Головнин Вячеслав Владимирович: другие произведения.

Предновогодняя прогулка по Москве-65

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Вячеслав Головнин
  Предновогодняя прогулка по Москве-65
  
  Вчера перед сном дед Егор сказал Евгению, что завтра они идут покупать Евгению костюм.
  - Выходим завтра после твоих уроков.
  - Деда, а я с завтрашнего дня на каникулах. Можно прямо после завтрака идти.
  - Тогда пойдем после завтрака. Только выспимся как следует. Выйдем около полудня, пообедаем в городе.
  Евгений действительно вырос за последние три месяца еще сантиметров на пять, раздался в плечах, возмужал. Кроме того, улучшения, которые с некоторых пор стал проводить Евгений со своим телом начинали приносить свои плоды. Евгений стал сильнее и гибче, пластичнее. У него стала мягче походка. При переходе на ускоренный режим он как бы переливался из одного положения в другое, перемещаясь при этом с гораздо большей скоростью, чем обычно. Его сознание при этом тоже начинало работать быстрее, подстраиваясь под скорость тела. Память стала просто абсолютной и быстрой. Скорость реакции увеличилась раза в три. При желании Евгений легко делил свое сознание на пять независимых друг от друга параллельных потоков, из которых три могли работать на повышенной скорости.
  
  Костюм ему они с дедом купили в ГУМе по талону, который дали деду на работе к новому году. Костюм был импортный, чешский. Ткань была темной, ближе к черному, и с блестками. Костюм сразу сел хорошо, Евгению в нем было уютно. Три рубля, которые дед сунул продавцу на примерке не пропали даром. Тот сразу унес обратно костюм, с которым он сначала пришел на примерку и вскоре вернулся с другим, вот этим, чешским.
  После магазина прошлись по Красной площади, поглазели на новогоднюю ель, красиво запорошенную снегом, и людей в очереди к мавзолею, которая непрерывно двигалась и медленно исчезала в его чреве. Но очередь не уменьшалась, ее хвост скрывался за историческим музеем. Евгений обратил внимание на живописную пару, одетую в яркие одежды, явно иностранцев, громко смеявшихся над чем-то. Мужчина катил перед собой инвалидную коляску.
  Это было очень редкое зрелище. В СССР придерживались политики умолчания, будто в стране инвалидов нет, соответственно и коляски для инвалидов были в жутком дефиците. Скорее можно было увидеть на улице советского города разгуливающего крокодила из сказок Корнея Чуковского, чем инвалида на коляске. Да и столь раскованно вести себя на Красной площади могли только иностранцы. И не потому, что нашим гражданам кто-то мешал здесь смеяться и шалить. Нет, здесь причины сдержанного поведения лежали совсем в другой плоскости.
  Заинтересованный Евгений решил подойти ближе. Еще на подходе он услышал, что разговор шел на английском языке. В инвалидной коляске сидела девочка, подросток, лет 13-14. Ее лицо разрумянилось, она весело смеялась. На ее голове красовалась беличья шапочка с длинными ушами, на шее вязаный шерстяной шарф поверх ворота беличьей же шубки. Ноги были укрыты шерстяным одеялом. Коляску катил высокий мужчина средних лет, с гладко выбритым тяжелым подбородком - типичный англосакс. Рядом с ним шагала худая высокая, под стать мужчине, женщина, также, как и мужчина с ярко выраженной для их нации внешностью. С лошадиной мордой, как сказали бы где-нибудь в глубокой российской провинции. В отличие от них, девчонку можно было назвать красавицей. Ну, почти.
  - Вполне даже симпатичная девчонка, - подумал Евгений. У него еще не было практики живого общения с носителями английского языка, и он решил воспользоваться случаем проверить глубину своих познаний и главное, произношение. Заодно выясню, что с девчонкой случилось. Он поздоровался с ними, запуская одновременно заклинание диагностики:
  - Hi.
  Дальнейший разговор тоже происходил на английском языке.
  - Привет, - ответила девчонка с интересом глядя на Евгения.
  - Как вам нравится наша елка? - спросил ее Евгений.
  - Это здорово, я никогда в жизни не видела такую большую елку.
  - А вы, значит, из Америки, судя по вашему произношению, - сделал вывод Евгений.
  Тут к ним подошел дед, который сначала потерял внука, а потом, когда понял, что он делает, побежал его выручать.
  - Познакомьтесь, это мой дедушка, он военный, сейчас почти на пенсии, преподает в академии.
  - А где ты так хорошо научился говорить на английском?
  - Я некоторое время жил за границей, вместе с родителями, отец у меня тоже военным был.
  - Был?
  - Да, он погиб. Ты знаешь, профессия военного очень опасная.
  - Да, я понимаю. А мой папа дипломат. Мы приехали совсем недавно. Но я уже выучила одно русское слово.
  - Да, и какое?
  - Spas Ibo.
  - Отлично, молодец. А как тебя зовут?
  - Сара.
  - Красивое имя, насколько я знаю, это имя означает "знатная".
  - А я и не знала этого.
  - Теперь будешь знать. А меня зовут Евгений.
  - Ежени, о прости, мне не выговорить твое имя.
  - Зови меня Генри. Мне нравится это имя.
  - Хорошо Генри.
  Взрослые стояли рядом, поглядывая друг на друга и не мешали общению подростков. Родители Сары тихонько перешептывались друг с другом, рассматривая русских собеседников.
  Тут диагност выдал результаты своих исследований. У девочки был ДЦП - детский церебральный паралич. Неизлечимая болезнь, при которой дети редко доживали до своего совершеннолетия. Из всего доступного Евгению арсенала помочь могло только заклинание омоложения, которое требовало жуткую прорву энергии - до 20 тысяч единиц маны или двухсот стандартных накопителей. Могло помочь заклинание полного исцеления, которое требовало энергии на порядок меньше. Евгений решил сначала попробовать ЗПИ, которое и запустил. Заклинание будет работать сутки. Провести сутки рядом с девочкой было нереально, поэтому Евгений привязал заклинание к колечку с крупным имриллом, минералом, внешне похожим на малахит и способным удержать в себе две тысячи единиц маны.
  - Сара, - сказал он, - в память о нашей встрече я хочу подарить тебе колечко. Этот камень называется малахит, он из наших минералов, которые добываются на Урале. Урал - это такие старые горы. Они невысокие и служат границей между Европой и Азией.
  Он взял ее за руку, снял с нее перчатку и надел колечко на указательный палец.
  - О, спасибо, Генри. Какое красивое колечко. Я буду помнить тебя, Генри. Может быть мы еще увидимся когда-нибудь. Но у меня ничего нет подарить тебе.
  В это время к ним подбежала молодая женщина и затараторила на хорошем английском:
  - Прошу прощения мистер и миссис Грей. Я ваша переводчица. Меня прикрепили к вашей семье на постоянной основе. Меня зовут Елена Пахомова, вот мои документы.
  Она достала из сумочки служебное удостоверение и предъявила его мистеру Грей. Тот взял его в руки и внимательно изучил, на что у него ушло пару минут. Затем он вернул его переводчице и сказал:
  - Надеюсь, что у вас была очень уважительная причина.
  - Да, мне позвонили родители. Маму увезли в больницу на скорой помощи. Я просто не смогла бы работать, не зная, что с ней.
  - Выяснили? - спросил мистер Грей.
  - Да, у нее был гипертонический криз, резко подскочило давление. Но сейчас все уже в порядке. Ей сделали укол и поставили капельницу. Сейчас у нее давление в норме и опасность миновала.
  - Хорошо. Это был форс-мажор, от которого никто не застрахован. Вы прощены мисс Пахомова или миссис?
  - Я не замужем, мистер Грей.
  - Значит, мисс.
  - Вы представите меня вашей семье, мистер Грей?
  - Да, это моя супруга, Тифани. А это дочь, Сара.
  - Очень приятно, миссис Тифани Грей.
  Переводчица наклонилась над коляской и сказала:
  - Рада познакомиться с вами, мисс Сара.
  Она выпрямилась и обернулась к мистеру Грей с вопросом:
  - А молодой человек?
  - А молодой человек, ваш соотечественник. Мистер Генри, как он представился, - со смешком сказал мистер Грей.
  - Вот сволочь. Как он легко и непринужденно подставил меня, - подумал Евгений.
  - Ваши документы, пожалуйста, - неожиданно жестким голосом потребовала переводчица от Евгения. Затем она повернулась к Егору Петровичу и в таком же тоне спросила:
  - А вы кто?
  Евгений заметил, что к ним спешат два милиционера и набросил на себя и деда покров невидимости - заклинание, отводящее от них глаза людей, приближающихся к ним на расстояние ближе 100 метров. Заметив, как испуганно стала оглядываться переводчица, Евгений шагнул в сторону, взял деда за руку и повел его с Красной площади, от греха подальше. На ауру девчонке он повесил свою метку, позволяющую ему найти ее в любом месте планеты. Он решил навестить ее через сутки, чтобы узнать результаты лечения.
  А за их спинами стояла группа людей, каждый из которых находился в состоянии легкого шока. Только девочка улыбалась, она видела удаляющихся от них Генри со своим дедом. Она не знала, что видела она их только благодаря магической энергии, пропитавшей к этому времени весь ее организм и уже приступившей к его перестройке.
  
  - Ты можешь мне объяснить, что это было, только что? - спросил Евгения дед, как только они покинули Красную площадь.
  - Что ты имеешь в виду? - ответил Женя.
  - Ты мне Ваньку-то не валяй, - рассердился дед.
  - Ну, ты же все сам видел, деда? Я хотел попрактиковаться в разговорном английском. Услышал, что они на английском шпрехают и подошел. С девчонкой поговорил, родители поговорить со мною не снизошли. Не мешали общаться с дочкой, и на том спасибо. А потом эта фря подошла, переводчица КГБэшная, документы стала требовать, мы и ушли сразу. Вот и все.
  - А почему она нас отпустила?
  - А вот это не ко мне вопрос. Кстати, у тебя как с английским, - задал Евгений деду вопрос, ответ на который ему был прекрасно известен.
  - Никак, - буркнул в ответ дед.
  - Я тебе не говорил, но я через Ковалева узнал новую методику изучения иностранных языков.
  - Расскажи, если не секрет.
  - Вообще-то пока это секрет, но тебе можно. Обучение проходит во сне. На один язык уходит одна неделя. И еще два-три месяца уйдет на утряску и утруску. И все, начнешь говорить на английском языке не хуже этих американцев. И понимать, естественно. Если будешь учить, я для тебя прибор попрошу на неделю. У Ковалевых дома есть. Тимофей Афанасьевич для Афанасия Лукича принес, - вдохновенно врал Евгений.
  - Ну, неси. Можно попробовать, - сказал дед.
  - Вот и договорились, - подвел итоги разговора Евгений.
  За разговором они вышли на манежную площадь и пошли дальше пешком по улице Горького. Падал легкий снежок и вовсю ощущался наступающий новый 1966 год. Настроение было соответствующим. Поглазев на памятник Юрию Долгорукову, они свернули на Столешников переулок, полюбовались на церковь святых братьев Космы и Демьяна и вот уже около часа они плутали по каким-то маленьким и не очень маленьким улочкам и переулкам, а еще через полчаса дед предложил перекусить в каком-нибудь ресторане.
  Евгений пожал плечами и сказал:
  - Ну, если ты хочешь именно в ресторан, то пошли в ресторан. Ты знаешь здесь какой-нибудь?
  - Сейчас найдем, - оптимистично ответил дед.
  Еще полчаса у них ушло на поиск ресторана. Ну, как известно, язык до Киева доведет, так что ресторан они все-таки отыскали.
  Когда они к нему подошли, то увидели закрытую дверь и табличку на ней с надписью: "спецобслуживание". Увидев табличку, дед сказал:
  - Эх, не повезло. Придется искать что-нибудь другое.
  В это время к дверям ресторана подошла пара - мужчина и женщина. Мужчина был в шинели с погонами полковника, в папахе со звездой и с петлицами интенданта, женщина была в длинной до пят шубе. В мехах Евгений разбирался неважно, поэтому определить чей это был мех не смог. Мужчина между тем постучал в дверь и через пару минут подошел швейцар, который, увидев пришедших через окно угодливо заулыбался и открыл дверь. Когда пара прошла, швейцар окатил Евгения с дедом презрительным взглядом и захлопнул дверь. Швейцар успел сделать пару шагов от двери внутрь помещения, когда Евгений взял его под контроль и заставил открыть дверь.
  - Пошли деда, - подтолкнул он его, - нас пропускают.
  Егор Петрович удивленно посмотрел на швейцара, но у того на лице застыло непроницаемое выражение безразличия. Егор Петрович пожал плечами и переступил порог, Евгений прошел за ним. Оставив в гардеробной верхнюю одежду и посетив туалет, они вошли в зал. Гардеробщика, кстати говоря, не было, поэтому обслужили они себя сами, не забыв прихватить номерки.
  Зал был вытянут в длину и перегорожен стенкой с большим арочным проходом вместо дверей, зрительно разбивающей помещение на две комнаты. В дальней комнате столы были выстроены буквой "П", очевидно, она была приготовлена для какого-то мероприятия. В ближней ко входу комнате столы стояли только со стороны окна, и они тоже были сервированы. С противоположной стороны было невысокое возвышение, что-то навроде сцены, по-видимому, для музыкантов. Рядом оставалось небольшое пространство, предназначенное должно быть для танцев.
  Зашедшая перед ними пара и официант сидели за одним столом и что-то обсуждали. Время от времени официант что-то записывал карандашом в блокнот и обсуждение продолжалось.
  Метрдотеля видно не было, поэтому дед выбрал небольшой столик на двоих, стоявший у окна, недалеко от входной двери и немного в стороне от других. От входа столик был защищен высоким фикусом, росшим в большой бочке, стоящей прямо на полу.
  Возвращающийся от своих клиентов официант, проходя мимо них остановился в изумлении.
  - Простите, а вы кто будете? - спросил он.
  - Ваши гости, - нейтрально ответил дед.
  - Понятно, - ответил официант, но по его лицу легко было прочитать, что ему как раз ничего не понятно, откуда взялись на его голову непрошенные гости. - Что-то вы рановато пришли. Ну, что же, раз пришли, то не за пустым же столом ждать остальных, верно? - спросил он их, глядя на деда, как на старшего из них.
  - Пожалуй, вы правы, - обтекаемо прокомментировал вопрос официанта дед.
  - Тогда я сейчас к вам Анну подгоню, подождите минуточку.
  Когда официант отошел, дед повернул голову к внуку и сказал:
  - Ресторан явно снят на весь вечер.
  - Еще четырех нет, какой вечер, - ответил Евгений.
  - Я так и не понял, почему тогда швейцар пустил нас?
  - А я откуда знаю, - пожал плечами Евгений, стараясь не встретиться глазами с дедом.
  - Хм, - подозрительно хмыкнул дед, - что-то тут не то.
  К их столику подошла официантка, молодая девушка, лет 18 на вид. И это, несмотря на причудливую прическу, которая, видимо, по ее замыслу должна была прибавить ей возраста.
  - Здравствуйте, - сказала она, подойдя к столу вплотную. - Есть котлеты по-киевски с картофельным пюре и жареная рыба. Что будете?
  - А рыба какая? - спросил дед.
  - Нототения, - ответила официантка.
  - Мне котлеты, две штуки с пюре, - заказал Евгений.
  - А я рыбкой побалуюсь, - сказал дед.
  - Что пить будете?
  - Мне 150 грамм коньяку и чай, и еще лимон порежьте, - заказал дед.
  - А мне компот, - сказал Евгений и поинтересовался: - А супчик хоть какой-нибудь самый завалящий у вас найдется?
  - Суп-харчо подойдет?
  - Вполне, - ответил Евгений и откинулся на спинку стула, показывая, что свой заказ он завершил.
  - А вы еще что-нибудь заказывать будете, - спросила официантка у деда.
  - Хотелось бы рыбки красной малосольной и икорки паюсной грамм сто, если у вас есть конечно.
  - Сегодня есть, - радостно сказала она и улыбнулась. Евгений с дедом невольно улыбнулись в ответ, потому что улыбка совершенно преобразила девушку. Словно солнышко из-за туч выглянуло.
  Евгений воспользовался тем, что он остался с дедом наедине на долгое время и провел диагностику всего его организма. Результаты были вполне обнадеживающие. Евгений в качестве профилактики и своей практики в употреблении целительской техники решил оздоровить его сердечно сосудистую систему. За те два месяца, что прошли с момента копирования памяти Шейлы, ее знания полностью развернулись в его сознании и он легко нашел соответствующее плетение. Создал его и направил на деда, запитав его энергией. Посмотрев на его ауру, он удовлетворенно отметил произошедшие с ней изменения.
  Затем он подумал, что незаслуженно обделил своего деда, ведь ему же ничего не стоит сбросить с его плеч еще десятка полтора лет.
   Он приготовил заклинание общего исцеления, наполнил его энергией и прицепил к своему наполнителю, висевшему у него на шее. Кроме этого, достал из потайного кармана гомеостат в виде кольца, внедрил в него иллюзию, призванную сохранять его теперешний образ и накинул на кольцо заклинание невидимости. Евгений на пару секунд взял деда под свой контроль и надел кольцо-гомеостат на его правый мизинец. Дед ничего не заметил, а кольцо он чувствовать не будет.
  На левом мизинце дед носил простое медное колечко в память о своей возлюбленной, Александре, с которой познакомился на войне.
  Она служила в штабе дивизии радисткой, а он был разведчиком. Они сошлись и дали друг другу клятву, что если останутся живы, то после войны обязательно поженятся. Но, не сложилось. Судьба или кисмет, как говорят на востоке. Вскоре война их раскидала, а когда она окончилась, и у него появилась возможность начать ее поиски, ему сообщили, что Александра погибла в апреле 1945 года.
  Но, наперекор всему, дед упрямо считал ее своей женой. Он отыскал родителей Александры и всю ее родню, но почему-то они его не приняли. Родня была богатой, а он после войны не имел ни кола, ни двора. Они решили, что он хочет примазаться к ним и что-нибудь с них поиметь. Когда Егор Петрович это понял, то тут же разорвал с ними всякие отношения, вычеркнув их из своей жизни. С тех пор женщины, конечно, время от времени появлялись в его жизни, но надолго не задерживались.
  Евгений подумал, что иллюзия, если ее не обновлять, через пару лет спадет окончательно и тогда дед будет выглядеть не старше 45 лет, хотя к этому времени ему исполнится 60 лет. Не исключено, что он встретит еще женщину, с которой сможет создать семью и которая родит ему детей.
  - Кто знает, как сложится его дальнейшая судьба, - подумал Женя. Он искренне пожелал деду удачи.
  Пришла официантка с полным подносом и стала выгружать принесенное на стол.
  - Простите, вас Анной зовут? - обратился к ней Евгений.
  - С чего вы взяли? - удивленно посмотрела на него девушка, - Прасковья я.
  - Так сказал тот официант, который вон ту пару обслуживает.
  - Вадим, что ли?
  - Я не знаю, как его зовут, - ответил Евгений, - но он обещал послать к нам Анну.
  - Я сама к вам подошла, никто меня не посылал. Просто этот столик мой, то есть я должна обслуживать клиентов за этим столом. Я практикантка еще, учусь на четвертом курсе кулинарного техникума.
  - А я в кулинарном училище учусь при вашем техникуме, - сказал Евгений и добавил: - Меня Женей зовут.
  Прасковья с интересом посмотрела на него.
  - Мы с ними мало пересекаемся.
  - Ага, я тебя там тоже не видел.
  - Ну, я пошла. Нам не разрешают долго общаться с клиентами.
  - Слушай, - обратился к ней Евгений, - а какое мероприятие у вас сегодня ожидается?
  - Свадьба, - ответила она, широко раскрывая и без того большие глаза. Так вы не из их компании что ли? А кто тогда вас сюда пропустил?
  Евгений пожал плечами: - Так вышло. Мы просто перекусить зашли, а швейцар нас пропустил почему-то, - сдал Евгений швейцара, помня о его презрительной ухмылке в их адрес.
  - Ну, тогда сидите тихонько и кушайте быстрее. Новобрачные вот-вот подъехать уже должны. Ой, скандал может быть, - всплеснула она руками и схватилась за голову.
  - Не бойся, Паша, скандала не будет, я тебе обещаю. По крайней мере из-за нас. Вообще-то скандал на свадьбе - это даже обязательный ее элемент, поэтому его отсутствия я не гарантирую.
  Прасковья прыснула в кулачок, но на всякий случай попросила рассчитаться сразу, после чего ушла, подхватив поднос.
  Евдокимовы принялись за обед. Но, видать звезды сегодня расположились не в их пользу и завершить обед им не дали. В зал вошел метрдотель и сразу же устремился к той паре посетителей, что пришли в ресторан первыми. Евгений не прислушивался к их беседе, понял только, что метрдотель их прекрасно знает. Затем он направился к ним, но как только подошел к их столу, в зал повалил народ. Впереди шли жених с невестой, на ходу сбрасывая верхнюю одежду на руки сопровождающих, и проходя между столиками, направляясь в соседний зал. Пара, которая только что общалась с метрдотелем, подхватилась с места и пошла за новобрачными. За ними густо шли остальные гости.
  - Женька, валим отсюда, - сказал дед, наливая вторую и последнюю рюмку коньяка, - жаль жареной рыбкой так и не удалось полакомиться.
  - Слушай, дед. Сиди и кушай спокойно, никто же нас не гонит.
  - Сейчас погонят, смотри метрдотель уже Прасковью нашу допрашивает.
  И действительно, когда появились молодожены, метрдотель побежал им навстречу. Однако, надолго его это не задержало и вскоре он быстрым шагом прошел в раздаточную. Там обнаружил Прасковью, которой и устроил допрос о неизвестных посетителях.
  Ожидать пришлось недолго. Через пару минут к ним вышла хмурая Прасковья, в сопровождении двух молодцев:
  - Извините меня, но вас просят срочно покинуть ресторан.
  В разговор вступил один из молодцев:
  - Что сидим, вам что непонятно сказали? Быстро встаем и уходим. Что ты извиняешься перед ними? - Последние слова были адресованы Прасковье.
  Прасковья повернулась к нему и сказала:
  - Ну, зачем же так грубо? Ведь они тоже наши гости.
  В двух шагах за ними стоял метрдотель и внимательно наблюдал за происходящим, но не вмешивался. Молодой человек, к которому обратилась Прасковья, ответил ей:
  - Сегодня ваши гости - это мы. И вам хорошо заплатили за то, чтобы никаких других гостей у вас сегодня не было. Или ты своих знакомых здесь за наш счет кормишь?
  Шумно отодвинув стул, встал дед и сказал, обращаясь к Прасковье:
  - Не расстраивайся Паша. Мы обязательно зайдем в ваш ресторан пообедать в другой день. Спасибо тебе за обслуживание. Нам у вас очень понравилось.
  Дед повернулся к Евгению, который невозмутимо доедал свой суп харчо под этот аккомпанемент, и сказал:
  - Пойдем, внучок, придется нам перенести свой обед.
  Дед вышел из-за стола и обогнув стол встал около стула Евгения и похлопал того по плечу, говоря:
  - Пошли, пошли. Ты обещание давал, что не будешь давать повод для скандала.
  Евгений тоже встал, и вытирая губы бумажной салфеткой, сказал:
  - Паша, а нельзя нам упаковать наше второе блюдо с собой. Мы же заплатили за него.
  Наехавший на них молодец, мужчина примерно 30 лет, если судить по его внешнему виду, подскочил к столу и закричал:
  - С собой забрать хочешь? Сейчас я тебе упакую. Тебе понравится.
  Он выхватил у Прасковьи полотенце, которое висело у нее на руке, встряхнул его, расправляя и положил на стол, смахнув при этом рюмку с так и недопитым коньяком на пол. Рюмка, упав на пол, разбилась. По залу распространился запах коньяка. Мужчина, не обращая ни на кого внимания, продолжал действовать. Он схватил тарелку деда с жареной рыбой и вытряхнул ее содержимое на полотенце. Туда же отправились и котлеты по-киевски вместе с пюре. Образовавшуюся груду еды он полил дедовым чаем и Женькиным компотом. Он взялся за концы полотенца и завязал их в узел. Сварганенный узел приподнял и ткнул им прямо в живот Евгения, пачкая его новый костюм. Рядом тихо вскрикнула Прасковья. Метрдотель вскинул брови, но вмешиваться в происходящее не стал. Евгений, который наблюдал за всеми его действиями, и никак не ожидал такой концовки, рефлекторно обхватил узел руками. Его содержимое вываливалось на Евгения. Наконец, он отбросил узел от себя и тот упал на пол. А мужчине стало смешно, и он стал громко смеяться, показывая на Евгения пальцем.
  Евгений встряхнул рукой, очищая одновременно свой костюм при помощи заклинания очистки, а затем бросил в мужчину еще одно заклинание. Так как он при этом не делал в сторону мужчины никаких движений, и даже не смотрел на него, то никто ничего не заподозрил, а мужчина продолжал громко смеяться. Это было заклинание смеха, которым они баловались в школе магии, будучи еще детьми. Мужчине предстояло смеяться еще часа три, пока не кончится энергия, заложенная в это заклинание. А так как Евгений создал его находясь в крайне раздраженном состоянии, то возможно смеяться мужчине предстояло значительно больше трех часов.
  Их группа привлекла внимание многих посетителей, которых как-то вдруг стало очень много, и они заполнили практически все свободные столы в обеих залах. С десяток человек стояло вокруг них на расстоянии двух метров, образуя полукруг.
  Евгений поймал на себе недоуменный взгляд Прасковьи и подмигнул ей, вдруг неожиданно для себя успокаиваясь.
  - Что здесь происходит? - раздался громкий властный мужской голос, обращенный одновременно ко всем присутствующим. Полукруг распался, пропуская внутрь высокого представительного мужчину лет шестидесяти, одетого в темный шерстяной костюм-тройку. К нему кинулся метрдотель и начал ему что-то говорить, оживленно жестикулируя руками, подключая время от времени к этому процессу и другие части тела.
  - Пойдем, Женя, - потянул его за рукав дед, и они, воспользовавшись тем, что внимание толпы переключилось на представительного мужчину, тихонько покинули зал и прошли в гардеробную. Покидая зал, они слышали продолжающийся смех своего вышибалы. Они, не торопясь, сходили в туалет, затем какое-то время ждали гардеробщика, который был занят приемом гостей. Наконец поток посетителей схлынул, и он смог выдать им одежду.
  Одевшись, они двинулись на выход, но их остановили. На сей раз дорогу им перегородила женщина. Высокая прическа, была призвана компенсировать ее невысокий рост и хрупкое телосложение. Мягкие и аристократически тонкие черты лица украшали большие темно-зеленые глаза с длинными, чуть подкрашенными ресницами. Туфли на невысоком каблуке и английский шерстяной костюм бежевого цвета придавал ей неприступный и независимый вид. Определить ее возраст Евгений не смог. Ей могло быть и 35 лет и в то же время она могла быть лет на пятнадцать старше. Когда они остановились, к ним подошел молодой человек, чем-то неуловимо на нее похожий и встал рядом с ней. Пройти мимо, не отталкивая их со своего пути было невозможно.
  - Я прошу вас задержаться на минуточку, товарищи, - сказала она, смотря на Евгения. - Я мама невесты, меня зовут Александра Михайловна. Это мой сын, Аркадий, - представила она своего сына, и продолжила:
  - Здесь произошло чудовищное по своей сути недоразумение. Я и мой сын от лица невесты приносим вам свои извинения за испорченный обед, за ваш испорченный костюм, за испорченное настроение, наконец. Молодой человек, который напал на вас, является родным дядей жениха. Он входит в группу организаторов свадьбы и, вероятнее всего, переволновался, перенервничал и превысил свои полномочия. Он не должен был вести себя так. И так как с сегодняшнего дня он входит в круг моих родственников, то я приношу вам извинения и от его лица. Его поведение объясняется нервным срывом. Вы слышите, он до сих пор продолжает смеяться. Уже вызвана скорая медицинская помощь. Метрдотелю выражено наше неудовольствие его поведением в сложившейся ситуации. Это его прямая обязанность следить за порядком в зале. Я хочу заверить вас, что директору ресторана это неудовольствие действиями метрдотеля, а точнее его бездействием тоже будет высказано.
  Александра Михайловна замолчала и перевела свой взгляд на Егора Петровича, который до этого момента стоял чуть сзади внука и находился в тени. Она стояла и переводила свой взгляд с Егор Петровича на Евгения и обратно. Евгений тоже бросил взгляд на деда. Дед смотрел на женщину и в его взгляде легко угадывалось его восхищение этой женщиной, смешанное с какой-то внутренней болью. Их глаза встретились и через несколько секунд ее левая бровь слегка приподнялась, голова склонилась к правому плечу в вопросительном жесте, и она спросила его:
  - Мы с вами встречались?
  - Неужели, Шурочка, я так изменился?
  Голос деда внезапно сдал и вопрос этот он буквально прохрипел. Глаза Александры Михайловны распахнулись в миге узнавания, и она воскликнула:
  - Боже мой, Егорушка! Неужели это ты?
  Она сделала шаг навстречу ему, а он просто шагнул и обнял ее, прижимая ее к себе. Она сначала обхватила его за шею и положила голову ему на плечо, затем резко отстранилась и поцеловала его. Они стояли и целовались, не обращая никакого внимания на окружающих.
  - Вот и свиделись, - сказала она, плача - а я верила, что ты живой. Искала тебя и не могла найти. Но почему ты не приходил на встречи ветеранов 9 мая. Я не пропустила ни одной, все ждала тебя и надеялась. Надеюсь, ты помнишь нашу последнюю встречу в Москве 43-го. Она отстранилась от него и, промокнув платочком глаза, сказала, сделав жест в сторонку сына:
  - А это одно из последствий последнего нашего с тобой свидания.
  Аркадий, у которого от изумления открылся рот при этих словах раскрылся еще шире. Он судорожно вздохнул, шумно сглатывая набежавшую слюну, и спросил:
  - Что ты сказала, мама?
  - Я говорю тебе Аркаша, познакомься со своим отцом. Я тебе все рассказала о нем, что знала.
  Она резко повернулась к нему и, заглядывая ему в глаза сообщила:
  - Я так и не вышла замуж. А ты женат?
  Егор молча покачал головой и, закрыв глаза зарылся лицом в ее волосы, вбирая в себя ее запах. Они стояли, обнявшись и на глазах у них блестели слезы. Незаметно для себя они переместились в сторону от выхода из гардеробной. Евгений и Аркадий, не сговариваясь прикрывали их от нескромных взглядов, проходивших мимо людей.
  - Мама! Вот ты где, а мы тебя потеряли. А с кем это ты обнимаешься?
  В гардеробную ворвался вихрь из белых кружев, белого платья и фаты. Когда этот вихрь застыл около них в недоумении и Евгений смог разглядеть невесту, то сразу понял, что они с Аркадием близнецы. Александра Михайловна, оторвавшись от Егора Петровича и глядя на него блестевшими от слез и счастья глазами, сказала:
  - А это второе последствие той встречи. Познакомься со своей дочерью, Егорушка.
  - И как ты назвала это чудо? - спросил он свою Шурочку, давая время дочери прийти в себя от шока, вызванного словами матери.
  - Марией, - коротко ответила та, и обратилась к дочери: - Ты где мужа оставила, Маша?
  - Здесь я, - вышел из-за спины невесты молодой человек и представился, глядя на Егора Петровича: - Павел.
  - А кто это с тобой, Егорушка?
  - Евгений, мой внук.
  - Сын Николая?
  - Да.
  - А...
  - Погиб Коля в этом году, в зарубежной командировке, вместе со своей женой Татьяной, его матерью, - кивнул Егор Петрович на внука, - вот Женя один остался, теперь живет со мной.
  - Значит, Маше и Аркаше он приходится племянником, - объявила Александра Михайловна, - а они ему приходятся соответственно тетей и дядей.
  Маша подошла к Егору Петровичу, положила руки ему на плечи и, глядя ему прямо в глаза спросила:
  - Почему ты так долго нас искал, папа, - и обняла его. Такого Егор Петрович спокойно перенести не смог. Он стоял, обнимая дочь, а по щекам у него катилась крупные слезы. Наконец, Маша оторвалась от него и ее место занял Аркаша. Впрочем, их объятия были по-мужски скупы и быстры.
  Александра Михайловна, обняла одной рукой Егора Петровича, который шумно сморкался в носовой платок, и сказала, обращаясь ко всем:
  - Дорогие мои. Сегодня у нас знаменательный и счастливый день. Наша семья воссоединилась полностью и пополнилась новыми членами. Какая я счастливая сегодня. Пройдемте в зал, дорогие мои, праздник начинается.
  Тут в гардеробную распахнулась дверь и стали видны санитары в белых халатах, выносивших из зала носилки, на которых лежал человек, издававший звуки, похожие скорее не на смех, а на всхлипывания. Евгений воспользовался моментом и усыпил несчастного, развеяв свое заклинание. Всхлипы смолкли и на его лице выступила блаженная улыбка. Кто-то набросил на носилки пальто, санитары тоже накинули на себя верхнюю одежду и вся кавалькада, состоящая не только из бригады скорой помощи, но и из родственников пострадавшего, вывалилась на улицу.
  
  Дальше события катились по накатанной колее. Гости кричали: "Горько!", жених с невестой целовались под громкий счет тамады и тех, немногочисленных, кто был еще не очень пьян. Тамада травил анекдоты и развлекал публику, провозглашая время от времени тосты. Были и танцы, была и живая музыка.
  Егор Петрович, как отец невесты сидел рядом с матерью жениха. Он явно тяготился своей ролью и свадьбой вообще, но терпел все расспросы своей соседки, которая отчего-то сильно возбудилась и все пыталась расспрашивать Егора Петровича об их с Александрой Михайловной отношениях. Да, когда они познакомились, да где они познакомились, да при каких обстоятельствах. Евгений поймал затравленный взгляд деда и направил заклинание избранного молчания на его соседку. Та сразу испуганно замолчала, но повернувшись к сыну о чем-то его спросила. Тот ответил. Она опять повернулась к соседу и видимо пыталась его спросить, но не смогла издать ни звука. Это продолжалось еще несколько минут, пока она наконец не угомонилась. Кстати, родителями жениха оказалась та самая пара, которая прошла в ресторан перед ними.
  Егор Петрович, освободившись от прессинга женщины, облегченно вздохнул и задумался над странностями, которые нет-нет, да возникают с его внуком или рядом с ним. Но обстановка вокруг явно не располагала к аналитическим рассуждениям, и он решил отдать должное закускам, стоящим перед ним на столе. Да и выпить немного для успокоения нервной системы, которая получила сегодня основательную встряску, не помешает. Ведь он поверил, что она погибла. Он похоронил ее в своей душе, а сейчас нужно было привыкать к новым реалиям. А дети, его дети! Они росли без его участия. Егор Петрович серьезно комплексовал.
  Евгению было хорошо видно всех главных действующих лиц: жениха с невестой и их родителей. Родителям жениха было около пятидесяти, вряд ли они были старше. Его новые родственники ему нравились. О самом женихе и его родственниках у Евгения пока определенного мнения не сложилось. Хотя сам жених ему понравился.
  Евгения посадили между двумя девушками. Та, которая сидела по его левую руку, была занята своим соседом слева от нее и на Евгения внимания не обращала. Да она и была постарше. Та же, что сидела справа от него явно скучала. У Аркадия, который тоже сидел рядом с ней, только с другой стороны, была своя девушка, за которой он и ухаживал. Евгений обернулся к своей соседке справа и представился:
  - Евгений.
  Та с любопытством его рассмотрела и по-видимому пришла к каким-то выводам, так как неохотно процедила сквозь зубы:
  - Елизавета.
  Чуть позже, узнав, что он приходится невесте и ее брату племянником, стала общаться с ним охотнее. Потихоньку завязался разговор. Как Евгений понял, жениху она приходилась кузиной, то есть двоюродной сестрой и имела на него свои виды, которые сегодня рухнули. Оттого, она была не в настроении и не была склонна общаться с кем бы то ни было.
  Елизавета была студенткой второго курса факультета иностранных языков МПГУ и изучала английский и французский языки. Евгений попытался перейти в разговоре на английский, но практики разговора у Елизаветы было мало и попытка закончилась неудачно. Она поинтересовалась, откуда он так хорошо знает английский язык. Евгений сослался на то, что жил за границей, где и получил разговорную практику. Потихоньку Елизавета вытянула из него всю его небольшую историю.
  Романтическая история любви, зародившейся на фронте во время войны и встреча возлюбленных через двадцать с лишним лет, когда они потеряли всякую надежду найти друг друга, также не оставила ее равнодушной. Но тут, Евгений знал ровно столько, сколько и все остальные. При копировании памяти деда, его любовные похождения не интересовали Евгения, и он выкидывал их из своей памяти, безжалостно стирая чужие для него воспоминания. Сейчас он даже немного жалел об этом.
  Когда пришли музыканты и зазвучала музыка, Евгений пригласил Лизу на танец. Во время танца произошел еще один инцидент. Танцы проходили в первом зале, который был ближе к выходу. Одному из гостей стало плохо, и он потерял сознание. Гости закричали, зашумели, музыка прервалась, все скучились вокруг упавшего мужчины. Среди гостей оказалась женщина врач, которая взяла командование на себя. Скоро вокруг нее образовался плотный круг гостей, наблюдавших за ее потугами привести пострадавшего в сознание. Она выслушала пульс на шее мужчины и объявила, что у него остановилось сердце. После чего она приступила к его непрямому массажу. В перерыве между попытками запустить сердце больного, она громко сказала, чтобы вызвали скорую помощь. Часть окружавших ее людей ушли выполнять ее просьбу и Евгению с Лизой удалось пробиться к больному. Не мешкая, Евгений набросил на больного заклинание восстанавливающее деятельность сердечной мышцы. Надо отдать должное врачу, она сразу заметила, что сердце запустилось. Она тут же прекратила делать массаж и стала опять прощупывать пульс. Лежащий перед ней мужчина явно уже был пенсионером. Его ресницы дрогнули, и он открыл глаза. Обвел всех окружающих его людей недоумевающим взором и сделал попытку приподняться, но врач не дала ему это сделать, уложив обратно.
  Евгений запустил заклинание диагностики и стал ожидать его результатов. Люди, увидев, что мужчина очнулся, стали расходиться. Через пять минут вокруг лежащего на полу мужчины остались только врач и Евгений с Лизой. Остальные зеваки близко не подходили.
  - Молодой человек, - обратилась врач к Евгению, - сколько можно пялиться на больного. Сходите лучше встретьте врачей скорой помощи. Они должны уже подъехать.
  Она сидела возле больного на корточках и держала его за руку, отслеживая его пульс. При этом она в пылу спасательной деятельности перестала следить за собой и когда она обратилась к Евгению, тот увидел ее ядовито-желто-зеленые рейтузы. Его замутило, и он почти рефлекторно создал заклинание, которое развеяло эти рейтузы в прах и заодно произвело эпиляцию волос паховой области. Такой неожиданный побочный эффект привел Евгения в крайнее изумление. Врач же ничего не заметила и продолжала наезжать на него. Тогда он набросил на нее заклинание направленного безразличия, после чего стал для нее просто невидимым. Ее взгляд соскальзывал с него и уходил в сторону.
  Наконец заклинание диагностики закончило свою работу и выдало Евгению весь пакет собранной о больном информации. Евгений уже научился визуализировать врачебную информацию, поэтому получал картинки о состоянии больного и его важнейших органов. Судя по полученным данным, жить ему осталось пару дней, не больше. У него была изношенная сердечно-сосудистая система, как, впрочем, и весь организм. Под сердцем обнаружился металлический осколок, очевидно, еще со времен войны.
  Евгений понимал, что у него не будет возможности и времени приводить мужчину в порядок, сидя около него, поэтому он применил к нему заклинание общего исцеления. Для его подпитки он воспользовался браслетом на руке мужчины. Браслет был серебряный с позолотой, поэтому удержать в течение пары часов до 500 единиц маны был вполне в состоянии. За это время заклинание успеет полностью отработать. Даже, если браслет с мужчины снимут, заклинание все равно вытянет из него энергию.
  Затем Евгений порылся в памяти в поисках заклинаний, позволяющих ликвидировать инородные тела, попавшие в тело пациента. Среди готовых лечебных заклинаний подходящего для данного случая он не нашел. Однако, в целительской магии Омерона был целый раздел заклинаний, заменяющих хирургию. Например, имелось заклинание локализации, которое изолировало прямо в теле больного какой-либо очаг воспаления. Дальнейшие действия целителя зависели от его квалификации и силы как мага. Так вот слабые маги-целители или просто те, которые экономили энергию, они в изолированный очаг запускали необходимое заклинание, которое в течение определенного времени производило оздоравливающее или восстанавливающее воздействие. Сильные маги делали, в принципе, тоже самое, только времени на исцеление они тратили значительно меньше.
  У Евгения родилась идея и он решил ее проверить на этом человеке. Он выполнил нужные действия и изолировал осколок под сердцем мужчины. А затем убрал его в мусорный отдел своего пространственного кармана, так, как сделал бы это с любой вещью. Ситуацию он отслеживал с помощью специального целительского зрения, поэтому отчетливо все наблюдал. Осколок исчез. Он был небольшой, не больше сантиметра в диаметре. Интересно, что локализация этого места, где находился осколок, не исчезла. Евгений развеял заклинание локализации, а заклинание общего исцеления, которое уже работало затянуло, образовавшуюся после удаления осколка, полость.
  - Ну, вот и все, - подумал Евгений, - жить будет.
  Он повернулся к Елизавете и тронул ее за руку.
  - Кажется мужик оклемался, - сказал он ей. - Пошли на свое место.
  Уходя, он бросил взгляд на врача. Она стояла около больного и недоуменно глядела себе под ноги на откуда-то взявшуюся кучу черных вьющихся волос. Однако, времени на размышления ей не дали. В зал ввалилась бригада скорой помощи. Та же самая, что была и в первый раз. Пока женщина, врач скорой осматривала больного, санитарам налили по полфужера водки и загородили их своими телами от врача, позволяя тем самым не только спокойно выпить им за здоровье молодых, но и закусить. Закончилось все, как и в первый раз. Больного погрузили в носилки, накрыли сверху чьим-то пальтецом и вынесли. Свадьба продолжилась. Заиграла музыка и к музыкантам потянулись, желающие потанцевать пары. Елизавета куда-то отлучилась и Евгений оказался один. Сидевшая рядом с ним молодая пара тоже куда-то ушла, возможно, танцевать. Евгений посмотрел в сторону деда, того не было видно. Потом он увидел его, сидящим рядом со своей Шурочкой.
  Евгений решил прогуляться в мужскую комнату. Когда он вышел в первый зал, там разгорался очередной скандал.
  - Правду здесь говорят, что бог троицу любит, - рассуждал про себя Евгений, - там, где произошло два события, омрачившее свадебное торжество, жди третьего.
  В зал ворвалась группа молодых людей, три парня и одна девушка. Девушка трясла за рукав парня и кричала на него:
  - Олег! Прекрати немедленно, пойдем домой. Если отец узнает, тебе не поздоровится. Помни, он дал тебе последнее предупреждение.
  Однако, парень отталкивал ее и кричал:
  - Не мешай мне Марина! Отцепись!
  Тут кто-то из охранников, которые несли дежурство на входе в ресторан и теперь сопровождали эту компанию, схватил его за руку и потащил на выход. Ему стал помогать еще один. Парень упирался и орал:
  - Для меня в Москве не существует закрытых дверей! Да я в Кремле двери ногой открываю! Вы знаете, кто мой отец? Он зам Егорычева. Отпусти меня, сука! В тюрьме сгною гада.
  Он с силой оттолкнул вцепившегося в него мужчину, тот пошатнулся, но парня не отпустил и продолжал тащить его в сторону дверей. Тут на него напали спутники парня, и в этой кутерьме кто-то из них ударил охранника по голове, видимо, кастетом. Мужчина упал, из пробитого виска потекла кровь. Девушка, которая была с парнями завизжала:
  - А...а. Убили, убили! А...а.
  Евгений бросился вперед, кидая на всю молодежную компанию заклинание отрезвления и взяв их под свой контроль, приказал им стоять и ждать. Он быстро сплел заклинание восстановления костной структуры и запустил его на лежащего мужчину. Сразу же за этим запустил диагностику повреждений. Ответ пришел почти мгновенно. У мужчины состояние клинической смерти. Думать, что делать, у Евгения времени не было. Он применил заклинание локализации, направленное на мелкие осколки разбитого черепа, повредившие мозг. Заклинание образовало пять локальных очагов повреждения. Евгений очистил мозг от косточек, убрав их, как и в предыдущем случае в пространственный карман. Затем запустил в голову заклинание малого исцеления и стал ждать результата, отслеживая его с помощью заклинания диагностики. На все про все, у Евгения ушло не более минуты.
  Через 15 секунд после начала работы заклинания малого исцеления, диагност выдал текущий результат. Деятельность головного мозга возобновилась. Кроме этого, диагност выдал рекомендацию по очистке сосудов головного мозга и восстановлению всей нервной системы всего организма, включая головной и спинной мозг.
  Евгений подумал, что видимо есть вероятность того, что мужчина останется инвалидом и, чтобы избежать этого, решил последовать рекомендациям диагноста. Найдя соответствующие заклинания, Евгений запустил их в действие.
  Тут откуда-то прибежала Елизавета и устроила "плач Ярославны на Кукуйской стене". Оказалось, что мужчина - ее отец. Тут он пришел в себя и открыл глаза.
  - Лиза, ты чего плачешь? Что случилось? Ох, - мужчина сел и затем легко поднялся на ноги. - Где эти уроды? - спросил он.
  На его виске осталась запекшаяся кровь. Тут он увидел парней и девушку, по-прежнему стоявшую с ними. Евгений торопливо рассеял свое заклинание, возвращая компании свободу действий. Однако парни стояли и по-прежнему не двигались, с ужасом глядя на кровь на лице мужчины. Елизавета подбежала к отцу и протянула ему салфетку. Тот рефлекторно взял ее и протер висок. Запекшаяся корочка крови отвалилась, открывая чистую неповрежденную кожу.
  Девушка вышла вперед и сказала:
  - Мы приносим вам свои извинения, - она оглянулась на парней, те хмуро и молча кивали головами. - Если мы причинили какой-либо ущерб, мы готовы компенсировать его.
  Отец Елизаветы только рукой махнул:
  - Вы вроде трезвые сейчас. Мне показалось, что вы были пьяны.
  Он внимательно обвел их глазами и спросил:
  - Что делать-то будем? Вы тут кричали, что ваш папа крупный партийный деятель и в Кремле двери ногой открывает.
  Парень, стоявший чуть впереди своих друзей, побледнел.
  - Если отец об этом узнает, он меня убьет.
  - Меня вы обещали в тюрьме сгноить. Как ваши планы в отношении меня не изменились?
  Парень сжал зубы и виновато наклонив голову пробурчал:
  - Это я пугал вас. Нет у меня таких возможностей.
  - А если бы были? - поинтересовался Лизин отец.
  Парень промолчал.
  - Ну, что стоим? Пошли знакомиться с молодоженами, - предложил отец Лизы. - Только представляться сами будете. Учтите, однако, что на свадьбе с пустыми руками не появляются. Какой-никакой подарок, хотя бы и символический, молодым вручить нужно.
  Девушка, услышав сделанное им предложение, от удивления открыла рот. Олег, который оказался ее братом, отреагировал примерно так же. Двое других, похоже, вообще не понимали, что произошло и что происходит сейчас.
  - Э...э, - выдал на-гора мысль лидер компании, - а деньгами можно?
  - А почему нет? - ответил Лизин папа, - по-моему так для молодоженов деньги - это самый лучший подарок.
  - Тогда пошли, - махнув рукой сказал Олег, - только вы сопроводите нас, пожалуйста. Он повернулся к Марине и тихонько спросил ее:
  - Слушай, Марин, я трезв как стеклышко. Мы же с ребятами две бутылки коньяка на троих отоварили, да и ты одна всю бутылку "Киндзмараули" выпила, а тоже трезвая, вроде бы. Ты что-нибудь понимаешь?
  - Нет, Олежек. Сама удивляюсь. Как-то это внезапно произошло. По-моему, это от того, что мы сильно испугались, что убили человека.
  Они, в сопровождении Лизиного папы прошли во второй зал к жениху с невестой, а Евгений, проводив их взглядом, направился туда, куда и хотел - в туалетную комнату.
  - Можно надеяться, что больше инцидентов не будет, - вполголоса пробормотал он, удаляясь к своей цели.
  В туалет вела одна дверь из гардеробной комнаты. Открыв ее, посетитель попадал в большой "предбанник" - большая общая комната с сидениями вдоль одной стенки и умывальниками с другой. Здесь можно было привести себя в порядок, покурить, посидеть, подумать, поговорить. Отсюда, в туалет вели две двери, одна - в женское отделение, другая, расположенная напротив - в мужское.
  Выйдя из мужского отделения в общую туалетную комнату, Евгений обнаружил в ней плачущую женщину, в которой узнал врача, делавшая непрямой массаж сердца.
  - Что случилось? - подошел он к ней ближе. - Вас, что, кто-то обидел?
  Женщина, в расстроенных чувствах махнула рукой, и сказала сквозь слезы:
  - Упилась до такой степени, что стыдно сказать, трусы потеряла, а с ними и всякий стыд, раз вам такое рассказываю.
  - Зато, вы человека от смерти спасли, - сказал Евгений, которому стало стыдно за свое поведение. Вот что ему ее трусы помешали, зачем надо было их развеивать. А побочный эффект в виде эпиляции, это вообще полный отпад. Уничтожить недолго, вот обратно все вернуть, как было, Евгений не мог. Это было выше его возможностей. Он даже трусы ей вернуть не мог, просто потому, что их у него не было.
  - Вы так считаете? - спросила женщина, глядя на Евгения уже заинтересованным взглядом.
  - Конечно, - подтвердил Евгений, - причем тут трусы. Тут жизнь у человека на волоске висела, и, если не ваше вмешательство, он уже был бы мертв.
  - А трусы все рано жалко, - еще сквозь слезы, но уже успокаиваясь, сказала женщина. И совсем уж тихо, не для чужих ушей, задумчиво проговорила:
  - А вот интересно, волосы там у меня отрастут или нет?
  
  Когда он вернулся в зал, то увидел, что его место занято как раз Олегом. Он о чем-то оживленно болтал с Елизаветой. Евгений не стал подходить к ним. Свободные места еще были, но Евгению стало скучно, и он решил уйти. Он подошел к деду, который так и сидел рядом со своей Шурочкой и сообщил им, что он собирается домой.
  - Мы теперь с вами часто будем встречаться, - сказал он Александре Михайловне. - А, вообще, если вас интересует мое мнение, то вам нужно срочно жениться. У меня для вас даже подарок есть.
  Он незаметно, с помощью заклинания возврата вернул себе дедово кольцо гомеостата и такое же, только в женском исполнении, достал из кармана. Иллюзию сохранения внешнего вида он накладывать на кольцо, предназначенное для Александры Михайловны, не стал.
  Евгений в последний момент подумал, что охранный артефакт им не помешает. По крайней мере от несчастного случая должен будет спасти. Поставить защитное заклинание на их на колечки - минутное дело. Энергии для артефакта защиты было вполне достаточно. Оба кольца имели по небольшому камню из имрилла, который служил накопителем магической энергии.
  Евгений взял свою нареченную бабушку за руку и поцеловал, передавая при этом заклинание общего исцеления с его привязкой к гомеостату. Затем сказал:
  - Я хочу подарить вам эти кольца. Это не простые кольца. Они будут хранить вас и ваше здоровье.
  Он надел им кольца на безымянный палец левой руки и сказал:
  - Обручальные кольца деда сам купит, но эти тоже носите, не снимайте. А когда заключите брак, тогда с меня еще и свадебный подарок будет.
  - Ох, Женька! Загадочный ты у меня человек, все-таки, - не удержался дед от комментария.
  - А тете Маше я подарок завтра принесу, - сказал Евгений, игнорируя последнюю фразу Егора Петровича.
  - Какой тете Маше? - спросила его бабушка.
  - Как какой, бабушка Шура, дочке вашей.
  - Ох, - рассмеялась бабушка и махнула на него рукой, - иди уж, внучок.
   Евгений махнул им рукой в прощальном жесте и пошел на выход.
  
  Однако приключения его на сегодня еще не закончились. Когда он подошел к выходу из зала, из раздаточной вышла Прасковья и, увидев его, замахала ему рукой, прося подождать ее.
  - Женя, ты домой? - подбежав, спросила она его. - Я тоже собираюсь домой. А ты не мог бы проводить меня? Я тут недалеко живу, в 15-ти минутах пешего ходу. Я так поздно домой очень редко возвращаюсь. Это меня из-за свадьбы сегодня задержали.
  - Пошли, я с удовольствием пройдусь по свежему воздуху, - ответил Евгений.
  - Тогда подожди меня, я быстро.
  И Прасковья убежала. А Евгений прошел в гардеробную одеваться. Пашу он дождался уже на улице, стоя рядом со входом в ресторан.
  - Ты меня напугал, - сказала она, - я подумала, что ты сбежал.
  - Ну, как видишь не сбежал от тебя, "великой и ужасной".
  - Почему ужасной? - спросила Паша.
  - А против великой у тебя возражений нет? - засмеялся Евгений.
  Паша тоже засмеялась.
  - А вообще-то это цитата, - сказал Евгений. - Разве ты не читала сказку Александра Волкова "Волшебник изумрудного города"?
  - Нет, даже не слышала.
  - А кто твои родители, Паша?
  - Так, детдомовская же я. Нет у меня родителей.
  - Прости, Пашенька, я не хотел тебя обидеть.
  - Да, ладно. Что тут обижаться? А ты можешь рассказать мне эту сказку?
  - Конечно. Слушай. Жила-была одна девочка. Звали ее Элли. И жила она далеко-далеко отсюда, в Америке.
  Так они и шли под размеренный рассказ Евгения о приключениях американской девочки и не заметили, как подошли к дому, где жила Паша.
  - Спасибо, тебе Женя. Ты можешь проводить меня до дверей? У нас в подъезде иногда плохие компании собираются и к девчонкам пристают.
  - Хорошо, пошли. Ты на каком этаже живешь?
  - На последнем.
  - Лифт есть?
  - Есть, но он уже два дня не работает. Хотя, может быть уже исправили. Пойдем?
  - Пойдем, - ответил Женя.
  Паша понравилась ему своей непосредственностью и искренностью. Какая-то она была чистая и светлая. И Евгений видел, что в нем она видит скорее брата или друга, нежели ухажера, мужчину, в конце концов. Хотя, кто их поймет, этих женщин. Загадочная раса разумных, под названием женщины.
  Они открыли дверь и зашли в подъезд, который освещался одинокой тусклой лампочкой, покрытой толстым слоем пыли. Лифт работал, он спускался к ним минуты две. Евгений только головой качал от удивления. В таких домах он еще не бывал. Зашли в лифт, закрыли двери. Паша нажала на нужную кнопку. Лифт проехал половину этажа и остановился. Внизу захлопали двери и на лестницу выскочили какие-то парни. Даже скорее подростки. Хотя среди них были парни и повзрослее. Вот один из таких подошел к прутьям лифта и всмотрелся вглубь кабины.
  - А, Пашка. Очередного хахаля привела. Последний раз спрашиваю. Добровольно дашь?
  Паша молчала. Евгений тоже молчал. В такой ситуации он еще не был и ему было интересно.
  - Так, понятно. Ну, что ж. Потом не жалуйся. Это твой выбор. Мы тебе предлагали по-хорошему, ты отказалась. Период уговоров закончился. Переходим к действиям. Он сделал резкое движение рукой и Евгений перешел на ускоренный режим. Рука парня медленно выходила из внутреннего кармана пальто. Наконец, она вышла полностью. В руке был зажат нож с выкидным лезвием. Парень нажал на выступ и лезвие медленно раскрылось. Евгений шагнул вперед, ухватил лезвие большим и указательным пальцами правой руки и потянул на себя. Рукоятка ножа выскользнула из руки парня. Евгений вернулся к нормальному восприятию. Парень с недоумением смотрел на пустую руку. Евгений осмотрел, потрогал лезвие, пощелкал по нему пальцем и сказал:
  - Скверная сталь, никудышная.
  После чего легко переломил лезвие ножа пальцами и выкинул обе его половинки к ногам вожака. Тот отскочил и бросился вниз по лестнице. Евгений решил еще немного подождать. Паша дрожала, вцепившись в него. Он обнял ее и сказал тихонько на ухо:
  - Ничего не бойся. Здесь тебя больше никто обижать не будет. Вот увидишь. Снизу послышались торопливые шаги спешащего человека. Показался вожак компании. В руках у него был пистолет. Евгений перешел на ускоренный режим и магическое зрение. Он прекрасно знал все огнестрельное оружие этого мира и его устройство. Он давно создал заклинание, навсегда выводящее его из строя. Заклинание делало боек оружия очень хрупким, и оно ломалось при первой же попытке выстрелить. Для перестраховки Евгений создал еще одно заклинание, которое превращало порох в патронах в абсолютно безвредную смесь его компонентов. На вид порох оставался таким же, но терял способность к горению. Запустив в пистолет парня оба заклинания, Евгений опять вернулся к нормальному режиму.
  Парень продемонстрировал пистолет всем своим дружкам и наставил его на Евгения. На всякий случай, Евгений активировал артефакт своей личной защиты, укрыв и Прасковью. Этот моральный урод, а других слов он не заслуживал, нажал на спусковой крючок. Раздался щелчок и на этом все закончилось. Пистолет больше не работал. Евгений взял урода под свой контроль и в ускоренном режиме на трех параллельных потоках сознания, пролистал его память за последний год. После этого с легким сердцем включил для него отсроченную на 6 часов смерть. Ровно через 6 часов его сердце остановится, если он не умрет раньше. Но об этом Евгений тоже решил позаботиться. Чтобы не было расследования причин смерти этого урода, он решил устроить парню банальный перитонит. Сначала он локализовал его аппендикс и запустил в него заклинание гниения. Немного подождал и развеял заклинание локализации.
  Парень сразу же с криком схватился за живот и потребовал от своих подельников вызвать ему скорую помощь.
  Евгений взял под свой контроль одного из парней на вид старше других и отдал ему команду пройти в подвал и включить лифт. Тот ушел, и вскоре лифт продолжил свое восхождение. Прасковья была смертельно напугана и Евгений почувствовал свою вину. Она же не знала, что они ничем не рисковали. Он спросил ее:
  - А хочешь, я тебя сделаю сильной, и никто не сможет больше обижать тебя?
  - Ты что, колдун?
  - Ну, почему сразу колдун? Этот термин носит негативный характер. Я не колдун, а младший магистр магии. Возможно, уже скоро стану старшим магистром.
  - А как ты сделаешь меня сильной?
  - Я с помощью магии, укреплю твое тело: кости, мышцы, связки. При этом ты останешься такой же красивой, как и сейчас.
  - А я разве красивая?
  - Конечно. Неужели тебе это никто не говорил.
  - Говорили, конечно, - созналась Паша. - Но всем им только одно и надо. - Паша смутилась и покраснела.
  - Спасибо, что проводил. - Тут она опять посмурнела. - Ты бы подождал немного, не выходил сразу. Они и подкараулить могут. Их много, а ты один. Давай-ка ты переждешь часик у меня.
  Паша достала из сумочки ключ и открыла дверь.
  - Проходи, я сейчас свет включу.
  Евгений шагнул в квартиру и закрыл за собой дверь. Оказавшись в полной темноте, он перешел на сумеречное зрение, и увидел, как Прасковья поворачивается к нему, поднимает руки и шагнув ближе обнимает за шею и привстав на цыпочки начинает его целовать.
  Через минуту, Евгений начинает отвечать на ее поцелуи. Тут Паша отступает от него на шаг и шепотом говорит:
  - Тихо, не дай бог, хозяйку разбудим. Полночи ругаться будет. Дай мне свою руку и иди тихонько за мной.
  Паша закрыла входную дверь и повела его по коридору. Затем на ощупь практически бесшумно вставила в замок очередной двери ключ и повернула его. Дверь открылась бесшумно. Они прошли в комнату, и Паша также тихо закрыла за собой дверь. Она протянула руку и включила свет. Евгений за мгновение до этого закрыл глаза и отключил сумеречное зрение, возвращаясь к нормальному. Он открыл глаза и огляделся. Комната была просто крохотной. В ней стояла двуспальная железная кровать, стол, стоявший вплотную к окну, створки которого были обклеены газетой, два стула и двустворчатый шифоньер. На столе стоял большой железный и маленький фарфоровый заварочный чайники, сахарница и чайная чашка на блюдце, перевернутая донышком вверх. На подоконнике стоял граненый стеклянный стакан, из которого торчали несколько алюминиевых вилок и ложек.
  Свободного пространства практически не оставалось. Рядом с дверью, вплотную к ней стояла прикроватная тумбочка, над которой висело зеркало.
  - Ты, Паша упомянула про хозяйку. Эту комнату ты снимаешь, да?
  - Да, говори тише, - попросила Паша.
  Евгений поставил купол тишины, охвативший всю комнату.
  - Об этом не беспокойся, в полный голос сказал он. Из этой комнаты не вырвется ни звука. Даже если кто приставит ухо к двери, он все равно ничего не услышит.
  - Как это? - удивленно спросила Паша.
  - Ну, я же сказал тебе, что я маг. Я поставил купол тишины. Я могу его тебе встроить, например, в ручку двери. Она металлическая и долго будет держать заряд. А еще лучше в замок двери. Когда ты закроешь замок изнутри, то тем самым будешь включать купол тишины. Я могу сделать его двусторонним и односторонним. Вот, придумал. Если ты повернешь ключ в замке на один оборот, то купол будет односторонним. То есть, звук из твоей комнаты не будет выходить, но ты будешь все прекрасно слышать, что происходит в квартире. Если же ты повернешь ключ на два оборота, то купол тишины будет двусторонним. Ни один звук не вырвется из этой комнаты и не проникнет сюда извне.
  Евгений замолчал и смотрел на Прасковью, ожидая ее решения. Но та стояла и молчала, глядя на него с удивлением.
  - Ну, что ты молчишь? - спросил он. Если тебе не нравится, могу вообще ничего не ставить. Будешь жить, как жила.
  - А надолго его хватит, купола этого?
  - Артефакт будет запитываться от твоей энергии. Ему нужно совсем чуть-чуть. Зато, пока ты будешь здесь жить, купол будет работать. Когда ты уедешь отсюда, заклинание останется без подпитки и вскоре рассеется.
  Весь разговор проходил около двери. Они не успели даже снять верхнюю одежду и обувь. Вешалка у Паши была рядом с зеркалом. Первой раздеваться начала Паша. Глядя на нее разделся и Евгений. Паша дала ему кожаные тапочки со стоптанными задниками. У нее самой были теплые тапки с бомбошками. Она попросила его отвернуться, чтобы переодеться. Евгений послушно отвернулся, но Паша забыла про зеркало, благодаря которому все было отлично видно. Фигура у Паша была красивой, как и она сама. Паша сбросила всю одежду и повернулась к нему.
  - Можешь обернуться, - сказала она.
  Евгений обернулся и внимательно ее оглядел, автоматически запуская диагност. Затем он достал обруч Орвара и попросил Пашу надеть его на голову. Паша надела и шагнула к зеркалу. Евгений протянул руку и активировал его, дотронувшись до камня. Камень сразу же заиграл красками.
  - Как красиво он сверкает, - сказала Паша. Она сняла обруч и положила его на тумбочку. После чего выключила свет и пошла к нему.
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Леший "Леший" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | А.Озеров "Еще одна скучная история" (Научная фантастика) | | С.Морошко "Ментальный террор" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | О.Обская "Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда" (Любовное фэнтези) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"