Бредихин Николай Васильевич: другие произведения.

Ночи с Пантерой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  НИКОЛАЙ БРЕДИХИН
  
  НОЧИ С ПАНТЕРОЙ
  
  История одного предательства и одной любви.
  
  Повесть
  
  Приквел романа
  "Багира"
  
  НЕ ИЗДАВАЛОСЬ НА РОДИНЕ АВТОРА
  
  
  НИКОЛАЙ БРЕДИХИН
  НОЧИ С ПАНТЕРОЙ
  История одного предательства и одной любви
  Повесть
  Приквел романа "Багира"
  љ 2015 Николай Бредихин
  Web: http://www.bredikhin.net/
  љ Кирилл Бредихин, обложка
  љ ePressario Publishing, электронное издание,
  Монреаль, Канада.
  E-mail [email protected]
  Web: http://www.epressario.com/
  EP
  ISBN: 978-0-9919778-6-4
  Все права защищены.
  
  Не делайте этого. Вот мой совет.
  Это - самая ужасная, самая дорогая,
  самая болезненная, самая разрушительная
   вещь из всех существующих.
  
  После смены пола станет ещё хуже.
  Проблем прибавится. Вы потеряете контроль
  над большинством аспектов своей жизни,
   станете человеком второго сорта. Не
   делайте этого.
  
  Дискриминация, нетерпимость и
  насилие, которых обычно так страшатся
  транссексуалы - не самые опасные вещи,
  которые могут поджидать вас во время
   "перехода".
  
  Дени Бантен Берри (1949 - 1998 г. г.)
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  ЖЕНЩИНА БЕЗОРУЖНАЯ
  
  
  ГЛАВА 1
  ДУХОВНОЕ ГЕТТО
  
  
  Мы вновь, дружно держась за руки, выходим на поклон. Я - прима. Думаю, вряд ли вы способны представить себе, сколько времени я шла к этому, не зная ни сна, ни отдыха, однако, несмотря на все затраченные мной усилия, нет никакой гарантии, что завтра я не скачусь в подтанцовку, а то и вообще окажусь выброшенной за ворота.
  Я не вглядываюсь в публику. Что я испытываю? Чувство усталости, облегчения, страха, но никак не восторга. Хотя зал рукоплещет, и у моих ног пусть и не море, но вполне достаточное количество букетов цветов.
  Сегодня был хороший зал. Я не разглядываю его, когда работаю, просто чувствую, лишь немного сдвигая, время от времени, усилием воли, накал страстей из одной стороны в другую, чтобы попасть точно в цель.
  Бывают, конечно, очень тяжелые моменты, когда я напрягаю все силы, но ничего не могу сделать против царящего за столиками и на танцполе равнодушия и даже всё более нарастающей враждебности. Я понимаю причины, но они зависят не от меня. Обычно к нам приходят люди, которые знают, куда и зачем они идут. Их не отпугивают, а наоборот, лишь привлекают, установившиеся в нашем клубе запредельные цены, куда сложнее, когда от нас ждут экзотику, феерию, как в каком-нибудь цирке-шапито.
  Корпоративщики, просто случайно забредшие люди, которых упустил, не отсеял фейс-контроль. Зал во всех случаях должен быть полон, остальное - моя работа. Конечно, не только моя, но целого коллектива (нескольких десятков людей), состав которого довольно разношёрстен, как по сущностям, так и отношению к тому, что мы все делаем вместе. Однако если выбирать между профессионалами и единомышленниками, я считаю бессмысленной саму постановку вопроса.
  
  Враги в зале, враги вокруг меня. Далеко не случайно я остановилась на столь странном псевдониме: Багира, что в переводе с хинди означает леопард, просто такой в один прекрасный момент увидели меня мои фанаты, поклонники (а их хватает), а за ними и зрители. Я не стала возражать. Наоборот, постаралась максимально вжиться в предложенный мне сценический образ.
  Сама себя я называю просто Пантерой, что в переводе с греческого означает "высший зверь", перечитала кучу литературы об этих хищниках, пересмотрела множество фильмов. И нашла много странного. Далеко не каждый, к примеру, знает, что пантер, как таковых (то есть, отдельного вида животных), в природе не существует. Нас, собственно, четверо: Пантера тигрис - всего лишь тигр, Пантера лео - лев, Пантера пардус - леопард, Пантера онка - ягуар. В обиходе чаще всего пантерами называют леопардов, а также схожих с ними барсов и ягуаров. Вся разница в том, что мы чёрные, явление, называемое в природе меланизм.
  Причём, что самое смешное: Багира из "Книги джунглей" Редьярда Киплинга, собственно, Багир, то есть самец, однако в русском переводе он почему-то стал самкой. Этот кульбит не только извращает во многом смысл произведения великого классика, но и создает мне дополнительные трудности в работе, поскольку в зале наряду с моими соотечественниками постоянно присутствуют иностранцы, и как результат, те и другие воспринимают меня по-разному, по-своему. Все это, естественно, приходится учитывать, закладывать в работу со сценаристами, стилистами. Однако я чуть-чуть отвлеклась в сторону.
  
  Итак, "враги в зале, враги вокруг меня"...
  Они принципиально разные. Враги передо мной - враги моей сущности. Им наплевать, что я думаю, чувствую, даже, что я умею, делаю. Для них важно лишь то, что я транссексуалка, некое насекомое, присвоившее себе право называться женщиной. Может показаться странным, но именно среди женщин здесь у меня больше всего врагов.
  Враги вокруг меня - в основном, завистники. Наверное, так обстоит везде в творческом мире, но мне почему-то кажется, что в среде травести эти чувства особенно обострены. Вот так я и существую - в атмосфере незатухающей ненависти, и я должна, просто обязана, быть хищницей, в другом качестве выжить мне совершенно невозможно.
  
  О чём я ещё забыла упомянуть? О страхе. Уйти домой не одной. Каждый посетитель вправе заказать особое меню, которое нигде не афишируется, но, тем не менее, достаточно хорошо известно среди завсегдатаев: "На голубом глазу". Счёт там идёт на часы, и цены на каждого из нас, артистов, разные.
  Полное рабство - перспектива, которая любого может напугать. Ограничения только два: общение может проходить лишь один на один, и "раба" обязательно нужно вернуть к началу следующего представления в том же костюме. Всё остальное... Лучше я промолчу, предоставляю вам возможность включить своё воображение.
  Вот сидите вы, скажем, в зале, на сцене оглушительная музыка, огромные экраны, мечущиеся из стороны в стороны лучи прожекторов, на участниках умопомрачительные костюмы, бумажник у вас до отказа набит деньгами, и в голову вам неожиданно приходит какая-нибудь совершенно бредовая идея...
  Для нас самих есть лишь одно ограничение: никогда и никому не рассказывать, что с нами было. Гонорар делится поровну с администрацией. Бесовские деньги, конечно, но, коли уж правила игры изменить невозможно, в незавидном нашем положении - неплохое подспорье.
  
  ГЛАВА 2
  
  МОЯ ПРЕЖНЯЯ ЖИЗНЬ
  
  
  Я не хочу вспоминать свою прежнюю жизнь. Естественно, она была у меня и, упрятанная сейчас в самые глубины моего сознания, оказывает и будет оказывать до конца дней моих влияние на мою личность. Но я воспринимаю её отныне чисто генетически.
  Конечно, странно чувствуешь себя, впервые сталкиваясь с реалией в тридцать с небольшим лет, но что делать с неожиданным подарком Бога, Судьбы, Человека? Отвергнуть его?
  Первая моя попытка закончилась Уходом. Ввиду моей полной несостоятельности, и усугубившей её невозможности примириться с неожиданно возникшей пустотой, буквально дырой, в окружающем меня мире. Что же было делать потом? Отказаться от второй?
  Походы по чиновникам, психиатрам, стилистам, ну а самое главное - деньги, деньги, деньги. В моём положении нереально было их заработать, я обивала пороги спонсоров, соответствующих организаций поддержки, просто богатых людей. Стыд, гордость - всё было отброшено за ненадобностью, но всё было реально, понятно, и лишь добившись своего, я ощутила шок.
  
  Обычно люди решаются на Переход (Transition) из-за того, что они находятся в "чужом теле" и не хотят оставаться в нём до конца своих дней. Собственно, нет ничего удивительного в том, что Природа иногда ошибается, даёт сбои, преподнося нам те или иные сюрпризы. Наши родители рассчитывали, зачиная нас, что мы сможем прожить до ста лет, и вдруг обнаруживается, что у нас порок сердца; или мы слепы, глухи, немы; или наше постоянное пристанище - инвалидная коляска. Точно так же бывает, когда на вид мы совершенно здоровы, но рождаемся мужчинами, а на самом деле мы - женщины, и наоборот. То есть, рождаемся не просто в "чужом", а даже чуждом нам теле. Что делать в таких случаях? Каждый эту проблему решает сам.
  
  Да, каждый из нас по-своему приходит в тот мир, о котором я хочу рассказать вам, но у меня нет никакого желания повторяться и перепевать то, что вы и без меня легко можете узнать в любом поисковике.
  Мой случай особый, он не подходит ни под какие стандарты, однако что это изменило? Я попалась в ту же ловушку, что и все остальные. "Переход" (Transition) казался мне узким и прямым коридором, а цель виделась близкой, как никогда, но я попала в итоге совсем в другой мир, не имеющий ничего общего с тем, о котором я так страстно мечтала. Наверное, так и положено, чтобы наши представления о той, другой, стороне Добра и Зла, не совпадали с тем, что нам предстоит увидеть на самом деле, но легче от осознания этого мне не стало.
  
  
  ГЛАВА 3
  ПУТЬ, КОТОРЫЙ УБИВАЕТ
  
  
   "Не делайте этого".
  Но коли уж вы решились ступить на этот путь, знайте, хоть на нём и нет дороги назад, и вы не можете вернуться, на любом отрезке его вы ещё можете остановиться.
  Остаться:
  Пансексуалом.
  Из всех существующих видов сексуальной ориентации пансексуальная психосексуальность, то есть, предпочтение на психологическом уровне людей определённого пола, без обязательного гендерного влечения к ним, является, пожалуй, самой невинной. Никто не вправе вас осудить за неё. Иногда такие пристрастия формируются или проявляются ещё с детства. Я припоминаю свою первую любовь - девчонку, которую так и называли в нашем дворе - "мальчишницей", за то, что она терпеть не могла представительниц своего пола и всё время проводила среди нас, пацанов. Потом она, правда, влюбилась и преобразилась в одночасье, но бывает, что такое либо остаётся на всю жизнь, либо может возникнуть или проявиться на любом её отрезке: измена со стороны жены (мужа), развод с нею (с ним) - ненависть выхлёстывается в таких случаях очень широко, принимая порой характер временного или устойчивого жено- (муже-) ненавистничества. И это уже в какой-то степени отклонение от нормы, по меньшей мере, пограничное состояние.
  Да мало ли что в жизни бывает?
  
  Трансвеститом.
  Переодевания, кратковременные перевоплощения в лиц противоположного пола с давних пор очень распространены. Они присутствуют в фантазийных играх супругов, любовников, кого-то забавляют, кого-то возбуждают. Хорошо вплетаются канвой в сюжеты книг, фильмов. Порой даже становятся манией или образом жизни, но такие вещи, как правило, не осуждаются обществом, оно относится к ним в достаточной степени снисходительно.
  Гомосексуалом.
  Бисексуалом.
  Шимейлом.
  Интерсексуалом.
  Но я эти темы пропущу. Дабы, опять же, не отвлекаться.
  
  "Не делайте этого".
  Но уж если выбор всё-таки сделан, и вы решили пройти намеченный путь до конца, остановитесь, задумайтесь в последний раз, хорошо ли вы обдумали свой поступок, всё ли предусмотрели, просчитали в нём?
  Что будет, к примеру, если вы в своем новом облике сохраните влечение к тому полу, к которому вас влекло раньше? К примеру, вы стали женщиной, но к мужчинам страстью не воспылали, что тогда вам остаётся? Поменять ориентацию?
  Но только ли это проблема? Их тысячи.
  
   "Не делайте этого".
  Это решение - самоубийство,
  это путь, который убивает.
  
  Убивают
  Гормоны, которые, если вы уж начали ими пользоваться, вам придётся принимать до конца жизни.
  
  Убивают
  Своей травлей окружающие люди, которые воспринимают вас не иначе, как какое-то уродливое насекомое.
  
  В своё время меня глубоко поразил рассказ австрийского писателя Франца Кафки "Превращение", я несколько раз даже перечитывала его, но пыталась понять тогда иносказательно. Никогда не думала, что окажусь в подобной ситуации буквально.
  Сюжет его состоит в том, что однажды утром, проснувшись, некий господин Грегор Замза с удивлением обнаружил, что он внезапно, каким-то непонятным образом, утратил свой прежний, человеческий, облик и превратился в странное, непонятное насекомое. Семья долго, с ненавистью и ужасом, приспосабливалась к этому событию, пока герой не умер, тем всё благополучно и разрешилось.
  Но мне не хочется умирать.
  
  Убивает
  Одиночество.
  В первую очередь своей неожиданностью:
  вы внезапно оказываетесь совершенно одни, вам не с кем поделиться своими мыслями, никто ваши проблемы не в состоянии понять, да и вообще не испытывает никакого желания знать о них;
  вы вынуждены слишком тесно общаться с людьми подобными вам, и, как результат, задыхаетесь от их склочных, мелочных интриг.
  
  Вас убивают.
  Буквально, физически.
  Люди сейчас просто помешались на сексе. Подчас он подменяет, заслоняет для них собой всё остальное.
  Секс, секс, секс. Ничто другое так тесно не связано с насилием.
  В вашем положении вероятность насилия возрастает во много раз. Так что вооружайтесь. Чем можно. Знанием психологии, газовым баллончиком, электрошокером.
  Деритесь за свою жизнь до конца. Помните твёрдо, что насилие убивает не только духовно, вы можете умереть потом от СПИДа, от того или иного вида гепатита.
  А значит, забудьте тот пошлый, циничный "совет" и... не "расслабляйтесь".
  
  Вас убивает.
  Не только ближайшее окружение, самый страшный убийца - общество. Внешне, после долгих и нудных процедур, ожиданий, заполнения различных бумаг, тестов, бесед, консилиумов, оно идёт вам навстречу. Вы получаете новый социальный статус, новые документы, ничем в своих правах не ущемляетесь, не отличаетесь от других граждан. Но... всё это только юридически.
  Фактически вы становитесь и остаётесь до конца своих дней уродом, парией. Казалось бы, вы вправе задаться вопросом: "Почему уродство физическое с некоторых пор уже не является причиной отторжения, даже слово "инвалид" понемногу вытесняется из лексикона, следует говорить "человек с ограниченными возможностями", а отклонение духовное осуждается резче любого порока? Неужели так трудно понять, что это не блажь, а состояние души?"
  
  Жизнь.
  Вы должны сознавать, что после Перехода вам никак не стать долгожителем.
  
  Выход.
  Перестроить сознание.
  Вы должны жить на скорости, по меньшей мере, вдвое, втрое большей, чем обычные люди. И ничего не откладывать на потом. Ваша мораль не должна иметь ничего общего с моралью других людей. Ничего не нарушая, и в то же время, наплевав на многие ложные табу, вы должны в сравнительно короткий срок взять от жизни всё, что только она может подарить вам.
  Большинство людей вокруг вас умирают от скуки. Они судорожно суетятся в поисках приключений, каких-то экстремальных ощущений, вы же двигаетесь в совершенно противоположном направлении, вам хочется, наоборот, чего-то обычного, прочного, устоявшегося, экстрима у вас и так выше головы.
  
  
  ГЛАВА 4
  ПРАВО НА СУЩНОСТЬ
  
  
  Как бы то ни было, я получила новый паспорт, а с ним и другие документы, подтверждающие мой женский статус, на меня распространялись теперь все законы, права, свободы, дарованные нам нашей замечательной Конституцией, но... по сути, я потеряла всё и не получила ничего взамен. Как я уже говорила, я не хотела и до сих пор не хочу умирать, но всё буквально, как внутри, так и вокруг меня, толкало меня со времени моего Перехода, и продолжает толкать до сих пор, к могиле.
  В отличие от героя Кафки, я приняла новый облик по доброй воле, но это ничего в нашем с ним положении не изменило: я лишилась сразу жилища, любой возможности заполучить хоть какую-то работу, всех своих друзей, родственников и знакомых. Никто, даже мать, отец, сестра, брат, не захотели меня в новом качестве принять.
  Я долго мучилась, находясь в состоянии полной беспросветности, до тех пор, пока не поняла, что могу дальше жить только в обществе себе подобных. И тогда, одна за другой, стали устраняться многие проблемы, которые совсем ещё недавно казались мне неразрешимыми. Я соглашалась на любую работу, на любое жильё, и, в конце концов, их находила. Те люди, среди которых я теперь находилась, с кем общалась, по крайней мере, понимали меня. И, чем могли, помогали. Хотя трудно было назвать это жизнью.
  
  Все дороги в нашем мире, мире гендерных изгоев, ведут в бордель или, в лучшем случае, в ночной клуб. Там я и жила, успешно орудуя шваброй и тряпкой, пока однажды оказалось некем подменить заболевшую девчонку, и меня не позвали в подтанцовку.
  Не знаю, что случилось тогда, особенных способностей к танцам в себе я никогда не замечала, однако вечер отработала на вполне удобоваримом уровне. Затем начались уроки и долгий каторжный труд. Главным препятствием был возраст. Да и гормоны, которые я вынуждена была постоянно принимать, особой бодрости мне не придавали.
  Собственно, я и не надеялась ни на что на старте моей неожиданной карьеры: чудес, как известно, не бывает. Как бы то ни было, у меня, наконец, появились знакомые и, хоть и не друзья, то, по крайней мере, коллеги по работе. Мы ютились скученно, чтобы сэкономить на оплате, в маленьких комнатушках, но их уже можно было назвать жилищем, давно мне не удавалось досыта поесть, шмотки я обычно донашивала за кем-нибудь из сердобольных посетителей. Но я была счастлива неимоверно. Я до того намучилась в первый год своей новой жизни, что такой расклад меня более, чем устраивал.
  Да, Бог - не Микешка, Он всё видит, чудо всё-таки произошло. Я танцевала всё лучше и лучше, но... Вот тут-то я и совершила роковую ошибку. Мне нужно было просто перейти в другой клуб, где меня восприняли бы сразу в новом качестве, а не вызывать бешеную зависть и негодование своим неожиданным кафкианским (только наоборот) "превращением". Хотя в этом плане мне куда больше нравится другая сказка: Ганс Христиан Андерсен "Гадкий утёнок".
  
  Да, да, с одной стороны, я ощутила удивительное чувство уверенности в завтрашнем дне, с другой - впечатление было такое, что отныне и навсегда мне предстоит теперь находиться в банке с пауками. Для тех, кто не знает: любовь и ненависть - два основных чувства, которые владеют тем мирком, в котором я волею судьбы обретаюсь, сопутствовать им может что угодно: ревность, зависть, интриганство, сальеризм, но одного нет точно - равнодушия. Кланы, кланчики, нескончаемые подлянки, интриги, а порой и сражения "стенка на стенку". Как будто в жизни нет ничего другого: простых человеческих радостей, вообще, нормального отношения друг к другу.
  Так и получилось в итоге, что, поднявшись по "карьерной" лестнице, я обнаружила, что вокруг меня стало не просто слишком много врагов, но вообще никого другого не осталось. Но к тому времени я уже была Пантерой, хищницей, и быстро научилась ничего не прощать, любому, кто отваживался посягнуть на мою свободу, территорию, незамедлительно давать сдачи.
  Свобода... Один неглупый человек сказал: "Самое главное богатство человека - свобода, однако ничто так дорого не обходится нам, как свобода". Но то, что меня вообще в самое сердце поразило: "Свобода выбора, свобода и право быть неравным - свобода меньшинства и право меньшинства".
  Мы все в чём-то рабы, что может быть проще, как остаться рабом ещё и в гендерной сфере? И всё-таки, какой же у меня и мне подобных существует выбор? Так и довольствоваться, от рождения до ухода, чужой, чуждой нам жизнью? Или восстать? Перейти в парии, изгои, но исправить ошибку? Нет, нет, не Бога - Природы. Я уже слышу в ответ вражий злорадный смешок: "О чём она? О праве на уродство?"
  Итак, что же всё-таки? Уродство? Или свобода, моя, настоящая, не чужая жизнь? Я решила для себя этот вопрос.
  
  
  ГЛАВА 5
  ПРАВО НА ЛЮБОВЬ
  
  
  У меня ещё оставалось немного времени, и я снова и снова перелистывала страницы своих записей в планшете. О чём можно рассказать широкому кругу читателей, зрителей, понятия не имеющих о моих действительных устремлениях и проблемах? Что вообще может их заинтересовать? Правда? Она слишком горька. От меня же, как на моей работе, ждали юмора, лёгкости, развлечения.
  Что же, конкретно, произошло? Одного чуда Богу почему-то показалось мало, он решил продолжить одаривать меня подарками, и они сыпались теперь, как из волшебного мешка.
  Так получилось, что в свете резко, по непонятным причинам, усилившейся в нашей стране гомофобии, один популярный глянцевый журнал решил взять интервью у известной танцовщицы Багиры, с тем, чтобы приоткрыть для своих читателей и читательниц завесу над миром актеров травести вообще, и нас, транссексуалов и транссексуалок, в частности. Причина мне была слишком хорошо ясна: такие дорогие издания, именно в силу своей дороговизны, частенько попадают в "яму", балансируя на грани разорения, так что их владельцам приходится порой идти на любые ухищрения, чтобы сохранить, а если удастся, то даже и приумножить, тираж.
  То есть, у меня появился шанс, который даже в сказке вообразить было невозможно. И у меня не было никакого желания его упускать. Прошли, и довольно успешно, сначала "смотрины", затем фотосессия в нашем клубе, теперь мне предстояло выдержать беседу с молодой, но набиравшей в последнее время известность, журналисткой Викторией Островской, и новую фотосессию, уже в моей квартире. Был приглашён даже оператор с одного из расплодившихся в связи с переходом на "цифру", бесчисленных канальчиков кабельного телевидения.
  
  Я очень волновалась, хотя, казалось бы, не должно было быть никаких сюрпризов - мы обговорили все темы заранее. Что даём, о чём умалчиваем. О чём рассуждаем долго, нудно, сколько необходимо, а о чём лишь упоминаем вскользь. Начали, как и решили, с моего сценического псевдонима, поговорили вообще о пантерах, не забыли пнуть, достаточно безжалостно, весьма двусмысленный, изначально неверный, советский перевод "Книги джунглей", о котором я упоминала.
  Ни слова про врагов, об "особом меню", тем более.
  Далее рассказ о клубе (завуалированная реклама, хозяева не поскупились).
  Моя прежняя жизнь, само собой, по моей личной просьбе, осталась за кадром.
   Ни слова о том, "что убивает", о "праве на сущность".
  Словом, выхолощено было всё, что только возможно.
  Что осталось? Коротко о том, как я почувствовала себя в "чуждом теле" и решила переменить свою сущность, рассказы о знаменитых транссексуалках, портреты которых оператор прилежно отснял на стенах моей "берлоги". О том пути, который я прошла, чтобы заполучить свой женский статус.
  Снова реклама (клиника тоже решила вложиться), и снова денежки, денежки: разговор о представлении, которое шло сейчас у нас в клубе, костюмах знаменитого на Западе, но малоизвестного в России, отечественного кутюрье. Ну чем это всё можно было закончить? Конечно, только любовью.
  
  - Саша, мы получили очень много отзывов на твоё стихотворение в прозе "Любовь", которое было опубликовано в последнем, по времени, номере нашего журнала. Оно вызвало не только восторг, но и множество споров. В частности, всех, в том числе и меня, поразил весьма неожиданный эпиграф, который ты избрала для него. Так получилось, что практически никто из моего окружения понятия не имеет, кто такой Вильгельм Швебель. Скажи, настолько ли он авторитетен, твой "Вилли", чтобы столь категорично ссылаться на него?
  Молодец Виктория! Хорошая подача! Как и всё, что шло в нашей беседе до сих пор.
  - Да, я согласна, Вика, как учёный, публицист, Вильгельм Швебель известен сейчас лишь очень узкому кругу специалистов. Однако для тех, кто, как я, увлекается афористикой по самым разным вопросам - этот человек был и, без сомнения, останется навсегда кладезем житейской мудрости, и, я считаю, неплохо было бы, если бы его высказывания были известны гораздо большему, чем в настоящее время, кругу лиц.
  - И всё-таки, хотелось бы поподробнее расшифровать хотя бы вот это утверждение:
  "Любовь - это клей, которым природа склеивает всё, что, по её мнению, слишком слабо, чтобы выжить в этом мире в одиночку".
  Получается, любовь доступна только слабым? Что же остается тогда другим людям: сильным, средним? Жить без любви?
  Да, поторопилась я, пожалуй, насчёт подачи. Меня сейчас, наоборот, старательно загоняли в угол. Но не на ту напали.
  - Нет, конечно. Суть здесь в том, что у каждого человека, пусть даже самого слабого, есть такие же права, как и у всех остальных людей. В их числе Право на любовь. Я вообще считаю, что самое главное в нашем прекрасном мире - Чувство, а вовсе не Разум, как принято считать многими, а из всех чувств наиважнейшее - Любовь. Нет любви в человеке - ничто не привязывает его к жизни, она теряет для него всякий смысл.
  Вика решила напоследок пощадить меня.
  - Ладно, остановимся в нашей баталии как раз на этом спорном месте. Пусть нас рассудят читатели. И, разумеется, читательницы. Кстати, Саша, раз уж твой первый опыт был настолько удачен, не планируешь ли ты разместить на страницах нашего журнала ещё какое-нибудь из своих литературных произведений?
  Нет, всё-таки, подача. Зря я усомнилась. Мне поразительно везло в тот день.
  - Я была бы несказанно рада, если бы мне вдруг представилась такая возможность.
  
  
  ГЛАВА 6
  ГЛЯНЕЦ
  
  
   АЛЕКСАНДРА КУЛЕМЗИНА (БАГИРА)
  
  ЛЮБОВЬ
  
  Стихотворение в прозе
  
  
   Любовь - это клей, которым природа
  склеивает всё, что, по её мнению, слишком
  слабо, чтобы выжить в этом мире в одиночку.
   Вильгельм Швебель.
  
  
  Любовь...
  Откуда она приходит к человеку? Из книг, фильмов, сериалов глупеньких?
  Ты слышишь это слово буквально с первых минут, как только начинаешь входить в разум: какая-то песенка застревает в детском сознании и почему-то нравится; родители о чём-то тихо и нежно шепчутся между собой, наклонив головы друг к другу; парень с девушкой идут вместе, держась за руки, и как бы светятся изнутри...
  
  Что ты ощущаешь поначалу, пропуская безотчётно в своё сознание подобные наблюдения?
  Иногда интерес, иногда раздражение, чаще всего равнодушие. Практически ничего.
  Потому что первое твоё впечатление о любви - восприятие её в широком смысле слова.
  Как великое таинство. Как нечто, что всё вокруг объемлет или наоборот - скрепляет, поддерживает собой изнутри весь мир. А может, и то и другое вместе.
  Мать, которая тебя обожает, холит, выхаживает, даже бранит и то нежно...
  Кошка, тыкающаяся мокрым носом в твою щёку, и слегка пробующая на тебе свои коготки.
  
  Когда всё меняется? Точнее, добавляется.
  Потому что великое великим так и остаётся, оно неизменно, ты всего только начинаешь глубже проникать в него.
  И всё-таки, когда именно?
  
  Когда гормоны в тебе созревают и требуют выхода?
  Процесс этот не может не сопровождаться у нормального человека природным чувством стыдливости.
  У тебя ведь не должно быть, как у животных, всё должно освящаться чувством.
  
  И однажды оно вдруг возникает, это чувство.
  Казалось бы, ни с того ни с сего, поглощая тебя целиком, причиняя тебе невероятную боль или, наоборот, одаряя неслыханным счастьем, в зависимости от обстоятельств. А чаще: сочетая в себе и то и другое - неразделимый коктейль.
  
  Первое чувство... оно почти всегда наполовину чужое, а может, и вообще целиком привнесённое, навеянное книгами, фильмами, всё теми же песенками.
  Как бы то ни было, ты слишком захвачен им, чуть ли не парализован и поневоле начинаешь анализировать, что же всё-таки с тобой происходит, пока с удивлением не обнаруживаешь, что разум твой бессилен постигнуть подобную загадку, потому что любовь появляется из сердца, а не из головы.
  Нельзя приказать себе: этого человека я люблю, а этого - никогда и ни за что любить не буду. Есть что-то вне твоего разумения, бросающее тебя в беспросветность, в бездонную пучину, и ты бессилен противиться этому.
  
  Через какое-то время туман рассеивается, и ты с ужасом и сожалением пытаешься осознать, что же ты успел за период своего ослепления натворить, обнаруживая повсюду вокруг себя лишь обломки того, что некогда составляло собой казавшееся неразделимым целое.
  Потом потихоньку зализываешь раны и начинаешь выстраивать всё заново.
  Однако гораздо хуже бывает, когда отрезвления подобного не происходит, ты с трудом, но всё-таки выплываешь на поверхность, однако болтаешься потом, как щепка по волнам, иногда всю оставшуюся жизнь.
  
  Так что же такое любовь?
  Великое оправдание похоти?
  Властная жажда собственности, чтобы всегда, при любых обстоятельствах иметь право сказать: "моё"?
  Лучшее из того, что тебе доступно, что украшает твою жизнь?
  
  Когда долго блуждаешь в потёмках, неизбежно возникает желание разобраться.
  
  Любовь...
  Ты не скот, и не животное, ты хочешь, чтобы сердце твоё было во всём согласно с твоим разумом.
  Ты не желаешь быть во власти похоти, ты хочешь большего, не ведая изначально, но подсознательно всё больше понимая, что, не обременённая мыслями, чувствами, похоть убивает.
  
  И всё-таки, что же такое любовь?
  
  Я смотрела на своё фото в журнале, который перед уходом подарила мне Вика, и не могла поверить своим глазам. Неужели это я? В "глянце"! И даже анонс впридачу: "Интервью со знаменитой танцовщицей Багирой вы можете прочитать в одном из ближайших номеров нашего журнала".
  Как же мне повезло! Но я тут же взгрустнула: что я могу дать для этого номера, кроме уже готового интервью? Я опять, в который раз, пробежалась по своим блогам в планшете. Как хорошо, что я не поддалась в своё время искушению выложить их в Интернете! Сейчас они совершенно обесценились бы. Вот когда я стану, действительно, знаменитой, тогда другое дело. Но придёт ли оно когда-нибудь, такое время?
  И снова заполнили моё сознание грустные мысли. Век танцовщицы короток, мой век короче вдвойне. Что дальше? Конечно, мне грех обижаться: за довольно короткий срок я купила однокомнатную квартиру в не самом "спальном" районе Москвы, подержанную иномарку. И всё. Никаких сбережений, скудный гардероб, как сценических, так и выходных платьев, об аксессуарах лучше умолчу. Знаменитая танцовщица! Знаменитая где?
  Надо было искать что-то другое. Но что? Нет, нельзя отвлекаться. Есть вполне конкретное задание, и почему бы не сосредоточиться сейчас на его выполнении?
  Пожалуй, вот это. "Женщина безоружная", рассказ о том, как после операции я столкнулась с дискриминацией, жестокостью со стороны "сильного пола". Конечно, мысли сумбурные, их слишком мало, но можно оформить, расширить. Что это будет? Пожалуй, эссе. Название вполне подходящее, не стоит его менять.
  
  
  ГЛАВА 7
  "КАК МАЛО НАС, КРЫЛАТЫХ!"
  
  
   АЛЕКСАНДРА КУЛЕМЗИНА (БАГИРА)
  
  ЖЕНЩИНА БЕЗОРУЖНАЯ
  
  Физиологическое эссе
  
  Часть 1 ЛЮБОВЬ И СЕКС
  
  "Самое главное в этом мире - Чувство, из всех чувств важнейшее - Любовь. Нет любви в человеке - ничто не привязывает его к жизни, она теряет для него всякий смысл. Из любви к Богу, любви к Жизни рождается и любовь к женщине (мужчине), семье, детям, а тогда мужчина (женщина) горы может свернуть. Любовь - чувство, от которого пылают сразу душа, сердце и тело. Без него недоступно для человека счастье".
  
  Я сделала эту запись в Дневнике очень давно, что с тех пор изменилось?
  Я по-прежнему готова подписаться под каждым словом из того, что тогда начертала, хотя очень мало что взяла с собой в новое качество своей личности из прежней жизни. Вот только понимаю я эти слова теперь гораздо глубже. Словно охватила вдруг одним взглядом обе стороны Луны.
  И тем не менее, разговаривая с людьми о любви, я была поражена, насколько люди по-разному думают об этом чувстве, хотя в то же время, как страстно они желают о нём высказаться!
  
  Начнём с женщин. Точнее, продолжим о нас разговор.
  
  "Если принять официальную трактовку Христа не как человека, а как богочеловека, то мы должны найти в себе мужество признать, что женскую часть его сущности с креста до сих пор никто не удосужился снять. Так она и висит там распятой. Никогда не забывайте об этом".
  
  Ещё одна запись из сокровенного Дневника.
  Что говорить обо мне? Если других женщин долго, буквально с рождения, готовили к грядущей участи, "воспитывали", наказывали, натаскивали, приучали, приручали, то в моей жизни сразу, буквально с первого дня, на меня будто обрушился град.
   Я обнаружила вдруг то, что раньше не замечала, к чему вокруг все успели привыкнуть, но что в мгновение ока неожиданно развернулось против меня.
  И я оказалась безоружной.
  Двойная дискриминация. Как "ненастоящей" женщины, так и женщины вообще.
  Нет, снова непонятно. Попробую забраться ещё глубже, и посмотреть на проблему совсем уж издалека.
  
  Человеку со стороны практически невозможно понять, почему большинство людей, решившихся на Переход, скатываются в итоге к проституции.
  И здесь причины могут быть самые разные.
  Главная беда в том, что жажда любви в вашем новом гендерном облике многократно возрастает, а шансы обрести её практически устремляются к нулю. Вам хочется иметь постоянную поддержку, ваши чувства настолько обострены, что сами по себе вы не можете существовать, вам неотложно необходимо о ком-нибудь заботиться, доставлять и получать удовольствие и даже наслаждение.
  Вы понимаете, что надо действовать, действовать, действовать. И вы рассчитываете, что отправившись в свой любовный поиск, вы найдёте когда-нибудь свой идеал.
  Кому-то везёт. Единицам, буквально. В большинстве своём, даже достигнув "рая", вы попадаете в самые разные, порой совершенно неожиданные, ситуации. С удивлением обнаруживая, что столь желанная любовь, достижение своей мечты, не всегда спасают.
  Через какое-то время, к примеру, вы убеждаетесь, что с вами живут, вас обожают, но... лишь как экзотическое (нет, нет, уже не уродливое) насекомое, однако кого интересует ваша душа?
  
  "Как мало нас, крылатых!" Действительно, людей, решившихся пройти весь Путь до конца, ничтожно мало, между тем, обрести счастье, семью с обыкновенной женщиной или обыкновенным мужчиной для них практически невозможно. Уже с первых дней, месяцев между вами возникает такая стена непонимания, что вы отчаиваетесь её преодолеть. Ваш любимый мужчина (женщина), тем более, муж (жена), очень скоро начинают ощущать на собственной шкуре те проблемы, которые уже стали для вас самой (самого) привычными. Хотите, чтобы я напомнила конкретно, какие именно? Работа, родственники, друзья, соседи, просто окружающие вас люди. Нужно очень сильно любить человека, чтобы последовать за ним в подобный ад.
  
   Любить? За что?
   Нет, нет, опять слишком близко. Отойдём ещё дальше.
  Пытаясь найти себя в окружающем мире, вы должны осознать, что:
  во-первых, вы - такие же люди, как все, ничем от них не отличаетесь;
  во-вторых, чувство любви вам столь же присуще и доступно, как и всем остальным людям;
  в-третьих, нет, и не может быть никакого обособления вас от других людей, и любовь и жизнь для вас и для них - единое пространство.
  
  Но вы должны осознать также и другое, порой практически противоположное:
  вы - не такие люди, как все. Мало что-то понять, провозгласить самому, нужно ещё, чтобы и окружающие уверились в этом;
  любовь... да, и присуща она и доступна, и даже жажда её обострена в вас, доведена до предела, но та душевная боль, которую вы, в результате своих поисков, будете испытывать, вполне может заставить вас забиться в какую-нибудь уродливую скорлупу, и как можно тщательнее маскировать свои чувства.
  
  Единое Пространство - чаще всего цель, идеал, не более того. На практике сплошь и рядом получается, что и любить вы можете только себе подобных, и жить жизнью кафкианских уродов, которыми видят вас большинство окружающих вас, порой, действительно, подлецов, маньяков и негодяев, которые, тем не менее, будучи уродами невыдуманными, жизненными, смеются над вами и ненавидят вас.
  
  И тем не менее, Единое Пространство, главная ваша цель, то к чему вы постоянно должны стремиться, чего вы всеми фибрами своей души должны желать, добиваться.
  
  
  ГЛАВА 8
  "ТАНЦУЙ, ПОКА МОЛОДОЙ!"
  
  
   АЛЕКСАНДРА КУЛЕМЗИНА (БАГИРА)
  
  ЖЕНЩИНА БЕЗОРУЖНАЯ
  
  Физиологическое эссе
  
  Часть 2 ВИРТУАЛЬНОЕ И РЕАЛЬНОЕ
  
  Любить? За что?
  Задавшись целью написать это эссе, я присматриваюсь к мужчинам так, как будто вижу их впервые. Что можно выделить основным в психологии самца? Высокомерие вида, стремление к лидерству? Увлечённость работой? Непонимание нас, представительниц "слабого" пола?
  
   "Несмотря на явный прогресс в истории феминизма в последнее время, следует отметить, что далеко не все женщины стремятся к равноправию, более того, именно они, в основной своей массе, этот процесс и тормозят".
  
  Ещё одна моя запись. Каюсь, я должна со вздохом признать, что в моих взглядах нет, и никогда не было ни капли феминизма. Семья, дети, как обязательные атрибуты полноценного бытия - в мечтах я не воспринимаю свою жизнь иначе, не хочу видеть её скособоченной, неполноценной, но, так уж сложилась моя судьба, что между мной и тем, к чему я стремлюсь всей душой - пропасть, которая всё больше кажется мне непреодолимой. Что поделаешь: обычно о таких вещах размышляют в молодости, юности, буквально с самого детства, но у меня ведь ничего подобного не было.
  
  Сбываются или не сбываются мечты, в данном случае вторично, но здание будущей жизни во всех случаях выстраивается сначала в воображении. Материал для него берётся отовсюду, откуда только можно. Но происходит странная вещь. Наши знания о жизни, любви, семье мы черпаем, в основном, из литературы, с экрана телевизора, не подозревая ещё, насколько они, причём заведомо, ложны.
  Мы ждём принца, а наши куда более практичные подруги: одноклассницы, сокурсницы, в это время успешно уводят у нас из-под носа хороших ребят, на которых мы и внимания-то не обращали, а они в итоге оказываются как раз самыми надёжными спутниками жизни, заботливыми мужьями.
   Ведь то здание, которое мы построили в своём воображении, к сожалению, редко выдерживает испытания жизнью. При первом же соприкосновении с ней, оно то тут, то там, но неотвратимо начинает разваливаться.
  В итоге, приглядевшись однажды внимательнее к себе в зеркале, мы резко снижаем планку, и снова ждём, но и это не помогает. Что остаётся? Брак по расчёту? Но в расчёте этом уже не идёт речь о каком-то сказочном богатстве, как пропускается вообще (всё та же сказочка!) вопрос о любви. В ходу куда более прозаические вещи: пьёт или не пьёт ваш избранник; как он к вам относится; сможет ли по своим материальным возможностям хотя бы двоих детей вытянуть? Но и здесь рулетка. Угадать этот карт-бланш невозможно.
  
  Ну а уж если повезёт, то мы начинаем строить новое здание. Непродуманно, наспех. Нам не нравились, к примеру, отношения между нашими родителями, но приходит время, и мы поневоле, за неимением каких-то других образчиков, начинаем копировать их. То же самое происходит и в наших взаимоотношениях с детьми, когда они у нас появляются. И вот приходит момент, когда и тут мы остаёмся с носом. Что же делать? Ещё раз понизить планку?
  
  Психология мужчины: "Слушай, никак в толк не возьму, как так получается с этими бабами: любим одних, спим с другими, женимся на третьих. И сколько ни раскладывай карты, всё равно не получается по-другому".
  
  Психология женщины, словами одного из героев Милана Кундеры из его сборника "Смешные любови" (не помню дословно): вот возьми наших жён, они все одинаковые, зачем же мы их так долго, тщательно выбирали? Ведь можно было не морочить себе голову, жениться на первой встречной, и получилось бы то же самое.
  
  Любить? За что?
  Я опять задаю себе этот вопрос, но смотрю на него уже с другой, противоположной, стороны.
  
  Брак по расчёту? Не для меня. Слишком дорогую цену я заплатила, чтобы позволить себе соглашаться на суррогаты. Любовь? Несомненно! Семья? Только супружество, никаких гражданских браков. Дети? Я уже решила, что никогда не свяжу свою жизнь с транссексуалом. Только с нормальным, полноценным мужчиной, и мне совершенно не интересно, от кого у него будут наши дети. Это его забота. "Практически невозможно"? Я так говорила? Считайте, что я просто примерялась тогда, теперь отрезала.
  
  Мой мужчина должен любить меня прежде всего, как личность, как человека. Размечталась? Останусь в итоге одна? Да, конечно, скорее всего так и получится, но ни на что другое я точно не соглашусь. Я достаточно повращалась в различного рода клубах и сообществах, как в Интернете (Виртуальности), так и в реальной жизни, чтобы разобраться в том положении, где я залипла, как муха.
  
  Теперь другое: искать или ждать? Конечно, со своей профессией - специалистка в IT - информационных технологиях, я могла бы работать пусть не в офисе, а по договорам, фрилансером, и ни в чём не нуждаться материально. Но что дальше? Так и просидеть перед компьютером всю оставшуюся жизнь? Я выбрала другую стезю, стала танцовщицей травести, однако увеличились ли здесь мои шансы?
  
  Выйти замуж за поклонника? Сложно, но реально. И что в итоге? Стать танцующей куклой? Или тем самым экзотическим насекомым, о котором я уже упоминала?
  
  Выбрать кого-нибудь из коллег? В отличие от меня, они знали, куда шли и чего хотели. Большинство из них живёт не просто одним днем, но даже одним вечером или даже ночью. "Танцуй, пока молодой", как поётся в одной песенке. О старости, конечно, тоже надо подумать, так что деньги, деньги, деньги. Мораль: не танцуй за бесплатно.
  
  Где ещё я могу своего избранника встретить? Вернувшись с работы, я долго отмокаю в ванной, понемногу приводя нервишки в порядок, потом задёргиваю на окнах тяжёлые ночные шторы, а проснувшись, снова начинаю собираться на работу, успев посетить по пути, опять же, если есть денежки в кошельке, пару-троечку бутиков или салон СПА.
  
  
  * * *
  
  Кажется, получилось. Теперь я буду терпеливо ждать. Сначала, когда мои мыслишки проберутся к читателям, потом - как их встретят, найдут ли они отклик хоть в чьей-нибудь душе?
  Не думаю, чтобы вам было бы и дальше интересно читать обо мне.
  Ну а вдруг? Кто знает?
  Расскажу всё-таки ещё две истории: историю одного предательства и историю одной любви.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  ЗМЕИ И АНГЕЛЫ
  
  
  ГЛАВА 1
  В АВСТРАЛИИ
  
  
  - Прости, но я вынуждена вернуть тебе обратно твоё эссе. К сожалению, оно не прошло. Интервью и то с большим трудом проскочило. Если бы не деньги, которые поступили в качестве платы за рекламу от клиники, в которой ты делала операцию, и от ночного клуба, в котором ты работаешь, вообще бы ничего не было. - Вика продолжала помешивать в чашке с кофе, давно растворившийся в нём сахар и добавила, так и не дождавшись от меня ответа: - У тебя есть враги. Ты знала об этом?
  
  Враги, чем она меня удивила? Я ведь сама договаривалась и с клиникой, и со своей любимой "Косынкой" о том, чтобы они сделали денежный перевод, сама нанимала фотографа, когда до меня дошли сведения, что интервью со мной в "КрисТине" забраковали. Однако у меня не было никакого желания узнать имя человека, который встал у меня на пути. Как говорится, Бог дал, Бог взял. Мне послали с неба немножечко славы, а затем забрали её обратно, стоит ли убиваться по этому поводу?
  
  - Конечно!
  - И как ты к ним относишься? Боишься? Сражаешься?
  Что я могла ответить?
  - Никак не отношусь. Они мне до Луны, абсолютно. У меня есть поклонники, даже фанаты. То есть, люди, которые разбираются в том, что я делаю. На мнение остальных мне совершенно наплевать. Оскорбления, унижения, ненависть - для меня привычная атмосфера, враги... как можно без них обойтись в моём ремесле?
  
  Вика взглянула на меня так, как будто увидела впервые. Кем я была для неё прежде? Куклой? Тем экзотическим насекомым, о котором я уже не раз говорила? Жрицей любви? Что изменилось? Кукла вдруг заговорила?
  - Слушай, как ты живёшь вообще? Сон, работа, репетиции, необходимость постоянно следить за своим имиджем, держать себя в тонусе. А хватает времени на что-нибудь другое? У тебя есть друзья, любимый человек?
  Я мрачно усмехнулась.
  - Живу? Ожиданием. Друзей у меня никогда не было. Сколько себя помню, я всегда была отверженной. Но, может, когда-нибудь они появятся? - "Рассказать тебе о своём детстве? Ни за что на свете! Даже не надейся!" - Любимый человек? Все мы о нём мечтаем. Я в том числе.
  
  Любимый человек? Тоже табу. Но чудо произошло, он в моей жизни всё-таки появился. И никогда уже не уйдёт из неё, несмотря на своё поспешное бегство. Да, сердечко моё разбито, но разве лучше было бы, если бы оно так и оставалось пустым?
  Буря чувств, которые я испытала, кому они интересны? И кто в состоянии их понять?
  До той знаменательной встречи мне было страшно, сейчас больно. Что лучше? В случившейся ситуации я предпочитаю боль.
  
  Став женщиной, я отринула всё, что было в моей жизни до Перехода. Но сразу, одна на другую, стали наслаиваться новые проблемы. К кому отныне я буду испытывать влечение? Кем стану? Уродкой-асексуалкой? Лесбиянкой? Вопрос долго оставался открытым. Когда я бывала блюдом в "сумасшедшем меню", я ничего не чувствовала, кроме отвращения. Сейчас я спокойна - моя гендерная ориентация определилась, я совершенно традиционна.
  
  Вика пощёлкала перед моим лицом пальцами:
  - Ау! Саша, ты где? В астрале?
  Я отшутилась:
  - Да, в Австралии. Здесь много-много диких кенгуру. Давно мечтала среди них побывать.
  - Понятно, - сокрушённо покачала головой Вика, - а как у тебя с мальчиками? Или с девочками? Кого ты предпочитаешь?
  - Я же сказала - диких кенгуру, - продолжила отшучиваться я. Мне очень нравилось сидеть вот так в кафе с интересной, реактивной девчонкой, да ещё журналисткой, и просто, расслабившись, о чём-то болтать.
  - Слушай, а давай я тебя с кем-нибудь из своих друзей познакомлю? У меня их пруд пруди. Интересные парни!
  Я лишь молча, с улыбкой, отрицательно покачала головой.
  - Понятно, - со вздохом откинулась на стуле Вика, несколько разочарованная, - значит, всё-таки девочки?
  Она задумалась на какое-то время, затем воодушевилась:
  - Ладно, так и быть, я согласна на эксперимент. Такой экстрим никак нельзя упускать. Но я совершенно ничего не понимаю в подобных отношениях. Ты меня научишь?
  Я посерьёзнела и, как-то резко, сразу, потеряла к нашему разговору всякий интерес.
  - Не получится. Я не лесбиянка и не бисексуалка. Врать не стану: у меня есть не просто бойфренд, жених, мы с ним очень любим друг друга. Он у меня первый и единственный, никого другого мне не надо.
  Вика даже захлопала в ладоши от восторга:
  - Фото есть? Покажи!
  Я поколебалась какое-то время. Конечно, у меня было фото, и не одно. Вадим в ту памятную ночь был так пьян, что совершенно не обращал внимания, что я его снимаю. Но лучше было не рисковать.
  - Как-нибудь в другой раз. Покажу обязательно.
  Вика ничего не понимала. Ей, конечно, было не привыкать к твёрдым орешкам - и не такие разгрызала, и всё же я постоянно заводила её в тупик своим поведением.
  - Хорошо, а как насчёт подруги? Ты настолько поразила меня, что мне теперь без тебя скучно станет жить. Ну так что? Согласна?
  Я наморщила лоб, совсем ненадолго, чтобы морщинки не появились.
  - Я не против. Вот только как ты себе это представляешь? Я ночная бабочка, ты дневная - вместе нам не летать.
  - Придумаем что-нибудь, - отмахнулась Вика. - Главное, чтобы желание было.
  Мы ещё немного поболтали о том, о сём, затем расстались, вполне довольные друг дружкой.
  
  ГЛАВА 2
  ВИКАЖУР
  
  Я раздвинула тяжёлые ночные шторы, и некоторое время привыкала в тёмных очках к хлынувшему в комнату дневному свету. Затем, с трудом начиная приходить в себя, медленно прошлёпала на кухню. Лениво полистала накопившиеся СMС-ки на смартфоне. Вика, Вика, Вика. Целеустремлённая девушка. Какая-то милая чепуха в текстах, непривычная на фоне той деловой лаконичности, к которой я привыкла. Знакомых у меня практически не было, на работе номер своего телефона я старалась держать в секрете.
  Было предложение пообедать вместе, поэтому я не стала ничего готовить, приняла душ и села к зеркалу наводить красоту. Долгий процесс, и с годами меньше времени занимать не станет.
  Подруга... Зачем? День у меня обычно забит до отказа. От чего отщипнуть кусочек? От сна? Но он и так слишком короток, а ведь что-что, а недосыпание на лице замаскировать невозможно.
  
  Уже заканчивая макияж, я вдруг услышала сигнал домофона. Кто бы это мог быть? Только визитёров мне не хватало! Так и не очнувшись в полной мере, несмотря на все усилия, от сна, я, позёвывая, поплелась к двери.
  Вика! Стресс моментально стряхнул с меня дремоту.
  - Открывай! - радостно прокричала в микрофон моя новоявленная подружка, показывая в экран два пластиковых пакета с продуктами.
  Так вот, оказывается, что означало предложение: "Пообедаем вместе?" Я нажала кнопку с рисунком ключа и судорожно заметалась по квартире, пытаясь, хоть немного, навести в ней порядок. Что-то удалось, что-то нет. Я знала по опыту, что Вика никогда не расстаётся с фотоаппаратом, это было одним из самых любимых её увлечений.
  - Ну как я? Не разбудила?
  Я давно уже не завидую людям, которые зарабатывают на хлеб любимым ремеслом, потому что никаких других вариантов в своей жизни просто не представляю. Вика как будто родилась с авторучкой и диктофоном в руках. Легко поступила на факультет журналистики МГУ, до этого ещё школьницей сотрудничала в местной газете небольшого городка, в котором она родилась.
  - Надоели кафешки, - сморщила Викажур (Вика-журналистка), как я её мысленно прозвала, войдя, и с любопытством осматриваясь по сторонам, веснушчатый носик. - Может, соорудим в четыре руки что-нибудь домашнее? Ты как в это время? Наверное, ещё только завтракаешь?
  - Нет, - с грустью покачала головой я. - Как раз "фриштыкает" "моя светлость" (это из классики. Frűhstűck - завтрак (нем.)) лишь глубоко за полночь, и никогда дома. Обычно после представления мы закатываемся всей честной компанией в какой-нибудь из наших любимых ночных ресторанчиков. Нас там все знают. Болтаем обо всём на свете, чтобы отмокнуть, успокоить нервишки, но слишком не наедаемся, сон будет плохой потом, кошмары замучают. Конечно, у всех по-разному, а вообще-то, большинство предпочитает алкоголь, вроде как нет ничего лучше, чтобы расслабиться, чем пропустить пару стаканчиков виски или какой-нибудь экзотический коктейль типа "Маргариты".
  - И ты тоже? - с любопытством уточнила Вика.
  - Не угадала, я равнодушна к спиртному. Профессия не располагает. Нужно постоянно быть в форме, иначе быстро вылетишь из обоймы. А куда я потом направлю свои стопы?
  
  Как я и предполагала, Вика постоянно щёлкала своей техникой, да и диктофон наверняка находился постоянно включённым в сумочке, с которой она тоже не расставалась.
  - Так что сразу после сна плотный обед, перед выступлением тоже нельзя особо наедаться, иначе придётся потом брюхом трясти, - закончила свою мысль я. - Ну а у тебя как?
  Викажур пожала плечами:
  - Практически, как у всех. Здесь я ничем особенным не отличаюсь. Да и вообще, моя работа... По сути, я обыкновенная офисная крыска. Встаю рано, перекусываю, чем придётся, поскольку аппетита с утра никакого. Потом, если нет задания, бегу в редакцию. Иногда работаю дома, в тех случаях, когда кропаю какую-нибудь большую статью или очерк. У нас есть ребята, которые и по заграницам мотаются, берут интервью у знаменитостей, потом могут неделями не спеша материал дома готовить, лишь бы получилось занимательно. Лучшие из лучших, бери ещё выше, несколькими языками в совершенстве владеют, обзавелись множеством друзей, знакомых в Америке, в Европе. Перед ними заискивают, во всяком случае, как мне, не хамят. Я больше по репортажикам промышляю, с тобой случайно получилось, бываю иногда на подхвате, когда оказия выпадает.
  Я быстро орудовала на кухне, одновременно стараясь поддерживать разговор. Когда есть возможность, я, обычно, прихватываю что-нибудь со скидкой в ресторане нашего клуба, а в основном, готовлю сама.
  - И что, никаких перспектив впереди?
  - Ну, почему же, можно пробиться. Я ведь породистая собачка, мама с папой тоже в газете работали, по командировкам мотались постоянно. Так что связей у меня хватает, меня как бы жалеют, постоянно предлагают куда-нибудь перейти. Но здесь весело, и платят неплохо, что по нынешним временам тоже немаловажно. Надеюсь, ты того же мнения?
  - Насчёт денег? Спрашиваешь! Деньги - зло, когда их нет. У меня была возможность мудрость этого афоризма до потрохов прочувствовать, когда я несколько месяцев не расставалась с тряпкой и шваброй в руках, с полным отсутствием в обозримом будущем хоть каких-либо вариантов просвета.
  
  Дальше, как я и предполагала, начались расспросы: а это кто, а что означает вот этот снимок? Я нашла в меню проигрывателя увертюру из мюзикла "Отверженные", Вика сразу поморщилась:
  - Господи, какое старьё, может, поставишь что-нибудь поновее?
  - Ладно, пусть будет Леди Гага, - усмехнулась я. - Устроит тебя?
  Викажур неопределённо пожала плечами.
  Ещё в прошлый раз Вика цепким взглядом пыталась охватить всё, что только могло заслуживать хоть какое-то внимание в её глазах на моих стенах, но тогда у неё не было времени отвлекаться, сейчас она, наконец, оторвалась по полной программе. Я даже не успевала отвечать на её вопросы.
  - Ну, это единственная дочь певицы Шер, Честити Сан Боно. Как видишь, она решила сменить пол, и теперь уже мужчина, Чез Сальваторе Боно. Известная личность. Писатель, актёр, музыкант. Да ты, наверное, разыгрываешь меня? Не знать Чеза Боно! Такая знаменитость! Эти тоже всегда на виду: популярные модели, телеведущие Кармен Каррера, Валентин де Найт, Инес Рау, Дженна Талакова.
  Вика качала и качала из меня информацию. Неужели самой лень поинтересоваться? Да и зачем ей это? Самое главное, что я не успела убрать фотографии Вадима, которые красовались повсюду, и это было большой оплошностью с моей стороны.
  - А вот тут мой любимый герой, - сказала я, чтобы попытаться отвлечь внимание Вики, - или героиня, не знаю даже, как относиться. Жил-был когда-то очень известный американский разработчик компьютерных игр Даниэль Бантен, и всё у него было "в полном шоколаде": куча денег, интересный бизнес, всемирная слава, море фанатов, пока в возрасте 43 лет развод с женой, неустроенность в личной жизни, постоянные душевные депрессии, эксперименты с гомосексуализмом, не привели его к идее сделать себе операцию по перемене пола, в результате чего на Земле стало одним мужчиной меньше, и одной, весьма привлекательной, но очень несчастной, женщиной по имени Дени Бантон Берри больше. Она оставила после себя душераздирающие мемуары, в которых до конца дней своих бесконечно сожалела о своём поступке и предостерегала не совершать чего-то подобного других. Пока в 1998 году не умерла от рака лёгких.
  - Интересно, - оживилась Вика. - И со всеми так? В смысле, все бывают несчастны? Зачем же они решаются на такие эксперименты?
  - Трудно сказать, - пожала плечами я. Кажется, моя уловка сработала. - Традиционное мнение, что нужно быть точно уверенным в том, что ты в "чуждом теле", только тогда Переход не просто поможет преодолеть тебе все трудности и неудачи, но и обрести долгожданную душевную уверенность и счастье. Бывают случаи, когда люди пытаются вернуться обратно в ту гендерность, в которой они пребывали раньше, иногда у них получается, но чаще они лишь усугубляют этим своё положение.
  - Ну а с тобой как? - поинтересовалась Вика. - Не жалеешь, не плачешь по ночам в подушку?
  - Нет, - ответила я вполне серьёзно. - Мне просто повезло. Хотя риск был, конечно, как и у любого другого человека в моём положении, очень велик.
  
  Я обедала, причём довольно плотно, Вика же без особого аппетита ковырялась в тарелке, но кофе ей понравился, она даже выпила две чашки.
  - Скажи, а как у тебя с оргазмом? - Язык у Вики точно был без костей. Да и в умении разговорить, обаять собеседника, ей никак нельзя было отказать.
  Я промолчала. К счастью, Викажур тараторила, как заведённая: ни во что не углублялась, не переспрашивала, продолжала и продолжала.
  - А как ты вообще заинтересовалась таким необычным вопросом?
  Я поняла, что безнадёжно сломавшуюся игрушку опять надо переключить на что-нибудь попроще.
  - Знаешь, есть такой древний миф. Об андрогинах. Существах, которые несли в себе не одно, а сразу два начала: мужское и женское. В частности, о них писал в своём "Пире" Платон. Далее следует множество вариантов: вроде, как Бог разделил их надвое, и с тех пор в мире эти половинки, хотя уже много веков прошло, постоянно ищут друг друга. Потом интерес в умах как-то переключился на другой образ - гермафродитов: людей, сочетающих в себе качества и мужчины и женщины одновременно. Уроды, конечно, но с другой стороны - загадка природы. В частности, есть легенда, что у Гермеса и Афродиты был сын Герм-Афродит, так вот он влюбился в какую-то нимфу, причём до такой степени, что даже попросил богов соединить их воедино. Что было и сделано. Ещё я очень люблю Бальзака, считаю его самым великим среди писателей всех времён и народов, и знала, что этот образ волновал его необычайно, он даже написал роман "Серафита", который не вошёл ни в одно из его собраний сочинений, и был переведён лишь сравнительно недавно, о чём я узнала случайно, и тут же его приобрела. Самое интересное, что он была посвящён Эвелине Ганской, возлюбленной, музе, а впоследствии и жене мсьё Оноре, который считал эту спорную вещицу, написанную под влиянием шведского теософа-мистика Эмануэля Сведенборга, о некоем, как говорят в народе: "не корова и не бык, не баба и не мужик", Серафите-Серафитусе, одним из самых значительных своих произведений.
  Но пришёл день в моей жизни, когда я неожиданно обнаружила, что я тоже внутри вовсе "не бык и не мужик". К счастью, наука к тому времени далеко ушла, и со времён Платона, и даже Бальзака. Так что, как поётся в одной популярной детской песенке: "Теперь я Чебурашка. Мне каждая дворняжка. При встрече, сразу Лапу подаёт".
  
  Я надеялась, что своей несусветной болтовнёй давно уже усыпила Вику, но не тут-то было: она практически меня не слушала, положившись на диктофон, зато облазила всю мою квартиру вдоль и поперёк, даже нижнее бельё в шкафу на полках перетрясла, перевернула, чуть ли не перенюхала. Такая вот подружка-"дворняжка" у меня появилась - Викажур. И я даже не знала, радоваться мне неожиданному "подарку судьбы" или огорчаться.
  
  ГЛАВА 3
  ОБМАНИ-СМЕРТЬ
  
  - Неужели ты не можешь хоть раз расслабиться? - Вика не упустила возможности в очередной раз посмеяться надо мной. - Как можно жить в таком постоянном напряжении? Артурчик, к примеру, просто без ума от тебя, а ты даже поговорить с ним отказываешься.
  - Не могу. Я не принадлежу себе, - терпеливо пыталась я вновь разъяснить своей подружке, к которой, непонятно почему, всё больше привязывалась, элементарное-очевидное. - Контракт, Викуся, в нём каждая деталь прописана. Я не звезда, конечно, всего лишь звёздочка. Не блещу на весь мир, но в определённых кругах знаменитость. К тому же - лицо клуба. Во всех случаях, публичный человек. Кстати, раньше о таких вещах я просто не задумывалась, только, общаясь с тобой, обнаружила.
  
  Мы встречались при каждом удобном случае. Пусть на полчаса, даже на пять-десять минут. Болтали, пили кофе, ели мороженное, кормили голубей. Трудно передать, какое наслаждение я получала от таких, казалось бы, ничтожных мелочей. Вика, несмотря на мои возражения, всё-таки познакомила меня со своими друзьями. Я не была уверена, что они искренни в отношениях со мной, хотя буквально тонула в их лести и комплиментах. Особенно настойчив был Артур. Сын какого-то шоумена с телевидения, он пытался пробиться на эстраду, сделать сольную карьеру, и постоянно расспрашивал меня о технике исполнения отдельных моих номеров. В принципе, этот вопрос всех волновал, у ребят даже были записи всех моих программ, что меня насторожило, но я промолчала.
  - Скажи, а вот эта миниатюра, где ты идёшь по тёмному городу одна, на тебя неожиданно нападают хулиганы, а потом ты фантастически дерёшься одновременно с пятью отморозками, мы так и не смогли разгадать, какую оборонительную технику ты использовала, хотя пересмотрели этот эпизод не один десяток раз. И почему он так странно называется: "Обмани-смерть"?
  Артур был прилипчив, как банный лист. Для меня не было большим открытием, что молодёжь сейчас не знает самых элементарных вещей, у неё свои ценности, но почему именно я должна была их какому-то сопляку растолковывать? И всё-таки, что мне оставалось?
  - Обмани-смерть, Вотрен, Жак Колен, он же аббат Карлос Эррера - у бывшего каторжника, персонажа романа "Блеск и нищета куртизанок" Оноре де Бальзака было много имён. Так что не ищите в моём танце айкидо или карате, тут просто криминальная уличная драка. В ней свои приёмы. Я представила очень сложный вариант, когда противников больше четырёх. В такой схватке практически невозможно победить. Можно драться на три стороны, если за вами стена, на четыре - вы должны быть, по меньшей мере, суперменом, но "пятый лишний" - это уже верная смерть. Пятый всегда найдёт ваше слабое место, выберет не спеша, чтобы вас достать, удобный момент. Оружие - всё что угодно: что у вас есть в карманах, до чего можете дотянуться. Авторучка, пилочка для ногтей, верёвка из капюшона вашей куртки, кисточка для макияжа, шило, ногти, зубы. Да, да, шило, заточка - чем уже лезвие клинка, тем он опаснее, ни один хирург вас потом не спасёт. Что ещё? Подлость, эффективность приёмов не должны знать пределов: коленная чашечка, пах, солнечное сплетение, шея, кадык, любые болевые точки. Если ясно, что нападения не избежать, наносить удар первой. Потом будут адвокаты, пострадавшие, родственники пострадавших, а вот если вы промедлите, не будет вообще ничего. Ну а оптимальный вариант: пройти специальный курс у какого-нибудь специалиста. Их сейчас пруд пруди. Я сказала достаточно?
  Ребята слушали меня, разинув рот. Если бы они знали ещё, кто меня консультировал! Человек, две трети сознательной жизни проведший за решёткой. И его слова: "Если понадоблюсь, обращайся!" дорогого стоили.
  За каждым из моих номеров стояли консультанты, как правило, из моих самых верных и бескорыстных поклонников, и каторжный труд.
  Первым очнулся Артур.
  - Прости, но, судя по твоему рассказу, Вотрен - мужчина, а в танце фигурирует женщина. Как так получилось? Ведь ты могла переодеться.
  - Ну, будем считать, что тут эпизод из позднего периода жизни Жака Колена. В главе "Последнее воплощение Вотрена" его приглашают на службу в полицию, чтобы очистить Париж от расплодившегося, как вши криминального элемента. И там он уж перевоплощался, как хотел. По сути, это ведь реальный человек, только звали его по-другому - Эжен Франсуа Видок, гнусный тип, который после бурной криминальной биографии, без крохи жалости и сожаления добрых два десятка лет гнобил и истреблял своих бывших подельников и друзей. Кстати, им вдохновлялся не только Бальзак, но и Эжен Сю в "Парижских тайнах", Виктор Гюго в "Отверженных". Но у Бальзака он наиболее близок к прототипу, причём сейчас актуален, как никогда. Чего стоит хотя бы одно из его высказываний: "Надо пожирать друг друга, как пауки в горшке". Вам это ничего не напоминает?
  "Хрустальная любовь", если вы помните, начинается с того, как два совершенно незнакомых человека обращают друг на друга внимание в толпе.
  Снова и снова тот же эпизод, только статисты вокруг разные.
  Вот эти двое уже в ожидании встречи, ищут глазами один другого.
  Их сближение, жесты, па, которыми они знакомятся, представляются друг другу.
  Интерес идёт по нарастающей, пока не доходит до кульминации: нескончаемого танца, в котором мешаются самые разные стили, участвуют уже все статисты.
  В финале они просто уходят вместе, о чём-то беседуя друг с другом.
  Здесь важное значение имеет подтанцовка. Ребята понемногу вовлекаются в чудо неожиданно возникшего чувства, а под конец оттягиваются по полной программе. Нет равнодушных, все радуются случившейся волшебной встрече, мечтают о счастье сами.
  "Восторг" - женщина в момент эмоционального взрыва. Выкладывающаяся полностью во всех гранях своего профессионального мастерства танцовщица, на которую все вокруг работают, помогают раскрыться максимально чувствам, которые героиня испытывает. Здесь я хочу особо остановиться на визуальных эффектах: огромные экраны, на них постоянно меняются цветы, драгоценности, великие актрисы всех времён и народов, много чего. Мы широко используем сейчас формат 3D, а экраны расположены уже не только на сцене, а буквально по всему залу.
  Я понимала, что мне уже не удастся избежать того, чтобы попасть в ролик и быть выложенной в СоцСетях, мне всё-таки развязали язык, подловили.
  
  ГЛАВА 4
  СУКА
  
  Ильяс кинул передо мной флешку, файл с распечаткой и покачал головой:
  - Ну ты покойница, Саша! Как это тебя угораздило?
  Сначала я ничего не поняла, но уже с первого взгляда на текст мне всё стало ясно. Что оставалось? Я проронила со вздохом:
  - Спасибо.
  - За что? - искренне удивился начальник службы безопасности нашего клуба.
  - За то хотя бы, что ты набрался терпения и не вручил мне эту пакость до выступления.
  Галеев немного смягчился, но всё же отвёл взгляд в сторону.
  - Саша, ты - королева, без вариантов, я искренне тобой восхищаюсь. Но я обязан был доложить начальству, такое нельзя скрыть.
  - Сколько у меня времени? - спросила я, облизнув внезапно пересохшие губы.
  - Времени? На что? - удивился Ильяс. - Сашенька, золотце, у тебя нет ни одного шанса. Такие вещи у нас не прощают.
  - И всё-таки?
  - Меньше суток.
  - Поможешь?
  - Как? Кто меня слушать будет?
  - И всё-таки?
  Галеев задумался. Затем пожал плечами:
  - Ну, если что-то в моих силах будет сделать, безусловно.
  
  Я еле дождалась, пока доехала до дома. Но и там постаралась не растечься амёбой прямо у порога. Приняла душ, надела халат и только потом, забравшись с ногами на диван, погрузилась в чтение.
  Вся моя жизнь до самых потрохов. Думаю, на целый разворот, если учесть весьма красочные фотографии. Типичный заказ по принципу рикошета: жалкая танцовщица - ночной клуб - незримый босс, хозяин нашей "Косыночки". Всё ради его имени, упомянутого один только раз, и то лишь вскользь.
  Первое впечатление: прав был Ильяс - речь шла уже не о покойнице, а о трупе. Сомнительно, чтобы после таких материалов меня оставили в живых.
  Рингтон арии "Два крыла любви" из мюзикла "Ромео и Джульетта", я судорожно схватилась за смартфон. Галеев, слава Богу!
  - Ну что, прочитала? - холодно поинтересовался он. - История простая: мне позвонил редактор "Зеркала", мой хороший друг, попросил подъехать. Показал распечатку, спросил, что с ней делать? Теперь твоя очередь. Что ты можешь поведать навскидку?
  Я вздохнула.
  - Типичная заказуха. Зашли издалека: сначала тиснули две статейки в "КрисТине", "глянец" есть такой, ну ты их наверняка видел. Затем та же девчонка: Вика - фрилансер, вроде как заинтересовалась мной, предложила дружбу. Выглядело всё очень мило, я, естественно, купилась. Снимки все подлинные, хоть и сделаны без моего согласия, наверняка сама нащёлкала, не подключала папарацци. Статья сшита из трёх источников: моё эссе, вроде как заказанное для очередного номера того же журнала, но впоследствии отвергнутое им, наши разговоры - пустопорожняя болтовня, я всё просеяла - ни одного лишнего слова, но как ни странно, работает, ну и, как апофеоз, наглое враньё, чистейшей воды сочинительство.
  - Что ты никак не сможешь доказать... - усмехнулся Галеев.
  Я собрала волю в кулак. Мой единственный шанс, получится ли?
  - Ну почему же, я ведь не круглая дура, чтобы подписать договор с клубом, не читая его. Поэтому "за базаром следила", все наши разговоры, на всякий "пожарный" случай, записывала на диктофон. Кстати, писали обе, втайне друг от дружки, естественно. Если эту суку прижать хорошенько, идентичность записей вполне убедительный довод.
  Галеев задумался, я терпеливо ждала его решения.
  - Ладно, - процедил, наконец, сквозь зубы Ильяс. - Будем считать, что от могилки ты отползла. Дальше всё зависит от того, как ты себя поведёшь. Собственно, ты права, одну тебя наказывать было бы нерационально и несправедливо. Надо отследить и накрыть всю цепочку: "подружку" твою, посредника, заказчика. Ну и вытрясти их до потрохов. За подсказку насчёт того, чтобы записи ваши сверить, спасибо. Вопрос, что дальше делать? Оптимальный вариант был бы - не высовываться тебе пока, пусть "эта сучка", как ты её назвала, сама позвонит, проявит инициативу. Думается, она понимает, в какое серьёзное дело вляпалась, но надеется, что за тебя никто не вступится. Уроют тупую фигляршу вроде как за её разоблачения о клубе, тем всё и закончится. Но мы не можем так долго ждать, действовать надо без промедления. Так что придётся тебе всё-таки самой, первой, своей подруженьке весточку послать. Сделаешь вид, что ни о чём пока не подозреваешь, встретишься с ней, главная твоя задача - завлечь её в такое место, где бы вы оказались наедине.
  Я уточнила, не взять ли мне с собой диктофон, чтобы уличить Вику? Однако Ильяс ответил, что девчонка - стреляный воробей, на такой крючок её не подденешь, уж лучше они по-своему с ней поговорят. Расслабься, мол, не впервой.
  Что мне оставалось делать? Молиться!
  
  ГЛАВА 5
  ДВЕ "СБИТЫЕ ЛЁТЧИЦЫ"
  
  Сказать по правде, я очень сомневалась, что Вика решится на новую встречу со мной, однако выхода другого у меня не было, я понимала, что мне нужно не просто решиться на звонок, но и применить весь свой артистизм в действии. Малейшая дрожь, наигранность в голосе спугнули бы птичку, которую воробьём никак нельзя было назвать, поэтому я старательно гнала все грустные мысли прочь, стараясь не думать о том, что со мной будет дальше.
  К моему удивлению, Вика легко клюнула на приманку. Ворона, не воробей, конечно. Мудра, но подвело профессиональное любопытство: хоть статья и закончена, всегда найдутся детали, которые не мешало бы уточнить. Дальнейшее было делом техники, подкатила машина Галеева, я даже не стала смотреть, как "богиню журналистики" запихивали внутрь.
  
  Естественно, меня отстранили от работы, обобрали до нитки, заменили на дублёршу. Однако быстро убедились, что так можно в два счёта всю клиентуру в клубе растерять, тем более что ажиотаж вокруг моего имени и в самом деле возник невероятный (работал, работал "чёрный пиар"!) и, в конце концов, вернули обратно.
  Трудно передать мой восторг, когда я вновь оказалась в своей гримёрке. Жизнь постепенно начала возвращаться в прежнее русло. Меня совершенно не интересовало, что с моей бывшей подруженькой дальше произошло, но она сама мне позвонила. Долго высказывала своё возмущение, что она теперь занесена в какой-то чёрный список, ни в одном издании не принимают её материалы. Ещё что-то про астрономический долг, который на неё повесили и, естественно, счётчик, который уже начал тикать. Пригрозили, что иначе продадут в бордель, либо вообще в сексуальный трафик отправят.
  - Зачем так делать? Неужели нельзя было понять - это просто моя работа?
  - Ну, у ребят из охраны тоже работа. Ни у кого из них нет к тебе ничего личного, - хмуро отреагировала я. - Ну а если тебе непременно нужно поплакаться, то у меня картина не лучше, я такая же, как и ты, "сбитая лётчица". Машину, квартиру, сбережения - всё конфисковали, то, что на работе пока оставили, ровным счётом ничего не значит, ищут мне замену. Найдут, сразу дадут пинка под зад. Зато я теперь знаю цену настоящей дружбе.
  - Ну хорошо, - не унималась Вика, как будто меня не слышала, на мои проблемы ей ровным счётом было наплевать, - я-то ладно, а Артурчика-то за что прессанули? Он ведь сделал тебе хорошую рекламу, выложив ролики с твоими высказываниями в Интернет? Да, "чёрный пиар", но ведь пиар!
  Я вздохнула. Ничего-то ты не поняла, "глянцевая идиотка". Даже после драки всё ещё пытаешься кулаками махать.
  - Авторское право, что поделаешь. В следующий раз будет знать.
  - Авторское право? Да он-то тут причём? Сама, дура, соловьём разливалась. Никто ведь тебя не пытал!
  А это уже провокация пошла. Не дождёшься! Учёные уже!
  - И что мне теперь делать? - сделала последнюю попытку выманить меня из норы Викажур.
  Я не сомневалась в том, что меня снова пытаются развести, записывают наш разговор на диктофон, поэтому не стала проявлять свою запоздалую мудрость (совиную, всё знает, только спит слишком много).
  - Жить дальше.
  - Да уж, замечательнейший совет! - зло прошипела Викуся, прежде чем нажать кнопку "отбой".
  
  Ну, а что ты хотела, дорогая? Чтобы я посоветовала тебе уехать в другой город? Петербург, например.
  Соединить первую древнейшую профессию со второй: всех ублажить из тех, кто тебя "окунул", пройдясь по кругу, а в дальнейшем быть у них верной шавкой на побегушках?
  Знать наперёд, с кем можно связываться, а с кем лучше воздержаться, в сторону отойти?
  Не быть такой жадной до грязных, "крысиных", денег?
  Не дождёшься. Жизненный опыт дорого стоит. Набей-ка лучше себе ещё побольше шишек. Да побольней чтобы было. К примеру, хотя бы вполовину того, как больно сейчас мне. Эх, заползла всё-таки змея в моё сердце, долго ещё теперь придётся после неё душевные раны врачевать.
  
  ГЛАВА 6
  "ХРУСТАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ"
  
  История одного предательства... В какой-то мере я впала в детство.
  Словно не было книг, которые я запоем читала. Пусть небольшого, но выстраданного, выплаканного житейского опыта.
  А ведь отнюдь не ангелы меня окружали.
  И не было на всём белом свете ни единой живой души, с которой я могла бы поделиться своими проблемами. Даже дневнику я не могла теперь доверять.
  Кто-то сказал, что друзьями обзаводятся только в детстве, в лучшем случае, в молодости. Всем остальным: приятелям, коллегам, знакомым, даже если их Бог посылает, до конца не следует верить. Странно, но утверждение это, на ком бы я ни примеряла его, практически всегда срабатывало.
  Но почему так? Казалось бы, в детстве у человека и ума-то ещё нет достаточно зрелого, и в людях он не разбирается по-настоящему, а вот на тебе! Может, объединяют общие воспоминания? Школьная скученность, когда знаешь всех своих товарищей до потрохов? И то, что одному никак не выжить - затравят, забьют? Поневоле приходится примыкать к какой-нибудь, той или иной, стае?
   Домашний двор - те же условия, порой даже куда более жёсткие, здесь редко идут "стенка на стенку", стараются наносить удары исподтишка: и "семеро одного" бьют, противу всех старинных правил, и "лежачего", и беззащитного, причём чаще всего - ногами. Не только у ребят, у девчонок сейчас, приблизительно, то же самое.
  Учёба в институте - та же куча-мала, особенно, если к ней ещё и общага прибавляется. Вот тут мозги уже достаточно соображают, не зевай, выбирай. Заводятся не только дружеские отношения, но и столь необходимые в жизни связи.
  Что ещё? Армия? Какие-нибудь экстремальные ситуации?
  А в остальном? Правильно сказал Публий Сир: дружба, которая прекратилась, никогда, собственно, и не начиналась.
  Что касается меня самой, ясно было одно: полетала я на седьмом небе от счастья, помечтала немного, но зато избавилась от иллюзий: дружбы мне вовек не видать. Что же тогда остаётся? Любовь?
  
  "Любовь - проклятая Богом страна, где ни один поезд не приходит по расписанию и начальники станций в красных шапках - все сумасшедшие или идиоты. Но здесь и сторожа сошли с ума от крушений! Опаздывают все признания и поцелуи, всегда слишком ранние для одного и слишком поздние для другого, лгут все часы и встречи, и, как хоровод пьяных призраков, одни бегут по кругу, другие догоняют, хватая воздух протянутыми руками. Всё в мире приходит слишком поздно, но только любовь умеет минуту запоздания превратить в бездонную вечность вечной разлуки!" Леонид Андреев.
  
  Как ни странно, цитата из классика, когда я прочитала её, не расстроила меня, а даже приободрила. Она помогла мне понять, насколько любовь сложная штука - зависит буквально от каждой, самой ничтожной, мелочи, и найти своё счастье в ней очень сложно, практически, невозможно.
  Но... можно. Если вопрос с дружбой был закрыт навсегда, то в любви для меня всё только начиналось. Столь драматическая встреча с Вадимом была первым опытом, несмелым шагом, но она открыла мне то, что я уже отчаялась испытать. Главное, что я поняла: я могу быть счастлива, могу жить полноценной личной жизнью. Причём многое в этой "проклятой Богом стране" зависит от меня самой.
  Да и не "проклятая" она вовсе, погорячился классик, просто забытая. Главное - не ждать, не впустую надеяться. Искать именно то, что мне, именно мне, нужно, искать драгоценность, смысл бытия. Иначе непременно сбудется популярный депрессивный афоризм: "всё в мире приходит слишком поздно".
  
  Или, как там у Тургенева?
  "Любовь! В ней всё тайна: как она приходит, как развивается, как исчезает. То является она вдруг, несомненная, радостная, как день; то долго тлеет, как огонь под золой, и пробивается пламенем в душе, когда уже всё разрушено; то вползает она в сердце, как змея, то вдруг выскользнет из него вон..."
  
  Нет, подобное явно не для таких изгоев, как я. Зачем мне страдания, у меня и без того их предостаточно. Не хочу змиев, которые вползали бы мне в сердце. Уж лучше пусть будут "сумасшедшие или идиоты", "хоровод пьяных призраков", с такими мелочами как-нибудь можно справиться.
  И ещё: в "забытой стране" не даётся всё сразу, здание выстраивается по кирпичику. Так что я с полным правом могла теперь назвать себя богачкой. У меня уже был первый опыт, удачный, неудачный - не важно, мне перепала чуточка счастья. Бесценный дар Бога, который отнять уже невозможно.
  И самое важное - я сделала великое открытие: поняла, что любовь - не дружба. Разлука, предательство, разочарование - ей всё нипочём. Она навсегда остаётся в памяти. Навек пронзает сердце. Да и не было в тот, прошлый, единственный, раз ни лжи, ни злобы, ни предательства. Просто появилось счастье и закатилось, как солнышко.
  Ну а вообще, если дальше рассуждать - я счастливейшая из женщин, моё положение особенное: мне не надо бегать, суетиться, искать - моё главное преимущество в том, что я всегда на виду. Всё, что от меня требуется - не ошибиться с выбором. И он придёт, мой суженый, куда он денется? Просто нужно быть постоянно начеку, не упустить "волшебное мгновение". Если быть точной: "чудное мгновенье..."
  
  Однажды мельком, совершенно случайно, я увидела Вику. К моему удивлению, ничто в ней не говорило о том, что она "на грани". По всей вероятности, выкрутилась из, казалось бы, безнадёжной ситуации, последовав сразу всем моим невысказанным советам. Денег-то у неё отродясь не было. Ну а так, что ей сделается? Как та лохматая собачонка после случки: отряхнулась и побежала дальше по своим собачьим делам. Интересно, сохранилась ли в ней вообще хоть капля морали?
  Как бы то ни было, ни имени посредника, а уж тем более, заказчика мы с Ильясом так и не узнали.
  Был парень, которому хотелось сделать себе имя, Вика рассчитывала продать свой опус дважды, заодно заметя следы, но кого он интересовал?
  "У тебя есть враги. Ты знала об этом?"
  Врагов у меня, как я уже упоминала, всегда хватало, так что: одним больше, одним меньше, какая, в сущности, разница? Хотя, конечно, разница была, и весьма существенная.
  
  К сожалению, автор лишен возможности выложить текст романа полностью по условиям договора с издательством ePressario Publishing Inc., Монреаль, Канада http://epressario.com/
  Издательская оферта: любые разовые бумажные издания (с согласия автора).
   Купить книги НИКОЛАЯ БРЕДИХИНА можно на сайте издательства ePressario Publishing: http://www.epressario.com/, ВКонтакте: http://vk.com/epressario, Фэйсбук: https://www.facebook.com/epressario, Твиттер: https://twitter.com/epressario, Google+: http://google.com/+epressario
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Грей "48 причин чтобы взять тебя..." (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Аш. Пепел Ада" (Попаданцы в другие миры) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Любовное фэнтези) | | М.Воронцова "Самый хищный милый друг" (Юмор) | | О.Иванова "Пять звезд. Любовь включена" (Женский роман) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | У.Соболева " Расплата за любовь" (Современный любовный роман) | | Жасмин "Дракон в моей постели" (Современный любовный роман) | | Л.Мраги "Для вкуса добавить "карри"-2, или Дом восьмого бога" (Приключенческое фэнтези) | | М.Кистяева "Нокаут" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"