Гавань Сергей Васильевич: другие произведения.

Глава 1. Гирем Кейр

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Демонстрационная глава финального драфта.

  Глава 1. Гирем Кейр.
  
  Обряд Экзоркуции есть единственная защита от демонов, рыщущих в поисках плоти юных чад наших. Если во время Обряда в тело младенца входят Боги, рождается Теург. Мы должны чтить и верить в них, ибо они есть помощники Божьи, наделённые силами Великими.
  
  Протоург Серваст, "Триединый Катехизис",
  Глава 1, О Теургах, год создания Триединой Церкви.
  
  Девон же следует всевозможно избегать, а увидев оных, призывать на помощь экзоркуторов, слуг Божьих. Ибо девоны демонами одержимы, и несут гибель всем людям добрым.
  
  Протоург Серваст, "Триединый Катехизис",
  Глава 2, Об Одержимых, год создания Триединой Церкви.
  
  
  Настоящее время, 1107 год от создания Триединой Церкви.
  
  
  
  1
  Тардарес вбежал в избу родителей, тяжело дыша и желая как можно скорее сообщить матушке о том, что отец вернулся из леса живым. Он был единственным выжившим из тех, кого сын хозяина Рензама Кейра отправил на поиски отца.
  На кухне за деревянным столом сидели двое младших братьев. Перед ними лежали пустые тарелки. Дети ждали еду, с содроганием понял худощавый конопатый юноша. Было что-то жуткое в голодных взглядах и по-детски невинно сложенных ручках, которые покоились на краю стола.
  - Где матушка? - проглотив ком в горле, спросил он.
  - Здесь я, - из другой комнаты на кухню вышла дородная женщина на костылях. Её ногу перебило месяц назад упавшим деревом, и всё, что могли посоветовать местные лекари и единственный на всю округу клерик-экзоркутор Хэк - это зажать её досками и перебинтовать. - Чего у тебя глаза выпрыгивают как у жабы?
  - Я бежал от самого Кейрагеррана. Папа жив! - возбуждённо выпалил юноша. - Он сейчас в крепости, его осматривает Хэк. Может быть, они даже используют Слово, чтобы помочь ему исцелиться быстрее.
  Матушка подковыляла к свободному стулу и с облегчением бухнулась на него.
  - Слава Кебее, - прошептала она. - Как он? Ты видел его?
  - Нет, стража не пропустила, но они сказали, что с ним всё будет в порядке.
  - А что дивайн Рензам? Отец нашёл этого... - она покосилась на детей, - ...нехорошего человека?
  Тардарес покачал головой. Рензам Кейр отправился на охоту три дня назад, всего за день до того, как на окрестности Геррана пала порча и мор.
  - Говорят, что вернулся только отец. Остальные пятеро следопытов пропали в лесу.
  Женщина издала животный рык.
  - Всё этот Рензам! С ним нам никогда не было счастья. Демон его дёрнул отправиться в богами проклятый лес.
  - Может, он скоро вернётся. Три дня довольно большой срок. Можно было наохотиться всласть.
  Матушка вздохнула и посмотрела на остальных детей. Затем, встав, погладила обоих по голове и, уйдя в другую комнату, вернулась с двумя краюхами хлеба, размером с кулак.
  - Кушайте, родные.
  Перед тем, как начать есть, дети оторвали по кусочку и протянули один Тардаресу, другой матери.
  Тардарес, почувствовав тошноту, начал жевать жёсткую горбушку, понимая, что совсем скоро и этого у них не станет. К зиме запасы зерна кончатся, впервые за долгие годы.
  Матушка кивнула в сторону улицы, предлагая выйти. Тардарес последовал за ней. Выйдя под жаркие лучи утренного солнца, они посмотрели в сторону пшеничных полей, которые только недавно начали наливаться жёлтой спелостью.
  Поля горели, чадя жирным чёрным дымом. Июльский ветер сносил его в сторону крепости, которая громоздким массивом располагалась на верхушке и пологих склонах соседнего холма.
  - Я разговаривала с жёнами тех, чьи трупы нашли в доме Элли и Сиверта. Они требуют отмщения. Нужно донести это до ушей Кейра.
  Тардарес испуганно уставился на женщину. Она что, взаправду предлагала ему пойти к самому дивайну Рензаму, самому страшному и злому человеку в мире и что-то у него потребовать?
  - Мать, ты сошла с ума. Что я скажу Рензаму? Он испепелит меня, как только я открою рот.
  - Я говорю не про Рензама. Этот сын суки всегда плевал на нас. Я говорю про Гирема. Пойди к нему, попроси помощи.
  - Ты говоришь про милостыню, - с отвращением произнёс Тардарес. - Я не собираюсь просить у него милостыни. Мы простолюдины, но не униженные.
  Женщина ударила юношу по затылку ладонью, отчего его щекам стало горячо.
  - Ты понимаешь, что почти весь урожай пожран порчей? Того, что сейчас спасают наши люди, не хватит даже до зимы. Будет голод. Я не хочу, чтобы в нашей семье кто-то умер. Я не хочу, чтобы они умерли, - она махнула головой в сторону избы. - Я знаю, вы с Гиремом старые приятели. Пойди к нему, постарайся надавить на жалость. Пусть он поделится хоть парой тестурций.
  Тардарес потупился, чувствуя, как начинает дрожать. Воспоминания о постыдном прошлом начали подниматься с илистого дна памяти, на котором, он надеялся, те останутся лежать до самой смерти.
  - Мы давно с ним не разговаривали.
  - Не важно. Будь смелым. Речь идёт не о чести и гордости. Речь идёт о жизнях. Рефраманты должны оберегать нас. Должны.
  Тон матушки был далёк от уверенного. Тардарес вздохнул и, развернувшись, молча пошёл в сторону поля.
  "Рефраманты никогда не оберегали нас. Кто придумал эти дурацкие сказки? Церковь?" - он вовремя прервал себя, устыдившись гнусных мыслей.
  Над пшеничным полем танцевали исполинские языки огня. Жители деревни Герран суетились, собирая нетронутые порчей колосья и складывая их в корзины. Здесь были почти все, кроме тех, кто лишился близких пару дней назад. Даже рефраманты.
  Первым он заметил чужака, пришедшего в селение позавчера. Джаркат пугал его. Высокий, закутанный в ворох чёрных накидок и с мешком, полным свитков за плечом, он казался бектаклитом, который сидел на верхушке скалы и высматривал добычу внизу.
  Чуть в стороне от него, у самой кромки горящего поля, стоял юноша, запахнутый в длинную, до пят, серую тунику. Заложив руки за спину, он задумчиво вглядывался в пляску огня.
  Охранники Гирема Кейры, могучие воины, закованные в стальные кирасы с металлическими юбками, держались рядом.
  Опасливо поглядывая на них, Тардарес подошёл к рефраманту. Тот уже заметил его и повернулся лицом.
  - Дивайн, прошу меня простить за то, что я обращаюсь к вам в такой час, - юноша пытался подобрать нужные слова. - Я хотел сказать вам, что семьи в Герране скоро испытают на себе голод. Вы не могли бы... помочь нам?
  -Не торопись. Сначала нужно спасти зерно и зарезать скот, пока его не тронула порча. После этого придёт помощь, не сомневайся.
  Боги, его тон был холодным, как лезвие меча. Тардарес попятился, чувствуя себя уязвимым. Ему нужно было попросить монеты для семьи, но слова застряли в глотке. Он попытался взять себя в руки.
  - Ещё наши семьи просили, чтобы нам выдали тела тех, кто жил в Герране.
  - Нет.
  Тардарес смутился. Этого ответа он не ждал.
  - Почему? Неужели нельзя позволить горюющим жёнам, мужьям и детям достойно похоронить своих родных? Хоть раз в жизни...
  - Дело в том, молодой человек, что трупы разносят заразу, - за спиной раздался голос Джарката. - Несмотря на то, что мы поймали девону, и порча пошла на убыль, мы не можем рисковать создать новый очаг. Трупы сожгут сегодня вечером, после казни Одержимой.
  Тардарес, не зная, что ещё сказать, отступил назад. Гирем мрачно посмотрел на него и сделал знак Джаркату.
  - Закончили здесь. Нужно проверить самочувствие дяди Алана. Заодно расскажешь, как найти отца.
  Не обращая внимания на Тардареса, оба рефраманта прошли мимо него к готовым лошадям и, забравшись в сёдла, поскакали к дороге, которая вела в сторону крепости.
  Тардарес остался стоять, чувствуя себя никем.
  
  
   2
  Двадцать лет назад за деревней разрослись деревья островельника. Шарообразные кроны доходили до самой земли, ощетинившись острыми, как кинжалы, листьями. Листья эти росли лишь на самых кончиках белых ветвей и смотрели наружу.
  Если аккуратно отодвинуть их в сторону, то можно было пройти внутрь, оказавшись скрытым от посторонних глаз за колючей стеной. Здесь, среди перекрестья ветвей, Тардарес и его деревенские друзья устраивали веселье и собрания.
  Сегодня никто из присутствующих не смеялся. Они сидели в кругу, тревожно переглядываясь и боясь заговорить первыми.
  -Ты должен сделать это, - самый старший из подростков, Пашкатра, протянул Тардаресу кинжал. - Когда девону привяжут к столбу, сделай ей как можно больнее. За Лорадана и остальных друзей, которых нашли в её доме мёртвыми. За всех, кто погиб по её вине.
  Юноша сглотнул, испуганно уставившись на протянутое оружие.
  -Зачем, ведь её всё равно сожгут? - осторожно произнёс он.
  Пашкатра фыркнул.
  -Ты в этом так уверен? Вершить суд над одержимой должен хозяин, а хозяин сейчас на охоте. Остаётся Гирем Кейр, а он не умеет призывать огонь. Девону забросают камнями или заколют, а ещё хуже - оставят гнить на столбе.
  -Этого нельзя допустить, - перехватил слово Меней. - Перед смертью девона может выкинуть что-нибудь похуже порчи. Кто знает этих одержимых демонами. Нужно действовать самим.
  Тардарес лихорадочно искал повод отказаться. Приятели говорили разумные вещи, но в их глазах горела лишь жажда насилия и отмщения, и юноша с ужасом боялся признаться, что первое перевешивало второе.
  -Но что, если хозяин разгневается, когда узнает, что мы совершили суд?
  -А ты порежь эту мразь так, чтобы она не умирала до тех пор, пока её не прикончит Кейр.
  -Мы все будем там, Тардарес, - произнёс Пашкатра. - Мы все тебя поддержим.
  -Но...
  -Он скоро намочит штаны, - язвительно произнёс сидевший в самом углу Аракас. - Наверное, боится, что его старый дружок расстроится, если узнает о том, что он сделал.
  Разве тебя мучала совесть при виде того, что Лорадан и его ребята сделали с белобрысой потаскухой? Тогда ты не боялся, что Кейр расстроится?
  Тардарес задрожал от ярости. Где-то внутри тёмным пятном растекалось и второе чувство. Отвращение к самому себе.
  Нужно было избавиться от него как можно скорее. Забыть тот день, снова утопить его на дне памяти.
  -Закрой рот, - он взял кинжал из руки Пашкатры и пригрозил им Аракасу. - Я сделаю это, хотя с тем же успехом причинить боль одержимой мог сделать любой из вас. Ты трус похуже меня.
  Юноша, сидевший в углу, лишь пожал плечами.
  
  
   3
  К вечеру селение опустело. Все жители, кроме тех, кто был неспособен передвигаться на ногах, стекались к сожжённому полю, который всё ещё курился дымком. Люди сложили на месте огнища большой костёр со столбом в центре. Тардарес слышал возбуждённые голоса, доносившиеся ветром. Все ждали, когда Гирем Кейр обвинит Элли Сеффано в одержимости демоном, наведении порчи и убийстве пятнадцати человек.
  Юноша не спешил присоединиться к толпе. Он медленно брёл по дороге, глядя себе под ноги и размышляя.
  Тардарес остановился в сотне метров от гомонящей толпы и осмотрел место казни в поисках девоны и Гирема. Их там не было. Лишь Джаркат замер в отдалении чёрной птицей; ворох накидок свободно развевается на тёплом ветру, рука покоится на рукояти жезла.
  - Тардарес? - негромкий голос за спиной заставил юношу подскочить на месте.
  Гирем стоял позади него, держа руки за спиной. На сей раз он был одет в чёрную тунику до колен с широкими рукавами, простые тёмные портки и высокие кожаные сапоги. Рефрактор, носивший название "Вишнёвые Оковы" висел на ремне у пояса.
  Ветер трепал волнистые, до плеч, иссиня-чёрные волосы юноши, а на худощавом лице лихорадочно блестели глубоко посаженные пронзительные глаза. От его сосредоточенного, полного сдерживаемой энергии взгляда на затылке Тардареса вздыбились волосы. Боги ведают, сколько трудностей пришлось преодолеть Кейру за последние несколько дней. Порча, нападение шегуртов, ранение Алана Кейра, жуткая находка в доме Элли, и теперь казнь.
  Гирем пошёл к нему, и юноша невольно попятился назад. На ходу сняв перчатку с руки, маг пошарил ею в кошеле на поясе и вытащил оттуда две большие золотые монеты. Остановившись перед Тардаресом, он вложил их в его ладонь.
  Юноша открыл рот, не в силах пошевелиться. На две сарлима можно было прожить пару месяцев. Столько его семья не зарабатывала и в лучшие времена.
  - Я решил, что твой отец заслужил это. Ему понадобится уход. Используйте эти деньги на его лечение.
  Слова застряли в горле Тардареса.
  - Спасибо.
  Хмурое лицо Гирема посветлело, словно небо после осеннего ливня. Кивнув, он пошёл в сторону собравшейся толпы. Последний взгляд мага был направлен на кинжал, который висел на поясе Тардареса. Тот кинжал, которым юноша собирался изранить Одержимую девушку.
  Дождавшись, когда рефрамант отойдёт подальше, Тардарес с проклятьем сорвал с ремня ножны с оружием и, широко размахнувшись, швырнул его куда-то в кусты за домом. И облегчённо вздохнул. С плеч словно убрали часть груза.
  Он присоединился к толпе как раз в тот момент, когда к полю подошли солдаты, которые вели закованную в цепи девушку. На ней оставили лишь сорочку; лицо, руки и ноги были покрыты ссадинами. Должно быть, работа Хэка. Сам экзоркутор, единственный в округе, стоял неподалёку, рядом с Джаркатом.
  Ступая по настилу из тёплого чёрно-белого пепла, Элли не обращала внимания ни на оскорбления толпы, собравшейся поглазеть на казнь, ни на холодную сталь клинков, приставленных к горлу. В неё плевали, ей бросали угрозы одна страшнее другой - она не отвечала.
  Тардарес увидел среди селян Пашкатру. Приятель подмигнул ему и показал взглядом на место поближе к костру. Юноша сжал зубы. Он не станет плевать в лицо Гирему. Не в этот раз.
  Девону привязали к столбу. Гирем Кейр вышел вперёд. Люди замолкли.
  - Эта женщина, которую наша семья долгое время считала своим членом, созналась в том, что она девона, - Гирем говорил неторопливо, словно подбирая слова. - Во имя Провидца нашего, Мирата Отраза, властью, данной мне отцом, я приговариваю её к смерти через сожжение.
  Люди начали перешёптываться.
  "Что?"
  "Где обвинения в злодеяниях?"
  "Он что, думает, это сделал кто-то другой?"
  "Сопляк сошёл с ума..." - это было сказано шёпотом.
  Гомон становился всё громче. Стражники разбежались в стороны, отгораживая дивайна и девону от толпы громадными щитами. Гирем Кейр дал знак палачу, который держал наготове горящий факел. Тот шагнул к костру, а юноша отступил назад, опустив голову. Тардарес успел ухватить его взгляд, пустой и отчаянный.
  А затем толпа умолкла и расступилась в стороны, подобно воде, в которую швырнули увесистый булыжник. К костру вышел новый отряд солдат.
  В его главе вышагивал Рензам Кейр.
  - Отлично справляешься, сын! - лицо дивайна Ректагеррана было приветливым, а голос - угрожающе весёлым. От его звука Тардаресу захотелось убежать куда подальше. Рензам Кейр заряжал и подавлял всех вокруг своей мрачной аурой.
  - Здравствуй, отец, - взглядом Гирема можно было пронзить ствол тысячелетнего солнцедава.
  Мужчина подошёл к нему вплотную, наклонился к уху и начал что-то нашептывать. Юноша горячо зашептал в ответ. Это разговор продолжался до тех пор, пока Рензам не приобнял сына за плечо и тот отшатнулся, словно его ударило молнией.
  И тогда Гирем пошёл к костру, на ходу доставая рефрактор. Когда он остановился напротив девоны и поднял голову, чтобы заглянуть ей в глаза, Тардарес увидел, что лицо его стало абсолютно непроницаемым. С тем же выражением юноша навёл жезл на девушку и включил его.
  Во все стороны от кристалла-фокусатора, который украшал верхушку оружия, ударил тусклый изумрудный свет. По толпе прошёл гул. Люди, окружавшие Тардареса, задрожали в трепете и предвкушении расправы.
  "Но чего они ждут? Магии земли?"
  Элли посмотрела на Гирема сверху вниз и что-то сказала. Тардарес не расслышал этого, как и остальные люди.
  Гирем Кейр вздохнул, и этот вздох прокатился по всему полю, подобно дуновению сухого ветра.
  - Я прощаю тебя.
  Кристалл-фокусатор взорвался огненным клубом; пламя раздалось в стороны, широкой волной окатив костёр. Огонь с рёвом охватил дрова, лизнул перевязанные ноги женщины и прыгнул на её одежду. Потом он добрался до полуобнажённого тела, и на толпу дохнуло запахом паленой кожи. Элли завопила, и этот звук заставил Тардареса зажать уши. Из костра полетели искры, часть которых угодили в Кейра. Гирем вскрикнул и отшатнулся, схватившись за запястье. Пламя костра поднялось выше головы. Девона перестала кричать.
  Джаркат опомнился первым. Подскочив к юноше, он схватил его за шиворот и оттащил от бушуюшего пламени. Следом к нему подошёл Рензам и, по-отечески обняв за плечо, повёл в сторону замка. Гирем Кейр не сопротивлялся.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Art "Мы больше не друзья" (Молодежная проза) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"