Профессор Тимирзяев: другие произведения.

2 - Гп и копьё Лонгина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть "Гарри Поттер и копьё Лонгина" - это фантазия на тему произведений Дж. К. Ролинг о Гарри Поттере, она является продолжением книги "Гарри Поттер и скрижали Грин-де-Вальда", хотя имеет самостоятельный сюжет. Её действие начинается через полгода после окончания "Скрижалей".

  2 - Гарри Поттер и копьё Лонгина
  
  Повесть "Гарри Поттер и копьё Лонгина" - это фантазия на тему произведений Дж. К. Ролинг о Гарри Поттере, она является продолжением книги "Гарри Поттер и скрижали Грин-де-Вальда", хотя имеет самостоятельный сюжет. Её действие начинается через полгода после окончания "Скрижалей".
  Сцены, содержащие элементы насилия и жестокости, в книге присутствуют в минимальном объёме, а вот эротические намёки и постельные сцены имеются, но написаны они, на мой взгляд, довольно сдержанно. Тем не менее, взрослые читатели должны сами решить, подходит эта книга для их детей, или нет.
  В повести использованы христианские канонические и апокрифические тексты, а также мотивы произведений Мэри Стюарт, Бернарда Корнуэлла, Теренса Х. Уайта, Мэрион Брэдли и других авторов классической артурианы.
  
  профессор Тимирзяев
  Гарри Поттер и копье Лонгина
  
  
  
  
  
  Несколько слов от автора
  Повесть "Гарри Поттер и копьё Лонгина" - это фантазия на тему произведений Дж. К. Ролинг о Гарри Поттере, она является продолжением моей книги "Гарри Поттер и скрижали Грин-де-Вальда", хотя имеет самостоятельный сюжет. Её действие начинается через полгода после окончания "Скрижалей".
  Сцены, содержащие элементы насилия и жестокости, в книге присутствуют в минимальном объёме, а вот эротические намёки и постельные сцены имеются, но написаны они, на мой взгляд, довольно сдержанно. Тем не менее, взрослые читатели должны сами решить, подходит эта книга для их детей, или нет.
  В повести использованы христианские канонические и апокрифические тексты, а также мотивы произведений Мэри Стюарт, Бернарда Корнуэлла, Теренса Х. Уайта, Мэрион Брэдли и других авторов классической артурианы.
  Автор этой книги - закоренелый технарь-электронщик, человек уже немолодой, носит седую бороду и читает лекции студентам, поэтому, чтобы не вызвать их насмешек, подписывается псевдонимом:
  Профессор Тимирзяев
  [email protected]
  
  
  Глава 1. Неудачный эксперимент
  Закутанные в пушистый ёлочный снег, прошли рождественские каникулы, на смену им пришли пасхальные, с оттепелями, синим весенним небом и радостными криками перелётных птиц, возвращающихся домой, а там подоспело и лето. Закончился ещё один учебный год в школе чародейства и волшебства Хогвартс. Впервые за двадцать лет после победы над Волан-де-Мортом и пожирателями смерти он выдался беспокойным. Всё началось с того, что профессор Сивилла Трелони на уроке прорицаний изрекла пророчество, как обычно, туманное по форме и донельзя мрачное по смыслу. Испуганные школьники догадались позвать директора, Минерву МакГонагалл. Педагог с огромным опытом и сильная волшебница, она сразу поняла, что дело серьёзное, и поставила в известность министра магии, Кингсли Бруствера. Кингсли примчался в школу и, ознакомившись с текстом пророчества, помрачнел и собрал военный совет с участием МакГонагалл и портрета Альбуса Дамблдора. Чем больше опытнейшие волшебники пытались вникнуть в смысл пророчества, тем им становилось тревожнее. Над Хогвартсом, да и вообще над всем волшебным сообществом Британии, возникла смутная, а потому ещё более опасная угроза. Совещались долго, спорили горячо, и в итоге решили, что борьба с возникшей опасностью пожилой МакГонагалл уже не по силам, поэтому она подаст в отставку, а новым директором Хогвартса станет Гарри Джеймс Поттер, опытный мракоборец, сильный волшебник, занимавший в то время должность декана факультета боевой магии Британской имперской академии чародейства и волшебства. Деканом Гриффиндора решили назначить Гермиону Уизли, успевшую к тому времени стать доктором трансфигурации в области анимагии. Так началась история, описанная в книге "Гарри Поттер и скрижали Грин-де-Вальда". Борьба за скрижали, этот зловещий магический артефакт, длилась два месяца и завершилась тем, что Гарри и Гермионе с помощью времяворота удалось вышвырнуть скрижали из нашего плана бытия. Скрижали исчезли, по-видимому, навсегда. Изучая пророчество Трелони, сотрудники отдела тайн министерства магии, в шутку называемые невыразимцами, почти случайно сделали открытие, важность которого сначала никто не смог толком понять и тем более оценить открывающиеся перспективы. Невыразимцы установили, что древняя арка непонятного назначения, та самая, в которой много лет назад исчез крёстный отец Гарри Сириус Блэк, на самом деле является Вратами Гвин-ап-Нудда[1], способными при определённых условиях открывать пространственно-временной туннель на Инис Витрин, Стеклянный остров. Этими-то вратами и собирались воспользоваться Гарри и Гермиона, чтобы добраться до скрижалей Грин-де-Вальда и уничтожить их, но вышло так, что врата были украдены Драко Малфоем, и первыми в них вступили Эриния Лестрейндж, дочь Беллатрисы, и единственный сын Драко, Скорпиус. Эриния погибла, а Скорпиус решил остаться на острове Нудда и не вернулся к отцу. Драко за похищение Врат был заключён в Азкабан. С исчезновением Скорпиуса род Малфоев прервался. Более ничто не нарушало порядок размеренной жизни, сложившийся в Хогвартсе за прошедшие века. Пришло время летних каникул, и Хогвартс опустел - ученики, измученные сдачей экзаменов на СОВ[2] и ЖАБА[3], разъехались по домам, учителя тоже ушли в отпуска. В замке остался только профессор зельеварения Дуэгар, который круглый год жил в слизеринских подземельях и смысла отпусков не понимал.
  * * *
  Тёплым июльским вечером Гарри Поттер сидел в кресле, положив ноги на каминную решётку, и задумчиво листал "Вестник мракоборца". Джинни вязала, а их младшая дочь Лили с помощью недавно подаренных ей волшебных фломастеров пыталась нарисовать церемонию распределения, но фломастеры пока не желали слушаться свою маленькую хозяйку, поэтому Распределяющая шляпа на её рисунке больше походила на мусорную корзину. Закончив рисовать, Лили засунула упирающиеся фломастеры обратно в чехол, слезла с дивана и подошла к Джинни.
  - Мам, ну как? Похоже?
  - Совсем неплохо, доченька, только над Шляпой нужно ещё немножко поработать, - дипломатично сказала Джинни и погладила девочку по голове, - уже поздно, иди спать, завтра дорисуешь.
  - Спокойной ночи, мама, спокойной ночи, папа, - послушно сказала Лили, поцеловала мать, чмокнула Гарри в щёку и поскакала по лестнице, волоча за собой картинку.
  Пропустив младшую сестрёнку, в гостиную спустился Джеймс. Джеймс месяц назад окончил Хогвартс и теперь готовился поступать в магловский Эдинбургский университет. Он давно увлекался историей, и преподаватель истории магии в Хогвартсе, привидение по имени Катберт Бинс, очень хвалил его рефераты.
  - Па, ма, я пошёл, - заявил Джеймс, - у меня заседание исторического кружка.
  - Деньги есть? - оторвался от "Вестника" Гарри.
  - Вообще-то есть, - замялся парень, - но если ты...
  - Иди-иди, - махнул рукой Гарри, - только трансгрессируй, пожалуйста, в саду, а то зола из камина летит, учись перемещаться аккуратно!
  Джеймс вырос рослым и красивым парнем, был на голову выше отца, а в магловских джинсах и майке-безрукавке с цветной кельтской татуировкой на предплечье смотрелся и вовсе стильно.
  - Не забудь проводить девушку домой! - напомнила ему в спину Джинни.
  - Какую девушку?! - сделал круглые глаза Джеймс.
  - Не знаю, какую, ты её нам пока не представил, - усмехнулся Гарри, - только не думай, что твоим родителям всегда было сорок лет. Слышал, что мать сказала?
  - Обязательно провожу, - кивнул Джеймс, - могли бы и не напоминать. Ну, теперь я точно побежал, а то опоздаю.
  Он вышел в сад и чуть не упал, споткнувшись об садового гнома, который выскочил у него из-под ног. Хихикая, гном отбежал в сторону и сделал неприличный жест.
  - Ах ты, пакость! - задохнулся Джеймс и нагнулся, чтобы схватить нахального человечка, но тот проворно юркнул в кусты. Джеймс беззлобно ругнулся и трансгрессировал.
  - Ну вот, Джинни, похоже, этот вечер мы проведём с тобой вдвоём, - умиротворённо сказал Гарри. Неожиданно он выронил журнал и звонко шлёпнул себя по шее.
  - Джинни, что это такое? - удивленно спросил он, разглядывая ладонь с пятном крови.
  - Это комары, Гарри, - спокойно ответила Джинни, - Джеймс забыл закрыть дверь в сад, вот они и налетели на свет, теперь ночью загрызут. Ты знаешь какое-нибудь заклятие от комаров?
  - Откуда? В Хогвартсе нет комаров, ну и как-то, знаешь, забываешь об их существовании. Экая пакость... - поморщился Гарри.
  - Ну, значит, придётся искать подходящее заклятие в справочнике. Посмотри в шкафу, растрёпанная такая книжка в сером переплёте с золотым тиснением на корешке.
  Гарри порылся в книжном шкафу и вытащил нужную книгу.
  - "Домашняя энциклопедия молодой ведьмы" - прочёл Гарри, - она?
  - Она, она, ищи в указателе слово "комары".
  - Та-ак... Что-то не попадается... "Обезгномливание"... Заклятие Пескипикси Пестерноми... Постой-постой, кто автор этой книги?! - С нехорошим предчувствием Гарри заглянул в начало справочника и обнаружил, что он подготовлен под редакцией Златопуста Локонса.
  - Джинни, ты что, пользуешься этой книгой?! - с испугом спросил Гарри, - это же Локонс! Его невежество и глупость просто опасны! Ты помнишь, что его заклятие сделало с моей рукой?
  - Успокойся, милый, справочник писал не он, Локонс вообще не способен написать что-либо осмысленное, он просто поставил своё имя на обложке, за деньги, естественно, - ответила Джинни, не выпуская из рук вязание.
  - А как же это... Пескипикси Пестерноми?
  - Ну, не знаю, я этим заклятием никогда не пользовалась, у нас не настолько запущенный дом, чтобы в нём завелись пикси... - обиделась Джинни.
  - И не пользуйся, прошу тебя! А то я видел, как это заклятие работает...
  - Ты не отвлекайся, ты про комаров ищи.
  Гарри перелистал книгу и растерянно сказал:
  - А про комаров здесь ничего нет... Они же не магические, наверное, поэтому.
  - Хотя погоди... Вот тут заклятие есть... Дифиндо кулекс! - воскликнул Гарри и сделал движение волшебной палочкой, как было нарисовано в книге. Комары, сидевшие на потолке и стенах гостиной, немедленно засветились разноцветными огоньками, как светлячки, но умирать не пожелали.
  - Не вышло, - разочарованно вздохнул Гарри, кладя книгу на столик.
  - Ну, значит, ночью будем чесаться! Я магловские снадобья от комаров тоже купить не догадалась, - сказала Джинни.
  - Вот интересное дело, - задумчиво сказал Гарри, снова усаживаясь в кресло, - живём в ХХI веке, а от комаров страдаем, как тысячу лет назад. Интересно, как Мерлин спасался от комаров? Или Салазар Слизерин?
  - Мерлин, наверное, не обращал на них внимания, - ответила Джинни, - а у Слизерина были рабыни, которые его опахали.
  - Что-что они делали?
  - Опахали, опахалами обмахивали, - пояснила Джинни, - как индийского раджу.
  - Значит, этой ночью ты меня будешь опахать?
  - А больше ты ничего не хочешь? - поинтересовалась Джинни.
  - Хочу! - с надеждой сказал Гарри.
  Убедившись в неприспособленности мужа к решению домашних проблем, Джинни взялась за дело сама и решила комариный вопрос с женской практичностью: она вызвала Добби и спросила, не может ли он справиться с комарами?
  - Конечно, хозяйка, сию минуту, хозяйка, - пропищал домашний эльф и щелкнул пальцами. На "Домашнюю энциклопедию молодой ведьмы" свалился мёртвый комар. Гарри щелчком сбросил его на пол.
  Супруги замолчали, Гарри опять взялся за "Вестник".
  - Какие новости в мире? - спросила Джинни, накладывая на лицо магический крем от веснушек.
  - Зажечь камин, посмотрим новости? - спросил Гарри.
  - Не надо, ну его, - поморщилась Джинни, - ты лучше так расскажи.
  - Да ничего особенного не происходит, - пожал плечами Гарри, - но, кажется, все помешались на Вратах Гвин-ап-Нудда. "Ежедневный пророк" - о них, три четверти всех материалов в "Вестнике мракоборца" опять про них. Исследуют, исследуют, пишут, что постоянно находят новые свойства, открываются горизонты... есть основания надеяться... и всё такое. А лично я, чем дальше, тем больше начинаю бояться этих Врат. Иногда мне вообще кажется, что мы принесли в мир вещь похуже скрижалей Грин-де-Вальда...
  - Почему ты так думаешь, Гарри? - спросила Джинни, откладывая вязание, - что в них такого? Врата и врата, мало ли в отделе тайн всяких непонятных артефактов? Помнишь мозги эти живые? Фу, гадость...
  - Понимаешь, Джинни, Врата Гвин-ап-Нудда каким-то образом управляют пространством, - пояснил Гарри, - но это еще полбеды, в конце концов, мы уже давно овладели искусством трансгрессии. Гораздо хуже то, что Врата умеют управлять временем, а игры со временем, Джинни, штука крайне опасная. Конечно, мы можем из этих опытов что-то извлечь, например, возможно, когда-нибудь сможем открыть коридор во времени, но кто знает, какой демон из него выскочит? Вспомни, например, магловскую атомную физику. Ну да, маглы научились строить атомные электростанции, но ведь и атомные бомбы они тоже научились делать! Безответственные эксперименты со временем могут оказаться куда страшней атомного оружия, поверь моим предчувствиям.
  Гарри встал и прислонился лбом к стеклу двери, ведущей в сад. На улице быстро темнело, зажглись лампочки в разноцветных абажурах, освещающие садовые дорожки.
  - Так вот почему ты не хотел, чтобы Тедди Люпин после окончания Хогвартса пошёл работать в отдел тайн...
  - Да, Джинни. Меня пугает, что парень просто горит энтузиазмом и не контролирует себя, ведь они смогли разгадать систему заклятий Врат и теперь перешли к натурным экспериментам. Боюсь, это может скверно кончиться...
  - Кстати, о Тедди, - сказала Джинни, - Гарри, ты знаешь, что он собирается жениться?
  - Наш Тедди? - поразился Гарри, поворачиваясь к жене, - жениться?! На ком?
  - Ну, Гарри, как на ком? Конечно, на Мари-Виктуар, на ком же еще? Ты что, не видел, как они целовались, когда Тедди пришел провожать её на Хогвартс-экспресс?
  - Видел, конечно, но как-то не придал этому значения... Ну, целовались, мало ли кто с кем целуется, - не подумав, сказал Гарри и немедленно пожалел о своих словах.
  - Так-так! - прищурилась Джинни, - вот с этого места поподробней, пожалуйста!
  - Да ладно тебе, - отмахнулся Гарри, - я же не про себя, мне ещё Чжоу в школе охоту к поцелуям отбила, я про нынешнюю молодежь. У них сейчас поцелуй ничего не значит, вроде ритуала при встрече.
  - Нет, Гарри, у Тедди всё по-настоящему, - сказала Джинни, - ты бы видел, какими глазами он на неё смотрит. Мальчик серьёзно влюблён.
  - А она?
  - Ну, она, по-моему, тоже... Постой, Гарри, а разве Тедди с тобой о Мари-Виктуар не говорил?
  - Нет, а что, он должен был мне что-то сказать?
  Джинни начала терять терпение и сердиться.
  - Гарри, ты же крёстный отец Тедди, других родственников, кроме нас с тобой, у него нет, а это значит, что ехать к Биллу и Флер, чтобы просить руки их дочери для Тедди, придётся тебе, так принято.
  - Но Тедди не просил меня об этом!
  - Он просил меня поговорить с тобой. Гарри, пойми, парень тебя стесняется и робеет.
  - Что за ерунда? - удивился Гарри. - Чего ему меня стесняться? Он же знает, как я к нему отношусь!
  - Ну, Гарри, для него ты - герой, идеал, ученик и друг его отца. Да и вообще, молодые люди в таких вопросах ужасно стеснительны, да ты хоть себя вспомни, - хихикнула Джинни.
  - Ну, меня-то, положим, не спрашивали, - усмехнулся Гарри, - кое-кто меня на дне рождения затащил к себе в комнату, поцеловал и заявил, что, дескать, теперь ты мой!.. Ай, больно! Ты что? Я же пошутил!
  - И я пошутила, - невозмутимо пожала плечами Джинни.
  - Тогда пошутила?
  - Да нет, тогда я как раз была предельно серьёзна, - вздохнула Джинни, - и не то чтобы я за эти годы пожалела о своём выборе, но двадцать лет назад мне казалось, что наша семейная жизнь всё-таки будет какой-то другой.
  - Наверное, все так думают..., - ответил Гарри, - лично я вообще не представлял себе, что это такое - семья. Тебе было хорошо, ты была младшей в дружном доме, у тебя были родители, старшие братья, тебя баловали, любили, ты видела, как относятся друг к другу Молли и Артур. А я, сколько себя помню, жил у Дурслей, у них тоже, конечно, была семья, но за все эти годы у меня не осталось о ней ни одного тёплого воспоминания. И знаешь, Джинни, что самое интересное? Сейчас я понимаю, что дядя Вернон и тётя Петуния на самом деле любили друг друга, по-своему, конечно, но любили, а уж Дадлика своего просто обожали! Это я у них был вечной занозой...
  - Гарри, а ты не знаешь, что с ними стало? - спросила Джинни.
  - Ну, как они живут сейчас, не знаю, а вот несколько лет назад я наводил о них справки. В общем, ничего особенного. У Дадли, правда, жизнь не задалась. Он, как я понял, стал профессиональным боксёром, раз-другой попался на допинге, его дисквалифицировали, потом он пить начал, денег в семье было немного потому, что дядя Вернон уже не работал. Сначала Дадли приторговывал запрещёнными стимуляторами, потом дошло дело до наркотиков, попался, естественно, но старики каким-то образом сумели спасти его от тюрьмы. Что было дальше, не знаю. Знаю только, что все трое живы.
  - А у тебя ни разу не возникало желания им помочь? - спросила Джинни.
  - Нет, ни разу, - равнодушно ответил Гарри, - с чего бы?
  - Даже не знаю, как бы я отреагировала, если бы ты сказал, что возникало, - хмыкнула Джинни. - Ты в этом смысле очень цельный человек...
  - Во всяком случае, они не бедствуют, - сказал Гарри, - живут в своём доме. А Дадли уже ничем не поможешь, его начали портить с самого раннего детства, а теперь это вполне сложившийся тип мерзавца с подорванным здоровьем и без малейших моральных устоев. Давай не будем о них, ладно?
  - Конечно, - согласилась Джинни, - давай лучше поговорим о хорошем. Когда ты отправишься к Биллу и Флер?
  - "Когда" - это как раз не вопрос, - ответил Гарри, - договориться о встрече можно за пять минут. Вопрос в том, как это делается?
  - Что "это"?
  - Да сватовство! Пойми, Джинни, я же никогда не просил руки девушки для своего сына, я просто не знаю, что в таких случаях принято говорить и делать! Может, ты съездишь вместе со мной?
  - Хорошо хоть ты не попросил съездить вместо тебя, - съехидничала Джинни. - Съезжу, ладно уж. На самом деле, подозреваю, что Билл и Флер сами всё знают и давно тебя ждут. Пожалуй, тянуть время неудобно, сегодня суббота, давай навестим их завтра.
  - Договорились! - сразу повеселел Гарри, - только скажи мне, Джинни, а им ещё... ну... не рано... жениться?
  - А ты подумай сам, Гарри, - улыбнулась Джинни, - сколько лет Тедди?
  - Да уж за двадцать...
  - Ну вот, а Мари-Виктуар в этом году окончила Хогвартс, сам знаешь, она совершеннолетняя. Мы с тобой поженились примерно в этом же возрасте, да и Рон с Гермионой - тоже. У Тедди есть работа, в отделе тайн хорошо платят, значит, семью он прокормить вполне способен. А вот нам с тобой следует подумать, о том, где будут жить молодые.
  - По-моему, вариантов немного, - пожал плечами Гарри, - пусть пока живут у нас. Джеймс поживет в комнате Альбуса, а его комнату отдадим молодожёнам. Только в ней надо будет ремонт сделать.
  - Как ты не понимаешь, Гарри, они не захотят, - сказала Джинни.
  - Да почему не захотят?
  - Потому что взрослые им будем мешать... Они молодожены, им кроме друг друга никто не будет нужен, - улыбнулась она. - А потом, ты вспомни, как нам с тобой нравилось строить свой дом, выбирать строительные материалы, покупать для него вещи...
  - Да я не о том! - сказал Гарри, - понятно, что им будет нужен свой дом, но пока его нет, пусть поживут у нас, ну не квартиру же им в Лондоне снимать! Правда, ещё есть дом Блэков на площади Гриммо, который достался мне по наследству, но там сейчас на первом этаже музей, да и жить в нём неприятно, сама знаешь. Так что пусть берут кредит на свой дом в Гринготтсе, Билл, думаю, поможет выбить у гоблинов хорошие проценты.
  - Давай сначала всё-таки спросим у Тедди и Мари-Виктуар, хорошо? - сказала Джинни, а то мы за них сейчас напридумываем, а у них, может, совсем другие планы...
  * * *
  Коттедж Билла и Флер Уизли "Ракушка" стоял на высоком морском берегу среди прибрежных скал. Место было очень уединённым и романтичным. Раньше, когда Гарри приезжал к Биллу и Флер в гости, он любил побродить в одиночестве у моря, подышать солёным воздухом и послушать прибой, но теперь подумал, что его дом в Годриковой лощине всё-таки уютнее. В этот раз гостям не повезло с погодой. Море штормило, несмотря на лето, было холодно и промозгло, ветер гнал на берег водяную пыль и серо-свинцовые облака, угрожавшие затяжным дождём. "Как они здесь живут круглый год?" - подумал Гарри.
  За двадцать лет коттедж для молодоженов претерпел основательную перестройку и превратился в красивый и просторный семейный дом с башенками, эркерами и даже солярием на крыше, который, впрочем, по прямому назначению использовался довольно редко. Перед домом был разбит небольшой тщательно ухоженный сад с подстриженными кустами, ровными дорожками и даже маленьким фонтаном со скульптурой танцующей вейлы. В лице вейлы угадывалось несомненное сходство с Флер.
  Собираясь в гости, Гарри чуть не поссорился с женой, и сейчас Джинни всё еще дулась. Она выбрала одно из своих лучших платьев и хотела, чтобы Гарри облачился в костюм, чего он терпеть не мог. В Хогвартсе он носил мантию, а дома обходился джинсами и футболкой. После долгих препирательств Гарри согласился надеть новые джинсы, туфли и пиджак, купленный недавно в Лондоне. Новые вещи, ещё не обмятые по телу, раздражали, и Гарри чувствовал себя разряженным манекеном
  Хозяева уже ждали гостей на лужайке перед домом.
  Билл шагнул навстречу Гарри и крепко пожал ему руку, Флер и Джинни расцеловались. За прошедшие годы Билл изменился мало: в молодости он выглядел как крутой парень, и сейчас, уже крепко за сорок, оставался крутым - рыжие волосы, стянутые в хвост, серьга в ухе, джинсы и стильные ботинки из драконьей кожи с металлическими вставками и заклёпками. Глубокие шрамы, оставленные на его лице когтями Фенрира Сивого, со временем побелели и стали не очень заметными, но все-таки действовали на непривычного человек устрашающе. Правда, Гарри как раз был человеком привычным. Флер чуть-чуть отяжелела, но была всё так же красива и сохранила свою ослепительную улыбку.
  - Да, не жарко сегодня, - сказал Билл, заметив, что Джинни ёжится в легком нарядном платье, - пойдемте лучше в дом.
  Так же как в доме Гарри и Джинни, в гостиную коттеджа "Ракушка" можно было войти прямо с улицы через стеклянную дверь, но на этом сходство комнат и заканчивалось. Войдя в комнату, Гарри огляделся и застыл на пороге.
  - Ты чего остановился? - спросил Билл.
  - А... где у вас продают билеты? А то я как в музее...
  - Не обращай внимания, проходи, это Флер развлекается, - засмеялся Билл, - недавно вот решила сменить обстановку.
  По убранству гостиной было видно, что хозяйка дома увлекается стилем "рококо". Комната была обставлена изящной белой мебелью, обитой узорным шёлком цвета морской волны, вместо добротного английского стола красовался низкий столик на причудливо изогнутых ножках. Камин с бронзовой решёткой был отделан серым и чёрным мрамором, эти же сорта мрамора использовались для тосканских полуколонн, в простенках висели бронзовые светильники. Блестел наборный паркет, в напольных вазах стояли живые цветы.
  - Здорово... - сказал Гарри, - прямо как в Лувре...
  - А ты давно был в Лувре, Гарри? - спросила Флер.
  - Вообще ни разу не был, - вздохнул Гарри, - всё никак не соберусь детей свозить. Но примерно так я себе и представлял королевский дворец или замок во Франции.
  - Ты представляешь себе королевские замки по романам Дюма, - улыбнулась Флер, - а на самом деле, по-настоящему роскошными они стали довольно поздно, пожалуй, при Людовике XV. А до этого французские короли постоянной резиденции не имели. Они всё время переезжали из замка в замок, причем всю мебель, убранство, ковры, гобелены, посуду, даже обивку стен слуги возили в обозе, поэтому, когда король переезжал в новый замок, старый оставался просто пустой каменной коробкой с голыми стенами. А сейчас для туристов замки обставляют подходящей по стилю мебелью и декорируют сообразно эпохе. Но вы не думайте, остальные комнаты у нас обычные. Если не нравится гостиная, можно пойти в другую комнату.
  Наступила неловкая пауза. Дальше рассматривать гостиную было неловко, и Гарри, понимая, что все ждут, чтобы разговор начал он, преодолел смущение:
  - Флер, Билл, мы к вам приехали по поручению Тедди, чтобы попросить для него руки Мари-Виктуар.
  - Я уже начала опасаться, Гарри, что ты никогда этого не скажешь, и мне придется взять инициативу на себя! - сварливо заметила Джинни.
  - Но ведь сказал же! - огрызнулся в ответ Гарри.
  - Джинни, Гарри, пожалуйста, не ссорьтесь в такой день! - прервала их Флер, - конечно, мы согласны!
  - Можно подумать, у нас есть выбор, - хмыкнул Билл, - лично я в их комнату уже давно не рискую входить, не предупредив о своём визите за полчаса. Они сами всё решили. Тедди и так еле дождался, пока Мари-Виктуар окончит Хогвартс.
  - А где они сейчас, не знаешь? - просил Гарри.
  - Да где же им быть? Здесь, конечно, ждут нашего родительского согласия. Мари, Тедди, - позвал Билл, - вы можете войти.
  Дальняя дверь открылась, и счастливая парочка, держась за руки, вошла в гостиную. Они были совсем не похожи друг на друга. Задумчивый, мечтательный и немного рассеянный Тедди был на полголовы ниже своей энергичной и целеустремлённой невесты, но по тому, какими глазами она смотрела на своего жениха, было ясно, кому принадлежит последнее слово.
  Взрослые с улыбкой смотрели на смущенную и немного растерянную пару.
  - Тедди, я попросил для тебя руки Мари-Виктуар, и Флер и Билл дали согласие. Поздравляю тебя, сынок, - сказал Гарри и обнял его, а потом поцеловал порозовевшую от смущения Мари-Виктуар. Поднялась весёлая суматоха с объятьями, поцелуями, женскими охами, ахами и слезами. Когда все, наконец, успокоились и расселись по местам, Джинни с очень серьезным лицом сказала:
  - Мари-Виктуар, как будущая свекровь я должна предупредить тебя, что брак - это чрезвычайно ответственное дело. В частности, теперь тебе придётся следить, чтобы Тедди не солил чай и не мазал маслом салфетку вместо хлеба. Не могу поверить, что это больше не придётся делать мне.
  Все засмеялись, рассеянность и забывчивость Тедди была излюбленной темой для семейных шуток.
  О датах помолвки и свадьбы договорились быстро, после чего женщины отправились готовить праздничный обед, а мужчины остались в гостиной. Билл достал бутылку бренди.
  - Такое событие нужно отметить, - сказал он, расставляя рюмки. - Тебе, Тедди, не предлагаю, знаю, что ты спиртного не пьёшь, а мы с Гарри с твоего разрешения выпьем.
  - Скажи, Тедди, а чем вы сейчас занимаетесь в отделе тайн? - спросил Гарри, рассматривая старинную и очень красивую рюмку на свет.
  Тедди оживился.
  - Это необычайно интересно, похоже, мы стоим на пороге настоящего переворота в наших представлениях о природе пространства и времени! Нам удалось найти ниточку, за которую мы осторожно тянем и потихоньку, слой за слоем распутываем сеть заклятий Врат Гвин-ап-Нудда. Не знаю, кто создал Врата, но он был поистине гениальным чародеем! Врата каким-то пока непонятным нам способом управляют пространством и временем. К сожалению, они настроены только на одно место, Инис Витрин, Стеклянный остров, на котором, похоже, нет времени и не действуют известные нам магические законы. Перемещаться в пространстве, то есть трансгрессировать, волшебники умеют уже давно, этому учат в школе. Наша задача состоит в том, чтобы научиться управлять перемещением во времени. Мы уже умеем создавать амулеты времени, которые работают, точнее, как-то работают. А вот как именно и почему, мы пока не понимаем. Мы уже умеем отправлять из нашего времени различные предметы и даже живые существа, они исчезают, но не возвращаются. В какие планы бытия они попадают, мы можем только гадать. Не представляю себе, как подступиться к решению этой проблемы! Кроме того, амулеты у нас получаются очень слабые, они действуют только вблизи мощных концентраторов магической энергии.
  - Что же это за концентраторы? - спросил Билл.
  - Мы используем Стоунхендж, это самый мощный концентратор, который есть в нашем распоряжении, но в принципе, наверное, годится любой мегалит[4]. Кстати, есть теория, что мегалиты - это своеобразные транспортные станции, которые использовали волшебники в незапамятные времена, ведь в Англии и на континенте их сохранилось немало.
  - Скажи, Тедди, а вы понимаете, как опасно то, чем вы занимаетесь? - спросил Гарри.
  - Любые работы на переднем крае науки сопряжены с определенным риском, - пожал плечами Тедди, - какой риск ты имеешь в виду в данном случае, дядя Гарри?
  - Неужели ты не понимаешь, что вы работаете практически вслепую? Даже магловские физики не знают о свойствах времени практически ничего, а ведь у них над этой проблемой работают огромные коллективы...
  - Ну-у-у, маглы... - протянул Тедди, - что ты сравниваешь? Мы владеем волшебством, а они - нет, и в этом разница!
  - Да, Тедди, Гарри прав, вы играете в очень опасные игрушки, - задумчиво сказал Билл. - Вы, сами того не подозревая, можете непоправимо изменить историю или вызвать какой-нибудь чудовищный катаклизм. Вообще, зачем вам нужны эти эксперименты? Ты сам сказал, что перемещение в пространстве, трансгрессию, волшебники давно освоили, хотя можно использовать и сеть летучего пороха, и даже магловский транспорт. Но перемещение во времени? Какой смысл в этих невероятно рискованных опытах, какую задачу вы собираетесь решить?
  - Но, дядя Билл, неужели вам неинтересно узнать, что было в прошлом? Была ли Атлантида? Когда и кем был основан Хогвартс? Как выглядели его основатели? Да мало ли... Что касается изменения истории, то мы считаем опасения напрасными. Представь себе такую аналогию. Исторический процесс - это воды мощной реки, такой, как Дунай или русская Волга, например. В реку можно кинуть камень, но как это повлияет на её течение? Да никак! Круги на воде исчезнут через несколько секунд. А вот если перегородить реку плотиной, тогда да, изменения будут заметными и существенными. Иными словами, мы считаем, что течение реки времени не нарушится от того, что в прошлом побывает какая-то вещь или живое существо. К сожалению, министр магии категорически запретил эксперименты с людьми.
  - Тедди, я надеюсь, ты не собираешься нарушать запрет министра? - резко спросил Гарри.
  - Что вы, дядя Гарри, конечно, нет! Я же учёный, а настоящий учёный - это, прежде всего, дисциплина, - серьёзно ответил Тедди.
  - Ох, так бы и слушал, - недоверчиво хмыкнул Гарри.
  - Тедди, пока Мари-Виктуар и её мать нас не слышат, я хочу, чтобы ты пообещал мне, что не будешь участвовать в опасных опытах со временем, - твёрдо сказал Билл, - иначе свадьбы не будет. Я не шучу.
  - Дядя Билл, дядя Гарри, да за кого вы меня принимаете? - не на шутку разволновался Тедди, - разве я похож на сумасшедшего? Хотя, помнится мне, пару месяцев назад кое-кто попытался войти во Врата Гвин-ап-Нудда.
  - У тебя, Тедди, сейчас появится роскошный шанс не дожить до свадьбы, - буркнул Гарри. - У меня тогда не было другого выхода. Из любопытства, даже научного, я бы в эти поганые Врата даже мизинец не сунул, пропади они пропадом! А вы там, прости меня, в игрушки играете, нашли, с чем шутить - со временем! Придется мне, видно, с Кингсли поговорить, не думал я, что у вас дела зашли так далеко.
  - Дядя Гарри, пожалуйста, не надо! - взмолился Тедди, - вы же знаете, как министр прислушивается к вашему мнению, он просто прихлопнет наши исследования, и всё!
  - Ну так и работайте осторожно! - рявкнул Гарри, - имей в виду, я ваши отчёты читаю очень внимательно. Кингсли я пока беспокоить не буду, но в отдел тайн по старой памяти съезжу и с Саймоном поговорю. А ты поедешь со мной!
  Увидев, что Тедди окончательно пал духом и чуть не плачет, Гарри смягчился:
  - Ладно, надеюсь, ты всё понял, не будем портить праздник. Мари-Виктуар, и вообще женщинам, - ни слова!
  Билл одобрительно кивнул, потягивая бренди.
  - Давайте сменим тему, - сказал он, - например, как обстоят дела в Хогвартсе? Сто лет там не был!
  - Да всё как обычно, - пожал плечами Гарри, - учителя учат, дети учатся, никаких изменений.
  - Ты на редкость подробно и обстоятельно ответил на мой вопрос, - засмеялся Билл. - Впрочем, когда ничего не происходит, это по-своему хорошо. А я вот с гоблинами воюю, и конца-края этой войне не видно...
  - Чего ты с ними не поделил? - удивился Гарри, - гоблины ведь народец хоть и зловредный, но мирный.
  - Ну, Гарри, ты как будто окончил не Хогвартс, а магловский Объединенный штабной колледж, тебе везде войны мерещатся! Я не имел в виду настоящую войну. Ты правильно сказал, что гоблины - существа мирные, но они ведь ещё и невероятно упрямые! Гоблины занимаются банковским делом, наверное, с тех самых времён, когда появились деньги, да, собственно говоря, может, гоблины деньги и придумали, не знаю. Проблема в том, что они хотят работать точно так же, как сто, двести, пятьсот лет назад! А уже не получается, времена поменялись! Ну, ладно, как-то они ведут межбанковские расчёты с альпийскими гномами, с арабскими волшебными банками, еще кое с кем, но надо же и с маглами работать, надо галлеоны на фунты и евро менять. Понятно, что магловская электроника в Гринготтсе работать не будет, но можно ведь и что-то своё сделать. Например, мы сейчас пытаемся внедрить волшебные пластиковые карты. У маглов на карточке электронный чип, а у нас особое заклятие. Ну сколько можно таскать с собой мешочки с золотыми монетами? Это же неудобно! А гоблины уперлись - и ни в какую. Опасаются, что волшебники будут заклинания подделывать. Может, кто-то и будет, у маглов тоже подделывают! Но остальным-то гораздо удобнее! Кингсли на моей стороне, гоблины пока упираются, но, думаю, всё-таки мы их одолеем.
  - Билл, а Крюкохват ещё жив, не знаешь? - спросил Гарри.
  - Конечно, жив, а что с ним сделается? - удивился Билл, - гоблины ведь живут лет по двести, Крюкохват по их меркам совсем не старик. Только он сейчас не в Лондоне, он, по-моему, на Мальту уехал, говорит, там климат полезнее. А почему ты про него спросил?
  - Да вот вспомнил почему-то, как он здесь отлёживался, когда нас Добби из-под носа Волан-де-Морта вытащил... Знаешь что? Вы сидите, а я пойду по саду пройдусь, могилу Добби навещу... Не возражаешь, Билл?
  - Конечно, иди, Гарри, - вздохнул Билл, - хочешь, я с тобой пойду?
  - Не надо, я лучше сначала один, - сказал Гарри, - а вы, если хотите, приходите попозже.
  Могилу Добби он нашёл сразу. Кусты вокруг холмика разрослись и заслонили его полностью, но с одной стороны был оставлен проход. За могилой ухаживали: трава на холмике была аккуратно подстрижена, белый камень в изголовье был чист. "Здесь лежит Добби, свободный домовик" прочитал Гарри надпись, которую он выжег волшебной палочкой двадцать лет назад. Скамейки около могилы не было, и Гарри сел прямо на землю. Он хотел принести что-нибудь на могилу Добби, например, пару разномастных носков, которые домовик обожал дарить, но потом раздумал. Он представил себе, как эти носки будут лежать на могиле, станут мокрыми и грязными, как их найдёт Билл или Флер, которые придут убирать, как они будут думать, что сделать с этими носками, выбросить, или оставить... Неловко, ненужно и неудобно. Гарри вздохнул, поднялся, ещё раз оглядел могилу, сохраняя её в памяти, и вернулся в дом.
  - Мужчины, к столу, к столу! - крикнула Флер, заглядывая в гостиную, - свою д`гагоценную бутылку можете взять с собой!
  Флер говорила по-английски уже почти без акцента, но французская картавость иногда всё-таки в её речи проскальзывала, особенно, когда она говорила громко.
  * * *
  Вечером, проводив гостей, Мари-Виктуар и Тедди ушли к себе. Обстановка небольшой комнаты на втором этаже с окном на море явственно говорила об интересах её хозяев. Над кроватью висели теннисные ракетки Мари-Виктуар, а книжная полка над письменным столом прогибалась под тяжестью магловских книг и журналов по физике времени. На столе красовался новенький ноутбук.
  Мари-Виктуар присела к туалетному столику, а Тедди с радостным стоном повалился на кровать:
  - Уф-ф-ф, устал! Да ещё дядя Гарри на меня страху нагнал, что министру нажалуется, и наши опыты прикроют, но всё вроде обошлось.
  Мари-Виктуар повернулась к Тедди:
  - Знаешь, всё-таки странный человек твой крёстный, иногда я его просто боюсь.
  - Боишься? - удивился Тедди, - дяди Гарри? Из-за чего? Не понимаю...
  - Ну, не знаю, как тебе объяснить, - задумчиво сказала Мари-Виктуар, - суровый он какой-то, замороженный, как неживой. В школе я его только издалека видела, он у нас уроки не вёл, да и в Хогвартсе он появился, когда я уже на последнем курсе училась. МакГонагалл и накричать могла, и наказание назначить, а её всё равно почему-то меньше боялись. Твой крёстный - он ведь почти и не наказывал, но если посмотрит на тебя, как ледяной водой обдаст, мы даже на седьмом курсе старались ему на глаза не попадаться, не говоря уже о том, чтобы натворить что-нибудь. А ведь он никому ничего плохого не сделал! Да вот и сегодня - смотрю я на него, вроде шутит, улыбается, но улыбается только рот, а глаза серьёзные и холодные какие-то. Ещё и шрам этот на щеке...
  - Да что ты, Мари, - ответил Тедди, - придумываешь ты что-то. Дядя Гарри на самом деле человек очень добрый и мягкий, просто жизнь его с детства наотмашь хлестала, я вообще не понимаю, как он не сломался. Ну, представь: его родителей убил Волан-де-Морт, Гарри их только по изображениям знает, рос в семье мерзавцев маглов, которые его ненавидели, потом семь лет на него Волан-де-Морт охотился, да ты же знаешь эту историю! Ну и потом, два десятка лет работы мракоборцем - тоже не подарок... Мне дядя и тётя родителей заменили. Пока я совсем маленьким был, жил у бабушки, а как в Хогвартс поступил - все каникулы у них проводил. Конечно, видел я крёстного нечасто, но вот на метле меня научил летать он, и в квиддич со мной играл тоже он, даже драться учил! Только вот учеником я оказался никудышным, - засмеялся Тедди, - я и спорт - понятия несовместимые. Ну, тут уж он не виноват!
  - Что ж, может быть, я и не права, - сказала Мари-Виктуар, - тебе виднее. Пока мы на кухне возились, он на могилу Добби ходил. Он думал, что никто не видит, а я видела - случайно. Он долго на земле сидел, а когда встал, надгробный камень погладил, и, по-моему, глаза вытирал...
  Потом они заговорили о свадьбе, о том, кого будут приглашать, какое будет у Мари-Виктуар платье, куда поедут в свадебное путешествие. Всё это было подробно обсуждено уже не единожды, но обоим нравилось представлять свадьбу и будущую семейную жизнь в мельчайших деталях. Мари-Виктуар накинула халат и прилегла рядом с Тедди. Внезапно она спросила:
  - Послушай, Тедди, а ты не думаешь, что мы обокрали самих себя?
  - Мы? Почему? - удивился он.
  - Ну-у-у... потому что мы... вместе ещё до свадьбы. Ну, вот представь: если бы этого не было, после свадьбы всё было бы в первый раз. А теперь мы просто ляжем спать...
  - Ты и правда так думаешь? - повернулся к Мари-Виктуар Тедди.
  - Так нечестно! Я первая спросила, значит, тебе первому отвечать!
  - Не знаю... - сказал Тедди, - у мужчин и женщин это очень по-разному. Но могу сказать, что я очень долго ждал тебя, я ведь старше, и я ни о чём не жалею! А ты...
  - Нет, я тоже не жалею, - улыбнулась девушка и поцеловала Тедди в нос, - это я так спросила, по женской глупости. А какое кольцо ты мне подаришь на помолвке?
  - Ничего я в кольцах не понимаю! - развёл руками Тедди, - ты уж помоги мне, пожалуйста, давай выбирать вместе.
  - Ну, во-первых, это должно быть кольцо с бриллиантом, - начала объяснять Мари-Виктуар, - я буду носить его до свадьбы, а потом сменю на обручальное. Когда будет выходить замуж наша дочь, я отдам это кольцо ей или невесте нашего сына, а они уже передадут его своим детям, такова традиция. У мамы такого кольца нет, потому что она - не самый старший ребёнок в семье, нам с тобой понадобится новое кольцо, такое, чтобы мы могли передать его нашим детям.
  - Да, серьёзная задача, - потёр переносицу Тедди, - будем в Лондоне, зайдём в магазин Картье, может, тебе что-то и понравится...
  - Тедди, а ты хоть примерно представляешь, сколько стоит кольцо от Картье? - засмеялась Мари-Виктуар, - всех наших денег не хватит! Поищем что-нибудь попроще.
  - У моей невесты должно быть лучшее в мире обручальное кольцо! - пафосно заявил Тедди, - и она его получит!
  - Тедди, пожалуйста, не надо швырять деньги, - попросила Мари-Виктуар, - давай выберем кольцо вместе.
  - Ну вот, - помрачнел Тедди, - мы начинаем считать деньги еще до свадьбы, это плохо...
  - Привыкай! Как и полагается настоящей француженке, я буду очень расчётливой и бережливой женой, - засмеялась Мари-Виктуар.
  - Да какая ты француженка? - поддел её Тедди, - в зеркало посмотри, настоящая англичанка.
  - Английские жёны тоже умеют планировать семейный бюджет! А поскольку мама у меня француженка, а папа англичанин, я буду не просто расчётливой, а скупой, у тебя будет жена скупердяйка!
  - Будем перевоспитывать! - заявил Тедди, ласково обнимая девушку.
  * * *
  Прошло несколько дней.
  Ранним утром Гарри проснулся от стука в оконное стекло. На карнизе сидела взъерошенная недовольная сова. Гарри осторожно, чтобы не разбудить Джинни, встал, открыл окно и, ежась со сна от утренней прохлады, отвязал от её лапы пенальчик и развинтил. В пенальчике оказалась записка:
  "Этой ночью нам сообщили, что в результате неудачного эксперимента в Стоунхендже пропал Тедди. Мари-Виктуар в истерике, Флер от нее не отходит ни на шаг, я утром должен быть в Гринготтсе. В министерстве никто ничего не знает, с Кингсли связаться не удаётся. Гарри, прошу тебя, возьми это дело в свои руки! Держи нас в курсе событий.
  Билл"
  Гарри перечитал записку, вздохнул, взял с прикроватной тумбочки очки и вышел в гостиную. Он бросил в камин щепотку летучего пороха и приказал: "Новости MBC[5]!"
  В камине тотчас появилось изображение ведьмы из программы круглосуточных новостей. Симпатичная ведущая в модной блузке с рискованным декольте, к сожалению, обладала скверной дикцией, поэтому Гарри понимал её трескотню через два слова на третье. Новости были вчерашними, и Гарри слушал невнимательно, ожидая сводки происшествий, которую читали перед прогнозом погоды. Ведущая заканчивала выпуск, и Гарри понял, что ничего нового не услышит, но вдруг к ней в руки спланировал лист пергамента. Девица развернула его и, заученно улыбаясь, прочитала:
  "К нам поступила информация с пометкой "Молния". Из графства Уилтшир сообщают, что этой ночью в районе кромлеха[6] Стоунхендж произошел взрыв. По неподтверждённой информации он стал следствием неудачного эксперимента, который проводили сотрудники отдела тайн. Двое из них сейчас находятся в больнице святого Мунго, их жизни ничто не угрожает, а третий сотрудник исчез, его имя - Теодор Римус Люпин. Никаких следов мистера Люпина пока обнаружить не удаётся. Министерство магии пока никак не комментирует случившееся, также остаётся неизвестным, какие эксперименты проводили сотрудники отдела тайн в Стоунхендже. Аварийная бригада провела коррекцию памяти у нескольких маглов, случайно оказавшихся поблизости от места инцидента. Это все новости на этот час, оставайтесь с нами!"
  В гостиную, шлёпая своими любимыми тапочками и кутаясь в халат, вошла Джинни.
  - Ты чего вскочил в такую рань? Что-то случилось?
  Стоунхендж. Современное фото
  
  - Случилось, - сумрачно сказал Гарри, - Тедди пропал. От Билла сова прилетела, она меня и разбудила.
  - Как пропал? Куда пропал? Дома что ли не ночевал? - удивилась Джинни.
  - Хуже. Похоже, они всё-таки доигрались со временем. Ночью ставили какой-то эксперимент в Стоунхендже, ну и рвануло у них что-то. Двое в больнице святого Мунго, а Тедди бесследно исчез. Это всё, что я знаю. Мари-Виктуар в шоке, Билл и Флер, похоже, тоже. Собери на скорую руку чего-нибудь перекусить, пока я одеваюсь.
  - Ты в министерство?
  - Конечно, а куда же ещё? Поговорю с Кингсли, а потом возьму за манишку Саймона и буду трясти, пока эта старая сволочь мне не расскажет, чем они там занимались, и что стало с мальчишкой.
  - Гарри, только я прошу тебя... - с тревогой сказала Джинни.
  - Джинни, ты, похоже, не понимаешь... Всё очень серьёзно. Я вообще не уверен, жив ли Тедди! Я должен во всем разобраться, причём очень быстро. Возможно, от того, насколько я буду быстро действовать, зависит жизнь парня. И вот ещё что, свяжись с Мари-Виктуар и попытайся её успокоить. О моих подозрениях ей ни слова!
  * * *
  В кабинете министра магии Кингсли Бруствера Гарри застал начальника отдела тайн по имени Саймон. Кингсли был зол, а Саймон расстроен и подавлен.
  Кингсли указал Гарри на кресло рядом с собой и продолжил разговор, прерванный появлением Гарри:
  - Я уже третий раз говорю тебе, Саймон, что не приму твою отставку, пока не увижу здесь, вот в этом кабинете мальчишку Люпина! Живого и здорового! Сначала вытащи его, а потом будем говорить обо всём остальном!
  - Но... - начал было Саймон, однако Гарри прервал его:
  - Прошу прощения, Кингсли, мистер Саймон, могу ли я узнать, что именно произошло?
  Кингсли тяжело вздохнул и откинулся в кресле, вытирая лоб:
  - Расскажи ему, Саймон. Профессор Поттер - крёстный отец Тедди, он имеет право знать всё...
  Саймон кивнул, помолчал несколько секунд, собираясь с мыслями, и начал:
  - Как вы, вероятно, знаете, мистер Поттер, группа моих сотрудников занимается изучением Врат Гвин-ап-Нудда, и Тедди Люпин входит... входил в эту группу. Весьма способный и подающий надежды молодой человек, да... В результате серьёзных теоретических изысканий и множества экспериментов нам удалось создать артефакты, которые действуют наподобие Врат, то есть обладают способностью перемещать материальные тела в пространстве и во времени.
  - И в будущее, и в прошлое? - перебил его Гарри.
  - Что? Э-э-э... Конечно, нет, только в прошлое, поскольку будущего не существует в том смысле, что нам еще предстоит его создать, мы движемся вдоль оси времени в одном направлении с постоянной скоростью, оставляя за собой прошлое.
  - Понял, прошу прощения, что перебил вас, - сказал Гарри, - продолжайте, пожалуйста.
  - Так вот, как я уже сказал, нам удалось создать амулеты, своеобразные машины времени, если пользоваться магловскими терминами, но управлять ими мы пока толком не умеем. Мы провели множество опытов и убедились, что можем переносить в прошлое различные э-э-э... предметы. В основном, мы экспериментировали с неживой природой - с камнями, водой, песком. Потом попробовали отправлять в прошлое кусочки дерева, насекомых и мышей. Все они исчезли и обратно не вернулись. Что с ними стало, мы не знаем. Для уточнения свойств наших артефактов мы провели несколько серий опытов, отправляя в прошлое камешки заранее известного веса и замеряя изменения магических полей. Поскольку наши артефакты очень слабы, они могут действовать только вблизи объектов, концентрирующих вокруг себя магические поля. Такими объектами являются, например, кромлехи. Чтобы избежать влияния помех разного рода, опыты мы проводим обыкновенно по ночам. Вот и в этот раз Тедди с двумя помощниками должен был провести совершенно рутинную серию опытов. Мы повторяли их десятки раз и убедились в их безопасности, но в этот раз произошло непредвиденное...
  - Что именно? - подался вперед Гарри.
  - Мы предполагаем, что Тедди уронил артефакт прямо на алтарный камень... - тяжело вздохнул Саймон.
  - Что такое алтарный камень?
  - Ну, это такой огромный камень, грубо обтёсанный в форме параллелепипеда, высечен из довольно обычного зеленоватого слюдяного песчаника. Он лежит в самом центре кромлеха. Собственно, мы не знаем подлинного назначения этого камня, просто его принято называть алтарным...
  - Откуда известно, что Тедди уронил талисман на алтарь?
  - Помощники Тедди пришли в сознание, - пояснил Кингсли, - и мы смогли задать им пару вопросов. Всё шло как обычно, но у Тедди вылетела из-под ног какая-то ночная птица, он якобы вздрогнул и выронил амулет, к несчастью, прямо на алтарный камень. Произошёл взрыв, людей раскидало. Двоих мы нашли утром поблизости от камня, а Тедди исчез. Это всё, что мы знаем. Имей в виду Гарри, что они работали ночью, при свете луны и звёзд, поэтому отчётливо видеть, что случилось, они не могли: было слишком темно, и они стояли далеко от алтарного камня.
  В кабинете воцарилось молчание. Кингсли постоянно вытирал платком лицо и шею, а Саймон нервно пил воду. Гарри заметил, что лицо Кингсли посерело, а на щеках проступили красные пятна. Наконец Гарри прервал тишину:
  - Общая картина начинает складываться, но у меня есть ещё множество вопросов. Когда и кому я могу их задать?
  - Здесь. Нам. Сейчас, - коротко ответил Кингсли.
  - Хорошо. Тогда первые вопросы будут к мистеру Саймону. Вы позволите?
  Кингсли и Саймон кивнули.
  - Благодарю вас, мистер Саймон. Скажите, вы можете установить, в какое именно время в прошлом попал Тедди?
  - К несчастью, нет, мы не знаем этого даже предположительно.
  - Следующий вопрос: может ли Тедди, воспользовавшись вашей "машиной времени", самостоятельно вернуться обратно?
  - Мы предполагаем, что да. Мы надеялись, что он вернется сразу после взрыва или хотя бы в течение нескольких часов после него, но он не вернулся. Очевидно, что-то случилось...
  - ...Или ваша "машина времени" не сработала.
  - Да, возможно, что и так.
  - Какие шансы у Тедди остаться в живых?
  - Я не знаю, поймите, не знаю!!! - взвизгнул Саймон, - я над этим ломаю голову с того самого момента, когда узнал о катастрофе! Но я ничего не могу сказать, у нас нет опыта, мы никогда не отправляли людей в прошлое! Единственная наша надежда заключается в том, что совсем недавно два человека прошли через Врата и не погибли.
  - Слабая надежда, - хмыкнул Гарри, - Скорпиус Малфой не вернулся, а что стало с Эринией Лестрейндж, мы так и не узнали. Есть предположение, что мёртвая старуха, которую нашли в замке Малфоев, это она и есть. Если это так, то результаты прохождения Врат не обнадёживают. Но, допустим, что Тедди жив, потому что если он погиб, нам говорить больше просто не о чем, и дело уйдет в специальный трибунал Визенгамота по расследованию преступлений в области экспериментальной магии. Мы собрались здесь для того, чтобы найти способ вытащить парня из той временнóй дыры, куда его забросило. Как вы думаете, почему он не воспользовался амулетом, чтобы вернуться?
  - Он может быть ранен, может попасть в плен, может даже потерять рассудок, - сказал Кингсли, - нам остаётся только гадать, что произошло на самом деле.
  - Мистер Саймон, скажите, существуют хоть какие-то способы проследить перемещение во времени? - спросил Гарри.
  - Вы знаете, есть одна теория, - задумчиво ответил Саймон, - мы предполагаем, что после перемещения материального тела во времени в его структуре образуется некий туннель, канал, что-то вроде кильватерной струи за кораблём. И если попытаться совершить временнóй переход в этом месте вторично, то есть вероятность, что перемещение пойдет по этому каналу, и второй путешественник во времени попадет в ту же точку, что и первый.
  - В ту же точку и во времени, и в пространстве?
  - Предположительно, да.
  - А вот это уже даёт нам хорошие шансы! - повеселел Гарри.
  - Постой-постой, Гарри, я что-то не понял тебя, - вмешался Кингсли, - ты что, собрался отправиться в прошлое вслед за Тедди?
  - А что, у тебя есть другие предложения? - пожал плечами Гарри.
  - Но это невероятно опасно, и шансов у тебя практически нет!
  - Извини, Кингсли, я повторю свой вопрос, - мягко сказал Гарри, - у тебя есть другие предложения? Тедди - мой крестник, он мне как сын. Что же, я его брошу? Парень собрался жениться этим летом, невеста сходит с ума, как мы девчонке в глаза будем смотреть, если не попробуем вытащить его? Мы, взрослые, опытные, уже немолодые волшебники...
  - Мы? - переспросил Кингсли, - кого ты хочешь взять с собой?
  - Позвольте мне, мистер Поттер, - выдавил из себя Саймон, - это моя вина, и я готов... - начальник отдела тайн выглядел напуганным и жалким.
  - Благодарю вас, мистер Саймон, - ответил Гарри, - но, боюсь, ваш возраст и ваша физическая форма не позволят вам принять участие в этом деле. Кингсли, я хочу попросить о помощи Дуэгара.
  - Дуэгара? - удивился Кингсли, - почему именно его?
  - Во-первых, он сильный волшебник, - ответил Гарри, - во-вторых, здоров, как бык, умеет драться, а в-третьих, он из рода гномов. Мне почему-то кажется, что это окажется важным. Если ты не возражаешь, я свяжусь с ним.
  - Но... ещё ничего не решено, - возразил Кингсли, - надо всё тщательно обдумать, взвесить, подготовиться, наконец! Нельзя же вот так сразу!
  - Мы не можем ждать, - жёстко возразил Гарри, - временнóй канал затянется, и тогда мы точно не сможем найти и вытащить Тедди. Решать нужно сейчас, и решать быстро. Надеюсь, у Тедди хватило ума не отходить далеко от места переброски. Мы заберём его и сразу вернёмся. Мистер Саймон, ваша "машина времени" сумеет перенести троих?
  - Вес и количество материальных тел значения не имеют, - пояснил начальник отдела тайн, - тут действуют совершенно иные принципы.
  - Очень хорошо. Сколько у вас таких артефактов?
  - Нам удалось сделать всего два амулета. Один из них остался у Тедди.
  - А почему только два? Можно быстро сделать ещё несколько штук?
  - Сколько мы ни пытались, не получается! - ответил Саймон. - Работают только два, а почему - непонятно.
  - Значит, экспедиции по спасению спасателей не будет, - подвёл итог Гарри, - давайте подумаем, как нам следует одеться, что взять с собой, и как мы будем общаться с аборигенами - лично я древних я зыков не знаю.
  * * *
  Дуэгара уговаривать не пришлось - он согласился отправиться в прошлое сразу, как только вник в суть дела. Поскольку Дуэгар летом оставался в школе и в отсутствие Гарри и Гермионы исполнял обязанности директора, вместо него из отпуска нужно было вызывать Гермиону. Предвидя тяжёлый разговор, Гарри свалил эту обязанность на министра магии. Решили так: если Тедди удастся вытащить из прошлого в течение одной ночи, никому ничего говорить не придётся - Дуэгар утром вернётся в Хогвартс, и всё пойдёт своим чередом. А вот если экспедиция затянется...
  Отправляться решили ночью в то же самое время, когда исчез Тедди, поскольку, по словам Саймона, так больше шансов оказаться в нужном месте и в нужное время. Гарри успел побывать дома - собрать вещи и поговорить с Джинни.
  К полуночи у Стоунхенджа собрались участники спасательной экспедиции и провожающие.
  Гарри никогда не был здесь, ему было интересно рассмотреть этот загадочный памятник древней культуры подробнее, но ночь выдалась облачная, тёмная, и ему был мало что видно. Огромные стоячие камни, подобно челюстям исполинского животного, вгрызались в ночное небо, распространяя ледяные волны древней магии. По земле клубился туман, в который ноги погружались по щиколотку. Гарри зябко поёжился и застегнул верхнюю пуговицу на куртке.
  - Осторожно, мистер Поттер, здесь где-то должны быть ямы. Их вообще-то обозначили деревянными столбиками, но в тумане столбиков тоже не видно, так что к риску угодить ногой в яму добавился риск зацепиться за столбик. Ямы неглубокие, но вывихнуть ногу можно очень легко.
  - Ладно, - сказал Гарри, - но волшебной палочкой хотя бы можно посветить? Я надеюсь, вы позаботились оцепить кромлех, чтобы здесь случайно не оказались какие-нибудь маглы туристы?
  - Да, сэр, Стоунхендж надежно охраняется, - сказал Саймон напряжённым голосом, - а сейчас пора научить вас обращаться с нашей "машиной времени". Чтобы переместиться в прошлое, вам с профессором Дуэгаром нужно будет встать на алтарный камень и взяться за руки, а тот, у кого будет амулет, должен мысленно назвать время и место, в котором вы хотите очутиться.
  - Но мы же не знаем ни места, ни времени! - возразил Дуэгар.
  - Вам достаточно пожелать оказаться рядом с Тедди Люпином. Когда будете возвращаться втроём, станьте в круг. Только учтите, что если вы пожелаете вернуться в момент отправления, то есть в нынешнюю полночь, может возникнуть петля во времени, а такие петли опасны. В прошлом и в настоящем время течёт с одинаковой скоростью, поэтому просто пожелайте вернуться вот в это самое место, и "машина времени" всё сделает сама.
  - Кстати, а как она выглядит? - спросил Дуэгар.
  - Вот она, возьмите, - сказал Саймон и протянул Дуэгару кулон на цепочке. В кулон был вставлен кусочек не то камня, не то кости, - его нужно носить на шее.
  - Это вы неудачно придумали, - поморщился Гарри, - слишком заметная вещь. Если мы попадём в плен, и нас будут обыскивать, кулон обязательно найдут и отнимут. И что тогда делать?
  - Мы не думали о такой возможности, когда создавали амулет, - развёл руками Саймон. Это же лабораторный образец, никто и не предполагал, что он может отправиться в прошлое!
  - Как вы думаете, а что нас ждёт в прошлом? - спросил Гарри. - Как мы должны себя вести, и чего ни в коем случае нельзя делать? К примеру, что будет, если на нас нападут, и мы в бою кого-нибудь убьём? Ведь это может изменить ход истории!
  - Лучше не рисковать и воздерживаться от убийства, - сказал Саймон, - потому что если вы убьёте какую-нибудь исторически значимую фигуру, последствия могут оказаться действительно непредставимыми, а вот если это будет какой-нибудь солдат или, я не знаю, наёмник... Возможно, всё не так страшно...
  - А наша одежда, вещи, наши знания? Ведь они тоже могут повлиять на ход событий!
  - Постарайтесь как можно меньше контактировать с местным населением, это всё, что я могу посоветовать, - уныло сказал Саймон. - Вам придётся принимать решения на месте в зависимости от складывающихся обстоятельств.
  К Саймону подошёл один из невыразимцев и что-то шепнул ему на ухо. Саймон вздрогнул, посмотрел на Гарри и Дуэгара и севшим голосом сказал:
  - Время отправляться. Желаю вам удачи, господа! Встаньте на камень... Пять, четыре, три, два, один... Полночь! Вперёд! И да хранит вас Мерлин...
  
  Глава 2. Время, назад!
  Ощущения от перемещения во времени оказались такими же противными, как при трансгрессии, но, к счастью, недолгими. Гарри и Дуэгар свалились на какие-то плоские камни. Дуэгар поднялся на ноги первым и подал руку Гарри.
  - Спасибо, профессор, - сказал Гарри, - поздравляю с успешным прибытием в прошлое. Слава Мерлину, мы живы!
  - Вы не предупреждали меня, профессор, что путешествия во времени могут оказаться опасными! - усмехнулся в усы Дуэгар.
  - От наших невыразимцев можно ожидать чего угодно, - вздохнул Гарри, отряхивая джинсы, - они вполне могли забросить нас на Луну или на десяток футов под землю... Кстати, а мы вообще-то на земле? В смысле, на планете под названием Земля.
  Дуэгар задрал голову, некоторое время разглядывал звёздное небо и, наконец, изрёк:
  - Судя по расположению созвездий, на Земле, и, более того, в Британии или где-то рядом, во всяком случае, в Европе.
  Шотландия
  
  - Уже хорошо! - облегчённо сказал Гарри, - но место вроде бы не то. Мы в мегалите, но это не Стоунхендж. Смотрите, профессор, камни стоят явно ближе друг к другу, алтарь выглядит по-другому, и вообще, здесь всё заметно меньше размером, да и ночь вроде светлее. Рискнём, посветим волшебной палочкой?
  - Не стоит, сэр, - сказал Дуэгар, внимательно осматриваясь, - свет вашей палочки будет виден на пару миль в округе. Откуда мы знаем, каких тварей он может привлечь? Для начала давайте проверим, сможем ли мы вообще здесь колдовать.
  Гарри сосредоточился, повернул руку ладонью к земле и мысленно приказал: Вингардиум Левиоса! Листья, мелкие камешки и какой-то мусор немедленно взлетели вверх и прилипли к его ладони. Профессора переглянулись.
  - Финита! - тихонько произнёс Гарри, и листья упали обратно.
  - Действует! - облегчённо выдохнул Дуэгар.
  - Да, - сказал Гарри, - и знаете, профессор, мне кажется, что здесь колдовать легче, чем в нашем мире. Не знаю, почему.
  - Интере-е-есно! - собрав бороду в кулак, протянул Дуэгар, - я не знаю ни одной теории, которая могла бы хоть как-то это объяснить!
  - Потом будем искать объяснения, нам бы найти Тедди и вернуться обратно... Тедди! - позвал Гарри, повернувшись к скрытым темнотой каменным столбам.
  Профессора напряжённо прислушались. Тишина, только зло посвистывает ветер в трещинах древних камней, шелестит листва невидимого леса, да сонно чирикает какая-то птица.
  - А мы вообще в нужное место попали? - поинтересовался Дуэгар. - Мегалит другой, да и воздух отличается, чувствуете, морем пахнет, оно где-то неподалёку.
  - Вы умеете читать следы, профессор? - спросил Гарри, - если мы найдём какие-нибудь отпечатки, возможно, удастся по ним что-нибудь определить?
  - Как я сразу не догадался! - хлопнул себя по лбу Дуэгар, - конечно! Только мне понадобится немного света.
  Гарри расстегнул куртку, прикрыл её полой волшебную палочку и, присев, произнёс заклятие: Люмос!
  Дуэгар немедленно встал на колени и принялся рассматривать освещённый круг.
  - Здесь мы ничего не увидим - сплошной камень. Давайте пройдём по периметру кромлеха, там вроде бы земля.
  Они пошли по кругу. Гарри светил волшебной палочкой, а Дуэгар искал следы. Казалось, что найти ничего не удастся, они обошли почти весь периметр, как вдруг Дуэгар воскликнул:
  - Стоп! Кажется, что-то есть!
  Он долго ползал по земле, потом встал, отряхнул ладони и сказал:
  - Похоже, Тедди был здесь. Я видел следы нескольких человек. Все, кроме одного, обуты во что-то страшно примитивное, но обувь у них разных размеров. Во что был обут Тедди?
  - Кажется, он всегда носил кроссовки, - неуверенно ответил Гарри.
  - Смотрите, - сказал Дуэгар и потянул Гарри к земле.
  Гарри нагнулся и действительно увидел полузатоптанный рифлёный отпечаток.
  - Ну, я не следопыт, и, конечно, не помню отпечатков обуви Тедди, да я и своих-то не помню, но будем надеяться, что он был здесь. Судя по отпечаткам, парня схватили и куда-то поволокли.
  - Похоже на то, - сказал Дуэгар, - что будем делать дальше?
  - Давайте попробуем пройти по следам, - ответил Гарри, - только осторожно.
  Он убрал волшебную палочку в рукав куртки и сделал шаг в проём между стоячими камнями. Внезапно что-то ударило его по голове, в глазах разлетелся сноп ослепительных искр, и Гарри потерял сознание.
  * * *
  Очнулся он в каком-то незнакомом месте, во рту пересохло, нестерпимо болела голова.
  "Похоже, предки чем-то меня крепко приложили по затылку, - подумал Гарри, - спасательная операция выходит из-под контроля. Сколько же я провалялся без сознания, и где Дуэгар?"
  Гарри прислушался к себе, вроде бы, кроме головы, ничего не болело, руки и ноги не были связаны. Он осторожно открыл глаза. Оказалось, что Гарри лежит в какой-то полутёмной комнате, он смутно видел только потолок из грубо обструганных и почерневших досок. Слева от него была неровная стена, сложенная из дикого камня. От стены тянуло промозглым холодом. Справа на грубых нарах лежал человек. "Профессор, - тихонько позвал Гарри, но тот не отозвался. - Спит или без сознания", - подумал он. В комнате было очень холодно, но Гарри не чувствовал себя замерзшим, поскольку был укрыт несколькими звериными шкурами. Шкуры, по виду волчьи, были старыми, облезлыми и скверно пахли. Такими же шкурами был укрыт Дуэгар. Гарри похвалил себя за то, что дома вместо очков надел магические контактные линзы, которые обычно не носил потому, что они раздражали глаза. "Хорош бы я был, если бы у меня очки отобрали, - подумал он. - Кстати, а что вообще у меня забрали? - Похолодев от предчувствия, он похлопал себя по рукаву куртки и облегчённо подумал: - слава Мерлину, волшебная палочка на месте. То ли не нашли, то ли побоялись забрать. А вот нож пропал. Стоп, а кулон?" Кулона не было. "Ой, как скверно, - подумал Гарри, - и что теперь делать? Как мы будем отсюда выбираться? Одна надежда - удастся найти и вернуть отобранное".
  Гарри осторожно выбрался из-под шкур и спустил ноги на пол. Пол казался ледяным, несмотря на то, что был засыпан слоем свежей соломы. Немного примирило с действительностью его то, что сапоги, оказывается, не забрали, они аккуратно стояли в ногах лежанки. Гарри обулся и осмотрел комнату. Комната была узкой, очень высокой и совершенно пустой, кроме двух лежанок, никакой мебели в ней не было. Напротив массивной двери было окно, закрытое деревянным ставнем. Гарри подошёл к окну и с натугой распахнул его. Ни стекла, ни решётки в оконном проёме не было. Из-за того, что амбразура была очень узкой, высунуться в окно не удалось, но где-то внизу был явственно слышен шум бегущей по камням воды. Судя по тому, что небо только начинало светлеть, он пролежал без сознания часа три-четыре.
  Гарри подошёл к Дуэгару. Профессор лежал на спине, тяжело и хрипло дыша. Лицо его приобрело синюшно-бледный оттенок, под глазами залегли чёрные круги, какие бывают при болевом шоке. Гарри осторожно откинул шкуры. Так и есть! Грудь Дуэгара была забинтована полосами грубой, но чистой ткани, через которую проступали бурые пятна. Профессор был ранен. И, судя по его виду, тяжело. "Вот теперь мы точно влипли, - мрачно подумал Гарри, - окончательно и бесповоротно. Попали в плен неизвестно к кому, амулета нет, что с Тедди - неизвестно, а тут еще Дуэгар ранен! Как же это он подставился? Н-да, сдаётся мне, мистер Поттер, что это приключение у вас будет последним. Чтобы отсюда выбраться и вытащить раненого Дуэгара, нужно какое-то совершенно запредельное везение. Такого просто не бывает. Демоны зелёные, голова как болит... Стоп! А почему бы не воспользоваться магией?"
  Гарри подошёл к двери и внимательно её осмотрел. Дверь была сколочена из дубового бруса и щелей не имела, так что снаружи не было видно, чем занимаются пленники. Гарри на всякий случай повернулся спиной к двери, достал волшебную палочку, приложил к виску и скомандовал: Санентум Максима! Через несколько секунд Гарри почувствовал, как головная боль уходит. Он пощупал затылок и обнаружил здоровенную шишку, которая рассасывалась прямо под пальцами. Гарри дождался, пока заклятие закончит работу, и подошёл к Дуэгару. Из курса боевой магии он знал, что заклятие Санентум Максима к ранам применять нельзя, больному станет только хуже. Рекомендовалось рану перевязать, применить обезболивающее заклятие и ждать прибытия целителя. Надежды на целителя не было никакой, поэтому Гарри решил попробовать психомассаж. Он размял руки, положил пальцы на виски Дуэгара и сосредоточился. Поскольку Дуэгар был не вполне человеком, психоконтакт удалось установить с огромным трудом. Через пять минут Гарри взмок, у него опять заболела голова, дрожали от напряжения руки и ноги, но Дуэгар начал приходить в себя. Он пошевелился, застонал и, не открывая глаз, прохрипел: "Воды..."
  Гарри ещё раз оглядел комнату - воды не было. Тогда он подошёл к двери и начал колотить в неё руками и ногами. Вскоре снаружи заскрежетал засов, и дверь открылась. Гарри быстро отступил назад.
  В комнату вошёл человек с рыжей, всклокоченной бородой. Он был одет в грубый шерстяной плед, стянутый у пояса ремнём, и сандалии. Кривые, волосатые ноги тюремщика были голыми. В правой руке он держал сучковатую дубину. "Не этот ли молодец меня дубинкой приложил?" - подумал Гарри.
  - Чего надо? - хриплым басом спросил бородатый, настороженно глядя на Гарри. От него разило прокисшим пивом, мокрой овчиной и давно не мытым телом.
  - Воды дай! - в тон ему рявкнул Гарри, - и пожрать принеси!
  - Ща... - пробурчал тот. Пятясь, чтобы не выпускать из поля зрения пленников, он вышел из комнаты и запер за собой дверь.
  Гарри рухнул на лежанку. "Судя по одежде этого горного орла, мы угодили в очень далёкое прошлое, - подумал он. - Как бы определить хотя бы приблизительно, какой это век? Стоп! - вдруг оборвал себя Гарри, - а на каком языке он говорил? Это явно не английский, хотя я его понял, и он меня тоже. Значит, заклинание Саймона работает! Ура, одной проблемой меньше!"
  На совещании у министра магии Гарри поинтересовался у начальника отдела тайн, каким образом они с Дуэгаром будут общаться с местным населением, если попадут в далёкое прошлое. Саймон предложил воспользоваться экспериментальным заклятием, которое может быть наложено на волшебную палочку любого мага и позволит ему более-менее свободно объясняться на старобретонском, древнекорнском, гэльском и других языках, названия которых Гарри не запомнил.
  Гарри присел на краешек лежанки Дуэгара:
  - Сейчас принесут воду, профессор. Как вы себя чувствуете?
  Но Дуэгар молчал, похоже, он снова впал в забытьё. Гарри потрогал лоб полугнома - у него был сильный жар. Примерно через четверть часа все тот же бородатый сторож в пледе приволок грубо сплетённую кривобокую корзину и плюхнул её на пол.
  - Еда и вода, - буркнул он, собираясь покинуть комнату.
  - Постой, приятель, - окликнул его Гарри, - скажи, где мы? Почему нас держат взаперти? Как тебя зовут? - человек приостановился, но отвечать на заданные вопросы не стал. Он молча вышел из комнаты и запер дверь
  Гарри зло сплюнул и стал рыться в корзине. Найдя флягу, он вытащил пробку и вылил несколько капель на ладонь. Во фляге оказалась чистая свежая вода. Кроме фляги в корзине лежали лепёшки, с десяток сморщенных яблок и кусок какого-то подозрительного мяса. Гарри отодвинул корзину, взял флягу и стал осторожно поить Дуэгара. Сначала вода стекала по подбородку на шею и грудь, но потом раненый пришёл в себя и начал жадно глотать.
  - Спасибо, Гарри, пока хватит, - прохрипел он. - Где это мы?
  - Не знаю, - ответил Гарри, - но, похоже, мы попали в далёкое прошлое, и мы в плену. Воду и продукты принес какой-то жуткий тип, завёрнутый в плед.
  - Шотландец, значит? - спросил Дуэгар, - а цвета пледа какие?
  - Да какие там цвета! - удивился Гарри, - просто большая серая, грязная тряпка. И воняет от него... Но об этом потом, лучше скажите, как вы себя чувствуете, профессор?
  - Погано... - скривился Дуэгар.
  - А что случилось-то? Вы ранены? Куда?
  - Похоже, пропустил удар мечом или кинжалом... Прямо в грудь...
  - Кто вас ранил?
  - А вы что, ничего не помните? Хотя, да, вас же сразу вырубили... Как только вы шагнули за границу камней, вас чем-то ударили по голове, ну, вы и упали. Я бросился на помощь, но там, в темноте, оказалась целая шайка. Двоих или троих я убил или серьёзно покалечил, но четвёртого в темноте, наверное, не заметил. Вот он-то мечом меня и пырнул, а больше я ничего не помню...
  - Чем я могу вам помочь, профессор? - спросил Гарри, - может, вы знаете какое-нибудь подходящее исцеляющее заклятие?
  - Ничем вы мне не поможете, - слабо сказал Дуэгар, - с такой раной нужно к профессиональным целителям... Стандартные заклятия не помогут... Гномы крепче людей, поэтому я ещё жив, но жить мне осталось день или два, не больше. Без магического лечения или хотя бы магловских антибиотиков мне не выкарабкаться. Не повезло...
  Дуэгар закрыл глаза и облизнул пересохшие губы. Гарри дал ему ещё воды, потом намочил свой носовой платок и положил Дуэгару на лоб.
  "Что же делать, что делать? - лихорадочно думал Гарри, - теперь надо не Тедди искать, а спасать Дуэгара. Но как? "Машины времени" нет, нормального целителя здесь, скорее всего, тоже не найти. Выйти отсюда я могу в любой момент, правда, придётся, наверное, перебить кучу народа. Пожалуй, смогу вытащить отсюда и Дуэгара, а что потом? Под открытым небом он не протянет и суток, да и не знаю я, куда идти".
  Впервые в жизни Гарри совершенно не представлял, как ему поступить и что делать. Он не видел ни одного выхода из ситуации, в которую они с размаху влипли. Дуэгар не приходил в сознание, но и хуже ему, вроде бы, не становилось. Гарри время от времени менял компрессы на лбу раненого.
  
  Прошёл час или два, и тут в комнату снова вошёл знакомый бородач. Он внимательно осмотрел Дуэгара и Гарри и встал в углу, держа дубинку наготове. За ним в комнату вошла женщина. Не говоря ни слова, она откинула с груди Дуэгара шкуры и стала разбинтовывать рану. Гарри глядел на незнакомку во все глаза. Она была совсем небольшого роста, смуглая и черноволосая. Заплетённые в косы волосы были собраны на затылке и прикрыты меховой шапочкой. Женщина была одета в тёмно-синее шнурованное платье, поверх которого она накинула длинную тунику с меховой опушкой. Никаких украшений, кроме браслетов на руках, женщина не носила. Гарри заметил у неё на переносице небольшую синюю татуировку в виде перевёрнутого рожками вверх полумесяца, напоминающую лунулу[7]. Незнакомка знаком попросила Гарри помочь ей, приподняв Дуэгара. Гарри пришлось собрать все силы, чтобы осторожно приподнять тяжеленного полугнома. Аккуратно размотав бинты, она омыла рану из сосуда, который подал ей бородатый, вытерла свежим полотном, но забинтовывать не стала. Затем она наложила руки на края раны, закрыла глаза и сосредоточилась. Лицо её враз осунулось, стало злым и старым. Гарри ощутил, что женщина творит какие-то заклятия, и поразился мощи маленькой волшебницы. Казалось, воздух в комнате уплотнился и тихонько загудел, стало трудно дышать. Гарри увидел, что по лбу волшебницы капля за каплей струится пот, она становится всё бледнее и бледнее, но действие заклятия не останавливает. "Она же убьёт себя так!" - подумал Гарри, и вдруг всё закончилось. Женщина устало уронила руки, а Дуэгар что-то пробормотал, повозился на лежанке и... захрапел. Волшебница устало присела на край лежанки, посидела пару минут, отдыхая, потом встала, свела ладони и вдруг резко развела их. Гарри увидел, как между ладонями прыгают фиолетовые искры. Волшебница болезненно морщилась, но терпела.
  - Прости меня, госпожа, - прервал молчание Гарри, - скажи, что с моим другом? Он выживет?
  Женщина обернулась и посмотрела Гарри прямо в глаза. Карие глаза волшебницы казались гипнотически бездонными и затягивали, как в омут.
  - Он будет жить, - тихо и устало ответила она, - теперь рана не опасна, уже завтра твой друг будет на ногах.
  - Спасибо тебе, госпожа, - с облегчением сказал Гарри и низко поклонился, - позволь узнать твоё имя.
  - Моё имя - Моргана, - просто ответила женщина, - я королева Регеда[8]. Нам ещё предстоит встреча, а пока прощай.
  "Моргана... - ошеломлённо пробормотал Гарри, глядя на захлопнувшуюся дверь, - ничего себе! Это значит, нас занесло в пятый век, на полторы тысячи лет назад! Артур, Мерлин, рыцари Круглого стола... С ума сойти! А что ещё было в пятом веке? Больше ничего не помню, вот досада! Как назло... Может, Дуэгар лучше знает историю?" Гарри подошёл к спящему профессору и дотронулся до его лба - жар определённо спал. "Ну, хорошо, пусть Дуэгар отсыпается, - подумал Гарри, - а мне самое время выбраться наружу, осмотреться и вообще..." Он снова забарабанил в дверь.
  Дверь открыл уже другой сторож, одежда которого была как две капли воды похожа на наряд первого, но он был раза в два старше, и не с рыжей, а с пегой бородой. Вооружен тюремщик был длинным, грубо откованным кинжалом без ножен.
  - Ну? - спросил пегий, придерживая ногой дверь.
  - Во двор надо, - объяснил Гарри.
  Страж задумался, непринуждённо почёсывая левую ногу сандалией правой. Видимо, никаких указаний насчёт режима содержания пленников он не получал, поэтому решение пришлось принимать самостоятельно. В конце концов, здравый смысл взял верх, и он мотнул головой: "Пошли!", пропуская Гарри в коридор.
  Коридор был скудно освещён единственным вонючим и чадным факелом, висящим на стене, но Гарри разглядел, что справа есть двери в ещё какие-то помещения, возможно, другие тюремные камеры. Двери были закрыты. Тюремщик подтолкнул Гарри налево, удерживая его за плечо. Хватка у него была железная. Миновав тёмный, причудливо изгибающийся коридор, тюремщик открыл дверь и вытолкнул Гарри на улицу. От яркого дневного света Гарри зажмурился и немедленно споткнулся. Пришлось остановиться. Дождавшись, когда в глазах перестанут вращаться радужные круги, он оглянулся на своего провожатого. Тот стоял, небрежно прислонившись к стене. Поймав вопросительный взгляд Гарри, он ткнул пальцем: "Туда!"
  
  Они стояли во внутреннем дворе замка, окружённого невысокой, в полтора человеческих роста стеной. Основание стены было сложено из каменных валунов, а верхняя часть была деревянной. Поверх стены был проложен настил, по которому ходил часовой с луком, надетым через плечо. Заросший бурьяном двор образовывал неправильный прямоугольник, в углах которого возвышались дозорные башни.
  По деревянной лестнице Гарри взобрался на стену и заглянул вниз.
  Внизу, футах в тридцати или сорока, по камням скакала река. Несмотря на то, что кладка стены была неровной и в принципе удобной для побега, но камни были сырыми и поросли мохом, а местами и вовсе крошились, поэтому спуститься по ней мог только опытный альпинист. С этой стороны замок был надёжно защищён. Оставалась другая стена и ворота. Днём воротины были отвалены, а на сторожевых вышках надвратных башен скучали часовые. "На ночь ворота, конечно, запираются, - подумал Гарри, - без заклятий открыть их под силу разве что Дуэгару, но если под другой стеной выкопан ров, другого пути нет". Он оглянулся и стал рассматривать замок.
  Замок представлял собой угрюмое каменное строение, прямоугольное в плане. В стенах кое-где без видимой системы были проделаны окна, по большей части закрытые ставнями. Во дворе располагались конюшня, кузница, ещё какие-то неряшливые хозяйственные постройки, около которых бродили люди и грязные, худые собаки. В огороженном жердями загоне толкались овцы. Прямо под окнами замка красовались зловонные кучи мусора и мутные пенящиеся от мочи лужи, на которые никто не обращал внимания. В кузнице стучал молот. Пахло горелым торфом, свежевыпеченным хлебом и навозом.
  Ничего больше рассмотреть Гарри не удалось, потому что пегий взял его за плечо и втолкнул обратно в дверь.
  Очутившись в успевшей надоесть за время недолгого плена комнате, Гарри обнаружил, что Дуэгар не спит.
  - Профессор, - кинулся к нему Гарри, - ну, как вы?
  - Спасибо, гораздо лучше, - ответил Дуэгар, - ну-ка, давайте посмотрим, что у меня там? Помогите мне размотать эти тряпки.
  - А может, пока не стоит? - засомневался Гарри, - вдруг потревожим рану?
  - Разматывайте, разматывайте, ничего не случится, - пробурчал Дуэгар, - мне надо самому взглянуть.
  Он приподнялся на кровати, Гарри осторожно размотал полотно и присвистнул: на месте раны на груди Дуэгара остался длинный розовый шрам.
  - Ничего себе... - сказал он, - и суток не прошло, а рана уже зарубцевалась, да и рубца, в общем, нет! Похоже, Моргана и правда искусная целительница, не солгали легенды...
  - Кто?!! - подскочил Дуэгар, - как вы её назвали?
  - Моргана, - повторил Гарри, - Моргана, королева Регеда, вы не ослышались.
  Дуэгар оторопело откинулся на спину:
  - Моргана ле Фей... Но это же...
  - Да-да, профессор, именно, мы попали в пятый век нашей эры или от Рождества Христова - как вам угодно. В какой год, точно не знаю. К сожалению, в истории я не силён.
  - Раз Моргана, значит, в артуровы времена, - задумчиво сказал Дуэгар, привычным жестом поглаживая бороду, - необычайно интересно! Вот только хотел бы я знать, в какой год пятого века мы попали... Впрочем, попробуем догадаться. Считается, что Артур правил Британией, или, как её тогда называли, Логрией, в 450-е - 460-е годы. Моргана - старшая сестра короля Артура, но не родная, а сводная. У них общая мать, королева Игрейна, но разные отцы. Отец Морганы - герцог Горлойс Корнуэльский. Он был убит при каких-то загадочных обстоятельствах, причём современники считали, что к его погибели приложил руку сам Мерлин. После смерти Горлойса Игрейна вышла замуж за верховного короля Утера Пендрагона, Артур - их единственный общий ребёнок. А еще у Морганы была старшая сестра, Моргауза, тоже дочь Горлойса и Игрейны. Моргане, насколько я успел разглядеть, лет 30 или 40, стало быть, у нас есть шанс, что мы застанем Артура в живых.
  - А какая нам разница, жив Артур или нет? - спросил Гарри.
  - Что вы, профессор, огромная! Беда Достопочтенный[9] писал, что после смерти Артура в стране началась кровавая каша, период междоусобиц и безвластия, когда все сражались против всех. Вы представляете себе, что это такое - гражданская война в пятом веке?
  - Да, об этом я как-то не подумал, - признал Гарри.
  - Вот! А я подумал об этом в первую очередь! - сказал Дуэгар, - мы с вами попали в очень жестокое и кровавое время, когда до старости доживали очень немногие... А чей это замок?
  - Пока не знаю, - пожал плечами Гарри, - но, судя по тому, что наши тюремщики носят пледы, мы в Шотландии.
  - И опять я вынужден вас поправить, - вздохнул Дуэгар, - тысяча извинений, но Шотландия как государство появилось гораздо позже, если не ошибаюсь, веке в пятнадцатом, а в пятом веке на её территории размещалось множество королевств, герцогств и тому подобное. О многих из них до нашего времени не дошло вообще никаких сведений, но были и относительно крупные, короли которых сыграли свою роль в судьбе Артура и Логрии. К сожалению, сейчас я не могу вспомнить ни одного названия. Впрочем, мы, наверное, скоро узнаем, кто именно захватил нас в плен. Кстати, огромная удача, что мы с аборигенами понимаем друг друга!
  - Вообще-то, положение у нас - хуже не придумаешь, - сказал Гарри, - мы в плену неизвестно у кого, где Тедди, мы не знаем, да еще и "машину времени" у меня забрали, пока я был без памяти. Хорошо хоть моя волшебная палочка уцелела. А ваша на месте?
  - На месте, - кивнул Дуэгар, - я её тоже в рукав спрятал. С помощью магии мы можем выйти на свободу хоть сейчас, но что мы будем делать, покинув замок? У нас нет ни еды, ни оружия, ни тёплой одежды. Лошадей тоже нет, а пешком далеко не уйдешь, дорог мы не знаем. Предлагаю подождать до вечера, наверняка хозяева замка захотят с нами познакомиться поближе. Может быть, удастся наладить контакт, получить хоть какую-нибудь информацию. Ну, а если положение станет опасным или до утра ситуация не прояснится, тогда придётся всё-таки бежать.
  - Согласен, - сказал Гарри, - только у меня предложение. Когда за нами придут, притворитесь, что вам ещё не полегчало, я схожу на допрос один, а там будет видно. Кстати, если вам нужно... ну, словом, там, у двери стоит кадка, нам её специально принесли, похоже, на улицу нас решили больше не выпускать.
  * * *
  День прошёл в ожидании. Им еще раз принесли еду и питьё, впихнув в комнату корзину. Дуэгар заснул, Гарри завидовал ему, но спать не мог, бродил по комнате, не находя себе места.
  Вечером, когда совсем стемнело, загремел дверной засов. Дуэгар, как и договорились, прикинулся тяжело больным. В комнату вошли двое. Один остался у двери, а другой подошёл к Гарри, схватил за одежду и рывком поставил на ноги.
  - Ты! - прохрипел он, - пойдешь со мной к королю!
  - Могу я узнать, как зовут кор... - начал Гарри, но не успел закончить вопрос, поскольку от мощного пинка вылетел в коридор.
  В коридоре один из тюремщиков вытащил из кольца факел и пошёл впереди, освещая дорогу. Второй шёл сзади Гарри, иногда подталкивая его в спину. Гарри это надоело, он только собрался повернуться и отправить тюремщика в хороший нокдаун, как вдруг после очередного толчка неожиданно влетел в освещенный чадными факелами зал, очевидно, главный зал замка. Едва устояв на ногах, Гарри огляделся. Каменные стены большого прямоугольного помещения были увешены коврами и чем-то вроде гобеленов. Всё это было старое, грязное, закопчённое, так что понять, что изображено на гобеленах, было уже невозможно. Потолок поддерживали деревянные столбы, на которых висели военные трофеи - щиты, копья, ржавые мечи и кинжалы. Справа часть стены занимал огромный очаг, в нём, вероятно, готовили еду для пирующих. Сейчас очаг погас, в нём тлели только угли. Пол зала был устлан тростником, который давно следовало поменять: местами он высох, а местами превратился в грязную жижу, смешанную с объедками, которые пирующие бросали на пол. Вдоль длинных стен зала стояли два стола, представлявшие собой доски, положенные на козлы. Скатертей не было и в помине, столовых приборов тоже. За столами сидело человек двадцать. Те, кто сидел ближе к "богатому" краю стола, занимали длинные лавки, те, кому не досталось места на лавках, сидели на деревянных чурбаках, наименее почётные гости сидели на сене, накрытом какими-то тряпками. Пирующие хватали с деревянных досок куски мяса, разрывали его руками или резали кинжалами, жадно ели, пачкая одежду, что-то пили из рогов и глиняных кружек, горланили песни, орали во всю глотку, кидали друг в друга кости, словом, веселились. Все были сильно пьяны, под ногами у них валялось несколько человек, уже не способных сидеть. Рядом с ними лежали разномастные собаки, которые грызли кости, выкусывали блох и рычали друг на друга. Пирующие не обратили на Гарри ни малейшего внимания.
  Впереди на помосте стоял отдельный стол и кресло под балдахином. В кресле сидел грузный краснолицый человек с седеющей бородой. Когда-то он был силён, строен и красив, но возраст, пьянство и обжорство превратили его в обрюзгшего старика. Очевидно, это и был король. По сравнению с гостями, он был одет с варварской роскошью: в тунику тёмно-вишнёвого цвета, из-под которой виднелась рубаха, когда-то снежно-белая, а сейчас заляпанная жиром, мятая и пожелтевшая. Король обожал драгоценности: туника была украшена разноцветными камнями и золотым шитьём, толстые пальцы были унизаны кольцами и перстнями, корона представляла собой широкий золотой обруч, украшенный зубцами в виде земляничных листьев и красными, плохо огранёнными камнями. Корона была очень тяжёлой и сделанной явно не по размеру, поэтому она постоянно съезжала то на левое, то на правое ухо короля.
  - Эй, вы там, - зычно рявкнул король, - а ну, подведите его поближе!
  Не дожидаясь толчка в спину, Гарри подошёл к помосту. Король долго разглядывал его тяжёлым и мутным взглядом. Он был вдребезги пьян.
  - Ты кто такой? - спросил король, ткнув в сторону Гарри здоровенной костью, которую он обгладывал не хуже собаки.
  - Человек, - пожал плечами Гарри.
  - Ты - человек?! - пьяно гоготнул король, - не-е-ет, ты - вошь! Я - человек! А ты - никто! Прикажу - и тебя - щёлк! - и нету! Ну?!
  - Назови ему своё имя, быстро! - прошелестело у Гарри над ухом. Он оглянулся и только сейчас увидел, что сбоку от королевского кресла в тени стоит Моргана.
  - Меня зовут Гарри Поттер.
  - Гэри из Поттеров? - переспросил король, - не знаю такого... И Поттеров никаких я тоже не знаю! Впрочем, это ик... неважно! А ну, отвечай, тварь, где моя жена?!
  - Твоя жена, господин? - искренне удивился Гарри, - откуда же мне знать? Я никогда не видел твоей жены, в твоём замке я менее суток, и всё это время находился в заточении!
  - Не считай меня придурком, Гэри из Поттеров! - грохнул кулаком по столу король, - мои люди последний раз видели леди Моргаузу у Каменного хоровода прошлой ночью, эта ведьма постоянно туда таскалась по ночам. Я приказал устроить засаду, и в неё угодил ты и этот, второй, недомерок, ха-ха! Кстати, почему его не привели?
  - Господин мой король, он получил удар мечом в грудь, и пока не может ходить... - выступила из тени Моргана.
  - Но ты исцелила его, как я приказал?
  - Да, мой господин, я выполнила ваше приказание. Но раненый ещё слишком слаб, для его выздоровления понадобится три дня и три ночи...
  - Ладно, неважно, разберусь с ним потом, - решил король и повернулся к Гарри, - а ты не смей мне лгать! Откуда ты взялся в Каменном хороводе? Ведь он был окружён, ты не мог в него войти! Моргауза исчезла, а ты появился, это неспроста! Ну?! Говори!
  - Я... ну... меня перенесла туда магия, - вынужден был признать Гарри.
  - Ага-а! Так значит, ты колдун? Ик! - угрожающе спросил король, пытаясь преодолеть пьяную икоту - Тогда объясни мне, что это такое, и зачем ты носишь его на шее? - он показал Гарри кулон - "машину времени". У леди Моргаузы видели точно такой же!
  Гарри не знал, что ответить, и промолчал. Тут в разговор вмешался какой-то пьянчуга в монашеской рясе, который сидел за общим столом. Шатаясь, он встал и заплетающимся языком заорал на весь зал:
  - Мой господин, этот амулет богомерзкого колдуна принадлежит врагу рода человеческого, он проклят! Добрый христианин не должен прикасаться к дьявольским игрушкам, не трогай его, а то демон выйдет из амулета и овладеет тобой! Разбей его!
  - На этот раз, ты прав, святой отец, хотя ты - дурак и пьяница! Будь по-твоему! - загремел король, опасливо глядя на кулон. Он бросил амулет на стол, размахнулся и саданул по нему кубком. Ожидая взрыва, Гарри инстинктивно зажмурился, но ничего не произошло. Король сгрёб со стола обломки "машины времени" и швырнул их в лицо Гарри:
  - На, возьми свой амулет, колдун! Теперь он не сможет принести вреда, ха!
  Гарри оцепенел. На его глазах рухнула последняя надежда на возвращение домой, теперь они с Дуэгаром были обречены навсегда остаться в пятом веке...
  - Ага, не нравится, мерзкий колдунишка! - захохотал король, увидев ужас на лице Гарри, - ну так это только начало! Отвечай немедленно, где эта ведьма Моргауза? Что ты с ней сделал? Конечно, она не больно-то мне нужна, она уже старуха и не годится для ложа, в замке найдется кое-кто помоложе, но она - королева, и я должен соблюдать приличия! Ну?
  Гарри молчал.
  - Молчишь? - зло прищурился король, - ну-ну, молчи. Сейчас я устал, мне пора отдыхать, а вот завтра я познакомлю тебя и твоего приплюснутого дружка с палачом, и вот тогда ты расскажешь всё, что знаешь, и чего не знаешь. А потом возьмусь за эту сучку, - кивнул в сторону Морганы король, - Моргауза-то её защищала, - пьяно пояснил он, - но теперь её нет в замке. Очень кстати, ик! Убирайтесь все! - неожиданно рявкнул король.
  Гарри схватили сзади за локти и поволокли из зала. Обернувшись, он поймал внимательный взгляд Морганы. Казалось, она что-то хочет ему сказать.
  * * *
  - Так значит, жену местного короля зовут Моргаузой? - переспросил Дуэгар, - тогда я знаю, кто её муж, и где мы находимся. Муж Моргаузы - Лот, король Лотиана и Оркнейских островов, а мы, стало быть, в его замке. Не повезло нам: хронисты в один голос утверждают, что Лот был человеком с отвратительным характером.
  - А где находился этот Лотиан? - поинтересовался Гарри.
  - Лотиан? На юго-востоке современной Шотландии, южнее залива Ферт-оф-Форт - объяснил Дуэгар. - Что будем делать?
  - Нужно уходить этой же ночью, - пожал плечами Гарри, - это яснее ясного, Лоту ведь ничего не стоит запытать нас до смерти. Я думаю, лучше всего будет выбрать время ближе к рассвету. Мне показалось, что замок неважно охраняется, попробуем перелезть через стену или откроем ворота. Но, знаете что? Мне показалось, что Моргане тоже не понравилась идея Лота о её допросе с пристрастием, уж она-то знает характер мужа своей сестры получше, чем мы! Думаю, она что-то придумает, давайте подождём.
  Расчёт Гарри оправдался: вечером очередную корзину с едой принес не тюремщик, а пожилая женщина, вероятно, служанка Морганы. Ставя корзину на пол, она шепнула: "Перед рассветом будьте готовы!"
  
  Глава 3. Побег
  Ночь прошла спокойно. Дуэгар и Гарри лежали, не раздеваясь и не снимая обуви, готовые вскочить и бежать в любую минуту. Под утро Гарри задремал и вдруг проснулся от странного и неприятного ощущения. Казалось, какой-то липкий туман обволакивает сознание, душит, высасывает все мысли и чувства, оставляя от тела пустую оболочку. Гарри открыл глаза и рывком сел. Через окно в комнату вползал не то туман, не то дым. Другой язык тумана сочился из-под двери.
  - Профессор, проснитесь, - негромко позвал Гарри, - кажется, что-то начинается.
  Дуэгар тут же открыл глаза. Казалось, он и не спал.
  - Вы правы, - сказал он и встал с лежанки, - это необычный туман. Что будет, если он заполнит комнату? Надо проверить!
  Дуэгар подошёл к окну, стараясь не попадать ногами в туман, который стекал вниз, и принюхался.
  - Ничем не пахнет, - сказал он и попытался зачерпнуть туман сложенной в ковшик ладонью, но тот протёк сквозь пальцы. - Хм-м...Туман явно волшебный, я это чувствую, но вроде безопасный, в нём нет зла, только в сон клонит.
  - Если туман заполнит комнату, мы заснём, - сказал Гарри, - и никто не поручится, что не навеки! Надо уходить.
  - Пожалуй... - согласился Дуэгар, - ну что, открываем?
  Гарри кивнул. Дуэгар направил волшебную палочку на дверь и приказал: Алохомора!
  Запирающий дверь засов отъехал со скрежетом, который должен был разбудить весь замок. Профессора переглянулись, и Гарри с натугой открыл дверь. В коридоре напротив двери в туманном ореоле горел факел, под ним лежал сторож с рыжей бородой, причём в такой странной позе, что было непонятно, спит он или умер.
  - Нам налево, - шепнул Гарри, - выход из замка в той стороне.
  Однако далеко они уйти не успели. Дуэгар вдруг схватил Гарри за руку и остановил:
  - Смотрите, что это?
  За поворотом растекалось сияние цвета свежей травы. Его источник становился всё ярче, явно приближаясь к беглецам, застывшим у двери своей камеры.
  - Подождем здесь, - шепнул Гарри, - только не нападайте сразу, вдруг это Моргана?
  Он оказался прав. Из-за поворота быстро вышла Моргана, сменившая своё платье на мужскую одежду. В руке у неё странным зелёным пламенем полыхал факел.
  - Вы уже сами освободились? Это хорошо! - сказала она, останавливаясь. - Скорее идите за мной, у нас мало времени!
  Они почти пробежали коридор, Моргана отодвинула засов, они вышли во двор замка и окунулись в море густого, абсолютно непрозрачного тумана. Вдохнув его, Гарри и Дуэгар сразу же почувствовали непреодолимое желание лечь на землю и заснуть.
  - Держитесь ближе к факелу! - скомандовала заметившая это Моргана, - он ослабляет действие колдовского тумана.
  - Туман - ваша работа, леди? - спросил Гарри.
  - Моя. Моё любимое заклятие Фата Моргана, - кивнула та, - я сама его составила. К конюшне, быстро!
  - Сколько у нас времени? - деловито спросил Дуэгар.
  - Пока я в замке, заклятие будет действовать, но как только мы выедем за ворота, оно начнет ослабевать. Пока слуги проснутся, пока сообразят, в чём дело, пройдет время. Лота они будить побоятся, а после вчерашней попойки он будет спать до полудня. До начала погони мы должны отъехать от замка как можно дальше.
  - Значит, до полудня, - хмыкнул Дуэгар, - а сейчас часа четыре утра, в нашем распоряжении, стало быть, не менее восьми часов, "За это время я пересеку Центральные, Южные и Среднезападные штаты и свободно успею добежать до канадской границы[10]".
  - До границы Лотиана нам не добраться и за три дня! - возразила Моргана, которая по-своему поняла Дуэгара, - я знаю одно безопасное место, но до него день верховой езды, и еще надо суметь доехать, дороги небезопасны, а у нас нет охраны.
  - В чём состоит опасность, леди? - спросил Гарри, едва поспевая за стремительно идущей Морганой, - дикие звери, чудовища?
  - Чудовища? - удивлённо переспросила она, - здесь нет никаких чудовищ, а вот разбойников полным-полно, и нам сильно не повезёт, если мы встретим их шайку.
  - Подумаешь, разбойники! - презрительно фыркнул Дуэгар, - есть чего бояться...
  - Нас всего трое, господин мой рыцарь, - сказала Моргана, - вы ещё не оправились после ранения, а я не владею боевыми заклятиями, поэтому лучше не привлекать к себе внимания. Вот конюшня, открывайте ворота, сёдла висят на стенах. Лошади тоже спят, но тех, которых вы выберете, я разбужу. Быстрее!
  Гарри вошёл в конюшню, снял со стены ближайшее седло и покрутил его в руках. Седло было совершенно непривычным.
  - А где стремена? - удивлённо спросил он.
  - Что такое стремена? - не поняла Моргана, - вы не умеете седлать лошадей? Давайте, я покажу.
  Моргана ловко оседала свою лошадь, Гарри и Дуэгар, глядя на неё, тоже кое-как справились с непривычной работой. Они вывели осёдланных лошадей во двор и подошли к воротам, заложенным огромным брусом.
  - Втроём его не сдвинуть... - растерянно сказала Моргана, - об этом я не подумала... Конечно, можно перелезть через стену, но без лошадей нечего и пытаться уйти от погони. Как же быть?
  - Нет ничего проще, леди, - сказал Гарри, доставая волшебную палочку. Он направил её на ворота и произнёс заклятие Алохомора. От палочки к воротам пробежала серебристая дорожка, свечение перекинулось на брус, который со скрежетом пополз в скобах. Потом засветились и ворота, створки медленно поехали и разошлись в стороны. Моргана странно посмотрела на Гарри, но промолчала.
  За воротами лежал деревянный мост. Моргана взяла свою лошадь под уздцы и вывела из замка, Гарри и Дуэгар последовали за ней. За стенами замка лежал такой же густой туман, как и во дворе, поэтому утоптанную дорогу, ведущую от замка, было едва видно.
  - Вперёд! - скомандовала Моргана, - нельзя терять времени! - и легко взлетела в седло. Кое-как забрался на свою лошадь и Гарри, а вот Дуэгар из-за небольшого роста и раны, которая, очевидно, ещё давала о себе знать, замешкался. Тогда Гарри спешился, подвёл лошадь Дуэгара к большому камню, с которого тот сумел сесть в седло.
  - Скорее, скорее! - нетерпеливо повторяла Моргана.
  - Еще минуту, леди, - сказал Гарри, - нужно закрыть ворота. Пусть думают, что мы спрыгнули со стены или улетели верхом на драконе. - Он произнёс запирающее заклятие, и створки ворот сошлись, а брус занял своё место. - Вот теперь в путь! - сказал Гарри, поворачивая лошадь.
  - Пока туман не рассеялся, я поеду первой, - сказала Моргана, трогая с места своего коня.
  Они проехали мимо убогих деревушек, жмущихся к замку, чтобы их жители в случае опасности смогли быстро укрыться за его стенами, огородов, распаханных и засеянных клочков земли на месте сведённого леса. Вскоре следы человеческой деятельности исчезли, и если бы не дорога, местность выглядела бы совершенно необитаемой. На дорогу, по которой едва могла проехать телега, с двух сторон наступал сумрачный, молчаливый вековой лес. То и дело по сторонам виднелись завалы из рухнувших и гниющих деревьев, опутанных колючей ежевикой, кое-где на кустах уже краснели ягоды. С дороги в лес не уходила ни одна тропинка. Нечего было и думать о том, чтобы без помощи топора или секиры свернуть в сторону.
  Ехать на лошади без стремян было страшно неудобно. Чтобы не вылететь из непривычного седла, Гарри приходилось сжимать лошадиный круп ногами, и вскоре он почувствовал, что они начинают неметь. Невысокому Дуэгару приходилось еще хуже: он так болтался в седле, что Гарри стал опасаться, что профессор свалится на землю и разобьётся.
  Внезапно лошадь Морганы захрапела и встала. Гарри быстро подъехал к ней и увидел, что поперёк тропы лежит какая-то тёмная масса.
  - Что это такое, госпожа? - спросил он, - почему лошади встали?
  Моргана опасно перегнулась в седле, разглядывая препятствие, потом выпрямилась и пояснила:
  - Ничего опасного, просто лошадь испугалась волка.
  - На дороге лежит мёртвый волк? - не понял Гарри.
  - Почему мёртвый? Живой... Только он спит. Заклятие Фата-моргана действует не только на людей! - с ноткой гордости в голосе пояснила волшебница.
  Объехав спящего волка, они поехали дальше. Наконец слева появилась неширокая тропа, на которую они свернули и углубились в лес, Гарри приходилось внимательно следить, чтобы нависающие над тропой ветки не хлестали его по лицу. Колдовской туман давно рассеялся. Солнце заметно поднялось над горизонтом, и в лесу стало душновато. Гарри расстегнул куртку. Тропинка сильно петляла, и Гарри скоро потерял направление движения, но Моргана ехала уверенно, видимо, этот путь ей был хорошо знаком.
  Через два часа сделали небольшой привал, чтобы передохнуть и напоить лошадей. Моргана вывела маленький отряд на поляну с родником, который уютно журчал, выбиваясь из-под россыпи камней. Рядом с родником обнаружилась почерневшая от времени выдолбленная деревянная колода, наполненная водой, к ней и подвели лошадей. Гарри настороженно осмотрел поляну, но никаких следов человека не обнаружил и ничего опасного не почувствовал.
  Оказалось, что запасливая Моргана прихватила с собой небольшой мешок с едой.
  Голодные мужчины съели по лепёшке, которые показались им очень маленькими, и по ломтю вяленой баранины. Моргана есть не стала, только напилась из родника, причем перед тем, как зачерпнуть воды, пробормотала какое-то заклинание, а напившись, остатки воды выплеснула через левое плечо.
  Женщина грациозно устроилась на стволе поваленного дерева и с лёгкой усмешкой наблюдала за Гарри и Дуэгаром, которые с кряхтением растирали затёкшие ноги. Сама она выглядела свежей, как будто и не было двухчасовой скачки по лесу.
  Гарри встал и подошёл к Моргане.
  - Госпожа, у нас к тебе масса вопросов, впрочем, наверное, так же, как и у тебя к нам, но прежде всего мы должны поблагодарить тебя за спасение, - сказал он и вежливо поклонился.
  - Не стоит благодарности, господин мой Гэри, - ответила Моргана, - мне тоже угрожала опасность - вы же слышали - а без спутников я бы никогда не решилась покинуть замок, так что мы квиты.
  - Позволь узнать, а куда мы едем? - подключился к разговору Дуэгар, - или это тайна?
  - Никакой тайны, - пожала плечами Моргана, - мы едем к отшельнику Балдреду[11], его пещера - единственное безопасное место в округе, которое мне известно.
  - А кто такой отшельник Балдред? - поинтересовался Гарри.
  - Он - святой человек. Много лет назад отец Балдред принёс в Лотиан учение Христа. Он окрестил Лота и его детей, благодаря его проповедям многие уверовали и обратились в христианство. Сначала он жил в замке Лота, но потом устал от его бесчинств и непотребств и ушёл от мира. Теперь он живёт в пещере на побережье. Он стар и мудр, к нему приходят те, кто ищет совета, утешения и защиты. Может быть, он сможет помочь и нам, ведь отшельник Балдред не отказывает в помощи никому.
  - Прости, госпожа, - осторожно спросил Гарри, - а ты... тоже христианка?
  - Я? - усмехнулась Моргана, - я - нет. Я служу Великой Богине, точнее, одной из её ипостасей, если пользоваться словами, придуманными христианами. Но это ничего не значит: и я, и отец Балдред понимаем, что бог един, и каждый волен верить в то его воплощение, которое ему кажется понятным и близким. Я не христианка, но надеюсь на помощь отца Балдреда, Лот - христианин, но с ним святой отшельник разговаривать бы не стал. Впрочем, о вопросах веры вам лучше поговорить с самим отцом Балдредом, а нам пора ехать дальше, впереди ещё три четверти пути.
  Теперь они изменили порядок движения: первым ехал Гарри, за ним Моргана, а замыкал шествие Дуэгар. Местность постепенно менялась, появились скальные выступы, тропа сильно петляла между огромными валунами. Дорога постепенно понижалась, и вскоре они оказались зажатыми между крутыми склонами поросшего ельником глубокого оврага, по дну которого они ехали.
  - Здесь самое опасное место, - напряжённо сказала Моргана, - его нельзя объехать стороной, поэтому будьте внимательны!
  Гарри, которого сморило в седле, встрепенулся и прислушался. Ничего подозрительного, обычные лесные шумы, только вот птицы почему-то замолкли...
  Они свернули за очередной поворот, и вдруг перед маленьким отрядом, треща сломанными ветвями, рухнуло дерево. Гарри с трудом удержал испуганную лошадь и оглянулся. Второе дерево рухнуло сзади. Они попали в ловушку. Со склонов холма, скользя на песчаных осыпях, к ним уже неслись со всех ног какие-то оборванные, грязные люди, размахивая оружием и подбадривая себя криками. Самым первым достиг дна оврага разбойник, который не удержался на ногах и кубарем скатился вниз. Он вскочил на ноги и схватил под уздцы лошадь Гарри. На секунду перед его глазами мелькнуло ощеренное в злобной и торжествующей ухмылке лицо разбойника. Гарри изловчился и изо всех сил ударил его ногой. Подкованный каблук угодил разбойнику по губам. Тот взвыл, отпустил лошадь и, рухнув на колени, схватился за лицо. Ладони разбойника немедленно окрасились кровью.
  Гарри быстро осмотрелся. Положение было хуже некуда. Дуэгара уже стянули с лошади. Сначала он попробовал отбиваться мечом, а точнее, грубо откованной тупой железкой, которую прихватил у замкового привратника, но потом отбросил её, взревел и принялся крушить нападавших кулаками. Еще два или три разбойника пытались поймать лошадь Морганы, но её кобыла вставала на дыбы и опасно била копытами. К лакомой добыче, женщине из благородных, спешили другие разбойники. "Еще минута-другая, - понял Гарри, - и всё кончится, нас просто задавят числом, нужно что-то предпринимать и быстро!"
  Гарри бросил взгляд вперёд и увидел, что перед ним, прикрытые до пояса упавшим деревом, стоят трое. У среднего в руках был длинный лук с наложенной стрелой, наконечник которой смотрел прямо ему в грудь. Ещё секунда, и стрела сорвётся с тетивы. На таком расстоянии промаха не будет, значит, выбора больше нет.
  Гарри выхватил волшебную палочку и направил её в грудь лучника:
  - Авада Кедавра!
  Неожиданно ярко полыхнуло зелёным, Гарри инстинктивно зажмурился. На смену звукам борьбы, проклятьям и ржанию лошадей неожиданно пришли крики смертельного ужаса: "А-а-а, это колдун! Он убил Брана! Да это сам Мерлин! Бежим, братья! Спасайтесь!"
  Несмотря на то, что перед глазами у Гарри всё ещё плавали зелёные круги, и зрение восстановилось не полностью, он огляделся. Разбойники исчезли. Дуэгар стоял рядом со своей лошадью, потирая рукой грудь и морщась. Моргана усидела в седле, она с неподдельным изумлением и страхом смотрела на Гарри.
  - Господин мой Гэри, - потрясённо сказала она, - я в жизни не видела ничего подобного. Заклятиями такой силы не владеет и сам Мерлин! Ты величайший маг! Почему я не слышала о тебе раньше?
  - Ну... - замялся Гарри, - у вас и не могли про меня ничего слышать, я... я прибыл в ваши края только прошлой ночью, а до этого жил... э-э-э... далеко отсюда.
  - Ты многое скрываешь, господин мой, - с лёгкой обидой заметила Моргана, - но я не смею настаивать. Возможно, позже ты или твой друг захотите рассказать больше. А теперь мы должны поскорее покинуть это место!
  - Минуточку, - сказал Дуэгар, - а что мы будем делать с пленным?
  - С каким пленным? - удивилась Моргана.
  - Да вот с этим. Лежат тут у меня под ногами двое, - пояснил Дуэгар, - одному я, кажется, шею свернул, удачно мне под кулак подвернулся, а второй ещё дышит.
  Он легко поднял пленного на ноги, прислонил к ближайшему дереву и, придерживая левой рукой, отвесил ему две пощёчины. Голова у человека безвольно моталась.
  - Да, профессор, - засмеялся Гарри, - рука у вас воистину тяжёлая, кажется, вы и этого...
  Моргана спрыгнула с лошади, подошла к пленному, наложила руки ему на виски и что-то прошептала. Человек сразу пришёл в себя и дёрнулся, пытаясь сбежать.
  - Ку-у-да?! - рявкнул Дуэгар прижимая разбойника обратно к дереву, - ты кто такой?
  Пленный что-то мычал, с ужасом переводя взгляд выпученных глаз с Дуэгара на Гарри и Моргану. Добиться от него вразумительных ответов не удалось, человек был смертельно испуган, из перекошенного рта текла слюна.
  - Толку от него... - презрительно сказал Дуэгар, - сейчас обмочится со страху... Ох, прости, госпожа!
  - Его придётся убить потому, что он может выследить нас и привести за собой всю банду, - холодно сказала Моргана.
  - Зачем убивать? - возразил Гарри, - раз он для нас бесполезен, просто сотрём ему память.
  Он подошёл к пленному, направил ему в переносицу волшебную палочку и скомандовал: Обливиэйт!
  Глаза разбойника на секунду разбежались, он плюхнулся на землю и, неожиданно успокоившись, стал рассматривать Моргану взглядом младенца.
  - Вот и всё, - удовлетворённо сказал Гарри, убирая палочку, - теперь он не помнит даже своё имя. Оставим его здесь, поехали!
  - А как мы переведём лошадей через завал? - спросила Моргана, - может, все вместе попробуем сдвинуть дерево?
  - Пожалуйста, отойди немного назад, госпожа, - сказал Дуэгар, доставая свою волшебную палочку.
  - Локомотор дерево! - скомандовал он.
  Огромный ствол, хрустя сучьями, медленно поднялся и завис над дорогой. Дуэгар закрыл глаза, сосредоточился и взмахнул палочкой. Дерево взлетело вверх и с тяжким грохотом рухнуло где-то за пределами оврага.
  - Однако, профессор, - поразился Гарри, - вот это силища!
  - Ну, в нашем времени мне такой трюк не удался бы, - сказал Дуэгар, - а здесь все заклятия почему-то даются очень легко. Теперь мы можем ехать... Стоп! А это что такое?!
  За стволом дерева Гарри ожидал увидеть труп убитого им лучника, но увидел тела трёх человек. Оказалось, что заклятие сработало не так, как он рассчитывал, и убило не только лучника, но и его спутников. Гарри и Дуэгар переглянулись.
  - Похоже, наше вмешательство в дела этого мира начинает приобретать катастрофический характер, - на современном английском пробормотал Дуэгар.
  - Вы правы, - угрюмо ответил Гарри, - я даже боюсь подумать о том, к чему всё это может привести.
  - То, что мы начали убивать, очень плохо, - сказал Дуэгар, - но гораздо хуже то, что не мы определяем ход событий, а события неумолимо ведут нас за собой с самого момента нашего прибытия в этот мир, вы заметили?
  Гарри молча кивнул.
  Моргана подъехала к убитым и, не слезая с седла, стала разглядывать их. Гарри толкнул каблуками свою лошадь и подъехал к ней. Двое мёртвых были похожи на людей, которых Гарри видел в замке Лота, а третий сильно отличался. Это был человек очень высокого по меркам пятого века роста. Он был одет в кожаные штаны и меховую безрукавку. Голые руки от кистей до плеч были покрыты сложной татуировкой, лоб был тщательно выбрит, а волосы с висков и затылка были заплетены в косицу. Присмотревшись, Гарри увидел, что в неё были вплетены крошечные костяные фигурки. На шее лучника висело ожерелье из крупных жёлтых зубов какого-то явно хищного животного.
  - Кто это? - удивлённо спросил Гарри.
  - Это сакс, - спокойно ответила Моргана, отворачиваясь от мёртвых, - саксы время от времени нападают на Лотиан и соседние королевства, каждый раз их отбивают, а остатки их отрядов занимаются мародёрством. Недавно был очередной набег, поэтому я и сказала, что дороги опасны. Но другую банду мы сегодня вряд ли встретим - они враждуют друг с другом и стараются без нужды не попадаться своим соперникам на глаза.
  - А погони из замка можно больше не опасаться? - спросил Дуэгар.
  - Скорее всего, да. Похоже, моя хитрость удалась, и мы смогли сбить их со следа. Лот глуп, а самое главное, не желает слушать ничьих советов. Вероятно, он подумал, что мы отправимся на юг, в сторону Адрианова вала[12], и послал людей туда. А мы поехали в противоположную сторону! Скоро мы будем в безопасности, до пещеры отца Балдреда ехать уже недолго. Однако позвольте задать вам вопрос: что это за могучие амулеты, с помощью которых вы способны творить такие чудеса?
  - Какие амулеты? - растерялся Гарри, - а-а-а, понял, вы имеете в виду волшебные палочки?
  - Что такое "волшебная палочка"? - удивилась Моргана.
  - Как, разве ваши волшебники не пользуются волшебными палочками?!
  - Друг мой, - негромко сказал на современном английском Дуэгар, - специалисты по истории магии не имеют единого мнения по поводу времени появления волшебных палочек, но совершенно точно известно, что это произошло гораздо позднее пятого века.
  - Да, вы правы, я как-то всё время забываю, что мы попали на полторы тысячи лет назад, - потёр лоб Гарри и повернулся к Моргане.
  - Прости, госпожа, я отвлёкся разговором с моим другом. Волшебная палочка - это м-м-м... своеобразный усилитель магии, главный инструмент и помощник каждого волшебника.
  - Каждого? - переспросила Моргана, - а где волшебники берут эти палочки? Вы или ваш друг, вы сможете сделать для меня такую же?
  - Увы, госпожа, нет, не сможем, - ответил Гарри, - я даже не знаю, как они делаются. Мы покупаем их у особых мастеров за большие деньги, причём каждая палочка подбирается индивидуально, и волшебник долго учится ею владеть. К примеру, если я передам тебе мою волшебную палочку, ты не сможешь ей воспользоваться и сотворить даже простейшего заклятия.
  Гарри знал, что он говорит Моргане полуправду, но решил обезопасить себя и Дуэгара. Кто знает, что может придти в голову колдунье из пятого века при виде такого магического сокровища?
  - Жаль... - расстроено сказала Моргана.
  - Для того чтобы быть сильным магом, вовсе не обязательно владеть волшебной палочкой, - вмешался Дуэгар. - Вот ты, госпожа, сумела создать и использовать весьма мощное заклятие Фата Моргана, не пользуясь волшебной палочкой! Кроме того, ведь существуют и волшебные посохи, не так ли? Разве у Мерлина нет волшебного посоха?
  
  - Не знаю, - задумчиво ответила Моргана, - я видела Мерлина всего несколько раз, и при нём не было посоха...
  - А где сейчас Мерлин? - быстро спросил Гарри.
  - Он почти всегда там, где верховный король, - пожала плечами Моргана. - Я слышала, что Артур сейчас в Винчестере[13], но он быстр, как птица. В любой момент он может сняться с места и с отрядом своих рыцарей оказаться в самой отдалённой части Логрии...
  За разговором они не заметили, как местность в очередной раз изменилась. Лес отступил и превратился в заросли невысокого, но густого кустарника, дорога ощутимо пошла вниз, запахло морем и дымом очага. Лицо Морганы просветлело:
  - Ну, вот мы и приехали, Богиня была милостива к нам, отец Балдред, кажется, дома.
  Всадники свернули за поворот. Им открылась большая поляна, в глубине которой виднелся вход в пещеру, а посреди поляны стоял высокий седой человек в монашеской рясе с капюшоном, подпоясанной ремнём. Человек сделал шаг навстречу, улыбнулся и сказал:
  - Добро пожаловать в обитель отшельника Балдреда, дети мои!
  
  Глава 4. Отец Балдред
  Гарри спрыгнул с лошади и огляделся. Место для уединённой обители отшельник выбрал себе со вкусом. Посередине большой, ровной поляны стояла часовенка и хижина для гостей, на отшибе размещались хозяйственные постройки. Слева за часовней начинался лес, а справа под высоким берегом шумело море, которому еще предстояло получить название Северного.
  Отцу Балдреду было явно за шестьдесят, но выглядел он моложаво, в осанке и развороте плеч угадывался воин, руки которого за годы службы привыкли к копью и мечу. Отшельник был чисто выбрит и подстрижен на римский манер. Его серо-голубые глаза были постоянно прищурены и смотрели на мир весело и доброжелательно.
  Моргана спешилась, подошла к отшельнику и поклонилась:
  - Отец Балдред, прими нежданных гостей, мы к тебе за помощью и советом.
  - Милости прошу, милости прошу, - радушно ответил Балдред, - я услышал стук копыт ваших лошадей и вышел навстречу. Всё, что в моих слабых силах - сделаю! Но сначала скажи, дочь моя, что случилось? Неужели саксы опять напали на Лотиан? Замок пал? Тебе пришлось бежать?
  - Нет, святой отец, - ответила Моргана, - нападения не было, замок стоит на своём месте, а вот нам пришлось бежать. По дороге к тебе нам пришлось отбиваться от шайки разбойников... Несколько человек мои спутники убили, остальные разбежались. Мы не успели провести над убитыми погребальный обряд, я знаю, у христиан это грех, прости нас.
  - Не беспокойтесь, они обретут покой, - спокойно ответил отец Балдред, - я позабочусь об этом. Но, всё-таки, что случилось? Хотя, прости старика, невежливо расспрашивать гостей на пороге дома! Я совсем отвык от людей, еще раз прошу прощения за невежливость, - на этот раз старик поклонился Гарри и Дуэгару. - Вы устали и, наверное, голодны. Отведите лошадей к коновязи, она вон там, и проходите в хижину. В пещере сейчас холодновато, я сегодня ещё не топил очаг, потому что не ждал гостей. Но, может быть, вы хотите помыться с дороги? У кромки леса протекает ручей, из которого я беру воду, вода чистая, но очень холодная. Я бы сказал, ледяная. Возможно, леди не станет рисковать?
  - Леди мечтает о том, чтобы смыть с себя дорожную пыль и не боится холодной воды! - отважно заявила Моргана.
  - Если у отца Балдреда в хозяйстве найдется кадка побольше, горячая вода будет, - пообещал Гарри.
  Отшельник удивился, но ничего не сказал, а молча выволок из пристройки здоровенную кадку, в которую собирал дождевую воду.
  - Такая подойдёт? - спросил он.
  - То, что надо, - удовлетворённо кивнул Гарри.
  Он повалил кадку на бок и покатил её к ручью, который он нашёл по весёлому звуку бегущей воды за кустами остролиста. Заросли оказались густыми и колючими, и Гарри изрядно поцарапался, пока пробирался к воде. Оказалось, что за кустами прячется крохотный, очень уютный песчаный пляж, пройти к которому можно было с другой стороны без всякого кровопролития. Гарри чертыхнулся и повалил кадку в ручей. Колдовать на глазах у отца Балдреда Гарри не хотелось, потому что он не знал, как относились к магии христиане пятого века. Когда кадка наполнилась на три четверти, Гарри с помощью заклятия Локомотор извлёк её из ручья и поставил на берег, потом сунул волшебную палочку в воду и скомандовал: Бойлио! Через несколько минут вода закипела, и Гарри пошёл за Морганой.
  Увидев кадку, над которой поднимался пар, Моргана ойкнула:
  - Настоящая горячая вода?! Чудесно, прямо как в замке! Но... она волшебная?
  - Кто волшебная? - удивился Гарри, - в каком смысле?
  - Вода... Ведь под кадкой нет костра.
  - Вода самая обычная, из ручья, - засмеялся Гарри, - я подогрел её с помощью волшебной палочки. Если она получилась слишком горячей, можно разбавить водой из ручья.
  Моргана потрогала воду ладошкой, кивнула и начала раздеваться.
  Гарри растерялся:
  - Э-э-э... Прости, госпожа, может быть, мне уйти?
  - Останься, - попросила Моргана, - рядом лес, и мне будет одной страшно. Но если тебя смущает вид обнажённого женского тела, можешь отвернуться.
  - Напротив, госпожа, - куртуазно сказал Гарри, - вид обнажённого женского тела, а тем более, такого прекрасного, как твоё, меня отнюдь не смущает.
  - Ну, тогда всё в порядке, - лукаво улыбнулась Моргана, - но на всякий случай имей в виду, что я посвящена Великой Богине, и любой мужчина, который посмеет дотронуться до меня без её соизволения, умрёт страшной смертью!
  Моргана сняла сапоги, штаны для верховой езды и куртку, оставшись в одной набедренной повязке, подтянулась и с радостным визгом плюхнулась в кадку.
  Пока она плескалась в тёплой воде, Гарри разделся до пояса, снял сапоги, засучил джинсы до колен и ополоснулся в ручье. Вода действительно была чистой, прозрачной, но такой невероятно холодной, что когда Гарри выбрался на берег, у него зуб на зуб не попадал. Пришлось согреваться заклятием.
  Моргана выбралась из кадки и стала вытираться куском полотна, которое она достала из принесённого с собой мешка. Пока она растирала покрасневшую кожу, Гарри украдкой разглядывал её. Моргана была на диво хорошо сложена - с тонкой талией, широкими бёдрами и небольшой, но очень красивой грудью, правда, по меркам двадцать первого века ноги были немного коротковаты. Она была очень смуглой и черноволосой, совсем не похожей на северянку. Руки у неё были покрыты сетью красных, синих и зелёных татуированных линий, соединявшихся в сложные, тончайшие узоры. Кроме браслетов, она не носила никаких украшений, не было даже гребня или булавок в волосах.
  Одевшись, Моргана кивком поблагодарила Гарри и пошла обратно на поляну, пообещав прислать Дуэгара, который, наверное, устал ждать своей очереди на мытьё, но Дуэгар уже шёл навстречу. Гарри объяснил ему, где стоит кадка и как пробраться через кусты, чтобы не изодрать одежду, и отправился на поляну. Чистую кожу приятно покалывало.
  Хижина для гостей была страшно примитивна и скорее напоминала шалаш, чем жилой дом. Отшельник вкопал в землю четыре столба по краям хижины, и пятый столб в центре - на нём держалась коническая крыша, крытая дранкой. Стены заменяли щиты, сплетенные из лозы, пол в хижине был земляным, для сна использовались неглубокие деревянные ящики, заполненные соломой, двери в хижине не было. Около центрального столба стоял накрытый стол. На деревянных блюдах лежали свежеиспечённые лепёшки, копчёная рыба и маленькие жареные птички на вертеле - Гарри не понял, какие. Отшельник сходил в пещеру и с пыхтением приволок бочонок изрядных размеров.
  - Эль! - пояснил он, с натугой ставя бочонок на стол, - сам я пью только воду, но гостям мои обеты соблюдать вовсе не обязательно. Прошу к столу!
  Гости и хозяин уселись на тяжеленные грубые лавки по обе стороны стола. Отшельник прочитал над кушаньями короткую молитву, и голодные Гарри и Дуэгар отдали должное всем яствам. Моргана ела мало, а отец Балдред вообще ничего не ел, а только прихлёбывал воду из ковшика, ловко свёрнутого из коры.
  - Вы приехали в неудачное время, - извиняющимся тоном сказал Балдред, - еще нет никаких плодов, да и на моём огороде мало что выросло, но вот эль, говорят, неплох, я получил его от моих соседей за свершение таинства крещения. Пейте, не стесняйтесь.
  Гарри взял свой ковшик и осторожно отпил. Эль был мутным, вкус непривычным, но приятным, а напиток был, несомненно, хмельным. Дуэгар в мгновение ока осушил свой ковшик, крякнул и нацедил себе другой.
  - Вот уж не предполагал, что в пятом веке от Рождества Христова умели варить такой славный эль!
  - В пятом веке? Умели? Я не ослышался? - насторожился отшельник. - Что ты хотел этим сказать, мой господин?
  Дуэгар крякнул:
  - Всё-таки проговорился! Ладно, что же делать? Мы всё равно собирались всё рассказать тебе, святой отец, чтобы получить помощь и совет. Только, знаешь... То, что мы расскажем, настолько невероятно, что ты можешь подумать, будто мы врём.
  - Я прожил долгую жизнь, видел многое и слышал про множество чудес, - спокойно ответил отец Балдред, откидываясь на лавке к столбу, - не беспокойтесь ни о чём и рассказывайте.
  Гарри, не зная, с чего начать, задумчиво двигал ковш по столу. Отец Балдред терпеливо ждал.
  - Ну, в общем... - нерешительно сказал Гарри, - понимаешь... Так получилось... Словом, мой друг и я... мы... мы рождены не в этом мире...
  Отец Балдред, вероятно, ожидал чего угодно, только не такого начала. Он инстинктивно отшатнулся и перекрестился:
  - Рождены не в этом мире?!! Стало быть, вы демоны или воплощенные духи?
  Гарри устало улыбнулся:
  - Вот видишь... В это очень трудно поверить... Конечно, мы не демоны и не духи, мы обычные люди. Но только мы - люди из будущего, из очень далёкого по отношению к вашему миру будущего, и в вашем мире мы оказались случайно. Наши учёные изучают свойства времени, мы были тщательны и осторожны, но случилось непредвиденное: один из них, мой крёстный сын, в результате ошибки в опыте провалился в ваше время и не вернулся. Я отправился на его поиски, а мой друг согласился помочь мне. С помощью магического амулета мы смогли переместиться во времени. В силу некоторых причин такие перемещения возможны только в пределах мегалитов... гм... ну, то есть Каменных Хороводов. Прошлой ночью мы оказались в Хороводе, расположенном недалеко от замка Лота, и попали в плен к его людям. Позже мы узнали, что Лот откуда-то знал о нашем прибытии и заранее посадил своих воинов в засаду. Лот угрожал леди Моргане и нам пытками, почему-то обвиняя нас в исчезновении его жены, леди Моргаузы, а поскольку он был мертвецки пьян, поговорить с ним толком не удалось, пришлось бежать. В довершении всех несчастий при обыске у нас отняли амулет, позволяющий совершать путешествия во времени, а Лот разбил его на наших глазах. В результате мы не нашли моего крестника и застряли в вашем времени. И что теперь делать, неизвестно. Мы просим о помощи, святой отец!
  Отец Балдред долго молчал, обдумывая услышанное, потом неожиданно и печально сказал:
  - Значит, Он всё-таки не пришёл...
  - Прости, кто не пришёл? - удивился Гарри.
  - Спаситель, - пояснил Балдред, - священные книги христиан ясно обещали его Второе Пришествие... Скажите, из какого времени вы прибыли к нам?
  - Наш век - двадцать первый, - сказал Дуэгар, внимательно глядя на монаха, а ваш - пятый по нашему счёту.
  - Двадцать первый... То есть это означает, что нас с вами разделяет полторы тысячи лет?! - вскочил на ноги Балдред, - но в это совершенно невозможно поверить! Простите меня, дети мои, я должен немного побыть один! - воскликнул он и выбежал из домика.
  - Что это с ним? - удивлённо спросил Дуэгар, наливая себе ещё кружку эля.
  - Он очень религиозный и искренне верующий человек, - пояснила Моргана, - вероятно, то, что вы сказали, как-то задело основы его веры...
  Гарри и Дуэгар переглянулись и замолчали. Дуэгар безмятежно потягивал эль, Моргана отодвинулась в тень, и её лица совсем не было видно, а Гарри нервничал. Он уже собирался идти на поиски отшельника, как вдруг тот появился на пороге избушки.
  - Ещё раз простите мне мою несдержанность, друзья мои, - сказал он, склонив голову, - но то, что вы сказали, оказалось для меня столь удивительным, что я должен был хоть немного побыть один, чтобы моя бедная голова не лопнула на тысячу кусков! Итак, нас разделяет полторы тысячи лет, - сказал он, усаживаясь на лавку и машинально наливая себя эля, - поймите, я не могу себе представить такой пласт времени, это выше моих возможностей...У меня кружится голова... Сколько поколений людей сменилось на Земле за эти века! Наверное, ваш мир непредставимо отличается от нашего...
  - Земля, небо, море, лес, птицы, звери - точно такие же, - улыбнулся Гарри, - вот мы едим лепешки, испечённые полторы тысячи лет назад, и они насыщают нас. Да и эль, пожалуй, не очень-то изменился. Честно говоря, и люди изменились мало: они стали гораздо образованнее, но не стали умнее. К примеру, наши дети знают больше, чем ваши мудрецы, но остаются при этом обычными детьми. Простые человеческие чувства, такие как любовь, ненависть, голод, страх, жажда, зависть - остались неизменными, а ведь это они правят миром. Войны, болезни, несправедливость - всё это тоже, к несчастью, осталось. Изменилась форма, а содержание осталось прежним.
  - Кажется, я понимаю вас, - кивнул Балдред, - другого ответа я и не ждал, хотя, услышав вас лет этак двадцать назад, я был бы, наверное, страшно разочарован и пошатнулся в религиозных устоях. Сейчас же моя вера в людей претерпела некоторые изменения... Но, умоляю вас, скажите, в вашем мире верят в Спасителя? Молятся ему? Я хочу услышать ответ и... боюсь его. А вдруг...?
  - Вы можете быть совершенно спокойны, - ответил Гарри, - верят и молятся. Христианство и в наши дни одна из мировых религий.
  - Одна из? - внезапно с интересом спросила Моргана, о которой мужчины почти забыли. - А сколько же их всего?
  Пещера св. Балдреда. Современное фото
  
  - Леди, на самом деле мир гораздо больше того, что рисуют на ваших картах. За морями лежат многие, ещё неизвестные в ваше время страны, там живут народы, верящие в странных по нашим меркам богов... Христианство - одна из пяти мировых религий.
  - Я знала! Я всегда верила! - звенящим от восторга голоса воскликнула Моргана, вскочив на ноги. - Значит, Великой Богине ещё поклоняются в вашем мире, я права?
  - Да, госпожа, - осторожно ответил Дуэгар, - ты права, культ Великой Богини жив. Разные народы называю Богиню по-разному - Исида, Деметра, Кибела - и каждый поклоняется ей на свой лад, но вот статуи Чёрной и Белой мадонн в наших храмах встречаются нередко и всегда пользуются у верующих огромным уважением.
  - А каким богам поклоняетесь вы, уважаемые гости? - поинтересовался Балдред, - не сочтите мой вопрос невежливым.
  Гарри растерялся. Говорить правду ему не хотелось, но и лгать в лицо старику, который смотрел на него доверчиво и внимательно, он тоже не мог, поэтому Гарри вынужден был сказать:
  - Мы уважительно относимся ко всем богам, святой отец, но не поклоняемся ни одному из них.
  - Как же можно жить без веры?! - ужаснулась Моргана.
  - Почему же без веры? - пришёл на помощь Гарри Дуэгар, - мы верим. Мы верим в человека, в силу и доброту его разума.
  Гарри только собрался поддержать Дуэгара, как вдруг за шиворот ему упала холодная капля, потом ещё и ещё, и вскоре с крыши хижины хлынули целые потоки воды. Дуэгар немедленно прикрыл широченной ладонью свою кружку.
  - Дождь, опять с крыши льёт - досадливо сказал Балдред, - никак у меня не получается правильно кровлю сделать, сколько раз показывали, да всё без толку. Как дождь, так обязательно заливает... Пойдем в пещеру. Госпожа, возьми мой плащ, а то промокнешь.
  Гарри вышел из хижины. День клонился к закату. Над поляной сеял частый дождик, но над морем небо было чистым, обещая хорошую, теплую, звездную ночь. Пахло лесом, грибной сыростью, взбитой пылью, травой и дымом - оказывается, Балдред успел развести в пещере очаг.
  Вход в пещеру был довольно низким, поэтому Гарри пришлось согнуться в три погибели. Войдя в пещеру и отступив в сторону, чтобы дать возможность войти остальным, Гарри с любопытством огляделся. Пещера выглядела обжитой и аккуратно убранной. На каменном полу не было видно ни соринки. В очаге пылали дрова, дым по ловко устроенному дымоходу уходил куда-то вверх. На полках была расставлена посуда и хозяйственный инвентарь, в особом шкафчике Гарри увидел свитки пергамента, перья и чернильницу. На отдельной полке стояли баночки и горшочки с латинскими надписями, на веревочках висели пучки трав. Дальше от входа стоял стол с двумя лавками, а за занавеской, наверное, была спальня отшельника. Гарри с удивлением заметил большую арфу.
  - Располагайтесь, - сказал Балдред, - к ночи дождь прекратится, а пока придётся коротать время в пещере. Мужчины будут спать в хижине или под открытым небом, а леди я уступлю свою лежанку в пещере.
  Дуэгар не забыл прихватить с собой бочонок эля и кружки, но, кроме него, пить больше никому не хотелось. Разговор не клеился. Тогда Моргана взяла арфу, пробежала пальцами по струнам, прислушиваясь к звуку и привыкая к инструменту, а потом заиграла. Странная, непривычная уху человека двадцать первого века мелодия поразила Гарри. Было в ней что-то наивно-диковатое и, вместе с тем, нежно-мелодичное. Моргана играла, тихонько подпевая себе на языке, который Гарри не понимал. Внезапно с хрупким стеклянным голоском Морганы смешался баритон отшельника. Они вели очень длинный, очевидно, очень хорошо знакомый обоим музыкальный диалог. Моргана начинала куплет, Балдред отвечал ей, отбивая такт ладонью по бочонку, как по маленькому барабану, потом они несколько строк пели вместе, и всё начиналось сначала. Под шорох дождя и тихую мелодию Гарри задремал.
  Проснулся он, когда уже стемнело. В пещере была одна Моргана. Когда кончился дождь, Дуэгар перебрался спать в хижину, а отшельник ушёл в часовню на вечернюю молитву. Гарри решил проведать лошадей, Моргана, накинув плащ, отправилась с ним. Подойдя к коновязи, Гарри с удивлением увидел, что лошади рассёдланы и хрустят сеном, а вокруг них снуют какие-то серые тени. На плечо ему легла рука Морганы.
  - Осторожно, мой господин, не подходи слишком близко, ты испугаешь их.
  - Кого их? - шёпотом спросил Гарри, оборачиваясь к Моргане. Женщина стояла совсем близко, и Гарри ощутил её запах - от Морганы пахло травами и чем-то ещё неуловимо приятным и манящим.
  - Брауни[14], - ответила она, слегка отстраняясь, - они у Балдреда ухаживают за лошадьми, но чужих людей боятся. Если их испугать, они попрячутся, и потом придётся их долго уговаривать вернуться к своим обязанностям.
  - А разве христианскому священнику можно иметь дело с фейри? - удивился Гарри.
  - Спроси об этом самого отца Балдреда, когда он закончит свои молитвы, - пожала плечами Моргана, - но ведь фейри и другие волшебные существа действительно живут в этом мире, странно считать их несуществующим в угоду каким-то церковным догматам!
  - Да, ты права, - сказал Гарри. - Я думаю, госпожа, тебе лучше идти спать, я построжу до полуночи, а потом разбужу моего друга.
  Моргана пожелала Гарри спокойной ночи и ушла, а Гарри пошел к краю поляны и взобрался на большой камень, вросший в землю. Поляна заканчивалась крутым и высоким обрывом. Глубоко внизу в темноте шумело море. Когда очередная волна отступала, Гарри слышал, как шуршат на линии прибоя камешки. Ночь была тихой и светлой, и, глядя на море и небо с россыпью ярких звёзд, Гарри никак не мог поверить в то, что он находится в далеком прошлом. Он как-то особенно остро ощутил нереальность происходящего, ему вдруг показалось, он один в огромном, пустом, ещё не заселённом людьми мире. Гарри зябко поёжился и обернулся, чтобы увидеть часовню, хижину и темнеющий вход в пещеру. Всё было на месте, страх отступил, Гарри вздохнул и стал слушать звуки ночи - море, шорох листвы под ночным ветерком, далёкое уханье совы.
  Вскоре он услышал, как скрипят камешки под чьими-то ногами, и оглянулся. К нему шёл отшельник. Он с кряхтением, держа руку на пояснице, с трудом уселся рядом и спросил:
  - Что, не спится? У меня есть сонное зелье...
  - Спасибо, не стоит. Спать не хочется, вот я и решил покараулить до полуночи, а потом разбужу Дуэгара, - ответил Гарри.
  - Хм-м... я, знаешь, как-то не подумал о ночном дежурстве, - сказал отшельник. - Я от таких вещей давно отвык, да и в пещере двери нет, запирать и прятать мне нечего. Но ты, наверное, поступаешь правильно, всё может быть. Лот - человек жестокий и мстительный.
  - А ты давно знаешь Лота, святой отец? - поинтересовался Гарри.
  - Давно, наверное, лет двадцать, после того, как оставил воинскую службу и пришёл в Лотиан.
  - Я заметил, что у тебя выправка воина, - сказал Гарри, - её не скрыть даже монашеским плащом. Ты служил в римских легионах?
  - Что ты, Гэри, - засмеялся отшельник, - конечно, нет. Максен Вледиг[15] увёл свои легионы из Британии задолго до моего рождения, я не мог в них служить, хотя, говорят, римляне тогда охотно принимали на службу бриттов. Я служил в войске Амброзия. Наверное, его имя стерлось из памяти потомков... Амброзий был верховным королём Логрии, как сейчас Артур. Он был бриттом по рождению, но римлянином по воспитанию и привычкам, и войско его было построено наподобие римского, так что, можно сказать, я служил почти у римлян. Амброзий умер ещё не старым человеком, и верховным королём стал его брат, Утер Пендрагон. Утер был жестоким, своенравным и несправедливым человеком, может быть, ты не знаешь, но по-валлийски "Утер" означает "ужасный"...
  - А что означает "Пендрагон"? - спросил Гарри, - это родовое имя?
  - Нет, это королевский титул, что-то вроде "верховного дракона" или "повелителя драконов"... У нас этот титул носит верховный король. Артур - тоже Пендрагон, хотя, говорят, он не любит, когда его так называют... Да, о чём это я? А!
  - Так вот, в войске Утера я служить не захотел, хотя мне и предлагали надеть шлем центуриона с посеребрённым гребнем. Римляне принесли с собой на острова идеи Спасителя, они поразили меня своей простотой и искренностью. Тогда-то я и решил остаток жизни посвятить проповеди христианства среди языческих народов Британии. Лотиан тогда ещё был во власти старых богов, и я горжусь тем, что свершил там первые обряды крещения. Лот тоже крестился, и сначала он вёл себя как подлинный христианин, но это ему быстро надоело, и он со своими прихлебателями вернулся к язычеству, а точнее, к мерзкому безбожию. Тогда-то я и покинул его замок, господь в своей неизречённой милости помог мне найти эту пещеру. Я понял, что это знак, и своими руками возвёл вот эту часовню, а потом и хозяйством обзавёлся... Ко мне ходят местные крестьяне и рыбаки, есть тут неподалеку несколько селений, они называют меня святым, но какой я святой? Обычный грешный человек... Ох, что-то сегодня особенно спину ломит, наверное, погода будет меняться...
  - Что с тобой, святой отец? - спросил Гарри, - чем ты болен?
  - Моя болезнь именуется "старость", - вздохнул отшельник, - от неё нет лекарств, я уже слышу шаги смерти. Я попросил крестьян, чтобы они похоронили меня возле часовни, надеюсь, они не откажут мне в этом...
  - Давай, я тебя немножко полечу, святой отец, - предложил Гарри, - многого не обещаю, но хоть боль сниму.
  Балдред помолчал, а потом спросил, тщательно подбирая слова, чтобы не обидеть Гарри:
  - Мой друг, а твоё лечение... оно... от света?
  - Не беспокойся, святой отец, ни на тебя, ни на меня не ляжет греха, - успокоил его Гарри.
  - Ну, тогда... Я готов. Что нужно делать?
  - Ничего. Просто сядь ровно, закрой глаза, постарайся расслабиться и ни о чём не думать. Больно не будет.
  Балдред повозился, поудобнее устраиваясь на камне, и затих, закрыв глаза. Гарри положил ладони на затылок отшельника, покрытый старческими мягкими волосами, и сосредоточился. Работать было легко: Балдред доверчиво раскрыл перед Гарри всю душу, с надеждой потянулся к нему. Контакт пришёл быстро и был глубоким и всеобъемлющим. Гарри мысленно положил на ладони мягкий дымчатый шар ауры отшельника и, как учили, начал осторожно сгонять тёмные узелки с ровной поверхности, мерно колеблющейся в такт дыхания. Когда всё было кончено, Гарри осторожно отвёл руки и сжёг между ладоней то, что ему удалось вытянуть наружу.
  - Открой глаза, - тихо попросил он, - сделай два-три глубоких вдоха выдоха. Что ты чувствуешь?
  - Ох... - выдохнул Балдред, - как будто двадцать лет долой... Ты величайший врачеватель, господин мой! Я, конечно, слышал, что наши маги обладают даром целительства, но твои способности воистину поразительны!
  Балдред попытался встать на колени и поцеловать руку Гарри.
  - Ты с ума сошёл! - испуганно отшатнулся тот, - что ты делаешь, отец мой? Зачем?! Сядь на место, прошу тебя!
  Балдред послушно опустился на камень, но за поясницу больше не держался.
  - Скажи, господин мой, - спросил он, глядя снизу вверх на Гарри, - а в вашем мире все обладают даром врачевания? Если так, ваш мир воистину благословлён!
  - Нет, далеко не все, - ответил Гарри, - во-первых, необходимы способности от рождения, а, во-вторых, этому нужно учиться многие годы. Я далеко не лучший целитель в своём мире, так, умею кое-что... Но я очень рад, что моя помощь принесла тебе пользу. Вообще ты очень здоровый человек, и я рад сказать, что, несмотря на обычные возрастные изменения, ты можешь прожить ещё многие и многие годы...
  - Спасибо тебе, - растроганно сказал старик, - сегодня я получаю воистину королевские подарки! А может, ты король? Есть поверье, что только истинные короли могут лечить наложением рук. Если это не тайна...
  - Ну, какой я король! - засмеялся Гарри, - поверь, я обычный человек, такой же, как ты, просто умею немного больше, но этому можно научиться, как я научился.
  - Хороший мир, - мечтательно сказал Балдред. - Мир, в котором целители лечат одним наложением рук, добрый и светлый мир, а люди становятся равными богам... Теперь я понимаю ваше неверие. Воистину в вашем мире можно уверовать в человека... А всё-таки, как ты думаешь, почему Он не вернулся? Ведь в Писании ясно сказано... как там? Вот, сейчас...
  Балдред на секунду задумался, припоминая текст евангелия, а потом наизусть прочитал:
  "...ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его. Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем"[16].
  Это евангелие от Матфея. То есть Второе Пришествие должно было произойти ещё при жизни апостолов Христа, но не произошло. Почему? Как это понять? Нет, конечно, учёные богословы толкуют Писание каждый по-своему, но они всего лишь люди, и я не склонен им особенно доверять. Многие говорят о конце света в тысячном году, но из твоих слов я понял, что и они ошибались...
  - Ты задаёшь вопрос, на который никто не может знать ответа, - осторожно сказал Гарри, - верующим остаётся только гадать. Много раз в истории христианского мира случались ужасные войны, стихийные бедствия, природные катаклизмы, многолетние неурожаи, которые принимали за исполнение пророчеств Апокалипсиса, но мир не рушился. Священники утверждают, что благодаря их молитвам. Я в это не верю.
  - А во что же ты веришь? - пытливо спросил Балдред.
  - Я думаю, что если некая божественная сущность и существует в каком-то плане бытия, то, возможно, она решила оставить человечество в покое. Она поняла, что люди больше не нуждаются в богах, они сами хозяева своей судьбы...
  Внезапно Гарри осёкся, потому что ощутил на себе внимательный и недоброжелательный взгляд. На него кто-то смотрел из темноты - опасливо и изучающе.
  - Святой отец, здесь кто-то есть, - тихонько сказал Гарри.
  - Где? - удивился отшельник, оглядываясь по сторонам, - а, так это Ллин, он тебя боится, поэтому и не подходит. Ллин, не бойся, иди сюда, это мой друг.
  Из тени осторожно выступило удивительное существо и несмело подошло к отшельнику. В предутренних сумерках видно было неважно, но всё-таки Гарри попытался разглядеть его. Существо было похоже на уродливого ребенка или карлика, оно было ростом фута в три, лицо заросло шерстью или волосами - не поймешь - круглые, нечеловеческие глаза светились зелёным. Человечек был одет в курточку и штаны, сшитые, похоже, из кротовых шкурок, на голове у него был меховой колпачок. В общем, он напоминал Робинзона Крузо, каким его рисовали в старинных книгах, только очень маленького.
  Человечек внимательно осмотрел Гарри, дотронулся до его джинсов и неожиданно гулким басом спросил:
  - Ты кто? От тебя пахнет странной магией. Ты колдун?
  Гарри молча кивнул. Человечек отшатнулся от него и сделал охранительный жест, скрестив пальцы.
  - Это мой друг, Ллин, не бойся его, - мягко повторил отшельник. - Еще один мой друг спит в хижине, а в пещере - женщина. Они тоже мои друзья. Они не причинят Малому народцу[17] вреда, обещаю. Кушать хочешь?
  - А мёд есть? - спросил человечек и облизнулся.
  - Мёда нет, - вздохнул отшельник, - прошлогодний давно кончился, а для этого года ещё рано, сам знаешь. Могу угостить лепешками, правда, чёрствыми, и яблоками. И соль я тебе приготовил, как обычно.
  - Еда - хорошо, но еда потом, - сказал Ллин, - хозяин Балдред, опасность! Малый народ почуял, я пришёл, чтобы предупредить. Как всегда.
  - Что за опасность, Ллин? - спросил отшельник, - говори толком!
  - Люди. С холодным железом. За ручьём. Встали лагерем. С рассветом нападут. Ллин слышал.
  Гарри и Балдред переглянулись.
  - Что за люди? - спросил Балдред.
  - Ллин не знает. Люди. Злые. Прячутся. Развели костёр в яме, чтобы не дымил.
  - Сколько их?
  - Две руки и ещё два пальца. Сейчас спят. Двое караулят. Ночью как слепые! - фыркнул Ллин. - Но тебе и твоим друзьям с ними не справиться, их слишком много и они привыкли убивать. Уходите.
  Человечек повернулся к Гарри:
  - Колдун, может быть, ты сможешь убить этих людей, пока они спят и не напали? Тогда опасности не будет.
  - Нет, - вздохнул Гарри, - не могу.
  - Тогда они убьют вас! Уходите! - буркнул человечек, повернулся и исчез.
  Гарри повернулся к отшельнику:
  - Кто это был? Фейри? Он называл тебя хозяином...
  - Ну, какой я ему хозяин... - махнул рукой Балдред, - Ллин - охотник своего народа. Это их лес, они всегда жили здесь. Я их подкармливаю, помогаю, лечу, как умею. Их осталось совсем мало. Ллин говорит, что у них почему-то рождается все меньше детей, да и те не выживают. Пройдёт время, и они навсегда растают среди лесных теней, и память о них сотрётся... Но пока они могут постоять за себя, а вот что делать нам?
  - Сражаться с дюжиной солдат мы не сможем, - сказал Гарри, - нас всего трое, Дуэгар еще не оправился от раны, да и вообще, я не хочу никого убивать. Кто знает, как эти смерти отзовутся в двадцать первом веке?
  - Не хочешь, но всё-таки можешь? - прищурился отшельник.
  - Могу... - нехотя подтвердил Гарри. - Давай лучше разбудим Дуэгара и леди Моргану и подумаем, что нам делать. Времени до рассвета не так уж много.
  Балдред, не сказав ни слова, встал и ушёл в пещеру, а Гарри отправился будить Дуэгара.
  Профессор зельеварения безмятежно спал в хижине, слегка похрапывая. Дуэгар спал одетым, только стянул сапоги. "Хорошо ему с бородой, - подумал Гарри, непроизвольно проведя рукой по подбородку, - а я уже щетиной зарос, сам стал на разбойника похож".
  Гарри взял Дуэгара за руку и тихонько позвал:
  - Профессор, проснитесь...
  Дуэгар мгновенно открыл глаза. Гарри чуть сжал ладонь зельевара, чтобы тот пока не задавал никаких вопросов, и подивился каменным мозолям на ней.
  - Вставайте, профессор, кажется, у нас неприятности, - шепнул ему Гарри, - только, пожалуйста, тихо. Поговорим в пещере.
  Дуэгар кивнул, быстро обулся, подавил зевок, поискал глазами сосуд с водой, чтобы умыться, но не нашёл. Тогда он сунул руку в карман куртки, вытащил флакончик, плеснул на руку и протёр лицо. По избушке поплыл запах "Old Spice". Модный магловский одеколон настолько не вязался с хижиной пятого века, что Гарри не удержался и хмыкнул. Дуэгар понял его по-своему и тут же протянул флакон:
  - Не желаете?
  - Нет, спасибо, и вам бы не стоило, не успел я вас остановить, на нас, видите ли, объявлена охота, и если у охотников собаки, ваш одеколон придется им очень кстати...
  - Даже так? - удивился Дуэгар, - надо же, как, оказывается, было хлопотно жить в пятом веке... Ну что ж, пойдёмте.
  Они вышли из хижины, и Гарри посмотрел на небо. Восток заметно посветлел, приближалось утро. Таинственные ночные тени понемногу отступали, и поляна приобретала дневной вид.
  - Демоны, зелёные, у нас совсем мало времени!
  У входа в пещеру Гарри остановился. Он не знал, проснулась ли Моргана, входить без стука было неудобно, но стучать было не во что - двери в пещере не было. Услышав шаги Гарри и Дуэгара, наружу выглянул Балдред:
  - Входите, входите.
  Нагнувшись, Гарри вошёл в пещеру. Там было темно, тусклый фитилёк, который горел в глиняной пузатой бутылочке, давал больше чада, чем света.
  - Вынесите его, - поморщился Гарри, - а то дышать нечем, - из его волшебной палочки появился светящийся шарик и завис над столом. Тени разбежались по углам, в пещере сразу стало уютно.
  Гарри быстро пересказал Моргане и Дуэгару сообщение Ллина.
  - Что будем делать? - спросил он, - решайте быстро, времени у нас до рассвета, потом они нападут. Госпожа, ты смогла бы создать вокруг пещеры колдовской туман, такой, как в замке?
  - Я не успею, - покачала головой Моргана, - подготовка к этому волшебству требует много времени.
  - Понятно, значит, это отпадает, а жаль, я рассчитывал на твой туман в первую очередь, - сказал Гарри, - мы не хотим никого убивать в этом мире без самой крайней необходимости. Я мог бы наложить на нас заклятие невидимости, но у наших преследователей собаки, а на них оно не действует, нас учуют.
  - А кто, собственно говоря, эти люди и что им надо? - спросил Дуэгар.
  - Это могут быть только люди Лота, - сказала Моргана, - нам не стоит попадать к ним в руки, если не хотим оказаться в подвале у палача.
  - А где их стоянка? - не унимался зельевар, - если недалеко, можно захватить пленного и допросить.
  - Стоянка недалеко, - пояснил Балдред, - за ручьём есть только одно место, пригодное для лагеря дюжины солдат, отсюда - меньше мили.
  - Тогда я схожу! - решительно сказал Дуэгар, поднимаясь из-за стола.
  - Опасно, профессор, - возразил Гарри, - вы же, простите меня, не идёте, а ломитесь через лес так, что слышно издалека, они захватят вас в плен, и тогда мне, чтобы выручить вас, уж точно придётся убивать...
  - Зато я вижу в темноте, а вы нет! - возразил Дуэгар, - и вообще, не волнуйтесь, это не займёт много времени, - сказал он и вышел из пещеры.
  - Твой друг очень неосмотрителен, - осуждающе покачал головой Балдред, - он легко может погибнуть! Подождите, если Ллин еще здесь, я попрошу его проводить Дуэгара к стоянке солдат.
  - Вот упрямый гном! - досадливо стукнул ладонью по столешнице Гарри, - но делать нечего, теперь придётся ждать его возвращения. Скажи, святой отец, а мы можем уйти отсюда какой-нибудь другой дорогой?
  - Нет, - покачал головой Балдред, - дорога отсюда всего одна, и она перекрыта солдатами, через лес далеко не уйдёшь, он слишком густой, кроме того, нас просто затравят собаками.
  - А если спуститься к морю?
  - Тоже плохо. Лошади по тропе не пройдут, она слишком крута, кроме того, на прибрежном песке мы будем как на ладони, там спрятаться совершенно негде, кое-где есть только осыпи камней, но они слишком малы, чтобы спрятать четверых, да и следы на песке приведут наших преследователей к нам лучше собак. Нас расстреляют сверху из луков.
  * * *
  Дуэгар едва поспевал за Ллином, стараясь создавать как можно меньше шума. Маленький человечек двигался стремительно и беззвучно, безошибочно находя в зарослях самые удобные проходы для своего массивного спутника. Дуэгар, у которого в родне были горные гномы, неплохо видел в темноте, однако ночь стёрла все краски, и окружающее представлялось ему в виде серых пятен разной плотности - кустов, стволов деревьев, завалов бурелома, густого и перепутанного подлеска. Дуэгар понял, что переоценил свои силы, потому что лес пятого века разительно отличался от чистых и светлых лесов Британии XXI века.
  Они осторожно перебрались через ручей, и минут через десять Ллин сделал знак: враг рядом, будь осторожен. Дуэгар достал волшебную палочку и стал осторожно продвигаться вперёд, прячась за стволами деревьев. Иногда под ногами у него с оглушительным треском ломалась сухая ветка, и каждый раз Дуэгар вздрагивал, чертыхался, замирал и долго прислушивался, опасаясь, что часовой или солдаты у костра его услышат, но всё было тихо. Внезапно Ллин взял Дуэгара за руку и слегка сжал. Зельевар наклонился к своему провожатому, тот сверкнул зелеными глазищами и прошипел: "Вон там! Человек!"
  Дуэгар застыл и стал приглядываться, медленно поворачивая голову направо и налево. Сначала он не различал ничего среди перепутанных лесных теней, но постепенно в указанном направлении стал проявляться контур человека. Он стоял, прислонившись к дереву, и, казалось, дремал, опираясь на короткое копьё. Если бы не Ллин, Дуэгар никогда бы не смог обнаружить часового в ночном лесу.
  Опасаясь подойти к поляне слишком близко и случайно обнаружить себя, Дуэгар стал прислушиваться. Где-то впереди топтались и фыркали стреноженные кони, потрескивал костёр, хитро спрятанный в яме, образованной вывороченными корнями упавшего дерева. Дуэгар временами слышал, как кто-то из спящих храпит и бормочет, переворачиваясь с боку на бок. Часовой тоже громко сопел во сне.
  Сначала Дуэгар хотел применить к нему заклятие Остолбеней! но потом передумал. Часовой был без шлема, поэтому Дуэгар подкрался к нему из-за дерева и просто опустил мощный кулак на затылок спящего. Часовой сразу обмяк, выронил копьё, которое, к счастью беззвучно упало на мягкий мох, и стал заваливаться на бок. Дуэгар подхватил его под мышки и опустил на землю. "Так, - подумал он, - один есть. А что если всё-таки подобраться поближе и посмотреть, что там к чему?"
  Дуэгар постарался запомнить место, где лежал часовой, лёг на землю и пополз в сторону костра. Добравшись до края поляны, он осторожно приподнялся. На земле лежали спящие люди и какие-то вещи, немного дальше стояли лошади, больше ничего разглядеть не удавалось. Дуэгар заколебался: возвращаться обратно или подползти поближе? Его сомнения разрешила крупная серая собака, которая дремала у костра. Она вдруг встала, с прискуливанием потянулась, и уже было собралась плюхнуться на своё место, как вдруг насторожилась и, глядя в сторону Дуэгара, тихо и злобно зарычала. "Проклятущий одеколон! - подумал Дуэгар, - и надо же мне было в пятом веке чистоплотность проявлять! А если она сейчас весь лагерь перебудит?" Дуэгар застыл за деревом, боясь пошевелиться. Наконец, собаке тоже надоело высматривать в темноте непонятно что, она опустила голову, покрутилась на месте, укладываясь, и отвернулась от Дуэгара.
  Выждав ещё пару минут, зельевар осторожно отполз к дереву, где лежал часовой. Оказывается, и Ллин был там, он никуда не ушёл. Дуэгар крякнул, взвалил пленного на плечо и пошёл обратно, не забыв прихватить с собой его копьё. Ллин показывал дорогу. Идти по лесу с бесчувственным человеком на плече оказалось очень тяжело, кроме того, Дуэгар опасался, что пленный начнёт приходить в себя раньше времени и поднимет шум, но всё обошлось. У края поляны, убедившись, что теперь Дуэгар не заблудится, Ллин оставил его и побежал в пещеру - предупредить отшельника.
  Навстречу Дуэгару быстро вышел Гарри.
  - Ну, наконец-то! Всё благополучно? - с тревогой спросил он.
  Дуэгар кивнул и свалил пленника на землю.
  - Не надо его в пещеру тащить, давайте его свяжем, приведём в себя и допросим, - сказал он.
  - Каким заклятием вы его обездвижили? - спросил Гарри, наклоняясь к пленному.
  - Да какое заклятие... Кулаком по затылку - вот и всё заклятие.
  - А вы его не убили? - засомневался Гарри, - а то рука у вас, профессор, уж больно тяжёлая...
  - Да нет, он вроде жив, - растерялся Дуэгар, - я так, не в полную силу, осторожно...
  Он нагнулся к человеку, быстро связал его верёвкой, извлечённой из кармана куртки, и отвесил ему пару пощечин. Голова пленного моталась из стороны в сторону, но в себя он не приходил.
  - Позвольте мне, - раздался из темноты голос Морганы. Гарри не заметил, как она подошла и стояла молча, рассматривая пленника. - Только мне понадобится немного света.
  Гарри достал волшебную палочку и произнёс: Люмос!
  Моргана присела на корточки, положила ладони на виски пленного и стала что-то шептать. Гарри стоял рядом и разглядывал его. Пленный выглядел как настоящий дикарь. Он был замотан в длинный плед, который за время путешествия на плече Дуэгара пришёл в беспорядок, открывая безволосую грудь, сплошь покрытую каким-то татуировками, и грязные ноги. Казалось, что пленный за всю жизнь ни разу не стригся - длинные сальные волосы, усы и борода были заплетены в косички. От него исходил одуряющий запах годами немытого тела и плохо выделанных звериных шкур. Человек был не стар, но половины зубов у него уже не было, вместо них во рту пленного торчали чёрные пеньки.
  Моргана, очевидно, не отличалась брезгливостью, поскольку совершенно не обращала внимания на внешность пленного, которого она приводила в чувство.
  Наконец человек пришёл в себя. Он глубоко вздохнул, облизнул пересохшие губы, потом открыл глаза и забился на земле, пытаясь порвать связывающие его верёвки. На Моргану, Гарри и Дуэгара пленник смотрел с животным ужасом.
  Он что-то хрипло сказал, но, ни Гарри, ни Дуэгар его не поняли, очевидно, заклятие, наложенное Саймоном на волшебные палочки, этого языка не знало. А вот Моргане и отшельнику, похоже, он был знаком.
  - Почему мы его не понимаем? - спросил Гарри, - кто этот человек?
  - Он из племени горных скоттов, - пояснил Балдред, - у них свой язык, его мало кто знает из тех, кто живёт на равнине.
  - Я попробую переводить, - предложила Моргана, - что вы хотели узнать?
  - Спросите его, кто и зачем их послал, - сказал Гарри, брезгливо разглядывая лежащего на земле пленника.
  Моргана на секунду задумалась и, запинаясь, перевела вопрос.
  Пленник задёргался и что-то рявкнул в ответ, судя по интонации, - выругался.
  - Ах ты, дрянь! - Дуэгар нагнулся, чтобы как следует тряхнуть пленника, но получил плевок в лицо.
  - Подожди, мой господин, убить его ты всегда успеешь, - остановила разъярённого зельевара Моргана, - по своей воле он нам ничего не расскажет, попробуем по-другому.
  Она опять присела возле связанного солдата, поймала его взгляд и несколько секунд удерживала. Пленник дёрнулся и обмяк.
  - Всё, - сказала Моргана, - теперь он ответит на любой вопрос.
  Она начала спрашивать, а солдат, не задумываясь, отвечал. Голос у него был безжизненный, какой-то вялый, начисто лишённый интонаций.
  Закончив допрос, Моргана встала и сделала жест, как будто снимает с лица пленного невидимую паутину.
  - Он рассказал всё, что знал, - устало сказала она. - Что будем с ним делать?
  - Отнесём в хижину и сотрём память, - пожал плечами Гарри. Дуэгар кивнул, взвалил пленного на плечо и понёс в хижину.
  Через несколько минут они снова собрались в пещере Балдреда.
  - Госпожа, расскажи, что ты узнала от пленного? - спросил Гарри.
  - Всё как мы и ожидали, - ответила Моргана, - это люди Лота. После нашего бегства он разослал отряды во все стороны с приказом схватить нас троих и доставить в замок, но ни в коем случае не убивать тебя, господин мой Гэри, и меня. Насчет тебя, господин, - обернулась к Дуэгару Моргана, - таких указаний не было. Прости меня... Этот отряд обшарил окрестности замка и уже собирался вернуться, но им повезло: они обнаружили на дороге трупы разбойников, и, осмотрев их, командир отряда сумел догадаться, что к чему. На теле мертвецов не было ран, стало быть, их убили с помощью магии. Других магов, кроме нас, в округе нет. А потом он вспомнил про отшельника Балдреда и отдал приказ проверить его пещеру. С рассветом они нападут.
  - Раз уйти не удастся, придётся драться, - пожал плечами Дуэгар, - не вижу другого выхода.
  - Выход есть! - неожиданно раздался голос из угла. Все повернулись на голос. Оказывается, всё это время в тёмном углу пещеры сидел Ллин, который что-то ел, сжимая между колен глиняный горшочек и азартно работая деревянной ложкой, - люди могут вступить на пути сидов. Если не испугаются.
  - Что ты говоришь?! - воскликнул Балдред, - неужели где-то поблизости есть вход в подземелья сидов? А я и не знал...
  - Там! - ткнул ложкой в глубину пещеры Ллин.
  - Где там? - удивился Балдред, - там же ничего нет! За занавеской только моё ложе, а за ним - стена...
  - Позволь, я взгляну? - спросил Дуэгар. Он засветил огонёк на конце своей волшебной палочки и отправился вглубь пещеры. Осторожно откинув занавеску, он увидел лежанку, на которой отшельник спал в холодное время года, и какие-то вещи, назначения которых Дуэгар в сумраке не разобрал. Профессор зельеварения отодвинул лежанку и подошёл к стене. Задняя стена пещеры оказалось плоской и ровной, похожей на рукотворную, она не сужалась в узкую нору, как это бывает обычно в пещерах. Дуэгар призадумался, собрав бороду в кулак. Он долго и внимательно ощупывал стену, потом стал водить перед ней волшебной палочкой. Наконец, нащупав какую-то важную точку, он ткнул в неё палочкой и приказал: Диссендиум! По стене пробежала искра, оставляя за собой прямоугольный контур в рост человека. Замкнув линию, искра рассыпалась на множество разноцветных звёздочек. Контур двери заколебался, как под ветром, и исчез. Стала видна узкая лестница, уходящая вниз.
  - Идите сюда! - воскликнул Дуэгар, - кажется, я нашёл вход!
  Все сгрудились у него за спиной, и Моргана удивлённо спросила:
  - Куда ведёт эта лестница?
  - Куда-то... - пожал плечами Дуэгар, - не все ли равно, куда? Главное в том, что спустившись по ней, мы сможем спрятаться от наших преследователей. Впрочем, вы лучше подождите здесь, а я схожу на разведку, - и полугном смело шагнул в волшебную дверь. Круг света от его волшебной палочки скоро исчез. Дуэгар долго не возвращался, все ждали его со страхом и нетерпением. Наконец зельевар выбрался обратно в пещеру и, увидев встревоженные лица своих друзей, поспешно сказал:
  - Опасности внизу нет, можно спускаться. Святой отец, возьми с собой всё самое ценное, мы переждём нападение людей Лота внизу. Если среди них нет сильного мага, они не найдут эту дверь. Ллин, малыш, пойдешь с нами?
  - Ллин не пойдёт! Ллина и его народ спрячет лес!
  - Тогда уходи немедленно! Если лотовы люди схватят тебя, боюсь, ты умрёшь под пытками. Уходи, прячься... и спасибо тебе за помощь!
  Ллин выскользнул из пещеры, отшельник вышел за ним. Вскоре он вернулся с большой плетёной корзиной в руках.
  - Я забрал из часовни все богослужебные предметы, - пояснил он, - кроме того, здесь запас воды и немного еды.
  - Может быть, люди Лота и не догадаются, что мы были здесь? - спросила Моргана.
  - Догадаются, - покачал головой Гарри. - Во-первых, они найдут и опознают лошадей, которых мы увели из замка, а, во-вторых, они найдут своего часового...
  - Прежде чем мы уйдём, - сказал Дуэгар, - оставлю-ка я нашим преследователям пару сюрпризов. Надеюсь, они испугаются и побыстрее покинут проклятое место. Вы пока спускайтесь, не ждите меня, я последую за вами, только поставлю на место лежанку и запечатаю дверь.
  Гарри вытащил волшебную палочку, скомандовал: Люмос! и начал спускаться. Следом за ним шла Моргана, а за ней Балдред с корзиной в руках.
  Крутая лестница вела глубоко вниз. Они миновали слой земли, пронизанный древесными корнями, и дальше спускались по тоннелю с полукруглым сводом, пробитому в сплошном скальном монолите. Лестница была вырублена неаккуратно и очень неровно, казалось, неведомые каменотёсы работали в страшной спешке. Ступени были самой разной ширины и высоты, поэтому спускаться было неудобно: чтобы не споткнуться, приходилось опираться о стену. Лестница не выглядела истёртой, казалось, по ней вообще не ходили. Ступени были покрыты сплошным слоем тончайшей пыли, которая облачками взлетала из-под ног при каждом шаге. "Сколько же веков она здесь копилась? - подумал Гарри, - кто и зачем вырубил в сплошной скале этот тоннель, которым никогда не пользовались? Даже для людей XXI века, имеющих в своём распоряжении мощные механизмы, такая работа не из простых, а уж в пятом веке она человеку не по силам и подавно... Значит, лестницу вырубили не люди. Тогда кто? И, главное, зачем?"
  Гарри оглянулся. Моргана завязала лицо платком, но всё равно пыль заставляла её чихать и кашлять, отшельника и Дуэгара в поднятых клубах пыли совсем не было видно, лишь тусклым пятном светился огонёк на волшебной палочке зельевара. В туннеле стояла какая-то мёртвая, неестественная тишина, на фоне которой каждый шаг маленького отряда отдавался грохотом. Слышен был шелест одежды, даже дыхание - ровное, мощное Дуэгара, частое, запыхавшееся, с покашливанием - Балдреда. Для старика бессонная ночь и крутой спуск оказались слишком тяжёлым испытанием. Вдруг где-то наверху глухо ухнуло - раз, другой, третий - стены тоннеля вздрогнули, взлетело облако пыли.
  - Сработали мои сюрпризы, - ухмыльнулся Дуэгар, - может, кому-то повезёт выжить...
  Подождав, пока пыль осядет, маленький отряд продолжил спуск. Через несколько минут туннель резко повернул налево и закончился небольшой площадкой. Что было за ней, Гарри не видел, потому что волшебная палочка освещала только небольшой круг неровного камня у него под ногами. Гарри жестом показал своим спутникам, чтобы они не шумели, и прислушался. Тишина была полной, только где-то глубоко внизу был едва слышен шум бегущей воды. Пахло каменной пылью и вековой тишиной. Гарри решил, что опасности нет, поднял волшебную палочку над головой и произнёс заклятие: Люмос максима!
  Тьма метнулась в стороны, разлетелась в клочья и спряталась по углам огромной пещеры, по-видимому, естественного происхождения. Пещеру делил на две неравные части разлом в полу, через который была перекинута каменная плита. Перил на плите не было. Дуэгар подошёл к обрыву, лёг на живот и прислушался.
  - Очень глубоко! - сказал он, поднимаясь и отряхивая руки, - я даже не могу определить, насколько глубоко.
  Он попытался осветить пропасть своей волшебной палочкой, но силы её света не хватало. Неугомонный полугном нашёл камень размером с кулак и бросил вниз. Все долго прислушивались, но плеска воды так и не дождались.
  - Бр-р-р... - сказала Моргана, - надо держаться от этой бездонной щели подальше... Хорошо, что у нас есть с собой вода. Останемся здесь или пойдём дальше?
  - Я предлагаю леди Моргане и святому отцу пока остаться здесь, - сказал Дуэгар, - а мы сходим на разведку, вдруг да найдём что-нибудь интересное?
  - Хорошо, - сказала Моргана, нервно оглядываясь по сторонам, - только далеко не уходите, - а то здесь как-то... неуютно, и, по-моему, смертью пахнет. Очень старой смертью, но всё-таки...
  - Не волнуйся, госпожа, - мягко сказал Дуэгар, - мы далеко не пойдём, а если вдруг что - кричите, эхо здесь должно быть замечательным. О-го-го-го! - вдруг крикнул он, но звук сразу же затих, как будто потонул в вековой пыли. Гарри непроизвольно поёжился.
  Моргана с помощью Балдреда стала устраивать импровизированный лагерь, стараясь без нужды не отходить от лестницы, а Гарри подвесил над лагерем пару магических шариков, светящихся уютным, домашним жёлтым светом. Профессора, держа волшебные палочки наготове, осторожно перешли через мост и остановились. Впереди чернели входы в три тоннеля.
  - В какой пойдём? - спросил Гарри. Под землёй он во всём слушался полугнома и безоговорочно доверял его опыту и чутью.
  - Следов нет нигде, - пожал широченными плечами Дуэгар, - каких-то особых токов воздуха и запахов я тоже не чувствую, так что куда идти - всё равно. Начнём хоть с левого...
  Левый и средний тоннели быстро привели их в тупик. В них не было ничего, кроме пыльного камня, ни малейших следов человека. Пришлось возвращаться. Крикнув Балдреду и Моргане, что они идут в последний, правый тоннель, Гарри и Дуэгар отправились дальше, уже не надеясь ни на какие находки.
  - Скажите, профессор, каким образом были пробиты эти тоннели? - поинтересовался Гарри, оглядывая мощные каменные стены и своды.
  - Да самым обычным: с помощью кирки, зубила и молота, - ответил Дуэгар. - Пещера естественного происхождения, а вот ходы вырублены.
  - Но ведь это огромная работа! - поразился Гарри, - сколько же потребовалось людей и времени, чтобы пробить эти тоннели в сплошном каменном монолите, а главное, зачем?!
  - Разве я сказал, что тоннели прорубили люди? - удивился Дуэгар, - конечно, нет, людям такая работа не по силам. Тоннели построила одна из гуманоидных рас, возможно, мы сможем узнать, какая именно, а вот зачем - этого мы не узнаем никогда. Слишком много времени прошло, все эти расы давно покинули наш план бытия, и потом, обратите внимание: здесь нет ни малейших следов письменности, ни единой руны, ни одного значка!
  Так, беседуя, они прошли недлинным коридором и оказались в другой пещере, меньшего размера и с низким потолком. В дальнем конце пещере темнели ходы в новые тоннели. Под ногами у Гарри что-то хрустнуло.
  - Позвольте, позвольте! - воскликнул Дуэгар, - что это у нас с вами под ногами? По-моему, кости!
  Гарри нагнулся. Действительно, под ногами у них лежали рассыпавшиеся скелеты каких-то крупных животных. Кости были чрезвычайно старыми и при малейшем толчке распадались в пыль.
  - Осторожно, профессор! Здесь что-то интересное! - сказал Дуэгар, присаживаясь на корточки. Гарри опустился рядом с ним. Перед ними лежали относительно целые скелеты каких-то странных животных, пугающе похожие на скелеты людей, но маленьких, как будто это были уродливые дети или карлики. Только вот черепа этих существ были совсем не похожи на человеческие, а скорее, напоминали черепа гигантских крыс с весьма впечатляющим набором резцов и клыков. Рядом со скелетами крысолюдов лежали остатки примитивного оружия - каменные топоры, наконечники стрел, лезвия грубо откованных ножей.
  - Никогда таких существ не видел! - удивлённо сказал Дуэгар, - ни в жизни, ни в книгах.
  - С кем же они сражались? - тихо спросил Гарри, - неужели друг с другом?
  - Идите сюда, профессор, - ответил Дуэгар. - Смотрите, вот их противник.
  Гарри подошёл к полугному, стараясь не наступать на кости. Перед Дуэгаром лежал скелет человека.
  Человек при жизни был высок, куда выше Гарри и, тем более, Дуэгара, и широкоплеч. Он лежал лицом вниз, сжимая в распавшейся кисти рукоять меча. Лезвие тоже вскоре нашлось - оно застряло в черепе крысолюда, лежавшего рядом.
  - Как я и предполагал, этот воин не принадлежит к расе людей, - сказал Дуэгар. - Череп не совсем человеческий, есть некоторые отличия.
  - А кто же это тогда? - спросил Гарри.
  - Думаю, кто-то из народа эльфов. В пятом веке их звали сидами[18]. Смотрите, воин-сид сражался до последнего: вокруг него просто вал из скелетов крысолюдов. Кроме того, он был магом. Крысолюды лезли из дальних тоннелей, и он, по-видимому, сумел их обрушить заклятием, видите, из-под завалов торчат кости? Похоже, дальше нам не пройти... Но заклятие запоздало, по эту сторону завала оказалось слишком много врагов, да и меч подвёл...
  - Это, наверное, был вождь сидов, взгляните, - сказал Гарри, указывая на тонкий металлический обруч, который скатился с головы сида и лежал рядом с ним. Обруч был искусно откован из золота. Гарри осторожно поднял обруч, дохнул на него и потёр о рукав куртки. Обруч засиял масляным жёлтым светом. Он был украшен изображениями листьев и ягод омелы, а в ободок был вделан большой дымчатый камень.
  - Возьмём обруч с собой, - решил Гарри, - покажем Моргане и Балдреду, может, они что-то знают о его хозяине?
  Гарри и Дуэгар вернулись к Моргане и Балдреду, которые уже начали волноваться, рассказали об увиденном и показали обруч. Моргана о крысолюдах не знала ничего, Балдред повертел обруч в руках, хмыкнул и промолчал.
  За время отсутствия Гарри и Дуэгара Моргана с отшельником смогли устроить импровизированный лагерь, который на мёртвых тысячелетних камнях казался уютным островком верхнего светлого и просторного мира.
  Когда все поели и кое-как устроились на камнях, Балдред спросил:
  - Ну и сколько мы будем здесь сидеть?
  - Я чувствую ход Солнца, - спокойно ответил Дуэгар, - сейчас наверху позднее утро. Давайте подождём до вечера, тогда наши преследователи наверняка уйдут несолоно хлебавши. Я буду подниматься первым, и если почувствую, что они оставили засаду, мы успеем уйти обратно, правда, тогда возникнут проблемы с водой и продовольствием... Хорошо, хоть, здесь, по-видимому, есть какие-то воздушные шахты, иначе, мы уже ощущали бы удушье.
  - А вы не могли бы наколдовать воду и какую-нибудь еду? - спросил Балдред.
  - Вообще-то, можем, - ответил Гарри, - но только не воду и, к примеру, хлеб, а их иллюзию. Вы будете чувствовать, что пьёте воду и едите хлеб, но голод и жажду утолить не сможете. Продукты питания нельзя создать из несъедобных субстанций, это один из основных законов магии, который невозможно обойти.
  - Вот как? Жаль... - сказал Балдред и наизусть прочитал: "Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей[19]".
  Гарри не нашёл, что ответить на эту пространную цитату из евангелия, и промолчал, пытаясь помягче устроиться на каменном полу. Дуэгар, по-видимому, не ощущал никаких неудобств от пребывания в пещере. Моргана зябко куталась в плащ, Гарри сидел прямо, опасаясь прислониться спиной к ледяной стене. Казалось, древние камни незаметно вытягивают из людей жизнь и силу.
  - Неуютно теперь мне будет жить в моей пещере, - пробормотал Балдред, - я буду чувствовать себя привратником чертогов древней смерти, простите за высокопарный слог.
  - Заднюю стену пещеры можно заложить камнями, - пожал плечами Дуэгар.
  - Нет, вы не понимаете, - упорствовал Балдред, - одно дело знать, что у тебя за спиной каменный монолит, и совсем другое - чувствовать, что далеко внизу тянутся многие мили мёртвых ходов, галерей, там кости, древняя смерть. Ведь мы даже не знаем, были эти крысоголовые твари просто животными, алчущими кровавой добычи, или они обладали искрой разума. А может, это было сражение представителей двух рас - человеческой и звериной, кто знает?
  - Под землёй сокрыто много такого, чего людям лучше вообще не видеть и не знать, - задумчиво сказал Дуэгар.
  Балдред внимательно посмотрел на него и, поколебавшись, спросил:
  - Мой господин, ты сказал: "людям". Следует ли тебя понимать так, что ты не человек?
  Моргана, которая, казалось, дремала, открыла глаза и удивлённо посмотрела сначала на Балдреда, а потом на Дуэгара.
  - Среди моих предков были и люди, и горные гномы, - ответил Дуэгар, - так что я, очевидно, не вполне человек.
  Балдред долго молчал, потом задумчиво сказал:
  - В Писании ничего не говорится о гномах, сидах, Малом народце и прочих волшебных созданиях, но ведь они живут в нашем мире! Некоторые святоши утверждают, что общаться с фейри - грех, потому, что они не от Господа. Откуда же они тогда взялись? Я спрашивал наших богословов, они только пожимают плечами. А я думаю так: когда Господь сотворил этот мир, некоторые духи, соблазнённые Врагом рода человеческого, отпали от него, а когда был повержен Сатана, они в наказание были низвергнуты на землю и помещены в смертные тела. Те, чьи проступки пред Господом были особенно велики, теперь живут под землёй как сиды, говорят, что они и сейчас горды, очень горды... А грех гордыни - смертный грех. Чтобы наказать бессмертных духов, Он вверг их в смертные тела, и теперь сиды живут подобно людям... Но, поскольку они всё-таки воплощённые духи, часть магических сил у них осталась, у кого больше, у кого меньше. Вот почему фейри обладают способностями, недоступными людям. Какое же я, человек, имею право осуждать фейри, если их судьбу решал сам Создатель? Наоборот, я считаю своим христианским долгом в меру своих слабых сил помогать им, облегчая им земной путь и смягчая их страдания... Прости, господин мой Дуэгар, я не обидел тебя своими рассуждениями? - спохватился Балдред.
  - Нисколько, святой отец, я слушаю тебя с величайшим интересом, - ответил Дуэгар, - я и не предполагал, что христиане Британии пятого века способны к такой широте мышления и веротерпимости. Но, должен тебя огорчить, а может, обрадовать: я не воплощенный дух и не чувствую в себе ничего такого, - улыбнулся в усы зельевар. - Мой отец - гном, а матушка - человеческая женщина, и в них тоже нет ничего от духов, особенно в отце, он, знаешь ли, весит преизрядно. Гномы живут куда дольше людей, поэтому отец жив и, надеюсь, вполне здоров, а матушки уже давно нет... Она была простой женщиной, начисто лишённой колдовских способностей, магический дар я получил от отца. Между прочим, то, что от брака гнома с человеческой женщиной на свет появилось дитя, свидетельствует о том, что различия между людьми и гномами незначительны, и носят, скорее, этнографический, чем физиологический характер.
  - Что означают слова "этнографический" и "физиологический"? - спросил Балдред.
  - Гм... - поскрёб в бороде Дуэгар, - кажется, я допустил оплошность, употребив их...
  - Позвольте мне, - улыбнулся Гарри. - Святой отец, тебе, конечно, известно, что существуют самые разные породы морских рыб - окунь, щука, лосось - так?
  - Так, - кивнул Балдред.
  - Ну вот, а между тем, все они - рыбы. Понятно?
  - Но из икры щуки не может появиться лосось!
  - Да, боюсь, дело обстоит несколько сложнее, чем я думал, - смущенно сказал Гарри, - отложим пока эту тему. Давайте лучше поговорим вот о чём. Мы рассказали леди Моргане и тебе, святой отец, о том, как мы попали в замок Лота, и что с нами там произошло. Но мы ничего не знаем о том, какие события предшествовали нашему появлению. Быть может, леди Моргана захочет рассказать о том, что сочтёт важным и нужным?
  
  Глава 5. Рассказ Морганы
  - Ну что ж, господа мои, я расскажу всё, что знаю, - подумав секунду, сказала Моргана, - но должна предупредить, что рассказ мой будет долгим, мне придётся многое пояснять, иначе господа Гэри и Дуэгар не поймут сути происшедших событий, да и ты, отец мой, думаю, откроешь для себя много нового.
  - Ничего, леди, до вечера времени у нас много, - сказал Дуэгар, устраиваясь поудобнее, - быть может, на некоторые вопросы нам удастся найти ответы сообща, и мы поймём, что нам делать дальше.
  Моргана кивнула, глубоко вздохнула, собираясь с мыслями и начала свой рассказ.
  - Моё имя - Моргана, я младшая дочь герцога Корнуолла Горлойса. Мою мать, Игрейну, отдали замуж за Горлойса, когда ей сравнялось четырнадцать лет. Горлойс был старше её как минимум втрое. Не знаю, был ли герцог женат раньше, и что стало с его первой женой и детьми, я вообще плохо его помню. Остались размытые воспоминания о высоком человеке с седеющей бородой поверх стального нагрудника лат, пронзительным взглядом и недобрым, резким голосом. Горлойс всегда говорил, как будто отдавал команды на поле боя... Я никогда не видела его мирно отдыхающим у замкового очага. Герцог постоянно воевал - то с саксами, то с норвежскими пиратами, а то и с соседями, с которыми у него почему-то всё время возникали ссоры. Как я теперь понимаю, мама не любила Горлойса и боялась его - маленькая девочка, которую отдали замуж за властного старика - но что она могла сделать?
  Герцог поселил молодую жену в Тинтагеле[20] - это боевая крепость, построенная на скале, которая обрывается в холодное, вечно штормящее море. Замок тоже был холодным и полным сквозняков, казалось, в нём не было ни единого тёплого местечка. В замковых печах и днём и ночью ревело пламя, и всё равно оно не могло обогреть холодную, каменную громаду. Тинтагель строили для войны, в нём, наверное, хорошо было защищаться от врагов - с моря он был совершенно неприступным, да и с суши к воротам можно было подойти только по узкому перешейку, заканчивающемуся подъёмным мостом. Тинтагель - это укреплённая солдатская казарма, а не жилище для молоденькой женщины. В нём всегда было холодно, пусто и неуютно. Мать пыталась украсить свои покои хорошей мебелью и тканями, но Горлойс был скуп, а моей матери выходить из замка не дозволялось даже на редкие ярмарки в ближайшем городке.
  Первой появилась на свет моя старшая сестра, Моргауза. До сих пор не могу понять, как мать сумела выходить её и меня в таких жестоких условиях, там и взрослому-то выжить было нелегко... Горлойс требовал, чтобы Игрейна родила ему сына, ведь герцогству требовался наследник. Горлойс, видно, чувствовал что-то такое, знал, что жить ему осталось недолго, и не пропускал ни одной ночи, чтобы не попытать счастья и зачать сына. Но Великая Мать не дала ему других детей, кроме Моргаузы и меня. Теперь-то я понимаю, что в этом была рука Провидения, но тогда ни Горлойс, ни Игрейна не понимали, в чём дело. Моргауза и я отца не интересовали, ему, как я уже говорила, нужен был сын, а на наше воспитание он не обращал ни малейшего внимания. Судьба Моргаузы и моя была проста и понятна - нас отдали бы замуж за того, кто согласился взять нас, а если таких не нашлось бы, нас ждал монастырь.
  Развалины замка Тинтагель. Современное фото
  
  
  
  Имена моей сестры и моё схожи, в них первый слог "мор", что значит - море. Так думают простецы, так думает вообще большинство людей, которые знают о нашем существовании, ведь мы были рождены в Тинтагеле, стоящем на берегу моря... На самом деле, Игрейна при рождении была посвящена в жрицы Великой Матери, и женой Горлойса она стала по велению высших жриц Богини, так было предначертано. У Великой Матери множество имён, и одно из них - Морриган[21]. Моргауза и я, так же, как наша мать, были посвящены Великой Богине, вот откуда первый слог в наших именах. Гораздо позже в мир придёт ещё один человек, имя которого начинается на "мор", но о нём я расскажу в свой черёд.
  Мать отправила нас на Авалон, где мы несколько лет проходили обучение, а под конец приняли жреческое посвящение. Я не могу рассказывать о годах, проведенных на острове, это тайна. Горлойсу мать сказала, что отдала дочерей в монастырскую школу, он кивнул и забыл про нас. На самом деле, мы не были в монастыре, хотя монастырь христианского бога был рядом. У Великой Матери много ликов, я была посвящена светлому лику, символу материнства, плодородия и врачевания. Именно поэтому я умею исцелять раны у мужчин и принимать роды у женщин, а в моей магии нет зла. Я могу наслать туман, несущий сон, фата-моргана, но и только. Моргауза приняла другое посвящение, она поклоняется тёмному лику великой Матери, поэтому она повелевает другими силами. Высшие жрицы Богини никогда не покидают Авалон, нам же с Моргаузой суждено было уйти в мир.
  Окончив обучение, мы вернулись в Тинтагель. И вот тут-то началась череда событий - иногда странных, иногда волшебных, иногда злых и кровавых - которые изменили историю Британии.
  Случилось так, что верховный король Британии Амброзий, почувствовав приближение смерти, собрал Совет, чтобы выбрать нового короля. Вы должны понимать, благородные господа, что наша Британия - это союз королевств. В каждом таком королевстве трон обычно наследует один из сыновей старого короля, а вот верховный король - другое дело. Верховного короля выбирают. Верховный король - это военный вождь, за его мечом должны последовать дружины всех королевств, входящих в союз, это должен быть могучий воин, опытный полководец, человек с сильной волей, вождь, которому улыбается судьба. Верховный король, который терпит неудачу за неудачей, недолго будет занимать свой трон - его свергнут, а могут и принести в жертву, чтобы умилостивить воинственных богов.
  Амброзий - бритт по рождению, но римлянин по воспитанию, был хорошим королём, но боги неумолимы, и пришло время выборов нового короля. Горлойс не мог претендовать на корону верховного короля, но его голос на совете был весомым, потому что он правил большим королевством, за ним стояла сильная дружина и мелкие вожди со своими отрядами. За корону боролись две партии - партия умирающего короля, который, тем не менее, ещё оставался королём, и партия Лота, короля Лотиана и Оркнеев. Да-да, того самого Лота, которого вы видели в замке. Только тогда он был молод и энергичен... Если бы победили его сторонники, Британия рухнула в хаосе междоусобиц. К счастью, он не победил. Победил ставленник Амброзия, его младший брат - Утер Пендрагон. Тогда он ещё был только Утером... Прозвище "Пендрагон", то есть "Повелитель драконов" появилась позже. Говорят, Утер сам придумал его для себя. Но это неважно. Важно то, что на Совет Горлойс зачем-то привёз с собой Игрейну. И вот там-то Утер увидел её и возжелал для себя. Но Игрейна была замужем! Утера, однако, это не смущало, и уже после коронации, став верховным королём, он принялся оказывать Игрейне знаки внимания столь недвусмысленные, что Горлойс счёл себя оскорблённым и без спроса покинул королевский двор, увезя с собой жену. Теперь уже оскорблённым посчитал себя Утер. Он мог бы напасть на своего вассала и разбить его дружину, но Горлойс был сильным и верным союзником, а в условиях постоянной саксонской угрозы король не хотел воевать со своим вассалом из-за женщины.
  
  Что было дальше, точно знает один только Мерлин. Каким-то образом он смог придать Утеру личину Горлойса, и тот с малой свитой приехал в Тинтагель, обманул замковую стражу и провел с моей матерью ночь. Поняла ли Игрейна, кто на самом деле взошёл на её ложе - Горлойс или Утер - я не знаю, но главное, что этой ночью был зачат тот, кто впоследствии стал известен всей Британии под именем Артура.
  Вскоре в какой-то случайной стычке Горлойс был убит, и Игрейна овдовела. Даже не выждав положенного срока траура, Утер женился на ней, и Игрейна стала королевой. Вскоре признаки беременности стали явными, а потом Игрейна родила. Но все, кто умел считать, понимали, что ребёнок был зачат до свадьбы. Пошли сплетни о том, кто подлинный отец младенца. Утера это не устраивало, ведь ему нужен был сын и наследник, зачатый и рождённый в законном браке. Поэтому он отослал от себя маленького Артура, поручив его воспитание Мерлину. Но других детей у Утера и Игрейны больше не было, в известном смысле повторилась история с наследником рода Горлойсов. И здесь была рука Провидения, но тогда увидеть её смог только Мерлин. Именно он сумел сделать так, что Артур вырос в тишине и безвестности, и явился ко двору своего отца, когда теперь уже Утер почувствовал приближение смерти и судорожно искал себе преемника. И опять Лот попытался предъявить свои права на трон верховного короля, и опять проиграл. Явился Артур, вытащил меч из камня и все поняли, что пришёл тот, кто будет истинным верховным королём Британии.
  Моё повествование подходит к той части, о которой я не могу говорить без горечи, - сказала Моргана. Балдред протянул ей мех с водой, она отпила из него и продолжила:
  "Мерлин забирает новорожденного Артура" Художник Н.К. Уайет, 1922 г.
  
  - Моя сестра Моргауза была столь же похотлива, сколь и властолюбива. Она решила связать свою судьбу с судьбой Артура самым простым способом, доступным женщине - взойдя к нему на ложе. Моргауза и сейчас красива, а тогда её красота была ослепительна: чёрные блестящие волосы, белоснежная кожа, голубые глаза, идеальная фигура и женская опытность. Артур не знал, что Моргауза - его сводная сестра, и совершил с ней грех кровосмесительства, моя сестра понесла от Артура. Когда же Мерлин объяснил Артуру, с кем он провёл ночь, юный король хотел убить Моргаузу, но Мерлин остановил его, сказав, что нельзя обманывать судьбу, тем более, таким способом.
  Тогда-то, чтобы скрыть отцовство Артура, Моргаузу и выдали замуж за Лота, который был одним из многих её любовников. Лот получил хорошее приданое и был польщён тем, что породнился с королём. И только гораздо позже он узнал, что приданого оказалось несколько больше обещанного...
  В положенные сроки Моргауза родила сына, который был наречён Мордредом. Так в мир пришёл ещё один человек, чьё имя начиналось на "мор"...
  Позже Моргауза родила Лоту ещё четырёх сыновей: Гавейна, Агравейна, Гарета и Гахериса, но вот кто был отцом старшего, Лот точно не знал и бесился от этого. Моргауза-то утверждала, что ребёнок лотов, поскольку они делили ложе и раньше, но Лот Моргаузе не верил, считая её лживой ведьмой. И, надо сказать, небеспочвенно...
  Потянулись годы мира и битв. Я велением Великой Богини тоже вышла замуж и родила своему мужу детей, но о них я рассказывать не буду, потому что это увело бы нашу историю слишком далеко.
  Теперь я должна перейти к событиям, которые завершились вашим появлением в нашем мире.
  Случилось так, что я гостила у свой сестры Моргаузы в замке Лота.
  Моргауза. Кадр из телевизионного сериала "Мерлин". Великобритания
  
  Мы никогда не дружили. Во-первых, потому, что Моргауза старше меня, и долгое время видела во мне не сестру и женщину, а просто сопливую девчонку. Это изменилось после нашего посвящения Великой Богине. Во-вторых, мы слишком различались характерами: Моргауза - холодная, властная, корыстная и похотливая. Ей ничего не стоило затащить в постель любого мужчину, чтобы получить через него то, чего ей хотелось в данный момент. Её ничего не могло остановить, кровосмешение - тоже. Кроме того, Моргауза продвинулась слишком далеко в изучении запретных разделов магии. Я бы сказала, что она сумела приоткрыть ту последнюю дверцу, за которой ад, смерть и гибель души. Она успела захлопнуть эту дверцу, но пламя преисподней всё-таки лизнуло её душу...
  Моргана надолго замолчала.
  - В ту ночь Моргауза вошла в мою комнату, кутаясь в плащ. В руке у неё была закрытая плетёная корзина. Я видела, что Моргауза сходит с ума от страха и тоски.
  - Что случилось, сестра? - спросила я, в свою очередь, встревожась.
  - Помоги мне, Моргана, - пробормотала она, - пожалуйста, помоги, ведь сегодня ночь прорицаний и чародейства, ночь, которая приходит раз в несколько лет, планеты выстроились так, что знающий маг этой ночью может узнать многое. Но я не могу справиться с этим колдовством одна. Помоги мне, прошу, и я отдам тебе за это всё, что пожелаешь.
  Казалось, её бьёт лихорадка.
  - Хорошо, сестра, - сказала я, - конечно, я помогу тебе, и мне не надо ничего, я хочу лишь, чтобы твоя душа не погибла.
  Я накинула плащ, и мы вышли из замка. Ворота уже были заперты на ночь, поэтому Моргауза вывела меня наружу через какую-то потайную калитку. Моргауза, конечно, знала, что вера друидов запрещает творить колдовские обряды среди стен, построенных руками человека. Грот, пещера, овраг, лес, словом, всё, что создано самой природой, не помеха магии, но рукотворные стены не годятся. Они противны духу природы, поэтому-то она и увела меня из замка. Мы шли долго, сначала по тропе, затем свернули в лес и шли почти на ощупь, но Моргаузу вело какое-то чутьё, а может, она ходила этой дорогой так часто, что могла пройти по ней с завязанными глазами.
  Моргауза привела меня на берег небольшого круглого озера, окружённого чёрной стеной ночного леса. Была светлая ночь, луна и звёзды отражались в зеркале вод, но берега были темны. Ночные птицы молчали, не было ни ветерка, от озера волнами распространялся странный, леденящий душу холод. На берегу Моргауза опустилась на колени, зажгла свечу так, чтобы её огонь отразился в воде, достала из корзины и вылила на отражение горящей свечи немного молока, потом разрезала себе палец, и её кровь тёмной полосой легла на белое молоко. Наконец Моргауза ломающимся от волнения голосом произнесла заклятие и стала смотреть в воду. Холод усилился, по воде потянулись пряди тумана. Я тоже смотрела в воду, окрашенную молоком и кровью, но не видела ничего.
  Законы магии запрещают гадать на свою судьбу, последствия могут оказаться ужасными, и, несмотря на то, что я не любила свою сестру, я всё-таки боялась за неё. Одна Богиня знала, чем мог закончиться этот рискованный обряд, ведь Моргауза могла умереть или потерять разум.
  Внезапно она громко и протяжно вскрикнула, да так, что у меня кровь застыла в жилах, вскочила на ноги, ломая руки, а потом ноги у неё подломились, и она рухнула на прибрежный песок.
  - Опять всё то же! Кровь и смерть! Кровь и смерть для меня от руки моего младшего сына, кровь и смерть для моего старшего сына от руки Артура! Спаси нас, Моргана! - закричала она, цепляясь за мою одежду, - умоляю, спаси! Попроси за меня, умоли Богиню пощадить нас, ты - Светлая, Богиня прислушается к тебе, а для меня в этом мире больше нет ничего, кроме крови и смерти!
  Колдовство распалось. Я обняла Моргаузу, она вся дрожала, губы тряслись, горло перехватило судорогой, она едва могла дышать. Я никогда не видела её в таком состоянии.
  - Чтобы помочь тебе, сестра, я должна знать твоё видение, потому что я не увидела ничего, - сказала я, - и не только его, но и всё остальное. Может быть тогда...
  - Хорошо, - сказала Моргауза, постепенно приходя в себя, - пусть будет по-твоему, я расскажу всё. Но мы будем говорить здесь. Боюсь, в замке нас могут подслушать, и тогда смерть придёт не только за мной, но и за тобой!
  Помнится, я невольно вздрогнула - такая сила и убёждённость прозвучали в голосе моей непутёвой сестрицы.
  - Так в чём или в ком всё-таки дело? - спросила я, - рассказывай.
  Моргауза долго собиралась с мыслями, боясь, вероятно, произнести слова, которые она считала страшными и опасными. Наконец она решилась.
  - В Артуре! Нет... В Мордреде, рождённом от Артура... А если совсем по-честному, - во мне. - Тут она посмотрела мне прямо в глаза, и я поняла, что всё, что будет сказано в эту ночь, будет чистой правдой.
  - Ты знаешь, кто настоящий отец Мордреда? - спросила Моргауза.
  Я кивнула. Мне было неудобно на голой земле, я замерзла, да, признаться, и страшновато было в такую ночь сидеть на берегу озера, из вод которого могло выйти всякое, но я боялась и пошевельнуться, чтобы ненароком не помешать Моргаузе. А она продолжала свой рассказ, отчаянно желая выговориться и боясь остановиться, словно потом она не решится продолжить его.
  - Не спрашивай меня, зачем я это сделала. Теперь я и сама не знаю, хотя тогда, много лет назад, я была уверена, что поступаю правильно. Боги шептали мне, что после этой ночи я понесу сына, которому суждено сыграть важную роль в истории Британии. Какую - я тогда не знала. Но уже утром Мерлин знал всё и произнёс пророчество, которое тяжким грузом легло на всех нас - на меня, на моего нерождённого сына, на самого Мерлина и на Артура. Великий маг предсказал, что в эту ночь Артур сам положил предел своему царствованию, зачав в грехе кровосмешения своего единственного сына, и этому сыну суждено убить своего отца...
  Первым порывом Артура было убить меня, но Мерлин запретил омрачать убийством начало царствования. Тогда Артур ещё не смел перечить своему наставнику, но позже, когда я уже была выдана за Лота и когда родился Мордред, Артур, подобно библейскому Ироду, приказал убить всех младенцев мужского пола, надеясь, что среди них окажется и мой сын. Ты знаешь эту историю. Тогда Богиня не допустила смерти моего первенца. Больше Артур не предпринимал попыток убить Мордреда и меня, но кто знает, что будет дальше? Говорят, что Мерлин уже стар, его власть над Артуром слабеет, кроме того, маг имеет обыкновение исчезать на долгие месяцы по своим, не ведомым никому делам. Что будет, если Артур всё-таки попытается обмануть судьбу? Как я могу защитить от его гнева и мести себя и своего сына?
  - Есть и ещё кое-что, - тихо сказала Моргауза, - о чём не знает никто, кроме меня и Мордреда, а теперь будешь знать и ты. Когда мой старший сын вошёл в возраст юноши, я решила отвезти его ко двору Артура, надеясь, что увидев своего взрослого сына, Артур изменит своё отношение к нему, как изменил своё отношение к самому Артуру Утер Пендрагон, ведь у Артура больше нет детей, но всё вышло совсем не так, как я ожидала. Артур не допустил до себя ни меня, ни Мордреда, но на беду мой сын увидел Гвиневру, жену Артура и королеву, и влюбился в неё. Ты знаешь, как это бывает у юношей. Но и это ещё не самое ужасное. Гвиневра тоже увидела Мордреда и дала ему понять, что он ей не безразличен. Она неплодна, поэтому Артур, говорят, сквозь пальцы смотрит на её заигрывания с его рыцарями, но если он узнает, что среди её почитателей Мордред... Его расправа будет ужасной, и никто не сможет отвести его руку. Но я не могу объяснить это моему сыну! Он как будто сошёл с ума, он бредит этой женщиной. В нём горит утерова похоть, за ночь с Гвиневрой он готов пожертвовать своей, да и моей жизнью. Моргана, ты мудра и добра, скажи, что мне делать, как отвести беду?!!
  Тогда я не знала, как ответить, и промолчала, - сказал Моргана.
  - Вот и у тебя нет для меня слов, - горько обронила Моргауза, - зря я надеялась на тебя, Светлая. И вообще я зря обратилась к светлому лику Богини, потому что и тёмный её лик отвратился от меня. Я попыталась найти ответы на свои вопросы в тех областях колдовства, обращаться к которым нам было строго-настрого запрещено, но что я теряла? Мерлиновой силы у меня нет, поэтому мне нужен был источник магии. Ты знаешь, что таковыми в нашем мире являются Хороводы Камней, поставленные в незапамятной древности величайшими из великих волшебников. Есть такой Хоровод неподалёку от замка Лота, я давно знала о нём. И вот тогда, в отчаянии, собрав все свои силы, всю свою смелость, я стала творить обряды по ночам в Хороводе. Лот скоро узнал об этом, но ему было всё равно. Он и так давно знал, что его жена - ведьма, поэтому приказал своим людям не мешать мне, а только следить издалека.
  - И вот, поверишь ли, сестра, после нескольких ночей, проведённых среди каменных великанов, источавших ледяной холод, я начала ощущать магический отклик. Что-то происходило, но что именно, я не могла понять. Однажды утром, очнувшись от магического транса, я обнаружила, что на алтарном камне появился цветок. Я точно помнила, что вечером омыла камень, и он был совершенно пуст. А тут - цветок. Как он попал на алтарь? Цветок был незнакомый, такие поблизости не растут. Значит, его кто-то положил. Но кто и когда? Ведь мои люди охраняли меня ночью, и они клялись, что никого не было. Да и кто из местных осмелится ночью ходить в Каменный Хоровод? Я стала ходить в Хоровод каждую ночь, благо, все ночи принадлежали только мне, Лот давно перестал призывать меня на своё ложе, - зло усмехнулась Моргауза, - он предпочитал служанок помоложе.
  - Каждую ночь я находила на алтаре что-то новое: ветку с дерева, цветок, камешки, песок, один раз мне показалось, что с алтаря спрыгнула мышь. Я тщательно собирала все эти предметы, изучала их, но в них не было ни капельки волшебства. Это были самые обычные цветы, камни и ветки. Но я понимала, что какой-то могучий маг на ощупь ищет дорогу в наш мир, терпеливо и последовательно ставя опыты в круге силы каменных великанов. Если этот маг сумеет войти в наш мир, кто знает, вдруг в нём моя последняя надежда?
  - Но что ты хотела попросить у этого мага и что была готова отдать за исполнение своей просьбы? - с ужасом спросила я.
  - Я хотела и хочу, чтобы он унёс Мордреда и меня из круга этого мира, - хрипло каркнула Моргауза, - а цена... Ценой может быть что угодно. Хоть весь этот мир! Он мне безразличен. Но моих сил не хватает, Моргана, мне нужна твоя помощь. Возможно, нашими объединёнными усилиями - моей тёмной силой и твоей светлой - мы сумеем открыть этому магу дорогу в наш мир. Ну? Ты согласна?
  - Нет! Ты сошла с ума! - с ужасом воскликнула я. - Ты хочешь оплатить свою жизнь и жизнь твоего сына такой ценой, которую нельзя платить никогда и никому!
  - Тогда убирайся прочь! - неистово закричала она, выхватив длинный и тонкий кинжал, - этой ночью я пойду к Хороводу одна и сделаю всё, что потребуется, тоже одна! Убирайся! И посмей только выдать меня!
  Я молча встала и вернулась в замок, с трудом найдя обратную дорогу, - тихо закончила свой рассказ Моргана, - Моргаузу с той ночи я больше не видела, весь день я провела в размышлениях и молитвах, но Великая Мать не пожелала ответить мне... Ну вот, а следующей ночью люди Лота захватили в Хороводе Камней вас, мои господа, и всё, что было дальше, вы знаете...
  - Что же произошло с Тедди? - спросил Гарри.
  - Увы, я не знаю, мы можем только гадать, - пожала плечами Моргана. - Могу только сказать, что люди Лота не захватывали в Хороводе никого, кроме вас, я бы знала. Ваш Тедди не появлялся в замке, а Моргауза исчезла. Потом я узнала, что бесследно исчез и Мордред. Все остальные сыновья Моргаузы от Лота живы, здоровы и находятся в замке... А эти двое исчезли неизвестно куда. Когда Лот узнал об исчезновении жены и старшего сына, он сопоставил его с ночными прогулками Моргаузы к Хороводу и приказал устроить там засаду, в которую вы и попали.
  - Кое-что проясняется, - пробормотал Дуэгар, по привычке зажимая бороду в кулаке. - Похоже, Моргауза сообразила раньше Лота, что у Хоровода камней нужно устроить засаду. Скажи, госпожа, - спросил Дуэгар у Морганы, - у твоей сестры в замке есть люди, верные только ей? Не Лоту, а именно ей? Ну, личная стража какая-нибудь, не знаю...
  - Да, такие люди, точнее, такой человек у Моргаузы есть, это её личный телохранитель, не знаю, какого он племени, но это человек огромной физической силы. Лот много раз грозил убить его, но Моргауза не давала. Есть еще две-три служанки...
  - Тедди хватило бы и одного телохранителя Моргаузы, - мрачно сказал Гарри, - похоже, он попал в засаду точно так же, как и мы, только нас схватили люди Лота, а его - человек Моргаузы.
  - Допустим, что это так, - вмешался Балдред, который до этого момента сохранял молчание, - и что же это может означать?
  - Моргауза - очень умная и дальновидная женщина и сильная волшебница, - сказала Моргана, - кроме того, она очень жестокий человек. Она могла приказать подвергнуть вашего Тедди пытке, убедившись, что он не тот великий маг, на встречу с которым она так надеялась. Наконец, она могла просто-напросто воспользоваться своими женскими чарами и сделать то, что она привыкла делать всегда, чтобы повелевать мужчинами. Ей нужен способ, чтобы уйти из этого мира и увести с собой Мордреда. Ради этого она будет готова на всё.
  - Наш Тедди собирался жениться, - возразил Гарри, - и я не думаю, что...
  - Ты не понимаешь! - всплеснула руками Моргана, - моя сестра посвящена тёмному лику Великой Богини, а похоть - одна из черт её лика. Моргауза владеет этим колдовством в совершенстве, и ваш Тедди не устоит, хотя Моргауза почти старуха - ей за сорок...
  - Значит, в руках Моргаузы мог оказаться амулет, способный переносить во времени, и Тедди, способный им управлять, - хлопнул ладонью по колену Гарри. - А знаете, что это означает? Раз Моргауза и Мордред исчезли из этого мира, нам нет смысла продолжать поиски Тедди. Скорее всего, все трое уже в нашем мире, ну, или в том мире, куда забросит их амулет Саймона! Хочу надеяться, что их не занесло в Каменный век или ещё куда похуже... Нам тоже нужно выбираться отсюда, только вот как? Лот разбил наш амулет, мы застряли в пятом веке, и я не представляю себе, как мы будем выпутываться из этой ситуации...
  - В этом мире есть только один человек, который может помочь вам, - торжественно сказал Балдред, - это Мерлин. Он воистину великий маг. Подозреваю, мы не знаем и о сотой доле его талантов. Он - ваша последняя надежда.
  - Но как добраться до Мерлина? - воскликнула Моргана. - Ведь он, наверное, с Артуром, а Артур сейчас в Винчестере, на другом конце страны. Это огромное расстояние, нам не преодолеть его даже на лошадях, нужен хорошо вооруженный отряд, припасы, оружие, деньги, а где взять всё это? Да и с отрядом шансы невелики...
  - Да, госпожа, это так, - сказал Балдред, - ты совершенно права. Обычными путями до Мерлина не добраться.
  - Обычными? - удивилась Моргана, - что ты имеешь в виду, отец мой?
  - Я имею в виду сидов, - спокойно ответил Балдред. - Конечно, мне не полагается верить в их существование, но... Пусть и этот грех будет на мне. Я помогу вам и попробую отвести вас к холмам сидов. Бог весть, что из этого выйдет, я даже не знаю, захотят ли сиды говорить с вами, но это единственное, что я могу для вас сделать, и я это сделаю. Попросите их о помощи. Они владеют странными силами. Возможно, они найдут какие-то способы решения вашей проблемы, которые не видим сейчас мы. А если нет... Что ж... Тогда вас ждет долгое и опасное путешествие, леди Моргана права...
  Гарри оглядел своих спутников. Усталые, перепачканные пылью, они выглядели неважно. Все явно нуждались в отдыхе.
  - Давайте немного поспим, - предложил он, - а потом на свежую голову ещё раз подумаем, что нам делать дальше. Полагаю, никого на страже оставлять не нужно, как вы считаете, профессор?
  - Бояться здесь некого, - ответил Дуэгар, - пещеры пусты на многие мили, кроме нас тут нет ни единой живой души, я бы почувствовал. Даже крыс нет, один мёртвый камень. Так что вы спите, а я немного поброжу по пещере, может, найду что-нибудь интересное, а заодно наложу пару защитных заклятий. Но долго в этой пещере оставаться нельзя даже мне - камни медленно пьют тепло человеческой жизни, можно заболеть и даже умереть. Не ложитесь на голый камень, подстелите что-нибудь.
  Моргана завернулась в плащ, повозилась немного и заснула, повернувшись лицом к стене. Балдред отошёл подальше, встал на колени и начал тихонько молиться, Дуэгар перешел мост и исчез в тоннелях. Гарри остался один, спать ему не хотелось. Он поудобнее устроился между крупными камнями, образующими что-то вроде кресла, и задумался. С самого начала их спасательная экспедиция пошла вкривь и вкось. Они рассчитывали найти Тедди у Хоровода Камней, забрать его и сразу вернуться, но получилось совсем по-другому. Они сразу же и по уши влипли в мир пятого века от Рождества Христова, потеряли амулет времени и, что самое скверное, на их руках теперь кровь нескольких людей. Совершенно неизвестно, как всё это отзовётся в будущем. Риск повлиять на историю становится всё больше, нужно срочно возвращаться в своё время, но как это сделать? Балдред обещал отвести их к сидам. Но кто такие сиды, и захотят ли они помогать пришельцам из далёкого будущего? Да и вообще, что можно рассказывать представителям нелюдской расы, а что нет? Вопросы, вопросы... И ни одного ответа!
  Внезапно Гарри ощутил приступ такой тоски, что не сдержал стона. Он сидел в каком-то каменном мешке рядом с людьми, которые по его счёту времени умерли полторы тысячи лет назад! Все сорок лет, которые Гарри прожил в XX и XXI веках, сейчас казались ему расплывчатым счастливым сном, который никогда не был явью.
  От его стона проснулась Моргана, и, видимо, почувствовала состояние Гарри. Она встала со своего места, присела рядом с ним, заглянула в глаза и ласково положила ладонь на лоб. От Морганы пахло свежестью и горькими травами.
  - Не печалься, господин мой Гэри, - тихо сказала Моргана, - в этом мрачном месте и мысли мрачные, а когда мы вновь увидим над головами небо, всё изменится. Отец Балдред отведёт нас к сидам, и они обязательно помогут. А пока спи, тебе нужен отдых.
  Моргана ещё раз взглянула Гарри прямо в глаза, сосредоточилась, и Гарри ощутил, как проваливается в прохладный, освежающий сон.
  * * *
  Гарри разбудил тихий разговор. Оказывается, Балдред давно проснулся, а Дуэгар вообще не ложился. Гарри с удивлением обнаружил, что его голова лежит на коленях Морганы. Замирая от неловкости, он осторожно приподнялся, опираясь на руки и стараясь не касаться женщины.
  - О, господин мой Гэри, ты уже выспался? - улыбнулась ему Моргана, - тогда с добрым утром, точнее, с добрым вечером. Твой друг говорит, что мы провели в пещере весь день, и наверху уже смеркается. Нам пора подниматься.
  - Я пойду первым, - сказал Дуэгар, - и выгляну из пещеры, а вы подождите меня на лестнице. Если наши преследователи ещё не ушли, я успею вернуться и запечатать заклятием дверь.
  Подъём оказался гораздо труднее спуска. Неутомимый Дуэгар без видимых усилий топал по ступенькам, Моргана с трудом переводила дыхание, а Балдреда Гарри пришлось практически тащить за собой. Его корзину несла Моргана.
  Не доходя до выхода один лестничный марш, Дуэгар сделал знак всем остановиться и дальше пошёл один. Он произнёс заклятие, и на лестницу повеяло свежим морским ветерком. После мёртвой затхлости пещеры воздух, пахнущий землёй, листвой и морской свежестью, опьянял. Гарри инстинктивно прижался спиной к стене туннеля, дыша полной грудью и держа волшебную палочку наготове. Потянулись минуты. Наконец сверху раздался весёлый голос Дуэгара:
  - Можно выходить, здесь никого нет, они ушли!
  Выбравшись из тоннеля, Гарри осмотрелся. В пещере царил хаос. Нехитрая утварь отшельника была изломана, на полу валялись черепки разбитой посуды и затоптанные свитки. Даже лежанка была изрублена топором. Гарри посторонился, пропуская в пещеру Балдреда. Отшельник, не обращая внимания на разгром в пещере, поспешил в церковь, а Гарри вышел на поляну и просто стоял, наслаждаясь свежим воздухом, тишиной и покоем. Внизу, в пещере сидов тоже было тихо, но это была совсем другая, тысячелетняя, слежавшаяся тишина, которую нарушало только дыхание людей и шорох их одежды. Тишина вызывала страх, напряжение и непреодолимое желание поскорее выйти на открытый воздух. Потребовался всего один день, чтобы Гарри смог взглянуть новыми глазами на самые простые вещи - траву под ногами, сосны, песок, облака, которые собрались пушистым валом над морем у самого горизонта и багровели, отражая последние лучи уходящего в море солнца. Щебетали птицы, шелестела листва. Это было необыкновенно хорошо!
  Мечтательное состояние Гарри прервал возглас Балдреда:
  - Скорее идите сюда! Здесь убитый!
  Гарри нахмурился и пошёл на голос. Он боялся, что увидит тело Ллина, но ошибся. Отшельник стоял у входа в свою маленькую церковь.
  - Вот, - сказал он, - взгляните.
  На утоптанном земляном полу лицом вниз лежал человек. Он был убит копьём, пригвоздившим его к земле. Из-под убитого вытекла лужица уже подсохшей и впитавшейся в землю крови.
  - Они осквернили храм! - горестно воскликнул Балдред, - убили в нём человека, да ещё пытались поджечь его! Вот, взгляните!
  Действительно, в двух-трёх местах плетёнка была слегка обуглена, но поджечь хижину не получилось - лоза была обмазана глиной, а сырое после дождя дерево не занималось.
  - Теперь мне уж точно придётся уходить из этого места, - грустно сказал отшельник, - я не смогу здесь жить ...
  - Похоже, я знаю этого парня, - прогудел из-за спин Гарри и Балдреда Дуэгар, - позвольте-ка, господа...
  Зельевар одним движением выдернул копьё и перевернул мертвеца лицом вверх.
  - Ну, точно! Это же тот самый часовой, которого я приволок в лагерь. Бедняга... За что же они его так? Еще один мёртвый на нашей совести...
  - За что убили, как раз понять нетрудно, - заметила Моргана, которая, оказывается, тоже подошла к церкви. - Вы стёрли этому человеку память, поэтому он, наверное, вёл себя странно, не узнавал своих товарищей, не отвечал на вопросы. Вот воины и решили, что на их товарища наложили чары. Люди они страшно суеверные, поэтому, чтобы избавиться от опасного, по их мнению, спутника, они его просто убили. А лицом вниз положили, чтобы жертва не видела, кто убийца, и дух убитого не смог отомстить. Наёмники придают таким вещам огромное значение...
  - Этого несчастного нужно похоронить, - потерянно пробормотал Балдред, - но у меня даже нет лопаты...
  - Не беспокойся, святой отец, - ответил Дуэгар, - могилу мы выроем, ты только укажи место.
  - А, теперь уже всё равно, - махнул рукой Балдред, - копайте, где земля мягче...
  Гарри и Дуэгар заклятиями выкопали могильную яму, Дуэгар взял убитого в охапку и без церемоний швырнул в яму. После того, как над могилой вырос земляной холмик, подошёл Балдред.
  - Как вы думаете, стоит мне читать над этой могилой заупокойные молитвы? - спросил он, - ведь я не знаю, был ли убитый христианином, я не видел у него нательного креста. А вдруг он язычник?
  - Прислушайся к себе, отец мой, - посоветовала Моргана, - ты чувствуешь внутреннюю потребность в молитве?
  Балдред секунду подумал и нетвёрдо сказал: "Нет..."
  - Ну, тогда и не читай! Боги сами решат, какого посмертия достоин этот человек. А у нас проблема посерьёзнее: люди Лота увели наших лошадей!
  - Ну, положим, эти лошади и принадлежат Лоту, а украли их как раз мы, - засмеялся Гарри, - наши преследователи только восстановили свои права собственности.
  - Зря смеешься, господин мой Гэри! - нахмурилась Моргана, - без лошадей мы далеко не уйдём.
  - Ничего, - вмешался Балдред, - до холмов сидов не очень далеко, как-нибудь дойдём и пешком, тем более, что нас никто не будет преследовать. Но идти нужно прямо сейчас: днём сиды не пустят нас в свои холмы, мы должны успеть до рассвета.
  
  Глава 6. Сиды
  По крутой тропинке они спустились к морю, иногда оскальзываясь и цепляясь руками за камни и древесные корни, и пошли по узкой полоске песка. Песок был серым и очень плотным, на нём почти не оставалось следов, а те, что оставались, сразу же смывали волны. Волны покрупнее заливали берег целиком, поэтому Балдред снял сандалии и зашлёпал босиком по мелководью. Гарри тоже разулся и засучил джинсы. Вода оказалось ледяной, но её прикосновение к ногам доставляло физическое наслаждение. Дуэгар сначала неуклюже отскакивал от каждой волны, сопровождая каждый прыжок невнятными проклятиями, но вскоре махнул рукой и тоже разулся. Когда Дуэгар засучил штаны, Гарри едва сдержал смешок: ноги профессора зельеварения густо поросли чёрными волосами и напоминали лапы здоровенной кривоногой обезьяны.
  Вскоре песок сменился осыпями камней, и идти стало совсем неудобно. Приходилось тщательно выбирать место для каждого шага, чтобы нога не попала в щель между камнями. Перелом лодыжки в пятом веке от Рождества Христова мог оказаться фатальным.
  - Даже если бы мы каким-то чудом смогли спустить лошадей вниз, они не сделали бы в этих камнях ни шагу, - пропыхтел Дуэгар, - так что даже хорошо, что лошади пропали. Жалко было бы оставлять их без присмотра.
  - Лошадей можно было бы просто отпустить, - пожал плечами Гарри.
  - Что вы, в лесу полно волков, лошади не дожили бы и до утра, - возразил Балдред. - От моей коновязи волков отгонял Малый народец, а в лесу их бы сразу сожрали...
  Берег постепенно понижался, и Гарри заметил, что лес, подступавший к самому обрыву, редеет. Сосны попадались всё реже, им на смену пришли какие-то лиственные деревья и кустарники, породу которых Гарри определить не мог. Местность явно менялась.
  - Поднимаемся здесь, - сказал Балдред, когда маленький отряд добрался до незаметной тропинки, уводящей от моря. - Госпожа, позволь твою руку, я помогу тебе подняться.
  Но Моргана, поблагодарив старика кивком головы, сама легко взбежала на невысокий берег. За ней поднялись и остальные.
  - Надо побыстрее уходить от берега, - тревожно сказал Гарри, - на фоне неба и моря мы отличные мишени для лучника.
  Дуэгар достал волшебную палочку и произнёс заклятие Гоменум Ревелио. Несколько секунд он напряжённо прислушивался, а потом облегчённо сказал:
  - Мы можем идти спокойно, здесь нет людей. Во всяком случае, на расстоянии, на которое хватило силы моего заклятия.
  Гарри огляделся. Слева темнел лес, за спиной было море, а справа начиналась вересковая пустошь, на которой виднелись невысокие, сглаженные холмы. Было тихо, в ветвях кустарника посвистывал ветер, где-то всхлипывала ночная птица. На небе пылали холодные костры звёзд, освещая отряду путь призрачным, неверным светом.
  - Не надо зажигать огоньки на ваших волшебных палочках, - тихо сказал Балдред, - ночь достаточно светлая, а ваши чары могут отвратить сидов.
  - Что мы, собственно говоря, ищем? - спросил Гарри.
  - Вход, - ответил Балдред. - Говорят, что он каждый раз бывает в другом месте, но найти его всё-таки можно. Холм, в котором есть вход в подземелья сидов, ночью слабо серебрится, а еще на его вершине обычно растёт двойное дерево, исходящее из одного корня в форме латинской буквы V.
  Отряд углубился в пустошь и теперь, по мнению Гарри, двигался наугад. Балдред шёл первым, напряжённо всматриваясь в холмы, которые возникали то слева, то справа. Остальные больше смотрели себе под ноги, чтобы не зацепиться за что-нибудь и не упасть. Местность, которая издалека казалась ровной и удобной, вблизи оказалась покрытой кочками и ямами, напоминающими кроличьи норы. Некоторые кусты вереска достигали высоты человеческого роста, и их приходилось обходить.
  - Святой отец, а ты бывал внутри холмов сидов? - спросил Дуэгар.
  - Нет, ни разу, - ответил Балдред, - да я и видел-то сидов всего пару раз, и то издалека.
  - Чего нам ждать в холмах, если нас пустят туда? - спросил Гарри.
  - Не знаю, - суховато ответил Балдред, - сиды, в общем, не злы, хотя они могут быть и очень жестокими. Не по-человечески жестокими, я бы сказал, но ведь они и не люди, только внешне похожи.
  Дуэгар догнал Гарри и тихо сказал ему:
  - Когда вы спали, я попробовал в дальних пещерах трансгрессировать от стены до стены. Так вот, трансгрессия здесь работает. В крайнем случае, если с сидами пойдёт что-то не так, хватаем в охапку отшельника и Моргану и трансгрессируем обратно в его пещеру. А может, сразу попробуем трансгрессировать в Винчестер, или где там сейчас Артур и Мерлин?
  - Опасно... - покачал головой Гарри. - Мне довелось бывать в Винчестере и других местах, которые обычно связывают с артуровой Британией. Насколько я помню, все сохранившиеся постройки датируются куда более поздним временем, чем пятый век. Мы не знаем, что там сейчас, можем влететь в каменную кладку или оказаться на полметра под землёй...
  - Вы правы, - согласился Дуэгар, - я тоже подумал о таком варианте. Пусть это останется на самый крайний случай, но взгляните, кажется, наш монах что-то нашёл.
  Гарри и Дуэгар подошли к отшельнику, рядом с которым уже стояла Моргана. Они напряжённо разглядывали один из холмов, на вершине которого росла старая береза, несколько стволов которой исходили из одного корня. Приглядевшись, Гарри заметил, что холм слабо серебрится.
  - Мы нашли его! - облегчённо сказал Балдред. - Дальше вы пойдёте одни, но я не уйду, пока вас не пустят в холм.
  - А что ты будешь делать потом, святой отец? - спросила Моргана.
  - Вернусь к своей пещере, - пожал плечами отшельник, - соберу вещи и пойду искать себе новую пещеру, их немало в этих местах, надеюсь, Малый народ поможет мне в поисках. На старом месте я не останусь, оно осквернено.
  - Может быть, тебе пойти в деревню рыбаков? - спросила Моргана, - среди них много христиан, они с удовольствием примут святого человека.
  - Я отвык от людей, - вздохнул Балдред, - мне нужно жить одному. Не беспокойтесь, со мной всё будет в порядке. Делайте ваше дело, а я буду делать своё, но, не скрою, мне будет не хватать тебя, госпожа, и вас, господа, пришедшие из далёкого будущего Британии.
  Гарри обнял старика:
  - Спасибо тебе за всё, святой отец, без тебя мы бы погибли или оказались в застенках лотова замка, а это, в сущности, тоже означает смерть.
  - Ну-ну, сын мой, не преувеличивай моих скромных заслуг, - сказал отшельник, незаметно вытирая глаза, - я сделал то, что дóлжно было сделать христианину, хотя вы и не почитаете Спасителя.
  - Как же нам позвать сидов? - спросил практичный Дуэгар.
  - Никак. Просто подойдите к холму, сядьте и ждите. Если сиды захотят, они сами выйдут к вам. Постарайтесь не шевелиться, и не разговаривайте громко. Я отойду подальше, чтобы не смущать их своим крестом. Не думайте обо мне, прощайте! - сказал Балдред, повернулся и зашагал в темноту.
  - Жаль старика, - сказал Гарри, провожая взглядом уходящего Балдреда, - да и тревожно за него как-то, всё-таки один, ночью, без оружия...
  - Не тревожься за отшельника, господин мой Гэри, - сказала Моргана, - он бывал в переделках куда опасней этой. Я провижу, - добавила она странным голосом, - что нить его жизни прервётся еще очень не скоро.
  Услышав знакомые со школьных времён интонации Сивиллы Трелони, Гарри удивлённо повернулся к Моргане, но она стояла, как ни в чём не бывало. "Наверное, изрекать пророчества в пятом веке было обычным делом для любой колдуньи", - усмехнулся про себя Гарри.
  Моргана грациозно опустилась на землю среди кустов вереска и застыла. Рядом с ней с кряхтением плюхнулся Дуэгар. Мысленно пожав плечами, сел рядом и Гарри. Потянулись минуты, но ничего не происходило. Они просидели так с четверть часа, у Гарри стали затекать ноги и он пошевелился, пытаясь устроиться поудобнее.
  - Смотрите, вот они! - вдруг прошелестел у него над ухом напряжённый голос Морганы. Гарри поднял глаза и застыл в изумлении. Склон холма разгорался неярким серебристым светом, постепенно образуя прямоугольник размером в человеческий рост. Казалось, что он был закрыт светящимся занавесом, который легко колебался от протекающей через него магии. У Гарри зашевелились волосы на голове. Из светящегося проёма вышли двое. Это были мужчины, воины, вооруженные мечами и короткими копьями. Воины были в шлемах и куртках-бригантинах[22], но не носили щитов. Кожаные штаны были заправлены в короткие сапожки. Один из них остался у входа в холм, а другой мягкими, стелющимися шагами подошёл к сидящим и, с явным трудом подбирая слова чужого для него языка, спросил:
  - Кто вы? Что нужно вам в холмах сидов? Отвечайте!
  Моргана встала, и Гарри с удивлением понял, что подошедший к ним воин очень невысок - миниатюрная Моргана была ему вровень.
  - Я - фея Моргана, - произнесла она, - ты, должно быть, слышал обо мне, воин. Мы пришли к её величеству королеве Медб, чтобы вернуть ей некую вещь, возможно, ранее принадлежавшую народу сидов, и попросить о помощи.
  Воин с достоинством поклонился.
  - Я - Диурнах, сотник, - сказал он, - мне ведомо твоё имя, госпожа, а кто твои спутники?
  - Это мои друзья, - ответила Моргана, - их имена я назову вашей королеве, и ей же поведаю их историю, она удивительна, но звучать ей здесь не место.
  Гарри подивился истинно королевским интонациям, звучавшим в голосе Морганы. "Вот, оказывается, как она может, - подумал он, - а с нами она так никогда не говорила..."
  Воин снова сдержанно поклонился:
  - Госпожа, прошу, покажи ту вещь, которую вы несёте королеве. Я страж, я должен убедиться, что в ней нет зла, прости меня.
  Моргана кивнула, развязала мешок, с которым никогда не расставалась, и вытащила оттуда обруч, найденный в пещере. Гарри с изумлением увидел, что обруч тоже светится, но не серебристым, а холодным голубоватым светом. Увидев обруч, страж отшатнулся и неожиданно преклонил колена.
  - Госпожа, - почтительно сказал он, - я узнаю эту вещь. Все сомнения разрешены. Вы обязательно должны поговорить с королевой. Она ждала эту вещь долго, очень долго. Прошу вас следовать за мной.
  Сид повернулся и исчез в глубине холма, пройдя через серебристую магическую завесу, Моргана, не колеблясь, последовала за ним. Гарри и Дуэгар переглянулись и двинулись следом. Секунду поколебавшись, Гарри преодолел завесу. Он почувствовал уколы множества мельчайших иголочек и на миг ослеп. Когда зрение вернулось, Гарри обнаружил, что стоит в начале слабо освещенного тоннеля, уводящего вниз. В тоннеле их ожидали ещё два воина, которые, пропустив незваных гостей вперёд, молча пристроились в хвост процессии. Тоннель выглядел каким-то запущенным, пыльным и грязноватым. На полу валялись камешки, осыпавшиеся со стен и потолка, которые никто не убирал. Тоннель тускло освещался факелами, горящими на большом удалении друг от друга. За факелами были видны языки копоти, накопившейся за многие годы. Заметив удивление Гарри, Диурнах пояснил:
  - Теперь мы редко пользуемся этим тоннелем, держим здесь только стражу, а когда-то это был один из главных выходов из наших холмов в Большой мир. Виной тому - рэтлинги, в последнее время они плодятся что-то очень уж быстро, мы не успеваем истреблять их, нас становится всё меньше и меньше, сил хватает только на оборону. Мы пытается заваливать тоннели, строим защитные стены, только помогает это мало... Рэтлинги быстро разбирают завалы или прогрызают новые ходы в камне. Кстати, я вижу, вы без оружия? Это плохо. Если на нас нападут, постарайтесь держаться за спинами воинов. Мы сделаем что сможем, но если их окажется слишком много... Увы... Здесь нельзя ходить без оружия и по одиночке, это верная смерть.
  Только сейчас Гарри разглядел, что некоторые ответвления тоннеля были заложены камнем, причем каменная кладка выглядела так, словно в неё били тараном с другой стороны.
  - Да, - кивнул воин, - это они, наши враги и наша погибель...
  Дальше все шли в молчании, настороженно оглядываясь на каждый шорох. Напряжение нарастало. Гарри и Дуэгар держали наготове волшебные палочки, закрывая своими телами Моргану, шедшую между ними.
  Они вышли в небольшой зал, и тут из какого-то тёмного отнорка метнулась серая тень и прыгнула на грудь воина, идущего впереди. Блеснули зубы твари, и воин рухнул на камень, пятная стены и пол кровью из разорванного горла. Второй воин крикнул: "Берегись!", развернулся и одним ударом копья убил нападавшую тварь. А из других тоннелей уже неслись всё новые и новые горбатые серые тени. Некоторые скакали на четвереньках, как крысы, а некоторые бежали на двух ногах, как люди, сжимая в передних лапах какое-то оружие.
  - Рэтлинги! В круг, в круг! - крикнул Диурнах и ударом меча снёс голову твари, неосмотрительно подскочившей к нему слишком близко.
  Гарри превратил свою волшебную палочку в меч и встал в боевую стойку. Фехтовал он неважно, но в неправильном бою с полуразумными тварями это не имело особого значения. Главным было не подпустить их к себе и к Моргане слишком близко. Гарри быстро огляделся. Первый воин, на которого напали крысолюды, похоже, был убит, потому что лежал, не шевелясь. Оставшиеся в живых трое воинов сражались слаженно, чётко и жестоко, действуя одновременно короткими копьями и мечами. Пол вокруг них мгновенно оказался залит тёмной, пузырящейся кровью и завален тушами убитых крысолюдов. Дуэгар орудовал своими пудовыми кулаками как кузнечными молотами, от него то и дело с мокрым хряском отлетали изломанные тела рэтлингов. Моргана, прислонившись к стене, достала из-под одежды длинный, тонкий кинжал, но в бой не вступала. По тому, как она уверенно сжимала рукоятку оружия, Гарри понял, что, в крайнем случае, она сможет постоять за себя.
  Внезапно Гарри почувствовал, что кто-то дёргает его за сапог. Оказалось, что один крысолюд подполз ему под ноги и вцепился в щиколотку. К счастью, крепкая кожа сапога выдержала. Гарри рубанул мечом рэтлинга по голове, тот взвизгнул и, корчась, повалился ему под ноги. Чтобы высвободить меч, застрявший в черепе твари, Гарри ногой отшвырнул труп и тут же сверху вниз наотмашь полоснул по шее следующего противника. "Отобьёмся!" - подумал он, оглядывая поле боя, и вдруг с ужасом заметил, что с другой стороны по тускло освещенным боковым ответвлениям тоннеля катится ещё одна волна рэтлингов. Гарри понял, что сейчас их просто сомнут. Рэтлингов не волновали потери - они лезли и лезли по трупам своих сородичей, стараясь достать до горла воинов. Пришло время для волшебства.
  - Все назад! - заорал он, - ко мне за спину, быстро!!!
  Как ни странно, и Дуэгар, и воины-сиды без раздумий выполнили его приказ. Гарри сосредоточился, зачерпнул из окружавшего его магического эфира силы и, с трудом извлекая звуки из пересохшего горла, каркнул: Адеско Файр!!!
  Сотрясая стены пещеры, взвыло пламя. Гарри закрыл глаза и, собрав все силы, вогнал огненный поток в боковые туннели. Послушный его воле огонь с жутким гудением рванулся в тёмные ходы, выжигая всё живое до голого, раскалённого до малинового свечения камня, который местами начал плавиться и течь. Из тоннелей донёсся истошный визг смертного ужаса, обратно ударило раскалённым воздухом и вонью горелой плоти. Гарри держал заклятие, сколько мог и, истратив все силы, осел на каменный пол, не выпуская волшебной палочки из руки.
  Из состояния полузабытья его вывело знакомое прикосновение к вискам прохладных ладоней Морганы, через которые в мозг, подобно воде из лесного родника, вливалась свежесть и сила. Гарри открыл глаза. Перед ним стоял старший воин.
  - Ты великий чародей, господин мой, - почтительно и со страхом сказал он и поклонился, - теперь с рэтлингами покончено если не навсегда, то очень и очень надолго. Мои разведчики не смогли войти в тоннели - камни страшно раскалены, но все логовища рэтлингов, похоже, выжжены дотла. Я доложу об этом королеве.
  - Из наших все живы? - устало спросил Гарри.
  - Один воин, увы, погиб, двое получили незначительные царапины и укусы, леди Моргана уже осмотрела их, опасности нет. Твой друг тоже цел и невредим, так что мы можем продолжать путь. Ты можешь идти? Если нет, я прикажу нести тебя, господин мой. Не смущайся, ты отдал все силы без остатка, мои воины понимают это и с радостью понесут тебя.
  - Я попробую идти сам, благодарю, - сказал Гарри, - только помогите мне подняться.
  К Гарри подскочил Дуэгар и без малейшего усилия поставил его на ноги.
  - Мои поздравления, сэр, мои поздравления! - прогудел он, - первостатейное вышло заклятьице, я, знаете ли, в какой-то момент даже испугался, что сейчас под ногами всё начнёт гореть и плавиться, но вы держали заклятие до последнего и грамотно погасили его. Лучше бы не смог сделать, наверное, и сам Дамблдор!
  Гарри слабо улыбнулся.
  - Что сделано, то сделано, - сказал он, - помогите мне идти. Что-то меня пошатывает, как после хорошей дозы огневиски...
  Внезапно в коридоре раздался топот бегущих ног.
  - Что, опять крысы?!! - прорычал Дуэгар, оглядываясь в поисках какого-нибудь оружия.
  Из тоннеля вырвался большой отряд воинов, как две капли воды похожих на тех, что встретили Гарри со спутниками у входа в холм. Воины с оружием наизготовку без команды рассыпались по залу, блокируя все боковые ходы. Предводитель нового отряда одним быстрым взглядом охватил картину боя и обменялся со спутником Гарри серией фраз на гортанном языке с множеством грохочущих согласных. Гарри не понял ни слова. Пока командиры отрядов разговаривали, Гарри успел разглядеть воинов сидов. Они были невысоки ростом, широкоплечи, с кривыми ногами и скуластыми смуглыми лицами. Глаза у них были узкими и раскосыми, а волосы чёрными. Сиды не были похожи на людей европейской расы, они скорее напоминали эскимосов или какой-то другой народ Севера. Никаких украшений сиды не носили, знаков различия или богатого оружия, позволяющего выделить командира, тоже не было видно.
  Уяснив ситуацию, предводитель нового отряда подошёл к Гарри, безошибочно признав в нём старшего в отряде, и поклонился. Языком людей он, вероятно, не владел, поэтому Диурнах переводил.
  - Военный вождь Амхар приветствует тебя, господин мой, и благодарит за уничтожение рэтлингов. Он говорит, что теперь опасность миновала, и вы беспрепятственно можете следовать дальше. Вождь Амхар приносит свои извинения за то, что он и его отряд не успели во время прибыть на место боя и отразить атаку. Но такого серьёзного нападения рэтлингов не было уже очень давно...
  - Переведи вождю Амхару, что мы благодарны ему и готовы следовать за ним. К несчастью, один из ваших воинов погиб, мы выражаем вам свои соболезнования.
  - Он погиб в бою как подобает настоящему воину, - сказал Диурнах, - его участь светла, он уже преклонил колена у трона Великой Матери.
  - Мы возьмём его тело с собой? - спросил Гарри.
  - Нет, - ответил Диурнах, - нам придётся задержаться, чтобы похоронить Скараха здесь. У нас нет кладбищ, подобных людским. По нашим обычаям воин должен упокоиться там, где он пал в бою.
  - Но выдолбить нишу для могилы в камне будет довольно сложно, - вмешался Дуэгар, - это займёт много времени, мы могли бы помочь...
  - Не беспокойтесь, - коротко сказал Диурнах, - помощь не понадобится, смотрите.
  Двое воинов подошли к убитому, осторожно перевернули его на спину, стёрли кровь с лица и сложили ему руки на груди, вложив в них меч и копьё. Потом они отступили в тень, а все остальные воины образовали вокруг убитого тесный молчаливый круг. Амхар и Диурнах простёрли над телом воина руки и негромко запели не то песню, не то заклинание со сложным, трудно уловимым ритмом, воины стали подпевать. Воздух под руками вождей потёк, заструился, и Гарри с изумлением увидел, что тело воина начало медленно погружаться в камень. Через пару минут всё было кончено. Воины постояли еще мгновение с опущенными головами, провожая своего товарища в последний путь, затем вскинули оружие, что-то прокричали и начали строиться в походную колонну.
  - Вот и всё... - тихо сказал Диурнах, - такой конец ждёт каждого воина из сидов. Скарах встретил его здесь, а нам пора идти, королева ждёт.
  Часть воинов из вновь прибывшего отряда остались на месте боя, остальные, окружив Гарри, Дуэгара и Моргану, повели их дальше вглубь холмов. Постепенно внешний вид коридоров менялся, они становились чище, были лучше отделаны и ухожены. Коридоры ветвились, в их сложном переплетении посторонний ориентироваться бы не смог, поскольку никаких надписей или знаков на стенах Гарри не заметил, однако воины шли спокойно и уверенно. На пути стали попадаться анфилады комнат и залы, предназначенные, вероятно, для работы, отдыха или развлечений. Некоторые залы имели естественное происхождение и были лишь подправлены инструментами каменотёсов, а некоторые были вырублены в каменном монолите. Освещались они тоже по-разному: чаще с помощью факелов или каких-то светящихся растений, развешанных в больших горшках вдоль стен, а несколько раз попались красивые залы, в которых имелись световые шахты. Судя по яркости изливавшегося из них света, Гарри определил, что наверху в разгаре утро. Как сиды прятали выходы этих шахт на поверхность, для Гарри так и осталось загадкой, у сидов спрашивать было не с руки, а Дуэгар, когда позднее Гарри стал расспрашивать его об устройстве подземного города сидов, только пожимал плечами.
  Подземелья сидов не выглядели как построенный по единому плану комплекс помещений. Комнаты и залы были самого разного размера и формы - от очень больших, своды которых поддерживали колонны, до совсем маленьких, рассчитанных всего на несколько человек. Попадались залы, поражавшие своей роскошью и изысканной каменной резьбой, и залы, не имеющие вообще никаких украшений. Некоторые залы выглядели брошенными в самом разгаре работы, казалось, каменотесы просто побросали свои инструменты, ушли и больше не вернулись. Удивлённый Гарри обратился с вопросом к Диурнаху, но он только пожал плечами:
  - Эти залы заброшены задолго до моего рождения, я не знаю, кто здесь работал и почему прекратил работу. Когда-то, очень много лет назад, сиды любили украшать свои жилища, среди них было много талантливых архитекторов, резчиков по камню и художников. Каждый считал своим долгом создать свой собственный зал, самый лучший, самый красивый и изысканный. Конечно, если бы все работы велись вручную, на них не хватило бы даже долгого века сидов, поэтому они помогали себе забытыми ныне заклятиями. Часто случалось, что художник остывал к своему произведению, бросал его и переходил к новому. В те годы народ сидов был многочисленным, и ему требовались всё новые и новые помещения. А потом в своих отнорках размножились рэтлинги, началась война, и дворцы сидов начали пустеть. Всё чаще и чаще скульпторы, художники и резчики уходили в бой и не возвращались, а их работа оставалась незаконченной. Тогда сиды навсегда уходили из этого зала...
  Гарри заметил, что сиды очень любят воду: любой подземный ручеек был заключён в красиво и с выдумкой оформленное русло, часто встречались водопадики и даже фонтаны, с журчанием выбрасывающие в потолок струи воды.
  Гарри долго не мог понять, что не так в залах, через которые они проходили, и, наконец, понял: они были почти пусты. Сидов, которые работали, играли или просто отдыхали, они встречали редко, а дети им встретились вообще один раз. Несколько мальчиков и девочек играли в кораблики. Они пустили в фонтан игрушечный парусник и гоняли его от одного края каменной чаши до другой с помощью вееров - ветра и даже сквозняков в подземельях сидов не было.
  Диурнах заметил, как Гарри смотрит на играющих детей, вздохнул и сказал:
  - Ты прав, господин мой, нас становится всё меньше и меньше, а рождение каждого ребёнка - огромная радость для всех нас, а не только для родителей. Даже мудрая королева не знает, почему так происходит. Господин мой, - вдруг быстро сказал он, - скоро вы войдёте в чертоги королевы, и тогда я, простой воин, возможно, больше никогда не увижу вас. Ты великий чародей, я убедился в этом сегодня, так, может быть, ты знаешь, в чём причина нашего несчастья? Почему нас становится всё меньше и меньше? Скажи, умоляю!
  - Сколько взрослых сидов сейчас живёт в ваших холмах? - спросил Гарри.
  - Я точно не знаю, - задумался Диурнах, - но, наверное, около двух сотен.
  - Тогда ответ очевиден, - сказал Гарри, - вас уже слишком мало, чтобы ваши женщины зачинали и рожали здоровых детей. Ваши браки становятся всё более близкими, это причина вырождения и смерти многих народов, извини меня за злые слова.
  - Тебе не за что просить прощения, - поник головой Диурнах, - ибо ты сказал правду, но что же нам делать?
  - Есть ли в других холмах поселения сидов? - вмешался Дуэгар, - если есть, то ваши мужчины должны брать жён оттуда, а ваш девушки искать себе мужей там. Это единственный способ поправить дело.
  - Другие поселения, конечно, есть, - ответил Диурнах, - я знаю несколько таких, но мы очень мало общаемся друг с другом, а в последние десятилетия как-то так вышло, что связи прервались совсем, только королева знает, что там происходит. Да и уложения жизни сидов не позволяют нам делать так, как советуешь ты. Видимо, наш жребий брошен... Но мы приближаемся к покоям королевы, и здесь мы простимся. Примите мою благодарность за то, что вы сражались со мной плечом к плечу и победили.
  Диурнах поклонился Гарри и Дуэгару, затем повернулся, постучал в богато украшенные врата и, не дожидаясь ответа, ушёл.
  Врата беззвучно и легко распахнулись. На пороге стояла женщина, одетая в длинное закрытое платье без украшений. Её шея и щеки были покрыты сложным узором цветной татуировки. Женщина молча склонила голову и сделала приглашающий жест. Гости прошли через анфиладу богато украшенных залов, и везде их встречали женщины в однотипных длинных платьях с гладко причёсанными чёрными, блестящими волосами и татуировками на щеках и шее. Ни одного мужчины здесь не было. Они шли в полной тишине, никто не разговаривал, только гулким эхом отдавались шаги гостей по каменному полу, тогда как хозяева умудрялись двигаться совершенно бесшумно. Наконец провожатая подвела Гарри со спутниками к невысокой двери, стукнула в неё, распахнула, но сама осталась снаружи. Гарри пригнул голову и вошёл. Комната напоминала монастырский скрипторий[23]. Вдоль стен выстроились стеллажи со свитками пергамента, а рядом с ними стоял пюпитр, на котором оплывали две толстые свечи. Там, где не было стеллажей, на стенах висели тусклые тканые ковры, изображавшие пиры, сражения и охоту. Посреди комнаты стояло деревянное резное кресло, в котором, укрывшись пледом, сидела женщина. Увидев вошедших гостей, она отбросила плед, встала и сделала шаг навстречу. Как все сиды, женщина была невысока ростом. В отличие от прислужниц, на шее и лице у неё не было никаких татуировок, за исключением изображения человеческого глаза, выколотого на лбу над переносицей. Женщина была совершенно седой, но, сколько ей лет, Гарри понять не смог. Её волосы были перехвачены металлическим ободком-короной с редкими зубцами. Ободок был украшен крупными разноцветными камнями. Женщина была одета в такое же платье, как и её прислужницы, но на запястьях она носила массивные браслеты, а на шее - торквес[24].
  Неожиданно Моргана выступила вперед и мягко опустилась на колени перед женщиной, склонив голову:
  Королева Медб. Художник Дж. Лейердекер, 1916 г.
  
  - Моя госпожа, королева Медб[25]...
  Гарри замялся. Он не знал, как поступить: с одной стороны, он не хотел обидеть невежливостью королеву сидов, с другой - он ещё никогда в жизни не вставал ни перед кем на колени. Сзади послышалось сопение Дуэгара, очевидно, он испытывал такое же затруднение. Королева Медб улыбнулась:
  - Мои господа, я вижу, что вы не принадлежите к нашему миру и не почитаете Великую Богиню, поэтому вам нет необходимости соблюдать принятые у нас условности. Встань и ты, Моргана, ты мне не слуга, а я тебе не госпожа.
  Королева Медб негромко хлопнула в ладони, и в комнату вошли прислужницы. Они пододвинули к креслу королевы табуреты для гостей и небольшой стол, на котором появились кувшины, кубки и фрукты на серебряном блюде.
  - Прошу вас, садитесь, - пригласила Медб, и первая опустилась в своё кресло. Одна из прислужниц неслышно подняла с пола плед и накрыла им колени королевы. Та поблагодарила её легким кивком и замолчала, ожидая, пока женщины выйдут из комнаты. Медб сама наполнила кубки и протянула их гостям. В кубках оказался эль, сама королева пила только воду.
  - Прежде чем мы начнём беседу, которая обещает быть длинной и захватывающей, - сказала Медб, - позвольте мне нарушить правила вежливости и задать два вопроса, которые волнуют меня как королеву народа сидов. Вот первый: правда ли, что одному из вас с помощью колдовства удалось уничтожить великое множество наших смертельных врагов рэтлингов?
  - Да, госпожа, это правда, - сказал Гарри, - я применил заклятие э-э-э... адского пламени, но сколько именно мне удалось убить крысолюдов, я не знаю...
  - Благодарю тебя за эту новость, господин мой, - сказала Медб, - ты оказал нашему народу огромную услугу, наши воины малочисленны, и мы изнемогаем в жестоких схватках с этими тварями. Для них ничего не стоит заплатить десятком крысиных жизней за жизнь одного нашего воина, а для нас такая цена непомерна, ибо жизнь каждого сида воистину бесценна. Теперь мы получим передышку и сумеем лучше подготовиться к будущим сражениям, потому что двум нашим народам под землёй не ужиться, остаться должен только один. Но это наши сражения и наши беды, людям, живущим на поверхности, нет дела до них, и это справедливо. Поэтому я перейду ко второму вопросу. Мне сообщили, что при вас есть некая вещь, ранее принадлежавшая народу сидов. Так ли это?
  - Да, ваше величество, это так, вот эта вещь, - сказала Моргана, доставая из мешка обруч и кладя его на столик перед королевой Медб. Когда Медб увидела обруч, она внезапно побледнела и отшатнулась, вцепившись руками в подлокотники. Потом она закрыла лицо руками.
  - Госпожа, что с тобой?!! - бросилась к ней Моргана, но Медб сделала отстраняющий жест:
  - Ни... ничего, ох, просто минутная слабость, уже всё прошло. Во имя Богини, скажите, где вы нашли его?
  Гарри и Моргана переглянулись, решая, кто будет говорить, наконец, Гарри объяснил:
  - Госпожа, дело было так. Мы бежали из плена и укрылись от преследователей в пещере отшельника Балдреда. Нам казалось, что мы смогли обмануть погоню и оторваться от неё, однако, это оказалось не так. От Малого народца мы узнали, что преследователи шли по нашему следу от самого замка и стали лагерем на ночь поблизости от пещеры, чтобы с рассветом напасть. Нас было слишком мало, чтобы сражаться, кроме того, мы не хотели убивать простых воинов, которые всего лишь выполняли приказ своего господина, но и в плен нам сдаваться было нельзя, потому что тогда мы оказались бы в камере пыток замка этого господина.
  Королева Медб взглянула в лицо Гарри:
  - Его имя?
  - Король Лотиана и Оркнеев Лот Лотианский, - ответила Моргана.
  - Муж твоей сестры? - удивилась Медб, - зачем ему преследовать и пытать тебя? А где была Моргауза, как она дозволила такое?
  - Моргауза исчезла, - ответила Моргана, - с её исчезновения, собственно говоря, всё и началось, но это долгая история, позволь рассказать её позже.
  Медб кивнула, и Гарри продолжил рассказ:
  - Итак, госпожа, мы оказались, по сути, осаждёнными в пещере Балдреда. Она расположена так, что мы не могли бы покинуть её, минуя наших преследователей. И тогда один из фейри, которые служат отшельнику, рассказал, что в пещере есть скрытый ход в подземелье. Мой друг Дуэгар сумел открыть магическую дверь, мы спустились вниз, и вот там...
  - Что вы увидели в подземелье? Рассказывай подробно, друг мой, не упускай ничего, прошу тебя, - сказала Медб, с трудом скрывая волнение.
  - Позволь мне, госпожа, - вступил в разговор Дуэгар. - Магическая дверь в подземелье была защищена заклятием, но мне удалось распутать его. Заклятие было очень, очень старым, не берусь сказать, сколько столетий назад оно было наложено. За дверью мы обнаружили лестницу, которая вела глубоко вниз. Лестница была вырублена в камне тоже очень давно, и по ней не ходил никто, кроме каменотесов и того волшебника, который наложил заклятие на дверь в пещере, мы, гномы, умеем чувствовать такие вещи. К счастью, мы умеем пользоваться колдовским светом, поэтому, спустившись вниз, мы смогли осмотреться. Мы увидели анфиладу огромных залов и подземную реку в глубочайшей пропасти, вытекавшую неизвестно из каких глубин земли и утекавшую неизвестно куда. Через пропасть был перекинут каменный мост. Госпожа Моргана и отшельник Балдред остались в первом зале у лестницы, а мы с Гарри перешли мост и стали осматривать залы за мостом. Так вот, в последнем зале мы и нашли...
  - Что, что нашли? - не выдержала Медб, которая до этого терпеливо слушала Дуэгара.
  - Следы битвы, ваше величество, - торжественно сказал Дуэгар. - Битвы, которую принял один сид против множества рэтлингов, только сначала я подумал, что это был человек - на первый взгляд скелет очень похож на человеческий. Это был могучий воин: он сражался в одиночестве и поверг великое множество рэтлингов, камни вокруг него усеяны их костями, но их оказалось слишком много даже для него, и они всё прибывали и прибывали. Тогда воин прибег к магии, заклятием он обрушил коридоры, по которым в зал лезли крысолюды. Вероятно, под завалами остался не один десяток этих тварей. Может быть, воин и смог бы выиграть эту битву, но подвёл меч, обломился у самого эфеса, и тогда... Мы сняли обруч с чела воина, а его меч не тронули, он остался со своим хозяином. Если мы допустили бестактность, взяв обруч, то сделали это не со злым умыслом, а по неведению, прости нас, госпожа. - Дуэгар встал и склонил голову, за ним поднялся и Гарри.
  - Вы поступили правильно, забрав обруч, - печально и торжественно сказала Медб, - ни о каком оскорблении не может быть и речи. Вы вернули нашему народу его древнюю святыню, поэтому это я должна благодарить вас.
  Королева встала и склонила голову.
  - Смотрите.
  Она поднесла руки к обручу, не дотрагиваясь до него. Несколько секунд не происходило ничего, а потом обруч, как бы признавая магию королевы, окутался туманным облаком холодного голубоватого света.
  - В венце королей сидов сокрыта значительная часть магии нашего народа. Долгие, очень долгие годы эта вещь считалась утраченной, мы уже оплакали её. Но теперь, когда она вернулась к нам, многое пойдёт по-другому, - сказала Медб, нехотя отводя руки от обруча, сияние которого постепенно угасало, - и, прежде всего, война с проклятыми рэтлингами. Мы уступали им зал за залом, галерею за галереей, но теперь всё изменится. Господин мой Гэри силой своей великой магии истребил бесчисленное количество крысолюдов, и корона моего сына наконец-то вернулась к сидам.
  - Твоего сына, госпожа?! - не подумав, воскликнул Гарри, - но... - и в последний момент оборвал себя, мысленно обругав свою бестактность.
  - Ты хотел спросить, сколько мне лет? - улыбнулась Медб, - много... По человеческим меркам - очень много. Срок, отпущенный Великой Матерью в этом мире сидам, не сравним с человеческим веком, мы живём долго. Каждый сид владеет магией всего нашего народа, а сильнейшие маги почти бессмертны. Однако наша магия - это магия артефактов, вот почему было так важно, чтобы корона сидов была возвращена. Лучшие следопыты, воины и маги искали место гибели моего сына, ибо было понятно, что корону у него можно было отнять только вместе с жизнью. Он не вернулся из очередного похода по подземному лабиринту. Он часто уходил охотиться на рэтлингов, и всегда один. Никто не знал, куда он ушёл в тот раз. Искали, но не находили. Теперь ясно, почему. Эбер обрушил своды галерей...
  - Вашего сына звали Эбер? - почтительно спросил Гарри.
  - Да... Эбер... - тихо ответила королева Медб и замолчала.
  - Позволь спросить, госпожа, - прервал тяжёлую тишину Дуэгар, - весь этот огромный подземный лабиринт - залы, галереи, коридоры - его построили сиды?
  - Нет, - покачала головой Медб, - мы пришли в подземный мир, когда он уже существовал практически в том виде, в котором он пребывает и сейчас. Мы проиграли битву с людьми и... и с другими силами, поэтому вынуждены были уйти с поверхности земли. Если бы наши вожди и маги не смогли обнаружить подземные лабиринты, сиды были бы истреблены. Но нам повезло и не повезло. Повезло в том, что лабиринты были найдены и оказались пригодными для жизни, а не повезло в том, что они оказались занятыми рэтлингами, крысолюдами. Тогда их племя было малочисленным, а сиды были сильны. Мы могли легко уничтожить крысолюдов, но не сделали этого, надеясь, что сможем ужиться с ними в мире. Это была ошибка. Оказалось, что ужиться с ними невозможно. Но когда мы поняли это, было уже поздно. Сидов уже оставалось слишком мало для решающей битвы, а рэтлингов было слишком много, ведь они плодятся как... как крысы. Наши женщины под землёй рожают редко, поэтому год за годом, век за веком мы проигрываем битву, наши мудрецы провидели, что без древней короны сидов мы обречены. Но теперь... Вы хорошо сделали, что не дотрагивались до меча Эбера - на него были наложены чары от чужих рук. К несчастью, их оказалось недостаточно... Эбер пал. Мы знаем, где находится пещера отшельника Балдреда, я пошлю туда воинов, чтобы прах Эбера нашёл свой последний приют в камне. Но это будет потом. Мёртвые терпеливы, поговорим о живых. Вы сражались, устали и голодны. Я вижу на ваших лицах тревогу. Сейчас вас ждет еда и отдых, свою историю, надеюсь, вы расскажете мне завтра. Но перед тем, как вас проводят в ваши комнаты, я хотела бы узнать, какой помощи вы ждёте от народа сидов? Что я могу сделать для вас? Скажите мне, чтобы я могла размышлять, пока вы отдыхаете.
  Гости Медб переглянулись.
  - Конечно, госпожа, мы расскажем тебе всё, - сказала Моргана, - но сейчас наша просьба, возможно, покажется тебе странной и необычной. Скажи мне, госпожа, ты могла бы сделать так, чтобы о нас узнал великий Мерлин? Нам нужно встретиться с ним, только он в этом мире может помочь нам.
  Медб спокойно кивнула головой:
  - Я буду просить Великую Мать об этом. Надеюсь, она не откажет мне, и Мерлин узнает о вас. Сейчас идите и отдыхайте. Не беспокойтесь ни о чём. Вы - мои гости, и вы в безопасности здесь, остальное же в руках богов.
  Гости встали, почтительно поклонились и направились к выходу из покоев королевы, где их уже ждал Диурнах. Ему, видимо, очень хотелось узнать, о чём говорили гости с царицей Медб, но вежливость и гордость не позволили засыпать Гарри и его спутников вопросами, поэтому он поклонился и сказал:
  - Я всё устроил, прошу за мной!
  - Куда теперь? - потухшим голосом спросил Гарри. На него вдруг навалилась такая всепоглощающая усталость, что, казалось, он не сможет сделать и шага.
  - Здесь недалеко, - улыбнулся Диурнах, - сначала мыться, а потом кушать и спать.
  - Мыться!!! - взревел Дуэгар, - наконец-то!!! Скорее! Куда идти?!
  Гарри тоже ощутил острое желание содрать с себя пропылённую и попятнанную кровью рэтлингов одежду и невольно ускорил шаги.
  Идти оказалось действительно не очень далеко. Они прошли по паре недлинных коридоров, завернули за угол, спустились по короткой лестнице и Диурнах, шедший первым, торжественно распахнул створки дверей, сделал шаг в сторону и обернулся, желая увидеть впечатление гостей от открывшегося зрелища. Гости застыли у входа, пораженные увиденным.
  Перед ними открылась огромная, высокая пещера, центральную часть которой занимал глубокий бассейн неправильной формы, а потолок скрывался в сумраке. Бассейн, очевидно, питался термальными водами, потому что над поверхностью воды клубился пар, а кое-где вода вздымалась холмиками, как будто со дна били мощные ключи. Пахло какими-то разогретыми травами, эхо от шагов вязло в ароматическом тумане. К воде вели высеченные из тёмного, влажного гранита ступени, по краям бассейна были расставлены деревянные скамьи. Пещера была пуста - кроме них в ней не было никого. Желание очутиться в бассейне с чистой водой было настолько сильным, что Гарри начал стремительно раздеваться, но вдруг приостановился и покраснел - он вспомнил, что с ними была женщина. Гарри оглянулся, но Моргана куда-то исчезла.
  Дуэгар, забыв о присущей расе гномов стыдливости, скинул одежду и с довольным рычанием плюхнулся в воду, подняв изрядную волну. Гарри осторожно спустился в бассейн. Оказалось, что бассейн не очень глубок - по горло взрослому человеку. Под водой имелись каменные сидения, Гарри опустился на одно из них и тут же почувствовал, как снизу пошел ток воды, насыщенной пузырьками воздуха. Пришлось держаться руками, чтобы вода не унесла Гарри с выбранного места. Это было невыразимо приятно. Дуэгар отправился обследовать бассейн и вскоре обнаружил, что в разных частях бассейна потоки воды бьют с разных направлений и с разной силой.
  - Да здесь у них настоящий СПА-салон! - воскликнул он. Тут Дуэгар поскользнулся, не удержался на месте и мощный подводный поток оторвал его от дна, пару раз перевернул и вынес на середину бассейна. Дуэгар вынырнул, смешно отфыркиваясь, его борода и усы висели сосульками. Гарри про себя усмехнулся, настолько комично выглядел голый и мокрый профессор зельеварения. "Когда вернёмся, надо будет в Хогвартсе завести такой бассейн, - подумал он, - ну... если, конечно, вернёмся. Эх, Снегга бы, беднягу, в такой бассейн, хоть голову бы отмыл!"
  - Гарри! - позвал Дуэгар, - вы нигде не видите пива? Здесь обязательно где-то должно быть пиво! Ну хоть кувшин... Найдите мне пиво, и я буду совершенно счастлив!
  Гарри улыбнулся: о любви Дуэгара к пиву знал весь Хогвартс. "Впрочем, - подумал он, - от бокала-другого и я бы сейчас не отказался". Он осмотрелся, но ничего, похожего на сосуды с каким-либо жидкостями, видно не было.
  - Похоже, нам не повезло, профессор, - крикнул он в ответ, - пива нет! И вообще, счастье не может быть полным!
  Они еще с четверть часа поплескались в воде, и вдруг Гарри заметил, что у бортика бассейна стоит незнакомый сид и делает ему приглашающие знаки.
  - Профессор, кажется, к нам кто-то пришёл, - сказал Гарри, поднимаясь из воды.
  Он подошёл к сиду, и тот жестом предложил Гарри лечь на лавку. Гарри, не понимая, зачем это нужно, улегся, но, оказалось, неправильно: лечь нужно было лицом вниз. Сид намазал кожу Гарри каким-то маслом с резким запахом и начал делать массаж. Массаж был не медицинским и не спортивным, совершенно незнакомым, непривычным и довольно болезненным. Сначала Гарри терпел молча, потом стал шипеть и ругаться сквозь зубы, и уже хотел прервать массаж и встать, потому что ему стало по-настоящему больно, как вдруг боль ушла, и на смену ей пришла легкость, ощущение силы и молодости. Сид работал быстро и уверенно, у него были необыкновенно сильные и в то же время мягкие руки. Ничего подобного Гарри, вообще не любивший медицинские процедуры, раньше не испытывал. Наконец массаж закончился. Гарри встал, и у него внезапно закружилась голова. Сид с улыбкой поддержал его и подал незнакомую одежду. Это было что-то вроде туники и штанов из отбелённого льна. В качестве обуви использовались сандалии. Гарри взглянул на скамью, на которую они сложили одежду - скамья была пустой, одежда исчезла. Его прошибло холодным потом: волшебная палочка! Она же оставалась в рукаве куртки! Гарри, как был, голым метнулся к лавке и с облегчением увидел, что волшебные палочки, его и Дуэгара, лежат на скамье, кто-то аккуратно достал их из одежды. Там же лежала кучка мелких предметов, которые раньше были в карманах одежды Гарри и Дуэгара.
  - Не беспокойтесь о своей одежде, - с трудом подбирая слова, сказал сид, - её приведут в порядок и вернут вам. Вы найдёте её в своих комнатах. После того, как я размассирую вашего друга, я проведу вас туда.
  Дуэгар уже лежал на массажной скамье, предвкушая удовольствие. Гарри заметил, что размять каменные мышцы полугнома сид смог с большим трудом.
  Дорога из бани оказалась длинной. После тёплого бассейна воздух в коридоре казался прохладным и сырым, Гарри даже почувствовал, что замерзает. Он неумело шлепал сандалиями за сидом, который вел их извилистыми, часто пересекающимися и поворачивающими коридорами. Сид шёл, не оглядываясь, стремительно и бесшумно, Гарри и Дуэгар едва поспевали за ним. Иногда им навстречу попадались другие сиды - мужчины и женщины - которые их с любопытством разглядывали и молча уступали дорогу.
  - Вот нарыли! - негромко сказал Дуэгар, поравнявшись с Гарри, - сами мы на поверхность ни за что не выберемся. Но построено грамотно, даже при землетрясении не обвалится, молодцы, - одобрил он. - Я и не знал, что в старой доброй Англии земля изрыта, как грядка кротами. Интересно, это везде так?
  Сид услышал эти слова и обернулся на ходу:
  - Конечно, нет. Вы в главном поселении народа сидов, поэтому оно так велико, но поселения сидов, действительно, есть рядом со многими городами людей. Точнее, люди почему-то стоят свои города рядом с поселениями сидов. Но мы пришли, - оборвал он себя.
  Сид толкнул дверь, и они вошли в комнату. Навстречу им поднялась улыбающаяся Моргана.
  - Наконец-то! - сказала она, - я вас заждалась, нельзя же столько времени проводить в воинских термах! Ужас как есть хочется!
  - А что, намечается пир? - деловито спросил Дуэгар, - пиво будет?
  - У сидов не бывает пиров, - объяснила Моргана, - у них считается неприличным принимать пищу на виду у всех, поэтому все едят в своих домах, семьями, но чаще - в одиночку. Нам накрыли стол в соседней комнате, пойдёмте туда.
  Моргана отвела их в комнату, которая у сидов, очевидно, считалась столовой. Посредине комнаты стоял круглый стол, накрытый льняной скатертью. Гарри заметил, что Моргана тоже приняла ванну, но предпочла остаться в своём наряде.
  Стол был накрыт на троих богато и изысканно. Посередине красовался открытый бочонок, на краю которого висел черпак. Дуэгар немедленно схватил его и погрузил в недра бочонка. В нём оказался отличный эль, от которого Моргана отказалась, а поскольку вина не было, ей пришлось пить воду. На столе красовалось большое блюдо тушеной баранины с овощами, хлеб, сыр, зелень, мёд, какие-то другие непонятно из чего приготовленные, но довольно вкусные кушанья. Дорогие кубки тусклого зеленоватого стекла с гранёными ножками дополняли серебряные и оловянные блюда. У тарелки каждого лежали большая серебряная двузубая вилка и нож.
  Утолив первый голод, Гарри откинулся к стене и стал разглядывать комнату, в которой они обедали. Как и все помещения в городе сидов, комната была вырублена в скальном монолите, но никаких следов каменотёсных инструментов заметно не было. "А может быть, и не вырублена, - подумал Гарри, - может, промыта водой или, скажем, проплавлена, а может, магия поработала..." В комнате не было окон, она освещалась факелами, вставленными в кованые подставки. На стенах висели циновки, сплетённые с большим искусством. Свободные от циновок стены были покрыты затейливой каменной резьбой, которая местами стёрлась и осыпалась.
  - Вход в спальни из той комнаты, - показала Моргана, - выбирайте. Моя - крайняя слева. Если поели, давайте спать, а разговоры отложим на завтра, прошу. Я смертельно устала и просто валюсь с ног...
  - А как тут поймешь, когда кончится сегодня и наступит завтра? - пробурчал сытый и слегка захмелевший Гарри, - окон-то нет...
  - Как завтрак принесут, так, значит, и наступит завтра, - пояснила Моргана, - сиды, как и господин Дуэгар, умеют чувствовать ход времени.
  - А-а-а, ну тогда хорошо, - сказал Гарри, - а со стола убирать нужно? Тогда кто последний, тот и убирает!
  - Да тут и убирать нечего, - засмеялась Моргана, - вы же всё съели! Идите спать, я распоряжусь.
  Гарри пожелал Моргане спокойной ночи и отправился в свою спальню, которая оказалась не комнатой, а глубокой нишей в стене, закрытой портьерой. В нише стояла широкая лежанка, на которую были брошены волчьи шкуры. Рядом с лежанкой Гарри обнаружил заботливо приготовленный кувшин с элем и серебряный кубок. Он сбросил одежду и юркнул под шкуры. "Боги, наконец-то можно как следует выспаться! Оказывается, в пятом веке это проблема!" Гарри вздохнул, вытянулся на лежанке и закрыл глаза. Он думал, что мгновенно провалится в сон, но ошибся. За эти дни произошло столько событий, что Гарри никак не мог успокоиться. Стоило ему задремать, как перед глазами возникал злобно орущий Лот, Каменный Хоровод, разбойники, напавшие на них на лесной тропе, подземелье в пещере Балдреда, оскаленные морды рэтлингов... Гарри попытался воспользоваться приёмами психотренинга, которые когда-то изучал в академии, но ничего не помогало. Сон не шёл, его бросало то в жар, то в холод. "Заболел, что ли? - с испугом подумал он, - этого ещё не хватало! Вроде бы нет... Нервы... Надо же, - усмехнулся он, - и это декан факультета боевой магии! Сейчас бы таблетку снотворного..." Гарри лёг на спину, попытался расслабиться и начал глубоко и редко дышать, пытаясь выбросить из головы беспокойные воспоминания и мысли. Скоро спина начала затекать, и Гарри перевернулся на бок. Внезапно он ощутил, что комната залита огромной, неестественной и недостижимой на поверхности земли тишиной. Их комната казалась крошечным пузырьком, заключенным в гигантский каменный монолит. Гарри не знал, сколько футов камня отделяет его от поверхности земли, и почувствовал удушье. До его слуха не доносилось ни звука, и Гарри на секунду показалось, что он оглох. Тогда он щелкнул пальцами и, услышав сухой звук, успокоился, но ненадолго. Гарри попробовал лечь на бок, но стало еще хуже. В абсолютной, всепоглощающей тишине ток крови показался ему оглушающим шумом, а стук сердца - раздражающим грохотом. Сна не было. Гарри вздохнул, спустил ноги с лежанки и отдёрнул портьеру.
  В соседней комнате спал, беззвучно дыша, Дуэгар, для которого ночёвка в подземелье была, видимо, делом вполне обычным и не стоящим волнений. Гарри даже позавидовал устойчивости психики профессора зельеварения, который спокойно спал, несмотря на недавний плен, ранение и сражения. Казалось, что полторы тысячи лет для него ничего не значили. Гарри так не мог, он понял, что ему предстоит бессонная ночь. Он снова лёг и стал ждать рассвета.
  В вязкой тишине медленно текли минуты, Гарри потихоньку начал дремать, и вдруг его до предела обострившийся слух уловил шорох. Постепенно шорох превратился в лёгкие шаги. К алькову, в котором лежал Гарри, кто-то шёл. Гарри пожалел, что не сможет бесшумно одеться - идея скакать по комнате голым с волшебной палочкой, сражаясь с неведомым противником, ему совсем не нравилось. Гарри на ощупь взял волшебную палочку, на локтях отодвинулся в дальний угол лежанки и приготовился. "Сначала Люмос!, а потом Остолбеней! - прикидывал он, - а там поглядим".
  - Господин мой Гэри, пожалуйста, не нужно заклятий, это я, Моргана, - шепнул женский голос, и в альков кто-то вошёл. Вошедший обернулся и задёрнул за собой портьеру. Гарри зажёг огонёк на конце волшебной палочки. Перед ним стояла Моргана, придерживая рукой у горла плед. Потом она отпустила руку, и плед соскользнул на пол. Женщина стояла перед Гарри совершенно обнажённой. Она молча сделала шаг и оказалась у ложа. Потрясённый Гарри чувствовал себя полным идиотом и не знал, что предпринять. Моргана, напротив, казалось, не ощущала ни малейшей стыдливости. Она легла, прижавшись к Гарри, подсунула ему под затылок руку и притянула голову к себе на грудь.
  - Я молилась Великой Богине, - шепнула она, - и богиня благословила эту ночь. Мне суждено родить сына, который станет основоположником рода могучих воинов и чародеев. А может быть, это будет дочь, - промурлыкала она, ласкаясь к Гарри, - или сын и дочь...
  "Интересно, - внутренне усмехнулся Гарри, - похоже, меня не спрашивают. Ну, что ж... Это тоже, конечно, может изменить историю, но всё-таки давать жизнь лучше, чем отнимать..."
  Это была последняя его связная мысль. Секс пятого века сначала показался ему несколько странным и необычным, но потом думать и анализировать было уже некогда...
  * * *
  Утром Гарри проснулся один. Он решил, что настало утро, потому что он проголодался, и спать ему больше не хотелось, хотя в комнате было по-прежнему темно. Морганы рядом не было, Гарри даже не слышал, когда она ушла, и в утреннем полусне он никак не мог сообразить, приходила к нему ночью женщина, или это ему только приснилось. Окончательно придя в себя, Гарри ощутил едва уловимый запах ароматических трав, которые Моргана, вероятно, использовала вместо еще не изобретённых духов, и понял, что это был не сон.
  Он соскочил с постели, отодвинул портьеру и вышел в общую комнату. Там никого не было. Комната Морганы была пуста, а Дуэгар, похоже, не собирался просыпаться. Гарри заглянул в столовую и увидел, что остатки вчерашнего ужина убраны, а вместо них накрыт завтрак. Есть одному не хотелось, и Гарри отправился будить Дуэгара, причем поднять с постели профессора зельеварения ему удалось далеко не сразу. Дуэгар сквозь сон что-то ворчал, старался отвернуться от Гарри, прятался под волчью шкуру, которая служила ему одеялом, а под конец, не просыпаясь, стал отмахиваться. Поскольку рука у полугнома была весьма тяжёлая, Гарри отчаялся и решил завтракать один, но запах эля и холодного мяса сработал лучше будильника, и вскоре к нему за столом присоединился Дуэгар. Зельевар выглядел отдохнувшим, бодрым и весёлым.
  После завтрака стали решать, что делать дальше. Вышли за дверь и увидели длинный, тускло освещённый коридор, ведущий неизвестно куда. Бесцельно бродить по незнакомому лабиринту профессора сочли делом глупым, бессмысленным и даже опасным, поэтому решили вернуться в комнату и ждать Моргану.
  Дуэгар, который выхлебал три четверти кувшина эля, опять впал в сонливость, повалился на свою лежанку и вскоре захрапел. Гарри спать не хотелось, и он стал обходить отведённые им комнаты в поисках чего-нибудь интересного, но комнаты оказались совершенно пустыми. Он ещё немного побродил от стены к стене, потом лег на свою лежанку. Потянулись медленные, однообразные и скучные, как каменные коридоры, часы.
  Наконец в комнату вошла Моргана. Гарри вскочил с лежанки и подошёл к ней. После проведённой вместе ночи он испытывал чувство неловкости и не знал, с чего начать разговор. Ему хотелось обнять женщину, но он не знал, как она на это отреагирует. Моргана, видимо, догадалась о внутренних терзаниях Гарри, улыбнулась ему уголками губ и чуть прикрыла веки, показывая, что она всё помнит, но ничего говорить и делать не нужно.
  - Господин мой Гэри, а где господин Дуэгар? - спросила она, - я должна рассказать вам кое-что важное.
  - Позавтракал и спит, - кивнул головой на альков Дуэгара Гарри.
  - Что такое? Кто спит? - бодрым голосом спросил Дуэгар, отодвигая портьеру в своей комнате. - Я? Ничего подобного! А, госпожа Моргана, - поклонился Дуэгар, заметив женщину, - наконец-то! Какие новости ты нам принесла?
  - Новостей две, - ответила Моргана, - садясь на покрытую ковром лавку, стоящую у стены. - Одна, наверное, хорошая, а другая - точно плохая.
  - Начни с плохой, - нахмурился Гарри, - что случилось?
  - Отшельник Балдред убит, - жёстко сказала Моргана. - Моё предсказание не сбылось. Королева Медб послала разведчиков к его пещере, там его и нашли. Старика, видимо пытали, хотели дознаться, куда исчезли мы трое, а потом распяли его на стене часовни.
  Дуэгар крякнул: "Вот мерзавцы!"
  - Они не ушли далеко, - продолжила Моргана. - По приказу королевы разведчики пошли по следу и вскоре настигли банду. Знаете, сиды, когда захотят, могут быть запредельно, нечеловечески жестокими. Это был как раз тот случай. Перед смертью эти люди рассказали всё и во всём сознались. Их действительно послал Лот и приказал схватить нас и вернуть в замок любой ценой. Этого отряда больше нет. Они не вернутся к своему хозяину, но Лот узнает, что случилось с отрядом. Он получит их головы. Так сказали сиды.
  Гарри и Дуэгар потрясённо молчали. Им было жалко старика, который всем сердцем пошёл им навстречу и принял такую страшную, поистине мученическую смерть. Гарри вспомнил тепло слабой старческой шеи Балдреда под своими руками в ту ночь, когда он лечил его психомассажем. Теперь старик мёртв.
  - Его похоронили по христианскому обряду? - хрипло спросил Гарри. - Если нет, мы обязаны...
  - Его похоронили, - ответила Моргана, - но среди сидов нет христиан. Вход в пещеру завален и замаскирован, так что теперь путь в подземелье закрыт. Так решила королева Медб.
  - Что ж, первая новость не из лучших, - пробурчал Дуэгар, рассматривая свои сжатые кулаки, лежащие на коленях. - А вторая?
  - А вторая новость состоит в том, что Медб сумела сообщить о нас Мерлину, как - не ведаю. Теперь он знает всё, что знаю я. Пока вы спали, я была у госпожи Медб и пересказала ей как смогла наши приключения, а она передала их Мерлину.
  - И... что теперь? - спросил Гарри.
  - Великий Мерлин ждёт нас, - просто сказала Моргана.
  Гарри и Дуэгар переглянулись.
  - Этой ночью королева Медб совершит обряд в Месте Силы сидов и переместит нас в столицу Артура, в Каэрлеон, - добавила Моргана.
  - Что такое Каэрлеон, где это? - спросил Гарри.
  - Ты не знаешь, что такое Каэрлеон? - удивлённо переспросила Моргана. - Каэрлеон - это крепость, построенная Мерлином для Артура. В дни мира Артур живёт там со своей супругой Гвиневрой, там королевский двор. А где Артур, там обычно и королевский маг, советник и прорицатель Мерлин. Нам очень повезло: Мерлин сейчас при короле. Ведь случается, что он исчезает по своим неведомым делам на несколько месяцев, и никто, даже король, не знает, где его искать. Бывает также, что он, устав от суеты королевского двора, уединяется в своей пещере в Корнуолле и не желает никого видеть. Но, повторяю, нам повезло. Мерлин во дворце, и его, похоже, заинтересовала наша история. Нам предстоит встреча с ним. Готовьтесь, думайте. Мерлин - великий маг и настоящий мудрец, его невозможно обмануть. Если вы задумали дурное, берегитесь, ибо Мерлин не только стар и мудр, но и жесток, на своём невообразимо долгом веку он видел столько смертей, что, говорят, потерял им цену. Артур же во всём слушается Мерлина и беспрекословно выполняет все его приказы. Поэтому вновь говорю вам: берегитесь! Взвешивайте не только каждое слово, но и каждую мысль. Мерлин читает по лицам как по листу манускрипта. Это всё, что я хотела вам сказать, а сейчас мне нужно отдохнуть.
  Адрианов вал. Современное фото
  
  Моргана ушла в свой альков и задёрнула за собой портьеру. Гарри и Дуэгар остались одни.
  - Что вы помните о Каэрлеоне, профессор? - спросил Гарри.
  - Немного, - пробурчал Дуэгар, как всегда в трудных жизненных ситуациях, разглаживая бороду на животе. - И ведь вечно так: учишь одно, а потом оказывается, что учить нужно было совершенно другое! Знать бы заранее... Ну, что я помню? Так, посмотрим...
  В доримские времена на землях, на которых позднее возникла крепость, жило какое-то кельтское племя, корнавии или как-то так. Потом пришли римские легионы, прогнали кельтов и стали устраиваться на новом месте. Вообще, многие британские города возникли на месте римских укреплений, потому что римляне выбирали места для размещения своих войск исключительно удачно. Так получилось и на этот раз. На землях корнавиев разбил лагерь знаменитый ХХ Победоносный Валериев легион, тот самый, что принимал участие в подавлении восстания Боудикки[26]. Чтобы защитить себя от набегов пиктов[27], римляне построили Адрианов вал. По тем временам это было циклопическое сооружение: 60 миль в длину, 20 футов в высоту, основание из камня, а верх из торфа. По всей длине вала римляне построили наблюдательные башни, за ними располагалось форты, с обеих сторон были отрыты рвы. В течение многих веков здесь проходила самая северная граница Римской империи. Кое-что сохранилось до наших дней, мы возим школьников из Хогвартса на экскурсию туда, поэтому я и запомнил все эти подробности. Но продолжим.
  В начале пятого века римляне окончательно покинули Британию, и на месте лагеря ХХ легиона возник город, который получил название Caer-Legion или Caer-Leon, то есть город легиона. Со временем укрепления разрушились, но Мерлин, планируя столицу артуровой Британии, вероятно, решил воспользоваться фундаментами римских строений и оставшимися строительными материалами. Так и возник Каэрлеон. Потом его стали называть Камелот.
  - А где это в современной Британии? - спросил Гарри.
  - Город Честер в графстве Чешир, - объяснил Дуэгар, - недалеко от Ливерпуля, только от замка Артура там теперь не осталось и следа...
  - Неужели совсем ничего не сохранилось? - раздался голос Морганы. Оказывается, на не спала, а внимательно слушала разговор мужчин.
  - Нет, госпожа, ничего, - подтвердил Дуэгар, - остались только легенды. Наши учёные до сих пор спорят, где на самом деле находился Камелот. Одни называют Каэрлеон, другие - Винчестер, а третьи вообще утверждают, что Камелот стоял на обрывистом морском берегу и сейчас находится глубоко под водой, поэтому его развалины и не удаётся найти...
  - Как это печально, - задумчиво сказал Моргана, - вот кто поистине настоящий монстр, пожирающий даже память - время.
  - Что же ты хочешь, госпожа? - сказал Дуэгар, - всё-таки прошло пятнадцать веков, полторы тысячи лет, невообразимо огромный пласт времени... На самом деле, об артуровых временах мы знаем гораздо больше, чем можно было ожидать.
  - Да, конечно, вы правы, - тихо и грустно сказала Моргана, - но поймите и меня: когда я слушаю ваши рассуждения, я чувствую себя давно мёртвой, этаким иссохшим скелетом... Но я жива! И окружающий нас мир жив! Он полон сил, крови, вина и веселья! - она стукнула кулачком по лежанке. - Я не хочу умирать!
  Гарри и Дуэгар молчали. Если бы не присутствие зельевара, Гарри сделал бы то, что обычно делает мужчина, чтобы успокоить расстроенную женщину - обнял бы её, поцеловал и шептал ласковые глупости, пока она не успокоится, но Дуэгар был рядом, и Гарри вынужден был сидеть молча.
  Установилась неловкая тишина. Чтобы хоть как-то прервать её, Гарри спросил:
  - Что мы должны сейчас делать?
  - Ничего, - потухшим голосом ответила Моргана, - ждать. За нами придут прислужницы королевы Медб и воины.
  - Опять ждать! - недовольно пробурчал Дуэгар и с кряхтением полез на лежанку.
  * * *
  Ожидание тянулось нескончаемо долго, Гарри уже потерял остатки терпения и метался по комнате, меряя её шагами от стены до стены. Дуэгар спокойно спал, Моргана ушла к себе. Наконец в комнату вошёл незнакомый сид и знаком пригласил следовать за собой.
  - Наконец-то! - радостно воскликнул Гарри, - профессор, просыпайтесь, нам пора!
  Вещей у них не было, в свою одежду, тщательно выстиранную и вычищенную, они переоделись давно, поэтому времени на сборы не потребовалось.
  Они долго шли по запутанным, тускло освещённым коридорам и залам, которые выглядели заброшенными даже по сравнению с теми, в которых они сражались с рэтлингами. Казалось, в них не ступала нога живого существа многие века. Везде лежал толстый слой пыли (откуда столько пыли под землей? - подумал Гарри), ковры на стенах висели рваными лохмотьями, скудная мебель выглядела гнилой и была поломана. Однако кто-то прошёл перед ними и вставил в крепления на стенах свежие факелы. Их проводник шёл впереди молча и уверенно, не оборачиваясь и не делая попытки заговорить. Коридоры сменялись лестницами, причудливыми поворотами, залами со многими входами и выходами, и везде - пыль, тлен, запустение. По дороге им не встретилось ни одного сида, проводник был без оружия, видимо, появление рэтлингов в этой части лабиринта было совершенно невозможно. Коридоры шли то вверх, то вниз, и Гарри не мог понять, поднимаются они к поверхности или, наоборот, уходят вглубь земли. Он тихонько спросил об этом Дуэгара, но тот только пожал плечами.
  Наконец, минут через сорок пути они подошли к высокой двустворчатой металлической двери, перекрывавшей коридор. Дальше хода не было. Створки дверей, выглядевших невероятно старыми, были покрыты сложной резьбой, рисунок которой показался Гарри знакомым. Вглядевшись, Гарри понял, где он мог его видеть. Он был очень похож на татуировки на руках Морганы. Казалось, двери не открывали многие века, они вросли в камень, и даже совместными усилиями трёх взрослых мужчин створки не сдвинуть ни на дюйм. Но сид спокойно наложил руки на металлический узор и произнёс заклятие. Гарри ощутил толчок магии, ладони сида засветились синим, их окутало лёгкое облачко, и створки бесшумно распахнулись.
  Сид показал, что Гарри и его спутники должны войти внутрь, а сам остался снаружи. Нащупав в рукаве куртки волшебную палочку, Гарри переступил через порог и замер, пораженный величественным зрелищем, которое открылось перед ним. Он стоял у входа в огромную пещеру. Сталактиты и сталагмиты образовывали причудливые колоннады, которые были только слегка подправлены инструментами каменотесов, свет факелов разбивался друзами горного хрусталя, на стенах трепетали разноцветные блики. Пол из чёрного камня был тщательно отполирован и блестел, как тусклое стальное зеркало. Посередине пещеры, образуя круг, стояли вертикальные камни, перекрытые сверху балками. Одного взгляда было достаточно, чтобы ощутить их невероятную древность. Казалось, эти каменные пальцы были ровесниками самой планеты и проросли из её недр. Пол вокруг камней был засыпан белым, тщательно просеянным песком. Внутри каменного хоровода на песке была изображена сложная многолучевая звезда, на остриях лучей которой лежали драгоценные камни разного размера, цвета и формы. В бронзовых чашах курились травы, полупрозрачный дымок стелился по полу и втягивался в центр звезды.
  Из тени вышла Медб. Она была с ног до головы закутана в чёрную, переливающуюся мантию, на голове у неё был уже знакомый Гарри обруч, а на поясе - длинный, тонкий меч без ножен, в навершие которого был вделан большой зелёный камень. Камень тускло мерцал.
  Медб величавой походкой подошла к Гарри и его спутникам и сказала:
  - Мы находимся в Месте Силы народа сидов. Когда я начну обряд, разговаривать будет уже нельзя, поэтому я хочу проститься с вами сейчас. С тобой, Моргана, мы увидимся ещё много раз, а господа Гэри и Дуэгар сюда больше не вернутся. Я хочу ещё раз поблагодарить вас за то, что вы, пусть невольно, вернули народу сидов его сокровище. Вероятно, такова была воля богов, которые провидят будущее куда лучше чародеев из племени людей или сидов. Ведь если бы вы не нашли и не вернули корону, я не смогла бы провести обряд перемещения, у меня просто не хватило бы на это сил, да и, наверное, не возникло бы желания сделать это - судьбы наших народов пересекаются редко, людям нет дела до сидов, а сидам до людей. Но теперь я у вас в долгу, и этот обряд - лишь часть платы. Господин мой Гэри, передай мне на минуту тот магический предмет, который ты используешь, когда творишь волшебство. Не бойся, с ним не случится ничего дурного.
  Поколебавшись, Гарри достал из рукава куртки волшебную палочку и протянул её Медб. Она приняла палочку правой рукой, держа её за ручку и тщательно избегая дотронуться до самой палочки даже кончиком пальца, закрыла глаза и что-то прошептала. Ничего не произошло, но Медб выглядела явно уставшей, как будто ей пришлось совершить значительное магическое усилие.
  - Возьми её, господин мой, - сказала Медб, - и знай, что я наложила на неё свои чары. Теперь, если тебе потребуется помощь народа сидов, и если в ваше время сиды ещё останутся в кругах этого мира, тебе достаточно будет подумать о нас, и сиды придут.
  Гарри принял палочку, спрятал её в рукав и низко поклонился.
  - Тебе, господин мой Дуэгар, я дарю перстень, в камне которого скрыта часть жизненной силы и магии сидов. Это мужской перстень, он сделан из простого железа, а камень в нём - обсидиан, в нём нет красоты. Носи его, не снимая, и ты почувствуешь, что магия сидов всегда с тобой.
  Дуэгар не сказал ни слова и, принимая подарок, низко и почтительно поклонился.
  - Нам пора, - сказала Медб, - полночь близится. Войдите в Хоровод Камней, но не наступайте на лучи звезды и разложенные на них камни. Встаньте в центре звезды, обнимите друг друга за плечи, закройте глаза, молчите и не шевелитесь!
  Гарри стоял в центре магической звезды и чувствовал, как вокруг него закручивается тугой жгут магии. Слева к нему прижалась Моргана, а справа он чувствовал мощное плечо Дуэгара, который стоял неподвижно, как будто превратился в один из камней Хоровода.
  Медб читала заклятие. Её голос то повышался до визга, то сползал на хриплое рычание. На каком языке она читает заклятие, Гарри не знал, не понимал он и его смысла, но чувствовал, как вокруг нарастает мощная, злая, первобытная сила, образующая вокруг людей, стоящих в центре пентаграммы, невидимый кокон. Внезапно голос Медб оборвался на резкой, нечеловеческой ноте, Гарри зажмурился, его желудок ухнул вниз, а из лёгких на мгновение выбило воздух. Что-то взвыло, и Гарри, не отпуская Морганы и Дуэгара, почувствовал, как по ногам ударила земля, будто он выпрыгнул со второго этажа.
  
  Гарри открыл глаза и огляделся. Ночь кончилась, занимался рассвет. Они с Дуэгаром стояли на незнакомой равнине, поросшей вереском, поддерживая Моргану, которая, кажется, была в обмороке. Под ногами у них была песчаная площадка со знакомой пентаграммой, но в вершинах лучей её лежали обычные серые камни. Вдалеке равнина переходила в перелески, а к ним галопом неслась кавалькада всадников, ведя в поводу трёх заводных коней.
  Когда всадники подъехали поближе, Гарри разглядел, что это воины, облачённые в одинаковые доспехи, и на хороших конях. Первый всадник держал вертикально копьё, на котором бился флажок. Всадники были как с картинки в магловском учебнике истории.
  - Добро пожаловать в старую добрую Англию, - пробормотал Дуэгар. - Надеюсь, это люди Мерлина, и они не станут насаживать нас на свои длинные неприятные пики. Госпожа Моргана, приди в себя, всё уже кончилось, похоже, Медб смогла перебросить нас туда, куда нужно. Судя по прапорцу на пике, это люди Артура.
  
  Глава 7. Король и маг
  Всадники подскакали к путешественникам и остановились на расстоянии броска копья, взяв их в полукольцо. Один из всадников выехал вперед, спрыгнул с коня и, бросив поводья ближайшему воину, пошёл вперед. Гарри и Дуэгар настороженно застыли, Моргана была совершенно спокойна.
  Сэр Кей. Художник Говард Пайл
  
  Подойдя ближе, воин неторопливо оглядел всех троих и сдержанно поклонился:
  - Госпожа Моргана, господа. Добро вам пожаловать в Каэрлеон. Я - Кей, сенешаль[28] короля Артура. Король послал меня встретить вас и проводить в замок. Всё ли у вас благополучно? Если вы нуждаетесь в отдыхе или вам требуется время для врачевания ран, мы можем разбить шатёр прямо здесь, чтобы вы отдохнули перед дорогой.
  Пока Кей говорил, он смотрел только на Моргану, и Гарри получил возможность спокойно разглядеть его. Кей был высок, пожалуй, на голову выше Гарри, и широкоплеч. Он носил кольчугу и глубокий конический шлем без забрала, кожаные штаны, сапоги и боевые перчатки с нашитыми на них металлическими пластинками. Грубое лицо Кея было обветрено и иссечено мелкими шрамами, один более крупный шрам тянулся из-за правого уха через щеку. Кей говорил хрипловатым, резким голосом. Из-под шлема выбивались длинные светлые волосы с проседью. Усов и бороды Кей не носил, как, впрочем, и его воины. Кей был вооружён полутораручным мечом, оруженосец вёз копьё и щит. Другие воины были вооружены примерно так же, но у многих были ещё и длинные луки.
  - Так как, госпожа? - переспросил Кей, - вы нуждаетесь в отдыхе?
  - Нет, господин мой, - ответила Моргана, - мы поедем прямо сейчас.
  - Хорошо, - кивнул Кей, - вот твоя лошадь, госпожа. - Он подал знак и один из воинов подвёл к ним белую кобылу.
  - Она осёдлана на новый манер, со стременами, - сказал Кей, - ты умеешь обходиться с такими лошадями?
  - Попробую, - сказала Моргана, и Кей, взяв женщину за талию, легко посадил в седло. К Дуэгару и Гарри воины тоже подвели осёдланных коней. Гарри в нерешительности замешкался. Воин, который подвёл ему коня, понял это по-своему. Он сноровисто подогнал стремена под рост Гарри и, придержав стремя, помог ему сесть в седло. Никогда еще Гарри не приходилось ездить на боевом рыцарском коне. Это был огромный, мощный, гнедой жеребец. Гарри понял, что если он свалится с этого коня на полном скаку, ему не жить. Устроившись, как следует, Гарри огляделся. Моргана, как влитая, по-мужски сидела на своей кобыле, Дуэгар тоже сидел в седле, но был похож не на всадника, а на большого сердитого кота на заборе. "Любовь" гномов к лошадям была общеизвестной, но сейчас с этим поделать ничего было нельзя.
  - Готовы? - спросил Кей и поднял руку. Отряд развернулся в обратный путь и пустил лошадей шагом, быстро перешедшим в рысь. Без команды воины распределились так, чтобы гости оказались в середине группы. Кей вёл отряд.
  Сначала Гарри было очень страшно. Он прилагал все силы, чтобы не свалиться с коня. К счастью, жеребец, очевидно, привык к более тяжелой ноше в виде окольчуженного и вооружённого рыцаря, поэтому скакал без напряжения, неся своего неопытного седока спокойно и осторожно. Постепенно Гарри освоился на его широкой спине и рискнул оглянуться.
  Отряд шёл рысью, одной компактной группой. Гарри взглянул на Дуэгара, который скакал рядом, и вдруг с изумлением обнаружил, что лицо зельевара растянуто широчайшей улыбкой. Он явно освоился и начал получать удовольствие от скачки. Внезапно он раскрыл рот и издал протяжный волчий вой, так похожий на настоящий, что жеребец под Гарри всхрапнул и шарахнулся. Кей оглянулся, криво усмехнулся, кивнул и вдруг бросил своего коня в сумасшедший галоп. Поднялись в галоп и остальные кони. В ушах у Гарри пронзительно засвистел ветер, он уже не рисковал вертеть головой, а видел перед собой только уши и гриву своего жеребца. "Только бы удержаться, только бы удержаться!" - лихорадочно думал он, краем глаза видя далёкую землю, сливающуюся под копытами коня в размытую серо-зелёную ленту.
  К счастью, бешеная гонка продолжалась недолго, вскоре пошли более обжитые места, под копытами коней появилось подобие дороги, и скорость пришлось снизить. По сторонам дороги виднелись какие-то лачуги, сквозь тростниковые крыши которых сочился дым, обработанные клочки земли, грязные, тощие овцы на выгонах. Идущие по дороге простолюдины поспешно отскакивали в сторону, низко кланяясь, но никто из всадников не обращал на них ни малейшего внимания. Кавалькада прогрохотала по деревянному мосту через какую-то речушку, свернула направо и вдруг из-за деревьев показались стены мощной крепости.
  Кей обернулся к Гарри и хрипло пролаял сквозь дорожную пыль, забивающую рот, глаза и нос:
  - Каэрлеон!
  Гарри смотрел во все глаза. От волнения у него пересохло в горле: перед ним была легендарная столица короля Артура!
  Замок был огромен.
  Конечно, Гарри на своем веку видел и более мощные фортификационные сооружения, но для пятого века Каэрлеон, несомненно, был шедевром военной архитектуры. Замок был построен из серого камня на фундаментах, оставшихся от римских построек. С одной стороны естественной преградой служили воды реки, а со стороны суши стены замка были окружены глубоким рвом, заполненным водой, который, вероятно, соединялся с рекой. Каменные блоки стен были пригнаны очень точно, на стенах имелись бойницы и галереи для стражи. Через определенные промежутки на стенах были возведены круглые башенки. Из-за стен виднелся дворец и крыши каких-то других зданий. Над дворцом вился флаг - король был в Каэрлеоне. В замок можно было попасть, пройдя по откидному мосту, состоявшему из нескольких секций. Сейчас замку, видимо, ничего не угрожало, и мост был опущен, но его охраняла внимательная и хорошо вооружённая стража.
  Когда Кей со своим отрядом приблизился к крепости, на стенах запела труба. Их ждали и приглашали внутрь. Построившись гуськом, всадники въехали на мост и, гремя подковами по деревянному покрытию, шагом въехали в барбакан[29]. Гарри успел разглядеть поднятую металлическую решетку, ворота из толстенных деревянных брусьев с железными скрепами, бойницы и желоба для смолы и кипятка, идущие по самому верху туннеля. Потом они въехали во двор замка, вымощенный неровными камнями, между которыми пробивалась трава. Отряд свернул куда-то в сторону и исчез в соседнем дворике, а в главном дворе остались только Кей, его оруженосец и Гарри со спутниками. Кей соскочил с коня, жестом отпустил оруженосца и помог спешиться Моргане. Гарри и Дуэгар кое-как слезли со своих коней сами.
  Очутившись на земле, Гарри с неудовольствием обнаружил, что у него дрожат колени, а земля под ногами заметно раскачивается. Дуэгар, похоже, тоже чувствовал себя не слишком уверенно. К счастью, никто не обратил на это внимания, поскольку Кей был занят разговором с величественным седобородым старцем, который спустился к ним с лестницы, стуча жезлом. Гарри было подумал, что это и есть Мерлин, но старец оказался всего лишь дворецким.
  - Где король? - отрывисто спросил у него Кей.
  - Его величество и принц Мерлин изволят быть в географическом зале, - с поклоном ответил старик. Кей сунул ему в руки свой шлем и, повернувшись к гостям, сказал:
  - Прошу за мной! Король приказал отвести вас к нему сразу же, как только мы прибудем в замок!
  Кей шёл очень быстро, причем доспехи и меч, кажется, ему совсем не мешали, а Гарри изрядно запыхался и больше всего боялся отстать и заблудиться в длинных дворцовых коридорах или споткнуться и растянуться во весь рост на какой-нибудь лестнице. Но - обошлось.
  Они поднялись на высоту нескольких этажей, прошли через анфиладу довольно бедно обставленных залов и, наконец, подошли к двери, которую охраняли два воина в кожаных доспехах, в римских шлемах и с боевыми топорами. Узнав Кея, они отступили в сторону. Сенешаль без стука распахнул дверь, вошел в зал и, опустившись на одно колено, доложил:
  Замок Артура. Кадр из телевизионного сериала "Камелот". США - Великобритания
  
  - Господин мой король, твой приказ исполнен, лица, поименованные принцем Мерлином, найдены в указанном им месте и доставлены в целости и сохранности.
  Гарри сделал шаг в комнату и застыл. Перед ним стоял король Артур.
  Король оказался примерно одного роста с Гарри, но гораздо шире в плечах, был круглолиц, носил рыжеватую, аккуратно подстриженную бороду, с обветренного лица весело и дружелюбно смотрели серые глаза. Артур был одет в простую льняную рубаху без рукавов, подпоясанную широким ремнем, штаны и сапоги. На поясе висел кинжал с рукоятью, обмотанной потертыми кожаными ремешками.
  Вместо короны Артур носил простой золотой обруч.
  Несмотря на то, что окна в зале были открыты, и было довольно прохладно, Артур, казалось, не замечал холода. Руки короля были иссечены белыми шрамами. На предплечьях он носил массивные чеканные браслеты, а на указательном пальце правой руки перстень.
  Вошедшая следом за Гарри Моргана склонилась в глубоком поклоне, Гарри и Дуэгар тоже неловко поклонились.
  - Добро пожаловать в Каэрлеон, сестра, добро пожаловать, благородные господа, - сказал Артур. У него был низкий, казалось, навсегда охрипший от команд баритон. - Мерлин предупредил, что надо ждать важных гостей, и даже пытался объяснить, в чём их важность, но, клянусь воронами, я ничего не понял! Но это и неважно, раз Мерлин сказал, что гости важные, значит, так и есть! Мерлин никогда не ошибается, - улыбнулся Артур. - И вообще мы рады любому гостю!
  - Доброго дня Моргана, добро пожаловать в Каэрлеон, пришельцы из будущего, - раздался голос из глубины комнаты. Гарри повернул голову.
  Великий маг, легендарный наставник Артура, стоял в глубине зала, прислонившись к стене.
  По меркам пятого века Мерлин был стар, ему, наверное, было глубоко за семьдесят, но выглядел он лёгким, стройным и подвижным. Мерлин был одет на римско-британский манер, в длинную тунику, кожаные штаны и сандалии, а сверху он накинул плащ цвета красного вина, скреплённый на плече фибулой[30] с эмалевым изображением дракона. Маг был тщательно выбрит и коротко подстрижен, тёмные волосы на висках уступали место седине. Взгляд у великого волшебника был твёрдый и пронзительный. Гарри бросились в глаза узкие кисти и длинные пальцы мага, какие бывают у профессиональных музыкантов.
  
  - Благополучен ли был ваш путь в Каэрлеон? - вежливо спросил король и тут же перебил сам себя: - впрочем, о чём я? Если за дело взялся Кей, никаких неприятностей быть не может!
  - Благодарю тебя, мой господин и брат, за заботу, - поклонилась Моргана, - всё было хорошо.
  - Ну что ж, до обеденного часа ещё долго, - сказал Артур, - мы успеем наговориться, рассаживайтесь, кому где нравится!
  
  До Гарри вдруг дошло, что до этой минуты он смотрел только на Артура и Мерлина, не обращая внимания на убранство помещения, в которое их привели. Они находились в большой комнате, скорее даже в небольшом зале с невысокими потолками и каменным полом, застеленным плетеными из тростника циновками. Вдоль стен стояли сундуки и лавки, поверх которых лежали шерстяные ковры, и одно кресло с деревянными резными ручками. В зале было три больших окна, на случай холодной погоды имелись ставни, но не снаружи, как в современных домах, а изнутри. Сейчас ставни были распахнуты.
  Посередине комнаты стоял большой прямоугольный стол, всю поверхность которого занимал изготовленный из глины и искусно раскрашенный макет каких-то земель, вероятно, королевства Артура - Логрии. Приглядевшись, Гарри заметил, что на макете имелись маленькие, вырезанные из дерева военные крепости, укрепленные лагеря и разноцветные фигурки людей и всадников, означавшие, вероятно, войска. Макет был настолько большим, что фигурки приходилось переставлять с помощью специальной деревянной указки с лопаточкой на конце.
  
  Хозяева и гости расселись вдоль стен. Гарри подумал, что в кресло сядет король, но он уселся на сундук, а кресло занял Мерлин.
  - Сейчас принесут вино и сласти, - сказал Артур, - недавно я как раз получил в подарок бочонок отличного франкского вина. Кто будет рассказывать первым? Начинай ты, Моргана.
  Моргана кивнула и тихим размеренным голосом начала рассказ. Она говорила в полной тишине. Артур слушал, приоткрыв от удивления рот, Мерлин хранил каменное молчание. Тихонько шуршали по тростнику шаги слуг, обносивших гостей вином и блюдами с засахаренными фруктами.
  Моргана говорила долго, время от времени делая вежливый глоток из бокала. Свое вино Гарри пить не смог - оно было мутным, недобродившим, изрядно сдобренным сахаром и какими-то пряностями. Мерлин и Артур, однако, пили его с удовольствием.
  После того, как Моргана закончила свой рассказ, Мерлин взглянул на Гарри и сделал ему приглашающий жест. Гарри отставил свой бокал и начал рассказывать так, как они заранее договорились с Дуэгаром. Наконец замолк и он.
  - Та-а-ак, - сказал Артур, - вот теперь я кое-что понял. Посмотрим, насколько точно. Вы, мои господа, и ты, Мерлин, поправляйте меня, если я в чём-то ошибусь. Итак, правильно ли я понял, что ты, господин мой Гэри, и ты, господин Дуэгар - маги, наподобие Мерлина, и проживаете в будущем, отдалённом от нашего времени на непредставимое количество лет?
  - Ну-у... да... Примерно... - ответил Гарри.
  - Так. Тогда следующий вопрос: правильно ли я понял, что один из ваших соплеменников случайно угодил в наше время, и вы отправились на его поиски?
  - Совершенно верно, ваше величество, - подтвердил Дуэгар.
  - Но этого соплеменника вам найти не удалось?
  - Не удалось, и мы не знаем, где он.
  - Ну, на этот вопрос, я, пожалуй, знаю ответ, - мрачно усмехнулся Мерлин.
  - Где он?! Что с ним?! Он жив?!! - вскочил Гарри.
  - Успокойтесь, господин мой, чуть позже я отвечу на все ваши вопросы, - поднял руки ладонями вверх Мерлин, - пока только скажу: думаю, он жив и здоров.
  Гарри обессилено плюхнулся на своё место.
  - Продолжим, - сказал Артур. - Из-за того, что Лот уничтожил ваш магический амулет, вы не можете вернуться в своё время. Так?
  - Так, - подтвердил Гарри.
  - То, что вы рассказали, воистину удивительно! - воскликнул Артур, - ни о чём подобном я никогда даже и не слышал, но суть дела мне ясна. Я ничего не упустил, скажи, Мерлин?
  - Упустил, - сухо ответил маг, - и как раз упустил самое главное. Ты забыл об исчезновении Моргаузы и Мордреда.
  - Не забыл, - махнул рукой Артур, - просто не придал этому значения. Ну, подумаешь, исчезла эта ведьма, в первый раз что ли? Опять, наверное, сидит в какой-нибудь пещере и колдует, а сынок стоит на страже. Или в очередной раз задержалась в чьей-нибудь постели, - зло хохотнул король, - найдётся, куда она денется? А если и пропадёт - велика печаль!
  - Повторю ещё раз: ты не понял главного, - сказал Мерлин, - подумай, Артур. Появление в нашем мире двух человек и исчезновение из нашего мира двух человек связано самым непосредственным образом. Двое отправились в прошлое из будущего на поиски третьего, а трое переместились из нашего времени в будущее!
  - Допустим, - пожал плечами Артур, - ну и что?
  - А то, что это может изменить историю нашего мира вообще и твою судьбу в частности, - напряжённо ответил Мерлин. - Позволь поговорить с тобой наедине.
  Они вышли в соседнюю, пустующую комнату. Мерлин прислонился к стене, скрестив руки на груди, а Артур остался стоять посредине комнаты.
  - Скажи мне, Артур, ты помнишь, с чего началось твоё царствование? - по-латыни спросил Мерлин.
  - Помню, незачем и напоминать, - нахмурился Артур, - я совершил грех кровосмешения, он останется на мне до самой смерти!
  - Да, совершил, будучи в неведении, - мягко поправил его маг, - но я имел в виду не это. Я тогда произнёс пророчество, смысл которого мне до конца не ясен и теперь. Я сказал тогда, что совершив грех кровосмешения в день, когда было положено начало твоему царствованию, ты тем самым положил ему и конец. Тогда моим голосом говорили боги, а их голос редко бывает ясным... Понятно только, что твоя судьба прочно связана с судьбой Моргаузы и твоего сына Мордреда. Вот почему я не допустил в своё время убийства женщины и ребёнка. Тогда это не решило бы проблему, а только усугубило её, я чувствовал, что их кровь каким-то образом падёт на тебя. Но теперь - другое дело. Моргауза и Мордред исчезли из нашего мира и нашего времени помимо твоей воли, но в твоей воле сделать так, чтобы они не вернулись. Точнее говоря, это могу сделать я по твоей воле. Понимаешь? Пророчество не исполнится, и ты будешь править ещё многие и многие годы.
  - А эти люди? - указал Артур на соседнюю комнату, - что будет с ними?
  - Они навсегда останутся в нашем мире и в нашем времени, - жёстко ответил Мерлин, - потому что всё имеет свою цену, и такова цена. Но решать тебе, и решение нужно принимать сейчас.
  Артур тяжело и надолго задумался. Он прошёлся по комнате, опустив голову и заложив руки за пояс. Мерлин терпеливо ждал, казалось, он окаменел. Перед Артуром стоял не живой человек, а холодное и суровое воплощение судьбы, равнодушный маг, распоряжающийся чужими жизнями.
  Наконец Артур остановился перед Мерлином. Он ещё секунду колебался, а потом твёрдо сказал:
  - Нет, так будет неправильно, получается, что я стараюсь обмануть судьбу. Это нечестно. Пусть эти люди вернутся в своё время, а Моргауза и Мордред принесут мою судьбу обратно.
  Мерлин открыл глаза и долго с грустной нежностью смотрел на Артура. Потом он поклонился и сказал:
  - Ты решил. Да будет так.
  Гарри и Дуэгар с волнением ждали возвращения хозяев. В глубине души Гарри чувствовал, что именно в этот момент решается их судьба. Если Артур скажет "нет" или Мерлин скажет "не могу", последняя надежда будет потеряна, они навсегда останутся в пятом веке, как мухи, застывшие в янтаре, и жизнь их не будет стоить и ломаного гроша... Моргана сидела, закрыв глаза, казалось, что она дремлет.
  - Что-то они долго, а? - нервно спросил Гарри, оглядываясь на портьеру, которую задернул за собой Мерлин.
  - Д-да, - невесело согласился Дуэгар, теребя бороду, - как бы они нам беды не нарешали. Если откажут, что будем делать?
  - Сто раз уже обсуждали, - вздохнул Гарри, - вряд ли мы придумаем что-то новое. Придётся торчать в пятом веке и надеяться, что невыразимцы когда-нибудь смогут вытащить нас отсюда. Но надежды на это практически никакой, да и не сможем мы сами добраться до Стоунхенджа. В этом мире, наверное, еще географических карт не изобрели. Хотя вот макет местности сделали, давайте хоть по нему попробуем определить, где мы, и куда идти в случае чего.
  Они подошли к макету и стали разглядывать его. Это была явно Британия, но привычные очертания острова были сильно искажены, причём было непонятно - из-за ошибки картографов или за полторы тысячи лет местность изменилась так сильно, что линия берегов выглядит непривычно.
  - Смотрите, вот это вроде Каэрлеон, - показал на маленький замок Гарри, - вот и река рядом, а вон там - Лотиан. Расстояние впечатляющее... Где-то тут пещера бедняги Балдреда и холмы сидов... А где хоть Стоунхендж?
  Дуэгар задумался, вспоминая современную карту Британии:
  - Ну-у... кажется...
  - Вы ищете Хоровод Великанов? Он находится здесь, - раздался у них из-за спины голос Морганы. Она взяла указку и показала какую-то точку на макете. - Сейчас лето, поэтому от Каэрлеона до него можно добраться на лошадях за седмицу. Но это небезопасно, поэтому ехать нужно с вооружённым отрядом.
  - Седмица - это ведь неделя?! - схватился за голову Гарри, - дома по нам точно справят тризну... Бедная Джинни, бедные дети!
  - Подождите, профессор, еще ничего не решено, - нахмурился Дуэгар, - вдруг они всё-таки скажут "да", и потом, мы не знаем всех возможностей Мерлина...
  - Они скажут "да"! - звучно произнёс Мерлин, который услышал последнюю фразу Дуэгара. Он отдёрнул портьеру и вошёл в комнату, следом за ним Артур. Артур был мрачен.
  - Король принял решение, - сказал Мерлин, - а я постараюсь выполнить его волю и отправить вас обратно. Но не всё так просто, вы должны мне кое-что пообещать.
  - Что именно? - насторожился Гарри, - ты же понимаешь...
  - Успокойся, молодой человек, - насмешливо прервал его великий маг, - ничего особенного от вас не потребуется. Вы всего лишь должны будете разыскать и вернуть в наше время Моргаузу и Мордреда.
  - Но как мы это сделаем, господин мой? - спросил Дуэгар. - Допустим, Моргауза и Мордред действительно оказались в нашем мире. Допустим, что мы их найдём, это самое лёгкое из всего, хотя лёгким только кажется. Население Британии за полторы тысячи лет заметно выросло, знаешь ли... И вообще, они могут оказаться где угодно - в землях франков, данов, норвегов, да мало ли...
  - И потом, - включился в разговор Гарри, - наш амулет уничтожен, и я не знаю, удастся ли нашим учёным создать другой. А самое главное, амулет подчиняется только своему владельцу. Если Моргауза не пожелает возвращаться, то как мы сможем заставить её сделать это? Пойми меня правильно, я не хочу давать обещания, которых не смогу выполнить!
  - Я подумал об этом, - сказал Мерлин, - вам придётся заставить их вернуться. Для этого потребуется предмет огромной мощи. Это одно из магических сокровищ Британии, вам предстоит найти его в вашем времени.
  - Одно из сокровищ Британии? - переспросил Гарри, - прости, что ты имеешь в виду?
  - Копьё, - спокойно ответил Мерлин, усаживаясь в кресло. - Вам понадобится копьё Лонгина, иногда называемое также копьём Судьбы. Кажется, с помощью этого копья римский сотник Лонгин оборвал жизнь вашего христианского бога. Достаточно будет дотронуться его наконечником до Моргаузы и Мордреда, и они перенесутся в своё время, в какой бы эпохе они ни находились.
  - Копьё Лонгина... - пробормотал Гарри, - но где же его искать в Британии XXI века?!
  - Это сокрыто от меня, - ответил Мерлин, - вам придётся искать его самостоятельно... Впрочем, это долгий разговор, сейчас для него не время. Располагайтесь в гостевых покоях, отдыхайте, можете прогуляться по замку, только за стены не выходите. В своё время король призовёт вас, и все нужные приказы будут отданы.
  Мерлин встал и вежливо поклонился, показывая, что аудиенция закончена. Артур был мрачен и задумчив, он не сказал гостям ни слова, только кивнул головой, подтверждая слова королевского мага.
  * * *
  - Кажется, самое главное удалось! - радостно сказал Гарри, когда они с Дуэгаром остались одни в комнате для гостей. - Мерлин может вернуть нас в наше время!
  - Я бы подождал, пока не будут расставлены все точки над "i", - сказал Дуэгар, которому Мерлин почему-то не понравился. - И вообще неизвестно, куда он нас забросит своей магией, и что с нами при этом произойдёт...
  - Так ведь других вариантов всё равно нет, - пожал плечами Гарри.
  - Нет, - согласился Дуэгар, - это-то меня и настораживает. Вообще мне кажется, что с момента нашего появления в пятом веке, нас ведут как по верёвочке, ни шагу влево или вправо сделать не получается, прямо квест какой-то, как в компьютерной игре...
  - Кто же, по-вашему, нас ведёт? - удивился Гарри.
  - Не знаю! - стукнул кулаком по столу Дуэгар, - и это меня изрядно бесит!
  - Профессор, вы не обидитесь, если я кое-что скажу? - мягко сменил тему разговора Гарри, - в Средние века стол считался священным местом, подателем пищи, и если вы будете стучать кулаком по столу на людях, вы можете нанести этим самым оскорбление хозяину дома. Помню, Бинс что-то такое рассказывал на уроках истории магии. Артур, может, сделает вид, что ничего не заметил, а может, и нет... Зачем нам лишние проблемы?
  - Вы правы, профессор, - сбавил тон Дуэгар, - что-то я разошёлся, извините меня...
  - Будет вам, - махнул рукой Гарри, ваша реакция понятна - нервы... Я сам как на иголках. Вы хоть одиноки, а я всё время думаю о семье... - Гарри отвернулся.
  Наступила неловкое молчание, которое прервал вошедший без стука в комнату Кей - очевидно, стук в дверь в пятом веке ещё не изобрели.
  - Король срочно уехал из замка, - сообщил он, - поэтому общей обеденной трапезы не будет. Вы можете спуститься в залу и отобедать с рыцарями, или прикажите принести обед сюда.
  - Лучше, наверное, сюда, - сказал Гарри, которому лень было опять куда-то идти, - не составишь нам компанию?
  - Благодарю, - церемонно поклонился Кей, - но моя обязанность - вкушать пищу вместе с воинами моего отряда. Но после обеда я в вашем распоряжении, король приказал показать вам замок.
  После обеда, который показался Гарри слишком жирным, невкусным и вызывающим неудержимую жажду, гости, подавляя икоту, отправились осматривать замок, хотя Гарри предпочёл бы как следует выспаться. Вскоре, однако, он забыл о своей сонливости, потому что впервые в жизни оказался в настоящей боевой средневековой крепости, а не в музее.
  Крепость Каэрлеон была возведена совсем недавно по чертежам и под личным наблюдением самого Мерлина, и ещё не успела обрасти не предусмотренными первоначальным планом постройками, искажающими первоначальный замысел. Оказалось, что въезжая в замок, Гарри ничего толком не разглядел, например, то, что он имеет целых три кольца стен. Поскольку замок был построен на холме с довольно крутыми склонами, каждое последующее кольцо стен было заметно выше предыдущего. Стены были сложены из массивных каменных блоков с откосами при основании, а сверху был проложен дозорный путь для часовых из брёвен и досок. Каждая бойница закрывалась деревянным сдвижным щитом, башни на стенах тоже были деревянными со свинцовой крышей. Стены охранялись.
  Между первым и вторым поясом укреплений располагались замковые службы - кузница, конюшни, склады. Там суетились слуги, было шумно и грязновато, стучали молотки, пыхтел раздуваемый мехами горн, что-то дымилось, пахло копчёной рыбой, дёгтем и сгоревшим торфом, который резали на близлежащих болотах.
  Второй пояс стен отделял "чистую" часть крепости, куда уже простолюдинам хода не было. Следуя за рельефом холма, стены образовывали неправильный прямоугольник и, хотя имели такие же бойницы и дозорный путь, как и внешние, они не охранялись, видимо, Артур не опасался нападения. Ворота во второй стене были распахнуты настежь. Они были сбиты из толстенных брусьев морёного дуба и скреплены железными полосами, имелось также три кованых засова. Внутри второго пояса стен жили рыцари. Отдельно стояло здание оружейной, поскольку здесь ходить с оружием не полагалось. Исключение составлял только сенешаль Кей, ну, и, конечно, сам король, который, понятно, ходил, где хотел и как хотел. Кей показал гостям конюшни для рыцарских коней, небольшое ристалище для тренировочных боёв и даже особый колодец, из которого предполагалось брать воду во время длительной осады.
  Внутри третьего пояса стен размещался королевский дворец и высокая башня-цитадель. Во дворце Кей показал гостям пиршественную залу и зал советов, который Гарри рассматривал с особым интересом.
  - Позволь, - спросил он, - а где же Круглый стол?!
  - Какой стол? - удивился Кей.
  Гарри, как сумел, пересказал Кею соответствующую легенду. Кей засмеялся:
  Круглый стол короля Артура в Винчестере. Современное фото
  
  - Никакого такого стола в замке не было, и нет! Я бы знал. Правда, за стенами замка сохранился римский амфитеатр, король приказал привести его в порядок, и когда ему нужно провести большой сбор рыцарей, мелких королей и вообще всех своих вассалов, он собирает их там. Возможно, отсюда и пошла легенда?
  Гарри разочарованно пожал плечами: ни Круглого стола, ни Погибельного кресла... Обидно...
  Наконец Кей заявил, что в замке осматривать больше нечего, кроме личных покоев короля и королевы, куда никто, кроме хозяев и Мерлина войти не имеет права, и откланялся. Дуэгар облегчённо вздохнул:
  Остатки римского амфитеатре в Каэрлеоне. Современное фото.
  
  - Фу-у-у... Умотал, дьявол длинноногий... Пойдемте, профессор, поспим хоть немного. Сдаётся мне, что вечером мы ещё долго не доберёмся до постелей, клянусь Мерлином! А трактир у них в крепости есть? После этого обеда у меня такая жажда, что я готов отдать не знаю что за пару кружек пива.
  - Даже если трактир и есть, - засмеялся Гарри, - мы в нём ничего не сможем купить: у нас же нет местных денег! Я, кстати, вообще ни разу не видел здесь ни у кого никаких денег. Думаю, если мы найдём слугу и попросим у него пива, нам не откажут. Я бы, кстати, тоже не отказался от кружечки... Надеюсь, королевское пиво не слишком кислое!
  Они переглянулись и, засмеявшись, отправились за пивом и отдыхом.
  * * *
  Вечером в комнате Гарри и Дуэгара появился дворецкий и объявил, что его величество верховный король Артур приглашает гостей на пир, на коей им следует прибыть в лучших одеждах. Лучших одежд у гостей не нашлось, поэтому приняли решение идти в обычных. Дворецкий недовольно сморщился, но промолчал. Гарри понимал, что меню и сервировка даже королевского пира в пятом веке должна сильно отличаться от привычной кухни Большого зала в Хогвартсе, поэтому приготовился к испытаниям.
  Дворецкий ввёл их в пиршественный зал, освещенный смоляными факелами и масляными лампами. Два длинных стола, а точнее, деревянные козлы, накрытые скатертями, стояли вдоль стен и с одной стороны соединялись коротким столом для королевской четы. Гости сидели на лавках вдоль наружной стороны столов, а в пространстве, образованном внутренними сторонами, сновали слуги. За спинами пирующих рыцарей стояли их оруженосцы и виночерпии. Гарри и Дуэгара посадили на почётные места вблизи королевских кресел. Гарри огляделся, пытаясь найти среди гостей Моргану, но её не было. За столом вообще сидели одни мужчины. Мерлин тоже отсутствовал.
  Запела труба, раскрылись двери в дальнем конце зала, и вошёл Артур, ведя под руку королеву Гвиневру. Все встали и склонили головы.
  Гвиневра была на диво хороша. Королева была чуть-чуть ниже Артура, у неё было удлинённое лицо с высокой переносицей, большие серо-голубые глаза и густые волосы цвета пшеничных колосьев, убранные под золотой обруч. Тонкую, почти девичью фигуру облегало длинное белое платье с шитьём по вороту и манжетам, на шее Гвиневра носила золотой торквес, сочетавшийся с золотым витым пояском, завязанным узлом над левым бедром и спускавшийся почти до земли. Красивая, юная и величественная. Настоящая королева! Дуэгар при виде Гвиневры тихонько крякнул.
  
  Артур сделал знак, позволяющий всем садиться. Виночерпии тут же наполнили кубки гостей. Первый тост произнёс Кей. Он встал во весь свой немаленький рост, поднял кубок и возгласил:
  - Поднимаю свой кубок во славу верховного короля Артура Пендрагона!
  - За короля! - хором ответили гости и стоя осушили кубки. Виночерпии тут же бросились их наполнять. В кубке Гарри оказалось белое вино, изрядно сдобренное мёдом и почему-то корицей. Пить его в принципе было можно.
  "Уже хорошо", - подумал он.
  Пир оказался длинным и невероятно обильным. Сначала слуги внесли на носилках зажаренного целиком кабана, и гости стали отрезать от туши ломти кинжалами. Попутно выяснилось, что на двух гостей полагается одна тарелка, а кинжал у каждого свой. Очевидно, кинжалы за оружие не считались, и в пиршественную залу входить с ними было можно. Гости ели руками, обильно пачкая скатерти, которые быстро потеряли свою белоснежную чистоту. К мясу подали блюда с кусками белого хлеба, смоченного в каком-то соусе. Зелени не было вообще никакой. Королю и королеве подавали отдельно, причём Артур резал для Гвиневры мясо кинжалом, а она, единственная из присутствующих, пользовалась вилкой.
  После того, как здоровенный кабан был на удивление быстро съеден, слуги стали вносить птицу разнообразных пород - от крошечных чирков, насаженных на вертела, до большущих лебедей. Их появление встретили одобрительным гулом, вскоре и от птиц остались одни кости и перья. После птицы последовали блюда с речной рыбой, а затем сласти, до которых многие рыцари оказались изрядными охотниками.
  - Ну, здравствуй, панкреатит, - прошептал Гарри на ухо Дуэгару. Зельевар ухмыльнулся и бросил обглоданную кость вертящейся под ногами охотничьей собаке. Похоже, он быстро вписывался в контекст эпохи.
  Гости захмелели, разговоры становились всё громче, то на одном, то на другом конце стола раздавались взрывы хохота. Наконец Гвиневра встала, за ней поднялся Артур. Пирующие в зале, казалось, даже не заметили уход королевской четы и продолжали бурно веселиться. Уходя, Артур нашёл глазами Гарри и приглашающе кивнул головой.
  - Профессор, идёмте, нас зовут! - дёрнул Гарри за рукав Дуэгара, смачно допивавшего свой кубок.
  - Угу! - буркнул в кубок зельевар и стал вытирать усы.
  - Да скорее же! - поторопил его Гарри, - невежливо заставлять короля ждать! Вот отрубят нам головы из-за вас!
  - Иду, иду, - поднялся из-за стола Дуэгар, - господи, в первый раз за эту, как её, седмицу, оказался за хорошим столом, и то поесть, как следует, не дадут!
  На Гарри и Дуэгара никто не обращал внимания, поэтому они спокойно обошли стол и вошли в ту дверь, из которой вышли Артур и Гвиневра. В маленькой пустой комнате без мебели их ждал уже знакомый дворецкий. Они вышли через другую дверь и долго шли по плохо освещённым коридорам. На ночь окна во дворце закрывали ставнями, поэтому Гарри быстро потерял ориентировку. Дворецкий молчал, а Гарри счёл неудобным спрашивать, куда их ведут. Наконец они поднялись по деревянной лестнице и оказались перед высокой дверью, которую охраняли два воина в шлемах и кольчугах. Дворецкий распахнул дверь и с поклоном предложил Гарри и Дуэгару войти.
  Они оказались в небольшой уютной комнате, очевидно, принадлежавшей Гвиневре. Стены были завешаны гобеленами, мебель выглядела куда более изящной и дорогой, чем в других комнатах дворца. У окна, забранного деревянной рамой, в которую были вставлены листы вощеного пергамента, стояло сложное устройство, состоящее из множества верёвочек и деревянных планок. Гарри решил, что это ткацкий станок, и королева, как обычная женщина, ткала своему мужу одежду. На сундуках были расставлены какие-то безделушки - куколки, игрушки, шкатулки, в вазочке на подоконнике стоял букет полевых цветов. В углу висела клетка со щеглёнком. Птица спала, засунув голову под крыло.
  Гвиневра сидела на резном стульчике спиной к маленькому камину, который хорошо обогревал комнату и уютно потрескивал смолистыми полешками. Она была в той же одежде, что и на пиру, только сняла обруч-корону и заплела волосы в две длинных косы, которые лежали на её груди.
  Артур сидел рядом, прислонившись спиной к стене и устало закрыв глаза. Его руки расслабленно лежали на коленях. Услышав, что в комнату вошли, король открыл глаза.
  - Простите меня за то, что я прервал ваш пир, - сказал он, - но я рассказал о вас королеве, и она пожелала взглянуть на таких необычных гостей и задать им несколько вопросов.
  - Госпожа... - поклонился Гарри, - мы к твоим услугам!
  - Садитесь, благородные рыцари, - ласково улыбнулась Гвиневра и указала на невысокий сундук, покрытый ковром. - Как все женщины, я невероятно любопытна, а мой муж скуп на слова, от Мерлина же веет такой жутью, что я вообще боюсь расспрашивать его, вот я попросила, чтобы вы пришли...
  Гарри и Дуэгар опять молча склонили головы, ожидая вопросов королевы. Гарри судорожно вспоминал правила этикета при королевских дворах, но в голову лезла какая-то чепуха. Положение спас Дуэгар, прервав неловкую паузу:
  - Что будет угодно узнать её величеству? - гулким басом осведомился он. - К моему глубочайшему сожалению, мы сможем ответить далеко не на все вопросы, за что заранее приносим свои нижайшие извинения.
  - Почему? - удивилась Гвиневра, - что вам мешает? Вы дали какие-то обеты?
  - Ну, наверное, можно назвать это и так, - начал Гарри, - мне крайне сложно объяснить, в чём дело... Может быть, так? Переместившись из нашего времени в ваше, мы тем самым рискуем нарушить естественный ход событий и причинно-следственную связь между ними. Представь себе, госпожа, что мы расскажем тебе и твоему царственному супругу нечто такое, что будет открыто только много сотен лет спустя, например, секрет нового оружия, люди в вашем времени воспользуются этим открытием, и ход истории непоправимо изменится. Предположим, случится война, в ходе которой будут убиты предки моих родителей или предки родителей моего друга, и в результате нам не суждено будет родиться. Я произнесу какую-то фразу и... исчезну. Моя миссия останется невыполненной, и вообще неизвестно, что произойдёт с миром. Это явление у нас называют петлёй времени.
  - Боги, как это всё сложно! - Гвиневра прижала пальцы к вискам. - Хорошо, пусть будет по-вашему, я не буду расспрашивать вас о будущем, хотя мне очень хочется! Но скажите хотя бы, почему и зачем вы очутились в нашем времени?
  - Это спасательная операция, - сказал Гарри, - но, к несчастью, она провалилась. Мы отправились в прошлое, чтобы спасти моего крестника.
  - Вашего крестника? - удивилась Гвиневра.
  - Да, это сын моих учителей, которые погибли в битве с могущественным тёмным магом. Мальчика зовут Тедди, он тоже волшебник, только ещё совсем неопытный. Ставя опыт, он допустил ошибку и провалился в прошлое. Я был обязан спасти его, и отправился за ним. Мой друг согласился сопровождать меня.
  - Вы настоящие рыцари! - воскликнула Гвиневра, - но где же мальчик?
  - Мы не знаем, ваше величество, - сказал Дуэгар, - но принц Мерлин считает, что он уже вернулся в наше время. Если это так, теперь настал и наш черёд возвращаться.
  Имя Моргаузы ни Гарри, ни Дуэгар не упомянули, промолчал и король.
  Гвиневра замолчала, теребя в руках пояс платья.
  - Скажите мне, господа волшебники, в вашем времени люди лучше, чем в нынешнем? - неожиданно вступил в разговор король.
  Гарри задумался.
  - Нет, ваше величество, пожалуй, нет. Они больше знают, они опытны и образованны, но среди них по-прежнему встречаются преступники и подлецы, трусы, лжецы и просто дураки. Я думаю, их не меньше и не больше, чем в ваше время. Вернее, больше, потому что за полторы тысячи лет население Британии заметно выросло, но соотношение честных и нечестных, умных и глупых, храбрых и трусливых, думаю, не изменилось...
  - Я понял вашу мысль, - кивнул Артур. - Значит, человеческая порода не улучшается, и христианские попы врут. Я догадывался об этом...
  Направление беседы показалось Гарри довольно опасным. Он не знал, каким богам поклоняются Артур и Гвиневра, во всяком случае, распятия в её комнате не было. Гарри решил переменить тему беседы и сказал:
  - Но, во всяком случае, войны у нас постепенно уходят в прошлое.
  - Чем вы это объясняете? - подался в кресле Артур, - короли наконец-то научились договариваться?
  - И это тоже, - ответил Гарри, - но, главным образом потому, что войны теряют смысл - появилось слишком разрушительное оружие, которое в мгновение ока уничтожает целые армии. Воевать стало невыгодно, победу предпочитают покупать, ведь осёл, гружёный золотом, способен открыть ворота любой крепости.
  Артур нахмурился:
  - Предательство?! Подкуп? А как же рыцарские клятвы?
  - Они нарушаются на каждом шагу, - махнул рукой Дуэгар, - рыцарей в наше время не сыщешь, а уж среди королей - тем более.
  - Но ведь вы совершили рыцарственный поступок, отправившись на поиски своего крестника и рискуя жизнью, - заметила Гвиневра.
  - Ну, мы и не рыцари, - улыбнулся Гарри.
  - Хорошо, тогда скажите, уважаемые гости, если можете, какая судьба ждёт Британию? - спросил Артур.
  - На этот вопрос легко ответить: в истории Британии бывали трудные времена, но ныне она пребывает одним из могущественнейших государств мира, - легко сказал Гарри.
  - Отрадно это слышать, - кивнул Артур, - а что ждёт мое королевство? Вы можете открыть мне мою судьбу, судьбу моей супруги? Будут ли у нас дети?
  Гарри и Дуэгар молчали, Артур и Гвиневра терпеливо ждали. Наконец, Гарри, переглянувшись с Дуэгаром начал говорить, осторожно подбирая слова.
  - Я не смог бы дать ответы на ваши вопросы, даже если бы знал их, это изменило бы ход истории, простите меня. Хроники не донесли до наших времён подробностей твоего царствования, остались только легенды, их много, они весьма противоречивы и неточны. Например, в соответствии с некоторыми из них, тебя, господин, уже не должно быть в живых, а это не так. Можно ли им верить?
  Артур понял слова Гарри по-своему.
  - Вы не хотите или не можете открыть нам будущее, что ж, понимаю. Мерлин тоже отказывается это сделать, значит, в вашем отказе есть какой-то скрытый от меня смысл. Пусть так. Но... Ведь королевская усыпальница сохранилась?
  - Нет, - отвёл глаза Гарри, - увы. Считается, что она находилась в аббатстве Гластонбери, но время не пощадило ни аббатство, ни усыпальницу.
  - Гластонбери? - удивился Артур, - не слышал о таком.
  - Быть может, его ещё предстоит построить, - пожал плечами Гарри. - Есть легенда, что именно в Гластонбери был похоронен один из величайших христианских святых, Иосиф Аримафейский, и там же были спрятаны Святой Грааль и копьё Лонгина, то самое, которое нам ещё предстоит найти. В наше время их пытались найти много раз, но безуспешно... И есть еще одна легенда, которая гласит, что король Артур, закончив свой жизненный путь, не умер и не был погребён, некие высшие силы перенесли его в потаённое место, где он, погружённый в волшебный сон, отдыхает от земных трудов и сражений. Предсказано, что когда Британии будет угрожать поистине смертельная опасность, король Артур будет пробуждён и встанет во главе британского воинства. В наше время имя Артура является символом рыцарственной доблести, символом короля - защитника нации. Помнят и о тебе, госпожа, - поклонился Гарри Гвиневре. - Время сурово и беспощадно, оно смывает со своих скрижалей имена огромного большинства людей, которых современники считали великими и мудрыми. Ваши имена время сохранило.
  Гарри перевёл дух. Он страшно боялся ляпнуть что-нибудь лишнее, особенно о связи королевы с Мордредом, которая повлекла за собой битву на Каммланском поле и стала причиной гибели Артура и почти всех его рыцарей. Кроме того, в голове у него вертелись отрывки из глупой и пошлой книжки "Янки при дворе короля Артура", которую он прочитал в детстве, и, казалось, навсегда забыл, а теперь вот она ни к селу, ни к городу всплыла в памяти.
  "А может быть, ничего такого на самом деле и не было? - подумал Гарри, - что мы, в сущности, знаем об эпохе короля Артура? Письменных источников современников Артура не сохранилось никаких, а то, что сохранилось, написано гораздо позже и, значит, либо записано с чужих слов, либо просто придумано". Ему не хотелось верить в то, что эта красивая и изящная женщина, ласково заглядывающая в лицо мужа, в будущем станет причиной его смерти из-за банальной измены.
  - Госпожа, - повинуясь какому-то порыву, вдруг сказал Гарри, - я понял, почему твоё лицо мне кажется знакомым. Ты похожа на невесту моего крестника, её зовут Мари-Виктуар, у неё такие же серые глаза и волосы цвета спелой пшеницы... Прости меня за дерзость, я забыл, что женщины не любят, когда им говорят, что на них кто-то похож...
  - Правда, похожа? - улыбнулась Гвиневра, - будем надеяться, что это к счастью. А когда должна состояться свадьба?
  - Помолвка должна была состояться в конце лета, - ответил Гарри, - но теперь...
  - Она обязательно состоится! - воскликнула Гвиневра. - И в знак этого я хочу сделать подарок невесте твоего крестника. - Она секунду поколебалась и взглянула на мужа, Артур едва заметно кивнул. Тогда Гвиневра стянула с пальца кольцо и протянула его Гарри.
  - Вот, возьми. Оно не очень дорогое, но когда-то мне подарил его будущий муж, пусть оно принесёт молодожёнам счастье.
  Гарри дрогнувшей рукой принял кольцо и низко поклонился. Золотое колечко было украшено маленькой гроздью рябины, искусно изготовленной из перегородчатой эмали. Он тщательно спрятал подарок в карман.
  - Ну что ж, раз пришло время делать подарки, теперь моя очередь, - сказал Артур, - вот мой подарок жениху. - Он снял с пояса кинжал и протянул его Гарри. - Он совсем простой, но я сделал его своими руками, когда учился работать в кузне. У него хорошее лезвие и крепкая рукоять, он ещё ни разу не подвёл меня.
  Гарри только собрался принять кинжал, как вдруг у дверей раздался шум и в комнату быстро вошёл Кей.
  - Государь, в замке тревога! - доложил он.
  - Кто на этот раз? - нахмурился Артур, - саксы или...
  - Нет, не то, - покачал головой Кей. - Стражники заметили в нижних этажах замка странную тварь. Они попытались взять её живой, но она отчаянно сопротивлялась, и им пришлось убить её. Никто не знает, что оно такое.
  - Показывай дорогу! - сказал Артур, резко вставая, - Гвиневра, останься здесь. Кей, караул у покоев королевы удвоить... нет, учетверить, а во всём замке удвоить, проследи! Господа, вы со мной?
  Они спустились в низкий, холодный и сырой подвальный этаж замка, который использовался для хранения продуктов, и в дальнем углу увидели двух стражников с факелами, стоявших над чьим-то трупом. Скрюченное тело лежало в натёкшей из-под него луже крови, которая в свете факелов казалась чёрной, липкой и блестящей. Гарри вслед за Артуром подошёл поближе.
  - Рэтлинг! - непроизвольно вырвалось у него.
  - Ты сказал: "рэтлинг"? Вот это, значит, кто... - протянул Артур, - я никогда не видел этих тварей ни живыми, ни мёртвыми, в детстве Мерлин рассказывал мне о них, я думал, это сказки... а они сумели пробраться даже в Каэрлеон! Да, защиту замка от крысолюдов мы, пожалуй, не предусмотрели... Кей! Найди Мерлина, пусть тоже взглянет, а потом труп сжечь! Дотла!
  - Господин, разреши дать совет? - обратился к королю Дуэгар.
  Все повернулись к зельевару.
  - Пусть твои воины обыщут все подвалы, где-то должна быть дыра, которую эта тварь прорыла, чтобы проникнуть в замок. А может, таких ходов несколько. Только пусть ищут осторожно: рэтлинги разумны, хитры и умеют обращаться с оружием, они вполне способны устроить где-нибудь в тёмном углу засаду. Найденные ходы нужно забить камнями, предварительно засыпав их магической отравой, которую я, с твоего дозволения, сварю.
  - Разумно, - кивнул Артур, - спасибо за совет, так и сделаем. Кей, ты слышал?
  - Да, государь, - поклонился сенешаль, - всё будет исполнено.
  - Вот даже как... - раздался за спиной Гарри спокойный голос.
  Все повернулись. За спиной Гарри стоял неслышно подошедший Мерлин и разглядывал труп крысолюда.
  - Ты ведь знаешь, что это за тварь? - резко спросил Артур, - как она смогла проникнуть в замок? Что ей здесь было нужно?
  - Я постараюсь ответить на твои вопросы, - сказал Мерлин, - но не здесь. В подземных ходах за стенами или под полом могут скрываться другие рэтлинги, эти существа всегда охотятся стаями, и слух у них превосходный.
  - Охотятся?! - переспросил Артур, - в моём замке? На кого?! - в его голосе нарастал гнев.
  - Не нужно кричать, - сказал Мерлин и успокаивающе положил руку на плечо короля, - не упрощай им задачу. Поднимемся наверх и там всё спокойно обсудим. А это - немедленно сжечь! - приказал он застывшим возле трупа воинам.
  * * *
  - Дела зашли слишком далеко, гораздо дальше, чем я предполагал, и, что самое скверное, в неожиданную для нас сторону, - сказал Мерлин, потягивая из кубка подогретое вино.
  Мужчины сидели в королевской оружейной, взятой по приказу Кея в тройное кольцо охраны.
  - То, что нами заинтересовались рэтлинги, плохо, а главное - неожиданно для нас. Мы не готовы к войне с ними. Это и не удивительно: рэтлинги - древняя нечеловеческая раса, им нет дела до людей, их исконные враги - сиды. Крысолюд, которого убили воины Кея, - это, скорее всего, шпион, а может, и убийца. Но охотятся рэтлинги не на тебя, Артур, не на меня, и вообще, ни на кого из постоянных обитателей Каэрлеона. Их интересует вот он, - Мерлин указал на Гарри, - и понятно почему. В подземелье у сидов господин Гэри применил мощное огненное заклятие и изрядно проредил им ряды рэтлингов. Крысолюды злопамятны и мстительны, кроме того, они поняли, что столкнулись с сильным магом, и постараются завладеть его силой.
  - Каким образом? - удивился Гарри.
  - Самым простым, - вежливо объяснил Мерлин, - рэтлинги верят, что если съесть заживо сильного врага, его сила перейдёт к ним. Поэтому на тебя, господин мой Гэри, открыта охота. Рэтлинги не откажутся от неё, пока не добьются своего. Замок для тебя более не защита, поэтому мы выступаем раньше, чем планировали - завтра утром. Всё подготовить за ночь мы не успеем, большого отряда в нашем распоряжении тоже нет, но выбирать не приходится. Вы должны как можно скорее уйти из этого мира, это единственный способ сохранить вам жизнь. Если всё пойдёт благополучно, думаю, за седмицу мы доберемся до Хоровода Великанов, и там я проведу обряд перемещения.
  - Господин мой Мерлин, - сказал Дуэгар, - мы могли бы трансгрессировать прямо к Стоун... ну, то есть к Каменному Хороводу, и перенести туда тебя. Это заняло бы одно мгновение, и было бы совершенно безопасно.
  - А отряд Кея вы тоже смогли бы трансгрессировать? - возразил ему Гарри. - Ведь Мерлину нужно будет вернуться обратно, ему понадобится охрана!
  - Да, - поскрёб бороду Дуэгар, - об этом я как-то не подумал... А сколько человек в отряде?
  - Только рыцарей - двенадцать, - ответил Мерлин, - а ещё слуги, оруженосцы, вьючные лошади...
  - Тогда эта идея отпадает! - решительно сказал Гарри, - значит, выступаем завтра?
  * * *
  Приближалась полночь, а Гарри никак не мог заснуть, его не отпускало возбуждение прошедшего дня. Он перебирал в памяти всё, что случилось за этот длинный день, а потом начинал сначала... "Ну вот, - с неудовольствием подумал он, - старческая бессонница начинается что ли? А завтра буду носом клевать, ещё с лошади свалюсь...". Вдруг его внимание привлёк скрип дверных петель. Кто-то тихонько, стараясь не шуметь, открывал дверь. Гарри, неслышно вскочил с постели, нащупал волшебную палочку и встал так, чтобы вошедший в комнату не мог сразу его увидеть. "Ну, если опять крысолюды! - зло подумал он, - сейчас здесь будет много жареной крысятины!"
  Дверь медленно отворилась, и Гарри едва успел удержать заклятие. В комнату вошла Моргана, кутавшаяся в длинный плащ. Она молча подошла к Гарри и отпустила руку, которой удерживала плащ у горла. Плащ с тихим шелестом сполз с её плеч и упал к ногам, а Моргана осталась в одной сорочке до пят. Она сделала шаг и обняла Гарри.
  Внезапно Гарри ощутил чувство какой-то гадливости. Он понял, что не хочет эту женщину, во всяком случае, не хочет её здесь и сейчас. Он хотел её, когда она пришла в первый раз, но сейчас почему-то всё было по-другому. Чтобы не оскорбить женщину, Гарри обнял её, но Моргана, видимо, что-то почувствовала и отстранилась от Гарри.
  - Вот, значит, как... - сказала она, внимательно взглянув в его глаза, - что ж, пусть будет так. Тогда давай просто попрощаемся. Я знаю, что завтра на рассвете ты покинешь замок, и мы никогда больше не встретимся в этом круге мира, а в другом - кто знает? И будем ли мы тогда сами собой, узнаем ли мы друг друга? Прощай, господин мой Гэри, но помни, что наша первая и единственная ночь не прошла даром, я в тягости. Тебе было суждено посеять зерно, которое прорастёт через века, и, кто знает? - возможно, в своём времени ты встретишь своего невероятно далёкого потомка. Так предсказано, и так будет. Помни об этом и прощай.
  Моргана нежно провела ладонью по лицу Гарри, легко нагнулась, чтобы подобрать плащ, вновь закуталась в него и вышла.
  Гарри, как стоял, плюхнулся на кровать. Он чувствовал себя растерянным, униженным и счастливым. Одновременно.
  
  Глава 8. Маг и король
  Отряд покинул Каэрлеон на рассвете. Утро выдалось холодным и туманным, Гарри от волнения и утренней сырости бил лёгкий озноб. Туман медленно поднимался вверх, обнажая серые каменные стены, блестящие капельками воды. Одежда и сапоги тоже были влажными, из ноздрей лошадей вырывались облачка пара. Артур и Гвиневра пришли проводить отъезжающих, они стояли на ступенях дворца. Гвиневра зябко куталась в плащ, Артур обнял её за плечи и притянул к себе. Такими Гарри и запомнил их навсегда...
  Моргана не появилась.
  Заскрипел подъемный мост, залязгали цепи, стража с натугой распахнула створки ворот. Кей взмахнул рукой, и отряд двинулся. Они быстро миновали обжитые места, и дальше ехали по совершенно пустой дороге. Гарри обратил внимание на сложное построение отряда. Несколько рыцарей образовали головной дозор, по три всадника ехали в авангарде и арьергарде, остальные прикрывали Гарри, Дуэгара и Мерлина по бокам.
  "Солдаты, стройтесь в каре! Ослы и ученые - в середину!" - вспомнил Гарри приказ Наполеона в ходе его Египетской экспедиции и усмехнулся. Отряд шёл лёгкой рысью, рыцари держали оружие наготове и напряжённо следили за местностью. Мерлин был каменно спокоен, и. казалось, дремал в седле. Гарри тоже попытался вести наблюдение, но опыта ему явно не хватало, и через четверть часа у него от напряжения заболела голова и возникла резь в глазах - в каждой тени ему мерещился притаившийся рэтлинг.
  Гвиневра, король Артур и Мерлин. Художник Ровена Моррилл
  
  Солнце поднималось всё выше и выше, туман исчез, становилось жарко. Гарри изумляло обилие лесов. Светлые лиственные рощи и перелески сменялись угрюмыми ельниками. Берега многочисленных речушек и ручьёв, которые отряд преодолевал вброд, поросли лозняком. От запаха разнотравья кружилась голова. Дорога несколько раз раздваивалась, но Кей каждый раз, не раздумывая, уверенно выбирал нужную, и отряд двигался, не снижая скорости. Гарри поравнялся с ним и спросил:
  - Почему местность такая пустынная? Или ты специально выбираешь дорогу, чтобы не привлекать к нам внимания?
  - Что ты имеешь в виду? - удивился Кей.
  - Ну... на дороге, кроме нас, никого нет, - пояснил Гарри, - мы не встретили ни одного поселения, не видно возделанных земель, это везде так?
  - Мы едем по старой римской дороге, - пояснил Кей, - просто она сильно заросла и вообще запущена. Я не знаю, чем руководствовались римляне, когда строили свои дороги, но их сохранилось довольно много, и они в неплохом состоянии, хотя за ними никто не следит. А вот на севере настоящая глушь, там вообще нет дорог - одни охотничьи тропы, да и людей куда меньше, там жизнь опасная и климат куда хуже... А в ваше время не так?
  Гарри вспомнил Британию XXI века, огромные города, переполненные людьми и автомобилями, вздохнул и сказал:
  - Не так... Но ваше время в этом смысле мне нравится, пожалуй, больше, чем наше.
  Кей не стал задавать вопросов, он вообще был не склонен к разговорам, всё его внимание поглощало управление отрядом, и разговор заглох. Гарри отстал и вернулся к Дуэгару, который, глядя на Мерлина, тоже приспособился дремать в седле.
  Несколько раз отряд делал короткий привал, чтобы напоить коней и дать им отдых, но надолго не останавливались. Ближе к вечеру от отряда отделились два рыцаря и несколько оруженосцев и ускакали вперёд. Кей пояснил, что они должны подготовить для отряда место ночёвки и запастись дичью.
  Когда стало темнеть, отряд встретил одного из высланных вперёд рыцарей. По его указаниям всадники свернули с дороги и вскоре оказались на небольшой уютной поляне, где уже горел костёр. Кей объехал поляну и признал её пригодной для ночлега, после чего все стали спешиваться, рассёдлывать лошадей и снимать с них вьюки. Для Мерлина развернули шатёр, который везли на отдельной лошади, остальным предстояло ночевать под открытым небом. Кей расставил часовых, а Мерлин наложил на поляну охранные заклятия, предупредив, чтобы никто без его разрешения не пересекал границ поляны.
  Оруженосцы поили лошадей и рубили ветки, чтобы устроить ложа для своих рыцарей. У Гарри и Дуэгара оруженосцев не было, поэтому о своём ночлеге им пришлось заботиться самим. Одолжив топорик у одного из воинов, они нарубили веток, сложили их в кучу и по примеру остальных накрыли плащами. Дуэгар для пробы улегся на импровизированное ложе, и ветки тут же расползлись. Профессор зельеварения, кряхтя и проклиная дикое Средневековье, поднялся и стал безуспешно поправлять разорённую постель, больше напоминающую кучу корма для козы. Увидев это, один из оруженосцев засмеялся, сказал: "Позволь мне, господин..." и за несколько минут ловко приготовил аккуратное ложе. Глядя на него, привёл в порядок свою постель и Гарри.
  На краю поляны журчал ручеёк, профессора умылись, напились и стали ждать ужина. Оруженосцы заканчивали жарить тушу оленя, раскладывали лепёшки и расставляли деревянные кубки. Ни вина, ни пива не было, пили простую воду. Каждый получил по здоровенному куску оленины, которая оказалась плохо прожарена - местами она была сыровата, а местами подгорела, хорошо хоть была соль - крупная, плохо помолотая и грязноватая.
  После ужина на поляне загорелись маленькие костерки - рыцари и оруженосцы собирались возле них по нескольку человек и тихо разговаривали. Гарри и Дуэгар тоже решили разжечь свой костёр; они натаскали веток, и Гарри, воровато оглянувшись, сунул кончик волшебной палочки в сложенные шалашиком ветки и поджёг их заклятием. Огонь сразу весело затрещал. Стемнело, горящий огонь отгородил сидящих возле него от остального мира, поэтому Гарри не заметил, как к их костру подошёл Кей. В руках он нес баклагу. Сенешаль короля оставался в кольчуге, но был без меча, только с кинжалом на поясе. Скрипя колечками стальной рубахи, он опустился на землю и протянул баклагу Дуэгару. Тот с удовольствием глотнул, крякнул и передал её Гарри. В баклаге оказалось вино - крепкое и сладкое.
  - Как прошёл первый день пути? - спросил Гарри у Кея, - ничего подозрительного не было?
  - Нет, я ничего не заметил, - ответил Кей. - Но, во-первых, мы еще недалеко отъехали от Каэрлеона, здесь власть короля еще очень сильна, а, во-вторых, я вижу, что Мерлин спокоен. Смотреть по сторонам - дело дозорных, я больше наблюдал за стариком. Мерлин мудр, хитёр и опытен. Если бы существовала опасность, он почуял её первым. Но первый день пути ничего не значит, впереди долгая дорога, и на ней нас может ждать всякое.
  - Например? - прищурился Дуэгар.
  - Всякое, - повторил Кей и пожал плечами, - откуда я знаю, что будет в этот раз?
  - А всегда что-то бывает? - не отставал зельевар.
  - Не всегда, - неохотно ответил Кей, - но когда в дела воинов вмешиваются маги, обязательно жди беды. - Он сделал языческий жест, отгоняющий несчастья.
  - Прости меня за этот вопрос, - сказал Гарри, - если не хочешь, не отвечай: ты христианин?
  - Я христианин в той же мере, что и король, - равнодушно сказал Кей. - Король считает правильным отдавать должное всем богам: Митре[31], Мирддину[32] и Христу. И я тоже. Король должен почитать всех богов, в которых верят его подданные. Какая разница - Митра или Христос? Может быть, богов вообще не существует, а может, он один, только имена и личины у него разные. Разбираться в богах - удел женщин и магов. Да вон, лучше у Мерлина спроси, он о богах, небось, знает всё! А в кого верят в ваше время?
  - Да, в основном, ни в кого не верят, - честно сказал Гарри, - а так, разных религий и богов накопилось море.
  - Ну, вот видите, если умные люди за полторы тысячи лет разобраться не смогли, чего же я буду голову ломать? - засмеялся Кей, - вы пейте, хорошее вино, допьём - и будем до возвращения в Каэрлеон пить одну воду, другого вина нет, а вам, наверное, уже у вас дома жёны поднесут чаши.
  - Ты женат? - спросил Кей у Гарри. Тот утвердительно кивнул головой:
  - Давно... Трое детей.
  Дуэгар, не дожидаясь вопроса, сказал:
  - А я - нет!
  - Вот и я нет, - вздохнул Кей, - рыцарь не должен обременять себя семьёй, но иногда кажется, что всё бы отдал за любящую жену и дом, полный ребятишек. Подожду ещё год-другой и попрошу у короля отпуск, давно дома не был, может, там и женюсь...
  - Расскажи о детстве короля, - попросил Гарри, - вы ведь воспитывались вместе?
  - Да, верно, - сказал Кей, - так и было, только тогда никто не знал, что Артур - сын короля, и ему самому суждено стать верховным королём, только Мерлин догадывался...
  Кей подобрал с земли веточку и стал задумчиво ворошить ей угли в костре.
  - Случилось так, что Игрейна зачала Артура от Утера при живом муже, герцоге Корнуолла, вы слышали об этом?
  Гарри кивнул.
  - Ну вот... Когда родился Артур, Игрейна уже была законной женой Утера, но разговоры всё равно ходили. Утеру был нужен другой наследник, зачатый в браке, и он решил отослать от себя младенца, но тогда только Мерлин знал, кто вырастет из этого ребёнка, поэтому он отправился к Утеру и попросил отдать младенца на воспитание ему. Утер согласился.
  Конечно, Мерлин не мог сам воспитывать ребёнка, ведь ему была ещё нужна кормилица, поэтому сначала он укрыл младенца в крестьянской семье за проливом, в Бретани, а когда мальчик подрос, перевёз его в Галаву, в замок моего отца, Эктора. Там-то мы и встретились. Тогда я и не догадывался, кем станет Артур. Он был обычным мальчишкой, я был старше и сильнее, и он частенько от меня получал трёпку, но вообще-то мы дружили... А потом в пещере неподалеку от замка поселился отшельник, и мы с Артуром стали у него учиться всяким наукам. То есть, если честно, учился один Артур, мне-то эти премудрости быстро надоели, а вот он отшельнику прямо в рот смотрел. Ну, правда, этим отшельником был Мерлин... Однажды до нас дошли вести, что Утер при смерти, и, получалось, что другого наследника, кроме Артура, у него нет. Тогда-то всё и открылось, Артур сумел извлечь меч из камня и стал королём. Нет, я не завидую, - задумчиво сказал Кей, - судьба всё решила правильно, Артур - великий король, а я - при нём... При Артуре Логрия стала воистину мощной державой, в стране мир и порядок, только вот наследника у короля нет...
  - Почему? - не удержался от глупого вопроса Гарри.
  - Кто знает... - печально ответил Кей. - Гвиневра - вторая жена короля, первая умерла родами, а дитя так и не родилось... Её тоже звали Гвиневрой, может быть, это дурной знак, проклятье, довлеющее над королём...
  - А что Мерлин? - спросил Дуэгар.
  - Мерлин? Мерлин молчит, и это молчание - хуже всего, - горько сказал Кей. - Впрочем, это не наших умов дело, ложитесь спать, завтра тоже будет трудный день, нам нужно добраться до Хоровода Великанов как можно быстрее. - Он поднялся и ушёл в темноту.
  - Хоровод Великанов... - задумчиво сказал Дуэгар, растягиваясь на своём импровизированном ложе. - Ещё неизвестно, что будет в Стоунхендже, вдруг Мерлин не совладает с ними?
  - Совладает... - сонно пробормотал Гарри, - если не он, то кто? Ведь это Мерлин по легенде перенес по воздуху камни из Ирландии... Давайте спать...
  Второй день путешествия прошёл спокойно, а на третий день на них напали.
  Утром, вскоре после начала перехода, Мерлин нагнал Кея. Маг выглядел встревоженным и мрачным:
  - Я чувствую впереди зло. Не знаю, что это, и где именно оно ждёт нас, но оно недалеко. Приготовьтесь.
  Кей тут же остановил отряд и приказал готовиться к бою. Рыцари с помощью оруженосцев проверяли крепление доспехов и конскую упряжь, оруженосцы расчехляли луки и натягивали на них свежие тетивы. Отряд ощетинился остриями копий. Вперед двинулись медленно и осторожно.
  Гарри заметил, что местность вокруг них стала меняться. Появились холмы, поросшие буком и тисом, которые сдвигались всё ближе вокруг петляющей дороги. На крутых склонах появились осыпи и скальные выходы. Некоторые камни, не удержавшиеся на своих местах, скатились на дорогу, и их приходилось объезжать.
  - Самое место для засады, - хмуро сказал Дуэгар, оглядывая крутые склоны оврага, по дну которого они ехали. - Арбалеты хоть ещё не изобрели?
  - Вроде нет, - откликнулся Гарри, - но тут и луков хватит, овраг-то узкий, перестреляют нас как кроликов...
  Он впервые остро пожалел, что отказался от кольчуги и шлема, которые ему предлагали подобрать оружейники Каэрлеона. В овраге потемнело - высокие деревья, росшие по его краям, заслоняли солнце. Всадники вынуждены были ехать по двое, настороженно оглядываясь и держась за рукояти мечей.
  За очередным поворотом дорога расширилась, и вдруг отряд остановился. Перед ними в нескольких шагах стояли три крысолюда. Средний был очень стар. Седая шерсть на его шкуре кое-где начинала вылезать, обнажая кожу неприятного серого цвета в пигментных пятнах, местами на ней виднелись свежие подпалины от огня. В маленьких глазках крысолюда светились ум и злоба. По бокам вождя стояли два молодых рэтлинга, вероятно, простые воины. Они держали в когтистых лапах грубо сколоченные деревянные щиты, чтобы при первой же опасности прикрыть ими старика. Видно было, что солнечный свет им неприятен, они жмурились, поводили мордами, но терпели.
  Старший заговорил. Человеческий язык давался ему с большим трудом, поэтому крысолюд говорил короткими фразами.
  - Среди вас - человек. Один. Убил много моих подданных. Недавно. Он должен умереть. Отдайте. Тогда остальные будут жить. Нет - умрут все.
  Крысолюд не дождался ответа. Кто-то из оруженосцев вскинул лук и выстрелил. Рэтлинг-телохранитель успел закрыть щитом вождя, но стрела мощного боевого лука была выпущена со слишком малого расстояния - она насквозь пробила щит и вонзилась в грудь рэтлинга, соединив их в одно целое. Крысолюд, дергаясь в агонии, рухнул на землю, и тут же со всех сторон на отряд набросились другие твари, до этого момента скрывавшиеся неизвестно где. Гарри сконцентрировался, чтобы применить заклятие адского пламени, но внезапно он ощутил удар по голове, в мозгу вспыхнул слепяще-яркий цветок, всё вокруг закружилось, померкло, и Гарри потерял сознание.
  * * *
  Он пришёл в себя от холода и промозглой сырости. Гарри попытался встать, но оказалось, что он не может пошевелить ни рукой, ни ногой, и вдобавок совершенно ничего не видит. "А вдруг я упал с лошади, сломал позвоночник, и меня парализовало?! - облившись холодным потом, подумал он, - надо спросить, что со мной, вдруг кто-нибудь окажется рядом? Что же всё-таки со зрением? И почему голова просто раскалывается от боли? Лбом я, что ли, приложился о камень, когда упал?" Подавив первый приступ паники, Гарри стал обследовать состояние своего тела. Выяснилось, что он может шевелить пальцами рук и ног, и это его страшно обрадовало, хотя Гарри не помнил, могут ли шевелить пальцами люди со сломанным позвоночником. Оказалось также, что Гарри был связан, причём веревки врезались в тело и причиняли сильную боль. Он лежал на спине. Постепенно пришло понимание, что он не может открыть глаза потому, что веки склеены чем-то липким, залившим всё лицо, и засохшим. После отчаянных попыток Гарри всё-таки удалось разлепить веки. Сначала он всё равно ничего не видел, а потом мрак стал постепенно сменяться тусклым серым светом на пределе чувствительности зрения. Он лежал в чём-то вроде маленькой пещерки, отнорка, ногами к выходу. Запах свежеотрытой земли немедленно вызвал ассоциацию с могилой, и Гарри содрогнулся. Тень, видневшаяся у выхода, пошевелилась. Гарри вгляделся и увидел крысолюда, который стоял у него в ногах, направив ему в живот короткое копьё. Видимо, чуткий звериный слух часового уловил, что Гарри пришёл в себя. В сумраке пещеры рэтлинг видел куда лучше человека, он наклонился, осмотрел Гарри и куда-то ушёл. Через некоторое время он вернулся, ведя с собой второго. Тот заговорил, и Гарри узнал старого крысолюда, который встретился им на дороге:
  - Очнулся? Хорошо. Старший не принимает в жертву падаль.
  Рэтлинг удовлетворённо фыркнул, повернулся и исчез во мраке. Часовой тут же занял своё место.
  Гарри вспомнил, что ему рассказывал про обряды рэтлингов Мерлин, и опять запаниковал. Перспектива быть сожранным заживо отнимала способность рассуждать, Гарри застонал и попытался перекатиться со спины на живот, но в грудь ему немедленно уперся наконечник копья. Пришлось лежать неподвижно.
  "Что же делать?! - метались в голове Гарри панические мысли, - что делать?!! Здесь меня не найдут, если вообще будут искать, а если даже и найдут, не смогут отбить - отряд Кея слишком мал, а тварей в пещере, наверное, сотни. Да и вообще неизвестно, уцелел ли кто-нибудь, крысиный вожак угрожал убить всех. А судя по количеству нападавших, вполне мог свою угрозу и выполнить... Значит, надо выкручиваться самому. Что у меня есть? Нож Артура остался в седельной сумке... А палочка? После боя в пещере сидов крысолюды ведь хорошо знают, какое это опасное оружие, и если бы нашли её, обязательно отобрали. А вдруг не нашли?"
  Гарри совершенно не чувствовал рук, поэтому не мог определить, на месте ли волшебная палочка, спрятанная в левом рукаве куртки. Куртку с него не сняли, значит надежда есть... Как на занятиях в академии, Гарри сосредоточился и, отгоняя головную боль, попытался установить невербальный контакт со своей волшебной палочкой. Сначала ничего не получалось, потому что Гарри никак не мог отогнать мысль о том, как его будут заживо пожирать. Но постепенно опыт и многолетние тренировки сыграли свою роль, пришло ровное магическое тепло, и вдруг в голове у него взорвались голоса двух людей, мужчины и женщины.
  - Да где же он, помоги Великая Мать, я не слышу запаха его души! Может...
  - Нет, Медб, он жив, я бы почувствовал его смерть, прошу тебя, ищи! Ты же знаешь, мои силы в подземном мире не сравнимы с твоими, проверь всё ещё раз, он должен быть где-то здесь...
  - Я ищу, ищу, не мешай мне... А... Что это?! Кажется... Гэри, сынок, ты жив?!! Где ты? Отвечай мысленно! Это я, Медб!
  - Я жив, - сосредоточившись, гнал свои мысли в палочку Гарри, - я в плену у рэтлингов, в каком-то подземелье, не знаю где оно. Я связан, меня стерегут, собираются сожрать...
  - Успокойся, господин мой Гэри, мы тебя нащупали, это было труднее всего, теперь мы тебя обязательно вытянем...
  - Медб, старушка, хватит болтать! - прервал её раздражённый голос мага, - где он? Передай точный образ, за ним ведь могут придти в любую минуту!
  - Сейчас, сейчас, не кипятись, старый пень, сама знаю, - огрызнулась королева, но в голосе её явственно слышалось облегчение. - Вот, лови мыслеобраз!
  - Так... так... Есть! - скрипуче воскликнул Мерлин, - слава Митре, они не успели утащить его далеко. Старый Мерлин зол, очень зол... Медб, твои люди поблизости от нор рэтлингов есть? Если есть, пусть немедленно убираются оттуда!
  - Нет, - пришёл ответ королевы сидов, - там одни крысы.
  - Отлично! - с тяжелой злобой сказал маг, - Гэри, ты слышишь меня? Сейчас я спущусь за тобой, лежи смирно.
  - Да я бы и рад убежать отсюда, - ответил заметно повеселевший Гарри, - да вот только верёвки мешают...
  Мерлин не ответил. Несколько мгновений ничего не происходило, но вдруг Гарри ощутил, что вокруг него нарастает тяжелая магическая сила. Крысолюды тоже почуяли неладное, в пещере поднялось рычание, беготня и писк. В центре пещеры появился тусклый, мертвенно-зелёный туманный столб, который ничего не освещал вокруг себя. Столб наливался тяжестью, в нём клубились бесформенные тени, и вдруг среди них возник контур человека с посохом в руке. Человек медленно поднял руки и резко опустил их вниз. Столб погас, и одновременно как будто сотни кузнечных молотов тяжело ударили по земле. Пол пещеры дрогнул, сверху посыпалась земля и мелкий мусор. Когда Гарри открыл непроизвольно зажмуренные глаза, часовой у его ног исчез. В пещере стало совсем темно и только слышалось недовольное бормотание:
  - Да где же он? Куда они его спрятали? Сейчас, сейчас...
  В пещере посветлело, и Гарри, скосив глаза, увидел Мерлина, который бродил по пещере, освещая её отдаленные углы посохом со светящимся навершием. Наконец он добрался до пещерки, в которой лежал Гарри.
  - А, вот и ты, - удовлетворённо сказал маг, - эк они тебя верёвками-то опутали, и не развяжешь... Придётся резать. Надо было захватить с собой кинжал, но разве всё предусмотришь заранее? Та-ак, посмотрим...
  Мерлин огляделся. Пол пещеры был усеян чёрными, дурно пахнущими кляксами, которые, очевидно, недавно были рэтлингами. В одной из них Мерлин заметил нож. Носком сапога он брезгливо отбросил его в сторону, поднял и стал резать верёвки, которыми был связан Гарри. Через пару минут он был свободен. Мерлин попытался посадить его, но Гарри вскрикнул от боли - затёкшее тело не повиновалось.
  - Вот что, сынок, - поджав губы, сказал Мерлин, - нам нужно убираться отсюда как можно скорее, но моей силы не хватит, чтобы вернуть нас на поверхность. Твой приятель, помнится, говорил, что вы умеете перемещаться через пространство. Двоих перенести сможешь?
  Гарри кивнул и прохрипел: "Возьми меня за руку и держи крепко..."
  Маг кивнул и цепко схватил его за запястье.
  Из последних сил Гарри сосредоточился, рывок, мгновенная тошнота, и вот они с Мерлином уже на поверхности, в том месте, где начался бой. Их окружили знакомые люди, издавая радостные крики. Мерлина подняли под руки и куда-то увели, а над Гарри склонился Дуэгар.
  - Профессор, как вы? - напряжённо спросил он.
  - Пить дайте... - прошептал Гарри.
  Кто-то тут же подал Дуэгару флягу с водой. Напоив Гарри, Дуэгар извлёк чистую тряпицу и стал осторожно стирать с его лица корку засохшей крови.
  - Ну вот, - пробурчал он, - кажется, ещё один шрам останется в дополнение к первому, правда, не такой эффектный...
  Он достал волшебную палочку и заклятиями Санатио стал осторожно приводить Гарри в порядок, Гарри только шипел и кривился.
  - Что здесь произошло? - слабо спросил он.
  - Что-что, в засаду угодили, вот что, - ответил зельевар, - похоже, шпион в Каэрлеоне смог выведать маршрут нашего отряда, очень уж подходящее место они выбрали, это не могло быть случайностью. Когда на нас набросились, вам сразу попали в лоб камнем из пращи. Вы упали с лошади и крысолюды со всех сторон кинулись на вас, мы ничего не успели сделать - одни утащили вас, а остальные стояли насмерть, давая возможность им скрыться. Бой получился стремительным и кровавым. Наши потери: погибли два рыцаря и оруженосец, есть раненые. Ну, а крысолюдов мы порубили немеряно, хотя заклятия я применять побоялся, потому что все перемешались. Когда всё кончилось и стало ясно, что засада была организована исключительно чтобы выкрасть вас, профессор, Мерлин приказал разжечь костёр, сел возле него и уставился в огонь. Сидел-сидел, а потом вдруг исчез. Это уже было совсем скверно. Кей было решил вести отряд обратно в замок, но тут Мерлин вернулся, и вы с ним. Вот и всё... А что было с вами?
  - Потом как-нибудь расскажу, - отмахнулся Гарри, - сожрать меня хотели в ритуальных целях. К счастью, Медб наложила какие-то заклятия на мою волшебную палочку, крысолюды её не нашли, она была в рукаве, по ней меня Медб и обнаружила. Мерлин, наверное, глядя в огонь, каким-то образом поддерживал ментальный контакт с королевой, а когда она меня нашла, спустился вниз и заклятием молота уничтожил всех рэтлингов. Знаете, профессор, я с магией такой силы никогда ещё не сталкивался, Волан-де-Морт по сравнению с Мерлином - просто мальчишка... Не зря у нас именем Мерлина клянутся. Ну, а потом я трансгрессировал его и себя на поверхность.
  - М-да, - поскрёб в изрядно отросшей бороде Дуэгар, - дела... Кей объявил привал на целый день. Мерлин отлёживается у себя в шатре, раненых с частью отряда отправляют обратно, да и вам надо полежать, выглядите вы неважно, если честно.
  - Поесть бы... - сказал Гарри, - а то голова кружится то ли от слабости, то ли от голода...
  - Поесть? - обрадовался Дуэгар, - это хорошо, это я сейчас организую, значит, дело на поправку идёт. Сейчас я вас только в тень перенесу.
  - Не надо, я сам, - слабо запротестовал Гарри, но полугном легко поднял своего директора и отнёс на заранее приготовленное ложе в тенистом уголке поляны. Поев, Гарри провалился в сон и проснулся только на следующее утро. Поредевший отряд после завтрака выступил в путь и через день без приключений достиг Хоровода Великанов.
  * * *
  Мерлин указал место для лагеря, строго-настрого запретив приближаться к мегалиту.
  - Обряд перемещения проведём ночью, - сказал он профессорам, - постарайтесь, чтобы вас за день не украли и вообще, будет лучше, если вы этот день проспите. Я, по крайней мере, буду спокоен за вас, - сварливо добавил маг. - И не вздумайте здесь колдовать! Надо будет развести огонь - попросите кого-нибудь из оруженосцев. Чтобы я ваших волшебных жезлов здесь не видел! Понятия не имею, как Хоровод Великанов может отреагировать на чужую магию, поэтому лучше не рисковать. Сейчас я пойду к Хороводу, посмотрю, как там и что, я уже много лет не был здесь, нужно кое-что проверить, а как взойдёт луна, приду за вами.
  - За мной не ходите, и охрана мне здесь не нужна, - сказал он Кею, - я в полной безопасности: Хоровод не даст в обиду своего создателя.
  Мерлин ушёл, а Кей потерял к Гарри и Дуэгару всякий интерес, как к случайным попутчикам, с которыми можно поболтать по дороге и сразу же забыть, как только их пути разойдутся. Кей уже был весь в мыслях о возвращении отряда в Каэрлеон.
  Рыцари и оруженосцы занимались каждый своим делом, а профессора Хогвартса улеглись в тени на сноровисто приготовленные лежанки из веток.
  - Ну что, вот, похоже, и кончается наша экскурсия в пятый век от рождества Христова? - задумчиво сказал Дуэгар, покусывая травинку. Травинка была точно такой же, как в XXI веке, и имела такой же вкус.
  - Да уж, ничего себе экскурсия... - усмехнулся Гарри, невольно потирая лоб.
  - Знаете, профессор, после того, как вы заняли пост директора Хогвартса, моя жизнь приобрела исключительное разнообразие, - серьёзно сообщил Дуэгар, - за что я вам искренне благодарен. Вы уникальный человек, ваша способность притягивать к себе всяческие приключения поистине достойна восхищения. Это же надо, провалиться в пятый век, встретиться с Артуром и Мерлином, не говоря уже о сидах и крысолюдах, чтоб им...
  - Толку-то... - невесело ответил Гарри, - наша спасательная экспедиция закончилась ничем, Тедди мы не нашли, перебили кучу народа и вообще... (тут Гарри вспомнил про Моргану и покраснел, но Дуэгар, кажется, этого не заметил). Надеюсь, Мерлин не отправит нас в какое-нибудь весёленькое местечко... Чувство юмора у старика, бесспорно, есть, но оно мне кажется очень своеобразным.
  - А я думаю, что Тедди уже дома, - сказал Дуэгар, - по крайней мере, это выглядит логично и объясняет многое. Но вот что нам делать с Моргаузой и Мордредом? Как их найти и переправить обратно?
  - Придётся искать копьё Лонгина, как велел Мерлин, - скривился Гарри, - черт, я вообще не уверен, что оно существует в нашем времени! А если мы не вышвырнем эту ведьму с сынком обратно в пятый век, ход истории может непоправимо нарушиться, если уже не нарушился... Ведь тогда Мордред не убьёт Артура! Представляете, возвращаемся мы домой, а там...
  - Ну-ну, не нужно давать воли фантазии, - успокаивающе сказал Дуэгар, - скоро всё узнаем сами. Уверен, дела обстоят не так плохо, как нам кажется отсюда.
  - Вашими бы устами... - пробормотал Гарри. - Боги, как нестерпимо медленно тянется время... Чем бы заняться?
  - Хотите, наложу сонное заклятие? - предложил Дуэгар.
  - Не надо, Мерлин прав, я даже отсюда чувствую магическую мощь камней, неизвестно, как ваше заклятие сработает, - отказался Гарри, - просто полежу...
  - Скажите, а вам не жалко покидать это время? - спросил Дуэгар, - мы ведь здесь никогда больше не сможем побывать.
  - Нет, не жалко, - помотал головой Гарри, - здесь время злое, чужое, скорее бы уж домой... И потом, здесь неудобно жить, даже в мелочах, на которые мы у себя и внимания-то не обращаем!
  - Надо бы на память что-нибудь с собой взять, - сказал Дуэгар.
  - Поздно спохватились, надо было дохлого рэтлинга взять, вот был бы сувенир на славу! - засмеялся Гарри.
  - Нет в вас романтики, профессор, - вздохнул Дуэгар.
  - Вот и жена мне то же самое говорит, - ответил Гарри, - значит, так оно и есть.
  Они продолжали лениво болтать до тех пор, пока их не сморил сон. Проснулись уже в сумерках, когда пришёл слуга и позвал их ужинать. Мерлин не появлялся. Вечером ожидание стало совершенно нестерпимым. На Стоунхендж спустились сумерки, стало прохладнее. На краях поляны, у земли, как дым от погашенного костра, стали появляться пряди тумана. Запахи травы и камней, отдающих дневное тепло, стали сильнее. Гарри, человек XXI века, привыкший ночевать в домах, был знаком с жизнью природы совсем плохо, и для него встретить ночь не за каменными стенами, а под открытым небом, было делом непривычным. Конечно, за время экспедиции в пятый век он многому научился, но эта ночь оказалась первой, когда он был ничем не занят и ничем не озабочен, он просто лежал, смотрел и слушал, как постепенно засыпает природа. Ближе к полуночи, наконец, явился Мерлин. Он сделал знак следовать за ним и пошёл к мегалиту.
  - Ну, наконец-то! - выдохнул Гарри, вскакивая со своего места. Он хотел прихватить с собой тёплый плащ из грубой шерсти, которым его снабдили в Каэрлеоне, но потом передумал и оставил его на лежанке из ветвей - зачем он ему в XXI веке? С собой он взял только кольцо Гвиневры и нож Артура. Хозяйственный Дуэгар, напротив, свой плащ поднял, аккуратно свернул и взял с собой.
  - Да зачем он вам? - нервно засмеялся Гарри.
  - Сувенир, - коротко объяснил зельевар.
  Гарри было интересно посмотреть, как выглядит Стоунхендж пятого века, но в темноте почти ничего не было видно, молодой месяц не давал света, однако Гарри смог разглядеть, что все горизонтальные балки ещё лежали на своих местах на столбах.
  - Встаньте на алтарь, - коротко приказал Мерлин, указывая на камень, лежащий в центре Хоровода. - Возьмитесь за руки и закройте глаза. Когда вы вернётесь в своё время, помните о копье. Прощайте!
  Мерлин вскинул руки и начал читать заклятие на неизвестном Гарри языке. Гарри почувствовал, как вокруг них с Дуэгаром закручивается петля магической энергии, стягивается, напрягается... Рывок, пустота в животе, мгновенное ощущение холода и невозможности дышать - и всё кончилось. Гарри открыл глаза, они с Дуэгаром стояли на том же самом месте.
  - Профессор, как вы думаете, мы уже в XXI веке, или что-то пошло не так? - нерешительно спросил Гарри.
  - Мерлина не видно... Знаете что? Давайте поскорее выйдем из круга камней, - ответил Дуэгар, - кто их знает, что они ещё могут выкинуть?
  Они быстро вышли из мегалита, внимательно глядя себе под ноги, чтобы не угодить в ямы. Дуэгар всё-таки споткнулся, невольно чертыхнулся и, вытащив палочку, скомандовал: Люмос!
  - Вы с ума сошли! Немедленно погасите палочку, кругом маглы! - прошипел кто-то из темноты. Дуэгар вздрогнул от неожиданности и произнёс: Нокс! Свет погас.
  - Разве можно таким вопиющим образом нарушать положения антимагловской безопасности?! - продолжал тот же голос, - кругом полно туристов! Маглы почему-то считают ужасно романтичным провести ночь в мегалите. Кто вы такие и что вы здесь делаете? Этот район закрыт для посещения по приказу министра магии! Назовите свои имена!
  - Я - Гарри Поттер, - усмехнулся Гарри, - а это - профессор Дуэгар.
  С невидимого волшебника спесь сдуло словно ветром. От неожиданности и радости его солидный баритон сменился фальцетом:
  - Гарри Поттер! Профессор Дуэгар! Вы вернулись, слава Мерлину! С момента вашего исчезновения начальник отдела тайн приказал организовать здесь круглосуточное дежурство, но мы, признаться, уже стали терять надежду...
  - Слава Мерлину, говорите? - сказал Дуэгар, усмехаясь в бороду, - вы даже не представляете, насколько правы. Ну, и что тут у вас произошло в наше отсутствие?
  - Я даже не знаю, с чего начать, - растерялся неизвестный волшебник, который от волнения забыл представиться, - возможно, будет лучше, если сам министр магии... Ах да, я же должен ему позвонить! - воскликнул он, вытаскивая из кармана коммуникатор.
  - Вы позволите? - спросил Гарри и вежливо отобрал его у волшебника, - министру вы позвоните чуть позже. - Он набрал номер и, дождавшись ответа, сказал:
  - Джинни, это я. Дома всё нормально? Сейчас буду.
  Он сунул в руку растерянному волшебнику телефон, бросил Дуэгару: "Свяжемся позже, я домой", - и трансгрессировал.
  
  Глава 9. Снова в XXI веке
  Поздним вечером следующего дня Гарри сидел в гостиной дома Поттеров в Годриковой лощине в своём любимом кресле. Перед ним стоял высокий, приятно запотевший стакан мартини с апельсиновым соком и льдом. Гарри наслаждался.
  Прошлая ночь выдалась сумбурной и нервной - после первых охов, ахов и радостных слёз у Джинни случился сердечный приступ, и перепуганный Гарри метался по гостиной, пока кардиологическая бригада экстренной магической медпомощи из больницы святого Мунго хлопотала над Джинни. К счастью, ничего серьёзного целители не обнаружили и, вколов Джинни изрядную дозу успокоительного и снотворного, отбыли, распив напоследок с Гарри по стаканчику. Гарри так трясло, что врач, приглядевшись к нему, предложил уколоть и его, но Гарри заявил, что подобные проблемы отлично излечиваются виски, и чтобы он, Гарри, не впал в алкоголизм, прямой долг врача составить ему компанию. Польщённый молодой врач, наслышанный о приключениях Гарри, не смог отказаться, правда, ограничился чисто символической дозой. Гарри себе отказывать не стал, в результате чуть не заснул в ванной, из которой его с огромным трудом извлёк старший сын Джеймс. Гарри не стал ужинать, кое-как добрался до постели, со стоном рухнул на волшебно-чистую и прохладную простыню и проспал всю ночь и половину следующего дня.
  Его никто не беспокоил, почтовые совы не прилетали, магловские коммуникаторы не звонили, дети ходили на цыпочках, Джинни возилась на кухне, стараясь не греметь посудой. Проснувшись, Гарри опять отправился в ванную, где наслаждался достижениями цивилизации XXI века битый час, и выбрался из неё только к обеду после настойчивых просьб членов семьи. Джинни постаралась и приготовила всё, что Гарри любил больше всего, в результате после обеда он опять заснул и проспал до вечера. Вечером Гарри проснулся, изготовил себе коктейль в самом большом бокале, который только нашёлся в баре, и объявил, что выспался и готов отвечать на вопросы.
  - Откуда у тебя новый шрам на лбу? - немедленно спросила Джинни.
  - Камнем из пращи попали, - пояснил Гарри, потирая шрам, что уже стало входить у него в привычку, - народ там диковатый всё-таки. Впрочем, камнем мне досталось не от человека, а от рэтлинга.
  - От кого, от кого? - переспросил Джеймс.
  - От рэтлинга, крысолюда то есть. Была, оказывается, на земле такая нечеловеческая раса, а мы и не знали. Крысолюды похожи на людей-карликов, но с крысиными головами, - пояснил Гарри, - довольно сильные и ловкие твари, жили огромными стаями под землёй, они своеобразно разумны, враждовали с сидами. Когда мы оказались в пещерах сидов, они напали на нас, ну я применил заклятие адского пламени, пожёг их. Оставшиеся в живых решили отомстить и устроили на меня засаду. Но, похоже, когда в бой вступил Мерлин, он их всех уничтожил заклятием молота, да так, что от крысолюдов одни кляксы остались. Поэтому, видно, мы о них ничего и не знаем...
  - Так ты и с сидами встречался?! - глаза сына стали совсем круглыми, - ну, па, ты даешь...
  - Встречался, - кивнул Гарри, - даже с их королевой Медб разговаривал. Джордж, ты извини, но мне надо с мамой поговорить, иди пока к себе, хорошо? Не обижайся, я потом всё вам обязательно расскажу, похвастаюсь своими приключениями.
  Джордж неохотно встал и ушёл к себе.
  - Я даже и не знаю, о чём тебя спросить в первую очередь, - растерялась Джинни, - лучше расскажи, что сам выберешь.
  - Знаешь, если всё подряд рассказывать, получится роман в стиле Вальтера Скотта пополам с "Властелином колец". Если говорить кратко, то, в общем, по-дурацки всё вышло. Занесло нас аж в пятый век, в артурову Англию, причём мы прямо сходу попали в плен к королю Лоту, был, оказывается, и такой, мерзкий тип, но нам удалось от него сбежать. Пришлось несколько раз ввязываться в серьёзные драки, в конечном счёте, мы попали прямо в Каэрлеон, к Артуру и Мерлину. Мерлин-то и вернул нас обратно.
  - Вы видели Артура и Мерлина? - поразилась Джинни.
  - Видели, - подтвердил Гарри, - даже пировали с ними. А Гвиневра, жена Артура, даже подарила колечко для Мари-Виктуар, своё отдала, с пальца сняла. Сейчас покажу, - сказал Гарри, поднимаясь с кресла.
  Джинни осторожно взяла кольцо с крошечной гроздью рябины, повертела его и бережно положила на стол.
  - Фантастика... - потрясённо сказала она, - подумать только: Артур, Гвиневра, Мерлин... А Круглый стол вы видели?
  - Нет никакого Круглого стола, - усмехнулся Гарри. - Рыцари есть, а стола нет. Впрочем, может ещё будет. Я, видишь ли, тоже про Круглый стол у Кея спросил, и ему очень понравилась идея. Может, Мерлину ещё предстоит его создать после наших рассказов, не знаю. Очень уж запутанная это штука - время... Но о наших приключениях потом, расскажи, что произошло у вас? Вчера ты сказала, что Тедди вернулся, но где он, что с ним? Расскажи подробно!
  - Вот и всегда так, - притворно обиделась Джинни, - ничего жене рассказать не хочешь! Ладно уж...
  - Когда вы с Дуэгаром ушли через Стоунхендж и в назначенный срок не вернулись, в министерстве началась паника. Стало ясно, что с вами что-то случилось, а самое главное, было непонятно, как вас спасать. У Кингсли на этой почве случилось что-то вроде инфаркта, его положили в больницу, а без него министерство превратилось в тихий бедлам - все бегают туда-сюда, суетятся, и никто не знает, что делать. Словом, паника. Единственное, что придумали, это установить дежурство на месте вашего ухода, но, опять-таки, додумались до этого не сразу. Прошёл день, второй, третий - вас нет. Съездила я в министерство магии и поняла, что толку от них никакого. И тут я узнала, что Гермиона прервала отпуск и вернулась в Хогвартс. Дай, думаю, с ней посоветуюсь, может, вдвоём что-то придумаем. Ну и отправилась я в Хогвартс через сеть Летучего Пороха.
  И вот, сидим мы с ней в директорском кабинете, пытаемся что-нибудь путное придумать, и ничего у нас не выходит. Смотрим друг на друга и думаем, кто первый расплачется? А у обеих уже глаза на мокром месте. И тут открывается дверь и - здрасьте! На пороге стоит наш Тедди с видом сонного идиота, за ним какой-то тип в кольчуге и тётка, по виду - дикая колдунья из детских сказок. Колдунья отодвигает в сторону Тедди, вылезает на середину кабинета и на каком-то жутко старомодном английском объявляет, что она, дескать, захватывает этот замок, который является сосредоточением магии на островах, и объявляет себя его хозяйкой. Представляешь, Гарри? Гермиона от такого заявления, по-моему, просто лишилась дара речи, сидит с открытым ртом и глазами хлопает. Мужчины молчат и в разговор не вмешиваются, а колдунья мерзко так ухмыльнулась и начала читать какое-то заклятие. "Ну, нет, - подумала я, - тут ты малость просчиталось, чучело нафталиновое, и..."
  - Постой, дай угадаю, - улыбнулся Гарри, - летучемышиный сглаз?
  - Точно... - потупилась Джинни, - только я слегка переборщила, очень уж зла и расстроена была... В общем, эту парочку даже связывать не пришлось. И, знаешь, кто это оказался?
  - Знаю, а как же, - сказал Гарри, - Моргауза и её сынок Мордред. Правильно?
  - Точно, они, - кивнула Джинни, - с тобой даже неинтересно, всё-то ты знаешь...
  - Если бы всё... - вздохнул Гарри, - это Мерлин догадался, что они сюда улизнут. Кстати, сестра Моргаузы, Моргана, как раз и устроила нам побег из замка Лота, и вообще очень гм... помогла. А где Моргауза и Мордред сейчас?
  - Кингсли хотел отправить их в Азкабан, - пояснила Джинни, - но Гермиона убедила его, что держать их под боком будет надёжнее, дементоров-то в Азкабане больше нет. Так что сидят они в слизеринском подвале, Гермиона его просто-таки опутала заклятиями, так что ни сбежать, ни колдовать они не могут.
  - Понятно, - кивнул Гарри, - с ними более-менее ясно. А с Тедди что?
  - Он в больнице святого Мунго, - сказала Джинни, - Мари-Виктуар от него не отходит ни на шаг. Врачи говорят, что ему уже лучше, но с неделю ещё придётся полежать.
  - А что с ним такое? - спросил Гарри.
  - Моргауза наложила на него какой-то средневековый вариант заклятия Империус, очень мощное, злое и беспощадное. Под его действием бедняга Тедди и перенёс Моргаузу и Мордреда в наше время. Несколько дней они отсиживались в Визжащей хижине, а потом Моргауза решилась на захват Хогвартса. Сейчас Тедди идёт на поправку, врачи распутали большую часть заклятия, но он временами ещё заговаривается и почему-то боится темноты... Вот, собственно, и всё, больше ничего не случилось... Скажи, Гарри, что нам теперь делать? Ведь нам же надо как-то переправить эту парочку обратно, правильно? Я забыла сказать, что Моргауза, оказавшись в нашем времени, уничтожила амулет переноса, чтобы, значит, не было обратной дороги, а в отделе тайн так и не смогли создать больше ни одного.
  - Мерлин предусмотрел это, - невесело сказал Гарри, - мы должны найти копьё Лонгина и ткнуть им в Моргаузу и Мордреда. Как я понял, копьё - это своеобразный портал времени, он должен вернуть их в пятый век.
  - Где же мы будем искать это копьё? - удивилась Джинни, - я, например, про него даже не слышала...
  - Вся надежда на Гермиону, - пожал плечами Гарри, - я про копьё тоже впервые в жизни услышал от Мерлина.
  - А какой он, Мерлин? - с почтительным интересом спросила Джинни.
  - Да как тебе сказать, - задумался Гарри, - высокий старик, ничего особенного, в принципе. Знаешь, он чем-то на Дамблдора похож, только без бороды и не такой старый. И еще, Дамблдор добрым был, а Мерлин - нет. Мудрый - да, волевой - да, могущественный маг - несомненно. Но вот добрым бы я его не назвал. Но, правда, пятый век - не время для добрых людей, хотя вот Артур, по-моему, добрый человек, а он - верховный король, военный вождь. Артур - добрый, а Мерлин - нет. Я не хочу сказать, что Мерлин злодей вроде Волан-де-Морта, но он, по-моему, человек жёсткий, а когда надо - жестокий. Ладно, что-то меня опять в сон потянуло, пойду я, пожалуй, а завтра с утра давай в больницу съездим, надо Тедди навестить и к Кингсли заглянуть, хорошо?
  - С утра в больницу посетителей не пускают, - сказала Джинни, - утром у них обход, лечебные процедуры и всё такое, так что ехать надо после обеда.
  - Ну, хорошо, - поднял руки Гарри, - после обеда, так после обеда.
  * * *
  Вход в больницу святого Мунго выглядел точно так же, как и много лет назад: пыльная витрина заброшенного магазина с полураздетым манекеном. "И как только маглы её столько лет не замечают?" - удивился Гарри.
  В приёмном покое было на удивление малолюдно. Палату, где лежит Тедди, Джинни знала, а где лежит министр магии, пришлось узнавать у дежурной ведьмы. Ведьма не проявила к Гарри никакого интереса, объяснила, как найти палату Кингсли, но предупредила, что просто так к нему не пройти - охрана не пропустит.
  - Ладно, - сказал Гарри, - что же делать? Попытаемся договориться и с охраной... Джинни, заглянем сначала к Кингсли, а потом уж к Тедди, хорошо?
  Отделение сердечных болезней находилось в дальнем крыле здания, поэтому Гарри и Джинни чуть не заблудились в бесконечных лестницах и коридорах.
  - Что за бестолковая архитектура? - сердился Гарри, - идём то вверх, то вниз, то налево, то направо, схем нет, указателей нет, как тут можно разобраться?!
  - Это потому, что первый корпус больницы, ну тот, в котором приёмный покой, построили очень давно, лет триста назад, наверное, раньше в нём умещалась вся больница, - пояснила Джинни, - а потом её стали расширять по мере того, как росло волшебное сообщество. Ну и потом, что триста лет назад знали о болезнях? Горячка, ломота, сглаз, проклятие и всё такое... А сейчас вон сколько отделений! Магловская медицина тоже не стоит на месте, ну и наши целители стараются брать у неё самое лучшее. Конечно, без этой ужасной хирургии, б-р-р...
  Чувствуя, что раздражение Гарри нарастает, Джинни ласково взяла мужа под руку.
  - Скоро уже придём, по-моему, кардиология начинается вот за этими дверями.
  - Неподражаемые больничные интерьеры, - продолжал ворчать Гарри, - почему здесь всё такое унылое? Да тут и здоровый человек заболеет! Всё какое-то голое, пыльное, цветов им жалко, что ли? Буду в министерстве, зайду в отдел охраны здоровья, поговорю...
  - Ты только постарайся на Кингсли своё дурное настроение не выплеснуть, ладно? - попросила Джинни, - он, наверное, и так неважно себя чувствует и вообще считает себя виноватым в том, что случилось. Ты уж постарайся выглядеть весёлым...
  Палату министра охраняли два боевых мага, причём Гарри заметил их в последнюю минуту. Как они сумели выглядеть совершенно незаметными на фоне голых стен отделения, Гарри так и не понял. Маги узнали декана своего выпускного факультета и вежливо поклонились.
  - Пожалуйста, подождите минутку, я узнаю, примет ли вас министр, - сказал один маг и вошёл в палату.
  Гарри и Джинни приготовились ждать, но маг тут же вышел и сказал, оставив дверь палаты открытой:
  - Прошу, министр ждёт вас.
  Больничная палата министра магии была похожа на номер в дорогой лондонской гостинице: дубовая с тёмной бронзой мебель, ковёр на полу, кресла, цветы и фрукты в хрустальных вазах. В глубине комнаты было большое окно и дверь на балкон, затянутый плющом. На балконе, который выходил в уютный дворик с фонтаном и цветочными клумбами, стоял шезлонг с брошенным на нём пледом.
  Кингсли Бруствер полулежал в постели, поставив себе на грудь пюпитр на ножках, изготовленных в виде когтистых совиных лап. На постели и на полу валялось множество свитков пергамента.
  - Гарри, мальчик мой, наконец-то! - воскликнул Кингсли, ставя пюпитр на пол возле кровати и протягивая к Гарри руки, - ты не можешь себе представить, как я рад, что вы с профессором Дуэгаром живы и здоровы! Я получил доклад сразу же после вашего возвращения, и, клянусь Мерлином, сразу же почувствовал себя лучше! Если бы с вами случилось что-нибудь нехорошее, я никогда не простил бы себе, что разрешил вам отправиться в прошлое... Джинни, дорогая, прости, что я не поздоровался с тобой первой! Берите стулья, садитесь, поговорите со стариком, а то ко мне никого не пускают!
  Джинни наколдовала вазочку, наполнила водой и поставила в неё букет цветов, которые она нарезала утром в своём саду. Гарри положил на прикроватную тумбочку пачку свежих глянцевых магловских журналов.
  - Что с тобой случилось, Кингсли? - спросил Гарри, усаживаясь у постели.
  - Нет, это я хочу спросить, что с тобой случилось! - возразил Кингсли, и его лицо приняло хорошо знакомое Гарри лукавое выражение.
  - Ну, коротко говоря, провалились в пятый век от Рождества Христова и еле-еле сумели выбраться, - объяснил Гарри.
  - В пятый век?! - поразился Кингсли, - но это же...
  - Именно! - кивнул Гарри, - ты, оказывается, знаешь историю магии куда лучше меня. Я-то понял, что к чему, не сразу, хорошо, Дуэгар разъяснил, он, кстати, вообще оказался незаменимым спутником, если бы не он, я бы не вернулся.
  - Значит, вы побывали в Англии времён короля Артура... - медленно и задумчиво сказал Кингсли, - теперь кое-что становится понятным, во всяком случае, ясно, почему в наше время проникла Моргауза, а не Вильгельм Завоеватель или Кромвель... Теперь бы ещё понять, как их отправить обратно!
  - Мерлин меня научил, как это сделать, - сказал Гарри.
  - Кто-о?!! - подскочил на подушках Кингсли, вытаращив глаза.
  - Мерлин, - улыбаясь, повторил Гарри, - ты не ослышался. Да-да, тот самый Мерлин, великий маг и наставник короля Артура. С Артуром и Гвиневрой, кстати, мы тоже виделись и гостили у них в Каэрлеоне.
  - Ты видел Мерлина?! - потрясённо повторил Кингсли.
  - Ну да, видел, говорю же, - сказал Гарри, - и он научил нас, как распутать эту петлю времени. Нужно найти копьё Лонгина и прикоснуться его наконечником к Моргаузе и Мордреду. Как я понял, копьё - это временнóй портал, он перенесёт их обратно в пятый век.
  - Да-а... - откинулся на подушки Кингсли, - воистину ты меня поразил, мальчик мой. И где же мы должны искать это копьё?
  - Мерлин сказал, что не знает. Задача непростая, что и говорить, но копьё найти нужно обязательно, иначе естественный ход исторических событий будет нарушен. Значит, будем искать...
  - Знаешь, Гарри, пожалуй, сейчас в этом деле я тебе не помощник, - грустно сказал Кингсли, - неизвестно, сколько меня ещё здесь продержат, да и вообще, что-то я уставать стал, не поспеваю за темпом событий, это, знаешь ли, старость. Она когда-то приходит к каждому, в мои двери она постучалась вот таким способом, - министр положил руку на левую сторону груди. - Поэтому вот что: историю с копьём Лонгина придётся до конца распутывать тебе и Гермионе, привлекай всех, кого сочтёшь нужным, действуй от моего имени, я распоряжусь. И ещё. Будущим летом состоятся выборы министра. Этот год я как-нибудь дотяну, но в следующем свою кандидатуру выставлять не буду, а предложу тебя. Думаю, волшебное сообщество возражать не будет, так что готовься.
  - Этот вопрос мы обсудим в твоём кабинете, когда ты поправишься и выйдешь на службу, - нахмурился Гарри. - Сейчас я не говорю ни "да", ни "нет", я просто не хочу обсуждать этот вопрос. Скажи лучше, тебе здесь удобно? Может быть, что-то нужно? Хочешь, устроим консультацию у магловских кардиологов, выберем лучших.
  - Даже и не думай! - замахал руками Кингсли, отчего последние свитки, лежавшие поверх одеяла, скатились на пол, - мне и от наших-то целителей покоя нет! И потом, мне уже гораздо лучше! Ну, просто сердце дало лёгкий сбой, вот и всё. Пожалуйста, не волнуйся за меня.
  В палату заглянул охранник:
  - Сэр, пришла ваша супруга...
  - Мы пойдём! - поднялась со стула Джинни, - передать от тебя привет Тедди?
  - Обязательно, - улыбнулся Кингсли, - а потом скажи, что когда мы оба выйдем из больницы, я его как следует отлуплю, он знает, за что.
  - Попробуй, - засмеялась Джинни, - с Мари-Виктуар тебе точно не справиться, а она со своего жениха только что пылинки не сдувает.
  - Никто не боится бедного старого министра, - вздохнул Кингсли, - ладно, идите, спасибо, что зашли. Только больше ко мне ходить не надо: умирать я не собираюсь, ничего со мной не случится, а посещение больных в палате создаёт лишнюю неловкость, по себе знаю.
  * * *
  Палата, в которой лежал Тедди, оказалась в том самом отделении больницы, в котором лежали родители Невилла Долгопупса и Златопуст Локонс. Родители Невилла давно умерли, а Локонса, насколько знал Гарри, перевели в какой-то санаторий для безнадёжных, но неопасных сумасшедших. После того, как он неудачно применил против Гарри и Рона заклятие Обливиэйт, его память так и не восстановилась...
  - Подожди, - сказала Джинни, - сначала я загляну в палату, вдруг у него целитель или он спит...
  Тедди действительно спал, лёжа на спине. В ногах у него сидела девушка так, чтобы всё время видеть лицо больного. Джинни тихонько кашлянула. Девушка оглянулась, встала и вышла из палаты, предварительно посмотрев в лицо Тедди. Это была Мари-Виктуар. Гарри заметил, что девушка, которая раньше тщательно следила за своей внешностью, была не накрашена, небрежно одета и выглядела усталой и заметно постаревший.
  - А, это вы, тётя Джинни, - сказала она и вдруг увидела стоящего чуть в стороне Гарри. Её глаза расширились.
  - Дядя Гарри! - воскликнула она, - наконец-то вы вернулись! Господи, какое счастье! Вы в порядке? А профессор Дуэгар? Тедди просто с ума сходит от беспокойства, надо его разбудить! Когда он узнает, что вы, наконец, вернулись, он сразу пойдёт на поправку! - и Мари-Виктуар повернулась, чтобы вернуться в палату. Гарри удержал её за локоть.
  - Подожди минуту, сначала расскажи, что с Тедди, как он?
  Девушка заплакала, привычно вытирая слёзы платком, который всё время держала в кулачке.
  - Сейчас уже гораздо лучше, а когда я увидела его в первый раз... он не узнал меня! Он был как робот, как механическая кукла! Целители сказали, что эта ведьма наложила на него какое-то древнее заклятие повиновения, которое они давно разучились лечить. Но всё-таки постепенно ему становится лучше, хотя Тедди всё еще очень слаб, он всего боится, не может спать в темноте, в общем... - Мари-Виктуар всхлипнула и отвернулась, закрыв лицо руками.
  - Ну-ну, - неловко погладил её по плечу Гарри, - теперь всё будет хорошо, вот увидишь. Можно, мы войдём?
  - Входите, конечно, - шмыгая носом, ответила девушка, - только лучше сначала я его сама разбужу, а потом позову вас, а то он опять испугается... Хорошо?
  Она вошла в палату и закрыла за собой дверь. Гарри и Джинни остались в коридоре.
  - Кажется, у парня невесёлые дела, - хмуро сказал Гарри, - может быть, Моргауза поможет снять наложенное заклятие?
  - Мы говорили с ней, - ответила Джинни, - она не хочет. Вернее, требует, чтобы сначала её выпустили из-под ареста.
  - Вот как, не хочет? - тяжело переспросил Гарри, - ну так я сам поговорю с ней, и она захочет, клянусь Мерлином!
  - Ты что, собираешься её пытать? - ахнула Джинни.
  - Да! - зло ответил Гарри, - именно. Научился, знаешь ли, в пятом веке. Джинни, за кого ты меня принимаешь?
  - Извини, Гарри, - потупилась Джинни, - но у тебя было такое лицо...
  Гарри только отмахнулся. В этот момент из палаты выглянула Мари-Виктуар и пригласила гостей войти. Палата Тедди была гораздо скромнее апартаментов Кингсли. Небольшая комната была рассчитана на двух пациентов, но вторая постель была свободна, на ней отдыхала Мари-Виктуар, когда видела, что её жених спокоен. Комната была обставлена обычной больничной мебелью, на крашеной стене над постелью Тедди висела картинка под стеклом, изображающая какой-то пасторальный пейзаж. На тумбочке в изголовье кровати теснились коробочки и флаконы причудливых цветов и форм с магическими зельями. Тедди молча смотрел на пришедших. Гарри ощутил неловкость от его неподвижного взгляда. Он кашлянул и спросил:
  - Тедди, ты как?
  Юноша не ответил. Вдруг его лицо скривилось, и он горько заплакал, захлёбываясь и давясь слезами. Мари-Виктуар бросилась к Тедди, но он отвёл её руки и без выражения сказал:
  - Дядя Гарри, какое счастье, что вы живы. А как профессор Дуэгар?
  - С ним тоже всё в порядке, мальчик, - ответил Гарри, присаживаясь на стул, который ему пододвинула Джинни. Она осталась стоять, облокотившись на спинку кровати.
  - Почему ты плачешь? Все живы, все здоровы, скоро ты встанешь на ноги и тогда, как мы и решили, состоится ваша помолвка. Кстати, у меня для вас с Мари-Виктуар есть кое-какие подарки. Вот это кольцо ты наденешь на палец своей невесте во время помолвки.
  Гарри достал колечко с рябиновой гроздью и положил его в руку Тедди.
  - Это кольцо самой королевы Гвиневры, она сняла его с пальца и отдала мне для Мари-Виктуар, когда узнала, что ты собираешься жениться.
  Тедди поднёс кольцо к глазам и долго рассматривал, слегка поворачивая его влево и вправо, потом вернул Гарри.
  - Пусть оно пока побудет у тебя до помолвки, хорошо? - сказал он.
  - Это ещё не всё, - продолжил Гарри, - а вот подарок лично тебе. Нехорошо, наверное, приносить такие вещи в больницу, но всё-таки пусть он будет у тебя, - сказал он, протягивая Тедди свёрток.
  - Что там? - спросил юноша.
  - Нож, но не простой. Этот нож сделал для себя король Артур, а потом решил подарить тебе, это его подарок жениху.
  Тедди бережно развернул упаковку, и его рука сомкнулась на рукояти ножа. Его лицо просветлело.
  - Дядя Гарри, - прерывающимся голосом сказал он, - я чувствую, как в меня вливаются силы... Этот нож волшебный, да? Разве такое может быть?
  - Артур сказал, что в ноже нет магии, - осторожно ответил Гарри, - но руки, которые его сделали - это ведь руки легендарного верховного короля Британии... Возможно, часть его магии перешла в нож помимо его воли...
  - Да, я чувствую это! - ответил Тедди, - можно, я оставлю его у себя?
  - Конечно, - сказал Гарри, - ведь он твой. Только не показывай его целителям, они не станут разбираться, чей это нож, и отберут его у тебя.
  - Дядя Гарри, - сказал Тедди, - я должен кое в чём признаться.
  - Хорошо, признаешься, - мягко сказал Гарри, - это обязательно сделать сейчас?
  - Да, я больше не могу это скрывать, - ответил Тедди, - лучше сейчас...
  - Ну, давай, - вздохнул Гарри и, глядя на несчастное лицо парня, усмехнулся:
  - Хочешь, я помогу тебе? Ты попал в прошлое не случайно, а нарочно. Так?
  - Вы... вы знали?!! - поперхнулся Тедди.
  - Ну, знать не знал, но догадывался. Тедди, ты вырос на моих глазах, я знаю тебя наизусть, по-моему, догадаться было не очень сложно.
  - Тедди, как ты мог?! - воскликнула Мари-Виктуар, - ты... ты... - она вскочила и выбежала из палаты, Джинни быстро вышла за ней.
  - Теперь свадьбы не будет, да? - спросил Тедди, - Мари-Виктуар уйдёт от меня, правда ведь?
  - Насколько я знаю женщин, Тедди, Мари-Виктуар от тебя не уйдёт никогда, - улыбнулся Гарри, - но своё за этот дурацкий поступок ты от неё, бесспорно, получишь, когда поправишься. И вот ещё что. Хотя в отделе тайн тебе, скорее всего, работать не придётся, всё-таки больше никому не говори о том, что ты отправился в прошлое по собственной воле, а то у тебя могут быть очень серьёзные неприятности. Договорились?
  Тедди кивнул.
  - Вот и хорошо, - сказал Гарри, поудобнее устраиваясь на жёстком больничном стуле, - а теперь, пока женщин нет, расскажи, какого зелёного демона ты всё это затеял?
  - Вам неудобно на стуле? - спросил Тедди, заметив, что Гарри всё время ёрзает, - вы можете сесть на кровать.
  - Не обращай внимания, - отмахнулся Гарри, - просто некоторая часть моего организма никак не может забыть о сёдлах пятого века. Женщины скоро вернутся, так что рассказывай быстро. Зачем ты это сделал?
  - Неужели вы не понимаете? - с тоской спросил Тедди. - Я - и она, как небо и земля. Она красивая и умная, а я... Я никто. Я хотел, чтобы обо мне заговорили, я хотел стать известным, рассчитывал наладить контакт с прошлым и... и... прославиться... - с трудом выдавил он. - А получилось всё совсем не так! Я готовился! Я знал, что в отделе тайн разработано заклятие понимания древних языков и тайком наложил его на свою палочку. Я сумел рассчитать работу амулета так, чтобы попасть в пятый век, и это мне удалось, но потом всё пошло насмарку, меня сразу схватили какие-то люди...
  - Какое совпадение... - усмехнулся Гарри, - нас с Дуэгаром тоже... Это, наверное, фирменная особенность пятого века - сразу попадать в плен.
  - А кто вас взял в плен? - заинтересовался Тедди.
  - Нас - люди короля Лота Лотианского, а тебя - люди Моргаузы?
  - Ну да, - кивнул Тедди, - только я потом узнал, кто она такая, сначала-то она не представилась, а я был ужасно рад, что попал в нужное мне время и могу разговаривать и меня понимают! Сначала я ничего дурного не заподозрил, меня развязали, эта женщина сказала, что давно ждала, но не меня, а какого-то мага, я не понял какого, и стала расспрашивать, кто я такой, как попал в Хоровод Великанов, и вообще...
  - И ты всё рассказал? - спросил Гарри.
  - Ну да... - потупился Тедди, - я и не подозревал, какого дурака свалял...
  - А что Моргауза? - спросил Гарри.
  - Ну, она сказала что-то вроде того, что всё очень удачно получилось, что я-то ей и нужен, и предложила выпить за удачу, ну я и выпил...
  - А потом?
  - Что было потом, я и не помню, - сказал Тедди, - очнулся я только в больнице, а про Моргаузу и Мордреда я узнал только от министра... Дядя Гарри, что теперь будет?
  - Теперь - ничего страшного, - бодро ответил Гарри, - просто отправим их в прошлое, и всё.
  - А как? Кингсли сказал, что Моргауза уничтожила амулет...
  - Это ничего, Мерлин предусмотрел такой вариант развития событий, - сказал Гарри.
  - Вы видели Мерлина? - с трепетом спросил Тедди.
  - Видел, - ответил Гарри, - он воистину великий маг и интереснейший человек, только я расскажу тебе про него потом, хорошо? Сейчас ты отдыхай и поправляйся, всё плохое позади, и помни, что ты должен держать язык за зубами. Понял?
  - Да, дядя Гарри, - ответил Тедди, и на лице его было написано такое облегчение, что Гарри рассмеялся. Он потрепал юношу по плечу и вышел в коридор, где на диванчике сидели Джинни и Мари-Виктуар.
  - Я, конечно, не целитель, - сказал он, обращаясь к Мари-Виктуар, - но, сдаётся мне, что с этой минуты твой жених пойдёт на поправку, вот увидишь. Пойдём, Джинни, завтра утром я должен быть в Хогвартсе.
  
  Глава 10. Гермиона и Моргауза
  Гарри выбрался из камина в своём директорском кабинете, стряхнул с одежды золу и огляделся. Было раннее утро, поэтому портреты ещё спали, дремал в своём портрете и Дамблдор, уронив голову на грудь. Гарри старался двигаться бесшумно, чтобы не потревожить их. Некоторые рамы были пусты, вероятно, их хозяева предпочли ночевать в другом месте. Кабинет выглядел опрятным и обжитым, нигде не было и следов пыли, эльфы-домовики убирали на совесть. Гарри нужно было переодеться - сменить магловскую одежду на директорскую мантию. Он шагнул к портьере, закрывающей вход в его личные покои, и вдруг насторожился. Там кто-то был, Гарри ощущал присутствие человека. Он на секунду напрягся, но ощутил едва уловимый запах знакомых духов и улыбнулся. В его комнате спала Гермиона. Гарри на цыпочках прошёл через библиотеку и заглянул в спальню.
  Гермиона сладко спала на животе, обхватив руками подушку, одеяло сбилось на бок, и пятки заместителя директора Хогвартса по учебной части торчали наружу, не оставляя Гарри выбора. Он огляделся в поисках пера. Как обычно, перед сном Гермиона читала и делала заметки, поэтому пол у кровати был завален книгами. Здесь были "История бриттов" Ненния, "Церковная история народа Англов" Беды Достопочтенного, "Смерть Артура" Томаса Мэлори, "История королей Британии" Гальфрида Монмутского, Библия с множеством закладок и ещё какие-то книги на английском, французском и немецком языках и, кажется, даже на латыни, которую Гарри разбирал с горем пополам по складам. Гермиона, как всегда, подходила к делу основательно.
  Гарри подобрал с пола перо и пощекотал ногу Гермионы. Нога исчезла под одеялом, но Гермиона не проснулась. Гарри аккуратно присел на край кровати, отогнул одеяло и вновь пощекотал Гермиону. Она что-то недовольно пробормотала во сне, перевернулась на спину, открыла глаза, секунду разглядывала Гарри, видимо, ещё толком не понимая, снится он ей или нет, и вдруг отшвырнула одеяло и бросилась Гарри на грудь. Гарри обнял её и, ощутив знакомый запах волос, потерял над собой контроль...
  * * *
  - Послушай, ты что, коллекционируешь шрамы? - спросила Гермиона.
  Гарри лежал на спине, с трудом преодолевая блаженную сонливость, поэтому её вопрос дошёл до него не сразу.
  - Что? А-а-а, шрам... Ну, да... Камнем засветили... Но это самый обычный шрам, скоро сам пройдёт, или попрошу, чтобы в больнице святого Мунго свели. Он же не магический, не обращай внимания... Вот Дуэгару досталось посерьёзнее, он получил удар мечом в грудь, если бы не Моргана, он бы не выжил. Кстати, Дуэгар здесь?
  - Здесь, - кивнула Гермиона, - появился сразу же после вашего возвращения, от него-то я и узнала о ваших приключениях, так что можешь не рассказывать, я и так всё знаю.
  Гарри слегка напрягся, прикидывая, что Дуэгар мог рассказать Гермионе о Моргане, но, потом успокоился. Гермиона выглядела спокойной, значит, Дуэгар сумел обойти щекотливые моменты. Несмотря на мужской склад ума и положение любовницы, Гермиона была страшно ревнива. Она изо всех сил старалась скрывать это чувство от Гарри, но иногда оно всё-таки прорывалось. Врать и лицедействовать Гермиона не умела совершенно, и если бы она узнала от Дуэгара что-то "не то", или хотя бы что-то почувствовала, Гарри уже знал бы об этом.
  - Надо будет Дуэгара в больницу на обследование отправить, - сказал он, переводя тему разговора, - пусть там как следует посмотрят.
  - Сомневаюсь, что Дуэгар согласится лечь в больницу, - хмыкнула Гермиона, - ты что, не знаешь его?
  - Знать-то знаю, - ответил Гарри, - но всё-таки надо попробовать его уговорить. Мало ли что... Слушай, до завтрака ещё далеко, у тебя здесь ничего поесть нет?
  - Почему же нет? Есть, - улыбнулась Гермиона, - в библиотеке накрыт стол, иди, я сейчас тоже приду.
  Гарри вышел из спальни, быстро нашёл в библиотеке столик и, откинув салфетку, обнаружил красиво сервированный завтрак на двоих. Гарри понял, что Гермиона ждала его и по-своему, по-женски, готовилась к его возвращению в школу. Гарри дотронулся волшебной палочкой до кофейника, и он тут же зашумел, выпустив из носика струйку ароматного пара. В библиотеку вошла Гермиона в чёрном японском халате-кимоно. Влажные волосы она гладко причесала.
  - Ох, как есть хочется, - сказала она, - Гарри, разливай кофе.
  Гарри налил кофе и пока Гермиона делал бутерброды на двоих, сходил в спальню, покопался в баре и вернулся с бутылкой бренди и рюмками.
  - Выпьешь чуть-чуть? - спросил он.
  - Фи! Пить с утра, в такую рань! - фыркнула Гермиона, - ладно, налей мне ложку в кофе.
  - А я с твоего разрешения выпью, - сказал Гарри, наполняя рюмку, - за твоё здоровье, Гермиона! Всё хорошо, что хорошо кончается!
  - Знаешь, Гарри, когда я слушала Дуэгара, я всё время думала, что мне надо было отправляться с вами, - сказала Гермиона, - очень уж вы много ошибок там наделали...
  - Что ты, что ты, - сказал Гарри, - мне даже подумать об этом страшно. Пятый век - это, знаешь ли, очень жестокое время, даже мы с Дуэгаром, двое мужчин, опытные, тренированные маги, еле-еле выжили, а у тебя вообще не было бы ни единого шанса. Даже Моргауза, которая родилась в пятом веке, и то не выдержала и сбежала!
  - Ну, положим, Моргауза сбежала из своего времени, как выяснилось, совсем по другой причине, - хмыкнула Гермиона, - знаешь, по какой?
  - Да откуда? - удивился Гарри, - я же с ней разминулся во времени, а Моргана сама толком ничего не знала...
  - Слушай, Гарри, принеси мне, пожалуйста, мартини, - расхрабрилась Гермиона, - разговор у нас с тобой, похоже, будет долгим. Совсем я с тобой сопьюсь... Что тогда делать будешь? Уволишь из школы?
  - Обязательно, - усмехнулся Гарри, - только тебе с твоими дозами, чтобы спиться, понадобится лет триста, так что за своё место можешь не волноваться.
  Он сходил за мартини, налил Гермионе и приготовился слушать.
  
  - Понимаешь, Гарри, - начала Гермиона, - Моргауза была... то есть есть... то есть всё-таки была (совсем я запуталась в этих временах!) сучка ещё та.
  Услышав столь непривычное для Гермионы словцо, Гарри удивлённо поднял брови, но промолчал, однако Гермиона заметила это и повторила:
  - Именно сучка, Гарри. Все источники единодушны, ну, конечно, они используют другие слова, но... Мало того, что она затащила собственного брата в постель и прижила от него ребёнка, она не особенно стеснялась, будучи замужем за Лотом, а уж когда Лота убили, совсем потеряла стыд. Артур отправил её от греха подальше в монастырь, тогда они уже стали появляться в Британии, а чтобы она не сбежала, приставил к ней охрану. Охраной командовал один из артуровых рыцарей - Ламорак. Моргауза быстренько сориентировалась, и тюремщик стал любовником. Я думаю, тут без магии не обошлось, - ехидно добавила Гермиона, - потому, что Моргауза тогда была заметно старше Ламорака, да и с красотой у неё серьёзные проблемы.
  - Да какое нам дело до любовников Моргаузы? - перебил Гарри, - если мы сейчас начнём всех перечислять...
  - Всех и не надо, - терпеливо сказала Гермиона, - достаточно одного, последнего. Понимаешь, Ламорак стал последним любовником Моргаузы.
  - Он её убил, что ли? - опять перебил Гарри, который не любил слушать сплетни, пусть даже средневековые.
  - Не он. Понимаешь, Ламорак был сыном короля Пеллинора, а именно Пеллинор убил в сражении Лота, мужа Моргаузы и отца четверых её детей. Естественно, они, в отличие от мамочки, ненавидели убийцу своего отца, и вышло так, что старший сын Моргаузы и Лота, Гавейн, застукал Моргаузу в постели с Ламораком прямо в монастырской келье. Это его так разозлило, что он выхватил меч и одним ударом отрубил голову матери.
  - А Ламорака он тоже убил? - с интересом спросил Гарри.
  - Тогда нет, - ответила Гермиона. - Братья позже устроили на него засаду, подкараулили и убили. Что характерно, никакого наказания от Артура за это они не понесли.
  - Н-да, нравы хоть куда, - заметил Гарри, - а ты, Гермиона, ещё хотела с нами отправляться... Теперь, по крайней мере, понятно, почему Моргауза сбежала из своего времени - она боялась быть убитой своим собственным сыном. Надо полагать, вариант не использовать убийцу своего мужа в качестве любовника ей в голову не приходил.
  - Не так всё просто, Гарри, - сказала Гермиона, устроившись с ногами в кресло и потягивая мартини. - Во-первых, Моргауза верит в предопределённость судьбы, побег в будущее - это отчаянная попытка её обмануть, а, во-вторых, она ведь точно не знала, что с ней произойдёт, гадание всякий раз предсказывало ей насильственную смерть, а как, когда, от чьих рук - она не знала.
  - Не знала? - переспросил Гарри, - а сейчас что, знает?
  - Сейчас знает, - сказал Гермиона.
  - Откуда?!
  - Из Интернета... Оказывается, пока они прятались в Визжащей хижине, Тедди где-то стащил ноутбук, и по приказу Моргаузы, как я поняла, скачал в Сети примерно те же книги, которые ты видел в спальне.
  - Это плохо! Ведь теперь Моргауза точно знает свою судьбу, и вернуться в прошлое её не уговоришь.
  - Копьё не будет разбирать, чего хочет, а чего не хочет Моргауза, - резонно возразила Гермиона.
  
  - Да, ты, конечно, права, но копьё нужно еще найти... Кстати, Гермиона, что ты узнала про копьё?
  - Немного, - ответила Гермиона, - но кое-что найти удалось. Давай-ка уберём со стола, я возьму свои записи и расскажу, что вычитала в книгах.
  Гермиона одним взмахом волшебной палочки убрала со стола посуду, вышла в спальню и вернулась со свитком пергамента. Она расстелила пергамент на столе, надела очки и, посмотрев поверх стёкол на Гарри, начала рассказывать.
  - Копьё Лонгина, Гарри, это очень странный и загадочный артефакт. Впервые о копье упоминается в евангелии от Иоанна, причём в других канонических евангелиях о нем ни слова. Плохо то, что это евангелие написано примерно в 95-100 годах, то есть спустя много лет после смерти Иисуса. А это означает, что Иоанн описывал то, что не видел сам. Некоторые библеисты вообще считают, что евангелие от Иоанна - на самом деле компиляция и представляет собой разрозненные тексты, которые кто-то весьма небрежно объединил в один документ, очень уж много там нестыковок и противоречий. Понимаешь, что это означает для нас? Всё, что написано в этом евангелии о копье Лонгина, может оказаться просто выдумкой.
  - Ты меня обнадёжила, - улыбнулся Гарри, - так что у Иоанна о копье?
  - Совсем мало... Слушай, вот, что написано в евангелии:
  "Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, - ибо та суббота была день великий, - просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода[33]".
  Иоанн не называет имени воина, пронзившего тело Христа, но вот в апокрифическом[34] евангелии от Никодима это имя есть: сотник, то есть центурион, Гай Кассий Лонгин. Хотя, скорее всего, и дошедшее до нас имя центуриона является следствием ошибки какого-нибудь переписчика. Дело в том, что евангелия изначально были написаны на койне, разновидности древнегреческого языка, которая впоследствии превратилась в современный греческий язык, так называемый новогреческий. Так вот, на койне его имя и означает копьё. Но для нас это неважно.
  Лонгин родился в Каппадокии в селении Ардалес, это территория современной Турции. Не знаю, как оно сейчас называется, и сохранилось ли вообще, на карте я его не нашла. Так вот, Лонгин служил в Иудее под началом Понтия Пилата и, естественно, был язычником. Когда Лонгин ударил копьём Иисуса, его кровь брызнула Лонгину в лицо, при этом центурион, страдавший какой-то глазной болезнью, сразу же исцелился. Это так потрясло его, что он обратился в христианство, оставил службу и, забрав копьё с собой, вернулся на родину, где стал проповедовать новую веру. Узнав об этом, иудейские старейшины убедили Пилата направить в Каппадокию отряд воинов, чтобы те убили Лонгина.
  Приказ был выполнен, а в качестве доказательства Пилату в Иерусалим привезли отрубленную голову бывшего центуриона, которую он потом приказал выбросить на свалку. Вскоре одной слепой женщине во сне якобы явился Лонгин, который попросил найти его голову и похоронить её. Слепую проводили к свалке, она тут же нашла голову там, где видела во сне, и, коснувшись её, прозрела. С тех пор, между прочим, Лонгин считается покровителем слепых.
  Голову Лонгина отвезли в Каппадокию и похоронили вместе с телом, но где именно, неизвестно. Правда, десница[35] центуриона Лонгина, который был объявлен церковью святым мучеником, сейчас находится в Италии, в базилике святого Николая Мирликийского в Бари.
  А вот история копья на этом не заканчивается. После казни Лонгина копьё пропало и было найдено во время Первого крестового похода благодаря чуду, причём известна точная дата обретения копья и место: 14 июня 1098 года в Антиохии. Сведения, что называется, из первых рук дошли до нас в пространном и подробном изложении непосредственного очевидца тех событий, летописца и каноника Раймунда Агильского. Дело было так. Участнику Крестового похода, провансальскому крестьянину Петру Бартоломею несколько раз являлся святой Андрей и указывал место, где Лонгин зарыл Копьё Судьбы. Каким-то образом этот крестьянин сумел пробиться к графу Раймунду Тулузскому, одному из предводителей крестоносцев, и убедил его разрешить поиски. Так нашли копьё. Но Арнульф, капеллан графа Нормандского, другого военачальника, которому очень не нравилась возросшая из-за находки копья популярность графа Раймунда, публично объявил Петра Бартоломея лжецом, а копьё подделкой. Тогда Бартоломею опять приснился вещий сон, ему явился святой Андрей и рассказал, что нужно делать. Дальше Раймунд Агильский пишет вот что, - сказала Гермиона, - я сделала выписку.
  "Пётр Бартоломей, исполненный негодования, сказал, как человек простой и хорошо знавший истину: "Я хочу и прошу, чтобы развели большой огонь; я пройду через него вместе с Господним Копьём. Если это копьё Господа, то я выйду цел и невредим; если же это обман, то я сгорю...". Князья и народ собрались в числе 40 тысяч... Из сухих олив сделали костёр в 14 футов длины... а высота куч достигла 4 футов... Без малейшего страха, твёрдой поступью вошёл в огонь, неся в руках копьё; на известном месте посреди пламени он остановился и после того прошёл с Божьей помощью до конца... туника нисколько не сгорела и не осталось ни малейшего следа огня на тончайшей материи, в которую было завёрнуто Господне Копьё".
  Увидев, что копьё подлинное, присутствующие бросились к нему, чтобы дотронуться до реликвии, и случайно затоптали бедолагу Петра Бартоломея.
  Потом копьё переходило из рук в руки. Им владели многие, например, Карл Великий. Его вера в силу копья была такой сильной, что он постоянно держал его рядом с собой. Потом копьё каким-то образом перешло в руки императоров Священной Римской империи. В разное время им якобы владели Барбаросса, Фридрих Великий и Наполеон Бонапарт. Копьём очень интересовался Адольф Гитлер. После аншлюса Австрии нацисты вывезли копьё в Нюрнберг и берегли как зеницу ока, надеясь, что его мистическая сила перейдёт к войскам Рейха. В конце войны Нюрнберг освободили американцы, причём копьё немцы вывезти не успели. Узнав о необыкновенном трофее, в Нюрнберг примчался самый странный американский военачальник, генерал Паттон, который, как оказалось, тоже верил в мистическую силу копья, а до этого несколько лет занимался поисками Святого Грааля. Копьё вывезли в США, а спустя несколько лет якобы вернули в Европу, но что они вернули, оригинал или искусно сделанную копию, не знает никто.
  Есть ещё одна, совсем экзотическая версия, в соответствии с которой нацисты всё-таки успели спасти все свои оккультные сокровища и вывезли их на подводных лодках в Антарктиду, где в районе Земли Королевы Мод ими заблаговременно был подготовлен подземный город. И все летающие тарелки, которые стали появляться только после 1947 года, не что иное, как дело рук живущих там людей, владеющих неизвестными нам технологиями. Вот так. Но я думаю, что это чепуха. Копьё Лонгина, Гарри, еще называют "Копьём судьбы". Считается, что оно дарует своему владельцу военную удачу и наделяет его сверхчеловеческими способностями.
  - А где оно сейчас, известно? - с надеждой спросил Гарри.
  - А как же, известно, - усмехнулась Гермиона, - но тут нас поджидает сюрприз: копий Лонгина три!
  - Как это три? - удивился Гарри.
  - А вот так. Одно хранится в соборе святого Петра в Ватикане, второе - в Вене, во дворце Хофбург, а третье - в Армении, в Эчмиадзине, - прочитала последнее название по складам Гермиона.
  - Что такое Эчмиадзин?
  - Маленький город, религиозная столица армянской церкви, - ответила Гермиона.
  - И какое копьё настоящее?
  - А я откуда знаю, как ты думаешь? - удивилась Гермиона. - Вообще-то есть и четвёртое, так называемое, Краковское копьё, но точно известно, что оно не настоящее, это всего лишь поздняя копия венского копья.
  - Что же, три копья - лучше, чем ни одного, - задумчиво сказал Гарри. Он встал со своего места и принялся ходить взад-вперёд по библиотеке, - если надо, съездим во все три места, но как определить, какое копьё настоящее?
  - Я тоже об этом подумала и нашла решение, - с некоторой гордостью сообщила Гермиона. - Копьё - это портал, так?
  - Так...
  - А раз это портал, то если произнести заклятие Портус, он начинает светиться! Конечно, если это настоящее копьё и настоящий портал.
  - Гермиона, ты умница, дай я тебя поцелую!
  - Уберите руки, мистер Поттер, - в притворном гневе оттолкнула его Гермиона, - неужели я не заслуживаю поцелуя и без этого?
  - Ещё как заслуживаешь! - с надеждой сказал Гарри, раскрывая объятья.
  - Верю-верю, - засмеялась Гермиона, - но давай поцелуи отложим на потом.
  - Ну, хорошо, - нехотя согласился Гарри, снова усаживаясь в кресло, - а чем тогда мы займёмся сейчас?
  - А разве ты не хочешь поговорить с Моргаузой и Мордредом? - удивилась Гермиона.
  - Пожалуй, - согласился Гарри, - только я пойду один, хорошо? Ты мне только расскажи, какие заклятия наложила на их комнаты.
  * * *
  Гарри неторопливо шёл к лестнице, ведущей в подземелья факультета Слизерин. В замке было тихо, пусто и прохладно. Трудолюбивые эльфы давно убрали со стен и аудиторных столов посторонние надписи и картинки, сделанные волшебными фломастерами, перьями и обычными магловскими ручками, которые в последнее время стали популярными в школе. Рыцарские доспехи сияли, портреты в рамах выглядели здоровыми и вполне довольными своей портретной жизнью. Многие вежливо приветствовали директора школы, с ними Гарри раскланивался. Гарри обратил внимание, что некоторые картины остаются на своих постоянных местах многие годы, некоторые исчезают и заменяются другими, а некоторые перемещаются с этажа на этаж. Кто в Хогвартсе отвечает за картины, Гарри не знал, наверное, те же эльфы. "Надо будет спросить у Гермионы", - подумал он. На лето куда-то исчезали и школьные привидения, наверное, отправлялись на свои привиденческие каникулы. Не было видно даже Пивза, ему было неинтересно устраивать пакости без свидетелей, и полтергейст тоже исчез. Гарри нравилось гулять по замку. Наверное, так чувствует себя библиофил, в одиночестве бродящий меж стеллажами огромной библиотеки. Можно взять полистать вот эту книгу, а можно - вон ту, и никто не мешает, никто не торопит, время течёт медленно, спокойно и уютно, только тикают часы, отсчитывая минуты, и потрескивают от времени и от тяжести книг старинные дубовые полки...
  В слизеринском подземелье Гарри зашёл к Дуэгару. Зельевар был дома и пребывал в отличном расположении духа. Гудя себе под нос весёленький мотив, он возился со сложным сооружением из штативов с химическими сосудами, горелок, пластиковых и резиновых трубок. Гарри поздоровался, Дуэгар, не поворачиваясь к нему лицом, сделал знак, показывающий, что он заметил приход директора, но не может оторваться ни на секунду и просит подождать.
  Идти к Моргаузе Гарри не хотелось, поэтому он, радуясь неожиданной отсрочке, опустился в кресло и стал ждать. Кресло было массивным и основательным, как всё у Дуэгара. При Снегге мебель на факультете, насколько помнил Гарри, была другой.
  Голубоватая жидкость в реторте кипела и булькала, исходя паром. Внезапно Дуэгар выключил горелку, кинул в реторту какие-то кристаллы и постучал по стеклу волшебной палочкой, произнося заклятие. Раздался хлопок, жидкость окрасилась в светло-коричневый цвет и сразу же успокоилась. Дуэгар удовлетворённо кивнул и повернулся к Гарри:
  - Здравствуйте, господин директор!
  - Добрый день, профессор, - ответил Гарри, - что это вы делаете?
  - А-а-а, это так... Небольшой эксперимент... - смутился зельевар.
  - А всё-таки? - улыбнулся Гарри, который ощутил знакомый запах, - может быть, угостите меня результатом ваших изысканий?
  Дуэгар засмеялся, отвинтил реторту, перелил содержимое в хрустальный графин и разлил по рюмкам. Гарри попробовал и причмокнул губами:
  - О, поздравляю вас, профессор, превосходное бренди!
  Дуэгар выпил свою рюмку, удовлетворённо кивнул и сказал:
  - Да, в этот раз неплохо вышло. Не люблю, знаете ли, покупные сорта...
  - Только вот цвет промежуточного продукта немного смущает, - заметил Гарри, ставя на стол опустевшую рюмку, - из чего вы его гоните?
  - Не скажу, а то пить не будете, - ухмыльнулся зельевар. - Может, ещё рюмочку?
  - Я бы с удовольствием, но дела не позволяют, - с сожалением сказал Гарри, - надо с Моргаузой поговорить, неприлично к даме идти, благоухая бренди. Кстати, не хотите составить компанию? Она тут, рядом.
  - Нет, спасибо, - отказался Дуэгар, - если в моем присутствии нет надобности, я бы предпочёл вернуться к своим э-э-э... опытам. Хочу отдохнуть от пятого века.
  - Ну, нет так нет, - сказал Гарри, поднимаясь, - спасибо за бренди. Кстати, совсем забыл сказать: профессор Уизли и я считаем, что вам следует пройти обследование в больнице святого Мунго, всё-таки вы получили серьёзную рану, а заклятия Морганы...
  - Никаких больниц! - неожиданно рявкнул Дуэгар, - передайте миссис Уизли мою благодарность за заботу, но я совершенно здоров и в лапы этих помощников смерти не дамся!
  - Судя по тому, что вы заняты изготовлением бренди, а не укрепляющих отваров, я тоже считаю, что вы здоровы, - примирительно сказал Гарри. - Удачных вам опытов!
  Гарри пожал руку Дуэгару и вышел из его кабинета. Пора было идти к Моргаузе.
  * * *
  Он снял охранное заклятие с двери и вошёл. В этой комнате Гарри никогда не был, он даже не подозревал о её существовании. Впрочем, территорию факультета Слизерин он вообще знал неважно, по старой привычке предпочитая бывать там как можно реже.
  Просторная комната с высоким потолком, но без окон была обставлена довольно скромно: стол, несколько стульев, шкаф и пара кресел. В дальнем углу комнаты за ширмой стояла кровать Моргаузы, а с другой стороны виднелась дверь в смежную комнату, в которой жил Мордред. Комната была ярко освещена магическими светильниками, на столе стояла открытая бутылка вина и хрустальный бокал. Моргауза сидела в кресле и читала. Увидев, что кто-то вошёл в комнату, Моргауза отложила книгу. Гарри напряг зрение и с изумлением понял, что Моргауза читала школьный учебник английского языка. Моргауза была совершенно не похожа на сестру, по типу лица она напоминала испанку - чёрные глаза, крупный нос с горбинкой, рот с тонкими губами, густые брови вразлёт. Лет двадцать назад она была, вероятно, очень красива, но сейчас напоминала классическую злую ведьму, какими их обычно изображают в детских книжках маглы.
  - Госпожа... - сказал Гарри с лёгким поклоном.
  Моргауза осмотрела его с ног до головы и спросила на современном английском языке, с трудом подбирая слова и коверкая речь:
  - Кто ти есть такой?
  - Не трудись, госпожа, - на кельтском ответил Гарри, - я знаю твой язык, давай говорить на нём.
  - Кто ты такой? - повторила Моргауза, перейдя на привычный для неё язык.
  - Я - директор школы, которую вы пытались захватить, - ответил Гарри. Он не был уверен в том, что сумел найти на кельтском слово, адекватное понятию "директор", но Моргауза то ли поняла его, то ли не захотела уточнять незнакомое понятие.
  - Откуда ты знаешь мой язык? - спросила она.
  - Магия, - коротко ответил Гарри. - Ты позволишь мне присесть? - И, не дожидаясь разрешения, он занял один из стульев, стоящих у стола. Моргауза сидела неподвижно, следя за Гарри злым, почти змеиным взглядом.
  - По какому праву меня и моего сына держат в заточении? - задала Моргауза следующий вопрос.
  - Я мог бы ответить, что ты, госпожа, нарушила законы этого мира, применив к известному тебе молодому человеку заклятие повиновения, которое у нас называется непростительным; я мог бы напомнить про попытку захвата этой школы; но скажу просто: по праву сильного.
  Гарри заметил, что выражение лица Моргаузы изменилось: глаза сузились, она побледнела и непроизвольно вцепилась пальцами в подлокотники. Он ощутил толчок магии.
  - Бесполезно, госпожа, - спокойно сказал он, - ты не сможешь колдовать в этой комнате, она защищена от твоих заклятий, а вот я могу, смотри.
  Гарри свёл ладони, потом резко развёл их, между ними проскочила длинная трескучая искра, запахло озоном.
  - Не пытайся, госпожа, применить ко мне заклинания, во-первых, всё равно ничего не получится, а, во-вторых, для тебя это будет небезопасно.
  Моргауза откинулась на спинку кресла, расслабилась и прикрыла глаза.
  - Хорошо, - сказала она, - тогда ответь, как долго меня будут держать в подземной темнице без окон?
  - А это зависит от тебя, госпожа, - сказал Гарри.
  - От меня? Как это? - удивилась Моргауза.
  - Очень просто. Как только ты пожелаешь вернуться в своё время, ваше заключение закончится.
  - Это означает, что мне придётся провести в этой комнате остаток своих дней, - мрачно сказала Моргауза, - я что, так похожа на глупую курицу?
  - Нет, госпожа, ты не похожа на глупую курицу... - начал Гарри.
  - Тогда почему ты думаешь, что я буду ждать, когда мне, как этой курице, отрубит голову мой собственный сын?
  
  Вопрос был направлен, что называется, не в бровь, а в глаз, поэтому Гарри уклонился от прямого ответа:
  - Если ты и твой сын не вернётесь в своё время, ход истории может непоправимо измениться.
  - Ну и что? - презрительно пожала плечами Моргауза, - если ценой за спасение, как ты говоришь, хода истории будет моя жизнь, то не всё ли мне равно, что станется с миром?
  - Что же, твоя позиция мне понятна, - сказал Гарри, - значит, мы отправим вас в прошлое силой, а до этого момента вы будете находиться в заключении.
  - Я готов вернуться в моё время хоть сейчас! - раздался за спиной Гарри мужской голос.
  Гарри обернулся. В дверях своей комнаты стоял Мордред. Нередко дети наследуют худшие черты внешности своих родителей, особенно, если те красивы, а вот Мордред унаследовал лучшие. Это был высокий, широкоплечий мужчина с правильными чертами лица, с длинными чёрными волосами до плеч, он был одет в костюм для верховой езды, на котором были заметны потертости от кольчуги.
  - Молчи, идиот! - прошипела Моргауза, - ты что, не знаешь свою судьбу? Вспомни, что читал нам мальчишка!
  - Знаю, матушка, - почтительно ответил Мордред, - и теперь особенно жажду вернуться, ведь меня там ждёт Гвиневра, красивейшая женщина Британии!
  - Что-о?!! - вскочила с кресла Моргауза, - что ты несёшь?
  - Вспомни, матушка, из-за чего произошла битва на Каммланском поле, - спокойно возразил Мордред.
  - Из-за того, что ты попытался узурпировать трон верховного короля! - выкрикнула Моргауза.
  - Правильно, - согласился Мордред, - а ещё из-за чего?
  - Безумец! Ты готов принять смерть из-за бабы?! - взвизгнула Моргауза.
  - Матушка, прошу тебя быть сдержаннее, - ответил Мордред, сжимая кулаки. Гарри видел, что он в бешенстве. - Не смей говорить так о королеве!
  - Ты умрешь!
  - Умру. Но сначала я разделю ложе с Гвиневрой. Я готов заплатить судьбе такую цену.
  Моргауза бессильно рухнула в кресло. Она схватила со стола бокал и одним глотком по-мужски осушила его.
  - К счастью, - ядовито сказала она, - я успела уничтожить амулет, а другого такого, как я понимаю, нет. Так что тебе, сын мой, придётся ограничиться мыслями о королеве. В этом времени.
  Мордред повернулся на каблуках и ушёл в свою комнату.
  - Госпожа, прежде чем я уйду, я хотел бы задать ещё один вопрос, - сказал Гарри. - Ты наложила заклятие повиновения на моего крестника. Ты можешь снять его?
  - Кто такой "крестник"? - недоумённо спросила Моргауза.
  - Мой крёстный сын, Тедди, тот самый юноша, которого вы захватили в плен. Я был его восприемником при крещении.
  - А-а-а, так вы из секты этих... блаженненьких? - ехидно протянула Моргауза, - то-то я почувствовала что-то знакомое! Должна тебя огорчить: нет, я не могу снять заклятие, потому что не знаю, как это делается.
  - Как не знаешь? - удивился Гарри.
  - А зачем мне знать? Человек повинуется - хорошо, это-то мне и надо, а если он мешает, от него всегда можно... избавиться, - пояснила Моргауза, сделав недвусмысленный жест у горла.
  Гарри повернулся и, не прощаясь, вышел из комнаты Моргаузы. Закрыв дверь, он дважды проверил охранные заклятия и ушёл только после того, как убедился в их надёжности.
  * * *
  - Ну что, поговорил с мадам Моргаузой? - насмешливо спросила Гермиона, когда Гарри вернулся в кабинет директора.
  - Только время потерял, - отмахнулся Гарри, - она та ещё штучка... Знаешь, кого она мне напоминает? Беллатрису Лестрейндж: обе - воплощение цинизма, только покойная Беллатриса была психованной, а эта спокойна, как надгробный памятник. По своей воле она в прошлое ни за что не вернётся, это ясно. Правда, хорошие новости для нас всё-таки есть: оказывается, Мордред жаждет вернуться в своё время.
  - А ему-то это зачем? - удивилась Гермиона.
  - Гвиневра, - пояснил Гарри.
  - Что Гвиневра? - рассердилась Гермиона, - ты, Гарри, иногда говоришь так непонятно, что я...
  - Мордред влюблён в Гвиневру, - пояснил Гарри, - а от Тедди он узнал, что ему суждено стать её любовником, вот он и рвётся обратно, чтобы, так сказать, не упустить свой случай. Только нам это не поможет. Пока не найдём копьё Лонгина, мы всё равно ничего сделать не сможем, а когда найдём, тем более их желания никакого значения иметь не будут.
  - А, вот оно что... - протянула Гермиона, - теперь понятно... Может быть, желание Мордреда нам как-то и поможет. А вообще, какое впечатление они на тебя произвели, а Гарри?
  - Ну, Моргауза - просто циничная стерва, - ответил Гарри, - кстати, она совершенно не похожа на Моргану, как будто и не родная сестра... А Мордред - этакий мачо из пятого века, с ним проблем не будет. Ты лучше скажи, где мы будем искать копьё?
  - Начнём с Ватикана, - деловито ответила Гермиона. - Во-первых, от Лондона до Рима недалеко, а, во-вторых, больше шансов наткнуться с первого раза на подлинное копьё: всё-таки это собор святого Петра, а не какой-нибудь захолустный храм, монастырь или музей, вряд ли там будут хранить подделку. Если нам всё-таки не повезёт, переберёмся из Рима в Вену, и уж на крайний случай остаётся Эчмиадзин. Я думаю, ехать нам надо вдвоём, причём, чем раньше, тем лучше. Воспользуемся магловским транспортом. Ты, Гарри, свяжись с министерством магии и оформи документы, а я забронирую гостиницу и закажу билеты на самолёт.
  - А если во всех трёх местах нам не повезёт? - спросил Гарри, - что тогда?
  - Давай пока об этом не думать, - ответила Гермиона.
  
  Глава 11. Храм и музей
  Гарри редко бывал за границей, толчею магловских вокзалов и аэропортов переносил с трудом, поэтому он сошёл с самолета в аэропорту Леонардо да Винчи со свирепой головной болью. Через час Гарри и Гермиона осматривали свой номер римской гостиницы. Номер оказался маленьким и каким-то неуютным. Большую часть комнаты занимала двуспальная кровать, столик, пара кресел - вот и вся мебель. В углу тихонько урчал холодильник, на стене напротив кровати висел плоский телевизор. Несмотря на то, что работал кондиционер, в номере было душно и пахло пылью. Гермиона открыла окно и тут же была вынуждена его захлопнуть потому, что в комнату ворвался шум автомобильных моторов, истошные гудки и бензиновый чад - под окнами пролегала оживлённая улица.
  - Фу-у-у... - сморщилась Гермиона, - ну и гостиницу я выбрала, прости, Гарри...
  Гарри, войдя в номер, едва нашёл в себе силы разуться, и, не раздеваясь, плюхнулся на кровать. Он знал, что Гермиона не переносит неаккуратности, но раздеваться и разбирать чемодан в поисках домашних джинсов и футболки он уже не мог, так болела голова.
  - Если разобраться, жизнь у маглов вообще не очень-то весёлая, даже в XXI веке, - слабым голосом ответил он, - и гостиница тут ни при чём, они везде так живут... Гермиона, ты можешь сделать что-нибудь с моей головной болью, а? Сил больше нет...
  Гермиона оглянулась и, разглядев побледневшее и перекошенное лицо Гарри, присела рядом с ним на кровать:
  - Ох, прости, Гарри, я сейчас, лежи спокойно.
  Она подложила левую руку ему под голову, а ладонью правой накрыла лоб, подвигала пальцами в поисках активных точек и сосредоточилась. Гарри закрыл глаза. Через несколько секунд он почувствовал, что головная боль начала утекать и растворяться, впитываясь в ладони Гермионы, как вода в песок. Гарри мысленно позавидовал её мастерству, сам бы он не смог так быстро снять головную боль у другого человека. Он слегка повернул голову, потёрся носом о запястье и поцеловал его:
  - Спасибо, доктор, уже гораздо лучше...
  - Не возись, ещё не всё! - строго сказала Гермиона, не убирая рук и пряча улыбку.
  - Всё, всё, уже всё прошло, постой, не уходи, полежи со мной, - сказал Гарри, притягивая к себе Гермиону. Она послушно прилегла рядом, положив голову ему на плечо. Гарри обнял её и стал тихонько гладить, чувствуя, как уходит усталость и раздражение от тесноты и шума самолета, сутолоки и гомона аэропортов и улиц, навязчивых запахов металла, пластика, чужой неприятной парфюмерии.
  Гарри нащупал и расстегнул пуговицу на блузке Гермионы и положил ладонь ей на грудь. Гермиона накрыла его ладонь своей, потом повернула голову к Гарри и неожиданно сказала:
  - Гарри, я давно хочу тебя кое о чём спросить. Скажи, ты доволен тем, как проходит твоя жизнь?
  Гарри удивился вопросу, сейчас он думал совсем о другом, но он знал, что если Гермионе пришло настроение задавать серьёзные вопросы, отвечать нужно серьёзно, поэтому он сказал:
  - Понимаешь, когда я узнал, что из нас двоих с Волан-де-Мортом выжить должен кто-то один, я понял, что шансов у меня немного. Он - могучий волшебник, а я - школьник, мальчишка. Я понимал, что, скорее всего, я погибну, в лучшем случае, погибнем мы оба. Правда, тогда я не понимал, как следует, что такое смерть, но выжить особенно не надеялся, понимаешь?
  Гермиона кивнула.
  - Ну вот, а когда вышло то, что вышло, и Тёмного Лорда не стало, для меня каждый прожитый день - дополнительный бонус, ну как подарок, которого не ждал. Ведь погибли Дамблдор, Сириус, Снегг, Римус, Тонкс и многие другие, а я выжил. У меня есть всё, чего только можно пожелать, у меня есть ты, и я счастлив. Вот в данный конкретный момент я счастлив, потому что ты рядом, я могу тебя обнять и поцеловать, - и Гарри ласково поцеловал Гермиону. - А ты, судя по вопросу, своей жизнью недовольна?
  - "Недовольна", Гарри, - это неправильное слово, - задумчиво сказал Гермиона, - нет, я довольна, конечно. Я добилась в жизни, чего хотела, мне не на что жаловаться, разве что семья вот распалась по сути дела... Но я не об этом. У тебя не бывает ощущения, что всё самое важное и интересное в жизни уже прошло, и больше ничего не будет? Так... Утро, вечер, лето, осень, изо дня в день одно и то же, и всё это крутится быстрее и быстрее, а потом вдруг раз - и кончилось, и мир исчез... Почему так? Зачем? Кому это нужно?
  - Ты задаёшь себе вопросы, на которые не существует ответа, - мягко сказал Гарри, - у тебя кризис среднего возраста. Это можно вылечить, и теперь моя очередь быть доктором...
  * * *
  Когда Гарри заснул, Гермиона долго разглядывала его. Путешествие в пятый век далось ему нелегко: волосы заметно поседели, около губ появились жёсткие складки, а под глазами легли тени. Гермиона вздохнула, осторожно, чтобы не разбудить Гарри, выбралась из его объятий и ушла в ванную.
  * * *
  На следующее утро Гарри проснулся в радужном расположении духа и заявил, что готов отправиться на поиски копья Лонгина сразу же после завтрака. Гарри хотел заказать завтрак в номер, но поскольку никто из них не говорил по-итальянски, решили спуститься вниз и позавтракать в ресторанчике при отеле. Оказалось, что "шведского стола" в отеле нет, и пришлось дожидаться официанта. Гермиона свободно говорила по-французски и с некоторым трудом по-немецки, но выяснилось, что никто в ресторане этих языков не знает, все говорят только по-итальянски, меню на английском языке тоже не было. Как и все ученики Хогвартса, Гарри и Гермиона учили латынь, но на итальянский язык она оказалась похожа слабо. Тем не менее, с горем пополам, используя интернациональные слова вроде "coffee", "broad" и "butter[36]" удалось получить что-то съедобное.
  Вернувшись в номер, Гарри немедленно улегся, застонав от блаженства, и предложил Гермионе приступать к планированию поисков копья. Гермиона фыркнула от возмущения, но возражать не стала и извлекла из своего чемодана толстую папку, на которую Гарри, зная любовь Гермионы к документам, поглядывал с опаской. Гермиона достала из папки несколько цветных фотографий.
  - Во-первых, - сказала она, - нам надо решить, как добраться до копья.
  - А чего тут решать? - удивился Гарри, - просто войдём в собор, подойдём к копью, где оно там хранится, и проверим заклятием.
  - Ты в соборе святого Петра когда-нибудь был? - осведомилась Гермиона.
  - Нет, я в Италии вообще в первый раз, - ответил Гарри.
  - Не хочу тебя огорчать, но "просто" не получится. Смотри!
  Гермиона взяла фотографии и подсела на кровать к Гарри. На цветных магических фотографиях, сделанных откуда-то из-под купола собора, двигались толпы крошечных туристов.
  - Купол собора поддерживают четыре огромных столба, вот эти, - показала Гермиона, - а внизу в нишах установлены статуи святых. Вот этот, с копьём, и есть святой Лонгин, а над ним сделан балкончик, он называется лоджией, вот в нём-то и находится ковчежец с копьём, на этом снимке видна стеклянная крышка витрины, в которой он лежит.
  - Да-а, дела... - почесал переносицу Гарри, - тут же футов тридцать, а то и сорок, как же мы до него доберёмся?
  - Не знаю, Гарри, - вздохнула Гермиона, - я нашла эти снимки ещё в Лондоне, но не хотела тебя расстраивать раньше времени. Я думаю, может, что-нибудь придумаем?
  - Что же тут придумаешь? - пожал плечами Гарри, - я заклятия левитации не знаю. А ты?
  - И я не знаю... Но как-то же этот ковчежец попал в лоджию? Неужели для этого в соборе устанавливали леса? Может быть, там сзади есть какая-нибудь дверца?
  Гарри взял фотографии и долго рассматривал, поворачивая их перед глазами и так, и сяк, но никакой дверцы на них видно не было.
  - Ну, допустим, что ход на этот балкон есть, чем это нам поможет? Надо же как-то попасть в служебные помещения собора, да так, чтобы нас не увидели! Хорошо бы раздобыть детальный план всех помещений собора и схему охраны, а то попадемся как мелкие воришки.
  - Может, переоденемся? - несмело предложила Гермиона, - ты в священника, например, а я - в монашку...
  - Да я и перекреститься правильно не смогу, - возразил Гарри, - нет, карнавал с переодеванием мы точно устраивать не будем, надо придумать что-то другое.
  - Ты мантию-невидимку не забыл с собой взять? - спросила Гермиона.
  - Не забыл, но толку от неё тоже никакого. Во-первых, мы с тобой уже взрослые, и ни один из нас под ней просто не уместится, а, во-вторых, у маглов в соборе наверняка полно датчиков охранной сигнализации, реагирующих, например, на тепло. Когда мой отец, Сириус и Римус создавали мантию, их ещё не изобрели, и я совсем не уверен, что какой-нибудь датчик меня не засечёт...
  Гермиона замолчала, что-то обдумывая.
  - Послушай, Гарри, - сказала она, - заклятием невидимости я не владею, а вот заклятием прозрачности мы, пожалуй, сможем воспользоваться. Если применить его к человеку, он становится как бы стеклянным, из полупрозрачного стекла. Может быть, оно защитит нас хотя бы на время... Но сначала нам надо придти в собор с экскурсией, чтобы осмотреться, запомнить, как следует, место для трансгрессии, и поискать вход в служебные помещения. Ночью мы переместимся в собор, поднимемся на лоджию и проверим копьё. Если оно подлинное, оставляем копию и возвращаемся в гостиницу, если подделка, тоже трансгрессируем, но без копья.
  - Ну что ж, - задумчиво сказал Гарри, - план, конечно, диковатый, но, похоже, ничего лучше мы всё равно не придумаем. Но нужно постараться найти хотя бы схему помещений собора. Где бы её взять?
  - Давай спросим в нашей миссии в Риме, - предложила Гермиона, - вдруг они помогут? Нам всё равно нужно туда заехать, чтобы нанести визит вежливости.
  Слово "taxi" на ресепшене, к счастью, поняли правильно, поэтому через четверть часа они уже ехали, пробираясь через стада истошно сигналящих автомобилей, в миссию британского волшебного сообщества в Италии.
  Рим Гарри не понравился. Правостороннее движение казалось непривычным и опасным, а поведение итальянских водителей на дороге только усугубляло картину. Несколько раз Гарри казалось, что авария неизбежна, но машины всякий раз разъезжались буквально в последнюю секунду с визгом шин, ревом моторов и сигналов и истошными воплями водителей, которые каждую минуту бросали руль, чтобы сделать оскорбительный жест в сторону соседней машины. Обилие плохо отреставрированных домов и развалин в центре города создавало впечатление, что Рим недавно бомбили, неприятное впечатление усугубляла тяжёлая, изматывающая жара, плавящая в огромном городе асфальт и раскаляющая стены домов...
  Британская миссия занимала маленький, аккуратный особняк, закрытый от посторонних глаз разросшимися деревьями и кустарником в палисаднике. Входная дверь была заперта, звонка не было. Гермиона, убедившись в том, что её не видят посторонние, направила волшебную палочку на замок и приказала: Алохомора! Замок щёлкнул, и они вошли в затенённый, прохладный холл, стены и пол которого были выложены мрамором. На конторке в глубине холла у лестницы, ведущей на второй этаж, горела лампа под зелёным стеклянным абажуром. Навстречу им поднялся волшебник в форменной мантии британского министерства магии.
  - Мэм, сэр, чем могу быть полезным? - спросил он.
  Гарри протянул ему свою визитную карточку, Гермиона, порывшись в сумочке, достала свою. Высоченный и худой, как палка, волшебник поднял на лоб очки и, близоруко щурясь, уткнулся носом в визитки. "По складам он, что ли, читает?" - с раздражением подумал Гарри.
  Наконец, волшебник одолел карточки, водрузил очки на нос и, совершенно не изменив выражения, повторил:
  - Профессор Уизли, профессор Поттер, чем могу быть полезным?
  Гарри, давно привыкший к тому, что его имя вызывает у чиновников другую реакцию, удивился, но виду не подал. Гермиона решила взять инициативу в свои руки:
  - Мы прилетели из Лондона и хотели бы встретиться с послом. Передайте ему, пожалуйста, наши визитные карточки, он должен быть предупреждён о нашем прибытии в Рим.
  Волшебник повернулся и, не говоря ни слова, канул в темноту холла.
  - По-моему, нам здесь не рады, - шепнул Гарри на ухо Гермионе, - если посол такой же чудной, как этот тип, давай не будем ничего рассказывать о наших делах, обычный визит вежливости, и всё.
  Гермиона кивнула:
  - Мне тоже здесь не нравится... даже сесть не предложил, невежа!
  - А здесь и некуда, - усмехнулся Гарри, - оглянись, ни единого стула или дивана! Прямо королевская резиденция...
  Они отошли к окну и стали ждать. Минут через десять из темноты вынырнул знакомый чиновник и значительным голосом сообщил:
  - Госпожа посол примет вас. Прошу следовать за мной.
  - А посол-то, оказывается, женщина, - хмыкнул Гарри.
  - Какая разница? - не поняла Гермиона.
  - А такая. Нет у меня уверенности, что эта послица будет держать язык за зубами. Дело-то у нас с тобой не вполне законное. Если мы подменим копьё, рано или поздно это вскроется, и неизвестно, как она поведёт себя, когда вспомнит, что два приезжих профессора из Хогвартса просили её достать план собора святого Петра. Два и два она сложить точно сможет...
  - Да, похоже, ты прав, - вздохнула Гермиона, - зря пришли, придётся рассчитывать только на себя.
  Чиновник провёл их по анфиладе залов, перегруженных скульптурами, вазами, настенными и напольными часами, коврами, картинами и гобеленами. Казалось, что они идут по музею. Гарри неважно разбирался в искусстве, поэтому он не мог определить, что перед ними - подлинные произведения искусства или дешёвые поделки. Наконец они добрались до кабинета посла, больше похожего на запасник музея, чем на комнату, в которой работают. Гарри даже не сразу разглядел посла, поднявшегося им навстречу. Посол оказался маленькой румяной женщиной лет пятидесяти с круглыми щечками и роскошной копной совершенно седых волос, почему-то отливающих голубым. Её лицо показалось Гарри неуловимо знакомым.
  - Я получила шифровку из Лондона, - сказала она, - вот ваши билеты в музеи Ватикана, здесь полный набор экскурсий, выбирайте то, что вам нужно.
  Гарри рассыпался в преувеличенных благодарностях и забрал конверт.
  - Это было совсем нетрудно, - пожала плечами посол, - но если только ради этого министр Бруствер прислал мне телеграмму, то я, похоже, перестала его понимать. Возможно, вам нужно что-то ещё, о чём он не стал писать? Я слушаю вас.
  Гарри и Гермиона быстро переглянулись.
  - Благодарю вас, госпожа, - сдержанно поклонилась Гермиона, - пока это всё, но если возникнут какие-то проблемы, мы можем рассчитывать на вашу помощь?
  - Разумеется, разумеется, - с ледком в голосе ответила посол, которая, видимо, рассчитывала, что с ней поделятся какой-то тайной, и перехватила обмен взглядами гостей. - Гораций проводит вас.
  Перед тем, как покинуть здание миссии, Гарри спросил у сопровождавшего их волшебника:
  - Простите, сэр, я могу узнать, как зовут посла?
  - Миссис Амбридж, - спокойно ответил тот, - Инес Амбридж.
  * * *
  Оказавшись на улице, Гарри и Гермиона переглянулись. Глаза у Гермионы были круглыми.
  - То-то я смотрю, эта послица мне кого-то напоминает, - сказал Гарри, - интересно, кем она приходится нашей Амбридж? Сестра, что ли, или дочь?
  - Какая разница! - ответила Гермиона, - хорошо, что мы ничего ей не сказали...
  - На какое время у нас билеты? - спросил Гарри.
  Гермиона распечатал конверт.
  - На завтрашнее утро, - ответила она, - сегодня у нас целый день свободен. Что будем делать? Хочешь осмотреть город?
  - Да ну его, - ответил Гарри, - слишком жарко, я лучше вернусь в отель, приму позу отдыхающего льва. А у тебя какие планы?
  - Мне предстоит поход по магазинам, - тяжело вздохнула Гермиона, - нет-нет, не надо меня сопровождать, это женские магазины, тебе там совершенно нечего делать. К обеду вернусь в отель. Дорогу найдёшь?
  - Даже искать не буду, - пожал плечами Гарри, - трансгрессирую прямо отсюда. Если меня не будет в номере, я в баре. И наоборот.
  Гарри знал, что Гермиона, как и любая женщина, обожает магазины дамского белья, косметики и прочих дорогостоящих пустяков, но, в отличие от других женщин, терпеть не может, когда её сопровождают мужчины. В некоторых вопросах Гермиона была невероятно скрытной: Гарри до сих пор не знал название её любимых духов, хотя и пытался выяснить это, чтобы сделать ей подарок. В ответ Гермиона с улыбкой качала головой и не отвечала.
  Посадив Гермиону в такси, он оглянулся вокруг и, убедившись, что улица пуста, и никто его не видит, с лёгким хлопком исчез.
  * * *
  Обеденное время давно миновало. Ближе к вечеру, когда Гарри уже надоело сидеть в номере, вернулась усталая и раздражённая Гермиона, нагруженная яркими и нарядными пакетами из магазинов.
  - Наконец-то! - обрадовался Гарри, - удачно потратила деньги?
  Гермиона свалила пакеты на пол и начала раздеваться.
  - Вау! Меня ждёт демонстрация новейших тенденций итальянской моды в области женского белья? - с надеждой спросил он.
  - И думать не моги, эротоман несчастный! - беззлобно огрызнулась Гермиона. - Мерлин мой, как же я устала...
  - Так зачем столько времени ходила? - удивился Гарри, - кто тебя заставлял?
  - Подарки детям выбирала, - объяснила Гермиона, - и ведь взрослые уже, а как откуда-нибудь приеду, сразу бегут: "Мама, а что ты нам купи-и-ила?" Если ничего не привезу, обид на неделю будет... А твои как?
  - Да я ведь за границу не езжу, - засмеялся Гарри, - в пятый век вот заскочил, так там насчёт сувениров не очень... Сам ноги унёс - и то счастье.
  - Ну вот, а мои избалованные, - вздохнула Гермиона, - мы с Роном раньше часто за границу ездили...
  - Гермиона, а где сейчас Рон? - осторожно поинтересовался Гарри.
  - Рон? - рассеянно переспросила Гермиона, - наверное, в Париже, как обычно, а что?
  - Да так... - замялся Гарри, - я подумал, а вдруг он в Риме?
  - Ты хотел с ним встретиться или не встретиться? - прищурилась Гермиона, и, не дождавшись ответа, сказала:
  - Успокойся, Гарри, Рон ни в Риме, ни в Вене не бывает. В Армении, по-моему, тоже. Так что семейной сцены не предвидится, да если бы и встретились... В общем, подожди меня ещё полчаса, пожалуйста, я приму душ, а потом пойдём обедать или теперь уж, наверное, сразу ужинать.
  * * *
  Утро следующего дня выдалось облачным, иногда накрапывал дождь, за что Гарри возблагодарил судьбу - римская жара его просто убивала. До Ватикана они добрались на такси и, смешавшись с пёстрой группой туристов, вошли на территорию города-государства. Гермиона здесь уже бывала с родителями, а Гарри памятниками архитектуры не интересовался, но, чтобы не привлекать внимания, они вели себя как все туристы: вертели головами направо и налево, а Гермиона даже что-то фотографировала с помощью маленькой изящной "мыльницы". Для того чтобы войти в собор, нужно было пройти через рамку металлоискателя. Несмотря на ранний час, очередь была длинной, но, правда, шла быстро. И вот, наконец, они в соборе. Внутри собор святого Петра казался значительно больше, чем снаружи. Каким образом архитекторы смогли достичь такого эффекта, Гарри не понял и заподозрил, что дело не обошлось без магии, однако никаких признаков заклятий не почувствовал. Тяжелая, давящая мощь и роскошь собора оставила Гарри равнодушным, он напряжённо разглядывал интерьер, стараясь обнаружить датчики сигнализации, двери, ведущие на верхние ярусы собора, места, куда можно будет безопасно трансгрессировать из гостиницы.
  - Смотри, Гарри, - прошептала Гермиона, - вот статуя святого Лонгина, а над ней та самая нужная нам лоджия с копьём.
  Вблизи 30-футовая статуя казалась просто огромной, а балкончик с ковчежцем повис на недосягаемой высоте.
  - Да-а, - пробормотал Гарри, - должен признаться, на фотографии это выглядело иначе, как-то более обнадёживающе, что ли... Интересно, кому пришла в голову светлая мысль поместить реликвии на такой высоте?
  - Это же величайшие святыни христианства, Гарри, - пояснила Гермиона, - естественно, князи церкви боялись, чтобы их не украли или не осквернили.
  Она полистала путеводитель и прочитала:
  "В 1624 г. папа Урбан VIII заказал Бернини создать 4 лоджии в столбах, поддерживающих купол базилики, для хранения реликвий".
  - Ещё в 17 веке! Оказывается, - продолжала просматривать путеводитель Гермиона, - изредка, раз в несколько лет, эти реликвии достают из ковчежцев и показывают верующим. Но мы не можем ждать так долго, да и потом, вокруг будет столько охраны, что нам к ним сё равно не подобраться...
  
  - А какие реликвии в других лоджиях? - поинтересовался Гарри.
  Гермиона снова открыла заложенную пальцем толстенькую книжку путеводителя.
  - Ещё - голова святого Андрея Первозванного, - она показала на статую святого, живописно опирающегося на косой крест, высеченный из мрамора, - только её, оказывается, в соборе уже нет, тут написано, что: "в 1966 г. папа Павел VI преподнес реликвию в дар церкви Св. Андрея в греческом городе Патрас, где святой был распят и умер". В лоджии над статуей Елены Константинопольской - частицы Животворящего креста, а над статуей святой Вероники - часть плата с изображением Иисуса Христа.
  - Понял, спасибо, - машинально ответил Гарри, тщательно разглядывающий лоджию с копьём Лонгина.
  - Гермиона, посмотри, дверь там всё-таки есть, вот отсюда видно, встань на моё место.
  Гермиона послушно встала на место, указанное Гарри, пригляделась и сделала несколько снимков.
  - Ты прав, дверь точно есть, только надо найти к ней дорогу. Уходим?
  * * *
  - Наверное, дальше ждать не стоит, - сказал Гарри, взглянув на часы. Он лежал на кровати и наблюдал за Гермионой, нервно меряющей шагами гостиничный номер.
  - Что ты так нервничаешь? Ну, пойдёт что-то не так - трансгрессируем обратно в гостиницу, ищи нас!
  - Знаешь, Гарри, - усмехнулась Гермиона, - я подумала, что благодаря знакомству с тобой, я пережила довольно много приключений, но всё-таки церкви мы пока не грабили.
  - Когда-то нужно начинать, - пожал плечами Гарри, - зато мы с тобой банк грабили, вспомни!
  - Да уж, карма испорчена навсегда... Ладно, иди сюда, буду тебя делать прозрачным.
  Гарри подошёл к Гермионе и застыл по стойке смирно. Гермиона направила на него волшебную палочку и произнесла заклятие: Стеллс максима! Гарри не ничего не почувствовал. Посмотрев на свои руки, он не увидел никаких изменений и спросил:
  - Не сработало, что ли?
  - Подойди к зеркалу, - посоветовала Гермиона, которая в этот момент навела палочку на себя и собралась произнести заклятие.
  Гарри послушно подошёл к зеркалу и вместо привычного изображения увидел зеленоватый переливающийся контур. Перед зеркалом стояло странное существо, напоминающее человека, но состоящее как бы из полупрозрачного зелёного стекла, не имеющего четких контуров - всё текло, меняло формы, казалось зыбким и неопределённым. Гарри взглянул на Гермиону и вздрогнул - вместо неё стояло такое же зелёное существо.
  - Ну, Гермиона, - ошеломлённо сказал Гарри, вытирая неожиданно выступивший пот, - не дай бог, не сможем обратно превратиться...
  - Не бойся, заклятие проверенное, - ответило зелёное существо голосом Гермионы. - Дай руку, трансгрессируем!
  Привычно рвануло в животе, свет гостиничной лампы померк, и они очутились в тёмном углу собора, в том самом, который Гермиона выбрала, рассматривая сделанные утром фотографии. Они затаили дыхание и притаились в тени, пытаясь понять, нет ли кого-нибудь, кроме них, в соборе.
  - Похоже, пусто, - прошептал Гарри, - идём, только давай на всякий случай держаться в тени.
  Огромная базилика была погружена во мрак и обволакивающую тишину, только кое-где лампы дежурного освещения давали немного света. Центр собора был ограждён барьерами, поэтому идти можно было только по периметру. Гарри и Гермиона, поминутно оглядываясь и замирая, двинулись по заранее определённому маршруту в поисках дверей, ведущих во внутренние помещения, но пока на пути им попались только огромные врата, которые были наглухо заперты. Наконец они наткнулись на дверь явно современного вида, искусно спрятанную в тёмном закоулке. Алохомора! - приказал Гарри, и дверь открылась. Люмос! - и волшебная палочка осветила большой пылесос, вёдра, тряпки, какие-то банки и другой уборочный инвентарь. Другого выхода из комнаты не было.
  - Проклятье! - ругнулся Гарри, - не повезло, уходим...
  Они вышли из кладовой и заперли её.
  - Дальше! - прошептал Гарри.
  Они обошли весь собор, еще дважды им попадались служебные двери, но за ними всякий раз оказывались комнаты, а не лестницы и коридоры, ведущие вглубь здания.
  - Похоже, ход наверх откуда-то снаружи, - сказала Гермиона, - этого я и боялась. Надо уходить, пока какая-нибудь сигнализация не сработала.
  - Тихо! - внезапно прошипел Гарри, увлекая Гермиону в густую тень, - слышишь? Что это такое?
  В торжественной и вязкой тишине собора по ушам ударил лязг отпираемого замка, заскрипели петли тяжелых дверных створок.
  - Всё-таки застукали! - охнула Гермиона, - Наверное, это охрана, бежим скорее, Гарри!
  - Подожди секунду, я хочу посмотреть, кто пришёл, - прошептал Гарри, удерживая Гермиону. - На охрану не похоже - слишком шумят, а потом, что это за мотор гудит, слышишь?
  Гарри осторожно выглянул из-за угла и увидел, что в собор въезжает маленький электрокар, который тянет на прицепе складную вышку на больших мягких колёсах. Рядом с каром шли несколько рабочих, которые о чём-то громко спорили по-итальянски. На пуговицах комбинезонов у них висели яркие фонарики.
  - Если они оставят вышку и уйдут, нам здорово повезло! - сказал Гарри, - а если нет, придётся их усыпить. Осилим четверых, а, Гермиона?
  - Не знаю... Попробуем... - нерешительно ответила она.
  Электрокар осторожно тащил вышку к центру собора, рабочие шли следом. Немного не дойдя до центра базилики, они остановились, о чём-то посовещались, разглядывая большой лист бумаги, потом водитель кара, повинуясь командам своих товарищей, подал вышку назад, к самой стене и, соскочив на пол, попробовал, поднимается ли площадка. Всё оказалось в порядке, и компания рабочих, вероятно, выполнив задание, ушла из собора, заперев за собой двери.
  - Интересно, для чего они притащили вышку? - спросила Гермиона.
  - Какая разница? - пожал плечами Гарри, - может, для электриков или реставраторов, а может, что-то фотографировать собираются. Нам надо сдвинуть вышку к лоджии над Лонгином. Ты стой тут, а я попробую разобраться с управлением каром.
  К счастью, управление оказалось совсем примитивным, и Гарри быстро понял, что к чему, несмотря на свой мизерный опыт обращения с магловской техникой и то, что все кнопки и рычаги были подписаны по-итальянски. "Эх, Артура Уизли бы сюда, - мысленно улыбнулся Гарри, - вот бы праздник был для старика: на магловском каре покататься!" Он осторожно нажал педаль, и кар, загудев мотором, потянул вышку к статуе святого Лонгина. Гермиона не утерпела и, выбравшись из тени, пошла рядом с каром, поминутно оглядываясь во все стороны. Внезапно тележка задела ограждение, которое с оглушительным грохотом рухнуло, увлекая за собой соседние секции. Гарри и Гермиона замерли, но всё было тихо, похоже, их никто не услышал.
  - Кажется, пронесло... - прошептал Гарри, - поехали дальше! Гермиона, не трогай ограждение, пусть валяется! Завтра подумают, что это рабочие его опрокинули!
  Ему удалось подогнать вышку почти к самой лоджии.
  - Гермиона, - сказал Гарри, - полезай на вышку. Если что, немедленно трансгрессируй в отель, за меня не беспокойся, я успею уйти, поняла?
  - Хорошо, Гарри, - кивнула Гермиона и неловко полезла на площадку вышки. Подъемник оказался механическим, и Гарри, поплевав на руки, взялся за рукоятку. Хорошо смазанный механизм работал легко, защёлкал храповик, и вышка быстро поползла вверх. Через несколько минут сверху раздался приглушенный голос Гермионы:
  - Достаточно, Гарри, я вижу ковчежец, а в нём наконечник копья, только перепрыгнуть туда я не смогу, вышка слишком далеко. Я попробую проверить его отсюда.
  Гарри затаил дыхание, прислушиваясь.
  - Ну, помоги нам Мерлин, - сказала Гермиона и, наведя волшебную палочку на ковчежец, решительно произнесла: Портус!
  - Ну, что там? - нетерпеливо спросил Гарри, задрав голову.
  - Не светится... - расстроено ответила Гермиона, - похоже, оно ненастоящее...
  - Трансгрессируй! - приказал Гарри, - я за тобой! - и они в мгновение ока снова оказались в гостинице.
  * * *
  - Итак, первая наша надежда не оправдалась, - хмуро сказал Гарри, - честно говоря, я надеялся, что это копьё окажется настоящим, Ватикан всё-таки... Как же это они, а?
  - Слишком много лет прошло, - пожала плечами Гермиона, - всякое могло случиться, может, они просто не догадались проверить копьё...
  - Вряд ли, - возразил Гарри, - они не дураки, скорее, циники. Наверняка проверили и решили, что пусть лучше всё остаётся как есть, а то получится, что одна из величайших христианских святынь, которой веками поклонялись верующие, подделка. Но нам-то что? Мы ведь с тобой не католики, да и христианами нас можно назвать с большой натяжкой... Что мы будем делать теперь?
  - Как что? - удивилась Гермиона, - будем продолжать искать настоящее копьё. Сначала поедем в Вену, а потом, если понадобится, в Армению...
  Гермиона включила портативный компьютер.
  - Гарри, как ты хочешь добираться до Вены? Можно поездом - это ночь в пути, а можно самолётом.
  - Давай лучше поездом, - сказал Гарри, - я, как только вспоминаю про самолет, у меня опять начинает болеть голова. Забронируй двухместное купе, поедем с комфортом. У нас денег хватит?
  - Хватит, - ответила Гермиона, - Кингсли мне дал платиновую банковскую карту магловского банка и сказал, что можем тратить, сколько хотим. Гостиницу я забронировала, сейчас поищу билеты на ближайший поезд. Собирай вещи, мы уезжаем прямо сейчас.
  * * *
  Венский отель "Голубой Дунай", несмотря на романтическое название, оказался довольно захудалым. Поезда, проносящиеся по единственной надземной ветке венского метро, грохотали прямо под окнами, а за углом полыхала кислотными неоновыми огнями вывеска ночной дискотеки.
  - Да, Гермиона, умеешь ты выбирать отели, - рассмеялся Гарри, осмотрев номер.
  - В следующий раз будешь сам гостиницу заказывать! - огрызнулась та. - Если в Ереван полетим, заказывать билеты и бронировать отель будешь ты! А то я как раз не понимаю по-армянски.
  - Всё-всё-всё, лежачего не бьют! - поднял руки Гарри, падая на кровать.
  - Гарри, сколько раз я тебя просила не валяться на постели в верхней одежде?!
  - Похоже, этот "Голубой Дунай" мне отольётся, - пробормотал Гарри, нехотя поднимаясь с кровати, - кстати, кому это пришла в голову блестящая идея повесить над постелью портрет какого-то бородатого типа в мундире? Он что, будет охранять наш сон? И, кстати, кто это такой?
  - Император Франц-Иосиф I, - ответила Гермиона, - у австрийцев на нём и на его жене Сиси настоящий бзик, их портреты везде, привыкай и не обращай внимания.
  - Как это не обращай?! - возмутился Гарри, - он же за нами подглядывает! Его надо убрать куда-нибудь!
  Гермиона вздохнула и стала доставать волшебную палочку, но Гарри опередил её. Взобравшись на кровать, он аккуратно снял портрет и поставил его на пол лицом к стене. На месте портрета остался прямоугольник невыгоревших обоев.
  - Вот, так будет лучше, - сказал он. - Кстати, а где находится "венское" копьё?
  - В Хофбурге, - ответила Гермиона, - Хофбург - это королевский дворец, в нём как раз и жил Франц-Иосиф, но только зимой, а летом он переезжал в загородную резиденцию Шенбрунн, в обоих дворцах сейчас музеи. Нам нужно в королевскую сокровищницу, судя по путеводителю, копьё должно быть там.
  - Ну что ж, поехали, - согласился Гарри, - вызывай такси, я по-немецки не говорю...
  Хофбург оказался целым комплексом огромных, мрачноватых зданий-дворцов. Народу в кассе музеев оказалось на удивление мало, и уже через несколько минут они купили билеты и направились в сокровищницу. Гермиона, как обычно, запаслась путеводителем.
  Туристы бродили от витрины к витрине, разглядывая императорские короны, накрытые стеклянными колпаками, драгоценное оружие, какую-то старинную одежду, обшитую потускневшим золотым и серебряным позументом, и королевскую посуду. Отдельно стояла детская колыбель, невесть как попавшая в сокровищницу.
  - Ну, где оно? - нетерпеливо спросил Гарри.
  - Сейчас, сейчас, дай сориентироваться, - бормотала Гермиона, разглядывая схему в путеводителе, - а, вот! Кажется, нам сюда. Вот оно! - прошептала Гермиона севшим голосом.
  Зал, в котором в отдельной витрине хранилось копьё, был сильно затемнён, очевидно, для лучшей сохранности экспонатов. Подсвеченные лампами императорские короны привлекали туристов гораздо больше, чем невзрачное копьё, поэтому Гарри и Гермиона оказались в этом углу зала одни.
  От копья Лонгина остался один наконечник, да и то сказать, какое дерево выдержало бы полторы тысячи лет? Длинный наконечник, сужающийся от основания к острию, имел довольно сложную форму. Центральный стержень в нескольких местах был скреплен с лезвием туго намотанной в несколько рядов проволокой, а центральная часть копья была обмотана ярко блестящей золотой фольгой. Гарри и Гермиона заворожено глядели на артефакт, который Мерлин назвал одним из тринадцати сокровищ Британии и который должен был вернуть Моргаузу и Мордреда в пятый век.
  - Давай, Гарри, теперь ты, - сказала Гермиона, - вдруг у тебя рука окажется удачливее моей?
  Гарри быстро огляделся, и, не увидев вблизи посторонних, указал на копьё волшебной палочкой и произнёс заклятие: Портус!
  Ничего не произошло.
  - Значит, и это не оно... - уныло сказала Гермиона. - Мерлин мой, как мне не хочется тащиться в Армению... А вдруг и там...
  - М-да, что-то нам в последнее время не везёт, - подтвердил Гарри, пряча палочку. - Пошли отсюда! Мне теперь кажется, что кругом одни подделки!
  Выйдя из музея, они уселись на скамейку.
  - Куда теперь, в отель? - спросила поникшая Гермиона.
  - Ты знаешь здесь какой-нибудь хороший ресторан? - спросил Гарри, - я хочу попробовать знаменитый шницель по-венски. Я читал, что настоящий шницель должен свисать с краёв тарелки. Хочу такой.
  - Я знаю один ресторанчик, он очень нравился папе с мамой, - сказала Гермиона, - только я не знаю, как до него доехать, мы ходили пешком. Пройдёмся?
  - Обязательно, - согласился Гарри, - только ты меня веди так, чтобы я хоть город увидел, ладно? А то у нас получается какой-то неправильный, воровской туризм, ничего, кроме хранилищ этих проклятущих копий не видим!
  Гермиона достала ручку и стала прокладывать на карте города маршрут, а Гарри тихонько сидел рядом и смотрел на неё. Ему доставляло необъяснимую радость видеть, как она корчит гримаски, пытаясь прочитать длиннейшие немецкие названия улиц, покусывает кончик авторучки, убирает пряди волос, выбившиеся из-за маленького уха. Увидев, что Гарри разглядывает её, Гермиона покраснела:
  - Ты что? У меня что-то не так?
  - Всё так, - мягко сказал Гарри и нежно погладил её по щеке, - просто я тобой любуюсь и не могу налюбоваться. Ты - самая лучшая. Я тебе об этом ещё не говорил?
  - Говорил, - серьёзно ответила Гермиона, - спасибо тебе, Гарри. Только, пожалуйста, перестань на меня так смотреть, а то на нас уже обращают внимание, наверное, думают, что мы престарелые любовники, только-только вырвавшиеся из своих семей.
  - Мы и есть любовники, - возразил Гарри, - только мне не нравится это слово, оно какое-то грубое. Я не хочу быть любовником, я хочу тебя просто любить, Гермиона. Всегда.
  Гермиона отвернулась, и Гарри показалось, что она украдкой смахнула слезинку.
  - Ладно, - сказала она, вставая, - маршрут я вроде бы определила, пошли? Сейчас нам нужно выйти к собору святого Стефана, а от него я дорогу найду уже легко.
  Они не торопясь шли по старинным улочкам Вены, а мимо них пробегали стайки пестрых, как попугаи, туристов, обвешанных фотоаппаратами и видеокамерами, у некоторых в специальных рюкзачках сидели маленькие дети. Цокали копыта лошадей, запряжённых в нарядные фиакры, в которых сидели тоже туристы. Фиакрами управляли возницы в непременных чёрных котелках и жилетах, с длинными кнутами, которые они возили для красоты. Лошади выглядели сытыми и довольными, у каждой на голове была шапочка от солнца с прорезями для ушей. Сзади лошади к фиакру был прикреплён кожаный фартук, чтобы конские яблоки не падали на дорогу. Один фиакр проехал совсем близко, и Гарри почувствовал запах конского пота, к которому он привык в пятом веке, и о котором сразу же забыл в XXI. Гарри прикрыл глаза, и ему почудилось, что он вновь едет в отряде Кея, а впереди их ждёт засада крысолюдов.
  - Ты что остановился? - удивилась Гермиона, - устал? Уже недалеко.
  - Лошадь нюхал, - честно ответил Гарри.
  - Что-о ты делал?! Повтори, пожалуйста! - повернулась к нему Гермиона, - тебе что, голову напекло?
  - Злая ты, Гермиона, недобрая, горлум-горлум, - засмеялся Гарри, - ну, просто в пятом веке много пришлось ездить верхом. Раньше-то я на лошадь почти и не садился, а тут каждый день в седле. Ну и вспомнил кое-что... Не бойся, я нормальный. Почти.
  Гермиона тоже засмеялась:
  - Ладно, извини, а то у меня уже мысли стали появляться... всякие.
  Чем ближе они продвигались к собору святого Стефана, сердцу туристской Вены, тем шумнее становилось на улице, экскурсоводы с громадными искусственными цветами на длинных стеблях в руке вели за собой группы туристов, казалось, собравшиеся со всего мира. Здесь были аккуратные японские старички и старушки, весело гомонящие на всю улицу французы, здоровенные и уже изрядно пьяные шотландцы в килтах, немцы, русские, китайцы... Гарри стал уставать от этого людского круговорота и сказал:
  - Послушай, Гермиона, давай свернём на какую-нибудь параллельную улицу, вдруг там потише?
  Гермиона кивнула и углубилась в схему. Нужная улица нашлась на следующем перекрестке. Они свернули за угол и остановились от неожиданности: они были совершенно одни. Великая туристская тропа, отмеченная во всех путеводителях, пролегала по соседней улице, в мостовую которой были вделаны латунные доски с номерами маршрутов и достопримечательностей, а эта улица была тихой и пустой.
  - Вот по ней мы и пойдём, - удовлетворённо сказал Гарри, - и пусть меня называют социопатом! Кстати, Гермиона, а куда ты меня ведёшь?
  - Есть один ресторанчик, называется "Грихенбайсль", он стоит немного на отшибе, туристы туда почти не ходят, а кухня там хорошая, и вообще заведение интересное, с историей. Его папа нашёл, он всегда умел откапывать что-то необычное, ну и потом мы всегда, когда бывали в Вене, туда ходили. Точный адрес я не помню, но там рядом греческая церковь, такая, знаешь, из оранжевого с белым кирпича, на слоёный кекс похожа...
  Улочки в этой части Вены были кривыми и запутанными, часто сходились, расходились, а то и упирались в тупик, но Гарри нравилось бродить по старинному городу, разглядывая пыльные, запущенные витрины каких-то магазинчиков и неработающих кафе. В одном месте он остановился. В стене дома была сделана ниша, а в нише сидело вырезанное из камня существо, на что-то похожее, но на что, Гарри никак не мог сообразить.
  - Гермиона, - позвал Гарри, - что это такое, ну, вон там, в нише? Никак не могу разобрать, там что-то написано по-немецки, переведи, пожалуйста.
  Гермиона подошла, прочитала табличку и рассмеялась:
  - Это василиск, Гарри!
  - Кто-о-о?!!
  - Василиск. Тут написано, что он завёлся в колодце у какого-то ремесленника. А у этого ремесленника была дочка, в которую был влюблён подмастерье, ну он и предложил отцу извести василиска в обмен на руку дочери. Показал змéю серебряное зеркало, тот и окаменел.
  - Что-то мелкий попался василиск, - улыбнулся Гарри, - если бы здесь завёлся василиск Слизерина, он бы полгорода разнёс. Сказки какие-то...
  - Может, и сказки. Но, заметь, Гарри, василиска ты всё-таки узнал, значит, скульптор сам его видел, а может, ему рассказал тот, кто видел. И потом, ты же знаешь, что василиски живут невероятно долго и растут всю жизнь. Просто этим венцам повезло встретить совсем маленького василиска, еще детеныша. С взрослым чудовищем они бы ни за что не справились...
  - Это точно, - подтвердил Гарри, - жуткая была зверюга, чуть не убила меня тогда, если бы не Фоукс... Ладно, что прошлое ворошить, далеко ещё? А то есть хочется.
  - По-моему, мы уже пришли, - сказала Гермиона, - вон греческая церковь, а нам сюда. Как плющ-то разросся...
  Они вошли в темноватую длинную арку, из которой был ход направо, в ресторан. Перед входом Гарри увидел яму, закрытую стальной решёткой, не придал ей значения и хотел пройти мимо, но Гермиона остановила его:
  - Гарри, загляни-ка в яму.
  Гарри послушно нагнулся и увидел, что на дне сидит кукла в рост человека в средневековом наряде, а в руках у неё металлический поднос, на котором лежат несколько монеток. Каменный пол вокруг куклы был усеян монетами - попасть сверху в тарелку не удавалось почти никому.
  - Есть примета, что человек, попавший сверху монетой в тарелку, может загадать желание, и оно исполнится, попробуй, Гарри, - попросила Гермиона, - удача нам не помешает.
  Гарри нашарил в кармане монету, прицелился и бросил. Монета легла в центр тарелки как приклеенная.
  - Браво, Гарри, - захлопала в ладоши Гермиона, - загадывай желание!
  - Хочу найти копьё Лонгина, - отчётливо произнёс Гарри.
  Ему вдруг показалось, что кукла на дне ямы шевельнулась...
  * * *
  Ресторан действительно оказался очень тихим, уютным и почти пустым - в дальнем углу, спиной к Гарри и Гермионе сидела пожилая пара. Проголодавшийся Гарри не рассчитал своих сил, и кроме шницеля с жареной картошкой, заказал ещё овощной салат, который ему принесли в огромной миске. Под салат в желудок ухнула первая кружка пива, а когда официант торжественно принёс огромные тарелки со шницелем, красиво украшенным зеленью, Гарри понял, что ему потребуется и вторая, а, возможно, и третья кружка. Несмотря на свои гигантские размеры, шницель оказался плоским, как лист бумаги, и Гарри воспрянул духом.
  Внезапно боковым зрением он заметил какое-то дрожание, осторожно повернул голову и сказал Гермионе:
  - У нас гость, слева от тебя, не напугай его. Это привидение.
  Гермиона посмотрела налево и увидела, что рядом с ней парит та самая кукла, которая сидела в зарешёченной яме, только лицо у неё было живое, человеческое.
  Привидение что-то прошелестело по-немецки. Гермиона напряжённо вслушивалась в его речь, потом стала отвечать, Гарри терпеливо ждал. Наконец Гермиона стала переводить:
  - Знаешь, кто к нам пожаловал? Это Августин.
  - Какой ещё Августин? - не понял Гарри.
  - Ну, помнишь песенку:
  
  Ах, мой милый Августин,
  Августин, Августин,
  Ах, мой милый Августин,
  Всё прошло, всё!
  
  - Он говорит на таком ужасном немецком, что я его с трудом понимаю, но кое-что угадать можно. В общем, он сказал, что сразу понял, что мы с тобой волшебники, ведь ты, Гарри, бросил ему галлеон, монету волшебного сообщества Британии.
  - Целый галлеон? - пожалел Гарри, - как же это я?! Ай-ай-ай...
  - Да, Гарри, галлеон, а потом он услышал, что мы говорим о копье Лонгина, вот и решил придти, он просит разрешения поговорить с нами.
  - Конечно, пригласи его сесть, - сказал Гарри, который давно привык к привидениям.
  Августин перетёк в самый тёмный угол закутка, где сидели Гарри и Гермиона.
  Гарри знал, что при общении с привидениями хорошим тоном считается спросить, как оно обрело свой нынешний статус. Гермиона перевела вопрос, и привидение стало рассказывать. Наконец, когда оно замолкло, Гермиона сказала:
  - В общем, так, Гарри, если кратко, этот самый Августин был чем-то вроде уличного певца, ходил по кабакам, сочинял стихи и песенки, ну и ему платили за это - где грош дадут, где выпить поднесут. Однажды он хлебнул лишнего и заснул на улице, а в городе свирепствовала чума. Его нашли мортусы, подумали, что он умер, железными крюками забросили на телегу, вывезли за город и сбросили в яму. Там он и очнулся утром от холода. Увидев вокруг себя мертвецов, Августин бросился бежать, и бежал без памяти, пока не вернулся в родные места. Каким-то чудом он не заразился, стал местной знаменитостью, его поили и кормили бесплатно, но кончил жизнь он всё равно в долговой яме.
  - Что ж, понятно, - сказал Гарри, с наслаждением потягивая пиво, - спроси его, что ему надо, зачем пришёл?
  Гермиона, запинаясь, перевела вопрос, выслушала ответ и сказала:
  - Он пришёл потому, что услышал, что мы ищем копьё Лонгина.
  - Он что-то знает о копье?! - подался вперёд Гарри, отставив кружку.
  - Говорит, что знает...
  - Что именно? Да не тяни же ты, Гермиона!
  Гермиона и Августин долго о чём-то говорили, потом привидение замолчало, а Гермиона сказала:
  - Он говорит, что мы зря ищем копьё Лонгина в церквах на континенте, его здесь нет, и в Армению лететь тоже незачем.
  - Откуда он знает?
  - Я его спросила про это, а он ответил, что привидениям открыты некоторые вещи, недоступные смертным...
  - Тогда где же надо искать копьё?
  - Он сказал, что точно не знает, но на нашем месте он бы вернулся в Англию, поехал в Гластонбери и поискал там сидов.
  - Что ж, - задумался Гарри, - некая логика в его словах есть, ведь там по легенде были похоронены Артур и Гвиневра, место непростое. Но остались ли в нашем мире сиды, вот вопрос, и захотят ли они помогать нам в таком деле?
  - Решим потом, - ответила Гермиона, - надо отблагодарить Августина. Как ты думаешь, уместно будет предложить ему денег?
  - Постой, не надо денег, - сказал Гарри, - объясни ему, кто я такой, и от моего имени предложи занять место привидения на Гриффиндоре. Скажи, я приглашаю.
  Как только Гермиона закончила переводить, привидение зависло над стулом, вежливо поклонилось и истаяло.
  - Он обиделся? - спросил Гарри.
  - По-моему, нет, - задумчиво ответила Гермиона, - он сказал, что благодарит за приглашение. Он хорошо знает Хогвартс, но, во-первых, он уже привык к своему месту, во-вторых, место денежное, с туристов он получает неплохой доход, а, в-третьих, школьные привидения - почти сплошь графы, да бароны, а он простой уличный певец. Он будет чувствовать себя не в своей тарелке.
  - Возможно, он прав, - сказал Гарри. - Значит, наш континентальный квест окончен, можно возвращаться в Британию. Или всё-таки полетим в Эчмиадзин?
  - Знаешь, Гарри, я этому Августину верю, по-моему, в Армении нам делать нечего. Давай возвращаться в Англию, посоветуемся с Кингсли, и - в Гластонбери.
  
  Глава 12. Гластонбери-Тор
  Гарри и Гермиона сидели на лужайке перед домом Кингсли Бруствера. Яркий зонт и разноцветные пластиковые стульчики импровизированной беседки странно смотрелись на фоне угрюмого дома викторианской архитектуры. Красные, потемневшие от времени кирпичные стены с белой отделкой были затянуты плющом, оставившим свободными только окна в эркерах, которые поддерживали белые полуколонны. К дому вела посыпанная толчёным кирпичом дорожка. Вместо привычных клумб с цветами хозяева устроили перед фасадом две альпийские горки. Лужайку окружали густые кусты, образующие живую изгородь. Подальше от взрослых по лужайке носилась с мячом стайка детей, которых сопровождал огромный, добродушный пёс. Пёс весело и неуклюже скакал, пытаясь завладеть мячом, но мяч выскальзывал, и пёс, гавкая басом, пускался в погоню.
  Из-за дома появился Кингсли, перед ним, покачиваясь, плыл накрытый стол. Министр аккуратными движениями волшебной палочки подогнал стол к гостям и заставил его плавно опуститься на траву.
  - Рад, что вы, наконец, ко мне выбрались, - сказал он, осторожно усаживаясь в шезлонг. - Наливайте себе сами, кто что хочет, и рассказывайте. Кто начнёт, ты, Гарри?
  * * *
  - Да, - задумчиво сказал Кингсли, - потирая подбородок, - это, несомненно, впечатляет. Попытка ограбления собора святого Петра и всё такое. Представляю, что было бы, если бы вы попались... Директор школы Хогвартс и его заместитель - церковные воры! - Кингсли рассмеялся.
  - Тебе хорошо иронизировать, - надулась Гермиона, - а лично я такого страху натерпелась... Я, знаешь, уже не девочка, чтобы лазать по строительным конструкциям!
  - Кстати, Кингсли, а ты знаешь, кто занимает должность главы римской миссии твоего министерства? - поинтересовался Гарри. - Некая Инес Амбридж. Она что, родственница той Амбридж?
  - Понятия не имею, - пожал плечами Кингсли, - я не знаю имён всех послов, это входит в обязанности начальника отдела международного магического сотрудничества Перси Уизли, брата твоей жены, между прочим, вот у него и спрашивай... Что вы ей рассказали?
  - Разумеется, ничего, - пожал плечами Гарри, - мы ещё в своём уме.
  - Это правильно, - кивнул Кингсли, - а раз так, и говорить о ней больше нечего. Давайте решать, что нам делать дальше.
  - А что, разве у нас есть выбор? - поинтересовался Гарри, размешивая соломинкой содержимое своего бокала. Льдинки в коктейле приятно холодили ладонь.
  - Скажи, Кингсли, а в отделе тайн так и не смогли создать новый амулет перемещения? - спросила Гермиона.
  Иосиф Аримафейский и король Артур. Витраж
  
  - К сожалению, нет, - ответил Кингсли. - Они перепробовали все мыслимые и немыслимые комбинации заклятий, но у них ничего не получается. Видимо, существует какой-то фактор, который они не учитывают. И самое скверное в том, что они даже отдалённо не представляют себе, где искать этот фактор. Один раз у них получилось, но с тех пор - ни единой удачи. Саймон уже извёлся сам и загонял до изнеможения свой отдел. Результатов - ноль.
  - Ну вот, значит, у нас точно нет выбора, - сказал Гарри, - нужно продолжать искать копьё.
  - Может быть, вы зря не слетали в Армению? - спросил Кингсли.
  - Но ты же знаешь, привидения никогда не лгут, - возразила ему Гермиона, - да, они могут не сказать всей правды, но лгать они не могут просто по своей природе. Августин сказал, что в Эчмиадзине подлинного копья нет, значит, его, и правда, там нет. Впрочем, слетать в Армению не сложно, это не займёт много времени, и если ты настаиваешь...
  - Разумеется, я не настаиваю, - шутливо поднял руки Кингсли, - но нам нужно не упустить из виду ни одного варианта.
  - Что ж, значит, поедем в Гластонбери и попробуем поискать копьё там. Кстати, Гермиона, а почему Гластонбери? Чем это место знаменито?
  - Трудно сказать, Гарри, можно только догадываться. Во-первых, Гластонбери уже много веков считается святым местом, потому что там якобы похоронен святой Иосиф Аримафейский, правда, его могила не сохранилась. Во-вторых, утверждают, что именно в Гластонбери он построил первый в Британии христианский храм. Но для нас интересно не это. Ты евангелие давно читал?
  - Последний раз - когда учился в Хогвартсе, да и то не полностью, только какие-то отрывки в хрестоматии, - пожал плечами Гарри, - я почти ничего не помню.
  - Так я и думала, - кивнула Гермиона, - тогда я напомню. В евангелии сказано, что Иосиф Аримафейский был членом иудейского Синедриона[37], но тайно верил в учение Христа. Иосиф был богатым человеком и другом Пилата. Когда Христа распяли, Иосиф попросил у Пилата разрешения снять его с креста и похоронить в гробнице, которую он приготовил для себя ещё при жизни. Пилат удивился такой просьбе, но разрешение дал.
  Когда Иосиф снимал Христа, он собрал его кровь в чашу. Эта чаша позднее стала одной из величайших святынь христианского мира и получила название Святой Грааль. Каким-то образом в руки Иосифа якобы попало и копьё Лонгина, и с тех пор оба эти священных предмета в легендах и преданиях всегда упоминаются вместе.
  Позже святой Иосиф Аримафейский отправился из Иудеи в Британию, где стал проповедовать христианство и построил своими руками самый первый в Британии христианский храм. В Гластонбери Иосиф воткнул в землю копьё Лонгина, и на этом месте вырос куст терновника, который многие почитают священным. Говорят, этот куст жив и поныне...
  Аббатство Гластонбери построили гораздо позже, оно было сильно повреждено пожаром, потом восстановлено, но окончательно прекратило существование в XVI веке, когда отлучённый от римской католической церкви король Генрих VIII провозгласил себя главой англиканской церкви и позакрывал все католические монастыри. Аббатство разрушили, камень стен растащили на другие постройки, поэтому сейчас там одни руины. А когда монастырь был действующим, монахи утверждали, что именно в их аббатстве были похоронены Артур и Гвиневра, и даже показывали какие-то могилы. Так ли это на самом деле, не знаю. Но самое загадочное и мистическое место в Гластонбери - это башня святого Михаила. Я думаю, сидов нам нужно искать возле неё.
  - Ну что ж, возле башни, значит, возле башни, - кивнул Гарри, - с этим решили. Но есть ещё одна вещь, которую я не понимаю, может, кто-нибудь поможет мне разобраться?
  - Какая вещь, Гарри? - спросил Кингсли, смешивая себе фруктовый коктейль и брезгливо морщась, - целители категорически запретили мне спиртное, приходится чёрт знает что пить...
  - Да я об изменении истории, - пояснил Гарри. - Допустим, мы не сумеем загнать Моргаузу и Мордреда обратно в прошлое и история изменится, причём как именно она изменится, мы можем только гадать. В сущности, мы с Дуэгаром и так изрядно наследили в пятом веке - убили несколько человек и несчитано крысолюдов, по сути, с помощью Мерлина уничтожили их племя. Это ведь тоже как-то должно отразиться на истории? Но, допустим, смерть нескольких наёмников существенно не повлияла на ход истории, а нечеловеческая цивилизация рэтлингов вообще на историю людей повлиять не могла, но что будет, если в прошлое не вернутся Моргауза и Мордред? А главное, как мы об этом узнаем? Ведь наше сознание, наша память, окружающий нас мир тоже должны измениться, мы не почувствуем изменений! Кто знает, может быть, изменения уже произошли?
  - Над этой проблемой, Гарри, задумывался не один ты, представь себе, - сказал Кингсли. - Саймон из отдела тайн объяснил бы лучше, но поскольку его здесь нет, попробую я. Представь себе, например, что до пятого века все люди имели хвосты, а в пятом веке, благодаря нашему вмешательству, произошло какое-то магическое возмущение, и хвосты у взрослых исчезли, а дети стали рождаться бесхвостыми. Мало этого, сознание людей одномоментно изменилось, и хвост у человека перестал восприниматься как нечто естественное, как рука или нога, например, а стал считаться уродством. Как мы можем отследить такое изменение? Саймон утверждает, что единственный способ выявить его - это анализ письменных источников, в том числе - палеографики. На барельефах, посуде и других материальных памятниках культуры, созданных до пятого века, люди должны быть с хвостами, а на более поздних - без них. Я привёл этот забавный пример только для того, чтобы пояснить суть дела. Сейчас все сотрудники отдела тайн работают без сна и отдыха. Они собирают сведения обо всех памятниках культуры, созданных до пятого века, и анализируют их, пытаясь найти какие-то странности.
  - Ну, и каковы результаты? - с интересом спросил Гарри.
  - Пока никаких, - ответил Кингсли, - но ведь отрицательный результат не означает ничего. Либо никаких изменений не произошло, либо мы просто не смогли их обнаружить. Кроме того, в старых текстах отсутствует привычная нам датировка событий. Летописцы ведь не указывали точную дату событий, они писали что-то вроде "в седьмое лето со дня такой-то битвы" или "прошло два десятилетия со дня воцарения верховного короля Артура..."...
  - Я вот что сейчас подумала, - сказала Гермиона, внимательно слушавшая Кингсли, - похоже, что для нас гораздо важнее, чтобы в прошлое вернулся Мордред, а не Моргауза.
  - Почему? - повернулся к ней Гарри.
  - Давайте рассуждать. Что должен сделать в прошлом Мордред? Он должен соблазнить Гвиневру, сделать попытку захвата артурова трона и смертельно ранить короля в битве на Каммланском поле. Понимаете? Артур должен погибнуть в свой срок, в Британии должна начаться смута, борьба за власть и так далее. А Моргауза? Она должна была вступить в кровосмесительную связь с Артуром, родить и вырастить Мордреда. Всё это она уже сделала и вскоре должна была умереть от меча своего сына. Понимаете? Её роль в большой истории мира в принципе окончена. Поэтому для нас важно, чтобы в прошлое вернулся именно Мордред. Удастся вернуть и Моргаузу - хорошо, не удастся - думаю, на ход истории это не повлияет, как не повлияет на течение большой реки брошенный в воду или, наоборот, изъятый со дна камень.
  - Если мы сможем вернуть одного человека, то, наверное, уж сможем вернуть и двоих, - задумчиво сказал Гарри. - Впрочем, твои рассуждения, Гермиона, мне представляются очень важными.
  - Как всегда! - сказал Кингсли, - я хочу выпить за тебя, Гермиона, извини, что чокаюсь соком, - и он поднял бокал. - Поезжайте в Сомерсетшир, может, вам повезёт и удастся найти сидов. Очень надеюсь на это и на то, что они помогут нам с копьём. Как вы собираетесь туда добраться?
  - Заскочу домой, возьму машину, - ответил Гарри, - магловские права у меня есть, так, наверное, получится удобнее, хотя, может, и не очень быстро. Не боишься сесть в машину, когда я за рулём, Гермиона?
  - Не боюсь, - ответила она, - и потом, у меня тоже есть права, если что, выгоню тебя из-за руля и поведу сама!
  Гарри повернулся к Кингсли и закатил глаза, через секунду все трое весело смеялись. Услышав смех взрослых, к ним подбежали дети. Самый старший подёргал Кингсли за рукав:
  - Деда, дай попить... А чего вы так громко смеялись? Ну, расскажи!
  - Гав! - напомнил о себе пёс, становясь передними лапами на опасно накренившийся столик.
  * * *
  Как и любой боевой маг, Гарри имел водительские права и прошёл курсы экстремального вождения, но ездить на автомобиле не любил и пользовался им редко, его "Лендровер" большую часть времени скучал в гараже.
  Сначала Гарри чувствовал, что отвык от машины, и ехал с некоторой опаской, но вскоре утраченные навыки восстановились, и на скоростной трассе джип шёл в правом ряду ровно и мощно. Гермиона, сначала занявшая место штурмана экипажа, на первой же автозаправке пересела назад и вскоре задремала.
  Небо с утра хмурилось, вскоре пошёл дождь, перешедший в настоящий ливень, и Гарри снизил скорость. Салон автомобиля превратился в уютный, замкнутый мирок, знакомо пахнущий кожей, бензином и духами Гермионы, стёкла заливало водой, красные огни попутных автомобилей размыло в мерцающие звёзды, и Гарри казалось, что они не едут, а плывут в волнах огромной реки. Тихонько пели скрипки - Гарри любил за рулём слушать Моцарта. Он пожалел, что в суматохе поисков копья не зашёл в дом Моцарта в Вене, хотя они с Гермионой проходили мимо, и Гермиона показала ему этот дом.
  Гарри почему-то вспомнил, что читал, будто Моцарт не любил, когда его называли австрийцем: "Я - зальцбуржец" - говорил он. Сейчас это кажется странным, но во времена Моцарта Зальцбург был независимым государством, точнее, церковным княжеством в составе Священной Римской империи, и Моцарт, видно, не хотел считать себя подданным сильного и кичливого соседа. "Всё-таки надо было выбрать время и зайти в гости к Вольфгангу-Амадею, - думал Гарри, - когда я ещё попаду в Вену? Хотя, с другой стороны, что бы я там увидел? Обычный музей с экспонатами "того времени", подобранными для туристов. Ведь даже могилы Моцарта не сохранилось, что уж говорить о его личных вещах? Может, и правильно, что не зашёл. Пусть имя Моцарта для меня останется связанным только с его музыкой". Диск был старым и давно знакомым, Гарри, предвкушая удовольствие, ждал, когда подойдёт очередь "Маленькой ночной серенады", но тут пискнул навигатор и предупредил, что пора готовиться к уходу со скоростной трассы. Вскоре появился и поворот, дорога сузилась, вести машину стало сложнее, и музыка отступила на второй план.
  Гластонбери оказался крошечным, сонным провинциальным городком. Залитый дождём, он выглядел совершенно пустым, на улицах не было ни души. Гарри с трудом нашёл гостиницу, заглушил мотор и повернулся назад:
  - Гермиона, просыпайся, приехали, - тихонько позвал он.
  Гермиона, не открывая глаз, сладко потянулась, зевнула, прикрыв рот ладошкой, потом посмотрела в окно:
  - Ой, как льёт... Гарри, я у тебя в машине так сладко выспалась под музыку, даже не помню, когда я дома так хорошо спала, спасибо за хорошую езду! - она обняла Гарри и поцеловала за ухом.
  - У тебя зонт есть? - спросил Гарри, - иди в гостиницу, а я заберу чемоданы.
  Гарри внёс чемоданы в маленький холл гостиницы, отогнал джип на стоянку и вернулся. Гостиница выглядела уютной и приветливой. У входа рядом со стойкой для зонтов стояло несколько пар разноцветных резиновых сапог, видимо, дождь в этих местах был делом привычным. Слева была конторка, за которой что-то старательно писала девушка, одетая в мешковатый свитер и джинсы, а справа была дверь в паб. Паб был совершенно пуст, за стойкой скучал пожилой бармен, который имел явные признаки фамильного сходства с девушкой за конторкой. "Наверное, семейная гостиница, - подумал Гарри, - из поколения в поколения люди занимаются одним и тем же - продают пиво, полируют лестницу из морёного дуба, ведущую на второй этаж, убирают, моют, готовят... И так - всю жизнь! Я бы не смог". Он взглянул в лицо девушки, ожидая увидеть признаки скуки и разочарования, но девушка выглядела весёлой и совершенно довольной жизнью. Поймав его взгляд, она спросила:
  - Вы туристы, сэр? Наверное, приехали, чтобы осмотреть аббатство? Не хотите ли приобрести путеводитель и открытки? Совсем недорого...
  - Конечно, мисс, спасибо, - сказала Гермиона, - сколько за всё?
  - Пять с половиной фунтов... Благодарю вас, мэм, ваша комната на втором этаже справа, отец сейчас отнесёт чемоданы. Если пойдёте гулять, смело выбирайте любые сапоги и зонт, они принадлежат гостинице.
  - Спасибо, - сказала Гермиона, листая путеводитель, пахнущий типографской краской, - мы лучше подождём хорошей погоды. Как вы думаете, дождь скоро кончится?
  - Дождь обычно кончается к вечеру, - уверенно сказала девушка. - Отдохните с дороги. Сейчас не сезон, туристов немного, а вечером вы, наверное, будете в аббатстве совсем одни. Вы останетесь на ночь?
  - Да, мы переночуем у вас, спасибо, - сказал Гарри, - а утром, наверное, вернёмся в Лондон.
  Он взял чемоданы и по скрипучей и довольно узкой лестнице поднялся наверх. На втором этаже было всего восемь номеров. Пол был покрыт синтетическим ковром, стены до середины были зашиты дубовыми панелями, а выше побелены. Всё здесь было старомодное, немножко громоздкое, но опрятное, чисто вымытое и уютное.
  Оказалось, что в их номере есть камин, в котором сложены полешки, рядом лежат растопка и каминные спички, а справа от латунной решётки стоит тяжеленная кочерга. Гарри подошёл к окну и поднял раму. В комнату хлынул шум дождя и запах сырости. На крыше дома напротив был укреплён флюгер в виде человечка в шутовском колпаке.
  - Знаешь, Гарри, а мне здесь нравится, - сказала Гермиона. Она подошла сзади и положила голову ему на плечо, наслаждаясь тишиной и влажным, чистым воздухом. - Вот бы приехать сюда в отпуск и пожить недельки две! И ничего не делать... Вечером пить пиво в пабе, а потом разжигать камин и сидеть перед ним до поздней ночи... Интересно, а глиняные грелки для ног у них есть?
  - А вот на стене висят, - показал Гарри, - только я не знаю, настоящие они или декоративные. Вещи разбирать будем?
  - Пока дождь не кончится, всё равно на улицу мы не выйдем, - решила Гермиона, - да и вещей-то у нас с тобой немного, давай разбирать. Переодеваться будешь?
  * * *
  Руины аббатства Гластонбери. Современное фото
  
  Как и обещала девушка за конторкой, к вечеру дождь прекратился, выглянуло солнце, и Гарри с Гермионой вышли из гостиницы.
  От аббатства Гластонбери не осталось почти ничего. Гарри и Гермиона долго бродили вдоль остатков стен со стрельчатыми арками и колоннами, которые больше ничего не поддерживали, ниш, в которых когда-то стояли статуи святых, мимо поросших травой фундаментов. Наконец они набрели на табличку с надписью о том, что в 1191 году у стены аббатства была найдена гробница короля Артура и королевы Гвиневры, а 19 апреля 1278 года они были перенесены и захоронены на этом месте, где и пролежали до 1539 года - года разрушения аббатства.
  - Неужели и правда Артур и Гвиневра нашли здесь последний приют? - печально спросил Гарри, - какое-то мрачное, мёртвое, неуютное место. А ведь совсем недавно я видел их молодыми, весёлыми, полными жизни... Всё-таки путешествия во времени - страшноватая и опасная штука...
  - А какими они были, Гарри? - спросила Гермиона, - какими ты их запомнил?
  - Ну, Артур - воин, такой добродушный и весёлый здоровяк, лицо и руки все в шрамах, рыжеватые усы и борода, одет очень просто, и держится вовсе не как король. Но, знаешь, в глазах есть что-то такое... неуловимое... Он - властитель, верховный король по праву рождения и по духу. И люди это безошибочно чувствовали. Он прямо-таки источал силу и уверенность...
  - А Гвиневра?
  - Гвиневра? Гвиневра - красавица. Высокая, стройная, гордая. Между прочим, на Мари-Виктуар очень похожа. Но это - на людях. А когда Артур и Гвиневра отдыхали в своих покоях, они выглядели как простые, спокойные люди. Артур, мне показалось, немного простоват, а Гвиневра более скрытная, она как будто всё время не договаривает что-то... Но может быть, во мне говорит знание того, какая судьба ждёт её после нашей встречи. Всё-таки их роман с Мордредом я не могу себе объяснить... Как она могла сменить Артура на этого... средневекового мачо?
  - Но у неё и до Мордреда были любовники, - заметила Гермиона.
  - Наверное... Не знаю... Может, были, а может, и не были... В сущности, что мы знаем о Гвиневре? Только легенды, да содержание куртуазных романов, в которых правды на ломаный сикль... Не хочется мне в это верить, пойми, Гермиона. Одно дело читать про каких-то незнакомых людей, умерших полторы тысячи лет назад, и совсем другое, когда ты говорил с ними, сидел за столом, помнишь тепло руки Гвиневры, когда она передавала кольцо, снятое с пальца... Знаешь что? По-моему, это не то место, ну, в смысле, здесь мы не встретим сидов, я не чувствую никакой магии, здесь всё давно умерло, это просто камни, туристическая достопримечательность. Давай попробуем подняться на холм святого Михаила.
  Холм святого Михаила. Современное фото
  
  Они вышли из развалин аббатства.
  Гластонбери-Тор - холм святого Михаила был виден с любой точки городка. Издалека он казался абсолютно правильным конусом, но когда Гарри и Гермиона подошли ближе, они увидели, что он похож на огромного лежащего льва. На фоне вечернего неба чётким контуром выделялась каменная зубчатая башня на вершине. Тропинка к холму пролегала через красивый ухоженный сад
  - Где-то здесь должен быть колодец Чаши, - сказала Гермиона, - давай поищем его?
  - А что за колодец? - спросил Гарри.
  - Ну-у... - замялась Гермиона, - его тоже связывают с Иосифом Аримафейским, легендой о копье и чаше. Может, конечно, это и ерунда, придуманная для туристов, а вдруг нет? Вдруг мы увидим какой-то знак, указание на то, где нам искать сидов?
  - Хорошо, - согласился Гарри, - давай поищем твой колодец, до темноты время ещё есть.
  Гарри вдруг почувствовал себя странно беспечным и отстранённым. Моргауза, Мордред, поиски копья вдруг ушли в тень, стали мелкими и неважными. Ему просто хотелось гулять по красивому и пустому саду с женщиной, которую он знал большую часть своей жизни и любил, хотелось вдыхать тяжёлый, вечерний аромат засыпающих цветов и бесцельно бродить по садовым дорожкам, напоминающим лабиринт. Гермиона почувствовала настроение Гарри и вложила ладонь ему в руку. Гарри привлёк к себе Гермиону, но она отстранилась:
  - Не сейчас, Гарри, сейчас не нужно, здесь не то место, понимаешь? По-моему, колодец вон там, слышишь, вода журчит?
  Они пошли на звук бегущей воды и вскоре вышли на лужайку, окружённую высокими деревьями и подстриженными кустами. В центре лужайки была глубокая прямоугольная выемка, напоминающая пересохший бассейн. Стены бассейна были обложены грубым камнем, в щелях которого выросли цветущие кусты. Цветы пахли мёдом. Вниз вели каменные осыпавшиеся ступени. Рядом с лестницей Гарри и Гермиона нашли колодец, прикрытый металлической решёткой. Решётка была старая и ржавая. Рядом с колодцем лежала крышка с кельтским узором. Вниз из колодца по каменному жёлобу сбегала вода и накапливалась в каскаде из двух круглых бассейнов, один поверх другого. Вода в бассейне была цвета бурой ржавчины, в такой же цвет она окрасила камни.
  Колодец чаши. Современное фото
  
  - Легенда гласит, - тихо сказала Гермиона, - что вода из этого колодца окрашена кровью Христа, которую Иосиф Аримафейский собрал в чашу Святого Грааля. Некоторые думают, что чаша скрыта где-то здесь под землёй. Пробовали найти её много раз, копали, но... А вода и правда напоминает кровь.
  - У тебя невероятно богатое воображение, Гермиона, - мягко сказал Гарри и сжал ладонь женщины, давая понять, что не хочет её обидеть, - в этой воде просто очень много железа, в Британии полным-полно таких источников. Когда-то, возможно, этот источник был местом силы для друидов, но теперь их сила истаяла, и это просто колодец, на фоне которого фотографируются туристы... Древние боги заснули навсегда, а может, ушли из нашего мира, для них больше нет здесь дел. Смеркается, давай подниматься на холм, он всё-таки немаленький, пока доберёмся...
  К вершине холма Гластонбери-Тор вела тропинка, выложенная плоскими камнями. Некоторые из них ещё не высохли после дождя, и подниматься пришлось осторожно. Примерно на середине подъёма Гарри увидел, что Гермиона стала задыхаться, и, чтобы дать ей возможность отдохнуть, попросил рассказать о том, что она знает о холме.
  - Археологические раскопки, которые проводили здесь маглы, показали, что на холме было большое поселение или военное укрепление кельтов, точно выяснить не удалось, во всяком случае, строения были расположены в несколько ярусов, - начала Гермиона, вытирая вспотевший лоб. - А на вершине холма, там, где сейчас стоит башня, было их святилище. Вот, собственно, и всё...
  - Когда в Британии победило христианство, монахи стали строить храмы, аббатства и часовни на местах силы кельтов, построили часовню и здесь. Эта башня - всё, что осталось от часовни святого Михаила. Когда Генрих VIII приказал распустить монастыри, последний аббат Гластонбери отказался подчиниться, и по королевскому приказу его казнили - повесили под сводами этой башни, так гласит летопись...
  Они поднялись на вершину холма и сели на траву, прислонившись к стене башни, сложенной из каменных валунов.
  - Какая холодная... - тихо сказала Гермиона, - не прислоняйся, Гарри, по-моему, в камнях этой башни всё ещё таится зло...
  Гарри снял куртку и накинул на Гермиону, потом встал и вошел под арку башни. Гермиона настороженно следила за ним. Перекрытия этажей и крыша башни давно исчезли, уничтоженные чьей-то злой рукой, огнём или временем, поэтому башня представляла собой просто прямоугольную каменную коробку, оконные проёмы которой тоже были заложены камнем. Гарри поднял голову и посмотрел вверх. Солнце ещё не село, но в квадрате, ограниченном стенами башни, Гарри увидел ночное небо и яркие точки звёзд, холодных и злых. Ему показалось, что этот квадрат неба не принадлежит нашему времени, а сама башня - это каменная подзорная труба, которая смотрит в далёкое прошлое нашего мира. Он вздохнул, провёл ладонью по лицу и вернулся к Гермионе.
  Гластонбери-Тор. Современное фото
  
  - Что там? - тревожно спросила она.
  - Там? Ничего... Небо... Только почему-то ночное. Знаешь, если днём заглянуть в колодец, говорят, можно увидеть звёзды.
  - Ты увидел там звёзды?
  - Да, - кивнул Гарри, - если хочешь, сходи, посмотри.
  - Нет, - зябко поёжилась Гермиона и прижалась к Гарри, - не хочется...
  Они молча сидели и смотрели, как солнце садится за край Яблочной долины. Городских жителей, оказавшихся на природе, всегда подавляют и пугают цвета заката, а в этот раз солнце было похоже на раскалённое до малинового свечения чугунное ядро, падающее к западу и испаряющее на своём пути облака, которые меняли цвет от красного к жёлтому и синему, обещая назавтра ясный ветреный день. Быстро темнело, становилось прохладно, по долине пополз туман, который скапливался в низинах и растекался по всей равнине. Скоро Гластонбери-Тор казался островом, окружённым туманным морем, поглотившим тропинки, кусты и деревья.
  - Вот мы и на острове, - тихо сказала Гермиона, - это Авалон, по-кельтски - Эмайн Аблах, Яблочный остров... Если нам суждено встретиться с сидами, то только здесь... Как их позвать, Гарри?
  - Не знаю... Королева Медб сказала, что вложила в мою волшебную палочку заклятие, вызывающее сидов, попробую позвать их.
  Гарри не имел понятия о том, как правильно пользоваться заклятием королевы Медб, но вспомнил, как он разговаривал с ней, лёжа связанным в пещере рэтлингов. Он достал волшебную палочку, закрыл глаза, сосредоточился и стал вспоминать Медб, её покои, пещеры сидов, корону, которую они нашли в пещере отшельника Балдреда... Через несколько мгновений Гарри почувствовал, что волшебная палочка в его руке потеплела и тихонько дрогнула.
  - Гарри, смотри, он пришёл... - внезапно прошептала Гермиона.
  Гарри открыл глаза. Перед ним стоял сид, спокойный и грустный, с длинными, распущенными волосами и мечом у пояса.
  - Ты звал меня, человек? - спросил сид на древнем языке, - прости, я был слишком далеко и не сразу услышал твой зов, кто ты?
  - Я - Гарри Поттер, - ответил Гарри, - полторы тысячи солнечных кругов назад я помог вернуть сидам их корону, и королева Медб...
  - Достаточно, теперь я понял, кто передо мной, - кивнул сид, - ты имел право призвать меня, чего ты хочешь, друг мой? Чем я могу помочь тебе?
  - Случилось так, - ответил Гарри, - что когда я с моим другом попал во времена царствования короля Артура, в наше время против воли моих современников переместились два человека из пятого века. Это грозит непоправимым изменением течения великой реки времени, поэтому я должен вернуть их обратно. Великий Мерлин указал нам способ сделать это: нужно отыскать копьё Лонгина и прикоснуться им к беглецам, тогда они будут возвращены в свой век. Мы тщетно искали копьё Лонгина в мире людей, но потом узнали, что этим сокровищем владеют сиды. Позволь спросить: копьё у вас?
  - Да, у нас, - кивнул сид, - я даже могу показать его тебе. Смотри!
  Внезапно в руке у сида оказалось длинное, выше его роста копьё. Древко, вероятно, было сделано из обычного дерева, а вот наконечник, напоминающий по форме лист, сиял, как будто был изготовлен из алмаза.
  - Вот оно, копьё Лонгина... - севшим голосом сказал Гарри, - наконец-то... Ты можешь дать нам его на время?
  - Увы, - печально сказал сид, - это невозможно...
  - Но почему?! Мы же вернём его!
  - Не в этом дело, - улыбнулся сид, - я верю в твою честность, господин мой Гэри, но... попробуй взять копьё у меня из руки.
  Гарри подошёл к сиду, протянул руку и сжал пальцы на древке. Пальцы прошли насквозь. Копья на самом деле не было.
  - Вот видишь, я не лгу, - сказал сид. - Уже давно планы бытия, в которых пребывают люди и сиды, расходятся. Они еще близки, поэтому я могу говорить с тобой, хотя это стоит мне немалых усилий, но то, что ты видишь, это не моё материальное тело, а фантом, образ. Я не могу передать тебе копьё, это не в моих силах, для этого наши миры уже слишком далеки. Прости... и прощай.
  - Но... Постой! Как же нам...
  Сид исчез.
  Гарри повернулся к Гермионе, которая смотрела на него круглыми глазами:
  - Что он сказал?! Я не поняла ни одного слова! Ты видел у него копьё? Это то, что мы ищем?
  - Да, - устало сказал Гарри, садясь на траву рядом с Гермионой, - это копьё Лонгина, но сид не может передать нам его, мир сидов за полторы тысячи лет слишком отдалился от мира людей, он смог только показать копьё. Вот теперь, похоже, всё пропало. Окончательно и навсегда. Завтра возвращаемся в Лондон, здесь нам больше делать нечего.
  
  Глава 13. Королевский дар
  Гарри сидел в своём кабинете в Хогвартсе и делал вид, что занимается делом. Обширный стол, который достался ему в наследство от Дамблдора, был завален свитками пергамента и магловскими документами, которые требовали ответа, но Гарри не мог заставить себя взяться за их разбор. Он никак не мог подавить в себе чувство тяжелого, липкого, неотвязного страха и беспомощности. После того, как их миссия окончательно провалилась, Гарри и Гермиона вернулись в Хогвартс и взялись за подготовку к новому учебному году, которая оказалась изрядно запущенной. Гермиона, как ни в чём не бывало, пропадала в учебной части и у себя на факультете, а Гарри работать не мог. Ему казалось, что в прошлом вот-вот сработает "мина времени" и окружающий мир мгновенно и непоправимо изменится. Сделать ничего было нельзя: сотрудники отдела тайн трудились изо всех сил, но к созданию нового амулета перемещения не продвинулись ни на шаг, а копьё Лонгина оказалось недоступным. Оставалось только ждать и надеяться. Надеяться на чудо.
  Гарри уже четверть часа задумчиво смотрел в очередной пергамент, не понимая его смысла, как вдруг горгулья доложила, что к нему прибыл посетитель.
  - Кто там? - спросил Гарри, отпуская свиток, который с шуршанием свернулся в трубку
  - Мистер Люпин, - сухо ответила горгулья.
  Гарри вздрогнул, он не сразу понял, что "мистер Люпин" - это его крестник Тедди, а не его отец Римус, погибший два десятилетия назад. Кроме горгульи, Тедди "мистером Люпином" не называл ещё никто.
  - Пусть войдёт, - разрешил Гарри.
  - Здравствуйте, дядя Гарри, - сказал улыбающийся Тедди, войдя в кабинет.
  - Привет, Тедди, садись, я вижу, ты в полном порядке?
  - Да, целители сказали, что последние следы заклятия Моргаузы они сняли, я здоров, и в больнице мне делать больше нечего.
  - Выглядишь ты и вправду совсем здоровым, - согласился Гарри. - Чем планируешь заняться?
  - Вы знаете, дядя Гарри, я думал, меня больше ни на шаг не подпустят к отделу тайн, - сказал Тедди, - но сэр Саймон согласился принять меня на прежнюю должность, только предупредил, чтобы я был осторожнее. Я буду работать над амулетом перемещения, и, знаете, у меня появилась пара идей, которые...
  - Послушай, Тедди, - прервал его Гарри, - то, что тебя взяли на старую работу, это хорошо. Но с этого момента ты будешь очень осторожным, понимаешь? Очень. Больше никаких дурацких экспериментов. Ты теперь отвечаешь не только за себя. Я видел Мари-Виктуар у твоей постели в больнице святого Мунго. За неделю она стала похожа на старуху. Мы с Биллом один раз уже предупреждали тебя, но тогда ты нас не захотел послушать. К сожалению. И вот чем это кончилось...
  - Не надо, дядя Гарри, - мучительно покраснел Тедди, - я всё понял, и потом... Ну, понимаете, я теперь в ответе не только за Мари-Виктуар, а...
  - Понимаю, - засмеялся Гарри, - подождать полгода от помолвки до свадьбы теперь не получится?
  - Не получится, - опустил голову Тедди, - я привёз вам с тётей Джинни приглашения на свадьбу, вы придёте?
  - Конечно! - сказал Гарри, - попробовал бы ты, поросёнок, нас не позвать! Кого еще из школы ты хочешь пригласить?
  - Миссис Уизли и профессора Дуэгара, - ответил Тедди, - они здесь?
  - Да, оба в школе, сейчас я тебя к ним отведу. Но я вижу, что ты ещё что-то хотел мне сказать.
  - Дядя Гарри, - замялся Тедди, - даже не знаю как объяснить... В общем, Мари-Виктуар отказалась носить кольцо Гвиневры и велела отдать его вам. Вот оно... - Тедди достал пакетик с кольцом и положил на край директорского стола. - Вы не обидитесь, дядя Гарри?
  - Конечно, нет, - ответил Гарри, - но почему Мари-Виктуар так решила? Она объяснила тебе?
  - Ну, она сказала, что у нас с ней всё должно быть не так, как у Артура с Гвиневрой, и это кольцо может принести нам несчастье. Я думаю, это суеверие, но...
  - Что ж, может быть, она права, - задумчиво сказал Гарри, - женщины чувствуют такие вещи тоньше мужчин. Но что же нам делать с кольцом?
  Гарри вышел из-за стола, вытряхнул кольцо из пакетика себе на ладонь и долго разглядывал, о чём-то размышляя. Наконец он тряхнул головой и сказал:
  - Вот что, Тедди, я, пожалуй, придумал, что мы сделаем с кольцом Гвиневры. Ты знаешь, что такое Омут памяти?
  - Нет... - покачал головой Тедди.
  - Тогда смотри, - сказал Гарри, - я покажу тебе. - Он подошёл к шкафу, открыл дверцы и с натугой выволок на стол каменную чашу. - Подойди поближе, только не трогай её руками.
  Тедди заглянул в чашу и увидел, что она наполнена чем-то вроде серого тумана, струи которого быстро вращались, вызывая головокружение.
  - Эту штуку придумал Дамблдор, а может, кто-то из его предшественников для хранения мыслей, воспоминаний и всего такого, чему может стать тесно в голове. Конечно, нельзя отдать Омуту все свои мысли, останешься пустоголовым идиотом, но кое от чего иногда избавиться полезно. Думаю, Омут примет и кольцо, давай попробуем.
  Гарри взял кольцо и поднёс к туману, наполнявшему чашу. Сначала не происходило ничего, но потом туман взволновался, он как бы почувствовал кольцо и потянулся к нему серыми щупальцами. Гарри разжал пальцы, и кольцо, в последний раз свернув гроздью рябины, с серебристой вспышкой кануло в чашу. Поверхность тумана тут же успокоилась.
  - Вот и всё... - сказал Гарри, собираясь убрать Омут в шкаф, как вдруг в камине хлопнуло. Гарри поставил чашу обратно на стол и обернулся. В зелёном пламени виднелась голова министра магии.
  - Гарри, мой мальчик, добрый день. Я не помешал? - спросил министр, - кто это у тебя? А, Тедди, привет, как самочувствие?
  - Спасибо, господин министр, я здоров, - вежливо поклонился юноша, - я принёс дяде Гарри приглашения на мою помолвку, там есть и приглашения для вас и для вашей супруги, сэр, но я не знал, как их вам передать...
  - Спасибо, Тедди, - ответил министр, - мы с Сарой обязательно придём, бросай приглашения в камин.
  Тедди выбрал из стопки приглашений, лежавших на директорском столе, нужные, зажал их щипцами и сунул в камин. Приглашения исчезли.
  - Сэр, вам, наверное, нужно поговорить с дя... профессором Поттером? - спросил Тедди, - мне уйти?
  - Да нет, можешь остаться, - сказал Кингсли, - вопрос, в общем, касается и тебя. Гарри, дело в том, что Моргауза и Мордред больше не должны оставаться в Хогвартсе.
  - Но почему? - удивился Гарри.
  - Подумай сам, - вздохнул Кингсли, - если члены попечительского совета узнают, что помещение школы используется как тюрьма, и кто в этой тюрьме содержится, они живо сдерут с меня шкуру и натянут её на барабан. И будут, между прочим, совершенно правы, школа не место для таких пленников. Ночью за ними прибудет отряд мракоборцев, ты должен предупредить Моргаузу и Мордреда.
  - И куда же их? - спросил Гарри, уже зная ответ.
  - В Азкабан, куда же ещё? Дементоров там теперь нет, так что место там довольно милое. Моргауза ведь королева Оркнеев, вот она и вступит во владение одним из своих замков! - хохотнул Кингсли.
  - Шуточки у тебя, - поморщился Гарри, - ладно, сейчас схожу, хотя, Мерлином клянусь, было бы лучше...
  - Гарри, это вопрос решённый, - прервал его министр, - давай не будем затевать бесполезной дискуссии, у меня всё, счастливо! - и камин опустел.
  - Придётся идти, - вздохнул Гарри, - пойдёшь со мной?
  Тедди кивнул.
  - Тогда возьми с собой приглашения - потом зайдём к Дуэгару и Гермионе, это недалеко.
  Тедди потянулся за приглашениями, и его куртка распахнулась.
  - Постой-постой, - удивлённо сказал Гарри, - что это у тебя на поясе? Нож?
  - Ну да, дядя Гарри, тот самый нож короля Артура, который ты мне подарил.
  - И ты везде ходишь с ножом? - удивился Гарри.
  - Не могу с ним расстаться, - потупился Тедди, - я чувствую в нём какую-то силу, чистую и светлую.
  - Неразумно ходить по Лондону с таким ножом на поясе, - покачал головой Гарри, - у тебя могут быть неприятности с полицией.
  - Но его же не видно! - возразил Тедди, - это просто куртка распахнулась...
  Гарри покачал головой, и они вышли из кабинета.
  * * *
  Подойдя к комнатам в подвалах Слизерина, которые стали импровизированной тюрьмой для Моргаузы и Мордреда, Гарри остановился и спросил у Тедди:
  - Войдёшь со мной или постоишь снаружи? Может быть, тебе неприятно снова видеть Моргаузу? Извини, я не подумал об этом, когда позвал тебя с собой.
  - Нет, я войду, - упрямо мотнул головой Тедди, - я хочу посмотреть ей в глаза.
  - Ну что ж, тогда пойдём, - сказал Гарри, - колдовать она здесь не сможет, так что заклятия Империус можешь не опасаться, а вот кинуть чем-нибудь в тебя она вполне способна, будь осторожен.
  - Хорошо, дядя Гарри, - ответил слегка побледневший Тедди.
  Гарри снял защитные заклятия с двери и вошёл первым, Тедди вошёл следом, инстинктивно держась за спиной своего крёстного.
  "Парень научился бояться, это хорошо", усмехнулся про себя Гарри.
  Он огляделся. Ни Моргаузы, ни Мордреда в комнате не было. Тогда он негромко позвал:
  - Госпожа, прошу тебя выйти на минуту, у меня есть для вас сообщение.
  Из-за ширмы вышла Моргауза, которая, очевидно, лежала на кровати, и ожидающе посмотрела на Гарри.
  - Приветствую тебя, госпожа Моргауза, - поклонился Гарри. - Я пришёл, чтобы сообщить вам, что ваше пребывание в Хогвартсе заканчивается. Сегодня ночью вас переведут в другое место. Пожалуйста, соберите свои вещи и приготовьтесь, это не займёт много времени.
  - Куда и зачем нас переводят? - резко спросила Моргауза.
  - На один из Оркнейских островов, по решению министра магии, - ответил Гарри, - там есть замок, в котором вы будете жить.
  - Иными словами, в другую тюрьму?
  Гарри не хотелось врать и изворачиваться, поэтому он ответил:
  - Да, можно сказать и так.
  - Что я слышу?! Опять на Оркнеи? - раздался голос Мордреда, неслышно вышедшего из своей комнаты. - Опять голый камень и ледяная вода кругом, и так до конца жизни?! На следующий день после того, как нас отправят на Оркнеи, о нас все забудут, и мы заживо сгниём на этом острове-темнице! Не желаю!!!
  Бой Артура и Мордреда
  
  Мордред подошел к Гарри и заорал прямо ему в лицо:
  - Отправь меня обратно! Я требую, чтобы меня вернули в мой век! Там меня ждёт Гвиневра и корона Логрии!
  - Пока это невозможно, - сказал Гарри, - как только наши учёные смогут создать амулет перемещения...
  - И когда это произойдёт? - настойчиво спросил Мордред, - а может, никогда?
  - Я не знаю, это зависит не от меня. Но как только талисман будет создан, мы не промедлим ни минуты, даю слово.
  - Это ложь! Я не верю тебе! - в бешенстве крикнул Мордред, - вы все сговорились, чтобы обезопасить артурову корону и артурово ложе - и моя матушка, и ты, и проклятый Мерлин - все, все!
  - Замолчи, идиот! - прошипела Моргауза.
  - Нет, не замолчу! - в исступлении выкрикнул Мордред. - Вы думаете, что поймали меня, а вот и нет, ха-ха-ха! Я уйду от вас тем путём, о котором вы, слизняки, цепляющиеся за свои жалкие жизни, не подумали! А я - рыцарь, и я ухожу!
  Внезапно Мордред подскочил к Тедди, который не успел отшатнуться, и сорвал с его пояса нож Артура. Мордред хотел ударить себя ножом в грудь, но неловко схватился за рукоять и порезал ладонь. Его кровь попала на лезвие ножа и... Мордред исчез. Пропал и нож короля Артура. Гарри и Тедди ошеломлённо смотрели на место, где секунду назад стоял Мордред.
  - Что это был за нож? - неожиданно спокойным голосом прервала оцепенение Гарри Моргауза.
  - Нож короля Артура, - машинально ответил Гарри, - он сделал его своими руками и подарил Тедди на свадьбу...
  - Тогда всё понятно, - сказала Моргауза, - создавая нож, Артур невольно вложил в него толику магии, а мой сынок-идиот своей кровью её пробудил. Нож вернулся к хозяину и унёс с собой Мордреда, поскольку он держал его в руке.
  - Так значит, пока мы гонялись за копьём Лонгина, временной портал всё время был у тебя, Тедди?! - потрясённо сказал Гарри, - ничего себе...
  - Господа, как я понимаю, главная проблема разрешилась: мой сын, который должен вступить связь с Гвиневрой и смертельно ранить Артура в битве на Каммланском поле, вернулся в своё время, и, судя по его хм... любовному пылу, он свою миссию выполнит. Теперь самое время подумать о моей судьбе, - напомнила о себе Моргауза, спокойно усаживаясь в кресло. - Теперь необходимость в моей отправке в тюрьму на Оркнеях отпала, не так ли?
  Гарри показалось, что Моргауза ничуть не огорчена исчезновением сына...
  
  Эпилог
  И вот, закончилось лето. Алый паровоз привёз Хогвартс-экспресс на захолустную, неосвещённую железнодорожную станцию в Шотландии, маленьких первокурсников Хагрид как всегда повёз на лодках через озеро, а остальные заняли свои места в каретах, запряжённых фестралами. И был Большой зал, освещенный тысячами свечей, плавающих в воздухе над факультетскими столами, и была Распределяющая шляпа, которую вынесла Гермиона, одетая в парадную мантию.
  Когда последний первокурсник занял место за столом своего факультета, Гарри встал. В зале упала тишина. Все знали, что директор школы, человек в скромной мантии и с невыразительным лицом, никогда не повышает голос, и затаили дыхание, чтобы не пропустить ни одного слова.
  - Приветствую всех, - начал традиционное приветствие Дамблдора Гарри, которое выучил наизусть ещё в школе. - Приветствую и поздравляю с началом нового учебного года в школе чародейства и волшебства Хогвартс тех, кто переступил её порог впервые, тех, кто продолжает обучение, и тех, кто будет исполнять обязанности учителей и деканов факультетов.
  Я рад сообщить вам, что в этом году по согласованию с министерством магии и с разрешения попечительского совета, которое, скажу откровенно, было получено с большим трудом, для семикурсников вводится новый курс, курс Средневековой магии. Позвольте представить вам нового преподавателя: профессор Моргауза, королева Лотиана и Оркнеев, прошу! - и он кивнул в сторону преподавательского стола.
  Высокая черноволосая женщина в шелковой мантии встала и сдержанно поклонилась. Сентябрь 2011 г., Москва
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"