та уже скрылась из виду. Хильда же осталась на месте, растирая руку. Кто б подумал, что тонкие музыкальные пальцы капитана могут так стиснуть...

* * *

- А вот и она. - При виде останков "летающей тарелки" Джим расплылся в такой довольной улыбке, словно сбил её лично. - Первый трофей. Боевой корабль инопланетной цивилизации, господа. Что боевой - проверено лётчиками Х-СОМ. Грозен?
Говоря без обиняков, боевой корабль выглядел скорее жалко. Инопланетный вторженец жался к дальней стене ангара, будто опасаясь его исконных обитателей - "Чинука" и Ми-8, которые не уступали пришельцу размером. Несчастную "тарелку" выпотрошили со знанием дела, так что от неё остался лишь внешний корпус с огромными дырами на месте входного люка и точек попадания ракет. Люк был отослан в NASA, повреждённые элементы брони же пока пылились на складе.
  
   Дырявый корпус тарелки шейха и разочаровал, и обнадежил. Разочаровал потому, что ждал чего-то большего, чего-то внушительного, чего-то с размахом. Нет, корпус вряд ли бутафория: изгибы, фактура - все говорило об инопланетном происхождении, но при этом корабль совершенно не производил эффекта. Дело, наверное, было в самом Мустафе: поверив в инопланетян, приняв их, как факт, он уже совсем не удивился "тарелочке". А обнадежило потому, что шейх окончательно понял: инопланетные корабли можно сбивать, и средства для этого требуются не такие уж и огромные.

- И сколько, э-э, ловчих требуется для поимки такого зверя, - уточнил он у коменданта, - и сильное ли зверь оказывает сопротивление? Скажем, велик ли шанс того, что он разорвет охотников в клочья?


-Этот НЛО был сбит парой истребителей,- Краснов похлопал по корпусу "тарелки",- понадобилось 6 ракет что бы сбить его. Но, тут определенную роль могло сыграть то, что наша система наведения работала достаточно неэффективно. Над разрешением этой проблемы сейчас трудятся специалисты. Так же на корабле имелось бортовое вооружение, однако, скорее всего оно было уничтожено при попадании ракет. Так же нам сыграло на руку то, что цель была застигнута врасплох. И попрошу вас ещё учитывать, что это - всего лишь разведывательный аппарат.

"Тарелка" Маркуса не впечатлила, ну не походила она на грозный боевой корабль могущественных инопланетян, и все. С другой стороны, если персонал базы поработал над ней, как стая пираний над неосторожной капибарой, то она была немалой ценностью.
- Герр комендант, по вашим словам, даже простого разведчика очень сложно сбить. Скажите, а наземный бой с пришельцами тоже вызвал сдожности?

-Те пришельцы, что находились на НЛО, хотя и обладали достаточно мощным вооружением, физически были развиты слабо, поэтому по-настоящему серьёзное сопротивление оказать не смогли. И кроме того, на пришельцах не было брони. Опять таки, это были разведчики, им даже не требовалось вступать в бой,- Краснов осмотрел собравшихся,- а теперь попрошу вас представить, наш, земной, вертолёт-разведчик. Можно ли по нему судить о боеспособности земных войск? Много ли расскажет крошечная машина о том, каким вооружением обладает земная авиация? И можно ли по перепуганному экипажу судить о силе пехотных подразделений?

Тоха откровенно заскучал. Ну фигли там обломки смотреть? Сбили раз, значит сбить возможно. Вот трупак "чупакабры" он бы посмотрел. Вдруг на чучело можно пустить? Представил, как изумятся гости, братва... А уж как китайцы и вьетнамцы взвоют! Тем все лишь бы сожрать или на порошки виагры пустить.
Кстати... Кормить явно не собираются: нищеброды или жмотье? Надо самому пропитание искать... Помянув жмотных саксов (чтоб вам спирт бодяжный был!), закрутил головой. Должна же быть где-то кухня или каптерка. Главное найти, а там...
Ага! Коридор. Ловим момент и тихо ищем жратву...

Гости были увлечены разглядыванием "тарелки", хозяева - ответами на их вопросы, так что исчезновение русского предпринимателя не заметил никто, кроме стоящей в сторонке Хенриксен, которую ни о чём не спрашивали, и Чарльза Батисты, который всё это время уделял больше внимания именно экскурсантам, а не окружению. Капитан, впрочем, лишь проводила Анатолия Георгиевича взглядом, недоуменно приподняв брови...

* * *

Тоха шёл по длинному серому коридору, освещённому лампами дневного света. Конца этой бетонной кишке не предвиделось. По обеим сторонам, правда, через равные промежутки попадались коридорчики-ответвления, но свет в них не горел, а особого желания исследовать тёмные закоулки у господина Пузикова не возникало... Отдельно раздражало то, что над каждым таким ответвлением на стене торчала защищённая стеклянным колпаком видеокамера, неизменно провожавшая русского объективом и гаденько мигающая красным огоньком...

Так, начинается... - подумал Батиста и быстрым шагом отправился вслед за скрывшимся в тоннеле пассажиром.
- Джим, у нас тут проблема. Одному из гражданских, вроде русскому, только что сильно надоела экскурсия. Я не знаю, как тут насчёт безопасности, но следует ли его вернуть и предупредить кого-нибудь из персонала? Если не отвлекать никого от осмотра, то вот тут есть капитан Хенриксен...

"Экскурсовод", стоявший в это время рядом с полковником, сделал полшага в сторону, частично скрывшись за спиной рослого космонавта и быстро сказал в микрофон на лацкане:
- Персонал пока не тревожь. Иди за ним, попроси обратно, вежливо. Откажется - не спорь, иди с ним. Аккуратно.
- Понял. Вежливо и аккуратно.
Чарльз ускорил шаг и продолжил преследовать "беглеца". Через пару минут он оказался на достаточной дистанции, чтобы не требовалось сильно повышать голос.
- Уважаемый товарищ турист! Показ достижений воздухоплавательной техники пришельцев ещё не окончился. В связи с этим, не затруднит ли вас проследовать в ангар к остальной группе?

"Вот липучка!"
Не обращая внимания ускорил шаг и резко провернул налево. Ускорился и забежал в какое-то помещение, подпер дверь шваброй и огляделся...
"Кто ищет, тот всегда найдет!" Это был склад! Двинул в глубину ...
За столом сидел прапор. Обычный такой прапор: нос картошкой, усы и живые хитрые глазенки.
-Ну что, попался расхититель? Проверка из главкомпомначпродуктовой службы!- махнул у носа удостоверением на вход в рынок.- Есть сведенья что вы разбавляете спирт для сокрытия кражи оного в массовых количествах на постоянной основе неоднократно! Под трибунал Гаагского суда пойдешь. Пять лет расстрела без права переписки! Колись куда спирт прячешь?! Отделаешься гаупвахтой!
Перепуганный командным голосом, красными корочками и набором казенных фраз прапорщик бодро закивал на стопку одеял. Под ней оказалось с десяток фляг и продукты. Тоха бросил флягу прапору, вторую нацепил на пояс:
- Наливай! Пробу снимать будем.
Распихал шоколад, сыр и галеты по карманам...
На столе стояли два стакана и закуска.
"Оперативно однако!"
-Ну, что пробуем!- хлопнули по сто грамм, зашипели, отдуваясь. Ухватили по куску ветчины..
-Врут, не разбавляешь. Ладно, живи пока. Но смотри у меня! Кому хоть слово...
-Так точно, могила!- радостно рыкнул прапорщик. Ему уже стало понятно, что гроза прошла стороной и сегодня его делишки не вскроются. И даже если этот начальник и не имеет к нему никакого отношения, то лучше ничего никому не говорить. Камеры все равно направлены так, что никто ничего не увидел. А фляги лучше перепрятать...
В двери застучали..
-Сиди. Это меня..- Тоха направился к двери.
Убрал швабру и резко распахнул...
- Это что у вас за сервис такой? Приличному человеку и туалета не найти!! Срочно ведите меня в туалет! Иначе я сейчас прям тут обоссусь!- истерично запричитал в лицо опешившему военному

- Господин Пузиков! А я уж подумал, что придётся дверь ломать. Актёрскому мастерству вас учили, очевидно, там же, где и обращению с оружием и вертолётами, в Киеве. Не знаю, как последнее, но оно вам не особенно хорошо далось. Идёмте, нас уже ждут. Здешних хозяев не очень хорошо заставлять ждать...
  
   После ста грамм и приличной закуски Анатолий пришёл в весьма благое расположение духа и обижаться на "небритого" не стал. Добродушно позволив засуетившемуся прапорщику и мрачному ООНовцу проводить себя в казарменный сортир, русский провёл в нём очень немного времени, и к сопровождающим вышел заметно протрезвевшим, даже слегка подавленным. Пробормотав под нос: "Видывал я, конечно, на рынке всякое, но чтоб так...", он вернулся в коридор и направился обратно в ангар стремительным шагом, растеряв всякое любопытство к интерьеру.
На главном перекрёстке компания столкнулась с основной группой "туристов", направлявшейся в тир. Так как люди в группе собрались исключительно деловые, расспрашивать Тоху никто ни о чём не стал - лишь Джеймс и Батиста обменялись взглядами. Бывший полицейский пожал плечами, "экскурсовод" кивнул...

- Это - прапорщик Алексий Никанорович Сероконь. - Походя представил интенданта Краснов, также вежливо воздержавшийся от вопросов. Всё равно он мог попозже просмотреть записи камер наблюдения. - Прапорщик отвечает за складскую часть. А сейчас вы познакомитесь с ещё одним сотрудником Х-СОМ. Дверь налево, пожалуйста...

За тонкой металлической дверью обнаружилось вытянутое прямоугольное помещение, явно кустарно переделанное в тир. У дальней стены размещались грудные мишени количеством четыре штуки, снабжённые простенькими пулеуловителями, у входа - длинные деревянный стол, на котором лежало оружие. Возле стола стояла, заложив руки за спину и вздёрнув подбородок, неприметная женщина лет тридцати, облачённая в обычный лесной камуфляж. Летний, что интересно.
- Господа, это - Блатнэйд О'Двайер, сержант. - Отрекомендовал женщину полковник, коротко поприветствовав её и получив в ответ кивок. - Она тренер оперативного состава и мастер-подрывник. Именно она познакомит вас с нашим арсеналом и некоторыми трофеями...
  
   По пути к стрельбищу шейх продолжал размышлять о инопланетных кораблях, этих птицах Рух, и том, как до них дотянуться. Им показали лишь "разведчик"? Ну так и что же, с чего-то нужно начинать. Другой вопрос, можно ли такой кораблик сбить с земли? Человек неверующий сказал бы: "Нет, без вариантов!" - а вот Мустафа знал - Аллах милостив к своим сыновьям, Аллах всемогущ.

Тир не представлял собой ничего особенного, а вот О'Двайер шейха заинтересовала: чувствовалось в ней что-то мятежное, что-то близкое по духу, тлеющее огоньком в самой глубине глаз.

- Арсенал и трофеи? - легкий поклон в сторону сержанта. - Оружие, как и вино, нужно пробовать, дабы ощутить его вкус...

Услышав слово "арсенал", Маркус застыл в предвкушении. Оружие, особенно стрелковое, было его маленько слабостью, и возможность увидеть, а может даже опробовать "пушки" секретного спецподразделения несказанно радовала.

- Полковник, сержант - Штреллер поприветствовал ирландку легким кивком - Я согласен с многоуважаемым шейхом, и тоже хотел бы опробовать ваше вооружение в деле, если позволите. И, конечно, в первую очередь меня интересует боевая эффективность ваших трофеев, испытать в деле инопланетное оружие моя мечта с тех пор, как я узнал об этом проекте. - Офицер позволил себе чуть улыбнуться.

-К сожалению испытать оружие пришельцев невозможно, из соображений безопасности,-полковник помрачнел,- Дело в том, что изучением самого оружия мы не занимались, ввиду отсутствия специалистов на базе. В настоящий момент мы ведем переговоры с НАСА. Но пострелять из обычного оружия, думаю, можно.

- Полковник немного преувеличивает. - С какой-то нехорошей усмешкой ирландка наклонилась и достала из оружейного ящика под столом небольшой предмет. С виду предмет более всего походил на пистолет с массивным стволом и рукоятью из тёмно-красного пластика. - Вот образец трофея. Личное оружие экипажа, судя по всему. Но пострелять из него действительно не выйдет...
Сержант направила пистолет в сторону мишеней и вдавила клавишу на рукояти. Гости затаили дыхание, ожидая неизвестно чего, но инопланетный трофей повёл себя совершенно инертно.
- И так со всеми экземплярами. - О'Двайер убрала пистолет обратно в ящик. - С виду они мало отличаются от земных моделей. Есть ствол, рукоять, спусковая скоба... Оперативники видели, как пришельцы ими пользуются, так что никаких сомнений. Мы даже отыскали крепление магазина, хотя не решились его вытаскивать... Но все они не стреляют. Почему - дело для ребят из NASA...
- Кхм... Спасибо, сержант. - Прокашлялся Краснов - судя по его реакции, лекция ирландки не была запланирована. - Что же до штатного вооружения, то здесь вы можете видеть основные образцы - АКС-74, М-4, АН-94, пистолеты в ассортименте. Для всего оружия имеется широкий спектр дополнительного оборудования. Также есть снайперские винтовки и тяжёлое вооружение, но здесь мы его не держим, этот тир только для стрельбы на дистанцию до сорока метров. Кроме того, офицеры оперативной части обладают личным оружием, более современным. Этим пользуется рядовой состав. Оно в вашем распоряжении.
- Можете даже посоревноваться, если есть такое желание. - Вставила ирландка, глядя на гостей с лукавым прищуром. - Друг с другом или...
- Я пас! - Подняла руки Хенриксен, отходя в угол.
- Ну, или ещё с кем-то... - В свою очередь улыбнулся Николай Николаевич.

* * *
Нда... тотальное разочарование... Она то думала, что Мишель - свой человек. Но походу выяснилось, что капитан - типичная скучная армейская шавка. И чего это ее только проняло при их первой встрече?.. Забыть-забыть-забыть!
Фух... Может хоть кто-то из гостей окажется интересней.
Хильда уже изнемогала от скуки на этой базе. Эти пьяные русские, унылые военные, отсутствие интернета... В конце концов, она была городской девушкой, привыкшей к совершенно другой жизни, так что не было ничего удивительного в том, что длительное нахождение в этом месте потихоньку расшатывало ее рассудок.
С подпорченным настроением и крайней неохотой, она двинулась по коридору, бурча под нос проклятия. Дойдя до своей комнаты, она не торопясь нацепила на себя свой боевой обвес и прихватила оружие с боеприпасами, что б уж если что - можно было снять стресс в тире.

Оружие пришельцев подобно миражу в пустыне? Можно увидеть, но нельзя использовать? Шейх слабо в это верил - скорее всего, им показали нерабочие образцы, дабы не смущать. Он многое бы отдал, чтобы забрать оружие с собой, но кто торопится, как правило, не успевает.

Шаррах взял АКС74 - далеко не лучшее произведение Калашникова, на его взгляд, но привычка - великое дело. Автомат, конечно же, был далеко не новый, но чувствовалось , что за оружием следят, оказывают должный уход. Шейх проверил переключатель режима огня - как и положено, тот стоял в положении стрельбы одиночными, тронул пальцем мушку, вставил магазин, передернул затвор.

- Был бы не против, - обратился Мустафа к сержанту О'Двайер, - если бы вы составили мне компанию.

Ракшас все это время не отступал от хозяина ни на шаг но держался несколько в стороне, и, как говорится, тише воды, ниже травы. Если бы кто из гостей предложил, он бы поучаствовал в состязании, но сам инициативы проявлять не желал.

Ну что же, очередное разочарование. Что-то много их в столь перспективной, на первый взгляд, поездке. Нет, конечно сам факт того, что инопланетное оружие удалось добыть, несказанно радует. Да и невозможность стрельбы из него не особо удивляет, до оружия, запоминающего отпечатки хозяина, на Земле, например, додумались.
А вот что Штреллера действительно расстроило, так это наплевательское отношение руководства проекта к изучению пришельцев. Имея на руках различные образцы технологий пришельце, надеяться на непонятных "ребят из NАSА" и даже не пытаться организовать собственный научный отдел - для практичного немца это было немыслимо. И кстати, чем тогда занимается местная лаборатория, указанная в плане экскурсии? Не спирт же гонит?! Хотя с этих русских станется ...

От невеселых размышлений Маркуса отвлек араб, первым схвативший "калаш". Лишнюю возможность пострелять Штреллер упускать не собирался, и, в свою очередь, выбрал "Абакан". Из всего ассортимента лавки старьевщика, которую здесь гордо именовали "арсеналом", АН был единственным достойным оружием. Вермеер даже закупал партию этих машинок несколько лет назад.

- Герр полковник, может и Вы присоединитесь к соревнованию?
  
   -Думаю, можно попробовать,-Полковник улыбнулся, ведь ещё когда он служил пилотом, то проходил тренировки с огнестрельным оружием, включая АКС-74. Правда, так как стрельба не была основной специализацией пилота, результаты Краснов показывал довольно средние. К тому же, с тех пор прошло уже много лет. И не смотря на то, что полковник решил начать тренироваться в тире, ему это не удавалось из-за обилия работы.

- Четыре человека, четыре мишени... - Наклонила голову О'Двайер, подхватывая со стола более привычный ей М4 и оттягивая затвор. - Будьте добры, в линию. Остальных прошу назад, к стенке.
Стрелки выстроились в линию - Мустафа, Блатнэйд, Маркус, Николай Николаевич, снявший фуражку и отдавший её прапорщику на сохранение.
- Очередями по три, по одной, с господина Шарраха. - Распорядилась сержант, вскидывая карабин к плечу. В тире она явно чувствовала себя хозяйкой. - Готовность на усмотрение.
Шейх целился недолго - было видно, что с оружием он знаком. Гавкнула короткая очередь. О'Двайер выстрелила почти тут же, без паузы, немец отстал лишь на мгновенье. Вот полковник Краснов позволил себе лишние пару секунд, но тоже вдавил спуск плавно, умело...
  
   - Что ж, посмотрим. - Ирландка отложила винтовку и взяла окуляр. Осмотрев все четыре мишени, передала его Мустафе, заметив: - Должна сказать, господа, вы справились неплохо. И вы, сэр. - Кивнула она Николаю Николаевичу с чуть большим почтением, чем обычно.
Действительно, и гости, и члены организации отстрелялись весьма результативно. На высоте ожидаемо оказалась ирландка - может, она и была подготовлена хуже того же Маркуса, зато имела дело со знакомыми "стволами", и постоянно практиковалась, тренируя бойцов. Её пули легли точно в цель.
0x01 graphic

Полковник тоже показал отличный результат, хотя, кажется, и сам этого не ожидал.
0x01 graphic

А вот гости отстрелялись практически идентично. Разве что Шаррах взял прицел чуть ниже.
0x01 graphic

Его же европейский оппонент забрал сильно вверх, но очки выбил аналогичные.
0x01 graphic

- Поздравляю. - Хенриксен в своём углу по примеру сержанта склонила голову и несколько раз приложила ладонь к ладони, изображая аплодисменты.
  
   Хильда услышала впереди хлопки выстрелов.
"Значит наши гости сейчас в тире..."
Она сбавила шаг и спрятала обратно плакат Дж. Бибера, который уже была собралась превратить в решето, дабы тем самым снизить градус своего недовольства. Желанием посоревноваться с гостями в стрельбе девушка не горела, а потому дойдя до двери в тир, она просто тихо зашла, кивнула остальным сопровождающим и пристроилась у стеночки, отрешенно глядя на стрелков.

- Показуха...опять сплошная показуха...
Так не весело думал Чарльз, прислонившись к стеночке и без особого интереса наблюдая за всем этим действом. Что на поле боя, что в городских джунглях таких полигонных, тепличных условий никогда не бывает... То мина вражеская прилетит, то гражданские вылезут на линию огня, чтоб их. Ээх, то ли дело, когда все цели в зоне - красные. 25мм решают почти любые проблемы, а если нет - всегда есть парочка ТОУ....
Зачем это действо устроили? Ну да кто их там разберёт, это будущее начальство. Батиста машинально извлёк сигарету, щёлкнул пару раз зажигалкой...
И чертыхнулся про себя, потому что она упорно не желала работать.

Результат соревнования Маркуса в принципе устроил, всеж не из самого привычного оружия стрелял. Победа инструктора была вполне ожидаема, пригласить ее в соперники было ошибкой со стороны шейха. А вот сам Шаррах немца удивил. Для типичного арабского богача с оружием он обращался слишком здорово. Неужели в разборки с инопланетянами еще и террористы собираются влезть?

Следующим этапом экскурсии должна была стать лаборатория комплекса, но пройти туда пока не приглашали, и Маркус, воспользовавшись заминкой, попросил у О'Двайер инопланетный "пистолет". Баланс и эргономика у этой штуковины были явно нечеловеческими, отдача должна здорово выворачивать руку при стрельбе. Но ощущение от того, что в твоих руках находится нечто, сделанное под другими звездами, было весьма будоражащим.


Глядя, как один из "туристов" крутит в руках инопланетный предмет, Хильда поморщилась. Осознание, что в твоих руках находится нечто, к чему своими лапками прикасались те мерзости, которые голышом летают на звездолетах, было ей чуждо и вызывало отвращение. Не спасало и знание того, что эти предметы прошли процедуру очищения и тестирования на отсутствие внешнего негативного влияния на человека.
Она ни за что не коснется к этим "подарочкам из далекого космоса". С этими мыслями она покрепче прижала к себе свой мп7.

* * *
Тоха испытывал полное моральное удовольствие. выпивка и закуска есть и умные реплики военного выдавали полную его растерянность от не штатной ситуации. А вот пострелять он любил, но ... оглядев арсенал решил все остановится на пристрелянных верных АПС-Мах...
-А кто на волынах пострелять готов? Мой "Левый" и "Правый" не прочь развлечься...

Ответом ему было молчание. По правде сказать, далеко не все присутствующие вообще понимали смесь английского и "русского блатного", на котором говорил Анатолий, а те, кто понимал, принять его вызов по разным причинам не могли. Наконец, когда затягивать паузу дольше стало уже просто неприлично, Мишель выступила из угла, поднимая ладонь:
- Если не против, я составлю вам компанию. Только тоже со своим оружием.

По кивку полковника О'Двайер сменила мишени. Старые разложила на столе и подписала именами стрелков.
- Можете оставить себе в качестве сувениров. - Сказал Краснов Штреллеру и Мустафе.
Капитан и предприниматель тем временем заняли позиции. Блатнэйд, глядя на русского исподлобья, предупредила:
- По три, одиночными.
Тоха со вздохом сдвинул переключатель режимов огня. Хенриксен, в свою очередь, вытянула из кобуры массивный "Desert Eagle".
Выщелкнула на секунду магазин, показывая зрителям, что он семизарядный, загнала его обратно и тоже встала в стойку, обхватив рукоять обеими ладонями.
- Господин Пузиков первый. - Уже привычно исполнила роль "распорядителя турнира" ирландка.
  
   Три выстрела из "Стечкина" прозвучали едва ли не слитно - Анатолий явно не привык долго выцеливать уязвимые места противника. Мишель же, похоже, оставалось снайпером даже с пистолетом в руках. Выдохнув, она плавно нажала на спусковой крючок. И ещё раз. И ещё.
- БОМ! БОМ! БОМ!
Взметнулась пыль. Со стороны могло показаться, что при каждом выстреле девушку сдвигает на пару сантиметров назад. На деле, конечно, это было не так - капитан умело компенсировала мощную отдачу, позволяя стволу уйти вверх на строго отмеренную высоту, и тут же возвращая его в прежнее положение. После третьего выстрела она опустила оружие и, не отводя взгляда от мишени, с улыбкой потёрла правое плечо.
- Ну-с... - О'Двайер приложила окуляр к глазу. Хмыкнула. Молча протянула прибор Хенриксен.
Нельзя сказать, чтобы результаты "второго тура" кого-то удивили. Командир группы "Лямбда" подтвердила свою квалификацию, положив все пули едва ли не в одно отверстие.
0x01 graphic


Правда, темп стрельбы её был очень низок, скорее как у спортсмена, чем как у оперативника. В бою, вероятно, меткость капитана была не столь впечатляющей. Русский же стрелял именно "по-боевому", не тратя лишних мгновений. Получилось у него предсказуемо скромнее - попадания уходили вверх-вправо от центра мишени.
0x01 graphic


С другой стороны, будь на месте бумажного квадратика настоящий враг, он был бы уже мёртв.
  
   Полковник прокашлялся, привлекая к себе внимание.
-А теперь, пройдемте к следующему пункту нашей экскурсии,-Краснов покинул тир и дождавшись гостей, указал на дверь, расположенную через коридор,- а вот собственно и лаборатория.

Перед тем как открыть дверь полковник обвёл взглядом "туристов". Вся эта затея с привлечением сторонних средств ему не нравилась совсем.

Пока Штреллер разглядывал продукцию инопланетного военпрома, экскурсоводы успели провести еще одни стрельбы и уже пригласили гостей в лабораторию. Так что Краснова Маркус успел догнать только у дверей лаборатории:

- Герр полковник, Ваша сержант упомянула, что бойцы X-COM видели оружие пришельцев в действии. Но никто не озвучил очень интересующий нашу компанию вопрос, а чем, собственно, это оружие стреляет?

Краснов на секунду задумался, после чего ему на глаза попалась Хильда:
-Думаю, лучше об этом расскажет непосредственный участник тех событий.
Полковник переадресовал вопрос девушке девушке,- Лейтенант, так по вашему, чем же именно стреляли пришельцы?

Результатами стрельб Мустафа был доволен: все же прицельная дальность - не самая сильная сторона АКС, да и соперники попались серьезные. Убрав мишень-"сувенир" в один из карманов, он с интересом проследил за дуэлью меж Мишель и Антоном. Признаться, поведение русского туриста шейха слегка раздражало - не любил он суеты, громких выкриков, "работы на публику". Хотя, в работе на публику все дело, наверное, и заключалось. Результаты схватки Шарраха не удивили - "Орла пустыни" он уважал не меньше, чем "Гюрзу", да и обращалась капитан Хенриксен с оружием мастерски.

Следующим пунктом экскурсии должна была стать лаборатория - слуга и господин заняли место в группе. Ракшас по-прежнему держался неприметно: лицо-маска не выражает никаких чувств, как и скупые жесты. У самой лаборатории Штреллер задал интересный вопрос о зарядах к иноземному оружию, и шейх, что называется, навострил уши.
  
   Хильда была столь отрешонной, что даже не сразу обратила внимание, что Краснов от нее что-то хочет. Но затем быстро спохватилась и отдав честь затараторила на ломаном английском.
- Младший Лейтенант Мезьер докладывает! Пришельцы стреляли в нас с этих пистолетов, выстреливая синими сгустками какой-то энергии. Разрушительная сила мне сильно не известна. Один патрон свалил дерево, а другой - лишь нанес легкое повреждение нашему солдату. Я приходить к выводу, что снаряды летели на дозвуковой скорости, так как мы могли разглядеть их в полете. Предлагаю вам спросить об этом у Елизаветы Васильевны Солнцевой... Она наш ученый в лаборатории, она была с нами на операции и оказывала первую помощь в обработке раны, нанесенной вражеским оружием.
Кажется, ее английский был еще хуже обычного. Вероятно, сказывались нацеленные на нее грозные взгляды полковника и гостей.

- Фроляйн... простите, лейтенант Де Мезьер - Штреллер с трудом воспринимал эту легкомысленную девушку в роли командира основного подразделения проекта - большое спасибо за информацию, так сказать, из первых рук. Судя по Вашему описанию, земных аналогов у инопланетного вооружения нет.

Что ж, информации все еще почти нет, но, по крайней мере спор Штефан Маркусу проиграл. Нежно любимое конструктором лазерное оружие видимо для инопланетян стандартом не было.

- Гхым... - Полковник Краснов прокашлялся. - Полагаю, лейтенант права. Столь тонкие вопросы лучше обсудить в присутствии главы научного отдела... И в более комфортной обстановке, чем этот коридор. - Он толкнул створку и сделал приглашающий жест. - Прошу в лабораторию.

Ангичане, до сих пор хранившие демонстративно отстраненные и даже брезгливые выражения лиц, заметно оживились при последних словах полковника. Батлер судорожно дернулся, снял очки, протер их и попытался снова нацепить на уши, руки у него тряслись, так что миссия оказалась выполнена с третьей попытки. Шелберн сохранял внешнее спокойствие, но в глазах его зажегся нездоровый блеск. На друга он глянул с понимающей ухмылкой и обратился к Краснову:
- Полковник, дела вашей организации строго конфиденциальны. Но если вы решите распутать клубок, э-э-э, - промышленник ненадолго замялся, подбирая слова, - собственных проблем именно с нашей помощью, то сумму инвестиций... и дополнительного гонорара сможете назначить сами.
Шелберн ровно улыбнулся, будто говорил о погоде, а не о деньгах, и безразлично уставился в стену, будто смотрел не на, а сквозь Краснова.

-Благодарю за предложение, его мы сможем обсудить позднее. А теперь же, прошу пройдемте в лабораторию,- сказав это, полковник зашел в комнату.

- Пршу, господа, - Солнцева приветливо улыбнулась гостям, - мы осмелимся предложить вам чай.
Она кивнула в сторону стола, на котором был сервирован чай. Самовар сиял медным боком (ну и что, что электрический, зато вид вполне презентабельный), в сухарнице высилась горка ванильных сухарей, в плетеной хлебнице - прянички, самых разных сортов.
- Подкрепитесь, господа, а потом мы покажем и расскажем вам все, о чем вы захотели бы узнать.
Лиза украдкой кивнула лаборантам, и вскоре аромат чая наполнил лабораторию, делая ее совершенно уютной и почти домашней.
  
   Вид лаборатории добил Штреллера окончательно - оборудования толком нет, в помещениях шаром покати, а в качестве начальника научного отдела предстала очередная молодая девушка. "Видимо комендант решил под шумок организовать на базе гарем"- не смешной шуткой пронеслось в голове у Маркуса.
Но с другой стороны, Елизавета оказалась очень милой, а живописный натюрморт на столе живо напомнил детство и походы в гости к бабушке. Она также первым делом вела гостей к настоящему тульскому самовару, а если бы сейчас на столе обнаружились вазочки с варением и медом, сходство стало бы совсем полным.

- Елизавета Васильевна, большое спасибо за столь своевременное предложение - Маркус искренне улыбнулся - Мы как раз нагуляли аппетит.

Потирая руки, немец первым направился к самовару - А остальные Ваши сотрудники к нам присоединятся?

Глянув на угощенне, Тоха достал из кармана сыр и колбасу, галеты и споро соорудил бутерброд. Выудил шоколадку и положил ее перед хозяйкой лаборатории. После этого сделал маленький глоток из фляжки и задумчиво стал жевать еду. А подумать было над чем...

Надувая щеки, Мустафа пил чай с блюдечка - напиток, на удивление, оказался душистым и вкусным. Аппетит приходит во время еды? Аппетит приходит после долгой дороги! Даже Ракшас перестал походить на горгулью, тесанную из сурового камня - с увлечением грыз румяные пряники.

Лаборатория шейха интересовало мало (пришельца главное поразить, а какие там у него внутренности - несущественно), другое дело - амуниция. Хотя, Шаррах подозревал, что тут окажется, как с оружием - око видит, да зуб неймет. Так или иначе, экскурсией Черный шейх был доволен, и дело оставалось за небольшим - дождаться "Тарелочки"...

Солнцева улыбнулась немцу:
-Все мои сотрудники здесь, - она глянула на лаборантов, разливающих чай. - Вы угощайтесь, соловья баснями не кормят.
Дождавшись, пока гости закончат чаёвничать, Лиза решительно поднялась и распахнула дверьо в соседнее помещение. Лаборанты тут же открыли холодильный шкаф и водрузипли на прозекторский стол нечто, покрытое белой тканью.
- Уважаемые гости. Я могу продемонстрировать вам тело сектоида, если вас, конечно, это интересует. Если же нет, то в общих чертах могу обрисовать данный экземпляр и ответить на ваши вопросы. Кроме того, при желании вы сможете познеакомиться с моим докладом, составленным по результатам изучения пришельца, если он, разумеется, не засекречен.
Тут начальник научного отдела бросила взгляд на Краснова и выжидательно посмотрела на туристов.

Тоха заинтересовался, впервые он мог увидеть то , что его бы убедило в наличии инопланетян. Предоставленное до этого могло быть и подделкой и в итоге голимым лохотроном... Посмотрим, посмотрим.

-Уровень секретности доклада не настолько высок, что бы скрывать его от наших гостей,- полковник улыбнулся Солнцевой.

Действительно, на данный момент имеющаяся информация о пришельцах носила достаточно общий характер и смысла её скрывать от туристов не было.
  
   "Вот, наконец-то можно ознакомиться с полноценным научным заключением по пришельцам". После пары кружек ароматного чая Маркус немного повеселел, да и улыбка фроляйн Солнцевой на удивление подняла настроение.

- Лично меня интересуют и этот "сектоид" и, конечно, Ваш доклад, Елизавета Васильевна.

- Что ж...тогда, пожалуй, приступим.
Белая ткань была убрана, и перед экскурсантами предстало тело сектоида.
-Мы назвали этот экземпляр сектоидом, так как у него пальцы разделены на явные секции, - тонкая указка чуть коснулась пальцев пришельца. - Обратите внимание на перепонки и плоские ступни, что говорит о водном происхождении. Также смею заметить, что рот, нос и уши слабо выражены, а вот глаза вполне обозначены. Мозг развит.Репродуктивные органы не найдены, и это указывает, что Сектоид - продукт генной инженерии. Обнаружены также небольшие рудиментарные органы пищеварения с простой структурой.Физиология сектоидов и их ДНК близки человеку.

-А можно получить копии анализов ДНК и какой-то о образец ткани?- трезвым голосом произнес Тоха.

- На предмет чего интересуетесь? - Солнцева приподняла бровь и искоса глянула на Краснова.

- На предмет реальности, я проверю по своим каналам ваши данные. Просто есть пока сомнения.

- Ну, если руководство даст добро, вы получите образцы, разумеется, - Лиза кивнула и выжидательно посмотрела на остальных.

-Я надеюсь... А то пока только вижу, что любой китайский цех сделает на раз. Такую тарелку сможет сварить и пяток таджиков, оружие не работающие, прям как детские водометы... А пострелять я могу и дома. Вот и хочется чего- то реального. А не слов...

- Небольшие сувениры входят в программу экскурсии. - Рассеянно бросил "экскурсовод", доселе молча потягивавший чай. - Не думаю, что с покойного пришельца убудет от пары срезов...

-Будем надеяться, что они не покажут человеческий генокод пьяницы с Мадагаскара,- улыбнулся Тоха и и снова прихлебнул из фляги на поясе.
  
   Пока гости разглядывали тело пришельца неприметный русский поднял очень интересный вопрос. А ведь и правда, о проекте X-COM до приглашения никто не слышал, истории о пришельцах за рамки желтой прессы не выходили. Опять же, база и персонал не слишком убедительны для роли спасителей человечества. Неужели это все может быть грандиозной аферой? Вряд ли конечно, но лучше перестраховаться, так что выпрашиваемые выпивающим русским "сувениры" Вермееру тоже пригодятся...

- Елизавета Васильевна, в вашем докладе упомянута вероятная неэффективность светошумовых боеприпасов в борьбе с сектоидами. Это проверенные данные? Со стороны кажется, что существо со столь развитым зрением должно быть очень восприимчиво к ослеплению. И что электрошоком? Предположение об его эффективности подтверждено? Все таки живой пришелец убедил бы даже герра Пузикова без всяких "сувениров".

Шаррах откровенно скучал. Что проект - не фикция, он не сомневался, ибо привык доверять своим источникам. Так называемый сектоид был чем-то похож на показанный доселе корабль - такой же тщедушный и жалкий. С другой стороны, скорпион тоже мал, а опасность на кончике жала несет большую...

Облаченного в броню невозмутимости Ракшаса тушка пришельца интересовала мало, а вот за русским он следил внимательно. От такого можно ожидать чего угодно - и стрельбы в воздух по поводу недовольства экскурсией, и попытки украсть ценные образцы...

- Сетчатка глаза пришельца устроена таким образом, что яркий свет превращает ее...хм...ну, предположим, в солнечные очки, поэтому эффект от вспышки минимальный. Слух тоже настроен весьма избирательно. А вот электрошок приводит нервную систему в состояние стресса, и она отправляет носителя в состояние, близкое к обмороку. Тогда его можно брать тепленьким, как говорится. А живой пришелец нам бы тоже весьма пригодился, - Лиза вздохнула. - Но мы надеемся, что оперативная группа очень скоро его нам предоставит.

- Именно, господа. - Вставил Джеймс, отставляя опустевшую кружку. - Согласно нашим статистическим данным, новый корабль пришельцев должен появиться в нашем поле зрения достаточно скоро... Если только первым захваченным судном мы не отбили у них желание летать над Землёй. - Он усмехнулся. - Полагаю, дня три-четыре, если вспомнить дату первого боевого контакта. Вы можете пожить здесь до этого времени, жилые помещения комендант обеспечит, ведь так? - Представитель ООН перевёл взгляд на Краснова.

-Конечно,- полковник кивнул,- места имеются, правда образцом комфорта их назвать нельзя, всё же военная база.

* * *
Пока допивали чай, "экскурсовод" условился с Елизаветой Васильевной, что срезы тканей пришельца лаборанты приготовят для гостей чуть позже, а полковник отослал интенданта решать "квартирный вопрос". Ещё минут через пять он поднялся:
- Что ж, господа... - Краснов покосился на своих подчинённых. - И дамы. Полагаю, за сегодня все успели устать и проголодаться. Чаепитие всё-таки не полноценная трапеза, первичные вопросы мы обсудили... Так что прошу в столовую - там нас уже должны ждать. На сытый желудок можно будет ещё раз подумать о деле. Доктор, вы тоже - отложите пока дела...
  
   В столовой действительно всё было готово - четыре больших обеденных стола сдвинули в середине помещения и укрыли огромной скатертью, весьма оригинально сервировав. Ближе к центру расположились яства, слишком изысканные даже для офицерского состава базы (хотя и не чересчур роскошные, из числа тех, которые можно доставить замороженными и разогреть на плите). Их окружали блюда попроще - из повседневного рациона. Таким образом гостям предлагалось как прилично перекусить, так и попробовать обычную для персонала пищу - на своё усмотрение. Дополняло всё это скромная алкогольная коллекция - две бутылки вина разных сортов и две - дорогой водки. Учитывая, что за столом уже занимали места сержанты и офицеры, было этого явно маловато...
- Прошу, господа. - Николай Николаевич сделал приглашающий жест.
Хенриксен тем временем отыскала взглядом свою напарницу и помахала ей рукой:
- Энн! Я возьму?...
- Бери уж. - Без особого энтузиазма буркнула рыжая канадка. - Только с тебя, как обычно...
- Разумеется. - Капитан благодарно кивнула и быстрым шагом направилась к выходу в жилой блок. О чём они с подругой говорили стало ясно через пару минут. Пока гостей рассаживали, снайпер успела вернуться с бутылкой виски "Dewars" в руках, которую торжественно водрузила рядом с прочими напитками.
0x01 graphic

- Ну вот... - Хмыкнул полковник, опускаясь в своё кресло (вновь перенесённое по такому случаю из кабинета). - Думаю, теперь действительно всё готово...

* * *

К спиртному Шаррах не притронулся, да и блюда предпочел простые. Дело - вот главное, а банкеты уже "постольку-поскольку". Ракшас, наоборот, вина пригубил, да и от "яств" не отказался. За столом они оказались рядом со Штреллером (сидел по левую руку от Мустафы), и шейх поинтересовался:

- Так понимаю, знаете в оружии толк... Хм, что думаете насчет инопланетных образцов? Почему именно они не стреляют?

Стол Штреллера порадовал. В принципе, немец всегда был неприхотлив, но от хорошего угощения грех было отказываться. Отдельный прилив энтузиазма вызвала Хенриксен с бутылкой виски. Жаль сама она пить отказалась, да еще посадила между собой и Маркусом МакГрин. Ну Энн по крайней мере от виски не отказалась...

Пока Маркус пытался разговорит шотландку, к нему самому обратился шейх.
- Так понимаю, знаете в оружии толк... Хм, что думаете насчет инопланетных образцов? Почему именно они не стреляют?
- Вы, как я заметил, тоже... Игрушки нам показали занятные, материала я такого точно не встречал. Не особо удобные, но если стреляют какими-то энергетическими импульсами без отдачи - сойдет. А на счет не стреляют - немец чуть пожал плечами - есть пара мыслей. Самое банальное, в оружие встроены дактилоскопические датчики. Тогда можно попытаться их перепрограммировать под себя. Другой вариант - детекторы ДНК, электромагнитного поля и тому подобные вещи. В этом случае, боюсь, использовать мы их не сможем. Кстати, тогда есть вопрос к научному отделу.
Штреллер повернулся к сидящей напротив Солнцевой:

- Елизавета Васильевна, нас с уважаемым шейхом интересует один момент. Если пришельцы клоны, их организмы идентичны вплоть до отпечатков пальцев? И не пытались ли вы выстрелить из их оружия, вложив пистолеты в руку одного из тел?

Только когда фраза прозвучала, до Маркуса дошло, что забрасывать девушку вопросами за столом, да еще на такие темы не слишком вежливо. Неудобно получилось...

Лиза, внимательно прислушивающаяся к разговорам туристов, с готовностью кивнула Маркусу:
-Мы пробовали, - она извиняюще улыбнулась. - Но, по всей видимости,дело тут не в отпечатках и даже, собственно, не в самой руке. Мне кажется, что тут не обошлось без телепатии, возможно, не в чистом, виде, но всё же... Так что как только у нас будет живой экземпляр, мы постараемся разобраться с оружием. Ну, или, как вариант, можно разобрать оружие и найти блокирующее устройстыво. Это более трудоемко, к тому же, я думаю, что у каждого вида оружия свой блокиратор...

- Хм, телепатия, - Мустафа огладил бородку, - выходит, пришельцы и людей могут брать под контроль?

Они переглянулись с Ракшасом, телохранитель быстрым движением коснулся татуировки на виске.

- Если воля человека крепка, - продолжил расспросы Шаррах, - насколько велики шансы не поддаться влиянию, а то, и, хм, контратаковать?

- Это пока только предположение, - Лиза серьезно глянула на Шарраха, - но весьма вероятно, что сектоиды могут общаться между собой на довольно больших расстояниях. Что касаетсмя контроля над человеком, то тут пока у нас лакуна. Ждем живого экземпляра...а хотелось бы и двух. Понимаете, гипотез я могу выдвинуть вагон и маленькую тележку, и даже обосновать большинство из них. Но теория теорией, а практических опытов хотелось бы сделать побольше.

- Спасибо, - легкий кивок в сторону Елизаветы, и уже тише, себе под нос, - возможно, сумеем вам помочь...

Слуга и господин продолжили трапезу, вполголоса переговариваясь на арабском.
  
   Решив, что продолжать сейчас деловые расспросы будет попросту неприлично, герр Штреллер повернулся к соседке слева. Заговорщицки понизил голос:
- Скажите, а фрау Хенриксен действительно не употребляет алкоголь ни под каким видом? Прямо совсем?
- Действительно. - Энн кивнула, флегматично разглядывая рюмка коньяка, которую держала двумя пальцами. - Прямо совсем. Уже года два как. По крайней мере, в компании...
- О. А раньше значит?... - Наклонившись вперёд, немец глянул на старшую канадку - та неспешно потягивала апельсиновый сок из винного фужера.
- По праздникам или важным событиям. Вот после одного такого... Празднования... - Лейтенант умолкла и залпом опустошила рюмку.
- Слишком бурно отметили? - Понимающе улыбнулся Маркус. - Что-то натворили?
- Не то слово.- МакГрин неожиданно нахмурилась и... чуть заметно покраснела? Да нет, вряд ли... - Натворили - это ещё мягко сказано...
Девушка щелчком заставила пустую рюмку прокатиться до середины стола, сложила руки на груди и прикрыла свой единственный глаз. Похоже, охота разговаривать у неё пропала окончательно...
  
   Ответ Солнцевой офицера удивил. Для него телепатия относилась скорее к ненаучной фантастике, да и к чему телепатическое управление на пистолете? Сделали бы тогда автоматическую пушку, как в фильме про Хищника.
А вот арабов тема явно заинтересовала, пошли разговоры про волю и Маркус вновь вернулся к попытке растормошить МакГрин. Получилось почему-то только смутить.
Штреллер плеснул себе еще виски и, ухмыльнувшись, наметил для себя напоить очаровательных снайперов, если случай представится...

Крепкий алкоголь явно возымел действие, однако так и не смог окончательно растворить стену отчуждения между персоналом базы и их гостями.
На трапезе Томас Батлер чувствовал себя совершенно неуместным. Он присел на краешек длинного дивана, положил руку на подлокотник и с благодарностью подумал о шотландском виски, который протянул хоть какие-то связи между ним и остальными. Томас по-хорошему завидовал изрядно захмелевшим туристам и сотрудникам базы: они обладали чудесным свойством забываться даже в самой непривычной компании. "Я бы так не смог, даже если бы сполз под стол", - признался доктор сам себе. "Кажется, русский там и закончит вечер".
Батлер медленно обвел взглядом всех присутствующих. Может, полковнику Краснову и мистеру Шелберну кажется, что алкогольное опьянение - лучший способ наладить контакт в неформальном общении? Томас Батлер покачал головой. Не лучше ли было бы просто поговорить о деле? Почему никто не говорит о работе?

Шелберн подошел с фужером к Краснову и пытался наладить контакт с "братом по разуму".
- Вы делаете фантастическую работу. Вы и ваши сотрудники.
- Да, у нас пока не полная команда, но я никогда еще не трудился в таком талантливом коллективе. Мы понимаем друг друга с полуслова, и каждый прислушивается к идеям коллег. Я просто исправно выполняю свою часть обязанностей, а вот в Конго, например, был у нас один случай...

Краснова "понесло", и тема его разговора тут же стала неинтересна Батлеру. Он невольно прислушался к беседе канадки с герром Штреллером. Кажется, они обсуждали третье лицо. Причину, по которой не пьет Хенриксен.
- Слишком бурно отметили? - Понимающе улыбнулся Маркус. - Что-то натворили?
- Не то слово. - МакГрин неожиданно нахмурилась и... чуть заметно покраснела? Да нет, вряд ли... - Натворили - это ещё мягко сказано...
Девушка щелчком заставила пустую рюмку прокатиться до середины стола, сложила руки на груди и прикрыла свой единственный глаз. Похоже, охота разговаривать у неё пропала окончательно...
Смутившись, что послушал что-то личное, Батлер коснулся своего виска и неожиданно рассмеялся. Казавшееся неуместным веселье физика озадачило МакГрин, она подняла свой глаз на ирландца.
Взгляды их встретились. Батлер впервые заметил, что ее уцелевший глаз поразительно редкого, серо-зеленого цвета. В нем проснулся исследовательский интерес. Ему захотелось потрогать повязку на лице молодой леди, Батлер уже было протянул руку, но, сообразив, что это неприлично, тут же ее отдернул.
- Извините. Не знаю, что со мной, - признался физик, не в силах объяснить свое поведение.
- Говорят, я социопат. Спросите Шелберна. Многие годы я стремился стать обычным человеком, но иногда мне кажется, что проще понять инопланетян.
МакГрин в ответ только вздонула. Батлеру почудился молчаливый ответ: "Знаю".

Физик с нетерпением ждал окончания пытки банкетом и возможности приступить к делу. Мысленно он уже распаковывал инструменты для хроматографического анализа, компьютеры, химические шкафы и приборы.
  
   Напарница Энн, надо сказать, происходящей рядом странноватой сценки с участием британского "туриста" старательно не замечала, демонстративно увлёкшись беседой с сидящим напротив Чарльзом Батистой. Беседа, правда, больше походила на монолог - мужчина молча слушал, временами кивая, а капитан, поигрывая фужером, рассказывала какую-то историю из своего прошлого:
-...И вот, после трёх часов лежания в куче битого кирпича, вижу, наконец, за печной трубой на соседней крыше какое-то движение. Выцеливаю... И тут вдруг чувствую толчок в левое плечо, ближе к шее, и затем - звук выстрела. Ощущаю во рту привкус крови, и понимаю, что этот scelerat меня только что убил! - Мишель со стуком опустила фужер на стол - несколько резче, чем следовало бы. - К счастью, он тоже так посчитал, и выглянул... Из-за ограды балкона на пятом этаже, а не из-за трубы. Тоже, наверное, устал на обломках лежать. Непрофессионала сразу видно, даже талантливого - в такой ситуации настоящий снайпер бы тихо ушёл, а не высматривал результат...
- И? - Выгнул бровь небритый ООНовец.
- Ну, на один точный выстрел меня ещё хватило. - Хенриксен с усмешкой пожала плечами. - После чего я с чувством выполненного долга отошла. Думала - в мир иной, оказалось - в обморок. Очнулась от ощущения, что меня за шиворот тащат куда-то вниз по ступенькам... А прямо над головой строчит Р90, и гильзы сыплются мне на грудь, на макушку... Хорошо хоть, в каске была.... Вот как-то так мы с Энн и познакомились. - Неожиданно подвела она итог. - Хотя увидела я её только ещё через неделю, когда в себя пришла...
- И серьёзно вас?
- Входное у левой ключицы, выходное на спине... Извините, шрамы показывать не буду. - Капитан долила себе ещё сока и приподняла бокал, словно в тосте. - За здоровье!

- На здоровье! - Чарльз ответил на тост своим почти полным бокалом ... тоже сока. Слушая капитана (в конце концов, различных баек и случаев он сам мог рассказать немало), он всё-таки был на "службе", и больше внимания уделял не собеседнице, а гостям. Однако, по мере уменьшения спиртных напитков на столе, Батиста немного отвлёкся от не очень интересного занятия.
- Скажите, капитан...это...ранение. Обычно после такого отправляются домой, на отдых. Вы и де Мезьер - возглавляете оперативные группы. Вы были серьёзно ранены, эта девушка вообще не производит впечатления обученного солдата.
Батиста несколько приблизился.
- Скажите мне, только честно - вам не кажется, что к этому проекту никто всерьёз не относится?

Хенриксен ответила не сразу. С минуту она водила кончиком пальца по краю бокала, затем, не поднимая взгляда, пожала плечами:
- Я не настолько много знаю о проекте, чтобы судить... Вы, возможно, информированы лучше меня, это же не я прилетела с гостями. Средства сюда вложены явно недостаточные для заявленных целей, но всё же большие. Поэтому не стоит спешить с выводами. - Женщина несколько понизила голос, хотя и не до шёпота. - Мы с Энн действительно produit sur le point d'annulation, так сказать. Худшие из лучших, и без особых перспектив. - Она глянула на Батисту поверх очков и невесело усмехнулась. - Но кроме нас в организации есть другие сотрудники с опытом - солдаты, пилоты... И таких становится всё больше. Полагаю, многое ещё изменится... Мы просто не способны заглянуть под ковёр.
  
   Ну вот, теперь Энн заинтересовал англичанин, а Хенриксен о чем-то увлеченно беседовала с Батистой. Пить в одиночку совершенно не хотелось и Маркус, прихватив бутылку с остатками виски, отправился знакомиться с русским, благо тот закусывал в одиночестве.

- Герр Пузиков, составите компанию? - Штреллер плеснул в подставленный бокал виски на палец - И как Вам проект? Тоже гложут сомнения?

- Сомнения? У нас русских всегда есть сомнения. Пока нет веских доказательств для ведения бизнеса. Возможного крупного, как я надеялся. Но... Пока сомнений больше, чем хотелось бы. Я вижу у вас тоже есть такие проблемы, или просто интересуетесь?- русский совершенно трезво смотрел на собеседника.

- Вы совершенно, правы, сомнения есть. Если честно, экскурсия совершенно не оправдала тех ожиданий, которые наша Компания связывала с этим проектом. Однако во время знакомства с базой у меня сформировалось видение того, что можно получить от этой авантюры. Учитывая, что подробности о X-COM знают единицы, мне важно знать, чего ждать от "гостей". И если мотивы Шелберна или шейха я могу примерно просчитать, чего ждать от Вас, я не представляю.

Штреллер залпом прикончил остатки виски, и, чуть помедлив, продолжил.

- Вы неплохо владеете оружием, Вас интересуют инопланетные "чучелки" - Маркус болезненно скривился - но все же, если не секрет, что Вас привело на эту базу, Герр Пузиков?

-Допрос как в "Штази",- улыбнулся Тоха,- Чистый бизнес, ну и свой же интерес соблюсти. Развлечься не мешает иногда. А что же вы хотели узнать, герр Штреллер? В чем же это такой интерес к скромному русскому бизнесмену?

Мамайского все больше заинтересовали истинные мотивы разговора с пьяницей- братком.

"Ну почему после разговора со мной все время всплывает Штази?" мелькнуло у Маркуса.

- Ну не скромничайте, " простой русский бизнесмен", - съязвил Штреллер - за всеми "гостями" стоят немалые деньги и еще большие связи, а коммерсант средней руки о экскурсии бы даже не узнал. У всех нас есть деловые интересны в этом проекте, вот только с англичанами и арабами Вермееру будет тяжеловато тягаться. У Вас же, поправьте, если ошибаюсь, должны быть обширные связи в... различных кругах.

- Перед отъездом я собираюсь встретиться с комендантом по поводу вариантов сотрудничества, и если Вы не рассчитываете на эксклюзивный контракт, вполне бы мог учесть Ваш интерес.

- Это было бы не плохо. При взаимном интересе,- Тоха улыбнулся,- Мои связи... Ну дела "рынка" простираются далеко. Товары из Азии, Африки и обоих Америк. Ну само собой возникают различные связи... торговые, естественно. Так если соблюдается взаимный интерес и не будет подстав, то и бизнес можно всегда делать.

Я рад, что мы друг друга поняли - Маркус встал из-за стола - думая детали мы обсудим при следующей встрече. Спокойной ночи, герр Пузиков.

"Попытка "закинуть удочку" принесла на удивление интересный улов. Впрочем, до завтра дела подождут".
Штреллер вернулся пожелать приятных снов девушкам, попрощался с шейхом и направился к Краснову на предмет спального места...
  
   Банкет подошёл к концу как-то незаметно. Участники потихоньку разбились на пары-тройки, беседуя на профессиональные или просто интересные им темы, а потом начали, что называется, "рассасываться". Понятно было, что серьёзные вопросы пока поднимать рано - нужно многое обдумать, проверить, во многом убедиться. К счастью, покинуть базу после обеда пожелал лишь один из посетителей - австриец. Выглядел он не разочарованным, а, скорее, задумчивым, однако рассчитывать на его поддержку в будущем вряд ли стоило... С ним улетел и "экскурсовод", напоследок сообщив, что приглядывать за гостями остаётся Чарльз Батиста. Также он оставил привезённый в вертолёте ящик с разнообразными камерами - нашлемными, наствольными, предназначенными для установки на перехватчики... Транслирующее оборудование прилагалось.
Вопреки опасениям Краснова, с размещением временных жильцов никаких проблем не возникло. Англичанам, как наименее "военным" людям, выделили единственную свободную квартиру, остальные без проблем согласились пожить в свободной казарме - тем более, что в обеих казармах имелись горячая вода и туалет, чем квартиры пока похвастаться не могли. Для пущего уюта койки разгородили самодельными ширмами, обеспечив каждому гостю некоторое личное пространство.
Весь остаток дня прошёл без инцидентов. Оперативники вернулись к штатному расписанию дежурств и тренировок, инженеры занялись монтажом видеооборудования на самолёты, а прапорщик Сероконь тихо грустил над пустой флягой в своей каптёрке...
  
   19 января 2014 года. 7:44.
База Х-СОМ. Где-то в Якутии.


Расписание в столовой устроили таким образом, чтобы персонал и гости лишний раз не пересекались. Сотрудники организации завтракали первыми, "туристам" же позволили выспаться часов до девяти.
И именно за ранним завтраком к Хильде неожиданно подошла Хенриксен. Обычно они с Энн трапезничали отдельно от других, за "офицерским" столиком в углу, так что сие было явно неспроста.

- Можно? - Спросила канадка.
- Ага. - Без особо энтузиазма ответила Хильда, таращась в жестяную миску с супом.
- Спасибо. - Командир "Линз" поставила поднос и опустилась на стул рядом с немкой. - Хильда, не против, если я кое о чём спрошу?
- М-м? - Девушка наконец-то отвлеклась от еды и подняла взгляд.
- Как по вашему... - Её собеседница приняла нечленораздельный звук за согласие. - Чем бунт отличается от революции?
- Э... - Огорошенная немка сдвинула брови, думая, что ответить, но вопрос оказался риторическим - капитан продолжила почти без паузы.
- Бунт - штука разовая, деструктивная и бессмысленная. - Сказала Мишель, помахивая вилкой. - Революция же всегда имеет конечную цель. Бунт запоминают по числу жертв, революцию - по результату, по привнесённым переменам. Бунтовщиков вешают и расстреливают, революционеры открывают новые горизонты...
- Капитан... - Хильда помедлила, собираясь с мыслями. - Вы марксистка, что ли?
- Хех, нет. - Мишель усмехнулась и положила вилку на стол. - Знаете, в Англии я училась в средней школе смешанного состава. Мальчики и девочки учились вместе... Так вот... Я была хорошей девочкой из интеллигентной семьи, но... у меня было обострённое чувство справедливости. И я постоянно дралась. За правду. Чаще всего - с мальчишками. Не то, чтобы я не умела словами и логикой доказать свою правоту и загнать оппонента в тупик, наоборот - с этого-то драки и начинались обычно. Не мной... Но я в долгу не оставалась, хотя уже тогда была худенькой. - Улыбка капитана сделалась мягкой, взгляд - чуть отстранённым. - Как следствие - вечно синяки, разбитые костяшки, порванные чулки, треснувшие очки... Недёшево, в общем, борьба за правду обходилась. Из всего этого со временем я вынесла две полезные вещи. Первую - уникальные боевые приёмы, позволяющие беречь очки в рукопашной. Вторую - осознание того, что перед каждым поступком нужно думать о его последствиях и цели. Последствия должны стоить цели. А бесцельные поступки вообще не имеют оправдания... Бороться нужно ради достижения чего-то, что хочешь получить. И так, чтобы получить это с наименьшими потерями. А борьба ради самого процесса - бессмысленная трата всего, чего только можно.
Хенриксен поправила очки и лукаво покосилась на Хильду:
- Думаю, не позднее, чем к полудню, вас вызовет к себе полковник. К этому моменту вам следует быть во всеоружии. Я бы хотела помочь, но этот бой вы должны выдержать сами.

Ну вот и оно... Хильда ожидала этого. Наивно было надеяться, что начальство просто забудет о вчерашнем инциденте.
Девушка тяжело вздохнула. Ее хмурое и сонливое выражение лица стало еще более хмурым и усталым.
Сейчас ей меньше всего хотелось ворошить былое, а точнее - вчерашнее. Жаль, это было неизбежно.
- Спасибо... эээ... я как-нибудь разберусь. - лениво и безразлично ответила она.
Только задушевных историй с самого утра ей не хватало. Мозг отказывался включать извилины, хотелось спать. "Будь что будет" - решила Хильда и продолжила трапезу, даже не пытаясь как-то поддержать диалог с Хенриксен.

Мишель хмыкнула и также молча принялась за еду. Закончив раньше немки, и совершенно синхронно с завтракающей за другим столом напарницей, она аккуратно собрала грязную посуду на поднос, подхватила его и понесла к окну мойки. Направляющаяся туда же МакГрин, проходя мимо Хильды, вдруг хлопнула её ладонью по плечу, едва не заставив подавиться. На саму девушку она при этом даже не глянула...

* * *
То ли казармы тому виной, то ли переизбыток эмоций, но спал Мустафа беспокойно. Под самое утро приснился Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, спустившийся на инопланетном корабле, похожем на полумесяц. Бросив грозный взгляд на Шарраха, он спросил:

- Что есть поклонение?

- Поклонение есть подчинение Аллаху, - отчеканил шейх, - основанное на повиновении тому, что приказал Аллах устами пророков...

Кивнув, Ваххаб сказал:

- Аллах дарует тебе испытание, да укрепиться твое сердце!

- Да, - благоговейно протянул Шаррах.

Пророк сбросил коврик для намаза, и корабль-полумесяц исчез в яркой вспышке. Проснувшись рывком, Мустафа был рад, что отгорожен от посторонних глаз ширмой - не помешают молитве.


Проснувшись и выполнив утренний ритуал в туалете, Тоха проверил и смазал верные АПСы. Проверил амуницию... Да-да, с виду куртка обычного "братка" на самом деле была вполне боевой амуницией для боя. В кожаной куртке вшиты металлические пластины, а внутри все было пошито кевларом. Удобные карманы вполне заменяли боевую разгрузку. Но поясе джинсов были пришиты петли- кармашки, для магазинов и боевых ножей крепеж... Так что к разным тревожным событиям русский был готов. Чтоб не выходить из имиджа хлебнул спиртику, прополоскал рот и выплюнул. Можно и к завтраку выходить.

* * *

Хильду будто перемкнуло. На мгновение ее разум помутнел от злости, но она смогла кое-как вернуть контроль над собой до того, как бросится на обидчицу с вилкой, которую уже крепко сжимала в руках.
"Они что, издеваются надо мной?" - промелькнула мысль в ее голове.
Она встала и с вызовом в голосе обратилась к лейтенанту:
- Эй! Одноглазый Джо! Тебе что, повязка жмет?

На возглас Хильды обернулись все - и оперативники первой группы, и МакГрин, и её напарница. И русский "турист", как раз появившийся из коридора, ведущего в казарму. Повисло неловкое молчание. Младшая канадка несколько секунд смотрела на командира "Альфы", выгнув бровь, потом, так и не проронив ни звука, вновь развернулась к мойке. Кажется, кто-то выдохнул...

- Если есть что сказать, то валяй!
Хильда была готова сорваться с цепи, лишь дай ей повод, и ей было наплевать на последствия. Но канадка промолчала.
- Что? Язык проглотила? Чего руки распускаешь, м?
...
- И почему я не слышу "Простите мисс Мезьер, я была не права"?
Она грозно смотрела в спину лейтенанта, но ее взгляд больше не пылал бешенством. Оставшись без топлива, пламя ее гнева стремительно угасало.
- Ладно, если хочешь отмалчиваться, то на первый раз я спущу это на тормозах. Но если еще раз решишь бросить мне вызов, то будь готова к последствиям! Просто отмалчиваться каждый раз я тебе не позволю.

Хенриксен стремительно отвернулась к стенке и, кажется, прикрыла рот ладонью - хотя вряд ли кто-то обратил на это внимание. И уж тем более никто не заметил, как она наступила напарнице на ногу - придавив самый носок ботинка, очень болезненно. МакГрин же, словно и не почувствовав, преувеличенно плавно поставила свой поднос на столик для грязной посуды. Двумя пальцами поправила чёрную "заплатку" на глазу... взяла с подноса капитана недоеденный той ломоть хлеба, откусила кусок жёсткой корки и, жуя его, вышла. Теперь с облегчением выдохнуло уже несколько человек - совершенно не таясь. Прапорщик Сикорски закашлялся, чем-то подавившись. Запах озона в воздухе потихоньку начал развеиваться...
  
   Завтракал полковник как всегда в одиночестве, в своей комнате. Он никогда не обедал в столовой, а всегда просил принести еду ему в кабинет. Закончив с едой, полковник залпом допил уже остывший кофе и, оставив грязную посуду, которую позже должна забрать уборщица, перешел в свой кабинет. Сев в своё кресло, Краснов вздохнул, ведь ему предстоял непростой разговор с Хильдой. Но он не мог оставить её выходку без внимания, поэтому полковник решил не откладывать дело в долгий ящик и вызвал девушку к себе. Ожидая Хильду, Краснов провел рукой о зачесавшейся щеке и осознал, что не брился со вчерашнего дня. Но теперь уже было поздно.
Дождавшись прихода Хильды, полковник решил дать девушке шанс. Сложив руки перед лицом, полковник спросил серьёзным голосом:
-У вас есть оправдание вашего вчерашнего поведения?

Было ясно, что девушка не пребывала не в лучшем настроении. Хотя она сохраняла формальное поведение, но глаза выдавали ее подлинные эмоции: раздраженность, усталость и безразличие в разных своих оттенках и помесях.
-У вас есть оправдание вашего вчерашнего поведения? - задал прямой вопрос полковник.
Хильда решила не увиливать и не прятаться за разными жалкими оправданиями. В конце концов, она сама виновата, что проспала и что не смогла вовремя сориентироваться. Вину свою она видела, но не то что бы ей хотелось раскаиваться. Но пускай же этот старичок хоть выговорится и выпустит пар, а она постоит и послушает. Если этим все ограничится, то будет чудесно.
- Никак нет, сэр. - ответила она и морально приготовилась к грядущим тирадам полковника.

Полковника в достаточное мере удивило такое сдержанное поведение девушки. Хотя, внешне этого не было видно. Полковник, словно каменный, продолжал сидеть в одной позе и, почти не моргая прожигать взглядом Хильду.
-Тогда в чём же причина столь безрассудного поведения?-это был скорее риторический вопрос, поэтому Краснов почти сразу продолжил,- Я так понимаю, вы всё ещё не до конца осознаёте всю серьёзность нашей организации и всю ту ответственность, что возложена на наши плечи. Однако, я не собираюсь произносить долгих речей и пытаться выяснить причину ваших действий. Скажу лишь следующее: только из уважения к вашему отцу, сейчас к вам не будет применено наказание, однако лимит исчерпан. Ещё одна подобная провинность и вы загремите на гаупвахту. Если будут рецидивы, то будет применено более серьёзное наказание. Надеюсь, вы меня поняли. Можете быть свободны.
  
   Экскурсия и разговор с Анатолием заставили Штреллера надолго задуматься. Планы приходится менять на ходу. Впрочем, проект Компании в любом случае интересен, а значит пора побеседовать с комендантом тет-а-тет.

Едва немец подошел к двери, мимо него пронеслась Де Мезьер. Девушка была явно не в духе и Маркус даже не попытался ее остановить. "Надеюсь, у полковника настроение получше" - с этой оптимистической мыслью офицер вошел в кабинет.

Герр Краснофф - волнение усилило акцент - не секрет, что я прибыл на эту базу с расчетом на продолжительное деловое сотрудничество, и мне бы хотелось озвучить наше предложение...

- Извольте. - Полковник, кажется, не менял позы после разговора со строптивой подчинённой. - Я внимательно слушаю...

* * *

А в это время, в небе над российско-китайской границей...

Помехи были до того сильные, что подумалось о разбушевавшейся где-нибудь неподалеку грозе, вот только какие грозы в январе?

- "Ветер"... "Ветер", вижу его! - голос Ву с трудом прорывался сквозь вой искажений, - иду на сближение...

- Понял, "Нефрит", - отозвался Пенг. - Похоже, барахлит электроника - у меня по-прежнему пусто...

Сквозь снежную круговерть пробились всполохи света, вой статики перешел в треск. Единственный огонек на радаре сменился вихрями белого шума - казалось, прибор подражает снегу, кружащемуся вверху и внизу. J-10 танцевал свой танец: скорость - две тысячи, высота - все семнадцать, полный боекомплект на подвесках...

- "Нефрит", у меня проблемы с навигацией... - в душу Пенгфея закрался страх, взял сердце холодными пальцами. - Повторяю: проблемы...

За майора Вужоу Чена ответил враг, превратив его "Цзянь-10" в сферу огня, расплескав пламя по куполу неба.

- Ублюдок!.. - выругался Пенг Ли. Ручка до упора на себя, рывок влево... слишком резко... перегрузка... багрово-черная муть... однако, маневр спасает жизнь.

Пенгфей видит следы прошедших мимо ракет, острую кромку вражеского корабля.

- Боевое столкновение! - орет он в немой передатчик, - Объект в форме креста!.. "Нефрит" сбит!..

Выход из перегрузки, как из глубокой пещеры - поднимаемся, поднимаемся на поверхность! Петля, поворот вправо - ручка до упора, до хруста... Оживает радар - бледное пятнышко едва тлеет.

- Ты не наш... - шепчет пилот, пристально следя за идущим по плавной дуге неприятелем, - ты не наш...

Решившись на отчаянный шаг, Пенгфей сбросил обороты турбин, и, рухнув в сотканную из снега и воздуха яму, задрал нос истребителя. Автонаведение не сработало, сбитое с толку формой вражеского корабля, и он отправил ракеты вручную, "на глазок", с минимальным интервалом...

"Теперь не сорваться в штопор, - колотилось в висках, - набрать, набрать высоту!"

Снова вспышка, и россыпь синих искр, будто раскрошилось само небо. Неужели попал?! Крест становится большим, становится видимым, скользит в сторону российской границы. Уже исчезая, теряясь в серой хмари, он наносит свой удар: крылья "Цзяня" обращаются решетом, стабилизатор - вдребезги, взрываются баки с горючим...

Капитан воздушных сил Народно-освободительной армии Китая, Пенгфей Ли, так и не понял, сознательно ли катапультировался, или пиропатрон сработал сам по себе. В себя пилот пришел, когда над головой раздался хлопок парашюта. Внизу огненно-рыжими кляксами таяла память о двух J-10, вошедших в неравный бой, и проигравших. А по вытесанной из небесного хрусталя лестнице поднимался Вужоу Чен, верный товарищ, и, обернувшись, помахал рукой...
  
   - Простите, что прерываю... - Сказал куратор, появляясь на экране ноутбука Краснова. Маркус с большим трудом сохранил спокойное выражение лица, полковник же, успевший привыкнуть к манерам высшего руководства, лишь вопросительно приподнял брови:
- Что-то случилось?
- Вы догадливы. - Лысый ООНовец опустил взгляд и зашуршал какими-то бумагами. - В районе российско-китайской границы произошёл инцидент. Патрульная пара истребителей КНР столкнулась с неопознанным летающим объектом. В ходе начавшегося боя оба истребителя были уничтожены. Предположительно, один из пилотов выжил. Наши люди уже разбираются в ситуации.
- Где сейчас этот объект? - Николай Николаевич подобрался.
- Под предлогом внеплановых учений нами был поднят по тревоге один из пограничных дивизионов ПВО КНР. - Куратор снова глянул в бумаги. - Чужак был обозначен как учебная цель. По объекту был произведён залп девятью ракетами HQ-9. Ракеты цель не поразили. Две, судя по всему, были сбиты объектом, остальные прошли мимо и самоликвидировались. Для войск ПВО Китая было имитировано уничтожение учебной цели, метка убрана с их радаров при помощи протоколов сокрытия. НЛО пересекло российскую границу, а так как Россия более не в проекте, мы не можем предпринимать решительных действий без угрозы конфликта. Дело за вами. Если корабль не изменит скорость и траекторию движения, то через сорок-пятьдесят минут он войдёт в зону покрытия вашего радара. Удачи. Мои извинения герру Штреллеру.
Экран погас.

-Прошу извинить меня, но, как вы поняли дело срочное,- полковник нажал одну из кнопок на селекторе. На связь вышел один из операторов системы наблюдения.
-По поступившим данным, в течении часа возможно появление НЛО в нашем районе. Сообщите пилотам. Как только цель появится на радарах, сразу высылайте перехватчики. Как поняли?- голос полковника, в отличии от прошлого раза был спокоен.
-Вас понял!-голос оператора звучал несколько взволнованным.
Теперь полковник нажал другую кнопку:
-Говорит полковник Краснов,- голос коменданта приглушенным эхом доносился из коридора,- оперативной группе срочно собраться в арсенале! Большая просьба гостям прибыть в столовую.
Полковник встал из-за стола и обратился к Штреллеру:
-К сожалению, наш разговор придется отложить. Вы то же можете пройти в столовую, там будет вестись трансляция операции.

Тоха с интересом посматривал на суету в столовой и явно чувствовал некое оживление на базе. Подойдя к Краснову спросил:
-Вы помните, что нам было обещано сафари? Надеюсь вся это суматоха именно то чем я думаю... Они снова прилетели и я хочу это видеть и участвовать.

В столовой шейх и телохранитель возникли в один миг, как джинн из лампы. Шаррах, как и прежде, при очках и чалме, Ракшас - вытесанный изо льда хладнокровия голем.

- Буду признателен, - обратился Мустафа к коменданту после русского, - если и мой человек примет участие, хм, в сафари...

Огладив бородку, он добавил:

- Сам предпочел бы проследить за операцией посредством камер.

Узнав из первых рук о инопланетном госте, Штреллер сразу же отправился в казарму за курткой и оружием. К его возвращению полковника успели обступить остальные "туристы", наперебой требуя участия в "сафари".

- Герр полковник, я тоже прошу разрешения на участие в операции. Уверяю Вас, обузой для Ваших людей я не буду. - немец поправил кобуру и, считая вопрос решенным, продолжил - И, если возможно, дайте на выезд что-нибудь посерьезней пистолета. Боюсь, мой Glock "лунатиков" не особо впечатлит.

-Конечно, все желающие участвовать в операции, должны проследовать за мной в арсенал. Там вам выдадут оружие и проинструктируют,- полковник сделал пригласительный жест в коридор и покинул столовую.
  
   В каморке лётного состава было довольно сыро - стоило отключить обогреватель, как она начинала смахивать на склеп. Выпаривалась сырость, впрочем, столь же стремительно, не оставляя и следа, так что газета всего лишь месячной давности выглядела так, словно отпечатали её при живом Сталине. К счастью, буквы разбирать это не мешало, и Второй увлечённо шуршал карандашом по страничке с кроссвордами.
- Хищник, опасный для человека. - Озвучил он вопрос, не поднимая головы. - Десять букв.
- Капиталист. - Подсказал Первый.
- Не-а. - Второй качнул головой. - Начинается на букву "ы".
- В русском языке таких слов нет. - Хмыкнул его товарищ. - Это ты чего-то не то нагадал...
- Да? А как, по-твоему, тогда будет... - Начал Второй, но его прервал сигнал вызова от коммуникатора...

* * *

- Naibolee productivnim yavliatsya perviy tip skloneniya, kotoriy... - Мишель запнулась и, нахмурившись, вгляделась в строчку. Поправив очки, продолжила. - ...kotoriy po haracteru poslednego soglasnogo osnovi imeet tri raznovidnosti...
- Может, хватит уже? - Поинтересовалась МакГрин - она сидела на своей койке и выстругивала фигурку шахматного коня. Силуэт был уже закончен, теперь лейтенант кончиком ножа осторожно намечала гриву и глаза. - Занимайся этим когда меня нет в комнате, хорошо?
- Лучше бы присоединилась. - Капитан, лежавшая с книжкой на кровати, лукаво покосилась на Энн. - Иностранные языки вообще знать полезно, а мы здесь надолго. Русский осваивать придётся.
- Мне кажется, читать учебник по русскому языку, написанный на русском... Не зная ещё русского... - Рыжая канадка нанесла на "гриву" последний надрез, дунула на фигурку и придирчиво повертела перед глазом. Кивнув, поставила на стол. - Не лучшая, в общем, идея. Ты же там только отдельные слова понимаешь.
- И тем имею над тобой преимущество! - Мишель улыбнулась, в шутливом пафосном жесте воздевая палец. - Я знаю уже почти шестьдесят слов, из которых лишь семь ругательств. А ты - девять, считая те же семь ругательств... И те у украинцев из миротворческой роты выучила...
- Десять. - Энн наклонилась к обувной коробке за новой деревяшкой. Тон её, как обычно, оставался совершенно ровным.
- "Moskali" - это не русское слово. - Фыркнула Хенриксен и снова уткнулась носом в учебник. - Не знаю, как ты собираешься познакомиться с каким-нибудь...
Пластиковая коробочка интеркома на стене издала высокий, немелодичный свист...
  
   - Все желающие участвовать в операции, должны проследовать за мной в арсенал. Там вам выдадут оружие и проинструктируют. - Полковник сделал пригласительный жест в коридор и покинул столовую. Батлер не слышал его последних слов, но англичанина мучили несколько вопросов, ответить на которые мог только начальник базы, потому физик засеменил следом.

- Полковник, - обратился он к Краснову, - шлемы ваших сотрудников оснащены светофильтрами?
- Да, э-э-э, - неуверенно ответил комендант.
- Я бы, конечно, предложил использовать интерференционные зеркала. На отражение - полосопропускающий фильтр, а для проходящего света - полосозаграждающий. - Батлер неожиданно разгорячился, его и без того обычно всклокоченная шевелюра, казалось, встала дыбом. Вопросы, над которыми работал англичанин, будоражили его сознание куда живее алкоголя. - Но, увы, характеристики фильтра слишком сильно будут зависеть от угла падения луча.
- Ваш вопрос невозможно обсудить в нескольких словах, мистер. Да и нет времени... - полковник кисло скривился. Он ни слова не понял из того, что сказал физик.
- На это время всегда найдется! - подсел на любимого конька ученый. - Для начала используем голограммные фильтры. Синусоидально изменяющийся показатель преломления освобождает от дополнительных паразитных полос отражения и обеспечивает более высокий порог лучевой прочности. В случае атаки лучевым оружием такой фильтр снизит мощность излучения примерно в 10-60 раз. Что, возможно, не спасет зрение, если интенсивность пучка превысит 100 ГВ, но все равно может спасти жизнь. Кроме того, никакого кевлара. Только металл! Мне неизвестен спектр и возможности предполагаемых телепатических излучателей или органов пришельцев, придется использовать максимально экранирующий материал.
- Вы можете предложить конкретную модель? - уже более заинтереснованно спросил Краснов.
- Боюсь, что нет, но ее можно разработать в сжатые сроки - ничего сложного, - отмахнулся Батлер. - Вы уже исследовали диапазон работы оружейных систем противника? Для защиты техники и разработки защитных костюмов подошла бы система обращения волнового фронта, плюс квантовый усилитель.
Глаза Краснова окончательно выкатились на лоб, но даже если бы физик, шедший позади коменданта, мог их видеть, то вряд ли бы обратил внимание.
- Если такая комбинация выдаст приличный по мощности электромагнитный импульс строго в обратном направлении, по пути следования исходного луча, то желающих прожечь в солдате дырку стало бы меньше физически. Простите, вы меня слушаете?

- Да-да, конечно, - пытался быть вежливым полковник, явно утомленный разговором. - Мне кажется, научные вопросы проще было бы разрешить в лаборатории. Я бы предпочел для начала разрешить наши кадровые проблемы. - Краснов посмотрел на физика изучающе.
Батлер абсолютно не заметил перемены в его голосе и всю дорогу продолжал излагать соображения по поводу необходимых ему образцов, материалов и анализов. Только ощутив запах оружейной смазки и услышав звуки сирены, Томас остановился. Люди кругом зачем-то вооружались, в динамиках из кармана Краснова раздавались сообщения о том, что техники подготовили вертолет к вылету, в коридорах раздавался топот ног оперативников и обслуживающего персонажа.
- А? А что происходит? - Томас поправил очки и огляделся по сторонам. - Мы что, полетим за образцами сами?

-Если пожелаете,- полковник испытывающим взглядом посмотрел на собеседника,- вы из оружия стрелять умеете? Будет боевое столкновение, это хоть и опасно для жизни, но вы сможете увидеть оружие пришельцев в действии.

- Полковник, сэр! - обратился Чарльз к Краснову, - Моё, да и ваше, начальство будет не сильно довольно, если хоть один из гражданских пострадает. Одно дело - если его застрелит противник, и очень другое - если сам себя. В моё задание входит обеспечение их безопасности, так что, даже если кто-нибудь из них и отправится туда, оружие им выдавать не нужно.

-В жизни всякое бывает,- полковник перевел взгляд на Батисту,- Поэтому личное оружие, а именно пистолеты выдать необходимо. Если же вы думаете, что я предлагаю выдать штурмовое оружие не умеющему с ним обращаться человеку, то вы плохого мнения обо мне. Если же думаете, что наш гость способен случайно подстрелить себя из пистолета, то вы плохого мнения о нем.
  
   19 января 2013 года. 11:36.
Российская Федерация. Воздушное пространство над Якутией.


- Звено-1, противник замечен на радаре и опознан. Разрешение на старт получено.
- Слава тебе, Господи. Мы тут уже все анекдоты друг другу пересказали.
- Звено-1, готовность к старту.
- Оух... Принято. Борт-703, к старту готов.
- Борт-704 - подтверждаю готовность.
- Старт.


Облака сегодня стелились сплошной пеленой, но над самой базой образовалась эдакая "прорубь", в которой на чистом голубом небе сияло яркое солнце. Машины стремились ввысь...
0x01 graphic


- Текущая высота цели - четыре тысячи метров, не меняется. - Привычно зачитывал вводную информацию диспетчер. - Погодные условия в точке перехвата - удовлетворительные, скорость ветра падает...

Истребители нырнули в облачную пену, но почти тут же вновь выскочили из неё, набрав высоту. Теперь под ними словно бы простиралась равнина из белой ваты... Заметить пришельца на таком фоне на составило труда. Крестообразный корабль плыл над "ватными" холмами - плавно, на вид даже неторопливо...
0x01 graphic


- Есть визуальный контакт. - Доложил Первый. - Объект крупный, по форме похож на греческий крест. Материал корпуса тот же, что и у первой цели. Ведёт себя пассивно. Выглядит повреждённым - наблюдаю вмятины на корпусе. Наши действия?
- Атаковать и уничтожить.
- Есть. - Ведущий переключил канал связи. - Второй, пробную...
- Принято. - Второй вдавил гашетку.
Оба Су-35 открыли огонь из пушек и выпустили по одной ракете. НЛО отреагировал моментально - резко уйдя вниз и плюнув по перехватчикам очередью из трёх огненных голубых капель. Разошлись вничью. Ракеты землян прошли выше цели, а сами истребители легко уклонились от зарядов плазмы - стрелял корабль явно из чего-то вроде ручного оружия сектоидов, только артиллерийского размера.
- Второй заход - по вчерашней схеме. - Хрипло бросил ведомому Первый. Перехватчики развернулись и пошли в новую атаку, словно бы собираясь взять НЛО в клещи. Навстречу им ударили четыре малиновых луча и ещё одна плазменная очередь - без толку. Машины разлетались в стороны, а стрелки инопланетян, такое ощущение, не могли решить, в кого стрелять...
Поливая звездолёт огнём из пушек, Су-35 подошли на критическую дистанцию, после чего "семьсот третий" резко ушёл вверх, а "семьсот четвёртый" - вниз. Но если Второй лишь скрылся в облаках, совершая манёвр уклонения, то его командир внезапно сделал "бочку", с большой перегрузкой заставил машину буквально кувыркнуться в воздухе и ринулся на "тарелку" сверху вниз, почти в полном пикировании, разом выпуская все ракеты.
0x01 graphic



Промахнуться было невозможно - и перехватчик Х-СОМ промчался мимо объятого пламенем судна, выходя из пикирования. Все ракеты ударили в "крышу" НЛО...

"Летающий крест" падал медленно, величаво - словно бы тонул в море облаков. Самолёты кружили рядом с ним, готовясь продолжить бой в любой момент - но этого не потребовалось. Скорость падения нарастала, и на высоте трёх сотен метров корабль пришельцев окончательно потерял подъёмную силу, камнем устремившись к земле...
- Цель уничтожена. - Усталым голосом отрапортовал Первый, глядя на место крушения через стекло кокпита. - Передаю координаты... Ориентир - столб дыма чёрного цвета. Поблизости опушка леса и населённый пункт типа "деревня". Выглядит заброшенной, прошу проверить...
- Подтверждаю, борт-703, деревня Осиновка, на картах отмечена необитаемой с тысяча девятьсот девяносто восьмого года. Возвращайтесь.
- Есть.
  
  -- * *

Батлер растерянно переводил взгляд с начальника базы на человека, который, судя по всему, отвечал за безопасность.
- Простите, полковник, я, пожалуй, соглашусь с мистером... как ваше имя? - физик приподнял очки и потер переносицу, на которой виднелся розовый след от дужки. - Лучше не проверять лишний раз удачу и живучесть членов Экс-команды. С моим зрением им грозила бы большая опасность, чем пришельцам.
Томас выдавил смущенную улыбку и развел руками.
- Лучше, если каждый будет заниматься своим делом: стреляет мистер Рембо, а мне позвольте захватить с собой кое-какие инструменты. На случай, если "Сезам" не захочет открываться добровольно, а то знаю я ваши методы.
Физик не первый год работал с русскими коллегами и многое слышал о чертовой матери.

Краснов поморщился, говорил по английски он неплохо, но собеседники, кажется понимали его не совсем корректно: Непосредственного участия в боевых действиях от вас никто не требует. А ношение личного оружия продиктовано лишь мерами безопасности. Будет очень хорошо, если за время операции вы и не вспомните, что у вас есть с собой оружие. Но если оно понадобится, а его не будет, то жалеть о том что его не взяли будет поздно.

За воздушным боем Шаррах следил с интересом - буквально впился взглядом в экран. Вокруг шла суета, кутерьма, верный телохранитель пристроился к группе, которую Краснов повел к арсеналу, а шейх все смотрел, завороженный зрелищем. Порой было сложно что-либо понять - росчерки, всполохи, переливы, порой изображение замирало четким до резкости кадром, что отпечатывался в памяти геммой. Истребители - хищные птицы, орлы (пусть орлы и не охотятся на пару), инопланетный корабль - лебедь, или фазан. В форме фигурного креста, он завораживал видом, завораживал полетом...

Мустафа уже понял: своими силами инопланетный корабль не взять, сколько бы денег он не заработал на черной крови земли, на черных делах. Однако, если "тарелку" собьют рядом с тем местом, где он расставит силки, то можно было попытать счастья добраться до места крушения первым. Здесь уже стоило уповать на одно - волю Аллаха, милостивого, милосердного.

Ленты черного жирного дыма, и корабль в форме креста падает, истребители кружатся над добычей. Шейх огладил бородку, на линзах темных очков блеснули заснеженные шапки деревьев. Дело теперь за Ракшасом - слуга не должен подвести господина...

- Мне нужны только 9мм патроны для АПС и желательно несколько запасных магазинов. В армии неплохо стрелял из ВСС "Винтореза", так же Ас "Вал" неплохо пользую. А вот "Вихрь" лучше не надо. Можете помочь с этим?- трезвость и внимательный спокойный взгляд Тохи был непривычен и даже удивлял.

- Предпочел бы М4, или "калашников", если возможно, - рядом с русским образовался Ракшас, тени и свет причудливо играли на татуировке - львиная морда будто бы скалилась.

К защитному комбинезону телохранителя уже была прицеплена "разгрузка", показав на нее, он пояснил:

- Умею обращаться с гранатами, умею перезаряжать...

Молчавший до того Штреллер решил присоединиться к "оружейной ярмарке":

- Если Ваши оперативники не воспользуются "Абаканом", я бы взял его. - Всем своим видом Маркус показал, что на такую удачу он не расчитывает. - На стрельбах эта машинка меня вполне устроила, да и с подствольником мне приходилось иметь дело.Так же вполне сойдет М4. Ах да, пара обойм для Глока мне тоже не помешает, как и бронежилет.

* * *


- Что там, у нас снова гости? - Джейкоб играл мускулами натягивая бронежилет.
- Слава богу, эти не такие скучные, как вчерашняя партия. - отозвалась Хильда в приподнятом духе, и злорадно добавила: - В этих можно пострелять.
- Смотри, что бы самой не влетело.
- Хмф!..
Хильда снарядилась аналогично своей первой операции. Остальные оперативники так же готовились к выезду. Тогда то девушка и вспомнила вчерашнюю лекцию по биологии врага и обратилась к афро-американцу:
- Сикорски, а ведь нам нужно взять одного живьем.
- Есть такое.
- Ну так, как брать будем? Светошумовые им нипочем, а жертву нужно чем-то оглушить. Та ученая говорила об их чувствительности к электричеству...
- И каков ваш план?
- Зависит от того, чем мы располагаем.
Сказав это, она скосила глаза на Джейкоба, который, поймав этот взгляд, тут же понял, что его собираются чем-то пригрузить.
- Узнай, есть ли у нас нечто, что могло бы поджарить яйца этим мазафакерам. Желательно - поджарить на расстоянии, если не хочешь испытать опыт общения с инопланетной чукчей up close & personal.
  
   Полковник краем уха услышал разговор Хильды и Джейкоба и подошел к ним:
-На текущий момент взятие пришельцев живьем не стоит так остро. К тому же, камера содержания у нас не готова. Поэтому, на этой операции, если, конечно, нам не улыбнется удача, можно обойтись без захвата. Рисковать не нужно. В следующей партии оборудования прибудут и шокеры и материалы для камеры содержания. Всё ещё впереди.
Полковник отошел к двери и осмотрел всех людей в комнате.
-А теперь займемся распределением снаряжения. Для начала гости:
герр Штеллер, ваш запрос на "Абакан" удовлетворен, помимо рожков к нему также возьмите несколько подствольных гранат. Но помните, тарелка и так повреждена, и чем меньше ей нанесут дополнительных повреждений, тем больше тайн мы разгадаем. Боеприпасы для Глока так же имеются. Бронежилетов то же должно на всех хватить.
Ракшас, вы можете взять М4 и боеприпасы к нему, а также пару гранат. Опять же: гранаты нужны на крайний случай.
Дальше, Анатолий Георгиевич, вы можете взять боеприпасов столько сколько нужно, и если пожелаете, ВСС и патроны к нему тоже ваши.
Мистер Батлер, возьмете один пистолет и два магазина к нему. Спрячьте его в одежде и будем надеяться, что он вам не понадобится.
Батиста, у нас на складе имеются дробовики. Посмотрите, может, найдете что-нибудь по душе. Так же не забудьте пистолет и боеприпасы. На вас весит миссия по защите наших гостей. Отвечаете головой!
Дальше отряд "Линзы", насколько я помню, у вас есть персональное оружие, им и воспользуетесь.
Теперь очередь "Альфы": Де Мезьер, так же возьмите своё персональное оружие.
Вержбовски, вам же достаётся второй "Абакан". Так же захватите с собой взрывчатку.
Сикорски, в прошлый раз отлично показал себя при обращении с пулемётом, поэтому берете его с собой. Второй пулемет возьмет...- Краснов осмотрел оставшихся бойцов и, выбрав самого крупного из них, коим оказался "Альфа-3", указал на него рукой,- возьмешь ты.
Оставшееся вооружение полковник распределил следующим образом. "Альфа-2" по прозвищу "Паленое ухо" получил СВД, оставшимся трём бойцам достались "калашниковы" и каждому по паре гранат. Закончив речь, Краснов ещё раз осмотрел людей и удовлетворенно кивнул:
-А теперь всем: не забудьте боеприпасы, бронежилеты, рации и "эмуляторы сигнала". Напоминаю так же, что у всех помимо основного оружия, должно быть вторичное в виде пистолета. Даю на сборы пятнадцать минут, по окончанию которых вы должны быть уже в вертолете. Дальнейшие указания получите там.
Завершив речь, полковник покинул арсенал.

- Я, с позволения, позаимствую ещё вот эту штуку. - Проводив Краснова взглядом, Мишель взяла из ящика дымовую гранату. - В комнате такого не держу...
Капитан кивнула остальным и вышла, подбрасывая гранату на ладони. Напарница последовала за ней, тоже прихватив пару взрывных мелочей...

...В "Чинук" набились быстро, уложившись в указанное комендантом время. Как ни странно, дольше всех задержались "Линзы" - явились последними, заняли места с краю, у самого кормового люка. Обе канадки оказались упакованы в белые зимние комбинезоны, Хенриксен ещё и сменила очки - у новых оправа была тонкой, неопределённо-серого цвета, а линзы - чуть желтоваты, и явно не давали бликов. Рослая Энн несла приличных размеров тактический рюкзак, у капитана же при себе не было ничего, кроме верной винтовки и "разгрузки" с необходимым снаряжением.
- Все в сборе? - Спросила она, опустившись на скамью у левого борта. В ответ раздался нестройный гул голосов...
  
   Полковник вернулся в столовую и вместе с гостями принялся ждать появление НЛО. Долго ждать не пришлось, и вскоре на экране появилось изображение из камеры ведущего Су-35. Пара истребителей показала себя отлично. Пилоты по-максимуму использовали сверхманевренность машин. Как только бой завершился полковник тут же отдал распоряжение на вылет оперативников.

Крыша ангара успела открыться, пока раскручивались винты "Чинука". Массивная машина плавно оторвалась от бетонного пола и взмыла в небеса. Миссия началась.
  
   - Пять минут до цели. - Сообщил пилот. - Сейчас начнём искать удобную полянку...
- Отлично. - Капитан Хенриксен поправила массивные, старомодные наушники, дужка которых заменяла ей сейчас обычный обруч для волос, и принялась заправлять свои "хвостики" под капюшон. - Мы с Энн высадимся первыми и двинемся к месту крушения, пока основные силы будут разворачиваться. Оценим обстановку и доложим. Дальше - видно будет. Не против?
Хильда пожала плечами, чернокожий прапорщик кивнул.
- Ну вот и славно. - Мишель надела шлем, затянула подбородочный ремень и встала. - Энн, давай...
- Есть удобное место, зависаю. - Вновь включился пилот.
"Чинук" сделал небольшой вираж и замер в воздухе. Кормовая аппарель начала открываться.
- Ну же! - Капитан ухватилась за трос и махнула всё ещё сидящей напарнице. Та поднялась... хлопнула по плечу Хильду, едва не уронив её со скамьи, в два шага очутилась у люка и тут же скользнула по тросу вниз. Хенриксен, кивнув остающимся, последовала за ней.
К тому времени, когда вертолёт, в вихре поднятого винтами снега, коснулся земли, две белые фигурки уже скрылись из виду...

Хильда гневно покосилась на провокаторшу.
"Ударь-беги" это типичная тактика против превосходящего по силе оппонента. Ну, эта сучка еще пожалеет о содеянном. Жаль, сейчас придется отвлечься на каких-то мелких космических спиногрызов, но после этого она обязательно отомстит.
Уже потеряв интерес к инопланетянам, переведя свой интерес в иное русло, дерзкая девчонка вскочила с места:
- Хватит тут торчать! Пилот! Высаживай нас как можно ближе к этим серым мудакам! Распотрошим их по-быстрому и отправимся назад!

Оперативники и гости успели выгрузиться в полном составе, когда рация лейтенанта де Мезьер ожила:
- "Альфа-лидер", это "Линза-1".
- Слушаю. - Девушка прижала наушник ладонью.
- Мы вышли к опушке и заняли позицию для наблюдения. Видим противника. Сами пока не замечены. - Голос Мишель звучал непривычно - сухие, отрывистые фразы, металлические нотки...
- Сколько их?
- Наблюдаем шесть единиц. Вооружены однотипно - такими штуковинами, которые нам показывали на снимках как "оружие второго типа". Плазменные винтовки, в общем. Но это ещё не всё... Их может быть больше.
- Как это? - Совершенно не по-военному спросила Хильда, мягко говоря, не обрадованная такой перспективой.
- Особенности местности. - Всё также деловито отозвалась снайпер. - От опушки леса до корабля - около пятисот тридцати - пятисот пятидесяти метров по прямой. Примерно на середине этой дистанции - глубокая ложбинка, где засели минимум два сектоида. Но с нашей позиции дно этой впадины не видно, к тому же по её краю растут деревья. Мы наблюдаем только тех, кто сейчас стоит у гребня... А позиция там идеальная, просто природное укрепление. Позади НЛО - возвышенность, довольно крутая. Если враг организовал круговую оборону, то мог выставить пост на другом склоне, отсюда не просматривающемся. Остальные стрелки разместились западнее и восточнее, один - непосредственно у "тарелки". Её входной люк, похоже, обращён к нам. Все посты - у удобных укрытий. Те, что на востоке, прячутся в густой рощице, и там их тоже может быть больше, чем мы заметили. Остальные - у групп камней. Тут, похоже, старые морены...
- Чего? - Недопоняла Хильда.
- Крупные камни, оставленные ледником в древности. - Терпеливо пояснила канадка. - Разбросаны по всей равнине, и в лесу есть тоже. Вот у таких камней "серые" и торчат, в основном.
- Понятно.
- Я сейчас помечу их позиции на GPS и перешлю вам на планшет. - В наушнике что-то зашуршало. - И ещё пара моментов. Во-первых, хочу обратить внимание, что от ложбины в сторону леса идёт глубокий овраг. Однако между ним и опушкой - открытое пространство, которое простреливается с центральной и восточной позиций противника. Во-вторых, мне кажется, в деревне врага нет - их периметр довольно чётко очерчен, и западный пост выставлен между кораблём и посёлком. Энн будет наблюдать за этим направлением, если что - мы сообщим.
- Принято. - Немка замялась. Она впервые в полной мере прочувствовала тот факт, что Хенриксен имеет за плечами солидный опыт... - Ваши дальнейшие действия?
- В принципе, я могу снять любого из них. Но уверена, что после первого выстрела они залягут. Оставляю инициативу вам, мы поддержим.

Планшет командира "Альфы" пискнул, высвечивая карту местности.
  
   Передача то появлялась, то пропадала. Шейх, устроившись на одном из стульев в столовой, казалось, дремлет, и потерял к происходящему всякий интерес. На самом же деле интерес был огромен, и скрыть нетерпение удавалось с превеликим трудом.

* * *

Выгрузились. Ракшас проверил бронежилет, крепления шлема, рацию, и, конечно же, М4. Ровный вдох, и не менее ровный выдох. Господин хочет увидеть, как происходит ликвидация инопланетного корабля? Что же, он увидит ее глазами Ракшаса...

Давненько Штреллеру не приходилось лично лезть в самое пекло. Предвкушение опасности будоражило и, чтобы скрыть волнение, большую часть полета Маркус занимался проверкой амуниции.
Когда Лямбды изящно скрылись в снегах, у немца даже вырвался вздох облегчения. "Началось!"

Пока лейтенант Де Мезьер уточняла у разведчиков дислокацию противников, Маркус переключил автомат в режим стрельбы с отсечкой, загнал в подствольник первый выстрел, и, на всякий случай, пробормотал коротенькую молитву. Осталось получить команду...

Все что волновало сейчас Тоху- пристрелян ли "Винторез"? Очень много зависело от компетенции оружейников базы. Ну а так... Бог не выдаст, свинья не съест. Поехали!

* * *

- А что с деревней?
- Деревня выглядит заброшенной, вражеской активности не замечено.
- Ясно. Конец связи.
- Есть план? - прямо спросил подошедший к ней Сикорски.
- Плана нет, есть соображения.
Хильда достала планшет с картой и начала тыкать по нему пальцем, озвучивая свои мысли.
- Враг обращен в нашу сторону и незамеченными к нему не подойти. Фланги хорошо просматриваются из-за открытой местности, и пусть наш камуфляж позволяет нам сливаться со снегом, но это может прокатить только на приличной дистанции. К тому же, если на той горе, за кораблем, есть вражеские силы, то мы у них окажемся как на ладони стоит только приблизиться. В любом случае, мы обязаны занять высоту позади тарелки. И вот тут я вижу несколько вариантов. Мы пнем пилота и он забросит часть группы на гору в тыл врага, или потопаем пешком в обход. В обход топать у меня желания нет, так что... Сикорски! ...свяжись с нашей птичкой и запроси воздушное такси.
Хильда вдруг перешла от обсуждения к раздаче указаний. Слишком уж ей не терпелось закончить эту миссию.
- Остальные! Делитесь на три сквада. Сквад 1 пойдет в эту точку.
Она ткнула пальцем в место, где лес ближе всего подбирался к ложбине.
- Отсюда вы сможете по команде в кратчайшие сроки добраться до этого "естественного окопа" и зачистить его, после чего занять там оборону и прижать врага к тарелке. Сквад 2 идет сюда!
Ее женский и не по-армейски длинный ноготок скользнул к изображению группы прямоугольников.
- Вам нужно занять деревню. Пройдете лесом за позицию нашей пары кукареконов, от туда уже выйдете из леса к деревне. Открытую местность преодолеете завернув западнее, дабы не светить себя врагам. Ваша цель - заняв надежные позиции быть готовыми по команде открыть огонь по позициям врага. Мы их прижмем как мышей!.. Третий сквад! Мы с вами отправимся покорять высоту. Облетим неприятеля и высадимся у дальнего края горы. Зачистим ее - победа, считай, наша.
Она оторвалась от планшета и подошла к возившемуся с рацией Джейкобу.
- Ну так что? Птичка согласна нас подбросить? Или нам ее сбить за вредность?


- Категорический отказ. - Покачал головой чернокожий прапорщик. - Пилот говорит, что он нас и так подбросил опасно близко. Полковник с ним согласен. И знаешь... - Он усмехнулся. - Учитывая сколько мы знаем о враге - я тоже. Если в нас вдруг с неразведанной точки начнут стрелять из какого-нибудь бластера, я предпочту в этот момент быть на земле и рядом с укрытием, а не в летящей жестянке с сотнями тонн горючки на борту...

- Сикорски! Ты хочешь командывать операцией?! Не помню, что бы я спрашивала твое мнение.
Хильда мгновенно подавила смешки Джейкоба.
- Значит, если ты так выступаешь против идеи с вертолетом, то ты и возьмешь на себя третий сквад. Сделаешь дальний обход по восточной стороне и заберешся на гору. Что бы там ни было, а высота должна быть наша. Не займешь высоту - можешь не возвращатся.
Повернувшись ко всем она продолжила:
- Раз Сикорски вызвался ползать по горам, то я останусь с первым сквадом. Будем ждать, пока второй и третий сквады добьются успеха в поставленных задачах. Потом ударим по пришельцам с трех сторон. Ах да... Гости! Вы вольны сами решать, с кем идти. Вы не члены моего отряда и свободно распоряжаться вами я не могу.

Озвученный Де Мезьер план имел право на жизнь, но душа к нему у Штреллера не лежала.

- Лейтенант - Маркус чуть помедлил - разрешите предложить другой вариант? Видя, что командир отряда его не останавливает, немец продолжил.

- Учитывая, что пока чужаки о нас не знают, можно поступить следующим образом:
Линзы готовятся по сигналу снять патрульного на левом фланге, цель номер два - посту у "креста".
Вы, Ракшас, Альфа 1 и Альфа 4 сразу после выстрелов выдвигаетесь к позиции патруля на левом фланге и стараетесь зайти пришельцам во фланг со стороны деревни, "под шумок", как здесь говорят.
Я, Батлер, Альфа 3, Альфа 5 по центру, гранату за спину сектоидам, огонь из пулемета на подавление. Доктор старается не высовываться.
Сикорски, Анатолий, Альфа 2 - правый фланг. По сигналу должны попытаться снять обоих пришельцев из снайперских винтовок, сержант прикрывает.
Вержбовски, Батиста - ждут у опушки, после начала стрельбы бросок в овраг и заход во фланг центральной группе.

-Если не выдадим себя раньше времени и четко отработаем по известным целям, должно получиться.

- Совет герра Штреллера звучит разумно. - Раздался на общем канале голос Мишель. Снайпер использовала частоту подразделения, а не командную, и её могли слышать все члены отряда, имеющие рацию. - Я бы тоже рекомендовала подобную схему.

- Вы что все, с ума сошли??? Кто тут командир операции? Господа гражданские, вы охренели вконец? Сейчас ИХ задача - атаковать, моя - не допустить вас, чёрт бы вас побрал, до контакта с противником, и уж тем более не давать никаких советов. Они бойцы - вы - дельцы. Никому не высовываться! Ждать указаний от тактического командования и не лезть вперёд. - Батиста был крайне зол, и очень желал послать куда подальше всех этих... гринго... и уже поубивать нафиг всех злых врагов. Но задание есть задание, и никуда не денешься с подводной лодки.
- А потому все сидим тихо и не дёргаемся.

Истеричные нотки в голосе Хильды Ракшасу не нравились (прав хозяин: война - не женское дело), а вот за Штреллером чувствовалась выдержка, и, самое главное, опыт. Готовый действовать, телохранитель повернулся в сторону бойцов альфы, но тут уже прикрикнул Батиста...

"Какие же вы все нервные, - вздохнул Ракшас про себя, - не холод внутри, но огонь..."

Полуприкрыв веки, он принялся ждать.

Хильда устало вздохнула. Творящийся вокруг разброд настолько ее вывел из себя, что в какой-то момент она просто впала в апатию. Всякое желание что-либо делать отпало. Пришельцы? Сучка? Отец? Да пошли они все!.. Ох, не зря она прихватила с собой дозу герыча, свое новое увлечение. Рука сама тянулась за пазуху. Нужно было только избавиться от свидетелей...
- Чарльз...
Старший сержант единственный, кто показался ей более-менее вменяемым человеком здесь. Если уж кто и разрулит всю эту канитель, то это он.
- Чарльз, я понимаю, что у тебя свои заботы... охрана випов и прочая ерунда...
Ее голос был лишен былой энергии и экспрессии. Она растягивала слова, будто ей было сложно их произносить.
- Но, не смотря на это, я подкину тебе еще забот. Прости уж за это... Я передаю тебе командование операцией.
Возникла кратковременная тишина, которую Хильда сама же и нарушила.
- Кажется, я больше здесь не авторитет, или никогда им и не была. ... Ответственность... повесишь на меня. Так что удачи...
С этими словами она развернулась и пошла обратно в чащу.
- Я себя неважно чувствую сейчас и мне нужно передохнуть! Может быть потом я к вам подключусь!.. А может - и нет! - крикнула она через плече и, отключив рацию, скрылась за заснеженными ветвями рощи.
  
   Несколько секунд стояла полная тишина. Её разорвал напряжённый голос капитана Хенриксен в общем радиоканале:
- Полковник?...

Краснов, услышав капитана, убрал ладонь от лица. Всю операцию он наблюдал вместе с гостями в столовой. Текущая ситуация ему совершенно не нравилась. Поведение Де Мезьер было недопустимо. Теперь Краснову пришлось всё брать в свои руки. Полковник достал из кармана рацию:
-Придерживайтесь плана герра Штеллера, с поправкой на отстранение лейтенанта Де Мезьер от участия в операции. Дальнейшее командование операцией передаю капитану Хенрексен.

"Вот так тайная операция секретного подразделения - ошарашенно подумал Маркус - Сначала гневная отповедь Батисты, потом странный демарш командира подразделения. А если врагов больше, чем видит Хенриксен?" Штреллер уже начал жалеть, что полез с советами к лейтенанту.

- Э-э... Принято, сэр. - С небольшой заминкой отозвалась Мишель. Голос её звучал куда менее уверенно, чем несколько минут назад, во время доклада. - Противник всё ещё неподвижен, так что названный план пока актуален. Группу левого фланга возглавит господин Ракшас, правого - сержант Сикорски. Герр Штреллер командует центром, лейтенант МакГрин обеспечивает координацию - боюсь, с началом боя мне станет не до этого. Господин Батлер пусть пока останется с сержантом Вержбовски и Чарльзом - до начала атаки. И... кто-то должен сходить за Хильдой, присмотреть... - В тоне канадки проскользнуло совершенно невоенное, человеческое беспокойство.
- Отставить. - Холодно вмешался Краснов. - Младший лейтенант здорова и вооружена, а у нас нет лишних людей. Начинайте выполнение.
- Есть. - Капитан вновь ответила после секундной паузы. - Отрядам - выдвигаться на позиции.
  
   Комендант отдавал указания, и на скулах играли желваки - шейх внимательно за ним наблюдал.

"Что-то пошло не так, - подумал он, - впрочем, как и следовало ожидать..."

* * *

Признаться, Ракшас не ожидал, что поставят во главе отряда, но, похоже, с дисциплиной тут совсем плохо. С другой стороны, командование можно понять: враг внутренний гораздо опаснее врага внешнего, ибо бьет в спину. Дав знак бойцам, Ракшас направился в сторону леса.

- Без моей команды не стрелять, - бросил он на ходу. - Ждем снайперов, затем - огонь по ближайшей к лесу муор... - незнакомое слово далось не сразу - морене. Первостепенные задачи: оставаться незамеченными как можно дольше, подобраться к врагу как можно ближе.

Голос Ракшаса оставался спокойным и твердым - он и сам напоминал осколок камня.

События принимали все более интересный оборот и Штреллер с удивлением увидел себя в роли командира звена. Впрочем, это уже была работа, а свою работу Маркус привык делать хорошо.

- Батиста, Вержбовски. Выдвигаетесь на ближайший к оврагу выступ леса - немец указал точку на карте - Не высовывайтесь, пока не начнется стрельба. Ваша задача под прикрытиемцентра и правого фланга прорваться в овраг и ударить во фланг тем, кто мог там засесть. После зачистки ложбины контролировать выход из "тарелки", но до подхода основных сил дальше не лезть.
- Мы с Альфа 3 и Альфа 5 постараемся устранить пост на краю ложбины, или хотя бы связать его боем до подхода ударной группы.
- Доктор Батлер, Вам, я думаю, стоит пойти с нами. Только ради бога, не шумите.

Штреллер убедился, что его группа поняла задачу и двинулся вглубь леса.

Джейкоб развернул сошки своего М249 и упёр их в мёрзлую землю. Посмотрел сквозь прицел - обзор слева сильно ограничивало старое толстое дерево с раздваивающимся стволом, но целевая рощица была видна неплохо. Отыскав взглядом обоих напарников, и убедившись, что у них тоже всё в порядке, прошептал в микрофон:
- Правый фланг на позиции.
- Левый на позиции. - Эхом откликнулся в наушнике Ракшас.
- Центр на позиции. - Герр Штреллер тоже не отвык ещё от военной лаконичности.
- Вержбовски и Батиста готовы, мэм.
- Все группы доложили о готовности. - Заключила лейтенант МакГрин.
- Отлично. - Мишель открыла окуляр прицела и приникла к нему глазом. - Начинаем по сигналу. Сигнал - мой выстрел...
  
   Тоха откровенно развлекался... Скандал в самом начале операции в серьезной организации? Да полноте... Это цирк, а не дисциплина. Интересно, а они ИПов шапками закидать не пытались? Переход командования к "туристам" просто умилял... Колхоз имени Троцкого... Поэтому начхав на приказ, Тоха выстрелил в яркое пятно. Попав, кивнул: хоть оружие пристреляно. Надежды на командный успех стали сомнительны...

"Винторез" оправдал свою репутацию бесшумного оружия - выстрела Тохи по неизвестной мишени не заметил никто. Хотя металлический щелчок довольно далеко разнёсся по заснеженному лесу, обратила на него внимание разве что достаточно опытная Энн. Её старшая напарница была слишком сосредоточена на выцеливании крайнего слева сектоида - мешали два тоненьких молодых деревца на линии стрельбы, колышущиеся под порывами лёгкого ветра. Выбрав удобный момент и зафиксировав прицел, капитан на выдохе выбрала слабину спуска, задержала дыхание...
Серому пришельцу аккуратно снесло кусок черепа. Он даже не дёрнулся - просто мешком осел там же, где стоял. Мишель, не теряя ни секунды, поймала в перекрестие вторую цель, у входного люка, и вновь вдавила спусковой крючок. WA2000 исправно грохнул, толкнул её в плечо отдачей - но так как женщина сместила прицел без вертикальной поправки, противник получил пулю трёхсотого калибра не в голову, а куда-то в район ключицы. Инопланетянина отбросило назад, за камни, и он пропал из поля зрения.
- Начали. - Сухо сказала лейтенант МакГрин в микрофон.
  
   "Начали" - донеслось из наушника.
Штреллер выстрелил из подствольника, надеясь попасть под ноги патрулю. Если не подорвутся, так может из ложбины выскочат. Альфа 3 и Альфа 5, разобрав цели, выпустили по пришельцам по короткой очереди.

Говорят, что новичкам везёт. Эта теория опровергается столь же часто, как и получает подтверждения. Сегодня одним прецедентом в её пользу стало больше. Граната из ГП-25, выпущенная немцем, описав в воздухе дугу, угодила точно в голову одного из засевших за гребнем лощинки сектоидов. Пришелец нелепо взмахнул руками и вместе с гранатой свалился на дно впадины... Грянувший взрыв взметнул в воздух зелёные ошмётки и выбросил за гребень второго инопланетянина, не успевшего толком среагировать.
Автоматные очереди хлестанули по деревьям и земле, без всякого толку - автоматчикам уже не в кого было стрелять...

Пробираться по лесным сугробам, да еще и так, чтобы без шума, было непросто, но Ракшас справлялся. Альфа-1 брал пример с командира, и почти не уступал, а вот Альфа-4 пыхтел, сопел, то и дело наступал на какой-нибудь сучок - приходилось останавливать, и показывать жестами, что он делает не так, и как правильно. Из-за этой возни они немного задержались, но не фатально, зато поставленные задачи были выполнены: подобрались и близко, и незаметно.

Ракшас указал бойцам точки, указал цель - ближайшая морена - занял позицию сам, и не успел перевести дух, как огневой контакт начался. "Центр" ударил жестко, удачно - кажется, в дело пошли гранаты. Отдав по рации короткий приказ, Ракшас открыл огонь по ввязавшемуся в бой врагу.

Контуженный взрывом сектоид у бровки ложбины поднялся было, растерянно мотая головой и позабыв про винтовку, но тут же задёргался под ударами множества пуль и вновь упал. Ещё один "серый" выглянул из-за груды плоских камней на левом фланге - он всё это время стоял там, скрытый от взглядов второго взвода. На пришельца немедленно перенесли огонь Альфа-1 и Альфа-4. Тот ответил неприцельной очередью куда-то в сторону леса и снова юркнул в укрытие.
Далеко справа тоже затрещали выстрелы.
  
   Выстрел из гранатомета оказался на диво удачным, хорошо бы продолжить в том же духе. Маркус перезарядил подствольник и дал сигнал штурмовикам.

- Батиста, Вержбовски, вперед. На правом фланге еще не закончили, аккуратнее.

Тоха не стал дожидаться команды, и выстрелил почти одновременно с капитаном Хенриксен, проделав в голове выбранной мишени аккуратную дырочку. А вот Альфа-2 замешкался - его "клиент" успел упасть на землю и откатиться под прикрытие толстых корней. Однако тут в дело включился Джейкоб. Пулемёт чернокожего прапорщика застрочил, как швейная машинка, вышибая из древесных стволов щепки и взрывая землю вокруг убежища сектоида, не давая тому двинуться.

Батисте и Вальтеру не требовалось повторять. Оба бывалых оперативника рывком преодолели половину дистанции до оврага и залегли, ожидая перекрёстного огня. Убедившись, что фланги врага подавлены надёжно, они сделали ещё один рывок и скатились на дно природной канавы...

Прячущийся за камнями сектоид высунулся из-за укрытия с другой стороны, дал ещё одну очередь по опушке, но миг спустя его голова мотнулась от удара... Инопланетный интервент упал на булыжник ничком и неуклюже сполз вниз.
- Reposer en paix. - Удовлетворённо произнесла капитан Хенриксен.
- Цель на левом фланге ликвидирована. - Перевела для публики её напарница. - Левый фланг чист.
На другом конце поля боя всё шло не так ладно - пулемёт Джейкоба продолжал бить длинными очередями, в ответ раздавались одиночные выстрелы плазменной винтовки. Тем временем в центре штурмовики бегом, пригибаясь, прошли по оврагу и ворвались в лощину. Шедший впереди Батиста выпустил заряд дроби в первый же серый силуэт, который увидел... Совершив тем самым акт милосердия - сектоид с оторванной по плечо правой рукой и изрешечённым осколками телом ещё подавал признаки жизни, однако вряд ли представлял угрозу. Кроме него в "природном окопе" нашлись ошмётки того бедолаги, который поймал гранату лбом, да ещё две повреждённые винтовки пришельцев.
- Капитан, центр занят. - Исправно соблюдая субординацию, Вержбовски доложил старшей по званию, но сделал это на общем канале.
- Центр, противник на двенадцать часов! - Огорошила его в ответ МакГрин.
Три головастых фигурки появились на гребне пригорка позади НЛО. Двое инопланетян, не теряя ни секунды, скатились вниз, под защиту камней и земляных складок примерно на середине склона, третий же остановился, вскинул на плечо какую-то здоровенную, похожую то ли на водопроводную трубу, то ли на духовой инструмент, штуковину... И выронил её, хватаясь за простреленную кисть. Вторая пуля трёхсотого калибра попала "серому" в бедро, и тот свалился рядом со своим оружием.
- Внимание, предполагаю у противника единицу тяжёлого вооружения. - Голос Энн оставался ровным, как у оператора телефонной справочной.
- Едва достаю туда. - Добавила Хенриксен с досадой. - Слишком далеко. "Альфа", не подпускайте их к этой штуке!
  
   Сигнал о новом противнике Штреллер услышал, уже ныряя в ложбину. Вслед за ним в овраг свалились и оба Альфы.
Хорошо стартовавшая операция подкинула первый сюрприз, естественно неприятный. Правый фланг пришельцев до сих пор держался, а их резерв, как назло, занял господствующую высоту. Если у них там правда что-то тяжелое, в овраге может стать слишком жарко.

- Альфа3, Альфа 5, попробуйте по оврагу зайти в тыл "лунатику" на правом фланге.

Сам Маркус перевел Абакан на стрельбу с отсечкой и залег у кромки оврага, выцеливая серые силуэты на склоне.

М249, наконец, умолк, расстреляв ленту, но от него эстафету тут же подхватил пулемёт Калашникова.
- Овраг не доходит до рощи. - Докладывал Альфа-5, пока его напарник сосредоточенно поливал несчастные промёрзшие деревья свинцом. - Мы обстреливаем цель с фланга, и можем попытаться зайти в тыл под прикрытием пулемётов, но тогда будем хорошо видны с "высоты".
- Принято. - Буркнул Штреллер, присев за краем впадины и дёргая затвор "Абакана" - у него очень не вовремя перекосило патрон.

Противника за камнями так и не удалось выкурить своими силами, но выручили снайперы.

"Цель уничтожена, - прокомментировал Ракшас, и сразу же отдал приказ бойцам, - меняем позиции".

По общему каналу тем временем пришло сообщение, что лощина занята. Все шло, казалось бы, удачно, однако, к пришельцам подоспело подкрепление. Снайперские выстрелы не решили дела, да и у бойцов в лощине вышла какая-то заминка.

"Альфа, - принял решение Ракшас, - прикроете меня. Попробую добраться до ближайшей к лесу морены..."

* * *

В тщетной попытке скрыть раздражение шейх дернул бородку, прошептал какое-то ругательство. Связь по-прежнему оставляла желать лучшего, и картинка то зависала, то пропадала вовсе. Со стороны происходящее на поле боя всегда кажется хаосом, а если оно еще и стоп-кадрами, то разобраться решительно невозможно. Сомнений не оставалось: гораздо больше Шаррах почерпнет из рассказа Ракшаса, увидит бой его глазами - главное, чтобы телохранитель не рисковал зря, и не угодил под шальную пулю.

Огонь прикрывающих Ракшаса бойцов и занявших лощину оперативников вынудил сектоидов на склоне осторожничать, и стрелять короткими очередями, приподнимаясь над укрытиями на долю секунды. Толку их стрельба приносила мало, и индус без особо риска сменил дислокацию. Пока прок от этого был минимальный - от огромного камня, ставшего его новым убежищем, до склона было лишь немногим ближе, чем от опушки.
Зато у группы Сикорски наметился прогресс. Их противник, похоже, не выдержал - пулемёт на фланге стал для него последней каплей. Бросив винтовку, серокожий интервент вскочил на ноги и, вереща, бросился куда-то вглубь перелеска. На сей раз "боец Палёное Ухо" не промедлил - "Винторез" и СВД выстрелили одновременно. Чья пуля настигла инопланетного паникёра, сказать сложно, но судя по тому, как он кувыркнулся через голову, это был всё же "Драгунов" с его могучим 7.62.
- Правый фланг свободен. - Рапортовал Джейкоб, захлопывая крышку лентоприёмника.
  
   Сикорски наконец дожал правый фланг и путь к тарелке преграждали только стрелки на склоне. Впрочем, продвинуться дальше под их огнем было не слишком реально. Что ж, попробуем пошуметь.

- Вержбовски, попробуем закинуть пару гранат им за спину. Батиста, прикрываешь.

Два Абакана выплюнули гранаты в сторону склона. В то же время Альфа 3 и Альфа 5 из своего оврага открыли огонь по позициям пришельцев, не давая серым высунуться.

Повторить успех первого выстрела на сей раз не вышло - обе гранаты разорвались с недолётом. Осколки лишь посекли булыжники и земляные бугорки, за которыми залегли пришельцы. Те ответили беспорядочной пальбой - более густой, чем прежде, но столь же неэффективной.

Добраться до морены оказалось легче, чем он думал, да только особых преимуществ позиция не дала. Нужно было двигаться дальше, однако, меж лощиной и гребнем шла ожесточенная перестрелка, и стоило переждать. Воспользовавшись моментом, Ракшас вызвал на связь своих бойцов:
"Попробуйте подобраться к гребню с фланга, но понапрасну не рисковать! Я постараюсь сделать то же, но пользуясь укрытиями камней".

- Есть. - Ответил один из бойцов - индус так и не понял, кто именно. Пока Ракшас - просто для профилактики - держал на мушке обстреливаемый основным силами склон, оба подчинённых ему бойца появились из леса, пробежали перед "лёжкой" второго взвода и повалились за мореной по левую руку от командира, чуть ближе к цели. Похоже, они направлялись к купе деревьев западнее лощины - из неё удобно было как угрожать флангу врага, так и при нужде продолжить движение к горке. Но до плотно растущих елей им теперь оставалось метров семьдесят по голой заснеженной равнине.

-Прямо как в Фаллужде, чёрт подери!
Батиста был готов утратить уже какое-либо понимание действительности, если бы не постоянные выстрелы оружия пришельцев. Очереди пулемётов слишком хорошо восстанавливали в памяти ... различные картины из прошлого.

- Вержбовски, попробуем закинуть пару гранат им за спину. Батиста, прикрываешь.

-Roger that! Covering fire! - и Чарли открыл огонь в сторону противника...

Стрелять в голову- почти всегда поражение противника. А вот живого противника взять. Тело обычно прикрыто бронежилетом или другой зашитой, остаются конечности... С этого момента стреляю в руки- ноги. Тоха ясно понимал, что хоть один сектоид нужен хотя бы частично живым... А материала на желаемое чучелко уже было достаточно...

Взрывы двух гранат видимого эффекта на пришельцев не произвели, зато вместе с пулеметным огнем Альфы 3 заставили тех отстреливаться совсем уж беспорядочно. По крайней мере у отряду Ракшаса помогли подобраться поближе. Еще бы правый фланг с винтовками подтянулся, и "лунатики" вообще не высунутся.

- Сержант, повторим - Штреллер успел перезарядить гранатомет, и сейчас вместе с Вержбовски закинул к позиции противника новую порцию взрывчатки. На этот раз прицел пришлось взять чуть выше.

Несколько напрягал инопланетный корабль. Маркус был уверен, что он не пустует, и очень не хотелось получить оттуда сюрприз в самый неподходящий момент.
  
   Видимо, Маркус исчерпал на сегодня свой запас везения в обращении с гранатомётами - на сей раз вышел перелёт. Это, конечно, старая артиллерийская аксиома, "недолёт-перелёт-накрытие", но граната-то у него осталась последняя... Впрочем, его неудачу сполна компенсировал Вальтер - выстрел сержанта разорвался под левым боком выбранного противника. Взрывной волной бедолагу отбросило в сторону, зажатая в серых лапках винтовка выпустила длинную очередь... которая прошлась по убежищу второго сектоида. Вряд ли того задело, но нервы интервента сдали. Не бросив, правда, оружие, он вскочил на ноги и ринулся вверх по склону. Туда, где лежала похожая на трубу штуковина. Дожидаться финала забега, конечно, никто не стал. Снег вокруг последнего неприятеля буквально вскипел от попаданий... До гребня сектоид не добежал.
Мишель на секунду отвлеклась от прицела и показала напарнице большой палец. Настоящий снайпер бьёт только в голову, но с такого расстояния, да ещё по движущейся мишени, попасть в копчик - тоже достижение. Лейтенант кивнула, прижимая микрофон ладонью:
- Цели ликвидированы. Противника не наблюдаю. Предположительно раненые противники не подают признаков жизни.

Путь первому и четвертому преградил хорошо простреливаемый участок. К счастью, бойцы не лезли на рожон - выжидали удачного момента. В таком же положении находился и Ракшас - приблизиться к врагу можно, но риск слишком велик. По гребню тем временем грянул еще один залп, и отряд пришельцев не выдержал - разбился на осколки, словно глиняный горшок. Дело довершили снайперы, дорога к "тарелке" была свободна.

"Альфа, оставайтесь на месте, - Ракшас высунулся из-за укрытия, оценил расстояние до своих бойцов, - иду к вам".

Снайперы снова отлично сработали и отряду осталось самое волнующее - проникнуть на борт корабля. Дополнительных распоряжений от Хенриксен не поступало, так что отряд продолжил операцию по плану.

Первым Штреллер вызвал Сикорски:
- Сержант, проверьте рощу, а затем выдвигайтесь на склон за тарелкой. Если там остались выжившие - постарайтесь взять живьем. "Базуку" за одним приберите. На вас прикрытие группы сверху.

- Альфа 3, Альфа 5, ваша цель - правый выступ "креста", проверьте, нет ли там входа. Вперед.
Когда пара бойцов покрыла большую часть расстояния до объекта Маркус подозвал Вержбовски и Батисту.
- Мы идем по центру, скорее всего вход там, и ждут нас тоже с этой стороны, так что лишний раз не высовываемся. Гранаты использовать только в крайнем случае, ученым тарелка нужна хотя бы не в виде фрагментов.

Прикрывая друг друга, бойцы по сугробам двинулись к тарелке.

Выполнить распоряжения Маркуса отряду удалось примерно наполовину. Группа Сикорски одним рывком достигла многострадальной рощицы, где рядовой под прикрытием гостя и сержанта занялся осмотром тел. Бойцы центральной группы успели выбраться из лощины, рассеяться и добежать до первых камней, когда в обращённом к ним выступе звездолёта с шипением открылся люк. Оперативники залегли кто за чем успел, не тратя лишних секунд - и правильно сделали. Потому что из люка вышел он.
0x01 graphic

Огромная, грузная зелёная фигура. Внешне куда более похожий на человека, нежели сектоид, ростом за два с половиной метра, с широченными плечами, бугрящийся мышцами, новый пришелец был облачён в нечто вроде облегающего тёмно-зелёного комбинезона с капюшоном. Естественный для него цвет кожи выдавало лишь лицо - фиолетовое, клыкастое, смахивающее на обезьянью морду.
Инопланетянин шагнул через комингс - и когда его нога опустилась, могло показаться, что земля дрогнула. Подняв незнакомое, но вполне подходящее ему габаритами оружие, он обвёл тяжёлым взглядом узких чёрных глаз поле перед собой, где затаились в укрытиях солдаты и гости. Сделал ещё шаг...
...А миг спустя по черепу верзилы щёлкнула пуля WA2000. Срикошетила от покатого лба, оставив заметную вмятину, и ушла куда-то вверх. Пришелец удивлённо моргнул, мотнул башкой и издал растерянное мычание.
- Magnifiquement. - Прокомментировала по радио Мишель. Затем на канале снайперской группы раздались возня и какое-то лязганье.
  
   Да что же вы все им в бошку пуляете!!! А как живца брать?
Тоха прицелился в коленку и выпустил короткую очередь..

Появление эдакого непробиваемого тролля ожидаемо произошло в самый не подходящий момент. Неприятно, когда твои худшие предположения неизбежно сбываются.
Маркус кувыркнулся за ближайший булыжник, сержанты проделали то же самое куда быстрее. Неудача Хенриксен дала понять, что автоматы и дробовик громиле вряд ли помешают. Может гранаты понравятся ему меньше?

Дав Вержбовски сигнал стрелять первым, Штреллер постарался прицелиться как можно точнее, еще один промах может им дорого обойтись...
Залп!

Переползая, Тоха и не заметил, что единственная граната зацепилась кольцом за ветку... Грянувший взрыв унес лет много жизни простого парня Тохи Мамайского, простого пацана с рынка... А рванувшая в кустах граната отвлекла внимание противника... Тут же Анатолий выпустил еще пару выстрелов и перекатился дальше.

Появление новой твари Ракшаса не то чтобы удивило, но уж точно не обрадовало. Отдав бойцам приказ ретироваться, он сам поступил точно так же, и наблюдал за развитием боя из-за укрытия. К счастью, у "Центра" еще остались гранаты...

Пуля "Винтореза", скользнувшая по бедру "зелёного" без всякого эффекта, и грохнувший в роще взрыв, заставили вторженца оглянуться, промешкать ещё секунду... А потом стало поздно.
- Залп! - Скомандовал немец.
Обе выпущенные гранаты ударили в борт НЛО позади пришельца и разорвались, осыпав его осколками. Как бы ни был здоров инопланетянин, ударная волна швырнула его носом в снег, а выскользнувшее из рук оружие улетело на несколько метров в сторону оперативников. Утробно рыча и тряся головой, обезьяномордый начал с видимым трудом подниматься...

Двумя взрывами тварь все же уронило, и, что совсем здорово, лишило ее оружия, пусть и на время.

- Вержбовски, давай последнюю, под ноги.
- Батиста, подберись к этой сволочи поближе, может твой дробовик с близкого расстояния его хоть вырубит.

Сам Маркус выпустил две короткие очереди в грудь пришельца, надеясь хотя бы не дать ему подняться.

- Альфа пять, двигайся сюда, нам нужен пулемет.

На второй очереди "Абакан" вновь заклинило, и Штреллер принялся стучать по ствольной коробке кулаком, рыча сквозь зубы немецкие ругательства. Хвалёная надёжность русского оружия!...
- Пбом! - Сказал ГП-25 на оружии Вальтера, и последняя оставшаяся у оперативников граната шлёпнулась в снег точно под лицом стоящего на четвереньках здоровяка. Сухо хлопнул взрыв. "Зелёного" подбросило на пару сантиметров вверх, после чего он грузно упал ничком и остался лежать неподвижно.
Минуту стояла полная тишина, лишь посвистывал в ветвях ветер да шуршала хвоя. Наконец, кто-то в общем радиоканале выдохнул прямо в микрофон...

- Что ж... - Капитан Хенриксен немного отодвинулась от винтовки, стащила перчатку, сдвинула очки к самому кончику носа и потёрла глаза, зажмурившись. - Похоже... Первая стадия операции завершена. Команда может переходить к проникновению в корабль. Я обеспечу страховку извне и наблюдение за окрестностями.
  
   -Господин Ракшас, прошу Вашу группу проверить левую сторону корабля, нет ли там открытого входа.

Получив от Хериксен "Добро" на проникновение, отряд Штреллера наконец добрался до корабля, по пути проверив громилу. Мозгами тот пораскинул знатно и опасности точно не представлял.
Обшивка тарелки на знакомые Маркусу материалы походила не особо, устройств для открытия входа на ней тоже не наблюдалось.

- Альфа 3, Альфа 5 - оставайтесь у правого выступа.
- Капитан, мэм, достигли тарелки, вход закрыт - вызвал Хенриксен Маркус - полковник что-то упоминал на счет проникновения в объект. Вы нам можете в этом помочь?

- Герр Штреллер... - Мишель опустила крышки прицела и полезла в кармашек за биноклем. - Хотите верьте, хотите нет, но для меня этот бой - тоже первый. В рамках проекта, конечно. Прошлой операцией командовала лейтенант де Мезьер, ещё до моего перевода. Можно поискать её в лесу... Однако по письменному отчёту я помню, что в прошлый раз люк не закрылся...
- Мнда... - Протянул немец, но тут в диалог неожиданно включилась лейтенант МакГрин.
- Все бойцы штурмового взвода обучены базовому обращению со взрывчаткой. - Заметила рыжая канадка с непонятной сварливой ноткой. - Взрывные заряды мы брали с собой. А в вертолёте остался резак по металлу... И ещё какое-то оборудование.

- Вас понял - отозвался Маркус - возиться с резаком, не зная, кто еще прячется в тарелке, я не рискну.

- Вержбовски, помнится, Вы получали взрывчатку перед вылетом. Минируйте люк с нашей стороны. Батиста, прикрываем.

Маркус и Чарльз отошли от корабля на несколько метров и взяли на прицел будущий вход, а Вержбовски принялся деловито облеплять обшивку тарелки взрывчаткой.

Пока добрались до места, Штреллер и компания уже готовили взрывчатку.

- Не будем мешать, - скомандовал своим бойцам Ракшас. - Кажется, шла речь о раненых пришельцах - стоит проверить...

- Этот, вроде, еще жив, - крикнул Альфа-1, пнув ногой сектоида-гранатометчика.

- Отлично, - Ракшас повернулся к Маркусу. - Просьба немного подождать, пока мы управимся, э-э, с "живцом".

Группы уничтожили цели, рация объявила о последних приготовлениях личного состава к проникновению на/в объект.
- Все бойцы штурмового взвода обучены базовому обращению со взрывчаткой. - Заметила МакГрин кому-то по рации, с непонятной сварливой ноткой. - Взрывные заряды мы брали с собой. А в вертолёте остался резак по металлу... И ещё какое-то оборудование.
МакГринн замолкла, о чем-то задумашись. К оборудованию в вертолете также прилагался физик. Размышления ее были недолги.
- Что вы собираетесь делать? - оживился Батлер, услышав голос по рации. - Прошу прощения. Я понятия не имею, что у нас там на фронтах?
МакГрин сдержала смешок:
- Маленький бадабум!
- Виноват, сэр, то есть мэм, то есть лейтенант, - поспешно поправился Батлер и запнулся.
Рация захихикала разными голосами. Физик залился краской смущения.
- Немедленно проводите меня к объекту. Я уверен, что смогу использовать прибор, собранный НАСАвскими коллегами, использовав в качестве инструмента подстройки переносной генератор направленных высокочастотных электромагнитных импульсов.
Снайпер вздохнула и заговорила в рацию.
Через некоторое время физик в компании наемницы устанавливал у "тарелки" треногу с фиговиной, похожей на старинный фотоаппарат. Первое время Батлера смущали зеленые кишки и кровь, живописно расплесканные по окрестностям, но вскоре он сконцентрировался на работе. Настроение было приподнятым и благодушным, Батлер насвистывал саундтрек из "X-files", при этом почти не фальшивил. Он полностью оправился от пережитого при виде дохлых пришельцев потрясения и теперь страстно желал, чтобы кошмарное чудовище поднялось и напало на очаровательную огненноволосую канадку.
- И тогда-а-а!.. - думал Батлер... Что "тогда" он не очень хорошо представлял ибо во всем, что не касалось положений своей докторской диссертации, посвященной свертыванию пространства, опыт и фантазия физика были ограничены. Примерно теми же рамками, что у маленького ребенка.
Но сегодня был удачный для Батлера день. Можно было получить образцы внеземных материалов и технологий. И тогда-а-а!..
- Передвинем-ка генератор ближе! - потребовал Батлер у крутящегося рядом Вержбовски. Физик стал подтаскивать инструмент к предполагаемому входу в "тарелку" и внезапно резко отпрыгнул назад. Устройство, полученное им в лаборатории, которое предположительно открывало люки внутри, слегка завибрировало.
- Что это?
Где-то вдали завыли то ли волки, то ли собаки.
- Занятно, - сказал Вержбовски. - Что эта ваша штука делает?
Оперативник потрогал пальцем насовский прибор. Батлер слегка оттолкнул его.
- Это должно быть что-то вроде ключа от кодового замка.
- Контактов не видно, - возразил Вержбовски.
Батлер уставился на него, как на инопланетянина. Вид у него был самый разнесчастный.
- Хорошая шутка для вашей профессии, - решил он.
- Может быть, все-таки бахнем? - предложил вояка.
- Ага, - саркастически подхватил физик. - Специально ради вас бахнем. Все в радиусе пары километров.
- Что же предлагаете делать? - спросил Вержбовски.
- Не соваться, куда не надо, - отрубил Батлер. - Отойдите-ка назад.
Он отломил от принесенного генератора панель, приставил прибор к каким-то клеммам и осторожно потыкал в переключатели.
- Ничего не происходит, - заметил икс-комовец. - Придется таки бахнуть.
Неожидано раздалось шипение, в корпусе "тарелки" обрисовался аккуратный проем метра два в высоту и один в ширину. Батлер попытался заглянуть внутрь, но МакГрин вцепилась в его комбинезон и оттолкнула за шиворот подальше от входа.
Оперативники скользнули в проем.
  
   Взорвать проход Вержбовски не успел. Вмешался Батлер и, поколдовав с приборами, открыл парадный вход. Так как других люков в тарелке не нашли, у входа собрался почти весь штурмовой отряд.
Первыми в тарелку нырнули Батиста, Вержбовски и Альфа 5. Следом - Штреллер и Сикорски со своим пулеметом.
Из коридора, в который попали бойцы, просматривалась лишь часть отсека. Противника пока видно не было, гигеровской эстетики тоже. Тарелка была стерильна, аскетична и при этом одного взгляда хватало, чтобы понять внеземное происхождение ее создателей.
-Батиста, Вержбовски - налево, Сикорски, Альфа 5 - со мной на право. Смотрите в оба.

Джейкоб забросил пулемёт за спину и с пистолетом наготове пристроился последним - тесная, ломанная структура помещений корабля не особо располагала к стрельбе из пулемёта. Во второй группе Батиста привычно вышел вперёд - сейчас дробовику предстояло сказать своё веское слово.
Маркус осторожно выглянул из-за угла, не нашёл никакой угрозы и рывком достиг двери во внутренней переборке. Чарльз сделал примерно то же самое, но медлить у створок не стал - обменялся взглядами с Вальтером и тут же вдавил кнопку на "имитаторе". Двери послушно разошлись в стороны, штурмовики ворвались внутрь... и очутились в ещё одном пустом помещении - квадратном, довольно скромных размеров. Потолок выглядел искорёженным, словно на нём танцевали брахиозавры. Вдоль стен тянулись металлические сиденья, с виду откидные - где-то полтора десятка. Очевидно, это был десантный отсек. По высоте все сиденья оказались рассчитаны на сектоидов, и Батисте внезапно стало немного жалко покойного здоровяка. Вероятно, несчастного "зелёного" везли на полу...
- Чисто. - Сказал он в микрофон, не уверенный, что внутри "тарелки" будет работать радиосвязь.
- Принято. - Развеял его опасения голос Штреллера в наушнике.
- У нас тут ещё одна дверь. Мы входим.
- Мы тоже.

Батиста вскрыл очередную дверь. Маркус перевел Абакан на непрерывную очередь и тоже надавил на кнопку. Дверь открылась и Штреллер осторожно заглянул в проем. Причудливая конфигурация помещений не позволяла полностью осмотреть помещение, но врагов пока видно не было, зато из-за угла выглядывал краешек какого-то пульта.

- Сикорски, вперед, я прикрываю. Наверняка тут прячется хотя бы пилот.
Сержант первым скользнул внутрь.

"Пилотов" оказалось двое. Один сосредоточенно копался в пульте, другой нервно прохаживался рядом с его креслом, держа в серой лапке знакомый Джейкобу по первому бою плазменный пистолет. При виде нежданных гостей он дико заверещал и выпалил навскидку. Прапорщик отшатнулся в сторону, но напрасно - руки у сектоида так дрожали, что огненный сгусток ушёл далеко вправо, и разбился о стенку, оставив на ней опалённое пятно. Второго выстрела оперативник ждать не стал - один за другим грохнули хлопнули пистолетных выстрела, и горе-интервент опрокинулся на спину, обзаведясь лишними отверстиями в черепе.
Его занятый электроникой товарищ отреагировал... адекватно. То есть завизжал и, размахивая руками, бросился к противоположной двери. Из которой как раз появился Батиста с дробовиком наперевес.
- Живьём! - Рявкнул Маркус. Чарльз понял - и угостил почти налетевшего на него пришельца прикладом в лоб. Кажется, сработало...
Пока Джейкоб осматривал и связывал поверженного инопланетянина, Штреллер и Батиста проверили последнее помещение - почти пустое. На стене виднелось несколько панелей с кнопками, а в центре возвышался разбитый янтарный цилиндр из толстого стекла. Такой же, как на первой "тарелке", Джейкоб подтвердил это минуту спустя...

* * *

Бледный мужчина в чёрном деловом костюме наблюдал за тарелкой с околицы мёртвой деревни - и не похоже было, чтобы местный климат доставлял ему неудобства. Когда из НЛО вышли первые оперативники, волокущие на себе живой "трофей", неизвестный посмотрел на часы, удовлетворённо кивнул и неспешным шагом скрылся за обветшалыми зданиями...

Время завершения операции - 15:18. Дата: 19 января 2014 года.
  
   Позднее...

Хильда с трудом разлепила веки и минуту лежала неподвижно, прежде чем одними губами прошептать: "Незнакомый потолок...". Ещё минуту спустя до неё дошло, что потолок очень даже знакомый, просто странно освещённый... И лежит она на своей кушетке, укрытая тяжёлым зимним одеялом по самый подбородок. Повернув голову (к горлу тут же подкатил комок), девушка увидела прикроватную тумбочку, на которой горел чужой ночник в виде фигурки хоккеиста. Мерцающие цифры электронных часов рядом с ним показывали "22:55". В тот самый момент, когда взгляд немки остановился на экранчике, цифра "55" сменилась цифрой "56". Она сглотнула комок, ещё чуть-чуть повернула голову и обнаружила, что на соседней койке - лишённой даже матраса и в другое время убранной к стене - сидит, привалившись спиной к стенке, свесив голову на грудь и держа очки в руках, старая знакомая... Де Мезьер едва не поперхнулась - и этот сдавленный звук разбудил капитана.
- Je me suis reveille? - Спросила Мишель, надевая очки и устало, вымученно улыбаясь. - Oh, et avez-tu fait nous inquiete, ma cherie... Nous avons la fumee, tu...
Тут канадка вдруг поняла, что от усталости забывает переводить мысли на английский, и хлопнула себя по лбу. С чуть более "живой" улыбкой сказала:
- Прости, совсем вымоталась. В общем, задала ты нам жару...
- А? - Хильде хотелось заорать, чтобы незваная гостья выметалась подобру поздорову, но от крика голова наверняка лопнула бы, забрызгав кровать, а бельё у интенданта выбить не так просто...
- После боя мы с Энн тебя искали. - Пояснила Хенриксен. - Нашли. Надеюсь, не сильно помяли, но синяков ты мне наставить успела... Хорошо хоть, автомат потеряла где-то, а про пистолет забыла... Ну и потом - дёргалась, бредила, тошнило тебя... Хоть что-нибудь помнишь?
Немка натянула одеяло до самого носа и хмуро смерила капитана взглядом. На той были штаны от зимнего камуфляжа и оливковая форменная футболка с большим мокрым пятном на груди.
- Я что, прямо на... - Хильда снова сглотнула, указывая на пятно глазами.
- А, это? - Мишель опустила взгляд. - Нет, это ты на меня стакан с водой опрокинула, когда мы тебя поить пытались. Тазик Энн как раз вынесла.
Де Мезьер крепко зажмурилась и спросила как могла громко:
- Почему... ты?!
- А кто ещё? - Капитан пожала плечами. - Доктору не до того, ей столько добра привезли на вивисекцию... Промыла тебе желудок, выдала нам лекарства и умчалась. Джейкоб заходил, но надолго остаться не смог - ему за тебя отчёт писать и отряд в порядок приводить. Вот мы с Энн, по-соседским...
Хенриксен вдруг сдвинула брови и наклонилась вперёд, упираясь ладонями в колени. Спросила со странной смесью сочувствия и металла в голосе:
- Хочешь сказать что-нибудь?
Хильда поджала губы, однако смолчала - хотя это было непросто. Но голова...
- Ладно... - Канадка встала и провела ладонью по чёлке, убирая со лба волосы. - Пора переодеться, пожалуй... Мы будем у себя, напротив. Если что - кричи. А лучше - загляни, ей-богу...
Кивнув хозяйке комнаты, она вышла...
  
   Указания шейха перед боем были просты: без лишней нужды в пекло не лезть, но смотреть в оба глаза, оттого и удивился, когда узнал, что Ракшас участвовал в боевых, как командир звена. Выслушав краткий пересказ слуги о перипетиях схватки, Шаррах покачал головой:

- А в корабль зря не заглянул - информация оказалась бы кстати.

- Более важным казалось осмотреть гиганта, - лицо Ракшаса оставалось спокойным, голос - ровным, - а корабль мы уже видели...

- Ладно, - шейх взмахнул рукой, - что было, то было.

Излишняя осторожность Ракшаса Мустафе не очень понравилась, но в целом он был доволен - если врага удалось одолеть при таком, хм, разброде, рискнуть определенно стоило. Шейх пока слабо представлял, что будет делать с трофеем, если даже получится захватить, но уже одни образцы вооружения - козырь в рукаве.

- Еще одна подачка проекту не помешает, - губы Шарраха искривила зловещая улыбка, - а там поглядим.

- Господь наш на небесах, яви свою мощь, позволь верным слугам твоим превозмочь скверну адову; позволь сокрушить броню их, и искоренить врагов твоих вне Земли. Позволь применить тяжёлое вооружение против врагов твоих, и защитить невинных от угнетения нечестивыми...
Ствол вниз, приклад вверх, ствол на предохранителе, полностью перезаряжен...
Батиста, не смотря на свою подготовку, до сих пор не мог отойти от своего безумства, вспоминая тот ангар, полностью забитый останками людей, и того ФБРовца, который приказывал это все забыть...

Тоха был задумчив: такое не подстроишь все же. А вот теперь что с этим делать? Надо бы использовать в своих целях, но насколько же руководство пойдет на взаимовыгодные сделки? Было над чем подумать, было.

Уже в вертолете, когда прошел боевой азарт, Штреллер привычно занялся анализом проведенной операции. И, не смотря на отличный результат, четко понял, насколько им сегодня повезло. Сорвись внезапная атака, успей выстрелить пришелец с бандурой, да окажись в тарелке два гиганта - и сафари превратилось бы в избиение землян.

Уже на базе, сдав в арсенал оружие, Маркус пришел к неутешительным выводам. Во-первых, угроза вторжения инопланетян не фикция, стоит "серым" взяться за землян всерьез и все, аллес капут, как говорится.
Во-вторых, в нынешнем своем виде проект Х-СОМ нежизнеспособен. Впрочем, перспективы сотрудничества все равно есть, но первоначальный план летит ко всем чертям.

Впереди оставался целый вечер на базе и немец не знал чем себя занять. В конце концов он переоделся, прихватил заначенную фляжку с виски и отправился побродить по базе. Неплохо было бы заглянуть к коменданту и узнать его точку зрения на проект, не помешают контакты герра Пузикова - связи в России Вермеер одобрит. Еще можно напоследок навестить Елизавету Васильевну и "Линз", просто пообщаться.
С этими мыслями Маркус вышел в столовую.

И обнаружил там мрачную Энн МакГрин, спешащую куда-то с большим эмалированным тазиком в руках. Девушка явно не переодевалась после миссии, лишь сняв "верхний слой" экипировки. Заметив немца, она нахмурилась, ускорила шаг и скрылась в коридоре обжитой оперативниками казармы. Вернулась буквально через минуту, Штреллер даже не успел решить, куда бы ему отсюда направиться в первую очередь. Помахивая пустым уже тазиком, подошла к гостю, вдруг остановилась и положила ему руку не плечо. То ли подмигнув, то ли моргнув, серьёзно сказала:
- Отлично справились, сэр.
- Спасибо. - Благодарно наклонил голову Маркус, не зная, что и думать.
- Такое дело нужно запить. - Младшая канадка криво усмехнулась, чем совершенно выбила Штреллера из колеи. - Если хотите, загляните к нам с Мишель попозже, часам к одиннадцати.
- Запить? - На всякий случай переспросил германский "турист". - Капитан ведь не пьёт?
- Именно поэтому и будете нужны вы. - Серьёзность, с которой говорила Энн, учитывая ситуацию, выглядела комичной. - И можете прихватить мистера Батлера, он сегодня тоже отличился.
- С... спасибо. - Ответил Маркус, всё ещё не пришедший в себя от зрелища лейтенантской улыбки.
МакГрин перехватила тазик поудобнее, чуть взмахнула им, словно салютуя собеседнику, и стремительно удалилась, развернувшись через плечо.
  
   МакГрин умчалась, оставив Маркуса в легком недоумении. Впрочем, приглашение выпить отлично вписалось в настроение, тем более в такой компании.
До одиннадцати оставалось еще прилично времени и Штреллер решил все же поискать полковника. Предупредив о приглашении подвернувшегося Батлера, немец постучался к Краснову.
- Николай Николаевич, добрый вечер - полковник за столом подписывал какие-то бумаги и жестом пригласил гостя войти - утром нас прервали, но тема для разговора осталась, более того, после боя причин для этого разговора у меня еще добавилось.
Не хотелось бы Вас обидеть, я и моя Компания очень благодарны за эту экскурсию, но состояние дел в Х-СОМ вызывает у меня серьезные опасения. Если Ваши кураторы рассчитывают победить такими силами, это печально.

- Во-первых, к Вам в руки попадают уникальные артефакты инопланетных рас, но заниматься ими у Вас банально некому. - Маркус чуть было вслух не прошелся по русской безалаберности.
- Во-вторых, Ваши бойцы вооружены, простите меня, хламом, и до этого никому нет дела.
- И в-третьих, без опытного командира со следующего задания оперативная группа попросту не вернется.

Краснов молча выслушал тираду немца, лишь на скулах заиграли желваки. Штреллер осекся и продолжил спокойнее.

- Тем не менее, согласно предварительной договоренности, по первому Вашему требованию сюда будут направленны четыре опытных бойца. Так же, если есть такая необходимость, Вермеер может передать проекту вертолет: МИ-2УПР или МИ-10К. Машины требуют некоторого ремонта, но, уверен, пригодятся.
- Второй момент - инопланетные технологии. Не знаю о чем думают в ООН, но внедрение технологий пришельцев может принести серьезные прибыли в будущем и наша Компания предлагает следующее: в обмен на определенный процент в патентных правах "Wermeer Shield Group" привлечет в проект ученых и инженеров, а так же организует решение всех организационных вопросов в этом направлении. - последнее предложение прозвучало чересчур нагло и Маркус попытался смягчить эффект - Естественно, такие вопросы будут решаться не на нашем с Вами уровне, но кое-какую инженерную помощь я Вам постараюсь обеспечить.

-Я понял ваше предложение,- Краснов прекрасно понимал Штеллера, его в начале тоже удивило состояние базы,- Проект Х-СОМ - молодой, ему нет и трёх недель, отсюда вытекают и озвученные вами проблемы. Теперь, конкретно по вашему предложению. Проекту не помешал бы вертолёт большой грузоподъёмности. Исходя из этого, МИ-10К будет предпочтительней. Ваше предложение по научной и инженерной части, тоже, вполне интересно. Наши переговоры с НАСА идут не очень успешно, поэтому ваше предложение как нельзя кстати. Так же, хочу вас проинформировать: текущий командир опергруппы - старший лейтенант Де Мизьер, исключается из проекта. И перед тем как будет отправлен запрос на нового командира, я хотел бы уточнить: вы можете предложить что-нибудь по-этому поводу?

- Таких подробностей о проекте нам не сообщали, так что прошу извинить за излишнюю резкость.
Вернувшись к привычной атмосфере деловых переговоров, Штреллер почувствовал себя гораздо увереннее.
- По вертолету Вас понял, в назначенный день он будет ждать вас на перевалочной базе, с ним же прибудут четыре бойца с полной экипировкой. По научному направлению до окончания переговоров многого пообещать не могу, но, как минимум, могу порекомендовать отличного специалиста-оружейника. Плюс есть на примете толковый инженер-конструктор, его досье я вам тоже отправлю, человек сложный но как специалиста - рекомендую.
- Что касается командира оперативной группы - Маркус задумался, перебирая в уме варианты - могу лично от себя порекомендовать знакомого офицера. На сколько я знаю, он успел повоевать в Афганистане и Ираке, а сейчас в чине капитана застрял на штабной должности. В свое время он хорошо себя зарекомендовал именно в командовании малыми подразделениями. Уверен, сменить штаб на реальный конфликт он просто мечтает.

-Хорошо, буду ожидать досье на него,- полковник искренне улыбнулся,- с Вами приятно иметь дело.

Пока все были заняты и возбуждены, Тоха о чем-то успел пошептаться с прапорщиком Сероконем. В итоге обменявшись улыбками, пожали друг другу руки и налили себе из фляжки (Сероконя, ясное дело, Тоха был в гостях же).

Тяжело начинавшийся разговор закончился на положительной ноте. До одиннадцати Штреллер еще успел перекинуться парой слов с Пузиковым, выслушать импровизированную лекцию Батлера о возможных принципах работы энергоустановок чужих и добыть у интенданта пару шоколадок.
Без пяти одиннадцать Маркус стоял у порога офицерского блока.
  
   Хотя лейтенант не удосужилась сообщить приглашаемому, где именно в офицерском блоке его ждут, нужную дверь он отыскал сразу - перед ней лежал синий половичок с надписью "Вытирайте ноги!" на разных языках, включая французский. Учитывая, что на базе его, похоже, знал только один человек... Маркус благовоспитанно постучался и, услышав "Войдите!", толкнул створку.
- Добрый вечер. - Приветствовала его МакГрин, сидящая на своей койке за откидным столиком - для этого ей пришлось убрать подушку. Перед канадкой стояли несколько рюмок, плоская бутылочка без этикетки, наполненная янтарной жидкостью, и... банка с мелкими маринованными огурцами, уже открытая. На дальнем конце столешницы, у самой стенки, Штреллер не без удивления заметил пару самодельных шахматных фигурок - уже готовый белый конь и недоделанная пешка.
Кроме стола и коек всё убранство комнаты составляли прикроватные тумбочки и два стула. На один из них Энн указала взглядом, приглашая сесть.

- Добрый вечер, фроляйн - Маркус чуть склонился в знак приветствия - я смотрю, вы основательно подходите к вопросу.
- Ваша подруга, я смотрю, задерживается - немец добавил к "пайку" свою фляжку и шоколад - если не секрет, вы давно вместе?

- Несколько лет. - МакГрин ловко, орудуя только пальцами и почти не шевеля кистью, "рассортировала" рюмки, отделив лишние, сдвинув их к стене и разместив три оставшиеся словно бы на вершинах треугольника. - Познакомились на одной операции... Вернее, встретились, а познакомились чуть позже. Я тогда была в группе мобильной разведки, работать в паре начали не сразу...
Девушка фыркнула, не глядя на собеседника:
- Сработались неплохо. Мишель - хороший напарник... даже слишком. Ей мало быть просто товарищем по службе, она всегда стремится к большему.
- В смысле?
- Видите, на тумбе у кровати? Рамочка?
Штреллер посмотрел в указанном направлении и только теперь заметил маленькую рамку с немного засвеченной фотографией. Снимок сделали против солнца, объектив был направлен снизу-вверх, так что в кадр попало только лицо на фоне яркого неба. Но что это было за лицо...
0x01 graphic


- Капитан держит ваш снимок у себя на тумбочке? - С каким-то нехорошим подозрением в тоне спросил немец.
- Нет. - Кажется, рыжая канадка подавила смешок. - Это моя тумбочка. Она заставляет меня держать эту фотографию под рукой постоянно. Как напоминание.
- О чём?
- О том, что я умею улыбаться. - Энн повела плечом и принялась скручивать крышечку с бутылки. - Считает, мне нужно об этом постоянно напоминать, особенно после потери глаза. Кстати, снимок как раз после госпиталя сделан...
С минуту они молчали. Спиртное так и осталось в откупоренной бутылочке. Наконец, МакГрин вздохнула:
- Теперь понимаете? Кажется, именно из-за этого она и не работает с группами больше чем в два-три человека. Не умеет... дистанцировать себя. Это очень плохо для военного офицера.

- Зато очень хорошо для обычной девушки. Жизнь не ограничивается службой, а способность сопереживать делает фроляйн Хенриксен честь.

МакГрин в неформальной обстановке растеряла свою излишнюю брутальность, перед Штреллером сидела живая, интересная женщина, а не местный вариант Старбак.
- Позволите? - Маркус разлил по рюмкам грамм по пятьдесят ароматного напитка - Тем более офицер она хороший. Перед моими глазами прошло немало самых разных подразделений, и, можете мне поверить, любой толковый командир примет вашу пару с распростертыми объятиями.
Гость бросил еще один взгляд на снимок.
- Кстати, Хенриксен права, Вам определенно не стоит забывать про улыбку.
  
   Узнать мнение самой Энн на этот счёт Маркусу не довелось - открылась дверь, и на пороге появилась капитан. Старшая канадка являла собой разительный контраст - свежая, явно только что отутюженная выходная форма, и отнюдь не свежий, утомлённый вид самой женщины. Тем не менее, входя в комнату, она привычно улыбнулась:
- Мистер Штреллер, вы всё же пришли... Очень приятно.
Кивнув гостю, капитан присела на свободную койку и поинтересовалась:
- О чём говорили? - Хитро подмигнув, уточнила. - Меня обсуждали, да?
- Не совсем. Говорили про операцию, где мы с тобой познакомились. - Неожиданно взяла инициативу её напарница, малость покривив при этом душой.
- А, да... - Хенриксен с кривой усмешкой потёрла затылок. - Любопытное было дело. Тогда в центре враждебного города застряла группа с большим количеством раненых и нонкомбатантов. Их окружили в административном здании и сильно давили огнём. Командование бросило на помощь сводный батальон, в который попала и я с отделением Второй оперативной. Вышло, конечно, глупо и кроваво. Весь город был против нас, чтобы пробить и удержать безопасный коридор одного батальона не хватило. Мы только прорвались к окружённым и оказались в том же положении, что и они. Начали отходить с боем, я прикрывала группу от вражеских снайперов, держась в стороне от основных сил... Ну так и вышло, что все ушли, а я осталась...
Не переставая улыбаться, Мишель коснулась кончиками пальцев ключицы:
- В общем, в итоге меня подстрелили. Тут бы и сказке конец, но штаб решил на следующий день вновь ввести силы в город, и по кварталам выслали разведгруппы. Энн вела одну и нашла меня, уже почти холодную. И вытащила, хотя это было непросто - группу раскрыли, завязался бой... Но меня не бросили, хотя тащили так "нежно", что в добавок сломали пару рёбер...
- Я была уверена, что несу труп. - Опять помрачнела расслабившаяся было МакГрин, вертя в пальцах рюмку. Залпом опустошив её, пояснила. - У тебя ни пульс, ни дыхание не ощущались, а осмотреть как следует некогда было...
- Да я не в обиде, всё ведь срослось. - Отмахнулась Хенриксен. - Живая - и ладно. И вообще, тащить мёртвого товарища до своих - куда самоотверженней, чем раненого.
Снова повисло молчание, но на сей раз Мишель не позволила ему затянуться. Взяв свою рюмку, повернулась к Штреллеру:
- Скажите, Маркус, как вам эта база? Я не про деловую часть и перспективы проекта спрашиваю, это вы, уверена, обсудили с полковником. Вообще, ощущения от людей, коллектива?

Вопрос Мишель застал Штреллера врасплох. Он уже привык анализировать, оценивать и препарировать все вокруг, а вот его ощущениями обычно мало кто интересовался.
- Если честно, фроляйн Хенриксен, мне у вас, как это... комфортно. Много интересных людей, разных, не идеальных конечно, но весьма любопытных. Грандиозная задача. Масса интересной работы по нормальной организации всего вокруг - Маркус залпом опустошил рюмку - Да ладно, выкиньте мои слова из головы, опять в анализ скатился. Мне просто с детства хотелось пожить в сверхсекретном подземном бункере.
С улыбкой немец налил еще по стопке.
- А как вас двоих занесло в проект? Объявлений о приеме на работу наверняка не было. Сразу поверили, что пришельцы существуют?

- Не то, чтобы сразу... - Капитан поводила пальцем по краю банки с огурцами, обходя вопрос о переводе. - Но к тому моменту, когда прибыла на базу - уже верила. Нас здорово "накачали" перед отправкой - и остальных оперативников тоже, как я знаю, даже рядовых из числа местных. Первый бой... не шокировал. Всё то же самое, что и с людьми, если не цепляться за детали.
Она внезапно зажмурилась и, шмыгнув носом, отпила из своей рюмки. И ещё раз - добив остатки. Выдохнула.
- Мне сказали, вы не пьёте. - Хмыкнул Штреллер.
- Да. Есть причины. - Мишель несколько смущённо почесала кончик носа, а МакГрин, протянув руку через стол, забрала у неё пустую стопочку. - Но сейчас уникальная ситуация - я точно знаю, что вот эти... - Она прищурилась и смерила взглядом почти пустую бутылку. - ...сто двадцать-сто двадцать пять грамм кубинского рома - последний алкоголь в радиусе нескольких сотен километров, если не считать препаратов из лаборатории. Так что могу составить вам компанию без особого риска...
- А чем мы рискуем? - Не удержался Штреллер, вспоминая, как покраснела МакГрин во время их разговора на банкете. - Вы бросили пить после какого-то инцидента, кажется?
- Ох, чёрт... - Мишель облокотилась о край стола и подпёрла лоб ладонью. Маркус тут же пожалел о том, что задал этот вопрос, но канадка всё же ответила... со смешком. - Я и раньше-то почти не пила, только по традиции, с товарищами... Допьяна вообще никогда не напивалась... В общем, в тот раз, после тяжёлой операции, все здорово надрались, меня тоже напоили в зюзю... И я каким-то образом уговорила часового открыть мне арсенал...
- И? - Подтолкнул немец, когда пауза затянулась.
- Вот что было после - не помню. - Развела руками женщина. - Но утром сильно болело правое плечо, а ещё оказалось, что меня понизили до лейтенанта... И восстановили только через месяц. Так что я дважды капитан. Детали знают только Энн, которая всю вечеринку была в сознании, и командир, который подписывал приказ о моём разжаловании, но оба мне ничего не рассказывают.
- Это чтобы тебе было стыдно. - Буркнула рыжая напарница, отодвигая трофейную капитанскую рюмку к стене.
- Мне и стыдно. - Сокрушённо вздохнула Хенриксен. И тут же лукаво глянула на Маркуса из-под чёлки. - Вот такая история, герр Штреллер. А вы что подумали?

- До Вашего вопроса я был уверен, что все закончилось дебошем, но теперь даже не знаю... - Маркус подмигнул МакГрин

За разговорами вечер пролетел незаметно. Не смотря на протесты Мишель, к рому присоединилась фляжка виски. Штреллеру в аскетичном казенном блоке было чертовски уютно. Нечасто попадаются люди, с которыми легко с первой секунды, и девушки оказались как раз из этой категории.
Далеко за полночь, когда все-таки пришлось расходиться, Маркусу казалось, что Энн и Мишель он знает давным-давно.
- Спокойной ночи, фроляйн, рад был с вами познакомиться.
  
   Ночь прошла, настало утро... Около десяти часов персонал базы собрался, чтобы проводить гостей. Прибывший часом ранее "экскурсовод" Джеймс стоял у трапа Ми-8 и кивком приветствовал каждого, поднимающегося на борт. Шейх и его телохранитель были как обычно молчаливы и загадочны. Англичане тоже уходили молча, в задумчивости. Вот русский и немец прямо на ходу продолжали что-то обсуждать, однако уже на ступеньках трапа Штреллер нашёл время обернуться и помахать кому-то из персонала рукой.
- Что ж, мистер Краснов. - Обратился к полковнику Джим, когда погрузка завершилась. - Думаю, всё прошло... Как минимум интересно. Ближайшие недели наша административная часть будет улаживать последствия этого визита, а там ждите звонков. Надеюсь, всё выйдет с пользой для вас. Мистера Чарльза Батисту оставляю вам окончательно, он уже зачислен в штат. Всё, чем могу, увы...
- Спасибо. - Наклонил голову полковник.
- Будете в Лондоне - я вас найду. - Джеймс вскочил на подножку люка. - Выпьем за победу!
Он убрался внутрь и закрыл дверцу. Вертолёт начал раскручивать винт, персонал бросился в стороны... Через пару минут Ми-8 уже таял в небе Сибири...
0x01 graphic


Как только створки гигантского ангара сомкнулись над головами сотрудников Х-СОМ, Мишель Хенриксен, всё это время стоявшая с запрокинутой головой, шумно выдохнула и размашисто перекрестилась. Энн за её плечом повторила жест, хотя и более сдержанно...
  
   После отъезда туристов работы полковнику только прибавилось. Базу ждало грандиозное обновление. Краснов лишний раз отметил про себя, до чего ведь огромный бункер был построен, поэтому трудности с расширением рабочего, да и жилого пространства не возникало. Достаточно было лишь расконсервировать старые помещения. А такая необходимость возникала. Первым делом было решено расконсервировать санузлы в офицерских комнатах, недаром же их там поставили. Так же расконсервации подлежал ещё один склад, который должен был быть отведен под техническую лабораторию. Биологическую лабораторию тоже необходимо было обустроить. Так же были заказаны материалы для комнаты содержания инопланетян. Живых пришельцев сейчас содержали в карцерах, но долго они там очевидно не протянут. Полковник так же распорядился распечатать помещение недалеко от арсенала и переоборудовать его в комнату для брифинга, в центре которой должен быть установлен один из этих модных сенсорных столов. Проектор так же прилагался.
Несмотря на то, что Хильда в скором времени должна была покинуть базу, население бункера должно было только вырасти. Место Де Мезьер должен занять командир из "Wermeer Shield Group". Для всего обслуживающего персонала было решено отвести специальное помещение на нижнем ярусе, а в их казармы заселить новобранцев. А новобранцев ожидалось немало. "Wermeer Shield Group" также должно было доставить четверых опытных бойцов. Полковник, решил заказать дополнительно ещё шестерых солдат. Краснов так же решил, что БМП, пылящаяся в ангаре, должна сослужить хорошую службу, и в запрос также включил экипаж для этой бронемашины.
Что касается оружия, то тут ожидалось большое пополнение: "Линзы" ожидало пополнение в виде Barrett M82. Так же планировалось закупить 12 АКМ и доукомплектовать всё штурмовое вооружение коллиматорными прицелами.
По затратам всего вышло на 775 000$
  
   Некоторое время спустя...

...На сей раз работали лишь одиннадцать мониторов - тот, который в прошлый раз показывал только заставку, теперь был вовсе отключён.
0x01 graphic


- Полагаю, эти новости можно считать хорошими. - Скрипел высоким старческим голосом компьютер слева. - После инцидента в воздушном пространстве Китая и успеха последовавшей операции Х-СОМ, Народная Республика согласилась не только удвоить финансирование, но и оказать помощь с кадрами.
- Что позволяет нам сохранить независимость проекта от частных источников. - Могуче пробасил центральный компьютер.
- Но это не отменят пользы, которую мы получили от проведённой "экскурсии". - Заметил Куратор, глядя поверх сцепленных пальцев. - Проект получил не только разовые вливания - были установлены контакты, которые могут оказаться ценны в будущем.
- Вот только нужны ли они нам - большой вопрос. - Бас прогремел грознее обычного. - Мы же не хотим превратить Х-СОМ в самостоятельную организацию. А неконтролируемые связи весьма этому способствуют. Выход на чёрный рынок через прямой контакт...
- Но пока всё идёт по плану. - Вмешался третий голос - мягкий баритон, исходящий от крайней справа электронной машины.
- Верно. - Признал бас. - План соблюдается, однако не во всём.
- Дитя покинуло колыбель. - Поддержал скрипучий - словно наждаком провели по ржавчине. - Теперь мы должны думать, кем её заменить. Детей не так уж и много, а известных нам - считанные единицы.
- В данном случае я полностью поддерживаю решение полковника Краснова. - Куратор сдвинул брови. - Проблема даже не в отсутствии навыков и способностей, для этого рядом с де Мезьер были опытные люди, и мы могли прислать новых. Проблемы в её психической нестабильности. Она просто не подходила для наших целей. Истеричный депрессивный подросток не должен решать судьбы мира.
Почти минуту после сказанных слов стояла тишина. Наконец, ЭВМ в центре заговорил:
- Проект доказал свою жизнеспособность и мы готовы его поддерживать. Это решено. Можно обсудить иные вопросы. В первую очередь - действия Российской Федерации. Нами было установлено, что специальный отдел Роскосмоса, сформированный для помощи Х-СОМ, не был распущен после выхода страны из проекта. Кроме того, крупные суммы из бюджета...

...Когда мониторы погасли и вспыхнул свет, Куратор поднялся и, морщась, потёр поясницу. Вздохнув, быстрым шагом покинул комнату, поднялся по коридору наверх и прошёл к краю платформы. Там он долго стоял, облокотившись на перила, глядя на низкое серое небо Северной Атлантики и слушая, как её холодные волны плещут о циклопические опорные сваи...
  
   Вечером того же дня на почту Краснова пришло письмо от Штреллера.

"Уважаемый Николай Николаевич, как и обещал, направляю Вам контакты специалистов, которые могут пригодиться проекту.

Джеймс Лайтман, капитан американской армии, имеет боевой опыт.

Малькольм Гэллегер, инженер-авиаконструктор, но в последнее время занимается всем подряд. Наверняка пригодится для изучения устройства инопланетной техники.

Леонардо Ишер, оружейник-самоучка. Настоящий маньяк своего дела, сейчас доводит до ума стрелковое оружие для нашей фирмы. Возможно, Вас заинтересуют некоторые его прототипы.

С уважением, капитан Маркус Штреллер."

Вложение: Контактные данные указанных лиц, личные дела наемников.
-----------------------------------------------------------------------------------

Лейтенант Алексей Иванов, командир группы.
42 года, рост 1,82, волосы темные.
Боевая специализация - снайпер.
Вооружение: СВУ-АС, СР-3 "Вихрь"
Особое: предпочитает скрытность, спокоен, рассудителен.

Сержант Гурам Осадзе.
29 лет, рост 1,86, смуглый, волосы темные.
Боевая специализация - пулеметчик.
Вооружение: РПК-74Н, АПС
Особое: вспыльчив, обидчив.

Сержант Тревор Колби-младший.

26 лет, рос 1,84, волосы русые.
Боевая специализация - штурмовик, механик, подрывник.
Вооружение: G36 с подствольным гранатометом AG36, Glok18.
Особое: уравновешен, любит возиться с механикой.

Капрал Сим Дьюк.

28 лет, рос 2,04, блондин, качек.
Боевая специализация - штурмовик, водитель.
Вооружение - Pancor Jackhammer, Arsenal 40 мм "Lavina", FA MAS G2 и кулаки.
Особое: Утверждает, что встречал инопланетян раньше, балагур.


Второе сообщение было от старых знакомцев из NASA - на сей раз электронное и куда менее официальное.
"Уважаемый Николай Николаевич. - Гласило оно. - С радостью сообщаю вам, что мы проанализировали внешние характеристики сбитых вами НЛО и смогли приготовить новую прошивку для головок наведения ваших ракет "воздух-воздух". Надеемся, что теперь они будут наводиться нормально, даже на корабли новых типов. Но проверить это возможно лишь в бою, так что будьте осторожны. С наилучшими пожеланиями...".
Вместо подписи внизу стояли всё тот же непонятный значок и отсканированный отпечаток собачьей лапы в чернилах.
0x01 graphic

0x01 graphic
  
   Несмотря на запланированные перемены, после отлёта гостей база словно притихла. Прилетали грузовые вертолёты - "восьмушки" и огромные "шестёрки", с которых выгружали амуницию, оружие, строительные материалы. Возились рабочие, приводившие в порядок новые помещения, почти не покидала лаборатории Елизавета Васильевна, о результатах трудов которой в первые дни стало известно лишь то, что пленные сектоиды едят печенье из столовой... С одной из машин улетела Хильда - ни с кем даже не попрощавшись. Её отбытие некоторое время обсуждали молодые солдаты "Альфы", которых беспокоил вопрос нового командира, но вскоре и их разговоры перешли на далёкие от службы темы. Визжали дрели, стучали молотки, гудели вертолётные роторы... А сотрудники, свободные от текущих дел, просто жили, наслаждаясь передышкой.
Двадцать второго числа, после завтрака, Энн МакГрин с забавной торжественностью принесла в столовую собственноручно сделанный набор шахмат. Белые фигурки остались не покрашенными, чёрные лейтенант покрыла чем-то из маскировочного набора. Вместе с Мишель они расчертили на куске картона поле и тут же сыграли несколько показательных партий. К удивлению немногочисленных зрителей, капитан с треском проиграла все, хотя сопротивлялась отчаянно и явно в полную силу. После этого набор с ещё большей, теперь уже откровенно напускной торжественностью, был передан командиром "Лямбды" в общественное пользование и занял место под телевизором.
К концу месяца реконструкция базы почти завершилась. Техническая лаборатория пока представляла собой огромный, аналогичный вотчине Солнцевой ангар с наваленным по углам оборудованием, а вот комната для брифингов получилась удобной и уютной - сенсорный стол в центре, мягкие кресла вокруг него и вдоль стен, небольшая кафедра у дальней, экран проектора, сам проектор под потолком... В правом углу уместился пост оперативного контроля - с него можно было получать информацию со всех источников на базе, сортировать её, выводить на экран, комбинировать... Для работы с таким комплексом требовался умелый оператор, но его лысый покровитель организации обещал предоставить. "С приятным бонусом", как он выразился...
Первые три дня февраля какая-то деятельность происходила лишь в лаборатории, однако соваться туда боялись даже канадки и Джейкоб. Тем более, что Мишель была занята осваиванием "подарка" от полковника - тяжёлой винтовки "Баррет". Опыт работы с таковой у капитана был скромный, всё же её тонкокостная комплекция плохо соответствовала подобному оружию. Так что походы на поверхность - "прогуляться и пристреляться" - возобновились.
А вот четвёртого февраля вместе с новой партией грузов на базу проекта прибыл неожиданный гость...
  
   4 февраля 2014 года. 13:37.
Российская Федерация. Воздушное пространство над Якутией. Борт Ми-6 Hook ВВС РФ, бортовой номер 950.


Голова гудела как надтреснутый колокол, по черепу перекатывался равномерный монотонный гул и обрывки каких-то мыслей. Гэллегер осторожно и не торопясь начал опрос своего тела. Глаза выдали сюрреалистическую пляску оранжево-фиолетовых пятен на угольно-черном фоне. Во рту обнаружился едкий металлический привкус, наполненный чудовищной сухостью Мохаве. От рук и ног ничего вменяемого добиться не удалось. Вестибулярный аппарат оптимистично предположил, что в данный момент он находиться в вертикальном положении и равномерно вращается вокруг оси, периодически пытаясь перевернуться вверх тормашками.
Дав вестибулярному еще пару минут на определение своего места в жизни, Гэллегер мужественно разлепил левый глаз. Мешанина цветных пятен никуда не делась, зато фон сменился на равномерно-размытый темно-зеленый. Правой руке было выдано задание на поиск очков, успешно выполненное после пары нескоординированных попаданий по чему-то металлически-холодному.
С трудом перетащив очки из кармана кожаной куртки на переносицу, Гэллегер тщательно проморгался и с болезненным интересом принялся познавать окружающий мир. Он находился в металлическом помещении цилиндрической формы, с развешанными по стенам сетками цвета хаки и какими-то мешками, весь центр помещения занимал ряд больших темно-зеленых контейнеров, закрепленных к полу стальными тросами. Сам Гэллегер сидел у боковой стены, примотанный двумя ремнями к выдвижному стулу. Света практически не было, горела лишь пара красных ламп на потолке, да из круглых окон в стенах падали ярко-белые косые лучи.
Монотонный гул в голове, похоже, имел вполне материальную природу. По крайней мере, стены исправно вибрировали в такт этому звуку. Помещение периодически резко вздрагивало, а пару раз даже как будто куда-то проваливалось. Продолжив осмотр, Гэллегер заметил на противоположной стене люк с непонятной аббревиатурой B b I X O... нет, глаза еще не отошли - последняя буква не читалась.
В этот момент его тронули за плечо. Вручную повернув голову, он уперся взглядом в стоящего перед ним гражданина в чем-то похожем на военный комбинезон. Глаза гражданина выражали искреннее сочувствие, в правой руке был зажат огурец.
Благодарно кивнув, Гэллегер сжевал предложенный огурец и усмехнулся - наконец-то ситуация начала проясняться: - Явный бред! - Удовлетворенно констатировал Гэллегер, и в который уже раз за этот день отрубился.

* * *

В лицо ударило холодом...
Кажется, не прошло и пары секунд, но все вокруг разительно изменилось. Гражданин пропал вместе с гулом в голове и половиной контейнеров, помещение было ярко освещено - свет врывался через здоровенный проем на месте одной из стен, оттуда же налетали резкие порывы ветра вперемешку с крупными хлопьями снега. Приходилось признать, предыдущий анализ ситуации был не совсем корректен.
Гэллегер отстегнул ремни и с трудом встал на затекшие ноги, чуть не споткнувшись о лежавшую под стулом черную сумку. Попутно обнаружилось, что поверх его кожаной куртки на плечи был накинут старый, пропахший соляркой пуховик. Свет в помещении померк - в проем вошли две фигуры в плотной зимней спецодежде, облепленной снегом, за ними, вращая оранжевой мигалкой, плавно въехал погрузчик.
Один из вновь-прибывших подошел к Гэллегеру и, сверяясь с блокнотом у себя в руке, протараторил что-то вроде, - MrHelinher cometooutto entrancezone, please. - Gallegher. - Машинально поправил инженер. У мужчины был сильный акцент, чем-то похожий на плавный ирландский, но с резкими ударениями на некоторые слоги.
Махнув в сторону проема, человек убежал к своему коллеге - помогать снимать тросы с контейнеров. Оставаться здесь дальше не имело смысла, накинув сумку на плечо, Гэллегер пошел к проему.
По глазам резанул солнечный свет - снаружи не было ничего кроме ледяного ветра, обжигающе-голубого неба и пустынной снежной равнины. Гэллегер грязно выругался сквозь зубы.
-...и полярных медведей! - Заканчивал он характеризовывать ситуацию, когда краем уха уловил нечто, похожее на чистую английскую речь. Оглянувшись на звук, он увидел, как краем заснеженной поляны, на которой он очутился, движется пара плохо различимых белых силуэтов - один пониже, другой повыше... Быстро потерев глаза и сфокусировав зрение, он разглядел, наконец, что это две молодые женщины в зимних маскхалатах с откинутыми капюшонами. И первая из них - Господи помилуй! - была без головного убора, если не считать старомодные наушники на шее и закинутый за спину на ремне шлем. Два низких хвостика перекинуты на грудь, тёмные волосы припорошены снежной пылью с еловых веток... И даже уши не покраснели...
Темноволосая, носившая, к тому же, очки с желтоватыми линзами, шла пружинистым шагом, придерживая лямку крошечного ранца одной рукой и широко отмахивая другой. Её спутница (к счастью, в тёплом подшлемнике, из-под которого торчали рыжие пряди) несла рюкзак посолиднее за спиной и какой-то длиннющий, явно тяжёлый сверток на плече. Вот они-то и переговаривались между собой на приличном английском...
  
   Чудная парочка неторопливо топала к центру поляны. От одного вида темноволосой Гэллегера пробрал мороз, он тут же натянул капюшон на голову и застегнул низ пуховика. Руки привычно зашарили по куртке. Мятая пачка обнаружилась во внутреннем кармане. Инженер удивленно хмыкнул - марка оказалась незнакома, это была какая-то "RBA". Внутри лежали три помятых сигареты и старая бензиновая зажигалка. - Хоть что-то знакомое - пробормотал Гэллегер, и после пары неудачных попыток прикурил сигарету.
Нужно было быстро решить, что делать и как себя вести. Ему приходилось попадать во всякое, но такая странная ситуацию была, пожалуй, в новинку. Ну, разве что та прошлогодняя история с Hong Fish Industries...
- Ладно, как говаривает Дед, будем разбираться с проблемами по мере их поступления, а о последствиях подумаем потом - решил Гэллегер. Разумней всего было не выдавать свое замешательство и текущее состояние, а внимательно вникнуть в окружающую обстановку. Где-то там должна была быть истина.
Сзади послышался шорох колес погрузчика. Гэллегер машинально обернулся и наконец-то понял, откуда вышел. - Хук??? - он глубоко затянулся. Шансы на то, что это Аляска стремительно падали.
Женщины подошли к вертолету. Рыжая осторожно положила сверток на землю и принялась оценивающе разглядывать Гэллегера правым глазом - левый оказался закрыт повязкой. Темноволосая приветливо улыбнулась и протянула вперед руку.
- Я полагаю, вы новенький? - голос был мягким. Женщина чуть растягивала слова.
- Малькольм Гэллегер, - инженер, осторожно пожал протянутую руку и неосознанно провел рукой по щеке. Щетина оказалась изрядной...
- Мишель Хенриксен, капитан. - Женщина чуть наклонила голову в приветствии. Гэллегер, вновь переключивший на неё внимание, только теперь заметил на поясе незнакомки очень большую кобуру. - Вы не похожи на военного, и пополнение ожидается позже... Видимо, вас прислали по научной части?
Она прищурилась. А её напарница неожиданно сделала шаг вперёд:
- И есть ли у вас какие-нибудь документы, сэр?
Вопрос рыжей прозвучал ровно, не особо вежливо, но и не угрожающе, однако на её поясе тоже висела кобура, хоть и поменьше капитанской...
Гэллегер немного успокоился, версия о похищении исламскими радикалами видимо не подтвердилась. - Найду этого шутника, зарою на месте, - впрочем, мысль была бесполезной. Кажется, он знал виновника бардака, и добраться до него было практически невозможно.
Слова рыжей не вывели его из равновесия. Военные были неизбежным ежедневным злом последних десяти лет жизни. На месте не расстреляют в любом случае, а там все выяснится - случайно он сюда попасть не мог. Допрос, правда, получится на редкость дурацким.
- Одну минуту, - он сунул руку под куртку. К счастью, паспорт оказался на привычном месте. Раскрыв его на странице с фотографией, он протянул его в сторону рыжей, как удостоверение и сказал с максимально возможной серьезностью и достоинством. - Малькольм Гэллегер, инженер-авиаконструктор, президент фирмы FGL Ltd, США.
Подержав паспорт на весу пару секунд он снова сунул его в куртку.
- Дико извиняюсь, но погода несколько не располагает к долгим разговорам, да и перелет был нелегкий. У вас здесь можно разжиться крепким кофе?
- Да, и я думаю, что знаю, куда вам нужно. - Поразмыслив пару секунд, кивнула Мишель. - Пока нам по пути, пойдёмте. Это, кстати, лейтенант Энн МакГрин, будьте знакомы.
Одноглазая кивнула, когда произносили её имя и наклонилась за свёртком...
  
   ..Как понял Гэллегер, они прошли на подземный объект через автомобильный ангар - где сейчас копошились грузчики под руководством дородного усатого мужика в камуфляжной куртке. Мишель поздоровалась с ним и повела гостя по длинным бетонным коридорам вглубь комплекса. Чем дальше они уходили от ангара, тем теплее становилось... А ещё пол, кажется, шёл на понижение, хотя после вчерашнего (вчерашнего ли?) Малькольм бы не поручился...
- Если я верно понимаю, вот здесь вы будете работать. - Заметила капитан Хенриксен, когда они проходили мимо огромной двустворчатой металлической двери в левой стене. - А дальше, - она указала на следующую, обыкновенную, - находится биологическая лаборатория. Туда сейчас лучше не заходить, поверьте на слово...
Инженер хотел было спросить, почему, но смолчал. Рано ещё для таких вопросов.
На перекрёстке они свернули вправо. Через полсотни шагов их покинула лейтенант, остановившаяся перед стальной створкой с кодовым замком, Гэллегера же повели дальше, и вскоре он очутился в маленьком раю. Просторное, светлое, хорошо обогреваемое помещение - очевидно, столовая. Помимо, собственно, столов и стульев, в одном из углов обнаружился огромный телевизор в компании пары мягких кресел с протёртой обивкой, а у одной из стен - что-то вроде барной стойки. К ней и направилась капитан, успевшая снять перчатки и расстегнуть маскхалат. На её стук по столешнице выглянул немолодой человек в грязном белом фартуке поверх камуфляжа.
- Василий, прости, что отвлекаю. - Человек выглядел хмуро, но увидев улыбку женщины, заметно размяк. Капитан же указала большим пальцем себе за спину. - У нас тут гость замёрзший, устроишь ему кофе и поесть?
- Конечно.
- Tusen takk. - Хенриксен улыбнулась ещё шире и повернулась к инженеру. - Я вернусь минут через пять, подождите здесь.

Малькольм остался в одиночестве. Пока он потягивал принесённый кофе, заваренный из дешёвого порошка, предусмотрительно не трогая бутерброд с щедрым куском сыра, мимо прошла Энн, уже без свёртка. Даже не глянув на новичка, скрылась в том же коридоре, что и напарница.
Инженер успел прикончить почти всю кружку, прежде чем вернулась Хенриксен. Теперь на ней была выходная форма из брюк с наутюженными "стрелками" и рубашки с короткими рукавами (Малькольм внутренне поёжился). Очки женщина тоже сменила - на обычные, в красной пластиковой оправе.
- Итак, мистер Гэллегер. - Сказала она, присаживаясь за стол рядом. - Если вы согрелись, могу проводить вас к полковнику. Думаю, вам есть о чём с ним поговорить?
С каждой минутой проведенной в бункере настроение Гэллегера падало на пол-градуса. То, что это не частники стало понятно уже на входе в ангар. Ни одно правительство в здравом уме не позволит разместить у себя на территории укрепленный неконтролируемый объект, набитый деловито снующими мужчинами в камуфляжных куртках, подозрительными контейнерами и чертовой бронетехникой! Такое бывает только в фильмах о 007, усмехнулся Гэллегер. Второй вывод был еще хуже - это были не военные США.
А когда на одной из стен коридора за биологической лабораторией обнаружился блеклый от времени рисунок серпа-молота, с каким-то намалеванным тарабарским лозунгом, Гэллегеру захотелось позаимствовать у капитана содержимое ее кобуры или на крайний случай тут же разбить голову об стену. Бункер, военные, коммунисты, для полного счастья не хватало только безумных арабов и долбаных пришельцев!
Остаток пути до столовой Гэллегер прошел в апатичной прострации, вяло вспоминая живописные байки которые травил особист в Локхиде о Гуантанамо и Восточной Европе. Как он там сказал при обходе на увольнение? - У нас не бывает бывших! - да, кажется так...
Гэллегер не заметил, как в руках оказалась чашка с кофе. Однако после пары глотков, сахар немного разогнал туман в голове и вернул способность к мышлению. Очень хотелось жить.
Сейчас отчаянно не хватало хотя бы какой-то исходной информации. Он покосился на сумку. - Вскрыть сейчас? - Нет, ему еще повезло, что эта МакГрин не устроила осмотр вещей, от сумки он ожидал только гадостей.
Когда вернулась Хенриксен, не смотря на апатичное настроение, инженер не смог пропустить явно не сезонную форму ее одежды. Мелькнула мысль, - Из чего их делают в Союзе? - Обратить внимание на явно не подходящую фамилию капитана и очевидный исторический анахронизм сил уже не было.
Когда Мишель задала свой вопрос, Гэллегер лишь саркастически рассмеялся про себя. Дурдом продолжался. Тактически было бы верно, попроситься на койку и попытаться распотрошить сумку и одежду в поисках зацепок, но свежие факты сильно обесценили необходимость всех этих игр. Инженер иронически усмехнулся и развел руками.
- По опыту моей работы, начальство обычно не очень любит общаться с небритыми, помятыми инженерами в драных пуховиках. Но в чужой монастырь... - Гэллегер встал, прихватив сумку. - Показывайте дорогу, капитан.

- Вещи оставьте здесь, у нас не воруют. - Посоветовала Хенриксен, поправляя очки двумя пальцами. - И пуховик - он, по-моему, не ваш, верно? Видела его на ком-то из техников прежде...
Она поднялась и сделала приглашающий жест:
- Только не отставайте, в подступах к кабинету командующего сам чёрт ногу сломит. Уверена, их специально так запутали, для защиты от диверсантов...
  
   А полковник в это время был бы не прочь отвлечься на каких-нибудь случайных диверсантов и придушить парочку голыми руками - для разрядки нервов. Ибо перед ним на столе лежала им же только что составленная бумага, носившая гордый заголовок: "Итоговый баланс за январь". Гласила она следующее:
"Общие расходы.
На содержание модулей - 300 000$
Зарплата вспомогательного персонала - 470 000$
Прочие расходы - 25 000$

Жалованье основного персонала.
Рядовые - 20 000$ х5 (100 000)
Сержанты - 30 000$ х2 (60 000)
Прапорщик - 32 000$
Офицеры - N/A

Лётный состав - 100 000$ х3 (300 000)

Зав. био. лаб. - 150 000$

Итого: 1 405 000$
20 691 000 - 1 405 000 = 19 286 000$

Доход.
Внешнее финансирование - 12 000 000$
Продажа МР-44 клубу реконструкторов - 10 000$

Итоговый баланс организации: 31 296 000$"

Не то, чтобы результат его расстраивал, но на работу ушла вся первая половина дня...
  
   Порядочно поплутав по запутанным коридорам Хенриксен привела Гэллегера в тупик с единственной дверью в стене.
- Вам сюда,- Хенриксен указала на дверь. - Полагаю, полковник должен быть на месте. Я подожду вас в коридоре.
Гэллегер постучался и открыл на удивление массивную дверь. Создавалось впечатление, что в кабинет въехали относительно недавно. У стен стояла пара пустых шкафов под бумаги, детали третьего лежали на полу вперемешку с упаковочным картоном. В углу кабинета обнаружились два кожаных кресла и кофейный столик - с кресел еще не сняли полиэтилен. Хозяин кабинета сидел за старомодным дубовым столом и хмуро возился с какими-то бумагами, прикидывая что-то на калькуляторе и периодически щелчком сдвигая костяшки на больших старых счетах. Услышав как захлопнулась дверь, он поднял голову от бумаг и посмотрел на инженера.
- Добрый день! Малькольм Гэллегер, авиаконструктор, прибыл на базу сегодня вместе с грузами, - изложил он известные факты.
- Мы ждали вас немного позже, - сказал полковник немного удивленно, - но, разумеется, я рад вас видеть. Добро пожаловать в Якутию, мистер Гэллегер. Мое имя - Краснов Николай Николаевич, я комендант базы. Присаживайтесь, - указал он на стул перед столом.
Якутия? Гэллегер не особо интересовался географией, и это название ему ничего не сказало. Зато стало окончательно ясно, что он оказался в лапах чертовых коммунистов.
Дальнейший разговор прошел достаточно ровно и занял порядка десяти минут. Краснов задал несколько вопросов о прошлой работе Гэллегера, видимо сверяясь с его биографией на столе.
- Ну что же, не буду отнимать ваше время и перейду к главному. На данный момент в нашем распоряжении нет полностью рабочих аппаратов чужаков. Оба захваченных объекта были сбиты. Первый находится здесь, на базе - в авиационном ангаре. Что касается второго, - Краснов быстро сверился с бумагами, - сейчас производится его демонтаж на месте крушения, вы можете попросить техников организовать вам проезд.
Краснов откинулся в кресле и поправил очки, - Нам очень повезло, что второй объект разбился на нашей территории, а не в Китае. Это значительно упрощает проведение операции. Я рассчитываю, что вы в возможно короткий срок организуете проведение анализа обломков обоих объектов. Экипаж второго аппарата находится на допросе, возможно биологи смогут вам чем-нибудь помочь. У вас есть какие-либо вопросы?
Отлично, похоже он влез в разборки между Россией и Китаем. Но вот допрос экипажа и биологи... это звучало совсем жутко.
- Пока нет. Мне необходимо ознакомиться с положением дел на базе, если в процессе возникнут вопросы, я непременно обращусь к вам.
- Отлично. По поводу размещения вы можете обратиться к интенданту базы - Алексию Николаевичу Сероконю. Думаю, Хенриксен тоже может вам помочь, - комендант зачем-то бросил быстрый взгляд на экран ноутбука, лежавшего на столе. - Приятно было познакомиться.
Гэллегер пожал руку полковника и вышел из кабинета.

- Интересное у вас выражение лица. - Заметила Мишель, когда инженер появился на пороге. Капитан стояла достаточно далеко от двери, прислонившись спиной к стенке и со скучающим видом поглаживая перекинутый на грудь хвостик.
- А?
- Да так... - Она оттолкнулась от стены и шагнула к Малькольму. - Давайте я вас отсюда выведу. Потом уж, извините, больше не смогу составлять вам компанию, но позже можете ко мне зайти с вопросами. Я покажу, где живу, это около столовой.

Следуя за девушкой по бетонной кишке коридора Гэллегер подумал, что кое-какие вопросы, пожалуй, можно задать и сейчас...

Ситуация в принципе стала понятна. Реверсинжиниринг и промышленная разведка, ему приходилось сталкиваться с такими вещами в прошлом. Но сбитый аппарат, да еще и с захваченным экипажем... Пожалуй по нынешним временам даже для русских это было слишком круто, он случаем не проспал Третью Мировую? К тому же, зачем им понадобился именно он? У них ведь хватало своих специалистов. Ладно, не следовало плодить сущностей раньше времени. Инженер обратился к Мишель:
- Где я могу найти Алекса... Сер... Серн, эээ, интенданта базы? Господин Краснов сказал, что он решит вопросы по моему размещению. - И тут же, не дождавшись ответа, он невпопад выпалил еще один вопрос. - И скажите, что вы думаете о противнике?

- Пули их берут также, как и людей. - Пожала плечами капитан, не глядя на собеседника. - Большую часть, по крайней мере. Хотя в последний раз было что-то новое, как я поняла... Я ведь в первой операции не участвовала. Об остальном лучше спрашивать доктора Солнцеву, вам ведь всё равно вместе работать.
Впереди забрезжил свет, и из полутёмных коридоров они вновь вышли в просторную столовую.
- Интендант работает на бытовом складе. - Хенриксен повернулась к инженеру. - Помните, где мы расстались с Энн? Вон в том коридоре. Это был арсенал, а склад - дверь напротив. Дальше о вас позаботятся, я надеюсь. Всего хорошего, увидимся скоро.
Она совершенно неофициально подмигнула Малькольму и удалилась. Задумчиво потерев шею, Гэллегер двинулся в указанном направлении...


Инженер был порядочно озадачен. Вопрос вырвался сам собой, а тут такой результат... Что она хотела сказать? Ладно, следовало побыстрее найти спокойное местечко и подумать.
Интендант оказался прижимистым крепким мужчиной среднего возраста. Кажется, он только что вернулся с улицы, на полу склада лежал мокрый снег. Мужчина деловито обходил складские полки и с довольным видом делал какие-то пометки в блокноте.
С первых минут разговора стало понятно, что этот типаж хорошо знаком инженеру. Это был самый обыкновенный "старший сержант по общим вопросам", имевшийся на каждой авиабазе, где приходилось бывать Гэллегеру. На технарей они смотрели с некоторым пренебрежением, вероятно считая их бестолковыми яйцеголовыми. Пожалуй, следовало при первой возможности улучшить отношения с этим человеком.
Уяснив суть вопроса, Сероконь (боже, ну вот что делать с этими русскими именами?) прихватил со стола фонарик и повел конструктора к уже знакомой двустворчатой двери.
- Освещения в центральной зоне пока нет, электрики прокладывают новую проводку, - Сероконь распахнул створку двери и вошел внутрь, включив фонарик. В темноте смутно виднелись силуэты каких-то шкафов, на полу лежал плотный слой пыли и обрезки труб.
- Моя служба успела привести в порядок бытовые помещения, остальное закончим за пару дней, - он прошел по темному помещению и вошел в слабоосвещенный коридор с несколькими дверями на противоположной стене. - Выбирайте любую комнату, комплекты белья есть во всех, - он махнул влево, - санузел и душевые вон там, но с горячей водой у нас пока серьезные перебои. Приводим в порядок котельную, да и трубам нужен ремонт.
Гэллегер выбрал крайнюю дверь справа. Комнатка оказалась совсем небольшой и практически голой, вдоль стены стояла двухуровневая койка, в угол втиснулся маленький офисный стол. Гэллегер поставил сумку на стол, сбросил куртку, попрощался с интендантом и устало сел на койку.

* * *

Дико хотелось спать, но ответы были нужны сейчас. Посидев десять минут Гэллегер начал потрошить сумку. Внутри обнаружился его стандартный командировочный набор, ноутбук, пара блокнотов, сменная одежда, сверху лежала толстая папка с какими-то бумагами. А под одеждой обнаружился странный контейнер...
0x01 graphic

Задумчиво покрутив цилиндр в руках, Гэллегер поспешно бросил его на дно сумки и принялся копаться в бумагах. Контракты, банковские кредиты, договора, обязательства - все бумаги были подписаны в течение прошлой недели, подписаны им - Гэллегером. Лицо вытянулось в неподвижную маску, одних этих бумаг было достаточно, чтобы немедленно эмигрировать на Южный Полюс. Несколько суток назад он пообещал ОЧЕНЬ серьезным людям новую промышленную революцию. И самое ужасное, ему поверили!
Сумка была собрана абсолютно привычно и упорядоченно, а значит... Гэллегер бросился к куртке, из карманов высыпались несколько покерных фишек, вылетела пачка сигарет, зажигалка и бумажник. Телефон нашелся рядом с паспортом, во внутреннем кармане, заряд еще не вышел. Быстро пролистав список приложений он нашел "аудиодневник" и включил последнюю запись...
- Второе февраля, двадцать три двадцать, время московское!, - из телефона раздался знакомый голос, ему была хорошо известна эта энергичная интонация и дело действительно было плохо, - Неделька выдалась что надо, куча событий, запись смог сделать только сейчас! Субботняя встреча с ребятами Вермеера оказалась крайне... продуктивна, надо построить настоящую летающую тарелку, - из трубки полился смех. - Они конечно преувеличивают, но нутром чую, здесь пахнет шикарными патентами. Работать будем где-то под Москвой, у них лаборатория в России. Мне настойчиво предлагали организовать проезд прямо до места, но я решил потратить это время с пользой. Ребят с фирмы отпустил на вольные хлеба, за неделю успел заключить несколько отличных контрактов, - дальше шел список стран, организаций и результатов переговоров, судя по ним, Гэллегер был в ударе и провел в самолетах не меньше двух-трех дней. - Короче, мы перевернем этот шарик! Пост скриптум: казино в России очень даже ничего!
Внезапно в трубке раздался приглушенный женский голос, - `Дорогой, к тебе пришли какие-то мужчины. Выглядят внушительно, все одеты в черные костюмы... - на этом запись обрывалась.
Гэллегер вяло положил телефон на куртку и повалился на койку, закрыв глаза ладонью.
- Бросаю пить! С завтрашнего же дня...
  
   По правде сказать, возможности для выполнения обещания у мистера Гэллегера были роскошные - он ещё не знал, что последняя бутылка спиртного на три сотни километров окрест была распита пару недель назад, и новые поставки не планировались...
Несмотря на бьющуюся в голове мысль воспользоваться приглашением капитана Хенриксен, заглянуть к ней и устроить обстоятельный допрос, сил на решительные действия Малькольм не нашёл. Так и не придумав, чем бы конструктивным заняться, он помаялся немного в комнате и лёг спать. Рано утром его разбудил шум в коридоре...

5 февраля 2014 года. 4:10
Воздушное пространство Российской Федерации.


Облака над Якутией не спешил собираться, и на фоне предрассветного неба три вертолёта, мчащиеся с запада на восток, казались тенями гигантских птиц. Не хищных, правда - Ми-6 и пара "восьмушек" для такого сравнения были слишком пузаты и неуклюжи на вид... В какой-то, видимо, заранее обговорённой точке, с ними соединился огромный летающий кран Ми-10К, и винтокрылые машины образовали квартет. Четыре чёрных силуэта, на которых выделялись лишь цветные вспышки навигационных огней и слабо светящиеся иллюминаторы, летели над тайгой так низко, что поднятый ими ветер стряхивал снег с макушек елей...

В Ми-6 мерз Иезикиль Вашингтон, проклиная чёрных наркоманов, Эрика Холдера с прихлебателями, из за которых пришлось покинуть США, российские дороги и наконец того неизвестного пьянчугу, которого так торопились доставить на базу, что забыли Иезекиля и ему пришлось лететь грузовым бортом.
Когда вертолет пошел на снижение, Изи благодарственно взмолился Господу и начал готовится к высадке, надеясь что на базе будет тепло...

Покидая Якутию в прошлый раз, Штреллер не рассчитывал на возвращение, тем более такое скорое. Тем не менее, когда Вермеер предложил ему возглавить все направление по работе с Х-СОМ и лично контролировать работу специалистов компании на месте, Маркус согласился с радостью.

Тяжелый МИ-10К летел над тундрой, а на его борту Штреллер заканчивал краткий инструктаж своего отряда на предмет поведения на базе. Иванов попутно набрасывал распорядок дня наемников, здоровяк Дьюк подкалывал заметно нервничающего грузина - будто на обычное задание по охране завода летели.

- Десять минут до точки - раздался голос пилота - собирайте вещички.

"Вещичек" набралось немало, кроме снаряжения бойцов на борт загрузили несколько ящиков с "игрушками" Ишера, инструментом, редкими материалами и деталями. Маркус проверил свои вещи, убедился, что презент для МакГрин - бутылка отличного виски, на месте, и приготовился к высадке.

Александр всегда считал себя прогрессивным человеком, свободным от стереотипов, он знал людей из России, читал произведения русских авторов и научные работы русских ученых, для лучшего понимания даже худо-бедно, но выучил русский язык, он посмеивался над знакомыми, уверенными что Россия - страна медведей, играющих на балалайках и, пьющих самогон, посреди снежного леса мужиков. Когда дядя предложил ему работу, в перспективном, как он сказал месте, Александр согласился, не смутившись тем, что придется ехать на другой континент, ни тем, что подробности должны были сообщенить по прибытии.
Сейчас, после трансатлантического перелета он сидел в вертолете, летящем над огромным заснеженным пространством и думал, что ребята были не так уж и правы...
Глотнув бурбона и решив, что раз поворачивать назад уже поздно, то нужно хотя бы узнать, куда его собственно везут. Убрав флягу, он подошел к светловолосому парню с голубыми глазами,на вид чуть старше его самого и на английском сказал
-Здравствуйте, я Александр, не знаете, как долго нам осталось лететь?

Виталий сидел задумавшись и смотрел куда-то в пол, когда к нему обратился подошедший человек.
-Здравствуйте, меня зовут Виталий. Лететь нам не так уж и долго, эта модель Ми-8 при крейсерской скорости и без дозаправки лететь может всего около двух часов,- Говорил Виталий медленно, тщательно подбирая слова. Ему уже давно не приходилось говорить на английском.
Товарищи Виталия не обратили практически никакого внимания на подошедшего. Оператор-наводчик Потап продолжал спать, надвинув шапку на лицо так, что теперь из под неё торчали пышные чёрные усы. Механик-водитель Алексей на секунду отвлёкся, услышав непонятную ему английскую речь, после чего снова уткнулся носом в свою карманную приставку.

- Надеюсь, на базе будет потеплее.
А они ведь явно не ученые, что же там за база, и чем на ней занимаются?
-Не знаете, с чем придется работать? При вербовке мне толком ничего и не сообщили...

В этот момент вертолёт резко тряхнуло и повело из стороны в сторону. Кое-кто из пассажиров повалился в проход между скамьями, но большинство удержалось, спешно вцепившись во что только можно. Александр не был бы в их числе, если б собеседник молча не ухватил его за руку.
- Э... Спасибо. - Кашлянул Харрис, плюхаясь обратно на сиденье. Машина, к счастью, уже выравнялась.
- Без паники! - Крикнули из кабины пилотов. - Штатная воздушная яма, опять воздушные дороги не заасфальтировали...
Если это было попыткой успокоить пассажиров, то сработала она так себе. Ми-8 продолжал временами подрагивать, так что кибернетик притих, вслушиваясь в скрипы корпуса и гул моторов...

Чуть позднее, на базе Х-СОМ...
  
   Гэллегера разбудил звук дрели и шум в коридоре. Тихо ругнувшись, он поплелся умываться. Горячей воды в душевой не оказалось, зато удалось побриться и немного привести себя в порядок. Вспоминая путь до столовой, он прошел через мастерскую. На потолке тускло горели несколько ламп, около распределительного щита покрикивали друг на друга два расхлябанного вида электрика. Выражения были вполне интернациональными.
В полутьме удалось немного рассмотреть помещение. По углам стояли стеллажи с металлом и несколько шкафов, в дальнем углу виднелось что-то похожее на станки. В центре зала обнаружился огражденный проем, ведущий на этаж ниже. Над проемом висела электроталь.
На входе в столовую он нос к носу столкнулся с несколькими хмурыми молодыми людьми явно военного вида. У одного было сильно обожжено ухо. За парнями быстро вышла женщина среднего возраста с каштановыми волосами, сверилась с часами и чуть ли не пинками погнала солдат дальше по коридору.
Сев в углу и тщательно пережевывая бутерброд, инженер задумался о дальнейших действиях. Пока что, спокойное наблюдение за происходящим вокруг давало неплохие результаты - его даже не пристрелили. Пожалуй, имело смысл взглянуть на пресловутый "объект". Гэллегер прикончил бутерброд и подошел к висящей на стене схеме.
Идти пришлось на другую сторону базы. Пройдя по череде пустых коридоров, конструктор вышел на открытое пространство и восхищенно присвистнул. Русские знали толк в инженерном деле, ангар был размером с небольшой стадион и, похоже, целиком располагался под землей. Помещение было практически пустым, что еще больше увеличивало его субъективный масштаб. В дальнем левом углу от входа стояла вертушка - как ни странно "Чинук", рядом с ним виднелась какая-то куча металла. На противоположной стороне возился небольшой козловой кран с парой погрузчиков, деловито распихивая вдоль стен ангара массивные контейнеры с кучей предупреждающих знаков. В правой стене обнаружились два широких проема с характерной разметкой на полу. Они здесь еще и ВПП отгрохали? Надо было найти местное руководство. Рядом с входом стояла небольшая остеклененная пристройка, собранная из металлических листов - Гэллегер зашел внутрь.

Помещение было завалено проводкой, датчиками, микросхемами, демонтированными приборами. Инженер сразу почувствовал себя, как дома, здесь пахло авиацией. Над большим столом в центре комнаты склонился седой суховатый мужчина со строгим лицом, сосредоточенно разглядывающий пачку чертежей.
- Простите за беспокойство, меня..., - не оборачиваясь от стола, мужчина резко задал вопрос.
- Назовите порядок организации текущего обслуживания и боевого ремонта авиационного звена в условиях работы с независимого аэродрома подскока!
- Группа приданных техников в количестве 6-12 человек посменно осуществляет основной объем текущих работ. Для их усиления используется мобильная ремонтная группа, перемещающаяся по ключевым точкам театра военных действий. Крупный ремонт проводится на стационарной рембазе эскадрильи, - Гэллегер опешил от вопроса, но такие вещи надо уметь отвечать на автомате.
- Великолепный ответ, - саркастически протянул мужчина. - Так вот, ни второго, ни третьего у меня нет и не предвидится! А довести количество приданных техников хотя бы до десяти удалось только на прошлой неделе. И это, не говоря о систематических попытках некоторых... прапорщиков, отправить моих людей на погрузочные работы в склад! Мистер Гэллингер, я уверен, специалист Skunk Works сможет справиться со всеми поставленными задачами БЕЗ помощи скромного работника "Сухого" и его подчиненных.
- Фамилия произносится Гэллегер. Откуда вы..., - но его опять заткнули.
- Я уже пол-месяца требую от руководства базы усиления технической службы, и вот мне показывают ваше досье. Отлично! Американский инженер это как раз то, чего нам тут не хватало, - слово "американский" было произнесено крайне... презрительно.
Мужчина оторвался от чертежей и, посмотрев прямо на инженера, сказал более нейтральным тоном.
- Сергей Павлович Чиж, ведущий специалист холдинга "Сухой", КнААЗ. Слежу за здоровьем наших птичек. Это первый случай их применения по прямому назначению. Насколько мне известно, вы будете заниматься анализом технологий противника. Сбитый аппарат стоит около вертолета, но от него остался только внешний корпус, - на этом месте Чиж оборвал разговор и снова вернулся к своим бумагам.

- Они тут что, обкурились? - Перед Гэллегером лежала "летающая тарелка". Торжественность момента портило то, что "тарелка" явно приземлилась где-то в черных районах Детройта - корпус был грубо изрезан проемами и сильно закопчен, внутри не было ничего.
- Все страньше и страньше... - к чему понадобилось устраивать весь этот балаган? Конструктор подошел к обломкам и провел по серовато-матовому металлу рукой. - Ага, я так и знал...
Осмотревшись по сторонам, он заметил у стены груду обрезанных стальных труб. Выбрал обрезок метровой длины, взвесил в руке, подошел к "тарелке" и тщательно прицелившись со всей силы саданул по корпусу трубой. От места удара во все стороны разлетелись снопы ярко-желтых искр. По ангару пошло гулять звонкое эхо.
- Магнит одолжить? - раздался сзади ехидный вопрос. Инженер обернулся, за спиной стоял Чиж и с любопытством разглядывал конструктора, в руке он держал небольшую папку.
- Титан? - спросил Гэллегер практически утвердительно.
- Именно. Если точнее, на мой взгляд, это скорее титановый сплав, - специалист протянул Гэллегеру папку. - У нас нет лабораторного оборудования, но мы проверили корпус штатными приборами для дефектоскопии. Посмотрели твердость, вязкость, наличие внутренних дефектов.
Инженер бегло просмотрел таблицы и скептически спросил, - Вы округляли результаты? Какой класс точности у ваших приборов?
- Класс точности первый, приборы не хуже ваших, мои специалисты не идиоты. У вас еще есть вопросы и ценные замечания? Не стесняйтесь, блесните глубиной знаний!
Гэллегер удивленно перелистал папку еще раз, указал за спину большим пальцем и осторожно спросил, - Так эта штука летала?
- Понятия не имею! В папке есть диск с видеозаписью последней операции. Ознакомьтесь, сделайте свои выводы. Еще что-нибудь?
- У вас есть образцы этого металла?
- Нет. Все образцы были отправлены к вам в США. Могу предложить аргонную сварку и гильотинный станок. Сварочный пост вон в том углу, электроды у нас в подсобке. Станки этажом ниже, проход вон там. - Чиж повернулся на каблуках и пошел в сторону ВПП, - Да! И распишитесь в журнале по ТБ.
Гэллегер озадаченно смотрел ему в след.
  
   - Варят что-то. - Заметила Мишель, когда они с прапорщиком Сикорски вошли в ангар.
- Угу. - Без особого интереса отозвался тот, даже не глянув на яркие отблески в дальнем углу. Чернокожий здоровяк был довольно мрачен - несколько минут назад по базе сообщили о приближении транспортов с пополнением. И если капитан готовилась встречать коллегу, то прапорщик - принимал новое начальство. О котором не знал ничего, кроме имени.
- Выше нос, уорент-офицер. - Подмигнула ему канадка, играя переброшенным на грудь хвостиком. - Офицеры приходят и уходят, а рядовые остаются... О, а вот, кажется...
Дальнейшие её слова заглушил металлический скрежет - крыша над ними начала раскрываться. Внутрь ворвался ветер, и встречающие попятились, прикрывая лица от его порывов, несущих целые пригоршни снега.
Хотя операторы сообщали о четырёх машинах, на посадку заходили лишь три - транспортный Ми-6 сел в стороне, у грузовых ворот. Впрочем, и "летучего крана" хватило, чтоб на пару с младшими собратьями поднять целый буран.
Вертолёты опускались по очереди - сперва кран, затем "восьмушки". Как только их лопасти замерли, а титанические плиты ангарных створок сомкнулись, скрыв зимнее небо, люк первого севшего Ми-8 распахнулся и...
Под сводами базы разнеслись искажённые треском в динамиках звуки "Прощания славянки". Мишель и Джейкоб дружно оглянулись - мелодия лилась из аварийного коммуникатора, активируемого с поста наблюдения. Кажется, операторы решили подшутить...
На лице Сикорски отразилось нешуточное замешательство, а вот капитан не растерялась - одним движением выхватила из кармашка на своей кобуре запасной магазин к "Пустынному орлу" и ловко метнула его в коммуникатор. Тяжеленная железяка попала точно по клавише отключения звука, музыка оборвалась. Выдохнув, Хенриксен с дежурной вежливой улыбкой повернулась к новоприбывшим.

Первым из "крана" выгрузился Штреллер. Дождался посадки восьмерек и скомандовал подопечным разгрузку.
- Иванов, Колби, на вас снаряжение. Дьюк, Осадзе - помогаете Ишеру, и не дай Бог вам что-то разбить, Леонардо этого не переживет.
Глядя на здоровенного, одетого по последней байкерской моде, Ишера, "не переживет" относилось скорее к тому, кто хоть пальцем тронет оборудование.

Маркус успел заметить бросок Мишель и подходил к встречающим с широченной улыбкой.
- Фроляйн Хенриксен, прапорщик, рад приветствовать вас снова - немец пожал руку Сикорски и повернулся к девушке - смею заметить, отличный бросок.
Разрешите доложить - к Штреллеру вернулась привычная серьезность - по договору с "Wermeer Shield Group" на базу доставлен вертолет МИ-10К,автономное боевое подразделение из четырех бойцов и специалист по вооружению. Прошу организовать размещение персонала и сопутствующего груза инженерного оборудования. - Маркус позволил себе немного расслабиться - Schweinerai, это была долгая поездка.

- Право же, ждать, кто появится раньше - вы или новая порция пришельцев, было тоже весьма муторно. - Хмыкнула Хенриксен, чуть наклоняя голову. - Рада видеть вас первым, Маркус. И бросьте это, докладываться будете полковнику, а запросы давать интенданту. Я здесь жду... - Она привстала на цыпочки и глянула поверх его плеча. - Кстати, не их ли?...

- Наконец то эта поездка закончена, даже после иных пьянок я чувствовал себя лучше.
Мрачно пробормотал Александр, вылезая из вертолета и вытаскивая сумки, ещё несколько встреч с воздушными ямами и попытки пилотов шутить нисколько не улучшили его настроения. При виде встречающих он попытался изобразить на лице приветливое выражение и представился:
- Александр Харрис, ученый. Кому я должен отчитаться по прибытии? Мне хотелось бы поскорее закончить с формальностями, для этого я слишком устал и у меня осталось слишком мало бурбона...


- Если вы учёный, то вам нужна доктор Солнцева. - Капитан Хенриксен оглянулась на спрашивающего и указала пальцем в сторону выхода из ангара. - Но пока поговорите вон с тем усатым джентльменом, который отирается у стенки, это интендант.

-Благодарю.
Кивнув Александр подошел к субъекту,названному интедантом и ещё раз представился.
  
   В то же время на другом конце базы...
Посланный резким движением руки пилота "Вход - туда", Иезикиль пробирался сквозь буран, поднятый винтами вертолета при посадке, ориентируясь на цепочку людей, таскавших грузы куда-то вглубь ворот, ведущих под землю. Все были заняты, поэтому никто не обращал внимания на ещё одну фигуру с сумками.
Войдя под крышу, американец отряхнулся и начал оглядываться, ища кому отдать документы и сообщить о прибытии, как вдруг увидел ангела, стоявшего отдельно от остальных людей и, похоже, вышедшего подышать свежим воздухом. Его совсем не портил немного заляпанный подозрительной субстанцией халат и мешки под глазами.
- Добрый день, извините за беспокойство, вы не говорите по английски, а то я очень плохо говорю по русски?

- Добрый-добрый, - Лиза машинально принялась стряхивать с подошедшего к ней человека снег. - Конечно, я говорю по-английски, а как же. Вы только что прибыли?
Она бросила взгляд на бушующую за дверями ангара вьюгу.
- Хм, вас, наверно, нужно проводить, а то, как я посмотрю, никто не встречает. Вы пилот? Ученый? Или...
Солнцева закончила отряхивать вновьприбывшего и вопросительно заглянула ему в глаза.

- Что-то среднее между ученых и инженером. Специалист по роботам, но не по интеллекту, а по механике и электронике. Согласно контракту, должен работать в РнД, но чем конкретно буду заниматься - сказали, объяснят на месте. Вроде наняли ещё кого-то, но он или они должны были лететь другим вертолетом.
Извините, что отнимаю ваше драгоценное время, но кому я должен сообщить о прибытии? И извините мою неучтивость - меня зовут Иезекиль Вашингтон. Но, что бы не ломать язык, можете звать меня просто Изи. А с кем я имею честь разговаривать?

- Доктор Солнцева ...впрочем, вам удобнее будет называть меня Лиз, - Лиза улыбнулась и подала Изе руку. - Я в некотором роде здесь глава научного отдела. Так что вам ко мне. Впрочем, руководитель технической группы тоже должен был прибыть сегодня, так что скоро познакомитесь.
Она энергично тряхнула руку специалисту по роботам.
- Идемте, я покажу вам, гле можно расположиться, а позже представитесь непосредстивенно командиру базы. По-моему, порядок именно такой, - Солнцева ухватила Изи за рукав и повела за собой. - Условия для проживания пока довольно скромные, но, думаю, вас не очень волнует, насколько роскошны будут ваши апартаменты.
Они несколько раз свернули в узком коридоре и, наконец, остановились у одной из дверей.
- Вот, здесь несколько комнат для персонала. Две занимают мои лаборанты, а вот здесь можете расположиться вы, - она щелкнула выключателем. - Не слишком уютно, но каждый создает свое обиталище таким, каким хочет видеть.

Сердечно поблагодарив начальство за заботу и выяснив, где искать командира базы, Иезекиль сбросил сумки в шкафчик, немного походил по комнате, согреваясь. После чего достал папку с документами и направился к кабинету коменданта, предварительно оставив на двери шкафика кусок липкой ленты, на которой маркером написал своё имя и фамилию.
К сожалению, Изи переоценил свои силы в ориентировании на местности и вместо кабинета комендата вышел к вертолетному ангару, где как раз заканчивалась процедура знакомства.
  
   - Смею предположить что нас, мисс Хенриксен. - спокойно сообщил подошедший к встречающим Джеймс. Для человека, весь долгий перелет в Ми-8 просидевшего в обнимку с электронным планшетом и распечатками документов, Лайтман выглядел слишком аккуратным и подтянутым. Одетая на него Army Blue Uniform, со знаками различия капитана и богатой россыпью орденских планок за боевые действия, выглядела так, как будто он собрался участвовать в параде. Официальное выражение лица и холодный, ровный голос, только добавляли пару штрихов к портрету офицера. - Капитан Джеймс Лайтман, прибыл для несения службы в качестве командира оперативного подразделения "Альфа". О вас, мисс, мне сообщили как о опытном и компетентном офицере, командующим смежной боевой единицей, так что мы заочно знакомы. А вы praporshchik Сикорски, полагаю? - безупречно ровным тоном уточнил Джеймс, внезапно развернувшийся к спутнику девушки.

- Так точно, сэ-эр! - Джейкоб, всегда несколько терявшийся при общении с людьми, при виде своего будущего командира струхнул окончательно. Он всегда, не смотря на свои физические кондиции, боевой опыт и высокую квалификацию, чувствовал себя неуверенно при виде таких офицеров. Как будто они были не просто такими же людьми, как и он, а выходцами из другого мира - богатыми, образованными, безупречными во всех отношениях. Сложно сказать, что именно послужило причиной такого отношения - бытующие ли в армии США традиции, или же что-либо другое - но результат был очевиден. Здоровенный сержант, на фоне которого высокий Лайтман выглядел сущим мальчишкой, чуть было не встал по стойке смирно по первому же намеку со стороны капитана. Это было, по меньшей мере, странно, ведь с Хенриксен, Штреллером, приснопамятной Хильдой или даже с полковником он вел себя иначе.
- Отставить, sergent, я еще не вступил в должность и в данный момент не являюсь вашим непосредственным командиром или даже офицером вашей цепочки командования. - Джеймс тепло улыбнулся и протянул Джейкобу руку для рукопожатия. - Я даже командовать прибывшими со мной солдатами права не имею. Вас ведь зовут Джейкоб, верно?
Сикорски почувствовал себя немного неловко из-за своей ошибки, и с огромным облегчением пожал протянутую Джеймсом руку. Он сам не понял, почему он так напрягся при виде этого офицера. Конечно, он выглядел как те, властные офицеры из штабов, с которыми Сикорски периодически приходилось встречался и которых он немного опасался, но, похоже, Лайтман был неплохим человеком.
- Да, сэр, так и есть, меня зовут Джейкоб.
- Очень приятно. А вы... - Джеймс перевел взгляд на стоящего рядом с ним немецкого офицера - Герр Штреллер? Я вас не узнал. Не думал, что вы участвуете в проекте, но, похоже, что мир тесен. Как здоровье герра Вермеера?

От разговора с Хенриксен Штреллера отвлек американский офицер, будто сошедший с агитплаката.
- Герр Лайтман, Вы здесь - Маркус довольно ухмыльнулся - я так и думал, что Вас заинтересует этот проект. Меня, как видите, тоже заинтересовал. Вермеер в порядке, в очередной раз собрался жениться, так что Großvater еще повоюет.
Немец обратил внимание на новые орденские планки Лайтмана.
- Я смотрю, с нашей последней встречи Вы времени зря не теряли, поздравляю. Не знаю, как с наградами в Х-СОМ, но проявить себя здесь возможностей точно хватит.

* * *

Полковник решил лично отправиться встречать пополнение. Зайдя в ангар, комендант остановился и принялся разглядывать сновавших по помещению людей. Заметив старого знакомого в лице Штеллера, полковник уже было хотел двинуться к нему, когда из группы людей, выгружающихся из вертолёта, отделился молодой человек и быстрым шагом подошел к коменданту.
-Сержант Краснов для прохождения службы прибыл!- Виталий отдал честь.
-Можно было просто "Здравствуй папа",- Хмуро сказал полковник. В ответ Виталий лишь невесело ухмыльнулся,- Лучше скажи, как ты сюда попал?
-Ты же сам заказывал экипаж для "коробочки", - Заметил Виталий.
-Да, но почему именно ты?- Полковнику до сих пор не прислали документов по экипажу БМП, и теперь он начал понимать почему.
-Мне предложили, я и согласился. Их приманка в виде "Знаете кто руководит проектом?" оказалась не нужна,- Тут Виталий немного слукавил.
-Ладно, потом с тобой поговорим, можешь возвращаться к своим,- После этих слов полковник зашагал к группе людей, где находился Штеллер. Виталий же, вернулся к своим товарищам.
  
   Гэллегер устало откинул сварочный щиток и посмотрел на результаты работы. Через три с половиной часа и две коробки электродов перед ним лежал полуметровый кусок корпуса десятисантиметровой ширины и отрезанная от него квадратная пластина.
Титан всегда был капризным металлом. Хрупкий, ломкий, требующий особых методов сварки. Но этот сплав вел себя уж совсем необычно. Он практически не поддавался сварке, зона работы электрода почти не нагревалась - приходилось буквально продавливать металл.
С гильотинными ножницами тоже не заладилось. Инженер планировал вырезать сваркой полосу металла и порубить ее на отдельные образцы, но станок заклинило с первого же удара по металлу. Полоса погнулась градусов на двадцать, в металле осталась небольшая вмятина, а вот кромка ножа оказалась сильно помята, выкрошена и пришла в полную негодность. Выслушав много интересного от пожилого усатого техника, Гэллегер вернулся в ангар и снова взялся за сварку.
Изначально ему хотелось просто проверить данные русских, но в процессе работы он почти поверил результатам полученным людьми Чижа, планы поменялись. Он не стал тратить время на подготовку нескольких образцов и вырезал только одну пластину.
Дальше шлифовка... Внезапно в ангаре взвыли сирены, а потолок начал медленно съезжать вниз вдоль стен. Гэллегер посмотрел вверх безо всякого интереса и побежал обратно в подвал, голова была занята более важными вещами. Через полчаса работы на войлочном круге, в руках лежала отшлифованная блестящая пластинка металла. Теперь нужен был микроскоп и раствор для травления. Инженер сразу вспомнил о биологах, у этих наверняка найдутся реактивы.
Поднявшись наверх и обогнув вертолет, Гэллегер быстрым шагом пошел к выходу, прихватив с собой папку Чижа и подготовленные образцы. Край сознания зафиксировал наличие в ангаре трех новых вертолетов и группы людей, но... Но сначала, поискать в ноутбуке чем травят титановые сплавы... Интересно, какие у них там стоят микроскопы...

* * *

Прибывающие и встречающие как-то незаметно разбились на две группки - военные и научные специалисты. Между этими "островками" сновали техники, пилоты, солдаты - занятые разгрузкой, распределением, распаковкой и другими делами. Затесавшегося к ним Гэллегера никто не заметил - он столь же целеустремлённо мчался по своим делам, ничем не выделяясь.
Среди военных тем временем наметилось оживление - к их группе подошёл полковник Краснов. Он весьма официально приветствовал Штреллера и Лайтмана, причём последнему сразу сказал, что они побеседуют позже, когда новый глава "Альфы" познакомится с отрядом. Ясно было, что в первую очередь комендант собирается говорить с немецким гостем. Мишель, уже догадавшаяся об этом, кивнула:
- Действительно, Маркус. Рада была вас встретить, но сейчас вам скорее туда. - Она кивнула на учёных и техников, собравшихся вокруг прапорщика Сероконя. - Обязательно загляните, как со всем разберётесь, поболтаем. Мы же с Джейкобом проводим мистера Лайтмана в жилой блок. Капитан?
Джеймс не стал спорить. Втроём они покинули шумный ангар и гулкими коридорами прошли сперва в столовую, где Хенриксен показала ему двери казарм, а затем к офицерским квартирам.
- Вот, это здесь. - Женщина остановилась перед дверью с ключом в замке. - Раньше в этой квартире жила лейтенант де Мезьер, теперь она ваша. Тут немного... спартански. - Канадка произнесла это извиняющимся тоном, опустив взгляд, будто благоустройство комнаты зависело от неё. - Да ещё и туалет недавно распечатали, стену бетонную ломали... У себя мы навели порядок, но здесь подмести не успели, может лежать крошка...
- А кто ещё живёт в этой части базы? - Поинтересовался Лайтман. Тот факт, что в офицерском жилье после ремонта должен убираться обслуживающий персонал, а не сами офицеры, он комментировать не стал.
- За вон той дверью - я и моя напарница. Напротив нас - один из пилотов. Последняя квартира свободна.
- Пон-нятно...
- Стучитесь к нам в любое время. - Капитан поправила очки и кивком указала на нужную створку. - Мы часто отсутствуем, но если вообще находимся на базе, то хоть одна из нас обычно дома. Пока я оставлю вас с прапорщиком Сикорски, однако когда потребуется какая-нибудь помощь - обращайтесь, сделаем всё, что сможем. Удачи.
Полушутливо отдав честь двумя пальцами, Мишель развернулась на каблуках и скрылась в своей комнате.
  
   Весь день после прибытия Изи посвятил знакомству с базой и со своим будущим рабочим местом и коллегами. Чем конкретно он будет заниматься, он ещё не знал - новоприбывший глава Development части, Маркус Штреллер, посоветовавшись с начальником научной части Елизаветой Солнцевой - решили провести общее собрание вечером в помещении биологической лаборатории. И там же составить план работ на будущее.
Нельзя сказать, что у Изи не накопилось вопросов: странная конструкция в ангаре, около которой валялась горка израсходованный электродов, периодически прилетающий вертолет с ящиками, которые под охраной доставлялись на склад. Странный тип, некоторое время медитировавший над куском металла, похоже - отпиленным от конструкции из ангара, со словами "Это невозможно. Это совершенно невозможно.", а после - начавший её травить какими-то химикатами. Абсолютно интернациональная комплектация техники, приборов и устройств в оснащении базы.
Изи твердо решил выяснить - во что он ввязался. Поэтому он решил не опаздывать на встречу и сейчас подходил к дверям лаборатории.

Гэллегер вбежал к себе в комнату, бросил на кровать папку и образцы, включил ноут и стал копаться в своей коллекции электронных книг. Ага, вот это должно было подойти - "Металлография. Исследование микроструктуры сплавов", 1963, издательство Бостонского политеха. Посмотрев оглавление, конструктор быстро нашел раздел по титану. Итак, нужен раствор азотной и плавиковой кислоты в пропорции 1 к 1, разбавить водой 1 к 100... сильная получится штучка.
Войдя к биологам, Гэллегер чуть не напоролся на носилки, их вез человек в костюме биологической защиты в сопровождении двух солдат. На носилках лежал кто-то накрытый простынью заляпанной чем-то зеленым, из-под ее края выглядывала дужка наручников. Странная процессия прошла через лабораторию и скрылась за массивной металлической дверью с желтыми знаками биологической опасности на створках.
Впрочем, Гэллегер не обратил на все это ни малейшего внимания, перед ним была добыча. Молодой человек средней небритости и всклокоченности сидел перед системой реторт, спиральных трубок и газовых горелок, поглядывая на часы и делая пометки в массивном журнале. - Лаборант, - хищно улыбнулся Гэллегер, подошел поближе и резко сказал.
- Мне нужна азотная и плавиковая кислота! Где хранилище реактивов?
- Э, простите? - парень удивленно раскрыл глаза.
- Гэллегер, инженерная группа. У нас срочный эксперимент большой важности! Пойдемте за реактивами.
Опыт работы со студентами и аспирантами пригодился, интонации были подобраны правильно. Лаборант отпер склад реактивов, Гэллегер нырнул внутрь и стал копаться среди шкафов. Парень немного помялся у входа и куда-то сорвался, наверно искать начальство.
Найдя искомые бутылки, Гэллегер набрал в колбу дистиллированной воды, осторожно смешал в ней кислоты, вылил получившийся раствор в плоскую чашку и обмакнул туда пластинку металла полированной стороной вниз. Из чашки потянулся беловатый дымок, поверхность раствора пошла пузырями. Подождав секунд десять, он достал пластину, смыл раствор и пошел к микроскопу.
Конечно, для таких работ использовались специальные микроскопы, но прибор биологов в целом годился - стократное увеличение, возможность подсветить образец со стороны объектива, неплохой шаг предметного столика.
Конструктор поместил пластину под объектив, включил подсветку и заглянул в окуляр, параллельно меняя фокусировку. Серые пятна и линии начали медленно обретать четкость пока не превратились в почти неразличимую очень мелкую сетку... Он отстранился от окуляра, проверил, не сбился ли образец и хорошенько протер глаза. Затем снова посмотрел в микроскоп. Лучше не стало.
- Какого?, - Гэллегер встал с кресла, достал предпоследнюю сигарету и стал ходить вдоль лабораторного стола, выпуская кольца дыма. - Нет. Это невозможно. Совершенно невозможно.

- Я пытался его остановить. Но он настаивал. и вообще, голос у него, как у нашего профессора. Ну, не смог я отказать, - ныл лаьборант, почти вприпрыжку успевая за Солнцевой.
Лиза вошла в лабораторию, глянула на человека, медетативно пускающего в потолок клубы дыма, вздохнула и быстро проговорила:
- Пашенька, склад закрыть, ключи мне, быстренько приготовь нам кофе, и покрепче. Одна нога здесь, другая...тоже здесь.
Лаборант кивнул и бросился исполнять поручение, а Лиза подошла к столу и тоже посмотрела в микроскоп.

* * *

Штреллер поприветствовал подошедшего Краснова и повернулся к Мишель
- Фроляйн Хенриксен, приятно было увидеть Вас, так сказать, у трапа - немец улыбнулся - Я обязательно к вам забегу, как только устрою своих оболтусов.
"Оболтусы" тем временем заканчивали разгрузку крана и Леонардо отправился выбивать из интенданта тележку для оборудования.
- А пока передайте от меня привет МакГрин - Маркус проводил уходящую Мишель взглядом, а Краснов как раз закончил разговор с Лайтманом.

- Герр Краснов, как мне сообщило мое руководство, теперь мое руководство - Вы. - Маркус понял, что несколько запутался в русском языке и перешел на английский - Рад вернуться в проект, как я понял, моей задачей будет организация инженерной службы?

Полковник подтвердил, что на первое время стоит именно такая задача, а так же передал Штреллеру папку с краткими досье будущих подчиненных.
Собственно, один из них только что промчался мимо с какой-то железякой и горящими глазами. Окриков полковника и Штреллера Гэллегер похоже не услышал.
Зато нашелся внушительных габаритов молодой человек, обозначенный в папке как Иезикиль Вашингтон. Познакомившись с ним и представив полковнику Ишера, Маркус уточнил, какие разработки требуются базе на первое время и вместе с оружейником направился осваивать инженерный блок.

Во время экскурсии помещение, в которое их направил интендант, видимо было законсервировано. Сейчас же повсюду виднелись следы ремонта, а одна из жилых комнат даже была занята. Штреллер выбрал себе крайнюю слева, Леонардо соседнюю. Большую часть дня они потратили на размещение привезенного оборудования и прочие организационные вопросы.

* * *

Комендант вернулся в свой кабинет, решив оставить все организационные вопросы на потом, когда вновь прибывшие освоятся. А вопросов и дел должно было прибавиться, но полковник был только этому рад. Теперь база походило именно на базу, везде кипела работа и по коридорам сновали люди. Конечно, пришельцы сидеть сложа руки не будут и уже могут предпринять более активные действия. Они уже потеряли два корабля и, наверняка, это просто так не оставят. И ещё полковника тревожило то, что теперь и его сын присоединился к организации.
В это время экипаж БМП начинал обустраиваться в казармах.
-И что мы одни тут будем?- Алексей, прошелся по пустующей казарме.
-Похоже на то,- Виталий поставил сумку на кровать,- По крайней мере, пока что.
Потап же молча, в одежде, только сняв сапоги, плюхнулся на кровать, от чего она громко скрипнула.
-А ты, я как посмотрю, рвёшься в бой?- спросил Виталий лежащего друга.
-А чего? Приказов никаких не поступало. И тем более я такой сон в том вертолёте не досмотрел,- голос Потапа был сонным,- тем более, ночью мне не спалось, всё же в перелётах постоянно.
-А тут я, пожалуй, соглашусь с Потапом,- Алексей улёгся на соседнюю койку и достал приставку,- Пока можно и отдохнуть, потом ведь могут начать и гонять.
-Ладно, можете отдохнуть пока,- Виталий шумно выдохнул,- Лично я не могу заставить себя спокойно сидеть в такой ситуации. Пойду, прогуляюсь, да узнаю что да как. А тебе, Алексей, я бы посоветовал не в игрушки играть, а английский подучить. Мы с Потапом не всегда будем рядом.
Сказав это, Краснов покинул казарму.
-И чего это он так рвётся?- Недоуменно спросил Алексей, но Потап, не открывая глаз, лишь повёл плечами.
Виталий покинул столовую и, спросив у первого попавшегося человека, где здесь расположен транспортный ангар, направился туда. По пути Краснов обнаружил такие немаловажные помещения, как арсенал и стрельбище, пока, наконец, не вышел в просторный ангар. Виталий сразу заметил "пылившуюся" в углу БМП. Подойдя поближе, Краснов развеял свои опасения: было видно, что машину поддерживают в работоспособном состоянии. Осмотрев БМП снаружи, Виталий взял у дежурного ключи и залез внутрь. Все системы, похоже, были исправны, но Виталий решил всё тщательно осмотреть. Решив, что пусть уж сегодня ребята отдохнут, Краснов запланировал первый учебный выезд на завтра.

* * *

Конструктор докурил сигарету и, потушив ее в лабораторной чашке, собрался вернуться к микроскопу. Однако, место оказалось занято молодой женщиной в белом халате, сосредоточенно смотревшей в окуляры. На столе материализовались две кружки дымящегося кофе.
Восприняв все как должное, Гэллегер взял одну из кружек, и, сделав порядочный глоток, немного обиженно проговорил, - Так не бывает! Сплавы получают либо плавлением, либо методами порошковой металлургии. В любом случае, при таком увеличении структура будет выглядеть крайне неоднородно - зерна, включения примесей, дефекты поверхности. А здесь какая-то сетка! Как будто этот металл сшили как... как чертову рубашку.

- Не надо так расстраиваться, - Лиза, оторвавшись от микроскопа, взяла вторую кружку и с любопытством посмотрела на незнакомца. - Я уверена, вы найдете объясненеие этому...м...безобразию. К тому же, согласитесь, загадки существуют для того, чтобы их разгадывать. А что может быть увлекательнее? Так что впереди у вас интересная работа и масса загадок. Радуйтесь.

Слова девушки вернули инженера к действительности. Покрутив их в голове еще с полминуты он широко улыбнулся, - Да, вы конечно правы. Сомневаться в объективной реальности занятие довольно бесполезное, значит будем разбираться с противоречиями. Эх, посмотреть бы эту штуку под электронным микроскопом, да и спектрометр нужен..., - Прошло еще минут пять, пока до него дошло, что он так и не представился.
Оказалось, что Гэллегер встретился с главой научного подразделения Елизаветой Васильевной Солнцевой. К счастью, сокращенная форма имени, "Лиз" была вполне произносимой. Кофе почти подошло к концу, когда их прыгавший с биологии на авиацию разговор прервали.
- Простите, мэм!, - перед ними стояла женщина, с которой инженер столкнулся сегодня утром в столовой. - Сержант, О'Двайер прибыла в ваше распоряжение!
Лиз ненадолго задумалась, и сказала несколько мрачно - А, конечно же. Вчера Николай Николаевич предложил попробовать более прямолинейное решение нашей проблемы с... пленными. Скажу сразу, я считаю это неверным подходом! Конечно скополамин, пентоталы и амиталы пока не дали однозначного результата, но мы наверняка найдем решение подходящее им по биохимии.
- Мэм, позвольте сделать два замечания?, - Лиз кивнула, - Моя предыдущая деятельность требовала достаточно глубокого понимания некоторых специфических вопросов. Так вот, у слова "пленный" есть вполне четкое юридическое определение. Второе, из моего личного опыта могу сказать следующее - ваша работа никуда не продвинется, пока субъекты не станут испытывать самое искреннее желание всячески ее вам облегчить. Я лишь дам им толчок в нужном направлении, уверена большего не потребуется.
Гэллегеру хотелось провалиться сквозь землю. Впрочем, Лиз, похоже, испытывала в чем-то схожие чувства. Поставив кружку на стол, она развела руками и сказала инженеру, - Сожалею, но меня ждет работа. Вечером у нас пройдет собрание научной и инженерной групп - обязательно приходите.
  
   Лиз быстро прошла через лабораторию, прошла через узкий переход и остановилась перед массивной дверью. Вынула из кармана магнитный ключ и повертела в руках. Конечно, она не допустит, чтобы пленных пытали. И сержант не права, говоря, что ее работа никуда не продвинется. На самом деле у нее уже были результаты, да такие, каких сама Солнцева не ожидала. Однако докладывать о них пока рано.
Ключ скользнул по прорези, дверь медленно отворилась, и глава научного отдела скользнула в образовавшуюся щель.

О'Двайер сначала удивленно смотрела вслед Солнцевой, а когда дверь за доктором начала закрываться бросилась к ней. Впрочем, было слишком поздно, дверь успела встать на место.
Осмотрев магнитный замок сержант что-то тихо прошипела себе под нос. Гэллегеру показалось, что это был ирландский. Оценив комичность ситуации он не смог удержаться от ехидного комментария, - Да, мисс Солнцева похоже очень занята, весьма впечатляющая скорость... Не желаете ли кофе?
О'Двайер обожгла его яростным взглядом и громко выразив свое мнение о конструкторе исчезла в коридоре. Гэллегер попытался припомнить уроки Деда и оценить литературное богатство фразы. Выходило впечатляюще: что-то о картофеле, шотландских горных коровах, протестантах, лепреконах, хаггисе и необычных сексуальных предпочтениях Гэллегера.
Подивившись образности ирландского языка, инженер забрал пластину из микроскопа и пошел к себе в комнату.

* * *

Переговорив с полковником, Штреллер решил устроить импровизированное совещание техотдела. Служба создавалась с нуля, люди, в основном, даже не были между собой знакомы. И уж тем более мало кто представлял, чем им предстоит заниматься.
В полупустом пока зале Маркус с Ишером поставили стол, с десяток стульев, проектор и несколько образцов инопланетных технологий.
На совещание пришли Харрис, Гэллегер и Вашингтон, из "научников" удалось выловить только Батлера, а вот Солнцева так из лаборатории и не вышла. Еще должны были подойти Краснов и Чиж, но пока задерживались.

- Господа, познакомиться мы с вами уже успели, а сейчас нам нужно определить основные задачи нашей группы. Но для начала - Штреллер прошелся по комнате - хочу напомнить всем присутствующим, для чего нужен проект Х-СОМ. Пусть это звучит как завязка какой-нибудь компьютерной игрушки, мы с вами стоим на страже Земли от вторжения пришельцев.
Сидевший в первом ряду кибернетик недоверчиво хмыкнул и Маркус повернулся к нему.
- Герр Харрис, подозреваю, вы считаете, что попали в некую синекуру при ООН. Но, боюсь, Вам придётся оставить свое недоверие за пределами базы. - немец включил проектор и на противоположной стене замелькали кадры из разрушенной деревни где-то в Южной Америке
- В последние годы пришельцы перешли от разовых похищений к настоящему террору. А ответить им пока удалось только нашему проекту. Все вы могли видеть в ангаре остов первой сбитой "тарелки", на сколько я знаю, герр Гэллегер уже пробовал исследовать материал ее обшивки и сможет подтвердить ее неземное происхождение. Мы с герром Батлером участвовали в штурме второго объекта - на экране стали появляться ролики с нашлемных камер. Схватку с гигантом и захват Батистой навигатора пришлось прокрутить несколько раз.
- Обратите внимание на стол, здесь представлены некоторые трофеи, в основном оружие. Все это можно будет, так сказать, пощупать. Правда заставить инопланетную технику работать мы пока не можем, а назначения многих предметов вообще не знаем. Если кому-то не достаточно даже этих фактов, - Маркус вновь повернулся к Александру - можете обратиться к доктору Солнцевой, у нее в лаборатории содержится тот самый навигатор.
- Мистер Штреллер, если было сбито уже два корабля, то где снятое с них оборудование? - заинтересовался Гэллегер - я пока видел только корпус и вот это оружие?
- Так как к моменту первого контакта заниматься трофеями было еще некому, их отправили в исследовательский центр NАSА. А вот со второй "тарелки" - Маркус задумался - подозреваю, все лежит на где-то на складе.
- А что именно удалось захватить - это уже Иезекиль - научное оборудование, инструменты?
- Вот как раз такой информации нам не предоставили, герр Вашингтон. Во-первых, изучением захваченного пока никто не занимался, а во-вторых, если кто и вел учет трофеев, то только прапорщик Сероконь, с записями вроде "фиговина номер семь - три штуки".
Штреллер сверился с ежедневником и продолжил.
- Раз уж мы перешли к рабочим вопросам, определимся с нашими задачами. Герр Гэллегер, враг имеет серьезное превосходство в воздухе, и Ваша задача -- это исправить. Для начала необходимо доработать систему наведения по полученному от NASA проекту, так же прошу определить пути дальнейшей модернизации нашего авиапарка. Кроме того, у Вас есть опыт работы с самыми сложными сплавами, так что продолжайте изучение инопланетных материалов. Учитывая их прочность и легкость, даже если Вы сможете просто обрабатывать и сваривать этот материал наши вояки большое спасибо скажут.
- Леонардо, на Вас доработка вооружения. Мы все видели, что против гигантов личное вооружение малополезно и эту проблему необходимо решить.
- Мистер Штреллер, у меня есть два подходящих ствола, точнее прототипа - Ишер поднялся со своего места - но мне требуется помощь в их доработке. Имеется пушка на основе каскадного лазера и стабильно работающий рельсотрон. На сегодня проблема заключается в их габаритах, лазер весит более тридцати килограмм, а "рельса" и вовсе за семьдесят, не считая веса источников питания, которые являются отдельной сложностью. При этом в качестве стационарной установки тот же рельсотрон отлично работает по бронированным целям.
- Хм, герр Ишер, спасибо. Если коллеги помогут решить проблемы Ваших прототипов, это будет замечательно, но пока более перспективным направлением будет изучение конструкции оружия чужих. По словам участников первого боя, инопланетный аналог пистолета способен валить деревья и если вы сможете заставить стрелять хотя бы трофейные образцы, мне будет гораздо спокойнее в следующем бою.
- Герр Вашингтон, раз уж Вы заинтересовались трофеями, поручаю составление полного каталога инопланетного имущества Вам. Рекомендую, кстати, проверить все похожее на провода на предмет сверхпроводимости. Пришельцы вполне могли создать такие материалы, а нам это может здорово пригодиться. Так же, учитывая Ваши с герром Харрисом специальности, прошу рассмотреть возможность строительства боевого дистанционно управляемого модуля. Многочисленной армией проект не располагает, и дополнительная боевая единица нам точно пригодится.
- Герр Батлер, на сколько я знаю, Вы уже занялись изучением внеземных технологий. И я прошу основное внимание уделить инопланетным источникам энергии. Оружие пришельцев вместо обойм использует некие батареи, силовая установка второго корабля должна быть на базе. Нам необходимо понять их принцип действия, а на первое время - хотя бы научиться использовать для питания нашего оборудования.

- Еще одно. На данный момент, по соображениям секретности, связь с внешним миром, в том числе Интернет, отсутствуют. Я постараюсь согласовать предоставление доступа хотя бы к научно-техническим библиотекам, но пока ничего не обещаю.
Маркус выключил проектор и посмотрел на часы. Почти одиннадцать, а он еще собирался забежать к канадкам.
- Прошу всех присутствующих подготовить планы работ по своим направлениям до конца недели, а так же составить список необходимых материалов и оборудования. Вопросы?
  
   С любопытством отметив привлекательность арьергардной части канадского капитана, скрывшегося в своей комнате, Лайтман решил, что когда-нибудь воспользуется их предложением и заглянет в гости. Но сейчас его ждали профессиональные обязанности.
- Сикорски? - полуобернулся Джеймс в сторону уоррент-офицера, с флегматичным видом держащим одну из двух сумок Лайтмана, и явно думающего о чем-то своем. Этот темнокожий здоровяк откровенно нравился капитану, чем-то напоминая ему старого ганни, который руководил совсем зеленой еще толпой джи-ай в учебке.
- Спасибо что помогли, дальше я сам управлюсь. Для вас есть задача. Выдвигайтесь в расположение, и найдите подразделению "Альфа" задачу. Пусть приведут форму в порядок, уборку сделают, или экскурсию по базе проведите - в общем, на ваше усмотрение. И сами их не контролируйте, найдите бойца, и поставьте старшим. Сами же соберите мне полный пакет документов по POPTCh - увидев в глазах Сикорски понимание, Лайтман удовлетворенно кивнул и продолжил - и явитесь в оружейную. Я буду там. Вопросы?

Вопросов у Сикорски не оказалось, и, козырнув, сержант в достаточно быстром темпе удалился в сторону расположения оперативников. Джеймса несколько смущало то, что сержант даже в более-менее неформальной обстановке предпочитал держатся в рамках устава, но это можно было объяснить тем, что Сикорски еще не понял, как относится к своему новому командиру. Задумавшись над тем, как он будет знакомится со своими бойцами, Джеймс вошел в свою комнату. Увиденное его не слишком обрадовало - бетонные стены, металлическая кровать с решеткой, древний стол, какие-то ящики в углу, пыль и бетонная крошка на всем - и находящаяся в этом реликтовом помещении времен холодной войны современная сантехника. Лайтман только секунду спустя сообразил, что изначально санузел был отделен от жилой комнаты стеной - ныне целиком и полностью отсутствующей. На самом деле, комната выглядела далеко не так страшно, как показалось на первый взгляд - особенно после того, как Джеймс включил свет. Здесь было сухо, была проведена вентиляция, да и мебель выглядела не настолько ужасно... но здесь явно не хватало генеральной уборки - который Лайтман заниматься абсолютно не хотел. Поэтому он сгрузил свои сумки на кровать, отбросив в сторону прикрывающий её кусок полиэтилена, выключил свет и закрыл за собой дверь.

Благодаря короткой экскурсии, проведенной Хенриксен, он без особого труда сумел найти бытовой склад, и находящегося там же прапорщика Сероконя. Разговор с интендантом прошел напряженно, поскольку Лайтман первым делом потребовал с него документацию по нормам обеспечения личного состава продовольствием, бытовыми и хозяйственными предметами, экипировкой и предметами первой необходимости - которую уоррент-офицер в некоторых случаях не мог предоставить за неимением оной, а общие списки имущества - и не те, к которым еще никто и никогда не притрагивался и которые лежали на видном месте, а те, с которыми Сероконь работал постоянно - прапорщик предоставлять не хотел. Впрочем, под угрозой полноценной ревизии с полной инвентаризацией всего наличного имущества, ему пришлось сдаться. Коротко пробежавшись глазами по спискам, Лайтман сделал несколько фотографий наиболее интересных страниц, и пошел вместе с Сероконем в оружейную, куда вскоре подошел и Сикорски.

Ситуация с документацией там обстояла не лучше - и если бы не отличное состояние оружия, вычищенного и смазанного, то Сероконь рисковал не пережить этой проверки. Фактически, ни один из наличных стволов не был закреплен за определенным членом подразделения, и Лайтман даже не надеялся увидеть в журналах индивидуальные параметры кучности и точности, количество отстрелянных боеприпасов и данные о изношенности механизма. Нигде не были зафиксированы даты последней пристрелки, времени чистки и полной разборки оружия. Еще хуже обстояла ситуация с магазинами к оружию - запас заряженных магазинов на случай тревоги попросту отсутствовал, и они все заботливо хранились в отдельном ящике, в разряженном виде.

Насторожившийся при виде этого Лайтман потребовал у Сикорски план действий на случай боевой тревоги, и успокоенно получил от него тонкую папку под названием "Регламент действий оперативной группы 'Alpha' в случае тревоги" с фамилией Хильда де Мезьер. Вот только, не считая подробной план-схемы базы и окрестностей, папка была абсолютно пуста. Ну не считать же планом список из трех пунктов, которые можно изложить тремя фразами - собраться по тревоге у оружейной, получить оружие и получить дальнейшие указания от старших офицеров? Вздохнув, Лайтман начал перелистывать прочие бумаги, периодически задавая Сикорски уточняющие вопросы.

Реальное положение дел оказалось еще хуже, чем казалось. Помимо подписанного полковником приказа о создании подразделения "Альфа", списка личного состава, графика проведения тренировок с сержантом О'Двайер и нескольких отчетов о боестолкновениях с противником - никаких документов по "Альфе" не существовало. Распорядок дня? Организационно-штатная структура? План учебных мероприятий? Устав?! В голове у привыкшего к порядку и организованности американского офицера подобный бардак не укладывался. Никак. Совсем. Лайтман не понимал, каким образом толпа вооруженных людей, едва подпадающих под понятие комбатанта, смогла успешно выполнить две боевые задачи. И хотя Лайтман оставался по прежнему вежлив и корректен, оба прапорщика чувствовали себя как не в своей тарелке. И если Сероконь просто избегал смотреть в глаза Лайтмана, то Сикорски ощутимо посерел и готовился к капитальному разносу, подозревая, что успел окончательно и бесповоротно испортить мнение о себе как о командире. Оба уоррент-офицера в общем-то понимали, что ситуация с документацией неудовлетворительная и когда-нибудь ей придется заниматься, но к тому, что это произойдет прямо сегодня - они не были готовы. К их удивлению, гневной начальственной отповеди не последовало. Капитан холодно приказал Сироски провести его в распределения, пообещав интенданту, что они поговорят позже, после чего вышел из оружейной вместе со своим помощником.

Знакомство с личным составом прошло не лучше. Вошедший в помещение казармы первым СиДжей объявил о присутствии офицера, заставив солдат подскочить, побросав все свои дела - но вид полураздетых солдат, стоящих посреди раскуроченной во время уборки казармы, произвел не самое лучшее впечатление на их командира. Джеймс понимал, что он сам приказал пришить знаки различия на форму и сделать уборку в казарме, и что он пришел слишком рано, но сделанного было уже не изменить.

Дождавшись, пока все встанут по стойке "Смирно", капитан неторопливо прошелся по казарме, с холодным неодобрением рассматривая царящий в ней бардак и одетых черт знает как солдат, скомандовал "Вольно", представился, объявил о общем построении в девять часов вечера, приказал сержантам и командирам взводов явится к нему в комнату за час до, и удалился. Настрой своего будущего командира ощутили даже самоуверенные наемники, и шутка насчет заседания военного трибунала в девять показалась всем необычайно уместной. Сикорски, впрочем, было не до смеха. Последовавшая за уходом капитана речь прапорщика была обильно сдобрена руганью и множеством цветастых эпитетов, и общий её смысл сводился к тому, что они все тут слишком расслабились и командир смотрел на нас как на сборище отбросов, а не элитное подразделение. Реплика "Да кто он такой, этот капитан?!" вызвала оживленный спор, к которому подключился кто-то из наемников... и мало-помало до всех присутствующих солдат дошло, что случилось что-то плохое.

А Лайтман тем временем шел в сторону кабинета полковника, пытаясь определится со списком дел, которые необходимо сделать в ближайшее время. Ему определенно нужно будет доложить о нынешнем состоянии дел, вместе с полковником разобраться с организационно-штатной структурой и иерархией подразделений, самостоятельно написать распорядок дня и тренировок для бойцов, разбить подразделение на взводы, отработать порядок действий по тревоге, составить список имущества, начиная от униформы и заканчивая ручным оружием, которое нужно заказать в ближайшее время...

К тому моменту, как он постучался в дверь кабинета полковника, в голове Джеймса окончательно сформировался план действий.
  
   Серьезных вопросов больше не возникло и, оставив Ишера убирать оборудование, Маркус заторопился к канадкам.

Вспомнив, что Гэллегер интересовался "Линзами", Штреллер прихватил его, забежал за подарками и через несколько минут уже стучался в знакомую дверь.
После радушной встречи и представления авиаконструктора к МакГрин перекочевала бутылочка J & B Royal Ages, а к Хенриксен - небольшой футляр, который девушка тут же убрала со стола.
Тяжелый день заканчивался на хорошей ноте. Ни к чему не обязывающая беседа, обсуждение последних новостей, привезенных мужчинами... Определенно, день прошел хорошо.

Собственно, визит Лайтмана к коменданту, прошедший за закрытыми дверями, стал последним сколько-нибудь значимым событием в этот день. А итогом ему послужили вечерние посиделки в квартире второго взвода, которые, похоже, уже становились тихой традицией. В ангаре суета техников и вспомогательного персонала продолжалась даже с наступлением темноты, из технической лаборатории порой доносились странные шумы и неразборчивые возгласы, однако в целом база вернулась к сонному межмиссионному существованию.
Наступило шестое февраля...
  
   В памяти о пережитом кошмаре почти ничего не осталось: огненная буря, черные проплешины на белом снегу, стылый жар, переходящий в обжигающий холод. Пенг куда-то брел, что-то искал, но, к счастью, не ушел от места крушения далеко, и спасатели нашли его быстро. Кошмар вернулся в реанимации: выжигал изнутри, выворачивал, опрокидывая сознание в пустоту. Пенгфей балансировал на грани, готов был вот-вот сорваться, но в самый последний момент приходил Ву - крепко сжимал руку, говорил о чем-то негромко. Закоренелый атеист, Пенг не верил в загробную жизнь, однако, видения были до того яркими, до того настоящими, что не смог выбросить их из головы ни через день, после того, как пришел в себя, ни через неделю... Что-то переменилось в нем, заявило о себе в голос, и Пенг опасался давать этому новому имя.

* * *

На поправку Ли пошел быстро - уже через пару дней перевели в обычную палату. И здесь поджидал сюрприз: навстречу бросилась Киу, попросила санитаров, как только помогли перебраться с каталки на койку, оставить одних. Нет, она не плакала (всегда была стойкой) - лишь стиснула его ладонь, сказала ровно:

- Ву больше нет.

На миг Пенгфею показалось, будто руку сжимает Вужоу, а не та женщина, которую так и не смог разлюбить - не сразу нашелся с ответом.

- Что ты здесь делаешь?.. - спросил он, разлепив запекшиеся губы.

Киу отвела взгляд, ответила тихо:

- Поправляйся, Пенг... С тобой поговорят, - долгая пауза, - и, надеюсь, будем работать вместе...

Ли ничего не понял, а Киу не собиралась разъяснять - воспользовавшись тем, что в палату вошли врач и медсестра, она выскользнула.

* * *

Несколько дней Пенгфей оставался в неведении - персонал отвечал лишь на вопросы о состоянии здоровья, Киу не появлялась. Он уже готов был поверить, что Киу привиделась, но одним вечером попросили пройти в кабинет главного врача. Там Пенга поджидал человек в строгом костюме - с незапоминающимся лицом, с непроницаемым взглядом. И тогда Ли все понял, тогда все сложилось.

Человек устроился в кресле главного врача, Пенг сел напротив, уже понимая, какие будут вопросы, и что он ответит.

- Здравствуйте, капитан, - голос у "костюма" тоже оказался невыразительным, сухим, - я здесь, чтобы обсудить, хм, одно дело. Касается оно, как вы понимаете, недавнего инцидента.

- Да, я понимаю, - Пенг постарался ответить по возможности твердо.

- Так вот, - человек поправил галстук, - вы меня выслушаете, и скажете: "да", или "нет". В случае положительного ответа вы погибнете, разделите участь товарища - по крайней мере, так будет сказано в официальных источниках. В случае отрицательного ответа я позабочусь о том, чтобы вы забыли и происшествие, и этот разговор.

В голосе "костюма" не звучало угрозы, но Ли не сомневался - такой не то что память - и его самого может стереть без особых усилий...

- Хорошо, - сказал пилот, - хотелось бы ознакомиться с неофициальной частью.

Человек рассказал, Пенгфей выслушал, и ответил: "Да".

* * *

Через границу их с Киу перебросили на Ми-8 - обо всем позаботился человек в костюме. Он же позаботился о том, чтобы добрались до места быстро и незаметно. В дороге Пенг и Киу разговаривали мало, и большей частью о деле. Новое место работы как интриговало, так и пугало, однако, они не сомневались, что сделали правильный выбор. И Пенг, и Киу рассчитывали поквитаться с убийцами Ву, а предоставить такую возможность могла лишь одна организация.
  
   6 февраля 2014 года. 10:17
База Х-СОМ. Вертолётный ангар.


- А вот и они. - Первый пихнул локтем в бок ведомого. Второй бросил окурок, который прикрывал ладонью от поднятого винтами ветра, и повернулся к Ми-8. Из его люка по лёгкому трапу как раз спускались новенькие - как заверили лётчиков и техперсонал, последние на этой неделе. Первым на бетонный пол сошёл коренастый малый в лётном комбинезоне китайских ВВС - ещё с капитанскими знаками, но уже без нашивок страны и подразделения. Следом за ним спустилась молодая женщина - стройная, хрупкая, с пышными чёрными волосами и точёными чертами лица. Вместо привычной на базе униформы на ней был строгий костюм полувоенного покроя - белая рубашка с галстуком, узкая чёрная юбка почти до колен и пиджак такого же цвета, вышитый золотой нитью на воротнике и "погонах". Образ дополняли туфли-лодочки на небольшой каблуке - таких во всей организации точно никто не носил...
- Кхм-м... - Протянул Второй, но товарищ снова дал ему локтем под рёбра, кивком указывая на парочку. Коренастый китаец подал девушке руку, помогая спуститься, и с ними сразу всё стало ясно...
- Пошли знакомиться. - Решил Первый и уверенно направился к новеньким. Те его заметили, посему медлить пилот не стал, и сразу протянул руку:
- Hello, i'm captain Boris Petrov, and it's my partner, lieutenant Sergeii Vasiliev. We are from the first wing.
- Очень приятно, я капитан Пенгфей Ли, а это лейтенант Киу Лян. - Ответил китаец. - Может, лучше на русском?...

Летчики - каста, и объединяет их возможность летать. Пусть работа сопряжена с опасностью, и по сути своей есть постоянный риск, на вопрос, где чувствует себя более комфортно - в небе, или на земле, пилот ответит, не задумываясь: "Конечно же, в воздухе". Любая ситуация в полете развивается стремительно, неотвратимо, и лишь тяжелые, изнурительные тренировки дают шанс взять ход событий под контроль. Пилот не может позволить себе халатности, как, к примеру, водитель, поленившийся включить "поворотник" - небо не прощает ошибок. Даже незначительный огрех в полете может обернуться катастрофой, привести к гибели. Не зря говорят - мелочей в авиации нет. Такое положение дел накладывает на любого летчика своеобразный отпечаток: невежество вытравляется на корню, ответственность и самоконтроль входят в привычку, становятся частью натуры. Вот потому и каста.

* * *

Их встречали, и, что порадовало Пенга, не официальные лица, а простые вояки. Он представился сам, представил Киу, да еще и на русском, чем вызвал некоторое удивление. Акцент, конечно же, чувствовался (слово "лейтенант", к примеру, больше было похоже на "рэйтенант"), зато с грамматикой - полный порядок.

- Как же тут холодно... - Киу поежилась. - Надеюсь, есть и горячий - очень горячий! - чай...

от уж с чем полный порядок... - Улыбнулся Второй, хлопая напарника по плечу.
- Думаю, не стоит здесь задерживаться. - Кивнул старший пилот. - Пойдёмте, мы вам покажем жилой блок.
Он сделал приглашающий жест и четвёрка покинула ангар. У самого выхода Первый указал на дверь со странной табличкой.
0x01 graphic


- Здесь у нас дежурка. - Сказал он. - Вообще, мы в ней и живём, благо, там условия не хуже, чем в квартирах, а к машинам ближе... И когда будет ваша смена, тоже можете ждать здесь, у нас тепло и электрочайник свой. Пойдёмте дальше.
Они прошли по коридорам до самой столовой, но по пути заглянули в брифинг-центр, осмотреть место работы Киу.
- Вот тут будет оператор. - Первый указал на мягкое вертящееся кресло, окружённое разнообразными консолями. - Но только во время тревог и боевых выездов. Сюда стекается информация от постов наблюдения, радара и иных источников вроде спутников разведки, когда нам их предоставляют. В остальное время мониторинг ведёт контрольный пост на втором ярусе... Эту штуку, кстати, они приклеили. - Лётчик немного смущённо кивнул на плакат, висящий над креслом оператора.
0x01 graphic


После брифинговой они прямиком направились в офицерский блок, миновав столовую, где Второй задержался, чтобы раздать поварам указания насчёт чая - явно пользуясь возможностью услужить даме.
- Тут четыре квартиры на двоих каждая. - Продолжал экскурсию ведущий двойки. - В двух живут командиры взводов, в третьей ещё один пилот, четвёртая свободна. Её вам и предо...
Открыв дверь комнаты, он на миг замер, а потом закашлялся. МакГрин, облачённая в грязный фартук поверх формы и с подвязанными косынкой волосами, закончила сметать бетонную крошку на совок и вышла, не сказав ни слова.
- Э-э... Это из второго взвода. - Прокашлявшись, объяснил лётчик. - Ваши соседи вон за той дверью... Пока техперсонал занят, видимо, помочь решили... Ну ладно, я посмотрю, что там с чаем, а вы устраивайтесь...
  
   Сумки Пенг бросил на пол: его "рюкзачок" не отличался большими размерами, а вот "ридикюль" Киу, со множеством карманов на молниях и липучках, выглядел внушительно, а весил и того больше. Будущий оператор сразу заглянула в санузел, долго водила носом. Ни двери, ни перегородки между отсеками не имелось, и это женщине не понравилось.

- Благородный муж не заботится о роскоши, - усмехнулся пилот в ответ на ее тираду.

- Мужу, возможно, оно и не надо, - продолжала ворчать Киу, - а вот с благородными дамами дело обстоит несколько иначе. Но ничего, за мной - занавеска, за тобой - карниз...

- Так точно, - Пенг тем временем проверял койки - не провисают ли? Все оказалось в полном порядке, и Ли выбрал ту, что находилась от санузла слева. Порывшись в сумке, он достал фигурку истребителя "J-7", водрузил на верх тумбочки, полюбовался, присев на кровать.

Когда были детьми, они с Ву изобретали свои модели самолетов - лепили из пластилина, склеивали из бумаги. Не имея и малейшего представления об аэродинамике, заботились лишь об эстетике: их привлекали формы, что сами рвались в небо. Затем пришло время авиакружка, уже на первом занятии которого ребята узнали, что самолеты не летают сами по себе, подобно птицам, но в основе авиации, основе каждой фигуры высшего пилотажа - строгий расчет.

- Готов? - Киу появилась в проеме. - Даем провожатому пять минут, и если так и не вернется - будем прорываться к столовой с боем!

Провожатый, однако, вернулся в срок - вместе с напарником. Первый нёс ещё фырчащий чайник, Второй - поднос со стаканами, нарезанным хлебом, сыром и печеньем на тарелочке. Заварка уже лежала на донышках. Поставив чайник на пол у столика, старший пилот присел на край кровати, ближе к двери, с улыбкой глянул на венчающую тумбочку модель перехватчика.
0x01 graphic


- Что ж, с новосельем, коллеги. - Опередив его, сказал ведомый и опустил поднос на столешницу.

Беседа вышла душевной: Пенгу казалось, что Сергея и Бориса он знает уже очень давно, а Киу не только раскраснелась от горячего чая, но словно бы и оттаяла. Они шутили, смеялись, делились историями из жизни. Пенг начал было выспрашивать о работе, но Борис лишь отмахнулся - мол, не время сейчас, обустраивайтесь, а на прием к коменданту всегда успеется. Киу обратилась с просьбой найти карниз, чтобы она могла повесить занавеску, и русские пообещали, что займутся этим немедленно. Судя по тому, как ловко ребята справились с "чайным заданием", Пенгфей не сомневался - они не только найдут все необходимое, но сами же и установят...

- Если здесь все такие радушные, - сказала Киу, когда Борис и Сергей ушли, - то это уже не коллектив, а семья!

- Наверное, так и есть, - Пенг задумчиво повертел самолетик в пальцах, - чем выше цель, тем ближе становятся люди.

- Возможно, все проще, - Киу улыбнулась, - возможно, все дело в том, что они - русские...
  
   - Скажите, во время нашей встречи на прошлой неделе, я ничего не декламировал?
- Дайте подумать герр Малькольм, кажется что-то о весне, песнях и благе высшей жизни.
- Хайям. Мда, все сходится.
...
- А он и говорит: "А че вонища? Мы ж привыкли и он привыкнет!". - Водитель "Хаммера", приземистый коренастый парень с бритым затылком, оглушительно загоготал над собственной шуткой и резко крутанул руль вправо. Гэллегер со всего размаха впечатался в холодное дверное стекло. Снаружи мелькали ели, сугробы, голые ветки прибитых к земле кустов, потом опять ели, а за ними еще немного сугробов. В целом, пейзаж не радовал разнообразием. Климатическая установка не справлялась с наружной температурой, по салону плавали облачка пара, в центре кабины натужно гудел газотурбинный двигатель.
Отсмеявшись, водитель сразу переключился на следующую байку. - А один мой кореш в 90-х решил отконтрабасить на Цахал и вот значит приходит на осмотр к кабану, ну, военному психологу, а тот ему - нарисуй мне, говорит, дерево...
...
В первый момент, Гэллегер воспринял новости о летающих блюдцах и чайных сервизах спокойно. Такая версия ничему не противоречила и вполне неплохо объясняла происхождение странного титана. Инженер даже задал какой-то профессиональный вопрос Штреллеру.
Потом его скрутил приступ дикого инстинктивного скепсиса. И что дальше? Сейчас сюда войдет негр-пилот с сигарой и парочка Нью-Йоркских евреев? А президент США толкнет патриотическую речь про четвертое июля? Или это будет сурово-героический капитан с объявлением, что гравитационные двигатели SDF-1 готовы к запуску?
Опыт тридцати лет жизни отчаянно бунтовал против полученной информации. Но версия, что база построена военным крылом коммунистических Саентологов не выдерживала никакой критики, а вариант с абстинентным бредом был неконструктивен. Это был один из редких моментов, когда инженеру нужно было во что-то поверить. Как это сделать, он пока не понял.
На протяжении всего совещания конструктору казалось, что они с немцем неплохо знакомы. Да, они определенно пару раз встречались на выставках и конференциях, но только выходя из зала, он наконец вспомнил, что они действительно виделись не далее как неделю назад. Напросившись на вечерние посиделки, Гэллегер смог задать еще пару наводящих вопросов, окончательно подтвердивших необходимость срочно отказаться от потребления алкоголя. В остальном вечер прошел спокойно, встреченные вчера девушки оказались канадской снайперской ячейкой, Маркус рассказал об известных ему деталях этого международного проекта и его связи с Wermeer Shield Group. От предложенной рюмки спиртного Гэллегер с некоторым колебанием отказался.
Уже поздно ночью он посмотрел на своем ноутбуке диск, полученный в ангаре. На диске были два видеофайла продолжительностью минут по десять каждый, съемка велась с борта каких-то самолетов, камеры постоянно меняли перспективу и резкость, кадры прыгали и накладывались друг на друга. В центр экрана периодически влетал странный крестообразный силуэт, вокруг него мелькали вспышки разрывов и какие-то ярко-синие блики, пару раз экран пересекла малиновая полоса. Видео провалилось бы на YouTube за свою явную нереалистичность, но на взгляд Гэллегера запись вполне могла быть настоящей, динамика маневров самолетов не вызывала у него ощущения подделки. Горящий крест утонул в облаках и запись прервалась.
Утром он решил взглянуть на вчерашний крест поближе. Настроения поднимать авиационный потенциал странной организации пока не наблюдалось, а поездка могла помочь проветрить голову и собраться с мыслями. Поговорив с техниками, удалось выяснить, что "Чинук" на место крушения отбыл рано утром и вернется только ко второй половине дня, а воздушный кран планируют послать туда только через пару дней, когда корпус окончательно подготовят к транспортировке. К счастью, через час с базы выезжала колонна из БМП, джипа и грузовика. Надо было доставить до места еще одну партию грузов, забрать смену техников и обкатать БМП - вчера на базу прибыл новый экипаж. Три часа назад все это казалось Гэллегеру отличной идеей.
  
   А пока инженер трясся в холодном салоне внедорожника, на базе Пенг и Киу провожали гостей... Впрочем, в одиночестве они пробыли меньше минуты - кто-то легонько постучал по створке.
- Да, войдите. - Лётчик поставил модельку на место.
Дверь открылась, и в комнату заглянула незнакомая женщина - довольно молодая, в летней офицерской форме и с очками на носу. Она улыбалась - чуть заметно, но весьма приветливо.
0x01 graphic


- Доброе утро. - Сказала незнакомка на английском, придерживая створку ладонью. - Я Мишель Хенриксен, командир второй оперативной группы. Мы теперь соседи, и я решила заглянуть, поздороваться... Надеюсь, не помешала?

- Нет, что вы, - пилот ухватил ладонь девушки, и крепко пожал, - очень приятно. Я - Пенгфей Ли, капитан ВВС... хм, просто капитан ВВС...

- Киу Лян, - представилась китаянка, увлеченно искавшая что-то в своей безразмерной сумке. Гостью она одарила лишь мимолетным взглядом.

- С Сергеем и Борисом уже познакомились, - добавил Пенг с улыбкой, - пили чай...

- Простите, что не зашла тогда, с ними. - Кивнула Хенриксен, осторожно высвобождая ладонь. - У нас, сухопутной части, с утра небольшой кавардак... Но!
Она улыбнулась шире и воздела палец:
- На новоселье без подарков не ходят. А купить у нас гостинец можно только в столовой, потому...
Капитан выудила из кармана брюк шоколадку "Twix" и протянула Пенгу:
- Чисто символически, но всё же... В честь прибытия и в залог будущего сотрудничества. К тому же, это последняя конфета на базе, а завоз только через неделю, что повышает ценность в разы.
Лётчик уставился на шоколадку и целую секунду рассматривал её.

Потом поднял взгляд на улыбающуюся Мишель, тоже усмехнулся и принял "дар".
- С моей напарницей, кажется, вы тоже познакомились. - Продолжила было соседка, но в этот момент в коридоре оглушительно взвыла сирена.
- Что это? - Китаец бросил подарок на стол и на всякий случай схватил с кровати куртку. - Мы ещё не знаем ваших сигналов.
- Общая тревога. - Нахмурилась Хенриксен, поворачиваясь к двери. - Простите, мне нужно...
Она сделала шаг к выходу, но вдруг обернулась:
- Госпожа Лян, вы же наш новый оператор?
- Да. - Коротко ответила Киу, уже отложившая сумочку.
- По тревоге вам нужно быть на посту. Вы знаете, где?...
- Знаю.
- Отлично, тогда я пошла. Увидимся. - Скороговоркой выпалила командир второй группы и почти бегом выскочила наружу. Захлопнуть створку она забыла, и Ли увидел, как женщина скрывается в своей комнате, дверь которой придерживает открытой та самая напарница - уже без фартука, но в сером свитере и незастёгнутом бронежилете.
  
   Лиза дождалась, пока тяжелая дверь с легким чмокающим звуком встанет на место, спрятала ключ в нагрудный карман блузки и, стиягивая на ходу расстегнутый халат, направилась в туалетную комнату. Тщательно вымыв руки, она некоторое время внимательно изучала в зеркале свое отражение. Бледное лицо, под глазами темные тени, даже волосы, пожалуй, потускнели. Глупости какие!
Солнцева вернулась в лабараторию, облачилась в чистый халат и, устроившись у стола, открыла ноут. Лаборант тут же поставил перед ней чашку кофе. Лиза благодарно кивнула и задумчиво посмотрела вслед долговязой фигуре. Дмитрий Ларионович Выбегайло, 23 лет. Весьма исполнительный и трудолюбивый. Но Солнцева была уверена, что его умения не ограничиваются обязанностями лаборанта. Когда она попросила Дмитрия по возможности не допускать в лабораторию сержанта О'Двайер, он только коротко кивнул. И Лиза была уверена, что так и будет. Мнда, этот товарищ явно заканчивал не биофак. Впрочем, своими догадками она ни с кем не делилась, уверенная, что комендант в курсе.
Она допила кофе (вот чего не отнять у Выбегайло, так это умение готовить кофе. В его багаже оказалась неплохая кофейная машинка, и напиток получался аромтный, крепкий, как раз в ее вкусе), Лиза, заглядывая в блокнот, принялась заполнять файл.
"Мутон (рабочее название) - физически развитое существо гуманоидного типа. Рост имеющегося экземпляра 210 см, вес 113 кг.."Кожа" является усиленной органической броней, натянутой на тело (похоже на сплав титана с неустановленными материалами), очень плохо проводит электрический ток. Имеются многочисленные кибернетические импланты, которые используются для улучшения сердечно-сосудистой системы и органов чувств. Репродуктивные органы удалены хирургическим путем. По всей видимости, существа искусственно созданы только для ведения военных действий".
Лиза загрузила в файл фотографию.
0x01 graphic


Пожалуй, на сегодня все. Самое главное, то, что она узнала, исследуя пленных сектоидов, Солнцева решила письменно оформить чуть позже. А пока стоит немного отдохнуть.

* * *

Представители летной профессии четко воспринимают всю поступающую информацию - опять же, привычка. Ничто не проходит мимо, считывается, словно с приборной панели, анализируется, раскладывается по полочкам. Оттого Пенгу и Киу оказалось вполне достаточно один раз пройти по коридорам базы, чтобы не заблудиться. Женщина, невольно морщась от резких сигналов тревоги, быстрым шагом направилась в брифинг-зал, и была у поста уже через несколько минут. Без лишней суеты она отрегулировала высоту кресла у пульта, внимательно осмотрела ряды тумблеров и индикаторов, потянула с панели гарнитуру...

Пенгфей тем временем был уже у двери в помещение, которое Борис назвал "дежуркой". Как понял летчик, здесь можно было получить всю необходимую информацию, и, если какой непорядок, сразу двигаться к "взлетке". Он уверял себя, что к заданию готов, каким бы оно не оказалось, но где-то в глубине души поселился ледяной червячок страха. Поселился с того самого момента, как они вышли с Ву на перехват неопознанного объекта...
  
   БМП пробил последнюю стену снега и вывел колонну на чистую площадку посредине заваленной снегом долины. Вслед за ним из сугроба выпрыгнул Хаммер и резко повернув, ушел в занос, завершившийся около стены молочно-белого тента.
- Приехали, командир, - водитель отстегнул ремень и довольно потянулся. - Якутия, деревня Осиновка.
Инженер вывалился из салона и замотал головой, пытаясь прогнать из нее гул двигателя и звон от нескончаемой болтовни водителя. Мимо деловито сновали тепло одетые люди, перетаскивая ящики из кузова припарковавшегося грузовика внутрь тента.
- Вы Малькольм Гэллегер? - К нему подошел мужчина, одетый в тяжелый пуховик с надвинутым на голову капюшоном и зеркальной лыжной маской на лице. - Я здесь что-то вроде организатора работ. Утром пришла радиограмма с базы, просят показать вам второй объект, - мужчина опустил взгляд на наручные часы. - Я рекомендую вам вернуться на базу с вертолетом, иначе застрянете тут до завтрашнего утра. Времени у нас немного - часа три максимум, предлагаю сразу идти на объект.
Они прошли мимо нескольких палаток, и подошли к высокому полупрозрачному куполу стоящему посредине лагеря. К основанию купола были подключены несколько ровно гудящих климатических установок, рядом виднелся передвижной дизель-генератор.
- Первые пару дней тут творился редкостный бардак, база оказалась не готова к работе с такой спецификой. Планировали завершить демонтаж объекта за несколько дней, но зимняя равнина это вам не тепленький ангар, - мужчина широко улыбнулся и, отстегнув часть стены купола, зашел внутрь. - В начале 80-х я провел зимовку на небольшой антарктической базе, так что меня попросили заказать недостающее оборудование и довести здесь все до ума.
Температура внутри купола была градусов на пятнадцать выше нуля. Проводник снял капюшон и очки, оказавшись крепким человеком неопределенного возраста с волевым лицом, заросшим густой темно-каштановой бородой. Гэллегер с удивлением отметил, что под капюшоном у мужчины одето старое сомбреро, волосы были уложены крайне неопрятно и спускались примерно до плеч.
Пространство купола дополнительно освещали несколько высоких прожекторных стоек, их свет сходился на знакомом матово-сером корпусе. Однако форма и размер объекта значительно отличались от увиденного в ангаре. Перед инженером был прямоугольный участок корпуса шириной метров 6-8 с проемом посредине, выступающий из центральной части объекта, расходившейся в обе стороны еще метров на десять-двенадцать. Нетрудно было понять, что это тот самый крест со вчерашней видеозаписи.
По крыше тарелки деловито ползали несколько сварщиков, купол освещали сине-белые вспышки. Проследив за взглядом Гэллегера, проводник посетовал, - Самая трудная часть работы, внешний корпус очень прочный. Мы хотим разделить его на пять частей и вывезти вертолетом, но тут работы еще дня на два-три.
- А что там внутри? - Конструктор вспомнил, что пока еще не видел внутреннее устройство объектов.
- Пойдемте, быстрее самому увидеть, - мужчина скользнул в проем.

Заглянув за ним следом, инженер увидел уже знакомую по ангару картину - внутри внешний корпус по стенам, полу и потолку пересекали перфорированные ребра жесткости, кое-где виднелись следы сварки, с потолка свисали несколько ламп дневного света. Но было и кое-что новенькое, от прохода вглубь аппарата шла дорожка из квадратных металлических пластин, ширина пластин составляла примерно два метра. Метров через десять дорожка упиралась в стену и расходилась влево и вправо к двум дверям. Дойдя до стены, мужчина повернул вправо.
- Похоже, это грузовой тамбур, ничего особо интересного в нем вроде не обнаружили, все коммуникации сходятся в следующие два помещения. Видимо там находились кабина управления и силовой отсек.
- А где находятся двигатели?
- Хотел бы я это знать! Ничего похожего на движки или хотя бы сопла мы не нашли.
Пол в следующем помещении еще не сняли, хотя стенные панели уже были демонтированы и свалены в углу помещения. В центре стоял металлический стол заваленный инструментами, рядом с ним ползал техник с циркулярной пилой, что-то срезая с плит пола. У стен стояли еще два техника, один быстро перерисовывал в блокнот развешанные на стене кабели, второй что-то фотографировал.
- Эти двое, люди Сергея Павловича, - проводник указал на двух техников у стены. - Он предложил составить схемы тарелки. Мои работники с этим наверно не справились бы, мы больше по физической работе. Если нужны чертежи, обращайтесь к ним.
Гэллегер заинтересовался работой человека на полу, присел и всмотрелся в пластины пола. Из их краев выступали заклепки, техник срезал их болгаркой.
- Внутри работать попроще, все пластины съемные, варить почти не приходится. Но эти пришельцы странные ребята, все внутренние панели и оборудование закреплены вот такими заклепками. Не слишком удобно для ремонта, на мой взгляд, - мужчина взял со стола обрезанный кусок заклепки и протянул его инженеру. Крепежный элемент был сделан не из металла, скорее это был какой-то пластик.
- Корпус многослойный. В целом, мы нашли внутри него несколько видов датчиков, приборы и две системы кабелей, сверху все это было закрыто металлическими пластинами, кажется алюминиевыми. Пространство между внешним и внутренним корпусом заполнено какой-то пеной, наверно термоизоляцией.
- Что за кабели?
Руководитель работ подобрал со стола два обрезка и показал их инженеру. - Вот таким между собой соединены датчики и прочие приборы, похоже на оптоволокно, но он очень гибкий. А вот этим нашпигованы все стены, полы и потолки, корабль одет в него как в сетку, - инженер осмотрел кабель из плотного резиноподобного материала. Он был полым, внутри проходил довольно тонкий провод.
- "Оптоволокно" сходилось к пультам вон у той стены, мы их уже демонтировали. А вторая система кабелей видимо силовая, ее центр находился в реакторном отсеке в центре корабля.
- Реакторный? Здесь повышенный фон? - Гэллегер почувствовал укол беспокойства.
- Странно, почему об этом никто не побеспокоился, на базе даже защитных костюмов не было. Но нам повезло, корабль не фонит. Просто прибор в центре соседнего отсека имел очень "реакторный" вид, это явно была какая-то энергоустановка. К сожалению его уже вывезли на базу, мы сворачиваем работы. Как вернетесь, обращайтесь к интенданту базы, он отвечает за прием грузов.
Конструктор привалился к стене и прикурил последнюю сигарету. - Мне надо взглянуть на чертежи... объекта. И нужны перечни оборудования и материалов, которые вы демонтировали.
  
   Иезекиль шел по складу с папкой в руках и сам себя ругал: как можно было забыть, что инициатива имеет инициативного. С другой стороны - за короткий промежуток времени, что он общался с уорентом Сероконем, пока тот не убежал контролировать пристрелку оружия, он узнал три хороших новости: во первых, уорент, а точнее прапорщик, Сероконь вполне сносно владеет английским, во вторых, он или один из его подчиненных владеет компьютером - в результате все данные с массивом цифровых фотографий были внесены в базу данных склада и в третьих - на складе была своя кофе-машина. Пусть и непонятно кем изготовленная - но экспрессо варила качественный. Так что теперь Иезекиль занимался тем, что бодро сверял позиции из отчета с имеющимися артефактами и описаниями тех, что были отправлены в другие научные учреждения:
- Позиция три тире один дробь семь. Катушка провода, снятого с НЛО-1, диаметр внутреннего кабеля - семь миллиметров. Суммарная длинна - пятьдесят восемь метров. Примечание - крепилась к узлу пятнадцать.
- Позиция три тире один дробь пять. Катушка провода, снятого с НЛО-1, диаметр внутреннего кабеля - пять миллиметров. Суммарная длинна - сто двадцать семь метров. Примечание - в большинстве случаев крепилась к узлам одиннадцать и двенадцать. Примечание к позиции три тире один - замеры диаметра провода производились штангенциркулем для предварительного учета.
- Позиция одиннадцать тире один - пульт неизвестного назначения... - Изекиль смотрел на пульт управления. Экранный треугольник по середине панели, два трекбола по сторонам, набор кнопок с странными символами выше. Согласно отчету, данный пульт был объединен с большим экраном "узел тринадцать-один" и вторым пультом, который был обозначен как "узел двенадцать-один". Второй пульт отличался от первого - массив кнопок и несколько вертикальных регуляторов. Немного помедитировав над пультами и отметив что внутренности пока закрыты панелями на заклепках, Иезекиль перешел к следующей позиции, оставив на полях списка предположение, что устройство номер одиннадцать - это именно пульт управления НЛО, а устройство двенадцать - это контроль энергосистемы и прочих вспомогательных устройств.
Под номером пятнадцать шла конструкция из центра НЛО-1. Цилиндр, жестко искореженный взрывом. Предположительно - часть энергетической установки, как и устройство номер шестнадцать - предположение было вызвано тем, что устройство шестнадцать крепилось точно над устройством пятнадцать и имело такую же конструкцию, как и верхняя часть устройства пятнадцать. Так же над и под энергоустановкой были закреплены два цилиндрических объекта, выходившие на внешнюю сторону НЛО, но при воздушном бое, посадке и взрыве энергоустановки они были жесточайшим образом деформированы и описанию и каталогизации не подлежали.
Под номером семнадцать-один были зафиксированы шесть небольших устройств, крепившихся к внешней обшивке, но изнутри НЛО. Причем крепились они точно за выступами сложной формы на внешней обшивке. Согласно предположению, записанному в примечаниях - эти выступы были чем-то вроде упоров для стыковки, а сами устройства - маячками. Так-же было высказано предположение - что должны быть ещё два, но они уничтожены о время боя.
Пункт восемнадцать-один - девять устройств, расположенных в бортах. Ещё три - предположительно уничтожены. Соединены с устройством одиннадцать кабелями три один дробь пять. Представляют собой короб с окошком, закрытым блестящим черным веществом. Располагаются на боковых нишах по три на борт, окошко - выходит наружу. Предположительно - датчики навигационной системы.
Пункт девятнадцать-один - восемь дисков диаметром около двух метров. Располагались в нишах пола по два на борт сразу сразу за устройствами номер семнадцать. Учитывая, что именно к ним шли самые толстые "кабеля" от энергоустановки и провода от обоих "пультов" - предположительно - движители.
Пункт двадцать-один - пять кресел. Судя по тому, что пластик на поверхности кресел порой странным образом был деформирован - Иезекиль оставил предположение что внутренняя поверхность кресел имеет возможность подстраиваться под пользователя.
Пункт двадцать один - один не вызвал сомнений ни у кого из осматривавших - двадцать четыре устройства, закрепленных в верхнем стыке крыши и бокового элемента. Множественные отверстия прямо утверждали, что через них пропускается какой-то газ и поэтому все единодушно писали в примечаниях что скорее всего это система очистки воздуха.
Пункты с двадцать второго по тридцатый вызвали у Иезекиля радость - прошедшее время в складском помещении проведено не зря. Два устройства с рукоятями похожими на пистолетные, но вместо дул у одного было миниатюрное отверстие, а у другого - семиугольный выступ, к которому подходили три разнокалиберные головки, по форме напоминавшие заклепки, используемые для крепления. Ещё под двумя пунктами шли стержни из того-же материала, что и заклепки. Под пунктом двадцать девять шел баллон и под пунктом тридцать - что-то похожее на плоскогубцы, но вызвавшее у Изи память о студенческих временах, из-за чего он недрогнувшей рукой вписал в примечания "обжим кабельный". Это был тот самый ЗИП, который он искал. Согласно описи - данный комплект хранился в основании одного из пультов и при демонтаже просто открылась крышка. Точно такая-же крышка была в основании и второго пульта, но её пока не вскрывали.
Теперь осталось замерить "кабеля" и доступные куски оборудования на предположительную сверхпроводимость - и с этим можно было идти к Штреллеру.
  
   Неторопливо потягивая эспрессо из бумажного стаканчика с эмблемой ХКОМ, Сикорски бесцельно разглядывал оккупировавших столовую товарищей по подразделению, утомленно расправлявшихся с остатками завтрака. Ну, или обеда, тут уж как посмотреть. По его внутренним ощущениям обеду было сейчас самое время.

Для оперативной группы "Альфа" этот проклятый день начался в 4:00 утра, ярким светом и резкой командой "Squad, get up! Sixty seconds countdown!". Вбитые в начале армейской службы в головы солдат рефлексы сработали безукоризненно. Мирно спящие солдаты буквально за считанные секунды заняли место в строю, на бегу запрыгивая в штаны и уже на месте шнуруя берцы. Далеко не все из них помнили свое место в строю, да и вскочившие первыми наемники из Wermeer Groups почему-то оказались в самом начале строя, что никак не способствовало порядку. Пытавшиеся, в меру своих скромных сил, построить солдат по объявленному вчера порядку, сержанты едва успевали параллельно одеться, а штатный снайпер с обожженным ухом с какого-то черта прихватил с собой на построение китель. На лице наблюдавшего за всем этим борделем Лайтмана, замерявшим по секундомеру время, постепенно появлялась жизнерадостная ухмылка.

Разобравшись, наконец, с построением, Вербовски и О'Двайер заняли свои места во главе взводов, а Сикорски направился к капитану для доклада. Подойдя на положенные два шага, Сиджей уже собрался было начать доклад, но был остановлен внезапной фразой командира, демонстративно пискнувшего таймером.
- Минута тридцать две, уоррент-офицер.- улыбавшийся как чеширский кот Лайтман протянул часы Сикорски. - И вы знаете, что это означает, уоррент-офицер Сикорски? - ласково-ласково спросил капитан, бросая выразительный взгляд в сторону перешептывавшегося и заканчивавшего разбираться с берцами строя.
- НИКАК НЕТ, СЭР!
- Замечательно. Займите место в строю, уоррент-офицер.
Оказавшись на безопасном расстоянии от излишне громкого подчиненного, офицер с любопытством начал рассматривать своих солдат. Сложно сказать, что творилось у него в голове, но чеширская улыбка на лице капитана не предвещала ничего хорошего. В общем-то, не нужно было быть гением, чтобы это понять - достаточно было быть солдатом. Личный состав оперативной группы "Альфа" был набран с миру по нитке: большинство из них служило в армиях НАТО, много было русских и азиатов, присутствовала даже пара арабов и индус - но общего между этими солдатами было намного больше, чем различий. Любая армия, вне зависимости от политического строя, особенностей национального менталитета и культуры, религии, климата и любых других переменных, в сущности, устроена по единому для всех образцу. Основой-основ любой армии является понятие приказа. Именно неукоснительное и беспрекословное следование приказам и дисциплине является ключевым отличием любого представителя регулярной армии от гражданских лиц или вооруженных бандитов и террористов.

К огромному сожалению, для высших офицеров, профессиональных солдат не отливают из стали на заводах и не выращивают в чанах - их получают из самых обычных гражданских, зачастую не имеющих даже базовых понятий о дисциплине, наделенных яркой индивидуальностью и склонных иметь свое личное мнение по любому вопросу. И как показал многотысячелетний опыт войн - многочисленное гражданское ополчение или группа высококвалифицированных, но разрозненных бойцов практически всегда проигрывает малочисленным, но тренированным и дисциплинированным отрядам. Но великолепные бойцы получались из самых обычных людей, практически негодных для ведения боевых действий - до того момента, как им не привьют понятие дисциплины, превращающее разрозненную толпу в многорукий и многорукий механизм, машину, слаженно действующую в соответствии с замыслом. Армия вообще похожа на машину, базовой деталью которой является человек. И способов лишить человека его индивидуальности, заставив его беспрекословно подчинятся любым приказам, не так уж и много. Все без исключения военнослужащие, в особенности из подразделений пехоты и специального назначения, имеют сходный опыт ломки своего сознания. Учебка одинакова в любой армии мира. И некогда прошедшие её солдаты смотрели на своего командира, вспоминали до боли знакомые ситуации из своего прошлого, и страстно желали, чтобы он начал исчезать, начав с ног, а закончив белоснежной, клыкастой улыбкой. Они догадывались о своей судьбе и лишь их нецензурные теории о личности командира и конкретике предстоящих мучений различались.
- Отряд, слушай мой приказ. - абсолютно внезапно начал Лайтман, моментально прекратив улыбаться - Сейчас вы запоминаете свое место в строю, и под руководством уоррент-офицера Сикорски проводите тренировку. После чего - команда отбой. Будем считать, что я этого пожара в борделе не видел. Приказ ясен?
- ЕСТЬ СЭР! ТАК ТОЧНО СЭР! - во всю мощь своих легких грянула оперативная группа "Альфа", явно заучившая уставный ответ у прапорщика Сикорски. Джеймс про себя чертыхнулся, подумав, что уже поздно убавлять громкость - дружный вопль наверняка был слышен на всей базе.
- Отставить крики, на базе отбой. Уоррент-офицер Сикорски, принимайте командование. Вербовски, третья форма одежды, за мной.

Проводив взглядом удалившегося из казармы в сопровождении Вербовски командира, СиДжей обернулся к подразделению. В голове у бывшего зеленого берета сейчас вертелось множество мыслей, весьма беспокоивших опытного сержанта. Этот капитан морской пехоты прибыл на базу ХКОМ меньше суток назад, а через десять часов на базе - всего несколько часов назад от настоящего момента - уже довел до сержантского состава новую организационно-штатную структуру оперативной группы, особо настояв на проведении тренировки, результаты которой провели во время этой внезапной ночной проверки. И хотя Джейкоб повидал на своем веку немало молодых и ретивых офицеров, горящих желанием привести все в порядок, но взятые этим конкретным офицером темпы, и тот факт, что он не стал проводить тренировку самостоятельно - явно выбивались из характерной для этих лейтенантов манеры поведения. И что-то подсказывало бывшему сержанту, что эта проверка за этот день не последняя.

- Парни - ненадолго умолкнув, Джейкоб дождался, пока шепотки в строю закончатся, и все взгляды не обратятся на него. - Я, черт подери, понимаю, что эта проверка стала для всех нас внезапной. Но вы все помните предупреждение нашего командира на вчерашнем построении о том, что спокойная жизнь заканчивается. И на первой же проверке нас поимели, как драных маркитанток в борделе! Вы видели, как на нас смотрел наш командир - как на зеленых новобранцев. Ему было смешно! Да на следующем боевом выходе нам даже стрелять не потребуется, головастики сами со смеха помрут, потому что элитное подразделение не способно построиться! Даже бойскауты надерут нам в этом задницы, я не говорю уже о нормальных... - на этой фразе весь боевой запал Сикорски кончился, и последние слова он произнес уже намного тише, практически сожалеющим тоном. - нормальных солдатах.

Сикорски не стал продолжать, и в казарме повисло гробовое молчание. Через сорок минут, когда Лайтман в очередной раз поднял бойцов по тревоге, в норматив они уложились, с запасом. А затем - начался самый худший день в жизни оперативной группы "Альфа".

Как вымотать до изнеможения двадцать с лишним здоровых, накаченных мужиков за два с половиной часа? На самом деле - элементарно. Нужно лишь устроить самую обыкновенную зарядку, с пробежкой и полным комплексом разминочных и силовых упражнений - с одним маленьким нюансом. Ни в коем случае нельзя давать солдатам ни единой секунды отдыха. Нагрузка на одну группу мышц должна немедленно сменяться другой, и все это в высоком темпе. Конечно, такая нагрузка достаточно вредна для сердца - но все без исключения оперативники ХКОМ не могли пожаловаться на проблемы со здоровьем.

К 7.30 утра большинство оперативников откровенно валилось с ног, и даже обладавший пропорциями канадского лесоруба Сикорски чувствовал себя не слишком хорошо. Задававший темп тренировок Лайтман, судя по насквозь промокшей майке и слегка пошатывающейся походке, тоже был порядком измотан, но в отличие от многих подчиненных делал вид, что он не слишком устал. И поэтому, когда капитан объявил о двадцатиминутной готовности к марш-броску, по зимнему лесу, в полном вооружении, с последующими стрельбами... комментариев не последовало. Ну, если не считать многочисленного обслуживающего персонала, у которого в такую рань внезапно появилось множество абсолютно неотложных дел в вертолетном ангаре, в котором и была устроена импровизированная полоса препятствий. Авиатехники откровенно сочувствовали несчастной пехоте, и заботливо осведомлялись, не начали ли те размышлять о ошибочности выбора профессии. Оперативники лениво огрызались, собираясь с духом, чтобы построиться и пойти получать оружие.

Марш-бросок по снежной целине оказался тем еще адом. К счастью, погода была теплой, небо - ясным, а ветер отсутствовал, иначе все подразделение так и осталось бы лежать в снегах. Но даже без этого продираться километр за километр через сугробы, порой достигавшие полуметра в глубину, а местами и глубже, было на самой грани человеческих сил. Некоторых из подразделения пришлось буквально тащить на себе, распределяя оружие и боеприпасы среди оставшихся на ногах оперативников. О том, чтобы бежать, никто и не думал - солдаты едва тащились. Около двух часов спустя, когда группа "Альфа" вернулась к главному входу и Лайтман объявил, что они прошли всего пять километров, это не вызвало абсолютно никакой реакции. Все были слишком измотаны.

Результаты стрельб были хуже, чем у новобранцев в учебке. Оружие и обоймы у некоторых были забиты снегом, затвор от одного из автоматов во время чистки кто-то - очень остроумный кто-то, судя по комментариям - уронил прямо в сугроб и чтобы его найти, пришлось послать за миноискателем. И чистка не слишком помогла, осечки все равно случались. О том, чтобы попасть в цель, говорить не приходилось - руки у большинства тряслись так, что стрелять можно было только с упора. А когда оперативная группа расстреляла весь боезапас, то Лайтман просто послал за новым. По крайней мере, он отказался от метания гранат и стрельб из тяжелого оружия, явно опасаясь травматизма. И даже по возвращении на базу измотанным солдатам не дали отдыха. Прежде чем отпустить их в столовую, Лайтман заставил их всех лично почистить свое оружие - а потом еще и повторить организационно-штатную, закрепление вооружения, порядок действий по тревоге и прочий бред, о котором он говорил вчера вечером. После этого следовал обязательный душ и приведение внешнего вида в порядок. Завтрак начался около сорока минут назад. Кормили, на удивление, весьма скудно, и большую часть еды смели в первые десять-двадцать минут, оставив напоследок только горячие напитки и сладости, которые подали не сразу, а чуть погодя. В принципе, как размышлял сейчас Сикорски, пора было поднимать подразделение- но доели еще далеко не все, а заставлять парней поторопиться с едой у прапорщика просто рука не поднималась. Поэтому он смаковал свой эспрессо и ни о чем не думал.

Разговоры тех из солдат, кто еще имел силы что-то обсуждать, строились вокруг двух тем для разговора: личности капитана и предстоящих тренировках. И если по второму вопросу консенсус был почти единогласным, носящим страдальчески-одобрительный характер, то вот первый вопрос вызывал яростные споры. Появившийся только вчера капитан успел запомнить всех своих подчиненных по именам, а во время устроенной им адовой тренировки сумел держаться более-менее наравне со своими бойцами, ни разу не отойдя отдохнуть или как-нибудь иначе увильнуть от физических нагрузок. Кроме того, их новый командир умудрился выучить целую гору документов, вбиванием которой в головы солдат он занимался вчера на построении и сразу после этой тренировки. Вместе с наличием целого ряда наград и комментариями наемников, наслышанных о нем от Штайера, это порождало целую серию вопросов - главным из которых было - а что он собрался делать сейчас?

Сам же Лайтман в этот момент самым банальным образом спал, скинув к черту всю одежду, в своей комнате, сладко обнимая подушку и видя во сне какой-то бред. Что-то о королях и капусте, ценах на табачный дым... и лишь изредка в сон пробивались вопли трезвого разума, напоминавшие о необходимости пересмотреть все сделанные еще на прошлой неделе дела и выявить недостатки в подготовленном еще до прилета на базу плане работы с личным составом. Планирование и подготовка всегда были сильными сторонами Лайтмана, и в этот самый момент, пока он сладко-сладко спал после бессонной ночи, пара операторов, следящая за происходящим в коридорах базы, дожидалась окончания завтрака у оперативной группы "Альфа". Солдаты никуда не торопились, и операторы, видевшие большую часть тренировки с помощью камер видеонаблюдения, их в чем-то понимали. И им было любопытно, что начнется после того, как они разбудят Лайтмана и сообщат Краснову, что солдаты закончили с обедом и пора объявлять тревогу.

Вскоре после этого, в кабинете Краснова зазвонил внутренний телефон.
  
   На следующий день после прибытия новичков база напоминала растревоженный муравейник. С раннего утра Лайтман гонял "Альфу", судя по сдержанным матюкам по пути бойцов в тир - американец взялся за дело основательно.
Соседи-биологи на шестое запланировали вскрытие гиганта и лаборанты несколько раз забегали за инструментами, видимо не только пули с ним плохо справлялись, хотя может они кофеварку хотели починить, кто их знает.
Гэллэгер спозаранку отправился исследовать НЛО-2, пока "тарелку" не распотрошили до конца. Вашингтон отловил нетипично нервного Сероконя и занялся инвентаризацией. "Ну хоть где-то будет порядок" - мелькнула мысль у Штреллера.

Ишер с Батлером взялись за изучение "пистолета" чужих. Оружейник надеялся найти механизм, блокирующий возможность стрелять из инопланетного оружия людям. А британец взялся пока за изучение его батареи. Все равно силовую установку НЛО-2 в техотдел еще не доставили, а большую часть необходимого ему оборудования даже не заказали. Некоторых успехов им удалось добиться уже через пару часов: пистолет был разобран на основные детали, многие из которых даже удалось идентифицировать по назначению. По принципу действия оружие пришельцев вероятно являлось чем-то вроде киношных плазмометов. Попытка запитать часть оружия, предположительно относящуюся к боевой, от сети базы оказалась успешной... в некотором роде. Точнее на одной из стен техотдела образоваоьс небольшое обугленное пятно, а сам отдел остался без света. Зато Маркус с Батлером смогли примерно прикинуть потенциальную мощность "батарейки". Выходило, что если источник питания рассчитан хотя бы на десяток выстрелов, пара таких штуковин вполне может неделю питать всю базу. Впрочем, получить стабильное напряжение от "батарейки" инженерам не удалось - при попытке подключиться к предполагаемым контактам проводка вместе с вольметром чуть ли не испарились, а индикатор на боку обоймы стал чуть короче.

Сигнал тревоги застал Штреллера в своей комнате. Немец как раз собрался набросать список первоочередного оборудования для лаборатории когда завыла сирена. Инструкций по этому поводу инженерному не выдали, так что Маркус оставил сотрудников в отделе, а сам бросился к ангару...

* * *

Большинство бойцов оперативной группы "Альфа" уже покинуло столовый зал к тому моменту, как Сикорски наконец-то разобрался со своим кофе и поднялся со стола. На самом деле, он съел свою порцию одним из первых, но одна из многочисленных армейских традиций, существующая в большинстве армий мира, гласила, что когда командир заканчивает прием пищи - подразделение заканчивает вместе с ним. И хотя эта правило не относилось к числу безусловных, и в ряде ситуаций вполне могло нарушаться, но многие солдаты свято ему следовали. Традиции святы, как-никак.

Нарочито неторопливо Джейкоб поднял со стола поднос и направился к окну сдачи посуды, давая время парочке оставшихся бойцов закончить с завтраком и отнести подносы раньше его самого. В столовой остались только они втроем, и по правде говоря, если бы не традиция... Додумать мысль уоррент-офицер не успел, потому что в этот момент оглушительно взвыла сирена. Поднос моментально оказался на ближайшем столе, а растерявшиеся новобранцы были непечатно обласканы и сориентированы командой "Follow me!". Уже несясь по коридорам базы, Сикорски думал, как же им, черт побери, повезло, что к этому моменту свежее пополнение более-менее соображало, где находиться оружейная, как до неё добраться, и что им вообще, черт подери, делать. Если бы их новый командир, с маниакальным тщанием разъяснявший все эти вопросы на вчерашнем построении, и повторявший порядок действий перед самым завтраком, не занялся бы этим - то разбредшиеся по базе оперативники потратили бы кучу времени на сборы. Джейкоб не питал иллюзий по поводу того, что все пройдет как по маслу - за свою долгую службу он имел более чем достаточно поводом убедиться в абсолютной справедливости выводов капитана Мерфи.

Завернув за угол, Сикорски едва не наткнулся на брошенную кем-то возле склада тележку с несколькими массивными деревянными ящиками на ней. Чертыхнувшись, он обежал её... и внезапно услышал грохот и, практически одновременно, чей-то крик. Кто-то из следовавших за ним новобранцев оказался не столь ловок.

Тем временем, Вержбовски и несколько солдат уже были в оружейной комнате и лихорадочно снаряжали магазины к оружию. Как оказалось, тревожный боекомплект не был рассчитал на возросшую численность оперативников - из-за поднятой Лайтманом шумихи О'Двайер и Сероконь элементарно не успели заняться этим вопросом - а снаряженных магазинов сверх необходимого рачительный Сероконь не хранил, справедливо считая что это вредно сказывается на материальной части . К счастью, обойм типа"расческа" по 15 патронов было более чем достаточно, и к тому моменту, как в оружейной появились наемники, на каждый АК приходилось уже по три рожка патронов. Набить по пять рожков к каждому автомату уже не успевали, поэтому, решили взять несколько лишних обойм. После утренней тревоги каждый боец знал, где именно лежит его автомат и снаряжение, само оружие было вычищено, пристреляно и абсолютно готово к бою - поэтому отряд просто похватал стволы с боекомплектом и побежали в комнату брифинга. Последние солдаты заскакивали в оружейную, хватали винтовку и сумку с БК со стойки, и бежали на точку сбора - Сероконь едва успевал делать соответствующую пометку в журнале.

Последним в оружейную явился прапорщик Сикорски в сопровождении пары бойцов, один из которых мог похвастаться рассеченным лбом и залитым кровью лицом. Индендант слегка опешил, но объяснять что-нибудь специально для него никто не стал - бойцы похватали оружие и сбежали в комнату брифинга. Поставив в журнале три галочки, прапорщик меланхолично посмотрел на часы, отметил, что с момента объявления тревоги прошло уже около трех минут, и понял, что в придуманный вчера вечером этим наглым капитаном норматив пятиминутный норматив он уложился. В журнале появилась соответствующая пометка "+ 3.25", оружие выдано.

Бриффинга, как такового, не состоялось. Подбежавший к комнате брифинга сержант Вержбовски с сопровождением столкнулся в дверях с полуодетым, но зато вооруженным штурмовой винтовкой, капитаном Лайтманом, который сразу же приказал бежать на поверхность, и занимать позиции для отражения наземной атаки и прикрытия возвращавшейся на базу колонны грузовиков и БПМ. Сержант не стал задавать глупого вопроса - с какой это стати колонна возвращается так рано. Вместо этого он развернулся и рванул вместе со своими бойцами в сторону подъемника. Теплый бушлат он надеть так и не успел, и бежать с винтовкой в одной руке и бушлатом в другой было не слишком удобно - и это, пожалуй, было единственной мыслью, которая его в данный момент беспокоила. На царапающие в глубине души коготки страха и ощущение какой-то неправильности происходящего он старался не обращать внимания.

Вскоре по коридору разнесся незнакомый Вальтеру голос девушки.

Глава оперативного подразделения в этот самый момент стоял за плечом у Киу и следил за развитием событий. Камеры видеонаблюдения, рапорты сотрудников, загоравшиеся на пульте индикаторы... Когда он прошлым вечером разговаривал с полковником Красновым о проверке боевой готовности группы "Альфа", они обратили внимание на то, что большая часть системы внутренней сигнализации о тревоге на базе до сих пор не приведена в порядок - и разницы в сигналах между учебной и боевой тревогой никакой нет. Следовательно, если объявить тревогу, то до поступления комментариев от оператора все будут думать, что она настоящая, и действовать соответственно. А раз так - то имеет смысл проверить готовность не только самих оперативников, но и всех остальных сотрудников базы. В конце-концов, реальную опасность штурма базы нельзя было списывать со счетов, никаких тренировок не проводилось, и было неизвестно, как будет работать в жизни разработанная Красновым инструкция на случай действий по тревоге. Тем более, не все эту инструкцию получили.

Лайтман дожидался появления Сикорски и двух отставших солдат, чтобы вместе с ними отправиться в ангар, и дальше, на поверхность. Отбоя тревоги не будет, пока все не займут свои места, а место главы оперативного подразделения - с его оперативниками, и в комнату брифинга он заскочил только чтобы убедиться, что Киу была проинструктирована на счет тревоги, да встретить своих оперативников, если они успеют добраться до комнаты раньше объявления оператора.
  
   Солнцева оторвала взгляд от монитора. Сигнал тревоги прозвучал впервые с тех пор, как она на базе, но смутные представления о поведении персонала в данно ситуации она, конечно же, имела. тем более, что оба лаборанта тут же явились перед ее светлые очи (ой, кажется, это не из той оперы). Лиза кивнула, открыла ящик письменного стола, приподняла дно и, сдвинув колпачок, нажала кнопку. Двери в лабораторию перекрыла опустившаяся сверху решетка, огоньки, загоревшиеся по бокам, доложили, что питание подключено.
Солнцева кинула ключи одному из помощников, тот отодвинул в сторону полку с лабораторной посудой и открыл сейф. Вооружив лаборантов, Лиза сунула в карман халата пистолет и, открыв личным ключом дверь в тюремное помещение, вошла к пленным.

* * *

Что неудивительно, раньше отставших бойцов в брифинговой появились канадки - дело было даже не в подготовке, а в том, что их оружие хранилось при их же квартире, за исключением "Баррета". Лейтенант МакГрин и капитан Хенриксен влетели в комнату ураганом, едва не снеся створку - такое впечатление, что они ожидали встретить внутри противника. Снайпер при этом привычно держалась чуть позади и слева от напарницы, умело прикрывая её "слепую зону". Обе девушки уже были облачены в зимние маскхалаты и полностью экипированы. Энн дополнительно набросила поверх комбинезона тёплую куртку с меховым воротником и несла подмышкой шлем. К тому же она не забыла о бронежилете - тот чуть заметно проступал под камуфляжным комплектом. У Хенриксен же под расстёгнутым маскхалатом был виден лишь тоненький серый свитер-водолазка, явно натянутый поверх летней рубашки.
- Доброго дня... - Капитан приветствовала коллегу чуть запыхавшись и поправила ремень заброшенной на плечо винтовки. - Уже получили подробности?
Кажется, вопрос был адресован Киу, но смотрела снайпер на командира "Альфы".

* * *

А пока военные устраивали переполох, учёные были заняты своими делами...

К счастью, тревога оказалась учебной, так что Штреллер, чертыхнувшись, поспешил назад, в лабораторию. А список дел пополнил пункт "Получение инструкции действий по тревоге" для своего отдела.
Лаборатория встретила его настороженным молчанием и стволом "бластера", направленным на дверь.
Видимо, при стимулирующем воздействии сигнала тревоги инженерам работалось лучше. По крайней мере получаса им хватило, чтобы собрать излучатель пистолета, пару измерительных приборов и "батарейку" в действующую модель инопланетного оружия.

Вырвавшись со склада после отмены тревоги, Иезекиль добрался до лаборатории, где нашел Штреллера, что то выпытывающего у своих сотрудников над грудой проводов, из которых торчал ствол инопланетного пистолета.
- Я извиняюсь, но разрешите отчитаться? По инопланетным артефактам список составлен, по второй задаче - представление о возможностях базы получил и готов высказать предложения.
- Слушаю, начинайте с артефактов.
- Список имеющихся артефактов - Иезекиль передал Штреллеру папку - но он не полон - со второго объекта продолжают поступать артефакты. Позиции, по которым ещё нет ясности - выделены желтым. Состояние трупов и живых инопланетян, а так-же список имевшихся при них устройств уточнить не удалось. Параноики из биолаборатории ещё не открыли свои двери, а стучатся себе дороже - они под напряжением. В принципе - что-то похожее на искомый ЗИП найдено, комплект я принес с собой. Так-же отмечено, что проводка инопланетян обладает крайне низким сопротивлением, возможно - сверхпроводима. По крайней мере мой карманный омметр показывает ноль.
По роботам - для сборки инструментов достаточно, но большую часть электроники и электротехники придется заказывать. Я что-то сомневаюсь, что у нас здесь найдется возможность отливать редкоземельные постоянные магниты и печь микросхемы. Правда - большинство из того, что я предлагаю закупить - производится серийно и может быть закуплено без проблем и доставлено в кратчайшие сроки - день-два от оформления покупки до границ России, а вот дальше - как получится.
Вариантов два: маленький и большой. Маленький я рассчитал из предположения о необходимости прохода в дверные проемы. Большой - максимум из того, что может нести Чинук в салоне. Оба - колесные формулы шесть на шесть, разворачиваются по танковому. В обоих предлагаю оставить вариант управления по кабелю - у противника даже сбитые тарелки давали помехи, судя по записям. Вполне вероятно, что они могут давить сигнал, так что отказ от летающих дронов понятен - наземный дрон просто не способен куда-то упасть в случае прекращения связи.
- А что по вооружению?
- Малый дрон должен без особых проблем нести пулемет винтовочного калибра. Или пару-тройку гранатометов. В принципе - МаДьюс тоже встанет, но для точной стрельбы лучше будет опускать тело на грунт. Большой должен тащить всё, что может тащить Хамви на своей стандартной турели. Вплоть до дюймового Бушмастера, но я думаю, что тогда на него ничего ещё не поставишь. Так что, на мой взгляд, лучший вариант - это связка из крупнокалиберного пулемета и пулемета винтовочного калибра. Вплоть до КэйПиВиТи или китайца под тот-же патрон. Это мне Сероконь предложил. Или вместо крупного калибра - Марк девятнадцать - его универсальные гранаты должны быть хороши против этих гигантов. Хотя это задел на будущее. Сейчас у нас на базе из того, что есть - два МаДьюс на Хаммерах, из которых мы можем позаимствовать один - всё равно его машину используют больше как тягач в ангарах. Так что если прямо сейчас договорится о заказе и промедлений в доставке не будет - через неделю можно будет сделать малый дрон. Либо через две-три - большой. Заказ компонентов без учета оружия нам обойдется где-то в сто тысяч долларов для малого и триста тысяч для большого. Это с учетом всей электроники и приводов, в том числе и для турелей.
- Какая нибудь помощь нужна?
- Ну, в принципе раму сделаю сам, проводку протяну - тоже. С монтажем устройств - тоже проблем не будет. А вот с распознаванием целей - это к Харрису. Да и реакцию на обрыв связи он может прописать. Ну и с турелью хорошо бы кто помог - я то до этого делал только для пейнтбольной пушки. Так что если кто из ваших ребят подскажет и поможет сделать нормальные стабилизаторы и противооткатные системы - буду благодарен.
  
   В 18:45 вертолет поднялся над холмом и, едва не цепляя днищем кроны сосен, растаял в низком мутно-сером облачном мареве. Мужчина проводил его долгим взглядом, ностальгически вздохнул и сделал в воздухе несколько пассов руками, отработав процедуру запуска двигателя Bell 206. Затем он надвинул сомбреро на лоб и пошел в сторону радио-пункта.

Авиатехники наотрез отказались делиться эскизами сбитого аппарата, даже попытка давления авторитетом разбилась о стену вежливых отговорок. Инженер быстро понял, что столкнулся с типичными подрядчиками. Логика, здравый смысл и угрозы здесь не действовали, они намеревались четко выполнить полученное задание, и добиться сотрудничества без одобрения их начальства было решительно невозможно. Хотя, удалось раздобыть черновую опись оборудования - при подготовке грузов к транспортировке составлялась подробная сопроводительная документация, первичные записи техников оказались никому особо не нужны. Машину бросало в воздушных потоках, по полу катался забытый кем-то пластиковый стаканчик, а Гэллегер увлеченно копался в ворохе густо исписанных листов. Бумаги заполнялись вручную и как попало, какая-то система проявилась только в относительно-свежих документах. Разбирать несколько чужих почерков в плохо освещенном, пляшущем под ногами вертолете было не самым безопасным занятием, завтрак инженера активно просился наружу.

Формально, поездку можно было считать бесполезной. Он провел на площадке всего несколько часов, не встретив по дороге ничего особо "инопланетного". Установка рабочих контактов и сбор документов тоже прошли не слишком успешно. Зато он наткнулся на профессиональную загадку. Вчерашний металл порядочно удивил, в памяти даже всплыли старые студенческие навыки в материаловедении. Но авиаконструктор отлично понимал, что это был не его вопрос. Его знаний хватит для определения физических характеристик этого материала, но происхождение и способ изготовления - нет, он не потянет. А вот объект... корабль бросал вызов. Видеозапись воздушного боя, следы падения, хорошо знакомые повреждения корпуса. Эта штуковина умела летать. И сейчас неважно кто там ее построил: альдебаранские рептилоиды, коммунистические китайцы или недобитые фашисты - он расколет этот орешек.

База встретила Гэллегера вымотанной тишиной. Спрыгнув с трапа, он миновал дежурившего в ангаре военного с остекленевшими глазами и направился прямиком в пустующую столовую. Наспех выхлебав тарелку странного свекольного супа, Гэллегер долистал папку с описью и принялся выписывать в блокнот наиболее занятные объекты, снятые с корабля, плавно перейдя на завтрашние планы. Через полчаса он доплелся до койки и, не раздеваясь, рухнул вниз.

* * *

- И как тебе первый день на новом месте? - спросила Киу, протягивая одну из половинок "Твикса".

- Преотлично, - отозвался пилот.

Они сидели за вечерним чаем: Пенг - в затрапезного вида штанах и гимнастерке, Киу - в халате с драконами, да с намотанным на мокрые волосы полотенцем. Сумки давно были разобраны, вещи - аккуратно разложены, и даже на входе в санузел имелась брезентовая занавеска, "состряпанная" на скорую руку из какого-то чехла. Боевые товарищи обещали, как только предоставится возможность, подыскать вариант получше, однако, Пенг и Киу в один голос заверили, что им и этого вполне достаточно.

В дежурке пилоту понравилось - обстановка вроде спартанская, но в то же время и уютная, теплая. Вместе с дежурными он отработал положенный порядок действий, и даже прихватил папочку с нормативами.

- Сперва испугалась, что не справлюсь - аппаратура-то незнакомая! - Киу хихикнула. - Да и Лайтман этот - пострашнее всех сирен вместе взятых! Но зря опасалась: оборудование - отличное, на интуитивном уровне все понятно.

- Что так, то так, - Пенг хрустнул шоколадкой, - но мне Лайтман понравился. Как говорится, тяжело в учении - легко в бою...

- Не знаю, не знаю, - покачала головой Киу, - на мой взгляд, слишком много экспрессии. А вот комендант, наоборот, излишне сдержан. Хотя, им, наверное, так и положено - что Лайтману, что Краснову...

После учебных мероприятий новый пилот и оператор представились руководству, посетили столовую, где плотно пообедали, ну, а затем была комната, и приведение ее в божеский вид.

* * *

- Ладно, - сказал Пенг после чаепития, - ложись спать, а я отнесу посуду, да к боевым товарищам загляну.

- Ага, - Киу зевнула, - но долго не засиживайся.

- Да-да-да, - Пенг быстро собрал кружки на поднос, открыл дверь свободной рукой, - все по нормативу!

* * *

Штреллер выслушал доклад Иезекиля и отметил про себя, что молодой американец отнесся к заданию с похвальным тщанием.
- Герр Вашингтон, благодарю за доклад. Думаю, если вы организуете нормальный прием прибывающих трофеев, наши исследования пойдут заметно легче. А пока ремкомплект и сверхпроводники определенно стоят затраченного времени.
-Что касается дрона - предлагаю, не затягивая, начать сборку малого варианта. - Маркус выудил из папки список - запрос на оборудование я отдам полковнику сегодня же.
- Герр Харрис, у Вас, вероятно, уже есть базовые алгоритмы для подобного аппарата. необходимо в кратчайшие сроки доработать их под наши нужды.
- Леонардо, как только будет готово шасси, займись установкой пулемета со второго Хаммера. Ну и любые предложения по вооружению робота приветствуются. Второй момент - раз у нас теперь есть сверхпроводник, о котором ты мечтал, и видимо будет источник энергии, берись за сборку своего рельсотрона, самое время.

- Кстати, герр Вашингтон, наши умельцы - Маркус кивнул в сторону Батлера с Ишером - смогли заставить инопланетный пистолет стрелять. Для этого, правда пришлось отключить половину его систем, вроде спускового механизма или фокусировки - немец покосился на еще один опаленный участок стены - но теперь есть шанс, что вооружен Ваш железный друг будет не только пулеметом.

До конца дня Маркус еще успел отдать список Изи с собственным заказом еще тысяч на семьдесят евро Краснову, забежать поздороваться к канадкам и договориться с Елизаветой Васильевной по поводу "шкуры" громилы. Лаборанты все уши прожужжали об ее прочности и у Штреллера появилась мысль на счет боевого применеия этой штуки.
  
   Утром инженер развил бурную деятельность. Первым делом он прихватил с собой злосчастный образец обшивки и отправился на поиски физиков. Это заняло лишь пару минут - вдоль стены центральной мастерской стояло четыре передвижных трансформатора, а в технологический проем на уровень ниже уходил клубок из кабелей в руку толщиной. Путеводный канат привел в просторное помещение, заваленное нераспакованными ящиками, приборами и мотками проводки, в воздухе чувствовался привкус озона. В середине комнаты громоздилось абстрактное произведение электротехнического искусства, слепленное из мешанины катушек, конденсаторов и реле, густо-обвешанных кабелями. В центре композиции живописно крепилась одна из тех пластиковых игрушек, которые показывал Штреллер. Из-под штуковины торчали чьи-то длинные ноги в полинявших джинсах. К противоположной от входа стене привалилась массивная металлическая дверь с большим обгоревшим пятном посредине.

- Святые угодники! Ишер, где они взяли 1,21 гигаватта? - обернувшись в направлении источника британского акцента, он увидел Батлера. Измазанный мелом физик увлеченно заполнял неокрашенную бетонную стену рядами интегральных уравнений, успевая параллельно вести дискуссию с владельцем длинных ног.
Обратить на себя внимание оказалось нетривиальной задачей. Гэллегер успел узнать много нового о "стабильных высокоэнергетических плазмоидах с дипольной эквипотенциальной поверхностью" и "принудительном индуцировании разряда в газовой среде".
- Док, давай по-английски! Короче, ты считаешь, что эта хреновина создает из воздуха шаровые молнии, а потом выстреливает их магнитным полем? - Ученый повернулся, похоже, собираясь прожечь ноги оружейника взглядом и обрушить на них всю мощь теоретической физики, когда заметил Гэллегера и удивленно замер.

Уяснив суть вопроса, британец с энтузиазмом набросился на новую игрушку. Ему уже приходилось бывать на базе, а изучение сплава стояло у него первым приоритетом, но он увлекся "портативным плазменным генератором высокой мощности". Договорились, что Батлер поможет со спектральным анализом образца, как только будет смонтировано необходимое оборудование и у него появится свободное время.

Следующим пунктом программы стоял набег на зону хранения демонтированных материалов. Интендант казался каким-то нездоровым и дерганым. Конструктора он встретил неприветливо и, узнав суть вопроса, лишь устало махнул рукой вдоль стеллажей. Гэллегер прокопался на складе примерно три часа, увлеченно изучая футуристичные пульты управления, кресла и странные приборы.
Ему не удалось найти позицию "полусфера из кварцеподобного материала диаметром 400 мм с подключенным к ней комплексом устройств (вероятно оптическая система наблюдения) - 2 шт.". Судя по записям с места крушения, приборы демонтировали 25 января. Когда он обратился к русскому с этим вопросом, тот уверенно сказал, что такое оборудование на базу не поступало и, рассеянно извинившись, ушел перекладывать какой-то "тревожный боекомплект".

Озадаченный авиаконструктор отправился искать Штреллера. Тот внимательно выслушал Гэллегера после чего сверился с составленной вчера инвентаризационной описью. Такой позиции в ней действительно не оказалось. Администратора сильно обеспокоила возможность потери потенциально-ценного оборудования, и вся вторая половина дня ушла на повторный осмотр склада. Сероконь выделил несколько своих людей в помощь и, несмотря на вымотанный вид, всячески помогал ученым. К сожалению, приборы на складе найти не удалось.

Тогда педантичный немец потребовал провести осмотр всех мест хранения материалов на базе. Затея казалась бесполезной и всем участникам давно уже хотелось свернуть поиски, когда контейнер с приборами наконец-то нашли в ангаре. Им сильно повезло - по какой-то нелепой случайности маркировка груза оказалась перепутана, контейнер был записан в "металлоконструкции и мусор строительный, подлежащие вывозу с базы". Транспортник за этой партией должен был прийти через пару дней. Русский прапорщик воспринял весь инцидент очень серьезно и был искренне расстроен, обещав приложить все силы к поиску виновных.

* * *

Виновник складского переполоха тихо испарился еще в середине повторной инвентаризации. Увидев, что с ходу проблема не решилась, Гэллегер перешел на следующий пункт сегодняшней программы - ему нужны были свои люди. Штреллер говорил о перенастройке систем наведения ракет, возможно, стоит зайти к Чижу с этой стороны.

Конструктор заперся в своей комнате и занялся пакетом материалов по ракетам, который он сегодня забрал у немца. Приложенное письмо удивило по нескольким пунктам. Гэллегер сильно сомневался, что NASA согласилось бы влезть в непрофильную для себя работу. Организация была оплотом бюрократии и консерватизма, они должны были еще с полгода совещаться, прежде чем принять на себя какие-либо обязательства. Сам текст письма не соответствовал стандартам деловой переписки принятой в отрасли - Гэллегер недоуменно разглядывал отпечаток собачьей лапы. Про Massive Dynamic ему слышать тоже не приходилось, хотя, это мог быть какой-то небольшой, узкоспециализированный подрядчик.

А самым странным был сам факт выполненной работы. Гэллегер уже знал о проблемах с работой электроники и радиоприборов вблизи неопознанных кораблей, однако прямые измерения этих эффектов вроде пока не проводились. Кое-что нашлось в записях бортовых самописцев истребителей, но оборудование самолетов было слишком узкоспециализированным и не годилось для сбора научных данных. Делать выводы о радиолокационных и инфракрасных характеристиках сбитых кораблей на основе имеющихся записей и разбитых корпусов инженер был не готов. Эта спецгруппа сильно рисковала, ракеты могли повести себя совершенно непредсказуемо. Решив позже поспрашивать немца об этих разработчиках, конструктор занялся изучением...
...приложенного к письму диска:
   Буквально через пару минут он устало вздохнул. Естественно все было написано на ассемблере. На диске нашлись варианты прошивки для десятка популярных ракет класса "воздух-воздух" - попадались как ракеты с радиолокационными, так и с инфракрасными головками наведения. Оставалось узнать, чем пользуются русские. Ниже по каталогу нашелся файл example-1.ads. Немного повозившись с компиляторами, Гэллегер занялся чтением исходного кода. Файл начинался с комментария:

"Дорогой коллега! Специалисты нашей группы подготовили прошивки на основные модели ракет класса "воздух-воздух" малой и средней дальности. Однако, мы допускаем, что Вам придется модифицировать алгоритм наведения или писать прошивку для других моделей ракет. В этом файле приведен базовый алгоритм для ракет с инфракрасным наведением малой дальности. В качестве исходных данных приняты характеристики ракеты AIM-9L. Код снабжен построчными комментариями. На диске также находятся примеры для ракет с радиолокационным наведением. Алгоритм описан на языке Ада. Приношу свои извинения, сейчас он не слишком популярен, выбор обусловлен моими личными предпочтениями. Желаю творческих успехов! С наилучшими пожеланиями, К.П. Кроу."

* * *

На следующее утро конструктор прихватил с собой ноутбук и отправился в ангар. Чижа в мастерской не оказалось и Гэллегер пристроился вслед за парой техников, кативших в сторону ВПП тележку с ракетами. Пройдя центральный ангар, он вошел в боковой туннель и восхищенно застыл на месте.

Гэллегер специализировался на беспилотниках, ему никогда не приходилось работать по темам пилотируемой боевой авиации. Но он с детства восхищался инженерным гением, вложенным в проекты группы Кларенса "Келли" Джонсона. "Человек не может выиграть у природы, человек не может сыграть с природой вничью, человек не может не проиграть природе" - машины Skunk Works клали большой дюраль-алюминиевый болт на все правила и законы, до предела выжимая доступные людям технологии.

Малькольм отлично помнил семейные обеды, где травились анекдоты о бездарности и идиотизме производителей сухопутной техники. История "разработки" БМП Брэдли на долгие годы обеспечила его зарядом бодрой иронии и позитивного отношения к жизни. Но к тому времени, как он закончил учебу и добрался до места проектанта, все переменилось. Метастазы бюрократии и лоббирования промышленных интересов добрались и до авиации. Прилизанные гарвардские менеджеры рассуждали о cost efficiency и budget cuts, рубя направо и налево перспективные проекты, а за их спинами обделывали свои делишки жирные промышленные воротилы.

Работы по "Раптору" и "Лайтнингу" имели высший приоритет секретности, но заткнуть людей было невозможно. Гэллегер неплохо представлял, какой дурдом творился у коллег. Собственно, надо было быть полным кретином, чтобы не понять, куда идут обе программы. Келли всегда брался за доведение до совершенства одной ключевой характеристики изделия, остальное подгонялось под заданный вектор развития. А в эти два истребителя пытались впихнуть все и сразу, в концепт-дизайнах не хватало, пожалуй только стойки от Мак-Дональдса.

В ангаре же стоял классический воздушный хищник. Old school. Он был построен вокруг одной простой идеи - противника следует превзойти по скорости, навязать ему маневренный воздушный бой и сбить. Nothing personal. Гэллегер подошел к машине и осторожно коснулся края дюзы.

Из-за лобового обтекателя вышел Чиж, делая отметки в какой-то блок-схеме и резко выговаривая семенившему за ним технику. Увидев инженера, он молча указал на стоявший рядом ящик, похоже предлагая разложить там ноутбук.
- Что там у вас? - Чиж быстро пробежался по тексту алгоритма. - Ага, вижу. Аэродинамические переменные взяты на основе характеристик "Сайдвиндера". Хех, хотелось бы знать, откуда они взяли эти поправки на определение ИК-профиля цели.
- На диске есть готовые прошивки на основные типы ракет. Чем вы пользуетесь?
- Р-73 и РВВ-АЕ, - специалист просмотрел диск. - И естественно их здесь нет. Иначе в "Вымпеле" и "Молнии" полетели бы головы. Ваш американец похоже не совсем безнадежен, в принципе мы можем изменить программы наведения наших ракет.
- Сколько на это потребуется времени?
- Неделя, две - если мои не справятся, придется связаться с КБ. Но! Моя организация не будет отвечать за результаты ваших... экспериментов. Здесь изменен алгоритм наведения, ракета в штатном режиме будет срабатывать метрах в 10 под целью. Я направлю докладную Краснову.
- Как пожелаете. Мне нужны чертежи сбитых кораблей. Ваши люди ими занимались.
- Получите у Штреллера, когда все будет готово. Я уже сказал - мы вам не подчиняемся, а эти вопросы вообще не наш профиль.
Гэллегеру начинала надоедать эта перепалка. - Послушайте, мистер Чиж. В круг моих задач и полномочий входит все, что касается авиатехники этой базы. В том числе, вы и ваши СУ-35. В будущем мне наверняка потребуется ваша помощь, доступ к технике и документации. И своего я добьюсь. Нам необходимо начать сотрудничать.
Чиж уяснил из слов Гэллегера самое главное и его глаза неприятно сузились. - Техника и документация... Я подумаю над этим. У нас техобслуживание, попрошу удалиться.

Через четыре часа на столе Краснова лежала служебная записка, где сухим бюрократическим языком на пяти листах железно доказывалась абсолютная невозможность нахождения американских авиа-инженеров в радиусе 500 метров от отечественной авиатехники, комплектующих и документации. Под запиской лежал увесистый пакет, адресованный Особому Отделу ОКБ Сухого, выловленный из служебной почты базы. Краснов взвесил документы на руке, отложил их на угол стола и устало потер переносицу.
  
   Солнцева вошла в кабинет коменданта и вопросительно посмотрела на Краснова. Тот поправил очки и кивнул.
- Простите, Николай Николаевич, что осмелилась просить о строгой конфедициальности, но я настаиваю.
Краснов снова кивнул и внимательно посмотрел на начальника научного отдела. Та была на удивление взволнованна сегодня, хотя полковник уже привык видеть ее лицо совершенно невозмутимым.
- Я, конечно, оформляю постепенно все свои навблюдения в письменном виде, но мне хотелось бы уже доложить о промежуточных результатах. Наши пленные, сектоиды, владеют телепатией. Они телепатически общаются друг с другом. Вижу ваше недоумение и приведу описание одного из наблюдений. Когда я пыталась выяснить, что пленные смогут есть из земной пищи без вреда для себя, я развела их по разнывм камерам и предложила одному из них поднос, на котором лежали образцы земной пищи. Сектоид пробовал и остановился на куске говядины, который изучал некоторое время при помощи пальцев, а потом съел с видимым аппетитом. Через три часа, обнаружив, что состояние плоенного удовлетворительное, я предложила тот же набор другому пленному. Он, не раздумывая, выбрал кусок говядины. И это только один из опытов.
Солнцева помолчала, а потом, нервно облизнув губы, продолжила:
- Во время учебной тревоги я, согласно инструкции, вошла в тюремный блок с оружием. Я, разумеется, была довольно взволнованна: во-первых, мне не приходилось убивать живых существ, так похожих на человека. Во-вторых, я не хотела прерывать опыты, ведь следующих подопытных я вряд ли дождусь скоро, да и с ними придется начинать все с начала. Не то, что я нетерпелива, хотя да, в данном конкретном случае меня подгоняло нетерпение.
Увидев, как Краснов чуть поморщился, Лиза извиняюще улыбнулась.
- Прошу прощения за лирические отступления. Так вот, волнение мое оказалось настолько сильным, что сектоиды почувствовали это и попытались ментально меня оглушить. Это им частично удалось, но именно в этот момент...в общем, пока не знаю, как это объяснить при помощи научной терминологии, я вступила с ними в телепатический контакт. Пока это происходит на уровне абстрактных образов, но пленные доступны для переговоров и более тесного контакта.
Солнцева замолчала. Краснов тоже молчал. Начальник научного отдела вздохнула и предложила:
- Если у командования есть конкретные требования и вопросы к пленным, я смогу служить передаточным звеном, так сказать.

-Вы отлично поработали!- Краснов был доволен,-А вопросов будет много! Например, кто они, откуда они взялись и что они хотят? А так же какими силами они обладают, какой размер их флота, и с какой скоростью они могут перемещаться между звёздами? В общем, я буду присутствовать при допросе, и если возникнут другие вопросы, то я сообщу,-Краснов встал из-за стола,- и ещё одно: насколько сильно у пришельцев развита телепатия? Смогут ли они находясь здесь связаться со своими?
  
   Разговор главы биологической лаборатории с комендантом так и остался на первое время тайной, не покинувшей стены кабинета. Бурные дни после заезда новичков плавно перетекли в рутину. Впрочем, рутина была уже не та, что прежде. В научном блоке беспрерывно что-то гудело, визжало, скрипело, гремело и ухало, порой вызывая перепады напряжения по всей базе. Оперативники сменяли друг друга на постах охраны по свежеустановленному расписанию и ежедневно мотались на тренировки.
Десятого числа их ждала внезапная проверка - сыграли боевую тревогу. Спутник-наблюдатель засёк уже знакомый крестообразный корабль, входящий в воздушное пространство Арабских Эмиратов. Снимок, сделанный с орбиты, немедленно передали в Х-СОМ, однако когда через три четверти часа в зону перехвата прибыли воздушные разведчики ООН для уточнения данных, никаких следов НЛО они не обнаружили... Разве что на земле один из пилотов заметил что-то вроде мелких обломков, но после повторного пролёта исчезли и они...

Снабжение базы наконец-то встало на поток - запросы инженерной части росли, винтокрылые машины прибывали чуть через день, в окрестностях объекта то и дело опускались сброшенные на парашюте контейнеры...

Семнадцатого февраля прибыла новая партия снабжения. Её почему-то встречала Хенриксен, обычно поставками не интересовавшаяся. Вид у неё при этом был весьма возбуждённый. Бормоча что-то под нос, женщина бродила среди выгруженных из вертолётов ящиков, пока не наткнулась на нужный. Изучив маркировку, она восторженно улыбнулась и попыталась ящик обнять. Не сумев, ухватила его за края, попробовала сдвинуть с места... Учитывая, что тоненькой, узкоплечей канадке контейнер был почти по грудь, вышло у неё так себе. К счастью, на помощь подоспели грузчики и техники, решившие, что в таре что-то крайне важное. Гурьбой они выволокли ящик из ангара, следуя указаниям Мишель, оттащили в столовую, где и вскрыли. Внутри оказались... Книги. Множество изданий на английском, немецком, французском и русском языках, с преобладанием научной фантастики и литературной классики. Вытащив томик "Робура-завоевателя" в мягкой обложке, Хенриксен прижала его к груди и дрожащим голосом потребовала два шкафа. Сейчас. Немедленно. Не забыв указать количество и высоту полок в них.
Требование вызвало лёгкое замешательство, так как никто не знал, откуда на базе можно достать книжные шкафы, а сама канадка словно впала в кататонию, продолжая тискать томик и со счастливой улыбкой разглядывать ещё не вынутые из ящика книги. Наблюдавшая за всем со стороны МакГрин подозвала к себе Сероконя и тихо попросила пилу, гвозди, молоток и крепких досок... К счастью, её помощь не понадобилась - находчивый прапорщик разыскал в неиспользуемых помещениях два открытых стеллажа для амуниции, которые вполне соответствовали требованиям капитана. Та немедленно пришла в себя и занялась делом. Сперва под её руководством шкафы установили вдоль восточной стены столовой, затем женщина разогнала добровольных помощников и принялась сортировать содержимое контейнера. Теперь уже с серьёзным, сосредоточенным выражением лица, лишь изредка улыбаясь некоторым томам, словно старым знакомым...
Ужин она пропустила. И спать тоже не пошла... Утром явившиеся на завтрак солдаты застали капитана всё у тех же стеллажей - она продолжала что-то переставлять на полках. Ящик был пуст...
Закончила Мишель как раз к концу трапезы. Отступила назад, любуясь результатом своих трудов, улыбнулась, плюхнулась на стул, закрыла глаза и тихонько захрапела - продолжая улыбаться. Один из бойцов помог Энн отвести её сопящую, переставляющую ноги, но не просыпающуюся напарницу в комнату, остальные же воспользовались шансом оценить навыки потомственного библиотекаря. Оно стоило того - выяснилось, что книги размещённые на полках, отсортированы по названиям, авторам, жанрам, алфавиту, году издания и даже цвету обложки. Одновременно. Пожалуй, не всякий суперкомпьютер справился бы с подобной головоломкой... И когда единственная наследница семьи Хенриксен выбрала военную стезю, канадские библиотеки явно потеряли много больше, чем приобрели канадские вооружённые силы...

Так начался день восемнадцатого февраля...
  
   В инженерном отделе книги вызвали нешуточный интерес. Штреллер так и вовсе стал проводить в столовой почти все свободное время. Времени этого было немного, а отличных книг на полках великое множество, так что Маркус пытался читать даже за обедом, пока его с томиком "Гипериона" в одной руке и ложкой в другой не застукала Хенриксен. Одного взгляда снайпера хватило, чтобы отбить у немца желание совершать такое святотатство в будущем.

Пока Ишер с Вашингтоном готовили свои презентации, шепотом обсуждая недоработки в конструкции новой турели, Штреллер проверял записи с прошлого совещания. Неделю назад инженерный собирался в столовой, обсудить первые серьезные наработки.
Гэллэгер в общих чертах разобрался со структурой инопланетного сплава но, когда с первой партией оборудования прибыл спектрометр, с легким сердцем передал все материаловедение Батлеру. Впрочем, обрабатывать непонятный материал он научился и планировал оснастить усиленной броней что-нибудь из имеющейся техники. Ужинавший в это время Лайтман попросил за одним усилить и личную защиту. Посовещавшись, эксперимент решили поставить на Сикорски.
Очень перспективной штукой оказалась "шкура" гиганта. Едва удалось ее отбить у Батлера, измыслившего на ее счет кучу опытов. В итоге ученому пришлось довольствоваться обрезками от кройки. Вашингтон с Харрисом собрали таки своего дрона, правда тогда без оружия и брони. Сегодня планировалась презентация боевой версии. Вторую презентацию сегодня проводит Ишер. Благодаря инопланетным материалам и батареям, ему удалось собрать более-менее компактный, а главное, рабочий рельсотрон, который планировалось использовать в качестве орудия одной из боевых машин.

К 14-00 оборудование было настроено, сюрпризы заготовлены, а в зале собрались все приглашенные. Кроме инженерного отдела пришли биолого во главе с бледной Солнцевой, полковник, Лайтман в компании с Красновым-младшим и "Линзами". Кроме них пригласили еще и Чижа вместе с новичками из Поднебесной.

- Господа, большинство из вас уже в курсе, что технологии врага значительно превосходят земные - на экране за спиной Штреллера промелькнули образцы инопланетного оружия и "тарелки" - значит нам придется в них разобраться и сделать своими. Ну а пока мои коллеги продемонстрируют некоторые наши наработки. Презентации ждем ваших вопросов и предложений.

Оглядев коллег, Изекиль понял, что быть ему первым - остальные докладчики собирались с мыслями, а пауза - затягивалась. Поэтому он встал и направился к экрану. Немного повозившись с подключением своего планшета, Изи запустил ролик.
- Как вы видите, нам с коллегой Харрисом удалось собрать первую обещанную машину. Малая самоходная платформа, управляется по кабелю или радио. Управление по кабелю сохранено из-за высокой вероятности гашения управляющего сигнала. Впоследствии мы предполагаем добавить возможность автоматического патрулирования по данным систем позиционирования и режим "следуй за мной", но пока имеется только контроль со стороны оператора.
Машина использует колесную схему, но после первых опытов была изготовлена накидная гусеничная лента, позволяющая передвигаться без проблем по местному снегу. Разворот осуществляется по танковому - торможением колес одной стороны, что позволяет разворачиваться почти на месте, что вы и видите на своих экранах. Теперь обратите внимание на клиренс машины. Благодаря контролируемой гидропневматической подвеске машина может буквально ложится на дно, которое специально выполнено плоским. В таком случае резко возрастает устойчивость платформы, но уменьшается проходимость.
Теперь по вооружению. Благодаря знакомству мистера Ишера с системами CROWS и мистера Харриса с системами Samson и Rafael нам удалось в кратчайшие сроки разработать и установить дистанционный управляемый модуль на наш дрон. Вчера мы отстреляли его с пулемета Калашникова, а сегодня успели сделать пристрелку с основным оружием - пулеметом эМ два. Результаты таковы. При использовании пулемета трехсотого калибра: Калашникова или натовского М-240, он же эФэН МАГ или их аналогов - стрельба возможна на все триста шестьдесят градусов по горизонтали в движении. При использовании МаДьюс - эффективный огонь в движении можно вести при отклонении не более пятнадцати градусов по горизонтали от оси машины. Иначе начинается раскачивание, резко снижающее точность огня. Для ведения огня вбок следует остановить машину и опустить её на землю. Но стоит заметить, что это только прототип турели.
По обнаружению противника и себя. При использовании только батарей, которых хватает на три часа в режиме ожидания или тридцать минут движения - уже в десяти метрах платформа практически не слышна. Работающий дизель не слышен уже на двадцати пяти метрах. Мы же, используя данные, переданные нам биологическим отделом, с уверенностью можем сказать, что тепловая сигнатура сектоида засекается уже на десяти километрах открытой местности. А однозначное определение, что это сектоид - возможно уже с двух километров. К сожалению - известные недостатки термографов не удалось решить и в данной конструкции, поэтому в дополнение работает высокочувствительная камера с режимом "день-ночь". Фактически - это классический прибор ночного виденья. Благодаря же написанной мистером Харрисом программе - картинки с обоих приборов накладываются друг на друга и сразу вычленяются движущиеся цели. В общем - у меня всё. Вопросы?
- У меня есть. - Лайтман приподнял блокнот, в котором делал пометки - во первых - защита.
- К сожалению, пока - сталь и алюминиевые сплавы. Удары об камни и ветки - выдержит, попадание оружия противника - нет. Но уже разрабатывается вариант раскройки защиты из трофейных сплавов.
- Во вторых, кто этим дроном сможет управлять?
- Обучение управлению платформой займет около двух с половиной дней. Ещё столько-же - обучение навыкам стрельбы с турели. Ну, и естественно - обучаемый не должен при этом боятся техники.
- Дальность стрельбы?
- Ну, я попадал как минимум одним патроном из пятипатронной очереди из пулемета Калашникова в человеческую фигурку с метров трехсот. С МаДьюс - это где-то двести метров с поднятой платформы. При опускании платформы на грунт - добавляйте где-то метров сто-сто пятьдесят.
- Какие дальнейшие планы? - это подал голос уже Краснов-старший.
- Как не странно - не роботы. Мы оценили необходимость хорошего обзора, поэтому думаем оснастить датчиками, аналогичными установленным на нашей платформе, пилотируемую боевую машину пехоты, стоящую у нас на вооружении. Возможно - дополнительный наблюдатель может разместится в десантном отсеке. Кстати - при необходимости там-же можно развернуть ретранслятор и места для управления малыми платформами. Ну и начать подготовку пилотов на имеющемся роботе.
Больше вопросов ни у кого не было, хотя Лайтман что-то чертил в блокноте - видимо, продумывал вопросы на будущее.
  
   Как только место докладчика освободилось, Гэллегер вышел к экрану, быстро сверяясь с планом выступления.

- О'к, теперь займемся сплавом. Я дам общий обзор его характеристик и свойств, о практических результатах применения будет отдельный доклад. Итак, мы имеем дело с бета-сплавом титана, результаты рентгеноспектрального анализа его состава и форма узла кристаллической решетки представлены на следующем слайде:
   Состав сплава:
73 % Титан
13 % Ванадий
11 % Хром
3 % Алюминий

Узел кристаллической решетки бета-сплава Ti:
0x01 graphic
  

- Состав сплава вполне стандартен и не содержит ничего экзотического. Однако механические характеристики материала достаточно необычны.
   Механические свойства:
Предел прочности, МПа - 1540
Предел текучести, МПа - 1480
Удлинение, % - 14
  


- Он процентов на 30 прочнее аналогичных материалов и при этом обладает высокой пластичностью. Это нехарактерно для титановых сплавов, обычно их относят к хрупким. А изделия из этого сплава можно подвергать сильным деформациям без их последующего разрушения.
   Физические свойства:
Плотность, г/см3 - 4,32
Температура плавления, К - 2833
Удельная теплоемкость, кДж/(кг*К) - 0,89
Теплопроводность, Вт/(м*К) - 320,4
  

- Из физических характеристик следует отметить крайне низкую плотность - на 11 % ниже, чем у сплавов аналогичного состава. Температура плавления лежит в расчетных пределах, но при этом сплав проводит тепло примерно как медь. Чем обусловлены все эти свойства? Посмотрите...
0x01 graphic


- Это фотография микроструктуры обычного бета-сплава титана. А вот это...

0x01 graphic


- То из чего состоит эта штука. Волокнистая многослойная структура обеспечивает низкий удельный вес материала и его высокие механические характеристики. Что же касается физических характеристик, - Гэллегер поморщился. - Первое на что я обратил внимание, когда получил имевшиеся наработки по материалу - замеры механических характеристик корпуса корабля, проведенные в разных точках, не отличались друг от друга, хотя точность приборов составляла 0,01 %. Я вижу этому только одно объяснение - в структуре сплава видимо отсутствуют дефекты, он имеет практически идеальную кристаллическую решетку.

Конструктор вывел на экран несколько фотографий сбитых кораблей. - Кстати, нам не удалось обнаружить признаков сборки внешних корпусов объектов - ни следов сварки, ни стыков и пазов. Создается впечатление, что это цельная конструкция, изготовленная полностью. Или выращенная...

Гэллегер, сделал небольшую паузу и оглядел заскучавший зал. - Итого. Не берусь предлагать какие-либо гипотезы о способе изготовления, но это очень прочный и легкий материал способный поглотить и распределить по своему объему большое количество тепла. Учитывая оружейные предпочтения противника, ему найдется широкое применение.

Заметив, что основная часть доклада закончена, Краснов задал вопрос: - Это весьма интересно с научной точки зрения, но как обстоят дела с прикладными результатами? Вопрос с обработкой сплава решен?

На экране запустилось короткое видео, на котором Изи, орудуя небольшим устройством похожим на пистолет, отпиливал кусок корпуса. Процесс занял минуты две.

- Мистер Вашингтон обнаружил в ЗИПе корабля портативный плазменный аппарат. В ручку встроен баллон с инертным газом, преобразующимся в короткую струю плазмы с температурой порядка 7000-8000 К. Энергосистема и камера зажигания во многом схожи с их оружейными системами. В принципе, если не научимся изготовлять такие устройства - промышленные плазменные резаки имеют схожие характеристики, разница только в габаритах. Мы включили это оборудование в приоритетный список на поставку.

Включилось следующее видео - Ишер в сварочных очках доставал из камеры лабораторной печи раскаленную заготовку и клал ее под пресс.

- Что же касается дальнейшей обработки - классические методы вполне годятся. При температурах 500-600 К, сплав поддается ковке, прессованию и прокатке без заметной потери исходных свойств.
  
   В дальнем углу залы Мишель пихнула локтем в бок напарницу. Та вздрогнула и взгляд её сделался осмысленным - по иным признакам вряд ли можно было понять, что последние минут десять рыжая канадка спала.
Сама Хенриксен, сделав страшные глаза нерадивой подчинённой, повернулась к экрану и вскинула руку:
- Можно вопрос?
- Э-э... Разумеется. - Кажется, учёного не обрадовало, что его перебили.
- Можем ли мы использовать трофейный металл с пользой для себя? Не в перспективе, а прямо сейчас? Кажется, вы чем-то подобным занимались в последнее время...

Инженер перещелкнул несколько слайдов и остановился на фотографии металлической двери с вывороченной дырой посредине. - Попадание высокоэнергетического плазменного зарадя в металлическую поверхность сообщает ей избыточную тепловую энергию, что приводит к взрывоподобному расширению и деформации металла. Поэтому приоритетным направлением применения сплава была выбрана разработка брони. В настоящий момент мы можем изготавливать мелкогабаритные детали сложных форм и простые крупногабаритные детали. В связи с чем, было принято решение заменить обшивку БМП-2, имеющую сравнительно простую конструкцию. Работы завершены. Заменен лобовой лист, повышена защищенность двигателя и десантного отсека. Сейчас проводятся полевые испытания. Следует отметить, что вес техники значительно снизился - у нас появилась возможность производить ее транспортировку по воздуху с помощью имеющегося крупнотонажного вертолета. О результатах работы по изготовлению бронекостюмов расскажет мистер Штреллер.

- Как уже сказал герр Гэллэгер, инженерный отдел успел немного поработать над внедрением инопланетных материалов в дело защиты наших организмов - Штреллер слегка запнулся на вызывающе казенной фразе - В общем, отличные броневые свойства материала обшивки дали нам возможность несколько модифицировать имеющиеся бронежилеты. В первом варианте мы просто изготовили комплекты бронепластин для трех бронежилетов ФОРТ Редут-Т5. Это позволило снизить вес полностью снаряженного изделия до 12 килограмм, значительно увеличить противопульную защиту и создать хоть какую-то защиту от выстрелов из инопланетного оружия. Впрочем, в последнем случае не стоит рассчитывать на неуязвимость - за спиной Маркуса появилось изображение обожженного "броника" - попадание между пластинами прошьет бойца насквозь, несколько попаданий в пластину сжигают весь сегмент брони разом. Учитывая, что изделие все равно лучше штатных жилетов, два оставшихся образца были переданы сержантам Вержбовски и Батисте для проведения полевых испытаний.

В ролике лыбящиеся сержанты облачались в новую экипировку, а Штреллер продолжил:
- Второй вариант личной защиты - бронекостюм штурмовика на базе бронекомплекта Витязь.
- Джейкоб, прошу Вас.
На "сцену" вышел прапорщик, напоминающий из-за покрывающих его тело матовых титановых пластин очередную киноверсию киборга.
- Учитывая, что земные материалы почти не способны защитить человека от вражеского оружия, мы решили вынести детали из сплава наружу. Получилась эдакая сегментная кираса с дополнительными модулями защиты конечностей. Для крепления элементов использованы максимально термостойкие материалы, чтобы исключить ожоги бойца и потерю сегментов брони. Могу сказать, что данный образец способен способен выдержать неоднократные попадания из пистолетов чужих, а так же значительно превосходит требования DIN IV.
- К сожалению, это справедливо только для только для выстрела в грудь. Учитывая возросший до 24.7 килограмм вес комплекта, со спины защита бойца практически не усиливалась. Эргономика пока желает лучшего, шлем мы на нашем оборудовании сделать пока не в состоянии, подвижность солдата ограничена - Маркус поглядел на довольное лицо прапорщика - но Сикорски, похоже, нравится.

Сикорски вышел, а вместо него появился Ишер со свертком в руках.
- Фроляйн Хенриксен, можно Вас на минутку - как заправский ведущий, Маркус вывел смущенную Мишель к экрану - инженерный отдел подготовил вам небольшой сюрприз. Комбинезон гиганта по характеристикам превосходит любые земные образцы, при этом не стесняет движений и отлично держит температуру. Правда по размеру он несколько великоват - Штреллер улыбнулся - так что мы его немного ушили, добавили систему вентиляции и нормальные застежки, так что можете примерить.

- Пока капитан переодевается, пару слов об оружии. Кроме новой брони наш БМП получил новое вооружение. Рельсотрон герра Ишера обладает очень высокой точностью и пробивной силой, способен эффективно уничтожать легко- и среднебронированные цели, в том числе вертолеты и легкие танки, по крайней мере теоретически. - в это время на экране сверкающий новенькой броней БМП-2 гонял по полигону, изредка отстреливаясь из футуристического вида пушки по различным мишеням - Скорострельность три выстрела в минуту, энергии хватит на 40-45 выстрелов. Кстати, силовая установка заняла часть десантного модуля, так что максимальное число пассажиров в БМП теперь четыре.

- И последнее. Многие из вас безрезультатно пытались стрелять из трофейного оружия. Но теперь это возможно. Нам удалось обойти идентификатор в пистолетах и провести первые испытания этого оружия. - на этот раз на экране сам Штреллер стрелял по многострадальному бронежилету - Это самые настоящие плазменные пистолеты, по убойной силе превосходящие все имеющееся на базе ручное вооружение. Конечно с дальностью стрельбы, скорострельностью и боезапасом у него не очень, но в качестве личного оружия настоятельно рекомендую. Пока перепаяны только три образца, учитывая дефицит обойм к ним, пожалуй этого пока достаточно. А герр Ишер сейчас работает над более тяжелыми стволами.

Штреллер передал один пистолет Лайтману, а второй МакГрин и вновь повернулся к залу.
- Если у вас есть вопросы или предложения по работе инженерных служб, самое время их задать.
  
   Как только он умолк, скрипнула дверь - Мишель вернулась. На переодевание у неё ушло от силы две минуты, а значит, делала она это прямо в коридоре или в соседнем пустом помещении - успев при том сходу разобраться во всех молниях и пряжках. Аккуратно сложенный мундир она несла подмышкой, а лёгкую гражданскую куртку, в которой явилась на собрание, набросила на плечи.
Чтобы не мешать работе проектора, в брифинговой горели лишь слабые вспомогательные лампы, и в их свете материал комбинезона почему-то казался розоватым. Кроме того, куртка скрывала крошечный треугольный ранец энергосистемы, вшитый в костюм на спине. Но в целом было видно, что над экипировкой поработали на совесть... А ещё - что герр Штреллер очень точно определил размеры капитана Хенриксен.
- Э-э... Что сказать... - Со неуверенной улыбкой протянула девушка, потирая затылок. - Термосистему ещё надо проверить... Мы с Энн сегодня устроим внеплановую ночную вылазку на поверхность, как раз погода плохая... Но сидит отлично, и движений не стесняет, вы правы. Спасибо...
0x01 graphic


Кивнув Маркусу, она быстро прошла к своему месту, запахивая куртку.

-Отличная работа!- Краснов вышел вперед,- Результаты превзошли все мои ожидания! За такой короткий период вы не просто смогли изучить инопланетные технологии, но и смогли адаптировать их под наши нужды. Как говорят у нас: "Кто к нам с мечом придет тот от меча и погибнет". Такими темпами, мы скоро сможем противопоставить пришельцам реальную силу, ведь до этого, мы сталкивались лишь с разведывательными группами, теперь, они начнут воспринимать нас как реальную угрозу. И я уверен, что мы обязательно победим! Но для начала...- Краснов перевел взгляд на главу научного подразделения,- Елизавета Васильевна, думаю сейчас самое подходящее время. Думаю, наши офицеры,- Краснов посмотрел на Хенриксен и Лайтмана,- так же могут принять участие.
  
   Солнцева кивнула.
- Конечно, пройдемте, э...товарищи.
Тюремный блок представлял собой небольшое помещение, в котором находилось несколько камер и комната для наблюдений.
Лиза дождалась, когда дверь за вошедшими офицерами закрылась, и открыла одну из камер. Им навстречу поднялась серая фигура.
- Николай Николаевич, можете задавать вопросы. Только не торопитесь.

-Итак,-Полковник подошел ближе и, хотя понимал, что пришелец не поймет его слова, медленно и достаточно громко задал вопрос,- Кто вы такие?

Серокожий гуманоид несколько секунд смотрел на Краснова своими огромными, немигающими глазами.
  
   Потом перевёл взор на его спутников - Лайтмана, сохраняющего совершенно каменное лицо и Хенриксен, которая так и пришла в комбинезоне и куртке, лишь нацепив на талию оружейный пояс с кобурой. Поизучав немного их, встретился взглядами с Елизаветой Васильевной... и абсолютно по-человечески развёл руками. Пришелец несомненно понял, что к нему обращаются, но вот был ли это ответ на вопрос?...

-И что это было? - Полковник обратился к Солнцевой, - он не понял или не знает? И, что конкретно он ответил?

У Краснова были большие планы на информацию, полученную от инопланетянина. То, что пришельцы обладают телепатией могло быть плюсом. У пришельцев свои меры расстояния и времени, поэтому общение через образы могло решить недопонимание. Но сейчас, когда пришелец, похоже, не хочет отвечать на такой достаточно нейтральный вопрос, получить информацию об их целях, численности и того откуда они пришли, кажется проблематичным.

Прежде чем доктор успела открыть рот, пленник вновь перевёл взгляд на Краснова... и у того из глубин памяти внезапно всплыл образ бифштекса. Отчётливая картинка хорошо прожаренного куска мяса просто встала перед глазами.
  
   Где-то на окраине сознания коменданта забилось ощущение голода, и он невольно коснулся рукой живота... Чтобы понять, что на самом деле совершенно сыт, а чувство голода словно приходит извне, оставаясь призрачным. Облик бифштекса тоже немного померк, однако продолжал маячить где-то на заднем плане, мешая собраться с мыслями...

Полученный опыт телепатического общения несколько озадачил Краснова. Теперь он начинал представлять как это всё работает. Краснов ухмыльнулся:
-Кажется он хочет кое-что взамен своей информации,- Полковник озвучил свои мысли,- А именно говяжью отбивную.
Полковник приоткрыл дверь в лабораторию и отправил одного из лаборантов в столовую.
-Скоро будет,- Краснов опять вслух обратился к сектоиду. Но тут же понял, что пришелец его не поймет. Поэтому полковник внимательно посмотрел пришельцу в глаза и представил у себя в уме циферблат часов, где секундная стрелка двигалась сначала со своей нормальной скоростью, а затем ускорилась и совершила три полных оборота.
Полковник не знал понял ли его пришелиц, или он зря старался, но попытаться стоило.

Сектоид переступил с ноги на ногу и кивнул. Судя по всему, земные языки он не понимал, но вот человеческую жестикуляцию вполне усвоил. Хотя, может, у сектоидов она просто и была такой же - как-никак, гуманоиды...

Полковник решил ещё раз задать свой предыдущий вопрос. Оставалось только придумать как его "вообразить"? Полковник исходил из того, что пришельцы должны были уже немало узнать о человечестве. Полковник представил мужчину и женщину с золотой пластины "Вояджера", потом представил город, заполненный людьми, затем город наблюдаемый с орбиты, потом Земля и Солнечная система, наконец галактика и их расположение в рукаве Ориона. Потом полковник представил сектоида и мутона, но они просто висели в космосе. Полковник закончил, и, вытерев пот со лба, внимательно посмотрел в глаза пришельцу.

Пришелец чуть наморщил лоб, снова оглядел всех присутствующих и остановился на Краснове. В тот же миг перед глазами коменданта замелькали полупрозрачные, размытые картинки - как будто воспоминания, всплывающие из памяти. Словно сквозь колеблющуюся толщу воды он увидел со странного ракурса полутёмное помещение и лицо сектоида... или похожего на сектоида пришельца - уж очень мутным было изображение.
0x01 graphic

Потом перед полковником мелькнуло звёздное небо - слишком быстро, чтобы можно было разобрать положение звёзд. И наконец - вид на Землю с орбиты, хорошо знакомый любому космонавту. Под голубой дымкой атмосферы виднелась Восточная Азия, и Николай Николаевич прикинул, что сможет, пожалуй, определить высоту орбиты...
Видение погасло, и на этом всё закончилось. Комендант со вздохом провёл ладонью по лбу. Пальцы ощутили влагу - оказывается, его прошиб холодный пот. Пленник тоже выглядел немного подавленным.
- Сэр, вы... в порядке? - Осторожно спросила капитан Хенриксен, неожиданно очутившись рядом с Красновым и бесцеремонно заглядывая ему в лицо.

-Спасибо, капитан, всё в порядке,- Полковник шумно выдохнул,- Наше "общение" даётся с трудом.
Краснов сосредоточился и представил следующее: группа людей и сектоидов смотрят друг на друга, а между ними находились человек и сектоиду жмущие друг другу руки. Потом эта картина демонстративно рассыпалась, и её место заняли изображения всех те агрессивные действия, которые пришельцы совершали по отношению к людям. Краснов постарался изобразить удивление, что бы сектоиду помочь пришельцу понять суть вопроса.

Пленник долго мерился взглядами с комендантом - так, что командиры взводов за его спиной уже начали переглядываться. Наконец, серый пришелец... шевельнул губами. Однако слов не прозвучало - вместо этого Николай Николаевич почувствовал острое, но не конкретизированное чувство... необходимости. Нужды в чём-то. Потребности. Без какого-то прямого приложения. Кажется, инопланетянин пытался передать ему... абстрактное понятие? Как только Краснов осознал это, невнятная эмоция сложилась в слово: "НАДО".
После этого сектоид мотнул головой и уставился в пол.

-Понятно,-прошептал полковник, после чего обратился к остальным,- Похоже он просто винтик... бездушный винтик в машине пришельцев. Ему даже не сообщили целей их прибывания здесь... какой угодно землянин, попади он в плен, расскажет пчему они воюют, может даже попытается доказать свою правоту. Он будет знать ради чего, ради какой великой цели он идёт на войну. Этим мы отличаемся от пришельцев. Ладно, теперь ваш черед,- полковник посмотрел на Лайтмана и Хенриксен,- Разговор отнимает много сил.
  
   - Винтик, значит... - задумчиво повторил Лайтман, с задумчивым выражением лица рассматривая пленника. Слова полковника, о том, что пришелец представляет собой лишь бездушный винтик в машине, вызвали у Джеймса вполне однозначное воспоминание. Льюис Мэмфорд, "Миф Машины". Он читал эту книгу о древнеегипетской культуре, казалось, целую вечность назад, но до сих пор помнил многие вещи из нее. Антропология была одной из любимейших тем Лайтмана, с детства испытывавшего к ней немалый интерес.

Еще в совсем нежном возрасте Лайтману попалось несколько детских книжек о Римской Империи и Средневековье, ставшими началом продолжавшегося до сих романа Джеймса и литературы. Кроме того, как раз в тот период, когда Лайтман вступил в сознательный возраст, Америка умудрилась победить в длительном противостоянии с Советским Союзом, что вызвало у него всплеск интереса к этой стране. Так уж сложилось, что, благодаря этим двум факторам, юноша сумел избежать довольно типичной для американцев надменной веры в исключительность и великолепие собственной страны, помимо которой не существует ничего иного. И по мере того, как он все больше и больше узнавал о других странах, летал вместе с родителями на экзотические курорты и общался с разноязыкой толпой сверстников в школе, вопрос о том, почему люди и страны так различаются, вызывал у него все больше интереса. В особенности его интересовали причины того, почему мир такой, как он есть сейчас, и как это все возникло.Книга Мэмфорда, разгадавшего загадку одной из самых первых человеческих культур, просто должна была попасть ему в руки.

Современная культура абсолютно немыслима без машин. Точнее даже, без понятия "искусственное". Эту дихотомию способен безошибочно выделить даже маленький ребенок, лишь недавно научившийся говорить. Мы очень легко можем отличить живое от искусственного, неживого. Живое не нуждается в управлении, оно имеет закон своего функционирования. Кошку не нужно учить, как ей жить, она знает это инстинктивно. Эта программа встроена внутрь и выражается в самовоспроизведении. Машина в этом смысле так существовать не может. Природа машины в том, что она нуждается во внешнем центре управления. Любая машина начинает действовать только когда, когда мы её включили. И когда она выполнила свою задачу, она перестает быть нам нужной, и мы её выключаем.

Ребенок может ошибаться с определением предмета в какую-либо категорию, но вот сама категория намертво закреплена в его сознании. Мы воспринимаем существование этой категории абсолютно естественно, для нас сама мысль о том, что что-то в мире может быть создано человеком, а не появиться само по себе, является одной из базовых констант сознания. Достаточно спросить разных людей о том, что такое "машина" и ответы будут удивительно схожи.
Вот только у первобытных племен, столетие назад во множестве живших в Африке, Океании и Южной Америке, такой категории мышления нет. Первобытные люди часто не разделяют себя и природу, и даже созданные ими зачастую предметы не относят к классу "искусственных". Однако сейчас эта категория есть. Более того, любой ребенок сейчас способен выделить и следующую категориальную дихотомию "живое" и "машина". Дети способны сделать это потому, что эти категории составляют неотъемлемую часть их бытия. Бытие вообще определяет сознание.

Однако, если дети способны мыслить о машинах потому, что они вокруг них, и если первобытные племена не способны мыслить о машинах, потому что их вокруг них нет - то, следовательно, когда-то давно люди должны были придумать идею "машины", прежде чем начать делать их. И впервые идея "Машины" была придумана в Древнем Египте. Само устройство общества древнего Египта принципиально отличалось от первобытного, жившего скорее как единый организм. Причина этого различия заключается в ирригационном земледелии. Нил - очень большая река. И на протяжении сотен километров там, где Нил разливается, остается узкая полоска плодородного ила. Взять оттуда большое количество урожая просто невозможно, поскольку ил быстро высыхает, а людей на то, чтобы постоянно поливать поля - не хватает. Однако, египтяне нашли выход, и на протяжении тысячелетий Египет был житницей Ближнего Востока. Египтяне не изобрели никаких новых орудий труда, они просто изобрели систему ирригационного земледелия. Ведь если удержать воду в каналах во время разлива Нила, и потом понемногу выпускать её на поля, то урожайность вырастет просто невероятно. Для этого нужно знать точные сроки разлива Нила, дождаться, когда вода достигнет наибольшего объема - и запереть каналы, предварительно запустив в неё воду. Но эта система очень сильно зависит от согласованности и одновременности действий - это должно произойти на протяжении нескольких сотен километров. И кто-то должен был быстро и вовремя отдать приказ о начале этих работ. Должна была быть создана организационная система передачи приказа. И она была создана.

Вся система культуры Древнего Египта говорит нам, что человек - это часть огромной машины, беспрекословный винтик в работе государственной машины. Надсмотрщик, который насмерть забил человека на работах - получает небольшой штраф. Ценность человеческой жизни минимальна. Люди - как винтики. Одни сломались, другие встают на их место. Самое большое наказание в этом обществе- ослушание любого представителя власти. Если человек ослушался и не выполнил приказ - ему грозит смерть. А сама власть - обожествляется.Вся гениальность египтян была в том, что они изобрели новую форму общественного устройства. Они создали идею "Машины". Впоследствии, эта идея была скопирована для большинства армий мира. Она же использовалась и в тоталитарных государствах, имеющих экономику "мобилизационного" типа. Да и демократические общества нередко использовали различные приемы из "машинного" устройства общества в тот период, когда перед целой страной возникала какая-то цель и её требовалось достичь любой ценой.

Лайтман смотрел на сектоида и чувствовал, что понимает это существо. Он отлично помнил Мэмфорда, и мог предположить, о чем и как думает это сознание. Общество мобилизационного типа - ничего необычного для человеческой истории. Это пришелец - обычный новобранец, вроде того парнишки-федаина, которого американские scouts обезоружили и притащили на блокпост. Тот парень был жутко напуган, хотел есть и пить, слабо понимал, зачем ему воевать и что вообще происходит - ему надо воевать с американцами, и все тут. Даже в плену он жутко боялся наказания, для себя и своей семьи.

Конечно, в случае с пришельцев есть отличия, но командир оперативной группы сомневался, что их много. Куда больше его занимал вопрос о том, что же является целью, ради которой и клонировали это существо. И кто эту цель поставил. А задавать вопросы рядовому винтику нет смысла, для пришельца немыслимо пойти против воли лидеров. Тут нужно сработать немного иначе.

Лайтман потянулся к пистолету. Вытащил его. Немного потертый, поцарапанный в паре мест Glock 19. Магазин вставлен, на предохранителе. Показал его сектоиду. Очень четко представил себе тот бой, когда впервые применил этот пистолет по назначению. Убрал пистолет, продолжая смотреть на пришельца и начал вспоминать те бои, в которых принимал участие. Пыль, дым, огонь, стрельба и грохот, кровь. Бронированные монстры, по недоразумению называемые танками. Авиационные и артиллерийские обстрелы, уничтожающие все живое. Профессионализм солдат. Лайтман имел огромный боевой опыт в элитных частях американской армии, и он всеми силами старался передать свои ощущения от боев этому пришельцу. Он пытался вспомнить то чувство, которое возникало у него во время боев. Чувство того, что они все сражаются как единый организм, что их нельзя остановить, что они чертовы US Marine. Он вспомнил даже несколько пропагандистских роликов, которые призывали вступить в ряды US Army. Базовый лагерь, где он проходил тренинг, вместе с парнями, и попробовал передать пришельцу то чувство братства, которое возникало между бойцами. Он вспомнил и свое детство, скаутские походи и Хеллуин, школьные драки и любимых девчонок, книги и кино - что-то хорошее, что осталось позади, у каждого из солдат, с которыми он стоял в обнимку в тренировочном лагере на групповом фото и за что они готовы драться. Он вспомнил и арабов, которых убивал. Представил, как они взрывают WTC, как гибнут люди, по вине этих бородатых людей, как они ломают все то хорошее, что делает солдат такими счастливыми. Джеймс смотрел в глаза сектоида и представлял, как бородачи в куфиях превращаются в серокожих пришельцев - и как разъяренные солдаты дерутся уже с сектоидами. Как во время того, последнего, боя, отсчеты о котором он читал.

Наконец, он подошел близко-близко к серокожему пришельцу, представил того с оружием. Представил, как направляет на него пистолет, вызвал в памяти чувство той ярости, с которой он иногда ходил в атаку, вспомнил, как много боли и крови оставалось после. Следующая картинка - сектоид бросает оружие, он отводит пистолет. Сразу после этого Лайтман вспомнил мальчишку-федаина, которого накормили и напоили, а со временем и отпустили к семье. И последняя картинка - нечто огромное, неопределенное, спрятанное в темноте, находящееся где-то наверху, видит что сектоид бросил оружие, рычит, тянет к серокожему свои щупальца и нарывается на внезапно возникших между ними людей с оружием.

После этого, Джеймс попробовал успокоится, выкинуть все картинки боев из головы. Он подумал о тишине, спокойствии, безопасности. Попробовал соотнести картинку камеры и своей уютной детской, которую едва помнил, но в которой ему было уютно. Поместив внутрь получившегося гибрида -сектоида. Представил солдата снаружи. Представил, что еще дальше, в темноте, кружится что-то ужасное, что явно избегает встречи с солдатом, но хочет дотянуться до сектоида - и в голове у Лайтмана возникла четкая картинка, как солдат исчезает, и пришельца рвут на части. Затем, Лайтман представил, что открывает дверь в камеру и подталкивает сектоида к выходу - где его уже ждет ОНО.

И - действительно подтолкнул пришельца к выходу из камеры.
  
   - Эй-эй! - Предостерегающе вскинула руку доктор Солнцева, но полковник жестом успокоил её, не отводя глаз от пленника. О чём думал во время мысленного диалога американец, другие присутствующие в камере земляне знать не могли, однако комендант решил дать ему попробовать... что бы он там ни задумал. Хенриксен за спиной Краснова, понявшая командира, всё же положила ладонь на кобуру.

А пришелец выглядел растерянным. Получив толчок в спину, он невольно шагнул к дверям... замер. Развернувшись, встретился взглядами с Джейсом, и тот ощутил... непонимание. Нет, не так. Вопрос: "Что?". И вопрос этот относился к той самой невнятной жути, которую нафантазировал для него командир "Альфы". Кажется сектоид воспринял всё слишком буквально - его интересовало, что это такое.

Такой реакции Лайтман не ожидал. Впрочем, он понятия не имел, как мыслят пришельцы, и свою первоначальную серию образов строил на очень простом предположении - телепаты мыслят более образно и эмоционально, чем обычные люди, и соответственно, эмоциональное послание будет воспринято более четко, чем полное конкретики. Но, судя по недоуменному ощущению пришельца, здесь требовался иной подход. Более конкретный

Немного подумав, Лайтман очень четко представил как пришелец выходит из камеры и внезапно оказывается на поверхности. Вспомнил, как холодно было во время марш-броска и представил, что пришелец покрывается инеем и замерзает. Сцену замерзшего пришельца Джеймс превратил в фотографию в круглой рамке, и повесел её в пустоте - моментально закрасив содержание черным цветом. Затем представил, что пришелец встречается с волками, с очень неприятным результатом. И точно так же поместил рамку на стену, закрасив её черным. Следующую минуту Лайтман развлекался тем, что воображал различные смертельные опасности, поджидающие пришельца снаружи - начиная от сержанта О'Двайер с ножом и заканчивая ксеноморфом из фильма Чужой. Сцена с кидающимся на лицо сектоида лицехватом Лайтману особенно понравилась, потому что лицехват очень сильно напоминал изначально показанный пришельцу образ.

Каждую из смертей сектоида командир Альфы обязательно представлял в виде круглой рамки, залитой черным цветом - а затем представил, как пришелец делает шаг за пределы камеры - и рамки одновременно ломаются и темнота стремиться к пришельцу. Затем Лайтман снова вообразил то абстрактное существо, ждущим пришельца за пределами камеры, и начал думать о нем как о чем-то смертельном, но не определенном. Как о абстрактном понятии, подумать образно о котором у него не получалось.
  
   Пришелец попятился, упёрся спиной в стену камеры и сел прямо на пол. Потом указал пальцем на дверь и отрицательно замотал головой.
- По-моему, вы его напугали. - Заметила Мишель, убирая ладонь с рукояти пистолета.
- Ну всё, хватит на сегодня. - Елизавета Васильевна повернулась к канадке. - Задавайте свой вопрос и дадим ему передохнуть.
- Не буду мучить бедолагу. - Усмехнулась капитан, поправляя очки двумя пальцами. - Просто хочу понять, как это работает, спрошу что-нибудь попроще...
Девушка подошла к скорчившемуся на полу сектоиду, опустилась перед ним на одно колено. Поймала взгляд огромных чёрных глаз-плошек и улыбнулась как можно мягче - уж это она умела. С минуту и снайпер, и пришелец оставались совершенно неподвижны, затем Мишель обернулась:
- Я что-то не так делаю?
- Простите? - Приподняла брови доктор Солнцева.
- Ничего не происходит. Может, это из-за того, что я думаю на одном языке, а разговариваю на другом? Какой-то диссонанс получается?
- Нет, он же не слова воспринимает, а образы.
- М-м-м... Хм... - Нахмурившись, Хериксен вновь повернулась к пленнику и принялась буравить его взглядом - уже без улыбки. Тот, явно ничего не понимая, стал озираться. Затем всё же уставился на канадку. Краснов, имея теперь некоторый опыт, предположил, что инопланетянин пробует начать "разговор" сам.
- Ну? - Тихо протянула женщина, наклоняясь ближе.
На малоподвижном лице серокожего пленника отразилось нечто вроде растерянности. Он, словно во сне, медленно поднял руку и потянулся к Хенриксен. Та, снова улыбнувшись, протянула руку в ответ.
- Капитан... - Предостерегающе окликнул Краснов.
- Я рискну. - Бросила женщина, не оборачиваясь. Обтянутая перчаткой ладонь женщины и тонкие пальцы сектоида соприкоснулись, после чего пленник содрогнулся всем телом и попытался отпрянуть - помешала стена. Упав набок, горе-интервент начал судорожно отползать в сторону, таращась на Мишель всё с тем же растерянным выражением.
- По-моему, вы его напугали. - Сарказма в тоне Лайтмана не было ни капли...

- Так, господа - товарищи, - Солнцева подошла к пленному и , повернувшись лицом к честной компании, нахмурилась. - Допрос окончен. Попрошу вас покинуть тюремный блок.
Она повернулась к пришельцу, тот мгновенно обмяк и закрыл глаза.
Лиза вздохнула и повторила через плечо:
- Благодарю за сотрудничество, но пленному нужно отдохнуть.
Она взгляднула на Мишель.
- Капитан, если пожелаете, то можно продолжить эксперимент, но позже. Значительно позже. А сейчас, прошу...
Солнцева подошла к двери и выжидательно посмотрела на присутствующих. Те, один за другим, молча покинули тюремный блок.
  
   Киу после совещания задержалась в брифинг-зале, а Пенг отправился проведать Маккензи, который чувствовал себя неважно из-за мигрени, но отговорился занятостью. Человеком Ларс оказался компанейским, уже при первой встрече поведал Пенгу и Киу о своем героическом дедушке, а также о приключениях в Африке, где едва не угодил в пасть аллигаторам. Позже он и к "птичкам" Пенгфея сводил, и в тонкости помог вникнуть. Исследуя базу, Пенг познакомился и с биологами, и с инженерами, и, конечно же, с великим и ужасным Гэллегером, но пока один лишь Маккензи был близок к тому, чтобы перейти из разряда боевых товарищей в разряд друзей. Наверное, потому, что пилот, или же, все дело в характере...

- Как самочувствие? - спросил Пенг, застав Ларса за учебниками. В комнате Маккензи царил эдакий компромисс между британским педантизмом и небрежностью наемника.

- О, мне есть хорошо, - сказал Ларс по-русски, - быстро рассказать мне о брифинг!

- А в языке делаешь успехи, - усмехнулся Пенг, - скоро достигнешь моего уровня. О брифинге тоже на русском рассказать?

- Нет-нет, - замахал руками Ларс, - боюсь, что не пойму некоторые термины...

- Я и сам некоторые термины не понял, - китаец почесал в затылке, - но если простым языком, то дело обстоит так...

18 февраля 2014 года. 16:27
Сибирь. База Х-СОМ.


Полковник Краснов не успел дойти до кабинета - когда взвыли сирены, он ещё плутал по запутанным коридорам. Киу, видимо, не успела уйти далеко от брифинговой, потому что почти сразу из динамиков раздался её голос: "Внимание всему персоналу! Это не учебная тревога! Всему персоналу проследовать на боевые посты!". Полковник последовал указанию, прибавив шагу. Почти бегом влетев в кабинет, он, в общем-то, без особого удивления увидел на экране ноутбука лицо Куратора.
0x01 graphic

- Николай Николавеич, простите, нет времени связываться с вашим инфоцентром. - Начал он без приветствия. - Только что в воздушное пространство Сибири с орбиты вошёл сверхмассивный летающий объект. Судя по снимкам со спутников, это НЛО неизвестного типа, самый большой из доселе виденных. Спутники наблюдения были уничтожены сразу же после прохода корабля мимо них, теперь он отслеживается только радарами. Корабль движется по посадочной траектории, расчётная конечная точка которой в районе сибирского города Нерюнгри. - Название, которое не выговорил бы сходу и иной русский, представитель ООН произнёс без запинки. - При такой скорости он будет там менее чем через пять минут, но мы полагаем, что на конечном отрезке он затормозит. В любом случае, вашим вертолётам туда добираться более часа. Сейчас мы связываемся с российским правительством, но времени терять нельзя. Поднимайте в воздух истребители и команду, дополнительные сведения получите по мере поступления. И да, в районе Нерюнгри сложные метеорологические условия, поэтому советую доверить командование звеном перехвата капитану Ли, он имеет такой опыт. У меня всё.

Экран погас.
  
   Когда закончилась презентация по технологиям, Гэллегер направился в свой кабинет. У выхода из зала привалившись к стене и скрестив руки на груди стоял Чиж.
- Экспериментальные ракеты готовы и размещены в самолетном ангаре. Скоро проведем испытания в режиме тренировочного воздушного боя - посмотрим как отработает система наведения. Через час ноль семь в ангаре пройдет совещание авиационной группы. Советую не опаздывать.
Уже выходя из зала, он бросил не оборачиваясь:
- Со сплавом следовало быть внимательнее. Работник вашей конторы должен был заметить. Стыдно, молодой человек.

За пять минут до назначенного времени инженер пришел в ангар. Около мастерской полукругом были расставлены ящики, занятые галдящими техниками. Из дверей мастерской выкатили кульман и закрепили на нем сборочный чертеж "Чинука". В центр собрания вышел Чиж, техники мгновенно замолкли.
  
   - Коллеги! Завершен анализ принципов работы ручного оружия противника. Мой вывод - даже огневой мощи их пистолета будет достаточно, чтобы уничтожить наши транспортники. Кто-то из вас уже в курсе о частичной замене бронекорпуса БМП-2. Новые сегменты корпуса способны выдержать выстрел из инопланетного оружия. Считаю необходимым немедленно начать аналогичную модификацию вертолетов. А начнем мы с него, - Чиж указал на чертеж и сразу начал раздавать указания. - Петров, Кравченко определяйте схему бронирования и займитесь прочностными расчетами. Сплав легкий, но это не дюральалюминий, можем превысить максимальную взлетную массу. Бадри Леонидович, - специалист обратился к пожилому усатому технику, вроде у них он был бригадиром, - готовь график сменности, нельзя чтобы эти работы повлияли на тех. обслуживание истребителей. Я выбью нам в помощь людей с ангара наземной техники.
- Сергей Павлович, дорогой, я тебя понял. Работа ответственная, - бригадир развел руками, - но ты же знаешь, мы не обеспечим заводские условия сборки. Видел я, как они эту броню делали: допуска не соблюдали, точность никакая. С вертолетом так не выйдет, у нас ведь все на заклепки крепится. Тут не дотянешь, там не дожмешь и кирдык, лист надо менять. А ведь на нем крепежа сотни, все снимать и заново ставить! Да и где я тебе пенд... американские крепежные детали возьму? Я даже не знаю их полного перечня, если заказывать придется. Нет у нас таких подробных чертежей! Мы с этим вертолетом месяца на полтора засядем, а ведь он летать должен!
- Есть такое слово, товарищ Тепнадзе - надо! С твоими вопросами нам поможет американская сторона, - Чиж указал в сторону Гэллегера, - если кто не знаком, Малькольм Гэллегер, инженер-авиаконструктор.

Почувствовав, что внимание собрания переключилось на него, инженер вышел в центр полукруга.
- Добрый день, господа. С "Чинуком" мне работать не приходилось, но крепежные элементы стандартизированы и их перечень у меня есть. Однако..., - конструктор достал из кармана куртки тонкий пластиковый стержень с насечкой посредине и небольшой прибор, похожий на отвертку, - возможно, нам он не понадобится. На совещании я не стал об этом рассказывать, это прибор и крепежная деталь, найденные в ЗИПе их корабля.

Гэллегер установил стержень в гнездо на приборе и нажал кнопку на его ручке. Стержень подернулся рябью и начал менять свою форму. Его длина сокращалась, а вокруг насечки в середине формировались два грибообразных нароста. Инженер достал деталь из "отвертки" и показал техникам кусочек пластика, очень похожий на расплющенную заклепку. Затем установил "заклепку" на место и нажал другую кнопку, деталь снова вытянулась в стержень.

- Все внутренние элементы корабля закреплены с помощью вот таких стержней. Биологи говорят, что эта штука сделана из продольных волокон сложного кремнийорганического полимера. Внешнее электрическое поле катализирует в нем химическую реакцию и волокна сокращаются, сжимая материал к середине стержня. Если изменить полярность подаваемого тока, стержень будет вытягиваться. Стержень способен выдержать до десяти-пятнадцати циклов, потом он теряет свои свойства. По прочностным характеристикам материал сравним с легированной сталью.

Техники окружили Гэллегера, разглядывая новую игрушку и засыпая инженера вопросами. После того, как Чижу удалось восстановить порядок, совещание переключилось на обсуждение практических аспектов будущей работы. В этот момент в ангаре взревели сирены...

* * *

Техники синхронно ринулись в сторону ВПП. Ангар ожил, превратившись в огромный хищный организм. К двум истребителям ехали погрузчики, груженные ракетами, от топливозаправщиков протянулись длинные резиновые кишки. Техники подкатили к кабинам передвижные лестницы и по пояс залезли внутрь, быстро перещелкивая тумблеры на панелях управления. Через несколько минут в ангар вбежали пилоты, на ходу застегивая шлемы. Они перекинулись парой слов с Чижом и нырнули в кабины. Взревели разогревающиеся двигатели, началась установка ракет. Из пола ангара за дюзами машин выехали щиты-отбойники, техники возились под шасси истребителей, закрывая массивные замки.

- У них тут похоже стоит стартовая катапульта, как на авианосцах, - подумал Гэллегер.

Двигатели взревели сильнее, переходя на максимальную тягу, пол ангара мелко завибрировал. Перед истребителями выбежал техник, размахивая сигнальными флажками.

- Минута до старта, - инженер обернулся и увидел Чижа. - Сейчас начнется рок'н'ролл!, - русский широко усмехнулся и демонстративно надел наушники.
  
   Аэродром - самое желанное для пилота место (пусть оно и сопряжено порой с опасностью), поскольку именно здесь ждет крылатая машина, с которой он уйдет в небо. Пенг уже в кабине, затянут в вкк - высотно-компенсирующий костюм, руки - в перчатках, на голове шлем с притянутой кислородной маской. Слева и справа по жк-экрану, выводят всю необходимую информацию, голографический индикатор на лобовом стекле занят тем же. Кокпит - кабинет пилота, панель управления - рабочий стол. Техники помогли пристегнуться к страховочным системам, проследили за пуском двигателя, позаботились о боекомплекте. Пенг взял на борт десять ракет средней дальности, и надеется, что труды Чижа и компании по модернизации не прошли зря.

- Четвертый, как слышно? - обращается он к напарнику, обращается к Ларсу.

- О'кей, Третий, - отзывается тот, - слышу тебя хорошо. Ну что, зададим перца этим засранцам?

- Постараемся...

- Третий, Четвертый, поведу вас я, - слышат они голос Киу, - доложите готовность.

- Готовность к старту подтверждаю.

- Готовность подтверждаю.

- Принято. Звено-1, старт.

* * *

- В общем, кэп, в моей броне, да с полной выгрузкой, получится что-то около 110 фунтов, если не 120. Больше на меня не нагрузить, не вытяну, а боеприпасов к пулемету маловато будет, второй номер всяко нужен будет. - Сикорски, привалившись к стене оружейки, ревниво наблюдал, как Лайтман подгоняет крепления сегментов "Витязя" под себя, регулярно порываясь помочь офицеру. Весь процесс он снабжал активными комментариями о собственном опыте её использования.
- Я в броне уже побегал немного, пока инженеры её примеряли да подгоняли, по укрытиям в ней действительно особо не попрыгаешь, да и спину с головой прикрыть нечем, так что когда залягу где-нибудь с пулеметом, броня скорее мешать будет, чем помогать. А вот в городском бою, или при штурме тарелки, наоборот, штука очень хорошая. Стрельба с колена из пулемета, если короткими очередями, вполне удобна, 300 фунтов общей массы пулям не сдвинуть, а то, что голова не прикрыта, в таком положении отчасти можно той толстой пластиной на левом плече скомпенсировать...
Лайтман, осознавший тщательность попыток самостоятельно облачиться в броню, позволил Джейкобу помочь ему одеться, и попробовал сделать несколько шагов по оружейной. Но если двухметровый Сикорски действительно чувствовал себя в этой броне вполне уютно, чуть ли не впервые в жизни почувствовавший настоящую броню, а не те детские игрушки, что он носил раньше, то худощавый Лайтман ощущал себя черепахой с Галапагосских островов, которой на спину сел жирный турист. Он и так чувствовал себя уставшим после телепатического контакта с пришельцем, так что...
- Джейкоб, ты можешь... - жалобно протянул Лайтман, но закончить фразу не успел, как раз в этот момент завыли сирены общей тревоги. Оба оперативника синхронно посмотрели на электронные часы, затем так же синхронно посмотрели на броню, думая в этот момент о том, как её снимать и снова подгонять под Сикорски.
- Твою мать. - коротко охарактеризовал ситуацию Джеймс. Или Джейкоб. Разобрать, кто именно из них высказался вслух, а кто подумал, было решительно невозможно.
Прошлая тревога однозначно пошла на пользу оперативной группе "Альфа", как в плане организации, так и в плане дисциплины. Вся экипировка, начиная от зимней одежды и заканчивая броней, хранилась теперь в оружейной, в индивидуальных шкафчиках, так что главное, что требовалось сделать солдатам по сигналу тревоги - добраться до оружейной в кратчайшие сроки. И если в прошлый раз многие из них умудрились изрядно поплутать по коридорам, то сейчас первые оперативники начали подбегать уже через полминуты после объявления по громкой связи. Особенно пикантно выглядела пара солдат, которых сигнал тревоги застал в душевой. Память о недавней выволочке была еще свежа, поэтому парни не стали тратить время на одевание повседневной формы, а схватили полотенца, и рванули прямо в оружейную. На то, чтобы надеть термобелье, штаны и берцы у солдат уходило в среднем полторы минуты, после чего они хватали сумки с верхней одеждой и остальным снаряжением и бежали в ангар. Одеться они могли и в вертолете или в лифте на поверхность, а все необходимые инструкции и команды могли быть доведены до них через гарнитуры связи, которые солдаты брали тут же, в оружейной.
Лайтману пришлось серьезно поспорить с Красновым, Гэллегером и Чижом, доказывая, что солдаты должны заканчивать экипировку не в оружейке или казарме, а на специально выделенной для этого зоне в ангаре, но результат того явно стоил. К четвертой минуте от точки Т, в точном соответствии с графиком, первые солдаты уже добрались до Чинука и заканчивали экипироваться, глядя, как техники возятся с вертолетом и загружают внутрь боевого дрона. К шестой минуте от точки Т, когда вертолет уже был подготовлен к вылету, примерно половина оперативников еще не успела надеть те или иные элементы экипировки, но они могли закончить это и в полете - и поэтому загрузились сразу же по сигналу от суетящихся рядом с вертолетом авиатехников, только-только закончивших грузить в вертолет дрона. К седьмой минуте в вертолет заскочил Лайтман в сопровождении Сикорски и они были последними, кого ждал пилот. Могли бы уложиться и в семь минут.

Зашедший в вертолет перед капитаном Сикорски рыкнул "Внимание, командир на борту!" и все присутствующие обернулись в сторону входа. Лайтман внимательно осмотрел всех присутствующих, после чего дал отмашку пилоту и занял свое место. Осталось сделать последний шаг. Джеймс отжал таргету рации и произнес:
- Говорит "Альфа-Лидер", готовность к старту подтверждаю. Повторяю, готовность к старту подтверждаю.
- Принято, "Альфа-Лидер", готовность подтверждаю.

* * *

Вертолёт оторвался от земли ещё до того, как створки ангара полностью разошлись - стоило образоваться щели достаточной, чтобы пропустить винты, как "Чинук" рванулся вверх.
- Hell yeah! - Прокомментировал пилот из кабины так громко, что перекрыл звук винтов. Лайтман хмыкнул и позволил себе перевести дух - теперь некоторое время от него мало что зависело. Прислонившись спиной к переборке, он окинул салон взглядом, испытав при этом некоторое удовлетворение - натасканные им за эти дни солдаты без проблем закончили "экстренную экипировку" и теперь сидели смирно, успокаивая дыхание.
Ближе к выходу расположились друг напротив друга Альфа-10 и Альфа-11, вооружённые "Винторезом" и карабином М4 с четырёхкратной оптикой соответственно. Капитан выделил их в "личную свиту", поименовав командным отделением. Первое ударное отделение составляли Джейкоб в новой броне, с трофейным пистолетом на поясе и М-249 на коленях, а также двое рядовых - более опытный Альфа-1 с "Абаканом" и новенький Альфа-6 с АКМ. Второе - сержант Вержбовски с последним АН-94, и при нём Альфа-4 и 5 с теми же карабинами, что у одиннадцатого номера (а ещё - у самого Джеймса, капитан предпочёл знакомое оружие).
Для огневой поддержки Лайтман выделил особую группу - Батисту с допотопным, но надёжным РПГ-7, знаменитость внутриказарменного масштаба бойца "Палёное ухо" с СВД и Альфу-3 с пулемётом Калашникова. Прикрытие им обеспечивали рядовые "Альфы" за номерами 7,8, 9, а у Батисты также имелся плазменный пистолет с парой обойм.
Наёмники устроились особняком - казалось бы, на той же скамье правого борта, что и отряд Батисты, однако и немного в стороне. От левого борта их отделял торчащий посреди грузового отсека дрон с тяжёлым пулемётом.
Ну и, наконец, у прохода в кабину пилотов занял место "хозяин" дрона, доктор Вашингтон. Занял удачно и, похоже, неспроста, ибо компания у доктора образовалась приятная - правым плечом он подпирал переборку кабины, зато к левому его боку невольно прижималась угрюмая Энн, обнимающая чехол со "стволом от танка", винтовкой М-82. Ну а напротив сидела капитан Хенриксен, облачённая в новенький комбинезон и маскировочную накидку. Головного убора, если не считать старомодных наушников, на ней, как обычно, не было...
Пока оперативники грузились, прибывшие первыми канадки и робототехник успели завязать какую-то беседу, которую и продолжали теперь, немного повысив голоса, чтобы не мешал гул двигателей. Джим воспитанно не стал прислушиваться, решив, что если тема коснётся его, то к нему обратятся.

А винтокрылая машина в сопровождении летучего крана мчалась к цели операции, не щадя топлива...
0x01 graphic


Изи практически не волновался. Это было странно, но никаких эмоций, никакого адреналинового тремора рук не было. Тревога застала его, когда он после демонстрации готовил дрона к следующей серии тестов, поэтому по тревоге он забрал свою "Сайгу" 410С с патронами из оружейного шкафчика в лаборатории, после чего погнал готового дрона к вертолету, успев практически одновременно с первыми солдатами. В результате ему удалось занять свое место одним из первых, проследив только, что бы дрон был подключен к внутренней сети вертолета. Это было необходимо, что бы внутренности машины были прогреты к моменту десантирования, но при этом не тратилось горючее.
Сидевшая рядом МакГрин была мрачна по неизвестной причине, но не преминула уточнить, что бы если придется покинуть вертолет, Изи в драку не лез, своей серой курткой рядом с маскирующимися снайперами не мелькал, но и далеко не отходил. Так-же девушки уточнили, помнит ли Изи стандартные команды радиообмена. Потом разговор перекинулся на патроны, которыми был снаряжен пулемет дрона. Тут пришлось девушек огорчить - учитывая уже известную прочность шкурки мутонов и возможную необходимость стрельбы по укрывшимся целям, пулемет был снаряжен специализированными SLAP боеприпасами, не пригодными к использованию в снайперских винтовках.
  
  --
  --
  --
  --
   Re: Игра "Враг неизвестен" - прямая трансляция.
   (#488419) Руслан " 23 фев 2014 (Вс), 10:12
   18 февраля 2014 года. 17:02
Воздушное пространство Якутии.

Трель вызова раздалась одновременно из рации на "разгрузке" Лайтмана и из наушников, висящих на шее Хенриксен. Американец ответил первым, канадка секундой позже:
- "Альфа" на связи.
- "Лямбда" слушает.
- Начала поступать информация от источников ООН. - Раздался ровный голос Киу. - Объект совершил посадку в северо-восточной части Нерюнгри, остановив снижение над парковой зоной около средней школы номер три. К этому времени российским властям удалось обеспечить эвакуацию окрестностей и восстановить визуальное наблюдение при помощи высотных БПЛА. Наблюдение затруднено погодными условиями - низкая облачность, снег, ветер. Тем не менее, удалось заснять, как корабль покидают многочисленные объекты разнообразных размеров. Группа объектов направилась к зданию школы, остальных отследить не удалось - от главного корабля отделились три малых летающих объекта и атаковали беспилотники. После этого основной корабль стартовал и ушёл на орбиту, радары его потеряли за пределами атмосферы. Наблюдатели с земли подтвердили, что малые объекты остались и продолжают патрулировать воздушное пространство над районом высадки.
На канале раздалось шуршание и плохо различимое щёлканье клавиш. Потом Киу продолжила:
- Внутренние войска и полиция сейчас выстраивают блокаду вокруг района, ограниченного улицами Комсомольская, Геологов и Кравченко. - Русские названия китаянка произнесла с почти незаметным акцентом, оценить который англоязычные офицеры вряд ли могли. - Продолжается эвакуация. Школа и детский сад "Солнышко", попавшие внутрь оцепления, эвакуированы полностью, но из-за того, что все силы были брошены на детские и медицинские учреждения, в жилых домах могли остаться люди. Для усиления периметра в город направлены войска соседнего гарнизона.
Лейтенант Лян снова взяла паузу, чем-то пошуршав:
- Кроме того, по достигнутой договорённости, в город направлены с ближайшей базы в Китае два воздушно-десантных батальона "чёрных касок", нелегальных сил ООН. По расчётам, они высадятся за десять-пятнадцать минут до прибытия вертолётов Х-СОМ и обеспечат первичную изоляцию до прибытия армейских частей. Сейчас я перешлю вам на планшеты карту района операции. Периметр обозначен красной линией.
Экранчики капитанских планшетов загорелись, демонстрируя полученную картинку.
  
   - В район операции направлены новые самолёты-разведчики, однако они будут вынуждены вести наблюдение с безопасной дистанции, дабы избежать атак воздушных целей. - В тоне девушки мелькнула тень беспокойства. - Вертолёты также не смогут войти в район операции до уничтожения вражеского воздушного прикрытия, поэтому перехватчикам придётся уйти вперёд и обеспечить себе фору. Помимо этого необходимо помнить, что солдат, удерживающих оцепление, не информировали о сути противника, им отдан приказ стрелять на поражение по всем, кто пытается приблизиться к периметру, независимо от внешнего вида и поведения. В связи с этим оперативникам придётся высадиться уже внутри изолированной зоны. Пока всё.
Связь отключилась. Снова стало тихо, лишь урчали двигатели "Чинука". Солдаты, не слышавшие разговора на командной волне, нетерпеливо поглядывали в сторону старших офицеров, а те, одинаково наморщив лбы, изучали карты...

* * *

- Понял, оператор, спасибо, - собственный голос Пенгфей узнал с трудом.

Хорошо слетанная пара - великая сила, вот только до того уровня, когда ведущий и ведомый понимают друг друга без слов, Пенгу и Ларсу было еще далеко. Капитан НОАК горько жалел, что рядом нет Ву - вот с ним бы и численный перевес противника был нипочем. "В чем наше преимущество? - мучительно размышлял он, - в маневренности? В скорости? В плохой видимости?" Скрепя сердце приходилось признать, что никакие это не преимущества. Оставалось уповать на удачу, на мастерство - ничтожно мало, но все же. Снова стала подкрадываться паника, сдавила горло, вкрадчиво зашептала:

"Вы умрете, сгинете, разобьетесь! Сгорите, как Ву!"

К счастью, в шлемофоне раздался голос Ларса - задорный, хлесткий - и паника отпрянула, откатилась.

- Что скажешь, Третий?

- Выбирать не приходится, - вздохнул Пенг, - разделимся - пропадем.

- Я тоже так думаю, - согласился Маккензи.

- Все зависит от того, как сильно они растянулись - если достаточно, то сосредотачиваем огонь на одной из целей, и быстро отходим. Дальше уже бой два на два, и шансы примерно равны.

- Разделяй, и властвуй, - в голосе Ларса смешок.

- Верно. А вот если разделить не получится... - Пенг невольно сглотнул.

- Да поможет нам авионика!

- Без трюков, без лихачества, - попросил Пенг, - простые решения, как правило, и самые верные. Я связываю цель огнем, ты прикрываешь.

- О'кей, босс, - прозвучало в ответ, - никакой самодеятельности.
  
   - Во время атаки на беспилотники удалось получить ряд снимков. - Звучал в шлеме Пенга голос Киу. - Внешне враждебные объекты напоминают первый сбитый организацией корабль, тип "Колокольчик", но почти вдвое меньше его размером. В бою они применяли оружие, визуально напоминающее лазерный луч, аналогичный вооружению других НЛО. Каждый объект испускал не более одного луча за раз. К сожалению, получить информацию о их лётно-скоростных характеристиках не было возможности. Из-за погодных условий визуальное наблюдение с земли или с высотных разведчиков затруднено, радары дальнего обнаружения на ближайших военных объектах также их не видят, но собственные радары перехватчиков должны фиксировать их на небольшой дистанции. Вы должны войти в зону контакта через три минуты.
- Принято. - Пилот зачем-то кивнул, хотя был в кабине один.
Радар пискнул, выдавая на экран три метки. Первая двигалась на большой высоте, и распознавалась как дружественная - очевидно, это был один из разведчиков ООН. Две другие кружили над сибирским городком, держась под самим облаками, держась примерно в тысяче метров над землёй. Скорость их составляла, по показаниям приборов, 680 км/ч, дистанция до истребителей - шесть километров. Через стекло кокпита видно не было не то что инопланетных кораблей - даже огни города внизу едва пробивались сквозь снежные потоки...
- Ну вот и познакомились. - Хмыкнул в рацию Ларс. - Интересно, где же третий приятель?...

- Думаю, стоит внести в мой план коррективы, - отозвался Пенгфей. - Бьем вместе, но каждый по своей цели. Характеристики кораблей неясны, зато все ясно с размером, и если уйдут, найти потом будет сложно. Такой шанс нельзя упускать.

- Русские говорят: игла в стоге сена, - прокомментировал Ларс. Вся шутливость из голоса куда-то исчезла - сосредоточенность, одна сосредоточенность. - Прошу подтвердить координаты цели.

Пенг подтвердил, следя за тем, как расстояние до "колокольчиков" сокращается, и добавил:

- Дистанцию не разрывать, держать меня в зоне видимости, и не забывай, что третий где-то рядом.

- О 'кей, Третий, понял тебя.

Уже перед самым контактом Пенг подумал, что третьим противником мог вполне оказаться какой-нибудь "невидимка", но отступать было поздно: сквозь пелену слякоти пронеслось смазанное пятно, головки самонаведения взяли цель. Мысленно поблагодарив техников, что не подвели с арсеналом, Пенг вдавил кнопку пуска ракет, и бросил истребитель вверх-в сторону, уходя от возможной контратаки. Как никогда остро, ощутил он суть воздушного боя: риск полета, помноженный на уловки и орудия врага, вот только минус на минус дает плюс. Капитан Ли удивился, как мог он несколько минут назад испытывать страх, испытывать панику - он мчался в стремительном полете, и одним крылом был восторг, а другим - боевой азарт.

Первый "пришелец" не успел даже среагировать - две ракеты, выпущенные Пенгом, ударили его в борт, и инопланетный корабль превратился в огненный шар, на долю мгновенья разогнав вьюгу и осветив облака снизу... Второй, доставшийся Ларсу, попытался уйти вниз с набором скорости, однако на сей раз системы наведения сработали как надо - пара Р-77 настигла его лишь секундой позже. С тем же результатом. К земле полетели мелкие обломки...
- Эти готовы. - Подтвердил очевидное ведомый, когда Су-35 вышли из виража. И тут радар снова пискнул. Метка, аналогичная первым двум, появилась у самой земли, точно под истребителями Х-СОМ, и теперь стремительно поднималась вертикально вверх...

- Отлично! - подытожил Пенг.

Перегрузка если и была, он ее не почувствовал, и уже готовился встретить последний из вражеских кораблей. Тот шел стремительно, "свечой", разрывая хмарь в клочья.

- Вот это скорость! - в голосе Ларса нотки озабоченности, - неужели и среди них есть камикадзе?..

- Вполне возможно, - капитан Ли сбросил скорость, и самолет на одно мгновение будто бы завис в воздухе, покачиваясь на волнах "хляби небесной", - потому действуем осторожно. Дистанция прежняя, удары наносим поочередно.

- О 'кей.

Будто две хищные птицы, истребители пошли на сближение. Пенгу нравилось, как ведет себя истребитель, управлять им было одно удовольствие. Что касается русских самолетов, дело он в основном имел с Су-27 и Су-30, а это, как говорится, совсем другая история...

- Это за Ву, - тихо произнес он, когда электроника сообщила о наведении, и отправил одну за другой две ракеты.

Чужак был готов к атаке, и резко сместился в горизонтальной плоскости - словно боксёр, уходящий из-под удара в голову. Одна ракета прошла мимо, но вторая взорвалась у самого корпуса "тарелки", и та завертелась вокруг своей оси, исходя дымом. Раскалённый алый луч ударил в сторону Су-35, прожигая туннель в потоках снега, однако не смог даже коснуться машины. А затем Ларс всадил во вражеский корабль ещё две Р-77...
- Противника уничтожен. - Сообщил Пенг, глядя, как гаснет на радаре отметка НЛО. - Ждём дальнейших указаний.
- Необходимо убедиться в безопасности воздушного пространства. - Голос Киу звучал как обычно бесстрастно, но Ли знал, что она скрывает облегчение. - Беспилотники ещё не прибыли, однако высотный разведчик сейчас войдёт в опасную зону для оказания вам поддержки...

SR-71 вынырнул из плотной пелены облаков так близко от самолёта Пенга, что лётчик даже сквозь буран разглядел его хищный силуэт - чёрный, не подсвеченный опознавательными огнями. Разведчик был уже очень стар, но выглядел намного футуристичнее сбитых кораблей пришельцев. Даже удивительно, что такой монстр на деле совершенно беззащитен...
0x01 graphic


"Чёрная птица" качнула короткими крыльями и снизилась ещё больше. Перехватчики устроились с боков, прикрывая... Несколько минут троица кружила над городом - экраны радаров оставались чисты. Внезапно на канале связи раздался незнакомый мужской голос:
- Это "Око-1". С юго-востока приближается группа из пяти крупноразмерных объектов. По характеру меток это С17 "Глоубмастер", однако их система отклика выдаёт коды российских ВВС.
- Подтверждаю. - Отозвалась Киу. - "Око-1", "Звено-1", С17 принадлежат силам ООН, они высадят над городом десант "чёрных касок". Третий, обеспечьте им прикрытие, после чего начинайте патрулировать воздушное пространство над районом операции до дальнейших распоряжений. В район направлен воздушный заправщик для обеспечения вас топливом при необходимости.
- Принято. - Опять зачем-то кивнул Пенгфей.
- "Око-1", передавайте наблюдение БПЛА и возвращайтесь на базу. - Продолжала лейтенант Лян.
- Есть - возвращаться на базу. - SR-71 вновь качнул крыльями и стрелой ушёл ввысь.
- Удачного пути. - Пожелал им Ларс, и неожиданно получил ответ.
- Удачи, перехватчики! - Произнёс в наушниках Ли и Маккензи молодой женский голос, видимо, принадлежащий второму пилоту "Чёрной птицы", после чего канал связи с разведчиком закрылся.
- Спасибо... Но теперь она нужна не нам... - Прошептал китаец, беря курс навстречу грузным транспортам десантников, которые уже спускались в нижний эшелон над сибирским городком...
   Хотя Джеймс был вынужден сохранять спокойствие, чтобы оказавшиеся под его командованием бойцы не потеряли веру в способность своего командира контролировать ситуацию, но сделать это было не так уж и легко. Уж слишком сложной, слишком опасной была боевая задача. Лайтман имел серьезный, по меркам современного мира, боевой опыт, и великолепно знал, что из себя представляют городские бои. Эль-Фалуджа, в которой он заработал Медаль Почета, никак не могла выветрится из памяти. Он был в числе тех четырех бригад морской пехоты, которые пытались взять город. Многократное численное и качественное превосходство над террористами, артиллерия, танки, вертолеты, авиация... А иракцы были вооружены лишь стрелковым оружием и РПГ, заведомо уступая в численности и качестве подготовки пехоты. И все равно, чтобы взять город - его пришлось засыпать бомбами и выжечь белым фосфором. Американские преподаватели в Вест-Поинт часто называли боевые действия в городе "боем в аду".

Задача, которая стояла перед оперативной группой ХКОМ - была намного сложнее, чем в Фалудже. Погодные условия для ведения боя были просто адскими, видимость почти отсутствовала. Планировка города - обилие простреливаемых пространств в сочетании с множеством капитальных зданий, которые можно превратить в крепости, с одной стороны, и полуприкрытые деревьями легкие здания, обзора рядом с которыми практически не будет, а вот опасности можно ожидать откуда угодно. Кроме того, сейчас они столкнулись не с легковооруженными разведчиками, как в прошлых миссиях, а с ударными силами пришельцев, и Лайтман мог лишь догадываться о мощности вооружений, с которыми им предстояло столкнуться. Численное превосходство, судя по предположительным размерам объекта, тоже было не на стороне людей. Да и качество подготовки этих бойцов было спорным вопросом, поскольку пришельцы вполне могли иметь огромный боевой опыт...

И тут Лайтмана осенило. Он по инерции продолжал считать, что сражается с людьми, на чужой для него земле, но ведь это было не так. Откуда у пришельцев мог взяться опыт боевых действий в городских условиях против обученного, знающего местность противника? И то, что командир оперативной группы лишь в самых общих чертах представлял себе планировку типичных зданий в Нерюгри ровным счетом вообще ничего не означало, потому что рядовой пришелец не знает даже этого. Сейчас именно оперативники ХКОМ оказались в роли местного населения, которое вынуждено противостоять технически и количественно превосходящему противнику. Джеймс представил, как боец Национальной Гвардии США с дедовской M1 Garand в руках и внешностью типичного реднека закладывает бомбу где-нибудь возле блокпоста пришельцев в округе Колумбия, и фыркнул. Сидящий рядом с ним Сикорски удивленно посмотрел на своего капитана.

А капитан в это время увлеченно, с азартом в глазах, делал пометки на карте, смотря на задание уже с другой стороны. "Мирное население... большая часть эвакуирована, но кто-то остался. Практически все оперативники говорят по русски, да и native russians в числе бойцов немало, так что договориться с ними получиться. Кто-то наверняка что-то видел и сможет указать, куда скрылись пришельцы. Да и кто там мог остаться? Ведь, если объявили эвакуацию, то осталось три типа людей - запаниковавшие гражданские, в основном дети и женщины, эти абсолютно неопасны. Помимо них - решившие погеройствовать подростки, возможно вооруженные. С ними сложнее, но зато они наверняка что-то видели. А еще - ветераны различных войн, бандиты и прочий криминал, старые охотники и просто неравнодушные к оружию люди, которые не слишком доверяют властям и предпочитают полагаться только на самих себя. Возможно, даже с семьями. Эти и подстрелить могут, но и пользы от них больше всего будет. Городская планировка - однозначно на нашей стороне, поскольку все мои бойцы прекрасно понимают логику, по которой строились здания и им будет намного легче в них ориентироваться. Погодные условия для нас практически идеальные, поскольку снайперы работать еще могут, а вот рядовой боец вести прицельную стрельбу на большую дистанцию уже не сможет. Пришельцам здесь особенно непросто, поскольку плазменные снаряды в таких условиях будут серьезно терять в убойной силе. Да и их численное преимущество, скорее всего, больше не имеет смысла, поскольку мы сможем перерезать их по частям - как они окажут поддержку, находясь на удалении в 200-400 метров с такой то погодой?"

Закончив с разбором материалов и составлением первичного плана операции, Лайтман с удивлением обнаружил, что на него смотрят практически все оперативники, сидящие в самолете. Вернее, смотрели, потому что как только он оторвался от планшета и посмотрел по сторонам - солдаты начали усиленно изображать активную деятельность, о чем-то переговариваясь, перекладывая содержимое разгрузок, подтягивая ремни экипировки, жуя бутерброды и прочим образом демонстрируя абсолютную незаинтересованность в содержимом командирского планшета. Сидящий по левую руку от Лайтмана Альфа-10 так вообще замер, как солдат почетного караула, стараясь даже не дышать. Джеймс деликатно попросил солдата возобновить дыхательный процесс, во избежание кислородной недостаточности для предупреждения потери ценной боевой единицы, после чего выпутался из ремней безопасности и встал в центральном проходе Чинука, прямо у самого десантного люка. Все взгляды немедленно обратились к нему.

Лайтман еще раз окинул взглядом отсек, и остановился взглядом на одном из рядовых, особо усердствовавшего в изображении абсолютной невинности. Немного помолчал, иронично глядя на солдата.
- Прежде чем перейти к инструктажу, я бы хотел попросить рядового Ковальски в следующий раз распаковать сандвич, прежде чем пытаться съесть его вместе с упаковкой. - в салоне раздались нервные смешки, усилившиеся при виде того, как Ковальски замер, держа заботливо запакованный кем-то бутерброд в руках и явно не зная, куда его деть. - Лучше уберите его, он, конечно выглядит очень вкусным, но нам явно не нужен мурлыкающий котяра с набитым животом на миссии. - продолжил иронизировать Джеймс, краем глаза следя за реакцией оперативников. Попытки капитана исполнить комическую роль явно не тянули на Оскара, но на самом деле этого и не требовалось. Намного важнее сейчас были не сколько слова, сколько интонации и настроение. Капитану требовалось немного развеять напряжение, чтобы отвлечь солдат от мыслей о смерти, страхе и противнике, и на самом деле он мог нести сейчас что угодно, включая и полный бред - лишь бы солдаты реагировали на его слова. Да и ничего лучше этой чуши ему в голову попросту не пришло. Впрочем, этот бред работал.
- Есть, сэр...
- Спасибо, Ковальски. - деланно-серьезным тоном заявил Лайтман, вызвав еще пару смешков. Большая часть оперативников, из тех, кто постарше, продолжало сохранять серьезность, но напряженное молчание исчезло, как будто его и не было. - А теперь к делу, а то я тут уже нервничать начинаю, так вы на на меня смотрите. Пришельцы, видимо, истосковались по Твиксам и прочим вкусностям, и решили тихонько наведаться за покупками в город Нерюгри, куда мы сейчас и направляется. Население там что-то около 60 тысяч человек, адски холодно, жуткий ветер и снег. И воевать нам придется в самом городе. - на этом моменте Лайтман умолк, чтобы продолжить уже намного более серьезным голосом. - Я думаю, вы все видели фотографии из тех городков, в которых пришельцы уже побывали. И вы все представляете, для чего они высадились в этом поселении. К счастью, на этот раз все проходит несколько иначе, чем обычно. Во-первых, станции спутникового наблюдения заметили десантный корабль пришельцев еще на орбите, и специалисты сумели рассчитать его траекторию и провести частичную эвакуацию населения. Частичную, потому что в зоне миссии находился детский сад и школа, и именно на них и были сосредоточены все усилия местных органов власти. Детей оттуда забрали всех, а взрослое гражданское население было в основном на работе, поэтому вероятность встретить кого-нибудь из нонкомбатантов на территории миссии весьма низка. Однако в домах будьте внимательны, наверняка кто-нибудь из гражданских запаниковал и спрятался, либо решил остаться и пересидеть за родными стенами.

Нажав на пару клавиш на своем планшете, Лайтман включил установленный возле кабины пилотов монитор, и передал свой планшет Альфе-10.
- Как вы можете видеть, зона миссии ограничена северо-восточной частью города. Пришельцы высадились в парковой зоне между улицами Пионерская и Южно-Якутская, одна группа заняла здание школы, оно отмечено, остальные рассредоточились по территории внутри периметра, отмеченного на карте. Безопасность периметра обеспечивают "черные каски" - нелегальные силы ООН, численностью до батальона. Высшее командование не имело времени на подробный инструктаж для бойцов, и отдало им приказ стрелять во все, что попытается пересечь периметр. На согласование каждого случая приближения к периметру с их офицерами, что мы свои, и по нам стрелять не стоит, уйдет слишком много времени, поэтому я настоятельно рекомендую не приближаться к границам, и не вступать в перестрелку с ООНовцами. Приказ-приказом, но если вы будете палить в их сторону, то нервы у них могут не выдержать.

Продолжая инструктаж в том же духе, Лайтман коротко затронул вопрос зоны высадки, чуть севернее дома по номеру 49 на улице Геологов, практически на перекрестре Геологов и Кравченко, и дальнейших действий бойцов. Предполагалось, что эта зона, находящаяся в виду обеспеченного "черными касками" периметра, и ограниченная с одной стороны зеленым массивом, а с другой стороны, высотным зданием, будет достаточно безопасна, и позволит отряду в кратчайшие сроки укрыться в ближайшем доме, после зачистки которого уже можно будет предпринимать дальнейшие действия. Объясняя бойцам порядок действий, Джеймс особенно подробно остановился на действиях штурмовых групп, которым и придется проверять подъезды в доме, в то время как остальная группа займет позиции на верхних этажах зданий, или возле Чинука и БМП, и будет дожидаться дальнейших приказов. Заодно Лайтман изложил свои соображения по поводу отсутствия у пришельцев опыта городских боев и поделился конкретными примерами подобных ситуаций, частично основанных на его боевом опыте. Конечно, он не мог рассказать всю тактику боевых действий в городе - но базовые принципы, в особенности, где стоит быть максимально осторожным - почему нет?

Периодически Лайтман давал оперативникам задавать ему конкретные вопросы по тактике боевых действий, и подробно на них отвечал, искренне надеясь что кому-нибудь из солдат его боевой опыт пойдет на пользу. Вскоре он понял, что пора закругляться, поскольку внимание солдат уже начало рассеиваться и больше они запомнить не в состоянии. Как раз в этот момент вертолет в очередной раз тряхнуло, напомнив Лайтману что он около получаса простоял на ногах, и ему пора бы присесть. Джеймс ответил еще на пару вопросов, после чего сделал знак рукой, призывая к молчанию, и выдержал небольшую паузу.
- Командование до сих пор не сообщило, какие конкретно перед нами будут стоять задачи, поэтому план действий придется вырабатывать уже на месте. Я понимаю, что вам всем интересно, зачем конкретно мы летим в Нерюгри. Полагаю, что нам придется обеспечить безопасность населения внутри периметра, зачистив его от пришельцев так, чтобы не убить при этом и мирных жителей, однако нам могут поставить задачу и чисто разведывательного характера. Более вероятно, что эти задачи будут совмещены. Численность противника нам неизвестна, тип вооружения тоже, неизвестно даже, как будут выглядеть солдаты противника. В общем, задача перед нами стоит примерно такая же, как и погода - ясности никакой. И если кто-нибудь из вас сейчас думает, что когда-нибудь будет иначе - то я настоятельно рекомендую выкинуть эту мысль ему из головы навсегда. И если кто-то здесь думает, что он солдат - пусть забудет об этом тоже. Мы - не солдаты. Мы - первопроходцы. Разведчики. Скауты. Наша задача - не просто уничтожить противника, как у регулярной армии, вовсе нет. Выяснить угрозу, понять, с чем мы столкнулись на этот раз, найти способ противодействия и вернутся живыми, чтобы передать наш опыт другим - для этого мы и нужны. И для этого нам придется вновь и вновь делать шаг в неизвестность, первыми встречаясь с тем, для чего еще нет имени. Вертолет уже на подходе. Сейчас у вас выдались последние спокойные минутки перед боем. Рекомендую еще раз проверить оружие, пересчитать боеприпасы, подтянуть экипировку, обдумать сказанное. Не буду вас обнадеживать и не скажу, что мы будем готовы к тому, с чем можем столкнутся. Но кто, если не мы?
Риторический вопрос Джеймса повис в воздухе, и на секунду показалось, что в отсеке Чинука воцарилась самая настоящая тишина... но затем внезапно раздался спокойный голос Вержбовски.
- Никто, кроме нас, сэр.
- Не слышу, сержант! - крикнул в ответ капитан. Сержант повторил, и ответ Вержбовски поддержали и другие - Сикорски, Батиста, Альфа-2, еще кто-то. И пусть крик был не слишком согласован, но энтузиазма в нем было полно.
- Никто, кроме нас, сэр!
- Не слышу!
В третий раз орали уже практически все, причем от души и во весь голос.
- НИКТО, КРОМЕ НАС!
  
   18 февраля 2014 года. 17:41
Российская Федерация. Якутия. Город Нерюнгри.



Когда бравурные вопли стихли, Джима тихонько окликнула Хенриксен, попросив подойти.
- Мы устроимся вот здесь. - Девушка постучала пальцем по экрану планшета, где светилась карта. - Дом номер сорок один дробь два, жилой. Стоит особняком, крыша плоская, на пару этажей выше соседних. Лучше не придумаешь, будет просматриваться весь район.
- Это далеко от периметра. - С сомнением заметил Лайтман.
- Пока вы работали с аудиторией, я успела пообщаться с пилотом. - Кивнула Мишель, без нужды поправляя очки - это была "боевая" пара, с желтоватыми линзами, которая сидела на лице как влитая. - Сгрузив вас, мы поднимемся на большую высоту, осмотрим крышу в оптику, а потом отвесно спустимся к ней. Мы с Энн высадимся без касания, а машина сразу уйдёт за периметр. Риск есть, но минимален. Вместе с нами рискует мистер Вашингтон, но он согласен. Ведь так? - Девушка подмигнула оператору дрона, и тот ответил несколько натянутой ухмылкой...

* * *

Удачно приземлившийся М551 "Шеридан" стоял посреди перекрёстка улиц Кравченко и Геологов прямо на десантной платформе, грозно направив тупорылое орудие вглубь оцепленной зоны. Люди в чёрных тактических комбинезонах, шлемах и масках такого же цвета, редкой цепочкой тянулись от него в обе стороны. Офицер, облокотившийся о борт танка, проводил взглядом промчавшиеся над оцеплением вертолёты, а рация на его плече шипела сквозь помехи:
- Получено разрешение на уничтожение гражданского населения внутри блокированного района в случае...

* * *
Так как после приземления "Чинук" никто не обстрелял, первыми из него высыпали солдаты, и лишь затем, шурша резиновыми гусеницами, по аппарели сполз дрон.
- Ну всё, Джеймс! - Улыбаясь до ушей, старшая канадка помахала коллеге-капитану рукой. - Созвонимся, я надеюсь!
Створки люка сомкнулись, скрыв её из виду, и СН-47 оторвался от земли. Ми-10, избавившийся от груза, также легко прянул вверх...
- "Альфа", получена дополнительная информация. - Словно дождавшись, когда шум винтов стихнет и не будет мешать, в наушниках прорезалась Киу Лян. - Вторичная обработка снимков позволила обнаружить, что группа, занявшая здание школы, перемещала с собой крупный продолговатый объект. Предположительно, объект является неким сложным устройством, и не исключено, что именно доставка его сюда является всей целью операции, проводимой здесь пришельцами. В связи с этим полковником Красновым поставлены две задачи. Первичная - зачистка местности от противника и защита гражданских. Вторичная - захват объекта, перемещённого в здание школы. В случае, если сопротивление противника окажется слишком сильным или события пойдут по неблагоприятному сценарию, вторичная цель становится первичной и единственной. После её выполнения вы будете эвакуированы, а город очищен от пришельцев бесконтактным способом.
- Знаю я, что это за способ... - Проворчала вдруг Хенриксен - оказалось, что она тоже слушает сообщение на том же канале. - Нам нужно постараться, kjemper venner...

Изи услышав ругательства Хенриксен, удивленно переспросил, с чего это обычно воспитанный снайпер так выражается? Получив краткий ответ, Вашингтон связался с Лайтманом:
- Я высаживаюсь вместе с "Линзами". Эта хрень может быть глушилкой, тогда мне придется управлять дроном по проводу. Его метров сто, но вряд ли оцепление позволит туда-сюда перебегать - объяснил причину вызова риггер, перебрасывая шлейку пульта управления на шею. - А на крыше я особо отсвечивать не буду. Да и спину снайперам, если что, прикрою.
МакГрин, услышав последний довод, мрачно хмыкнула, но возражать не стала.

- "База", вас понял. "Линза-1" дисциплина в эфире, переход на общий канал. Отбой. - одернул канадку Лайтман, перебегая под укрытие брони БМП. Похожим образом поступили практически все бойцы, оперативно находя укрытия возле БМП, как в случае с командным отделением, или у стен 49 дома - там укрылись Вержбовски и отделение огневой поддержки, или на другой стороне улицы Кравченко, в сугробах под елками, куда сразу же рванул Сикорски и бойцы его отделения. Все эти перебежки проходили прямо под дулом танка Шеридан, буквально в считанных метрах от растянувшейся редкой цепочкой солдат. Нервно сглотнув - уж слишком близкое знакомство было у Лайтмана с танковыми орудиями, капитан дал отмашку Вержбовски, приказав продвигаться в сторону дома 47. Этот дом не мог похвастаться особой высотой, какой-то частный особняк или клуб, но зато растущий возле него лес мог послужить отличным укрытием от бойцов ООН, если смотреть со стороны Геологов. Следом за штурмовиками рвануло и отделение прикрытия. Как раз в этот момент с капитаном связался Вашингтон, допустивший абсолютно типичную для гражданского ошибку - Изи решил, что рация - это как телефон, только без интернета. Одергивать его и объяснять в чем ошибка капитан не стал, поскольку это заняло бы слишком много времени. Вместо этого Джеймс повторил то, что уже обговаривал с солдатами в вертолете во всех подробностях, рассыпавшись целым веером команд на общем канале.

- "Альфа-Лидер" "Оператору", вас понял, слушайте приказ. Двигайтесь во двор между домами 47 и 45, мимо дома 1 по улице Кравченко, контролируйте окна в доме 1 по Кравченко. "Черному-Альфа", ждите, пока дрон не заедет за дом 47 и выдвигайтесь вперед через лес, особое внимание на дом 45 и парковку севернее. "Альфе-Ньюби", зачистка дома 47, вход через это окно. - Джеймс показал, через какое. - "Альфе-Танго", занимаете здание по окончанию зачистки, верхние этажи. По окончании зачистки дома 47 - штурмовые группы штурмуют дом 45 и обеспечивают выход группы поддержки на верхние этажи, цель - занять сектор обстрела в сторону дома 43. "Дельте" и "Коробочке" - действуете самостоятельно, общая цель - держать сектор обстрела в районе от дома 3 по Кравченко до дома 41/1 по Геологов в сторону Южно-Якутской. Общая команда - по выполнении доложить, прием.

Разослав команды бойцам, сам Джеймс в сопровождении своего отделения двинулся следом за отделением Сикорски, намереваясь поддержать их огнем, или поработать по зданию водоканала. Пришельцы наверняка видели заходящие на посадку вертушки, и сейчас важно было действовать как можно быстрее - да и мрачные фигуры бойцов ООН не располагали к долгим беседам на виду высадки. Время остановиться и передохнуть будет после, в доме 45, на верхних этажах.
  
   Тем временем "Чинук" благополучно добрался до примеченного снайпером двадцатиэтажного здания и коснулся края крыши откинутой аппарелью. Лейтенант МакГрин сошла с неё первой, держа автомат на изготовку, и скользнула вперёд, чтобы проверить выходы. Мишель спрыгнула следом - и тут же пошатнулась под весом навьюченной на неё винтовки. Обычно "Баррет" таскала рослая напарница, однако сейчас Энн не могла ограничивать свою подвижность.
- Йэх! - Прокряхтел Изи, приземляясь на четвереньки. Двухвинтовый транспорт тут же кабиной лифта ушёл вверх, не тратя лишних мгновений.
- Я к юго-восточному углу дома. - Сказала снайпер, упирая "Баррет" прикладом в землю и подавая мужчине руку. - Оттуда обзор лучше. Вы пристройтесь за будкой входа - укроет от ветра, и там вас с земли не видно. Энн? - Капитан прижала наушник ладонью. Младшая канадка ответила без слов - выглянув из-за той самой будки и жестом показав, что угрозы нет.

* * *

- "Альфа-лидер", это "Линза-1". - Вызов застал Лайтмана, когда тот пробирался через метровый сугроб на полпути к дому. - Позицию заняли успешно, обеспечиваем наблюдение. Я беру юго-восточное направление, Энн со мной, но при нужде может взять дополнительный сектор.
- Позиция безопасна? - На всякий случай уточнил Джеймс.
- Вход на крышу один, дверь заперта. Энн поставила направленную мину, так что врасплох нас не застанут.
- Но здесь холодно. - Не к месту проинформировала обычно дисциплинированная и молчаливая МакГрин.
- А ты обними меня, теплее станет. - Со смешком посоветовала Мишель.
- Нет.
- Ну и не жалуйся тогда.
- "Линза-1"... - В голосе американца проскользнули мученические нотки.
- Дальность обзора хорошая. - Как ни в чём ни бывало переключилась снайпер. - Но общая видимость низкая, используем пассивные ночные прицелы. Обнаружение целей гарантирую в радиусе метров пятисот, надёжное распознавание - сто, от силы. Пока никакой активности не наблюдаем...
- Видно ли от вас здание школы?
- Нет, только крыша - фасад закрывают деревья... Там не парк, а кусок леса просто... - Пожаловалась женщина, чуть поводя стволом винтовки, чтобы лучше рассмотреть пришкольные "зелёные насаждения"...
  
   - Ну вот, теперь не облажаться - бормотал себе под нос Иезекиль, укрывшись от ветра за стенкой будки хода на крышу. Хотя холода он не чувствовал - азарт и волнение подстегивали нервы и американцу было жарко как дома, в Аризоне, летом.
Сверяя со спутниковой картой путь, он аккуратно провел дрона по краю дорожки за сорок седьмым домом, прячась за машинами и деревьями от возможной внезапной стрельбы из леса или указанного целью дома номер один. Достигнув края лесного массива, Изи рывком проскочил пару метров до стоянки и занял позицию за старым автомобилем. Довернув корпус так, что бы курсовые камеры смотрели на пустырь за сорок пятым домом, он опустил корпус на землю и повел стволом пулемета вдоль окон дома-цели, оценивая их во всех доступных диапазонах.
- "Альфа-лидер", это "Оператор", на месте. Дистанция до дома номер один - сорок метров, движения в окнах не наблюдаю. - Небольшой втык, полученный от Энн о правилах радиообмена, заставил Изи стараться говорить правильно. Сообщив о своем местонахождении командиру, он переключил канал:
- "Центр", это "Оператор". Харрис, присматривай за курсовыми камерами, я сейчас на турели и смотрю совсем в другую сторону.

Получив указания Виталий Краснов переключился на внутреннюю связь. Он уже успел изучить карту и наметить план движения. Чтобы сориентироваться на местности Краснов прильнул к прицелу.
-Влево,- Скомандовал Виталий - сначала надо было задать верное направление. Как только БМП стало под верным углом к дому 47, последовало "Стоп", лишь затем, чтобы смениться на "Вперед". Машина на мгновение задрала нос и направилась к дальнему краю дома 47. После замены брони ходовые характеристики машины заметно возросли, и мехводу предстояло ещё к ним привыкнуть. Краснов расположил машину таким образом, что бы в случае чего можно было спрятаться за домом. Возможная угроза исходила от дома номер 1, и БМП стояла ещё и под таким углом, что бы в случае атаки противника попадание по броне могло происходить только под большим углом. Так же Краснов приказал переключит передачу на реверс. Поскольку основное орудие теперь было эффективно лишь против бронированных целей. Краснов приказал стрелку переключиться на пулемет и держать на прицеле окна дома 1, с которого Виталий и сам не сводил взгляд через прицел. Переключившись на общий канал Краснов доложил о текущей ситуации.

* * *

Пока боевые машины дружно держали на прицеле оконные проёмы поперечного здания, угроза появилась совсем из другого места - ветер внезапно стих, и из-за торгового павильона, расположенного чуть левее дома номер один, в слепой зоне снайперов, вереницей вышли четыре фигуры - три низких, хлипких, и одна высокая, плечистая. Благодаря краткому затишью во вьюге, опознать в них пришельцев не составляло труда - впереди шёл сектоид, несущий в руках слабо фосфоресцирующую фиолетовую сферу, за ним - мутон с тяжёлой плазмой, и замыкали ещё двое сектоидов, вооружённых плазменными винтовками. Кажется, на шум двигателей они не обращали никакого внимания, и землян заметили лишь почти налетев на них носом... Это явно стало неожиданностью для обеих сторон - вглядывавшийся в сферу сектоид и вовсе встрепенулся лишь после того, как его схватил за плечо зеленошкурый сопровождающий.
  
   Болтовня Линз и доклады Изи и Краснова немного отвлекли Лайтмана - уж слишком сложно было держать в голове карту местности, с расположением всех подразделений, помня о поставленных им боевых задачах и статусах их выполнения, к тому же - пробираясь через сугробы, да еще пытаться смотреть по сторонам. И тот факт, что Джеймс увидел пришельцев практически одновременно с Альфой-10, который как раз и должен был прикрывать своего командира, контролируя местность справа от направления движения, можно было объяснить лишь чистой удачей. Отвлекшийся на секунду от переговоров в эфире, командир оперативной группы устало посмотрел в сторону - и увидел выскочивших на них пришельцев. Но если боец, вскинув АКМ к плечу и прильнув к коллиматорному прицелу, немедленно открыл огонь по самой опасной цели, как в тире, то офицер даже и не подумал стрелять из личного оружия.
- Контакт! - заорал капитан на общей волне. До пришельцев было всего метров тридцать, и вся четверка, остановившаяся на месте от неожиданности, выглядела как групповая мишень. Однако, формулировка закона Мёрфи для военных действий "Если противник в пределе досягаемости - то и вы тоже." была вбита в голову офицера на уровне инстинктов, как и память о том, что он - не герой, пусть даже имеет высшую награду за героизм. Поэтому, капитан буквально замер на месте, держа винтовку у пояса, и отдал одну-единственную короткую команду, разделенную с сообщением о контакте какими-то долями секунды.
- "Коробочка", 10 часов!
После чего со всей дури хлопнул Альфу-10 по спине, заставляя того пригнуться, вместе с командиром. Уже лежа на земле, за сугробами и машинами, Джеймс снова вернулся к своему главному оружию - рации, краем глаза замечая, как давший очередь по группе пришельцев Альфа-11 бросился на землю, сообразив, что здесь не тир. Лежа на земле, в гарнитуру рации он больше не орал, а командовал спокойно и быстро, скороговоркой выпаливая команды.
- "Оператор", на 10 часов, "Черный-Альфа", рывком до северного угла дома, залечь, сектор обстрела пулемета на 3 часа вдоль дома, ожидайте групповую цель, внимание на дальние дома, "Линза" 5 часов от школы, на дом номер 3, ожидайте групповую цель, только отслеживать, сектор обстрела не менять. "Танго", "Ньюби", к северным окнам, на один час, просвет между домами, три сектоида и мутон. Командное, сменить позицию.
Последняя команда показалась Лайтману наиболее актуальной в этой ситуации, поэтому он привстал и, пригнувшись, используя машины и сугробы как укрытия, побежал в сторону отделения Сикорски, надеясь укрыться за стоящим невдалеке автомобилем от возможного броска гранаты. Личная свита командира, не имевшая серьезного боевого опыта, последовала примеру лидера группы. Оба новобранца до сих пор еще не успели осмыслить произошедшее, действуя на голых рефлексах, да выплеснувшемся в кровь адреналине, и каких-либо действий от них ждать более не следовало. Их товарищи, впервые оказавшиеся на боевом задании, сейчас чувствовали себя не лучше. Никто из них так и не понял, что произошло за эти несколько секунд, толком не расслышав отданных Лайтманом команд, и поэтому они просто следовали за своими более опытными русскими товарищами, уже успевшими привыкнуть к английскому "Альфы-лидера, или опытными сержантами, сообразившими, что произошло.

Джейкоб, бредущий по снегу с пулеметом наизготовку, услышал донесшуюся справа команду Лайтмана, и бросился обходить здание еще до команды, примерно сообразив, где мог находиться противник. Практически сразу после этого он получил команду от командира, собравшегося устроить импровизированную засаду на одном из путей вероятного отхода противника. Пробежав около десяти метров, Джейкоб рухнул в огромный сугроб возле угла здания, скользнув глазами по жилому комплексу с другой стороны от находящегося возле него дома, и установил пулемет по направлению на юго-восток, вдоль здания. Подбежавший к нему Альфа-1 присел чуть позади и начал прикрывать Джейкоба, взяв под прицел северо-восточное и северное направление, тем же занялся и третий номер расчета, поглядывавший заодно и в сторону парковки на севере. Где-то невдалеке грохотал пулемет.

Вержбовски в этот момент все еще находился на нижнем этажах здания. Все бойцы в его отделении уже имели боевой опыт, поэтому действовали достаточно грамотно -продолжили зачищать второй этаж, обеспечивая безопасный проход к окнам для пулеметного и снайперского расчетов, намереваясь поддержать их по окончании зачистки. Солдаты обоих отделений должны были занять позиции в глубине комнат, левее оконных проемов, и осторожно, через прицелы оружия, изучать просвет между домами в поисках пришельцев. По ним уже открыли огонь, и вероятнее всего пришельцы залегли в снег.

Батиста со вторым номером расчета остался прикрывать лестницу наверх.

* * *

Сообщение Лайтмана совпало с предупреждением с центрального поста. Доворачивая ствол, Изи не отслеживал, что делает первый сектоид - его больше всего волновал ствол тяжелой пушки в руках у зеленой гориллы, поворачивающейся в сторону дрона. Поэтому как только марка прицела легла на противника, Вашингтон нажал на кнопку стрельбы.
Патроны SLAP были разработаны для поражения высокоскоростных бронированных целей и представляли собой подкалиберные боеприпасы из сверхпрочного сплава. Вылетая из ствола со скоростью в полтора километра в секунду, они могли пробить броню мутона с трехсот метров - так, по крайней мере, утверждали оружейники. Изи надеялся, что они не ошибались.

* * *

Получив данные о месторасположении противника БМП развернул башню. И быстро визуально найдя противника открыл огонь из пулемета. Первоочередной целью был крупный пришелец, именно он представлял наибольшую опасность, как для самого БМП, так и для остального отряда. Конечно, будь у БМП штатное вооружение, могло бы хватить и одного прицельного попадания. Однако рельсотрон мог оказаться невероятно полезен в будущем. Фактически БМП превратилась в лёгкий танк.

* * *

- Брррынь! Брррынь! - Заговорил первым пулемёт дрона. Ему без паузы вторил ПКТ броневика. Промахнуться по неподвижным целям в упор трудно было даже для новичка, хотя оператор взял низковато - вся очередь "Браунинга" пришлась в корпус сектоида с шаром. Таинственное приспособление под ударом тяжёлой пули лопнуло, как стеклянный колпак, и в тот же миг лопнул сам сектоид...
Мутону, стоявшему сзади, двумя попаданиями почти оторвало правую ногу, и он повалился ничком, в ошмётки сектоида, пропустив над головой выстрелы БМП. Серокожие солдаты ещё раньше, услышав автоматную пальбу, сыпанули в стороны - один за угол павильона, другой же не нашёл ничего лучше, чем спрятаться за припаркованную рядом грузовую "Газель"...

Тем временем мутон, игнорируя рану, открыл ответный огонь из положения лёжа. Вокруг дрона замелькали голубые росчерки - это совсем не походило на стрельбу плазменных винтовок. Заряды тяжёлой плазмы летели ничуть не медленнее пуль, и сугроб рядом с роботом не оплавили, а прошили насквозь...


Dioses de sangre! - как обычно, в критических случаях Вашингтон пользовался словечками, выученными у мексиканской шпаны. Из-за слоя снега при стрельбе отдача уводила прицел вниз. Оценив по трассерам ошибку калибровки, Изи направил дрона за припаркованную рядом машину, одновременно дав ещё одну очередь, поведя ствол вниз. По его идее, вертикальная очередь должна была в каком-то месте пересечься с тушкой мутона. А может и не в одном.

"Дельта" с примкнувшим Штреллером должна была под прикрытием БМП занять позицию у дома N3 по Кравченко, и, по возможности, организовать в доме временную снайперскую позицию. Благо с этого здания должна была простреливаться половина пути до школы. Но отряд замешкался и первые выстрелы бойцы услышали, еще не добежав до позиции БМП.

Раненый мутон умирать явно не собирался, так что Иванов и Колби открыли огонь по гиганту, укрывшись за корпусом бронемашины, а остальные бойцы "Дельты", пользуясь тем, что серые едва успели нырнуть в укрытия, бросились к зданию местного Водоканала. Нужно было прикрыть фланг, если враг появится со стороны Кравченко, да и обойти укрытие пришельцев было бы не лишним.

-Добить цель,- не смотря на неудачу голос командира БМП оставался ровным и не выражал эмоций. Пришелец уже открыл ответный огонь, а значит уничтожить его необходимо было как можно скорее. Остальными двумя можно заняться чуть позже.

Вторая очередь дрона прошлась по лежащему мутону крайне удачно - от ляжки до затылка, превратив голову здоровяка в кровавое месиво... эффект от которого несколько портила зелёная инопланетная кровь. Град разнокалиберных пуль, обрушившийся на ещё подёргивающуюся тушу интервента, был уже излишним...
Но пока основные силы отвлеклись на самую опасную цель, в бой успели вступить сектоиды. Первый пальнул по дрону из-под колёс "Газели", но промазал, второй же, выглянув из-за угла, дал очередь вслепую, веером... И очень удачно попал в микроавтобус, за которым прятался товарищ. Взрыв подбросил машину на добрых полметра вверх, и в рёве пламени никто не расслышал жалобный вопль серокожего солдата, угодившего под "friendly fire"... Незадачливого стрелка взрывной волной отшвырнуло обратно за павильон.
  
   Тем временем, Вержбовски высадил парой пинков хрупкую деревянную дверь гостиницы, и занял позицию у окна на втором этаже, по центру здания. Обзор оттуда был просто замечательный, да и сложно было не заметить здоровенную тушу мутона, ведущего пальбу по дрону из тяжелой плазмы. А вот самого сержанта заметить было крайне сложно - окна на северо-западной стороне гостиницы "Кондор", находились в глубокой тени, свет в комнатах был выключен, да и стоял сержант не у самого окна, а чуть в стороне, в глубине комнаты. Буквально на глазах сержанта очередь из пулемета зацепила мутона и в клочья разнесла несчастного сектоида. Второй сектоид, судя по докладу Лайтмана, только что скрылся за углом павильона, а вот куда делся третий - Ньюби так и не увидел.
- "2-7" "Ньюби", на позиции, северное угловое - судя по голосу, снайпер докладывал сразу за себя и своего напарника - сектоид за газелью, в укрытии, вижу мутона.
- "3-8", восточное угловое, наблюдем мутона. - пулеметчик, как обычно, не желал ни в чем уступать снайперу. Доложил он явно короче и яснее, чем снайпер, чем сейчас был очень доволен.
- "4", третья комната, мутон.
- "5", четвертая комната, мутон.
Прослушав доклады, Вержбовски переключился на общий канал.
- "Ньюби" "Лидеру", на позиции.
- "Лидер", понял, распределите, по готовности.
- Есть. - Вальтер переключился на взводный канал.
- Даю цели, по команде. "Второй-пятый-седьмой", сектоид за газелью, прицельно, "третий-восьмой", мутон, прицельно, четвертый, угол павильона, жди цель, прицельно. Огонь!
Последующие события можно было использовать в качестве иллюстрации словосочетания "избыточная огневая мощь". Три пулеметные и одна автоматная очередь превратили тушку мутона в нашпигованное спинцом зеленое филе, не оставив никаких шансов не то что на выживание - на сохранение тушки в качестве охотничьего трофея. Снайпер, с азартом вылавливающий в прицел вертящегося сектоида - увидел потрясающее зрелище голливудского взрыва Газели, и с печальным вздохом опустил винтовку. Его цель была мертва и без выстрела. А вот "Альфа-4", подкарауливавший свою жертву - без трофея не остался. Он умудрился прошляпить тот момент, когда сектоид высунулся из-за угла и открыл стрельбу, а взрыв, последовавший практически сразу после выстрелов ксеноса, заставил его отпрянуть в глубь комнаты. Обозленный тем, что пришелец сумел его обыграть, "Альфа-5" вновь сунулся к окну... и увидел лежащую на снегу тушку сектоида. Рефлексы оказались быстрее, и боец сначала всадил пулю точно между глаз пришельца, а уже потом понял, что его можно было взять в плен...
- "Альфа-4" - "Лидеру", последняя цель ликвидирована.
- "Лидер" "Альфе-4", вас понял.
Осознав, что короткая схватка закончилась, Лайтман, присевший на одно колено возле стены дома, опустил штурмовую винтовку и медленно-медленно выдохнул, глядя на весело полыхающую машину. Один из плазменных выстрелов пришельца, засевшего возле "Газели", прошелся у него над головой, что никак не добавляло командиру спокойствия. Хотя Джеймс не раз и не два оказывался под обстрелом, но воспринимать чужие выстрелы как что-то само-собой разумеющееся и не заслуживающее внимание, он так и не научился. Наверное, именно поэтому он до сих пор был жив. Иногда, когда он видел людей с другим складом характера, не боящихся ни бога, ни черта, и идущих в огонь так, как будто они бессмертны, он казался самому себе трусом. У него никак не получалось поверить, что страх - это нормально, и настоящая смелость не в том, чтобы не бояться, а в том, чтобы преодолевать свой страх. Именно из-за страха капитан помедлил несколько секунд, прежде чем включить гарнитуру связи на передачу.
- Говорит "Альфа-лидер". Командирам отделений отсчитать о потерях. - несколько томительно-страшных секунд ожидания, пока бойцы переговариваются с командирами по внутренним каналам.
- "Линза-1", потерь нет. - "Немного напряженный голос Мишель. По идее, она могла промолчать, но я рад, что у них все в порядке."
- "Коробочка", повреждений нет. - "Краснов, блин... Этот парень что, вообще ничего не боится? Да он сам как его БМП, такой же железный."
- "Черный-Альфа", потерь нет. Целей не наблюдаю. - "А Сикорски - уверен и оптимистичен. Рад, что у него все в порядке,"
- "Альфа-Ньюби", все целы, босс, все тихо. - "Вержбовски, мать его, устав в гробу видел".
- "Альфа-Танго", потерь нет. "Ну хоть Батиста о уставе помнит. И где же Дельта?"
- "Дельта-лидер", "Альфе-лидеру", - "А, ну вот и они, утки блин, дикие. Надо бы посмотреть на их лейтенанта повнимательнее. Но устав знает." - Потерь нет, занимаем позицию у дома 3 по Кравченко.
Несколько секунд тишины. Последнего доклада все нет. "Это даже смешно."
- "Альфа-лидер", "Оператору", доложите о повреждениях.
- "Оператор", "Альфе-лидеру", повреждений нет.
Ухмыльнувшись тому, что на этот раз все обошлось благополучно, Лайтман вернулся к гарнитуре.
- "Альфа-лидер", "Базе".
- Слышу вас, "Альфа-лидер". - "какой все-таки у Киу красивый голос..."
- В ходе огневого контакта с противником уничтожено четыре единицы противника, потерь нет. Продолжаем выполнение задания.
- Вас поняла, "Альфа-лидер". Мы все видели.
- Группа, внимание. - успокоившийся во время короткого обмена сообщениями, Джеймс внезапно осознал, что он непоправимо долго медлил с отдачей приказов - Считайте, что этой перестрелкой мы постучались пришельцам в двери. Теперь они знают, что мы здесь, и нужно действовать быстро. "Дельта", "Коробочка", продолжить выполнение задачи, зачистить дома 1 и 3, и заблокировать пустырь. Внимательнее с нонкомбатантами. "Ньюби", "Танго", занять крайний подъезд в доме 45 со стороны пустыря, обеспечить сектор обстрела с севера по юго-восток. В доме могут быть нонкомбатанты, внимательнее. "Черный", перебежка до здания автошколы, занять позицию внутри. "Оператор", мне нужен обзор на 180 градусов с севера на юг, на весь пустырь. Выполнять.
Отдав команду, сам Лайтман рванул на бывшую позицию Сикорски, планируя перебежать следом за ним в автошколу. Сейчас было важно занять хорошие позиции, чтобы в случае атаки пришельцев не встречать их в чистом поле. Джеймса немного беспокоили дома на Кравченко, пустырь и расположенный невдалеке рынок, и именно поэтому он послал туда самых опытных бойцов и всю бронетехнику.
  
   Отряды рассыпались в разные стороны, следуя приказам. Взревел двигателем БМП, выдвигаясь к цели - на его некрашеных бортах из инопланетной стали играли отблески пламени от горящего микроавтобуса... Ветер, словно дождавшись конца перестрелки, вновь погнал потоки снежинок, которые хлестали по открытым участкам кожи солдат не хуже наждачки.
Доклады посыпались ещё прежде, чем Джим достиг автошколы. В доме 45, на первом этаже нужного подъезда, в одной из квартир заперлись гражданские. Их не стали тревожить - русский оперативник грозно поорал на них через створку, чтобы сидели тихо, пока идёт антитеррористическая операция, после чего бойцы переместились этажом выше, где обнаружилась незапертые апартаменты с окнами в нужную сторону. Другие группы заняли назначенные позиции без осложнений. К этому моменту на связь вышла Хенриксен:
- "Альфа-лидер", приём. - Голос снайпера звучал непривычно сухо.
- "Лидер" на связи. - Пропыхтел капитан, останавливаясь у выбитых Джейкобом дверей училища.
- Через пустырь, со стороны дома шестнадцать дробь пять, к месту боя движется группа из трёх гражданских. Я очень плохо их вижу из-за снегопада, но это явно люди, взрослые. Походка у всех трёх неуверенная, возможно, они ранены или в шоке... И-и... - Женщина замялась. - По-моему, они в домашней одежде.
- Это плохо. - Сказал Лайтман, отступая за косяк и оглядываясь. Мирные жители в беде его беспокоили, но отнюдь не в первую очередь.
- У меня начал мёрзнуть кончик носа. Это значит, что температура упала ниже минус двадцати пяти по Цельсию. Такой мороз убьёт и без ран... - Тон канадки оставался нейтральным, однако Джим знал её достаточно хорошо, чтобы понять, куда она клонит.

* * *

Кравченко N3 обозленная предыдущей промашкой "Дельта" проверила в считанные минуты. В первом подъезде нашелся воинственного вида дедок с берданкой, которого Иванов убедил побыть стратегическим резервом операции. А во втором, на предпоследнем этаже, бойцам попалась компания нетрезвых подростков, которые решили устроить вечеринку, пока родителей нет дома. Этих просто заперли в квартире от греха подальше.
К тому моменту, когда Хенриксен сообщила о гражданских, наемники уже заняли неплохие позиции в доме. Иванов облюбовал огромную квартиру на верхнем этаже, из окон которой можно было вести огонь в секторе от Кравченко до 41/1. Наблюдателем при нем остался Штреллер. Грузин с верным пулеметом занял позицию у узкого окна второго подъезда - отсюда весь пустырь был как на ладони, точнее был бы, если б не этот проклятый снег.
Колби и Дьюк заняли позицию под снайпером, на пятом этаже.

- Прямо дом Павлова - хмуро бросил Иванов Штреллеру - такое чувство, что сейчас нас начнут отсюда выкуривать.

* * *

Удостоверившись, что на улице никого нет, Джеймс кивнул Джейкобу, встретившего своего командира с плазменным пистолетом в руках, и направился к уютному диванчику вдали от окон, продолжая общение с канадкой. Если выдалась минутная передышка, то почему бы не использовать её по полной? Раскинувшись на диванчике и удостоверившись, что бойцы его не слышат, Лайтман перешел на защищенный офицерский канал, к которому имел доступ только командир "Дельты", он и Хенриксен. Ну, и"База".

- "Линза 1", я бы хотел вам напомнить, что если мы сорвем выполнение боевой задачи, потеряв половину группы на этом чертовом пустыре, то весь этот город будет зачищен, о чем вы знаете лучше меня. А то, что этот пустырь простреливается, я абсолютно уверен. Если вы настаиваете, то я лично пройду эти двести метров до гражданских, поскольку я не могу послать никого из бойцов на самоубийственное задание. А самоубийственное оно потому, что мне приходилось воевать во время песчаных бурь в Афганистане и Ираке, и я прекрасно знаю, насколько опасны такие вот безопасные пустыри и такие безобидные гражданские. Однажды, мне пришлось собирать по кусочкам солдата, решившего оказать помощь раненной девушке в Афганистане. Как мы потом выяснили, талибы надели на неё пояс смертника, вырезали ей язык, прострелили ноги и выкинули на маршруте патрулирования. А мы воюем не с чертовыми талибами, которые остаются людьми, пусть и окончательно утратившими человеческий облик. Мы воюем с пришельцами, о которых досконально известно, что они абсолютно лишены сантиментов по отношению к мирному населению. Я не могу понять, каким образом эти люди получили ранения и остались живы? По каким причинам пришельцы их не добили? Первоочередная задача, "Линза 1", не спасение мирного населения, а захват находящегося в школе объекта. И если эти люди окажутся не в состоянии пройти две сотни метро по пустырю - значит, мы бросим их там умирать. И не вздумайте сами отправиться вниз - потеря единственного квалифицированного снайпера, обладающего контролем над местностью - сразу же оставит оперативную группу без глаз, а миссию, соответственно, под угрозу. Выполняйте боевую задачу. "Альфа-лидер", конец связи.

Лайтман вздохнул, теребя гарнитуру и размышляя о ситуации. Думал он быстро, руководствуясь скорее интуицией и опытом, чем логическими размышлениями. На гражданское население ему было наплевать, а вот Хенриксен... не смотря на равное с ней звание и формально равную должность, он относился к девушке, как к своей подчиненной. Джеймс Винсент Мэрион Лайтман вообще обладал рядом принципов, не всегда совместимых с привычными нормами морали. Вернее, даже не принципов, а всего одной принципиальной особенностью характера, которая и превратила обычного в общем-то парня в идеального офицера и солдата, а заодно и в невероятную сволочь. Лайтман умел переступать через себя, свои принципы, чувства и ощущения, и двигаться к поставленной цели, наплевав на боль и усталость. Сам он не слишком ценил эту способность, весьма скептически относясь к собственной персоне, но внешне это проявлялось во всем. Идеальная внешность, всегда свежая и пригнанная форма, всегда сделанная вовремя работа, высочайшие результаты по боевой и тактической подготовке... эти достижения покупались ценой невероятного насилия в первую очередь над самим собой. А если человек абсолютно не жалеет себя, то как он будет относиться к другим?

Самым главным сейчас для командира оперативной группы было выполнить поставленную задачу. Героев среди оперативников не наблюдалось, и выполнение задачи было возможно только согласованной командной работой. И Джеймс, все это время сторонившийся общения с оперативниками, за исключением деловых контактов, прекрасно понимал, что если его пристрелят, то группа продолжит действовать - среди личного состава имелось целых три квалифицированных офицера, имевших опыт городских боев, двое из которых, к тому же, обладали опытом командования. А вот гибель капитана Хенриксен... Группа не просто лишится глаз и ушей. Многие бойцы успели к ней привязаться и привыкнуть. И если её убьют, из-за того, что она выкинет какую-нибудь глупость - это серьезно повлияет на моральное состояние бойцов. Они обозлятся и начнут совершать ошибки. Другой вариант, с тем, что на продолжит выполнять боевую задачу - тоже никуда не годится. Джеймс прочитал ей излишне жесткую речь, и скорее всего очень серьезно повлиял на её мотивацию. Возможно, что это будет иметь долговременные последствия. В любом случае, задача была важнее всего.

Чертыхнувшись и прокляв всех женщин в военной форме, Лайтман перешел на общую волну, одновременно прикидывая, как будет проще пристрелить этих людей так, чтобы Хенриксен не сообразила, откуда стреляют. С удобного диванчика пришлось встать, и команды Лайтман отдавал, уже направляясь наружу. Никто даже не попробовали его остановить, только "личная свита" увязалась следом, но была остановлена выразительным жестом.

- "Альфа-лидер" группе. По пустырю со стороны дома шестнадцать дробь пять к месту боя движется группа из трех гражданских. Вероятно, шокированны или ранены, одеты в домашнюю одежду. Температура на улице около 25 по Цельсию ниже ноля и сильный ветер, есть вероятность, что они не дойдут и сваляться прямо на пустыре. Пустырь наверняка простреливается противником, следовательно, попытка оказать помощь поставит миссию под угрозу - мы не можем позволить себе терять бойцов, пытаясь спасти трех обреченных. В случае, если они дойдут до зданий - оказать помощь. Если нет - на пустырь не выходить, помощь гражданским не оказывать. Это прямой приказ. Далее. "Черный-Альфа" занимает позицию на внутренней парковке во дворе дома сорок три с обзором на пустырь, "Альфа-Ньюби" выдвигается ему на помощь, с другой стороны дома сорок три дробь один. Как только займете позицию, начинаете зачищать здания. "Альфа-Танго" обеспечивает им поддержку, и после зачистки передислоцируется в дом сорок один дробь один. "Оператор" выдвигает своего дрона на пустырь между торговым павильоном и домом сорок один дробь один, обеспечивает поддержку группе "Черный" и "Ньюби", "Коробочка" также сдвигается в сторону павильона и занимает позиции между ним и домом три, с направлением орудий на пустырь. "Дельта" обеспечивает прикрытие. Командное отделение выдвигается на поддержу "Ньюби". Я сам, как единственный человек с медицинской подготовкой, выхожу к дрону, и под прикрытием механизма выдвигаюсь навстречу гражданским. В случае обстрела попробую отойти назад, используя дрона в качестве прикрытия. В случае моего ранения или смерти - все мои приказы остаются в силе, и до подавления позиций противника я запрещаю выходить на пустырь или оказывать помощь гражданским. Командование в таком случае передается "Инженеру". И да - не стреляйте, я двигаюсь по направлению к дому сорок один дробь два, ожидаю прикрытия со стороны "Оператора".

На улице было действительно холодно.
  
   Когда в процессе передвижения пришла новая вводная от Лайтмана, Изи даже не чертыхнулся. Он слышал, что говорила Хенриксен, поэтому решил, что понял замысел капитана. Связавшись с Харрисом и попросив его быть внимательнее, он погнал дрона к позиции, с которой мог обстреливать как двор и окна дома, во дворе которого собирались "Чарли" и "Ньюби", так и пустырь, по которому шли гражданские и навстречу им капитан Лайтман.

Стоило Лайтману отойти от здания на несколько шагов, и как он ощутил острый укол беспокойства - не обычного чувства опасности, позволяющего сохранять осторожность на поле боя... Просто теперь он не видел своих солдат, и казалось, что капитан один в мёртвом городе. Пускай до бойцов было рукой подать, а за периметром Нерюнгри продолжал жить... Но вокруг высились серые громады зданий непривычной архитектуры, сквозь буран виднелись засыпанные снегом по крышу автомобили, силуэты фонарных столбов - и ни одного источника света... Тёмные оконные проёмы смотрели на офицера подобно мёртвым, пустым глазам...
- "Альфа-лидер", приём. - Киу выбрала отличный момент, чтобы выйти на связь. Чувство одиночества немного притупилось.
- "Лидер" на связи.
- Нам только что передали управление над городской системой освещения. Сейчас все фонари в районе операции погашены, однако я могу включать и выключать их на своё усмотрение. Думаю, это пригодится, хотя городская инфраструктура в очень плохом состоянии. Кроме того, до прибытия БПЛА осталось менее десяти минут, и я смогу обеспечить вам дополнительное наблюдение.
- Отлично, "База". - Джеймс остановился на краю пустыря. - Спасибо.
- Не за что, "Лидер". Конец связи.
- Все три объекта продолжают движении вашу сторону, "Альфа". - Это была уже Хенриксен. - Скоро они войдут в слепую зону, и я их потеряю. С этого момента передаю непосредственное прикрытие штурмовым группам и беру здания по ту сторону пустыря.
- Ещё два. - Вдруг включилась лейтенант МакГрин.
- Что?
- По левую руку, на десять часов, у здания.
- А, вижу. - Снайпер чем-то пошуршала - наверное, доставала бинокль, чтобы не вертеть громоздкую винтовку. - "Альфа", от дома тридцать девять дробь четыре к вам движутся ещё два гражданских лица. Взрослый и, по-моему, подросток, вышли из подъезда...
- У них такая же походка. - Заметила Энн.
- А ещё на взрослом шуба, а вот ребёнок раздет... - Медленно произнесла Хенриксен со странной интонацией. - Что-то не так... "Лидер", осторожнее!
- Три объекта вошли в слепую зону. - Младшая канадка, как обычно, оставалась бесстрастна - разве что немного хрипела от холода.
- Sacre nom... Я беру на прицел тех двух. Энн, наблюдай окрестности, если появятся ещё...
"Может, не такая уж это и хорошая идея была" - подумал Джеймс, но отступать было поздно. Три размытых фигуры появились из снежного вихря. Кажется, они шли на огонь догорающей "Газели", однако теперь заметили американца и повернули к нему - медленно, пошатываясь...
  
   Услышав предупреждающий возглас снайпера, Изи перевел пулемет дрона в направлении гражданских и переключился с камер на термограф. До того от него было мало проку - ветер и снег давали сильные помехи, но текущей дистанции картинка должна была быть достаточно четкой.

- "Линза", вас понял. - задумчиво проговорил Джеймс, останавливаясь и смотря в сторону гражданских. Что-то в их походке было не так, но что именно, он понять никак не мог. - К слову, "Линза", вы опять нарушаете дисциплину радиопереговоров - нас слышит весь город, никаких имен.
Оглянувшись, Джеймс поискал глазами дрона и отряд Вержбовски, который как раз в этот момент должен был покинуть здание и направляться к позиции неподалеку от Лайтмана. Встревоженный предупреждением Энн, офицер решил немного изменить план действий.
- "Ньюби", прием.
- "Ньюби" на связи, босс.
- План меняется. Вы меня видите?
- Йес босс.
- Направляетесь ко мне и занимаете позицию на углу дома 41/1, обеспечиваете мне огневое прикрытие. С этими гражданскими что-то не так, но я не могу понять, что именно. Я жду вас, и выдвигаюсь навстречу гражданским с дроном. - "Дельта", "Танго", по возможности обеспечьте прикрытие мне и "Ньюби".
- Есть, сэр. - Вержбовски уловил тревожные нотки в голосе капитана и, осознав опасность ситуации, оставил браваду и погнал своих бойцов бегом через сугробы. Оглянувшийся капитан увидел бегущие через снегопад фигуры бойцов, и успокоился. Все подразделения были на связи, операция продолжалась, и его бойцы были с ним.
- "Оператор", - продолжал в это время Лайтман, осторожно идя навстречу людям - двигайтесь ко мне навстречу, особое внимание на гражданских, на вашей машине мощная оптика и системы наблюдения. Опишите мне их, в особенности - тепловую сигнатуру.
Сам Джеймс, пройдя еще несколько шагов, решил остановиться и подождать дрона, и отряд Вальтера. Присев на колено, он приподнял винтовку, готовясь моментально её вскинуть, опереть оружие на другую ногу и выпустить пару прицельных очередей, целясь через оптику.
- Хэй! Вы меня слышите!? - заорал Джеймс на русском с ощутимым английским акцентом. - Вам нужна помощь?!

- "Лидер", у них температура тела как у перегруженного движка! - Обеспокоенно воскликнул доктор Вашингтон. - Человек бы уже сварился!
А тёмные фигуры молчали. Одна из них вдруг споткнулась, упала лицом вниз, даже не взмахнув руками, и тут же пропала из виду. Две другие продолжали приближаться, и Лайтман смог, наконец, их рассмотреть - двое мужчин, один средних лет, другой постарше. Действительно в лёгкой домашней одежде. У старшего явно сломана правая рука - болтается неестественно, под локтем кость пробила кожу... И у обоих на груди совершенно идентичные рваные раны - с такими не то, что не ходят, не живут...

В критических ситуациях Лайтман соображал быстро. Впрочем, не нужно было быть гением, чтобы догадаться, что эти существа - уже не люди. Джеймс понятия не имел, с чем столкнулся, и любимая научная фантастика тут помочь не могла, но зато мог помочь огромный боевой опыт. Любой опытный солдат, в первую очередь, тот, кто выжил, и кто умеет принимать правильные решения. И сейчас в голове офицера с огромной скоростью перебирались варианты дальнейших действий. Большинство мыслей даже не выбиралось из подсознания, оставаясь на уровне ощущений и вертящихся на краю сознания недооформленных фразах.
- Говорит "Альфа-лидер" всем предельное внимание, нонкомтабатанты на пустыре - больше не люди. - негромко произнес Джеймс, аккуратно ступая назад. Шел он примерно с той же скоростью, что и... черт знает даже, как этих существ назвать. Зараженные, лучше не скажешь. Метрах в двадцати позади Лайтмана заняли позиции встревоженные бойцы, взявшие гражданских на прицел.

А тем временем из-за спин мерно шагающих "заражённых" послышалось тихое шипение, едва различимое на фоне завываний ветра. Над тем местом, где один из них упал, взвился пар... Укутанный белым облаком, человек начал подниматься - только вот силуэт его изменился до неузнаваемости. Нижние конечности неестественно выгнулись, верхние сильно увеличились в размерах, корпус наклонился вперёд, голова почти вросла в плечи... Пар продолжал идти от его тела, но облако развеялось на морозе, и бывший человек предстал командиру "Альфа" и ближайшим бойцам во всей красе...
0x01 graphic
  
   Рассматривать цель во всех подробностях желания у Лайтмана не было. Командир развернулся и побежал со всех ног, беря чуть в сторону от своих солдат, чтобы свалить из возможного сектора обстрела. Альфа 4 и 5, которых абсолютно невозможно было различить и без одинаковой униформы, выждали несколько секунд, беря поднимающуюся тварь на прицел, и начали синхронно бить короткими очередями, в то время как Вальтер сначала выпалил в сторону твари осколочную гранату, и только потом присоединился к своим бойцам, стреляя по той же цели.
Лайтман в это время орал в гарнитуру -
- Зараженные мутируют в каких-то тварей! Огонь по целям на пустыре!

Взрыв гранаты сбил с ног пошатывающихся "заражённых" и укрыл мутанта за пеленой взметнувшегося снега - теперь солдаты стреляли вслепую. Пару ударов сердца Лайтман слышал, как автоматные пули от чего-то рикошетят, потом звук прекратился и из оседающей снежной взвеси прыжком вырвался всё тот же чёрный силуэт. Преодолел по воздуху метра три и рванулся, пригибаясь, прямо на стрелков. С секундным промедлением в бой вступили машины и силы прикрытия...

"Этого ещё не хватало"- пронеслось в голове у Краснова. Организация среагировала на столько быстро на сколько это возможно, но жертв среди мирного населения избежать не удалось. БТР довернул башню, и дуло теперь смотрело в строну цели.
-Новый вид пришельцев, три цели,- Краснов выдохнул,- уничтожить.
Сразу после этих слов раздался взрыв гранаты, и цели наблюдаемые Красновым пропали из поля зрения под снежной пеленой. Когда пришелец бросился на отряд,
стрелок, сидевший за пулеметом, быстро оценив изменившуюся ситуацию, открыл огонь, стараясь попасть по движущейся цели.

Едва прозвучала команда "огонь", Иванов бросился к нужному окну, на ходу раздавая команды группе.
- Гурам, первая тварь, не дай ей достать кэпа!
- Сим, гранату второй и третей, потом тройка твоя.
- Тревор, дави двойку.

Сам снайпер взял единицу, обосновано посчитав ее самой опасной для отряда. Видимость была отвратительной и о стрельбе по уязвимым частям речи не шло, выцелить бы саму фигуру. Проще всех в этом плане оказалось Осадзе. Пулемет грузина был оснащен ночным прицелом и разгоряченные тела тварей ему были неплохо видны через пургу.

Штреллер, оставшийся контролировать Кравченко, напряженно вглядывался в серую хмарь за окнами в поисках еще одной порции тварей.
- Вызываю "Линз", вы еще видите вторую группу противника?

- Ликвидирую... - Пугающе мягко произнесла Хенриксен в наушнике немца, и наверху грохнул "Баррет". И ещё раз. С карнизов двадцатиэтажки посыпался снег...
А тварь внизу мчалась сквозь перекрёстный огонь как атакующий носорог. Очередь дрона прошла мимо, отдельные пули винтовочного калибра щёлкали по чёрному панцирю монстра, не причиняя видимого вреда... И только в последний момент, не добежав до пятящихся солдат две длинны корпуса, пришелец оступился и рухнул вперёд - впрочем, не сам по себе, его достал по ногам сержант Осадзе. Теперь у оперативников было ещё несколько секунд форы...
- Пом! Пом! - Одновременно с этим гранаты "Лавины" ударили по лежащим "заражённым", засвистели осколки... Один из них щёлкнул по оптическим сенсорам робота, расколов объектив курсовой камеры...

БМП после выстрела на секунду замерла. Управление пулеметом взял на себя командир, стрелок же пересел за основное орудие. Быстро нацелившись на пришельца, экипаж одновременно открыл огонь.

- Madre Ramera! - Изи практически не обратил внимания на погасший экран курсовой камеры. Всё его внимание было приковано к твари, выскочившей из снега. Из-за того, что приходилось целится по непривычному экрану темографа, первая очередь прошла мимо, но раз оно упало, Изи решил повторить один раз уже удавшийся маневр - очередь в движении стволом сверху вниз и немного наискосок, что бы точно попасть.

Но вышло не так красиво, как оператор рассчитывал - то ли удар осколка повредил не только оптику, то ли отдача "Браунинга" окончательно "съела" запас прочности промёрзших креплений, однако пулемёт после первого же выстрела съехал куда-то назад и застыл, нелепо грозя дулом низкому небу. Очередь не просто ушла в пустоту, гашетку заклинило, и М2 продолжал палить в зенит, фонтанируя гильзами...
Провал младшего собрата искупил БМП - с оглушительным визгом его пушка выплюнула болванку. В неуловимое глазом мгновенье от рейлгана до лежащего монстра протянулась белая нить спрессованного воздуха - и там, где она коснулась поверхности, вздыбилась земля. Кто-то из оказавшихся рядом штурмовиков успел крякнуть: "Ёпть!", прежде чем его отбросило ударной волной... О твари вряд ли стоило теперь волноваться.
- Цели два и три! - Краснов-младший отнюдь не был шокирован результатом работы своего главного калибра. Броневик повернул башню, для быстроты доворачивая и корпус...
Один из упавших уже поднимался, исходя паром, зато второй признаков жизни не подавал - ему хватило гранаты наёмника. А наверху вновь ударил "Баррет", почти сливая два выстрела в один.
- Merde... - Шипела Хенриксен в наушниках офицеров.
  
   Тварь до группы Вержбовски так и не добежала, рухнув в снег всего в нескольких метрах от сержанта. пулеметная очередь вполне могла задеть своих, поэтому Иванов коротко бросил в рацию : - Гурам, "тройка", а сам отправил контрольный в тушку пришельца за секунду до выстрела БМП. Следом раздались выстрелы остальных бойцов "Дельты" по назначенным целям.

- Граната! - заорал Вержбовски, перезарядивший подствольный гранатомет и явно собираясь выстрелить из него в распластавшуюся по земле тварь. Солдаты его отделения бросились в разные стороны, в то время как Вальтер поднял автомат к лицу и тщательно прицелился... Один бог знал, что творилось у него в голове в этот момент. С ужасом наблюдавший за действиями своего подчиненного Лайтман уже собрался было заорать "Уо-о-олтер!", мечтая сделать хоть что-то - и в этот момент раздался звук, отдаленно напоминавший звук перехода самолет за звуковой барьер. Вжавшийся в землю офицер увидел, как невдалеке от него, в воздухе, возникла отчетливо видимая белая линия, тянувшаяся в сторону пришельца. Оттуда донеслось удивленное "Ёпть", и Лайтман успел увидеть, как Вержбовски отбрасывает в сторону.

Секундой спустя над головой командира оперативной группы пронесся заряд РПГ и раздался характерный звук взрыва термобарической гранаты, практически совпавшей с очередной серией пулеметных очередей. На этот раз пулеметная пальба звучала громче - Альфа 3, засевший в здание в полусотне метров от места боевых действий, увидел, что все штурмовики залегли, и воспользовался удобным моментом.

Трассеры неслись где-то над головой Джеймса, в этот момент желавшего закопаться как можно глубже в снег.

Кусочек жизни длинной примерно в полминуты вырезали из памяти Лайтмана, как из видеоплёнки ножницами. Только что он лежал лицом вниз, ногами к будущему взрыву - а теперь наоборот. Валяется на боку и глядит, как пулемётные очереди хлещут по какому-то чёрному комку в центре неглубокой воронки. И снега вокруг нет... Вообще нет - его сдуло во все стороны от воронки, высвободив идеальный круг радиусом метров двадцать.
- Прекратить... огонь... - Прохрипел капитан, убедившись, что комок в воронке признаков жизни не подаёт. - Отставить!
Ко второй фразе его голос окреп и стрельба начала стихать...

* * *

- Вызываю "Линз", вы еще видите вторую группу противника? - Голос Маркуса в наушниках. Мишель сглотнула и тихо ответила:
- Ликвидирую...
"Ребёнка - первым. Он меньше и в него труднее будет попасть, если попытается укрыться... Прости..."
- БДАХ! - Девушке показалось, что в её правое плечо ударил пневмомолот. На тренировках она всегда прочно втыкала сошки "Баррета" в землю, а сейчас ствол лежал на металлическом парапете крыши, скользком от наледи - этого она не учла. Вот тебе и десять лет опыта... Тонкие кости канадки хрустнули. Ахнув от боли, Мишель стиснула зубы и сдвинула винтовку вперёд, исправляя ошибку. Теперь сложенные сошки цеплялись за край парапета, принимая на себя часть энергии отдачи. Второй выстрел.
- Обе цели поражены. - Энн приникла к биноклю. - Обе цели продолжают движение.
Такое сочетание докладов звучало малость безумно, но снайпер уже имела дело с пришельцами. Пуля, отскакивающая от головы врага - тоже плохо согласуется с прежним опытом. Игнорируя заполошную пальбу и взрывы где-то внизу, Хенриксен вновь прицелилась. Первыми выстрелами она метила в корпус, однако оба раза промахнулась - подросток лишился правой ноги и полз, помогая себе локтями. Взрослый остался без левого плеча, но продолжал шагать... На душе немного полегчало - теперь уж точно никакой ошибки, это не люди.
- БДАХ! БДАХ! - Ребёнку голову снесло вместе с плечами. Взрослый рухнул навзничь, полежал секунду и начал вставать. Выругавшись сквозь зубы, капитан надавила на спуск в пятый раз... Выстрел утонул в грохоте объёмного взрыва.

* * *

- Цель ликвидирована... Кажется. - Доложил Лайтману старший наёмник. - Во всяком случае, он очень плохо выглядит...
- Это "Линза-1". - Голос Мишель звучал немного сдавленно. - Угроза с фланга ликвидирована, обе цели неподвижны более минуты. Возвращаюсь к наблюдению.

* *
Энн вдруг придвинулась к подруге и положила ей руку на спину.
- Решила всё-таки согреться? - Улыбнулась Хенриксен, не поворачивая головы.
- Это был не ребёнок, Мишель. - От мороза лейтенант совсем охрипла.
- Да, я знаю... - Капитан вздохнула. - Знаю.
  
   - Что это, мать его, было? - вслух произнес Джеймс, глядя на исполосованную пулями остатки хорошо прожаренной твари. Таргету рации он отжать забыл, поэтому вопрос ушел в эфир. Взгляд сфокусировать никак не удавалось - мир двоился и плыл, теряя четкость. Инстинктивно попробовав сесть, Лайтман ощутил взрыв головной боли, мир закружился и офицеру показалось, что он падает в небо. Когда контроль над чувствами вернулся к командиру оперативной группы во второй раз, то он обнаружил себя в полулежачем положении, опирающимся на обе руки. Его мутило, а в горле было такое странное чувство, как будто его сейчас вырвет. Осторожный выдох, затем вдох, снова выдох... и на замерзшую, местами заледеневшую землю, вырвались скудные остатки завтрака и много-много воды. Руки не выдержали, и Джеймс рухнул на локти, едва не ударившись лбом о приклад М4.
- Командир ранен! - раздался по общей связи голос Джейкоба, подбегавшего к распластавшейся по земле фигуре в городском камуфляже и зимнем маскхалате. Свалившись на колени рядом с раненным, прапорщик уже собрался было оказать первую помощь, но в нос бывшему "Зеленому Берету" уперся кулак с выкинутым средним пальцем.
- Черта... с два... - едва сумел выдавить из себя пару слов Лайтман, извергая из себя последние остатки жидкости.

- Подразделения, доложитесь по потерям. - Киу потрясающе умела выбирать подходящие моменты чтобы выйти на связь. А ведь должна видеть всё с нашлемных камер...
- "Лямбда" в порядке.
- "Гамма"... "Коробочка" исправна, а вот вторая единица...

... вторая единица, то бишь дрон, признаков жизни не подавала. На вопрос Штреллера о состоянии робота Вашингтон убитым голосом начал перечислять неполадки:
- Курсовая камера разбита, турель повреждена, вероятно повреждено крепление. Половина датчиков не работает, а еще что-то случилось с ходовой, дрон не может сдвинуться с места.
- Оператор, вас понял - данных о новой угрозе пока не поступало и Штреллер решил этим воспользоваться - оставайтесь на своем месте, я заберу репкомплект из БМП и выдвигаюсь к дрону.
  
   Сумев, с помощью Сикорски, подняться на ноги, Джеймс отметил, что приступ дезориентации стал намного слабее, чем в первый раз, и он мог стоять на ногах. Тем временем на общем канале уже звучали переговоры. Отметив, что в средствах поддержки наблюдается некоторая убыль, капитан посмотрел в сторону раскуроченного дрона и скривился. Случившееся с машиной было весьма неприятно, но Лайтман надеялся, что дроном дело и ограничится - потери в живой силе волновали его куда больше, в то время как на страдания дрона и терзания оператор, сожалевшего о участи любимой игрушки, ему было наплевать.
- "Танго", потерь нет.
- "Черный"-Альфа", потерь нет, но вот "Лидер", похоже... - Сикорски явно нарывался со своей гипертрофированной заботливостью. И тот факт, что ему приходилось придерживать Лайтмана, которого откровенно пошатывало, лишь бесил офицера еще сильнее.
- Похоже очень зол, когда кто-то нарушает субординацию, уоррент-офицер. Докладывает "Альфа-лидер", я в порядке, принимаю командование. "Альфа-Ньюби", доклад!
Тишина. Джеймс завертел головой, помня, что видел Вальтера где-то неподалеку, увидел поднимавшихся из снега братьев-близнецов, выглядевших не лучше самого Джеймса, но их сержанта он ак и не нашел. Кто-то из отделения Сикорски, кажется, Альфа-1, бывший значительно старше и серьезней остальных бойцов, подал голос.
- Возможного, "Ньюби" засыпало отброшенным снегом. Бойцов из его отделения мы уже нашли, но вот его самого не видно...
- "Дельта!" Тепловизоры, на одиннадцать часов, БЫСТРО! - скомандовал Лайтман, понимая, что тепловизор найдет человека быстрее, чем что-либо еще. Оставалось надеяться, что Вальтер не успел задохнуться, и его просто не видно.

Первым на крик капитана откликнулся Осадзе:
- Камандир, вижу теплый объект, пять метров от близнецов в сторону воронки.
- Подтверждаю - следом прозвучал голос Иванова - судя по силуэту не пришелец.

Тем временем Штреллер забрал из БМП ремкомплект, уточнил у Краснова, не отказало ли орудие и приготовился к броску в сторону робота.
- Капитан, говорит Инженер, прошу обеспечить прикрытие на время ремонта дрона.

- Подтверждаю - следом сообщил Иванов, разглядевший тепловую сигнатуру Вальтера через электронный бинокль, имевший возможность работы в режиме термографа. - Судя по силуэту, не пришелец. "Альфа-10", на три часа, пять метров.
Молодой парнишка из командного отделения, попавший в ХКОМ лишь благодаря чистой случайности - он, находясь на действенной военной службе, стал свидетелем активности пришельцев, и специалисты ООН, отметившие великолепные задатки парня, решили избавиться от проблемы самым простым способом - предложив ему работу в организации - моментально отреагировал на указание "Дельты-лидера", и бросился откапывать Вержбовски. К нему на помощь кинулись и остальные солдаты, бродившие неподалеку, но новобранец, справившийся и в одиночку, вполне профессионально проверил наличие дыхания и уже рапортовал на общей волне.
- Дышит, без сознания.
Подбежавшие к нему Сикорски и Лайтман грохнулись в снег рядом с телом, и если Сикорски немедленно начал раздавать команды, в грубой форме отправляя столпившихся солдат из отделения Вальтера и своего собственного, на позиции, чтобы они прикрывали командира и Штреллера, то Лайтман вытребовал у Джона аптечку, демонстрируя внимательно наблюдавшему солдату порядок действий при потере сознания и подозрении на контузию.
- Дышит ровно, дыхательные пути чистые, снега нет, в прочистке не нуждаются. Ротовая полость... чистая, язык дыхание не блокирует, крови точно нет, вероятно отсутствуют и повреждения внутренних органов. Крови из ушей тоже нет, конвульсивные сокращения мышц отсутствуют, зрачки... - Джеймс посветил специальным фонариком в глаз Вальтера - на свет реагируют, значит серьезного сотрясения головного мозга нет, сами глаза незначительно покраснели, видимо из-за близкого взрыва полопались сосуды, но контузии глаз тоже всего нет, видеть будет. Кожа нормального цвета... Сикорски, считай пульс... Вероятная причина потери сознания, скорее всего, удар головой или легкая контузия. Сейчас нужно вытащить из под него руку, согнуть в локте, вот так - Джеймс показал на Вальтере, как именно это нужно сделать - и положить набок, чтобы язык не запал ему в горло, или он не задохнулся из-за рвоты. Сейчас найти в сумке нашатырь, и дай ему понюхать. Если не придет в себя сразу, или в следующие пару-тройку минут, значит, я ошибся в диагнозе и у него сотрясение головного мозга и контузия средней тяжести, хотя симптомов нет. Сикорски, пульс?
- 90 ударов в минуту, сэр.
- Учащенный, но жить будет. Шока нет, противошоковое давать не стоит. Как придет в себя, оттащим его в БМП. Хэмиш, одного его оставлять нельзя, будешь за ним присматривать, сейчас я объясню, что тебе делать, если ему внезапно станет хреново... да, нашатырь...
  
   Если честно, дрон выглядел отвратно. Последний взры добавил ко всем бедам машинки сорванную кусками обшивку, вырванную из гнезда батарею и поврежденные траки.
- Оператор, инженер на связи, не хочу тебя огорчать, но проще будет построить нового робота - первым делом Маркус вернул на место аккумулятор - Изи, батарея треснула, долго на морозе не протянет.
На удивление быстро удалось восстановить турель. Пара штатных креплений из ремкомплекта и дрон снова мог огрызнуться.
- Леонардо, паразит, сколько раз говорил, не надо все подряд облегчать - бурчал немец, понимая, что крепления снова могут не выдержать.
Больше всего пришлось повозиться с гусеницами и Штреллер не мог дать гарантий, что они долго протянут...

От ремонтно-восстановительных работ немца отвлёк гулкий, раскатистый выстрел. Секунды через три он повторился. Штреллер, рефлекторно плюхнувшийся на пузо, под прикрытие дрона, поднял голову:
- Семь и шестьдесят два? Винтовочный?
- Я не стрелял! - Воскликнул солдат, вооружённый СВД, будто его в чём-то обвиняли.
- Это прямо под нами! - На крыше двадцатиэтажки Мишель отодвинулась от "Баррета", перекатилась на бок и расстегнула кобуру. - Стреляют не из окна, а внутри квартиры, иначе звук бы изменился... Энн, к выходу, и убери оттуда мистера Вашингтона!
МакГрин не требовалось напоминать - она уже с кряхтением вставала, подбирая автомат...
- "Альфа-лидер", действия? - Капитан всё ещё лежала на боку, с рукой на кобуре, одним глазом глядя в закреплённый около винтовки прибор наблюдения. - Мы можем проверить, нам близко.
Третий выстрел прозвучал ещё глуше...

Лайтман отвлекся от возни с Вальтером и, поправив гарнитуру у уха, чтобы лучше слышать переговоры, тревожно переглянулся с Сикорски. Разобравшись в ситуации, он указал на его плазменный пистолет и сделал еще пару жестов. Прапорщик без слов вытащил плазменник из кобуры и передал его Джеймсу, после чего оба командира побежали к дверям дома, откуда слышалась стрельба. С собой они захватили одного из близнецов, несущего с собой взрывчатку, и второго бойца с аптечкой. Проинструктированный Хэмиш остался вместе с бессознательным сержантом.
- Мы уже идем. Идите к лестнице и держите её под прицелом. "Лямбда 2", какой тип... боеприпасов.... к вашей штурмовой винтовке? Стандартные пули.... пять-сорок пять... новых пришельцев не берут... даже в упор, и если нет, хух, бронебойных патронов, то вас сожрут. И да - судя по тому, насколько тяжело дышал Лайтман, бежал он ОЧЕНЬ быстро - какой подъезд?

- Подъезд крайний с юга, под нами... - Энн закончила обезвреживать мину и поднялась, пряча её в подсумок. На позиции Хенриксен стягивала маскировочную накидку и расстёгивала "сбрую" с тяжёлыми магазинами от М82. - После прошлого боя я заказала АР, в упор должно работать. Мы пошли.
Она с первого пинка вышибла ржавый замок и ринулась вперёд. Мишель, оставшаяся в одном комбинезоне и лишь с кобурой на поясе, задержалась на пороге, сунула свой ночной бинокль Иезикилю:
- Мистер Вашингтон, пока вашего питомца лечат, понаблюдайте с крыши за меня, ладно?
Капитан подмигнула, передёрнула пистолет и бросилась за напарницей.

Чердак канадки преодолели вмиг, люк не устоял перед каблуком лейтенанта. Энн первой спрыгнула вниз, жестом разрешила спускаться, держа, однако, винтовку у плеча. Соскользнувшая по лесенке Хенриксен сразу увидела, что ствол лейтенантской AUG направлен на дверь квартиры, из которой доносилась стрельба. От створки мало что осталось - в неё будто ударили тараном, разнеся хлипкую филёнку в щепу. Изрядные куски дерева ещё болтались на петлях, остальное устилало пол...
- "Альфа", здесь посреди коридора лежит тварь чёрного цвета, с клешнями как у краба... - Прошептала в микрофон снайпер, выглядывая из-за косяка. - Из-под неё зеленая жидкость растекается...
- Это похожа... на ту... из новых... - Пропыхтел американец. Очевидно, он мчался, перешагивая через три ступеньки, но шагов его ещё не было слышно.
- Больше никого. Коридор просматривается насквозь, четыре ответвления в комнаты - два налево, два направо. - Продолжала Мишель. - У дальнего левого вижу две гильзы нужного калибра на полу, третья - возле твари. Я проверю комнаты.
- От... ставить... - Идея явно не пришлась командиру "Альфы" по вкусу.
- Моя ответственность, "Лидер". - Ушибленное отдачей плечо остро ныло, однако капитан была уверена, что оружие удержит, и на быстроту реакции боль не повлияет. - Энн, прикрывай от входа. Если что - сразу отступлю, выводя противника под огонь.
Рыжая напарница кивнула и, пропустив Мишель в коридор, заняла её место за косяком, вскинула автомат. Хенриксен же тенью скользнула вперёд, сжимая рукоять "Пустынного орла" обеими ладонями. Первый направо - проход на кухню и дверь уборной, пусто. Первый налево - кладовка с хламом, пусто. Второй направо...
Девушка замерла на пороге, глядя прямо в ствол потёртой винтовки системы Мосина. Винтовку держал в руках чрезвычайно колоритный тип - буйно бородатый дед в ветхой шапке-ушанке и почти истлевшей армейской шинели без погон. Сидел дед за опрокинутым журнальным столиком из недешёвого дерева, умело оперев ствол "мосинки" о его край, и выглядел крайне грозно. Особенно учитывая приколотый почему-то на шапку значок, который начитанная Хенриксен сразу узнала.
0x01 graphic


- Ты ишшо хто? - Спросил дед скорее недовольно, чем удивлённо. В голове у капитана мелькнула мысль о том, что старик должен помнить не только Гитлера, но и Рейгана, а потому сказать что-то по-английски сейчас не лучшая идея... Она медленно опустила пистолет и улыбнулась самой очаровательной из своих улыбок:
- Parlez-vous franГais?...
  
   -Чаво? А ну гутарь по нашенски, хвашист! Хенде хох и Гитлер капут!-дед недобро зыркнул острым как бритва взглядом.- Хранцуз? Тогда "МарсельЁезу" скажи... Чай деревня не колхоз. И швыдче, не то гранату кину! И пряжку покажь, знаю я вас готмитунсов...

Познаний канадки в языках хватило, чтобы уловить суть сказанного - несколько знакомых русских слов, пара немецких, интонация, немного работы головой... Краем глаза она заметила, как встревоженная Энн крадучись входит в квартиру, и чуть заметно махнула ей рукой, приказывая стоять на месте.
- "Marseillaise"? - Она кашлянула. - Э-э... Allons enfants de la Patrie... Le jour de gloire est arrivИ...
Продолжая напевать и не отводя взгляда от хозяина квартиры, она медленно убрала "Пустынного орла" в кобуру. Продемонстрировала пустые ладони.

-Голосок так себе, кхе, кхе... Лучше молчать тобе или курить бросай, девка,-прокашлявшись, голос чуть смягчился,- Но пряжку покажь!
Ствол винтовки упрямо смотрел в переносицу.

Хотя Лайтман, как и всякий американский морпех, вполне положительно относился к физической подготовке, но спритерский бросок на 20 этаж, в тяжелой броне и зимней одежде, осложненный недавней контузией, явно был для него лишним. По крайней мере именно эта мысль пришла в голову Лайтману, когда он услышал разносящийся по лестничной клетке голос какого-то старика, говорящего на каком-то чудовищном русском, внезапно сменившегося песней на французском в исполнении Хенриксен. Переглянувшись с Альфой-4, имевшим не менее ошарашенный вид, Джеймс понял, что он пока еще не свихнулся. Вскинув руку, призывая к тишине, капитан осторожно повел бойца за собой на последний этаж, решив не дожидаться отставших бойцов.Осторожность явно не была лишней, потому что Мак-Грин, услышавшая тяжелое дыхание и шаги бойцов, смотрела в сторону лестницы, и моментально взяла Лайтмана на прицел.

Американец, привыкший соображать быстро, моментально сложил все детали в одну картину. Старческий голос, убитый пришелец, которого пристрелили, судя по калибру и типу стрельбы, из винтовки или автомата Калашникова старых модификаций, стоящая у входа в квартиру Мак-Грин с оружием наизготовку, и доносящийся из самой квартиры разговор... То, что эта чертова канадка влипла по полной, было более чем очевидно. Разве что, Джеймс не мог понять, какого черта Хенриксен поет, но если бы она контролировала ситуацию, делать она бы это ни за что не стала. Да и МакГрин бы не делала такого страшного лица, кивая в сторону квартиры и приставляя руку к переносице, изображая контрольный выстрел из пистолета.

От предположения, что снайпер оказалась в заложниках, логично последовало другое - о личности и складе характера человека, сделавшего это. Во-первых, возраст. Джеймс слышал голос говорившего, и навскидку мог дать человеку лет семьдесят-восемьдесят. Во-вторых, наличие оружия и тот факт, что дедок в свои то годы умудрился завалить тварь, которая абсолютно безразлично отнеслась к сконцентрированному огню целого отделения солдат. В отличие от многих рядовых американцев, выросших на антисоветской пропаганде, Джеймс не питал иллюзий по поводу вероятного противника и трезво оценивал уровень подготовки советских спецназовцев. Эти ребята могли бы провернуть что-нибудь подобное даже на пенсии. И в-третьих, характер и эмоциональное состояние дедушки. Дед боевой, дед подозрительный и на взводе, явно молодость вспомнил, дед вполне может иметь проблемы с головой, иначе бы Хенриксен не пела дурацких песенок - и скорее всего живет скорее в прошлом, чем в настоящем. Последнее заключение Лайтман сделал, основываясь на опыте общения с замшелыми мамонтами, по какому-то недоразумению все еще носящими военную форму или уже вышедшими на пенсию, но никак не желающими успокоится. Жил неподалеку от их дома один такой мамонт... никак не мог поверить, что СССР развалился, и постоянно ждал русского десанта.

Джеймс сделал знак излишне шумящему Сикорски остановиться, и посмотрел на стоящего рядом с ним русского парня. С дедом явно должен кто-то поговорить, но кто именно? Сам Лайтман не знал русской специфики и паршиво говорил по русски, а боец может и не сообразить... И ведь даже ситуацию ему не объяснить, если сам не допрет - до дедка метров пять. Вот проблема, damn it.

Настороженность у деда Антипа не пропадала. Но появление монстра все же пугало... Хотя бояться и вроде нечего уже, Матрена упокоилась, сам пожил не мало, но страшила пугала. А вот как такая на внучка нападет? Это или фашисты или американцы клятые... Те только и ждут как напасть на СССР, вот Хикросиму побомбили, да и негров мытарят у себя...
- Хаву ду в дую? Сеньку в плис?- решил закинуть удочку. Мы тоже умные!

Капитан зря грешил на своих солдат, поскольку глупых солдат в ХКОМ не брали. Неопытных - да, нередко, но вот во всем остальном - новобранцев ХКОМ были бы рады видеть в любом элитном подразделении. Парнишка, пусть и не обладал таким же опытом, как командир боевой группы, но достаточно быстро пришел к тем же выводам. Переглянувшись с Лайтманом, он кивнул и показал, что разберется с гражданским сам. Джеймс согласился.
- Хэй, деда, не стреляй, сваи мы! - с легким акающим акцентом прокричал парень, вешая винтовку за спину и направляясь в сторону комнаты. - Разведка! Ты зачем пилота нашего на прицел взял?

Когда из прихожей донёсся голос солдата, капитан Хенриксен, не снимая с лица улыбки и не опуская поднятых на уровень груди рук, сделала шаг влево, при этом освободив дверной проём. Ствол "мосинки" качнулся следом..

- А ну стоять! Шо удумала? Ежли разведка, то кидай докУмент! Шляются тут... Какие войска, шо за разведка? Я хоть и не СМЕРШ, но нас сам товарищ Кустис интрукс... инсук... рассказывал значется. Так что толк в хвашистких диферсантах понимаем!- дед все еще пребывал в подозрениях...

- Дед, ты рехнулся? Кто ж документы с собой в разведку берет? - парень явно за словом в карман не лез, хотя и был почти двух метров ростом, с типичным простодушным лицом рязанского парнишки из деревни. - Вхожу я, не пали!
Медленно-медленно войдя в комнату, парень встал в дверном проеме, практически полностью закрыв его своим телом. Руки у его были подняты и заложены за голову, а на плече висела американская винтовка. Из-за неудобной позы белый маскхалат задрался, и из под него виднелась форма российского образца и характерный коричневый ремень из кожзама, с тусклой, покрытой сетью царапин металлической бляхой из жести, с звездой и серпом и молотом внутри.
- Это ж диверсанты только документы с собой берут, чтобы своими прикинуться - а разведке документы брать нельзя, вдруг в плен возьмут и по документам узнают, кто и откуда? А разведка - ОСНАЗ ГРУ! - с ощутимой гордостью произнес парень, немного даже приосаниваясь.

-Ну ты никак свой? А чаво имя такое нерусское: Осна Сгру? На татарина вроде не похож... А ну- ка матюкнись по нашему! Такому не учат в диферсантах- дед ружье опустил, но гранату держал в руке.

- Так девушка ж рядом... - смутился парень, немного даже покраснев - Пилот она наш... Я что, нерусь какой, при девице то да по матери? Дед, ну ты чего так... али бандеровец какой недобитый, что ни стыда, ни совести нет? - парень прищурился и напрягся, словно прицеливаясь.
- Может я перед врагом тут распинаюсь каким?

-В мате нет греха, А вот за бандеровца и гранатой угостить могу! А вот девка-то может и сама матом кроет. На импортном своем... Не понимает же, хранцузка она.- дедок второй рукой взял кольцо гранаты...
-Так матом или к Богу?

- Да ты рехнулся совсем на старости, хрыч старый! - не выдержал парень, хватаясь за голову - Ум за разум совсем зашел, на людей с гранатами кидаешься, етить тя в душу, ети мать! Тебя спасать пришли, а ты людей советских порешить хочешь, да моральный облик терять заставляешь? Тебе самому то не стыдно?

-Никак наш? А чаво сразу- то не сказал что наш? Я тут время на него теряю! А у меня еще "Менты" новые не смотрены... Да и новости чуть не пропустил! Геть отседова, спаситель хренов! Я сам еще тебя спасу. И образину там страшную приберите, мож пригодится куда,- дед насмешливо смотрел на парня.

- Так я сразу сказал, что наш, и зовут меня Юра... и на улице же еще образины бегают, разные самые... - тоскливо протянул парень, освобождая проход для девушки. - Нам их еще стрелять и стрелять... Их пули почти не берут, а вы тремя выстрелами зверюшку ухайдачили - может действительно пособите малость, да покажите как, а, дедушка?

Лайтман, слышавший весь разговор по включенной гарнитуре, понимал лишь половину слов - он учил литературный русский, а не этот чудовищный суржик жителей глухих сибирских городов - но общий смысл того, что конфликт разрешен, до него дошел, и он подал знак бойцам сопровождения спускаться вниз, тихонько приказав другому близнецу подняться к деду и помочь вытащить остатки твари оттуда, а заодно завалить лестницу на пару этажей ниже. Мишель он решил не дожидаться, чтобы не напрягать дедушку английской речью. Уже спускаясь по лестнице, Джеймс доложил "Базе" по общей связи о встрече с рехнувшимся дедом, каким-то чудом умудряясь сохранять спокойный тон.

-Вот, сынок, держи ружжо. Оно... Впрочем сам увидишь. А стрелять... Так, чаво стоим, пошли на кухню, сейчас все расскажу! Выпьем, если тобе можно, не "казенки" какой, а своего, настоящего. Там и кой- чему может и подучить смогу...
*спустя некоторое время*
-А ежли чего, то я подсоблю. Есть у меня ишшо одна пукалка, не слабее той, что тебе дал. Я- то ишшо сноровку не потерял... А ты заходи коли чего надо, мобыть чегой и расскажешь антиресного.

Убедившись, что солдат и старик нашли общий язык, Мишель тихонько, не привлекая лишнего внимания, вышла в прихожую, где её ждала хмурая Энн. Капитан улыбнулась напарнице и показала большой палец, а потом условный жест - "на позицию". Та кивнула, пропустила снайпера вперёд, оглянулась, убеждаясь, что второй близнец скрылся в квартире, а Лайтмана уже не видать, и... более не сдерживаясь, отвесила Хенриксен подзатыльник.
- Ай!
- "Линза-1", что случилось? - В унисон раздались на командирском канале встревоженные голоса Джима и Маркуса.
- Ничего... "Линза-2" выражает недовольство ситуацией. Я на первый раз не буду расценивать это как нападение на старшего офицера, но... Ай! Всё, всё, я поняла! - Судя по звуку, Мишель спешно карабкалась по чердачной лесенке. - Возвращаемся на позицию, возобновляем наблюдение...
  
   Изи добросовестно изучал в бинокль указанный сектор, периодически подсказывая Штреллеру куда какой контакт и стараясь не думать о том, что сейчас происходит на лестнице. Выстрелов не было, Лайтман добежал - значит всё в порядке.
Обернувшись на скрип открывшейся двери, он увидел смущенную Хенриксен и мрачную МакГрин.
- Что с вами? Целовались, а Лайтман вас застукал? - пошутил Изи, немного не соображая от мороза и адреналина. После чего, глядя на зашедшуюся в коротком приступе хохота Мишель и получив от Энн грозный и многообещающий взгляд, он понял смысл фразы "язык мой - враг мой".
- А если серьёзно, то за время наблюдения движения в указанных секторах не было.

- Спасибо. Раз ребят внизу никто не сожрал пока меня не было, значит, вы отлично справились. - Потирая затылок, Хенриксен забрала у оператора бинокль. Изи невольно поёжился, глядя, как на её непокрытых волосах оседают крупные снежинки. - Сейчас Энн обратно поставит мину и можете возвращаться на своё место.
МакГрин тем временем деловито отряхивала от насыпавшегося снега их лежанки. Старшая канадка покосилась на неё - и выражение лица снайпера почему-то сделалось немного виноватым.

Ухмыльнувшись донесшейся по общей связи перепалке, спускавшийся Джеймс, внутренне благодарный Мак-Грин, решил связаться с Хэмишем, которого он оставил с бессознательным "Ньюби".
- "Альфа-лидер", "Десятому", доложить о состоянии "Ньюби".
- "Ньюби" очнулся, "Лидер". - немедленно откликнулся боец, в этот момент помогавший Вальтеру дойти до БМП. - Чувствует себя неважно, веду его к "Коробочке".
- Принято, "Десятый". - перешагнув через очередную ступеньку, Джеймс услышал какой-то шорох за дверью и моментально вскинул плазменный пистолет. В следующую секунду он услышал осторожное мяуканье, и мрачно покачал головой, устало убирая оружие в кобуру. - "Альфа-лидер", "Базе", прием.
- Слышу вас, "Альфа-лидер". - Киу, как всегда, откликнулась незамедлительно.
- Докладываю о ходе операции. Состоялся огневой контакт с новым типом противника, силами группы ликвидировано пять единиц, одна единица ликвидирована силами нонкомбатантов. В ходе контакта "Ньюби" был контужен и частично утратил боеспособность. Продолжение миссии наличными силами представляется возможным... - способность Лайтмана сходу, в любой обстановке, выдавать длинные и сложные фразы, вполне уместные в официальном отчете, временами была крайне полезной. По крайней мере, в таких вот ситуациях. Спускаясь по лестнице, Джеймс сумел максимально подробно и кратно передать всю информацию о скоротечной стычке с чужими и возможной угрозе для гражданского населения, заодно осведомившись о времени прибытия беспилотника. До тех пор, пока БПЛА не сможет обеспечить отчетливую картинку местности, Джеймс намеревался оставаться на месте и держать оборону. Ну и зачистить силами штурмовиков дом, где находилась снайперская команда.

Слава богу, выстрелы под позицией снайперов не были началом новой атаки пришельцев, так что Штреллер вернулся к ремонту дрона. И когда "Линзы" вернулись на позицию, Маркус уже прятался от ледяного ветра в тесном отсеке БМП, проверяя за одним силовые цепи рельсотрона.
- Оператор, робот к бою готов, в основном. Запаса хода до школы хватить должно, наблюдение придется вести с помощью вспомогательной камеры, курсовая в хлам. Турель исправна, но не рекомендую снова стрелять длинными очередями, крепления долго не протянут. Ну и под выстрелы его больше не подставить, брони, считай, нет.
  
   К счастью, никаких других сюрпризов высотка не преподнесла. Ни пришельцев, ни жильцов... Пока шла зачистка, окончательно стемнело - часы показывали без пятнадцати семь. Лайтман сидел на скамеечке у подъезда, слушая доклады бойцов, проверяющих квартиры и тихий спор на канале снайперской команды - Хенриксен убеждала напарницу забрать её маскировочный плащ "потому, что она не хочет писать её родителям в Ванкувер, как их дочь героически замёрзла в Сибири по вине командира". Одноглазая канадка резонно заметила, что в зелёном комбинезоне с белыми пластиковыми вставками капитан будет заметна, как кактус на снегу, отмела предложение закопать командира в снег для маскировки, после чего ушла в глухую оборону, на все аргументы отвечая односложным "нет". Мишель побилась немного, обозвала МакГрин "чёртовой Громыко" и спор затих. На связь вышла Киу:
- "Альфа-лидер", приём.
- Слушаю. - Встрепенулся американец.
- Первые БПЛА на месте, начинают выстраивать кольцо наблюдения. Визуальное наблюдение практически невозможно из-за погодных условий, поэтому полагаемся на датчики, в первую очередь - на термосканер. Чтобы его использовать эффективно, приходится летать очень низко, это уменьшает сектор обзора.
- "База", а что за адский гул мы слышим уже минут десять? Это ваши "птички" так шумят?
- Нет, "Альфа" - Вместо Киу ответил мужской голос, причём с точно таким же акцентом, как у неё. Джим не сразу сообразил, что на связь вышел пилот одного из перехватчиков - ведь доселе их канал молчал. - Это "Медведи".
- Какие "Медведи"?
- Ту-95, командир. Четыре штуки. Пришли с востока и летают кругами выше облаков.
- Нам пояснений относительно бомбардировщиков не поступало. - Вмешалась лейтенант Лян. - Судя по всему, их появление связано с решениями российского правительства, а не Комитета.
- Вот так радость... - Протянул Джеймс.
- Первые результаты облёта БПЛА. - Словно желая его отвлечь от неприятных мыслей, продолжила Киу. - Замечены три группы пришельцев, идентичные первой уничтоженной. По тепловым сигнатурам - три-четыре сектоида и один мутон в каждой. Группы с трёх разных направлений движутся к зданию школы. Одна почти достигла его, две очень близко, перехватить вы их не успеете. Других сил противника не обнаружено, хотя из-за сбоев в работе термокамер периодически появляются ложные метки и искажения тепловых сигнатур мирных жителей, оставшихся внутри периметра. Это снижает ценность наших наблюдений. Полковник Краснов считает целесообразным продолжить движение в сторону школы.

- До школы гусеницы дотянут и ладно - там асфальт и укатанный снег, на колесах пойдем. - Изи, получив разрешение, подогнал дрона к дому и сам спустился посмотреть на свое детище. - Плохо, что крепления батарей на соплях. На прямое питание от дизельгенератора моторы не рассчитаны, нужен буфер из батарей. С турелью и броней понятно. Хорошо, пойду докладывать Лайтману о результатах и получать ценные указания. Вроде он уже какой-то план составил.

- В здание школы? - хмыкнул про себя Джеймс, включая прибор ночного видения и переводя его в режим активной ИК-подсветки. Такие же приборы третьего поколения были у всех бойцов отделения "Альфа", и во многом именно из-за ПНВ Джеймс и не спешил двигаться вперед, дожидаясь темного времени суток. Эти несложные приборы, дающие не слишком важную, казалось бы, способность видеть в полной темноте, на самом деле повлияли на тактику и стратегию боевых действий не меньше, чем появление пулеметов и танков веком назад.
Современные армии уходили в ночь, оставляя активность в светлое время суток для террористов и армий третьего мира. Объяснялось все просто. Сколько бы тренировок не прошел солдат, какой бы у него не был боевой опыт, оружие и средства личной защиты - одна удачная пуля убьет его так же надежно, как и необученного афганца из зоны племен, которому вручили ржавый калаш и послали в бой. Днем люди находятся в равных условиях, пускай даже на одной стороне - абсолютный контроль над воздухом, артиллерия и танки. Прежде чем поразить цель, её нужно увидеть, а маскироваться талибы умели как никто другой. И вперед приходилось идти пехоте, которая могла проверить каждую щель, заметить малейшее движение, действительно, по настоящему, зачистить местность от всех вооруженных солдат противника... ежесекундно рискуя нарваться на мину или выстрел из-за угла. Потому что когда люди встречались лицом к лицо, не важно было, есть ли у тебя броня или нет, держишь ли ты в руках современный стрелковый комплекс для городских боев или ржавый АК, есть ли у тебя за плечами годы тренировок или ты только вчера нашел этот автомат - все решают секунды. Если ты заметил противника первым - ты победил. Если он заметил тебя... что-ж, такова твоя судьба.
И тут внезапно появились приборы ночного видения, кардинально изменившие ситуацию. Люди боятся ночи, потому что ночь темна и полна ужасов. Что можно сделать, если ты не способен увидеть противника даже в десятке метров, любая попытка включить свет - означает, что в следующую секунду в тебя прилетит пуля? Что можно сделать, если тренированные, опытные, одетые в специальный камуфляж, поглощающий ИК изучение и делающий их невидимыми в свете ПНВ, ждут тебя в этой ночи, медленно продвигаясь вперед и проверяя каждый угол, а в ночном небе над головой слышится гул двигателей невидимой авиации? Что можно сделать, если противник видит тебя - с сотен метров, по тепловому излучению и нагретому теплом тела воздуху?
Лайтман не любил воевать днем. Он постоянно чувствовал себя мишенью, а темные окна зданий вокруг - бойницами с засевшими наготове стрелками. А вот ночь... капитан ухмыльнулся и перешел на общий канал.
- Говорит "Альфа-лидер", всем внимание. По данным БПЛА, большая часть пришельцев скрылась в здании школы, и заняла там оборону. Предположительная численность противника - не менее двенадцати сектоидов и не менее трех мутонов. "Танго", "Черный", "Оператор", ставлю задачу выдвинуться в район дома тридцать семь по улице Геологов через дворы, и начать зачистку жилого района. В дома заходить только в том случае, если там открыты двери или заметны следы проникновения. Я двинусь вместе с вами. "Дельта" под ваше командование переходит отделение "Ньюби", вместе с "Коробочкой", обеспечьте прикрытие штурмовому отряду со стороны одноэтажного дома рядом с позицией снайперов, кажется, здания клуба. Как только бойцы скроются из виду - зачищайте здание дома культуры, будьте осторожны, оно близко к школе и вероятен контакт с противником. Далее действуйте по обстоятельствам, но мне нужен сектор обстрела от вас в сторону школы - здание таможни выглядит неплохо, но в целом - на ваше усмотрение. Оперативная группа, надеть ПНВ, пассивный режим, доложить о готовности. Посмотрим, кто будет боятся темноты этой ночью.

Уже взять винтовку наизготовку и собираясь выдвигаться следом за своими солдатами, Джеймс внезапно наткнулся на оператора дрона, зачем-то решившего лично доложить о результатах. Парень выглядел не особо воинственно, пусть даже и был вооружен, а без прибора ночного видения казался и вовсе беззащитным. Покрутив пальцем у виска, Лайтман указал сперва на таргету гарнитуры, а вверх, на крышу здания, намекая, что есть и другие способы общения, более подходящие к ситуации. Молчал он по той причине, что на общей волне шла очередная серия докладов - от групп "Танго" и "Дельта", покинувших позиции и выдвигавшихся ближе к исходным позициям, и от Сикорски, сунувшегося во дворы рядом со снайперской позицией и проверявшего состояние дверей и окон первого этажа.
  
   До самой Пионерской всё шло спокойно - группы двигались, не встречая сопротивления, "Лямбда" и "База" молчали. Широкую улицу первыми пересекли люди Джейкоба и робот, остальные прикрывали. Однако стоило группе добраться до двух параллельно стоящих высоток по ту сторону проспекта, как Киу сообщила:
- Четыре тепловые метки пересекли улицу в ста пятидесяти метрах правее вашего маршрута. Сигнатуры очень слабые, нечёткие, определить не могу... Уходят за дом номер три... Пропали с экрана...
- Это "Линза-1". - Не промедлила Хенриксен. - Указанное направление вижу, целей не наблюдаю... Возможно, они уже скрылись за строением...
- Дьявол... - Протянул Лайтман. - А на той стороне только "Чёрные"...


Получив от Лайтмана приказ двигаться на крышу, Изи достаточно шустро пробежал лестницу, но вскоре остановился отдышаться - он хотел пройти как можно тише мимо двери боевого деда. И тут его осенило.
Аккуратно пройдя этаж, он приблизился к двери на крышу и стараясь не слишком громко говорить, позвал по рации:
- "Линзам", это "Оператор". Меня опять к вам отправили. Пройти можно или стоит подождать разрешения Энн?
В этот момент по основному каналу сообщили о начале движения, поэтому Вашингтон, проклиная свою неуёмную энергию, аккуратно присел на ступеньки и активировал пульт, что бы не задерживать остальных.

Когда на его плечо легла тяжёлая, хотя и не по-мужски узкая ладонь, техник едва не полетели с лестницы головой вперёд. Испуганно обернувшись, он выдохнул - это была всего лишь МакГрин. Девушка достала из подсумка злосчастную мину, наставительно указала на неё пальцем и кивком велела Изи взбираться на чердак. Выполнить это, не отвлекаясь от управления дроном, оказалось не так легко, однако оператор справился, отделавшись лишь ушибленным о край люка лбом. К тому моменту, когда передовой отряд пересёк улицу Пионерскую, он уже снова сидел на пронизывающем ветру, а Энн рядом ставила заряд на прежнее место.

- "Танго", контроль окон, парными перебежками, к моей позиции, прикрываю. - получив сообщение о контакте, Лайтман залег в каких-то кустах возле скамейки на проспекте, и начал осматривать проспект в активном режиме ПНВ, особое внимание уделяя верхним этажам зданий - ну или направлению, где они должны были находиться, потому что видимость была ни к черту. Со штурмовой винтовкой он чувствовал себя неуютно, помня, как пули рикошетили от пришельцев, но плазменный пистолет он давным-давно отдал Сикорски, а Батиста еще не подошел.

Самое мерзкое в этой ситуации было в том, что Лайтман находился к месту контакта ближе всех, и если это были те твари... от этой перспективы Джеймс похолодел и уже хотел было взять гранату, но потом сообразил, что тепловая сигнатура была намного слабее, и скорее всего это что-то другое. Тем не менее, Джеймс махнул своему второму номеру, приказывая залечь чуть поодаль, и снова вышел на общую волну.
- "Альфа-Черный", не уверен, но кажется я вас вижу. Махни рукой. Да, точно. Во дворы не заходите, идите вдоль проспекта и остановитесь на углу дома, около парка. "Оператор" следом. Найдите укрытия. На той стороне парка больница. Пусть кто-то из солдат включит активный режим и встанет чуть позади, мне нужен сектор обстрела на парк и дом поодаль. Если все тихо, то я двинусь к вам. "База", есть возможность включить свет только по проспекту Геологов?

- Так точно. По вашей команде.
Дождавшись, пока бойцы сменят позиции, Лайтман коснулся микрофона:
- "База", свет.
- Даю освещение.
Фонари на северном проспекте оказались неплохими - когда они разом вспыхнули, свет пробился даже сквозь снежную завесу, освещая не только проезжую часть, но и пространство до самых домов. Кроме двух многоэтажек, у которых засел Сикорски, это были главным образом допотопные деревянные бараки, высотой в три-четыре этажа. Одновременно с включение фонарей неподалёку треснул одиночный выстрел из АК-74. Оперативники напряглись, однако продолжения не последовало - очевидно, в оцеплении у кого-то не выдержали нервы.
- Группам... - Начал было Лайтман, но его перебила Киу.
- Две тепловые сигнатуры перемещаются от третьего дома к ограде больницы.
- Вижу движение, но очень смутно. - Ожил канал "Лямбды". - Подтверждаю два объекта, идентифицировать не могу. Стрелять?

- Отставить, цель неизвестна! - излишне резко возразил Джеймс, пытаясь различить что-то сквозь снежную завесу в оптику ПНВ. Меньше всего сейчас он хотел прибить гражданского.
- "Черный" и дрон, к больнице, "Танго" на позицию "Черного" а я попробую окликнуть их. - продолжил командир, после чего начал орать, предусмотрительно укрывшись возле скамейки с бетонными ножками - В Нерюгри объявлен режим ЧС! Проходит военная операция! Гражданским около больницы, оставаться на местах, мы вас выведем!

Тем временем Сикорски с плазменником наизготовку рванул через зеленое насаждение, поминутно ожидая выстрела со стороны больницы. Пробежав десяток метров, он тяжело рухнул в снег, и взял под прицел окна второго этажа, в то время как оба его бойца рвануло следом. Один из них, с Абаканом, остановился в пяти метрах позади, а другой пробежал еще пару десяток, и плюхнулся в снег так же, как и Сикорски. Бежать так было не очень удобно, но зато - относительно безопасно - поскольку каждая остановка проходила около укрытия. Да и позицию сзади уже занимали позицию бойцы "Танго".
  
   Когда со стороны больницы открыли огонь из плазменных винтовок, Лайтман не особо удивился. Медучреждение опоясывала ограда - белёный фундамент с "вырастающими" из него двухметровыми столбами, между которых крепились секции решётки. Вот из-за неё и стреляли. Вроде бы два ствола, но активно смещающиеся вдоль укрытия. Огненные "плевки" вылетали очередями по три то из одной точки, то из другой. К счастью, огонь явно вёлся на подавление, часто и не прицельно. С другой стороны, это могло означать...
- Ещё две цели появились на экранах. - Киу повышала голос, чтобы командиры подразделений лучше её слышали за канонадой. - Обходят здание больницы.
- А я теперь первых двух не вижу. - Пожаловалась Хенриксен. - Стрелять на вспышки пока не буду...

По команде Изи подогнал дрона метров на двадцать правее текущей позиции капитана, уперся "спиной" в дерево, что бы немного скомпенсировать отдачу и стал ловить момент, что бы открыть огонь. У него было твердое желание подстрелить кого нибудь ещё из инопланетян, что бы спустить пар.

- "Черный", вас хотят прижать к земле и обойти. Я иду с фланга, а "Танго" вас поддержит. - спокойно прокомментировал ситуацию Лайтман, выключивший активный режим ПНВ и решивший незаметно обойти чужих со своим вторым номером с фланга. Если пройти по лесу вдоль Пионерской, то лес по левую руку в конце-концов кончится, и откроется отличный вид на поликлинику. Ну а незаметность ему должна была обеспечить активная пальба и плохая погода, потому что сам Лайтман чужих не видел, и скорее всего они не видели его. Правда смотрел Джеймс в основном в сторону школы, уж слишком близко она находилась - вся надежда на снегопад, да густой лес. А вот культурный центр его не слишком беспокоил, как раз сейчас его должна была зачищать Дельта. Да и БМП должна была быть где-то недалеко.

- Вас понял, "Лидер".- ответил Сикорски, залегший вместе со своим отделением в роще недалеко от ограды с другой стороны поликлиники. Ситуация была не очень веселой, поскольку находящееся сзади отделение огневой поддержки не могло обеспечить эту самую поддержку с нынешней позиции - мешали густые деревья и удачное расположение противника. Если бы сектоиды были в самом здании поликлиники, то стрелять по ним можно было бы без проблем, но сейчас чужие находились на одном уровне со своими, буквально на расстоянии броска гранаты - кидать которую в роще было слишком опасно. В общем-то, сектоиды сами не оставили ему выбора.
- Огонь на подавление по левой цели, перекатами меняйте позиции. - Сикорски выбрал для отряда пришельца, залегшего севернее, находящегося дальше от дрона и Лайтмана, да еще и под большим углом, и поэтому представляющего для них неудобную мишень. Установив пулемет сбоку от дерева, рядом с которым пронеслось пара плазменных выстрелов, он прицелился и начал стрелять короткими очередями, стараясь подловить момент, когда пришелец высунет руку с винтовкой. Через несколько секунд ему придется сменить позицию, но пока - он был в относительной безопасности. Конечно, еще оставалась досадная помеха в виде другого сектоида, но им сейчас займутся. Лишь бы новенький в отделении не начал паниковать, впервые столкнувшись с пришельцами так близко.

Тем временем Батиста, вместе с отрядом укрывшийся с южной стороны тридцать пятого дома, получил от Лайтмана приказ осторожно выдвигаться в сторону залегшего Сикорски, и поддержать их огнем, как только исчезнет опасность зацепить своих. Ухмыльнувшись, сержант взял наизготовку плазменный пистолет, благо дистанция вполне подходила, и начал осторожно продвигаясь вперед, во время остановок давая отмашку на движение остальным. Правда, непосредственно возле него находился лишь боец с ПК и пара новичков, в то время как снайперская команда отправилась вдоль Пионерской на помощь к Лайтману, но толку от снайпера на пистолетной дистанции?
- "Черный", скоро смогу открыть огонь, какую цель давить?
- Ближайшую к вам.

- "Альфа"! - Джеймс едва не вздрогнул - в голосе Киу впервые за всю операцию прозвучала тревога. - На вашем левом фланге пришли в движение две большие массы металла! Мы принимали их за брошенные авто... Быстро движутся, огибая тридцать первый дом с севера, контакт через тридцать... Двадцать пять секунд!


- КИДАЙТЕ ДЫМ И ОТХОДИМ КО МНЕ! - заорал Джеймс, потянувшись к разгрузке в поисках дымовых гранат и намереваясь задымить собственную позицию. Отданная команда им была не слишком ясна, и новобранцы откровенно растерялись, ожидая пояснений - а вот опытные солдаты сообразили, что задумал командир. Сикорски со вторым номером кинули дымовые гранаты в сторону, откуда должны была появиться новая угроза, в то время как Батиста и Альфа-3, находящиеся южнее, швырнули дымовые гранаты в сторону сектоидов.

Не дожидаясь, пока гранаты начнут дымыть - это бы заняло драгоценных 10-15 секунд, Сикорски поднялся и побежал в сторону Пионерской, рассчитывая что сектоиды, в которых успели дать пару очередей и швырнули гранаты, не сумеют быстро сориентироваться в ситуации и открыть прицельный огонь до того, как дым скроет все.

Батиста в это время приказал новобранцам швырнуть свои дымовые гранаты на пути отхода отряда Сикорски, неприцельно ведя огонь из пистолета в сторону пришельцев. Вставший с земли пулеметчик поддержал его, выдав по больнице пару очередей с бедра.
  
   К сожалению, снизить точность неприцельного огня - задача практически невыполнимая. Дым не успел укрыть отступающую команду Сикорски, и невидимые стрелки за оградой медкомплекса перенесли огонь на них. Одна из "капель" синего пламени настигла Альфу-6, самого молодого в группе, когда тот перепрыгивал через бордюр. С воплем боец кувыркнулся вперёд и упал на асфальт шоссе лицом вниз.
Не растерявшиеся товарищи подхватили его под руки и поволокли к кювету на безопасной стороне улицы, а сверху загремел "Баррет" - капитан Хенриксен присоединилась к огню на подавление, тяжёлые пули вышибали из забора куски бетона. Будто решив поддержать канонаду, затрещали совсем рядом автоматы солдат оцепления - кто-то приблизился к периметру, попав под свет фонарей.
- Готовность по флангу! - Рычал в рацию Лайтман, считая секунды до появления нового врага. И он появился. Что-то большое, тяжёлое, плавно вылетело из-за барака номер тридцать один, зацепив его угол - и весь старый дом сотрясся от удара, заскрипел жалобно досками... Промчавшись сквозь падающий с крыши пласт снега, неизвестный объект замер на границе разошедшейся, наконец, дымовой завесы - бойцы командного отделения успели рассмотреть лишь продолговатый силуэт.
- Готовы, сэр! - Бойцы "Чёрно-Альфы" за это время успели добраться до края проспекта и съехали вниз, под надёжное прикрытие дорожной насыпи.

Стрелки за оградой были не видны из-за высоких столбов, с фланга составлявших практически непрерывную линию, а вот выскочившая из-за угла старого барака тень очень удачно зависла между двумя клубами дыма, подсвеченная фонарями освещения. Точно понять, что это, было невозможно - на экране отображался контрастный силуэт, но зато слева было небольшое строение, которое могло прикрыть отступающих бойцов в случае выхода системы наведения из строя...
Всё это проскочило в голове Изи буквально за мгновения, пока руки выводили прицельный маркер в центр силуэта нового противника.
- En el nombre las Flechas del Dios - Amen! - С этими словами Изи вдавил кнопку огня, лишь только маркер прицела совместился с целью.

- Залечь! Батиста, кумулятивный!- поскольку Лайтман орал не по рации, позывные он не использовал. Раненным бойцом в это время занимался второй медик в группе. Аптечкой он пользоваться, конечно, толком не умел, но вколоть противошоковое и обезболивающее много ума не надо было. Послушавшись команды, группа залегла в дорожном кювете, дожидаясь, пока Батиста зарядит РПГ. Пока группа лежала в укрытии, Лайтман затребовал по рации поддержку БМП. А затем Батиста крикнул:
- Готов!
- Группа, из всех стволов по цели! - немедленно откликнулся Лайтман и сам первым высунулся из кювета, чтобы огонь был хоть немного более прицельным. Бронетехнике наплевать на подавляющий огонь, а вот если пуля щелкнет по оптике... Дав короткую очередь куда-то в направлении цели, Джеймс оттолкнулся локтем и рухнул обратно в снег, чтобы высунулся уже полуметром правее. Похожим образом поступали и все остальные пять бойцов группы со штурмовыми винтовками, в то время как Батиста и опытный штурмовик из группы Сикорски высунулись около кустов через секунду-другую после начала отвлекающего маневра и начали целиться, намереваясь дать залп из гранатометов - подствольного и реактивного. Сам же Сикорски лежал неподалеку от Батисты и палил из плазменного пистолета, намереваясь подхватить гранатомет в случае ранения стрелка. Откуда-то с фланга била долгая очередь из ПК - Альфа 3, залегший под скамейкой, сумел найти относительную безопасную позицию для прицельного огня.


Противник выплыл из дыма, и его стало возможно разглядеть - что-то вроде двух сложенных вместе суповых тарелок с мерцающей оранжевой полоской между ними.
0x01 graphic

Общими габаритами с малолитражку вроде "Фольксвагена", но всего полметра в высоту... Если не считать, что он ещё и парил над землёй - тоже приблизительно в полуметре.
Оказавшись на чистом воздухе, диск замер, словно пытаясь сориентироваться - и по нему тут же ударили из всех стволов. Очередь крупнокалиберного "Браунинга" оставила на серебристо-сером корпусе вереницу вмятин, выстрел из РПГ зарылся в землю рядом, вынудив инопланетный механизм отпрянуть вбок, ближе к ограде госпиталя, откуда продолжалась беспорядочная стрельба.
А из-за того же угла намного медленнее выплыл второй летучий диск. Замер. Его оранжевая полоска вдруг налилась тёмно-голубым сиянием и... выбросила в сторону дрона Х-СОМ огромный сгусток плазмы. Синий росчерк прошёл правее робота и ударил в насыпь шоссе, взметнув фонтан земли вперемешку со снегом...
- Перезаряжаю бронебойными. - Неожиданно спокойно сообщила на своём канале Мишель. - Ещё две секунды.
  
   БМП, стоявший до этого времени возле здания театра, рванул, по направлению к неизвестному. Переехав улицу пионеров, он остановился среди деревьев. Это заняло немного времени, поэтому он вступил в бой, когда диск уже произвёл выстрел, целясь в дрона. Наводчик быстро прицелился в левый диск и выстрелил. В это же время мехвод переключил передачу на реверс, готовясь уйти от возможной атаки.

Изиекиль рос в странной среде - мексиканская шпана, калифорнийские гики, аризонские реднеки, студенчество как-никак. Но сейчас всех литературных познаний как в цензурной, так и в нецензурной лексике не хватало, что бы описать обуревавшие его чувства. Поэтому он молча погнал дрона назад и направо, что бы спрятаться за каким-то строением, одновременно дав короткую очередь в направлении противника - благо, новый диск завис практически на том же месте, что и предыдущий. Поэтому Вашингтон надеялся, что хоть пара пуль попадет, сбив прицел.

К тому моменту, как "Альфа" ввязалась в перестрелку, "Дельта" под прикрытием БМП спокойно зачищала дома по Южно-Якутской. В восемнадцатых и шестнадцатых попалось несколько напуганных гражданских, в четырнадцатом - вусмерть пьяный сторож, но самое главное - никаких следов пришельцев.
Иванов рассчитывал занять ближайшие к школе дома, благо из десятого должен был отлично простреливаться двор школы, а потом зайти в тыл сектоидам, засевшим в поликлинике.
Крик Лайтмана отходим" застал Дьюка, выбивающим дверь в дом 10 по Южно-Якутской...

Очередь, не причинив вреда пришельцу, отдачей практически унесла дрона за ларёк с надписью "Газеты". Прячущаяся у больницы инопланетная пехота перенесла огонь на него, и заряд винтовки выжег здоровую дыру в хлипкой стенке павильончика. А вот выстрел рейлгана даром не прошёл - белая нить коснулась дальнего диска вскользь, но распорола его обшивку, будто бумажную. Это не вывело парящую машину из строя, однако принудило отступить назад, за барак. Первый же диск, прекратив беспорядочно шататься на воздушных потоках, пальнул туда, откуда к нему прилетел заряд РПГ. На общем радиоканале послышался грохот, кто-то заорал.
- Альфа-9 убит! - Хрипло доложил Батиста. - Седьмой без сознания!
- У меня все индикаторы на орудии погасли! - Присоединился к нему обеспокоенный Виталий. - Кажется, что-то сгорело...
- Дьявол... - Лайтман стиснул зубы, пытаясь найти выход. Группа прижата, из противотанковых средств только РПГ-7, и тот "засвечен" врагом...

Выстрел М82 почти потерялся в треске пламени, стрёкоте очередей и гуле барражирующих над городом "Медведей".
0x01 graphic

Но единственная пуля калибра 12.7 миллиметров со стеклянным хрустом вошла точно в светящийся "поясок" диска - в то самое место, откуда миг назад вырвался плазменный заряд. Диск качнулся от удара и... упал на землю, лязгнув не хуже эмалированного корыта. Оранжевый пояс медленно погас.
- Есть... - Выдохнула Мишель всё тем же пугающе мёртвым голосом. - Cible est dИtruite...
  
   Прошел первый отчет о потерях. "Альфа" явно столкнулась с очень сильным противником, не хватало тяжелого оружия, да еще, как всегда не вовремя, сломался экспериментальный образец...
- "Альфа", говорит Инженер, выдвигаемся к вам.

Пока Иванов с бойцами "Альфа-Ньюби" занимали здание таможни, с расчетом взять под контроль двор перед школой, остальные бойцы "Дельты" рывком преодолели Пионерную и вышли на поликлинику с торца дома N3.

Выкручивая дрон на пятачке за ларьком, Изи лихорадочно соображал. Сообщения о гибели товарищей, дрон, поломка пушки у боевой машины, вспышки выстрелов из-за ограды... Вспышки! Ведь по сути, за ларьком на фоне леса дрон практически не видим, а вот его противники выдали себя огнем. Да и дыра практически на уровне пулемета - а вот нижняя, самая нежная часть дрона ещё закрыта остатками ларька, способными выдержать ещё один-два выстрела. Да и зона за оградой с данной позиции не прикрыта столбами-основами. Практически идеальная позиция, да и дистанция не велика, не так, как с дронами...
Аккуратно двинув дрона назад, Вашингтон, затаив дыхание, прицелился в темные силуэты, секунду назад поливавшие огнем домик киоска и открыл огонь.

Участок проржавевшей решётки просто смело ураганом свинца, один из бетонных столбов, на котором она держалась, покосился - и инопланетяне затихли. Надолго ли?

Под акомпонемент пулеметной очереди дрона бойцы Дельты пошли на приступ забора. Пока Колби прикрывал группу, остальные через заднюю калитку проникли во двор больницы. Стараясь не показываться на фоне окон, Штреллер с Осадзе подобрались к ближнему от дороги углу, а тяжеловооруженные Сим и Тревор двинулись в противоположную сторону, к позиции инопланетной машины.

Альфа тем временем молча лежала в кювете, даже не пытаясь высунуться. Пронесшаяся в считанных сантиметрах от залегших солдат БМП, едва не задавившая Лайтмана, прицельное попадание вражеской бронетехники, буквально испепелившее одного из солдат и отбросившее взрывной волной второго, шквальный огонь со стороны вражеской пехоты, творящейся в эфире хаос - все шло к тому, что группа сейчас заляжет, и поднять бойцов в атаку будет уже почти невозможно. Джеймс выругался, пытаясь найти выход - и в этот момент раздался лязгающий звук, как от падения чего-то большого и тяжелого. Лежащий под скамейкой пулеметчик, явно чувствующий себя бессмертным, торжествующе заорал:
- Fucked drone down!
В следующую секунду где-то на правом фланге, ближе к зданию школы, через дорогу пронеслось три неясные фигуры. Лежащий ближе всего в том направлении "Альфа 8" завопил что-то про "Дельту", схватил гранату и рванул через дорогу, явно намереваясь швырнуть её в сторону пришельцев. Лайтман перевел взгляд с рехнувшегося бойца в сторону поликлиники, увидел здоровенную дыру в заборе, и рванул следом за ним, срывая с разгрузки гранату. Видевший все это Сикорски заорал:
- Covering fire!

К шквальному огню группы выживших не присоединилось только - Батиста, побежавший по кювету вдоль Пионерской в сторону от школы, намереваясь выйти к южной стене дома 35, откуда все и начиналось, да Альфа 1, чей сектор обстрела был скрыт БМП. Вместо этого солдат решил включить рацию.
- Говорит "Альфа-один", "Дельта", осторожно, гранаты, "Коробочка", не задавите своих!

Едва выглянув из-за угла больницы, Штрелер с Гурамом заметили силуэты укрывшихся у ограды врагов. Даже в условиях плохой видимости цели были слишком удобными, чтобы пытаться еще маневрировать. Осадзе дал в их сторону длинную очередь из РПК, а Штреллер добавил из автомата.

Сначала наёмникам показалось, что пришельцы залегли, однако с первыми выстрелами тёмные фигуры пришли в движение... И, так и оставаясь вровень с землёй, рванулись вдоль ограды со скоростью бегущего человека. Вспышки выстрелов разогнали сумрак, и бойцам стало ясно, что всё это время они вели бой не с сектоидами - более всего улепётывающие враги напоминали... Пожалуй что, змей с человеческими руками - хотя торс и плечи их скрывало какое-то подобие кирасы с наплечниками.
0x01 graphic


От столь неожиданного манёвра оба оперативника отстрелялись "в молоко", никого не задев, а стоило Гураму повести стволом вслед неприятелю, как из наушников раздалось предостерегающее:
- "Дельта", осторожно, гранаты!...
Дожидаться самих гранат опытные солдаты не стали, юркнув обратно за угол. Услышав два сухих хлопка, выглянули вновь - чтобы увидеть, как перепрыгнувший останки бордюра Альфа-8 всаживает короткую очередь в голову бьющегося на земле, посечённого осколками змеелюда. Второго интервента и след простыл.
  
   Перепрыгнув через ограду лишь на пару секунд после своего бойца Лайтман рявкнул:
- Где!? - и, получив отмашку куда-то на север, рванул с разгрузки гранату. Бойцы "Дельты", увидевшие перекошенное лицо командира боевой группы, нервно сглотнули. Только потом они вспомнили, что Джеймс махнул им куда-то в сторону дома номер три, и сообразили, что находятся на хорошо простреливаемой позиции, откуда нужно немедленно свалить. Уже несясь к глухой стене деревянного барака, бойцы кинули взгляд на двери больницы и дальнюю часть ограды, чтобы нырнуть в укрытие, на случай если там кто-то есть.

Чуть раньше рывка обоих наемников в проход между зданиями поликлиники улетела брошенная с задержкой граната, раздался взрыв, а секундой спустя, из-за угла малого корпуса, в проход ворвался и сам Лайтман, готовый немедленно открыть огонь. Штурмовал переход он не один, поскольку сразу же после взрыва из-за другого угла выглянул и Джейн, только что прибивший пришельца и жаждущий крови. Хотя особого боевого опыта у него и не было, но базовые тренировки по тактике в его голове держались на отлично, и действовать он собирался точно так же, как и старший офицер - осмотреться, рвануть к противоположной стене, бросить гранату за угол и спрятаться от осколков за колонной. Ну или угостить противника очередью, если таковой там найдется.

Сикорски и Альфа 1, тем временем, увидели что их капитан уже убежал вперед, и синхронно рванули к поликлинике, решив не отставать от своего командира. С раненными остался медик, запрашивающей инструкции по действиям с контуженным бойцом у своего напарника, только что выгрузившегося из БМП вместе с очухавшимся Вальтером. Второй раненный, потерявший руку Альфа 6, получил лошадиную дозу морфина и сейчас лежал в полузабытьи на боку, явно находясь в другом мире. Сожженый плазменным выстрелом остаток руки был залит противоожоговой пеной и неумело перемотан - уж больно сложным был ожог, похожим образом дело обстояло и с пораженными местами на спине. Вместе с морфином парнишка получил и дозу противошокового, поэтому, скорее всего, смерть ему уже не грозила.

Батиста, тем временем, выжег плазменным выстрелом замок на железной двери в подъезд, и бежал по лестнице вверх, намереваясь выйти на крышу здания. Именно он сейчас был единственным из "Альфы", кто контролировал обстановку.
- "Альфа 3", перебежка до дома тридцать-пять, залечь, на углу, контролировать обстановку.
- Есть, сэр. - зачем-то кивнув, Батиста продолжил отдавать команды.
- "Альфа 2", сменить позицию, сектор обстрела вдоль третьего дома на север, бегом!

Дождавшись команды и по свою душу, Изи двинул дрона в поддержку наемникам, заходившим с тыла больницы. Понимая, что ему хватит и одного выстрела, он аккуратно вел машину по дуге, что бы ствол пулемета постоянно смотрел на угол больницы - тогда любая цель, появившаяся из-за угла сразу получала бы очередь. Его дядя в свое время называл такое передвижение "резать пирог". Изи надеялся, что проверенная тактика не подведет и на этот раз с 15 метров он не промахнется...
Единственное, на что он отвлекался - камера правого обзора. При таком движении она смотрела в сторону школы, от которой могло подойти подкрепление инопланетянам.

Периметр вновь открыл огонь. Лейтенант Лян тут же разъяснила ситуацию:
- "Альфа", внимание. Одна цель отступила от ваших позиций и соединилась с двумя оставшимися за домом тридцать один, он теперь у вас по фронту. Там же находится механический объект. Оцепление их заметило и обстреливает, с соседнего участка перебрасывают танк "чёрных касок". Сомнительно, чтобы пришельцы надолго там задержались, полковник предполагает, что они пойдут на прорыв вглубь оцепленного участка.
- Я... - Запыхавшись, начал Лайтман, но договорить не успел. По боевым порядкам словно прокатилась невидимая волна - тёплая, тошнотворная. Офицер пошатнулся, зажимая рот ладонью. Отвратительное ощущение длилось несколько секунд - и задело явно не одних оперативников организации, стрельба со стороны карантинной линии тоже оборвалась.
- Мистер Вашингтон, что с вами? - Хенриксен, кажется, немного "отмерла", её встревоженный голос звучал почти как обычно.
- Три секунды адского похмелья... - Жалобно простонал оператор дрона. - Ушло, но память осталась...
На общем канале раздалось множество согласных голосов. К счастью, змеелюды и их жестяной товарищ тоже замерли, давая бойцам время прийти в себя.
- Я что, одна ничего не почувствовала? - Растерянно спросила Мишель.
- Меня чуть замутило, не более. Может, и не от этого ... - Успокоила её Энн.
- "Альфа", у вас всё в порядке? - Вызвала "База".
- Да, живы... - Откликнулся Джим.
- Все четыре объекта пришли в движение. Движутся по краю парка справа от вас. Предположительно, собираются пройти между домами три и семь в сторону школы.
- Поболтали и хватит. - Старшая канадка чем-то громко лязгнула прямо в микрофон. - Я сменила позицию, но увижу их, только если они прорвутся к Пионерной. Надеюсь, вы им не дадите.

Тихо проклиная инопланетян, русскую зиму и собственное шило, которое привело его в подобное место, Изи отходил от непонятного ада в голове и пытался определится, что делать. Так, его дрон ближе всех из носителей тяжелого оружия, значит раунд два.
Перегнав машину чуток ближе к Пионерской, под прикрытие деревьев, Изи заставил его немного поелозить на месте, утрамбовывая снег и создавая небольшой бруствер из снега. Это должно было уменьшить увод пулемета при стрельбе и защитить от преждевременного обнаружения. После чего взял под прицел проход и включил рацию:
- "Дельта Три, Дельта Четыре", это "Оператор" Колби, Дьюк - держу проход под прицелом, лучше спрячьтесь в дом - сверху этих новых тварей отстреливать.
После чего, отключившись, уточнил у Хенриксен - куда она попала первому диску, и про себя молясь святым Элигию, Георгию и Варваре, стал ждать противника.
  
   Приступ тошноты застал Штреллера в двух шагах от БМП. Скрутило немца серьезно, едва не украсив машину последней трапезой. Слава богу, все это длилось считанные мгновения и Маркус, пошатываясь, забрался в десантный отсек. Осматривать оборудование долго не пришлось.
- "Альфа-Лидер", говорит Инженер, "коробочка" потеряла третий конденсаторный блок, постараюсь его отсечь. На главный калибр можете рассчитывать минуты через три.

- Оператор, "Дельта 3" на связи - отозвался Тревор - вас поняли, входим в дом. На подходе к вам "Дельта 2", аккуратнее.

Колби и Дьюк, стараясь сильно не шуметь, стали пробираться к окнам на втором этаже. Хорошо хоть никто не озаботился установкой железных дверей в барак.
Тем временем Осадзе наконец добрался до дома N3 и занял позицию на углу дома.

- Они больше никуда уже не прорвутся, "Лямбда". - мрачно откликнулся Лайтман, присевшего с винтовкой у самого угла поликлиники. Зрелище шатавшихся и дезориентированных солдат несколько охладило взбешенного офицера, слегка умерив его желание дорваться до ближнего боя с убившими его солдат тварями. В тот момент Джеймс вспомнил, что он уже давно как не рядовой первого класса, а офицер, и от его решений зависят жизни остальных солдат его группы, равно как и исход операции, поэтому сейчас он нехотя вернулся к руководству операцией.
- Я на крыше, сэр. - внезапно откликнулся Батиста, закончивший-таки свой забег по лестницам.
- Видишь дом номер семь? Двор? - в голове Лайтмана внезапно мелькнула смутная идея, как можно подловить этих тварей. Близкий взрыв ракеты явно должен был повлиять на то устройство, которое управляло полетом вражеского дрона, да и "пехоте" он совершенно не понравится. К сожалению, Джеймс не помнил, с какой стороны у вражеского дрона разбита броня - но в общем-то это было и не важно, обстрел будет практически по всей полусфере.
- Смутно, дом скрыт деревьями. На двор обзор средний, деревья и крыша тройки.
- Заряжай ТБГ, жди команды "Дельты" и стреляй в сторону седьмого дома. Не зацепи стену. "Дельта"?
- На связи - с непередаваемым грузинским акцентом откликнулся Осадзе, а следом за ним и пара других бойцов.
- При контакте с пришельцами даете команду "Танго" на выстрел, после взрыва - огонь. "Оператор", если они не сунутся в ваш сектор обстрела, выдвигайтесь вперед.
- Сэр... - откликнулся Сикорски, в этот момент выбивавший окно на втором этаже поликлиники - Я направил Альфу-3 с ПК в тридцать-первый дом, он должен заблокировать пришельцам путь отхода, а сам вместе с "Двойкой" и "Ньюби" держим Пионерскую.
- Отлично! Как начнется стрельба, я с парой бойцов обойду третий дом, займем угол и подрежем пришельцам путь отхода. Если залягут - закидаем гранатами. "Коробочка", выезжайте на Пионерскую и готовьте ПТУР. Цель вы знаете.
- Вижу их... - внезапно откликнулся Тревор, увидев какое-то движение в снежной пелене. Лайтман переглянулся со своими бойцами и осторожно выглянул за угол, готовясь дать отмашку на бросок. Наемник тем временем продолжал - "Танго", цель на...

Ветер улёгся, как по заказу. Более того, в облаках образовалась изрядная дыра, и через неё на далёкую землю глянула бледная луна... Осветив призрачным сиянием движущуюся краем парка группу пришельцев. С крыши высокого дома это выглядело любопытно - скользящий над снежным настом серебристый диск с распоротым верхом, и три следа-полоски в снегу - один впереди него и два по бокам. Полоски, очевидно, оставляли те змееногие вояки, ползущие рядом со своей боевой машиной.
"А ведь на уровне земли их едва разглядишь, пока поздно не станет" - подумал Чарльз, наводя прицельную метку РПГ на диск. - "Хорошо, что я не на земле...".
- Пфффшшууууу!.... - Выстрел опять ударил в землю с небольшим недолётом. "Мини-летающую тарелку" он не зацепил, зато угодил точно в снежную канавку правее неё. Взрыв вбил в землю останки змеелюда и подкинул вверх край диска. Тот не стал отвечать, а ускорился - хотя и не настолько, чтобы обогнать двух уцелевших "пехотинцев".
- Группы, огонь! - Приказал Лайтман. Трассирующие очереди переплелись над боевой машиной врага, та ускорилась ещё больше...
С дроном Х-СОМ они столкнулись почти лоб в лоб - словно шериф и злодей на улице пропылённого городка из старого вестерна. Диск резко затормозил, клюнув "носом". Светящаяся полоска стала наливаться голубым мерцанием, рядом вскинулись из снега змеелюди, поднимая винтовки...
- Слишком медленно, ублюдок. - Сказал Иезикиль, вдавливая гашетку. "Браунинг" затрясся, изрыгая струю свинца пятидесятого калибра. После третьего попадания в "поясок" металлический пришелец превратился в огненный шар, разбросав вокруг мелкие обломки...
Вылетевший на шоссе БМП остановился, целя пушкой в то место, где только что был отряд неприятеля.
- Мнда... - Протянул Виталий, регулируя настройки ночного прицела. - Опоздали. Но воронка красивая... Только дрона жалко.
На крыше Мишель Хенриксен перекатилась на спину и помахала Изи:
- Мистер Вашингтон, а вы любите старый Голливуд, верно?...

...В облачной прорехе мелькнула огромная тень бомбардировщика, на мгновенье затмившая лунный свет...
  
   Изи опустошенно смотрел на экраны пульта, на которых издевательски светилось "Нет сигнала"... Из этого состояния его вывел голос Хенриксен, спрашивавшей про Голливуд.
- А кто его не любит? - чисто на автомате ответил Изи, после чего обернулся и увидел как Мишель переворачивается обратно с улыбкой на губах, которая на мгновение сменилась гримасой боли. Удивленный этим парень попросил:
- Эм, у вас там был такой замечательный бинокль. Не одолжите мне до конца операции - я тогда с другого края крыши понаблюдаю за школой.
Наблюдая, как осторожно Мишель тянется к карману, он быстро перехватил поданный бинокль и подошел к позиции МакГрин:
- Не подскажете, на что стоит обращать особое внимание? - И после инструктажа, убедившись что Хенриксен опять сконцентрировалась на винтовке, тихо прошептал Энн - присмотритесь, у Мишель плохо двигается рука, это нормально?
После чего переместился на присмотренное место и потянулся к микрофону:
- Всему "полю", это "Оператор". В связи с потерей дрона, приступил к наблюдению за школой со своей текущей позиции...

Дрон погиб красиво, можно даже сказать эффектно. А "спецеэффектами" снесло последних змеелюдей, а в доме повылетали окна, так что Колби с Дьюком едва не посекло осколками в качестве расплаты за зрелище.

В это время у школы было тихо, сколько Иванов с подопечными не всматривались в окна, как пристально не следили за двором - ни одной вражеской фигуры так и не промелькнуло.

- А пахнет то вкусно... - задумчиво протянул Джейн, глядя как командир оперативной группы беззлобно пинает хорошо прожаренный труп змееподобной твари. К тому моменту, как импровизированная штурмовая группа вырвалась из-за угла здания с штурмовыми винтовками наперевес, все уже было кончено. От вражеского дрона осталась только дымящаяся воронка, а сопровождавшие его пехотинцы, скорее всего, были равномерно рассредоточены по территории в сотню квадратных метров. Буквально в десятке метров от эпицентра взрыва стоял ошарашенный Гурам, выживший только благодаря тому, что залег в забытой коммунальными службами дыре в земле. Взрывная волна прошла над его головой, в хлам раскурочив дрона несколькими метрами поодаль, а сам грузин получил лишь порцию снега за шиворот.

- "Одинадцатый"... - устало протянул Лайтман, садясь прямо на прожаренные остатки ксеноса и доставая из сумки чудом уцелевший планшет. Прикрывавшим его штурмовикам он чуть ранее приказал разведать, что там дальше, за седьмым домом, и сейчас командира прикрывали только выглядывавшие из окон бойцы "Дельты". - Доложить о состоянии раненых.
Вместо "Альфы-11" ответил, почему-то, Хэмиш.
- "Седьмой" пришел в себя, сэр, но... - в этот момент на заднем плане послышался возмущенный вопль бойца, и Хэмиш почему-то быстро исправился - и судя по всему, к бою он готов.
- А что с другими? "Альфа-девять" точно мертв?
- От него ничего не осталось, только пепел.
- Damn it.
- С "Альфой-шесть" немногим лучше. Ему сожгло левую руку, и серьезно задело спину. Сейчас он в отключке, мы вкатили ему противошокового и морфин, залили ожоги пеной и перебинтовали, но... он больше не боец, сэр.

Выругавшись, капитан встал и напоследок еще раз пнул труп пришельца. С учетом вышедшего из строя дрона, пары безвозвратных потерь, да еще и при наличии двух контуженных бойцов - себя к таковым, Лайтман, разумеется, не причислял - группа заметно потеряла в огневой мощи. Тем не менее, висящие в воздухе бомбардировщики недвусмысленно намекали, что задание нужно выполнить, иначе все эти потери будут абсолютно бессмысленны. Проведя короткий опрос командиров взводов о потерях - не считая все еще не приведенного в порядок БМП, таковые отсутствовали - капитан вызвал на связь Киу. Девушка традиционно ответила незамедлительно, словно ожидая вызова.
- "База" на связи, "Альфа-лидер".
- Докладываю о результатах огневого контакта. Уничтожено четыре единицы пришельцев нового типа, и две единицы вражеской бронетехники. Потери оперативной группы - короткая пауза - один-двести, один-триста, в срочной эвакуации не нуждается, стабилен. Уничтожен дрон "Оператора". Боеспособность группы не пострадала. Провожу перегруппировку и приступаю к выполнению боевой задачи. "Альфа-лидер", доклад закончил.
- Принято, "Альфа-лидер". Удачи.
- Сэр - незамедлительно после пожелания девушки на волне раздался голос Сикорски - у вас будут дальнейшие приказания?
- Их будет чертовски много...

Следующие десять минут оперативная группа ХКОМ действительно не имела возможности отдохнуть. Пара штурмовиков провела осторожную разведку во дворах жилого квартала вдоль Пионерской, добравшись до стоящего неподалеку от детского сада дома. В инфракрасном свете приборов ночного видения бойцы сумели различить новенькую бело-синюю табличку с номером "11", висящую на потемневших от старости досках дома, а дальше, где-то за зданием детского сада - яркий свет фонарей и силуэты солдат. Оба бойца прекрасно помнили о нервной реакции солдат оцепления на попытку приблизиться к охраняемому периметру, и поэтому они благоразумно решили прекратить движение в ту сторону, и доложили Лайтману о том, что все чисто.

Сам командир тем временем по новой разбил солдат по отделениям, поскольку понесенные отрядом потери делали бессмысленной старую организационную структуру. Дельта, в полном составе вернувшаяся на свои позиции южнее школы, была усилена близнецами из бывшего отделения "Ньюби". Сам Вальтер, вместе с Сикорски и парой ушедших на разведку бойцов, оказались в составе одного штурмового отделения с общим позывным "Черный", а Батиста, оба уцелевших ветерана с пулеметом и снайперской винтовкой, контуженный боец, а также оба медика, по новой сформировали отделение "Танго". При этом Батиста отдал свой плазменный пистолет Вальтеру, которому тот явно был нужнее.

- Ситуация на данный момент складывается такая - объяснял группе свой замысел Лайтман, когда бойцы более-менее привыкли к новым позывным, раненный был уложен в десантном отсеке БМП и нормально перевязан, а отделения заняли исходные позиции. - В данный момент школа находиться в окружении. Блокада не слишком надежна, поскольку сектор обстрела на восточную сторону школы со стороны "Дельты" прикрывает угол здания, а со стороны дома одиннадцать - парковая зона, однако уходить пришельцам особо и некуда - если они пойдут в том направлении, то упрутся в оцепление и будут вынуждены уходить во дворы с восточной стороны Южно-Якутской. Там им ловить будет нечего, поскольку мы их быстро прижмем и либо перебьем, либо выдавим на оцепление. Поэтому я не думаю, что они попробуют уйти из школы в том направлении. На севере и западе ситуации не менее благоприятны для нас, и единственное направление, представляющее для нас угрозу - это юго-восточная часть сектора оцепления. Зачистка там так и не была произведена, поэтому, "Дельта", возможна попытка прорыва мимо вашей позиции, либо по направлению к школе, либо наоборот. После начала операции я запрошу у "Базы" свет по всей этой улице и во дворах - это затруднит перемещения пришельцев, но опасность все равно сохраниться.

Бойцы, залегшие в относительном тепле зданий, слушали командира со всем вниманием. Фактически впервые за всю операцию рядовые оперативники смогли увидеть происходящее глазами своего командира, и получить полное представление о планируемой операции. Да и интонации офицера прекрасно дополняли общую сухость и лаконичность фраз.

- По моему сигналу, "База" включает центральное освещение по Южно-Якутской и вокруг школы, что вполне может вызвать ответную реакцию со стороны пришельцев. В случае пальбы это поможет демаскировать их позиции, но хватит и того, что пришельцы начнут нервничать и ждать атаки. А атаковать мы не будем. "Альфа-1" и "Альфа-8" в данный момент находятся внутри дома одиннадцать по Пионеров, в то время как большая часть "Танго" находиться в близлежащем доме под номером семь. Их наблюдения вместе с данными БПЛА позволяют предположить, что в лесу перед школой пришельцы отсутствую. После того, как включится свет, мы еще раз осмотрим позиции, и немного поиграем на нервах пришельцев. "Альфа-Танго" выпустит осколочную ракету по двору перед школой, а "Коробочка" и "Альфа-2" начнут вести беспокоящий огонь. После непродолжительного обстрела "Коробочка" произведет залп дымовыми гранатами и по лесу перед фронтальной частью школы, если они так и не демаскируют себя, и сменит позицию, во дворы, ближе к позиции штурмовой группы. Обстрела со стороны оцепления можно не боятся, они получат соответствующий приказ. И после этого... мы выключим свет возле школы. Пришельцы явно будут ожидать атаки с фронтальной стороны, но тут в дело вступит "Дельта". Выдвинувшись из здания таможни к южной стене здания они произведут имитацию штурма, подавив всякую активность в окнах и закидав коридоры гранатами, но лезть вперед не будут, лишь продолжат изображать попытки штурма. И в это время, с северной стороны школы, выдвинется БМП в сопровождении штурмового отделения. В случае обнаружения активности противника в окнах - она подавляется плотным огнем, а если нет - подходит к школе тихо, и без стрельбы. И тут наступит вторая фаза операции...
  
   Как известно, неприятности в одиночку не ходят. Но есть у них и ещё одна особенность - дождаться, когда предыдущая волна проблем схлынет, и люди решат, что вроде бы всё идёт по плану, и вот тут-то себя и явить...
Монолог капитана Лайтмана был прерван внезапным вызовом по каналу авиагруппы.
- "Альфа", это "Воздух". - В голосе пилота звучала тревога. - "Медведи" уходят.
- Что?
- Они разбились на две пары и уходят на юг и восток, набирая скорость. Не думаю, что их так убедили ваши успехи...
- Да-а... - Протянул один из русских оперативников. - Что-то гладко всё пошло, тут явилось западло...
- Дисциплина в эфире. - Одёрнул Лайтман, но тут в радиоканал вклинилась "База".
- "Звено-1", нам только что передали информацию о том, что сверхмассивный НЛО входит в воздушное пространство над районом операции. По всем показателям - этот тот же самый корабль, и спускается он по той же траектории. Если всё верно, он начнёт торможение на высоте в пять тысяч метров - считайте это точкой перехвата. Приказ наземной группе - выжидать. В случае, если "Звено-1" не остановит противника - отступить до его посадки.
Киу пощёлкала клавишами - это было слышно даже через рацию. Продолжила:
- Новый спутник наблюдения ещё не вошёл в зону, однако с помощью оптики ему удалось сделать снимок НЛО сверху. Передаю картинку.
На экранчике планшета засветилась размытая фотография. С такого ракурса судно пришельцев смахивало на карикатурное изображение конфеты...
0x01 graphic


За кабиной рев ветра, рокот турбин, в кабине - тишина, слышно только, как работает обдув остекления. Восприятие изменяется, Пенг уже не отделяет себя от машины, а машину - от себя. Все внутренние и внешние системы истребителя, аэродинамические плоскости крыльев, стабилизатора - это продолжение его организма, его чувств и ощущений. Условности привычной земной жизни окончательно отошли на второй план, будто бы растворившись в небе. По-иному воспринимается время, по-иному - пространство. Также и появление нового врага: Пенг не разделяет его на экипаж и корабль - он видит единую цель, анализирует характеристики, просчитывает шансы.

- У русских есть выражение, - Ларс выходит на связь, - что большие шкафы громко падают.

- Так точно, Четвертый, и сейчас мы попробуем его завалить...

- И грохота будет! - смеется Маккензи, но за смехом скрывается неуверенность, прячется страх.

- Попробую пощупать, мягкое ли у этой твари подбрюшье, - продолжает Пенгфей, - прикрой.

- О 'кей, - отзывается Ларс привычно, и пара истребителей уже у точки перехвата.

Капитану Ли вспоминается детский дом, как его поколотили два забияки из младшей группы. Обидно было до слез, и Ву тогда спрашивал, что стряслось, вот только признаться было еще страшней. Ситуация та же, но со сменой ролей - теперь в роли забияк они с Ларсом. Внимательно следя за кораблем-исполином, Пенг наводит целеуказатель на область плоского днища, и выпускает подряд две ракеты. Вираж, и вся надежда на Ларса - ведомый, не подведи!

Маккензи не отстал от командира - ещё две ракеты и уклонение, как по учебнику. Корабль тоже не стал медлить с ответом. Две алые точки разгорелись под его "крыльями" и от них к мчащимся ракетам потянулись лазерные лучи. Первая пара Р-77, выпущенная Пенгом, пересеклась с одним из лучей и обратилась в пламя. Второй паре повезло больше - корабль успел перехватит лишь одну из ракет, вторая ударила в подбрюшье судна. Вспышка взрыва на туше звездолёта смотрелась не очень убедительно...
Выходя из виража, Пенг одновременно пытался составить план новой атаки, но ему не хватило времени - радар начал выдавать новые метки...
- Ту-95 из восточной группы запускает ракеты! - Ларс тоже заметил на экране зелёные точки. - Компьютер распознаёт их как Х-65СЭ! Пять... Шесть штук!
- "Звено-1"! - Ли едва не вздрогнул - вместо Киу на связи был лично полковник Краснов. - Новый план! Как только пришелец откроет заградительный огонь, атакуйте его системы вооружения и подавите, помогите ракетам прорваться!
- Есть. - Ответил Пенг, глядя через кокпит как на корпусе звездолёта вновь разгораются рубиновые точки. Все на одном отростке, одна снизу, две сверху, по краям... И ещё две - на центральной секции, с этой же стороны...

- Четвертый, за тобой нижняя полусфера, - отчеканил Пенг. - Боезапас еще есть, в крайнем случае, ударим крупным калибром.

- Слону дробина... - отозвался Ларс. Разбирайся капитан Ли в русском более хорошо, у него бы сложилось впечатление, что Маккензи зазубрил словарь идиом...

Маневрируя в вертикальной плоскости, истребители приблизились к гирлянде инопланетных орудий. Самому кораблю-исполину, казалось, было все равно: он двигался по прежнему курсу, с прежней же скоростью. Пенг, выполнив "горку", выпустил по центральной и верхней секции три ракеты, и тут же отработал вертикальными рулями, уходя от вспыхнувших алыми зрачками точек. Форсаж, перегрузка, и перед глазами пляшут уже не красные, а черные точки...

Ларс отправил одну из ракет в сторону нижней секции, другой ударил по центру, и, меняя угол полета, прянул в сторону. Пара истребителей напоминала пираний, осмелившихся посягнуть на огромную рыбину. Нет, в прямом столкновении у пилотов X-com не было б шансов - не та весовая категория, а вот отвлечь на себя залп орудий - вполне. Главное, чтобы не пришлось тянуть время слишком уж долго...

Орудия НЛО послали раскалённые лучи куда-то во тьму, и три метки крылатых ракет погасли на радарах. А мгновеньем позже перехватчики нанесли ответный удар. Все выстрелы Пенга поразили цели, оставив на центральном сегменте корабля три чёрных пятна. Кажется, корпус не был пробит, однако пушки средней больше не стреляли. Ларс был не столь успешен - одна из его ракет попала под луч, и взорвалась. И всё же ему удалось вывести из строя нижний лазер. Второй залп по приближающимся Х-65 произвели лишь два орудия на углах "придатка" (за неимением лучшего, Ли прозвал их "поплавками", хотя пришелец слабо походил на гидросамолёт).
- Ещё одну выбили! - Скрипнул зубами Маккензи.
- Успокойся, второй заход всё равно не успе....
Пара стремительных теней вырвалась из облаков и промчалась мимо перехватчика Пенгфея. Противокорабельные ракеты настигли добычу и теперь мчались к ней, вжимая всю мощность двигателей. За долю секунды до столкновения уцелевшие лазеры звездолёта успели выстрелить ещё раз, каждый по своей цели. Вихрь огня и стали скрыл НЛО от глаз пилотов...
Когда дым рассеялся, корабль чужаков всё ещё был цел. Однако лунный свет и зоркие глаза китайского лётчика позволили заметить, что в атакованном "поплавке" зияет дыра впечатляющего диаметра, и весь борт с этой стороны искорёжен и покрыт вмятинами... Пришелец не стал демонстрировать упорство. Прекратив торможение, он начал уходить вверх - всё быстрее и быстрее.
- "База", противник получил повреждения и отступает. - Отрапортовал Ли.
- Принято. Не преследовать. Получить топливо у заправщика и возвращаться на базу для пополнения боекомплекта.
- Есть.
- А "Медведи" опять идут к городу. - Обратил внимание ведомый. - Кроме того, который отстрелялся, этот уходит на восток.
- Скажем ему спасибо. - Вздохнул Пенг, просчитывая курс для встречи с заправщиком.

* * *

- Я надеялась на фейрверк получше. - С напускным разочарованием сообщила всем оперативникам по открытому каналу Мишель. - У вас, наверное, вообще ничего видно не было... А облака редеют, между прочим... И снег перестал.
Пламенный отблеск в небесах медленно угасал...
  
   - Значит, можно больше не ждать, что нам на голову свалиться инопланетный крейсер? Какая досада. - меланхолично откликнулся Лайтман, устало привалившийся к стене дома. Киу уже успела проинформировать оперативников о исходе воздушного поединка, и сейчас солдаты постепенно отходили от нервного напряжения, вызванного сообщением о появлении НЛО. Конечно, те твари, с которыми приходилось сталкиваться оперативникам на земле, были ничуть не менее опасны - в конечном итоге, какая разница, что именно тебя убьет? - но с ними, по крайней мере, можно было бороться. А вот томительное ожидание исхода воздушного поединка, который, вполне вероятно, решит и исход твоей собственной жизни - напоминало солдатам о их беспомощности перед лицом инопланетной угрозы. Кто-то нервно хохотнул в темноте, неподалеку от Лайтмана. Внезапно открытый канал опять ожил. Судя по голосу, это был Батиста.
- Ну почему мне всегда так не везет? Я только понадеялся сбить крейсер из РПГ... - разочарование в голосе старшего сержанта было настолько искренним и пародирующим похожие интонации в голосе Мишель, что Джеймс нехотя улыбнулся. Призывать солдат к порядку в эфире он не стал, давая им выговориться, и если бы какой-нибудь радиолюбитель подслушивал бы сейчас переговоры оперативной группы, то он бы получил несколько интересных поводов к размышлению.

Сам же капитан, пока в эфире шла болтовня, задумчиво размышлял над причинами, по которым корабль пришельцев опять появился над городом. Высадка очередной волны десанта? Слишком малые силы для этого... а второй же вариант казался офицеру слишком глупым, чтобы даже думать о нем. Однако, вспоминая свой опыт общения с пленным пришельцем, Джеймс все больше и больше склонялся к мысли, что Мерфи был прав, и если что-то глупо, но может быть истинно - значит, это не глупо. Сектоид, с его мечтой о бифштексе чем-то напоминавший подростка, не производил впечатления храброго солдата, который готов был сражаться до конца. Предыдущие бои так же показали, что это существа склонны к панике и не слишком-то хотят умирать. И сейчас Джеймс пытался представить, как на инопланетное существо должна была отразиться новость о том, что прибывший для их эвакуации корабль - идея, что пришельцы собрались сбросить сюда еще одну группу солдат, была явно абсурдной - серьезно поврежден и уходит обратно, оставляя десантную группу в одиночестве и темноте? Что бы сам Джеймс подумал, если бы его группу бросили на чужой планете, в холодных стенах чуждого и незнакомого города, наедине с вражескими солдатами - которые ходят где-то там, снаружи? Что бы сам Лайтман ощутил, когда слышал яростные звуки перестрелок с Чужими, после которых вступившее в контакт подразделение замолкало бы навсегда? И ведь пришельцы, в отличие от людей, не знали, ради чего они сражаются и не были готовы умирать за идею. В бой их вела чужая воля, необоримая и безжалостная. Вот только сегодня у пришельцев появились поводы усомнится во всевластии их лидеров. Скорее всего, командир группы чужих, не обладавший опытом командира оперативной группы ХКОМ в городских боях, был крайне удивлен, встретив сопротивление. Сначала их операция проходила без всяких помех, но затем... но затем, кто-то за считанные секунду уничтожил сперва один из его отрядов, а потом так же быстро расправился и со вторым. Их лидер сообразил, что столкнулся с чем-то нетипичным и крайне опасным, собрал всех своих солдат в здании школы, и попробовал остановить людей с использованием наиболее тяжелых боевых единиц, которые были в его наличии. Попытка провалилась с оглушительным грохотом, и он отдал команду солдатам на отход - а затем, внезапно, потерял всех. Понимая, что не сможет сделать хоть что-то, пришелец наверняка решил занять глухую оборону и запросить эвакуацию... которая была сорвана. Эта ситуация была так... человечна, что Джеймс едва не решил, что все его выводы - полный бред, который нужно было выбросить из головы. Но затем он снова вспомнил о Мерфи. Смутно вертящаяся у него в голове идея могла сработать.

- Говорит "Альфа-лидер" - внезапно раздавшийся на общей волне спокойный голос командира группы перебил чью-то остроумную шутку о Чаке Норрисе, и расслабившиеся оперативники внезапно осознали, что сделали что-то не то. К их удивлению, призывать к дисциплине в эфире Лайтман не стал. - "База", как слышите, прием?
- "База на связи, "Альфа-лидер".
- Запрашиваю одобрения со стороны руководство для выхода на связь с блокированной группой противника, ради выставления им требования безоговорочной капитуляции.

- Разрешаю одну попытку. - После долгой паузы ответил Краснов. - При условии, что не будете подставляться. Не выйдет сразу - идите на штурм. Несмотря на наличие внутри предположительно ценного оборудования, санкционирую применение тяжёлого вооружения без ограничений. Под мою ответственность. Остаюсь на связи.

- "База", вас понял. Приступаю. - немедленно отозвался Лайтман, чувствовавший себя удивительно спокойным. Как будто не в телепатический контакт с пришельцами вступить собирался, а заблокированным в здании федаинам предложение о сдаче собрался выдать. Правда, как именно выйти на контакт с пришельцами, Джеймс не знал, и чувствовал, что ему придется доложить Краснову о отсутствии какой-либо реакции со стороны чужих, но... попробовать он был должен.
Отдав обеспокоенному безумной идеей своего командира Вержбовски плазменный пистолет и винтовку, а заодно и разгрузку с гранатами и ножом, Лайтман, вместо того чтобы идти на улицу, уселся поудобнее и посмотрел в сторону видневшейся через дорогу школы. Он помнил отчет биологов о физиологии сектоидов и понимал, пытаться общаться с сектоидами как с людьми практически бесполезно. Услышать то они его услышат, а вот смогут ли понять? Телепатия все еще казалась офицеру чем-то абсолютно нереальным, и то, что он собирался сделать сейчас - он решил сделать просто ради эксперимента, помня, что в прошлый раз ему не пришлось привлекать внимания чужого для того, чтобы начать общение.
Во-первых, Джеймс попробовал успокоится и выкинуть все мысли из головы. Восточными практиками он никогда не увлекался, считая их полным бредом, но тем не менее иногда прибегал к этому приему, когда сталкивался с особо трудной проблемой, вроде как сейчас. Расслабившись, Лайтман попробовал представить себе сектоида, как он его помнил, во всех деталях. Небольшой рост, серая кожа, тонкие руки и ноги, огромная, относительно тела, голова с миндалевидными глазами на половину лица, маленький рот и узкий нос.... Повертев картинку в голове, Лайман попробовал вспомнить то чувство, возникшее у него при общении с пленником - неуловимое ощущение эмоций и образов, приходящих извне. Теперь он сосредоточился на нем, продолжая держать картинку сектоида в голове, страстно желая снова почувствовать что-то похожее.
Джеймс практически не верил, что ему удастся "докричаться" до засевших в школе пришельцев. Расстояние было довольно велико, да и в наличие у себя телепатических способностей американец не слишком-то верил. Но если его попытка не сработает, то он сможет выйти на улицу, и добраться до придорожного кювета, откуда можно будет попробовать докричаться до чужих, повторяя это чувство. Наверняка крики привлекут их внимание, а стрельба - ну, там они его не достанут.

Вопреки ожиданиям, отклик капитан получил. Повторяя прошлый опыт - не совсем такой, как ожидалось. Ему показалось, что он вновь чувствует чужие мысли в своей голове - но это были мысли нескольких разных существ. Сложно объяснить - но как будто он услышал одновременно бормотание четырёх или пяти голосов. Совершенно одинаковых, правда, но всё же... Голоса были, без сомнений, испуганными - именно то, что ему требовалось. Вот только дождаться отклика Джим не успел - испуганное бормотание вдруг перекрыла волна ярости. Такая, что землянин невольно стиснул кулаки, будто сам на кого-то разгневался. Множество гневных "голосов", подобно рёву взбешённой толпы, перекрыло шёпот испуганных. Лайтман охнул, и схватила за виски, пытаясь отгородиться от яростных воплей. Получилось сразу, будто радиоприёмник выключил. А несколько секунд спустя из окон вестибюля и откуда-то со второго этажа беспорядочно ударили плазменные винтовки и ружья мутонов... Длинные очереди обрушились на примыкающий к школе лесок, перешибая тонкие молодые деревца и выбивая щепу из старых стволов...

- Damn it... - простонал ошарашенный офицер, абсолютно не ожидавший подобного. Случившееся казалось ему абсолютно нереальным, невозможным - но открытый противником шквальный огонь был на редкость убедителен. Находящиеся рядом с ним солдаты уже заняли позиции у окон, готовясь отражать внезапную атаку, и только Вальтер с тревогой смотрел на своего командира. Джеймс показал ему большой палец.
- "База", говор...
- Что там? - немедленно отозвался Краснов, перебив Джеймса.
- Они не сдадутся.
- Вы знаете приказ.
- Так точно, сэр. Приступаю к выполнению. - встав, капитан позволил Вальтеру надеть на него разгрузку, и ненадолго замолчал, собираясь с мыслями. Штурмовая группа молча смотрела на командира, абсолютно не понимая, что именно сейчас произошло.
- Говорит "Альфа-лидер". Противник отказался от переговоров. Оперативной группе отдан приказ на штурм. Также, командованием санкционировало применение тяжелого вооружения, без ограничений. Группа, слушай боевую задачу. - пауза - "Танго" и "Гамма", по сигналу, прицельный огонь по позициям противника, цель - окна второго этажа. Использование осколочных снарядов к РПГ разрешаю, использование тяжелого вооружения БМП разрешаю. "Лямбда", поиск целей свободный, приоритет - мутоны. После ликвидации или подавления противника, а также в случае ответного огня - задымление территории и смена позиций в соответствии с разработанным планом. Дальнейшие действия в строгом соответствии с планом. Группа, снять ПНВ, приготовиться к бою, тридцать секунд. "Альфа-лидер" вызывает "Базу", сигнал "Свет", повторяю, сигнал "Свет".
  
   - "Альфа-Лидер", главный колибр к бою готов, но у вас два, максимум три выстрела - отчитался Штреллер.
В ответ на внезапный огонь пришельцев "Дельта" начала отвлекающий маневр. Первым делом к южному торцу школы полетели дымовые гранаты. Бойцы "Ньюби" и Осадзе открыли огонь по окнам первого и второго этаже, стараясь создать впечатление массированной атаки. Следом, пока дым не успел закрыть обзор, Дьюк отправил две гранаты "Лавины" в окна второго этажа.

- Ньюби, занять позицию у выезда на улицу, на вас контроль Южно-Якутской - это уже Иванов давал последние указания после команды Лайтмана к атке - Гурам, продолжать подавляющий огонь, "Дельта 3", "Дельта 4", к торцу школы, бегом!
Сам снайпер сместился к ближе к перекрестку, так, чтобы держать в поле зрения южный торец и вестибюль.


Конечно, то что орудие могло произвести всего два-три выстрела немного расстраивало Виталия, но с живой силой противника можно было справиться и с обычным вооружением, да и ПТУР оставался, на крайний случай. Как оказалось, рельсотрон даже при непрямом попадании по противнику, способен нанести неплохой урон ударной волной. Поэтому наведя основное орудием на пространство между окнами школы, откуда ещё недавно вёлся огонь, Краснов взял управление пулеметом на себя, приказав наводчику сесть за орудие. Как только последует сигнал, БМП должно было разрушить внешнюю стену школу, после чего расстрелять образовавшийся проём из пулемета. После чего планировалось продолжить исполнять план Лайтмана.

Ответные залпы наёмников, данные почти вслепую, принесли мало толку, но затем прозвучала команда Лайтмана. Вокруг здания вспыхнули фонари и штурм начался.
Огонь со второго этажа велся лишь из двух окон, примыкающих справа и слева к выступу холла - оттуда короткими очередями били из тяжёлой плазмы мутоны. Живучесть этих тварей была известна, потому после Дьюка по этажу отработали РПГ и рэйлган броневика. Белая "шпага" сжатого воздуха, выплюнутая орудием БМП вслед за болванкой, пронзила здание навылет, вырвав кусок крыши - стены её даже не задержали. Оконный проём утонул в облаке пыли. Секундой позже то же самое произошло и со вторым окном - туда влетела ракета гранатомёта. Пыль не давала толком разглядеть результаты обстрела, но вражеские стволы, по крайней мере, замолчали.
- Пушка опять сдохла! - Пожаловался наводчик Виталию, стуча кулаком по казённику.
- Уже не важно. - Командир экипажа вдавил гашетку, и ПКТ застрочил, со звоном протягивая ленту. - Пускаем дым и меняем позицию!
Дёрнувшись взад-вперёд, БМП-2 "попятился", развернулся на месте (башня при продолжала удерживать фойе в секторе обстрела пулемёта) и рванулся в обход больницы. На память инопланетным гостям остались лишь предварительно отстреленные дымовые шашки...

Выпустив ракету по зданию школы, Батиста закинул трубу РПГ на плечо и побежал вниз по лестнице. Остальные члены группы "Танго" все еще вели огонь в сторону школы, выпуская короткие очереди куда-то в разгорающийся дым. Стрельба велась не сколько для поражения противника, сколько для дезориентации и имитации штурма школы - впрочем, задерживаться на старых позициях не стоило, поэтому Альфа-2, выпустив пару длинных очередей в надежно укрывшую школу дымовую завесу, выбросил короб с патронами и побежал к выходу из школы. Там он встретился с Батистой и снайпером, и уже в сопровождении товарищей побежал в сторону дома номер девять по улице Пионеров.
- "Танго", вижу вас. - сообщил Лайтман, контролировавший перемещение своих солдат из окна. БМП уже стояла внизу, дожидаясь сигнала о начале штурма, там же находились и остальные члены штурмовой группы, дожидавшиеся только огневой поддержки со стороны "Танго". К тому моменту, как Альфа-2 с пулеметом занял позицию в здании, обеспечивая прикрытие для бегущих в придорожный кювет товарищей, Лайтман уже был внизу.
- "Танго" "Лидеру", мы на месте.
- Принял. Группа - на штурм!
В следующую секунду штурмовики ХКОМ высыпались из здания, рассчитывая что бойцы "Танго" прикроют их на тот случай, если из окон северной части школы начнется стрельба, и побежали вперед. Левее солдат ХКОМ ехала БМП, держащая под прицелом противоположную часть школы. В числе штурмовиков бежал и Лайтман, успевший мельком заметить как Батиста заряжает последний оставшийся термобарический снаряд - перед этим он выстрелил осколочным - и целится куда-то в сторону школы, явно дожидаясь появления противника. Впрочем, скорее всего ему не пришлось бы стрелять, поскольку с южной стороны школы слышалась непрерывная пальба, и все пришельцы наверняка ушли туда. Когда штурмовики ХКОМ выбьют окно и заберутся внутрь - начнется зачистка второго этажа. Главное - без помех влезть туда, потому что если второй этаж будет занят, то план придется менять.
  
   Пришельцы, похоже, потеряли всякую организацию, поскольку увлечённо ввязалась в перестрелку с отвлекающей группой и начисто проморгали штурмовую - хотя рёв двигателя БМП был слышен даже сквозь канонаду. Броневик подкатился к самой стене, ткнулся в неё скошенным носом, отвернув башню орудием назад. Прапорщик Сикорски первым запрыгнул на крышу боевого отделения, сходу прикинул, что для других бойцов окно второго этажа расположено высоковато и без лишних слов упёрся спиной в стенку, сложив ладони в "подножку". Первым наверх пошёл Вержбовски, как лучше всех подготовленный и бронированный. Выждав секунду-другую и убедившись, что сержант не открывает огня, товарищи последовали за ним.
На первом этапе штурма ударный отряд не встретил противника вообще. Всё, что напоминало о недавнем наличие здесь неприятельских сил - это развороченный оконный проём, здоровенная дыра в потолке, оставленная снарядом рельсотрона, а также половина тяжёлой плазмы (задняя, с рукоятью и магазином) и какие-то зелёно-фиолетовые ошмётки - всё, что осталось от мутона, слишком плотно познакомившегося с разогнанной до гиперскоростей болванкой. Группа без проблем выбралась в коридор.
- Пулемёт на лестницу! - Скомандовал Лайтман, дублируя слова жестом. Джейкоб скинул с плеча М249 и занял позицию у косяка, беря не прицел лестничную клетку.
- Проверить помещения!
Оперативники рассыпались по комнатам, захлопали гранаты, которые в качестве приветствия летели в каждую комнату прежде, чем туда врывались бойцы... Взрывы привлекли внимание - на лестнице послышался топот. Земляне были готовы к этому. Стоило головам двух сектоидов показаться над краем пролёта, как Сикорски зажал спусковой крючок. Длинная очередь прошлась по обеим серым макушкам, и оба инопланетянина кувырком полетели по ступенькам, роняя оружие - винтовку и пистолет. Зелёная кровь брызнула на грязную побелку стен.

Внутри школы один за другим загрохотали взрывы гранат. Штурмовая группа начала зачистку второго этажа и особого смысла создавать видимость атаки на юге уже не было.

- Сим, Тревор, идете внутрь через окно мастерской. Гурам, на тебе контроль коридора и южной лесницы через аварийный вход, внутрь не входить.
Иванов расчитывал зажать пришельцев между двумя штурмовыми группами, не давая им снова организовать оборону.
- Ньюби 2, прикрываешь группу с западного направления, не дай бог, кто-нибудь на задний двор вылезет.

Колби и Дьюк оперативно проверили кабинет трудов - пусто. Дальше по плану требовалось проверить коридор, что и было сделано по опыту коллег - в направлении дверей спортзала полетели осколочные из подствольника и "Лавины"...
Иванов, следящий за окнами вестибюля, заметил тщедушный силуэт и плано нажал на спуск...

То, как мотыльнулась голова сектоида у окна, прежде чем он упал, не оставило сомнений - пуля нашла свою цель. Лейтенант выдохнул, опуская винтовку...
ВОГ-25 разорвались с более звонким звуком, чем Ф-1 группы Лайтмана, однако предсмертных воплей пришельцев, увы, за хлопками не последовало. Наёмники выскочили в коридор, держа под прицелом проход в вестибюль. Из-за угла как раз высунулась лапка пришельца, сжимающая плазменный пистолет. Ухнул выстрел, но так как сам вторженец не изволил высунуть голову и посмотреть, куда метит, заряд плазмы достался стене коридора буквально в трёх метрах от стрелка...
  
   - Снял двоих. - доложил Сикорски, поудобнее перехватывая пулемет. Лайтман, как раз в этот момент вломившийся в очередной класс, выбив дверь ногой, ответил практически моментально - на время штурма все гарнитуры были переведены в режим постоянной трансляции, чтобы не отвлекаться на переключение режимов.
- "Черный", принял. "Первый", "Восьмой" к другой лестнице, прикрываю.
- Есть сэр. - оба бойца, занявшие позиции в большом зале, находящемся прямо над фойе, высунулись в коридор и пошли вдоль стен, осторожно толкая находящиеся перед ними двери чтобы солдат с другой стороны коридора мог оценить обстановку внутри. Высунувшийся из комнаты Лайтман в это время держал под прицелом дверной проем, ведущий на лестничную площадку, в то время как спину ему и штурмующим бойцам прикрывал Вальтер и Сикорски, не дававшие высунутся сектоидам на лестнице. Впрочем, те и не пытались.
Тем временем бойцы, проверявшие комнаты, наткнулись на абсолютно развороченный прямым попаданием осколочного снаряда РПГ класс, в котором нашлись остатки мутона и сектоида, буквально нашпигованные осколками, о чем немедленно доложили Лайтману. Капитан, поняв, что как минимум половина наиболее опасных противников выведена из строя, решил поумерить пыл бойцов.
- Оперативная группа, внимание. Два мутона выведено из строя, осталось не более двух, и значительное число сектоидов. Рекомендую воздержатся от применения тяжелого оружия и гранат в тех случаях, когда это возможно - нам нужны пленные. "Дельта", не подходите к лестницам на второй этаж, мы будет зачищать пролеты сверху.
Проверявшие комнаты бойцы за это время успели дойти до находящейся на противоположном конце коридора лестницы - просто все остальные классы были закрыты - и глянули вниз.
- "Второй", что там у вас? - немедленно поинтересовался Лайтман.
- Наши. По ним стреляют!
- Да, из вестибюля - проинформировал кто-то из наемников, занявший позицию возле выступа у стены на первом этаже.
- "Первый" и "Восьмой", полпролета вниз, ждите цель и огонь на подавление. "Ньюби", держи лестницу. "Черный", ко мне в зал.
Когда наемники сообщили, что огонь по ним велся от дверей вестибюля, Лайтман сообразил, что, скорее всего, зал на втором этаже полностью дублирует помещение фойе на первом, и этим можно воспользоваться. Подойдя к коридору, Джеймс прикинул, где примерно должны были находиться двери, и, соответственно, стоять стрелок, после чего подозвал Сикорски.
- Сможешь заложить взрывчатку так, чтобы пробить небольшую дыру в полу, примерно вот.. а черт - Лайтман, выключивший передачу на время общения с прапорщиком, снова вышел в сеть - Стрелок был слева или справа?
Увы, капитану никто не ответил, потому что как раз в этот момент автоматные очереди внизу начали грохотать с особой интенсивностью, и, кажется, послышались выстрелы плазмы. Дождавшись, пока стрельба поутихнет, Джеймс повторил запрос.
- Слева, и справа тоже, вроде как.
- Отлично. Сикорски, взрывай потолок вот тут, пробьем бойницу и пристрелим эту заразу.
- Йес. И, сэр, притащите вон то растение - взрывчатку нужно чем-то прижать. - Сикорски указал на приличных размеров фикус, стоящий в нескольких метрах поодаль. Сам он уже лепил на пол полоски пластида.
Полминуты спустя оба подрывника уже засели в паре классов поодаль, готовясь к взрыву. Конечно, заряд пластиковой взрывчатки был весьма небольшим - только чтобы сделать полуметрового диаметра дыру в полу, но в таких случаях лучше перестраховаться.
- Всегда мечтал взорвать школу... - мечтательно протянул Лайтман
- Что вы сказали, сэр?
- Ничего. "Коробочка" через двадцать секунд выезжайте вперед и откройте огонь по окнам вестибюля на первом этаже. "Дельта", взрыв через пятнадцать... десять, девять...

-...Ноль! - Капитан вдавил кнопку детонатора.
- ТР-РА-Д-ДАХ! - На струе дыма и пламени, будто стартующая ракета-носитель, горшок с фикусом подлетел к самому потолку и метеором рухнул вниз, исчезнув в аккуратной пробоине, образованной взрывом.

- "Дельта", вперед! - скомандовал Лайтман, после чего бросился к Вальтеру, устроившего засаду на лестнице. Сикорски тем временем рванул к импровизированной бойнице в потолке, собираясь зачистить пространство у дверей вестибюля для Дельты.

Один раз трюк с отвлечением вниманием пришельцев в одну сторону, и атакой с другой стороны, уже удался, и капитан откровенно рассчитывал на то, что им с Вальтером удастся выбить удерживающих лестницу пришельцев, пользуясь тем, что пришельцы отвлекутся на начавшуюся в южной части школы перестрелку.

На самом деле тактика капитана была невероятно проста, и целиком строилась на том предположении, что телепатическая связь между пришельцами действует практически постоянно. Во время той, неудавшейся, попытки общения с чужими, в хаосе чужих мыслей Лайтману не удалось ощутить присутствие какой-либо единой, координирующей воли, в результате чего он сделал предположение, что офицеров среди пришельцев сейчас нет. А раз так - то их ментальная связь будет скорее мешать пришельцам, чем помогать. Сообщения о взрыве и мощной атаке в одной части здания, прилетевшие по телепатической связи, дойдут до всех без исключения находящихся в здании пришельцев, и если в этот момент предпринять атаку с другой стороны - то есть возможность застать кого-нибудь врасплох. Сначала внимание пришельцев отвлек взрыв, что наверняка даст небольшой шанс "Дельте" продвинутся вперед, потом внимание пришельцев отвлечет уже и сама "Дельта", дав возможность Вальтеру и Лайтману тихонько спустится вниз по лестнице и прибить пришельцев, заблокировавших спуск, после чего продвинутся до помещения столовой. Ну а пулеметный огонь БМП по окнам холла, вместе с нарезающим спирали вокруг дыры в полу Сикорски - это так, для подстраховки.

Джеймс осторожно начал спускаться вниз по лестнице, держась у стены и постоянно скашивая взгляд вправо, в сторону открывавшегося между перилами подлестничного пространства. Вальтер в это время стоял на верхнем лестничном пролете у стены, держа под прицелом пространство под лестницей. Как только Лайтман спустится до середины, они поменяются местами, и дальше первым пойдет уже более бронированный и подготовленный Вальтер, а Джеймс будет его прикрывать. Оба штурмовика откровенно надеялись на то, что стрелять им не придется, поскольку испытывали инстинктивное недоверие к инопланетному оружию - пистолет для себя Джеймс взял у Сикорски, а Вальтер одолжил свой у Батисты - и в случае встречи с сектоидом лицом к лицу, что было вполне возможно, предпочли бы обойтись парой хороших ударов.
  
   "Дельта", вперед! - выкрикнул Лайтман вслед за особо мощным взрывом на втором этаже.
Первым в дверной проем улетел рубчатый "сюрприз" от Колби, забросившего гранату куда-то в район гардероба. Едва грохнул очередной взрыв, доволный Дьюк подскочил к проходу, дважды выстрелил в ошарашенного сектоида из "Джекхаммера" и отпрянул назад в коридор. Следом в вестибюль готов был ворваться Тревор.

Первое, что увидел Джейкоб, когда рассеялась пыль - это лупоглазую рожицу серого пехотинца, который, запрокинув голову, таращился на дыру в потолке. Лицо сектоида мало было пригодно для отражения эмоций, однако прапорщик поклялся бы на Библии и Конституции США, что конкретно этот бедолага не на шутку ошарашен - даже пистолет опустил.
- Извини, парень. - Пробормотал пулемётчик, спуская курок и отчего-то действительно чувствуя себя неловко. Пули отбросили пришельца назад... И над его распростёртым телом вдруг пролетел рубчатый шарик гранаты.
- Дерьмо! - Сикорски отпрянул от пробоины за миг до взрыва...

...После характерного хлопка Ф-1, Вержбовски рванулся вперёд и у самого порога лестничной клетки обнаружил сектоида, который сжался за косяком, накрывая голову руками. Выглядело сие жалко, хотя пистолета пришелец не бросил, и на всякий случай сержант оглоушил его пинком по макушке.
- Пленный есть! - Крикнул он капитану, выглядывая в фойе с пистолетом на изготовку. К счастью, работы для него там почти не осталось - взрыв гранаты и шквальный огонь снаружи, особенно последние очереди ПКТ, сделали своё дело. Трупы серокожих инопланетян были разбросаны по всему холлу. Битое стекло, щепа и обломки кирпича, устилающие пол, тонули в зелёных лужицах, расползающихся из-под трупов. Посреди этого разгрома высился ещё живой мутон - безоружный, пошатывающийся. Когда под каблуком оперативника что-то хрустнуло, гигант медленно обернулся и чуть не упал. Вальтер спокойно прицелился ему в лицо и выстрелил - как в тире...

* * *

- Не стреляют больше... - Взволнованно заметил Изи. Мишель шикнула на него, прижимая наушник ладонью. На командной волне возобновились переговоры.
- Противник в здании школы ликвидирован. - Сухо докладывал Лайтман. - Группы завершают осмотр здания, однако нет оснований полагать, что где-то ещё остался враг. Захвачен один пленный и... Вот эта штука, которая торчит в гардеробе - на гроб похожа, но сбоку у неё выступает шар светящийся, вроде как у сектоида из первой группы... Это то, что мы искали? - На последних фразах глава "Альфы" сбился с официального тона.
- Не знаю. - Честно признался Краснов. - С трофеями разбираться уже не вам. Так как механизированный взвод "Гамма" не понёс в бою потерь, он остаётся охранять эту точку. В зону карантина скоро прибудут техники, они и займутся сбором имущества, включая обломки дрона. Потом "чёрные каски" довершат зачистку. Вам осталось собрать людей и возвращаться домой, капитан.
- Сообщите доктору Солнцевой, что её помощь не помешает.
- Я уже связался с Куратором. К нам выслан медицинский вертолёт, который прибудет раньше вас, и заберёт раненого прямо из ангара. Курирующий комитет обещал им заняться.
В эфире повисла короткая пауза.
- Отлично справились, капитан. - Сказал, наконец, Николай Николаевич. Лайтман ничего не ответил, и командующий оборвал связь.
- "Лидер", это "Линзы". - Мишель отпустила приклад винтовки и постучала пальцем по массивному старомодному микрофону своей гарнитуры. - Вы слышите это?
- Э... Что? - Не понял Джеймс.
- Гул.
- М-м... Нет, не слышу. - Мысли американца явно были заняты чем-то более насущным, чем странные вопросы канадской коллеги.
- Именно. - Снайпер улыбнулась, продолжая придерживать микрофон кончиками пальцев. - Гула нет. "Медведи" ушли.
- А... Принято. - Лайтман не слишком вежливо переключился на другую волну. Хенриксен, впрочем, не обиделась. Она перекатилась на левый бок и подмигнула Иезикилю:
- Мистер Вашингтон, отойдите в сторонку на минуту.
- Зачем? - Робототехник удивлённо приподнял брови.
- Затем, что если вы этого не сделаете, вас убьёт моя напарница. - Усмехнулась девушка и, скинув маскировочный плащ, принялась расстёгивать верхний клапан своего комбинезона. Изи вскочил на ноги, как пружиной подброшенный...
- Тебе следовало сделать это сразу. - Недовольно буркнула МакГрин, протягивая подруге оранжевую коробочку индивидуальной аптечки.
- Пока мне нужно стрелять, я предпочту чувствовать боль, чем не чувствовать руку. - Мишель вытащила из коробочки шприц-тюбик с местным анастетиком, оттянула облегающий шею воротник, расстегнула ещё один клапан и вонзила иглу себе под ключицу. - Даже частично...

* * *

Мужчина в деловом костюме, наблюдавший за штурмом школы из окна третьего этажа соседнего барака, удовлетворённо кивнул, посмотрел на часы, снял с подоконника плоский чёрный кейс и аккуратно задёрнул штору. Тучи рассеялись, и залитый лунным серебром Нерюнгри как никогда напоминал город-призрак...

* * *

А в многочисленных туннелях глубоко под городом гасли тревожные сигналы и толстые бронедвери медленно ползли вверх - объекту более ничто не угрожало...

Время завершения операции - 19:48. Дата: 18 февраля 2014 года.
  
   18 февраля 2014 года. 20:40
Воздушное пространство Якутии.


В "Чинуке" стало просторнее - дрон больше не занимал всю центральную часть пассажирского отсека. Вместо него на пол положили раненного - на ветхое одеяло, невесть откуда нашедшееся у пилотов, и снайперские подстилки. Солдат очнулся вскоре после того, как группа взошла на борт. Медик не решился вводить ему дополнительный наркоз, опасаясь, что после новой дозы пациент может и не проснуться.
Бедолага несколько минут тяжело, прерывисто дышал, время от времени начиная стонать. Потом капитан Хенриксен внезапно сунула Энн маск-накидку, которую сняла ещё на земле, и поднялась. Пройдя к раненному, опустилась на колени, склонилась над ним и что-то тихо сказала, коснувшись рукой его здорового плеча. Солдат, судорожно сглотнув, поймал её взгляд. Капитан улыбнулась и продолжила, иногда легонько касаясь груди паренька ладонью. Слов её за гулом турбин не слышали даже те, кто сидел рядом - Мишель говорила ещё тише и мягче, чем обычно, но при этом не умолкала и на секунду. Едва ли боец, чьё сознание было затуманено болью и медикаментами, понимал канадку... И всё же он перестал стонать - молча слушал, не отводя глаз от её лица.
А до базы оставалось не меньше часа лёту...

Обстановка в отсеке, несмотря на успешное завершение миссии, была нерадостной. Адреналиновая эйфория и боевой азарт остались позади, да и сама победа была какой-то... неправильной. Страшные, чуждые враги валялись на засыпанном пылью полу, а вокруг них медленно растекались лужи зеленой крови. Кто-то даже после смерти не отпустил винтовку, крепко вцепившись по-детски тонкими пальцами в рукоять, или смотрел на оперативников немигающим взглядом огромных глаз. Хуже всего было смотреть на тех серокожих, кто умер не сразу. В центре комнаты, возле одной из кадок с цветами, оперативники нашли пришельца, каким-то чудом умудрившегося прожить почти целую минуту, будучи буквально нашпигованным осколкам. Бедняга свернулся в клубочек и тихонько скулил, пытаясь остановить медленно вытекающую из него кровь. Возле него даже не было оружия, только в паре метров поодаль валялся плазменный пистолет. Пришелец скончался прямо на глазах подошедших на возглас Вержбовски оперативников. Были и другие.

И если до посадки в "Чинук" сообразившие к чему идет дело Сикорски и Лайтман еще могли чем-то занять не отошедших от боя бойцов, отвлекая их от мрачных мыслей командами и требованиями проверить местность, то сейчас... Неподъемной тяжестью навалилась усталость. Броня и оружие, вес которых еще получасом назад практически не ощущался, внезапно стали неимоверно тяжелыми. Бойцам хотелось сбросить с себя эту тяжесть, и избавиться от мокрых от пота и снега, грязных от пыли и крови предметов экипировки, кажущихся сейчас неимоверно отвратительными. Впрочем, не всем. Некоторые бойцы, для которых нервное напряжение на миссии оказалось слишком велико, просто сидели, тупо уставившись в пол, или изнуренно дремали, положив головы на плечи товарищей. Да и остальные чувствовали себя не лучше. Никакие слова не были уместны, когда посреди отсека лежал стонущий от боли раненный, а одно из мест, где раньше сидел Альфа-9, так никем и не было занято.

Так уж сложилось, что не так уж и много оперативником ХКОМ имели боевой опыт, а те, что имели - еще не успели очерстветь душой и спокойно смотреть на чужие боль и страдания, или спокойно переживать гибель товарищей. И когда Хенриксен занялась-таки раненным, вместо потерянного и явно не знающего что ему делать Хэмиша, многие бойцы почувствовали облегчение. Кто-то из них посмотрел в сторону командира, устроившегося у самой посадочной рампы. С момента взлета он так и не поменял позу и только едва шевелил рукой, с безразличным видом перелистывая страницы в электронном планшете. Место рядом с ним пустовало. Боец отвел взгляд, и снова посмотрел на раненного. Вместо левой руки парня остался только короткий, замотанный бинтами обрубок, а на бледное, искаженное болью лицо было страшно смотреть. "И этому американцу наплевать. Выполнили задание, и ладно. Читает что-то."

Боец посмотрел налево. Рядом с ним, через одного, сидел Сикорски. В отличие от командира, прапорщик по крайней мере был обеспокоен ранением бойца из своего отделения, и сейчас он зачем-то копался в вертолетной аптечке, словно там могло отыскаться что-то, что могло бы пригодиться. Внезапно, кто-то из близнецов полез зачем-то в сумку с гранатами, прицепленную к разгрузке, извлек оттуда прозрачную бутылку, запечатанную куском льняной материи с сургучной печатью, в которой плескалась прозрачная жидкость, и сел рядом с Хенриксен.
- Возьмите, может, это поможет... мисс. - Слова парня прозвучали неожиданно громко, и оперативники посмотрели в ту сторону, только сидящий в уединении капитан не соизволил обернутся. - Здесь почти чистый спирт, ну и... - Юра, судя по всему, это был он, окончательно потерялся, но все-таки попробовал переиначить свою мысль, для храбрости положив руку на правое плечо девушки.
- Мэм, обезболивающего ему давать нельзя, но, может...
- Алкоголь ему давать тоже нельзя. - внезапно раздался спокойный, уверенный голос Лайтмана. Боец обернулся в сторону командира, и увидел, что тот внимательно на него смотрит.
- Этиловый спирт, как метод обезболивания - не альтернатива наркотикам. Этанол не оказывает обезболивающего эффекта, и только затуманивает сознание. При этом восприятие боли только обостряется. - в этот момент на лице Лайтмана мелькнула какая-то тень эмоций, и Юрию показалось, что он смотрит не на него, однако это было лишь секундным впечатлением, да и голос офицера абсолютно не менялся. Казалось, что он сейчас лекцию в университете читает. - Соответственно, в состоянии алкогольного опьянения раненый с острой болью приходит в состояние возбуждения, испытывая значительно более серьезные страдания, от которых его уже нельзя отвлечь, чем в данный момент с успехом занималась мисс Хенриксен. Если хотите помочь, то дайте ему немного воды, лучше подсахаренной. Немного, мелкими глотками. - договорив, офицер зачем-то внимательно посмотрел в сторону канадки, на этот раз уж точно, и снова уткнулся в командирский планшет, в который уже раз просматривая одни и те же фотографии с БПЛА. Голова у него болела просто адски, да и недавняя контузия давала о себе знать легкой тошнотой.

Настроение всеобщей подавленности передалось и наемникам. Пусть за их плечами было гораздо больше боевых операций, чем у рядовых "Альф", смерть и увечья сослуживцев для бойцов "Дельты" все еще не стали привычным делом. А опытный Иванов еще и понимал, что наемники на первом задании показали себя не с лучшей стороны. Заминка в начале миссии, уничтоженные трофеи в конце...
Алексей был вынужден признать, что на охране всевозможных объектов боевую сноровку команда подрастеряла, а в противостоянии с пришельцами требовалось максимальная эффективность.

Изекиль практически опоздал к старту вертолета, но успел. И быстро пожалел об этом - стоны раненого, общее депрессивное настроение давили почище каменной плиты. Поэтому Изи посторался сосредоточится на составлении отчета по анализу применения опытного дрона и предложений по модернизации. Так и провел весь полет, чиркая по блокноту с записями карандашом и что-то пересчитывая на планшетнике.
  
   Потерявший руку боец снова отключился перед самым приземлением. Капитан Хенриксен, однако, не вернулось на своё место и сидела на полу рядом с ним, гладя парня по голове, до тех пор, пока шелест винтов не стих, а кормовая аппарель не поползла вниз... Внутрь тут же ворвался яростный ветер - стоящий посреди ангара Ми-2 санитарной модели уже раскручивал лопасти.
- Отойдите, не мешайте! - Пожилой мужчина в белом халате поверх камуфляжа замахал руками, отгоняя сунувшихся на выход оперативников. Вместе с рослым малым, несущим сложенные носилки, он поднялся на борт, властным жестом отодвинул от пострадавшего Мишель, бегло осмотрел кое-как перевязанные раны и распорядился:
- Укладываем...
Врач и его помощник справились быстро - не прошло и двух минут, как носилки с солдатом погрузили в санитарную машину, и она незамедлительно поднялась в воздух. Потолок ангара начал с шумом закрываться.
- Ну... А теперь-то можно выходить? - Спросил один из молодых оперативников, глядя то на Лайтмана, то на Хенриксен, которая стояла на аппарели, потирая плечо, и с каменным лицом смотрела на то место, где только что был Ми-2. Видеть её не улыбающейся было непривычно и даже как-то тревожно...

- Команды еще не было, боец. - сидящий возле самой выходной аппарели Лайтман встал в самом центре прохода, и, заложив руки за спину, с некоторым недовольством начал инструктаж - Сперва сдача амуниции и чистка оружия. После приведения экипировки в порядок у вас будет свободное время до отбоя... за исключением пострадавших в ходе операции. Они должны явится к доктору Солнцевой на осмотр. Прапорщик Сикорски, проконтролируйте.
- Есть, сэр.
- Ужин через час, советую не опаздывать. Завтра утром, в восемь ноль-ноль, после тренировки, построение в брифинговой и подведение итогов операции. Вопросы есть? - придирчиво осмотрев сидящих в десантном отсеке вертолета людей, капитан продолжил.
- Хорошо, вопросов нет. Рразойдись!
Уйдя с прохода, Лайтман встал возле своего места и придирчиво провожал взглядом каждого из своих бойцов. Солдаты, выбираясь из тесного отсека десантного вертолета, заметно расслаблялись, а несколько наиболее говорливых даже затеяли пикировку с авиатехниками, несколько неадекватно отреагировавших на заявление, что под скамейкой вертолета валяется связанный пришелец и доставить его доктору Солнцевой - их святая обязанность. Джеймс криво ухмыльнулся, запивая какие-то таблетки водой из фляжки. Делать этого перед солдатами ему явно не хотелось.
- Мисс Хенриксен, вам также следовало бы явится на осмотр к доктору Солнцевой. И я бы хотел получить объяснения, каким образом вы его получили и почему вы не доложили о ранении,. Вы ведь понимаете, что это является нарушением инструкции, и могло повлечь за собой серьезные последствия?

- Простите, Джеймс, о ранении? - Канадка прислонилась спиной к борту "Чинука", сложила руки на груди, и удивлённо выгнула бровь. - Я устала и после стрельбы из "Баррета" у меня болит плечо, однако это в рамках нормы. Если бы мне что-то мешало на задании действовать с полной эффективностью, заверяю, вы бы об этом узнали сразу.
Она огляделась. Капитаны, по сути, остались наедине - Энн ушла вместе с оперативниками, чтобы сдать винтовку, и даже пилот покинул кабину, так как ему предстоял обратный рейс за трофеями, и он спешил запастись новым термосом кофе.
- Но мне кажется, нам действительно стоит разъяснить кое-какие моменты... - Девушка встретилась с американцем взглядами. Устало усмехнулась. - Видите ли, Джим, я знаю, что в любом подразделении, где я служу, у меня быстро складывается определённого рода репутация... - Хенриксен поправила очки, и опустила взгляд. - Я к ней не стремлюсь, это выходит само по себе, и тем не менее, вполне меня устраивает. Однако иногда она приводит к не совсем верным оценкам. Во время боя мне показалось, что как раз подобной оценкой моего характера вы руководствовались... В паре ситуаций. Как минимум, при встрече с заражёнными гражданскими. Я права?
Она снова посмотрела Лайтману в глаза.


- При встрече с зараженными гражданскими я руководствовался исключительно приказом полковника Краснова, который абсолютно однозначно гласил, что целью операции, помимо зачистки местности от противника, является защита гражданских. - эмоциональность Лайтмана в данный момент была близка к абсолютному нулю. В отличие от Мишель, он даже практически не двигался. - Следовательно, я не мог проигнорировать ваше сообщение о появлении гражданского населения в нашей зоне ответственности, и все мои дальнейшие действия руководствовались исключительно тактической необходимостью и должностными обязанностями. В том числе и моей обязанностью, как командира оперативной группы, периодически напоминать личному составу цели миссии и поставленные перед ними задачи, вне зависимости от мнения личного состава оперативной группы на этот счет. При этом инструкция не ограничивает меня в выборе средств для выполнения данной обязанности. - закончив этот долгий монолог, Джеймс вздохнул и сменил тон, на более... живой.
- Можно объяснить и более человеческим языком. В людях я ошибаюсь редко, и никогда не позволяю эмоциям влиять на мои поступки. В ситуации с гражданским населением я поступил наиболее рациональным образом, поскольку никто иной из оперативной группы просто не имеет достаточного боевого опыта. Ну а что же до иного... я по прежнему считаю, что высказался абсолютно правильно, и сейчас я даже еще более уверен в этом. Я тоже устал после миссии, вероятно, получил легкую контузию и несколько ушибов и синяков, возможно осколочное... однако, мне бы и в голову не пришло применять местные обезболивающие для подобных мелочей. На наркоманку вы не похожи, мисс Хенриксен, и поэтому я должен повторить вопрос. Что случилось с вашим правым плечом, мисс? - последняя фраза Лайтмана была высказана его уже знакомым, спокойным и невероятно требовательным тоном.

- Ушибла прикладом, я уже говорила. - Снайпер вздохнула, как учительница, что-то пытающаяся втолковать отборному остолопу из числа своих учеников. - Мне не составляет труда терпеть боль, однако удовольствия от неё я тоже не получаю, и поэтому воспользовалась анестетиком, когда сочла это уместным. Я навещу врача, можете не волноваться... Но прошу вас - не надо считать меня вчерашней выпускницей стрелкового училища, и ждать от меня глупостей и бравады. Я знаю, чего стоит глупость на поле боя - не раз доводилось видеть... - Она опять вздохнула, и усмехнулась чуть шире. - Иногда ближе, чем хотелось бы. Рассказать вам небольшую историю, в двух словах? Пока мы тут одни, а то я не люблю в неё лишних людей посвящать...

- Можете рассказывать вашу историю, я не буду распространяться на эту тему, даю слово. - все попытки Хенриксен вызвать хоть какую-то эмоциональную реакцию в Лайтмане остались ни с чем. За долгую службу Джеймс натренировался выслушивать кого угодно и что угодно со спокойным выражением лица, допуская проявления лишь тех эмоций, которые должны были там появиться. Например, легкий интерес с оттенком скептицизма, как в данном случае. Чуть наклоненная в сторону голова, внимательный взгляд и слегка изогнутая бровь - не хватало только руки у лица, легко касающейся подбородка и щек пальцами. Понять, изображает ли он интерес из вежливости, или действительно заинтересован, было решительно невозможно.

- Мне захотелось поделиться с вами, когда вы напомнили мне о своём бойце, погибшем в Афганистане... - Реакция собеседника канадку ничуть не смутила. Она лишь покосилась на выход из ангара, возле которого собралась группка техников. Те что-то обсуждали, и приближаться к вертолёту пока не намеревались. - Я знаете, плохо переношу жару... Однако и летом ношу одежду, прикрывающую живот, даже в увольнении. У меня там, на левом боку, шрам - почти затянувшийся, но очень некрасивой формы. - Хенриксен откинула голову назад.
0x01 graphic

Хмыкнула и продолжила уже без усмешки:
- В одной азиатской стране мальчик лет десяти-двенадцати воткнул мне в живот заострённую бамбуковую палку, когда я наклонилась к нему, чтобы расспросить о местности и узнать, почему он в таком опасном месте гуляет без взрослых. На мне была только футболка, а у мальчика оказались сильные руки - наверное, он много помогал родителям, там так заведено...
Она умолкла. Джим не стал затягивать паузу:
- И что случилось потом?
- Мальчика убил мой напарник. - Пожала плечами девушка. - Напарника убил отец мальчика, который вместе с матерью прятался за дверной ширмой с "калашниковым" в руках. Отца мальчика убила я. И мать, потому что она наклонилась за автоматом. И ещё двух вооружённых подростков, которые ворвались с улицы - наверное, это были старшие братья. К счастью, на стрельбу примчался патруль венгров из международного контингента, и меня вытащили оттуда. Конечно, мне выдали путёвку к военному психологу. Тот бился со мной долго, и в итоге признал, что я в полном порядке и пригодна к службе по выздоровлению. Это его малость обескуражило - оказывается, меня ему охарактеризовали как очень мягкую, добрую, эмоциональную и любящую детей. Так что доктор ждал более острой реакции с моей стороны и готовил билет домой с рекомендацией на увольнение из армии... Я тогда и сама немного растерялась, когда он мне всё объяснил...
Убедившись, что снайпер не собирается продолжать, Лайтман уточнил:
- Это всё?
- Нет, это насчёт оценки было. - Мишель оттолкнулась от обшивки локтями и шагнула к командиру "Альфы", встав прямо перед ним. - А насчёт глупостей... Однажды я отдала свой суточный рацион беженцам, которые забрели в наш лагерь. Там были не только женщины и дети, но и вполне здоровые юноши. И всё же с моей точки зрения это не было глупостью, потому, что я знала - завтра мне удастся добыть ещё еды, а вот у них такой уверенности нет. И потерпеть сутки на воде для меня - пустяк.
Девушка тронула дужку очков двумя пальцами:
- А в другой раз я дала девятнадцатилетнему парню из моего отряда умереть на нейтральной полосе от кровопотери. Он лежал посреди городской площади, отлично простреливаемой, а я никак не могла убедиться, что вражеский снайпер ушёл. Парень истекал кровью, меня спрашивали, можно ли послать к нему санитара, а я отвечала: "Нет". Потому что помочь ему было бы глупостью. Он умер, а снайпера там не оказалось, я ошиблась... Я надеюсь, эти истории помогут нам лучше друг друга понять.
Она вдруг улыбнулась и отступила на шаг. Сказала, подмигнув:
- А пока нам с вами следует подумать, как поднять мораль личного состава. Если плечо пройдёт в ближайшие дни, я думаю научить желающих кататься на коньках. Поразмыслите, и увидимся на ужине...
0x01 graphic
  
  
   - До ужина. - ответил Лайтман, после чего развернулся и, не оглядываясь, направился в сторону диспетчерской. Рассказанные снайпером истории его не слишком-то и впечатлили, он и сам мог рассказать немало подобных. Обычные солдатские байки, в которых канадка не сказала ничего нового о себе. Впрочем, кое в чем эти истории действительно помогли узнать её лучше - и Джеймсу требовалось понять, почему Хенриксен рассказала именно эти истории, и какого эффекта она этим желала добиться. Доказать ему, что она обладает достаточной моральной устойчивостью? "А что тогда она хотела сказать, говоря о своих ошибках? Что может проявлять терпение и преодолевать себя, и может проявлять необходимую, когда это требуется? Возможно... но что-то в этих историях не так. В чем причина, по которой она оказалась в населенном пункте, где имелись вооруженные мирные жители, недружелюбно настроенные к европейцам - без бронежилета, но зато с оружием и напарником? Да и сам эпизод... слишком травмирующее событие, чтобы пройти без всяких последствий. Другая история... Отдать свой суточный рацион беженцам тоже глупость еще та, и не потому, что она может потерпеть, а те здоровые парни вполне могли отнять её паек у более слабых. Это в первую очередь вопрос дисциплины, и не бойцу решать, имеет ли она право отказаться от суточной нормы калорий, точно так же как не бойцу решать, насколько серьезно ранение. И история с парнем не лучше, ведь достаточно было бы задымить местность или использовать технику. Черт побери, я сам вытаскивал раненных пилотов из центра проклятой Фаллуджи, ежесекундно рискуя получить пулю - в каких же войска она служила, где допускается подобное отношение к дисциплине и оснащению солдат, а раненных бросают на площадях? Damn it, надеюсь я ошибаюсь и все мои мысли на этот счет - просто домыслы. Надеюсь, что не окажется так, что в моем подразделении служит отмороженный снайпер-одиночка с искалеченной психикой, имеющий собственные понятия о морали, долге, дисциплине и иерархии. Мне не нужно, чтобы её самостоятельность и индивидуальность проявлялись во время операции. Она не имеет права самостоятельно принимать решения, имеет ли она право снять бронежилет, поделится пайком или перетерпеть боль, получив серьезный ушиб от отдачи Баррета, пока она находится под моим командованием, и от её состояния зависит успех миссии. Один раз я уже послал её на зачистку помещения, будучи абсолютно уверенным в её полной боевой готовности. Второй раз такой ошибки быть не должно. Нужно проконсультироваться с Красновым и запросить её личное дело. И еще раз обдумать эту историю. Сейчас я слишком устал после миссии, чтобы ясно соображать, но что-то тут не так.."

Краснов сидел в своём кабинете и просматривал на ноутбуке видеоматериалы по последней миссии. Его внимание привлекли новые виды пришельцев. Получалось так, что противник, развивая биотехнологию, не ограничился одним лишь клонированием, а взялся за создание новых видов. Эти новые жуки, вылупляющиеся из человека, как из куколки, были очень похожи на всех этих инопланетных монстров из старых фильмов. Такое оружие деморализовывало получше всяких мутонов со здоровенными пушками. Появилась и бронетехника пришельцев, хотя она больше походила на наших дронов, но представляла куда большую опасность. Новый корабль пришельцев, скорее всего это был десантный корабль, страшно представить, каким вооружением обладает боевой корабль.
А вообще пришельцы начали выходить из тени, атаковав крупный город., однако остаётся по-прежнему неясны их цели. Однако, артефакт, захваченный во время операции, должен пролить на это свет.
Полковник остановил видеозапись на моменте, когда бок одного из инопланетных дисков начал наливаться свечением. Снятое с паузы видео продлилось ещё пару секунд, свечение от диска становилось всё ярче, пока в один момент не взорвалась вспышкой, которая мгновенно сменилась помехами. Запись была сделана с камеры Альфа-9. Боец погиб на своём первом же задании. Полковник никогда не участвовал в боевых действиях, поэтому потерю переносил тяжело. Краснов решил, что раз этот человек отдал жизнь ради борьбы с инопланетными захватчиками, то самое меньшее что организация может сделать, так это увековечить его память. На базе появится мемориал. И очень хотелось бы, что бы он не пополнялся новыми именами. Но бойцы должны помнить тех кто пал в бою и не допустить, что смерть товарищей была напрасной. Также Краснов решил переговорить с Куратором о вручении награды ставшему теперь инвалидом Альфе-6. Конечно медаль не вернет здоровья, но всё же оставлять все так было бы неправильно.
В целом, операция прошла нормально. "Нормально" лишь потому, что появились потери, хотя тут стоит учитывать то, что противник превосходил числом, был лучше вооружен и оборонялся. Правда всплыли некоторые организационные вопросы, но полковник решил отложить их на завтра, что бы дать бойцам отдохнуть, ведь им много пришлось сегодня пережить.

--------------

-А вот и "такси" прибыло,- сказал Виталий, спрыгивая с брони БМП. Следом, за ним, в снег спрыгнули мехвод и наводчик. Экипаж направился к севшему неподалёку Ми-10. На встречу им уже бежали техники, тянущие торосы, что бы зацепить БМП. Научный состав с базы уже прибыл, а значит танкисты могли лететь домой. Погрузившись в вертолёт, Потап сел на скамейку, и надвинув на глаза шапку пытался задремать. Виталий сел недалеко и смотрел куда-то в пол. А Алексей уставился в один из многочисленных иллюминаторов. Наконец, когда вертолёт взлетел, и луна, показавшаяся из-за туч осветила город, мехвод вздохнул:
-Мда... не сказать, что город в руинах, но разрушение имеются.
-А что ты хотел, война же идёт,- пробурчал из-под шапки Потап.
-Ага, только война без фронта,- ответил Алексей отпрянув от иллюминатора и сев на скамейку.
-А вот тут ты ошибаешься, фронт есть,- Отозвался Виталий, после чего указал пальцем вверх,- там наш фронт. Просто мы в окружении, здесь, на Земле. И отступать нам некуда.
  
  
   Этой же ночью...

- Разумеется, что мы не можем наградить его орденом "За борьбу с инопланетным вторжением". - Качнул головой Куратор, глядя в монитор поверх сплетённых пальцев. - Но нам всё равно придётся придумывать оправдание его ранению для родных, и мы постараемся измыслить что-нибудь достойное. Мы заинтересованы в том, чтобы оперативники не боялись рисковать и знали, что в случае чего о них позаботятся. Идею с мемориалом одобряю, мы поможем вам с закупкой глыбы белого или чёрного мрамора, однако оплачивать её будете сами. Это всё?
- Пока да. - Ответил ему с экрана Краснов.
- Хорошо, буду ждать отчётов научной команды. - Представитель ООН отключил связь. Но дисплей не погас - на нём тут же высветились алые буквы: "NO VIDEO".
- По-вашему, ситуация в норме? - В басе, зазвучавшем из динамиков, сквозило недовольство.
- Всего лишь небольшое опережение графика. - Равнодушно пожал плечами Куратор.
- Мы не учли, что средства ментального исследования позволяют им обнаруживать скрытые объекты - ведь в них работают люди. Мы едва не потеряли объект... На котором, между прочим, вы лично находитесь в данный момент. Вас это не беспокоит?
- Ни капли. - Куратор приподнял уголок рта в подобие ухмылки. - У нас есть Х-СОМ и он работает, как мы только что имели возможность убедиться.
- Мы создавали Х-СОМ не для того, чтобы воевать с инопланетянами.
- Я знаю, господин председатель. И мы делаем всё, чтобы придерживаться линии...
Лысый ООНовец понял, что разговаривает с пустотой - на мониторе больше не светился сигнал приёма. Испустив тяжкий, усталый вздох, он потёр виски...
  
   Кошмары начались после той схватки на границе, и в них всегда присутствовал огонь. Он играл с истребителем Пенга, будто кот с мышью - царапал когтистой лапой фюзеляж, пробовал на зуб крылья. Перед глазами капитана Ли плыли, то угасая, то разгораясь, алые пятна, он отчаянно маневрировал, и на какое-то время отрывался, вот только конец всегда был один - крушение. Огненно-рыжее покрывало расстилалось от горизонта до горизонта, но огонь же бушевал и внизу, на поверхности, и Пенг, выброшенный катапультой, оказывался в пышущей жаром западне...

- Ты кричал во сне... - сквозь зыбкую пелену раскаленного воздуха проступает рука, вытирает со лба испарину.

Пенгфей не сразу понял, что это - Киу, присела на край кровати, обеспокоена. Он знал, как Киу работает: у пульта сама концентрация, сжатая до упора пружина, а вот после напоминает выжатый лимон, и спит, что называется, без задних ног. Как же сильно нужно было орать, и как долго, чтобы ее разбудить? Пенгу стало неловко, негромко проговорил:

- Прости, но тот неравный бой, когда погиб Ву, обжег сильнее, чем я полагал...

- Этот бой тоже был неравным, - она нашла его руку, крепко сжала, - и ты выстоял. Хотя, несколько раз в течение операции возникало впечатление, что все повисло на волоске...

- Да, - согласился пилот, - у меня такое чувство возникло, когда вернулся корабль-гигант, и все же, чаши весов качнулись в нашу сторону.

Окончательно проснувшись, Пенг поймал себя на мысли, что больше всего ему сейчас хочется притянуть Киу к себе, крепко обнять (а пришельцы пусть катятся к черту со всеми их звездолетами!), однако, между ними незримая стена, имя стене - Вужоу Чен.

- Ларс тоже молодец, - Киу высвободила руку, отодвинулась, - отлично себя проявил.

- Так точно, - Пенг глубоко вздохнул, пытаясь успокоить зачастившее сердце, - еще один такой бой, и точно будем понимать друг друга без слов!

Они поговорили еще немного, потом Киу перебралась к себе на кровать, и почти сразу уснула. А вот к Пенгу сон не шел - взяв с тумбочки самолетик, он все крутил его в пальцах, все размышлял.

* * *

Ночь медленно опускалась на Нерюнгри,в месте с ней начало холодать,холод опять застал Александра врасплох, куртка несмотря на заявленную защиту до -20 не помогала,судя по ощущениям,было куда холодней...
Ночная поездка за трофеями не входила в планы Александра,но работа есть работа. Проблема с доставкой трофеев заключалась в том,что Александр не владел организационными навыками,да и в инопланетянах разбирался мало. Несмотря на это он постарался придать перевозке хоть сколь нибудь организованный вид, по его указанием,лаборанты перед транспортировкой делали снимки и замеры излучений для всех трофеев,это несколько замедляло работу,но зато не было риска сломать что нибудь(если там оставалось,что ломать) или протащить на базу что нибудь действительно опасное. Параллельно он старался делать хоть какие то пометки,по поводу найденных материалов.
По сути,все трофеи сводились к вооружению пришельцев, над которым ещё придется поломать голову,трупам тех же пришельцев,и кое каким технологическим устройствам одно из которых Харрис окрестил для себя диск, потому как он и был похож на диск.
Увидев своего коллегу Гэллегера, Харрис почувствовал себя несколько лучше,после долгого блуждания по лесу он выглядел как будто лично вытаскивал свою находку из буреломов,хотя по его взгляду можно было понять,что любой кто попытается отобрать у него управление массивной тележкой с трофеями,узнает о себе много нового.
Уже оказавшись в вертолёте, он отхлебнул немного бурбона из фляжки и занялся распределением,подумав он рассортировал все находки по группам,соответствующим их направлению. В группу А он направил предметы,относящиеся(предположительно) к оружию,туда попало четыре вещи,определённые как пистолеты, винтовки, тяжелые орудия, а так же гранаты и боеприпасы к ним. Эти предметы должны будут попасть в техническую часть научного отдела.
Предметы группы B составляли полтора десятка различных трупов,которые достанутся биологическому отделу. Остальные три предмета он записал в неопознанную категорию C и приказал доставить в инженерный отдел.Дискообразную штуку конкретно в своё распоряжение.
Разобравшись с насущными делами он ещё раз отхлебнул бурбона и решил,что помимо инопланетных технологий придётся заняться вполне земным аппаратом,так удачно вытащенным со склада под обозначением "аппарат для ректификации и дистилляции жидкостей" .
  
   Оторвавшись от работы за компьютером, Джеймс настороженно обернулся в сторону полуоткрытой двери, свет из-за которой слегка рассеивал темноту комнаты, машинально снимая пистолет с предохранителя. На поверхности сейчас была глубокая ночь, и хотя жизнь на базе ХКОМ никогда не замирала полностью, тишину в этой части базы нарушало только мерное гудение систем вентиляции. Вернее, должно было нарушать, потому что капитан определенно слышал еще что-то, вроде вскрика. Продолжая смотреть в сторону двери, Лайтман начал было на ощупь искать лежащую где-то за ноутбуком гарнитуру связи, и внезапно услышал донесшийся из комнаты напротив скрип железной кровати и чьи-то голоса. Разобрать, что именно говорили, американец не мог, да и желания такого не возникало. Мрачно смотря на взведенный пистолет, Джеймс подумал, что едва не открыл стрельбу из-за ночных развлечений китайцев, живущих в комнате напротив.

Самым странным во всей этой ситуации было то, что он не мог вспомнить момента, когда пистолет оказался у него в руках. Казалось бы, только что он печатал отчет о миссии для Краснова, а в следующую секунду уже смотрел на лежащее на полу пятно света, готовясь... готовясь к чему? Открыть стрельбу по вошедшему в комнату сотруднику, обеспокоенному тем, что командир оперативной группы в очередной раз забыл закрыть за собой дверь?
- Damn it... - негромко выругался Джеймс, ставя оружие на предохранитель и убирая его обратно, на стоящую у изголовья кровати картонную коробку, служащую ему прикроватной тумбочкой. Подумав, он еще раз проверил, точно ли оружие сейчас на предохранителе, поднеся пистолет к экрану ноутбука, и успокоено положил его на место. Посмотрел на экран, машинально начав читать.

"Резюмируя сказанное, операцию нельзя назвать успешной. В ходе миссии вскрылось значительное число недостатков, наглядно продемонстрировавших недостаточную подготовленность личного состава оперативного отдела Проекта Х-КОМ; значительное количество организационных и технических проблем. А именно:
1. Отсутствие прямой связи с руководителями силами оцепления; создавшее угрозу "дружественного огня" со стороны сил оцепления, вынудившее принять решение о высадке внутри оцепленного периметра. Эта проблема оказала негативное влияние на тактику боевых действий (подр. см...), и являлась тем фактором, который было необходимо принимать в расчет на протяжении всей миссии.
Вариант решения: создание курирующей организацией специального отдела, состоящего из офицеров Вооруженных Сил стран-участниц проекта, обладающих полномочиями для принятия на себя командования задействованными в оцеплении силами. Данный отдел должен быть посвящен в проблематику конфликта и иметь прямую связь с руководством Проекта Х-КОМ для решения вопросов взаимодействия оперативников Х-КОМ и сил оцепления.
Особо хотелось бы подчеркнуть необходимость передачу в ведение этого отдела и иных вопросов, в особенности - обеспечение возможности немедленной эвакуации тяжелораненых бойцов с места проведения операции, а также..."

Поморщившись, Джеймс пролистал следующие десять страниц, написанных примерно в таком же духе. Работу над этой частью документа он вчерне закончил еще несколько часов назад, последовательно разобрав миссию чуть ли не поминутно. На самом деле, написать можно было немного короче, потому что основных вопросов он затронул не так уж и много. Отсутствие нормальной структуры взаимодействия Х-КОМ и силами стран-участниц, возникшее из-за обещания курирующей организации заниматься самостоятельно этими вопросами, было одной из главных проблем. Заниматься то они занимались, но не слишком профессионально. Медицинской поддержки на самой миссии не было в принципе, зона высадки была опасна, сами войска оцепления так и не поделились информацией о своих наблюдениях - хотя что-то видеть и слышать они могли.

Проблемы с организацией примерно на этом и заканчивались, передавая место проблемам уже технического характера. Упоминания о недостаточной огневой мощи стрелкового оружия, неудобстве гарнитур, практической бесполезности камер, находящихся в единственном экземпляре на шлемах бойцов... список жалоб на техническое оснащение был весьма долог, и сводился сообщению о необходимости закупки для бойцов экипировки типа "FELIN", "Ратник", "IdZ-ES" или использования экспериментальных образцов американской программы "Future Soldiers". Причем этот пункт был чуть ли не самым важным в списке, по крайней мере, по мнению американца, считавшего, что удобные ботинки, хорошая разгрузка и удобная электроника - чуть ли не важнее самого оружия. Впрочем, помимо экипировки, выбор которой был весьма широк, Джеймс остановил свой выбор на закупке тяжелой версии автоматов АК-12, совместимых со всеми вариантами экипировки и оружейными модулями, а также предложил отказаться от использования стандартных боеприпасов, в пользу высококачественных американских или немецких. Вопрос о противотанковых средствах в отчете был только поставлен, но вариантов решения американец предлагать не стал, как и не стал затрагивать проблему тяжелого вооружения.

Следующим пунктом стало обоснование покупки собственного БПЛА или разведывательного высотного самолета, для выдачи данных сканирования местности в случае отсутствия данных со спутника и поддержки от стран участниц. Особо подчеркивалось, что если бы этот самолет еще и мог нести вооружение, для своевременного уничтожения особо опасных целей, то было бы просто замечательно.

"Чинук" заслужил отдельного упоминания. Подробно описанные последствия обстрела вертолета из плазменного оружия логически завершались выводом о недостаточном уровне защищенности вертолета и заканчивались предложением заказать на заводе в США конвертоплан V-22 Osprey, и либо на стадии сборки усилить его инопланетными сплавами, либо сделать это уже на базе проекта Х-КОМ, переделав уже готовый. Это не только бы уберегло оперативников от внезапного обстрела с земли, но и существенно подняло бы максимальную дистанцию и скорость перелета, существенно сократив время реагирования оперативной группы. В конечном итоге оперативной группе все равно бы пришлось переходить на другое десантное средство, так зачем возиться с вертолетом времен холодной войны?

Отдельно в докладе были упомянуты безумные творения инженеров Х-КОМ. И если дрон удостоился жалобы в духе "Почему таких хороших штук у нас так мало? Надо еще, и побольше, и брони на них навешать!", то вот к конструкции рельсотрона было высказано целое море претензий. Отвратительная надежность, отсутствие соответствующих орудию систем наведения на цель, низкая скорострельность, отсутствие разнотипных боеприпасов... и как итог - просьба рассмотреть возможность создания ручного варианта рельсотрона, а также доработать уже существующую модель.

Под конец перечисления, после многих других вопросов, в докладе было упомянуто отсутствие возможности оказывать своевременную медицинскую помощь раненным, и необходимость найма полевых медиков или фельдшеров.

Больше всего Лайтман возился с последней, четвертой частью доклада, затрагивавшей действия оперативной группы. В процессе работы он постоянно возвращался к первой части, в которой по свежей памяти описал весь ход боевых действий с обоснованиями принятых решений, часто обращаясь к данным раскритикованных им видеокамер и БПЛА, и сейчас Джеймс размышлял: а стоило ли заниматься этим на ночь глядя, даже не выспавшись? Те Чужие, в которых превратились несчастные гражданские, в записи выглядели намного страшнее, чем вживую. В бою не было времени думать и бояться, но здесь и сейчас... пересматривая видео, Джеймс слышал, как едва ли различимому в снежной завесе шатающемуся силуэту колотят пули колотят пули, рикошетя в разные стороны, видел, как эта тварь несется сквозь свинцовый ливень, надеясь дорваться до ближнего боя... а затем он услышал чей-то вскрик в коридоре.

Вздохнув, американец решил, что каждый снимает стресс, как может. А сам он должен был сначала доделать доклад, а затем попробовать выспаться, чтобы успеть к Краснову.

"Резюмируя действия бойцов, можно сказать, что группа "Альфа" в ходе выполнения миссии продемонстрировал удовлетворительные результаты. Солдаты четко выполняли приказы и грамотно действовали, выполняя боевые задачи. Однако, не смотря на мужество и отвагу, с которыми бойцы группы "Альфа" сражались с противником, наиболее серьезным их недостатком был недостаток инициативы, отчасти объясняемый отсутствием у бойцов боевого опыта и должным уровнем владения воинской специальностью. И если ранение Энди Ларкина (позывной "Альфа-6") объясняется исключительно тактической ошибкой командира группы, подставившего отделение под огонь противника по причине недооценки скорости передвижения пришельцев, то гибель Роберта Родригеса (позывной "Альфа-9"), а также действия некоторых других бойцов (приложение 5), сопряженные с высокой долей риска, объясняются в том числе и недостаточной тактической подготовкой. Для решения данной проблемы бойцам будут назначены дополнительные тренировки, направленные на повышение боевой слаженности и тактики ведения боевых действий в составе группы.

Сержант Вальтер Вержбовски, за проявленную храбрость перед лицом противника, высокие профессиональные качества и взятие пленного, рекомендуется к денежному поощрению, а также к присвоению очередного воинского звания. Рядовые Юрий и Юлий Летовы, за проявленную храбрость перед лицом противника, рекомендуются к поощрению. Рядовой Юрий Летов(позывной "Альфа-4"), за проявленную находчивость и инициативу в экстренной ситуации, рекомендован к присвоению очередного воинского звания и денежному поощрению. Прапорщик Сикорски и рядовой Александр Старых, за спасение раненного из под огня и великолепную подготовку в ходе миссии, рекомендованы к денежному поощрению и получению благодарности от руководства Проекта. Рядовой Александр Старых (позывной "Альфа-1") рекомендован к присвоению очередного воинского звания. Рядовой Джейн Кобб (позывной Альфа-8), за проявленную храбрость, рекомендован к денежному поощрению.

Механизированный взвод "Гамма" в ходе операции продемонстрировал высокий уровень профессиональной подготовки экипажа, тактическую грамотность, умение четко следовать приказам и великолепную огневую подготовку, однако, имел место эпизод проезда БМП по позициям оперативной группы "Альфа" во время огневого контакта с инопланетной бронетехникой, свидетельствующий о недостаточном уровне слаженности действий взвода "Гамма" и остальной группы. В виду особой тактической обстановки во время происшествия, а также отсутствия у экипажа БМП возможности контролировать перемещения оперативников, рекомендую воздержатся от принятия дисциплинарных мер по данному эпизоду. Для предотвращения подобных ситуаций в будущем, в том числе и с возможными случаями "дружественного огня", были рекомендована закупка современной экипировки для оперативников, которая позволит экипажу БМП отслеживать передвижения бойцов. Кроме того, взвод "Гамма" примет участие в тренировках группы "Альфа", для тренировки совместных действий пехоты и бронетехники.

Командир экипажа Виталий Краснов, в случае исправления допущенных в прошлой операции недостатков, рекомендован к присвоению очередного воинского звания.

Временный взвод "Дельта" в ходе операции продемонстрировал удовлетворительные результаты. Несмотря на высочайший уровень профессиональной и стрелковой подготовки, умение проявлять разумную инициативу и следовать приказам, а также оперативно решать поставленные задачи, следует отметить ряд недостатков в тактической подготовке бойцов, не подготовленных к бою с данным типом противника и решаемым Х-КОМ задач, что проявлялось в излишнем использовании тяжелого оружия. Также следует отметить некоторые проблемы с дисциплиной и несогласованность действий с остальной группой (эпизод с задержкой в начале миссии, а также преждевременном начале отвлекающей атаки на школу N3). Рекомендую воздержаться от дисциплинарных мер по данным эпизодам, а в качестве предупреждения повторения данных ситуаций назначить группе совместные тренировки с группой "Альфа".

Снайперский взвод "Лямбда" в ходе миссии продемонстрировал высокий уровень профессионализма, умение проявлять разумную инициативу и действовать в группе. Отмечен недостаток тактической подготовки группы вне основной воинской специальности - эпизод в доме N41/2 (см страницу 5). Также, под вопросом находится умение командира группы подчинятся приказам и принципу армейской субординации - по завершению миссии выявлено наличие у капитана Мишель Хенриксен травмы правого плеча, потребовавшей использование обезболивающих препаратов. Обстоятельства и время получения травмы неизвестны, доклад по данному эпизоду отсутствует.

Отдельно хотелось бы отметить привлеченный к выполнению боевой задачи гражданский персонал Проекта Х-КОМ, а именно:
Иезикиль Вашингтон, исполнявший обязанности оператора дрона, проявил высочайший уровень профессионализма, умение следовать приказам и тактическую грамотность. Рекомендован к поощрению.
Маркус Штреллер, исполнявший обязанности полевого инженера, проявил высочайший уровень профессионализма, проводя полевой ремонт установленного на БМП орудия, продемонстрировав полное служебного соответствие. Рекомендован к поощрению.

Доклад законен."

Сохранив документ, Лайтман закрыл ноутбук и перебрался на кровать. Заснул он практически сразу, так и не закрыв дверь, но зато крепко вцепившись в спрятанный под подушкой Glock.
  
   Лиза устало потерла глаза и закрыла ноут.
Вечер оказался насыщенным. Привезли нового пленного сектоида. Солнцева распорядилась поместить его в отдельное помещение и тут же села строчить заявку Краснову на расширение тюремного блока.
А потом она вместе с лаборантами принялась принимать пострадавших участников операции. К счастью, ранения были в основном поверхностные, хотя и болезненные.
Они закончили к ужину, и Солнцева, отпустив лаборантов, отправилась в тюремный блок, где через камеры довольно долго наблюдала за всеми пленными. А потом, вернувшись в лабораторию, уселась сортировать свои записи.

* * *

Отрубившись практически сразу после приезда, Изи проспал до возращения Харриса. Собственно, громыхание дверью соседа его и разбудило. Быстро собравшись, Изекиль направился в мастерскую, где застал завалы из ящиков, на которых маркером были нанесены какие-то руны и символы, в которых с трудом читался английский. Но найти ящик остатками дрона удалось быстро - хотя смысла практически не было. Большинство деталей в лучшем случае были годны на переплавку. В результате, поковырявшись в остатках немного, Вашингтон сел проектировать нового дрона, с учётом новых данных, полученых в столкновении.
С утра, ещё до общей побудки, одним из первых зашел Ишер, но без объяснений Александра не стал разбирать добычу, а нацедил себе кофе и заглянул за плечо Вашингтону.
- Пулемет с двумя лентами и выборочной подачей? Это конечно хорошо, но мы собираемся переходить на новые технологии...
- Без обид, но видел я эти технологии. Ладно, с расчетом прочности турели я и сам налажал, но рельсотрон, ломающийся через два выстрела... Знаете, есть такой забавный список: "Сто советов Злому Властелину". Так там один из советов звучит следующим образом: "Я буду держать на базе запас проверенного надежного оружия и если мое супероружие выйдет из строя, то мои войска не будут повержены толпой дикарей с дубинами". Мы, конечно, не слуги Зла, но и наши противники не дикари. А по поводу новых технологий - что мешает делать новые пушки со стандартными креплениями?
После задумчивого хмыка со стороны Ишера Изи вернулся к работе. Ишер тоже не стал продолжать диалог и начал пробираться к своему рабочему месту.
База постепенно оживала. Забежал Штреллер, но практически сразу убежал к танкистам - смотреть рельсотрон, обмолвившись, что позже будет общее собрание инженерного отдела. Потом - выспавшийся Харрис с парой подчиненных Сероконя, занявшийся дальнейшей сортировкой трофеев, переодически беззлобно переругиваясь с пришедшим чуть позже Гэллегером на тему "Это моя добыча" и "А это что за...". Баттлер, не обратив внимания на творящийся беспорядок, прошествовал к себе в закуток. Заглянула пожелать доброго утра Солнцева. Где-то в глубине базы раздался звук побудки для оперативников...

* * *

- Почему ты сразу не пошла к доктору? - Спросила Энн, прощупывая ключицу напарницы, которая сидела перед ней на стуле, приспустив с плеч рубашку. На тумбочке ночник в виде фигурки хоккеиста освещал циферблат старого будильника, позволяя разглядеть время - 00:31. - Она всё равно сегодня спать не будет.
- Я пошла. - Негромко возмутилась Хенриксен. - После того, как она рядовых осмотрела... Ну, не сразу, но пошла. Постояла под дверью минуты три... Послушала, как там внутри визжит циркулярная пила - и ушла. Ну её, завтра схожу.
- С утра. - Рыжая канадка строго посмотрела ей в лицо. - Кость цела, будь спокойна. Но ложись сейчас, пока анестетик действует. Что-то там точно есть, а то ты бы и без шприца потерпела, я ж тебя знаю.
- Ага, знаешь... Мне родители-то пишут, что совсем... - Капитан зевнула, опустила веки и... заснула. Не меняя позы - благо, сидела она на своей кровати. МакГрин улыбнулась, сняла с неё очки и аккуратно положила подругу на здоровый бок, прикрыв одеялом. Сама убрала стул, с которого осматривала капитанские травмы, к дальней стене и тоже улеглась. Однако так и не заснула - в тусклом свете ночника рассматривала трещинки на потолке, пока не заиграли побудку...
  
   Утром, но уже после утреннего построения, Краснов вызвал Лайтмана к себе в кабинет. Полковник, был доволен, что оперативный отдел возглавил профессиональный военный, однако это поднимало некоторые вопросы, которые необходимо было решить. Так же Краснов с нетерпением ждал отчёт о проделанной миссии. Эта была первая крупномасштабная операция, и необходимо было как следует проанализировать ситуацию, что бы в будущем избегать возможных ошибок.

Вскоре после вызова в кабинет вошел Лайтман и принес отчёт. На столе Краснов появилась приличной толщины папка, к изучению которой комендант сразу приступил. Быстро пробегая текст глазами, Краснов периодически кивал. Дочитав до момента, когда речь зашла о действиях бойцов, Краснов решил прерваться. Эту часть можно будет почитать потом и более вдумчиво и, к тому же, не отвлекая Лайтмана.
-Ну что ж, капитан,- Краснов откинулся на спинку кресла,- ваши пожелания приняты во внимание. Часть из них мне придется обсудить с Куратором проекта, например на предмет связи с местными военными силами. Что касается закупок снаряжения и вооружения, то тут я полностью с вами согласен. Поэтому, можете подготовить список необходимого и предоставить его сразу интенданту.
Закупку Оспрея одобряю, замену брони можно произвести и у нас на базе. Так же будет направлен запрос в инженерный отдел на усовершенствования основного орудия БМП, а так же, как вы и предлагали, на создание ручного варианта.
К слову, технологии пришельцев серьёзно превосходят наши,и если мы хотим победить в этой войне, то обязательно должны освоить их технологии. В будущем, мы сами сможем производить необходимое снаряжение и оружие.
Это всё, что я хотел сказать,-Краснов сел ровно и сложил руки перед лицом,- У вас есть вопросы?

Пока командир первого взвода и глава базы обсуждали важные для проекта вопросы, остальной персонал Х-СОМ пробовал вернуться к будничному распорядку. Получалось не сразу. Завтрак прошёл довольно напряжённо - у многих бойцов не было аппетита, кое-кого тошнило, некоторые уныло потирали заработанные в бою ссадины и ушибы. Кроме того, солдат почему-то взволновало то, что капитан Хенриксен с утра в столовую так и не пришла. Завтракающая в одиночестве МакГрин, впрочем, упокоила их, неожиданно дружелюбно объяснив, что Мишель после тяжёлых ночных операций всегда отсыпается до обеда.

Однако главное беспокойство исходило от учёных - ведь их ждали новые инопланетные артефакты.
  
   SR-71 плавно закладывал посадочный вираж над мертвой, пепельной равниной. Снаружи ревел ураганный ветер, бросая в бой с машиной потоки злых дождевых капель вперемешку с черным вулканическим песком. Под крыльями проплывали причудливые скальные образования невообразимых форм. Планетоид был древним, очень древним.
Он сидел в кресле первого пилота и сосредоточенно следил за сведением посадочного коридора на зеленом фосфоресцирующем дисплее. Нужно было успеть, обязательно...
- Спанкмейер! Твою ж мать! Мне бы здесь не помешала твоя помощь!
Малькольм обернулся к креслу второго пилота.
- Где тебя чер...
Его глаза расширились - это был не Спанкмейер. Черная хитиновая масса зашевелилась, обнажая стальные челюсти с четырьмя рядами зубов заляпанных слизью, мерзко зашипела и бросилась вперед. Рука рванулась к кобуре, но поздно... по остекленению кабины разлетелись ярко-алые пятна...

... Гэллегер панически оттолкнулся от стола, кресло поехало назад и зацепившись колесом за неукрытый кабель рухнуло на пол. Инженер с пол-минуты ошарашено разглядывал пятна окаменевшего доисторического грибка на неокрашенном бетоне и наконец, умиротворенно констатировал: - Знакомый потолок. Надо завязывать с чертовым Голливудом!

Липкий кошмар никак не желал отступать, в голове плавали обрывки какой-то мысли. Полежав еще немного, он встал, потирая ушибленный бок, вернулся к столу и смел с него на пол гору бумаг. Наверху кучи макулатуры оказался толстый буклет "Боевая тревога. План действий", старательно прочитанный до третьей страницы. На столе осталась потрепанная книжка с раздолбайским скунсом на обложке.
0x01 graphic

Найдя раздел о шестидесятых, Гэллегер быстро просмотрел несколько таблиц и сверился со справочником в ноутбуке.
- Мда, действительно нехорошо получилось. Занятное совпадение.
Подняв кресло, он сел за стол, сняв очки и помассировав слипшиеся веки, и принялся перебивать программу на ноутбуке.

Пару недель назад ему удалось закрепить за собой пустующие помещения на втором уровне инженерного отдела, пафосно обозвав реквизированную площадь "Лабораторией аэродинамики и авиационных технологий". Местечко было неплохое - к центральной комнате примыкал небольшой кабинет и складское помещение, удручало лишь отсутствие ремонта. Люди интенданта быстро восстановили проводку и повыкидывали старый хлам, большего от них добиться не удалось. А главной проблемой были посадки напряжения и периодические хлопки за стеной - Гэллегер не ленился ежедневно заходить к своим опасным коллегам, чтобы напомнить им, что любые новые, увлекательные и абсолютно безопасные эксперименты следует направлять в противоположную от его лаборатории сторону.

Один из таких визитов как раз совпал с очередным припадком потолочного освещения. Осторожно заглянув к соседям, он увидел Ишера в здоровенных черных очках-"консервах", гордо стоявшего над дымящейся кучей оплавленного металла. Что-то хрустнуло, и от потолка отвалился кусок знакомой металлической двери, окончательно павшей жертвой физиков-садистов. Оружейник повернулся вглубь комнаты и проорал в сторону груды контейнеров, переложенных мешками с песком:
- Готово! Я разобрался с регуляцией мощности! Тащи вторую хреновину!
Из-за баррикады вышел британец, катя перед собой тележку с... до боли знакомой "оптической системой наблюдения"!

Межведомственная война окончилась в пользу авиации. Уцелевший "боевой лазер высокой мощности" перекочевал в соседнюю лабораторию, заняв место рядом с массивными пультами управления и кучей неисследованных приборов, снятых со сбитого корабля.

Инженер несколько минут копался в ноутбуке, меняя код. Затем прошел в соседнюю комнату и, остановившись у лабораторного стенда с разобранным корабельным орудием опутанным ворохом проводов, запустил программу. В полупрозрачной глубине кварцевой полусферы, установленной на конце прибора, что-то пришло в движение. С почти биологическим изяществом, схлоплунась в точку похожая на зрачок диафрагма. Постоянно меняя фокусировку, "глаз" орудия начал хаотично шарить "взглядом" по помещению. Через пол-минуты устройство совершило серию особенно резких эпилептических движений и мертво уставилось в потолок. Гэллегер чертыхнулся, остановил программу и проверил лог-файл выходных параметров.

Особого смысла в этом не было - лазер задыхался, заваливая несуществующую систему управления потоками панических запросов. Влезть в контрольные контуры орудия оказалось несложно, но расшифровать гору исходящих данных или вслепую нащупать алгоритм управления и составить корректные цепочки команд системе наведения ему не удалось.
- Мы всего лишь стадо безволосых обезьян с ядерной гранатой, - горько подумал конструктор. - На детонатор нажимать научились, а дальше-то что?

Конечно, можно было попробовать демонтировать головку наведения и заменить ее на что-нибудь привычное, но со сложными комплексными устройствами такой подход мог дать совершенно непредсказуемый результат. А взрываться эти штуковины умели отлично...

Настроение и работоспособность были ни к черту, вчерашний вечер застрял в голове холодным ужасом и растерянностью. "Черный дрозд" (господи, да последний пустили на лом еще в девяностых!), сваливающиеся с неба... ГОЛОВОРЕЗЫ ООН, психованные русские на ревущих медведях, трэш-ужастик Ромеро плавно перетекающий в "Падение черного ястреба"... Пока он сидел в теплой безопасности командного центра, поверить в творящееся на экранах было просто невозможно. Фарс, дурацкая старая фантастика категории Z.

Но в лесу, в лесу было страшно. Когда он стоял у вертолета, мимо протащили эту штуку. По земле волочилась отвратительная черная клешня с торчащими во все стороны, острыми, как иглы хитиновыми волосками. На снегу остался грязно-зеленый дымящийся след, тогда его чуть не стошнило на месте.

На каком основании эти военные остолопы решили, что убили ВСЕХ ЭТИХ??? Пока он продирался через глубокие сугробы ночного леса из-за каждого невидимого во тьме ствола, на него смотрели холодные, немигающие фасетчатые глаза. А наградой за кошмарную ночь оказался изрешеченный осколками кусок бесполезного металлолома!

Гэллегер нервно прохлопал карманы куртки, но найдя лишь пустоту, со злостью пнул подвернувшуюся под ногу картонную коробку и вышел из лаборатории, треснув дверью. Уже стоя в центральном помещении, он громко выругался, обильно мешая вместе английские, ирландские и русские выражения, выученные на базе:
- Да пошло оно к @#%* через @#%%## c @@%$*... полярных медведей!!!
  
   Утро у Штреллера началось с заполнения отчетов, дела хоть и привычного, но все равно ненавистного. Немного помогла волшебная фраза "требует дополнительных исследований", благодаря которой удалось сократить документы на треть. Так что до завтрака Маркус успел лишний раз покопаться в энергосистеме рельсотрона и назначить совещание отдела на 10-30. По традиции, на совещание пригласили Лайтмана, Краснова, Хенриксен и Чижа. Так же, по традиции не факт, что приглашенные собирались приходить.

- Господа, вчерашний бой принес нам немало трофеев, которые нам необходимо изучить в ближайшее время. Но, что важнее, мы наглядно увидели, что привычными средствами остановить пришельцев будет очень сложно. Очередная, почти неуязвимая для стрелкового оружия, тварь плюс инопланетная бронетехника... Нам повезло, что мы потеряли всего двух бойцов. Но кроме везения серьезное влияние на бой оказали разработки нашего с вами отдела. В связи с чем хочу объявить благодарность герру Вашингтону за разработку и управление дроном, герру Ишеру за вовремя доработанный рельсотрон и герру Харрису за разборку предыдущих трофеев, это очень нас выручило. Ну а теперь к задачам.

Штреллер начал выводить на проекторе схемы взаимодействий и отдельные трофеи.
- Первое, оружие. Герр Ишер, как мы увидели, обычное стрелковое оружие против половины пришельцев малоэффективно и нам срочно нужна альтернатива. Поэтому, Леонардо, твоя задача для начала снабдить всех оперативников разблокированными плазменными пистолетами. Далее, плазменные ружья: изученный образец мало отличался по конструкции от пистолета, так что нужно найти свой предохранитель и в этой модели. Вообще, разблокировку знакомых моделей нужно поставить на поток. Если нужен еще человек, давай заявку с квалификацией, будем брать.
На экране появилась "бандура", которой пользовались гиганты.
- Судя по всему, это вариант инопланетного тяжелого вооружения с отличным от плазмометов принципом действия, его изучение - общая задача отдела. И последнее по оружейному блоку: если сам рельсотрон, собранный преимущественно из инопланетных материалов, показал себя отлично, силовая часть, основанная на земных энергоблоках, не выдерживает никакой критики. С этим надо что-то делать.
Следующим внимание Маркуса привлек Изи.
- Герр Вашингтон, дрон отлично показал себя в боевых условиях, хотя недостатков у него в избытке. Потому Вашей основной задачей будет создание улучшенной модели. Предлагаю сразу же закладывать обшивку из инопланетного сплава, улучшенные системы наблюдения и вооружения. По словам герра Ишера, Вы хотите использовать какой-то экзотический пулемет. Я не против, все равно такого типа вооружения у нас не осталось. Закажем. Но практика показала, что одного пулемета может быть недостаточно, поэтому прошу подумать над основным, так сказать, калибром. Леонардо, сразу говорю, в современном виде приспособить туда рельсотрон даже не пытайся, мне твоих облегченных креплений турели хватило.

- Итак, господа, у кого-то есть вопросы, или сразу переходим к самому интересному?

Иезекиль поднял руку:
- В принципе, вопросов особо нет, есть предложение. Список материалов по новому дрону я уже набросал - пока доставят, я предлагаю заняться оснащением нашего танка дополнительными системами наблюдения и обнаружения, а так же позиционирования как себя, так и остальных бойцов. Это если мистеру Харрису не потребуется моя помощь в разборке и изучении инопланетной техники.
По вооружениям. Я тут уже прикинул - крепить ту-же тяжелую пушку гигантов на станок "эм три" от Браунинга МаДьюс можно без проблем. Как и гранатомет эм-девятнадцать. Предлагаю учитывать его как основу и для других оружейных разработок.
Так-же можно подумать о закупке легкого авиатранспортируемого танка вроде британского "эфви сто первого", который "скорпион" или старых американских Шериданов. Ибо поражающий эффект поражающим эффектом, но сейчас, не под адреналином, я считаю что наличие мощного фугаса очень полезно. По крайней мере - когда мы выковыривали тех уродов из-за ограды больницы, он бы крайне не помешал. Ну или делать два дрона - один с пулеметом или энергетической пушкой, другой с гранатометом. Собственно - в заявке деталей на четыре штуки дронов, два пулемета и два гранатомета. У меня всё.

- Герр Вашингтон, на энергетическую пушку я бы пока не рассчитывал, а в остальном по дрону нормально. Мк 2 оснастим спаркой гранатомет/пулемет, только гранатомет лучше взять УАГ-40 или Vektor Y3 AGL, они полегче и отдача ниже. Мк 3 стоит собрать, но хотелось бы что-нибудь бронебойное использовать вместо гранатомета. И, кстати, нам тогда нужен второй оператор.
- Что касается систем позиционирования и наведения для БМП, думаю после вчерашнего инцидента герр Лайтман нам только спасибо скажет. Впрочем, не вижу смысла сейчас тратить силы на разработку собственной систему. С полгода назад "Wermeer Shield Group" закупала для тестов несколько комплектов "Ратник", и результаты на, в принципе, устроили. Поэтому предлагаю просто закупить партию этих комплексов, а бронетехнику привязывать уже к готовой системе. А вот более точная система наведения для рельсотрона необходима точно, так что прошу Вас с герром Харрисом этим заняться.

На экране появился летящий боевой диск и он же, подстреленный снайпером.
- А это самая любопытная часть нашей работы. Эта Runde Kampffahrzeug обладает мощнейшим оружием и броней, непонятно как летает, и возможно обладает искусственным интеллектом. И наша задача препарировать ее до последнего винтика. Герр Батлер, на Вас принцип полета и источник питания. Герр Ишер - оружие. Герр Харрис и герр Вашинтон - на вас общее устройство и принципы управления, я хочу увидеть такой аппарат на нашей стороне. Герр Гэллегер, думаю, Ваши знания в изучении этого устройства тоже пригодятся. Но все же основное для Вас - повышение боевой мощи наших перехватчиков, против крупных кораблей они практически бессильны.

- Полагаю, на этом пока все, нам пора за работу.
  
   Одна из добродетелей благородного мужа - "чжи", или "образованность", и Пенг старался не пропускать ни одного брифинга, ни одного доклада. Чем больше знаний о враге, его слабых и сильных сторонах, тем больше шансов на победу, не так ли? Однако, в этот день с посещением брифингов не заладилось...

Сначала пришел человек от интенданта, принес две настольные лампы, которые, как выяснилось, заказывала Киу. Самой ее давно уже и след простыл: брифинг-зал - наш дом родной. Для Киу подыскали эдакий чертежный агрегат - с двумя коленами, с поворотом лампы, ну, а Пенгу обычный светильник. Пилот помог установить (принеси, подай, не мешай),и, конечно же, выслушал много лестных отзывов о "кривизне" своих рук.

Затем зашел Маккензи. Точнее, не зашел, а завалился - без стука, без всяких джентльменских штучек (вошел по-русски, так сказать). Вместе они еще раз разобрали перепетии боя, уже на свежую голову. Стянув с тумбочки Киу чертежный планшет, Ларс зарисовывал схемы, пробовал рассчитать наилучшие тактики в паре. За этим занятием они провели не один час, после чего, вспомнив о завтраке, наскоро перекусили, и продолжили изыскания уже в дежурке, подключив к процессу Бориса и Сергея. Наибольший интерес вызвали те самые "красные точки". Горячо обсуждалось, куда "эти штуки" можно приспособить, и в каком количестве, горячо обсуждались инженеры, которые, собственно, и должны приспосабливать. Сошлись на том, что если оно и будет, то еще нескоро, хотя, Чиж, конечно, голова, и Гэллегер тоже - голова. Так постепенно перешли на бытовые темы, итогом обсуждения которых стала фраза Ларса:

- Война войной, обед по расписанию! Гоу!

- Не Гоу, - поправил Первый, - а айда!

* * *

Коробка взмыла в воздух и описав параболу под потолком, скрылась за испытательным стендом. Авиаконструктор пробормотал шестьдесят восьмое по счету ирландское ругательство и вычеркнул из списка заказов еще одну позицию... предпоследнюю. Все было на месте - лабораторное оборудование, офисная техника, справочники, даже канцелярское барахло было доставлено в полном соответствии с его заявкой. Но самого главного нигде не было. Ладно, наверно он что-то пропустил, надо просто еще раз проверить посылки.

Гэллегер мысленно отвесил себе хук слева и застыл на месте. Ага, проверить - в пятый раз за день. Нет, нужно было спокойно все обдумать. Ведь за доставку заказов отвечала интендантская служба, а он не так давно устроил ее боссу серьезную головную боль. Военные - злопамятный народ. Он сел в кресло и принялся составлять план, нервно грызя чертежный карандаш. По мере оценки последствий, круг возможных действий быстро сужался: бюрократическая трясина на пару месяцев вперед; бесполезный и опасный скандал с участием руководства базы; а вот за это можно и срок получить.

В голове сдвинулась пара шестеренок и инженер катапультировал себя в сторону горы доставленного оборудования - пара минут на вскрытие упаковки, долгая возня с подключением и настройкой, пробежка до своей комнаты и полчаса работы со штангенциркулем и CAD-файлом...

Гудение 3-D принтера смолкло и печатающие головки вернулись на исходные позиции. Гэллегер засунул руку в камеру и со счастливой улыбкой подбросил на ладони еще теплый пластиковый кругляк.
   На весь день инженерный с головой ушел в работу. Ишер со Штреллером заново перебирали рельсотрон и перепаивали плазмометы, а остальные в первую очередь расковыряли инопланетный танк, к которому прилипло брошенное Харрисом название "кибердиск". А дальше, дальше случилась заминка. Инопланетные технологии не поддавались никакому анализу. Первыми сдались кибернетики, решившие, что полезней будет довести до ума свою разработку и за одним разобраться с внедрением Ратника.
Вечером к Маркусу подошел Гэллегер:
- Мистер Штреллер, нам катастрофически не хватает данных. По хорошему для изучения наших трофеев нужен серьезный институт и с пол года работы, со слов мистера Баттлера. Ну или пришельцы сами нам все расскажут - авиаконструктор невесело усмехнулся.
- А что, вдруг и правда расскажут, если мы сумеем правильные вопросы задать.

Согласование допроса Маркус решил не затягивать и сразу же отправился к Краснову, рассчитывая что деятельный полковник в двенадцатом часу еще не спит. В общих чертах идея Краснова устроила. Они со Штреллером договорились, что в допросе, кроме доктора Солнцевой будут участвовать Гэллэгер и Батлер, как самые подкованные в теоретических науках, а остальные просто подготовят список вопросов, на первое время не сильно специфических - неизвестно было, какими знаниями обладают пленные.

К утру следующего дня волнения в научном блоке не улеглись. Хотя допрос был назначен на девять часов, Малкольм и Томас устроили миниатюрное столпотворение у дверей биологического отдела намного раньше - около полвосьмого. Впрочем, впускать их до срока явно никто не собирался, толстая створка оставалась закрытой... Проходившие мимо солдаты и служащие базы с любопытством поглядывали на инженеров. Некоторые задерживались, но, убедившись, что ничего интересного не происходит, отправлялись по своим делам.
После восьми "стояльцев" навестила капитан Хенриксен - отчего-то бледная до лёгкого позеленения. Похоже, она направлялась к Солнцевой, и встретить тут коллег Маркуса никак не ожидала. Увидев их, канадка с натянутой улыбкой поздоровалась и тут же ушла. Впрочем, достаточно скоро вернулась, неся два бумажных стаканчика с горячим кофе. Один она протянула Гэллэгеру, второй британцу, отмахнулась от благодарностей и вновь их покинула. Ещё через несколько минут за дверью лязгнули замки...

- Доброе утро, - Солнцева улыбнулась, пропуская инженеров в лабораторию.
Едва они вошли, один из лаборантов тут же захлопнул за их спинами дверь, и опять лязгнул замок.
- Прошу за мной, господа, - Лиз открыла дверь в тюремный блок, подошла к столу и бросила взгляд на монитор. - Если вы будете испытывать трудности при допросе, я готова оказать любую посильную помощь.
Она распахнула дверь камеры и приглашающе кивнула.

Гэллегер неуверенно замер у входа в бокс и озабоченно посмотрел на Лиз.
- Признаться все это весьма неожиданно. Конечно я был в курсе, что у нас есть пленные и вы занимаетесь их допросом, но подробности узнал только вчера. Штреллер передал мне ваш первичный доклад - я успел его бегло просмотреть. Не будем тратить время на обсуждение... теории, - инженер поморщился. - Утром мы с коллегой успели подискутировать по этой теме. Пока скажите главное. Доктор, по вашему мнению, с кем мы имеем дело? Нам с мистером Батлером никогда не приходилось выступать в подобной роли, любые дополнительные подсказки будут полезны - его характер, привычки, слабые места.
Инженер пригладил волосы и бросил нервный взгляд на дверь.

Лиза кивнула
- Перед вами сектоид, которого можно примероно назвать техником. Он слышит нас, но не понимает, а вот мыслеобразы вполне могут быть ему понятны, как абстрактные, так и конкретные. Однако не факт, что он вступит в контакт сразу. Например навигатора, который содержится в соседнем отсеке, мы заставили сотрудничать не сразу. Слабое место? Пожалуй, он, да и другие, боятся боли. Физически они не слишком выносливы, можно даже сказать, довольно слабы, поэтому угроза физической боли может оказаться действенной. Еще их довольно сильно может терзать чувство голода. Кстати, завтрак пленным еще не подавали, а ужин был довольно давно.

Конструктор невесело усмехнулся.

- Физическая боль это не по моей части. У моего бывшего нанимателя таким занимались другие подрядчики. - Он на секунду задумался. - Знаете что, давайте начнем с этого вашего навигатора? Если вы его уже разговорили, нам с Томасом будет проще понять процесс... эээ, общения. К тому же, судя по вашим материалам, технических вопросов ему пока не задавали.

Возражений от коллег не последовало и Лиз, захлопнув камеру, пошла отпирать соседнее помещение.
- Не волнуйтесь, уверена у вас двоих все получится, - биолог ободряюще улыбнулась. Гэллегер набрал в грудь побольше воздуха и первым вошел в бокс.

На казарменной койке сидела маленькая скрюченная фигурка с гипертрофированно большой головой. В мозгу перескочили костяшки счетов, изменив наиболее вероятную гипотезу на одно простое слово - "Пришельцы". Если виденные позавчера трупы и все остальное еще можно было списать на гениальную театральную постановку, то сидевшего на койке гражданина... нет. Это был точно не северный кореец.

Покоритель галактики выглядел жалким и потерянным. Гуманоид не обратил никакого внимания на вошедших, апатично уставившись на горку детских кубиков с английскими буквами, лежавшую на полу. Откуда они взялись на базе, было совершенно непонятно. Заметив удивленный взгляд конструктора, Солнцева пояснила, почему-то чуть смутившись:
- Объекты для эксперимента. Изучаем... когнитивные функции.
- Док, так может будет проще по английски? - Он нервно рассмеялся. - О'к, что надо делать?
- Сосредоточьтесь и подумайте. В его сторону.

Гэллегер сморщил лицо в напряженную гримасу и стал думать. Получалось не очень. У него были какие-то планы, на тот случай если вся эта история окажется правдой, но сейчас они совершенно вылетели из головы. Туда лезла какая-то чушь.
0x01 graphic


0x01 graphic


0x01 graphic


Поняв, что торжественный контакт двух космических разумов свернул куда-то не туда, инженер взял себя в руки и плюнув на вступление перешел к вопросам. Своим вопросам.

Он представил четыре ячейки расположенные одна над другой, соединив их линиями. В верхнюю он поместил сбитый позавчера "истребитель", вышло пожалуй не очень - камеры перехватчиков поймали лишь смутные изображения этих машин. Затем шел "малый скаут", а за ним разместился крестообразный "большой скаут". В самой нижней ячейке клубился "туман", иногда приобретая форму размытого диска.
0x01 graphic

0x01 graphic

0x01 graphic

0x01 graphic


Затем он выдвинул на передний план "большой скаут" и поменяв фронтальную проекцию на изометрический вид сверху, убрал ему крышу. У носа стояли пульты управления, корабль пересекали внутренние переборки с несколькими дверями. На энергоустановке и орудиях сосредотачиваться он не стал, если все получится, до них очередь еще дойдет. Немного покрутив корабль вокруг центральной оси, он "вернул" его в исходную ячейку, вытащил вперед "туман" из средней ячейки и попытался думать вопрос. Ощущение было престранное, мозг отчаянно скрипел извилинами.

Не выдержав и пары секунд, он повернулся к Солнцевой и облегченно сказал:
- Док, похоже не работает! Я ничего не сломал?

Солнцева вздохнула.
- Не спешите так. Сейчас.
Она прикрыла глаза и представила, как перед пленным появился обычный поднос с едой. Потом поднос отодвинулся, и на его месте появился Гэллегер. Потом они поменялись местами. И еще раз. И еще.
Пленный, за которым пристально наблюдал инженер, медленно кивнул, поднял голову и пристально посмотрел Гэллегеру в глаза.
  
   Перед внутренним взором конструктора медленно поплыли картинки... Ощущение было - словно включили проектор, использующий вместо белого экрана его мозг... Малкольм от неожиданности слегка пошатнулся, вскинул ладони к лицу, машинально пытаясь прикрыть глаза... Но тут же мотнул головой и встал ровно, жестом отстранил Солнцеву, которая собралась было поддержать его под локоть. Зажмурился, пытаясь сосредоточиться на "проецируемых" картинках... Это был корабль пришельцев, определённо... Совершенно нового типа - намного больше сбитых ранее, но совсем не похожий на судно, приземлявшееся в Нерюнгри.
Пленник, похоже, обладал достаточно чётким техническим мышлением, поскольку демонстрировал корабль аккуратно и последовательно...
Сперва общий вид, словно пластиковая моделька на демонстрационном стенде...
0x01 graphic

Потом верхний ярус в виде схемы..
0x01 graphic

И, наконец, нижний...
0x01 graphic
  
  
   Картинки пропали также резко, как появились. Гэллегер охнул, хватаясь за виски - ощущение, что посторонний разум покинул его голову вызвало лёгкое головокружение и тошноту. Пришелец, продолжая глядеть человеку в глаза, несколько раз ткнул пальцем вверх... И всё повторилось...
Снова общий вид корабля неизвестного типа, ещё более массивного...
0x01 graphic

И снова схемы ярусов. Верхнего...
0x01 graphic

Среднего...
0x01 graphic

Нижнего...
0x01 graphic

Вот теперь помощь Лиз пригодилась - инженер едва устоял на ногах, ему пришлось зажать рот ладонью, чтобы удержать полученное от щедрот Мишель кофе... Инопланетянин тоже выглядел неважно. Впрочем, взгляда он не отвёл, и жест повторил - трижды ткнул пальцем в потолок а потом... развёл руками.

- Все нормально! - инженер резко высвободился из рук биолога и выхватив у Батлера блокнот принялся яростно что-то чертить трясущимися руками. Через несколько минут грубые эскизы были готовы.
- Может быть на сегодня достаточно? - Солнцева выглядела обеспокоенной.
- Нет. Это еще не все!

Немного придя в себя, Гэллегер снова использовал только что выученный прием. Для начала он представил силовую систему "малого скаута". Кабеля опутывали стены корабля плотной равномерной паутиной и сходились к его центру, где клубился уже знакомый "туман".

Затем он построил второе "эволюционное дерево" поместив в его основании "боевой лазер высокой мощности", стреляющий малиновым лучом. За лазером шел неясный образ чего-то похожего на турель из которой вылетала очередь голубых капель, за турелью шла неизвестность.
  
   Пришелец переступил с ноги на ногу. Снова посмотрел в лицо землянину... Тот охнул - образ, вторгшийся в сознание извне, был мутнее прежних и вызывал острое головокружение. Казалось, он смотрел глазами самого пришельца. Перед ним был один из пультов контроля. Серые лапки сектоида лежали на панели - пальцы одной бешено стучали по клавишам, другой же пилот водил по матовому квадратику с носовой платок величиной. Вероятно, это было что-то вроде тачскрина. А на экране перед ним плясали несколько меток, подозрительно похожих на прицельные... Вот на мониторе мелькнул легко узнаваемый силуэт земного перехватчика... И видение исчезло.
Пленник издал недовольный писклявый звук, плюхнулся на койку и свернулся в позе эмбриона.

Второй контакт дался легче - наверно объем переданной информации был меньше или инженер просто начал привыкать к новому способу общения.
- Говоришь вопрос не по адресу? - Пробормотал он, не заметив непонимающих взглядов коллег. - Не проблема. Мы и тебе найдем работу по способностям.

Не обращая внимания на явный отказ пришельца продолжать разговор, он снова сосредоточился. Гэллегер и сектоид стояли перед пультом. Длинные пальцы гуманоида плавали над элементами управления, указывая последовательность действий. Землянин повторял все манипуляции пришельца, а на экране синхронно двигались прицельные метки.

Отвлекшись на секунду конструктор уточнил у Солнцевой:
- Что он у вас там ест? Бифштексы?
- Диета сбалансированная, но да - они ему нравятся.

Вернувшись к прерванному сообщению он вообразил сцену из старого детского фильма:
0x01 graphic

На главные роли были назначены Гэллегер и сектоид. Из глубины кадра на передний план величественно выплывал астрономический бифштекс.

Конструктора накрыло волной недоумения - сквозь эмоцию проступал вопрос, сложенный из тех самых игрушечных кубиков: "Что?". Малкольм даже бросил взгляд вниз, чтобы убедиться, что телекинезом пленник не владеет, и на самом деле кубики так и лежат на полу. В висках землянина заломило - это было странное чувство, боль сектоида накладывалась на его собственную...

Поморщившись он попытался проанализировать ответную реакцию. Гуманоид хорошо воспринял два предыдущих сообщения, в чем он ошибся? Гэллегер усмехнулся:
- Ты у нас или совсем глупый или больно умный. Ладно, а если так?

На этот раз он вообразил бокс-содержания пришельца. Сектоид неподвижно лежал на койке в позе эмбриона, около кровати стоял Гэллегер, а ближе к двери Солнцева и Батлер. Быстро сместив перспективу он показал вид на Евразию из космоса. Земля начала вращаться и сделав один оборот остановилась. Гэллегер "приблизил" бокс содержания. В центральном помещении стоял пульт корабля, с которым возились инженер и пришелец. Инженер отошел от пульта, кивнул и махнул рукой в сторону входной двери. Внутрь зашел лаборант и подал сектоиду тарелку с бифштексом.

Устало вздохнув, Гэллегер снова проиграл ту же сцену. Но на этот раз сектоид сидел внутри камеры, ничего не делая. Инженер немного постоял у пульта, ткнул пальцем в сторону пришельца, покачал головой и вышел из бокса, закрыв за собой дверь. Перспектива сместилась к пришельцу - Малькольм сосредоточился на ощущении голода. Получалось неплохо, стаканчик кофе не мог заменить нормальный завтрак.

...Конструктор не сразу понял, что сидит на полу, держась за голову обеими руками. А его "собеседник" судорожно выпрямился на койке и теперь уже не пищит - хрипит, конвульсивно дёргаясь.

Сквозь мутнеющую пелену света, конструктор увидел как Солнцева бросилась к койке с аптечкой, потом сознание отключилось.
  
   Когда Гэллегер открыл глаза, голова не болела, только кружилась слегка. Зато довольно чувствительно ныло правое плечо. Солнцева снимала перчатки, лаборанты возились у кушетки, на которой лежал пленный. Увидев, что конструктор открыл глаза, Лиза кивнула и довольно холодно проговорила:
- Рада, что вы опять с нами. В следующий раз попрошу быть осторожнее, не в бирюльки играете.
Заметив взгляд Гэллагера, брошенного в сторону кушетки, она поморщилась.
- Он тоже жив. Но не думаю, что вы сможете допросить его еще раз в ближайшем будущем.
Видно было, что Солнцева с трудом сдерживает эмоции. Однако она так ни разу и не позволила себе сорваться.
- Вы можете идти. Сейчас кто-нибудь из ребят вас проводит и снабдит таблетками, которые необходимо принимать некоторое время. Впрочем, схему приема я расписала. И если вы не хотите превратиться в овоща, советую серьезно подойти к своему здоровью.

Покидая биологический блок, хмурый и осунувшийся конструктор думал о том, что неудачно закончившийся допрос станет сегодня событием дня, хоть и проходил за закрытыми дверьми. Вышло, однако, несколько иначе. Слух просто не успел распространиться, внимание обитателей базы отвлекло другое событие. Капитан Хенриксен взялась выполнять обещание, данное в ангаре коллеге-американцу. До коньков дело не дошло, однако любого, заглянувшего в столовую после обеда, ждало прелюбопытное зрелище.
Оперативники "Альфы" и с десяток человек из обслуги сгурьбились вокруг большого центрального стола, за которым сидела старшая канадка. На столешнице перед капитаном лежала странная деревянная конструкция - вырезанная в форме ни то кораблика, ни стрелки-указателя доска с тремя рядами отверстий. Два крайних ряда занимали воткнутые в них колышки из светлого и тёмного дерева - светлые вдоль одного "борта", тёмные - вдоль другого. Центральный ряд оставался свободным. Кроме того рядом валялись две короткие четырёхгранные палочки, на сторонах которых были коряво вырезаны какие-то знаки...
0x01 graphic

И это не считая стружки и образков, которые устилали стол и пол под ним - конструкцию, очень похоже, изготовили прямо здесь, на глазах у публики. Без МакГрин явно не обошлось, хотя сама она отсутствовала. Мишель же живо объясняла, глядя больше не окружающих её солдат, чем на деревяшки:
-...Тут начинается самое интересное. Фишка, достигшая "носа" кораблика, входит на дорожку противника и дальше движется уже по ней, с "носа" на "корму", срубая или перепрыгивая фишки, задержавшиеся на старте. А поскольку, как я уже говорила, рубить можно любую фишку, в том числе неактивную, на "носу" начинается кровавая баня. - Снайпер усмехнулась. Она всё ещё была бледна, но речь её изрядно разгорячила, и на щеках женщины проступил румянец. - И когда...
- Простите, мэм... - Осторожно перебил её Джейкоб, сидевший ближе всех. По слегка осоловелым глазам можно было понять, что чернокожий прапорщик окончательно запутался в пояснениях. - Разрешите спросить?
- Конечно. - Хенриксен развернулась к нему, поправляя очки.
- Так откуда ваша бабушка научилась играть в эту да... даль...
- Дальдозу. Игра называется "daldЬsa". - Пришла на помощь капитан. - Бабушка Тордис в войну была в норвежском Сопротивлении, и однажды ей пришлось несколько месяцев отсиживаться в графстве Ругаланн. Вот там и выучила правила - развлечений было немного, а игра оказалась незнакомой... Если честно, кроме бабушки я пока не встречала ни одного человека, который про неё хотя бы слышал, не то, что играть умел... Ну ладно. - Она снова поправила очки, сдвинув их выше по переносице. - Продолжим. Если фишку не срубят, и она благополучно добирается до "кормы", то опять выходит на серединную дорожку, идёт к "носу" и так циркулирует, пока противник до неё не доберётся. На родную дорожку она больше не возвращается. Другой игрок, естественно, делает то же самое...

Правила, которые пыталась растолковать глава второго взвода, чем-то отдалённо напоминали шашки, однако были настолько сложнее, что ей пришлось не раз повторить их, а потом и вовсе взяться за демонстративную партию, так что столовая оставалась полна народу до самого ужина...
  
   Весь день ушел на унылую бумажную работу. Впрочем это было неплохо, бюрократическая писанина позволяла отвлечься от мрачных мыслей. Кажется, к нему заглядывал кто-то из инженеров с расспросами, но он не помнил, о чем он с ними говорил, да и говорил ли вообще. История с допросом никак не хотела отпускать. Вначале была злость на то, что позволил втянуть себя в совершенно чужую область работы, но пока он писал отчет, мысли все чаще возвращались к неудобным вопросам. Где он ошибся?

Ближе к вечеру он передал готовые бумаги Штреллеру. Головная боль давно прошла, но в голове продолжали лихорадочно прокручиваться сегодняшние события. Как и следовало ожидать, буквально через пару часов его и Штреллера вызвал Краснов. Было непонятно, как ему это удалось, но комендант базы выглядел еще мрачнее, чем обычно. Сложив ладони в замок и спрятав за ними нижнюю половину лица, он задал короткий вопрос:
- Что произошло?
- Все очень просто - я облажался. Об этом можно узнать из отчета.

Гэллегер откинулся в кресле, сложил руки на груди и погрузился в долгое молчание.
- Знаете... Во всей этой истории мне непонятен только один момент. Почему он не остановил контакт? - Малькольм неосознанно снял очки и начал жестикулировать ими в воздухе, подкрепляя свои слова. - Прошел только один день, а я в полном порядке, чего нельзя сказать о сектоиде. Головокружение и боль приходили извне - это были его ощущения. Почему он не мог закрыться от воздействия, причиняющего боль? У них нет защитного механизма? Не верю. Такой изъян сделал бы их необычные способности не только бесполезными, но и опасными для выживания вида.

Сделав останавливающий жест ладонью, он продолжил. - Давайте еще раз пройдемся по известным фактам. Как показал анализ ДНК, пленный сектоид является клоном. Внятно объяснить свое происхождение он не смог, но проанализировав его способ общения и особенности поведения нетрудно представить Оруэлловское общество, где таких как он выпускают серийно в клонирующих установках и посредством прямой промывки мозгов обучают всему необходимому для дальнейшего существования. Я прочитал ваше краткое резюме по результатам первого допроса, частично изучил... пояснительную записку мистера Лайтмана. Ваши с ним выводы можно кратко охарактеризовать двумя словами: "люди-машины" - разумные существа, слепо выполняющие приказы. Вчера я действовал исходя из той же логики. Любое принуждение основано на очень простых правилах: разум можно обмануть, испугать, показать цепочку причинно-следственных связей приводящим к его страданиям. Разум боится смерти.

- Но я изменил свое мнение. - Конструктор снова надел очки, толкнув их пальцем вверх по переносице. Отблеск потолочного освещения отразился в линзах, ярко-белый блеск полностью скрыл выражение его глаз. - Скажите... С чего мы собственно решили, что сектоиды разумны? Способность к скоординированным действиям, различные специализации представителей вида, умение делиться информацией... требования получить пищу? На Земле есть масса биологических видов, способных на такое же поведение и прекрасно обходящихся без всякого разума. Например... муравьи.

- Любые аналогии ложны, но посмотрим на проблему с такой стороны: муравейник является сложной самоорганизующейся системой, состоящей из множества узкоспециализированных компонентов. Синхронизация действий отдельных муравьев обеспечивается феромонными химическими сигналами - наборами четких однозначных команд выполняемых ими инстинктивно. А еще... существуют паразиты, способные подделывать "коды связи" муравейника и использующие муравьев в своих целях.

Он откашлялся и осторожно подбирая слова, перешел к выводам. - Если я прав, не было у нас никаких "контактов" и "допросов". Сектоид воспринимал наши сообщения как прямые команды и пытался найти в своей "программе" адекватные ответные реакции. И здесь мы возвращаемся к вчерашнему инциденту. Похоже, что ситуация развивалась следующим образом - он получил цепочку команд: "установить и поддерживать контакт", "дать информацию об известных типах кораблей", "дать информацию о корабельной энергоустановке и орудиях". Команды были сформулированы странно, не по установленным стандартам, но их можно было понять и они были выполнены. А вот дальнейшие команды оказались забиты чудовищным количеством информационного шума, при этом разрешения на прекращение контакта не поступило! - Инженер развел руками. - Ничего удивительного, что у него мозги вскипели. Попробуйте так обращаться со своим компьютером, результат будет точно таким же.

-Интересная теория,- Полковник задумался,- Конечно, вся природа сектоидов для нас не известна, и тут уже речь может идти, что считать разумным. Это как с ИИ, на каком этапе можно начинать считать ИИ разумным и обладающим сознанием, а на каком просто сложным чат-ботом? И как нам это определить? Может пришельцы пошли другим путём, и создали бездушных биороботов? Может им не нужны слуги обладающие сознанием? Но тогда бы, они точно вложили бы в них какой-нибудь механизм самоуничтожения, вроде принудительной остановки сердца. И, если следовать вашей теории, то такая единица может быть опасна в бою, если управление ей перехватит кто-нибудь другой. Никто бы не стал создавать такую единицу, которая слушается всех. Тем более исходя из отчёта капитана Лайтмана следует, что во время крайней миссии, окруженные сектоиды "ответили" отказом на предложение сдаться. Но то, что сектоиды - это существа созданные искусственно, как вид - факт. Ведь у них отсутствует репродуктивная система, что интересно, у мутонов она удалена хирургически, значит их не выводили, а просто ассимилировали.

-Тут причина в другом. Что бы понять причину, можно прибегнуть к старому приёму "думай как противник". Мы много не знаем об инопланетной цивилизации, но можем попытаться представить себя на месте этого сектоида,- Полковник на мгновение замолчал,- Даже не себя, так как мы люди уже обладаем знаниями, мы можем лишь представить цепочку событий, которые случились с нашим пленным сектоидом. Он был создан искусственно уже, так скажем, "во взрослом виде". Тут нету никакого детства, взросления, познавания мира. Всё он просто появился, но без каких-либо знаний. Ему дали знания управления кораблём, просто знания как перемещать корабль в пространстве и всё. Потом его посадили в корабль и дали план полёта, которому он должен следовать. А теперь он оказался у нас. Всё! Никто ему не говорил про великую "Сектоидную" цивилизацию, ради которой надо отдать свою жизнь, про великие цели и жизненную необходимость борьбы со злобными "розовокожими дикарями", ему могли даже про людей не рассказывать. И самому ему нет необходимости знать о всяких вещах, выходящих за рамки его специализации, его единственной цели в жизни-управление кораблём. У него никогда не было и нет семьи, друзей, любимой. Поэтому сейчас, сидя у нас в клетке он не знает что делать. Задание провалено, он может и не понимает, что в плену. Точнее, он понимает, что его ограничивают в свободе, но не понимает почему. У него нет представления о женевской конвенции, он не понимает, что пленников нужно кормить, возможно, поэтому он не прервал связи, потому, что условия для предоставления ему еды не было выполнено, и он боялся, что есть ему больше не дадут, вот и вымотал себя, а за одно и вас.

Инженер пожал плечами.
- Описанное вами существо полностью соответствует понятию "биоробот". Так почему мы пытаемся рассматривать его поведение через призму человеческих понятий? "Понимание", "свобода", "плен", "провал задания", "страх" - мы используем эти слова как нечто само собой разумеющееся и универсальное, но это совсем не так. Да его даже от простейшего "завтра покажи, как работает пульт, тогда получишь бифштекс, иначе сиди голодным" вывернуло наизнанку! Это не просто слабость абстрактного мышления - похоже, он вообще не думает, - Малькольм поморщился. - Ну вот, я только что сам приписал ему человеческое понятие. Откуда мне знать, универсальное... эээ, "межпланетное" определение слова "думает"?

Конструктор перевел дух и немного помолчав, сменил тему:
- Ладно, здесь можно точно сказать только одно - в ближайшем будущем профессия философа снова станет весьма востребованной, новых общечеловеческих проблем здесь на годы работы вперед. Но сейчас нам нужна практика. Давайте разберемся с особенностями использования солдат такого типа и попытаемся снять возникшие противоречия - я тоже обратил внимание на вопросы механизма их контроля и самоуничтожения. Итак, отказавшись от использования существ со "свободой воли" вы получаете мечту любого кабинетного стратега - предсказуемые войска. Ход военной операции можно задать с любой требуемой точностью - распишите базовые атакующие и защитные стратегии поведения, разработайте систему стандартных приказов, установите цепочку командования, определяющую приоритетность выполнения противоречивых приказов, задайте особые условия выполнения миссии - цели и задачи, время операции, условия эвакуации. Уже этого будет достаточно для выполнения большинства боевых задач, а если операцией будет руководить разумное существо, вы обеспечите еще и высочайший уровень тактической гибкости.

- Теперь вернемся к нашим противоречиям. Перехват командования в бою - есть однозначная цель миссии, есть "офицеры" с приказами высокого приоритета, есть стандартная форма отдачи приказов. Любые попытки влезть в эту схему будут просто игнорироваться. Почему нет системы самоуничтожения? Вы сами отметили, что сектоид может не понимать, что попал в "плен". Если он является "биороботом" - так и будет, он не сможет принять осознанного решения совершить самоубийство. Понадобится дать ему четкий алгоритм с точным описанием ситуации, в которой ему нужно вышибить себе мозги. Но кто может гарантировать, что такой сложный приказ будет выполнен правильно, какой будет толк от солдата, убивающего себя, когда сопротивление еще возможно? Боевая обстановка слишком непредсказуема и запрограммировать все возможные реакции скорее всего просто невозможно. Здесь куда лучше подойдет приказ "сражаться до последнего". Но! Это не может быть однозначным приказом высшего приоритета, иначе солдат станет неуправляемым, скорее всего, существуют временные границы его выполнения - "до окончания операции, сражайся до последнего".

Гэллегер задумался и мрачно произнес:
- Если подумать, с военной точки зрения во всех трех операциях противника было очень мало здравого смысла. Тарелки могли проводить разведку, хотя этим было бы куда проще и безопасней заниматься с орбиты, но цели десанта мне совершенно непонятны - регулярная армия раскатала бы такие ограниченные силы в блин, всего за несколько часов... Что если настоящая цель всей этой активности - отладка программы действия солдат пришельцев, как раз разрешение всех этих противоречий системы приказов? Может быть, сейчас они пишут "патч" к "Программе войны с землянами, версия 0.1.1"? Это бы многое объяснило - трофеи, корпуса кораблей, пленные, все это расходный материал и никакого беспокойства о том, что они попали к нам в руки, у них просто нет. Даже если мы научимся пользоваться их технологиями, воспроизводить их в промышленных масштабах мы не способны. В случае полномасштабного вторжения наша организация не будет иметь ни малейшего стратегического значения... Цель оправдывает средства?

-Вполне возможно,- Краснов кивнул,-Точнее так, скорее всего, и есть. Пришельцы просто "пробуют нас на зуб". Это просто разведчики, при этом они являются расходным материалом. И из этого следует то, что командованию совершенно безразлична дальнейшая судьба своих подчиненных в случае провала задания.

-Но тут ставится вопрос, в чём смысл выращивать живых пилотов - биороботов? Пришельцы, похоже, обладают достаточными технологиями для создания ИИ, а он во многом будет эффективнее в пилотировании, нежели его органический аналог. Но это только в том случае, если пилоты и вправду бездушные биороботы.

-Да, на счёт отладки программы вторжения... Я не случайно вспомнил мутонов, складывается ощущение, что земляне не первые, кто столкнулись с инопланетной цивилизацией. Хотя там мог быть совершенно другой уровень развития.

-В целом, по инциденту, я склоняюсь к той версии, что пришелец просто хотел получить награду в виде еды, и поэтому старался поддерживать контакт из последних сил сил. Я сам проводил "беседы" с пленником, и общение даётся с колоссальным трудом. И тут произошло простое перенапряжение. Думаю, прерви вы допрос тогда, и задай свой последний вопрос на следующий день, то вы получили бы ответ без всяких последствий. Хотя нам можно не гадать, а спросить у Солнцевой. Или когда сам сектоид начнет чувствовать себя лучше, то можно будет спросить у него самого "Почему не смотря на сильную боль не прерывал контакта?". А пока все наши размышления так и останутся теориями.

Конструктор невесело усмехнулся.
- Возможно, органические пилоты просто оказались дешевле компьютеров. Зачем изобретать машину, когда природа создала все за вас? Но вы правы, рассуждения пока что ничего нам не дадут, у нас слишком мало фактов. Тем не менее, я еще раз отмечу, что найти ответы на поставленные сегодня вопросы - необходимо. Допрос принес свои результаты, весьма пугающие. Складывается впечатление, что мы еще не видели настоящей ударной мощи их флота. Но у меня как инженера сразу возникает вопрос. Насколько я могу доверять полученным от сектоида сведениям? Что если это была дезинформация?

- Кстати, обратите внимание на результаты экспериментов биологов, подтверждающие существование телепатии. Когда я узнал про эту историю, меня в первую очередь заинтересовал этот раздел отчета. Признаться, я крайне скептически отнесся к выдвинутой гипотезе и мне хотелось разобраться в методологии исследований. Так вот, двух первых сектоидов разместили в отдельных камерах и сняли энцефалограммы. При взаимодействии с одним из них (стимуляции пищей, визуальными образами, прямым общением ) мозговая активность сектоидов синхронизировалась. Что в этом необычного? Дело в том, что в стены блока содержания встроена клетка Фарадея - помещения экранированы от электро-магнитных полей. Но телепатия отлично работала! Вчера я узнал, что мистер Батлер проводил замеры физических полей в камерах содержания - ни один из имевшихся у него приборов не смог засечь каких-либо аномалий. У нас на базе находятся существа способные поддерживать неблокируемую и непеленгуемую связь на неизвестном нам расстоянии. Нам необходимо точно понять, с кем мы имеем дело и на что они способны.

На протяжении всего монолога Гэллегера комендант неторопливо протирал очки, а когда конструктор закончил надел их обратно и внимательно посмотрел на собеседника.
- Спасибо за разъяснение этого вопроса. Я тоже внимательно читал отчеты доктора Солнцевой. Эта проблема беспокоит не вас одного. Если появятся конкретные предложения - изложите их в письменном виде. На сегодня все, благодарю за информацию.

Уже выходя из кабинета, Гэллегер ненадолго задержался и произнес.
- Знаете, я понимаю, почему вы ищете в нем человеческие черты. Сектоиды могли бы быть людьми. Или были ими. Но сейчас... боюсь, что это не так.
  
   Эффектная фраза конструктора подвела итог суетному дню двадцатого февраля. На следующие два дня учёные вернулись к работе, а оперативники - к тренировкам. Капитан Лайтман планировал устроить регулярные учения с участием всех подразделений, однако пока у него ничего не выходило. БМП перманентно находился в ремонте, и инженеры не подпускали к нему даже экипаж, а снайперы откровенно пользовались статусом независимого подразделения - Мишель почти не покидала своей комнаты, заглядывая в столовую лишь чтобы перекусить и взять новую книжку из библиотеки, а Энн ежедневно уходила куда-то на поверхность в полной экипировке, ни с кем свои походы не согласовывая, и возвращалась уже затемно. На попытки узнать, чем она занимается без напарницы, младшая канадка коротко отвечала: "Ищу каток", не вдаваясь в подробности.
Оправившийся от нервного шока Гэллегер с удвоенной энергией занялся доводкой авиационного лазера - вкладывая в работу всю свою досаду на безмозглого сектоида, с которым теперь нельзя было даже поговорить.
Солнцева заперлась в своей лаборатории, и, по всей видимости, боролась за спасение жизни пленника. Впрочем, временами доносящиеся из-за толстых дверей звуки включённой циркулярной пилы наводили на некоторые сомнения... Хотя в биолаборатории имелись ещё и трупы новых пришельцев, включая закованного в хитин монстра.
Группа, возглавляемая лично Штреллером, занималась самым продуктивным и перспективным делом - исправляла недочёты в конструкции рельсотрона, параллельно успевая проектировать новые типы брони на основе кирасы змеелюда и второй шкуры мутона.
А Харрис, которого рядовой персонал организации всё чаще называл "Сашей" (правда, лишь между собой, в отсутствие учёных и офицеров), бился над парящим диском. Бился, по сути, в одиночку и молча. А рано утром двадцать третьего февраля также молча собрал заметки и направился в биологический блок. Простые служащие и солдаты, среди которых большинство составляли русские, пребывали в оживлении, готовясь отметить профессиональный праздник, потому свидетелей, способных поведать, как кибернетик уломал Лизу допустить его к допросу здорового сектоида, не оказалось. Вернулся к коллегам он спустя час, весьма задумчивый...

Вернувшись в лабораторию, Харрис тут же направился к Штреллеру, ему нужно было с кем то посоветоваться,да и требовалось дать хоть какой то отчет. Зайдя в кабинет он аккуратно выложил на стол фотографию вскрытого диска:
0x01 graphic


-Я хотел узнать у сектоида по поводу этой штуки, уже несколько дней над ней бьюсь, заодно и прояснить на счет второго неопознанного устройства, он не показал мне ничего на счет диска, похоже, что он ничего о нём не знает. Но вот, второе устройство, оно предназначено для связи, с их кораблями, кажется мы можем им пользоваться. Я посчитал, что нужно сразу доложить вам.

Информация Харриса о таинственном устройстве, назначение которого инженерный так и не мог понять, Штреллера очень заинтересовала. Доступ к инопланетным коммуникациям открывал перед проектом невероятные перспективы, начиная от мирных переговоров и заканчивая дезинформацией противника. Так что первым делом Маркус с Харрисом систематизировали все, что узнали об этой штуковине.
Получалось не густо - кроме того, что с его помощью можно, собственно, поддерживать связь, выходило, что для использования прибора нужны телепатические способности, по крайней мере Александр понял информацию сектоида так. По хорошему, нужны были тесты, но без одобрения командования на такой риск Штреллер не решился.

Инженеры, прежде тесно не сталкивавшиеся с русскими военными, с удивление наблюдали за суетой персонала. Солдаты из оперативного красовались в идеально выглаженной форме ( Лайтман, поди, своим глазам не верит), летчики попросились в пустующую каморку и заперлись там с рулоном обоев, а неожиданно добродушный интендант вытащил с продовольственного склада целую полету коробок. Ладно хоть Ишер вовремя объяснил коллегам, что у русских сегодня праздник, а предусмотрительный Штреллер подготовился заранее...

... перед обедом Маркус застал полковника за заполнением какого-то отчета.
- Герр Краснов, от лица инженерного отдела поздраляю Вас с Днем Защитника Отечества. - Маркус передал полковнику ящик.
0x01 graphic


- тут от нас небольшой презент.
- Впрочем, к делу. У меня для Вас очень серьезная информация. - Штреллер коротко пересказал известные факты о передатчике - ... таким образом, есть риск, что пленник просто наведет врага на нашу базу. С другой стороны, у нас есть шанс получать информацию о планах противника, так сказать, "из первых рук". И с этой точки зрения, мне кажется, стоит рискнуть, и провести тесты.

Краснов сидел молча минуту, и, когда Штеллер открыл рот, что бы что-то сказать, полковник выдал:
-Отлично! Немедленно начинайте подготовку, но делайте всё как можно аккуратно. Мы должны минимизировать риск раскрытия нашей дислокации. Приоритетная информация для перехвата - точки посадки НЛО.

Дождавшись, когда Штеллер уйдет, Краснов вышел на связь с Куратором. Открывая ноутбук, полковник старательно пытался убрать с лица улыбку.
-Здравствуйте, господин Куратор.
-Добрый день,- лицо Куратора как всегда не выражало ни каких эмоций.
-У меня для вас хорошие новости,- Краснову, наконец, удалось принять серьёзное выражение,- У нас появился шанс захватить неповрежденный, полностью функционирующий корабль пришельцев. С помощью захваченного во время последней операции устройства, мы можем перехватить координаты посадки НЛО. Конечно, вряд ли нам может так повезти, что пришельцы решат сесть рядом с нашей базой. Поэтому нам понадобится ваша помощь.
-Что от нас требуется?
-Так как НЛО может сесть в любой точке планеты, то нам понадобится транспорт способный нас туда доставить. Например, пары B-1A должно хватить. Наши техники смогут переоборудовать самолёты под грузовой вариант. С их помощью мы сможем быстро достичь места назначения. Прибыв на ближайшую союзную базы, мы осуществим пересадку, часть сил будет десантирована прямо на место посадки и начнёт операцию по захвату НЛО. Оставшиеся силы присоединятся позже. Нам так же стоит ожидать контратаки пришельцев, которые попытаются вернуть корабль себе. Поэтому мы должны быть готовы и организовать оборону. Как вам такой план?

Лысый ООНовец выдержал изрядную паузу, прежде чем ответить. Даже сам Краснов мучил Штреллера меньше. Куратор уткнулся носом в сплетённые пальцы и, видимо, размышлял. Наконец, кивнул:
- Неплохо. При условии, что ваши расчёты на инопланетный прибор подтвердятся. - Снова небольшая пауза и кивок. - Я так полагаю, это только общая идея, детали вы пока не прорабатывали. Займитесь, предоставьте отчёт и подробный план, постоянно держите меня в курсе. Вопрос обеспечения транспорта я возьму на себя. До достижения поставленной цели или получения доказательств её недостижимости перехват замеченных НЛО в воздухе разрешаю прекратить. Приступайте. И... с праздником.
Монитор погас.
  
   После обеда Штреллер уже ждал Солнцеву у дверей лаборатории.
- Елизавета Васильевна, герр Краснов поручил нам с Вами очень важное и очень срочное исследование - вслед за девушкой Маркус вошел к биологам - как вы уже знаете, мы захватили инопланетный передатчик. Но, видимо, пользоваться им способны только телепаты-пришельцы. Так что нам необходимо заставить пленников с помощью этого прибора отслеживать перемещения вражеских кораблей.
- И еще одно - Штреллер слегка замялся - возможно, с помощью передатчика наши сектоиды смогут выдать расположение базы. Вы исследуете их дольше всех, скажите, реально им помешать это сделать?

- Помешать? - Лиза сунула руки в карманы халата и прошлась от стола к стене и обратно. - Можно провести небольшой эксперимент. Посмотреть, насколько они подчиняются приказам. Мысленным, разумеется. Но для этого нам понадобиться личное оружие сектоидов. Насколько я помню, у вас в хозяйстве есть такой трофей. Его нужно принести сюда.

-Хм, если вы считаете это нужным...
Минут через двадцать Штреллер вернулся с трофейным пистолетом и сержантом О'Двайер. Хмурую ирландку Маркус привлек на случай, если сектоид решит изображать из себя Рэмбо.
- Фроляйн Солнцева разряжать оружие я не стал, вряд ли пленного заинтересует заведомо бесполезный ствол. Но герр Ишер с ним немного поколдовал, так что стрелять он теперь не должен.

Исследователи прошли в камеру навигатора. О'Дваер тут же заняла позицию за спиной пришельца, а рослый лаборант-биолог - чуть сбоку. Когда Штреллер положил перед пленником оружие тот заметно напрягся, но не сделал даже намека на движение к пистолету
Маркус повернулся к Елизавете и прошептал:
- А что я теперь должен делать?

- Отлично, - Солнцева покосилась на пистолет. - Сейчас вы должны заглянуть ему в глаза и представить себе, как он берет это, - она ткнула в пистолет, - в руку, подносит к голове и нажимает на спусковой крючок. Здесь ведь имеется спусковой крючок?
Она вздохнула, облизнула губы и продолжила.
- При этом ваше видение должно быть малоэмоционально и совершенно бесстрастно.

- Ничего себе небольшой эксперимент! Вы бы ему еще классический выбор между собой и другом предложили.
Форма эксперимента Штреллера несколько напрягла, хотя, с другой стороны, если пришелец подчинится даже самоубийственному приказу, проблем с его контролем быть не должно.

- EintrДchtig, начнем.

Маркус постарался отогнать посторонние мысли, расслабиться. Его глаза закрылись и немец начал творить послание. В абсолютной тьме появился сектоид, сидящий на стуле в пятне тусклого света. Вот прямо перед ним появился плазмомет, а из тени выступили гротескные фигуры людей. Штреллер постарался придать им как можно более жуткий для пришельца вид. Монстры тянутся к хрупкой фигурке сектоида, он хватает пистолет и открывает огонь, но сгустки плазмы растекаются по людям, не причиняя вреда. Тогда пришелец приставляет пистолет к виску и нажимает на спуск. Свет гаснет, а Маркус старается передать пленнику ощущение покоя.
Немец с трудом открыл глаза. Голова раскалывалась, а на душе было очень грустно. Похоже, на счет бесстрастности Солнцева не зря предупреждала.

Серый пришелец взял пистолет и несколько секунд рассматривал, держа на ладонях. Потом поднял взгляд на Маркуса - выглядел он заметно удивлённым. Даже не пытаясь забраться инженеру в голову, он просто пожал плечами. Потом перехватил оружие за рукоять (присутствующие напряглись), поднёс его к своему виску, но спуск не вдавил. Потом направил ствол на немца (сержант О'Двайер расстегнула клапан кобуры), также не нажав на спусковую клавишу, опустил руку с плазмомётом и перевёл взгляд на Солнцеву. Ещё раз пожал плечами.

Реакция сектоида озадачила исследователей. Он уверенно взял пистолет, повторил движения из приказа, но стрелять даже не пытался.

- Хорошо, попробуем быть проще - Штреллер снова закрыл глаза и представил себе точную копию камеры. В его воображении пришелец вновь приставил к виску пистолет и нажал на спуск. Для наглядности Маркус несколько раз повторил сценку, все ускоряя и ускоряя действие.

Похоже, немцу удалось не на шутку озадачить пленника - от того без всякой телепатии веяло удивлением. После недолго колебания он аккуратно выщелкнул из пистолета магазин (получилось у него ловчее, чем у землян-оперативников - клавиша на рукояти явно предназначалась для тонких пальцев сектоида). Разрядив оружие, пленник без дальнейших колебаний приставил пистолет к виску и нажал кнопку выстрела. Разумеется, ничего не произошло.

И этот тест не дал ученым четкого ответа, так же, как и несколько следующих. По всему выходило, что контролировать пленника, не будучи телепатом, невозможно. Хотя почти всем командам он подчинялся, выполнял приказы сектоид все так же избирательно и своеобразно.

Какое-никакое решение подкинул Ишер во время перекура. Техники, в свою очередь, так же безуспешно бились над устройством прибора, пытаясь заставить его работать только на прием.
- А может просто поднять эту бандуру наверх, а когда корабль прилетит за ним, встретить его ракетами - временами Леонардо бывал весьма кровожаден.
- А кто мешает второму кораблю шарахнуть по демаскированной базе - Штреллер начал спорить но идея его уже захватила - хотя что нам мешает проделать этот трюк подальше от базы?

После согласования с полковником было решено подготовить полигон в сотне километров от базы и только там допускать пленника к работе с прибором. На подготовку к новому этапа эксперимента нужно было еще несколько дней...
  
   Оперативный состав базы, тем временем, тихо праздновал - скромно и не в полном составе. Это было очень показательно - День защитника отечества оказался первым праздником, который в организации отмечали почти что официально. Специфика проекта Х-СОМ придала ему новый смысл в глазах бойцов. И всё же единства среди них не было - вечером, после завершения тренировок, в столовой за сдвинутыми столиками собрались главным образом русские оперативники из рядового состава и некоторые служащие техперсонала, которых праздник впрямую не касался. Не было здесь ни капитана Лайтмана, ни наёмников. Из "иностранных товарищей" за общий стол позвали лишь Джейкоба, как старейшего члена первого взвода, и обеих канадок, потому что с девушками было интересней, а звать О'Двайер отчего-то никому даже в голову не пришло. Полковника также попросили заглянуть при возможности, хотя не особо рассчитывали, что он придёт. Краснов, однако ж, выкроил минутку.

Когда он зашёл в столовую, веселье было уже в разгаре. Мишель, помахивая фужером со своим любимым апельсиновым соком, пела "Марсельезу", изрядно набравшийся Сикорски старательно ей подпевал. Голос у чернокожего прапорщика ожидаемо оказался куда сильнее мягкого баритона девушки, и для этой песни подходил намного лучше, однако для Хенриксен французский был родным, и она, по крайней мере, не сбивалась. Солдаты слушали с улыбками, вспоминая, верно, случай с безумным стариком. Некоторые хлопали в такт...
"Это хорошо. - Подумалось Николаю Николаевичу. - Ужасы, пережитые на последней миссии, уже отодвинулись на задворки памяти, ребята больше не подавлены. Вот забавное, вроде истории, в которую влипла капитан, они будут вспоминать часто... И слава Богу."
Он прокашлялся, привлекая внимание. Трезвая канадка тут же оборвала песню и приветственно подняла фужер. Джейкоб же по инерции допел строфу и медленно стих, как отключённый патефон. Полковник вновь кашлянул, готовясь произнести заранее заготовленные поздравления, но этот момент сидевшая рядом с Хенриксен Энн поднялась и молча придвинула к столу ещё один стул. Глядя на коменданта, сделала приглашающий жест. Присутствующие поддержали её нестройным гулом...

...Следующие два дня проходили на удивление штатно. Лишь двадцать шестого числа, к середине дня, в ангаре наметилось оживление...

На двадцать третье Ларс презентовал Пенгу сборную модель "Спидфайра" - шикарно исполненную, в масштабе 1:72.

- Вот, для коллекции, - сказал британец, довольно ухмыляясь.

- Ты где это достал? - удивился Пенг, но подарок, конечно же, принял, и долго рассматривал, крутя так и эдак.

- Где достал, там больше нет, - отмахнулся Ларс. - Айда в каптерку, русские обещали, э-э, сабантуй!

Нет, никакого разгула Борис и Сергей не устроили - исключительно чай, зато с пряниками и баранками. А растянулось чаепитие едва ли не до самого утра...

* * *

- Ты еще здесь?! - Ларс появился через день, и весьма взбудораженный, - айда на взлетку: там что-то замышляется!

- Тише ты, - Пенг кивнул в сторону кровати Киу, - разбудишь! Всю ночь работала, и если проснется...

- Ах да, - спохватился Маккензи, - совсем забыл, что у вас тут обшче... обже... об-ще-жи-тие, вот (это слово он произнес по-русски). Ладно, пять минут тебе на сборы, жду в коридоре.
  
   В ангаре царил привычный рабочий бардак. Со стороны вертолетной площадки послышался треск, и приличный кусок обшивки "Чинука" с грохотом рухнул на пол. Машина была скована поясом монтажных лесов, облепленных снующими техниками. На секунду перед глазами мелькнул образ своры муравьев, деловито разделывающих вяло-трепыхающегося черного жука. Конструктор помотал головой, поудобней устроился на ящике с амуницией и с наслаждением затянулся ароматным дымом, умиротворенно рассматривая свой кусок коллективного хаоса.

С брифинг-залом не сложилось, китаянка-оператор бесследно исчезла и ему пришлось искать другое решение. Как ни странно, Чиж обошелся без своей фирменной язвительности и с ходу предложил провести демонстрацию в стиле рабочих совещаний авиатехников. Через час около его ангарной пристройки возник привычный полукруг ящиков, расставленных вокруг нескольких кульманов, у стены стояло три стола. Первый был накрыт покрывалом, на втором расположился массивный стенд, нашпигованный микросхемами, а на третьем стоял старый компьютер с архаичным ЭЛТ монитором и ноутбук Гэллегера. Шеф авиатехников присел на угол стола с компьютерами, бесстрастно изучая толстую пачку распечаток.

Услышав ритмичный топот армейских ботинок, Гэллегер обернулся к входу в ангар и увидел четверку приближающихся пилотов. Потушив сигарету об угол ящика, он встал и, сделав приглашающий жест в сторону полукруга, подошел к кульманам.

- Доброго времени суток! Не стану отнимать много времени, сегодня оно вам еще понадобится. Кратко пройдемся по актуальным вопросам.

Беспокойный британец тут же вклинился в разговор.
- Док! Наука это замечательно! Был у нас на базе один снабженец, так такие смеси на сахаре и дрожжах химичил - блеск! Но вы мне скажите - чем нам валить этих паразитов? Такими темпами как сейчас, в следующий раз они на нас Звезду Смерти уронят!

Чиж порылся в своей пачке бумаг и резко припечатал к кульману фотографию формата А-3.
0x01 graphic


- Х-59 - классическое решение, если вам надо сбить летающий авианосец. Руководству базы направлен запрос на закупку партии изделий. - Гэллегер откашлялся и вернул разговор к исходной теме.

- Закончен предварительный этап изучения боевого лазера противника. Применение оборудования в бою признано перспективным, начаты работы по проведению его испытаний в реальной обстановке. - Инженер обернулся и, достав из кармана черный маркер, принялся неумело рисовать схему на листе ватмана.
0x01 graphic


- Лазер состоит из блока накачки - энергетического источника высокой мощности, аналогичного источникам питания ручного оружия противника, рабочего тела генерирующего когерентное излучение и головки наведения. Головка наведения - комплексный оптический прибор. Преломляющие зеркала в ее основании позволяют разместить ее как вдоль оси лазера, так и под углом к остальной конструкции. Лазерный луч проходит через фокусирующую линзу изменяющейся геометрии в центре устройства. Та же линза направляет свет из окружающего пространства в область оптических рецепторов, расположенную вокруг зоны излучения лазерного луча. Оптические рецепторы формируют видеоизображение, передающееся в систему наведения устройства. Вокруг головки наведения расположены сервомеханизмы, способные поворачивать ее в пределах 160 градусов по полусфере, слепая зона этого оружия крайне незначительна. В целом эта штуковина радикально отличается от наших систем наведения. Больше всего это похоже на... глаз.

Внимательно слушавший китайский пилот внезапно задал вопрос.
- Доктор, какой материал используется в качестве рабочего тела, какова мощность лазера, эффективная дистанция стрельбы и как производится его наведение?

Удивившись осведомленности пилота, Гэллегер задумчиво посмотрел на накрытый покрывалом стол.
- Я не стал лезть в его внутреннее устройство, однако, судя по спектру исходящего излучения это полупроводниковый ниодимовый лазер. Это довольно распространенное техническое решение, но по оценкам нашего физика его КПД приближается к теоретическому максимуму. Предположу, что как и в случае со сплавом, мы имеем дело со значительно более продвинутой технологией контроля конечных характеристик материала. Что касается мощности - пиковая мощность составляет порядка 10 мега-джоулей в секунду. Это очень приличный показатель. Радиус стрельбы..., - инженер ненадолго задумался. - Надо проверить на практике, но в нашей атмосфере он должен работать максимум кэмов на десять. Соответственно в радионаведении необходимости нет - лазер наводится по оптическим данным, его оптика способна работать в УФ и ИК-диапазонах, обеспечивая всепогодный режим работы.

Инженер подошел к столам и, заложив руки в карманы куртки, повернулся к слушателям.
- Но вас наверно больше интересует возможность применения этого оружия. Изначально с этим возникли проблемы, система наведения оказалась крепким орешком - для корректной работы прибора требуется большое количество данных и синхронная работа с центральной ЭВМ корабля, написать программу управления за такое короткое время было практически невозможно. Однако наши инопланетные друзья подсказали вполне очевидное решение. Я подключил лазер к центральному компьютеру инопланетного корабля и установил датчики для перехвата трафика между ними. Как оказалось, обмен информацией реализован следующим образом - центральный компьютер передает на ЭВМ лазера поток видеоинформации с датчиков корабля, а лазер обрабатывает данные, выявляет цели и возвращает обратно видеопоток со своей головки наведения и данные по целеуказанию. Оператор корабля принимает решение о дальнейших действиях. Эту схему оказалось возможно эмулировать - мы разработали микросхему-перехватчик передающую бортовой ЭВМ истребителя данные по целеуказанию и видеокартинку от лазера, команды о выборе цели и стрельбе возвращаются к нему по цепочке перехватчик-центральный компьютер-лазер.

Пенгфей поднял руку.
- В последнем бою корабль противника использовал свои лазерные установки для перехвата и уничтожения ракет. Ваша система позволяет использовать лазер в таких целях?
- Очень актуальный вопрос. По результатам последних допросов, в составе комплексов бортового вооружения их кораблей есть самонаводящиеся ракеты высокой мощности. Я полагаю, что лазер способен произвести идентификацию и захват приближающейся ракеты, после чего ему можно дать команду об ее уничтожении. Можно ли это автоматизировать? Скорее всего, да, такая функция должна быть заложена в систему управления, но пока я работаю над этим. Кроме того, сейчас я занимаюсь вопросом наведения лазера на конкретные участки корпуса кораблей противника. В бою с крупным кораблем может быть тактически-выгодно вывести из строя его бортовое оружие, датчики, прицельно поразить рубку или двигательный отсек. Ладно, хватит теории. Хотите познакомиться с нашей новой игрушкой?

Гэллегер подошел к накрытому столу и театральным жестом сорвал покрывало. На столе лежал длинный продолговатый цилиндр аэродинамической формы, было похоже, что его обшивку наспех сняли с подвесного топливного бака истребителя. Конец цилиндра заканчивался стеклянной полусферой, повернутой в сторону собравшихся.
- Мы рассматривали вариант замены штатной авиа-пушки, но пока остановились на установке лазера на подвеску. Это обеспечит наиболее широкую зону стрельбы.

Инженер указал на стеллаж с микросхемами и пояснил.
- Это стендовый эмулятор бортовой ЭВМ СУ-35, а вот это, - он ткнул пальцем в черную сферу в центре стенда, - их корабельный компьютер. Если все смонтировано правильно, на монитор вон того компьютера будет выводиться видео с системы наведения лазера. - Заметив легкую обеспокоенность пилотов, конструктор усмехнулся. - Блок накачки демонтирован, стрелять в нас эта штука не способна.

Он подошел к ноутбуку и нажал пару кнопок. Монитор компьютера ожил, показываю расплывчатую муть, через долю секунды картинка приобрела четкость и показала видеоизображение собрания, поверх сидящих людей и попавшего в кадр "Чинука" загорелись зеленые метки.
- Система наведения весьма неплоха, очень хорошие способности к интерпретации видеоданных. А вот так все это выглядит в УФ и ИК-диапазонах.
Сначала изображение подернулось чернотой с горящими молочно-белым светлыми предметами, а потом перешло в темно-синий спектр. Силуэты людей излучали ровный красный свет.
- О'к, это окончание демонстрации. Мы подготовили предварительную версию инструкции по применению лазера. Подробности его работы можете посмотреть в ней.

В центр полукруга вышел Чиж с увесистой пачкой документов.
- Не "можете", а обязаны! Причем сегодня! Здесь четыре экземпляра, прошу получить их под роспись. Завтра проведем летные испытания изделия. План испытаний - выход в район операции, радио и визуальное обнаружение целей. Цели - аэростаты наполненные гелием, поверхность покрыта фольгой. После обнаружения - стрельбы по стационарно-закрепленным аэростатам, затем по свободно-запущенным. Второй этап испытаний - совместный учебный бой с условным захватом и поражением второго самолета звена. Опытное изделие будет установлено на Борт-703, Борт-704 - поддержка и учебный противник. Состав экипажей определите сами. Вылет в девять ноль-ноль. У меня все.

Узнав про инструкции, пилоты явно приуныли, даже британец не стал порываться рассмотреть поближе новое оружие. Получив на руки документы, люди направились к выходу, о чем-то тихо переговариваясь в пол-голоса. Вслед уходящим смотрел безразличный ко всему происходящему, мертвый окуляр орудия.
0x01 graphic


* * *

Следующим утром, проштудировав инструкции от корки до корки, пилоты были на взлетно-посадочной полосе. Новые виды вооружения, как и новые тактики, разрабатываются на земле, а проверяются в воздухе. К тому же, еще один повод отработать слаженность действий в паре.

Мягко покачиваясь на рессорах, крылатые машины катятся по рулежным дорожкам к началу взлетной полосы. Перед ней остановка, запрос:

- Борт-703 на взлетную, - голос Пенга спокоен.

- Занимайте взлетную, 703-й, - это Киу, - доложите готовность.

Взлетная полоса... Летчики всегда трепетно относятся к ней. Из кабины она выглядит, как широкая, сужающаяся к горизонту плоскость. Центр полосы обозначен ослепительно белой осевой линией, а заканчивается она бездонным небом...

* * *

Первым стационарные цели обнаружил Ларс.

- Спереди, справа, ниже пятьсот.

- Понял, - отозвался Пенг, уходя в вираж.

Признаться, он опасался, что система наведения не сработает, или сработает как-то не так, однако, опасения были напрасны. Индикаторы высветили красные точки, пилот вдавил гашетку. От подвески к аэростату протянулся тонкий рубиновый луч, и аэростата не стало.

- Отлично! - подбодрил Ларс, - еще три цели.

Пенг без труда разобрался с остальными аэростатами, затем, когда дело дошло до запущенных в воздух - и с ними.

- Оператор, как данные наблюдения, - спросил он у Киу, довольный результатом.

- Да, все хорошо, - отозвалась та, - приготовьтесь ко второму этапу.

* * *

Для учебного боя техники поколдовали с модулем: появилась возможность оставить лишь световой поток, без боевого воздействия. То есть, Пенг должен был видеть, попал он, или нет, но без повреждений истребителя Ларса. Тем не менее, первый выстрел, когда они сблизились, Пенгфей произвел по касательной, подумав, что лучше не рисковать. Опасения опять оказались напрасными - истребитель Маккензи не пострадал.

- Моя победа, - констатировал Ларс, - в следующий раз будь внимательней.

Они слетались и разлетались до тех пор, пока в шлемофонах не прозвучал голос Киу:

- Достаточно. Возвращайтесь.
  
   Утром базу покинуло звено истребителей, а к обеду в небо поднялся Чинук и направился куда-то на юго-восток. его пассажирами была пестрая команда ученых и военных: доктор Солнцева, в неизменном лабораторном халате под курткой. Штреллер в военной форме и при плазмере, пытающийся контролировать все и всех на борту. Заметно нервничающий Харрис и бесстрастная О'Двайер. И конечно сектоид, прикованный к сиденью в дальнем углу.
Проходил полет почти в полном молчании. Несомненно, этот эксперимент был очень важен для проекта и его успех, вероятно, мог склонить чашу весов в сторону человечества. Вот только с гораздо большей вероятностью на укромную полянку в тайге пожалует десант мутонов.

На поляне их уже встречали. Пара бойцов из последнего набора под руководством Ишера устроили из снега и лапника настоящий лагерь, абсолютно незаметный с воздуха.
- Добро пожаловать в нашу летнюю резиденцию - Леонардо явно был доволен выездом на природу - вам чаю или сразу к пыткам перейдем?
- Друг мой, какой чай - Маркуса передернуло от перспективы растянуть ожидание налета еще - немедленно распаковываем прибор.

С передатчиком пришлось провозиться еще почти час, и вот наконец прибор был распакован, пленник развязан, обвешан датчиками и усажен в паре метров от него.
- Елизавета Васильевна, я начинаю - маркус закрыл глаза и представил, что сектоид подходит к передатчику, включает его. Следующая сцена - огромный земной глобус, а рядом с ним маленькая фигурка сектоида. Пришелец включает прибор и вокруг глобуса появляются инопланетные корабли. Сектоид показывает на них пальцем и рядом с ним возникает тарелка с бифштексом...

Солнцева поежилась. Все-таки в лесу было довольно прохладно. Она внимательно наблюдала за пленным и Штеллером, поглядывая на часы. Маркус, вероятно, очень хотел получить результат. Но Лизе вовсе не улыбалось получить еще одного покалеченного подопытного. Поэтому она следила за временем и за выражением "лица" сектоида, чтобы вовремя остановить нетерпеливого инженера.

Серый инопланетянин, к счастью, отреагировал нормально. Даже немного оживился - похоже, его обрадовала возможность заняться знакомым делом. Пленник подошёл к прибору и едва ли не торжественным жестом наложил руки на выступающую из кожуха сферу. Та начала светиться чуть заметным фиолетовым сиянием. Большеглазое лицо сектоида приняло крайне сосредоточенное выражение. Больше пока ничего не происходило. Датчики молчали, показывая норму.
- И? - После пяти минут напряжённого молчания первой сдалась О'Двайер. - Дальше-то что?
- Ждём. - Пожал плечами Штреллер. - Кораблей поблизости ведь может и не быть. Он сейчас либо старательно сдаёт наши координаты своему штабу, либо сканируется частоты связи, или что там у пришельцев вместо них.
Ирландка вздохнула, поглаживая кобуру.
Высоко над местом эксперимента прошли в строю оба перехватчика...

...Минуло не меньше получаса. Ишёр всё-таки ухитрился напоить Маркуса и Елизавету Васильевну чаем из термоса, но так и не уговорил отойти размяться или погреться. Как глава биологического отдела, так и шеф инженерного не желали оставлять процесс без присмотра - не зря, как выяснилось. На тридцать четвёртой минуте сектоид внезапно снял ладони со сферы и повернулся к людям. Кивнул. Штреллер ощутил прикосновение к своему разуму, подавил рефлекторное сопротивление, и увидел картинку - НЛО знакомого крестовидного типа (в документации к нему с чьей-то лёгкой руки прилипло название тип "крестоформ") плывёт над Землёй. Внизу легко угадывались очертания Огненной Земли, высоту тоже можно было прикинуть - судно шло где-то в стратосфере. Сектоид ещё раз кивнул и землю внизу покрыла координатная сетка вполне привычного инженеру вида. А от "летающей тарелки" в две стороны потянулась красная пунктирная линия. Она обеими концами уходила за пределы атмосферы. Вероятно, так пленник показывал, откуда корабль пришёл и куда направляется...
  
   Следовало признать, что эксперимент прошёл по наилучшему сценарию. Изучив доклад научной группы, полковник тут же передал его Куратору, а сам с удвоенной энергией взялся за документацию. Ведь вскоре времени на рутину могло и не остаться. Самым муторным было подбить итоги за февраль по финансовой части. Документ, составленный по образцу январского, выглядел много солиднее:

"Общие расходы.
На содержание модулей - 320 000$
Зарплата вспомогательного персонала - 630 000$
Выплаты по заказам инженерного подразделения - 8 115 000$
Выплаты по заказам военного подразделения - 5 150 000$
Прочие расходы - 41 000$

Жалованье основного персонала.
Рядовые - 20 000$ х10 (200 000)
Ефрейтор - 22 000$
Сержанты - 30 000$ х3 (90 000)
Прапорщик - 32 000$
Капитан - 50 000$

Лётный состав - 100 000$ х4 (400 000)

Зав. био. лаб. - 150 000$

Зав. тех. лаб - 150 000$

Авиаконструктор, кибернетик, физик, робототехник - 60 000$ х4 (240 000)


Итого: 15 440 000$
31 296 000 - 15 440 000 = 15 856 000$

Доход.
Внешнее финансирование - 18 000 000$
Приз от Российской Федерации за спасение героя ВОВ Кролова Е.Г. - 35 000$

Итоговый баланс организации: 33 891 000$"

Было заметно, что расходы растут быстрее прибыли - хотя главную статью составило обустройство техлаборатории.

Следующие дни прошли в совещаниях с офицерами и верховным руководством. Вырабатывался план, согласно которому опергруппу должны были перебросить к нужному месту сверхзвуковыми машинами дальнего радиуса действия, составлялась сеть аэродромов по всему миру, способных и готовых такие машины принять, решались административные вопросы. Предполагалось, что "суперсоники" максимально оперативно доставят бойцов Х-СОМ к месту событий, а там отряд разделится - бронетехника и бойцы, имеющие хоть какой-то опыт парашютирования, высадятся с высоты около приземлившегося НЛО, сходу возьмут его штурмом, а остальные подтянутся на вертолётах. Для усиления первой группы, которая получалась уж очень куцой, Куратор обещал по возможности прислать офицера-десантника. Что же касается транспорта - так как Россия отказалась предоставить свои Ту-160 даже за деньги, предложив Комитету пыльный Ту-22, решено было остановиться на американских В-1 "Lancer", в наиболее удобной модификации "А". Две таких машины прибыли на аэродром в пятнадцати километрах от базы Х-СОМ уже первого марта. Вскоре на временное проживание туда же должны были перебраться оперативники организации, но для начала над "Копейщиками" надлежало поработать инженерам...
  
   На поворотном столе медленно вращался пластиковый макет "малого скаута". За моделью следили три оптических сенсора, снятые с настоящего инопланетного корабля. Инженер откинулся в кресле и расслабленно потянулся, жизнь определенно начинала налаживаться - на прошлой неделе ему удалось найти общий язык с интендантом.

Когда он показал Сероконю стопку готовых пластиковых фишек, официально-вежливое выражение на лице прапорщика сменилось живейшим интересом. Обговорив организационные детали предстоящего мероприятия, Гэллегер осторожно поинтересовался судьбой пропавшей посылки - естественно оказалось, что недавно ее доставили вместе с партией отставших грузов. Представители интендантской и инженерной службы расстались добрыми друзьями.

Теперь коробка сигарет и новенькая кофемашина гордо стояли на рабочем столе в его кабинете. По оценкам авиаконструктора расходных материалов должно было хватить на год работы, если не больше. Закурив, он перекатил кресло к пульту тарелки. Сканирование закончилось, и на экране отображалась трехмерная модель скаута. Так, теперь надо попробовать изменить ее масштаб...

- Чем занимаетесь? - Малькольм закашлялся и резко развернул кресло - за его спиной неслышно материализовался Штреллер. - Извините, что удивил. Рабочая привычка, - немец виновато развел руками.

- Все в порядке. Я разбираюсь в настройках системы целеуказания. Похоже, что она способна анализировать видеоданные и строить на их основе модели целей. Поскольку мы не можем изучить это в полевых условиях, я решил попробовать сымитировать ее работу. - Штреллер подошел ближе и вгляделся в экран.

- Это их буквы? - он указал на череду строчек в правом углу экрана.
- Нет, цифры. Система определяет геометрические размеры цели и выводит их на экран, так что мне удалось сделать пересчет. Ничего похожего на алфавит я не нашел. Управление крайне примитивно, все элементы меню обозначаются пиктограммами - чем-то это похоже на Windows. Но это не самое интересное. Сейчас я работаю в подменю. Взгляните, что находится в ее корневом каталоге.

Гэллегер быстро прикоснулся к одной из пиктограмм. На экране высветилась длинная таблица, уходящая куда-то далеко вниз. В ее ячейках плавно вращались модели самолетов. Он принялся быстро листать список, иногда называя марки машин.

- Миг-21, F-4, B-52, С-130, ТУ-95, F-15, A-10, СУ-27, F-22. У них здесь весь наш авиапарк, начиная с конца 40-х! А вот это, - он указал на красные окружности вокруг двигателей массивного C-17, - маркеры наведения на слабые узлы конструкции. Могу сделать два вывода - либо эти ребята крайне педантичны, либо они здесь уже очень давно.

Штреллер заметно помрачнел, но не стал прерывать конструктора, увлеченно излагавшего свои идеи.
- Мы используем это против них. Если я смогу добавить сюда их корабли, мы значительно повысим эффективность авиационного вооружения. На близких дистанциях эта система наведения превосходит наши аналоги, и я не вижу принципиальных препятствий тому, чтобы привязать к ней все бортовое оружие перехватчиков. - Гэллегер затянулся дымом и уверенно сказал, - Должно получиться!

- Отличная работа, Малькольм. Но боюсь, что этот вопрос придется отложить. - Штреллер подкатил к пульту еще одно кресло и сел, внимательно смотря на конструктора. - Эксперимент с передатчиком дал положительный результат. Мы можем перехватывать координаты планируемых мест посадки инопланетных кораблей. Однако было бы наивно ожидать, что это произойдет в пределах радиуса действия наших транспортных вертолетов. Нам необходимо обеспечить возможность оперативной переброски боевой группы в любую точку планеты. С этой целью нам были выделены два сверхзвуковых бомбардировщика B-1 Lancer. Скажите, насколько реально переоборудовать их для транспортировки и десантирования техники?

Инженер надолго замолчал, потирая лоб. - В передний бомболюк техника пожалуй влезет, но придется изготовить самодельную систему сброса. При наличии людей и оборудования такое можно провернуть, вопрос в сроках. Я так понимаю, готовая машина нужна уже вчера? Проводить такую модификацию без длительных испытаний это чистое самоубийство. Не завидую я той команде, которая возьмется за эту работу.

- Люди и техника будут. А вот для вас, герр Гэллегер, у меня плохие новости - организацией работ займетесь вы. - Немец встал, показывая, что разговор окончен. - Машины прибудут на ближайший военный аэродром завтра вечером.

Штреллер вышел из лаборатории, оставив авиаконструктора в глубокой задумчивости. Недокуренная сигарета обожгла пальцы. Гэллегер швырнул ее на пол, растоптав ботинком, и уставился в потолок, заложив руки за голову.

- Сначала вся эта воздушная чехарда над заштатным городишком, теперь параноидальные русские допускают к себе на военный аэродром два стратегических бомбардировщика США с командой техников. Да на кого мы, черт возьми, работаем?!

* * *

Небольшая колонна из двух джипов и грузовика, который до сих пор оставался у организации единственным, отбыла сразу после завтрака, увозя инженерную команду во главе с Малкольмом и минимум снаряжения. Прочее должны были доставить воздухом, после "рекогносцировки".

Остающиеся на базе тоже не скучали. Для начала, Мишель явилась в столовую в юбке. Узкой, форменной, но заметно укороченной - ни о каком "допустимом" дюйме выше колена речи не шло. Ботинки, разумеется, она также сменила на подобающие "лодочки". Явившийся к офицерскому столику первым Лайтман выгнул бровь и полюбопытствовал, что за праздник он пропустил. Капитан в ответ лишь пожала плечами: "Зима кончилась, можно не утепляться". Американец хмыкнул, но от комментариев воздержался - лишь пару секунд бесцеремонно разглядывал её левое бедро, где даже сквозь чулки был виден тонкий белый шрам на внутренней стороне. Мишель же, садясь, подмигнула коллеге и шепнула, наклонившись через стол: "Может, заодно немного боевой дух поднимет...". Джим в ответ буркнул что-то невнятное, но определённо скептическое, после чего уткнулся в тарелку. Подошедшая минутой позже Энн, к счастью, ограничилась тем, что вместо куртки с тёплым воротником надела ветровку - и то, очень похоже, лишь для демонстрации солидарности. Критерии конца зимы у лейтенанта определённо были свои, не сходящиеся с критериями напарницы.

Ну а уже под завершение трапезы оперативников навестил один из лаборантов Солнцевой. Забирая у стойки порции для пленных он украдкой поведал, что трупы новых пришельцев изучены, и сегодня следует ждать результатов. Правда, будет ли демонстрация, или всем опять раздадут бумажки с данными для самостоятельного прочтения, лаборант был не в курсе.
  
   Столовая снова превратилась в лекционный зал. Солнцева оглядела присутствующих, кивнула лаборанту, тот вывел на экран первый слайд.
0x01 graphic

- Перед вами еще один экземпляр пришельца. Рабочее название -Снэйкмен. Эти существа являются рептилиями, и напоминают змей с руками. Шкура особей крайне грубая и хорошо противостоит высокой температуре. Передвигаются они на "хвосте", но подвижность, скорее всего, имеют низкую.
Попрошу следующий слайд.
0x01 graphic


-Сердечно-сосудистая система является частью мышечной системы, которая использует принципы гидравлики для обеспечения подвижности. Единственный орган, действительно состоящий из мышц - это подобие сердца.
Репродуктивная система очень эффективна. Воспроизводство не зависит от пола - каждый Снейкмен постоянно переносит до 50 яиц внутри своего тела.
Имея возможность свободно воспроизводиться, эти твари могут вытеснить всю разумную жизнь Земли.

И еще один экземпляр.
0x01 graphic

Рабочее название - Криссалид. Черная броня, зубастая пасть, напоминают насекомоподобных существ. Зубы могут прокусить самую прочную броню и, вероятно, он сможет разрушить даже танк. Судя по всему подобное существо обладает невероятной быстротой, молнеиносными рефлексами и крайней живучестью.

0x01 graphic


-Экзо-скелет этого существа очень жёсткий, но весьма уязвим перед оружием взрывного действия. Мозг хорошо развит, и скорость роста его клеток чрезвычайно высока. Каждая особь несёт в себе 20 яиц, которые они всаживают в какой-либо посторонний организм. Это существо является очень эффективным оружием.
Пожалуй, у меня все.
  
   - ... таким образом, регламент проведения данного вида работ требует получения полной спецификации заказчика. Моя служба не может..., - высокий солдафон в песчаном камуфляже со следами наспех споротых нашивок уже битых тридцать минут гонял разговор по кругу. Гэллегер поймал себя на мысли, что уже ненавидит его чертов австралийский акцент. Конструктор дорисовал в блокноте двенадцатого мультяшного скунса, и устало уставился на пачку чертежей раскиданных по столу.
0x01 graphic


И этот говорил хоть относительно по делу, его люди занимаются ремонтом и обслуживанием кабельных коммуникаций крупнотоннажных транспортников. Остальная же компания... было проще сказать, кого сюда не притащили - специалистов по стратегическим бомбардировщикам, например.

В этом не было ничего удивительного. Кто бы там не организовал всю эту вечеринку, решение было типично правительственное. Нужно срочно выполнить нестандартную и сложную работу? Нет ничего проще! Просто сконцентрируй в одной точке пространства-времени кучу людей с ресурсами и назначь кого-нибудь ответственным за дальнейший хаос. Само как-нибудь рассосется.

По прикидкам инженера в старом ангаре сейчас заседали представители пяти-шести эскадрилий. От расспросов об их базах приписки и государственной принадлежности он решил благоразумно воздержаться. На самом деле все было не так уж плохо - в конце концов, эти люди имели необходимую квалификацию, да и на прибывающих B-1 могли прислать нескольких узких специалистов. Нет, проблема была в другом...

База встретила Малькольма вежливым молчанием. Вопросов на КПП не задавали, молча проводив грузовик в дальний угол взлетного поля к дырявому, но просторному ангару. Похоже, в далеких 60-х в нем проводили долгие зимние месяцы русские "Медведи". Джип сопровождающих быстро превратился в черную точку на пустынной равнине, но одних их не оставили. То там, то здесь виднелись силуэты боевых машин, окруживших ангар неплотным кругом. Через час ожидания, унылый стон зимнего ветра прорвал утробный рев массивного транспортника. Черный C-130 без знаков различия вынырнул из низких облаков и неторопливо спустился на посадочную полосу, провожаемый вежливыми крупнокалиберными стволами русской бронетехники.

Прибывшие армейские спецы быстро оценили окружающую обстановку и независимо друг от друга пришли к одному выводу - их вписали в нехорошее. Срочная незаконная модификация тяжелого стратегического самолета прямо посредине авиабазы, чего уж там - вероятного противника? Ага, конечно, будет сделано! Это были умные и опытные люди, они не стали задавать вопросы о статусе и полномочиях Гэллегера и организации, которую он представляет. Грузы были выгружены, техники построены и направлены на расквартировку в подсобных помещениях ангара. Все было сделано с безупречной армейской четкостью - ни к чему не прикопаешься.

Коллективный армейский разум нашел другое, оптимальное решение проблемы. Думать обязан вышестоящий офицер. Вместо него здесь присутствует эта мутная гражданская штафирка? Тем лучше. Пусть берет ответственность на себя, а обязанность подчиненных - уберечь начальство от всяческих ошибок и четко указать на подводные камни предстоящей работы. Все должно быть сделано по правилам.

- ...Согласно подпункту 13.8.34 AFMAN для FMS при обслуживании BW запрещается..., - Гэллегер резко опустил ладонь на бумаги, пинком оттолкнул стул и встал. Склонившись над столом и уперев обе руки в чертежи, он внимательно посмотрел на участников совещания.
- Хватит. ***. Мне. Мозги. - Малькольм четко артикулировал каждое слово. - Ни вас, ни меня, ни самолетов здесь не было, нет, и никогда не будет. Все это - коллективная галлюцинация. Давайте делать чертову работу! - Делая вид, что зачитывает план из разрисованного блокнота, он принялся быстро раздавать задания. - Кейтридж, займетесь снятием внешней обшивки в зоне работ. Уилфред, за вами переделка контура гидравлики, приспособим ее для удержания груза. Смит, делайте захваты - на базе должен найтись подходящий металлолом. Санчес, Хансен, срежете часть нижних опорных конструкций, надо расширить бомболюк. Для сохранения жесткости приварим дополнительные ребра по верхнему профилю фюзеляжа. Я выбью у русских десантный комплекс для сброса техники, у них есть такие игрушки. На работу у нас две недели! - Еще раз оглядев застывшее собрание он криво усмехнулся. - Работаем быстро, тихо, вовремя.

От входа в ангар налетел поток ледяного воздуха и к столу подбежал молодой мексиканец. Оглядев собрание и замерев на пару секунд, он подошел к Гэллегеру и отдал честь.
- Сэр! Первый BONE... B-1 заходит на посадку, сэр!

Инженер молча вышел из ангара и посмотрел наверх. На фоне темнеющего неба вырастал длинный сигарообразный силуэт с четырьмя ярко-горящими точками по бокам фюзеляжа.
  
   После эксперимента в тайге вся база перешла, пусть пока неофициально, в режим повышенной готовности. Лайтман до изнеможения гонял оперативников на тренировках, пилоты тоннами жгли топливо, отрабатывая "противотарелочные" маневры или испытывая очередную доводку новой системы наведения. Техники с биологами тоже не отставали, то сутками пропадая в лабораториях, то вылетая на полевые испытяния чуть ли не посреди ночи.
А первого марта начался новый этап в операции - в распоряжение проекта попали два Лансера. Это сулило возможность действовать почти по всему земному шару, но на неопределенное время лишило инженерный одного из самых опытных сотрудников. Хоть Гэллегер и не успел доработать систему наведения, но переделка бомбардировщиков сейчас была важнее.

Через пару дней к Краснову постучался взъерошенный Штреллер и выложил на стол кипу счетов.
- Герр полковник, нам необходима масса оборудования и срочно. Но наш бухгалтер отказывается это оплачивать без согласования с ООН - Маркус шумно выдохнул, стараясь успокоится - прошу Вас, дайте команду на оплату.
- Вот, CIS MG50 и Vektor Y3 AGL, с боеприпасами - лежат на складе в Китае. 16 комплектов "ратника" застряли без оплаты в Казани. Я договорился с Вермеером еще на месячную службу наемников, со скидкой - но нет, это тоже не предусмотрено бюджетом. В общем, там заказов на миллион двести и они нам позарез нужны.
Уже привыкший к нервным сотрудникам Краснов спокойно уточнил некоторые моменты, и пообещал, что оборудование скоро будет.
Уже уходя, Штреллер чертыхнулся, достал из кармана сложенный вчетверо лист бумаги и протянул его полковнику.
- Нам остро не хватает рук, так что мы с ребятами тут набросали, сколько человек и с какой квалификацией нам нужны, техники там, лаборанты. Чтобы активизировать исследования, прошу рассмотреть список и начать подбор персонала, для проекта, я уверен, это очень важно.

Полковник позвонил куда надо, в течении нескольких следующих дней техники получили все свои заказы и, похоже вообще перестали спать. По крайней мере так утверждал Сероконь, которому приходилось выдавать со склада разнообразные трофеи даже в его законный обед.
В ожидании грузов Ишер успел перепаять все пистолеты и половину плазменных винтовок, а потом стало не до них...
Штреллер наконец довел до ума рельсотрон. Конструкция вышла несколько топорной, но зато надежной и за несколько испытательных стрельб ни одной аварии с орудием не произошло.
Изи и Харрис наконец доделали дрона-2, провели тренировочные стрельбы и признали, что "получилось круто, но мы могли лучше". Ради этого "лучше" они по винтику разобрали дрона пришельцев, стараясь перенять лучшие технические решения.
Баттлер, отчаявшись разобраться в инопланетном источнике энергии, заинтересовался ишеровским прототипом лазера. В итоге нормальный научный подход и трофейные материалы позволили создать "образец лазерный 0.7.21", лазерную пушку весом в полсотни килограмм, в чем то более эффективную чем инопланетные образцы. Вот только без нового источника энергии это оружие можно было использовать только как стационарную турель, так что пришлось англичанину вновь вернуться к энергетической загадке.

До восьмого марта инженеры успели начать еще с десяток проектов, получить несколько новых контейнеров с грузами и запутать весь женский контингент базы странными вопросами.

А утром восьмого каждая женщина нашла на своем рабочем месте букет цветов...
0x01 graphic


...и корзинку с фирменным швейцарским шоколадом.


Каждый букет и каждый набор конфет были разными, мужчины пытались подобрать подарок под вкусы дам. И только приглашение в каждой корзинке были одинаковыми:

Милые дамы!
Приглашаем вас на праздничный концерт, который состоится в столовой в 18-00.
Ваши мужчины.


* * *
Яркий букет стоял в вазочке, которую где-то умудрился раздобыть один из лаборантов, и Лиза весь день отвлекалась от работы, поглядывая на него. Здесь, на базе, она как-то отивыкла от того, что есть дни, в которые не надо работать. Это было очень неплохо. Честно говоря, раньше Солнцева не любила выходные и праздники, так как совершенно не знала, чем себя занять. И так как все равно думала о работе, то и приходила поработать на "часок".
Приглашение на концерт позабавило, но игнорировать его Лиза не собиралась. Поэтому, когда стрелки на часах подошли к назначенному времени, она решительно закрыла ноут и пошла к себе.
В столовую Лиза пришла без халата, зато в нарядном платье. Она смущенно улыбалась на приветствия, благодарила за поздравления и поспешила сесть, чтобы не быть постоянно в центре внимания.

Обе канадки были уже здесь - Мишель то и дело разглаживала юбку и одёргивала парадный китель, а Энн держала на коленях фуражку с золочёной кокардой, которую невесть зачем прихватила с собой. Было заметно, что выходные мундиры девушки распаковали впервые с момента прибытия на базу, так как на них до сих пор сохранились знаки различия Канадских Вооружённых Сил. У лейтенанта на груди красовалась одинокая серебряная "Звезда за отвагу", капитан же явилась без наград, хотя они у неё наверняка были.
О'Двайер пришла последней - и со скучающим видом встала у двери, сложив руки на груди. Переодеваться во что-то парадное она не сочла нужным.

К 18 часам в столовой собрались все женщины базы и половина мужчин и на импровизированную сцену вышел Штреллер.
- Unsere liebes FrДulein, от всего нашего коллектива поздравляем вас с Международным Женским Днем. - Маркус зачитал традиционные пожелания от мужчин и стих от себя лично - ... моя бабушка рассказывала, что русские в таких случаях обязательно устраивают концерт самодеятельности. Ну мы, собственно, решили эту традицию поддержать.

Как оказалось, принять участие в концерте вызвались почти все мужчины. Многие читали стихи - здесь особенно тепло приняли полковника с балладой о космосе и любви. Вторым по популярности номером оказались песни. Пели кто во что горазд, зато от души. Первого и Второго со "Смуглянкой" даже на бис вызывали.
Дьюк с Колби устроили акробатическое представление, инженерный устроил небольшое лазерное шоу, а Сероконь сорвал аплодисменты фокусами с исчезновением.
Напоследок, когда подали праздничный ужин, Штреллер с Ишером внесли огромный собственного приготовления. Отличное настроение на ближайшие дни было обеспечено...

А с девятого числа начались испытания "Ратника". За последние несколько дней бронекостюмы и обвес были подогнаны по росту и комплекции оперативников, Ишер оснастил штурмовые винтовки и пулеметы штатными прицелами с ситемой стрельбы из укрытий, а Харрис успел спаять и настроить дополнительные модули для подключение к системе "Стрелец" дрона и БМП. И теперь необходимо было научить личный состав пользоваться всеми возможностями нового оборудования.
Первыми на полигон вышли контрактники во главе с Лайтманом. Бойцы учились помечать цели для командира, стрелять с помощью наглазника и отслеживать перемещения товарищей "по приборам". После обеда к ним присоединились остальные оперативники. И здесь начались проблемы - командирские планшеты у Лайтмана, Краснова и Хенриксен путали приоритеты, снайперам пользоваться типовыми шлемами было неудобно, а новая система наведения рельсотрона, которая, по задумке Изи, должна была позволить стрелять по наводке пехоты, периодически отваливалась. Так что доработки и тренировки поочередно проводились несколько следующих дней.

Двенадцатого Штреллер договорился с Лайтманом и сразу после обеда устроил в ангаре импровизированную выставку, на которую явились все оперативники и инженеры, не связанные с переделкой Лансеров. Хотя, учитывая место проведения, краем глаза поглядеть на новое оборудование забегали многие сотрудники базы.

- Господа, последние дни мы с вами изменили свой взгляд на организацию боевых действий - Маркус знал, что докладчик он занудный, но справиться с въевшимся канцеляритом уже не мог - а сегодня техотдел готов передать вам для боевого использования некоторые образцы наших новейших технологий, которые могут изменить сами бои. Во-первых, окончательно настроена система "Стрелец". Теперь вы можете отслеживать маневры товарищей, эффективно вести боевые действия ночью и в тяжелых погодных условиях, помечать цели для товарищей. Герр Лайтман, герр Краснов и капитан Хенриксен с помощью командирских планшетов смогут распределять цели, корректировать огонь тяжелого вооружения без прямой видимости цели и наблюдать за боем с помощью персональных камер бойцов и системы камер, установленных на дроне и БМП.

- Далее - Штреллер повернулся к экипажу бронемашины - рельсотрон доработан, на него установлена интегрированная со "Стрельцом" система наведения. Скорострельность увеличена до пяти выстрелов в минуту, "боезапас" теперь фиксированный - 32 выстрела. Использована новая система конденсаторных батарей, так что сбоев, как в первом бою, быть не должно. Да, и количество пассажиров удалось увеличить до пяти.

- Если говорить об оружии - Маркус кивнул в сторону стоящих у стены стеллажей - мы разблокировали оставшиеся плазменные пистолеты, так что теперь в нашем распоряжении их шесть. Кроме того, герр Ишер успел перепаять одиннадцать плазменных винтовок. Оружие это отличается огромной убойной силой, но имеет ряд специфических особенностей. В первую очередь это непривычный хват, минимальная отдача и невысокая скорость полета заряда. Кроме того, выстрелы из плазменного оружия практически не слышны, поэтому, открывая из него огонь, необходимо комментировать свои действия по внутренней связи. Во избежании, так сказать... Учитывая все замечания, рекомендую герру Лайтману организовать стрельбы оперативников из нового оружия. И еще, Леонард установил на всех винтовках крепления под прицелы-камеры от "Ратника", так что все возможности системы "Стрелец" сохранятся при использовании нового оружия.

- Вот, вижу герра Сикорски заинтересовала пушка мутона. Да, ее мы тоже смогли взломать. Правда пока одну. Весит она больше ручного пулемета, но по эффективности сравнима, например, с авиапушками. герр Батлер пока не смог понять принцип действия. говорит, что это какое-то неизвестное на земле состояние плазмы. Но, что важно для нас, эта плазма имеет заметно большую скорость и потому гораздо удобнее в бою.

- И последнее по оружию. Нами доработана лазерная пушка, герр Ишер, прошу.
Леонард включил питание футуристического вида турели, взял у Краснова тактический планшет и стал что-то на нем отмечать. В ответ на его действия турель развернулась к остову первой тарелки и открыла по нему огонь. В неподатливом металле одно за одним появлялись оплавленные отверстия, а в ангаре начал мигать свет.
- Как вы видите, это оружие эффективно даже против инопланетных сплавов, но пока может использоваться только в качестве стационарной турели. Слишком уж велико у нее энергопотребление, да и над уменьшением веса надо работать. Кстати. для ручного наведения мы добавили к боевому лучу три указательных, красный, зеленый и инфракрасный, естественно они отключаются при необходимости.
Еще инженерный отдел разобрался в конструкции ракетной установки чужих. Пока могу сказать вам одно - пришелец с таким оружием приоритетная цель для любого бойца, так как одной ракеты достаточно для уничтожения того же БМП или вертолета.

- С новым дроном герра Вашингтона вы уже встречались на полигоне, так что перейдем к броне. Шесть "Ратников" оснащены бронеэлементами из инопланетного сплава взамен стандартных. Плюс к броне, минус к весу, ну это вы знаете. Всего таких костюмов у нас теперь восемь.

- Далее, благодаря новым станкам создан новый вариант тяжелой брони.
"Моделью" на этот раз выступил Альфа три. В новом бронекостюме исчез металлический блеск и угловатые пластины. Теперь из обшивки "тарелки" были изготовлены элементы сборной кирасы. Новая броня защищала не только торс, но и бедра с предплечьями, а облегченные пластины доходили до кистей и щиколоток. Боец прошелся по ангару, несколько раз присел, подпрыгнул, демонстрируя, что подвижность осталась достаточная.
- Бронекомплекс получился удобнее, немного легче и устойчивее к плазменному оружию по сравнению с первой версией. Выстрел винтовки выдержит, а вот их дрона, к сожалению, нет. Могу сказать, что дальше модернизировать земную броню смысла не вижу, представленный экземпляр - максимум наших возможностей.

- Для лейтенанта МакГрин мы подготовили еще один легкий комбинезон. В отличие от первого варианта костюм дополнительно усилен накладками из панциря криссалида. - Штреллер передал Энн пакет с новой экипировкой - Учитывая его феноменальную прочность и легкость, фроляйн Энн получит дополнительную защито от кинетического оружие на уровне базового "Ратника" при увеличении веса всего на 2,8 килограмма. Попадание плазмы этот материал тоже неплохо держит. По просьбе капитана Хенриксе, для нее изготовлена персональная версия внутришлемного оснащения. Теперь основные функции "Стрельца" распределены между ее наушниками и планшетом.

- И, наконец, последняя наша разработка - Ишер выкатил к аудитории манекен с отдаленно знакомым костюмом - мы тщательно изучили единственный уцелевший костюм змеелюдей и обнаружили массу интересного. Хотя сам он не обладает выдающейся прочностью по сравнению с другими образцами чужих, его конструкция предусматривает, во-первых, невероятную гибкость для столь массивной конструкции. А во-вторых, костюм взаимодействует с нервной системой владельца и способен вводить в его кровь различные стимулирующие препараты, в зависимости от текущего состояния. Пока на основе этого костюма мы собрали среднюю штурмовую броню. Так как у змеелюдей анатомия другая, пришлось использовать еще и "шкуру" третьего мутона. Я попрошу доктора Солнцеву определиться с возможными впрыскиваемыми препаратами, но, как мне кажется, минимум это должно быть обезболивающее и противошоковое.
Костюм, конечно, получился как минимум неплохой, но главное не это. Благодаря системе контроля за состоянием, мы можем сделать прорыв в создании экзоскелетов. По предварительным данным, в таком бронекомплексе человек сможет чуть ли не танцевать. И единственное сейчас препятствие для создания подобной системы - снова отсутствие адекватного источника питания.

- На этом презентацию хочу закончить. оперативному отделу пора начинать обкатку всех "игрушек", а инженерному - вскрывать и паять. Если нет вопросов, прошу всех разойтись по рабочим местам.
  
   Но сразу вернуться к рутине не удалось. По завершении доклада внезапно выяснилось, что с базы пропали инженер Чиж и несколько человек из его команды. Куда можно деться с наглухо закрытого подземного объекта посреди тайги, да ещё так, чтобы не попасться на глаза многочисленным камерам - было загадкой. Особенно учитывая, что вертолётов в этот день не прилетало. Но сомневаться не приходилось - люди просто исчезли. Понятно это стало не сразу - сперва мистеру Гэллегеру что-то потребовалось от авиатехника, однако он не смог его найти на обычном месте. Настырный авиаконструктор попытался выяснить, где он может быть - и вот тут-то всё и открылось.
Выглядело это не только таинственно, но и пугающе. Полковник немедленно распорядился усилить посты и просмотреть записи систем безопасности за последние сутки. Лайтман, не дожидаясь приказа, разбил взвод "Альфа" на пары и отправил прочёсывать помещения, включая законсервированные. Капитан Хенриксен предложила отправить их с Энн на поверхность для поиска следов на не растаявшем ещё снегу. Краснов дал добро, но уйти канадки не успели - позвонил Куратор. Лысый ООНовец спокойно сообщил, что инженер и исчезнувшие с ним люди переведены с базы на прежнее место службы. После чего попросил не думать о формальной стороне вопроса, так как ей уже занят он, и попрощался. Суета стихла, однако до вечера настроение у всех сотрудников Х-СОМ сохранялось весьма подавленное...

* * *

...А утром пропал капитан Лайтман. Впрочем, обошлось без переполоха - о его отзыве загодя сообщили полковнику, и прилетевший на рассвете Ми-8 забрал американца. Где и зачем он понадобился с такой срочностью, Куратор не счёл нужным объяснять - лишь заверил, что это не взыскание, и работой оперативного командующего в Комитете вполне довольны. Однако внезапное отбытие старшего офицера накануне важной операции с неустановленным сроком не могло не вызвать затруднений.

После завтрака комендант вызвал к себе Хенриксен. Глядя на неё поверх сплетённых пальцев, проинформировал:
- Как офицер с наиболее высоким званием, на время отсутствия капитана Лайтмана вы принимаете общее руководство над оперативной частью.
- В то время, когда оперативной частью руководила де Мезьер в звании лейтенанта, мой ранг почему-то роли не играл. - Резонно заметила женщина, стоя "вольно". - И это было правильно. С вашего позволения, сэр, я не обладаю тактическими навыками руководителя...
- Это неважно. - Оборвал полковник. - Я не требую от вас командовать взводом. Я требую чтобы вы, как руководитель, обеспечили функционирование оперативных групп на должном уровне. И даю вам для этого широкие полномочия. Вы ведь достаточно умны, чтобы ими с толком воспользоваться?
Мишель глубоко вдохнула и несколько секунд буравила Николая Николаевича взглядом. Выдохнув, вдруг улыбнулась:
- Полагаю, вы правы, сэр.
- Я ряд этому. Также курирующий совет обещал предоставить нам офицера с опытом десантных операций... Или даже двух. Но на них не рассчитывайте, изыскивайте надёжные ресурсы...

* * *

Маркус возвращался в инженерный бок из столовой, когда ему навстречу выскочила Хенриксен. Девушка появилась из тёмного тупикового коридора - это была несомненная засада. Ухватив немца за рукав, капитан потянула его за собой:
- Можно вас на минутку? На два слова.
- Э-э... - Растерявшийся Штреллер не успел ответить - снайпер заволокла его в тот самый плохо освещённый коридор и прижала к стенке. Спросила, глядя прямо в глаза:
- Я могу рассчитывать на вашу помощь?
- К... конечно. И отпустите лацканы, я не убегу!
- Простите. - Канадка отступила на шаг и несколько смущённо опустила взгляд. - Просто ситуация деликатная.
- Личные проблемы? - Предположил Штреллер, отлипая от холодной стены.
- Почти. - Поморщилась Хенриксен, складывая руки на груди и глядя в сторону. - Полковник навесил на меня руководство опергруппами до возвращения Джима. А он вряд ли успеет вернуться до нового столкновения.
- И чем же я могу помочь?
- Маркус, буду с вами говорить прямо. - Снайпер снова посмотрела инженеру в глаза. - Считайте - как с другом, а не просто сослуживцем. Я плохой командир. И уверена, вы об этом догадываетесь. Мой опыт работает против меня - десять лет я действовала автономно или в небольших группах по два-три человека. Я могу грамотно руководить своей командой прикрытия, которая защищает меня во время операций, но управлять взводами и техникой не способна. А вот вы - способны, я сама это видела. Когда вы были ещё гостем...
- Ага... кажется, я понимаю.
- Да, тут несложно догадаться. Я видела, как вы планируете бой. И вы единственный, к кому я могу обратиться с такой просьбой. Именно просьбой - можете считать её личной. Ни о каких бумагах и формальностях речи не идёт. Помогите мне с тактическим руководством, если дело дойдёт до сражения. Я понимаю, что прошу вас лезть в огонь, и мне это очень неприятно. Но это видится мне лучшим выходом. Подумайте. И если согласны - приходите вечером к нам, обсудим детали. Или, быть может, вы придумаете что-то получше... Увидимся. - Мишель кивнула с мрачной серьёзностью, характерной скорее для её напарницы, и удалилась, стуча каблучками - так как девушка теперь носила "лодочки", звук её шагов по голому бетонному полу легко было заслышать издалека...

Последние новости не радовали. Вроде проект добился определенных успехов, начала появляться уверенность в своих силах и тут на тебе - одного за одним забирают самых опытных членов команды. Просьба Хенриксен тоже продолжала неприятный ряд. Нет, конечно то, что капитан ему настолько доверяет, Маркусу льстило, но он обоснованно не считал себя тактическим гением и если в ХСОМ не нашлось более подходящей кандидатуры - это плохо.
Впрочем, работа есть работа, и на ужине оперативникам было объявлено об учебном марш-броске вглубь тайги с уничтожением десанта пришельцев. Роль "десанта" должны были играть "Лямбда" и "Дельта" с выделенным в отдельную сеть "Стрельцом". Сам Штреллер надеялся, что успеет втянуться в оперативную работу до очередной операции.
  
   "Не люблю эту работу. Почему-то считается, что твое предназначение - командовать другими, если больше ты ничего не можешь"
С такими мыслями с борта транспортного вертолета на базу ступил капитан военной разведки Германии, Хельмут Глаттес. На лице у него, как ни странно, было добродушное выражение, словно у Санта-Клауса с картинки, но в глазах и манере говорить читалось, что он только что с действующей службы, ни черта не боится, в том числе других командиров.
Один из встречающих задвинул приветственную речь, которая оказалась оборвана на половине фразы.
- Я утомлен вступлением, - отрезал Глаттес по-немецки с мягким южным акцентом. - Дайте пройти. Сэкономим друг другу время. - Встречающие с этого момента смотрели на него иначе. Удивленно и настороженно.
Ростом под два метра. С мокрых коротких волос и бровей капал таявший иней.
Под расстегнутой курткой армейского образца было видно, как сверху, на рубашку, одета кобура. Штаны хаки, ботинки всепогодки. Ботинки эти твердо отчеканили шаги по направлению к кабинету Краснова, как будто немец уже бывал на базе.
Козырнув перед полковником, Глаттес поставил того в известность, что работает на MAD - немецкую службу военной разведки - и предложил либо предоставить ему абсолютные полномочия по подготовке оперативной группы, либо не глушить винты вертолета.

Настала очередь Краснова прерывать излияния гостя. В нескольких словах, столь же мягких по форме, насколько жестким был их смысл, капитану предложили не зарываться. Краснов разложил на столе перед капитаном данные о предыдущей операции и вставлял комментарии по мере появления у немца вопросов.

- Вы не обязаны предлагать свои услуги, -- сказал Краснов, -- а мы не обязаны их принимать. Герр Штреллер не посвятил вас во все детали, но наверняка предупреждал о статусе здешней работы.
Похоже, Краснов чему-то научился у сектоидов. Сейчас он читал мысли немца.
-- Давайте выясним один вопрос, -- сказал Глаттес. -- Должен ли я понимать вас так, что буду инструктировать офицера, не имеющего опыта управления группой?
-- О да, именно так.
-- И я же должен ему, точнее ей подчиняться?
Краснов раздавил в пепельнице сигарету и повторил:
-- Именно так.
Немец задумался. Внезапно он осознал, что за время разговора ни разу не раздалось звонка или топота ног. Очевидно, персонал базы не слишком многочислен.
-- Когда приступить к работе? -- спросил Глаттес. Его радужная улыбка не смогла бы обмануть первоклассника.
-- Спасибо. Вы приступите, как только мы уладим формальности. - Комендант подал Глаттесу бумаги. - Ознакомьтесь, распишитесь здесь и здесь. И, пожалуйста, не пользуйтесь своей замечательной видеокамерой.
Немец покраснел. Он считал, что записывающее устройство невозможно запеленговать и обнаружить.
Краснов встал.
-- Мне нужно идти. Я вернусь не раньше четырех. Тогда объясню вам систему работы базы и правила поведения, ну, и просто познакомлю с персоналом, после чего вы станете полноправным сотрудником, а сейчас свяжитесь с герром Штреллером, он посвятит вас в детали предстоящей операции.
-- Я в вашем полном распоряжении, полковник.
-- Спасибо за желание помочь. Думаю, мы сработаемся. -- Секунду-другую Краснов присматривался к немцу. -- Я уверен, вы поладите и с капитаном Хенриксен.
Он ушел, а капитан стоял в коридоре, чувствуя, как пыль оседает на липкий пот. Мужчина поспешил в душ.

Пообщавшись со Штреллером и узнав о предстоящей задаче, Глаттес первым делом захотел ознакомиться со списком снаряжения штурмовой группы.
Удовлетворившись наличием "Ратников", немец рассмеялся, увидев список вооружения. Учитывая сложности с поражением бронированных видов пришельцев, Глаттес скептически отнесся к перспективе вести людей на захват без пары тяжелых снайперских винтовок в группе поддержки. Штреллер охладил его скепсис и заверил в том, что технический отдел уже предложил другое решение.

Следующие два дня прошли в том, что можно назвать знакомством с личным составом. Капитан MAD изучил дела оперативников, решая, кто из них обязательно примет участие в захвате, каждому была назначена роль в группе и план действий в предстоящей операции. Сравнив полученный список со списком Штреллера, оба убедились в их идентичности, за исключением роли самого Глаттеса в группе. Штреллер отвел ему место в отряде поддержки, сам капитан считал более полезными свои навыки в авангардной группе.
  
   - Нильс! Это Дикий Гусь, вышли на горизонт, скорость штатная, перехожу на мах-один. Прием!
- Принято! Дикий Гусь, действуйте по программе испытаний. Конец связи!

В диспетчерской башне было душно, по помещению плавали клубы сигаретного дыма и ясно-видимое напряжение. Главы инженерных команд бесцельно крутились вокруг фосфоресцирующих дисплеев радарных установок, нервно посматривая на часы.

- ...Бомбовый отсек представлял из себя цилиндр длиной пять метров. Мы срезали стойки из его основания, что позволило расширить доступное пространство. Правда крышку отсека пришлось выкинуть - механика занимала слишком много места. Теперь там просто лист алюминия, подогнанный под фюзеляж. При десантировании, его вышибает пиропатронами, потом под грузом надувается амортизирующая платформа и срабатывает система сброса. Задний отсек почти не трогали, только поставили новые захваты для груза. Я думаю, туда влезет дрон или какой-нибудь контейнер с амуницией.
- Зер гут! Что со вторым бортом?
- Как договаривались - передний отсек герметично заварен, прорезан люк к кабине пилотов. Людей возить можно, но это не Эйр Америка, фисташек и шампанского не обещаю. В заднем у него тоже стоит система для сброса груза. В целом...

В глазах промелькнули фиолетовые пятна, и Гэллегер поспешно оперся о диспетчерский пульт. Помассировав набухшие веки, он сухо сказал:
- Сейчас проверяют поведение машины на предельных высотах и скоростях, потом возврат к аэродрому, снижение и сброс груза. На это уйдет около получаса, я буду у себя.

Прихватив из под локтя диспетчера полупустую кружку дымящегося кофе он пошел в сторону лестницы, механически переставляя ноги. Длинная спираль ступеней вывела его в подсобные помещения башни. Зайдя в небольшую каморку, конструктор устало рухнул за заваленный бумагами стол и отхлебнув приличный глоток кофе закрыл глаза.

- Малькольм, - способности Штреллера к пространственной материализации не прекращали поражать. - Вижу, что вы порядочно вымотаны, но нам нужно поговорить. Мне не нравится, как вы выглядите последние дни. Понятно, что работа была тяжелой, но у меня создалось впечатление, что дело не только в этом. Вас беспокоит... отбытие герра Чижа?

Гэллегер достал из кармана небольшую пластиковую коробочку и принялся задумчиво крутить ее в ладони. Посмотрев на Маркуса, он кисло усмехнулся.
- Скажу прямо - я не верю Краснову. Я не вчера родился, вся эта история трактуется вполне однозначно. К тому же... это не первый подозрительный случай на базе. Наши предыдущие проблемы с учетом доставленных образцов приобретают весьма мрачный оттенок. Но! - Конструктор развел руками, - На самом деле теперь это не мой вопрос и не мои проблемы. Вот обслуживать перехватчики будет трудно...

Инженер умолк, оценивающе разглядывая немца через стекла зеркальных очков. Приняв решение, он едва заметно кивнул и принялся копаться в бумагах.
- Я столкнулся с занятным совпадением и неприятным фактом. Так что да, вы правы, последние пару дней меня сильно беспокоит один вопрос...
На столе перед Штреллером лежала распечатка из какого-то справочника. К бумаге была прикреплена небольшая фотография.

- Здесь приведены характеристики и состав B120VCA. Высокопрочный титановый сплав. В авиации его впервые применил мой бывший наниматель. Это было в 60-х, когда они создали вот эту птичку, - Малькольм ткнул пальцем в фотографию.
0x01 graphic


- Это наш старый знакомый - стратосферный сверхзвуковой разведчик SR-71 Blackbird... Ну а теперь выяснилось, что в этом решении мы были не оригинальны - по своему химическому составу инопланетный сплав аналогичен B120VCA.
- Очень интересно, - немец пожал плечами,- но в этом нет ничего удивительного. У любой проблемы есть оптимальное решение. Выходит, что мы нашли его, как и пришельцы.
- Ага, я и говорю - совпадение. Но дальше будет интересней. Когда я последний раз был на базе, в столовой мы разговорились с Сикорски. Он много болтал о предстоящем штурме тарелки, и я узнал об одном приборе, доставленном на базу на ранней стадии проекта. Вопрос напрямую касался моей области, а я был совсем не в курсе. Пришлось покопаться в архиве. Взгляните на это письмо.

"От: Специальная инженерная группа NASA
Кому: коменданту базы Х-СОМ, полковнику Краснову Н.Н.

Сообщаем, что мы закончили изучение запорного механизма дверей на сбитом вами корабле. Дверь открывается особым шифрованным электромагнитным сигналом. Сигнал разный для внутренних дверей и внешнего люка. Среди трофейных устройств, присланных вами, мы не нашли ничего, способного подавать подобный сигнал и делаем вывод, что пришельцы создают его без помощи технических приспособлений. Советуем вашему отделу биологических исследований обратить на это внимание. Тем не менее, нам удалось создать эмулятор сигнала для внутренних дверей. Мы присылаем вам опытную партию для испытаний. Со внешним люком сложнее - сигнал мы ещё не расшифровали, так что вам придётся полагаться на грубую силу.
С уважением, глава Специальной инженерной группы, доктор А. Клеф."


Пока Штреллер внимательно изучал пожелтевший лист бумаги, он достал из ящика стола пластиковую модель малого корабля пришельцев. Снял крышу аппарата, поддев ее отверткой и протянул модель собеседнику.
0x01 graphic


- Вот так изначально выглядел первый сбитый корабль. Такие дела... Выводы делайте сами.

Лицо администратора ничего не выражало.
- Вы говорили, что у вас возник вопрос?
Гэллегер снял очки и посмотрел на немца покрасневшими глазами.
- На кого мы работаем, герр Штреллер? На кого мы работаем...

Молчание прервал вбежавший техник.
- Дикий Гусь заходит на базу! Сброс через пять минут!

***

Люди столпились у обзорного окна, внимательно изучая горизонт в полевые бинокли. Авиадиспетчеры деловито отбивали барабанную дробь на клавиатурах пультов.

- Борт вошел в зону визуального обнаружения, идет курсом северо-северо-запад, высота восемьсот метров. До сброса 5...4...3...2...1... Сброс!

Рядом с еле различимой черной точкой вырос одуванчик и начал медленно опускаться на землю. Точка за пару секунд увеличилась, превратившись в стремительно-летящее матово-черное копье. Самолет сделал пижонский вираж вокруг башни и пропал из вида, уходя на посадочный разворот. В стекла диспетчерской ударила плотная звуковая волна.

- Подтверждаю сброс груза. Стабилизирующие купола раскрыты, основной купол раскрыт. Приземление идет в штатном режиме.

В оптику уже можно было разглядеть снижающийся груз. Под куполами парашютов медленно вращалась БМД, одолженная у русских за приличную компенсацию. Через несколько минут машина плавно опустилась на мерзлую землю, сплющив амортизирующую площадку.
  
   - Подтверждаю приземление груза. Наземная группа - приступить к осмотру.

Из подъехавшего грузовика высыпалась люди в камуфляже и принялись деловито вскрывать люки машины. Сквозь треск помех прорвался слабый голос ручной рации.
- Дисп...ая! ... группа, вскрыли... овцы... все сдохли! Прие...

Гэллегер опустил бинокль и скривил губы.
  
   Уже заполночь к заспанному Гэллэгеру постучался Штреллер.
-Малкольм, по Вашей милости я заснуть не могу, скоро вообще параноиком стану - слова произносились вроде бы в шутку, но было заметно, что немец, что называется, "на нервах" - эта история с дверями заставила меня по другому посмотреть на многие вещи в проекте. Вам это интересно?
Гэллэгер молча кивнул и уселся на кровать.

- Ну так вот, возвращаясь к дверям, у меня возник еще один вопрос: а как NASA узнали про телепатические способности пришельцев и смогли их эмулировать? - начав говорить, Маркус все больше распалялся, будто боялся, что его прервут - Подозреваю, от-туда же, откуда и про сплав. Но сейчас меня больше пугает поведение русских. Они внезапно выходят из проекта, а теперь еще и палки в колеса начинают втыкать, как с Вашими самолетами. А атака на Нюренгри? Да они готовы были город стереть с лица земли! Хотя что там такого важного, чтобы пришельцам рисковать крупнейшим из знакомых нам кораблей, а России пытаться уничтожить их срочно, очень срочно, и не считаясь с потерями?
- До разговора с Вами мне казалось, что русские просто решили идти своим путем, как всегда. А то и вовсе, вступили с пришельцами в переговоры. Но теперь мне не дает покоя мысль, что после первого боя Россия что-то узнала, что-то, связанное с нашим проектом, и это ей сильно не понравилось.

Гэллэгер недоверчиво хмыкнул:
- А как же база? Снабжение? Нам только в самолетах отказали
- Не показатель. На этой базе мы под колпаком у Москвы, захотят - будут следить, захотят - похоронят весь комплекс, наверняка есть здесь система на такой случай.
- Ну вот, я же говорил, паранойя - улыбка Маркуса была донельзя печальной - доброй ночи, Малкольм
  
   Четырнадцатого марта Гэллегер сообщил о завершении работ над сверхзвуковыми эрзац-транспортниками, и инженерный отдел наконец вернулся в родные пенаты. Оперативный же напротив - выехал в полном составе, прихватив с собой Изи и двух пилотов-вертолётчиков. Оказалось, что они тоже пригодятся - во второй команде, чтобы не вовлекать лишних людей в операцию.
К приезду оперативников старый стратегический аэродром практически вымер. От многолюдья, запомнившегося Малкольму, не осталось и следа - корпуса опустели, лишь в центральном здании уместились экипажи "Лансеров" и немногочисленные техники обслуги. Бойцам Х-СОМ выделили длинный барак, ранее, видимо, предназначавшийся для роты охраны. Первые сутки у солдат ушли на заделывание всех щелей в ветхих стенах и ремонт системы отопления...
После чего рутина возобновилась. Тренировки разбитых по-новому групп шли по графику. Свежеобразованные отделения Штреллер-Осадзе-Дьюк-Колби, Глаттес-Сикорски-Вержбовски и "Коробочка"-Иванов-Альфа-1 старательно отрабатывали взаимодействие. Остальные оперативники, сведённые во второй отряд, тренировались по старым схемам, но в учащённом режиме, и заодно учились работать вместе с новым дроном. Капитан Хенриксен, с видимым облегчением спихнув бремя непосредственного руководства на немцев, тоже не сидела без дела - днём тренировалась со второй группой, а по вечерам куда-то уходила вместе с Энн. Куда - выяснилось утром семнадцатого числа, когда за завтраком снайпер доверительно сообщила сослуживцам, что "наконец-то его нашла". "Им" оказалось крошечное озерцо, на котором ещё не растаял лёд. Оно лежало в глубокой ложбинке, обросшей по краям густым лесом - солнечные лучи туда почти не добирались, да и заметить озерцо можно было лишь вблизи.
В перерыве между утренней тренировкой и обедом капитан отвела туда рядовой состав, дала молодым бойцам полюбоваться природой, после чего вытащила из своего рюкзачка... коньки, нацепила их и встала на лёд. Отъехав метров на десять, повернулась к столпившемся на берегу солдатам и, раскинув руки, весело сообщила, что может добыть ещё пять пар для желающих к ней присоединиться - ведь кататься в одиночку совершенно не интересно... А если кто-то желает, но не умеет - она с удовольствием научит.
Желающих нашлось всего трое - из числа самых "зелёных" новичков. Однако занятие, способное отвлечь от монотонных боевых упражнений, теперь образовалось у всего населения барака. Ибо кто не участвовал - тот смотрел. Ни один из трёх добровольцев на коньках никогда прежде не стоял, и их потуги первое время выглядели крайне комично. Хотя техперсонал под руководством вездесущей МакГрин выровнял и укрепил природный "каток", бойцы чувствовали себя крайне неуверенно, спотыкались, поскальзывались, теряли равновесие. Мишель вилась вокруг них с невероятной скоростью, ухитряясь всегда вовремя оказаться рядом - поддержать, подтолкнуть, притормозить, не дать упасть. Несмотря на всю неуклюжесть, ни один из бойцов ни разу не шлёпнулся на лёд, к немалому разочарованию зрителей. Сама канадка скользила легко и уверенно, заодно привычно наводя ужас на товарищей свой излишне лёгкой одеждой.
0x01 graphic


Штреллеру, наблюдавшему за вечерними "сеансами", подумалось - а не занималась ли Хенриксен в юности фигурным катанием? Он попробовал представить себе девушку в надлежащей обстановке - и получилось это неожиданно легко.
0x01 graphic


Но когда он после завершения очередного урока подошёл к запыхавшейся Мишель, снимающей коньки, и поинтересовался на эту тему, то ответ получил неожиданный. "Нет, что вы... - Улыбнулась снайпер, стягивая перчатки, чтобы удобнее было распустить шнурки. - В старшей школе, после возвращения из Англии, я была в школьной команде по хоккею. Полузащитником. Но недолго, до третьего перелома... Однако такие навыки не забываются. Это как с ездой на велосипеде... Ну и потом иногда освежала от случая к случаю...".
Вообразить Хенриксен-хоккеистку немец, как ни странно, не смог даже со второй попытки...

Несмотря на изматывающие перманентные учения и наличие достойных занятий для свободного времени, персонал жил как на иголках. Приказ выступать мог грянуть в любое мгновенье - и это выматывало нервы. А ранним днём двадцатого марта в небе над аэродромом вновь загудели турбины...
  
   Помощник пилота подал сигнал и начал открывать люк. Значит они на точке сброса. Его выход.
Люк не поддавался. Иван смотрел, как возится помощник пилота, упираясь ногами то в пол, то в борт рядом с дверью, но все бесполезно. Наконец, появилась небольшая щель, Иван стал помогать, и вот еще сантиметр за сантиметром проем становился все больше. Потеряв терпение, помощник сделал шаг назад и ударил в люк ногой. Один раз, второй... Наконец проем Ивану показался достаточным и он головой вперед нырнул в бездну. Понимая, что сильно опоздал с прыжком, постарался определить направление своего дальнейшего движения к аэродрому.
... С сожалением посмотрев на догорающий костер, Иван поднялся. По его прикидкам до аэродрома было часа два-три ходу. Он даже был рад, что задержался с прыжком, ведь получил возможность немного пройтись по настоящему лесу. Не смог удержаться от соблазна и дал себе минут пятнадцать на то, чтобы развести костер, полюбоваться языками пламени, вдохнуть этот дым...
Он любил сталкиваться с трудностями. Нравилось их преодолевать, испытывать себя на прочность. Не все это понимали.
"Ты не должен никому ничего доказывать" - так сказала сестра его лучшего друга, с которой у него так и не сложились отношения.
Должен, не должен - это только ему решать. Он затушил огонь, забросал снегом кострище, взял свой "Печенег" наперевес и двинулся в направлении аэродрома. Ему хотелось верить, что хоть теперь-то его жизнь обретет по-настоящему достойный смысл.
Выйдя на опушку, Иван увидел достаточно большую группу людей на замерзшем озере - кто-то рассекал на коньках, а кто-то смотрел на катающихся. Он услышал громкие голоса, смех, как будто перед ним была группа школьников на катке. Однако нет, люди взрослые, на многих военная форма.
Завидев Ивана, три человека отделились от остальных, и пошли ему навстречу. Разумеется, так и должно быть. Шум на импровизированном катке стих, все наблюдали за тем, что сейчас произойдет. Как сотрудник ГРУ, он прекрасно знал какова ценность документов, поэтому приблизившись к встречающим, сразу вручил им приказ о своем переводе под командование полковника Краснова. В настоящий момент должен явиться к старшему офицеру группы. Его взялись проводить.
Когда они вместе направились к аэродрому, Иван сумел получше рассмотреть компанию на льду. Хотя все вернулись к своим прежним занятиям - кто-то катался, а кто-то просто смотрел, однако многие бросали на него любопытные взгляды.
Сходу сделал несколько выводов. Во-первых, компания действительно многонациональная, как его и предупреждали. Он услышал слова как минимум на четырех разных языках. Во-вторых, среди офицеров, которые тут находились, не было ни одного русского. А уж отличить офицеров от рядовых он умел. Хотя понимал, что, скорее всего, не весь личный состав сейчас находился на катке.
- Весело тут у вас, - сказал он, проходя мимо них. А сам подумал, что на самом деле было бы весело - приземлиться прям среди этой компании. Как снег на голову... Эх...
И он с сопровождающими двинулся дальше.

Двое бойцов провели Барсова до старой казармы на окраине объекта. Выглядела она ужасно ветхой, но все стёкла были на месте, а из пары труб валил уютный дымок.
- Вам сюда. - Внутри один из бойцов указал на дверь, завешенную дырявым пледом. Откинув импровизированный полог, Иван оказался в чем-то вроде комнаты отдыха... да скорее всего, это она и была - несколько рассохшихся кресел, столик, железная печка в углу, пустой корпус допотопного радиоприёмника с деревянными боками. В одном из кресел сидела, вытянув ноги, девушка лет двадцати пяти - рыжая, одетая в форму без нашивок, но с лейтенантскими звёздочками на плечах. Выглядела она не особенно дружелюбно, впечатление усиливала чёрная повязка, прикрывающая её левый глаз. При виде гостя рыжая отставила кружку, из которой потягивала какой-то напиток, и кивнула:
- Добро пожаловать, мистер Барсов. Мне сообщили о вас.
Она коснулась пальцем левого уха, в котором русский только теперь заметил горошинку радиогарнитуры. К слову, говорила девушка по английски, но с лёгким акцентом... вернее даже, с необычным выговором, который бывший офицер ГРУ не опознал сходу.
- Я - лейтенант Энн МакГрин, заместитель командира. Можно ваши документы?
Приняв бумаги, лейтенант выудила из стоящей на полу сумки электронный планшет, смотревшийся в этой комнате вполне себе инопланетным артефактом. Вызвав на экран досье, сравнила фотографии в нём и в бумагах, придирчиво изучила лицо самого Ивана. Снова кивнула, возвращая предписания:
- Садитесь. Подождите командира. Она скоро будет.
- Она? Мне приказано явиться к полковнику Николаю Краснову. - На всякий случай уточнил Барсов.
- Это начальник проекта. Сейчас вам нужен оперативный командир. - Лейтенант взяла со стола кружку и отвернулась, уставившись единственным глазом в дальний тёмный угол.
Минут через десять скрипнула дверь казармы, в коридоре послышалась какая-то возня. Решительно откинув плед, в комнату отдыха вошла ещё одна девушка - немного постарше, и не столь грозная с виду. Ко всему прочему, на ней была гражданская одежда.
- Меня зовут Мишель Хенриксен. - С улыбкой представилась она, опускаясь в свободное кресло.
- Капитан Мишель Хенриксен. - Поправила её рыжая.
- Да, конечно. А вы, значит, наш новый офицер? Вас записали в первый взвод, но пока его командира нет - будете иметь дело со мной. Есть ли у вас какие-то вопросы? - Она откинулась на спинку и внимательно посмотрела на Ивана сквозь линзы очков.

- Разумеется. Во-первых о предстоящей операции я знаю лишь то что она начнется в любой момент. Поэтому мне необходимо познакомится с задачами, деталями, тактикой боевых действий. Во-вторых, личный состав, с которым буду работать. Если мой уровень допуска позволяет, я хотел бы познакомиться с их личными делами. Понимаю, что это возможно только на базе, но хотя бы личную встречу можно организовать? Ну и в-третьих - мое койко-место.
Последняя фраза подразумевала некоторый юмор, но лишь после того, как он ее произнес, Иван понял что здесь его вряд ли поймут. Особенно строгая МакГрин.

- Что ж... - Капитан кивнула. - По поводу места в тактической схеме вам следует обратиться к герру Штреллеру, моему... э-э... советнику по тактике. Вы его в любом случае увидите на ужине. Как и солдат. Я могу вас представить, если хотите. Но не думаю, что у вас возникнут проблемы. Большая часть рядовых оперативников - русские, и будут рады видеть соотечественника-офицера. Досье, увы, вне моей компетенции. Я даже своего не видела. - Она усмехнулась и зачем-то глянула на украшающий стену выцветший плакат.
0x01 graphic


Продолжила:
- Ну а спальное место - все койки у дверей точно свободны, потому что там дует. Может, и ещё найдутся - присмотритесь. Офицерская комната занята нами с Энн на правах слабого пола.
Мишель подмигнула и кивком указала на дверь:
- Можете устраиваться, сегодня вы свободны. Пулемёт не забудьте - его надо сдать в арсенал, но он останется закреплён за вами. И по любым вопросам, кроме тактических, обращайтесь ко мне. В любое время суток. Постараюсь, чтобы вам здесь понравилось.

Больше вопросов не было. Иван отправился в арсенал, решив встретиться с советником по тактике после знакомства на ужине. Если, конечно, не случится какого-нибудь сюрприза. Например, срочного начала боевой операции.

Когда все собрались в столовой, капитан Хенриксен представила его коллективу. Иван старался запомнить всех, кивком отвечая бойцам, имена которых ему называли.
Во время еды к нему подсел Штреллер и обратился на вполне приличном русском:
- Думаю, ваши боевые навыки нам будут очень кстати. Капитан Хенриксен сообщила о вашем желании познакомиться с планом предстоящей операции. Мы уже проработали тактическую схему с Глатессом, я вас с ней ознакомлю. Мне бы хотелось, чтобы вы как можно скорее вошли в курс дела.
- Хорошо, сразу после ужина готов с вами обсудить все детали. - Иван сделал паузу. - Хочу кое-что у вас спросить.
- Спрашивайте, конечно.
- Слышал, что вы уже участвовали в боевых действиях в рамках проекта. Вы уже их видели?
Штреллер улыбнулся.
- Сомневаетесь в существовании пришельцев? Я понимаю. И уверяю вас, они реальны. Скоро вы и сам их увидите.
Тактические выкладки по операции обсудили довольно быстро. Иван, пока еще плохо знакомый и с участниками боевой группы, и с возможностями противника, не мог внести какие-либо предложения.
Гораздо больше его заинтересовали технические разработки на основе полученных материалов пришельцев. Герр Штреллер с удовольствием показывал ему плазменное оружие, объясняя принцип действия, который ГРУшник все равно не понял. Вечер пролетел очень быстро, и в конечном итоге Иван забыл о своих сомнениях в существовании инопланетян.
Несмотря на насыщенный день и усталость, он долго не мог уснуть. Кто бы мог подумать, что ему доведется быть участником таких событий?..
  
   А тем временем...

- Автоматизация станций первой очереди завершена на двадцать семь процентов. - куратор, как всегда, говорил уткнувшись носом в сплетённые пальцы, отчего его слова звучали глухо. - Мы планируем завершить первую очередь уже через четыре месяца, а полное комплектование всех объектов - к середине следующего года. При условии, что нам не буду мешать и не срежут фонды, конечно.
- Не срежут. - Пробасил центральный компьютер. - Проблему нужно решить немедленно. До сих пор не понимаю, как мы могли упустить такую очевидную мелочь? Она чуть всё не погубила.
- Меня больше беспокоит, что мы не подумали о долгосрочных последствиях. - Вкрадчиво заметил баритон. - Мы ведь совсем забыли, что после полного завершения второй стадии плана не останется людей, чтобы обслуживать объекты - а ведь им предстоит проработать несколько десятков лет... Мы не нашли способа оградить персонал от общей судьбы. Автоматизация в любом случае была необходима, не только для защиты от ментального сканирования.
- Ладно, хоть с этим разобрались. - Бас, как всегда, сквозил недовольством. - К следующему вопросу. У нас опять какие-то проблемы с русскими?
- Да. - Кивнул Куратор. - Начать хотя бы с их попытки...

26 марта 2014 года. 00:59.
Якутия. Аэродром дальней авиации "Северный-9", в 15 км от базы Х-СОМ.


Судьба и "рабочий график" пришельцев дали Ивану почти неделю на то, чтобы обжиться на новом месте. Он успел запомнить имена и клички большинства оперативников, немного разобраться во внутренних взаимоотношениях коллектива и понять ряд вещей. Что Штреллер зануда, но не виноват в этом - таким родился. Что Хенриксен очень славный человек, но в разведку бы он с ней не пошёл. Что на негра можно рассчитывать... И многое другое.
А в час ночи, когда двадцать пятое число только перешло в двадцать шестое, сыграли боевую тревогу. Сирена, установленная в старой казарме, была знакомого типа, и ГРУшник вылетел из кровати, словно под матрасом были спрятаны механизмы катапультного кресла...

* * *

Мощные прожектора освещали лётное поле со всех сторон, превращая ночь в день. Серые туши "Лансеров" уже замерли на взлётных полосах, готовые к старту.
- Так тип корабля всё ещё неизвестен? - Орал Маркус в микрофон, почти бегом спеша к трапу.
- Данные уточняются. - Бесстрастно ответила на том конце канал Киу. - вы получите их в полёте, как и точные координаты высадки...
Перед самыми ступеньками немца вдруг поймала за рукав Мишель - уже затянутая в комбинезон и подпоясанная оружейным ремнём.
- Что-то случилось? - Штреллер замер с ногой, занесённой над трапом.
Вместо ответа девушка привстала на цыпочки и... легонько поцеловала его в щёку, ничуть не смущаясь пробегающих мимо бойцов. Отступив на шаг, с улыбкой подмигнула:
- Моя благодарность. Не умрите там из-за меня.
После чего развернулась на каблуках и бегом бросилась ко второй машине...

Бомбардировщики оторвались от земли в один час двадцать две минуты по местному времени...
  
   26 марта 2014 года. 01:45
Борт "Транспорта-1".


В кабине бомбардировщика и так-то было тесно, а когда туда впихали полдюжины кресел (да ещё несколько - в техническом проходе), приварив их к полу и оставив места ровно чтобы пройти к выходу - так и вовсе стало не продохнуть. В том числе и в буквальном смысле - система кондиционирования едва справлялась... Скорчившись на сиденье, стиснутый с боков дюжими оперативникам, Маркус внимательно изучал информацию, поступающую на экран его планшета, и машинально поглаживал щёку подушечками пальцев. Брифинг шёл по общему радиоканалу, но прилагаемые лейтенантом Лян фотофайлы, понятно, видели лишь командиры.
- Закончен анализ информации от пришельца и систем наблюдения ООН. - Говорила китаянка. - Данные подтверждены. Это двухъярусный корабль среднего размера, информацию о котором удалось получить от пленного навигатора. Передаю трёхмерные модели ярусов, составленные инженерами по описанию. По расчёту траектории, НЛО совершит посадку на острове Тасмания, в его северо-восточной части. Пленный пришелец указывает конкретное место - девять километров от Скотсдейла, в сторону заказника Камерон Реджионал. Там находятся фермы, где можно легко похитить биоматериал - людей и крупных домашних животных. По нашим сведениям, именно такова задача корабля. Пленник дал не только район посадки, но и конкретную точку - после того, как ему предоставили карту нужного масштаба. Она на ваших планшетах. Из опасной зоны начата эвакуация населения. Предположительно, корабль коснётся грунта за сорок минут до расчётного времени прибытия штурмовой команды. Сведения о экипаже неточны, так как навигатор непригоден к допросу, однако с учётом миссии судна следует опасаться большого количества противников. Команда поддержки высадится на военной базе Эдинбург, двадцать пять километров севернее Аделаиды. Там для них будут приготовлены два вертолёта типа "Чёрный ястреб" и наклейки, имитирующие нашивки вооружённых сил Австралии, которыми следует закрыть символику Х-СОМ. Это на случай контакта с мирным населением. Пока всё...
  
  
   Вскочив по сигналу тревоги, Пенг едва не столкнулся в коридоре с Ларсом.

- Айда! - гаркнул англичанин, и они помчались к взлетке.

Ангар гудел, ангар напоминал то самое вавилонское столпотворение. Первый подробно прошелся по пунктам задания, техники подробно прошлись относительно боекомплекта. И вот Пенг у истребителя, поднимается в кабину, а в голове все звучат разгоряченные голоса:

- ...прикрываете бомбардировщики, патрулируете место посадки. Если объект пострадает, всем нам не сносить головы...

- ...ведущий, тебе все самое сладкое: и новые средства вооружения, и ракета большой дальности. Еще пять Р-27 на крылья приладили. Ведомый, дела такие, пойдешь, как в прошлый раз...

Устроившись в кресле, Пенг сразу решил проверить лазер. Все было в порядке: на дополнительном экране появилось изображение с камеры. Доложив о готовности, он еще раз прослушал инструктаж, теперь в исполнении Киу.
- Четвертый, как слышишь? - проверил канал связи с Ларсом.

- Слышу тебя хорошо, - тут же прозвучало в ответ. - Учитывая модернизацию твоей "птички", не знаю, зачем я вообще здесь нужен...

* * *

- ...да они издеваются ... самого бы его в летающую сауну засунуть ... чтоб он в отпуск в чемодане ездил...
По прикидкам Маркуса, за пять часов полета самой обсуждаемой фигурой проекта стал Гэллэгер, не оставив шанса даже популярным канадкам. Еще бы повод для этого был другим...
А перелет и в самом деле вышел тяжелым. Жара, теснота, предстоящий прыжок на виду у пришельцев... Нормально выдерживали экстремальные условия только самые опытные. Глаттес копался в своем планшете, Барсов, кажется, спал весь полет, Сикорски читал какой-то оружейный журнал. Да еще Дьюк по привычке травил анекдоты и первым над ними ржал.

- ...Объявление в газете *Обменяю три шкурки инопланетян на Джип.
Агент Малдер.
В той же газете через день:*Обменяем Джип на одну шкурку агента Малдера.
Инопланетяне....

Вообще, план предстоящей операции Штреллеру откровенно не нравился. Прыгать в прямой видимости у пришельцев, с ограничением по тяжелому вооружению... Вот только это был его план, и ничего лучшего для захвата исправного корабля они так и не придумали.

- ...Идет, значит, еврей по лесу. Видит - на поляну сел НЛО, из него вышли зеленые человечки. Еврей подходит и говорит:
- Здгавсвуйте, догогие инопланетные дгузья!
- И сюда они добрались, - расстроились инопланетяне...

Прозвучал сигнал десятиминутной готовности, бойцы в последний раз проверяли снаряжение, оружие.
- Напоминаю, наша цель - захватить корабль пришельцев, причем целым - Маркус выразительно посмотрел на "Лавину" Сима - так что никаких гранат налево и направо. Герр Глаттес, на Вашей группе штурм, на другие цели не отвлекайтесь, это уже наша забота.

... Упругий удар воздуха в лицо, свист ветра... После тесной коробки бомбардировщика полет был чистым наслаждением. Жаль, что серая туша инопланетной тарелки приближалась слишком быстро...

В принципе, прыжок можно было считать удачным. Хуже всех пришлось Иванову. Попытка приземлится на вершину холма у вышки закончилась внезапным порывом ветра и падением в заросли кустарника. Ладно хоть выстрелов вдогонку не последовало. Снайпер с Альфой отцепили парашюты и начали осторожно пробираться к вершине.

У тарелки первым бухнулся БМП, подняв тучу пыли. Вот где пригодилась новая система наблюдения - благодаря включенной инфракрасной камере даже сквозь пылевую завесу Краснов увидел в каких-то десяти метрах от машины открытый вход в тарелку и пару сектоидов перед ним. Команда "Огонь" прозвучала почти рефлектороно. Стрелок, к счастью, сообразил не использовать рельсотрон, и выпустил пулеметную очередь в сторону левого пришельца.

Глаттес с командой приземлились четко, будто на учениях, совсем рядом с инопланетным кораблем. Оказавшиеся чуть левее, Сикорски и Вержбовски увидели рядом с БМП "серого" и, не дожидаясь команды, открыли огонь. Сикорски упал на колено и выпустил две короткие очереди из пулемета, Вержбовски за это время успел отправить в сектоида только один плазменный импульс, но зато прицельно.

Зато ветром разбросало прыгнувших последними отряд Штреллера. Что самое неприятное, за их приземлением с крыши ближайшего строения наблюдал еще один сектоид. Что помешало ему открыть огонь до приземления бойцов - непонятно. Однако первыми выстрелили все же земляне: Дьюк, едва коснувшись земли, кувыркнулся и один за одним выпустил в темный силуэт на крыше три заряда картечи из Джекхаммера. Следом зашипели плазменные разряды - Колби бил из винтовки из-за спины скандинава.

Очередь ПКТ полоснула охранника наискось - через грудь от левого плеча. Бедняга умер прежде, чем понял, что происходит. Второй оказался умней и решительней. Как только грянул первый выстрел, он кувырком ушёл вбок, оказавшись почти под гусеницами броневика, в "слепом пятне". Пехотинцы, взявшие было его на прицел, не успели перенести огонь.
Винтовку сектоид при падении выронил, однако она ему и не была нужна - солдат пришельцев верно оценил соотношение сил и свои шансы продержаться дольше пары секунд. Приземлившись на спину, он перекатился ближе к машине, сорвал с "упряжи" серебристый кругляш плазменной гранаты, вдавил красную кнопку, проломив предохранительный колпачок...
Синяя вспышка на миг ослепила бойцов Глаттеса и сбила с толку электронику.
- Еп... тыж... - Пробился сквозь помехи голос мехвода. БМП, в облаке дыма и пыли, попыталась сдать назад, но её повело.
- Гусеницы! - Прорычал механик-водитель. Всплеск статики спал, и его вновь было нормально слышно. - Что-то с ходовой!
Прапорщик Сикорски, не тратя времени, без лишних слов передал изображение со своей камеры на командирский планшет Виталия. Кажется, спокойный обычно танкист выругался, зажав микрофон в кулаке. Серокожего камикадзе взрывом разнесло на молекулы, а катки и гусеницы броневика чудовищно перекорёжило...
0x01 graphic


* * *
На флангах события развивались не менее стремительно. Осыпанный градом картечи стрелок на крыше амбара попытался залечь, однако три выстрела Колби снесли его вместе с куском кровли. Обугленное тельце инопланетянина провалилось сквозь прожжённую плазмой дыру на чердак.

Снайперы же попали под шквальный огонь с вышки - вполне ожидаемый. Не дав застать себя врасплох, оба оперативника залегли за камнями покрупнее. Противника они пока не разглядели, но было похоже, что работает лишь одна плазменная винтовка...
  
  
   Не успел Штреллер порадоваться удачной ликвидации "своего" пришельца, как со стороны тарелки раздались пулеметные очереди, гулкий хлопок какого-то взрыва, из коммуникатора раздались маты экипажа "Коробочки". Слава Богу, обошлось обездвиженной бронемашиной.

- Колби, Дьюк, проверить амбар, Гурам, следи за лесом - раздавая приказы, Маркус быстро пролистывал изображения с камер. БМП застрял, Иванов под обстрелом, в общем, план приходилось менять на ходу.

Иванова прижали основательно. От плазменного "гостинца" их с напарником пока спасали только крупные валуны и осторожность стрелка.
- Степа, шугни его малость, я попробую подловить.
Альфа-1 задачу понял верно, и сделал пару выстрелов в направлении невидимого пришельца. Враг в долгу не остался и оставил несколько выжженных проплешин рядом с укрытием Степана. Иванов в это время аккуратно сдвинулся к краю своего валуна и принялся выцеливать силуэт противника на фоне голубого неба...

- Красный лидер, на штурм. Не дайте это посудине взлететь - Штреллер укрылся в пустом амбаре, стараясь не принюхиваться к пережаренному сектоиду - "Коробочка", огонь из ПТУРа по вышке на восемь часов. По данным Иванова, там минимум один стрелок и мы у него как на ладони.

- Колби, Дьюк, бросок к "зеленке", Осадзе, прикрываем.

На случай, если выстрел ПТУР окажется неэффективным, БМП начала разворачивать башню, а не только саму установку в сторону вышки, где засел противник. Наконец, когда цель оказалась в прицеле системы наведения, наводчик произвел пуск.
  
  
   Пока наводчик сопровождал ракету до цели, командир БМП развернул перископ в сторону фермы, находившейся сзади от БМП.
Краснов решил, что находится в неподвижной БМП опасно, но вылазить на открытое место ещё опаснее. Поэтому, как только будет нейтрализован противник на вышке, а также проверена ферма, мехвод и сам Краснов покинут БМП.

Вновь взметнулась пыль... Труба на башне броневика плюнула огнём.
0x01 graphic

Ракета ПТРК вырвалась из пусковой установки, оставляя пламенный след, промчалась к вышке на вершине холма... пробила её насквозь, будто картонную, и умчалась дальше. К счастью, этого оказалось достаточно - незадачливый стрелок уцелел при попадании, однако перелетел через остатки перил и покатился вниз по склону. Иванов дождался, пока кувыркающийся сектоид остановится и аккуратно влепил ему пулю голову.

* * *

У Штреллера дела шли ещё лучше - в амбаре было чисто, а дальняя постройка оказалась чем-то вроде навеса для дрова, и состояла лишь из крыши и четырёх столбов, её подпирающих. Враг там прятаться точно не мог. Подозрения вызывало лишь приземистое дощатое строение неподалёку от опушки.


Подразделение Глаттеса приземлилось ближе остальных к "тарелке". Для начала удача решила повернуться к штурмовой группе лицом. Первый сектоид оказался снят без шума и пыли, пока еще не были отстегнуты парашюты. Второй выдался более проворным и вывел из строя ходовую БМП. Яркая вспышка - последнее, что гуманоид сделал в своей "серой" жизни. Подразделение Штреллера взяло на себя периметр, захлопали выстрелы. Глаттес в два прыжка достиг двери в "тарелку" и стал медленно осматривать внутренности в зеркальце. Вержбовски засел рядом. Сикорски составил пару с русским с другой стороны двери.

- Красный лидер, на штурм. Не дайте это посудине взлететь, - голос Штреллера в наушниках торопил и без того не нуждающегося в понукании товарища.
Осмотрев помещение, немец вскинул винтовку и скользнул в люк.
  
  
   В полном соответствии с планом, полученным от техотдела, за проёмом оказалось что-то вроде предбанника... или шлюзовой камеры - применительно к звездолёту это звучало лучше. В любом случае, "шлюзовой предбанник" был пуст, если не считать кровавой полосы на полу, тянущейся к двери в противоположной стене. Кроме этой двери других путей вглубь корабля не наблюдалось.

Следом за Глаттесом Иван метнулся в люк и сразу ушел вправо. Прижал АКС к плечу, пригнувшись, застыл, на мушке - следующая дверь. Дождался, пока ладонь Джейкоба коснется его плеча - значит и он вошел. Немец по левую сторону от люка дал сигнал. Не разгибаясь, Иван и Глаттес параллельно перебежали к двери, держа ее на прицеле. Подождали, когда Джейкоб и Вержбовски займут позиции позади.
Глаттес кивнул, Иван встал напротив двери.
Как только она открылась, метнулся назад к стене, ожидая выстрелов из комнаты.

-Что за фигня?-Только и успел сказать Потап, провожая ракету в небо, на которой спустя пару секунд сработало самоуничтожение.
Не обнаружив противника на ферме, Краснов приказал наводчику навести орудие туда. Мехводу же было приказано выбраться из люка и занять позицию слева от люка. Сам же Краснов покинул машину через десантное отделение, и занял позицию за БМП.
Как только входной люк закрылся за спинами вошедшей группы, занял позицию между БМП и НЛО и теперь уже укрылся от возможной угрозы со стороны фермы, после чего жестом подозвал к себе мехвода. Алексей, подбегая к командиру вздрогнул, когда раздались глухие удары со стороны люка, и упал, укрываясь за БМП.
-И что будем делать?- в голосе мехвода чувствовалась неуверенность.
-Держать эту позицию и не высовываться,-Краснов похлопал по входившему в НАЗ АКС,- Легко они нас не возьмут.

А Барсов получил то, чего ожидал - пылающие сгустки прочертили "предбанник", оставив на закрывшемся входном люке чёрные отметины. И опять огонь вёлся из единственного ствола - привычной плазменной винтовки.

В ответ заговорил М4 - пригнувшись почти до пола, Вержбовски открыл из-за угла встречный огонь. Иван тут же поддержал его, не глядя выпустив очередь из АКС в сторону противника. Под перекрестным огнем выстрелы плазмы смолкли, и Глаттес, быстро выглянув, произвел несколько прицельных выстрелов из плазменного пистолета.

О выстреле ПТУРА Иванова предупредили, но такого эффекта он не ожидал, и едва не пропустил кувыркающегося по склону сектоида. Впрочем, того заминка не спасла.
- Степа, выдвигаемся, только не спеши.
Осторожность оказалась излишней - на вышке больше никого не было. Снайпер на нее тоже лезть не решился, уж больно ненадежная позиция. Вместо этого расчет залег на самой вершине холма, так, чтобы в обзор попадали и тарелка и ферма, которой при осмотре уделили особое внимание.

"Зеленые" углубились в лес, просматривая периметр во всех доступных режимах визиров. В одинокий сарайчик, стоящий уже в самом лесу, Дьюк на всякий случай запустил гранату из "Лавины", уж больно подход к нему был неудобным.

Почти все "капли" раскалённой плазмы влепились в розовый столик, за которым прятался вражеский стрелок, и в бренные останки крупной свиньи, покоящиеся на нём. Ответного огня не последовало и немец высунулся из-за косяка чуть менее осторожно, осмотрелся. Большой, метр на два, стол в центре, маленький квадратный столик рядом с ним, пульт по другую сторону, какие-то экраны и панели на стенах, местами пробитые пулями... Больше всего это смахивало на медицинскую лабораторию. Единственный её защитник сейчас корчился на полу у стола, истекая зелёной кровью - судя по многочисленным пулевым ранениям, его достали Вальтер и Барсов.
- Стейками пахнет. - Прокомментировал Вержбовски, также выглядывая из-за укрытия. Ответить ему Глаттес не успел - всех оперативников группы накрыла липкая волна тошноты и головокружения. Как только она схлынула, Иван схватился за виски:
- Что это за?!...
- База, я Штурм-лидер. - Раздался в наушниках спокойный голос Маркуса. - Противник послал сигнал бедствия, ожидайте гостей.
- Принято, Штурм-лидер. - Отозвалась Киу. - Мы сообщим воздушному прикрытию. Продолжайте операцию.
- Операция идёт успешно. Мы зачистили постройки около корабля, БМП контролирует направление фермы, снайперы заняли господствующую высоту. Ждём продвижения абордажной команды.
  
   Наслаждаться запахом шашлыков времени не было. То, что противник вызвал подкрепление, радости не доставляло. Оказаться в тарелке к моменту прибытия дополнительных сил пришельцев никому не хотелось.
Иван переглянулся с Глаттесом и они быстро двинулись к следующей двери. Как бы они не спешили, но ГРУшник не мог не потратить несколько секунд, чтобы разглядеть инопланетянина. Изрешеченное пулями тело вызвало в нем какие-то смешанные чувства любопытства, отвращения и чего-то еще, но сейчас было не до них...
В соответствие с планом корабля следующая комната должна была добавить хлопот. Штурмовикам придется разделиться.
Они надеялись на сработавшую первый раз тактику открытия люка. Когда все заняли позиции Иван вновь встал перед дверью и, как только она начала открываться, отскочил к стене.

Для Вержбовски самым тяжелым было то, что уже полчаса ни разу не удалось покурить. Он мог сутками обойтись без еды и без сна, но без затяжки крепким табаком чувствовал раздражение и злость. Скорее зачистить объект и достать заветную сигарету!
Чем ближе было до лифта на второй этаж, тем сильнее хотелось курить. В подобных случаях, как известно, помогает крепкое ругательство или шутка. Но не на миссии.
Нельзя было не только переброситься словечком - даже высморкаться или кашлянуть: каждый звук мог привлечь порцию плазмы в голову.
Идти приходилось медленно, на полусогнутых, на максимальном расстоянии друг от друга.
Вели Глаттес и Барсов, поочередно продвигаясь вдоль стен и прикрывая друг друга. Ведущий подавал команду движением руки остальным: поднимет руку над головой - все замирают; вытянет руку в сторону с наклоном вниз - все распластаются на полу; махнет рукой вперед - все вперед; покажет назад - попятятся.
Оперативники шли осторожно, осмотрительно. Самая опасная часть пути еще была впереди - лифт; в помещении первого яруса, по-видимому, было пусто. Но это могло только так казаться. Возможно, что пришельцы оставили здесь своих солдат, можно было наскочить на засаду или сонного инженера с винтовкой. На этот случай у Вержбовского был старый добрый М4, запас патронов и четыре ручных гранаты. Но в том-то и дело, что последние использовать нельзя было никак. Задача заключалась в том, чтобы захватить корабль пришельцев неповрежденным. От этого в значительной степени зависел успех дальнейшей кампании.

Тишина действовала на нервы хуже перестрелки, притаилась в животе комком адреналина и предупреждала биением в висках о приближении бури. Вержбовски ужом просочился за Сикроски в направлении лифта. Приходилось ждать, пока русский и немец проверят правый отсек с энергетической установкой на отсутствие "хозяев", прежде чем подняться на второй ярус. Бывалый солдат навел М4 на мерцающее устройство лифта и ловил каждый признак движения.

Барсов шёл первым - как лучше всех бронированный. К защите он успел малость приноровиться за неделю учений, и двигался настолько свободно, насколько позволяло её устройство. Задерживаться у поворота он не стал - выскользнул боком, держа автомат на изготовку.
Сектоид, стоящий около янтарной колбы, однако ж, оказался чуть быстрее. Пистолет в его руке сверкнул синим, и удар в грудную пластину швырнул Ивана на спину... Шедший следом Хельмут упал на колено и сделал три одиночных выстрела из "Винтореза". Не промазал - первые две пули легли серокожему между глаз, третья срикошетила от стены, но лишь потому, что пришелец уже падал.
- Чисто! - Рапортовал немец на общей волне, сделав рывок вперёд и осмотрев оставшиеся углы. Лишь после этого он обернулся к Барсову. - Как вы там?
- Уф-х-хо-хо... - Простонал Иван, садясь и ощупывая грудь. - Вмятины нет... но до сих пор жжётся, аж сквозь термопрокладки. Сейчас встану.
- Первый ярус под нашим контролем. - Глаттес прижал ладонью наушник. - Потерь нет.
  
   Никакого движения с холма заметить так и не удалось. Напрасно вглядывались снайперы в лесной массив, в окна фермы - ни одного противника не было видно. Не обнаружили пришельцев и "Зеленые", прочесавшие весь лес к северо-востоку от тарелки.

- Синий-один, выдвигаемся вдоль холма к ферме, прикрывайте. - на выходе из леса группа перешла на бег, стараясь как можно быстрее укрыться за зданиями, и следующие переговоры Маркуса прерывались шумными вдохами - Красный лидер ... все живы? ... Хорошо. На верхнем ... ярусе ... постарайтесь захватить ... офицера. Только ... без фанатизма.

Понимая риск и, в то же время, осознавая, что это лучший вариант, Барсов шагнул на площадку лифта. Буквально через мгновение он уже был на следующем ярусе. Это настолько не вписывалось в привычный порядок вещей (а что в текущих событиях вообще в него вписывалось?) что должно было обескуражить Ивана. Однако рефлексы не подвели. Появившись наверху сразу кувырком ушел влево и вот, он уже прижавшись к стене, стоит на одном колене с АКС направленным в коридор.
Следующим появился, разумеется, Глаттес.

Наверху оперативников ждали. Двое сектоидов, просто стоящих посреди коридора и даже не пытающихся укрыться, открыли огонь из пистолетов как только бывший ГРУшник "вознёсся" на их ярус. Барсов вовремя успел уйти в сторону, а вот Хельмут появился как раз вовремя, чтобы угодить под второй заряд... Его спас "Винторез" - винтовка приняла на себя основной удар, но немца всё равно отбросило назад.
Прикрывая его, Иван дал длинную очередь, скосив обоих противников - пула аккуратно легли по их головам.
- Scheise! - Глаттес отбросил полурасплавленный кусок металла, в который превратилась дорогая винтовка и откатился в угол к напарнику. Там приподнялся на локтях, поднёс к лицу левую ладонь. Снова выругался - большой палец почернел и отдавался болью, хотя сгибать его получалось. На указательном перчатка тоже была прожжена. Впрочем, это можно было смело считать везением - от более опасных травм офицера уберёг "Ратник".

-... мать, - выругался тихо Иван, глянув на руку немца и снова нацелившись на коридор. Поднялись Вержбовски и Сикорски, надо было выдвигаться. Барсов вопросительно посмотрел на Глаттеса, но тот лишь нетерпеливо отмахнулся, что означало - пустяк, не обращаем внимания.

Группа выдвинулась вправо по коридору. Надо было пройти половину периметра корабля до входа в центральную рубку. На полусогнутых ногах, целясь перед собой, Иван быстро перемещался справа, вжимаясь в каждую выемку стены, высматривая противника за следующим поворотом. На шаг позади, слева, шел Глаттес с плазменным пистолетом. Сикорски двигался, на три шага отставая от Ивана, тоже справа, и держал на мушке центр коридора. Вержбовски пока остался прикрыть тылы, решили, что он догонит их у двери.

Глаттес морщился и смачно сыпал национальными -ями. Он достал свободной рукой ампулу с обезболивающим, после чего повод сыпать сквозь зубы матами поутих, боль остыла. Немец подбодрил себя последним "Шайзе" и взял тазер, отбросив остатки винтореза, ставшего бесполезным, в сторону.

Барсов дождался кивка товарища и убежал вперед по кордору, держась внешней стены. Русский был горячий, нетерпеливый, смелый до дерзости. Казалось, он станет кусать сектоидов зубами, если очередной меткий выстрел расплавит и его "Печенега". Глаттес тоже был храбр не меньше русского, но был сдержан, расчетлив, даже холоден, как и подобает разведчику. К тому же уже получил порцию плазмы. Теперь он прильнул к стене центральной комнаты и двигался параллельно русскому, готовый к новой встрече с сектоидом или кем похуже. Вержбовски и Сикорски тенями двигались за двумя капитанами. В десятый раз представляя развитие событий на два шага вперед, Глаттес неизменно видел одну и ту же картину: они входят в центральную комнату и обмениваются выстрелами с овальноголовыми внутри. Одним пальцем можно не отделаться. Оставалось надеяться, что защита, спаянная инженерным отделом для Барсова, выдержит еще одно попадание.

Сейчас оперативники торопились покончить с ярусом поскорее, пока, шут его знает, чего еще не прилетело. Приказ о захвате живого сектоида был получен. Глаттес не мог знать о том, будет ли командир внутри комнаты, но почти не сомневался, что он там будет. Об этом ему говорили и профессиональный нюх разведчика, и математическая логика. Один будет сектоид или в паре с солдатом, но с какой-нибудь плазменной трахбабахалкой - это уж как пить дать.
  
  
   До самых дверей "рубки" их никто не пытался остановить - похоже, что двое "серых" перед лифтом были последним заслоном. Иван остановился у входа, жестом велел Джейкобу держать на мушке следующий поворот, а сам опять храбро встал перед проёмом. Фиолетовая створка с шипением убралась в стену, и оперативник встретился взглядами с сектоидом. Тот сидел в кресле напротив двери, держа наготове плазменный пистолет, и кроме него в обширной помещении не было ни души. Барсов вскинул оружие, однако выстрелить не успел - у него вдруг сильно закружилась голова. Так, что он пошатнулся и чуть не выронил тазер. На помощь пришёл Хельмут - заметив, что с русским что-то не так, германский разведчик оттолкнул того в сторону, вскинул руку с шокером и вдавил спуск. Электроды вонзились инопланетному агрессору в хилую грудь, его затрясло... Пистолет выпал из судорожно разжавшейся ладони.
- Вы сегодня в ударе. - Ровным тоном заметил Глаттес, поворачиваясь к Барсову и отпуская кнопку разряда. "Серый" обмяк в кресле. - Что случилось?
- Чтоб я знал ещё. - Бывший ГРУшник тряхнул головой и попытался потереть лоб, но пальцы ткнулись в металл шлема...

* * *

- База, я Штурм-лидер. - В голосе Маркуса сквозило облегчение. - Корабль под нашим контролем, взят пленный. Есть легкораненый, боеспособность сохранил. Убитых нет. Местность зачищена, кроме фермы, но активности там не наблюдаем.
- Принято, лидер. - Вместо Киу на связи оказался сам полковник, и ничего хорошего это не предвещало. - Поздравляю, но не расслабляйтесь. Над районом нет спутников наблюдения, а самолёты-разведчики ещё не прибыли, однако с помощью коммерческого картографического саттелита нам удалось сделать несколько снимков. С востока, по направлению шоссе, от эвакуированной деревни на краю карантинной зоны, к вам движутся девять мелких скоростных объектов. Рассмотреть их не позволяет чёткость, однако мы предполагаем, что это основная часть команды НЛО, проводившая сбор материала. Они движутся с постоянной скоростью, игнорируя складки местности - возможно, левитируют. Если ничего не изменится, подойдут на расстояние визуального контакта в течение десяти минут.
- Прекрасно... - Буркнул Штреллер, озираясь. Практичный ум немца не терял времени - нужно было присмотреть позиции для отражения вероятной контратаки.
- А теперь приятная новость. - Оказалось, что Краснов-старший ещё не закончил. - Вертолёты с группой поддержки будут у вас через пятнадцать минут. Продержитесь.
- Есть.
- И ещё. Системы орбитального слежения засекли спуск в атмосферу судна типа "крестоформ". По всей видимости, оно приняло сигнал бедствия и идёт на помощь. Но это не ваши проблемы - истребители перехватят его над Индийским океаном. Конец связи.

* * *

Не успела команда порадоваться успешному захвату корабля, как полковник сообщил о новой напасти. По описанию гости не походили ни на один знакомый вид пришельцев, на дронов, к счастью, это тоже не было похоже. Хотя кто их знает, инопланетных конструкторов...

- Штурм-группа, все слышали? У нас гости. Синий-один, приоритет новые цели, Синий-два, за тобой ферма и западное направление. - в это время Зеленые заканчивали проверку фермы - "Коробочка", на вас огневая поддержка, если враг выйдет из-за прикрытия корабля. Пока демонтируйте ПТУР и разворачивайте его слева от тарелки. Красная группа, занимайте позиции справа и слева от корабля, ограничения по вооружению нет. Сикорски, бери в "Коробочке" тяжелую плазму и займи позицию за амбаром, успеешь - окопайся хоть немного.
- Дьюк, Гурам, занимайте позицию в лесу к юго-востоку от тарелки, у навеса. Огонь открывать только после того, как противник ввяжется в бой.
Сам Штреллер вместе с Колби решили залечь в лесу между позициями Сикорски и Дьюка.

Пленного решили оставить пока в лаборатории на нижнем ярусе. Пусть "наслаждается картиной".
В шлюзовом отсеке Джейкоб деловито обрабатывал рану немцу. Барсов думал о том, какие все-таки сюрпризы подкидывает порой судьба. Разве мог он еще месяц назад подумать, что спецназовец Главного Разведывательного управления будет плечом к плечу сражаться со специалистом Немецкой военной разведки? Это почти так же невероятно, как встретить НЛО..
Храбрость на уровне дерзости и бесшабашности на самом деле не была отличительной чертой Ивана. Он привык думать, просчитывать ходы, действовать внимательно и осторожно. Но вот что точно ему было свойственно - это резко реагировать на потери и ранения в своей группе. Поэтому когда зацепили Глаттеса, Иван решил, во что бы то ни стало, больше не допускать подобного. Пусть даже для этого придется подставиться под пули. "Вернее под плазму", - подумал Иван. Он мысленно еще раз поблагодарил инженеров за броню, вспомнив разряд, который получил в грудь.
А еще в такие моменты Барсовым овладевала чуть ли не звериная свирепость. Не озлобленность на уровне жестокости, а ярость какой-нибудь волчицы, защищающей своих детенышей. И тогда враг получал в противники не просто спецназовца, а очень злого спецназовца.
Глаттес, в свою очередь, не обращая внимания на манипуляции Сикорски с его рукой, давал указания.
- Сикорски, тяжелую плазму и на позицию. Штреллер уже строит оборону, времени нет. Иван, -помедлил, глядя Барсову в глаза, - задачу надо выполнить, - просто продолжил он, полагая, что и этого достаточно.
Покидая тарелку, Иван слышал, как немец посылает зеленого берета за плазмой выражениями совсем не по уставу.
ГРУшник получил от Штреллера сообщение занять позицию с юга от тарелки, сектор обстрела - шоссе, с юго-востока. С Вержбовски, они бегом направились на поиски ну хоть какого-нибудь укрытия - оврага, валуна. Наконец, определившись, Барсов залег в небольшой ложбинке, сержант занял позицию рядом.
Иван зафиксировал "Печенег", закрепил оптику, проверил сектор обстрела. Уже совсем скоро...
Когда Сикорски ушел, Глаттес вытащил пистолет и направился в соседнюю комнату, присмотреть за пленным. В конце концов, он все-так разведчик. А уж повнимательнее разглядеть живого пришельца возможность выпадает не часто.
  
   И сопровождение, и дозаправка прошли гладко - без сучка без задоринки, как выразился Ларс. Бойцы начали операцию, пилоты начали патрулирование. Ответственность давила на нервы, и Пенг, не доверяя до конца электронике, тщательно осматривал полусферы. Взгляд его, казалось, обрел некую материальность, секундной стрелкой скользя по циферблату неба.

Но вот в шлемофоне раздался шорох, заговорила Киу. Пенг был рад ее голосу, сдержанному и спокойному, поскольку уже знал, о чем пойдет речь - пришла пора действовать.

- Третий, Четвертый, обнаружен объект типа "крестоформ". Идет очень низко над морем, порядка тысячи метров. Приоритетная задача: ликвидировать до попадания в зону операции. Даю координаты...

- Принято, оператор, - отчеканил Пенг, - идем на перехват.

- Сильная сторона этого корабля - маневренность, - обратился он к Ларсу, - попробуем взять в клещи. Первый удар за тобой, а я попробую достать накоротке.

К точке перехвата они вышли на бреющем, и как не стремителен был крестообразный корабль, смогли нанести удар первыми. Истребитель Ларса, клюнув носом, выпустил две ракеты, и сразу же ушел в вираж. Пенг, сократив дистанцию, атаковал следом. В качестве уязвимой точки система указала днище, и он нажал кнопку, ударив сдвоенным огнем лазера и авиапушки.

Ракеты ведомого взорвались по сторонам от НЛО, осыпав его шрапнелью без видимого эффекта. Но свою задачу - отвлечь - Маккензи выполнил. Звездолёт плюнул ему вслед двумя лучами, и пропустил атаку Пенга. Результат превзошёл все ожидания - кажется, от собственного оружия "летающие тарелки" не были защищены вообще. Малиновый луч пронзил корабль насквозь, вырвавшись из крыши НЛО в облаке пламени. Су-35 едва успел отвернуть, избегая столкновения, а гость с далёких звёзд накренился, стремительно пошёл вниз... В воду он вошёл с таким плеском, что китайскому лётчику показалось, будто звук слышно даже сквозь рёв двигателей и звукоизоляцию кабины.
- Цель уничтожена с первого захода. - Доложил он базе.
- Но у нас проблемы. - Напряжённым голосом вставил Ларс.
- Что такое? - База и ведущий встревожились одновременно.
- Ублюдок мне оба вертикальных киля срезал... Пока лечу прямо, но долго не протяну... Да и как поворачивать...
Ли быстро отыскал взглядом точку машины ведомого - за ней тянулся дымный след.
- Семьсот четвёртый, не выпендривайся, бросай машину. - Почти прорычал китаец, меняя курс, чтобы сблизиться с товарищем. - Её всё равно не починят.
- В семи километрах от вас находится эсминец ВМС Индии. - Добавила Киу. - Он вышлет спасательный вертолёт.
- Ох, уговорили, шельмецы. - Хохотнул британец. - Пенг, увидимся на земле, а я пошёл...
Ли был уверен, что всё пройдёт нормально, однако проследил за катапультированием и барражировал над плещущемся в волнах, в пятне сигнальной краски, ведомым, пока индийский вертолёт не появился в поле зрения...
  
   Времени до контакта оставалось совсем мало, и могло попросту не хватить на демонтаж ПТУРа, но экипаж БМП справился. Установка была перезаряжена и установлена на позицию. Закончив установку, наводчик вернулся на своё место, и развернув башню, на сколько позволяла загораживающая обзор тарелка, по направлению к прибывающим силам противника. Виталий и Алексей укрылись за тарелкой, надеясь что их помощь не понадобится.

Штурмовой отряд ждал неприятеля терпеливо и спокойно - в нём не было новичков. Каждый оперативник держал оружие на изготовку и смотрел, что называется, "в четыре глаза". Но заметили врага первыми, как и следовало ожидать, снайперы...
- Лидер, противник на два часа, дистанция семьсот! - Огорошил командира Иванов. - Две цели! Идут над лесом!
- Что?! - Появление врага, фактически, в тылу, оказалось неожиданностью для немца - он был уверен, что пришельцы используют шоссе, дабы быстрее добраться до корабля.
Хлестанул выстрел СВУ. В ответ две отливающие фиолетовым точки осыпали макушку холма плазменным дротиками, из-за большого разброса и расстояния не причинив никому вреда, и нырнули под защиту деревьев.
- Они летают, командир! - Почти обиженно воскликнул снайпер.

- Сикорски в лес, пока затихни, чтоб тебя не видели, - придя в себя, Штреллер стал отдавать приказы.- Осадзе, Дьюк оставайтесь на месте, на вас шоссе. Барсов, Вержбовски, бегом к лесу. Вдоль опушки максимально на север и входите под деревья. Синий, докладывай все, что ты видишь, где цель, все посекундно, с точностью до метра. И без команды больше не стреляй, ... мать. Пусть считают, что тебя подбили. Твои глаза нам сейчас нужнее чем пули.
Барсов, который уже резво бежал к лесу, чуть не упал. Штреллер, обращаясь к Иванову по-русски, на этом же языке и выразился. Не зря только у русских есть выражение "поле брани".
Вержбовски отставал, но не намного. "Куряга!" - успел подумать Иван. А ведь решающей была каждая секунда.
- Артиллерия ждите команды, возможно, придется занять другие позиции, - Штреллер продолжал руководить операцией.
- Мы в лесу , - доложил Барсов.
- Мы тоже, южнее вас. Действуем так. Движетесь на восток, навстречу противнику. Как только увидели цель - сразу огонь. Мы с Колби действуем так же. Противников двое, надо постараться их разделить. Сикорски, как только мы их отвлечем - действуй. Твой выстрел должен быть прицельным. Слышишь, прицельным и точным!
В который раз эту операцию, Иван должен был подставляться под выстрелы. Но он был согласен с немцем - Сикорски должен был стрелять без помех, наверняка. Придется побегать по лесу, отвлечь на себя противника.
- Синий, где доклад? Мы тут как слепые, - Штреллер нервничал.

Двое "летунов" вновь воспарили над макушками деревьев, угостили холм очередями из тяжёлой плазмы и скрылись в лесу. Теперь до них было с полкилометра, однако снайпер, следуя приказу, сдержал палец на спусковом крючке. А буквально пару секунд спустя вошедший под кроны эндемических папоротников Барсов доложил:
- Контакт с противником! Три цели, триста метров...
Его слова подкрепило жужжание плазменных винтовок - всё ещё толком невидимые враги, смазанными фиолетовыми силуэтами мчащиеся на позиции землян сквозь заросли, сходу открыли огонь. Он был не менее беспорядочным, чем стрельба "прыгучей" двойки, однако несколько почти случайных попаданий подрубили ствол огромного, метров семьдесят, дерева рядом с авангардом землян. Вальтер и Иван шарахнулись в стороны от валящегося на них древесного исполина (вряд ли кому-то из оперативников было до этого дело, однако инопланетные вторженцы погубили взрослый экземпляр эвкалипта царственного). Им повезло вовремя отскочить, да ещё и оказаться по одну сторону ствола, однако взлетевшия в воздух труха, листья и лесная подстилка на несколько секунд ослепили их, заставили закашляться.
Враги же, прекратив наступление и сохраняя дистанцию, принялись метаться меж деревьев, паля короткими очередями по замеченным позициям бойцов Х-СОМ.

Иван дал знак Вальтеру двигаться вправо, а сам метнулся влево. Поваленный ствол предоставлял укрытие, но, учитывая, как легко его скосили выстрелами, было понятно, что это ненадолго.
-Штреллер, тут мясорубка, попробуйте атаковать с юга. Сикорски не сможет вести прицельный огонь, противник движется быстро и хаотично.- Иван докладывал быстро, громко, надеясь, что шум боя не помешает командиру разобрать слова.
Поднятая пыль позволила хотя бы ненадолго скрыть их перемещения. По крайней мере, он на это очень надеялся.
Отбежав метров тридцать, Иван увидел пространство между землей и поваленным эвкалиптом, и ужом заполз туда. Огневая позиция была не самой лучшей, но пришельцев он видел. Лесные заросли и быстро перемещающийся противник сильно мешали, поэтому Барсов открыл неприцельный огонь в направлении инопланетян.
Метрах в пятидесяти правее в противника вылетели сгустки плазмы - Вержбовски вступил в бой.
  
   "Печенег" отработал как по воздушной мишени - вместо прицельной очереди выпустив целое облако свинца. Это сработало - "силуэт", поднявшийся было метра на три над землёй, вдруг кувыркнулся и долю секунды повисел вверх ногами, прежде чем упасть в кусты. Удивительно, но попал и Вальтер - ловко взяв упреждение, приземистый сержант подстрелил противника в краткий миг, когда тот мелькнул меж двух древесных стволов.
Третий враг не отступил - продолжил плясать, смещаясь северней. Место выбитых заняли двое пришельцев, вооружённых тяжёлой плазмой - ранее они обеспечивали огневую поддержку из-за спин товарищей, а теперь выдвинулись в первую линию. К счастью, более меткой их стрельба не стала.

Пока враг перестраивался, канонада притихла и воздухе внезапно послышалось далёкое пока, но уже легко узнаваемое гудение винтов... А в наушниках всех бойцов, настроенных на общую волну - негромкое пение.
- Heute wollen wir ein Liedchen singen, trinken wollen wir den kЭhlen Wein... - Выводил нежный женский голос, то и дело заглушаемый свистом ветра и гулом турбин. - Und die GlДser sollen dazu klingen, denn es muß, es muß geschieden sein...
  
   - Хех... Очень неплохо, но у вас акцент. - Несмотря на обстановку, Штреллер не сдержал смешок. - Даже не скажу, английский или французский...
- Ну, если бы я ещё и на немецком свободно говорила - это было бы слишком. - Фыркнула Хенриксен. - Подумала - вам будет приятно.
- У меня предки не во флоте тогда служили...
- Учту. - Тон канадки стал серьёзным. - Рада, что живы. Держитесь, мы уже здесь. Со мной на борту четверо из "Альфы", ещё четыре новичка - с Энн, на втором "Ястребе". При них дрон и арсенал. Укажите место для высадки по ориентиру или дымовой шашкой.

- Рад, что вы с нами. Позиции противников я вам на планшет скинул. Высаживайтесь на западном склоне холма, ваша позиция у обзорной вышки. Рассчитываю, что вы с Ивановым сможете прижать летунов к земле. МакГрин пусть высаживается на ферме и берет под командование вашу группу. - Штреллер поставил несколько отметок на планшете - Враг движется в сторону холма с востока, задача МакГрин их перехватить.
Маркус переключился на общий канал.
-Изи, разворачивай дрона на ферме и двигай его на восток вдоль холма. Гранатомет лучше не используй, только своих заденешь. Красный-два, отходите к опушке, нужно выманить их на открытое место. Гурам, займи позицию рядом с Сикорски, летунов выводим на вас, не подведите.
Жестом показав Колби подниматься, Штреллер отдавал последние распоряжения.
-Тревор, Сим, прикрываем отход красных, затем отходим сами.
- "Коробочка", разворачивайте рельсу, может удастся под нее выманить.

Осадзе, пригнувшись, побежал к амбару, а остальные "Зеленые" углубились в лес, стараясь все время оставаться под прикрытием деревьев и не проморгать появление врага.

- Принято, выполняем. - Капитан Хенриксен одёрнула воротник камуфляжной куртки, которую, вместе с брюками, по просьбе австралийских военных натянула поверх комбинезона - чтобы хоть издали не смущать случайных свидетелей. Австралийцев это почему-то беспокоило сильнее, чем русских, а комплект был на размер больше, и надевался без труда. - Пилоты, всё слышали?
- Да, мэм! - Азартно откликнулся вертолётчик. Он явно ощущал себя героем голливудского боевика, хотя по "Чёрному ястребу" пока никто не стрелял. - Сейчас устроим...
Вертолёты разошлись - один завис над холмом, другой снизился возле фермы.
- Группа, попутно проверите ближние строения. - Скомандовала на радиоканале Энн. - Не более минуты, только открытые!
- Ладно, парни! - Мишель подхватила плазменную винтовку, взятую на тот случай, если напарница не сразу сможет доставить "Баррет" на позицию, и повернулась к солдатам. - Если кто-то хочет оставаться в летающей консерве с тоннами керосина на борту - пожалуйста. Остальные - за мной!
0x01 graphic


- Ну спасибо, мэм! - Проводил её обиженный голос пилота...

Пока подкрепления покидали транспорт, Альфа-1, наблюдавший за открытым правым флангом, доложил:
- Противник на дороге! Три гуманоида и кибердиск! Движутся колонной вдоль обочины, частично скрыты насыпью, кибердиск замыкает! Передаю увеличенную картинку ведущего гуманоида!
На своих планшетах офицеры впервые увидели чёткое изображение нового врага...
0x01 graphic

Фиолетовойкожий пришелец, вооружённый тяжёлой плазмой и зачем-то облачённый во вполне земного вида плащ, парил на чём-то вроде стальной сферы, которая заменяла ему ноги. Ведущий приподнялся немного выше насыпи, и сферу было отлично видно - на естественную часть организма она походила слабо...
  
   - Вержбовски! Гранаты и отходим! - Крикнул Иван, швыряя одну за другой две гранаты в направлении врага.
Не дожидаясь взрывов, выполз из-под укрытия и, петляя между деревьями, побежал к опушке. Бегство под непрерывным огнем противника - то еще удовольствие. К этому чувству жжения между лопатками никогда не привыкнуть. Секунд через десять Барсов резко остановился, развернулся и, встав на одно колено, выпустил очередь в направлении врага.
- Штреллер, подключайтесь! - Крикнул Иван, увидел, что Вержбовски уже рядом, и опять рванул к опушке.

- Ну вы и пыль подняли! - Пожаловалась Хенриксен, пробегая мимо разбитой вышки с плазменной винтовкой наперевес. Короткий рывок всё же заставил её запыхаться. - Энн, ты где?
- Ферму проверили, чисто. Отпустила отряд, иду к тебе.
- Тропинку от фермы к вершине с вертолёта успела разглядеть?
- Да, сейчас буду.
- Отлично... - Перевалив макушку холма, капитан плюхнулась на зад и съехала почти метр по гладкому травянистому участку. Затормозив и упав набок за крупным камнем, тут же села и положила на него ствол винтовки, используя булыжник как опору. - А то весь фестиваль пропустим...

"Зеленые" успели углубиться в лес дай бог метров на тридцать, когда наблюдатель сообщил о новой угрозе. Очередной сбой в планах заставил Штреллера крепко выругаться, на этот раз по португальски.
- Дьюк, разворачивайся, готовь "Лавину", надо не дать им шансов на прицельную стрельбу.
Сим с всех ног бросился обратно к опушке, на ходу снимая с плеча гранатомет. Начиналось самое веселое и на лице гиганта расплывалась довольная улыбка.

- "Коробочка", ПТУР работает по кибердиску, огонь по готовности. Уроните эту сволочь.

Впереди что-то мелькнуло и Маркус нырнул за ближайший ствол, продолжая бубнить в микрофон на пол тона ниже.
- Гурам, Сикорски, тоже переключайтесь на вторую группу, они на вас идут. Джейкоб, на тебе кибердиск, если зацепишь других - молодец. Осадзе, "баклажаны" твои, дрона все равно не пробьешь. Начинаете после ПТУРа.
Прапорщик со вздохом перекинул бандуру плазмомета на другую сторону импровизированного окопчика.
- Командир, Сикорски готов.

В зарослях снова показался красный плащ и тут же справа затрещала винтовка Колби, плащ дернулся и Штреллер добавил в его сторону еще пару сгустков плазмы.
- Глаттес, принимай второй отряд, защищайте корабль, наверняка летуны будут к нему прорываться.
- Изи, план прежний, встречай лесную группу на опушке. Будь готов отработать по участку леса из гранатомета, если они не высунутся. Мишель, Синий лидер, организуйте ему наведение.

- ХСОМ, держимся!
  
   "Спешенные" танкисты давно были в готовности, напоминаний им не требовалось. Как только атакующая колонная пришельцев попыталась пересечь шоссе метрах в ста от корабля, ПТРК выстрелил...


Диск как раз приподнялся над дорожной насыпью, когда ракета ударила в него. Он почти успел уклониться, но снаряд, управляемый лично Виталием, вильнул следом и влепился ему в борт. Практически по касательной, распоров обшивку и взорвавшись долей мгновенья позднее, чем следовало бы - но этого хватило. Инопланетный механизм клюнул носом, зацепился за асфальт и, кувыркнувшись, приземлился на крышу. Светящийся ободок на нём угас.
Одновременно Джейкоб и Осадзе попытались прижать "пехоту" - вышло лучше, чем они рассчитывали. РПК-74 грузина перечеркнул трассой свинца сразу двух "летунов", третьего достал чернокожий оперативник - синие дротики пробили фиолетового пришельца навылет. Подбитые наёмником фиолетовокожие рухнули, издав при падении металлический лязг, один попытался выстрелить лёжа - однако Гурам успел первым, вогнав в него ещё полдюжины пуль...

Последние оставшиеся враги продолжили смещаться к основанию холма, обстреливая оперативников уже более прицельно. Колби удалось ранить одного из них, но автоматчика тут же накрыло ответным огнём тяжёлых установок. Солдат рванулся в сторону, и охнул, получив огненный дротик в бедро... И ещё один в живот. "Ратник" защитил его не больше, чем алый плащ - подстреленного Джейкобом летуна. Попавший в ногу заряд вырвал кусок мяса и выбил в земле оплавленную воронку, второй, угодивший в живот, пробил тело навылет...

* * *

- Я здесь! - Лейтенант МакГрин, тяжело дыша, упала на колени около напарницы и сбросила с плеча "Баррет".
- Presque l'heure... - Прошипела снайпер, наблюдавшая за перестрелкой внизу поверх ствола бесполезной для неё "плазмы". - Plus rapide!
Крякнув, рыжая канадка водрузила винтовку на камень перед капитаном. Та, не теряя времени, припала глазом к окуляру - Энн в это время ещё разворачивала сошки...

- Колби ранен, - голос Штреллера пробился сквозь шум боя, - серьезно ранен! Нужна помощь!
Иван снова резко остановился возле одного из вековых деревьев, развернулся и припал на одно колено. Врага надо переключить на себя, увести от раненного. Он остервенело выпустил несколько длинных очередей в направлении врага. Недалеко от него на землю плюхнулся Вержбовски. Без слов понял, что нужно делать и тоже открыл огонь.
Плевки плазмы в их направлении ознаменовали, что пришельцы выбрали своей целью Ивана и Вальтера. Сорвавшись с мест, а они бросились к опушке - в просвете между деревьев уже виден был край лесного массива и за ним открытое пространство.
- Выбегаем из леса в у подножия холма... Ведем за собой гостей... - Даже тренированные легкие Барсова не позволяли на бегу говорить без пауз. - Мы уходим вправо на холм... Всем группам - огонь как только увидите противника... Три цели... Подтвердите...
Выбежав из леса и надеясь на то, что его правильно поняли Иван, бросился к холму, где виднелись редкие валуны, Вальтер за ним.
- Вышка, отслеживайте, сейчас выйдут... Альфа-один, Альфа-два, берите опушку на прицел... - В пылу сражения Барсов незаметно для себя начал давать указания группам, для которых не был командиром. Но в конце концов ситуация такова, что он лучше других понимал, что сейчас должно произойти. - Робот готов стрелять? - Иван не сразу вспомнил слово "дрон", поэтому выпалил первое пришедшее на ум сравнение.

"Баррет" на макушке холма хлопнул так, что в звуке выстрела утонули и визг плазменных разрядов, и треск очередей, и гул кружащих в вышине вертолётов...
- Две цели. - Поправила капитан Хенриксен таким голосом, что Барсова продрало холодком.
- У меня промах. - С досадой добавил Алексей.

Канадка, очевидно, выбрала целью одного из тяжеловооружённых пришельцев, так как из двоих, вылетевших на опушку, лишь один нёс тяжёлую плазму - у второго был винтовка.
-Ешь свинец, марсианская мразь. - Изи вновь потянуло на Голливуд. Увы, кровавой расправы над межзвёздными агрессорами за столь мощной фразой не последовало - оба летуна метнулись в стороны, уходя из-под огня неповоротливого дрона. Тяжеловооружённый тут же напоролся на меткий выстрел Альфы-1, лишившись половины головы, второй успел нырнуть за молодое, невысокое дерево. Впрочем, защищало оно его только от стрелков на холме и вряд ли могло послужить преградой для пули "Баррета"...
  
   - Огонь всем подразделениям! - Крикнул Барсов, который успел-таки залечь за невысокий валун на склоне. Для него сектор обстрела был слишком узкий, тем не менее, он выпустил очередь по спрятавшемуся в лесу противнику.
Прибывшие новички, что перемещались по склону, начали стрелять, но достать пришельца не могли. Изи скорректировал своего дрона и вновь открыл огонь.
В общем канале раздались отрывистые фразы уже хорошо знакомого Ивану голоса, и со стороны тарелки зазвучали хлопки выстрелов автоматического оружия в перемешку со свистом плазменного оружия. Глаттес ввел в бой резерв -бойцов альфа, прибывших на вертолете с МакГрин. Не прекращая стрелять, они медленно двигались от инопланетного корабля к лесу.

Отвлекающий маневр закончился отвратительно - Колби лежал перед Штреллером с обугленной дырой в животе, и шансов, как понимал немец, у него было минимум. Молодец Барсов, хоть не дал добить, увел врага, да еще под Баррет.
Маркус постарался сделать для Тревора все что возможно, вколол противошоковое и обезболивающее, перетянул поврежденную ногу ремнем, на большее не хватало ни аптечки, ни знаний.
"Эх парень, как ты так, почти рядом с домом" - думал Маркус, отправляя местному координатору запрос на срочную эвакуацию раненного.

Хорошо хоть остальные отработали на славу и за пару минут уничтожили почти всех пришельцев. По последнему летуну с остервенением стрелял практически все оперативники. Маркус услышал хлопок гранаты, видимо к событиям подоспел Дьюк. Замелькали росчерки плазменных зарядов, это Сикорски развернул свой агрегат и выкашивал подлесок по сектору...

На папоротник, за которым укрылся инопланетянин, обрушился такой град свинца и плазмы, что определить, от чего именно погиб вторженец, едва ли удалось бы без помощи экспертов-криминалистов... Размен вышел равноценный - если летуны в запале боя уничтожили эвкалипт царственный, то земляне разнесли в щепы вместе с последним пришельцем образец диоксинии антарктической...
После того, как стволы умолкли, стало очень тихо - лишь ветер играл листьями да гудели барражирующие над полем боя "Чёрные ястребы"...

* * *

...Вертолёт не стал глушить двигатели - как только на борт погрузили пленного и обоих раненых ("тяжёлого" Колби и "лёгкого" Глаттеса), он прянул вверх и умчался в направлении континента, набирая высоту...
- Один тяжелораненый и ни одного убитого - это неплохо для такой операции. Правда. - Сказала Мишель, глядя вслед винтокрылой машине и потирая плечо - она опять стреляла из неудобного положения. Голос девушки при этом звучал так, будто она перед кем-то оправдывалась. - Материальные потери выше - и чёрт с ними. Всегда бы так было.
- В этот раз мы дали жару. - Согласился стоящий рядом с ней Штреллер. В немце на секунду вновь включился администратор. - Угробленная винтовка, изуродованный БМП, повреждённые бронекомплекты... Радует одно.
- И что же? - Хенриксен немного натянуто усмехнулась и искоса глянула на Маркуса.
- Парни из воздушного прикрытия ухитрились утопить истребитель, что в сумме перекрывает наши потери. - Немец тоже выдавил из себя резиновую, неискреннюю улыбку. - Пусть начальство сперва им головомойку учиняет.
Они немного помолчали. Потом канадка вздохнула и прижала ладонью наушник:
- База, это лидер. Противник уничтожен, местность взята под контроль. Проверена ферма - обнаружены останки нескольких свиней и коров, врага нет. Раненные эвакуированы.
- Продолжайте удерживать периметр. - На связи вновь была Киу. - Через десять минут над вами пройдёт разведывательный спутник, который просканирует местность. Скорее всего, новых подкреплений в ближайшие часы враг не пришлёт, но оставайтесь в готовности. Инженерные войска Австралийского Союза уже роют котлован на другом конце острова. К вам направлена вертолётная эскадрилья и техническая команда, которые обеспечат переброску трофея к котловану, где корабль будет временно захоронен. Нашей инженерной группе уже поставлена задача приготовить маскировочный павильон около базы. Как только они закончат - трофей транспортируют к нам.
- А что с нашими ранеными и пленником? - Снайпер запрокинула голову и поймала взглядом второй "Ястреб", всё ещё описывающий большие