Драганович Вук Миланович: другие произведения.

Эрлан - Мир трех лун. Пролог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иоганн Вайс - бывшей обер-лейтенант бывшего Рейхсхеера бывшей Германской Империи. Выживший на фронтах Великой войны и боев в Силезии с поляками, нынче он лишь пассажир "Авроры" - утлого суденышка, пересекающего Тихий океан на пути в Австралию. Казалось бы, все уже устроилось наилучшим образом, однако судьба часто любит посмеяться над теми, кто решил, что все уже закончилось...


   Эта странная пятерка сразу привлекла мое внимание. Двое господ, сопровождавшие трех дам из высшего света в их прогулке по палубе второсортного транспортника, неизбежно притягивали взгляд пассажиров, по большей части состоявших из немецких эмигрантов, желавших обрести свою новую родину в Австралии. Старая все еще переживала свое поражение в ею же развязанной мировой бойне, революции и малые войны по всем границам, а потому не имела никакого желания удерживать их у себя. Страна бывших каторжников, желавшая срочно обрести новые рабочие руки на фоне экономического подъема начала 20-х годов, вполне подходила для германского духа, и без того привыкшего жить в прусской тюрьме.
   Исключение в этом нагромождении нищеты и немецкого упорства составляли лишь десяток австралийцев, возвращавшихся домой из путешествия, да наша небольшая экспедиция, в полном составе спасавшаяся от духоты и качки у ограждения палубы. И, само собой, господа из высшего цвета.
   Они гуляли так, словно бы их совершенно не касался этот едкий коктейль из надежды, ужаса, страха и морской болезни. За все то время, что мы стояли на палубе и обсуждали планы на работу, отвратительную баранину с чесночным соусом на ужин да кормили рыб, прогулочный моцион составил уже пять кругов по палубе неспешным шагом и за неспешным и официальным, о чем говорили спокойные безэмоциональные лица, разговором. Единственное оживление в это шествие вносили разве что стук тросточки по палубе да шелест выходных платьев.
   Самое забавное, что все посетители палубы сочли подобное поведение чем-то самим собой разумеющимся. Не было ни взглядов злости, ненависти или любопытства. Казалось, эту странную пятерку пассажиров взрослые вовсе не замечают. Лишь только дети осмеливались к ним подходить и тогда дама в зеленом наклонялась и гладила их по пушистым головкам, а затем вручала по конфете. Скушав лакомство, малышня радостно возвращалась к своим странным, малопонятным кому-то из родителей игры, а господа продолжали свой таинственный променад.
   К седьмому кругу любопытство окончательно доканало меня. Едва завидев три зонтика, приближавшиеся к нам со стороны кормы, я развернулся на каблуках сапог и сделал несколько шагов вперед, однако все планы оказались немного испорчены большой волной, ударившей в борт нашего пароходика. Стоявший у фальшборта маленький мальчик не удержался на своих ножках, покачнулся и упал в воду.
   - Эрнст! - тотчас закричала мама.
   На палубе поднялась паника с легким привкусом помощи. Женщины кричали, мужчины наваливались на натянутый вдоль фальшборта трос и бросали в море все, что только могло держаться на волнах.
   - Полный бардак! - мрачно проворчал Михэль, начальник нашей этнографической экспедиции, наблюдая этот цирк абсурда. - Кто умеет плавать?
   Особо не раздумывая, я скинул свою старую шинель на палубу, снял сапоги и прыгнул за борт. Ледяные воды Тихого океана послушно приняли мое тело, тут же сжав его в цепких лапах холода. Ценой огромных усилий, мне удалось всплыть и догрести до барахтавшегося в панике мальчика. Тот вполне уверенно держался на волнах несмотря на мокрую одежду, однако вид уходящего парохода довел его до истерики и бессистемных взмахов руками в попытках догнать наше ржавое корыто.
   - Помогите! Спасите! - верещал он, поднимая тучи брызг.
   - Тихо! - рявкнул я, подплывая поближе. - Успокойся! Сейчас нас спасут!
   Не знаю уж, что сильнее повлияло на ребенка, - моя хорошо поставленная офицерская глотка или прибытие долгожданного спасения - однако мальчишка и в самом деле затих, удивленно уставившись на меня.
   - Держись! - подталкиваю к нему заранее прихваченный спасательный круг, без которого в одежде за борт и прыгать бессмысленно, а сам схватился за леер.
   Он послушно, словно механическая кукла, обхватил рукой пробковый круг, вцепился бледными от холода пальчиками в спасательный леер и уставился на меня своими голубыми глазами.
   - Держись крепче! - произнес я, медленно заработав ногами в сторону судна.
   Тем временем на пароходе происходили необратимые изменения. Он начал медленно замедляться, а матросы прямо на ходу корабля спустили на воду катер. Через полчаса ребенок, укутанный в полдесятка шерстяных одеял, уже был сдан на руки своей матери, а я дул на кружку обжигающе горячего кофе в небольшой столовой второго класса. Наличие первого класса эта утлая посудина не предполагала совсем.
   - От лица всего экипажа я приношу вам, герр Вайс, свою благодарность за спасение пассажира! - произнес капитан "Авроры", нашего пассажирского суденышка. - Ваша самоотверженность и готовность помочь ценой своей жизни делают честь не только нашему кораблю, но и всему германскому народу!
   Трясясь от холода, я переложил эмалированную кружку в левую руку и отсалютовал пусть и пафосным, но все же довольно честным словам капитана. Все же флотский двубортный мундир и два Железных креста вызывали у меня уважение и понимание. Точно так же, как и у него вызывал те же самые чувства мой когда-то зеленый костюм, перешитый и перекрашенный из мундира. Правда теперь, после купания, к нему возвращался его природный мышиный цвет, а остатки краски методично капали на добротный пол столовой, но все старательно делали вид, что все нормально.
   Мы пожали друг другу руки. Какой-то матрос наконец-то дал мне одеяло, в которое я тотчас же закутался одной рукой. Получилась такая соеобразная тога, из которой торчал только мой нос, да трясущаяся рука с кофе.
   - Честно говоря, я поражен вашим поступком. Я думал, что никто из пассажиров не рискнет прыгать в ледяную воду. В конце концов, июнь только в северном полушарии лето, а тут - полноправная зима.
   Я кивнул, отхлебывая адски горячую жидкость. Звук получился, конечно, не очень, ну да ничего. Трясущемуся от холода человеку подобное простительно. Офицеры сделали вид, будто ничего не расслышали.
   - Эт-т-т-т-о н-н-н-нормальн-н-о! - отвечаю, отстукивая зубами кастаньету по ободку кружки.
   - Вы ведь, кажется, из состава этнографической экспедиции, идущей в Австралию?
   Я кивнул, продолжая пытаться глотнуть кофе, не обжигая пищевод.
   - В знак благодарности за ваш героизм я бы хотел предложить вам и остальным членам экспедиции два двухместных номера во втором классе бесплатно. У нас как раз имеется несколько свободных, так что вы вряд ли кого-нибудь стесните. Само собой, обедать вы будете так же приходить в эту столовую. Прошу вас принять эту благодарность, поскольку сделана она от всего сердца! - произнес капитан.
   Стоит ли говорить, что предложение было принято с максимальной радостью, на которую способен трясущийся от холода человек?
   Сам переезд, правда, прошел без меня - благодарные товарищи спокойно перенесли мои вещи в то время, пока вашего покорного слугу обследовал корабельный доктор, чуть ли не каждые пять минут заставлявший выпивать по кружке крепкого желудевого кофе. Через час такой пытки мой мочевой пузырь настоятельно требовал внимания, тело горело от растираний полотенцев, а совесть уже триста двадцать четыре раза попросила прощения у организма за такой необдуманный поступок. Лишь тогда мучитель Гиппократа смилостивился и прекратил пытки, настоятельно потребовав обратиться к нему, стоит мне только чихнуть или закашляться.
   Аккуратно прикрыв за собой дверь, я быстрым шагом устремился как можно дальше от этой пыточной лавочки. И, едва выйдя из-за поворота, тут же натолкнулся на тех самых господ из высшего света.
   - Эм... Прошу прощения... - только и смог промямлить, смущенно пиная заклепку носком сапога.
   Вид у меня, увы, и правда был довольно жалкий. Сапоги, белая больничная пижама и мокрый бумажный пакет в руках, где истекал последними каплями воды мой костюм, не тот наряд, в котором следует появляться перед такими господами.
   - Нет, что вы, это мы просим у Вас прощения, господин Вайс! - произнесла дама в зеленом платье, ласково улыбаясь.
   От такой улыбки я впал в состояние прострации. Так открыто и ласково мне не улыбался еще никто и никогда, разве что только родная мама.
   - Вы... вы знаете, как меня зовут? - голос мой дал петуха.
   - Что Вы, господин Вайс! - произнес молодой человек в рыжем охотничьем костюме, склоняя голову. - Мы знаем о Вас куда больше!
   - Например, то, что вы принимали участие в штурме Вердена в составе 4-го Нижнесилезского пехотного полка. Кажется, Вас ранило при штурме форта Вье? - спросила державшая рыжего господина под руку дама в черном. Ее платье было строгим и было настолько ярко-черным, что резко выделялось из окружавшей нас серой полумглы.
   - Э-э-э... Да, милостивая госпожа, - киваю головой, окончательно теряясь в происходящем. Они что, шпионы, что ли? Собираются меня завербовать для работы в Австралии? Или в Германском государстве?
   - О нет, что Вы! Не волнуйтесь, в шпионы мы Вас не нанимаем! Это мало того, что унизительно, так еще и абсолютно противоречит всему тому, что нам близко и дорого! - замахал руками мужчина в белом в черную полоску костюме.
   Происходящее мне все больше напоминало заранее отрепетированный спектакль.
   - О нет, просто все то, что вы сейчас испытываете, буквально написано на вашем лице! - улыбнулась дама в зеленом. - И не нужна никакая телепатия, чтобы понять Ваши чувства.
   Телепатия?!!
   Я начал медленно пятиться за угол. Кажется, на борту появились или психи, сбежавшие из какого-нибудь Бедлама для высокорожденных, или просто накурившиеся опия медиумы. Они обожают во время спиритических сеансов зажигать какую-нибудь вонючую гадость.
   - Господин Вайс! - вновь произнесла дама в зеленом платье, касаясь моей руки своей ладошкой. Она была нежной, словно шелк. Никогда еще я не чувствовал таких нежных ручек.
   Поверьте, про слова про шелк не были преувеличением ни на йоту. И пусть ни у одной моей знакомой девушки не было таких ладоней, зато с шелком я был знаком. Во время войны англичане обстреляли французский городок, в котором мы стояли, и разбили старый французский бордель, в некоторых комнатах которого даже занавески были из шелка. После артналета мы искали в здании живых, а заодно сумели неплохо устроиться, поживившись отрезами из настоящего китайского шелка. Вы скажете мародерство? Мы бы сказали - нахождение. Все равно тело хозяина заведения мы нашли одним из первых и теперь он подать на нас жалобу не мог в принципе. А раз это ничье...
   Я растерялся.
   - Чем обязан? - хриплю, в недоумении смотря на эту руку.
   - Вы хотите в Австралию? - спросила дама в черном, чуть склонив головку.
   - Но...
   - Сейчас в вашем организме идут необратимые процессы, - теперь слово взяла женщина в желтом платье. Будучи столь же прекрасной, как и ее собеседницы, тем не менее на вид ей можно было дать не меньше тридцати пяти лет, в то время как остальные буквально дышали юностью.
   - Из-за холодной воды вы вот-вот заболеете гриппом. Ваш организм и без того истощен дизентерией, перенесенной вами во время Войны. Кроме того, скоро вас ждет приступ малярии, полученной вами во время африканской практики. Однако ни хинина, ни коры ивы, в аптечке этого корабля нет. Поэтому, с долей вероятности в 90% вы умрете.
   - Феланиара, ну зачем же ты! - донесся из отдаления до меня голос дамы в зеленом.
   Перед глазами все расплылось. Сердце застучало, словно поезд на стыках рельс. Болен? Грипп? Умру, не заходя в порт?
   Эпидемия испанки, поразившая весь земной шар в 18-19 годах, не обошла стороной и меня. Несколько дней я находился в бреду, на грани между жизнью и переходом в другое агрегатное состояние жизни, однако сумел выкарабкаться, в основном стараниями и заботой моей мачехи. Пусть она меня и не любила так, как своих родных детей, но это была достойная женщина, нашедшая в себе силы хотя бы относиться к своему пасынку с добротой и лаской. И вот теперь, когда казалось бы самое страшное в виде окопов Великой войны и испанского гриппа осталось позади, я должен был умереть вот так, просто? Не хочу!
   - Это вы хотели забрать его с собой! Я лишь хотела помочь ему в выборе! - горячо защищалась женщина с такими убедительными процентами.
   - С такой помощью, кажется, ему скоро вряд ли кто-то поможет в принципе, - пробормотал господин в рыжем, присев передо мной и положив руку мне на ребра.
   Сердце постепенно начало успокаиваться.
   - Господин Вайс... - произнес он. - Мы не можем вам помочь здесь. К тому же, вы сами слышали, на этом корабле вы все равно умрете. Приступ малярии вас доканает. И в порту вас достанут из морозильника, отдадут в крематорий и подобно всем переселенцам с нижних палуб, вы найдете в Австралии свой дом. Только - уже посмертно.
   - Мы можем Вам помочь, безвозмездно, - вторила ему девушка в черном. - Вы полностью выздоровеете и не будете ничем нам обязаны. От вас достаточно лишь согласия.
   - Неужели? - едко спросил я. Вся эта ситуация попахивала либо бредом, либо происками Темных Сил. И либо мне уже давно пора в дурку, либо найти канистру со святой водой и хорошенько в ней помыться.
   - Только моя душа?
   - Мы не демоны, - ответил за всех господин в голубом.
   - А кто? - спрашиваю с усмешкой. Ну да, конечно, так я и поверил!
   - Туристы. Мы здесь туристы.
   - То есть я для вас сувенир?! - в возмущении я даже сумел подняться на своих ватных и непослушных ногах.
   - Если Вам так угодно! - поклонился господин в рыжем.
   - Вы хотите, чтобы я был для вас игрушкой? Бабочкой на иголке?
   - Нет. Мы просто хотим Вам помочь. И дать Вам свободу выбора, которой Вы были лишены здесь. Никто не собирается держать Вас на иголке и даже на привязи.
   - Скажу честно - мы даже не знаем, где именно вы окажетесь, - произнесла дама в желтом. - Мы просто можем дать Вам возможность жить дальше, только и всего. Мы не любим смерть.
   - Считайте это блажью скучающих богачей - произнес с улыбкой человек в голубом.
   Остальные с улыбками посмотрели на него.
   - Просто мы видим, что Вам плохо. Мы можем Вам помочь. Если Вы хотите - мы Вам помочь. Если нет - то тогда мы будем путешествовать дальше. Но тогда вряд ли кто-то еще сможет Вам помочь.
   Интересная, однако, получается блажь! Богатенькие господа, которые точно знают, что я скоро умру и не желают видеть смерть, куда-то хотят отправить меня на лечение? Господи, да бесплатный сыр бывает только перед атакой на пулеметы! Хотя даже так лучше, чем сесть и умереть. Черт, почему же так все нелепо? Не хочу умирать! И встреча эта идиотская! И поездка странная. Хотя платят полновесные австралийские доллары, на которые мы все и соблазнились. Все лучше, чем умирать от голода на нищую зарплату в стране, издыхающую в тисках инфляции.
   - Хорошо, я согласен! - прошептал я, вновь ощущая себя идущим с винтовкой в атаку на несгибаемый форт Вье.
   - Вы позволите? - ласково прошептала девушка в зеленом, беря меня за руку.
   Нежный китайский шелк вновь зашуршал в моем воображении.
   И тут ее зеленые глаза широко раскрылись, утягивая меня в забвение...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | П.Рей "Триггер" (Короткий любовный роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Приключенческое фэнтези) | | Баюн "Мой подарок" (Короткий любовный роман) | | У.Соболева "1000 не одна ночь" (Романтическая проза) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | О.Коробкова "Вы нам подходите" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Орлова "Драконовы печати" (Любовное фэнтези) | | А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"