fntzmeg: другие произведения.

Дитя магии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.79*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После битвы в Министерстве Гарри Поттер обвинен в убийстве родственников-маглов и посажен в Азкабан. В необходимости такого шага уверена вся Светлая сторона, кроме Снейпа. Снейп выпытывает из Петтигрю правду и Гарри освобожден, но... Свет его души погас и в глазах отражается лишь его новая сущность - Дитя Магии

  Дитя магии (джен)
  
  Автор: fntzmeg
  Пэйринг: Гарри Поттер
  Северус Снейп
  Ремус Люпин
  Драко Малфой
  Рейтинг:
  Жанр: AU/Flaff/General/Drama
  Размер: Миди
  Статус: Закончен
  События: Шестой курс, Гарри в Азкабане, Распределение в другие факультеты, Предательство друзей, Сильный Гарри, Независимый Гарри, Снейп - отец Гарри
  Саммари: После битвы в Министерстве Гарри Поттер обвинен в убийстве родственников-маглов и посажен в Азкабан. В необходимости такого шага уверена вся Светлая сторона, кроме Снейпа. Снейп выпытывает из Петтигрю правду и Гарри освобожден, но... Свет его души погас и в глазах отражается лишь его новая сущность - Дитя Магии
  Предупреждение: ОТПЕЧАТКИ!
  От автора: Всегда мечтала прочесть фанфик со всеми этими событиями. Так что на оригинальность абсолютно не претендую!
  Благодарности: Linnea за творчество, которое дарит огромный заряд энергии!
  ElectroVenik, enahma, Цветку Ночи за восхительные фанфики!
  
  
  Пролог
  
  
  Сознание возвращалось рывками. Белый туман, окутывающий мир, то сгущался, то потихоньку таял. Веки налились свинцовой тяжестью, и, похоже, не собирались подниматься. Ватную тишину разорвали голоса:
  
  - Северус, мальчик мой, тебе ведь известно, что это необходимость...
  
  - Директор, вы не можете запихнуть своего Золотого Мальчика в Азкабан, одержим он Темным Лордом или нет! Это немыслимо.
  
  - Северус, мы потеряли его. Ты же видел, во что превратились тела его родственников. Мы не можем позволить жестокости окончательно завладеть им, или еще хуже, поставить на службу Волдеморту!!!
  
  - Но отдать шестнадцатилетнего мальчишку дементорам??? Да он и недели не протянет в этом аду! Закройте его в Св.Мунго, и дело с концом!
  
  - Св.Мунго не достаточно надежно охраняют. Мы не можем так рисковать - Волдеморт не должен добраться до Гарри Поттера!
  
  - Вот как? Так чего вы боитесь, Директор? Того, что мальчишка примкнет к Темному Лорду? И вам плевать, что Надежда Магического мира сгниет в Азкабане за убийство, которое могло быть хорошо срежисированным спектаклем? Мерлин, Альбус, неужели вы верите в то, что Темный Лорд способен контролировать его? Мальчишка же истинный гриффиндорец, безрассудный, глупый и ПРЕДАННЫЙ!!! В нем нет тьмы, за которую Тот смог бы зацепиться!
  
  - Мы все видели, что случилось в Отделе Тайн, Северус. Даже Сириус, Рон и Гермиона смирились...
  
  - Значит, эта шавка так быстро потеряла веру в драгоценного крестника? А он лучше других знает, что такое Азкабан! А оборотень? Он учил сопляка заклинанию Патронуса, и ему хорошо известно, что мальчик очень чувствителен к влиянию дементоров!
  
  - Сириус понял, что для мальчика так будет лучше. Он не уничтожит свою душу служением злу.... А Ремус... Он сейчас шпионит в стае... не стоит подвергать его лишнему риску, отзывая, когда ничего изменить нельзя.
  
  - Вы все уже решили, не так ли? А остальные смирились. Как по-гриффиндорски! Все те, за кого мальчик не раздумывая отдал бы жизнь, так легко отреклись от своего Спасителя?!
  
  - Северус!!! Это единственный способ не дать Волдеморту обернуть наше оружие против нас!!!!
  
  - Оружие, значит? Я не отрицаю вашего права распоряжаться моей жизнью - на мне достаточно грехов... Оказывается, все это время вы растили идеальное оружие, директор? Что ж, по крайней мере, в гибели этого невинного ребенка не будет моей вины. И еще... Я надеюсь, в будущем вы удержитесь от подобных откровений в моем присутствии, директор. Я не желаю терять последние иллюзии о стороне Света.
  
  Сириус, Дамблдор, Рон, Гермиона.... Боль предательства накрыла, унося сознание, и лишь где-то на краю пропасти прошелестели слова: " Прости меня, Пот... Гарри! Прости. Я ничем не смог помочь тебе". Или, может, показалось?
  
  А потом был Ад. Мальчик не мог сказать, сколько ЭТО длилось, но воспоминания все приходили и возвращались, каждый раз убивая кусочек его души: крики отца и матери; Квирелл и философский камень, и живая плоть горит под его ладонями; клыки василиска совсем рядом и неподвижное, почти мертвое тело Джинни; страх за крестного и сотня дементоров; Турнир и хогвардский бойкот; возрождение Волдеморта и тяжелое, негнущееся тело мертвой тяжестью оттягивает руки; ужасные видения и Амбридж, Отдел Тайн и снова, снова...
  
  Дементоры вытягивали из глубин сознания все страшные, болезненные воспоминания, когда худшие уже не находили за что зацепиться в истерзанной душе: темный чулан и страх запертого в нем ребенка; голод и побои... С каждым воспоминанием зеленые глаза все тускнели и умирали, пока однажды дементоры не докопались до разговора, который мальчик не помнил и не осознал, не хотел помнить. Снейп и Дамблдор. В больничном крыле. ДО Азкабана. ПРЕДАТЕЛЬСТВО. Сириус. Рон. Гермиона, директор....Последняя искра жизни в изумрудных глазах вспыхнула и погасла. 31 июля, в день своего шестнадцатилетия, Мальчик-Который-Выжил был мертв.
  
  Дементор скользнул ближе к дверям камеры. Этот узник был силен, очень силен. Они вытянули из него столько силы, сколько редко когда получали от заключенных за долгие годы. А последний всплеск - мням.. - так сходят с ума или умирают от разрыва сердца.
  
  В углу камеры лежало худенькое тело. Неподвижно, почти бездыханно. И только зеленый свет цвета Авады Кедавры, струящийся из черных глаз свидетельствовал о том, что жизнь еще теплилась в изможденном теле. Свечение нарастало, окутало все тело полупрозрачным зеленым щитом и осталось в черных глазах зеленым огнем магии.
  
  Дитя Магии пришло в этот мир.
  
  Зрачки-пламя дрогнули и закатились. Тело впало в кому. Но зеленый щит все еще горел вокруг мальчика.
  
  Дементор со свистом втянул воздух. Ничего. Совершенно ничего. Они выпили эмоции и страхи до дна. Он заскользил дальше вдоль мрачных тюремных камер.
  
  22.09.2010
  
  Глава 1. Пробуждение
  
  
  Альбус Дамблдор стремительно шел по коридору Азкабана, его белоснежная борода развивалась, как знамя. Он остановился напротив камеры и заклятием отпер ее. Сделав шаг внутрь, Великий волшебник застыл в ужасе: он опоздал. Директор осторожно направился к темному углу, в котором сжалось в комок изможденное тело...
  
  Час спустя, потирая ушибленный кобчик, директор все еще стоял напротив мальчика на расстоянии вытянутой руки. Зеленоватый щит не позволял ему дотронуться до ребенка. Великий волшебник пыхтел, махал палочкой и ругался, но пробиться к бессознательному телу не мог. Устав от бесплодных попыток, маг произнес заклятие: "Мобиликорпус"; и легкое тело, окутанное защитным коконом, послушно взмыло вверх. Великий волшебник с облегчением вздохнул и вытер пот со лба. Поправив бороду, Дамблдор вышел из камеры. Бесчувственное тело полетело за ним.
  
  
  * * *
  В Больничном крыле было людно. Но мадам Помфи не возражала. Ну, почти не возражала после получасовых попыток дотронуться до мальчика или провести диагностику. Диагностические заклинания просто всасывались щитом и не долетали до пациента. И теперь Сириус Блек, Гермиона Грейнджер и Уизли почти в полном составе (не было близнецов и Перси, которые отдалились в последнее время от семьи) пытались пробиться сквозь щит. Время шло, но ни мольбы, ни крики не помогали. Устав от этого гула, мадам Помфи не выдержала и вытолкала всех вон с воплем: "Все равно вы ничем не можете помочь". Участи быть выставленным за дверь разъяренной, как дракон, медсестрой избежал только директор, который задумчиво пялился на зеленый щит.
  
  - Директор, позовите Северуса. Возможно, он сможет мне помочь, - вздохнула медсестра, совершив юбилейный - сотый - полет к стене при попытке дотронуться до пациента.
  
  Северус Снейп сидел в кресле у камина и меланхолично любовался игрой красного вина в бокале. Он знал, что в больничном крыле сейчас спит мальчик, напичканный зельями, окруженный взволнованными волшебниками. Северус горько усмехнулся.
  
  - Да уж, теперь они все бегают вокруг мальчика, которому сломали жизнь. Теперь, когда он, раскрыв себя как шпиона, выведал у приближенных Темного Лорда, как на самом деле погибли маглы - родственники Поттера. Конечно, Хвост уже никому ничего не скажет, но Темный Лорд, хоть и безумец, но не дурак, и связать исчезновение Хвоста, освобождение мальчишки и деятельность своего зельевара сумеет. И тогда начнется пытка. Боль, наведенная через метку, сведет его с ума. Ее не убрать никакими зельями или заклинаниями, разве что отрезать руку, но он лучше умрет, чем потеряет возможность заниматься любимым делом - зельями.
  
  Вспыхнул зеленым огнем камин, вырывая экс-Упивающегося из невеселых раздумий. Голова директора попросила (а значит, приказала) подойти в Больничное крыло.
  
  Когда Северус Снейп стремительным шагом влетел в Больничное крыло, то застал удивительную картину. Директор и медсестра, которой положено было суетиться вокруг пациента, сидели на соседней кровати и с непонятным выражением смотрели на мальчика. Тем временем изможденное тело сотрясла болезненная судорога, но мадам Помфи вместо того, чтобы кинуться к пациенту, лишь сдавленно всхлипнула и, рыдая, выбежала из палаты. Директор и сам, казалось, был готов удариться в истерику и даже не пытался успокоить себя своими вечными конфетами. Не задумываясь Северус подлетел к мальчишке, на ходу доставая из мантии пузырек с сильнейшим восстанавливающим зельем, и осторожно влил в рот подростка. Нет, скорее ребенка. Поттер никогда не отличался крепостью телосложения и выглядел моложе своего возраста, но сейчас перед ним был максимум двенадцатилетний ребенок - худой, хрупкий и угловатый. Очевидно, зелье помогло, потому что судороги прекратились, а ресницы затрепетали. Только тут зельевар заметил, что мальчика окутывает зеленое свечение, в котором по локти купались и его руки. Осторожно отступив назад, Северус посмотрел на директора, ожидая объяснений. Выражение глубокого шока на лице последнего заставляло сомневаться в реальности их получения. Ресницы мальчика задрожали сильнее, он заворочался, а искусанные губы шепнули: Папа...
  
  - ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ??? - зашипел зельевар.
  
  - Видишь ли, мальчик мой, - очевидно, знакомое шипение злобного профессора помогло Дамблдору прийти в себя, - мы не могли дотронуться до Гарри. Щит не пропустил никого, - он сглотнул, - кроме тебя.
  
  Северус в шоке перевел взгляд на мальчика. Черные глаза распахнулись в ответ. Щит вокруг ребенка дрогнул и зеленым огнем улегся в их глубине.
  
  - Папа! - с громким воплем Гарри Поттер, Мальчик-который-выжил-и-уже-во-второй-раз, кинулся на шею Северусу Снейпу, Ужасу Хогвардса, своему самому ненавистному преподавателю. Тому ничего не оставалось, как подхватить его.
  
  - Гарри, мальчик, послушай, я - не твой отец... - растерянно пробормотал мужчина.
  
  - Но ты можешь им стать, - упрямо возразил тот.
  
  - Вот он - твой час. Ты же устал быть один, - подумал Северус, - решай. Посмотри в глаза этому ребенку, которого ломала жизнь и люди, которым он доверял. Почти сломали, уничтожили. И эта раненная душа сейчас ищет у тебя защиты. Ребенок Лили. Сын Лили, той, которой ты поклялся его защищать...и не преуспел...
  
  - Гарри, я....
  
  - Ты не хочешь? - мальчик поднял голову, и зельевар утонул в полных слез глазах. Изумрудный чистый свет глаз Лили исчез из них без следа. Как исчез и Гарри Поттер. В глаза шестнадцатилетнего подростка горело пламя цвета Авады Кедавры, пламя магии, силы, разбуженной предательством. От ныне и навек подросток - дитя магии, волшебник-интуит, волшебник-эмпат, волшебник-Судья. Северус решился. И не пожалеет. Этому мальчику нужна поддержка, и он сумеет изгнать из ожесточившегося сердца одиночество.
  
  - Конечно, хочу, малыш... - ласково потрепал он черные непокорные вихри. Изможденное лицо засветилось радостью почти нестерпимой.
  
  - Боже, спасибо тебе, - мысленно вздохнул мужчина, чувствуя, как что-то сдавливающее грудь отпустило, словно тяжелая ноша упала с плеч.
  
  - Только усыновление, магическое усыновление, а я согласен только на него, - серьезно посмотрел зельевар в пугающие глаза, - оно свяжет нас по-настоящему. Ты будешь моим сыном по крови, по духу, по магии, понимаешь? Так вот, это долгая процедура, необходимо подготовиться к сложному ритуалу..., - Северус постарался успокоить ребенка, который озабоченно нахмурился.
  
  Морщинка между бровями на детском лице разгладилась, и мальчик в объятиях зельевара счастливо засмеялся.
  
  - Просто признай меня своим сыном, папа! Просто назови меня своим сыном и дай родовое имя!
  
  Вокруг постепенно концентрировалась магия, обернувшись сферой вокруг них. Мужчина с шоком обнаружил, что смех Гарри, нет смех уже теперь его сына стал катализатором для освобождения магической силы, которая так пугающе отражалась в глазах. Потоки энергии в комнате все усиливались, и мужчина понял, что для завершения ритуала не хватает лишь вербального признания уже установившейся между ними связи:
  
  - Я, Северус Тобиас Принц-Снейп, нарекаю тебя своим сыном по крови, по духу и по магии, Дэвид Северус Принц-Снейп. Да будет так.
  
  Кокон магической мощи, окружавший их, словно впитался в мальчика и его отца. Глаза ребенка закатились, и он безвольной куклой осел в объятиях встревоженного родителя.
  
  Северус взглянул на Дамблдора. На лице последнего смешалось выражение досады, изумления и облегчения...
  
  - Директор, до конца каникул осталось три недели. Можете считать, что на это время я исчез с лица земли. Мне необходимо помочь адаптироваться своему сыну.
  
  Дамблдор ошеломленно кивнул, и, едва обратив внимание на кивок своего работодателя, зельевар подхватил легкое худое тело сына на руки и исчез за дверью, эффектно взмахнув на прощание полой мантии.
  
  С минуту директор в шоке пялился на дверной проем, после чего извлек из кармана лимонную дольку и кинул себе в рот.
  
  22.09.2010
  
  Глава 2. Осознание
  
  
  Тихий стук разбудил Дэвида. Скрип кресла и звук распахнутого окна подсказали, что в комнате кто-то есть. Кто-то родной, близкий, - шепнула магия. Хлопанье крыльев и нежный щипок за ладонь заставили его открыть глаза. Белоснежная сова сидела в изголовьи его кровати. Мужчина в мрачной мантии уже разворачивал посылку.
  
  - Хедвиг, - радостно прошептал Дэвид, ласково ероша перья птицы. Сова довольно ухнула в ответ.
  
  Мужчина обернулся, его черные глаза с тревогой взглянули на подростка. После ритуала знаменитый шрам-молния исчез с его лба. Зеленый огонь зрачков почти потерялся в глубине черных глаз, и только вспыхивающие изумрудные искорки напоминали о нем. Изможденное тело почти пришло в норму. Конечно, подросток оставался худым, но стало очевидно, что его фигура навсегда останется стройной, гибкой. Волосы выросли за одну ночь и теперь неопрятной копной достигали лопаток.
  
  - Гарри...
  
  - Дэвид. Ты сам назвал меня так, - перебил тот мужчину, - я больше не Гарри. И уж точно не мистер Поттер, - в лучших традициях профессора Снейпа язвительно протянул он. - Я не могу объяснить, но тот гриффиндорец умер вчера. Я помню его жизнь и его склад ума, характер, но во мне ничего из этого не осталось. Если хочешь, я - совокупность всех тех черт, которые он не успел или не сумел развить, реализовать.
  
  - Дэвид, как ты себя чувствуешь? - поменял тему зельевар, обдумывая полученную информацию.
  
  - Нормально, папа.
  
  - Тебе стоит поесть.
  
  - Я не голоден, - равнодушно ответил он.
  
  Северус раздраженно фыркнул.
  
  - Тогда мне бы хотелось наведаться в Гринготс. Пусть гоблины проверят появилось ли твое имя на моем семейном древе и что стало с Гарри Поттером.
  
  - Ладно, - подросток вскочил с кровати, растерянно посмотрел на тумбочку, на которой лежали его очки, покрутил их в руках и положил обратно. - Похоже, они мне больше не понадобятся, - пожал плечами в ответ на вопросительно поднятую бровь отца.
  
  Его пальцы скользнули по спутанным волосам, и он раздраженно зашипел. Тут на мгновение его глаза вспыхнули зеленым пламенем, волна чистой магии прокатилась по волосам, гладким шелком разбросав их по его плечам, послушно обрамляющими бледное лицо с заострившимися скулами.
  
  - Так гораздо лучше, - повернулся он к ошеломленному зельевару.
  
  Управляющий делами Принца-Снейпа отыскался быстро. И теперь, сидя в своем кабинете, гоблин недоуменно таращился на своего клиента. Он, конечно, всегда знал, что волшебники странный народ, и все же был удивлен.
  
  Лорд Снейп требовал проверить результат магического усыновления. Гоблину оставалось только выполнить его распоряжения. Но когда золотая игла коснулась пальца молодого мага, гоблин зарекся раз и навсегда удивляться чему бы то ни было.
  
  Северус Снейп мрачно смотрел на своего управляющего, который, очевидно, волновался о его умственном здоровье. Но все же неохотно взял кровь у Дэвида. Вернее, попытался. Из места укола вместо крови потек тоненький ручеек искрящегося света, мигнул и погас, исцелив ранку.
  
  Зельевар не мог представить, что и у гоблинов может отвиснуть челюсть. Когда управляющий отошел от шока, то поразил степенью почтительности, которая отразилась в его взгляде.
  
  - Прошу прощения, Лорд, - с уважением поклонился он Дэвиду. - Я не признал Вас, поскольку Вы взросло выглядите.
  
  Дэвид кивнул, а Снейп оторопел. Пожалуй, столько он не удивлялся за всю свою жизнь.
  
  - Поясните, - потребовал он.
  
  - Лорд, простите, кто этот мужчина для Вас?
  
  - Отец.
  
  - Тогда, думаю, все объяснимо. Сейчас все же мы попытаемся установить вашу родословную, а пока магия будет считывать информацию из вашей крови, мы поговорим.
  
  - Хорошо, - кивнул Дэвид, - что нужно сделать?
  
  - Вам, Лорд, совершенно ничего. Я так понимаю, обряд провели Вы и уже после инициации?
  
  - Да, - ответил подросток, а зеленое пламя в его глазах заплясало ЗНАНИЕМ.
  
  - Лорд Снейп, возьмите вашего сына за руку, чтобы я смог взять из нее кровь.
  
  Зельевар послушно обхватил тоненькую кисть подростка, а золотая игла уколола палец. Кровь закапала из ранки в специальный желоб. Гоблин удовлетворенно кивнул и поместил его в покрытую рунами шкатулку.
  
  Зельевар выпустил руку сына, и кровь мгновенно обернулась магией, залечивая ранку.
  
  Гоблин приглашающим жестом указал на диван у стены кабинета, а сам направился к окну недалеко от него. Задумчиво глядя на прохожих, снующих по Косому переулку, он тихо попросил:
  
  - Лорд Снейп, я прошу вас во время разговора поддерживать физический контакт с Вашим сыном.
  
  Северус недоуменно поднял брови, но его рука послушно легла на плечи подростка.
  
  - Ваш сын - Дитя Магии, - начал гоблин, - они появляются редко и исчезают быстро, поэтому короткая память людей забыла о них, но все волшебные расы и существа помнят. Помнят и чтут Детей Магии. И пойдут за любым из них на смерть. Все, к чему так стремитесь вы, обычные волшебники, магия дарит им при инициации. Безграничное могущество беспалочковой невербальной, а скорее интуитивной магии; вечная юность, вернее, детство, умение видеть все: ауру и душу, возможность общаться с любым созданием природы, ЗНАНИЕ, когда оно необходимо... ВСЕ. Но никому из них это не нужно. Они не просто дети, которые радуются возможности поиграть с силой, они - Дети Магии, судьи, если хотите. Их приговор не может обсуждаться. Только они способны создавать по-настоящему сильные артефакты, только они способны вырвать безнадежного больного из лап смерти, только их нельзя остановить, если они решили разрушить или убить...
  
  - Но это одна сторона медали, Гросснбах, - выдохнул Дэвид, - говори все.
  
  - Дитя Магии - это волшебник, чья душа, личность сгорели дотла в огне страданий, - сглотнул гоблин, - поэтому они так быстро уходят. Их ничего не связывает с этим миром. Лишь магия приносит им радость и покой. Поэтому очень быстро они сгорают, растворяются в силе, чтобы родиться вновь каким-нибудь магическим существом или свободной тенью летать над миром, купаясь в нитях магии.
  
  - Мне повезло, Северус, что я встретил тебя. Еще немного, и я бы сгорел в безумии. Но ты... Я помню твой спор с Дамблдором, я видел твою душу, нет, не говори мне про свои грехи, они не оставили на ней тьмы, и если она и была, то годы служения делу борьбы с ней, уничтожили ее. Лишь на руке твоей осталась печать, но она ничего не меняет.
  
  - Дэвид, я...
  
  - Ты мой якорь в этом мире, Северус. Единственное, что держит меня здесь.
  
  Шкатулка на столе вспыхнула ярким светом. Гоблин осторожно вынул из нее свиток пергамента.
  
  - Это самообновляющийся свиток, - он развернул его до края. - Сейчас здесь ваше имя последнее, Дэвид, а потом он продолжится для ваших наследников.
  
  Северус заглянул в пергамент. По центру вилось его древо, а от него шло имя Дэвид Северус Поттер Принц-Снейп. Дэвид был его ребенком, и только его.
  
  Поблекшее имя с датой смерти 31 июля 1996 "Гарри Поттер" было связано тонкой нитью с именем его сына. Вот и все. Гарри Поттер действительно мертв. А Дэвид его законный наследник. Они поблагодарили гоблина и покинули банк.
  
  22.09.2010
  
  Глава 3. Разочарование
  
  
  - Дамблдор прислал письмо- приглашение в Хогвардс для тебя... Ты ведь поедешь туда? - и после утвердительного кивка продолжил, - и твою палочку, - закончил Северус, выходя из банка.
  
  - Пап, мне не нужна палочка.... Но ты прав: остальным об этом знать не обязательно. Тогда нужно зайти к Олливандеру.
  
  - Ну, если это необходимо...
  
  - Ага.
  
  
  * * *
  В лавке Олливандера было пусто.
  
  - Добрый день, господа. Молодой человек пришел выбирать палочку?
  
  - Нет. Я уже покупал у вас палочку, - усмехнулся Дэвид, протягивая ее старому мастеру. У того от удивления отняло дар речи.
  
  - Мне нужно попасть в вашу мастерскую, мастер, - мягко попросил Дэвид.
  
  Тот послушно направился вглубь лавки.
  
  Попав в хранилище редчайших сердцевин, Дэвид попросил:
  
  - Положите мою палочку на стол, мастер. И отойдите с моим отцом к стене.
  
  Подросток закрыл глаза, и вихрь магии закружился по комнате. Палочка раскрылась, обнажая перо феникса. С полок слетели несколько склянок-мешочков и упали на стол. Откуда-то из дальнего угла прилетела, видимо, неудавшаяся когда-то палочка, белая, как кость.
  
  Она раскрылась, обнажая серебристую влагу в ней, в которой знающий человек признал бы кровь единорога. В нее упал длинный черный волос тестрала. Золотистое перо закружилось, с шипением окунулось в мутную зеленую жидкость и заняло свое место рядом. Палочка захлопнулась. Подросток открыл глаза и уронил на ее поверхность каплю крови-силы, от чего по ней волнами начали проявляться руны.
  
  - Кость драконы, перо феникса, яд василиска, волос тестрала и кровь единорога. Вот МОЯ палочка. - Он лукаво улыбнулся. - И если вы, мастер, никому об этом не проговоритесь, то я по окончанию Хогвардса стану вашим учеником-партнером, идет?
  
  И весьма довольный собой, он направился к выходу из лавки, оставив на столе мешочек с галеонами - плату за ингредиенты.
  
  
  * * *
  - Я так и не понял, что ты сделал с Олливандером? Он беспрекословно слушался тебя.
  
  - Я просто хорошо попросил, - загадочно улыбнулся Дэвид.
  
  Дэвид и Северус сидели в кафе Фортескью, завершив покупки к Хогвардсу, и, смеясь, уплетали мороженное.
  
  - Может, тогда покажешь, чего ты там накупил у мадам Малкин?
  
  - Нет уж. Пусть это будет сюрпризом, - лукаво улыбнулся Дэвид. Вдруг глаза его на миг потускнели, а потом знакомый зеленый огонь вспыхнул в них.
  
  Северус повернул голову к входу на Косой переулок и замер. Несколько рыжих макушек направлялись в их сторону.
  
  В себя его привел грохот упавшего стула. Белое лицо его сына еще больше побледнело, но он решительно направился к ним навстречу.
  
  
  * * *
  - Нет, Рон. На новые метлы ты еще успеешь посмотреть, а сейчас нам нужно скупиться к Хогвардсу, - тянула за собой упирающегося рыжика его мать.
  
  Позади них о чем-то шептались две девушки с рыжими и непокорными каштановыми волосами.
  
  - Артур, Артур, ты куда? - статная женщина заторопилась вслед уходящему рыжеволосому мужчине.
  
  - Привет.
  
  Рыжий раздраженно обернулся. Девушки подошли к нему.
  
  - Я тоже в этом году еду в Хогвардс. Мы будем учиться вместе?
  
  - Здравствуй, - быстро ответила шатенка, не давая рыжему ничего сказать. - Меня зовут Гермиона Грейнджер. Это Рон и Джинни Уизли.
  
  - Привет, я - Дэвид Снейп, - улыбнулся в ответ тот.
  
  Лицо Гермионы помрачнело, а Джинни пошла красными пятнами. Рон злобно зашипел:
  
  - Ты - сын этого сальноволосого Упивающегося?
  
  Гермиона нахмурилась, но промолчала.
  
  - Послушай, Рон...
  
  - Ты мне не друг, Снейп, чтобы называть меня по имени.
  
  Гермиона, которая собиралась заставить Рона замолчать, вздрогнула, напоровшись на взгляд, полный презрения. Взгляд страшных глаз: обсиданово-черных, а вместо зрачка - лепесток зеленого пламени.
  
  - Ты выбрал, Уизли. Другого шанса не будет.
  
  На мгновение девушке показалось, что только что они совершили огромную ошибку, неисправимую, фатальную...
  
  - Дэвид, - раздался встревоженный голос, - все в порядке?
  
  - Да.
  
  Гермиона замерла, когда парень знакомым виноватым жестом наклонил голову, от чего его глаза на миг показались зелеными...
  
  - Гарри? - выдохнула девушка.
  
  - Для вас - Снейп, Грейнджер. Уизли прав, вы мне не друзья, чтобы называть по имени.
  
  Джинни всхлипнула, а Рон ошеломленно уставился на него.
  
  - Прости, пап. Мне нужно было дать им шанс, узнать, научились ли они иметь собственное мнение, а не слушать старших вроде любителя лимонных долек.
  
  - Папа???? Ты зовешь его "папа"??? И что это за фарс с именем? Гарри, прости, я не узнал тебя, но...
  
  Рыжий осекся под уничижительным взглядом, который наливался убийственной зеленью.
  
  - Гарри Поттер мертв, Уизли. Его убили вы, ваше равнодушие. Можешь передать это блохастому предателю.
  
  Гермиона открыла было рот, но тут суровый зельевар, которого они всегда считали бессердечным, ласково обнял за плечи их друга, или уже бывшего друга? и что-то успокаивающе зашептал ему на ухо. Зеленый огонь послушно погас в глазах подростка.
  
  - Да, пап. Ты абсолютно прав. Пойдем отсюда. Здесь все равно делать нечего, - и с неприятной усмешкой, сделавшей его на миг похожим на язвительного зельевара, он развернулся и потянул отца за руку прочь, но тот все же успел окатить троицу убийственным взглядом своих непроницаемых черных глаз.
  
  22.09.2010
  
  Глава 4. Освобождение
  
  
  Посещение Косого переулка, наполненное откровениями и переживаниями, изрядно измотало и отца, и сына. Комната, до дверей которой проводил зельевар сына, была той самой, где он проснулся утром, и в то же время абсолютно другой: заново обставленной в красно-золотой гамме.
  
  Северус недовольно отметил, как исказилось лицо сына при виде этого гриффиндорского оформления.
  
  - Между прочим. я отдал такое распоряжение в надежде угодить тебе.
  
  - Если честно, я никогда не любил красный цвет. Зеленый, ну, может быть, синий. Так что я не возражал бы, если бы комната, как и практически весь дом, была выдержана в слизеринских цветах. Кстати, именно на этот факультет я и собираюсь.
  
  - Прошу прощения?
  
  - Письмо из Хогвардса пришло на имя Дэвида Снейпа, а он никогда не был сортирован....
  
  - И ты хочешь в Слизерин?
  
  - Ну сам посуди.... Ты будешь рядом, это раз. Предателей НЕ будет рядом, это два. Да и Шляпа настойчиво предлагала Гарри Поттеру Слизерин, а мне уж и подавно.
  
  - Тебя не смущает, что это факультет Упивающихся смертью? Когда я буду раскрыт как шпион, мой сын станет целью номер один для Темного Лорда.
  
  - На Темного Лорда мне наплевать, пока он не угрожает мне и моим близким. Я не стану бороться с ним, но и помогать тоже не буду. В Хогвардс я еду научиться вновь обращаться с этой бесполезной палкой... ну прости, прости, я пошутил, - тут же ласково коснулся пальцами своего магического артефакта. - А защитить себя я сумею. И тебя тоже, - он задумался. Потом встрепенулся, настороженно покосился на свою палочку, что-то тихо шепнул ей и плавно взмахнул, изменяя цветовую гамму интерьера.
  
  Зельевар только покачал головой и вышел, сообщив:
  
  - Мои апартаменты - соседняя дверь слева. Понадоблюсь - обращайся. С бытовыми проблемами - это к Толли. Ты - единственная забота этого домового эльфа, так что не расстраивай ее отсутствием поручений. Да, кстати, если меня в комнате не окажется, она всегда поможет меня найти.
  
  Ночью Северус проснулся от крика. Опрометью бросившись в комнату сына, он увидел его во власти кошмара, окутанного знакомым зеленым огнем.
  
  - Ну уж нет, - прошипел зельевар, решительно подхватывая легкое тело на руки, - не отдам. Он мой. Не отдам.
  
  Осторожно поглаживая напряженные плечи, он успокаивающе зашептал:
  
  - Дэвид, сынок, успокойся. Все прошло. Это только сон. Я с тобой.
  
  Постепенно подросток затих. Зеленый огонь погас, и черные глаза распахнулись. Дэвид судорожно вцепился в отца:
  
  - Это больно, папа. Это так больно. Я вновь чувствовал, как разрывалась, погибала душа того мальчика, Гарри Поттера. И мне так хотелось уйти. Раствориться, исчезнуть в зеленом свете. Там ждет меня мир и покой.
  
  Северус сквозь зубы втянул воздух. Его Дэвид, его сын, только обретенный, уже хотел покинуть его.
  
  - Нет,- зашептал подросток, - я не оставлю тебя, папа. Никогда - по своей воле. Просто... Одного человека мало, чтобы заполнить пустоту вырванной души.
  
  Северус лишь взъерошил черные кудри в ответ. В его глазах поселилась тревога.
  
  Он ушел к себе лишь на рассвете, хотя дыхание Дэвида почти сразу стало размеренным и сонным. Его сын спал, отдыхал после дневных потрясений. Но и ночью дух его не был безмятежен.
  
  
  * * *
  Утро Дэвида началось с того, что тоненький голос осторожно уговаривал его проснуться. Послушно открыв глаза, Дэвид обнаружил забавную мордашку эльфийки у своего изголовья.
  
  - Мастер Снейп ждет мастера Дэвида внизу в столовой, - пропищала она.
  
  - Спасибо, Толли. Передай отцу, что я скоро буду.
  
  Вытянув из гардероба первую попавшуюся мантию темно-синего цвета, он облачился в нее, привычным уже жестом запустил пальцы в волосы, укладывая их волной магии, и вприпрыжку помчался вниз по лестнице.
  
  Столовая отыскалась быстро. Вернее, Дэвид искал не столовую, а своего отца так, словно следовал за невидимой нитью, связывающую их.
  
  Мрачный мужчина улыбнулся навстречу солнечной улыбке сына и знаком пригласил того присоединиться к трапезе.
  
  Пригубив чашку ароматного кофе, осторожно начал:
  
  - Дэвид, кое-что из сказанного тобой прошлой ночью встревожило меня.
  
  Лицо подростка помрачнело.
  
  - Я... проблема в том, что я все еще думаю о тебе как о Гарри Поттере, хотя ты и мой сын. И ты не попрощался с прошлым. Я подумал.... Может, мы аппарируем в Годрикову Лощину на могилу твоих.. его родителей и... похороним его рядом. Я не хочу давить... не заставляю отрекаться от них..
  
  - Спасибо, папа, - перебил его подросток. - Это было бы замечательно.
  
  
  * * *
  Две черные фигуры печально стояли возле серых надгробий. Небо скорбело вместе с ними тихим летним дождем.
  
  Молодой парень склонился над могилами, ласково проводя ладонью по надписям: "Ты был храбр и умер не зря, Сохатый", "Твоя любовь победила смерть" (эпитафии нагло стащила из замечательного фика "Гарри Поттер и наследие предков" ElectroVenik), шепча:
  
  - Спасибо вам за жизнь, что вы подарили и сумели сохранить. Не ваша вина, что вашего сына сломали те, кто должен был его поддержать. Надеюсь, он сейчас там, с Вами, и вы счастливы вместе. Я... мне предстоит найти свою семью здесь, на этой земле.
  
  Пока он шептал, под его пальцами капли воды заклубились, слились, и когда соленая капля упала в этот туман, он потек, принимая форму скрещенных хрустальных лилии и розы, стебли их тесно переплелись, но роза покоилась на могиле Джеймса, а лилия - Лили Поттер.
  
  - Прощайте, - выдохнул подросток, - я отпускаю вас.
  
  Он закрыл глаза, и чуть позади надгробий из дождевой воды соткалась статуя серебристо-белого ангела с черными крыльями. Крылья эти, впитавшие в себя всю черноту дождевого неба, раскинулись над могилами, защищая их от всего мира.
  
  - Прощай, Гарри Поттер, - шепнул Дэвид, - Я отпускаю тебя.
  
  На постаменте проступили черные буквы:
  
  Гарри Поттер
  
  31.07.1980- 31.07.1996
  
  Твой свет не замутнила тьма страданий
  
  Высокий мужчина обнял подростка за плечи. Они еще несколько минут постояли, а потом исчезли с тихим хлопком.
  
  22.09.2010
  
  Глава 5. Избавление
  
  
  Сидя рядом с отцом за завтраком Дэвид размышлял над фундаментальным вопросом: " Что бы сегодня сделать?".
  
  Вернувшись вчера, продрогшие и уставшие, они весь вечер просидели молча, в полу-обнимку на диване, наслаждаясь теплом огня, глинтвейна и родной души рядом.
  
  А вот что делать сегодня, было непонятно. Конечно, можно было облазить Принц-мейнор, заглянуть в конюшню, найти и опробовать новую метлу или стребовать с отца обещанные мимоходом уроки фехтования.... В общем, возможностей хватало.
  
  - Дэвид, а ты не хочешь помочь мне с зельями? - приподнял бровь отец. - К началу учебного года мне необходимо пополнить запасы Больничного крыла.
  
  Подросток удивился такому предложению, но потом понял, что изменилось в поведении отца со вчерашнего дня. Он тоже, хоть и без символических жестов, отпустил прошлое и мальчишку, которого когда-то знал. И сейчас начинал все с чистого листа.
  
  - Можно попробовать, - улыбнулся Дэвид.
  
  
  * * *
  Оказавшись в лаборатории, Дэвид мигнул от неожиданности и понял, что непроизвольно переключился на магическое зрение. От ровных полок со всевозможными склянками, банками исходило разноцветное сияние. Подросток озадаченно попытался понять принцип столь разной расцветки магического фона ингредиентов.
  
  Потом вздохнул и плюхнулся чуть в отдалении от жаровни, оставляя место для отца. Тот усмехнулся, почти не глядя схватил с полки какие-то листочки и шлепнул их на доску перед сыном.
  
  - Это листья подорожника. На их основе готовиться простейшее кровеостонавливающее зелье. Растение дорогое, потому что в Англии не растет, а привозят его зельевары России. Его эффективность намного выше, чем у английских эквивалентов. А резать их нужно...
  
  - Поперек, - вставил юноша, заворожено уставившись на причудливые голубоватые узоры нитей магического фона.
  
  - Да. - оторопело кивнул мужчина.
  
  Дэвид попытался объяснить, что видит, но тот только отмахнулся и взъерошил идеальную прическу сына:
  
  - Работай уже, гений.
  
  Пол часа спустя, когда до добавления последнего ингредиента - сушеных косточек граната - оставалось целых десять минут кипения на тихом огне, Дэвид задумчиво гулял вдоль полок, разглядывая разноцветные нити магии, он затормозил возле шкафа с готовыми зельями, вытянул два пузырька и подошел к мужчине, внимательно наблюдающим за котлом.
  
  - Пап, это ведь кровеостонавливающее, - он протянул вперед руку со светло-синим зельем, в глубине которого вспыхивали, казалось, агрессивные бирюзовые искры. - А это кроветворное, - и кивнул на бирюзовое.
  
  - Угу, - буркнул зельевар.
  
  - И их нельзя принимать вместе.
  
  - Да, - мужчина наконец поднял голову от котла, - к чему ты клонишь?
  
  - Ну, судя по тому, что зелье сейчас принимает ровный голубой цвет, бирюзовые вспышки в нем - это зерна граната. А судя по цвету их фона, именно они используются для основы кроветворного. А если добавить что-то, чтобы зелье стало двухцветным, я видел у тебя такие, не смешалось, а словно потоками было, то...
  
  - Получилось бы кровоостонавливающее с кроветворным эффектом. Я думал над этим, но сразу не получилось, а потом времени не было.
  
  - А если... - подросток заскользил вдоль ингредиентов с закрытыми глазами, сосредоточившись на образе магического фона зелья, которое он задумал.
  
  В руку упал сухой стебель тмина. Подросток подлетел к доске, быстро порезал стебель ромбами, стараясь раскрыть нити фона - так было нужно, он чувствовал это. Потом быстро перемешал его с зернами граната, критически осмотрел получившееся месиво, покосился на содержимое котла, решительно выкинул несколько ромбиков, и кинул все это в котел, почти сразу гася огонь.
  
  Варево забурлило, по его поверхности прошла рябь, и зелье голубых и бирюзовых лент покорно успокоилось в котле. Дэвид довольно улыбнулся.
  
  Он взглянул на отца и застыл. Мертвенно бледный зельевар судорожно схватился за левое предплечье. Зрачки расширены от боли.
  
  - Папа, папа, как тебе помочь? Где зелье? - подлетел к нему сын.
  
  - Его нет. Мне не поможешь, Дэвид. Даже ты. Альбус смотрел, метка въелась в мою ауру. Ее не получиться удалить, не убив меня, - слова сыпались отрывистыми фразами, - ничего, сынок, я знал, что так будет, нужно терпеть.
  
  - Ты не выдержишь долго, - склонив голову на бок, прошептал подросток, - а я не могу позволить себе потерять тебя.
  
  Он на секунду закрыл глаза, а потом резко кивнул и потребовал:
  
  - Дай мне руку.
  
  Зельевар, раздираемый болью, подчинился. Подросток проворно обнажил воспаленную метку, разодрав одежду.
  
  - Пусть наследие Гарри Поттера послужит мне сегодня, - пробормотал он и, уставившись немигающим горящим взором на змею, извивающуюся на метке, повелительно зашипел:
  
  - Прочь. Этот человек мой. Прочь. Ты не получишь его. Прочь.
  
  Зеленое облако силы, стекая с пальцев юного мага, окутало метку и впиталось а нее. Василиск с короной на голове появился на коже мужчины, разодрал клыками метку, проглотил и череп, и змею, а затем уютно обернулся кольцами вокруг руки зельевара, храня его покой.
  
  - Зелье, - прохрипел Северус.
  
  - Что, папа, тебе нужно зелье? Какое?
  
  - Запиши, гений, - закашлялся тот, - запиши, как и что добавил в зелье, мальчишка.
  
  Дэвид с облегчением расхохотался. Отец все-таки фанатик своего дела. Мужчина тоже улыбнулся. Силы возвращались к нему.
  
  - Ты прости за новую метку, папа, - посерьезнел подросток, - ты ведь понял, что это не просто татуировка. Но это был единственный способ: уничтожить метку, раздираемую между волей моей и Волдеморта, могло лишь что-то подобное. Василиск будет теперь защищать тебя от ментальных атак.
  
  - Я не против, сын. Носить твою метку - это честь и преимущество...
  
  - Ну да, это по сравнению-то с Волдемортовой, - хихикнул Дэвид. - Ладно, давай попробуем разобраться, чего я там наварганил с зельем, - заискивающе улыбнулся он отцу.
  
  22.09.2010
  
  Глава 6. Обретение
  
  
  Аппарировав с сыном к границе защитного щита Хогвардса и отпустив того "погулять" до прибытия Хогвардс-Экспресса, Северус задумчиво уставился в свой бокал, игнорируя вопросительно-встревоженный взгляд директора, и улыбнулся, вспоминая. Это были веселые деньки.
  
  Ретроспектива
  
  Его сын с неистощимой энергией изучал замок, добрался до конюшни и стал регулярно вытягивать отца на верховые прогулки. Затем непременно тащил его в фехтовальный зал и требовал очередного учебного боя. Надо признать, что выходило у него неплохо. Зельевару удавалось сбежать к любимому котлу, лишь когда подросток пропадал в небе или в библиотеке. Но такая безобидная вроде тяга к знаниям стала причиной еще одного шока мужчины. Через несколько дней на их ежевечернюю беседу у камина спустился надменный аристократ, каждый жест которого вопил о традициях чистокровных. Впрочем, образ быстро рассыпался смехом, потому что подросток заметил отвисшую челюсть отца и его округлившиеся глаза.
  
  - Понимаешь, - задумчиво объяснял он тем вечером, прижавшись к плечу отца, - все традиции создавались веками, веками приобщения к магии. В заморочках на счет чистокровности есть зерно истины. У волшебника магия в крови, и поэтому кровь хранит силу и знания чистокровных. Маглорожденные слабее, исключения - те, кто происходит из рода сквибов. Волшебный мир Англии вместе с традициями теряет и магию. Мы почти не двигаемся вперед; не совершаем открытий. Ты - исключение, и поэтому мне с тобой легко. Экспериментатор, создатель новых зелий и заклинаний... Уже на твоем курсе таких были единицы. А раньше, раньше каждый волшебник, обученный обращаться со своей силой, искал свой путь ее использования, а не банально выкрикивал набор звуков.
  
  А следующим утром от мудрого, рассудительного мага не осталось и следа, и на завтрак влетел взъерошенный проказливый ребенок, явно только что вернувшийся из очередной вылазки по окрестностям Принц- мэйнора. И когда, пять минут спустя, испуганный зельевар с палочкой на изготовку, умоляюще прошептал:
  
  - Дэвид, замри и не двигайся. У тебя на руке змея...
  
  Ребенок безмятежно улыбнулся и небрежно погладил серебристую чешую змеи, что-то прошипев ей.
  
  - Отец, успокойся. Это Сал. Она - мой друг и поедет со мной в Хогвардс.
  
  - Дэвид! Это же волшебная черная мамба! Этот вид считается вымершим. Она небольшая, но необычно сильна - человека удушит запросто. Среди змей ей нет соперников, а яд не уступает яду василиска, от него нет противоядия.
  
  - Да, я знаю.
  
  Мужчина закрыл глаза, видимо считая до десяти в попытке успокоиться, вздохнул и обреченно прохрипел:
  
  - Тебе не позволят держать такую безобидную любимицу в школе.
  
  - О, не волнуйся, пап. Сал говорит, что сумеет остаться незамеченной.
  
  Гул голосов вырвал профессора из воспоминаний. Студенты начали заполнять Большой зал. Северус улыбнулся. Впервые он с предвкушением ждал начала учебного года. Этот обещал быть интересным.
  
  
  * * *
  Когда последний из первогодок наконец был распределен, профессор МакГоннагал уже собиралась убирать Сортировочную шляпу. Но тут свиток сердито вспыхнул в ее руках.
  
  Снейп негромко, но так, что услышали и любопытные студенты, напомнил:
  
  - Директор, у нас есть еще один ученик, которому нужен факультет.
  
  Директор замешкался, но кивнул. МакГоннагал растерянно посмотрела вокруг в поисках недостающего студента. Затем перевела взгляд на свиток, развернула его до конца и, запинаясь, прочла имя:
  
  - Сн... Снейп, Дэвид, шестой курс.
  
  Из полумрака в конце зала бесшумно выскользнула фигура в темном плаще. Подойдя к табурету, студент одним движением скинул с головы капюшон, открывая бледное аристократическое лицо и длинные черные волосы, перехваченные серебряной заколкой-стилетом. Черные глаза с изумрудными искрами холодно посмотрели вокруг, и подросток невозмутимо выхватил из рук замдиректора Сортировочную шляпу и опустил ее себе на голову. Несколько минут стояла оглушительная тишина. А по лицу подростка все шире расплывалась многообещающая улыбка. Шляпа выдохнула: "Слизерин", и декан факультета, иронически приподняв бровь, отсалютовал сыну бокалом. Тот соскользнул с табурета и направился к своему столу, растерянно потирая манжет плаща. С каждым шагом цвет его одеяния приобретал все более отчетливый изумрудный оттенок, а сам плащ превратился в элегантную мантию, небрежно наброшенную на плечи, открывая строгие черные брюки и зеленую шелковую рубашку, чуть расстегнутую, очевидно, чтобы не скрывать серебристый кулон-змейку, свернувшуюся вокруг шеи слизеринца. Когда взгляд профессора зельеварения упал на украшение, он поперхнулся, но тут же понимающе ухмыльнулся.
  
  Студент уверенно направился к светлой макушке, выделяющейся за столом факультета и слегка поклонившись, небрежно приложив ладонь к сердцу, представился, протягивая эту руку блондину:
  
  - Я - Дэвид Принц-Снейп. Очень приятно встретить вас, лорд Малфой-младший.
  
  Обращение новенького подчеркнуло, что именно тот будет задавать тон их общения: от официального до дружеского. Фактически, подобные слова, сопровождаемые таким поклоном и протянутой рукой, были традиционным среди чистокровных официальным предложением дружбы или, по меньшей мере, союзничества.
  
  Блондин окинул стройного юношу оценивающим взглядом, скосил глаза на своего декана и пожал руку в ответ. Однокурсники тут же потеснились, освобождая место для своего нового товарища.
  
  - Я - Драко, - улыбнулся слизеринец, - Это Блейз Забини, Панси Паркинсон, Теодор Нотт, а также мои верные..хм.. телохранители Винсент Крэб и Грегори Гойл. Это цвет нашего шестого курса.
  
  Кивнув однокурсникам и галантно поцеловав ручку даме, новенький приветливо улыбнулся:
  
  - Дэвид.
  
  Тут директор поднялся, призывая к тишине, и поглаживая бороду, приготовился начать очередную приветственную речь, но...
  
  Двери зала с грохотом распахнулись, и все разом уставились на напряженную фигуру в потрепанной мантии. От мага исходила опасность и ярость, почти осязаемые.
  
  -Дамблдор, - прорычал голос, пропитанный угрозой, - я очень надеюсь, что произошла ошибка, и Гарри не провел два месяца в Азкабане.
  
  Человек плавно, с хищной грацией направился к директору, не отрывая от него янтарных глаз.
  
  Студенты постарше изумленно выдохнули. Узнать в этом опасном типе мягкого и спокойного профессора Люпина было сложновато.
  
  Дамблдор поперхнулся началом своей речи, а улыбка сползла с ошеломленного лица.
  
  - Этот лицемер, Блэк, соизволил сообщить мне об этом незначительном факте, - голос был пропитан ядом настолько, что Снейп начал казаться добрым самаритянином, - и намекнул, что ребенок не приходит в себя, как удивительно, не правда ли? И это после того, как он два чертовых месяца переживал снова и снова смерть родителей и предательство близких. Конечно, кто бы мог подумать, что это сломает мальчика.
  
  Мужчина подошел вплотную к директору и с яростью зашептал:
  
  - Всю своя жизнь я посвятил оплате своего долга перед вами, директор, за то, что вы подарили мне хотя бы призрак нормальной жизни. И я выполнял все ваши задания, рискуя быть разорванным на кусочки собратьями. До сегодняшнего дня. Хватит. У меня есть другой невыплаченный долг. Перед мертвым другом, братом, чьего ребенка я поклялся защищать. Я - оборотень, директор. А вы навредили члену моей стаи, - почти прошипел он. - Итак, я хочу знать, ГДЕ ГАРРИ?
  
  Последние слова прогремели в ошеломленной тишине, студенты и профессора шокировано уставились на человека, кричавшего на Альбуса Дамблдора, Величайшего волшебника современности, приказывающего ему.
  
  Тишину разорвал тихий голос:
  
  - Дэвид, кажется, мы нашли тебе крестного, - усмехнулся зельевар.
  
  Черноволосый подросток рассмеялся счастливым детским смехом и с криком "Луни, Луни" подлетел к мужчине и повис на его шее.
  
  Оборотень автоматически подхватил легкое тело, а потом недоверчиво выдохнул:
  
  - Гарри, волчонок...
  
  Подросток отступил от того на шаг.
  
  - Меня зовут Дэвид, Дэвид Снейп. Ты хочешь быть моим вторым опекуном, моим крестным, Ремус?
  
  - Конечно, волчонок, я хотел бы, но...
  
  В черных глазах вспыхнуло пламя и окутало две фигуры.
  
  
  * * *
  Дэвид беспечно плюхнулся за стол, словно не он устроил только что светопреставление. На мгновение множество настороженных холодных глаз уставились на него. Затем Драко шепнул:
  
  - В гостиной.
  
  И Слизеринский стол, как ни в чем не бывало, вернулся к пиршеству и негромким разговорам, в то время как остальные три стола бурлили, громогласно спорили и недоверчиво косились на них.
  
  Дэвид с любопытством разглядывал слизеринцев, чуть прикрыв веки. Пока магия еще бушевала в крови, он успел рассмотреть их ауры. И был очень доволен увиденным. Жизнь еще не ожесточила их, тьма страданий не оплела души.
  
  В дверях Большого зала его остановил знакомый голос:
  
  - Гарри, Гарри, подожди...
  
  Да, очевидно даже репутация факультета не спасет его от этих прилипал. Он почувствовал, как рядом с ним напрягся Драко.
  
  - Дэвид, - наконец угадала с обращением гриффиндорка.
  
  - Снейп, - прошипел юноша. - Мы ведь уже все выяснили, Грейнджер.
  
  Он обернулся и увидел, что за шатенкой растерянно топчутся рыжие брат и сестра.
  
  Драко ухмыльнулся, стал рядом с Дэвидом и бросил:
  
  - Тео, Панс, отведите, пожалуйста, первогодок в гостиную. Остальные присоединяйтесь к ним.
  
  Зелено-серебристая толпа дрогнула и исчезла в дверях. Возле парней остался шестой курс и несколько студентов помладше.
  
  - Умные змейки, - улыбнулся про себя Дэвид и перевел взгляд на бывших друзей.
  
  - Гарри, - запинаясь, начала Гермиона, - Прости нас, Гарри. Мы так виноваты. Прости. Ты нужен нам. Гриффиндор осиротел без тебя...
  
  Дэвид заметил, что к их разговору прислушивались все профессора.
  
  - Думаю, стоит объяснить всем раз и навсегда. Гарри Поттер умер. Его могила в Годриковой Лощине рядом с родителями. Вы удивлены? Ай-йа-йай. Лучшие друзья не выбрались на могилу? Хотя б на памятник посмотрели... Красивый такой. Но я, конечно, необъективен.
  
  - Гарри, нельзя так просто похоронить прошлое. Оно часть тебя, - подошедший Дамблдор утешающее опустил руку на плечо расстроенной гриффиндорке.
  
  - Моя предыдущая личность была уничтожена с вашего благословения, директор. Мне повезло создать новую, но человеческую душу мне уже не вернуть. Благодаря Северусу, не вам, я все еще человек, а вы для меня в лучшем случае незнакомцы. Прощайте.
  
  - Пойдем, Драко, - мягко позвал он слизеринца, давая почувствовать остальным контраст с холодной остротой предыдущих слов.
  
  22.09.2010
  
  Глава 7. Сближение
  
  
  Первый учебный день выдался сложным. Конечно, вчерашнее "выяснение отношений" в серпентарии было более впечатляющим, но сегодня с утра накатила волна воспоминаний Гарри Поттера.
  
  Дэвид недовольно поморщился. Всего один день вдали от отца, и весь самоконтроль испарился.
  
  Профессора МакГоннагал было легко игнорировать во время трансфигурации, ибо вслушиваться в бред, которым забивали им головы, было невыносимо. К счастью, она не пыталась оставить его после занятий для задушевной беседы. Видимо, директор не велел. А сам добрый дедушка, небось, пытался придумать, как обернуть ситуацию себе на пользу.
  
  Дэвид со вздохом уткнулся в расписание. Уход за магическими существами никуда не исчез. Дэвид обреченно закрыл глаза. Хагрид. Почему-то предательство доброго, простодушного великана ранило его больше, чем безразличие всех остальных профессоров вместе взятых. Именно он стал первым другом его предыдущей личности, именно он открыл юному волшебнику мир магии.
  
  Блондин, недовольно ковыряющий вилкой тыквенный пудинг, хмыкнул:
  
  - Расслабься, Дэвид. По школе ходят слухи, что твой великан чуть не пристукнул обожаемого директора, когда узнал о твоем заключении.
  
  Драко улыбнулся, глядя, как начинают светиться радостью и облегчением глаза собеседника. Слизеринец с теплотой подумал, что видеть это было на удивление приятно. Шутка ли, не прошло и суток, а весь змеиный факультет был готов пылинки сдувать с юноши с повадками проказливого ребенка, рядом с которым становилось ТЕПЛО. А гордые, расчетливые, холодные слизеринцы становились такими не от легкой жизни. На серебристо-зеленый факультет попадали лишь те, чьей целью было выжить. И теперь они настороженно присматривались к возможному лидеру. Вредить ему не хотелось, но доверие редкий товар среди змей, и рискнуть, последовав за ним, они не решались. Речь шла не только об их судьбе, но и о жизнях их родных. Но пока... пока можно позволить себе немножко оттаять под солнечной детской улыбкой.
  
  
  * * *
  Шестые курсы Слизерина и Рейнквело отправились на УЗМС. Хагрид разделил занятие на теоретическую и практическую части. И начал пространную лекцию о единорогах. Студенты вздрогнули: магия на единорогов не действует, а вот магов они не очень-то жалуют. А зная Хагрида...
  
  Закончив свой рассказ кратким опросом о применении рога, крови или волос единорога в зельях, ритуалах и артефактах и об их законности, Хагрид хлопнул в ладоши и пообещал привести в специально подготовленный загон смирного единорога, которого великан выходил, когда тот ослабел, повредив ногу.
  
  Все это время Хагрид избегал смотреть на Дэвида, но тут юноше удалось поймать взгляд великана. Хагрид заворожено прошептал:
  
  - Гар.. Дэвид, ты не хочешь помочь мне?
  
  Слизеринец улыбнулся и, провожаемый взглядами однокурсников "Снейп, ты сошел с ума" или "Пусть земля будет тебе пухом, Мальчик-Который-когда-то-Выжил" присоединился к преподавателю.
  
  Какое-то время они шли молча. Затем Хагрид резко остановился и взволнованно начал:
  
  - Га.. Дэвид... Прости меня... Я не знал... Я не думал, что... Я не хотел...
  
  - Тссс... Хагрид, я верю тебе, - обнял тот чуть ли не рыдающего великана, - я не держу на тебя зла. Просто Гарри действительно ушел. Профессор Хагрид, давайте начнем заново, а? Меня зовут Дэвид Снейп. И я очень люблю магических существ.
  
  - Зови меня Хагрид, Дэвид, - улыбнулся профессор. - Надеюсь, ты будешь заходить ко мне на чай?
  
  - Обязательно, - сияя, как начищенный галлеон, кивнул слизеринец.
  
  
  * * *
  Шестой курс Слизерина и Рейнквело застыл в шоке. Единорог мерно вышагивал по направлению к ним, нежно фыркая что-то на ухо мальчишке, который ласково трепал того по загривку. Надежная веревка волочилась где-то по траве, а великан безмятежно следовал за этой парочкой.
  
  - Дэвид говорит, что загон нам сегодня не понадобиться. Кильн, так, оказывается, зовут этого красавца, не тронет никого и даже...это... позволит... того... погладить. Эм, Дэвид как-то разговаривает с ним. Ну, кто хочет присоединиться к нему?
  
  Какая-то Рейнквеловка упала в обморок и ее факультет дружно озаботился здоровьем девушки, благоразумно оставив слизеринцев разбираться с "милой зверушкой". Одна только Луна Лавгуд спокойно и немного отстраненно, как всегда, подошла к Дэвиду и погладила серебряную гриву единорога, растерянно улыбнувшись:
  
  - Привет, Гарри. Рада тебя видеть.
  
  - Здравствуй, Луна. Меня зовут Дэвид.
  
  - Ах, да, конечно, я забыла, - и невозмутимо вернулась к однокурсникам.
  
  Драко сглотнул, глаза Дэвида обещали ему страшную кару, если он не последует примеру сумасшедшей рейнквеловки. Да, за дружбу со Снейпом придется платить. Драко обреченно шагнул вперед.
  
  
  * * *
  Как ни странно, возвращались слизеринцы с урока умиротворенные и довольные. Еще бы, не каждый день дают потискать единорога без ущерба для своего драгоценного здоровья. На Дэвида начали посматривать очень уважительно.
  
  Зайдя в Большой зал, они остолбенели. Гриффиндор вырвался вперед на сто очков. И это при том, что они тоже неплохо показали себя сегодня.
  
  - Грейнджер, - прошипел Драко.
  
  - Дамблдор, - в тон добавил Дэвид, покосившись на довольную физиономию директора. - Нет, так не пойдет.
  
  Сразу после ужина Дэвид пригласил весь факультет в гостиную на "совещание".
  
  - Вечер добрый, Слизерин. Повторяю для всех: я был Гарри Поттером, Золотым мальчиком Гриффиндора в прошлой жизни. А теперь ваш факультет - мой дом. И я не позволю всяким там директорам принижать его заслуги. Факультет Слизерин должен показать свою силу и единство. Каждый из вас умен и даже гениален. И поэтому опасен. Так представьте, как содрогнется Хогвардс, если мы будем действовать сообща? - хитро улыбнулся Дэвид. - Давайте раз в неделю, скажем, в субботу, собираться вместе и координировать свои действия. А в течение недели обязательно обращайтесь к старшекурсникам. И еще одно. Меня достало, что грязнокровка вечно выхваляется знаниями, заученными из книг. В наших жилах течет кровь великих волшебников, наша магия сильнее, так почему мы потакаем маглолюбцу? Я предлагаю каждому курсу, кроме первого, конечно, взять под шефство предыдущий, объясняя непонятный материал и предупреждая о тонкостях, которые заинтересуют профессоров. А шестой курс буду гонять я. Кстати, в субботу могу показывать что-то интересное всем желающим, идет?
  
  Слизеринцы вопросительно посмотрели на старшекурсников, ожидая их реакции.
  
  Очень гриффиндорская речь, - шепнул ему на ухо Драко, и тут же осекся, наткнувшись на ледяной расчетливый взгляд.
  
  - Пылкому оратору легко повести за собой людей. Тем более что он действует исключительно в их интересах, - так же тихо ответил Дэвид. Слизеринец отвел взгляд.
  
  - Дэвид абсолютно прав. Только в наш замечательный график необходимо вставить тренировки по квиддичу. Дэвид, я надеюсь, ты не растерял навыки ловца?
  
  22.09.2010
  
  Глава 8. Предложение
  
  
  Дэвид сидел на уроке ЗОТИ, задумчиво глядя в окно. Рядом с ним что-то сосредоточенно выводил на пергаменте Драко. Дэвид вздохнул. Как ни пытался отец приучить его поменьше пользоваться магией его крови, духа, но не всегда получалось. Вот и сейчас перо, которым он случайно уколол палец, за несколько минут выложило на пергамент все, что он помнил о простейших щитах. И ограничилось его реальными знаниями, а не голосом магии - такой вот результат напряженного самоконтроля. Нет, отец не боялся его силы, он боялся за него. Того, что магия позовет за собой, утянет в вечность и он потеряет сына. Дэвид фыркнул. Он не собирался покидать отца и Ремуса. Он посмотрел на профессора, что-то увлеченно черкающего в своих записях. Но чуткие уши улавливали малейший шелест шпаргалок или тихий шепот. Человек, живущий в мире со своим зверем. Да, Ремус далеко ушел со дня распределения. Его нужно было лишь подтолкнуть...
  
  Ретроспектива
  
  Дитя магии заворожено смотрело на душу мужчины перед ним. Человек и волк. Это могло бы быть прекрасной гармонией, если бы первый не отрицал свою сущность, не подавлял собрата. А если немного помочь? - задумчиво шепнула магия.
  
  Подросток опустил ладонь на грудь мага, связывая их как крестного и его сына, и шепнул:
  
  - Живи в мире с собой, Лунатик!
  
  Зрачки мужчины на несколько мгновений стали вертикальными, сияние его ауры дрогнуло, чтобы измениться навсегда.
  
  - Директор, думаю, мы решили проблему с профессором ЗОТИ. Тем более, что проблема ликантропии Ремуса уже, как я понимаю, неактуальна, - вновь раздался голос зельевара.
  
  Его сын кивнул. Глаза его сияли, но не магией, а счастьем и любовью. Дамблдор рассеянно кивнул, не отводя глаз от подростка, творившего ТАКОЕ с магией.
  
  Взглянув на него со смехом в глазах, Дэвид достал из мантии свиток, развернул его, что-то минуту поизучал, а затем перебросил отцу. Тот поймал его, почти не глядя, и вопросительно поднял бровь.
  
  - Все в порядке, Ремус действительно теперь официально является крестным отцом Дэвида Снейпа.
  
  И преспокойно, словно ничего необычного не произошло, и это не он ввел в шоковое состояние весь Большой зал, он плюхнулся на свое место рядом с Драко.
  
  По залу поползли ошеломленные шепотки. Имя Гарри Поттера вновь было у всех на устах.
  
  Дэвид с безмятежной улыбкой перевел взгляд на однокурсников.
  
  
  * * *
  Тихий голос вырвал его из воспоминаний.
  
  - Мистер Уизли, благодарю вас, но одного экземпляра работы мисс Грейнджер мне будет вполне достаточно, - почти промурлыкал профессор.
  
  Никто из студентов не услышал его мягких, почти танцующих шагов, пока он не остановился у парты гриффиндорцев.
  
  - Минус десять баллов, мистер Уизли. И я не засчитываю вам работу.
  
  Экс-оборотень плавно перетек к своему столу со звериной грацией
  
  Да, это стоило затраченных усилий и жарких споров. Даже Дэвид не смог бы избавить человека от ликантропии... Он поступил проще: человек и волк больше не соперничали за право контролировать тело. Они были едины всегда вне зависимости от фазы луны и облика. Поэтому от Люпина теперь исходила аура опасности, дикости и... почти животного магнетизма. Все чувства обострились, голос инстинктов заговорил громче человеческих принципов и стереотипов; тело стало сильным и быстрым.
  
  - Да, Ремусу пошло на пользу согласие с внутренним волком. Не удивительно, что отец по достоинству оценил бывшего школьного врага, и теперь предпочитает коротать вечера в его общество, в отсутствии сына, конечно, хотя Ремус часто присоединялся и к их семейным посиделкам у камина.
  
  Драко встряхнул головой, отбрасывая назад прядь серебристых волос, упавшую на глаза. Дэвид перевел взгляд на него и улыбнулся. Верный соратник, близкий друг, брат. Их взаимопонимание росло стремительно.
  
  Дэвид прикрыл глаза, вспоминая свой первый вечер в Слизеринской гостиной...
  
  Ретроспектива
  
  В гостиной Слизерина было немноголюдно. Ученики разбрелись по комнатам под строгими взглядами Теодора и Панси. Шестой курс расположился в уютных креслах, а Дэвид задумчиво отошел к камину.
  
  Драко сверлил его спину напряженным взглядом.
  
  - Ты действительно Гарри Поттер? - напрямую спросил Винсент Крэб.
  
  - Нет, - обернулся к ним лицом Дэвид. Золотые языки пламени играли бликами на его чертах, но даже они не смогли вдохнуть жизнь в ледяную маску. Слизеринцы внимали только доводам силы и разума. Что ж они получат то, к чему привыкли.
  
  - Но ты был Гарри Поттером, - скорее утвердительно протянул Драко, растягивая гласные, - чертовым Мальчиком-Который-Выжил. Ты был нашим врагом, а теперь предложил мне дружбу, ты - враг Темного Лорда, а оказался сыном одного из его сторонников. Объяснить не хочешь?
  
  - Мне абсолютно начхать на Темного Лорда. Пока он не угрожает моей семье. Мне безразлично, поддерживаете ли вы его или нет. Но если вас принуждают служить ему, я предлагаю вам возможность избежать этого рабства. И седьмому курсу тоже.
  
  - Ты еще не понял? Их нет. ОН забрал их всех, чтобы достойно подготовить к вступлению в ряды Упивающихся, - горько рассмеялся Драко. - Мальчик-Который-Выжил предлагает нам свое покровительство? Ты не сможешь никому здесь помочь, Гарри-Дэвид, - он презрительно поджал губы и стал подниматься в комнаты.
  
  - Драко, я могу убрать ее, - остановил его голос Дэвида, - я МОГУ убрать метку.
  
  Лицо слизеринца посерело, глаза гневно сверкнули.
  
  - Ее нельзя убрать. Ты думаешь, мой отец не пытался во время исчезновения Темного Лорда? Даже Дамблдор не в силах...
  
  - Мой отец жив и свободен, хотя Темный Лорд узнал о его предательстве. Все эти годы он шпионил для Дамблдора, а сейчас усыновил меня и спас от прошлого.
  
  - Снейп предал Темного Лорда? Это невозможно, - недоверчиво пробормотал Блейз.
  
  - Но это так. - Из полумрака гостиной выступил зельевар. - Тебе не кажется, сын, что такие новости имел право сообщать лишь я?
  
  - Нет. Я должен был объяснить им это.- Он вздохнул. - Раз уж ты тут, то я официально предлагаю избавление от метки и поддержку тем, кто не стремиться стать рабом Темного Лорда.
  
  - С чего такая доброта? Что ты потребуешь взамен?
  
  - Вам нечего мне предложить. Кроме дружбы и помощи, возможно, - серьезно посмотрел на них юноша. - Я не Гарри Поттер, милосердием и геройскими замашками не страдаю. Но моя новая личность довольно импульсивна. И сегодня требует помочь вам. Кто я такой, чтобы сдерживать ее? - он впился глазами в серые глаза Драко. - Что скажете, гордые слизеринцы? Что скажете?
  
  
  * * *
  Драко, отложив свой пергамент, дернул его за рукав, прерывая воспоминания.
  
  - Будем сегодня собираться?
  
  - Да, конечно. Думаю, сегодня потренируем магию стихий.
  
  - Угу. Только в гостиной это не очень удобно. Таких разрушений так просто не залатаешь.
  
  - У меня есть идея.
  
  Да, идей у Дэвида было много всегда. Заклинание Патронуса, усовершенствованная окклюменция, позволяющая не строить стену вокруг разума, а накрыть легелимента волной огня или воды; магия крови на более глубоком уровне, чем та, которую им показывали дома... И никаких громоздких формул или длинных заклинаний. Дэвид учил их слушать свою магию, контролировать ее без лишних атрибутов, необходимых лишь начинающим и слабым магам.
  
  Чуткое ухо экс-оборотня дернулось, выдавая его интерес с головой.
  
  - Прекрасно, - подумал Дэвид, - возможно, получиться пристроить к делу и двух взрослых магов.
  
  22.09.2010
  
  Глава 9. Предупреждение
  
  
  
  Ужин в Большом зале за слизеринским столом протекал оживленно. Слизеринцы с удовлетворением смотрели на количество баллов своего факультета, которое за эти недели намного превзошло результаты остальных. Профессорам оставалось только разводить руками и отпускать змеек с урока с очередным количеством баллов - готовы к уроку были все до единого на высшем уровне, а иногда и выдавали информацию, которая заставляла задуматься самих преподавателей.
  
  Дэвид был доволен. Все складывалось замечательно. Только отсутствие каких-либо действий со стороны директора настораживало. Он потянулся к своему кубку с тыквенным соком, когда...
  
  - С-стой. Не пей-с. В кубке что-то лиш-шнее-ссс... - остановило его тихое шипение. Серебряная змейка-"ожерелье" соскользнула с его шеи на стол. Замерла на мгновение, раскачиваясь из стороны в сторону, а потом добавила:
  
  - И у вс-сех твоих одногодок тож-же.
  
  Слизеринцы уставились на живой символ своего факультета. Драко возмущенно спросил:
  
  - Значит, все это время в моей комнате жила ЗМЕЯ? Почему ты не сказал нам, что твоя побрякушка ЖИВАЯ?
  
  - Это Сал. Она моя подруга. И сейчас она уверена, что в наш сок что-то подмешали, - тихо ответил Дэвид. - Но только шестому курсу. Кто-нибудь пил уже сок?
  
  Змейки задумались, припоминая. Панси побледнела, и Дэвид мгновенно подскочил к ней.
  
  Он взмахнул палочкой над кубком, и над жидкостью послушно проявилась зеленая дымка.
  
  - Зелье вражды, - выплюнул Теодор.
  
  - И я даже знаю, кого благодарить за это, - прошипел Дэвид.
  
  Шестой курс дружно прошептал заклинание и стал любоваться зелеными облаками над своими кубками. Драко вздохнул и повторил заклинание над кубком Дэвида и рвано вздохнул. Зеленый и красный цвет смешались над соком.
  
  - Дэвид, тебе всегда достается больше. На нас зелье Доверия зажали. Значит, поссорить нас собирались... с тобой, - скорее утвердительно произнес блондин.
  
  - Панси, милая, послушай. Ты - мой друг, и я не хочу терять тебя. Я могу нейтрализовать зелье прямо сейчас, если ты позволишь.
  
  Девушка кивнула, явно сдерживая накатывающее раздражение.
  
  - Кубок, - скомандовал Дэвид, поднимая голову и холодно улыбаясь Дамблдору, который старался сделать вид, что происходящее за слизеринским столом его не интересует, - с чистым соком.
  
  Блейз моментально подсунул ему кубок какого-то пятикурсника. Дэвид посмотрел на отца, встревожено наблюдающего за ним, скосил взгляд на Драко, затем покачал головой, предупреждая желание зельевара помочь ему, одними губами шепнув "Потом". И позвал:
  
  - Драко, иди сюда и возьми меня за руку. Да не так, ладонь держи.
  
  Блондин послушался, а Дэвид прикрыл глаза, концентрируясь, и скользнул ножом по своей ладони.
  
  Алая кровь с яркими искорками закапала в кубок. Драко удивленно дернулся, почти выпуская ладонь Дэвида, и света в крови стало больше.
  
  - Дурак, - раздраженно прошипел Дэвид, отдергивая руку. Сал успела обернуться вокруг запястья, раздвоенным языком собирая драгоценные капли. Вспышка света на ладони, и ранка исчезла.
  
  Старший курс Слизерина шокировано переглянулся. Вот почему Дэвид, объясняя кровомагию, никогда не показывал им сам. Даже такая родословная, как у Малфоев, не проявила визуально магию в его крови. А Дэвид, похоже, была необходима поддержка Драко, чтобы сдержать ее.
  
  Внезапно Дэвид проказливо улыбнулся.
  
  - Подайте мне МОЙ кубок, - неприятно усмехнулся он, глядя на директора. - Панси, дорогая, выпьем на брудершафт, - подмигнул он девушке, вкладывая в ее руку кубок со своей кровью. Девушка послушно кивнула, и они осушили кубки.
  
  Драко раздраженно пялился на Дэвида, пытаясь понять, что тот творит, но не вмешиваясь. Ощущение чистой магии в его руках, когда Дэвид поранился, заставило его по-новому посмотреть на однокурсника. Где-то он уже слышал о таком.
  
  Парочка допила сок и теперь неотрывно смотрела друг другу в глаза. Драко вновь начал заводиться. Ситуация ему не нравилась.
  
  Тут Панси облегченно улыбнулась своему "спасителю", тот со смешком коснулся губами ее щеки и взъерошил волосы.
  
  - Ну и хитрюга та, почти-сестра, - улыбнулся юноша, - теперь на пару лет так точно у тебя иммунитет ко всем зельям, подавляющим волю.
  
  И тут же посерьезнел.
  
  - Мне кажется, Драко, только что мы получили повод пригласить в Хогвардс ваших родителей. Я попрошу отца сообщим им о происшедшем.
  
  
  * * *
  Шестой курс Слизерина терпеливо ждал в своей гостиной. Дэвид эмоционально сосредоточился на отце и спокойно позвал его. Он был уверен, что василиск на руке зельевара способен передавать такого рода зов.
  
  Затем позвал вслух: "Добби". Эльф тут же появился, с восторженным воплем обнимая ноги юноши.
  
  - Добби так счастлив... так рад видеть вас. Добби знал, что Гарри Поттер невиновен. Но никто не слушал Добби. Чем Добби может помочь мастеру Поттер-Снейпу?
  
  - Добби, - успокаивающе протянул юноша, - я хочу предложить тебе работать на меня: два галеона в неделю и один выходной в месяц, идет?
  
  Эльф от восторга замотал большими ушами.
  
  - Это честь для Добби служить мастеру Поттер-Снейпу.
  
  - Только давай директору об этом пока не скажем, а сделаем вид, что ты все еще работаешь в Хогвардсе, ладно?
  
  - Директор нехороший, хочет обидеть мастера Поттер-Снейпа. Добби не позволит.
  
  - Спасибо, Добби. Я не сомневался в тебе... Но Дамблдор силен, и я не хочу, чтобы он навредил тебе. Сделаем так. Я сейчас чуть-чуть поколдую, чтобы в случае опасности ты перенесся ко мне домой.
  
  Эльф задумался, потом кивнул.
  
  Дэвид махнул рукой, подзывая Драко, и тот, догадавшись, взял его за руку. Своим стилетом-заколкой поцарапав ладонь, юноша кровью начертил на предплечье эльфа какие-то символы. Они вспыхнули и погасли, оставляя на руке эльфа знакомого василиска.
  
  Эльф бухнулся на колени, Драко едва успел отскочить.
  
  - Вы... Мой Лорд, простите, я не... я не узнал вас...
  
  - Тише, Добби, - поднял Дэвид эльфа, - я хочу быть твоим другом, Добби, - зашептал он эльфу, - не отказывай мне в этом.
  
  Эльф кивнул. Он не мог оскорбить отказом Дитя Магии.
  
  - Как пожелает Дэвид.
  
  Глаза слизеринцев изумленно расширились. Суметь убедить домашнего эльфа избавиться от раболепия перед хозяином... Дэвид в очередной раз доказал, что невозможного не существует.
  
  - А сделаем мы вот что, - уже громко сказал тот, - Добби, я хочу, чтобы ты поперчил все конфеты директора. А те, что в его карманах - посолил. Завтра, перед ужином, сможешь?
  
  - Конечно, Дэвид, - улыбнулся Добби и исчез с тихим хлопком.
  
  - Почему? - спросил Драко.
  
  - Это месть за зелье, - пожал плечами Дэвид.
  
  - Почему такая невинная, по-детски безобидная? - уточнил блондин.
  
  - Драко, он не принял его в серьез, - ответила Панси и затем рассмеялась, - Дэвид дал понять Величайшему волшебнику современности, что его действия - всего лишь детские шалости.
  
  - Это предупреждение, - вскинул голову Блейз. - Напоминание о том, что ты неизмеримо сильнее. Кто же ты?
  
  - Как приятно общаться с умными людьми, - Дэвид рассмеялся. - Я надеюсь, вы узнаете сами.
  
  Тут в гостиную ворвался декан. Следом за ним - экс-оборотень.
  
  - Дэвид, ты что творишь?
  
  - Прости, отец, - пожал плечами юноша. - Я решил поэксперементировать. Это может оказаться полезным. Ремус рассказал тебе о предстоящей тренировке? Я приглашаю вас присоединиться к нашей компании. А то потом будешь возмущаться, что я влип в очередную историю, не предупредив тебя.
  
  Пока Ужас Хогвардса собирался с мыслями, чтобы выдать очередную тираду в своем стиле, Ремус поспешил ответить:
  
  - Конечно, Дэвид. Нам очень любопытно.
  
  
  * * *
  Ремус оказался неправ. Им не было любопытно. Слизеринцы растерялись, когда Дэвид привел их к туалету Плаксы Миртл, а вот его отец побледнел до синевы. Ремус напрягся, пробуждая инстинкты своего волка. Он, как и зельевар, уже понял, ГДЕ собирается юноша проводить тренировку.
  
  Повинуясь тихому шипению, вход в Тайную комнату открылся. Дэвид с довольной улыбкой уставился на ошеломленные лица друзей и первым шагнул в проход. Слизеринцы испуганно посмотрели на декана, тот только философски пожал плечами, вздохнул:
  
  - Ремус, ты замыкающий, - и поспел в "пропасть" за сыном.
  
  Лаз слизеринцам не понравился. Грязно, пыльно и темно. Дэвид спокойно шел вперед. Открыв еще одну дверь, он шагнул в величественный зал и огляделся. Прошел вперед, еще раз осмотрелся, а затем обернулся к компании.
  
  - Упс, - виновато сказал он. - Тут я и собирался учить вас.
  
  - Собирался? - прошипел недоверчиво зельевар, сразу зацепившись за суть затруднения.
  
  Дэвид покраснел.
  
  - Мм... вы доверяете мне? - спросил он у однокурсников. Те настороженно кивнули. Дэвид вновь виновато взглянул на отца. Северус пристально посмотрел на сына, окинул взглядом пустой зал... ПУСТОЙ? Ему все это очень не нравилось. Дэвид кивнул в ответ, подтверждая его догадку. Мерлин, нет, пожалуйста, пусть окажется, что он ошибся.
  
  Его сын приказал:
  
  - Тогда закройте глаза, и что бы ни случилось, не открывайте.
  
  
  * * *
  - Говори со мной, Салазар Слизерин, Величайший из Хогвардской Четверки, - прошипел Дэвид, царапая свою ладонь.
  
  Василиск выполз к нему, и Дэвид, глядя прямо в глаза смертельно опасному монстру, опешившему от того, что жертва умирать не собирается, зашипел:
  
  - Силой моей крови прошу тебя покориться мне, мудрейший.
  
  Громадный раздвоенный язык коснулся светящихся капель силы. Василиск покорно склонил голову перед юношей.
  
  - Я буду повиноваться тебе, Дитя магии. Зови меня Шшалз.
  
  - Шшалз, я думаю, спать тебе уже надоело. Поэтому предлагаю сделку. Ты не трогаешь людей - еду я тебе предоставляю, плюс ты можешь охотиться в Запретном лесу. Идет?
  
  - Конечно, Дитя магии. Твои друзья могут открыть глаза, я не наврежу им.
  
  - Мы хотели здесь потренироваться, Шшалз. Ну, знаешь, много магии и разрушений, ничего?
  
  - Это ведь только вход в логово. Причем не самый удобный. Настоящие покои том, - гигантский змей кивнул на ход, откуда он выполз.
  
  - Да? А тот, кто приходил сюда передо мной, знал об этих комнатах?
  
  - Нет, Дитя магии. Он не спрашивал. Я не говорил.
  
  - Так господа слизеринцы и профессора, открываем глазки.
  
  Замершие товарищи протестующе замычали:
  
  - Дэвид...
  
  - Снейп....
  
  - ....ты с ума...
  
  - ...сошел?
  
  - Так, с единорогом общались, а с василиском боитесь? Сейчас Шшалз обидится и съест вас, а я ему это позволю.
  
  Драко открыл глаза и зло прохрипел:
  
  - Ну, Дэвид, я тебе это припомню
  
  Взрослые, разобравшись, что опасности для них змей не представляет, с любопытством направились к нему.
  
  - Говорящий, у черного человека глаза как-то нехорошо загорелись. Он не собирается разобрать меня на части из чистого интереса?
  
  - Знаешь, Шшалз, он может. Сал, - серебристое ожерелье соскользнуло по его мантии на пол, - я думаю, ты захочешь составить компанию Шшалзу на прогулке по лесу...
  
  - Это честь для меня - сопровождать Короля змей.
  
  - Не прибедняйся, Черная мамба. Тебя по праву можно назвать Королевой змей, - галантно прошипел василиск своей спутнице, медленно уползая в какой-то боковой проход.
  
  Как только змеи скрылись за поворотом, Дэвид понял, что сейчас его будут бить, и быстро шмыгнул за ближайшую колонну, отражая пять оглушающих и несколько других проклятий....
  
  Через десять минут, когда друзья поостыли, Дэвид крикнул:
  
  - Все против всех. Начали.
  
  В общем, магию стихий пришлось отложить до следующего раза.
  
  
  * * *
  Еще спустя два часа Дэвид и Ремус удовлетворенно оглядывали "поле битвы". Юноша отказался сражаться с ним, а отца экс-оборотень подловил двумя минутами раньше.
  
  Приводя в порядок друзей, пока Ремус занялся разгромленным залом, Дэвид задумчиво сообщил:
  
  - Нам нужно как-то позаниматься анимагией. Ремус выигрывает именно за счет звериной ловкости и интуиции. Его уровня вам, конечно, не видать, но вы вполне сможете улучшить рефлексы, "подружившись" со своей звериной ипостасью, - хитро добавил он.
  
  - Дэвид, - сменил тему зельевар, - сменил тему зельевар, - что произошло во время ужина?
  
  - О, дражайший директор хотел поссорить меня с друзьями и расположить к себе зельем Доверия. Ничего страшного. Добби не допустит повторения. Да, я нанял этого эльфа. И не делай вид, что удивлен. Я думаю, тебе стоит сообщить о происшедшем родителям шестого курса и поставить директора в известность, что завтра вечером они прибудут лично убедиться, что их драгоценный детки в порядке?
  
  - А они знают о том, что собираются завтра в Хогвардс? - подозрительно прищурился его отец.
  
  - Думаю, ты им намекнешь, - невинно захлопал ресницами его сын.
  
  Слизеринцы едва сдерживали смех. Смотреть, как Дэвид въет веревки из неприступного декана было забавно.
  
  Ремус кашлянул, скрывая смешок, и предложил:
  
  - Теперь, когда планы на завтра гм.. составлены, может, вернемся в замок?
  
  Дэвид перевел взгляд на крестного.
  
  - Ремус, - вкрадчиво начал он, - Шшалз сказал, что покои Салазара Слизерина расположены дальше, и я думаю, что там мы найдем...
  
  - БИБЛИОТЕКУ, - потрясенно- восторженно выдохнул Ремус.
  
  - Лабораторию... - благоговейно прошептал Северус.
  
  Дэвид со смешком за руки потянул преподавателей к еще открытому проходу. Остальные поспешили за ними.
  
  22.09.2010
  
  Глава 10. Обсуждение
  
  
  Сидя на завтраке, Дэвид размышлял о том, что экспериментировать сегодня на зельях - о-очень плохая идея. Злой, невыспавшийся зельевар кидал на окружающих убийственные взгляды. Треть из них предназначалась сыну. И это несмотря на то, что именно Дэвид выпихнул ночью любителей новых знаний из библиотеки Основателя. В общем, вечер удался. Тут в Большой зал влетела красивая сова, и Дэвид напомнил себе, что нужно будет проведать Хедвиг. Сова опустилась рядом с мрачным мужчиной.
  
  - Это наша сова, - шепнул Драко.
  
  - Значит, твой отец уже прислал ответ, - задумчиво отозвался Дэвид.
  
  Его отец бегло посмотрел послание и, нахмурив брови, подошел к директору, что-то недовольно объясняя.
  
  Затем нашел взглядом сына и коротко кивнул, подтверждая догадку.
  
  - Надеюсь, вы что-то решили, - напряженно сказал Дэвид, вставая из-за стола и направляясь за отцом в класс.
  
  
  * * *
  Северус стоял у камина в своих апартаментах, встречая гостей. Он гадал, зачем его сыну понадобился этот фарс. В конце лета он серьезно заявил о том, что борьба с ужасным Темным Лордом - больше не его забота, а сейчас пытался лишить последнего сторонников. Хотя... нет, он просто предлагал слизеринцам выбор. Но зачем? В альтруизм того, кем стал его сын, бывший шпион не верил, а вот в каприз.... Дэвид с одинаковой искренностью мог предоставить человека мучительной смерти или совершить невозможное, спасая умирающего щенка. Уж столько-то понять экс-Упивающийся о своем ребенке мог. А теперь он возился со слизеринцами, как с беззащитными котятами. Но какими-какими, а беспомощными юные интриганы не были. Северус знал, что его сын способен постоять за себя, его беспокоило то, с какой теплотой относились расчетливые, хитрые детки к Дэвиду в ответ на его свет. Юноша был все еще очень уязвим в эмоциональной сфере, и зельевар страшился его реакции на возможное охлаждение отношений с его новыми друзьями. Наткнувшись на холодные глаза Люциуса, мужчина вздрогнул. Он вспомнил, как руки Драко сдерживали магию его сына. Драко дорог его сыну. Так же, как и он сам. Значит, мальчик должен остаться на их стороне. Его сын получит все, что сможет удержать его рядом с ним в этом мире.
  
  - Северус, чему обязаны столь неожиданному завуалированному приглашению? - поинтересовался лорд Малфой, окинув взглядом родителей шестого курса Слизерина.
  
  - Я всего лишь выполнил просьбу своих студентов, Люциус.
  
  
  * * *
  Шестой курс Слизерина напряженно замер в ожидании у себя в гостиной. Остальные курсы были выставлены в свои комнаты.
  
  Дэвид развалился в кресле чуть в стороне от остальной компании. Портрет отъехал в сторону, пропуская внутрь группу аристократов. Его отец вошел последним и тут же направился к сыну.
  
  Удивленные лорды застыли напротив своих настороженных отпрысков.
  
  - Мило, - раздраженно прошипел Люциус, отбрасывая маску безразличия, - и что все это значит?
  
  Драко отвел взгляд. Дэвид разочарованно вздохнул. Змейки не готовы. Придется сделать все самому.
  
  Он встал, бросив успокаивающий взгляд на отца. Щелкнул пальцами, создавая кресла для застывших Упивающихся. Черные нити вокруг предплечий раздражали взгляд.
  
  - Присаживайтесь, лорды. Радостью видеть своих отпрысков вы обязаны исключительно мне.
  
  Меня зовут Дэвид Снейп. Но, к сожалению, моя предыдущая личность носила имя "Гарри Поттер", - он подошел к камину и добавил, - Забавно. Это имя заставляет прислушаться, а ведь сын Северуса Снейпа куда опасней наивного гриффиндорца. Но это лирика, простите, увлекся, - он обвел аристократом холодным взглядом, который ясно говорил, что скрытое предупреждение не было случайным.
  
  - Я сделал вашим детям предложение, которое они не могут принять или отвергнуть, не обсудив с главами родов. Я предлагаю вам третью сторону в разборках красноглазого садиста и лицемерного манипулятора. По возможности нейтральную сторону. Я не требую сражаться за меня. Мне не нужны сторонники. Но я не хочу однажды быть вынужденным атаковать вас. Я верю, что каждый человек должен сам выбирать свой путь. И сейчас вы на таком перекрестке. В ваших детях еще нет тьмы, лорды, так ли вы хотите, чтобы они жили с ее тяжестью, как и вы? Они сами выберут свою судьбу, - он замолчал на мгновение, - и ДА, я способен убрать метку.
  
  Дэвид едва сдерживал улыбку, почти слыша, как напряженно просчитывают свою выгоду прожженные интриганы.
  
  - Я так понимаю, - хмуро обозвался Блейз, - в случае отказа нашей дружбе и тренировкам конец?
  
  Дэвид расхохотался.
  
  - Ох, конечно, нет. До тех пор, пока вы не угрожаете моей семье, - отмахнулся он, все еще веселясь, а потом вдруг от него резко пахнуло холодом. - Но я очень опасный враг. Угроза для моей семьи будет ликвидирована любой ценой.
  
  - Мы не хотим служить Темному Лорду, - хмуро подытожил Драко, - а Дэвид учит нас защищаться. Но мы боимся подставить под удар свои семьи, вас.
  
  - Я не прошу вас открыто выступить против Темного Лорда или уйти от него, хотя и в таком случае обеспечу защиту и поддержку. Если люди следуют за ним добровольно, то кто я такой чтобы препятствовать им? Но насильно служить ему я не позволю. Поэтому прошу вас потянуть время, не давая ему наложить лапы на ваших детей. А когда придет время, сделаете свой выбор.
  
  - Почему ты думаешь, что мы последуем за тобой, желторотым юнцом? - поинтересовался лорд Паркинсон, разглядывая фамильный перстень.
  
  - Вы пойдете за силой, - пожал плечами Дэвид, - а ее у меня больше, чем человеческое тело способно вместить, - теплая рука отца утешающее опустилась на его плечо. - Ах да, господа слизеринцы не верят пустым словам. Пожалуй, лучше что-то из кровомагии. Она зрелищней...
  
  Привычным жестом уколов ладонь заколкой, он уронил каплю искрящейся крови. Та замерла в воздухе. Юноша прищурился, дунул на нее, и во вспышке света на ладони затанцевала маленькая фея.
  
  - Лети, будь свободна, - шепнул юный маг, и волшебное создание послушно вспорхнуло с его ладони.
  
  Фея закружилась по комнате, коснулась волос Панси, вплетая в темные пряди белоснежную лилию, замерла напротив лорда Малфоя и внезапно щелкнула его по носу крошечным пальчиком, рассмеялась серебристыми колокольчиками и исчезла, рассыпавшись разноцветными искрами.
  
  - Иллюзия? - хрипло выдохнул лорд Забини.
  
  - Ага, - фыркнул зельевар, - спроси у Люца, как ощущения, или посмотри на цветок - он-то никуда не делся. Дэвид СПОСОБЕН создать существо, наделенное собственной магией. Он избавил меня от метки Темного Лорда, - демонстрируя василиска на предплечье, уже раздраженно закончил он.
  
  - Это невозможно, - прошептал лорд Нотт.
  
  - Ага, и сегодня не полнолуние, - раздался веселый голос. У входа в гостиную Слизерина стоял, небрежно облокотившись на стену, известный всей Магической Англии оборотень Ремус Люпин.
  
  Дэвид, откровенно развлекаясь, смотрел на круглые глаза старшего поколения слизеринцев. Признание Ремуса их просто добило.
  
  Он наткнулся взглядом на неверящие серые глаза. Такие же, как у Драко. Дэвид встряхнул головой, прерывая зрительный контакт.
  
  - Мое почтение, лорд Малфой. Острый ум Драко явно унаследовал от вас.
  
  Остальные лорды недоуменно переглянулись. Люциус Малфой встал, подошел к юному магу и пристально посмотрел в глаза. На мгновение зеленое пламя взметнулось ему в ответ, и гордый аристократ опустился на одно колено у его ног.
  
  - Прошу прощения, мессир, - с достоинством сказал он, игнорируя шокированные взгляды, - я не узнал Вас. Основатель нашего рода был женат на вейле, и с тех пор мы храним многие знания, утерянные другими магами, - он сглотнул. - Я прошу вас принять мое служение и избавить меня от власти недостойного.
  
  Дэвид протянул руку мужчине, поднимая его:
  
  - Мне не нужны слуги, Люциус, и тебе об этом известно. Я принимаю тебя под свою защиту как равного, как соратника, - спокойно ответил юноша, накрывая ладонью темный сгусток на руке мага. Зеленый свет окутал их на мгновение, затем Дэвид отступил, облокачиваясь спиной на отца, который с тревогой смотрел на его сияюще-зеленые глаза. Юноша вздохнул, сдерживая магию. Он взмахнул рукой, и рукав мантии закатался, обнажая василиска на месте Темной метки.
  
  - Его можно будет убрать, но только в случае смерти Темного Лорда. Слишком легко вновь поработить того, кто однажды согласился на клеймо.
  
  Он обвел взглядом родителей его змеек. Они примут его предложение. Все до единого. Он ЗНАЛ это.
  
  22.09.2010
  
  Глава 11. Исцеление
  
  
  Сидя под боком у своего отца, Дэвид довольно щурился на огонь, пылающий в камине. Неспешный разговор, непринужденное молчание - это было так необходимо ему.
  
  Кампания по завоеванию доверия слизеринцев шла успешно. Но его тревожило то, что старый манипулятор опять затаился. Дэвид раздраженно фыркнул. Он способен отразить любой удар, защитить себя и своих близких, лишь бы не оказалось слишком поздно.
  
  Внезапно дверь в апартаменты главы Слизеринского факультета с грохотом распахнулись, и на пороге появился встревоженный Ремус. Отец и сын мгновенно стряхнули с себя благодушное настроение, готовясь к неприятностям.
  
  Ремус закрыл дверь, задумался ни миг, затем добавил запирающие и заглушающие чары.
  
  - Дамблдор, - зло прорычал экс-оборотень, - он притащил сюда Блэка. Его сегодня оправдали.
  
  Дэвид горько рассмеялся:
  
  - Забавно. Я уже думал, предатель забыл обо мне.
  
  На скулах отца проступили виноватые красные пятна.
  
  - Видишь ли, сын, он писал тебе по несколько раз в день, но я подумал, что...
  
  Дэвид кивнул.
  
  - Его писанина ничего не изменит, но все же мне придется встретиться с ним. Оставьте нас одних и задержите директора.
  
  - Дэвид, я не хочу оставлять тебя одного. Ты будешь сердиться, а значит, твой самоконтроль ослабнет.
  
  - Ладно, но в твоем присутствии Блэк будет неадекватен.
  
  - Это его естественное состояние, - пробормотал зельевар.
  
  - Ладно, - примиряющее сказал Ремус, - я останусь с тобой, ну, в этом кресле. И если честно, я совсем не прочь увидеть, как ты словами заслуженно размажешь его по стенке.
  
  Дэвид фыркнул. Зельевар усмехнулся, снял чары с двери и исчез за ней. Звук шагов, тихий разговор, и в комнату влетел Сириус Блэк.
  
  Дэвид пристально посмотрел на человека, предавшего своего крестника, ребенка, который доверял ему. Блэк выглядел уставшим и... потасканным. Слизеринец недовольно поморщился. Врожденный аристократизм его новой личности не терпел неряшества и грязи.
  
  Блэк, наконец, сфокусировал на нем взгляд почти безумных синих глаз. И тут же подскочил к юноше, падая перед ним на колени и вцепляясь в мантию.
  
  - Гарри, прости меня, я так виноват. Прости меня, Гарри. Мне так жаль. Я не должен был... Я...
  
  - Встаньте, мистер Блэк, - брезгливо отшатнулся от него слизеринец.
  
  Блэк покорно отпустил его, но так и не изменил униженной позы.
  
  - Вас не было рядом, когда вы были нужны ребенку, верившего в вас. Сейчас никому здесь не нужны ваши пустые слова и раскаяние.
  
  - Гарри, не делай этого со мной... Я не могу без тебя... Пожалуйста... Моя жизнь пуста... бессмысленна. Убей меня, но прости, прости....
  
  Дэвид удивленно смотрел на мужчину у своих ног. ЭТО было ненормально. Гордый, вспыльчивый, каким его всегда видели окружающие, Блэк не мог так унижаться. Это было неправильно.
  
  Дэвид вопросительно посмотрел на Ремуса. Тот пораженно глядел на сломленное существо у ног юноши и не мог понять, когда его друг успел превратиться в ЭТО.
  
  Видимо, прочтя что-то в золотисто-карих глазах, Дэвид обреченно вздохнул, поднимая мужчину на ноги, и освобождая свою силу. И шокировано замер. Блэк не пережил Азкабан. Он все еще ломался под его тяжестью. Черные нити оплетали ауру волшебника, давили на него, вгрызались в саму душу.
  
  Дэвид удивился, почему же его психическое состояние не взволновало окружающих. Блэк был сломлен. И это сейчас вылилось в болезненную зависимость от него. Не удивительно, что Блэк был импульсивен и капризен, как ребенок. Его поведение, решения становились объяснимыми. Дэвид понял, что не сможет и дальше игнорировать мужчину. Он не был готов вычеркнуть его из жизни, не теперь, когда его предательство перестало быть его виной...
  
  Дэвид осторожно потянул за темную нить, распутывая паутину-ловушку былой боли и страданий. Та протестующее натянулась, но свет его магии был сильнее, растворяя ее, уничтожая навсегда. Юноша знал, что рискует, жестко отрезая часть души пленника своих страданий, но выбора не было.
  
  Когда магия перестала бушевать в его крови и он почувствовал горячие ладони крестного на своих плечах, он испытующе посмотрел в синие глаза напротив. Блэк выглядел потерянным. Осторожно коснувшись его сознания, Дэвид понял, что заключение крестника и его собственное, жгучее чувство вины и одиночества были надежно заперты в глубинах памяти. Дэвид заблокировал эти воспоминания, а вместе с ними и доверие к Дамблдору. Он не удержался от смешка. Директора ожидал большой сюрприз. Блэк, нет, уже Сириус не только не вернет юношу под крылышко манипулятора, но и сам отвернется от него. Отныне Блэк видел мир в своих воспоминаниях отстраненно, так же, как Дэвид воспринимал жизнь исчезнувшего Гарри Поттера.
  
  - Ремус, я тебя поздравляю. У тебя появился ассистент в преподавании ЗОТИ.
  
  Сириус только мигнул в ответ, но тут же радостно кивнул.
  
  Тихий стон Ремуса заставил двоих получивших новое рождение проказливо улыбнуться.
  
  - Этот новый Сириус может оказаться хорошим другом и товарищем по проказам, - подумал Дэвид, проваливаясь в дрему.
  
  Осторожные руки опустили его на диван, и тихий голос Ремуса позвал новоиспеченного коллегу за собой, предлагая уладить формальности с директором. Дэвид не слышал этого. Он спал.
  
  22.09.2010
  
  Глава 12. Откровение
  
  
  Тихий шелест крыльев и ветер в лицо. Где-то там, далеко внизу, беснуется толпа. Глупые, они только мешают. Серебристо-зеленые против ало-золотых. Старо, как мир. Но сегодня на нем форма цвета весенней молодой листвы, а не увядшей. Драко вновь выхватывает квофл и... Счет 80-20. Снитч, где ты? И в последний момент подавить вспышку магии. Ему не нужно хитрить, чтобы выиграть. У колец беснуется Рон Уизли - он капитан команды Гриффиндора в этом году. Забавно. Не требуй от своих невозможного. Джинни не так хороша, как я. Вновь тоненькие крылья, золотая вспышка. Падение, и хочется отпустить древко метлы. Свобода. Но это игра. Потом, - обещаю себе. Позже. Я полетаю позже. На своих крыльях. И ладонь сминает золото снитча.
  
  - Слизерин победил со счетом 240:20.
  
  Слизеринцы в восторге, грифы досадливо поглядывают на него. Нет, дорогие. Предатель здесь не я. Приземление. Счастливый смех Драко за плечом. Какой же он еще ребенок. Полный ярости взгляд Уизли. Пожать плечами, развернуться к раздевалке. Неважно.
  
  Спрятаться от всех. Надо что-то неприметное. Ворон? Пусть. Миг - и только небо надо мною, а земля где-то там, далеко.
  
  Свобода. Свобода - это полет. Когда, напрягая крылья, ловишь воздушные потоки и взмываешь к небесам. Остальное фигня. Да. Надо усилить тренировки по анимагии. Хочу узнать вкус разделенной свободы полета.
  
  
  * * *
  На следующее утро Дэвид был единственным бодрым старшекурсником Слизерина. Вечеринка затянулась надолго, и то, что вчера было хорошо, а сегодня как-то не-о-очень, читалось на их лицах. Декан только ухмыльнулся, окинув взглядом за завтраком хмурых змеек, и что-то со смешком сказал сидящему рядом Ремусу. Синеглазый брюнет возле последнего притягивал любопытные взгляды.
  
  Дамблдор встал, призывая к тишине:
  
  - Друзья мои, я счастлив сообщить вам, что Визенгамот снял все обвинения с Сириуса Блэка и принес свои извинения за несправедливое заключение в Азкабан. Сириус Блэк - невиновен и с него сняты все подозрения. Профессор Люпин попросил его ассистировать ему на ЗОТИ, и профессор Блэк любезно согласился.
  
  Вялые аплодисменты раздались в ответ. Студенты настороженно приглядывались к человеку, которого считали опасным преступником.
  
  
  * * *
  Ремус, обрадовавшись, что за вечно цапающимися факультетами будут приглядывать уже две пары глаз, позволил им разбиться на пары и потренироваться в дуэлинге.
  
  Дэвид лениво отражал проклятия Грегори, изредка переходя в контратаку. Слизеринцы не выкладывались по полной. Зачем? Настоящая тренировка состоится вечером в Тайной комнате, шестой курс и профессора. Все против всех.
  
  Занятие подходило к концу. Дэвид и Грегори поклонились, признавая "ничью". Гойл направился к столу собирать вещи, а Дэвид рассеянно сунул палочку в карман мантии, наблюдая за дуэлью Драко и Блейза. Вдруг юноша почувствовал быстрое движение вокруг его шеи и недовольное шипение. Он опустил ладонь на серебристую чешую, успокаивая змею, и резко обернулся. Сал зашипела ему на ухо.
  
  - Заклятие в с-спину. Не вкус-сное... Заклятие на ненавис-сти.
  
  Глаза Дэвида вспыхнули, когда наткнулись на наполненный яростью взгляд рыжего гриффиндорца. ОН не видел, как побледнел Драко, как метнулся к нему Ремус. Зеленый купол отрезал его и Уизли от остальных.
  
  - Ненависть, - шепнули тонкие губы, - ненависть и зависть. За что? Что он...я сделал тебе? ... Зависть. Ты не был другом Гарри Поттеру. Ты ненавидел его. Зачем лицемерил?
  
  Лицо Уизли исказилось:
  
  - Дамблдор. Он платил мне за дружбу с тобой... с Гарри Поттером.
  
  Юноша пошатнулся, словно слова ударили его. Предательство. Ложь. Лицемерие.
  
  Дитя Магии закрыло глаза в попытке обуздать свою силу.
  
  Ярость.
  
  Нет, не то.
  
  Ремус бессильно бил руками по щиту - тот не пропускал его:
  
  - Сириус, быстро, приведи Северуса.
  
  Месть.
  
  Нет, не стоит.
  
  Бледный белокурый ангел опускает руки на щит и проходит сквозь него. Эти ладони на плечи... Надежная поддержка рядом. Глаза распахиваются.
  
  Справедливость, - шепчут губы.
  
  Зеленое пламя окутывает рыжего и исчезает. В оглушительной тишине гром слов и эхо быстрых шагов:
  
  - Ты никогда больше не сможешь солгать. Ты никогда больше не сможешь ударить. Только защититься. Твоя магия сама выбрала наказание.
  
  Взволнованные серые глаза рядом.
  
  Крик, полный боли:
  
  - Дэвид, - и знакомые руки отца подхватывают.
  
  - Хорошо, все будет хорошо, - шепчет ангел. И сознание ускользает.
  
  
  * * *
  Гриффиндорцы нерешительно мялись у входа в класс зельеварения. Встревоженные слизеринцы тихо шептались в стороне, не пытаясь зайти внутрь. Они ждали, пока их декан поможет сыну, а потом уж точно позовет. Ох, и не повезет сегодня грифам.
  
  - Да ерунда все это, - прикрикнул Уизли на Грейнджер, - смотри. Expelliarmus. - И пораженно уставился на свою палочку.
  
  - Petrificus Totalus, - попробовал он снова. Ничего. - Lumos, - и послушный огонек.
  
  Шестой курс дружно уставился на Уизли. Тот пораженно опустился на пол, выронив палочку.
  
  
  * * *
  - Со мной все в порядке, - в сотый раз повторил Дэвид встревоженному отцу.
  
  - Что это было? - тихо спросил тот.
  
  - Я думаю... Это были сутки Хэллоуина. С 12 дня 31 октября до 12 дня 1 ноября. Это особые сутки. Магия словно разлита в воздухе. Даже обидно, что вы не ощутили. Поэтому я не сдержался. Каюсь. Но уже полпервого, и у шестого курса 10 минут как начались Зелья. Ты б пригласил их, а то наши змейки порвут грифов, над кем издеваться будешь?
  
  - Я потребую у директора, чтобы у Слизерина и Гриффиндора не было спаренных уроков.
  
  - Не надо, - тихо попросил Дэвид, - я... я все еще присматриваюсь к ним.
  
  Зельевар недовольно поджал губы, но кивнул.
  
  
  * * *
  - Мистер Уизли, - прошипел зельевар, заставив застыть даже собственный факультет, - что вы можете рассказать о зелье Felix Felicitis?
  
  - Ничего, сэр, - выдавил рыжий.
  
  - Как, в таком случае, вы написали эссе на эту тему? - вкрадчиво поинтересовался Ужас Хогвардса.
  
  - Я списал у Гермионы, сэр, - выдал Уизли. Класс шокировано вздохнул.
  
  - И как часто вы пользуетесь работой мисс Грейнджер?
  
  - Почти каждый раз.
  
  - Мистер Уизли, я рад сообщить вам, что до конца года вы получаете отработку. Скажем, каждую субботу, с мистером Филчем. С обеда и до ужина. Плюс вы обязаны лично пересдать мне весь пройденный за два месяца материал. Я сообщу остальным преподавателям о вашей привычке пользоваться чужим трудом.
  
  Бледный Уизли плюхнулся на сидение, не ответив ни слова. Он не мог поверить, что сказал ТАКОЕ.
  
  Слизеринцы ухмыльнулись и вновь сконцентрировались на своих котлах.
  
  Дэвид находил ситуацию бесконечно забавной.
  
  Едва зельевар отпустил класс, как Грейнджер тут же подскочила к Дэвиду.
  
  - Как ты это сделал? - громко спросила она.
  
  Все замерли.
  
  - Грейнджер, - устало выдохнул тот, - ты все равно не поймешь. Ты сильная ведьма, Грейнджер, как для маглорожденной. Но Древняя магия тебе не доступна.
  
  - Почему это? - возмущенно вскинулась она.
  
  - Винсент, поможешь?
  
  Крэб кивнул.
  
  - Знаю, на Гриффиндоре считают его и Грегори тупицами, верно. А ты начитанная умница, так? А теперь, Винсент, подаришь настырной девушке свой фирменный букет?
  
  Тот прищурился, но кивнул.
  
  - Ты тоже попробуй, всезнайка. Нет ни формул, на палочки. Есть ты и магия в твоей крови. Позови ее и создай цветок.
  
  Девушка посмотрела, как Крэб осторожно уколол палец, оставил кровавый след на ладони, на миг сжал ее и едва успел подхватить букет нежных фиалок. С легким полупоклоном он вручил цветы Панси, презрительно зыркнув на гриффиндорку.
  
  Та тщательно повторила жесты парня, но потерпела неудачу.
  
  - Видишь? Ты идеально запоминаешь и выполняешь изобретенное, но ты не творишь сама. Ты даже не поняла, что я объяснял, Грейнджер. Дело ведь не в визуальных жестах, а в твоем контакте с твоей магией. Выросший в магической семье понял бы, - он пожал плечами, возвращаясь к своим вещам.
  
  - Это кровомагия. Она запрещена, - выдала гриффиндорка.
  
  - Да, по глупости. Но далеко не вся. Разделение магии на Светлую и Темную - полный бред, Грейнджер. Вингардиум Левиоса может убить, а Авада Кедавра спасти от страданий. Окраску заклинаниям придает мотивация, цель, а сами по себе они нейтральны. Ну хорошо, - он вздохнул, - беспалочковая считается очень трудной в этой школе, верно? Доступной лишь сильным волшебникам. Ты ведь наверняка пыталась. Безуспешно. Грегори, пожалуйста, забери мои вещи.
  
  Гойл задумался, словно прислушиваясь к чему-то, затем кивнул:
  
  - Ладно.
  
  Он закрыл глаза, затем призывно махнул рукой, уставясь на сумку Дэвида. Та покорно спланировала ему на руки.
  
  - Почитай о Древней магии, Грейнджер. Почитай. Практиковать ее ты не сможешь никогда. Мне жаль. Ты видела возможности ребят. А ведь это капля забытых знаний. Я просто помог им почувствовать свою магию, а твоя слишком молода. Может, третье-четвертое поколение и сможет достичь такого уровня. Но не ты. Сколько бы книг ты не прочитала. Мне жаль.
  
  22.09.2010
  
  Глава 13. Примирение
  
  
  На следующее утро Дэвид хмуро ковырял завтрак, поджидая друга. Его внимание привлекли тихие смешки. Панси, закатив глаза, шепнула: "На Уизли посмотри". Дэвид неохотно послушался. Рон Уизли щеголял сегодня ультра-розовой шевелюрой.
  
  -Забавно, - улыбнулся он, - это кто ж, интересно, его так разукрасил?
  
  - Близнецы Уизли, - Драко плюхнулся за стол рядом с ним, - ходят слухи, что братцы решили проучить его за вчерашнее.
  
  - Они мстят за... меня? - недоверчиво выдавил Дэвид.
  
  - Ну, вроде того. - Драко задумчиво добавил, - похоже, в Гриффиндоре раскол.
  
  - Что? - Дэвид изумленно уставился на блондина, с невинным видом намазывающего тост джемом. Тот вздохнул и сдался.
  
  - По Хогвардсу ходят слухи, что вчера Лонгботтом устроил настоящий разнос Уизли и Грейнджер. И, вроде, народ его поддержал. Ну, а близнецы решили словами не ограничиться. А еще поговаривают, будто у них напряженные отношения с семьей со времени твоего заключения.
  
  - Это ты так намекаешь, что мне стоит с ними помириться?
  
  - Ну уж нет, не намекаю. Но тебе же хочется. Вот я и даю тебе повод.
  
  - Я подумаю, Драко. Спасибо. Что вы решили по поводу каникул? - поменял он тему.
  
  - Ну, сам знаешь, шестому курсу домой лучше не соваться, чтоб родители честно доложили Темному Лорду, что промыть деткам мозги они пока не могут. А остальные курсы, по-моему, планируют остаться только для того, чтобы побольше позаниматься с тобой. Они нам, шестому курсу, видишь ли, завидуют. Нам ты, оказывается, каждый вечер показываешь жутко интересные вещи, а им только раз в неделю.
  
  Дэвид поперхнулся соком и застонал.
  
  - Ох, может, они еще передумают?..
  
  - Не-а. Наслаждайся плодами своей популярности, герой.
  
  На выходе из Большого зала его перехватили близнецы. Драко внимательно посмотрел на них, затем бросил:
  
  - Увидимся в классе, - и оставил их одних.
  
  - Га.. Дэвид, мы хотели...
  
  - ...извиниться...
  
  - ...за этого идиота, Рона.
  
  - Вы не должны извиняться за него. Я действительно сожалею, что магия наказала его так жестко.
  
  - Ничего, вдруг это...
  
  - ...заставит его...
  
  - ...поумнеть.
  
  - И, Дэвид, - внезапно посерьезнели они, - мы не верили в виновность Гарри Поттера. Поэтому и с остальными разругались.
  
  - Спасибо. Жаль, что он этого не знал, - спокойно ответил Дэвид. - Я не думал, что вы вернетесь в школу. А как же магазин?
  
  - За лето мы все наладили, - обрадовался смене темы Фрэд.
  
  - Так что мы контролируем все отсюда, - засмеялся Джордж.
  
  Дэвид улыбнулся:
  
  - Оставайтесь на каникулы. Я буду рад вас видеть.
  
  - Непременно, - в один голос ответили братья и исчезли за поворотом.
  
  Дэвид встряхнул головой и зашагал вслед за слизеринцами на Заклинания.
  
  
  * * *
  Недели проходили спокойно. Слизерин уверенно лидировал в соревновании между факультетами. Профессора уже не пытались найти среди змеек хоть кого-то не готового к уроку. Те только довольно ухмылялись.
  
  Дэвид изредка теперь пропадал куда-то с близнецами и возвращался подозрительно довольным. Однажды он по секрету сказал Драко, что помогает им с новыми приколами, а в качестве подопытных близнецы используют потом Уизли и Грейнджер. Драко вздрогнул и даже посочувствовал последним. Близнецы могли быть невыносимы, а уж вместе с Дэвидом... Радовало то, что на время их диверсионная деятельность ограничиться этими козлами отпущения. Покрыться перьями или обзавестись хвостом Драко очень не хотелось. Дэвид верно понял его гримасу и рассмеялся, обещая придумать что-то специально для него. Драко сглотнул и поспешил сменить тему.
  
  Сближение с Сириусом продвигалось медленно. Мешанина в воспоминаниях мужчины не давала ему увидеть в юноше своего "погибшего" крестника и не позволяла Дамблдору поймать его для "просветительной" беседы. Дэвид подумывал привлечь экс-Мародера к опытам близнецов, но слегка опасался масштаба последствий.
  
  Все чаще Дэвид ловил на себе пристальные взгляды Невилла. Но подойти гриффиндорец не решался, а Дэвид предпочитал выжидать.
  
  Зато Луна вела себя так, будто в его жизни ничего не изменилось. Однажды девушка непринужденно поинтересовалась, не собирается ли он восстановить ОД. Дескать, многие хотели бы вновь тренироваться с ним. Дэвид оторопел. Затем задумался. Другие факультеты начинали наводить мосты к сближению. В нем все еще видели сильного лидера. Он поблагодарил Луну за предложение и отправился подбивать Ремуса на создание дуэльного клуба.
  
  После очередной "битвы" в Тайной комнате слизеринцы и профессора решили, что идея неплохая. Упускать такую возможность расположить к себе другие факультеты не стоило. Договорились, однако, что эти тренировки будут включать только набор СТАНДАРТНЫХ заклинаний и навыков - показывать свои настоящие способности было опасно. И змейки нетерпеливо отправили взрослых договариваться с директором.
  
  
  * * *
  В конце ноября Дэвид схватил проходившую мимо Луну за руку и шепнул:
  
  - С начала декабря откроется Дуэльный клуб. Можешь передать желающим, что это была МОЯ идея.
  
  - Ты молодец, Дэвид. Спасибо. Думаю, они обрадуются. Увидимся.
  
  - Увидимся, Луна, - улыбнулся он девушке.
  
  И сразу почувствовал на себе чей-то тоскливый взгляд. Он обернулся и увидел, как Невилл поспешно вышел из Большого зала.
  
  - С меня хватит, - отшвырнул вилку Драко, - на зельях я сегодня сяду отдельно. И если этот идиот к тебе не подсядет, я лично притащу его за ухо к тебе в нашу гостиную.
  
  Дэвид благодарно улыбнулся. Драко понимал его не с полуслова даже, а с полувзгляда. Он сдружился со всеми слизеринцами, но Драко... Блондин стал для него таким же надежным якорем, как и отец. Даже Ремус не мог так читать в его сердце, быстро успокоить или отвлечь.
  
  
  * * *
  Когда Невилл нервно вошел в класс зельеварения (каким чудом сдал СОВу, он сам не понимал), Дэвид уже сидел на своем месте, лениво листая учебник. Гриффиндорец хотел было прийти мимо и сесть где-то в конце кабинета, когда резкий толчок в спину буквально швырнул его на соседнее сидение. Невозмутимый Малфой фыркнул и сел прямо за ними.
  
  Дэвид поднял голову на нового соседа и успокаивающе улыбнулся. Драко снова фыркнул за их спинами, но промолчал.
  
  - Дэвид, - осторожно начал Невилл, - я хотел извиниться... Я не хотел верить, что ты... Гарри..., но остальные...
  
  - Ох, оставь, Невилл, - мягко перебил его слизеринец. - Гарри Поттер умер. А передо мной ты ни в чем не виноват. Я ДАЮ второй шанс, Невилл. Уизли и Грейнджер просто проморгали его. Но на тебя мне сердиться не за что.
  
  Невилл обрадовано улыбнулся, но тут же вновь замялся:
  
  - Значит, мы друзья, Дэвид?
  
  - Еще нет. Но все в твоих руках, - он еще раз улыбнулся, но тут же посерьезнел, указывая взглядом на вошедшего преподавателя.
  
  Глаза отца на мгновение удивленно расширились, затем он увидел улыбку сына и вкрадчиво начал:
  
  - Мистер Лонгботтом, - Невилл вздрогнул и съежился на своем стуле. - Мистер Лонгботтом, я поражен. Вам, наконец, пришло в голову попросить помощи у студента, который действительно в предмете разбирается. Я впечатлен настолько, что, пожалуй, позволю вам дополнительно заниматься зельями в классе под присмотром мистера Снейпа или мистера Малфоя, разумеется.
  
  И пока смысл тирады не дошел до испуганного гриффиндорца, зельевар резко развернулся к доске:
  
  - Тема сегодняшнего урока...
  
  
  * * *
  - Мистер Снейп, мистер Малфой, не могли бы вы показать нам, КАКОГО среднего уровня в дуэлинге я ожидаю от присутствующих в конце года, - именно так начал Ремус первое собрание Дуэльного клуба.
  
  Дэвид и Драко переглянулись, затем синхронно взошли на помост и поклонились друг другу. Затем на счет "три" сорвались в движение. Ученики пораженно замерли. Противники не использовали сложных заклинаний, но примитивные оглушалки, обезоруживающие и замедляющие проклятия использовались в разнообразных комбинациях. Они почти не использовали щитов, предпочитая уворачиваться от цветных лучей и не прерывать атаки. Ни один из юношей не хотел уступать ведущее место в поединке, поэтому атаки были молниеносными и интенсивными.
  
  Через пять минут профессор Люпин поднял руку, останавливая дуэль.
  
  - Спасибо, достаточно.
  
  Брюнет и блондин замерли, увернувшись от последних проклятий, и вновь поклонились друг другу. Глаза их сияли восторгом. Они синхронно улыбнулись и растворились в толпе.
  
  - Показывать вам заклинания я не буду, это не урок. Попрактикуйтесь, понаблюдайте. Если что-то непонятно, спрашивайте меня, моего ассистента профессора Блэка или профессора Снейпа, который любезно согласился помочь. Но я уверен, что и ваши товарищи не откажутся поделиться опытом. Дерзайте, господа.
  
  Студенты возбужденно загалдели, подбирая противника и отрабатывая проклятия. То тут, то там разгорались настоящие дуэли, собирая восторженных зрителей, и противники потом объясняли тот или иной прием.
  
  Дэвид довольно улыбнулся. Чистокровные слизеринцы, которых потихоньку обучали с детства, были на высоте. И ученики других факультетов азартно расспрашивали их. Ледяная стена отчуждения, за которой жили слизеринцы, рухнула. Лед тронулся.
  
  22.09.2010
  
  Глава 14. Слияние
  
  
  А каникулы стремительно приближались. За неделю до них Лонгботтом и Лавгуд получили коротенькие записки "Оставайся на каникулы в Хогвардсе. Не пожалеешь" с зеленоглазой змеей вместо подписи.
  
  Утром накануне отъезда слизеринцы дружно завтракали, наблюдая, как Большой зал постепенно наполняют сонные студенты.
  
  - Северус, - к входящему мужчине подлетела раздраженная МакГоннагал. - Твои старосты не справляются со своими обязанностями. Я просила список остающихся студентов, а не просто список факультета.
  
  Декан Слизерина вопросительно поднял бровь и подошел к столу своих подопечных.
  
  - Драко, заместитель директора жалуется, что ты не предоставил ей список студентов, которые остаются в замке на каникулы.
  
  Малфой раздраженно повел плечами, встал и ответил:
  
  - Я отдал список профессору МакГоннагал еще на прошлой неделе.
  
  Дэвид не сдержал тихий смешок.
  
  - Но зачем мне список ВСЕГО факультета? - раздраженно прикрикнула та.
  
  Теперь уже весь стол давился от смеха. Северус покосился на довольно-виноватую улыбку сына и вздохнул:
  
  - Я думаю, Минерва, это и есть твой список.
  
  МакГоннагал, наконец, сообразила, почему так ухмыляются змейки во главе со своим деканом. Она вздрогнула. У нее не будет шанса спокойно вздохнуть этим Рождеством.
  
  
  * * *
  В первый же день каникул к слизеринцам в гостиной присоединились близнецы, Луна и Невилл. Змейки проигнорировали гостей, нервно оглядывающихся по сторонам. Дэвид подошел к камину и улыбнулся:
  
  - Ходят слухи, что весь факультет остался в надежде дать мне возможность всласть помучить вас на тренировках.
  
  Поэтому торжественно объявляю, что два часа каждый день я планирую посвятить практике, а потому буду учить чему-нибудь интересному. Но есть условия, - он обвел всех пристальным взглядом, - с началом занятий мы вернемся к прежнему режиму тренировок и НИКТО не будет пытаться пробраться в место занятий шестого курса.
  
  Змейки согласно кивнули, а шестикурсники предвкушающе ухмыльнулись.
  
  Дэвид специально повел толпу к неудобному спуску в туалете Плаксы Миртл и открыл дверь на серпентаго. Младшие курсы онемели от восторга.
  
  Пробравшись, наконец, в многострадальный зал, где деловито колдовали три профессора, расширяя пространство, компания застыла, ожидая дальнейших инструкций. Дэвид хищно улыбнулся:
  
  - Сегодня я предлагаю сразиться в командах. Значит так. Первый курс, близнецы со мной. Второй курс и Драко, Теодор, Блейз. Третий плюс Панси, Винс и Грег. Четвертому достаются Невилл и Луна. А пятый выкручивается сам. Уважаемые профессора работают вместе. Запомните, играем В КОМАНДАХ, никаких индивидуальных геройств. - Дэвид взмахнул палочкой, создавай часы. - Пять минут на обсуждение стратегии, по звуковому сигналу начинаем. Играем до команды-победителя или до нового сигнала. Победители заказывают тему сегодняшней лекции.
  
  - Значит так, - шепотом начал успокаивать Дэвид первогодок, - вас не будут принимать всерьез - и это серьезная ошибка. Даже небольшой багаж ваших знаний можно использовать с фантазией. Особенно, если близнецы поделятся запасом своих изобретений. - Он обвел взглядом сосредоточенные мордашки. - Любым другим первокурсникам я бы не предложил подобную авантюру. Но вы - слизеринцы. Инстинкт выживания у вас в крови, - прошептал он под бой часов. - Игра началась!
  
  Через два часа вывалянные в пыли преподаватели мрачно прожигали недовольными взглядами первокурсников и их руководителей.
  
  Сначала один за одним пали профессора. Они были просто неготовы к такому взрыву фантазии. Близнецы, Дэвид, Драко, Панси и Луна резвились больше всех, находя невероятные и нестандартные возможности применения простейших заклинаний. Ученики последовали примеру своих предводителей. И начался сумасшедший дом.
  
  Угу, устоишь тут, когда безобидная канарейка (ну, очевидно, кто-то развлекся трансфигурацией, выводя противника из строя) приближается к вам, а затем с тихим хлопком оборачивается первокурсником, держащим вас Вингардиум Левиоса в трех метрах от пола. Или когда в вашу спину впивается несколько дюжин трансфигурированных иголок, направленных левитацией.
  
  Команда Драко составила им серьезную конкуренцию. Но против продукции близнецов и они не устояли.
  
  Счастливые первокурсники помогали товарищам прийти в себя.
  
  - Итак, ммм.. Тео, что я вам хотел продемонстрировать?
  
  Нотт, раздраженно пытаясь очистить одежду от липкой пакости - результат чьего-то неправильного заклинания - вздохнул:
  
  - Ну, мы недооценили противника.
  
  Близнецы дружно ухмыльнулись.
  
  - И мы на собственном опыте убедились, что важны не столь заклинания, сколько умения их применять.
  
  Дэвид удовлетворенно кивнул.
  
  - Ладно, до ужина еще полно времени. Как член команды-победителя я хочу поговорить о проблеме близнецов, - те настороженно замерли. - Без обид, ребята, но вашу семью не просто так называют предателями крови. Магия концентрируется в крови волшебника. Поэтому так важны знания, особенные для каждого рода. Магия не терпит пренебрежения. Неиспользованный потенциал перегорает, исчезает, сила закупоривается в крови, и род постепенно теряет силу и удачу. Ваша смелость и новаторство помогли вам вырваться из плена проклятия. Почти. Но единения с магией вы так и не достигли, хотя семнадцатилетние уже наступило. Значит, сила рода все же не простила вас. Магия мстит очень жестоко. Так она наказала Рона под влиянием ярости моей силы, но все же причиной было внутреннее противоречие. Я могу помочь вам, но предупреждаю, магия крови, рода изменит вас и многие вещи станут восприниматься по-другому. Так вы станете серьезней относиться к некоторым традициям чистокровных, которые действительно имеют принципиальное значение.
  
  Близнецы согласно склонили головы.
  
  - Встаньте, - сказал им Дэвид, - и порежьте ладони, - он кинул им свою заколку-стилет. Он обнял близнецов обеими руками и отпустил магию. Зеленый купол раскинулся над ними.
  
  - Это - визуальное воплощение МОЕЙ силы. Опустите на края щита ладони и позовите СВОЮ магию.
  
  Близнецы сосредоточенно кивнули и закрыли глаза. Несколько минут ничего не происходило, затем кровь на их ладонях вспыхнула и исчезла, так и не коснувшись щита.
  
  Дэвид убрал купол, улыбаясь. Близнецы открыли глаза, заново воспринимая мир, ощущая полнее и ярче.
  
  - Вы молодцы. Рода, чтящие традиции, долго готовят отпрысков к совершеннолетию - вступлению в Наследие, слиянию с магией. Но у вас все получилось и так, - он встряхнул головой, меняя тему, - Что бы вы еще хотели узнать сегодня.
  
  - А можно про... анимагию, - восторженно выдохнул один из мальчишек.
  
  Сириус лающе расхохотался.
  
  - А ты не смейся, а бери Ремуса в охапку и отправляйся трясти из него информацию. Ты используешь свои возможности процентов на тридцать, не больше, - он повернулся к младшекурсникам, - я уже учил анимагии ваших товарищей. Я думаю, сегодня я отправлю вас всех на встречу со своим зверем. Кто-то познакомится с ним, кто-то попытается договориться, - он взмахнул палочкой, создавая мягкий пушистый ковер и первым опускаясь на него, потянув за собой отца.
  
  - Почувствуйте свое звериное Я. Это то, чего вам не хватает в человеческом обличье. Слияние со зверем - это свобода, гармония в вашей душе, а не просто еще одно тело. Не пытайтесь подчинить зверя, предложите ему свою дружбу. Оно того стоит.
  
  Когда юноша закончил шептать, все уже спали. Дэвид улыбнулся, снял с шеи Сал, и они отправились искать василиска. Шшалз оказался интересным собеседником, и Дэвид решил навестить его. Пару часов в запасе у него есть. Учитывая, как похожи характеры человеческой и звериной сущности, договариваться они будут долго.
  
  - Шшалз, я так рад тебя видеть, - прошипел Дэвид в огромные светящиеся желтые глаза с вертикальным зрачком.
  
  - И я рад, Говорящий, - ответил Король змей, осторожно устраивая юношу на кольцах всего громадного тела. - Что рассказать тебе сегодня?
  
  22.09.2010
  
  Глава 15. Становление
  
  
  Дни весело пролетали. Приближалось Рождество.
  
  Однажды за ужином кубки Северуса и Ремуса внезапно опрокинулись, вино разлилось по столу.
  
  Директор мгновенно выкрикнул "Evanesco", но тонкое обоняние экс-оборотня и зельвара уловило слабый запах миндаля. Вино было отравлено.
  
  - Спасибо, Добби, - шепнул про себя Дэвид, зная, что домовик почувствует благодарность.
  
  - Надо с этим что-то делать, - сердито прошипел он вслух, - Драко, напиши своему отцу, что мы соскучились по нему.
  
  Панси прыснула.
  
  Ретроспектива:
  
  - Люциус, ты уверен, что в имении вы будете в достаточной безопасности?, - вновь поднял тему Дэвид, заканчивая уничтожать метку на руке его сына.
  
  - Абсолютно, Дэвид, - улыбнулся лорд Малфой. - Скажи, а что ты собираешься делать с Дамблдором?
  
  - Ох, неплохо было бы обрезать шмелю крылышки. (англ. Dúmbledore - шмель). Напустить на него Министерство, что ли? У тебя ведь много связей... А еще лучше, приезжай в Хогвардс как инспектор. И жену забирай сюда. Так мне будет спокойней. И директора заодно отвлечешь от меня. Только не сейчас. Позже.
  
  - Как скажешь, Дэвид, как скажешь, - глаза Люциуса злорадно вспыхнули. Он уж постарается испортить директору жизнь, очень постарается.
  
  
  * * *
  Двери Большого зала плавно распахнулись, и величественная пара шагнула внутрь. Светловолосые, изящные и холодные лорд и леди Малфой неспешно подошли к столу преподавателей. Мужчина протянул директору пергамент:
  
  - Министр Магии назначил меня инспектором в Хогвардс, Дамблдор. В последнее время он сильно озабочен качеством образования и безопасностью подрастающих молодых волшебников. Я уверен, вы комфортно расположите меня и мою супругу. Боюсь, столь ответственная миссия требует моего постоянного приветствия в школе.
  
  Дамблдор растерянно кивнул и пригласил их к столу.
  
  Вежливо отклонив предложение, Люциус поприветствовал зельевара и, прихватив супругу за локоток, направился вместе с ним в подземелья.
  
  Директор мрачно уставился на свой завтрак. День был испорчен с самого утра. Он раздраженно встал и покинул Большой зал.
  
  
  * * *
  Приветствуя чету Малфоев в гостиной, Дэвид слегка опешил. Ледяная аристократка мгновенно преобразилась в любящую мать. С сияющими глазами она легкомысленно согласилась присоединиться к тренировке, чтобы не разлучаться с сыном.
  
  Несколько часов спустя, когда утонченная красавица умудрилась подловить Ремуса, одного из самых опасных противников за счет своих звериных инстинктов, лорд и леди Малфой были единодушно приняты как "свои" в компанию друзей-соратников.
  
  
  * * *
  Вечером Дэвид собрал старшекурсников и взрослых в апартаментах Салазара Слизерина:
  
  - Сегодня мы будем делать амулеты. Я не позволю вам оставаться без защиты рядом с коварным манипулятором. Хватит с меня вчерашнего.
  
  Итак, почувствуйте свою магию. Какая она? Услышьте ее. Вслушайтесь в симфонию. Узрите ее. Что вы видите?
  
  Драко, стоявший рядом с Дэвидом, вздрогнул. На мгновение он вновь ощутил шелк гривы единорога в своих ладонях, запах жасмина и серебряный смех феи.
  
  - Единорог, жасмин и фея.
  
  - Замечательно, Драко, - улыбнулся Дэвид, - Пошарь-ка теперь по кладовой Слизерина, может, найдешь то, что нужно.
  
  Рядом рвано выдохнул Северус. Тихое карканье, холод чешуи под рукой и едва различимый аромат базилика.
  
  - Ворон. Базилик. И змея какая-то.
  
  - Я думаю, василиск. Стопроцентный слизеринец, - хмыкнул сын, - присоединяйся Драко. Если чего-то не найдем, придется заказывать.
  
  Ремус вздрогнул. Ледяной жар серебра, так долго запретного. Вой волка в ночи. Сильные ветви Дракучей Ивы.
  
  - Серебро. Дракучая Ива. И волк.
  
  - Да какой там волк, Ремус, оборотень, вне сомнений. Похоже, твоя магия тесно связана с твоими воспоминаниями. Интересно.
  
  Один за одним маги воплощали ощущение своей силы в материальную форму.
  
  Однако у Невилла ничего не получилось. Он чувствовал магию, но распознать ничего не мог. Его окружали воспоминания: теплые ласковые руки, знакомый родной запах, тихий счастливый смех мужчины и женщины...
  
  Дэвид вздохнул:
  
  - Лебедь, Невилл. Мандрагора. И лев, - он хихикнул, затем утешающе улыбнулся. - Ты все правильно сделал, Невилл. Неудача - результат независящих от тебя факторов. Но все наладиться, обещаю.
  
  После разорения хранилища ингредиентов Основателя и нескольких специфических заказов дело стало за оболочкой. Дэвид посоветовал фамильные драгоценности или просто памятные украшения. К концу каникул все компания обзавелась личными амулетами, способными заменить палочку в бою, отразить несколько сильных проклятий и распознать зелье в бокале.
  
  Пора ученичества для магов заканчивалась. Дэвид подтолкнул их к собственной магии. Теперь они были готовы самостоятельно двигаться дальше на пути познания ее скрытых возможностей.
  
  
  * * *
  Две закутанные в темные плащи фигуры шли по коридору Св.Мунго. Остановившись у одной двери в отделении безнадежных пациентов, высокий мужчина пропустил вперед спутника.
  
  Несколько минут из палаты доносился тихий шепот, а сквозь щель выбивался ярко-изумрудный свет. Через десять минут все стихло.
  
  Мужчина покинул палату, бережно прижимая к себе бледного юношу. Он быстрым шагом покинул больницу.
  
  А утром все врачи были поставлены на уши. Фрэнк и Алиса Лонгботтомы очнулись, опровергая все законы колдомедицины.
  
  Счастливая леди Августа привела к ним сына. Мальчик был счастлив увидеть родителей здоровыми. Но узнав, что их еще несколько недель продержат под наблюдением, вежливо попросил навещать их днем, а вечером непременно возвращаться в Хогвардс.
  
  Юноша знал, кто сделал ему такой подарок. И чувствовал, как что-то изменилось в нем. Уверенность и спокойствие светились в его глазах. Он знал, кому отныне принадлежит его преданность.
  
  
  * * *
  Летели дни. За ними недели. Люциус развил в Хогвардсе такую бурную деятельность, что директору начинало казаться, что тот находиться в нескольких местах одновременно.
  
  Однако у аристократа хватало энергии, чтобы отрываться вместе со всеми на тренировках или коротать вечера в неспешной беседе с бокалом вина в слизеринской гостиной.
  
  Но однажды счастливое мирное течение их жизни было грубо разрушено.
  
  22.09.2010
  
  Глава 16. Единение
  
  
  Крики боли и свист проклятий поглотили его. Он шел по полю и видел, как падали сраженный заклятиями люди. Вон лорд Нотт в мантии Упивающегося, но без маски падает, закрывая своим телом сына. А угрожающие фигуры все наступают. Вот Драко рыдает над телом. Светлые волосы безжизненно распластаны по земле. Люциус... Лорд Паркинсон падает на колени у покореженного тела дочери. Панси... Окровавленный оборотень с яростью отбивается от шести Упивающихся.... Темноволосый мужчина падает, красные глаза змееподобного чудовища наслаждаются его агонией. ОТЕЦ, НЕТ...
  
  Дэвид с криком открывает глаза и тонет в беспокойстве серых озер. Драко встревожено обнимает его за плечи. Сон.
  
  День весеннего равноденствия. Сегодня. День волшебства. Нет, не сон. Видение.
  
  - Драко, послушай меня. Беги к Северусу и скажи, что Темный Лорд нападет сегодня. Пусть он проследит, чтобы никто из студентов, слышишь, никто, не покидал школы. А ты, ты отведи слизеринцев в Тайную комнату. Если что Шшалз защитит вас.
  
  - Дэвид, не делай глупостей, - настороженно прошептал блондин.
  
  - Драко, я - Дитя Магии. Они не способны навредить мне. Только нужно...
  
  - Что нужно, родной? - глаза Драко на миг изумленно вспыхнули, когда последние кусочки головоломки встали на свои места. Дитя Магии. Пусть будет так. Он сделает все, что ОН попросит.
  
  - Я не знаю, смогу ли я остановиться. Когда студенты будут в безопасности, скажи Северусу, что мне нужны все. Ты, он, Ремус, Сириус и Люциус ДОЛЖНЫ выйти ко мне, удержать меня, привязать к себе.
  
  - Хорошо, - кивнул Драко, вскакивая с места. И, остановившись в дверях, выдохнул:
  
  - Удачи.
  
  
  * * *
  Дэвид неподвижно замер у края защитных чар Хогвардса. Он сделает это. Защитит близких, даже если для этого придется покинуть их навсегда. Раздались тихие хлопки, и толпа Упивающихся замерла при виде ребенка.
  
  - Стойте, - властно бросил тот. И было что-то такое в его глазах, что оскорбительных смех застыл на их губах.
  
  - Те из вас, кто по каким-либо причинам не желает оставаться под властью Темного Лорда, подойдите ко мне, открыв лицо.
  
  Несколько магов шагнули вперед. Дэвид узнал среди них родителей своих друзей. Остальные заволновались, наблюдая, как одни из самых влиятельных людей в стране перешли на сторону мальчишки. Толпа Упивающихся вновь раскололась, и новая группа магов присоединилась к нему.
  
  - Предатели, - прошипел женский голос, и Дэвид узнал Беллатрикс Лейстранж. Она подняла палочку, швыряя проклятие, но светло-зеленый щит накрыл новых сторонников юноши. Он смотрел на противников, завороженных тем, как за его спиной магия медленно впитывалась в кожу людей, концентрируясь вокруг их левых предплечий.
  
  Раздался крик боли и один из магов упал бездыханным.
  
  - Притворщик, - спокойно констатировал Дэвид, - магия не позволила ему ударить мне в спину.
  
  Он вздохнул, пытаясь успокоиться. Еще рано было терять контроль. Когда он открыл глаза, то увидел напротив себя новое действующее лицо. Темный Лорд прибыл выяснить причину массового исчезновения своих слуг.
  
  Дэвид взмахнул палочкой, и Упивающиеся оказались заточены в сияющую сферу, не выпускающую их и поглощающую все заклятия. Зеленый щит вновь вспыхнул за спиной, оберегая союзников.
  
  - Лорд Волдеморт, - учтиво склонил голову Дэвид, - я надеялся, что наши пути не пересекутся. Но эти люди просили моей защиты.
  
  Красные глаза внимательно следили за юношей.
  
  - Кто ты? Ты очень силен. Я не мог пропустить такого выгодного союзника.
  
  - Я не смог бы принять твое предложение. Я - судья. Я сам по себе.
  
  - Это не ответ, - напрягся Темный Лорд, сжимая палочку.
  
  - Ты хочешь знать? Я покажу тебе.
  
  Зеленые вихри окутали хрупкую фигуру, глаза вспыхнули потусторонним огнем. Юноша шагнул к змееподобному монстру и обнял его. Магия окружила их, меняя, стирая, забирая то, что было ненастоящим.
  
  - Папа, - робко шепнули детские губы. Магия неуверенно дрогнула и затаилась.
  
  Юноша сделал шаг назад, оставляя светловолосого мальчугана одного посреди поля. Его взгляд уперся в пленников.
  
  - В ваших сердцах слишком много тьмы. Вы недостойны жить, - темные фигуры закорчились в агонии. Громкие крики заставили мага обернуться.
  
  Северус и Ремус, Сириус и Люциус... Они неистово молотили кулаками в зеленый щит, пытаясь пробиться к нему. Драко... Драко отчаянно смотрел на него, понимая, что они опоздали. Затем вздрогнул, полоснул заклинанием по ладони и дал магии напиться его крови. Та довольно заворчала, признавая связь. Взрослые маги оглянулись на блондина и последовали его примеру. Щит начал таять, исчезать там, где его коснулись капли крови, пропуская их. Пятеро дружно шагнули вперед, шепча:
  
  - Хватит, Дэвид. Остановись. Останься с нами.
  
  Упивающиеся в клетке застыли, оглушенные.
  
  Барьер исчез.
  
  Зеленые огни в глазах юноши вопросительно смотрели на волшебников.
  
  - Останься, сын.
  
  - Останься, крестник.
  
  - Останься, друг.
  
  - Останься, союзник.
  
  - Останься, брат, - последним шепнул Драко.
  
  Зеленые огни неуверенно тускнели, угасали, прятались в черноте глаз.
  
  - Не бросай меня, папа, - попросил ребенок, хватая его за руку.
  
  Юноша сжал крошечную ладошку, затем опустился на колени, обнимая сына.
  
  - Добро пожаловать в мир, Джеймс Северус Поттер Принц-Снейп, мой сын.
  
  Он улыбнулся, подхватывая ребенка на руки и поворачиваясь к своей семье. Те с облегчением и счастьем в глазах окружили их.
  
  Внезапно Дэвид снова напрягся. Он передал сына Драко и обернулся, чтобы встретить лицом к лицу Дамблдора.
  
  - Дэвид, мальчик мой, как я рад, что все благополучно завершилось...
  
  Еще нет, - перебил того Дэвид. - Упивающихся ждет суд, а моих союзников - награда. Но Темный Лорд действительно бесследно исчез.
  
  - Я так понимаю, это Том Реддл, - вкрадчиво начал директор. - Он опасен....
  
  - Нет, это Джеймс Снейп, мой сын. И я не позволю кому бы там ни было угрожать моей семье. Вы знали, знали, в каких условиях жил Гарри Поттер. Но растили из него героя. Вы знали, как побои и пренебрежение все больше ожесточали Тома Реддла. Но ничего не предприняли. Это вы создали Темного Лорда. И я лишаю вас права быть директором Хогвардса. Он считает вас недостойным. - По стенам замка прошла волна магии, и Дамблдор пошатнулся. Связь с Хогвардсом была разрушена.
  
  Он проиграл. Проиграл эту битву, не начав ее. Но он этого так не оставит.
  
  Тут в воздухе разлилось волшебное пение, и над Дэвидом закружилась прекрасная красно-золотая птица.
  
  - Фоукс, - радостно улыбнулся юноша. Внезапно феникс печально курлыкнул и нехотя опустился на плечо Дамблдора.
  
  Глаза Дэвида вспыхнули яростью.
  
  - Дамблдор, - смертельная угроза в голосе юноши заставила того остановиться, - вы посмели привязать к себе феникса узами подчинения? Удерживать дитя огня возле себя против его воли и подпитываться его силой.
  
  Зеленый шар сорвался с его руки и ударил Дамблдора в грудь. На мгновение воздух вокруг феникса заискрился, затем Фоукс с радостной трелью перелетел на руки ребенка.
  
  - Вы больше не волшебник, Дамблдор. Вы потеряли магию. Вы - сквиб. И я советую вам уйти в мир маглов. Ни феникс, ни я не забудем такого оскорбления.
  
  Он хлопнул в ладоши, и Дамблдор исчез.
  
  - Ну что, господа, не вызвать ли нам авроров для этих бессознательных преступников, - он кивнул Люциусу. Тот с хлопком исчез.
  
  Дэвид перевел взгляд на сына.
  
  - Джеймс, - ребенок поднял на него синие глаза, - Давай пойдем скажем моим друзьям, что все в порядке, пока взрослые успокоят остальных, - он метнул взгляд на Сириуса и Ремуса. Те со вздохом зашагали к замку. Северус покачал головой и остался рядом вместе с Драко.
  
  Дэвид улыбнулся:
  
  - Птичку мы можем взять с собой, - Фоукс благодарно курлыкнул и перелетел на плечо Дэвида. Мальчик огорчился, но нести "птичку" ему было тяжело, - там я познакомлю тебя с большим змеем. Но ты его не бойся. Мы должны помирить Фоукса и Шшалза, так змея зовут. А то в последний раз они подрались из-за недоразумения. Ты ведь любишь змей?
  
  Ребенок слегка напрягся, но кивнул:
  
  - Я люблю змей, - он замялся, затем признался, - мне кажется, я их понимаю.
  
  Дэвид вздохнул. Добиться доверия этого ребенка будет непросто.
  
  - Я тоже умею говорить со змеями, - заговорщически шепнул он сыну, - смотри, это Сал, - снял он с шеи серебряную змейку и протянул сыну.
  
  - Сал, присмотри за ним, пожалуйста, - умоляюще прошипел юноша.
  
  - Конечно, Говорящий.
  
  - Привет, Сал, - прошипел Джеймс.
  
  Змея довольно обернулась вокруг его запястья:
  
  - Ты можешь говорить, детеныш? Это хорошо. С обычными магами так скучно.
  
  Дэвид рассмеялся, услышав это заявление, и обернулся.
  
  Драко и Северус следовали за ними, явно наслаждаясь их беседой. Две добровольные няньки уже есть. Хорошо.
  
  Дэвид ласково взъерошил волосы сына, вслушиваясь в шипение любимицы, которая рассказывала ребенку о василиске. Дэвид чувствовал, как восторг и чувство свободы переполняют его. Он нашел свое место и предназначение в этом мире. Рядом со своей семьей. Он был счастлив.
  
  22.09.2010
  
  Эпилог
  
  
  Прошло пятьдесят лет. И мир изменился. После "битвы" у Хогвардса, власть над Магической Англией сосредоточилась в руках окружения национального героя.
  
  Северус Снейп стал директором Хогвардса.
  
  Ремус Люпин был его заместителем и ввел курс Анимагии для студентов.
  
  Место преподавателя ЗОТИ занял Сириус Блэк. Драко Малфой, Невилл Лонгботтом и Панси Паркинсон закончили аспирантуру и остались в школе как профессора Зельеварения, Травологии и Трансфигурации.
  
  Люциус Малфой был избран Министром Магии и сохранял этот пост 27 лет. Он подал в отставку после смерти Первой Леди, которая потрясла всех, кто хоть немного знал настоящую Нарциссу Малфой.
  
  Его приемником стал его правая рука Джемс Северус Поттер Принц-Снейп. Амбициозный и благородный, он продолжал политику его наставника, возвращая старые традиции. За полвека магия далеко шагнула вперед. Дети, родившееся в эту эпоху, вырастали талантливыми новаторами и сильными магами.
  
  Дэвид Снейп, Герой Магического мира, отстранился от политики, полностью поддерживая соратника, а потом и сына. Несколько лет он проработал с Олливандером, а потом они со стариком решили разделить специализацию. Юные маги все так же приходили к нему за палочками, а в Хогвардсе сильных волшебников Дэвид учил создавать индивидуальные артефакты. Дэвид Снейп преподавал Древнюю магию, которую когда-то передавали главы родов членам своей семьи.
  
  А сейчас Дэвид чувствовал, что его время прошло. Дитя Магии перевернуло мир, возвращая ему сильную магию и толкая к прогрессу. Теперь пора было предоставить магам самим выбирать свой путь.
  
  
  * * *
  Джеймс Северус Снейп улыбался сквозь слезы. Дорогие его сердцу маги сегодня отправлялись в далекий путь.
  
  Дэвид и Драко, Северус и Ремус, Сириус, Люциус - они уходили вместе, как и прожили свою жизнь. И отпускать Дэвида одного в вечность они не собирались.
  
  Золотой вспышкой сел на плечо Дэвида Фоукс, преданно заглядывая в глаза.
  
  Джеймс кивнул, отпуская их, и магов окутало зеленое пламя. Взметнулись зеленые искры и все исчезло.
  
  Мужчина подошел поближе и увидел в пепле крошечного птенца. Он осторожно взял его на руки:
  
  - Спасибо, что проводил их, Фоукс.
  
  Министр Магии развернулся на каблуках и зашагал домой. Туда, где его ждала жена и подрастающий сын. Скоро, очень скоро из него вырастет достойный лидер, и тогда...
  
  Тогда он найдет их. Найдет, чтобы остаться с ними навсегда.
  
  Порыв ветра подхватил пепел, разметал его над поляной, на мгновение соткав шесть призрачных фигур, с любовью глядящих вслед уходящему мужчине.
  
  
  * * * Слушай шелест листвы и шум прибоя... Слушай стук сердца и свое дыхание... Это Я, слышишь? В каждой песчинке, в каждой травинке, в тебе, слышишь? Я - твоя магия. Я рядом всегда. Только услышь меня. Нет, не забывай меня, не смей, слышишь? Я - жизнь твоя. Ведь жизнь - это волшебство.
Оценка: 5.79*41  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | А.Дмитриев "Мир Побед" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | О.Гринберга "Полуночные тайны Академии Грейридж" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"