Кароль Елена: другие произведения.

Пещерное ретро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Если очень хочется помочь коллеге, подумай - не совершаешь ли ты ошибку?
    Если шеф заключил такой контракт, что теперь твои время и внимание целиком и полностью принадлежат заказчику, то может...
    Может пора вспомнить, что ты профессионал и включить смекалку, удовлетворив все без исключения дизайнерские фантазии клиента?
    Что-что?
    Не только дизайнерские?
    А вот об этом, господин Медянский, мы не договаривались!
    Завершено, на СИ выложено 2/3 романа

  
  Пролог
  
  "Стоя к нему спиной, провокационно выгнулась, позволяя ему поцеловать шею, и прижалась ягодицами как можно крепче. Он был горяч...
  Самодовольно улыбнулась, радуясь, что он не видел её лица, и завела руки назад, чтобы схватить его бёдра и уже не отпустить. О, нет, только не сейчас!
  - Сандра... - его шепот был хриплым.
  Именно таким, каким и должен быть. Срывающимся от многочисленных эмоций, перевозбужденным.
  - Да-а-а? - мурлыкнув, совратительница прогнулась в пояснице, ещё сильнее вжимаясь в него своим аппетитным задом. - Что такое, дорогой?
  - Сумасшедшая... сюда в любой момент могут зайти!
  - Пусть позавидуют.
  Следом за бесстыжими словами прозвучал стон, от которого у мужчины окончательно сорвало крышу, и он одним резким движением задрал её юбку до талии и оттянул тоненькую лямку в сторону, оголяя и так не слишком прикрытые ягодицы и кое-что ещё. Предусмотрительная блондинка в этот вечер не стала затягивать свои стройные ножки в колготки, предпочтя надеть чулки, и в качестве преграды его могли остановить лишь кружевные стринги.
  Естественно, его не остановившие.
  - М-м-м... - стон был несколько протестующим, но больше с подначкой и нетерпением. - Ната-а-ан...
  Звук расстегиваемой ширинки прозвучал слишком резко и провокационно, но уже через секунду о нём забыли - горячая плоть, дрожащая от возбуждения, рывком ворвалась в истекающее соком..."
  
  Вздохнула. Перечитала.
  Бред...
  Господи, какой бред.
  Сходила на кухню, сварила кофе, выпила, покурила и вернулась. Перечитала вновь...
  Ладно, бывало и хуже.
  
  "Крепко сжимая её талию одной рукой, второй иногда звонко шлёпал по призывно оттопыренной попке. В эти моменты Сандра прогибалась и вздрагивала, а он самодовольно улыбался, радуясь, что она не видит его лица. Эта шлюшка так долго строила из себя недотрогу и так быстро сдалась, стоило лишь пообещать помочь с продвижением. Страстная шлюшка!
  - Ещё-о-о...
  Очередной шлепок был на диво звонким, и она пьяно взвизгнула, тут же простонав, когда он ускорил темп.
  - О, бо-о-оги, Ната-а-ан... - может, она и симулировала оргазм, но в этот момент её колени дрожали по-настоящему, и ему пришлось придержать, чтобы она не упала. - Ты великолепен...
  - Я знаю, - тихо прошипев, так тихо, что она не разобрала слов, мужчина задвигался ещё быстрее, хотя, казалось, это уже невозможно, и спустя всего несколько секунд уже сам содрогался от долгожданного оргазма.
  Не удержался и схватил строптивицу за волосы, оттягивая голову назад и обнажая шею, делая её максимально доступной.
  Вот она, самая желанная часть этой строптивой сучки.
  Взвизгнув, когда в шею вонзились клыки, Сандра затихла буквально сразу: кроме того, что широкая ладонь зажала ей рот, специфичная слюна вампира практически моментально парализовала всё желание к сопротивлению.
  - Да-а-а... Вот теперь идеально, - облизнув губы, мужчина прикрыл глаза, позволяя удовлетворению пронизать тело до кончиков волос. - Детка, ты была великолепна.
  Чуть отступив, застегнул ширинку, оправил женщине юбку, развернул её к себе лицом и пристально всмотрелся в абсолютно пустые глаза.
  - Ай-яй-яй... кто ж так много пьет? Нехорошо, красотка. Нехорошо. Нельзя так много пить, даже на корпоративах. Особенно на корпоративах, - добавляя в голос гипнотических ноток, вампир нашел взглядом место укуса и удовлетворенно ухмыльнулся.
  От прокола уже совсем скоро останется лишь воспоминание. Да и его тоже не останется. Сандра будет помнить лишь феерический секс с одним из начальников отделов, не более.
  - Да...
  - Идём, детка. Я вызову тебе такси. Тебе пора домой.
  - Да..."
  
  Поставила точку. Перечитала...
  Поправила пунктуацию.
  Кажется, неплохо.
  - Криста, глянь свежим взглядом.
  - Уже?
  - Да, есть немного.
  - О... - на пару минут в эфире наступила тишина, а затем Бета отписалась: - Отлично. Пару грамматических косяков я тебе подправила, лови и выкладывай.
  - Спасибо, - отправив вдогонку смайлик, заодно попрощалась.
  Время? Да, время уже спать.
  - Норри! - по дороге в туалет едва не запнулась о дымчатую красавицу, как всегда бросившуюся под ноги, потому что ей показалось, что мы идем на кухню, дабы поесть. Раз пятый за вечер. - Проглот! Вот кого надо было Бегемотом назвать!
  - Мя-я-я?!
  - Тебя-тебя.
  Нагло проигнорировав обиженный кошачий мявк, умылась, почистила зубы и отправилась на боковую. Время уже к полуночи, а завтра вставать ни свет ни заря. В общем, как обычно, в шесть.
  
  Глава 1
  
  - Дорогая-я-я, встава-а-ай...
  Поморщившись, мысленно простонала. Господи, ну почему каждое утро одно и то же?
  - Дорогая-я-я, встава-а-ай...
  - Встаю! - на ощупь нашла телефон и кое-как вырубила будильник, пока он вновь не завёл свою извечную шарманку.
  Нет, надо уже сменить мелодию на что-нибудь другое, эта уже бесит. Потянулась, встала...
  - Норри!
  - Мя!
  Вопли прозвучали синхронно, но если я после этого рухнула обратно на кровать, то хвостатая зараза угрожающе зашипела.
  - Сама такая! А нечего под ноги лезть!
  Прикрыв глаза, мысленно досчитала до десяти. Нет, не стоит начинать день с ругани.
  - Ладно, мир.
  Второй раз получился более удачным, и мы без происшествий добрались до кухни, где мой домашний троглодит получил свой завтрак, а я свой кофе и сигарету. Теперь можно и проснуться...
  Лениво поглядывая на улицу, отметила, что сегодня погода хотя бы с утра совпадала с прогнозами наших доблестных синоптиков, и если надеяться на то, что и дальнейшую судьбу изменчивой капризульки они угадали, то день будет солнечным. Прекрасно. Хоть сегодня платье надену, зря что ли аж три на распродаже купила.
  Ага, в преддверии "жаркого" лета. Лета, которое где-то загуляло уже на две недели как. Плюс пятнадцать - это не лето. Это издевательство, а также джинсы, свитер и кроссовки.
  А у меня две пары балеток, босоножки и сандалии ни разу не надеванные. Лучше б ещё одни джинсы купила...
  Ворчливые мысли прервала телефонная трель, и я удивленно глянула на номер абонента. О? А что так скромно? Что не час назад?
  - Слушаю.
  - Доброе утро, Катюш.
  - Обойдёмся. Говори.
  - Злючка, - фыркнув, Светлана отрапортовала: - Предупреждаю заранее - шеф сегодня злой, вчера сорвалась сделка. Быть при полном параде, желательно с вазелином. Ну, или пришли поверенного, что ты умерла и сама прийти не сможешь.
  - Нда, - с одной стороны, я была признательна, что меня предупредили, с другой стороны, недоумевала - вчерашняя встреча в принципе не могла закончиться неудачей. Разве что инопланетяне напали и утащили нашего клиента на опыты. - Светуль, а что со сделкой? Нормально же было всё.
  - Понятия не имею. Шеф рвёт и мечет, подробностями делиться отказывается. Но я думаю, это Ромашка подкачал, шеф почему-то требует его внутренности под соусом болонез.
  - Болоньезе, - автоматически поправив, услышала с той стороны трубки многозначительный вздох. - Ладно, не отвлекаемся. И что думаешь? Лучше умереть?
  - Да.
  - Нда. Ладно, прорвемся. Спасибо, с меня шоколадка.
  - Запишу, - иронично хмыкнув, наша вечнохудеющая секретарь, не берущая в рот ничего калорийнее морковки, отключилась.
  Я же раздраженно скривилась.
  Черт!
  И отправилась к шкафу.
  Шеф у нас был довольно специфичным. В целом нормальным, но... Но не всегда. Когда он был не в духе, в нём просыпался ценитель прекрасного, и если он находил во внешности подчиненного хоть малейший огрех, то этот подчиненный на ближайший рабочий день становился его "любимой женой". И любил он его во всех позах... В основном аморальных.
  Если конкретнее, то мог довести до слёз в один момент, вызверившись на недочет, который не стоил и выеденного яйца, но разобрав его так, словно он мог стоить всем нам не только жизни, но и благосостояния всей стране.
  И слава богу, не в духе шеф был о-о-очень редко, от силы пару раз в году. Но сегодня, если принять во внимание, что Света решила мне позвонить, "невдух" глобальный.
  Менять работу только из-за этой несущественной ерунды я не планировала. Коллектив был доброжелательным, зарплата отличной, перспективы роста радовали самолюбие, ну и естественно ипотека. Ипотека была тем самым знаком "стоп", который уже третий год не позволял мне расслабиться. В прошлом году попыталась поработать сама на себя, но вовремя осознала, что не имею достойной базы клиентов, а искать их самой долго и муторно. И итоге обзвонила всех возможных и невозможных знакомых, посетила больше десятка собеседований, но в конце концов нашла себе тёплое местечко в компании Дмитрия Васильевича, о чём ещё ни разу не пожалела.
  Ну и что у меня есть?
  Критическим взглядом окинув не такой уж и маленький гардероб, с сожалением констатировала - надеть нечего. Вообще нечего!
  Платья, купленные на распродаже, не в счет - их шеф забракует в один момент. Ладно, пойдем от противного. Нашла самую простую черную юбку и самую неприличную белую блузку, в которой моя достойная (слава богу) грудь выглядела наидостойнейшим эпицентром. Пушап сотворил чудо, второе чудо сотворили коса, перекинутая через плечо, и простейший макияж, который в принципе можно было и не делать, но я не стала пренебрегать даже мелочами, а третьим чудом стали босоножки на идеальной шпильке в десять сантиметров. И даже лишние десять килограммов на этом фоне рассосались сами собой, став не жирком на бёдрах, а приятными округлостями всё там же. Каплю духов, цепочку с кулончиком, вольготно устроившимся на моих "достоинствах", да сумку на плечо. Всё, готова.
  - Норри, никого не впускать, никого не выпускать.
  - Фр!
  Распрощавшись с кошкой, поторопилась к станции метро, не забывая припоминать степень завершенности текущих дел и оправдания по поводу их незавершенности. Если шеф всё-таки настолько невменяем, что вазелин понадобится сегодня всем, то стоит заранее подготовиться, чтобы было хотя бы что промямлить в первые минуты.
  Дел было на удивление много, так что пришлось констатировать печальный факт - если шефу придёт в голову поинтересоваться их списком, то быть мне отлюбленной. Чёрт!
  Чересчур задумавшись на пешеходном переходе о безрадостных перспективах, замедлила шаг и...
  Дикий визг тормозов, несильный толчок в бок...
  Устояла я чудом, ногтями вцепившись в капот джипа и видя перед собой лишь его хромированные блики.
  Кто-то тонко завизжал, заголосила непонятно откуда взявшаяся бабка, кто-то ругнулся. Я же пребывала в жестком ступоре, не в силах не то, что отпрянуть, но и вообще, отцепиться от машины. Казалось, я к ней прилипла.
  Кто-то ругнулся мне прямо в ухо. Насильно отцепил мои руки и оттащил на тротуар.
  Господи...
  - Девушка!
  Когда в ухо рявкнули вновь, меня подбросило и передернуло - голос рявкающего был злым, а ещё чересчур басистым. Сразу представился амбал с аршинным разворотом плеч. В ступоре повернув голову, сглотнула. Амбал имел место быть.
  - Жива?
  Судорожно кивнула, потому что слова растерялись где-то там... внутри. Глубоко внутри, в районе пяток.
  Амбал тем временем продолжил:
  - Невредима?
  Отстраненно подумав, что моё вытянувшееся лицо и глупый взгляд достойны "Оскара", неуверенно пожала плечами.
  - А поточнее? Ноги-руки целы?
  Голос доносился словно сквозь вату, а я начала рассматривать амбала с эстетической точки зрения. Мужчина был невероятно фактурен. Высокий, мощный, немного страшноват для глянцевой обложки, но... Да, ему бы подошел образ варвара.
  Если бы не лысина.
  Хотя почему бы и нет?
  Задержавшись взглядом на его идеальной лысине, вздрогнула, когда он потряс меня за плечо и снова что-то спросил. Возле нас уже начали скапливаться зеваки, которым только дай повод, и тут же обсудят всё, причем с нереальными подробностями.
  Почему-то отрезвила именно эта мысль.
  Сморгнула, мотнула головой...
  Вспомнила о шефе.
  Черт!
  - Простите. Со мной всё в порядке, - натянуто улыбнулась и высвободила плечо из достаточно жесткого захвата, внутренне простонав на то, что там наверняка уже к обеду нальется синяк. - Машина не пострадала?
  Мой вопрос его удивил, но бросив взгляд мне за спину, он уверенно кивнул.
  - Нет.
  - Хорошо, тогда мне пора.
  Улыбнувшись ещё раз, поняла, что пора делать ноги, причём быстро - в его глазах уже начал формулироваться вопрос и не один, а времени у меня было в обрез.
  Взяв низкий старт, я без особого труда раздвинула зевак плечом и буквально побежала навстречу к обожаемой работе и не менее обожаемому начальнику.
  Уф!
  Без одной восемь, успела.
  Плюхнувшись в кресло, ногой включила системник и забросила сумку под стол, в специально для этого стоящую там коробку.
  Роман и Татьяна уже сидели на своих местах, и если Танюшка была, как и я, при полном параде, то Ромочка сидел бледный и растрепанный. Даже спрашивать не хочу - по небритым щекам и покрасневшим белкам глаз и так видно, что ночь была нелегкой.
  Понимая, что сегодня пофилонить и заняться не совсем законной деятельностью не получится, я с энтузиазмом открыла первый файл и приступила к его вдумчивому изучению. Наша фирма по оказанию дизайнерских услуг была не самой крупной на рынке, но за последние годы приобрела достаточно хорошую репутацию, в основном благодаря именно Роману и Татьяне. Я устроилась меньше года назад, когда шеф решил, что необходим третий дизайнер со свежим взглядом, и пока доверял мне лишь квартиры да дачи небольшой квадратуры, тогда как Татьяна специализировалась на офисах и рекламных плакатах, а Роман на клубах, ресторанах и дорогих квартирах.
  Вчерашняя сделка, кстати, была как раз по клубу...
  Я дошла в своих изысканиях до выбора плитки в санузел, когда дверь нашего кабинета грохнула, и в проёме показался шеф.
  Злой.
  Осмотрел нас критическим взглядом, с видимым одобрением прошелся по моему глубокому декольте и расстегнутой пуговке на Татьяниной блузке и остановил свой взгляд на Романе.
  Щетина, мятая рубашка, паника в глазах... ничто не ушло от внимательного взгляда шефа, который сегодня, как, впрочем, и всегда, был одет с иголочки - строгий тёмно-серый костюм, белоснежная рубашка и бордовый галстук придавали ему солидности, и даже не скажешь, что совсем недавно он отмечал шестьдесят.
  Наш шеф мог дать форы многим, и уже не раз я использовала его суровый, но подтянутый и моложавый образ в своих рассказах, иногда омолаживая до двадцати-тридцати, а иногда и вовсе меняя расу на нечеловеческую. В последнее время пошла мода на брутальных и мощных демонов, хотя буквально ещё пару лет назад читатели кипятком писали от вампиров.
  В основном, конечно, читательницы.
  - Роман Евгеньевич, - голос шефа прозвучал зловеще, и я судорожно сглотнула, что ж уж тут говорить о Ромке, который побледнел почти до обморока. - Вы подготовили то, о чём я вас просил? Клиент дал всем нам ещё один шанс, и я не желаю, чтобы вы его профукали.
  - Д-д-да... - начав судорожно шарить руками по столу в поисках неведомого, Ромка окончательно перемешал все бумаги, и я поняла, что ещё секунда, и он разрыдается.
  Бедолага.
  И черт меня дёрнул...
  - Дмитрий Васильевич, может, я могу вам помочь? У меня три проекта в завершающей стадии, я могла бы...
  - Потапова? - изумленно приподняв бровь, шеф смерил меня оценивающим взглядом. - Что за милосердие? Я желаю крови Бродского, а не твоей.
  - К... крови? - никогда не считала себя трусихой, но промелькнуло во взгляде шефа что-то такое... Что заикание произошло само собой.
  Ладно, хоть не замыкание.
  - Дмитрий Васильевич, клиент прибыл, - робкий голосок Светланы донесся из коридора, и шеф моментально стал ещё суровее.
  - Бродский! Через три секунды в мой кабинет!
  Дверь хлопнула так, что силовой волной едва не выбило стеклопакеты в обоих окнах.
  - Я труп.
  Тихий шепот Ромки был под стать шепоту мертвеца. И я его в этот момент та-а-ак понимала...
  - Рома, мы в тебя верим! - пытаясь поддержать коллегу, Татьяна говорила не очень уверенно, так что поддержка получилась не ахти.
  - В чём вообще проблема?
  - Ему не нравится "классика", - прошептав, Рома глянул на нас с Татьяной так, словно это был приговор.
  Вообще, в его понимании классикой считались все модные тенденции, так что я была весьма удивлена. Весьма. Чтобы Рома и не угодил клиенту? Крайне удивлена!
  - Я не знаю, что делать. У меня нет мыслей. Я предложил ему пять различных вариантов, и ни один его не устроил, - сорвавшись на вопль, Рома соскочил со стула и начал мерить кабинет шагами. - Катя!
  - Что? - отпрянув, когда Роман остановился передо мной, нахмурилась.
  - Спасай!
  - Каким образом?
  - Я не зна-а-аю-у-у! - взлохмаченные волосы подверглись массированной атаке скрюченных пальцев, а галстук едва не был порван на мельчайшие лоскутки.
  - Только не ешь!
  - Рома! - заглянув к нам в кабинет, Света сделала "страшные" глаза. - Они тебя ждут! С ума сошел?!
  - Не пойду! - истерично взвизгнув, Ромка дернулся и, выскочив из кабинета... рванул в противоположную сторону. - Я в морг!
  Капец.
  В шоке переглянувшись с Татьяной, я не представляла, что делать дальше. В кабинете шефа клиент. И злой шеф. И Рома сбежал.
  - Девочки, я не знаю, кто из вас к нему сейчас пойдет, но если вы не сделаете это в ближайшие три секунды, то не выживет никто, - судорожно сглотнув, Светлана смотрела в основном на Татьяну.
  И правильно.
  Я тут без году неделя и вообще, так сказать, на подхватках. И уж чего точно не хочу, так это познать гнев шефа.
  - Катя, иди, - тихо прошептав, Татьяна поджала губы. - У меня опыта в клубах ноль.
  - А у меня?!
  - У тебя "свежий взгляд".
  Понятно.
  - Ладно, если что - цветы на могилу носить только свежие.
  - Обещаю.
  Шумно выдохнув, решительно встала, сгребла со стола Ромки все имеющиеся бумаги, утрамбовала в более или менее приличную стопку и поторопилась на выход.
  Моей решительности хватило чётко до дверей кабинета шефа. Отступить не получилось - Света бдила лично, и стоило нам подойти, как она открыла мне дверь, сама при этом отойдя в сторону.
  - С богом, - шепот был едва различим, но я кивнула.
  Не помешает.
  - Добрый де... - замерев на полуслове, удивленно округлила глаза.
  Рядом с шефом сидел тот самый амбал, который сбил меня на пешеходном переходе. В смысле, не сбил, а задел.
  - Екатерина Юрьевна? - едва уловимо приподняв брови, шеф сдержанно уточнил: - А где Роман Евгеньевич? Мы его уже заждались.
  - А... - лихорадочно беря себя в руки, смогла сделать это в минимальные сроки и натянуто улыбнулась. - Роману Евгеньевичу стало нехорошо. Переволновался. Но я взяла его наработки...
  Если бы взглядом было можно убить, я была бы уже кучкой пепла.
  - Дмитрий Васильевич, - голос клиента прозвучал неожиданно и всё тем же глубоким басом. Переведя напуганный взгляд на него, отметила в его глазах узнавание, а также то, что эти самые глаза расположились преимущественно в моём декольте. - А Екатерина Юрьевна в вашей организации кем числится?
  - Дизайнер, Вячеслав Давидович, - ответив моментально, шеф уже недовольней добавил, - в основном квартирный. Однако Катюша подает большие надежды, и возможно, именно она может помочь вам подобрать достойный дизайн.
  - Да, мне тоже так кажется, - махнув рукой на кресло напротив, клиент добродушно пробасил. - Присаживайтесь, Екатерина Юрьевна, ознакомьте нас с вашими предложениями.
  Э-э-э... Предложение оказалось неожиданным.
  Черт! Если бы я ещё знала, что он вообще хочет! Где клуб? Для какого рода посетителей? Ценовая планка, возрастная? Район? Направление стиля? Да я вообще ничего не знаю!
  Присев, как и предлагали, напротив, я первым делом перебрала имеющиеся у меня бумаги и выбрала несколько эскизов.
  - Прошу прощения, ваше предложение прозвучало для меня неожиданно, так что я пока не могу показать вам свои наработки. На текущий момент у меня имеются лишь наработки Романа. Пожалуйста, посмотрите сначала их, - более или менее настроившись на рабочий лад, я старалась не смотреть на шефа, понимая, что ничего хорошего там не увижу.
  Клиент в этом отношении показался мне приятнее на вид.
  Сейчас я наконец смогла рассмотреть, что одет он весьма стильно и дорого. Светло-серый пуловер из тонкого трикотажа выгодно подчеркивал неуместный в начале лета загар и намекал на то, что он был получен в более солнечных краях. Лысина была идеальной, а вот на щеках лежала брутальная щетина, придающая ему несколько зловещий вид. Карие глаза, густые тёмные брови и потрясающие ресницы. Лет ему было определенно за тридцать, но до сорока было ещё далеко. Подбородок тяжеловат, нос крупноват, скулы широковаты... Но в целом всё гармонично.
  Точно, будет в моем новом романе варваром.
  Интересно, какой у него объем бицепса? Взгляд переместился на руку, и я завистливо вздохнула. Таких мужчин можно было увидеть очень редко, и зуб даю (Ромкин!), что его бицепс - как моё бедро.
  А бёдра у меня дай бог каждой.
  Пока я исподтишка рассматривала клиента, он в свою очередь молча перебирал эскизы, и когда последний был отложен в сторону, недовольно констатировал:
  - Не подходит. Екатерина Юрьевна, что можете предложить мне вы?
  - Не могли бы вы озвучить свои пожелания? Ценовая политика, клиентура? Стиль? Возможно, у вас уже имеется своё видение?
  Судя по удивлённо вздернутым бровям, мои слова прозвучали для клиента довольно неожиданно, а всё потому, что пока я их говорила, он предпочел рассматривать мою блузку, а точнее её нескромный вырез.
  И черт меня дернул её сегодня надеть?!
  И не одёрнешь нахала... Как говорится - сама виновата.
  - Да, кое-какие мысли у меня уже есть, - наконец отлипнув взглядом от моих "достоинств", мужчина посмотрел мне в глаза. - Но думаю, нам с вами лучше проехать на место, так вы сразу поймете, что конкретно я хочу.
  Ошарашив меня подобным предложением, прозвучавшим скорее как констатация факта, амбал перевёл взгляд на шефа, всё это время изображающего предмет интерьера.
  Вообще, подобное было неудивительным, когда мы выезжали по адресу клиента и уже на месте подбирали варианты, но сейчас...
  Мне почему-то показалось это неприличным, как будто меня звали в кровать. А уж после таких взглядов и подавно!
  - Дмитрий Васильевич, могу я украсть внимание Екатерины Юрьевны для решения весьма важного вопроса, скажем... часа на два-три?
  - Да, конечно! - воодушевление шефа было столь явным, что я моментально поняла - отказаться не получится. - И не беда, если понадобится больше времени. Я прекрасно понимаю, что клуб далеко не квартира и требуется обсудить множество немаловажных моментов.
  Улыбнувшись клиенту, оставшемуся довольным ответом, после этого шеф на меня та-а-ак глянул, что я очень сильно захотела на больничный. В другой город.
  - Екатерина Юрьевна, надеюсь на вас.
  Всего несколько слов, но в них я услышала обещание, что если не справлюсь, то ждёт меня местечко на ближайшем кладбище. И безымянной будет могилка моя...
  - Постараюсь, - судорожно кивнув, встала сразу, как только поднялся Вячеслав Давидович, и натянуто улыбнулась мужчине. - Секундочку, я только захвачу рабочий ноут.
  В кабинет я влетала невменяемая и наверняка мало чем отличалась в этом отношении от Романа, который всего пятнадцатью минутами ранее не мог мыслить адекватно. Ладно бы какая-то там квартира! Квартир тысячи! Ладно какая-то там дача... Но это клуб! Их меньше сотни! Если я облажаюсь... Господи, ну почему я?!
  - Кать? Кать, ты чего?
  - Клиента перекинули на меня, - лихорадочно сбрасывая в кейс блокнот, ручку и фломастеры, я никак не могла запихать ноут всё туда же. Черт! Не тот отсек!
  - Кать, держись.
  - Держусь.
  - Ты справишься.
  - Угу.
  Наконец впихнув невпихуемое, но уже в нужный отсек, я подхватила свою сумку, где были кошелек, телефон, ключи и косметичка, и на пару секунд замерла, выравнивая дыхание.
  Подумаешь, клиент. Это всего лишь работа. А я в ней профи. Да, я профи!
  Всё, пошла. С богом!
  
  Глава 2
  
  Шеф и клиент ждали меня у лифта, но как только я подошла, пожали друг другу руки. Вячеслав Давидович нажал кнопку вызова, и шеф, умудрившись встать к нему спиной, а ко мне лицом, одним взглядом дал понять, что если облажаюсь, меня ждет "жаркий" приём.
  С последующей кремацией.
  Попыталась бодро и уверенно улыбнуться, но сама поняла, что на лице не улыбка, а оскал, и поторопилась придать ему более нейтральное и деловое выражение. Кроме того, его видел амбал и явно удивился моим гримасам.
  - Потапова, родина наблюдает за тобой, - положив руку мне на плечо и чуть сжав, что, наверное, должно было меня приободрить, шеф наклонился к уху и прошептал: - Сделай так, чтобы клиент был удовлетворён на все сто. Не знаю, как, но сделай.
  Двери лифта открылись, и шеф, последний раз лучезарно улыбнувшись, ушел.
  По идее, я должна быть рада.
  Безмерно!
  Если что, это был сарказм.
  Как я сделаю, чтобы он был удовлетворён?!
  На автомате шагнув в лифт, задумалась. И всё бы ничего, я никогда не пасовала перед трудностями, но паника Романа в какой-то мере передалась и мне, и я элементарно не знала, с чего начать и что предложить.
  А уж намёки шефа об "удовлетворённом" клиенте, довольно специфично наложившиеся на его предыдущие взгляды в моё декольте... Не вдохновляли.
  Затянувшее молчание решил нарушить Вячеслав Давидович.
  - Екатерина Юрьевна, как давно вы работаете в данной сфере услуг?
  Вопрос позабавил, но только до того момента, как я подняла на него взгляд. Его глаза вновь были там. В декольте. Причём сейчас они были там окончательно и бесповоротно, а всё потому, что мы стояли слишком близко, и он был выше меня почти на голову. И это с учетом того, что я сама не дюймовочка, да ещё и на шпильках! Это ж сколько в нём сантиметров?
  - Уже больше трёх лет, Вячеслав Давидович, - я постаралась быть вежливой, но одновременно с этим ответила достаточно прохладным тоном. - Прежде чем устроиться в дизайн-студию Дмитрия Васильевича, я больше полутора лет проработала в бюро "Арт-дизайн", а затем около полугода была фрилансером, но, как показала практика, это не очень прибыльно. Последний год я работаю под руководством Дмитрия Васильевича, и с его стороны нареканий не было.
  Пока что.
  - А образование у вас...
  - Высшее университетское, Вячеслав Давидович. Факультет технологии и дизайна, а также курсы по повышению квалификации и работе с различными компьютерными программами для создания 3Д-макетов, - отчеканив то, что повторяла раз за разом почти всем без исключения клиентам, я профессионально (читай - бездушно) улыбнулась. - Мне двадцать шесть лет, детей нет, но есть кошка и парень.
  Про парня я наврала, но текущая ситуация не радовала, поэтому пришлось на это пойти.
  Мужчина наконец отлип от созерцания моих несомненных достоинств, которыми я обычно гордилась, но иногда (как сейчас) они доставляли неудобства, и чему-то усмехнулся.
  Многозначительно так.
  Слишком многозначительно. Что за черт?!
  Возмутиться я не успела, как и он сказать что-либо, - двери лифта открылись, и мы вышли. Его инфинити из ряда внедорожников (сейчас я спокойно рассмотрела, что это именно она) была припаркована почти напротив входа, так что идти далеко не пришлось.
  И тут я удивилась первый раз - машина не стояла на сигнализации. Нет, я понимаю, наш деловой центр достаточно престижен и охрана старательно бдит и за стоянкой, но я предпочитала перестраховаться, тогда как клиент, по-видимому, пренебрегал элементарной безопасностью.
  Вторым моментом для удивления стало то, что он сам открыл для меня пассажирскую дверь.
  Третьим - музыку он включил только после того, как спросил разрешения, и была она не попсой, не блатняком и даже не рэпом и не металлом.
  Это был шансон начала двадцатого века. Александр Вертинский, Леонид Утёсов, Фёдор Шаляпин... Я слушала и не могла вернуть глазам прежний размер.
  Вот так варвар!
  А он ещё и подпевать умудрялся! Точнее подмурлыкивать. Я, когда уловила в песне что-то постороннее, сначала не поняла, что это, но когда прислушалась, то осознала - это был он.
  Я в шоке.
  Теперь ясно, почему ему не угодил Ромочка. Наверняка танцевал от внешнего вида заказчика, который абсолютно не соответствовал его вкусам. Интересно, каковы его собственные наметки? Мне уже не терпится это узнать! Нет, правда - всегда интересно работать с нестандартным клиентом. Порой можно столько нового и необычного узнать о человеке, а потом воплотить это в романе. Я обожала узнавать нестандартных людей. И судя по всему, Вячеслав Давидович ну о-о-очень нестандартен. Интересно, каков его основной бизнес? Жаль, не успела допросить Ромочку, уж он-то точно должен знать о клиенте всё. Бывший спортсмен? Регулярный качок? Слишком вежлив и умён для классического "быка". Интересно...
  Пока ехали, успели прослушать столько интересных песен, из которых я едва ли половину знала, и то относительно. Вот так в новых знакомствах и раздвигаются горизонты. Кстати, а куда мы приехали?
  С удивлением осмотревшись, насторожилась. Мы остановились на задворках каких-то складского типа зданий, что мне не очень понравилось. Мало того - я сглупила и совершенно не смотрела на дорогу и теперь пребывала в абсолютном неведении относительно своего месторасположения.
  Клиент тем временем вышел и галантно распахнул передо мной дверь, что совсем не вязалось с предвкушающим выражением его лица. Почему-то стало немножко страшно.
  А так ли он порядочен, как мне хочется думать? Да я элементарно знаю о нём лишь его имя!
  - В чём дело? - заметив мои метания и судорожно сжавшиеся на кейсе пальцы, амбал удивлённо приподнял брови.
  - А мы где?
  - У черного входа в клуб, - ответив так, словно это было само собой разумеющимся, Вячеслав Давидович зачем-то протянул ко мне руку ладонью вверх. - Я помогу, машина высокая.
  А сам в это время почему-то посмотрел в район моих коленей. Тоже глянула туда и мысленно шикнула. Ну да, как он будет бесстрастен, если юбка задралась по самое "немогу"?! Ему, наверное, с такого ракурса и бельё видно.
  Тут же начала лихорадочно вспоминать, какое на мне белье, и немного расслабилась - оно было приличным.
  Поторопилась подать руку и действительно оценила его предусмотрительность - если внутрь я садилась без проблем, то выходить было не очень удобно, требовались определенного рода сноровка и привычка. Или поданная твердая рука.
  - Спасибо, - оправив юбку, обернулась за кейсом и сумкой и вздрогнула - по затылку мазнул такой холодный порыв ветра, что меня аж всю передернуло. Да, коварно это лето... - Итак, где ваш будущий клуб? Ведите.
  Я старалась говорить и улыбаться уверенно, потому что знала - это очень нравится клиентам. Нравится намного больше, чем хмурое лицо и робкий голос. Я ведь работала в сфере услуг, а услуги успешно продавал тот, кто прежде всего уверенно подавал себя, уж это я вызубрила наизусть.
  - Прошу, - открыв передо мной дверь (не запертую на ключ!), клиент пропустил внутрь меня, зашел следом, закрыл дверь, и мы оказались в кромешной тьме.
  Нисколько не смешно!
  Малейшая щербинка в полу - и прощай нога, здравствуй перелом.
  - Секунду, - в отличие от меня, замершей как изваяние, Вячеслав Давидович был уверен в своих действиях и спустя всего пару мгновений нашарил выключатель. Раздался щелчок и...
  И ничего. Мило.
  - Странно... - явная озадаченность, прозвучавшая в его голосе, насторожила меня ещё больше, чем месторасположение здания. А затем он рявкнул: - Вован!
  Господи! Так же и поседеть недолго!
  Кажется, я даже присела слегка.
  - А?
  Откуда-то из глубины здания раздался удивленный отклик.
  - Свет! - снова рявкнул амбал, но на этот раз я лишь поморщилась, да потеребила ухо, в котором что-то зазвенело.
  - Ван момент, плиз! - проорал кто-то уже ближе и действительно почти сразу загорелся тусклый свет. - Пардон муа!
  - Засранец... - тихо проворчал амбал, чему я искренне удивилась. Мне уже начало казаться, что он вовсе не знает никаких ругательств. Ан нет. Знает. - Екатерина Юрьевна, прошу прощения, бригадир порой перекрывает электричество, они в цоколе проводят кое-какие сварочные работы.
  - Ничего страшного, - осматривая неширокий, но длинный коридор, который освещала одна-единственная лампочка, я уточнила: - Куда дальше?
  - Идёмте.
  Коридор закончился дверью, за которой оказался ещё один коридор и ещё один, но в конце концов мы вышли в помещение ангарного типа. Точнее, мне так поначалу показалось. Освещение оставляло желать лучшего, но когда глаза привыкли к полумраку, то стало понятно, что задачка мне предстояла не из простых. Основное пространство было в два этажа, но вдоль одной из стен шла лестница, по которой можно было подняться на балкон.
  - Что здесь было раньше?
  - Кинотеатр и дом культуры.
  - Да? - моё удивление было искренним, потому что я не подозревала о заброшенных кинотеатрах, которые ещё не были бы выкуплены и переделаны. Этот же был однозначно старым и до недавнего времени достаточно захламленным - до сих пор по углам стояли огромные мешки с ещё не вывезенным мусором.
  Хотя я и сама в этом городе не так давно проживала, всего-то восемь лет, как после школы поступать приехала.
  - Это был закрытый дом культуры, не удивляйтесь, - зачем-то пояснив, мужчина указал на лестницу. - Можем подняться, сверху обзор намного лучше.
  - Хорошо, - послушно отправившись следом за клиентом, который всегда прав, я внимательно смотрела под ноги, всерьез опасаясь наступить куда-нибудь не туда. Пол вроде и чистый, но весьма относительно.
  По лестнице и вовсе поднималась, крепко цепляясь за перила, потому что ступени были не очень удобными по высоте. Так, надо будет запомнить, чтобы уточнить в процессе, будет ли он реконструировать лестницу.
  Сверху действительно открылась приличная панорама, и я с ностальгией улыбнулась. Когда-то давно, в глубоком-преглубоком детстве я тоже посещала дом культуры и хореографический кружок. Танцевала, да... Эх, были времена. Были.
  Но прошли.
  - Итак... - облокотившись о перила и стараясь не принимать близко к сердцу то, что они не очень чистые, я продолжила: - Прежде чем я предложу вам свои варианты видения этого клуба, прошу вас рассказать о своих планах. Специфика учреждения, ценовая и возрастная категория посетителей. Может быть узкая направленность?
  - Да, конечно, - кивнув, мужчина встал рядом и обвел широким жестом помещение. - Как вы можете заметить, окон здесь нет, так что освещение будет полностью искусственным. Возрастная категория - в основном состоятельные посетители средних лет, от тридцати. Те, кто уже пресыщен молодёжными тусовками и приходит в клуб, чтобы отдохнуть от дневной суеты. И если вам о чём-нибудь говорит словосочетание "пещерный стиль ретро", то мне больше нечего добавить.
  Как-как?
  Мысленно опешив, постаралась, чтобы внешне это никак не отразилось. Значит, пещерное ретро? Да раз плюнуть!
  - А какие пещеры вам по душе? Ледяные, каменные, земляные?
  - Конечно каменные. Представьте пещеру дракона или гнома, - откровенно обрадовавшись найденному взаимопониманию, Вячеслав Давидович возбужденно блеснул глазами. - Максимум камня, минимум всего остального. Вкрапления пород, причудливо переплетающихся текстурами, и полудрагоценных, а местами и драгоценных камней. Вы не представляете, какое это великолепное зрелище!
  Э...
  Да. Не представляю.
  Немного опасливо кивнув, натянуто улыбнулась. Кажется, мужчина немного фанател от профессора Толкиена. Как минимум. Как максимум от фэнтези в целом.
  Хотя... Почему бы и нет? Надо будет сегодня же пересмотреть последние вышедшие фильмы, снятые по мотивам его произведений. Сама я к фильмам была довольно равнодушна, но когда клиент упоминал, что хотел бы как "там-то и там-то", приходилось просвещаться.
  - Хорошо, в целом я поняла вашу идею. Скажите, как насчет танцевальной зоны, столиков, барной стойки, кухни и прочего? Количество, дизайн, качество?
  Следующие несколько часов заказчик, тщательно подбирая слова и размахивая руками, показывал, где и что будет стоять, а я, предусмотрительно включив диктофон, ещё и запоминала. Послушно ходила за ним следом, кивала, уточняла, предлагала, зарисовывала. Для меня это было ново и достаточно необычно - помогать клиенту в таком серьезном деле, как клуб, так что я старалась уточнить даже малейшие нюансы. Так, вроде всё...
  Когда желудок начал намекать, что пора и честь знать, да и вообще, завтрак был очень давно, мужчина вдруг замер.
  - Что такое?
  - Тш.
  Замерла и я.
  Но не мой желудок.
  Черт!
  Мне достался снисходительный взгляд, но я лишь пожала плечами. Последние полчаса мы работали с ноутбуком и текстурами, подбирая оттенки камня, которым будет оформлено большинство стен. С трудом сошлись на "коричневом с подпалинами", но всё равно он был не очень доволен, намекая на то, что это слишком неестественно. Вообще-то это искусственный камень, он априори неестественный.
  Но конечно же я не спорила, клиенту виднее.
  - Давайте немного прервемся, я совсем позабыл о времени. Идёмте, пообедаем. Ваши предпочтения?
  - Простите? - немного нахмурившись, я уточнила, хотя вроде и так было понятно. - Вы приглашаете меня на обед?
  - Да.
  Тон был категоричным.
  С сомнением осмотрев его суровое лицо, поняла, что лучше не спорить и в этом. Ладно, это в нашей компании не запрещалось. Да и за обедом в принципе можно обсудить что-нибудь ещё. Например, те самые вкрапления "иных пород и полудрагоценных камней".
  - Русская кухня, на ваш выбор.
  Закрыв крышку ноута, но не став выключать, я убрала гаджет в кейс, который у меня тут же изъяли, и с одной сумкой отправилась на выход. Пока мы ходили по основному помещению клуба, присматривались и приценивались к стенам, полу и потолку, к нам ни разу никто не вышел, хотя порой я слышала посторонние голоса, которые заказчик назвал рабочими и посоветовал не обращать внимания. Не обращать, так не обращать.
  А спина у него красивая. Грамотно прокачанная. Интересно, как часто в тренажерку ходит? Мне вот лень, в отличие от "вкусно и много покушать", оттого и жирком обрастать начала... Эх. Вот бы его на фотосессию с секирой или молотом Тора отправить! Мечты, мечты.
  Задумавшись о новом сюжете, который закрутится вокруг варвара, я снова пропустила момент, когда задворки сменились шумной улицей с бурным движением, и вынырнула из своих мыслей только тогда, когда мужчина заглушил мотор.
  - Приехали.
  Осмотрелась. О? А он не скромничает.
  С сомнением поджав губы, поняла, что обед в "Версале" не потяну.
  - Вячеслав Давидович, прошу простить, но на обед в ресторане подобного уровня у меня нет денег.
  Мужчина обернулся и смерил меня искренне удивлённым взглядом. Пару раз сморгнул... А затем недовольно нахмурился и проворчал:
  - Екатерина Юрьевна, если я приглашаю женщину на обед, это значит, что я беру на себя оплату всего счета.
  Вот тут уже опешила я.
  С ума сошел?!
  Я понимаю, кофе или чай оплатить в кафе. Ну, максимум пирожное. Но полноценный обед в дорогом ресторане? С учетом того, что он мой работодатель, а я всего лишь дизайнер?
  О, нет, я на подобное не согласна.
  - И я не приму возражений, - он добавил это так категорично, словно распознал в моих прищуренных глазах уже готовую фразу об отказе. - Екатерина Юрьевна, если вас это успокоит, то признаюсь - это ресторан моих родственников, и там нас с вами обслужат абсолютно бесплатно.
  Шок - это по-нашему.
  Лихорадочно припоминая, кому принадлежит "Версаль", наконец откопала в памяти фамилию Истринский. После фамилии в памяти всплыла и картинка. Отец и сыновья Истринские.
  Не удержалась:
  - А ваша фамилия как?
  Он почему-то добродушно усмехнулся и с той же усмешкой пробасил:
  - Медянский.
  Э...
  Чуть не ляпнула: "Тот самый?!". А затем приободрила память волшебным пендалем и поняла, что нет, не тот. Тому было за семьдесят и, судя по фото в журнале, ростом господин Медянский не вышел, от силы метра полтора. В этом же Медянском было больше двух.
  - А вы... - смущенно почесав кончик носа, уточнила: - Господин Иосиф Самуилович Медянский вам случайно не родственник?
  - Дядя.
  Понятно. Теперь всё понятно.
  Не скажу, что услышанное обрадовало, но зато теперь я хоть знала, на кого работаю. Тому Медянскому принадлежал банк, журнал и ресторан. Этот, видимо, решил начать с клуба.
  Или продолжить?
  Нет, Ромочку я допрошу с особым пристрастием!
  Из машины я выходила очень задумчивая, но не забыла захватить ни сумку, ни кейс, а на удивленный взгляд клиента пояснила:
  - Пока будем ждать заказ, обсудим ещё пару моментов.
  - Не думаю, что это будет уместно, - без особого труда вынув из моих пальцев кейс с ноутом, мужчина положил его обратно в машину. - Екатерина Юрьевна, я привык за обедом обедать, а не обсуждать рабочие моменты. Поверьте, на это у нас с вами будет отведено иное, рабочее время.
  С одной стороны, клиент всегда прав... Но что-то меня настораживал этот клиент.
  - Вы хоть машину на сигнализацию поставьте, - не удержавшись, я попеняла ему на пренебрежение безопасностью. - Если вам не жаль машину, то хоть ноут мой пожалейте. В нем слишком много ценной информации, чтобы оставлять его без присмотра и без сигнализации.
  - Екатерина Юрьевна, поверьте, ваш ноутбук в полной безопасности, - и снова он одарил меня таким взглядом, что я поняла - спорить бесполезно.
  Этот мужчина уверен в своих словах, и ничто не сможет переубедить его в обратном.
  - Хорошо, под вашу ответственность, - может я слегка и перегибала палку, но в ноуте действительно было слишком много ценной информации.
  - Договорились, - лучики мелких морщинок, возникшие в уголках глаз, превратили его в добряка-весельчака.
  Почти.
  Если бы не рост, щетина и полтора центнера мышц.
  На входе в ресторан нас встретил услужливый лакей, одетый в помпезную ливрею, лично сопроводил до уютного столика, спрятавшегося в нише, и предложил меню. Не став слишком мудрить, заказала солянку и мясо по-купечески, на десерт шарлотку с чаем и, уточнив, где именно здесь дамская комната, отправилась на её поиски.
  Требовалось как минимум помыть руки, как максимум - прийти в себя окончательно.
  Несмотря на его доброжелательные улыбки и тон, ситуация мне не нравилась. Стоило нам сесть за столик, как я снова почувствовала его взгляды на своей груди, и пока листала меню, они, то есть его глаза, были Там.
  Зайдя в туалет, включила воду и раздраженно уставилась на своё отражение в огромном зеркале во всю стену. И черт меня дёрнул надеть сегодня эту блузку? Вот уж точно ума нет. Ну что, порадовала шефа?! Осталось клиента "удовлетворить", и будет полный ажур!
  Шикнув на свои совсем безрадостные мысли, выдавила на ладонь немного жидкого мыла.
  Решено, быстренько обедаем, закругляемся и общаемся по телефону. Любые шашни с клиентами были моим личным табу. Слава богу, обожглась я в свой первый раз не очень сильно, да и на результате работы это почти не сказалось (всего лишь уволилась по собственному), но на всю оставшуюся жизнь поняла, что работа и развлечения вещи несовместимые. И вообще! А если он женат? Тем более!
  Снова посмотрела на своё отражение, прикрыла глаза, пару раз глубоко вдохнула, шумно выдохнула... Всё. Всё отлично.
  
  Глава 3
  
  Обед оказался выше всяческих похвал. Была бы одна - давно бы блаженно растеклась по мягкому диванчику, зажмурившись от удовольствия. Что солянка, что мясо, что шарлотка - были изумительными. Я знала толк в хорошей и вкусной еде, мама приучила. Причем не только вкусно есть, но и вкусно готовить. Потому и размер одежды у меня никогда не был S.
  Хмыкнув воспоминаниям, прикрылась изящной кружкой с ароматным чаем.
  Во время обеда мы сильно не разговаривали, потому что все мои мысли крутились в основном вокруг предстоящей работы, а клиент четко дал понять - за столом он об этом разговаривать не планирует. Единственное, что уточнил, сколько ещё я могу уделить ему внимания, и как быстро будут готовы предварительные эскизы.
  Я в свою очередь заверила, что посвящу эскизам весь вечер, и уже завтра они будут готовы, а сейчас готова уделить ему ещё около часа, чтобы уточнить некоторые детали. А потом увы, работа. Он, конечно, согласно покивал, но с откровенной досадой, которая вновь мне не понравилась.
  Сейчас же, допивая чай, я раздумывала о том, где именно мы будет уточнять эти детали. Здесь? Вернемся в клуб? Или к нам в офис?
  - Спасибо, всё было очень вкусно, - отставив пустую кружку, я с выжиданием улыбнулась. - Где вам будет удобнее обсудить интересующие меня вопросы?
  - Думаю, Артур не откажет нам в предоставлении переговорной, - ответив довольно загадочно, мужчина поднялся из-за стола и к нам тут же поторопился официант. - Виктор, передайте мою благодарность шеф-повару, сегодня всё было просто изумительно. Артур Семёнович у себя?
  - Да, конечно. Вас проводить?
  - Нет, спасибо, мы сами, - жестом предложив мне проследовать за ним, Медянский отправился на выход, предварительно уточнив, понадобится ли нам ноут.
  Когда я ответила утвердительно, он кивнул, лично сходил за кейсом и мы отправились обратно. Прошли немного по коридору вглубь ресторана, минуя основной зал, нашли лестницу и поднялись по ней на второй этаж.
  Там мужчина уверенно дошел до третьей двери, едва уловимо стукнул и тут же вошел, загородив своим телом проход, так что я осталась в коридоре.
  - Арчи, привет. Ключики от переговорной одолжи, мне с дизайнером необходимо пару моментов обсудить, - дружелюбный бас Медянского позабавил меня очередной раз.
  Создавалось ощущение, что мужчина был невероятно добрым. Как мишка из русских сказок.
  Но мне ли не знать, как ошибочны бывают выводы, если судить лишь по внешности и тону голоса. Поступки - вот единственный критерий, по которому можно оценивать человека.
  Тем временем клиент завладел ключами и, развернувшись ко мне, махнул рукой дальше. Переговорная была весьма просторной, рассчитанной на десять человек как минимум. По крайней мере, у большого овального стола, который располагался в центре, стояло именно десять стульев.
  По достоинству оценив стиль и дорогой дизайн комнаты, отделку, цветы и оснащение новейшей техникой, я устроилась поближе к клиенту, который занял центральное кресло, и следующий час мы старательно обсуждали те самые детали, которые меня интересовали. Свет, цвет и текстуры. Основной зал, балкон, лестница, танцпол и подиум. Кухня, бар, диджейский закуток. Клиент настаивал на живой музыке, и я не стала спорить, но всё равно убедила его в том, что места под оборудование необходимо предусмотреть как можно больше.
  В итоге закончили мы ближе к четырем, и я искренне засомневалась в том, а хочу ли я возвращаться в офис, чтобы отсидеть там последний час, а затем пересечь полгорода, чтобы попасть домой. А ведь отсюда до дома намного ближе...
  В мои мысленные терзания ворвался удивлённый голос Медянского.
  - О, я снова позабыл о времени. Екатерина Юрьевна, прошу простить. Вас в офис или домой?
  Снова посмотрела на часы и мысленно вздохнула. Если шеф узнает о самоволке, то по головке не погладит. Договор до сих пор не был заключен, и всё зависело от моих эскизов. Понятно, что дома рисуется лучше, но по правилам...
  - До которого часа у вас рабочий день?
  - До пяти.
  - Тогда нет смысла ехать в офис, - кивнув так, словно он был моим шефом, мужчина заработал мой удивлённый взгляд. - Вы ведь сказали, что будете рисовать дома, я правильно вас понял?
  - Да, но...
  - Кроме того, Дмитрий Васильевич упомянул, что я могу украсть ваше время чуть больше, чем на пару часов, - мужские губы тронула едва уловимая усмешка, и я моментально насторожилась.
  Усмешка показалась мне слишком многозначительной и абсолютно нерабочей.
  Резко захотелось в офис.
  - Когда конкретно будут готовы эскизы?
  - Основные я проработаю сегодня, так что уже завтра вы сможете с ними ознакомиться. Когда вам будет удобно подъехать к нам в офис?
  - А со скольки вы работаете?
  - С восьми.
  - Тогда прямо к восьми и подъедем. А теперь не упрямьтесь, я настаиваю на том, чтобы вы приступили к работе как можно скорее. Вам что-нибудь нужно в офисе?
  - Нет.
  - Тогда идёмте, отвезу вас домой. Где вы живёте?
  Ой, как нехорошо-о-о...
  Вообще Медянский был не первым клиентом, который предлагал довезти меня до дома, но он был первым, кого я всерьез заопасалась. Не только за честь свою, уже далеко не девичью, но и за успех проекта.
  - Бибирево.
  - Отлично, - без лишних слов мужчина поднялся с кресла, дождался, когда я уберу ноут в кейс, и вновь изъял его у меня из рук. Закрыл дверь, вернул ключ хозяину, и мы отправились в машину.
  Всё это время я искала выход из положения. Выход был, но он был не самым лучшим, особенно с учётом того, что я и так задолжала Вадику пирог с вишней. Ладно, знакомое зло лучше незнакомого.
  Быстро настрочив смс, уже через несколько секунд читала ответ. Поганец. Ну да ничего, будет ему торт. Два торта!
  Искренне радуясь тому, что Вадик дома, а не на смене, я даже улыбаться начала, совсем позабыв о том, что моя улыбка может быть неправильно понята.
  Быстро подняв взгляд на водителя, увидела лишь его затылок и сосредоточенный на дороге взгляд. Вот и хорошо.
  Поток машин был ещё не очень плотным, так что до дома мы добрались в рекордно короткие сроки, всего за двадцать минут.
  - Вячеслав Давидович, большое спасибо. До встречи завтра, - доброжелательно распрощавшись и не дав клиенту ни шанса на то, чтобы вставить хоть слово, я изящно (хотелось бы так думать) выпорхнула из машины и помахала рукой Вадику, секунда в секунду вышедшему из подъезда: - Привет, милый. Ты уже дома?
  - Привет, - подойдя ближе, мужчина изъял у меня кейс и приветливо, но достаточно безразлично кивнув Медянскому, приобнял меня за талию и поцеловал в щёку. - Ты сегодня рано. Я думал пройтись по магазинам, пока тебя нет.
  - Ничего, успеется...
  
  Значит, парень. Провожая удаляющуюся пару задумчивым взглядом, Слааф нахмурился. Что-то тут не то. Когда говорят о парне, то не перечисляют его после кошки.
  А ещё она им совсем не пахла. Она пахла собой, парфюмом, но не мужчиной.
  Или он что-то упускает?
  Прикрыв глаза, мужчина прокручивал самые яркие моменты. Момент, когда он её едва не сбил. Он сам очень испугался. Как так?
  А она сбежала.
  Момент, когда она появилась в кабинете. С ворохом бумаг и откровенно удивлённая.
  Момент в лифте, когда она недовольно поджала губы, увидев его далеко не деловой интерес.
  Момент в машине, в клубе, в ресторане...
  Моментов была тьма.
  И с каждой секундой он всё отчетливей понимал, что согласен на любой эскиз, если он будет нарисован ею. Ясные голубые глаза со множеством эмоций, пухлые губы, любящие улыбаться, и великолепная грудь.
  Да, этого у неё не отнять.
  Остальное тоже было потрясающим, но именно грудь была великолепна. Глаз не отвести.
  Он периодически и не мог...
  Досадливо усмехнувшись, Слааф качнул головой. Нет, не верится ему, что такая шикарная женщина может встречаться с тощим очкариком.
  Да он даже на руки её поднять не сможет!
  Ладно, что впустую себя изводить, ворон проследит и доложит, есть у неё парень или нет.
  
  - Вадик, я тебя обожаю! - открыв дверь и пустив соседа внутрь, я отправила мужчине воздушный поцелуй. - Когда уже девушку себе найдешь?
  - Нафига? - скептично хмыкнув, он как обычно закатил глаза. - Поверь, ещё одни алименты я не потяну. И вообще, у меня ты есть. Когда, кстати, торт будет?
  - Давай на днях, ближе к выходным? Видел водителя?
  - Ага.
  - Вот, ему буду клуб делать. Пещерное ретро. Чай будешь?
  - А к чаю?
  - Прости, пока ничего.
  - Нет тогда, - многозначительно фыркнув, Вадик усмехнулся. - И что только не придумают... Пещерное ретро! Гномье или драконье?
  - Гномье.
  - Да-а-а... Ладно, покеда, мне сегодня в ночь. Если что зови, отобью.
  - Обязательно, - стараясь скептично не улыбаться, я закрыла за мужчиной дверь и уже тогда усмехнулась.
  Если в Медянском было не меньше полутора центнеров, то в Вадике вряд ли имелось хотя бы семьдесят килограммов. Мы познакомились с ним ещё тогда, когда он был холост, а я только купила квартиру. Затем он как-то неожиданно женился, а всего через год развелся, причем весьма некрасиво - женушка оказалась дурой и истеричкой, ревнующей его к каждому столбу. Её не остановил даже факт, что на тот момент она была беременной, а Вадик с неё едва ли пылинки не сдувал.
  В общем, сейчас Маринка жила с мамой на другом конце города, растила сынульку, исправно получала алименты, да раз в неделю звонила с очередной претензией. И если раньше Вадик после каждого звонка ходил сам не свой, то последние пару месяцев уже стал меньше принимать истерики своей бывшей близко к сердцу, чему я была очень рада. Парень он был хороший, и я искренне желала ему достойной девушки.
  В плане возможных отношений мы никогда друг друга всерьез не воспринимали, но Вадик уже пару раз был "моим парнем". Долги я отдавала стряпней или обедами, что ему очень нравилось, - мужчина жил один и готовить не любил. И, наверное, если бы не я, то давно бы уже загремел в больницу с гастритом или язвой.
  В общем, отношения у нас с ним были крайне взаимовыгодными.
  - Привет, Норри, как прошел день?
  - Мр-р-ряу!
  - У меня тоже в целом неплохо, - в два счета переодевшись в домашнюю футболку, с сожалением обнаружила на блузке два грязных пятна, наверняка пойманных в будущем клубе, и с некоторым злорадством подумала, что завтра оденусь, как монашка.
  Блузка отправилась в корзину с грязным бельем, а я на кухню. Обед, конечно, был изумителен, но без сигареты думалось не очень. Дурная привычка, заработанная полтора года назад, прочно вошла в мою жизнь и пока полностью меня устраивала. Три вишневых сигареты в день мне хватало, чтобы настроиться на рабочий лад: одна рано утром, вторая вечером, а третья перед сном или ночью, если по выходным я засиживалась допоздна.
  Сварив кофе, откинулась на спинку кресла и с удовольствием затянулась. Особого желания работать не было, больше всего я хотела начать новый роман, но пока это было нереально. Я прекрасно осознавала, что провожусь с эскизами до глубокой ночи, так что стоит приступить к ним как можно раньше.
  Минут через пять-десять.
  Прикрыв глаза, расслабилась окончательно. Медянский был чудо как хорош, но лишь в качестве прообраза для нового героя. И не сказала бы, что я фригидна, но последнее время мужчины интересовали меня всё меньше и меньше. Наверное, я слишком идеализировала образ своего персонального принца, предпочитая воплощать идеального мужчину на бумаге, чем искать его в реальной жизни.
  В реальной жизни они оказывались хамоватыми, с кучей вредных привычек, бывшими женами, детьми, стервами-свекровями, а порой и вовсе альфонсами. Хмыкнув, качнула головой. Нет, я не готова тратить свою жизнь на воспитание сына-подкаблучника, разгребание его проблем и вывод его из запоев-загулов. Я у себя одна, и я себя люблю.
  А ещё я люблю свою работу, причем почти так же сильно, как хобби. Она деньги приносит. И какое-никакое, но удовлетворение от удачно завершенных работ.
  Ну и где мои любимые карандашики?
  Докурив, загасила окурок, помыла кружку и отправилась в "кабинет". Если бы не он, я бы без особых усилий купила однушку без ипотеки, благо родители с бабушкой расщедрились и на окончание института одарили меня кругленькой суммой, но кольнуло меня что-то, и я поняла, что без "кабинета" никак. В итоге у меня была двушка, но с кабинетом. Но в ипотеку.
  Включив рабочий ноут и вынув из кейса наброски, я рассортировала их по мере значимости и приступила к волшебству создания цельного образа. Это я любила.
  
  Минуты текли, складываясь в часы, за окном стемнело, в окнах включился свет, но сосредоточенно рисующая девушка не отвлекалась от захватившей её работы ни на секунду. Рисование с детских лет было её страстью, как и танцы. Но если танцы пришлось оставить после неудачно растянутой связки, то рисование она не бросила. Наоборот, начала творить с утроенной силой, воплощая в своих набросках целые миры.
  И даже ворон, присевший на подоконник, просидёл на нём больше часа, с интересом наблюдая за созданием настоящей картины.
  
  - У-а-ау-у-у... - с хрустом потянувшись, вздрогнула, когда об окно что-то стукнулось, а затем послышалось громкое хлопанье крыльев. Что за...
  Встала, подошла к окну, осмотрела пустой подоконник, затем с подозрением оглядела берёзу, растущую напротив, но никого не обнаружив и там, задернула шторы. Четвертый этаж не семнадцатый, но сомневаюсь, что ко мне кто-то пытался забраться.
  Черт, и время уже...
  С сожалением констатировав, что уже двенадцатый час, я потянулась ещё раз, с удовольствием размяв мышцы, и вернулась к эскизам. Оставались последние штрихи, которые стоило сделать прямо сейчас, потому что завтра я о них или забуду, или не успею. Сегодня я превзошла саму себя, нарисовав не только основной зал, но и балкон со сценой. Со сценой я решила поступить не самым взрослым образом - я решила оформить её в виде мини-пещеры, которую бы сторожил дракон. Дракон должен был лежать на полу, а его тело было бы бортиком. Не зная, на каком цвете остановиться, я прорисовала его в трех вариантах: в огненно-красном, буро-сером и болотно-зеленом. Пусть заказчик завтра развлекается и решает, что ему больше нравится.
  Последний штрих и... И второй час ночи.
  Черт!
  Первым делом сложила наработки в кейс, чтобы завтра не бегать подстреленной ланью, нырнула в холодильник, выпила жидкий йогурт, потому что ужинать было реально поздно и, даже не став курить, рухнула в постель.
  Всю ночь меня преследовали драконы, гномы и варвары. В итоге, устав от беготни, я оседлала дракона, сожгла к чертям собачьим всех гномов и только загнала в угол царя варваров, как...
  - Дорогая-я-я, встава-а-ай...
  Поморщившись, мысленно простонала. Господи, опять.
  - Дорогая-я-я...
  - Заткнись!
  Хлопнув рукой по мурлыкающему телефону, с трудом разлепила веки. Я чувствовала себя Вием. Хуже. Я чувствовала себя зомби. Несвежим.
  Прохладный душ не помог, но сигарета и кофе немного примирили меня с реальностью. Реальность радостно щебетала птичьими трелями и обещала жаркий полдень. Развалившись в кухонном кресле, я перебирала в памяти все мелкие детали, которые могла упустить вчера. Нет, вроде всё учла. Ай, ладно, двум смертям не бывать. Я ещё вчера перетряслась, так что сегодня уже смирилась. Да и клиент показался мне вполне адекватным... Относительно.
  С широким зевком потянувшись, поняла, что неплохо бы начать по утрам делать зарядку - каждая косточка хрустнула согласием, но лень пробубнила, что это можно сделать и завтра. Задумавшись на секунду, согласилась с ленью. И так утро раннее, а ещё зарядкой его портить... нет, я не смогу.
  Допив кофе, приготовила уже более калорийный завтрак, балуя себя за то, что вчера обошлась без ужина, и спустя пятнадцать минут отправилась одеваться. Синоптики вновь клятвенно заверяли, что будет солнечно и тепло, так что я рискнула обновить одно из платьев. Платье было элегантно синим, откровенно летним, летящим, до колена, без рукавов, но при этом с воротничком стоечкой, то есть с наглухо закрытой грудью. Хватит с него и вчерашнего дня.
  Хмыкнув своим пошловатым мыслям, поправила бретельку лифчика, которая так и норовила соскользнуть с плеча, наложила лёгкий макияж, заплела косу, накинула на плечи пиджак и, сунув ноги в босоножки, подхватила с вечера подготовленный кейс, опухший от множества эскизов.
  А внизу стоял он.
  Не признать эту хищную морду было невозможно. Хотя вчера я и не запомнила номер, но ошибиться было сложно, в нашем дворе элементарно ни у кого не было инфинити, а уж если посмотреть на того, кто сидел за рулём...
  - Доброе утро, Екатерина Юрьевна, - я ещё пыталась собрать разбежавшиеся мысли в кучу, а мужчина уже вышел и подошел ближе. - Вам очень идёт синий цвет. Идёмте, я подвезу вас до офиса.
  И возразить-то вроде нечего, да и глупо это будет выглядеть.
  Но почему мне так неуютно?
  - Доброе утро. И не лень вам было за мной ехать? - решив пошутить, потому что ничего другого в голову не шло, нервно улыбнулась.
  - Нет, Екатерина Юрьевна, не лень, - ответ был сказан чересчур серьезным тоном, так что мне моментально расхотелось шутить.
  А ещё захотелось надеть джинсы.
  Он же, открыв мне дверь и дождавшись, когда я сяду, добавил:
  - Я живу неподалеку, вам повезло.
  Ага.
  Мне. Повезло.
  Повезло?!
  В каком месте?
  Возмущение булькало где-то на задворках сознания, но я старательно убеждала себя, что паниковать ещё рано. Медянский вел себя прилично, пошлыми взглядами и намёками не одаривал, ни на чем "нерабочем" не настаивал, так что я зря себя накручиваю. Да, и фантазия у меня бурная. И сны дурацкие! Всё, расслабилась и успокоилась.
  Успокоилась!
  - У вас уставший вид, допоздна работали?
  - Нет, не очень, - чуть улыбнувшись на его заинтересованный в моём ответе взгляд, который поймала в зеркале заднего вида, пояснила. - Когда поступают такие интересные заказы, как ваш, сложно контролировать время. Моя б воля, я бы сутками создавала, но, к сожалению, человеческое тело не так выносливо, как бы всем нам хотелось. То поесть хочет, то поспать, - хмыкнув, поняла, что слегка заболталась. - Я прорисовала несколько цветовых гамм, так что теперь всё зависит от вашего решения. Если что-то приглянется больше остального, то продолжим работать в том направлении.
  Я уж не стала намекать на то, что ему может не понравиться всё. Пусть только попробует!
  - Уже не терпится посмотреть, - возбужденно воскликнув, мужчина досадливо поморщился, когда ему кто-то позвонил. - Прошу прощения.
  Кивнув, что всё в порядке, я откинулась на спинку сиденья и обратила внимание в окно. Движение было активным, но Медянский умудрялся вести так грамотно, что находил даже в пробках прореху и проскальзывал в неё так непринужденно, словно мы ехали не на внедорожнике, а на велосипеде.
  И как с таким уровнем мастерства он умудрился не заметить на пешеходном переходе меня?
  - Хорошо, я подъеду через час. Час! - раздраженно рявкнув, так что я дернулась от неожиданности, мужчина сбросил вызов и с извиняющимися нотками в голосе пояснил: - Екатерина Юрьевна, прошу простить, семейные дела. Не переживайте, клуб у меня стоит в приоритете, так что сначала мы с вами ознакомимся с эскизами. Кстати, мой прораб уже подобрал несколько видов камня, которые меня максимально устроили, так что я снова украду вас сегодня из офиса. Нам необходимо будет прокатиться в клуб, чтобы вы поняли, какой именно цвет я хочу.
  - Хорошо, - безропотно кивнув, улыбнулась.
  Всё бы ничего, его деловой настрой радовал, и скорее всего, мы подпишем сегодня договор, но настораживало другое - его загадочно блеснувшие глаза, когда он сказал "украду".
  Стоп, воображение! Тебя заносит.
  
  Глава 4
  
  К офису мы подъехали вовремя, так что, не став тянуть, я покинула машину, но тут Медянский снова меня удивил: отобрал кейс, хотя я не хотела отдавать, понимая, что уж здесь это будет выглядеть глупо.
  - Екатерина Юрьевна? - достаточно прохладно приподнятая бровь намекнула на то, что я веду себя неправильно. По крайней мере, не так, как хотел он.
  - Не стоит, - я попыталась потянуть кейс на себя, но он отвёл руку в сторону, и я поняла, что дальнейшие мои действия по изъятию будут нелепыми. - Вячеслав Давидович, отдайте.
  - Екатерина Юрьевна, мне воспитание не позволяет, - свободная ладонь указала мне на двери.
  И смешно, и грешно! Воспитание ему не позволяет! Он где такой правильный воспитывался?!
  Недовольно поджав губы, чтобы он понял - я совсем не рада его воспитанию, вошла в здание делового центра, где наша компания снимала офис на седьмом этаже, и моментально поймала на себе не меньше десятка взглядов. Точнее, не только на себе, а на себе в том смысле, чьей спутницей я была.
  Судя по округлившимся глазам Алиски, стоявшей на ресепшен, она знала то, что вскоре из неё вытрясу я.
  - Алис, привет, - мимоходом поздоровавшись, уточнила: - Шеф пришел?
  - А? - с трудом отлепившись от рассматривания моего спутника, хорошенькая блондинка словно через силу кивнула: - Д-да... Да, пришел. Минут семь назад.
  - Спасибо.
  Да, это клиника. Алиска была хорошенькой, но глупенькой и очень влюбчивой. А ещё она мечтала выйти замуж за олигарха и знала их всех в лицо. Знала доход, семейное положение, перспективы, а также всю родню мужского пола старше восемнадцати. Я её разубеждать не торопилась, я вот вообще периодически об орке мечтала. А что? Орки - мужики крепкие, хозяйственные. И вообще, мужик должен быть чуть симпатичней обезьяны.
  Тогда не уведут.
  Вздохнув, потянулась к кнопке вызова лифта, но не успела - Медянский меня опередил.
  Кстати, его можно было бы назвать орком. Воспитанным, красивым орком. Да, для орка он был слишком симпатичен. И слишком богат.
  Нет, нам таких не надо.
  В лифте я предпочла мысленно создать образ его возможной спутницы. Что-нибудь этакое, изящно-эльфийское. Нимфа, дриада, сильфида? Нежные, хрупкие создания, нуждающиеся в сильном мужском плече. Который и коня одним взглядом остановит, и мамонту одним жестом бивни в морской узел завяжет... Да, определенно ему бы подошла высокая, стройная блондиночка. Фея? Нет, лучше всё-таки сильфида, воздушный дух.
  И жили они долго и счастливо... В особо эротичных позах. Да, с позами сегодня поработаем. Коварно усмехнувшись, прикинула, что сцена будет очень выгодно смотреться на шкурах при свете костра. Этакая первобытная страсть. Да, неплохо.
  О, приехали.
  Вынырнула из своих не самых приличных фантазий и поняла, что сделала это не там и не в той компании, - Медянский смотрел на меня несколько озадаченно и даже настороженно.
  Но не буду же я оправдываться!
  Неопределенно пожав плечами, я тихо проговорила:
  - Кино на днях смотрела забавное, сцена вспомнилась. Идёмте, думаю, Дмитрий Васильевич нас уже ждёт.
  Ждал нас не только Дмитрий Васильевич. Стоило нам только показаться на глаза Светлане, как она их тут же округлила. Что такое?
  - Доброе утро. Света, уточни у шефа, можем мы сейчас пообщаться по поводу клуба Вячеслава Давидовича.
  - Секундочку, - почти сразу взяв себя в руки, ещё одна симпатичная блондиночка, но уже с более приличным IQ, сняла трубку. - Дмитрий Васильевич, подошла Потапова со вчерашним клиентом. Примете?
  Что именно ответил шеф, я не расслышала, но Света едва уловимо поморщилась, что могло означать лишь одно - шеф был раздражен и сказал что-то резкое.
  - Проходите.
  Всё это время Медянский стоял безразличным наблюдателем, но как только секретарша указала рукой на дверь, кивнул и отправился первым.
  Так и не отдав кейс. Закатив глаза, переглянулась со Светланой, не нашла в её глазах понимания ситуации и вздохнула. Да, вряд ли кто поймет мои мысленные метания. А между прочим, это достаточно странно смотрится, чтобы заказчик носил вещи своего работника! И ерунда, что кейс не килограмм весит. Я тоже не нимфа! Который год таскаю и ещё ни разу не надорвалась!
  Оборвав свои пыхтения на пороге, внутрь кабинета входила уже улыбающаяся и дружелюбная. Шеф так и вовсе светился, как начищенный самовар, встав из-за стола и с усердием пожимая руку клиенту.
  - Итак? Я могу вас поздравить с устроившим вас решением?
  - Вчера мы с Екатериной Юрьевной обсудили основные моменты и детали, но эскизов я ещё не видел, - устраиваясь за столом и вскрывая кейс, мужчина без видимых душевных терзаний по поводу того, что это чужая вещь, вынул мои рисунки, и, отодвинув кейс в сторону, начал раскладывать перед собой.
  Выражение его лица при этом было довольно странным: удивлённо-озадаченным и одновременно недоверчиво-восхищенным.
  Надеюсь, последнее было именно восхищением.
  Мы с шефом как два стервятника отслеживали каждый отложенный в сторону рисунок, отмечая, что клиент сортирует их по трем кучкам. Пока я не могла понять принципа, но была уверена, что вскоре нам всё расскажут.
  Как только эскизы кончились, Медянский потянулся к левой кучке и начал пересматривать её вновь. Да так внимательно, что я уже начала нервничать. Шеф, судя по судорожно сжавшимся пальцам, тоже.
  - Что ж... - наконец "варвар" закончил изучение набросков и, подняв взгляд на меня, широко улыбнулся. Сегодня его щетина стала длиннее на сутки и потому улыбка была ну о-о-очень кровожадной. - Не представлял, что мои мечты могут быть воплощены на бумаге кем-то посторонним. Но вам удалось, я искренне этому рад.
  Уф! Аллилуйя!
  Шеф так и вовсе что-то весело крякнул, но я не стала заострять на этом внимание. Клиент смотрел на меня с таким нескрываемым детским восторгом, что я вдруг смутилась. Сконфуженно почесала кончик носа, улыбнулась в ответ...
  Наши переглядывания прервал шеф.
  - Итак, раз вас всё устраивает, то думаю, стоит утвердить именно Екатерину Юрьевну вашим исполнителем, верно?
  - Да, конечно, - тут же подключившись к обсуждению условий договора, Вячеслав Давидович в два счета обозначил максимально интересующие его пункты, и пока я удивленно переваривала их смысл, шеф уже просил Светлану пригласить Константина, юриста из конторы, занимающей офис на нашем этаже. - Екатерина Юрьевна? Вас что-то смутило?
  - Да-а-а... - медленно протянув, пока мозг пытался сформулировать мысль, случайно глянула на шефа, и слова растерялись окончательно.
  В глазах шефа явно читалось "Не смей".
  Чуть помедлила, нахмурилась... Ну уж нет, у нас не рабовладельческий строй!
  - Вячеслав Давидович, меня слегка удивляет пункт о том, что во время ведения вашего проекта я не имею права заниматься другими проектами. Суть в том, что на текущий момент у меня есть три незавершенных дела...
  - Их вполне сможет доделать Татьяна, - оборвав меня на середине фразы, шеф недовольно поджал губы и заледенел взглядом.
  К его сожалению, сегодня меня это не пробрало. Я вообще сегодня была невероятно смелой.
  Будешь тут! Когда тебя фактически в рабство продавать собираются!
  - Екатерина Юрьевна, сколько времени вам необходимо для завершения или передачи текущих дел? - клиент был настроен более дружелюбно.
  Черт! Если бы он не был таким "мишуткой", я бы, наверное, понаглела. Но глядя в его добродушные и тёплые глаза, очень хочется заверить, что кроме его проекта у меня вообще никаких дел. Но нет.
  - Двадцать минут мне хватит.
  - Буду признателен. Это всё или что-то ещё вас не устраивает? Екатерина Юрьевна, не стесняйтесь, спрашивайте.
  - Да, немного удивляет время работы. Что значит: "По мере необходимости"? По ночам я сплю, и на выходные у меня планы личного характера.
  Знала я таких "по мере необходимости". Клюнет что-нибудь в зад, так чуть ли не в три ночи звонят, чтобы истеричным голосом заявить, что оливковый не надо, а надо ментоловый. И не бук, а дуб. И не в девять утра начинать работы, а в девять пятнадцать. Знаю, проходили.
  - Екатерина Юрьевна, прошу простить, я не очень корректно выразился, - досадливо поморщившись, мужчина пояснил: - В любое рабочее время, естественно. Я и сам предпочитаю по ночам спать, а выходные посвящать отдыху, а не работе. Другой момент в том, что я хотел бы быть уверенным, что если вы или ваш совет понадобятся мне в течение дня, вы будете абсолютно свободны и готовы его мне предоставить. Конечно, мы обозначим в договоре конкретное рабочее время, чтобы вы не переживали, что я буду превышать полномочия.
  Стало немного неловко. Словно я параноик со стажем, а он очень терпеливый и всё понимающий врач.
  - Спасибо, успокоили. Извините, если обидела, просто я встречала людей, не совсем осознающих, что неприлично звонить в пять утра, чтобы уточнить цвет обивки для мебели.
  Медянский удивлённо усмехнулся, и в этот момент наше общество пополнилось ещё одним сотрудником. Константином Николаевичем.
  Стараясь оставаться бесстрастной, я дружелюбно кивнула не самому порядочному представителю рода человеческого, и пока мужчины жали друг другу руки и знакомились, я предпочла собрать эскизы. При этом стараясь "те самые" положить отдельно, чтобы чуть позже рассмотреть их более внимательно. Но уже сейчас было видно, что "варвар" остановился на коричнево-ржавой гамме. Неплохой выбор, мне тоже нравились эти тёплые тона. Надо будет только подумать, чем их разбавить...
  - Екатерина Юрьевна, можно поздравить вас с восхождением на новый уровень? - Костик был доволен так, словно это была его заслуга, но я лишь сдержанно улыбнулась в ответ и кивнула, не собираясь общаться с этим двуличным типом.
  К счастью, в своё время мне хватило ума не повестись на улыбки и бесчисленные комплименты, и спустя всего пару месяцев я была этому невероятно рада. Вездесущая и всезнающая Алиска, присоединившись к нам с Татьяной за обедом, "по великому секрету" призналась, что Костик проигрался, не сумев очаровать новенькую в стандартные сроки.
  Так я узнала, что одноразовый секс со мной стоит сто баксов.
  Было противно. Не обидно, а именно противно.
  После этого я в очередной раз пересмотрела свои представления о коллегах, мужчинах в целом и отдельной их категории "козлы". Костик уверенно занял строчку в данной категории, и после этого я свела всё общение с ним до минимума. Мужчина, кстати, нисколько по этому поводу не комплексовал и вообще делал вид, что всё хорошо и мы с ним друзья не разлей вода.
  Бывают же такие двуличные типы!
  - Дмитрий Васильевич, я вам больше не нужна? Я пока передам дела, хорошо?
  Дождавшись утвердительного кивка, я поторопилась покинуть кабинет шефа и отправилась к себе. Была мысль не только передать дела, но и узнать интересующие меня подробности у коллег.
  К сожалению, в кабинете меня ждало разочарование - стоило мне войти, как Татьяна с порога заявила:
  - Ну, слава богу, хоть ты жива!
  - В смысле?
  - Ромашка в стационаре неврологии.
  - О-о-о... - присев, удивлённо уточнила. - Серьезно?
  - Думаю, да. Вы когда с клиентом вчера уехали, шеф его вызвонил и отчехвостил так, что стекла дрожали. Сама понимаешь, увольнять никто никого не будет, всё-таки Роман у нас специалист достойного уровня, но тут я с шефом абсолютно согласна. То, как он вчера сбежал, это верх наглости и безответственности. Кстати, как у тебя? Нормально?
  - Да, всё в порядке, - не очень весело усмехнувшись, я в свою очередь ошарашила Татьяну. - Клиент требует меня в безраздельное пользование, и поэтому всю незавершенку шеф велел отдать тебе.
  - Нда, - энтузиазма моё сообщение не вызвало, но, вздохнув, Танюшка махнула рукой. - Давай, валяй свою текучку. Всё лучше, чем полный простой. Я как раз на днях своё закрываю, а нового пока ничего не предвидится. Что там у тебя?
  В два счета перекинув коллеге необходимые файлы, я рассказала, что и как, выслушала пару замечаний, согласилась, заверила, что люблю, исправлюсь и вообще с меня шоколадка. К счастью, Татьяна не худела и согласилась.
  Мы уже заканчивали разбирать последний проект, и я, перегнувшись через стол, тыкала пальцем в экран, заостряя внимание на некоторых моментах, когда наша дверь открылась, и моей пятой точке достался восторженный свист.
  Лениво обернулась, потому что дёргаться было глупо, и поморщилась. В дверях стоял Илья Дмитриевич, младший сын шефа, лучший друг Костика и профессиональный пикапер без стыда и совести.
  - Привет рабочему классу!
  - Привет, - нейтрально поздоровавшись, отвернулась, встала более прилично и первым делом договорила мысль. - Вот, в принципе, и всё. Если что, звони. Лучше эсэмэсь.
  - О"кей.
  - Девчат, а что за клиент у отца? - Илья, которого, видимо, не пустили в кабинет шефа, решил узнать подробности не у Светланы, а у нас.
  И не просто узнать, а сделать это, развалившись на Ромкином месте, да ещё и закинув ноги на стол. Видел бы его Роман... нашего чистюлю удар бы хватил.
  Решив не таить, я достаточно небрежно ответила:
  - Медянский. Знакома фамилия?
  - Да ладно?! - удивление мужчины, которому не так давно стукнуло тридцать, но который до сих вел себя, как подросток старших классов, было искренним. - Старший или младший?
  - Вячеслав Давидович.
  - Круто... - задумчиво почесав затылок, Илья уточнил. - И кто с ним работать будет? Ромка?
  - Нет, я.
  - Ты?! - удивление в округлившихся глазах зашкалило, а затем он расхохотался. - Катюха, ну ты даешь! Отличная шутка. Я почти поверил.
  И именно этот момент выбрал Медянский, чтобы сначала вежливо постучать, а потом, приоткрыв дверь, поинтересоваться:
  - Екатерина Юрьевна? Вы закончили?
  - Да, конечно.
  - Тогда идёмте, уточним некоторые моменты на месте.
  Не став пенять Илюше, что сидеть с открытым ртом неприлично, я подхватила сумку, кейс, который у меня изъяли, как только я подошла на расстояние изъятия, кивнула Татьяне и аккуратно закрыла за собой дверь, мысленно ехидно ухмыляясь.
  Всё-таки добра во мне было не очень много.
  - Вы уже подписали договор?
  - Да, конечно. Если хотите, можете ознакомиться.
  - Он составлен на основе стандартного?
  - Да, но с моими уточнениями по поводу времени и вашей занятости. А именно: с этого момента ваше внимание и усердие принадлежат мне, причем безраздельно, - шутливо разведя руками, словно извиняясь за свою наглость, мужчина вызвал лифт. - Сроки я прописывать не стал, так как не уверен, что мы с вами уложимся в стандартные. Место работы на ваш выбор, но всегда на связи и выезд по первому требованию, естественно, в рабочее время. Если вдруг возникнет форс-мажор, и вы мне понадобитесь во внерабочее время, то каждый вызов будет оплачен отдельно, причём с вашего согласия и лично вам. То есть если вы действительно не можете, то вправе отказаться, а я не вправе настаивать.
  - Это всё?
  - В основном да. Не переживайте, я дам вам ознакомиться с полным текстом, - не став тянуть, мужчина тут же вручил мне файл с документами. - Пока будем ехать, можете почитать.
  Обязательно. Обязательно почитаю.
  Утро потихоньку начало вступать в свои права, задорно чирикали проснувшиеся воробьи, совсем по-летнему светило солнце, так что, устроившись в машине, я сняла пиджак и углубилась в изучение в принципе стандартного договора. Действительно, никаких скрытых камней и подтекста. Всё, как он и сказал. Немного удивляли временные рамки... Но надеюсь, это всего лишь отголоски моей иногда просыпающейся параноидальности.
  - Спа...
  Перебивая меня, зазвонил мобильник Медянского, и он едва уловимо поморщился.
  - Секундочку. Да? Я же сказал! - вспылив буквально с первой секунды разговора, мужчина что-то неразборчиво прорычал, возможно даже на иностранном языке, а затем рявкнул:- Пять минут!
  Раздраженно нажал кнопку сброса вызова, шумно выдохнул...
  И извиняющимся тоном заговорил уже со мной:
  - Екатерина Юрьевна, прошу прощения. Мне необходимо кое-куда заехать, но буквально на пару минут. Побудете в машине?
  - Да, конечно, - понимая, что лучше согласиться, я заработала широкую и искреннюю улыбку за послушание.
  Вообще с такими клиентами лучше не спорить по пустякам, особенно когда они так рычат. Бр-р-р! Вот уж точно варвар!
  Ехали действительно недалеко. До банка. Не став ничего говорить вслух, так как это в принципе было бессмысленно, а логическое мышление у меня было неплохим, я предпочла пересмотреть эскизы, когда Медянский вышел, вновь заверив меня, что всего на пару минут.
  - Хорошо-хорошо, я всё понимаю.
  Понимала я и то, что "пара" минут в любой момент могут растянуться и до двадцати, так что устроилась поудобнее и, взяв в руку диктофон, начала наговаривать всё то, что формировалось в моей щедрой на фантазии голове. Оттенки, акценты и прочие мелочи.
  Телефон зазвонил неожиданно, и ещё больше удивил звонящий.
  - Привет. Только не говори, что соскучилась.
  - Не скажу, - фыркнув, сестричка уточнила. - Ты где? Случайно не дома?
  - Случайно нет. Вообще-то сегодня среда, и по средам я работаю. Ну так, если ты не в курсе.
  - Жаль... - огорчение младшенькой было искренним. Но недолгим. - Ладно, я тебя на лавке подожду. Давай, не задерживайся.
  - Стоп! На какой лавке? - начав подозревать самое страшное, я аж голос едва не потеряла.
  - В твоём дворе. Я не сказала? Я с предками поругалась, у тебя жить буду. Я уже приехала.
  - Лиза! - рявк получился такой силы, что случайный прохожий шарахнулся в сторону от громкой начинки солидного авто.
  - Что?! - ответный рявк был полон обиды.
  - Опять?!
  - Не опять, а снова!
  Так, стоп. Так переругиваться мы будем долго. И безрезультатно. Проверено.
  - Сиди, я скоро буду, - буркнув и услышав в ответ заверения, что она и так уже сидит, я сбросила вызов.
  Черт!
  Лизка в своём репертуаре. Поздний избалованный ребенок, в прошлом году окончивший школу, но не поступивший ни в один ВУЗ. За этот год она ругалась с родителями уже раз пять и каждый раз после этого отсиживалась у меня, причём не меньше недели. Последний раз она достала уже меня, потому что вела откровенно нахлебнический образ жизни. Денег не зарабатывала, по дому не прибиралась, не готовила, но на карманные расходы требовала регулярно. Телевизор, компьютер, ночные клубы - вот и все её интересы.
  К сожалению, она была моей сестрой, и элементарно выставить её за дверь мне не позволяла совесть, которая во мне, как ни странно, ещё была.
  Ну и что теперь? Ключей у неё нет, я специально не давала, опасаясь, что с ними она вообще переедет ко мне и будет приходить, когда вздумается, так что сейчас она действительно весь день проведёт на улице. И ладно, если деньги хотя бы на пирожки есть! У неё же хватит ума из дома с одним телефоном уйти!
  - Мам? Привет, - набрав любимую родительницу, с которой понимания было в разы больше, чем с сестрой, с тоской уточнила. - Что там опять с Лизкой?
  Внимательно выслушав многочисленные бурчания и пожелания "что б она уже замуж наконец вышла, сколько можно!", я тихонько вздохнула. В общем, всё как обычно. Загулы по ночам, отказ от домашних обязанностей и полный игнор родительских просьб и наставлений.
  - Хорошо, ма. Я прополощу ей мозги, обещаю. Ждите к выходным. Вы бы ей уже сами мужа поискали, что ли? Я понимаю. Да. Я? Нет, у нас приличных нет, одни идиоты. Да, знаю. Уж какие есть. Понятия не имею! Наверное, вывелись все, папа последним был. Ладно, пока. Люблю, целую.
  С тяжелым вздохом завершив разговор, недовольно потёрла лоб. Ох, уж мне эти полоскания... Меня они выматывали в десятки раз больше, чем доходило до Лизки. Вот как так, а? Как у одних и тех же родителей могли вырасти абсолютно разные мы?
  Кстати, а где клиент?!
  Глянув на часы, недовольно нахмурилась. Медянский отсутствовал уже больше двадцати минут. А у меня ведь даже его номера телефона нет. Ладно, пойду поищу, мне несложно.
  Не доверяя открытой машине, я подхватила кейс и сумку и решительно вошла в здание банка. Нашла взглядом местный ресепшен, симпатичную брюнеточку в банковской униформе и, улыбаясь во все свои тридцать два, уверенным шагом направилась к ней.
  - Доброе утро, девушка. Я к вам с необычной просьбой. Около двадцати минут назад к вам зашел Медянский Вячеслав Давидович.
  Насторожено кивнув, сотрудница ждала продолжения.
  - К сожалению, я больше не могу его ждать, но прежде чем я уеду, мне необходимо сказать ему пару слов и вернуть документы. Лично в руки. Подскажите, где я могу его найти?
  Просьба была действительно необычной и достаточно наглой для прохожей с улицы. Девушка подумала, внимательно осмотрела меня на соответствие уровню господина Медянского. Видимо, нашла его достойным и негромко проинформировала:
  - Он сейчас в кабинете главного, второй этаж, кабинет номер двести пять. Но я вам ничего не говорила.
  - Спасибо, Вероника, - прочитав имя девушки на бейджике, я с улыбкой поблагодарила и, дождавшись, когда она с помощью чипа откроет мне служебную дверь, отправилась на поиски двести пятого кабинета.
  
  Звонок отца взбесил его моментально. Не потому, что звонил отец, а потому, по какому поводу он звонил. Ещё неловко было оттого, что его злость видела Катерина. Хотя она усердно делала вид, что всё в порядке, но он-то заметил, как она была неприятно удивлена его злости.
  На пороге кабинета он появился ожидаемо раздраженный.
  - Приветствую, - прошел, кивком поздоровался с отцом, пожал руку дяде и только после этого перевел чуть удивлённый взгляд на присутствующих дам. - Леди?
  - Слааф, познакомься, леди Люсинда и её дочь, леди Амелия.
  Леди Люсинда была весьма пухлых форм темноволосой приятной дамой невысокого роста, как, впрочем, все гномы, если бы не колкий, цепкий взгляд почти чёрных глаз. В отличие от неё дочь была в разы стройнее, даже тощее и, кроме того, - крашеной блондинкой с острыми чертами лица. Не страшненькая, скорее никакая. Ещё и плоская, как доска. Да это ребёнок, а не женщина!
  - Очень приятно, - не торопясь присаживаться, мужчина нетерпеливо кивнул. - На этом всё?
  Отец недовольно кхекнул, дядя поджал губы, а старшая леди чуть приподняла бровь.
  - Иося, твой племянник невоспитан, - укорив давнего партнера, леди перевела внимательный взгляд на Слаафа. - Юноша, мы с вашими родственниками обсудили сложившуюся ситуацию и пришли к устроившему всех нас решению. Вам необходимо жениться, а у меня есть дочь на выданье...
  - Спасибо, не стоит, - не слишком вежливо оборвав леди, несговорчивый полукровка поджал губы. Шумно выдохнул, видимо, молча сбрасывая злость, а затем добавил: - Я уже говорил и повторю вновь. Я сам справлюсь. До тридцати пяти лет у меня ещё больше трёх месяцев. И даже если я вдруг не найду невесту сам... - угрожающе протянув, мужчина окинул неприязненным взглядом леди и её дочь, - то ею точно не станут ни ваши дочери, ни ваши племянницы, ни иные ваши незамужние родственницы.
  Наверное, в другой раз он бы выразился иначе. Наверное, надо было быть сдержаннее...
  Но когда уже третий год его атакуют все мамаши с непристроенными дочерьми, которые выглядят то как свежие покойницы, то как надутые куклы, то как дети, как, например, эта, то любому терпению приходит конец.
  Не удержался, вспылил. Сказал резко. Но как же они все его достали!
  - То есть мы для вас недостаточно хороши, господин Слааф? - помрачнев, леди Люсинда тоже не собиралась сдерживаться. - Вы воротите нос от самых перспективных невест уже третий год! Вы совершенно не думаете о том, что род прервется только потому, что у вас, видите ли, вкус специфичный! Да будь ты проклят, щенок! - неожиданно вызверившись, леди в мгновение потеряла человеческий облик, и сейчас перед мужчинами сидела самая настоящая ведьма. - Чтоб у тебя ни на кого не встало, а только на ту, что войдёт сюда первой! Да чтоб только она тебе смогла детей родить, гадёныш ты зеленомордый! Привереда ты бракованная!
  - Люсинда... - посеревший банкир переглянулся с побагровевшим братом, и они оба с ужасом уставились на дверь.
  По всем прогнозам первой могла войти лишь секретарь. Всеми уважаемая Маргарита Павловна, дама шестидесяти лет отроду.
  - Отлично! - хохотнув на подобный поворот, Слааф нашел взглядом свободное кресло поближе к окну и подальше от всех и, подойдя к нему, развалился. - Моя бывшая возможная тёща - ведьма! Отец, ты был в курсе? Ты где их таких находишь? Кстати, учитывай, благодаря ей у тебя, скорее всего, никогда не будет внуков.
  Внуков, которые должны быть зачаты до того, как ему исполнится тридцать пять. Таково древнее проклятие рода.
  Ожидание затягивалось.
  Десять минут, двадцать, двадцать пять...
  Ожил коммуникатор, и старшее поколение мужчин синхронно вздрогнуло.
  - Иосиф Самуилович, к вам посетительница. Говорит, у неё важные документы для младшего Медянского. Пропустить?
  - Д... Да, - взяв себя в руки, мужчина кивнул и, мысленно перекрестившись, разрешил. - Пусть войдет.
  Дверь открывалась слишком медленно по мнению абсолютно всех присутствующих, и когда в проёме появилась не Маргарита Павловна, а довольно симпатичная фигуристая женщина лет двадцати пяти, банкир шумно выдохнул.
  Слааф же иронично хмыкнул, затем ещё раз... И не удержавшись, искренне и заразительно расхохотался.
  
  Глава 5
  
  Секретарем оказалась весьма приветливая дама преклонных лет и, не став категорично заявлять, что я прусь куда не следует, подтвердила, что младший Медянский там, где я думаю, и моментально связалась со своим шефом. Тот дал добро, чему я слегка удивилась, но решила, что это к лучшему. Сейчас быстренько отдам документы и отправлюсь по своим делам, а они пускай продолжают решать свои семейные проблемы хоть до вечера.
  Открыв дверь, немного помедлила на пороге, ища взглядом нужного мне мужчину. Кивнула остальным и вздрогнула от неожиданности, когда из дальнего кресла по всему кабинету прогремел искренний и заразительный хохот.
  Я что-то смешное пропустила?
  Чуть улыбнувшись, шагнула внутрь, закрыла за собой дверь и, дождавшись, когда младший Медянский отсмеется, поинтересовалась:
  - Вячеслав Давидович, можно вас на пару слов?
  - Конечно, Екатерина Юрьевна, конечно! - возбужденно сверкнув глазами, чем насторожил, мужчина одним слитным рывком соскочил с кресла и стремительно приблизился. - Прошу прощения, меня немного задержали. Но мы уже закончили, идёмте.
  Эм...
  Слегка озадачившись, когда он, приобняв меня за талию, настойчиво повел на выход, беспомощно переглянулась с остальными. Остальные были кто задумчив, кто в лёгком шоке, кто просто зол. Зла была полноватая женщина, причём и не скрывала этого. В шоке была девчонка-подросток, мужчины же были задумчивы.
  - Слааф!
  - И вам хорошего дня, леди, надеюсь больше никогда не увидеться, - ответив крайне невежливо и даже дерзко, Медянский обернулся через плечо и уже другим тоном добавил: - Бать, созвонимся к вечеру, обсудим.
  Выведя меня в коридор, мужчина не торопился отпускать мою талию, так что пришлось тихо просить самой:
  - Вячеслав Давидович, отпустите.
  - А? - переведя на меня шальной взгляд, неизвестно почему счастливый заказчик уточнил: - Зачем?
  - Затем, - сухо ответив, поджала губы. - Вячеслав Давидович, давайте расставим все точки над ё. Вы мой работодатель, я ваш работник. Ведите себя корректно.
  - Ах, в этом смысле... - мужчина с досадой поморщился, но руку убрал. - Простите, слегка забылся. Не очень приятный разговор был... Так, а что вы подошли? Что-то произошло?
  - Да. Мы не могли бы, прежде чем отправиться в клуб, заехать ко мне домой?
  - Да, конечно, - не став интересоваться причиной, Медянский согласно кивнул, и мы отправились в машину.
  Я же в этот момент почувствовала между лопатками чей-то неприязненный, даже злобный взгляд. Резко обернулась... В дверях кабинета стояла та самая полная женщина и смотрела на меня так, словно желала как минимум смерти. Как максимум - вечных мук.
  - Екатерина Юрьевна? - удивившись тому, что я замерла, Медянский тоже обернулся и помрачнел. - Не обращайте внимания, у дамы не самый удачный день. Идёмте.
  Да уж. Надеюсь, не я в этом виновата? Что-то нехорошие меня подозрения мучают... Хмуро размышляя о неприятной ситуации и более чем неприятном взгляде, я послушно села в машину, когда мужчина галантно открыл передо мной дверь, и задала терзавший меня последнюю минуту вопрос:
  - Вячеслав Давидович, я заранее извиняюсь за нескромный вопрос, но Слааф - это сокращенное от Вячеслав?
  - Да, - кивнув, мужчина устроился за рулём. - Моя мама неместная, можно сказать, что это моё второе имя. Домашнее.
  - Оу. Ясно.
  До моего дома мы ехали молча. Я пыталась представить его маму, но почему-то в этом направлении фантазия буксовала, а задавать наводящие вопросы было бы не очень умно и прилично. Ладно, это не слишком важно. А вот и она, моя головная боль.
  Стараясь не скрипеть зубами, потому что Лизка сидела на лавке не одна, а с огромной сумкой, я не стала ждать очередного проявления воспитания со стороны клиента и вышла из машины, немного ехидно насладившись моментом славы. Стоило сестричке осознать, что из инфинити вышла именно я, как модные солнцезащитные очки сдвинулись на нос, и водитель тут же был старательно осмотрен.
  - А ты растешь в моих глазах, Катюх.
  - К сожалению, не могу сказать того же, - вынув из сумки ключи, протянула их нерадивой младшей. - В холодильнике еда, всё остальное сама знаешь где. Норри не трогать, узнаю - поймаю, свяжу и побрею налысо.
  Угроза была не лишней. С полгода назад, когда сестренка заскучала, а меня не было дома, она выкрасила мою дымчатую красавицу гуашью в цветную зебру, заявив, что так ей лучше. У кошки потом неделю была истерика и рвота от интоксикации краской, которую она пыталась с себя слизать. Скольких нервов это стоило мне, лучше не упоминать.
  - Ой, да ладно! - фыркнув, сестричка взяла ключи и, закинув не самую лёгкую спортивную сумку на плечо, отправилась к подъезду. - Давай, сильно не задерживайся на "работе". И это, предохраняться не забывай.
  Коз-з-за!
  Дождавшись, когда тощенькая младшая скроется за дверью, а моё лицо придёт в норму, я лишь тогда обернулась к машине и немного натянуто улыбнулась Медянскому, при этом искренне надеясь, что он не слышал её последних слов.
  Села в салон и с немного нервным смешком кивнула.
  - Я закончила, теперь я в вашем полном распоряжении.
  - Ваша сестра?
  - Да. К сожалению, - недовольно пробормотав, чуть поморщилась. - Живёт с родителями, опять вышли на конфликт, будет несколько дней жить у меня. Вячеслав Давидович, не самая приятная тема, давайте не будем.
  - Хм-м-м... - задумчиво протянув, мужчина вырулил на дорогу. Некоторое время ехал молча, а затем недовольно уточнил: - Сколько жилых комнат в вашей квартире?
  - Простите? - смешавшись, недоумённо сморгнула.
  - Ваша сестра. Судя по возрасту, одежде и поведению, она - активная прожигательница жизни. Спит днём, бодрствует ночью, тратит чужие деньги и не думает о том, что они не падают с неба, - поразив меня своими выводами, Медянский продолжил. - И я правильно понимаю, что если вы будете работать дома, то она будет вам мешать?
  Вот так варвар. Не только симпатичный и богатый, но и умный.
  С одной стороны, он прав, но вот с другой стороны...
  Это моя сестра, и я уж как-нибудь сама с ней разберусь.
  - Не переживайте, у нас с Лизой в этом вопросе полное взаимопонимание. Кроме того, дома у меня имеется рабочий кабинет, куда вход посторонним заказан, и она это прекрасно знает.
  Ответив ровно и надеясь на этом закончить не самый приятный разговор, я сменила тему.
  - Вячеслав Давидович, вы уже окончательно остановились на коричневой гамме или ещё будете думать?
  - Вы хотите что-то порекомендовать?
  - О, нет, лишь уточняю, в каком направлении дальше работать. Сами понимаете, это всего лишь наброски.
  - Всего лишь? - усмехнувшись, мужчина качнул головой. - Екатерина Юрьевна, если это "всего лишь", то мне уже страшно представить, каким будет чистовой вариант. Вы очень хорошо рисуете. Учились в художественной школе или это природный дар?
  - Училась, но не профессионально, - кивнув, чуть улыбнулась приятным воспоминаниям. - Я посещала различные кружки нашего местного дома творчества, да и в школе очень любила как рисование, так и музыку с ритмикой. Можно сказать, что я разносторонне развитая творческая личность. Но не переживайте, ответственность и усидчивость во мне тоже имеются, дизайнерский проект вашего клуба будет завершен в кратчайшие сроки, как только мы с вами обговорим все интересующие вас детали.
  Медянский молча кивнул, соглашаясь, и дальше мы ехали уже под звуки великолепного голоса Рэя Чарльза.
  На этот раз я внимательно смотрела, куда мы едем и какими путями, но всё равно умудрилась пропустить момент, когда шумная многополосная дорога сменилась тихими задворками. Словно кто-то сменил слайды в проекторе. Сморгнув, нахмурилась. Нет, надо будет разведать пешком.
  Паранойя, она такая.
  - Прошу, - на этот раз в коридорчике уже горел свет, и мы добрались до нужного нам помещения без проблем.
  Мусор уже был вынесен, пол почти чисто выметен, что меня приятно удивило. Света тоже стало больше, и ко всему прочему в центре помещения стоял новенький, чистенький рабочий стол с двумя стульями.
  Здорово.
  - Вячеслав Давидович, я уточню ещё один момент, можно?
  - Конечно, - присев, мужчина жестом предложил сесть и мне.
  - Этот клуб - ваш единственный бизнес?
  - Относительно, - слегка поморщившись, Медянский неожиданно признался. - Если уж начистоту, то я единственный наследник состояния семьи. У дяди детей нет, а у моего отца - я и сестра, но так уж заведено, что наследуют лишь сыновья, да и сестре всего двенадцать, и она живет с матерью. Дело осложняется тем, что в последние годы мы с родственниками не находили взаимопонимания в некоторых вопросах, и меня это несколько... раздражало. На текущий момент все мои активы содержатся в акциях семейных предприятий и приносят стабильный существенный доход, но от управления ими я отстранился. Этот клуб - первое, что целиком и полностью моя инициатива, средства и воплощение.
  С интересом выслушав достаточно личное признание, я кивнула. Да уж, если его общение сводится к таким, как сегодня, то я не удивлена. Вообще, я уже давно поняла, что родня очень любима, когда далеко. И чем дальше, тем лучше.
  И слава богу, у меня был шанс воплотить эту мечту в реальный проект, о чём я нисколько не жалею. Когда сам себе хозяин - это идеально.
  Медянский тем временем уточнил:
  - С чем связан ваш вопрос?
  - С очень корыстными мыслями, Вячеслав Давидович, - иронично улыбнувшись, когда он удивлённо вздёрнул брови, я начала перечислять: - Во-первых, ваше свободное время и интерес к этому проекту. Судя по вашему ответу, времени у вас максимум, как и интереса, что просто прекрасно и радует меня, как преданного делу работника. Во-вторых, я бы хотела уточнить, имеется ли у вас бизнес-план или грамотный управляющий, что тоже весьма немаловажно. Если нет, то рекомендую озадачиться этим вопросом как можно скорее.
  Уж не знаю, с чего я решила, что мои советы интересны заказчику, но почему-то мне захотелось, чтобы мой первый клуб не загнулся через несколько месяцев, а стал процветающим и престижным.
  - Екатерина Юрьевна, не переживайте, - мужчина добродушно усмехнулся. - Я уже не первый год работаю в сфере управления и прекрасно понимаю, какие шаги необходимо предпринять в начале проекта, чтобы он был успешным. На сегодняшний день у меня не было лишь грамотного дизайнера, который воплотил бы мои невнятные мечты в реальные образы, но, к счастью, я нашел вас.
  Слова польстили моему самолюбию, а уж улыбка, которая за ними последовала, и вовсе попыталась настроить меня на нерабочий лад.
  Но ша!
  Никаких шашней на работе!
  - Искренне рада это услышать. Тогда, пожалуй, начнем.
  Ноут был вызволен из плена кейса, рисунки разложены, и мы приступили к обсуждению того, на чем же мы в итоге остановимся и что будем прорабатывать более тщательно.
  Бурное обсуждение вновь затянулось надолго, и вновь об этом заявил мой желудок, привыкший обедать вовремя.
  - Екатерина Юрьевна, - осуждающе взглянув, мужчина качнул головой. - Я понимаю, у меня это первый крупный проект и, так сказать, первое детище, но почему вы не следите за временем?
  Оправдываться было глупо, так что я просто пожала плечами. Если бы мы были в офисе, мы бы просто спустились в одну из нескольких кафешек и перекусили, но как быть здесь, я не представляла. Опять потащит меня в ресторан? Что-то не хочется. Как бы он ни утверждал, что это бесплатно, мне всё равно было неловко.
  - Не обращайте внимания, у меня с собой шоколадка.
  - А у меня нет, - фыркнув, Медянский поднялся. - Идёмте, неподалёку есть хорошее кафе, там нас с вами покормят не хуже, чем в "Версале". Я оплачу.
  - Но...
  - Да? - сурово приподнятая бровь предложила рискнуть оспорить диктаторское решение, но я упрямо вздернула подбородок.
  - Вячеслав Давидович, я понимаю, вы богатый мужчина и можете себе позволить очень многое, но я вполне способна оплатить свой обед сама.
  - К сожалению, Екатерина Юрьевна, я могу позволить себе далеко не всё, - в этот момент в его взгляде промелькнуло столько всего разом, что я смешалась, не зная, как реагировать.
  То ли явная двусмысленность, то ли у меня чересчур богатое воображение. Да и освещение оставляло желать лучшего... Нет, надо завязывать со столь плотным общением. Уже мерещится не пойми что.
  - И всё-таки я хочу расставить некоторые акценты в нашем с вами сотрудничестве.
  Вздохнув так, словно я вела себя, как раскапризничавшаяся малолетка, мужчина вновь сел и скептично кивнул, предлагая продолжить.
  - Свой кейс я могу носить сама, как и платить за себя в кафе. Наши с вами отношения находятся на уровне "заказчик-исполнитель", так что ваша излишняя галантность и воспитанность меня... - замявшись, подбирая слово, я чуть нахмурилась, потому что литературные синонимы к слову "напрягают" не подбирались.
  Медянский договорил за меня.
  - Раздражают?
  - Да, скажем так, - ровно встретив его хмурый взгляд, я сурово поджала губы и продолжила развивать мысль. - Подобные действия уместны рядом с девушкой, с которой у вас отношения, а не рядом с работником.
  Мы смотрели друг другу в глаза, и молчание затягивалось. Его взгляд был тяжелым, недовольным, но я не собиралась отводить глаза первой. Я была права. Этику делового общения ещё никто не отменял.
  Через несколько минут Медянский шумно выдохнул через зубы и с натянутой улыбкой уточнил:
  - Сколько дней вам понадобится, чтобы завершить проект?
  - На тщательную проработку эскизов всех помещений - около недели. Ещё неделю на поиск необходимой мебели и материалов, в остальном всё будет зависеть от рабочих, - я ответила без запинки, не совсем понимая, что он хочет уточнить этим вопросом.
  То ли уже хочет от меня поскорее избавиться, то ли ещё что...
  - Прекрасно. Значит, максимум три недели, - произведя достаточно странные подсчёты (вообще-то на работы необходимо не меньше месяца, а то и все два), мужчина улыбнулся уже более открыто. - Екатерина Юрьевна, как насчет свидания через три недели? Скажем, для начала ужин в "Петергофе"? Всё за счет приглашающей стороны.
  Сказать, что я потеряла дар речи, - ничего не сказать. Я сидела оглушенная. Смотрела на него, как на инопланетянина, и не могла поверить своим ушам. Он что сейчас сказал?!
  - Это шутка?
  - Я не шучу такими вещами, - резко посерьезнев, мужчина поднялся и предложил мне руку, на которую я перевела заторможенный взгляд. - Екатерина Юрьевна, как взрослый состоявшийся мужчина я полностью отдаю себе отчёт в своих желаниях и предложениях. Сейчас я желаю вас.
  Я уже почти протянула ему руку, но когда услышала последние слова, то в ужасе её отдернула.
  В голове возникли картинки одна неприличнее другой.
  Псих!
  - Не смешно, - процедив, я резко встала и шагнула в сторону, пытаясь сделать так, чтобы между нами было хотя бы небольшое расстояние.
  Ситуация была очень сложной и опасной. Мы черт знает где, рядом никого, кричи - хоть закричись. Мужчина крупный, сильный и, судя по всему, не всегда адекватный.
  Как говорится - расслабься и получай удовольствие.
  Что-то не хочется.
  - Екатерина Юрьевна? - иронично приподняв бровь, Медянский с лёгкой усмешкой проследил за моим тактическим отступлением и сложил руки на груди. - Я не шучу.
  Сегодня он был в чёрной футболке и в черном костюме, но сейчас пиджак был накинут на спинку стула, и футболка обтянула каждую мышцу, весьма соблазнительно подчеркивая его несомненную мужественность.
  Восхитилась бы. В иной ситуации.
  В отличие от начинающей паниковать меня он был абсолютно спокоен. Даже несколько ленив. Словно хищник, замерший перед решительным броском. Фантазия, а ну, умолкла!
  Поджав губы, я не представляла, что делать дальше. Орать "помогите" глупо. Пропустить его намёки, которые совсем не намёки, мимо ушей ещё глупее. Никогда раньше не попадала в столь двусмысленные ситуации и сейчас могла только лихорадочно думать. Думать, что...
  Что?
  - И что теперь? - хмуро уточнив, решила переложить на него решение этой "проблемы". Пусть хоть мысль разовьет, в каком мне направлении думать, а то сама я что-то в ступоре.
  - Судя по вашим словам, вы против отношений с тем, с кем работаете, верно?
  - Да.
  - Тогда дождемся момента, когда этот этап будет завершен.
  - Зачем?
  - В смысле? - мой вопрос его искренне удивил. Настолько, что он убрал руки с груди и оперся на спинку стула, чуть подавшись вперед.
  - У меня парень есть, - пытаясь вразумить настырного заказчика, я вспомнила о своём "спасителе".
  - Екатерина Юрьевна, - укоризненно качнув головой, Медянский осуждающе поцокал. - Уж врать-то зачем? Вадим Петрович вам не парень, а всего лишь сосед, не стоит лукавить.
  - Что... - вся отвага и настрой слетели с меня в секунду, когда до меня дошел смысл его слов в полном объёме. - Вы что, следили за нами?!
  - Конечно. Должен же я знать, где и с кем живёт моя будущая супруга.
  
  Кажется, перестарался.
  Раздраженно поморщился, когда она слегка побледнела и вцепилась в край стола. Глаза были удивительно большими и прекрасными. Если бы не поселившаяся в них отчётливая паника.
  - Что за бред?! - прошипев, Катерина зло прищурилась. - Ваши шуточки, господин Медянский, переходят все границы!
  И черт его дернул подписать договор, настояв, чтобы в нём было прописано её имя? Сейчас бы перекинули на кого-нибудь другого, только под её руководством и с её эскизами...
  А ведьма оказалась сильна, проклятье уже в действии. Он уже ни о ком другом думать не может. Хотя, что себе-то лгать? Он уже сутки ни о ком другом думать не может.
  Это судьба.
  - Екатерина Юрьевна, успокойтесь, - улыбка вышла кривой, и он вновь поморщился. - Я погорячился, каюсь. И чтобы вас успокоить, признаюсь ещё кое в чём: не женат, детей нет, не привлекался, на женщин руку ни разу не поднимал, ни к чему не принуждал. От вас потерял голову... И кажется, слишком сильно. Уж простите.
  Резко мотнув головой, словно отрицая всё вышесказанное, она категорически не собиралась признавать очевидное.
  Упрямица.
  Ему это нравится.
  Мысль почему-то показалась забавной.
  
  Я была готова уже впасть в истерику, а он всё ухмылялся, словно происходящее его невероятно забавляло. Ещё один козёл на мою голову! Чем их ко мне всех так тянет? Чем намазано?! Хотелось бы думать, что мёдом, но чуется, что это не так.
  Шумно выдохнув сквозь стиснутые зубы, я процедила:
  - Вячеслав Давидович, как бы ни было вам смешно, мне сейчас неприятно.
  - Почему? - его удивление было искренним.
  Действительно! А ничего, что я уже, говоря молодёжным сленгом, "кирпичей на двухэтажный коттедж наложила"?!
  - Мне дискомфортно от вашей ненормальной настойчивости, - начав собирать эскизы и зарисовки со стола, я не удержалась и вздрогнула, когда он шагнул ближе. - Я сама!
  - Ка-а-атя... - обиженно протянув, мужчина недовольно цыкнул. - Я не давал повода себя бояться, у тебя слишком развито воображение. Я всего лишь сказал, что ты мне очень нравишься, и я хочу пригласить тебя на свидание. Что в этом плохого?
  - Что?! - разозлившись, выдернула из его пальцев очередную зарисовку. - А то, что ты за мной следил!
  Следом за ним перейдя на "ты", я не удержалась и добавила:
  - Это уже полноценный шпионаж и вмешательство в личную жизнь! Что дальше?! Жучков ко мне в квартиру зашлешь, чтобы знать, что я дома делаю?!
  В этот момент он так отчетливо смутился, что я изумлённо расширила глаза.
  Не может быть...
  - Да ты больной... - обескураженно прошептав, я прижала листы к груди и отступила на шаг.
  - Да не больной я! - вспылив, мужчина тоже шагнул и без особого труда навис надо мной. - И нет у тебя дома жучков!
  - Не подходи! - отступив ещё не шаг, выставила перед собой руку. - Не подходи или я буду кричать!
  - И кто из нас больной? - осмотрев меня так, словно именно я из нас двоих была не очень здорова душевно, Медянский скептично скривил губы. - Катерина, прекрати паниковать, тебе это не к лицу.
  - Шеф!
  Рядом кто-то гаркнул, причём откуда-то из-под пола, и мои нервы сдали. Взвизгнув, я отшатнулась назад ещё и...
  И наступила каблуком на какой-то мелкий камушек. Не удержала равновесия...
  Не-е-ет!
  Боль была настолько резкой и такой знакомой, что слёзы хлынули сами. Не столько из-за боли, сколько из-за осознания, что я вновь инвалид на ближайшие несколько месяцев. Черт-черт-черт!!! Р-р-р!
  - Катя! Господи... Катерина, что... - подскочив, но не успев подхватить до того, как я упала, Медянский моментально поднял меня с пола, но было уже поздно.
  Связки были порваны.
  - Всё хорошо, - процедив сквозь слёзы, я злорадно прошипела. - Я на больничный. Встретимся через три месяца. Провожать не надо.
  Попыталась отпихнуть, но не тут-то было. Он держал крепко, при этом был слегка бледноват и весьма хмур.
  - Вячеслав Давидович, отпустите.
  Резко оглядевшись, мужчина практически донес меня до стула и склонился, чтобы осмотреть ногу.
  Почему-то захотелось его пнуть, но я сдержала этот низкий порыв. Вместо этого сдавленно прошипела, когда он дотронулся до начавшей опухать лодыжки. Он шепотом что-то рыкнул. Затем обернулся в сторону лестницы и гортанно прорычал уже в том направлении, причём я не поняла ни слова. С лестницы кто-то залопотал-запричитал, я же сидела сама не своя.
  У меня уже слуховые галлюцинации?! Это что вообще за язык?!
  Мужчина встал, хмуро осмотрел стол, в два счета собрал бумаги и ноут, надел пиджак, закинул кейс на плечо, туда же повесил мою сумку и обернулся ко мне.
  Пару секунд молча смотрел, словно не зная, что сказать, а затем шагнул ближе и взял на руки.
  Это было неожиданно.
  Если честно, то на руках меня вообще ни разу не носили, не те габариты.
  Сдавленно пискнув, я схватилась за первое попавшееся, а именно за его шею и слегка испуганно скосила глаза на мужчину, искренне переживая, что он в любой момент может устать и оступиться. Я далеко не дюймовочка. И килограммов во мне далеко не пятьдесят.
  Мужчина же шел так спокойно, словно не чувствовал моего веса вообще. Дошел до машины, достаточно бережно усадил меня на заднее сиденье, рядом положил кейс с сумкой и отправился вперед.
  И всё это молча.
  Почему-то стало тревожно.
  
  Глава 6
  
  Мы ехали уже минут семь, нога ныла всё сильнее и сильнее, когда я не выдержала:
  - Мы куда едем?
  - К врачу, - ответ был коротким и лаконичным.
  И в принципе логичным.
  Ладно, паранойя, поспи пока. Кстати, наверное, я всё-таки дура. Мысль показалась верной, но не очень приятной. И что я заистерила на ровном месте?
  Скосив глаза на сосредоточенно ведущего машину Медянского, сконфуженно поджала губы. Это всё из-за Артёма. Именно после того, как я узнала, что слова ничего не стоят и можно сказать, что угодно, лишь бы достичь цели, я разочаровалась в мужчинах. Костя и Илья были лишним тому подтверждением. Я в каждом искала подвох и неизменно находила, разочаровываясь всё больше.
  Но может, мне просто попадались не те мужчины?
  Переведя взгляд на пейзаж за окном, чуть нахмурилась. Мы ехали довольно быстро и уже выехали за МКАД. Не поняла. Мы к какому врачу?
  - Вячеслав Давидович...
  - Слааф.
  - Что?
  - Если тебе не сложно, то зови меня Слааф, - встретившись со мной взглядом в отражении, мужчина шумно вздохнул. - Мне жаль, что так вышло. Я постараюсь помочь. Сейчас мы едем к одному моему очень хорошему знакомому. Он народный целитель. В некотором роде... колдун.
  Ага.
  Скептично хмыкнув, постаралась сделать это как можно незаметнее. Подумаешь, колдун! Я вон регулярно эльфов на убой отправляю! Что мне какой-то колдун?
  Ехали мы ещё с полчаса и наконец свернули на боковую дорогу, которая привела нас в довольно симпатичный коттеджный посёлок, каковых в последнее время понавырастало вокруг Москвы, как грибов после дождя.
  Нужный нам коттедж был самым последним по улице, и первым, кто нас встретил, был огромный кавказец. Причём сделал он это молча. Тихо подкрался откуда-то сбоку, старательно обнюхал Медянского, который снова взял меня на руки, видимо, признал и вернулся обратно к забору.
  Я не завизжала только потому, что не успела. Вообще я спокойно относилась к собакам, но предпочитала кошек. Они меньше и безопаснее.
  - Кирр! Дома? - уже открывая дверь, мужчина крикнул вглубь дома.
  - Дома, - проворчал кто-то со стороны кухни, а затем и вышел. - О? Неожиданно.
  Хозяином коттеджа оказался молодой мужчина лет тридцати. Высокий, стройный, светловолосый. Я бы даже сказала изящный и слегка "светло-синий". Было в нём что-то такое... манерное.
  Короткие волосы стояли задорным ёжиком и, кажется, были намазаны гелем, в ушах были серьги-гвоздики, причем как минимум штук по пять в каждом, а на жилистом теле было надето нечто... хипповатое. Растянутая майка, голубые линялые джинсы, кожаная жилетка да несколько разной длины бус с деревянными бусинами.
  И это колдун?
  Скептично скривившись, увидела его ответную усмешку.
  - Чем могу быть полезен?
  - Вывих.
  - Разрыв связок, - ворчливо поправив, кивнула, когда Медянский удивленно вздернул брови. - Да, я лучше знаю.
  Не став спорить, он отправился дальше по коридору. Туда, куда нам махнули рукой. Комната оказалась гостиной, заставленной всевозможными магическими и околомагическими атрибутами. Больше всего было африканской тематики. Маски, статуэтки, там-тамы и прочие интересные штучки. Пока я осматривалась, "варвар" усадил меня на диване, достаточно ловко снял с меня босоножки и отошел в сторону.
  Его место занял блондин.
  Вздохнув, перевела взгляд вниз, чтобы в случае чего первой увидеть, как меня добьют. Почему-то веры этому колдуну не было никакой. Да наш шеф больше на ведьмака похож, когда в гневе!
  Мужчина тем временем аккуратно пробежался прохладными пальцами по опухшей лодыжке, потом прикрыл глаза и к чему-то прислушался. А затем...
  - Господи... - шокированно выдохнув, когда подушечки его пальцев засветились призрачным зеленоватым светом, я вцепилась в первое попавшееся. Им каким-то образом оказалась рука Медянского, который присел на подлокотник. - Это...
  - Кирилл - целитель, - шепнув так тихо, что я едва расслышала, мужчина погладил мои судорожно сжавшиеся пальцы второй рукой. - Не бойся, он знает, что делает.
  - Тихо, - недовольно буркнув, "целитель" начал водить позеленевшими пальцами вдоль моей лодыжки и что-то приговаривать.
  Так продолжалось минут пять, может, чуть больше. Боль утихла почти моментально, припухлость тоже существенно спала, так что я окончательно растерялась. Это была самая настоящая магия! Вот прямо тут, передо мной! Со мной!
  Ипическая сила...
  - Всё, - устало выдохнув, целитель встал с корточек и, отойдя назад на пару шагов, рухнул в кресло. - Срастил основные жилки и убрал предыдущий шрам. Это уже не первая травма?
  - Да, - кивнув, добавила. - Первый разрыв был около десяти лет назад.
  - Хреново... - прикрыв глаза, мужчина недовольно пробормотал. - Руки бы оторвал тем, кто так лечит... вот прямо по самые... кхм. Ладно, проехали. В общем, так. Тугая повязка на неделю, никаких передвижений, если не хотите повторения. Мазь дам. Мазать два раза в сутки, утром и вечером. Через неделю придёте ещё, проверю. Вопросы?
  Сначала мотнув головой, после резко кивнула. И пускай меня посчитают чокнутой, но я спрошу!
  - Кирилл, а вы какой расы?
  - Я? Эльф. А что? - переспросив так удивлённо, словно это было очевидно, хозяин коттеджа удивлённо посмотрела на Медянского. - Ты что, ей не сказал?
  - Нет, - в голосе мужчины, который до сих пор держал меня за руку, но уже к счастью не поглаживал, я различила отчётливое недовольство. - Екатерина Юрьевна мой дизайнер. Работает на Никифорова.
  - А-а-а... - протянув так, словно это всё объясняло, Кирилл натянуто улыбнулся. - Тогда нет. Я человек. Приятно было познакомиться. Я пошел. Дверь там. Мазь сейчас принесу.
  Если бы происходящее хоть немного походило на правду, я бы, наверное, испугалась. Сейчас же я пребывала в каком-то ступоре. Проследила взглядом, как Кирилл скрылся, чуть подумала, а затем обернулась к немного хмурому и очень задумчивому Медянскому.
  Несколько секунд рассматривала уже его.
  Так, словно впервые видела.
  Высокий лоб, низкие надбровные дуги, крупные черты лица. Ярко выраженная носогубная складка, небольшая ямка на подбородке. Щетина...
  - Ты тоже не человек?
  Мой вопрос его удивил.
  Брови резко взмыли ввысь, а в глазах промелькнула озадаченность. Затем почему-то досада.
  - Только не ври! - зло шикнув, когда он уже открыл рот, я была полна жажды справедливости.
  - Да я как бы и не планировал, - чуть нахмурившись, он недовольно поджал губы. - Я всего лишь хотел подтвердить твои догадки.
  Шумно выдохнув сквозь стиснутые зубы, я натянуто улыбнулась и кивнула.
  - Давай. Говори.
  - Я не человек.
  Гениально!
  В моих глазах плескалось море сарказма, но озвучивать его вслух я не торопилась. Всё-таки опасалась.
  - А кто?
  - К сожалению, об этом я не хочу рассказывать.
  Ответ, сказанный ровным, тихим голосом меня обескуражил. Что-что? Что значит "не хочу"?! Я хочу!
  Наверняка все мои мысли были крупными буквами написаны на лице, потому что Медянский неожиданно шкодно улыбнулся.
  - Я расскажу тебе об этом позже. Скажем за... - задумчивый взгляд с загадочным прищуром скользнул по моему озадаченному лицу, и он договорил. - За поцелуй. Мой ответ на любой твой личный вопрос будет стоить поцелуй.
  Чего-чего?!
  Нет, ну это уж слишком!
  - Спасибо, обойдусь, - процедив, растянула губы в фальшивой улыбке. - Мы здесь закончили или чего-то ждем?
  На мой вопрос ответил "не ельфь", появившийся в дверном проёме.
  - Мазь!
  - А вот теперь закончили, - поднявшись с подлокотника, Медянский первым делом подошел к своему странному знакомому и принял из его рук самую обычную баночку для крема и эластичный бинт.
  В этот момент целитель ему что-то шепнул, и мужчина нахмурился. Обернулся на меня, просканировал рентген-взглядом и вновь отвернулся к Кириллу.
  
  - На ней был сглаз.
  - Уверен?
  - Ты во мне сомневаешься?!
  - Нет.
  - Если она тебе ещё нужна, то надень на неё это, - в руке Кирилла появился кожаный шнурок с амулетом-камушком. - Чёрный агат, для неё оптимально. Сам заговаривал. Не снимать ни в коем случае, пока не будет найдена ведьма, которая сглазила. И это... извини, я не думал, что она обычная.
  - Она далеко не обычная...
  Тихо фыркнув, Слааф кивком поблагодарил друга, и тот поторопился скрыться на кухне.
  Он же, обернувшись к негодующей невесте, постарался приветливо улыбнуться, хотя мысленно в это время расчленял отдельно взятую ведьму. Люсинда, больше некому. Ну ничего... у него тоже кое-что в загашнике на такие случаи имеется.
  - Катюша, не злись. Какую кухню предпочтёшь сейчас? Неподалеку есть отличное кафе с умопомрачительными шашлыками. Хочешь?
  
  - Хочу, - недовольно буркнув, я не собиралась отказываться от еды.
  Со всеми этими стрессами желудок слегка подзабыл, что его кормили лишь утром, но время близилось уже к вечеру, так что стоило лишь упомянуть о еде, как он радостно ухватился за эту мысль и с утроенной силой заурчал.
  - Отлично, наши вкусы в этом совпадают. И вот ещё что, - наклонившись, мужчина одним-единственным движением умудрился надеть мне на шею камушек на шнурке. - Это защита. Очень прошу не снимать. Это важно.
  - Защита? - внимательно рассматривая черный агат, устроившийся на моей груди поверх платья, я недоверчиво уточнила. - От сглаза?
  - Ты разбираешься в свойствах камней?
  - Да, немного.
  В чём я только не научилась разбираться, пока информацию для романов подбирала!
  - Да, это от сглаза, - не став отнекиваться, Медянский присел на корточки, быстро и профессионально перебинтовал ногу, потом вручил крем с босоножками, а затем взял меня на руки и отправился на выход. - Кирилл уверяет, что тебя сглазили, именно поэтому ты так неудачно оступилась. Я склонен ему верить.
  - О... - задумчиво прикусив губу, я замолчала.
  Я думала.
  Кто?
  Я никому никогда не мешала. Не вредила. Дорогу не переходила. Да даже злобных взглядов в свою сторону нико...
  Стоп.
  - Та женщина в банке. В кабинете, где ты так безудержно смеялся. Кто она?
  В это время мужчина усаживал меня в инфинити, и когда я открыла рот, он явно поморщился.
  - Моя несостоявшаяся тёща.
  Э-э-э...
  Очередная урезанная доза информации привела меня в очередной ступор.
  Стало очень обидно. Ну, прямо очень-очень. Хорошо им! Они всё знают! А я одна, как дура, в неведении! Я же сейчас от любопытства лопну!
  - А можно поподробнее? - Медянский устроился за рулём, когда я, добавив максимум жалобных ноток в голос, изобразила "кошачьи глазки".
  Буквально умоляющие.
  - Можно, - мужчина был само добродушие. Обернулся, ласково улыбнулся и ещё ласковее добавил: - За поцелуй.
  Умолять расхотелось. Зло поджав губы, насупилась.
  Продаваться за информацию?! Вот ещё!
  Пару секунд подождав, но видя, что ему ничего не светит, Медянский расстроено вздохнул, а затем отвернулся, и мы поехали. И даже Элвис Пресли не улучшил моего хмурого настроения.
  Нет, ну надо же, а?! А не много ли он на себя берет?!
  Кафе было придорожным, но, судя по множеству машин и умопомрачительным запахам, пользовалось у посетителей популярностью. Я в свою очередь с трудом дождалась, когда нам прямо в машину принесут заказ, и едва слюнями не истекла. А уж когда принесли шашлык... Да с салатиком, да с лучком и кусочком черного хлеба! О-о-о, я забыла обо всём.
  Не самая маленькая порция кончилась как-то слишком быстро.
  Грустно вздохнув, отчетливо расслышала мужской смешок, и словно по волшебству из-под моего носа была изъята пустая тарелка и поставлена полная. О? Переведя удивлённый взгляд на мужчину, заработала добродушную улыбку.
  - Приятного аппетита.
  - Спасибо.
  Он снова умудрился меня смутить. Что-то я не помню, чтобы нам приносили не две, а три порции. Или я что-то упустила? Немного подумав, решила, не грузиться по мелочам, а вместо этого отдать должное еде. Она была выше всяческих похвал! И пускай завтра весы покажут больше, чем сегодня, но сейчас я это съём! Мне надо, у меня стресс!
  Вторая порция поедалась мною уже медленнее и с наслаждением. Голод уступил место приятной тяжести и сытости, а голову как назло заполонили бесчисленные мысли. Слишком много странностей. Слишком.
  Покосилась на обедающего или уже скорее ужинающего Медянского и тихонько вздохнула. Вообще-то информация всегда стоила дорого. Так может, я зря отказываюсь заплатить за неё всего лишь поцелуй? Другой вопрос - нужна ли мне эта информация, чтобы вообще её покупать?
  Снова уткнувшись в тарелку, решила прикинуть список возможных вопросов и уже по нему рассудить, стоит ли овчинка выделки. Итак, начнем.
  Кто он, если не человек?
  На каком языке он разговаривал в клубе, когда я упала?
  Есть ли у меня в квартире жучки, а если нет, то как он всё узнал?
  Кто меня сглазил и за что?
  Почему он хохотал тогда в кабинете своего дяди?
  С чего он взял, что я стану его женой?
  Хм-м-м...
  Некоторые вопросы были очень серьезными, некоторые не очень, но тем не менее все они были взаимосвязаны. Итого как минимум шесть поцелуев.
  А у меня зубы не чищены после шашлыка с маринованным луком.
  Мысленно фыркнула, когда поняла, что в принципе готова купить ответы за эту цену, и снова покосилась на Медянского. Значит, Слааф... Красивое имя, необычное.
  - Чай, кофе?
  - Чай.
  Сигаретку бы ещё...
  Кстати, я не видела, чтобы он курил. Интересно, у него есть вредные привычки?
  Всерьез задумавшись над этим вопросом, в итоге пришла к выводу, что действительно начинаю о нём думать не как о заказчике, а как о мужчине. Просто о мужчине.
  Стало немного страшно.
  А если я ошибаюсь? Если он таким образом просто развлекается, а я уже намечтала себе не пойми чего?
  С благодарным кивком приняв из его рук чай, снова ушла в свои мысли.
  Если подходить непредвзято, то пока он вел себя очень корректно, и я бы даже сказала - достойно. Это я непонятно с чего истерить и паниковать начала. Но мне простительно, это я в нашей паре маленькая и хрупкая женщина. Только подумав, тут же фыркнула. Да уж. Никогда бы раньше так даже и не подумала.
  Но рядом с ним я действительно чувствую себя не пробивной бабой, которая и коня, и избу, и всё одним ехидным прищуром, а всего лишь женщиной.
  Так, ладно.
  Пока любопытство слегка подутихло, так что ещё немного подожду. Подожду его действий.
  А там видно будет.
  Допив чай, я с благодарностью кивнула, когда мужчина забрал у меня пустую кружку и без лишних слов отнёс грязную посуду. Пока он ходил, я нашла в сумке жвачку, слегка улыбнулась тому, что уже заранее готовлюсь "покупать" информацию, и, откинувшись на спинку сиденья, задумчиво уставилась в чуть затемнённое окно. Снаружи меня видно не было, может, лишь силуэт, но я почти сразу поймала на себе взгляд мужчины, сидящего за одним из уличных столиков.
  Их была компания из пяти человек, но только он неотрывно смотрел на меня. Или всё-таки на машину? И не сказать, что его внимание было неприятно, скорее он смотрел с любопытством и некоторым удивлением.
  Вернулся Медянский и я тут же полюбопытствовала:
  - Слааф, а тебе знаком во-о-он тот мужчина в синей рубашке? - наверняка я удивила его не только вопросом, но и тем, что обратилась по имени, по крайней мере, варвар был определенно удивлён.
  Обернулся, нашел взглядом того, на кого я указывала, и с усмешкой кивнул.
  - Да, мой знакомый. Не обращай внимания.
  Не став ничего больше добавлять, мужчина устроился за рулём, и спустя всего пару минут мы уже рассекали трассу по направлению к городу.
  Играла ненавязчивая музыка, после вкусной и сытной еды начала накатывать немного неуместная дрёма, но я запрещала себе закрывать глаза, потому что было слишком рано. Да и не место.
  - Катюша, могу я задать тебе пару важных вопросов?
  - Да? - встрепенувшись, заинтересованно кивнула.
  - Твоя сестра умеет готовить?
  Неожиданно.
  - Нет, но...
  - Понятно, - оборвав мой задумчивый ответ, он серьезно кивнул, словно что-то для себя решил. - Ещё вопрос. Ты сможешь работать с эскизами или будешь всю неделю отдыхать?
  - Конечно буду, - фыркнув, пожала плечами. - Я ведь не инвалид, да и Кирилл фактически сотворил чудо. Вместо трех месяцев всего неделя - это вообще ерунда.
  - Хорошо. Тогда у меня к тебе предложение с двумя вариантами ответов, - его тон был невероятно серьезен, так что я заранее насторожилась и не прогадала. - Неделю тебе нельзя наступать на ногу, и как вывод: тебе необходима помощь по элементарным бытовым делам. Магазины, готовка, уборка. И если в магазин сестру ещё можно отправить, то, как ты сама сказала, приготовить она ничего не сможет. А теперь варианты ответа: эту неделю ты будешь жить у меня, чтобы я был уверен, что ты не только работаешь, но и должным образом выздоравливаешь, либо я буду навещать тебя минимум три раза в день, чтобы проконтролировать процесс.
  Стоп.
  Почему-то нервно дёрнулась бровь.
  Что-что я сейчас услышала?
  - Вячеслав Давидович, вы слишком много на себя берете, - сухо охладив его пыл, я недовольно прищурилась. - Я вполне справлюсь без вашей опеки, поверьте. Я знаю, как важно беречь ногу при подобной серьезной травме, и моя сестра не настолько безголовая лоботряска, как вы себе уже надумали. Спасибо, но я отказываюсь от вашего великодушного предложения.
  - Катюша, ты не поняла, - встретившись со мной взглядом в зеркале заднего вида, Медянский, как мне показалось, кровожадно усмехнулся. - Я предложил два варианта ответа. Не три. И если ты сейчас будешь капризничать, то я выберу сам.
  - Вячеслав Давидович! - язвительно прошипев, прожгла его раздраженным взглядом. - Может, я повторюсь, но вы слишком много на себя берёте! Отвезите меня домой, сейчас же!
  - А я предупреждал... - широко ухмыльнувшись, мужчина резко крутанул руль, и мы едва вписались в поворот, который почти проехали.
  - Сумасшедший! - взвизгнув, когда меня мотнуло по машине и прижало к двери, вцепилась в ручку и отчетливо расслышала, как сработала блокировка дверей. Шумно выдохнула сквозь стиснутые зубы и зло уточнила: - Это похищение?
  - Да.
  Нет, он издевается!
  
  Глава 7
  
  Кричать или угрожать было бессмысленно. Полиция? Я вас умоляю! Работодатель везет своего раненого дизайнера на чашечку кофе, состава преступления нет в принципе.
  Насупившись, сложила руки на груди. Ситуация была больше нелепой, чем страшной. Он правда думает, что я буду жить у него всю неделю? А ничего, что все необходимое для работы у меня дома?! Да у меня элементарно запасных плавок с собой нет, не говоря уже о зубной щетке и расческе!
  Норри!
  - Вячеслав Давидович, вы ведете себя невероятно глупо.
  - Возможно, - Медянский кивнул, не став отрицать. - Но когда влюбленные мужчины вели себя адекватно?
  Вопрос озадачил. Очередная шутка? Или не совсем шутка? Он влюблён? Вот так, с ходу? В меня?!
  Припухнув, настороженно рассматривала лысый затылок.
  В принципе, если отбросить логику, здравый смысл и опыт куда подальше, то это вполне возможно. В смысле, его поведение логично. Варвар потерял голову от женщины и тащит её к себе в пещеру. Всё логично. Очень.
  Хмыкнув, качнула головой. Проблема в том, что мы не в романе и он не варвар. А я не нимфа.
  Странный у него вкус.
  Я бы даже сказала, специфичный.
  Нет, я не считала себя недостойной внимания мужчин, но обычно оно ограничивалось свиданием, другим, да влюбленными взглядами в моё декольте. И всё. На большее ещё ни один не оказался способен. Кроме Артёма. Скривив губы, отбросила воспоминания куда подальше. Опыт был печальным. Не стоит о нём вспоминать.
  Итак, Слааф.
  Боюсь, пока придётся принять его слова за чистую монету и действовать, исходя из озвученных данных.
  Осмотрев окружающую среду, отметила, что мы в престижном районе новостроек и действительно не очень далеко от моего дома. Ну, как недалеко... На машине даже двадцать километров совсем недалеко. По крайней мере, в той же стороне.
  - Слааф... - тихо позвав, дождалась, когда он обратит на меня своё внимание и снова попыталась достучаться до его разума. - Это глупо. У меня с собой нет ни личных вещей, ни рабочих.
  - Я привезу, - тон был категоричен, хотя улыбка была дружелюбной. - Напишешь мне список всего необходимого, и я привезу.
  - Проще отвезти меня домой.
  - Нет.
  - Почему?
  Вопрос оказался для него коварен, и он едва уловимо поморщился. Затем задумался, видимо, формулируя ответ, и в итоге неопределенно пожал плечами.
  И всё.
  - Слааф! - возмущенно вспыхнув, я не удержалась и стукнула кулаком по сиденью. - Это возмутительно! Незаконно, в конце концов! Я свободная личность!
  - Катюша, не кричи. Да, это возмутительно и незаконно. И ты абсолютно свободна. Но понимаешь... - заруливая на подземную стоянку элитной высотки, мужчина усмехнулся. - Ты травмирована из-за меня. Мне воспитание не позволяет бросить тебя на произвол судьбы. Пойми. И смирись.
  Это что ещё за разговорчики? Что значит "смирись"? Да никогда!
  Возмущению моему не было предела, но все попытки донести это до непробиваемого варвара были тщетны. Ла-а-адно...
  Тем временем Медянский припарковал машину, вышел, открыл заднюю дверь и протянул ко мне руки.
  Снова захотелось пнуть.
  Подавив низменный инстинкт, позволила ему взять себя на руки и даже снова обняла его за шею, не собираясь ущемлять себя ни в чём. Если уж этот варвар решил проявить максимум благородства и героизма, то будь по сему. Но пусть даже не думает, что я так просто сдамся!
  Лифт был очень просторным и чистым. Пробежавшись взглядом по кнопкам, увидела цифру двадцать один и очень удивилась, когда он нажал всего лишь "троечку". Так низко? Однако.
  Площадка удивила меня вновь, причём прежде всего тем, что на ней была одна-единственная дверь. То есть получается, весь этаж его?! Это ж сколько там квадратов?
  В квартире, когда мужчина открыл (не запертую на ключ!) дверь, я окончательно растерялась. Это был не коридор, а пещера с тремя арками, ведущими в другие комнаты. Реально пещера! Тёмно-коричневый, почти чёрный паркет, стены отделаны камнем и даже на потолке нечто... светло каменное.
  Скинув обувь на пороге, мужчина прошел в арку, которая была прямо по курсу. Там оказался огромный зал с диваном, большим телевизором на полстены и стереосистемой. Я была аккуратно устроена на подушках, а сам он отправился обратно, пояснив, что за вещами.
  Пока "варвар" отсутствовал, я осмотрелась. В общем-то, рассматривать было практически нечего. Зал был сделан из двух комнат, в отделке также присутствовал камень и черный паркет. На полу ничего не было, но когда я ради интереса до него дотронулась, свесив руку, то констатировала - пол с подогревом. Диван, на котором я полулежала, был королевских размеров, оббит приятной на ощупь тёмно-коричневой плюшевой тканью с длинным ворсом и раскладывался в полноценное лежбище. Подушек было немного, но мне хватило. Люстры не наблюдалось, но в наличии имелись маленькие лампочки, расположенные вдоль стен. Окна занавешены светлым тюлем, тёмные шторы раздвинуты.
  В целом, как ни странно, было довольно уютно, причём не только от тёплой гаммы каменных стен, но и от приятного мужского запаха, пропитавшего помещение. Обстановка, конечно, была скудной, но, в принципе, и добавить-то нечего, если только какую-нибудь статуэтку между окон.
  - Так, сумка, кейс, мазь, обувь, пиджак, - вернувшись с вещами, бессовестный похититель присел на диван. - Придумала, что тебе необходимо из дома?
  Смерив его изучающим взглядом, поинтересовалась:
  - Как ты относишься к кошкам?
  - У тебя кошка?
  - Да.
  - Без проблем. Как твоя кошка относится к большим птицам?
  - В смысле?
  - У меня ручной ворон.
  - Реально?!
  Снисходительно усмехнувшись, мужчина обернулся и крикнул:
  - Ва-а-арр? Дома?
  Несколько секунд было тихо, а затем по паркету что-то процокало, и в арке показался большой ворон.
  - Дома, дома. Что кр-р-ричим? У нас гости? О... Пр-р-риветствую, Катер-р-рина.
  - Здрасти...
  Я вообще-то читала, что вороны очень умные птицы и некоторые из них могут заучивать слова, но это...
  С интересом и некоторым потусторонним страхом рассматривая ворона, в конце концов задала крутящийся на языке вопрос.
  - А вы простой ворон или волшебный?
  Ворон почему-то кхекнул, а варвар тихо засмеялся. Смешно, да? А вот мне нет! У меня уже шаблон по швам трещит от всего этого! Недовольно насупившись, дождалась, когда они отсмеются и потребовала:
  - Слааф, подай, пожалуйста, кейс, - получив желаемое, вынула чистый лист, ручку и старательно припоминая, что и где у меня лежит, решила не стесняться и затребовать всё необходимое. Минут через пять, перечитав и дописав пару пунктов, вручила лист мужчине. - Вот. Мне необходимо это. Всё без исключения.
  Надо отдать ему должное - ни один мускул не дрогнул на его лице, пока он читал. Хотя когда закончил, в глазах мелькал смех.
  - Будет выполнено, Катюша. Располагайся, чувствуй себя как дома, я скоро приеду. Сейчас что-нибудь надо?
  - Нет, спасибо.
  Надо, но я сама. В туалет я дойду сама!
  - Хорошо, тогда вот ещё... - вынув ещё один лист, Медянский быстро записал на него стройный ряд цифр. - Мой телефон. Если что-то вспомнишь в течение ближайших двадцати минут, позвони.
  Кивнув, что услышала, изобразила искренний интерес к эскизам, и мужчина, не став ничего добавлять, ушел. Я же, отложив бумаги в сторону, с нескрываемым хищным блеском в глазах уставилась на ворона, который за это время успел чинно дойти ближе и взлетел на жердочку у стены, которую я не сразу заметила.
  - Вар...
  - Ваарр.
  - Извините. Ваарр, откуда вы знаете, как меня зовут?
  - Я всё-ё-ё знаю... - насмешливо протянув, ворон нахохлился и стал чуть ниже, но в два раза шире.
  - А всё-таки?
  - У Слаафа спр-р-роси, он скажет.
  Гад!
  Разочарованно поджав губы, потому что допрашиваемый допрашиваться не желал и вообще изобразил чучелко, я пару минут попыхтела, но делать нечего. Видимо, придётся расплачиваться за информацию так, как хочет "влюблённый".
  И не сказать, что я категорически против, но как-то не привыкла я к подобной напористости и категоричности! Настораживает, как минимум. Как максимум - нервирует и даже немного пугает. И при этом самую капельку интригует и возбуждает немалое любопытство. И вообще! А вдруг он маньяк? Бред, конечно...
  Но а вдруг? Вкусы там специфичные, ещё что-нибудь... Всё-таки по его же словам - он не человек. Может и понятия любви и поцелуев у него тоже не человеческие?
  Ай, фантазия! Уймись уже!
  - Ваарр, где здесь туалет?
  - Я пр-р-ровожу, - открыв глаза, словно только и ждал этого вопроса, ворон спрыгнул на пол и неторопливо направился в сторону арки. Замер там, дожидаясь, когда я смогу встать с дивана, и задумчиво уточнил: - Пер-р-релом?
  - Связки порвала. Но эльф Кирилл их подлечил и сказал, что через неделю пройдёт, - ответив с намёком на диалог, снова разочаровалась в собеседнике. Ворон со знанием дела молча кивнул и мотнул головой, мол поторапливайся.
  Сильно быстро не получилось. Решив перестраховаться и вообще не наступать на ногу, я стала "одноножкой" и запрыгала в нужном направлении. И пускай соседи удивятся, что это за слон у Медянского в гостях!
  Мысленно съехидничав, я прыгала и прыгала за неторопливо идущим вороном и наконец допрыгала до санузла.
  - Спасибо.
  - Обр-р-ращайся.
  За указанной дверью (из тёмного дерева, натурального дерева!) обнаружился достаточно большой санузел, оформленный всё в том же пещерном стиле, но уже более нейтрально. На полу был всё тот же тёмный паркет, но стены были светлее и встречались витражные вставки. Из чего?
  Прыгнув ближе, присмотрелась и даже провела пальцами по рисунку. Вот так дела! Да это же натуральный камень! В смысле полудрагоценный! Оникс, если не ошибаюсь. Медовых, невероятно тёплых оттенков.
  Едва не забыв, зачем я вообще сюда пришла, нашла взглядом вполне привычный глазу унитаз и наконец сделала то, о чём подумывала пару последних часов. Вставать не торопилась, продолжив осмотр. Сантехника была дорогой, но вполне стандартной, единственное, что по цвету не белой, а бежевой, в тон стенам. Джакузи в одном углу, большая душевая кабина в другом. Да, Слаафу всё надо большое.
  Хмыкнув, встала, помыла руки, внимательно осмотрела своё отражение, тихо цыкнула на потёкшую тушь, о которой мне никто не сказал, смыла подтёки и отправилась обратно, в "большую пещеру".
  Была мысль быстренько обследовать всю квартиру, пока нет хозяина, но прыгать было не очень удобно, и я отбросила эту мысль как несостоятельную. Ничего, успеется ещё.
  Ваарр, кстати, меня дожидаться не стал - я обнаружила его на жердочке. Ворон усердно изображал спящего, хотя я заметила, как загадочно блеснули чёрные бусинки его глаз.
  Пульт от телевизора нашелся на полу возле одного из подлокотников и, устроившись поудобнее, я принялась просматривать последние новости, произошедшие в мире, достаточно небрежно пролистнув каналы культуры и моды. Сейчас там ничего интересного не было, так что моё внимание задержалось на них всего на пару секунд.
  Итак, новости.
  А нет, телефон.
  Подтянув к себе сумку, хмыкнула.
  - Да-а-а?
  - Я не поняла! Это что за новость?
  - А в чём проблема?
  - Твой мужик выгоняет меня из дома!
  - Да ладно? - новость действительно оказалась забавной, и я не удержалась от ехидной ухмылки. - И как он тебя выгоняет?
  - Физичес-с-ски! - зашипев, сестричка сорвалась на визг. - Катюха! Да что этот имбецил себе позволяет?! Я к тебе переехала жить, а не к нему!
  - Тихо-тихо, - уже с трудом сдерживая гомерический хохот, я хрюкнула в кулак и закашлялась. - Лиза, так скажи ему это.
  - Он не слушает! Дай! - заорав куда-то в сторону, сестренка совсем не по-детски выругалась, и я поморщилась. Да, это она умела. Чему бы путному научилась, так нет... - Радуйся! Твой трахарь выставил меня за порог и забрал ключи!
  - Лиза! - не стерпев, зло рыкнула. - Выражения подбирай!
  - Да пошла ты! Сестра называется! - добавив ещё пару непечатных, младшая отключилась.
  Черт!
  Раздраженно отбросив телефон, чертыхнулась уже в голос. Ситуация - дрянь. С этой балды станется сейчас куда-нибудь вляпаться. Зачем он её выставил?! Ну пожила бы там пару дней, сама бы к родителям вернулась!
  Нет, приедет, выставлю ему претензию, и пускай сам бегает, ищет её по городу!
  Смотреть новости уже не было никакого желания, настроение скатилось на отметку ниже уровня "приемлемое", и я начала недовольно рассматривать ворона. Его мои взгляды не трогали, так что я спросила вслух:
  - Ваарр, почему Слааф такой наглый и беспардонный?
  - Непр-р-равда, - отрицательно качнув головой, ворон даже не открыл глаз, словно в полудрёме продолжив: - Он пр-р-равильно сделал. У каждого свой дом. Чужие должны знать своё место.
  - Она мне не чужая, - рыкнув, добавила. - Она моя младшая сестра.
  - Лет сестр-р-ичке сколько?
  - Восемнадцать.
  - Во-о-от! - назидательно подняв лапу, ворон умудрился задрать один коготь выше остальных, словно указательный палец.
  Меня это почти не удивило. Для себя я уже решила считать его как минимум волшебным, так что всё было в порядке.
  - Что "вот"?!
  - Восемнадцать лет, а ума нет. У нас в шестнадцать свой дом уже был.
  - У кого это "у нас"?
  - У нас, - многозначительно кивнув, ворон с осуждением вздохнул. Совсем как человек. - А девке в восемнадцать гр-р-рех на шее у родни сидеть. Не учится, не р-р-работает. Иные в восемнадцать уже своих детей воспитывают, а эта ещё сама в дитё игр-р-рает.
  - И всё-то ты знаеш-ш-ш-ь! - раздраженно прошипев, я злилась не только на его осведомленность, но и на то, что по сути он был прав.
  Но это моя сестра!
  - Коне-е-ечно. Я говор-р-рил, - не заметив, а может, просто проигнорировав мой сарказм, ворон согласно кивнул. - И со знанием дела тебе говор-р-рю - успокойся. Она дур-р-рная, но не настолько. Ничего с ней не будет.
  - Уверен? - чуть остыв, всё равно очень сомневалась.
  - Знаю.
  И так уверенно он это сказал, что я поверила. И успокоилась окончательно. Немного подумала, прикинула и тихо уточнила:
  - Ты провидец?
  - Немного.
  Чуть улыбнулась, не зная, верить или нет. С одной стороны, очень хотелось. С другой - слишком уж это было невероятно. Кстати!
  - Мам? Привет. Тут такое дело... - немного замявшись, собралась с мыслями и продолжила: - Я ногу подвернула. Да, ту самую. Эту неделю у знакомого поживу. Ой, не спрашивай, пока не знаю. Ма-а-ам! - покосившись на ворона, отчетливо увидела, как он ухмыльнулся. - Я тебе по другому поводу звоню. Лиза у меня жить не будет. Так получилось. Не знаю. Надеюсь, ума хватит. Извини...
  Выслушав мамулины вздохи, искренне удивилась, когда она неожиданно буркнула:
  - Давно надо было ей от ворот поворот дать, чтобы наука была. А то взяла моду!
  - Э...
  - Ладно, давай выздоравливай. И привет там твоему знакомому. Симпатичный хоть?
  - Эм... да. Да, пока.
  Успев отключиться до того, как мама придумала кучу новых вопросов, без сил откинулась на подушки. Всё, я морально опустошена. Сейчас бы сигаретку...
  Подтянув к себе сумку, с тоской посмотрела на пачку. Курить в такой квартире было кощунственно.
  - Ваарр, здесь есть балкон?
  - Коне-е-ечно. Там, - ткнув когтём в коридор, ворон вновь спрыгнул. - Пр-р-ровожу.
  Буду крайне признательна!
  Балкон обнаружился в соседней комнате, которая оказалась ещё одним большим залом, но на этот раз с несколькими креслами и камином. Застыв перед самым настоящим(!) камином, я в ступоре подняла голову к потолку. Ага. Труба была.
  - Он рабочий?
  - Да.
  - А куда дым уходит? К соседям?
  Ворон хрипло рассмеялся, неопределенно пожал плечами-крыльями и указал крылом в сторону балконной двери.
  - Там.
  - Спасибо.
  И всё равно вопрос очень актуальный. Опять магия что ли?! Свернутое пространство? Пятое измерение? Черная дыра?! Хочу знать!
  Доскакав до балкона, обнаружила не балкон, а самую настоящую благоустроенную веранду с видом во двор. Время близилось к шести вечера, но народу было немного. Пара молодых мамочек с ребятишками, пара бабулечек на лавочке, вот и всё.
  Добравшись до дальнего кресла из ротанга, но с мягкой подушкой, я максимально удобно в нём устроилась, так что меня не было видно с улицы, и, закурив, с удовольствием затянулась. Да-а-а... Идеально.
  Хорошо быть богатым. Наверное, я когда-нибудь тоже куплю себе квартирку побольше и обставлю её согласно своему вкусу. Моя двушка была со свежим ремонтом и моим собственным дизайном, но он был несравним с ремонтом и дизайном Слаафа. Всё-таки его уровень был намного выше.
  Намного.
  Стряхнув пепел в заранее выдранную из блокнота бумажку, поморщилась. И вообще, почему он решил, что влюблён? Мы с ним знакомы сутки, чуть больше. Я в свою очередь его даже не рассматривала с такой стороны. Но видимо придётся.
  Впереди целая неделя...
  Незаметно выкурив одну сигарету, тут же закурила вторую. Всё-таки я немного нервничала. Меня никогда не ставили перед подобным фактом.
  А если он разочаруется? Он ведь меня совсем не знает, а характер у меня не сахар. А у него самого? Черт!
  - Та-а-ак... курим, значит.
  Вздрогнув от неожиданности, когда от дверей раздался раздраженный бас хозяина квартиры, подняла на него задумчивый взгляд. Мужчина был явно недоволен, но я не собиралась отказываться от своей безусловно вредной привычки лишь ему в угоду. Моя привычка. Меня она устраивала.
  - А ты не куришь?
  - Нет. И тебе не советую. Это очень вредно, - подойдя ближе, мужчина наклонился, видимо думая, что я отдам ему сигарету, но я отвела руку в сторону. - Катерина?
  - Да, я знаю о вреде курения, - не собираясь уступать в этом, я выдержала его недовольный взгляд. - Но меня это успокаивает и помогает выстроить логическую цепочку рассуждений. Три сигареты в день - моя норма. Редко, когда больше. И ещё я пью.
  Добавив уже из вредности, заработала ироничную усмешку.
  - Чего и сколько?
  - Кофе с коньяком по утрам в выходные, бокал сухого красного по пятницам и пару бокалов шампанского по праздникам, - не став уточнять, что пару раз напивалась в хлам, но по существенным поводам, сдержанно улыбнулась.
  - Хорошо. Учту, - кивнув на полном серьезе, Слааф уперся плечом в стену и сложил руки на груди. - Тебе сестра звонила?
  - Да. Зря ты так.
  - Совсем нет. Или ты разрешала ей приводить гостей?
  - Гостей? - поворот оказался неожиданным. - Она была не одна?
  - Да. С парнем.
  Черт! Я, конечно, знала, что сестричка далеко не ангел, но это уже верх наглости! Если бы я сама застала её у себя дома с парнем, я бы вообще её с лестницы спустила! Пускать чужих в мой(!) дом! В мою берлогу! Без моего разрешения!!!
  - В общем, я слегка превысил полномочия, но мне показалось это правильным.
  - Спасибо, - невесело улыбнувшись, тяжело вздохнула.
  Он подгадал идеальный момент и, вновь склонившись, ловко выдернул из моих пальцев остатки сигареты.
  - Слааф! - возмущение было не очень ярким, потому что в принципе я её почти докурила, да и она уже была не первой, но всё равно неприятно.
  Я не маленькая и сама решаю, каким пагубным привычкам поддаться.
  - Да?
  - Не надо так делать, - тихо буркнув, потому что громко это делать не хотелось, тяжело вздохнула.
  Ну вот как ему объяснить, что я обладаю правами делать что хочу и когда хочу? Как сделать так, чтобы это не просто прозвучало, но и дошло до него?
  
  Глава 8
  
  - Катюша, я, конечно, могу прочитать тебе развернутую лекцию о том, как именно сигареты влияют на организм будущей матери, но не буду. Уверен, ты всё знаешь сама. Давай лучше договоримся, - мужчина изъял у меня и листок с пеплом, а затем вновь оперся на стену. - Пока ты у меня дома - не курить.
  - Боюсь, я не смогу.
  - Я помогу.
  Его самоуверенное заявление позабавило, но если я усмехнулась, то он в свою очередь был чрезвычайно серьезен.
  Мда.
  Такой поможет. Свяжет и всё.
  Прочь фантазия!
  - Каким образом?
  - Как ты сказала немного раньше - сигареты помогают тебе успокоиться и привести мысли в порядок. Верно?
  - Да.
  - С этим прекрасно справляются чаи с определенными сборами трав. Гидромассаж, ванны с аромамаслами. Элементарный массаж плеч и шеи.
  Понятно. Начинаются намёки. Которые совсем не намёки.
  - Хорошо, я подумаю, - не собираясь спорить с "бессовестным похитителем", соглашаться на его предложения я тоже не торопилась.
  Посмотрим. Время покажет, насколько сильна во мне тяга к табаку. Может, и продержусь недельку, пока у него в гостях.
  - Ты всё привёз из списка?
  - Абсолютно. Кое-что было нелегко найти, но я справился.
  - Норри тоже привёз?
  - Твою кошку? Да, она знакомится с квартирой. Кстати, тебе бы тоже не помешало. Идём?
  - Да, не откажусь.
  Я успела лишь подумать о том, что устала скакать, а он уже брал меня на руки, словно так и надо было. Немного сконфуженно вздохнув, временно смирилась. Для меня это было оптимальным решением. Даже можно сказать тайной мечтой. И уже если ему это не в тягость, а наоборот, в радость, то я не против.
  Кстати, а в радость ли ему это?
  Чтобы не выдумывать на пустом месте, пока он нес меня с балкона в пещеру с камином, я тихо поинтересовалась:
  - Тебе не тяжело?
  - Нет, ты лёгкая.
  А...
  Скептично хмыкнув, не стала спорить. Ему виднее.
  - Итак, знакомься. Мой каминный зал, - встав в дверях, мужчина кивнул на камин. - Можно было и поскромничать, но я решил, что не стоит. Люблю осенними и зимними вечерами посидеть перед камином с хорошей книгой. Любишь читать?
  - Да, очень.
  Но в последнее время читаю достаточно специфичную литературу. И то, что написала сама. На остальное времени элементарно не хватало.
  - Это хорошо, - подойдя к стене, Слааф что-то незаметно нажал, и камень радужно замерцал, спустя пару секунд превратившись в книжные полки.
  Во всю стену!
  Ого!
  Я смогла лишь шокировано выдохнуть. Затем покосилась на довольного произведенным эффектом мужчину и с подозрением уточнила:
  - Магия или технология?
  - Техномагия. Правда забавно?
  - Очень!
  Я прекрасно поняла, что он меня подзуживает и делает всё, чтобы я начала задавать вопросы. А вот не буду! У меня их и так уже чересчур много, устану расплачиваться.
  Кстати...
  - А оплата за ответы только поцелуями? - поинтересовавшись вроде как невзначай, в этот момент я принципиально не смотрела на "умного варвара", предпочитая рассматривать корешки книг.
  - Рассмотрю все альтернативные варианты, - ухмыльнувшись, причем так довольно, словно только и ждал этого вопроса, Слааф отправился дальше. - Но сама понимаешь, предпочтение будет отдано тем, что так или иначе будут связаны с прикосновениями. Тебя ко мне.
  Какая интересная формулировка! Надо будет запомнить.
  - Обычные прикосновения? - прикинувшись дурочкой, посмотрела ему в глаза, ожидая ответа. При этом я очень старалась, чтобы мой взгляд был как можно более невинным. Практически ангельским.
  Он на это не повёлся, едва уловимо хмыкнул и отрицательно мотнул головой.
  Жаль.
  Более подробно расспрашивать я не решилась сама, прекрасно понимая, что дразнить мужчину, при этом находясь у него дома, да ещё и у него на руках, будет глупо.
  После каминного зала мы отправились дальше и, мимоходом отметив, что за следующей дверью санузел, где я уже была, Слааф занес меня в кабинет. То, что это именно кабинет, было понятно сразу. Строгая, стильная обстановка, большой рабочий стол, несколько полок с документами, ноутбук и большое хозяйское кресло.
  - Как можешь сама догадаться - мой кабинет.
  Там мы сильно не задержались, как и в кладовке, куда меня даже не стали заносить.
  Следующим помещением, которое поразило меня своими размерами, стала кухня, совмещенная со столовой. Это были уже полноценные три комнаты, лишь слегка зонированные барной стойкой. Одну большую комнату целиком и полностью занимала кухня как таковая. Огромный холодильник, разделочные столы, плита с керамическим покрытием на шесть конфорок, духовой шкаф и множество шкафчиков под посуду и прочие кухонные принадлежности.
  Меня аккуратно устроили в мягком кресле, которое стояло у барной стойки, и пока я рассматривала столовую с её основательным столом на двенадцать персон, Слааф отправился к холодильнику.
  - Проголодалась? Может, чай или что-нибудь покрепче?
  - Сегодня всего лишь среда, - не собираясь пить рядом с тем, кто только и ждет, чтобы я расслабилась, отрицательно качнула головой. - Ты сам готовишь?
  - Редко. Три раза в неделю ко мне приходит женщина. Готовит, прибирается. В основном сам себе только завтраки готовлю да кофе варю, - вынырнув из холодильника с половинкой ягодного пирога, мужчина коварно улыбнулся и одним взглядом предложил мне угощение. - М?
  Коварный соблазнитель!
  И хотела бы отказаться, но...
  - И кофе, пожалуйста.
  - Я знал! - радостно улыбнувшись, Слааф поставил блюдо на барную стойку и занялся варкой кофе. - Катюша, не красней. Я очень рад, что ты не отказываешься от нормальной еды, как многие твои худеющие сверстницы. Хорошего человека должно быть много!
  Судя по нему, он вообще идеальный.
  Тихо хмыкнув, не стала ничего отрицать. Кому-то нравятся стройняшки, кому-то пухляшки. На вкус и цвет, как говорится.
  Пока я думала о том, что такими темпами и с таким "кормильцем" я тоже совсем скоро стану ну о-о-очень хорошей, Слааф сварил кофе, и по комнате поплыли соблазнительные ароматы.
  - Сахар, сливки?
  - Сахар.
  - Прошу, - выкатив из-под стойки небольшой столик на колесиках, мужчина в два счета накрыл на двоих, а затем с удовольствием занял кресло напротив. - Может, коньячку? За знакомство.
  - Нет, спасибо.
  Прищурившись, когда я вновь отказалась от спиртного, мужчина пару секунд внимательно меня рассматривал, а затем со смешком уточнил:
  - Ты меня опасаешься или себя?
  У кого-то завышенная самооценка, я смотрю.
  Скептично приподняв бровь, я решила не ходить вокруг да около.
  - Слааф, почему ты думаешь, что одного твоего заявления о том, что ты в меня влюблен, достаточно, чтобы я влюбилась в тебя в ответ? Может быть, я тебя огорчу, но это не так. По моему мнению, ты ведешь себя несколько эгоистично, забывая о том, что я знаю тебя второй день, и не как мужчину, а как заказчика.
  - Злючка, - осуждающе качнув головой, хозяин квартиры был настроен благодушно и спокойно перенес мои слова. - Да, я всё понимаю. Мне даже, наверное, слегка неловко...
  Ну, это он уже приукрасил. Его сияющие глаза говорят об обратном.
  - Но я ведь веду себя корректно, верно?
  - Ущемляя мою свободу? - не удержавшись от подначки, откусила кусочек пирога и блаженно прикрыла глаза.
  Вообще, с ним было неожиданно уютно. И этот разговор-пикировка был не злым, а скорее расставлял некоторые акценты, которые стоило озвучить.
  - Ну да, вот такой я тиран.
  В этот момент я была искренне рада, что не успела отпить, иначе кофе вышел бы носом.
  - Шутить изволите, Вячеслав Давидович?
  - Совсем нет, - мужчина широко улыбнулся, противореча собственным словам, и прикрыл улыбку кружкой. - Понимаешь... - отпил, прикрыл глаза, помолчал. - Сложно всё. Чтобы ты поняла суть и подоплёку, необходимо очень многое рассказать. Проблема в том, что ты можешь принять меня за сумасшедшего и некоторые вещи понять не так, как бы мне хотелось. Вторая проблема в том, что ты слегка иначе воспитана, да и знаешь чрезвычайно мало. Ты ведь человек.
  И так загадочно глянул, что я моментально насупилась. Ну, подумайте только! Вообще-то человек звучит гордо! И никогда раньше я этого не стеснялась.
  - И что? Ты мне ничего не расскажешь?
  - Расскажу. Постепенно, - не став отнекиваться, Слааф кивнул. Снова отпил и как самый настоящий чеширский кот ухмыльнулся. - А ты сама спросить не хочешь?
  - Нет, - решив не вестись на провокацию, я беспечно пожала плечами. - Сейчас меня интересуют немного иные вещи. Например, работа. Где я буду работать?
  - То есть вот так, да? - недовольно отставив кружку на столик, мужчина немного подался вперед, устроив руки на коленях и вновь став похожим на хищника, приготовившегося к броску. - Катюша, я не шучу. И если уж на то пошло, то знаешь... А ну его, этот клуб.
  Всё веселье как рукой сняло.
  И судя по его хмурому взгляду, он не шутил.
  - Погоди... - отставив кружку, немного растеряно протянула. - То есть ты разрываешь договор? На каком основании?
  - А без основания. Передумал.
  Стало обидно. Безумно обидно. Чуть ли не до слёз.
  - Это подло, - голос едва не сорвался, но я сдержалась.
  Очень хотелось психануть и уйти, но уйти я не могла. Только упрыгать. И сомневаюсь, чтобы мне это позволили сделать.
  - Почему? Если ты не хочешь общаться со мной только потому, что у тебя, видите ли, работа и я твой работодатель. Я в свою очередь очень хочу с тобой общаться не в этом качестве и просто не вижу другого выхода.
  - И тебя совсем не останавливает то, что из-за твоего отказа моя репутация специалиста будет под угрозой? - зло сжав пальцы в кулаки, остро жалела о том, что не могу в него ничем бросить.
  Почему-то разговоры с ним раз за разом вызывали во мне необъяснимую агрессию и самые низменные порывы.
  - Хочешь, я куплю тебе собственное дизайнерское агентство?
  - Нет, - отрезав, высокомерно фыркнула. - Знаешь, наверное, тебе кажется, что ты поступаешь очень великодушно, но у меня сейчас почему-то такое ощущение, что ты меня элементарно покупаешь. Мне, наверное, должно быть лестно, что я так дорого стою... Но мне не лестно. Мне противно. Спасибо за пирог, Вячеслав Давидович. Раз уж я больше на вас не работаю, то мне пора.
  Я успела встать и прыгнуть два раза.
  Третий прыжок оборвался в самом начале, и я ожидаемо оказалась в его крепком захвате. В ожидаемом, но неприятном. Не став вырываться и орать, я молча подняла на него лицо и вопросительно приподняла бровь. Он в ответ нахмурился, но тоже ничего говорить не торопился.
  Так и стояли мы...
  - Дур-р-раки, - констатировал зашедший на кухню Ваарр, за которым охотничьей поступью кралась Норри. - Слааф, отпусти даму, р-р-ребра сломаешь. Катер-р-рина, ты не пр-р-рава. И теперь пр-р-рисели и послушали умного меня.
  Хмыкнув, я не стала сопротивляться, когда Слааф усадил меня обратно в кресло и сам тоже вернулся на место.
  Ворон тем временем взлетел на барную стойку и начал по ней задумчиво прохаживаться.
  - Итак, во-пер-р-рвых. Слааф, Катер-р-рина пр-р-рава. Непор-р-рядочно это. Свои слова необходимо сдер-р-рживать. Тебе важен клуб, Катер-р-рине важна работа. Мой тебе совет - оставь всё, как есть, и не гор-р-рячись, - достаточно сурово отчитав мужчину, ворон пронзительно глянул на меня, и я моментально насторожилась. - Во-втор-р-рых, Катер-р-рина ты не пр-р-рава. Слааф тебя не покупает. Он хочет сделать пр-р-риятное, но не знает как. Ты как колючка какая. Р-р-расслабься. Довер-р-рься. Оставь пр-р-рошлое в прошлом. Слааф не такой.
  И с таким знанием дела на меня посмотрел, что стало откровенно неуютно. Неужели он знает? Или догадывается? Вот уж чего не хотелось бы!
  После выговора птицы стало неловко. В помещении вновь повисло напряженное молчание.
  - И я бы пр-р-редложил выпить. За знакомство, - махнув крылом, словно заправский тамада, Ваарр сделал это так комично, что я не удержалась и прыснула. - Вот! Смех - пер-р-рвый шаг к взаимопониманию. Пр-р-ринимаю заказы.
  Ладно, его взяла.
  Всё-таки с буфером в виде говорящей птицы будет спокойнее, чем наедине с "влюблённым варваром". Подхватив на руки подошедшую Норри, согласно кивнула, что не прочь чуть-чуть выпить за знакомство и, так и быть, слегка забыть, что я не женщина, а наёмный работник, к тому же слегка похищенный.
  - Сухого вина, если есть.
  - Есть.
  Слааф тоже повеселел и спустя всего несколько минут кружки и остатки пирога были убраны, а на столике появились бокалы и профессионально нарезанные фрукты, сыр да копченое мясо. Вот так сервис!
  Пока я ошалело осматривала резво заполняемый вкусностями столик, появились и коробка конфет "вишня в коньяке", и вынутая из буфета бутылка вина.
  С подозрением покосилась на мужчину, но промолчала.
  Но не он.
  - Что?
  - Создается впечатление, что меня ждали и готовились. Или у тебя всегда так разнообразно в холодильнике?
  - Вообще-то обычно продуктов ещё больше, - смущенно почесав кончик носа, Слааф неопределенно пожал плечами и словно нехотя добавил. - Я много ем. Люблю разнообразие.
  - Нет-нет, всё хорошо, - с некоторым извращенным удовольствием рассматривая смущенного тирана, я решила ещё немного понаглеть. - А давайте перейдем в гостиную, там, где диван мягкий. Так ногу вытянуть хочется...
  - Болит? - моментально подобравшись, мужчина нашел взглядом перебинтованную лодыжку.
  - Чуть-чуть тянет.
  В гостиную мы перебрались в два счета.
  Было немного смешно и умильно. Он действительно чувствовал себя виноватым и очень хотел сделать мне приятное.
  И, черт возьми, гори оно всё синим пламенем! Мне действительно было приятно. Будем знакомиться ближе!
  На разложенном диване оказалось невероятно много места, как я и подозревала, так что мы без труда на нём расположились. Слааф принёс откуда-то ещё несколько подушек, так что комфорт был максимальным. Единственное, за чем стоило проследить - это за подолом платья, который так и норовил задраться намного выше положенных приличий.
  Музыку мы выбрали вместе и помещение наполнили звуки саксофона.
  - Итак, за знакомство, - разлив густое, тёмно-бордовое вино по бокалам, мужчина передал один мне, а второй взял сам.
  Ваарр вновь устроился на жердочке, Норри предпочла лечь у меня в ногах, так что можно сказать, что все были на местах.
  - За знакомство.
  Тонкое стекло едва слышно тренькнуло, и я, чуть прикрыв глаза, отпила. Очень вкусно. Вновь прошлась задумчивым взглядом по комнате и остановила его на Слаафе.
  - У меня созрел вопрос, - мужчина с трудом удержал губы от улыбки, но глаза выдали его с головой. В них замерло предвкушение. - По работе.
  Разочарование было столь явным, что я не удержалась и хихикнула.
  - Вредина, - качнув головой, он хмыкнул. - Что такое?
  - Кто тебе делал квартиру? Это ведь всё тот же пещерный стиль, который ты хочешь воплотить в клубе. Почему ты не стал работать с ним, а решил нанять нашу фирму?
  - Квартиру делали без дизайнера, и в ней собраны разные стили, - пожав плечами, мужчина пояснил. - Я пытался понять, что хочу, и подбирал материал сам, но мне кое-что уже не очень нравится. Допустим, цвет пола. Немного не тот оттенок. Может, освещение виновато... Не знаю, но чего-то не хватает. Как думаешь?
  С удовольствием подхватив близкую мне тему, я отпила ещё и первым делом махнула рукой в сторону окон.
  - В помещении слегка пустовато. Мебели больше не надо, однако небольшой декор не повредит. Между окон буквально просится какая-нибудь затейливая статуя, причем довольно большая. Может быть, даже друза. Да, почему бы и нет? Аметист или агат очень красивы в разрезе. Не меньше метра. М?
  - Интересная мысль.
  - И я бы освежила стены каким-нибудь ползучим растением. Плющ, например. Любишь растения?
  - Равнодушен.
  - Подушки более сочных оттенков, чтобы были яркие пятна. Можно тюль с радужным рисунком. Но неброским.
  - Хм... - мои многочисленные советы заставили Слаафа серьезно задуматься, а затем он кивнул. - Да, можно попробовать. Поможешь?
  Иронично приподняв бровь, хмыкнула.
  Он понял мой молчаливый намёк и тоже усмехнулся.
  - Твоя цена?
  - Ответы.
  - Не-е-ет, не согласен. У ответов уже есть цена, и она иная. Не обсуждается, - погрозив мне пальцем, мужчина чуть долил вина, и я с удивлением обнаружила, что до этого в бокале было почти пусто. - Катюша, я готов заплатить деньгами, ответной услугой или собой. Выбирай.
  - Какое заманчивое предложение! Даже и не знаю, что выбрать, - не став скрывать иронию, покачала головой.
  Отпила ещё и почему-то подумала, что уже слегка захмелела. Со ста граммов вина? Что-то тут не то...
  - Можешь пока подумать, время ещё есть, - великодушно кивнув, тоже отпил, отставил бокал в сторону и потянулся.
  Мышцы завлекательно заиграли под чёрной футболкой, и я не удержалась - залюбовалась. Всё-таки он был невероятно фактурен.
  - Так, по поводу работы, пока не забыл, - вернувшись в исходную позицию, то есть сидячую на полу в позе лотоса, Слааф неожиданно поинтересовался. - В какой позе ты любишь рисовать? Сидя, лёжа, стоя?
  - Видел мой кабинет? - дождавшись кивка, со смешком продолжила. - За рабочим столом, как все нормальные люди. Порой приходится рисовать по полдня, и поверь, лёжа это неудобно.
  - Хорошо, тогда займешь мой кабинет.
  - А ты?
  - А я всё равно в нём больше пока не работаю. Раньше, когда управлял одной крупной компанией, то, бывало, и на дом работу брал, но сейчас это неактуально.
  - Да, кстати, а чем ты сам будешь заниматься?
  - М-м-м... - задумчиво прищурившись, он предпочел спрятать широкую улыбку за бокалом. Отпил, помедлил... - Честно?
  - Конечно.
  - Буду пытаться удержаться от приставаний.
  И почему я не удивлена его ответом? И смешно, и грешно. Взрослый мужик, а шуточки, как у студента.
  - А кроме этого?
  - Да так, по мелочи. Если ты намекаешь на работу, то нет, сейчас я, так сказать, безработный. Единственное, что нужно будет ежедневно ездить в клуб, проверять, как идут черновые работы по перепланировке. А так я в твоём полном распоряжении.
  Это-то и пугает.
  Коньяк из конфеты терпкой горчинкой растекся по гортани, и я покатала по языку вишенку. Вообще ситуация яснее ясного. Сейчас меня максимально мягко склоняют в любовницы, причём создавая всевозможные условия и комфорт.
  Что меня смущает?
  Шумно выдохнув, с лёгкой грустью посмотрела на удивлённого моей реакцией Слаафа.
  - Тебя что-то смущает?
  Да, мишутка. Меня всё смущает. Ты притащил меня в свою пещеру, заявляешь, что никуда мне от твоей любви не деться, и ещё удивляешься, что меня смущает. Нет, надо ещё выпить.
  Молча протянув ему вновь пустой бокал, твёрдо кивнула, когда он удивлённо приподнял бровь.
  - Ты решила напиться?
  - С полбутылки сухого?
  - У меня ещё пять есть.
  Фыркнув, не удержалась от улыбки. И кто тут что решил?
  - Нет, Слааф, напиваться я не собираюсь. Скажем так, я слегка нервничаю и недоумеваю. Курить ты мне не разрешаешь, чай пить вроде как неуместно, ванну принимать с моей травмой будет не очень удобно, значит, будем расслабляться и сбрасывать неловкость максимально доступным способом.
  - Я ещё массаж упоминал, - с воодушевлением добавив, он ещё и кивнул, словно я могла не расслышать.
  - Да, я помню, - поблагодарив его кивком, словно ученика, правильно ответившего на вопрос, я мысленно хихикнула и с абсолютно недрогнувшим лицом продолжила. - Так вот, нервничаю и недоумеваю я от недостатка информации, думаю, ты это прекрасно понимаешь. Ну и ко всему прочему меня очень смущает стремительность твоих действий, да и ты сам. Молодой, богатый, очень интересный на внешность мужчина и вдруг... я.
  - Ты? Ты очень красива. Зря ты так, - оскорбившись, причём очень сильно, варвар недовольно поджал губы. - Или ты намекаешь на то, что ты не так богата, как я?
  - Допустим.
  - Знаешь, меня воспитывали так, что женщина вообще не должна работать ради того, чтобы себя прокормить. Женщину должна обеспечивать семья. Сначала родители, затем муж. И если тебе интересны мои мотивы и моя пугающая к тебе тяга, то разовью мысль словами, если тебе так будет проще, - Слааф чуть улыбнулся и отпил. - В тебе в идеальных пропорциях сочетаются такие влекущие меня вещи, как гибкий ум, творческая натура, уравновешенный характер, открытая к новому и необычному душа, а также просто потрясающая фигура.
  Черт, надо записать! Никогда столько приятных слов в свой адрес не слышала, и всё в одном предложении!
  - И я даже не стану скрывать, что вчера просто потерялся в... - он снова прикрылся бокалом, лишь глаза остановились на том самом месте, где он потерялся вчера. На моей груди.
  Ну, это не новость. Но, как ни странно, очень подкупала его честность. Просто безумно.
  А может, это вино дало такой эффект...
  - И лишь твои удивительные глаза могут соревноваться в очаровании с твоей потрясающей фигурой.
  Всё, я сейчас покраснею. Смущенно потупившись, я не представляла, как реагировать на столь бурный поток комплиментов. Он был не первым, кто меня ими одаривал, но почему-то именно сейчас они были безумно приятны. Просто ужас, как приятны!
  - И знаешь, мне безумно жаль, что я не умею выражать свои эмоции более стройно. Если бы я только мог, я бы написал тебе стихи. Или картину, - в его взгляде действительно было столько досады, что я почувствовала, как краснеют кончики ушей. Правы были все, кто утверждал, что женщины любят ушами. Мне было ужасно неловко, но какой-то частью своей цинично-скептичной души я желала, чтобы он продолжал. И никогда не останавливался! - Хотя подожди!
  М?
  Вскочив на ноги, он сбежал в коридор и спустя всего несколько секунд вернулся с телефоном.
  - Замри.
  Замерла.
  Сработала вспышка фотокамеры, он проверил результат и удовлетворённо улыбнулся.
  - Отлично!
  - Дай посмотреть.
  - О, нет!
  - Эй! - отказ возмутил, но он лишь счастливо рассмеялся и снова ушел.
  Вернулся уже без телефона, но со второй открытой бутылкой. Зачем? Мы что, уже...
  Найдя взглядом первую, удивлённо взметнула брови. Да, первую мы уже выпили. Ну мы и пить! Так недалеко и до безумств.
  Хотя-я-я...
  Если он скажет ещё что-нибудь в том же ключе, то я в принципе готова задать ему пару вопросов и даже за них расплатиться. Ошалев от своих нескромных мыслей, неосознанно задержала взгляд на его губах. Почему-то они показались мне такими привлекательными в этот момент...
  - Катюша?
  Очнувшись от его вопроса, прозвучавшего слишком близко, сморгнула. В этот момент перед глазами пронеслась та самая эротическая сцена, где присутствовали камин со шкурой и варвар. И я.
  Ох, батюшки! Кажется, у меня в мозгах передоз эротичных фантазий!
  - А?
  - Всё хорошо?
  - Да, - судорожно кивнув, облизнула губы. - Да, задумалась. А! Почему мне нельзя посмотреть фото? А вдруг я там нехорошо получилась?
  - Поверь, ты там получилась идеально, - вновь устроившись прямо на полу, мужчина протянул руку за бокалом и налил, когда я его приблизила. - Так вот... На чем мы закончили?
  Фыркнув, напомнила:
  - Я прекрасна, спору нет...
  - Точно! - с энтузиазмом приподняв бокал, мужчина провозгласил тост. - За тебя, прекрасная Екатерина. За судьбу, которая одарила меня своим вниманием и позволила познакомиться с тобой.
  Льстец. Но мне приятно. Как же мне приятно!
  
  Глава 9
  
  После тоста мысли потекли окончательно не туда, и я поняла, что мои принципы сегодня будут глобально пересмотрены. И может, я потом пожалею, но сейчас он слишком соблазнителен, чтобы я отказала самой себе. И соблазнителен он не только словами и внешностью, но прежде всего поступками и той самой загадочностью, которая успела вокруг него сгуститься до невероятных пределов.
  - Слааф, мы не до конца обсудили некоторые рабочие моменты и не досмотрели твою квартиру, - пока разум был ещё в сознании, я решила уточнить некоторые детали.
  - А что по работе?
  - Если уж так получается, что я буду работать у тебя дома и в твоём кабинете, то я предпочла бы делать это после обеда и до позднего вечера.
  - Без проблем.
  - И в эти моменты меня лучше не отвлекать. Совсем.
  - Хорошо, - согласившись и с этим, причём моментально, он лишь уточнил. - Ты сова?
  - Да, вечером и ночью мне работается лучше, чем утром. И ещё... - отпив для храбрости, максимально ровно поинтересовалась. - Где я буду спать?
  Его ухмылка, медленно, но верно расплывающаяся на губах, сказала больше слов. Я поддаваться не собиралась и всё ждала ответа, всем своим видом давая понять, что это не мой вариант. Он всё тянул, многозначительно улыбался и сверкал глазами, но я лишь отпила ещё и приподняла бровь.
  И наконец он не выдержал первым. Вздохнул, развел руки в стороны и покаялся:
  - Катюша, так уж исторически сложилось, что в этой квартире имеется всего одна кровать.
  Учитывая то, что каялся он, ухмыляясь, я поняла, что он уже в самом начале планировал закончить этот вечер в одной кровати. Недовольно прищурилась и смерила его укоризненным взглядом. Затем хмыкнула и провела рукой по мягкому ворсу дивана.
  - Хорошо, меня устроит этот диван. Надеюсь, плед найдётся?
  - Катюша, ты меня убиваешь!
  - М?
  - Мне воспитание не позволит устроить гостью на диване. Издревле заведено предлагать гостям самое лучшее.
  Ага. Себя.
  Улыбнувшись, отпила. И всё-таки он очень забавный.
  - Ничего-ничего, не переживай. Я девушка не привередливая, обойдусь малым.
  - Неа, - категоричность его тона зашкаливала, так что улыбка окончательно поселилась на моих губах. - Катерина, я ж спать спокойно не смогу, если буду знать, что ты так страдаешь.
  - Я постараюсь не страдать.
  Ровное выражение продержалось на моём лице не больше секунды. Он смотрел так возмущенно и одновременно так проказливо, что я не выдержала и расхохоталась уже в голос. И всё-таки вино оказалось очень ковар...
  - Черт!
  А ещё его в моём бокале было столько, что хватило залить всю грудь. Вроде и держала аккуратно, но всё равно умудрилась на себя опрокинуть.
  - Девушка, да вы пьяны, - умудрившись со смешком попенять мне на мою неуклюжесть, мужчина тут же начал действовать. Забрал у меня пустой бокал и взамен дал пачку салфеток, которые предусмотрительно лежали на одной из нижних полочек столика. - Переодеваться будешь?
  - Конечно! - максимально собрав вино с платья, поёжилась от неприятных ощущений на коже груди. Я умудрилась пролить столько, что вино проникло и под бюстгальтер. Черт! - Где мои вещи?
  - Что именно?
  - Домашняя футболка и легинсы.
  - Секунду, - снова отправившись в коридор, мужчина вернулся со спортивной сумкой, которая также была в списке, и из её недр тут же появилось желаемое. - Помочь?
  - Нет, я сама. Полотенце влажное можно?
  - Без проблем, - ещё через минуту мне вручили и полотенце.
  Выгонять из комнаты хозяина было не слишком вежливо, так что я обошлась просьбой отвернуться, которую мужчина без пререканий выполнил.
  Ну вот и всё. Сняв платье и лифчик, аккуратно положила их на пол, затем протерла испачканные места полотенцем, снова мысленно удивившись своей косорукости, и наконец надела голубую футболку и синие трикотажные легинсы. Критично осмотрела "верх", констатировала, что выгляжу неприлично, но о запасном бюстике я как-то не подумала, а надевать мокрый желания не было.
  - Слааф, я переоделась. Надо бы вещи прополоскать... - всё бы ничего, но я уже начала переживать о том, что не смогу допрыгать до ванной сама. - Донесешь меня до раковины?
  - Не переживай, я сам.
  - Вот уж нет! Ещё моё белье ты не стирал!
  - Не стирал, ты права, - улыбнувшись, он вздохнул и покачал головой. - Ладно, идём. Какой у нас сегодня насыщенный вечер.
  Да уж. Даже не поспоришь.
  К счастью постирушки закончились у нас без эксцессов, и через двадцать минут, когда Слааф всё-таки забрал у меня прополосканные вещи, в том числе и полотенце, чтобы развесить их в кладовке, где, как он сказал, была специальная растяжка для сушки вещей, мы вернулись в гостиную.
  Естественно, я передвигалась не сама, а у него на руках.
  Пока мы пили, болтали, стирали, как-то неожиданно стемнело, и Слааф включил свет, но не во всей комнате, а лишь рядом с диваном, так что теперь мы оказались в романтичном полумраке. Накатила неожиданная неловкость, но тут мужчина решил проявить небольшую инициативу и подойдя к дивану, сел на него сам, так и не отпустив меня с рук.
  На мой удивлённый взгляд лишь широко и обезоруживающе улыбнулся, словно всё так и надо было. А может, и правда так и надо?
  - Ещё вина?
  - О, нет, пожалуй, хватит, - со смешком отказалась, чуть прищурилась, рассматривая его лицо, ставшее ещё более "варварским" в вечерних тенях, помедлила, не решаясь приступить к более активным действиям...
  Но любопытство было сильнее стеснительности и нерешительности.
  - И всё-таки, какой ты расы?
  Отвечать он не торопился. Сидел, смотрел... И выражение лица у него при этом было очень странное. Недоверчивое и одновременно с этим чуть смущенное.
  - Слааф?
  - Я с предисловия начну, хорошо?
  - Да, - слегка удивившись, кивнула.
  - Ты читала Толкиена?
  - Да, конечно.
  - То есть знаешь, что кроме людей бывают и иные расы.
  - Ну-у-у... да.
  - И это не вымысел.
  - Ну, судя по Кириллу, да. Только не говори, что ты тоже эльф!
  - Нет, я не эльф, - хмыкнув, Слааф наконец признался. - Я гном. По отцу.
  - Кто-кто?! - мои глаза наверняка были идеально круглыми. - Гном? Ты?
  - Да.
  И взгляд такой честный-честный.
  - Погоди, - у меня же сейчас резко рушился привычный мир. Точнее, классическое представление о гномах. - Поправь меня, если я ошибаюсь. Гномы - это такие невысокие бородатые толстячки, обожающие эль, золото и подраться.
  - Точно.
  - Тогда ты не гном.
  - Я же говорю - по отцу. Вот он и его брат - чистокровные гномы. Ты их видела, кстати. Утром, в офисе.
  - Э... да. Верно, - в памяти всплыли образы двух мужчин, которые как раз таки идеально подходили под описание классического гнома. Невысокие, плотные, с густой растительностью на лице. - Понятно. А кто у тебя мама? Человек?
  - Нет, - и столько озорства было в его глазах, что я окончательно растерялась. - Она орчанка. Но не как у Толкиена, а немного другая.
  Ага...
  Так, что-то у меня в мозгах перегруз.
  И рада бы не поверить, но повода усомниться в его словах не было.
  - Значит, ты полуорк, полугном?
  - Да.
  - Маг?
  - Отчасти.
  - Это как?
  - А это уже второй вопрос... - его белозубой, предвкушающей улыбкой можно было освещать самые мрачные пещеры. - На который я отвечу только тогда, когда ты расплатишься за первый.
  - Да без проблем, - резко подавшись вперед, что было совсем несложно, так как мои руки до сих пор были у него на плечах, я на секунду прижалась к его губам, звонко чмокнула и тут же отстранилась.
  О, этот обиженный взгляд! Это стоило запечатлеть на века!
  - Катерина!
  - Да?
  - Между прочим, я ответил развернуто.
  Хихикнув, уточнила:
  - То есть, следуя твоей логике, я должна была развёрнуто поцеловать? Может, ещё и с предисловием?
  - Ковар-р-рная женщина! - шутливо и одновременно восхищенно рыкнув, он сам подался ко мне и прежде чем показать, что именно он имел в виду, шепнул прямо в губы. - Да!
  Это было... необычно.
  Мягкие и одновременно твёрдые губы. Тёплые, даже горячие. Настойчивые, но тактичные. Вкус-с-сные... Кажется, меня даже током ударило в какой-то момент, но я, вместо того чтобы испуганно отстраниться, наоборот, чуть приоткрыла губы, позволив его языку скользнуть внутрь, и окончательно растворилась в потрясающих ощущениях.
  - Кар-р-р...
  Ой!
  Дёрнувшись от насмешливого напоминания о том, что мы здесь не одни, я диким взглядом уставилась на мужчину. Он в этот момент выглядел примерно так же, как я себя ощущала. Господи, вот это поцелуй! Да я сама себя позабыла!
  Пока я пыталась отдышаться и разжать пальцы, сжимающие ворот его футболки, Слааф недовольно глянул на Ваарра и шумно выдохнул. Затем перевел взгляд на меня и тепло улыбнулся, отчего что-то предвкушающее ёкнуло внутри. Убрал руку с бедра и поправил выбившуюся из косы прядку, заправив её за ухо. Мимолётно погладил щёку... И снова положил руку на бедро. Затем улыбнулся ещё шире и кивнул.
  - Так что там со вторым вопросом? Отвечать?
  - Развёрнуто, пожалуйста, - сама шалея от своей наглости, я слегка наклонила голову набок, чуть закусила губу и погладила пальцами его шею.
  Наверное, если бы его первый поцелуй не произвёл на меня такого ошеломляющего эффекта дрожащих пальцев и разлетевшихся прочь мыслей, я бы ещё поостереглась вести себя так опрометчиво, но дело было сделано, и слова были сказаны. Я желала повторения. Жаждала!
  И вдвойне было приятно увидеть, как расширились его и без того огромные чёрные зрачки, окончательно поглотив радужку.
  - Могу я заодно предложить тебе небольшую экскурсию по квартире, а именно по тем местам, где мы ещё не были? - его охрипший голос сначала заставил мой желудок сжаться, но не от страха, а от предвкушения, а затем волна жара прокатилась по телу, завершившись в кончиках пальцев ног, так что захотелось выгнуться в струнку и задержать это ощущение ещё на чуть-чуть.
  Вместо этого я кивнула.
  На этот раз мы повернули не направо, а налево, и за третьей дверью оказалась его спальня. Именно такая, как я и думала. Огромная комната освещалась лишь светом звезд, которые робко заглядывали в два окна, занавешенные полупрозрачным тюлем, посередине стояла гигантских размеров кровать, но не высокая, а наоборот, заниженная. Куча белоснежных подушек и коричневый меховой плед. Тёмный деревянный пол и светлые каменные стены. Комод, тумбочка и шкаф, встроенный в одну из стен.
  Всё.
  И снова комната пахла им, заявляя, что это действительно его территория. Его пещера.
  От двери до кровати он дошел за семь шагов, и я как раз успела осмотреться, когда он сначала опустил на кровать меня, а затем присел рядом и сам. Свет включать не было смысла, мы прекрасно видели друг друга и так.
  - Итак... Вопрос?
  - Ты сказал, что ты отчасти маг. Что это значит?
  - Родовая магия, - заведя руки за спину, он неожиданно стянул футболку и отбросил её куда-то в угол.
  Открывшиеся мне виды и запах, ставший чуть резче, заставили меня судорожно сглотнуть. Это было великолепно! Тёмные, но не черные волоски равномерно распределились по мощному телу и были похожи на руно. Они буквально манили дотронуться до себя и проверить, а так ли они приятны на ощупь, как на взгляд.
  Руки действовали быстрее, чем мозг сумел приказать им вести себя прилично, и успели прикоснуться к мужской груди до того, как я осознала, что делаю. Отступать и смущаться было уже поздно и я, с удовольствием зарывшись в мягкие кудряшки, хрипло прошептала:
  - И что там с ней? С родовой магией?
  - Всё хорошо, - судя по невнятному ответу и рукам, которые уперлись по обе стороны от моей головы, с разговорами придётся повременить.
  Пальцы бессистемно гладили мужскую грудь, и я не могла насладиться этими потрясающими тактильными ощущениями. Мозг плавился от восторга, фантазия уже давно билась в экстазе, и только неуёмное любопытство умоляло ещё немного потерпеть, потому что ответ узнать всё-таки хотелось.
  - Тогда почему ты меня не вылечил сам? - с трудом оторвав взгляд от его груди и посмотрев в его глаза, увидела на его лице выражение истинного блаженства.
  Самодовольство удовлетворённо крякнуло и шепнуло, что мы на верном пути, но можно ещё чуть-чуть царапнуть его восхитительные плечи.
  - Я не целитель, - шумно выдохнув, когда я последовала совету внутреннего голоса и устроила ладони на его плечах, он натянуто улыбнулся. - Я немного шаман. Стихии там всякие... Ну и гномье чувство камня и металла. Всего понемногу.
  - М-м-м... - кивнув, словно всё поняла, хотя была не уверена, что мои фэнтезийные представления о магии хоть немного совпадают с реальностью, я отправила пальцы в путешествие уже по его шее и скулам, так что Слаафу пришлось склониться ниже, чтобы я не тянулась. - Очень интересно. А любовные чары тебе подвластны?
  Отчетливое удивление, промелькнувшее на его лице, позабавило. Я же, улыбнувшись ещё шире, коварно предположила:
  - Иначе почему мне снова хочется расплатиться, даже не дослушав "развёрнутый ответ"?
  Это всё вино. И его умопомрачительный запах. А ещё дикое желание, которое разгорелось во мне с новой силой, стоило лишь ему вновь меня поцеловать.
  Господи, это сумасшествие!
  Сейчас уже никто не мог нас остановить, и поцелуи сменялись поцелуями, руки путешествовали по огромному горячему телу, одежда буквально испарялась сама, чтобы открыть доступ ко всему желаемому и лишь нога иногда пыталась намекнуть, что сегодня стоит обойтись минимумом экстрима.
  Плевать!
  Не закрывая глаз, я тонула в его восхищенном взгляде, которым он рассматривал моё обнаженное тело. Никто и никогда на меня так не смотрел. Жадно.
  Никто и никогда так меня не целовал. Страстно и одновременно нежно. Каждый сантиметр, всё без исключения. Опухшие губы, пунцовые уши, шею, покрывшуюся пищащими от счастья мурашками... Плечи, грудь, вздрогнувший от неожиданности живот.
  Никогда не понимала, как трусики могут стать мокрыми всего лишь от прелюдий, но сейчас я отчётливо ощущала, что мои можно уже выжимать. Низ живота требовательно пульсировал, лучше всяких слов заявляя о том, что от последней преграды необходимо избавляться как можно скорее.
  А он не торопился. Он обстоятельно исследовал мою грудь губами и языком и едва уловимо урчал от удовольствия, до сих пор оставаясь в брюках.
  - Сла-а-аф!
  - М-м-м?
  Стыд забился в дальний угол и зажмурился, дав отмашку.
  - Я тебя хочу!
  - М-м-м... - урчание стало громче и счастливее.
  Мужские руки скользнули вниз, крепко сжали мои бёдра, отчего захотелось выгнуться дугой и прижаться к нему. Мои пальцы беспомощно заскребли по его плечам, но больше я ничего сделать не могла.
  Хотя нет!
  Попытавшись перебраться с его плеч на талию, чтобы раздеть его самой, потерпела фиаско, потому что позиция была невыгодной. Я элементарно не дотягивалась.
  К счастью, он начал действовать и подцепив пальцами резинку трусиков, потянул их вниз. Помогая ему по мере сил, в итоге избавилась от последней детали своего гардероба и снова требовательно протянула:
  - Сла-а-аф! Раздевайся!
  - Угум... - не собираясь даже на мгновение оставлять так увлёкший его сосок в покое, мужчина едва уловимо кивнул и в два счета избавился не только от брюк, но и от плавок.
  Как он это провернул, я не совсем поняла, но именно сейчас меня это волновало мало - варвар завел мои руки высоко наверх, видимо, чтобы я прекратила его требовательно царапать, и приступил к изучению моего уха.
  - Сла-а-аф...
  Внятные мысли окончательно покинули мой расплавившийся от его горячего дыхания мозг, даже не помахав на прощание ручкой, и в дело вступила настойчивость. - Прекрати издева-а-а... у-у-у...
  Это его пальцы сжали грудь, и я в очередной раз осознала, какой он большой. Оба моих запястья без проблем удерживала одна его рука, тогда как вторая вновь отправилась в путешествие по моему телу, окончательно сводя с ума и заставляя стонать и требовать.
  Требовать!
  Он же начал выводить по моему телу неведомые узоры, от которых в разные стороны разбегались возбужденные мурашки. Начал шептать на ухо что-то невнятное, но настойчивое и ужасно заводящее. Сейчас я была согласна абсолютно на всё, и даже если бы он потребовал у меня за этот секс душу, я бы ему её отдала с радостью, лишь бы это случилось.
  Постепенно бормотание становилось всё неразборчивее, всё тише, но тем сильнее оно звучало внутри меня, заставляя выгибаться навстречу и ловить его касания самой. Предугадывать и предвосхищать.
  - Сла-а-а... - очередной мой стон был заглушен долгожданным поцелуем, но теперь этого было мало. Катастрофически мало. Я была уже готова угрожать.
  Он же чуть отстранился и невероятно серьёзно спросил:
  - Да?
  - Да!
  Понятия не имею, о чём он спрашивал, но мой выкрик стал тем самым катализатором, который наконец заставил его замолчать и начать действовать всерьез. Горячий, большой и такой долгожданный.
  - О, да-а-а... - мой всхлип был откровенно бесстыжим, но мне было плевать, и даже смущение согласно закивало и шепнуло, что он эгоист и так нельзя.
  Нельзя так долго тянуть и доводить меня до невменяемости!
  - О, да, - его самодовольный смешок был последним сказанным словом и то, что происходило дальше, иначе чем волшебством было назвать нельзя.
  Я чувствовала его каждым нервом, каждой зацелованной ранее клеточкой. Остро, жадно, не в силах насладиться и требуя ещё. Медленно и томно, быстро и резко, сменяя ритм, замирая, взмывая ввысь и ненадолго опадая, но не падая.
  Он уже давно отпустил мои руки, потому что одной ему было мало. Я была с ним полностью согласна. Мне двух рук было мало!
  В какой-то момент ощущения стали острее, чище, ярче, и я поняла, что ещё немного, ещё чуть-чуть...
  И мир взорвался.
  Протяжный стон и глухое рычание разорвали тишину спальни одновременно. Обжигающие волны удовольствия накатывали одна за другой. Едва выносимые, почти невыносимые, но приносящие такое острое удовольствие, которое даже затмевало некоторую боль.
  Боль...
  Почему-то горело и кололо всё тело, но это прошло так быстро, словно и не было.
  А затем стало ещё лучше.
  Господи, никогда не думала, что умру от экстаза, но, кажется, это случится сейчас!
  А затем накатила самая большая, самая потрясающая волна, и я уже не стонала, я кричала.
  Стыд стал пунцовым, спрятал лицо в ладошках, но всё равно чуть раздвинул пальцы, чтобы не пропустить всё самое интересное.
  А затем, когда меня перестало потряхивать, я превратилась в довольное и ничего не желающее желе.
  - Катю-ю-юша... - счастливо прошептал мне сексуальный изверг на ушко, но я лишь ворчливо повела плечом, требуя отстать и не беспокоить ближайшую неделю. - Отдыхай, моя маленькая. Отдыхай.
  Не собираясь с ним в этом спорить, я лишь не секунду задумалась о том, что неплохо было бы помыться, но потом прикинула, что время вроде по дням безопасное и отбросила мысль куда подальше. Вставать и тем более куда-то идти сил не было.
  Вообще.
  Вместо этого я прильнула к большому мужчине поближе, позволила себя обнять и почти сразу уснула. Было велено отдыхать, а я девушка послушная.
  А может, просто ленивая.
  
  Сидевший на жердочке ворон едва уловимо ухмыльнулся. Надо будет сказать, чтобы на будущее двери закрывали. Темпераментные какие... А всего-то и надо было, что словами верными успокоить да чуть над вином подшаманить, феромонов в бокалы наслав. Ну и опрокинуть куда надо. И на кого надо.
  А там уже дело молодое...
  Да верное.
  Давно пора.
  
  Глава 10
  
  Мне снилось море. Ласковое море, которое омывало моё тело и покачивало на волнах. Оно было нежным и надёжным. Оно скользило по моей коже и вызывало под ней волшебные пузырьки счастья. Было невероятно легко, радостно и уютно.
  В какой-то момент море стало чуть плотнее и его волны превратились в руки. Всё такие же ласковые, но уже более бесстыжие и настойчивые. Они гладили бёдра, живот, грудь и заставляли выгибаться навстречу. Ветер начал шептать невообразимые глупости о том, какая я мягкая и уютная, невероятно красивая...
  В тот самый момент, когда у моря появились не только руки, но и кое-что ещё, я распахнула глаза и поняла, что это не сон. Это Слааф.
  Хотела возмутиться, но элементарно не успела, а затем поняла, что это будет глупо, потому что ощущения вновь были непередаваемыми, и на какое-то неопределенное время я вообще разучилась думать.
  Слово "секс" к тому, что этот мужчина вытворял со мной и моими ощущениями, было неприменимо. Оно не описывало и сотой доли того восторга, который сейчас рос внутри меня. Волшебство, самое настоящее волшебство и одно лишь желание - чтобы это никогда не заканчивалось.
  - Сла-а-аф... - он поймал мой стон губами, и я не увидела, но почувствовала, как он улыбается.
  Захотелось сказать какую-нибудь колкость, но благодарность покрутила пальцем у виска, и я промолчала, лишь улыбнулась, как сытая кошка.
  - Доброе утро, милая.
  Милая?
  Слегка насторожившись, покосилась на довольного донельзя мужчину. Пару секунд назад он рухнул рядом, но так и не убрал руку с моей груди, словно застолбив местечко.
  - Доброе утро. А который час?
  - Около десяти. Плюс-минус. А что? Проголодалась?
  Нет ещё. Если честно, то даже не проснулась толком. Захотелось сигаретку...
  С досадой вздохнув, приподнялась на локтях, пытаясь понять, где одежда. Естественно, мы не предохранялись, и это было в высшей степени глупо. Срочно требовался душ, чтобы хоть как-то успокоить начавшую нервничать совесть. Поднимать этот вопрос сейчас было немного неловко, и уж тем более глупо обвинять его в том, что я сама к нему вчера начала приставать.
  И вообще...
  Нахмурившись, с трудом вспомнила "вчера". Я напилась? Ужас какой! С полбутылки вина? Хотя нервы... Нет, всё равно.
  - Катюш, что хмуримся? - сев рядом, Слааф с тревогой заглянул в моё недовольное лицо.
  Сейчас ночь безумства казалась не самой умной вещью. С одной стороны, я не жалела, потому что о таком невероятном сексе можно было только мечтать и потом всю оставшуюся жизнь вспоминать и томно вздыхать. С другой стороны...
  А что дальше?
  Как говорится - а поутру они проснулись.
  - Вот, думаю. Где мои вещи?
  - Думаю, где-то здесь, - улыбнувшись, мужчина, нисколько не стесняясь своей наготы, встал и отправился на поиски требуемого.
  А моё чувство прекрасного пищало от умиления. Он был великолепен! Атлеты Греции завистливо кусали локти и записывались в тренажерный зал. А уж когда он повернулся спиной... Понятия не имею, что у него там нарисовано, но это просто потрясающе! Наверняка какие-нибудь клановые татуировки или руны. Что-нибудь из сферы защиты и силы. Буквально каждый завиток вопил о своем особом предназначении.
  - О, нашёл.
  Первым делом натянув плавки, мужчина вернулся ко мне с моими вещами, которые оказались разбросаны по всей комнате.
  - Спасибо, - я успела чуть притушить восторг и брала одежду уже достаточно спокойно. - Поможешь до ванны добраться?
  - Идём.
  В ванной комнате, предварительно узнав, где полотенца, я выставила удивлённого Слаафа вон, заявив, что сама справлюсь и вообще...
  - Мне надо!
  - Что именно?
  - Побыть одной, - буркнув, закрыла дверь и повернула блокиратор.
  Ночь ночью, но вымоюсь я сама. Это в фэнтезийных романах всё прекрасно и волшебно, и даже совместный душ в радость, но не тогда, когда не работает нога и надо смыть с себя всё лишнее.
  И вообще, детей необходимо заводить в браке, а не по случайному залёту!
  На текущий момент вопрос с браком был весьма сомнителен, просто потому что так быстро ничего не делается, и одна ночь это ещё не показатель, что мы сойдемся характерами. Он, конечно, ужасно мил и обаятелен, но это пока. Пока не случилось ничего такого, что бы показало его характер в критической ситуации.
  Хм-м-м...
  Проблема в том, что эта критическая ситуация может не произойти ещё очень долго. Он уравновешен, богат и умён. И что-то там говорил о шаманизме ещё... Нет, не помню. Надо переспросить. Получается, что я вообще могу не узнать его настоящего лица, ведь это всё может быть обычной игрой. Маской, чтобы достичь желаемого.
  Стоп.
  А что ему может быть от меня надо?
  К сожалению, вчера я не озаботилась о том, чтобы смыть макияж, да и вся косметика осталась в сумке, которая до сих пор непонятно где, так что сейчас я хмуро рассматривала своё не самое привлекательное лицо в зеркале и думала.
  Если бы ему был нужен только секс, то в принципе он его получил. Ничего более ценного у меня кроме меня самой нет. Или ему нужно чуть больше, чем один раз? В принципе, вариант. Значит, в любовницы, пока не надоем. То есть как минимум на эту неделю. В целом логично.
  Вряд ли он настаивал бы на том, чтобы я жила всю эту неделю у него, если бы планировал уже утром выставить меня за дверь. Он слишком умный, чтобы не предусмотреть вариант с моей капитуляцией в первую же ночь.
  Так, ладно, с этим разобрались.
  Найденные гели для душа были с нейтральными запахами морской свежести, так что я с удовольствием воспользовалась чужой вещью и, присев на бортик в душевой кабине, задумчиво надраивала своё тело ароматной пеной.
  В принципе, всё хорошо. Богатый, добрый, щедрый любовник. Всё то, о чём мечтают миллионы женщин.
  Но почему меня что-то гнетет?
  Раздраженно почесав запястье, поморщилась. Кажется, я вчера съела что-то не то, и сейчас по коже расползалась какая-то аллергия, причем чуть ли не на половину правой руки от запястья до локтя. Чем больше я тёрла, тем больше зудело и краснело это место, причем пятнами с монету. Черт! Ещё не хватало целиком пятнами покрыться!
  Завершив утренние процедуры, я оделась, завернула волосы в полотенце и отправилась на выход, в дверях наткнувшись на уже одетого в домашние брюки и растянутую футболку Слаафа.
  - Я уже заждался. Любишь воду?
  - Нет, просто давно не мылась, - хмуриться при нём не получалось, потому что слишком уж он был улыбчивым. Настроение как-то незаметно улучшилось, а уж то, что он снова взял меня на руки, так и вовсе примирило с действительностью. - У тебя супрастин есть?
  - Зачем?
  - У меня аллергия какая-то на руке выскочила.
  - Покажи, - дойдя со мной до кухни и усадив в кресло, мужчина внимательно осмотрел протянутую руку, слегка нахмурился, затем почему-то усмехнулся, погладил, шепнул и... и всё прошло. - Ну вот. Идеально.
  - Эм... Да. А что это было?
  - Аллергия на что-то, - он неопределенно пожал плечами, но почему-то отвёл взгляд.
  Врёт. Точно чувствую - врёт.
  - А поточнее? - паранойя насторожилась и кивнула, мол, давай, вытряси из него всё.
  - Катер-р-рина, добр-р-рое утро, - в кухню вошел ворон, умудряющийся волочить за собой мою сумку, в которой разрывался мобильник. - Как спалось?
  За Ваарром снова кралась Норри, которой, судя по всему, нравился сам процесс "охоты".
  - Спасибо, хорошо, - стараясь не смутиться, я приняла сумку и благодарно кивнула. Занырнула внутрь, нашла мобилку... Ох, мама! Семнадцать пропущенных!
  Пролистала список, но он был коротким, хотя и ёмким: двенадцать от Татьяны, три от Светланы, два от шефа.
  Черт!
  Открыв непрочитанные смс, вздохнула ещё раз.
  Света: "Если ты не труп - перезвони срочно, иначе станешь".
  Таня: "Потапова, ты труп".
  Почему-то так захотелось на юга...
  - Катюша, в чём дело?
  - Да так, - не собираясь жаловаться, я первым делом решила позвонить Свете. - Всё хорошо. Можно мне кофе?
  Слааф смерил меня подозрительным взглядом, но кивнул и отправился к плите.
  - Светик, привет. Я ещё жива.
  - Зря, - не став здороваться, Светлана была откровенно не в духе. - Ты где?
  - По согласованию с клиентом работаю дома. По поводу чего паника?
  - В смысле, дома?
  - Я вчера ногу подвернула, ближайшую неделю не смогу передвигаться. Однако вчера мы с Вячеславом Давидовичем всё обговорили, согласовали, и я буду делать окончательный проект дома, - объясняя медленно и едва ли не по слогам, я снова поинтересовалась. - Так в чём дело?
  - Погоди, - на том конце трубки кто-то шокированно выдохнул, и Света едва ли не шепотом уточнила: - То есть у тебя с клиентом всё нормально, и ты продолжаешь делать ему клуб?
  - Ну да. А в чём дело-то?
  - Ещё один вопрос. Мы к тебе вчера вечером домой ездили. Тебя там не было. Так где ты?
  Черт!
  - А вы во сколько ездили?
  - Около семи.
  - А, ну понятно. Мы у врача были, - не собираясь признаваться в том, что я дома у клиента, я врала напропалую.
  - Катюша, тебе что на завтрак? - дружелюбный бас раздался едва ли не на ухо, и мой внутренний партизан изобразил "фэйспалм", закатил глаза, застрелился и рухнул в кусты.
  Света снова шокированно выдохнула в трубку.
  Дерьмо!
  - Светик, всё хорошо. Передай всем желающим, что я жива и работаю над дизайном клуба. Перезвоню позже, - протараторив, сбросила вызов и зло посмотрела на безмятежного варвара. - Ты специально?!
  - Да, - хмыкнув, мужчина облокотился о барную стойку, и мне достался укоризненный взгляд. - У меня создалось ощущение, что ты меня стесняешься. Это так?
  - Нет, - поджав губы, я хмуро смотрела ему в глаза, в которых читалось сомнение.
  Он мне не верил.
  Да я и сама себе не верила.
  Вот только ситуация была намного сложнее, чем он думал.
  - Тогда почему сказала, что у себя дома?
  - А что я должна была сказать?! - возмущение нахлынуло разом. - Светик, знаешь, всё хорошо, я вчера не брала трубку, потому что пила с заказчиком, меняла информацию на поцелуи, а потом вообще с ним переспала. И всю ближайшую неделю я буду жить у него, потому что он так решил! Да?
  - Грубо. Зато правда, - чуть поморщившись, Слааф недовольно вздохнул. - Кажется, мы вчера не договорили. Нет, давай сначала позавтракаем, ты с утра такая ершистая...
  Поставив передо мной кружку с кофе, мужчина вернулся к приготовлению завтрака, а мне стало стыдно. Что-то я действительно на него накинулась ни с того ни с сего. ПМС, наверное...
  Завтрак был приготовлен в кратчайшие сроки, и уже через десять минут передо мной красовалась тарелка с яичницей, колбасками и овощной нарезкой, состоящей из огурца, помидорки и перца.
  Норри тоже была накормлена, и теперь сидела рядом со мной на полу и довольно умывалась, периодически кося взглядом на Ваарра, устроившегося на барной стойке. Наверняка контролировала, чтобы без неё никуда не ушёл.
  - Спасибо. Извини, мне просто неловко, - покаявшись, чтобы он не счел меня за нервную истеричку, я попыталась улыбнуться, но вышло криво. - Кажется, я вчера выпила лишнего. Ну и... Была смелее, чем обычно. Я просто не знаю, как дальше. Да и ты ничего не говорил.
  - Говорил, - с едва уловимой улыбкой выслушав мои невнятные оправдания, Слааф сел напротив. - Приятного аппетита. Ещё кофе или, может, сок?
  - Кофе, пожалуйста, - получив желаемое, уточнила. - Что ты говорил?
  - Что влюблен и хочу, чтобы ты стала моей женой.
  Вилка выпала из дрогнувших пальцев и покатилась по полу.
  Его заявление, сказанное невероятно серьезным и абсолютно спокойным тоном, шокировало. То есть это не шутка? Пока я ловила воздух, который никак не хотел проникать в лёгкие, мужчина поднял упавшую вилку, сполоснул и вернулся.
  - Но я тебя не знаю! Совсем!
  - Я тебе расскажу, - вручив мне вилку, Слааф снова сел на своё место. - Катенька, без паники. Что тебя смущает?
  - И ты меня не знаешь!
  - Того, что я уже знаю, мне достаточно, поверь.
  - Бред...
  - Ты не веришь в любовь с первого взгляда?
  Нервно хмыкнув, неопределенно пожала плечами. Наверное, верю. Но со мной? Невозможно!
  - Просто успокойся. Поешь.
  Да, это точно.
  Принципиально стараясь не думать об этом, я переключилась на еду и отдала его мастерству должное. Казалось бы, невеликое дело - пожарить яичницу, но даже это удавалось немногим, а у Слаафа всё получилось очень хорошо. Ровненькие кружочки, хорошо прожаренный белок и вообще.
  Вкусно.
  - Спасибо, - завтрак очень быстро подошел к концу, но, к счастью, я успела успокоиться и настроиться на рабочий лад.
  И пусть он хоть сто раз заявляет, что любит и готов жениться, договор подписан, и я обязана выполнить свою часть. Первым делом самолёты! Точнее, эскизы.
  - У тебя на утро были планы?
  - А что?
  - Мне нужна твоя помощь в оборудовании моего будущего рабочего места.
  - Без проблем. Командуй.
  Настрой у мужчины был правильным, то есть рабочим, и мы довольно споро разобрали обе мои сумки, которые он привёз вчера. Кое-что из косметики отправилось в ванную, кое-что из вещей в спальню, но большинство устроилось в кабинете. Как и я. Не забыл Слааф и о перевязке. Смазал чуть припухлую лодыжку мазью, которую дал Кирилл, позволил ей впитаться, а затем перебинтовал новым эластичным бинтом.
  - Спасибо. Дальше я сама.
  - То есть мне уйти? - его вопрос был добродушным, но когда я кивнула, он разочарованно выдохнул. - Ладно, как скажешь. Я пока съезжу в клуб, проверю, что и как. Заеду к Никифорову и скажу, чтобы не дергали тебя по мелочам, и к обеду вернусь.
  С удивлением выслушав его план на день, я в некотором ступоре кивнула. Если честно, то я слегка не понимала, зачем он мне это говорит. Сказал бы "по делам" и всё. А уж когда он шагнул ближе и склонился, чтобы поцеловать, я снова растеряла все мысли. Поверхностный, почти целомудренный поцелуй неожиданно перешел в столь страстный и жаркий, что из груди вновь вырвался тот самый стон, который намекал на желание скорейшего продолжения.
  Я снова его хотела! Господи, я нимфоманка...
  - М-м-м, - рывком отстранившись, Слааф посмотрел на меня слегка невменяемым, но при этом радостно-шальным взглядом. - И рад бы, но дела. Потерпи до вечера.
  И ушел.
  В смысле, потерпи? Я? То есть это я тут одна такая больная?! Черт!
  Страсть жалобно захныкала, требуя вернуть объект, но гордость грозно шикнула. Ещё чего не хватало! Я не безголовая малолетка, чтобы терять разум от одного поцелуя и забывать о делах!
  Да, дело. Дело прежде всего.
  Посидев некоторое время без дела, я покрутилась в кресле, внимательно осмотрела кабинет. Затем старательно разложила свои рабочие "инструменты" и снова покрутилась.
  Дико захотелось покурить.
  Нет, надо. Иначе только и буду об этом думать.
  Залезла в сумку, которую предусмотрительно захватила из кухни, и недовольно нахмурилась. Пачки не было. Как и зажигалки. Та-а-ак. А вот это мне уже не нравится. Что за самоуправство?
  - Норри, мне кажется, или нами пытаются манипулировать? - иногда лучше думалось вслух, и тогда я разговаривала с кошкой.
  - Мя-я-я?
  - Тебе тоже так кажется? - похлопав себя по бедру, дождалась, когда дымчатая красавица запрыгнет мне на ноги, и почесала её за ушком.
  Кошка решила, что за эти сутки ей недодали ласки, и сейчас она урчала, как трактор, требуя продолжения поглаживаний и почёсываний. В кои-то веки балуя любимицу вниманием, потихоньку успокоилась и сама. А может, и правда нормально всё? Розовые очки и зашкаливание на гормональном уровне. Влюблённость и всё такое.
  Решив разобраться прежде всего в себе и том, что меня смущает, начала рисовать. Но не эскизы, а невнятные хаотичные завихрения. Есть я, и есть он. И есть его влюблённость, которая толкает его на безумства. Ну, это так, если отстраниться от конкретных людей и взять за пример фэнтезийных персонажей. Я ему нравлюсь, ему хочется всего и сразу. Умный, сильный, богатый, властный, решительный. Список положительных качеств стройным рядком встал рядом с огромным вихрем справа. Внутри вихря едва проглядывало удивлённое женское лицо. А ещё он что-то скрывает. До сих пор скрывает. И мне до жути хочется пообщаться с Алиской.
  Да!
  Набрала номер ресепшен нашего бизнес-центра и через два гудка услышала дружелюбное приветствие:
  - Бизнес-центр, секретарь Алиса. Слушаю вас.
  - Алиса, это Потапова, привет.
  - Катюша? Ой, привет, - радостно защебетав, отчего я сразу поморщилась, Алиска уже тише добавила. - Кать, твой шеф снова злой пришел. Что у вас там? Ты по этому поводу звонишь?
  - Нет, там уже всё в порядке. Слушай, я по личному вопросу, - я прекрасно понимала, что уже в обед моя просьба станет достоянием общественности, но удержаться не смогла. - Ты меня вчера с клиентом видела. Знаешь, кто он?
  - Конечно. Младший Медянский.
  - Рассказывай. Всё, что знаешь.
  - О-о-о, он классный! Просто супер! - следующие пятнадцать минут я слушала восхищенные охи и вздохи, перемежаемые достаточно скудной информацией.
  К сожалению, фактов Алиса знала очень мало, в основном слухи и домыслы, но для неё было важно другое - сногсшибательная внешность и то, что Медянский был богат до безумия, и это с учетом того, что являлся единственным наследником состояния как отца, так и дяди, у которого вообще детей не было. Это, кстати, было известно довольно давно, ещё когда Медянский только засветился в сфере управления около пятнадцати лет назад. Ему пророчили большое будущее, великолепные перспективы, но лет пять назад он неожиданно потерялся, и пошел слух, что он решил вообще уехать из страны на родину матери, куда-то в Европу. Однако слухи не подтвердились, мужчина лишь начал постепенно отстраняться от руководящих должностей тех предприятий, которые принадлежали семье, перераспределять активы, вкладывать средства в акции и интересоваться сферой развлечений.
  С любовницами у него, кстати, было негусто, за всю его карьеру был замечен лишь с двумя, и то мельком. Видимо, предпочитал проводить время с женщинами там, где его не могли спалить.
  Естественно, Алиса была полна надежд стать той самой, третьей и навсегда.
  Всё.
  Больше информации не было.
  - Алиса, спасибо большое, буду должна. Пока, меня тут работой завалили по самую крышу. Увидимся на днях, - отключившись до того, как наше "Информбюро" успело задать мне хоть один встречный вопрос, я откинулась на спинку кресла.
  Ну и что мне это дало?
  А ровным счетом ничего. Печально.
  Карандаш поставил огромный знак вопроса над вихрем. Расспрашивать его? Где гарантии, что он ответит правду? Кстати, вопрос об аллергии мы так и не разобрали. Внимательно осмотрела руку, но не нашла ни следа от пятен. Как не бывало.
  Слева подписала "аллергия?" и чуть ниже "сигареты!". Это меня заставило вновь недовольно поджать губы. Я не потерплю подобного самоуправства. И если брошу, то сама, а не по его указке.
  В целом же особых причин нервничать не было. Милый, заботливый, воспитанный. И естественно, никак не сбросишь со счетов то, что он богат и красив. Не слащаво, а мужественно красив. Идеально.
  Под "сигаретами" неуверенно вывела "замуж???".
  Это меня очень смущало. Просто не верилось. Почему не просто в любовницы? Почему так категорично? Или у него по этому поводу какие-то свои мысли? Пресловутое воспитание? А как же те, предыдущие? Нет, это тоже надо уточнить. Обязательно.
  Ладно, хватит ерундой заниматься, пора и поработать.
  Старательно разложив эскизы, поняла, что стоит озадачиться полноценным планом клуба и фотографиями, чтобы с точностью до миллиметра проработать все без исключения детали. Решив не откладывать важное дело, вновь потянулась к телефону и, найдя в сумке листок с номером Медянского, набрала.
  - Слушаю.
  - Это я, Катя.
  - Да, Катюша, говори, - бархатный бас вогнал меня в краску, причем абсолютно ни с того ни с сего. В этот момент я была искренне рада, что он меня не видел. - Что-то понадобилось?
  - Да, ты прав. Мне нужны строительные чертежи клуба и фотографии всех без исключения помещений. Я хотела сделать их сегодня, но сам понимаешь...
  - Без проблем, я всё сделаю. Фотографии нужны какие-то особенные?
  - Да-а-а... - не зная, как объяснить, я не очень уверенно предложила. - Может, заедешь к нам в офис и попросишь Татьяну? Она всё знает, что и как.
  - Хорошо, так и сделаю. Не скучай, скоро буду. Целую.
  Смущение глупо хихикнуло, страсть прошептала: "Жду", а здравый смысл покрутил пальцем у виска.
  Пока не забыла, тут же набрала Татьяну.
  - Танечка, только не кричи! Я всё знаю и искренне раскаиваюсь, - зачастив, услышала на том конце вздох. - Тебе Света сказала? Я ей звонила утром.
  - Да, уже сказала. И теперь давай как на духу. Ты с ним? Ты понимаешь, о чём я.
  - Тань... - досадливо потерев лоб, тихо призналась. - Я вчера подвернула ногу, он свозил меня к врачу, а потом в ультимативной форме заявил, что я буду жить у него, пока не поправлюсь. А потом... В общем, да. Всё да.
  - Кать, я не буду говорить, что это глупо, - Татьяна тихо вздохнула. - Но тебе виднее. Только аккуратнее. Если что, звони, помогу.
  - Спасибо, - шумно выдохнув, почувствовала невероятное облегчение. - Ой, да! Я ведь что звоню-то! Мне нужны фото объекта, хотела сегодня, но я пока неходячая. Я Медянскому сказала и попросила воспользоваться твоей помощью. Поможешь?
  - Должна будешь, - ворчливо согласившись, Татьяна хмыкнула. - Как земля колхозу.
  - Буду! Спасибо, пока.
  - Пока.
  Вот и отлично! Теперь и правда можно за работу.
  
  Вчера он так и не позвонил отцу и сейчас решил поехать к нему лично. Да и десяток пропущенных от него и дяди вызвали усмешку. И ведь что интересно - ни он, ни она не слышали звонков. Ваарр, больше некому.
  Снова усмехнулся и качнул головой. Были у него кое-какие подозрения на этот счет, потому что воспоминания о вечере и последующей ночи были подёрнуты странной дымкой. Но одно он помнил чётко. Она сказала "да".
  Это, конечно, зря он так поторопился... Как бы не обиделась, когда узнает.
  Эх, Катюша...
  Проснувшись утром и обнаружив её рядом, да ещё такую довольную, он элементарно не удержался. Снова. Кажется, она против не была, хотя потом очень этого смущалась.
  Как бы привести её к мысли, что она у него будет жить не только эту неделю? Помягче бы...
  Осмотрев клуб и сделав всего пару замечаний по существу, отправился в банк. Тянуть с новостью не стоило.
  - Приветствую, - родственники нашлись там, где он и подозревал. - Времени у меня немного, так что буду краток.
  Что отец, что дядя - были насторожены, но тут зазвонил телефон и, лишь глянув на номер, Слааф не удержал улыбки.
  - Слушаю.
  - Это я, Катя.
  - Да, Катюша, говори, - улыбка расплывалась ещё шире, а уж вытянувшиеся лица родни так и вовсе легли бальзамом на душу. - Что-то понадобилось?
  - Да, ты прав. Мне нужны строительные чертежи клуба и фотографии всех без исключения помещений. Я хотела сделать их сегодня, но сам понимаешь...
  Она была немного смущена, но всё равно была уверена в своих словах и том, что это необходимо.
  - Без проблем, я всё сделаю. Фотографии нужны какие-то особенные?
  - Да-а-а... - чуть-чуть замялась, а потом предложила. - Может, заедешь к нам в офис и попросишь Татьяну? Она всё знает, что и как.
  - Хорошо, так и сделаю. Не скучай, скоро буду. Целую.
  Он буквально увидел, как она покраснела, и до него донеслось смущенное:
  - Жду.
  Сбросил вызов, снова широко улыбнулся в первую очередь бате и категорично заявил:
  - Поздравляй, я женился. Маме позвонишь или я сам?
  
  Глава 11
  
  За любимым делом время летело незаметно. Немного раздражала чуждая обстановка, но и на неё я перестала обращать внимание, когда с головой ушла в детальную проработку. Из процесса меня, как ни странно, вырвал чей-то пристальный взгляд. Подняла голову, проморгалась... Слааф.
  Причём начисто выбритый и одетый не в домашнее, а в тёмно-серые брюки и светло-серую рубашку. А ещё в его руках был шикарный букет из алых роз. Не меньше сотни.
  - Уже вернулся? Так быстро?
  - Вообще-то, уже третий час.
  - Правда? - глянула на часы и удивлённо кивнула. И правда, почти пятнадцать минут третьего. - Ты уже всё сделал?
  - Если ты о фото, то да, всё сделал. Татьяна Иннокентьевна была настолько любезна, что не только проехала со мной на объект, но и сфотографировала каждое помещение не меньше, чем в десяти ракурсах. Сказала, что отправит фотографии тебе по электронной почте через пару часов, когда отберет оптимальные снимки.
  - Отлично, - новость была прекрасной, но я ещё уточнила. - А план? Есть?
  - План есть, - его улыбка была такой широкой, что я заподозрила его в том, что мы имеем в виду разные планы.
  Шагнув ближе, мужчина лишь мелком глянул на мои рисунки, удовлетворенно кивнул, положил на край стола папку с документами, а затем...
  Встал передо мной на одно колено и протянул букет.
  - Слааф? - растерянно приняв невероятно крупные наисвежайшие розы, я не представляла, что он задумал. Точнее представляла, но это казалось из области фантастики. - Что?
  - Прекрасная Екатерина, - его улыбка была такой располагающей, а тон таким многозначительным, что мне стало чуть-чуть страшно.
  За свои догадки.
  - Ты наверняка решишь, что я слишком тороплюсь, но я просто не могу иначе. Великие поэты во все века воспевали это возвышенное чувство, великие художники запечатлевали его на своих полотнах, а великие композиторы писали бессмертную музыку, проходящую сквозь века. Я не хочу, чтобы ты сомневалась в моих к тебе чувствах, потому что я сам в них не сомневаюсь. - С каждым его предложением мои глаза становились всё больше, а его улыбка всё шире. А уж когда из кармана появилась бордовая бархатная коробочка с "тем самым" кольцом, я поняла, что так и до обморока недалеко. - Катюша, я тебя люблю, выходи за меня замуж.
  - А-а-а...
  Никогда не лезла за словом в карман, но сейчас меня парализовало.
  Открыла рот, закрыла. Беспомощно сморгнула, но он терпеливо ждал и лишь самую капельку снисходительно улыбался.
  - А может, не надо?
  Мой жалобный вопрос его рассмешил.
  - Надо.
  И пока я пыталась найти хоть один аргумент в защиту "не надо", он решил за меня. Взял руку и надел на "тот самый" палец "то самое" кольцо. Если не ошибаюсь, белое золото с россыпью сапфиров и бриллиантов.
  - Ну, вот видишь, не так уж всё и страшно, - тёплые губы поцеловали каждый пальчик, пока смеющиеся глаза контролировали, как краска заливает моё лицо. - Правда же, здорово?
  - Эм... наверно. А когда?
  - Что?
  - Когда свадьба?
  На этом вопросе он почему-то криво усмехнулся, зачем-то покрепче перехватил мою руку и ответил:
  - Вчера.
  - Вче... в смысле?!
  Если он хотел меня удивить, то у него это получилось. Если он хотел пошутить, то шутку я не оценила.
  Он же встал, потянул меня на себя, чтобы я тоже встала, а затем взял на руки, причём цветы до сих пор были у меня в руках, и отправился на кухню.
  - Ты хорошо помнишь вчерашний вечер?
  Смущаться было не время, и я хмуро качнула головой.
  - Нет, не очень. Какой именно момент?
  - Когда я задал тебе вопрос. Во время... - хмыкнув, мужчина кивнул. - За секунду до того, как мы приступили к более активным действиям. Я тебя спросил "да?". И ты ответила "да".
  - Ну... - меня снова усадили в кресло, забрали цветы, чтобы поставить их в широкую вазу, но я так и не могла соотнести эти два "да" и замужество. - И что?
  - Я не человек, - он предусмотрительно отошел подальше. Причём сильно подальше, за барную стойку, к холодильнику.
  - И?
  - Полуорк. Немножко шаман.
  - И?!
  - И как бы мы уже женаты.
  Ага.
  Хмуро сложив руки на груди, я недовольным взглядом буравила слегка смущенного "полуорка". Сейчас он не лгал. Не знаю, как, но я это чувствовала. Внутри бушевало столько много всевозможных эмоций, что стоило пока помолчать, чтобы не ляпнуть что-нибудь не то. Самостоятельность вместе с гордостью точили кинжалы и рисовали на лицах боевую раскраску, осторожность пыталась их утихомирить, а романтичность пищала от восторга. Самоуважение скрипело зубами, а мечтательность томно вздыхала.
  К чему склониться, я пока не знала, но очень хорошо понимала, что стоит чуть-чуть обождать и не пороть горячку.
  А вообще - было обидно. Просто обидно.
  - Почему ты мне не сказал?
  - Прости, - поставив передо мной тарелку с разогретым супом из курицы с лапшой, Слааф покаялся. - Я просто не успел. Понимаешь...
  - Нет.
  - Я был слегка не в себе. Думаю, ты тоже.
  - Тогда тем более не понимаю, - самоуважение взяло верх, и я недовольно поджала губы. - Ты взрослый, состоявшийся мужчина. Умный и наверняка ответственный. А этот поступок - крайне безответственный!
  - Я знаю, - он был смущен и раздосадован, но тем не менее признал мою правоту. - Катюша, я знаю, как ты себя чувствуешь. Тебе обидно. Мне правда неловко и неприятно, что так получилось, что ты согласилась, не зная, на что соглашаешься, но сделанного не вернуть. Я не жалею о случившемся, но мне... Да, мне стыдно, что я в какой-то мере воспользовался твоим незнанием. Но ты ведь меня простишь?
  Стыдно, говоришь?
  Смерив его недоверчивым взглядом, насупилась. Сейчас он не лгал. Мысль озадачила. Почему я так остро ощущаю, лжет он или нет? Или это игры подсознания?
  - Слааф, а тебя не смущает то, что я тебя не люблю?
  Мой вопрос его не смутил. Абсолютно. Он просто улыбнулся и тихо уточнил:
  - Совсем-совсем?
  Честность почему-то смущенно потупилась.
  Он же, немного подождав, но так и не дождавшись моего ответа, налил супа себе, подвинул ближе тарелку с нарезанным хлебом и добавил:
  - Катюша, если бы я тебе не нравился хотя бы до уровня "заинтересована", то ритуал бы не состоялся.
  - Ритуал? - взяв ложку, заинтересованно приподняла брови. Ругаться желания не было, да и обида потихоньку уступала место любопытству.
  - Дай руку. Правую.
  Ложка отправилась в тарелку, и я протянула ему просимое. Обхватив моё запястье пальцами одной руки, пальцами второй Слааф провёл по коже от запястья до локтя по внутренней стороне руки, и я удивлённо охнула. Там, где он вёл, расцветала татуировка.
  Господи...
  - Что это?
  - Брачная татуировка.
  - Так это она утром чесалась!
  - Да.
  - Слааф! - возмущенно рявкнув, стукнула свободным кулаком по столику, да так громко, что даже сама слегка испугалась. - Ты сказал, что это аллергия!
  - Ну да, пятна были от аллергии. Аллергии на проявление родовой магии, - моя рука была отпущена, и я с утроенным вниманием начала рассматривать цветной рисунок. - Такое часто бывает у тех, кто ни разу не сталкивался с магией раньше, но я снял симптомы и на время приглушил внешнее проявление. Сейчас убрал морок. Катюша, не злись.
  - Так, - откинувшись на спинку кресла, я сложила руки на груди. - Никто никуда не пойдет и ничем заниматься не будет, пока я не узнаю всё!
  - А может, сначала пообедаем?
  Предложение было здравым, так что с досадой вздохнув, я признала, что он прав. Отдав должное обеду и запив его ароматным чаем с последним кусочком ягодного пирога, я сама не заметила, как подобрела, и мысленно восхитилась его предусмотрительности.
  И сама ведь прекрасно знаю, что все важные разговоры стоит начинать после еды, а никак не до, но его категоричность в этом вопросе действительно достойна уважения.
  Прежде чем начать, мы "перенеслись" в зал с телевизором, причем меня одну на диван не отпустили, а снова оставили у себя на руках. Не удержалась, спросила:
  - Тебе совсем-совсем не тяжело меня так часто носить?
  - Нет. Мне нравится. Очень. Тебя раздражает?
  -Нет, совсем нет, - смущенно почесав нос, призналась. - Мне это нравится. Ты первый, кто вообще взял меня на руки. Непривычно просто, что тебе не тяжело. Я ведь далеко не худенькая...
  - И хорошо. Худая от слова "худо", так что даже не вздумай худеть, поняла? - грозно нахмурившись, мужчина тут же ухмыльнулся. - Мне нравится абсолютно всё, особенно твои объёмы. Везде. Так, а теперь о том, что тебя интересует. Что тебя, кстати, интересует?
  - Для начала татуировка. Как, почему, что значит, - я положила руку себе на колени татуировкой вверх. - Рассказывай.
  - Итак, начнем, - поддержав мой деловой тон, но достаточно шутливо, Слааф расположил палец на моём запястье, в самом начале татуировки. - Коричневая вязь указывает на принадлежность к роду Медянских, древнему и очень уважаемому роду гномов. Тёмно-зелёная вязь уточняет, что я наполовину орк и владею определенными силами, что позволило мне лично провести обряд. Кстати, этот обряд невероятно древний и имеет несомненную силу в нашей, нечеловеческой среде, так что можно даже не регистрироваться официально. Естественно, мы обязательно поженимся и по законам этой страны, но чуть позже. Допустим, через месяц, чтобы отпраздновать это в нашем клубе. Как думаешь?
  Неуверенно кивнула. Мне было, в принципе, всё равно. Я пока ещё не осознала всего этого.
  - Хорошо, тогда решено. Так, дальше, - палец начал путешествовать по моей руке, обводя особенно крупные завитки. - Руны защиты, принадлежности к роду. Кстати, разводов у нас не существует. Эти бутоны, - палец остановился на пухлой точке, которая завершала завиток, - сила твоих чувств. Я понимаю, что поторопился, и надо было дождаться, когда ты меня полюбишь...
  Вздохнув, мужчина развёл руками, и выражение его лица в этот момент было покаянным, а затем он склонился и поцеловал меня в кончик уха, попутно шепнув:
  - Но я буду стараться. Ты ведь позволишь?
  Смущение шаркнуло ножкой, и я кивнула. Затем взяла себя в руки и уточнила:
  - Эта татуировка ведь магического происхождения?
  - Да.
  - А она у меня только на руке?
  - Да.
  - А у тебя?
  - Брачная тоже на руке, вот, - расстегнув манжет, Слааф закатал рукав и предъявил мне почти идентичную моей тату, только цветы, похожие на махровый шиповник, на ней были уже распустившиеся, ярко-алые и невероятно крупные, с пятирублёвую монету, может, чуть больше.
  О-о-о...
  Сглотнув, перевела на него шокированный взгляд. Значит, величина чувств, да?
  Он же смотрел на меня с мягкой улыбкой, и неожиданно внутри стало так тепло... аж в носу что-то засвербело. Как бы не слёзы. Господи, это так невероятно приятно знать, что кто-то тебя любит. И не просто мифический "кто-то"! А самый настоящий варвар, который вот, только руку протяни...
  Сморгнув, собралась с мыслями. Романтика романтикой, но слишком уж много вопросов, ещё пребывающих без ответа.
  - А на спине у тебя что?
  - Татуировка клана матери. Гномы редко когда наносят на тело татуировки, это прерогатива орков.
  - А твоя мама... у тебя есть её фото?
  - Да, конечно. Тебе зачем?
  - Глупый вопрос, - фыркнув, пояснила. - Никогда не видела чистокровную орчанку. Интересно же!
  - О, ну, тут я тебя разочарую, - с улыбкой качнув головой, Слааф выудил из нагрудного кармана телефон, нашел папку с фото и показал мне. - Это ма.
  Эх. Действительно, самая обычная женщина. Может, лишь немного монголоидной внешности. И даже не монголоидной... Нет, не пойму. Просто не европейка. Смуглая кожа, тёмно-карие глаза с лукавым прищуром, чёрные волосы и радостная белозубая улыбка. Очень симпатичная. Даже и не скажешь, что ей уже за пятьдесят. Лет сорок, не больше.
  - Очень красивая. Мне кажется, ты на неё похож.
  - Я в деда пошел, - кивнув, Слааф пролистнул. - А это моя сестра, Дарина. Они с мамой сейчас в Испании, у нас там вилла. Даринке здесь не климат, так что они живут там, мы с отцом к ним периодически приезжаем.
  Славная девчушка, причем вся в маму. Те же лукавые тёмные глазки, те же потрясающие чёрные волосы и открытая улыбка. Очень красивая и счастливая девочка.
  - Сколько ей?
  - Недавно двенадцать праздновали.
  - Почти девушка, - вернув телефон хозяину, поинтересовалась. - И чем тогда орки отличаются от людей? Если гномы ростом и бородой... То орки?
  - Внутренней энергетикой и умением общаться с миром. В основном. Некоторые кланы действительно достаточно сильно отличаются от людей внешностью: высокий рост, тёмно-коричневая с прозеленью кожа, массивные челюсти, ярко-выраженные верхние клыки. Но их всё меньше, и можно назвать их вымирающими видами, - невесело пожав плечами, Слааф добавил. - Прогресс не стоит на месте, и необходимо либо мимикрировать под окружающую среду, либо сменить её. Некоторые ушли в иные миры, некоторые породнились с людьми и стали намного больше походить на них внешне, хотя внутри мы всё равно остаемся орками. Как-то так.
  - Иные миры?!
  - Катюша, это неактуально. Немногим магам доступно открытие порталов, так что даже не думай, нам с тобой и Земли хватит.
  - Да, нет, я не в том смысле! Это же иные миры! Магия! Фантастика!
  - Ну да. Только там всё точно так же, как у нас. Где-то получше, где-то похуже, но в целом точно так же.
  Он говорил об этом так буднично, что мне стало обидно. Для него это может и в порядке вещей, как та же магия, а для меня это самая настоящая сказка, к которой мне позволили прикоснуться!
  - А Кирилл? Он тоже не совсем эльф?
  - Почему? Он эльф. Чистокровный.
  - А почему выглядит, как человек?
  - Потому что не дурак, - Слааф тихо рассмеялся, когда я недовольно надула губы. - Катюша, если бы он выглядел не как человек, он бы давно был на столах человеческих хирургов в закрытой лаборатории. Ни один нечеловек этого не желает, так что либо прячется вовсе, либо выглядит, как человек.
  - Ладно, уговорил. Так... - задумавшись снова, потому что новость об иных мирах увела меня в сторону, нахмурилась. Что там было в моём списке? - Где мои сигареты?
  - Я их выбросил, - и таким суровым взглядом он меня придавил, словно это были наркотики. - Катя, это не обсуждается. Вообще. Моя жена и мать моих детей не будет травить своё тело.
  Э-э-э... Да. Как говорится, озадачил. Глобально!
  Наверное, он был прав. В смысле, он безоговорочно был прав. Но! Он был неправильно прав! В том смысле, что нельзя так деспотично решать за меня!
  - Мне не нравится твой тон, - я могла бы начать и с другого, но выбрала именно это. - Меня не устраивают твои диктаторские замашки.
  - Да?
  - Да.
  - Привыкай.
  - Эй!
  Вот так поворот. Возмутившись до глубины души, я даже пальцем в его грудь ткнула. Правда чуть не сломала (палец), но это мелочи.
  - Что?
  - Это свободная страна!
  - А я и не отрицаю, - с непонятной ухмылкой качнув головой, Слааф посмотрел на меня, как на дитё неразумное. - Катюша, я знаю, что это свободная страна. Я знаю, что ты совершеннолетний полноправный член общества. Но, кроме всего прочего, ты моя жена, и некоторых вещей ты ещё не знаешь или знаешь, но не то. Я не собираюсь учить тебя рисовать или готовить, но кое-что, допустим, то же курение, продаваемый в магазинах алкоголь или некоторые продукты я буду тебе запрещать. Не потому, что я самодур, а потому что это яд. Понимаешь?
  - Вот это я прекрасно понимаю. И не надо мне их запрещать, достаточно просто сказать один раз и объяснить, а не начинать с запрета. Сказать, а не запрещать. Понимаешь?
  - М?
  Кажется, мои слова его удивили. Мужчина несколько секунд сидел молча, смотрел словно в никуда, а затем поморщился.
  - Извини, кажется, я действительно перегнул палку. Ты права.
  Супер!
  - А что с тёщей?
  - В смысле?
  - Та тётка в банке. Ты сказал, что она твоя несостоявшаяся тёща, и это она виновата в том, что я оступилась. Кто она?
  - Ведьма.
  Приподняла бровь, молчаливо требуя продолжения.
  Слааф вздохнул, попытался изобразить нежелание, но я нахмурилась.
  - Долгая вообще история...
  - А мы никуда не торопимся.
  - И не очень красивая.
  - Я переживу.
  - Ты упрямая.
  - Да, мама говорила, что это хорошо.
  Хмыкнув, мужчина качнул головой.
  - Ладно, всё началось около пяти сотен лет назад. Мой прапра... прадед перешел дорогу ведьме. Она его прокляла. Сильно. Прокляла так, что проклятье до сих пор преследует всех мужчин рода. Если до тридцати пяти мы не женимся и не заведём ребёнка, заметь, он должен родиться обязательно в браке, то после тридцати пяти это невозможно в принципе.
  Ага. Сурово.
  Кивнув, что внимательно слушаю, пока мотала на ус.
  - Несколько лет назад, когда матроны всех мастей и сословий поняли, что из всех неженатых кандидатов я чуть ли не самый лакомый кусочек, на меня открыли охоту. Преимущественно мамаши из различных гномьих кланов и их разномастные дочки. Проблема в том, что... - его рука скользнула по моему бедру, отправилась вверх по талии и собственнически легла на грудь, умудрившись захватить её пятернёй. - Гномки не так восхитительны, как ты. Все. Либо маленькие и тощие, либо маленькие и толстые, либо полностью искусственные. Я про силикон. Это длилось три последних года. Знаешь, я терпелив... очень. Но вчера она меня выбесила. Я слегка вспылил, за что она меня прокляла.
  О, господи! Ещё?
  Я даже о его руке на своей груди забыла, хотя первые секунды было неловко.
  - Как?
  - Она знала о том проклятии и слегка его усугубила, - большой палец словно невзначай погладил сосок через футболку, и он моментально отреагировал, затвердев и потребовав продолжения. - Проклятье звучало следующим образом: ни одна женщина, кроме той, что первая войдёт в двери кабинета, не сможет родить от меня ребёнка.
  Ага.
  Ага...
  Э...
  Стоп!
  Озарение почему-то не было радостным.
  - В смысле, это я?
  - В смысле, я был очень счастлив, что это ты. Ти-и-ихо! - я попыталась возмущенно дёрнуться, но он без труда меня остановил, а затем вообще опрокинул на спину и навис сверху. - Катя, не бузи. Я не договорил. Если бы проклятья не было, я бы всё равно на тебе женился. Я решил это до того, ещё позавчера. И на моё счастье первой вошла ты, хотя этого в принципе не могло быть. Это судьба. Потому что если бы вошла не ты, я бы предпочел уехать в горы и стать шаманом, чем жениться на ком-то другом. Понимаешь меня?
  Какой-то частью сознания я его слышала. Но большей частью сознания я была снова обижена. Сильно.
  А потом я тихо уточнила:
  - А когда тебе исполнится тридцать пять?
  - В конце сентября. - И когда мои глаза округлились, он подтвердил мои подозрения. - Этого года.
  - Я против!
  - Против чего? - он искренне удивился моему воплю.
  - Против беременности в ближайшие три месяца!
  - Ка-а-атя... - он посмотрел так осуждающе, что мне почти стало стыдно.
  Почти.
  - Я вообще замуж ближайшие три года не планировала! И слезь с меня вообще!
  - Успокойся.
  - Я с-с-спокойна, - процедив, с угрозой повторила. - Слезь.
  Слааф вздохнул, но сел, тогда как я осталась лежать.
  - Катя, я не собираюсь на тебя давить. Но это... - с досадой потерев лоб, мужчина пожал плечами. Затем с такой непередаваемой грустью на меня посмотрел, что мне стало его искренне жаль. - Почему ты так против детей? Я понимаю, это неожиданно... но тебе ведь уже далеко не восемнадцать. Почему нет?
  Здравый смысл требовал всё взвесить и не торопиться с ответом, а упрямство всё настаивало на своём. Мной хотят воспользоваться. Расправившая плечи паранойя ехидно шепнула: "Я же говорила!".
  А надежда очень хотела поверить, что это просто глупое стечение обстоятельств.
  - Извини. Это очень неожиданно. Мне надо прийти в себя, - отведя взгляд, я тихо добавила. - Если ты не против, мне надо вернуться в кабинет. Поработать.
  Молча кивнув, но при этом откровенно расстроившись, мужчина натянуто улыбнулся и подхватил меня на руки. По пути в кабинет мы тоже не разговаривали, как и в самом кабинете. Я лишь тихо поблагодарила и попросила не беспокоить до вечера. Слааф кивнул вновь и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
  Черт!
  Что за белиберда со мной творится? А просто хорошим мужиком мироздание не смогло меня одарить? Обязательно с подвохом надо было?!
  Работать не было никакого желания. Больше всего хотелось сигарету.
  
  Глава 12
  
  Внятных мыслей не было, как я ни старалась. Некоторое время просто просидела, рассматривая включенный ноут. Открыла почту, удостоверилась, что Татьяна выполнила обещание и прислала мне фотографии.
  Закрыла почту.
  Начала рассматривать татуировку, пытаясь найти хоть что-то понятное. Увы, вензеля были такими, что одновременно походили на буквы и в то же время были обычными завитками. Тёмно-зелёного было больше, но и тёмно-коричневого хватало. Разноцветные линии причудливо переплетались, образуя очень изящный рисунок. Интересно, как я буду объяснять его на работе? В порыве страсти сходила в тату-салон? Точнее, спрыгала. Ага, ночью.
  Недовольно поморщилась и остановила внимание на бутонах. Их было много. Начав считать, насчитала двадцать шесть. Забавно. По количеству лет или это просто совпадение? Бутоны, кстати, были такими маленькими, что если не знать, то некоторые вполне можно принять за пухлые точки. Забавно. Они будут расцветать сами? В смысле, вот так возьмет рисунок и изменится?
  Хотя что это я... Он же возник сам!
  Раздраженно потерев лоб, обхватила голову руками. Не укладывалось. Просто не укладывалось! Я замужем за гномом! Или за орком? В общем, за мужиком, с которым переспала!
  Да-а-а...
  Дожили.
  Нервно хмыкнув, глубоко вздохнула и начала рассматривать кольцо. А он старается. Хотя бы как-то пытается. Кольцо, цветы... Правду вон рассказал. Интересно, всю или нет?
  Любит.
  Кажется.
  Вздохнув снова, посмотрела на телефон. Мне надо было выговориться. Но кому поведать этот бред? С кем поделиться, чтобы меня не занесли в список "сумасшедшая"?
  Словно по волшебству зазвонил телефон, и я даже вздрогнула от неожиданности. Глянула на абонента. Мама?
  - Да, мам? Привет. Что-то случилось?
  - Привет, Катюша. Нет, всё хорошо. Звоню, чтобы рассказать - Лиза дома, и чтобы ты не переживала. Пришла как миленькая, - в тоне родительницы проскользнул отчетливый сарказм. - Не умеет наша принцесса сама о себе заботиться. Ещё и проревелась, что парень её к себе жить не позвал и все мужики сволочи. В общем, думаю, может, хоть сейчас за ум возьмется? Кстати, выслушала о твоём "неандертальце" уйму всего интересного. Он правда невменяемый? Только честно.
  Голос мамули тут же стал строгим, и я иронично хмыкнула. Знала бы ты, какой он...
  - Честно? Он вообще ненормальный. Но говорит, что любит. Забавно, да?
  - Эм... - мама определенно озадачилась, а затем настороженно уточнила. - Он тебя не принуждает?
  - Ну, как тебе сказать... Он меня замуж тащит. Сильно.
  Хотела добавить "уже", но затем поняла, что это точно будет сложно объяснить.
  - И что? Он вообще адекватный?
  - Вообще, да. Очень. Но при этом стоит на своём "люблю и замуж". Других слов и желаний у него нет.
  - А ты? - судя по тону, маме было безумно интересно, как же так я умудрилась вляпаться. Второй день, и уже "люблю и замуж".
  - Я? А мне страшно. Он хороший, я вижу. В смысле, в целом хороший. Большой, симпатичный, умный. Богатый. Настойчивый... очень. А ещё я уйти не могу, и он этим пользуется, - начав откровенно жаловаться, услышала скептичный смешок.
  Да, мама знала, что меня остановить очень сложно. Практически невозможно. И сейчас, видимо, рассматривала два варианта: либо я не слишком хотела уйти, либо мой похититель такой, что даже меня остановить смог.
  Мысль промелькнула, и я скисла. Ответ лежал на поверхности.
  - Значит, воспользовался он тобой, говоришь? Качественно воспользовался?
  - Ма-а-ам! - возмущенно вспыхнув, я не верила своим ушам, а мама хохотала во весь голос. И это моя мама!
   - Говори адрес, заеду после работы, проверю. Познакомимся. Если замуж зовет, значит, я просто обязана оценить его как своего будущего зятя. Заодно вынесу благодарность за Лизку.
  - Э... - растерявшись, потому что адреса не знала, я неуверенно пробормотала. - Я уточню улицу и перезвоню минут через пять, хорошо?
  - Давай, жду.
  Уж не знаю, что она подумала, но прежде чем отключилась связь, я снова услышала, как она хихикает. Моя мама хихикает! Кошмар...
  Кое-как отойдя от шока общения с родительницей, задумалась о том, как бы узнать адрес и как к гостье отнесется будущий зять. Господи, да он ей уже зять! Нервы вновь дали о себе знать, и истеричный смешок вырвался сам собой. Курить хочу! Хочу, и точка!
  Подумав, что кричать через всю квартиру будет глупо, набрала смс: "уточни свой адрес". Тут же что-то пискнуло за дверью.
  Та-а-ак...
  Переведя тяжелый взгляд на дверь, откинулась на спинку кресла и сложила руки на груди. Если бы мой взгляд хоть немного обладал магическими свойствами, то сейчас в двери было бы как минимум две прожженных дырки.
  То ли я хорошо смотрела, то ли он сам понял, что спалился, но дверь открылась, хотя мужчина проходить внутрь не торопился. Стоял в дверях и смущенно тёр шею.
  - Всё слышал?
  - В основном.
  - Адрес говори, - выставив перед собой телефон, тут же начала набирать смс, когда он без запинки отчеканил адрес. - Благодарю.
  Хотела съязвить "свободен", но вовремя прикусила язык. Всё-таки ссориться не хотелось, а это было бы откровенным хамством. О чём разговаривать, я не представляла, да и он не торопился общаться, как и проходить.
  Молчание затягивалось...
  - Я курить хочу, - решив, что стоит его озадачить, я попыталась надавить на жалость.
  Не получилось.
  Слааф недовольно нахмурился, затем кивнул и вышел. Интересно, что он мне предложит? Точно знаю, что не сигареты. Уже почти интересно.
  Мужчина отсутствовал минут десять. За это время я успела просмотреть фотографии, покивать своим мыслям, подумать о том, что стоит добавить небольшой фонтан-источник, а также поразмышлять об освещении.
  Слааф вернулся неожиданно, причём не один, а с подносом, на котором стояло довольно много чего. И кружка с ароматным чаем, и тарелка с фруктовой нарезкой, и вазочка с конфетами, причём преимущественно с леденцами.
  Сигарет, естественно, не было.
  - Спасибо, - немного смущенно поблагодарив, увидела его ответный кивок. Поднос разместился на краю стола, но из-за больших размеров этого самого стола он мне нисколько не помешал. Слааф уже собрался уйти, когда я не удержалась и добавила. - Ты ведь не против, если мама вечером приедет познакомиться?
  - Конечно, нет, - успокоив меня как тоном, так и добродушной улыбкой, мужчина лишь уточнил. - Во сколько примерно?
  - Думаю, около шести.
  - Без проблем.
  И ушел. Мне даже немного стыдно стало, словно я его выгнала. Из его же кабинета. Да-а-а... Екатерина Юрьевна, а вы сатрап. Замужем меньше суток, а уже мужем помыкаете, прям позавидовать впору.
  Мысль промелькнула, но не показалась привлекательной. Почему-то стало грустно.
  Захотелось на ручки...
  Господи, да определись уже! То он гад и сволочь, то на ручки!
  Подумала...
  Да, гад. Но на ручки хочется.
  Фыркнула и поняла, что стоит отвлечься, иначе совсем шарики за ролики поедут. Одно понятно - мне он нравится. И замуж я согласна. И даже не потому, что уже замужем, а потому, что он адекватный. Один из немногих, с кем мне комфортно, причем во всех смыслах. Он меня понимал, он элементарно не лез в душу, пока я ещё сама в себе не разобралась. Дал время...
  Если бы ещё не эти сроки!
  Ну вот почему мы не могли встретиться хотя бы год назад?
  Ай, опять те же мысли!
  Ну вас всех. Далеко!
  Принудительно выгнав все страхи, сомнения и тайные грешные желания, я с удовольствием выпила чай, отправила в рот карамельку и окончательно настроилась на работу. Чувства чувствами, а клуб делать надо.
  И откуда только силы взялись, но я действительно приступила к работе, причём с утроенным энтузиазмом. Старательно изучила план, потом соотнесла его с фотографиями, затем со своими набросками и, наконец, начала создавать цельный образ. Фонтан решила оставить напоследок, чтобы сначала показать его заказчику, а уже после его одобрения или неодобрения доделать угол.
  
  Её эмоции были приглушены, но всё равно он чувствовал каждую, потому что хотел этого всей душой. Сидел в пустой комнате, медитировал и ловил её эмоции, вычленяя и разбирая каждую. Сейчас она успокоилась, и все мысли как одна были деловыми и собранными, что его даже немного забавляло. Деловая такая... Забавная.
  Радовало же то, что она успокоилась. Достаточно быстро. Прав был Ваарр, Катюше необходимо побыть одной, таков её характер. Фантазёрка и замкнутая в себе одиночка, которая втайне желала быть нужной и любимой. Её мечта исполнилась, но так быстро, что она испугалась. Но не побоялась в этом признаться своей матери. Сильная...
  Если бы он только мог отсрочить время! Он бы с радостью дал ей и пять лет, и десять, лишь бы она сама призналась в том, что любит и хочет от него ребенка! Но времени нет... Точнее есть, но очень мало. Хотя, с другой стороны, очень много. Больше трех месяцев. Почти сто дней.
  И сто ночей...
  Не удержался от довольной ухмылки. Сто ночей... звучит как сказка. И это только первые сто ночей. А потом их будут тысячи. Десятки тысяч. Жаль, не сотни...
  Вечерние посиделки с тёщей нисколько не страшили, наоборот, ему было очень интересно познакомиться с женщиной, которая воспитала такую потрясающую дочь. Странно даже, что младшая выросла такой безответственной эгоисткой. Зато старшая буквально идеальна.
  - Лидия Петровна? Добрый вечер, - поздоровался с пришедшей домработницей и уточнил. - Сегодня у меня будет небольшой семейный ужин на троих. Приготовите что-нибудь интересное?
  
  После эмоционального ступора работа спорилась, так что я опять позабыла о времени. Рисование с детства было моей страстью, позволяющей выразить не только свои эмоции, но и мечты вместе с фантазиями. Сейчас было практически то же самое, единственное, что тема фантазии была уже четко определена. Пещерное ретро. Ретро для варвара.
  Для гнома...
  Хмыкнув, улыбнулась. Слааф и гном? Нет, это шутка природы. А вот Слааф и орк... это да, это уже ближе.
  Из творческого вдохновения меня вырвал звук пришедшей эсэмэски. Мама.
  "Буду через десять минут".
  Черт!
  Оглядев себя, скривилась. Мама меня и не такую видела, но сейчас не тот случай.
  - Сла-а-аф!
  Мужчина появился практически сразу.
  - Да?
  - Мама через десять минут будет.
  - Хорошо, - почему-то смущенно отведя взгляд, чем меня моментально насторожил, муженек признался. - Моя будет через пять минут.
  - Ч... Что-о-о?!
  - Моя мама прилетела из Испании, чтобы с тобой познакомиться. Будет через пять минут, - он повторил уже более твёрдо.
  Если бы я стояла - я бы упала. А так ничего... лишь нервно сглотнула.
  Нет, это уже похоже на вселенский заговор!
  - Да мне даже надеть нечего!
  - Ой, брось, было же платье. Наверняка высохло. Его и наденешь.
  Точно!
  Воодушевленно соскочив с кресла, тут же ойкнула и рухнула обратно - я абсолютно позабыла о ноге. А она о себе напомнила.
  - Катя! - рявкнув вслед за моим ойком, Слааф в два счета оказался рядом. - Ты что творишь?
  - Не кричи. Нормально. Я просто забыла. Такие новости... - ворча, пока он брал меня на руки, я тихо уточнила. - У тебя мама добрая?
  - Очень, - широко улыбнувшись, Слааф кивнул. - Батя строгий, а мама добрая. Вот дед, тот вообще тиран.
  - Да, помню. Ты весь в него. Кстати, про одного и того же деда говоришь?
  - Да, про орка. Батин отец погиб больше десяти лет назад.
  - Извини.
  - Да ничего, я уже свыкся. Да и он не был слишком рад выбору отца. Он ведь хотел полноценного наследника... - язвительно скривив губы, мужчина занес меня в спальню и сменил тему. - Давай раздевайся, я вещи принесу.
  Ага. Раздевайся. Хорошо ему говорить. А я вообще-то стесняюсь...
  Не став торопиться, я сначала дождалась, когда Слааф принесет платье и бюстик, и лишь после того, когда он, многозначительно хмыкнув, вышел, приступила к переодеванию. Накраситься бы ещё... Ай, и так красавица. Мельком глянув в зеркало, фыркнула - на голове был бардак. Так, где мои... ага, вот.
  Я ещё расчесывалась и заплеталась, а из коридора уже доносился незнакомый женский голос. Почему-то накатил небольшой мандраж. Свекровь - это вам не мама. Свекровь это... свекровь! Слааф заглянул ко мне как раз в тот момент, когда паника начала набирать обороты. А если я ей не понравлюсь? А если она скандал устроит? А если... А-а-а!
  
  - Катюша? Готова? - огромные паникующие глаза уставились на него, и из женских рук едва не выпала расческа. - Что такое?
  - Я не хочу.
  - Что?
  - Ничего не хочу!
  - Ну, это ты брось, - подойдя ближе, заставил встать и крепко обнял. А затем попытался пошутить. - Трусишка?
  - Да! - нервно дернувшись, Катерина не оценила шутку. - Я тебя-то третий день знаю, а тут уже свекровь!
  - И что? Кать, брось, - склонился и поцеловал кончик носа. - У тебя гормональный срыв, что ли? Чего трясешься?
  - В смысле? - отчетливо побледнев, девушка уставилась на него как на привидение. - Я не беременна!
  - Господи! Вообще-то я о ПМС.
  - Слааф! - наверное, она хотела крикнуть, но при этом умудрилась закашляться. Аж чуть ли не до слёз. - Изверг!
  - Прости.
  - Садюга! - и стукнула его кулачком по груди.
  - Я больше не буду.
  - Маньячина!
  - Да ладно тебе, - со смехом перехватив обе её руки, склонился и снова поцеловал, но уже в губы. - Катюша, всё хорошо. Расслабься. Обещаю вечером массаж, только не нервничай.
  
  - Обещаешь? - посмотрев на него с подозрением, дождалась уверенного согласного кивка. - Я запомнила.
  - Я всегда выполняю свои обещания, - многозначительно улыбнувшись, отчего моментально бросило в жар, мужчина вновь склонился к моим губам.
  Поцелуй был лёгким, но одновременно с этим и крепким.
  М-м-м...
  - Стоп. Идём, - вновь отстранившись первым, Слааф подхватил меня на руки и, пока я пребывала во власти эмоций, вынес меня на кухню. - Мам, знакомься, моя супруга. Катерина.
  Черт!
  - Здравствуйте, - нервно облизнув губы, я попыталась улыбнуться.
  Стоящая у барной стойки женщина была невероятно женственной и весьма красивой. Даже и не скажешь, что Слааф её сын. Стройная, элегантная и очень ухоженная. По таким женщинам сразу видно их доход. Определенно не средний класс. А уж одежда... не вычурная, наоборот, простая - светлое строгое платье с чуть завышенной талией, но оно сидело на ней так, что понятно было сразу - пошито по фигуре на заказ, причем лучшими портными.
  - Добрый вечер, Екатерина, - поприветствовав меня с улыбкой, свекровь осмотрела нашу композицию, и её улыбка стала шире. - Сынок, а у тебя прекрасный вкус. Весь в отца.
  Уф-ф-ф... Вроде пронесло.
  И только я расслабилась, как в дверь позвонили.
  И Слааф не придумал ничего другого, как отправиться открывать дверь со мной на руках. Однако!
  - Мам, привет, - я чувствовала себя невероятно глупо.
  Но судя по ироничному смешку мамы и широкой улыбке муженька, глупо чувствовала себя одна я. Остальных ситуация лишь забавляла.
  - А у тебя губа не дура... - тихо пробормотав себе под нос, мамуля уже громче поприветствовала моего носильщика. - Вячеслав Давидович, если не ошибаюсь?
  - Да, добрый вечер. Но не стоит так официально, можно просто Слааф.
  Расшаркивания завершились тем, что мамуля слегка удивленно кивнула, сняла обувь и отправилась следом за нами. Следующие десять минут я могла лишь улыбаться и кивать - сватьи знакомились. Знакомство проходило бурно, успешно и по его итогам я констатировала - наши мамы нашли общий язык намного быстрее нас. Мало того - они вдруг решили вспомнить наши детские годы.
  Периодически закатывая глаза, я пыталась отрешиться от происходящего, заедая горе вкуснейшим ужином, который, как шепнул мне Слааф, приготовила приходящая домработница. Отрешаться удавалось через раз, потому что мамы усердно втягивали нас в диалог.
  Под конец моя окончательно убедилась, что я в надёжных руках, и когда мужчина подал чай на диваны, которые были расположены чуть дальше обеденного стола (сегодня за хозяина был он, что умилило женщин), мамуля вроде как невзначай поинтересовалась:
  - Слааф, а когда свадьба?
  Я тихо хмыкнула и взглядом предложила ему ответить. Его мама, кстати, почти сразу увидела наши татуировки и тоже достаточно иронично улыбнулась вопросу. Думаю, и моя увидела, но, естественно, не связала это с уже свершившимся браком.
  - Примерно через месяц, - не растерявшись, мужчина уверенно продолжил. - Мы ещё не определились с окончательной датой, но это предельный минимум, за который мы успеем подготовить достойное торжество. Да же, милая?
  Как будто мой голос в этом вопросе что-то решит.
  Неопределенно пожав плечами... я совершила не самый умный поступок. Все трое уставились на меня так, словно я совершила кощунство.
  - Что?
  - Катюша, ты что, не хочешь свадьбы? - как ни странно, вопрос задала свекровь.
  На подобный вопрос, да ещё и с такой участливой улыбкой, буквально напрашивался хамский ответ, но я лишь вымученно улыбнулась. Кажется, я переоценила свои силы, и эти дамы меня уже утомили своей нескончаемой болтовней и обсуждением как нашего детства, так и будущих внуков, которые уже почти... прямо вот-вот.
  - Замалия (свекровь настояла, чтобы я называла её по имени), знаете, мне абсолютно без разницы, когда состоится торжественная часть.
  - Катя... - Слааф попытался приобнять меня за плечи, но я отстранилась, и он не стал настаивать.
  Но обиделся, это я заметила.
  - А почему? - свекровь не отставала.
  Почувствовав, что дело не так ладно, как ей думалось, насторожилась и мамуля.
  - Ну, как вам сказать... - на меня же почему-то напали истеричные смешки. - Какая разница, когда поить и кормить гостей, если сам факт уже налицо?
  - Ты этому не рада? - взгляд свекрови стал невероятно серьезным. Испытующим. Я бы даже сказала, ведьмовским.
  Криво усмехнувшись в ответ, я неопределенно пожала плечами. У меня не было ответа на этот вопрос.
  Замалия поняла всё правильно и перевела потяжелевший взгляд на сына.
  - Слааф, поправь меня, если я ошибаюсь. Катя не знала?
  И столько смысла было вложено в последнее слово, что я неосознанно поёжилась. Надеюсь, моя интуиция ошибается, и свекровь не ведьма. Вот уж чего не надо! Хотя... учитывая, что сам Слааф "капельку" шаман...
  Черт!
  Муженек, кстати, отвечать не торопился. Недовольно и достаточно шумно вздыхал, косился на меня, но ничего не говорил.
  - Сынок? - идеальная бровь свекрови взлетела вверх, а в комнате ощутимо похолодало - таким ледяным был её тон.
  - Да.
  - Что?
  - Да, она не знала! - сорвавшись, мужчина вскочил с дивана и нервно зашагал по комнате. - Мне что теперь, навек быть виноватым? Я объяснился! Я извинился, черт возьми!
  - А ну, тихо! - рявкнув громче сына, свекровь тоже вскочила на ноги.
  А дальше разговор пошел на незнакомом языке. Да такой экспрессивный, что я только диву далась. Вот так темперамент!
  - Катюша... - мама попыталась шепотом привлечь моё внимание.
  - А?
  - Подробности?
  - А мы уже женаты. Он колдун. Вот, - сунув мамуле под нос тату, я тихо добавила, сама безотрывно глядя на ругающихся мужа и свекровь. - По их законам мы уже женаты. В общем, злая я на него.
  - Поня-я-ятно...
  Что было маме понятно, я не совсем поняла, но с вопросами она ко мне больше не приставала. Вместо этого пересела поближе и тоже начала внимательно смотреть на родственников. Единственное, что уточнила:
  - Это какой язык?
  - Понятия не имею. Кажется, орочий. А может, и гномий... Кто их, колдунов, разберет.
  Я сказала в шутку, но мама лишь серьезно кивнула.
  Тем временем ругань набирала обороты, так что мне даже стало немного страшновато.
  Ситуацию спас Ваарр.
  - Добр-р-рый вечер-р-р, гостьи дор-р-рогие. Что шумим? Ай-яй-яй... нехор-р-рошо.
  И если Замалия со Слаафом резко замолчали и даже, кажется, немного пристыдились, то мама вновь шепотом уточнила:
  - Катя?
  - Мам, это Ваарр. Ворон. Очень умный. Ваарр, это моя мама, Тамара Алексеевна.
  - Очень пр-р-риятно, - степенно подойдя ближе, ворон невероятно изящно поклонился. - Знакомиться пр-р-риехали?
  - Д... да.
  Бедная мама.
  То ли ещё будет...
  
  Глава 13
  
  С приходом Ваарра установились относительные тишина и спокойствие. Относительные, потому что, несмотря на то, что и Слааф, и Замалия вернулись на диван, недовольство всё ещё читалось на их лицах. Муженек обиженно пыхтел, а свекровь поджимала губы и бросала на меня непонятные взгляды.
  То есть я во всём виновата, да? Вот спасибо!
  Тишину прервал вопрос мамули:
  - Я прошу прощения, но могу я узнать подробности этого довольно странного дела? Что значит - "уже женаты"?
  К счастью, мама смотрела не на меня, а на новоявленных родственников, причем преимущественно на зятя. Он и ответил:
  - Согласно древним орочьим традициям, женщина, ответившая согласием и проведшая с мужчиной ночь, считается его супругой.
  Наверное, я должна была смутиться, но я лишь поморщилась. Сомневаюсь, что окружающие не в курсе, что я тут не просто так утро встретила.
  Слааф же продолжал:
  - Случается и такое, что высшие силы не дают согласие на брак, но в нашем случае они полностью согласны с нашим решением.
  Его заявление меня так возмутило, что я не удержалась, хотя думала, что сумею не вспылить при всех и выяснить отношения уже наедине. Не получилось.
  - Поправочка! С твоим решением! Если бы я знала...
  - То что? - оборвав меня на середине предложения, мужчина недовольно сузил глаза, отчего моментально растерял всё своё обычное добродушие и действительно превратился в грозного варвара.
  - То не сказала бы "да"! И ты это прекрасно знал и знаешь! - прошипев, поняла, что ругань сейчас пойдет на новый виток, и решила избежать её единственно возможным способом - покинуть поле боя.
  Даже встать успела.
  К сожалению, это всё, что я успела сделать.
  Слааф так резко сорвался со своего места, что я элементарно не удержалась на одной ноге и, отшатнувшись от неожиданности, вновь рухнула на диван.
  - Катя! - судя по испуганному возгласу муженька, он беспокоился о моей травме намного больше меня, и теперь в его глазах было море раскаяния и озабоченности. - Тебе нельзя ходить!
  - А я и не собиралась, - буркнув, сложила руки на груди и закинула ногу на ногу. Отвернулась от него и пожаловалась маме. - Вот так во всём. Шагу ступить не дает.
  Хотела добавить "ещё и сигареты спер", но вовремя прикусила язык. Мама о моём маленьком пагубном пристрастии не знала.
  - Заботливый, - задумчиво протянув, словно для себя, мама, судя по озадаченно нахмуренному лицу, слабо представляла, как реагировать. - Ну что сказать... Я заранее прошу прощения за свои слабые знания в этом вопросе, но почему вы считаете себя орком?
  Вообще-то мама логопед. В какой-то мере медик. Нет, в целом она была знакома с миром фэнтези (я приучила), но, как и я до последнего времени, думала, что это не более чем вымысел. И если я порой задумывалась о том, что не прочь прикоснуться к сказке более плотно, чем просто чтением, то вряд ли она думала точно так же.
  Вопрос позабавил свекровь, и она иронично уточнила:
  - Если быть честными до конца, то мой сын орк лишь наполовину. По отцу он гном.
  Скептично-удивленное мамино лицо было достойно полотна маститого художника, а уж оценивающий взгляд, которым она окинула моего поморщившегося муженька, так и вовсе отхватил бы премию как минимум "Грэмми".
  - Я в деда пошел, - ворчливо объяснив свои ну никак не гномьи габариты, Слааф вновь сел. - Тамара Алексеевна, поверьте, моя раса в данном вопросе момент абсолютно несущественный. Я ничем не отличаюсь от обычного человека, если только чуть иной энергетикой. Уверен, вам известно такое понятие, как "шаманизм".
  - Да, конечно.
  - Считайте меня потомственным шаманом.
  Мама недоверчиво хмыкнула и покосилась на меня.
  А я что? Я кивнула.
  Она снова внимательно осмотрела зятя... и вынесла вердикт.
  - Катюша, я, конечно, не слишком рада тому, что всё так стремительно происходит, но раз уж происходит и "высшие силы" не против, то сомневаюсь, что я в этой ситуации что-то смогу решить. В любом случае это ваше личное дело, и решать его вам двоим. Ты у меня девочка уже большая, неглупая, так что... - пожав плечами, мама молча завершила свой монолог.
  Понятно.
  Сама вляпалась - сама и разбирайся.
  В целом иного я и не ждала от этой встречи, прекрасно понимая, что мама права. Это моя жизнь, и только мне решать, как и с кем я буду её жить.
  Осталось донести эту мысль до родственников.
  Криво улыбнувшись мамуле, мельком глянула на часы, расположенные на одной из стен, и с удивлением отметила, что с момента прихода гостей минуло уже больше полутора часов. И не сказать, что я устала, но определенно была уже не прочь побыть одна. Допустим, на балконе с сигареткой...
  Протяжно вздохнув, привлекла к себе внимание всех без исключения. И если мама и свекровь одинаково понимающе улыбнулись, то Слааф недовольно нахмурился.
  - Нет-нет, всё в порядке. Ногу немного тянет, - не слишком солгав, потому что нога действительно немного ныла (са-а-амую малость), я натянуто улыбнулась. - Замалия, а вы к нам надолго? Одна или с Дариной?
  - Ой, нет, одна, - поддержав тему, свекровь печально вздохнула. - Да и ненадолго, всего на пару дней. У дочки сейчас очень непростой период в энергетическом плане, так что даже недолгие перелеты ей противопоказаны. На свадьбу мы обязательно прилетим, я постараюсь настроить её позитивно, но раньше, боюсь, никак не получится. Так что уж простите, но лучше вы к нам. - Чуть помолчала, но судя по её расстроенному вздоху, женщина была искренна, чем очень располагала. Затем вздохнула вновь, но уже иначе - словно сбрасывая грусть и настраиваясь только на хорошее. - Я очень рада с тобой познакомиться, Катюша, и надеюсь, что ты всё-таки не очень злишься на моего сына. Он бывает порывист и горяч, но не со зла, поверь. Искренне желаю вам достичь взаимопонимания как можно быстрее, причем по всем важным вопросам. А сейчас прошу прощения, но мне пора. Мчалась к вам с аэропорта так, что даже мужа не успела повидать.
  Тихо рассмеявшись, Замалия встала и, шагнув ко мне, крепко, но аккуратно обняла.
  Слааф отправился её провожать, оставив нас с мамой одних, но вернулся буквально спустя пару минут. Мамуля же, видимо, решив тоже не мешать "молодоженам", также поднялась.
  - Катюша, думаю, всё уже сказано, да и знакомство состоялось такое, что стоит слегка прерваться на осознание, - наши кривые ухмылки были абсолютно одинаковыми. - Давай, солнышко, созвонимся.
  Ещё через пару минут мы окончательно остались одни, даже Ваарр куда-то под шумок испарился. Не став подходить сразу, Слааф замер в арке и, опершись плечом о стену, сложил руки на груди, начав прожигать меня одновременно и недовольным, и задумчивым взглядом.
  Я не выдержала первая.
  - Что?
  - Нет, ничего.
  - А что тогда так смотришь?
  - Так... просто так, - вздохнув, он отлепился от стены и, подойдя ближе, обессиленно рухнул рядышком, умудрившись сделать это так удачно, что его голова оказалась у меня на коленях. - Кать, не злись. Ну не виноват я. Оно само. Веришь?
  Скептично осмотрев его раскаивающееся лицо, поджала губы. Лицедей... иначе даже и не скажешь.
  - Хочешь луну с неба?
  Вопрос был задан с такой надеждой, что я не удержалась - улыбнулась.
  И отрицательно мотнула головой.
  - А звёзды? Я могу.
  - И что я буду с ними делать?
  Мысленно покачав головой, поняла, что он тот ещё манипулятор - его позиция была невероятно выгодной, а мне даже руки толком некуда было деть - либо поднять, что глупо и неудобно, либо на него сложить.
  Естественно, я выбрала второе, так как в таком положении ругать провинившегося варвара было бы кощунством. Так, правая рука практически рефлекторно легла ему на макушку, а левая на грудь, отчего он моментально довольно прищурился, как кот, объевшийся халявных сливок.
  - А что обычно делают со звёздами? Можно потолок украсить, можно в украшения вставить. Батя сейчас уже редко практикует, но уверен, не откажет сделать своей любимой невестке отменный гарнитур.
  - Хорошо, я подумаю, - кивнув на полном серьезе, немного помолчала, а затем тихо уточнила. - Вы о чем с мамой ругались? Только честно. Ни слова не поняла. Кстати, какой это язык?
  - Орочий. Если вкратце, то в основном это был нелитературный и непереводимый. Дед у меня в этом спец, а мама в этом плане вся в него, - криво усмехнувшись, Слааф умудрился пожать плечами. - А если с подробностями, то она очень злилась на то, что я поступил так же, как в своё время поступил отец.
  - О? - признание удивило, и я с интересом потребовала. - А поподробнее?
  - Они познакомились, когда отцу было тридцать, но поженились буквально за две недели до критичного срока - мама даже не подозревала о его чувствах, считая его очень хорошим другом, а отец был очень стеснительным в этом плане. А ещё она до последнего не знала о проклятии. Всё самое главное произошло, когда они путешествовали в горах, куда отец пригласил её на свидание, и гроза застала их в одном из труднопроходимых ущелий. Гномы в ущельях спецы... Во-о-от. - В его глазах отразилась пелена воспоминаний, и мужчина проказливо улыбнулся. - А ещё мама очень боится грозы, и я уверен, на тот момент батя это уже знал. В общем, в той пещере они провели трое суток. На четвертые их обнаружил дед, ну и, сама понимаешь, понял всё с полувзгляда, кто и чем всё это время занимался, и провел ритуал бракосочетания там же. Как потом подсчитали, мама была уже беременна мной, так что дед был прав на все сто.
  Да-а-а... сурово.
  - И сильно она злилась?
  - Очень! Батя вплоть до моего рождения у неё прощения просил.
  Не став скрывать и тем самым дав мне очередную порцию информации для размышления, муженек довольно потянулся.
  - Катюша, поверь, всё хорошо. Просто поверь. Ну, вот скажи, чего ты боишься, что так злишься? Злость же обычно появляется от страха и неизвестности, верно?
  - Не всегда, - укоризненно поджав губы, качнула головой. - Иногда злит отсутствие выбора и когда решение принимают за тебя. Знаешь, я даже скрывать не буду - через месяц-другой твоей настойчивости, которая буквально сметает всё на своём пути, я бы наверняка ответила согласием. Сама!
  Не удержалась и рыкнула.
  А этот неандерталец только расхохотался довольно. У-у-у, гад лысый! Даже за волосы не схватишь, чтобы оттаскать от души!
  - Не злись, - накрыв мою левую руку своей, мужчина лукаво улыбнулся. - Обещаю, я буду стараться так, что ты скажешь мне "да". Сама. Договорились?
  Это он меня спрашивает?
  Иронично хмыкнув, кивнула. Что ж, мне будет интересно на это посмотреть.
  - Вот и славно. Решено. Ты сегодня ещё будешь работать или ну его?
  - Буду, - уверенно кивнув, тем самым заставила его печально вздохнуть. - И не вздыхай. Кто клуб хочет?
  - Я.
  - Значит, вставай и неси меня работать, - развеселившись от того, как это прозвучало, похлопала его по груди, и муженек не стал тянуть - подскочил, услужливо поклонился, затем подхватил меня на руки и со смехом (я вообще хихикала как дурочка) отправился в кабинет.
  Там меня усадили в кресло, уточнили, не надо ли чего, огорчились, когда узнали, что ничего не надо, и наконец удалились.
  Уф!
  Слава всем высшим и остальным силам! Я одна!
  Первые минут десять я, наверное, вообще ни о чем не думала, пытаясь прийти в себя и просто осознать, что одно из самых знаменательных знакомств позади. Будут ещё свёкор и сестрёнка, но, думаю, с ними будет проще. По крайней мере, надеюсь на это.
  Вздохнув пару раз, обозрела фронт предстоящих работ, сосредоточилась, вспоминая, на чём закончила, и приступила непосредственно к делу. Единственное, что Бете отписалась, что пока проды не предвидится, потому что с неба упал один из тех заказов, которые зовутся знаменательными, и пока я его не отработаю, никаких "налево".
  "Жаль. Ну да ладно, удачи. Если будет что - пиши, с удовольствием почитаю"
  "Обязательно"
  Успокоив свою совесть, я уже без сомнений занялась рисунками в стиле "пещерное ретро". Вообще стиль мне и самой очень импонировал, так что отдавалась я делу с душой, не замечая, что за окном темнеет всё стремительнее. Света от ноутбука да от настольной лампы было предостаточно, так что меня крайне возмутило, когда надо мной навис кто-то большой и раздраженно пыхтящий.
  Подняла лицо, проморгалась, нахмурилась.
  - Что?
  - Час ночи.
  - Правда что ли?
  Вместо ответа Слааф недовольно поджал губы, а мой желудок согласно буркнул.
  Черт.
  - Давай, ужин и спать.
  - Вредно спать сразу после еды.
  - Вредно есть так редко, - заявление, как и последовавшие за ним действия были категоричны и не оставили мне выбора - мужчина отвернул кресло от стола с намерением взять меня на руки.
  Я лишь успела буркнуть, что необходимо сохранить работу на ноуте, и мне дали аж пять секунд, чтобы это сделать. После этого приватизировали моё тело и отправились на кухню. Невероятно вкусные горячие бутерброды с ветчиной, сыром и помидоркой составили компанию сладкому чаю. Я даже решила не злиться на его тиранию, а милостиво позволила сделать мне ещё один бутерброд.
  - Прошу, - поставив передо мной тарелку, Слааф и сам не отказал себе в позднем ужине, тут же изъяв второй бутерброд и начав уничтожать его с потрясающим аппетитом. - Много сегодня успела?
  - Да, всё хорошо. Думаю, завтра уже перейду к оформлению второго этажа, а послезавтра и административной части. Дня три, максимум четыре. А что?
  - Нет-нет, просто уточняю.
  И такой загадочный у него был при этом вид, что я насторожилась. Нахмурилась даже. А он аж руками замахал, видимо, пытаясь заверить меня в отсутствии всякого умысла. Ну-ну... почти верю.
  Наконец последний кусочек был доеден, чай допит... а передо мной встала неслабая такая дилемма. Вот стопудово мы сейчас пойдем в спальню и там... В общем, сомневаюсь, что мы будем спать. Точнее будем, но не сразу.
  Наверное, каждая мысль отразилась на моем лице, потому что муженек не замедлил поинтересоваться:
  - Что такое?
  - Я сейчас в мучительных раздумьях.
  - О? - начало его заинтересовало.
  - Только честно.
  - Конечно.
  - Я уже беременна?
  - Эм-м-м...
  Судя по его растерянному взгляду, он не знал точного ответа. Понятно. Нет, с одной стороны, я его понимаю, чтобы стать отцом, у него есть всего три месяца. С другой стороны, я не готова вот так! Да я даже не задумывалась об этом! И если честно, то я предпочла бы ещё годик-другой повременить с этим непростым делом "дети".
  А повременить - это в смысле надо будет предохраняться. И вот как сказать ему о том, что я хочу предохраняться, когда для него это практически смерти подобно?!
  - Так, погоди, - встав, мужчина несколько заторможенно убрал посуду со стола, перемыл, расставил и только после этого вернулся ко мне. Не стал садиться в кресло, а присел передо мной на корточки и взял мои пальцы в свои ладони. - Давай заново. В чем проблема? Ты не хочешь?
  - Нет.
  Внешне он не расстроился, лишь чуть нахмурился.
  - А почему?
  - Потому что не думала об этом. Скажем так - мне надо свыкнуться с этой мыслью. Обдумать. Осознать, что я готова. Это очень серьезный шаг.
  - Да... - нахмурившись ещё больше, мужчина отвёл взгляд. - То есть... А сколько тебе понадобится времени?
  Несмотря на двусмысленность и сложность ситуации, я искренне не хотела его расстраивать, поэтому неуверенно предложила свой минимум:
  - Давай хотя бы неделю? Лучше две.
  - Хорошо, - моё предложение его искренне обрадовало, так что на ноги Слааф вставал, уже широко улыбаясь. - В ванну пойдем?
  - Если только ноги помыть, - неуверенно протянув, не могла понять, к какому он сам пришел решению. Мы будем предохраняться (как?!) или у нас элементарно не будет секса (Я против! В смысле я за секс!).
  - А ещё я обещал тебе массаж. - уже взяв меня на руки и продвигаясь в сторону ванны, муженек уточнил. - Помнишь?
  - Помню.
  Точнее вспомнила, когда он напомнил.
  - Это хорошо, - загадочно протянув, мужчина ещё загадочней улыбнулся, так что я окончательно смешалась, не представляя, что он задумал.
  Разве может "просто" массаж произойти после всего этого?
  Я оказалась права. Первым делом мы провели предварительную подготовку - умылись, почистили зубы, смазали и перебинтовали мою пострадавшую ногу и к тому времени, когда я окончательно успокоилась и даже начала зевать, Слааф и показал, что же он имел в виду, когда наводил на себя загадочность. Сначала он меня раздел. Полностью. Неторопливо и с удовольствием, заставив меня смущенно краснеть и пытаться прикрыться. Естественно все мои попытки были задушены на корню. Затем он разделся сам, причем не в пример быстрее. Просто р-р-раз и он уже голый.
  И краси-и-ивый... аж сама себе позавидовала, когда получилось сглотнуть.
  Моя реакция естественно не прошла мимо варвара, который наверняка делал это с умыслом и, довольно оскалившись, он одним-единственным уверенным движением перевернул меня на живот. Я даже пискнуть не успела, даже подумать об этом.
  - А-а-а?..
  - Расслабься.
  Легко сказать!
  Напряженно прислушиваясь к тишине, не удержалась от улыбки, когда эту самую тишину нарушили тихие звуки релаксирующей музыки. Понятия не имею, что он включил и на каком носителе, но это было более, чем уместно. Незатейливые, но очень нежные звуки природы: льющаяся вода, мелодичные трели певчих птиц, и шелест молодой листвы.
  А затем меня коснулись его руки. Аккуратно, бережно, невероятно ласково. Тёплые, сухие, очень уверенные и настойчивые. Первым делом они прошлись по плечам, вдоль позвоночника и по бокам. Погладили ягодицы, и, не дав мне насладиться прикосновениями, вновь вернулись к плечам.
  Удивляясь его профессиональным движениям, я делала это молча, хотя порой так и подмывало то крякнуть, когда движения становились жестче, то замурлыкать, когда они сменялись легкими поглаживаниями.
  Не став слишком долго разминать плечи и спину, которые действительно в этом нуждались после многочасового сидения за столом, Слааф перешел на ноги, и тут я уже закусывала губу и мысленно томно вздыхала, не решаясь делать это вслух.
  Ибо ноги он разминал не менее усердно, но абсолютно безболезненно, а наоборот, вызывая возбужденные мурашки, которые предпочитали скапливаться под его пальцами, чтобы потом разбежаться по всему телу, естественно не минуя низа живота. Там им нравилось больше всего, и уже совсем скоро я плюнула на приличия и позволила ему узнать, что голос у меня всё-таки есть.
  - Ещё-о-о...
  - М?
  - Да! Там! - моя попытка перевернуться и показать, где и как именно надо, была задушена на корню - он просто придавил меня к кровати ладонью, нависнув так низко, что я почувствовала жар его тела. - Слааф!
  - Я ещё не закончил.
  - Да мне и так уже хорошо!
  Моё заявление вызвало радостный смех, и мне достался бонусный поцелуй за ушком и огромная пятерня, сжавшая ягодицу. Когда розовый туман позволил мыслям сложиться в слова, я удовлетворенно констатировала.
  - Ой, так ещё лучше. А давай ещё?
  Дал.
  Массаж неуловимо перешел из разминающего в эротический, к пальцам подключились губы и язык, заставляя меня уже не просто стонать и выгибаться, а требовать и канючить, когда мои требования не выполнялись. На спину я перевернуться не могла, как ни пыталась и поэтому не могла перейти от слов к действиям.
  - Слааф!
  - М?
  - Изверг!
  - Не-е-ет, - протянув со смешком, он куснул меня за мочку уха и жарко прошептал. - Просто я так долго тебя ждал, что просто не могу насладиться.
  - А давай ты меня сначала... - на секунду замявшись, чтобы подобрать то самое слово, не успела мысленно перебрать все имеющиеся, чтобы озвучить самое верное и приличное, как он понял меня и без слов. - Да-а-а...
  Если бы я не была главным действующим лицом, я бы, наверное, подобрала массу красочных эпитетов, которые бы отразили суть происходящего, но это было невозможно. Невозможно выразить обычными словами ту гамму чувств и эмоций, которые он мне дарил. Именно дарил!
  Из-за ограниченности действий я могла лишь принимать его ласки, мало что отдавая взамен, но судя по его тихому, но невероятно страстному шепоту, ему этого не требовалось. Поцелуи сменялись поцелуями, движения из медленных и томных становились более резкими и быстрыми, шепот прерывался стонами, причем уже непонятно чьими, а волны неведомого ранее удовольствия становились всё насыщеннее и неумолимее.
  И в какой-то момент пришло оно - долгожданное цунами.
  - Сла-а-аф!
  Это был не мой голос, потому что никогда я не кричала так громко и пронзительно. И почти сразу я поняла, что он не солгал - он правда сумел подарить мне звезды. Миллионы, миллиарды сверкающих и обжигающих своим сладким светом звёздочек, которые кружились вокруг меня, проникали под кожу, но не сжигали, а дарили такие восхитительные ощущения, что хотелось продлить эти мгновения навечно.
  - Да-а-а!
  Внутри резко опустело, но не успела я возмутиться, как на спину пролилось горячее семя, а затем его придавил такой же горячий мужчина, буквально рухнув на меня без сил. Это так развеселило, что я даже забыла возмутиться, вместо этого хихикнув и заурчав от удовольствия.
  - Что смешного? - поинтересовавшись мне на ухо хриплым шепотом, Слааф, кажется, был слегка возмущен моей реакцией.
  - Теперь мы бутербродик, - хихикнув снова, чуть повела плечами, устраиваясь поудобнее. Удивительно, но его вес ощущался так приятно, словно меня накрыло тёплым пуховым одеялом.
  Невероятно комфортные ощущения!
  - Интересные у тебя фантазии, - удивленно констатировало моё одеяло и попыталось лечь рядом, но замерло, когда я возмущенно "эйкнула". - Что?
  - Полежи так ещё немного.
  - Раздавлю же.
  - Не-е-е, - довольно вздохнув, ещё довольнее выдохнула. - Это здорово. Просто здорово. А ты где научился делать массаж?
  - У деда. Он потомственный шаман, - всё-таки не поверив, Слааф скользнул вбок, но не оставил меня в одиночестве, развернув к себе лицом и прижав крепко-крепко. - Он многому меня научил, можно сказать первую половину жизни я провел с ним. К сожалению, сразу было ясно, что полноценного шамана из меня никогда не получится, так что в шестнадцать я отправился познавать большой мир, который познаю до сих пор.
  В этот момент его пятерня вновь расположилась на моих ягодицах, словно показывая тем самым, что за мир он сейчас познает. Скользнула выше, замерла, коснувшись липкой биомассы, а затем под мои возмущенные писки размазала её по моей спине.
  - Ты что творишь?!
  - А что? - хохотнув, он не собирался признаваться в правонарушении. - Между прочим, очень полезно для кожи. Не возмущайся, сокровище.
  - Я теперь липкая!
  - Завтра смоем, не переживай, - беспечно отмахнувшись, мужчина закрепил свой вердикт крепким поцелуем и следом категорично заявил. - Спи, Катюша, уже поздно. Сладких снов. Обещаю, утром будет продолжение.
  Успокоил!
  Смешливо фыркнув, уже сама поцеловала своего варвара и, устроившись поудобнее, заснула буквально в одну секунду.
  И сны мне снились... у-у-ух, сладкие!
  
  Глава 14
  
  Я далеко не сразу поняла, что сон сменился реальностью, потому что снился мне как ни странно Слааф, причем далеко не в приличных позах. И тут...
  - О-о-оу...
  - Доброе утро, - поцелуй в шею был таким страстным, что мои глаза распахнулись моментально, и сон как рукой сняло. - Нет-нет, ты спи... спи...
  Ага! Скажет тоже! Какой спи, когда тут такое и без меня?! Нет уж! Тоже хочу поучаствовать!
  С азартом завладев ушами супруга (просто первое, что под руки попалось), пока он губами исследовал сначала одну грудь, а затем вторую, я почти сразу забыла, что хотела, поэтому пальцы перебрались на плечи, затылок, лысую макушку, спину...
  - Сла-а-аф...
  Никогда не думала, что я настолько бесстыжая, но этот мужчина снова и снова умудрялся доводить меня до такого состояния, что здравый смысл махал рукой и уходил, оставляя меня во власти безумства и сладострастных возгласов. Краснеть было бессмысленно, потому что это...
  Это было потрясающе! Волшебно, непередаваемо, уникально...
  И...
  И снова Слааф в первую очередь позаботился о том, чтобы я достигла оргазма, и лишь после этого подумал о себе, умудрившись на этот раз испачкать мне живот.
  - М-м-м... - и снова я протестующее замычала, потому что не успела в полной мере прочувствовать внутри себя жар, излившийся на меня снаружи, а не там, где было положено природой. Так, как было в прошлую ночь. Тогда было лучше! Намного лучше! Тогда было правильнее...
  Нет, так дело не пойдёт!
  - Сла-а-аф, - я чуть прищурилась, обняв лицо прерывисто дышащего мужа ладонями и заглянув в его глаза, затянутые ещё не развеявшейся страстью, - я тут подумала... В общем, я согласна. Ну её, мою паранойю. Девочка я уже большая, а у нас в запасе всего три месяца. В любом случае живот начнет расти далеко не сразу, да и токсикоз совсем необязателен. А дети это здорово. Как думаешь, мы успеем?
  Если в самом начале моих слов муж просто отстраненно улыбался, не сильно вслушиваясь в смысл того, что я говорю, то под конец его взгляд стал настолько шальным и счастливым, а улыбка широкой и белозубой, словно это не он, а я ему сейчас подарила все-все звёзды, а в довесок ещё и луну.
  И всё-таки он очень красивый... Я даже залюбовалась.
  - Катюша, мы будем стараться, поверь. Мы будем очень-очень сильно стараться, и у нас обязательно всё получится. Для этого необходимо тренироваться ежедневно, причем как можно чаще, активнее и...
  Кода Слааф начал воодушевленно убеждать меня, что беременность конечно дело непростое, но так как нам очень надо, то мы с этим обязательно справимся, надо лишь подойти к решению вопроса как можно активнее и ни в коем случае не лениться, я не удержалась и расхохоталась, замахав на пошляка руками и, сквозь смех заверяя, что всё поняла, прониклась и согласна.
  - Точно согласна? - его прищур был с несомненным подтекстом, но я была настолько довольна чудным пробуждением, что просто кивнула. - Ах, ты моё сокро-о-овище...
  Мне достался долгий, чувственный поцелуй, окончательно убедивший моё скептичное здравомыслие, что я приняла верное решение и пора расслабиться и окончательно довериться. Рой горячих иголочек пробежал по правой руке от запястья до локтя, а когда я туда покосилась, то не смогла удержать понимающей усмешки - все как один бутоны стали больше и казалось ещё немного, ещё чуть-чуть и они раскроются, став полноценными цветами.
  Неудивительно. В груди было столько щемящей нежности к варвару, который сумел всего за несколько дней перевернуть мой мир с ног на голову (а может наоборот?) и доказать, что заботливые и порядочные мужчины существуют и мало того, я уже замужем (ох, мамочки!) за самым ярким представителем мужского племени, что можно было только удивляться, почему татуировка ещё не расцвела в полной мере.
  О! Точно! Очень интересная мысль пришла в голову, и я поторопилась ею поделиться.
  - Слааф, а беременность отражается в тату?
  Мужчина, в этот момент натягивающий брюки, стоял на одной ноге, так что чуть не рухнул на пол, успев сгруппироваться и упасть на кровать.
  - Аккуратнее! Хватит нам одной контуженой меня, - я хихикнула и погрозила мужчине пальцем, пока он выпутывался из одежды и надевал брюки на положенное им место. - Так что? Ты что так переполошился?
  - Забыл!
  - Что забыл?
  - Что ты права, - шумно выдохнув, Слааф обогнул кровать и присел рядом со мной. Склонился, поцеловал и невероятно серьезно продолжил. - Катюша, прости меня, оболтуса, но я совершенно забыл, что татуировка может отражать не только факт замужества, но и текущее состояние женщины, достаточно лишь оговорить её парой дополнительных фраз. Давай руку, посмотрим. Кажется...
  Мужчина на пару секунд задумался, прикрыв глаза, а затем уверенно кивнул, поднес моё запястье к своим губам, что-то крайне неразборчиво пробормотал и дунул, отчего кожа тут же покрылась морозными мурашками.
  Было капельку щекотно, но больше загадочно. Закусив губу, я с интересом ждала продолжения, которое последовало почти незамедлительно - Слааф открыл глаза, внимательно осмотрел мою руку...
  И я без слов поняла, что это выражение дикого счастья на его лице может значить только одно.
  Я уже беременна.
  Кхм...
  Пару секунд я решала вопрос мирового значения - поскандалить или нет. Затем прикинула, что толку всё равно не будет, да и утро мне устроили такое, что после него было бы настоящим кощунством портить чудный день. Так что...
  - А мальчик или девочка?
  Мой тихий вопрос вырвал муженька из экстаза, и шальной взгляд переместился с руки на моё лицо, а Слааф счастливо выдохнул.
  - Мальчик...
  Затем сморгнул, попытался придать лицу более серьезное выражение и робко (уж чего не ожидала, так этого!) уточнил, при этом начав поглаживать мои пальчики:
  - Ты не злишься?
  - Какой интер-р-ресный вопрос... - я всё-таки решила немного повредничать, но стоило мне это сказать, как на лице сидящего напротив мужчины поселилась мировая скорбь и раскаяние, так что закончила я уже совсем другим тоном. - Ой, ладно тебе! Как будто я вообще могу на тебя злиться! Но с тебя завтрак! И на ручки! И...
  Вот тут моя фантазия забуксовала, потому что я неожиданно поняла, что ничего не хочу. Вот ровным счетом ничего. Забавно даже...
  - И? - Слааф уже умильно улыбался, наверняка сообразив, что гроза прошла стороной и Армагеддон отменяется.
  - Я ещё не придумала, - проворчав, села, закинула руки на плечи муженьку и притянула к себе поближе и, стараясь не рассмеяться, пригрозила прямо в губы. - Но должен ты мне будешь до конца наших дней.
  - Договорились, моё сокровище. Начнем с завтрака?
  - Да, с завтрака. Хотя нет! Куда ты смотрел и что увидел? - я подняла руку с татуировкой, акцентируя на ней внимание.
  - Начал проявляться браслет на запястье.
  - Ага... - это действительно было так, но если бы Слааф не ткнул пальцем, я бы подумала, что это игра воображения - новые линии и завитки были видны едва-едва. - А пол ребенка?
  - Об этом говорит форма завитков. Когда девочка - они более закругленные.
  Чудно. Значит, мальчик.
  Известие было настолько неожиданным, что элементарно не укладывалось в голове, и я поняла, что пока не время об этом думать. Беременна и хорошо. Мальчик? Ещё лучше.
  Но завтрак ждать не будет! Да и в ванную комнату было бы неплохо наведаться, так что...
  - Сла-а-аф, - я убрала руку и загадочно прищурилась. - На ручки!
  Муж крайне ответственно подошел к этому делу, и спустя буквально двадцать минут я была чистой, одетой, перебинтованной, и транспортированной на кухню. Там меня усадили в кресло, а сам Слааф, явно пребывая в розовых мечтах (это крупными буквами читалось по его лицу), начал накрывать на завтрак, вслух размышляя о том, что алкоголь мне нельзя, кофе тоже. Работать максимум до десяти и с перерывами...
  - Сто-о-оп! - возмутилась я громко и протяжно. - Не так быстро! Я беременна всего два дня, а ты уже начинаешь решать за меня! Слааф, мы так не договаривались!
  Вместо того, чтобы покаяться и заверить, что пошутил и больше так не будет, мужчина поставил передо мной тарелку с омлетом и зеленью и с непередаваемой ухмылкой заявил.
  - Катюша, вообще-то это само собой разумеющееся. Я, как муж и глава семьи, имею право решать за нас обоих. К тому же я знаю, как лучше.
  - Чего-чего? - вот тут я всерьёз запереживала о том, что у меня начались слуховые галлюцинации. - Ты серьёзно?
  - Более, чем.
  Мужчина сходил за своей тарелкой, вернулся, сел и я увидела, что он действительно собран и деловит. Однако после пары секунд рассматривания моего хмурого лица, Слааф шумно выдохнул и потер лоб.
  - Извини. Забыл. Забыл, что ты воспитана иначе. Кать, я понимаю, что ты умная и образованная девушка и на дворе давным-давно двадцать первый просвещенный век, в котором все равны, а некоторые даже ровнее. Но!
  Мужчина снова шумно выдохнул и именно этот непростой момент решил выбрать Ваарр, чтобы важно прошествовать к нам на кухню и не менее важно склонить голову.
  - Добр-р-рое утр-р-ро.
  - Доброе, - я кривовато усмехнулась, затем покосилась на хмурого супруга и снова перевела внимание на ворона, за которым как привязанная кралась Норри, сев сразу же, как только ворон остановился. - Ваарр, могу я обратиться к вам за помощью в решении непростого вопроса?
  - Кне-е-ечно, - ворон так загадочно блеснул глазками-бусинками, что я заподозрила его в том, что он уже давно всё знает и так. И на кухню он вошел как никогда вовремя, как впрочем и в предыдущие разы.
  Естественно начала с предисловия.
  - Я уже беременна.
  Слааф почему-то сдавленно хмыкнул в кулак, а ворон лишь кивнул, предлагая продолжить.
  - И вот он! - вилка обличительно указала на хозяина квартиры. - Думает, что теперь может командовать мною и тем, что мне есть, пить и сколько работать. Так нельзя! Я против!
  Внимательно меня выслушав, ворон покачал головой, взлетел на барную стойку и несколько раз прошелся туда-сюда.
  Та-а-ак. И что бы это значило? Ваарр со Слаафом солидарен, что ли?! Ой, зря!
  Я уже собралась возмутиться вслух, когда ворон наконец решил ответить.
  - Катер-р-рина, в целом Слааф прав. Он мужчина и глава семьи... Но! - коготь, поднятый вверх, призвал к вниманию, а затем был наставлен на пресловутого "главу". - Не так категор-р-рично. Сядьте, обсудите, согласуйте. Никаких тр-р-ребований и жестких условий, - ворон как-то по-особому посмотрел на Слаафа, отчего тот неожиданно смутился (какая-то общая тайна, да?). - А вообще - поздр-р-равляю. Мальчик?
  - Мальчик, - я не удержалась и улыбнулась.
  Всё-таки ворон-психотерапевт это круто! А самое чудное в том, что он сказал то, что пришлось мне по душе.
  - Молодцы, - Ваарр добродушно кивнул и отправился на подоконник, где стояли его тарелочки с завтраком. - Пр-р-риятного аппетита.
  - Приятного, - настроение снова вернулось на отметку "благодушное", и я с удовольствием разделалась с содержимым своей тарелки, не забыв поблагодарить своего персонального шеф-повара. - Всё очень вкусно, спасибо. Чай с молоком, пожалуйста.
  - И кексом, - мне продемонстрировали шедевр кулинарного искусства, который каким-то непостижимым образом оказался в холодильнике.
  Ковар-р-рный соблазнитель!
  Вздохнула, распрощалась с талией, затем вспомнила, что утром были потеряны внеплановые калории и расслабилась. Милостиво кивнула, получила вместе с кусочком кекса поцелуй и предалась развратному чревоугодию.
  Оно закончилось довольно быстро, и по молчаливой договоренности мы перебрались в гостиную на диван, решив, что там будет удобнее, чем в кабинете, где всего одно кресло. Слааф вооружился блокнотом и ручкой, я ноутбуком и следующие два часа мы обсуждали и согласовывали такой непростой вопрос, как мой дальнейший режим.
  Господи, ну зачем делать из этого проблему? Так нет! Питание, сон, прогулки на свежем (подчеркнули три раза жирным) воздухе, время работы, посещение акушера-гинеколога, которого мне пообещали подобрать лично (я лишь хихикнула и сказала, что согласна на любого, лишь бы не эльф и не мужчина), а также прочие ужа-а-асно важные мелочи. Одежда, обувь, косметика...
  - Слааф, ты уже придираешься!
  - Да, я въедливый, - мужчина кивнул, словно я сказала комплимент. - И дотошный. Катя, это мой ребенок и я...
  - Слааф! - я торопливо перебила и наставила на сатрапа палец. - Это наш ребенок. Я тут как бы тоже участвую. И как ты правильно заметил, я далеко не дура, не истеричка и вообще - женщина, которая умеет о себе заботиться. Кстати беременная. Будешь давить - устрою скандал. Кстати, вот сайтик хороший, почитай, какие бывают у беременных заскоки. Подготовься. Я конечно не отправлю тебя ночью в пургу за свежими подснежниками, но фантазии, которой во мне с избытком, хватит, чтобы придумать что-нибудь эдакое, особо изощренное.
  Муженек скептично скривился, тяжело вздохнул, но я была неумолима. В итоге обсуждение и согласование затянулось ещё на час, по истечении которого мы пришли к более или менее устроившему нас консенсусу. Вот только кажется зря я заявила, что мне необходимо время ещё и на хобби...
  - Ты пишешь? Фэнтези? - Слааф недоверчиво хмыкнул. - Дай почитать.
  - О, нет!
  - Да-а-ай!
  - Нет, нет и ещё раз нет!
  - Почему? - мужчина подозрительно прищурился. - Стесняешься?
  - М-м-м... - не знаю, покраснела ли я (надеюсь, нет), но решила, что на этот вопрос стоит ответить утвердительно. - Да. Немного. Понимаешь... - и зачем-то добавила. - Там эротика. Женская. Тебе будет неинтересно.
  - Ты уверена? - и столько предвкушающего ожидания было на его лице...
  - Да. Точно. Уверена. Это для девочек.
  - Хорошо, как скажешь.
  У меня паранойя или это всего лишь тактическое отступление? С чего это он так быстро согласился?
  Я пару секунд посверлила муженька недоверчивым взглядом, но тот смотрел прямо, открыто и я поняла, что если он и задумал что-то, то мне не скажет. Впрочем... Не актуально.
  Из-за того, что мы подошли к решению вопроса о дальнейшем совместном будущем максимально дотошно (я не постеснялась и расспросила Слаафа обо всём, чем он планирует заниматься сам), позднее утро абсолютно незаметно перешло в день, а после обеда и в ранний вечер. Больше того! Слааф решил, что вчера я поработала очень хорошо и на несколько дней вперед, так что сегодня стоит устроить выходной и прогуляться.
  - И как ты себе это представляешь? - после обеда мы снова перебрались на диван, и я провокационно выставила перебинтованную ногу вперед. - Мне ещё несколько дней нельзя ходить.
  - А я и не собирался подвергать тебя подобным испытаниям, Катюша, - мужчина многозначительно поиграл бровями и протянул ко мне свои руки. - Я в твоём полном распоряжении. К тому же, думаю, стоит заехать к тебе и взять кое-что из одежды ещё. Я могу и без тебя, но лучше вместе.
  Это верно, лучше вместе. Заявление, что теперь я буду жить в квартире супруга, было категоричным и обсуждению не подлежало. Можно было и повозмущаться, но смысл? Смысл возмущаться, когда он прав? Намного проще сделать приятное и с мягкой улыбкой кивнуть, польстив мужскому эго. Вот только, что делать со своей квартирой дальше, я пока не знала... А ведь я ещё ипотеку до конца не выплатила.
  
  Леди Люсинда, потерпевшая первое за многие годы фиаско, раздраженно всматривалась в хрустальный шар. Он отказывался показывать требуемое, чуть ли не прямым текстом заявляя, что на зеленомордом и его жилище стоит грамотная шаманская защита, но ведьма не унывала.
  Цена вопроса слишком велика. Слишком!
  Время утекало как сквозь пальцы вода, проценты по долгу копились с устрашающей скоростью, так что выбора не было. И так пришлось спрятаться от гнева старших Медянских, когда те отошли от шока и попытались покачать права. Наивные!
  Не для того Люсинда последние два года копила силы, чтобы какая-то залётная шалава из людишек увела из-под её носа будущего зятя!
  И вот...
  Вышли!
  Женские губы скривились в жесткой усмешке. Машина? Чудно.
  На дорогах так часто случаются аварии...
  
  Пока одевались, собирались, спускались в машину и ехали, я всё задумчиво кусала губы. С одной стороны, это моё. То есть настолько моё, что просто элементарно жалко расставаться. С другой - это попахивало вещизмом и мелочностью. Благодаря Слаафу в моём распоряжении квартира на двести квадратов! И это навсегда. Не на день, не на неделю... Навсегда!
  Наверное, надо просто осознать. Да, точно. Просто осознать, что это не сон, не бред, не фантастика, а реальность. Пускай и сказочная.
  С улыбкой покосилась на мужчину, сосредоточенного на дороге, и моё ЧСВ (чувство собственного величия) зашкалило. Моё! Всё моё! Господи, так не бывает!
  Сегодня погода вновь одарила нас по-настоящему летним вечером: легкий ветерок лениво подгонял редкие облачка, солнце радовало своим задором, телефон своим молчанием, а автомагнитола романтично мурлыкала голосом Рэя Чарльза. Я изредка подмурлыкивала, не всегда попадая в такт, и рассеянным взглядом скользила по проплывающей мимо панораме. Так и хотелось пропеть: "Ле-е-ето, ах, ле-е-ето..."
  И совсем неожиданным для меня стало сдавленное ругательство Слаафа, выкрик: "Катя, держись!", жуткий удар, скрежет, боль в бедре, подушка безопасности...
  И темнота.
  
  Когда непонятно откуда взявшийся дым, окутавший хрустальный шар, развеялся, Люсинда недоверчиво прищурилась. Что за...
  На месте аварии, которая была рассчитана до миллиметра, было всё, что полагалось этой самой аварии: искореженные машины, гарь, дым, выливающийся из поврежденных баков бензин, кровь крики раненых...
  Не было лишь самого главного - машины младшего Медянского.
  Что за...
  - Упыр-р-реныш зеленомордый! - ведьма выругалась, скрипнула зубами, стукнула кулаком по столу, отчего подпрыгнул подсвечник и из него выпала зажженная чёрная свеча, тут же потухнув и закатившись под стол.
  В ту же секунду зазвонил телефон. Номер неопределен.
  Нажав на кнопку, Люсинда заторможенно отметила, как трясется рука. Почему-то у неё всегда тряслись руки, когда звонил Он.
  - Милая моя, где деньги? - голос абонента был ласков, но лучше бы уж он кричал и ругался.
  Когда Он начинал говорить ласково, это не предвещало ничего хорошего.
  - Я... я почти... уже...
  - У тебя осталась неделя, милая... Неделя.
  - Я... я помню... - по виску скатилась капля пота.
  - Чудно.
  Люсинда не видела собеседника, но в этот момент перед глазами встало его лицо и тонкие губы, сложившиеся в подобие улыбки. Жуткой. Многообещающей...
  Короткие гудки привели женщину в чувство, но ещё несколько минут она сидела в ступоре, не в силах прийти в себя.
  Люсинда закрыла глаза и постаралась успокоиться. Нет, нет и ещё раз нет. Нельзя поддаваться гневу и панике. Нельзя. Необходимо найти этого выродка, уничтожить девку и пообещать снять проклятие. Естественно не бесплатно...
  Уговорив саму себя, что всё прекрасно и необходимо сосредоточиться и просто продолжить начатое, ведьма нагнулась, нашла взглядом свечу и в груди что-то неприятно кольнуло. Растопленный воск вытек на пол таким причудливым образом, что клякса образовала череп.
  Гнусно ухмыляющийся чёрный череп...
  
  
  Внимание, часть текста удалена, рассылка не производится
  
  
  
  КОНЕЦ
  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Art "Мы больше не друзья" (Молодежная проза) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"