Дубровный Анатолий Викторович: другие произведения.

Прыжок в сторону или предводительница кочевников.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.07*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданцы, попаданки, много историй о них написано. Предлагаю вниманию читателей ещё одну. История второй попаданки (о первой забыто не будет), уже известно как, но неизвестно куда. Заранее предупреждаю - книга не будет здесь выложена полностью.


Прыжок в сторону или предводительница кочевников.

Глава первая. Знакомство.

  
   Жаннэт
   Тьма была такая густая и вязкая, что казалось, от неё можно откусить кусочек и пожевать. Хотя... Запах какой-то затхлости совсем не располагал что-то жевать. Женщина, лежащая на узкой армейской койке, немного поморгала, но не дождавшись никакого эффекта от этого действия, скомандовала:
  -- - Свет!
   Но ничего не произошло, женщина повторила команду громче, но тьма не пропала. Помянув бабушку управляющего искина, родственников проектировщиков и строителей модуля, женщина пошарила рукой, нашла клавишу аварийного включения освещения и стукнула по ней. Свет был слабым и тусклым, под стать запаху, женщина ещё раз принюхалась и недовольно покрутила головой. Она хотела дать голосом команду на включение вентиляции, но решила этого не делать по двум причинам: во-первых, неизвестно, что снаружи, во-вторых, возможности искина модуля были весьма ограничены, он мог и не знать такой команды. Таких бункеров с аппаратурой, рассчитанной только на приём сигналов со спутников и передачу их в командные модули, было настроено по всей стране несколько тысяч, потом они были законсервированы за ненадобностью. Вот один такой модуль, вернее несколько, так как подобный эксперимент уже проводился, были задействованы в секретном проекте. Такие модули связи уже были не нужны, так как надобность в них отпала с развалом страны-соперника. Она усмехнулась -- вот именно, что служила, этот эксперимент, на который она согласилась, можно было считать последним заданием майора спецназа Жаннэт Дюбуа. А этот устаревший модуль связи - последним приветом её мира. То, что за стенами бункера другой мир, Жаннэт не сомневалась, но что это за мир и куда она попала? Научники, готовившие этот перенос, были уверены, вернее утверждали, что это прошлое или будущее, а профессор-консультант, приверженец теории Роберта Ланца, предположил, что это, вообще, параллельный мир. Жаннэт хмыкнула -- может и параллельный, но уж очень вонючий. Сев на койке, женщина опустила ноги в мягкие тапочки, хотя она и была офицером спецназа, но комфорт любила. Глянув на не просто мягкие тапочки, а ещё и с пушистыми помпонами, Жаннэт улыбнулась, она хоть и майор, но всё-таки женщина и ей нравились такие мелочи -- незаметные, но приносящие чувство комфорта. Жаль, что нельзя было поставить вместо стандартной армейской койки обычный диван, женщина поправила мягкую пижаму и улыбнулась - как удивились научники, когда увидели в ней Жаннэт, заявившую:
   - Если ваш эксперимент предполагает, что участвующий в нём должен спать, то делать это я хочу с удобством, в соответствующей одежде, а не в полной полевой выкладке.
   Дверь в спальном помещении была закрыта, автоматика не работала, пришлось крутить кремальеру, что вызвало новый поток пожеланий тому, кто закрывал эту тяжёлую дверь (вообще-то закрывала автоматика, но Жаннэт это не смутило - ведь автоматическому запирающему устройству не пожелаешь - чтоб у него отсохли руки). Пройдя по коридору, женщина вышла в зал управления. Такое громкое название носила комната с тремя креслами операторов и тремя большими экранами перед ними, соответственно клавиатурами под мониторами, тумблерами и клавишами управления. Жаннэт поморщилась -- какая архаика, но оборудовать модуль современной аппаратурой ей не позволили, как заявили научники -- эксперимент должен быть максимально чистым, а это значит повторить все условия предыдущего переноса. Хорошо, хоть удалось по максимуму загрузить склад разными полезными вещами. Тут со стороны учёных возражений не последовало, то ли они были выше таких вещей, как оружие и другое военное снаряжение, то ли не знали чем был загружен склад первого модуля. Жаннэт нажала клавишу запуска системы, и на экране высветился транспарант:
   - Начать расконсервацию?
   После получения утвердительного ответа последовал следующий вопрос:
   - Для получения допуска введите пароль, своё имя и звание.
   Жаннэт отстучала по клавиатуре, набрав необходимое, при этом в графе "звание" указала -- генерал. Экран несколько раз мигнул, и там высветилось очередное сообщение:
   - Приветствую вас, генерал Дюбуа.
   Жаннэт хмыкнула и ехидно спросила у надписи на мониторе:
   - А честь отдать старшему по званию?
   На что системе отреагировала следующей надписью: "Включить голосовое управление?". Жаннэт нажала на транспарант "да" на экране, снова покачав головой - такое разнообразие в системе управления сбивало с толку. Здесь была и клавиатура, кнопки, тумблера и сенсорный экран, да ещё и голосовое управление. Женщина пробурчала себе под нос:
   - Не удивлюсь, если здесь где-то ещё и командные педали встроены.
   На что умная машина высветила ещё одно сообщение на экране монитора: со схемой бункера и местами расположения трёх педалей, непонятно для чего предназначенных.
   Жаннэт запустила программу сканирования эфира, как она и ожидала, он был чист и на запросы никто не отозвался, после чего майор включила камеры внешнего обзора и пощёлкала тумблером, выводя с них изображение на мониторы. Из всех камер работало только две, остальные ничего не показывали -- экраны оставались тёмными. Те две, что давали изображение, расположены были слишком низко: на картинке, выдаваемой первой -- колыхалась высокая желтоватая трава, вторая показала ту же траву, только сверху -- колышущееся степное море. Снова хмыкнув, майор Дюбуа, произведшая себя в генералы, запустила программу диагностики внешней среды, вернее, то усечённое тестирование воздуха, что так называлось, и только убедившись в том, что окружающая модуль атмосфера безвредна для человека, включила вентиляцию. Вдыхая воздух, напоенный ароматом степных трав, женщина произнесла:
   - Интересно, сколько бы я протянула, окажись модуль в безвоздушном пространстве или ядовитой среде?
   - Объёма воздуха в помещениях и запасов кислорода хватает на шесть месяцев, четыре дня, семь часов, тридцать пять минут, восемь секунд, при наличие в модуле одного человека, - услужливо сообщил искин.
   - Откуда такая точность? - удивилась Жаннэт. - Если бы я дышала через раз, то смогла бы дольше протянуть.
   - Результат усреднённый, с учётом всех возможных факторов, в том числе и задержки дыхания, результат вычислен по... - словно оправдываясь, начал искин, Жаннэт ехидно заметила, не дав договорить искусственному интеллекту модуля:
   - Усреднённый вариант с точностью до восьми секунд? Ладно уж, смерть от удушья мне уже не грозит, а вот кушать хочется. Пойду посмотрю, что там есть перекусить.
   - Запасов продовольствия хватит на... - начал искин, Жаннэт снова перебила:
   - Слушай, заткнись, а? Больше не выдавай сообщений, когда тебя не просят!
   Пройдя в пищеблок, генерал Дюбуа открыла саморазогревающуюся банку с гречневой кашей и сварила себе кофе, при этом пробурчав:
   - Еды-то хватит надолго, а вот что я буду делать, когда запасы кофе кончатся?
   После завтрака, судя по всему, снаружи был полдень, но так как все таймеры модуля были обнулены, Жаннэт решила считать первый приём пищи именно завтраком, она помылась под душем, удивляясь, откуда здесь вода и почему работает слив? В модуле, кроме водопровода, питающегося от внешнего источника, были аварийные запасы воды, но это была питьевая вода и в общую систему она не поступала. Жаннэт решила исследование этого вопроса оставить на потом, так как решила сделать вылазку.
   Для начала майор спецназа собралась только осмотреть окрестности и далеко от модуля не отходить, поэтому использовать транспорт не имело смысла. Сборы были недолги, да и что собираться? Бронежилет, наколенники и налокотники, лёгкий шлем, автомат, два пистолета, три ножа, набор метательных звёздочек, два футляра метательных стрелок, вот и всё. Ну, ещё комбинезон из плотной ткани, высокие шнурованные ботинки, перчатки и тёмные очки. Выходила Жаннэт не через гараж, а аккуратно приоткрыв дверь-люк аварийного выхода. Никто на женщину нападать не собирался, и немного постояв у люка, внимательно осматриваясь, она осторожно вышла. Таки был полдень -- солнце стояло почти в зените и ощутимо припекало. Жаннэт огляделась: выход из модуля был в высокой скале, стоявшей среди ровной, как стол, степи. Похоже, сам модуль находился в этой скале, ещё несколько подобных громадных камней стояли неподалёку. Эти скалы чёрными колоссами возвышались среди чуть желтоватой, колышущейся травы, доходившей почти до пояса. Держа автомат на изготовку, Жаннэт медленно пошла вокруг скалы. Обнаружив заляпанный какой-то грязью окуляр наружной камеры, женщина протёрла его, удивляясь, откуда здесь взялась эта грязь. Затем, закинув автомат за спину, Жаннэт полезла на вершину скалы, по пути протерев ещё несколько датчиков. На вершине, протирая последний окуляр, Жаннэт с удивлением заметила, что поднимаясь почти по отвесной скале, она нисколько не запыхалась. Да и поднималась она с необычной лёгкостью, временами повисая на одной руке, вернее на пальцах. Жаннэт присела на камень, пытаясь проанализировать свои ощущения. То, что она в своём снаряжении легко поднялась на почти пятидесятиметровую скалу, могло быть объяснено только уменьшенной силой тяжести. Но это должно было дать общую лёгкость: увеличенные шаги, длинные прыжки. Но ничего этого не было. Женщина, глянув вниз, не решилась проверять - будут ли лёгкими прыжки. Она стала осторожно спускаться, на этот раз преднамеренно зависая на одной руке и легко на ней же подтягиваясь. Когда до земли оставалось метров семь, Жаннэт отпустила руки и ощутимо приложилась о твёрдую поверхность. Даже упала на бок, чтоб смягчить удар. Немного полежав, женщина встала и, подпрыгнув, ухватилась за выступ, вопреки ожиданию, прыжок не получился длинным и лёгким. Но подтянуться удалось раз двадцать - и это на одной руке! Жаннэт снова спрыгнула и не почувствовала боли в давно простреленной ноге, обычно такие прыжки давали себя знать.
   Уже в модуле Жаннэт осмотрела ногу -- шрама не было! В пишеблоке женщина легко открыла банку с тушёнкой голыми руками, после чего попыталась свернуть в трубочку тарелку (нечто подобное она видела в выступлении одного циркового силача), алюминиевая тарелка не захотела сворачиваться -- просто сломалась! Ещё парочка таких опытов убедили женщину, что она стала сильнее, чем была, мало того, исчезли шрамы от ран и пропали болячки, появившиеся с возрастом. Жаннэт долго стояла перед зеркалом, разглядывая своё тело. Они было по-прежнему тренированным и мускулистым, но это было не тело почти сорокалетней женщины, это было тело молодой девушки!
   - Ну что же, первый бонус от моей авантюры уже получен, и неплохой бонус! Чего ещё можно ожидать? - спросила девушка у своего отражения и подмигнула.
  
   Жаннэт откупорила очередную банку с пивом (оно не входило в штатные запасы модуля, с десяток ящиков было сюда завезено контрабандой), после чего подкрутила ручку, приближая изображение. Её постоянно удивляло подобное сочетание оборудования модуля -- искин и подобная архаика в управлении. Сам модуль был довольно старый, просто модернизированный, похоже, сюда добавили только искусственный интеллект, да и то далеко не последней модели, а поменяли, только то, что вышло из строя (при этом используя самые последние разработки - сенсорные экраны с клавиатурой, тумблерами и ручками настройки - тому пример). Посмотрев на картинку, выводимую с внешней камеры на экран, девушка (теперь о себе Жаннэт именно так и думала, видно, изменения физической формы коснулись и сознания), разочарованно вздохнула -- всё одно и то же - степь с чуть желтоватой травой. Внимание аппаратуры, настроенной на поиск движения, привлёк суслик, вылезший на пригорок и теперь столбиком там стоявший. Жаннэт решила понизить порог чувствительности датчиков движения и, не откладывая дело в долгий ящик, этим занялась. Она не только наблюдала, используя внешние камеры, а уже два месяца исследовала окрестности, разъезжая на джипе. Пока дальше, чем на двадцать миль от скалы, в которой был модуль, Жаннэт не удалялась. Последняя такая прогулка принесла неплохую добычу -- девушка подстрелила антилопу, подкравшись к стаду почти ползком в густой траве и с наветренной стороны. Как отметила Жаннэт, животные знали, кто такой человек и старались убежать, когда его замечали. Насторожило ещё то, что три дня назад датчики снова оказались замазаны какой-то дрянью. Если первый раз она напоминала засохшую грязь, то в этот раз это была противная слизь. Возможно и в первый раз это была такая же слизь, просто успевшая засохнуть. Ещё под скалами Жаннэт обнаружила несколько человеческих скелетов, одетых в лёгкие доспехи, там же лежало и оружие - изогнутые мечи, очень напоминавшие сабли. В том, что это люди, не было никаких сомнений, но вот как их убили, было непонятно. Все кости были целые, а если бы этих людей зарубили, то и кости бы повредили. Если бы убили стрелами, то остались бы наконечники (Жаннэт не поленилась их поискать), разве что убийцы вырезали стрелы из тел. Ещё девушка заметила, что при обилии живности в окрестностях, к скалам никто не подходит (хотя здесь растёт сочная трава), только суслики роют свои норы.
   Размышляя, девушка закончила настройку датчиков, делала она это автоматически, работа не мешала ей думать. Откинувшись на спинку кресла, Жаннэт прикрыла глаза, трель звукового сигнала заставила её их открыть.
   - Опять суслик, я же отрегулировала... Или это суслик-гигант, раз датчики сработали? - недовольно произнесла девушка, говорить сама с собой стало входить у неё в привычку. Делала она это, чтоб слышать хоть какой-то голос, не считать же голосом сообщения искина? От этого металлического звука можно было быстрее сойти с ума, чем от тишины. Подкрутив настройку, Жаннэт присвистнула: - Суслик на лошади! Интересно, интересно!
   Группа всадников, судя по всему, пыталась уйти от другой более многочисленной. Но почему-то направила своих лошадей по большой дуге, обходя скалы, в одной из которых было убежище Жаннэт. Если бы они сразу сюда поскакали, возможно, им и удалось бы оторваться, но преследователей было больше, и они, разойдясь по степи широкой дугой, не давали уйти в степь тем, кого догоняли. У всех всадников были луки, и они время от времени стреляли, убойная дальность этих луков поражала. Скоро у преследуемых осталось только несколько всадников, и, максимально приблизив изображение, Жаннэт увидела, как один что-то говорил другому, показывая на скалы. Тот сначала отказывался, а потом направил своего коня в этом направлении, остальные, развернувшись, бросились на преследователей, видно надеясь их задержать, чтоб дать уйти своему товарищу. Но силы были неравные, и смельчаков быстро выбили стрелами, последнего зарубили кривыми мечами. Жаннэт, приняв решение, бросилась в гараж. Не надевая бронежилет и остальное снаряжение, а в десантный комбинезон она и так была одета, девушка схватила только автомат и скомандовала открытие ворот. Двинув джип так, чтоб её от всадников закрывала одна из скал, Жаннэт немного проехала и, услышав приближающийся топот, остановилась и приготовилась стрелять. Первый всадник, выскочивший из-за скалы, увидев машину и стоящую в ней девушку, попытался остановить коня, но тот, обессиленный длительной скачкой, к тому же раненный, попав ногой в нору суслика, упал. Вылетевший из седла всадник так и остался стоять на коленях, девушка, глядя в его круглые от ужаса глаза, скомандовала, продублировав свой приказ жестом, указывая за джип:
   - Туда! Быстро!
   Произнесла это Жаннэт на своём родном языке, как ни странно, всадник понял, а может, просто повиновался жесту, с трудом поднявшись и на заметно подгибающихся ногах поковылял за машину. Вслед за этим всадником появились и его преследователи. Жаннэт била из пулемёта, установленного на турели джипа, короткими очередями, слившимися в одну длинную, а может, в горячке боя ей это так показалось (она на мгновенье отпускала гашетку, когда ловила на мушку новую цель, но складывалось такое впечатление, что пулемёт стреляет не переставая). Несколько преследователей поняли, что происходит что-то непонятное и нехорошее, увидев, как их товарищи падают, успели повернуть назад. Жаннэт, помянув демонов, рогатых и безрогих, прыгнув за руль, двинула вперёд джип, выехав из-за скалы, дала ещё несколько очередей, но двоим удалось уйти. Решив не гнаться за убегающими, девушка развернула машину и подъехала к замершему человеку. Его глаза были по-прежнему круглыми от ужаса, а губы дрожали. Жаннэт покачала головой и спросила сама себя:
   - И что же мне с ним делать?
   - О великий демон! - заговорил человек, упавший на колени. - Убей меня, только не забирай мою душу!
   - Интересно, интересно, - проговорила Жаннэт, разглядывая юношу, этот дрожащий молодой человек говорил на родном языке майора Дюбуа. Девушка кивнула на заднее сиденье: - Полезай сюда, да не стой! Садись!
   Развернувшись, джип поехал к воротам в модуль. Когда они начали сдвигаться в сторону, юноша заскулил, а когда машина въехала в гараж и ворота закрылись, тихонько завыл. Жаннэт брезгливо скривилась и недовольно спросила:
   - Ты вообще кто?
   - Тамил ас Салех, о великий демон, прошу тебя, убей, но не забирай мою душу!
  
  
  
   Тамил ас Салех
   Охота была не просто не удачна, а очень неудачна! Вместо стада сайгаков напоролись на отряд тулиманов, давних недругов салимов. Даже не напоролись, а попали в засаду, видно, те ждали молодого ас Салеха именно в этом месте, о том, как они узнали, что Тамил поедет на охоту как раз в эту сторону, думать было некогда. Развернувшись широким полумесяцем, тулиманы отжимали неудачливых охотников от кочевья всё дальше и дальше в степь. Принять бой - значило погибнуть, тулиманов было слишком много - они салимов просто выбьют стрелами. Несмотря на значительное количество, преследователи не могли окружить Тамила и его товарищей. Но всё же единственное направление, куда можно было уходить, вело к чёрным скалам, месту обитания скального демона. Хоть и страшно туда было отходить, но другой дороги не было, только её не перекрывали тулиманы, как говорят - широка степь, а путь один, куда поведут боги, туда и поскачешь. Тамил немного замешкался, это стоило жизни ещё двум его товарищам. Похоже, что тулиманы хотели взять живьём молодого элира. Один из товарищей Салеха закричал, показывая на чёрные скалы, огромными зубами торчащие среди степи:
   - Элир! Уходите туда! Там есть шанс прорваться, демон не всегда сидит среди скал!
   - Но если он там?! - прокричал Тамил, ведь демон не просто съест, он выпьет душу! Но попасть в плен к тулиманам было ещё хуже, они тоже убьют, но после таких пыток, что зубы демона покажутся избавлением. А итогом пыток будет лишение души, проведенное шаманом тулиманов. Такой обряд не просто лишал души, он лишал возможности перерождения! А с демоном?.. Может, душе удастся вырваться? А воин отряда Тамила снова закричал:
   - Уходите, элир! Мы их задержим!
   Тамил поскакал к скалам, а его товарищи развернулись и, натягивая луки, бросились навстречу врагам. Силы были слишком неравны, хоть воины салимы и взяли столько же жизней тулиманов, сколько было их самих, но надолго задержать не успели. Уже перед самыми скалами Тамил оглянулся и увидел, что преследователи хоть и отстали, но ненамного и прекращать погоню не собираются!
   Обогнув ближайшую скалу, Тамил понял, что его надежды напрасны - демон ждал его! Он был похож на человека, но большие, почти круглые глаза и зелёная пятнистая шкура показывали его демонскую природу. Демон стоял в небольшой повозке, совсем непохожей на карамы народа степей. У этой повозки были очень маленькие колёса, её очень плохо тянуть по степи, да и лошадей не было - как же эта повозка ездит? Тамил не успел удивиться этим странностям демона, как его конь угодил ногой в нору суслика и упал, видно сломал ногу, так как не смог встать. Тамил машинально сгруппировался и несколько раз перекувыркнулся, падая с коня. Его кувырки закончились перед самой повозкой. Стоя на коленях, Тамил со страхом смотрел в большие, всё отражающие глаза демона, а тот, кивнув, показал за свою повозку:
   - Иди туда!
   Тамил не посмел ослушаться и на подгибающихся ногах пошёл в указанном демоном направлении, только топот выскочивших коней тулиманов заставил его обернуться. Неизвестно, чем они прогневили демона, но расправа была быстрой - демон направил на всадников короткую и толстую палку, за которую держался, и на её конце заплясал колдовской огонь. Из тридцати всадников успели уйти не больше десятка, а демон выругался, помянув себя самого, и опустился на скамью повозки. Странная повозка быстро поехала, сама поехала! Демон в своём странном караме скрылся за скалой, оттуда снова послышался треск, видно, тулиманы не ушли далеко - демон и с этими расправился. Тамил так и стоял, понимая, что без коня далеко не уйдёт, а тот смотрел на своего хозяина большими печальными глазами, даже не пытаясь встать, у него была сломана не только нога, хребет тоже. Повозка с демоном вернулась, и тот, глядя на коня, покачал головой:
   - Ай-я-яй, лошадку жалко!
   После чего направил на коня другое своё колдовское оружие, поменьше чем первое (Тамил уже не сомневался, что это оружие, ведь оно убивало!), снова появился огонёк и треск, и конь, дернувшись, замер. Демон скомандовал, указав Тамилу на скамью своей повозки:
   - Полезай сюда, да не стой! Садись!
   Демон направил свою повозку к одной из скал, и когда в ней раскрылась пещера, Тамил понял, что демон заберёт его в своё подземное царство. Юноша, хоть это было недостойно воина и салима, тихонько заскулил. А когда скала сомкнулась, отрезая верхний мир от нижнего, уже не сдерживаясь, завыл. Но как ни страшно было Тамилу, выл он тихонько. Демону это не понравилось и он, брезгливо скривившись, спросил:
   - Ты вообще кто?
   - Тамил ас Салех, о великий демон, прошу тебя, убей, но не забирай мою душу! - дрожащим голосом ответил Тамил, надеясь, что демон его просто съест, не забирая душу. Демон ничего не ответил, хмыкнув, вынул свои глаза! Вернее снял, как снимают повязку. Под этими глазами оказались обычные человеческие карие, глядящие с какой-то насмешкой. Как ни странно, в скале у демона было светло и Тамил мог нормально видеть. Лицо у демона, без больших всё отражающих глаз, было совсем не демоническим, даже миловидным. Даже несмотря на свой страх, юноша отметил, что лицо могло бы принадлежать девушке, если бы не короткие волосы. А демон, спрыгнув с повозки, стащил с себя шкуру, словно это была одежда. Под шкурой были нормальные штаны и обтягивающая рубашка без рукавов (Жаннэт была в майке), даже не скрывавшая чётко обрисовывающуюся грудь. Демон была женщиной! Грудь женщины-демона портили перетягивающие её ремни. А ещё у демона под мышками были небольшие кожаные сумки с какими-то тускло блестящими, металлическими предметами. Если бы не ремни этих сумок, то грудь демона-женщины, так бесстыдно выставленная напоказ (тонкая ткань её странной одежды ничего не скрывала), была бы очень красива. Да и сама женщина, нет, девушка, уж очень она молодо выглядела, не старше самого Тамила, была более чем привлекательна! Даже несмотря на свою незавидную участь, Тамил любовался девушкой. А девушка-демон, не обращая внимания на юношу, аккуратно сложила свою шкуру или одежду и, повернувшись к Тамилу, сказала, скорее приказала:
   - Пошли!
   - Куда? - спросил юноша снова задрожавшим голосом, хоть это и красивая девушка, но всё же демон, и что она намеревается делать с молодым кочевником, тому было не ясно, вернее он знал, что с ним сделают, не представлял только как - и это было страшнее всего.
   - Мыться! - рявкнула девушка-демон. - Уж очень от тебя воняет. Можно подумать, что это не ты на коне скакал, а он на тебе! Помыться тебе надо, да и мне тоже.
   Пещера демона была большая и запутанная, пройдя длинным подземным ходом, демоница остановилась перед дверью (с виду деревянной, но сделанной из какого-то неизвестного материала - Тамил её попытался ковырнуть, когда демон за ней скрылся), критически поглядев на кочевника, произнесла:
   - Стой здесь, мне тоже помыться надо, а душевая одна. Не рассчитаны эти модули на разнополый персонал. Или рассчитаны на не стыдливый, это как кому нравится. Так что сначала я помоюсь, а потом ты.
   Тамил ничего не понял, но остался стоять на месте - куда тут было бежать? Кругом скала! Долгое время демоницы не было, и страхи юноши, притихшие, пока шли по коридору, вернулись. Что собирается с ним делать эта демоница? Зачем собралась мыть? Нигде в легендах и сказаниях не упоминалось, что демоны моют свою жертву, перед тем как съесть, а тем более не моют, когда вынимают душу. Может, из вымытого тела душа легче выскальзывает? Но зачем мыться самому демону? Или это такой демонический обряд? Перед тем как съесть свою жертву, вымыть её и помыться самому?
   Дверь внезапно открылась, и Тамил, несмотря на все свои страхи, задохнулся от восхищения: девушка была в такой же рубашке без рукавов и теперь ей грудь не портили ремни, которые она вместе с сумками держала в руках; а ещё на ней, вместо мешковатых штанов и шнурованных сапог, была короткая набедренная повязка и лёгкие шлепанцы! Эта повязка только подчёркивала в меру широкие бёдра, а ноги девушки были и так открыты! Стройные и мускулистые, необычайно красивые!
   - Рот закрой! Иди мыться! - Голос девушки привёл Тамила в себя. А та, покачав головой, задумчиво произнесла: - Дикий совсем, наверное, кранами пользоваться не умеет и не помоется толком.
   Открыв дверь, поманив немытого кочевника за собой, Жаннэт шагнула в душевую, там, у противоположной стены, было несколько душевых леек, торчащих из потолка, а у стены сбоку стояла длинная скамейка и две вращающиеся табуретки, а ту стену, где дверь, занимало большое зеркало.
   - Раздевайся! - скомандовала девушка. Тамил замешкался - вот так просто раздеваться? Ведь даже перед женой полностью не обнажаются, а он ещё и женат не был. Девушка, видно потеряв терпение, на этот раз повторила команду, повысив голос. Юноша быстро разделся и замер, не зная, что делать.
   - Туда иди! Кран там открой и мойся! - опять повысила девушка голос. Тамил, выйдя на указанное девушкой место, снова испуганно застыл, совсем не представляя, что же делать дальше.
   - Точно дикий, - непонятно кому сообщила девушка, сгребая одежду юноши и засовывая её в открывшуюся в стене нишу, пояснив свои действия, опять же не Тамилу, а тому невидимому слушателю: - Грязная, надо выстирать, а лучше бы выкинуть!
   Последние слова девушка почти выкрикнула с отвращением, глядя на перепрыгнувшее на неё насекомое. Дальше у Тамила перехватило дух - девушка быстро сорвала с себя одежду и с нескрываемым отвращением засунула в ту же нишу. Потом пощёлкала рычажками, торчащими из стены рядом с нишей. Повернувшись к Тамилу, с той же брезгливостью сказала:
   - Мыть тебя надо и не только! Иди сюда!
   У кочевников волосы стригут так, чтоб в глаза не лезли, оставляя длинный хвост сзади и заплетая там косичку. Демоница же, усадив Тамила на вращающуюся табуретку, срезала все волосы каким-то странным, жужжащим, как большая муха, инструментом, почти ничего не оставив на голове. Потом затолкала под воду, словно дождь льющуюся с потолка. А затем вылила на многострадальную голову что-то похожее на смесь, получаемую из мыльного корня, но едко пахнущую, и долго тёрла, выливая ещё мыльную смесь, но уже пахнущую приятно. Хоть девушка и предупредила, глаза не открывать, но Тамил не удержался - и глаза немилосердно защипало. Когда же он сумел их открыть, то увидел - рядом красивая, обнажённая девушка, моет какого-то парня. Откуда они здесь? Когда успели прийти? Тамил этого не слышал (видеть-то он не мог - глаза были закрыты), а звук шагов, видно, заглушила льющаяся с потолка вода. Моющую его демоницу, юноша толком разглядеть не успел, а вот вторую девушку рассмотрел хорошо. Глядя на демоницу, Тамил испытывал только страх, который заглушал все остальные чувства, а вот девушка вызвала желание. Второй юноша почувствовал такое же желание, и это было хорошо видно. Да и немудрено - девушка была красивой! Демоница развернула Тамила и сердито произнесла:
   - Все вы мужики одинаковы, только об этом и думаете! Ты не исключение - то ешь меня, то не ешь, а как голую бабу увидел, так обо всём и забыл!
   Тамил смотрел, как юноша и девушка повторили все движения демоницы и его самого, даже губы у той девушки шевелились так, будто она говорила вместе с демоницей. Только юноша почему-то смотрел не на девушку, а в их с демоницей сторону. Замолчав, девушка скривила губы в едкой усмешке, затем одновременно с демоницей произнесла:
   - Зеркало это, ты что раньше не видел? Хотя разве у вас такие есть?
   Демоница, соблазнительно покачивая бёдрами, пошла к той паре, девушка пошла ей навстречу, и, протянув руки, они постучали по пальцам друг друга, словно то была твёрдая поверхность.
  
   Жаннэт
   От этого кочевника пахло потом и не только конским, в общем, надо его помыть - решила Жаннэт, заехав в гараж. Да и самой помыться не мешает. Просьбы этого дикаря не забирать у него душу, а всего лишь съесть уже раздражали. Пройдя к санблоку, Жаннэт приказала кочевнику ждать, а сама пошла мыться. Помывшись и надев чистую майку и шорты, девушка вышла из душевой и приказала перепуганному юноше идти мыться, но на мгновенье замерла: этот дикарь вряд ли умеет пользоваться даже такой простой вещью как душ. Затолкав парня в санблок, девушка опять замешкалась, её подопечный снова застыл столбом. На него пришлось два раза рявкнуть, чтоб он разделся. Юноша с явной неохотой разделся, а Жаннэт непроизвольно отметила, что сложен парень очень даже ничего: высокий, мускулистый со стройными ногами, а не кривым, как обычно у людей, проводящих всю жизнь на лошади (так ли это Жаннэт не знала, но так говорили). Юноша снова замер, девушка вздохнула - точно душем пользоваться не умеет. Что ж теперь делать - не мыть же его самой? Раздумывая над тем - как поступить, Жаннэт сгребла одежду этого дикаря, сунула в стиральную машину и чуть не завизжала! Она не боялась никого и ничего, готова была сразиться с любым противником, как угодно: с огнестрельным оружием, на ножах, голыми руками. А вот эти насекомые вызывали у неё, нет не страх, омерзение! Девушка больше не раздумывала, она запихнула в стиральную машину и свою одежду, с отвращением и словами - лучше бы её выкинуть. Запустив режим тщательной стирки с интенсивной дезинсекцией и дезинфекцией, Жаннэт повернулся к так и стоящему столбом дикарю:
   - Мыть тебя надо и не только! Иди сюда!
   Усадив Тамила на вращающийся табурет, постригла как новобранца - под ноль! После чего загнала под душ, обработав средством от насекомых, и только после тщательной дезинсекции стала мыть нормальным шампунем, растирая жёсткой щёткой. Жаннэт заметила, что этот дикарь очень хочет на неё посмотреть, но боится. А вот в зеркало он уставился, почти не моргая, девушка сдавленно хрюкнула, чтоб не засмеяться в голос - желание этого парня, можно сказать, появилось во всей красе. Развернув Тамила к себе, Жаннэт, стараясь быть как можно более суровой, произнесла:
   - Все вы мужики одинаковы, только об этом и думаете! Ты не исключение - то ешь меня, то не ешь, а как голую бабу увидел, так обо всём и забыл!
   Юноша отворачивался от живой девушки и пытался смотреть в зеркало, Жаннэт с удивлением отметила, что реакция этого парня ей приятна, смущало только то, что вызвана она отражением в зеркале. Этого ещё только не хватало - ревновать к зеркалу! Этот парень ей нравился и если он влюбится в зеркало... И, видимо, к этому всё и идёт. Надо с этим что-то делать! Стараясь как можно более соблазнительно покачивать бёдрами, Жаннэт подошла к зеркалу и постучала по нему. Затем подвела к зеркальной поверхности Тамила и постучала его рукой. Некоторое время девушка с улыбкой наблюдала, как юноша пытается понять, что же это такое. Он легонько прикасался, пытался, совсем как кот, достать своё изображение, пробуя неожиданно его схватить, видимо ожидая, что тот, что там сидит не успеет протянуть руку. Разве что головой не постучал, а потом даже лизнул.
   - Ну понял, что это такое? - спросила Жаннэт.
   - Гладкое и холодное, наверное, вода, - ответил Тамил и попытался, скорее всего, сам себе объяснить этот феномен: - Только она замёрзла и стоит, а не лежит, как в озере, и в ней очень всё хорошо видно!
   При этом юноша посмотрел на Жаннэт так, как раньше смотрел на её отражение и с тем же эффектом.
   - Ну вот, я добилась нужного результата, только теперь не знаю, что с ним делать, - непонятно кому сообщила девушка и скомандовала парню: - Пошли!
   - Куда? - снова испуганно спросил тот, результат, которого добилась Жаннэт, пропал, Тамил снова увидел в ней демона. Очень красивого, влекущего к себе, но демона, что может не только убить, но и забрать душу. Девушка вздохнула, всё же этот парень ей нравился, чего она давно за собой не замечала, тем более что сейчас он был чисто вымытый. Она почувствовала такое же желание, как и он перед этим, но задавив это чувство, сказала:
   - Одевайся!
   Подойдя к стене над скамьей, Жаннэт открыла шкафчик и достала чистые майки и шорты для себя и Тамила. Быстро вытеревшись полотенцем и одевшись, девушка с неодобрением смотрела на юношу, пытавшегося в такое же полотенце завернуться. Немного понаблюдав, Жаннэт недовольно произнесла:
   - Точно дикий! Этим вытираться надо! Если сам не знаешь, то хоть бы смотрел, как это другие делают!
   - Я смотрел... - начал Тамил с обидой, но Жаннэт не дала ему досказать, показав как надо вытираться и подавая шорты и майку, как можно строже сказала:
   - Не туда смотрел! Вот так вот одевай! Понял! Что ж мне, теперь и одевать тебя?
   Одетый в шорты и майку Тамил чувствовал себя очень неловко. Сапоги Жаннэт тоже надевать не разрешила, заявив, что их надо выкинуть, вместо них дала обычные шлёпанцы. Ну как воину без сапог? Скакать на коне в шлёпанцах? Тамил тяжело вздохнул - нет у него коня, а он сам неизвестно где. Хорошо хоть убивать его не собираются, это юноша уже понял. Жаннет, чуть усмехаясь, смотрела на Тамила, испытывая двойственное чувство: этот парень ей нравился и в то же время забавлял. Было видно, что он всё ещё боится её, но это не мешало ему бурчанием выражать своё недовольство. Жаннэт повела своего гостя, или как он сам считал - пленника, в пищеблок, следовало немного подкрепиться, вернее основательно поужинать, так как за всеми этими событиями, пообедать она не успела, да и парень был голодным, вряд ли он тоже успел пообедать.
   Жаннэт позабавило, как Тамил недоверчиво нюхал консервы и с опаской их пробовал, а потом с удовольствием уплетал, съев три банки. Это была не тушёнка, а стандартные армейские пайки - гречневая каша с мясом. А ещё девушку поразило, с каким благоговением парень принял от неё кружку чая и как, предварительно поклонившись, осторожно его пил.
  
   Тамил ас Салех
   Колдовское озеро, вставшее на дыбы, после того как замёрзло, поразило молодого ас Салеха. Колдовское, потому что даже стоячая, спокойная вода не может давать такое отражение! Тамил украдкой поглядывал на демоницу, по имени Жаннэт. Так она назвалась, когда увидела, что ас Салэх хочет что-то спросить, но не решается к ней обратиться. А это случилось тогда, когда оказалось, что одеть нечего. Одежду-то Жаннэт спрятала в закрывающийся короб в стене и доставать оттуда не собиралась! Сапоги тоже не позволила надеть, вместо них выдала какие-то легкомысленные шлёпанцы, в таких даже в карамах не ходят. Многие предпочитают там ходить босиком - это летом, зимой надевают теплые вашиги, валяные из овечьей шерсти. Вместо привычных стёганых штанов и куртки выдала одежду, точно такую же как та, в которой первый раз появилась из той пещеры, где мылись. Тамил, набравшись смелости после мытья, хотел возразить, но девушка на него шикнула:
   - Твою одежду я решила не стирать, неизвестно, убьёт ли стирка твоих шестиногих попутчиков. А мне эти хадаврики здесь не нужны, я, знаешь ли, брезгливая. Так что одевай, что дают!
   Из всего сказанного Тамил понял, что его одежду строгая девушка-демон не вернёт. Пришлось надеть то, что она дала, не ходить же голым? После помывки, поплутав по коридорам пещеры (так казалось привыкшему к просторам степей ас Салеху, на самом-то деле коридор был короткий и с одним поворотом), Жаннэт вывела в помещение, совсем не похожее на то, где она с таким усердием мыла кочевника, обнаружив в его одежде шиков, на них-то нормальные люди и внимания не обращают. Может, у демонов по-другому? Не так как у нормальных людей? Тамил спросить об этом у Жаннэт не решался, боясь вызвать её гнев.
   И пища у демонов была совсем не такая, как у людей: в маленьких железных ёмкостях и уже приготовленная, варить в котле не надо было. Да и то, что странная каша была давно сварена, её совсем не портило - она всё равно была необычайно вкусной! Съев три банки, Тамил почувствовал себя счастливым: во-первых, он был сыт, а во-вторых, с тем, кого собираются убить, а тем более съесть, вряд ли будут делить трапезу! Хотя кто их демонов знает? Но всё же законы гостеприимства установлены богами, а они выше демонов! Когда же девушка (Тамил любовался ею, совсем забывая, что эта женщина - демон), налила в чашки чай... Хоть они и были странной формы (обычные армейские кружки, в модуле посуда изысками не отличалась), но в них был чай! А чаем угощают только друзей! Или очень почётных гостей! Это тоже был закон степи и никто не смел его нарушать! Даже демоны должны соблюдать установленный богами порядок! Тамил с благоговением взял поданную ему кружку и, поклонившись, отпил первый маленький ритуальный глоток. Отпил и в изумлении застыл - чай был сладким! Такой чай подают только самым близким друзьям или особо почётным гостям. Что такое сахар в степи не знали, для сладости в чай клали мёд, а он был большой редкостью и, соответственно, немалой ценностью. Жаннэт не знала таких тонкостей и положила в чай сахар, как обычно, не думая, что это произведёт на кочевника такое впечатление. Жаннэт отметила, что если раньше Тамил смотрел на неё со страхом, то теперь взгляд юноши стал похож на взгляд собаки, которой хозяин дал косточку. Девушка поняла, что что-то изменилось в их отношениях, но вот что? Этот вопрос Жаннэт решила оставить на утро.
   В модуле было два спальных помещения: одно побольше, второе - всего на шесть коек. Это не было разделение на мужскую и женскую спальни, скорее, для командного (офицеров) и рядового (в том числе и сержантов) состава. В модуле, который участвовал в эксперименте первым, офицерский кубрик уступили девушкам. Жаннэт тут тоже его заняла, так как она была и женщиной, и офицером одновременно. Тамил ни в какую не захотел ложиться спать отдельно, пришлось его взять в свой кубрик. Юноша улёгся спать так и ходил - в майке и шортах. Жаннэт немного подумала и, плюнув на условности, переоделась, надев шёлковое бельё. Тамила-то она постригла, вымыла и продезинсекцировала, но кто его знает, может, своих любимых хадавриков он где-то спрятал, а теперь выпустит.
   Утром, во время завтрака, Жаннэт стала расспрашивать Тамила, юноша хотя и удивлялся, что демон не знает таких вещей, но рассказывал охотно:
   - Великая степь простирается на всю вселенную (Жаннэт хмыкнула), пройти её из конца в конец никто не может! На это не хватит жизни!
   Жаннэт снова хмыкнула - скорее лишат жизни живущие в этой степи. Дальнейший рассказ Тамила это подтвердил - каждое степное племя имело свой участок, где и кочевало. Границы участков постоянно изменялись - более сильные соседи теснили (а то и совсем уничтожали) более слабых. В данный момент тулиманы, племя-соперник салимов - племени Тамила, было более сильным. Но окончательно расправиться с соперниками им мешало племя халибов, опасавшееся, что тулиманы потом примутся за них. А ещё были ишлимы и халаны. Были ещё какие-то, но Жаннэт их имён не запомнила. Она поняла, что и тут шла борьба за выживание, довольно суровая борьба. Выслушав рассказ Тамила, Жаннэт пошла в зал управления. Тамил пошёл за ней следом, боясь остаться один, впрочем, девушка его одного и не оставила бы. Включив все три монитора, Жаннэт начала выводить на них картинки с камер слежения, когда же появилось изображение с той, что стояла на вершине скалы, и девушка, заинтересовавшись увиденными всадниками, приблизила изображение, Тамил воскликнул:
   - Отец!
   Жаннэт приблизила изображение с другой камеры, стоящей немного ниже и смотревшей в другую сторону, увидев там отряд всадников, более многочисленный, чем тот отряд, где был отец Тамила, поинтересовалась:
   - А это кто?
   - Тулиманы! Засада! - с ненавистью выдохнул Тамил.
   - Ну что ж, самое время вмешаться, - спокойно произнесла Жаннэт и кивнула ас Салеху: - Пошли!
  

Глава вторая. У салимов, владелица двух жён и карама

  
   Салэх ас Тогур
   Элир салимов, покачиваясь в седле, смотрел в сторону чёрных скал. Именно там пропал его сын, а отряд тулиманов, устроивших охоту на сына элира салимов, был почти полностью уничтожен. Об этом Салэху поведали два захваченных в плен и перепуганных воина того отряда, чудом спасшиеся (как они сами говорили). Их товарищей убил скальный демон, очень быстро убил. Салех ас Тогур понимал, чтоб выяснить, что же там произошло и куда пропал его сын, надо подъехать к чёрным скалам. А ещё элир понимал, что его соплеменники очень не хотят туда направляться, но судьба сына его волновала больше чем недовольство воинов, хотя... Перегибать палку тоже нельзя. Нельзя вызывать недовольство верных воинов, так как в племени не всё спокойно и в последнее время положение элира довольно шатко. Салэх повернулся, глянув на скакавших за ним салимов, привстал в стременах и скомандовал:
   - Привал! Оставайтесь здесь, дальше я поскачу сам!
   Но осуществить свое намерение Салэх не успел. Из-за скал, обходя их по широкой дуге, показался большой отряд тулиманов. Видно, судьба пропавшего отряда, устроившего засаду на сына элира салимов, озаботила остальных тулиманов, а может, их элир решил, что та засада не удалась и его воины сами попались, вот и двинул на их выручку столь большой отряд. Хотя силы были неравные, Салэх решил принять бой -- шансы отбиться были. Отряд салимов, повинуясь команде своего элира, развернулся атакующей лавой и, ускоряясь, пошёл навстречу собиравшимся напасть тулиманам, опережая и сбивая их наступательный порыв. Но с другой стороны чёрных скал появился ещё один отряд тулиманов, гораздо больше первого. Этот отряд должен был ударить во фланг салимов. Салэх заскрипел зубами -- он понял, в какую ловушку угодил: сдержать атакующий порыв своих воинов, значило остановить их и подставить под удар разогнавшихся тулиманов. Можно было бы попытаться развернуться и отступить, но тулиманов было слишком много, они могли продолжить погоню и на плечах убегающих салимов ворваться в их становище, не готовое к обороне. Оставалось только одно -- попытаться прорваться сквозь атакующую первую группу и уходить к лагерю племени. Такой манёвр не даст большей группе талимов атаковать кочевье, так как Салэх с уцелевшими воинами может ударить им в тыл. А один из воиов-салимов, повинуясь приказу своего элира, уже нахлёстывал коня, уходя к кочевью, теперь там успеют подготовиться к отражению нападения, если оно будет. А то, что оно будет, Салэх не сомневался -- слишком много было тулиманов, как бы не все их воины. Видно, их элир решил покончить с давним спором -- кому быть хозяином степи вокруг чёрных скал! Салэх, как и остальные воины, поудобнее перехватил копье, намереваясь его метнуть в приближающегося врага, но при этом второй рукой передвинул вперёд щит -- ведь со стороны быстро приближающихся тулиманов, тоже полетят копья. Конём, как любой другой степняк, Салэх управлял ногами. Краем глаза элир увидел, как из-за одной чёрной скалы вылетел маленький карам, именно вылетел, так как его скорость была такая же, а может, даже превосходила скорость скачущего галопом коня! Мало того что этот карам двигался с невероятной скоростью, он ещё и сам ехал! Его никто не тянул! Маленький карам остановился перед накатывающейся с боку лавой тулиманов, и те стали падать, словно наткнулись на какое-то препятствие! При этом что-то громко затрещало, так громко, что перекрыло стук копыт идущего галопом отряда салимов (тулиманов слышно ещё не было). Дальше смотреть, что там происходит, Салэху стало некогда -- он метнул своё копьё, отбил щитом чужое и, выхватив карану, стал прорубаться, сквозь тулиманов. Отряд салимов, потеряв треть своих воинов (тулиманов погибло, примерно столько же), не стал останавливаться, чтоб развернуться и продолжить битву, а, не сбавляя скорости, поскакал к чёрным скалам, намереваясь их обогнуть, чтоб выйти в тыл второму отряду тулиманов. Первому отряду противника надо было остановить и развернуть коней, что давало некоторую фору салимам. Элир снова услышал странный треск, но разбираться, что это такое, так же как и рассматривать странный карам и что произошло со вторым отрядом тулиманов, почему там всадники падали - ведь они могли подняться и приготовиться к отражению атаки салимов, было некогда. Надо было как можно быстрее обогнуть чёрные скалы, пока тулиманы не опомнились.
   Обогнув скалы (но близко к ним не приближаясь), салимы увидели, что атаковать некого! Несколько тулиманов, нахлёстывая коней, уходили в степь, остальные лежали на земле вместе со своими конями. Хотя нет, несколько коней остались на ногах, они стояли рядом со своими лежащими хозяевами (хорошо обученный боевой конь не покинет своего раненого хозяина, а у степняков такие и были). Элир обратил внимание, что странный маленький карам немного передвинулся. В нём было два человека, один стоял внутри какой-то странной круглой решётки, возвышающейся над корпусом карама, второй человек сидел рядом. Желая рассмотреть, что же это такое, Салэх подъехал ближе, ведь опасности уже не было - тулиманы были убиты (те, которые не сбежали). Проезжая мимо трупов врагов, элир обратил внимание, что они убиты не стрелами и не зарублены, хотя у многих были оторваны руки, некоторые были порваны, словно их рвал саган, о конях можно было сказать то же самое. Решив потом посмотреть, что же произошло с тулиманами, Салэх остановился у карама. К его удивлению, одним из людей, находящихся в маленькой повозке (настоящим карамом это назвать было нельзя), был его сын! Одетый в странную одежду и явно чем-то сильно напуганный.
   - Тамил! Сын мой! - воскликнул Салэх, парень вместо обычного приветствия, показал на стоящего незнакомого человека и сказал:
   - Отец, познакомьтесь -- Жаннэт, она меня спасла! И это она убила всех тулиманов!
   Элир салимов посмотрел на высокую девушку (сейчас он рассмотрел, что это девушка), ничего странного, кроме одежды, в ней не было -- девушка как девушка, разве что только коротко стриженная. Салэх обратил внимание, что его сын тоже подстрижен, очень неприлично подстрижен! Для воина лишиться волос -- было позором! Ведь только трус срезает свои волосы, показывая свою боязнь того, что его скальп достанется врагу, тем самым сразу признавая себя слабее! Отсутствие волос у сына очень расстроило Салэха. Он уже собрался что-то сказать по этому поводу, как подала голос девушка:
   - Очень приятно познакомиться! Надеюсь, обниматься не будем?
   Жаннэт с подозрением смотрела на одежду кочевников, уверенная, что там тоже есть насекомые. А обниматься... Она где-то читала, что подобным образом народы, находящиеся на низкой ступени развития, выражают своё благорасположение и благодарность, а этот вождь вполне может так отблагодарить за спасение сына. Но Салэх и не думал благодарить, более того, он был возмущён тем, что женщина посмела заговорить без разрешения! А эта знакомая его сына была женщиной! Пусть даже она с сыном и приехали на непонятной повозке, но женщина в любом случае должна знать своё место! Всё это возмущенный элир и высказал.
   - Так, невежд надо учить! - криво улыбнувшись, произнесла эта странная женщина, одетая в штаны и вызывающую верхнюю рубашку без рукавов (Жаннэт хоть и успела надеть кобуры с пистолетами, но вот рубашку надеть не успела, выехала из бункера так, как и была одета - в майке). Девушка повела быстро завертевшейся и засвистевшей толстой палкой, Салэх увидел, как были убиты тулиманы. Палка издала тот самый треск, вблизи воспринимаемый как грохот, и стоящая над трупом своего хозяина лошадь была разорвана на куски!
   - Отец, Жаннэт - скальный демон! - выдохнул Тамил, к нему-то скальный демон отнеслась как к гостю, а если она на отца и остальных салимов рассердится? И поступит так как с тулиманами?
  
   Жаннэт
   Нормально одеться уже не успевали, поэтому Тамилу Жаннэт бросила куртку, приказав надеть, а сама успела только нацепить на майку кобуры с пистолетами. Но как не спешили, еле успели, машина выскочила из-за скал и девушка увидела, что второй отряд тулиманов (как их назвал Тамил) уже развернулся в лаву и разгонялся, чтоб ударить во фланг воинам его отца. Надо отдать должное соплеменникам Тамила, они не струсили, а пошли в атаку, хоть и не намного, но на численно превосходящий их отряд противника. Хотя... У них просто не было другого выхода -- атаковать самим или удирать. Жаннэт некогда было дальше наблюдать за боем, тем более что встречный бой конных отрядов очень скоротечен. Жаннэт направила джип так, чтоб оказаться на пути второго, большего отряда. Конечно, был риск, что всадники пустят в ход свои дальнобойные луки, а бронежилет девушка надеть ни на себя, ни на Тамила не успела. Жаннэт не стала разворачивать джип, пулемет, установленный на специальную турель, позволял развернуть его в любую сторону. Конечно, можно было стрелять и с движущейся машины, для Жаннэт это не составляло труда, но... Вот именно но! Нужен был водитель, не менее искусный, чем сама Жаннэт. До накатывающейся лавы всадников оставалось меньше ста метров, когда девушка открыла огонь. Тулиманы не посчитали странную, выкатившуюся навстречу им маленькую повозку с двумя людьми чем-то опасным, конечно, то, что она выехала сама, без упряжки лошадей, было необычно и только. С этим можно было разобраться и позже, после того как будут уничтожены салимы.
   Три тысячи выстрелов в минуту - это очень серьёзно, а если в пулемёт заправлена длинная лента, позволяющая не менять зарядный короб через каждые тридцать секунд, то это более чем серьёзно! И вот упали последние всадники, пытающиеся ускакать от странной и страшной смерти, они видели, что их товарищей не просто убивало, сбивая с коней (некоторых валило на землю вместе с конями), но при этом многим отрывало руки и ноги или почти разрывало на куски. Жаннэт, стоящая в гильзах почти по щиколотку, развернула пулемёт и обрушила огненный шквал на второй отряд тулиманов, разворачивающихся навстречу неизвестной опасности. Отчаянные степняки и не думали убегать -- они собирались атаковать неведомого врага! С этим отрядом было покончено ещё быстрее, чем с первым.
   Обогнувшие скальную гряду салимы, полные решимости вступить в неравный бой со своими врагами (скорее не вступить в бой, а прорваться сквозь строй противников -- Жаннэт не очень разбиралась в тактике ведения кавалерийских боёв), остановились перед джипом -- врагов не было! Они все лежали на земле, уже убитые, всё-таки Жаннэт была профессионалом и стрелять умела очень хорошо. Один из всадников, мало чем отличавшийся от остальных, остановился у повозки. Судя по возгласу, он был отцом Тамила. Парень попытался представить Жаннэт, вежливо обращаясь к своему отцу. Жаннэт, решив, что благодарный отец Тамила начнёт её обнимать, выражая свою благодарность, предупредила, что этого делать не надо, помня о мерзких насекомых в одежде юноши. Но, видно, вождь (а судя по всему, отец Тамила был вождём своего народа, юноша вчера, рассказывая о себе, об этом умолчал) и не думал благодарить спасительницу своего сына, а выразил своё возмущение тем, что какая-то женщина позволила себе заговорить, не дожидаясь разрешения своего мужчины. Видно, отец Тамила решил, что Жаннэт женщина его сына, где-то тем захваченная. Девушка хмыкнула -- подобные мысли надо сразу пресекать! Развернув пулемёт и выбрав в качестве мишени недалеко стоящую лошадь, Жаннэт постаралась максимально эффективно продемонстрировать действие системы Дилана (усовершенствованный пулемёт Гатлинга). Наблюдая краем глаза за кочевниками, Жаннэт усмехнулась -- даже не гордость, а онемение от испуга не позволила тем соскочить с коней и упасть на колени. Салимы прекрасно поняли, кто расправился с их врагами, а судя по количеству тулиманов, здесь были почти все их воины. А Тамил ещё больше напугал своих соплеменников, сообщив:
   - Отец, Жаннэт скальный демон!
   Жаннэт усмехнулась, увидев, как переменилось выражение лиц кочевников, если раньше это был просто страх и некоторое благоговение, то теперь, складывалось впечатление, что воины-салимы не соскочат с коней, а просто попадают от ужаса. Девушка попыталась успокоить степняков:
   - Я не демон, - но увидев, что её слова не успокоили кочевников, добавила: - Ладно, считайте, что я временно исполняю обязанности вашего скального демона. Кстати, Тамил, - девушка повернулась к сидящему рядом юноше, - ты мне про этого демона ничего не рассказывал.. Сделаешь это в ближайшее время и поподробнее.
   - Хорошо, Жаннэт, - ответил Тамил, - расскажу. Я не говорил, потому что ты не спрашивала.
   Девушка, чуть скосив глаза, увидела, как у Салэха округлились глаза -- его сын обратился к демону (или как она непонятно заявила -- исполняющей обязанности) на "ты", а так можно обращаться только к равным, ведь даже родителям степняки говорят "вы"! Жаннэт об этом уже знала -- Тамил рассказал. Девушка сразу пресекла подобное отношение юноши к себе, тот пытался говорить девушке "вы", сопровождая каждое обращение поклоном. И вот теперь его отец, да и другие салимы восприняли это как особое благорасположение демона к своему соплеменнику. Вождь не был бы вождем, если бы не попытался закрепить подобное положение дел, используя отношение демона к своему сыну на пользу своему народу и самому себе.
   - О великая Жаннэт, позвольте пригласить вас быть гостем народа салимов! Моим личным гостем! - обратился Салэх к девушке. Та, решив, что и так довольно тепло и в майке не будет холодно, в крайнем случае, снимет куртку с Тамила, согласно кивнула:
   - Поехали, - согласилась девушка и, решив проявить вежливость и куртуазность, к тому же блеснуть эрудицией, произнесла: - Не сдерживайте рысь своих коней, я не отстану от их галопа.
   Салэх с недоумением, но тем не менее почтительно выслушал демоницу, с сомнением поглядел на маленький карам и скомандовал:
   - Возвращаемся!
   Кони салимов шли рысью, довольно быстрой рысью, Салэх с удивлением оглядывался -- карам демоницы Жаннэт не отставал, причём создавалось такое впечатление, что он может ехать быстрее и с лёгкостью обогнать всадников.
   Жаннэт легко держала нужную скорость -- степь была ровная, трава невысокая, ехать было легко. Тем более что идущие впереди кони приминали траву, и если будет какое-нибудь препятствие, то его легко можно будет увидеть.
   Лагерь, он же становище, или кочевье, салимов напоминал маленький город. Стену составляли большие повозки, или как их называли салимы (как позже узнала Жаннэт, не только салимы, а и остальные народы степи) -- карамы. Карам -- большая двухосная повозка с колёсами почти в рост человека, была для степняков и домом, и транспортным средством. Над довольно широкими бортами высились деревянные брусья, составляющие каркас для тента-палатки. На большинстве карамов тент был натянут, но кое-где на каркасе ничего не было. Этот каркас чем-то напоминал башенку-турель пулемёта, Жаннэт стало понятно, почему её джип ассоциировался у кочевников с карамом, только маленьким. У карамов, образующих стену, тента не было, борта были наращены щитами, пространство между бортами и землёй было закрыто таким же деревянными щитами, как и те, что наращивали борта, так что это действительно была стена. Внутри импровизированной стены было довольно просторно, хотя такие же карамы (но уже без щитов до земли), почти как дома, образовывали улицы. Между редко стоящим карамами и около стены были загоны для лошадей. Карам Салэха стоял почти в центре этого лагеря-города. Внутри повозки было достаточно просторно, в центре стояла жаровня, являвшаяся и печкой для приготовления пищи. Жаннэт с интересом осматривала это жилище на колёсах. На каркасе, образуя внутренние стены, висели толстые ковры, на одном из них была размещена довольно внушительная коллекция оружия, в основном -- мечей, различных форм и размеров. Жаннэт не была знатоком такого холодного оружия, в основном использовала ножи и только. Но девушка заинтересовалась, и Тамил ей стал подробно рассказывать о каждом из мечей. Пока жёны Салэха готовили угощение, Тамил предложил выйти на улицу, показать, как фехтовать одним из заинтересовавших девушку мечей. Узкий и изогнутый, этот меч скорее был саблей, но Жаннэт в этом не разбиралась.
   Во дворе, образованном тремя карамами (они тоже принадлежали Салэху, ведь надо же где-то разместить всех его жён), Жаннэт попыталась фехтовать с Тамилом, быстро убедившись, что навыки драки на ножах совсем не годятся для боя на саблях. Тамил легко выбивал саблю из руки девушки, и только гордость солдата-профессионала заставляла Жаннэт продолжать. Это зрелище собрало толпу зевак. В сторону Жаннэт слышались обидные комментарии (не все видели на чём и как приехала Жаннэт, а рассказать всем за кого её приняли, воины, бывшие в степи с Салэхом, не успели). Скорее всего, девушку сочли кандидаткой в жёны, которую привёз Салэх своему сыну, тем более что молодые люди обращались друг к другу на "ты". Как позже узнала Жаннэт, такое вполне обычно между женихом и невестой, если они происходят из одинаково знатных родов и давно знают друг друга - обручены с детства. То, что Жаннэт была в штанах, никого не смущало, многие степнячки тоже ходят в штанах. Ну а такая неприличная майка... Ну бывает, может, девушка хотела побыстрее соблазнить своего жениха, выставляя грудь напоказ. Но, похоже, что соблазнила не Тамила. В один из моментов, когда Жаннэт в очередной раз наклонилась за выбитой саблей, её кто-то сзади обхватил.
   - Красотка! Тебе нужен настоящий мужчина, а не этот сопляк! Я тебя не разочарую, а твоим родственникам понравится мой выкуп, я могу дать не меньше, даже больше, чем старый Салэх. Пошли со мной, будешь моей третьей женой, а если мне понравится, то я сделаю тебя главной!
   - Кэрэш! - закричал появившийся из своего карама Салэх, растерявшийся Тамил даже не успел ничего сказать.
   - Парень, а вот ты мне совсем не нравишься. Да и воняет от тебя, как от козла! - Жаннэт легко вывернулась из захвата и пнула в коленку немытого верзилу. Тот от неожиданности упал, но быстро подхватился и со словами "Ты ещё и ерепенишься" попытался ударить девушку, а та легко ушла от немаленького кулака и снова пнула настырного ухажёра. На этот раз вскочивший верзила заревел что-то нечленораздельное и снова оказался на земле.
   - Чего это он? - поинтересовалась Жаннэт у Тамила, тот поднял саблю, но его руку перехватил и постарался вывернуть верзила, очень похожий на того, которого валяла Жаннэт. Громила, державший Тамила, и ответил вместо скривившегося от боли юноши:
   - Этот сопляк недостойный быть вождём салимов, недостойный такой женщины! Ты должна принадлежать настоящему мужчине!
   - Да ну? - ответила Жаннэт, коротким ударом посылая и этого мужчину в нокдаун, затем повернулась к снова вставшему первому громиле. Тот с рёвом "Ты всё равно пойдёшь со мной!" махнул ножом, выхваченным из-за голенища сапога. Махнул так, чтоб задеть лицо девушки, Жаннэт привычно ушла от удара и, перехватив руку, бросила верзилу, пытавшегося её искалечить, через плечо, постаравшись, чтоб тот как можно сильнее приложился о землю. Бросила и снова уклонилась. На этот раз от ножа второго верзилы. Тамил попытался заслонить собой Жаннэт, но с голыми руками его попытка не увенчалась бы успехом, так как его саблю второй верзила успел далеко отбросить. Жаннэт дёрнула Тамила в сторону, уводя из-под удара ножа, и провела ещё один бросок, на этот раз на землю полетел второй верзила с ножом. Затем девушка повернулась, чтоб встретить первого. Это ей уже стало надоедать, чем-то напомнив разборки в казарме, когда новичка проверяют, устроив ему подобную проверку, избивая до крови, если даст слабину, то будут помыкать все кому не лень. Похоже, нечто подобное происходило и здесь, только она выступила мальчиком для битья, но может ещё и потому, что хотели унизить Тамила, а через него и Салэха. Накатившая на Жаннэт волна гнева внешне ничем не проявилась, девушка поймала Кэрэша (вроде так того назвал Салэх) и в тишине, наступившей после того как захлебнулся рёв верзилы, отчётливо послышался звук ломающихся позвонков. Жаннэт хладнокровно свернула Кэрэшу шею. Точно так же она поступила и со вторым громилой, попытавшимся ударить её ножом в живот.
   - Зарублю, девка! - заорал ещё один мужчина, замахиваясь на Жаннэт саблей, ещё трое выхватили сабли, не оставляя сомнений в своих намерениях.
   - Ещё чего? Сначала помойся и саблю наточи, - ответила Жаннэт, правда, последние её слова кочевники, выхватившие сабли, не слышали -- это невозможно сделать, получив пулю в лоб. Девушка, спрятав пистолеты, брезгливо скривилась - надо было и первых двоих сразу пристрелить, а не пачкать о них руки.
   Эти слова Жаннэт произнесла в полной тишине, кочевники с ужасом смотрели на девушку. Всё произошло очень быстро, никто не успел ничего не то что сделать, просто сказать. Быстрота расправы впечатляла.
  
   Тамил ас Салэх
   Хотя эта девушка и была демоном (или как она сама утверждала -- временно исполняющей его обязанности) она всё больше и больше нравилась Тамилу. Пока ехали в становище, он искоса на неё поглядывал, а когда приехали, его удивило, с каким интересом девушка разглядывает всё вокруг, спрашивая о совсем простых вещах. В караме отца Жаннэт очень заинтересовали каранами, висящими на стене. И пока жёны Салэха готовили угощение, Тамил предложил Жаннэт размяться, помахав двумя каранами, что снял со стены. Как оказалось, девушка совсем не умела обращаться с подобным оружием, и Тамил несколько раз с легкостью выбивал карану. Собираясь пояснить девушке её ошибки, юноша пропустил момент, когда появился Кэрэш с братом и прихлебателями. Они не участвовали в походе Салэха, поэтому не знали, кто такая Жаннэт. Решив, что эту девушку привёз из другого племени сыну в жёны Салэх, и желая унизить Тамила, а через него и его отца, Кэрэш решил забрать эту девушку себе. Вряд ли он сделал бы её, как обещал, любимой женой, скорее наложницей. Но это стало бы последней каплей для подрыва авторитета Салэха как элира. О перевыборах предводителя салимов прихлебатели Кэрэша уже давно вели разговоры. Видно решили, что сейчас самый подходящий момент. Тем более что верные воины Салэха после похода разошлись по своим карамам. Дальнейшее удивило всех, но не Тамила, знавшего, кто такая Жаннэт. Нет, он не стоял, подобно суслику перед своей норкой, он пытался защитить девушку, пусть это и стоило бы ему жизни, но оказалось всё наоборот -- Жаннэт с лёгкостью расправилась с Кэрэшем и его братом, голыми руками сломав им шеи! А потом и с четырьмя особо верными их прихлебателями, убив необычным способом и этих. Остальные испугались и ничего не стали предпринимать. Салэх, выскочивший из карама, только и успел предостерегающе крикнуть, как всё было кончено. Подождав, когда Жаннэт спрячет своё оружие (а это было оружие, похожее на то, что стояло на её маленьком караме, только очень маленькое) в сумки, висящие у неё подмышками, Салэх пригласил девушку в карам, многозначительно посмотрев на сына. Тамил понял, на что намекает его отец и только вздохнул -- девушка ему очень нравилась, а вот он ей? Как тут ухаживать и кому платить выкуп за невесту, если она согласится?
   В караме отца уже всё было приготовлено, и Жаннэт усадили на самое почётное место. Судя по всему, угощение девушке понравилось, ну ещё бы! Жёны Салэха постарались на славу. Правда, Жаннэт как-то странно посматривала на них, как потом выяснил Тамил -- опасалась шиков, а что их бояться?
   - Что вы думаете делать дальше? - спросил Салэх, когда гостья насытилась и подали чай. Ей налили на самое донышко, девушка ничего не сказала, только подняла брови, когда отпила глоток. Непонятно было, понравилось ей или нет. Вообще-то кочевники пили другой чай, заваренный из тех трав, что собирали в степи. А тот, который заварили сейчас, привозили из набегов за туманный предел, если, конечно, поход был удачен. Люди, живущие за туманным пределом, дрались очень хорошо и, если их не удавалось застигнуть врасплох, не пускали степняков дальше зелёного леса, куда и выводил путь, ведущий за туманный предел. Жаннэт повертела чашку и произнесла:
   - Хороший чай, не знала, что здесь такой растёт. Кстати, а где здесь могут быть его плантации, ведь для выращивания чая нужен другой климат.
   Тамил не придал значения этим словам, а с замиранием сердца ждал, что ответит Жаннэт на вопрос отца. Юноша видел, что его отец молчит и не торопит девушку с ответом, вообще-то Тамил подозревал, что эту драку с Кэрэшем хитрый элир если не сам подстроил, то не препятствовал ей, надеясь, что девушка-демон разберётся с этими наглецами, задумавшими сместить старого элира. Всё так и случилось, Салэх ас Тогур мог быть доволен, а вот Жаннэт, даже не возможно, а скорее всего догадалась-таки, что именно так и было, и теперь могла рассердиться. То, что девушка-демон может покарать отца, да и весь народ салимов, Тамила волновало меньше всего, он боялся, что она обидится и уйдёт в свои скалы. Скроется там навсегда и он, Тамил, больше никогда её не увидит!
   А Жаннэт, раздумывая над дальнейшими вариантами своих действий, уставилась на одну из жён ас Тогура. Бедная женщина решила, что девушка ждёт ответа на свое замечание о чае, и стала подробно рассказывать - какой чай обычно пьют степняки и откуда берут тот чай, которым угостили Жаннэт. Девушка внимательно выслушала, поднялась и вышла. Вернувшись, она протянула жене Салэха что-то очень красивое. Затем показала, как это открыть, там оказался чай! Не уступавший тому, что привозили из-за туманного предела! Кроме чая Жаннэт передала небольшую палочку, на конце которой вспыхивал огонь, если нажимать на небольшой бугорок на другом конце палочки. Эта вещь вызвала не меньший восторг, чем чай, ведь ею можно очень быстро и легко разжигать очаг, это не кремень и кресало, которыми надо долго стучать друг о друга. Но больше всего понравился пакет с сахаром, взятый оттуда кусочек лизали все по очереди, закатывая глаза от восторга!
  
   Жаннэт
   Еда Жаннэт понравилась, понравился и немного хмельной напиток из кобыльего молока. Когда же подали чай, девушку немного удивило - почему так мало, но она вспомнила где-то слышанное: чем меньше чая, тем больше уважения к гостю, к тому же чай был сладким, значит, туда положили мёд! А так угощали (это Жаннэт уже знала из рассказа Тамила) очень почётных гостей! Напиток, действительно, оказался хорошим, девушка удивлённо подняла брови, она не ожидала, что в степи могут выращивать чай. А Салэх, воспользовавшись паузой, задал волновавший его вопрос:
   - Что вы думаете делать дальше?
   Жаннэт не думала ещё над этим вопросом, и он застал её врасплох, поэтому, выигрывая время для раздумий, отпила ещё один маленький глоток и, не зная, что ответить Салэху, похвалила напиток:
   - Хороший чай, не знала, что здесь такой растёт. Кстати, а где здесь могут быть его плантации, ведь для выращивания чая нужен другой климат.
   Задавая этот вопрос, Жаннэт тянула время, раздумывая - а что же делать ей дальше? Можно было запереться в бункере, наплевав на окружающую обстановку, тем более что степняки испытывали какой-то ужас перед скалами, в одной из которых и находился модуль связи. Но припасы рано или поздно закончатся, и придётся оттуда выйти, хотя бы на охоту, и напороться на тех же степняков (Жаннэт до сих пор их не встречала, потому что они кочевали в другой стороне), к тому же этот вариант не для такой деятельной натуры, каковой была майор спецслужбы. Второй вариант - более предпочтительный - влиться в это племя кочевников, первые шаги в этом направлении были уже сделаны.
   Задавая свой вопрос и раздумывая над ответом Салэху, Жаннэт непроизвольно посмотрела на одну из женщин, они не принимали участия в трапезе, а стояли рядом, вроде как прислуживая. Женщина вздрогнула и начала, словно в чём-то оправдываясь, торопливо рассказывать о том, какой чай здесь пьют. Как оказалось, листья того напитка, каким угостили Жаннэт, в степи не росли, их добывали в военном походе. Насколько поняла девушка, очень опасном и не всегда удачном. Выслушав женщину, но при этом не переставая думать - что же ей делать дальше, Жаннэт приняла решение: остаться с этим племенем кочевников, тем более что отношения с местным вождём налаживаются. Да и с остальными людьми девушка надеялась поладить. Конечно, шесть убийств могли подпортить ей репутацию, но взглянув на хитро прищурившегося Салэха ас Тогура, Жаннэт предположила - а не организовал ли эту драку сам элир? Не подстроил напрямую, а создал такие условия, чтоб на Жаннэт напали? Решив над этим вопросом подумать потом, Жаннэт поднялась и вышла из карама. В конце концов, если она разбарахолит аварийный комплект одного из джипов, ничего страшного не произойдёт! Как показали дальнейшие события, решение было правильным. Пачка обычного чая из аварийного комплекта, а туда хороший не кладут, привела женщин в такой бурный восторг, что Жаннэт стало неудобно. Не меньший восторг вызвала зажигалка, а уж пачка сахара-рафинада... Тут оживились даже мужчины, до этого проявлявшие сдержанность. Раздача подарков удалась. Жаннэт поймала оценивающий взгляд Салэха, старый элир не мог не заметить какие восторженные взгляды на девушку бросает его сын, да и то, что сама Жаннэт смотрит на Тамила совсем не равнодушно, старый хитрец тоже заметил. Девушка тихо хмыкнула - может, этот старый плут больше не будет устраивать ей подобных, можно сказать, подленьких проверок, хотя убирать её руками своих конкурентов и просто с ним несогласных вряд ли откажется.
   За стенами карама послышался какой-то шум, и одна из жён вышла узнать -- что же там происходит. Через некоторое время вернулась и зашептала что-то на ухо своему мужу. Салэх ас Тогур нахмурился и громко произнёс:
   - Гоните их!
   - Кого собираетесь гнать? - поинтересовалась Жанэт и понимая, что Салэх не скажет, повернулась к женщине: - Говори!
   - Там жёны Кэрэша, они просят вас заменить им мужа!
   - Это как? - изумилась Жаннэт, жена ас Тогура пояснила:
   - Если кто-то убивает мужа и кормильца, то он должен взять жён и детей убитого в свою семью и заменить мужа. Ведь теперь о них заботиться некому.
   При этом женщина, быстро глянув на Салэха, не стала объяснять, что элир может объявить свободной от замужества женщину, у которой погиб муж. Салэх чуть заметно покачал головой, показывая, что этого говорить не стоит - забота о двух женщинах (элир не был бы элиром, если бы не понял, что эта странная девушка-демон возьмёт на себя заботу о двух несчастных женщинах и быстро не просчитав ситуацию, не принял бы выгодное для себя решение), привяжет Жаннэт к племени. А там может она станет женой Тамила. Жена Салэха поняла своего мужа и стала подробно рассказывать какие беды ждут, женщину, потерявшую своего мужа, если о ней не позаботятся и не возьмут в семью победителя поединка. А то что произошло, можно считать поединком.
   - Справедливо, - выслушав, кивнула Жаннэт и пожала плечами: - Только вот у меня нет семьи, ну а мужа... Я никак заменить не смогу, при всём моём желании не получится. Хотя... Позаботиться о них я могу. А жёны остальных? Как с ними? Тоже надо заменить мужа - взять в семью и заботиться?
   - У брата Кэрэша и ещё двоих которых вы... Наказали, - произнесла женщина, на мгновенье замявшись, после чего продолжила: - Жён не было, у ещё двоих жёны вернулись в родные семьи. А вот жёны Кэрэша... Одна была сирота, и та семья, что её воспитывала, не хочет брать обратно, а вторая сама не хочет...
   - Постой, постой, ты хочешь сказать что жёны?.. У этого грубияна было две жены? Хм, хотя... - Жаннэт глянула на Салэха, ведь у того тоже несколько жён, видно тут так принято. Девушка усмехнулась и продолжила, многозначительно глянув на Тамила: - Ведь он мне предлагал стать его старшей женой, но я тогда не поняла, что он имеет в виду. А теперь вот придётся взять шефство над его гаремом.
   - Простите, что сделать? И с кем? Вернее, над кем? - удивлённо переспросил Салэх.
   - Заботиться об этих горемыках, - вздохнула Жаннэт. Кивнув Тамилу, девушка сказала: - Пошли, посмотрим на этих вдов-вымогательниц.
   - Простите, а зачем вы зовёте моего сына? - снова спросил Салэх.
   - Для солидности, - хихикнула Жаннэт и уже серьёзно сказала: - Не хотите же вы отдать меня на растерзание этим бабам?
   - Карану брать? - серьёзно спросил Тамил, Жаннэт удивилась:
   - Что брать?
   - Вот! Буду тебя защищать, - так же серьёзно, как и спросил до этого, ответил юноша, показав изогнутый меч. Жаннэт хмыкнула:
   -Тогда и лук бери.
   - Если вы возьмёте жён Кэрэша, то и его карам будет принадлежать вам.
   - А карам его брата? - поинтересовалась Жаннэт, Салэх ответил, что у младшего брата Кэрэша ещё не было своего карама, он жил с молодыми воинами в общественном караме. А карамы тех, чьи жёны вернулись в свои старые семьи туда и же и перешли вместе с принадлежащими покойным лошадьми и овцами. Жаннэт хмыкнула, получается, что те вдовы не сами изъявили желание вернуться в свои прежние семьи, их просто туда забрали со всем добром. Даже, скорее, забрали добро, а вдов взяли как довесок. На карам Кэрэша, видно, никто не претендовал, а может боялись демона... Выслушав разъяснения и сделав соответствующие выводы, Жаннэт, снова хмыкнув, кивнула Тамилу:
   - Ну идём смотреть на доставшийся мне гарем.
   - И на его горемык, - кивнул Тамил, он вооружился, как на битву: взял не только меч и лук, но ещё пару кинжалов и булаву. Увидев удивление Жаннэт, юноша пояснил: - Ты же сама сказала -- горемыки, живущие в гареме. Карам, в котором живут горемыки, называется гаремом, так? И решила, что они могут на тебя напасть. Ты, конечно, этого не боишься и покараешь дерзких, но не хочешь этого делать. Поэтому решила взять меня для солидности, чтоб их напугать, вот я и соответствующее вооружился.
   Жаннэт слушала Тамила сначала с недоумением и, по мере того как юноша пояснял свои действия, улыбалась больше и больше. Когда Тамил замолчал, Жаннэт со словами "Какой ты догадливый и заботливый" обняла его. Юноша замер, даже перестав дышать, а Жаннэт держала его немного дольше, чем бывает при дружеских объятиях. С сожалением отпустив Тамила, Жаннэт кивнула:
   - Пошли.
   Выйдя из карама элира, Жаннэт с удивлением разглядывала двух молодых девушек, довольно симпатичных, если бы не синяки. Да ещё бы их умыть да причесать и одежду сменить, уж очень эта была рваная, вся в заплатах, но при этом, как отметила Жаннэт, чистая. Видно Кэрэша мало заботило то, как выглядят его жёны, только бы смотрели за хозяйством и выполняли свои обязанности. Критически оглядев этих девушек, обе жены Кэрэша были довольно молодые, Жаннэт приказала проводить её к караму Кэрэша, вернее, теперь уже её караму. Карам был чистым, но при этом завален всяким ветхим тряпьём и старой одеждой, тент и ковры на стенах были старые и ветхие. Видно, чистота достигалась усилиями девушек, а вот о том, чтоб обновить вещи, приходящие в негодность, прежний хозяин и не думал. Поинтересовавшись почему так, Жаннэт получила ответ, что Кэрэш был очень скупым. Осматривая свою новую собственность, Жаннэт отметила, что висящее на старом ковре оружие новое или хорошо вычищенное, вот о нём прежний хозяин заботился. Одна из девушек показала на запертый сундук. Жаннэт, не заморачиваясь поиском ключа, отстрелила замок и подняла крышку. Сундук был полон золотых монет. Девушка присвистнула и, приняв решение, сходила за своим джипом, подогнав его к уже своему караму, прицепила тот к джипу. Указав девушкам на заднее сиденье, показала Тамилу на место рядом с собой, Жаннэт собралась ехать к бункеру.
   - Тамил едет со мной, это не обсуждается, - заявила Жаннэт попытавшемуся возразить Салэху. Тот решил не спорить, но приказал связать и забросить в карам двух овец, но так, чтоб Жаннэт не заметила. Сейчас она может отказаться, но надо же ей, Тамилу, да и двум девушкам, что она забирает с собой, что-то есть?
   Джип с карамом ехал медленнее, чем двигался бы без прицепа, но быстрее карама, которого тянет упряжка из шести лошадей. К скалам приехали уже затемно. Жаннэт беспокойно вертела головой, её шестое чувство, обычно, предупреждающее старого солдата об опасности, сейчас просто вопило! Скомандовав открыть ворота и отцепив карам, Жаннэт загнала джип в гараж и закрыла ворота. Галопом скакавшие по спине мурашки пропали. Жаннэт посмотрела на своих ёжившихся спутников, они тоже что-то подобное чувствовали. Но сейчас начали успокаиваться, да и у опытного майора спецназа пропало ощущение опасности.
   - Вас как зовут? - поинтересовалась Жаннэт у девушек.
   - Илла, Симла, - ответили те по очереди. Скептически глянув на их одежду, хозяйка бункера решила не повторять свою ошибку, как с Тамилом. Показав на место у наружной двери, скомандовала:
   - Раздевайтесь и туда бросьте свою одежду!
   - Как раздеваться, - пискнула Илла.
   - Совсем! - рявкнула Жаннэт.
   Девушек и Тамила Жаннэт повела в санблок и на пороге душевой приказала Тамилу -- ожидать. А сама с девушками зашла туда. Усадив обеих девушек на табуретки, постригла как новобранцев. Шикнув на заплакавших Иллу и Симлу: -- Я не хочу знакомиться с вашими постояльцами, теми что живут у вас в волосах, - загнала девушек под душ. Помня, как на помывку реагировал Тамил, Жаннэт разделась и, забросив свою одежду в стиральную машину, присоединилась к девушкам. К её удивлению, Илле и Симле понравилось мыться под душем, они быстро освоились с кранами, а от набора шампуней пришли в восторг. Помывшись, Жаннэт задумалась -- во что же одеть девушек? В бункере был двойной запас обмундирования для всей штатной численности там служивших. Готовясь к переносу, девушка его ещё и увеличила, добавив шёлковое бельё, комплекты пижам, мягкие тапочки и много ещё чего. Но все эти вещи были одного размера, предназначенные, понятно для кого. И вот теперь, глядя на девушек, ниже её почти на голову, Жаннэт пребывала в растерянности. Верхнюю одежду ещё можно перешить, укоротить. А вот как быть с бельём? Впрочем, когда девушки народа салимов раздевались, белья у них не было. Так что без таких предметов одежды они могут вполне обойтись или довольствоваться майками, решила Жаннэт и выдала две шёлковые майки и шорты. Подумав, добавила хлопчатобумажные рубашки и длинные штаны, предварительно спросив -- умеют ли девушки шить? Получив утвердительный ответ, обрадовалась:
   - Вот и хорошо! Перешьёте на себя.
   Девушки радостно закивали -- одежда им очень понравилась, особенно шёлковые майки. Их гладили, нюхали и даже лизнули по разу, перед тем как надеть.
   Тамил стоял на том же месте, Жаннэт вздохнула и повела его мыться, приказав девушкам её подождать. В отличие от Симлы и Иллы, Тамил хоть уже раз мылся, запутался в кранах (это в двух-то, а если бы их было три! - хмыкнула Жаннэт) и чуть не ошпарился, пришлось девушке снова раздеться и отрегулировать воду -- не лезть же под душ в одежде и мочить её. Снова у Тамила, посмотревшего в зеркало, возникло желание.
   - Ну знаешь, мне это уже надоело! - заявила Жаннэт и сбила парня с ног, придержав его, чтоб он не ударился, при этом стараясь как можно сильнее к нему прижаться. Положив Тамила на спину, Жаннэт немного о него потёрлась, при этом ласково поглаживая, после чего решительно села сверху. Парень замер, затем робко положил руки на грудь девушки и легонько стиснул. Жаннэт, на мгновения замерев, начала двигаться.
  
   Тамил ас Салэх
   Когда открылись ворота подземного жилища Жаннэт, Тамил не испугался -- ведь он там уже был и знал, что ничего страшного там нет, наоборот, ему хотелось поскорее оказаться в этом подземелье, чтоб спрятаться от беспричинного ужаса. Этот ужас, непонятно как возникший, давил, словно навалившийся сверху саган -- было ещё такое чувство, что сейчас тело начнут рвать когти! Когда ворота закрылись, отсекая темноту внешнего мира (в гараже-то было светло), Тамил вздохнул с облегчением и вытер испарину, выступившую на лбу. Даже раздевшиеся по команде Жаннэт девушки не заинтересовали его -- может, от пережитого страха, а может потому, что теперь для него существовала только одна девушка? Дойдя до пещеры, где моются, Жаннэт, приказала Тамилу ждать, а сама вместе с девушками зашла туда, где, как уже знал юноша, вода льётся с потолка и можно помыться. Их довольно долго не было, потом они появились: Жаннэт, одетая уже в знакомую одежду, на Илле и Симле были длинные рубашки без рукавов, почти ничего не скрывавшие. Но как следует рассмотреть эти рубашки, именно они заинтересовали Тамила, а не девушки, Жаннэт не дала, загнав юношу в душевую. Там подождав, пока тот разденется, собралась уходить. Тамил был расстроен, что Жаннэт не собирается с ним мыться, и осуществил внезапно пришедшую ему в голову мысль: резко повернул ручку, которая разрешала литься горячей воде. Жаннэт выругалась и, быстро раздевшись, отрегулировала воду, вообще-то Тамил мог это и сам сделать, но он уставился в зеркало, любуясь девушкой, так как на неё саму он смотреть не решался. Внезапно какая-то сила сбила его с ног, но он не упал на пол, а был аккуратно уложен. А Жаннэт сделала такое... парня захлестнула волна блаженства. Потом случилось то, о чем Тамил и не смел мечтать. Он поднял руки и положил на грудь девушке, чуть её сжав и начав легонько поглаживать, застонав от наслаждения. Жаннэт, словно желая поддержать парня, тоже застонала.
   Потом они всё-таки помылись и Тамил осмелился обнять девушку. Она была мягкая и податливая, парень понимал, что эта мягкость очень обманчива и в любой момент может смениться стальной твёрдостью, которая может сломать его, как тонкую сухую ветку кустарника, или смять и завязать узлом, как пучок степной травы. Тамил замирал от счастья, ведь эта мягкая податливость именно для него! Набравшись смелости, Тамил спросил:
   - А то, что мы сейчас... Ты была сверху потому, что ты демон и должна быть главнее?
   - Глупенький, - засмеялась Жаннэт, - это потому, что ты такой робкий. А хочешь, сейчас ты будешь сверху?
   И снова они лежали и ласкали друг друга, а потом опять обнимались. Жаннэт первая опомнилась и, отстранившись, сказала:
   - Давай одеваться, а то Илла и Симла подумают, что я тебя тут ем.
   Как оказалось девушки ничего такого не думали, они увлечённо мерили одежду, выданную им Жаннэт, с восторгом подворачивая и закалывая лишнее булавками (тоже выданными им), меняя форму и (как сказали бы более цивилизованные люди) фасон одежды.
  

Глава третья. Некоторые особенности быта хозяйки скалы

  
   Жаннэт
   За девушками-степнячками было очень забавно наблюдать -- они восхищались каждой вещью, но при этом быстро освоили всё кухонное оборудование. Сегодня утром Жаннэт встала раньше всех и осмотрела окрестности, но что вызвало вчерашнюю панику, не обнаружила). Правда, девушка не выходила, обзор провела через камеры слежения, при этом с удивлением обнаружила, что часть камер не работает, картинки на монитор не поступали. Жаннэт предположила, что объективы снова чем-то заляпаны, так как тестовая программа неисправностей не выявила. Решив этим заняться, когда солнце взойдёт повыше, девушка пошла будить остальных. Вчера, укладывая спать своих подопечных (а как же их назвать?) Жаннэт столкнулась с проблемой -- никто не хотел спать в отдельном помещении. Плюнув на условности, девушка всех уложила в своём кубрике, правда, на разных кроватях, благо их было шесть, так что всем хватило и ещё осталось. Посмотрев на Тамила, жалобно на неё глядящего, Жаннэт погрозила ему пальцем и показала на свободную кровать жестом, не оставляющим никакой надежды. Илла и Симла, скорее всего, догадались о том, что произошло между Жаннэт и Тамилом, захихикали, глядя на обескураженного юношу. Жаннэт шикнула на девушек и потушила свет. Это было вчера вечером, а сейчас, глядя на уплетающих тушенку юношу и девушек, Жаннэт пыталась разобраться - что же так их всех напугало вчера?
   Илла доела, и у Жаннэт сложилось такое впечатление, что она бы и банку вылизала, если смогла бы, а девушка сообщила:
   - Если госпожа Жаннэт позволит воспользоваться её очагом и утварью, - девушка обвела рукой кухонный блок, - то я приготовлю на обед не менее вкусную еду - жаркое из ягнятины.
   - Интересно, где ты возьмёшь продукты, из которых собираешься готовить свою вкусную еду, - хмыкнула Жаннэт, решив с этим обращением к себе - госпожа, разобраться позднее, а Илла пояснила:
   - Запас овощей есть в нашем караме, а овечек Салэх ас Тогур приказал положить к нам в карам.
   Жаннэт снова хмыкнула - надо отдать должное старому хитрецу, он таки позаботился о пропитании своего сына, ну и всех, кто с ним, тоже. Кроме этого хмык Жаннэт ещё и выражал недоверие к тому, что Илла сможет приготовить овощное рагу - какие овощи могут быть здесь, в степи? Тем более у народа, ведущего кочевой образ жизни? Но с другой стороны - выйти наружу и посмотреть, что там, не мешало бы, заодно надо выяснить - что же могло так напугать вчера, не сидеть же всё оставшееся время в бункере? Да и попробовать, что приготовит Илла, тоже интересно. Тушёнка, конечно, хорошо, она может нравиться тем, кто её ест в первый раз, но Жаннэт она уже порядком надоела.
   Соблюдая все меры предосторожности, на этот раз надев бронежилеты не только на себя, но и на Тамила и девушек, как следует вооружившись, Жаннэт осторожно приоткрыла ворота гаража и, не спеша, подъехала к караму. Можно было и пешком, но на турели джипа стоял пулемёт, а эта штука посерьёзней автомата. За воротами никакой опасности не было - ярко светило солнце, колыхалась зелёная трава и у своих норок столбиками стояли суслики - у тех, что подальше, ближние попрятались. Заглянув в карам, Жаннэт увидела двух связанных овец. Они неподвижно лежали на полу и как-то странно выглядели - будто пустые бурдюки. При ближайшем рассмотрении оказалось, что из овец словно кто-то высосал всё, оставив шкуру и какие-то жалкие остатки внутренностей, но без костей, которые несомненно бы выпирали через сморщенную кожу животных. Жаннэт аккуратно сделала надрез и увидела внутри кожаного мешка мерзкую чёрную слизь.
   - Скальный демон! Их съел скальный демон! - выдохнул Тамил и подозрительно посмотрел на Жаннэт, та хмыкнула:
   - Ты же видел, я никуда от вас не уходила и постоянно была рядом, так что сотворить подобное с этим животными я никак не могла. К тому же я тебе уже говорила - я не ваш скальный демон!
   - А чей? - поинтересовался юноша.
   - У-у-у! Ну что мне с вами делать, чтоб вы поверили, что я не демон! - В сердцах развела руками девушка и, пнув ногой затрясшиеся, как желе, остатки второй овцы, задумчиво произнесла: - Хотя... Кое-какие мысли по поводу вашего скального демона у меня есть.
   Выскочив из карама, Жаннэт объявила Илле и Симле, что рагу из ягнятины отменяется, так как овечек уже кто-то съел.
   - Но... - задумчиво произнесла одна из девушек-степнячек, - если к нашим овощам добавить мясо из вашего железного туеска...
   - Ладно, делайте своё рагу из тушёнки, - махнула рукой Жаннэт, - хоть какое-то разнообразие. Идите берите свои овощи, мне интересно - что же это такое?
   Пока девушки охая и ахая доставали свои запасы - вид того, что стало с овечками, их поразил больше, чем Жаннэт и Тамила. Жаннэт пошла проверять камеры наружного наблюдения. Как она и предполагала, их объективы были замазаны такой же слизью, как и та, что была внутри овечек, съеденных неизвестной тварью. Именно тварью - такая мерзко пахнущая слизь не может быть у обычного животного! Протирая объективы, девушка размышляла - получается, что их вчерашний страх был не напрасным. Что-то, их так напугавшее, съело овечек. Причём съело не как обычный зверь, поедающий свою добычу, а как паук ест мух - высасывая внутренности, ставшие жидкими. Это что-то регулярно здесь появляется, недаром же степняки стараются избегать этого места. Да и не только степняки, но и другие животные, в обилие здесь водящиеся, несмотря на то, что у скал сочная трава. Пример овечек более чем убедительно показал, что может произойти с ними, если они сюда забредут. Жаннэт испуганно оглянулась - она-то и её подопечные здесь! А что если!.. Хотя суслики! Они-то спрятались бы, если почувствовали бы какую-то опасность, ведь попрятались те, что сидели недалеко от карама, испугавшись людей! Получается, что эта тварь не появляется, когда светит солнце? Но почему животные не пасутся здесь днём и не уходят только ночью? Жаннэт снова огляделась, на этот раз более внимательно, и её взгляд остановился на той скале, под которой она нашла скелеты, одетые в доспехи. Интересно, а почему скелеты? Если овцы были выпиты и их кости куда-то пропали, то почему там лежат скелеты? И куда делись лошади? Ведь степняки не мыслят себя без коня, и так далеко забраться от своего кочевья они могли только верхом, а их кони вряд ли убежали, сбросив своих седоков. Оставив выяснение этого вопроса на потом, Жаннэт решила заняться обустройством своего карама, ведь это теперь будет её жилище у салимов и его надо сделать как можно более комфортным.
   Прежде всего Жаннэт приказала очистить карам от мусора и выкинуть всё внутренне убранство. Девушки это всё безропотно сделали, хоть и причитали, что их госпожа выбрасывает столько добра! А Жаннэт только кривилась, глядя на это "добро". Осмотрев карам, новая хозяйка решила его не укреплять - сама повозка, каркас и войлочный тент на нём были достаточно крепкие. Но вот борта карама новая его хозяйка решила обшить листами профнастила из гаража, справедливо рассудив, что бетонный пол обойдётся и без металлического покрытия. Днище карама выстелили теми же листами профнастила. Это, конечно, не броня - от пули не убережёт, но никакая стрела не пробьёт. Металла хватило, чтоб нарастить борта, почти в рост человека, как у тех карамов, служивших стеной селению салимов, но там наращенные борта были только с одной стороны. Внешний тент из толстого войлока Жаннэт тоже оставила, но вот поверх него решила натянуть специальную ткань, состоящую из гибких фотоэлементов. Во-первых, аккумуляторы заряжаться будут, а во-вторых, эта ткань была куда прочнее войлока, к тому же не промокала. В пространство под полом загрузили аккумуляторы - сколько влезло. Внутри карама Жаннэт разместила немного кухонного оборудования, позаимствованного из пищеблока модуля связи. После всех переделок карам превратился в нечто, вроде туристического вагончика. Все работы заняли почти целый день, с небольшим перерывом на обед - Илла приготовила рагу, используя мясо из консервов и местные овощи. Как выяснила Жаннэт, эти овощи, только напоминавшие знакомые ей, не выращивали, а собирали. В степи были места, где они в изобилии росли. Правда, таких мест было не много и за обладание такими полянками между народами степи шла постоянная борьба.
   Вечером, за ужином, Илла, кашеварившая, пока Симла и Тамил помогали Жаннэт обустраивать карам, похвасталась подруге тем, что освоила кухонное оборудование пищеблока.
   - Госпожа, вы меня тоже научите? - спросила Симла, после того как всё было съедено, и Илла с явным удовольствием мыла посуду - вода-то была тёплая и её было много! Симла с завистью посмотрела на подругу и добавила: - Ведь такие же вещи мы и в караме поставили. Госпожа я...
   - Симла, я Жаннэт, а если ты или Илла ещё раз меня назовёте госпожой, то я... - начала и замолчала Жаннэт, увидев, как сжались обе девушки, ожидая наказания. Покачав головой, она достала коробочку с леденцами, открыла и предложила: - Вот, берите. Это сосать надо, а не жевать!
   Видя, с каким восторгом девушки пробуют конфеты, Жаннэт решила выяснить особенности семейных отношений степняков. Ведь наличие нескольких жён в одном караме не способствует стыдливости, да и то, чем снова занимались в душевой (там все мылись после "трудового дня") Жаннэт и Тамил, не было тайной для девушек, ждущих в предбаннике. Жаннэт выяснила, что муж и жена, которую он выбрал в данный момент, нисколько не стесняются остальных жён, те даже сами принимают участие в любовных утехах. Немного смутило то, что главой своей новой семьи, а следовательно, и обязанной выполнять функции мужа, девушки считают Жаннэт. Их нисколько не смущало то, что она сама девушка - если стала главой семьи, то будь добра соответствовать и выполнять супружеские обязанности как положено. Теперь же Илла и Симла терпеливо ждали, когда дойдёт очередь и до них. Чтоб побыстрее уйти от этой скользкой темы, Жаннэт спросила о детях. Ведь обе девушки были жёнами Кэрэша уже несколько лет, так почему же у них нет детей. Девушки погрустнели - муж их регулярно избивал, даже тогда, когда они были беременны, и у обеих, от жестоких побоев, случился выкидыш. У Иллы даже два, а вот Симла не могла забеременеть после первого. Слушая девушек, Жаннэт пожалела, что убила Кэрэша так быстро и легко, такие, как он, вообще не имеют права жить. У самой Жаннэт детей не было, её профессия не располагает к обзаведению малышами. Девушка всё откладывала создание семьи на потом, делая карьеру, а когда об этом всерьёз задумалась - вроде как уже и поздно было, а может, не встретила подходящего кандидата в мужья. Её командир, к которому она испытывала симпатию, уже был женат и растил двух замечательных дочурок, а она... Жаннэт вздохнула и обняла девушек, ласково, как маленьких, поцеловав тех в лоб, отправила спать, а сама решила заняться наблюдением - не появится ли неизвестный ночной гость, замазывающий мерзкой слизью объективы? Тамил заявил, что пойдёт с Жаннэт и разделит с ней все тяготы ночного бдения. Скальный демон не появился, но Тамил разделил все тяготы, хотя кресло оператора совсем неподходящее место для такого рода занятий.
  
   Илла
   Это было очень страшно - когда обеим девушкам Илле и Симле сообщили, что их муж убит скальным демоном, а они могут стать его жёнами. Весть принесла старая Фатьма, она всегда первой узнавала все новости и охотно делилась ними со всем желающими. Только вот, обычно эти новости всегда были нехорошими, может потому, что Фатьма сама была не очень доброй и собирала именно такие слухи, а может потому, что именно их она и собирала, не интересуясь добрыми вестями.
   - Бедные, вы бедные, - причитала Фатьма, с напускной жалостью глядя на забившихся в угол карама девушек. Те дрожали от страха и, казалось, это только больше раззадоривало Фатьму:
   - Убил демон Кэрэша, его брата тоже убил и тех, кто хотел за них заступиться - убил. Всех убил! Это старый Салэх его из степи привёз и сына своего демону отдал, не пожалел! А демон в благодарность убил всех, кто Салэху мешал! И теперь сюда за вами придёт!
   Девушки заскулили от страха, ведь известно, что демон не просто убьет и съест, а ещё и душу заберёт. Старая Фатьма подлила масла в огонь:
   - Заберёт теперь демон ваши души и будет их есть, и не просто съест, а ещё и пожуёт! Вон уже идут...
   Фатьма пропала, словно её в караме и не было, конечно, кому хочется, чтоб его душу демон жевал, а ведь демон разбираться не будет - кто в караме сидит: ему предназначенные или совсем посторонние. Девушки заскулили громче, их муж Кэрэш был очень жестоким и постоянно бил своих жён, но на душу он не покушался!
   - Бегите к караму Салэха и просите, чтоб он вам нового мужа нашёл или объявил свободными от замужества, пока за вами демон не пришёл! - произнесла, не входя в карам, только снова заглянувшая туда Фатьма.
   Вообще-то, убивший главу семьи должен был взять на себя заботу о пропитании семьи убитого. Обычно так и бывало, но понятно, что мало кто будет заботиться о таких родственниках - в новой семье они жили впроголодь и выполняли всю грязную работу. Но была в этом обычае одна лазейка - жёны убитого могли пойти к элиру и попросить того, чтоб он их определил в другую семью или объявил свободными от брака, позволяя женщинам участвовать в летнем празднике как невестам (такое обычно практиковалось со вдовами погибших на войне). У красивой женщины были шансы обзавестись новой семьей - стать пусть не главной, но третьей или четвёртой женой. Был ещё один выход - вернуться в свои прежние семьи, но вряд ли там примут девушек, побывавших жёнами Кэрэша. Да и побоятся - ведь всё добро убитого, шло как приданое к его жёнам (это тоже способствовало тому, что такие женщины вдовами долго не оставались), а вдруг демон, убивший Кэрэша, позарится на его добро? Илла и Симла переглянулись: даже быть четвёртой женой у доброго мужа будет лучше, чем первой и второй у Кэрэша, а уж куда лучше, чем быть съеденной демоном! Девушки выскочили из своего и побежали к караму элира, там, остановившись, дружно заголосили. Плакали и причитали недолго, из карама вышли: Тамил, сын элира, красавец-юноша, о котором вздыхала не одна девушка народа салимов, и высокая незнакомка, мало уступавшая в росте сыну Салэха. Стройная и мускулистая, словно воин, но это не портило её красоты, а словно подчёркивало. Девушка чему-то покивала, разглядывая Иллу и Симлу, тех удивило, что эта незнакомка ведёт себя как мужчина - делает, что хочет, и не спрашивает разрешения ни у стоящего рядом, собравшегося как на войну Тамила, ни у его отца. Высокая девица не попросила, а именно приказала проводить её к караму Кэрэша и стала по-хозяйски его осматривать, презрительно хмыкая. Обнаружив сундук, она не стала искать ключ, а с грохотом отбила замок, даже не прикасаясь к нему. Чем она это сделала, ни Илла, ни Симла не поняли, но сделала она это так быстро, что бывшие жёны Кэрэша и испугаться не успели. Девица ушла и сразу же вернулась, приехав на маленькой повозке, чем-то напоминающей карам, но эта повозка двигалась сама! Прицепила эту повозку к караму и властно указала Илле и Симле на скамеечку позади себя, а Тамилу рядом с собой. Попытавшемуся возразить Салэху ас Тогуру заявила:
   - Тамил едет со мной, это не обсуждается.
   Элир не посмел возразить, только приказал забросить в карам двух связанных овец, незнакомка на это внимания не обратила, занятая своей повозкой, а вот Илла заметила. Повозка побежала очень быстро, почти как скачущий всадник, и это несмотря на то, что тащила за собой карам! Чем дальше отъезжали от становища, тем страшнее становилось девушкам. А когда впереди, еле видные в сумерках, показались чёрные скалы, суеверных степнячек обуял ужас, и они тихонько заскулили. Илла видела, что Тамилу тоже страшно, но девушкам было ещё страшнее! Так страшно, что они даже не заметили, как в скале открылась пещера и маленькая повозка туда заехала. Пещера, как в сказке про злых духов, закрылась, но перепуганные степнячки оказались не в страшной темноте подземного царства, а наоборот - тут было светло, а давящая ужасом темнота осталась снаружи.
   - Вас как зовут? - поинтересовалась высокая девушка. Только сейчас Илла обратила внимание, что она коротко острижена так, как стригут, когда хотят наказать или опозорить.
   - Илла, Симла, - ответили те дрожащими голосами, а стриженая девушка тоном, не терпящим возражений, приказала, показывая на закрывшийся вход:
   - Раздевайтесь и туда бросьте свою одежду!
   - Как раздеваться, - испуганно пискнула Илла.
   - Совсем! - рявкнула странная девушка. Илла и Симла снова заскулили и, хотя совсем не раздеваются даже перед мужьями, ослушаться не посмели. Удовлетворённо кивнув, хозяйка этого подземелья повела поскуливающих степнячек и Тамила, которого, казалось, совсем не интересовало, что рядом идут две обнажённые девицы, длинным запутанным коридором (двадцать метров и два поворота). Подведя к открывающейся перегородке и приказав Тамилу ждать, девушка завела Иллу и Симлу в небольшую пещеру, одна стена которой представляла вставшую вертикально гладкую водную поверхность, так там всё хорошо отражалось, намного лучше, чем в хорошо отполированной серебряной тарелке! Но любоваться своими отражениями девушки долго не смогли, хозяйка скалы (а кем она ещё может быть?) усадила их на очень узкие и высокие сиденья и, словно издеваясь, состригла чем-то жужжащим все волосы! Не просто состригла, а срезала так, что на голове ничего не осталось! При этом мучительница приговаривала, что не хочет с кем-то знакомиться. Потом эта девушка и сама разделась и сделала так, что с потолка полилась тёплая вода, много воды! Оказалось, что этой водой можно командовать - делать её совсем горячей и добавлять или убавлять напор. А то, что было вместо мыльного корня, привело молодых салимок в восторг! Оно мылилось и отмывало намного лучше мыльного корня! А запах!.. Этим хотелось не мыться, а пить его! После того как помылись, хозяйка скалы дала одежду, но что это была за одежда! Нижняя рубашка была такая мягкая и тонкая, что её хотелось гладить и гладить. Симла не удержалась и лизнула, её примеру последовала и Илла. А девушка, хозяйка скалы, дала им зелёные рубашки и такие же короткие штаны, как надела сама. Ткань у этой одежды была не такая нежная, как у нижних рубашек, но всё равно гораздо лучше, чем у той одежды, что была у девушек раньше, ведь ткань для неё приходилось из овечьей шерсти делать самим. Кроме коротких, девушки получили ещё и длинные штаны, но они оказались великоваты. На вопрос хозяйки скалы - умеют ли они шить, Илла и Симла ответили утвердительно и получили чудные, застёгивающиеся штучки (булавки -- так она сказала), оказавшиеся очень удобными, так как с них ничего не соскальзывало.
   - Вот и хорошо! Перешьёте под себя! - сказала хозяйка скалы, явно чему-то обрадовавшись, и повела девушек из пещеры, где моются.
   Тамил так и стоял на том же месте, где его оставила хозяйка скалы. Теперь она оставила здесь девушек, а сама увела Тамила в пещеру, где можно мыться. Девушки с интересом стали озираться, эта пещера была совсем не такая, как та, где они когда-то побывали, когда салимы кочевали у гор. Здесь было чисто и светло, гладкие стены были как в караме и не давили камнем. Переглянувшись, девушки начали примерять ту одежду, что дала им хозяйка скалы.
   - Она не скальный демон, она девушка и добрая, - сказала Симла, примеряя шорты.
   - Она срезала нам волосы и совсем раздела, - возразила Илла, Симла, покачав головой, словно оправдывая хозяйку скалы, ответила:
   - У неё самой короткие волосы! Ты же видела, у Тамила тоже так подстрижены, скорее всего, это она и сделала. Может, так здесь, в скале, принято? А раздела?.. Она же нам дала другую одежду, гораздо лучше, чем та, что у нас была. А то, что совсем раздела при мужчине... Так она тоже не стесняется, и мы теперь её семья, значит, нам можно тоже так себя вести!
   - Раздеваться при мужчинах?! - изумилась Илла.
   - Нет, только в своей семье, - авторитетно заявила Симла.
   - Не знаю, с ней понятно, что так можно, а Тамил? - спросила Илла, девушка задумавшись, подворачивала рубашку и штаны, подкалывая лишнее булавками.
   - Тамил тоже наша семья, недаром же она там... - Симла кивнула в сторону двери, - ведь его тоже с собой в скалу взяла. Думаешь, что они там так долго делают?
   - Да? А как же мы? Если она взяла Тамила только себе, то как же мы... - растерялась Илла, Симла постаралась её утешить:
   - Не знаю, но как-то будет, недаром же она нас помыла и одежду дала...
   - А мы теперь так и будем жить в скале? - Казалось Илла, не слушает Симлу, а высказывает свои страхи, та вздохнула, видно, те же страхи одолевали и её:
   - Не знаю, поживем увидим. Она не скальный демон, о котором говорила старая Фатьма. Скальный демон страшный и он мужчина, а это девушка, ты же сама видела. Молодая и красивая!
   - Сильная и... - Илла со страхом посмотрела на запертую дверь. - А если бить будет?
  
   Появившаяся хозяйка скалы была довольна, а Тамил выглядел очень счастливым, Симла многозначительно поглядела на Иллу, словно хотела сказать - а что я тебе говорила? Хозяйка скалы снова повела своих гостей (так решила Илла, потому, что если бы они были пленники, то и отношение было бы совсем другое) по длинному коридору (ещё пять метров) и вывела в другую пещеру, где, судя по всем признакам, была кухня. Настоящая хозяйка кухню сразу узнает, будет ли это отдельный закуток в караме или вот такая пещера. Еда здесь была, хоть и необычная, но вкусная. А потом случилось такое... Хозяйка скалы налила чай! Правда не так, как наливают дорогим гостям, а по полной чашке. Но чай был не такой, который степняки пили всегда, а тот (или очень похожий на него), что привозили воины из набегов за туманный предел! Ни Илла, ни Симла этот чай не пили, кто угостит женщину таким чаем? Только один раз довелось его понюхать, когда у Кэрэша были гости и он их угощал. Запах был похожий, да и вкус очень отличался от обычного чая, но это ещё не всё - чай был сладким! Чай так подслащают мёдом и делают это только для почётных гостей или для самых близких, желая показать, как они дороги хозяевам. Илла никогда не пробовала мёда, а Симле только один раз довелось лизнуть, даже не взять на язык - всего лишь прикоснуться! А тут... Девушки одновременно заплакали... Хозяйка скалы показала, что они для неё дорогие и близкие родственники!
   После ужина пошли спать, девушки боялись оставаться одни, и Жаннэт (за ужином они узнали, как зовут хозяйку скалы - так к ней обращался Тамил) взяла их в пещеру, где спала сама, туда же она взяла и Тамила, но не разрешила ему лечь с ней. Глядя на обескураженного юношу, девушки захихикали, уж очень у того был обиженный вид, но всё же они не могли понять, какие отношения между этими двумя? С одной стороны - если Жаннэт жена Тамила, то она должна выполнять желания мужа, но с другой - она хозяйка скалы, и получается, что сама им командует и может взять мужчину в постель, но почему-то не делает этого. Очень хотелось это обсудить, но говорить, когда Жаннэт потушила большой свет, оставив лишь маленький огонёк (как она сказала - ночничок), девушки не решились.
   За завтраком осмелевшая Илла сама предложила приготовить рагу из ягнятины, так как заметила, что старый Салэх приказал забросить в карам двух овечек, а запас овощей там был. Жаннэт почему-то удивило наличие овощей, но она согласилась. На этот раз, одевшись в длинные штаны, рубашки и куртки из толстого материала, а поверх всего этого надев что-то, напоминавшее доспехи воина, выехали на повозке Жаннэт, хотя до карама от её скального жилища было рукой подать. Все страхи девушек растопило яркое солнце - Жаннэт не собиралась их запирать в скале! Но то, что произошло с овечками, очень напугало их! Получается тот вчерашний ужас имел реальную основу! Кто-то к ним подкрадывался, и спасло только то, что Жаннэт спрятала их в своей скале. А вот Тамил почему-то подумал, что это сделала Жаннэт и что именно она скальный демон! Но как она могла это сделать, если всё время была с ними? Девушки-то уже догадались, что Жаннэт - хозяйка скалы! А вот Тамил не понял этого, совсем глупый! Хозяйка скалы очень хорошая, потому что приняла их в свою семью.
   Потом обустраивали карам, Иллу немного расстроило, что выкинули всё, что там было внутри, но очень понравилась та ткань, которой обтянули войлочный тент. Блестящая, и очень прочная, эта ткань не пропускала воды (Илла украдкой на неё плюнула), войлок тоже не пропускал, но только вначале, а потом, намокая, воду не задерживал. Так бывало во время сильных дождей - они хоть и редко, но случались в степи. Жаннэт, Тамил и Симла продолжили возиться с карамом, а её, Иллу, отправили готовить рагу. Девушка быстро освоила, как управлять необычным очагом и пользоваться различной кухонной утварью. Готовить, как и мыть посуду, было одно удовольствие! Воды было много и она была тёплая!
   А после ужина произошло ещё одно событие, заставившее Иллу и Симлу буквально задохнуться от счастья: Жаннэт разрешила, вернее, строго приказала, называть её по имени и на "ты"! Кэрэш такого своим жёнам не позволял, обращаясь к нему, надо было обязательно добавлять "господин", а ещё девушки поняли, что Жаннэт бить их не будет! Хотя раньше сомнения были.
  
   Жаннэт
   Всё таки за девушками было забавно наблюдать - сначала они её откровенно боялись, потом вроде как начали восхищаться, причём не столько самой Жаннэт, сколько вещами, что у неё были, но какая-то опаска оставалась, и вдруг необъяснимая радость и почти собачья преданность. Девушки так смотрели на Жаннэт, что той стало неудобно. Радость случилась после чаепития - она всего-то угостила их чаем с сахаром, ну, если сама так пьёт, то другим, что, не давать? И снова радость, причину которой Жаннэт не поняла, обуяла девушек и после ужина - неужели на них такое действие оказали леденцы, которыми их она угостила? Вроде и говорили о грустном - девушки жаловались на то, как их избивал покойный муж и к чему это привело. К тому же Жаннэт отругала Симлу за то, что та назвала её госпожой, и потребовала, чтоб девушки обращались к ней на "ты" и называли по имени. Светящиеся от счастья Илла и Симла ушли спать, а Жаннэт решила понаблюдать - не появится ли ночной гость, наружные камеры могли работать и в инфракрасном режиме. Но наблюдение не получилось - Тамил решил разделить тяготы ночного дежурства с Жаннэт и разделил, хоть кресло оператора для этого было не совсем удобным, но это мелочи, если хочется... Разделить тяготы. В итоге, под утро таки уснули. Впрочем, за ночь ничего и не произошло, утром все объективы были чистые.
   Утром Жаннэт разбудил запах свежеприготовленной еды, кто-то из девушек снова хозяйничал на кухне. Завтрак получился очень вкусным, хоть для его приготовления были использованы тушёнка и те же "овощи", что и вчера. У Симлы, в этот раз она куховарила, получилось совсем другое блюдо! Не менее вкусное, чем вчера у Иллы! После завтрака Жаннэт решила заняться дальнейшим обустройством своего карама, но этим планам не суждено было сбыться. Перед тем, как выйти из бункера, оглядывая окрестности, Жаннэт обнаружила большую группу всадников, направлявшихся к скалам. Но степняки ехали не спеша, рассмотрев, девушка увидела, что это были салимы во главе со своим элиром.
   - Военный поход! - определил Тамил и на вопрос Жаннэт - почему он так решил, юноша ответил: - Вон видишь - бунчук! А это значит, что воины идут в поход!
   - Как-то медленно они идут, - хмыкнула девушка, - они должны быстрее скакать и целеустремленнее, что ли. А то, едут как на прогулку и почему-то в нашу сторону. Они что, на меня собрались нападать?
   - Отец надеется, что и ты примешь участие в этом походе, видишь? Количество и расположение конских хвостов на бунчуке, показывает, что он готов принять главенство союзника, то есть тебя.
   Жаннэт покачала головой, то, что копье превращено в подобие мохнатого знамени, она разглядела, но увидеть такие тонкости?.. Хотя Тамил с этим с детства знаком, и понять по конским хвостам, что приглашают не просто подраться, а возглавить одну из дерущихся сторон, у него получилось даже на таком расстоянии. А юноша окончательно удивил Жаннэт, прочитав по конским хвостам:
   - Поход против тулиманов, большой поход, а не набег за добычей.
   Жаннэт хмыкнула, чего-то подобного от старого хитреца она и ожидала, тот, пользуясь тем, что большинство воинов тулиманов погибло, решил окончательно добить конкурентов на степные пастбища и поляны-огороды. Её догадку подтвердил сын элира:
   - Сейчас самое время окончательно разобраться с тулиманами.
   Оказалась, что разборка будет достаточно кровавой - вырежут всех мужчин и мальчиков, чей рост достиг оси колеса карама. Женщин тоже вырежут, оставив только самых красивых, но в жёны их брать не будут, только в наложницы.
   - М-да, сурово, - отреагировала Жаннэт на рассказ Тамила, - пожалуй, стоит вмешаться.
   На этот раз Жаннэт одела своих подопечных как следует - в бронежилеты и шлемы, девушек одела тоже, - не оставлять же их в бункере? Оставить их обустраивать карам? Эта мысль была отброшена сразу - а если военный поход затянется до ночи? А оставлять девушек на ночь в караме у скал?.. А вдруг ночной визитёр пожалует? Да и самой возвращаться в бункер ночью было страшно - этот зверь, или кто он там, съел овечек в запертом караме! Правда, войлочные стены не ахти какая защита, но входной полог-то был зашнурован, а овечки оказались съеденными! Посчитав, что джип будет для четверых слишком мал, к тому же непригодным для ночёвки в степи, если такое случится, Жаннэт загрузила своих подопечных в броневичок. Вообще-то, модулю связи по штату такая машина не полагалась, должен был быть обычный открытый грузовик-пикап. Бронетранспортёрам комплектовались командные модули - большие бункера. Бронетранспортёр командного модуля - это была не боевая машина, а скорее слабо бронированное транспортное средство, представлявшее собой - боевую колёсную машину пехоты, модернизированную для транспортировки грузов. Увеличенный десантный отсек позволял размещать там не только людей, но и различные грузы, расстояние между двумя передними и двумя задними мостами было увеличено, за счёт этого появились широкие боковые люки; задний люк был оставлен в прежнем виде и представлял собой две широкие створки. Все колёса были ведущие с индивидуальным двигателем на каждом, аккумуляторный отсек занимал всё пространство под полом. Этот расширенный отсек позволял разместить там большее количество аккумуляторов, что увеличивало дальность пробега на одной зарядке. Хоть корпус и был переделан, его увеличение не сказалось на общем весе, поскольку бронирование было уменьшено и теперь защищало только от лёгкого стрелкового оружия. Жаннэт решила, что такая броня в нынешних условиях будет более чем хорошей защитой - степнякам нечем её пробить, ведь стрелкового оружия, даже самого примитивного, у них нет, саблей, или как они говорят -- караной, броню хоть и тонкую не пробьешь. Башню со скорострельной пушкой девушка, когда заменила грузовичок на бронетранспортёр, не стала снимать, но вместо пушки смонтировала пулемёт, туда можно было поставить и крупнокалиберный, но Жаннэт решила использовать одинаковые патроны, что для автоматов, что и для пулемётов, поэтому во вращающей башне стояла такая же система Дилана, как и на джипах. Система наводки, оставшаяся от автоматической пушки, позволяла целиться и стрелять из пулемёта, не поднимаясь в башню, а с места водителя.
   Убедившись, что её подопечные разместились (Тамил сел в кресло рядом с девушкой, а Илла и Симла, даже улеглись на сиденья-диванчики, решив вздремнуть - делать-то всё равно нечего), Жаннэт вывела машину из гаража и покатила к остановившимся в отдалении от скал всадникам.
  

Глава четвёртая. Нарушение закона степи

  
   Салэх ас Тогур
   В этот раз элир салимов вел гораздо больший отряд. Если прошлый раз с ним поехали только верные ему люди, остальные воины не то что не повиновались, просто выжидали, кто возьмёт верх -- старый вождь или набиравший силу Кэрэш. Тем более что тогда был не поход - Салэх отправился на поиски сына, поэтому можно было и не сопровождать отряд элира, это же не военный поход и вряд ли там будет добыча. Сейчас тоже не все воины пошли с ас Тогуром, половина осталась в становище, его нельзя было оставлять без защиты. Соседи, воспользовавшись отсутствием охраны, могли напасть, и вернувшиеся салимы застали бы пепелище вместо своего селения (понятно, что добыча, захваченная в военном походе, делилась на всех: и тех, кто участвовал, и тех, кто охранял становище).
   Салэх обернулся и глянул на бунчук, он не был уверен, что Жаннэт сможет распознать знак, ей подаваемый, но надеялся, что это сделает Тамил. Отдавая главенство в походе этой девушке (Салэх, поразмыслив, уже не думал о Жаннэт как о скальном демоне, хотя она и жила в чёрных скалах), надеялся, что она примет участие в набеге на становище тулиманов, ведь без её помощи вряд ли это нападение будет удачным. Там тоже остались воины для его обороны и их было достаточное количество, чтоб отбить атаку соседей. А главный в походе... Салэх был уверен, что Жаннэт не сумеет командовать степняками. Ведь биться на каранах она не умела, пускай она хорошо дралась голыми руками и у неё было чудесное оружие, но всего этого недостаточно, чтоб вести в бой конных воинов. Салэх снова оглянулся, он уже подъехал к чёрным скалам достаточно близко, переступить запретную черту воины-салимы при всей своей храбрости вряд ли решатся. Да и самому ас Тогуру было не по себе. Но всё получилось так, как хитрый вождь и рассчитал: из-за скал выехала повозка Жаннэт, только она на этот раз имела совсем другой вид - была больше и похожа на крытый маленький карам. Но в отличие от карама степняков у повозки было восемь колёс! По четыре с каждой стороны, и в отличие от первой повозки Жаннэт эта была закрыта сверху, но не тентом! Похоже, её низкий верх был сделан из того же материала, что и борта, а на крыше виднелось что-то типа большой перевёрнутой корзины, с торчащим из неё таким же оружием, как и на той, первой, маленькой повозке. Салэх чуть прищурился -- получается, что у Жаннэт несколько повозок, и все они могут двигаться сами, без упряжи лошадей.
   У подъехавшей ближе повозки открылись маленькие двери, как-то странно открылись, не в сторону, а вверх, и эти двери были на косой передней стенке.
   - Здравствуйте, отец! - поздоровался Тамил, высунувшийся из люка (маленькой двери, удивившей своим размером и положением вождя салимов). Поздоровалась и Жаннэт, выглянувшая из люка рядом, затем она вылезла на броню и, свесив ноги, предложила:
   - Раз вы отдали мне предводительство этой военной операцией, то я хотела бы знать её цель. Да ещё и расскажите, как она должна проходить.
   Салэх не совсем понял, что имеет в виду Жаннэт, но то, что она сразу не отказывается участвовать в набеге салимов, обнадёживало. Ас Тогур собрался с мыслями, намереваясь объяснить необходимость этого похода, как увидел двух девушек, чьи любопытные мордашки появились из того же люка, откуда выбралась сама Жаннэт. Девушки были стрижены так, как она постригла Тамила, да и у неё была такая же причёска, вернее - просто короткие волосы. Салэх решил, что она это делает не от страха, что её скальп достанется врагу, а показывая, что этого никогда не произойдёт, и враг должен оставить всякую надежду - заполучить кожу с её головы. Если с Тамилом было понятно -- он был воином, его скальп мог быть трофеем, то зачем Жаннэт постригла девушек? Ведь с женщин скальпы не снимали! Или это практиковалось у народа Жаннэт? Салэх окончательно пришёл к выводу - его догадка верна: сама Жаннэт была девушкой-воином! Скорее всего, так и было - у её народа скальпы снимали со всех! Об этом Салэх спросил у Жаннэт, чем очень развеселил девушку:
   - Следуя этой логике -- боевым коням хвосты тоже отрезать надо, ведь и их можно считать воинами! Поэтому у меня и нет лошадей, правда, машинам можно колёса оторвать... - девушка окончательно развеселилась, представив степняка со связкой покрышек у пояса. Отсмеявшись, спросила: - Но, уважаемый, не увиливайте, ответьте на мой вопрос: куда и зачем вы направляетесь таким большим отрядом?
   Жаннэт знала намерения Салэха от его сына, но хотела услышать, что предложит ей сам ас Тогур как награду в обмен на участие в набеге салимов на соседей. Тот сказал то, что и ожидала девушка:
   - Я предлагаю вам возглавить наш поход и долю военной добыче.
   Жаннэт кивнула и задумалась, она вспомнила слова Тамила -- вырежут всех мужчин и мальчиков, чей рост достиг оси карама...
   - Это для меня большая честь -- возглавить поход таких славных воинов, но боюсь, что я её недостойна, - склонила голову Жаннэт, заметив при этом спрятанную в усы улыбку Салэха ас Тогура и услышав одобрительный гул салимов, всё-таки не дело женщине командовать воинами, пусть она и скальный демон. Но то, что дальше сказала девушка, вызвало у степняков оторопь: - А вот от добычи я не откажусь. Моя добыча -- все тулиманы с их скарбом.
   После заявления Жаннэт терялся смысл похода, ведь основная его цель -- добыча! А уничтожение конкурентов на владение пастбищами и овощными полянами - так, побочный результат. Салэх, как и все салимы, понимал, что все захваченные угодья удержать не удастся, часть всё равно придётся отдать соседям. А если Жаннэт заберёт себе стада... Судьба пленников салимов мало интересовала, скальный демон, скорее всего, их убьёт, хотя... От рабынь девушек степняки не оказались бы. Это была такая же добыча и ею распоряжались сразу после того, как захватили, и понятно как. Девушка усмехнулась, она прекрасно поняла, чем вызвано недовольство салимов-воинов, подняв руку и дождавшись тишины, произнесла:
   - Часть лошадей и овец заберёте себе, всё равно у тулиманов погибло много воинов, следовательно, и тех, кто пас стада. Они не смогут справиться с теми табунами, что у них остались. Так что вперёд! Уважаемый Салэх, командуйте!
  
   Жаннэт
   Жаннэт вела транспортёр и улыбалась, вспоминая лица степняков, услышавших, что всю добычу она заберёт себе, и их неподдельное удивление, когда она заявила, что хоть и отдаст часть табунов, но все пленные -- её добыча! Если мальчики ещё понятно -- их можно потом продать, то зачем ей женщины! То, что она не собиралась убивать мужчин, удивит салимов ещё больше! Реакция Симлы и Иллы, когда она села на своё место тоже её позабавила.
   - Жаннэт, а зачем нам столько рабов? - спросила Симла и хозяйственно добавила: - Ведь их же кормить надо! А скотину ты отдашь! Надо было наоборот: пленников отдать, а лошадей и овец забрать себе!
   - Там разберёмся, - усмехнулась Жаннэт, стараясь ехать не за отрядом салимов, а немного в стороне, хоть степь и была покрыта травой, но всё же поднимающаяся пыль закрывала обзор, это было единственное неудобство - в транспротёре был включен кондиционер. Когда отряд остановился, Жаннэт обогнув всадников, выехала вперёд, поравнявшись с Салэхом. Девушка выглянула из люка и присвистнула:
   - Похоже, мы опоздали, кто-то решил прибрать добро ослабленных тулиманов раньше нас.
   Становище тулиманов было как две капли воды похоже на поселение салимов: такие же карамы-стены и внутреннее расположение больших крытых повозок, построенных условными улицами. Несколько карамов горели, что говорило о том, что щадить осаждённых напавшие не собирались. Отряд раза в три больше, чем тот, что привёл Салэх, готовился к решительному штурму. К удивлению Жаннэт, всадники и не думали спешиваться, а собирались ворваться в укреплённое становище через пролом в стене там, где догорали несколько карамов. Ни осаждённые, ни нападающие не заметили подкравшийся отряд салимов, те, увидев бой, сразу сдали назад, затерявшись в густой траве.
   -Ишлимы, - выдохнул Салэх, - нас опередили!
   - Но почему же? - возразила Жаннэт. - Просто наша добыча увеличилась!
   Бронетранспортёр двинулся вперёд, к низкому звуку тяговых электромоторов, добавилось пение завертевшихся стволов пулемёта. А всадники-ишлимы, выстроившись клином, устремились к тому месту в стене, где образовался пролом. Жаннэт навела крест маркера на первых всадников атакующего клина и вдавила клавишу открытия огня. Пулемётом в башне можно было управлять с места водителя, менять зарядные короба с лентой не было нужды - там была специальная система подачи патронов, упакованных в длинную ленту, ёмкость с которой занимала почти всё свободное место башни. Разогнавшиеся ишлимы так и не поняли, что происходит. Уцелели немногие, но их добили стрелами салимы. Жаннэт, выглянув из люка, приказала:
   - Никаких убийств и никакого грабежа, без моей команды! Всех тулиманов согнать на центральную площадь!
   Салэх понятливо кивнул, Жаннэт хотела отобрать тех, кто будет её рабами, а остальных... Степь не знала жалости и не любила мягкотелых.
   Бронетранспортёр двинулся в пролом, но там было недостаточно места, чтоб он смог проехать. Два полусгоревших карама бронированная машина легко раздвинула, перевернув один из них, пробивая себе дорогу. Следом за бронетранспортёром в становище тулиманов въехали салимы. Воины были в приподнятом настроении -- перепуганные тулиманы и не думали сопротивляться, так их впечатлила быстрая расправа с напавшими ишлимами. Салимы пустили вход нагайки, сгоняя побеждённых в центр селения, женщин и девочек отделили от мужчин и мальчиков, ожидая что Жаннэт даст команду начать обычную в таких случаях резню. Жаннэт, снова сидящая на броне, ухмыльнулась, представив, какое разочарование ждёт воинов-салимов.
   - Туда их гнать? - спросил у Жаннэт Тогур, тоже примостившийся на броне с ней рядом.
   - Кого, куда? - удивилась девушка, юноша показал на карам, стоявший недалеко:
   - Мальчиков, мерить рост, тех, кто не достаёт до оси, отдадим матерям, остальных... Мужчин можно рубить прямо тут.
   Женщины тулиманов, услышав слова Тамила, заголосили -- ведь сейчас будут убивать их детей и мужей! Мужчины угрюмо молчали, они понимали, что их ждёт и смирились со своей долей, ведь в случае победы, они сами поступили так же. Жаннэт привстала и закричала на заволновавшихся женщин:
   - А ну тихо! Никого убивать не будем! Забирайте своих детей!
   Повернувшись к зароптавшим салимам (ведь нарушался основной закон степи: враг должен быть убит!), Жаннэт спросила, на этот раз не подымая голоса:
   - Мы вроде договаривались: все пленники -- моя добыча. Или кто-то хочет возразить? Так возражайте!
   - Шаманов я бы всё же зарубил, всех! Они у тулиманов очень опасны и могущественны -- могут легко забрать у человека его душу! - сказал Тамил, Жаннэт усмехнулась:
   - Душа, как я посмотрю, у вас очень ходовой товар -- и шаманы на неё зарятся, я уже не говорю о скальном демоне. Хотелось бы посмотреть, как это у них получается -- душу забрать?
   Жаннэт ухмыльнулась, не зная, что узнать, как это делают шаманы -- лишают души, ей придётся совсем скоро. А пока Жаннэт, презрительно усмехаясь, пренебрежительно махнула рукой:
   - Пусть живут, они ничего сделать не смогут.
   Пока салимы делили лошадей и с сожалением поглядывали на женщин, особенно на девушек, забирать что-нибудь из карамов Жаннэт тоже запретила, она сама обратилась к пленным:
   - Я не хочу вас убивать без причины и надеюсь, что её вы мне не дадите. Пока будете жить здесь. Живите, как жили. А там посмотрим.
   - А где же нам пасти кобылиц и овец? Ведь наши пастбища теперь нам не принадлежат. Куда выгонять наш скот? - спросила одна из женщин, ей придало смелости то, что с ними говорит девушка, мужчины же хмуро молчали.
   - Я договорюсь с Салэхом, - усмехнулась Жаннэт, - он мне не откажет.
   Салимы остались на ночь в захваченном становище тулиманов, на ишлимов Салэх ас Тогур решил двинуться завтра утром, Жаннэт не возражала. Воины-салимы расположились у своих костров, не смешиваясь с тулиманами, хотя провизию позаимствовали у них. Илла вытащила из бронетранспортёра электроплиту и стала готовить на ней, демонстрируя обступившим её женщинами своё умение обращаться с техникой Жаннэт. Кроме электроплиты, питающейся от аккумуляторов бронетранспортёра, девушка, гордо показывая своё мастерство в управлении диковинными вещами, достала миксер (зачем-то взбив молоко), извлекла ещё кое-что из кухонного оборудования, прихваченного из модуля. Жаннэт с улыбкой наблюдала за ахающими женщинами, обступившими Иллу, хозяйка есть хозяйка, пусть становище и захватили враги, но грабить и тем более убивать его обитателей, никто не собирался. Наоборот, Жаннэт, обладавшая такими чудесными вещами, взяла уцелевших тулиманов под свою защиту. А Илла, поощряемая всеобщим вниманием, хвасталась напропалую. Жаннэт решила оставить девушку у тулиманов, Салэх тоже оставил нескольких воинов, остальные утром пошли к становищу ишлимов.
   Подъехав к огороженному становищу, как две капли похожему на такие же селения салимов и тулиманов, отряд Салэха остановился. Ишлимы были более многочисленным племенем, или как они сами себя называли -- народом степи, чем салимы и тулиманы. Воинов, оставшихся для охраны своего селения, было едва не больше салимов. Салэх вопросительно посмотрел на сидящую на броне Жаннэт. Та усмехнулась, старый хитрец явно намекал на то, чтоб она пустила в ход своё оружие. Девушка задумалась -- патронов к пулемёту оставалось не так уж и много, всё-таки ишилимов, напавших на тулиманов, было больше тысячи и перестрелять их получилось только потому, что они атаковали плотной лавой и не рассыпались оттого, что не поняли, что же их убивает.
   Жаннэт достала автомат и двумя гранатами из подствольного гранатомёта, разбила колёса одного из карамов, составлявших стену. Сплошные деревянные колёса не были прикрыты щитами, они сами являлись довольно мощным защитным заграждением, но не были рассчитаны на то, что в них будут стрелять гранатами. Карам закачался и рухнул на бок, а Жаннэт разбила колёса ещё одного, тем самым повалив и его. Затем зажигательными пулями подожгла выглядывающие из-за щитов тенты, ещё нескольких. Толстый войлок плохо горел, но сам факт того, что можно безнаказанно устроить в становище пожары, оказал сильное психологическое воздействие. Над одним из карамов, составлявших стену, замахали белым полотнищем. Жаннэт усмехнулась -- знак переговоров или сдачи, видно, был универсальным у всех народов. Бронетранспортёр поехал вперёд и, взвыв электромоторами всех колёс, раздвинул карамы стены, не те, что упали, а ещё стоявшие на своих местах. Выехав на площадь, Жаннэт остановила машину и вылезла на броню, прихватив с собой автомат. Подтянувшиеся через пролом салимы плотной кучкой расположились за бронетранспортёром, на этот раз Салэх и не пытался что-то сказать, отдав инициативу переговоров Жаннэт. Та дала очередь из автомата по колесу близстоящего карама. Конечно, автоматной очередью разбить колесо и повалить мощную повозку было невозможно, но летящие в разные стороны щепки впечатление произвели. Люди стояли молча, ожидая, что победители устроят обычную расправу, понимая, что сопротивление бесполезно.
   - Ваши воины, что отправились к тулиманам, погибли, - начала Жаннэт, ожидая, что посыплются вопросы: как это произошло, и не причастна ли она сама к этому, но люди молчали. Видно, как отправляющиеся в набег, так и остающиеся в становище не исключали такого исхода и к произошедшему отнеслись с фатализмом обречённых. Жаннэт поняла, почему подобные набеги на поселения соседей редки. Проигравших уничтожали, а победившие из подобной авантюры выходили настолько ослабленными, что сами могли стать лёгкой добычей соседей. Первое нападение на Салэха у чёрных скал, даже в случае гибели его отряда, для салимов не было бы большой потерей. А вот гибель почти тысячи воинов-тулиманов нарушила шаткое равновесие. В свою очередь ишлимы, лишившись нескольких тысяч своих воинов, оказались в таком же положении, как и тулиманы.
   - Вы проиграли, поэтому часть ваших табунов заберут салимы... - Жаннэт замолчала. Ишлимы тоже молчали, хотя их удивило, что салимы заберут только часть лошадей, а не всех, ведь мёртвым они уже не нужны. Девушка на бронетранспортёре спросила: - Кто у вас вождь? В смысле, элир?
   - Гамил ас Нулиб повёл воинов в набег, - ответил молодой ишлим и пояснил свою смелость, остальные-то молчали: - Я Асим, сын Гамила.
   - Тебя назначаю старшим, - сказала Жаннэт, вызвав удивление как сына элира, так и его соплеменников, а девушка продолжала: - Никто вас убивать не будет, пока меня будете слушаться. Вы моя добыча, если кто-то попробует на вас напасть, то будет иметь дело со мной! Если же кто-то из вас мне не захочет подчиниться...
   Ещё одна автоматная очередь по многострадальному колесу и новые щепки. После короткого раздумья Жаннэт разбила колесо гранатой из подствольника. Теперь его надо было перезарядить, но с ужасом смотревшие на покачнувшийся карам ишлимы этого-то не знали. Карам, стоящий на трёх колёсах, чуть перекосило, а Асим, взявший на себя переговоры с девушкой в пятнистой одежде и обладающей невиданным могучим оружием, поклонился:
   - Мы согласны, приказывайте, госпожа!
   - Меня зовут -- Жаннэт! А вы собирайтесь, я хочу чтоб вы перебрались к...
   - В становище тулиманов, - подсказал, наполовину высунувшийся из люка Тамил.
   - Это невозможно! Мы не можем жить вместе наши народы... Ишлимы и тулиманы никогда... - попытался возразить Асим. Жаннэт его резко оборвала:
   - Нет больше ваших племён, теперь будете... - Жаннэт на мгновенье задумалась -- как же теперь называться этим племенам и, кивнув Тамилу, тихо подсказавшему:
   - Мы народы, народы степи.
   - Народом Чёрных скал!
   - Там дом Жаннэт, - громко сказал Тамил, вызвав перешёптывание у бывших ишлимов.
  
   Харыз ас Мисил
   Великий шаман тулиманов, Харыз ас Мисил, проводив глазами удаляющихся салимов и странный карам, произнёс:
   - Велика сила союзницы салимов. Но они недостойны такой удачи. Мы более достойны! И я думаю, это можно исправить!
   - Но как, о великий? - спросил один его помощников.
   - Эта женщина -- обладает невиданным могуществом, но это могущество не её, а тех чудесных вещей, которыми она обладает! Если мы заберём у неё эти вещи, то тулиманы станут хозяевами степи!
   - Но надо уметь обращаться с этим вещами, а мы этого не умеем, - сказал ещё один из помощников-шаманов.
   - Надо сделать так, чтоб чудесные вещи стали нам покорны, надо научиться ими управлять! - ответил Харыз и пояснил: - Хоть она это и умеет, но она обычная женщина, точно так же как и все мы - ест и пьёт, спит и делает всё остальное. Получается, её саму кто-то научил. А она, в свою очередь, научила женщин из салимов и, скорее всего, научила сына их вождя. Недаром же она их так постригла и одела в такую же одежду, как у неё самой! Этим хочет показать, что она и те, кого выбрала, особенные. Что никто не сможет управлять её чудесными вещами, но это не так, научиться можно.
   - Но как это сделать, о великий! - подал голос ещё один помощник.
   - Надо заставить раскрыть их секреты, спросите как? Ритуал отнятия души для этого подойдёт как нельзя лучше. Заговорит любой! Эта женщина пошла с салимами к становищу ишлимов, это дня три. А её подруга, или кто она там, осталась здесь. Вот с неё и надо начать! А потом когда вернётся та, её тоже схватить и... Ну, вы поняли!
   - Но, великий, вернутся же и воины-салимы, как мы сможем...
   - Ерунда! - прервал своего помощника великий шаман, - все салимы не вернутся, кто-то останется и у ишлимов, а у нас воинов не меньше и эта, их предводительница, была настолько глупа, что оставила нашим воинам не только жизнь, но и оружие! Надо чтоб они напали на салимов, когда те вернутся, а их предводительница вылезет из своей повозки, вся её сила именно там! Вот вы её и схватите и приведете ко мне, а я заставлю её рассказать всё!
   - Но, великий, - начал возражать тот же младший шаман, - не все наши воины согласятся напасть на эту женщину, они же дали ей клятву верности!
   - Клятвы верности врагу не имеют силы! - скривился Харыз. - Возьмите тех, кто согласится напасть, этого будет достаточно, остальные потом пожалеют! Я об этом позабочусь!
  
   Жаннэт
   Разобравшись с ишлимаи, вернее теперь уже с народом Чёрных скал, Жаннэт в сопровождении небольшого отряда салимов направилась к становищу тулиманов. Мерное покачивание бронетраспортёра не мешало мыслям. Жаннэт думала - как же объединить разрозненные и постоянно враждующие между собой степные племена. И чем дольше она об этом размышляла, тем маловероятным казался ей такой исход, реакция как побеждённых, так и победителей явно свидетельствовала о невозможности объединения. Побеждённые, хоть с ними и не поступили по обычаям степи и оставили жизни, и даже часть имущества, были очень недовольны, что уж говорить о победителях. Возможно, эти мысли и помешали увидеть какую-то напряжённость в становище тулиманов и то, что её не встречают оставленные там воины-салимы. Транспортёр въехал туда сквозь так и не заделанный пролом и остановился на центральной площади. Жаннэт, не увидев Иллу около кухонного оборудования (переносная плита и другие устройства, как и ящик с посудой были установлены прямо на площади, под навесом), очень удивилась - девушка очень трепетно относилась к своему кухонному хозяйству. Сама Жаннэт с радостью переложила обязанность приготовление еды на Иллу и Симлу, подробно объяснив, как пользоваться всей этой кухонной техникой.
   Жаннэт спрыгнула на землю и подбежала к навесу, под которым Илла расположила своё богатство, и тут же была атакована. Девушка занятая своими мыслями не обратила внимания, что у кухни нет женщин, вертятся только мужики. А из карамов, стоящих вокруг площади, свистнули стрелы, выбивая воинов салимов, приехавших вместе с Жаннэт. Убили не всех, раненые упали на землю, а те, кто избежал стрел, спрятались за бронетранспортёром. Боясь быть подстреленными, они ничем не могли помочь Жаннэт, атакованной не меньше чем десятком тулиманов.
   - Живьём брать! - кричал человек в облачении шамана. Кочевники, навалившиеся на девушку, умели сражаться в конном строю, стрелять из луков, фехтовать своими саблями-каранами, но они ничего не смыслили в рукопашном бое и, пытаясь задавить Жаннэт массой, только мешали друг другу. Майор спецназа не жалела напавших на неё - и через несколько мгновений пятеро лежали на земле без движения, ещё пятеро корчились не в силах подняться. Шаман, руководивший нападением и увидевший, что взять живьём девушку не удалось, бросил в неё копьё. Жаннэт, чуть отклонившись, двумя выстрелами перебила ему колени, после чего ласково спросила:
   - И кто это всё придумал? И где Илла? Где воины-салимы?
   Шаман ничего не ответил, только выл от боли. Жаннэт пробила ему ладонь и, увидев, что тот не собирается говорить, вторым выстрелом раздробила локоть. Стрела, выпущенная кем-то из сидящих в караме, ударила в бронежилет девушки. Жаннэт кувырком ушла от следующего выстрела, она успела заметить, откуда эта стрела прилетела, и сама выстрелила туда, вывалившийся из повозки тулиман показал, что она попала, но там были и другие, куда стрелять, чтоб попасть и в них? В это время загрохотал автомат, оставленный Жаннэт в бронетранспортёре - стрелял Тамил. Он высунулся из люка, и сам представлял собой отличную мишень, но видно лучники в караме не ожидали, что кто-то может напасть на них с той стороны. Тамил высадил весь магазин, может с перепугу, но скорее от неумения. Но автомат он держал уверенно, и почти все пули вошли в те два карама, где были лучники, найдя себе жертвы. Жаннэт удивлённо подняла бровь - она не учила Тамила стрелять, но юноша видел, как она это делала, и теперь повторил все её действия, даже снял автомат с предохранителя, только вот стрелять как следует не умел - магазин был пуст, но и в карамах никто не подавал признаков жизни. Тамил на мгновение нырнул в люк и появился с ещё одним автоматом, в транспортёре их было несколько, висящих в зажимах вдоль стен.
   - Жаннэт, держи! - Тамил бросил автомат, и Жаннэт его поймала, сделав ещё один кувырок, дала короткую очередь по третьему караму, откуда тоже велась стрельба. Поднявшись, девушка посмотрела на стоящих вокруг тулиманов как женщин, так и мужчин, не принимавших участия в нападении, но и не предупредивших о нём. Автомат Жаннэт так и не опустила, а повела им, словно выискивая цель. Кто-то из женщин, закричал:
   - Не убивай нас, мы не хотели! Это всё великий шаман, он нас заставил, сказал - если не поможем ему, заберёт наши души!
   - Где Илла? - свистящим шёпотом выдохнула Жаннэт, этот шёпот напугал стоящих вокруг людей больше, чем если бы девушка на них закричала. Та же женщина, что просила её и остальных не убивать, упала на колени:
   - Она у карама Харыза ас Мисила!
   Жаннэт обвела тулиманов взглядом, от которого тем захотелось спрятаться, они все повалились на колени. С одной стороны, они на неё не нападали, только стояли и смотрели. Если бы все эти люди, вернее, воины на неё навалились бы, то вряд ли удалось отбиться - задавили бы массой, но и не предупредили... Решив с этим разобраться позже, Жаннэт приказала той же женщине:
   - Встань и веди, где это?
   Карам шамана был третий от площади, к столбу, вкопанному у этой повозки, была привязана Илла, вернее её истерзанное обнажённое тело. Девушка была ещё жива, но те раны, что ей нанесли, были несовместимы с жизнью, Илла умирала. Её безумный взгляд был устремлён куда-то вдаль.
   - Шаман забрал её душу! - выдохнула Симла, на плечах девушки висело по автомату, стрелять она не умела, но увидев, что один автомат из зажима Тамил перебросил Жаннэт, взяла с собой оставшиеся два (ещё один был у юноши, но с пустым магазином - юноша хоть и знал, что там нет патронов и надо зарядить, но рассудил, что тулиманы этого не знают, и сам вид оружия удержит их от нападения). Жаннэт криво усмехнулась - она поняла, как шаманы забирают душу у своей жертвы. Просто доводят пытками до безумия. Повернувшись к толпе, что испуганно следовала за ней, Жаннэт прошипела:
   - Если ваши шаманы уйдут - умрёте все!
   Никто из шаманов не успел добраться до коней. Страх перед ними был велик, но люди испугались Жаннэт больше: великий шаман и его помощники попытались от неё убежать, значит, она сильнее. Пока разбежавшихся шаманов ловили, Жаннэт подошла к привязанной Илле и прижала руку к точке на её шее.
   - Прости, Илла! - выдохнула девушка. - Это всё, что я могу для тебя сделать, чтоб ты не мучилась.
   Взгляд привязанной к столбу стал осмысленным, видно, к умирающей на мгновение вернулся рассудок, и она выдохнула:
   - Жаннэт...
   - Жаннэт вернула Илле душу! Её душа не будет скитаться во тьме и теперь она попадёт в небесные степи! - закричала Симла.
   - Как надо сделать, чтоб это произошло?.. Чтоб она туда наверняка попала? - спросила Жаннэт у Симлы, та, удивляясь, что это неизвестно её старшей подруге, пояснила:
   - Воина сжигают на погребальном костре, а женщину просто закапывают. С воином иногда сжигают убитых им врагов, чтоб они сопровождали его в небесные степи и там прислуживали, ведь те, кого положили на чужой погребальный костёр, это будут делать!
   Симла объяснила, что так делают не для всех воинов, только для великих - дров в степи мало и погребальный костёр - роскошь. Остальных, в том числе и женщин, просто закапывают с их украшениями, а иногда и с кухонной утварью. Человеческие жертвоприношения были очень редки, чаще резали коней и овец.
   - Погребальный костёр позволяет сразу попасть в небесные степи, а те, кого закопали, скитаются по подземному царству в поисках дороги туда, - Симла подняла глаза к небу, словно показывая, куда уходят души умерших.
   Жаннэт посмотрела на приведенных к ней великого шамана и его помощников, затем глянула на карам, достаточно большой и нарядный, и кивнула:
   - Сойдёт как погребальный костёр, дерева в нём много. Положите туда Иллу и этих, - Жаннэт глянула на карам великого шамана и брезгливо пнула ещё недавно всемогущего Харыза ас Мисила.
   - Горло им перерезать будем? - поклонившись, деловито спросил один из воинов.
   Девушка отрицательно покачала головой, тот же воин удивлённо спросил:
   - Но в этом случае, шаманы будут вечно прислуживать вашей?.. - воин замялся, не зная, кем была умершая девушка этой грозной владелице необычного оружия. Жаннэт усмехнулась -- оказывается, что народ степи не был лишён определённого великодушия к мёртвым. Им оставляли возможность освободиться из потустороннего рабства, перерезая горло в этом мире. Жаннэт покачала головой:
   - С перерезанным горлом они будут плохо прислуживать моей подруге.
   Связанные шаманы завыли, перспектива вечного рабства в загробной жизни их пугала больше, чем самая лютая смерть в этой. Жаннэт глянула на дёргающихся и изгибающихся шаманов, они ещё, чего доброго, выскочат из горящего карама, когда перегорят связывающие их верёвки. Мало вероятно, но всё же... Жаннэт выстрелами из пистолета перебила связанным локти и колени и скомандовала:
   - В карам их и зажигайте!
   Ярким факелом вспыхнула предварительно чем-то политая роскошная повозка. Симла всхлипнула, Жаннэт прижала девушку к себе, а та, подняв глаза, тихо прошептала:
   - Я знаю, там ей будет хорошо, но мне жалко Иллу.
   - Я дам тебе пистолет и научу стрелять, это моя ошибка, что я сразу этого не сделала...
   Один из пожилых воинов, видно, пользующийся уважением у тулиманов, не дал Жаннэт договорить:
   - То, что вы сделали -- нарушения закона степи! Так нельзя делать! Горло надо было обязательно перерезать!
   - То, что я делаю, делаю по своему закону и он теперь будет вашим законом! А кто не согласен, то могу поступить именно по вашим обычаям! - ответила девушка и, поведя дулом автомата, что взяла у Симлы, в сторону пожилого мужчины, скомандовала другим тулиманам: - Поставьте его к оси карама и отрубите всё, что выше её.
   - Но он же не мальчик! - возразил кто-то из толпы воинов. Жаннэт выстрелила ему под ноги, заставив в испуге подпрыгнуть, и приказала: - Этого тоже поставьте к оси карама. А тому, предварительно отрубите то, что делает его мальчиком, раз говорите, что он не мальчик! Ещё кто-то хочет возразить?
   Тулиманы молчали и завороженно смотрели в дуло автомата, а те двое, которых Жаннэт приказала казнить, повалились на колени:
   - Пощадите! О великая Хозяйка скалы!
   Жаннэт вопросительно глянула на Симлу, та пояснила:
   - Илла, да и я так о тебе говорили, когда рассказывали тулиманам... - Девушка не договорив, всхлипнула, Жаннэт снова её обняла и, приподняв бровь, глянула на стоящих на коленях перед ней воинов-тулиманов, словно только их заметила: - Они ещё живы?
   - Пощадите их! - несколько женщин повалились перед Жаннэт ниц, при этом пытаясь поцеловать её ботинки. Жаннэт брезгливо скривилась и скомандовала:
   - Встать! Если кто ещё упадёт так передо мной или станет на колени, убью, не раздумывая! И запомните -- теперь вы народ Чёрных скал. Мой народ! Забудьте своё старое имя! Забудьте свои старые законы и обычаи! Понятно? Кто не согласен... - девушка мотнула головой в сторону пылающего карама великого шамана, где уже затихли крики заживо сжигаемых. Жаннэт обвела стоящих перед ней людей взглядом и следующим за ним чёрным зрачком дула автомата. Никто не посмел не то что возразить, просто что-то сказать. Жаннэт качнула дулом, приказывая встать с колен пожилому воину, и спросила:
   - Ты всё понял? Если да, то будешь старшим над остальными. Как тебя зовут?
   - Саран ас Рамил, - и, проследив направление, которое указала автоматом Жаннэт, добавил: - Это Рамиз ас Саран, мой сын.
  
   Салэх ас Тогур
   Вождь салимов смотрел на шаманов своего народа. Он выслушал их недовольные речи, а им было отчего волноваться. Жаннэт расправилась не только с шаманами тулиманов, но и с шаманами ишлимов. Те, узнав о судьбе своих коллег из соседнего народа, не придумали ничего лучше, как устроить заговор и напасть на Жаннэт. Через три дня, после того как бывшие тулиманы и ишлимы объединились в единое становище, шаманы ишлимов позвали к себе Жаннэт, якобы для того чтоб рассказать о чём-то очень важном, а именно о туманном пределе. Жаннэт очень заинтересовал этот вопрос. Она обнаружила у ищлимов старую женщину, которая говорила на языке страны, соседствующей с родиной Жаннэт в том мире, оставшемся за переходом после эксперимента. Женщина рассказала о той стране, где была захвачена. О том, что там стоят каменные замки и нет кочевников. Эта женщина оказалась пленницей ишлимов, приведенной из-за туманного предела. Рассказ о стране, там находящейся, очень заинтересовал Жаннэт. Вот поэтому она охотно откликнулась на приглашение шаманов и пошла к караму, ими занимаемому. Там у большого тотемного столба всё и произошло, Жаннэт увернулась от брошенного копья, а вот в Тамила и Симлу попали. Но странную одежду, в которой те ходили, копья пробить не смогли (бронежилет не всегда пробивает автоматная пуля, куда там копьям, к тому же брошенным неумелой рукой -- шаманы не воины). Начала стрелять Жаннэт, а потом к ней присоединились и её спутники. Девушка уже научила этому Тамила и Симлу. Девушка-салимка оказалась самой кровожадной и без жалости добила раненых шаманов. Теперь шаманы салимов переживали за свою судьбу -- ведь их собратьев с легкостью убили, причём делала это не только Хозяйка чёрных скал (так теперь называли Жаннэт), но и обычная девушка! Шаманы раньше были неприкосновенны! Даже когда уничтожали один из народов степи (какой народ? Жаннэт сказала бы -- племя, причём не очень и многочисленное!), шаманов не трогали, они переходили к победителям. А если и убивали, то с соблюдением очень сложных ритуалов, ведь шаман не простой человек! Все десять шаманов салимов собрались в караме элира и просили его защитить их от беспощадной Хозяйки чёрных скал. Салэх не знал, что ответить -- с одной стороны, его сын вошёл в семью Хозяйки, а с другой -- Жаннэт хоть и прислушивалась к советам Салэха, но делала всё по-своему! Вот и сейчас... Вроде как обещала прийти, но до сих пор нет. А когда придет, вдруг сразу стрелять начнёт! Она сейчас всегда ходила в сопровождении Симлы и Тамила, а у тех с собой всегда было оружие Жаннэт. Она научила членов своей семьи, а Тамил и Симла стали её семьёй, им пользоваться! К тому же Симла приняла самое активное участие в уничтожении шаманов ишимов, без жалости добивая раненых!
   Полог, служивший дверью, отлетел в сторону - на пороге стояла Жаннэт, со своим оружием на изготовку! Девушка обвела взглядом побледневших шаманов и, ухмыльнувшись, произнесла:
   - Надеюсь, никто из вас не будет бросать в меня копьём или другим острым предметом? Вот и хорошо.
   Жаннэт улыбалась, но шаманам, собравшимся в караме вождя, казалось, что девушка вот-вот зарычит, как большая степная кошка. Сама Жаннэт понимала состояние шаманов, которые уже жалели, что настояли на этой встрече, девушка предложила, даже скорее приказала:
   - У народа салимов вас аж десять, а у народа Чёрных скал нет ни одного. Непорядок! Надо делиться!
   Последние слова Жаннэт адресовала Салэху ас Тогуру, причём сказала это таким тоном, будто он скрывает что-то очень ценное. Тот хотел было возразить, что у Жаннэт были свои шаманы, но она их перебила. Девушка поняла, что хотел сказать вождь салимов, и укоризненно покачала головой:
   - Те совсем негодные были, вредные, надеюсь, эти будут лучше. Мне четырёх хватит, а шесть пусть у вас, уважаемый, остаются. Кто пойдёт со мной добровольно?
   Никто не изъявил желания, тогда Жаннэт сама выбрала четверых, наиболее молодых, сопроводив свои действия странными словами:
   - Надеюсь, вы ещё не закоснели в религиозных предрассудках и проявите нужную мне гибкость, а то, боюсь, поголовье служителей местного культа продолжит таять.
   Выбранные девушкой, как она выразилась, служители культа не поняли, что она имела в виду, но по интонации произнесенного им стало ясно, что если не будут послушны, то их предадут казни. На этот раз не сожгут как предшественников, а закопают в снег и оставят так до весны, пока тот не растает. Жаннэт же, выбирая шаманов, преследовала две цели. Одна, чисто бытовая - шаманы проводили обряды при рождении ребёнка и смерти соплеменника, ну и по другим, не таким значительным случаям. Лишившись шаманов её народ, нет, не роптал, просто был очень озабочен отсутствием необходимых религиозных таинств. Вторая - девушка хотела узнать о туманном пределе, как ей рассказал Саран ас Рамил, шаманы могли предсказать, когда открывается туманный предел, через который можно попасть в страну, где стоят замки, построенные из камня, и где люди не кочуют, а обрабатывают поля. Но шаманам это Жаннэт не сказала, решив поговорить на эту тему позже, просто потребовала клятвы верности, пообещав, что если она будет соблюдаться, то никто служителей культа не тронет.
   Когда Жаннэт вместе с четвёркой ею выбранных шаманов удалилась, Салэх вздохнул с облегчением - конечно, девушка ему очень помогла в укреплении власти, но при этом забрала старшего сына и теперь наводит какие-то непонятные порядки у тулиманов и ищлимов. Если бы она это делала у салимов, то это был бы подрыв его, элира Салэха, власти, а так... Пусть пока тешится, тем более что эти два народа стали союзниками и готовился большой поход на халибов, очень сильный народ. В другое время Салэх и не помышлял бы о таком походе, но времена меняются.
  

Глава пятая. Там, за туманным пределом

  
   Жаннэт
   Весело трещал огонь в импровизированном камине, горело, правда, не дерево, поэтому и запах был не как от смолистых дров, а соответствующий тому, что горело. Вообще-то камины не так выглядят, но в большой повозке, называемой степняками карамом, камина не построишь. Получилось что-то отдалённо напоминающее открытую печку, которую называли буржуйкой в стране бывшего вероятного противника. Обе страны остались в другом мире, потому что эксперимент, в котором Жаннэт добровольно, в отличие от своей ученицы, приняла участие, перенёс бункер с майором спецназа в другой мир. В этом Жаннэт уже не сомневалась. Эксперимент, проводимый группой учёных, курируемых, а следовательно, и финансируемых военным ведомством, должен был непонятно что доказать. Мнения яйцеголовых умников разделились - одни утверждали, что объект переносится в прошлое, другие - в будущее, а приглашённый независимый эксперт утверждал, что в параллельный мир. К этому мнению склонялась и Жаннэт, уж очень окружающее было не похоже на прошлое её мира, на будущее тем более, разве что наступит полная деградация общества и откат к архаичным общественным отношениям и такому же ведению хозяйства. Но это вряд ли - девушка долго вглядывалась в звёздное небо и не нашла ничего похожего на знакомые созвездия, к тому же лун было две! И размерами они превышали ночное светило её родного мира.
   Жаннэт вздохнула и быстро взглянула на огонь, конечно, пламя от газа, подаваемого из баллона совсем не то, что горящие дрова, но где же их в степи раздобыть? Естественного степного топлива не хватало, вот и приходилось добавлять газом, но и его надо было экономить, а ночи тут были холодные. Жаннэт снова с отвращением посмотрела на огонь и цвет, и запах вызывали раздражение, всё-таки дрова лучше, но где же их взять? Разве что приказать разломать один из карамов? Но на неё и так уже смотрят с еле скрываемой враждебностью, девушка ещё раз вздохнула - окружающее совсем не походило на то, что она читала о подобных ситуациях: носитель развитой цивилизации появляется среди дикарей и они восхищённо ему внимают и выполняют всё, что он им советует. Степняки никак не хотели менять уклад своей жизни, а Жаннэт ничего другого и не могла предложить. Пока предложить. То, что она узнала от шамана своего племени (или как здесь говорили -- народа), давало определённую надежду на какие-то изменения, если не в жизни степных народов, то в судьбе самой девушки.
   В последнее время, а Жаннэт жила в здесь почти год, она многое узнала об этом мире и о чёрных скалах, где и находился бункер, с которым девушка попала в этот мир. Началось с того, что Жаннэт решила избавиться от опасного соседства с непонятным существом, которого степняки называли скальным демоном. Подготовка заняла больше двух недель: была сделана хитрая ловушка, в которой задействовались все датчики бункера модуля связи. Помня о судьбе подарка Салэха, Жаннэт в карам-ловушку снова поместила двух овец, но на этот раз в караме были инфракрасные и обычные видеокамеры, кроме того, сама повозка и подходы к ней были заминированы. Конечно, мины были самодельные, готовясь к переносу, Жаннэт даже и не предполагала, что ей понадобится строить подобную ловушку. Но майор спецназа могла собрать мину из любых подручных материалов, что она и сделала, тем более что таких материалов в бункере было более чем достаточно.
   Зверя, которого принимали за демона, Жаннэт обнаружила только тогда, когда он проник в карам-ловушку. Зверь походил на огромного косматого медведя, по крайней мере, таково было изображение, передаваемое обычными и инфракрасными камерами. Передвигался он на четырёх лапах и имел огромную пасть, но глаз не было видно, или они были очень маленькие, или их вообще не было. Да и в карам этот зверь проник как-то странно -- не разломав повозку, что было бы вполне нормально при его огромных габаритах, а словно просочился сквозь щель между бортом и тентом, при этом заполнив почти всё внутренне пространство карама. Жаннэт дала команду на подрыв зарядов, но ни одна радиоуправляемая мина не сработала. Получалось, этот зверь блокировал прохождение радиоволн, то, что радиоуправление всех мин разом отказало, Жаннэт не допускала. Радиоуправляемые мины не сработали, а вот одна из растяжек, установленных бывалым бойцом и не надеявшимся на одно устройство, отреагировала на зверя. А это свидетельствовало, что он был вполне материален. Сдетонировали и заряды радиоуправляемых мин, вспышки и грохот взрывов разорвали ночь. Похоже, что и зверя разорвали, что было весьма странно -- заряды были не настолько мощные, чтоб превратить громадного зверя в мерзкую слизь, похожую на ту, что Жаннэт стирала с объективов датчиков, стирать слизь пришлось и в этот раз.
   Анализируя записи ночной охоты, Жаннэт обнаружила место внезапного появления косматого зверя. Там задрожал воздух, странно задрожал, словно пространство пошло волнами, а потом возникло тёмное туманное облако. Возможно, туман был и не тёмным, но ночью этого нельзя было рассмотреть. Из этого туманного облака и вышел зверь, а туман рассеялся лишь под утро, при этом само облако сохраняло свою форму и его границы оставались не размытыми, это несмотря на довольно ощутимый ветерок.
   После первой охоты Жаннэт устроила вторую. Теперь она не ставила радиоуправляемые мины, только растяжки, и после нескольких бесплодных ночей ожидания зверь появился снова. Такой же, как и в прошлый раз -- огромный и косматый. И снова это существо было разорвано взрывами до состояния слизи, хотя зарядов в этот раз было меньше и они были слабее. Место появления зверя было там же и сопровождалось таким же странным, почти осязаемым облаком.
   Третью охоту Жаннэт устроила не столько на зверя, сколько на признаки его появления. Место выхода зверя неизвестно откуда, было на том же месте и с таким же не рассеивающимся от порывов ветра облаком. Как отметила раньше Жаннэт, это был центр треугольника, вершинами которого были три скалы, нагревшиеся в момент появления скального демона (сама Жаннэт этого зверя демоном не считала). Охота на демона заняла несколько месяцев, он появлялся не каждую ночь, а только тогда, когда на небе были обе луны.
   Скальный демон появлялся в чёрных скалах. Но там же, как узнала Жаннэт, появлялся и туманный предел, за который степняки уходили в страну, где люди не кочевали, а возделывали поля и где стояли каменные замки, откуда приводили рабов и привозили много полезных и вкусных вещей (в том числе и настоящий чай). Жаннэт узнала у шамана, что туманный предел открывался в том же месте, откуда, как она установила, появлялся скальный демон, но это происходило, только раз в несколько лет, когда светили полные луны, занимавшие определённое место по отношению к скалам, которые нагревались. О том, что скалы нагреваются, шаман не знал, а Жаннэт не стала ему об этом рассказывать.
   Подумав и сопоставив все, что узнала от шаманов и выяснила в результате охот на скальных демонов, Жаннэт пришла к выводу -- там находятся врата в другой мир. Вернее миры, там, куда ходили степняки, не было скальных демонов, и в тот месяц, который начинался двойным полнолунием, кочевники не боялись приближаться к чёрным скалам. То, что бункер модуля связи оказался внутри одной из чёрных скал, решила Жаннэт, тоже было не случайным. Именно там было место, где каким-то образом пересекались разные миры или была возможна между ними связь, Жаннэт не могла найти внятного объяснения этому феномену -- она не была учёным и строить правдоподобные гипотезы не умела, девушка просто приняла полученные факты к сведению.
   И вот Жаннэт смотрела на огонь и думала - что делать дальше. Она уже две недели жила в своём модернизированном караме. Две недели назад она обнаружила, что в бункере перестал работать водопровод и канализация. Там были ещё запасы воды, но это была питьевая вода, а цистерна не такая уж и большая, надолго не хватит. А при неработающей канализации эту воду можно только пить, помыться нельзя. Получалось, что придётся сделать то, чего Жаннэт очень не хотелось -- переходить к жизни кочевника, со всеми её неудобствами и тяготами. Помыться, пока ещё были запасы воды, как-то удалось, нагрев воду в большом котле, но дальше?.. Мыться раз в месяц? Вон Тамил и Симла, уже привыкшие это делать каждый день, тоже испытывают неудобства. Всё-таки к хорошему привыкаешь быстро, а отвыкаешь с большим трудом. Жаннэт всерьёз рассматривала уход за туманный предел, не в набег, а на постоянное место жительства. Всё-таки замки, о которых ей рассказывали, -- это уже признаки цивилизации. Построить водопровод и канализацию в замке легче, чем в повозке кочевника. Вариант -- уйти за туманный предел, казался Жаннэт всё более привлекательным. Оставалось решить -- как это сделать и с кем? Тамил и Симла точно пойдут за девушкой, стрелять они уже обучены, водить машины тоже, так что Жаннэт уйдёт не одна, а с преданными ей людьми и запасами, что можно загрузить в два джипа и бронетранспортёр. Так Жаннэт планировала в начале, но поговорив с Тамилом, решила идти всем своим народом. Бронетранспортёром и двумя джипами много не увезёшь, а карамы или даже один карам тянуть на прицепе не совсем удобно. А если загрузить всё, что можно увезти из бункера? Надо карамов пять, а может и больше. Уходить надо со своим племенем, конечно, пойдут не все, многие останутся и постараются возродить былую славу своих народов, но это их выбор. Но и за Жаннэт пойдёт немало и это, в основном, молодёжь. В дверь постучали (Жаннэт в своём караме сделала нормальную дверь, а не плотную занавеску и научила посетителей вежливо стучать).
   - Мир вашему караму и тучности стадам! - произнёс вошедший человек, одетый в халат шамана, но ещё довольно молодой.
   - И вам радости и богатства, - ответила Жаннэт, приглашая гостя к столу. Хоть это и был нормальный стол, а не ковёр, используемый для таких случаев, закреплён он был так, чтоб за ним можно было сидеть без стульев, так как сидят кочевники. Сидеть на ковре и с него же, как со стола, брать чашки, пить чай, Жаннэт не нравилось.
   Симла подала чай, Жаннэт вежливо подождала пока гость сделает положенное количество глотков и спросила:
   - Когда откроется туманный предел? Шаманы выяснили? Что они говорят?
   - По всем признакам это произойдёт в конце месяца, луны наливаются силой и занимают положенное им место. День и час, когда идти в набег, можно будет назвать...
   - День и час, когда откроется проход, я и сама смогу сказать, - прервала гостя Жаннэт, датчики, установленные на скалах, показали, что те начали нагреваться, что говорило о том, что проход вот-вот откроется. Жаннэт хотела опередить обычный набег и уйти первой, громко хлопнув дверью. Она знала, что проход отрывается не тогда, когда луны занимают место известное шаманам, а немного раньше и об этом свидетельствует нагрев скал. Видно, сами скалы были механизмом, открывавшим проход, луны были только ключом. Жаннет это выяснила, проведя безумный на первый взгляд эксперимент. В ту ночь, когда по всем признакам должен был прийти скальный демон, девушка не дала нагреться одной из скал. Она вывела шланг на вершину скалы и пустила воду, предварительно прогоняя её через большой кухонный холодильник, разместив там шланг, уложенный змеевиком. Хотя и сама бы толком не смогла сказать, для чего ей это надо, но что-то толкнуло Жаннэт это проделать. Это было как интуиция старого солдата, заставляющая его рыть окоп полного профиля, когда командование объявило, что надо наступать.
   - Как вы это определите? Пока луны не займут определённое положение, к чёрным скалам приближаться нельзя! Скальный демон... - испуганно проговорил шаман.
   - Скальный демон появляется там не каждую ночь. Вообще-то, он это делает крайне редко и в ночь перед открытием туманного предела точно не появится. Если бы такое могло быть, то он съел бы всех, кто собрался там проходить.
   - Но, Жаннэт, воины, идущие в набег, проходят туманный предел днём, а демон появляется ночью!
   - Уважаемый Гистар, демон не сможет появиться, так как место его выхода сюда занято проходом в другой, а не в его мир. А если бы он там и был, то ваши воины, проходя туманный предел, попадали бы прямо в пасть к этому демону, но этого же не происходит, не так ли?
   Шаман кивнул, но было видно, что он не очень-то и верит словам девушки, та улыбнулась:
   - Не забывайте, уважаемый Гистар, где находится моё жилище, могу сказать, что повадки демона я изучила, ведь он и меня может съесть. Ещё добавлю, что туманный предел вот-вот откроется, мы пройдём первыми, пока остальные будут ждать конца месяца. Послезавтра и идём! А чтоб никто не боялся, пойдем, когда солнце взойдёт. Демон же появляется только ночью, не так ли?
   Жаннэт назначила такой срок, потому что завтра она хотела загрузить всем, что было в бункере, карамы, превращённые в транспортные повозки. А по подсчётам Жаннэт это должно было занять не меньше дня. На ночь воины племени Чёрных скал (как пыталась назвать свой народ Жаннэт) отойдут от скал в степь, к своим карамам и стадам -- всё-таки, несмотря на все заверения Хозяйки скал, люди боялись. Утром люди Жаннэт двинутся к скалам и, прихватив загруженные карамы, пройдут туманный предел. Затем пройдут бронетраспортёр с Тамилом и джип с Симлой. Последней проедет Жаннэт и громко хлопнет дверью.
   - Если вы не возражаете, я бы хотел ехать вместе с вами, - попросил Гистар, он тоже был в группе кочевников, уходивших с Жаннэт, и был в курсе порядка походной колонны. Шаман не знал, но подозревал, что девушка хочет что-то такое сделать - особенное.
   - Хорошо, вдвоём даже веселее будет.
  
   Тамил ас Салэх
   Великий поход, начался с не менее великого труда. Весь день Тамил и отобранные им воины перетаскивали разные вещи из бункера в пустые, постепенно заполняемые карамы. Наверное, это было правильно, в скальном жилище Жаннэт кончилась вода. Помыться уже было нельзя, а значит, жить, как привыкла Жаннэт, нельзя, свет, правда, горел по-прежнему. К вечеру карамы были загружены и так поставлены, что в них надо было только запрячь коней и двигаться в нужном направлении. Скальный демон не должен был появиться в эту ночь, но Жаннэт на всякий случай решила не оставлять животных в скалах.
   Уже начало темнеть, когда все воины, принимавшие участие в погрузке, отошли к своему малому становищу. Вообще-то народ у Жаннэт был многочисленнее, следовательно, и селение было больше, но многие были недовольны тем, что элир у них женщина, и теми порядками, что она пыталась завести. До открытого бунта пока не дошло, но косые взгляды, что ловил Тамил, говорили -- этого ждать недолго. К тому же ещё и шаманы воду мутили, пусть не явно, исподтишка, но это тоже было. Шаманы, несмотря ни на что, пользовались уважением и авторитетом у кочевников, и те расправы, что учинила Жаннэт вначале, сейчас были просто невозможны. Если бы она попыталась снова сделать что-то подобное, люди точно бы восстали против неё. Кочевники уже не испытывали того благоговейного страха перед Хозяйкой скалы, что раньше. Тамил это всё рассказал Жаннэт, и она приняла решение -- уйти за туманный предел, взяв с собой только тех, кто был ей верен. Таких оказалось немного, если считать с женщинами и детьми -- около двух тысяч. Вот они и переместились к чёрным скалам, люди боялись, но верили Жаннэт, что всё будет хорошо. Действительно, ночь прошла спокойно, никто не пытался съесть людей или их скот. Утром, едва забрезжил рассвет, становище свернули и карамы двинулись к скалам, угрюмо возвышавшимся в степи. Лошадей и овец было даже больше чем надо -- Жаннэт, пользуясь своей властью, забрала столько, сколько могла у тех, кто оставался. Сопротивления не было, так как те, у кого уводили скот, думали - это ненадолго. Бунт назревал, и когда это случится, всё вернут обратно, даже с лихвой, забрав скот у тех, кто поддерживает Жаннэт сейчас, предварительно их перебив. Бунту поспособствовало ещё то, что Жаннэт, Тамил и Симла оружие в ход давно не пускали -- патроны берегли. Слишком их много было потрачено при объединении племён степняков.
   Карамы кочевников, уходящих вместе с Жаннэт, втянулись в круг, образованный скалами, когда люди увидели туманное облако. Жаннэт остановила колонну и побежала в открытую дверь своего опустошённого жилища, пробыв там несколько минут, выбежала и, сев в свою самодвижущую повозку, скомандовала -- двигаться в туманное облако. Туман хоть никуда и не делся, но словно стал прозрачным, а за ним была такая же степь, но трава там была выше и гуще, а совсем недалеко от перехода виднелась небольшая роща, туда-то и скомандовала двигаться Жаннэт. Чем дальше уходили люди в степь, тем гуще, непрозрачнее становился туман. Тамил остановил бронетранспортёр и подождал, пока подъедет джип Жаннэт, с этого места чёрные скалы были едва различимы, просматривались только их контуры.
   - Зажмуриться! - скомандовала Жаннэт, посматривавшая на свой браслет, который называла часами. Даже прикрытые веки не смогли защитить глаза от яркой вспышки, к счастью, это длилось всего мгновенье, но вспышка не погасла - её отсёк заколебавшийся и сразу исчезнувший туман. Если люди могли бы видеть - что творилось в чёрных скалах, то очень бы удивились, все, кроме Жаннэт, нечто подобное она и предполагала: взрыв реактора модуля испарил ту скалу, где был бункер и разметал, повалив, остальные. Это нарушило, как и надеялась Жаннэт, механизм (или что это было) перехода между мирами и портал, что кочевники называли туманным пределом, исчез.
   - Надеюсь, что это окончательно и навсегда! - произнесла Жаннэт, Гистар не понял:
   - Что окончательно и навсегда?
   - Закрылся переход, что вы называли туманным пределом, кочевники из степи больше никогда не смогут ходить в набег в страну замков. Но с другой стороны - к ним больше не будет ходить скальный демон, - ответила Жаннэт и, усмехнувшись, добавила: - Чая у них больше не будет, но надеюсь, найдут замену.
   - А у нас? - спросила Симла. Она остановила свой джип, а потом сдала к назад к бронетранспортёру, теперь слушала, слегка приоткрыв рот то, что говорила Жаннэт. Та засмеялась:
   - У нас будет! Надеюсь и кофе у нас будет, а то мои запасы почти кончились. Ладно, посмотрели, теперь поехали.
   Люди племени (как они сами себя называли - народ Чёрных скал) попытались поставить карамы привычным кругом, но это плохо выходило в негустой роще. В итоге поставили, как получилось. Хлопоты по обустройству лагеря-селения заняли весь день и всех утомили. Вечером, когда уже стемнело, Жаннэт, сидя у низкого стола в своём караме, говорила:
   - Я думаю, пока обоснуемся здесь. Судя по всему, вокруг дикая лесостепь. Никаких признаков людей, а тем более замков мы не обнаружили, хотя зверь тут довольно пуганный, близко не подпускает, о чём это говорит?
   - На него охотятся, - ответил Рамиз ас Саран (он, в отличие от своего отца, последовал за Жаннэт), Тамил поддержал товарища:
   - Охотятся и, судя по тому, что эти кони с рогами нас к себе близко не подпускают, это люди их бьют. Но эти люди не стреляют из луков, потому что животные чувствуют безопасное расстояние, а мы подошли на расстояние выстрела и легко нескольких подстрелили.
   - Скорее всего, их луки слабее, дальнобойность ваших выше, вот эти, как сказал Тамил, - Жаннэт обратилась к Рамизу, - лошади с рогами и подпустили вас на расстояние выстрела. А может, у охотников не луки, а копья. Вообще-то, эти лошади называются - олени, хотя для оленей они слишком крупные, скорее лоси с оленьими рогами.
   Собравшиеся, а это были вожди групп, состоящих из соплеменников, но вошедших в народ Чёрных скал с уважением посмотрели на Жаннэт, она знала животных этого незнакомого для остальных мира. Но, как оказалось в дальнейшем, девушка знала не обо всех зверях, может, догадывалась, что такие здесь есть, но никого не предупредила, и первая же ночь это показала.
  
   Жаннэт
   Девушка проснулась от громового рыка, она успела натянуть майку и, подхватив автомат, выскочила из карама, Тамил, успев надеть штаны, выскочил вслед за девушкой, всё-таки времени потратил больше, поэтому и замешкался. Рык раздавался со стороны одного загона с овцами, там над телами двух человек стоял зверь, напоминавший большую кошку, размерами чуть поменьше лошади. У зверя были огромные клыки, сверкнувшие при свете фонаря, на него направленного Симлой, девушка выскочила вслед за Жаннэт, вообще не одеваясь. Зверь снова зарычал, его низкий рык нагонял даже не страх - ужас. Сбежавшиеся люди испуганно застыли, словно завороженные, Жаннэт подняла автомат и открыла огонь, её примеру последовали Тамил и Симла. Было видно, как пули рвут пятнистую шкуру зверя, но это его не остановило. Зверь прыгнул в сторону Жаннэт, которая открыла огонь первой. Приземлившись на все четыре лапы, пятнистый зверь упал на живот, недопрыгнув всего метр до Жаннэт. Магазины автоматов были опустошены, когда зверь ещё находился в воздухе, но Тамил и Симла продолжали побелевшими от напряжения пальцами лихорадочно нажимать на спусковые крючки своего оружия. Жаннэт спокойно, но быстро сменила магазин и посмотрела в начавшие мутнеть глаза зверя:
   - Извини, но ты первый начал, - оглянувшись, девушка спросила у столпившихся вокруг людей: - Кто видел, как это произошло?
   - Муж, - всхлипнула одна из женщин, показывая на тело, лежащее у загона, - услышал, как заметались овцы, да и кони забеспокоились, взял лук и вышел посмотреть, а этот... - женщина заплакала, показав на мёртвого зверя. Жаннэт глянула в сторону овечьего загона, там не было ни одной живой овцы:
   - Понятно, эта кошечка забралась в загон и начала душить овец. Они испуганно заметались, это, скорее всего, спровоцировало зверя, и он начал их всех убивать. Не резал как волк, а давил, как кошка мышей, охотничий азарт. А тут твой муж, - Жаннэт показала на две обломанные стрелы, торчавшие из плеча зверя, - успел выстрелить, даже несколько раз. Но это такого зверя не остановило. Только пули, да и то три полных магазина, хотя... Возможно, это был и перебор. А возможно, и нет.
   Жаннэт показала на места на шкуре зверя, куда попали пули, после чего дулом автомата приподняла верхнюю губу на громадной морде, ещё больше обнажая саблевидные клыки и демонстрируя большущие зубы.
   - Кто это? - спросил Тамил и, передёрнув плечами, словно у него был озноб, добавил: - Таких больших саганов не бывает!
   - Судя по зубкам, это саблезубый тигр, а если судить по строению тела и окрасу шкуры -- это леопард, нет, скорее ягуар, - задумчиво проговорила Жаннэт и продолжила, высказывая свои предположения: - Но если это саблезубый ягуар, то должны быть и тигры, а они гораздо крупнее. А это, честно говоря, пугает, очень пугает.
   - Хорошо, что этот большой саган не напал на лошадей, - сказал Тамил, - а если здесь водятся такие звери, то мы можем остаться без овец и лошадей! А это верная смерть!
   - Ты размышляешь как кочевник, а здесь не ваша степь. Если судить по этому хищнику, то другие звери, а это скорее травоядные, тоже не маленьких размеров. Вспомни тех лосей с оленьим рогами, если это олени, то какого размера должны быть настоящие лоси? От голода мы здесь не умрём, только придётся научиться охотиться и беречься от местных хищников. Утром передвинем лагерь в более безопасное место, туда, где можно организовать охрану лошадей и овец. А пока разожгите костры с внешней стороны карамов, составляющих стену. Хотя... Эта кошечка, скорее всего, карамы перепрыгнула, - Жаннэт опять ткнула пятнистого зверя автоматом. Посмотрев на раздетую Симлу, скомандовала: - Пошли, оденемся. А то может ещё какой хищник прибежит, а мы в таком виде, обидится, что встречаем не при параде.
   Утро принесло новый неприятный сюрприз. На краю рощи, где остановились кочевники, было небольшое озеро, примерно - метров сорок в диаметре. Такое обилие воды удивило, но в тоже время очень обрадовало степняков, ведь в степи вода редкость и за её источники постоянно шла борьба, а тут... Хватило бы нескольким степным народам. Утром к озеру прибежала стайка детей, в воду лезть они побоялись, а вот камни и палки бросали туда с большим энтузиазмом. Их отогнали несколько пастухов, приведших одну из отар на водопой. Несколько овец, теснимые остальными, зашли в озеро. Сильный всплеск - и выметнувшееся из воды что-то большое и зелёное ухватило зубастой пастью овцу и потащило в глубину. За первым нападением последовало ещё одно, затем ещё одно. Дети завизжали и бросились прочь от берега, а пастухи со страхом смотрели, как неизвестные хищники, водящиеся в казавшемся таким безопасном озере, уменьшают стадо. Спасло остальных овец только то, что они сами, испугавшись, выбрались на берег. Впрочем, нескольких овец и это не уберегло -- длинные зелёные звери с гребнем вдоль спины вылезли на берег. Несмотря на свои короткие лапы, зелёные звери догнали овец и, схватив их своими большими зубастыми пастями, потащили в воду, где виднелись спины ещё нескольких.
   - Интересно, что эти крокодилы тут жрут? А надо-то им немало, вон какие здоровые! - произнесла Жаннэт, в этот раз она успела одеться, мало того, теперь её автомат, как и автоматы сопровождавших её Тамила и Симлы, был с подствольным гранатомётом. Жаннэт решила, что может повстречать зверя таких размеров, что быстро убить его можно будет только гранатой, обычными пулями -- слишком долго, он пока окончательно сдохнет, может кого-нибудь задрать. Как показали события одного из следующих дней, Жаннэт оказалась права.
   - Кто это? - со страхом спросила Симла, Жаннэт ответила:
   - Крокодилы, такие хищники - живут в воде. Но эти уж очень большие, давай отойдём от берега, похоже, что они и на берег могут вылезти, а судя по всему, это и собираются сделать.
   - Овечки, - жалобно сказал один из пастухов, показывая в сторону озера, он один остался на берегу, остальные погнали стадо подальше от берега.
   - Жалко, - согласилась Жаннэт, - мы это так не оставим! Да и такое соседство весьма небезопасно, похоже, эти крокодильчики на суше тоже охотятся!
   Люди поспешили уйти подальше от берега, но всё же за ними погнался один из крокодилов, выбравшихся на берег. Симла попыталась короткой очередью его остановить. Или у крокодила была очень толстая шкура, или пули не задели ни одного из жизненно важных органов зелёного чудовища - этот крокодил размерами превосходил остальных. В раскрытую пасть догоняющего людей огромного крокодила Жаннэт всадила гранату из подствольника. Грохот взрыва напугал остальных крокодилов, и они поспешили скрыться под водой, а у этого голова словно лопнула, при этом верхняя и нижняя челюсть разлетелись в разные стороны.
   - Вот и славно, - непонятно что прокомментировала Жаннэт, то ли разлетевшуюся в разные стороны голову этого крокодила, то ли поспешное бегство остальных, скорее, судя по её высказыванию, второе, - идём подготовим для этих зверушек сюрприз. Некоторые находят мясо крокодилов весьма вкусным и считают его деликатесом, вот и проверим. Если это не так, то хоть рыбы поедим.
  
   Симла
   Земля за туманным пределом, казавшаяся вначале такой гостеприимной -- отличные пастбища с густой и сочной травой, деревья, растущие в большом количестве (а это материал для карамов и на дрова), изобилие воды, оказалась очень опасной -- здесь водились очень большие и опасные звери! Только те зелёные твари, что Жаннэт назвала крокодилами, глотали овечку целиком! Может, предварительно жевали, затянув под воду - Симла, что эти крокодилы делают с овечками в глубине, не видела -- вода мешала. Сейчас девушка, сжимая автомат, шла рядом с Жаннэт. С девушками шли Тамил и ещё четверо мужчин с палками, к концам которых Жаннэт прикрутила какие-то толстые и тяжёлые пакеты, как она сказала -- сюрприз для крокодилов. А зачем им сюрпризы - их всех убить надо! Чтоб овечек не ели! Могли ведь и кого-то из людей съесть! Симла оглянулась. Сзади шло довольно много людей, посмотреть на зелёных чудовищ и на то, что собралась с ними сделать Жаннэт. Там строили предположения, как этих зверей накажет их элир, а то, что Жаннэт это сделает, никто не сомневался.
   На берегу мужчины с сюрпризами выстроились в линию на расстоянии пяти шагов друг от друга. Жаннэт подожгла верёвочки, торчащие из пакетов, привязанных к палкам. И по её команде, эти сюрпризы полетели в воду, но не очень далеко, всё-таки пакеты были тяжёлые! С грохотом взметнулись столбы воды, Симла даже на землю села. Может, от грохота, а может, от того, что с озера сильно дунуло. Села не только Симла, а и все женщины и дети, что пришли посмотреть. Сели на землю и некоторые из мужчин. В озере снова начали всплывать зелёные чудовища и много рыбы, но они все почему-то всплывали кверху брюхом и совсем не двигались.
   - Славная рыбалка, - сказала Жаннэт, чем-то очень довольная и добавила что-то совсем непонятное: - Защита субмарин от глубинных бомб ещё не изобретена. Сейчас лодку надую и пособираем улов.
   Из заплечного мешка, принесенного одним из мужчин, Жаннэт достала какой-то свёрток и железный, продолговатый кувшин, с очень узким горлышком. Соединила их, и что-то громко зашипело. Симла поняла, что это одна из чудесных вещей Жаннэт, стало понятно для чего она, когда Жаннэт положила эту вещь на воду и села в неё. Туда же сел Тамил. Жаннэт, загребая небольшими лопатками, стала перемещаться от одного чудовища к другому. А Тамил набрасывал на них верёвки, и зелёные туши вытаскивали на берег. Там с них стали снимать шкуры и свежевать, предварительно перерезая горло. Хоть эти крокодилы и не подавали признаков жизни, но мало ли что? Подстраховаться не лишнее, уж очень страшно выглядят их пасти. Рыбу тоже собрали. Мясо крокодила Жаннэт совсем не понравилось, а вот жареная рыбка - очень. Но у крокодилов было не только мясо, ещё была и крепкая шкура, из которой можно было сделать много полезных вещей. А в очищенном озере (там не осталось никакой живности, даже головастиков - Жаннэт ещё раз провела зачистку озера динамитными шашками) теперь можно было даже купаться.
   Но на этом сюрпризы не кончились. Во время одной из охот (обильность добытой дичи -- больших оленей компенсировало потерю одной из отар овец), кочевники наткнулись на гигантскую ящерицу. Она погналась за охотниками, превратив их самих в дичь. Никого из них она догнать не смогла, но и не отставала, и это несмотря на то, что лошади степняков пытались уйти галопом от страшного зверя. Своей громадной пастью он схватил одного из подстреленных оленей и легко перекусил того пополам, сразу заглотив одну из половин. Эта заминка гигантской ящерицы позволила застывшим от испуга людям (уж очень был страшен этот зверь) опомниться, развернуть коней и броситься наутёк.
   Привлечённые криками дозорных (после того ночного нападения большой кошки часовые стояли и днём по всему периметру рощи, где был разбит лагерь-селение), Жаннэт, Симла и Тамил успели как раз к тому времени, когда гигантская ящерица приблизилась к деревьям на расстояние в полполёта стрелы. Автоматная очередь ящерицу не остановила. Граната, выпущенная Тамилом, попала зверю в лапу и особого вреда не причинила. Симла попала в грудь, но бронированная чешуйчатая шкура выдержала и это. Ящерица продолжила свой бег, но при этом грозно заревела, широко раскрыв пасть. Туда и выстрелила Жаннэт. Сделав ещё несколько шагов, гигантская туша упала и забилась в агонии, ломая деревья, как спички (зверь таки добежал до рощи). Два человека, не успевшие увернуться, были просто размазаны по земле.
   - Кто это? - спросил Тамил, когда зверь затих. Дозорные и убегавшие от страшного зверя охотники так и не решились подойти к огромной туше, разглядывали издали. Только Тамил хоть и осторожно, с опаской, но заглянул в раскрытую пасть: - Похоже на ящерицу, только очень большую, но шея длинная, а зубы...
   - Похоже, - согласилась Жаннэт и, тоже заглянув в пасть, пояснила: - Только это не ящерица, дальний её родственник -- хищный динозавр, но какой-то странный. Хищные динозавры, насколько я помню из школьного курса, бегали на двух ногах, а такие туши с длинной шеей были травоядными. Но скорее всего, в школьном курсе не обо всех динозаврах рассказывалось. А потом я ими не интересовалась. Это как-то не входило в сферу моих интересов.
   - Я плохо выстрелила, не попала, - сказала Симла, она, осмелев, тоже подошла.
   - Да нет, как раз хорошо попала, - ответила Жаннэт, показывая место на груди динозавра, где было сорвано несколько чешуек, - видишь? Гранатой из подствольника такую броню не пробьёшь! Тут надо кумулятивный снаряд! В интересное место мы попали - замков не видно, кругом дикая лесостепь, с огромными животными, да ещё и динозавры неизвестной породы. То, что олени большие, даже хорошо мяса много. А вот большие крокодилы в степных озёрах... Это мне совсем не нравится!
   - А почему? - спросила Симла.
   - Крокодилы мне вообще не нравятся: ни большие, не маленькие. А то, что их так много в относительно небольшом степном озере -- это плохо!
   - А почему? - теперь спросил Тамил, осмелевшие кочевники подошли и тоже слушали.
   - А потому, что они вряд ли сами собой завелись в озере, а потом выросли до таких размеров. Они туда приползли. А вокруг никакой другой большой воды не видно, получается, что эти крокодилы могут передвигаться по суше на большие расстояния. Понятно? Нет? В озеро могут приползти новые, по пути попробовав, подкрепится нашими овцами или лошадьми, а могут и в чей-нибудь карам заползти! Надо укрепить ограду и охрану усилить!
   Все следующие дни Жаннэт посвятила исследованиям окрестностей. Оказалось, что полоска лесостепи в том месте, где племя Чёрных скал устроило своё поселение, в ширину достигало сотни километров, может ста двадцати. С запада степь была более выжжена и переходила в пустыню, на востоке начинались самые настоящие джунгли -- влажные, густые и непроходимые. Зато на юг и на север лесостепь уходила далеко. На юг -- километров на триста точно, дальше забираться Жаннэт не решилась. Сколько на север -- ещё не знала, так как разведать то направление ещё не успела.
  
   Трещали дрова в том же импровизированном камине, вроде ничего не изменилось -- та же железная печка, но как отличается впечатление от огня! Красивый огонь и запах! Вкусный! Совсем не то, что даёт степное топливо -- сухой навоз, да ещё и с добавкой - газом из баллона. Казалось, что это настоящий камин! Жаннэт жмурилась на огонь, словно сытая и довольная кошка, и слушала рассказ пожилой женщины. Бывшей рабыни, приведенной кочевниками в свои степи через туманный предел.
   - Благословенная страна Гардарья лежит у тёплого моря. Правда, столица её, славный город Гардана, расположен не у моря, а в центре страны. Я жила у моря, ах, как бы я его хотела его ещё раз увидеть! А в тот несчастливый год, я поехала к родственникам на запад, почти к границе с вольными баронствами. Тогда и случился набег людей из степи за туманным пределом. Обычно на пути кочевников встают баронские дружины. Но в этот раз кочевников было очень много и бароны заперлись в своих неприступных замках, пережидая набег. А кочевникам удалось дойти до западных графств Гардарьи. А замки местных графов совсем не такие мощные, как у баронов. Замок моего дяди степняки взяли приступом, многих убили... Я была молода и красива и меня... - женщина замолчала и закрыла лицо руками. Видно ей было тяжело вспоминать. Жаннэт не торопила её, только кивнула Симле, и та налила полную чашку чая. Это не было знаком того, что гость не уважаем -- мол, утоляй жажду и уходи. Степняки уважаемому гостю наливают на самое донышко, но Симла уже знала, что там, где чая много, именно так и пьют. Это Жаннэт как-то объяснила девушке. Женщина утолила жажду, но скорее -- просто смочила горло, потому что выпила немного. Сделав несколько глотков, женщина закончила свой рассказ:
   - За вольными баронствами раскинулся большой лес, именно оттуда и приходят степняки.
   Жаннэт кивнула, в этом не было ничего удивительного, что степняки приходили из леса. Именно там, как ей рассказал отец Тамила, открывался туманный предел, когда на самой опушке, а когда и в глубине леса. Из рассказов Салэха (Тамил был слишком молод и ещё не ходил в набег за туманный предел) Жаннэт знала, что из леса надо было идти на восток, потому что на западе лес становился всё гуще и гуще, что делало его совсем непроходимым. Видно, переходил в джунгли, решила тогда Жаннэт, непроходимые для коней степняков, следовательно, и для них самих. А теперь, съездив к джунглям, маячившим на востоке зелёной полосой, Жаннэт думала -- а не те ли это джунгли? Может за ними лес, где открывался туманный предел? И откуда рукой подать до этих самых вольных баронств, за которыми вполне цивилизованная страна? А в этот раз туманный предел открылся не перед джунглями, а за ними? А может, так получилось, что через этот переход прошли, не дожидаясь, пока луны станут полными? Именно этого ждали шаманы, а Жаннэт, желая опередить их и остальных кочевников, поспешила, потому она и её люди оказались с этой стороны полосы джунглей, а не с той? Может, теперь, чтоб выйти к вольным баронствам, надо пройти сквозь джунгли? Но такой поход требует тщательной подготовки, джунгли -- это не степь, привычная для кочевников. И неизвестно какие звери водятся там? Гигантские саблезубые кошки? Ещё больше степных? Большие змеи? В том мире, где раньше жила Жаннэт, самые большие змеи водятся именно в джунглях. А крокодилы? Не оттуда ли приползли зелёные чудовища в это маленькое озеро? Да, нужна тщательная подготовка к переходу через джунгли, а пока Жаннэт решила разведать северное направление.
  

Глава шестая. Встреча старых знакомых

  
   Жаннэт
   Мерно урчащие электромоторы джипа не мешали, а скорее помогали думать о дальнейших действиях, надо было что-то решать, потому Жаннэт и отправилась в этот разведывательный рейд, сейчас она сидела на заднем сидении, расслабившись и вытянув ноги. Вела джип Симла, Тамил, возглавляя отряд из десяти всадников, ехал немного сбоку, не обгоняя, но и не отставая от машины. На отряде сопровождения настоял Тамил, но Жаннэт была неуверенна - помогут ли конные воины при нападении ископаемого чудовища, подобного недавно убитому, с большим трудом убитому. Хотя... Могут отвлечь, пока Симла будет разворачивать джип, стрелять-то Жаннэт начнёт сразу - ей стоит только подняться с сидения и встать в полный рост, ну ещё несколько секунд на раскручивание стволов пулемёта. Эти-то секунды и могут стать фатальными, тогда решила Жаннэт. Внимательно оглядевшись, она поудобнее перехватила автомат с подствольным гранатомётом, пулемёт пулемётом, но граната вполне может завалить чудовище, подобное убитому у становища.
   Маленький отряд двигался на север уже третий день, Жаннэт выбрала для основательной разведки именно это направление, так как туда шли стада животных. Девушка предполагала, что это неспроста (по этому поводу у неё были определённые мысли, но Жаннэт ни с кем ими пока не делилась), потому она и решила разведать это направление на несколько дней пути, не загадывая, сколько это будет километров, так как неизвестно какие могут встретиться препятствия. Жаннэт старалась держаться середины полосы лесостепи, близко не приближаясь к джунглям, неизвестно кто оттуда может напасть на отряд, посчитав его лёгкой добычей, но и не приближаясь к пустыне, оттуда тоже мог кто-нибудь выскочить, устроив засаду в высоких барханах. Небольшие рощицы посреди лесостепи были слишком малы и густо заросшие, чтоб там мог затаиться хищный динозавр - поваленные им деревья выдали бы место засады. В то же время эти лесочки могли послужить укрытием для небольшого отряда Жаннэт. О том, что такой лесочек с удовольствием облюбовала бы под логово саблезубая кошка, девушка старалась не думать. Симла выбирала относительно гладкую дорогу, насколько такой может быть дикая степь, и машина бежала довольно резво. Симла старалась объезжать холмы, степь не была ровной, возвышенности хоть и были с пологими склонами, но поднимались над деревьями рощиц, занимавших низины и раскинувшихся вокруг больших и маленьких озёр, их голубые зеркала кое-где просматривались сквозь зелень зарослей.
   Джип вильнул в сторону, объезжая один из маленьких лесочков, но Жаннэт, показывая на него, толкнула Симлу:
   - Правь туда, там остановимся!
   - Жаннэт, вроде делать привал рано, чего его устраивать? - поинтересовался подъехавший Тамил и, с сомнением поглядев на слишком большое, для такого лесочка озеро, неодобрительно добавил: - Большое слишком, как бы там кто-нибудь не притаился, такой крупный и зубастый! С гребнем вдоль спины!
   - К озеру не подходить, на привал не устраиваться, затаиться на опушке, - распорядилась Жаннэт.
   Всадники спешились и укрылись в густых зарослях, джип заехал настолько глубоко, насколько позволял кустарник. Жаннэт взяла бинокль и расположилась у самой кромки зарослей, Симла и Тамил, приготовившись к стрельбе из автоматов, залегли рядом. Они не понимали действий Жаннэт, но полностью полагались на своего вождя и вопросов не задавали. Жаннэт и сама не знала, почему так поступила, но что-то её толкнуло на подобный шаг, может, интуиция? Хотя чувство опасности молчало.
   В ожидании прошло несколько десятков минут. Симла начала проявлять нетерпение, Тамил же, неподвижно застыв, терпеливо ждал - раз Жаннэт устроила на кого-то засаду, а юноша именно так воспринял действия своей женщины и командира, значит надо в этой засаде сидеть. Спутники Жаннэт насторожились, услышав знакомый звук. Пение электромотора джипа было едва слышно, но это был именно джип! И звук доносился не с той стороны, откуда двигался отряд, а с противоположной! На пригорок, перед рощицей, где затаился отряд Жаннэт, выехал джип, близнец её машины! Только турель пулемёта была другая, да и сам пулемёт... Это был не "Дилан", а более старая модель - "Гатлинг". В джипе сидело четверо мужчин, и если трое из них были в обычном армейском камуфляже, то четвёртый был голый! Присмотревшись, Жаннэт увидела, что этот мускулистый юноша был всё же одет, в подобие набедренной повязки. Если одетые в камуфляж были вооружены автоматами, что вполне обычно для людей, носящих такую одежду, то у этого было копьё! Да и сам джип... Подобными машинами комплектовались модули связи! Неужели генерал Адамс, руководивший проектом "Перенос", дал добро на ещё один эксперимент и для этого нашёл не одного добровольца, а целую группу? Первым порывом Жаннэт было броситься к этим людям, но она удержалась - неизвестно, кто они и как воспримут появление землячки? И девушка продолжила наблюдение.
   Судя по тому, как лихо выскочил на пригорок джип и как эти люди держали автоматы - они были если не профессионалы, то хорошо обученные. Да и то, как сидела хорошо подогнанная форменная одежда, говорило, что это не ряженые дикари, а люди привычные к обмундированию. А вот парень с копьём, скорее всего, был аборигеном. Но его внешность, тип лица, фигура, мало чем отличалась от людей, одетых в камуфляж. Жаннэт, скосив глаза, глянула на Тамила и Симлу, одетые в такой же камуфляж, как она сама и незнакомцы в джипе, люди народа степей совсем не походили на кочевников родного мира Жаннэт и ничем не отличались от белых жителей цивилизованный стран, по крайней мере, той страны, где она служила в армии.
   Люди в джипе не предпринимали никаких действий, словно чего-то ждали. Жаннэт тоже ждала, направив бинокль в ту сторону, куда были обращены взоры сидящих в джипе. Нарастающий топот разорвал тишину, и в лощине, между двумя холмами, появилось бегущее стадо оленей, вернее не стадо, а чуть больше десятка зверей. А за ними гнались странные животные, подобные кенгуру. Мощный хвост и задние лапы позволяли им делать длинные прыжки, маленькие передние лапки, больше похожие на недоразвитые руки, были прижаты к груди. Тело этих прыгунов было покрыто чешуёй! А это явный признак рептилии - размеры, хоть и сравнительно небольшие (примерно, с оленя), указывали на то, что это всё же динозавры! Но не это поразило Жаннэт - динозаврики несли на себе всадниц! Сидящие на больших прямоходящих ящерицах и одетые во что-то типа меховых бикини были явно девушками! Первой была девушка, пропорций Жаннэт, с едва прикрытой грудью, за ней мчались две девушки поменьше, нельзя сказать, что миниатюрные, но маленькие - поменьше Симлы. И если у двух из них были луки (у одной из маленьких и у большой), то у третьей был автомат! Девушки с луками выпустили по три стрелы (дальность была меньшей, чем у луков степняков, но скорострельность поражала!), и стало ясно бездействие людей в джипе - теперь машина поехала к лежащим на земле убитым оленям. Парень в набедренной повязке и ещё один в камуфляже выскочили из джипа и сноровисто привязали добычу, предварительно сложив во что-то типа импровизированного решётчатого багажника, только сейчас замеченного Жаннэт. Багажник не был штатным для джипа, это была явная самоделка, предназначенная именно для таких грузов. Но оказалось, в этот раз груза было слишком много для этого багажника, потому и пришлось привязывать добычу девушек. Жаннэт поняла, чего ждали люди в джипе - пока охотницы на прямоходящих динозаврах догонят и подстрелят оленей. Похоже, это была не охота ради добычи (всадницы выгнали стадо под огонь автоматов и пулемёта, но парни в джипе не стреляли), а что-то вроде спортивного состязания - догнать оленя и подстрелить его из лука!
   Девушки на динозаврах подъехали к джипу, и появилась возможность их разглядеть лучше (подстреленные олени лежали ближе к рощице, где спрятались кочевники, да и девушек, пока они раскачивались на верховых динозавриках, рассмотреть было трудно). Две маленьких всадницы были совершенно одинаковы, различались они только тем, что у одной был лук, а у второй автомат! Но не это поразило Жаннэт - эти всадницы были очень похожи на рядовую Аниту Моралес, оператора модуля связи, которую Жаннэт готовила по индивидуальной программе, в учебном центре. Готовила как бойца спецназа, ещё не зная, для чего это делается. Только потом майор, выдававшая себя за сержанта, узнала, что девушка стала первой жертвой эксперимента, проводимого военным ведомством. Именно жертвой, так как Анита не знала ни об эксперименте, ни о своей роли в нём. Первый эксперимент проекта "Перенос" не дал результатов, и было решено провести второй, где добровольцем в подопытные кролики (уже зная, на что идёт) вызвалась сама Жаннэт.
   Жаннэт присмотрелась и нерешительно замерла, подавив первый порыв - выскочить к своёй ученице. Если это Анита (джип и оружие указывали, что девушка с автоматом может быть ею), то почему она в таком виде? Почему не в форме? Почему их две? И снова появились те же вопросы: кто эти люди с автоматами? А судя по тому, как ехал джип, они им умеют управлять и хорошо управлять! Да и камуфляж на этих парнях не выглядел чужеродно, несомненно, они умеют носить форменную одежду - всё на своём месте и правильно надето и подогнано. К тому же держались эти парни грамотно - было видно, что они готовы открыть огонь в любой момент, как из автоматов, так и из пулемёта. Жаннэт навела бинокль не потому, что с такого расстояния было плохо видно, просто она помнила, что у Аниты на груди была родинка. Жаннэт её увидела, когда мылась со своей подопечной в душе, и обратила внимание на это только потому, что привыкла отмечать особые приметы людей - чисто профессиональная привычка. Ну как потом идентифицировать человека, если ему оторвало голову или, вообще, разорвало пополам - во время спецопераций всякое случается, это та же война, только малая и необъявленная. Меховая повязка едва прикрывала грудь девушки, и родинка должна была быть видна. Родинка находилась там, где помнила Жаннэт. Похоже, это была Анита Моралес, тем более что девушка, хоть и странно одетая, но в руках держала автомат. Чисто машинально Жаннэт перевела бинокль на копию Аниты, у той тоже была родинка! До задумавшейся Жаннэт ветер донёс обрывок фразы, сказанной одним из мужчин, того, что был в набедренной повязке:
   - Олени пуганые, что-то их напугало, там на юге... Не знаю что... Но...
   - Да, быстро бежали, мой Толо едва поспел... - это сказала самая большая из девушек, погладив своего верхового ящера.
   - Это потому, Гулана, что ты большая и тяжёлая, - ответила девушка с автоматом, - моя Звёздочка и Тото Алиты совсем не устали...
   - Анита, ты ... - сказала девушка по имени Гулана, обращаясь к той из двойняшек, что была с автоматом, это Жаннэт хорошо расслышала, остальное унёс ветер. Значит, девушку с автоматом зовут Анита, а её близнеца с луком - Алита. Жаннэт больше не колебалась - она вышла из зарослей и свистнула, привлекая к себе внимание, при этом подняв автомат над головой. Опытная майор ничем не рисковала, те люди не готовы к стрельбе в эту сторону. Если соберутся это сделать, Жаннэт успеет отступить в заросли и залечь, в неё-то будет попасть очень трудно, а вот она легко возьмёт на мушку стоящих на открытой местности. Предводительница кочевников громко закричала:
   - Рядовая Моралес! Доложите обстановку!
   Жаннэт была уверена, что девушка с автоматом - Анита, но всё же сомнения были. А если это Анита, то она должна была узнать свою бывшую наставницу, так и случилось - девушка с автоматом на мгновение замерла и закричав: - Жаннэт! Как вы меня нашли?! - бросилась обнимать свою бывшую наставницу. Немного пообнимавшись (к удивлению своих спутников, Тамил и Симла вышли из зарослей кустарника, а товарищи Аниты застыли у джипа), девушки, отстранившись, посмотрели друг на друга.
   - Анита, что у тебя за вид? - спросила Жаннэт и, кивнув в сторону мужчин в джипе и девушек, замерших рядом со своими верховыми динозаврами, продолжила задавать вопросы: - Это кто? Кто эти люди в форме и девушки с этими зверями? Что это за звери? И почему ты не в форме, а так одета?
   Анита, решив оставить свои вопросы на потом, стала объяснять (всё-таки Жаннэт была старше по званию и, возможно, о произошедшем знала больше):
   - Я проснулась в модуле связи и никого не обнаружила, а сам модуль оказался неизвестно где, вернее тут. Но это длинная история...
   Жаннэт кивнула и решила, что сначала расскажет она.
  
   Анита
   Решив немного поохотиться (сезон миграции животных заканчивался, и пора было возвращаться в вольные баронства, в свой замок), Анита, уступив просьбам сестёр, отправилась с ними на охоту. Пожалуй, только ей одной это занятие было неинтересно, Энтон, её муж, Аллан, муж Алиты, и Рэнэ, муж Гуланы с энтузиазмом поддержали инициативу своих жён. Мужчины поехали на джипе, а девушки на своих гурхах. Анита не понимала энтузиазма парней, им-то отводилась роль, даже не загонщиков оленей, а простых зрителей. Отделить от стада часть оленей и подстрелить их - это задача охотниц, а мужчины только погрузят добычу на джип. Вообще-то, загонщики, так назывались мужья охотниц, должны были нести добычу за своими жёнами, едущими впереди на гурхах, но много ли унесут два человека? Загонщиков, то есть мужей, у каждой охотницы обычно было двое, но у Аниты и её сестёр было только по одному, и вряд ли дворяне Гардарьи смогли бы бежать, поддерживая обычный темп передвижений охотниц, да ещё и с оленем на плечах. Поэтому они и поехали на джипе: и увезти можно гораздо больше, и огневую поддержку в случае чего обеспечить. Джип оборудован пулемётом, да и автоматы были у всех, кроме поехавшего с мужьями охотниц Бордома, мужа Арлиты, матери Аниты и Алиты. В отличии от парней, одетых в армейский камуфляж мира Аниты, Бордом был в обычной одежде загонщиков племени волчиц - набедренной повязке. Уже не молодой охотник выглядел довольно молодо - был поджарым и мускулистым, вот Жаннэт приняла его за юношу, но рассмотрев вблизи, поняла свою ошибку. Вёл джип Рэнэ, Алита обучила этому всех парней и Алиту, только Гулана не хотела учиться.
   Джип уехал в сторону и занял позицию на вершине одного из холмов. В случае появления опасности девушки могли быстро уйти под защиту пулемёта. Охотницы на гурхах, выскочив из засады и вклинившись в стадо, отделили с десяток оленей и погнали их к холму, где стоял джип. Олени, огибая холм, замедлили бег, позволяя лучницам приблизиться на расстояние уверенного выстрела. Разделяя стадо, тоже можно было выстрелить, но надо было ещё и не попасть под копыта испуганных оленей, а они вполне могли бы сбить с ног гурха и затоптать всадницу.
   Гулана и Алита стреляли быстро и метко - шесть убитых оленей были этому доказательством. Конечно, можно было положить их из автомата или,вообще всё стадо из пулемёта, но это была бы не охота, да и у волчиц уже были достаточные запасы мяса, а просто так убивать животных? Такого не мог себе не то что позволить, даже представить никто из охотниц и их загонщиков. Остановившись у убитых оленей, подождали джип. Пока мужчины грузили и увязывали добычу (всё-таки багажник был маленький), Анита слушала Бордома - опытный следопыт-загонщик разглядел необычные следы, когда всадницы на гурхах поехали к стаду оленей. Когда машина разворачивалась, чтоб занять место на холме, Бордом увидел, что в том же направлении, но немного в стороне шли следы джипа, но в эту сторону (на юг) никто не ездил! Да и эти следы были не одни - джип будто сопровождало небольшое стадо оленей, но каких-то странных, с такими копытами в буше не водились! Алита, выслушав загонщика своей матери, перехватила поудобнее автомат и собралась предупредить своих спутников о неизвестной опасности, но не успела, из небольшой рощи появилась фигура в полевой форме, чего не могло тут быть в принципе, хотя... Сама Анита тоже появилась здесь непонятно как, возможно это был подобный случай?
   - Рядовая Моралес! Доложите обстановку!
   Этот голос невозможно было забыть, старший сержант Жаннэт Дюбуа была одновременно и строгой наставницей, и хорошим другом перепуганной девчонки, решившейся на службу в армии ради льгот при оплате дальнейшего обучения в колледже. Улыбаясь во весь рот, но при этом не выпуская автомата из рук и держа его так, чтоб можно было в любой момент открыть огонь, Анита бросилась к Жаннэт, в том, что это именно старший сержант Дюбуа, не было никаких сомнений. После объятий Жаннэт легонько толкнула в бок свою ученицу:
   - Мои уроки не прошли даром - бдительности не теряешь.
   - А тут иначе нельзя - сразу съедят, - ответила Анита, обернувшись, её спутники держали автоматы, вроде и не направив на Жаннэт и Тамила с Симлой, но так, чтоб можно было открыть огонь на поражение в любой момент. Жаннэт приподняла бровь, словно удивляясь:
   - Я съем? Но, вообще, ты молодец, твои люди хорошо обучены, или я ошибаюсь? Это не твои подчинённые? Как они вообще сюда попали, судя по форме, это наши соотечественники, но что-то мне говорит, что они проходили службу не в нашей армии.
   - Вы не ошиблись, старший сержант, это местные, - ответила Анита, а Жаннэт, снова обняв и не выпуская девушку из объятий, сказала:
   - Не старший сержант, а майор. И давай без этого официоза, на "ты", мы сейчас в одной лодке и, похоже, это будет место нашего дальнейшего пребывания на всё отпущенное нам время.
   Жаннэт поскольку знала больше, стала рассказывать первой. Она, решив ничего не утаивать, рассказала о проекте "Перенос", о своей роли в нём и том, что первым подопытным кроликом, не знающим об уготованной ему роли, выступила Анита. О том, как на второй эксперимент Жаннэт пошла добровольно, надеясь попасть туда же, куда забросило её ученицу. Про мир кочевников, куда она попала и как там жила и как решилась пройти межмировой переход, не зная, куда он ведёт.
   - Я очень рада, что тебя встретила, - закончила Жаннэт свой рассказ. Анита выслушала молча и, глянув на небо, сказала:
   - Скоро начнёт смеркаться, надо обустроить лагерь. Как ты поняла, здесь небезопасно, вполне может тардым прийти, этот тот большой зубастый ящер с длинной шеей, что вас напугал. Подготовим стоянку для ночлега, тогда я и расскажу - мой рассказ будет долгим.
   Джип Аниты загнали в рощицу к машине Жаннет. Гурхов - верховых ящеров девушек-охотниц - поставили немного в стороне от лошадей кочевников, уж очень те беспокоились (и лошади, и кочевники). Жаннэт удивило, что эти полураздетые девушки, вернее, совсем раздетые (нельзя же считать одеждой, те полоски шкур, что были на них), не привязывали своих верховых животных, только с ними поговорили, а большие прямоходящие ящерицы словно понимали, о чём говорят их хозяйки.
   - Наши гурхи разумны, они гораздо умнее собак и понимают, о чём мы их попросили, - пояснила удивлённой Жаннэт девушка одного с ней роста. Копия Аниты молчала и пока в разговор не вступала. Анита, погладив свою яшерицу, заявила:
   - Они для нас не так, как кони для вас, кочевников. Гурхи - наши друзья, можно сказать, члены нашей семьи!
   Как оказалось девушки, да и их парни говорили на языке той страны, в армии которой служили Жаннэт и Анита. Хотя между собой парни переговаривались на языке страны - южного соседа родины Аниты. Жаннэт этот язык знала хорошо, так как на таком же языке говорили в стране, тоже южном соседе родины Жаннэт, расположенной за океаном.
   Жаннэт обратила внимание, что Анита и её спутники обустроили лагерь намного грамотнее, чем это делала она и её кочевники, видно, сказывался опыт жизни в этом краю. Когда все приготовления к ночлегу были окончены и ужин съеден, Анита начала свой рассказ:
   - Я проснулась в модуле в своей кровати после полной смены, Жаннэт, ты же знаешь, в этом случае полагается не менее двенадцати часов отдыха, вот я и решила воспользоваться ими, чтоб выспаться. Нет, я не намеревалась спать все двенадцать часов, но проснулась с ощущением, что проспала гораздо дольше. Было такое ощущение, что поспала несколько лет - какая-то затхлость вокруг, что ли? Никого нет, модуль на консервации и все таймеры обнулены. Я решила, что это просто дурацкая шутка моих коллег, но включив камеры внешнего обзора, не поняла, где оказалась, причём вместе с модулем, но паниковать времени не было - увидела тардыма, преследующего местную девушку...
   Жаннэт понятливо кивнула - этот хищный динозавр вызывал даже не страх - ужас! А то, что Анита бросилась спасать незнакомую ей девушку, говорило только в пользу бывшей ученицы Жаннэт, о том, что в своё время та не ошиблась, выбрав из нескольких кандидатов именно Аниту, та имела исключительное самообладание и не терялась в опасных ситуациях. А Анита продолжала рассказывать о том, что спасённая девушка была дочерью вождя одного из местных племён (кстати, вот она рядом и сидит). Эта девушка - Алита стала кровной сестрой Аниты, а её мать удочерила сестру своей дочери. Жаннэт удивилась такому совпадению (или это было что-то другое) - кровная сестра Аниты была похожа на неё, как одна капля воды на другую! Удивление Жаннэт стало ещё больше, когда она увидела Арлиту - та была копией родной матери Аниты (правда, Марию Жаннэт видела только на фотографии). В племени, куда приняли Аниту, был матриархат, женщин по каким-то причинам было раза в три меньше, чем мужчин. Понятно, что женщины, делившиеся на охотниц и хозяек, имели по несколько мужей - загонщиков и водоносов, соответственно. Жаннэт вопросительно посмотрела на спутников Аниты, мужчин в камуфляже. Они-то были представлены как мужья девушек в меховом бикини, следовательно - охотниц, как поняла Жаннэт. Анита засмеялась и объяснила:
   - У нас по одному мужу, потому что мы не только жители буша, но и более цивилизованных земель, я тебе о них дальше расскажу.
   Анита рассказывала, как стала жить в племени охотниц, или как они сами себя называли - волчиц, как ей удалось (всё-таки по образованию она была биолог) улучшить систему отбора новорожденных гурхов. До этого много яиц отбраковывали сами наседки-гурхи, считая, что раньше вылупившиеся гурхята замёрзнут. Жаннэт уже обратила внимание, что, несмотря на жаркие дни, ночи здесь холодные. А ночи в период после сезона дождей (в этот сезон не столько дожди выпадали, сколько снег), когда появлялось потомство гурхов, были особенно холодны. Слушая рассказ Аниты, Жаннэт удивлялась, как среди стольких опасностей выживало столь малочисленное племя, насчитывающее меньше сотни человек, и это считая всех: женщин, мужчин и детей, даже стариков, правда, их было всего несколько.
   - В буше не только волчицы, севернее живут рыси и росомахи, а ещё севернее - горные ласки.
   - Горные?.. - удивилась Жаннэт, Анита кивнула:
   - Да, там буш упирается в горы, волчицы живут на самом юге - дальше опасно, там часто из джунглей выходят гугутаны, это такие человекообразные обезьяны, или обезьяноподобные люди. Они обычных людей едят - выходят из джунглей и охотятся в буше. Кстати, твои кочевники с ними могут столкнуться. На юге полоска буша - это лесостепь между джунглями и пустыней - уже, чем здесь.
   - Знаю, - кивнула Жаннэт, - я на юг уже ездила, добралась туда, где узкий буш снова расширяется. Только вот не пойму - почему при таком обилии дичи вас, я имею в виду охотниц, так мало?
   Анита усмехнулась и пояснила, что обилие дичи только в период миграции, а потом охоты не будет. Что охотницы делают запасы, ну и охотятся на зверей, что приходят из джунглей или пустыни, тех же тардымов. Мясо этого ящера съедобно, и его много. Раньше на них охотились, заманивая в ямы-ловушки, а сейчас тоже заманивают, только под выстрел... Анита погладила подствольник своего автомата - оружие девушка, как и её спутники, не выпускала из рук. Жаннэт, усмехнувшись, продолжила слушать.
   - На празднике совершеннолетия, это, скорее, праздник выбора спутника или спутников, я тебе уже говорила, что у охотницы может быть два мужа - загонщика, а у хозяйки (из названия понятно, что это женщины занимающиеся хозяйством) - два водоноса. Обычно семья - это две охотницы и две хозяйки и их мужья, дети общие.
   Жаннэт потрясла головой, пытаясь представить такую семью, когда в гареме женщины или в данном случае мужчины (пусть их только двое) это понятно, но когда две, даже четыре матери и у каждой по два мужа... Это уже не гарем, а непонятно что!
   - Но я отвлеклась, - продолжала Анита и указала на одну из девушек: - На празднике совершеннолетия у меня появилась ещё одна кровная сестра - Гулана.
   Жаннэт посмотрела на девушку, не уступавшую ей самой в габаритах, а мускулатурой даже превосходившую, и кивнула - у первобытных племён кровные братья или сёстры были ближе родных, видно, тут был такой же случай. Из дальнейшего рассказа Аниты Жаннэт узнала о жизни племени, о битве с гугутанами - полуобезьянами, о которых уже было упомянуто, об охотах, в том числе и на гигантских ящеров - тардымов, на практически неуязвимых хищников, приходящих из пустыни - борхов. Особенно Жаннэт заинтересовала большая саблезубая кошка - тархар. На неё охотились, когда она была ещё молодая, с большой и опытной охотницы предпочитали не встречаться, как и с её родственником - саблезубым тигром, носящим такое же имя. Только огнестрельное оружие Аниты позволило добыть нескольких таких зверей, это были матёрые хищники, сами напавшие на охотниц. А чтоб выследить такого зверя, не было и речи, уж слишком он был хитёр и от его нападения из засады не спасло бы и огнестрельное оружие. Такая полная опасностей, но в то же время размеренная жизнь была у Аниты чуть больше полгода, а потом случилось событие, в корне всё поменявшее.
   Раз в год на излучину большой реки, вытекающей из джунглей и туда же уходящей, приплывали купцы из Гардарьи и устраивали большой торг. Что они приплывают из страны за джунглями, называемой Гардарья, Анита узнала позже, и что там не только эта страна. А пока девушка решила поучаствовать в большой ярмарке, тем более что волчицам было что предложить торговцам. Внутренние органы, шкура хищника из пустыни -- борха (называемого в Гардарье -- турункором) -- очень ценились, а таких зверей, благодаря оружию Аниты, добыли две штуки. Но в этот раз с торговцами приплыли и ассишары -- охотники за красивыми девушками. Те, пленённые ассишарами, становились ассишами -- девушками для удовольствий. В этот раз ловцам не повезло -- они нарвались на Аниту и почти все полегли, уничтоженные пулемётным огнём. Но одной лодке всё же удалось уйти, увозя захваченную Алиту. Анита приняла решение -- отправиться в погоню.
   - Мы плыли больше недели, - рассказывала Анита, - и это, учитывая, что мы плыли вниз по течению и на вёслах были загонщики и Гулана. Обычно этот маршрут отнимает у торговцев почти три недели. Река выходит из джунглей в пограничье Гардарьи, правители тех земель -- бароны королю не подчиняются вообще, свои земли так и называют -- вольными баронствами. Там, где река уходит и выходит из джунглей... Да, большая река берёт начало в горах в Гардарье и делает в джунглях большую петлю с вершиной в буше. А в вольных баронствах начало этой петли, река там разделена скалистой грядой, среди холмов которой расположена большая арена, где устраиваются рыцарские турниры. Но об этом позже, а вот торговцы, отправляющиеся в буш и возвращающиеся оттуда, плывут всё время вниз по течению...
   - Очень удобно, не надо выгребать против течения. Ты говоришь, что река проходит через джунгли, получается, что если идти вдоль неё по берегу, то можно... - кивнула Жаннэт и задумчиво добавила: - Я думала пройти к цивилизованным землям сквозь джунгли. Но вести карамы и стада через джунгли будет трудно, а если вдоль реки...
   - Не получится, - отрицательно покачала головой Анита, - ни напрямую через джунгли, ни по берегу реки. Заросли непроходимы, только по реке, другой дороги нет. Кстати, свою ораву людей ты здесь не прокормишь, скоро начинается период засухи, и твоим табунам лошадей и стадам овец просто не хватит корма - трава высохнет. А пройти дальше на север не выйдет, там буш сужается -- с одной стороны горы, с другой непроходимые джунгли. А сама та дорога узкая и каменистая, больше на пустыню похожа. В джунглях найти корм невозможно, они там - сплошные колючки. С запада горы обойти не получится -- там настоящая пустыня, насколько она тянется на восток... не знаю, туда далеко никто не ходил. Тем более что в пустыне такие звери живут... Один скальный демон чего стоит!
   - Скальный демон? - насторожилась Жаннэт. - Ты его видела? Может, догадываешься, кто это?
   - Большое и лохматое, оно высасывает свои жертвы, превращая их внутренности, вернее то, что там осталось, в мерзкую слизь. Я одного такого подорвала, так он слизью и растёкся. Но потом пришёл ещё один, я решила не тратить на них заряды - одного взрываешь, на его место из пустыни приходит другой.
   - Скальный демон, - задумчиво проговорила Жаннэт, - большой и лохматый... Интересно, что у разных народов, даже в разных мирах, это существо называется одинаково и появляется в скалах...
   - У нас он приходил из пустыни, - возразила Анита, - то, что он в скалах живёт - так думали раньше, но я проследила - выходит из пустыни.
   - Это ни о чём не говорит, может там есть скалы, где находится проход в мир, из которого эти существа приходят, - предположила Жаннэт и рассказала ученице, а теперь уже подруге о своей охоте на скального демона и её результатах. Рассказала о нагревающихся скалах, о том, как это существо появляется и как исчезает с восходом солнца. Что она сделала, чтоб скальный демон не смог прийти в мир степей. Поделилась и своими выводами:
   - Скальный демон не уходит далеко от того места, где появляется. Боится солнечного света и приходит не каждую ночь, а только при определённых условиях. Получается, что проход, через который он ходит в другие миры, открывается не всегда. А на том месте может быть дорога в другие миры. Кочевники до судорог боятся чёрных скал, но когда две полные луны занимают определённое положение, смело проходят, вернее, проходили в этот мир...
   - Так набеги на вольные баронства их дело? - удивилась Анита и подозрительно посмотрела на Жаннэт. - Твои кочевники - это набег?
   - Нет, своих людей из того мира я увела навсегда! И проход в тот мир закрыла, подорвав его вместе со своим модулем, - предводительница кочевников, постаралась рассеять подозрения своей подруги. А та поинтересовалась:
   - Ты считаешь, что это разные миры? Может, это всё происходит в одном мире?
   - Да, Анита, именно так и считаю. Подумай сама -- это место совсем не похоже на наш мир. У нас там не было никаких сведений о животных, что здесь водятся, согласись, что если бы зверь, подобный тому зубастому длинношеему динозавру, был бы где-нибудь обнаружен - это была бы сенсация! Это не осталось бы неизвестным!
   - Наверное, ты права, это другой мир и там, куда попала ты - тоже другой мир, - согласилась Анита, а Жаннэт поинтересовалась:
   - Почему ты считаешь, что мои люди не смогут откочевать за дикими животными на север? Почему мы не сможем пройти то узкое место?
   - Потому что там не буш, а каменистая равнина, почти без травы! Я же тебе говорила! Олени, да и другие дикие животные проходят там очень быстро, почти бегом. Сколько суток они так бегут, никто не знает. Ласки живут в горах, вернее, в предгорьях, но охотятся в буше, южнее. На север они и не пытались проникнуть, понимая бесполезность этого. Ласки самое малочисленное племя, их всего несколько десятков, больше людей там просто не может прокормиться. Может, там за горами и есть тучные пастбища (недаром же туда олени идут), но гурхи туда идти не хотят, а люди без гурхов не смогут пересечь ту каменистую равнину. Да и не у всех гурхи есть, загонщики передвигаются пешком, на своих двоих. Вы же со своими стадами и повозками тоже не дойдёте, потому что будете идти медленно, начнётся голод и вы своих животных поедите раньше, чем доберётесь до травы, а там - и сами погибнете.
   Жаннэт на мгновенье задумалась, а потом попросила Аниту рассказывать свою историю дальше. Девушка продолжила:
   - Когда кончились джунгли, мы подошли, вернее, подплыли к селению, что находится на самой границе леса и вольных баронств. Там на нас устроили засаду ассишары, что похитили Алиту, видно, ожидали, что за ними будет погоня, нам с трудом удалось отбиться, благодаря отравленным иглам Валиньи. Это ученица местной знахарки, она тоже отправилась с нами. Знахарка в племени очень уважаемый человек, она лечит разные болезни и занимается колдовством, так местные считают. А я?.. Честно говоря, не знаю, в колдовство не верю, но знахарка может заговорить зубную боль, и она исчезнет, может наговором остановить кровь, делает очень сложные операции без наркоза, а пациент не чувствует боли. Валинья тоже так может, к примеру -- в баронствах она удалила аппендицит, а эта операция там считается очень сложной. Валинья справилась за полчаса, и через три дня тот, кому она делала операцию, уже бегал. Кстати, шрам был намного меньше чем обычно. Но я отвлеклась, так вот, убегая из того селения, мы продолжили двигаться по реке и были остановлены воинами местного барона. Он во мне признал свою внучку, увидев сходство со своей возлюбленной из племени ласок, кстати, Арлита, удочерившая меня, из этого же племени. Барон решил, что я его внучка, так как в дочери не годилась по возрасту, но самое интересное, когда он увидел Арлиту, то сначала решил, что это Асилита -- его любимая, так они похожи.
   Реджин ло Вадикано, так зовут барона, уговорил меня остаться на большой рыцарский турнир, там проводимый. Это не только турнир, это что-то вроде общего собрания баронов, где они принимают различные решения, там он хотел представить меня как свою внучку и наследницу. Поскольку ло Вадикано был бездетный, то на его владение зарились соседи. Один из них намеревался захватить баронство моего деда, считая, что тот смертельно болен и ему недолго осталось. Но болезнь оказалась не такой смертельной, как думали, а может, помогло лечение Валиньи, сейчас Реджин жив, здоров и нянчится со своей правнучкой -- моей дочкой. Но я снова отвлеклась и забежала вперёд, так вот тот барон решил ускорить события и захватить баронство Правено, не дожидаясь смерти его владельца.
   - Понятно, - кивнула Жаннэт, - тот барон решил от тебя избавиться.
   - Да, - подтвердила Анита и продолжила рассказывать: - Но я его опередила. Спровоцировала вызов и победила на дуэли, а поскольку дуэль закончилась его смертью, то я стала его наследницей, а баронство деда уступила Алите, так что она...
   - Баронесса, как и ты, - усмехнулась Жаннэт. Анита отрицательно покачала головой:
   - Нет, я не баронесса, я герцогиня. Но об этом я расскажу позже. Уладив дела в баронствах, мы продолжили погоню. По дороге у меня случилась ещё одна дуэль, и поскольку у того графа уже не было наследников (его сын устроил на меня засаду, но погиб вместе со всей своей дружиной -- Валинья очень неплохо стреляет, да и я тоже), я стала и его наследницей. Так что я ещё и ле Изолвинья, гардарская графиня. По прибытию в столицу мы напали на след Алиты, её купил принц Аллан...
   - Его ты тоже вызвала на дуэль, заодно и тамошнего короля, и теперь ты ещё и королева... - начала Жаннэт, но Анита с улыбкой показала на одного из своих спящих спутников (они историю, рассказываемую Анитой, и так знали, да и время было позднее, поэтому все легли спать, кроме Бордома и двух кочевников, стоявших на страже):
   - Вон он, принц Аллан -- муж Алиты. Но тогда, чтоб к нему подобраться, мне пришлось поучаствовать в ещё одном рыцарском турнире и выиграть его.
   - Анита, ты просто какой-то супербоец, не знающий равных. Участвуешь во всех турнирах и всех побеждаешь, откуда у тебя такие таланты? Я фехтовать совсем не умею, что на саблях, что на мечах.
   - Я в школе занималась в секции фехтования и делала успехи, у меня даже разряд есть, кроме этого, я тут сильнее многих мужчин, не говоря о том, что раза в три быстрее могу двигаться, соответственно и скорость реакции...
   - Знаешь, я за собой тоже это заметила, - улыбнулась Жаннэт, - кроме этого, я помолодела, чувствую себя двадцатилетней, этакий бонус, как следствие переноса в другой мир. Ты этого не ощутила, потому что и так была молодой.
   - Но твои кочевники -- когда перешли в другой мир, ведь не стали ни быстрее, ни сильнее. Ведь так? Значит, то, что с нами произошло, нельзя считать следствием переноса?
   Жаннэт пожала плечами, она изменения своего организма восприняла как должное, не задумываясь над тем, чем это может быть вызвано. Сейчас сделала предположение:
   - Может, такое происходит только с жителями нашего мира? А может, это следствие насильственного переноса, а не прохождения через врата. Ладно, подумаем об этом позже, рассказывай дальше.
   - Чтоб получить приглашение на аудиенцию к принцу, я выиграла ещё один рыцарский турнир, последним моим соперником был Энтон, вон он лежит, - Анита с усмешкой указала на ещё одного своего спутника. Жаннэт тоже улыбнулась, а её подруга продолжила рассказа: - Я его не только победила, а ещё от плахи спасла, можно сказать -- я его завоевала. Когда мы, я и Валинья, были на приёме у принца, брат короля устроил мятеж и намеревался убить своего племянника. Ну, не сам хотел это сделать, а послал убийц. Остальные принцы так и погибли. Но мы оказали сопротивление, и нам удалось уйти, почти. Нас загнали в местную подземную тюрьму. А Энтона, прикрывавшего отход, захватили гвардейцы, участвующие в заговоре. Там, в темнице, я обнаружила входной шлюз бункера командного модуля. Местные использовали тамбур модуля как тюремную камеру, называя её "безумной". Люди, посидевшие там сутки, сходили с ума, ну не все -- большинство. Хотя что тут страшного -- появляются на стенах информационные транспаранты и искин просит ввести пароль для подтверждения статуса, нормальным голосом просит, не рычит и не воет.
   - Командный модуль, его реактор использовался для накачки энергии в установку яйцеголовых умников, которая осуществляла перенос. Командный модуль пропал вместе с твоим бункером, оказывается, его тоже сюда утащило. Ох и ругался тогда генерал -- мало того, что затраты превысили смету эксперимента, так ещё и ценное оборудование пропало. - Вспомнила Жаннэт совещание у генерала Адамса, где он за это (исчезновение командного модуля) устраивал учёным разнос.
   - Интересно, а когда твой бункер в другой мир отправили, тоже что-то утащило? - спросила Анита, Жаннэт пожала плечами:
   - Не знаю, может что-то и утащило, если это так, то оно осталось в том мире и нам уже недоступно.
   - Жаль, - вздохнула Анита, - если аккумуляторы можно заряжать, то запас патронов не безграничен. Там в командном модуле было их гораздо больше, чем в моём бункере, у меня всё-таки обычный модуль связи, хотя запас был больше штатного. Не ты ли позаботилась?
   Жаннэт ничего не ответила, а Анита, ещё раз вздохнув, сказала:
   - Но вот что интересно, Аллан и Энтон говорят, что эта тюремная камера, а значит, и бункер были в подземелье дворца ещё до их рождения, чуть ли не с момента строительства, а это несколько столетий назад.
   - Интересно, - согласилась Жаннэт и спросила: - А сколько лет твоей дочке?
   - Мария уже большая -- пять лет.
   - А сколько ты прожила здесь, когда родилась твоя дочь? - поинтересовалась Жаннэт, что-то прикидывая, Анита ответила:
   - Два года, чуть больше.
   - Год на подготовку, второго переноса и год в степях, итого -- почти два года с момента, как отправили тебя. А ты тут уже живёшь семь лет, ну почти, возникает вопрос -- куда делись или откуда взялись эти пять лет разницы?
   Теперь пожала плечами Анита, показывая, что этот вопрос её совершенно не интересует, Жаннэт задумчиво кивнула:
   - Интересные фокусы со временем, а если учесть то, что произошло с бункером командного модуля, то время делает какие-то совершенно непонятные петли. Ладно, рассказывай дальше, я так поняла, что тебе удалось забраться в командный модуль.
   - Скорее, время делает скачки, - в свою очередь кивнула Анита и продолжила свой рассказ: - Да, ты права - я вошла в командный модуль и выехала оттуда на бронетранспортёре. Ворота гаража, расположенные под главным храмом, открылись прямо на центральную площадь, а там как раз собрались казнить заговорщиков, вернее тех, кого ими объявили. Вот так я и спасла Энтона от топора. Я уехала, забрав его с собой, а Валинья, она была со мной, прихватила начальника тайной стражи...
   - А его-то зачем? - удивилась Жаннэт, Анита пояснила:
   - Она за него потом вышла замуж, теперь он заведует тайными операциями в моём герцогстве.
   - Надо было и короля прихватить и женить его на ком-то из твоих подруг, раз тебе не приглянулся, - посоветовала Жаннэт.
   - Король был убит, а принц Антар, устроивший заговор, скользкий и хитрый тип, хотя и умный. В мужья совсем не годится. Он решил, что я и есть тот самый скальный демон из легенд, и страшно испугался -- ведь выехала я из скалы, -- хихикнула Анита, - вот и подумал, а что будет, если точно так же я выеду из стены его спальни? Укрыться от скального демона нигде не удастся -- для него стены не преграда. Я не стала Антара переубеждать, только пообещала, что не буду трогать и ездить бронетранспортёром по его спальне, если он отдаст мне Аллана, Энтона и Видока в придачу, это начальник тайной стражи.
   - Король надеялся, что ты утащишь их всех в своё подземное царство, а тут такой облом, - теперь хихикнула Жаннэт, - мало того, что не утащила, так ещё и сама осталась!
   - Да, расстроился, жуть! - согласилась Анита. - А когда я два года назад приехала на бронетранспортёре в Гардану и заявила, что хочу герцогство, так его чуть удар не хватил. Успокоился только тогда, когда пояснила -- где будет моё герцогство и что я буду спрашивать его советов, как этим герцогством управлять. Ведь я совсем молодой и неопытный скальный демон, до этого герцогств не имевший.
   Девушки немного посмеялись, и Жаннэт спросила:
   - Ты объединила в герцогство свои два баронства?
   - Четыре, - усмехнулась Анита, - четыре. Там четыре самых богатых баронства, что стоят на торговом пути из Гардарьи в буш. Два из них -- это моё и деда. Сейчас осталось вольным только одно, а третье... У его владельца не было наследника, и когда он умер, Видок подсуетился и никто не смог возразить, вернее, не успел - там уже был мой гарнизон, такое же случилось с ещё одним. Жаль, что оно не на торговом пути. Ну и ожидаемый набег из джунглей... Сама понимаешь, против пулемётов у кочевников, как я сейчас поняла - кто нападает на баронства, шансов не было бы. Вот я и объединила бы остальные баронства, для зашиты от внешнего врага. Все признаки говорили, что набег должен случиться через месяц. Там научились предсказывать появление врага по цвету листьев деревьев леса, что между джунглями и вольными баронствами.
   - И как? - поинтересовалась Жаннэт, Анита ответила:
   - Они краснеют, все. Лес словно обливают кровью. Я не видела, но дед рассказывал.
   - Но тут я вмешалась и поломала твои планы, - усмехнулась Жаннэт, - но не расстраивайся. Что-нибудь придумаем. Может, сымитируем набег или ещё что...
   Девушки ещё долго сидели, Анита рассказала об автоматах, обнаруженных ею у барона ло Вадикано. Эти два автомата барону дала Асилита, его возлюбленная из охотниц буша. Если бы не это оружие, то ло Вадикано вряд ли вернулся -- в джунглях жили дикие племена, частенько нападавшие на плывущих по реке, а на дружину барона нападения были особенно яростны.
   - Автоматы - предыдущая модель, - Анита приподняла и показала свой автомат, - хотя патроны подходят.
   - Чем дальше, тем интереснее, - отреагировала на это Жаннэт и, посмотрев на спящих спутников Аниты, спросила: - Так они все местные? Ты их повязала родством к себе, потом приодела и обучила? Так? Это правильно.
   - Так у тебя тоже, - теперь Анита показала на Тамила и Симлу, - Кто они тебе?
   - Тамил, можно сказать -- муж, а Симла... - Жаннэт задумалась и, улыбнувшись, решительно сказала: - Тоже член моей семьи, имеющая статус младшей жены.
   - Твоей? - удивилась Анита и кивнув в сторону спящего юноши, спросила, сделав предположение: - Или его? Так вы обе его жёны или по очереди?..
   - Я глава семьи! - решительно сказала Жаннэт. - Но у кочевников большие семьи, и женщины -- жёны, старшая или младшие. Понятно? Я не могу быть мужем. Поэтому я жена, старшая, но я глава семьи!
   - Сделай её сестрой, или у вас, у кочевников, так не принято? Какой дикий вы народ!
   - Кто бы говорил, - обиделась Жаннэт и язвительно сказала: - Дикая охотница из дикого буша, у которой много сестёр, в том числе и ящерица-переросток, сама же говорила.
   - Не трогай Звёзочку! Она мне...
   - Как сестра и ты на своей дикой сестре голой скачешь по дикому бушу!
   - Как это голой! - возмутилась Анита. - Я вполне одета!
   Сейчас девушка была закутана в меховую накидку, всё-таки ночь была достаточно холодной. Но она распахнула её, продемонстрировав подруге своё меховое бикини, при этом ехидно заметила:
   - Тут не дикие степи, а вполне цивилизованные, поэтому тебе тоже придётся одеться в подобающий наряд!
   - Но у меня такого нет!
   - Попросишь у Гуланы, она не жадная, поделится. У вас с ней похожие фигуры.
   - У неё бёдра шире, - посмотрела на охотницу Жаннэт и спросила: - И как она со мной поделится? Что она отдаст мне из своего роскошного одеяния? Верх или низ? Как я буду в этом ходить? Топлес или прикрыв только грудь?
   Анита захихикала, а Жаннэт предложила:
   - Давай спать, а то скоро светать начнёт. Вон, наши часовые уже сменились.
   Бордома сменил Энтон, да и у кочевников сменилась пара караульных. Анита заползла между Алитой и Гуланой, прикрывшись своей накидкой. Девушки тут же обняли её с двух сторон. По краям лежали их мужья, в свою очередь обнимая жён. Энтон сел в джип к пулемёту.
   - Не ревнуешь? - спросила Жаннэт улыбнувшегося мужчину и, не дождавшись ответа, пробурчав: - Хорошо устроилась -- в самой серёдке улеглась, - забралась на заднее сидение своего джипа, там уже расположились обнявшиеся Тамил и Симла -- всё-таки было холодно, и они так пытались согреться. Жаннэт бесцеремонно влезла между ними.
  

Глава седьмая. Такая разная охота

  
   Жаннэт
   Девушка открыла глаза -- солнце уже давно взошло и теперь немилосердно слепило. Вчера она и Анита долго сидели у костра, рассказывая друг другу о том, что с ними произошло с момента их последней встречи. Жаннэт потянулась -- Тамил и Симла уже давно встали и занялись повседневными хлопотами, юноша, как и другие кочевники, ухаживал за своим конём, а Симла готовила завтрак. Завтрак!.. Жаннэт потянула носом, вдыхая божественный аромат. Запах кофе! Кофе варила Анита, а Симла стояла рядом и перенимала тонкости приготовления кофе на костре.
   После завтрака и торжественного вкушения кофе (оказалось, в этом мире растёт не только чай, но и кофе!) на общем совете (советовались только Анита и Жаннэт, остальные слушали) было решено направиться к становищу кочевников. После рассказов Аниты Жаннэт решила вернуться, всерьёз озаботившись безопасностью своих людей и их стад. Тем более что в разведывательном рейде на север надобность отпала.
   Двигались следующим порядком: впереди ехал джип Жаннэт, за ним машина Аниты, затем колонна из десяти всадников на конях. Девушки на своих ящерах ехали по бокам и впереди, всё время меняясь местами, перемещаясь по одной им понятной системе. Бывший майор отметила, что скорость верховых ящеров была намного выше, чем у лошадей. К концу дня большие ящерицы продолжали так же неутомимо сновать вокруг колонны, складывалось впечатление, что они готовы продолжать свой бег и ночью. Оказалось, что так и есть -- гурхи могли находиться в движении до трёх суток, ночью всадницы дремали в сёдлах, а умные ящеры двигались так, чтоб не уронить свою хозяйку. Если та пыталась вывалиться из седла, гурх не давал это сделать, словно ловил её. Неутомимость и ум гурхов признали даже кочевников, когда увидели, как задремавшую и клонившуюся из стороны в сторону Аниту (всё-таки долгий вечерний разговор у костра давал себя знать) её Звёздочка удерживала в седле, двигаясь как в танце (словно тюлень кеглю на носу -- сказала Жаннэт, но никто не понял, что она имела в виду). Вторая ночь, как и первая, прошла спокойно, но без поздних посиделок у костра. Утром Тамил, заметивший в джипе местных мечи, предложил Энтону сразиться. Жаннэт помнила, как кочевник показал полную её несостоятельность в таких состязаниях, сейчас произошло, примерно то же самое, только теперь на месте девушки оказался Тамил. Собравшиеся в круг степняки только изумлённо цокали языками, наблюдая, как меч Тамила раз за разом оказывался на земле. Последней каплей стало, когда Энтон не просто выбил меч из руки противника, а и сумел поймать.
   - А ты так можешь? - спросила Жаннэт у Аниты. - Ты вроде хвасталась, что свои титулы завоевала именно в поединках.
   - Я Энтона на турнире победила, - усмехнулась девушка, после чего предложила сразиться с ней одному из кочевников, особенно переживавшему неудачи своего командира.
   - Залим искусный фехтовальщик, а в рубке лозы на скаку ему нет равных! - постарался отговорить девушку от поединка Тамил. - Он фехтует лучше меня!
   - Я не собираюсь устраивать соревнование на скоростное кошение лозы, - усмехнулась девушка, в отличие от своих спутников понимавшая язык кочевников, поэтому ей приходилось постоянно переводить. Кочевник, стараясь скрыть презрительную улыбку, всё-таки его соперница была другом элира, встал в стойку, вытянув перед собой руку с саблей, и с удивлением проследил, как та, блеснув словно рыбка, упала в траву. Смущённо заявив, что не успел подготовиться, Залим подобрал саблю и снова встал в стойку. На этот раз Анита позволила ему начать атаку, после чего снова выбила саблю. Пятый раз девушка не просто выбила саблю, а, как и её муж, поймала оружие кочевника. Тот уже с уважением и удивлением смотрел на эту маленькую, такую хрупкую с виду девушку, он не знал, что Анита сильнее и быстрее многих местных жителей, а девушка не собиралась это афишировать. Да и все остальные кочевники смотрели на местных с уважением и даже страхом -- если они умеют так драться на своих прямых саблях (как мужчины, так и женщины), то разгром прошедших через переход, если дойдёт до столкновения, вопрос времени. Одно утешало, что элир дружна с предводительницей местных. А Жаннэт спросила у Аниты:
   - Если все здесь так владеют холодным оружием, то не могу понять, как кочевники приходили из набегов с добычей, как им вообще удавалось вернуться?
   - Тут не все так умеют, - улыбнулась в ответ Анита, - большинство на уровне твоих воинов. Так, как я и Энтон, могут драться только мои и деда дружинники, но их не так много, хотя и не мало. Не знаю, сколько людей у тебя, но достойный отпор мы дать можем. Я же готовилась к набегу.
   - Вижу, - кивнула Жаннэт, - я думала, что если здесь будет что-то подобное, исход дела решит огнестрельное оружие, но вижу, и тут ты подготовилась. Стволов, может, у тебя и меньше, но стрелков ты подготовила достаточное количество. Но у меня есть броневик...
   - У меня тоже есть броневик, - продолжила улыбаться Анита, Жаннэт развела руками:
   - Заранее признаю своё поражение, ты достойная ученица -- предусмотрела всё!
   - Бронетранспортёр -- не моя заслуга, просто повезло, что я нашла командный бункер. А остальное... Я же тебе рассказывала... А с твоим набегом... Надо сначала добраться до вольных баронств, так что время подумать, как это преподнести, ещё есть.
   На следующий день добрались до становища народа Жаннэт. Увидев возвращающихся (хотя было два джипа, а не один, да и людей возвращалось больше, чем ушло, но в первом джипе была Жаннэт), навстречу выехало несколько всадников.
   - Беда, элир! - закричал скачущий впереди и сразу же замолчал, увидев Аниту. Алиту и Гулану, выехавших из-за второго джипа и остальных всадников, до этого их закрывавших. Девушки были очень неприлично одеты, вернее, совсем раздеты, но не это смутило кочевника. Его напугали гурхи, радостно скалившие свои пасти, -- умным ящерам было интересно, и они так проявляли своё дружелюбие.
   - Эт-то кто? - заикаясь спросил кочевник.
   - Моя подруга, зовут Анита, - ответила Жаннэт.
   - Подруга? - ещё больше испугался первый всадник встречающих, глядя на скалящегося гурха. Его спутники сбились в кучу, насколько это позволяли их кони.
   - Подруга - это я! - заявила Анита, выпрямляясь в седле, из-за широко улыбающегося гурха, оскалившего внушительные зубы, видно было только её плечи и голову. Девушка обняла страшного зверя за шею и почесала ему нижнюю челюсть. Гурх от удовольствия прикрыл глаза. Потом выдохнул, широко открыв пасть: - Грах! - Кочевник отшатнулся, а Анита продолжила: - А это моя Звёздочка...
   - Они очень любят друг друга, - хмыкнула Жаннэт.
   - Любят!? Они... Эта девушка и чудовище! - чуть не упал с коня кочевник, остальные тоже были к этому близки.
   - Ты же любишь своего коня? - подняла брови Анита. - И никого это не удивляет. Вот так и я люблю Звёздочку, а не то, что ты подумал. Её Звёздочка зовут, она очень ласковая.
   - Но если ты обидишь Аниту, эта ласковая Звёздочка тебя покусает, - кивнула Жаннэт.
   - Скорее, всё пооткусывает, - пробормотал кочевник и снова обратился к своей предводительнице: - Беда, элир! Овцы и кони! Их убила большая кошка!
   - Как, всех?! - вмешался Тамил.
   Из дальнейшего разговора стало ясно, что саблезубый тигр уже вторую ночь наведывается в становище, передушив две трети овец и треть лошадей. Вооружённым луками кочевникам нечего было противопоставить этой гигантской кошке. В первую же ночь зверь загрыз десять пастухов, попытавшихся его даже не убить, просто отогнать.
   - Тархар не просто так приходит, он мстит. Здесь убили его пару, - сказал Бордом, выслушавший перевод Аниты. Серьёзно кивнув, старый охотник, или как его называли местные девушки -- загонщик, продолжил: - Тархар ничего не забывает и не прощает. Он убьёт всех животных. Потом будет убивать людей. Тархару люди противостоять не могут, слишком сильный и хитрый зверь.
   - Что же нам делать? - растерянно спросил один из кочевников.
   - Самим его убить, - как само собой разумеющееся сообщил Бордом, - охотницы помогут.
   Жаннэт давно обратила внимание, что у девушек к сёдлам их гурхов пристёгнуты чехлы с автоматами, охотницы были вооружены не только луками. Предводительница кочевников спросила у старого загонщика:
   - А как же вы боролись с этими громадными кошками, когда у ваших охотниц не было автоматов?
   - Мы никак, - пожал плечами Бордом, - с копьём идти против тархара бесполезно. А охотницы... У них гурхи. Или на них ускачут, или кучей навалятся и рвут зубами, гурхи, а не охотницы. Много погибнет и тех, и тех, но и тархара убьют. Иначе он...
   - Сам убьёт всех, понятно, эта кошечка -- местная гроза, - кивнула Жаннэт, - допустить, чтоб она дальше убивала животных, а потом и за людей принялась -- нельзя! Вот только, как её выследить? До того, как она заберётся в загон к овцам или лошадям? Как вам это удаётся?
   - Гурхи, они помогают, но сейчас поступим по-другому, - ответил Бордом, кивнув в сторону Аниты, Алиты и Гуланы, восседавших на своих чешуйчатых друзьях. Сидящие на стоящих гурхах девушки возвышались над всадниками почти на полтора метра. Кочевники уже не только со страхом, но и с уважением посмотрели на зубастых гигантских ящериц. Хотя почему ящериц? Этих рептилий гурхи напоминали только некоторыми внешними признаками -- гурхи были прямоходящими, о чём ясно свидетельствовали мощные задние ноги и недоразвитые, больше напоминавшие руки, передние конечности. Ходить на задних лапах помогал мощный хвост, который служил балансиром при беге. Сейчас гурхи стояли, опираясь на хвост и чуть наклонившись вперёд. Жаннэт обратила внимание на оригинальную конструкцию седла, на высокой спинке которого, ставшей теперь горизонтальной, и сидели девушки, глядя на всадников сверху вниз.
   Руководство подготовкой к ночной охоте на саблезубого тигра взяла на себя Гулана, самая крупная из охотниц. Её слушались все, Анита в том числе, что очень удивляло кочевников -- у них элир всегда был самым главным, даже если руководил кто-то другой. И прежде чем что-то предпринять он с почтением спрашивал у вождя разрешения это сделать.
   - Надо бы выкопать несколько ям-ловушек, - задумчиво произнесла Гулана, глядя на загоны, где были лошади и овцы, - но ни выкопать, ни как следует замаскировать у нас времени нет. А тархар хитрый зверь, если плохо сделать -- увидит и не пойдёт! Мы по-другому сделаем.
   Охотница приказала выкопать много неглубоких ям и замаскировать их, приняв самое деятельное участие в этом. Это всё очень удивило кочевников, и один из них, осмелев (командовала-то Гулана, а не Анита, так может она и не элир у местных?), спросил у Аниты:
   - Зачем это? Ведь в эти мелкие ямы не поймаешь зверя? Получается напрасный труд.
   Девушка не нашлась, что ответить, только посмотрела на Бородома и перевела ему вопрос кочевника. Загонщик не вмешивался в распоряжения Гуланы, указывающей, где копать ямы, но видно было, что в любой момент готов ту подправить. Усмехнувшись, Бордом ответил на вопрос:
   - Тархар -- хитрый зверь, умный. Он знает, что такое ловушка, он увидит, что она здесь есть, Гулана делает так, чтоб он увидел и подумал -- какие тут глупые охотницы... То есть люди совсем не умеют ловушки делать и будет эти западни обходить.
   - Зачем? - теперь удивились многие кочевники, и Жаннэт в том числе.
   - Он пойдёт той дорогой, что нам надо. Выйдет прямо на засаду.
   - Но если он хитрый и умный зверь, то может увидеть, что ловушка не глубокая, пройдёт через неё! - продолжал сомневаться в правильности задуманного кочевник. Бордом усмехнулся:
   - Зверь никогда не пойдёт в ловушку, даже если она неправильная. А может, под этой ловушкой ещё одна? Глубокая яма, хорошо замаскированная, а сверху -- неумелая ловушка. Тархар подумает -- какие глупые люди...
   - Он так говорит, будто саблезубая кошка обладает таким же разумом, как и он. Что этот зверь -- достойный противник, которого трудно обмануть, - тихо сказала Жаннэт Аните, кивнув в сторону загонщика. Девушка, закончившая переводить слова Бордома кочевникам, так же тихо ответила:
   - Ты знаешь, мне иногда кажется, что так оно и есть, хотя я понимаю, что это не так. Но некоторые звери в хитрости не уступают человеку, просто инстинктом это объяснить нельзя. Но мешать Гулане и Бордому я не буду, они знают, что делают. Гулана завалила трёх тархаров, правда, это случилось тогда, когда она уже умела стрелять из автомата, но и заманить этого хитрого зверя под выстрел надо уметь!
   К вечеру все приготовления были закончены. Весь лагерь кочевников был покрыт хитрой сетью ям-ловушек, вернее, псевдоловушек. Внутри этого хитроумного построения находились два загона -- с лошадьми и овцами, туда же Гулана приказала уйти и людям, оставив карамы пустыми, мотивировав это тем, что зверь может поменять цель и заняться обитателями одной из повозок. Там же в загоне разместили и два джипа с пулемётами, приготовленными к стрельбе. Когда туда ушли все кочевники и местные обитатели, кроме самой Гуланы и Бордома, охотница и загонщик растворились в надвигающихся сумерках.
   - Что нам теперь делать? - спросила Жаннэт, замершая у пулемёта, у Аниты, стоящей в джипе рядом.
   - Ждать, - ответила девушка, её подруга с сомнением спросила ещё раз:
   - А ты уверена, что тигр выйдет именно с той стороны?
   - Абсолютно! Гулана и Бордом знают, что делают. Я же тебе это говорила.
   - Но если там засада, то зачем ждём мы? - удивилась Жаннэт.
   - На всякий случай, тархар пойдет именно этой дорогой, и если засада не сработает, мы его увидим и сразу откроем огонь, не давая прыгнуть. Если допрыгнет, то ничего не поможет. Но пулемёт остановит саблезубого и в прыжке.
   - Да, пулемёт -- это серьёзно, - кивнула Жаннэт и замолчала, вглядываясь в темноту.
   В ожидании прошло два часа. Низкий рык, казалось, идущий со всех сторон, заставил жалобно заржать лошадей и заблеять овец. Забеспокоились и люди, дети и некоторые женщины стали плакать, мужчины в бессилии сжимали луки и топоры, непонятно было -- куда стрелять или от кого отбиваться. Идущий со всех сторон рык повторился, но уже громче. Жаннэт сжала рукоятки пулемёта так, что побелели костяшки пальцев, она была готова стрелять, куда угодно стрелять, только бы не слышать этот леденящий душу звук. С трудом сдерживаясь, чтоб не вдавить гашетку, всегда хладнокровный, но на этот раз чрезмерно нервничающий майор спецназа, сейчас переживала, как новобранец - она привыкла встречать опасность, глядя ей, если можно так сказать, в лицо, а тут от Жаннэт ничего не зависело, она не могла ничего предпринять, опасность, и нешуточная, находилась неизвестно где и могла обрушиться на голову, в буквальном смысле, в любую секунду. Увидев, скорее, почувствовав, даже не серую тень, а лишь колебания воздуха девушка чуть повела стволом пулемёта.
   - Не стреляй, - тихо, одними губами произнесла Анита, Жаннэт хотела поинтересоваться, почему этого нельзя делать, но Алита, стоявшая рядом с сестрой, пояснила:
   - Шкуру попортишь, Гулана обидится.
   Жаннэт не поняла - чью шкуру она может испортить и почему где-то там находящаяся Гулана обидится, если начать стрелять? Рык раздался снова, заржали кони, заблеяли овцы и закричали испуганные люди. На этот раз испугались до крика не только женщины и дети - некоторые воины-кочевники тоже не выдержали. Эти переживания и поднятый ими шум отвлёк внимание, и звуки выстрелов хоть и прозвучали громко, но почти не обратили на себя внимание. Рык зверя сменился пронзительным визгом, оборвавшимся на высокой ноте.
   - Всё, можете возвращаться в свои дома на колёсах, - сказала Алита, обращаясь к кочевникам, те не поняли, Анита перевела и, достав из под сидения ракетницу, запустила осветительную ракету. Тархар лежал в метрах десяти от загона, рядом с одной из ям ловушек. Вокруг зверя суетилась Гулана, Бордом, держа автомат на ремне перед грудью, стоял немного в стороне.
   - Алита! Иди, поможешь! - закричала Гулана, девушка, закинув свой автомат за спину, побежала к сестре. Жаннэт, проводив её глазами, спросила у Аниты:
   - Что они собираются там делать?
   - Как что? Шкуру снимать. Трофей, как-никак. Вообще-то, тархара завалил Бордом, но считается, что загонщик только помогает охотнице, поэтому трофеи принадлежат ей. Раньше убить одного такого зверя считалось подвигом и сделавшая это признавалась великой охотницей. Гулана может считаться не просто великой, а величайшей охотницей, у неё это уже четвёртый, неважно, что все тархары застрелены из автомата. Ты говорила, у тебя тут неплохая кухонька оборудована. Пошли, кофе мне сваришь, поспать всё равно не получится, Гулана с Алитой как шкуру снимут, хвастаться придут.
   - А сейчас, они что? Это сделать не могут? Я имею в виду похвастаться?
   - Так шкура же ещё не снята, хвастаться нечем, кто ж похваляется шкурой неубитого тархара, только отъявленные задаваки, вот когда в руках шкура - совсем другое дело, - ответила Анита на вопросы Жаннэт, та пожала плечами, не понимая этой логики: вон же зверь лежит, хвастайся сколько хочешь, зачем для этого шкуру снимать? Разве что убитый саблезубый тигр, чтоб не отдавать свой ценный мех, сам убежит и шкуру унесёт. Всё-таки логика другого народа трудна для понимания, или Жаннэт уже стала настолько кочевницей, что совсем не понимает свою бывшую ученицу, что теперь своя для другого народа.
   В караме Жаннэт Анита долго цокала языком. Её удивило не кухонное оборудование и утварь, точно такое же было и в её модуле, а то, как Жаннэт это всё удалось разместить на столь ограниченном пространстве своей повозки. Симла, польщённая похвалой Аниты (словно это не Жаннэт, а она сама всё так сделала), сварила кофе, чем заслужила ещё одну похвалу. Надо сказать, что сейчас девушка положила кофе и сахара столько, сколько надо, в последнее время она экономила, видя, как заканчиваются запасы Жаннэт. А сейчас увидев, что у местных есть не только чай, но и кофе, решила не экономить.
   - Замечательный кофе, - кивнула девушке Анита и спросила у Жаннэт: - Из твоих запасов, оттуда?
   Получив утвердительный ответ, Анита рассказала, что в этом мире не просто кофе, а как и дома, несколько его сортов, различающихся по вкусу, а следовательно, и варить такой кофе надо по-разному. Симла, ставшая заядлой кофеманкой, жадно слушала и попросила Аниту показать, как это делать, та пообещала. В этот момент ввалились раздувающиеся от гордости Гулана и Алита со снятой шкурой тархара. Глядя на свою бывшую наставницу, Анита пояснила:
   - Алита тоже участвовала в охоте, к тому же она сестра Гуланы, поэтому тархар и её трофей.
   - Твой тоже? - поинтересовалась Жаннэт у Алиты, та кивнула:
   - Само собой, о нас будут петь песни у вечернего костра, но это не умаляет заслуг Гуланы...
   - Понятно, - хмыкнула Жаннэт, - о ней будут петь больше, или громче?
  
   Симла
   Становище свернули только через три дня, надо было переработать овец и лошадей, убитых тархаром, кочевники вялили мясо, обрабатывали шкуры, даже часть костей была для чего-то очищена и высушена. Кочевники, напуганные недавними событиями, смотрели на Аниту (все уже знали, что она элир местных) и её спутников с надеждой. То, как была убита страшная саблезубая кошка, показало, что охотницы могут дать отпор любому местному хищнику, а необычные верховые животные этих раздетых девушек внушали большое уважение к их хозяйкам - если охотницы сумели приручить таких страшных существ, то и сами они очень не простые. Тем более что все местные и девушки, и их мужчины (к немалому удивлению кочевников, подчиняющееся своим женщинам) были вооружены таким же оружием, как Жаннэт, Тамил и Симла. Страх и благоговение кочевников перед местными были настолько заметны, что Анита обратила на это внимание и решила поинтересоваться причиной у Симлы.
   Девушка, долго общавшаяся с Жаннэт, которая для неё стала хорошей старшей подругой, видела, как та общается с Анитой, а та относится к своим товарищам и кочевникам: без того показного превосходства элиров к остальным степнякам. Симла, сама стремящаяся поговорить с Анитой, стараясь расположить девушку к себе, позвала ту на чашечку кофе. Анита всё прекрасно поняла и охотно откликнулась.
   - Анита, я давно хотела вас спросить... - начала Симла, когда из маленьких чашечек было сделано два первых глотка. В этот момент в карам вошла Жаннэт, естественно - в дверь она не стучала, это же был её карам! Девушка изобразила обиду на лице:
   - А мне? Сами тут уединились и наслаждаются кофе, а я, бедная несчастная, вынуждена командовать сворачиванием становища!
   - По-моему, твои кочевники прекрасно справятся и без тебя, так что садись, - произнесла Анита и, посмотрев на смутившуюся Симлу, спросила:
   - Жаннэт, а кто тебе Симла? Явно не прислуга, отношения у вас как у родственников, как у младшего и старшего, так кто вы друг другу?
   - Симла мне жена, - ответила элир кочевников, а Анита поперхнулась кофе, потом покачав головой, укоризненно сказала:
   - И ты упрекаешь меня в том, что у нас большие семьи?! А сама жёнами обзаводишься! Если она тебе жена, выходит, ты ей муж?
   - Жаннэт - старшая жена нашей семьи, - сочла нужным пояснить Симла, ещё больше удивив Аниту. А старшая жена этой необычной семьи, с точки зрения охотниц (которые сами имели нескольких мужей), объяснила:
   - В отличие от вас, охотниц, у кочевников - многожёнство. Симлу я взяла в свою семью, так как мне её называть?
   - Постой, - вытерла Анита кофе, что выплеснула, когда услышала о семейных отношениях своей подруги и этой кочевницы, - постой, ты же говоришь - у твоих кочевников многожёнство, то есть вы обе жёны Тамила? Насколько я поняла, он твой муж?
   - Он мой муж, но в семье я главная, поэтому он только мой муж, а Симла моя младшая жена, без мужа.
   - То есть если она выйдет замуж, то её муж будет только её мужем? Или и твоим тоже? При этом будет младшим мужем вашей семьи? - Анита попыталась осмыслить сказанное Жаннэт. - Как-то очень у вас сложно, такие запутанные семейные отношения.
   - Это только у меня, - вздохнула Жаннэт, - остальные семьи нормальные: один муж и где две, а где и четыре жены. У твоих охотниц по два мужа - и ничего. Перегиб в другую сторону.
   Анита засмеялась, глядя на Жаннэт. Отсмеявшись, спросила Симлу:
   - Что ты хотела узнать? Спрашивай. Только давай на "ты", а то мне как-то неудобно, когда мне подруги выкают.
   - А я разве ваша... Вернее, твоя подруга? - несмело, в то же время с надеждой спросила Симла.
   - Подруга моей подруги - моя подруга, - ответила Анита и, глянув в сторону Жаннэт, хитро прищурившись, добавила: - Тем более что ты ей не просто подруга, а жена, хоть и младшая.
   - Я хотела спросить, - робко начала Симла и, видно набравшись смелости, решительно спросила: - Как так вышло, что вы хорошо знаете друг друга? Жаннэт здесь бывала раньше? Но почему она так подробно расспрашивала об этой стране?
   - Я не бывала здесь раньше, в ваш мир, тот, где степь, я пришла из другого мира, вы же сначала думали, что я скальный демон...
   - Какое совпадение, здесь про меня думали также, - улыбнулась Анита.
   - Но ты же видела, как я охотилась на этого скального демона? Мы же вместе этим занимались, помнишь? - спросила у Симлы Жаннэт. Та согласно кивнула, а девушки, которых принимали за скального демона, переглянулись и засмеялись.
  
   Анита
   Кочевники, на удивление, двигались довольно компактной группой. Анита думала, что такое количество повозок и скота (хоть тархар и хорошо проредил табун лошадей и отару овец, но их осталось ещё не мало) растянется по бушу (достаточно пересечённой местности), но порядок, с каким двигался степной народ, изумлял. Впереди ехал джип охотниц, за ним бронетранспортёр и джипы Жаннэт, потом повозки и шли животные кочевников. Охотницы на своих гурхах продолжали с кажущейся бессистемностью перемещаться впереди этого каравана. Всадники степного народа пытались сопровождать охотниц, но быстро отстали и присоединились к общему каравану. Внезапно выскочившие на один из впереди высившихся холмов охотницы устремились к своему джипу.
   - Что там? - спросила Жаннэт, подъехавшая к остановившемуся джипу с парнями охотниц.
   - Гугутаны, я тебе о них рассказывала, - ответила Анита и добавила: - Впереди выкопали огромную яму-ловушку, но нас не заметили.
   - Интересно, - хмыкнула Жаннэт и, не доезжая до вершины холма, остановила джип так, чтоб его не было видно с противоположной стороны. Дальше предводительница кочевников и сопровождавшие её охотницы двигались ползком. Рассматривая в бинокль копошащихся мохнатых существ, Жаннэт заметила, презрительно хмыкнув: - Большие обезьяны, хотя и прямоходящие, но на руки при ходьбе опираются. Они что? Надеются в эту яму всех нас поймать?
   - Да не похоже, - ответила Анита, передавая свой бинокль Гулане. Та, рассмотрев толпу человекообразных обезьян и их сооружение, сообщила:
   - Яму не для нас копают, направление не такое -- яма длинная, но не поперёк и не вдоль дороги, а как бы наискосок. То, что яма -- ловушка, сомнений нет, а вот для кого... Скажи своим, чтоб тихо сидели и не высовывались, - последние слова могучей охотницы были адресованы Жаннэт. Та в сопровождении Аниты направилась к замершему каравану, чтоб отдать соответствующие распоряжения.
   - Что она собирается делать? - спросила Жаннэт у Аниты. Та пожала плечами:
   - Охотиться, посмотреть, на кого гугутаны готовят ловушку, и забрать себе их будущую добычу.
   - А эти обезьяны, что, возражать не будут?
   - Не будут, - помотала головой Анита, - мы их перестреляем.
   - А не жалко?
   - А чего их жалеть, - нахмурилась девушка в меховом бикини, - они едят нашу еду -- охотятся на тех же зверей, что и мы. На нас нападают и тоже едят, в смысле, пытаются.
   - Веские аргументы, - усмехнулась Жаннэт, - очень убедительные.
   - Угу, - согласилась Анита и обосновала свои слова: - Они лишнее звено в пищевой цепочке. Лишнее и вредное, такие звенья надо без жалости уничтожать! Этим и займёмся.
   Закончив отдавать распоряжения своим кочевникам, Жаннэт вернулась к охотницам. Там уже были их парни, все с автоматами и занявшие определённые позиции. Джип с пулемётом стоял так, чтоб его не видно было гугутанам, но машина была готова в любой момент выехать на холм. Жаннэт ожидала, что Анита начнёт командовать, но она, как и остальные, чего-то ждала. В ожидании непонятно чего прошло полчаса. Тишину разорвал рёв из-за ближайшего холма, показались бегущие обезьяны. Бегущие на двух ногах, почти как люди, за ними гналось длинношеее динозавроподобное чудовище. Оно-то и издало этот громоподобный рёв, почему молчало раньше, Жаннэт поняла, когда вперёд метнулась голова на длинной шее и последний бегущий оказался в громадной пасти. Чудовище молча зачавкало своей добычей. Это не остановило чудовище, но его заминка позволила остальным мохнатым охотникам, или дичи - это с какой стороны смотреть, немного увеличить расстояние между собой и преследователем. Впрочем ненадолго, чудовище снова нагнало убегающих, и ещё один гугутан оказался в его пасти.
   - Что они делают?! - не выдержала Жаннэт. - Этот зверь их всех съест!
   - Не всех, кто-то и до ямы добежит, - пояснила Алита, - видишь, они его заманивают в ловушку.
   Жаннэт обратила внимание, что яма уже прикрыта ветками, но не очень замаскирована, другой зверь туда бы не пошёл, но, видно, для этого хищного динозавра такой маскировки ловушки было достаточно, тем более что он увлечён погоней, надо сказать, весьма результативной, так как он схватил ещё одного мохнатого охотника.
   - Если такими темпами поедание этих горе-охотников будет продолжаться, то до своей ловушки они не добегут, - заметила Жаннэт, Алита её успокоила:
   - Если этих тардым съест, то другие выскочат и будут заманивать.
   - Это точно, гугутаны хитрые твари, хоть и очень мохнатые, - поддержала сестру Анита. Жаннэт не совсем поняла какая связь между хитростью и мохнатостью, но на всякий случай кивнула. Её симпатии была на стороне отважных мохнатых охотников, а не грузного бронированного зверя. А тот, схватив очередную жертву, провалился в яму. Его грозный рёв заглушил торжествующие крики гугутанов, мохнатые охотники прыгали вокруг ямы, словно исполняли какой-то дикий танец.
   Сигнал к стрельбе подала Гулана: застрекотали автоматы и загрохотал пулемёт. Жаннэт видела много смертей, видела, как кинжальным огнём выкашивали целые подразделения, но сейчас... Это была бойня, толпу человекоподобных обезьян, хотя нет, скорее, обезьяноподобных людей хладнокровно расстреляли, а потом парни спустились вниз и добили раненых, Бордом - копьём, остальные мечами. Анита и Алита остались у джипа, а Гулана пошла вместе с мужчинами, но в добивании гугутанов не участвовала, а подошла к яме и одним выстрелом из подствольника уложила ревущее чудовище, попав гранатой в раскрытую пасть.
   - Надо вытащить из ямы. Зацепим двумя малыми машинами, а потом привяжем к твоей большой и потащим, - Гулана сообщила свои планы Жаннэт и своим сёстрам, сказала так, словно не сомневалась, что все остальные будут выполнять её распоряжения. Анита не возражала, Алита тоже, и вскоре тардым был вытащен из ямы, хотя и не без усилий. Спутники Аниты съездили в ближайшую рощу и привезли материал для волокуши, как пояснила Гулана:
   - Если так тащить, то стереть шкуру и мясо до кости можно. Да и след кровавый останется, а такой след к нашему селению может привести других хищников, а нам это не нужно.
   Жаннэт обратила внимание, что шею убитому динозавру, завернули так, чтоб из раны не капала кровь. С тардымом провозились несколько часов: доставали из ямы, делали волокушу, а потом ящера на неё грузили. Ночевать на этом месте Гулана категорически запретила. Жаннэт с удивлением заметила, что командовала эта крупная девушка, остальные, в том числе и Анита, беспрекословно выполняли её распоряжения. Бывшая ученица пояснила своей тоже бывшей наставнице:
   - Здесь не вольные баронства, где я герцогиня, а буш. Гулана лучше знает, что и как делать. Если что-то не будет знать -- Бордом подскажет.
   Жаннэт давно отметила, что этот мускулистый и двигающийся как юноша, уже далеко не молодой мужчина обращался к охотницам с демонстративной почтительностью, но они его слушались без возражений. Гулана прежде чем прежде чем отдать распоряжение, смотрела на Бордома и, только получив подтверждающий кивок, командовала. А иногда и прямо спрашивала -- что делать?
   - Ты говорила, у вас тут матриархат, но смотрю, он какой-то странный, - глядя на мужчину в набедренной повязке, с копьём в руках и автоматом за спиной, сказала Жаннэт Аните, в ответ девушка усмехнулась:
   - Наши мужья не отсюда, местным обычаям подчиняются постольку поскольку, да мы и не требуем этого. А Бордом... Он старше и опытнее Гуланы, так что матриархат матриархатом, но вопрос выживания на первом месте.
   - Это вызывает уважение, первый раз вижу, когда здравый смысл преобладает над обычаями, - Жаннэт, усмехнулась в ответ. - На меня до сих пор кочевники косо смотрят - элир, то есть предводитель, и женщина.
  
   Симла
   Чем больше девушка присматривалась к охотницам, тем больше они ей нравились. Смелые, независимые - эти девушки чем-то напоминали Жаннэт, на которую Симла старалась быть похожа. Но Жаннэт это Жаннэт, элир и непререкаемый авторитет. А эти две сестры так похожие друг на друга, маленькие и хрупкие с виду, хоть у каждой автомат (автомат был и у Симлы, стрелять из него она тоже умела), и скачут (пусть не на лошадях, а на странных зверях) так же, как кочевники (у степняков женщины ездили на лошадях наравне с мужчинами), в общем, ничего особенного в девушках не было, но что-то в них привлекало. Набравшись храбрости, на одном из привалов Симла подошла к Аните, только та одна знала язык степняков, и попросила:
   - А можно мне такого же зверя, как у тебя?
   Анита внимательно посмотрела на девушку и ответила:
   - Гурх не лошадь. Он гораздо умнее, если ты его приучишь, то он или она, как у меня, будет с тобой на всю жизнь. С гурхом нельзя как с лошадью -- поездил и поставил в конюшню, гурх - это...
   - Член семьи, притом любимый, - хмыкнула тоже подошедшая к Аните Жаннэт.
   - Именно! - без тени улыбки сказала Анита. - Верный и надёжный друг, который никогда тебя не бросит и заслонит в случае смертельной опасности, заслонит и сделает это вполне сознательно, не задумываясь, что рискует своей жизнью.
   - Член семьи, близкий родственник, - снова хмыкнула Жаннэт и добавила, обращаясь к Симле: - Но учти, это будет только твой родственник, а не мой.
   - Ты не возражаешь?! - обрадовалась девушка.
   - Не вижу причины, - пожала плечами Жаннэт, а улыбающаяся Анита сказала Симле:
   - Через три дня маленькие гурхи будут вылупляться из яиц. Сходим с тобой к наседкам, если ты кому-то из них понравишься, она отдаст тебе яйцо. Но учти, выходить и воспитать гурха не такое простое дело, мы тебе, конечно, поможем, но очень много будет зависеть от тебя.
   Девушка заверила охотницу, что она будет очень стараться. Анита кивнула и отошла по каким-то своим делам, а Жаннэт спросила у своей младшей жены:
   - Ты серьёзно собралась обзавестись таким зверем?
   Симла заверила свою старшую подругу, что она очень хочет, чтоб у неё тоже был такой зверь. А на следующий день, в полдень, навстречу колонне двигающихся кочевников выскочило около двух десятков всадниц на больших прямоходящих ящерицах. Навстречу им устремились охотницы, сопровождавшие кочевников. Всадницы на гурхах встретились и о чём-то оживлённо заговорили, а потом все двинулись к тардыму на волокуше, что тянул бронетранспортёр Жаннет. Женщина, очень похожая на Аниту и Алиту, выразила общее мнение охотниц:
   - Очень кстати, будет чем кормить вылупившихся маленьких гурхов!
   - Мама, это Гулана подстрелила, - сообщила Алита, не став при этом уточнять, что тардыму некуда было из ямы деться и стреляла Гулана в упор, с такого расстояния промахнуться было невозможно. Молодая охотница важно кивнула, ударив себя в грудь:
   - Гулана великая охотница! Но я бы не стала такой, если бы не Анита, моя сестра!
   Женщина, похожая на Гулану, обняла ту, а Аниту обняла женшина, выразившая своё одобрение, по поводу добычи охотниц. Жаннэт видела мать Аниты, Марию Моралес, только на фотографиях, и сейчас была просто поражена сходством. Анита подвела эту женщину к Жаннэт и Симле, которой разговоры охотниц переводила старшая подруга, и представила:
   - Арлита, моя мама, вождь племени волчиц.
   После знакомства Арлита сделала какой-то знак и из травы поднялось два десятка мужчин с копьями. Как они сумели так близко подобраться, оставшись незамеченными предводительница степняков, да и они тоже, даже представить не могли! Эти мужчины, получив разрешение Арлиты, собрались кружком вокруг Бордома, и тот им стал рассказывать о прошедших событиях. Тоже самое делала Гулана, только рассказывала она женщинам-охотницам. Через некоторое время колонна, сопровождаемая всадницами на гурхах, двинулась дальше. Загонщиков посадили на броню траспортёра, те, кто не поместился, устроились на тардыме.
   К вечеру добрались до селения волчиц. Стены, в два человеческих роста, сооружённые из заостренных брёвен, окружавшие селение, впечатлили кочевников. Жаннэт тоже одобрительно поцокала языком, ей понравились не столько стены, сколько ров перед ними. По ширине и глубине не уступающий ловушке, вырытой гугутанами, ров был укреплён брёвнами, а дно было утыкано острыми кольями. Даже тардым не смог бы преодолеть это заграждение, а если бы и полез - то упал бы на колья, и толстая шкура не помогла бы. Тархар, может, ров и перепрыгнул бы, а вот уже на стену вскочить - сил бы не хватило, Анита так и сказала:
   - Был такой случай, большая саблезубая кошка решила забраться в селение, ров перепрыгнула и уцепилась когтями за стену, тут её и сбросили, прямо на колья.
   - А как узнали, что она напасть собирается? Ну, эта кошка с большими зубами, или у вас на стене постоянно кто-то сидит? - спросила Симла, Анита ответила:
   - Гурхи. Они почуяли тархара и предупредили...
   - Они что? Говорить умеют? Раз смогли предупредить? - удивилась Симла.
   - Гурхи волнуются, когда чуют опасность. По-разному волнуются, и охотницы могут определить - кого же почуяли гурхи. А я могу вообще понять, что мне Звёздочка сообщить хочет. - При этих словах Аниты, Жаннэт, улыбнувшись, тихо произнесла:
   - Ну ещё бы, одна же семья.
   Звёздочка Аниты словно поняла, что её хозяйку хотят обидеть, и зарычала на Жаннэт, та подняла руки в жесте примирения:
   - Ну извини, не хотела вас обижать. Обещаю, что больше не буду.
   Гурх перестала рычать, кивнула головой, но при этом предостерегающе пощёлкала зубами.
   - Точно понимает! - поразилась Симла и с надеждой спросила у Аниты: - У меня тоже такой будет?
   - Как воспитаешь и как будешь к нему или к ней относиться, - кивнула Анита, а Звёздочка подставила голову, и хозяйка почесала её под нижней челюстью, гурх заурчала от удовольствия.
   Кочевников внутрь не пустили, а вот Жаннэт и Симла, что стали гостями Аниты, прошли беспрепятственно. Большие шатры произвели впечатление только на Симлу, Жаннэт заметила:
   - Если судить по внешним стенам, то тут должен быть город, а оказывается - становище почти первобытных дикарей.
   - Эти шатры получше каменных домов, жить в них удобнее, - ответила Анита и пояснила: - Если надо перейти на новое место, то они легко разбираются и перевозятся.
   - А стены? Тоже легко разбираются? По-моему, это довольно капитальное сооружение. Как с ним поступаете? - поинтересовалась Жаннэт.
   - Стены капитальное сооружение, - согласилась Анита и пояснила: - Оно такое, потому что это вопрос безопасности. Твоё кочевье тархар, без проблем для себя затерроризировал, хотя твои повозки выглядят солиднее наших шатров. А к нам он сюда не заберётся. К тому же, когда мы переходим на относительно новое место, там уже стоят такие стены. Их только надо подновить, а не строить заново.
   - И сколько у вас таких укреплений? - спросила Жаннэт, Анита улыбнулась и ответила:
   - Три, но на моей памяти ни одним ещё не пользовались, сколько я здесь, волчицы живут в этом. Но тебе, вернее, твоим кочевникам ни одно не подойдёт - далеко от реки.
   Жаннэт согласно кивнула - в её планах не было задерживаться в буше.
  

Глава восьмая. О гурхах и не только

  
   Симла
   Симла с замиранием сердца шла за Анитой, девушки двигались по дорожке между сидящими на кладках самками гурхов. В углу большого становища находился загон с самками, отделённый от остального селения высоким забором, чтоб не беспокоить наседок, как пояснила Анита. Две женщины поприветствовали Аниту и стали ей что-то быстро говорить, та внимательно выслушала и направилась к одной из наседок, Симла пошла за ней. Девушка-охотница шла и здоровалась с сидящими на кладках гурхами. Здоровалась, не произнося ни слова, но при этом слушала ответы самок. Как это у неё получалось, Симла не знала, но каким-то образом и сама понимала курлыканье гурхов, а когда вслух приветствовала наседок (на своём языке), сидящие на яйцах самки приветливо закурлыкали точно так же, как и в адрес Аниты. Обе женщины, следовавшие за девушками, что-то снова взволнованно начали говорить Аните, а та, их остановив, внимательно посмотрела на Симлу. В это время подошли к одной из наседок. Симла почувствовала, что ту что-то беспокоит, как это у неё получается, девушка и сама бы не объяснила, она не то чтобы мысленно разговаривала с гурхами, а словно воспринимала чувства наседок. Вот и сейчас наседка-гурх отсидела лапу, неловко её подвернув, и громко на это жаловалась, но эти жалобы слышала одна Симла, так девушке казалось (Анита тоже слышала, но предоставила действовать кочевнице). А Симла, глядя на наседку, точно уже знала почему это произошло. Хотя сама наседка не могла понять, почему у неё болит лапа. Симла без страха подошла к гурху, погладила её и, засунув руку прямо в кладку, вытащила камень, очень похожий на яйцо. Гурх что-то благодарно прокурлыкала, Симла снова её погладила. Анита и обе женщины, ухаживающие за гурхами, внимательно смотрели на Симлу.
   - Как ты поняла, что причиной был камень? - спросила Анита.
   - Ну что же тут непонятного, - удивилась Симла, - камень лежал сбоку от кладки и мешал наседке положить ногу. Ей же надо не просто положить, а прикрыть яйца. У тому же у него такая форма, что этот... эта, гурх - я правильно сказала? Вытягивала ногу, чтоб и этот камень прикрыть, он же на яйцо похож! Вот ей и казалось, что она должна его тоже обогреть. Это хоть и камень, но тёплый, так как в кладке... Ну не совсем в кладке лежал, немного сбоку.
   Анита ничего не ответила Симле, но что-то сказала женщинам, ухаживающим за наседками, те, в два голоса, начали о чём-то просить Симлу, заглядывая той в глаза. Девушка посмотрела на Аниту, и та перевела:
   - Они просят, чтоб ты помогла им сейчас, пока наседки сидят на яйцах, и потом, когда вылупятся гурхята.
   - А мне дадут гурха? - робко спросила Симла.
   Самка словно поняла о чём идёт речь, приподнялась и выкатила яйцо. Симла удивлённо и нерешительно спросила, обращаясь к гурху:
   -Это мне? Ты даёшь маленького мне?
   Анита вновь переглянулась с женщинами и сказала Симле:
   - Ты должна им помочь, до тебя только Алита и я понимали гурхов, ты тоже понимаешь их. Я с Алитой помогаю ухаживать за наседками, но у нас есть другие заботы, поэтому много времени мы уделить не можем. А с Жаннэт я поговорю, думаю, она согласится тебя отпустить. К тому же тебя научат, как за гурхом ухаживать.
   Симла внимательно слушала Аниту, хотя казалось, она занята другим -- яйцом, что ей дала наседка. Чуть улыбающаяся Анита замолчала и тоже уставилась на яйцо -- там появилась трещина!
   - Какая сильная! - воскликнула Анита, а Симла, освобождая от скорлупы только что вылупившегося гурхёнка, ласково сказала:
   - Я назову тебя Песенка, нравится тебе такое имя?
   Гурхёнок запищал в ответ, и девушка, рождённая в степи и раньше не видевшая таких зверей, подняла счастливые глаза:
   - Нравится, ей нравится!
   При этом Симла не обратила внимание на то, как многозначительно переглянулись Анита и женщины, ухаживающие за наседками.
  
   В караме Жаннэт сидели: она сама, Анита и Симла, прижимающая к себе гурхёнка, впрочем тот и не возражал. Если Симла была занята своей питомицей, то Жаннэт внимательно слушала Аниту, рассказывающую:
   - У Симлы особый дар -- она может общаться с гурхами. Они очень умные, умнее, чем самые умные собаки нашего мира. Их можно так же обучать, они понимают команды и охотно их выполняют, они такие же верные своим хозяевам, не только охотницам, но и хозяйкам. Да, Жаннэт, ты не ослышалась, если раньше гурхи были только у охотниц, то теперь есть и у многих хозяек, даже некоторые загонщики обзавелись (из молодых, и только в том случае, если ему это позволяет его охотница), но в большинстве загонщики бегают на своих двоих. А эти изменения произошли совсем недавно -- с тех пор как я здесь появилась. Ты заметила, что ночи здесь холодные, и даже очень. Но это только в этот сезон, потом становится жарко, очень жарко. Возможно, с этим и связана сезонная миграция животных -- на юге всё выгорает. Вот они и идут на север. Но я отвлеклась, продолжу о гурхах. Наседки откладывают яйца перед самым наступлением тёплого сезона и пока было холодно -- многие из них гибли, замерзали, я имею в виду и яйца, и наседки. Но потом... Непонятно, как это случилось, гурхов как-то приручили или они сами пришли к людям, я говорила, гурхи очень умные и такое вполне могло быть. Но это не столь важно: сами пришли или приручили. Теперь наседки высиживают яйца под присмотром, в специальном загоне, Симла видела где, и если холодно, их укутывают и жгут костры. Так спасают наседок -- не всякая гурх-самка способна снести яйцо, только некоторые, их берегут, и они считаются не чьей-то собственностью, имею в виду конкретной охотницы, а всего племени. Может, это связано с тем, что наседки не могут бегать так быстро, как ездовые гурхи...
   - А как же было в дикой природе? - поинтересовалась Жаннэт. - Если наседки не могут быстро бегать, то как они охотились? Или их кормили и защищали другие гурхи?
   - Не знаю, да и никто в племени не знает, дикими гурхи были очень давно. Сейчас все гурхи домашние, если можно так сказать, - пожала плечами Анита и продолжила рассказывать: - Наседки-гурхи высиживают яйца, но те гурхята, что вылуплялись раньше всех -- замерзали. Наседки по каким-то, только им известным признакам определяли -- где такие яйца, выкатывали их, то есть переставали высиживать, сберегая силы и тепло для тех, из которых гурхята проклюнутся позже.
   - Естественный отбор, - хмыкнула Жаннэт, - только какой-то странный, первыми появляются сильные. Возможно, этот инстинкт остался с тех времён, когда ваши гурхи были дикими.
   - Наверное, - пожала плечами Анита и продолжила рассказывать: - Тогда, когда мы встретились -- Алита потеряла свой нож и гурха. А без гурха и тем более без ножа охотница утрачивает свой статус, перестаёт быть охотницей и становится ниже загонщика. Этакой девочкой на побегушках, которой помыкают все. Но ножи Алите я дала, обычный армейский комплект, не зная, насколько для неё это важно, - Анита сделал паузу, а Жаннэт хмыкнула:
   - Я видела, ваши охотницы с такими ножами немного нос задирают.
   Алита улыбнулась -- в наблюдательности Жаннэт не откажешь, хотя чего ещё можно ожидать от спецназовца-разведчика. Девушка, продолжая улыбаться, кивнула своей бывшей наставнице, мол та совершенно верно подметила.
   - Алита раньше ухаживала за наседками и надеялась, что одна из них отдаст ей своё яйцо. Гурхи-наседки сами отдают понравившейся им охотнице яйцо, из которого вот-вот должен вылупиться гурхёнок, - Анита стала рассказывать дальше, - вот мы и пошли к наседкам, взяв для них угощение, пошли ещё до времени когда начинают появляться гурхята, и я увидела, что яйцо, выкаченное наседкой -- живое, но гурхёнок там ещё слабый и сам скорлупу не пробьёт, но малышка-то вполне здоровая! Я ей помогла. Такое же яйцо досталось и Алите.
   - Наблюдательность и немного логики - и ты сделала правильный вывод, - кивнула Жаннэт, её бывшая ученица тоже кивнула и повернулась к Симле:
   - Сколько яиц было у той наседки, что отдала тебе одно?
   - Три, осталось два, - ответила девушка. Анита кивнула:
   - Наседок не так уж и много, яиц у них мало, да и несут они их раз в пять лет, а то и реже. Вот и получается, что гурхов было мало, хватало только охотницам, причём не сразу, иногда приходилось ждать своей очереди до пяти лет. Но теперь, когда мы знаем, что самые сильные гурхи вылупляются раньше, мы их забираем, вернее, наседки сами нам их отдают. Поголовье гурхов увеличилось, и хватает не только охотницам, но и хозяйкам и некоторым загонщикам. Валинья, бывшая ученица знахарки, я тебе о ней рассказывала, тоже обзавелась гурхом, когда была здесь. Но она сейчас в баронствах. А её гурх здесь, они очень скучают друг о дружке.
   - А как же -- член семьи, - хмыкнула Жаннэт и посмотрела на Симлу, нежничающую со своей Песенкой. Хмыкнула и посоветовала: - Ты её ещё поцелуй! Чтоб, совсем уж свои родственные чувства обозначить!
   Девушка тотчас же последовала совету своей старшей подруги, чмокнув маленькую ящерицу в нос. Той, видно, это понравилось, и Песенка потянулась к Симле, надеясь на продолжение ласки, девушка охотно повторила свой поцелуй.
   - Тьфу, - скривилась Жаннэт, - надеюсь, это не заразно и я не воспылаю любовью к вашим прямоходяшим ящерицам!
   - Вряд ли, - засмеялась Анита, - если сразу к ним симпатии не почувствовала, то и потом этого не произойдёт и будет это взаимно: они для тебя так ящерицами и останутся. Как и ты для них...
   - Останусь ящерицей?! - возмутилась Жаннэт. - Но это уж слишком -- выглядеть ящерицей в глазах какой-то....
   Жаннэт не закончила свою гневную тираду, Песенка на неё зашипела и даже щёлкнула своими маленькими, но острыми зубками. Анита сделала очередной глоток, весь разговор проходил под кофе, и сказала:
   - Вот потому-то я и прошу отпустить Симлу, она чувствует гурхов и её место там, а Песенка вырастет и...
   - Знаю, знаю, покусает, - хмыкнула Жаннэт.
   - Да нет, не покусает, она же понимает, что ты Симлу не обидишь. Но будет показывать, что в случае чего - защитит.
   - И как она это покажет? - поинтересовалась бывший майор спецназа, с опаской глядя на маленького гурхёнка и её острые зубки, Анита засмеялась:
   - Шипеть будет.
   - Спасибо, что кусаться не будешь, а только шипеть, - серьёзно казала Жаннэт, обращаясь к Песенке, и добавила: - Но я не люблю, когда на меня шипят. Раз Симла выбрала себе занятие, я возражать не буду, но кто мне будет кофе варить? Тамил сейчас с пастухами, стада погнал на выпас, да и не умеет он.
   - Я к тебе приходить буду, - засмеялась Анита, - всё-таки на плите удобнее варить, не то что на костре!
  
   Жаннэт
   Анита сдержала своё обещание -- каждое утро приходила варить кофе, правда, сама тоже им угощалась. Запасы Жаннэт не трогала, а принесла мешочек местного, по виду там было больше, чем оставалось у Жаннэт. Иногда к ним присоединялась и Симла, неизменно сопровождаемая подросшей Песенкой. Элир кочевников, глядя на стремительно увеличивающегося в размерах гурха, поморщившись, спросила:
   - Вы её что? Дрожжами кормите? Растёт не по дням, а по часам!
   - Гурхи быстро растут, через месяц Симла на ней ездить сможет.
   - Её уже люди и лошади боятся, а что будет, когда эта зубастая милашка подрастёт? - спросила Жаннэт и сказала своей младшей жене, пытающейся пропихнуть свою Песенку в дверной проём: - Пусть твоя новая родственница тебя снаружи подождёт.
   Симла всё реже и реже заходила в карам Жаннэт, где раньше жила, почти переселившись в шатёр смотрительниц за наседками. Да и язык волчиц девушка-кочевница осваивала быстро, так же, как и перенимала манеры тех. Случай, произошедший в поселении кочевников, стал тому подтверждением. Привыкшая к тому, что в селении волчиц женщинам всегда уступают дорогу, а к смотрительницам за гурхами-наседками, вообще, относятся с большим почтением (Симлу у волчиц уже считали смотрительницей), девушка не уступила дорогу мужчине, тот замахнулся на девушку, пусть она и младшая жена элира, но своё место должна знать! Кочевник не успел опомниться, как был сбит с ног и над ним нависла оскаленная пасть, Симла, отозвав Песенку, гордо пошла дальше. Жаннэт с трудом удалось замять инцидент. А на следующий день Симла, к удивлению кочевников, появилась вместе с Анитой и точно так одетая. Анита заявила, что отныне Симла - волчица и к народу степей не принадлежит и их обычаи на девушку не распространяются, относиться к ней надо с тем же почтением, как и к любой другой волчице.
   - Совсем ты меня осиротила, - пожаловалась Жаннэт на следующий день, Анита возмутилась:
   - Я же тебе варю кофе! Я что, должна ещё тебе и сапоги чистить?
   - Вообще-то, Симла этого не делала, но если тебе так хочется...
   Анита сделала вид, что собирается облить Жаннэт только что сваренным кофе, на что та невозмутимо заметила:
   - Ничто не бодрит так утром, как чашечка крепкого горячего кофе, вылитая на голый живот!
   Анита прыснула. При этом, действительно, чуть не пролила кофе на подругу, после чего спросила:
   - Как твои лесорубы? Работа движется? А то я смотрю, ты похудела и совсем дёрганая стала.
   - Тяжело, - вздохнула Жаннэт, - кочевники - лесорубы никудышные, но деревья кое-как валят, а вот плоты... Каждый приходится самой вязать, а то боюсь - далеко не уплывём. Если бы не твои загонщики, совсем дело было бы плохо.
   Анита сочувственно покивала, она уговорила десяток не загонщиков - водоносов помочь кочевникам в деле сооружения плавсредств, за это Жаннэт пообещала дать волчицам десять луков, сделанных из рогов степного козла, эти луки имели гораздо большую дальность стрельбы, чем деревянные охотниц. Несколько таких луков охотницы-волчицы опробовали и остались очень довольны. Присутствующие при этом охотницы рыси и росомахи захотели и себе такие же и предложили прислать в помощь кочевникам и своих водоносов, о чём Анита и сообщила своей бывшей наставнице.
   - Ты настоящий друг! Помогла в самую трудную минуту! - обрадовалась Жаннэт, а Анита обеспокоенно спросила:
   - А у твоих кочевников луков хватит? Они не будут недовольны, что ты у них оружие отбираешь?
   - Да нет, запас рогов большой сделан, - усмехнулась Жаннэт и пояснила свою щедрость: - Ваша саблезубая кошка помогла. Но я не об этом хотела с тобой поговорить. Выше того места, где мои кочевники рубят лес, стоит что-то похожее на блокгауз, что это? Ещё одно ваше укрепление? Вроде тамошние обитатели не так одеты и не хотят с нами общаться, даже не подошли, впрочем, я тоже туда не ездила - зачем их раздражать, если они не стремятся познакомиться и держатся на расстоянии?
   - Это торговая фактория купцов из Гардарьи, я тебе о ней рассказывала, там... - начала объяснять Анита, Жаннэт её перебила:
   - Очень хотелось бы услышать о той стране от её жителя и о сопредельных с ней странах тоже. Ты мне о них не рассказывала.
   Анита согласно кивнула и посмотрела на свою бывшую наставницу, теперь уже подругу и вождя кочевников. Такая масса народа может нарушить баланс пограничных баронств и герцогства Аниты, оставлять кочевников в буше тоже нельзя - узкая полоска (между джунглями и пустыней) лесостепи не прокормит такую ораву, мало того - голодать будут не только кочевники, а и племена охотниц. А джунгли вряд ли понравятся людям, привыкшим жить в степи, поэтому сплав кочевников по реке казался лучшим выходом, но чем ближе приближался момент отплытия (уже готовы были почти все плоты), тем больше задумывалась Анита -- что же делать, когда кочевники будут перевезены в баронства. Анита решила познакомить Жаннэт с Умаром Харасином, гардарским купцом, владельцем фактории, как раз находившимся в своём торговом поселении.
  
   Умар Харасин
   К фактории Жаннэт поехала на джипе, поскольку Симла была теперь занята, то за рулём сидела она сама, а за пулемётом никого не было. Степь была ровная и хорошо просматривалась, Жаннэт надеялась, что успеет к пулемёту, если что. Анита на своей ящерице гарцевала рядом, вооружена была не луком, как другие охотницы: у седла в специальном чехле висел автомат. Чехол полностью закрывал оружие, но Анита продемонстрировала Жаннэт, что выхватить автомат -- дело двух секунд. К тому же бывшая ученица успокоила свою наставницу, озабоченную вопросом безопасности -- ведь в дорогу отправились только вдвоём, пояснив, что её Звёздочка почует угрозу и предупредит. К бревенчатому строению, напоминавшему небольшой форт времён освоения дикого запада, подъехали когда время приближалось к полудню. Ворота открылись сразу же - гостей заметили издали. Жаннэт отметила, что ворота были как раз такие, чтоб мог заехать джип. Ещё не старый человек, с хитрыми глазами, поприветствовал девушек:
   - Рад вас видеть благородная эритэ Анита и... - человек сделал паузу, вопросительно глядя на Жаннэт, ответила Анита:
   - Мою подругу зовут Жаннэт, почтенный Умар. Успешно ли идут ваши торговые дела?
   - Вы же знаете, эритэ Анита, до ярмарки ещё месяц, хотя все товары я уже завёз, - ответил торговец, настороженно глядя на Жаннэт. Анита чуть заметно усмехнулась, проследив взгляд торговца, не было сомнения, что он наблюдал за изготовлением плотов и видел Жаннэт, командующую кочевниками, и теперь гадал: зачем она пожаловала. Подруга Аниты поздоровалась, а торговец пригласил девушек под навес, где было расставлено угощение:
   - Прошу вас, обеденное время ещё не настало, но вы наверно голодны с дороги, лёгкий перекус аппетита не собьёт.
   Жаннэт с удивлением посмотрела на стол -- если это лёгкий перекус, то каков будет обед? Горячего там не было, но ассортимент холодных закусок был более чем солидный, да и сладостей было столько (не все были знакомы Жаннэт, но сомнений не было -- это были именно сладости), что ни о каком последующем обеде можно было не говорить. Звёздочке Аниты тоже вынесли угощение, которое та благосклонно приняла, видно, такие визиты были довольно часты, и гурх к ним привыкла. Всё было очень вкусно, даже те лакомства, названий которых Жаннэт не знала, поэтому некоторое время девушки ели молча, не пытаясь заговорить с ерзающим торговцем. Наконец тот не выдержал и спросил:
   - Эритэ Анита, не поведаете ли, кто эти люди, что строят плоты? Они очень похожи на тех, что приходят набегом в вольные баронства и прорываются в благословенные земли Гардарьи.
   - Они и есть, уважаемый Умар, и Жаннэт их вождь, или как они называют -- элир, - чуть усмехаясь, ответила девушка, чем привела торговца в ужас настолько, что он забыл о своей обычной вежливости и сдержанности, воскликнув:
   - Это набег! Вы собираетесь организовать набег!
   - Ну что вы, уважаемый Умар, вы же знаете, я готовилась отражать подобное нападение, но вышло так, что предводительница кочевников, кстати, эти люди -- кочевники из степи, - пояснила Анита, не сказав, где находится эта степь. Жаннэт отметила, как вскинулся торговец, при слове -- кочевники, Анита продолжала: - Их вождь -- моя близкая подруга, поэтому ни о каком набеге не может быть и речи. Но сами понимаете, здесь кочевников оставлять нельзя, буш их не прокормит. Поэтому я и намереваюсь организовать их переселение, но не в баронства, там тоже места им не будет -- все удобные земли распаханы. Но я не знаю, где можно расселить столько людей, как вы понимаете, в Гардарье им тоже места не найдётся. Вот я и хочу с вами, уважаемый Умар, посоветоваться. Где можно найти такие земли, чтоб поселить людей Жаннэт, лучше всего было бы, чтоб такие земли были степью.
   Жаннэт снова обратила внимание на то, как отреагировал торговец на слово -- степь. В этот раз на это обратила внимание и Анита, закончив свою маленькую речь просьбой:
   - Вот поэтому я и обратилась к вам за советом как к человеку, много путешествовавшему, объездившему по своим торговым делам много стран. Я, кроме как в Гардарье, нигде не была, да и то дальше Гарданы не забиралась, а я знаю, что дальше там выход к морю, а на север? На юг?
   Успокоившийся Умар Харасин, это даже внешне было заметно, погладил бороду и начал рассказывать:
   - Гардарья, как вы смогли убедиться, большая страна. От Гарданы до моря ехать столько же, как и от баронств. А вот на север к горам всего два дня пути. До южных границ ехать столько же, сколько и до моря. Там лежат три страны: Турнара, Гурдым и Вилата, есть ещё - герцогство Лосайское, оно когда-то входило в Гардарью, но отделилось. По размеру это герцогство мало уступает Гардарье.
   - А где оно находится? - поинтересовалась Анита, она несколько раз слышала об этом герцогстве, но узнать подробнее всё было недосуг, да и этот вопрос не очень-то интересовал девушку.
   - Это на юго-западе, фактически, это почти всё побережье, а вот остальные страны - на юге, там, где и великая степь.
   - Эти три страны лежат в степи? -- спросила Жаннэт.
   - Нет, они лежат между степью и морем, каждая из них меньше Гардарьи, - ответил торговец. А Анита удивлённо спросила:
   - Что-то я не поняла, а где же степь? Да ещё и великая?
   Умар Харасин стал объяснять подробнее:
   - Как вы знаете, эритэ Анита, на востоке лежит пустыня, к ней примыкает буш -- земли охотниц. Это довольно узкая полоска земли, другой своей стороной прилегающая к непроходимым джунглям. Только большая река, делающая по джунглям петлю, вершина которой в землях охотниц, позволяет сюда добраться из цивилизованных земель, - при этих словах Анита хмыкнула, показывая, что она думает о так называемых цивилизованных землях. Умар Харасин осуждающе посмотрел на девушку и продолжил рассказ:
   - За джунглями -- приграничье, вольные баронства. Большая река берёт начало в горах на севере, там живут кланами горцы, у них что-то наподобие вольных баронств, что в приграничье. Река выходит из джунглей и пересекает Гардарью, неся свои воды к морю. Вы видели, эрите, что в вольных баронствах ширина той части реки, уходящей в джунгли, раза в три меньше выходящей, и разделены они возвышенностью, что между Большими и Малыми Выселками.
   Анита согласно кивнула, она это видела, Жаннэт же молча слушала, торговец продолжил:
   - За большими горами, простирающимися на несколько недель пути, на севере -- ледяная пустыня, там никто не живёт...
   - Похоже на мощную горную систему с обширным плоскогорьем, - кивнула Анита, - горы препятствуют северным ветрам, потому в Гардарье такой мягкий климат. А сама страна лежит в плодородной долине большой реки.
   Жаннэт снова ничего не сказала, только кивнула, соглашаясь с подругой, нечто похожее было в их родном мире, в стране, называемой её жителями - Поднебесной. Анита сделала знак терпеливо ждущему торговцу, чтоб он продолжал.
   - Джунгли на севере упираются в горы, совершенно дикие горы, там людей нет, кланы горцев живут восточнее... - начал Харасин. Анита снова его перебила:
   - Тут тоже на севере горы, там живут ласки. Джунгли подходят к горам, оставляя узкую полоску, по ней животные уходят на север, в сезон, когда на юге засуха. Получается, там есть какой-то проход, в этих неприступных горах. Но если там ледяная пустыня, то куда эти животные уходят и откуда возвращаются? Не понимаю.
   - Возможно, ледяная пустыня, только со стороны этой, как её... Гардарьи, - вмешалась Жаннэт, - вероятно, с этой стороны джунглей нет плоскогорья, а большая плодородная долина, защищённая горами с севера. Насколько я поняла -- плоскогорье очень большое?
   Харасин кивнул, подтверждая, Жаннэт пожала плечами:
   - Что гадать, пока не увидим, не узнаем.
   - У нас пока другие задачи, более важные, чем исследование северных долин и плоскогорий, - заметила Анита и кивнула Умару Харасину: - Продолжайте.
   - Я тоже не знаю, что там на севере. Наши караваны дальше предгорий, где живут горцы, не забирались, незачем, да и опасно, - Харасин развёл руками, показывая, что север торговцев не интересует. Девушки изобразили внимание, и торговец продолжил рассказ: - Полоса джунглей, которая отделяет земли охотниц, уходит далеко на юг. Туда тоже никто не забирался, так как там великая степь.
   - А где же расположены те три страны, что вы упоминали, если там великая степь? - удивилась Анита. Харасин пояснил:
   - Линия берега поворачивает на восток, там много земли, хватает Турнаре, Гурдыму и Вилате и...
   - Большой кусок ещё остаётся, что и стал великой степью, понятно, на юг обитаемые земли как бы расширяются, получается такой треугольник вершиной к северу, сжимаемый с одной стороны пустыней на востоке и с другой - океаном на западе, а на юге имеющий широкое основание. Интересно, как далеко на юг можно зайти? - поинтересовалась Анита и предположила: - Возможно, там так жарко, как на севере холодно, и жить невозможно?
   - Это вряд ли, - подала голос Жаннэт, - скорее всего, жители степей не пускают.
   - Степь, да ещё великая, это то, что тебе нужно, - сказала Анита, обращаясь к Жаннэт, - тем более она с юга примыкает к вольным баронствам, так что будешь соседкой.
   - Туда ещё добраться надо, - улыбнулась повеселевшая Жаннэт. Её радовало то, что появилась надежда на благоприятный исход переселения кочевников, которое она устроила. Ведь весь её поход в другой мир был в какой-то мере авантюрой. Последние события это очень хорошо показали, ещё угнетала возможность конфликта с Анитой, а это произошло, если бы кочевники остались в буше или переселились в вольные баронства.
   - Доберёшься, - улыбнулась Анита, видно, её мучили те же мысли, что и Жаннэт, но она старалась их гнать от себя, не показывая беспокойства. Девушки посмотрели друг на друга и засмеялись. Жаннэт повернулась к Харасину:
   - С географией более или менее понятно, теперь расскажите о взаимоотношении стран, что вы упоминали.
   - Турнар -- расположен у моря, это самая маленькая страна, но у неё сильный флот, гораздо сильнее чем у Гардарьи. Гурдым расположен между Турнаром и Вилатой, самое обычное королевство. А вот Вилата... Это королевство лежит почти в великой степи, хотя его население -- землепашцы. Богатое королевство, с сильной армией, почти не уступающей армии Гарданы. Полгода назад эти три королевства заключили союз, король Антар очень озабочен...
   - Союз, как я поняла, против него? - спросила Жаннэт, торговец согласно кивнул. Анита хмыкнула:
   - Теперь мне понятно, почему он особо не возражал, когда я объявила себя герцогиней. Ему было не до этого или решил использовать меня как союзника.
   - Нельзя начинать такие мероприятия, не выяснив, что творится вокруг, - с укором сказала Жаннэт, имея в виду объявление Анитой себя герцогиней, та виновато пожала плечами:
   - Я была занята подготовкой к отражению набега и потом, если бы Антар что-то задумал, то Видок меня бы предупредил. Если он этого не сделал, то никакой опасности со стороны Гарданы не было.
   - Не до этого было, - согласно кивнула Жаннэт, - вообще-то расклад интересный. Создавшееся положение можно использовать в свою пользу, у нас есть военная сила, и не малая. У меня -- мои кочевники, а ты приготовилась отражать набег и тоже кое-что собрала. Ведь так? Вот мы и поиграем.
   Умар Харасин покачал головой, его всегда поражала, даже несколько пугала решительность и целеустремлённость Аниты, и вот теперь у баронессы Брасси ло Вадикано Правено-Заровино, графини ле Изолвинья, а теперь ещё и герцогини, владетельницы создаваемого этой целеустремлённой девушкой герцогства, появилась подруга, ни в чём не уступающая эритэ Аните, так ещё и имеющая свою собственную военную силу (Умар пока только видел воинов, женщины и дети у фактории не показывались).
  
   Жаннэт
   То, что рассказал этот перепуганный торговец, обнадёживало. За джунглями были земли, где можно поселить кочевников. Не просто поселить, а в привычные для них условия. Вполне возможно, что там, как назвал этот Харасин те земли -- в великой степи уже есть обитатели, что ж, им придётся потесниться, возможно, нынешний народ степи сольётся с тем народом, что привела Жаннэт, время покажет. А в то, что степняки Жаннэт займут главенствующее положение, она не сомневалась.
   Задумавшись, Жаннэт не заметила, как подали кофе. Надо сказать, очень неплохой кофе! Жаннэт сделала глоток и удовлетворённо кивнула, а вот Анита почему-то зашипела как змея:
   - Что это? Как вы это объясните, уважаемый Умар Харасин!
   Анита показывал на девушку с кофейником, непонятно что имея в виду. Что вызвало такое раздражение охотницы-волчицы (Анита была одета, как одеваются местные жительницы -- в едва прикрывающее её меховое бикини), Жаннэт так и не поняла. Вроде кофе был на высоте и девушка, одета, не в пример Аниты, более прилично -- во что-то вроде странного платья, состоящего из одного большого куска ткани. Торговец побледнел и даже руки у него задрожали, видно, он испугался не на шутку.
   - Это младший приказчик привёз, без моего ведома, если бы я увидел, то не позволил бы! - пытался оправдаться Харасин. Анита потребовала позвать этого младшего приказчика и, спросив -- сколько ты заплатил за эту ассишу, услышав ответ, хмыкнула и, показывая на замершую девушку с кофейником, заявила:
   - Я могла бы её просто отобрать, а тебя скормить крокодилам, но я заплачу -- в полтора раза больше!
   - Ваша милость, эритэ, не знает границ, - начал кланяться Харасин, приказчик упал на колени и попытался поцеловать ноги Аниты. Та брезгливо скривилась и ударила ногой стоящего на коленях человека, Жаннэт удивлённо смотрела на свою подругу: непонятно было, что вызвало её гнев и почему она без видимой причины так расправилась с младшим приказчиком такого гостеприимного хозяина, напугав до судорог его самого. Анита глянула на недоумевающую Жаннэт, коротко бросила:
   - Эта девушка -- ассиша!
   Приказчик, поскуливая, постарался отползти в сторону, делал он это не вставая с колен, припадая грудью к земле, Анита ещё раз его ударила, на этот раз не по лицу, а в оттопыренную часть тела. Жаннэт с интересом глядя на действия подруги, спросила:
   - И всё же, за что ты его так?
   - Эта девушка -- ассиша! - повторила Анита и увидев, что её бывший командир на поняла, пояснила: - Ассиша -- девушка для удовольствий!
   - Ты решила лишить этого молодого человека удовольствий? Причём, не только с этой девушкой? - глядя на скулящего приказчика, спромила Жаннэт и, сделав глоток кофе, посоветовала: - Так надо было бить не так и не туда. Забрав эту девушку, ты обрекла другую, молодой человек не лишён же возможности получать удовольствия. А это надо было сделать в первую очередь.
   - Думаешь? - задумчиво произнесла Анита, легонько пнула приказчика, словно стараясь перевернуть того для совершения действия, предлагаемого подругой. Скулёж приказчика перешёл в вой, и он на четвереньках быстро убежал в здание, а Жаннэт тем же невозмутимым тоном продолжила:
   - Если бы ты сразу лишила его возможности получать удовольствия, то и платить за неё не пришлось бы.
   - Это как? - удивилась Анита, Жаннэт пояснила:
   - Если этого человека лишить возможности получать удовольствие, то и девушка вроде ему ни к чему. Кстати, как тебя зовут?
   - Сулинима, - ответила девушка на вопрос.
   - Лезь в машину, - приказала Анита выкупленной ассише.
   - Кофе кто варил? - Жаннэт задала ещё один вопрос перепуганной девушке, получив ответ, что это её обязанность, решительно повторила приказ Аниты:
   - Лезь в машину! Вот туда садись!
   Распрощавшись с хозяином фактории, испытывавшим огромное облегчение от того, что его гостьи уезжают, охотница и кочевница отправились в карам к последней. Там, показав Сулиниме, как пользоваться кухонным оборудованием, Жаннэт потребовала сварить кофе. Пробуя напиток, Жаннэт сказала Аните:
   - А она варит лучше чем ты.
   - О тебе заботилась, но не переживай, я к тебе по утрам всё равно приходить буду! Если не варить, так пить, - засмеялась Анита, подмигнув Жаннэт. Та отметила, что подруга уже успокоилась, и посмотрела на Сулиниму, пытаясь определить, что же в этой девушке такого, что так взволновало подругу. Не могло же это быть только тем, что эта девушка из категории ночных бабочек, хотя... Девушка на них не была похожа, держалась подчёркнуто скромно. Жаннэт решила разобраться с этим попозже, тем более что Анита собиралась оставить Сулиниму на попечение Жаннэт, как бы компенсируя потерю Симлы, сама-то Анита не будет же постоянно варить подруге кофе.
   Анита продолжала приходить каждое утро не столько чтоб сварить кофе и самой его тоже выпить, сколько обсудить с Жаннэт прошедший день и спланировать свои дальнейшие действия. Изготовление плотов было почти завершено. Сначала девушки планировали, что две моторные лодки потянут все плоты, собранные в одну связку, но потом от этой идеи отказались. Плоты могут плыть сами по себе - по течению. А лодки только задавать направление и подправлять, если связка подойдет слишком близко к берегу, не вся связка, а её часть, так как решили не привязывать плоты жёстко один к другому. Равномерность хода должен был обеспечить плавучий якорь, прикреплённый к веренице плотов сзади. Он, конечно, будет тормозить движение, но связка будет всё время натянута и плоты не будут сбиваться в кучу. Но от идеи связать все плоты вместе отказались, так как вереница связанных плотов растягивалась на несколько километров, и ей трудно было бы проходить излучины реки. Поэтому одну большую связку и решили разбить на несколько малых, связь между ними и коррекцию движения должны были обеспечивать лодки Аниты. Всё это девушки обсуждали во время утренних посиделок за кофе. Понятно, что опыта изготовления подобных конструкций не было ни у Жаннэт, ни у Аниты, посоветоваться в этом деле им было не с кем, вот они вдвоём и обсуждали каждую деталь будущего сплава по реке.
  

Глава девятая. Тайны большой реки и не только.

  
   Жаннэт
   Сплав такого количества плотов оказался не таким простым делом, впрочем, Жаннэт и не надеялась, что будет легко, но насколько это трудно - она даже не представляла! От краха всю эту затею спасло только то, что река была без крутых извилин и с не быстрым течением. Связки плотов не желали равномерно плыть (ведь груженые они были по-разному), а плавучий якорь не хотел выполнять обязанности тормоза. До Жаннэт потом дошло - в море-то течения нет, а тянет ветер, вот там можно тормозить о воду, а в реке что плот, что плавучий якорь одинаково увлекаются бегущей водой, причём в глубине это самое течение иногда быстрее, чем на поверхности. От плавучих якорей пришлось отказаться. Все три связки плотов соединили в одну, а скорость движения в нужных местах стали регулировать за счёт бронетранспортёра, выполняющего функции буксира или тормоза, впрочем, его мощности не всегда хватало. Сам бронетранспортёр не предназначен для длительного плавания по рекам, форсировать водные преграды - это да, но переплывать и плыть - это не одно и то же! Если бы не совет Аниты, то эта бронированная коробка давно бы утонула. Охотница эту идею не сама придумала, а где-то подсмотрела, возможно, посоветовал Умар Харасин. Вдоль бортов бронетранспортера привязали вязанки камыша, это усовершенствование не улучшило "мореходные" качества стальной коробки, но значительно повысило её плавучесть, да и осадка бронетранспортёра стала меньше, такие же вязанки привязали и к некоторым плотам. Получилась неповоротливая, не очень красивая, но надёжная конструкция, как сказала Анита - на месяц плавания должно хватить, а большего и не надо, Жаннэт была согласна с подругой.
   На связанных вместе плотах, с увеличенной плавучестью (за счёт вязанок камыша), разместили загоны (вернее, маленькие загончики) для лошадей и овец. Это натолкнуло Аниту на мысль - что точно таким же образом можно взять с собой гурхов. Анита с удивлением (хотя что тут было удивительного?) заметила, что в вольных баронствах скучает по своей Звёздочке, что уж говорить об остальных охотницах? Восторгу Гуланы и Алиты, когда Анита рассказала им о своей задумке, не было предела, похоже, что и их гурхи разделяли чувства своих хозяек. Загон для гурхов оборудовали на одном из плотов, идущих в самом начале колонны этого необычного сплава. В отличие от лошадей, а уж от овец и подавно, гурхи к этому способу передвижения отнеслись очень спокойно (возможно сказывалась разумность этих зверей) и с интересом рассматривали проплывающие мимо берега. Мощные фары и переносные фонари позволяли двигаться ночью тоже. Анита рассудила, что притопленные бревно или коряга бронетранспортёру не страшны, это всё-таки не лодка, а мели в этой реке были только у самого берега. Скорее не мели, а песчаные пляжи, на которых грелись крокодилы. В одну из ночей эти гигантские рептилии попытались напасть на один из плотов с овцами. Жаннэт словно предчувствовала такой поворот событий и на каждом из плотов дежурили её воины. Результатом этого нападения была одна утащенная овца, четыре сломанных копья (кочевники, наученные опытом общения со здешней фауной, старались близко к крокодилам не подходить) и несколько больших зелёных туш, оставшихся лежать на плоту. Жаннэт и Тамил с автоматами во время успели. Анита предложила спихнуть убитых крокодилов в реку, но не успела - кочевники разделали туши и пустили в дело: крепкая шкура пошла на доспехи, а мясо на еду.
   - Как можно такое есть! - с отвращением сказала Анита, Жаннэт усмехнулась:
   - Если будут угощать - вежливо откажись. А то, что сами едят... Так пусть, захотелось им свежатины, вот пару овечек и пустили под нож, а то, что не съели и не использовали в хозяйстве, выкинули в реку, вот и подманили крокодилов. Так пусть вместо овечек крокодилов едят - всё-таки экономия! Опять же - свежее мясо! Если разобраться - жаренный крокодил мало чем от овцы отличается, если человек незнающий.
   - Может быть, - согласилась Анита и попыталась предупредить подругу: - Но теперь выкинули гораздо больше! Если от овечки всего ничего было и столько фыртрара подманили, то теперь... Что же нам теперь каждую ночь отбиваться от фыртрара, в смысле, крокодилов?
   Жаннэт задумалась и предположила:
   - Не может быть, чтоб эта река кишела крокодилами, Умар говорил, что они есть тут везде. Но столько - только на этом участке. Я так поняла, что они имеют свои охотничьи угодья и далеко от них не уплывают, мимо двух таких отмелей мы уже проплыли, так что те крокодилы вряд ли погонятся за нами. А вот впереди ещё одна такая отмель будет, эта последняя.
   - Откуда у тебя такие сведения? - поинтересовалась Анита, её подруга снова усмехнулась:
   - Плохо я тебя учила! Надо знать окружающую обстановку, чтоб знать - откуда ждать опасности, впрочем тебе это и не надо было, ты на вёслах тут прошла только один раз, потом с ветерком проносилась на моторной лодке, а вот Харасин плавал на лодках, больших и медленных, поэтому и знает, где может подстерегать опасность.
   Анита согласно кивнула, она заметила, что последнее время Жаннэт постоянно общается с торговцем, стараясь как можно больше узнать о мире, куда попала. Видно, девушка не только о Гардарье и окружающих королевство странах и землях выспрашивала, но и о более близких вещах. Действительно, на такие мелочи, как гигантские крокодилы, Анита внимания не обращала. Эти рептилии нападать на быстро плывущую, да ещё и отпугивающую их работающим мотором, лодку не решались, а может, просто не успевали. А Жаннэт предложила:
   - Давай устроим большую охоту? Мне Тамил предложил. Во-первых - шкуры, во-вторых - мясо. Кочевники его едят с удовольствием, так мы основные запасы сохраним. Вяленое мясо им надоело, свежего захотелось, вот и зарезали двух овечек. Так давай устроим?
   - Жаннэт, как ты себе это представляешь? Плоты идут медленно, но их мы не остановим. Стрелять по крокодилам ещё получится, а вот собрать добычу... Сама подумай!
   - Подумала, - ответила Жаннэт и пояснила: - К отмели мы подъедем раньше, на лодках, стрелять будем с них же. А когда подойдут плоты, всё будет кончено. Плоты идут медленно, мои кочевники уже приноровились к вёсельным лодкам, думаю, успеют собрать нашу добычу.
   - Ну да, ещё не хватало, чтоб мы им крокодилов собирали. Им надо вот пусть и стараются. Хорошо, поехали!
   Стрелки разместились в двух моторных лодках. В первой - на руле (управляла мотором) была Анита, Алита, Алан и Энтон должны были стрелять. Во второй лодке на руле сидела Жаннэт, стрелками были Тамил, Гулана и Рэнэ. Лодки подошли к отмели, лихо развернулись, и стрелки открыли беглый огонь. Жаннэт отметила, что местные стреляют гораздо лучше Тамила, видно, сказывалась практика. Жаннэт очередной раз убедилась, что в противостоянии с людьми Аниты у её кочевников не было бы никаких шансов - до рукопашной дело бы просто не дошло.
  
   Анита
   - А зачем нам убивать этих крокодилов, - спросил Энтон, когда Анита изложила план Жаннэт.
   - Ты ещё скажи, бедные, бедные фыртрара, - скривилась Гулана, она считала, что всех, кто опасен для племени и неё лично, надо безжалостно уничтожать. А большие крокодилы были опасны, так как в сезон дождей они расползались по бушу и могли затаиться в одном из малых озёр. Остальные, кого брала с собой Анита, ничего не сказали, кто-то был согласен с Энтоном, кто-то с Гуланой, но ехать не отказался никто.
   Анита лихо развернула лодку, немного не доезжая до отмели у берега, где грелись крокодилы. Жаннэт повторила этот манёвр, и с лодок, медленно влекомых течением, стрелки открыли огонь. Хоть крокодилов было много, но через пять минут всё было кончено.
   - Да, твоим кочевникам придётся потрудиться, чтоб пособирать этих... - начала говорить Алита, обращаясь к Жаннэт, но договорить не успела - из джунглей за отмелью послышались крики и полетели копья. Ни одно из них до лодок не долетело. Дикари это поняли и, выскочив из джунглей на отмель, побежали к воде.
   - А ведь могут добросить, - спокойно заметила Жаннэт.
   - Могут и попасть, - так же спокойно добавила Гулана, открывая огонь по лиловым фигуркам. К ней присоединились остальные стрелки, и с дикарями было покончено быстрее, чем с крокодилами. Но, видно, не со всеми, так как из джунглей раздавались крики и летели копья.
   - Я понимаю, можно покричать от злости, но зачем копьями швыряться? Ведь видят, что не добросят! Так нет же, стараются, пыхтят, - вопреки шутливому тону своего замечания, Жаннэт была очень серьёзна.
   - Почему ты думаешь, что пыхтят? - удивилась Гулана.
   - Ну, чтоб так далеко бросить, да ещё из кустов, очень постараться надо, - ответила Жаннэт, поднимая свой автомат, длинная очередь заставила крики умолкнуть, но ненадолго. Анита кивнула:
   - Вот и я о том же, эти крикуны могут не подпустить твоих кочевников к отмели, а стрелять по джунглям - без толку. Даже если в кого-то попадёшь, это не остановит остальных.
   Жаннэт внимательно оглядела зелёные заросли, потом выдвинула из-под скамейки ящик с гранатами для подствольника и стала методично стрелять по известным одной ей целям. Крики прекратились и копья перестали лететь. Если местные на Тамила смотрели с некоторым превосходством, всё-таки стреляли они лучше, а вот то, что показала Жаннэт, вызвало у них уважение, только Анита не впечатлилась. Девушка с улыбкой произнесла:
   - Да, подруга, как говорится - мастерство не потеряется, то, как ты стреляешь, я знаю, мне, не говоря уже об остальных, до тебя далеко.
   - Где-то так, - улыбнулась бывший майор спецназа, - зато эти лиловые теперь не будут мешать. Кстати, а почему у них такой цвет кожи?
   - Не знаю, я их днём первый раз вижу, - пожала плечами Анита. Лодки со стрелками, подрабатывая моторами, оставались у отмели, пока кочевники собирали добычу. В лодку Жаннэт перебралась Алита, и теперь она сидела у руля-мотора, Жаннэт стояла с автоматом, в подствольник которого была заряжена граната, и внимательно всматривалась в джунгли. Внезапно она начала стрелять, перезаряжая подствольник с поражающей скоростью. После первого выстрела послышались крики, скорее, испуганные, а не воинственные, потом они затихли.
   - Последний - контрольный, - спокойно сообщила Жаннэт, Анита добавила:
   - В голову. Только не могу понять, как это у тебя получается? Там же сплошная зелень! Как можно что-то в ней разглядеть!
   - Операции в джунглях - это моя специализация. Как не маскируются партизаны, их всегда можно обнаружить. В дельте Мек... не буду говорить где, труднее было. Всё-таки там были диверсанты профессионалы, а здесь... Дикари, решившие, что они хитрее всех и их не видно. Но все же, почему они лиловые?
   - Такой цвет кожи может быть, если я не ошибаюсь, там, где очень сильная солнечная радиация, переизбыток света, - попыталась объяснить Анита, Жаннэт хмыкнула:
   - Здесь всё с точностью до наоборот: густые заросли, пропускающие очень мало солнечных лучей. Получается - эти лиловые не отсюда, а откуда? Ты, случайно, не знаешь?
   - Могу только предположить, - пожала плечами Анита, - если судить по количеству тех, кто сегодня нас атаковал - они собрались со всех джунглей, что мало вероятно. Они же не знали, что мы именно сегодня решим пострелять в их любимых крокодилов.
   - Возможно, на сегодня намечался какой-то обряд, ритуал с участием крокодилов или что там ещё может быть, вот они и собрались. А тут мы... Простое совпадение, может же такое быть? - сделала предположение Жаннэт, Анита кивнула и предложила:
   - Давай Харасина порасспросим, он давно тут лодки гоняет, пусть поделится опытом.
   Умар Харасин ничего не прояснил. Из его рассказа стало известно только то, что количество дикарей у реки меняется - бываю года, когда ни одного, а бывают, что нападения почти непрерывные, с трудом удаётся отбиться. И никакой закономерности в таком поведении дикарей нет. Почему сплавщики их до сих пор не видели и почему так много собралось у отмели с крокодилами, Харасин тоже не знал.
   Жаннэт удалилась в свою повозку, побаловать себя чашечкой кофе, а Анита пошла на плот, где был сооружён загон для гурхов.
   - Твоя Звёздочка и мой Тото, да и Толо Гуланы волнуются! Как только мы поехали на фыртрару охотиться, так и начали тревожиться! Я ещё тогда обратила внимание, но сейчас их беспокойство возросло! - сообщила девушке её сестра-близнец. Другая сестра кивнула, подтверждая слова Алиты. Анита прижалась к своему гурху, Звёздочка дрожала и, опустив свою голову к голове хозяйки, что-то пропищала, пытаясь передать своё беспокойство смутными образами, пронёсшимися перед Анитой. Девушка попыталась успокоить Звёздочку, но ей это не удалось. Щёлкнув пальцами, Анита сказала Энтону, стоящему неподалёку (он старался без необходимости близко к гурху жены не подходить, кто знает этого зубастого зверя, а вдруг приревнует! Хотя подлизывался к Звёздочке постоянно.):
   - Пошли кого-нибудь за Жаннэт! Пусть сюда идёт!
  
   Жаннэт
   Сулинима только сварила кофе, как прибежал запыхавшийся то ли загонщик, то ли водонос, Жаннэт так и не научилась их различать, и сообщил, что вождя кочевников срочно хочет видеть охотница Анита! Девушка чертыхнулась и, прихватив автомат, кивнула Тамилу, чтоб тоже взял оружие и шёл за ней, отправилась с указывающим дорогу посыльным. Жаннэт так поступила, зная, что Анита не будет напрасно паниковать и раз послала за ней, то что-то случилось.
   - И вот из-за этого ты мне не дала выпить кофе?! - казалось негодованию Жаннэт нет предела. Анита спокойно выслушала упрёки подруги и так же спокойно сказала:
   - К предупреждению гурха надо относиться со всей ответственностью, Алита как-нибудь тебе расскажет - что всего один раз проигнорировала предупреждение и чуть не погибла...
   - Да, тогда я крупно попала, и если бы не Анита, то даже бы моих косточек не осталось бы, съел бы тардым! - поддержала Алита сестру. Жаннэт вздохнула - всё-таки у сестёр опыта было больше, одна рождена в этом мире, другая давно здесь живёт, а случаи, когда животные спасали своих хозяев, достаточно известны. К тому же гурхи, как убедилась Жаннэт, не просто домашние животные! Вождь кочевников ещё раз вздохнула, невыпитого кофе было жалко - когда ещё к нему удастся вернуться, и спросила у своей бывшей ученицы:
   - Так что ты предлагаешь?
   - Ждать и быть начеку, - ответила Анита, по-прежнему обнимавшая своего гурха, - Звёздочка чего-то боится, очень боится! Что это может быть, у неё не получается пояснить, но это что-то страшное!
   - Ну что ж, будем надеяться, что это что-то впереди и мы его увидим прежде чем туда въедем! - очередной раз вздохнула Жаннэт (судя по-всему, кофе выпить сегодня не удастся, разве что кого за ним послать?), но сказала девушка о другом: - Будем всё-таки надеяться, что это страшное впереди, а не нападёт на нас сзади или сбоку.
   Ночь прошла спокойно, удалось даже подремать, распределив очерёдность дежурств. А вот гурхи не спали, продолжая волноваться. Утром река, приняв ночью несколько притоков и став значительно шире, замедлила своё движение. Странный предмет в небольшом затончике, у берега, увидела Гулана и показала остальным:
   - Вот туда смотрите! На фыртрару не похоже, словно большая рыба, со странным и большим плавником всплыла!
   - Посмотри, что скажешь? - спросила Жаннэт, передавая бинокль Аните, та долго рассматривала странный предмет и спросила у подруги:
   - Я в этом плохо разбираюсь, но это очень похоже на подводную лодку!
   - Модель U-5, подводная лодка государства противника в той, давно минувшей войне. Поехали, посмотрим. Только мы с тобой, остальным будет не интересно, да и охранять плоты надо, а то вдруг появится та опасность, о которой предупреждали ваши милые зубастые друзья, - последние слова Жаннэт произнесла специально для Гуланы и Алиты, тоже было собравшимися ехать к подводной лодке. Погрузившись в резиновую лодку, девушки поплыли найденному реликту минувшей эпохи. Сидящая на руле Анита спросила Жаннэт, стоящую на носу лодки с автоматом наизготовку:
   - Вообще-то удивительно, что её увидели только сейчас, а раньше не замечали. Сколько раз этой дорогой плавали и мы, и купцы из Гардарьи.
   - Вон видишь, - ткнула автоматом Жаннэт в водоросли, налипшие на корпусе, - уровень воды был выше и лодку не видно было, похоже, она полностью погрузилась, но при этом села на грунт. А вы, да и купцы здесь ходили в определённое время - до или после вашего большого торга, тогда уровень воды выше. Только так я могу объяснить, что вы её раньше не заметили.
   Анита согласно кивнула, аккуратно подводя свою лодку к борту подводного корабля, при этом задавая следующий вопрос:
   - Если эта подводная лодка тебе знакома, то значит, она из нашего мира. Как она могла попасть сюда?
   - Откуда мне знать? - пожала плечами Жаннэт и предположила: - Поднимемся наверх, может что-то и прояснится.
   Девушки осторожно, прикрывая друг друга, поднялись на узкую палубу подводного корабля. Там была оплетенная водорослями ржавая пушка, уткнувшаяся дулом вниз, и открытая ходовая рубка надводного хода. Жаннэт разочаровано хмыкнула:
   - Люк задраен, изнутри задраен! Похоже, они закрылись, ушли под воду и не поднимались больше, непонятно почему? Если это авария, то вполне можно было выбраться из лодки, когда уровень воды в реке упал.
   - А может, они закрылись, именно при низком уровне воды, а потом не смогли вылезти, когда вода накрыла их лодку? - сделала предположение Анита. Жаннэт покачала головой:
   - Нет, здесь что-то другое.
   Бывший майор спецназа (хотя почему - бывший? Профессиональные навыки не исчезают.) внимательно обследовала всю рубку и показала своей подруге военную форму, лежащую в углу, вернее, то, что было в этой форме. Жаннэт смотрела на высохшую мумию, из которой вытащили кости и вспоминала карам с овцами, куда она заглянула на следующее утро, после ночного нападения скального демона. Своими подозрениями девушка поделилась с подругой. Анита, испуганно оглянувшись, спросила:
   - Ты думаешь? Получается, он где-то здесь и может в любую минуту напасть?!
   - Днём скальный демон не появляется, только ночью и далеко от того места, где появился, не уходит, поэтому нам надо как можно быстрее отсюда уплыть. Я имею в виду не нас с тобой. А весь наш большой плот. Придётся задействовать бронетранспортёр и все лодки. Хотя я не уверена, что скальный демон появится именно в эту ночь.
   - Гурхи волнуются, - напомнила Анита, - а они так просто беспокоиться не будут!
   Уже отплывая от подводной лодки, Жаннэт обратила внимание Аниты на поднятый перископ, окуляр которого был чем-то заляпан:
   - Я больше чем уверена, это его слизь! Похоже, он не убил всех сразу. Те, кто уцелели, очень испугались и закрылись в лодке. Сквозь металл демон не может проникнуть, ты и сама это знаешь - его останавливает даже дверь гаража, а корпус лодки намного толще. Не знаю, погружались ли они, или уровень воды в реке поднялся позже. Но судя по всему, люди в лодке могли смотреть только через перископ и думали, что демон никуда не ушёл. Но это мои догадки, как было на самом деле, мы никогда не узнаем. Как и то - как подводная лодка сюда попала. Могу предположить: эта лодка, судя по окраске, была предназначена для плавания в южных широтах, а именно в джунглях, что растут вокруг большой реки на южном континенте. Туда хотела перебраться вся правящая верхушка той страны, с которой воевала наша. Они в тех джунглях строили несколько баз. Там очень мало исследованный район, возможно, эта подводная лодка попала в самопроизвольно открывшийся портал из нашего мира в этот. Возможно, там это портал открывается регулярно, вот эта лодка в него и попала.
   - А скальный демон? - спросила Анита. Жаннэт пожала плечами:
   - Может быть, он и там появляется, я же говорю - тот район слабо изучен. Но одно обнадёживает - между нашими мирами возможны проходы. Ты бы хотела вернуться назад?
   Анита отрицательно помотала головой, а потом, задумавшись, сказала:
   - Разве что маму увидеть. Как она там, что ей сообщили о моей пропаже? Наверное, переживает, что от меня никаких вестей нет.
   Жаннэт взяла Аниту за руку и тихо сказала:
   - Тебя и выбрали для этого эксперимента, потому что у тебя не осталось родственников и тебя никто бы не стал искать. Тебе об этом не говорили, боялись нервного срыва или ещё чего... Твоя мама, Мария Моралес, погибла в автокатастрофе. Ты же знаешь, она поехала работать в одну из лабораторий на южном континенте...
   - Очень перспективная тематика, - произнесла Анита, закусив губу, - перспективная тематика и большой оклад.
   - Там горы, - продолжила рассказывать Жаннэт, - от посёлка, где жили сотрудники, до лабораторных корпусов надо было ехать по серпантину десять миль. Машина твоей матери упала в пропасть. Куда она упала и где, так не смогли определить. Машину не нашли, будто она исчезла, не долетев до дна той пропасти.
  
   Умар Харасин
   Девушки, Анита и её подруга Жаннэт, поплыли к странному предмету только вдвоём, никого с собой не взяв. Вернулись, когда плоты почти миновали тот предмет, похожий на большую рыбу с толстым плавником на спине. Видно, нашли там что-то не очень хорошее, так как обе девушки были грустными, а у Аниты были искусаны губы. Вернувшись, девушки развили бурную деятельность, судя по взревевшему мотору (Харасин уже знал, что это такое) железной машины, возглавлявшей связку плотов, и лодкам, впрягшимся в боковые упряжки, словно тягловые животные, обе предводительницы стремились как можно быстрее увести плот от того странного предмета. Суета не прекратилась и с наступлением темноты. Вдоль плотов зажгли множество факелов и постоянно запускали что-то вроде праздничных фейерверков (не жалея жгли файеры и запускали салютные ракеты). Только когда рассвело, прекратили эти огненные забавы. Когда грохот стих и почтенный негоциант решил подремать, появились обе девушки и устроили купцу форменный допрос. Их интересовало, не замечал ли Харасин во время своих многочисленных плаваний по реке каких-либо странностей? Не пропадали ли люди и целые лодки? Как на всей реке, так и в том месте, около этого странного предмета. Не замечал ли почтенный Умар этого предмета раньше? Допрос продолжался долго, девушки ушли перед самым обедом, Харасин так и не понял - к чему были все эти вопросы.
   - О господин, чего они от вас хотели? - спросил вошедший приказчик, Харасин внимательно на него посмотрел - это пройдоха всё слышал, так как находился у стенки полотняного шатра (на своём плоту Харасин приказал поставить себе большую палатку - шатёр). Негоциант улыбнулся:
   - А то ты не слышал? Об этом же я могу у тебя спросить - какие выводы сделал ты?
   - О господин, можно сделать вывод, что они, после бессонной ночи, что устроили всем нам, пришли над вами поиздеваться, но...
   Харасин поощряюще кивнул - в подчинённых надо развивать сообразительность и воспитывать инициативу. Этот парень может далеко пойти, если Анита его раньше не убьёт, уж очень сластолюбив и обязательно купит себе новую ассишу, как только доберётся до обжитых мест. А приказчик продолжил:
   - Но обе эти девицы были чем-то озабочены, я бы даже сказал напуганы, хотя я не представляю, что их может напугать. Если мне будет позволено высказать своё мнение - я бы постарался то место проходить как можно быстрее, хотя очень хочется посмотреть, что же это за предмет, похожий на большую рыбу.
   Приказчик замолчал, почтительно склонившись, а Харасин нравоучительно произнёс:
   - Это как раз тот случай, когда любопытство может погубить! Я тоже заметил, что эритэ Анита испугалась, а её очень трудно, я бы даже сказал - невозможно, испугать! Да и судя по всему, её подруга тоже напугана, а она далеко не из робкого десятка, недаром же она вождь кочевых дикарей (Харасин, как всякий представитель оседлых народов, считал кочевников дикарями).
   Приказчик согласно кивнул, а негоциант напомнил своему подчинённому ещё раз:
   - Воздержись от покупки ассиши в вольных баронствах. Эритэ Анита этого очень не одобряет, а в приграничье она полная хозяйка и если тебя убьёт, ей никто ничего не то что не сделает, даже не скажет! Понял?
   Когда приказчик удалился, Харасин стал обдумывать прошедший разговор с Анитой и её подругой, кажется, Жаннэт. Девушки выясняли, что знает купец о существе, известном среди охотниц, как "скальный демон". Харасин слышал об этом звере, слышал, что он очень опасен. Но в Гардарье его ни разу не встречали, а вот на северных плоскогорьях и степях юга... До Харасина доходили только слухи, которым он не придавал значения, оказывается, это было не выдумкой! И если эритэ Анита и её подруга предприняли такие меры, чтоб только избежать возможности встречи с этим существом, то в дальнейшем это место на реке надо проходить как можно быстрее и делать это только днём!
  
   Анита
   Звёздочка как могла, утешала свою хозяйку и друга, сначала она её облизывала, а потом, когда Анита обняла её за шею, тихо сидела и урчала. Вроде девушка уже вросла в здешнюю жизнь - и принята в семью, где её признали дочерью, вышла замуж и появился свой ребёнок, но когда услышала о гибели своей родной, казалось, навсегда потерянной, матери, что-то защемило в сердце, и Анита почувствовала себя маленькой девочкой, потерявшей что-то очень дорогое.
   Звёздочка зарычала, и голос Жаннэт произнёс:
   - Знаю, знаю - ты меня очень любишь, но сейчас не до взаимных признаний. Я хочу поговорить с твоей хозяйкой, можешь не уходить и послушать.
   Вроде Жаннэт и не угрожала, говорила спокойным голосом, но гурх почувствовала что-то такое, что заставило её замолчать. Жаннэт села рядом с Анитой и начала рассказывать:
   - Эту автокатастрофу расследовала местная полиция, но и наши службы не остались в стороне, всё-таки погиб сотрудник закрытой лаборатории. Но вот, погиб ли? Полицейский протокол гласил - машина Марии Моралес упала в пропасть, поскольку на дороге её не было. Когда Моралес не появилась вовремя, забеспокоились сотрудники лаборатории и сообщили, нет, не полиции, внутренней службе безопасности. Те сразу отправились по дороге навстречу сотруднице Моралес и обнаружили полицейских, вызванных одним из местных жителей, который увидел странную вспышку. Версия полицейского следователя, когда тот узнал, почему приехали охранники лаборатории - машина вместе с водителем упала в пропасть и взорвалась. Полицию вполне удовлетворила эта версия, а вот охранников лаборатории нет! Поиски Марии продолжались две недели, а почему? Машина не могла так взорваться, что ничего не осталось! Что-то должно было сохраниться - хоть какие-нибудь обломки. Там, где исчезла машина твоей матери, крутой поворот дороги, нависающей над пропастью, слететь в пропасть в том месте - проще простого. Но если бы машина взорвалась, упав в пропасть - заметить вспышку с того места, откуда её увидел местный житель - невозможно! Если машина бы взорвалась на дороге, то, повторюсь, были бы обломки. Если их, чтоб скрыть следы преступления (это если в машину было заложено взрывное устройство), потом сбросили в пропасть, то их бы там нашли. Но в пропасти ничего не было. В спецслужбе дотошные ребята, они не поленились, в отличие от местных полицейских, спуститься вниз и там всё обшарить. Вот что удалось установить: перед тем местом, где автомобиль исчез, он начал резко тормозить, словно его водитель увидел что-то такое, с чем очень не хотел столкнуться.
   - Зачем ты мне всё это рассказываешь? - Анита повернулась к Жаннэт. Лицо девушки было в слезах, она с упрёком сказала свое подруге, повторив: - Зачем ты мне всё это рассказываешь? Маму не вернуть!
   - Слушай дальше, - спокойно произнесла Жаннэт, - я об этом узнала только потому, что тебя хотели отстранить от участия в эксперименте. Думали, что твою маму похитила вражеская разведка. Ведь следов её гибели не нашли! Не нашли и следов похитителей. А как можно похитить, пусть небольшую, но машину? Так, чтоб не осталось следов? Вертолёт? Услышали бы, да и увидели бы, а ребята из охраны были на месте происшествия сразу, как поступил сигнал о неприбытии Марии Моралес, а там за распорядком следят строго. Да и две недели тщательных поисков... Вряд ли можно так спрятать вертолёт, чтоб его не нашли, да и высидеть в этой ухоронке такое время. В общем, вопросов много и все они без ответа. А тебя не отстранили, потому что поиски подходящего кандидата заняли бы время, а начальство торопило. Да и то, что ты стала сиротой, тоже сыграло свою роль: если сирота - никто искать не будет!
   - Ты думаешь?.. - с надеждой спросила Анита. Жаннэт покачала головой:
   - Пока ничего не думаю, но эта подводная лодка привела меня к кое-каким размышлениям. Если она как-то здесь оказалась, значит, возможно, появление связи между нашими мирами и без оборудования яйцеголовых, посредством которого нас сюда забросили. Вернее, тебя забросили, я оказалась совсем в другом месте. Но!.. Между этими двумя мирами, а я всё-таки думаю, что это разные миры, существует, вернее, существовала связь. Ведь кочевники оттуда сюда регулярно ходили в набег. Эти связи, назовём их межмировые ворота...
   - Порталы, - поправила Анита, Жаннэт кивнула:
   - Пусть будут порталы, так вот - эти порталы непостоянны. И возникают они... Ты обратила внимание, какая тёмная была прошлая ночь? Луны не было...
   - Лун. Вообще-то их здесь три штуки, - поправила Анита, Жаннэт снова согласилась:
   - Пусть будет лун, я пока видела только одну, но готова поспорить на всё месячное жалование, что в ближайшее полнолуние все три луны выстроятся на здешнем небосводе, как солдаты на плацу в ожидании приезда строгого генерала.
   Анита чуть заметно улыбнулась шутке подруги, а Жаннэт показалось, что гурх посмотрел на неё с благодарностью. Может, так и было, а может, показалось. Решив, что это ей привиделось. Жаннэт продолжила:
   - Я не могу сказать, где откроется такой, как ты сказала, портал, но могу предположить - когда. Но об этом позже, поговорим о другом. Ты рассказывала, что твой названный дед сначала принял тебя за ту девушку, что встретил в одном из племён охотниц, но увидев, что ты молодая, решил, что ты его дочь...
   - Внучка, барон Реджин Брасси ло Вадикано Правено принял меня за внучку, - ответила Анита и, пояснила: - А возлюбленную деда из племени горных ласок звали Асилита.
   - Да, - кивнула предводительница кочевников, - сначала он тебя принял за её дочь. Твоя приёмная мать копия настоящей, а вы тоже очень похожи. Разобрать где кто, можно, если с вами долго общаться, тогда видны различия или если поставить рядом - тоже отличаетесь. А ты рассказывала, что твоя здешняя мать... Откуда?
   - Из племени горных ласок! - прошептала Анита и спросила: - Но как? Ведь дед встретил ту девушку, когда сам был молодым, а с тех пор прошло...
   - Если эти порталы такое выделывают с пространством, то почему бы им вытворять подобное со временем? Меня отправили чуть меньше чем через год после тебя, прожила я в степях - год. То есть ты должна быть здесь два года, а ты здесь?
   - Семь лет, - тем же шёпотом произнесла Анита, а Жаннэт продолжала рассуждать:
   - А тот командный модуль, о котором ты мне рассказывала, сколько уже здесь? То-то же! Время делает петли, скачки или что там? В общем, вариант того, что твоя приёмная мать - твоя сестра, а кровная сестра - племянница, вполне вероятен. Сядь, я сказала вполне вероятен, - усадила на место свою подругу бывшая её наставница и продолжила: - Не обязательно так и было, совпадения вполне возможны и прежде чем бежать к этим горным ласкам, расспросила бы свою приёмную мать о её матери.
   - Арлита рассказывал, что её мать пропала, когда ей не было и трёх лет, пошла на охоту и не вернулась. Арлита воспитывалась второй матерью, вместе с её дочкой - Архитой.
   - Вот видишь, получается, искать эту Асилиту - я правильно сказала? - у горных ласок уже без толку. Её там давно нет! Ну и имена у вас: Аси... Али... Арли... Архи... Не могли другие придумать, чтоб какое-то разнообразие было, - сделала вывод Жаннэт и перешла на другую тему. Охотница, ничуть не обидевшись, пояснила:
   - Схожесть имён показывает, что мы из одной семьи. Вот Гулана из другой семьи и её мать зовут Гунара.
   - Она же твоя сестра и из другой семьи? - удивилась Жаннэт, Анита продолжила объяснять:
   - Мы кровные сёстры, то есть - смешавшие кровь. К тому же девушки из разных семей могут образовать новую семью, хотя могут и из одной.
   - Родственницы из одной семьи - новую семью? Это же...
   - Даже если матери, в смысле - жёны - сёстры, мужья-то разные, - Анита поняла, что имела в виду Жаннэт, а та хмыкнула:
   - Теперь понятно, почему у вас по два мужа.
   - А у вас, наоборот - много жён, - не осталась в долгу Анита. Жаннэт развела руками, мол, что поделаешь, но всё же возразила:
   - У меня всего одна жена была, и ту ты забрала, вот теперь мне кофе варит Сулинима, но она же не жена, скорее, подруга, но уж очень забитая, воспитывать и воспитывать надо!
   - Асилита дала своему возлюбленному Реджину, моему деду, два автомата, - перевела разговор на интересующую её тему Анита, - но эти автоматы уже лет двадцать как сняты с производства, где их мама взяла?
   - Ну, насчёт этого, как в том племени ваших охотниц появились автоматы, я могу только строить догадки и не факт, что хоть одна из них будет близка к истине, - развела руками Жаннэт. После чего сказала, противореча всему тому, что говорила раньше: - То, что эта Асилита на тебя очень похожа, может ничего не значить, она не обязательно твоя мать. Могут же быть совпадения, удивительные совпадения, вспомни - бывают почти одинаковые двойники, при этом совершенно посторонние люди!
   Девушки ещё немного поговорили, а потом Жаннэт ушла, поймав ещё один благодарный взгляд гурха. Девушка заговорщицки кивнула этой разумной рептилии, в этом Жаннэт уже не сомневалась, гурх была довольна, что девушка сумела вывести Аниту из той хандры, в которой та пребывала после того, как узнала о гибели своей матери.
   Жаннэт ушла, а Анита обняла ласково урчащую Звёздочку и сказала:
   - А то я не видела, как ты перемигиваешься с Жаннэт, раньше же её терпеть не могла! А сейчас прямо лучшие друзья!
   Звёздочка заурчала сильнее, и Анита прижала чешуйчатую голову покрепче к себе и, ласково поглаживая, проговорила:
   - Я знаю, что ты меня любишь и не хочешь, чтоб я печалилась, я тебя тоже очень люблю!
   - Надеюсь, ты меня любишь не меньше, - произнёс Энтон ле Дирано, осторожно подавая Звёздочке большой кусок свежего мяса. Та с урчанием ухватила угощение. Анита с подозрением посмотрела на мужа:
   - Где взял?
   - У Залима выпросил, он после того раза, когда ты его победила, проникся к тебе, ну и ко мне, большим уважением. А после того как я дал ему пару уроков, обучив кое-каким приёмам, стал лучшим другом.
   - Мясо фыртрары? - с подозрением спросила Анита. Энтон ответил:
   - Лучший кусок! Видишь, Звёздочке нравится!
   - Балуешь ты её, - усмехнулась Анита, её муж, улыбнувшись, ответил:
   - Подлизываюсь! Кстати, завтра выйдем из джунглей, а послезавтра, если будем двигаться с прежней скоростью, подойдём к Брассилиону.
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.07*23  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"