Блайт Эля: другие произведения.

Верь в сказку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

  Сказка, что можно назвать сказкой? По-мне, сказкой можно назвать даже обычный случай. Случай в котором есть всё, некая фантастика и немного мистики, чуть-чуть зла и большое количество добра, геройские поступки и неожиданные предательства. Если однажды меня спросят, что такое сказка, я расскажу им свою историю.
  Люди больше не верят в сказки, а они есть. Совершенно точно, герои всех сказок существуют в обычном мире. Пусть и без всяких магических способностей, но они есть.
  
  -Вот Лена, вот же ведьма. - Уже в который раз повторяла Настя.
  Зачем она говорит это мне уже сотый раз, остаётся загадкой. Может она думает, что у меня со слухом или восприятием проблемы? Хотя, кто знает. Может дело и не во мне.Мало ли, заклятие какое читает, в надежде на то, что Лена в жабу превратится. Надо бы сказать Насте, что б прекращала зря напрягаться, похоже у Лены от рождения к всякого рода порче иммунитет.
  Не любила Настя Лену, ой как не любила. Особенно последние две недели. Дело в том, что Лене начал активно оказывать знаки внимания Глеб, столь обожаемый и лилеемый Настюхой. По мнению Насти виновата была несомненно сама Лена. Сам же объект мечтаний Настю в упор не замечал. По мне так виноват Глеб. Лично для меня всегда и во всем виноват он и только он.
  
  Антипатия к данному субъекту зародилась практически в начале моего обучения. Встреча, та самая знаменитая, у нас с Глебом произошла в столовой, где пару ребят вешали какой-то стенд. Впервые увидив его, я уже собралась активно пускать слюни. Не в прямом смысле слова, нет. Он действительно был чертовски обоятелен и красив. Но спустя секунды я нашла куда более подходящий предмет моего слепого обожания. Двоюродный брат Глеба. По-моему тогда мне впервые довелось влюбиться. Это был как гром или любое другое метеорологическое явление. Егор стал для меня эталоном мужской красоты и силы.Тогда он подошёл ко мне. Сам! Он спросил о том, что тут делает такое прекрасное создание и почему он раньше не имел радости меня видеть. Я буквально растеклась лужицей у его ног, от таких комплиментов. Всю прелесть момента прервал наглый и хомоватый голос:
  -Подожди полчасика, дай девочки отойти от пережитого шока, с ней похоже впервые заговорил кто-то противоположного пола.
  Тогда я ещё не знала Глеба. Да я и сейчас предпочла бы его не знать. В любом случае момент был упущен. А прекрасный блондин Егор на посдедок улыбнувшись мне, пошёл доделывать начатую работу.
  -Эй, ты не померла ещё от эйфории?
  Ужасный брюнет Глеб, потянул ко мне лапу с неясными и достаточно смутными намерениями. То ли по щеке хотел потрепать, то ли дать оздоровительную оплеуху. Но приносить брюнету такого удовольствия я не стала, перехватила пальцы на пол пути к моему лицу и свернула те. Раздался приятный для души и ушек хруст. Он красочно выругался, но руку к сожалению отнял очень быстро. Вот так и произошло наше знакомство. Уже года полтара я всё ещё надеюсь познакомиться ближе с Егором, но Глеб уничтожает любую надежду на это. Где бы я не застала Егора одна, там практически тот час материализуется Глеб. Своими шутками и язвительными замечаниями убивает надежды на длинную и сказачную любовь. Так, что моя антипатия вполне заслуженна.
  
  Глеб с Леной о чём-то мило беседовали. Не желая больше смотреть на сладкую парачку, я пошла к выходу из аудитории. Мало ли. Вдруг Егора встречу.
  Егора я так и не встретила, лишь одиноко брела по коридорам третьего корпуса. Но увы, счастье долгим не бывает...
  
  -Саркастик, если ты и дальше будешь изображать из себя приведение, то прогул тебе явно обеспечен. - Субъект под именем Глеб Шигин стоял в пару метров от меня.
  
  Имя Саркастик, я получила уже давно. Где-то после третьей или четвёртой нашей встречи. Будучи не совсем лояльной по отношению к Глебу я максимально язвила и издевалась над данным субъектом. Не то, что бы он молчал в тряпочку или всё прошал. Совсем нет. Но почему-то именно мне приписали имя Саркастик. То есть если где то, вдруг кто-то спросит где я. Вопрос будет звучать так "Где Регина, ну та, что Саркастик?".
  С этим я ещё кое-как да смирилась. Хотя и был отдельный пунктик, нелюбви к Глебу и из-за это. Но то как эта сволочь называла меня в некоторых ситуациях, просто взрывало мой мозг.
  Рукопопик. Это же надо до такого додуматься. Подлец!
  Его удача лишь в том, что кроме него меня никто так не называл. Иначе прибила бы к чёртовой бабушке.
  
  -С каких пор тебя волнуют, мои посещения и пропуски, а Белоснежка? - Я склонила голову к плечу и издевательски улыбнулась.
  
  Белоснежкой он конечно не был. Но его любовь к белым вещам, дала мне весьма хороший повод, закрепить за ним эту кличку. Что так же не могло не радовать, так это то, что ей пользовались многие. Хоть за глаза, но всё же. Он ухмыльнулся в ответ.
  
  -Мне на рукопопиков наплевать. Но так как вы вымирающий вид, преподаватель настоятельно просил вернуть тебя в аудиторию. Кроме меня, увы никто не рискнул. Бояться твоего чёрного магнетизма. Уже привыкли, что рядом с тобой происходят катастрофы разного масштаба. - Шигин развёл руками.
  Глянув на моё озлобленное лицо, засмеялся.
  Так Регина, успокойся. Просто молча пройди мимо этого придурка. Я так и сделала, но увы не смолчала.
  -Да пошёл ты, Шигин. - Его фамилюю я буквально выплюнула.
  Не ожидая его дальнейших слов и действий, толкнула в плечо и поспешила подальше, в надежде на лёгкое избовление от этой проказы. Надежда покинула тогда, когда я уже удачно добралась до лестничного пролёта.
  -Постой, я ещё не закончил. - Меня нагло ухватили за локоть.
  -Нам не о чём разговаривать Шигин. Я не собираюсь тратить на тебя, недостойного, своё хорошее настроение. - Потянув на себя конечность, я сделала шаг на лестницу и поняла, что это весьма опрометчевый поступок.
  
  Шигин, всё это время держащий мою руку не ожидал такого подвоха. Не знаю, что именно повлияло на дальнейшие события... То ли только недавно помытый пол, был ещё скользкий, то ли я слишком сильно дёрнула руку, то ли Шигин дебил. Я склоняюсь ко всем трём вариантам. Но суть такова, мы начали падать. Точнее я, а Шигин которую так и не отпустил мою многострадальную конечность, завалился за мной.
  -Ааааа! - Мой вопль думаю услышат многие. А вот мат Глеба в процессе падения, только я.
  Хорошо хоть ковёр на лестнице, подумала я перед крепкими объятиями с деревом.
  
  Спустя 30 секунд.
  
  Не знаю как и с помощью какого чуда я не ударилась об деревянные лестницы.
  Хотя точнее знаю, но как именно он это сделал, загадка.
  В самые последние секунды я оказалась прижата к телу Глеба. Нет, мы упали. Но только почему-то я оказалась на нём и падения практически не почувствовала. Говоря точнее, я проехалась на Шигине по всему пролёту. Теперь мы лежали на лестничной площадке.
  -Ты живой?- Тихо спросила я Шигина, преподнимаясь. Он глаза открыл, точнее глаз. На меня глянул. Опять закрыл.
  Ясно. Меня мысленно убивают. Не желая давать повод убить меня наяву, я попыталась ретироваться с места нахождения.
  Местом нахождения был Глеб.Я уже встала с него, когда...
  -Регина, Глеб, что вы себе позволяете? - От неожиданности заданного вопроса, я плюхнулась на место.
  -Твою.....- Застонал подо мной Глеб.
   Ой, меня кажется прибьют.
  -Я нечаянно.- Искренне заверила я матерящийся объект.
  Шигин глаза открыл.
  Оба. Глянул тяжко-тяжко.
  -Тогда будь так добра, встань на этот раз аккуратно, дабы оставить мне хотя бы призрачную надежду на то, что у меня всё же будут дети. - Кажется я покраснела, но просьбу выполнила.
  Шигин облегчённо вдохнул.
  Виталий Дмитриевич, всё это время наблюдавший за нами, сочувствующе глянул на Шигина и улыбнулся.
  Похоже он понял, что разврата тут никто не устраивал. Подойдя ближе он протянул руку Глебу. Тот помощь принял.
  -Глеб, вы в состоянии выполнить моё поручения или мне попросить кого-то другого? - О чём именно они говорили я понять не смогла. Шигин только кивнул. - Ну что ж, тогда вам вдвоём стоит поспешить. На счёт занятий можете не беспокоится, я обо всём договорился.
  -Хорошо.
  Глеб схватил меня за руку и потащил вниз. Я кивнула преподавателю, не до конца понимая куда меня тащит Шигин.
  -Куда мы идём? - Я протянула свою руку, в надежде вернуть конечность.
  -Не смей. - Взволнованно приказал Глеб. Первый раз вижу, что б Шигин волновался. Он глянул на мою руку. - Сначала мы спустимся, а потом поговорим. Я не собираюсь делать второй марш-бросок по лестнице, до сих пор не уверен, что после первого мои кости остались целы.
  Спустя минуту после этого Глеб отпустил мою руку и развернул к себе.
  Ещё и шаг назад сделал. Похоже для собственной безопасности.
  
  В общем-то он приувеличивал. Конечно будучи уже взрослой девушкой, я порожала всех, своим умением попадать в разные переделки, с завидной регулярностью и прогрессирующей катастрофичностью. Зачастую, инициатором переделки, была я. В редких случаях это была жизнь и злой рок. Сегодня был один из этих редких случаев. И их было не так много по сути. Просто иногда были дни, когда мне не очень везло. Кто ж знал, что сегодня будет именно так. Прервав мои размышления Глеб начал говорить.
  
  -Ты знаешь о мероприятии запланированном на завтра? - Я кивнула. Завтра дискотека. Естественно я знаю. Глеб продолжил. - Так вот, сегодня мы должны сеъездить и договориться с ди-джеем, а потом купить цветов, для нашей заведующей, билеты в оперу на завтра и какой-нибудь подарок в честь праздника. Что б её голову не посетила идея остаться на тусу. Вопросы?
  -Виталий Дмитреевич...- Я не успела закончить, Глеб и так понял направление моих мыслей.
  -Официальная причина. У заведующей послезавтра день рождение и коллектив преподавателей решил сделать ей подарок. Идею подкинули мы, но им об этом знать не стоит. Ещё вопросы?
  -Причём тут я ?Поезжай один.
  -Я совершенно не разбераюсь в опере. Цветы ещё куда не шло, можно купить любой веник, но по мнению коллектива их должна выбрать именно тонкая женская душа. - На словах "тонкая женская душа" он ухмыльнулся. - Со мной хотела поехать Лена, но у неё и так проблемы с предметом. Собственно они у всех, кроме вашей старосты и тебя, но она на отрез отказалась пропускать занятия. Вот и решили, что поедешь ты.
  -Я тоже на отрез отказываюсь. - Скрестив руки на груди, я посмотрела на Глеба. Даже то, что он спас меня от сомнительно радости, в виде сломанного позвоночника, не прибавляло ему достаточно баллов, что бы я согласилась пойти с ним куда-либо.
  -В принципе, у тебя есть выбор. Вернуться на лекцию и разочаровать, столь обожающего тебя, Виталия Дмитриевича или же идти со мной. - Как-то не совсем уж красочно описал он мне возможность выбора и перспектив.
  Я задумалась, серьёзно задумалась. Обижать преподавателя, который и правда меня любил, не хотелось. Как и идти куда-то с Глебом.
  -А может ты..
  -Нет. - Даже не дослушав отказал Глеб. - Если цветы я выбрать смогу спросив у консультанта, но уж опера явно не моё. Не то что бы широк выбор оперных выступлений, но он всё таки есть. Ещё и падарок нужен какой-то. Врядли ей понравится стандартные подарки которые я дарю девушкам. Хотя кто знает, может красивое бельё или абонимент в фитнес придётся ей по вкусу. - Он хмыкнул.
  Вспомнив габариты нашей заведующей, я тоже отказалась от этой идеи.
  -Как вообще получилось, что у нас сегодня совместная пара? - Я задала последний интересующий меня вопрос.
  -Чудеса. - Глеб хмыкнул.- У нас преподша болеет.
  Эх. Он убил веру в чудо.
  
  
  Глеб
  
  Наверно самым опрометчивым поступком в его жизни, было взять это "горе" с собой. Его фортуна просто не в состоянии была справиться с её злым роком. Поистине, это было удивительно. Он всю жизнь был везунчиком и удача будто преследовала его практически во всём. Но уже не первый раз оказавшись рядом с этой девушкой, его фортуна убегала сверкая пятками. Конечно не каждый раз такое происходило, такие казусы происходили редко, но весьма плачевно. Регина была нечто. Нечто милое и нежное на вид. Как же обманчив внешний облик.
  Будучи уверенным в себе, самодостаточным, может немного эгоцентричным и без бахвальства умным человеком, он не верил ни в приметы, ни в злой рок. Однако именно она заставила его задуматься о существовании таковых. Рукопопик, так он окрестил её в первый раз, когда она умудрилась опрокинуть на него банку краски. Честно говоря, наружу рвалось куда менее ласковое слово, но сделав скидку на то, что она девушка, обошёлся и этим. Как оказалось, зря.
  Не девушка она, нет. Она ходячее бедствие. Глеб конечно понимал, что в восторг от такого имени она не придёт, но оно так хорошо охарактеризовывало все грани её руко*опства. Что греха таить, он специально её задевал. Первоночально она даже понравилась ему. А кому не понравится маленький рыжий ангелочек? Маленькая и хрупкая, едва едва достовавшая ему до плеча, девушка. Изящная, так по-моему он её охарактеризовал. Ладная фигурка и прекрасное личико. Увы не всё было так гладко. Увидев её полный обожания взгляд направленный на его брата он немного разозлился. Совсем чуть-чуть. За что ему чуть не вывихнули тогда два пальца. Вот тебе и изящный ангел.
  
  Дальше было еще интересней. Его весьма веселила реакция Саркастика, когда та всячески пыталась познакомиться с его братом Егором. А он всячески мешал этому процессу. Зачем он это делал было загадкой для всех троих.
  В итоге он был больше чем уверен в том, что Регина списала это на простое издевательство.
  А Егор, на его полоумное состояние, но и настаивать тот не стал.
  Уж больно мало его интересовала сама девушка. А раз уж у него, у Глеба новый предмет его веселья, то пожалуйста.
  Он сам долго искал причину. Пока в один день не понял ту. Всё было банально просто и глупо. Глеб не решил "оставить малышку себе", как первоначально предполагал Егор. Вовсе нет. Он просто её пожалел. Как сейчас он помнил тот момент.
  
  Осень уже подходила к концу. Середина октября, а уже выпал снег. Погода была ещё достаточно теплой и снег не ложился на дорогу хлопьями, он тут же таял. Слякать и грязь, кусачий ветер. Всё это, не то, что бы располагало к хорошему настроению с утра. В такую погоду в институт никто не спешил. Проходя по коридорам корпуса, он наблюдал за кислыми лицами студентов. Все как один жаловались на погоду. Лишь за несколькими исключениями которым похоже было всё равно. Уже практически добравшись до своей аудитории он заметил, знакомую красно рыжую шевелюру. Она сидела на подоконнике. Он уже собирался подойти и по привычке потрепать ей нервы, но остановился...
  
  Она улыбалась. Высунув руку в окно, поймав рукой снежинку, поднесла практически к носу и улыбаясь рассматривала ту, и так ещё пару раз. С детским восторгом она ловила те, а потом обследовала их. Руки у неё были в серых варежках. Сама она была в таком же цвета пальто. Серый ей совершенно не шёл. Ей подходили яркие цвета.Так он понаблюдал пару минут, опоздав на пару, да и она похоже не спешила. Тогда он и понял причину такого своего поведения. Это было восхищение. Она никогда не растраивалась и не грустила. Он вспоминал все их встречи с самого начала. Улыбка практически не покидала её лицо. Хотя он знал, что девушкам растущим без материнской ласки и любви, вряд ли приходится легко. Глеб сомневался, что её отец, один из лучших адвокатов их города, чем то обделял единственную дочь, но отец, все же не мама.
  Она была другой. Как можно быть столь жизнерадостной и весёлой при таком раскладе, он не знал. Вслед за восхищение, пришла и жалость. Не то, что бы к ней. Скорее к тому, чем она может стать.
   Глеб понял тогда, что не хочет, что бы она перестала быть такой. Весёлой и улыбчивой. На свете и так, не много таких людей. Регина хоть и могла профессионально выносить мозг, но вместе с тем она ужасно забавляла. А исчезни эта мелкая пакасть с его дороги, на одну серую полосу в его жизни стало бы больше. То, что в ней сломается её открытый и добрый взгляд на мир, после разрыва с его братом было однозначно, как и то, что этот самый разрыв произойдёт, через недели две, максимум месяц. Егор не любил такой тип девушек. Его привлекали страстные, пошлые, эгоистичные, самоуверенные и дерзкие особы.
  Ей такие качества были не свойственны. Да у неё был темперамент и пыл, самоуверенность и язвительность. Но в сравнение с девушками Егора, она монашка. Вот он и решил всячески оберегать её от брата, а точнее его от неё.
   Конечно, скрыв свои благородные порывы. Не за чем ей о них знать.
  Такой тип девушек предпочитает жить если не в розовых облаках, то хотя бы в сказках. Вот пусть и живёт, всё равно ведь переболеет.
  А дальше, если не дура, то поймёт, что от таких парней ей надо держаться подальше. Не вечно же ему её оберегать.Через пол года она и вовсе исчезнет из его жизни.
  
  
  Регина
  
  Я сижу, я не мешаю, я молодец, я не двигаюсь. Всё достало! Я уже 10 минут сижу и не двигаюсь, это совершенно мне не свойственно. А всё этот дурацкий Глеб! Он дурак, а я страдаю. Вывел меня в феврале месяце без куртки на улицу, потом сам за ней и побежал, а меня в машине оставил.
  "Сиди молча, не двигайся , а лучше вообще не подавай признаки жизни". Вот я и сижу не двигаясь, не падаю признаки жизни и вообще дышу через раз. Окна танированные, водитель эвакуатора меня явно не видит. Кто ж виноват, что Глеб машину парковать не умеет? Вот уже меня поднимают на эвакуатор, ну меня с машиной. Я сижу, не падаю признаки жизни, я вообще девочка послушная. Чувствую, если Глеб не появится, со штрафстоянки ему придётся забирать не только машину, но и меня. Всё, я уже на эвакуаторе, точнее машина, а я в машине.
  О, вот и Глеб. Стоит у выхода и смотрит офигевшими глазами на машину. Пришёл в себя, побежал, подбежал, начал орать на водителя эвакуатора.
  -Вы припарковались в неположенном месте. - Последовал спокойный ответ.
  -Да я всегда тут паркуюсь. Для вашего же блага лучше спустить машину сейчас же. - Вроде Глеб, а ощущение, что Иванушка, зачем же угрожать-то?
  -Значит вы утверждаете.. - Мужчина угрозу похоже воспринял и не заметно нажал на кнопку рации прикрепленную к ремню брюк.
  Это для Глеба незаметно, а мне вот отлично видно.
  -Так всё, плевать на машину, сами же потом привезёте. Где девушка? - У меня аж на сердце потеплело, надо же волнуется, а я...- Мне эту козу рогатую ещё прибить надо. - Потеплевшее сердце резко остыло, а благие намерения сразу же исчезли. Сволочь!
  -Какая девушка? - Мужчина удивлённо приподнял брови.
  -В машине была девушка. - Взъерошив волосы, Глеб тяжко глянул на мужчину.
  -Я никого не видел.
  -Ясно.
  Глеб больше не стал ничего говорить, в один прыжок оказался на эвакуаторе, открыл дверцу и вытащил на божий свет меня. Вытащил как собаку, методом хватания за шкирку.
  Ну с...волочь, ты ещё за это ответишь! Даже то, что меня потом бережно подняли на руки и со мной на руках спрыгнули на землю, не спасёт от моей мести.
  Уже оказавшись на твердом асфальте увидела подъезжающий наряд милиции. Машины было две. Ну берегись Глеб, тебе капец.
  
  Глеб
  
  Господи, что за рыжее несчастье упало на его голову? Все четыре с половиной года парковался на этом месте и ничего. Посадил её в свою машину и бац, нарушение. Мало этого так ещё сидит и не падает признаков жизни. Конечно, стоило быть немного нежнее, но бурлившая злость, не располагала к этому.
  А злился он на то, что теперь придётся наведываться в участок, что б его машину вернули на место и ещё причислили к "неприкосновенным".
  Можно было бы и просто позвонить. Его отец куда быстрее смог бы замять этот вопрос, но просить его о такой мелочи, это значит наплевать на все четыре года своих стараний. Он всего сможет добиться сам.
  
  К тому моменту, когда он спустился с ней на землю эмоции вернулись под контроль. Странно, что всё это время она молчала. Ах, да. Она же выполняет его просьбу. Интересно надолго ли её хватит? Судя по сверкающим, праведным гневом, глазам, нет.
  Он уже собирался было извиниться за свою грубость, как во двор, находившийся через двор от их университета, заехали две патрульные машины.
  Наивным он не был, оценил злой взгляд водителя эвакуатора направленный на него и понял две вещи. Ментов вызвал он и вызвал по его душу. Ладно, придётся пользоваться связями брата. Он куда лучше него "знаком" с представителями правоохранительных органов. В конце-то концов, от помощи брата он не отрекался. Надежду на лёгкий исход разрушила мелкая пакастная нечисть.
  Когда четверо "представителей власти" оказались на расстоянии двух шагов от них, она практически заорала.
  -Нет!! Прошу..прошу не отдавай меня им! Я же сделала все, что ты сказал. Я отнесла те таблетки! Ты же обешал, что отпустишь меня. Прошу..прошу..прошу... -Неожидавший такого поворота событий Глеб, чуть было не уронил, хрупкую ношу. Хотя куда там, "хрупкая ноша" намертво вцепилась в него и продолжала орать ему это всё уже в ухо. Боязнь за своё здоровье была настолько велика, что он попытался скинуть с себя орущую девушка. Попытки не увенчались успехом. Регина ещё сильнее обхватила его за шею, а ногами за торс. Он уже всерьёз задумался о том, что бы просто плюхнуться на неё сверху, лишь бы не слышать этот вой.
  В этот момент правоохранительные оргоны все же перешли к своим непосредственным обязанностям.
  -Немедленно отпустите девушку! -Заорал на него мен...милиционер.
   Да он бы с радостью.
  -Я её и не держу! - Глеб попытался отцепить от своей шеи лапы этого чудовища, ключевое слово "попытался"...
  Спустя минуты борьбы, общими усилиями они всё же оттащили Регину от него. Царапины оставленные рыжей бестией на шее, начали саднить. Само же чудовище успокоилась и даверчиво прижалась к одному из милиционеров, глазами котика Шрека, уставившись в его лицо.
  Оболдевший от такого поведения Глеб, шагнул в её направлении, но тут же ему перекрыли дорогу и мало этого наставили дуло пневматического пистолет прямо в голову.
  -Вам придётся проехать с нами в участок.
  Краем глаза отметил злорадную усмешку Регины и довольный насмешливый взгляд.
  Прибьёт. Сам. Собственноручно.
  
  
  -То есть, вы утверждаете, что не давали девушке никаких таблеток?
  Если он не ошибается, этот вопрос ему задавали уже восьмой раз. Интересно, господин уважаемый следователь сомневается в его возможностях восприятия или сам умом не блещет? Если брать в расчёт тот факт, что с восприятием у него всё хорошо... Стоит ли посвещать мужчину в то, что его интеллектуальные способности не отвечают нужным стандартам? Пожалуй, нет.
  -Если "Холс" относится к наркотическим препаратам...
  -Значит вы всё же давали пострадавшей..
  -Бл..."Холс"- это леденец с ментолом! - Зло ответил он, замечая переход мелкой заразы из "задержаной" в "пострадавшую".
  Уже 15 минут, его убеждают в том, что он наркодилер, сутенёр и маньяк.
  Его же опровдания совершенно не воспринимаются, к довесок ко всему забрали телефон. Ни брату позвонить, ни отцу. Сам он в таких кругах влияния не имел. Пока они разберутся, чей он сын, пройдёт немало времени. Не зря Егор говорил, "хочешь начать своё дело, найди крышу". Он бл.. такой самоуверенный решил, что пока рано. Вот сидит теперь, как дебил и на него вещают хрен знает что. Можно было бы позвонить знакомым, но это другой город, пока там разберутся, да и телефон забрали, мляяя....Как же можно было так лохануться, что б отдать свой телефон и спокойно сесть в машину? Тем более право на звонок ещё никто не отменял. Не иначе как рыжее чудовище повлияло и её тёмный магнитизм. Вот и будет сидеть, как дебил, пока они не установят всю его родословную. В дверь постучали.
  -Входите.
  -Доброго дня, Петр Семёнович. - Глеб развернулся и поблагодарил небо за то, что его фортуна ещё при нём. Похоже ему не придётся убивать тут ещё пару часов.
  -Здравствуйте, Егор Александрович. По какому поводу неожиданный визит? Я сейчас немного занят, но это буквально на пять минут...
  -Я пришёл именно по поводу вашей занятости. Мне хотелось бы знать, по какому праву задержан мой брат?
  -Ваш брат?
  
  .......
  
  -Мне бы хотелось выслушать и гражданку Корсову, это лишь простая формальность..
  -Лично я не против. Думаю мой брат так же не возражает.
  Глеб просто махнул головой в знак согласия.
  Этот цирк уже порядком надоел, идиотизм, полнейший.
  
  .......
  
  -Вы утверждали, что гражданин Шигин давал вам таблетки.
  -Ну да, таблетки "Ношпы". У меня голова болела.
  -Но вы сказали, что кому-то их отнесли.
  -Да, на нашем потоке ещё у троих голова болела.
  -Вы сказали, что он обещал отдать вас под суд, если вы не выполните его поручения.
  -Какой суд, о чём вы? Он сказал, что если я буду плохо себя вести то он отдаст меня бабайке. Вы видели ваших сотрудников, лица кирпич, чем не бабайки? Я испугалась, что они заберут мой шоколад и отключат интернет.
  -То есть, вы хотите сказать, что в свои не полные восемнадцать, вы верите в бабайку?
  -А вы что не верите!? - И голос такой испуганный-испуганный.
  -Всю дорогу вы вели себя странно. Распевали песни, глупо улыбались и задавали неуместные вопросы сотрудникам милиции.
  -Это кто вам такое сказал!? Я просто спросила, считают ли они, что крокодил Гена на самом деле отец Чебурашки и просто выразила своё мнение о том, что у Гены была запретная связь со слоном, в последствии чего плодом их любви стал Чебурашка, а во избежания позора, дабы не чернить свои имена они скрыли последствия той единственной ночи. Кстати как вы думаете, слон был коричневый или это просто африканские корни?
  
  Егор сидел на диване и его плечи поддрагивали в беззвучном смехе. Честно говоря, он и сам едва сдерживался. Вся злость мигом испарилась стоило ей начать отвечать на вопросы следователя. Так виртуозно выйти из щекотливой ситуации, при этом ещё сделать других виноватыми. Явно чувствуется воспитание отца адвоката.
  Увидев Егора, Регина заметно повеселела. Прям ангел во плоти, ага, рядом с Егором. Идеальные манеры, прекрасное поведение, добрая улыбка и маска непонимания данной ситуации на лице, не придерёшься.
  Никогда бы он не подумал, что она так меняет облик. Главное не назовешь её лицемерной или двуличной. Скорее всего это такой странный вид скромности, который проснулся у неё при виде Егора.
  Вообщем спустя какие-то десять минут их отпустили с благословением в дорогу. Егор оставил их почти сразу, что сразу же отразилось на настроении Регины. В миг опустившиеся плечи и погрусневшее лицо.
  Порывавшегося на прощанее поцеловать ручку Регины, Егора он остановил плечом.
  Не нужна ей эта минутная заинтересованность. Пусть ищет другой объект для игры.
  
  Регина
  
  Операция Ы, довести плохого Глеба, до хорошей истерики.
  Пока этот полуубогий выбирает цветы, привязав меня собственным ремнем от брюк к колитке магазина, я решала, как именно стоит отомстить мерзопакостному парню. Вон тот милый байкер, явно оказался к месту.
  
  Глеб
  
  Выходил из ларька Глеб в приподнятом настроение, всё же купить шикарный букет красных роз в начале февраля, это удача. Вот даже Саркастику кактус захватил. Собственно, счастье было не долгим. Регина, привязанная к колитке ограждающей дворик магазина, мило краснела и улыбалась бугаю в разы привосходившего её в росте. Стоило ему подойти ближе, как он уловил фразы этих двоих.
  -..знаешь рыло у тебя тоже ниче так, ярое и пакли зашибись. - Этот **** рукой заправил ей выбивщуся прядь за ухо. Девушка мило покраснела.
  -Спасибо, красивая говоришь? Это так мило.
  Глеб аж замер. Нет, ну б.., он значит говорит, что у неё глаза красивые, он примитивый, а этот лицо рылом обозвал и с**а бог комплиментов.
  -Давай я руки тебе порежу? - Вытащив тисак в размер ладони Глеба, байкер поднес к Регине.
  -Подожди, стой! Я не уверена, что ты достаточно правильно сформулировал свою мысль, по крайней мере я на это надеюсь!
  -Чё? Ты не очкуй, я ж аккуратно, всё будет на мази! - Злость Глебо смыло, а вот веселье проберало через край, будет урок Рыжей.
  -Стой, не надо! Очкууую! - Регина завала раненым зверем, а Глеб ели сдерживался, что бы не засмеяться и не бежать спасать своё горе. - Глееееб! - Вот теперь пора.
  Пройдя ещё пару шагов, Глеб оказался в поле их видимости.
  -Подержи, смотри не помни. - Он вручил, ничего не понимающему, парню кактус и розы. Быстро освободив Регину, осмотрел с ног до головы, на наличие ран, царапин и брака, таковых не наблюдалось.
  -Ооо, класс, теперь цыпа свободна. - Радостно заулыбался байкер. Глеб забрал у него цветы, попутно удивляясь, что такие "уникумы" сущестуют не только в телесериалах.
  -Подержи и ради Бога, умоляю, не помни, не плюй, не сожги, не выкинь, не съешь. Просто держи! - Глеб с отчаянием отдавал цветы Регине. Взяла она их быстро.
  Развернувшись он со всего маху, зарядил по челюсти надоедливого ухажора, кулаком.
  -Найди себе своё горе, это со мной. - Ухватив девушку за руку он потащил к машине.
  -Глеб! - Регина дернула его за руку.
  Вовремя честно говоря, иначе бы удар по голове, он бы пропустил, как оказалось мужика такой расклад не устраивал.
  От следующих двух ударов он тоже увернулся, а вот третий пришёлся ему по скуле. В массе его соперник превосходил, а вот в скорости нет, так как тоже пару боковых пропустил.
  Наверное, это длилось бы долго, если не одно ходячее что-то.
  -Сёма держи! - Крик Саркастика отвлёк обоих.
  Регина кинула кактус в не удачливого ухажора. Сёмой оказался к счастью не Глеб.
  А Сёма держал, держал кактус и не горшок от кактуса, как и следовало бы, а сам кактус.
  Глеб поразмыслил над скудоумием оппонента в последующие 32 секунды. Наверняка, это время показалось Сёме худшим в его жизни. Дело в том, что кактус Сема поймал, выронил, выронил на ногу, горшок об ногу разбился, прыгать на одной ноге начал, материться на пол улицы, так, что все из магазинов повыбежали, об бардюр споткнулся, упал на пятую точку, ей хорошенько приложился, руками взмахнул, горшок с искусственными цветами задел, тот на голову ему и упал, Сёма равновесие потерял, на спину слёг, но ещё и головой задел чью-то коляску, та в движение и пришла, по пути снесла, стоящий на улице, манекен с цветами в руках и вывеской магазина, манекен не выдержал и грохнулся на Сёму, на очень важную часть Сёмы, тот в последнем своём рывке и отчаяние схватился за отбитую часть и застонал.
  - Забирай! - Скорее всего это было адресовано Глебу, по отношению к Регине.
   Но счастье Сёмы было не долгим, к Сёме подбежала мамаша ребёнка находившегося в коляске и со словами, "ах ты паразит" сумкой ударила его по голове, сознание Сёму покинуло.
  Он глянул на Регину, прижимавшую к себе букет роз, истерично улыбнувшись, она выдала пожалуй самую умную свою идею за день.
  -Валим!?
  Машина Глеба осталась на штрафстоянке, но их клятвенно заверили, что она уже через час будет, на том же самом месте, откуда была эвакуирована. В этом Глеб не сомневался, но увы, остался без машины. Ускользнув от места позорного и весьма болезненого падения незадачливого байкера, Глеб быстро поволок Регину в автобус, не став дожидаться такси. Собственно и тут, проявился особый чёрный магнитизм, рыжей ведьмы.
  *****
   Автобус был забит под отказ и их буквально облепило со всех сторон.
  Регину бы однозначно вытоптали, если бы не высокий парень, вплотную прижавшийся к её спине, старательно отгонявщий всех, подальше от маленькой девушки. Регина наплевав на все нормы приличия, сама чуть ли не сливалась с парнем, лишь бы не быть затоптанной массой народа.
  -А ты удобный. - Прокомментировала Регина вслух свои мысли.
  Глеб сначала не совсем понял значение её слов и решил немного поиздеваться над девушкой.
  -А знала бы ты какой я удобный в других обстоятельствах, в приватной обстановке. - Последние слова, он буквально прошептал ей в ухо, хотя для этого и пришлось немного наклониться.
  Регина, жутко смутившись глупости своих слов, и в уме окрестив себя безмозглой, попыталась отдалиться от парня, и от шекотливой ситуация в целом. Его близость вдруг стала смущающей.
   Почувствовав телодвижения девушки и разгодав её намерения, Глеб звонко рассмеялся.
  -Стой на месте коротышка, ведь затопчут. Я не хочу потом оправдываться перед твоим отцом. А то ведь ещё заставят подписать бумаги, об умышленном убийстве. - Он опять рассмеялся, свой шутке и рукой потянул Регину обратно к себе. Обстановка разрядилась.
  -Во все я не коротышка, у меня рост между прочим метр шестьдесят один. - С гордостью заявила она, считая свой рост достаточным для девушки.
  - Мелковата для меня. - Хмыкнул Глеб.
  - Тебе никто и не отдавал. - Сразу послышался ироничный ответ.
  В такой шуточной обстановке они и ехали дальше.
  
  ****
  Рыжеволосое чудо двигалось по направлению к маршрутному такси и задорно улыбалась ему. Причиной такого её настроение стал, неожиданно, выпавший снег. На удивление спокойно они приобрели билеты в оперу, что самое удивительное им никто не помешал, не было огромной очереди, кассир была милой добродетелью и в конце-то концов на них даже метеорит с неба не грохнулся. Глеб быстрым шагом догнал свою зазнобу.
  -Регина стой.
  Скорее от удивления, чем от прозвучавшей просьбы она остановилась. Не так часто он называл её по имени.
  -Глеб? - Она обратилась к идущему парню.
  Он на ходу растягнул пальто и что-то извлек из внутреннего кармана. Регина уж было грешным делом подумала, что это нож. Мало ли прирезать решил, но оказалось, что это всего лишь перчатки.
  -Одень. У тебя уже руки посинели.
  Без лишних слов он сам стал натягивать на её маленькин ручки перчатки, попутно пальцами растирая ледяную кожу. Однозначно они были ей велики в раза два, а то и больше, но это явно было лучше чем ничего. Осмотрев свою работу он остался доволен. Поразмыслив секунду он пришёл к ещё одной гениальной идее. Стянув с себя шарф, он протянул руку к молнии от её куртки с явными намерениями растегнуть ту.
  -Постой! А как же ты? - Регина с удивлением смотрела на парня.
  -Не помру не бойся, я бывал в местах и по холоднее и куда менее тепло одет, нежели сейчас. - Глеб улыбнулся девушке, даже стоя на бардюре она была ниже него.
  Потянув язычок молнии вниз, Глеб опустил его до середины. Как можно быстрее он обмотал шею девушки. Нечаянно, холодными пальцами задевая теплую кожу её молочной шеи, от чего девушка мельком вздрагивала. Приподняв шарф так, что бы тот закрывал и её ушки с ртом, чуть ли не до мелкого носика, он застягнул молнию, оставшись довольным проделанной работой. Теперь уверенный, что ей не грозит холодная смерть он двинулся дальше. А немного озадаченной Регине пришлось его догонять.
  
   Большой мегаполис сразу же привлек Регину яркими вывесками и предлагаемыми скидками. Глеб оспаривать решение не стал ибо и сам надеялся найти там подарок заведующей. Попросив приглядеть за цветами на кассе первого этажа, они двинулись в путь.
  Впервые в жизни Глеб осознал, что именно подразумевает из себя шоппинг с девушкой. Они бегали с одного этажа на другой, с одного отдела в следующий, за бутиком бутик в поисках "идеального" подарка. Пока не случилось страшное, они попали в магазин сладостей.
  Увидев, заблестевшие в предвкушении, глаза Регины он понял, так просто они отсюда не уйдут. Белоснежная улыбка в 32 зуба и сияющие от восторга глаза растопили его сердце.
  Если уж это её счастье, он не считал себя вправе его отнимать. Магазин по нынешним стандартам был очень большой, разделен на два этажа и напоминал чем-то сладкую фабрику или же ярмарку..
  Охота за "вкусняшками" началась.
  
  ****
  Регина со знанием дела подошла к кассе и попросила какую-то карту к аппаратам. Кассир дружелюбно улыбнулась и спросил о том какой им установить лимит. Регина полезла в рюкзак всё это время находившийся у неё на спине, как он понял в поисках кошелька. Оценив её задумчивый взгляд он понял, что сегодня в её планы поход сюда не планировался и наличных у неё с собой было не много.
  Не то что бы он вообще собирался позволить ей заплатить, но шанс выйти сейчас в её глазах супер героем подарив ей карточку, он оценил.
  На стенде позади кассы были указанны цены на карты и возможности при приобретении той или иной карты.
  -Нам золотую пожалуйста. - Он протянул девушке кредитную карту оплачивая покупку.
  Регина к этому времени уже нашла кошелек и собиралась назвать лимит карты. Но увидев то, что Глеб уже сделал выбор осеклась. Потянув парня за куртку на себя, она заставила его пригнуться.
  -Глеб у меня с собой только полторы тысячи, а эта стоит пять. Скажи, что ошибся, а то денег у нас не хватит. - Шепотом произнесла девушка, пытаясь сохранить в тайне их положение.
  
  Не удержавшись Глеб громко рассмеялся и посчитал этот её поступок просто невероятным для девушки.
  Дело в том, что отдав деньги за белеты в опере. Он пошутил о том, что денег им только на автобус и хватит. И вправду наличных денег у него не осталось, но на карте было столько, что хватило бы съездить на Мальдивы и отдохнуть там с шиком. Вот он и думад сцапать Рыжую и рвануть на курорт в качестве благодарности за её заботу. Только вряд ли она будет счастлива узнав о его планах и совершенно уж точно, не согласится куда-либо с ним ехать.
  Другая наверняка уже смотрела бы на него как на ничтожество не способное оплатить утехи девушки, а эта нет, ещё и хочет спасти его от неловкого положения.
  Забрав кредитку и карту у кассира, он закинул руку на плечо Регины.
  -Приятного отдыха. В связи с наступающими праздником сегодня пройдёт лотерея в 14:00, на третьем этаже мегаполиса, вот ваш лотерейные билет. Регина забрала из рук девушки клочок бумаги. Глеб повел её в глубь магазина придерживая за плечи. Она всё так же удивленно смотрела на наго.
  -Хочешь открою тайну? - Сдерживая рвушийся наружу смех, спросил Глеб.
  -Ага.
  -Есть на свете страшная сила позволяющая мне брать всё что захочу. - Тихим шепотом говорил Глеб, глядя в лицо изумленной девушки.
  -Какая? - Так же тихо уточнила она скклонившись ближе к парню. Её лицо порозовело, губки по детски приоткрылись в удивленной букве "О", а сама она внимательно слушала надеясь на рассказ о колдовстве.
  -Кредитная карта. - Тихо ответил Глеб наблюдая, за тем как удивление сменяет злость. И уже в голос засмеялся, увернувшись от предназначеного ему пенделя.
  
  
  Полтора часа они провели в магазине. Глебу казалось, что даже в детстве он не получал столько удовольствия от похода за сладостями. Его тянули от одного автомата к другому, от глазированного тортика, к мармеладным змейкам. К середине второго часа он уже чувствовал себя набитым всякими шоколадно-мармеладно-бесквитными изделиями. И уже сомневался что к завтрашнему утру не заплывёт жиром. Он никогда не был сладкоежкой и сейчас чувствовал себя набитой до отказа бочкой. Регина же наоборот только входила во вкус судя по её глазам. Глеб только и задавался вопросом как можно иметь такую ладную фигурку при такой любви к сладкому?
   Она пришла через пару минут с чашкой горячего шоколада, кофе и бутылкой гозировки, впридачу с кучей разных упаковок в руках. Присев рядом на скамейку где Глеб попросил тайм-аут.
  -Я принесла тебе попить. Левая моя, правая твоя. Тебе взяла без сахара. Он благодарно кивнул залпом осущив бутылку живительной жидкости, но не притронулся к кофе.
  Регина тем временем запихала запас "вкусняшек" в свой рюкзак.
  -Тут классно правда, даже жаль уходить, но нам пора правда, ещё нужно выбрать подарок заведующей, а денег мы потратил всего половину, ну ничего и да кстати завтра верну деньги за карту, как считаешь может купить ей глобус, она ведь любит путешествовать? - Она говорила кучу не связанных мыслей одновременно и возможно этот трюк и прошёл бы с ним, если бы по опыту он не знал эту хитрость девушек.
   Сначала они говорят тебе всё подподряд и ты ещё не успел анализировать поступившую информацию, как тебя уже пичкают другой, устав от такого напора ты просто киваешь и совсем соглашаешься. Главное не упустить момент, когда они таким же обыденным тоном говорят к примеру "и вот я подумала купим мне шубу" или "любимый, давай поженимся" , а вот может и "кстати завтра верну деньги за карту". А потои опять несут всё подподряд дабы не вызвать подозрение.
  -Нет. - Уверенно ответил он девушке, давая понять, что возражений не потерпит.
  -Ну ладно, не хочешь глобус, тогда можно... - Он перебил, не дав ей договорить.
  -Я о деньгах. Нет и точка. Считай это подарок на новый год с опозданием. - Он повернулся на девяносто градусов и щелкнул опешившую девушку по носу. - Можешь сказать спасибо.
  -Но..- Иронично поднятая бровь заставила её замолчать.
  -Спасибо. - Чмокнув в щеку мужчину Регина поднялась на ноги.
  До нельзя довольный Глеб, поднялся следом.
  Стоило ему подняться на ноги, как кто-то мелкий и проворный практически снёс его. Глеб в непонимании вытащил из-за своей спина(а точне ног) мальчугана лет пяти, подняв того за, как бы это обидно не звучало, шкирку. Мальчуган не растерялся и оказавшись на уровне его лица улыбнулся и обхватив "дядю" руками и ногами, дав понять , что слезать он явно не намерен.
   Ещё больше Глеб опешил, когда к Регине подскочила девочка призывно потянув к ней руки. Рыжая не раздумывая сразу же подняла ребенка.
  -Ты пахоза на маму. - Сказала девочка довольно обнимая, улыбающуюся девушку.
  Да уж, похоже. Глеб согласился с их мнение хотя бы потому, что оба мелких были с огненно рыжими волосами.
  Он уже было подумал, что они родственники Рукопопика, но следующим вопросом она отсеяла этот вариант.
  -А вы откуда такие хорошие? - Регина поцеловала девочку в подставленную щечку.
  В отличии от него, с её стороны явно чувствовалась любовь к детям. В том как она держит дитя, как бережно обнимает и выполняет капризы ребенка. Когда как он сам пытается содрать пацана, не весь как, успешно переместившегосяя и повиснувшего у него на спине. Не желая причинить вред дитю он хотел сделать это аккуратно, но тот явно не собирался покидать облюбованного места.
  -Семейное фото, всем улыбочку. - Мало ему проблем с пацаном, как опять вырисовался этот горе фотограф, который уже сдедал их с Региной целых две фотографии. А она со спокойной совестью отдавала этому шарлатану деньги. Третий раз он его просто прогнал, не желая больше делать "необычные фото влюбленных", необычной там пожалуй была только цена.
  Сейчас он пользовался замешательством Глеба. Все остальные были похоже только рады такому предложению.
  -Улыбочку. - Регина покрепче обняла ребенка и лучезарно улыбнулась, девочка последовала её примеру. Мальчуган тем временем перебрался ему на плечо и обняв, опешившего от "радости" Глеба за голову, заулыбался. Улыбку он не видел но чувствовал что малец явно рад над ним поиздеваться. Щелчок камеры. Глеб от нелепости всей ситуации иронично хмыкнул и язвительно улыбнулся. Второй щелчок. Видимо памятуя, что когда он попытался сфотографировать их третий раз Глеб чуть было его не придушил, он остановился на достигнутых двух фотографиях. Пообещав принести их через пару минут он удалился, а Глеб таки сумел отлепить от себя пацана. Не было похоже на то, что бы парня испугал его взгляд скорее наоборот, развеселил. Так уж получилось что они вновь уселись на скамейку и мальчуган каким-то чудом снова оказался на руках у Глеба. Смерившись со своей участью он не сопротивлялся, а просто наблюдал за Региной.
  -А где ваша мама? - Она улыбнулась девочке.
  -Мама лаботает мельчиназилом в тоооом магизине. - Девочка ткнула пальчиком в магазин напротив.
   Глеб вмпоминал все известные ему языки начиная от жаргона до иностранных, но так и не смог понять или вспомнить профессию "мельчиназила". Регина же кивнула, похоже поняв бладной жаргон дитя. Он даже в гугле ввёл, мало ли что. Но гугл похоже тоже не был в курсах о такой профессии и исправил его запрос, на "мелочи налила". Исправленная версия никак не прояснила ситуации и он обратился за помощью к Регине.
  -Что ж тут не понятного. Мама у них работает мерчендайзером в соседнем магазине.
  -Да, мельчиназилам. - Подтвердила девочка.
  Глеб на пару секунд даже почувствовал себя отсталым.
  -А где работает папа? - С интересом спросила девушка у крохи. Маленькая девочка поникла.
  - Папа даико, на звездатьку поител. Мама сказала он не пьетит, зато он машет на лучкой и мы ему. А есё мама говоит он лядом, тута. - Девочка указала пальцем себе в грудь, в правую сторону, а не как предполагалась в левую. Хотя всё и так было понятно. Мальчик на его руках тяжко вздохнул, не понимая зачем именно, но и не сумев удержаться Глеб погладил его по рыжей головке.
  - Знаешь. А у меня на звездочке мама, они с вашим папой там вместе смотрят на нас. Помашем им? - Регина улыбнулась опечаленной девочке. Та мигом растеряла всю свою грусть и начала махать, мальчик присоединился к ним.
  Глеб чувствовал себя совершенно не к месту. Ему уж махать, слава Всевышнему, было некому.
  -А почему вы тут одни? - Уже повеселевшие дети( Регину он причислил к их чеслу) стали общаться дальше.
  -Мама много лаботает, а мы тут с тётей Людой, она холошая, но мама лучше, она много лаботает. - Теперь отвечал мальчик, как понял Глеб они оба не произносили букву "р". - Она сказала, что если не будет много лаботать не сможет купить нам подалки и вещи. А мы не хотим подалки, мы хотим маму. - Ребенок не удержавшись начал хныкать.
  Он, впервые державший в руках плачущее детя, растерялся, но на помощь ему подоспела Регина. Погладив малыша по голове, она его успокаивала.
  -Ну-ну, что ты, мама ещё обязательно поиграет с вами. Хотете сладостей?
  -Нам низя, тогда у мамы закончатся денюшки и она будет есё много лаботать.
  Глеб чувствовал себя так будто из него только что выбили почву из под ног, а в горле застрял ком. Он вспомнил своё бедное детство, которое провёл в обносках и кусками хлеба с чаем. Посмотрев на одежду малышей он увидел, что та ни раз шита, хотя и была в идеально чистом состоянии. Видно мать заботилась о своих детях. А его мать бросила его на попечение бабушки и свалила с любовником покорять мир. Бабушка же часто недоедала лишь бы прокормить внучка, стирала и штопала вещи, что б тот не был похож на бомжа.
  Такая ли их ждет жизнь?
  -Ну почему же? - Регина прокашлилась видно ком в горле был и у неё. - Вот вам карточка, берите всё что душе угодно, она ваша.
  Глаза у детей засверкали от радости и с радостным криком они бросились на шею к девушке, потом тоже самок проделав с ним. Он так и на понял, что именно он сделал для них хорошего, но отнекиваться не стал.
  Попрощавшись они весело побежали в сторону автоматов.
  В этот момент к ним подошел горе фотограф и взяв свои кровные быстро смылся.
  Из магазина они выходили каждый в своих мыслях.
  
  Глеб
  
  В поисках "идеального подарка" , судьба, а в их случае злой рок, занёс их, на третий этаж мегаполиса и как на зло, именно тут в частности располагались бутики одежды и аксессуаров. Собственно говоря, Регина к его удивлеию не вела себя, как большинство представительнец её пола, остановились они лишь раз, перед витриной магазина, за которой стояло белоснежное платье и в тон ему туфли, и те и другие включали в себя элементы кружева и от чего-то наряд казался подвенечным.
  Дааа, не собралась ли его несчастье замуж? Уж повезет кому-то с такой катастрофой, подумал Глеб, потом хмыкнул, чем вызвал недоумение на лице девушки.
  В общем когда они остановились, Глеб отчетливо понял, у мелкой имелась ещё одна страсть помимо сладкого и кто бы мог подумать, что это будут...пазлы.
  Какие? Да разные, 3d, обычные настольные, деревянные и ещё какие-то "супер-пупер" интересные которые она и прихватила с собой. Честно говоря он хотел расплатится и тут, но один внимательный, предупреждающий взгляд его остановил. Не примет, однозначно.
  Глеб привык расплачиваться за утехи и желания тех с кем он проводил время, грубо говоря оплачивая его. Не хотел быть в чём-то обязан и сполна награждал тех девушек, что "развлекали" его.
  Он отчетливо понимал, что этой девушке по сути то ничем не обязан, их просто свело обстоятельство, но банальная галантность в виде оплаченных капризов, прививалась не один год.
  Но так же отчетливо он понимал, что причина его поведения не осталась для неё загадкой.
  В тот момент, когда отодвигая его карту, она положила наличные на столешницу кассовой зоны, прямо посмотрев ему в глаза, стало ясно, она понимает.
  Понимает, но не признает и не позволит ему так себя вести.
  Он был бы дураком, если бы не понял, что всё в ней говорит о том, да и сами её глаза, "моё время не продаётся", вот, что он читал в глазах цвета золота.
  
  *****
  
  Они бродили по магазину подарков, когда их внимание отвлёк неожиданный звук, а точнее весёлая музыка.
  И кто бы сомневался, Регина сразу же пошла в сторону откуда раздавалиси слова детской песенки.
  Признаться ему уже осточертело ходить по всем магазинам и выбирать этот подарок.
  Дать бы их заведующей денег, вот сама пусть и выбирает, она уж точно знает чего хочет.
  Вот их декан хороший мужик, подарили ему вискаря и билет на теннисный матч и никаких проблем. Весь экзамен помогал даже самым "виноватым" студентам.
  А эти бабы, им блин выбирай, думай, попытайся угадать.
  Всё намного легче, золотая карта на стол и букет, можно и без букета.
  Нет, нужно всё усложнить и себе и мужчинам, романтики им и заботы. А потом желательно ещё и денег, ага.
  Глеб не мог понять, что именно ей не нравится в предложенных им вариантах, точнее ей всё не нравилось.
  Ещё раз подумав о слишком уж утонченной женской душе, он вздохнул.
  Если в следующем магазине они не найдут это, "что-то особенное", то он просто вытащит её из мегаполиса и подарит Марье Петровне её саму.
  В конце-то концов ни одна девушка не откажется от того, что она особенная.
  Хмыкнув своим радужным мыслям он пошел вслед за, не в меру любопытной, девушкой.
  
  *****
  - Мальчишки и девчонки!
  А также их родители!
  Весёлые истории
  Увидеть, не хотите ли? - Глеб не мог поверить, что именно он стоит по среди этого детского сада. - Весёлые истории экран покажет наш,
  Весёлые истории в журнале "Ералаш"! - Так мало всего прочего, ещё и удерживает своего "ребёнка", дабы не дай Всевышний, она не потерялась и её случайно не задели. -
  Па-пара-пада-па-пам пара-пада-па-пам, пам!
  В журнале "Ералаш"! - Мелодичный голос Регина оборвался вместе с музыкой.
  А Глеб отпустил голову, проверяя не наступил ли никто на мелкую. Вроде цела.
  Ему она почему-то казалась просто нереально маленькой и хоть умом он понимал, что рост её вполне нормален, да и жила она как-то без него, свои неполные восемнадцать.
  Тут в голове что-то щелкнуло. Ещё в отделении, при упоминании о её возрасте он задумался над каким-то неправильным соотношением её возраста с курсом обучения.
  Сейчас она на третьем курсе, значит поступила три года назад, тоесть....Бред. Не возможно же поступить в универ в неполные шестнадцать лет? Так ведь?
  -Регина. - Он потряс её за плечи, привлекая внимания. Она удивлено обернулась. - У тебя день рождения когда?
  -Через одиннадцать дней. - Непонимающе уставилась она на него, но всё же ответила.
  Ну точно, ей и шестнадцати не было на первом курсе. Разве так бывает? Он точно помнил, что сам окончил школу, едва ему исполнилось восемнадцать.
  Она всё ещё пытливо смотрела на него, но он лишь махнул головой не отвечая на немой вопрос.
  Нужно будет уточнить.
  Он вспомнил о мыслях, что заставили его думать над странностью её обучения и максимально оградил девушку от толпы.
  Нет, всё таки на неё точно, кто-нибудь да наступил, позволь он ей отстранится. Как жить при таком вот росте, он не понимал.
  Хотя осознавал, что мысли эти глупые и связанны они были конкретно только с этой девушкой.
  Он её опекал, совершенно точно, ё-моё, он искрене надеялся, что в нём вдруг не проснулся отцовский инстинкт.
  Нет, ну точно, не будет же он смотреть на девушек, как на потенциальных дочерей?
  Повернув голову в бок, увидел весьма миловидную брюнетку, та заметив его внимание, автоматически поправила прическу, Глеб улыбнулся такому понятному жесту.
  Подмигнув девушке, он облегченно отметил, что девушек рассматривает всё в том же свете.
  Просто видно был у него свой "бзик", бзик, как оказалось всё это время внимательно наблюдал за его поведением.
  -Она милая. - Прокомментировала рыжая, стоило ему заметить её внимание. - Ты вполне можешь пойти к ней, я и сама справлюсь. - Серьезно предложила она, глядя ему в глаза.
  Глеб хмыкнул, представляя, что именно будет с мелкой, а точнее со всем мегаполисом оставь он её тут одну. Но такую своеобразную заботу, о его личной жизни, оценил.
  Пожалев мегаполис, Глеб заулыбался и уперев подбородок в макушку Регина, сказал:
  -Смотри давай, раз уж оказались на этом шоу, гляди и нам повезёт, выиграем чего, не зря же уничтожили месячный запас шоколада. - Она его слова не прокомментировала, как и отстраняться от его головы и рук на плечах не стала.
  Видно и сама понимая, что одну её тут уж точно раздавят.
  Глеб тоже это понимал, потому и отказался от такой заманчивой перспективы.
  
  *****
  
  Вообще его в жизни мало чем можно было удивить, уж очень много он повидал.
  Но сегодня его удивление достигало своего апогея.
  Он рассмеялся, когда она попросила отдать ей их лотерейный билет, который она сама ему и всучила.
  Он вполне мог поверить, что удача может улыбнуться ему, ему везло по жизни, но вот в её фортуне он сомневался сильно.
  Конечно оставив свои размышления при себе, он сразу же отдал билет, но теперь на выигрыш, хотя бы брелка, расчитавать не приходилось.
  Глеб честно пытался сдержать рвущийся наружу смех, когда она ухватив его за руку, пошла по направлению, явно не ожидавшему таком подставы, Дед Морозу.
  Вообще новый год давно закончился и нахождение тут Деда Мороза было бы странным, не присутсвуй тут ещё Белоснежка, какая-то желтая нечисть с бананом в руке, в форме сантехника и Чебурашка.
  -Вы. - Ткнула она ничего непонимающего дедушку в грудь. - Вы никогда не исполняли ни одного моего желания, ни одного, ни самого мало-мальского, вы даже акулий зуб мне не принесли в прошлом году. Вы серьезно проштрафились за семнадцать лет моей жизни. - Хмуро глядя на бедного мужчину, констатировала Регина. - И сейчас, я хочу выиграть, вон ту кофеварку. Возможно если так произойдет, ошибки прошлого я забуду. - Подытожила его катастрофа.
  Глеб старался, очень сильно, но глядя на лицо "дедушки"...
  
  Дедушка
  
  Геннадий рассуждал над смыслом своей собственной жизни и таки понимал, сложилась она не так как он хотел. Не так он представлял себе свою жизнь, не для того оканчивал два высших на красный.
  Пусть сейчас он и был далеко не последним местом, пусть и одел этот костюм эксперемента ради, пусть и преуспевал в жизни, но всё же, это было не то.
  Когда его жизнь поменяла своё направление от четко прописаного им же самим пути?
  Давно, очень давно. Тогда, когда он встретил свою нынешнюю жену, Катьку.
  Жалел ли он? Нет, отнюдь, он был счастлив.
  Посему и выслушивал сейчас речи девушки, без единого намека на неприязнь.
  Всё в жизни не случайно, это он знал точно.
  Физически она выглядела совершенно нормально, умственных отклонений он тоже не наблюдал.
  Разве что, легкое отклонение в восприятии реальности?
  Но он бы не решился озвучить свой вопрос в слух.
  И даже не потому, что за спиной девушки стоял парень под два метра ростом, который всем своим видом давал понять, что не единого лишнего слова в адрес девушки он не потерпит.
  Нет, вовсе не потому, хотя и это тоже имела бы весомую роль, реши он высказаться.
  Геннадий точно знал, нельзя судить людей по первому впечатлению, делать выводы да, но судить нет, да и можно ли вообще осуждать кого-то, не побывав на его месте?
  Среди людей вообще нет понятия "нормальный", каждый был нормален по-своему и он, как психолог с десятилетним стажем, это прекрасно осознавал.
  -А чем я могу вам помочь, милая девушка? - Задал он всё же вопрос.
  Молчать было бы глупо.
  Хотя ему и хотелось задать совершенно иной вопрос.
  Например, зачем этому юному созданию понадобился акулий зуб? Но своё любопытство он сдерживать умел.
  -Но так вы же Дедушка Мороз. - Прищурив глаза, незамедлительно ответили ему.
  Возможно не встречай он подобные случаи в своей профессиональной деятельности сплошь и рядом, опешил бы, но все же принимать людей в своем кабинете в рабочей обстановке это одно, а тут уж совсем другое.
  Дааа, не об этом он думал, когда соглашался на подобное.
  Он уже было хотел таки уточнить у девушки, какой сегодня день и год, но один напряженный, направленный конкретно на него, взгляд заставил не спешить со своими вопросами, а повнимательнее присмотреться к страной паре.
  Уже мужчина, хоть и молодой, так же изучающе смотрел на него, видно проверяя на наличие угрозы с его стороны.
  Он держал девушку за плечи, но не переходил границ дозволенного, он не прижимал девушку к себе, что сведетельствовало о отсутсвии между ними близких отношений.
  Сама же девушка не смущалась подобный контактам и реагировала на прекосновения парня довольно спокойно, чего бы не наблюдалась, будь у неё симпатия к данному человеку.
  Казалось они были друзьями, но было одно но...
  Взгляд мужчины на девушку не был дружеским, не в том смысле, что он был влюблённым, совсем нет.
  Он смотрел на девушку, снисходительно с долей сарказма, словно на шаловливог, провинившегося ренбёнка.
  Будто она была младенцем, а ему следовало за ней следить, но совершенно точно он не был её братом, слишком сильны были физические различия, как и манера поведения была не та.
  Он был бы плохим специалистом, не замечай он подобных мелочей, если бы не видел сути их слов в поведение, а он таки считал себя хорошим специалистом.
  -Вы полагаете? - Вежливо уточнил Геннадий.
  Откровенно говоря он размышлял, нет ли в словах девушки насмешки или издевки.
  Но внимательно изучив её лицо, он пришел к выводу, что как бы абсурдно это не звучало, но похоже, в него верили. Точнее в его персонажа, но сути это не меняло.
  Конечно это не было нормально, вот в таком возрасте, верить в сказачных персонажей, но как он уже рассуждал, у каждого своё понимание норм жизни.
  Каждый волен верить во что угодно, некоторые вон статуэткам поклоняются и ничего, живут как-то, а некоторые очень даже хорошо живут.
  Каждому человеку жизненно необходимо во что-то верить.
  Пока в его голову не приходила мысль, о решении сложившейся проблемы.
  Как именно разъяснить ситуацию, не разрушая чужих грез и мечтаний?
  Вообще он всё же пару раз за жизнь пожалел, что стал именно психологом, а не бухгалтером к премеру, возможно и там бы он преуспел не меньше и тогда, вместо копания в чуткой женской душе, мог бы спокойно развернуться и уйти.
  Но увы, профессиональная этика и совесть не позволяли.
  В общем-то, на его вопрос не ответили, нет, голос ведущего лотереи отвлек.
  
  Глеб
  
  -Номер восемнадцать. - Громко оповестил их голос ведущего, раздающийся из колонок расположенных по всему периметру площадки.
  Глеб как завороженный уставился на прямоугольный кусочек бумаги в ладони Регины, на котором курсивным шрифтом была вырисованна цифра восемнадцать. Он не верил своим глазам и с немым вопросом в глазах уставился на Дедушку.
  -Эх мужчины, ничего толком делать не умеют, я просила кофеварку, а не компьютер. - Регина сокрушенно покачала гоовой, укоризненно глядя на Дедушку. - Но кажется я знаю, как всё исправить. - Девушка отпустила его ладонь, быстро потопав по направлению к сцене, так виртуозно протискиваясь меж стоящими впритык к друг другу людьми, что рыжая шевелюра из виду исчезла почти сразу.
  Глеб снова обернулся к сказачному персонажу.
  -Всё что мог. - Весело ответил мужчина разводя руками.
  Глеб рассмеялся.
  -Сойдёт. - С иронией отозвался он, разворачиваясь к мужчине спиной и направился за своей бедой.
  В отличии от неё, ему проталкиваться через толпу было ненужно, благо ростом он вышел и его самого пропускали вперёд.
  Рыженькая нашлась сразу, она о чём-то договаривалась с молодой женщиной, которая держала на руках, уже знакомого ему ребёнка. Рыженькую девчушку. Её старший брат цеплялся за ногу женщины, которая судя по всему являлась их матерью.
  Молодая мама была симпатичной шатенкой, что в корне отличалась от цвета волос её малышни. Регина и та больше походила на их мать.
  -..Но вы уверенны? Это всё же компьютер, а вы хотите...
  -Абсолютно. Мне нужна именно кофеварка, к тому же хочу вас осведомить очень хорошего качества, у нас дома кофеварка той же фирмы и по цене поверьте она не много уступает компьютеру. Ну так как? - Регина перебила маму двух сорванцов.
  Глеб уловил нить разговора, но вмешиваться не спешил. Вдруг малой и вправду необходима эта кофеварка?
  -Ну что ж. Если вы настаиваете. - Сдалась женщина, протягивая Регине своей лотерейный билет.
  Регина взяла тот и радостно вручила женщине свой.
  Чмокнув малышей первую в лоб, второго в щечку, она оставила свои наставления:
  - Смотрите не слишком много играйте. - А уже для их матери добавила. - Удачи вам и большое спасибо.
  Женщина кивнула, немного удивленно, но с доброжелательностью.
  Обернувшись, она таки заметила его присутствие. Ничего не объясняя она схватила его за руку и потащила в направлении к сцене.
  Он молчал и тогда, когда они забирали свой приз.
  Но отойдя на расстояние от творивщегося бедлама, всё же заговорил:
  -И зачем тебе эта кофеварка?
  С интересом спросил он, заберая тут с рук Регины. Как вообще умудрилась её поднять?
  -Ты хотел сказать нам. - Поправила она его и продолжила. - Нам нужен был подарок, мы его нашли. Это немецкое производство и в городе мы бы их просто не нашли. Не знаю знаешь ли ты, но заведующая просто обожает кофе, любой его вид и предпочитает именно эту кофе машину. - Так будто бы, это было обыденным делом, знать все эти детали, пряснила Регина.
  -Позволь уточнить, а откуда это знаешь ты? - Поинтересовался Глеб, дивясь её осведомденности.
  -Что именно? - Прищурив золотистые глаза, она улыбнулась ему.
  -Всё. - Он не сдержал ответной улыбки.
  -Мой папа тоже очень любит кофе. Мы две недели ждали приезда именно модели этой фирмы и заказ оформляли в интернете, так как на нашем рынке, этого производителя нет. Мой отец адвокат, он помогал Марье Петровне оформлять развод, ещё года три назад. В один из дней, когда папа не успевал принять её у себя на работе, он предложил перенести встречу и так получилось, что встреча была перенесена к нам домой. Тут-то она и подсела на нашу кофе машину, когда папа ей и себе кофе заварил. Уходя она выудила у него всю информацию, а модели, фирме, производителе, а ещё уточнила, как заказать сей агрегат. Уже после моего поступления не раз обращалась ко мне с вопросами о "чудомашине", а я щедро делилась рецептами вкусного кофе. Как-то она упомянула о том, что неплохо бы купить сие чудо техники и на работу, но я такого в её кабинете не замечала. - Просветила его Регина.
  -А как так получилось, что ты поступила в универ, когда тебе не исполнилось и шестнадцати? - Задал он еще один, интересующий его вопрос.
  -А как получается, что студент пятого курса едет в школу не на каком-нибудь подержанном "Салярисе", а на новой "Ауди"? - Хитро прищурив глаза, спросила Регина.
  Глеб удивился. Она с полуулыбкой смотрела на него.
  Что ж, ему было ясно одно. Если он хочет знать о ней больше, то совершенно точно она спросит с него столько же. Информация сильная вещь, а она дочь адвоката, не стоит об этом забывать.
  Он покачал головой глядя на улыбающуюся девушку.
  -Пошли рукопопик, нам ещё надо решить, куда потратить деньги на подарок, что так удачно остались нам.
  Как вообще можно быть такой хитрюгой и верить в Деда Мороза?
  
  Регина
  
  Ключи от квартиры со звоном упали на тумбочку, а входная дверь хлопнула с такой силой, что вероятно и соседи услышат.
  Чёрт, тихий приход домой, явно не мой конек.
  -Па, ты дома? - Бросив пакеты на пол, начала разуваться.
  -Медвежонок, ты вернулась? - Откуда-то с кухни послышался родной голос отца.
  -Ага. - Повесив пальто на вешалку, я пошла на поиски папы.
  Запах горелого не оставлял никаких надежд на то, что бы скрыться в нашей не маленькой квартире.
  -Пап, только не говори, что снова принялся готовить. - Со смешком я ввалилась в нужную комнату.
  Картина была веселёнькой.
  Папа стоял в фартуке, когда-то купленном мне для развития кухонных навыков и так мною не разу не использованном (по назначен точно), помешивая железной ложкой, что-то неприятно пахнушее, стоящее на огне.
  -Медвежонок, я взрослый мужчина... - Начала было оправдываться отец.
  -Который третий раз за месяц портит продукты. - Закончила я фразу, которую он явно планировал не такой.
  Чмокнув "взрослого мужчину" в щеку, решительным движением отодвинула его от плиты.
  Горела картошечка, причём судя по всему она варилась.
  -Па, ну ты даёшь. Кто мешает вареную картошку, да еще и ложкой? Она же царапает внутреннее покрытие!
  С удивлением смотрю на гордо приподнявшего подбородок отца.
  -Не все прекрасно готовят. - Сказал, как отрезал.
  Я рассмеялась, попутно доставая из ящика кастрюлю поменьше. Переложив ту часть картошки, что ещё можно было спасти, залила немного воды и поставила на огонь. Лук который уже был очищен и нарезан кольцами отправила туда же и снова повернулась к отцу лицом.
  Весь его вид говорил о том, что у него всё было под контролем.
  -Да ладно па, мне всё равно эта кастрюлька не нравилась. - Пошла я на мировую.
  Не знаю как родительское сердце, но губы его дрогнули.
  -Я знал, из-за этого ожесточенно тёр её дно ложкой. - Обнимая меня, ответил родитель.
  -Но это порча чужого имущества! - В притворном гневе возмутилась я.
  -Я возмещу ущерб. - Незамедлительно последовал ответ.
  -С компенсациями. - В конец обнаглев, повисаю на шее отца.
  -Хорошо. Одной плитки шоколада будет достаточно? - Снова опустив меня на пол, па вопросительно поднимает бровь.
  -Суд решит. - Смеясь, достаю из холодильника хлеб, масло и сыр, тут же оказалась и обернутая в пищевую пленку рыба.
  -Ну уж нет, дедушку не вмешивать, а то компенсацию окажутся в разы больше полученного ущерба. - Папа захохотал и забрав у меня рыбу, сам принялся её разрезать.
  Через минут десять всё было готово и уже даже картошечка сварилась.
  -Па, если у тебя сегодня выходной, может поиграем в пазлы? Я новых купила. Пятый уровень сложности. - Взглянув на отца, не совсем уверенная, что данное предложение будет к месту сейчас.
  Последние дни он был очень занят, это был первый выходной за две с половиной недели.
  Даже морщинки, что залегли в уголках глах казалось стали глубже. Да и выглядил папа хоть и лучше чем вчера, но всё же устало.
  -А от чего же нет? Поспать я уже успел. Ехать никуда не хочется. Дед сегодня занят. Значит развлекаемся дома. - Отец подмигнул. Заулыбвшись в ответ, стоило только мне радостно подпрыгнуть и соорудить смайлик из всех тридцати двух зубов. - Дочь, а ты когда успела в магазин? У тебя же сегодня четыри пары, которые закончились судя по расписанию всего полчаса назад. Или отменили?
  -Нет пап. Мы сегодня с Глебом, Марье Петровне за подарком ехали. - Вздохнув, пояснила я. Придётся признаваться, что пары я сегодня пропустила.
  -С Глебом Шигиным? Тем что тебя раздражает? - Уточнил он.
  -Да. - Шикарная память отца всё же порой поражала воображение. Последний раз о Глебе я упоминала месяца три назад. - Как сегодня выяснилось он не такой уж и плохой, но думаю это было лишь временным перемирием на фоне общих интересов.
  -И чем он заслужил твоё расположение? - Внимательно посмотрел на меня папа.
  Никогда не любила такие моменты, если уж он захочет узнать, то узнает, совру поймет, расскажу не всё, тоже поймёт, буду юлить, начнёт задавать наводящие вопросы.
  Нет, папа адвокат - это хорошо, папа сам по себе это шикарно, но вот в некоторых аспектах жизни, папа адвокат, это немного не выгодно.
  -Ну. Он не дал меня затоптать в автобусе, ещё купил мне шоколаду и шарфик свой подарил. - Придав уверености своему голосу пояснила я.
  -Ты нервничаешь. Медвежонок, это всё что ты хочешь мне рассказать? - Мягко спросил папа.
  Знает ведь, что я всегда начинаю выкладывать всё как на исповеди от такого его голоса!
  Внимательно посмотрела в лицо отцу, который в свою очередь отложив столовые приборы, посмотрел на меня.
  Тёмно карие глаза смотрели с мягкостью, забота и нежность так и сквозила в них. Я его очень любила и между нами никогда не было секретов.
  Хотя конечно от моих выходок его русые волосы изрядно посидели. Хорошо деда был седой, уже когда я достигла своего восьми летнего возраста, а то бы непременно обвинили меня в седых прядях дедушки.
  -Ну он не оставил меня в КПЗ...
  -ИВС. - Автоматически попровил меня папа. - ЧТО!? Ты была в обезъянике? - Нет, папа не кричал. Но говорил ТАК. Внушительно, очень.
  -Па не злись. Ну не в СИЗО же. -Попытка пошутить не сработала.
  -Рассказывай, что это за фрукт такой, что сумел мою дочь затащить в ИВС. - Мрачно кивнул отец.
  -Ну как сказать па. Не то что бы он меня затащил...
  
  ...Сон в летнюю ночь, вроде леди - не прочь
  Просто нужно помочь
  Если есть своя скважина - значит жизнь налажена
  Подходи - всё заряжено....
  
  Музыка грохотола вокруг, словно заполняя каждый сантиметр зала. Услышав довольно комплиментов в свой адрес, я всё таки решила пойти в сторону танцпола. Вечеринка явно имела успех.
  Отмечая по пути откровенные наряды слабой половины человечества, всё же пришла к выводу, что скромности у меня явно по больше некоторых, а может и всех.
  -Привет. Шикарный наряд. - Мимо пробежал одногруппник Димка, прокричав комплимент, помахал мне рукой.
  Куда он так спешил оставалось загадкой, я только и успела помахать в ответ.
  Димка вообще человек хороший, но страшно культурный, порой зубы сводит от его манер.
  Его комплимент можно в расчёт не брать, он пади и Сашке комплименты делает, а та явно с её любовью в серому красотой не блещет.
  Хотя чего греха таить, я таки выгляжу превосходно. Папа то врать не будет.
  Надо будет Глебу спасибо сказать, что потащил в тот мегаполис, а то платья к намечающейся тусе, мною так и не было найдено.
  Правда оно больно уж похоже на подвенечное, ну не суть, белое всегда в моде.
  Длиной до колен, хоть и облегающее фигурку, оно было довольно скромным. Декольте вообще было верхом целомудрия. Платье было отделанно кружевом по подолу и поясу.
  В том же бутике были подобранны туфли, что стояли на витрине. Каблук хоть и был весьма внушительных размеров, аж целых восемь сантиметров, но неудобств не причинял. Туфли так же были с кружевом. О шпильках и речи быть не могло, ибо кончиться это может плачевно.
  Больший труд составила подборка подходящей бижутерии, дело это оказалось весьма тяжким и в конце выбор пал на серьги бабочки, с черными глазками.
  На этом мой скромный облик и кончался. Поход к визажисту и парикмахеру обеспечил папа, заранее обсудив мой приход с моим же стилистом.
  Вообще папа у меня был круче многих мам. Впервые посетила я свой салон в пятнадцатилетнем возрасте, это был так сказать подарок на день рождения, там мне подобрали красивый образ. На тот момент это была всего лишь модная стрижка. Намеки на любое нанесение макияжа на моё лицо, были категорично отвергнуты, так как по словам отца лучше быть просто некуда.
  Вообще это было очень весело, наблюдать, как папа с ужасом наблюдает за тем, как обрезают мои длинные волосы. Его замечание о том, что защита прав потребителей нынче работает хорошо и способна различить не качественные услуги и намеренную порчу чужого облика, остудило пыл стилистки и отпустило ножницы эдак на сантиметров десять-пятнадцать ниже намеренного.
  Помнится он долго бурчал на "криворуких" мастеров, пока в один день я не пришла домой со стрижкой каре.
  Дома папа был к сожалению не один, но к счастью успел остановить дедушку, который с весьма ясными намеренмями схватился за ремень брюк.
  Хочу заметить, напоминание о том, что пункт "б" части 2 статьи статьи 111 УК РФ (то есть избиение несовершеннолетних) грозит лишением срока до восьми лет, никоим образом не охладил пыл дедушки, а о том, что в соответсвии со статьей 63 УК РФ, пристуаление в отношении несовершеннолетнего, лицом призваным исполнять обязаности по воспитанию ребенка, признается, отегчающим обстоятельством, я лучше бы вообще не упоминала, ибо дедушка совсем расверепел.
  Папа обижался на моё "уродование" собственного облика сравнительно не долго, недели три. А вот дед да, деда не разговаривал со мной целых два месяца. Уж больно любили они мои волосы. Похоже всё дело было в том, что и у мамы и у бабушки по их рассказам были длинющие волосы, которые те не в пример "некоторым" холили и лилеяли. Моё замечание о том, что волосы не зубы, отростут, попросту проигнорировали.
  Сейчас шевелюра отросшая уже до лопаток, была собрана в конский хвост с начесом, всегда волнистые пряди выпремленны.
  Макияж подобранный мне, невероятно хорошо подчеркивал цвет глаз, всё же золотисто коричневый, что так давно порывалась испробовать на мне Ксюша, был явно успешен.
  Вообще-то это первый раз, когда Ксюша отошла от моего образа ребёнка и я пока даже не совсем уверена нравится ли мне этот образ. От чего-то он казался мне слишком броским, вызывающим, хотя я и понимала, что в этих качествах здешние дамы дают сто очков вперёд.
  От самокопания и воспоминаний меня отвлекли.
  -Ты пропустишь всё дискотеку, если так и будешь стоять на месте. Пошли. - Серёжа, каким-то чудным образом оказался позади меня, хотя я и была уверенна, что видела его только что в другом конце зала.
  Ухватив меня за руку он потащил к танцплощадке.
  -Стой. Серёж погоди. Чёрт, Серёжа я...- Всё мои слова тонули во всей этой шумихе, а парень так и продолжал тянуть меня за собой.
  Мне, явно устапающей ему в силе, ничего не оставалось, как последовать за ним.
  Чёрт бы побрал эти каблуки, даже пнуть на них не получается никого.
  
  Глеб
  
  Музыка грохотала вокруг, часть народа уже была "навеселе", посему танцующих становилось всё больше, движения всё откровеннее.
  Лена, что пришла сегодня на дискотеку вместе с ним, так же "отжигала" где-то в толпе.
  Егор уже давно смылся с какой-то девушкой, как он сам пояснил в более скромную обстановку и нескромный танец.
  Братец вообще порожал умением совершенно точно находить девушек, желание которых идентичны с его собственными.
  Глеб танцевать не хотел, хотя и умел это делать, в отличии от многих, что беспорядочно дергали конечностями якобы в такт музыки. Он вообще не любил это занятие. Его мать была танцовщицей, увы не той, которой можно гордится, её танцы были далеки от балета или даже самба и танго.
  Весьма вероятно, именно это воспоминание о матери, никогда не вызывало желание танцевать, что-то современное. Уж больно хорошо он помнил, что его собственная мать, ушла от их отца, подцепив кого-то имено на "работе". Хотя тут он винил не только свою мать.
  Взглядом он обвёл толпу и наткнулся на знакомую шевелюру, цвета меди.
  Саркастик танцевала по левому краю зала и старательно избегал любого прикосновения к ней, судя по всему её же партнером.
  Из-за её постоянных "убеганий" от партнера, он не мог точно понять, умеет ли она танцевать или просто, как и большая масса пытается двигаться в такт музыке?
  Рассмотрев получше её наряд, хмыкнул. Всё эти женщины успевают.
  Взгляд его вновь вернулся к Лене, что сейчас плавно покачивая бедрами, направлялась к нему.
  -Скучааал? - Томно потянула девушка, подходя ближе. От неё ощутимо пахло спиртным.
  Пальчики её пробежались по его груди, а сам девушка прижалась к нему.
  Глеб не отказал в себе удовольствие созерцать, столь любезно предложенную ему для просмотра, грудь.
  -Очень. - Тихо ответил он, целуя девушку в щеку.
  Вообще сегодня он планировал лишь побыть тут в её обществе, что б как-то развеселится и самому, да и не дать ей скучать весь вечер, но похоже девушка уже решила, как они проведут этот вечер.
  -Тогда возможно я сумею тебя развлечь. - Потянув его за ворот рубашки, она отступила назад.
  Так как всё это время он располагался на сцене, то позади оказались шторы и стоило им только шагнуть в тёмную завесу, как его спутница наглядно продемонстрировала, чем именно она собирается его занять. Дважды уговоривать его было не нужно. Хорошо хоть гримерка располагалась близко.
  
  Регина
  
  -Чёрт, чёрт, чёрт бы тебя побрал Серёж! Не умеешь пить так не берись! - Возмущалось моё величество.
  Я помогала этой туше добраться до уборной, так как центральный вход был закрыт, пришлось топать через сцену.
  -Мне плоооохо Реееги. - Простонал этот глупый человек.
  Ну не бросать же бедолагу в беде? Мы уже почти три года знакомы, Серёжка был первым с кем я подружилась в универе. Жаль только он был с другого курса.
  -Это всё потому что ты лопух. - Доверительно сообщила я парню. - Уф всё. Погоди тут, я тебя так через час только дотащу, надо звать подмогу.
  - Я вылезла из под руки парня.
  Стоило мне только обернуться и сделать пару шагов назад, как я столкнулась с кем-то большим.
  Кто-то облодал хорошо развитой мускулатурой, ибо я ударилась телом в грудь, а головой в плечо твердого изваяния.
  -Ауч. - Простонала я, схватившись за постродавшую головушку.
  -Саркастик, что ты тут делаешь? - Тяжело дыша, уточнил у меня, обладатель тела, в которое я бесцеремонно уткнулась. Собственно сомнений, кто этот обладатель не возникло, к счастью в университете меня завет так лишь одна личность.
  -Ты что ли упражненьки делал? - Уточнила я, отойдя на шаг от парня.
  Вид у него был мягко говоря потрепанный. Ворот рубашки, как и несколько верхних пуговиц растёгнуты, дышал он так будто пробежал стометровку, да и на висках блестели бисерки пота.
  -Упражнения? Ага, да делал. - Он как-то не уверено кивнул. - Так что ты тут делаешь? - Снова обратился он ко мне с вопросом.
  -Я помогаю больному человеку. - Гордо изрекла я. Направляясь к Серёже.
  -Добить хочешь? Что б не мучался? - Уточнил Глеб, глядя на мои попытки помочь парню подняться.
  -Лучше бы помог, юморщик. - Прищурив глаза, отвечаю я.
  -Это называется комик или юморист. - Закатив глаза, Глеб восполнил мой пробел в знаниях.
  -Да хоть гомик или трактарист. Ты поможешь или нет?
  Посмотрев на мои откровенно жалкие потуги, Глеб то ли открыл в себе доброту, то ли просто мы мешали его уединению в своеобразном спортзале, но он подошел ближе к нам.
  Одним движением он поставил Сережу на ноги и перекинул через себя его руку.
  -Ну и куда эту груду набуханную алкоголем? - Задал он вопрос.
  -Это не груда, это Серёжа. - Ответила я, защищая честь и имя друга. - В уборную.
  
  В общем всю дорогу, что мы шли до пункта назначения Серёжа страдальчески стонал.
  Глеб посоветовал ему прикрыть рот, а то его горестные стоны так и манят, просто избавить его от мучений и выкинуть в окно.
  На моё замечание, о том, что он мог бы быть и повежливее с человеком, которому требуется помощь, он ответил:
  -А если он тут блеванет, мне случайно тряпочкой за ним не убрать? - И уже для Серёжи продолжил. - Если уж решишь блеваться, то будь добр целься в окно или в сторону этой милой сострадательной девушки, я уверен она милостиво предложит тебя ради такого случая, свою ленту для волос, в качестве платочка.
  Я была возмущена, но отвечать на наглую провокацию не стала, лишь посильнее затянула эту самую ленту.
  Вот пусть сначала поможет, потом валит делать свою зарядку!
  Наконец мы всё же дошли, но когда я пыталась зайти в след за ними, Глеб напомнил мне, что это всё же мужской туалет и я могу застать там кого-то в крайне неприличном положении, от сих слов я покраснела.
  Когда он вышел оттуда, я всё же решила зайти.
  -Куда собралась? - Глеб ухватил меня за плечи у самых дверей.
  -Я к Серёже. - Гордо вскинув голову, ответила я.
  -Регина, не будь дурой, твой кавалер сейчас не в самом лучшем виде.
  Глеб выгнул бровь, глядя на меня с усмешкой, будто бы я сама не ведаю чего творю.
  -Он мой друг, а друзей в беде не бросают! - Стряхнув его плечи с рук, я вознамерилась пойти дальше.
  Но снова была остановлена.
  -Раз уж так, то я кое что разъясню тебе о мужской гордости и понятиях.
  Во-первых, друг, не будет во время танца пытаться всячески прикоснуться к тебе, во-вторых, помоги ему сейчас и вашей дружбе придёт конец, хотя она и так не больше чем фарс, в-третьих, ни один мужчина не захочет, что б девушка которая ему не безразлична видела его в таком состоянии.
  Шигин прервал свою речь, а я удивленно смотрела на него. Он что же, следил за мной?
  -С чего ты взял, что я ему не безразлична? - Глупо хлопая ресницами, спросила я.
  -Регина, не все, как и ты умеют жить в мире, где царит добро, розовые облака и из фонтанов бьёт шоколад. Есть ещё и реальность. Не один парень не будет с таким рвением усердствовать, что бы обнять девушку, якобы являющуюся ему другом. Хочешь верь, хочешь нет, но если желаешь сохранить свои отношения, то послушай совета, не лезь сейчас к парню, иначе завтра, он тебе и в глаза не посмотрит.
  -Но ему же плохо... - Предприняла я последнию попытку.
  Слова Глеба с одной стороны были такими правильными, а с другой столь абсурдными. Это же Серёжа, какие у него могут быть ко мне чувства?
  -Тогда иди к нему. Только не ной, если я окажусь прав. - Серые глаза окинули меня безразличным взглядом и повернувшись, он зашагал прочь.
  -Погоди. - Кинув взгляд на так и не открытую мной дверь, я последовала за ним. - Тут темно, я не хочу идти одна.
  Глеб к моей радости остановился и даже протянул свою руку. Ухватившись за неё, я зашагала следом, пытаясь не отставать.
  Возможно и вправду, так будет лучше.
  
  
  *****
  
  Глеб проводил меня обратно в зал и к моему удивлению не оставил, там же где мы встретились, а неожиданно помог спустится вниз со сцены, а после ещё и поинтересовался не нужно ли мне больше ничего.
  От такого обращения у меня похоже даже глаз задергался. Что-то уж больно подозрительно. Вчерашнее его поведение я могла списать на появление общих интересов, но сейчас таковых не наблюдалось.
  -Шигин, ты меня пугаешь. - Прямо сказала я парню, который выжидающе смотрел на меня.
  -Причина? - Просто спросил он.
  А тем временем галантно пропустил меня вперёд себя.
  -Ты слишком уж учтив. - Всё так же с явным подозрением в голосе, ответила я.
  -И что конкретно вызывает у тебя столь отрицательные эмоции? - Вопросительно изогнул бровь, мой провожатый.
  -Что в любой другой день, твоё поведение едва ли отвечает правилам морали, а вот аморально... - Я не закончила свою мысль, давая возможность ему самому её додумать.
  Глеб хмыкнул.
  -Так что же тебя удивляет? Не в какой другой день, я не брал, да и не хотел брать на себя ответственности быть твоим кавалером. - Язвительно ответил мне он.
  -Что же сегодня произошло сверхординарного, что ты решил изменить своим желаниям? И кто сказал, что я соглашусь на такое партнерство? - В тон ему ответила я.
  -Я не изменил желаниям, изменились они. К тому же, по твоей вине я остался сегодня один, а ты благодаря моей добрате душевой, тоже осталась без партнёра.
  -Каким таким образом, я виновата в твоём одиночестве? - Возмутилась я.
  -Чудным. - Просто ответил он мне. - Регина, открой все свои скрытые резервы и поразмысли, возможно ли перемирие на один вечер, ради приятного времяпрепроваждения? Неужели два взрослых человека... хотя нет... неужели один взрослый человек и до крайности разумный ребёнок не придут к консенсусу?
  -А ты таки умеешь вести обыденную беседу, завуалировав сарказм в похвалу. - Сделала я комплимент своему собеседнику и тут же продолжила. - Надеюсь твои желания так же искренне, как и умение подобрать нужный эпитет. - И не удержав собственного языка продолжила. - Коли харя твоя не треснет, то я подарю тебе своё драгоценное время.
  Глеб рассмеялся.
  -Какое счастье, а я боялся, что мне придётся его украсть.
  
  
  Регина
  
  "...Every night every day
  I tell my heart to forget you and to move away
  Not to break anymore
  But, oh, no matter what I say
  You're so deep in mind
  There's no way to leave this love behind..."
  
  -Потанцуешь со мной? - Спросил меня Димка, с которым я всё это время вела весьма увлекательную беседу на тему развития высокоморальных качеств у нынешней молодежи.
  -Я? - Откровенно говоря перспектива была крайне не радужной, для него само собой.
  -Кто же ещё. - Мягко улыбнулся мне Димка. - Я был бы рад, подари ты мне этот танец.
  Честно говоря танцевать хотелось, но никак не вальс и никак не с ним.
  Вот есть у меня особенность оттаптывать людям ноги, именно в этом танце. Димка хороший, его жалко калечить.
  Всё же я решила отказать и пообещать парню любой другой танец, который не подразумевает собой объятия.
  -Я бы тоже был безразмерно счастлив, будь оно так, но в силу сложившихся обстоятельств, должен заранее уведомить тебя, что все сегодняшние танцы Саркастика, принадлежат мне, абонемент на весь вечер так сказать.
  По-моему, у меня снова глаз задергался, нервы сдают.
  -Регина. - Поправил его Дима. - Быть может она не согласна с таким положением дел? - Скрестив руки на груди, Дима внимательно смотрел мне за спину. - Возможно она хочет танцевать со мной!
  -Возможно, а возможно это просто плод твоего больного воображение. - Насмешливо ответил парню, всё тот же глас.
  -Я бы возразил...- У меня было стоическое ощущение того, что Димка хотел добавить слова "сударь", но всё же сдержался.
  Решив закончить сей диалог развернулась, совершенно разгневанная и злая. Какого лешего тут решают за меня?
  -Ты. - Ткнула пальцем в грудь Глебу, что так бессовестно вмешивался в мою жизнь. - Ты,...
  Я была перебита им же, когда собиралась высказать ему девятьсот девяносто девять "лестных" эпитетов, что охарактеризовали бы его наглую натуру.
  -О мой злосчастный фатум, как я рад, что выбор твой пал в пользу здравого смысла, а не глупой насмешки судьбы. - Ухватив меня за конечность, потянул на себя.
  Не успела я прийти в себя, как мы оказались в кругу танцующих.
  -Шигин, что всё это значит? - Сдерживая желание придушить напыщенную особь, уточняю я.
  -Если ты про цирк, что лицезрела минуту назад, это у тебя надо спросить. Не успела обзавестись партнёром, как сразу же изменяешь? - Это опять была провокация, совершенно точно.
  -Вообще-то, это ты смылся, так что я имела право веселиться одна. - Глядя в лицо ухмыляющемуся парню, ответила как можно более спокойно.
  Но вдруг осознала, что оправдываюсь. Чёрт!
  -У меня имелось одно неотложное дело. - Всё так же насмешливо взирал он на меня.
  -Белоснежка, ты мешаешь мне устраивать личную жизнь. - Начила я словестную атаку.
  Всё это время Глеб вёл меня в танце и на удивление, я не разу не наступила ему на ногу.
  -Да я спас её. - Рассмеялся вдруг он. - С твоими способностями в парных танцах...- Он сделал двусмысленную паузу.
  -Я отлично танцую. - Пусть и не в парных танцах, про себя добавила я
  -Расскажешь это Андрею. - Глеб хмыкнул.
  Я начала краснеть. Похоже об этом моменте моей жизни он был осведомлен хорошо.
  Дело в том, что именно Андрей был в прошлом году поставлен со мной в пару, когда мы готовились к осеннему балу.
  И тут будто в подтверждение сказанных слов, я оступилась и следующий мой шаг, пришелся по ноге Глеба.
  Вместо того что бы разозлиться или как-то иронично прокомментировать мой поступок, он прижал меня к себе поближе и неожиданно заулыбался.
  -Саркастик, пора бы тебе признать, для тебя я идеальный партнёр...- Он сделал паузу, а потом продолжил. -...по танцам.
  Я снова почувствовала как меня бросает в жар, уж слишком двусмысленной была допущенная пауза.
  Что бы как-то отвлечься от неловкости, ударила его рукой в грудь.
  -Балбес.
  Но вот после этого замечания я уже не могла спокойно продолжать танец, стала ещё более неловкой и к тому же, теперь расстояние между нами мне казалось крайне неприличным.
  -Несчастье ты моё, хорош брыкаться, можешь не волноваться за свою якобы существующую скромность, расстояние между нами вполне прилично. - Угадав причину моей неловкости он пошутил, а я разозлилась.
  -Почему это якобы? - Нахмурившись, посмотрела в довольное лицо парня.
  -В ее фактическое наличие я не верю. - Заявил этот падлец. - Знаешь, если тебе от этого станет легче, то ты можешь быть спокойна, как девушку я тебя не воспринимаю. - Доверительно сообщил он мне, склонившись к уху.
  Честно я опешила, не зная возмущаться мне или радоваться такой откровенности.
  -Почему же? - Любопытства ради, уточнила я.
  -А потому что, для меня это равносильно статье 134, дочь адвоката ведь знает, что это за статья? - Иронично выгнув бровь, он насмешливо улыбнулся.
  Дочь адвоката знала. Знала и поспешила исправить его пробелы в знаниях, дабы показать, что и она далеко не глупа.
  -Там говорится о запрете интимной связи с лицом не достигшим шестнадцати летнего возраста. Мне же семнадцать.
  Его лицо стало до нельзя изумленным и вот только сейчас, мне в голову таки пришла мысль осмыслить собственные слова.
  Кажется я снова начала краснеть.
  -Я сказал, что для меня это равносильно подобному, но если ты так настаиваешь...- Он хмыкнул и притянул меня ближе, чем положенно.
  -Я не это имела ввиду. - Хотелось бы что б мой голос звучал грозно, но звучал он скорее жалобно и пристыжено.
  Глеб громко рассмеялся, возвращая между нами прежнее расстояние.
  -Всё Саркастик, закрыли тему, а то боюсь ты сгоришь от собственного же стыда. Вообще стыд вещь крайне отвратительная бросай её. - Пошутил он.
  -Интересно о чём она поёт? - Я сменила тему разговора, опасаясь сказать ещё какую-нибудь глупость.
  -Тебе дословно или общий смысл? - Уточнил Глеб.
  Будто бы он мог дать мне хотя бы что-то из предложенного.
  -Дословно. - Хмыкнула я. Пусть теперь он будет в неловком положении.
  - И это ты,
  Ты, на фоне неба,
  Ты - жизнь моя...- Спустя секунд двадцать ответил мне Глеб. -Дальше продолжать? - Поинтересовался он, глядя на меня.
  Я удивилась, сильно, очень.
  -Ты так хорошо владеешь английским?
  -Тебя это удивляет? - Поинтересовался он.
  -Я просто не ожидала. - Честно призналась я.
  -Я полгода прожил в Америке. - Улыбнувшись он щелкнул меня по носу. - Уж этого времени хватило, что бы выучить английский.
  -А зачем ты жил там?
  -Искал кое-кого. - Туманно ответил мне Глеб.
  Дальнейшее моё желание продолжить допрос прервала, оборвавшаяся, музыка.
  -Фото на память. - Оповестил нас голос откуда-то сбоку.
  Я даже толком обернуться не успела, когда глаза резанула вспышка от камеры.
  От неожиданности дернулась, уткнувшись в Глеба. Руками он обхватил мои плечи.
  -Регина, с тобой всё в порядке? - Я лишь кивнула, белые блики перед глазами уже сходили на нет. Глеб же продолжил. - Ещё раз Кеша и фото на память нужно будет тебе, тебя самого тут уж точно в таком случае больше не увидят.
  Кеша, был кем-то типо местного журналиста, вёл газету университета и страничку в интернете, весьма интересно кстати. Что больше всего удивляло, так это выбор его факультета. Что он вообще забыл на архитектурно-страительном?
  -Понял, не дурак. - С этими словами Кеша пошел искать себе новую жертву.
  
  Глеб
  
  -Отец хочет тебя видеть. - Стоило Егору только войти в его комнату, как он без предисловий и приветствий начал свой монолог. - Ему нужно, чтоб кто-нибудь курировал местный молодняк, говорит, что совсем от рук отбились.
  -Я им не мамка. - Он хмыкнул. - И в его делах не участвую.
  -А он ведь может и заставить. - Егор улыбнулся, спокойно, так будто бы они говорили о погоде.
  -Пусть попробует. - Оторвавшись от турника на стене, он взял бутылку воды со стола и отсалютировал брату. - Ему больше нечем меня "стимулировать", последний мой "стимул" умер четыре года назад.
  -Ты уверен? - Егор внимательно посмотрел ему в лицо.
  -Ты что же волнуешься? - Глеб хмыкнул. Что-что, а вот переживал его брат, крайне редко. - Он так агрессивно настроен?
  -Он сама ярость во плоти. Твоё нежелание помогать семейному делу, его очень огорчает. - Егор сардонически ухмыльнулся.
  -А что же ты? Или наш отец не доволен твоей работой?
  -По документам он отец только тебе. - Напомнил ему Егор. - Я всего лишь исполняю скромную роль ростовщика. - Развёл руками братец, чем вызвал его смех. - Сейчас ему срочно требуется его младший сын, ибо назревает большой конфликт.
  -Деньги, дурь, алкоголь? - Уточнил Глеб.
  -Территория. - Коротко ответил Егор.
  -Отлично, он решил моими руками поправить свои дела, ну уж нет. Я не для того вышел из игры, цена за мирную жизнь уже уплачена.
  -Скажешь это ему. Он скоро собирается сюда. - Егор отпустил голову и сжал переносицу пальцами. - Может тебе лучше уехать?
  -Брат, а ты знаешь, что делали с гонцами, которые приносили плохие известия?
  
  Регина
  
  "...Самый лучший день заходил вчера,
  Ночью ехать лень, пробыл до утра,
  Но пришла пора и собрался в путь,
  Ну и ладно, будь..."
  
  Радио, что в данный момент громко шумело, как нельзя хорошо охарактеризовывало ситуацию. Самый лучший день и правда был вчера.
  Вчера, мы с дедой и па отмечали мой день рождения, который был сегодня.
  Уж очень и очень было неудобно отмечать в понедельник, пришлось родиться на день раньше в этом году.
  Звуков в картире, за исключением музыки из радио, никаких слышно не было, что наталкивало на вывод, что папа ушел ни свет, ни заря.
  Поразмыслив над тем, что я уже человек совершеннолетний и взрослый, приняла важное решение забить на первую пару.
  Уж больно было лень вставать.
  С улыбкой на лице вспоминала вчерашний день. Я была малость удивлена, когда проснувшись обнаружила в своей спальне двух родных мне мужчин, утверждающих, что в этом году, мой день рождения пришел на день раньше.
  Целый день был посвящен исполнением всех моих желаний, и прогулка по озеру в середине февраля, было не самым абсурдным.
  Правда вечеринка с приглашением всех знакомых и близких отнюдь не была моим желанием, но прошла так же не плохо.
  Список дел на сегодня значительно сократился, ибо день варенья уже отпразднован.
  Потянувшись в кроватей, решила таки вставать.
  Выключив поющий агрегат, направилась в вану, теплый душ был жизненно необходим.
  Когда с ванными процедурами было покончено, волосы уложенны, зубы вымыты, лицо свежо, я решила, что и этот день тоже неплох.
  Трель телефонного звонка разрывала тишину, добежать я не успела, лишь только взяла в руки свой мобильный, как рингтон прервался.
  На дисплее телефона обозначалось три пропущенных, от незнакомого мне номером.
  Перезвонить я не успела, чуть не выронив мобильный, из-за очередного звонка.
  -Алло. - Ответив на звонок, поднесла чудо техники к уху.
  -Где ты? Не отвечай я знаю. Спускайся, я жду тебя внизу. - И связь на том конце оборвалась.
  С удивлением смотрю на телефон в своих руках.
  Он что идиот? А может всё же душевно больной? Не зря же, я все года его в этом подозревала?
  Подбежав к окну, выглянула наружу.
  Всё правильно, Глебовская "Ауди" стояла у нас во дворе.
  Он точно умалешенный если считает, что я выйду к ним. Порозмыслив над его глупость секунд пять, пошла варить себе горячий шоколад.
  На улице шел снег и было холодно, душа требовала чего-то горячего.
  
  *****
  
  Меня насторожило то, что я не увидела его самого в машине ещё при звонке, а спустя полтора часа, когда любопытства ради опять глянула в окно, обомлела. Его машина стояла всё там же.
  Кафе и магазинов у нас по близости не наблюдалась. А значит он был на улице. Сердце кольнуло чувство стыда от того, что всё это время он мог простоять на морозе. Естественно было ясно, что человек в здравом уме этого делать не будет, но Шигин таковым не был!
  Схватив с вешалки тёплое пальто, побежала вниз по лестнице, на ходу натягивая верхнюю одежду.
  Увидев знакомую фигуру, сидящую в подъезде, резко затормозила.
  Господи, только бы он не умер, папа ругаться будет.
  Всё же подойдя достаточно близко, потрясла его за плечо. Ноль реакции.
  Сев на колени, увидела его безмятежное раслабленное лицо.
  Положив два пальца на висок слева, прощупала пульс. Судя по всему Шигин спал и похоже замёрз, что не удивительно, температура воздуха в подъезде не была высокой.
  И как только дверь открыл?
  -Глеб. - Я схватила его ладонями за лицо, попутно растирая его. - Глеб вставай, если хочешь помереть от переохлождения, то иди в другой подъезд. Глеб, ты меня слышишь?
  Мои попытки не увенчались успехом, спал он словно вечным сном. Если это так, то будить поцелуем я его не буду, пусть уж лучше помирает. Папа поймёт.
  Припомнились слова из песни.
  "...Выстрелом в сердце разбудишь меня,
  Изнемогаю и падаю я
  Сердце не камень, кровь не вода
  Завтра, возможно, скажу тебе да..."
  Неее, способ так себе, не гуманно.
  Можно было бы дать пару хлёстких пощечин или пережать сонную артерию, но здравый смысл подсказывал, что от такого пробуждения, мужчина в восторг придёт едва ли. Да и жаль его, что греха таить.
  Ещё раз потормошила Глеба и таки ура, он отреагировал.
  -Мм, детка ты умеешь удивлять. - Зашептал этот индивид, всё ещё не открывая глаз.
  А я резко отобрала руки, нежелая принимать участие в его снах, сомнительного содержания. Всё же не ура.
  -Шигин, ты обалдел? Я сейчас удивлю тебя кирпичом по голове, живо вставай развратник! - Громко потребовала я.
  Как не странно, это сработало.
  -Лилипут, это ты? - Хриплым ото сна голосом поинтересовался он. Лучше бы он продолжал спать!
  -Слушай Геракл, поднимай свою филейную часть тела и иди... на пары.
  Он улыбнулся и провел ладонью по лицу. Глеб протянул руку ко мне, словно желал убедиться в моём реальном существовани здесь и сейчас, но это не помешало мне отпрянуть от его ладони.
  -Шигин, ты случаем не пил? Ты вообще, что тут забыл? - Поинтересовалась я, выпрямляясь.
  -Хотел поздравить тебя с днём рождения, поздравляю. - Он последовал моему примеру и кажется наконец пришел в себя.
  Честно сказать я была удивлена, от того что он помнил. Порой даже мои родственники и друзья забывали, а он помнил.
  -Спасибо, мне приятно. Теперь будь добр, поди домой, выпей горячего чаю с малиной и ляг спать. - Расщедрилась я на наставления, тронутая его хорошей памятью.
  -Нет. Мы идём гулять. - Сказал он, шагнув ближе ко мне.
  -Что значит МЫ? - Вся симпатия и благодарность сошли на нет.
  -Мы. Это я и ты. - Пояснил Глеб, попутно застегивая пуговицы на моём пальто. - Кстати, милая шапочка. - Ага, мне тоже нравилась, оранжевая с лисиными ушками. - А где шарф, варежки? Ты не замёрзнешь? - Достала из кармана пальто варежки, в тон шапке, только с лисими глазками. - Хм, оригинально. - Прокомментировал он, надевая и их. - А шарф есть? - Шарфа не было.
  -Глеееб. - Сладко потянула я, а парень насторожился. - Глебушка, ты часом сегодня порошка не нюхал никакого, волшебного, али может грибочков переел, красненьких таких, в белый горошек? - Говорю медленно, спокойно, с ними, с психами по другому нельзя, они могут стать агрессивными.
  -Нет, а есть что предложить? - Хмыкнул он. - Регина, кончай сочинять, я не наркоман.
  -Тогда объясни мне. Какого лешего, ты решил, что МЫ идём гулять? - Срываюсь я на этого, лишенного интеллекта, индивида.
  Его кажется мой праведный гнев, никоим образом не задевает.
  -Отмечаем твой день рождения. Вчера ты его отметила в кругу семьи, сегодня отметишь в кругу приятного собеседника. - Спокойно отвечает он.
  А я, я задыхаюсь от возмущения. -Откуда ты.., черт тебя подери, с чего ты решил, что я соглашусь провести с тобой хотя бы пять минут своего времени!? - Возмущению моему нет предела, как похоже и его наглости.
  -Ну три, ты уже провела, за двумя минутами дело не встанет. Да и к тому же, ты всегда в праве отказаться от моего общества. - Всё так же безмятежно говорил он, вместе с тем поправляя ворот моего пальто.
  Я стряхиваю его руки и делаю шаг назад.
  -Я отказуюсь. - Безапелляционно заявляю я.
  -Ну ладно. - Он в примирительном жесте поднял руки. - Только я от твоего общества не отказывался.
  Не успела я сделать и шагу, как в одно мгновение он преодолел разделяющее нас расстояние и оторвал меня от пола.
  -Глеееб! - Завопила я, когда резким движением его рук была переброшена через плечо, словно мешок картошки. - Ты что творишь деградирующее парнокопытное?! Немедленно отпусти меня! Ты ощипанная куропатки, трупный червь, безмозглое подобие человека, результат связи человека и тролля! - На последнем моём высказывание, это создание, по ошибке именуемое человеком, рассмеялся.
  -А ты извращенная экстремалка. - Говоря это, он вынес меня на свет божий, то бишь на улицу.
  -Глеб, живо положи меня на землю родную, это между прочим похищение человека, ограничение свободы личности. - Раз криками взять не получилось, я попыталась призвать в нём здравый смысл.
  Хотя и свой было сохранить довольно тяжко в данной ситуации.
  Собственно, смысла его здравого найдено не было.
  Бить индивида было тоже глупо, лишь причинила бы себе увечья.
  К его чести в машину он попытался посадить довольно деликатно, но мне это не помешало ударить его ногой в живот и попытаться сбежать. Хотя даже попытка не удалась, он только рассмеялся и протянул руку, намереваясь застегнуть на мне ремень безопасности, но мои зубы вонзившиеся в его руку, утихомирили его желания.
  Втянув воздух через сжатые зубы, что-то пробурчал и защелкнул на мне ремень безопасности, шустро, явно опасаясь повтора.
  Стоило ему захлопнуть дверцу, раздался пиликающий сигнал.
  Потянула за ручку. Ну точно, заблокировал гад.
  Сам он сел в машину так шустро, что в момент открытия его дверей я не успела подергать свою.
  -Ну и куда поедем для начала? - Будничным тоном поинтересовался он, заводя машину.
  Надеюсь, мой взгляд достаточно точно выразил всё, что я о нём думаю.
  -Саркастик, кончай дуться. Мы ведь празднуем твой день рождения. - Он ободряюще улыбнулся.
  Тем временем мы тронулись с места.
  -Белоснежка, ты издеваешься, да? С чего ты решил, что я хочу провести МОЙ день рождения с тобой??? - Возмущенно бью его в плечо.
  -Но не с Димой же. - Хмыкнул он.
  -Может и с ним. - Само собой с ним я его бы тоже не провела, на поддержание высокоморальной беседы моего интереса надолго не хватит, ну максимум на час, но уверенность в этом Шигина, раздражала.
  -Совсем забыл, у меня есть для тебя подарок. - С этими словами он обернулся к заднему седению.
  -Ты что творишь!? - Даже сама от себя такого крика не ожидала. - Смотри на дорогу! Хочешь помереть, делай это один!
  Глеб повернулся в нужное положение и как-то удивленно посмотрел на меня.
  -Регина, скорость у нас черепашья, да и на дорогу я посмотрел, пусто. - Он показал рукой на дорогу, словно в подтверждение своим словам. - На держи. - Возмутиться я не успела, он сунул мне в руки что-то желтое и плюшевое.- Я помню ты хотела сфоткаться с этим желтым лилипутом сантехником, тогда в мегаполисе.
  -Это миньон. Его зовут Кевин. - Пояснила я, исправляя его именование мультяшного героя.
  -Тебе не нравится? - Спросил он. - Вот, я взял ещё и этих на всякий случай. - И он протянул мне ещё два миньончика.
  Против воли я заулыбалась.
  -Это Стюард и Боб. - Пояснила я.
  -Как ты их вообще различаешь? - Удивленно спросил он. - Ну ладно, с циклопом всё понятно, а других?
  -Это не циклоп! Это Стюард, он рок-музыкан. Вот этот Боб, он самый младший, а это его медведь Тим. - Поочередно указывала я на миньонов. - Как можно не знать таких простых истин?
  -Ну не знаю. - Он хмыкнул. - Так чего бы ты хотела на день рождения?
  -Объяснений. Что я вообще тут делаю? - Миньончики подкупили и побить Глеба хоть и хотелось, но не так сильно.
  -У меня вчера был крайне негативный день, сегодня он должен быть чертовски положителен, надо бы прийти к золотой середине. - Просто пояснил он.
  -Я что ли тебе клоун? Глеб, я не верю в то, что у тебя нет знакомых женского пола, способных скрасить твой досуг. - Я закатила глаза.
  -Есть, но видишь ли, ни одна из них не в состоянии заинтересовать меня увлекательной беседой и развлекать просто своим присутсвием. - Он подмигнул мне.
  -И? - Прищурив глаза, смотрю на него. - С каких пор этим занимаюсь я? Насколько мне помнится, консенсус был заключен меж нами всего на один вечер, так с чего бы я буду уделять своё время и растрачивать свою харизму на тебя?
  Глеб громко рассмеялся.
  -Излишками скромности, в отношении собственных достоинств, ты не обременена.
  -Не вижу смысла скрывать свои идеалы. - Хмыкнула, осознавая, что то значение, которое он придаёт моей коммуникабельности, льстит моему самолюбию.
  -Кажется я знаю, чему именно можно поучиться по достижению твоего всепозволяющего возраста. - Его глаза зажглись азартом, а на лице появилась хитрая улыбка.
  -Пить не буду. - Оповестила я его.
  Он широко заулыбался.
  Не поняв причину веселья, обдумала сказанные слова, в поисках чего-то, что могло послужить причиной его улыбки, чуть не застонав от своей ошибки.
  Сдерживая сильное желание хлопнуть себя по лбу, поняла, отрекаясь от такого варианта времяпрепровождения, автоматически согласилась на другое, более доступное для меня развлечение. То есть, я согласилась провести с ним этот день!
  
  Глеб
  
  -...в режим "D", а не "R". Нет если ты конечно хочешь врезаться в тот милый столбик позади, то продолжай в том же духе. Прекращай дергать рычаг селектора, это не репка, его тянуть не надо. - Как можно более спокойно отдавал он распоряжения.
  Регина нервно покусывала губы, держась за руль авто, как за спасательный круг.
  Быть может это и не было лучшей идеей научить её водить машину, но других гениальных планов на тот момент он не имел.
  Он прибил бы любого, кто так изуверствовал бы над его машиной, дважды порываясь нажать одновременно педаль тормоза и акселератора, что привело бы к не самым радужным событиям, но глядя на её робкие попытки и жалостливое лицо, ему очень хотелось рассмеяться.
  Она снова включила двигатель, как полагается поставила на тормоз и...о небо, правильно перевела рычаг селектора.
  Когда они плавно двинулись, он даже стал горд, когда она надавила на педаль акселератора прибавляя ходу, он мысленно пририсовал себе значок инструктора по вождению, но вот когда она совершенно счастливо улыбаясь повернулась к нему лицом, наплевав на то, что впереди поворот, он возблагодарил небо, что водить машину она боится.
  Ухватив руль, он сам направил авто в нужном направлении.
  Благо как тормозить она не забыла, не всё потерянно.
  -Я нечаянно. - Стыдливо выглядывая из копны своих волос, покаялась она.
  -За нечаянно...- Он щелкнул её по кончику носа, что одиноко торчал из всей этой медной шевелюры.
  Тут его взгляд зацепился за серого кота, так как такого быть в его машине не могло, он поинтересовался:
  -Регина, что у тебя на ногах?
  Кажется она такого вопроса не ожидала.
  -Обувь. - Удивленно ответила она, высунув личико из своей завесы.
  Она чуть продвинулась, демонстрируя ему, кошку на своей ноге, та оказалась тапочкой.
  -Ты всё время была в домашней обуви? - Задал он вопрос, хоть и понимал, что он звучит глупо, переодеть то ей обувь было негде.
  -Ну да. Она с платформой, я в ней и в магазин хожу. - Она пожала плечами, указывая на черную широкую платформу.
  -Так не пойдёт. Тебе нужна нормальная обувь. - С подозрением глядя на кошку, ответил он ей.
  -Отлично, отвези меня домой, я выберу. - Она широко заулыбалась.
  -Магазин ближе. - Разрушил он все её планы на бегство. - Какой у тебя размер ноги?
  Она неожиданно для него покраснела, но взглянув на её ногу, смущения он не понял.
  -Большой. - Опять укутавшись лицом в свои волосы, ответила она.
  -Регина, я же вижу что у тебя не сорок пятая лапа, давай говори.
  Он даже не видя её лица, знал, она покраснела ещё сильнее. Вообще его жутко веселила такая реакция с поводом и без, нет, для неё возможно повод и был, но вот он такового не видел.
  -Тридцать четвёртый. - Уж слишком тихо ответила она.
  Хм, он понимал, что с её ростом нельзя иметь тридцать девятый размер ноги, но не забавляться ситуации не мог.
  -И? Что в этом такого личного, что ты так смущаешься? Я же не размер груди у тебя спросил.
  Похоже было ошибкой упоминание вышеобозначеной части тела, потому что сначала она удивленно распахнула глаза, потом скрестила руки и посмотрела на него, как на врага народа.
  -А не пойти бы тебе, Шигин! - Прищурив глаза, она недовольно поджала губы.
  -Да ладно, не отвечай, я и сам вижу что первый, хотя нет, скорее с половиной, но ты не расстраивайся, с твоим ростом неплохо смотрится, к тому же может ещё и вырастит.
  Утешить её не получилось, а вот отвлечь от собственного смущения и разозлить, очень даже.
  К счастью он в отличии от неё наивен не был и не верил, что вон тот маленький кулачок летит в его лицо с желанием поправить его прическу.
  
  Регина
  
  -Глеб, ты же взрослый человек, не будешь же ты упускать такой возможности с экономить? - Давя смех, с деланной серьезность интересовалась я.
  -Ты в своём уме, что б я оделся в галошу за двести рублей? - Впервые я видела на его лице, нечто похожее на испуг.
  -Во-первых, не галошу, а ботинок, а во-вторых, не за двести, а за сто девяносто девять рублей и пять копеек. - Внесла я поправку в его слова.
  -Я дам тебе пятьсот, если сейчас мы свалим отсюда. - Он предпринял попытку сбежать.
  -Но ты же сам сказал, любую обувь которую я захочу, я хочу ту и со скидкой.
  Глеб застонал.
  Дело было вот в чём, пришли мы в магазин, магазин им был выбран крайне удачно, тут проводились февральские акции и скидки.
  На вопрос о том, что я хочу, ответ был, что коли так, то обувь самую дешевую.
  Такая была найдена сразу, по красной цене триста девяносто девять рублей, где-то в углу магазина.
  К сей коллекции помимо всего прочего прилагалась ещё и услуга, сделай фото на память в костюмах, для стенда "Наши покупатели" и цена уменьшиться на половину.
  Конечно обувь не была гарантом качества и красоты и при одном лишь взгляде на неё, поняла, что после этого дня, она полетит в мусорный бак, но из мститильных побуждений, я решила не отказываться.
  Глеб который обещал мне любую обувь которую я захочу, всячески отрекался от подобных перспектив.
  -Ну и? Чего хнычем? - Я поставила руки на пояс, но в костюме "сапог", это было не очень то и удобно.
  Сняв заколку бабочку, что удерживала пряди волос над ухом, положила на столик рядом, уж больно сильно мешала она в костюме.
  -Саркастик, ты дорого за это заплатишь. - Пообещав это, он таки полез в этот многострадальный костюм.
  Когда все приготовления были законченны, нас попросили встать рядом. Выражение лица Глеба, словами было не описать. Как вообще можно описать злой ботинок??
  Утирая слёзы, появивщиеся на глазах от смеха, я честно пыталась на него не смотреть. Но каждый раз проигрывала и мой смех вновь и вновь разносился по магазину, вызывая его недовольную гримасу.
  -Шигин, ты чудо. - Призналась я парню, идя по направлению к кассе. В руках я несла фотографию подаренную на память, которую решила поставить в рамочку, закрепив её прям на потолок, что бы с утра настроение себе поднимать, и сапоги, размер которых был на два больше моего собственного.
  Глеба, порывавшегося оплатить покупку, я остановила.
  Вытащив на стол смятые десяти рублевые купюры и кучу мелочи, сладко улыбнулась кассиру, что до этого крутила пальцем у виска думая, что никто не видит.
  -Рубликами принимаем?
  Какое счастье, что сдачу в автобусе дают мелочью!
  
  Глеб
  
  -Регина? Саркастик!? Лилипут, твою ж...!!!
  Не одно из его обращений не возымело должного эффекта и ребёнок, ошибочно именуемый взрослым человеком, не откликнулся на его призыв.
  -Мелкая?!
  На ходу сбрасывая обувь, он буквально ввалился в детский лабиринт.
  Стоило ему только преодолеть преграду из веревочной сетки, как со всех сторон по колено его засыпало мягкими шариками, размером с кулак.
  Двинувшись в направлении, в котором он видел её последний раз, проклял тот момент, когда позволил ей себя уговорить так дурачиться.
  В лабиринт ей захотелось, в детский!
  Пара купюр среднего достоинства в бюджет смотрящего, позволили ей и эту шалость, вот только сам он от подобных перспектив отказался.
  Он же не совсем отбитый, лезть в лабиринт для детей не старше четырнадцати.
  С ней то всё ясно, как говорится, чем бы дитя... Её возраст цифры в паспорте не изменят, ребёнок он и есть ребёнок.
  Вот только ребёнок этот, минуту назад съехал с горки, прямо в это разноцветное шариковое безумие, и головы из сего, до сих пор не высунул.
  -Рукопопик? - В отчаянной попытке, он начал капать в том месте, куда она со скоростью влетела, съезжая с горки.
  Даже понимание того, что сейчас он ведёт себя не то что как отбитый, а как совсем плачевный не останавливало.
  Она со своей тёмной аурой ещё умудрится так упасть, что не дай Боже, что-нибудь сломает.
  Хорошо хоть что народу тут с утра нет.
  -Глеб, ты чего, потерял чего? - Голос за его спиной прозвучал по меньшей мере неожиданно.
  Все было идеально, практически каждый нюанс, удивление в голосе, интонация и непонимание происходящего, вот только ехидства она скрыть не смогла. Провела, как ребёнка!
  Он повернулся, улыбаясь делано весело. Она стояла сразу позади него. План мести созрел моментально.
  Схватив коротышку за ноги он потянул на себя, но вопреки его ожиданиям она не плюхнулась на свою филейную часть тела, а всем корпусом провалилась в шарики, да так что одни только маленькие пальчики ног и торчали.
  Быстро переместившись туда где по идее должна была находится её голова, он начал отбрасывать шары.
  -Ты как? - Глядя в лицо своей зазнобе, спросил он.
  Она сморщила носик. Ладошка, прилетевшая в его лоб, была весьма красноречивым ответом.
  
  Регина
  
  Лёгкий ветерок гулял по глади озера, солнце которое уже было в зените, отбрасывыло лучи, поблескивая всеми цветами радуги на воде.
  Погода на удивление выдалась тёплой, не в пример прошлогодней февральской стуже. Хотя снег всё же шёл, он моментально таял.
  -Тут обычно бывает очень много бабочек. - Сказала я.
  -Пока ещё рано, как минимум пару недель придётся подождать. - Глеб шёл рядышком, засунув руки в карманы.
  Вопреки всей его любви к белому цвету, пальто было тёмно серым, словно в тон глаз.
  Только вот это было не единственным изменением, обычно он был гладко выбритый.
  -Что-то не так? - Заметив мой интерес, спросил он.
  -Ты сегодня не брился и вчера похоже тоже, да и позавчера... - Я пожала плечами.
  Он весело рассмеялся, откинув голову назад.
  -Какая ты наблюдательная. Что, всё так ужасно? - Вздёрнув бровь, Глеб посмотрел на меня.
  -Нет. Так мне даже больше нравится. Ты красивый. - Не нашла я смысла скрывать простых истин, ведь до того, как увидела Егора, именно его я собиралась выбрать предметом своего воздыхания, но тьфу -тьфу, Боженька миловал.
  -Честная. - Не отводя взгляда, констатировал он. - Редкость.
  Комментировать эту фразу, я посчитала лишним.
  -Смотри воздушный змей. - Я указала пальцем в небо. Держали его пару ребятишек, что тоже были на озере.
  -Мелкая, я конечно понимаю твою веру в прекрасное, но перепутать змея с пакетом... - Он хмыкнул.
  -Главное не то, что ты видишь, а то, как ты это видишь. - Глубокомысленно изрекла я, скрестив руки на груди.
  -Тогда ты не можешь сердиться, на Лилипута! Я просто так вижу. - Он развёл руки в стороны.
  Уворачиваясь от удара в живот, Глеб весело смеялся.
  Он потянул своё копытце ко мне, похоже намереваясь взять за руку.
  Отдернув руку, сделала шаг в сторону, вопросительно взирая на индивида сего.
  -Что б ты не потерялась. - Пояснил он.
  -Балда. - Только и ответила я, но Глеб не смолчал.
  -Бяка.
  -Бука.
  -Язва.
  -Гангрена.
  -Что? Ты уверена, что это хотела сказать. - Он беззлобно ухмыльнулся.
  -Аммм. - Чёртик и ромашка, я забыла, что это называется гастрит, а не гангрена.
  Хм, а что тогда называют гангреной? Быстро потормошив свои серые клеточки, приказала искать нужную информацию. Ответ пришёл секунд эдак через семь, оповещающий, что индивида я обозвала отмирающей тканью.
  Кивнула, ждущему ответа, Глебу. Ну, тоже ничего, не гастрит конечно...
  Он лишь покачал головой.
  Спор конечно можно было и продолжить, но тут отвлекла одна маленькая неожиданность.
  Пархая широкими крыльями, окрашенными в жёлтые узоры, на чёрном фоне, к нам летела бабочка. Облетев вокруг нас, она приземлилась на мой нос. Интересный выбор место посадки!
  -Чудооо. - Выдохнула я, скосив глаза на черно-желтую прелесть.
  -Чудес не бывает. - Словно на автомате ответил Глеб, с удивлением наблюдая за насекомым.
  -Чудеса там, где в них верят. - Глядя ему в глаза, уверено ответила я.
  Бабачка вспорхнула с моего лица и напоследок описав круг над Глебом, улетела.
  И всё же, есть чудо на свете, раз уж сказки есть, то и чудо тоже обязательно найдётся.
  
  *****
  
  Вообще эти Глебы, странный предмет, то гулять принуждают, то сводят гулянку на нет.
  Оставил меня одну одинешеньку. Свалил на какое-то супер важное дело. Перехватив миньончиков поудобнее, зашагала по лестнице, напрочь опровергая мысли о том, что на лифте быстрее.
  Горестно я вздыхала о фотографиях, оставленных в машине Глеба, а в придачу с ними о тапках, но о них вздыхать не стала.
  Если первое он без сомнения выкинет в ближайшую мусорную урну, второе можно попросить вернуть, хотя бы на правах правообладателя.
  Отобедав в кафе под весьма глупым названием "Райское наказание", мы успели и в кино.
  Новый выпуск "Смурфиков", ну или "Синих гномов", как окрестил их Глеб, был весьма увлекательным и смешным. Даже мистер бука, время от времени улыбался.
  А потом словно ему упал кирпич на голову, он сорвался в неизвестном направлении.
  Нет, на улице он меня не оставил, посадил на такси, даже оплатил его, экий добрый мальчик. Зато вот в кафе и кино мы очень повздорили из-за оплаты. Исход событий решил случай, а точнее то, что оплату картой они не принимали.
  Разозлившись на дурацкое кафе и самодовольно ухмыляющегося парня, заказала себе самое дорогое первое блюдо. Только когда его принесли поняла, что это было великой ошибкой. "Блюдо" выглядело так будто бы его уже жевали и ни один раз, и ни одним человеком, да и не только человеком...
  В общем, сделав жест доброй воли и указав на наличие у себя качеств филантропа, я отдала жутко дорогу гадо.., ммм еду Глебу, а сама забрала у него, никому не нужные дешёвые и не очень то изысканные, куриные крылышки.
  Не потрудившись снять их с шампура, схватила его целиком и с наслаждением вгрызлась зубами. Так на всякий случай, вдруг и он захотел бы указать на наличие у него щедрой души.
  Но Глеб лишь расмеялся, заказав себя суп пюре который... я тоже благополучно съела. Пожаловавшись на скудные порции, выжидающе посмотрела на Глеба. Он в свою очередь выстукивал пальцами барабанный марш по столешнице и глядя на меня, задумчиво тёр подбородок. Посмотрев в упор, уточнила будет ли он меня кормить или я так и помру с голоду? Глеб разразился таким громким хохотом, что все в удивлении обернулись в нашу сторону. Перечислив официанту с десяток блюд, он все так же весело улыбаясь, покачал головой.
  Наконец-то, нам принесли нормальной еды, хоть и в таких же маленьких порциях. Картошка, мясо по-французски, грибной салат, мороженое и коктейль достались мне, Глеб съел отбивную, почему-то акцентируя внимание на том, что б она была прожарки медиум, два салата, куринный и мясной, запечённую картошку и десерт.
  Когда мы встали из-за стола, Глеб внимательно меня рассматривал, будто ожидал, что я приму вид колобка, чем вызвал мой смех.
  В кино правда он совсем разошёлся, скупая столько вкусняшек, что и в руках не помещалось. К чести своей скажу, мной был съеден только весь шоколад и сладкая вата, остальные стратегические запасы в огромных количествах ухмыкал он.
  Оплату за билеты я всё же отстояла и даже в вип ложе, на что Глеб ухмыляюсь спросил, не буду ли я покушаться на его честь и вести себя неподобающим образом?
  Правда я таки повела себя не скромно, с пылкостью надев ведёрко от попкорна ему на голову.
  Но в целом всё было куда более сносно, нежели в моих пессимистических ожиданиях.
  Только вот слинял он, позабыв похоже и о галантности, и о воспитании, не удосужившись объясниться.
  Трель телефонного звонка зазвучала разрывая тишину. Я даже вытащить его толком не успела, когда музыка оборвалась. Когда всё же извлекла свой мобильник, увидела пропущенный от Глеба. Нажать на вызов не получилось, так как пришло сообщение от него же.
  "Ты дома?", вопрошал Глеб. Только я успела вести первую букву в окошке сообщений, нажимая на дисплей телефона, как вновь пришло сообщение. "Почему ты не отвечаешь? Регина, ты доехала?!".
  Я уже подготовила ехидный ответ и приступила к его написанию, когда третье сообщение уже не на шутку взбесило. "Регина!!?". Разозлившись на индивида, решила вообще не отвечать, но он был иного мнения. Звонка я его никак не ожидала, так что чуть было не выронила свой мобильник.
  -Да!? - Не потрудтвшись скрыть раздражение, ответила я.
  -Почему ты не ответила? Где ты? Доехала? - Нельзя было сказать, что его тон был более миролюбивей моего.
  -Потому что не все печатают пятьсот слов в минуту! - Резко ответила я, но уже более спокойно добавила. - Дома. Да.
  -Вот как. - Казалось, Глеб тоже вернул себе утраченный контроль. - Ладно, тогда спи. Спокойной ночи. - И связь на том конце оборвалась.
  А я...я стояла размышляя, стоит ли мне улечься прям тут или всё же добраться до квартиры? Да и вообще, ложиться спать в шесть часов, как то уж слишком... Или нет?
  
  Глеб
  
  Небо заволокло тучами, чёрно-синее, они не оставляли сомнения в том, что погода сегодня будет пасмурной и дождливой.
  Обычно, ровная гладь озёра шла рябью, хотя ветра практически не было.
  Вот только в душе у него был ураган, смесь та была не от любовных страданий, нет не дай Всевышний, да и не от разбитых грёз, то было злостью в вперемешку с яростью.
  Три дня, три дня он был словно весь на острие ножа. А как иначе? Всё выстроенное им за несколько лет, его стараниями, чуть было не рухнуло в миг. Он терял ту независимость, что имел в материальном плане.
  Едва ли кто-то был бы счастлив, укати его бизнес в болото.
  За эти три дня, сеть его ресторанов, подверглась всем мыслимым и немыслимым проверкам. Проверки с прокуратуры он избежал чудом, а точнее Егором. Три отравления за три дня, в ресторане где подобного не случалось ни разу, за четыре года. Уж очень целеноправленно его хотели скинуть с места. Идиотом Глеб себя не считал и в подобные "совпадения" никогда бы не поверил.
  Вот только в Питере, он найти ничего путного не сумел, всё было идеально сыграно.
  Но вот кто-то очень желал его падения и едва ли это были конкуренты, с ними всё давно было улажено.
  Зато Глеб очень хорошо знал человека, кому были на руки все его промахи, человека на которого Егор так непрозрачно намекал.
  Выбросив недокуренную сигарету, он размышлял над словами Саркастика.
  "Это место дарует умиротворение, правда? ".
  В тот момент он согласился, но сейчас не был в этом уверен.
  Обдумав эту фразу, он решил, что умиротворение даруют вовсе не место, а люди.
  Сарданически ухмыльнувшись собственным мыслям, он открыл двери своего авто.
  Шум двигателя умиротворял его сегодня едва ли больше, чем пейзаж озёра.
  Когда он уже выехал на трассу, взгляд зацепился за серое мохнатое существо.
  Точно! Она забыла свою обувь в его машине. Взглянув на цифровые часы в панели тахометра, решил, что она ещё в университете.
  Руки будто сами повернули руль в другом направлении.
  Он задумался, а стоит ли сейчас ехать? Взгляд вновь упал на мохнатую обувь.
  Словно наяву услышал он голос своего несчастья:
  -Значит судьба.
  Он даже обернулся, желая убедиться, что он тут один.
  Протерев глаза ладонью, решил, что спать надо значительно больше, нежели три часа в сутки, но с намеченной дороги не свернул, нет.
  
  *****
  
  Он стоял перед дверью в её квартиру. Назвав себя самыми изощрёнными ругательствами, уже почти дозрел до того, что бы пойти обратно, но вопреки всем криками здравого смысла, вместо того, что бы уйти, нажал на звонок.
  Он её достал, определённо точно. Когда он звонил ей второй раз, что бы повторно убедиться, что всё хорошо, она достаточно ясно намекнула на отсутствие у него, как интеллекта, так и такта.
  Быть может виной тому был не сам звонок, а время, когда он его совершил. Да, само собой, два часа ночи было не самым подходящим временем суток, чтобы совершать подобные звонки. Но что он мог поделать? Угрызения совести и отцовская опека давили. Первое он испытавал по причине того, что сам не привёз её домой, второго объяснить сам никак не мог.
  А вот то что он узнал, что вот уже третий день её нет в университете, ещё больше грызло его.
   Почему? Она ведь пай девочка, та что на зубок знает каждую лекцию, а пропускает не больше трёх раз за год, само собой по веским причинам.
  После своего второго звонка, он больше не решился ей звонить. Как и всякий мужчина, он вопреки собственным желаниям и опасениям, не мог не учитывать её желаний.
  В ту ночь, она весьма едко ответила, что так как по его пожеланию спит с шести вечера, то само собой разумеется в два часа ночи бодурствует, ведь как раз восьмичасовой сон положенный каждому человеку, был выполнен.
  Пожелав ей спокойной ночи, он так и не понял, кто первый оборвал связь, в любом случае ответного пожелания он не услышал, а посему решил, что такая опека не совсем ей приятна.
  Она была зла, это было совершенно ясно. По-сути повод у неё имелся не один, в конце концов, даже к прогулке он её принудил, хотя был уверен, что ей было весело и опять же накосячил, не вернул её домой, отправив на такси, чем мог обидеть.
  Самой большой трудностью в странных отношениях с этим мифическим созданием, он считал то, что не знал чего от неё ожидать. Она была слишком разной, словно меняя маски одной личности на другую. Слишком разумна для ребёнка, чересчур шаловлива для взрослого. За все те годы, что он её знал, он не мог и предположить, что всего за пару более близких встреч, сумеет открыть в ней совсем иные черты характера.
  В том и была проблема, он не знал кто откроет ему дверь, ребёнок или взрослый человек, интересный собеседник или острая на язык дамочка.
  Или её отец, добавил он идею в свой список.
  Меж тем, он различал за дверью шум, тихую поступь шагов, которая определённо точно принадлежала ей.
  -Кто там? - Голос раздавшийся с той стороны, показался ему уж очень хриплым, будто надломленным.
  -Регина, это...- Начало было он, но был прерван.
  Раздался щелчок и дверь распахнулась.
  На пороге, в не по размеру большой, смятой футболке, с растрепанной шевелюрой, махровых носочках и бриджах, прищурив глаза, стояло его несчастье.
  -Ты не Регина. - Упрямо сжав губы и скрестив руки на груди, отвечало создание, которое именовать, а точнее приписывать к роду человеческому, не получалось.
  -Как проницательно. - Ответил он.
  Его намерения отдать тапочки и сразу же уйти, исчезли, стоило только ему взглянуть в её лицо.
  -Почему ты плакала? - Спросил он, зайдя в дверь, толкнул ту ногой, что бы захлопнуть.
  -Шигин...- Регина похоже задохнулась от возмущения, вызванного его поведением.
  Но голос, голос её звучал всё так же надломленно и похоже сейчас он точно знал причину, которой была вовсе не простуда, которая во всю свирепствовала в их городе.
  -Кто есть дома? - В поисках её отца, он огляделся, безуспешно в принципе.
  -Папа, он вышел в магазин десять минут назад, должен вот-вот вернуться. - Спокойно сказала она, намекая, что его присутствие тут нежелательно.
  Вот только в своей нерешительности Глеб простоял перед её дверью минут двадцать, а потому знал, никто из этой квартиры не выходил.
  Осмотрев прихожую, он отметил, что на полках нет мужской обуви, а на вещалке одежды.
  Она проследила за его взглядом, а потом наблюдала за иронической усмешкой.
  В какой же супермаркет пошёл её отец, что прихватил с собой всю одежду?
  -Он в командировке. - Регина вздохнула, видно понимая, что врать смысла больше нет.
  -Почему ты плакала? - С нажимом повторил он свой вопрос.
  Возмущаться она не стала, зато взглянула на него ТАК, словно в поисках наличие у него хоть какой-то совести, безуспешно впрочем, как и всегда. Он таковой не имел лет с шестнадцати.
  -Я рассталась с парнем. - Гордо вскинув подбородок, отвечала мелкая, уже потеряв надежду избавиться от него. - Всё мистер Знайка, тебе пора. - А нет, всё же не потеряла.
  -У тебя нет парня. - Совершенно уверенный в своих словах, ответил он.
  -Вчера был. - Похоже Саркастик решила не сдаваться.
  -И где же ты его нашла? - Глеб ухмыльнулся.
  -Он озяб под дождём, мне стало его жалко, я взяла его под свой зонтик, он сказал, что я красивая, мы решили пожениться. - Обойдя его, она весьма "гостеприимно" открыла перед ним входную дверь.
  -Я надеюсь мы говорим о человеке? - Не имея возможности пользоваться радушеем хозяйки, он сам закрыл дверь, на ходу стаскивая обувь, давая понять, что вовсе никуда не торопиться.
  -Да. - Наблюдая за его действиями, сквозь зубы проговорила она.
  -От чего же распался ваш вечный союз? - Насмешку в голосе, увы, искоренить не удалось.
  -У него есть другая. - Состроив жалобную мордашку, заявила она.
  -И ты не попыталась бороться за свое счастья? - Сочувственно, но вместе с тем, с упрёком, вопрошал он, поддерживая её игру.
  -Быть может, если бы я подобно ей, имела третий подбородок, то осталась бы с ним, но я стройна и имею право быть гордой. - Она вновь скрестила руки на груди, высоко задрав, этот самый подбородок, тот что один.
  Глеб не сумел сдержать улыбку.
  Если ему не изменяла память, именно так отвечал один из фаворитов короля Генриха третьего, на вопрос о его любовнице, в романе Дюма "Сорок пять", с одной лишь поправкой, что там речь шла не о подбородке, а о брюшке.
  -Дюма? - Уточнил Глеб, склонив голову на бок.
  -Ты знаешь? - Ошарашено спросила она.
  По правде, он не до конца понял сей реакции.
  Что конкретно вызвало в ней столь бурное удивление? То что он читал книги Александра Дюма, то что он вообще читал книги или же само его умение читать? Конечно в своём собственном суждении, он не считал себя глупцом и человеком заурядным. Всегда в своей жизни он стремился быть всесторонне развитым, жизнь наглядно показала, что сила не всегда гарантирует победу, а наличие ума это уже девяносто процентов всего успеха.
  Но вот именно в её предположениях на его счёт, он похоже был кем угодно, но точно не любитель духовного развития, хотя едва ли он согласился бы с тем, что книги развивают только внутренний мир и культуру речи.
  Оставив её вопрос без ответа, он спросил:
  -Это являться единственной причиной безудержных слёз и вселенской скорби или есть более достойная? - Явно иронизируя, он дал понять, что этот её ответ всерьёз не воспринят.
  -Ты зачем пришёл? - Изменяя стратегию ведения разговора, поинтересовалась она. Очевидно желая из ранга дающих ответы, перейти в ранг задающих вопросы.
  Вместо ответа он протянул ей тапочки, что всё это время держал в левой руке, которые она не заметила.
  Лицо её смягчилось, руки опустились по швам и она больше не глядела на него так, словно он отбирал кусок её хлеба.
  -Спасибо. - Забирая у него с рук свою обувь, тихо произнесла она.
  Её голос все ещё отдавал хрипотцой, а глаза, что больше не были подозрительно прищурены, теперь вопреки всему здравому смыслу, были тусклыми и печальными.
  Только по этому, только по этой причине и никак иначе, убеждал себя Глеб, решился он вытащить из-за спины правую руку, а точнее предмет, который он так тщательно прятал всё это время.
  Что случилось за три дня такого ужасного, что глаза цвета золота, всегда сияющие и весёлые, грустны?
  Стоило ему только протянуть руку, как лицо её удивлённо вытянулось, а глаза расширились.
  Он внимательно наблюдал за её лицом, готовый в любой момент, развернуться и уйти, заметь он в её поведении, словах или жестах, хоть малейшее пренебрежение, гордыню или же насмешку.
  Он пока сам не мог до конца объяснит себе своих действий, и не потерпел бы доказательств своего безумия и глупого поведения с её стороны. Почему-то именно её мнение, которое могло быть отрицательным, уж очень ударило бы по его гордости и самолюбию.
  Но вопреки его ожиданиям, стоило ей отойти от шока, как его сменило веселье. Глаза на мгновение зажглись теми же искрами радости, что он так привык видеть, а на лице заиграла широкая улыбка, полная неподдельного веселья.
  -Это Фил. - Забирая с его рук мягкую игрушку, пояснила она.
  -Он не женщина? - Поинтересовался Глеб, рассматривая миньона, что был одет в форму гувернантки.
  -Нет. - Регина рассмеялась и от чего-то Глебу этот смех показался весёлой и нежной мелодией. - Он просто одевает костюм горничной.
  Глеб решил не поднимать вопрос, о слишком уж вседозволяющих мультфильмах, где по его мнению поощряется трансвистиция. Вообще сейчашние мультфильмы уж слишком навязывали ребёнку то, что у него есть право выбора.
  Вот его сын, подобной фигни смотреть не будет, а то удумает ещё себе, что мужику позволительно щеголять в бабском прикиде. Свобода его выбора, будет заключаться лишь в том, что он сам сможет выбрать, КМС в каком виде спорта он захочет стать или же какое второе высшее ему получать.
  Удивившись своим мыслям, Глеб поразился сам себе. Такими темпами ему и до собственного отца не далеко.
  Да и с чего вдруг он должен обзавестись детьми?
  Бррр, определено недосыпы пагубно влияют на него..
  Регина всё это время с широкой улыбкой рассматривала новую игрушку.
  -Спасибо. - В одно это слово она вложила столько благодарности, что Глеб даже смутился, не уверенный, что одна маленькая игрушка такого стоит.
  Он уже в который раз намеревался задать вопрос, о причине пролитых слёз, причина эта, как не странно имела для него значение.
  Но задать вопроса он не успел, лицо светящееся от радости, вдруг перекосило... Обувь, что всё это время она держала в руке, упала с глухим стуком на пол, игрушку же она наоборот сжала так, что побелели костяшки пальцев.
  -Регина?! - Он сам поразился своему воплю.
  Она согнулась пополам, одну руку прижав к животу, а другой в поисках опоры, ухватилась за край комода. Губы её были плотно сжаты, как и глаза.
  Подхватив оседающую на пол девушку, прижал к себе.
  -Регина, что..., где больно? - Тревога за своё несчастье била словно молоток по нервам.
   Она не ответила, лишь плотнее сжимая губы, сдерживая очевидно стон боли.
  -Регина, чёрт тебя...Регина я не смогу помочь, если ты не скажешь где больно?! - Озверевший, скорее от собственной беспомощности, нежели от её молчания, он перешёл на крик.
  Она глубоко втянула воздух сквозь зубы, игнорируя все его попытки её растормошить и призвать к ответу.
  -Маленькая..!? - С отчаянием позвал он её, понимая, что криками добиться чего-то, сможет едва ли.
  Видно что-то в этом обращении задело её, так как прилагая усиляя она все же ответила:
  -Живот. - Это скорее звучало как приговор, столько боли было в её голосе.
  Больше не медля, он подхватил её на руки, понимая, что уложить её и облегчить страдания первое, что он должен был сделать, этакий идиот.
  Не обратив внимание на её лёгкое сопротивление, когда он взял её на руки, он направился в первую комнату располагавшуюся у него на пути.
  Стоило ему только открыть дверь и войти, как он понял, что попал точно в её спальню.
  О хозяйке тут говорило всё.
  Просторная светлая комната. Левую стену полностью от края до края, занимал книжный шкаф. И если одна его сторона была использована по назначению, вторая была скоплением самых разных вещей, начиная от карточного домика, заканчивая коллекцией фарфоровых кукол.
  Стена перед ним отличалась широким окном и необычными шторами Те были ярко желтыми, с изображением на них огромных бабочек, а тюль же наоборот был белым и изображён на нём был лебедь, над которым возвышался чёрный ворон.
  Подоконник был деревянным и через чур широким, а на нём лежал плед и пара подушек, что свидетельствовало о том, что хозяйка комнаты, проводит именно там, не мало своего времени.
  Кровать у неё, вопреки скромным размерам самой девушки, была довольно широкой, да ещё и дизайн её был оформлен по подобию лодки. На самой кровати он, не без внутреннего удовольствия, обнаружил своих миньонов.
  Даже люстра в её комнате была не обычной, в форме солнца, а потолок был подобно небу.
  Проведя секундный осмотр, он не стал обострять внимание на мелочях, хотя тут несомненно было на что поглядеть.
  Как можно бережнее он уложил свою хрупкую ношу в кровать, опасаясь, что неосторожным движением может причинить ей ещё больше боли.
  -Я вызову скорую. - Сжав её руку, он полез за телефоном в карман, но она вдруг неожиданно запротестовала:
  -Нет, не надо пожалуйста. - На своём последнем слове, она так сильно сжала его руку, что пожалуй останутся следы.
  -Почему? - Раздражённый, от того, что она мешает ему помочь ей же, немного резко спросил он.
  -Я не больна. - Сквозь зубы процедила она, вновь обхватив рукой живот. - Так бывает. - Добавила она реплику, что вовсе не внесла ясности.
  -По-твоему, корчась от боли и до крови кусать губы, это нормальное состояние здоровья? - Зло поинтересовался он, понимая, что начинает закипать.
  Было почти физически больно наблюдать за её страданиями и лишь усилием воли, он ещё не сорвался и не выбежал с ней на руках на улицу, что бы самому довести в больницу, так она ему ещё и мешала вызвать скорую!
  -Глеб. - Позвала она его по имени. - Глеб, прошу. У меня так бывает. Глеб, это нормально. Если сейчас ты вызовишь скорую от этом узнает деда, потом папа примчится сюда бросив командировку. Глеб, пожалуйста. - Кажется на эти слова, она истратила свои последние силы, так как откинувшись на подушку, тяжело и часто задышала.
  -Маленькая?! - Не на шутку перепуганный её словами, он уже решил, что она в горячке и бредит.
  Ладонью он прикоснулся к её лбу, который во преки всем его ожиданиям был холодным.
  -Как часто тебя мучают подобные боли? Почему ты это скрываешь? Регина, терпеть боль, это ненормально.- Он уже сам в уме начал перебирать десятки болезней с характерными симптомами и каждый следующий диагноз, был хуже предыдущего.
  -Каждый месяц. - Шёпотом ответила она.
  А он таки сорвался.
  -Мелкая, ты охринела?! Это может быть, что угодно!! Ты каждый месяц испытываешь такие боли и молчишь? Куда смотрит твой отец??? Мы едем в больницу... - Его гневную тираду оборвали.
  -Я хожу в больницу. - Кажется её голос уж совсем шёл по убывающей, до того это был тихий шёпот.
  Что-то в этом шёпоте заставило его замолкнуть, нотки стеснения которые он различил в её голосе. Озадаченный, он посмотрел на неё.
  Она горела. Не в прямом смысле этого слова, нет, но щёки её буквально пытали жаром и если он достаточно правильно понял сию реакцию, то была не болезнь, то было... Стеснение?
  Она стыдливо отвела взгляд, как-то озобоченно нахмурив брови, закусывала губу. И вот глядя на эти пылающие щёки и глаза, что она в стеснении прятала, он вдруг чётко осознал, что слова "Это нормально" и "Каждый месяц", могут иметь ни один смысл.
  -У тебя..? - Он допустил паузу, не зная, как точно выразить свою мысль.
  Она поняла, он осознал это, глядя на то, как с удвоенной силой вспыхнули её щеки, казалось даже её белая шея приобрела розовый оттенок.
  -А чем я могу помочь? - Смущение взявшееся из каких-то недр его тёмной души, сковывало в разговоре, но он быстро отогнал то, в тот же темный уголок, в котором оно находилось все эти долгие годы.
  Золотисто-карие глаза взглянули на него с немым недоверием, а в глубине глаз затоилось то чувство, что он именовал бы доверием, если бы не боялся ошибиться в собственных суждениях.
  -Не уходи. - Тихий шёпот раздался словно из ниоткуда отовсюду и если бы в этот момент он не смотрел бы на неё, если бы не видел, как она произнесла эти слова своими губами, то вероятно не поверил бы, что она попросила его остаться. Тем более видно испугавшись собственных слов, а возможно просто желая избежать неловкости она добавила. - Но конечно у тебя дела, да и...
  Он прервал её, нежелая, чтоб она придумала оправдание его уходу, в котором он не нуждался.
  -Я свободен и не уйду. - Заявил он, разрушая все её надежды на избавления от него, которые она видно начала питать, когда её разум взял вверх над минутным всплеском эмоций и прихотью.
  Дальше им поговорить не удалось, так как её вновь пронзила боль.
  
  *****
  
  Он быстрым шагом продвигался по отделам супермаркета, ритмично загоняя в тележку всё то, что считал может понравиться Саркастику. Особенное внимание он уделил витрине с шоколадом, сграбастав оттуда все виды плиток и батончиков.
  Мелкая, какой бы маленькой она не была, питаться энергией солнца всё же не могла, да и с её аппетитом, это был явно не тот вариант.
  Вот только отсутствие еды в холодильнике, мало способствовало утолению голода.
  До семи вечера оставалось тридцать минут, если поторопиться, то ещё можно успеть в аптеку, за каким-нибудь нормальным обезболивающим, а не той хренью, что она глотает, а эффекта хватает от силы часа на два.
   Хотя эти таблетки имели одну положительную сторону, которую охарактеризовать можно двояко. С одной стороны он был готов биться головой об стену от собственной беспомощности, а с другой, она переставала его прогонять, как только ей становилось хуже.
  Она вовсе не указывала ему на дверь, но так очевидно беспокоилась о том, что отнимает его время, раз пятнадцать в час, что намеками это можно было назвать явно преуменьшая действительность. Притом, с приближением вечера эти намеки становились всё более явными и частыми. Он даже представить себе не мог, как именно объяснит ей, что не уйдёт пока ей не станет легче, пусть ему даже придётся ночевать в её доме. Он был уверен, такая идея будет воспринята в штыки и не мог не согласиться, что это восприятие обоснованно.
  Расплатившись за покупки, он направился в аптеку, что находилось по соседству с супермаркетом. Фармацевт оказался толковый и без долгих разъяснений дал ему искомое лекарство, строго велев ознакомиться с побочными эффектами.
  Удача словно во всём сопутсвовала ему, не было не очередей в магазине, не пробок на дороге и уже без десяти семь, он стоял перед дверью её квартиры. Он открыл дверь ключами, которые сама она ему и дала.
  В коридоре было тихо, как и во всей квартире в частности. Свет горел лишь в одной комнате, поставив пакеты на пол, он направился туда.
  Как можно тише он открыл дверь, заглянув внутрь понял, что предосторожность эта не была напрасна, она спала, свернувшись в клубочек, подобно маленькому рыжему котёнку.
  Эта комната была практически пустой, из мебели тут был лишь удлинённый столик, на низких массивных ножках. Пол был устлан мягким ворсистым ковром, светлобежевого цвета.
  Но каким бы он не был плотным, едва ли он мог согреть её, тем более, что она сменила свою прежнюю одежду, на лёгкий сарафан, который лишь чуть прикрывал колени девушки, в довесок ко всему, она ещё оставила окно открытым. Пальчики её ног были сжаты, а лоб нахмурен, в руках она сжимала миньона, что выглядел, как женщина, но был мужского пола.
  Вздохнув, Глеб подошёл ближе, горестно жалуясь самому себе на её халатное отношение к собственному здоровью.
  Она даже не отреагировала, когда он поднял её на руки, лишь плотнее прижалась к нему, видно в поисках тепла. Её холодный носик коснулся его кожи, над V образным вырезом его свитера. Глеб выругался сквозь зубы. Она была ледяной!
  Ногой толкнув дверь её комнаты, он проделал ювелирную работу по стаскиванию одеяла с кровати так, чтобы не двинуть плечом или рукой, дабы не потревожить её сон.
  Стоило только отпустить её в кровать, как она снова приняла позу эмбриона, спасаясь от холода.
  Пальчики на ногах, что она сжимала, напомнили ему об одной детали. Открыв нижнюю полку прикраватной тумбочки, он выудил на свет пару тёплых вязанных чулков. Глеб похвалил себя за внимательность, которая помогла ему безошибочно определить место нахождение её одежды.
  Он не был мастером в одевании девушек, как раз таки наоборот, он в совершенстве мог их раздеть. Но спустя две три минуты, он по праву мог собой гордиться, он не только смог натянуть носочки на её маленькие ножки и не поставил ни одного синяка на белую кожу, но даже не потревожил её сна и завязал в бант ленты, что были по краю чулков. Дело было в том, что ступни её ног были настолько малы, что он всерьёз опасался повредить их своими ручищами, но всё вышло более чем удачно.
  Он сам себе напоминал мамашу, которая одевала своё чадо, вот только он быть нежным подобно любящей женщине не мог, да и рук таких изящных не имел, потому всерьёз и опасался сделать ей больно, она то на ребёнка походила и даже очень. Маленькая, очень маленькая, совсем. Он всё больше в этом убеждался.
  Теперь её ножки до икр были плотно укутанны и в завершении своей кропотливой работы, он укрыл её махровым одеялом до подбородка.
  За всё то время, что он провёл с ней, она засыпала дважды, а он укутывал её в одеяло, которым она сама пренебрегала, утверждая, что спать не хочет и не будет, и вообще, он может идти домой. Но выпив таблетку, её неумолимо клонило в сон.
  Вот и сейчас верная своему поведению и его домыслам, стоило ему только укутать её в одеяло, как она тут же вытащила из своего "кокона" ножку, а потом вторую.
  Это заставило его улыбнуться. Было приятно просто от того, что он теперь знал эту её привычку.
  Она даже спала, как младенец, подперев щеку рукой, а губы её были слегка приоткрыты, лоб уже не был нахмурен и она не сжималась в комок.
  Она тихо сопела, время от времени вздыхая во сне.
  Пару её прядей выбились из замысловатой причёски, упав на лицо.
  Похоже это причиняло дискомфорт, ибо несколько раз она высовывала руку из под одеяла, кулачком потирая щеку, на которую и упали рыжие пряди.
  Глеб протянул руку, намереваясь убрать мешающие ей пряди, но остановился, когда его рука уже была почти у цели.
  Её веки дрогнули, но глаза она так и не открыла.
  Отобрав свою руку, он размышлял над тем, как бы она отреагировала, открой глаза.
  Он сам едва отдавал отчёт своим действиям, об её мыслях и думать нечего.
  Последний раз взглянув на спящую девушку, он встал.
  Пора было готовить ужин и похоже роль кухарки была отведена ему, ну не то что бы он был этим недоволен...
  
  Прошло чуть больше часу, когда он услышал тихие шаги. Мелькнула мысль, что мягкую поступь её шагов, он уже угадал бы из тысячи.
  Все его мысли насчёт неё вызывали улыбку на лице. Уж больно самоуверен он был, полагая, что так хорошо её знает. Да он узнал о ней за пару недель, куда больше чем за пару лет, но это ведь не значило, что он знал о ней всё. Вот только дебаты с самим собой ни к чему не привели, он всё же сумел бы выделить её тихие шаги, если не с тысячи, то с сотни.
  Даже не оборачиваясь он был уверен, что она стоит в проёме двери, смущенно переступая с ноги на ногу, не уверенная, с чего именно стоит начать разговор.
  Пока она спала, он успел приготовить овощное рагу и сварить куриный суп. Не то что бы он был профи в готовке, но так как основным его бизнесом, являлся ресторанный, а своих поваров он тестировал лично, то малость разбирался в данном деле.
  Он стоял у окна, опираясь локтями на подоконник.
  Чего она ждала? Или чего ожидал он? Глеб решил помучиться в этом томительном ожидании ещё столько, сколько позволит ему случай. Ждать того момента, когда она потребует его ухода, когда здравый смысл возьмёт вверх над её благодарностью.
  Почему судьба приводит его к этой девушке? Почему именно её ему хочется опекать? Что за насмешки жизни? Он точно не ангел, а уж тем более не хранитель. За свою жизнь он испортил не одну жизнь, а некоторые даже отнял. Интересно, какова была бы её реакция, знай она, что в её доме убийца? Однозначно она бы сказала, что-нибудь неординарное. Он уже было открыл рот, что б тут же его захлопнуть. Сегодня в его голове творится чёрт знает что.
  Неожиданно, его спины коснулась маленькая ладошка. Он вздрогнул, но попытался максимально скрыть эту реакцию, опасаясь, что она может воспринять это, как неприязнь к ней. Но холодная ладошка исчезла так же быстро, как появилась.
  -Глеб...- Тихо позвала она его по имени.
  Он медленно обернулся, готовый услышать слова "тебе пора".
   На её щеках проступил румянец, глаза оживились, влажные губки снова стали кораллового цвета, вся бледность исчезла с её лица, о недавних её терзаниях напоминал лишь отпечаток усталости на лице и опухшие веки. Ей стало лучше, значит ему следовало уйти. С последнего приёма лекарства прошло больше четырёх часов, если ей не стало плохо, наверняка состояние её нормализовалось. Что ж, ему и вправду было пора.
  Но она всё решила по-своему, как всегда удивляя своим нестандартным мышлением.
  -Глеб, я кушать хочу. Ты приготовил чего? Мы сегодня ужинать будем? Я знаешь ли ни одним воздухом питаюсь, желудок кислородом не накормишь. - Она сказала это так жалобно, временами тяжело и горестно вздыхая, что он почувствовал себя скверно. Будто бы он был обязан её кормить и позабыл о своих обязательствах.
  Вот только её наглость пересекала все границы и Глеб не был уверен, что это раздражает, а не вызывает желание рассмеяться. Похоже когда дело касалось её трапезы, то вся её совесть покидала хозяйку, вероятно, так же удаляясь отобедать.
  Не ответив на вопрос, он просто взял её за руку и подвел к столу, отодвигая для неё стул. Она поспешно села, с немым ожиданием глядя в его лицо. Глеба изрядно веселила эта ситуация.
  Он успел изучить местоположение посуды в кухне, а потому сразу выудил на свет нужные тарелки. Он разлил суп по тарелкам, потом пришёл черёд рагу. Когда еда была уже на столе, Глеб с интересом поглядел на своё несчастье, которое всё так же выжидающе смотрела на него.
  -Я руками не ем. - Разъяснила она причины своей заминки, пожимая плечами.
  Меж тем ясно дала понять, что он ей в роли официанта и повара.
  Только почему-то это его не злило, её капризы казались воистину детскими. Глеб вообще не мог припомнить, что когда-то ухаживал так за девушкой, даже в пик своей романтической привязанности, но вот его отношение к ней похоже не имело никаких рамок невозможного.
  Он поставил перед ней ложку, вилку и нож.
  -А хлебушек. - С такой печалью это было сказано, что Глеб даже ощутил досаду от того, что сам забыл об этой детали.
  Глаза её были полны грусти и отчаяния и он всерьёз задумался над тем, а не манипулируют ли им, явно переигрывая?
  Когда всё требуемое было на столе, он уже было собирался сесть, видя, что она приступила к ужину, но не тут то было.
  -Я что по-твоему травоядное? Здесь даже запаха мяса нет! - Она глянула на него так, будто под видом прекрасного лебедя, он подсунул ей ощипанную курицу.
  Рыжие пряди её волос беспорядочно легки на лоб и щёки, когда она гневно дернула головой, губы были плотно сжаты, а глаза выражали обиду в вперемешку со злостью.
  Глеб надеялся накормить её лёгкой едой, полагая, что организму требуется, что-то достаточно полезное, но и не слишком плотное, только вот похоже она была другого мнения и он к счастью это предвидел.
  Вытащив из холодильника копченую куриную грудку, разрезал упаковку и поставил ту на разделочную доску.
  Регина не стала ждать его дальнейших действий и встав из-за стола, сама отрезала небольшой кусок грудки.
  Но вопреки его ожиданиям, а может даже подтверждая их, она не взяла себе этот кусок, а заботливо переложила в его тарелку, так обворожительно улыбаясь, словно угодить ему, было её первостепенной задачей, меж тем оставшуюся часть (вернее всю курицу) она положила в свою тарелку.
  -Ну, приятного нам аппетита. -С этими словами она приступила наконец к еде.
  Глеб же со спокойной душой, выудил из холодильника говяжьи рулеты, которые тоже купил в супермаркете и поставил разогреваться блюдо в микроволновку.
  Регина, увлеченная ужином, не замечала его манипуляций ровно до тех пор, пока он не открыл дверцу микроволновой печи и по кухне не раздался аппетитный запах мяса.
  Стоило мелкому носику только учуить этот запах, как она отвлеклась от собственного блюда, но было уже поздно, он уже сидел за столом.
  Глеб насмешливо взирая на своё несчастье подносил ко рту кусок мяса.
  Казалось, что он её предал, так красноречив был её взгляд, но Глеб стойко его выдержал, совесть его была чиста, не он ухомячил первый, не желая делиться по братски.
  В его взгляде она прочла ответ на свои не высказанные упреки, но лицо её выражало всё ту же оскорбленность.
  Глебу нравилось изводить её в такой безабидной манере и он бы отдал многое, что бы на мгновение узнать её мысли. Он просто был очарован её отношением к еде.Глеб настолько привык, что женский пол постоянно жеманился в этом вопросе, что вот такой нормальный аппетит у девушки вызывал у него чуть ли не восхищение. Её не нужно было упрашивать скушать ещё кусочек, она не говорила, что это губительно для фигуры, что одного салата ей более чем достаточно. Его раздражали эти игры в идеальную женщину. Он не видел порока в том, что бы нормально питаться. Ведь и дураку ясно, что они питаются не силами небесными, так зачем эти глупые сказки? Единственное о чем действительно стоило беспокоиться рядом с ней, так это о том, что бы его порция не покинула потихоньку его тарелку и это изрядно веселило.
  Когда мелкая поняла, что на совесть давить бесполезно, она начала давить на жалость, но так же бесполезно, но когда она поменяла манеру поведения на обольщение, Глеб сдался.
  Уж слишком мило улыбалась она, интересуясь:
  -А что там у тебя вкусненькое?
  Глаза её сияли, губы были растянуты в милой улыбке, обнажая ровный ряд жемчужных зубок, а на щеках проступили ямочки.
  Рыжие пряди соприкоснулись с его шеей, когда она привстала и склонилась над столом, а точнее его тарелкой, снизу вверх глядя в его лицо.
  И смотря на всё это великолепие он понял за секунды то, чего не сумел понять за несколько лет, он видел в ней солнце, тепла которого ему так не хватало... Поэтому позволил стащить у себя кусок мясного рулета, попутно договариваясь об обмене на курицу.
  
  Глеб
  
  Оглушительные раскаты грома сотрясали землю, моросящий дождь уже давно перешёл в ливень. Солнце уже не освещало пути, но луна не спешила на смену, как и звезды сегодня не взяли на себя роль светил.
  -Регина! Довольно. По-моему, ты уже достаточно подышала свежим воздухом!
  -Но ты сказал, что сегодня мне всё можно, если я буду чувствовать себя хорошо. - Ответило не послушное создание, а потом прокричала. - Мне ХОРОШО Глеб! Мне просто О-ФИ-ГЕТЬ, как хорошо.
  Да он сказал подобное, да предложил такой уговор. Но он никак не предполагал таких последствий!
  Он не знал точно, что подсунул ему фармацевт в аптеке, но собирался вытрести из него душу, если потребуется, но узнать, какую дурь он собственноручно ей всучил.
  Ей однозначно не было плохо, но по его мнение, слишком хорошо тоже не слишком хорошо.
  Дааа, теперь идея прогуляться не казалось ему такой хорошей.
  Но ведь не мог же он предположить, что будем гроза и что после приёма таблеток, она станет не совсем вменяема?
  Место как нельзя хуже подходило к случаю, то была отвесная скала над озером.
  Лишь чудом он удерживал малышку подле себя, под навесом из старой черепицы.
  Сие чудо когда-то было прекрасной беседкой, судя по слухам, но со временем обветшало и представляло из себя лишь жалкое подобие, некогда очень популярного места.
  Но Глеб был благодарен и этому укрытию, ведь именно оно сейчас обеспечивало им приют.
  В своей задумчивости, он позабыл о маленькой ручке, которая всеми силами пыталась покинуть капкан из его ладони и непременула воспользоваться столь удачной возможностью.
  -Регина! - Он заорал почти нечеловеческим голосом.
  Он физически ощутил, как его сердце замирает, как в миг леденеют ладони, а в голове взрываются тысячи мыслей сразу.
  Она танцевала, плавно покачиваясь в такт одной лишь ей известной музыке, её лицо направленное прямо к падающим с неба каплям выражало безграничную радость, а смех её разносился по округе вместе с раскатами грома.
  Вот только танец её от того так и леденил душу, что исполняла она его на самом краю скалы, танец от того так и ужасал, что одно неверное движение, стоило бы жизни.
  Вот её нога уже наполовину зашла за грань и казалось она уже теряет равновесие, но тут она снова делает шаг назад.
  У Глебы потемнело в глазах, от такого безрассудства и он был ровно в той степени бешенства, что сам был готов скинуть её вниз.
  Он как последний идиот всячески облегчал её жизни, ради того получается, что бы она подводила её к концу?!
  Никакие доводы разума и тихий голос совести об её невменяемости не затушили пожар, который разгорался с каждым новым её шагом.
  Три секунды. Столько времени понадобилось ему, что бы добраться до неё, непростительно много, целых три секунды он находился на грани ужаса и ярости, и вероятно поседел ни на один волос.
  -Я убью тебя! - Пообещал он ей, хватая за руку и крепко прижимая к себе. - Убью и ты больше не сможешь изводить меня.
  Потеряв контроль над собственными словами и жестами. Он сначала чуть было не сломал её в своих медвежьих объятиях, а потом начал трясти так, словно желал вытрясти всю её безрассудную душу.
  Но на все его попытки привести её в чувство она просто смеялась. Не истерично, пока нет.
  Он за минуту высказал столько нелецеприятных эпитетов об её интеллекте, что ни в сказке сказать, ни пером..
  -Стой! Стой же! Глеб, не ищи того чего нет, совесть моя вещь крайне изменчивая, сейчас она изменяет мне с кем-то другим, посему её и нет.
  Эти слова были первыми, что она произнесла.
  Но видя, что эффекта они не возымели, она просто обхватила своими маленькими ладошками его лицо, да так крепко, что он замер, а когда она взглягула на него своими сияющими глазами, то и слова у него застряли где-то в районе горла.
  -Глеб, Глеб, а давай мы с тобой будем как Винни-Пух и Пятачок, нет даже лучше, как Орест и Пилад, нет ещё лучше. - Она смотрела на него, ручками потянув к себе ближе. - Ты будешь тем, кому я буду верить и доверять. Не долго, совсем на чуть-чуть.
  
  Когда она сначала предложила ему роль медведя, а потом какой-то хрюшки, он немного растерялся, когда её персонажи были выбраны из древнегреческой мифологии, он более менее осознал, что именно ему предлагали, но глядя на лихорадочный румянец и ярко горящие глаза, понял, что она ещё более невменяема чем когда-либо. А потому решил пользоваться моментом. Быть может она и жила в сказке, но он не был обязан брать на себя роль благородного рыцаря, доспехи ему были бы не к лицу.
  -Ты доведешь меня до серебра на голове, но я рискну стать белобрысым. - Ответил он.
  Она весело засмеялась его шутки и отпустила его лицо, чтобы тут же ухватиться за шею.
  -Папа с дедой, тоже говорят, что седеют из-за меня. Почему я всегда во всем виновата? - Обижено поджав губки, поинтересовалась она.
  -Действительно, с чего они это взяли? - Иронично выгнув бровь, Глеб хмыхнул.
  
  
  
  Маленькие капельки воды падали с неба, три из них она успела поймать губами, остальные миллиарды миллиардов, увы не смогла.
  -У меня нет друзей уже со школы, как-то в седьмом классе, один из моих одноклассников пробрался к нам домой, что бы стащить папин пистолет, а ведь мы были лучшими друзьями! Ну я так думала. Потом в девятом, моя мнимая подруга подставила меня перед учителем, как она сказала, уверенная, что дочке адвоката ничего не грозит. И вот снова те же грабли, я поступила в колледж, что бы скоротать один год обучения, ведь на первом курсе проходит изучение базы старших классов и есть возможность сдать ЕГЭ по окончанию первого курса. Там я была любима всеми, ведь мой отец очень щедро "помогал" развитию науки. Чуть позже, уже по окончанию учебного года, я познакомилась с мальчиком, казалось он был идеален во всем. Вот только он тоже знал чья я дочь и решил, что именно я стану его билетом в жизнь. Только на тот момент мне было всего пятнадцать и я влюблялась скорее из интереса, нежели из чувств. Да и какие чувства в этом то возрасте? Потому я недолго витала в романтическом мариве и быстро разгадала все его планы. Папа всё знал, всегда понимал и никогда не упрекал меня за доверчивость. Вот только я устала, устала что во мне видели только хорошее и полезное знакомство. Когда я поступила в университет мы договорились, что папа не станет больше мне помогать, а самое главное не станет жертвовать в "науку", ибо это мешало мне оценить саму себя.
  Я стала просто девочкой, обычной, такой как все. Потом одной из лучших студенок на курсе, потоке, а потом и на всём факультете. Мне светит красный диплом, меня любят учителя, я активист и волонтёр, победитель ни одного конкурса и участник всех проходящих форумов, я любимица. Получив это всё, я по праву смогла собой гордится, ведь это была я, мне никто не помогал. Вот только друзьями я так и не обзавелась. Разве что по названию, но не по душе. Единственное, что я смогла сохранить в своём отношении, это преданность к людям, которых я по воле случая зову своими друзьями, пусть признаю я их только словом, всё же это лучше, чем совсем без них. К тому же, когда личность моего отца всё же прояснилась, практически все те люди, которые были мне чуть ближе чем просто знакомые, не изменили своего отношения ко мне, разве что совсем чуть-чуть, капельку, это не считается.
  -Так значит, ты не доверяешь людям?
  -От чего же. Я просто им не верю.
  -А с чего мне такая честь? - Забота и мягкость, мешались с иронией и сатирой.
  -Ты попросил.
  -Когда же это? - Удивление, недоверие.
  -Когда понял, что я очаровательно мила и ты жить без меня не сможешь, и вообще я лапочка.
  -Ты уверена, что всё было именно так? - Тихий смех.
  -Конечно, ты просто понял, но не осознал.
  -Но уже успел попросить?
  -Да. Ты очень импульсивен и не очень терпелив.
  -Ах так. Но ведь и для меня не секрет, какие мужчины тебя окружают. - Он ухмыльнулся, глядя в глаза цвета золота.
  -У тебя есть всё то, что есть у меня. Тебе незачем любить меня из корысти. - Она пожала плечами.
  -Так я значит люблю тебя?
  -Конечно, ведь я совершенство. Меня нельзя не любить, так папа говорит, а папа не врёт.
  -И как же я тебя люблю?
  -Исключительно душевно, как Патрокл Ахилла.
  -А долго я буду тебя любить? - Улыбаясь протянул руку к ладони девушки, которую она тут же отдернула, выразительно показав "фигу".
  - Ad vitam aut culpam - Тихо ответила она. -Ты знаешь латынь?
  -Забыл.
  -Тогда, In saecula saeculorum.
   Глеб смотрел на её безмятежное лицо и добрую улыбку, она не отрывала своих глаз, от звёздного неба, которое покинули грозовые тучу.
  Всё таки хорошо, что вчера он позабыл латынь, ведь это значит, что сегодня и сейчас ему есть что вспомнить.
  *****
  Ad vitam aut culpam. (лат.) - На всю жизнь или до первой вины.
  In saecula saeculorum. (лат.) - Во веки веков.
  
  *****
  
  Утро добрым не бывает, решил Глеб глядя на мелкое создание, которое забаррикадировала от него свою дверь, похоже позабыв, что открывается она наружу. Она что и вправду полагала, что его сумеет остановить этот маленький пуфик и стеллаж, если он покусится на её девичью честь? Да он бы ногой вышиб эту дверь со всеми баррикадами, если бы заподозрил, что ей хуже или она не спит. Вот только как бы он не прислушивался, всю ночь в её комнате была абсолютная тишина. Прошлой ночью она уставшая уснула практически в его руках. Словами не описать всего того, что выражало её лицо, во время пробуждения. Похоже единственный мужчина с которым она могла проснуться рядом, был её отец и эдак лет десять назад. Он как чёртов злодей наслаждался её получасовым смущением и какими-то невнятными оправданиями, а когда она только перестала краснеть глядя на него, он съявил, что это одна из лучших ночей в его жизни, от чего ещё на полчаса решил её дара речи. Он вёл себя словно ребёнок ей богу, но ситуация была комичной. Это было выше понятий о совести. Вот только мелкая оказалась злопамятной и ужасно стеснительной, посему выгнала его за дверь. Но не на пол как грозилась, а на вполне комфортную кровать, которая похоже принадлежала её отцу. Сегодня она его точно выгонит, стопудово. Ночь она провела спокойную, значит пошла на поправку, если это конечно можно так назвать.
  Сама Саркастик безмятежно спала в кровати, снова вытащив из под одеяла ступни. Да и вообще всё её одеяло собралось в ногах.
  Он подошёл ближе, обходя все преграды.
  Присев на корточки, Глеб ухватил край одеяла, потянув его, укрыл девушку, но добрым утро всё же не бывает...
  -Аааа!
  И тут его накрыло... В смысле одеялом. Скорее от неожиданности, чем от удара он упал на спину, сверху на него прилетело нечто весомое и острое, то были колени некоего создания.
  Вероятно спросонья мелкая его не признала и в комнате довольно темно, а этим можно было воспользоваться, отомстив Саркастику за тысячу испорченых нервов.
  Поток его мыслей прервался, так как его начали мутузить, в прямом смысле этого слова.
  -Деньги, где деньги?! - Проорал он не своим голосом, используя то самое испанское произношение, которое практиковал почти год. Лица его видна не было совсем, так как помимо мрака, его окутало ещё и одеяло. Он ухватил мелкую за талию, делая вид, что сопротивляется, но старался не переиграть, что б мелкая не чувствовала его физического превосходство, а то ещё удумает хлопнуть его по голове настольной лампой, с неё станется.
  -Сейчас я тебе дам.
   Вот те раз.
   Вот те два.
   Вот леща.
  Глеб стоически пытался сдержать смех, отмечая её талант к стихоплетству и героически притворно постанывал от боли, когда она обрушала на него по её мнению сокрушительные удыры.
  -Где драгоценности, отвечай немедленно! - Он потряс её, приподнимаясь, будто желая скинуть её с себя. - Ты красивая. Я заберу и тебя. - Не успел он до сказать своей мысли, как в голову ему прелетело что-то весомое, явно тяжелее кулака Регины.
  Похоже последнее предложение было лишним. Этот удар был куда более ощутимей, всех предыдущих.
  Желая избежать следующего удара, он хотел сорвать одеяло, открыв свою личность. Но видно это было плохое намерение так как ему в лицо снова прилетело нечто твердое.
  -Только не рыпайся, пристрелю. - Тихо прошипела Регина прижав к его лбу что-то, а потом практически заорала. - Глееееееб! Помоги Глееееб! Я ворюгу поймала Глееб!
  Глеб слишком хорошо знал какой именно бывает спектр ощущений, когда в твой лоб упирается дуло пистолета, потому был уверен, что это не оно.
  Последняя её реплика была такой красноречивой, что он больше не сдерживаясь засмеялся во весь голос.
  От неожиданности она подпрыгнула, а потом молниеносно сорвала с него покрывало.
  Изумление на её лице не скрыла даже темнота.
  Когда Глеб увидел, что именно она прижимала к его лбу, его накрыл повторный приступ смеха. Чем-чем, а тапочкой ему ещё никто не угрожал. С боку от него, одиноко лежал на полу роман Толстого "Война и мир", которым судя по всему его и били. Даааа, книги страшная сила. Не могла она что ли читать на ночь, что нибудь полегче, например "Три товарища" Ремарка? Содержание там явно будет покороче.
  После того, как она оправилась от шока, проследовало его избиение с особой жестокостью. В понимании Глеба, бить человека тапочкой было крайне жестоко, о чём он ей сообщил. Она же вняла его словам и с упоением взялась бить его книгой.
  В общем к завтраку они добрались чуть позже, чем Глеб думал.
  
  -Жестокая, как можно так зверски колечить людей. Ты сломала мою нежную детскую психику. - Он хмыкнул.
  Вопреки всему, сегодня она не спешила опустошать свою тарелку, а лишь выводила вилкой узоры по её краю.
  - Le diable preche la morale. ("Дьявол проповедуют нравственность" франц.) - Тихо пробучала она себе под нос. - А то как же.
  -Я бы поспорил на счёт того, кто из нас возьмёт не себя роль сатаны. - Он тихо рассмеялся. - Хотя, Ex ore parvulorum veritas.
  -Что?
  -Что "что"?
  -Что ты сейчас сказал?
  -Что я сказал? - Делано удивлено поинтересовался он.
  - Ex ore parvulorum veritas. Вот что ты сказал!
  -Это я сказал? - Поняв, что допустил ошибку, он решил уйти от темы.
  -Ты издеваешься? Разве тут есть ещё кто-то кроме тебя?
  -Конечно. Есть ты.
  -Но я ничего не говорила.
  -Как, ведь только что....
  -Глееееб. - Со злостью потянула она, при поднимаясь со стула. - Не зли меня. Только что, ты сказал мне, что "Устами младенца глаголит истина".
  -Это сказал вовсе не я, а Матвей из Евангелии.
  -Если он это и сказал, то на греческом, но никак не на латыни!
  -Быть может, ручаться не могу, свечку не держал.
  -Глеб. - Регина в ярости хлопнула рукой по столу. - Ты знаешь латынь?
  -Я??? - С ужасом и наигранным возмущением, а потом уже совершено спокойно. - Быть может...А может и не быть.
  -Ты говорил, что не знаешь!!!
  -Когда?!
  -Вчера.
  -Не говорил.
  -Как же..?
  -Я сказал, что позабыл.
  -А сейчас вспомнил?
  -Вспомнил.
  -Сссс...сволочь.
  -Ты тоже не потрудилась сообщить, что знаешь французский.
  -Я не знаю французский!
  -Отлично, а я латынь.
  -Глеб!!!
  -Что???
  -Ты соврал мне!
  -Отнюдь. Я забыл.
  -И вспомнил спустя одну ночь?
  -Как одну? Я думал ты подарила мне две.
  -Глеб! - Лёгкий румянец покрыл щеки девушки, но скорее от злости. - Нельзя обманывать людей.
  - Le diable preche la morale.
  -Я???
  -Для человека который не знает французский, ты слишком бурно реагируешь.
  -Эту фразу знают все! Дьявол проповедует нравственность. Что тут удивительного?!
  -Но не все могут сказать её именно на французском. Так что же, мы забудем и французский и латынь?
  -Быть может... А может и не быть. - Глеб улыбнулся, когда она неосознанно повторила его фразу. - А есть ещё языки которых ты НЕ знаешь?
  -Да. Испанский и португальский, особенно плохо я владею турецким.
  -Ты что же полиглот? Ты забыл упомянуть латынь, английский и французский.
  -Я? Нет. Я скромный студент, знающий языки, а может и просто диалекты, людей, среди которых жил достаточно долго. А полиглот был Джузеппе Меццофанти.
  -Ты что же, объездил весь свет?
  -А откуда ты знаешь латынь?
  -Учила вместо английского, деда настоял.
  -Пахвально, но не лучший вариант.
  -Мало ли, вдруг уеду в Ватикан. Так ты хотел рассказать мне о своих путешествиях.
  -Я?
  -Ты.
  -Ну что ж...
  
  Регина
  
  Тишина. Что можно назвать абсолютной тишиной? Отсутствие каких-либо звуков в целом мире или в определённом месте? Не знаю. Но я уверена, что когда Борыгин начинал опрос студентов, возникала эта самая абсолютная тишина. Казалось, даже земля прекращала свой извечный путь вокруг солнца. В эти самые моменты полнейшей тишины меня переполняли философские мысли. Одна из важнейших звучала так, будет ли у меня сегодня на обед макарошки с курочкой или с котлеткой? Мысль эта, терзала мой разум уже минут пять, а посему, изрядно надоела. Но к решению я так и не пришла.
  Мельком я наблюдала за происходящим в аудитории. Вот Борыга, он же Борыгин Михаил Витальевич, нашёл новую жертву, пардон, студента и приступил к опросу. Бедного Витю бросало из крайности в крайность, то бишь от одного оттенка лица к другому. По мне так ярко красный ему не шёл, особенно учитывая, что по сути-то он альбинос. Хотя Борыга кого угодно доведят, он даже Бекеле до красноты доводил, а он между прочим эфиоп (по отцу), с самым тёмным, из всех возможных, меланином в коже. Они кстати с Витей друзья, этакая парочка зебра. А Зэн, который каким-то чудом перебрался сюда из Китая, нарушил прекрасный дуэт двух друзей и стал третьим экземпляром кружка. Вот смотрела я на этих милых людей и размышляла. Почему присутствие таких интересных личностей не привлекает ничьего внимания и в группе их иначе как по именам никто не зовёт, а я лишь от того что рыжая, то сразу ведьма? Вот Витька белый как снег, его ж вампиром никто не зовёт. Но это всё отступление от основной моей мысли...Какого лешего мой Глеб не пожелал мне с утра доброго утра? Последние три дня он этого не забывал. Совсем что ли опух от счастья быть моим личным пожелателем? Видимо так, а иначе я негодую.
  А вот и он. В смысле звонок. Облегчённый вздох студентов кажется перекрыл даже трель звонка. Витька вообще от счастья чуть было в обморок не упал.
  -Бууу. - В самое моё ухо прокричал кто-то.
  Застигнутая врасплох я чуть было не испустила дух. Нет, не свой, а индивида, которой позволил себе отвлечь моё царское величество, от важных дум.
  -Митя, если ещё раз так сделаешь, то сделаешь это последний раз в своей жизни.
  Надо мной возвышался мой одногруппник, а по совместительству мой программист.
  -Региша, а гоу в сталовку вместе, я тебе пирожков куплю, как ты любишь с вареньем. - Мою любовь к еде Митька распознал сразу и часто пользовался этой слабостью.
  -Милейший, это называется булочка и их там нет уже с утра, кто-то постарался всё уташить.
  Митька заулыбался.
  -Мама убрала два пирожка для тебя. Пошли Региша, быть может она тебе ещё и тёплого молока нальёт.
  Соблазнял гад, он это умел. Мама Митьки была поваром в нашей столовой и очень милой, и доброй женщиной. Митька был очень похож на неё как внешностью так и характером. Вот только репутация супер-пупер обольстителя видно была у него от отца. Что-то мне подсказввало всегда, что не всех он обольщал пирожка.. тьфу булочками.
  -Сегодня плачу я. - Поддалась я на уговоры, не без радости, перспектива обедать одной меня не привлекала. А то что последние три дня я делала это в компании Глеба, напрочь отбило у Насти желание, не то что обедать со мной, а даже говорить. Так как на обед мы всегда ходили вместе, то теперь я была одинока. Не скажу, что обиделась на Настю, ей давно нравится Глеб и видно её гордость сильнее хорошего отношения ко мне, иначе бы она согласилась обедать со мной и Глебом, вместо того чтобы воротить нос.
  По дороге в столовую Митя настолько увлёк меня историей об одной своей знакомой, что я даже позабыла о котлетке с курицей.
  Митька был прав, тётя Нина и вправду оставила мне пирожков и тёплого молока, сыну же положила гору куриных ножок, которые Митя с ехидной улыбкой разделил пополам.
  За что мне нравился этот парень, так это за то, что он совершенно точно знал, что либо он делится, либо я съем всё и никогда не пытался с этим бороться, отдавая мои заслуженные пятьдесят процентов, а я от всей своей щедрой душу отдала ему половинку булочки, которую не успела съесть, до того, как мы сели за стол.
  -Ну уж нет. Ты должна мне целую, иначе я забираю молоко. - Проигнорировав мою протянутую руку с булочкой, этот несчастный покусился на святое, за что тут же получил по не в меру наглой руке.
  Обхватив двумя пальцами одну из куриных ножек, аккуратно переставила в его тарелку, сопровождая все свой действия внимательным взглядом за его руками, а то мало ли чего он удумал.
  Митя рассмеялся.
  -Ладно, сойдёт и так. Хотя за пирожок, можно было дать и две ножки.
  Я предпочла промолчать, хотя бы потому, что с набитым ртом не говорят, но мой фигу был красноречивее всяких слов.
  И вот Митька только ухватился за вилку, с непонятными намерениями, ибо я не понимала, как можно есть вилкой куриную ножку, как появился он...
  -Фыгин. - Чуть было не подавилась я едой. Всё таки с набитым ртом говорить не стоило.
  -Глеб. - Мой куда более культурный собеседник, не успевший ещё набить рот подобно мне, обратился к Глебу с лёгкой ноткой удивления.
  Глеб наклонился над Митей и что-то сказал тому на ухо. Парень встал и принёс мне какие-то неразборчивые извинения и умчался, в чёрт знает каком направлении. Челюсть моя об стол не шмякнулась лишь потому, что не этично было вываливыть содержимое ротовой полости, обратно на тарелку.
  Я вопросительно уставилась на Глеба и старательно пережевывала пищу.
  Он лишь коротко мне кивнул и без приглашения уселся за стол, приступив к обеду.
  На этот раз моя челюсть осталась на месте, лишь из соображений норм приличия.
  Так нагло наяривать чужой обед это - вероломство! Даже я себе такого не позволяла!
  Не обращая ровным счётом никого внимания на моё удивленное лицо, он продолжал своё чёрное дело.
  Плюнув на совершено оборзевшего Шигина, я продолжила свой обед. Не родился ещё мужчина, не считая родных мне по крови, ради которого я бы бросила свой обед. Так и прошло наше совместное пиршество. Я уже приспокойненько попивала своё молоко, когда Шигину позвонили. Не в пример двум прошлым сброшенным звонкам, на этот он ответил.
  На его тарелке сиротливо лежала последняя ножка и тут меня как осенило...
  Булочек Глеб не видел, о их существовании не знал, а коль не знал, значит и не было, а если не было, то еда поделенна не по-братски, то бишь Глеб в данной ситуации поступает не честно. Будучи озобоченная чистотой его души, я должна была спасти его от скверного греха. Такого как, "Не делить еду свою, с ближним своим, пятьдесят на пятьдесят". Во мне заиграло благородство, а вовсе не обжорство, как приняли бы многие, и улучив момент, я исправила упущение сие.
  Шигин закончил свои переговоры, в которые я особо не вникала и обернулся к своей тарелке, в которую я прилежно вернула косточку. Я же не жадина всё таки, пущай посчитает, что ему больше досталось. Но Глеба похоже такие перспективы не впечатлили.
  -Зарррраза, ухмыкала. - Сощурив глаза, он внимательно посмотрел на меня, словно в поисках исчезнувшей ножки.
  -Ты о чём Глебушка, чай головонькой об крыльцо шибанулся? Негоже молодому парню склерозом страдать, сам слопал, а на меня бочки валишь? - Со всей свой наглостью я смотрела на парня и абсолютно искренне врала.
  Но демон этот был не так прост, улучив момент когда я откинулась на спинку стула, иронично выгибая бровь, он совершил подлость. Ухмыкал моё молоко и с ухмылкой на губах, поднеся то ко рту, сделав пару глотков. По ослепительной улыбке, так и излучающей самодовольство, я поняла, что просто так мне молоко не вернут и уже подумала в какой манере будут протекать дипломатические переговоры, но...
  -Мииилый, ты не отвечал на звонки, где ты был. - С голосом ангела, да и внешностью по сути, к нам подошла Лена и отобрав стакан из рук Глеба, осушила его в один глаток. - Спасибо. - Отложив стакан, поблагодарила Лена.
  Сууууу....пчика ей в печенку. Словно решив добить моё терпение, она склонилось к Глебу, легко и порывисто целуя его в губы, на которых оставались капельки моего молока...
  Весьма небрежно Глеб отклонился от девушки и с настроженостью глянул сначала на стакан, потом на меня, похоже угодав моё взбешенное состояния.
  Глеб, попытался пристыдить меня взглядом, но с тем же эффектом он мог бы объяснять дереву, как правильно танцевать джигу.
  Я собиралась высказать этой рыбе, всё, что думаю о её фривольном обращении к моему молоку.
  -Лена, пожалуй нам лучше поговорить в другом месте, пошли детка. - Он настойчиво развернул её спиной к себе и подтолкнул в нужном направлении.
  Я обомлела и уставилась на Шигина, аки баран на новые ворота.
  Меня, МЕНЯ(!) нежную и милую, добрую и искреннюю, заботливую и бескорыстную, красивую, как Афродита и умную, как Афина променял на эту кошку лакающую чужое молоко!!! А фиг с ним с пафосом, пусть Лена и была далеко не уродиной, а очень даже ничего, но отсутствие здравого интеллекта не делало ей чести! Она была по-своему возможно даже мила и забавна, пусть ужасно сексуальна, но меня...меня на неё. Шигин, я искренне поверила, что за оболочкой ты ищещь разум и душу... Мысленно послав парня в такие места, что любой гопник позавидовал бы моему словарному запасу, вернула равновесие своему внутреннему миру. В конце концов он не поймёт и не оценит моего скандала и обиды, зато будет обескуражен моим спокойствием.
  С самой очаровательной улыбкой я попросила парочку остаться тут, изъявив желание покинуть их, дабы не мешать романтической идиллии.
  Зашагав прочь, я думала о том, что мне срочным образом пора посетить салон красоты, очень срочным. Там есть кому высказаться.
  
  Глеб
  
  С мрачным видом Глеб наблюдал за тем, как маленькая рыжая девочка, убегает от него сжав губы и с силой сжимает кулаки, уверенная, что никто не поймёт её чувств.
  Глеб с титаническим усилием воли, выдержал взгляд малышки не вздрогнув при этом. Обида, недоверие и разочарование, всё это читалось в глазах цвета золота.
  Она была одним из последних людей на этой земле, в чьих глазах он хотел бы читать подобные чувства.
  Вот только выбирать, увы, не приходилось, с подобным ревнивым отношением к своей еде и личному пространству, она могла нажить неприятностей. Вопрос был в том, как теперь объяснить мелкой, что он вовсе не обозначил её место после Лены, а лишь пытался огородить от девушки? Какая бы не была Лена на вид легкомысленная и прозрачная, за спиной её стояла очень опасная женщина, её мать. Для самого Глеба, лишь с утра узнавшего о родословной девушки, это было сровне удару кирпича по голове. А ведь сама Лена никогда не рассказывала о своей семья, хотя он её и слушал то не всегда. Прочитав досье которое, ухмыляясь во все тридцать два зуба, Егор кинул на его стол, Глеб размышлял, как можно более деликатно свести отношения на нет. Ибо он не хотел, что б его следующая избраница, как и избраница бывшего парня Лены, очутилась в дурке. За себя он вообще не волновался, орешек если и по зубам, то только с переломами челюсти, а потом и черепа.
  Нет, имей такую репутацию отец Лены, он бы особо не беспокоился, но мужик это одно, а психованная, совсем съехавшая на своей дочке баба, в придачу имеющая не один круг влияния, это вообще пятое.
  -Ну так что, ляжешь прямо тут или хочешь в приват? - Ухмыляясь, уточнил Глеб, нагло взирая на девушку.
  Что-что, а быть подлецом он умел.
  
  Регина
  
  "Мелкая, кончай придурьваться, говори сейчас же, где ты, я приеду и ты выскажешь мне в лицо всё то, что крутится в твоей милой рыжей головке." Именно такое содержание имело пятое по счёту смс от Глеба и именно его я так же молча удалила. Пущай подумает над своим поведением, гад.
  -Регишка, солнышко, может всё-таки добавим пару красных порядок? - Ксюша возвышалась надо мной и говорила намерено мягко, искущающе. Уж очень она хотела поэкспериментировать с моими волосами и вопреки всем своим принципам сегодня я поддалась её уговорам.
  Как-то так получилось, что за неимением друзей, я приходила сюда к ней выплакивать свои проблемы.
  Вот и сейчас она выслушала меня, предложила горячего шоколада и сказала, что мне нужен новый образ.
  Я искренне надеялась, что изменения будут как всегда в лучшую сторону и полагалась на профессионализм Ксюшы.
  Она сначала пыталась объяснить мне, что именно будет делать со мной профессиональным языком, а потом глядя на мою недоверчивую физиономию плюнула на этику и перешла на человеческий.
  Если я уловила ход её мыслей, то пару месяцев мои волосы волнистые от природы, будут ровнюшенькие, короткие и с яркими огненными прядями.
  Напомнив Ксюше, что в суте своей я ещё дитя и под опекой отца, несмотря на совершеннолетие, я села в кресло.
  Два часа спустя, я смотрела на себя в зеркало и надеялась, что это не у меня дергается глаз.
  Я совершенно точно соглашалась на красный, это да, но на белый то нет!
  Мои волосы рыжего цвета, сейчас были совсем не рыжие, у корней это был насышенно красный цвет, по длине волос огненнорыжий и к концу, к концу я была блондинкой! Мои волосы, вьющиеся волнистые волосы, были прямые и короткие.
  Господи, господи...Я плюхнулась обратно в кресло.
  Каре, удлиненное спереди... мне подходило, даже выглядело эффектно, но однозначно это была не я!
  А макияж, макияж то, яркий, безумный, ещё и ресницы понапреклеили, хотя от недостатка я не страдала.
  -Мама..
  -Солнышко, можешь называть меня и так, если хочешь. Всё, не надо благодарностей, быстренько собирайся и дуй к Маше, она уже подобрала тебе наряд и ждёт. Потом езжай к своему мужику и скажи, что он полная сволочь.
  Маша была сестрой Ксюши, девочки они обе были творческий, только одна создавала образ, а другая стиль.
  -Он не сволочь... - Тихо поправила я, всё ещё под впечатлением от собственного образа.
  -Все мы своих мужиков защищаем, а ты не бойся, скажи ему как есть, или со мной, или пошёл к своём мудохе тискать её селиконовую долину. Ты девочка видная, одна не останешься. - Походу всей своей пламенной речи, Ксюша надела на меня пальто, всучила сумочку и подталкивала меня к двери. - Дерзай. - Сказала стилист.
  -Он не мо...- Но дверь передо мной не тактично захлопнулась.
  Вот чем-чем, а деликатностью и приличиями Ксюша себя никогда не обременяла!
  Зззараза, пока не очухалась решила меня сбадрить значит.
  Смущенная, я покинула тёплое помещение, помахав ручкой секретарше на ресепшене. Она лишь скромно улыбнулась.
  Передо мной встал вопрос, идти ли к Маше? Но откровенно говоря, я размышляла не долго. Если не пойду к ней, сразу сдаст Ксюше, Ксюша потом с какой-нибудь суперминишмоткой примчится ко мне, а потом ещё и к Глебу заставит ехать и высказываться. То-то он обалдеет. Мда, проходили, знаем. Уныло пошмыгав носом, пошла в сторону автобусной остановки.
  
  Глеб
  
  До крайности взбешенный поведением своей пассии и рыжей подружки, Глеб чуть было не оторвал руль своей машины.
  А он и не знал, что Лена настолько неприлична, нет это было прекрасное качество в девушках, но в данной ситуацие он предпочёл бы увидеть скромный нрав, ну и максимум получить пару тройку оскорблений. Но похоже оскорбления в её адрес только прельщали девушку и вносили этакую интригу. Надо будет её Егору пихнуть, пусть веселится. Раз уж она согласилась на двоих сразу, то и от одного не откажется. Глеб позорно капитулировал, когда понял, что она не только не против, но ещё и очень даже за. Дааааа, как можно было так подставиться. Вот пусть его брат её и удовлетворяет, он человек не брезгливый, в отличии от самого Глеба.
  Первая проблема была отложена на неопределённый срок, теперь пора было искать малышку, которая демонстративно его динамила.
  Пришлось искать выход из положения, а именно звонить братцу.
  
  Регина
  
  -Да ты в своём уме?? Девочки на бордюре и то скромнее выглядят!
  -Но нужно добавить немного секси.
  -Его тут офигеть как много, я столько не донесу! Дай мне нормальное платье.
  -Тогда оставь хоть шпильки!
  -Ты хотела сказать стремянку? Да какие это шпильки, это стрипы! Я не стриптиз иду танцевать! Мне, между прочим, ещё на старостат надо.
  -Но...
  -Дай. Мне. Балетки!
  -Фигасе, пойдешь с голой задницей и босиком! Неблагодарная.
  -Маша, но у тебя должна ведь где-то быть совесть.
  -Не говори глупости, иначе в совести и пойдешь.
  -Маааааша, пожалуйста...
  -Видел бы тебя папочка, ужас, длинная юбка, дебильный свитер с какой-то хренью, ты б ещё на себя грёбанный кокошник надела и в хоровод пошла!
  Я разъяренно плюхнулась в кресло.
  -О, да. Мой папа в ужасе от того, что его дочь не ходит как порноактриса.
  -Порноактриса, ты? Я тебя умоляю, с такой-то грудью, молчи и не смеши людей.
  Я подавилась воздухом, глядя на надменное лицо платиновой блондинки, которая с призрением во взгляде взирала на меня.
  Она всегда выглядела с иголочки, однажды Ксюша приташила меня к ней домой аж в шесть утра, так я ожидала увидеть нечто подобное мне, когда меня будят ни свет, ни заря, а увидела ЕЁ, укладка, как из под руки мастера, лицо без намека на усталость и короткий атласный халат, не в пример моей побитой пижаме. Такие девушки всё таки существовали.
  -А у тебя руки из задницы и стрелка на левом глазу косит, а нет, это сам глаз. - Ехидно улыбнувшись, показала девушке конфигурацию из трёх пальцев.
  Глаза, излучающие призрение и ярость, потухли, уголки губ опустились, на смену им пришло наконец-то, то самое...тепло. Девушка всё это время взирающая на меня с высоты птичьего полёта, наконец приземлилась на землю сию.
  -Зараза. - Ласково обратилась она ко мне. - Такой ты мне нравишься больше.
  Наконец формальности были соблюдины, сейчас нужно было не упускать момент и подлизваться.
  -Маш, слушай, ты так классно выглядишь, стильно, по-деловому, подбери и мне чего, не хочу я эти тряпки. - Я с отвращением потянула край платья, которое и попы толком не прикрывало.
  Маша, с пониманием улыбнулась, давая понять, что мой план оценён.
  -Меня Ксюха просила, я не при делах. Она что с головой твоей сделала? Ксюха конечно на высоте, но не мелковата ли ты для такого стиля? - Она выгнула бровь, глядя мне в лицо. - Нежность тебе больше к лицу, уж прости, но страстная, роковая женщина из тебя никакая.
  Я только тяжело вздохнула на её комментарии по поводу моего облика.
  -Ладно, одену тебя аки монашку, но каблуки ты всё равно напялишь, иначе топой босая.
  Мои печальные вздохи были расценены, как безоговорочное согласие.
  Через минут эдак пятнадцать я была "просто конфетка, несмотря на то что ужасная ханжа".
  Покрутившись перед зеркалом, я пришла к выводу, что если бы не ботильоны на длинной шпильке, то и я была бы довольна полностью.
  Оставалось только одно "но", куда мне теперь идти в этом наряде?
  
  Глеб
  
  В счёт пошла уже третья сигарета, Глеб определенно терял терпение.
  Он уже битый час ждал, когда из трёхэтажного здания именуемого "Студией Красоты" выйдет его маленькое несчастье. Рядом были пару кафе с вирандами, но Глеб решил не рисковать, дабы не упустить мелкую. Центральная дверь СК снова открылась, но вопреки всем его ожиданиям это была не рыжая нахалка.
  То были две девушки, одна статная высокая блондинка, чье лицо излучало высокомерие прямо-таки волнами, а другая девушка стояла к нему спиной, а потому он отметил лишь хорошо сложенную фигурку и яркий цвет волос. Что-то в ней зацепило Глеба, вероятно то был цвет волос девушки, он немного отливал рыжим, так же как у его несчастья и сама она была довольно мала. Вот только его зазноба такой обуви не напялит, как и короткого пальто с рукавами три четверти и джинсами чёрного цвета, не любила она тёмных тонов, как не любила и холода.
  Подул холодный ветер, заползая под рубашку, охлаждая горячую кожу.
  Выбросив сигарету, чей фильтр Глеб уже сжевал, он уже собирался сесть в машину, как услышал:
  -Региш, солнышко, если Ксю предъявит мне чего, то скажи, что я чуть ли не селком пихала тебя в платье и приложила максимум усилий.
  Глеб резко обернулся и увидел, как девушка, прошедшая порядком пяти метров, обернулась, улыбнувшись, показала говорившей большой палец.
  Маленький носик, губки бантик, ровные белые зубки и золотисто-карие глаза. Его зараза. Удовлетворённо кивнув, блондинка зашла в здание, а мелкая продолжила свой путь, походкой от бедра, шагая судя по всему к автобусной остановке.
  Глеб сел в машину и рванул с места, нарушая все правила дорожного движения, выехал на встречку и притормозил там, куда только что встала Саркастик, напротив от неё. То был бордюр. Мимо него проезжала машина из которой показалась голова водителя, высказав за доли секунд около десятка ругательств, он уехал видно облегчив душу. Глеб не обратил на него никакого внимания, открыв дверь со стороны водителя схватил за руку, так удачно остолбеневшую, девушку. Стоило ей только почувствовать хватку на своей руке, как она отмерла и начала вырываться, но было уже поздно. Не удержавшись на своей чёртовой шпильке, она начала заваливаться вперёд, Глебу только это и было нужно. Подхватив её одной рукой, другой ещё сильнее потянул на себя и вот, она уже оказалась в машине...у него на коленях. Мелкая явно была в ауте. Глеб не теряя времени, стартанул с места.
  -Шигин, ты охринел?! - Первая её реплика не заставила себя ждать. Как и первый удар в грудь мужчины.
  -Успокойся, иначе мы разобьемся, будь по ласковее. - Не обращая внимания на удары по голове, груди и плечам, Глеб вел машины, даже не думая сбавить скорость.
  -Глеб! Это ограничение свободы человека...
  Глеб хмыкнул.
  -Да-да, я знаю. Коль тебе так нравится сидеть у меня на коленях, то будь добра, сделай так, что бы и я получал удовольствие.
  Глеб оторвал взгляд от дороги и взглянул на мелкую, её лицо сейчас было в непосредственной близости от его и это вызывало непреодолимое желание...укусить. Вон за ту, мило алеющую, щечку. Встряхнув головой, Глеб сново уставился на дорогу, от греха подальше. Останавливать девушку, заёрзавщую на его коленях, он не стал. В данный момент их желания совпадали. Что б она поскорее перебралась на пассажирское место. Когда она комфортно устроилась, возобновились её нападки, на которые он впрочем не ответил, игнорируя все её слова.
  -Выходи, перекрасишь волосы в своей цвет, увы приклеить их обратно не получится, но хоть что-то, и смой с себя всю эту дрянь, ты и так красивая.
  Он припарковал машину у салона в котором она, судя по полученным данным, провела почти два с половиной часа.
  Регина от чего-то молчала и Глеб обернулся проверить, не проснулись ли в ней случайно совесть со стыдом.
  Зря, очень. Давненько он не получал таких звонких пощёчин.
  -Ты чёртов придурок, ты тупая скотина, ты ненормальный тиран, какого лешего ты мне указываешь, как ты вообще смеешь читать мне нотации???
  Глеб никогда не дрался с девочками, он же не дебил. Даже в детстве всегда во всём им уступал, они ведь слабее, нежнее, к тому же ещё и забавные. Но вот конкретно сейчас он понял, что если он не бьёт девочек, то это не значит, что они его бить не будут. Надо же, прожить почти два с половиной десятка лет, что бы понять эту истину.
  В порыве гнева и его, по идеи, избиения, Регина даже опрокинула спинку его сидения и умудрилась перебраться на водительское кресло и выстукивать кулачками барабанный марш по нему. Щека горела, царапины на шее нещадно щипели, да и выступать в роли барабана ему не очень то нравилось, потому пришлось срочно искать выход. Он нашёл его очень быстро, ибо ситуация требовала кардинальных решений и Глеб очень надеялся, что ему это простят в дальнейшем.
  Улучив момент, когда Регина была достаточно близко, Глеб поймал ручку зазнобы, а другой рукой запутался в ворохе её волос.
  Таких действий она от него явно не ожидала, так как глаза её удивленно распахнулись.
  Лицо её было в миллиметре от его и то была прекрасная позиция для исполнения его плана.
  Наклонившись совсем близко, Глеб мягко прикоснулся губами к виску оторопевшей девушки. Её волосы щекотали его щеку и Глеб сново почувствовал запах ягод и цветов, которые источяли её пряди. Проведя кончиком носа по её скуле, Глеб наклонился к уху девушки.
  -Пожалуйста, дай мне лишь объяснить. - Хрипло, надрывно, с тоном нетерпящим возражений. Прося, но приказывая.
  Глеб слишком хорошо знал, как можно повлиять на девушку голосом, слишком понимал свои возможности, слишком искушен и хитёр был в любовных играх, всего было слишком для девушки не умеющей толком и целоваться.
  Достаточно близко он был к ней, что бы услышать бешенный стук сердца, которое в одно мгновенние выбило неестественно длинный удар и вдруг замерло.
  Сознание покинуло девушку, желая хозяйке сменить обстановку на более спокойную, а окружение на менее привлекательное.
  Просто так получилось, что всего было слишком...
  
  Регина
  
  -Региш, ангел, открой глазки, маленькая, пожалуйстааа... - Чей-то заботливый голос ворвался в сознание и тёмная завеса в голове спала, словно включился свет.
  Медленно, очень осторожно, испытывая страх перед реальностью, я открыла глаза.
  Лицо Глеба, в данный конкретный момент было не тем, что я бы хотела видеть.
  Особенно, находясь в такой плоскости, одной рукой поддерживаемая Глебом, бессовестно улегшись на сгибе его локтя и смотря в глаза цвета хмурого неба. Однозначно, не самое желаемое место нахождения.
  Я хотела как-то оправдать свой позорный обморок и его отвратительное поведение, хотела перевести всё в шутку и выйти из неловкой ситуации, будучи не тупицей и кисейной барышней, но...
  -Саркастик, ты жива или моё обаяние до сих пор оставляет тебя в прострации? - Он улыбнулся той самой улыбкой в сорок два (ни по человечески) зуба, против воли я поджала губы и сощурила глаза, дабы занизить его. взвинченную до самых небес, самооценку.
  Вообще у меня гемоглобин низкий, потому я и потеряла сознание, именно таковы и были бы мои объяснения, позволь Глеб вставить мне хоть слово. Ну хоть от смущения отвлёк, и то благо, но скорее неосознанно, он бы не упустил возможности поиздеваться.
  -Если хочешь можешь ещё пару минут полежать на моей руке, чего греха таить, все только и мечтают о подобной привилегии. - Тут я усмехнулась, глядя в лицо самоуверенному нахалу. - Но если ты закончила, то вполне можешь пойти и таки перекраситься.
  Лучше бы он самоутверждался за счёт моего смущения...
  Оттолкнув, нависающего надо мной парня, встала. На этот раз не осталось сил на драку и обиду. Его слова словно ветер, колючий и морозный, оставляли царапины, но не на коже, а где-то там, где так поступать нельзя. Нет, сердца он моего бы не задел, входа ему туда не было и быть не должно.
  Пару нервных и резких движений вероятно выдали моё состояние, где-то на грани хладнокровного бешенства, так как когда я прикоснулась к дверной ручке, он ладонью обхватил мой локоть.
  -Регина, что случилось? - В его голосе не было привычной иронии и сарказма, лишь интерес и беспокойство.
  Этот человек примерял на себя сто разных личностей в день, но при этом оставался собой, изменчив как ветер, но верен своим идеалам. Как можно быть такой скотиной, будучи таким понимающий? Почему я поспешила, импульсивно назвав другом того, чьего вида не могла раньше выносить и пять минут? Где были мои мозги, когда я подпустила так близко этого искреннего лицемера? Какой же он...
  -Ничего. - Холодно ответила я, отводя руку. Хотя стоило бы вырвать свою конечность, а заодно и его руку.
  -Ты дрожишь, едва ли от холода или страха. Более того, что-то подсказует мне, что не от возбуждения вызванного мои присутствием. - Даже не оборачиваясь, я знала, что он ухмыляется.
  Гневно развернувшись, что бы высказать ему, что я думаю о его рассуждениях, уже приготовилась отмутузить эту самодовольную рожу, но не тут то было, мои руки он перехватил сразу, наученный горьким опытом предыдущего раза.
  -Успокойся. - Не успела я ещё начать свою гневную тираду, как он меня прервал.
  Не то что бы этот командный голос меня остановил, нет, вовсе не от этого я подавилась воздухом, просто от любопытства, ага.
  -Что тебя так оскорбило? - Выгнув бровь, он с интересом рассматривал меня словно диковинного зверька, сильнее сжимая мои руки.
  Его слова и сново мороз внутри. Я повернула голову, не желая смотреть в глаза человеку напротив. Хорошо хоть от обиды я никогда не рыдала, это было бы уж чересчур. Вот от обиды в глаз дать могу, вполне заслуженно кстати.
  -Тааааак. Твоё молчание конечно говорит о многом, но будь так добра, во избежание дальнейших избиений моей нежной и хрупкой натуры, проясним ситуацию. - Вопреки всему, я не смогла сдержать усмешку. Уж кто-кто, а Глеб, под метр девяносто ростом и в прекрасной физической форме, едва ли походил на "хрупкого и нежного". - Ты злишься, почему маленькая? Я тебя обидел? Или это новый ноу-хау обижаться на свою френдзону по поводу и без?
  Я молчала, стоически, хотя хотелось многое ответить на его "БЕЗ".
  -Молчаливый бунт?Обед молчания? Безоговорочное согласие? - Глеб выдвинул варианты.
  Молчу, ни слова, ни взгляда, ни жеста.
  -Хорошо, ты обиделась и судя по всему на моё предложение перекрасится. - Я не удержалась, хмыкнула, при слове "предложение". - Но что тебя оскорбляет мелкая, ты и так прекрасна, к чему тебе эта нарочитая развязаность, ты не страстная и сексуальная женщина, ты слишком юна для подобного, да и слишком чиста.
  Удивлено смотрю на человека, который искренне верит, что утешает и подбадривает меня.
  На губах мягкая усмешка, глаза словно манят своей искренностью и нежностью, а руки бережно растирают замерзшие ладони.
  Всего лишь на миг, на один краткий миг я потеряла контроль над собственными эмоциями и речью.
  -Красивых девушек ведут вовсе не в салоны красоты, а в рестораны. Лену ведь ты не возишь к стилистам?
  Я сказала это, увы, быстрее чем прикусила язык, но слово не воробей...
  Чёрт, чёрт, чёрт. Глеб выглядел по меньшей мере изумленным.
  О Боже, в лучшем случае он воспримет это как ревность и я буду согласна потешить его самолюбие, а в худшем осознаёт, как сильно я позволила его словам задеть меня.
  Он изучал меня примерно с тридцать секунд, двадцать девять из которых я костерила свою несдерженность. Руки которые я попыталась отобрать, он зажал ещё сильнее.
  Наконец его взгляд стал более менее осмысленным, а слова вот-вот грозились сорваться с губ. Я ожидала всякого, он иронии до извинений, от раскаяния до ехидства, но Глеб поразил меня вновь.
  -Дура...
  
  Глеб
  
  В зале была живая музыка, это он понял стоило им только войти в вип зал, для клиентов высшего уровня. Тут царила тишина и покой, лишь нежное завывание скрипки нарушало безмолвие, похоже они были единственными и навярняка первыми за сегодня, клиентами. Было слишком рано, для обычных гостей этого ресторана. Уж так повелось, что тут в основном только ужинали. Если Глебу не изменяла память, то сегодня был рыбный день. У хозяина сего ресторана, была буквально ностальгия по СССРовским традициям и каждый день ресторан менял своё меню в зависимости от дня недели.
  Регина, ведомая его рукой, шла рядом с достоинством королевы, игнорируя его , простого смертного, попытки поговорить. Хостес, в лице миловидной, слегка одетой (иначе и не скажешь) девушки, тоже шла молча, временами ослепительно улыбаясь.
  Саркастик спорила с ним чуть ли не до хрипоты в горле, уверяя, что все это неудачная шутка. Только вот ей было очень далеко до его жизненного опыта и такой блеф он раскусил сразу. Но врала малышка почти профессионально, если б ещё ежесекундно не краснела, он бы подумал секунды две, верить ей или нет.
  Слишком хорошо он видел обиду в её глазах, вызванную его собственной глупостью.
  Он принудил её, по её мнению конечно, отобедать в ресторане и не абы каком, а очень престижном, если не лучшем. Хотя если это и был обед, то очень поздний.
  Стоило ему препарковаться, как она с грацией пантеры, покинула салон авто, тааак захлопнув дверцу, что сомнений не оставалась, она ещё очень обижена.
  Глебу захотелось стукнуться головой об руль, от того, как глупо он себя вёл, совсем позабыв, что его Саркастик тоже девушка, пусть и маленькая, а посему требует к себе внимания, комплементов и покушать само собой. Что ж, дальше будет умнее или она просто убьёт его, если он ещё раз так крупно оплошает.
  Просто уму непостижимо, как она вообще может сомневаться в своей безоговорочной привлекательности, Глебу даже тараканы в её голове, казались очаровашками.
  Собственно, как и было сказано, она не позволила ему ухаживать за ней, как подобает мужчине, а возможно не причислив его к достойных звания сия, сама открыла дверь авто.
  Глеб покинул тёплый салон следом за ней, наблюдая, как плавно покачивая бедрами, она идёт в направлении швейцара, который придерживал для неё открытую дверь.
  Глеб в который раз задумался о том, не был ли он не прав, уверяя себя, что роль которую она себе выбрала ей не к лицу. Девочка вела сейчас себя куда более высокомерно, чем многие представительницы прекрасного пола.
  Нет, она издевалась, однозначно, это не был её характер, но играла роль она превосходно. Обиженная, истерике она предпочла стервозность. Для него этот вариант был более удачным, нежели её нападки, в ходе которых она могла пострадать сама. Например сбить свои маленькие кулачки.
   Ещё раз взглянув, на полную достоинства самоуверенную девушку, он сам не верил, что лишь недавно она вприпрыжку подбегала к его авто, подгоняя его самого, напевая детскую песенку с содержанием типо:
  - "Ничего на свете лучше нету,
  Чем бродить друзьям по белу свету.
  Тем, кто дружен, не страшны тревоги
  Нам любые дороги дороги.
  Нам любые дороги дороги."
  
  Он успел до того, как Регине помогли бы снять пальто и тут уж не стал упускать возможность "поухаживать" за девушкой.
  Она тепло улыбнулась встречающей их девушки, та в свою очередь поприветствовала их, сопроводив к столику который был "его".
  Регина, если и удивилась, ничем не подала виду.
  Благо стул она для себя сама не двигала, видно своё равнодушие к его "джентельменским" порывам, она предпочла демонстрировать только ему.
  Им тут же подали перечень меню. За столом царила тишина. Глеб ждал выбора спутницы, она же явно не спешила.
  -Я хочу роллы. - Отложив меню на край стола, она с вызовом взглянула в его лицо.
  У Глеба тот час мелькнула мысль, что мелкая тут не впервой и весьма вероятно в курсе того, что меню тут не изменят, даже по желанию, просьбе или приказу, даже очень "важных" клиентов. Хозяин сего заведения имел иммунитет к подобным личностям, а посему крайне редко учитывал их пожелания. Мелкая поганка же не только просила, что-то с другого меню из мясных блюд к примеру, она просила то чего тут никогда не было.
  Глеб был рад, что решил привести её именно сюда, а не в другой ресторан.
  -Желание дамы - закон. - Он взглянул на официанта, который в свою очередь ждал его реакции на подобное заявление.
  Валерий, так звали молодого человека, лишь кивнул, соглашаясь с подобным выбором и с дружелюбной улыбкой поинтересовался, какие именно роллы предпочитает дама.
  Регина опешила, явно не готовая к такому безоговорочному согласию, а Глеб ещё раз похвалил себя за предусмотрительность. Пиявка, совершенно точно, хотела поиздеваться.
  К слову, Регина быстро взяла себя в руки и похоже перечислила все знакомые ей названия и сново дерзко взглянула на Глеба.
   Глеба повеселила такая выходка, не сумев ввести в неудобное положение, решила обанкротить. Он и бровью не повёл, да и почему-то ему казалось, что сумма за обед состоящий из стольких блюд, даже и близко не встанет с суммой полноценного обеда в этом ресторане. Он бы отдал в трое больше за возможность наблюдать её шальные и наглые (в её понимание) выходки.
  Лишь единожды Глеб наблюдал тут изменение в меню, когда клиент попросил пиццы. То был налоговый инспектор.
  Егор чуть было не нахлобучил стул тому на голову, до того оскорбительным он считал присутствие подобной еды в своём ресторане высшего класса, но передумал, в конце концов это его лично никоим образом не оскорбляло. Тогда долго не думая, он велел звонить в любую пиццерию и заказать самую дешёвую из всех возможных пицц, дабы угодить "дорогому" гостю. Инспектор клялся, что никогда не пробоовал такой отменной пиццы и обещал заказывать её каждую пятницу, Егор лишь дружелюбно кивал, обещая бесплатно присылать ему дважды в неделю.
  Насколько Глеб знал и по сей день налоговый инспектор получает "лучшую пиццу в городе, от лучших поваров" за сто сорок пять рублей. С налоговой Егор больше проблем не имел, и говорил, что пожалуй это самая выгодная сделка за всю его жизнь. Но вернёмся к нашим бара...проблемам.
  -Милый, этой салфеткой вытирают пальцы и рот, а не обувь. - Нежный голос отвлёк его от салфетки, которую он случайно обронил.
  Вообще он мог бы просто указать на неё официанту и попросить другую, но не считал ниже своего достоинства исправлять свою оплошности, к тому же это ведь была не прислуга, а обслуживающий персонал.
  Девушка хостес находившаяся неподалёку с удивлением посмотрела в их сторону, как впрочем и рядом стоящие официанты, да и музыканты, будто нарочно прервали свою игру.
  Не нужно было быть очень умным, что бы понять, что его мелкая пигалица просто издевается, привлекая общее внимание
  -Родная, я счастлив, что после третьего раза ты всё же уяснила это простое правило. Предыдущие рестораны едва ли вновь пустят нас в зал, памятуя о твоих манерах, а точнее их отсутствии. - Всё же подняв материю, он жестом попросил другую, не переставая мило улыбаться "родному" рыжему исчадью.
  -Боюсь твой моветон оскорбил их сильнее, чем отсутствие моих манер. - Она нежно улыбнулась ему, расправляя салфетку на своих коленях.
  -Тебе ли не знать, как я не сдержан, когда твои бывшие клиенты снова пытаются выйти с тобой на контакт. - Глеб отпил шампанского, которое стояло перед ним, оно входило в счёт бронирования столика, а потому избавляло его от распоряжений, какое он любил, тут знали.
  -Венерологам живётся нынче трудно, но я не слышала от тебя жалоб по поводу моей профессии, когда мне пришлось лечить тебя от сифилиса. - Она ответно отсалютировала ему бокалом, направив его же слова, против него.
  -Какие жалобы, твои ручки творят чудеса. - Он ухмыльнулся, наблюдая за её реакцией.
  Саркастик поперхнулась, возмущенно уставилась на него, заливаясь краской, похоже от двусмысленности выражения.
  Нет, её не изменить никаким нарядом. Она всегда остаётся собой, маленьким шаловливым ребёнком, милой девочкой одуванчик с рожками чёртика и просто фееричным уменеем попадать в глупые ситуации.
  -Маленькая. - Он взял её холодную ладошку в руку, которую она сразу же попыталась отобрать. Ну кто бы сомневался. - Регина, потанцуешь со мной. Я не прошу себе, если упущу возможность потанцевать с такой прелестной девушкой. - Глеб сжал её ладонь, её заалевшие щёки и робкая улыбка были ему лучшим ответом, но смущать девушку он не хотел. - Само собой, если ты сново не оттопчешь мне ноги. - Регина звонко рассмеялась, всем своим видом подтверждая, что он выбрал правильную манеру общения.
  -Это ты будь поаккуратней Глеб, прошлый раз моя обувь пострадала едва ли меньше твоей. - Регина вернула его шутку, а он помог ей подняться с места.
  -Бедаааа. Придётся реабилитировать в твоих глазах, своё умение танцевать. - Прижав к себе улыбающуюся девушку, он медленно склонился к её лицу, а затем и к уху. - Ведь мне важно ТВОЁ мнение.
  
  Регина
  
  Голова шла кругом, этот вечер пьянил и дурманил. Было странно, она даже не прикоснулась к шампанскому, но хмель, похоже был уже в мыслях. Никогда и никто с такой уверенностью не вёл её в танце. Здраво рассуждая, Регина понимала, что преукрашивает действительность и в этом дне, нет абсолютно ничего волшебного и сверхординарного, разве что она в компании Глеба и наслаждается этой компанией, как никакой раньше. Мелькнула мысль о том, что стоило бы ей только чуть-чуть поднять руку и она бы зарылась пальцами в пряди его волос или отпустить их вниз, что бы коснуться грубой кожи щеки от чего-то казавшейся ей нереально приятной.
  Резко проморгав она попытылась вернуть здравость рассудка и не думать о глупостях, но пальцы, что сминали тонкую ткань её рубашки, совершенно не способствовали такому развитию событий.
  О Боже, о чём она думает!?
  Чувствуя, что мучительно краснеет, Регина опустила голову, стараясь как можно меньше думать о глупостях. Глеб же бережно сжимал её в своих руках, лишь изредко брасая на неё задумчивые взгляды.
  Кажется он заметил её манёвр и похоже собирался выяснить в чём дело, но Регина опередила его, положив голову на его плечо, сейчас её красные щеки могли выдать её с головой. Только по этому она нагло улеглась на него, только поэтому. Поразмыслив над тем, будет ли неприличным прижаться губами к изгибу плеча около шеи, она дала себе мысленный пендель.
  О чём она только думала? Боже, она сошла с ума!
  В голове отчётливо вспыхнула картина, где он губами почти касается её уха, а по её телу пробегает табун мурашек.
  Отпрянув от парня, она одним движением прервала их танец.
  -Прости, у меня закружилась голова.
  -Маленькая? - Глеб протянул руку, видно желая её поддержать.
  Регину бросило в жар от одного лишь этого обращения. Сегодня целый день шёл насмурку, определённо она не здорова. Проигнорировав протянутую руку, она зашагала по направлению к своему месту.
  
  Глеб
  
  Он соображал, очень срочно ему нужно было решение проблемы, жалко то с небес не падало.
  Его отец был тут, в городе и это было очень плохо.
  Глеб не был фанатом фантазий, он предпочитал конкретику и реальность. Сейчас без домыслов и ужимок мог точно сказать, надо было срочным образом куда-то спрятать Регину.
  Судя по сообщению Егора у него было не более пяти минут, как отец будет тут.
  Недовольный несговорчивостью сына он сам решил найти его в кратчайшие сроки и нашёл, похоже прибывая в ярости.
  Его отец удивительно хорошо мог найти истину везде, потому и занимал столь значимое место в стране. Его было практически нереально обмануть.
  Потому он никак не мог допустить его встречи с Региной, даже в таком наряде она и близко не подходила под контингент выбираемых им девушек для "физического" отдыха. Отец заинтересуется, безусловно.
  Каким образом он мог объяснить ей то, что ей срочным образом надо домой? Она только приступила к еде весело объясняя ему, что нормальные люди едят роллы именно вилкой, а палочки можно предложить съесть тому, кто их принёс.
  Именно сейчас он на спор должен был съесть ролл с большой порцией васаби и не поморшиться.
  -Глеб? Что с тобой? Не хочешь, не ешь, дам я тебе половину калифорнии. - Она весело улыбнулась протягивая ему роллы.
  Мягкая улыбка и эти задорные золотые глаза.
   Иногда в жизни надо чем-то жертвовать. Даже если не хочется. Даже если совсем.
  Глеб тяжело вздохнул, а ведь он так и не спросил, чем она занималась вовремя его отсутствия, почему то это было важно, но...
  -Регина, мне только что звонил Егор. Он сказал, что должен сказать тебе, что-то очень важное и просит тебя срочно придти туда, куда звал тебя в тот день, когда я случайно уронил ему на ногу свой кофе.
  Удивление на лице мелкой, словами было не передать.
  
  Егор
  
  Он злился, нет не так, он был на грани бешенства.
  Спасая задницу своего милого братца он и представить не мог в какую лез дыру.
  Вместо того, что бы быть сейчас со своим родным отцом и братом, он ждал неизвестно какую бабу в каком-то дебильном кафе. Мать его так...
  Его всё тут раздражало, даже стол.
  Какой идиот, мог додуматься поставить в молодёжное кафе столы в форме шара?
  Что бы удобно разместиться, ему нужно было забраться ногами на диван, который кстати тоже был отвратительным. Не хватало только какого-нибудь сказачного персонажа который выступал бы в роли аниматора. Сейчас это были в моде. Кафе молодёжное, как же, кафе ясли, будет вернее.
  Абсурд. Он чувствовал себя идиотом. Да, ладно. Он был таковым.
  Какой здравомыслящий человек согласится на подобное?
  "Кафе "Морозка", сейчас , будь с ней вежлив. Ты должен сказать ей, что-то важное. Это важно."
  Его брат был как всегда краток и лаконичен. Бесподобно.
  Что за... Его злило всё, абсолютно. Вместо того, что бы помочь брату и осадить их отца вместе, он должен развлекать Бог знает кого.
  Прекрасно. Какое счастье.
  Он искренне надеялся, что Глеб имел понятие о чём просил.
  -Егор. - Его окликнул звонкий женский голос, от чего-то показавшийс смутно знакомым.
  Обернувшись, он взглянул на говорившую.
  Красивая. Не отнимешь. Грудь маловата, как и сама впрочем, но в целом всё прекрасно, гармонично так.
  Девушка взирала на него с недоумением, вопросительно выгнув холенную бровь.
  -Пресядь. - Велел он указывая на соседний диванчик. Но вспомнив о просьбе брата, поспешил исправиться. - Пожалуйста.
  Девушка пожала плечами, но от предложения не отказалась.
  В голове, что-то шёлкнуло и он вспомнил где видел эту милую мордашку. Они учатся в одном универе и он забирал её из ИВС. В голове мелькнул ещё какой-то мутный образ, словно они встречались ещё где-то, но вспомнить где именно Егор не мог.
  Чёрт, он не знал её имени, точнее забыл его.
  -Ты хотел мне что-то сказать? - Она первая нарушила молчание.
  Если ему не изменяла память, то раньше она была мягче и речь сейчас не только о внешности. Он вроде как нравился ей, вот только его милый братец "попросил" не "трогать" девочку.
  Это он что решил сейчас устроить его судьбу? То что он ждал именно её не вызывало сомнений, как и то, что девочка сама не в курсе того, почему тут оказалась.
  Восхитительно. Просто шикарно.
  Егор искренне надеялся, что брат его не сошёл с ума и ему действительно нужно, что бы Егор был именно тут.
  -Ты прекрасно выглядешь. - Егор сказал первое, что ему пришло на ум.
  Бл..! В чём он ей должен признаться или сказать? Не в трёх последних убийствах же в конце-то концов. Едва ли Глеб просил о подобном.
  -Ты выдернул меня с обеда, лишь для того что бы сообщить это? - Девочка хмыкнула, сложив руки на груди.
  Егор отстранёно подумал, что уже скорее время ужина.
  -Не мог не заметить, что ни одна звезда не сравнится с тобой по красоте, ты словно луна, затмеваешь их сияние. - Егор обворожительно улыбнулся, жестом подзывая официанта. Выбор блюда даст ему время подумать над дальнейшим поведением.
  Он понял две вещи, Глеб обедал в ресторане именно с ней и зачем-то отослал её в другую часть города, подключив за одно и его. Зачем? Он слишком хорошо знал своего младшего брата. Он отослал её подальше от их отца. Тот же вопрос, с чего вдруг? Этот ответ мог дать только сам Глеб. Да и почему бы было просто не отправить девочку домой?
  Девушка меж тем смотрела на него, как на....умалишенного.
  Мда... Таких взглядов отмиловидных девушек он ещё не получал.
  -Если это всё, что ты хотел мне сказать. - Она встала со своего места, явно не настроенная на продолжение беседы. - Я пожалуй пойду.
  Он схватил её за руку.
  -Постой. - Егор не был уверен над тем, сколько именно времени он должен был провести с ней. - Глеб...
  -Глеб - это твой брат, меня зовут иначе. - Она перебила его на полуслове, вырвав свою конечность.
  Егор разозлился, ещё ни одна девушка не отказывала ему в свидании, черта с два она будет первой!
  -Ты просто не знаешь от чего отказуешься. - Он обворожительно улыбнулся, добавив хрипотцы в свой голос. Этот приём всегда срабатывал.
  -Отчего же? Имею представление. - Она ухмыльнулась краешком губ. - От малоприятного удовольствия, ввиде наблюдений за твоими жалкими попытками привлечь моё внимание комплиметами по десять рублей за штуку. - Её глаза вдруг засветились радостными искорками. - Вот тебе двадцатка. Хотя по правде ты не отработал и копейки. - Высыпав на стол мелочь, она развернулась и зашагала прочь.
  Егор отойдя от шока выскочил следом за ней, но рыжей видно не было.
  Впервые Егор понял, как именно динамят девушки, не то что бы он был рад такому опыту, но не мог не признать, что в нём зажегся интерес.
  Мало кто решался говорить с ним в подобном тоне (кроме родных по крови людей), а сдерживало его бешеную натуру сейчас не только просьба брата, но и не весь откуда взявшеесе любопытство.
  Не его тип, нет, даже не близко, но его только, что зацепило.
  Регина, её звали Регина.
  Егор ухмыльнулся, следующую их встречу он возьмёт реванш, однозначно.
  Что ж, урок ему за самоуверенность.
  Набирая номер брата, он уже садился в машину, сейчас были дела и по важнее.
  
  Регина
  
  Весна уже практически вступила в свои права, начиналась оттепель.
  Это было моё любимое время года, собственно, как и три других любимых времени года.
  Но вот только с новым годом, новым началом у меня ассоциировалась именно весна.
  Всё буквально оживало после холодов, мир казался ярче, веселее и теплее.
  Солнце слепило глаза, бегая лучами от капель спадающих с крыш до луж на асфальте.
  А запах, запах весны был непередаваемый, сладкий и нежный, пахло свежестью, не той морозной, что приносит зима, а более мягкой и тёплой.
  Что больше всего вселяло радости в мою душу, так это то, что не за горами период цветения. Тогда-то и будет лучший момент этой поры.
   Запах цветов будет всюду, как и нежно белые и розовые тона окрасят городские улицы и парки.
  Боже, только бы увидеть ещё раз это чудо!
  -Если ты сейчас же не прекратишь облюбовывать подоконник, то можешь провести там ещё час, на первую пару в таком случае ты не успеешь. - Возмущенный голос родителя доносился откуда-то из кухни.
  Про себя я подумала, что опоздать можно ведь не на саму пару, а только на первую его половину, но заботливому родителю говорить об этом не стала.
  Для третьего месяца второго семестра у меня было более чем достаточно пропусков, прогулы едва ли пошли бы мне на пользу.
  Телефон завибрировал, рискуя упасть с гладкой поверхности деревянного покрытия.
  Перехватив мобильник на полпути к месту катастрофы, уберегла его от возможно неизлечимых ран.
  На экране "подпрыгивало" и мигало оповещение об одном полученном сообщении.
  "Возможно я слишком пафосен, но ты куда более подходишь на роль небесного светила, чем оно само. Ты ярче звёзд, ты горячее солнца."
  В раздражении я отбросила от себя, посути ни в чём не повинный, телефон.
  А Глеб бы просто сказал, что я красивая, без напыщенных слов и завуалированных речей с подтекстом.
  Господи, ну почему его брат такой...такой идиот.
  Как я раньше не замечала этой простой истины? Он мне ещё и нравился. Ха, от своей же глупости в ауте.
  Всё, всё что он делал, все его слова, жесты, мимика, интонация, всё было заготовленной и не раз отрепетированной, может и идеальной, доведенной до автоматизма...блажью. Ну лично для меня так, не иначе.
  Совершено не похожий на своего брата, ко всему прочему похоже не привыкший терпеть поражения. Что ж, я могла доступно и понятно объяснить ему значения слова "нет", чем именно и занималась последние дни.
  Скажи мне тогда кто-нибудь, что моя встреча с Шигиным Егор закончится именно так, вытекая в такие последствия, видит Боже, никогда бы не пошла на встречу, как бы любопытно мне не было. Но над разбитой тарелкой не плачут, а посему я просто добавила ещё один тридцать седьмой номер в чёрный список. Нравится? Пожалуйста! Места много, хоть в эконом, хоть в вип.
  Он писал комплименты, неизменно восхвалял мою прекрасную наружность, которую судя по всему пречислел к самой прекрасной на земле и вообще единственной, и неповторимой. Возможно это бы даже польстило, не будь так утомляюще. Порой мне казалось, что пишет это вовсе не Егор. Ну никак он не мог быть столь романтичной натурой, не вязался у меня его образ с милым мальчиком и благородными порывами. Интереса ради, хотелось подойти к нему в упор и не давая возможности отступить, спросить у него значения слова "ланиты", которые он так красноречиво восхвалял в одном из своих сообщений. Мда уж... Он писал столько комплиментов, сколько я вероятно и за год не слышала, да что уж там и за десяток лет, только вот всё это были лишь пустые слова. Не походил Егор на тот тип людей, что в девушках искали чувств. Какой же надо быть глупой, что б осознать это сейчас? Чем я вообще думала в быту своей не далёкой молодости, когда была влюблена в этот ходячий переизбыток тестостерона? Ведь в нём не было ровным счётом ничего, что привлекало бы к себе? Ну за исключением чертовски хорошей мордашки и хорошо сложеного тела. Не иначе, как гормоны играли со мной глупые шутки, выдавая желаемое за действительное. Он даже комплиментов, как человек делать не мог. И вообще, не оставляло чувство, что он просто издевается.
  Почему бы не назвать меня к примеру "прелестной девушкой" или даже просто "маленькой", по-моему лучше всяких там муторных богинь красоты и сказочных нимф?!
  Но спустя пары секунд пришлось краснеть от осознания того, кому принадлежат эти эпитеты.
  Просто...Глебом Егор не был и это был его большой минус. Увы и ах...
  Кстати Шигин первый потерялся из зоны моей видимости и из города тоже. Точнее он уехал и даже заведомо уведомил меня об отъезде, причём каждый день в восемь вечера звонил требуя отчёта о всех новостях в мельчайших подробностях. Впрочем отказа в этом требовании ему не было. Он так веселил меня во время этих ужасно коротких разговорах (каждый длиной всего лишь в полчаса), что даже помогал отвлечься от сообщений Егора и лабораторными работами, которые в середине месяца нужно было сдать. О своём местонахождении и занятости он практически не говорил, ограничившись словами "работа", "срочно" и остальное в этом духе.
  Что ж, возможно он не считал меня способной понять какие-то тонкости его "секретной" работы, возможно не хотел вмешивать постороннего по сути человека в рабочую часть своей жизни, а может просто считал это утомительным. В тайне надеясь на третий вариант, я всё же понимала, что глупо было бы обижаться окажись правильным вариант номер два. Ну так как ответа мне известно не было, а задавать вопросов я просто не хотела, то и думать об этом было нечего.
  Ещё раз взглянув на экран телефона, убедилась, что сообщений от Глеба нет. Помешанный на супер быстрых ответах, он мог каким-то чудным образом за минуту названивать раз пять, предварительно написав в десяток сообщений, одно яростнее другого. Но сейчас сообщений не было.
  Зато папа бушевал словно Гефест обнаруживший пропажу огня. Не желая выступать в роли Прометея, я поспешила на кухню, на ходу распуская пряди волос.
  Папу мои распущенные волосы каким-то чудным образом умиротворяли, после очередной стрижки он не мог смотреть без недовольства на мой "куций" хвостик.
  Благо хоть белых прядей у меня больше не имелось, зато огненные имели место быть.
  Деда пока сие чудо не видел, а мой родитель волновался о здоровье старшего родителя, когда тот увидит подобное "кощунство", которое уже практически "святотатство".
  
  Глеб
  
  Время близилось к двум ночи, когда он только освободился от дел которых был невпроворот ввиду открытия летней веранды, смены меню, а ко всему прочему и ремонтом главного зала, который вообще не входил в планы на этот год.
  В общем то здешний климат не располагал к раннему открытию летней веранды, а мог даже быть отложен ввиду внезапных заморозков, что было вполне возможно.
  Но его администратор честно отрабатывающий свой "хлеб", всячески настаивал на приезде босса заблаговременно. Не прогадал однако.
  Ни разу ещё он не пожалел о назначении на место своего управляющего практически юнца, от которого кстати его и самого отрывали не особо большые цифры.
  Хорошо когда каждый занимается своим делом, безусловно хорошо.
  Благо всё обустройство подходило к концу и его присутствие уже будет не нужно.
  Изрядно раздражал тот факт, что по вине гостиницы, занимавшей весь второй этаж этого здания, пришлось делать ремонт, ну хоть не в летний сезон.
  Конечно "моральные компенсации" и страховка покрывала все убытки с лехвой, но разве могло это успокоить человека, рвущегося в свой родной город?
  По сути Питер и был городом его рождения, а по факту проживания так у него этих городов с десяток, а вот по собственному желанию и невыносимой тяге...
  Он объездил всю Россию, часто был за её пределами, но всё же хотел к себе, не только в свой край, но и в свою квартиру, в свой родной город.
  Чёрт подери, он так давно не был у бабушки, что она имела полное право обижаться на непутевого внука.
  Хотя Глеб знал, ни словом, ни жестом она не покажет недовольства. Слишком сильно она его любила, порой даже незаслуженно.
  Видит Бог, Глеб считал её и брата своей единственной семьёй и готов был отдать за эту семью всё, что имел. Она с детства была ему матерью, оберегая и защищая того, кого её дочь посчитала "глупой ошибкой". Что ж, она была куда лучше многих матерей, что он видел. А он видел их много, даже слишком...
  Меж тем пробило два ночи. У Глеба имелась определённая слабость к бою курантов, сохранившаяся ещё с детства привычка считать время по ударам колокола, когда написание цифр он ещё не знал.
  Накрыв поздний ужин он наспех поел, что-то отдаленно напоминающее пельмени, но из-за слишком долгой варки превратившиеся в однородную массу, ну или кашу, если по-человечески.
  Осталось только лечь в кровать и таки выспаться.
  Хорошо хоть обустройкой квартиры он занялся в прошлый свой приезд. Уж больно не любил он отели. Повидав их с десяток дюжин он имел определенную переносыщеность к временному жилью. Благо была возможность иметь свою квартиру, пусть и однокомнатную, пусть и не в центре. На поиски чего-то по приличнее соответствующее статусу ушло бы слишком много времени, как и на обустройство условий пригодных для проживания с комфортом. А тут всё и так было. Кухня, ванна, спальня, для счастья (в плане место проживания) больше и не надо.
  А ведь когда-то он и представить не мог, что будет иметь подобный бизнес, да что уж бизнес, деньги в целом.
  Не умаляя и своих достоинств, как прекрасного руководителя, он полностью понимал, скольким многим обязан своему отцу.
  Ведь без него не с чего было бы начать. Для начального капитала ему пришлось бы работать сутками и ни один год.
  Знай тогда его отец, что Глеб сумеет вырваться из под его стального контроля, позволил бы он ему начать, что-то своё? Глеб определенно знал ответ. Да и без колебаний. Помимо твёрдости характера и жестокого нрава, его отец имел своеобразную слабость, тщеславие.
  Его самолюбию безумно льстили успехи сына, которые он без сомнения приписывал себе, как воспитавший его.
  Он бы никогда не упустил возможности похвалить себе в лице отца прекрасного сына, а не самого прекрасного сына.
  Глебу грех было жаловаться, ему эта черта отцовского характера была лишь на руку.
  Ох, что за буря бушевала четыре года назад, когда Глеб заявил, что не будет больше в услужении отца и не станет исполнять роль его поверенного. Как тогда он выжил? Глеб не знал.
  Не то чтобы отец его был счастлив, от таких известий, которые сообщил Егор, как поверенный Глеба. Егор кстати, попавший под горячую руку, тоже отхватил своё. Наверняка если б не присутствие старшего брата, отец всё-таки прибил бы непутевоё дитя, но...получилось, как получилось.
  Взгляд зацепился за мобильник, сиротливо приютившийся в просторах массивной кровати.
  Два часа ночи, а он хочет звонить своей зазнобе.
  Едва ли она будет счастлива. Мелкая соответствую своему детскому образу ложилась в постель к девяти часам ночи. Правда могла потратить пару часов на чтение, если книга будет интересной то часа три максимум. Как не глянь, поздновато для бесед.
  Стягивая на ходу рубашку, Глеб стаскивал одеяло с постели.
  Однако, вопреки его ожиданиям, он не заснул стоило его голове коснуться подушки, а всё так же бросал косые взгляды на телефон, который теперь лежал на прекроватной тумбочке.
  Протянув руку к последнему слову техники, он задумчиво повертел тот в руках.
  Заметила ли она сегодня, что он не позвонил? Если да, то обиделась? А может всё же не обратила внимания?
  Это он как чёртов идиот ждёт восьми часов вечера, как манны небесной, а она быть может не предаёт никакого значения этим звонкам.
  Мдааа... Далеко он зашёл, если его тревожат подобные мысли.
  Сколько времени прошло с их памятной встречи в университете? А сколько с того дня, как они впервые, объединенные общим делом говорили друг с другом без иронии и сарказма, а как нормальные люди?
  Глеб помнил всё до мелочей. Быть может, потому что помнил, что её день рождение должен был быть через одиннадцать дней после их похода в мегаполис, а может из-за привычки помнить именно мелочи, акцентировать своё внимание на них. Восемнадцатого февраля он украл её из дому, через три дня остался на ночь в её доме, через день стал её другом. Хронология действий не очень-то последовательная, особенно с моментом ночёвки, но не в том суть... Месяц, всего лишь месяц, а он уже был зависим.
  Зависим от её детских выходок, от шалостей вызывающих желание рассмеяться, от вечно алеющих щёк, от хитрого прищура глаз, от мелодичного смеха, от мягких прядей с нежным цветочно-ягодным шлейфом ароматов, от золотисто-карих глаз.
  Он не любил, нет, не влюбился, слава Всевышнему, его любовь была бы для неё приговором.
  Он просто скучал без неё.
  Скучал без своего несчастья, которое странным образом вошла в его жизнь, забрав в плен его симпатию.
  Идеальная девушка. Та, что без изъянов, та, что не как все, та, что не в сердце, а в душе.
  Лицо его озарила на миг широкая улыбка.
  Упаси боже любить такое чудо, как-нибудь иначе нежели душевно.
  С её любовью к юмору и изощрённым издевательствам, с неё станется и тут найти тему для забав.
  Глеб опомнился только тогда, когда завибрировал телефон в его руке.
  -Регина? - Тотчас ответил он на звонок.
  -Ты уже битый час набираешь мне сообщение в "WhatsApp", ты что там за лекцию пишешь? Боюсь представить количество слов, с твоим супер скоростным печатаньем. - Регина, тихо рассмеялась в трубку.
  Отобрав телефон от уха, он взглянул на дисплей телфона, осознал, что всё это время писал ей сообщение.
  -Почему ты не спишь? - Задал он интересующий вопрос.
  -Я досчитала до трёх тысячи седьмого барана, прыгающего через двух тысячу триста тридцать пятого ежа, жующего восемьсот шестой по счёту пучок канапли, запивая сорок четвёртым литром воды, но сон так и не пришёл. - Регина вздохнула. - Умаялась я.
  Глеб рассмеялся.
  -А почему именно канаплю?
  -Ты когда-нибудь видел барана прыгающего через ежа? Само собой сам бы он до подобного не дошёл. Вот и жует травку особого назначения. - Саркастик объясняла таким тоном, словно это была какая-то простая истина.
  -А книги уже не в почёте? - Иронично поинтересовался он.
  Глеб мог поклясться, что она улыбается.
  -Я читала Божественную Комедию. Алигьери меня не впечатлил, мне было скучно. Быть может я не эстет, но дочитывать стану едва ли. - Регина хмыкнула. - В список моих любимых этой книге не примкнуть. В девятом кругу у него отступники веры, а я не люблю религиозных распрей. Каждый из нас волен верить по-своему усмотрению, религия - это выбор который не может терпеть критики. - Задумчиво, словно говоря это сама себе, проговорила она.
  -Мне тоже она не по душе. - Серьёзно ответил он. Да и с её взглядами он был согласен.
  -Глеб, ты скоро приедишь? - Впервые за всё время, она интересовалась его возвращением, да и звонила ему сама в первый раз.
  Неужели скучает? А может просто поддерживает беседу?
  Всё время, что его не было в городе, за мелкой должен был присматривать Егор.
  Совсем развеселившись от такой просьбы, его старший брат даже скидывал ему координаты её место нахождения.
  Отслеживал он её с помощью жучка, звонков или смс? Последнее было самым простым. Не звонит же он ей постоянно в конце концов? Да и телефон для того, что бы поставить жучок или установить программу, у неё взять смог бы едва ли.
  А вот смс можно вполне отправлять с разных номеров, даже с банальным просьбами перезвонить.
  В любом случае он собирался узнать и это по приезду.
  Главное дождаться отъезда отца, который, как сообщил Егор, всё ещё злится на его срочный отъезд, пусть и делового характера.
  Глеб точно знал, если бы его отец хотел поговорить с ним и это было бы столь неотложно, то его бы и море между ними не остановило, а уж километры асфальтированной дороги или пару часов в воздухе, подавно.
  Раз можно было избежать грозы, Глеб решил пользоваться этой возможностью.
  -Да, маленькая. Через пару дней буду дома. Что тебе привести из Питера? - Он против воли улыбнулся. - Шоколад?
  -Глеб..? - Чуть тихо позвала она.
  -Что Винни Пух? - Не мог не подшутить он.
  -Привези себя. Целого и без дефектов. - Не обратив внимания на его юмор, попросила она.
  Оригинальный выбор...гостинца.
  -Мелкая, смахивает на каннибализм. - Он буквально кожей ощущал, как она краснеет, а посему решил не уточнять о таком выборе...гостинца.
  -Тогда шоколад тоже. - Она рассмеялась. Но вместе с тем голос её стал более слабым, чуть мягче и тише, она засыпала.
  Глеб рассуждал о том стоит ли быть таким довольным от того, что вместо "Тогда шоколад.", она сказала "Тогда шоколад тоже."? Может и не стоит, но он был донельзя доволен.
  -Ты хочешь спать Вини Пух. - Не спрашивал, а утверждал он.
  Но ответа не последовало. Тихое дыхание его несчастья было единственным звуком по ту сторону.
  -Спи маленькая, говорят дети во сне растут...
  Оборвав связь, он мысленно пожелал своей зазнобе лучших снов, то есть с шоколадом и молоком.
  
  Регина
  
  Боже, где справедливость?
  Где мой ангел? Почему отлынивает от своей прямой обязанности?
  Вот почему, почему именно мне, мне и никому другому не посчастливилось завладеть симпатией Воронского? Неужели я похожа на человека, что нуждается в мужском внимании? Риторический вопрос, но ответа всё же хочется.
  Почему вообще он должен присутствовать на собраниях студсовета? Будто бы он мог отличить научный сектор от информационного!
  Смешно. Чего ради его вообще приняли в студсовет? Хотя глупый вопрос. Ответ очевиден. Прихоть его отца. Сам бы он на подобное никогда не пошёл, хотя бы ввиду собственной лени.
  -Крошка. - Парень, позволяющий себе излишнюю фамильярность, хамовата ухватил меня за кисть руки. - Куда ты так торопишься? - Он ухмыльнулся. - Ты же знаешь, я не каждый, мне так просто не откажешь.
  Съездить ботинком по роже наглого индивида стала первостепенным желанием.
  Ну за что мне это? Господи, даруй сил не прибить его!
  -Влад! Ты забываешься. Я не в хожу в фанклуб обивающих твой порог. Советую вести себя подобающе, в противном случае следующий наш разговор будет проходить совсем по-другому, там тебя будут именовать не иначе, как "Подсудимый". - Раздражению моему не было предела, а потому я продолжила. - Единственная твоя отличительная черта, так это умение опошлить любую свою шутку, тем самым придавая ей двойной смысл, но и она вызывает лишь жалость к твоим умственным способностям, и тошнотворные позывы. Изыди!
  Да угроза, да пользуюсь именем отца, да немного по-детски, но и эта скотина едва ли ведёт себя по чести и совести!
  Наличие отца, занимающего пост министра образования, вовсе не даёт права вседозволенности!
  Неужели эта скотина не понимает, что мои родственники не на хлебном заводе работают? Всё дедушке скажу! Достал!
  Воронский появлялся на территории университета стабильно раз в месяц, в худшем случае два. По мне так лучше бы он совсем тут не отсвечивал!
  Само собой никто подобному раскладу вещей не возражал. Никто не мог принудить сына министра к постоянным посещениям занятий. Да и слава Богу!
  Вот какого лешего он ко мне пристал? Уж кто-кто, а он от недостатка общения не страдал.
  Значит всё дело было в побитой гордости, и публичном отказе, других причин Влад не имел.
  Мужская гордость вещь крайне восприимчивая и нежная, вот похоже я имела неосторожность ранить столь лелеемую гордыню местного павлина.
  Не то чтобы я вообще имела намерения тешить его самолюбие. Ни тогда, ни сейчас.
  Нечем было ему меня заинтересовать. Я даже представить себе не могла, чем он способен завоевать женское сердце.
  Ни красотой, ни умом он не блистал. Но похоже деньги и положение отца в обществе, в глазах местных дам, сполна компенсировали эти недостатки.
  -Кроооошка, зачем всё так усложнять? Я ведь могу быть менее нежен. Советую подбирать слова, а то я могу быть и... - Что он там может быть я не до слушала, нас прервали.
  Вот только отпрянуть, как и хотела, увы, не смогла, руку Влад всё так же сжимал.
  -Влад. - Голос раздался откуда-то сзади.
  Я тут же обернулась. Шигин!
  Откуда только взялся?
  Поверх руку Влада, той, что он удерживал моё запястье, легла мужская рука. Шигин же остановился за моей спиной, практически вплотную ко мне.
  Но не в том я была положении, что бы недовольствовать.
  Шла четвёртая пара и едва ли в узком коридоре самого отдаленного корпуса появится ещё кто-то.
  Это только я ввиду своего чёрного магнетизма задержалась на студсовете.
  А оставаться один на один с, явно караулившим мой уход, парнем совершенно не хотелось.
  -Егор. - Влад недовольно поджал губы.
  -Советую и тебе фильтровать речь Влад. - Егор демонстративно сжал руку Воронского. -Видишь ли, я тоже не особо деликатен. - Шигин ухмыльнулся. - Руку отпусти, девушке больно.
  Девушке больно не было, но вот этих поправок я делать не стала, даже наоборот согласна была разыграть невыносимые страдания и демонстративно симулировать перелом руки.
  Сейчас я согласна была простить Егору его странное поведение, лишь бы он не оставлял меня с Владом тет-а-тет.
  -А тебе то что? Не слишком ли не к лицу роль спасателя невинных душ? - Влад сжал зубы, когда хватка на его руке усилилась.
  А то, что она усилилась было заметно по побелевшей конечности.
  -Мы ещё поговорим Влад о моих ролях, в особенности о той, к которой ты обращался с просьбой три месяца назад. - Егор сардонически усмехнулся, а мне пришлось запрокинуть голову, что бы увидеть эту самую усмешку. - Руку! - Практически зарычал он, сдавливая кисть Влада до того сильно, что тот не сдержал стон боли.
  Я вздрогнула от этого окрика, неожидала подобной злости со стороны Егора, меж тем давление сжимающее мою кисть исчезло.
  Влад резко побелел на несколько тон.
  Связь разговора я потеряла и такую реакцию парня объяснить не могла, то ли его так рычание Егора напугало, то ли слова, объяснения которым я дать не могла.
  Пользуясь моим секундным замешательством, Егор вполне деликатно отодвинув меня от Влада, закрыл от него же, свой спиной (ну и самим собой целиком).
  Определённо я простила блондину все его прегрешения. Хороший человек, хороший и точка!
  Сам же Егор, склонившись над парнем, что-то тихо сказал, его слов я не услышала, но после сказанного бледность Влада стала ещё более очевидной.
  На секунду мне стало его жаль, но я тут же опомнилась.
  С чего вдруг? Из-за каких-то идиотских тараканов в своей голове, он на протяжении больше полугода портил мне жизнь. Пусть раз (ну максимум два) в месяц, но портил. А из-за чего? Из-за моего нежелания иметь с ним хоть, что-то общее кроме аудитории и преподавателей. Заслужил! Пусть благодарит Бога, что я папе не рассказала или вообще дедушке. Они б его за руки, за ноги и в каземат. Без лишних слов и разбирательств.
  
  
  *****
  
  Сижу. Сижу и смотрю. Уже раз третий за пол минуты отмечаю весьма удачный интерьер уютного кафе. Молчание затягивается, но не в тягость.
  Егор ест. С детства хорошо усвоила одну истину. Сытый мужчина, добрый мужчина, потому мешать желания нет, как собственно и присоединиться.
  Вовсе ни совесть и само собой ни скромность, банальная сытость. Я ела всего час назад и пока желания вновь отведать чего-нибудь вкусненького не было.
  Зато чашка горячего шоколада, обновлялась уже дважды.
  Смотрю. Егор ел неторопливо, не глотал еду не успев разжевать, как и не мусолил её полтора часа. Что ж это тоже было в его пользу. Терпеть не могу не уважительного отношения к еде.
  Глупых комплиментов, как собственно хоть каких-то намеков на симпатию не было. Что ж, раздражение испытываемое мной к этому объекту угасло и дело было не только в моём спасении от сомнительной перспективы разговора с Владом.
  Егор вёл себя иначе. Вежливо и подчёркнуто уважительно, что само по себе подкупало, хоть и все подозрения не исчезли.
  Наконец он отложил вилку и нож.
  -Ты уверена, что не голодна? - Поинтересовался он ещё раз.
  -Абсолютно. - Коротко ответила я.
  Взглянув в голубые глаза собеседника, кивнула.
  Предложение поговорить в подходящем месте исходило от него, что ж, начинать диалог он не спешил.
  За исключением обычных фраз в какой-то ничего не значащей беседе, он не сказал ничего.
  Не то что бы я вообще так сразу согласилась с ним поговорить. Сначала отказалась вовсе. Но потом согласилась поговорить в любой свободной аудитории, но как оказалось Егор был жутко голоден, а столовая не отвечала его критериям. И всё же я упиралась, ровно до того момента, как в уговорах проскользнуло имя Глеба.
  -Я думаю мы начали наше знакомство не с лучшей ноты. - Егор всё же решил начать то, ради чего собственно меня и позвал.
  С худшей, про себя поправила я. Егор продолжил:
  -Мне бы хотелось изменить сложившееся впечатление и ещё я хочу, чтоб при встрече ты перестала глядеть на меня, как на...полоумного. - Егор усмехнулся.
  Я пожала плечами. Каким считала, так и смотрела.
  -Так я могу рассчитывать на твоё согласие узнать друг друга с лучшей стороны? - Он иронизировал, уж очень тон его отдавал ехидством.
  Я не имела ничего против, тем более он вёл себя подозрительно прилежно. К тому же брат Глеба, а Глеб дорог мне, так или иначе мы можем пересекаться и будет глупо шарахаться от блондина.
  -Вполне. - Я кивнула, наблюдая за тем, как на лице Егора расцветает улыбка. - Но для начала ответь на пару моих вопросов.
  Поразмыслив пару секунд, Егор кивнул.
  -Зачем тебе это? Почему тебя интересует моё мнение? - Задала я первый интересующий вопрос, точнее два.
  -Меня не интересует твоё мнение, как собственно и моя характеристика в твоём понимании, но так получилось, что твои желания, мнение и сама ты интересуешь моего брата. Видишь ли, я не хочу раздора с братом, даже в таких мелочах. - Егор внимательно наблюдал за моей реакцией.
  Ну, вполне честно, без ужимок и недоговоренностей. Такой вариант вполне меня устраивал и соответствовал моим желаниям.
  Конечно то, что я всего лишь мелочь не очень-то и прельщало, хотя откуда Егору знать, мелочь или нет, а вот слова о моём благополучии весьма льстили.
  -А сообщения? Откуда ты вообще выискал подобную романтическую ахинею? - Помимо воли недоверие сквозит в словах. - Если имел желания наладить со мной отношения, к чему подобный идиотизм?
  Егор хмыкнул, а потом тяжело вздохнул, словно раздумывая говорить мне правду или смолчать.
  -Сообщения скопировал с интернета. - Его глаза на секунду вспыхнули весельем. - Я рад, что ты сумела понять, что подобная глупость принадлежит вовсе не мне, романтизмом благо не страдаю... - Егор замолчал, будто сказал лишнего.
  -Но зачем Егор? - Признаться мне было жутко любопытно. - Хотел измерить грани моего терпения?
  Шигин поморщился, но всё же ответил:
  -Отслеживал твоё место нахождение, звонить было глупо, а смс подозрений не вызывали, разве, что только в душевном здравии. Жучки и программы посложнее были просто ни к чему, да и не факт, что ты просто не оставила бы телефон дома, а так твоя немедленная отправка в чёрный список служила гарантом того, что сообщение тобой прочитанно и телефон разумеется находится при хозяйке.
  Сказать, что после этих слов я офигела, это сильно преуменьшить действительность.
  Значит всё это время..? Я..? Он..? Кошмар!
  -Но зачем? - От удивления даже голос сел.
  -Глеб попросил приглядеть за тобой. По его словам ты мастер вляпываться в глупые истории, которые плачевны для тебя. Он уверен, что несчастья преследуют тебя, а потому просил позаботиться о тебе, пока сам он делать этого не может.
  К удивлению присоединилось ещё и возмущение. Каков подлец!
  -Без инсинуаций пожалуйста! - В возмущении я хлопнула ладонью по столу.
  Кошмар, какой кошмар. Я, я и притягиваю несчастья! Каков нахал а! Да я сама по себе фортуна в чистом виде!
  Уф, о чём я вообще? Он же следил за мной, нагло и бессовестно, а я тут совсем о другом.
  Я должна злиться, буйствовать, отстаивать своё право на личную жизнь в конце концов! Должна была...но я притягиваю несчастья? Ужас!
  Это всё обстоятельства, я вообще не причём, да и не так всё ужасно, как он Егору расписал.
  Кстати, братец его терпеливо ждал моей реакции.
  -Егор, а как именно ты должен был определить, что со мной, что-то стряслось? - Я заинтересованно выгнула бровь.
  Егор кстати заметно расслабиться после того, как увидел, что истерику я закатывать не стану.
  А вот если вдруг сейчас выяснится, что мой телефон ещё и прослушивается от неминуемой гибели его никакое чудо не спасёт.
  -Глеб просил лишь присматривать за тобой, а не контролировать каждое твоё движение и в случае чего сразу бежать к тебе. Вполне достаточно было знать, дома ли ты после пяти вечера и пришла ли с утра на занятия.
   - Шигин хмыкнул. - Роль чьей-то мамочки мне не улыбается. - Улыбка на его губах померкла и он вдруг осекся. - Прости, я не хотел обидеть.
  Я удивлёно посмотрела на парня, который всячески пытался соорудить виноватую мордашку, безуспешно кстати.
  И только тут до меня дошло, за что он просит прощение.
  -Проехали. - Я пожала плечами. Он ведь не виноват в том, что мамы у меня нет.
  Зато и у меня папа есть и дедушка, а это уже очень много. А мама, мама меня любила и это главное, а я и сейчас её люблю.
  У меня был ещё один очень важный вопрос и я рызмышля над тем, могу ли я спросить его об этом.
  Егор вальяжно откинулся на мягкую спинку дивана и лениво наблюдал за мной. Вот именно такой тип людей был мне знаком практически с детства.
  Такие вот особи мало внимания уделяли словам собеседника, зато не пропускал ни единого движения, следил за мимикой, обращая внимание именно на жесты.
  Ох, однако всё не так просто как казалось.
  -Регина, ты можешь задать мне любой вопрос, обещаю, наш диалог останется только нашим. - Егор приблизил свою ладонь, к моей руке сжимающей чашку.
  Вот о чём я и говорила! Хотя скорее он угадал мои сомнения из эмоций промелькнувших в глазах, но в том и суть, слова ему и не нужны.
  С чего вдруг такая уступка? Он уже достаточно сделал для "налаживания контакта". Сейчас его предложение было скорее дружеским, для "знакомой брата", он подобного делать был не обязан, скорее наоборот.
  Но чуйка подсказывала блондинчик не врёт, а это само собой подозрительно.
  Но любопытство оказалось сильнее...
  -Хорошо. - Я кивнула, что бы потом выпалить на одном дыхание. - Твой брат ненормальный, да? У него такое хобби, отслеживать место нахождение всех знакомых или таким образом он утоляет свои геройские наклонности?
  Вопреки моим ожиданиям Егор не удивился и даже не разозлился, запрокинув голову, он громко рассмеялся.
  -Не поверишь, я спросил у него тоже самое. - Егор снова расхохотался. - Но думаю его ответ озвучивать не стоит. Скажу лишь, что оба варианта ошибочны.
  Против воли на лицо лезет предательская улыбка, кажется я понимаю, как именно звучала форма ответа.
  Что ж, за своё спасение я уже отплатила согласием пойти на мировую, то бишь в кафе, пора бы и честь знать, негоже Царя Батюшку, ну папу то есть, долгим отсутствием тревожить.
  Но мои намерения были разгаданы и более того отложены.
  -Регина, подожди немного, я хотел поговорить с тобой на счёт Глеба. - Егор ухватил мою ладонь пальцами, привлекая внимание.
  Оттягивать свою любимую конечность я не стала, так как оплошность он осознал сам и руку отдернул раньше, чем я успела высказать свои возмущения.
  -А что с Глебом? Он ведь завтра приезжает или что-то стряслось?
  На миг меня охватило волнение. Но я тут же взяла себя в руки. Случись что с Глебом, Егор не сидел бы тут и не вёл светскую беседу. Уж в чём в чём, а в не любви к брату, его обвинить было нельзя.
  -Ты не знаешь? У Глеба завтра день рождения.
  Опаньки, интереееееессссненько. А я ни слухом, ни духом. А главное спрашивала ведь, только неделю назад. Смолчал, не скоро видите ли.
  Ну, Шигин, погоди!
  
  Егор
  
  Вообще он сомневался, ощутимо сомневался в том, действительно ли было правильной идеей сказать рыжему Чуду о дне рождении брата.
  Мда, кстати, теперь про себя он именовал её не иначе как Чудо. Не всмысле Чудо небесное или тому подобное, нет. Всмысле Чудо рыжее и неугомонное.
  И как только докатился до жизни такой?
  Всё началось с утра, хотя нет, всё началось вчера вечером, когда он так глупо выдал ей тайну, которая тайной вовсе и не была по сути.
  Но тогда она и бровью не повела, более того с энтузиазмом приняла предложение сделать сюрприз и отпраздновать вместе.
  Егор, который просто хотел порадовать младшего брата и в кои-то веке отпраздновать день, который сам Глеб не очень-то и любил.
  Конечно он принял предложение помочь, не то чтобы сам не мог всё устроить, нет, из всё того же желания наладить отношения. Да и что в сути делать то? Стол накрыть и всё. Мелочи.
   Ага. Как же.
  Не любил Егор ощущать себя идиотом, совершенно, но в данный момент...
  Утро. Девять часов. Ужасно рано. Даже кот и тот спал. Но кто-то настойчиво и нагло трезвонит в звонок.
  Сдержанным человеком Егор себя никогда не считал, предпочтительнее было дать в морду и избавить себя от проблем сразу же, чем выстраивать дипломатию и шаг за шагом подходить к нужной цели. Дипломатом в их семье был Глеб. Но это всё к слову. Смысл в том, что к двери Егор шёл с намерениями начистить кому-то морду.
  Однако... Шок, да наверное именно он.
  Регина чинно стояла в дверном проёме, с лёгким недоумением на лице рассматривала его одеяние, точнее его отсутствие.
  Благо штаны он всё же надел, выходить в подъезд в чём мать родила, он желания не имел.
  -Тебе стоило бы одеться, простудишься. - Спокойно отметила она, как бы советуя, но с едва заметным упрёков.
  Отступив от двери, она лёгкой походкой прошла внутрь прихожей и протянув ему своё пальто, поинтересовалась где может заварить себе чаю, и не дожидаясь ответа потопала в сторону кухни.
  Впервые за больше чем два десятка лет Егор находился в ступоре. И таки он понял, чем именно она так зацепила его брата. Она была охриневшей! Вот именно так. Единственным отличием от наглости обыкновенной, эта была наглость наивная, со святой уверенностью, что именно так и бывает, ну и безобидной по сути, но всё же...
  С крайности бешенства, Егор нырял в крайность веселья и сам не понимал собственных дисоннансных чувств.
  Будь на её месте кто-то другой, то лететь бы ему по лестничному пролёту, а потом и лестничному маршу ласточкой, два этажа без тормозов. Но это не был "кто-то", эта была она, девушка которая "знакомая" его брата.
  Ладно, её спасало не только это, ко всему прочему, действительно невесть от чего ему хотелось рассмеяться от подобной наглости.
  Но добросердечным и миролюбивым, как младший братец он не был, да и к счастью симпатии к рыжему чуче....Чуду не питал, от того пошёл на кухню с намерением мягко (памятуя просьбу брата), но высказаться и спровадить её. Решение и релаксация заняли пару минут.
  Однако...
  -Твоя чашка справа, кофе без сахара, вчера в кафе ты пил имено его. - Всё это она сказала не отрывая взгляда от планшета, которы успела удобно разместить на барной стойке.
  На барной стойке была ещё чашка с чаем, которую как раз в этот самый момент обхватили длинные тонкие пальчики.
  Егор был в ауте. Нет, она определённо умела вводить в состояние близкое к шоку.
  Его удивляла не наблюдательность нет, забота, специфическая конечно, насколько можно было вообще считать действия человека ввалившегося без приглашения в твой дом и кухню, но всё же забота.
  Можно было бы посчитать это своеобразным извинением, но Егор поклялся бы на сто баксов, что свой поступок (визит в девять утра без приглашения) она наглостью не считает, а значит кофе был жестом доброй воли, точнее дружелюбием.
  Он всё больше понимал Глеба, такую ещё поискать...
  Вопрос Егора она предвидела или же просто ставила его в известность.
  -Быстрее Егор, у нас уйма дел, а на всё про всё восемь часов, благо торт я вчера заказала, ну чего же ты ждёшь, завтракать и займемся делом.
  Снова, снова Егор испытывал шок, а затем мысль, мимолетная.
  Не так уж её Глеб и опекает, не так уж и растроется в случае случись какая неприятность.
  Но мысль покинула не успев таки осесть в мозгу, всё таки растроится, а жаль.
  В противном случае Егор бы рискнул выставить за дверь наглое добродушное Чудо.
  А в квартире творился хаос.
  Вот сейчас это самое Чудо летало по квартире с энтузиазмом разбрасывая шары по своим местам.
  Шарики. Глеб оценит. Вот точно. Вот Егор не чуть не сомневался, шары как раз то, что любит каждый взрослый мужчина. А как иначе?
  А торт. Торт вообще мечта любого здравомыслящего человека. Розовый, с ажуром по краю. А какой великолепный бант, какой бант!
  Клоуна? Конечно нужно заказать клоуна!
  Гостей? Гостей не надо! Узкий семейный круг.
  Егор и вмыслях допустить не мог, что сий праздник должен видеть кто-то ещё. Какой крах репутации. Нет уж. Семейный круг. Трио из Егора, Глеба и Чудо.
  Обиделась? Бывает, отойдет.
  Салюты? Конечно можно.
  Позвать аниматоров? Пффф, какие проблемы детка, хоть цирковную труппу.
  Хоть оркестр в их кухне разместить. Егор был добр и мил, так как часа два назад пришёл к выводу, что его тут не будет. Он же не идиот в конце концов.
  Чудо, совершенно точно, совершенно определённо...издевалась.
  Ну не была она дурой, не похожа точно, а значит целью всего этого цирка была...банальная женская месть.
  Регина вскользь отметила, что Глеб тоже устроил ей сюрприз, она должна была ответить взаимностью.
  Но интонация её была ТАКОЙ, что всё стало ясно, хоть подобное Регина и пыталась скрыть. Но увы, уровень у них был разный, а фальш Егор чуял на уровне интуиции, да и мимика, хоть и мимолетная, была красноречива.
  Что ж, кто он такой, чтобы мешать? С братом они и потом могут посидеть, выпить, а на свою протеже пусть полюбуется. Ему только на пользу.
  Вдруг прозреет, вдруг поймёт, что девочка эта не для него? Не их она, не испорченная, слишком добрая, искренняя.
  Зубастая да, языкастая не отнять, да и смелая, зараза, но этого мало, мало, что бы прожить в мире, где слово закон, честь и добрата вызывают ироничную усмешку.
  Между ними невозможны никакие другие отношения, кроме как равнодушия.
  Для её же блага, хотя благополучие Глеба, интересовало его куда больше.
  А если нет, если не одумается, то тут и слова и действия будут бесполезны.
  Не по наслышке Егор знал, как порой упрям его брат.
  Но не это пугало, вовсе нет, он опасался от того, что хорошо знал о самоотверженности брата по отношению к родным ему людям. Однажды это Егор на собственной шкуре ощутил. Помнил, как будучи ещё ребёнком Глеб напоролся на нож, нож который предназначался ему, Егору.
  Он не хотел повторения истории четрёхлетней давности.
  Время кстати летело быстро и уже скоро Регина была готова принять именниника. И по случаю даже надела розовый колпак на голову и ему тоже протянула сие чудо.
  Которое он нарочно показушно и медленно скомкал и отправил в мусорное ведро.
  На это он явно не согласен, даже под дулом пистолета на себя эту хрень натягивать не станет.
  Вот пусть сама этот цилиндр на голову и пялит, если хочет.
  Но тут она повела себя благоразумно, мол, нет так нет, я пыталась, а ты такой плохой отказался.
  Когда время близилось к четырём вечера, Егор уже придумал объективную причину, что б удрать.
  Она наводила порядок в кухне, которая лишь час назад была мастерской по изготовлению плакатов.
  Егор бы многое отдал за то, что бы увидеть лицо Глеба в тот момент, когда он обнаружит Регину в квартире, да и когда поймёт, что его вообще ждёт.
  Всё таки Чудо злопамятная, очень. Но мысленно Егор ей аплодировал, а брату сочувствовал.
  -Регина, у меня... - Он уже подошёл к ней достаточно близко, когда она резко повернулась к нему.
  Само кстати Чудо, успело переодеться.
  Теперь на смену джинсам и свитера, пришло платье. Обычное такое, жёлтого цвета, свободное и достаточно скромное, но не ханжеское, с красным ремешком на поясе. Ей оно шло и выглядела она мило. Только больше Егор на её образ пай-девочки не клюнет.
  -Тебе нужно на какое-то важное дело? - Иронично выгнув бровь, Регина хмыкнула. - Да, я понимаю. Управишься за часика два? Я хотела тебя ещё кое о чём попросить.
  Егор был заинтригован, а Глеба он начал понимать всё больше и больше.
  Глеб
  
  В голове зудело от мыслей, а ещё казалось, что вот-вот и черепная коробка треснет.
  Вот пусть ему кто-нибудь объяснит, как, как может нормальный человек имея и совесть, и чувство сострадания, ответить на сорок три сообщения, где каждое длине другого, словами "Неволнуйся. Я занята". Как ёмко, как понятно. У него прям сразу от души отлегло, мать его так!
  А ещё Егор не отвечал на звонки. Но с братом сейчас всё решит. Он уже открывал двери подъезда многоэтажки в которой жил Егор.
  Они собирались сегодня тихо отметить его день рождения, посидеть, выпить, а потом может и в клуб за развлечениями.
  Только сначала он очень хотел увидеть своё несчастье, ужасно хотел, как выяснилось.
  Вот только звонки и сообщения она по началу игнорировала, а потом ответила так, что лучше бы уж не отвечала.
  Видно желание увидеться было не взаимным. Да и по правде говоря, с чего вдруг ей бежать его встречать? От того он немного и успокоился, не совсем конечно, но рычать и злится уже не хотел. Не сегодня так завтра, а там уж и из под земли достанет если надо.
  Придя к такому решению, Глеб нажал на звонок.
  Ему не открыли, не сразу.
  Поворот ключа в замочной скважине раздался только через минуту.
  С каких это пор Егор закрывает дверь на ключ? Если ему не изменяет память, всю жизнь от просто сдвигал засов на двери. Это кстати была ещё одна его привычка, которую он принёс из детства. Не смотря на возможность установит механику, он всё так же упорно предпочитал задвижку.
  Меж тем дверь наконец открыли.
  -Егор, бл.., тебя ждать, как девушку с бани перед ... - Глеб прервался на полуслове, и вдруг закашлялся, во все глаза уставившись на девушку, стоящую перед ним.
  А вот оттуда, с прихожей, послышался ехидный ответ:
  -Значит не впечатляешь девок, если так долго ждать приходится.
  -Регина, како..., что ты тут делаешь? - Егор отдернул себя от желания высказаться хлесткими фразами.
  Что именно она делает в квартире Егора? Какого лешего она тут делает? И где, мать его так, его братец?
  -Сладенький мой, я тебя ждала.
  И вот именно после этих слов, его начали поздравлять с днём рождения, так красноречиво и импульсивно, как никогда в его жизни.
  Он уронил на лестничную площадку пакет с двумя бутылками виски, которые купил по пути сюда, ожидая, что у брата найдёт только излюбленный им ром.
  Послышался звон стекла, но Глеб ничуть не расстроился, более того обнимать бутылки с алкогольными напитками он не мог, а вот своё маленькое несчастье очень даже...
  Если она всегда будем кидаться на него с распростёртыми объятиями при встрече, он согласен даже бить бутылки по дороже.
  Крепко, на сколько это вообще возможно, что бы не причинить ей вреда, сжав её в объятиях, он вздохнул цветочно-ягодный запах её волос.
  -Соскучилась? - Глеб хмыкнул.
  Она же попыталась отступить, но увы и ах, отпускать её никто не собирался.
  Следующая попытка тоже не увенчалась успехом.
  Задрав голову, Регина вопросительно уставилась на него.
  Глеб с удовольствием рассматривал знакомые черты лица. Золотисто-карие глаза, коралловые губки бантик, вздернутый носик и огненно-рыжие пряди волос, которые (Слава Всевышнему) утратили блондинистый оттенок.
  -Что ты тут делаешь маленькая? - Он выгнул бровь, иронично наблюдая за её попытками высвободиться.
  Слова "Я занята" вдруг обрели иной смысл и...и он пока не хотел придавать им иного значения, хотя бы до тех пор пока не получит её объяснений.
  Видно, что-то в его взгляде выдало его чувства, потому что она сию же секунду дала ответ, пусть не исчерпывающий, а скорее даже интригующий.
  -Тебя поздравить хотела. - Она улыбнулась, от чего маленькие округлые щечки стали походить на хомячьи. Наверное, едва ли стоило говорить ей о желании укусить эти самые щечки. С неё станется приписать в людоеды. - Поздравляю! С днём варенья! - И с этими словами Карлсона, адресованными когда-то Малышу, она вновь принялась его обнимать.
  Он не возражал. Да кто бы вообще возражал в подобном случае? Опека опекой, а то, что она красивая девушка в купе с прекрасным, пусть и вредным иногда, нравом, никто не отменял.
  А вот если бы кто и отказался, то это его проблемы. Глеб несмотря на всю нежность и покровительство к этой конкретной (да и единственной) девушке, пользоваться и наслаждаться моментами умел, чем именно сейчас и занимался.
  Принца на белом коне он из себя не строил, а потому нормы морали были ему чужды, к тому же он имел право на компенсацию за потраченные нервы.
  На том и порешив, Глеб зарылся лицом в ворох огненно-рыжих прядей и с наслаждением присущим наркоманам вдохнул в себя цветочно-ягодный запах волос.
  И пусть только кто-нибудь скажет, что так нельзя, пусть рискнет...
  Егор
  
  Чертыхнувшись уже с десяток раз, Егор неимоверным усилиями воли и терпения, всё таки выехал с места парковки. Если бы вот сейчас ему показали хозяев машин, которые так близко припарковали свои железные колымаги с его авто, то он бы не ручался, что сумеет не прибить их.
  Быть может им имея одному "Жигуль", а другому "Сидан", такие риски были простительны, вот только прощать вмешательство его собственной машины в эту игру с адреналином, Егор был не намерен!
  Хорошенько двинуть одну из машин, помешала только любовь к своей собственной тачке. Эта страсть которую он ставил на второе место, после плотской страсти к женскому полу. Хотя нет... Машины ему были дороже. За свои авто прибить он мог, а за девушку, ну, максимум саму девушку, если очень надо.
  Философия оборвалась ровно в тот момент, когда выезжая из-за поворота он встретил препятсвие. Не из-за врождённой черты характера идти на пролом, он его не обогнул, нет, из-за невозможности этого сделать.
  -Твою мать! - Вылетал Егор из машины словно угорелый.
  К его чести, сейчас он беспокоился не из-за возможной вмятины на бампере.
  Окинув взглядом сложившуюся картину, он свободно вздохнул прохладный воздух. На первый взгляд, парень на роликах оказалась девочкой, а что самое главное, живой! Только насчёт девочки он уверен не был, но пацаны вроде серьги в виде чёрных роз не носят, но за это он тоже не ручался. Чёрт её знает, эту молодежь.
  -Эй, кроха, ты впорядке? - Он уже преодолел разделяющее их расстояние.
  Девочка (вроде бы) не обратила на него никакого внимание, с глубочайшим интересом, рассматривая царапины на коленке.
  У Егора отлегло от сердца (да-да, порой оно у него было, детоубийцей он быть не хотел), всеми конечностями она шевелила исправно.
  Правда она никак не реагировала на его слова, а прикасаться к ней, уважая личное пространство ребёнка, он не хотел. Да и мало ли, вдруг у неё шок, напугает дитё.
  Но так как и второе его обращение осталась без ответа, другого выбора он не имел. Склонив голову над пострадавшим местом, она закрыла своё лицо завесой чёрных волос, потому реакции он её видеть не мог.
  Он очень осторожно прикоснулся к руке ребёнка. Это помогло. Она вскинула голову. Вот теперь разглядеть реакцию пострадавшей Егору ничего не мешало, как и лицо он её рассмотрел в полной мере.
  Она была бледной, неестественно бледной, на лице её не было и тени румянца, кровь будто никогда не приливала к её лицу, но вопреки этому у неё были краснющие губы, что смотрелось очень мрачно на фоне такого белого лица, за губами из приоткрытого рта он разглядел жемчужный ряд белоснежных зубов. Отдельное внимание нужно было уделить скулам и тонкому носу, но главным достоинством всей картины было вовсе не это, то были глаза. Помимо того, что они были если не на пол лица, то на одну треть точно, они имели невероятный цвет. Егор никогда ещё не видел таких глаз. Глаза цвета неба. Это был не голубой цвет и не синий, что-то между тем и этим, необычайно яркие, с слишком маленьким зрачком и большой радужкой, которая по краю была чёрной. В добавок ко всему, глаза её были огромными, обрамлённые густыми, смолистыми ресницами, а поверх очей широкие бровные дуги.
  Егор грешным делом, проследил реагируют ли они на свет, а убедившись в этом, решил, что к наркоманкам её причислить нельзя. Но эти глаза! На секунду Егор задумался, не осветят ли они ему дорогу, если потушить весь свет на земле? Её лицо, если его рассматривать каждую часть в отдельности было прекрасным, но всё вместе смотрелось крайне неестественно, оттого отталкивающе, возможно даже некрасиво. Слишком худое лицо, выделенные скулы, тонкий нос, который любой другой девушке был бы только на радость, но всё вместе на одном лице, чересчур. Вот только взгляд этих, потрясающих в своей необыкновенности, глаз стал очень уж ироничным. Будто она читала его мысли и забавлялась ситуацией. А между тем Егор был уверен, что лет ей тринадцать-четырнадцать не больше.
  -Если ты насмотрелся, то можешь идти. - Она повелительным жестом руки, указала в сторону его машины.
  В ступоре Егор не был, но немножко прифигел, это да.
  Это последствия удара так сказались или ему сейчас намеренно отдали указание? Видя, что он не реагирует, она заинтересовано выгнула смолистую бровь, словно интересуясь, что он до сих пор тут делает? Он бы вероятно не понял этого взгляда, если бы сам часто не смотрел так на людей.
  -Встать сама сможешь? - Насмешливо поинтересовался Егор.
  Проявлять чувства такта он больше был не намерен. Если это и был ребёнок, то точно не по умственным способностям. Взгляд необыкновенных глаз, был не детский. Пусть даже угловатое тело подростка говорило о другом.
  Не ответив на заданный вопрос, ДИТЁ сделало попытку встать, но тут же не удержав равновесие стала заваливаться на бок, а Егору, по добрате душевной, пришлось её ловить. Но в который раз он убедился, что доброта душевная вещь крайне хреновая.
  -Не прикасайся ко мне, извращенец. - Сквозь зубы процедила эта малолетняя пигалица.
  Взгляд Егора был до того изумленый, что она захлопнула рот до того, как сказала бы ещё какую-нибудь чушь.
  -Да было бы к чему прикасаться. - Невозмутимо заявил он и разжал руки.
  Благо эмоции он держать под конролем умел, и показывать недовольства или ещё хуже возмущения, не стал.
  Последующие события описывать было ни к чему, так как они сопровождались проклятиями в адрес Егора и падением одной "ненормальной с завышенным самомнением".
  Егор спокойно направился к своей машине. Угрызений совести он не испытывал ввиду отсутствия таковой, к тому же девочка, с самомнением побольше чем у него, была жива и относительно здорова.
  Регина
  
  -Ну же Глеб, это всего лишь шарик. -Утверждала я, прилагая максимум усилий, что бы сохранить серьёзное лицо, оскорблённое в лучших намерениях.
  Первый отказ участвовать в играх, был воспринят мной крайне отрицательно, со всеми вытекающими последствиями, в виде печально-слезливого взгляда и обиженной моськи. Слава Богу, в обмане меня не уличили, а поддельные слёзы возымели эффект.
  -Регина, мне не пять лет. - Глеб обречено вздохнул, страдальчески уставился на протянутый клоуном шарик.
  Ну и что? Тоже мне оправдание. Мне тоже было не пять, когда он меня похитил, а потом отправил одну домой. Недобросовестное поведение должно быть наказано, пусть и столь неординарными методами.
  Клоун был выше всяких похвал, он не реагировал ни на угрожающие взгляды, ни на предупреждения с явным подтекстом. Вот только Глеб всё равно его выдворил после конкурса с шариком. А я ведь пошла за водой для следующего фокуса, всего на секундочку отлучилась! Благо были ещё сюрпризы. Аниматор благополучно скрывающийся в ванной, услышав условный знак, покинул место своего временного приюта.
  -А где наш имениник? Где наш малыш?
  "Малыш" нервно провёл рукой по волосам, и отчего-то у него глаз задергался.
  Видимо, мужчина, облачённый в Белоснежку, никак не соответствовал нормам морали в понимании Глеба.
  Однако актёр на то и актёр, что бы играть нужную роль.
  Именинник, он же сладенький мальчик и прекрасный малыш, стихов не знал, танцевать не умел и судя по всему был на грани бешенства.
  Этот исход событий был мною предусмотрен, а потому и выход из ситуации имелся.
  На кухне заиграла живая музыка, а семь гномов, прятавшихся в соседней комнате, шагая друг за другом, вошли в зал и начали танцевать вальс, тогда как Белоснежка высоким тенором запела итальянскую лабуду о вечной любви. Наверное не стоить говорить о том, какой именно взгляд Глеб подарил седьмому гному, который приглашал его на танец. Это был мой триумф.
  А Шигин, Шигин проявил истинную смекалку.
  -Мстишь за свой день рождения? - Мрачно поинтересовался он, наблюдая за танцами гномов, которые от вальса перешли к танго.
  Я улыбнулась краешком губ. Не отрицая, но и не подтверждая.
  -Простых извинения будет достаточно или требуется моральная компенсация? - Наконец он оторвался от милых парочек которые вновь вальсировали.
  -Какие могут быть компенсации между друзьями? - Я мило улыбнулась парню, заметно расслабившемуся от моих слов. Но... Это же я! - Только подарки!
  Глеб
  -...Так что ж ты, наконец? - Регина довольно улыбнулась, уверенная в своей победе. Вот только и этот раз был мимо, он знал кому принадлежат эти слова, более того, знал ответ на этот вопрос.
  -Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. - Он усмехнулся, подобрала ведь мелкая, сущность его определить что ли хотела? - Гёте. "Фауст". Слова Мефистофеля. - Наверное для мужчины двадцати пяти лет, было глупо развлекаться подобным способом, но это всё проделки мелкой, она и не так развлечет.
  -А вот и нет. "Мастер и Маргарита". Булгаков. - На губах девушки расползлась победная усмешка, а в глазах засияло чувство превосходства.
  Глеб бы и рад ей польстить, но пробелы в знаниях надо восполнять.
  -Булгаков позаимствовал у Гёте. - Просто ответил он передернув плечами.
  Золотисто-карие глазки недоверчиво прищурились.
  -Ты просто не хочешь признать своего поражения. - Она недовольно поджала губы.
  В принципе он её понимал, он та ещё не разу не ошибся, а она отгадала только три высказывания из шести.
  Нет, конечно он не гордился, он же не ребёнок в конце концов. Но смысл, в ночах потраченных на чтение, увидел. Вот бабушка была права, книги - это сила.
  Всё таки Глеб вероятно никогда не перестанет ей удивляться. Умеет она всё таки развлечь, только вот её методы кардинально отличались от методов используемых прекрасной половины сия мира. Но ему то что? Он только и рад. Два месяца назад он бы и не поверил никогда, что какая-нибудь девушка увлечёт его чем-то помимо красивой попки и груди. Да он и сейчас не очень-то верил, если честно. Просто она ведь и не девушка по сути, дитё, оно и есть дитё. Хотя таких развитых детей ещё поискать.
  Сама кстати маленькая, взяла свой мобильник и забила в поисковике книгу Булгакова, и сейчас подозрительно недовольно шмыгала носом.
   -Так нечестно. - Заявила она, видно уверовав в его правоте. - Ты жульничаешь.
  Глеб не удержавшись потрепал её по волосам, но от этого она ещё и запыхтела, как ёж.
  Он против воли рассмеялся, уж больно забавно выглядела она сейчас.
  -Маленькая, я рук от руля не отнимал и смотрел исключительно на дорогу. - "и на тебя" про себя добавил он. - Как я мог жульничать, по твоему у меня под сидением залежались книги Дюма, Гёте, Гоголя и Шекспира?
  Но данный ответ и разъяснения не впечатлили обиженную души, ибо недовольное пыхтенье не прекратилось.
  Руки которую он протянул, дабы вновь потрепать своё несчастье тоже оттолкнули.
  -Solis (Солнце. Лат.), ты сердишься? - Он улыбнулся, глядя на обиженную моську.
  Моська кстати уже практически не обижалась, а похоже из вредности создавала иллюзию оскорбленной невинности.
  -Ita vero! (Да. Лат.)
  -Сильно?
  -Minime. (Нет. Лат.)
  -Значит я могу быть прощен, пусть и не знаю в чем заключается моя вина? - Иронию в голосе, скрыло лукавство.
  -Оui, mon ami. (Да, мой друг. Франц.)
  -Каким же образом мне засужить твою благосклонность?
  -Chocolate! - Последовал незамедлительный ответ, перевод которого можно и не уточнять.
  Даже не зная английского, можно легко понять озвученные требования. И Глеб понял. Так как тут же вытащил из бардачка шоколад, запасы которого пополнял именно для этих целей. То есть извинений в купе с желанием порадовать.
  -Ты прощён мой друг. - Величественно ответила она, кивая головой, забирая сладость.
  -Ну раз перемирие достигнуто, дань уплачена и народ доволен, то быть может всё же расскажешь мне каким образом подговорила Егора согласится на цирк в его квартире? Не подумай, что хвалюсь, но всё таки шесть- три в мою пользу, а победителю по правилам надлежит задавать вопросы побежденным. - Он ухмыльнулся, уворачиваясь от удара ладошкой по лбу.
  Предложение поиграть каким-то чудным образом поступило именно тогда, когда он пожелал узнать как именно она сумела уломать Егора на подобную аферу. Откуда она знает про сию дату, он не спрашивал и так ясно.
  Но отвечать ему никто не спешил, а вот отвлечь пытались даже очень.
  -Сейчас на лево. - Регина, указала пальчиком в правую сторону.
  -Это право. - Он схватил её ладошку, и повернул в другом направлении. - Это лево.
  -Поверни вон на то лево. - Она отобрала руку и вновь указала в правую сторону, ну, или в сторону "того лева".
  Глеб по опыту предыдущих пяти раз понял, что дальнейшие объяснения бесполезны, ибо у Регины было только "лево" и "другое лево", аналогичная ситуация обстояла и с правой стороной.
  Разъяснения о том, что пишем мы правой рукой, значит от правой руки правая сторона, были встречены флегматичным замечанием, что она пишет и правой и левой рукой одинаково хорошо. Глеб нашёл это разумным ответом не лишённым логики, а потому спорить не стал. Другое так другое, коль так приспичило.
  -И всё же, куда мы едем? - Он вновь захватил маленькую ладошку и поднес ту к губам.
  Они уже пересекли черту городу и сейчас на пути у них было пару знакомых Глебу посёлков.
  Возможно, ей хотелось подышать свежим воздухом, но вроде от недостатка парков их город не страдал. Хотя кто поймёт слабый пол, умудряются же они выщипвать себе брови, что б их рисовать или красить волосы в другой цвет, а потом заявлять, что это совсем не то, что они хотели. Их порой невозможно понять, но вероятно именно это делает их такими притягательными. А у него даже не девушка, у него ребёнок. Скорее даже два в одном.
  -Ты дал слово, что мы поедем куда я скажу. - Регина не ответила на заданный вопрос, только скрестила руки на груди.
  Кстати это Глебу не нравилось, весь день она слишком поспешно отнимает у него свои руки, раньше такого не наблюдалось, пусть она и ревностно относится к своему личному пространству, но у него вроде как имелся допуск. Что именно могло произойти за те пару дней, что его не было, что она вдруг ограничивает его в прикосновениях? Глеб и так не злоупотреблял, памятуя о её постоянном смущении невесть отчего. Варианты ответов ему не нравились.
  Ограничивают доступ к телу, значит не приятно. Самый банальный ответ.
  Но это было не так, Глеб заметил бы изменись что-то в её отношении к нему, а она вела себя как всегда.
  Значит стоило искать другой вариант и этот вариант Глебу не нравился ещё больше чем первый.
  Есть тот чьи прикосновения ей приятны. Худший из вариантов, вроде бы и не имевший под собой оснований, но...
  Пару дней достаточно, что б за ней кто-то начал ухаживать, с её внешностью и умом это было бы не удивительно.
  Вот только Регина не была похоже на человека, который допустит к себе так быстро незнакомого человека.
  А вот самый худший вариант из худших.
  Человек ей знаком, а возможно даже она давно питает к нему симпатию.
  От чего-то Глебу срочно захотелось потолковать с Егором, вот прям жажда съедала.
  И словно в подтверждение всех его слов, она отклонилась от его руки, когда он уже привычным жестом потянулся за её ладонью.
  Пусть его прикосновения не были двусмысленными и не несли за собой ничего другого кроме, как банального желания человеческого тепла, они могли быть для неё запретными, если она обзавелась объектом сильной симпатии, к тому же отвечающем ей взаимностью. Вполне вероятно, что в своём детском восприятии, наученная книгами и имеющая ванильные представления о любви, она такм образом трактовала верность.
  Ему стало душно. Вот очень плохой вариант. Ужасный. Он ни за что на свете не был согласен, отказываться от возможности зарываться носом в её макушку и вдыхать вкусный запах волос, или просто держать маленькие холодные ладошки, желая согреть, подарить тепло. Весьма эгоистично конечно, но, что уж поделать. В конце концов он первый нашёл своё несчастья и делится, а уж тем более отдавать был не намерен. Да и вообще, она ребёнок. Как можно думать о ней иначе?
  А в салоне автомобиля было всё так же душно. Глеб помня, как она реагирует на то, когда он отвлекается от дороги, замедлился и со скоростью света сдернул с себя свитер. Так быстро, что не дал ей возможности возмутиться. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, а губы её удивленно приоткрылись, возмущения вот-вот грозились сорваться с уст.
  -Эксгибиционист? - Первое слово таки слетело с коралловых губ.
  Глеб сдержал усмешку. Опять сказала не подумав, а сейчас начнёт вспоминать значения слова, осознаёт, поймёт сказанное и неизменно начнёт краснеть.
  Но до того как он успел сгладить ситуацию, дабы она опять не начала безудержно алеть, против воли и разума с губ сорвалось ехидное:
  -Вуаеристка?
  Вопреки его ожиданиям она не залилась краской.
  Да и по сути то далёк он от обвинительного эпитета, ведь под свитером у него была футболка, а уж о чем-то интимном и речи не шло.
  Он бы едва ли рискнул даже по пояс обнажиться перед мелкой, мало ли от шока и потресенной психики удар хватит.
  -Ангажируешь? - Уточнила маленькая пиявка.
  -А если так? - Он хмыкнул, уже из интереса продолжая диалог.
  Регина до этого кажется даже не моргала, да и сам он замер с интересом рассматривая её глаза в которых ему почудился озорной огонёк, но тот либо погас очень быстро, либо был плодом его воображения.
  Вот только воздух вдруг вновь похолодел, а машина которая так и осталась стоять на дороге, явно мешала другим не многочисленным водителям. И откуда только взялись?
  В общем момент был прерван, а Регина часто захлопав глазами, вдруг, ну кто бы сомневался, густо залилась румянцем.
  Ах чёрт бы побрал эти чертовы узкие дороги, многое бы Глеб отдал, что бы понять значение того взгляда, что видел минуту назад.
  -Направо. - Пальцем она указала в правую сторону, похоже от смущения даже перестав путать стороны.
  Глеб был да того погружен в свои мысли, что не стал, как обычно сглаживать возникшую неловкую ситуацию. Уж очень он хотел знать толкование взгляда золотисто-карих глаз.
  *****
  
  Когда они только подъезжали к поселку в мысли Глеба закрались сомнения, когда заехали в него, переросли в уверенность, а когда свернули на знакомую улицу, сомнения были просто невозможны.
  -Регина? - Он вопросительно выгнул бровь.
  -Глеб. - Она лишь безмятежно улыбнулась. - Думаю дальнейшие моё прибывние в роли чичероне излишне.
  Да, дорогу он теперь мог указать сам, собственно оставалось только ехать прямо. Верный своему слову, он ехал как и обещал по указанному маршруту.
  Он остановился практически в самом конце улицы, около деревянного забора. Огрожденный со всех сторон, в середине стоял ухоженный маленький домик. Вопреки заверениям хозяйки, построенный из кирпича, а не дерева. По своей красоте и удобствам вероятно лучший в посёлке дом. К тому же, его достоинством так же был роскошный маленький садик, усеянный дикими розами, а так же домашними лианами, которые полностью оплели прутья железной беседки. И пусть всего видно не было из-за мешающей изгороди, Глеб знал наизусть каждый сантиметр и клочок земли.
  Тут же был припаркован "Банан" Егора. Что ж, это обстоятельство удивляло меньше всего.
  -Откуда узнала? - Поинтересовался Глеб, открывая дверцу автомобиля, и помогая выбраться Регине.
  -Ты забыл кто мой отец или чья я внучка? - Она вскинула холенную бровь, улыбаясь краешком губ. - Я получаю нужные сведения всего лишь постучав по клавиатуре или сделав пару звонков. - В её голосе не было ни пафоса, ни горделивости, она просто озвучивала факт.
  -Почему сюда? - Он поймал её в объятия до того момента, как она скрылась бы за деревянным ограждением и стала видна домочадцам.
  Она не сопротивлялась, что порадовала Глеба. Будь она влюблена в Егора, то не стала бы позволять ему такой вольности боясь быть застигнутой врасплох? Или она просто не знала машины его брата? Хотя вряд ли. Учитывая её осведомленность обо всём остальном, едва ли она могла чего-то не знать.
  Это радовало.
  -Глеб, праздники отмечают в кругу семьи, с теми кто тебя любит. Если ты не хочешь отмечать свой день рождения, то это вовсе не значит, что ты должен лишать возможности родных тебе людей, поздравить тебя и провести с тобой время этого дня. Возможно, для тебя он и не особенный, но он особенный для твоих близких, ведь именно этот день подарил им прекрасного брата и лучшего внука. - Регина улыбнулась так, как обычно улыбалась глядя в небо, лучезарно с радостью не только на губах, но и глаза её сияли. Она коснулась своей маленькой холодной ладонью его щеки. - Ты обещал сегодня идти со мной, а я обещала твоей бабушке, что сегодняшний день ты проведешь с ней, в кругу семьи. И быть может, если ты сейчас пойдешь к ней, найдешь кучу оправданий, что бы объяснить своё долгое отсутствие, виновато склонишь голову, признавая свою неправоту и покаешься в содеянном, то тогда, она, возможно, всё же разрешит тебе съесть пару твоих любимых шоколадных круасаннов, рецепт которых начала вчера искать, стоило мне только упомянуть о твоём возможном везите, хотя она стоически и уверяла меня, что сделает их только для Егора.
  Внутри Глеба бушевала буря, не яростная, нет, она была иной, впервые за всю свою жизнь он испытывал такой шквал положительных эмоций и впервые от этого было так хорошо. Внутри него словно горела, нет, взрывалась нежность, она накатывала волнами, погружая его в самое дно, даже воздух вокруг него был накален этим щемящим чувством, которое он не смог бы передать словами.
  Её слова, понимание, забота. Он был покорён. Глеб не имел привычки высокопарно и витиевато выражать свои мысли. Но сейчас в его голове были эпитеты достойные высших пахвал, он припоминал все те громкие слова, которыми описывали добродетели прекраснейщих людей. Словом, он был покорён.
  Не сумев выразить всю ту нежность, что была в нём словами, он прибегнул к самому проверенному методу общения, от слов к делу.
  Нежно, словно она была из тончайшего хрусталя, он прикоснулся губами к её лбу. Она замерла на секунду, а потом словно оттаяв обняла его за пояс, носом уткнувшись в грудь.
  -Теперь как порядочный человек ты обязан на мне женится. - Смущено проборматала она куда-то в его грудь, при этом, Глеб был уверен, щеки её вспыхнули алым цветом.
  Глеб не сдержавшись рассмеялся.
  -А так как я не порядочный, то мне полагаяется ещё невинность юной дамы. - Он предвкущающе улыбнулся, намерено смущая мелкую ещё сильнее.
  Уворачиваться, от лалошки в лоб, вопреки обычаю, он не стал.
  Регина
  
  Глупая улыбка никак не хотела покидать лицо, я хоть и понимала, что вероятно буду выглядить тупо, если весь вечер так и просижу смайликом, но глядя на то, как Глеба тискают в материнских объятиях, каждые тридцать секунд, треплют по волосам и их же гладят, отрешенного лица сделать не получалась. Егор кстати тоже улыбался, пусть и уголоком губ, но с умилением (никогда бы не подумала, что блондинчик так может) глядел на Шигина младшего. Сам он кстати не выглядел расстроенный от того, что вся ласка и любовь в огромных количествах сыпалась именно на Глеба. Возможно, ввиду того, что он именинник, а быть может эти привилегии были ему отданы, как младшему. Но как уже было озвучено, Егора такой расклад устраивал, тем более Настасья Леонидовна не забывала класть ему на тарелку новую порцию чего-нибудь вкусненького, как только, та по её мнению, начинала пустовать.
  Меня кстати тоже обласкали, а что ещё лучше, от всей щедрой души, кормили явно не жалея припасов съестного.
  Глеб к слову тоже несчастным не выглядел, от бабушкиных рук головы не отводил и с энтузиазмом поглощал всё то, что заботливая родительница ставила на его тарелку. Между тем умудрился рассказать о том, как дела на работе, что происходит нового и о каком-то Леше, которого я не знала, но со слов Глеба, внук одной из бабушкиных знакомых, которого Глеб пристроил к себе.
  Вообще это женщина была чудесной не только в кухарском деле, но и во всём остальном. Она задавала Глебу такие вопросы, ответы на которые пользуясь связями отца за два часа не раздобудешь. А некое милое, рыжее, маленькое существо, всё это записывала в мысленный блокнотик, что бы пополнить "Досье Г.", тоже мысленное кстати.
  Ещё было бы нечестно не описать ещё одного прекрасного достоинства хозяйки, она очень умело создавала уют, эта была та самая домашняя обстановка наполненная любовью и теплом.
  Дело было даже не в скромном, но от того не менее прекрасном, убранстве дома, сама атмосфера, была просто волшебной. Тихий треск горящих поленьев доносился из камина. По вечерам ещё было прохладно, а потому тепло от камина было, как нельзя кстати. По самому залу раздавался умопомрачительный запах картошечки запеченной в глиняных горшках. Не громкие разговоры, чей-нибудь весёлый рассказ и общий смех. Всё это было так по-домашнему, а что самое главное не тяготило, как часто бывает в семьях, уставших от общества друг друга, где семейный ужин превращается в рутину, игру на публику, а выигрывает в ней тот, чьего терпения хватит досидеть до конца.
  Здесь всё было иначе.
  Было чертовски приятно наблюдать за пикировками Глеба и Егора, которые до хрипоты в горле спорили, о том, кто первый влюбил в себя какую-то Дашку, давнишнюю местную красавицу, учитывая, что красавице было на момент, испытываемых нежных чувств, всего десять, а этим архаровцам одному тринадцать, а другому двенадцать, говорить о том, что я смеялась, над предметом спора вместе с Настасьей Леонидовной, излишне.
  В общем Егор с Глебом пришли к консенсусу, остановившись на том, что первый получил от неё поцелуй, второй два свидания за ручки, а значит злая Дашка, использовала обоих влюбчивых парней в своих целях.
  После слов о поцелуе с обнимашками, бабушка, женщина воспитанная в строгости того времени, а соответственно с пережитками прошлого, невзначай заметила, что Дашка то ещё не замужем, да и красавицей вымахала.
  Егор от подобных перспектив в шок не впал, а быстро нашёл выход из ситуации.
  Заявив Глебу, что младшим надо уступать с чистой совестью вручил ему возможность свататься к предполагаемой невесте, тем более они встречались аж целых два раза, когда он всего на всего единожды клюнул её в губы, да и то нечаянно, в щеку целился, к тому же практически принудив к сему акту, чем вызвал безудержный потом женских слёз.
  Глеб в свою очередь тоже охотно готов был сбагри...пардон...передать эту возможность Егору, ибо, что он может противопоставить сим пылким чувствам? Пару свиданий, пфф, да он и за руку то её держал, что бы она не убежала от него, а на свидание она с ним пошла только потому что он ей обещал подарить браслет из красных бусин. А то что она плакала целуясь с Егором? Да это она от счастья, что её целует такой красавчик! Бедняжка не верила своему головокружительному успеху у такого перспективного молодого человека.
  Я же верная своему сероглазому брюнету, кивала аки китайский болванчик, уверяя, что от такой радости не стыдно и разреветься.
  Егор судя по его взгляду собирался уверять в обратном, но его прервала Наталья Леонидовна, которая заговорчески подмигнув мне, "неожиданно" вспомнила, что буквально вчера ей сообщили, что к Дашке местный донжуал Виталя посватался, любовь у них знаете ли. Тут вдруг ситуация в корне изменилась.
  Егор признал правоту Глеба, что от счастья и только она могла плакать, а он вовсе и не нечаянно, а намерено и бессовестно искушал юное создание, на что Глеб заявил, что от неудачного клевка в губы сердцем девушки он не завладел бы, а рыдала она от того, что кто-то в свои тринадцать сильно налегал на чеснок со святой уверенностью, что вампиры существует...
  Тут мой хохот и прервал дальнейшие споры грозившиеся затянуться на весь вечер, а потом все дружно присоединились к хохотавшей мне.
  Дальнейший тост был произнесен Глебом и Егором с наилучшими пожеланиями Дашке и Витале, и что б те умерли в один день, ну или точно не Веталя первый, мало ли вдруг бабушка ещё и тогда её сосватать попытается.
  После этого замечания оба внука получили по шлепку по голове каждый. Но в место ожидаемого недовольства, оба растянули губы в широкой улыбки и осушили свои стаканы не чокаясь.
  И вот семейный ужин плавно перетекал в семейный десерт, которого кто уж слишком нетерпеливый дожидался ёрзая на стуле, под весёлыми взглядами темно-серых и светло-голубых глаз. Я? Ну да я. Они то не знали, что там на кухне ждёт, томится, рассекается вкуснейший шоколадный тортик, самая любимая моя вкусность. Я уже чувствовала, как тает во рту шоколадная крошка, как с наслаждением я съем все орешки с поверхности торта, как попрошу второй кусочек и третий, ну, и так далее.
  Этот тортик был заказан в кондитерской в которой всенепременно умели печь торты, как и то розовое безобразие, что я заказала с намерением поиздеваться над брюнетиком.
  Благо Настасья Леонидовна, не выказала желания самой печь торт, ограничившись ужином и круассанами. Милейшая женщина даже хотела сама заплатить за тортик, но отсупила под гнётом обстоятельств. Я таки сумела её уговорить. Тем более для меня в кондитерской всегда действовали колоссальные скидки и исполнялись все мои желания. Все так были покорены моей чуткий натурой, моим прекрасным характером, моими идеалами короче говоря, ну, может чуть-чуть сыграл и тот факт, что по достижению восемнадцатилетнего возраста я считалась полноправной хозяйкой кондитерской, совсем малость, не суть в общем-то. К тому же от такого счастья я отказалась, а дедушку, поблагодарив за оказанное доверие, попросила и дальше самого следить за кондитерской, которую основала ещё бабушка при жизни. Кондитерская была успешна адаптирована под нынешнее время и стандарты. Дедушка, который тоже не рвался продолжать этот бизнес, который вообще не соответствовал его статусу и положению в обществе, пытался наставить меня на путь истинный, но безуспешно. В общем вышло так, что скинули кондитерскую на папу. Тот в свою очередь уволил свою помощницу, давно рвущуюся подальше от криминала, не единожды просивщую помочь с другим местом работы.
  Короче у "Сказки" появилась стрессоустойчивая, прекрасно сглаживающая конфликтные ситуация, и всякого рода проблемы, управляющая. Пусть пока прошёл всего месяц с лишни и изменений не наблюдалась, но здраво рассудив на семейном совете, что в данном случае отсутствие новостей это и есть благо, мы решили, что управляющая нам подходит и семейного дела не опозорит. Доходы были те же, упадка не предвиделось, рейтинг не понижался, значит чудненько, значит умеет работать.
  Кстати доходами меня тоже подкупить пытались, но поразмыслив, о том, что вероятность финансовой независимости грозит мне часами потраченными не на книги, а на дела производственные, я ужаснулась.
  В бизнесвуман я не рвалась, к тому же делать этого, то есть управлять не умела. И даже уверения деда о том, что у Корсовых это в крови, не впечатлили. Вот если нарисовать план ещё одной кондитерской, выбрать место, вообразить интерьер то пожалуйста, а тут нет.
  К тому же в нынешнем моей положении меня всё устраивало. Может быть есть дети, неспособные жить в зависимости от родителей или стремящиеся к более высоким цифрам, но я не из их числа. Карманных денег у меня было более чем достаточно, к тому же получая хорошие отметки я так же получала бонусы от дедушки. Говоря яснее я золотая молодёжь которая пользовалась родительскими деньгами и возможностями, не испытывая от этого угрызений совести. Говорить о том, что может я не такая как все, только от того, что не наглею и не прошу дорогущую машину или колье из рубинов и изумрудов, значило бы тешить своё самолюбие. Многие не имели и таких благ, однако любят своих родителей какими бы они не были, не смотря на бедность и не проявляют неуважения к ним не из корысти, а из уважения. Любовь ребёнка, как и его уважение, это обязанность которую он должен проявлять к своему родителю в не зависимости от любых обстоятельств. Так что не наглеть это не заслуга, а обязательство.
  Мысли уплыли в совершенно другое русло, от чего я чуть было не пропустила появление тортика!
  Настасья Леонидовна разрезала тот, на восемь равных частей, пять из которых я уже мысленно приписала себе. Но поразмыслив решила, что сие будет рассмотрено, как обжорство и баллов в глазах бабушки Глеба и Егора мне это не прибавит.
  Хотя дело конечно было и в родстве, но и сама женщина была настолько мила и обходительна, что проявить какую-то бестактность в её присутствии было кощунством.
  Даже то, что вчера меня не оставили за дверью, а весьма радушно и приветливо приняли, делало Настасью Леонидовну прекраснейшей женщиной в моих глазах, а её безмерная любовь к Глебу напрочь поигвоздила эту формулировку.
  Самой кстати бабушке было лет шестьдесят семь - шестьдесят девять.
  Женщина она была чуть полноватая, с проседью в светло русых волосах и серыми глазами. Глаза эти кстати были точной копией Глебовских глаз, или наоборот Глебовские были копией, к тому же подобно ей у него был квадратный овал лица. Само её лицо хранило отпечаток усталости и печали, маршины залегли в уголках глаз и губ, а так же глубокая морщинка на переносице доказывала то, что у них с Глебом есть общая черта хмурить брови. Казалось бы, что уставшей от жизни и похоже не имевшей весёлой и беззаботной молодости, ей было всё чуждо. Но я пребывала в заблуждении не долго, стоило ей только услышать, что-то о внуке, как её губы тут же расплывались в улыбке, взгляд потускневших глаз прояснялся и лицо, тронутое многочисленными морщинами, становилось до нельзя приятным и располагающим к себе.
  Собственно, меня ещё вчера приняли радушно, а сегодня так вообще обласкали, как самую долгожданную гостью. Так что я искренне надеялась, что растанемся мы сегодня с чувством взаимного удовлетворения к друг другу, по крайней мере я это чувство уже испытывала.
  Всё шло прекрасно, Шигины были довольны, я не без гордости отмечала, довольство Шигина младшего, Настасья Леонидовна тоже лучилась счастьем и я само собой была в прекрасном расположении духа.
  И это чувство усилилось ещё во сто крат, когда первый кусочек тортика поставили прямо передо мной! Если бы я не боялась, что Глеба с Егором разорвёт от сдерживаемого смеха и колких замечаний, то я бы приступила к десерту незамедлительно. Впрочем, логически рассудив, что мне не жалко, пусть шутят и веселятся, я показала братьям язык и приступила к поглощению орешков на тортике, старательно выковыривая их ложечкой, чем следвательно и вызвала смех обоих мужчин. Настасья Леонидовна меж тем глядела на меня с умелением и я решила, что это скорее одобрение нежели порицание. Всё было хорошо, слишком, закон жанра не терпел таких несоответствий и внёс свои коррективы в этот чудесный вечер.
  Волшебство разбилось, осыпаясь тысячами хрусталиков ровно в тот момент, когда входная дверь открылась являя свету явление третье и последнее.
  Почему третье, потому что два других уже присутствовали на ужине, а появление ещё одного едва ли было возможным, хотя и исключать подобного нельзя.
  -Отец?!
  Два голоса сплелись в один общий удивлённый возглас и послышался скрип отодвигаемых по паркету стульев.
  И пусть меня четвертуют, если они оба не вскочили перед мной с намерением скрыть моё присутствие!
  
  Регина.
  
  Тихий мелодичный голос оперной певицы нарушал тишину в практически пустом зале. Вполне соответствующий выбор музыкального оформления в итальянском ресторане. Чего не скажешь об оформлении самого ресторана. Как сие убожество можно было назвать прекрасным рестораном? Не знаю, не знаю. Ещё бы гобелены по стенам развесили. Хотя кто знает, может я и придираюсь, ведь сегодняшний вечер не обещал для меня быть хорошим, скорее уже был ужасным.
  Встреча с другом. Как же. Отродясь друзей было, а сейчас бац и вырисовывается, нашли ж формулировку. А знают ведь мой характер, знают и всё равно не теряют надежды, что сынок какого-нибудь магната или владельца завода мне понравится. Ха, трижды. Этот, как и три предыдущих, убежит сверкая пятками.
  Два месяца, прям дата. Два месяца прошло с моего совершеннолетия. Восемнадцатое апреля. Ммм, какая дата, можно и выпить на радостях. С тяжким сердцем вспомнила, что не пью. Два месяца прошло с моего дня рождения, два с половиной, как мы с Глебом впервые заговорили без взаимных притязаний и ровно месяц, как мне запретили раз и навсегда встречаться с брюнетиком.
  Восемнадцатое число. Каким-то чудным образом это число будто преследует меня. А ведь и вправду. Ещё в первый день того памятного знакомства в столовой это было восемнадцатое число! День моего шестнадцатилетия! А в семнадцать, эта скотина умудрилась закинуть мне мышь в сумку. Ну ни факт конечно, что он, может не своими руками, но явно с его инициативы. Я тогда пошла устраивать разборки испытывая желания прибить сероглазого. В общем ни в чём не повиная мышь полетела в Шигина, который поспепшно увернулся, а прилетела в Нину Ивановну, которая увернуться, увы, не успела. В мой же день рождения меня оставили убирать аудиторию и если кто-то приписал Шигину благородные замашки и решит, что он аки рыцарь разделил со мной все тяготы, то жёстоко ошибается. Он слинял, насмешливо взирая на меня. Слинял, что б через полчаса встретит меня с мороженым в руках у входа в корпус. Я разгадала его хитрый умысел и желание меня застудить, в феврале месяце с иными намерениями мороженое не покупают. Так что совершенно случайно, я уронила это мороженое на чьи-то лакированные ботинки и пошла дальше, гордо вздернув голову. Шигин кстати наверняка и не подозревал, что оба моих дня рождения я охарактеризовывала его не лучшими словами, как собственно и в начале третьего дня рождения, проведённого с ним.
  А тот день в мегаполисе, мы сели на восемнадцатый маршрут, нам достался восемнадцатый билет, который кстати оказался выигрышным, эта цифра преследовала меня по всюду где бы я не была с Шигиным. Уж про мой восемнадцатый день рождения и говорить нечего. Ровно месяц назад восемнадцатого числа меня чуть было не выпороли двое моих родных мужчин, которые строго-настрого запретили мне связываться с родом Шигиных.
  Да, он не одуванчик, да, имел прошлое, пусть не светлый рыцарь в доспехах, ну и что. Но ведь не объяснишь родителю, что его предупреждение запоздало?
  Перестав комкать салфетку, уставилась невидящим взглядом в даль. Губы сами по себе дрогнули в улыбке, когда перед глазами всплыл образ брюнетика. Всё тот же ироничный взгляд серых глаз, извечная ухмылка, колючая щетина, которую он почему то совершено перестал сбривать под ноль и короткие пряди тёмных волос.
  Как можно не вспоминать того, кто владец ни только мыслями, но и сердцем? Нельзя зыбать того, в кого влюблён.
  
  Около полутора месяца назад...
  
  Глеб
  
  Чувство, липкое, мерзкое, словно щупальцами оплетало сердце. Страх? Нет. Ужас!
  Откуда он мог знать? Не мог и это правда, но вот от этой правды ни хрена не легче!
  "С днём рожденья сынок!"
  Да какой к черту день рождения? Всю жизнь класть хотел на любые праздники, а тут надо же, опомнился.
  Всевышний, только бы он не понял! Только бы не осознал всего, что творится в нём.
  Егор предусмотрительно пихнул его в бок.
  -Убери руку от кобуры. - Едва слышно прошептал он, когда Глеб завёл руку за спину.
  Сам Егор в это время выступил вперёд, что бы скрыть реакцию младшего брата на приход отца. И он не заметил.
  Это стало для Глеба тем спасательным кругом утопающему, чтобы он не погряз в собственных чувствах. Его фортуна всё ещё при нем. Пока ещё не случилось ничего ужасного.
  "И не случится" с мрачной решимостью подумал он про себя. Теперь он знал откуда ему черпать уверенности. Он обернулся, взглядом охватив ту, за чью жизнь был готов рискнуть своей. Словно чуя угрозу, он вся подобралась, а во взгляде её он прочёл, что-то, чему ещё не мог дать названия. Та же решимость была и на её лице. Стоило ей только поймать его взгляд, как она расплылась в улыбке. Глеб почувствовал, как отступил холод, как в сердце разливается приятное тепло, как сам в ответ улыбается своему несчастью. Вот она, живая, невредимая, всё с ней хорошо. Она скосила глаза на дверь и он верно растолковав её вопрос, без промедлений кивнул, вместе с тем выгнул бровь. Её ответный кивок не заставил ждать. Она поняла, поняла, что сейчас мужчина по ту сторону от него, это угроза. Она поняла, а значит примет участие в его игре. Пусть диалог их длился всего пару секунд, Глеб был уверен в поняливосте и здравомыслие своей егозы. Что ж, если она и Егор с ним, то можно избежать ненужных последствий.
  Егор уже здоровался с отцом, удачно отвлекая внимание отца на себя. Но Глеб глупцом не был, от того знал, что этот мужчина сейчас внимательно следит за ним. То, что он не заметил его движений по приходу, это лишь счастливая случайность. Случайность, которой он был очень обязан!
  -Владимир! Какой сюрприз! - Воскликнула бабушка. - Почему не предупредил? - Она в шутку пожурила зятя. - Проходи, не стой на пороге.
  -Настасья Леонидовна. - Отец его чуть склонил голову в приветствии. - Как вы правильно заметили, хотел сделать сюрприз. Рад вас видеть, года я вижу, вас не старят. - Владимир сделал комплимент тёще в свой любимой манере.
  Бабушка улыбнулась отцу, но улыбка эта глаз не коснулась.
  -Отец. - Глеб сделал шаг вперёд, пожимая тут же протянутую ладонь. Вот только на него, на Глеба уже никто не смотрел.
  Взглядом Владимира, полностью завладела Регина.
  Зная характер мелкой, Глеб предположил, что она от своей вредной натуры тоже будет смотреть в упор, ведь её такими взглядами не проймешь.
  Но Регина, его умница, скромно улыбнувшись отпустила глаза, ещё и покраснела в придачу.
  Ему стало интересно, о чём в этот момент она размышляла, по приказу то она краснеть не умела.
  Второй её взгляд был полон интереса. Мелкой не осталось незамеченно, что отцом его называл не только Глеб. Благо она скрыла тот факт, что прекрасно осведомлена, что отец у них с Егором, должен быть не один на двоих. Сомнений это не оставляло никаких, если первое можно было списать на волнение (Если допустить возможность того, что Егор вообще умел волноваться), то сходство между отцом и сыном едва ли можно списать на сходство с родным дядей. Егор был точной копией отца, сходство было до того очевидным, что эту тайну скрыть было не так легко, как хотелось. Но вдвоем Егора и отца видел ограниченный круг людей, а им было глубоко наплевать кем они друг другу приходятся. Его официальным приемником был Глеб, который в свою очередь послал отца с такими идеями, но увы, его желания были последним, что волнует его отца, а точнее плевать он на них хотел.
  -Сынок. - Насмешливо потянул Владимир.
  Здраво рассудив, Глеб понял, что в принципе Регина могла подумать, что это отец Егора, а Глебу от приходится дядей, но опять же сам уже назвал его родителем.
  Ему явно предстоит взбучка за сокрытие столь важных фактов, а ещё и допрос с пристрастием.
  -Кто эта милая леди? - Глеба передёрнуло от этого слащавого тона. Стоило его отцу заговорить так намерено спокойно и мягко, как все аки стадо баранов развешивали уши и с молниеносной скорость проникались доверием к "доброму дяде".
  Регина польщенно склонила голову, напуская на себя скромности.
  Глеб, с возрастающей гордостью за свою малышку, увидел, как по губам её скользнула сардоническая улыбка.
  Зря он её недооценил, такими фокусами маленькую не возьмешь.
  Ведь наверняка ей не раз приходилось находится в обществе акул, не таких как его отец, попроще, но аналогию она отметила.
  Окончательно уверовав в то, что сможет выпутаться из столь щекотливой ситуации, Глеб представил её отцу.
  -Регина, она помогает бабушке по дому, узнав, что сегодня мы с Егором будем тут она милостиво согласилась составить нам компанию.
  Глеб в своей развязной манере подмигнул Саркастику и послал ей многообещающую улыбку. Егор со своей извечной ухмылкой тоже не отставал. -Детка, наш отец, Владимир Андреевич.
  Её роль была озвучена, и едва ли с особым удовольствием, но Регина её приняла.
  Встав из-за стола она послала Глебу взгляд полный немого обожания (а она оказывается так умеет!), а Егору обворожительную улыбку.
  -Очень приятно, у вас очень милые сыновья.
  Милые сыновья, как они сделали бы в любом другом случае, усмехнулись от такого описания.
  Всё было сыграно идеально, даже самый изощрённый следопыт бы повелся, но отец его был многим хуже, от того подозрительно прищурил глаза, в прочем это не помешало ему доброжелательно ответить:
  -Взаимно, моя дорогая. - Преодолев разделяющее их расстояние за секунду, отец поднёс к губам ладошку Регины.
  Что бы сделала в её случае хорошая актриса? Взглянула бы на режиссера в немом вопросе о последующем её поведении в сценарии и этим бы выдала их всех. Но хорошей Регина не была, она была прекрасной и к тому же не обделенной умом и смекалкой.
  Всё это время Владимир не отрывал взглядам от её лица, а она смущённо улыбнулась и уставилась влюбленными глазами... уже на самого Владимира.
  Егор за спиной отца заметно расслабился, видно, как и Глеб, уверовав в наличие мозгов и интуиции у Саркастика.
  Если до этого момента у их отца и была уверенность, что от него, что-то скрывают, то сейчас в нём поселились сомнения. Это всё что требовалось обоим братьям, чтобы заставить эти сомнения перейти в разряд уверенности у них есть весь вечер. А при наличии трёх изощрённых в своей хитрости умов, это хоть и сложно, но не невозможно.
  Весь оставшийся вечер Владимир провёл с ними, что не удивительно, у него явно имелось какое-то дело к Глебу.
  Регина всё это время старательно изображала из себя простоту сельскую, что в принципе не лишало её очарования. Она с таким интересом дискутировала с бабушкой, о преимуществах и минусах каменной печи, которая якобы уже вот два десятка лет служит в их доме верой и правдой, не забывая при этом дарить милые улыбки Егору и Глебу. Посмотрите мол, какая я хорошая хозяйка. В общем её матримониальные планы были разгаданы, и если по началу на неё поглядвали с подозрением, сейчас взирали с иронией и насмешкой, которая впрочем досталась и ему с Егором.
  Бабушка тоже ничем не выдала своего удивления. Она знала всю историю жизни Глеба и такое его решение поддерживала и одобряла.
  Вечер меж тем плавно переходил в ночь и пора было заканчивать семейный ужин.
  Желание это было понято и одобрено, но... Отец явно обозначил своё намерение покинуть этот дом не иначе, как со своим младшим сыном. Отказы пришлось отложить до лучших времён, слишком подозрительно будет отцу предпочесть девушку.
  Не то чтобы Глеб этого не делал, делал и не раз, хотя бы тогда, когда наплевав на отцовский указ идти на встречу, завалился в отцовский же кабинет с его же секретаршей. Откуда он мог знать, что встречу перенесли на их территорию, в этот самый злаполучный кабинет? Когда он узнал об этом, было уже поздно. Их партнёры уже успели отценить его "недомогания", как собственно и выбранные методы "лечение". Один даже невзначай отметил, что способ весьма верный и он сам таким не брезгует. Юмор Глеб оценил, как и словарный запас отца в обсценной лексике.
  Но сейчас случай был не тот, отец настаивал, а потому спорить значит дать пищу для размышлений.
  Егор пришёл ему на выручку. С немым вопросом он взглянул на отца, а потом и на Регину. Смысл Владимир уловил, а потому усмехнувшись дал согласие, кивком головы, развлекаться старшему отпрыску, как он пожелает.
  Регина же притворилась частью интерьера и не замечала ровным счетом ничего, что не заметила бы простая девушка, не имеющая вообще никаких понятий о немых диалогах и двусмысленных жестах.
  Ужин был окончен, гости начали расходиться. Глеб с отцом отбыли первыми, а потому он понятия не имел, что происходило дальше, но как и всегда, доверился старшему брату, вверяя ему своё несчастье.
  
  Регина
  
  Глеб с Владимиром Андреевичем уже вышли за дверь, Настасья Леонидовна вышла проводить гостей. Егор стоял рядом со мной, и фривольно обнимал меня, меня за... язык не поворачивается сказать за что именно он меня обнимал и куда именно приместил своё лапище.
  Соорудив самую милую из своих улыбочек, развернулась к блондинчику и от всей своей широкой и щедрой души... отвесила ему оплеуху.
  -Регина, мать твою, это что бл..? - Егор щедрот не оценил, а пену из-за рта пустить был готов. Крайняя степень бешенства. Восемь из десяти.
  -Предварительные ласки. - Намеренно медленно провела рукой по бедру на которое он приземлил своё копытце, стирая не существующие пылинки. - Петтинг. - Для внесения ясности, продолжила я.
  Чем бы он там не руководствовался, когда вольготно обнял меня, на глазах у отца, такого ему попускать никто не собирался.
  Возможно страдаю ханжескими замашками, может не благодарна, но сути не меняет, лапать себя не дам ни при каких обстоятельствах. Ему ещё повезло, что Шигин младший не узрел, тогда я б блондинчику голову совсем открутила. Глебушка навоображает себе невесть чего, а мне оно не надо. Не надо ведь? Поразмыслив секунд пять, пришла к мнению, что нет, не надо.
  -Твой словарный запас оснащён и такими эпитетами, признаюсь удивлён. - Егор вопреки моим ожиданиям не прибил меня, а как-то кривавато усмехнулся. - Но на будущее запомни, садомазо не является для меня приоритетом в акте, не правовом кстати. - Ухмылка стала ещё более наглой.
  Ну то что акт не правовой я и сама поняла, как и то, что блондинчик насмехался надо мной.
  -Запомнила. - Я кивнула. - Советую и тебе запомнить кое-что, если ещё раз распустишь свои щупальца, я приобщу тебя к лику святомучеников.
  -Какие мы оказывается дерзкие. - Егор подошёл ко мне ближе. Непростительно близко. Я уже готова была двинуть по самодовольной роже, но он перехватил мою руку до того, как она вновь прильнула к его лицу. Удерживая меня за запястье, он склонился так, что наши лица были почти на одном уровне. Я зашипела, желание прибить блонди стало смыслом моего существования, но увы, потуги мои были напрасны, а Егор склонился так близко, что практически касался моей щеки. - Тише, а то ведь у меня от страха колени дрожат. - Прошептал он мне на ушко. А потом отпрянул и как не в чём не бывало продолжил. - Собирайся, я отвезу тебя домой.
  И сопровождая свои слова действиями, кинул мне куртку в лицо, которую я к счастью успела поймать.
  Джентльмен, ногу его за ногу!
  
  *****
  
  Трель телефонного звонка разрушила тишину, я вздрогнула от неожиданности и чуть было не упала с подоконника.
  -Да?
  -Маленькая, ты дома?
  Я не смогла сдержать облегчённого вздоха. Слава Богу, с ним всё хорошо.
  -Мелкая не молчи, что-то случилось?
  -Нет-нет. - Заверили его, пока он не навоображал чего. - Всё хорошо. Да, я дома.
  -Тогда я жду тебя внизу, спускайся Лилипут.
  И верный себе, он оборвал связь. Любит же он отдавать приказы!
  Шёл уже девятый час, папа предупреждал, что задержится до полуночи, значит, можно идти.
  Я практически вынурнула из окна, в поисках машины Глеба, но ни его самого, ни машины различить в темноте не смогла. Бросив последний взгляд на площадку, спрыгнула с насиженого места, находу натягивая мастерку.
  Благо квартира наша была не на десятом этаже и ненавистным лифтом пользоваться не пришлось.
  В общем летела я ласточкой по ступенькам, словно внизу был шоколад, вместо Шигина.
  Дверь подъезда я чуть было не сорвала с ручкой вместе и вырвалась на свет божий.
  Но не успела толком выйти, как тут же угодила в чьи-то очень теплые объятия.
  В нос ударил знакомый запах морозной свежести. Именно так пахло морозное утро, после ночного снегопада. Ещё в детстве я любила по утру ходить босыми ногами по снегу, нетронутому ещё человеком, за что не раз получала выговор. Но как же приятен был этот запах мороза! И как Глеб сумел только пахнуть так потрясающе хорошо?
  Недолго думая обхватила руками торс мужчины, положив голову на его грудь. Под ухом был отчётливо слышен размеренный звук бьющегося сердца. Не в пример моему которое вот-вот грозилось вырваться из ушей и пяток одновременно. Господи, что ж в грудной клетке то ему не сидится?
  -Я рад, что ты так спешила увидеть меня.
  Хриплый, насмешливый голос раздался над головой, а сам Глеб уткнулся в мои волосы.
  Сердце, до этого забившееся быстрее, сейчас выплясывало ча-ча-ча.
  Это послужило хорошим пинком под зад моим тараканам и разомкнув объятия, я отступила.
  Глеб отпустил и таракашки только оклемавшиеся от удара, теперь упали от разочарования, наствистывая прискорбным голосом похоронную мелодию.
  -Пфф, ничегошеньки я не спешила. - Сделав безразличное лицо отвернулась. - Разве, что капельку.
  "Огромную капельку" про себя добавила я.
  -Охотно верю. - Глеб коварно подкрался сзади, сново заключив меня в объятия.
  Его голова опять преземлилась в мою макушку.
  Я уже была готова выдать какой-нибудь язвительный ответ, но тут увидела...его.
  -Чёрт!
  Резко обернувшись потянула Шигина на себя, отступая назад влево.
  От неожиданности он поддался и я оказалась препечатана к железной двери. -Ауч!
  -Саркастик, если тебе так необходимо моё близкое присутствие то просто скажи, не нужно увечить свою прекрасную спинку. - Голос Шигина, как всегда был полон иронии.
  Подлец! Ругательства уже практически сорвались с языка, но так и не слетели.
  Вздернув подбородок в оскорблёном и гордом порыве, я как то не учла тот факт, что Глеб слишком уж близко ко мне.
  Он склонил голову от чего я почти коснулась его лица своим.
  Где мои тараканы? Срочно нужен оздоровительный пендель, срочно! Но таракашки оказались жуками и уже улетели кто куда.
  Глеб был настолько близко, что я даже уловила момент, когда зрачки его глаз расширились, от яркого света, отбрасываемого лампой над дверью подъезда.
  Тёплое дыхание коснулось моей щеки. Прекрыв глаза, проборматала про себя тысячу и одно проклятие взглянула в лицо Глебу.
  Уи, он оказался ещё ближе. Губы его скривились в усмешке, а бровь выгнулась в немом вопросе.
  О чёрт, надо было, что-то отвечать.
  -Там мой папа, он только что проехал на белом 'БМВ", если он увидит меня тут посреди ночи, то я месяц буду под домашним арестом.
  О том, что будет, если он увидит меня в компании Глеба я предпочла промолчать, но язвительная улыбка показала мне всю тщетность моей попытки проявить такт.
  Я похвалила себя и свой ни разу не дрогнувший голос и собиралась спасаться бегством. Но рука, которая легла по правую сторону от меня, как и та, что по левую похоже означало нечто иное.
  Недоумение и вопрос думаю и так отразились на моём лице, озвучивать его я посчитала лишним.
  -А поцеловать на прощанье? - Голос его был вполне серьёзным и действия вроде тоже, вот только в глазах отплясывыли джигу бессы под ручку со смешинками.
  Мой сердитый и серьёзный взгляд не возымел нужного эффекта, разве что развеселил брюнетика ещё больше.
  Через пару минут папа выйдет из подземной парковки, увидет меня тут с ним, и кознит без суда и следствия.
  -Ну? - Глеб совсем развеселившись наблюдает за моими душевными метаниями.
  Набрав в лёгкие по больше воздуха... целомудрено подставляю брюнетику лоб.
  -Только один раз и без промахов. - Предупреждаю я.
  Он рассмеялся во весь голос. Смешно ему, гад! Собственно, отказываться от возможности он не стал.
  Ещё секунда и Глеб прикоснулся губами к моему лбу. Второй раз за день! Глаза мои оказались на уровне его подбородка. Сердце бахнуло куда-то в пятки, а я вновь прикрыла глаза, вспоминаю молитву, ну ту, что читают перед смертью. Похоже у кого-то сейчас будет сердечный приступ и я не про Глеба. Если я второй раз позорно грохнусь в обморок, моё эго этого не переживёт.
  Интересно, что будет большей глупостью: запеть или вновь, как несколько часов назад, прикоснуться ладонью к колючей щеке парня? Для него первое, для меня второе.
  Он отстранился, выжидающе глядя мне в лицо? Благодарности ждёт что ль? Если так, то жизни ему не хватит. Моя гордость знаете ли не на помойке найдена.
  Но как оказалась я ошиблась. Руки он по обе стороны от меня так и не убрал, с интересом наблюдая за моими действиями. Искренне мечтаю о том, что бы лицо моё выражало эмоций не больше, чем каменная кладка.
  -Я тоже? - Обреченно уточнила я.
  Глеб сново повеселел и кивнул.
  -До лба не дотянешся. - Констатировал он очевидный факт.
  Как сие было понимать? Как предложение целовать куда хочу по своему выбору или намёк на мой не очень высокий рост.
  Зная Шигина, склонялась ко второму. Учитывая, что он ещё и выпрямился, то без особых усилий, я могу поцеловать его только в плечо. Ну или в изгиб плеча и шеи. Плохая идея, очень.
  Была не была. Пристав на носочки, потянула неожидавшего такой пакости Глеба на себя и поцеловала наконец-то своего брюнетика.
  Во избежание споров со своей совестью и скромностью скажу сразу, я целилась не туда. У меня было намерение поцеловать брюнетика в подбородок. Кто ж знал, что он так отзывчиво подчинится моим рукам?
  Вопреки всем моим ожиданиям, я прикоснулась к впадинке между нижней губой и подбородком. Так, что губы Глеба задевали кончик носа.
  Зачем он положил руки мне на талию? Надеюсь не потому что понял, что я близка к фиеричному падению в обморок.
  Я прикрыла глаза, наслаждаясь шерховато-колючим прекосновением к губам. Мой первый почти настоящий поцелуй! Стоило мне только чуть приподнять голову и прикосновения сменились бы на более мягкие, более нежные, хотя в этом я и не уверена.
  Кожей ощутила, как губы Глеба растянулись в улыбке.
  Моя рука против воли дернулась в желании прикоснуться к мужчине, но замерла так и не дойдя до конца пути.
  Нет, нет, нет! Так нельзя. Что он подумает обо мне?
  Не знаю где именно я взяла силы на то чтобы прошептать "Спокойной ночи" и высвободившись из объятий юркнуть в подъезд.
  Господи, пожалуйста, пусть я перестану так на него реагировать! Но если это уж слишком много, то пусть он никогда не поймёт, как я на него реагирую!
  Даже взбучку ему устроить забыла.
  Ах, чёрт, подарок! Как я могла забыть свой подарок. Боже, если так и дальше пойдёт, то я за себя не ручаюсь. Чувствую эта весна будет тяжёлой.
  
  Глеб
  
  -С каких пор ты носишь перстни? Ты же сам говорил, что "кольца они для баб", пересмотрел свои жизненные позиции? - Егор насмешливо вздернул бровь, заинтриговано рассматривая кольцо на его руке.
  Не то чтобы Глеб собирался отдавать отчёт в своих действиях. Хмыкнув, он повернул голову, рассматривая декольте девушки, так удачно подставленную под его взгляд.
  Да, он такое говорил. Вот только ему раньше никто таких подарков не делал, да и сам перстень не был похож на бабский, типо золота с бриллиантом.
  Темно-серый обсидиан в серебряной оправе. Явный намёк на цвет его глаз.
  Мелкая постаралась. И как только додумалась до подобного? А главное с каким рвением пыталась надеть кольцо на его безымянный палец, но отчаявшись надела на мизинец, заявив, что так и предполагалось, и что раньше их так и носили. Глеб не спорил, как и не стал говорить, что печаток не носит. Наблюдая за этим безумным восторгом от того, что он одел её подарок, Глеб осознал, что не снимет тот и под пытками. Когда же последовал вопрос, будет ли он носить подарок, ответил сразу и без раздумий, да, будет. После последовали такие объятия и пламенные речи, что Глеб серьёзно задумался о том, кто кому дарит подарок. Однако ей это не помешало устроить ему словестную трёпку с выносом мозга, за сокрытие "крайне важной информации", а потом допрос с пристрастием.
  Регина сменила гнев на милость, стоило ему выудить из машины подарок, который он привёз ей из Питера. Подарок кстати сразу же получил характеристику.
  "Его зовут Тим. Он всегда носит бороду или усы."
  И как только она умудряется запоминать их имена? Глеб и то, что это чудо называется миньон раньше не знал, да и не надо оно было. Зато теперь он был счастливцем способным отличить четырёх миньонов из общего стада. Ну кто б мог подумать? Самому смешно. Да, вероятно это очень пригодится ему в жизни. Особенно в тех кругах, что он находится.
  -Милый, ты совсем меня не слушаешь... - Капризно потянула сидящая рядом девушка.
  Будто он с ней разговоры вести собирался или ещё чего хуже, выслушивать её чепуху.
  Егор между тем уже удалился в одну из уютных комнат на втором этаже, прихватив с собой двух сексуальных брюнеток, ему оставив блондинку, которые ему самому почему-то были не по вкусу.
  Мало того, что затащил его в клуб, так ещё унес с собой самое лучшее.
  Глеб хмыкнул, охватив взглядом свою спутницу, которая каким-то задним чувством нашла его, стоило ему только войти в клуб, и словно продолжением дресс-кода повисла на его шее.
  Фигура её была безупречна. Длинные ножки, округлая попка и грудь, которую она так любезно подставляла под осмотр, и всё это прикрывал лишь кусок красной материи, по ошибке именуемый платьем.
  -Ты хочешь, что б я слушал? - С язвительной усмешкой на губах поинтересовался он, откровенно разглядывая женское тело.
  Она не хотела, а потому очень скоро они тоже покинули зал, променяв его на более укромное местечко, где блондинка и озвучила свои желания. Глебу только это было и надо. Платье слетело, как по волшебству. Его рубашка полетела следом. О кровати никто и не вспомнил. Зажатая между стеной и Глебом, девушка смотрелась превосходно, на его взгляд. Проворные ручки уже добрались до ремня его брюк, а губы вовсю путешествовали по груди. Намотав светлые пряди на кулак, Глеб заставил её задрать голову. Теперь шея и грудь девушки были полностью доступны для него. От первого же прикосновения губ к коже, она издала тихий стон, а за ним ещё один.
  Поглощённый таким интересным занятиям, Глеб ни сразу различил звонок своего мобильника. Будь это другая мелодия, он возможно даже и не отреагировал бы. Оторвавшись от девушки, он полез в карман брюк, отступая на шаг.
  Разочарование на лице блондинки было столь очевидным, что Глеб не сдержал самодовольной улыбки. Да и сам он не отказался бы продолжить, вот только... Мелодия игравшая сейчас на телефоне, была установлена у него только на одного человека. А игнорировать её он просто не мог и не хотел.
  -Детское время кончилось, почему мы не спим? - Как можно более спокойно спросил Глеб, пытаясь совладать с севшим голосом.
  Если она звонит, что б пожелать ему спокойной ночи, то даже в этом случае он не растроится.
  -Глеб... - Первоё её слово согнало с него всё возбуждение, вместе с спокойствием.
  -Маленькая, что случилось, почему ты плачешь? - Вкупе с тревогой, Глеб с удивлением почувствовал пробуждающееся чувство злости.
  Просто сама мысль о том, что кто-то мог обидеть его несчастье заставляла кровь кипеть. Если её и вправду кто-то обидел, то этот отбросок воспринимался Глебом ни иначе, как будущий инвалид, если не труп. Тот факт, что её отец снова находится в командировке, спокойствия не прибавлял.
  -Глеб, я не хотела тебе звонить, но... - Запинаясь на каждом слове, низким и убитым голосом, оправдывалась она.
  -Регина, прекращай прелюдии. Я спросил тебя, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! - Последние слова он буквально прорычал. Но памятуя, что подобным обращением от неё ничего не дождешься, чуть спокойнее добавил. - Я сейчас приеду.
  Глеб на ходу застегивал ремень брюк, глазами отыскивая рубашку.
  -У меня зуб... болиииит. - Голос её сорвался и на последнем слове она уже практически рыдала.
  Глеб замер.
  -Зуб? - Переспросил он, не уверенный, что расслышал верно.
  -Да. - Хныча и шмыгая носом подтвердила она. - Прости я не хотела тебя будить. Глеб, прости я... - По её голосу он понял, что вот сейчас она бросит трубку, полагая, что оторвала его от сна.
  Тот факт, что она свалила его осипший и хриплый голос на сон, его устраивал, а вот тот, что она решила будто докучает ему и мешает со своими проблемами, в корне не устраивал.
  -Так стоп. Ты дома? - Прервал он её самобичевания.
  -Да. - Как-то тихо и не уверено ответила она.
  -Десять минут маленькая, десять минут и я приеду. Справишься? - Уточнил он так, будто у неё был выбор.
  -Я жду тебя Глеб. - Ответила она. Глеб мог поклясться, что по её красивому лицу текут слёзы. От такой картины у него болезненно сжалось сердце, а голова грозила вот-вот лопнуть. Как-то утешить её, он не успел, Регина бросила трубку.
  Больше не медля, Глеб накинул рубашку на плечи, на ходу застегивая пуговицы.
  На недоумевающе-злой взгляд он ответил флегматичное.
  -Детка, сегодня не твой день.
  И больше ничего не добавляя рванул из комнаты.
  По хорошему ехать до дома его несчастья, минут двадцать-тридцать, но он собирался ехать на всех парах. Тем более ночью дороги куда менее загружены.
  Оставалось решить, что делать, но этот вопрос Глеб пока не рассматривал. Сначала нужно добраться до малышки.
  
  *****
  
  Мирослав Григорьевич проработал стоматологом уже порядка двадцати лет. Считал себя специалистом не просто на слове. К нему на приём стремились если не все, то очень многие. Опыт и мягкий нрав притягивал людей.
  Но впервые на его практике был подобный случай.
  -Ей не должно быть больно, я заплачу сколько угодно, но она не должна чувствовать боль. Слышите? - Снова повторил рослый молодой мужчина, прямо глядя ему в глаза. - Она крайне негативно относится к дантистам. Не стоит усугублять её антипатию.
  Мирослав понимал многое, нелюбовь к стоматологам, их вообще никто не любил, нежелание терпеть боль, никто подобного не желал. Но каким образом он должен был лечить её, не используя инструментов?
  -Я повторяю вам снова. Я не могу обещать ничего подобного. Тем более не совершив даже первичного осмотра. А если у девушки кариес, то применение бормашины просто необходимо! - В который раз, безуспешно впрочем, Мирослав пытался вразумить своего собеседника.
  Мужчина тяжело вздохнул, прикрывая рукой глаза.
  -Вы вновь меня не поняли. Ей не должно быть больно, а чертову машину она боится! - Сквозь зубы, практически прорычали ему в ответ.
  -Вы предлагаете сделать её общую анестезию, что повлечёт риск развития осложнений? Не говоря о том, какой вред несёт сама анестезия и что не имелось должной подготовки? - Глядя прямо в глаза мужчине, спросил Мирослав.
  Не будь он уверен, что тот откажется и не предложил бы подобного. Ведь к подобному ввиду анестезии готовят заранее. Но что-то подсказывало врачу, уже достаточно поведавшему в жизни, что здоровье юной особы, первостепенно для этого мужчины.
  А иначе он не привёз бы её сюда в три ночи и не требовал бы от него невозможного.
  -Нет. - Напряженно выдал мужчина, пальцами потирая висок. - Но обойдитесь без уколов и бормашины.
  -Я не кудесник!
  -Так станьте им. - С нажимом и властвующими нотками в голосе ответили ему. - Цену волшебной палочки я включу в стоимость лечения.
  Мирослав приложил массу усилий, что бы не закатить глаза.
  О, эта золотая молодежь! Уверенные, что все на свете можно купить. Но есть давно всем ясная истина, здоровье не купишь.
  Мирослав вероятно уже вызвал бы охрану, что бы те сопроводили мужчину к выходу, но... Девушка которая взирала на него с благоговейным ужасом и вместе с тем с надёжной, была не виновата в том, что её провожатый был малость невменяем. А то, что без неё он не уйдёт было ясно и дураку, как и то, что без него девушка не останется тут и секунды.
  Да и кто по молодости верит, что есть что-то невозможное? Все они такие, сам Мирослав в своё время был не лучше. И море было по колено, и жизнь проста и понятна. Только он той простоты не оценил, думал слишком легко, считал, что так и должно быть. Не сумел по достоинству оценить всех подарков жизни, потому и остался один под старость лет, со своей слепой и глупой уверенностью, что вернётся его счастье. Прогадал.
  А этот вот ценит. Ценит настолько, что требует невозможного. Безумец. Но безумец счастливый.
  -Сначала проведём осмотр. Потом решим, что делать дальше. - Мирослав кивнул упрямцу.
  Тот если и не был доволен таким решением, виду не подал. Да и выбора, у него как такого, не было.
  
  Глеб
  
  Тихо ступая по паркету, Глеб старался не задеть ничего по дороге.
  Регина сладко посапывала в его руках, утомленная от тяжёлого дня. Сбросить с мелкой туфли без шума, увы, не удалось, но сна её, это не потревожило.
  Сознание покинуло её, стоило её головы только коснуться кожаного сиденья.
  Небось ещё и днём мучалась от боли, но мелкая партизанка молчала. Позвонив только тогда, когда уже совершенно отчаялась заснуть и обезболивающие не помогали. Дурочка. Сама себя мучила своими страхами.
  Как вообще можно было не понять, что это режутся зубы мудрости? Один маленький надрез решил все проблемы, а обезболивающее и укол, устранили все страхи.
  Впервые у стоматолога за восемнадцать лет. Повезло малышке и слава Всевышнему! С её страхами, такие походы могли бы довести её до седины.
  Насколько Глеб помнил, у него этот процесс появление каренных зубов проходил безболезненно. Жаль, что и у мелкой было не так же.
  Да и врач хороший попался. Правда обманул мелкую, соврав, что сделает ещё один укол, сделал надрез. Регина толком и не поняла ничего, а когда осознала, паниковать было поздно.
  В общем покидала она стоматологию хоть и уставшая, но жутко довольная.
  Сам дантист по мимо всего прочего, ещё и от денег отказался, посоветовав Глебу, потратить их на сладости маленькой, за храбрость так сказать.
  Странный всё таки человек, в упор и с вызовом, его разглядывать мог не каждый. А тем более не каждый говорил с ним, словно он умалишённый.
  Да и чёрт с ним, маленькую вылечил и на том спасибо.
  Сейчас Глебу было интересно другое. Как именно она отнесется к тому, что проснулась в его квартире, ну и кровати собственно? Ехать ночью в другой конец города, Глеб не хотел. А поликлиника в которую он её вёз, была близко расположена к его дому. Да и Регина уже спала.
  Но об её реакции на кровать и квартиру, Глеб пока решил не думать. Стоило подумать над тем, что будет, если помимо прочего, она ещё проснется рядом с ним. Другой кровати Глеб не имел, а диван стараниями Егора с его ромом, находился на чистке. Разве что кресло или стул. Но для подобного Глеб не вышел размером. Только Регине кресло и подойдёт, но Глеб её на жёсткую кожаную обивку, укладывать не собирался.
  Всё так же тихо прокравшись в спальню, Глеб аккуратно переложил Саркастика в постель. Не прошло и секунды, как она заерзала. Каким-то инстинктивным чувством нащупала подушку и кто бы сомневался, обняла её ногами, а не как все нормальные люди подложила под голову. Но тут Глеб ошибся. Вторая подушка тоже была обнаружена и обнята уже руками, одним углом положена под щечку Регины.
  Носик она недовольно сморщила. Причину такой реакции Глеб разгадал сразу. Стащив одеяло из под Лилипута, его же накрыл на неё. Стоило только одеялу укутать её, как из под него высунулись маленькие ножки затянутые в тонкий капрон. По собственному опыту Глеб знал, что укрывать снова будет бесполезно, а женских носочков или вязанных чулков, он не имел. Порозмыслив, Глеб включил кондиционер и закрыл окна. Так температура в комнате будет достаточно тёплой. Хорошо хоть пальто она только накинула сверху. Как бы он стянул и его, Глеб не представлял.
  Спустя около часа, Глеб успел принять душ, переодеться и наконец-таки лег в кровать. Габариты её были довольно большие, от чего Регина словно терялась в просторах простыни и одеяла .
  Но только лишь Глеб улегся, как мелкая каким-то седьмым чувством уловила его присутствие и тут же выбравшись из своего кокона, поступила с ним так же, как до этого с обоими подушками. Мда... В качестве матраса он ещё не выступал. Не то что бы он был против, нет, но памятую о её стеснительности и извечно алеющих щечках, Глеб аккуратно перенес её на расстояние вытянутой руки от него и замотал обратно в одеяло. Но не тут то было. Когда он уже погрузился в дрёму вновь раздался шорох простыней и уже через пары секунд его прочно оплели всеми частями тела, на сей раз она целиком забралась на него. Преместив голову на его груди, Регина, как ни в чём небывало, продолжала спать. И как только умудрилась она во сне проделать подобные кульбиты?
  В общем, он пытался.
   Разместив её на себе поудобнее, Глеб положил обе руки ей на поясницу, губами нежно прикоснувшись к огнено-рыжей головке.
  Он честно старался уберечь её от смущения и неловкой для неё ситуации, но видно не судьба.
  Мысленно переговорив со своей совестью, он проваливался в царство Морфея, нежно обнимая своё несчастье. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что эта девушка ломает все его жизненные устои и обычаи. Спать с девушками, до знакомства с малышкой, ему не приходилось. Умеет же мелкая, не так, так эдак.
  
  Он проснулся стоило ей только пошевелиться. Он никогда не делил своей постели ни с кем, оттого не привык, что б рядом кто-то барахтался, пару раз даже ночью пробудился ото сна, от её телодвижений. Спокойный сон, это явно было сказанно не про Регину. То ножку перекинет, то ручка у неё не там лежит. Но дискомфорта от подобного, Глеб не ощущал, наоборот какое-то странное веселье в купе с умилением.
  Если он когда-то и делил свою постель с кем нибудь, то была бабушка, до его семилетнего возраста. Ну и с Егором мог проснуться. Как месяц назад, в обнимку, после попойки в хлам и весёлой ночи в компании не только бутылок.
  Помнится его старший брат, крайне обходительно, со всей братской любовью скинул его с тесной кровати, заявляя, что вид брутальной щетины и наличие в кровати телесложения, крупнее его собственного, его не возбуждает. А что больше всего оскорбило нежные чувства Шигина, так это то, что ему предпочли медведя. Само собой подобного он не потерпел и Егор с его медведем (невесть откуда взявшимся) тоже полетел с кровати. Дальнейшие препирания были оставлены до лучших времён. Тогда на повестке дня стоял более важный вопрос, о их местонахождении.
  Регина Егором не была, но вполне могла попытаться скинуть его с кровати. Конечно её изящные ступни, едва ли обладали силой подобной ластам Егора, но с её логическим мышлением она могла придумать, что-нибудь по интересней, подобный случай Глеб уже лицезрел.
  Затягивающиеся молчание начало беспокоить Глеба. Он старательно изображал из себя спящего, ожидая дальнейших действия Саркастика. Глеб ощутил, как прогибается рядом матрас, а её волосы коснулись его лица. Приподнявшись на локтях, она разглядывала его, с непозволительно близкого доселе (для неё же самой) расстояния. Глебу стало любопытно, что именно мелкая рассматривает. Но тут его самоуверенные мысли, о наличии внеземной красоты были жестоко прерваны.
  -У тебя участилось дыхие и пульс, веки непроизвольно дернулись, и ты автоматически ослабил хватку, когда понял, что я проснулась. Два Шигин, не на того напал. - Ехидные слова были сказанны не без веселья.
  Его щеки коснулась маленькая ладошка и Глеб не сдержал широкой улыбки.
  Обхватив мелкую за талию, он прижал её к себе, как можно более крепче.
  -Автоматическая реакции исправлена. Поднимешь до тройки?
  -Задушишь Глеб. - Наигранно прохрипела Регина, изображая недостаток кислорода. Но когда поняла тщетность своих попыток, сказала. - Хорошо, пять Шигин, пять. Если покормишь ещё и плюсик поставлю.
  Глеб рассмеялся, освобождая мелкую, которая тут же скатилась на безопасное расстояние.
  -Холодильник в твоём распоряжении. Я буду омлет. - Ответил он. Но, не тут-то было.
  -Да? Отлично, я не против! Мне с колбаской пожалуйста.
  Намёк Глеба был полностью проигнорирован.
  Сама Регина повернулась к нему спиной и устроившись поудобнее нарочно громко захрапела. Учитывая тот факт, что во сне она совершенно точно не храпит, Глеб решил, что наглость у неё, счастье первое и единственное.
  *****
  Атмосфера в затхлой и тёмной комнате, сама по себе была напрягающей, а уж трое амбалов, которые с насмешкой и откровенной пошлостью взирали на Люсю, пугали до жути.
  -Мне нужно поговорить с Владимиром. - Голос её вопреки всем ожиданиям был пискляв и дрожал.
  Парни заржали в голос.
  -Он шлюх на выезде по их желанию не принимает, и уж точно не разговаривает. - Один из парней, лицо которого от брови до подборотка пересекал жуткий шрам, ответил ей. Видно именно он был главный в этой шайке.
  -Я не шлюха! - Как можно более громче сказала Люся, но голос придательски дрогнул.
  Парень взглянул на неё так, словно не представлял подобных женщин ни в какой другой профессии. Взгляд его скользнул от оголенных плеч до середины бедра, именно там длина её платья обрывалась.
  Самой Люсе не казалось, что наряд её опошляет и неуместен для задуманного дела. Себе она представлялась искусительницей и просто фантастически соблазнительной девушкой, перед который двери должны открываться если не по волшебству, то по одному лишь взгляду карих глаз.
  Она уже готова была опустится до уговоров, а содержание этих самых уговоров варьировать в зависимости от уступчивости парней. Улыбка взирающих на неё амбалов стала столь многообещающей, что стало ясно, её мысли отразились и на лице. Вот только Люсю такой вариант не устраивал и единственный кого она собиралась "уговаривать" был их вожак.
  Но тут, будто ей в награду за все несуществующие труды, дверь позади неё приоткрылась и в маленькую серую комнату, вошли трое взрослых мужчин. То были Владимир с его охраной.
  Один его взгляд в её сторону и парень со шрамом на лице сразу же начал поспешно разъяснять.
  -Эта краля заблудилась, вот мы и выпроваживаем.
  Владимира похоже такой ответ удовлетворил и он больше не удостоив её взгляда, пошёл дальше.
  Но так как по мнению Люси, от сегодняшнего дня зависило её благосостояние и счастье, она воскликнула.
  -Владимир Андреевич, я к вам пришла! Это по поводу вашего сына. Я могу рассказать вам кое-что важное... - Светло-голубой, холодный взгляд мужчины, прервал её на полуслове.
  Казалось он был искренне изумлен, что "нечто" подобное имела смелость с ним говорить.
  -Сколько раз за ночь мой сын тебя ....? - Вздернув бровь, Владимир уставился на неё с насмешливостью во взгляде. - Эта важная информация для тебя. Дуй отсюда, пока есть на чём.
  Но Люся была девушка упертая, а потому не вняла предупреждению.
  -А если я скажу, что Глеб убежал от меня ночью к какой-то девице только потому, что она там рыдала навзрыд? - Уже более уверенно спросила Люся. - Региной кажись зовут.
  Владимир замер, не в буквальном смысле, просто на миг его глаза будто остекленели, а по лицу расползлась устрашающая улыбка.
  Люся как-то сразу забыла и о барыше с благодарностью, и о каких-то возможных просьб с её стороны.
  Это же надо было так сложится, что четыри с лишним года назад в Питере, она нечаянным свидетелем присутствовала на скандале между отцом и сыном, когда казалось, что не только город весь будто в боевой обороне, но и небо гразилось рухнуть. Не то что бы была прямым сведетелем, нет. Но и слухов с домыслами было достаточно, что б знать, что Владимир убил пассию своего сына, когда тот вздумал перечить отцу.
  И вот у светлоголовой родилась идея продать информацию.
  Но необдуманность, поспешность и врожденная тупость играли злую шутку, с желающими получать блага от мира сего, используя низкие методы.
  -Олег. - Шигин взглянул на парня со шрамом. - Мой сын грубо и не уважительно отнесся к желаниям милой девушки, закончи начатое. - Владимир с язвительной улыбкой взглянул на Люсю. - Да так, чтобы она больше никогда не выразила своей обиды.
  Последние слова прозвучали как приговор, собственно, это и был приговор.
  На неё уже никто не обращал ровным счётом никакого внимания, а мужчины скрылись за дверью, ведущую очевидно в место куда более уютное нежели маленькая каморка.
  Стоило только двери закрыться, как три пары глаз уставились на Люсю.
  Олег неожиданно взглянул на неё так, словно она, что-то мерзкое и противное, а еще в глазах его Люсю почудился какой-то животный огонёк. Злоба или страсть.
  Но отпуская скудоумие несчастной, скажем, то была ненависть.
  -Чё стоим, чё ждём? - С ухмылкой поинтересовался он у двух других более рослых мужчин.
  У Люси запаздало похолодело на душе, её никчемная жизнь сейчас была под угрозой.
  И как любое недалёкое, трусливое и жалкое создание, за миг до того, как пара рук обхватили её плечи, она вдруг подумала о проделанной глупости.
  Но слабость ума так и не дала взять раздумиям вверх и Люся покрывала матом и проклятиями неизвестную ей Регину, которая помимо того, что не дала охомутать ей Глеба, так ещё и толкнула в эту яму.
  
  Регина
  
  Ключи от квартиры выпали из рук, со звоном упав на каменный порог.
  Сегодняшний день был явно не из числа лучших для меня. И папа ушёл ни свет, ни заря и молоко убежало в след за папой. Похоже в весенее время года, уровень преступности повышался в разы, так как теперь родителя в доме застать было можно либо рано утром, либо поздно ночью. Он и домой похоже приезжал, из-за нежелания оставлять меня на ночь одну.
  Памятуя о моих страхах, предлагал поехать к дедушке. Но не говорить же родителю, что ночью я ещё ни разу одна не оставалась? Думаю моя компания едва ли порадует папу. Глеб уже облюбовал диван и в том случае, если оставался на ночь у нас, то спал именно там. Шигин кстати, если узнавал о том, что ночую я одна, приезжал без вопросов и промедлений. Наверно не стоило ему признаваться, что спать одна в квартире, я немного опасаюсь, а от того засыпаю поздно.
  Конечно моральные устои и стыд мучили, также терзали угрызения совести. Перед папой, перед Глебом, перед самой собой. Но прости Боже, как же было спокойно, когда я точно знала, что Глеб вот тут неподалёку. Тем более в последнее время, не смотря на все мои сопротивления, в голове крутилась назойливая мысль о том, что Глеб едва ли ночует один. А оттуда вытекала масса ненужных вопросов. С кем? Как? Когда? И тут уже не помогали никакие пендели таракашкам. Воображение рисовала красочные, но оттого ужасные, картины. Ревность? Нет. Пфф. Да никогда! Просто интерес.
  Зато вот Глеб похоже никаких угрызения совести не испытывал. Было такое ощущение, что для него такое соседство было естественно и обыденно. Словно он всю жизнь приходил к нам, когда я не могла заснуть.
  В общем-то, я буду последней, кто станет жаловаться на подобный расклад вещей.
  Замок наконец поддался и я закрыла входную дверь.
  Сегодня вопреки обычаю, Глеб за мной заезжать не станет. Хоть папа уже и уехал. Брюнетик был занят какими-то рабочими делами с Егором.
  Наша встреча с сероглазым была перенесена, как и курсы по вождению, которые проходили практически каждый день. Отсутствие папы развязывало мне руки, а потому я спокойно проводила всё свободное время с Глебом, а иногда и с Егором. С родным, как выяснилось, братом Глеба, у нас отношения все более налаживались и выходка на день рождение была забыта. Просто Егор очень часто рассказывал о жизни Глеба много всего интересного. Потому он стал прекрасным источником информации и обзавёлся искренним и восторженным слушателем.
  Было ещё одно обстоятельство говорившее в пользу блонди. Он был прекрасный инструктор по вождению. Как-то случайно оказавшись на одной из наших поездок, Егор заявил, что Шигин младший не даёт мне сконцентрироваться и вообще отвлекает. Нам с Глебом было, что возразить, но Егор настоял на смене куратора. Выпендриваться перед старшим Шигиным мне было незачем, как и стараться его не разочаровать я тоже не собиралась. В общем действовала я безэмоционально и без особого интереса. И кто бы мог подумать, машина поехала сразу и без помех! И рычаг селектора был в правильном режиме и руль под руками не шатало, даже тормоза и те были использованы по назначению в нужный момент, а не двинуты до предела от страха. Егор впервые услышал от меня доброе слово, то были искренне благодарности, и я с радостью и восторгом повисла на шее гордо улыбающегося брюнетика. Замечание Егора, о том, что он тоже "телесные" благодарности предпочитает больше, было проигнорировано.
  В тот же день мы праздновали мои успехи в клубе, в специально отделённых залах, где скорее ели, чем танцевали и пели. Именно после этого в моей голове и родились сомнения на счёт монашеской жизни Глеба.
  Дело в том, что не успели мы толком сесть за столик, как к старшему Шигину подлетело нечто сексуальное и длинноногое, без лишних слов повисшее у него на шее, даря тому смачные поцелуи. Блонди от счастья отойти толком то не успел, как его тут же потянули в сторону бара. Похоже сие создание было знакомо Егору, так как он обратился к ней по имени. Ход дальнейших событий я не видела, мне на глаза приземлилась до боли знакомая ладонь.
  Глеб, что-то очень тихо и грубо прошептал брату. Вроде того "в кабинку.., блин.., притон...". Общий смысл я не уловила. Но Егор рассмеялся, а когда мне вновь вернули возможность видеть, мадам и след простыл. Зато остались два взгляда, наблюдающих за моими предательски алеющими щеками. Один был откровенно злой, а другой насмешливый. Мне лишь оставалась надеяться, что злиться Шигин младший не на меня. В любом случае веселье, как и настроение было испорченно.
  Поплотнее застегнув ворот пальто, начала спускаться вниз по ступеням. На улице шёл дождь и вероятно было не лучшей идеей пройтись пешком до остановки, вместо того, чтобы вызвать такси.
  Хотя и такси в такую погоду, ждать как чуда.
  Уже практически спустившись в подъезд, я замерла с вытянутой ногой на одной из ступеней. На секунду мне почудилась мелькнувшая тень.
  Свет вопреки обыкновению не горел и освещение могло играть шутки с воображением, но... Мы жили в таком районе, где перегоревших лампочек в принципе не бывает!
  Снова послышался шорох и лёгкий топот, если б не прислушивалась и не услышала бы.
  Это вполне могла быть и милующаяся парочка, ровно как и какие-нибудь грабители.
  Если первое, то подниму панику и буду выглядить глупо, если второе, то уже плевать как именно я буду выглядить.
  А вдруг там никого нет и это моё воображение после Шерлока Хомса разыгралось?
  Ну не стоять же тут в конце-то концов! Перехватив ключи от квартиры по удобнее в одной руке, другой небрежным движением руки, сняла с волос острую заколку, по удобнее сжимая её в руке.
  Если сейчас побегу наверх, вполне вероятно, что меня догонят, а так же вполне вероятно, что по ржут.
  С дико стучащим сердцем сделала ещё шаг, потом ещё один, второй и....
  Не успела я толком ступить на площадку, как меня поймали в медвежьи объятия, а в нос ударил знакомый приятный запах хлорофилла.
  Твою ж тапку!
  Задержав дыхание, действуя под одним только влиянием адреналина, взмахнув рукой, вонзила острую сторону заколки в тушу позади себя. Цель была достигнута, объятия ослабли, а я пользуясь замешательством грабителя, несмотря на его жалобные вопли, развернулась и взмахнув второй рукой, огрела его по лицу железной связкой ключей.
  К счастью я не промахнулась, и сгорбившися вор-неудачник грохнулся на колени и завывая раненным зверем.
  А сейчас надо было бежать и орать благим, могучим и неисчерпаемым в своих новшествах, матом на всю округу. О нормах морали я подумаю позже. Только вот...
  
  *****
  Олег подхватил оседающее тело девушки, до того, как оно упала бы на бетонный пол. Она повисла безвольной куклой у него на руках.
  -Ты б её ещё битой по голове шарахнул. - Насмешливо предложил он, глядя, как рослый пацан, раза в три крупнее девочки, прижимает руку к рассечённой брови. Рост есть, мозгов нет.
  -Не все умеют одним прикосновением бошку сносить. - Зло сплюнула на пол, жертва своей же тупости. А потом застонал. - Суууууучка.
  -Поднимай своё седалище с пола. Нехер тут сопли разводить. Так и знал, что тебе кроме как морду бить, доверить можно разве, что только тряпку со шваброй.
  -Да я её... - Взбрыкнулся вдруг Шурик, но быстро утих под холодным взглядом чёрных глаз.
  -Ты ЕЁ, будешь сторожить как зеницу ока, пылинки сдувать, надо будет молится будешь, усёк? - Олег вздернул смолистую бровь. - Считай ты её фея, что захочет, то и сделаешь.
  -Я тебе чё нянька бл..? Нахера мне оно? Сам и вытирай сопли девке, раз в кайф. - Шурик снова сплюнул на пол.
  -Ты вот так Владимиру и скажешь, когда он тебя спросит с какого .... ты девку травануть хотел. - Олег узмыльнулся, глядя на вмиг побледневшего парня. - По меньше фильмов смотри Шурик, читай побольше, авось и поумнеешь. Насчёт рыжей я предупредил, за волос упавший с её головы, тебе открутят не только голову, но и все выпирающие конечности. Лан, хрен с ним со всем. Замарался я тут тебя уму разуму учить, открывай дверь, будем посылку паковать.
  *****
  Бац! И оно. Оно самое. Самое что ни на есть настоящее. Самое моё любимое сознание! Ох, как я ему рада, как рада-то. Вот знать бы, где именно застало меня моё сознание. Помню всё, помню свои попытки быть Шаолинем, помню, что удачно, помню чью-то руку на ключице. Дальше ничего не помню. Кто ж меня так умело вырубил? И где я? Слава Богу, ни в каком-нибудь подвале с протекающей крышей и паутинами. Бррр, не люблю сырость. Помнится, когда меня крали в тринадцать лет, именно так и выглядело место моего заключения. А тут вполне уютненькая комната, три на три, с диваном, креслом и даже телевизор присутствует. Вип условия, "all inclusive".
  Вопросы на повестке дня? Кто? Зачем или за сколько? Если это снова будут десять тысяч долларов или "льготы" в суде, то на этот раз дедушка с папой их точно четвертуют.
  А ведь чувствовала, предполагала, и всё равно сглупила.
  Раздался приглушенный звук. То был шум от замочной скважены, дверь со скрипом открылась. Вслед за тем из открывшегося проёма, вылезла битая морда. Узнать скотину отмутуженную не составило труда.
  -Оклемась? - Со злостью вперемешку с язвительностью констатировала рожа.- Вижу, что да.
  Вы поглядите, какая логика, какая дедукция! Сам, сам понял! Я бы похлопала, да вставать лень, а руки поднимать тем более.
  -Ты что тут забыл? - Показушно медленно закидую ноги на подлокотник. - Мало, ещё захотел? - Хамовато уточняю я, указывая на сяняк и рассечение на брови.
  Бояться подобных ему я перестала где-то со второй моей кражи. Низшая ступень тёмного мира. Выполняет поручения, если повезёт поручения важные, типо кражи таких милашек, как я.
  -Тебе, что-нибудь нужно? - Казалось, эти слова он выдавливал из себя насильно и по слогам.
  Вау, он в роли моего эскорта или челяди? За что ему такое счастье?
  -Спой мне. - Жалобно пропещала я.
  -Чё? - Туповато переспросила битая рожа. - Может тебе ещё и сплясать?
  -Можешь и сплясать. - Не артачась согласилась я, но видя, что мой охранник собирается покинуть меня, добавила. - Поесть принеси. Горячий шоколад, и бутерброды с колбосой и сыром.
  Задумчиво гляжу на захлопнувшуюся дверь. Убить не хотят, это однозначно плюс.
  Окон нет, в двери глядеть бесполезно, щелей и тому подобного тоже не намечается. По чувству голоду терзающему моё нежное существо, предполагаю, что вероятно сейчас часов одиннадцать-двенадцать. А значит ещё около часов пяти, папа будет думать, что я на лекциях или дополнительных.
  От нечего делать усилено стала размышлять, кто на этот раз покусился на адвокатскую дочь. О громких делах или разбирательствах в городе, я не слышала. Конечно "доброжелателей" всегда достаточно, но неспроста ведь сейчас я тут. Не уж то опять выкуп подтребуют? Тогда кого-то ждёт жесткое разочарование, а впридачу побитая рожа.
  Канули те времена когда я с замиранием сердца ждала, что вот-вот зайдёт дядя в маске с лопатой и кирдык моим мечтам. А весёлое было времечко, особенно когда я осознала, что красть, ради убийства, не совсем разумно. Кстатиии, сегодняшняя кража юбилейная, пятая. Надо будет отметить. Попытки меня похитить в расчёт не берём, а то там много получается.
  Вообще, что за люди? Сломали все законы жанра, кто крадёт утром, причём так рано? Благо хоть по голове ничем не приложили, учитывая платок с хлорофиллом, я бы подобному не удивилась. И всё же интересно, кто и как, меня так профессионально вырубил? Похоже ещё и на ручки взяли, брюки, рубашка, пальто были чистые, на белом оно было бы заметно, если бы меня покатили б по полу. Перенимаю вкусы Глеба, всё белое, это его фишка.
  Снова послышался характерный звук, от отворяемой двери и... ну надо же, мне принесли поесть. Вот только, еду мне с милой улыбочкой поставили на пол и я разглядела странные по форме тарелки. Миски! Ах ты..! Ни то что бы я вообще стала бы тут, что-то есть, ни яд подсыпать, но плюнуть в еду побитая рожа вполне могла. Но вот миски! Ну ты у меня попляшешь! С вызовом взглянула на, комфортно разложившегося в кресле, парня. Развернувшись к нему спиной, старательно изображаю сон. Сейчас поглядим "Who is who".
  Ты оскорбил самые мои светлые чувства, самые мои лучшие побуждения, самое любимое мной ощущение, аппетит.
  Для достоверности выждала около часу, час лежала безвольным овощем, изображая сон, а между тем план мести быстро и верно зрел в моей голове.
  Как сказал Глеб "La cloche a sonné".
  Кстати, с брюнетиком мой английский и французский имеют реальный шанс, перейти на сносный уровень.
  Вот перестал бы он ещё неожиданно переходить с одного языка на другой так вообще было бы прекрасно.
  А самое обидное, самое-самое, что латынь он знал не хуже меня, и у меня такие фокусы не проходили!
  
  *****
  
  All inclusive. (англ.) - Всё включено.
  Who is who. (англ.) - Кто есть кто.
  La cloche a sonné. (франц.) - Час пробил.
  
  
  -Что тут происходит? - Грубый, хриплый голос раздался над головой и от неожиданности я вздрогнула. Увлеченная своей смертью не обратила внимание на неожиданного гостя. - Шурик, под словами любое желание, я не имел ввиду, что ты должен валяться у неё в ногах!
  -Она умирает! - Практически заорал, как оказалось Шурик.
  -Мда? - Уточнил неожиданный везетер, лицо его пересекал шрам, а глаза и волосы были темнее ночи. Запоминающаяся личность. Такую захочешь, не забудишь.
  С интересом он разглядывал меня, не моргнувшую и глазом, спокойно разглядывающую в ответ. Согласна, на предсмертные огония моё нынешнее состояние не походило, но минуту назад, очень даже.
  -У неё клаустрофобия, если она вовремя не похав...не поест, то у неё мутит этот, как его...
  -Рассудок. - Заботливо подсказала я, не обращая внимания на взгляд черненького.
  Шурик закивал.
  -Это она тебе так сказала? - Подозрительно спокойно уточнил везетер.
  Шурик кивнул, сдав меня с потрахами.
  -Я ей бутеров в миске притаранил, поржать хотел, а а она ни в какую, а через час у неё эти начались... упадки.
  -Припадки. - Закатив глаза, поправляю я.
  Если тут у кого что и падает, то это уровень развития у Шурика.
  -Так я ей нормальных бутеров принёс, она только укусила и окочурилась, орет чё-то, руками дергает, у неё на сыр этот шок...
  -Анафилактический. - Уточняю я. Похоже кроме слова клаустрафобия Шурик ничего запомнить не смог, не достаточно мегабайтов.
  Черныш с интересом разглядывал моё личико, разыскивая симптомы озвученной болезни, но таковых не нашёл, ввиду отсутствия у меня какой-либо аллергии на сыр. Взгляд его стал ироничным, а Шурик продолжил рыть себе могилу.
  -Так она орет, соль неси, я принёс, в глаз говорит сыпь, я хотел, она уворачивается, в свои говорит сыпь придурок. А я чё, я ж не дебил. Бредит же видно. Вот сейчас ты пришёл. Чё с ней делать? В морг? - Совершенно спокойно уточняет Шурик. Будь у него конечно разум, я решила бы, что он издевается, но вот у него его не было совершено.
  Офигевшими глазками смотрю на это полено, мало того что этот придурок мне реально чуть соли в глаз не насыпал, так он ещё меня живую в морг хотел сплавить.
  -Не оставляй меня с ним. - Жалобно прошу Черныша. - Разный уровень интеллектуального развития, не позволяет нам сосуществовать в одной комнате.
  -Чё она говорит? - Шурик взглянул на него.
  Будто бы я говорила на иностранном языке, хотя для Шурика так оно и было.
  -Ни дебил говорит ты, нет. Ты баран Шурик, а в роду у тебя одни олени. Имбецил говорит ты со стажем. - С ухмылкой поесняет Шурику черненький.
  А а Шурик, обижено глядит на меня, готовый броситься и придушить прекрасное создание.
  -Нет-нет, я только про барана сказала, остальное он от себя добавил. - Пальцем указываю в сторону парня.
  Оправдания конечно так себе, но мягкосердечного Шурика трогают.
  -А чё я сразу? - Выдал он гениальнейшую по своему смыслу, сначала становления времён, фразу.
  -А потому Шурик, что только бараны с имбецилами не знают, что клаустрафобия это боязнь замкнутого пространства, а от анафилактического шока, у неё бы лицо, похлеше твоей битой рожи было бы. А соль, а соль реально насыпь себе на рожу, нехрена конечно не будет, но хотя бы люди поймут, что таких дебилов, можно посылать охранять только швабру с тряпкой, да и те, именно у тебя сопрут.
  Шурик сгорбился под напором обидных слов, но Черныша это не впячатлило, и ухватив бедолагу за шею, он отчеканил.
  -Дуй отсюда Шурик, я сам с ней посижу. Вернешься минут через десять. Проветри голову, хотя там кроме ветра походу ничего и нет.
  Шурика отпустили и он поспешно ретировал с комнаты.
  Остались мы вдвоём. Понятно было одно, опасаться этого человека стоило куда больше, чем Шурика. Даже сам Шурик его опасался, не смотря на его явные преимущества в весе и наличии мышц. Хотя и сей объект дохлячком не назовешь.
  Мы остались один на один, а у меня кстати бугристых мышц нет. Пожалуй займем выжидающую позицию.
  -Так мамзель, у тебя есть две минуты, что бы сообщить своему принцу где ты. Время пошло. - Это были первые слова сказанные молодым мужчиной.
  Он швырнул мне в руки маленький телефон.
  Ни здрасте, ни до свидания.
  -Какому принцу? - интересуюсь я, по удобнее устраиваясь на диване. Хватит уже валяться. Смерть отступила, можно и посидеть.
  -А у тебя что, так много защитников способных решить ТАКИЕ проблемы? - С насмешкой уточняет мужчина.
  Не подумайте, что выпендриваюсь, но защитников, да, достаточно.
  Один звонок и половину посадят, второй и остальных прикончат. Ммм. Дилемма.
  -Ну есть такое. - С любопытством кручу средство связи. - Мне бы знать где я, кто меня украл, зачем украл, сумму выкупа или цену свободы, а потом уже звонить.
  -Какого выкупа мелочь, у вас деревенских баб, что в кладовках мешки с золотом лежат? Не смеши меня. Звони своему Амуру пока я добрый. - Уже без язвительности, ответил мне Черныш.
  -А можно поконкретнее. Кто в вашем представлении мой амурный принц и с каких пор я причислена к лику "баб деревенских"? - Хмыкнув, глягула на него. И рожает же кто-то таких.
  -Слушай, принцесска, моё терпение не бесконечно и доброта моя вполне соизмерима. Давай звони своему Глебу, говори где находишься или ты думаешь, что тебя из этой жо... твои мамка с папой и ментами вытащат? Тебя сюда Владимир не хороводы гонять приволок и чем раньше сюда заявится Глеб, тем больше у тебя шансов остаться живой и хотя бы относительно невредимой. - Чернявый сел передо мной на корточки и с интересом разглядывал моё лицо. - Наивная больно. Что ж вас всех тянет-то на подлецов? Баб им что ли мало? - Парень протянул руку и ухватил пряд моих волос. Вопрос был скорее риторическим, а потому отвечать я сочла лишним.
  Стоило мне дернуться в сторону, как рука тут же отступила, а на губах мужчины заиграла сардоническая усмешка. Значение которой, я, увы, не поняла.
  -Глеб не подлец. - Твёрдо произнесла я. - А похитил меня значит Владимир? Может по доброте душевной ещё и скажешь зачем?
  Господи, сколько вопросов то отпало. Вот по чьей вине я тут. Не зря Глеб предупреждал, что папаша его помешанный. А с деревней всё ясно, сами сказку сочинили, самим и отвечать. Украсть обычную девушку куда проще, чем девушку чьи родственники далеко не самые последние люди. Возможно знай Владимир Андреевич мою истинную родословную, не стал бы меня красть. Но над разбитой тарелкой не плачут. Сейчас важно знать мотивы.
  -А может тебя ещё и домой отвезти, а потом одеялком накрыть и колыбельную спеть. - Иронизировал парень.
  -Но ты ведь зачем-то мне помогаешь. Помоги ещё раз. - Констатировала я очевидный факт.
  Он хмыкнул.
  -Да и ослу ясно. Сына вразумить хочет. Тот уже четвёртый год нос от дел отцовских воротит. Ты послужишь мотивацией. Прошлый раз сработала, сработает и сейчас.
  -Прошлый раз? - Переспросила я. Мысль о том, что мной будут "мотивировать" брюнетика, не радовал. Его отца к простым смертным не причислишь, не убирать в комнате сына заставить хочет.
  Но час откровений был окончен и ответом меня не удосужили.
  -Звони. - Коротко приказал он, приподнявшись, отошёл от меня.
  -Ещё один вопрос. Информацию на меня, сколько дней собирали?
  Парень похоже заинтересовался.
  -Три.
  -А не смутило, что "деревенская баба" живёт в элитной многоэтажке в центре, учится на коммерческом в универе, и имеет не хилый счёт в банке? Неужели даже родичей не пробили? - Улыбаясь краешком губ, изподлобья разглядываю растерявшегося молодого мужчину. И тут меня посещает мысль. - Или вы даже информацию не собирали? Тупо "пасли жертву"? Ты даже не в курсе, да? Исполнил роль службы доставки и только?
  По глазам вижу, что так и есть! Черныш всё это время глядевший на меня, как на жертву, взглянул с интересом и затаившийся в уголках глаз.. надеждой. Но в последнем ввиду абсурдности я не уверена.
  -Ты кто такая? - Задал он вполне логичный вопрос.
  Пора идти вобанк, по какому-то стечению обстаятельств этот человек мне помогает. Может то уловка или маневр, но ведь звонить я буду не Глебу, а значит брюнетик не пострадает.
  -Беркута знаешь? - С милой улыбкой пай-девочки, интересуюсь я.
  - Беркут, Святослав? Который с Владимиром уже лет двадцать на ножах? А к нему ты каким боком? - Черныш сощурил глаза. Насчёт конфликта между отцом Глеба и дедой не знаю, но киваю
  -А я Корсова. Корсова Регина Анатольевна. - С ехидной улыбкой пояснила я.
  -Дочь адвоката? - С изумлением уточнил он.
  Киваю, киваю улыбаясь во все тридцать два, умный парень. Сооброжай дальше.
  -А Корсов и Беркут... - Продолжил мысль этот милый человек и неожиданно рассмеялся. - Твою ж мать... Ну дебилы, ну сыщики, я ж их душу... Понабирали на свою голову.
  -А у тебя брат или сестра есть? - С ухмылкой уточняет он. И от чего то мне кажется, что мой отрицательный кивок, сделал этого человека счастливее. - Наследницу Беркута спёрли. - Хмыкает он. - Малышка, не забудь меня в своих молитвах. - Подмигивает он мне, направляясь в сторону двери.
  -Забыть? - Изумлено уточняю я. - Как можно забыть того, кого никогда не видел? Я вас не знаю молодой человек, а вон того милого парня, который пихнул мне эти королевские приборы для ланча, я запомнила прекрасно. - С пакостной улыбкой добавила я, указывая головой на миски.
  Лицо Черныша на миг просветлело, улыбка озарило лицо. Но мимолетная радость сразу же сошла на нет.
  -Когда выйдешь отсюда, беги от своего принца кроха, иначе этот выбор будет худшим, а возможно и последним.
  Сказано это было так мягко, но вместе с тем с такой горечью, что у меня язык не повернулся, что-то возразить.
  С любопытством взглянула на мужчину. Тут кроется какая-то тайна.
  Вообще вся эта ситуация полнейший абсурд.
  -У тебя будет минута без контроля, потом сюда войдёт полюбившийся тебе Шурик, телефон выкинь когда выйдешь отсюда. Прощай кроха, надеюсь мы больше с тобой никогда не встретимся.
  На последних словах, он уже открыл дверь, а через секунду, она вновь закрылась.
  Кем бы не был этот мужчина, он явно ни в роли моего палача, а значит отведенную ему роль в моей жизни, предстоит выяснить.
  Но всё потом, сейчас нужно действовать.
  
  Егор
  
  "Рыжеволосая девочка твоего брата у отца. Сдерживать его пагубные наклонности долго, я не смогу. Олег."
  Твою мать... С*ка. Узнал всё таки, узнал и использует.
  Бокал в руке треснул, разлетаясь осколками по столу.
  -Егор, что-то случилось? - Глеб встал из-за стола.
  Егор кивнул ему на дверь. Помещение было заполнено людьми, которые в будущем именоваться будут не иначе, как "деловые партнёры".
  Глеб нахмурился, но встав из-за стола направился к двери. Проборматав какие-то слова о неотложных делах, Егор последовал за ним.
  -Что за хрень? - Без предисловий начал его младший брат, стоило двери за Егором захлопнуться.
  В нём боролись два чувства, опека и здравый смысл. Сказать правду брату значит снести ему крышу, тормозов не будет, ни в этот раз. Промолчать и пойти разбираться самому, навсегда утратить доверие и братскую любовь, но сохранить брата. В состоянии, в которое придёт Глеб, прочитав смс, он был неуправляем.
  -Мы всё решим, только не делай глупостей. - Всё таки здравый смысл взял вверх и положив руку на плечо брата, Егор заранее просил власти разума над чувствами.
  -Егор, я тебе не баба, что случилось. Что-то погорело, напрягают где, говори бл..! - Глеб скинул руку брата. - Разберёмся.
  Вместо ответа Егор протянул телефон, младшему брату, с напряжением вглядываясь в его лицо.
  Собственно, ожидаемая реакция не заставила себя ждать, телефон подозрительно хрустнул в руках Глеба, как только смысл сообщения дошёл до него.
  -Убью тварь. - Тихо прошептал он.
  Взглянув на Шигина младшего, никто бы не поспорил, что он находится в состоянии полного спокойствия, вот только Егор брата знал как облупленного, а под этим спокойствием скрывалось самая настоящая животная ярость. Дважды он лицезрел брата в таком состоянии и оба раза не обошлось без трупов.
  -Глеб, мы... - Снова попытался Егор вразумить младшего брата, но тому было уже до фени.
  Ни слов, ни жестов он больше не воспринимал. Тёплый холл здания он пересек в секунды, не успел Егор толком выйти следом, как Глеб уже заводил машину. Оставив неуместные попытки вразумить брата, он сам забрался в салон своего авто и через пары секунд раздался визг шин и следом за "Ауди", по трассе на бешенной скорости понесся "Банан". Благо скорость машины Егора, не уступала Глебовскому авто.
  Уже через тридцать минут гонок на выживания, они въезжали в черту города. А уже через десять минут они тормозили на парковке перед трёхэтажным кирпичным зданием. Глеб практически выпрыгнул из автомобиля, с грохотом захлопнув дверцу. Егор последовал его примеру.
  -Глеб! - Окрукнул он его.
  Но было поздно, выхватив свой ТТ из-за пояса брюк, Глеб скрылся за дверью ведущей в здание.
  -Какой чуткий бл..! - Егор от досады сплюнул на пол, спеша за братом.
  Опасаясь как бы он не пристрелил кого в ярости.
  На второй этаж они добрались минуя три поста охраны, бронированная дверь при входе в кабинет тоже не стала помехой, так, что ввалились в тёплый уютный кабинет они практически вместе.
  -Где она? - Без предисловий спросил Глеб, прямо глядя, в глаза удивленного отца.
  Егор в ярости не прибывал, а от того, заметил, что в комнате они не одни, сзади отца маячил Олег, а справа от него за столом сидел, седовласый матёрый мужчина.
  Без сомнений Егор признал в нём давнего недруга отца, Беркута. Святослав Беркутский, бывший дилер дури, а по совместительству вор в законе. Убойное сочетание. Учитывая, что он нарушил одну из важнейших заповедей кодекса, обзавелся семьёй. Но никто не посмел решить его титула. Этот мужчина был олицетворением бесстрашия и мужества. На своём веку, Егор пересекался с ним дважды и оба раза был восхищен его уменеем держать контроль над ситуацией и людьми. Над Святославом кажется время было не властно. Он был здоров и крепок, цепкие золотисто-карие глаза, полны живого ума и решимости, возможно если бы не седая голова, то мужчине едва ли можно было дать больше пятидесяти лет. Чем же они были обязаны такой чести? Егор подошёл к брату и взглядом указал на наличие свидетелей. Но похоже сие мало волновало Шигина младшего.
  -Если упал хоть волос с её головы... - Глеб не закончил фразы, медленно возвращая пистолет на место. Слова эти прозвучали, как угроза.
  -Наследник всех твоих трудов? - С интересом рассматривая Глеба, уточнил Беркут. - Мы так ими дорожим. Теми кому по праву и крови принадлежит всё наше добро. - На тонких губах мужчины заиграла недобрая усмешка. - Правда Влад?
  Для Егора не остался не замеченным подтекст сказанных слов, как и улыбка, отчего-то мелькнувшая на губах Олега.
  -Да Слава, ты прав. Кажется я уже принёс извинения за этот глупый инцидент. Надеюсь он не будет иметь последствий? - К чести Владимира ни один мускул на его лице не дрогнул.
  Егору совершенно не нравилась ситуация где он знал меньше других.
  Беркут явно собирался, что-то ответить, но его слова были прерваны приходом ещё одного не мало важного лица.
  
  
  Регина
  
  -Выходи. Тебя ждут. - Шурик, как всегда многословный открыл передо мной дверь.
  Размяв затекшее тело, посетовала на судьбу. Зачем я сегодня одела берцы на платформе? Разносить ещё не успела, оттого жутко не удобно. Зато пнуть если что можно. Взглянув в широкое зеркало, встряхнула прядями волос, создав творческий беспорядок и поправила ворот рубашки. Широкой чёрный ремень и берцы, придавали этакой воинственности.
  Ну прихорошилась и хватит.
  Шли мы молча, но то и не удивительно, интересным собеседников, Шурик, увы, не был.
  Пройдя по длинному коридору, на шестьдесят восьмом шаге завернули на лево, дальше спустились по лестнице. Этот этаж был куда более уютнее моего серого ужаса, хотя атмосфера конечно та ещё. Мило улыбнулась двум двухметровым грузным мужчинам, и гордо задрав голову шевствовала дальше со своим эскортом. Ещё пару секунд и перед нами возникла железная дверь. Её нам открыл какой-то совсем молодой парень, путём введения пин-кода. За дверью располагался холл. Маленький такой, коричневые стены, светлый паркет и высококачественная мебель. Приёмная, безошибочно определила я. Не хватало только ресепшна и супер красивой девушки за ним. Собственно и тут мы не задержались, здесь было две двери, мы вошли в ту, что справа.
  Шаг... И я с удивлением ловлю на себе четыре внимательных взгляда. Но ни один из них не волнует меня так, как взгляд взгляд темно-серых глаз. Он сканирует меня, рассматривая каждую чёрточку лица, каждый сантиметр и вдруг на полных губах заиграла то ли горькая, то ли самодовольная, а может и то и другого вместе, усмешка. Причина была ясна. Мы с Глебом были практически отражением друг-друга. Не буквально конечно. Он тоже был одет во все белое, на поясе у него был широкий кожаный ремень, а обут он был в чёрные лакированные ботинки. Я скромно улыбнулась в ответ. Но настроение Глеба резко ухудшилось и в глазах отразилась вселенская скорбь.
  - Je suis tellement désolé. - Глядя мне в глаза тихо сказал Глеб. - Pardonne-moi.
  Я в возмущение уставилась на брюнетка, за что ему просить прощения? За то что его отец велел меня украсть? Глупость! Благо до меня дошло, что он говорит на французском, раньше чем я ответила бы ему на нашем родном языке.
  -Ce n'est pas ta faute! - Заверяю я брюнетика, искренне надеясь, что говорю все слова правильно. Учить французский конечно можно, но за столь короткое время добиться идеалов во владении языком, увы, не возможно, только основы и я хочу верить, что этих основ достаточно для моего французского.
  Глеб лишь качает головой, но мне приходится обратить внимание и на других обитателей комнаты.
  Придушив в себе желание бежать в объятия Глеба, которые он несомненно раскроет для меня, подарила ему улыбку, как мне кажется, не лешенную тоски.
  -Папа, дедушка! - С восторгом, но не теряя самоблодания восклицаю я.
  Всегда держать лицо, это первое чего деда добивался от меня на всякого рода мероприятиях. Тут конечно не симпозиум и не какая-нибудь встреча авторитетов. Но самих авторитетов достаточно.
  Пройдя пару шагов встала между папой и дедушкой. Два взгляда внимательно рассматривали меня.
  Первым заговорил дедушка, да не просто заговорил, а как всегда в таких ситуациях, на латыни. Именно по этой причине я учила латынь вместо английского, этим языком прекрасно владел дедушка. Это был самый верный способ быть в толпе одним. Мало кто учил латынь в наше время, французский, английский, турецкий, арабский, но не латынь.
  -Тебя кто-нибудь обижал? - Напряжено спрашивает деда, глядя в моё лицо.
  -Нет. - Совершено серьёзно отвечаю, но тут же поспешно добавляю. - Но они меня не кормили. - Мой голос звучит жалобно.
  Краем глаза слежу за напряженным Глебом, губы которого на миг дернулись.
  Говорить, что среди нас есть человек понимающий латынь не хуже нас двоих, не буду. Брюнетик ни враг мне.
  -Негодяи! - В глазах дедушки заплясали смешинки. - Кто он? - Дедушка взглядом указывает на Глеба.
  -Друг. - Чуть ли не с вызовом отвечаю я. - Мой друг. - Слово "Мой" я выделяю намерено.
  -Это не лучший выбор. - Отвечает мне дедушка, мягко, словно мне снова пять и будто это простая истина.
  -Другого мне не надо. - Взглянув в всепонимающие глаза, говорю я. - Если он худший, то лучший из худших. Ты ведь сам говорил, что я достойна лучшего.
  Дедушка ухмыляеться.
  -Расскажешь это своёму отцу.
  Как по приказу я гляжу на папу, а его задумчивый взгляд скользит от меня к Глебу и обратно, и этот взгляд не сулит мне ничего хорошего, абсолютно. В уме родителя уже созрел план и моё мнение его явно не интересовало.
  Наше молчание было нарушенно Владимир Александровичем. С удивлением заметила за его спиной Черныша, которого если верить Шурику зовут Олегом, но виду, что мы знакомы не подала, скрыв свою реакцию.
  -Надеюсь конфликт улажен?
  -Конечно Влад. - Дедушка кивнул. - Но за тобой должок.
  -Безразмерный. - Добавил папа поднимаясь.
  Его ладони легли мне на плечи.
  -Домой? - Ласково улыбаясь мне, папа потянул меня к выходу. - Медвежонок, всё таки ты не успокоишься до тех пор пока мою голову полностью не покроет седина.
  В возмущении гляжу на отца и с языка так и хочет сорваться Шуриковское " А чё сразу я?" .
  -Егор, проводи гостей до дому, убедись, что они доехали без помех. - Владимир Андреевич встал из-за стола.
  Пауза. Егор скрипя зубами смотрит то в сторону отца, то в сторону младшего брата.
  Полёт его мыслей совершенно ясен. Владимир хочет остаться на едине с младшим сыном, Егор этого не хочет совершенно. Вмешиваться никто не спешит. Глеб же открыто встречает взгляд самого старшего Шигина и в глазах его море ярости. Его похоже тет-а-тет с отцом не пугает.
  Не знаю, что тут произошло до моего прихода, но вот чем это всё закончится очевидно. Ладошки потеют от страха за моего брюнетка.
  -Нам что нужен секьюрити? У нас сокращение в рядах охраны или недостаток кадров? - Иронично интересуюсь я, тоном ожиревшей от своей значимости мамзель.
  -Не нуждаемся. - Отчеканил деда, глядя на Владимира.
  Возразить или что-то добавить тот не посмел.
  Я поймала на себе благодарный взгляд светло-голубых очей. И это я не про отца Глеба.
  Взглядом высказала все свои просьбы, надежды и мольбы Егору. Пусть только проследит, что б брюнетик остался цел и невредим. Каких-то знаков от Егора не последовала, но холодный полный уверенности и упрямства взгляд, меня частично успокоил.
  Мои вещи мне вернули по пути вниз. Выходя из комнаты я всячески пыталась поймать взгляд Глеба, но он кажется преклеился к его отцу.
  За трехэтажным домом нас ожидали три машины. Ну кто бы сомневался, любимые дедушкины джипы. Они б ещё на вертолёте прилетели или с мигалками. Дверь мне открыл папа.
  Водитель оказался моим давним знакомым.
  -О, Рыжая, так вот что за сыр бор, опять в зад...заподню попали Регина Анатольевна? - Стоило следом по обе стороны от меня сесть моим родным, как лексикон парня резко изменился.
  -Меня подставили! - Отвечаю я, на что он недоверчиво хмыкнул. - Вася, ну ты ж меня знаешь. - Развожу руками.
  -Вот потому и не верю. - Ответил парень.
  -Ну и предатель. Заводи свой металлолом, к дедушке едем.
  Рядом кто-то кашлянул.
  -Мой металлолом. А в последующем твой. - Насмешливо поправляет меня дедушка.
  Я пересматриваю свою позицую.
  -Ну так что стоим? Почему эта прекрасная машина ещё не рычит?
  Вася тихо смеётся и машина трогает с места.
  Открыв рюкзак рассматриваю содержимое. Так, телефон, ключи, тетради, но... а где..?
  -Тормози! - Громко прошу (ну ладно, приказую) я.
  Машина замирает, а ехавший позади эскорт, чуть было невъехал в нас.
  -Что? Документы, ключи, телефон, кредитки? - Тон папы хоть и недоверчевый, ну уже настроен на деловой лад.
  Дедушка не столь алчен и проявляет чудеса логики.
  -Шоколадку сперли?
  -С орешками! - Возмущенно заявляю я.
  -Регина! - Сложенна раздается от папы с Васей, а второй продолжил. - Да в нас чуть не въехали!
  -Цыц! - Отвечает дедушка Васе, а потом уже мне. - А в боковом кармане смотрела? Если и вправду сперли, вернут заводом.
  С уже погасшей надеждой лезу в боковой карман и... о, чудо! Получив поцелуй с поздравлениями, начала поглашать шоколад.
  Папе и Васе, дедушка велел не обижать "голодное дитя". Дитя старательно пережевывало шоколад, пытаясь максимально скрыть дрожь в пальцах. Мой Глебушек, как он там? Как вообще узнал где я? Не иначе как кто-то сдал! Только бы Егор его сберег. Господи, прошу, я согласна даже прожить жизнь без шоколада, пусть только мой брюнетик будет жив и здоров.
  Между тем нужно ещё придумать кучу неоспоримых доводов и покояний, чую я, спокойствие это напусканное и дома меня ждёт разбор полётов.
  
  *****
  
  Je suis tellement désolé. (франц.) - Мне очень жаль.
  Pardonne-moi. (франц.) - Прости меня.
  Ce n'est pas ta faute. (франц.) - Ты не виноват в этом.
  
  *****
  
  -Нет! - Дверь с грохотом захлопнулась прямо перед лицом Анатолия. Впервые за восемнадцать лет, его дочь позволила себе проявить неуважение.
  -Дипломат из тебя так себе. - Флегматично потянул его тесть, попивая свой любимый виски.
  -Может тебе попробовать? - Злобы в голосе скрыть не удалось, да и не хотелось.
  Анатолий занял противоположное кресло и бокал рядом с ним сразу же наполнился.
  -Зачем? Я же не изверг и внучка меня любит. А насчёт тебя, я после сегодняшнего, не совсем уверен. - Мужчина хмыкнул. - А какова, а! Характер-то какой. Беркутская, как есть моя. - Гордо изрек мужчина. Лицо его просто лучилось довольством.
  -Не вижу поводов для веселья. Она только что отказалась нас слушать. - Анатолий устало потери переносицу. - И из-за кого? Из-за мальчишки!
  -Эээ, нет, зятёк, это она тебя отказалась слушать. - Святослав хмыкнул. - А на счёт мальчишки, так это у них по женской линии идёт, не считая её бабушки, любят выбирать в друзья и мужья не тех мужчин.
  Анатолий тяжело взглянул на тестя, собственно, чего удивляться, он его никогда не любил.
  -И что ты предлагаешь, разрешить ей встречаться с этим прирождённым уголовником?
  -Я подобного не говорил. Но и запретом ты ничего не добьёшься. Отец Веры не добился, я не добился от Кати, а ты от Регины. У них в крови нарушать запреты. - Святослав вновь наполнил свой бокал.
  -Ты думаешь сказать ей правду разумней? Разумней разбить ей сердце? Сказать, что именно по вине Шигина, умерла её мать? Может в таком случае рассказать ей и то, что её дед не только был связан с криминалом, а ещё отрасли его деятельности?
  -Не тешь своё самолюбие, ты бережешь своё сердце. Единственное, что ты не способен ей сказать, так это то, что не сберег вверенную тебе женщину. Женщину любившую тебя, отдавшую всё в замен на ничего. - Слова Святослав били хлеще любой пощёчины. - Дети не в ответе за грехи отцов, будь оно так, я никогда бы не полюбил свою внучку.
  -Ты всю жизнь считал меня виноватым в смерте дочери, я с тобой никогда и не спорил, но я...
  Святослав перебил Анатолия.
  -Тебя? Нет Толя, тебя я не винил никогда. Всё это время, все семнадцать лет, я винил только себя. Винил в том, что отдал тебе свою дочь, в том, что поддался уговорам, в том, что не сберег её от тебя. Ты не сумел сберечь жены и сейчас ты близок к тому, что не сумеешь сберечь и дочери.
  -Тогда прошу тебя, не делай так, чтобы я винил себя подобно тебе, не заставляй жалеть о будущем, которое я ещё в силах исправить. - Анатолий склонил голову и казалось каждое слово довалось этому сильному мужчине с трудом. - Я не сумел защитить Катю от Владимира, так дай защитить мне Регину от Глеба.
  -Я никогда не вмешивался в отношения между внучкой и тобой, не вмешаюсь и сейчас. Но запомни, она копия своей матери, копия бабушки, но помимо всего прочего в ней нет места пощаде. Катя с Верой могли и прощали многое, Регина же узнав о обмане, не простит и не поймёт подобного, не стоит играть её доверием. Её мир ещё мягок, жизнь наивна и проста, но однажды, когда вопреки твоим и моим усилиям она всё же окунется в реальность, она сформируется в сильную личность, это мне ясно как Божий день, и тогда я искренне надеюсь, что ты не окажешься на стороне тех, кто по собственной глупости лишился её любви. Однажды я чуть было не лишился доверия дочери, не советую повторять моих ошибок.
  -Не лишившись её доверия, ты лишился её самой. - Горько заметил Анатолий, даже не подозревая какие раны наносят его слова родительскому сердцу. - Даже откройся мой обман, сумей Регина разобраться во всём, её отношение к Шигину и на сотую каплю не похоже на отношения между мной и Катей.
  Святослав ухмыльнулся. Ведь правду говорят, родительское сердце слепо, оно видит лишь то, что желает видеть.
  -Пусть так. Но тебе ли не знать, что невинная на твой взгляд ложь, понесёт за собой другую, а она третью? Но выбор за тобой.
  На этом диалог двух мужчин был окончен, каждый погрузился в свои воспоминания.
  
  Одному из них виделась рыжеволосая девушка с длинной косой, облачённая в белое платье. Вот она счастливая, как никогда раньше.
  -Папа, я так счастлива! - Её руки нежно обнимают отца за шею, а по щекам бегут счастливые слёзы. - Пап, я не хочу жить без него, он мой выбор, даже если этот выбор худший из возможных, он лучший для меня.
  И он отпустил, отпустил, что бы через два года потерять навсегда единственную свою радость в этой жизни.
  Хотя нет, он обрёл нечто иное, не подобное, а другое, просто зачерствевшее и убитое горем сердце мужчины, в один миг забилось снова. Когда на него взглянули хитрые золотисто-карие глаза, так похоже на его собственные и Катькины, а с губ слетело неуверенное.
  -Дедуска?
  Такая похожая на мать, но такая другая.
  
  Когда как мужчина сидевший рядом, вспоминал совсем другой эпизод своей жизни.
  Ярко зелёное платье облачило тонкую женскую фигуру, лицо её не выражало никаких эмоций, а на лёгком шёлке расплывалось красное пятно.
  -Катя?! Катя! - Анатолий орал нечеловеческим голосом. - Катя прошу...
  Но мольбы и стенания были бесполезны, столь любимые глаза возлюбленной уже потухли, только на губах играла грустная улыбка.
  -Любимая... - В последней и какой-то отчаянной надежде позвал он, но ответом была всё таже гробовая тишина.
  Ласково прижавшись ко лбу возлюбленной, он провёл рукой по мягкому шелку волос.
  Внутри словно оборвалась нить привязывающая его к этой планете, будто мир вдруг начал рушится вокруг, словно настала вечная темнота.
  Она приняла смерть предназначеную ему, ему одному.
  А он не сумел уберечь самое главное сокровище в своей жизни...
  
  Вот только сейчас Анатолию вновь было за что бороться, у него был другой смысл в жизни. Та единственная кто полноправно и единственно владела его сердцем.
  И если единственным способом защитить её будет обман или сокрытие, то он пойдёт и на это.
  
  Регина
  
  -Признаться я удивлён. - С интересом разглядывая меня словно диковинную зверушку, сказал Егор. - Смелости в тебе даже больше чем я думал.
  -Заводи машину. Иначе когда меня обнаружат, смелость понадобится нам обоим.
  Егор рассмеялся, но совету последовал.
  Ну ещё бы, зря я что ли, как этакий разыскиваемый уголовник, полчаса по кустам пряталась.
  -Тебе что не могли выдать охрану по умнее? - Язвительно поинтересовался Он.
  -Моя охрана сейчас свято уверена, что я на территории дома, читаю Гёте, а мой профиль в окне тому подтверждение, как и оба жучка. - Спокойно отвечаю я.
  -И каким образом такие успехи в побеге?
  -Помогли подушка с одеялом, а о жучке на телефоне и кольцом я догадалась ещё в тринадцать, когда меня впервые украли. Просто программу слежения запускали лишь в те моменты, когда место моего нахождения было неизвесто, а не когда каким-то помешанным хотелось узнать где я. - Колко отвечаю я. Но Егор лишь разводит руками, мол не он виноват.
  -Как не предусмотрительно. - Он цокает языком. - А ведь единственная дочь и внучка. Как же они тебе ещё ошейник не одели? Признаться я был удивлён, узнав, что ты внучка Беркута, не связал как-то.
  Смерила его презрительным взглядом.
  Вот никогда и на за что не расскажу, что однажды папой рассматривалась идея вживления имплантанта, только вот дедушка быстро расставил все точки на i.
  -Останови тут. - Указую пальцем на требуемое. - Я хочу чизбургер с картошкой. Тебе что-нибудь взять?
  -Сядь! - Егор так рыкнул, что я поневоле плюхнулась на место. - Совсем жить надоело? Головой думай! Ты думаешь я всех девушек за бургерами вожу? Ни ума, ни фантазии. Сиди и не рыпайся, я не хочу отвечать перед братом, если ты, вдруг решишь покинуть этот бренный мир. - Егор вышел из машины, громко хлопнув дверью.
  Что это было, новый способ проявления беспокойства? Если так, то блондинчику срочно надо учиться манерам. Чёрт, даже пожаловаться не получается, он ведь и так на свой страх и риск приехал, к тому же сразу уведомил меня, что Глеб жив, здоров и в данный момент крепко спит. Хотя в последнее я честно сказать не верю.
  Егор вернулся через пять минут.
  -Держи. - Он протянул мне здоровенный пакет. Содержимого там было явно больше, чем я заказывала. - Глеб рассказывал, что твоё желание есть безгранично и кормить тебя нужно соответственно. - Егор ответил на мой невысказанный вопрос.
  -Глебушек. - Мечтательно улыбаюсь. - Прекрасный человек.
  -В целом я согласен. - Он хмыкнул. - Только улыбаться, как дебил не буду.
  Возмущенно замахиваюсь на блонди, но моя рука была перехвачена до столкновения её с плечом Егора.
  -Если тебя так тянет ко мне прикасаться, то ты вполне можешь делать это, не прикрываясь ударами. - Голос его сел, а льденистые глаза, как-то странно засверкали.
  Я подаюсь немного вперёд, будто очарованная всем этим великолепием, но с намерением вернуть Егору его же шутку, которую он провёл однажды со мной. Мои губы замерли где-то в сантиметре от его щеки.
  -Хрен тебе. - Тихо шепчу я и сразу отстраняюся от блондинчика. - Езжай давай. - Громче добавляю я.
  По замершему лицу блондинчика, расползается весёлая ухмылка.
  -Паразитка. - Шепчет он почти восхищённо. - Но желание дамы - закон.
  И на этой ноте мы срываемся на такой скорости, будто прямо из ада за нами гонится сам Чёрт.
  Только чудом я не ударяюсь о панель, но чудо объясняется быстро и уже через секунды я понимаю, что сдержал меня ремень безопасности. Которого я точно не застегивала! В изумлении смотрю на Егора, но его взгляд обращён целиком на дорогу.
  Мы приехали на берег озера. Блонди не стал покидать салона авто и я тоже.
  -Теперь мы достаточно далеко, спрашивай о чём хотела.
  Он первый прервал тишину.
  -Ты и сам догадываешься о чём я хочу знать. Кого в прошлый раз похитил ваш отец в надежде получить послушание Глеба? Чем закончилась вся эта история?
  -Олег просветил? - Хмыкает Егор. Я киваю. - Думаю Глеб не будет счастлив если я расскажу тебе правду.
  -А я буду. А если я счастлива, то и брюнетик будет счастлив. - Упрямо складываю руки на груди. - А если ты мне не расскажешь, скажу Глебу, что ты мне всё рассказал и он тебя побьёт. - Привожу я как мне кажется неоспоримый аргумент, но Егор разразился в раскатистом смехе, вместо ожидаемых откровений.
  -Кто-кто, а ты Чудо, этого не сделаешь. - Заверяет он меня.
  Не задерживая внимания на его обращении, задаю вопрос.
  -Почему это?
  Егор развернулся ко мне корпусом, усевшись так, что смог беспрепятственно меня разглядывать. Одну руку он потянул к моим волосам и не успела я выразить своих возмущений, как он поймал одну из коротких косичек.
  Ну что за дела? Достали всякие лапать мои волосы, хоть с причиной, хоть без! Бить блондина было бесполезно, он каким-то чудным образом ловил мои руки до соприкосновения с его телом.
  Он потянул прядь моих волос и я была вынуждена склониться к нему.
  -Потому... что ты честная до тошноты. - Глядя мне в глаза с заминкой ответил Егор.
  Мои возмущенные взгляды и шипение его не проняли.
  Что за странный человек этот Егор?
  Мысленно покаившись Боженьке, медленно подняла руку, желая прикоснуться к нему. Мой жест не остался незамеченным и Егор с подозрением следил за моей ладонью, которая впрочем очень даже деликатно примостилась на его плечо.
  Его взгляд вновь вернулся ко мне и был полон ещё большего недоверия, между тем моя ладонь скользила к ключице и выше.
  Соорудив взгляд "О Боже, ты такой красивый не могу сдержаться" дальше воплощала свой злостный умысел, но и взгляд мой, Егора похоже не убедил.
  Но это мне было и ни к чему. Я уже добралась до цели и с привеликим удовольствием сдавила своими ноготками сонную артерию мужчины. О какое блаженство!!!
  -Не смей. Ко мне. ПРИКАСАТЬСЯ! - Успела я отчеканить в лицо блондинчику до того, как моя рука оказалась зажата его ладонью.
  -А как же лик Святомучеников? - Насмешливо вздернул он бровь, сжимая кисть моей руки, не сильно, но ощутимо. Не без удовольствия наблюдаю, как краснеют отметины на его шее.
  -Ты уже на полпути. - Фыркаю я, отнимая свою ладонь. - Держи руки при себе, если хочешь, чтобы они и дальше могли функционировать.
  Он уже открыл рот для какой-то новой фразы, но захлопнул его раньше сказанной глупости. Ну и прекрасно!
  -Так ты расскажешь или нет? Сидеть с тобой в одной машине просто так, не доставляет мне ровным счётом никакого удовольствия.
  Егор закатил глаза.
  -В тихом омуте...
  Не знаю кому было сие адресованно, вероятно мне, но как-то фиолетово.
  -С того момента прошло уже больше четырёх лет... - Егор устремил взгляд куда-то вверх, безмятежно начав своё повествование. - Её звали Аня, Анастасия. Это было вероятно одно из самых высокомерных созданий когда-либо встречавшихся мне на пути, но в том была вся "прелесть" её высокомерия, что она прекрасно умела его скрывать...
  -Была? Высокомерная, она, но Олег сказал... - Перебиваю я его, но он одним своим взглядом прерывает меня.
  -Олег был по уши влюблен в неё, это и отличало их с Глебом, мой братец был не настолько туп, что б влюбиться, он просто её хотел, всего лишь чуть больше остальных. Но и до этой части мы дойдем. - Егор ТАК взглянул на меня, что сразу стало понятно, дойдем, если кто-то не станет перебивать.
  Вытащила из пакета деревенскую картошку и с интересом глянула на блондинчика, демонстрируя своё полное внимание к его не скромной персоне.
  -Одна из всех, она не обладала ничем таким, что сделало бы её особенной. Но что-то нашёл в ней Глеб и подозреваю, что скорее его влекла её судьба, нежели она сама. Аня росла в бедной семье, родители её были далеки от дочери и совершено не интересовались её судьбой. Глеб до определённого возраста, тоже рос в малоимущей, неполноценной семье, но с той лишь разницей, что его любила бабушка и жила по сути для него одного. Они встретились случайно, Аня как-то ухитрилась попасть на приём, куда были приглашены и мы с Глебом. Не буду долго описывать историю их знакомства и тому подобную ересть, закончу на том, что его на ней заклинило. Она для него была если не ангелом, то чем-то наземным точно, но я её причислил бы скорее к числу дьяволиц. Ослеплённый своими желаниями и какими-то идиотскими идеалами, Глеб не видел в ней алчности и жадности, это он благодушно приписал к недостатку подобного в детстве. Вот только хоть "из грязи в князи", но сущности это не изменит. Для неё, с детства в глаза не ведавшей подобных благ, ввиде драгоценностей, шуб, путевок на разные острава в лучших отелях, это было манной небесной, но как любому человеку выбившемуся чудом, а не собственным трудом в вверх иерархической цепочки, ей становилось мало. Образно говоря, Ане уже не хватало золотой карты, ей нужен был Центурион. В принципе не трудно получить желаемое, если твой волшебник Глеб Шигин. На тот момент Глебу едва должно было стукнуть двадцать один год, а встречались они где-то около года. Наш отец забрал к себе Глеба, когда ему стукнуло десять, в шестнадцать он уже стал мало по малу осваивать отцовский бизнес, в двадцать один решил выбрать другой жизненный путь, но как известно, есть вещи которые нельзя забыть и места которые невозможно просто так покинуть. Отец начал искать на него рычаги воздействия, первым его вариантом был я, но меня такое положение дел не устраивало, младший брат был куда ценнее родного отца, а потому такими методами он потерял был контроль сразу над обоими своими сыновьями.
  Вот мы и подходим к основной части нашего повествования. Глеб собирался уехать уже через два дня, а отец всё так же искал возможности и слабости сына. И всё практически сложилось, всё было идеально, слишком, в мире котором живём мы Регина, так быть не может и конечно же наступила долгожданная развязка. Эта идиотка сама, собственноручно отдала себе в руки отца, а помимо этого ещё и Глеба. Узнав, чёрт её знает как, об отъезде Глеба, она совсем тронулась головой представляя последствия такого поступка, для неё любимой. О, она превзошла даже саму себя в своих эгоистичных порывах и страхе за свою за...за своё благополучие. Она ввалилась в главный офис отца, на тот момент являвшийся филиалом отцовской фирмы, по поставке топлива. И ладно бы ей узнать просто, на месте ли Глеб или нет, так она начала отдавать распоряжения о том, где стоит разместить её величество, какой принести ей кофе и сразу же сообщить о приходе Глеба, а уж увольнение одного из сотрудников на правах "жены и будущей хозяйки" так вообще произвело фурор среди масс. - Егор потер переносицу, горько усмехаясь. - Любая, хоть немного сооброжающая, головой девушка, пришла бы устраивать скандал и разборки домой. А она нет, ей нужны были массы, публика. Сложить два плюс два, выслушать пару "добрых" людей и всё, отец нашёл слабое место Глеба. Он её не любил, нет, но даже осознав масштаб всей её глупости, он поперся её спасать.
  Эта черта характера, жалость, будь она проклята, всегда делала его слабее, она на протяжении всей его жизни играет с ним злую шутку, его человечность, вот его истинная слабость. - Егор обеими руками схватился за голову, словно та грозилась расколоться.
  Я даже пакет с едой отложила.
  -Разве любовь это слабость? - Удивлено спрашиваю я.
  -Любовь? - Переспрашивает он, с заминкой произнося это слово, словно смакуя его. - А что это Регина? Знаешь какой была её эта "любовь"? Отец всегда любил играть на психике людей, одной из подобных игр была дать женщине выбор, смерть ввиде пули в лоб или выражаясь мягко "панель". Как ты думаешь, что она выбрала? - Егор с интересом смотрит на меня. - Как думаешь, что выбирали десятки похищенных отцом женщин?
  -Смерть. - Шепчу я.
  Такие известия мягко говоря потрясают меня. Я слышала о жестокости в подобных кругах, но заставлять женщину выбирать подобным образом, это ведь...это...просто слов нет.
  По губам Егора скользит злая усмешка, а глаза холодеют.
  -Они все были чьим-то жёнами, невестами, дочерями, но их верность и любовь, это последнее о чём они вспоминают, когда в лоб упирается дуло пистолета. Любви нет Регина, не в мире в котором живём мы с Глебом. - На миг он словно теряет контроль над своими эмоциями. - Берегись как бы она не исчезла и в твоём мире, когда из Регины, обычной девушки, ты превратишься в наследницу Беркута.
  -А как же твоя любовь Егор, ты ведь любишь Глеба, твоё отношение к нему, ты готов отдать за него многое, если не всё! Значит он твоя слабость, значит и его ты считаешь помехой в достижении всех высот к которым ты стремишься? Всем известен факт, что в кругах подобных твоим нельзя испытывать чувств сильнее равнодушия. А что бы сделал ты Егор, если бы тебе пришлось выбирать между своими интересами и интересами брата? - С вызовом спрашиваю я.
  -Это не одно и тоже Чудо, Глеб не беззащитное вечно ноющее тщеславное создание, он сумеет за себя постоять. А на счёт другого... - Егор улыбнулся уголком губ, от чего я чуть не уронила челюсть на пол. ( Усмешка, оказывается не приклеена к его губам!) - Каждый день для нас с братом, это выбор, между своими интересами и интересами другого.
  
  -Ваш отец убил её? - После пары минут молчания, спрашиваю я. - Неужели он так жесток? - Последний вопрос можно было отнести к разряду риторических, но Егор похоже посчитал иначе.
  -Ты даже представить себе не можешь насколько. - Глаза Егора неожиданно загорелись каким-то мрачным огоньком, а по лицу расплылась злая, даже безумная, ухмылка. - Только вот её убил вовсе не он.
  -А кто? - Осторожно спрашиваю я, каким-то седьмым чувством ощущая, что ответ мне не понравится.
  -Я. - Глядя прямо в глаза отвечает мне Егор. - И более того, я сделал бы это снова без колебаний и сомнений.
  -Но зачем? - На миг я ощущаю, как душу сковывают ледяные тиски. Не может быть! Он..он ведь так дорожит братом, так любит его. Неужели..?
  -Он оставил бы её в живых. Она стала бы ниточкой в управлении Глебом. Униженная, подавленная, вечно передаваемая из рук в руки, переходящая словно трофей от одного к другому. И всю вину за подобное Глеб взял бы на себя. - Егор скользнул по мне безразличным взглядом. - Ещё тогда в Питере, он хотел забрать её с собой, уехать с ней вместе, не смотря на мои попытки вразумить его и если бы не её слепое желание обладать всем на свете, возможно он уехал бы и увез её. Но всё случилось как случилось. Я попал к отцу раньше Глеба, обойдя охрану, сумел даже пробраться к ней самой. Признаюсь на тот момент ради брата я собирался вытащить её из этой ямы и помочь увезти с города, но я опоздал, ей был задан вопрос и она уже сделала выбор. Я нашёл её изнасилованную и сломленную, но даже тогда я собирался помочь ей. Всё решила она сама. Даже в таком состоянии она не изменила своей натуре. Увидев меня, она словно ожила, будто преобразилась и вновь вздохнула воздуха. Я решил, что она грезит своим спасением и уже собирался озвучить ей свои намерения, когда она заговорила первой. По её же словам, она всегда догадывалась, что я не равнодушен к ней, знала, что так груб из-за ревности, она была готова ответить мне взаимностью сейчас, всего лишь за её спасение. Она решила будто бы я пришёл воспользоваться её телом! Она предлагала себя, брату своего "любимого" в желании спасти свою шкуру. О, да! Это точно была любовь. - Егор хмыкнул. - Тогда я и осознал, что единственный способ помочь Глебу, лишить его подобной слабости. Саму Аню спасти уже не могло ничего, сущность её прогнила, а единственной действительно любимой вещью были деньги и собственная шкура.
  Егор замолчал, больше не добавляя ни слова он завёл машину.
  Всю дорогу мы ехали молча. Что я могла сказать? Его поступок был несомненно ужасен. Но считала ли я его виноватым? Положа руку на сердце отвечу. Да, считала. Никто не вправе распоряжаться чужой жизнью. Вот только было ещё кое-что... Многие бы люди поступили бы иначе? Уверена что нет. Егор защищал единственно любимого им человека. Младший брат был для него всем. Разве мы сами не готовы были на всё ради близких? Вот только его опека была практически безумна. Но любовь настоящая сама по себе безумна. Я считала его виноватым да, но не обвинила бы никогда. Не дай Боже оказаться на его месте и узнать, как поступила бы в подобном случае.
  -Егор. - Тихо зову его я.
  Он спокойно обращает свой взгляд на меня.
  -А меня бы ты тоже убил? - Голос мой спокоен и к счастью полон равнодушия. - Если бы обо мне некому было бы позаботиться. - Поясняю я, имея ввиду в своих родных.
  Он отвечает не сразу, пару десятков секунд тратит на размышления.
  -Нет. - Уверено отвечает он.
  Не врёт, нутром чую.
  -Почему? - Не знаю отчего, но ответа жду с замиранием сердца.
  -Мне не пришлось бы делать подобного. - Он отводит свои светло-голубые глаза. - Ты сама стала бы себе палачом.
  Машина плавно съезжает на обочину.
  Я уже хочу задать новый вопрос, но он опережает меня.
  -Ты уже выбрала "смерть".
  Прямо глядя на меня говорит он.
  И тут я понимаю значение его слов. Жуткая игра, что их отец использует в качестве забавы.
  Но ответить Егору, что слова могут во многом отличаться от действий, что говорить легче чем сделать я не успела, яркий свет ударил в глаза и я непроизвольно оказалась ослеплённой на пару секунд.
  Когда зрение "вернулось", пассажирская дверь резко открылась и меня практически силком выволокли из машины.
  -Быстро в дом! - Прозвучал над головой знакомый голос.
  -Аккуратней! - Водительская дверь открылась. Егор вышел следом. - Сделаешь ей больно, в морг отправишься первым рейсом и без пробок.
  Егор преодолел разделяющее нас расстояние и каким-то чудом оттеснил от меня начальника отцовской охраны, Павла. Я очень быстро оказалась за широкой спиной мужчины.
  -А ты не зарвался сосунок? Папочка тебе тут не поможет. - Павел угрожающе навис над Егором, но не было похоже, что того хоть капельку смутило подобное положение.
  -Тронешь её. Сдохнешь. - Как-то излишне спокойно ответил Егор. - Я сказал.
  Павел заскрипел зубами и рука его дернулась за пояс брюк.
  Предвидя бурю, поспешила вмешаться.
  -Павел Григорьевич, в ваши обязанности входит моя охрана, а не потасовки с моими гостями. - Не смотря на возражающе вытянутую руку Егора, выхожу из-за его спины. - Егор приехал по моему приглашению и уедит точно так же, спокойно и беспрепятственно. - Голосом не терпящим возражений говорю я.
  Прямого приказа отданного мной он ослушаться не посмеет, если нет угрозы моей жизни, а Егор таковой не был.
  -Гость? - Павел словно выплюнул это слово. - Как скажете Регина Анатольевна. - Пренебрежительно ответил он, отходя на пару шагов.
  Но мне как-то фиолетово до настроения собственной охраны, ему платят мои родные за мою охрану, пусть этим непосредственно и занимается.
  -Зайди в дом. - Тихо говорит мне Егор.
  -Сначала уезжай. Он не причинит мне вреда. - Отвечаю я, не обращая внимания на, сверлящий мою спину, взгляд.
  Стопудова докладывает всё папе!
  -Что я слышу? Беспокойство? За убийцу? Преступника? За противного и подлого? - Егор насмешливо взирает на меня.
  -Я не считаю тебя преступником. - Совершено серьёзно отвечаю я. - Насчёт противного спорить не стану. - Добавляю с ухмылкой.
  Он всё так же иронично смотрит на меня, но глаза его на пару мгновений теплеют.
  -Ты единственная на этом свете, кто знает правду, помни о том, что ты сказала, если вдруг эту правду узнает ещё кто-то. - Не вполне понятно для меня говорит он.
  К счастью Егор последовал моему совету и развернувшись направился к машине.
  Машина сорвалась с места и уже через пару секунд скрылась за поворотом. Мда уж... Ещё о много, что касается блондни, мне нужно будет подумать.
  А сейчас, сделав лицо "кирпич" развернулась к своему секьюрити, который как я и предполагала ябедничал.
  -Иуда и тот, предал за тридцать сребреников, а ты меня просто так. - Говорю я мужчине, который с самого детства охранял меня в моменты, когда это было необходимо. - Из-за своих собственных претензий к отцу Егора.
  На лице его не отразилось ни одной эмоции, зато в глазах мелькнуло нечто похожее на сожаление, но исчезло практически сразу.
  Нет у меня друзей среди своих! Пойду лучше пожалуюсь дедушке, за одно и спрячусь от отцовского гнева.
  
  Наше время...
  
  Регина
  
  И всё таки отвратительный интерьер, решила я, глядя на молочные портьеры. Хотя вроде и любила этот цвет. Но ресторан был однозначно ужасен. Особенно этот стол серверованный кобальтовой посудой. Вот кто покупает в ресторан императорский фарфор? Посуда должна быть белой в подобных местах. Кошмарно, вечер испорчен.
  Подперев щеку рукой с тоской слежу за временем. Минута до назначенного часа. Если в течении этой минуты мой "друг" не соизволит явиться, то и духу моего тут не будет даже лишнюю секунду. Но мечтам не суждено было сбыться...
  -Регина? - Вопрошает приторно сладкий голос, который я узнаю, даже не имея сомнительного удовольствия, быть знакома с говорившим индивидом.
  -Анатольевна. - Мрачно добавляю я, отрывая взгляд от салфетки, устремляю его на парня.
  -Анатольевна? - Как-то недоверчиво переспрашивает он и в голосе его я улавливаю нотки недовольства.
  -Да. Вы находите удивительным, что моего отца зовут Анатолий? - Интересуюсь я, ещё более мрачным голосом чем прежде.
  Он мне не нравится. Слишком красивый. Как будто по частям собирали и в разных континентах. А ещё излишне тощий. Мужчина не должен быть тощий. Где я должна прятаться в случае чего? Где могучая спина, широкие плечи и тому подобное? Кто из нас изящный в конце-то концов, я или он? Хочу Глебушку, отдайте мне Глеба. За его спиной могу уместиться не только я, но я и все припасы съестных запасов сладкого у нас дома.
  А нос! Зачем мужчине такой нос? Ровнее чем у меня. Ужас! Вот у Глеба с горбинкой, не большой, зато сколько красоты и мужества! А это? Пиф и всё. Не впечатлил. Следующего пожалуйста!
  Но следующего, увы, никто не дал, а сий индивид, не обращая внимание на моё крайне не дружелюбное настроение улыбнулся широкой голливудской улыбкой и сел за стол, на стул который по сути ему никто и не предлагал. Подавила в себе раздражение. Ну-ну, не долго сидеть придётся.
  -Вы очаровательны... - Начинает свою лабуду, четвёртый претендент за моё внимание.
  -Я знаю. - Обрываю я на полуслове, поток его лицеприятных высказываний в адрес моей прелестной натуры.
  То что выгляжу я на все сто десять из ста, я знаю и без его хвалебных дифирамбов.
  Конечно я была ослепительна в насыщенном бордовом платье в пол и на шпильке, иначе и быть не могло.
  Немного растерянный моим ответом парень, которого кстати звали Костей, избрал другую тактику ведения диалога.
  -Я так рад нашему знакомству. - Дружелюбно говорит молодой человек и я отдаю себе отчёт в том, что не будь он мне заблаговременно противень, вполне мог быть бы симпатичен. Но... - Вижу и вы тоже. - Добавляет он чуть насмешливо.
  -В экстазе. - Глухо отвечаю я, буравя его тяжёлым взглядом .
  Жестом он подзывает официанта и предлагает мне первой сделать заказ.
  Есть, вопреки моей чуток прожорливой натуре, совершено не хотелось.
  Долго не думая ткнула пальце в первое попавшееся блюдо, парень последовал моему примеру и попросил того же, и бокал красного вина.
  -Так начём мы прервали нашу увлекательную беседу? - Спрашивает он, разумно предлагая мне выбрать тему для диалога, которого я вести не собираюсь.
  -Об отсутствии манер у людей высшего общества, необременяющих себя даже таким банальным правилом этикета, как представление самого себя. - Шпилька попала в цель и мой "ухажер" на миг смутился.
  -Действительно оплошность. - Он примирительно поднял руки. - Я думал, что моё имя, как и статус не являются загадкой для столь проницательной особы. - Могу поспорить на шоколад с орешками, что под словом проницательность он имел ввиду мою возможность в пару часов, узнать всю его родословную, активы, наследственную да и вообще чуть ли не всё вплоть до детских желаний стать космонавтом или врачом. Собственно я и так это уже знала, но он то этого не знал, разве что догадывался, но доказать то не мог. А между тем он продолжил. - Серов Константин Валерьевич. - Константин чуть склонил голову. - Можно просто Константин. -
  Полуулыбка скользнула по его губам, а в глазах заплясали весёлые искорки. Если то был намёк, на фамильярное обращение, то дудки, перетопчется. - Регина Анатольевна.
  Ага! Шутим значит. Ну-ну, юмором мы ещё потягаемся.
  -Приятно было познакомится. - Говорю я, мило улыбаясь Константину. - Вам наверное пора? - Уточняю обеспокоенно. - Дела, завод, сделки, бизнес и тому подобное.
  -Ну что вы Регина Анатольевна, вам предпочесть дела, я бы не посмел. - Он хитро прищурил глаза. - Тем более лицезреть вас, удовольствие несравнимое ни с какими выгодными сделками.
  Всё. Не успела ещё толком узнать, а уже бесит до жути. Умеют же эти мужики.
  Ох, если бы не папа, если бы не ещё один грозивший скандал, был бы он уже отправлен в очень-очень далёкие места.
  А худшее из всего, что за сокрытие информации о всех этих встречах, брюнетик пришёл в ярость и вот уже два дня объявил мне бойкот. За что кстати я вполне могла и обидеться! Я же не обязана отчитываться! Да и чем он мог помочь? Собственно ему я привела эти же аргументы, от чего, как мне показалось у него руки задергались прибить, некое ни в чем не повинное, чистейщее в своих промыслах, создание. Короче абзац.
  
  -И всё же я непремену ещё раз воспеть дифирамбы вашей красоте. - Константин оторвался от поглощения супа или уже окончил свою трапезу.
  -Как и я не сумею сдержать желание высказать своё восхищение вашему тонкому юмору. - Также мило ответила я.
  Учитывая, что он вовсе не пел мне дифирамбов, как собственно ни разу не брал на себя роль комика, то наши комплименты были лишь пустой формальностью, обозначающую скорее желание поиронизировать, нежели сделать приятное.
  -Я слышал вы прекрасно рисуете. - Делает он очередную попытку завязать беседу.
  -Вы ослышались. - Снова обрываю я его желание вступить в дискуссию.
  -Так и книги не являются вашей страстью? - Упорствует Константин.
  -Журнал 'Гламур", единственно известное мне издание. Желаете обсудить? - Простодушно уточняю я. И конечно он этого не желает.
  -А как процветает ваша кондитерская? - Не сдаётся Серов.
  -Я подарила свою часть активов дому милосердия в Англии. - Без зазрения совести вру я. Не сможет же он говорить об этом в конце концов. Но он находит другой выход из положения.
  -Занимаетесь благотворительностью?
  -Это спасает от налогов. - Кстати чистейшая правда.
  -Значит вас интересует выгодные финансовые вложения?
  -Совет моего отца.
  -Должно быть сложно проводить столько времени дома, ни чем не интересуясь, ни чем не увлекаясь, сидя в затворничестве дома, когда ваш отец занят работой двадцать четыре часа в сутки? - Усмехается он, намекая на все мои ответы во время этих получасовых дебатов.
  Действительно, исходя из моих же ответов, света Божьего я не вижу, и абсолютно ничем в этой жизни не интересуюсь.
  Но ни того он решил подловить на словах.
  -Развлекаюсь чтением.
  -Да? Что же вы нашли интересным для вашей тонкой и разборчивой натуры? - Это прозвучало как "Вредной и придирчивой".
  -Журнал "Гламур", колонка о красоте и здоровье. Всё таки решили обсудить?
  Константин закатывает глаза, а я мыслено усмехаюсь. Людей которые смогут словесно меня переплюнуть, можно пересчитать по пальцем одной руки. Ха! На то я и дочка адвоката. О дедушке вообще молчу.
  -Регина. - Обращается ко мне Константин и перед тем, как я успеваю возмутится обращением или чем-либо высказать своё негодование, накрывает мою руку своей ладонью, просто дезориентируя меня своей наглостью. Но до того, как я успеваю высказать резкие эпитеты в его адрес и прервать нашу встречу, оскорблёно отвесив ему пару оплеух, нас отвлекает насмешливый голос, который дрожью отдается во всём моём теле.
  -Баааа, какие люди...
  Мой! Боже, если это сон, то пусть я не проснусь! Мой брюнетик, которого последний месяц я могла только слышать по телефону, мой родной и милый брюнетик!
  Не знаю, что отразилось на моем лице, быть может это самые глубокие и тёплые чувства, но я не постеснясь их. Не сейчас! Стоило только моему Глебу оторвать взгляд от Константина, и взглянуть на меня, как ирония и злость покинули эти бездонные серые глаза. Не решусь сказать, что он прочитал на моём лице, но я даже согласна на слепое обожание, потому-что тёплый взгляд серых глаз, полный нежности и ещё Бог знает чего, стоил любых признаний.
  Пусть меня судят, пытают, четвертуют, но это будет стоить того, чтобы он всегда смотрел на меня именно так, чтобы просто иметь возможность видеть его.
  Говорят любовь чувство которое зреет медленно, которому нужно время, проверка и тому подобная чепуха. Не знаю, всякое может быть. Ну что бы влюбиться вполне достаточно двух с половиной месяцев. Это я заявляю совершенно точно. Испытано и проверено мной!
  На миг всё будто исчезает вокруг, весь этот ресторан с его прекрасными молочными портьерами и кобальтовой посудой, которые раньше почему-то казались ужасными. Почему? Не знаю. Это ведь так оригинально, стильно, а молочный цвет я очень даже люблю! Музыка замолкает и наступает абсолютная тишина. Даже этот забавный милый парень Костя и тот исчезает, когда большая мужская ладонь, с грубоватой кожей, но от того не менее нежным жестом, прикасается к моей щеке. Большим пальцем руки Глеб проводит от скулы к виску и заправляет за ухо выбившуюся прядь. Я наслаждаюсь моментом, смущаясь улыбаюсь своему брюнетику и совсем потеряв стыд, сама как ручной котёнок щекой трусь об костяшки руки Глеба, которую он сжимает в кулак. Пусть лучше я побуду не совсем приличной и может лишённой гордости, за то с этим чувством дрожи по всему телу и с тёплыми искорками в сердце.
  Какое мучение не иметь возможности видеть его целый месяц, единственным утешением когда являться возможность его слышать!
  Да и слышать это много, но видеть и чувствовать- это всё!
  -Кхм... - Прерывает момент моего экстаза удивленный голос.
  Ну всё. Раньше он просто бесил, и был бесюн обычный, теперь я в крайней степени бешенства!
  Глеб отнимает руку и Константину достаётся сразу два разъеренных взгляда.
  -Привет Чудо. - Из-за спины Глеба появляется новый персонаж мерлезонского балета. Не долго думая, он уселся на свободный стул.
  -Здравствуй Егор. - Приветливо отвечаю я, своему информатору, целый месяц снабжавшего меня данными о место нахождении и здравии Глеба. К тому же подарившему мне новый телефон и симку, которая способствовала общению между мной и Шигиным младшим, мои звонки, покупки и встречи теперь отслеживались. Впору закатить и скандал, но поможет едва ли.
  Я могла делать всё, кроме того, чтобы встречаться с Глебом. Могла говорить с кем захочу, кроме Глеба. Могла заниматься чем хочу, но без Глеба. Хоть на Луну полететь, но сначала отец проверил бы, нет ли там Глеба. Абсурд и маразм. Но как спорить с отцом, которому объяснить всего невозможно и который делает всё из любви в тебе? Пришлось хитрить.
  -Пойдём. - Глеб больше не обращал внимание ни на кого кроме меня и протянул мне ладонь, которую я тут же приняла.
  -Она не пойдёт с тобой никуда. - Спокойно заметил человек, которого уже давно можно было бы без угрызений совести прибить.
  Это сказано было с таким спокойствием, что Глеб и Егор заинтересовано взглянули на Константина.
  Я же достаточно нагляделась на него за сегодняшний вечер, оттого шмыгнула за спину брюнетку, которая приводила меня в восторг своей шириной.
  -И кто же ей помешает? - С интересом уточнил Глеб. - Уж не ты ли Серов?
  Откуда Глеб знал Костю? Понятия не имею, надо выяснить, но потом, сейчас плохо то, что в голосах обоих мужчин звучал вызов. ( Хотя мужчина тут только мой брюнетик, Костя на три года младше Глеба.) Выглянув частично из своего укрытия увидела, как Константин поднялся из-за стола и встал напротив Глеба. Егор с забавой поглядывал на сложившуюся картину. И вправду выглядело, ну не забавно конечно, но чуть-чуть комично.
  Костя был ниже Глеба, к тому же намного более изящнее. Его можно было назвать жилистым. Телосложение больше походившее на Егоровское, хотя и блондин не уступал Глебу в росте, разве что немного в габаритах, а Костя совсем уступал.
  -Допустим я. - Константин вздернул обе брови. - Что тогда Шигин?
  -Я погляжу тебе свет Божий больше не мил? - Язвительно ответил Глеб. - Так я избавлю тебе от мучений.
  Глеб отпустив мою ладонь обоими руками ухватился за ворот пиджака Кости, но тот и бровью не повёл.
  -Глеб, прекрати. - Тихо прошу я, хватая его за локоть. - Он того не стоит.
  -Слышишь, твоя девочка волнуется за меня. - Костя пакостно улыбается во все тридцать два зуба, а я начинаю скрежетать своими.
  Скотина! Если сейчас тут произойдёт драка, сюда с улицы сбежится вся моя охрана. Опасаюсь, что Серов каким-то чудом знает об этом факте.
  -Оставь его мне. - Егор всё это время с весельем наблюдает за перебранкой. - Он и с места не шелохнется. - Заявляет старший Шигин, будто Константин находился в его подчинении и от одного Егора зависело дальнейшие поведение Кости.
  Мы своими действиями уже привлекаем не нужное внимание и я снова прошу Глеба, который не отреагировал на слова брата.
  -Глеб, пожалуйста. - В кой-то веке моя обувь на длинной шпильке полезна и мне не приходится сильно тянуться, что бы суметь тихо прошептать на ухо брюнетику слова опасения, которые Константину слышать было ни к чему. - Если поднять шум, сюда завалиться вся папина охрана и вероятно я не смогу увидеть тебя ещё очень долго. Глеб прошу тебя, я так скучала. - И в подтверждении всех своих слов, щекой практически ложусь на брюнетика. - Прошу...
  Миг и его руки освобождают Костю, что бы через секунду приземлиться тому на плечи с такой силой, что тот не удержавшись упал на стул.
  Глеб обхватывает мою ладонь и мы направляемся в сторону бара.
  На секунду оборачиваюсь. Костя готов вновь встать и идти за нами, но его останавливает Егор, причём без малейшего применения физической силы, он просто бросает пару фраз с совершено невозмутимым лицом, но Костя в миг оседает обратно и недоверчиво рассматривает Егора. Дальнейшие события я уже увидеть не могу, так как обогнув барную стойку мы оказались на кухне. Нам приветливо отсталютовал какой-то молодой повор, Глеб коротко кивнул в ответ и пошёл дальше. Уже через пару секунд мы были на заднем дворе, где была обнаружена машина Глеба, ещё через пару мгновений мы покидали двор, всё таки очень хорошего ресторана!
  -Ты как голубое пламя. Как моё пламя. - Отрывисто сказал Глеб, сжимая крепче мою ладонь.
  Я переспросила его о сказанной фразе, но он не ответил мне, погруженный в свои мысли. Привлекать его внимание я не стала. Пламя так пламя, главное его, главное вместе.
  
  *****
  
  
  Заметался пожар голубой,
  Позабылись родимые дали.
  В первый раз я запел про любовь,
  В первый раз отрекаюсь скандалить.
  
  Был я весь - как запущенный сад,
  Был на женщин и зелие падкий.
  Разонравилось пить и плясать
  И терять свою жизнь без оглядки.
  
  Мне бы только смотреть на тебя,
  Видеть глаз злато-карий омут,
  И чтоб, прошлое не любя,
  Ты уйти не смогла к другому.
  
  Поступь нежная, легкий стан,
  Если б знала ты сердцем упорным,
  Как умеет любить хулиган,
  Как умеет он быть покорным.
  
  Я б навеки забыл кабаки
  И стихи бы писать забросил.
  Только б тонко касаться руки
  И волос твоих цветом в осень.
  
  Я б навеки пошёл за тобой
  Хоть в свои, хоть в чужие дали...
  В первый раз я запел про любовь,
  В первый раз отрекаюсь скандалить. 
  (С. Есенин.)
  -А где мы Глеб? - Я с энтузиазмом рассматривала большое скопление народа на площадке в городском парке. Время уже близилось к вечеру, погода была тёплой и располагала к прогулкам, но раньше я таких массовых скоплений людей тут не замечала.
  -Сегодня тут благотворительный концерт для детей из интернатов, да и для всех желающих в частности. Я решил, что тебе понравится. - Он обнял меня за плечи и подтолкнул в правильном направлении.
  Это была одна из сот тысяч причин которая приводила меня в восторг от этого мужчины. Он не тащил меня в рестораны, на мыльные оперы и в театры. Не тащил туда куда меня приглашали все четверо папиных претендента на мою руку, почку и тому подобное. Ну разве, что тот случай когда я сама напросилась. Берег озёра, кино, кафе-мороженое, парки, лазерное шоу, там где была действительно весёлая жизнь, а не буржуазные пережитки с аристократичечкой показушностью. Он не относил нас к кругу сильнейших мира сего, как и к кругу золотой молодёжи не причислил. С ним я не прожигала жизнь на всю катушку, с ним я радовалась каждому моменту. Брюнетик первый встреченный мне на пути мужчина, который не старался показать все свои возможности, не кичился имеемыми связями, не хвастался нулями на счету в банке. Он был умерен во всем при мне, разве что за исключением еды, но эту расточительность я поддерживала. Почему он такой? За всю свою недолгую жизнь я видела столько этих напыщенных богатеньких мальчиков, которые хвастались и растрачивали состояния своих отцов, что он казался мне каким-то нереальным, совсем обычным, не знай я его, никогда бы не предположила, что этот мужчина имеет свой бизнес, активы в успешной фирме своего отца, и к моему огромному сожалению связан с теневой стороной этого мира. Ничего в нем не кричало о власти, которой он несомненно обладал и деньгах, которые он совершено точно имел не мало. Единственной самой дорогой вещью которой я у него видела, была машина, которая кстати даже не являлась лучшей из всей серии. Едва ли то было скромностью или бережливостью. Единственной разумной мыслью мне казалась идея, что вызвано это его бедным детством. Скорее тогда он и должен был соблюдать умеренность во всем, возможно оттуда и принёс он с собой эту привычку.
  Кто знает? Но жизнь сделала его таким, какой он есть. Лучшим из всех, самым-самым.
  -А откуда ты знаешь про этот концерт? - Я вытянула голову в попытке увидеть происходящее лучше.
  -Мы с Егором приняли некоторое участие в этом событии. - Глеб пожал плечами. - Тоже вложение, благотворительность уменьшает налоги.
  Его взгляд скользил по грохочушей толпе, а на лице играла едва заметная улыбка. Что-то мне подсказывает, что не налоги - вина его добродетели.
  -Смотри Телепузики! - Я потянула Глеба за руку. - Пойдём, посмотрим ближе. - С улыбкой чеширского кота, повела Глеба к мультяшным героям.
  -Теле... кто? - Он в недоумении оглядывал площадку.
  -Ты не знаешь кто такие Телепузики? - Почти с благоговейным ужасом шепчу я. - Вообще?
  Глеб задумчиво трёт подбородок.
  -А они съедобные или их можно выгодно продать?
  -Раб желудка и денег. - Закатываю глаза, позабыв о своих недавних рассуждениях. - Алчное существо двадцать первого века.
  Он смеётся.
  -Пошли к твоим Телепупсикам. - Он усмехается. - Может по дороге найдётся что-то съедобное.
  Я не исправляю его наименование мультяшных героев, так даже звучит милее.
  Уже издали замечаю сладкую вату и мороженое, куда и тяну Глеба, после знакомства с Телепузиками, которых он окрестил "Снеговиками разного цвета". По дороге нам повстречались Маша и Медведь, Крокодил Гена и Чебурашка, Миньоны, Смурфики, Белоснежка, Дамбо и ещё куча диснеевских и союз мультфильмовских героев, с которыми я фоткалась, заодно уговаривая Шигина присоединиться, они развлекали местную ребятню, раздавали шары, мороженое, призы, проводили всевозможные конкурсы, но самым главным был ОН!
  -Глеб, ты же мой рыцарь? - Я в восторге хватаюсь за его руку, когда он терпеливо дожидается меня с очередной карусели. Сам Глеб почему-то отказался сесть в поезд, назвав это детской забавой, зато сам взял на себя роль фотографа и режиссёра.
  -А что обычно требуют от рыцарей? - Спрашивает он с подозрением.
  Видно побывав принцем он научился уму разуму и стал более осмотрительным. Собственно я всё равно не подошла на роль Золушки, туфелька оказалась велика, а Глеб выкинул туфлю через забор, как только увидел кандидатку на роль принцессы следующую за мной. Конечно это вызвало массу возмущений, но кажется Глеба это огорчало куда меньше, чем перспектива обувать женщину в возрасте и килограммах равносильных сразу двум принцессам, если делить на пополам. Зато сама не юнная принцесса не огорчилась и рванула через забор за обувью, а мы с Глебом под шумок скрылись.
  -Ничего особенного. - Я честно-честно смотрю на Глеба с самой невинной улыбкой.
  -Уже не верю. - Заявляет он.
  -Я всего лишь хочу голову дракона. - Пальцем указываю на Змей Горыныча. - У него всё равно три, а у меня только одна. Нужно делится.
  -Может лучше цветы и замок? - С надеждой спрашивает Глеб.
  -Хочу голову. - Скрещиваю руки на груди. - Ты же мой рыцарь.
  Глеб закатывает глаза и через минуту исчезает.
  С нетерпением жду, боя на мечах, моё имя на устах героя и голову к своим ногам, но меня ждёт жесткое разочарование.
  Он просто подходит к Горынычу стучит тому по плечу и просит голову. Разговора я не слышу, но жесты тут красноречивее.
  Горыныч снимает одну из своих голов и на свет Божий выглядывает соломенная голова молодого парнишки, он недоумено разглядывает Глеба. Глеб вновь ему что-то объясняет, а потом достаёт из кармана брюк портмоне. Не нужно быть гением, что б догодаться что он платит за голову. В какой сказке он видел подобное??? Возмущенно смотрю на Горыныча, который отдал одну из своих голов Глебу, две другие тоже были сняты и шесть пар глаз удивлено следили за моим брюнетиком.
  Глеб подошёл ко мне и вручил голову дракона, которая была размером с половину меня.
  Раздражено смотрю на него. А признание, а рука и сердце, я что сама буду восхвалять свою красоту?
  -Что? - Спрашивает он глядя на моё недовольное личико.
  Я ставлю голову на скамейку и разворачиваюсь к Шигину.
  -Это не по законам жанра.
  -Малышка, кровь и стоны это не для тебя. - Излишне серьёзно заявляет он и я понимаю, что он подшучивает.
  -Ты не принц, ты- бизнесмен.
  Но мои слова не оскорбляют Глеба, вместо этого он широко улыбается.
  -Век инноваций и технологий требует новых решений. Жанры пишут люди. Подумай сама, разве ни один из известных тебе принцев не согласился бы договориться с драконом, вместо того, что бы рисковать своей жизнью? - Я мысленно прокручива в голове такой эпизод, а Глеб продолжает. - Нынешний век даёт нам массу возможностей облегчить свою жизнь, кто мы будем если не воспользуемся ими? Героями? Нет, глупцами. - Во мне тоже вдруг поселяется какая-то странная уверенность, что это вполне разумно, но тут озаряет идея. Брюнетик прирожденный оратор! - Голова... - Глеб с изумлением смотрит мне за спину.
  -Что "голова"? - Переспрашиваю я.
  -Она убегает. - Весело отвечает Глеб, всё так же разглядывая, что-то позади.
  Я резко разворачиваюсь и о, Боже... Моя голова убегает! В смысле драконья!
  -Стой! - Кричу я, направляясь следом. Бежать на шпильке очень неудобно. Глеб быстрым шагом нагоняет меня. Всякое в моей жизни бывала, но голова от меня ещё не убегала. Ну хотя бы не так буквально!
  Шигин веселится и показывает мне на незамеченную мной деталь. Голова не касается пола, а из под её краев видны маленькие ножки обутые в сандалики. Не убавляя шагу, я пытаюсь не потерять голову из виду и уже скоро, она сама останавливается около детской коляски с стоящими рядом молодым полноватым мужчиной и маленькой стройной брюнеткой. Те в удивление разглядывают голову на ножках. Первый в себя приходит мужчина, но мы подоспели чуть раньше. Улыбнувшись парочке, я присела, как можно более аккуратно и элегантно, в платье иначе никак. В один миг я сняла свою голову с нашего маленького похитителя. Это оказалась девочка лет пяти. Она забавно сморщила носик и с интересом глядела на меня и Глеба, который стоял позади.
  -Кристина! - С удивлением и беспокойством восклицает миниатюрная брюнетка. - Зачем ты убежала, проказница?
  -Простите. - Полноватый молодой человек, в котором я сразу признала отца девочки по не вероятному сходству, поднял ребёнка на руки. - Зараза. - Он так нежно пожурил ребёнка, что это звучало скорее как комплимент.
  -Она такая шалунья. - Сейчас отец девочки обратился уже к Глебу, с мужчиной ему похоже было говорить легче. - Не успеешь и глазом моргнуть, выкидывает какой-нибудь фокус. С виду такие маленькие и безобидные, на самом деле оказываются неуправляемым тайфуном из шалостей и пакостей, но им, увы, невозможно, что-то запретить, эти милые мордашки с умоляющими взглядами подкупают. - Закончил он своей монолог.
  -Прекрасно понимаю. - Глеб так многозначительно хмыкнул, положив мне руки на плечи , что сомнений не оставалось в чей огород этот камень. Вот сейчас одна милая мордашка, укусит своими милыми зубками, обноглевшую руку далеко не милого парня. Дальше следовала знакомство и всё такое. У этой семьи оказался ещё один ребёнок, который безмятежно сидел в своей коляске. Маленький карапуз был наоборот копией матери. Молодая мама рассказывала про своего Мишу, а я с интересом слушала. Мужчины тоже завязали непринужденный диалог.
  -Он такой особенный. Мамин эксклюзивчик. - Говорила Диана, мать ребёнка. Игорь отец, напротив пел дифирамбы своей дочери. По мне так оба ребёнка были очаровательны. Глядя на Глеба, так оба ребёнка были просто оба ребёнка.
  Девчушка закатила скандал, когда увидела, как все родители с детьми участвуют в конкурсе с Машей, а её отказывались, Миша был ещё мал для подобных хороводов. Что бы успокоить малышку, я предложила свою помощь на время игры, и под давлением отца и дочери, мама вынуждена была согласится. -У тебя что маниакальная любовь к детям? - Поинтересовался Глеб.
  Признаться я не понимала, как можно относится так равнодушно к детям, это был пожалуй единственный минус, который я пока нашла в Глебе. Как могли эти беспомощные, искренние и нежные существа не нравиться?
  -Вполне естественная, дети- цветы жизни.
  Он хмыкнул.
  Увидев недалеко от нас знакомую двух головую ящерецу схватила голову и направилась к ним.
  -Присмотри за ребёнком. - Крикнула я, быстренько сматываясь, что бы он не успел меня остановить, может наедине с дитём он поймёт, как они милы.
  
  Глеб
  
  Глеб с раздражением поглядывал на мелкого. Да, теперь он тоже оценил всю "эксклюзивность" ребёнка, орал он так долго и звучно, что казалось в его маленьком теле, нет ничего кроме лёгких.
  -Давай я тебе денег дам, только не ной, а? - Попробовал договориться Глеб с кричащим существом.
  Шигин без малейшего удивления наблюдал, как ребёнок успокоился стоило ему вытащить свой портмоне. Все они одинаковые, с иронией отметил он и протянул ребёнку купюру.
  Сам младенец смял её в руках и купюра тот час была забыта. Он снова заревел, моментами выжидающе поглядывая на Глеба.
  -Ещё? - Недоверчиво переспросил он. - Малец, ты ошалел, я не уверен, что твоё молчание столько стоит.
  Но ребёнок Глебовской логикой не проникся, а заголосил ещё сильнее.
  Про себя Глеб отметил, что у дитя прекрасное оперное будущее или воровское. Он и орал прекрасно и вымогал выше всяких похвал.
  Следующая купюра была вопреки всему совсем не принята, и малыш только ещё громче захныкал.
  Глеб не имевший опыта в подобных делах, решил успокоить ребёнка, взяв того с коляски.
  Это помогло, ребёнок перестал плакать и с интересом разглядывал мир вверх тормашками.
  -Глеб, что ты делаешь?!
  Его счастье наконец вернулось и с возмущением обратилась к нему.
  -Он ревел, успокоился когда я дал ему денег, потом опять заревел, я поднял его с этой бандуры. - Не понимая, чем вызвал такую острую реакцию, ответил Глеб.
  -За ногу? Ты ненормальный? Кто поднимает ребёнка за ногу? - Мелкая забрала дитя с его рук и успокаивающе погладила по головке.
  -Ему понравилось. - Нетерпящим возражений тоном ответил он. - Значит всё прекрасно.
  -Ну да конечно, деньги и сумасшедший мужчины, это то самое, что нужно годовалому ребёнку. - Язвительно ответила она, при этом не забывая сюсюкаться с ребёнком.
  Глеб закатил глаза, это он успокоил дитя, если с кем-то и сюсюкаться так с ним, в качестве награды. Не каждый смог бы успокоить такое воющее существо с неисчерпаемый запасом кислорода. Он между прочим мужественно выдержал этот душераздирающий вой и даже не стал журить ребёнка.
  Глеб вспомнил про свой портмоне который он держал в одной руке и хотел вернуть его в карман, когда дитя заметило его манипуляции и снова заревело.
  -Я же говорил. - С насмешкой протянул Глеб. - Люди, что в год, что в сорок, хотят одного и того же.
  Прошлая купюра, смятая лежала в коляске и почему-то Глеб был уверен, что она не привлечёт дитя и решил достать другую, но одного взгляда мелкой хватило, что бы остановить его филантропические порывы.
  Усадив ребёнка на место, она забрала портмоне из рук у Глеба и вытащив всё содержимое, отдала ребёнку.
  Малыш с восторгом взял новую игрушку и сразу же прянялся изучать железную кнопку, которая похоже и привлекала маленького мальчугана.
  -Балбес. - Резюмировала она и развернувшись к нему, Регина протянута карточки и купюры.
  Но Глеб и тут нашёл, что ответить.
  -Он просто ещё не догадался, что ты его кинула, смотри как открыть хочет, аж зубами вгрызся.
  Регина смерила его злым взглядом и обернулась к ребёнку.
  Забрав новую игрушку со словами "кака" швырнула его через плечо Глебу, а в рот, собиравшемуся вновь показать всю вместительность своих могучих лёгких, младенцу сунула соску.
  Глеб поймал свой слегка погрызанный портмоне.
  Милое дитя, как же, натуральную кожу прожевал. Дай ему волю он и ножку дубовую от стола отгрызет! Цветы жизни. Этакий кактус выбрала мелкая! У него лёгкие явно до бёдер, а зубы заострены на концах.
  -Ребёнка нужно брать нежностью. - С умилением глядя на мелкого, сказала мелкая.
  -А мужчин лаской. - Иронично ответил он, намекая на её постоянные побои.
  -Видишь тот сиротливо лежащий камушек. - Она показала на булыжник, находившийся рядом с оградой. - Принеси его сюда, я тебя приласкаю, как следует.
  -Знаешь маленькая, тебе уже достаточно лет и хочу открыть тебе одну тайну. - Начал он интригующие повествование.
  Она вновь обернулась к нему, как всегда в подобных случаях, если он шутки ради хотел поведать ей "тайну", губы её чуть приоткрылись, как и глаза, и она заговорчески склонилась ближе, так что Глеб мог любоваться золотыми искорками в карем омуте прекрасных глаз.
  Слова о том, что мужчину можно ласкать не только камнями, что ей достигшей подобного возраста пора узнать эту жестокую правду, застряли где-то в горле. Его маленькая девочка, маленький и большой ребёнок.
  -Этот способ самый верный и лучший. - Поведал он ей шёпотом. - Лучше сразу по голове и с размаху. - Её брови недовольно сдвинулись. - Моё воинственное счастье. - На секунду он склонился к ней и прикоснулся губами к нахмуреному лбу.
  Когда он отклонился на её губах вновь сияла лучезарная улыбка. Он практически боготворил в ней эту черту, обижаться по пустякам не больше трёх секунд. А по более основательным проступкам не больше получаса.
  Регина
  
  -Маленькая, не думай будто бы я сомневаюсь в твоих навыках чичероне и наличии прекрасно развитой интуиции, но по-моему, мы не срезаем путь.
  Глеб за моей спиной хмыкнул, а я же продолжала свой путь, где-то поблизости должен был находится забор, а в нем дыра приличных размеров. Тогда мы окажемся вне парка, куда быстрее чем через ворота.
  -Хочешь в лоб? - Интересуюсь я.
  -Пожалуй не сегодня.
  -То-то.
  Мы продолжили своё странствие, если пройти ещё около метров двадцать по прямой мимо кустов и деревьев мы выйдем к нужному месту была уверена я, но метры всё шли и шли, а места не было. К тому же, очень неудобно было идти по землистой поверхности на тонкой шпильке и в платье.
  Пройдя ещё чуть вперёд, замерла на месте, приглядываясь.
  -Глееееб...
  -Что? Не уж то нашла свою чёрную дыру или надоело вытоптывать пятый круг по тому же месту? - Заинтересовался Шигин, подходя ближе.
  -Глеб, это что Маша?
  -И Медведь... - Закончил он насмешливо.
  -А зачем он делает ей искусственное дыхание? - Поинтересовалась я, глядя на нависшего над Машей Медведя, который во все массажировал грудную клетку Маши, вдувая её воздух в рот. - Он делает не правильно, пошли поможем.
  -А? - Переспросил Глеб, с ухмылкой поглядывая на мультяшек. - Поверь маленькая, он справится без твоей помощи. - Глеб рассмеялся тихим заливистым смехом. - Пошли отсюда.
  Я ещё раз взглянула на парочку, увлеченную одна своей гибелью, другой спасеньем, развалившихся на холодной, сырой земле, в двадцать шагах от нас.
  -Она ещё и простудится. - Пыталась я возразить Шигину, который развернул меня в другую сторону. - Прохладно ведь.
  -Не простудится. - Ехидно ответил он, будто с сарказмом.
  Удивлено смотрю на него, но Глеб лишь качает головой.
  Мы прошли ещё около полуста шагов.
  -Глеееб, у них похоже эпидемия. - С удивлением смотрю на Зайца из "Ну, погоди!", которого прижав к дереву обнимает Волк, только вот странно как-то.
  Шигин, что-то отвечает, но в этот момент с Зайца падает голова и становится видно маленькую женскую головку, Волк тоже снимает голову и...
  -Ой.
  На глаза мне падает ладонь.
  -Мелкая, у тебя просто прекрасно развито умение оказываться не там где надо. - Над головой раздается весёлый голос. - Пошли-ка обратно, пока мы не застали тут ещё одних больных, но уже на последних стадиях. Нашли ж место, что нам снег, что нам зной, что нам дождик проливной... - Весело напевая последние слова, он подталкивает меня в нужном направдении и мы отошли на пару шагов. Шигин аккуратно разворачивает меня лицом к себе, отнимая ладонь, возвращая возможность видеть. Но тут до меня доходит смысл сказанных слов.
  -Маша тоже..? -Я не знаю как подобрать слова и просто смотрю на Глеба.
  -Тоже что? - Он насмешливо вздернул бровь не желая облегчить мне участь.
  -Ну...- Я замялась, опустив взгляд, рассматривала свои ладошки. - Это...
  -Что "Это"? - Похоже у Глеба было прекрасное настроение и он решил отыграть им на мне!
  -Ты же понял! - Возмущено восклицаю я, чувствуя, как кровь приливает к щекам.
  -Нет.
  -Ну и не важно. - Резко развернувшись к противном брюнетику спиной, собираюсь зашагать от него подальше, но...
  Сильные мужские руки обхватывают быстрее чем я успеваю сделать шаг, и тут же я оказываюсь прижата к его телу и слышу над ухом тихий смех:
  -Маленькая, какая ты маленькая...
  Он говорит это ТАК, так нежно, мягко, тихо, бесподобно, прекрасно, так, что захватывает дух. Телом ощущаю, как бьётся его сердце, каждым миллиметром чувствую его вблизи себя, так ужасно-прекрасно близко. Тёплое дыхание касается обнажённой шеи, а его руки сейчас вот-вот прожгут мне кожу. Я хочу ответить, что-нибудь ироничное, с сарказмом, опровергнуть его слова, но в горле словно ком. И всё это в один момент словно взрывается в теле и разливается теплом, особенно в низу живота. Очень-очень странное чувство. И так каждую секунду, когда его голос словно вибрирует во мне. Так странно, так приятно. Это уже любовь? Или пока нет? Или что-то другое? Проглатив ком в горле, готовлю более менее внятный ответ, но это очень тяжело, когда он всё ещё так близко и рядом. Аккуратно выворачиваюсь из его рук, сразу же разворачиваюсь к нему лицом, ещё один такой "удар" в спину, моё сознание может не выдержать.
  В его глазах мелькает недовольство, которое появляется всякий раз, когда я противоречу ему.
  В голове витает очень много мыслей, но тяжело начать разговор, когда не уверен, что твой голос подвластен тебе. Ведь по голосу он может понять, что что-то не так. И всё-таки молчать вечность не получится, надо, что-то сказать и я выдаю самую гениальную фразу всех времён и народов.
  -Я кушать хочу...
  
  Смотрит, смотрит внимательно, смотрит так, что меня бы непременно охватило чувство раскаяния, имей я хоть малюсенькие крупицы совести. Смотрит, пронзительно так, словно в душу, смотрит, как вероятно смотрел бы Петр первый, на предавшего его Мазепа.
  -Тут была полная тарелка МОИХ крылышек. - Подчеркнуто акцентирует он внимание на себе.
  Была, кто ж спорит. Была да сплыла. А на что он надеялся оставляя их не защищёнными? Им было холодно, они были одиноки, моё сердце дрогнуло, я же не бесчеловечна. Бессовестна да, но не бесчеловечна.
  Но Шигин моим мысленным объяснениям не впечатлился.
  -Маленькая, ты ничего не хочешь мне сказать?
  Я? А я не говорящая. Мотаю головой, как можно более убедительно. Зачем нам эти разговоры? Мы же понимаем друг друга без слов. А ещё с набитым ртом говорить нельзя. И даже не из этики, а потому-что палевно. Жевать тоже палевно. Вот мы и посидим так, молча, тихо, романтикааа.
  -Совсем ничего? - Хитрый взгляд и высоко вздернутая бровь.
  Киваю. Любовь она в словах не нуждается. А у нас же любовь и взаимопонимание. А когда любят ничего не жалеют. Тем более каких-то куриных крылышек. Тем более не до конца прожаренных.
  -Ты же не хотела есть. - Глебушек насмешливо улыбается, а в глазах пляшут черти. Свиду он невозмутим, даже рассержен, но подрагивающие уголки губ и глаза сдают с потрохами.
  Да не хотела, я вычитала в одном умном журнале, что мужчинам не нравится, когда женщина много есть и я вполне удовлетворилась бы тем противным салатиком, где мясом даже не пахло, если бы ты не заказал себе наши любимые крылышки и не отлучился.
  Я не хотела, мне просто стало их жалко, а у меня доброе и восприимчивое сердце.
  -Ты их что с костями проглатила? - Уже открыто насмехается Глеб. - За минуту столько прожевать не получится.
  Пфф. Шигин, ты ей Богу наивен, при желании у меня бы ещё тридцать секунд осталось, я просто сглупила растягивая удовольствие.
  И вообще я ничего не ела, кости сами убежали вместе с мясом. Плохо прожаренным мясом.
  Брюнетик мыслей читать не умел, но общий смысл похоже улавливал, так как всё больше и шире улыбался.
  -Мелкая, прекрати изъясняться взглядами и проглати уже еду, желательно пережевывая. - Глеб безбашено улыбается, глядя на мои округлившиеся глазки.
  Как? Мой мысленный призыв дошёл до него и он с неизменной улыбкой ответил.
  -Ты на хомяка похоже.
  Что он имеет ввиду, я поняла сразу. Привычку толкать еду за щеки, я обрела ещё года в три, когда по тихому тырила шоколад и лет до шести искренне недоумевала, как папа с дедушкой меня так быстро разоблачали.
  Предаваться унынию, размышляя над собственной глупостью не хотелось.
  -Это не я. - Обретая возможность говорит, заявила я.
  -Конечно нет, это кот. Кот который сейчас выпьет это тёплое молоко, за которым я ходил на кухню. - Он протянул мне, доселе не замечанный мной, бумажный стаканчик. - Пей, прогулка на свежем воздухе несомненно полезна, но в лёгком платье рискует аукнуться ангиной.
  Влюбленным взглядом смотрю на свою прелестную радость. Ну как его не любить? Я про Глеба, но к тёплому молоку я тоже отношусь аналогично. Только отличие в том, что тёплое молоко само себя не принесёт, а брюнетик и себя принести может и молочко.
  Посылаю ему самую теплую, из всех имеющихся у меня в арсенале, улыбку. Хороший мой, лучший.
  
  Этот день был одним из приятнейших в моей жизни. Мы шли, молча не говоря ни слова друг другу, лишь изредка переглядываясь. Глеб крепко держал меня за руку, а я отвечала не менее крепким рукопожатием.
  Он был очень красив этим тёплым вечером. Наверно о мужчине не принято говорить в таком тоне, но эта была та самая мужественная красота, которая так влечёт большую часть женщин к мужчинам. Твёрдый взгляд серых глаз был направлен вдаль, он задумчиво хмурил широкие брови, время от времени поджимая губы. Это лицо, свиду неимевшее особой примечательности было воистину прекрасно. Этот волевой подбородок, эти губы, нижняя немного полнее верхней, нос, явно однажды сломанный, но от того не менее привлекательный, скулы, щетина на ощупь колючая и шерховатая, шея которые даже не получалось обхватить обеими ладошками, плавно переходящая в широкие мужские плечи, рельефный торс облаченный в одну лишь белую рубашку. Весь, весь он целиком был так красив! И как однажды Егор мне мог показаться симпатичнее моего Глеба? Похоже я была слепа. Между двумя мужчинами была огромная пропасть, с неизменным преимуществом у моего брюнетика. Я восторженно наблюдала за его лицом, на котором играли лучи света отброшенные фонарём, а он крепко сжимал мою ладонь погруженный в свои мысли. Говорят, что на человека которого любишь можно смотреть не переставая. Я подобного бы сделать не смогла. Зачем? Ведь можно ещё и говорить, прикасаться, обнимать. Стоит ли только смотреть? Но если бы он всё так же сжимал мою ладонь, как сейчас поглаживая тыльную сторону большим пальцем руки, то да, я могла бы идти так очень и очень долго.
  -Пришли маленькая. - Совсем неожиданно он разворачивается ко мне.
  В недоумении смотрю вокруг себя и понимаю, что мы в моём дворе. Но как же так? Так быстро..? Мы же только недавно вышли из кафе, только решили прогуляться. Дорога должна была занять минимум около часа!
  -Регина? - Обеспокоенный моим молчанием, Глеб хмурит брови.
  Я кочаю головой и делаю шаг назад. Время с ним не бежит, оно улетает со скоростью света!
  -Всё хорошо. - Бодро заверяю я. - Мне пора. - Нехотя я выпускаю его ладонь, а точнее отбираю свою.
  -Что не так Саркастик, ты чем-то расстроена? - Его обращение о котором я успела уже по забыть словно возвращает мне столь необходимое душевное спокойствие.
  - Всё прекрасно. - Я улыбаюсь и разворачиваясь практически убегают от него.
  Но уже на четвёртом шаге замераю и вновь развернувшись бегу уже к нему. Не дав осмыслить происходящего обнимают его за пояс, вдыхая потрясный запах зимнего мороза.
  -Мы же скоро увидимся снова, правда? - Не удержавшись я практически втискиваюсь в Глеба, но его такое поведение не смущает, и по верх моей талии ложаться тёплые ладони мужчины.
  -Как только ты захочешь моё счастье, как только ты захочешь... - Его голос как эхо вновь и вновь отдается во мне дрожью.
  Последний раз я вдыхаю его запах в себя, сожалея, что не могу надышаться этим араматом на столько, что б хватило до следующей встречи, но секундная мысль, что пиджак можно ему вовсе не возвращать, умиротваряет меня и я отступаю, на сей раз всё же добегая до подъезда.
  И стоило мне только оказаться внутри, прижимаю к себе пиджак из плотной ткани, который он бережно накинул мне вечером на плечи, опасаясь, что я могу простудиться.
  Скажу, что сгорел, а ему подарю новый, но не отдам. Ни за что!
  *****
  
  Кап...кап...кап.
  С крана тихо практически бесшумно стекают капли воды, разбиваясь о мраморную поверхность раковины.
  Кап...кап...кап.
  Звук это приглушённый и его почти не слышено, но в нынешней атмосфере нагоняет некой жути.
  Кап...кап...кап.
  Говорят раньше каплями воды пытали людей и от этого звука они теряли рассудок, что ж, вполне понимаю этих бедных мучеников.
  Кап...кап...кап.
  Горящий взгляд карих глаз прожигает меня насквозь. Ну зачем так? Я ведь вернулась даже раньше девяти вечера!
  Кап...кап...кап.
  Стою на пороге кухни, неуверенно переступая с ноги на ногу, но мысленно уже строю свою защиту, ведь молчание не может длиться вечно.
  -Ты нарушила мой запрет. - Тоном строгим и отчасти грубым говорит папа.
  -Я не говорила, что буду соблюдать его пап, твои требования абсурдны и лишены весомых оснований. - Не дрогнувшим голосом отвечаю я, понимая, что вероятно не с того стоило начинать примирительную беседу.
  -Того, что он сын бандита тебе значит мало? - Папа грохает рукой по столу и впервые я вижу столь явное проявление агрессии. - Он уголовник, его место за решёткой, как и всей его семье, а не рядом с моей дочерью.
  -Он виноват лишь в своей родословной? Но мы не выбираем кем быть зачатыми и кем рожденными! Папа, прошу будь благоразумен. Он друг мне. - Я подхожу ближе, с мольбой во взгляде и голосе обращаюсь к отцу. - Он единственный кто не ищет выгоды со мной рядом.
  -Не ищет? А что по твоему он делает рядом с тобой? Ты полагаешь, что мужчине в его возрасте нечем заняться как нянчиться с наивными маленькими девочками? - Папа в гневе до хруста сжимает стакан наполненный виски. - Убийце не место рядом с моей дочерью.
  -Он не убийца! - Срываясь я, практически кричу, пропуская мимо ушей слова отца о том, что рядом со мной можно быть только из корысти. Я знаю, он так не думает, просто гнев заставляет говорить людей лишнее.
  Это вторая ссора с отцом из-за его нежелания принять Глеба как моего друга и чувствую на этот раз малой кровью мне не обойтись.
  -Держи. - Папа протягивает мне синию папку, до отказа набитую какими-то бумагами. - Последние страницы тебе понравятся. Прочти, думаю там есть многое о чем твой ДРУГ тебе не сказал.
  Выхватив из рук отца злосчастные документы со всего маху запускаю их в ни в чем неповинный кран. Звук падающих капель прекращается.
  -Он. Не. Убийца!
  Отец вскакивает с места так быстро, что стул отлетает на порядочное расстояние.
  -Ты не будешь находится с ним рядом! Я так сказал! - Папа хлопает рукой по столу.
  Раньше он не повышал на меня голос и я чувствую, как образуется ком в горле, а на глазах наворачиваются слёзы.
  -Ты сказал, ты и не будь! - Грубо отвечаю я, обида становится сильнее меня и я уже не могу сдерживать своих эмоций. - А я буду. И если вдруг выяснится, что он устроил Варфоломеевскую ночь, а все наши предки были гугеноты, всё равно буду!
  Раньше чем папа успел, что то ответить, я развернулась, желая поскорее скрыться в своей комнате. Отец явно не закончил и хотел продолжить диалог, но у меня на тот уже не было сил. Почему все так, неужели так трудно принять мой выбор? Почему мы должны спорить из-за этого? Разве я не вправе сама выбирать себе друзей? Может не самых законопослушных, но зато лучших! Даже осознание того, что папа хочет как лучше, не успокаивало. Я достаточно взрослая что бы самой выбирать себе компанию. По щеке скатилась предательская слеза, а в дверь постучали, не желая говорить больше на болезненную тему, я зарылась под одеяло, но папа был неумолим. Настойчивые требования продолжались, как и барабанная дробь в мою дверь. Шум только раздражал, с таким настроением точно невозможно избежать крупного скандала. Вот только, скандала не избежать если мы оба останемся тут, а если сбегу я?
  Скинув с себя платье, переоделась в длинную бесформенную футболку, джинсы и пиджак Глеба. Собрав волосы в высокий хвост, сложила в маленький рюкзак всё необходимое. Открыв дверцу одной из тумбочек извлекла на свет пульт от стерео и включила свою любимую мелодию, да так, что бы папа за дверью тоже услышал, стуки в дверь прекратились. Установив ту же мелодию в программе таймер в телефоне на восемь утра, оставила тот на прикроватной тумбочке. К этому времени папа обычно собирается на работу. К утру он остынет и вероятно воспримет мелодию, как обиду с моей стороны, если всё выгорит, то он даже не узнает о моём уходе.
  Раздались глухие шаги, папа ушёл, а я на всякий случай проверила замок на двери. Единственной проблемой было отсутствие в комнате уличной обуви и не имея особого выбора пришлось удовлетвориться домашними тапочками. Прихватив с собой мобильник, подаренный Егором, приступила к осуществлению плана.
  Запрыгнув на широкий балкон, открыла окно и воздала хвалу Творцу, за то, что тут выросло это дерево и за этот чудный второй этаж на котором мы жили. Однажды я уже использовала этот план побега, но только ради забавы, теперь эти знания мне пригодились. Уцепиться за широкую ветку было не трудно, как и перебраться на дерево. Труднее всего было прикрыть за собой окно. Остаётся надеется, что нас не придут грабить, что не будет дуть сильный ветер и папа с утра не проявит лишней предосторожности и не станет разглядывать окна. С дерева я соскочила довольно легко.
  
  Глеб
  
  Глеб с интересом разглядывал практически обнажённое женское тело в своей постели, прикрытое лишь тонким кружевом белья. Девушка мирно спала в кровати, слегка сгибая пальчики на ногах, явный признак, что ей было холодно. Но сейчас услаждая приятными округлыми формами свой взгляд, он вел себя эгоистично, не прикрыв её покрывалом. И не очень по хорошему в отношении своего брата. Её ресницы трепетали и Глеб ждал момента, когда она откроет очи. Сам факт того, что в его присутствии девушка спала, был сверхординарным. Такого с ним ещё не было никогда.( за одним маленьким рыжим исключением) Обычно если каким-то чудом, девушке и удавалось попасть в его жилище, то точно не для сна. На Слава Всевышнему дело было не в нём. Эта милая мамзель была в хлам пьяна. А помимо всего прочего она ещё являлась преподавателем в университете в котором он учился. Но мало было Глебу проблем, как ещё всё осложнялось фактом, что она была без ума от его старшего брата. Загвоздка была в том, что Егор отвечал ей взаимностью, лишь в моменты очень сильного опьянения. Стоило ему нажраться, как его магнитом тянуло к ней. Глеб в который раз проматерил в уме свои рыцарские порывы и прикрыл таки Олю тёплым одеялом. Утешать пьяных баб себе дороже, утешать пьяных баб по уши втюрившихся в твоего брата вообще абзац.
  В кармане брюк завибрировал телефон, Глеб вышел из комнаты и ответил на звонок, предварительно прочитав имя звонившего на дисплее.
  -Как же детский режим? - С мягкой насмешкой поинтересовался он.
  -Открой мне дверь. Какой у вас код на домофоне? - Последовал ответ, хриплым, чуть уставшим голосом.
  -Где ты? - Спросил Глеб не уверенный, что правильно расслышал сказанное.
  -Угадай с трёх раз, где именно я нахожусь, если прошу открыть мне дверь. - По недовольным ноткам в голосе, он понял, что Регина поджимает губы.
  А ещё понял, что сейчас конкретно влип. Как именно он объяснит ей наличие в его квартире преподавателя, которого Регина определённо точно знала, ещё и в такой двусмысленной ситуации. Глеб инстинктивно чувствовал, что она не очень обрадуется тут кому-то, кроме самого хозяина квартиры. Едва ли она поверит, что он решил заняться предметом именно в это время суток. А что придёт на ум даже в её детскую головушку, у него сомнений не вызывало. Он конечно не должен был оправдываться, нет, но нарушать гармонию в их отношениях не хотел определённо.
  -Я не в квартире маленькая, подожди пару минут. - Он на ходу обувался, схватил с комода ключи от машины и быстро вышел из прихожей за дверь.
  -Ты не дома? - Чуть нервно поинтересовалась Регина.
  -Дома, маленькая, подожди минуту, никуда не уходи.
  Глеб сбросил вызов и сразу же набрал другого человека.
  -Сам не отдыхаешь, дай хоть людям порадываться мелким прелестям жизни. - Недовольно ответил Егор, после второго гудка.
  -Приезжай ко мне и порадуешься третьему размеру в чёрном кружевном бельё - Ответил Глеб быстро спускаясь по ступенькам.
  -Не помню, что б у меня сегодня был день рождения. - Егор хмыкнул. - К тому же сейчас я полностью удовлетворён и вторым. А учитывая тот факт, что их двое, то два плюс два, будет четыре, твоё предложение явно не имеет успеха.
  -Кончай придурьваться. - Глеб, поднес телефон ближе к уху. - Тут в хлам пьянная Оля, которая кстати обивала мои пороги из-за тебя. Короче, я останусь у тебя, а моя квартира полностью в твоём распоряжении. - Глеб отключил телефон, недослушав оскорбления брата, которыми он сыпал в адрес "Всяких жалостливых личностей которые по иронии судьбы были его родней и вообще у него сегодня был тяжёлый, но очень удачный день, и конец этого дня он хотел провести не менее удачно".
  Через несколько секунд Глеб уже открывал дверь подъезда.
  -Ты куда-то едешь? - Маленькая отступила на шаг, с интересом разглядывая его.
  -Едем. - Пояснил он, закрыв дверь. Сам он в ответ тоже с интересом поглядывал на неё, отметив новый имидж.
  -Что?
  -Мы едем. - Глеб взял своего Саркастика за руку. - Едем в Егору, в его квартире лежат нужные мне бумаги. По дороге я с интересом выслушаю почему ты оказалась тут одна ночью, в домашних тапочках и если уж ты так хотела отдать дань вежливости и совершить ответный визит до моего подъезда, то что помешало тебе позвонить и попросить тебя забрать?
  Регина сначала удивлённо раскрыла глаза, а потом досадливо надкусила губу, словно это был очень умный план, но в голову он ей не пришёл.
  Она потупила глазки и голос её стал практически шёпотом:
  -Я с папой поругалась.
  Глеб одной рукой обхватил её лицо, заставляя смотреть ему в глаза, уверенный, что так она его обмануть не сможет.
  -Из-за меня? - Сдерживая желание выругаться матом, спросил он.
  -Нет. - Соврала она, что в принципе не стало для Глеба тайной и она похоже это понимала, так как сразу же начала оправдываться. - Не совсем. Я взрослая, я сама могу выбирать свой круг общения. - Она сжала маленькие кулочки и упрямо глядела ему в глаза, словно готова была начать спор, не согласись он с её словами.
  Глеб с силой потёр переносицу, отпуская лицо малышки.
  Он так долго её не видел, целый месяц и сорвался, слетел с катушек, когда узнал, что её буквально принуждают быть с кем-то в компании. Все это время он вел себя смирно, удовлетворяясь гребанными звонками, только потому что не хотел, портить её отношения с отцом. Буквально прибивал себя к месту, когда хотел наплевать на всё и поехать к своему счастью, раз за разом воскрешая в памяти её глаза полные слез, когда она рассказывала ему, что поссорилась с отцом и он больше не позволяет ей общаться с ним.
  В принципе Глеб был с ним солидарен, он худшая компания для неё, самая опасная и инцидент с её исчезновением был тому прекрасным доказательством, но то что объяснишь мозгу, невозможно объяснить всему существу, которое как магнитом тянуло к девочке с золотисто-карими глазами.
  Он буквально озверел за месяц, что не имел возможности видеть своё счастье.
  Глеб помнил момент, когда был зависим женщиной, но то была другая зависимость, пошлая, эгоистичная.
  А сейчас, сейчас он не думал о себе, не шёл в угоду своих желаний, сейчас катализатор его агрессии был его же ингибитором. Его ярость от невозможности видеть её, слабела от уверенности, что с ней всё хорошо.
  Глеб не был фанатиком ложных иллюзий и домыслов, сейчас он совершено точно знал, чего хотел, видеть, смотреть и наслаждаться совместным времяпрепровождением.
  Месяц он сходил с ума, практически всё время проводя в спортзале, где его оппонентам грозила реальная опасность, а потому Егор не подпустил к нему ни одного из бойцов клуба, опасаясь, как бы руководствуясь эмоциями, а не рассудком, он не нанес никому увечий. Правда у Глеба было одно маленькое утешение, не значительное, но значимое. Он хоть по вечерам мог говорить со своим счастьем и тогда она говорила практически час без продыху, пока её не начинало клонить в сон. Глеб чаще слушал, лишь изредка вставляя какие-то замечания.
  Он попал, конкретно так. Её голос был сильнее дури. А сам Глеб напоминал себе нарика, от ломки до новой дозы. И всё было бы ничего, если всё это не мешалось с огромным колличесвом нежности и заботы, который Глеб не испытывал раньше, а потому и не совсем понимал, что конкретно так его влечёт в этом необычном создании. Глеб запросто мог охарактеризовать это чувство любовью, не кажись оно ему таким пошлым. Люди называли любовью всё то к чему питали страсть, таковой он к девушке не имел. Она на прочь засела в его сознании, как маленький ребёнок, за которым был необходим глаз да глаз.
  Глеб отогнал все мысли, сейчас она с ним, всё остальное решаемо.
  -Отец знает где ты?
  -Нет, если я ещё тут. - Она пожала плечами. - Скорее всего он и не догадается, что я собираюсь провести ночь вне дома.
  На слове "собираюсь" она поглядела на него из под ресниц.
  Глеб хмыкнул, какая тактичность.
  -Ты что-нибудь ела после того как пришла домой? - Поинтересовался он, взяв её ладошку в свою руку и направляясь в машине.
  Задумчиво нахмуренные брови и отрицательный кивок.
  -Значит поедем за продуктами, потом домой. Вряд ли у Егора, есть что-то помимо рома.
  -Мы останемся у Егора? - Удивленно спросила Регина.
  -Да, у меня дома поселился до жути надоедливый паразит, вот вызвал специалистов, что б вывели.
  -А Егор тоже дома?
  -Нет, Егор занят вопросами отцовской фирмы, вряд ли освободится в ближайшую ночь.
  Регина задумчиво пожала плечами, кивая головой, словно соглашаясь с его мыслями.
   *****
  
  Глеб погрузился в изучение документов, расположившись на облюбованном кресле. На майл поступила уйма ненужной информации и Глеб всё более убеждался, что новый арт-директор его ресторана совершенно буквально восприняла фразу "по всем проблемам в почту", ибо Глеб не понимал какого хрена, та интересуется его мнением по поводу цвета салфеток на столах расположенных в летней веранде.
  В приоткрытую дверь он бросал быстрые и короткие взгляды, рассматривая своё спящее счастье. Она зарылась головой в одеялом, но по обыкновение высунула стопы ножек. Неисправимое создание.
  Глеб просидел так практически до утра и в сон его клонить начало только к четырем часам, но и тут видно поспать ему было не предначертано. В абсолютной тишине тёмной квартиры раздался щелчок замочной скважины. Ключи от квартиры имелись только у двух людей, одним из которых был он, а вторым соответственно хозяин квартиры. Прекрасно. Его только и не хватало. Глеб встал, крадущимся шагом направился к двери, что бы встречать дорогого, но ужасно не вовремя пришедшего, гостя, ну или хозяина если быть точнее. Но хозиян не заставил себя долго ждать и сам уже врывался в зал.
  -Я так счастлив тебя видеть. - Без разъяснений начал его старший брат, практически заключив в его объятия. Глеб поддержал брата, отмечая, что счастлив он был видеть не только его, но и пару бутылок рома, которым пропах основательно.
  -Не ори. - Тихо, но с угрозой прошептал Глеб, но Егору было как до фени.
  Глеб готов был страдальчески застонать, когда увидел в какой эйфории находится его брат. Любые угрозы были бесполезны.
  -Ты что не один... - Не обращая внимания на попытки его вразумить, Егор пересёк гостиную, направляясь в спалюню, выворачиваясь из захвата Глебовских рук. - Оп-па, мадмуазель...одетая? Шигин не позорь семью! Она что ещё и дрыхнет? Глеб, проблемы с противоположным полом? Так что ж ты молчал? Добрый дядя Егор тебя научит. Не, ты глянь какой сурок, хоть бы хны. Я практически восхищён. Ты что баб домой поспать возишь, типо как бездомных, грехи отмаливаешь?
  Поток Егоровских слов было не прервать ни пенками, ни словами.
  Так было всегда, когда у Егора выгорала хорошая сделка. Его прекрасное настроение было ничем не испортить, как и невозможно было прервать словесный понос.
  Глеб решил уже насильно выволочить брата, пока тот не разбудил малышку, но опаздал.
  -Харе трындеть, сволочь белобрысая, дай поспать. Глеб, дай ему в бубен.
  Из под одеяла высунулась засыпанная мордашка с огнено-рыжим ворохом волос. У Егора челюсть оказалась где-то в районе груди.
  -Чудо, ты что ли? - Ошалевше спросил он.
  -Нет, мама твоя, не признал? - Регина приоткрыла один глаз. Голос её и маленькие кулочки вызывали у Глеба странное чувство умиления.
  -Представлял немного иначе. - Егор хмыкнул, и оттянул ворот смятой рубашки. - Ты уж не серчай, знал бы что ты...
  -И что было бы? - Регина заинтересовано выгнула бровь. Глаза её слипались.
  -Трындел бы погромче, а то вдруг тебе плохо слышно, не комильфо доставлять неудобства даме. - Егор улыбнулся в тридцать два зуба, глядя на закатившую глаза Регину.
  -Козёл. - Охарактеризовала мелкая.
  -Ба, мадемуазель, где ваши манеры, я оскорблён в лучших чувствах, вам стоило бы выражаться корректнее. - Егор в притворной обиде, сложил руки на груди, как это делала сама Регина.
  -Рогатое парнокопытное животное тебя устроит? - Ладошкой скрыв зевок поинтересовалась Регина.
  -Звучит респектабельней. - Отшутился Егор.
  Глеб молча наблюдал за этой практически дружеской перепалкой и всё сильнее его съедали сомнения и подозрения.
  Их отношения из резко негативных местами более менее терпимых, перешли в вполне дружелюбные. Для людей едва выносящих друг-друга, такая быстрая перемена была практически невозможна. По опыту прожитых лет, Глеб знал, что так сплотить и сблизить двух антипатично настроенных к друг другу людей может только какая-та совместная передряга, наличие общих целей или секрет. Вопрос напрашивался сам собой. Он почти месяц пытался примирить обе стороны и заставить их общаться без взаимных уколов и насмешок. Не то чтобы он старался их сблизить или устраивал им встречи, скорее он был даже рад не пересекайся они вовсе, но ввиду сложившихся обстоятельств, подобное было если не невозможно, то весьма затруднительно.
  И вот месяц его стараний ни принёс никаких результатов, когда как за месяц без его участия в её жизни они нашли общий язык. Подозрительно, очень.
  Но предъявить Егору претензии он не мог ввиду отсутствия оснований. Но ладно брат молчал, мелкая тоже "партизанила" и на все вопросы отвечала коротко и емко "Природный шарм и прекрасные манеры покорили её сердце, дарую блондинчику прощение от предыдущих грехов". У Глеба язык так и чесался спросить у старшего брата, когда он успел таковыми обзавестись.
  Он решил пока не вмешиваться, его счастье никто не обижал, брат его тоже несчастным не выглядил.
  -Чудо, спать охото, двигайся. - Егор разминал тело, а глаза мелкой как и губы изумленно приоткрылись.
  -Я? - Казалось даже сонливость её покинула.
  Глеб с немного ироничной улыбкой наблюдал, как Егор практически плюхнулся на кровать, а Регина отползла на приличное расстояние.
  По собственному опыту Глеб знал, что такого вмешательства в личное пространство мелкая не потерпит и уже угадал дальнейшие её действия.
  Одной рукой упираясь в спинку кровати, Регина миниатюрной ножкой с размаху двинула в тело Егора. Брат не ожидавший такой подставы не удержался на кровати и с грохотом свалился на пол. В след ему прилетела подушка, приземлившаяся то ли случайно, то ли намерено на озлобленное лицо.
  -Спи наздоровье. - Пожелала Регина. - Одеяло можешь взять на верхней полке в шкафу с белой дверцей.
  -Ох....ть. - Егор проворчал сквозь зубы, а Глеб с удивлением отметил, что брат его относительно спокоен и спасать жизнь Саркастику не придётся. - Это вообще то моя кровать.
  -Я скажу тебе больше. - Регина мило улыбнулась и по удобнее улеглась на оставшейся подушке. - Эта квартира тоже принадлежит тебе, но если ты ещё раз уложишь своё тело в зону моей досягаемости, спать будешь на балконе или на коврике в прихожей.
  -Чудесно. - Егор хмыкнул. - Но обычно находящиеся в этой квартире особи женского пола СПЯТ со мной, если конечно их интересует сон. - Шутка была в пошловатой манере и Глеб ожидал, что вот вот Регина начнёт безудержно краснеть, но подобного не случилось.
  Она высунула мордашку из одеяла и немного переместившись так чтобы её лицо было видно Егору, изумленно хлопая глазками, спросила:
  -И тётя Фрося на это согласилась?
  Егор пару секунд осмысливал фразу, а потом громко рассмеялся. Регина довольная собой улеглась на место и похоже единственным человеком не испытывающим позитива был он, Глеб.
  Тётя Фрося была экономкой Егора, которой уже давно перевалило за пятьдесят и по сути картинка и правда выходила забавной, но эти резко изменившиеся отношения между маленькой и его братом не прибавляли Глебу позитива.
  Егор спокойно улегся на ковре и казалось уже засыпал, Регину тоже уже клонила в сон, а он поддавшись какой-то глупой импульсивной мысли в секунду оказался возле кровати и прилег рядом с ней.
  Через пару мгновений протянувшихся для него столетием, Регина довольно вздохнула, положив голову ему на грудь, одной рукой обняла его за пояс и прикрыла глаза.
  Глеба словно попустило, будто камень с плеч. Немного дёрганным движением он взял в руки огненно-рыжие пряди волос и начал рассеянно их перебирать, размышляя над тем, что скорее всего именно так и проявляются первые симптомы шизофрении.
  Регина
  
  Мне снился чудный сон, тарелка блинчиков и умопомрачительный запах горячего шоколада. Так не хотелось просыпаться, но видно тело было не солидарно со мной, ибо глаза открылись против воли. Но стоило мне их открыть, как закрывать резко расхотелось. Дежавю, передо мной лицо брюнетика. Он тихо и размеренно дышал, а его сердце выбивало спокойный ритм. Кажется я начинаю понимаю, что именуется абсолютным счастьем. Смотреть на брюнетика и чувствовать запах блинчиков, хотя Глеб это основное. Стоп! Блинчики..? Осторожно, чтобы не потревожить Глеба, выбралась из под его руки. Накрыв его одеялом, тихо соскользнула на пол, устланный толстым ворсистым ковром.
  Вкусный запах раздавался с кухни, туда я последовала, пересекая гостиную. И кто бы мог подумать, лицезрела Егора, пекущего блины!
  -Я всё ещё сплю? - Уточнила я, присаживаясь за барную стойку.
  Егор хмыкнул и о, чудо... поставил передо мной тарелку с блинами. Ещё и сгущенку дал в тарелочке.
  -Егор, ты болен, умираешь, решил на последок замолить грехи? - Я заинтересовано смотрела на мужчину. - Или ты туда цианида бахнул? - С подозрением рассматриваю сначала блин, а потом широкую спину блонди.
  -Чудо, если я захочу тебя убить, я тебя либо пристрелю, либо задушу. - "Успокоил" меня Егор. - А пока ты меня забавляешь, так что можешь смело есть.
  -Нашёл обезьянку. - Я недовольно поджала губы, но блинчик откусила.
  Ммм, а повор из Егора очень даже...
  -Отвратительно, положи ещё.
  Я протянула Егору тарелку, он хмыкнул, но блинов не пожалел, но их тоже оказалось непозволительно мало и пустая тарелка вновь оказалась перед Егором.
  -Как можно столько жрать?
  -А ты мне в рот не заглядывай, жмот!
  -Заметь, что ты говоришь это человеку, в чьей кровати нагло проспала всю ночь и чьими блинами сейчас обжираешься.
  Я возмущено вздохнула, набирая в лёгкие по больше воздуха, что бы высказаться этому нахалу, но была прервана им же.
  Просто он, он позволил себе ещё большую дерзость, его лицо вдруг совершено быстро и обескураживающе оказалась в нескольких миллиметров от моего.
  -Будешь кричать, разбудишь Глеба. - Практически прошептал он. Тёплое дыхание коснулась щеки и меня посетило непреодолимое желание бухнуть блондинчика горячей сковородкой по голове.
  -Не приближайся ко мне. - Сквозь зубы процедила я.
  -Чем же так противен, рожей не вышел? - Егор выгнул бровь с интересом разглядывая меня, словно я диковенный зверёк.
  Он насмехался надо мной!
  -Цветом глаз, предпочитаю серые. - Ляпнула я первое, что пришло на ум, но осознание сказанной глупости накрыло не сразу, а потом было уже поздно.
  Голубые глаза похолодели, словно их сковал тонкий слой льда.
  -Я учту это. - Зло и отрывисто сказал он, но самообладание похоже вернулось к нему быстро. - Не слопай всё. Глеб с детства любит блины. - Егор выключил плиту и сдвинул сковородку. - Соскучишся звони. - Ехидно добавил он. - Поговорим о прелестях голубого цвета.
  Больше не говоря ни слова он вышел из кухни, а следом раздался шум в прихожей и стук от захлопнувшейся двери. И как это понимать? Свихнулся таки.
  
  Глеб проснулся только через часа полтора, я успела к тому времени, умыться, причесаться, допечь блины из оставшегося теста, вспомнить про совесть и навести порядок на кухне. Собственно в тот момент, когда я пошла будить Шигина и произошло ужасное. Я замерла у полуоткрытой двери ведущей в одну из спален, привлеченная шумом. Глеб не спал, однозначно нет. Комната оказалась помещением отведенным под тренажерный зал. В самом углу комнаты на расстоянии где-то двух метров от полу была привинченна угловая перекладина, на которой сейчас и занимался Глеб. По пояс обнажённый! Он тяжёло и прерывисто дышал, подтягиваясь вверх и плавно опускаясь вниз. Руки его крепко сжимали брус и на руках проступили вены. При каждом подтягивании мышцы на рельефной спине напрягались и перекатывались, и выглядело это... Вау! Руки зачесались в каком-то страстном желании провести по этому великолепию ладошкой, по широкой мощной спине, плечам, сильным руках и шеи. Дыхание сперло и на секунду возникло ощущение, что это сейчас я занимаюсь спортом, а не Глеб, до того стало душно и тяжело дышать. Глеб расслабил руки и мягко приземлился на землю. Одной рукой он потянулся за полотенцем и я осознала одну вещь. Если сейчас же не смоюсь отсюда, меня уличат в подглядывание! Это мысль подействовала прекрасно и я сразу же отступила на несколько шагов назад.
  Быстро сбежав на кухню, плеснула себе в лицо холодной воды. Частично подействовало и я надеялась, что лицо моё не одного оттенка, с варенным раком, потому что привлеченный шумом, Глеб шёл сюда.
  -Маленькая? - Окликнул он меня.
  -Я тут. - Громко отозвалась я и Слава Богу, голос мой звучал лишь слегка сипло. - Я шла будить тебя, но вспомнила про забытый чайник.
  Глеб был уже на кухне, к счастью одетый в футболку.
  -Егор с утра готовил? - Спросил он глядя на стопку блинов на столе.
  -Да, а как ты понял?
  -В детстве я очень любил блины, но совершенно не умел готовить и он готовил мне их каждый раз как накосячит. - Глеб по мальчишески задорно улыбнулся. - Как видишь эту привычку он сохранил и по сей день. Это своеобразное "прости" на Егоровский лад.
  Я только покачала головой, скрывая лицо за прядями волос. Как можно быть таким заботливым и чутким братом, но при этом такой противной заразой? Уму непостижимо.
  -Глеб, давно хотела тебя спросить, а чем именно ты занимаешься, ну когда с отцом? - Я немного занервничала, подбирая правильные эпитеты.
  Слова папы о прошлом Глеба и о каких-то убийствах вдруг всплыли в голове. Не может этого быть!
  -Ты хочешь знать как именно я нарушаю закон? - Глеб склонил голову на бок. В его словах мне почудилась угроза. - Тебе интересно убиваю ли я людей как мой отец, а может расчленяю тела маленьких девочек?
  С каждым словом он приближался ко мне на шаг и злоба в его голосе звучала отчетливее. Я не могла сообразить чем именно вызвала такую реакцию и отступала назад пока не уперлась спиной в столещницу.
  -А если так маленькая? - Глеб язвительно улыбнулся, глядя на моё положение и преодолел разделяющее нас расстояние. - Что тогда? Сдашь меня ментам? - Он вопросительно выгибает бровь, а на лице его злая гримаса. Одной рукой он хватает моё лицо, буквально принуждая смотреть ему в глаза. - Что тогда?
  Мне бы гневно закричать, оттолкнуть и рассердится, но вместо подобной нормальной реакции, моё сумашедшее сознание приходит к экстаз от такой опасной близости. Ком образуется в горле, а по телу бегут мурашки.
  -Тогда мне придётся спрятать тебя у себя в шкафу, там папа тебя не найдёт. - Тихо отвечаю я, наверное самой глупой из всех возможных фразой, но ему похоже нравится, потому что злость на его лице сходит на нет, а в глазах начинают плясать знакомые мне бесы.
  Моё сердце всё так же грохочет где-то в районе горла и я как никогда близка к романтическим порывам, но Шигин прерывает мои фантазии, в руках он сжимает красную ленту, которую я час тому назад, лично вплела в волосы которых он едва коснулся!
  -Щипач. - Щепчу я изумленно.
  -Медвежатник. - Поправляет меня Глеб с хитрой улыбкой. - Но скорее универсал. Хотя признаюсь это искусство может не только причинять вред, но и делать приятно. - И пальцами руки он скользит от моего подбородка к шеи и с ещё большим удивлением я смотрю на тонкую цепь на своей шее с продолговатой подвеской в форме капли. Ох!
  -Возможно момент подобран не идеально, но я надеюсь, что с подарком я подгадал лучше.
  -Он прекрасен. - Восхищенно уверяю я Глеба, рассматривая кулон, украшенный по краю россыпью маленьких бриллиантов, в центре которого переливался и сиял на свету золотистый топаз.
  -И вправду. - Глеб тихим смехом прерывает мои восторженные восклицания. - Сейчас и я понял насколько он красив. - Он улыбается мне тёплой и доброй улыбкой, которая стоит тысячи самых дорогих камней.
  Всё брюнетик, теперь я твоя на веки, как бы ты не сопротивлялся.
  
  Яркий солнечный лучик играл на поверхности белой стены, чью побелку давно стоило уже обновить.
  Так и в моей голове, таракашка отвечающий за мою память, никак не хотел отвечать, где имено находится моя тетрадь с лекциями и играл на моих нервах.
  Вот завалюсь я сейчас на лекцию без тетради и кому-то могут залепить пару.
  Ну ладно, мне нет, но кому-то точно залепят.
  -Регина... - Макар, который всё это время наблюдал за моими потугами с глупой улыбкой, подошёл ближе. - Я хотел, ну, это...
  -Так, стой Макар. - Я поднимаю обе руки в желании оборвать одногруппника, его "ну, это..." могло длиться ещё часа два. - Сначала сформулируй свою мысль в целостное, лаконично предложение, потом выскажешь его мне. Удивительно вот что, Макар, который мог бесконечно долго говорит "Ну, это..." был лучшим в группе по успеваемости. Ему не было равных в знании предметов, но когда речь заходила о диалоге, его словно били чем-то по голове и он забывал все слова.
  Тем временем Макар собрался и озвучил мысль, которая заставила впасть меня в ступор.
  -Я хотел позвать тебя в кино.
  Я поднимаю ошалевший взгляд на него. Боже только не это!
  Наверное весьма странной покажется людям такая реакция на приглашение в кино, но это приглашение заслуживает особого внимания и категорического отказа.
  Приглашение в кино от Макара, это практически тоже самое, что предложение руки и сердца от мистера Коллинза Элизабет Беннет, в романе "Гордость и предубеждение" Джейн Остин.
  Тот самый момент где Элизабет раз за разом отказывала своему кузену, а Коллинз был уверен, что отказ её всего лишь "кокетство хорошенькой женщины" и продолжал настаивать.
  Только вот до Коллинза всё дошло хоть и не быстро, но дошло. До Макара это не дойдёт до тех пор пока он не найдёт себе новую жертву! Терпеть его посягательства два месяца это выше моих сил.
  Ох, первой была Лёля и тогда мы от души веселились наблюдая за романтичным припадком Мака. Самой Лёле льстило такое упорство и внимание, первые три недели, последующие шесть она пряталась в туалете все перемены. Следующая жертва, стала Надя, которая попыталась сразу окрестится от такого счастья, но её отказы лишь подзадорили пылкие чувства молодого человека. Карина Макара послала в такие места, что язык озвучивать не поворачивается, а Максим её парень чуть было не завязал там же драку, но Мак верный своей романтичной натуре даже вопреки всему, горестно вздыхад о нераздельнной любви, до того как запал на Настю. Настя которая все годы обучения питала неразделенную любовь к Глебу, легла на парту и претворилась мёртвой, но Макар оказался ещё и падальщик. Таких историй благодаря ему в универе уже было с десяток. Я до сих пор не имела чести состоять в этом кругу избранных и уже воспряла духом, когда пропустив меня он перешёл на девочек из других групп, но...
  Эта пренебрежительность никоим образом не задевала моей гордости и видит Бог я согласна была так и завершить обучение будучи не любимой Макаром! Из всех его избранниц, я знаю только двух, сразу и безоговорочно отвертевшихся от него и собиралась следовать их примеру, хомить бедолаге.
  -Ну зови. - Развернувшись к нему лицом, скрешиваю руки на груди, готовая обороняться.
  -Ты пойдешь со мной в кино? - На его губах мелькает немного горделивая улыбка и это разрушает во мне последние остатки совести.
  Вот если бы это была радость, то тогда я вероятно не сумела бы отказать, а так...
  -Разумеется нет. С какого этажа ты упал? - Хмурю брови, недоброжелательно рассматривая парня.
  -Тогда в кафе. - Неунимается он.
  -Стипуху получил? - Интересуюсь я иронично.
  Он на миг смущается, но отступать уже поздно, если сейчас отступлю, то два месяца в уборной мне обеспеченны. - Макар, иди учи предмет, а то глупый, как барашек. - По-доброму говорю я, если конечно такое замечание можно назвать добрым.
  Сзади раздаётся тихий смех, который застает врасплох, я вздрагиваю, не уверенная, что такие реакции у меня от страха. Не вижу, но уже знаю кто за моей спиной.
  На лицо лезит самая милая улыбочка, и Макар ободряется, ошибочно предполагая, что улыбка эта предназначена ему, но его иллюзии я разрушаю быстро.
  -Глеб. - Поворачиваю голову, с интересом разглядывая парня за своей спиной. - Привет.
  -Маленькая, - Глеб мне кивнул, подойдя ближе сплел наши пальцы. - Забыла в машине. - Он протянул мне тетрадь с моими лекциями.
  Ох, моя прелесть! Это я про тетрадь.
  Дальше было невероятное, он склонился над Макаром, что-то тихо прошептав ему на ухо и эффект был практически идентичен тому, как в тот раз с Митей в столовой. В том лишь разница, что он умчался довольный до нельзя, когда Митя убегал скорее в волнения. Хлопая глазками я смотрела ему в след. Каким образом ему это удавалось? Впервый раз он отшил Диму на дискотеке, но там я хотя бы поняла как он это сделал. Второй раз другого Диму, которого зовут не иначе, как Митей в столовой и сейчас Макара.
  -Что ты ему сказал? - Недовольная своей недогадливастью, уточняю я.
  -Что Мили со второго курса очень хочет пойти с ним в кино, но стестяется предложить сама. - Глеба похоже позабавило моё недовольство.
  Чёрт, это гениально! Как я сама не додумалась? Мили была практически вторым Макаром, только для парней, а потому её знали все в универе, точнее от неё все ныкались по углам.
  -А что ты сказал тогда Мите в столовой? - Я прищурила глаза.
  -Тоже самое, только добавил, что она как раз сейчас идёт в столовую. К нему. - Глеб ухмыльнулся. - Инстинкт самосохранения у него как ты заметила на уровне.
  Я бью себя ладошкой по лбу. Это просто дьявольски гениально!
  Первый бежал от неё наслышанный о её упрямстве в делах любовных, второй к ней, которому было плевать с кем и когда, лишь бы это была девушка. Это будет идеальная пара, а ко всему прочему весь универ вздохнет с облегчением благодаря Глебу!
  -Стратег. - Восхищено щепчу я и Глеб тихо заливисто смеётся.
  -Нам пора на пару, если ты конечно еще хочешь на неё пойти. - Он аккуратно подталкивает меня в сторону коридора.
  -Нам? - Изумлено уточняю я. -Ты перевелся на третий курс или просто соскучился по не смешным шуткам Борыгина?
  -Ольги не будет сегодня на лекциях и на две пары нас отдали во власть Борыги.
  -А почему её не будет? - Спросила я, пытаясь сдержать радостную улыбку.
  -Егор вчера напился до белочки. - Ответил Глеб спокойным тоном, словно этот ответ, что-то мог прояснить.
  -И что? - Не терпеливо переспросила я.
  -Неважно. - Мы уже подошли ко входу в аудиторию.
  Я попыталась высвободить свою ладонь, но ключевое слово попыталась. Глеб в недоумении взглянул на меня и толкнул дверь так, словно входил к себе в дом, а не в аудиторию страха и ужаса универа.
  Он всё таки поддался моей негласной просьбе и отпустил мою ладонь до того момента, как весь поток лицезрел бы подобную двусмысленную картину. Ходить вместе в столовую это одно, а вот заходить в аудиторию за ручку совершенно иное.
  Но радость моя была мимолетной, так как рука Глеба, которую он вроде как отпустил, вдруг оказалась у меня на плече.
  -Солнышко. - Шигин словно извинясь за какую-то несуществующую оплошность, мягко прикоснулся губами к моим волосам. А потом уже обратился к лектору. - Здравствуйте, Михаил Витальевич.
  Если бы сейчас молния ударила в середину аудитории, она бы добилась меньшего эффекта чем наш вход.
  И дело вовсе не в Шигине. Я никогда не появлялась где бы то не было, с кем-то даже под ручку, не говоря уже о таком! А взгляд Насти в мою сторону.
  Оо, будь у неё в руках ТТ, она бы вероятно без промедления пустила бы мне пулю в лоб. А всё из-за чего? Из-за желания пошутить одного скотины. Ну и...
  Я даже про свою любовь на пару минут забыла. Убью. Голыми руками придушу.
  -Присаживайтесь Шигин. - В любом другом случае эти слова были бы потрясением для местного население. Сам Борыгин не убил(морально) за опоздание!
  Но не сегодня, сегодня у них уже была тема для обсуждения.
  Ну Шигин, ну сволочь, как вообще его любить?!
  
  
  *****
  
  Ритмично выстукиваю барабанную дробь по рулю. Сижу аки красна девица жду своего брюнетика. Даже то что он пошёл за едой для нас обоих не делает ему чести и не успокаивает мою нервную систему. Как можно пропасть на двадцать минут? Сам он что ли эту картошку жарит? Хоть бы телефон взял. Балбес.
  Сейчас заведу машину, угоню её, если конечно не врежусь на первом же повороте. Хотя мои курсы по вождению перешли из разряда "Господи, спаси!" в "Спасибо, Господи!', но водить самостоятельно мне похоже ещё было рано. Можно конечно из мести женской стукнуть Глебовскую машину, но жалко. Всмысле меня жалко, на корыто плевать. Ну не корыто конечно, но у меня и круче есть, если уж сломаю, то возмещу. Подарю Глебу один из своих джипов, пущай порадуется. Только деду нужно будет как-то подготовить к тому, что наследство в виде одного маленького джипа нужно сейчас. Минуту подумала над тем что нужно самой зарабатывать свои миллионы. Это была плохая минута. А зачем? Мне и родительских хватит. Я не жадная.
  От тяжких дум о своём финансовом положении, отвлёк звонок. Пару секунд соображала, что звонят это не мне.
  Конечно я не ответила, само собой нет. Не первый раз, не второй. Так слегка глянула на номер звонившего, но то был простой набор цифр. Но вот третий звонок он заинтриговал. Это был видео вызов, а на экран всплыла фотка молодой девушки. Я разумно решила, что меньше знаешь крепче спишь. Разумности хватило на два гудка. Накрыв пальцем фронтальную камере приняла звонок.
  Разум не взял вверх, очень зря.
  По опыту личному знаю, фронтальная камера часто искажает изображение. И если это искаженный вариант, то я банально боюсь представить, как выглядит оригинал? Брать в расчёт тот факт, что тело звонившей было практически обнажённо, ну по пояс точно, думаю не стоит. Нет, конечно майка была, она даже прикрывала грудь, если так можно выражаться подразумевая полупрозрачный материал.
   А как макияж оказывается меняет людей а! Я даже и не узнала по фотографии. Богатой будет!
  -Ой, ой Глеб это ты? А я случайно тебе набрала. Звонила Гале, а вы на одну букву в контактах. - Девушка стыдливо прикрывается. Но таааак медленно. Очень медлительный стыд, просто невероятно медлительный.
  А пальчик то я не убрала. Как же она поняла, что ошиблась? Ну-ну.
  Медленно убрала палец с камеры, соорудив на мордашке голливудскую улыбку.
  -Привет Настя, - Весело отвечаю я. - Прости помехи, слышала только обрывки фраз. Тебе нужны Галины контакты? - Сохроняя благодушный тон, интересуюсь я.
  -Регина?! - Изумление, непонимание, ненависть, презрение.
  Эмоций на целый фильм.
  -Да. - Спокойно пожимаю плечами. - Что-то не так Насть? Тебе нужен был Глеб? - Вздернув бровь вверх, смотрю на эту актрису. - Он сейчас не может подойти, выбирает нам билеты в кино.
  Врать грешно, но рекламировать свои телесы, тоже не благое дело.
  Настя, уже пришедшая в себя начинает неразборчиво пояснять ситуацию с Галей, я киваю и вру, что безоговорочно ей верю.
  -Я скину тебе номер Гали по смс. - Под конец говорю я и не много погодя добавляю. - Если вдруг смс не дойдет, можешь вновь позвонить мне или Глебу, в любом случае Я подниму. - Между прочим замечаю я и обрываю связь.
  Не долго думая отправляю номер в чёрный список, если вдруг ей приспичит позвонить Гале в три ночи совершено обнаженной, а она совершено случайно наберет Глеба. Очистив журнал от информации о звонке, возвращаю телефон на место.
  Как раз во время, моя заблудшая душа вернулась.
  -Ты что её чистил тоже сам? - Возмущаюсь я, с надеждой, что голос мой не дрожит.
  Но если моя нервозность и скользнула в голосе, то лишь мимолетно.
  -Очередь, я говорил тебе, что не надо есть всякую дрянь. - Глеб садится на пассажирское кресло впереди. - Ну что счастье моё, будем дальше отрабатывать повороты? - Глеб насмешливо взирает на мою жалобную мордашку. - За каждый удачный поворот в награду будет фри.
  -Ты голодом меня решил сморить? - Обиженно спрашиваю я.
  Глеб смеётся и уже через пару секунд поворачивает моё лицо к себе и по телу вновь раздаётся приятная дрожь от прикосновения пальцев к подбородку.
  -А я ещё горячий шоколад купил. - Искущающим тоном шепчет он.
  Руки сами по себе заводят авто, а я не отрываю взгляда от серых глаз, в которых черти с бесами танцуют джигу. Хочу в этот омут. Мои тараканы в восторге от Глебовских чертей.
  На миг в голове словно появляется неприятное ощущение, что телефон мог зазвонить только сейчас. Как писал Ремарк, ничего нельзя принимать близко к сердцу, только он забыл написать о том, что делать, когда уже принял.
  
  Глеб
  
  -А мы точно не умрём, нет? - В сотый раз вопрошала Регина, плавно разворачивая авто.
  По опыту придыдуших раз Глеб понял, что от него требуется лишь кивок головы.
  -А далеко ещё ехать? - Третий раз за две минуты спросило его счастье.
  В третий раз Глеб отрицательно покачал головой.
  -А я точно буду выглядить нормально в сарафане, там куда мы едем?
  В принципе, едва ли она будет выглядить нормально в клубе в сарафане, но так как ещё не наступил вечер и он вел её туда не на танцы, то да, вполне сносно, тем более синий невероятно ей шёл, как собственно любой цвет.
  -А точно не далеко? - Регина напряженно сжала руки на руле, при очередном повороте.
  -Припаркуйся тут. - Глеб пальцем указал в нужном направлении.
  -В клуб? Днём? А зачем? - Саркастик без продыху задала три вопроса и недожидаясь ответов выскочила из авто.
  Глеб последовал за ней.
  -Маленькая. - Он поймал её ладонь и притянул ближе к себе, что б хоть как то прервать эти её получасовые выбросы энергии. - Что-то случилось? Ты слишком взволнована, тебя что-то тревожит?
  -Нет, просто интересно. - Регина пожала плечами, вполне естественно изображая равнодушие.
  Но Глеб достаточно её изучил, что бы уловить нотки сомнения в голосе.
  Посмотрев на неё ещё с пару секунд, решил пока не акцентировать на этом внимание и сделать вид, будто уверовал в эту лабуду.
  -Этот клуб принадлежит отцу, присматривать за ним одна из обязанностей Егора, какие-то проблемы с накладными. Мы тут не надолго.
  -Мда? - Регина нахмурила тонкие брови. - А покушать тут днём дают?
  Глеб не сдержал улыбки, её можно было любить только за это согласие провести время скучно и уныло, не предъявляя претензий и ничего не прося взамен.
  А ведь в планах у него сегодня ещё поездка на лотке по озеру, как никак открытие сезона и будет своего рода шоу, а маленькая ведь не зря поперлась туда зимой на свой день рождения. А за маленький финансовый вклад в массовые мероприятия, сюжет проведения мероприятия, переиграли по его желаниям.
  -Думаю Егор не откажет нам и отдаст нужные распоряжения, тем более вы подружились как я успел заметить. - Глеб вновь попытался выведать причину столь разительного измениния взаимоотношений, но впрочем безрезультатно.
  -Шарм и манеры. - Она пожала плечами весело улыбаясь.
  Ответ её остался прежним.
  Глеб обернулся, на секунду ему почудился блеснувший свет за спиной. Стоянка была пуста, за исключением "Банана" Егора и его "Ауди". Глеб уже не раз ловил себя на мысле, что что-то не даёт ему покоя. Какая-то мания преследования. А интуиции Глеб доверял всегда, в их семье это чувство было особенно развито, как какая-то фамильная ценность. Хотя Глебу со своей интуицией далеко до брата, тот буквально на огромных расстояниях чувствовал грядущие передряги и это не единожды его спасало.
  Ещё раз обернувшись, не заметив ничего подозрительного, Глеб обнял Регину за плечи и повёл в помещение.
  Стоило им только скрыться за железной дверью, как из-за угла здания выехал белый "БМВ". Простояв там с пару секунд, машина сорвалась с места и вскоре на стоянке осталось только две машины.
  
  Регина
  
  -Чудо, если ты полагаешь, что еда сама начнёт прыгать тебе в рот, воспринимая за счастье быть съеденной тобой, а не небритым, плохо пахнушим мужиком, то ты ошибаешься. Хотя не отрицаю, я бы...
  -Ты бы помолчал. - Закончил за Егора Глеб, присаживаясь рядом со мной.
  Егор хмыкнул, но комментировать не стал.
  -Маленькая у тебя нет аппетита? Ты устала ждать? - Глеб взял одну из моих ладоней и мягко сжал. За это можно было подождать ещё два часа.
  Я была готова сказать, что совсем не скучала и было очень даже весело, согласна была врать без оглядки, но некая блондинистая пакость...
  -Она схомячила уже седьмую тарелку, единственное чего у неё нет, так это конца у желудка и чувство такта по отношению к бедному официанту, который боялся как бы её не разнесло от количества уплетенного за обе щеки. Это же надо так безбожно жрать. - Егор присвистнул, иронично ухмыляясь, с насмешкой во взгляде.
  Схватив первый попавшийся предмет кинула тот в гадость под именем Егор.
  -А у тебя готовят паршиво, я просто милосердно дала им шесть шансов оправдать оказанное высокое доверие. - Вспомнив рассказы Глеба о щепетильном отношении Егора к качеству еды, заявила я. - И грибы у тебя кислые. А ещё хлебушек черствый. Жлобишь на клиентах и травишь второсортным товаром. - Опустив взгляд, вспомнила про другую тарелку, к которой не притронулась. - Вот! Даже семь шансов.
  Вообще конечно это были инсинуации. Еда была превосходной, а хлебушек даже тепленьким, но блондину не скажу!
  Крайняя степень возмущения, на лице Егора оскорбленного в лучших чувствах и своей добродетели, придала мне сил, как и подушка, которую он кинул обратно. Я собиралась продолжить монолог, но была слегка обескуражена.
  Тихо посмеиваясь, Глеб уткнулся в изгиб между моим плечом и шеей и там ТАКОЕ началось. Тёплое дыхание брюнетика коснулась шеи, а его смех вибрировал в теле, посылая мурашки аж до кончиков пальцев. Его губы коснулись кожи и я не смогла сдержать тихого вздоха. Это было.., просто.., даже лучше чем почти поцелуй!
  Сжав руку в кулак, ногтями врезалась в кожу.
  Слова застряли в горле и дыхание сперло. Подняв глаза, встретилась взглядом с холодными серо-голубыми глазами. Взгляд Егора блуждал по мне и Глебу и уголок губ дернулся в подобии улыбки, но глаза остались всё так же суровы и спокойны одновременно. Слишком цепкий и изучающий взгляд. Одной мой оплошности хватило и я была уверена, что Егор понял всё без слов.
  Повисло молчание, а вместе с тем и напряжение. Но помощь пришла откуда не ждали.
  -Наглый неблагодарный гном, с самомнением великана, куда тебе понять всю шедевральность кухни. - Егор оскалился в хищной улыбочке. - Сама то ты едва ли сумеешь приготовить, что-то существеннее жареной яичницы. Да и ту умудришься пережарить.
  Егор задел за живое. Всё смущение отпало, как и мурашки скрылись где-то там далеко. Так уж вышло, что именно яичница у меня действительно всегда подгорала. Но готовила то я очень даже не плохо!
  Зло сощурив глаза, придумывала наиболее язвительный ответ, но моя радость меня опередил.
  -Оставь её. Или может мне рассказать из чего ты варил свой первый суп? - Глеб поднял голову, по-доброму улыбаясь смотрел на брата.
  Егор взглянул на него с шутливым презрением и оскорбленно.
  -До того как ты узнал, что это улитки с воробьем, тебе очень даже нравилось. - Егор надменно задрал голову, а я пару минут осмысливала сказанное.
  О, мой почти ужин! За что с тобой так?
  -Какая мерзость. - Я скорчила брезгливую рожицу, одно лишь представление такого супа вызывало тошнату.
  Оба брата рассмеялись.
  -Вот видишь, она даже не пошла оплевываться не то что ты, неблагодарный.
  Егор подмигнул мне, указывая на Глеба.
  Я посмотрела на лицо брюнетика и тоже рассмеялась.
  Столько жестокости и ярости на лице Глеба я ещё не видела, даже такой безобидной. Обычно он во всех ситуациях был флегматичен. Ну почти во всех.
  Глеб смотрел на Егора, как на Иуду, словно он поменял ему орешки, на камешки.
  -И так пятнадцать лет. - Подтвердил мои не высказанные сомнения Егор, с весёлой улыбкой на лице. - Славно не он с наслаждением прихлебывал, будто верблюд водичку.
  От Глебовской подушки, Егор увернуться не успел и она попала в лицо смеющемуся блондинчику.
  -Мы уходим. - Глеб, вставая, протянул мне ладонь. - Ты с нами? - Беззлобно спросил он Егора.
  Егор покачал головой.
  -Думаю Чуду хватает и одного принца, зачем ей ещё один. - Он подмигнул мне, но я отлично запомнила слова про яичницу и сердце моё не смягчилось.
  -Лишний конь в стойле не бывает. - Пожав плечами, быстро выскочила из маленькой комнатки.
  За дверью раздались злые высказывания и громкий смех. Я разлечила только слова.
  -Не надо Егор. - Сквозь смех сказанные брюнетиком.
  -Попробуй утопить её, может окажется, что она всё же русалка и место её не на земле, а в море. - Угрожающе предложил Егор.
  Ответа Глеба я не услышала, но сама лично подумала, что если кого и топить, то Шигин старший больше достоин чести стать рыбкой чешуйчатой.
  Насвистывая весёлый мотивчик потопала к выходу.
  
  
  -А ты точно умеешь ей управлять? - С подозрением я пнула ножкой деревянный борт лодки. - И мы совершенно точно не потонем? - Задумчиво надкусываю губу, глядя в глаза Глебу. - Не смотри на меня так, ты же не говорил что умеешь ей управлять.
  Глеб закатывает глаза.
  -Мелкая или ты сейчас садишься в лодку, или фейерверк будешь смотреть с берега. У тебя две секунд. Рааааз...
  Быстро перешагнув через бортик, чуть пошатнулась и второй ногой приземлилась в лодку.
  -А где будут салюты? - С волнением наблюдаю за тем, как Глеб взялся за весло.
  Если потонем, надо будет успеть сказать Шигину, что плавать то я не умею, уже не умею.
  Разглядываю гладь озёра в темноте, что-то непрепомню построект на озере, на которых можно баловаться пиротехникой.
  -Как где? На берегу конечно. - Глеб пожимает плечами.
  С узумлением смотрю на его равнодушное лицо.
  -Так там же даже лучше видно! Зачем я буду смотреть с лодки? - Вскакиваю со своей скамеечки и разворачиваюсь к берегу, который уже далеко.
  Сзади раздается тихий смех, плохо, даже ужасно замаскированный под кашель.
  Обиженно пыхтя и корча недовольные гримасы сожусь на своё место, не помирюсь, ни за что на свете. Зараза.
  -Маленькая. - Ласково зовёт Глеб и на секунду я теряюсь в мареве розовых облаков и бесконечного счастье.
  В принципе, ни за что на свете это же что-то, а слово оно не что-то, значит в полне то, за что можно простить. Потрясенная всем великолепием своей логики, поднимаю свой взгляд на Шигина, максимально пытаясь скрыть свой романтический порыв за недовольством. Ну что б сразу не расслаблялся. Но битва была проиграна не успев начаться. Столь откровенно нежный взгляд и добрая улыбка напрочь убили желание обижаться на этого умопомрачительно прекрасного мужчину.
  -Ты ничего не хочешь мне сказать? - Спрашивает он.
  -Два плюс два четыри. - Честно отвечаю я, глядя в туманные глаза своего собеседника.
  Он улыбается открытой мальчишеской улыбкой.
  -А два плюс два, умноженное на два? - Откровенно забавляясь спрашивает он.
  -Восемь. - Задумчиво тру пальцем нос, не к добру этот вопрос.
  -Два, Корсова. - Глеб хмыкает. - И не стыдно.
  Возмущенно гляжу на развеселевшего Шигина, готовая высказать ему своё мнение по поводу его познаний математики, но захлопнула рот к счастью раньше сказанной глупости.
  Это оскорбительно! Так опозориться. Уии и ведь детская шутка. С обидой смотрю на виновника мучений моей бедной личности, вот точно никогда не помирюсь.
  -Егор с пяти лет даёт такой же ответ и по сей день, но при этом умудряется в уме решать сложнейшие уравнения. - Весело говорил Глеб.
  -Серьёзно? - Совершенно забыла я про свои "никогда". - А почему?
  Глеб пожал плечами.
  -Но теперь поговорим о другом, например о том, почему ты никогда не говорила мне, что боишься воды? Не очень то это похоже на лимнофобию. Тогда в чем же дело?
  Я тяжело вздохнула предчувствуя, что в этот раз от вопроса улизнуть не получится.
  -Дело не в страхе к воде, у меня не было никаких фобий до моего одиннадцатилетия.
  Это произошло в одном из летних лагерей, где я проводила каникулы. Папа всегда оказывал материальную "помощь" школе в которой я училась, так и в это лето он достал путёвки в летний лагерь, который считался лучшим в то время и самым пристижным, так как одна я бы поехать отказалась, да и папа не смог бы отпустить меня без сопровождения, путёвки получил весь класс. На территории лагеря было небольшое озеро куда мы ходили купаться утром и вечером. Плавать я умела лет с семи, потому вырвать меня из воды было делом трудным. Однажды я заплыва чуть дальше остальных, там же купались взрослые ребята. Один из них решил проучить "смелую малявку" и схватив за ногу, он потянул меня на дно. У меня началась паника и забыв про здравый смысл я начила звать на помощь, но лишь наглаталась воды. Пришла в себя я уже в лазарете, а потом прорыдала ночь на пролет, не смотря на успокоительные. До последнего пытались успокоить меня все вожатые и руководство лагеря своими силами, но поняв бесполезность своих намерений, сообщили отцу. После этого всем отвечающим за происшествие можно было только посочувствовать, но тогда я была слишком мала, чтобы понять какой вызвала переполох своими завываниями. Ну вот и все. - Я улыбнулась. - Всё достаточно банально.
  Глеб внимательно изучал моё лицо, словно впервые его видел. Следующий его вопрос обескуражил меня и сбил с толку.
  -Ты помнишь кто вытащил тебя из воды? -Серьёзно, так словно от ответа зависило его будущее, спросил он.
  -Нет. Я потеряла сознание ещё в воде, а очнулась только на койке. Позже, уже после приезда папы, когда паника отступила, я искала и распрашивала о том, кого мне стоит благодарить. Единственное, что я смогла узнать, что те ребята были даже не из лагеря, а просто жили поблизости и пустили их на территорию незаконно, а из воды меня вытыщил один из них. Все мои благотворительные порывы в поисках своего спасателя папа остановил, сказав, что они не сбежали бы как только вытащили меня из воды, если руководились бы какими-то другими порывами, кроме как спасение собственной шкуры.
  В следующий раз только спустя слёзы, мольбы и к тому же три года, предварительно отправив туда две проверки, меня отпустили в тот же лагерь. Тогда само собой я уже более сознательно относилась к жизни, а в голове моей так и жила идея найти своего спасителя, ну и по возможности конечно сделать пакость неродивому шутнику. Из всех ранее знакомых мне важатых, осталась только одна, молодая девушка. У неё я и выспрашивала о том, нашли ли тогда молодых людей и живут ли они всё ещё тут. Само собой виновного не нашли, раз даже папа пользуясь всеми своими возможностями не сумел его отыскать. Как оказалась девушка сама тоже была с того же района и она уверяла, что из подобных личностей у них бывают разве только туристы, снимающие коттеджи для отдыха на пару недель. В общем найти мне никого не удалось, единственное, что я смогла узнать, это ещё одно происшествие случившееся той же ночью, но даже если в нём и участвовали те же личности, мне это ничего не давало, они так же бесследно пропали.
  -Какое происшествие? - Спросил Глеб, всё это время внимательно слушавший меня, и на протяжение всего времени, лишь бросающий то хмурые, то задумчивые взгляды.
  Не понимая причину его любопытства, я всё же ответила.
  -Это спокойный и тихий городок, один из тех, который оживает лишь в определенные сезоны года и где каждый житель знает другого. Может из-за подобного спокойствия, лагерь находящийся там и был так популярен и пользовался прекрасными рекомендациями, словом спокойный и безмятенный, не лешенный всяческих развлечений. Она рассказала мне, что в ту ночь на опушке леса, недалеко от берега того злополучного озёра, видели группу парней. По словам какой-то супер шпионской бабули, намечалась драка, но в конечном итоге, пострадал только один из парей, раненный в живот. Как именно она смогла углядеть это с другой стороны берега для меня загадка, особенно учитывая, что бабке было под восемьдесят. В любом случае меня это не касалось и это могли оказаться совсем другие ребята, так как, как раз был сезон туристов.
  Глеб покачал головой.
  -Пожилые женщины- это лучший шпионаж. - Насмешливо произнёс он.
  Я промолчала, погруженная в свои мысли.
  Отвлеклась от собственных дум, только в тот момент, когда тишину нарушили тихие звуки издавно знакомой мелодии.
  Растерянно оглядевшись обнаружила, что вовсе мы не одни, а совсем недалеко от нас плавали ещё с десяток лодок с пассажирами.
  -Что это..? - Изумленно спросила я, и в ответ на мои слова послышались первые слова песни, которую я знала наизусть.
  " Рядом с ним звезды так сияют,
  Рядом с ним спала пелена.
  Как во сне открылось мне,
  Что здесь моя судьба."
  Он с лёгкой улыбкой наблюдал, как я ищу источник музыки, как в поисках, даже бесстрашно выглянула за борт.
  -Глеб..? - Не в силах сдержать своего недоумения и веселья, обращаюсь к нему с улыбкой не хуже чем у Чеширского кота.
  -Волшебных фонариков у меня конечно нет. - Хмыкает он, попутно, что-то вынимая из-за спины. - Но думаю это сойдёт.
  Он протягивает мне синию коробку, украшенную серебристым бантом.
  С восторгом принимаю её в свои руки и сразу же тяну крышку, но Глеб мягко кладёт свою руку по верх моей ладони.
  -Рано. - Отвечает он на мой недоумивающий взгляд.
  Встав со своего места, протягивает мне ладонь, которую я с радостью принимаю.
  С ещё большим волнением полностью подчиняюсь его рукам, что бы оказаться прижатой к его спине.
  Во мне борятся самые протеречивые чувства, мораль и романтизм, а удивление всё нарастает, но при всём этом я не забываю пользоваться моментом и прижаться к рельефному, и крепкому телу поближе.
  Краем глаза отмечаю, что не только мы заняли подобную позицую, кто привстал, кто отложил весла, но абсолютно одинаково было, присутствие двух людей в каждой лодке.
  -Глеееб...
  -Почти маленькая, терпи.
  Весело шепчет он мне на ушко, обжигая тёплым дыханием.
  Волоски на затылке становятся дыбом от такого положения и шёпота, а в коленях обнаруживается внезапная слабость.
  Снова раздаются слова песни, но теперь поёт мужчина.
  " Сколько дней плыл я как в тумане.
  Сколько лет грезил наяву.
  Как я жил, сам не замечая,
  Что во тьме тону."
  -Пора. - Говорит Глеб, положив мне голову на макушку.
  Очарованная его голосом, руках на моих плечах и его всего целиком так близко ко мне, я безропотно подчиняюсь и открываю свой подарок, веса которого даже не ощущаю в руках.
  Восхищённый вздох срывается с губ и в этот миг перед глазами мелькают все цвета радуги, потому что гладь озеро заполняется, разноцветными и пёстрыми красками. Во круг нас кружат, размахивая своими широкими, бархатными крыльями бабочки, их больше сотни, сотни прекрасных бабочек!
  Их было многим больше, чем смогла бы уместить подарочная коробка, но я определённо точно знаю, какие из них мои. С бархатными чёрными крыльями и желтым, слегка золотистым узором по краю.
  Одна из них кружит совсем близко и поддавшись какому-то внезапному порывы протягиваю к ней ладонь. Секунду покружив в воздухе, словно над чем-то раздумывая, она приземляется на вытянутую руку. Без каких-либо логических доказательств, но тем не менее, совершенно точно узнаю в ней свою знакомую. Будто в подтверждение моих не высказанных мыслей, она взмахивает крыльями и зависнув в воздухе на пару секунд, приземляется на кончик моего носа.
  -Чудо. - На этот раз уверенно называю я свою бабочку. - Ты моё чудо.
  Завороженно я наблюдаю, как моя бабочка вновь описует круг во круг Глеба и улетает восвояси.
  "Рядом с ней звёзды так сияют.
  Рядом с ней этот мир расцвел.
  Как во сне открылось мне,
  Что я судьбу нашел."
  
  -Глеб, я не помню, что бы раньше тут проводили такие открытия сезона. - Смущенно я разворачиваюсь к нему лицом. - Это ты сам придумал? - Подобные идеи никак не вязались у меня с брутальным образом моего брюнетика и вопрос поумнее или тактичнее я придумать не смогла.
  -Сойдёт, как подарок на восьмое марта с опозданием? - Интересуется он, отнимая голову от моей макушки и устремляя хитрый взгляд на меня.
  -Ты- самый лучший подарок. - Откровенно говорю я, пытаясь скрыть смущенное лицо. - Это самый романтичный вечер в моей жизни. - Признаюсь я.
  Собственно не стоило рассчитывать на то, что мне позволят скрыть свои эмоции, Глеб ладонью обхватывает моё лицо и заставляет смотреть прямо на него.
  -Значит так ты определяешь этот вечер? - С интересом во взгляде уточняет он, поглаживая большим пальцем мою щеку. - Романтичный?
  Дыхание прерывается и все его вопросы сейчас звучат как гул на заднем фоне. Как можно здраво мыслить когда он так близко и смотрит так прямо?
  Я уже практически справилась со своими эмоциями, когда заиграла другая мелодия, но не менее знакомая, а следом слова.
  "Ты с ней рядом
  Ты с нее не сводишь глаз
  Пусть она молчит сейчас
  Но она так прекрасна"
  О Господи, только не она! Почему Глеб вдруг так ударился в мультфильмы?
  "И в твоих мечтах
  Уже горит на губах
  Твой нежный поцелуй"
  Ох, Сибастьян, кажется я начинаю понимать почему Ариэль тебя так любила.
  На слове "поцелуй", губы Глеба дернулись в улыбке, но он всё так же не отрывал от меня серых глаз.
  -Глеб... - Шепчу я, готовая ляпнуть, что угодно, лишь бы сбить температуру своего тела с сорока пяти градусов по цельсию, в уместные тридцать шесть.
  -Так как? - Он вздернул бровь, намекая на свой вопрос, оставшийся без ответа.
  "Если любишь
  Будь смелей, она поймет
  Посмотри, она так ждет
  И медлить опасно
  И если ты готов
  То не нужно слов
  А нужен поцелуй"
  Я начинаю понимать смысл слов, а вместе с тем чувствую, как щеки начинают гореть огнём, а для Глеба похоже моя реакция не остаётся не замеченной, так как он широко улыбается, своей неизменной улыбкой.
  Я не знаю, что именно для меня хуже, свои эмоции или его улыбка, ведь мы явно не ощущаем одного и того же!
  Разочарование заполняет меня и на секунду возникает мимолетное сомнение. А воспринимает ли он меня как девушку?
  "Ша-ла-ла-ла-ла-ла
  Что же он?
  Похоже, он смущен
  Ну, где же поцелуй?
  Ша-ла-ла-ла-ла-ла
  Слушай нас
  Упустишь миг сейчас
  Потом уж не горюй."
  Предаваться долгому унынию не получается, особенно когда представляешь смущенного Глеба.
  Против воли на лице растягивается весёлый хитрый смайлик. Глеб улавливает ход моих мыслей и будто нарочно склоняется чуть ниже. Так что бы мне было не до веселья и в принципе это оооочень удачная тактика.
  "Все так тихо
  Лодка шелестит скользя
  Времени терять нельзя
  Все так быстротечно
  У нее нет слов
  И не надо слов
  Ей нужен поцелуй"
  -Я кажется понял, почему ты так любишь мультфильмы. - Шепчет он.
  Я не знаю, как именно и что он понял, но совершено точно знаю, что моё сердце бьётся уже во всем теле и вот-вот гразится вырваться наружу.
  Его глаза все ближе и я даже не моргаю, что бы не упустить не одного момента из этой не реальной сказки.
  "Ша-ла-ла-ла-ла-ла
  Смело в бой
  Не бойся мы с тобой
  Ну, где твой поцелуй?
  Ша-ла-ла-ла-ла-ла
  Ты влюблен
  И будет сладок он
  Ваш первый поцелуй"
  Сибастьян все поёт и поёт, а время словно замирает.
  Я с огромным, практически колоссальным удивлением наблюдаю, как Глеб склоняется ко мне.
  -Действительно понял. - Шепчет он мне практически в губы.
  Секунда и он уже настолько близко, что намерения его ясны, как день Божий.
  Его дыхание опаляет кожу и наконец отойдя от шока, я прикрываю глаза, как раз во время, потому что колючая щетина касается моего подбородка и не выдержав колени все таки сдаются, но руки Глеба, обхватывают раньше чем я успеваю осесть на пол, словно он ожидал подобной реакции.
  Закрыв глаза, полностью отдаюсь этим руках и ощущениям, предвкушая самый лучший момент в своей жизни с самым настоящим поцелуем.
  А для обморока мне достаточно уже и ощущения его щетины на своей коже, и в секунду когда я уже хочу ощутить себя абсолютно счастливой...
  -Берегитесь! - Раздаётся откуда-то совсем не из этого волшебного мира, а потом следует толчок.
  Не успев даже осознать ситуации, я отказываюсь в толще темной и холодной воды.
  Всё таки абсолютного счастья не бывает, а все сказки заканчиваются одинаково!
  "Ша-ла-ла-ла-ла-ла
  Вы вдвоем
  Ты слышишь, мы поем
  Ей нужен поцелуй
  Ша-ла-ла-ла-ла-ла
  Все вокруг Твердит тебе мой друг
  Скорее поцелуй....."
  
  
  Паника заполнила все частицы моего сознания практически сразу. Вода была везде, как и не проглядный мрак. Сделав резкий рывок в верх, в страстном порыве выбраться из этой водной глуши, не добилась ничего, кроме как бесполезного дерганого движения. Руки и ноги буквально сковало, возникло ощущение, что кто-то держить за ладыжку, как и тогда, утягивая под воду.
  Я снова была готова звать на помощь, но в этот раз сознание хоть и затуманенное страхом, не позобыло о том, что это бесполезно, к тому же губительно. Из последних сил, борясь с паникой я отчаянно пыталась вспомнить, как именно нужно плавать и уже готова была либо попытаться всплыть, либо погрузится на дно.
  Неожиданно, меня словно по волшебству потянуло на верх и только спустя секунду я осознала, что мою талию крепко обвивает мужская рука, а я неосознанно вцепилась в плечи моего спасителя.
  В следующее мгновение я уже жадно вдыхала столь необходимый мне кислород.
  -...Регина.., маленькая, ты слышишь меня?
  Смутно долетали до меня обрывки фраз.
  Я никак не могла вдохнуть достаточно воздуха в лёгкие и прямо смотрела на темную водную гладь.
  -Регина, ответь мне, прошу тебя. - Меня всё ещё крепко сжимали в медвежьих объятиях и знакомый голос завибрировал в теле.
  Я хотела ответить, успокоить своего спасителя, но всё ещё не была уверенна, что при первых же моих словах не наглотаюсь воды.
  -Регина, счастье моё. - Одним движением руки, меня заставили оторвать взгляд от озёра, принуждая смотреть в глаза мужчине.
  Пару секунд мне пришлось осмысливать, что держит меня никто иной как Глеб. В туманном омуте было столько искреннего страха и сочувствия, что я вдруг осознала, что уже на поверхности воды и никто не пытается утащить меня в глубь.
  -Всё хорошо. - Растерянно зашептала я. - Ты не пострадал, с тобой всё в порядке? - Прижав руку к его щеке, запоздало вспоминаю, что вода то холодная, и он тоже вероятно упал как и я.
  Глеб, склоняет голову на бок и целует тыльную сторону моей ладонью.
  И в этот самый миг над головой раздается страшный грохот. Инстинктивно я прижалась плотнее к брюнетику, а он в ответ сжал сильнее свои объятия, между тем выговаривая сквозь зубы одно за другим проклятия, не совсем цензурного содержания.
  За одним взрывом последовал второй, третий, а на тёмной глади озера заблестели золотистые и белые лучи. Вскинув голову, я поняла причину шума, снопы искр разлетались над головой, это был обещанный феерверк.
  -Ты вероятно не это имел ввиду, когда предлагал смотреть на салюты с озера. - Иронично уточнила я, но вместо ожидаемого веселья, Глеб начал сквернословить ещё активнее. А я меж тем пыталась сдержать смех, который вполне разумно можно было списать на истеричный.
  За своими раздумиями я пропустила фразу Глеба, которая была предназначенна для меня, но не долго гадала над её смыслом, так как он приподнял меня над водой, и в ту же секунду спустял на борт лодки. Я оказалась сидящей на одной из скамеечек, а ноги мои свисали за борт. Полностью забравшись внутрь я хотела было помочь Глебу, но он прекрасно справился и без моего вмешательства, лишь слегка расшатав судно. Помощь предложенную нам с соседней лодки, Глеб пересек одним только своим холодным взглядом. По его красноречивый реакции мне стало ясно, кто именно посодействовал нашему купанию в столь неподходящий момент.
  Мне даже стало откровенно жаль паренька до того он выглядел удрученно. Единственным более менее сглаживающим моментом в напряженной ситуации был принятый Глебом тёплый плед, от которого он по началу тоже собирался отказаться, но бросив на меня короткий взгляд, решил не выказывать холодного призрения к добродушным порывам. А может тому послужило и то, что одеялко протянула молодая девушка, с не менее печальной моськой, чем у её компаньона.
  Глеб закутал меня в плед, будто новорожденное дитя, не принимая во внимание все мои возражения. А слова о том, что и он весь промок и может заболеть, встретил флигматичным заявлением, что никогда раньше простудой не болел, и во время гребли ещё отогреется.
  До берега мы добрались в минут пять не больше, всё это время небо окрашивало разными цветами радуги. Глеб помог мне сойти с лодки, но не совсем тем способом каким следовало, вместо того чтобы подать мне руку, он просто поднял меня на руки и спрыгнул с посудины, совершенно проигнорировав все мои возражения.
  -Твой отец уже вернулся домой? - Спокойно спросил Глеб, будто не его я истерично просила поставить меня на землю
  Божью и хотя бы как-то обтереться одеялом.
  -Нет. Сказал что будет завтра к обеду. - Резко ответила я. - Глеб, прошу тебя, ты промок на сквозь. - Практически хныкала я. - Я могу идти сама и одеяла вполне хватит на двоих.
  -Вирусы мне не страшны. - Глеб ухмыльнулся. - Такой заразе я не по зубам. А твои секьюрити? Они что же совсем идиоты?
  -Меня крышует дедушка. - Призналась я. - Его выбор моих друзей не заставляет нервничать.
  -Прекрасно. - Глеб удовлетворено кивнул. - Значит он не будет против если ночь ты проведешь вне дома.
  -Не стоит рассчитывать на толерантность дедушки в данном случае. - Я с облегчением отметила, что мы уже почти достигли машины Глеба. - Где я провожу свои ночи, его волнует больше чем папу. И это "где" должно быть не иначе как дома, в противном случае, давняя угроза о порке будет исполнена.
  -Не совсем гуманно. Ты так не считаешь? - Глеб открыл пассажирскую дверь авто, усаживая меня на задние сидения.
  -Боюсь моё мнение будет иметь мало веса, если подобное всё же произойдёт. -Я поспешила высвободиться из своего "кокона". - Но пока таких неблагоприятных последствий удавалось избежать, даже в самых опасных для моей попы ситуациях. - На губах заиграла улыбка, стоило вспомнить о моих шалостях.
  -И много было опасных ситуаций? - Глеб иронизировал, это было понятно по шутливому тону.
  Он открыл багажник и что-то вытащил от туда. Какой-то длинный чёрный предмет, яснее я не разглядела.
  -В тринадцать лет я вымазала суперклеем стул его доверенного лица и тот вынужден был встречать партнёров дедушки либо сидя, либо в одном белье. Второе оказалось ему предпочтительнее или он просто решил пойти за другой одеждой, но сути это не изменило, своего начальника и гостей он встречал "по-семейному" и чувствовали они себя "прям как дома".
  Глеб не громко рассмеялся.
  -Зачем ты это сделала? - Спросил он, извлекая из сумки (это оказалось спортивной сумкой) чёрную футболку.
  -Когда дедушка брал меня с собой, хоть и редко был вынужден отвлекаться на важные встречи. Тогда меня вверяли его помощнику, с самыми ясными предостережениями, что за волос с моей головы, кому то придётся отвечать своей головой. Ясное дело я это знала и была мерзопакостной заразой. Не имея возможности меня наказывать и отчитывать он не разрешал мне есть много шоколада, прикрываясь не существующими благородными намерениями и заботой. Само собой в долгу я не оставалась. Короче мы не поладили.
  Глеб покачал головой и протянув мне одежду.
  -Возьми, переоденься. Дашь знать когда закончишь.
  Не дожидаясь моего ответа, он захлопнул дверцу авто и зашагал прочь.
  Я развернула предмет гардероба Глеба. Футболка его была мне велика, практически одного размера с моим сарафаном.
  Особо не артачась, так как сидеть в мокром было по меньшей мере не приятно, начала стягивать с себя мокрую ткань, прилипшую к телу. Волосы благо долго выжимать не пришлось.
  Логично рассудив, что без белья, футболка Глеба будет уж слишком откровенным нарядом, решила, что эти неудобства я переживу.
  -Глеб. - Окликнула я, открыв дверцу авто.
  Он показался через пару секунд, в спортивной обуви и шортах, одетый так словно был разгар лета, а не середина весны. Решив не упускать случая, с энтузиазмом рассматривала Глеба в полуобнаженном виде, старательно скрывая от него свои косые взгляды. Недавний озноб от холода, сменился противоположной нестерпимой духотой. Надо бы сказать брюнетику, что бы не налегал столь усердно на физические нагрузки. А то мало ли чувствительных барышень вокруг, одну я знаю лично. Это я про Настю. Сама я была холодна как лёд. Ага, как лёд в жару.
  -Зачем ты носишь с собой запасную одежду или ты предусмотрел возможность случайного купания? - Уточнила я, когда он соизволил подойти ближе.
  Забрав у меня из рук сарафан, сунул тот в свою спортивную сумку.
  Оглядев меня, в своей футболке, обернутую в одеяло, неодобрительно покачал головой глядя на мои босые ступни.
  -Это для тренировок. Егор увлекается боксом и ему нужен спаринг партнёр, в любое время дня и ночи. - Не совсем ясно, пояснил Глеб. - Укутай ноги целиком.
  Я не стала спорить и сделала как мне велели.
  Глеб захлопнул багажник и занял своё место в авто.
  -Пристягнись. - Коротко велел он.
  Я выполнила просьбу, если это вообще можно было назвать таковой.
  Глеб включил кондиционер. Движение вышло слишком дерганное. В душе моей поселились кое какие сомнения.
  -Ты злишься на меня? - Не желая тянуть кота за хвост, на одном дыхании выпалила я.
  Глеб очень плавно обернулся ко мне.
  -На тебя, за что маленькая, я зол на себя. - Он сокрушенно покачал головой.
  -Глеб. - Я позвала его, бережно прикоснувшись к плечу. - Всё ведь в порядке.
  -Не в порядке. Ты была до ужаса напугана, когда я вытащил тебя из воды. Прости маленькая, я так виноват. - Брюнетик прижался щекой к моей ладони. - Я чуть не обезумел, пока не вытянул тебя из чертова озера... хреновое оправдание... ещё твоя фобия... бл... - Глеб красноречиво выругался, не замечая моего изумленного лица.
  -Ты что серьёзно считаешь, что в чём-то виноват? Глеб не глупи. Это могло произойти когда угодно. - Я крепче обхватила ладонью его щеку. - Не ты ведь столкнул нас в воду.
  Глеб скептически взглянул на меня, но поспешил отвести взгляд, полный вины и самобичевания.
  Я поняла, что слова мои бесполезны.
  -Эй, - Я обхватила его лицо уже двумя руками и приблизила наши лица. - Это был самый лучший подарок, который я когда-либо получала. И даже если бы я заранее знала, что там предстоит немного поплавать, то с радостью согласилась бы на подобное. Главное, чтобы ты был рядом. - Закончив своё признание, я уткнулась лбом в лоб Глеба и подумала, что вероятно это лучший момент, что бы сказать Глебу, ещё о более глубоких чувствах, которые я питаю, но вместо этого выдала неизменное и вечное. - И ещё я кушать хочу.
  Глеб с пару секунду рассматривал моё лицо, которое лучилось от удовольствия, в связи с близостью к брюнетику.
  -Сейчас поедем к тебе, придуприди дедушку, что начуешь сегодня дома у отца, а вот меня придётся проводить контрабандой, потому что я не уйду, пока не удостоверюсь, что ты не простудилась или ещё чего хуже. - Глеб задорно мне подмигнул, наконец перестав хмурится. - Тем более, что моё общество тебе так приятно.
  Я закатила глаза.
  -Это была минутная слабость, я передумала.
  
  Тихо, крадучись на цыпочках, не нарушая абсолютной тишины в доме, я направлялась на кухню.
  Как можно более аккуратно и бесшумно открыла свою дверь, и всё так же тихонько прошагала расстояние до кухни.
  Конспирация была жизненно необходима, ибо существовала реальная угроза потревожить Маму Глеба, и нарваться на ещё одно натирание спиртом или уже чего хуже пропаривание ног.
  Никогда бы не подумала, что у Глеба такие маниакальные наклонности заботливой мамочки. Упаси Боже болеть при нём.
  Радуясь своей бесшумной походке ниндзя, оглянулась на всякий случай и на дверь ведущую в спальню где спал Глеб. Все было тихо и мирно.
  Но план рассыпался прахом, я споткнулась об что-то на пороге и уже приготовилась падать с грохотом и под громкие овации, но к счастью налетела на стену. Секунды размышлений было достаточно, что бы осознать, что стены сразу после входа в кухню у нас не было. А ещё стены у нас дома не дышат мне в лоб недовольством.
  Стоило бы включить свет, но боюсь недовольный взгляд Глеба окажется внушительнее его дыхания.
  -Ты обещала, что позовешь меня, если тебе что-то понадобится. А ещё обещала не вставать с кровати. - Голосом оскорблённым до глубины души порицали меня.
  Что ж, сгорел сарай, гори и хата, лучшая защита это, как говорится, нападение. Раз уж меня всё равно разоблачили. Ох уж эта мама Глеб.
  -Это глупо, я даже не простуженна, а ты ведешь себя так, будто я инвалид. - Я недовольно скрестила руки на груди и этим невольно выставила преграду между собой и им. Хотя вряд ли в темноте мой жест будет оценён по достоинству.
  -Я хочу что бы ты и впредь была не простуженна. Марш в постель. Скажи, что тебе нужно, я принесу. - Командовал Глеб.
  -А если я вышла по нужде? - Сощурив глаза от злости, что это бессовестный человек помыкает мной, съязвила я. - Что тогда? Принесешь мне горшок?
  Глеб хмыкнул у меня над головой.
  -И часто ты ходишь по НУЖДЕ на кухню? - Иронично уточнил он.
  Я почувствовала, что щёки мою начинают гореть. Вероятно это было не лучшее моё высказывания.
  -Дурак. - Я толкнула его в грудь, и развернувшись потопала к себе в комнату. - Принесешь мне горячий шоколад, шоколадные круассаны и мандаришек. Очищенных! - Нагло добавила я, ещё более обозлившись от того, что вместо злости от моего хамство, он испытывает веселье.
  -А мармелад не нужен? - долетает до меня ответ, полный озорной насмешки.
  -Нужен! - Громко кричу я, хлопнув отдуши своей дверью.
  Пущай по ухаживает, коль так приспичило, ещё посмотрим кому будет весело в конце.
  
  *****
  - ...Imi colorai visele-le-le-le
  Dar acum shi cerul meu albastru-i negru
  Imi colorai visele-le-le-le
  Visele-le-le-le,
  Imi colorai...
  Святослав с удовольствием слушал современную песню в исполнении его внучки. Замерев на пороге, он не решался зайти в кухню, опасаясь как бы не спугнуть её порыва. Святаслав всегда мог похвастаться отличной памятью и прекрасно помнил, что его внучка последний раз пела в девятом классе на выпускном. У неё был прекрасный чистый голос и если бы не случай с заглохшим микрофоном и смешки одноклассников, возможно её жизнь была бы связана с музыкой. Но такая казалась бы мелочь, напрочь отбила у неё желание петь при свидетелях. К тому же Святослав лешился удовольствия слушать баллады в исполнении своей девочки. Она просто перестала петь и всё. И сейчас ему было крайне интересно, какие события в её жизни, заставили её вновь напевать любимые песни при готовке еды? Святослав полагал, что подобного уже не увидит, а вон оно как.
  Его присутствие оставалось незамеченным не долго, вскоре его рассекретили, но не стали обвинять в подглядывании, а просто позвали к столу, причём всё так же напевая весёлый мотивчик.
  -Региш, Анатолий всё таки купил тебе шоколадную фабрику ? - Не без интереса спросил Святослав, наблюдая за внучкой, пританцевывающей в такт музыке.
  Короткие придя её волос, (Боже даруй ему терпения!) плавно скользили вверх вниз, а ножкой она выстукивала ритм, пролетая от одного конца кухни к другому, таким образом накрывая на стол. Всю свою челядь Святослав отправил на выходной, прекрасно зная, что Регила сама любит накрывать на стол и ему, и отцу. К тому же не терпит двух хозяек на одной кухне.
  -Неа, - Она звонко рассмеялась. - У меня просто хорошее настроение.
  Святослав недоверчиво нахмурил брови.
  -А ты ничего не хочешь мне рассказать? - Мягко уточнил он, прекрасна зная, что такая тактика всегда подкупала его девочку.
  -А ты папе не расскажешь? - Она зыркнула на него из под бровей и сразу же отвела взгляд.
  -Обижаешь. - Святослав предчувствовал, что тут не обошлось без "друга" внучки, сына Владимира.
  Не зря же она вчера пожелала остаться дома у отца. Святослав позволил, прекрасно осведомленный, что вечер она провела в обществе Шигина младшего, причём у него был отдельный пунктик к тому, за купание его красавицы в холодной воде.
  Он как и её отец видел сотню причин запрещать ей общаться с ним, но в отличии от Анатолия был прекрасно осведомлен, что запреты её только подзодорят. Святослава интересовало вот что, осознавал ли Анатолий, что его слежка за собственной дочерью раскрыта? Едва ли конечно. Скорее всего его зять свято верил в то, что ему одному пришла в голову идея проявить излишнюю бдительность. Узнай его маленькая принцесса о том, что помимо отцовских секьюрити, её всюду сопровождает с десяток его охранников, скандала будет не избежать. Но какого было удивление Святослава, когда он узнал, что за девочкой не устанно следит ещё одна небезызвестная личность. Святославу стоило не малых трудов, что бы узнать в чьём конкретно подчинении находится Олег отвечающий за охрану Владимира и какого же было его удивление, когда он узнал, что непосредственным своим боссом парень считает Егора, старшего сына Влада. С самим Олегом пришлось долго проводить разъяснительную беседу, парень упрямо молчал до тех пор, пока сам Егор не потребовал вернуть начальника своей охраны, узнав куда тот запропастился.
  Личность Егора заинтересовала Святослава не меньше чем личность его младшего брата. Святослав назначил тому встречу, от которой разумеется он не смог отказаться. Побеседовав с глазу на глаз около часу, он пришёл к выводу, что его внучке с этой стороны ничего не угрожает, а так же понял, что вовсе не младший сын является наследником "престола" Влада. Возможно даже Владимир ещё и сам этого не осознавал. И это как нельзя сильнее устраивало Святослава, если бы Глеб и в самом деле рвался бы занять место отца, то ему и нечего было мечтать о "дружбе" с его внучкой. Но собрав достаточно информации о нем, Святославу стало ясно, что всю теневую часть работы выполняет Егор, а Глеб отвечает за "легаг" отца. А говоря о отношении Глеба, к его принцессе, он увидел больше чем достаточно, что бы придти к утешительный выводам. Не каждый рискнул бы ворваться в кабинет к Владимиру с пистолетом в руке, угрожая расправой.
  -Мы тайно общаемся с Глебом. - Шёпотом поведала ему внучка, пристыженно опуская глаза и краснея.
  Святослав не счёл лучшим вариантом говорить о том, что тайна эта известна уже достаточно широкому кругу людей.
  -Вопреки воле отца? - Он покачал головой, мягко укоряя её.
  -Папа не знает Глеба и судит его только из-за того, что отец Глеба не очень добросовестный человек. - Регина недовольно поджала губы, усаживаясь за стол рядом с ним. - Он просто не знает Глеба.
  Святослав наблюдал, как губы его внучки расползаются в счастливой улыбке и не понимал, как мог Анатолий быть настолько слеп, чтобы не понять, что тут его запреты бесполезны? Как бы его зять не ограждал её от Глеба, всё будет бестолку. Святослав уже однажды встречался с таким тотальным упрямством и не сумел его переспорить.
  Но ему ли было судить? Он пожелал сохранить любовь дочери, но потерял многим больше, её саму.
  У него было не меньше причин ненавидить Владимира, чем у его зятя. И эта ненависть всё ещё сочилась в нем, рана, которую он сам посыпал солью воспоминаний, и этому порезу никогда не сужденно было зажить.
  Святослав часто думал над тем, почему имея такую возможность, не убил эту сволочь.
  Возможно потому-что его дочь погибла не от его руки или от того-что Владимир собственноручно наказал виноватого? Нет, это было бы ложью. Просто Святослав не считал это равносильным обменом. Он желал именно наказать его, а не подарить избавление. И вскоре у него появилась эта возможность. Год поисков не прошёл даром и он нашёл слабое место Владимира, и как у любого обладающего властью и силой мужчины, кто бы сомневался, это оказалась женщина.
  Глупышка, по воле случая умудрилась влюбить в себя именно это воплощение диктатора и эгоиста. Святославу даже не пришлось её убивать, она сама мечтала вырваться из этих оков и согласилась бежать стоило лишь намекнуть. Охраник работающий на Владимира, купленный Святославом, быстро сумел найти подход к молодой женщине. Она поверила ему почти сразу, толком не пришлось и стараться. Всё было банально до простоты, прощальное письмо с признаниями, отъезд как неопровержимое доказательство, а потом наивную дурочку расчитывающую на лёгкий исход, вернули её владельцу. Дальше суд вершил сам Владимир. Побег девочки озлобил и без того каменное сердце, закалив его раз и навсегда от всякой романтической хвори и привязанности. Тогда Владимир полностью погрузился в теневой бизнес, подобрав под своё крыло двух сыновей, о существовании которых никто и не знал. Святослав узнал, что с тех пор он завёл себе развлечение, давать каждой, похищенной или взятой под залог, женщине выбор между смертью и перспективой побывать под стадом мужиков, чтобы раз за разом убеждаться, в том что он не единственный мужчина, так подло преданный той, которую любил.
  О, он был наказан, как и Святослав он несёт своё бремя и по сей день, в этом сомнений не возникало.
  -Ты меня вообще слушаешь дедуль? - Региша вырвала его из омута с воспоминаниями, помахивая ладонью перед его лицом. - Ауууу...
  -Да. - Слегка помедлив он кивнул. - Ты рассказывала, что этот твой Глеб подтягивает твой английский? - Уточнил Святослав, опасаясь, что мог прослушать свою принцессу.
  -Ага, а ещё французскому. - Регина, часто закивала головой. - А ещё....
  
  Регина
  
  Самым своим свирепым взглядом из всех имеющихся, я взирала на бессовестное создание, по ошибке именуемое человеком.
  -Глеб, - Я хмурю брови. - Где мой шоколад? Он был вооот тут. - Пальцем тычу в стол.
  -Его там нет. - Равнодушно пожимает от плечами, не отрывая взгляда от книги.
  -Но он там был!
  -Но сейчас его там нет. - По губам скользит лёгкая улыбка. В руках он держал роман Эмили Бронте "Грозовой перевал". - Не могу понять, чем именно тебя зацепила эта книга. - Глеб перевернул сразу с десяток страниц и вновь углубился в чтение, попутно комментируя. - Разве что прекрасное описание существующей жестокости в человеке.
  -Как можно читать через главу? - Возмущаюсь я. - И не сходи с темы! Где мой шоколад?
  -Ты съела уже две плитки, этого более чем достаточно.
  -У тебя в бордачке ещё шесть штук! Отдай, это последняя, ну честно. - Я скромно улыбнулась, скорчив милую рожицу, жалобно глядела на Глеба.
  Он с ухмылкой посмотрел на всё это великолепие, и выдал своё сухое, бессердечное.
  -Нет.
  -Жмот, скряга, жлоб, скупец, копеечник. - Начала перечислять я, все известные мне слова. - Изувер.
  -Последнее не по теме, чистейший поклёп. - Ответил он.
  - Жадина-говядина, турецкий барабан, кто на нём играет- противный таракан. - Выдала я, гордо задрав подбородок.
  Глеб и бровью не повёл, за то сзади раздалось насмешливое.
  -Думаю так жёстко, его ещё никто не оскорблял.
  Развернувшись увидела Егора с баранчиком в руках.
  -Я почти заплакал. - Доверительно сообщил Глеб, переворачивая очередную страницу.
  -Ну-ну мой мальчик. - Егор поставил поднос на стол и салфеткой начал стирать несуществующие слёзы с лица Глеба. - Региночка, больше так не делай. - Он погразил мне пальцем и точь-в-точь был похож на оскорбленную мамашу.
  Признаюсь Егор умеющий шутить, а не только язвить поначалу вызывал во мне желание проверить у него температуру, но в последующем я к этому привыкла. Только находясь с друг другом, в них просыпались остатки былого ребячества и с каждым разом я всё больше убеждалась, что их братская любовь к друг другу, заменяет им любовь отца и матери, которой у них и не было. Поразительная семейная связь.
  -Дурные. - Я закатила глаза.
  Глеб отложил книгу. Всё это время он полулежа располагался в кресле, ноги забросив на стол. А я восседала напротив, но на стуле, бессовестно закинув ноги Глебу на колени, но он возражений не выразил, а потому я и не переживала. Вообще удобный у Егора кабинет, даже диван с плазмой есть, и еды этажом ниже завались.
  -Убрал свои копыта с моего стола. - Егор одним движением руки скинул ноги Глеба со столешницы. Я бы вероятно грохнулась назад, так как осталась без опоры, да ещё и от такого резкого перемещения, но мой стул сзади придержал Егор, дай Боже ему здоровья. - За ним едят, а не кладут на него свои ласты.
  Глеб спокойно взирал на брата, показушно медленно закинул одну ногу на другую, сев в так называемой американской позе.
  -Следующий раз эта ласта будет у тебя в... - Глеб прервался, когда Егор скосил ироничный взгляд на меня, внимательно прислушивающуюся к разговору.
  -Больше так не делай Егор. Это не хорошо. - Хмуро ответил Глеб, проследив взгляд брата.
  Егор язвительно улыбнулся.
  -Мирись-мирись?
  -Пошёл в ... - Глеб опять прервался, тяжело взглянув на меня. - В красочный мир фантазий и грёз. - Выдал он.
  -Нет, пить сегодня не хочется. - Иронизировал Егор, усаживаясь за свободный стул. - Регина, прекрати свои поползновения.
  Я возмущенно уставилась на блондина, который рассекретил мои незаметные передвижения в сторону баранчика.
  Глядя на моё вытянутое в возмущении лицо, Егор по-доброму усмехнулся.
  -Всё что в этом подносе и так приготовленно для тебя.
  Моё сердце растаяло и я послала блонди самую свою добрую улыбку и взгляд.
  Быстро преодалев оставшееся расстояние, приподняла крышку и вновь удостоила Егора взглядом любви, пламенной и нежной.
  Но тут какой-то слишком уж наглый голос заявил.
  -Ей нельзя мороженое и шоколад. Орехи пусть есть и фрукты тоже.
  Егор с интересом взглянул на меня, ревниво обхватившую свой поднос.
  -По-моему, она так не считает. - Сделал он очень и очень верный вывод.
  Глеб поднял на меня недоумевающий взгляд.
  -Не прошло толком и двух дней, как ты упала в холодную воду. Никакого мороженого Регина - Не терпящим возражений тоном сказал он.
  Порозмыслив над тем, что даже попробуй я ослушаться, с Шигина станется уволочь у меня мороженко из под носа, решила прибегнуть к неординарным методам. Грустно-грустно вздохнув подняла печальный взгляд на Шигина старшего и ещё более печально указала взглядом на Глеба.
  Егор по обыкновению своему хмыкнул. Да признаюсь я и сама от себя не ожидала. Но жить надо по ситуации и если сейчас блонди ты отвоюешь моё мороженко, то я перестанут звать тебя белобрысой гадостью.
  -Пусть ест своё мороженое, на её бездонный желудок это вряд ли окажет хоть какое-то действие, помимо чувства удовлетворения. - Сказано сие было не без сарказма, но я решила, что могу попытаться простить блонди его худой юмор. Особенно в нынешних обстоятельствах.
  Я уже со спокойной душой высыпала содержимое одной тарелки в другую, орешки в мороженое, щедро поливая всё шоколадом, но как оказалось излишне самоуверены были мои планы.
  -Нет, я не собираюсь ещё раз собственноручно давать ей возможность простудиться. - Глеб сново вернул мне взгляд, но в этот раз куда более серьёзный. Моя рука с ложкой на пару так и повисли над мороженым.
  -А ты не перегибаешь? - Егор вопросительно вздернул бровь.
  -Я не собираюсь смотреть как она гробит своё здоровье. - Упрямо ответил Глеб.
  Даже мне показалась слегка маниакальной опека Глеба. Звучало так, будто я сейчас собиралась есть не мороженое, а цианистый калий, попутно запивая раствором аммиака.
  -Отлично. - Егор заботливо подтолкнул мою зависшую ручку к тарелке. - Можешь отвернуться или выйти. - Доброжелательно предложил он Глебу.
  Повисло молчание, такое очень громкое молчание. Атмосфера буквально за секунды наколилась до предела.
  Подняв глаза на мужчин, посетовала на своё скудоумие.
  Невероятно глупой была идея прибегнуть к защите одного брата от другого.
  Таких красноречивых взглядов обращённых друг к другу я у братьев до этих пор ещё не видела.
  А хуже всего было то, что Егор всё так же придерживался моё запястье, а Глеб очень выразительным взглядом охватил меня целиком и эту ладонь на моей руке.
  Что-то у меня резко аппетит пропал, вот так сразу, будто и не хотела я никогда мороженого.
  Лёгким движением руки, невзначай откинула прядь своих волос сползающих на щеку, совершенно случайно при этом, локтем опракинув креманку с мороженым.
  Эта жертва не должна была быть напрасной. Со звоном посуда приземлилась на пол и всё содержимое полетело брызгами в сторону, не забыв щедро заляпать Егоровскую обувь.
  -Ой... - Совершенно чистосердечно выдала я. А дальше искренне соврала. - Я не нарочно.
  Сия хитрость сработала, Егор оторвался от изучения Глеба, как собственно и младший Шигин перестал буравить брата.
  Благо теперь у Глеба не возникнет подозрений, что я (Упаси Боже) начала его слушаться. А так всё случайно и я не при делах.
  -Руки у тебя из... - Начал Егор, гневно поглядывая то на меня, то на запачканную обувь.
  -Да-да, я знаю, Глеб меня просвещал. - Заверила я блонди.
  Признаюсь не каждый день я испытываю некие угрызения совести, и уж тем более не по отношению к Егору.
  Сам Шигин старший вытащил из кармана брюк белоснежный батистовый платок и начал резкими движениями руки очищать обувь, незабывая впрочем бросать на меня недвусмысленные красноречивые взгляды.
  -Схожу за водичкой. - Сделав умилительную моську, бочком-бочком стала продвигаться к двери и до тех пор пока меня не успели остановить, выскочила за дверь. Мало ли, с него останется вручить обувь с платочком мне, а это ни есть хорошая идея. Вот вообще не хорошая, совсем.
  
  Егор
  
  -Охринеть методы у малявки! Почему именно моя обувь? - Возмутился он, но сам по неволе проникся симпатией к такому поступку.
  -Не спорю. Это было не разумно, - Глеб утвердительно кивнул головой. - Нужно было опрокинуть всё на твою голову.
  Егор ответил ему парой крепких эпитетов.
  -Что там с купанием, решил таки её утопить? - Покончив с обувью, уже спокойно спросил он. Попутно поднимая с пола посуду, пока мороженое не растеклось и не привратило его кабинет в хлев.
  -Ты знал. - Уверенно произнёс его братец.
  Егор сгримастил недоумевающее лицо, но тщетно.
  -Два дня назад, ты сказал мне про русалку. Ты ведь вспомнил её с первой нашей встречи так? Ты относишься к ней иначе, не так как к другим, я долго ломал голову над причиной, но подобного не ожидал. - Серые глаза Глеба изучающе скользили по его лицу, но Егор был уверен, что ни один мускул на его лице не дрогнет.
  Не было смысла играть в амнезию.
  -Нет. Всё не совсем так. Впервые её лицо показалась мне смутно знакомым, когда ты отправил её на встречу со мной, пряча от отца. Что-то в её внешности закрепилось в памяти. Но и тогда я не вспомнил где уже видел эту мордашку. К тому же она повзрослела. Вспомнить и наконец прояснить назойливые мысли помог её умоляющий взгляд брошенный в кабинете отца. Не будь ты так поглощён своим гневом, возможно тоже проследил бы аналогию. Она смотрела так же когда я вытащил её на берег, так же сжимала губы, хмурила лоб. Но ты не прав в одном, это не определило моего к ней отношения. Как говорится "дела давно минувших...". - Егор прервал свою речь, наблюдая за реакцией брата.
  -Почему ты не сказал мне сразу? - Глеб потёр подбородок.
  -Что было то прошло. Разве это что-то изменило бы в твоём отношении к ней? Но как ты узнал? В ту ночь ты и сам был в горячке от потери крови, а на утро толком не узнавал меня. - Егор заинтересованно выгнул бровь. - Это ваше совместное купание так прояснило твою память?
  -Нет, Регина рассказала почему боится глубины. - Глеб раздраженно провёл рукой по волосам, взъерошив те. - А ещё об интересном случае произошедшем в ту же ночь, драке, где пострадал только один человек.
  -Ей нужно в сыщики. - Егор закатил глаза. А потом напряженно замер. - Погоди, а она..?
  -Нет. - Глеб покачал головой. - Помнит только как её утянули на дно, а потом очнулась на больничной койке.
  Егор вздохнул свободнее.
  -Надеюсь ты не считаешь долгом чести освежить её память?
  -Я что похож на идиота. Если бы возведения тебя в рыцари я и смог бы пережить, то её реакцию на "юмориста" едва ли. Она не успокоится пока не отведет душу, в этом я уверен. - Глеб нахмурил лоб, нервно выстукивая барабанный марш, время от времени бросая косые взгляды на дверь.
  -К слову о Воронском. Ты в курсе, что этот клещ выпивает кровь малявке? Он то, я уверен, понятия не имеет, что чуть было не угробил малышку. Но планомерно пытается навязать ей свою персону. Думаю мой намёк на то что он может решится "крыши" слегка остудил его пыл, но не мне говорить тебе о его упертой натуре.
  -Вот как. - На губах Глеба заиграла злая усмешка. - Помнится я задолжал ему. - Братец провёл рукой по левому боку живота, когда-то порезанному. - Не хорошо быть в должниках.
  Егор не без волнения прослеживал изменения на лице брата. Его тон, как впрочем и обещание не предвещали ничего хорошего.
  -Не перестарайся. - Предостерёг он. - Живым он приносит больше пользы.
  Глеб вопросительно взглянул на Егора.
  -Что это? Любовь к ближнему своему? - Иронично поинтересовался он.
  -В какой-то мере. -Егор откинул голову назад, жалея что сейчас нельзя было открыть бутылку рома или виски. Вряд ли его брата вдохновит идея пить, когда в любой момент в кабинет могло войти Чудо. - Анатолий чахнет над тобой, как Кощей над златом, он уже трижды поднимал архивы, перерыл кучу дел, Бог знает как умудрился даже найти тех кто ушёл в отставку в "тень", а ты хочешь так подставится? Мокруха будет приятным дополнением ко всему, что он уже надыбал. И как тогда будешь смотреть в глаза своей принцессе? Знать прошлое и узнать в настоящем очень разные вещи. Её отец использует любую возможность, наш тоже. Не давай этой возможности.
  Глеб прикрыл глаза, пару секунд оставался погруженный в свои мысли.
  -У Влада будут проблемы и он должен знать их корень. - Он растянул губы в многообещающей улыбке. - Помнится мне его отец так и не узнал, кто обворовал его на пару миллионов.
  Егор был заинтригован .
  -Решил облегчить душу и покаяться?
  -Я, нет. Думаю слить подельника будет достаточно для отпущения грехов. Тогда Воронский старший в благодарность за оказанные услуги подчистит архив на пару папок, которые как оказалось ещё имеют место быть.
  Егор тихо рассмеялся.
  -Этот идиот даже не удосужился узнать кому сплавил папкины документы?
  Глеб хмыкнул.
  -Он до сих пор наивно ждёт свою долю и свято верит в её фактическое наличие...
  Глеб прервался, ручка двери дернулась.
  -Не везёт малышке на Владов, хоть то Владислав, хоть Владимир. - Едва слышно заметил Егор.
  Но Глеб услышал.
  -Значит придётся ограничить их общение. - Мрачным тоном ответил он.
  Дверь техонька открылась и в появившуюся щель пролезла рыжая головка, а затем не обнаружив ничего опасного по отношению к своей любимой персоне, полезло и всё остальное. В руках у неё был огромный (в сравнении с ней же) кусок хлеба с колбасой, что-то наподобие бутерброда, но колбасы было значительно больше.
  Сама мелкая старательно пережевывала еду, как ей наверняка казалось незаметно. Отсутствие обещанной воды подтвердило доводы Егора, что обувь его пострадала не случайно, а кто-то просто хотел слинять и разрядить обстановку.
  -Ты попросила есть и тебе дали "это"? - Егор недовольно посмотрел на горбушку с колбосой. Намечалось увольнение "кулинара".
  Регина отрицательно замотала головой.
  -Я попросила горячий хлебушек. - Она пожала плечами, встретив два недоумевающих взгляда. - Он пах вкусно. - Но мне дали ещё суп и мясное рагу. Слезно умоляли съесть хотя бы немного мяса или супчика. Но так как я отказалась, милый дядя налил мне тёплого молока и ещё сделал бутерброды, сказав, что-то типо "я пытался" и просил молится за его душу, если в следующий раз я его не увижу. Забавный однако.
  Глеб ухмыльнулся, как и сам Егор.
  Увольнение можно было отложить до более подходящих времён.
  Молодец Антон, уловил суть с его лаконичного и емкого "Кормить на убой или на убой пойдёте вы." Учитывая факт их постоянных встреч в его кабинете, иногда с ним, а иногда без, это предупреждение было весьма к стати. Теперь её будут кормить в любое время дня и ночи, даже если она завалится в четыре утра домой к самому Антону. Может так Глеб будет меньше печься над своей малявкой, когда будет ехать к ней сюда после учёбы или работы. Егор воображал свой кабинет пристанищем для Ромео и Джульетты, а себя каким-то чёртовым покровителем. Кто бы мог подумать... Как вообще случилось подобное?
  
  Регина
  
  -Регина твою ж налево, живо слазь с дерева... - Егор в яростном порыве сжал кулаки да так, что костяшки пальцев побелели.
  Очень плохой способ меня задобрить, скажу я вам.
  Посильнее обхватив свой ненадежный стебелёчек, который подозрительно трещал, ответила:
  -Нет!
  -Ты мелкая засранка, заноза в заднице, ярмо на шее...
  Я возмущенно подавилась воздухом. Кто учил этого типа дипломатии? Пристрелить обоих.
  -Ты знаешь ли тоже не швейцарский шоколад.
  Сняв один из своих кроссовок, запустила ласточкой в это, в конец зажравшееся, хамло. К сожалению реакция у него была на уровне и от первого он увернулся, зато второй попал в плечо. Жаль конечно, что не в лоб, но тоже не плохо.
  -Ты исчадье ада, фурункул на ж..пе. Живо слазь вниз, пока я..
  Не успела я высказать Егору пару ласковых в ответ на столь грубый моветон, как позади раздалось хмурое.
  -Что тут происходит?
  Повернув голову увидели брюнетика стоявшего позади с охапкой сухих веток в руках.
  -Глеб! Скажи своему братцу придурку чтоб убрал свою страшную рожу с общего фона. Он не даёт мне наслаждаться прикрасами природы.
  Страшная рожа стала ещё более свирепой на вид.
  -Ты понаслаждаешься ими вдоволь, когда я подвешу тебя к этому дерьву за ноги.
  -Я же не специально выкинула твой ноутбук в пруд. Я случайно! - Завопила я, когда свирепый мужчина с кристально ясными намерениями вцепился за одну из веток.
  -Что ты сделала с моим ноутбуком? - Подозрительно спокойно спросил Егор.
  -Эм, а ты не из-за ноута разозлился да? Понимаешь...
  -Если ты его убила, то твоя душа полетит следом за ним. - Егор отпустил бедный сучок и с лицом "кирпич" направился в сторону поляны.
  Глеб окликнул его и передал ему свою поклажу.
  -Ты ведь не испортила его ноут. - Уверено заявил Глеб, стоило Егору исчезнуть с наших глаз.
  -Нет. Просто надо было же как то его отвлечь. - Не стала я отрицать.
  -Тогда объясни мне почему ты на дереве, а Егор в бешенстве? - Брюнетик подошёл вплотную к дереву.
  -Потому-что он балван!
  -Хорошо, - Глеб хмыкнул. - А как насчёт дерева?
  -Это всё он виноват. Психованный тип. - Я решила выложить всё как на духу. - Я всего лишь случайно попала горячим угольком ему на кроссовок и он прожег его. Разве это моя вина. - Я развала руки в стороны, но быстро вернула их на место, услышав до боли подозрительный хруст. - А потом когда убегала, случайно перевернула тазик с замаринованным мясом и стукнулась об ведро с водой, а она, вода всмысле, затушила костёр. - Я страдальчески повздыхала. - Когда он совсем уж расверепел я забралась на дерево, предварительно пробежав километровку.
  Глеб все это время внимательно наблюдал за мной, а его губы то и дело дергались вверх. Наконец он сдался и уперевшись лбом в ствол дерево, заливисто рассмеялся.
  -В этой жизни он ценит две вещи, еду, своё мастерство повара и свою машину. - Пояснил он мне сполна насмеяашись над бедной мной. - Ты покусилась на святое. Хорошо хоть машину его не подожгла, боюсь тогда я бы не успел спасти свою принцессу. - Глеб хмыкнул.
  Я даже сердится на него за отвратительный юмор перестала. "Его принцесса" как прекрасно звучит. Кажется я таю. Вдруг настигла внезапная мысль и видимо я очень сильно изменилась в лице, что Глеб сразу заметил.
  -Что маленькая?
  -Где находится ноутбук Егора? - Предчувствуя ещё одну грозу, которую мне не пережить, спросила я.
  -У него в машине, на сидении или на панели.
  Больших уточнений не понадобилось.
  Раздался башенный вопль среди которого я очень чётко разлечила:
  -Регина!!!!
  -Я нечаянно. - Прошептала я, а на изумленный взгляд Глеба пояснила. - Когда убегала от него, случайно браслетом задела его машину. - Я подняла руку, демонстрируя своего массивного железного дракона.
  И кто бы мог подумать, вместо сочувствия Шигин опять расмеялся!
  -Твой магнетизм решил пройтись по всем Шигиным. - Сквозь смех выдавил он. Только я ничего смешного не находила!
  Но мало мне было бед, как подозрительный хруст перешёл в не менее подозрительный треск.
  -Папа!
  Лечу, лечу как ласточка в прекрасный весений день, лечу аки журавлик.
  Ору, ору как младенец в момент рождения, ору аки резаная.
  Падаю, падаю, галантно, грациозно, как корова на люду. Но! Падаю не на землю, что уже прекрасно. Открываю один глаз. Дежавю, лицо брюнетика.
  -Я бы сказала как я тебя люблю... - Говорю я.
  -Я бы послушал. - Он улыбается.
  -Ну не хочешь, не надо. - Пожимаю плечами, а мой брюнетик смеётся.
  Интересно, люди второй раз влюбляются в одного и того же человека, не успев даже разлюбить?
  Глебушек смотрит на меня, а мне надо как-то уйти с темы, но кушать я на этот раз не прошу.
  - Неси меня олень,
  В свою страну оленью,
  Где сосны рвутся в небо,
  Где быль живет и небыль!
  Глеб сощурил глаза, поглядывая на мою довольную моську.
  -Ещё слово и пойдешь пешком. - Пообещал мне брюнетик с серьёзным лицом.
  Я по удобнее устроилась в мужских руках.
  -Хорошо капитан. Только притормази у той гавани, - Я указала пальцем в нужном направлении. - Нужно поднять мои якоря. - У пеньков сиротливо лежали мои кроссовки.
  Глеб покачал головой.
  -Ты неисправимая вредина.
  Я хмыкнула. Комплименты пошли.
  *****
  Вкусный запах мяса,
   я учуяла ещё до того момента, как мы вышли на нашу полянку, точнее до того как меня вынесли на неё.
  Собственно зверское лицо Егора, я тоже рассмотрела сразу. Поплотнее прижавшись к Глебу, уткнула своё милое личико в его грудь. Закон с детства, если я не вижу бабайки, значит её нет.
  -Слезай обезьянка. - Прошептали мне на ушко и плавно отпустили на землю.
  Я конечно же не была согласна с таким положением дел, но возражать не решилась.
  Повернувшись спиной к бабайке, рассматривала те самые прикрасы природы. Позади раздался смех и звук удаляющихся шагов.
  Всё таки майские выходные это классно, особенно на природе, особенно если кто-то не получит майского пенделя.
  Собственно, наслаждалась видом я не долго. Завязался разговор между двумя Шигиными и я искренне надеялась, что мой брюнетик отстаит моё право на существование. Но как я не прислушивалась, услышать хоть что-то, мне не удалось. Разговор шёл на пониженных тонах, но и это моя оптимистичная натура восприняла, как хороший знак.
  -Саркастик, дуй сюда, обед уже готов.
  Через минуту позвал меня Глеб.
  Я настороженно обернулась. Несмотря на благожелательный тон Глеба в чудо я верить не стала.
  Брюнетик весело улыбался, наблюдая за моим напряженным лицом. Стоило мне скосить глаза на Егора, как губы его растянулись в язвительной усмешке. Каких-то агрессивных эмоций на лице блонди найдено не было.
  Решив не давать поводов блонди ухмыляться дальше, гордо зашагала в их направлении, но позабыла, что позабыла завязать шнурки и забывчивость моя сыграла со мной злую шутку. На первом же шаге я споткнулась. Как не странно, в мою сторону синхронно двинулись оба Шигиных. Благо я удержала равновесие. Послав обоим милую улыбочку, в душе прокляла злосчастнуо обувь и попихала проклятые ниточки в кроссовки.
  -А завязать не вариант? - Уточнил Егор, подбегая вместе с братом ближе.
  -Я не умею. - Призналась я в постыдном, яростно дергая по-сути ни в чём не повинные шнурки, чувствуя как алеют щёки от смущения.
  -И почему я не удивлён? - Иронично спросил голубоглазый. Вопрос был похоже риторический, так как не дожидаясь ответа Егор развернулся и зашагал прочь.
  -Серьёзно? - Изумленно спросил Глеб, приседая на одно колено рядом со мной. - А как же банты на твоих косичках?
  -Серьёзней не бывает. - Хмуро ответила я, злая на собственную глупость.
  Но сердце сразу же залило теплом, от того, что он помнит, как я повязывала ленты на концах косичек. А это было аж несколько месяцев назад! До того, как я состригла свои космы. - Папа научил, он завязывал мне их на протяжении лет десяти, начиная с детского сада. - Я пожала плечами. - Обычно спортивную обувь я беру на липучках. Но точно такой не было. - Я отвела ногу, что б он мог рассмотреть изображение волка из "Ну, погоди!" на моём кроссовке, потом те же манипуляции проделала с другой ногой, демонстрируя зайца.
  Губы брюнетика дернулись и я уже морально подготовились к язвительным замечаниям, но это так и осталось улыбкой.
  Он остановил свои туманные глаза на моём лице.
  Вдруг ни с того, ни с сего пальцами провёл по моим волосам, заправляя за ухо, маленькие косички в которые я вплела нитки с бисером.
  -Ни разу в жизни я не встречал подобных тебе. - С доброй улыбкой, произнёс он, всё так же наблюдая за моим лицом.
  Пальцы скользнули от уха к щеке и невольно я сделала глубокий вдох.
  Не знаю что происходит, но однозначно мне это нравится. Если это моего брюнетка препекло солнце, то я буду гулять с ним под солнцем ежеминутно.
  Сердце забилось с удвоенной силой, в голове мелькали картины нашей поездки на озёра. Его недвусмысленные намерения, как он склонялся ко мне, его тёплые пальцы на моём лице.
  Мы ведь так и не заговорили об этом и возможно сейчас был тот самый момент, когда...
  -Вы так и отобедаете не сырой земле? - Заинтересованно раздалось откуда то сзади и мне пару секунд пришлось осмысливаться сказанное.
  Чёрт! Умеет он влезть ни .к месту!
  Глеб уже обернулся к брату и что-то ему ответил. Потом сново развернувшись ко мне, как то уж слишком ловко поймал мои ножки и зашнуровал таки обувь.
  -Ой... - Выдала я, глядя на два бантика.
  -Именно. - Ответил Глеб, встав с колен.
  Он протянул мне руку и разумеется я её приняла.
  Брюнетик по-доброму улыбался мне.
  -А что ты сказал Егору, больно довольная у него моська? - С интересом спросила я, наблюдая за блонди, который готовил нам шашлык.
  -Да так, пообещал одну безделушку. - Глеб пожал плечами.
  Я хотела продолжить распрос, но мы уже подошли совсем близко к нашему костру и Егор всучил мне шампур с нанизанным на него кусками баранины, который источал просто восхитительный аромат мясца.
  Что ни говори, не зря Глеб придумал отдохнуть на природе, а я не зря позвала Егора с нами. Повар из него выше всяких похвал!
  
  Егор
  
  Уложив наконец последние вещи, Егор захлопнул богажник своего авто.
  -Ты собираешься её будить? - Поинтересовался он у брата.
  Глеб сидел на бревне, удачно заменившем им скамью и лениво перебирал в руках пряди ярко рыжих волос, переливающихся красноватым оттенком.
  Регина, удобно устроилась на едиственной раскладной лежанке, которая по-сути и была взята для неё.
  Чудо спокойно посыпывала в своём ложе и сон её похоже было ничем не потревожить. Ни сгущающимися сумерками, ни лёгким ветром. Но то было в принципе не удивительно. Любой мог спать спокойно, не испытывая дискомфорта, когда на нём ежеминутно поправляют плед и неустанно гладят по волосам. Хотя на счёт второго Егор был не уверен, его бы такой покой скорее напрягал.
  -Нет. Я отнесу её сам. Пусть спит дальше. - Братец всё так же продолжал седеть на месте.
  -Она всегда засыпает так рано?
  Действительно, не было ещё и восьми часов вечера.
  -В зависимости от усталости. У неё своеобразный режим. Её может начать клонить в сон и в четыре часа, если она вымотается за день.
  Глеб с улыбкой заботливой мамы, смотрел как Регина морщит носик, недовольно натирая щеку кулоком.
  Если бы когда то раньше Егор увидел, как Глеб с подобной нежностью наблюдает за девушкой, то престрелил бы его, дабы избавить от мучений.
  Но как бы глупо и унизительно для него самого это не звучало, Егор испытывал ужасное чувство понимания. Его собственные эмоции были не аналогичными, но очень схожими. Осознание этой мысли выбивало почву из под ног, а желание оказаться сейчас на месте брата, сводило с ума своей навязчивостью.
  Сегодня он однозначно не поедет домой. Нет. Забьеться в дальний уголок в клубе и закажет пару бутылок рома. Может тогда Оля опять обретёт свою неземную привлекательность и вытеснит нежелательные мысли с его головы.
  -Пойдешь сегодня в клуб? - Сжимая ладони в кулаки, спросил он. - Подружка Оли весьма непрозрачно намекала, что не откажется снова делить свою постель.
  Егор надеялся, что напряжение в голосе, останется незамеченным его братом. Так и вышло.
  Глеб задумчиво нахмурил брови, но лицо его просветлело, стоило ему снова взглянуть на мелкую заразу.
  -Нет, я обещал что сегодня останусь с ней. - Брат тыльной стороной ладони провёл по лицу Регины.
  -Ты теперь в чести у Корсова? - Насмешливо поинтересовался он, не отрывая взгляда от содрогающихся ресниц девушки.
  -Он снова в командировке. - Глеб пожал плечами. - А обойти его охрану не составляет труда. - Было бы сложнее, будь Беркут так же настроен, как и Анатолий.
  -Но дедушка, потакает внучке. - Констатировал Егор.
  Глеб просто кивнул.
  -Рано или поздно папочка поймёт, что ты косвенно причастен к причине его частых отъездов. - Он задумался. - Тогда скандала будет не избежать.
  Но Глеб и тут не изменил своему хладнокровию.
  -Разбёремся.
  Егор решил пока закрыть эту тему.
  -Точно не хочешь поехать? Наверное и позабыл, что девочкам можно не только вытирать сопли. - С намеком насмешливо поинтересовался Егор.
  Но похоже сегодня его брат, вопреки обыкновению, решил стать ледяной глыбой и его душевное равновесие было не пошатнуть.
  Егор же напротив, был слишком импульсивен, что в принципе было ему несвойственно.
  -Нет. - Глеб хмыкнул, не отвлекаясь впрочем от своего чада. - Она обидется. Не поймёт.
  Наклонившись над её лицом, легко коснулся губами виска Чуда и в тот же миг аккуратно оторвал её от лежанки.
  Уложив её голову на сгибе локтя, направился к своей машине. Малявка и бровью не повела и продолжала безмятежно спать, еле слышно втягивая воздух в слегка преоткрытый рот.
  Егор опередил брата на пару секунд и открыл дверь авто, что бы облегчить "упаковку этого багажа".
  Открыв багажник "Ауди" покидал туда сложенные рядом сумки и лежак. Покончив с этим и захлопнув крышку, Егор направился к своей машине, не обременяя себя прощальными речами.
  Тем более брат его был занят делом государственной важности. Поправлял, сползшее, одеяло.
  Уже плавно съезжая с поляны на широкую лесную дорогу, Егор просигналил брату и не дожидаясь ответной реакции, поехал быстрее.
  Какого черта спрашивается? "Она обидется. Не поймёт..." Почему его вообще это так интересует? Или он серьёзно верит, что она уверенна в его монашеском образе жизни? Дитя дитём, но лет то ей уже восемнадцать. Не может же она верить до сих пор в аистов и капусту. Даже её взглядов в адрес его брата достаточно, что бы понять, что не о крыльях и нимбе она думает глядя на него. Как Глеб мог этого не видеть? Может это присутствие мелкой так резко ухудшает работу его мозговых клеток?
  А самое главное, какого хрена, его самого, Егора, это интересует? Мать его так. Ну вот нахрена ему об этом думать? Не пятнадцать лет Глебу, сам разбереться. Но ведь он не только о брате думает.
  Егор ещё сильнее разогнал авто. Нужно было выкинуть эту дурь из головы и он знал как это сделать.
  
  
  Регина
  
  Лёгкой поступью шагая по паркету, я шла тихонечко к двери в гостевую комнату.
  Перехватив поднос одной рукой, другой аккуратно отварила дверь.
  Мои расчёты оказались верны и Глеб все ещё спал.
  На этот раз он потрудился разложить диван и скинуть с себя футболку.
  Волосы его были взъерошины, глаза сомкнуты, а губы упрямо поджаты. Меж бровей пролегала морщинка. Как всегда, хмурился даже во сне.
  Моему бестыжему взгляду представился потрясающий вид на широкую спину. У него даже спина была загляденье! Вот если б ещё простынку убрать, всё равно ведь на нём брюки, его скромность не пострадает. Разозлившись на свои похабные мысли, с силой опустила поднос на тумбочку. Раздался глухой удар и я посетовала на собственную глупость, перевела взгляд на своего брюнетика. Благо он всё так же безмятежно спал.
  Лёгкая щетина на его лице, превысила свою обычную длину, но даже это смотрелось невероятно красиво.
  У меня начинает складываться впечатление, что этот мужчина и совершено лысый, без волос, бровей и бороды, будет чертовски обоятелен.
  Не удержавшись, ладонью прикоснулась к его щеке. Ему ж можно. Почему бы и мне не попробовать? Но уже при первом прикосновении я поняла, что мне подобного делать не следовало. Ладони моментально вспотели, а сердце бахнуло вниз.
  О, Боже... Я отняла свою ладонь от его лица и склонившись изучала своего Глеба. Он всё так же спокойно спал. Почувствовав свободу и безнаказанность, на этот раз куда более медленно и плавно, я вернула ладонь в исходное положение. Немного погодя, очертила пальцами контур подбородка и в конец осмелев спустилась к шее. Словами было не передать, какие молнии в этот момент пронзали мою ладонь. Это было просто... Восхитительно!
  В конец обнаглев и потеряв скромность вместе с рассудком, я подумала, что сейчас, в этот момент я могла бы и...
  Но домыслить мне не представилось возможности, мою ладонь крепко сжали, а где то в районе талии приземлилась огромедная лапище и потянула к себе.
  Не удержав равновесие я плюхнулась на кровать, проборматав что-то неясное даже мне самой, но походящее на какие-то разъяснения.
  Подмяв моё маленькое тельце, под свою огромную тушу, Шигин наполовину развалился на мне.
  -Глеб... - Испуганно позвала я.
  -Не балуйся. - Ответил он мне, хриплым голосом и затих.
  Так прошло около минуты, сердце под моей рукой равномерно забилось и я поняла, что он заснул, если конечно вообще просыпался.
  -Глеб. - Вновь сделала я попытку, но безрезультатно.
  И вроде как бы неудобно, я ж маленькая, а он ого-го какой, но мою голову осенила чудная идея.
  Я же тут не причём, в кровать к нему не лезла, так слегка потрогола, но я ж ради науки, не для себя. И сейчас я могу невзначай так прикоснуться к его плечу. Собственно, это я и сделала. Признаюсь, это вызвало во мне бешеный восторг. Дыхание сперло, а смелость в душе крепла, на прочь выбивая совесть и приличия. Плавно переместив руку, коснулась ключицы, отпустила руку чуть ниже. О всяких неудобства в виде большого тела, я позабыла напрочь.
  Опустив ладонь ещё ниже коснулась широкой груди, но преградой стало собственное прижатое тело и пришлось обойти этот участок кожи, проведя пальцами во круг моя ладонь преземлилась на мышцы торса мужчины и возможно я бы так и провела всю свою оставшуюся жизнь, наслаждаясь этим новым нереальным ощущением, если бы другой ладонью не почувствовала, как сердце под моей рукой забилось чаще. Испугавшись, что меня могут улечить в таком постыдном занятии, отдернула ладонь и от греха подальше совсем отвела руку в сторону. Лучше провалиться сквозь землю, чем спалиться в таком распутном поведении. Но к счастью страхи мои оказались напрасными, и Глеб так и не открыл глаз, а его сердцебиение нормализовалось через пару минут. Больше я экспериментировать не решилась.
  Глеб проснулся только часа через полтора, когда всё моё тело уже потеряло надежду когда-либо вновь обрести чувствительность.
  -Маленькая, ты что тут делаешь? - Поинтересовался он, приоткрыв один глаз.
  -Лежу. - Как на духу созналась я слегка смущенно. Всё таки не так часто я вижу его лицо в такой непосредственной близости.
  -А почему ты тут лежишь? - Всё так же хрипло поинтересовался он, немного приподнимаясь и уклоняясь в бок так, чтобы не налегать на меня.
  Вместо ожидаемого облегчения, я ощутила лёгкое разочарование.
  -Ты меня сюда уложил.
  -Как так? - Глеб изумлено глядел на моё лицо.
  Я поняла, что кому-то явно сном отшибло память и решила воспользоваться ситуацией.
  -Выволок меня ночью из кровати, протащил за ногу через весь холл, а потом ещё и плюхнулся на меня. - Самым своим скорбным голосом повествовала я.
  Но вместо ожидаемых извинений и слезливых клятв получила только один откровенно недоверчивый взгляд.
  -Я пришла поздравить тебя с праздником, хотела разбудить на чашку горячего кофе, начала тебя теребить, а ты сграбастал меня в охапку и использовал вместо подушки. - Слегка искажая действительность, сказала я правду.
  Но взгляд его не изменился.
  -Ну честно! - Я скосила глаза на поднос который оставила на тумбочке. - Кофе уже остыл.
  Глеб сжал губы.
  -Прости, ничего не помню. - Он нахмурил лоб. - Ты в порядке?
  Я улыбнулась своему брюнетику.
  -У меня атрофировалось пару конечностей, но я уверена завтрак который ты приготовишь вернёт их к жизни. - Для пущей убедительности ссимулировала свою недееспособность, жалобно постанывая.
  Но по-моему, мне не поверили.
  -Шантажистка. - Глеб ухмыльнулся. - Будет тебе завтрак. Что хоть за праздник сегодня? - Весело поинтересовался он.
  -День меня! - Гордо вздернула я голову.
  -Бааа, а с каких пор в России празднуют День ленивых, отвратительно симулирующих недуги, Саркастиков? - С неподдельным интересом поинтересовался он.
  За что тут же получил ладошкой по лбу.
  -Сегодня день Солнца, болван !
  -Так суть одна, ты по-любому всех допекаешь! - Смеясь отвечал он.
  Дальше было уже не до разговоров, мои атрофированные конечности вернулись к жизни и занялись избиением всяких наглых особей мужского пола. Ибо не надо инсинуаций!
  Егор
  Он проснулся раньше Оли, Слава Богу. Только открыв глаза, он по абсолютной тишине в квартире понял, что в этот раз удача улыбнулась ему. Привстав с дивана, взглядом отыскал свои вещи. Одевался он быстро и бесшумно, не желая разбудить хозяйку квартиры. Уйти до её пробуждения было целью номер один, купить минералки, целью номер два. Но когда он уже покончил со своей экипировкой, покинув уютный зал, направился в прихожую, на одной полке со своей обувью нашёл бутылку минералки в которой ещё плавали остатки льда.
  Она всегда неизменно держала ту в морозильной камере для него. По крайней мере он так думал. Ведь он никогда не предупреждал о своих визитах заранее. А когда он покидал её утомленную ночными развлечениями, и перебирался с её спальни на диван в зал, она доставала эту бутылку и та таяла всю ночь, а утром он находил её неизменно холодной с кусочками ещё не растаившего льда. Всего лишь единожды он спросил нет ли у неё холодной минералки и после этого она всегда запасалась той для него. Это уже было подобно какому-то обряду. И каждый раз просыпаясь по утру в этой квартире, он надеялся, что не найдёт тут злосчастной бутылки, а вместе с ней из его жизни исчезнет, это колоссальное влечение к этой женщине, которое он испытывал только будучи пьяным. Но нет, всё повторялось снова и снова.
  Забрав живительную жидкость, он достал из кармана брюк с десяток крупных купюр и оставил их на том месте, где лежала бутылка. Он никогда не утруждал себя покупкой подарков, типо цветов и драгоценностей, разумно предполагая, что сама она лучше знает, чего хочет, а он может в этом деле просто прогадать. Разумеется ни разу не задумываясь о том, как оскорбительно может быть его поведение. В его понимании это был самый лучший вариант. А её взглядами он по интересоваться не утруждался. Открыв дверь, он так же бесшумно захлопнул её, зная, что замок сработает автоматически и Оля будет в безопасности. Это было его первое и единственное изменение в её квартире. Он не хотел будить хозяйку по утрам, а потому сменил замок, после третей или четвёртой встречи с ней, когда осознал, что одной встречной тут точно не обойтись. Она не возразила, собственно она никогда ему не возражала. Идеальная женщина. Но к счастью не для него.
  Путь до машины он преодалел быстро. Уже открыв двери авто, бросил короткий взгляд на площадку перед подьездом. Справа большими неоновыми буквами было написано "ГАСТРОНОМ". Поразмыслив с секунду, решил всё таки взять ещё одну бутылку живительной жидкости, ведь та что была в руке уже подходила к концу.
  Магазин был не большим и стоило ему только зайти в помещение, как в нос ударил запах карицы и ванили.
  -...Мне есть восемнадцать женщина, дайте мне эту чертову бутылку в конце концов.
  Егор толком не успел разглядеть говорившую, но её голос показался ему смутно знакомым.
  За прилавком стояла слегка полноватая женщина летов эдак сорока. Напротив неё стояла хрупкого типа девушка и как Егор понял, именно ей и принадлежал этот бархатный с хрипотцой голос. Егор видел только её хрупкий стан и смолистые волосы рассыпаные по плечам, но этого было достаточно, что бы узнать девушку, которую он сбил не так уж и давно.
  Егор поразился переменам произошедшим с этим необыкновенным созданием. Всего пару месяцев назад он не дал бы ей и четырнадцати лет, а сейчас она выглядела на все шестнадцать. Худощавые формы её тела конечно не преобрели ещё плавных изгибов и лицо её сбоку не казалось взрослее, но сама она однозначно прибавила в весе и черты её лица уже не выглядили так отталкивающе.
  Между тем спор продолжался.
  -Мы не продаем алкоголь несовершеннолетним. - Женщина скрестила руки на груди и упряма поджала губы. - А если вам есть восемнадцать юная леди, то соизвольте подтвердить это.
  -О зласчастный рок нависший надо мной, сжалься и прояви же милосердие надо мной упавающей на твою милость. Даруй этим смертным созданиям, невидящим ничего кроме собственной значимости, которой нет, прозрения. А ещё даруй терпения мне ибо словарный запас мой увядает, как чахнет вместе с ним и культура речи и культура в целом. - На одном дыхании выпалила она, что бы потом гаркнуть нечеловеческим голосом. - Я ведь вчера вам его показывала! Дай те мне эту гребанную бутылку или я разнесу это подобие магазина к чертям собачьим!
  -Так то было вчера. - Равнодушно заметила продавщица, похоже ощущая себя в безопасности за прилавком.
  Егора развеселила такая своеобразная методика к медитации и успокоению, которая похоже не имела особо успеха.
  Но на месте продавщицы он не был бы так оптимистичен. Он хорошо умел читать эмоции по лицам людей, и даже разглядывая лицо девушки не в анфас, а боком, явно видел, что та в бешенстве.
  А вот возраст девушки стал для него неожидоностью. Этой пегалице уже есть восемнадцать? Так и не скажешь.
  -Минералку, а лучше две... - Егор обошел вокруг девушки и обратился к продавщице.
  Та была только рада избавиться от дальнейших препираний и сразу же полезла в холодильник позади.
  Светло-синий взгляд охватил его целиком, стоило ему только подойти к прилавку.
  -Здравствуй, извращенец. - С ухмылкой на белом лице обратилась к нему девушка.
  Егор равнодушно охватил взглядом, это зажравшееся насекомое женского пола.
  -Купи водки а. - Обратилась она к нему, не дождавшись реакции на колкое замечание.
  Пришёл черед Егора ухмыляться.
  -А тебе есть восемнадцать? - Издевательски тоном поинтересовался он.
  В её глазах загорелся злой огонёк, а кисти рук с длинными тонкими пальцами сжались в кулак.
  Егор с удовольствием понаблюдал за этим взглядом полным ненависти.
  Казалось и без того большая радужка увеличилась ещё сильнее и сейчас её глаза, больше напоминали глаза куклы. Она вся напоминала фарфоровую игрушку.
  Алые губы дернулись в намерении сказать что-то, но Егор приняв из рук продавщицы свои бутылки, иронично улыбнулся этой Белоснежке и поспешил покинуть душное помещение.
  Уже на выходе до него долетели пару нелецеприятных эпитетов, но это лишь позабавило его ещё больше.
  *****
  
  -Слышь, белобрысый, у тя есть чё похавать в этой колымаге? - Спрашивает мелкое подобие человека, слегка опракидываясь на седенье. - Жрать охота капец.
  -На твоём месте, сопля зелёная, я был бы более аккуратней в выражениях, с человеком, который может вышвырнуть тебя из машины на полном ходу. - Мрачно ответил он, сжимая руль крепче. И уже тише добавил, - Засранка.
  Но похоже подобные существа, ж**ой чуют свою безнаказанность.
  -Э, легче, ты это у себя в табаре атаман, - Иронично добавляет в край обалдевшая мамзель. - На зоне отчалился и всё, борзый стал? - С намёком говорит она, бросая взгляд на его руки, где на одном из пальцев был наколот перстень.
  Егор только плотнее поджал губы.
  Не объяснять же идиотке, что сделал он это с дуру, по молодости.
  Это ж надо было так попасть, так лохануться.
  -А красивая у тебя краля, жалко только ты от неё по углам таришься, не по-мужски... - Глубокомысленно изрекла чёрная ведьма, насмешливо ухмыляясь.
  -Ты нахрена в мою машину залезла, дура? - Раздраженно спросил он.
  -Увидела у тебя в машине сиротливо лежащий "Ботукаль", решила составить ему компанию. - Мерзавка пожала плечами так, словно её ответ должен был и без разъяснений быть очевиден. - А ключи у меня всегда при себе. - С обоятельной улыбочкой стервы, она потрясла в руках связку всевозможных отмычек. - Я бы удовлетворилась и водкой, но не помню, есть ли мне восемнадцать... - Издевательски потянула она.
  Егор с визгом притормазил.
  -Всё, конец маршрута, вали отсюда. - Он вытянулся между седеньями и открыл дверцу авто.
  Синеглазая и не шелохнулась, стоически выдерживая его тяжёлый взгляд.
  -Эта пустая трасса и машины тут начнут ехать, не раньше чем часа через два. - Холодно заметила она, возвращая ему хмурый взгляд. - Если в кайф, сам и вылазь.
  Егор чувствовал как привычное хладнокровие изменяет ему.
  До сих пор он не вышвырнул её из машины преследуя свои цели, а именно желание преподать урок этой нахалке. Пусть походит пешком, или померзнет часика два в ожидании своей кареты, следующий раз дважды подумает, перед тем как лезть в его машину, пользуясь тем что он отвлекся на звонок. Хотя померзнуть она в такую теплую, даже слегка душноватую, погоду сможет едва ли. Тут все же не Питер.
  Но мало ее наглости, так потом ещё и шантажировать его, намекая, что ею не остались не замеченны его порывы скрыться, при виде девушки, выходящей из подъезда.
  Шантажировать его! Устроить ему скандал перед Олей! Да если бы не её просто бескрайняя наглость и его желания её проучить, то его бы мало волновала такая мелочь, как присутствие любовницы. Но это желание было настолько сильно, что он даже согласился на "условия" и взял на себя роль такси. Но как только они выехали на трассу, терпение Егора достигло своего предела.
  Выйдя из машины, он открыл дверцу своего авто, с той стороны где сидела девушке.
  Надо отдать ей должное, она и бровью не повела, прямо глядя на возвышающегося над ней мужчину. Смелая зараза.
  Совершенно не думая о деликатности, он ухватил её за локоть, и не обращая внимание на шипение и еле слышимый стон, выволок из машины. Девушка сцепила зубы и с размаху приземлила свою ножку, на его ботинок. Егор слегка оттолкнул её от себя, но не удержав равновесие она упала на твёрдый асфальт. Егору на мгновение показалось, что она громко втянула воздух, вновь застонав. Но либо с ним с утра играло его воображение, либо кто-то был хорошей актрисой и явно рассчитывал на наличие у него совести. Напрасно, Егор только единожды взглянул на так и не проронившую ни единого слова девушку, но в этот момент, лицо её скрыла завеса из волос. Достав из машины чёрный рюкзак, выкинул его следом. Взгляд его зацепился за янтарную жидкость, в стеклянной оболочке.
  -Только не вылокай всё сразу. - Насмешливо бросил он поставив бутылку на пол.
  Не оборачиваясь более, вернулся в салон автомобиля и наконец сорвался с места, прочь от мелкой нахалки.
  
  
  *****
  
  Стоило только машине умчаться с места, как тонкой белой рукой девушка убрала смолистые пряди волос с не менее белого лица, по которому телки злые слёзы. По сильнее сжимая зубы, она потянула вверх рукава тонкого свитера. От кистей рук до локтя э кожа была перевязанна широкими бинтами, через который просачивались капельки крови. Вынув из рюкзака ножницы, очень аккуратно стараясь не задеть кожи, она разрезала бинты на обоих руках. Зрелище было бы не по зубам слабонервным. Руки девушки от кисти до локтя были в тонких, но глубоких порезах, некоторые из которых уже заживали, а другие наоборот раскрылись и кровоточили.
  Забрав бутылку рома и свой рюкзак, она сошла с трассы и уселась на сырую землю.
  Вынув из рюкзака пачку бинтов, с насмешкой сквозь слёзы взглянула на бутылочку с перекисью водорода, которая именно сегодня решила закончиться.
  Если и есть на этом свете справедливость, её она успешна обходит стороной. Омывать раны ромом оказалась занятием крайне неприятным, но выбора, увы, не было. Покончив с перевязкой, зоркие глаза увидали в дали приближающееся авто.
  А может всё таки есть она, эта чертова справедливость?
  
  *****
  
  -Какого...?
  
  Егор в изумлении глядел на свои пальцы испачканные тёмной жидкость, которую он ни с чем не мог перепутать.
  Быстро воспроизводя в памяти последние восемь минут своей жизни, гадал как именно он умудрился испачкаться кровью?
  Вариантов было не много.
  Да нет. Не мог же он навредить девушки таким образом. Он ведь даже руки её особо и не сжимал. Но других разумных вариантов у него не было. Сам он точно ранен не был.
  Развернув машину, не обращая внимание на предупреждающие знаки и правила, помчался назад ещё быстрее чем ехал в город.
  Как он не заметил сразу? В голове вновь зазвучал стон боли. Да не могло этого быть. Не мог же он так сдавить её руку!
  Уже через пять минут он был на месте, но чуть было не проехал мимо, лишь прекрасная память на детали помогла отыскать нужное место.
  Но девушки не было.
  Покинув салон авто, он обследовал то место, на которое, как ему казалось бросил её. Найти его было не трудно. На асфальте были ещё свежие капли крови. И они же привели его к краю трассы. Там на земле он увидел бутылку своего рома, крышка была открыта, но содержимое практически полностью было на месте. Рядом тлели белые марлевые куски ткани, на которых явно были видны следы запекшейся крови. Их владелец либо был больно чистоплодел, либо крайне осторожен. Так как через секунд десять от горевших кусочков остался только пепел. Что ж, если сейчас тут девушки и не было, то опоздал Егор, судя по "костру" не больше чем на минуту. По крайней мере он успокоил свою душу. Кровь на ткани была явно не первой свежести.
  Интересно однако.
  
  Глеб.
  
  Очень осторожно, словно касаясь хрустальной снежинки, он поднял на руки своё рыжее счастье. Веки её слабо трепетали, а из слегка приоткрытых коралловых губ слетало ели слышное тёплое дыхание.
  Как она умудрялась засыпать сидя за столом? Он недоумевал. Сам не засыпал до тех пор как примерно горизонтальное положение, разве что в самых крайних ситуациях, когда ноги уже подгибались от усталости.
  Один такой раз и вправду имел место быть, когда он две недели подряд спал не более двух-трех часов в сутки, из-за накопившейся обстановки в городе. Более подобных ситуаций он не помнил, разве что когда ждал Саркастика и уснул сидя на полу в подьезде, но этот случай он в расчёт не брал, то было место тёплое и безопасное.
  Но те недели, которые он работал на износ, Глеб помнил. Потому может, что проспал момент ухода старшего брата, когда тот нежелая тревожить его и рисковать, пошёл на "встречу" один и схватил пулю, смертельную для человека, но непричинувшую серьёзного вреда старшему брату, из-за особенностей организма, которыми как казалось его наградил сам Всевышний.
  Егору тогда только стукнуло двадцать, а ему и вовсе было девятнадцать.
  Глеб часто думал о том, почему именно его, Глеба, отец называл приёмником своих стараний и целей, почему Глеба считали наследником "титула". Ведь Егор куда раньше оказался в руках отце, нежели он. Не от того ли, что Глеб подобного как раз не желал? Он не разделял ни интересов отца, ни брата.
  Нет, он разумеется любил брата самой крепкой братской любовью. Любил как до некоторых времён ни одно живое существо помимо бабушки не любил. Егор был вторым человеком чьи интересы Глеб ставил выше своих, за кого не задумываясь отдал бы и жизнь, и душу.
  Столько воспоминаний одно за другим проносились в голове мужчины, как ураган прошёлся по мыслям, воспроизводя давно минувшее прошлое в картинах.
  Пожалуй кое-чем он отцу всё же был обязан. Прекрасным братом. Пять с половиной лет прожитые в дали от отца, но уже с братом. Когда Владимир отослал своего первенца к тёще, дабы тот сумел поладить с родным братом. Владимир непременно не допустил бы такого знай во что это всё выльеться. Его старший сын, нелюдимый, злой на весь мир, не испытывающий к отцу ничего кроме страха и восхищения, чьё сердце казалось выкованно из стали и закаленно жестокой реальностью, вдруг смягчилось при виде того, кого он мог поправу звать кровным братом.
  Сколько Владимир не старался пробить оборону сына, сколько ни угрожал, ни измывался, ни приласкивал сына, он с таким же упорством мог добиться любви от куска гранита.
  Да и не любовь была нужна ему, а слепое обожание, он хотел стать идолом к глазах ребёнка, быть может потому ничего и не получил от сына, кроме страха с примесью восхищения, которого, как считал Глеб, он не заслужил ни капельки.
  Злой на мир и на жизнь, не раз преданный теми кто казалось призван хранить, спустя четыри года отчуждения он открылся только брату. Как часто Глеб хотел подтолкнуть брата к тому во что верил сам, дружбу, любовь, верность. Порой даже упрекал его в хладнокровии и эгоизме. Так глупо и по-детски. Пока сам не упал в яму, в которой побывал его брат. Но даже тогда, верный себе Егор лишь молча сочувствовал брату, без упреков, без претензий. Он всегда был идеальным братом, таким каким Глеб пожалуй его не заслужил.
  Так погруженный в собственные мысли, Глеб и дошёл до кровати Регины и осторожно отпустил её в эту "лодку". Как бы его русалочке не уплыть, с нежностью думал он.
  Как всё же странно сложена жизнь, он так долго находился с ней рядом, не замечая, как она прекрасна, но стоило только раз им сойтись ближе и он уже не захотел с ней разлучаться.
  Накрыв её лёгким одеялом, Глеб с умилением наблюдал, как сразу же из под него высунулись маленькие ступни, обтянутые в тонкий прозрачный капрон.
  Возможно, столкни их жизнь раньше, Глеб и не оценил бы такого дара, не сумел бы увидеть всю красоту души. Точнее говоря, не захотел бы подобного, после случая с Аней.
  Глеб тихо рассмеялся своим мыслям. Помоги ему Всевышний, ведь совсем недавно он размышлял над тем, что не влюбился в эту девушку, ведь это будет угрожать ей самой.
  Но сейчас в этот самый момент, он конечно всё ещё не был влюблён, но любил он однозначно.
  Глупо было считать дни, вспоминать моменты, что бы понять, когда подобное произошло, когда она завладела его сердцем, без спроса, тихо и незаметно. Но Глеб всё же пытался выудить из памяти этот момент, но как бы он не старался, всё было тщетно. Преследовало ощущение, что он всё это время уже осознавал, как много она значит, что не было "до" и "после". Возможно так и было? Правду говорят люди, от любви глупеют.
  Неясным оставался только один ответ, на весьма простой вопрос. Что делать с этой любовью?
  Он уже не сумел защитить её однажды. Второго раза быть не должно.
  Глеб заправил за ушко огненно-рыжую прядь волос девушки.
  Веки её всё так же были закрыты, а губы слегка приоткрыты.
  Даже спала она по-особенному...
  
  
  Регина
  
  Рассматривая тонкую паутинку трещин на стене, думала я о вечном. Вечное моё представляло из себя не хитрую комбинацию из рук, ног и туловища.
  Повернув голову, с любопытством рассматривала лицо своего брюнетика.
  Он с кем-то тихо спорил по телефону, лицо его было спокойно, так словно он обсуждал погоду, но слова которые были мной прекрасно услышанны, не дали побывать в заблуждении. Судя по всему у Глеба были проблемы на работе.
  Мы медленно шли по длинному коридору первого этажа, первого корпуса, в самый конец, туда где находилась лестница, та самая памятная, где я упала на Глеба.
  Более всего меня бесило, что даже сейчас, когда он шёл, одну руку положив по верх моих плеч, его провожали заинтересованные взгляды многих девушек.
  Возможно если бы не абсолютное равнодушие Глеба, то парочке смелых дамочек, я бы пожалуй выцарапала глазки.
  Мой, мой и только мой брюнетик. Сломаю любые грабеньки направленные в его сторону.
  Глеб отрывисто бросил колкую фразу своему собеседнику и не дожидаясь ответа, оборвал связь.
  Убрав телефон в карман брюк он уткнулся носом мне в макушку, как мне казалось, вдыхая запах моих волос.
  Если это новый способ релаксации, я согласна взять на себя роль успокоительного.
  -Достали? - Участливо спросила я, стоило ему только оторваться от моих волос.
  Он слегка улыбнулся.
  -Похоже мне скоро нужно будет уехать, иначе опасаюсь такими темпами, мне будет недалеко до банкротства. - Весело ответил он, но за весельем в голосе его сквозило напряжение.
  -Не волнуйся, если подобное произойдёт, у меня есть достаточно денег, что бы прокормить нас обоих и даже ещё Егора, ни в чём себе не отказуя, года два минимум.
  Глеб теперь уже развеселился по настоящему.
  -Ты что же, копишь на безбедную старость? И как откладуешь, со стипендии? - Насмешливо поинтересовался он.
  -Очень смешно. - Я закатила глаза. - К твоему сведению у меня есть внеоборотные активы в кондитерской, каждый месяц на мой счёт перечисляется процент от общего чистого заработка, а помимо всего прочего сумма там увеличивается каждый год за счёт моих прекрасных отметок и успехов. - Похвасталась я своей финансовой независимостью, которой в общем то и не пользовалась.
  -О, - Глеб в притворном изумлении широко распахнул глаза. - Так значит ты богатая девочка, а вовсе не бедная студентка, сводящая концы с концами, как я предполагал?
  Я потупила глазки.
  -Ну что ты, какое там богатство, пара тысяч долларов (ну или чуть больше, про себя добавила я), порой даже не хватает на шоколад. - Горестно повздыхав, посмотрела на Глеба страдальческой мордашкой.
  В туманных глазах заплясали чёртики.
  -Это ужасно. - Так же наигранно грустно сказал он. - И как ты только живёшь в таких условиях? - Уточнил он.
  -Как "как?"? От стипендии к стипендии. - Пожимаю я плечами, как бы от безысходности.
  Глеб растянул губы в широкой улыбке.
  -Ну раз всё так плохо, то возможно ты позволишь сегодня угостить тебя, ведь мои дивиденды, куда более объёмны, нежели твоя пара тысяч.
  Я рассмеялась.
  -А не боишься что я буду тебя обьедать?
  -Дабы у тебя не возникло соблазна пользоваться моей добродетелью, поедем к Егору, там то я прослежу что б ты не съела лишнего. - Сдерживая улыбку, серьёзно заявил он.
  Локтем ткнула его в живот.
  -Это грех, экономить на голодном и нуждающемся.
  В этот момент, практически когда мы уже дошли до аудитории, дверь в кабинет открылась и оттуда плавно покачивая бедрами, выплыла(ну кто бы мог подумать!) Настя. Ёпрст, это же когда джинсы и кроссы, сменили лабутены и мини юбка?
  Собственно не долго я пребывала в культурном шоке, Настя бросила на меня презрительный взгляд, полный превосходства, а Глебу послала интригующую улыбочку.
  Я мотнула головой в сторону, как раз вовремя что бы оценить реакцию Шигина, на этот спектакль, предназначенный скорее всего именно для него.
  Глеб насмешливо ухмыльнулся, иронично выгнув бровь, ответил Насте взглядом полным брезгливости.
  Боженька покарает, но я испытала просто громадное удовольствие, от оскорбленного вида её фейса.
  Глеб придержал мне дверь и мы вошли в аудиторию.
  У самого Шигина занятия уже закончились и началась преддипломная практика, но он порой от чего-то сидел со мной на лекциях и почти все лекции проходили молча, лишь изредка я выводила ему послания карандашом на полях тетради. От того ли, а может ещё по какой причине, присутствию Глеба на парах, никто не возражал.
  Вопреки обыкновению стоило нам сесть на свои места в верхнем ряду, Глеб не отодвинулся на приличное расстояние и не открыл свой ноутбук, а наоборот присел ближе ко мне. Преподаватель уже подоспела и развешивала образцы макетов на доске, потому в аудитории наблюдалась сравнительная тишина.
  -Не хочешь пролить свет на тайну женских распрей? - Уткнувшись в мои волосы прошептал на ухо брюнетик.
  Я была возмущена, дрожью пронзившей мои пальцы, до глубину души. Что за предательские реакции?!
  -Эм..? - Совсем по тупому переспросила я.
  Но Глеб проявил чудеса толерантности и спокойно пояснял:
  -Что у вас с Настей, вы разве не подруги?
  Я слегка насторожилась и приняла остерегающуюся позицию.
  -А почему тебя это волнует? - Развернув голову так, что бы видеть его лицо, спросила я.
  Глеб удивленно взглянул в мои глаза.
  -Меня волнует всё, что так или иначе связанно с тобой. - Твердым голосом, без доли сомнений и промедлений ответил он.
  Возможно нормальную девушку подобный ответ удовлетворил бы и польстил. Но два моих собеседника, одному из которых Глеб в хитрости не ровня, с детских времён приучил искать "подводные камни" в каждом речевом обороте.
  -Это единственная причина? - Неверящим тоном уточнила я.
  Глеб прикрыл веки и по губам его скользнула полуулыбка.
  -Основная. - Как-то не слишком информативно ответил он.
  Выгнув бровь, с хитрой усмешкой на губах, вопросительно уставилась на брюнетика.
  Выражение его лица приобрело вид аналогичный моему. По подобной его реакции, я могла предположить, что такие наши пикировки приходятся ему по душе.
  -Мне кажется я догадался о причине, послужившей поводом для разногласий.
  С намёком произнёс он.
  Я закатила глаза.
  -Ты себе льстишь. - Я покачала головой и вновь повернулась лицом к преподавателю.
  Пущай лучше ещё чуток потыкается мне в волосы. Мне это нравится.
  Глеб похоже услышал мои мысленные команды и опять уткнулся носом в пряди моих волос. Кожей я почувствовала его улыбку.
  -Тогда может всё же выведешь меня из заблуждений? С чего вдруг ты стала её чуждаться?
  -От неё смердит. - Серьёзно ответила я, сморшив носик. - А во мне живёт тонкая натура парфюмера, повергающая меня в состояние когнитивного диссонанса.
  -И меж каких огней ты стоишь? - Сдерживая смех, уточняет Глеб.
  -Между любовью к ближнему своему и к чувству прекрасного внутри себя.
  Глеб хмыкнул.
  -Так значит любовь к прекрасному взяла вверх?
  Шигин носом потерся о краешек моего уха.
  Интересно, слишком ли будет позорно, замурчать аки кошка?
  -Произошедший при последней встречи коллапс, расставил все точки над "i", увы, риски для моего здоровья слишком вилики, пришлось выделять приоритеты. - Я откинула голову назад, на плечо Глеба, подальше от его слишком уж манящего лица. Так сказать от греха подальше.
  
  Звук боссов оглушительно грохотал в ушах. Складывалось впечатление, что она оказалась в эпицентре какого-то взрыва. Не хватало только жалобных и надрывных криков, и всеобщей паники.
  Но всё было куда проще, то был просто ночной клуб, а публика на танцполе вовсе не предавалась панике, как раз таки наоборот, испытывала восторг от происходящего.
  Она медленно приподняла свой бокал и на дне его слегка заплескались остатки любимового черничного смузи.
  Осознание того, что спуститься сюда, дабы немного подумать, не было блестящей идеей, никак не поднимало уровня децибела её настроения.
  День г*вно и это без преувеличений.
  Оставив попытки оттянуть края своего платья, она закинула ногу на ногу.
  Откинув груву чёрных волос, поймала на себе вожделенный взгляд, белобрысого паренька лет восемнадцати. Послав ему презрительный гордый взгляд, вновь слепо уставилась на дно стакана.
  В принципе он конечно не был в чём-либо повинен. Разве что только импотент не польстится бы на такие ножки и грудь. Но с недавних пор она презирала всё, что имело блондинистые пряди.
  Повернув голову но теперь уже в другую сторону, поймала на себе ещё один мужской взгляд, но то была не похоть, а отчуждение и обида. Жоан. Он серьёзно надеется сим взглядом пробудить в ней отголоски совести? Такая мысль заставила ухмыльнуться.
  Как же, чувства растроенного её поведением, изнеженного гомосексуала, очень занимали её голову.
  Мало ей было головной боли, так этот п**арас хотел провести свой "пати" в её святая святых! А получив отказ ещё и закатил ей скандал. Но ничего, за это Жоан ответит ей довольно скоро.
  Да, денёк выдался на славу. Но она терпеливо ждала продолжение, это явно не конец, тучи над её головой ещё не рассеялись, и в томительном ожидании ещё какой-то мерзости, предстояло проводить последние минуты этого дня.
  Она совершенно не огорчилась бы, окажись её мнение ошибочным. Но чутьё и интуиция, это не то от чего можно отречься, а уж тем более ей.
  В каком-то глупом ожидании она находилась довольно часто. Дни её не отличались особым разнообразием и делились на три типа. Плохо, в край хреново и бескрайняя ж*па. Сейчас она держала золотую середину и очень надеялась остаться в ней и впредь. От бестолкового оптимизма её отучили ещё с младенчества, ложных иллюзий и веру в лучшее она не питала. Не нужно лучше, пусть будет как есть. То был её жизненный девиз. Это сомнительное лучше ни раз швыряло её в грязь лицом, безжалостно сдергивая с пьедестала собственных грёз и фантазий. Нет ничего лучше её любимого "плохо", оно её идеал, миг между всей её чёртовой жизнью, миг спокойствия и благодати, миг которому никогда не стать идеальным, по одной простой причине, он слишком краток.
  Философия философией, а пора возвращаться к своим баранам, ну или проблемам, хотя скопление мужчин ожидавших её вполне можно охарактеризовать и так.
  Приподняв одну ногу, она с раздражением наблюдала как эластичная ткань, поползла ещё выше по бедру. Такими темпами её бельё предстанет на обозрение всей публике. Не то что бы она обременяла себя стеснительностью или пониманиями морали, но демонстрировать кружева за пятьсот долларов, этому выводку перевозбужденных щенят, так и пронизывающую её своими похотливыми взглядами? Увольте. Ни к чему ей доводить этот пьяный сброд до эякуляции, да ещё и бесплатно. С чего им такой экстаз?
  Оттянув подол этого бл*дского наряда, плавно встала из-за барной стойки.
  Ей было за что ненавидеть эту жизнь и окружающих её людей.
  К примеру за это проститутское платье.
  Неужели, если уж смыслом его жизни является отравлять её жизнь, то нельзя делать это менее утонченно? К примеру она так же отвратительно чувствовала бы себя в плятье из тонкого шёлка в пол, с разрезом хоть до ягодиц и непростительно дерзком декольте. К чему было пялить на неё эту дешёвую материю, больше подходящей к ночной бабочке, самой доступной из возможных.
  Ну захотелось ему одеть её бл*дью, она ведь не против, но хоть в элитную, знающую себе цену. Если уж привлекать взгляды, то взгляды с понимание, что подобное "не по карману".
  Благо только, что черты её лица, умение держаться и презрительный взгляд сине-голубых глаз, он не мог ни отнять, ни переделать.
  Награждённый "таким" взглядом, даже самый самоуверенный самец, терял свою непоколебимость. И он это знал, знал по себе, чёртов рахитик, потому и пытался унизить её как только мог.
  Что бы как-то успокоить и облегчить душу, она просто воскресила в уме, план мщения. Удовлетворение захлестнуло, до следующей их встречи этого будет достаточно, дай Бог, иначе она его точно пристрелит, а там уже неизвестно чем всё кончится.
  Погруженная в свои мысли, она не заметила как вновь присела на высокий табурет и очнулась лишь тогда, когда кто-то занял место напротив.
  Прямо на неё смотрели светлые голубые глаза, с едва заметными серыми крапинками. Холодный оценивающий взгляд прошёлся от пят до макушки, чуть дольше задерживаясь на запястьях её рук, закованных в громоздкие широкие браслеты.
  -Кальвадос. - Тихо сказал он бармену. И словно так и было задумано, музыка вдруг перестала грохотать и заиграл вальс.
  Бесподобно, она рвала себя глотку, что бы этот чудик сообразил, что от него требуют. А этому засранцу не пришлось говорить даже на повышенных тонах.
  -"Ботукаль" уже не по карману? - Лениво откинувшись на спинку стула, спросила она.
  Если уж Бог решил, сделать это последним испытанием сегодняшнего дня, то по крайней мере, пострадает ни одна она, в голове уже зрел план.
  -И черничный смузи. - Невозмутимо добавил он. И слегка кивнул головой в её сторону.
  Ну надо же, какая наблюдательность.
  -Оба за его счёт.
  Никакого результату. Он и бровью не повёл. Перепил валерьянки?
  -Чудовище, ты так и будешь молчать? Если ты не заметил, я хочу подоср*ть тебе настроение, будь омерзителен как и прежде, твоё спокойствие ничем хорошим не закончится.
  Уголки губ блондина дернулись. Уже хорошо, уже реакция. Он слегка повернул лицо к ней. Им подали заказ.
  -Неудачный день? Не дают больше двухсот рублей за ночь? - Он смотрел на неё прямо, губы его были слегка изогнуты в полуулыбке, но глаза сосредоточены.
  Маска, непроницаемая. Не тот тип людей, чьи эмоции отражают все душевные метания и мысли.
  Она рассмеялась, нарочно привлекая внимание соседнего столика, пришлось прикрыть веки дабы скрыть мстительный огонёк в глазах.
  -Ты и вправду полагаешь, что ЭТО... - Она провела кончиками пальцев по ложбинке между грудей, слегка опрокинув голову назад. - Можно купить?
  Медленно, подставляя под его взгляд своё декальте, она встала. На секунды в глазах его вспыхнул огонёк, но сразу же погас.
  Она прикоснулась рукой к его плечу.
  Ну же, давай, включи свою спесь и гордость, покажи какой ты остряк, мысленно призвала она его.
  -Я не взял бы и бесплатно. - Он равнодушно пожал плечами и иронично узмыльнулся. - Поищи себе другую жертву малышка. - Он скинул её руку и вновь повернулся к бармену, краем глаза наблюдая за её действиями.
  Малышка... Она внутренне усмехнулась. О, да, ты умница Чудовище. Победно усмехнувшись, она развернулась на девяносто градусов и зашагала в направлении интересующего её столика.
  Сделав дружелюбное и одновременно оскорблеНное лицо, приблизилась вплотную к мужчинам полностью акупировавшим стол.
  -Жоан. - Позвала она миролюбиво.
  Рыжик с карими глазами и короткой бородой, взглянул на неё слегка высокомерно.
  Рисуется козёл. Она глубоко вздохнула.
  -Жоан, не выделывайся, я пришла выкурить трубку мира. - Рыжий недовольно сморщился. Она закатила глаза. - Фигурально Жоан.
  -Что тебе нужно? - Надменно спросила эта поруганная невинность.
  Она всячески сдерживала желание хорошенько его треснуть.
  Ничего, терпение, оно вознаграждается.
  -Видишь того симпатяшку за барной стойкой. - Она указала в сторону блонди. - Он только что недвусмысленно дал мне понять, что девочек он не любит.
  -Что? - Глупо по девичьи хлопая глазками, переспросил он.
  -Что, что..? Из твоей братьи говорю. - Она обвела взглядом всех мужчин сядящих позади стоящего напротив неё Жоана.
  -Не очень-то он и похож. - Подозрительно вглядываясь в Чудовище, заметил Жоан.
  "Я бы даже сказала нехрена не похож, но ты зажравшааяся задница об этом думать не должен." Про себя подумала она.
  -Суди сам. Мне он сказал, что видит во мне существенный недостаток и это мой пол. - Она улыбнулась краешком губ. - Я рассмеялась над ним и предложила женское тепло, но он лишь оттолкнул меня. Вот я и подумала, что в своей любви к блондинам, ты примишь мой дар и мы забудем утренний инцидент. - Безбожно врала она, зная, что всё это время он внимательно наблюдал за ней. Не зря ведь она смеялась как глупая дурочка привлекая его внимание.
  -Ты предложила женское тепло? - Жоан выгнул бровь, она знала это последние подозрения чуткой натуры, а в мечтах он уже совокуплялся с блондином.
  -Такова женская натура, хотим вернуть своих заблудших мужчин.
  Жоан посмотрел на неё с долей превосходства, дескать "съела, кому вы нужны". Она лишь слегка кивнула головой в знак согласия. Лёгкой танцующей походкой, словно была в сланцах, а не на высоченной шпильке, она направилась к двери за занавесом.
  -Если всё выйдет, считай, что ты прощена. - Поспешно крикнул Жоан ей вслед.
  "Да пошёл ты на..." Подумала она, но вовремя остановилась. "Нет, там ему как раз таки нравится, пусть лучше идёт в...". Но и тут её мысли были прерваны пониманием, что и это для рыжего блаженный рай. Ох и тяжело же с этими гомиками, ни так ни этак, всё им по душе. Тьфу, аж противно. Душу грело лишь одно, шоу вот-вот начнётся и она уже в предвкушении этой мелодрамы.
  
  Регина
  
  Глеб вдруг замер, неожидая такой пакости, я споткнулась и оттаптав ему ботинок, упала лицом ему в грудь. Мгновенно меня заключили в объятия мои любимые руки.
  -Эй! - Возмущенно воскликнуло моё сиятельство.
  -Не отходи от меня ни на шаг. - Глядя куда-то в лево напряженно сказал брюнетик. - Сейчас тут будет жарко.
  Я проследила за его взглядом. Благо вальс танцевали лишь не многие парочки и обзор для просмотра был широкий. Вот что мне удалось разглядеть.
  Егора сидящего за барной стойкой и индивида вплотную подощедшего к нему. Некое рыжее создание мужского пола с конским хвостом на затылке в ярко желтой рубашке и зауженых джинсах. Я конечно не спец в таких делах, но хвостик и подобие лосин на ногах наталкивало на некие подозрения об сексуальной ориентации сего эм... мужчины.
  Проигнорировав бешеный взгляд блондинчика, рыжий разместил своё холенное копытце практически на бедре Егора. Похоже подобного его скромность не выдержала, так как вскочив со своего места, Егор от всей своей не жадной души отвесил рыжему удар кулаком по челюсти.
  -Ох... - Испуганно выдохнула я.
  Рыжий не удержавшись на ногах, покачнулся и отлетев на пару шагов с грохотом приземлился на свободный столик.
  Рядом раздался шум и из-за соседнего стола поднялись более восьми мужчин, точное количество сосчитать не удалось, так как все они как то шустро двинулись в стороны Егора.
  -Твою мать... - Простонал Глеб и потянув меня за руку побежал в сторону брата. Собственно, бежать я начала даже раньше него.
  Дальше творилось весьма обыденная для людей картина, драка в клубе.
  Практически в пару шагах от брата и начавшейся заварушки, Глеб выпустил мою руку и велел стоять в стороне.
  В немом ужасе и восхищении я наблюдала, как моя прелесть с ноги влетает в эту потосовку и с первого же удара ногой в грудь сбивает одного кореностного чернявого мужчину. Дальше борьба продолжалась в рукопашную. Оттащив одного из трёх парней повисших на Егоре, Глеб одним ударом отправил его в нокаут. Егор похоже получил удар по голове, так как слегка растрерянно тряс ею, но не похоже что бы это как то остудило его воинственный пыл.
  -Егор! - Громко позвал брата мой брюнетик и неожидая его реакции кинул ему...ТАБУРЕТ! Его похоже подобное нисколько не смутило и перехватив на пол пути сие оружие, он без каких либо раздумий отпустил его на голову мужчины, ударившего его в лицо.
  -Кошмар. - Прошептала я.
  Драка уже успела привлечь всеобщее внимание и народ начал сбегаться в эпицентр. Музыку выключили и сейчас были слышны лишь одобрительные крики, вперемешку с ломающейся утварью.
  Тот кого Глеб похоже не совсем удачно пнул ногой поднялся и со спины подходил к брюнетику. В руке у него появился какой-то предмет.
  -Глеб! - Завопила я что есть мочи.
  Вовремя. Сам брюнетик похоже меня не услышал, увлеченно отбиваясь от очередного удара. Зато услышал Егор и запустил в сволочь той самой табуреткой, что так предусмотрительно дал ему Глеб. Сейчас в моём понимании это уже выглядело не гуманно. Так ему и надо!
  Ну знаете ли, одно дело наблюдать как бьёт брюнетик, но другое, как всякая нечисть покушается на него. Собрав всё своё мужество в кулак направилась к толпе. В драке участвовали уже не только зачинщики, но и все желающие.
  Глеб и Егор были в самой середине и разумеется суваться туда мне изящной и не совсем высокой, да ещё на танкетках и в платье, было не лучшей идеей. Я осмотрела всё вокруг на наличие сковородки или скалки, но таковых найдено не было. Кто-то в толпе ужасающе вопил, я потеряла из виду обоих Шигиных и занервничала.
  Критично оглядывая все это безобразие, поймала один весёлый изучающий взгляд. Пару секунд и в меня полетел некий предмет. Перехватив сие, с удивлением рассмотрела бутылку "Jack Daniel's". Бармен за стойкой мне по-мальчишески подмигнул. Это что предложение напиться?
  Но дальше было уже не до того. Кто-то ухватил меня за щиколотку.
  От испуга я вскрикнула. О, ужас, он что бессмертный?
  -Прости Господи. - Тихо взмолилась я и отпустила бутылку на голову никак не желающего отрубится мужчины. Это был тот самый чернявый, битый и Глебом и Егоровской табуреткой. Бутылка вовсе не разбилась как в фильмах, а вот мужчина наконец-таки потерял сознание.
  -Господи, прости меня, он первый начал. - Высвобождая свою ногу от лица и рук чернявого, молилась я. - Это была самооборона.
  Я чуть не закричала от ужаса, когда чья-то рука сжала моё плечо и по инерции замахнулась бутылкой. Но Слава Господу, другие руки вырвали её до того, как я приземлила её на лицо блондинчика.
  -Ты кричала. - Констатировал Егор очевидное.
  -Мелкая, с тобой всё в порядке? - Обеспокоено спросил Глеб, отбрасывая бутылку.
  Я внимательно рассмотрела обоих братьев на наличие повреждений, вмятин, ран и царапин. Было найдено только последнее. У Егора была разбита верхняя губа, а у Глеба наливался кровью и багровела кожа над скулой.
  Серьёзных повреждений не имелось.
  -Кажется я его убила. - Обращаясь к обоим Шигиным, с ужасам смотрела на тело около своих ног.
  Егор хмыкнул и на секунду склонившись над телом, прощупал тому пульс у горла.
  -Я не мечтай Чудо. Он просто вырубился. - Оглянувшись назад Егор добавил. - Если никто более не имеет желания продолжить веселье, настоятельно рекомендую свалить через чёрный ход.
  Возражений не имелось. Шигин младший похоже решил, что от шока или Бог знает чего, я лишилась возможности самостоятельно передвигаться, так как тот час поднял меня на руки и зашагал вслед за Егором.
  Бросив последний взгляд на дерущихся, заметила как рыжий паразит, из-за которого и начался вес сыр бор, изображая из себя предмет мебели, медленно но верно скрывается в помещении, ведущем на второй этаж.
  -Чего хотел от тебя этот голубок? - Стоило нам только выйти на свежий воздух, нетерпеливо спросил Глеб у Егора.
  Вопреки всем моим ожиданиями, блонди был на удивление в хорошем расположении духа.
  -Познакомиться поближе. - Язвительно ответил он. - Сказал, что не против если я приведу друзей. - Он насмешливо вскинул брови. - Может сходим вдвоём?
  Я ошеломлено наблюдала за игривым Егором, который похоже не замечал разбитой губы, да к тому же проказничал.
  -Да пошёл ты. - Беззлобно ответил Глеб, тоже не шибко расстроенный.
  Что тут вообще происходит? Похоже мой немой вопрос отразился удивлением и на лице. Глеб склонился надо мной и не убавляя шагу прошептал:
  -Для Егора подобная встряска это нечто вроде отпуска. Считай слегка странный способом релаксации. Не акцентируй на этом внимание, таким образом он наслаждается жизнью.
  Глеб таки соизволил отпустить меня на землю русскую. Мы уже отошли на пару метров от ночного клуба и находились недалеко от дороги.
  -Куда теперь? - Егор вновь повернулся к нам лицом. - Снова клуб или малышке пора спать? - Тон его был до того издевательский, что в пору и прибить за такую наглость.
  Глеб хотел что-то сказать, но я опередила его, даже не взглянув на брюнетика.
  -Ты - белобрысый, попросишь тайм-аут ещё до того, как меня начнёт клонить в сон. - Пройдя пару шагов до Егора, ткнула ему пальцем в грудь. - Но до этого, открой багажник своего ржавого ведра и дай мне аптечку, чтобы я могла предотвратить возможное воспаление твоей битой рожи.
  Позади меня раздался тихий смешок, ужасно замаскированный под кашель.
  Голубые глаза зажглись каким-то странным, азартным огнём.
  -Шрамы украшают мужчин. Чудо, неужели ты этого не знала? - Иронично вопрошал сий индивид.
  Вытащив ключи из кармана брюк он открыл багажник своего "Банана" припаркованого тут же. Именно на нём этой ночью мы и прибыли контрабандой в клуб.
  Если папа обнаружит мою пропажу, не дай Боже, решит проведать меня перед сном, домашнего ареста будет не избежать.
  -Разумеется слышала. - Холодно отвечала я, потопав в сторону машины. - Но какое отношение это имеет у тебе?
  Блонди хмыкнул.
  Глеб подоспел раньше Егора, а я как раз изучала содержимое аптечки.
  Он отобрал у меня перекись и бинты, чем вызвал моё возмущение.
  -Он провоцирует тебя, нам вовсе не обязательно ехать куда-то ещё. - Мягко заметил брюнетик.
  "Нам" за одно это слова, я согласна была растаять от удовольствия.
  -Но я не хочу домой. - Почти честно призналась я.
  Аккуратно смочив салфетку раствором, Глеб кинул ту Егору.
  Братец усмехнулся и театральной повздыхав приложил промоченную ткань к губе.
  Я закатила глаза. Позер.
  Глеб весело улыбнулся, а я тем временем забрала у него бинты и бутылочку.
  В замен этого достала из аптечки пузырик со льдом, которому не могла дать наименование и легонько приложила к лицу Глеба.
  Он внимательно изучал меня своими серыми туманными глазами.
  Не смело, я подняла вторую руку которая слегка подрагивала, вымученно улыбнувшись, нежно коснулась не поврежденной стороны лица.
  -Сильно больно? - По-детски спросила я.
  Глаза его неожиданно засверкали, а губы растянулись в лёгкой полуулыбке.
  -Сейчас совсем не больно. - Поведал он мне шёпотом.
  Я не знаю от чего смутилась больше от этого шёпота или от прямого взгляда, но похоже покраснеть мне удалось.
  Облизнув пересохшие губы, нервно отдернув руку от приятной шерховистой поверхности, я раздумывала над каким-нибудь ироничным ответом. Хотелось показать, что подобным обращением меня не спугнуть и что я вовсе не ребёнок, но не тут то было.
  -Чудо, можешь облобызать и меня. - Егор втиснулся меж нами, да так неловко, что пакетик со льдом упал на пол. - Я ведь тоже пострадал не меньше этого любителя виски и третьего размера. - Он издевательски взглянул в моё обескураженное лицо.
  Я толком даже не успела сказать ему, что он напыщенная павлинья попа, как за плечо его ухватил Глеб и оттащил шуточно угрожая жестоким убийством.
  Интересно, это он в хлам, от количество выпитого или ощущения эйфории? Похоже совместное употребление и того и другого крайне губительно для блонди, ибо он теряет ощущение реальности и забывает, что я натура мстительная!
  Ну, голубоглазый, погоди!
  
  Люди которые по утрам просыпаются абсолютно счастливыми, вероятно поймут моё настроение. Это открыть глаза и понять что твоя жизнь полна смысла и идей, желаний и целей. Примерно таким и было моё пробуждение этим пасмурным утром. Взглянув на погоду за окном, ощутила лёгкую досаду от того, что погодные условия не соответствуют моему состоянию души. Где моё солнце? Но думать об этом долго не приходилось.
  Воспоминания о вчерашней ночи словно расплылись в омуте моей памяти, хотя единственным крепким напитком принятым мной на душу был чёрный кофе, приготовленный Егором.
  Это было самое невероятное моё приключение за все восемнадцать лет жизни.
  Ресторан, ночной клуб, драка, парк, снова ресторан и прогулка по берегу озёра с двумя бутылками невесь откуда взявшегося кальвадоса и мороженым.
  Господи, эти ненормальные проехали почти пол города что бы купить мне мороженого. Тихо рассмеявшись от воспоминаний о прошлой ночи, сладко потянулась в кровати.
  Никогда бы не подумала что Егор умеет так красиво петь романсы. Да ладно, я бы вообще не подумала что он умеет петь. Определено мне досталась парочка неординарных личностей, которые смогли взобраться на статую бедной лошади, да ещё и попросили запечатлить их на память. По-моему, это было моё первое селфи. Ну что ж, к восемнадцати годам можно позволить себе сделать селфи, насколько бы нелепым это не считала.
  Благо нас не поймали блюстители порядка, боюсь даже представить что было ли попали я второй раз в год в ИВС, к тому же с обоими Шигинами, да ещё и голубокой ночью. Помилуй и не дай Боже в таком положении встретиться с папой.
  Кстати говоря о папе, на кухне слышался отчетливый шум воды. Неужели взял выходной? В кой-то веке, наконец отдохнет от назойливых помощников и вечных проблем чужих людей.
  Ещё раз напоследок потянувшись, спустила ногу с кровати. Это оказалось сложно, почти нереально. Как люди вообще это делают? Манипуляции с рукой дались легче.
  Когда все моё тельце оказалось на полу всё ещё закутанное в одеяло я возликовала. Все таки проспать каких-то мизерных шесть часиков это невероятно мало.
  Передвигаясь как червячок я доползла до телефона, который в данный момент впитывал энергию, то бишь находился на подзарядке.
  Включив свой мобильник прослушала три сообщения от Глеба, в девять он интересовался выжила ли я после вчерашней ночи и как сейчас отхожу от смены режима, в десять насмехался что спящая красавица профукала первую пару и пора бы уже открыть светлы очи, а в третьем отправленным не далее чем десять минут назад серьёзным тоном оповещал, что если я в течении получаса не подтвержу свою жизнеспособность, то он приедет домой, дабы убедиться, что после того как практически впихнул меня в окно, я не ударилась головой об подоконник и не потеряла сознание, а просто продолжаю тихо и мирно спать. Учитывая факт того что он не только "впихнул" но и уложил в постель, данные переживания были излишне, но зная Глеба я решила не затягивать и ответила тот час. К своему удивлению увидела ещё два сообщения от Егора. Голосовых.
  Первое было отправлено в час ночи, когда мы гуляли по парку. Егор и Глеб в панике искали меня по всему парку. Они потеряли меня из виду и Глеб нещадно надрывал своё горло. Я рассмеялась вспоминая, как обидевшись на двух смеющихся, над моим победным ударом бутылкой об голову чернявого, парней, залезла на дерево. В конце сообщения, в котором Егор просил меня появиться пред их очи немедля, послышалось восклицание боюнетика "Вот зараза!" . Сообщение оборвалось, но я помню, что дальше последовали слова "... А ну живо слазь оттуда."
  Следующим было сообщение которое вызвало мой безудержный смех. Егор тихим голосом повествовал что это вероятно первый и последний раз, когда я слышу его поющим, а потому если уж мне так безумно нравится, он не прочь записать сольный диск. В конце исполнения я хорошо разлечила и свой высокий голос, так что у нас вышел дуэт. Где-то позади хохотал Глеб, над моим предложением присоединиться.
  Отвлёк меня шум приближающихся шагов, дабы не спалиться в неповиновении, оттолкнула телефон подальше и с видом полной невинности смотрела на дверь.
  Папа открыл дверь как раз в ту секунду, когда я думала какая из моих мимик будет выглядеть более непогрено.
  -Медвеженок? - Удивлено спросил отец, поглядывая на меня.
  -Новая аэробика па, вычитала в интернете. - Честно-честно смотрела я на папу, выпутываясь из своего кокона.
  -И как же называется вид упражнений? - Недоверчиво хмыкнул он, скрестив руки на груди.
  -Гусенечные полежанки. - Лучезарно улыбнувшись, родителю сдула прядь волос, упавших на лицо.
  -Или ленивые рыжие медведи. - Иронично вставил папа и подойдя ближе, одним движением руки сдернул с меня одеялко.
  Я уронила голову на пол и раскинула руки в стороны.
  -Свободааа. - С радостью потянула я.
  Папа рассмеялся.
  -Вставай леньтяйка. Как можно ложится в девять и спать до одиннадцати? - Спросил родитель.
  Я непроизвольно напряглась. В тоне отца было что-то странное, будто нотки отчаяния или грусти, или кто-то не выспался, но...
  Вскинув голову хотела поймать папин взгляд, но его уже не было в комнате. Встав, резво накинула на себя тонкий халатик с любимыми утками и пошла следом.
  -Пап? - Окликнула я.
  -Иди сюда медвеженок, я сделал тебе омлет.
  Потопав на кухню, наблюдала картину, отца сервирующего стол. Вопреки обыкновению всё было сделано чисто и аккуратно, даже яичница не была пережаренна, да и бекон присутствовал.
  -У нас сегодня праздник пап? - Не без подозрения в голосе уточнила я.
  -Разве чтоб побаловать дочь яичницой нужен повод? - Шутливо спросил он.
  Меня слегка отпустило. Знай он где я провела ночь, вероятно едва ли шутил бы сейчас.
  -Нууу, обычно у тебя не то что бы хорошо получается. - С заминкой и голосом подлизы, сказала я.
  Отец оценил мою тактичность, в глазах его заплясали смешинки.
  Папа сел за стол и мы приступили к завтраку. Он поинтересовался успехами в учёбе, распрашивал о подготовке к экзаменов, уточнил нужны ли мне в этом году репититоры. Все шло гладко, словом как обычно. Я узнала о его делах на работе. Но тут папа невзначай заметил:
  -Красивый кулон. - И снова этот тон. - Я вздрогнула от неожиданности, а он продолжил. - Не препомню, чтоб получал счёта об оплате.
  -Дедушка подарил. - Как мне казалось, бодро ответила я. - Увидела его в интернете, а деда оплатил заказ.
  Я мысленно поставила галочку, что бы не забыть предупредить дедушку о его щедрости.
  Папа кивнул, а я с нарастающим гулом в ушах искала следы недоверия на его лице.
  Не могло же моё воображение так расшалиться или могло? В принципе, папа всегда замечал мои обновки и изменения, а кулон я ни разу не сняла со своей шеи. Но этот тон... Неужели почудилось? Папа был бязметежен как и всегда, непохоже было на то что его что-то гложет .
  -Я купил тебе пазлы. - Доев сообщил отец. - Можем собрать после занятий. Он взглянул на меня, словно уточняя согласна ли я.
  -Я не могу после пар пап.
  У меня встреча в студсовете. - Не моргнув глазом соврала я, вместе с тем ощущая как в душу падает камень. Я отвратительная дочь.
  Ещё вчера мы договорились с Глебом провести день вместе в кино, а потом пойти в поход за шоколадками.
  -Похоже все взятые мной выходные, приходятся на твои собрания. - Беззлобно и даже без намека на упрёк, ответил он.
  Я не отвратительная дочь, я последняя сволочь.
  Но послезавтра утром Глеб уезжает на свою чёртову работу, по меньшей мере на две недели и это последний день перед раставанием, который я могу провести с ним.
  -Прости пап. - Тихо прошептала я, чувствуя себя бессердечной скотиной.
  К счастью он не осознавал за что именно я прошу прощения.
  Видно что-то в моём голосе насторожило его, от чего он очень внимательно взглянул мне в лицо.
  -Ну что ты медвежонок, я знаю что ты хочешь пойти, да и к тому же надо уметь расставлять приоритеты.
  Настал мой черёд внимателтна всматриваться в лицо отца. Что-то было определённо не так. Подтекст сказанных слов, таки вопил, о своём существовании.
  -Я не расставляла приоритеты пап. Это последние собрание в этом году, а больше я не собираюсь участвовать в активной жизни универа. Ты ведь знаешь. - Глухо ответила я.
  Тут даже врать не пришлось, сегодня и вправду было последнее собрание студсовета и я действительно должна была присутствовать на нём в последний раз.
  И я даже заранее уведомила всех важных для меня мужчин, о том что более не собираюсь тратить время в универе, на что-то помимо учёбы. Каждый отреагировал по-своему.
  Папа, увы, не засветился от счастья, но сказал, что я вольна делать всё по-своему усмотрению. Главное что бы моя жизнь текла в "правильном" русле. Намёк был понят, но проигнорирован. Дедушка к моему удивлению очень обрадовался, но позже всё стало ясно. Он был безмерно счастлив, что я наконец перестану растрачивать свои таланты за "халяву" и направлю все свои управляющие способности, на ведения дел в выпечки, но был ужасно разочарован, узнав что это никак не входит в мои планы.
  Глеб узнав об этом, авторитено заявил, что я могу преуспеть в чем то другом, он как и дедушка с папой полагал, что у меня есть талант ко всему.
  И даже Егор оказавшийся в тот момент рядом заявил, что он тоже может выплачивать мне максимальную стипендию с условием того, что я раз в три дня буду травить свои несмешные анектоды у него в ресторане, перед публикой. Он хоть посмеется над реакцией слушателей, а то порой больно нервные недели выдаются, хочется расслабиться глядя на нечто экзотическое. Посылать блонди было выше моего достоинство, больно много чести. Зато Глеб кинул в него карандашом и попал в лоб. Правда успокаивать расшалившихся братьев пришлось мне.
  -Да, разумеется. - Папа встал из-за стола. - Успеешь на третью пару? - Спросил он.
  Я взглягула на часы.
  -Конечно. - Уверенно ответила я, прекрасно зная, что не пойду ни на какую пару. - Только нужно будет поторопиться.
  -Я подвезу. - Папа бросил на меня вопрошающий взгляд, будто в ожидании моих возражений.
  -У тебя выходной, я могу добраться сама. - Совершенно, не хотелось тратить родительское время, которое он скорее всего выкроил с боем.
  -Не сложно, я решил, что мне нечего делать дома одному. - Папа покачал головой. - Возьму выходной в другой раз, когда мы оба будем свободны.
  В груди снова защемило и я с сожалением посмотрела на отца.
  -Прости пап.
  Отец отложил тарелки и склонившись на до мной, коротко поцеловал в лоб
  -Ничего медвежонок, у нас с тобой ещё будет много времени, правда? - Тёмно-карие глаза, вновь взглянули с нежностью.
  Всё почудилось, решила я, обнимая отца.
  -Конечно.
  Часто я наблюдала в фильмах такую ситуацию, как кто-то находясь в убороной, подсобке или не менее неподходящем месте, вдруг слышит супер важную информацию, в дальнейшем благодаря этому спасает мир. Выглядит глупо, очень. Но я поменяла своё мнение в тот миг, когда сама выходя из неё вдруг услышала два знакомых голоса, которые в моём понимании, ну никак не могли раньше не то что говорить, а даже сосуществовать в одном помещении.
  И даже это не поразило бы меня так сильно, как то что мой чуткий музыкальный слух уловил имя которое моему не менее чуткому сердцу было очень любимо.
  Осторожно выглянув из-за угла, увидела то, что потрясло моё воображение. Лена и Настя шагающие подручку. Вот откуда оказывается новый имидж! Инь и янь, какая идиллия.
  -А ты уверена, что Глеб будет там сегодня? - Вопрошала Настя, тонким писклявым голосом, которого раньше я у неё наблюдала.
  Подражать Лене, в моём понимании, было верхняй ступень деградации и Настя успешно на неё вступила.
  -Заведует клубом Егор, Глеб всегда приходит ему на выручку, без вариантов. - Уверенно ответила Лена. - К тому же он приглашал меня туда за три месяца.
  По лицу Лены, я могла стопроцентно заявить, что она брешит. Про приглашение точно. Больно сильно сдвинулась брови и кусала губу.
  Денюшка есть, мозгов нет, обидно наверное.
  Но Настю похоже такие нюансы не смущали.
  -Слушай, а ты точно будешь не против, когда он начнёт, нууу... - Настя запнулась - Бегать за мной.
  Ха, ха, ха! Вот это размечталась, вот рассмешила. Скорее за ней побежит огромный дуб из дедушкиного сада, чем мой Глебушек, посмотрит на кого-то кроме меня миленькой.
  -Нет. - Лена задумчиво накрутила длинную прять волос на палец. - Единственное чего я хочу, что бы он бросил этого своего рыжего гнома, которая вечно ошивается вокруг неё.
  Я от подобного аж ошалела. Гнома? Ну су...пчика ей в печень, уже дважды. Она тем временем продолжила:
  -Как только ему надоест её взгляд побитой сабачки, я сама лично с ней побеседую. - На её губах мелькнула ядовитая улыбка.
  -А ты не боишься её отца? - Вопреки моим ожиданиям, тон Насти не был полон негодования или хотя бы насторожен, скорее это был тон человека дорвавшегося до своего врага, от количества яда в пору и захлебнуться.
  -Связи моей матери, позволяют мне куда больше, чем ей прикрытие отца.
  Я закатила глаза. Насколько надо быть тупой, что б самой в это верить? А она верила, могу ручаться.
  У её любимой мамочки зубы сведет от напряжения, если она будет осведомлена о планах дочки.
  В душе поселилось огромное чувство гордости за папу и дедушку. Чёрт возьми, надеюсь я не становлюсь тщеславна.
  Но Господи, как можно имея деньги и власть, узнавать только поверхностную информацию о человеке?
  А я то думала, почему меня Васька предупреждал, что не более чем три дня назад, кто-то ковырялся в моём деле, узнавал подробности личной жизни. Папа чуть шуму не навёл, опять хотел охрану прицепить. А тут вон оно что.
  Дура дурой, коль рыскаешь где не надо, так хоть лезь до конца. В моём личном деле ни слова не указано о дедушке, так как и о матери ни слова нет. То что моя мать погибла, все знали лишь от меня самой. Да и статус папы она откровенно говоря принизила и возможности его сократила. В сути, об ее умственных способностях добавить нечего кроме как уже сказанного, идиотка есть идиотка.
  Решив, что с меня довольно, развернулась и потопала в библиотеку, собственно, только ради этого я сюда и приперлась. Нужно было взять книги для подготовки к экзамену.
  Достав свой мобильник, напечатала длинное сообщение, сделала рассылку на папу и дедушку.
  Мало ли что этой ненормальной в голову придёт, подкинет гадюку в сумку или ещё чего.
  Единственный неясный вопрос для меня состоял в том, почему Вася или Павел, не смогли узнать имя запрашивающего информацию. Неужели у Лены есть отважный глупец, способный её покрывать?
  Для меня к примеру всё Вася узнает, но ясен пень ему за это ничего не будет. Да даже если с него и спросят, то он скорее насмехаясь уточнит имя дедули, как интересовавшейся личностью и всё, все счастливы никаких претензий, ещё и сами расскажут то, что в досье не указано. Ну ладно, это конечно враки, возмутится они конечно могут, но толку то не будет. Главное не прыгать выше головы, есть реальная угроза нарваться на железный потолок. Приблизительно так и поступила Лена.
  Я бы наверное возмутилась таким вмешательством в мою жизнь, не запроси я у Васи, информацию о всех интересных личностях универа. Васёк даже у виска пальцем покрутил. А я в свои пятнадцать ощущала себя чертовым агентом 007.
  Посмеявшись над собственной глупостью, вышла из библиотеки с набором книг.
  Во дворе меня уже ждал мой сероглазый водитель вальяжно облокотившись на свою "Ауди".
  Подойдя ближе привстала на носочки и блаженно чмокнула его в щечку. Моя прелесть.
  -Куда хочет моё счастье? - Глеб слегка приобнял меня за талию.
  -Хронология действий та же что и вчера, мой капитан. - Строго отчеканила я.
  Глеб улыбнулся.
  -Снова пойдём смотреть на синих лилипутов? - Глеб скинул бровь.
  -Неа. - Я интригующие улыбнулась. - Мы идём на страшное кино. - Заговорчески сообщила я.
  Глеб
  
  Мда, посмотрели страшное кино. Глеб в немом изумление рассматривал свою ладонь, на которой толком не было чистого места без отметит. Ну и хватка однако у мелкой. Вообще изначально задумывалось, что она возьмёт его за руку, что б ему не было страшно. Но если ему и было страшно, так это лишь за душевное здоровье своей принцессы, которая вздрагивала по любому поводу. Успев даже оказаться в полудреме, Глеб грешным делом схватился за пистолет, но во время опомнился и решил узнать что вызвало вскрик мелкой.
  Чья-та летящая голова оказалось тому причиной. Единственное, что он испытывал глядя в экран, это сарказм и жалость к режиссёру. Не зря его насторожил тот факт, что зал был почти пустым. Отчаившись увидеть на экране хоть что-то стоящее, Глеб вспомнил, что спал всего-то пару часов и положив голову мелкой на плечо в блаженстве заснул, надеясь, что она простит подобное, а ещё лучше, поспит вместе с ним.
  Проснулся он от голоса мелкой, с кем-то отчаянно спорившей.
  -Да я дам вам денег за три сеанса, только изыдите отсюда Бога ради.
  -Но так.. - Попытался её перебить грубый женский голос, но мелкой похоже было плевать.
  -Тихо! - Шыкнула маленькая. - Не будите мне дитя, он устал.
  Глеб открыл очи как раз вовремя, чтобы оценить реакцию говорившей, на слово "дитя". Скользнув недоверчивым взглядом по полуразвалившемуся мужчине, она приготовилась спорить дальше, но похоже его предостерегающий взгляд был красноречивей всех, сказанных Региной, слов.
  Подняв голову Глеб уперся взглядом в подбородок Регины и понял, что каким-то чудом скатился ей на грудь, а его голову поддерживает ничто иное как её руки.
  Он потерся носом о её шею, от чего она вздрогнула. Глеб не знал чему приписать подобную реакцию, но ему понравилось.
  Она склонила голову и лицо её тут же погруснело, стоило ей увидеть, что он пробудился.
  -Разбудили. - Обиженно выдохнула Регина, глядя на, не терпеливо постукивающую ногой, контроллера.
  -Нет принцесса. - Он вздохнул и с сожалением поднялся с облюбованного места. - Я успел выспаться. - Протянув руку, помог ей подняться.
  Она потянулась и тут до него дошло, что всё это время она не меняла местоположения.
  Чёрт, стало не комфортно.
  -Честно? - Поинтересовалась Регина, потянувшись за сумкой.
  -Честнее некуда. - Заверил он её. - Прости, сильно устала?
  Регина взглянула на него с непониманием.
  Глеб указал взглядом на руку которую она растирала.
  -Ааа. - Потянуло счастье. - Мелочи, я тоже спала.
  Глеб ей не поверил, но сообщать об этом не стал и решил, что в благодарность купит ей весь шоколадный магазин.
  Похоже избавиться от них было первым желанием не молодой женщины, что она даже открыла им другой вход, предназначенный лишь для персонала и ведущий прямо на парковку.
  Анатолий
  
  С тоской и грустью в сердце, вероятно так же как смотрит псина на уходящего хозяина, он смотрел на закрытую дверь прихожей.
  Всего полчаса назад, послав лучезарную улыбку и взмахнув короткими огненно-рыжими прядями волос, его медвеженок, сошла вниз по лестнице, покорно села в его машину, всю дорогу развлекала его шуточными разговорами, а на прощание так же блеснула улыбкой и покинула его. Всё сегодняшнее утро проходило для него туманно, а вместе с тем, кристалльно ясно.
  Он никак не мог изгнать ассоциацию с пчелкой у цветка. Она улетела, что бы жить дальше, но уже без него.
  Анатолий прикрыл глаза ладонью, задаваясь только одним вопросом. Неужели Господь хочет забрать и её? Единственную его любовь, смысл его существования.
  Постояв ещё секунду, он медленно направился в комнату своей дочери.
  На входе возникло чувство дежавю. Всё в точности как вчера. Он и сам не заметил как скопировал свои движения.
  Войдя внутрь, он тем же спокойным шагом, прошёл к стене, которую занимал шкаф. Но вчера он не был так спокоен, скорее был в ярости. Дойдя до полки с фотографиями, Анатолий взял в руки одну. Внутри словно что-то вздрогнуло, будто потревожили старую рану.
  Эта рамка не была по подобию других, яркого вызывающего цвета. Эту рамку она попросила у дедушки в десять лет, та лежала завернутая в бумагу, в ящике с письмами. Она принадлежала ещё бабушке Регины, Вере. Серебряная с причудливыми узорами по краю. Анатолий с привычной скорбью смотрел на свою жену. Катя, такая красивая, такая живая. Золотисто-карие глаза, рыжие волосы, коралловые губы, всё это служило доказательством родства Кати и Регины. Его любимая была всего лишь не много выше их дочери и ещё более хрупкой на вид. Рана саднила ещё и от того, что Анатолий прекрасно знал, эта фотография сделана всего за пару часов до её смерти. Она бережно хранилась сначала им, теперь Региной, уже семнадцать лет, а потому была в идеальном состоянии.
  Отложив рамку, Анатолий глазами осматривал остальные изображения.
  Он сам, Святослав, они втроём, даже черно-белая фотография Веры в молодости.
  С каким-то страхом в душе, он взял последнию рамку и повернул ту. Она была двухсторонней и на обратной стороне она всегда хранила его фотографию, ту где он был ещё юн. Стоило ему только увидеть, что фотография всё та же, как ему показалось что с его плеч свалились горы. Она не заменила фотографию.
  Всё так же бесшумно пройдя пару шагов, он отдернул плотную штору, за которой было не глубокое пространство. Туда поначалу намеревалось встроить шкаф, но Регина столь бурно выражала свой восторг по поводу "потайного местечка", что намерения так и не переросли в реальность. Она даже заказала шторы в разы больше требуемого, что бы этот укромный уголок был скрыт от посторонних глаз. Правда о нём и так знали, но видимость скрытности поддерживала. Узкие стенки обили вельветом, а сверху имелся ночник. Тут она проводила время за чтением ужастиков, которым крайне редко отдавала предпочтение, а иногда пряталась от него и дедушки, если ненароком умудрялась напортачить. Оба они солидарно сохраняли видимость того, что вовсе не замечают, как колышется плотная ткань и громкое от волнения, дыхание.
  Узнав об отсутвие дочери в столь поздний час, он до последнего момента надеялся, что Павел ошибся с полученной информацией и его дочь просто совершила очередную простительную шалость.
  Но кого он хотел обмануть? Разве не сам он проследил за дочерью, поняв, что его запрет нарушается самым примитивным образом?
  Все было ясно как божий день. Но он все же приехал сначала домой, до последнего момента, искра надежды тлела в его душе.
  Одному Богу ведомо, сколько он натерпелся страху, пока не узнал о её место нахождении, а потом страх как не странно сменился ни приступом гнева, а каким-то апатичным отчаянием. А ведь он понимал, что иначе не будет, просто не хотел это признавать. Но дочь он винить не мог, да и не хотел, для того у него был претендент куда более достойный.
  Не взирая даже на собственный гнев и ярость, он не мог не признать, как юный Шигин был хитёр.
  Поняв, что уже продолжительное время его обводят вокруг пальца, Анатолий наконец-то обратил внимание на все те мелкие нюансы, которые по началу счёл стечением обстоятельств. Глупец! Его, адвоката, дельца, уважаемого за свою расчётливость и прекрасную логику, надул сосунок. Каким же идиотом нужно было быть, что б верит в случайность увеличения командировок, сокращение свободного времени. Этот мерзавец не пренебрег даже спокойствием города и каким-то образом именно люди под покровительством Анатолия, вдруг оказывались в затруднительных положениях, требовавших его срочного вмешательства.
  Сын по истине стоил отца.
  Анатолий прекрасно осознавал, всё то что делал Шигин младший, направлено на одну единственную цель, разлучить его с дочерью. Хорошо спланированая игра. Сын просто заканчивал дело отца. Владимир уже забрал у него Катю, в отмщение за то что он встал у него на пути. А теперь сынок решил забрать его дочь, ведь после смерти Кати Святослав вышвырнул Владимира из города, не пропуская его сюда значительно долгий срок. Но и Святослав упустил важную деталь, яблоко от яблони...
  Анатолий как и вчера сел в потойное место дочери. Устало потерев пальцами виски, задумался. Нужно было избавляться от шарлатана, окручивающего его дочь.
  По свойственной ей наивности и доверчивости, она не видит какое чудовище подпустила к себе так близко.
  Узнав всё о младшем сыне Владимира, Анатолий прекрасно оценил его возможности. Глеб отличался особенной вспыльчивостью и импульсивностью, но это не мешало ему быть крайне разумным мерзавцем. К тому же рядом с ним всегда находился его старший брат, расчётливый и крайне жестокий, он вероятно брал на себя роль мозгового центра. Ни умоляя их достоинств, Анатолий признавал, что Владимир сумел воспитать прекрасно дополняющих друг друга сыновей. Там где можно было сыграть на человеческой слабости одного из братьев, был другой абсолютно противоположного характера.
  Если высока вероятность того, что с Глебом можно было бы разобраться, создав тому проблем, играя на его несдержанности, его брат несомненно остудит его пыл хладнокровием и расчётом. А захоти он сначала прижать старшего брата, играя на его самолюбие и неумению проигрывать, за дело возьмется младший брат, чье умение признавать и исправлять свои ошибки, к сожалению имеет место быть. То есть хитросплетенные и долгосюжетные интриги ему были ни к чему. Во-первых, не имелось времени, а во-вторых, девяносто девять процентов из ста, они бы потерпели фиаско, а для оставшегося одного процента опять же не имелось времени.
  Нужно было что-то, что заставит Шигина отступиться от его дочери, и в голове Анатолия уже зрели подходящие планы.
  Жаль лишь его дочь не желала признавать очевидного, слишком хорошо этот манипулятор, завладел её симпатией. Это лишь доказывало, что он не остановится не перед какими моральными преградами, ведь даже жизнь по-сути ещё дитя, он не ставит ни в грош.
  Анатолий проклинал тот самый раз, когда однажды услышав знакомую фамилию из уст дочери, был достаточно глуп, что б довериться случайности. Непростительная ошибка., которую он обязан был исправить.
  Отдернув ярко желтую ткань, он невидящим взглядом уставился на кровать, вспоминая события этого утра или ночи.
  
  Он не проронил ни слова, увидев как тонкая ручка толкнула оконную дверцу. Анатолий стоял опираясь на стену, в том самом месте, где его дочь любила проводить свой досуг, самого его прикрывала плотная ткань штор, и заметить его было возможно, но трудно.
  Он уже готов был потребовать объяснений, но увидав как вслед за тонкой женской рукой показалась мужская ладонь, пораженно замер. Инстинктивно пытаясь нашупать за поясом пистолет, которого впрочем не оказалось, он всегда оставлял его в комнате, в ящике комода. Не могла же его дочь всю ночь..? Анатолий вздрогнул, но до тех пор пока отцовское сердце сразил инфаркт, он услышал шёпот дочери:
  -Аккуратней Глеб, а то разобьешь окно, раньше чем его откроешь.- Наконец дверца поддалась и путь был открыт. - Надо попросить папу, поставить на окошко дистанционное управление. - Скрывая зевок ладанью, продолжила она.
  -И чем ты обоснуешь данную просьбу? Желанием гулять по городу до утра? - Иронично уточнил Шигин.
  Анатолий от ели сдерживаемого гнева, прикрыл глаза, он над ним насмехалася, но хвала Господу, что все закончилось лишь прогулками. Его дочь все ещё не лишилась рассудка.
  Стоило им войти через окно, как обнаружить Анатолия было уже практически невозможно, если только не включать свет. Его телосложение сильно отличалось от телосложения дочери, а потому увидеть, выступающий, на фоне прямой ткани, силуэт было бы не трудно. Но и сам Анатолий имел возможность следить за обоими, через более тонкую ткань отведенную под рисунок.
  Все это время Шигин придерживал её, ели стоящую на ногах от усталости.
  Он подошёл к кровати и деликатно уложил её на ложе. Регина послала ему благодарный взгляд.
  -Не хочешь переодеться принцесса? - Тихо поинтересовался Шигин.
  Регина демонстративно скинула свои туфли, давая понять, что это единственное на что она способна.
  Шигин рассмеялся и укрыв её одеялом, присел на корточки. Слегка склонившись к ней, мимолетным движением отвел прядь волос с лицо.
  -Ты можешь лечь на диван, папа не будет очень сильно ругаться. - Силясь из последних сил не закрыть глаза, она протянула ему ладонь, которую он тут же сжал.
  Анатолий был солидарен с дочерью, он не стал бы ругаться, он вероятно просто его пристрелил. Только дочь пока сдерживала в нем эти желания. А Глеб похоже был солидарен с ним, так как хмыкнул и покачал головой.
  -Уже завтра мы снова увидемся, ты обещала провести со мной день, помнишь? - С наигранной нежностью спросил он.
  Какой пропадал актёр, ему бы выступать на сцене.
  Она хотела что-то произнести, но сонливость взяла вверх, и положив одну ладонь между грудью и шеей, а другую так и не отобрав, она заснула.
  Шигин смотрел на неё с минуту и все это время Анатолий ожидал какой-нибудь разоблачающей реакции. Улыбки, насмешки или что-то подобное. Но лицо его так и не дрогнуло. Он развернулся и зашагал снова к окну. На секунду Анатолию показалось, что Шигин смотрит в его сторону, но возможно этот взгляд был случайным или его не было вовсе.
  Уже через пару секунд в комнате остались они в двоем. Анатолий подошёл ближе к дочери, рассматривая безмятежное лицо. Веки её трепетали, а губы были слегка приоткры. В руке что она положила на сердце, между пальцев была зажата тонкая цепочек, на которой висел продолговатый кулон, увенчанный драгоценными камнями.
  Как же она была мала и неопытна. Совсем ещё ребёнок. До сих пор свято уверенная в наличии добра и чести. Соблазнить мнимой свободой и лживой дружбой, такую чистую душу, не составляло никакого труда. Анатолий не испытывал не малейшего сомнения, в том что именно это и задумал младший Шигин. Он любым способом жаждал забрать её у него. Что ж сказать это было кула проще чем сделать.
  Анатолий склонился к лицу дочери, нежно поцеловав её в висок, отступил. Что ж, он видел более чем достаточно, и лишил себя хоть какой-то иллюзию на этот счёт. Возможно так оно и лучше, возможно... Регина -У тебя нет ни одной, слышишь? Ни единой маломасенькой причины для отказа. - Я уперла руки в бока, гневно взирая на стоящего в легком недоумении парня. -Регина, хм...прости но хотелось бы задать тебе слегка бестактный вопрос. - Егор нахмурил светлые брови и его тон резко изменился, переходя от нейтрально-удивленного, в яростно-взбешенный. - Ты случайно не охринела?! Какого лысого лешего я должен сопровождать тебя в клуб? Какого хрена спрашивается? У тебя уже есть кавалер и едва ли он устал от этой должности. - Светло-голубые глаза опасно сверкнули. Я поняла, что наглость и настойчивость это не то, чем сейчас смогу пробить панцирь Блонди и решила скорейшим образом менять тактику ведения переговоров. -Глеб никогда не разрешит. - Совсем жалостливым голосом начала я. - Или запрет в кабинете. Особенно ввиду вчерашней потасовки. - Не без кляузничества продолжила. - А я так хотела побывать на этой вечеринки, так хотела увидеть как ты все прекрасно организовал, я ведь наслышана о твоих творческих и руководительских способностях. - Уже откровенно подлизываясь, задрав голову с надеждой смотрела с глаза цвета неба. Губы его дрогнули и в глазах засверкали искорки. -Я польщен. - Уже куда более радушно ответил мне Егор. - Попытка была хорошая, но методы достижения не слишком убедительны. - Хмыкнув, ответил мне безапелляционно и жестко. - Нет. Я полностью разделяю мнение Глеба, в этот вечер тебе совершенно тут нечего делать. Растреряв весь свой жалкий вид, грозно прошипела: -Просто скажи что ты боишься, что он тебя поругает! Знаю что подло, но выбора не было, Лена ведьма будет тут, Настя швабра тоже, значит я должна сберечь честь и невинность моего Глебушки и предотвратить все домогательства. Вопреки моим ожиданиям, Егор не разозлился, а запрокинув голову назад, громко заливисто рассмеялся. Я стояла пораженная, в немом недоумении глядя на веселившегося Блонди. Отсмеявшись вдоволь, он взглянул на моё лицо, усмехнулся уголком губ и пояснил причину своего веселья: -Попытка превосходная и методы достижения на уровне, но на сей раз ты прогадала с целью. - Егор ухмыльнулся ещё шире. - Я бесконечно счастлив, что в тебе таки начинают просыпаться гены и понимание таких истин как "на войне все средства хороши", но манипулятор из тебя, как и стерва, отвратительный. Я задышала чаще, старательно сдерживая желания, придушить блондинистую особь мужского пола, не поддающуюся на провокации. -Я домой. - Глухо отчеканила я. На бегу схватив сумку, вышла из кабинета и потопала вниз, не обращая внимания на окрик Егора. В нижнем зале во всю шли приготовления к намечающейся грандиозной вечеринке. На которую я не попаду... Хмуро оглядевшись вновь, зашагала к выходу и уже за пределами клуба задышала свободней. Первый план потерпел фиаско, грандиозное. А всё так хорошо начиналось. Даже на Глебушку, срочно покинувшего меня, обижаться не стала. Подумала само проведение хочет чтобы я спасла благочестие Глеба, так как оставил он меня ни где иначе, как в кабинете брата. Призадумалась хорошенько над сложившейся ситуацией и поняла две вещи. В клуб меня никто из братьев не проведет, а теперь ещё и охрану предупредят. Чудненько. Прискорбно отпустила плечи и приуныла. А самое печальное, что Глеб даже слышать не захотел о вечеринке, совсем, к тому же ещё разозлился. Мне бы оскорбится, разъяренно уйти, но мой брюнетик осознав свою оплошность, так поспешно и искренне извинялся и заверял, что все из заботы ко мне и такому чистому небесному созданию как я там не место. Я молча внимала не различая ни единого слова. Медленно млела, тая от прикосновения его рук к щеке, основанию шеи, готовая простить ему даже убийство с особой жестокостью. Беда заключалась вот в чем, на вечеринку я всё же хотела, а меня не брали. Хотелось завыть от безысходности, но тут в голову пришла шальная мысль. Глеб умчавшись по своим делам, уже не сможет отслеживать моё место нахождения и вероятно будет уверен, что я аки послушная девочка, коей и являюсь, сплю в кроватке. Меня я более чем уверена на территорию клуба в этот день не допустят, но... А если не меня?! Ведь я вполне могу присутствовать инкогнито и никто даже не узнает, а я присмотрю за брюнетиком издалека. Улыбнувшись своим мыслям, полезла в сумку за мобильником, внутрене содрогаясь от количества жертв и уступок на которые придется пойти, но от своих планов не отказалась. И на дисплее телефона отразился исходящий звонок абоненту "Мария". Глеб. Он вышел из машины и не сдержав очередного яростного порыва, хлопнул дверью так, что звук наполнил всю улицу. Потерев переносицу двумя пальцами, Глеб лихорадочно соображал, как и кто смог навести пару местных "авторитетов" на те махинации, что проводились прямо под их носом, не без его, Глебовского участия. То что сами бы они до подобного не дошли, Глеб прекрасно осознавал, иначе бы просто не раскрутил подобную схему. Похоже в городе завелся филонтроп, чрезвычайно пронырливый филонтроп. Назревал конфликт, серьезный конфликт. В который раз обматерив себя последними словами за то, что даже так нейтрально взялся за дело отца, Глеб направился к черному входу в клуб. Больше всего он опасался за старшего брата, хотя и испытывал уверенность в его способностях сглаживать любые конфликты, но его интуиция буквально предостерегала его. А вот интуиции в их семье доверяли все и безоговорочно. Проследив взглядом, за подготовкой шоу, отметил, что всё идёт по плану и на удивление без единого казуса. В кабинет он вошёл без стука, взглядом обхватив всё пространства, не увидел своего рыжего счастье. Что было не удивительно, шел восьмой час и его принцесса сейчас вероятно готовилась ко сну. Глеб остановил свой взгляд на брате, сидевшем за масивным столом, флегматично попивавшим ром. Егор не произнес ни слова, вопрошающе вглядываясь в его лицо. -Не знаю, дерьмовое предчувствие. - Оттянув ворот рубашки, без предисловий начал он. Егор кивнул: -Ни у тебя одного. Он нахмурился, глядя в глаза брату. -Есть идеи? Мужчина отрицательно покачал головой. -Нет. - И уже насмешливо добавил. - Именно поэтому не польстившись на, очаровательный, жалостливый, полный надежды, взгляд карих глаз я всё же спровадил твою красавицу домой, не позволив остаться ни под каким предлогом. Глеб твердо посмотрел в глаза брату, жестко бросив. -Сегодня ей тут делать нечего. -Я ответил ей примерно так же. - Не без иронии сообщил он. Глеб вновь потер переносицу, но думаю уже не о проблемах. Вероятно завтра его ждёт обиженная моська рыжеволосого счастья, но Глеб был согласен на подобные жертвы, лишь бы она не появлялась тут этой ночью. Этим вечером планировалось что молодежь будет отрываться по полной, а значит забудутся все нормы приличия. В прошлом году, во время подобной вечеринки, один из представителей "золотой молодежи" обкуренный какой-то дрянью, чуть было не прирезал одну из танцовщиц, отказавшуюся "уединиться" с гавнюком. Не вмешайся он сам, охрана могла не успеть. Подобное было не редкостью в клубах города, да и всей страны, но Егор четко придерживался правил, не желая что бы на его клуб "повесили мокруху", а слухами земля полнится. Он держал определенную планку по элитности, комфорту и ценовой политике и знал, пошатнись одно из перечисленных, остальное следом скатится вниз. Глеб полностью поддерживал брата и помогал чем мог. Но этот день. Это было сровне ритуалу, раз в полгода тут собиралась вся элита близлежащих окрестностей и уже не только близлежащих. Они уже ни раз проклинали, тот день когда для привлечения клиентуры, устроили вечеринку для "выгодных клиентов". Клиентом понравилось и вот они последствия. В эту ночь будет удвоена охрана клуба, смотрителей, администраторов, официантов и вообще всего персонала, но без происшествий обойдется едва ли. "Золотые" чувствовали свою безнаказанность и бушевали во всю. Совсем разбуянившихся клиентов они успокаивали сами, методично ведя счёт всех ими битых. В прошлый раз победил Егор с разницей в три засранца. Глеб собирался брать реванш этой ночью. Конечно этим вполне могла заняться и охрана, в чьи основные обязанности это и входило. Но гавнюки отличались мстительностью и по утру обнаружив фингал под глазом, вполне могли насолить палачу, так сказать за "телесные повреждения и душевные травмы". А вот тут то и была загвостка, мстить обычному рабочему легко, а вот в чём-то схожим, душка не хватает. Даже тот факт что каждый работник находился под "опекой" не всегда спасал. -Начали запускать первых посетителей. - Не без разочарования оповестил Егор. Пора встречать "дорогих" гостей. - А вот это уже с сарказмом. Егор. Зал был уже полон, поток гостей увеличивался с космической скоростью. Кто-то уже успел изрядно принять на грудь, кто-то вовсю отжигал на танцполе, особо прыткие личности не теряя времени уединились в кабинетах на втором этаже. Егор взглядом отыскал брата, тот аналогичным цепким взглядом, осматривал весь периметр зала. Егор устало вздохнул, чувство дискомфорта волнами накатывало на него, словно в преддверии бури. Ожидая какой-то неприятности, единственное чего он хотел, так это оградить брата и ускорить его поездку в Питер, желательно выпроводив его пряма сейчас, но Егор очень хорошо осознавал, что испытывая те же опасения младший брат позволит увезти себя только вперед ногами и никак иначе. Одним взглядом обхватив всех и вся в этом зале, он понял, что помимо завсегдатых "гостей" с каждым разом тут появляется все больше "интересных" личностей. Прикинув в уме количество возрастающих посетителей, Егор пришел к льстившей его самолюбию , как директору сего заведения, мысли, что клуб однозначно процветает привлекая множество гостей уже и с разных регионов. То был единственный плюс достоинство которого было не омрачить, когда не "местая" элита посещала сие "скромное" пристанище, то соответственно являлась со своей свитой, а то была идеальная реклама. Отец открыто выражал своё довольство сыном, ведь после передачи управления клубом в его руки тот однозначно приносил хорошую прибыль. Правда сейчас это не радовало. Ощущение, что должна произойти какая-то гадость, так и не оставляло. Отыскав взглядом своего любимого братца, Егор сначало растерянно, а потом удивленно проследил как тот с плохо скрываемой во взгляде и движениях яростью прорывается к барной стойке. Что больше всего удивило так тот факт, что за барной стойкой не обнаружилось ничего кроме как знакомого им обоим Бориса, который всячески пытался облобызать холенную ручку какой-то черноволосой девицы. Бориса Егор знал, старший из сыновей Петра, владельца подпольного казино. Примерзкая личность, но совершенно незначительная для них с братом. Борис жил в другой области, а сюда наведывался крайне редко. Чем он так заинтересовал его младшего брата, Егор понять был не в силах. Решив, что пока его вмешательства не требуется, наблюдал за происходящим из далека. Глеб довольно быстро преодолел толпу танцующих и уже приближался к стойке, когда Борис, видно не привыкший к столь долгим по его мнению ухаживаниям, перешел к более смелым действиям и буквально уронил свою ладонь на бедро неизвестной особы, в чьих жестах Егор вдруг уловил нечто знакомое. Завеса из смолистых волос не позволяла разглядеть реакции на лице, но сама она дернулась всем телом и в считанные секунды вскинув руку, дала наглому ухажеру ощутимую оплеуху. Борис опешил лишь на мгновение. Егор без тени удивления наблюдал как тот в отместку замахнулся рукой, похоже не сумевший принять такой красноречивый отказ. Так же равнодушно наблюдал за тем, как рука обидчика была перехвачена и заведена за спину в не хитром приеме. Его брат всегда отличался мягкосердечностью и рыцарскими наклонностями. Лично Егор полагал, что такой вот жизненный опыт в последующем уберег бы дамочку от походов в подобные места. Ведь все они как одна шли сюда с определенной целью, подхватить кого-нибудь богатенького в свое личное пользование. Единственное что немного и удивило Егора, так это непонимание того каким образом его брат предвидел подобное поведение дамочки, ведь лица незнакомки он со своего наблюдательного пункта разглядеть не мог. Или работала всё та же интуиция? Рядом с пытающимся вырваться из жесткого захвата Борисом и Глебом блокирующим все эти попытки, появилась охрана. Егор ждал когда эта особь женского пола безошибочно определит в своём спасителе денежный мешок и начнёт изъясняться в благодарности и пламенной любви. Но какого же было его удивление, когда вместо ожидаемой реакции, она плотнее вжалась в кресло, словно в желании отступить и даже голову втянула в плечи. Он бросил взгляд на брата и отчетливо понял причину подобной реакции со стороны девушки, как совершенно не мог понять реакции брата, который разве что не пылал от едва сдерживаемого гнева. Егор озадаченно поспешил к месту действий, что бы разобраться что именно вызывает в брате столь негативную реакцию. Но вопрос решился сам собой. Глеб подошел к девчонке по ближе и схватив прядь смолистых волос, судя по губам бросил короткую фразу. Тонкая маленькая ручка была вскинута и на секунду запутавшись в гриве черных волос, потянула ту вниз, являя миру огненные макушку и пряди волос. Вот же...его приблудную мать за ногу. Регина. Отвращение, брезгливость, злость, страх, удивление, радость и ужас, та последовательность эмоций, что были испытаны мной минуты за две. Сердце ушло в пятки, когда здоровенный дятина замахнулся совершенно не миниатюрным кулаком и мозг лихорадочно сооброжал как избежать столь неприятного чувства как удар в голову. Но того и не понадобилось, не смотря на довольно таки заметную разница, мой извечный принц, спас меня и на этот раз. Удерживал брыкающегося нахала, придавив его к барной стойке собой. Вывернутая рука была сжата и даже грохочущая музыка не помешала услышать болезненный стон. Но сие происшествие показалось мне сущей мелочью по сравнение с тем, когда неудачливого горе любовника увели и ко мне повернулся никто иной как мой собственный брюнетик, пышущий праведный гневом. Одного взгляда хватило, что бы понять, что в этот раз я попала по крупному. Недавнее приключение показалось детской игрой, в сравнении с тем чувством, которое я испытывала увидев как сейчас на меня взирают любимые темно-серые глаза. В голове вертелись тысячу оправданий, но глядя на брюнетка, который разъяренный взглядом изучал мой наряд, я не смогла ничего сказать. Вопреки моим ожиданиям он не начал меня душить, а лишь подойдя на шаг ближе, ухватил за прядь искусственных волос. -Сними эту дрянь. - Раздался над головой громкий повелительный голос, совершенно не схожий с тем мягким, временами ироничным, что я так привыкла слышать. Такой Глеб вызывал во мне желание зарыться головой в песок и я четко осознала, он действительно способен на всё. Не смея ослушаться я одним движением стянула заколки и парик и только тогда решилась взглянуть в лицо брюнетика. Собственно поднять взгляд оторвав его от его же рубашки я не успела. Ухватившись двумя пальцами за мой подбородок, Глеб сам заставил смотреть ему в лицо. Серые глаза ничуть не стали добрее и все так же полыхали едва сдерживаемой злобой. Он сказал лишь пару слов, которые я скорее прочитала по губам, нежели услышала. -Я ведь просил... И вероятно мои нервы уже не выдержали, вмиг сдавая все позиции, когда любимые глаза хмурого неба взглянули с разочарованием и обидой. Вспомнились трех часовые мучения в салоне, выбор платья, споры с Машей, эти пыточные шпильки на моих ногах, обман родного отца, неприятности на входе, эти девушки что всеми известными способами обвивались вокруг Глеба, его ухмылка в пошловатой манере которой он одарил Настю, надоедливые ухажеры, один из которых явно собирался меня прибить и разочарованно "Я ведь просил...". Это стало последней каплей и вопреки собственному желанию, глядя в любимые глаза, я чувствовала как по щекам скатились предательские слезы. Не найдя ничего лучше я предпочла промолчать, опустив глаза. Любые мои оправдания будут не убедительны, а главная причина смешна для него. Он действительно просил и даже предугадал возможные события, но я не поверил, решив что подобным образом он хочет провести время в другой более не скромной компании. Но за всё то время что я находилась тут, единственное в чём можно было его упрекнуть это ухмылки и полное игнорирование всех приглашений, то есть ни в чём. Слегка приподняв мой подбородок, Глеб разжал пальцы. Музыка затихла, но вокруг все так же царило безобразие. -Уведи её. - Расслышала я раздраженный голос Глеба. Я буквально кожей ощутила что он покинул меня и уже равнодушно подчинилась ладоням потянувшим меня со стула. Если бы он хотел причинить мне вред, то не стал бы спасать очередной раз, к тому же на пальцах что тянули меня за собой была выбита знакомая татуировка. Парочка неожиданных слёз буквально сняли всё напряжение, будто то была истерика и сейчас на смену страху пришло опустошение и чувство вины. Похоже я нашла предел терпения Глеба и разом перечеркнула всё его хорошее ко мне отношение. Егор. Егор пребывал в мало приятном бешенстве. И виной тому служила хрупкая фигура в зеленом платье, обнимающая коленки обтянутые тонким телесным капроном. В руках у неё была зажата кружка горячего чая, рядом лежало блюдце с дольками шоколада, а поверх плеч был накинут теплый плед. Все это как заботливая мамочка организовал Егор, но что приводило его в ярость так тот факт, что она не реагировала буквально ни на какие действия. Безропотно все исполняла, но при том не издав ни звука, не чему не воспротивилась. Егор ударил кулаком в стену в бессильном гневе, но и на это она никак не отреагировала. Уже больше получаса Егор хотел добится от неё хоть какой-то реакции, но она все так же упорно молчала, а по щекам её текли два ручейка слез. Глеб мать его так. Что он ей такого сказал?!! Обычно всегда веселое Чудо, сейчас буквально одеревенело и в глазах её не отражалось ни одной эмоций. И единственным признаком хоть какой-то реакции являлись губы, которые она то и дело покусывала Понаблюдав еще пару секунд за девушкой, которая всё так же беззвучно роняла слёзы, Егор решил, что даже ему бессердечному и безчувсвенному с равнодушием наблюдать за подобным, не удастся. Осведомленый о том, что сейчас его брат находился в помещении отведенном ими под спортзал, и вероятно там и скидывает своё далеко не радушное настроение, направился туда. Если оба они будут продолжать в том же духе, то емуу придется отпаивать одну валерьянкой, а другого виски. Егору было абсолютно плевать как отреагирует его брат на его вмешательства и он задался целью привести этого идиота сюда, что бы он сам исправил то что натворил. Безучастный к женским слезам, он почему-то не мог спокойно наблюдать за тем как плачет она. Эти глаза с золотистыми крапинками имели над ним какую-то неопределенную власть и было довольно глупо это отрицать. И раз уж сам он такого состояния исправить не в силах, то его исправит тот, кто является его причиной. Даже если Егору придется силком тащить его через весь коридор и впихивать в этот долбаный кабинет.
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | М.Гудвин "Падение Фаэтона / Том I / Огонь Ра" (Боевая фантастика) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"