Илли: другие произведения.

Грань 2. Разумные Расы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


В. А. Романова

Перстень Мерлина

  
  

11 апреля 2008 года -

Эту книгу я хочу посвятить моим горячо любимым родителям,

за то, что они меня терпели все эти годы,

как и мои нахальные выходки и острый язык.

Впрочем, семья - это то, что делает жизнь ярче,

а ей почти всегда не хватает ярких красок

   При прочтении прошу учесть, что:
   курсивом выделяются примечания Хозяйки Судеб, шрифтом 1 - воспоминания действующих лиц, шрифтом 2 - действия, не относящиеся к основным героям
  
  --  []

  -- Грань вторая
Разумные Расы
  

27 июня 2008 года - 16 июля 2008 года

   ВЫСШАЯ МАГИЧЕСКАЯ ШКОЛА
   МАГОВ-ПРАКТИКОВ, ТРАВНИКОВ И ПРОРОКОВ
   ФАКУЛЬТЕТ ПРАКТИЧЕСКОЙ МАГИИ
   КАФЕДРА БОЕВОЙ МАГИИ
  
   Курсовая практическая работа (дипломный проект)
   аспиранта III-го статуса Апексениана Ареанского
   и студентки I-го курса Виллианы та Лан
   по дисциплине "Разумные Расы"
   с жизненно необходимыми пометками и исправлениями самой Хозяйки Судеб, вставленными ею в приступах отвратительного настроения
  
   Научный руководитель
   кавалер магического ордена II-ой степени, директор Высшей Магической Школы магов-практиков, травников и пророков (III-его отделения Академии) Кассиан ла ВерРант
  
   1332 год 1313 эпохи по стандартному летоисчислению Первого Измерения (5290 год по историческому летоисчислению Атиланты),
   Атиланта, Тхак'док
   Крест, поставленный возле имени некоторых, многие принимают за плюс

С. Е. Лец

Введение

  
   Жизненный опыт - это когда количество ошибок переходит в качество

А.

   Отдых - это смена деятельности на бездеятельность

В.

   Апекс
   - Наступает самый значимый период вашего обучения в этом году - практика, - ибо она - это не только и не столько...
   На этой фразе я застонал и картинно упал лошади на шею. Видимо, Ленарин (толстенькая низенькая тетка с усами - наш "куратор" на время практики) была не в курсе, что эту же речь произносили уже трижды. Первый раз Кассиан (это мы слушали, можно сказать, даже с благоговением - речь была рассчитана на пятнадцать минут, при этом в ней было всего четыре предложения). Второй раз Линита (мы стерпели, потихоньку запоминая все допущенные "ошибки"). Третий - я, отвратительным голосом, во время привала, произнесший все то же самое слово в слово, как Кассиан.
   Энидаль закатила глаза.
   Я ехал в хвосте процессии. Ленарин - во главе, задом наперед, сосредоточенно копируя интонации Кассиана. "Толстая дура" - примерно так в цензурной обработке выглядели отзывы большинства студентов о ней. При этом Ленарин строила из себя великого мага (на деле являясь всего лишь магистром второй степени, и то с натяжкой) и метила в директоры. Кассиана она тихо ненавидела.
   - Привал, - скомандовала Ленарин. Мы согласно придержали лошадей. Зачем делать привал за полчаса до остановки на ночлег лично мне было не понятно. Наверное, это была особая военная хитрость по переманиванию нас в ряды общества "За Ленарин". Но если она рискнет сказать после привала, что нужно отправляться дальше, я придушу ее голыми руками.
   - А где останавливаться-то?
   Вопрос был отнюдь не праздным. Уже четвертый день, как вдоль дороги мелькал только однообразный лес. Сплошная еловая стена, мрачная и холодная, не вызывала особых радужных перспектив касательно грядущего привала.
   Перспективы были правы.
   - А ты вообще молчи! - окрысилась Ленарин. - Первокурсник, и то рот на старших раскрывает! Совсем испортились! Никакого почтения! Сиди и молчи в тряпочку!
   Я многозначительно поднял брови. На последней фразе тетка сорвалась на визг. Была бы моя воля, я предложил бы ей дуэль. И посмотрим, как бы она выкручивалась - с учетом того, что я-то получил свою степень отнюдь не по блату, а диссертацию я уже почти дописал...
   - Привал будет тут.
   Мы переглянулись с одинаковым удивлением во взглядах. Устроить привал на обочине тракта вблизи мертвой речушки и логова ведьмака - такая идея, конечно, могла прийти в голову только Ленарин.
   - Э-э-э... А может, нам стоит проехать немножко дальше?.. - осторожно предложила Вилл. Всю дорогу она упрямо строила из себя девицу благородного воспитания и происхождения, визжала при появлении мыши, "испуганно" дрожала при первом же шорохе в кустах и говорила с Ленарин не иначе как на "вы" и с благоговением в голосе. При этом она не забывала просматривать память, подстраивать пакости и потихоньку показывать неприличные знаки спине "любимого куратора". Маскарад был нужен только для того, чтобы качественнее просмотреть память Ленарин.
   - Не бойся, девочка, - покровительственно сказала Ленарин и погладила Вилл по голове (та поморщилась). - Со мной тебе ничто не страшно!
   Либо у Ленарин полностью отсутствовал разум с самого рождения, либо она потеряла его в процессе. Третьего не дано.
   Вилл поморщилась, но лошадь осадила и спрыгнула на небольшую полянку.
   Южная часть Атиланты лично мне не нравилась никогда. В общем-то, вблизи берега было неплохо, но вот дальше, вплоть до гор, простирались мрачные и темные еловые леса, в которых водилась разнообразная пакость. Говорят, еще лет сто назад (а за это время леса нисколечко не изменились) сюда водили магов-практиков и называли это все "спецподготовкой", но после третьего летального исхода это безобразие остановила Гильдия и новый директор - мой непосредственный начальник. Южные Земли необитаемы, и сейчас в них едва ли не больше всякой пакости, чем было раньше. Если бы не обилие реликтовых видом всего живого и многообразие порталов (во многих случаях - единственных в Алассии), лес давно бы уже уничтожили. А так ему присвоили звание "Единственного Межмирного Заповедника" и закрыли для всех, кроме магов.
   Дорога через Южные Земли вела одна, и очень старая. Использование сильной магии и технических новшеств здесь строго воспрещалось - дескать, магическое поле было слишком нестабильным. Оно и вправду было очень нестабильным - еще бы, сплошные порталы! Поэтому и "заповедник" - через эти "дыры в пространстве", как называл их Кассиан, сюда проникала такая уйма разнообразной нежити, что население Алассии не было съедено только благодаря магической "стене", окольцовывающей опасную территорию.
   За эти три дня на нас покусилась стая гарпий, пара вурдалаков и еще уйма всякой нежитиеведческой чуши. В результате мне пришлось ставить универсальный отпугиватель для нежити - смотреть на Ленарин, с одухотворенным видом ("А вот вы так не умеете!") выстраивающую простейший щит, было противно до тошноты.
   - Разжигай костер, - приказала Ленарин, ткнув в меня пальцем. Я заскрипел зубами. Ну все... Она все-таки добьется того, что у меня лопнет терпение! - И поторапливайся. Скоро вечер. Ты же не хочешь бегать по лесу в поисках дров при свете луны!
   "Как будто бы тебя волнует мое мнение", - мрачно подумал я, собирая хворост. Руками, что только разжигало мою злость. Что там сказал Кассиан? Что-то вроде того, что выжить она должна... Повесил на меня еще одно неподъемное задание. Я начинаю чувствовать себя не только идиотом, но еще и суперменом...
   - Эй! Ты! Как там тебя?..
   - Энидаль, - сквозь зубы выдавила наша Эня.
   - Ну да, ты! Иди, за водой сходи. Вон, там речка течет...
   Я не удержался от нервного смешка. Она что, серьезно собралась пить воду из реки Стикс?! Совсем ума лишилась... Непосредственно "рекой смерти" этот безобидный на вид ручеек в три локтя шириной не являлся, но вверху по течению располагались заросли склариды, а сейчас самый сезон для размножения этого чудного и жизнеутверждающего растения...
   - А ты, - толстый палец с аляповатым перстнем уткнулся в Вилл, - будешь варить. Иди, собери чего поесть.
   Вилл с интересом изучила палец. Тетка ойкнула и стянула с пальца раскалившийся перстень. Вилл с невинным видом собирала в лукошко мухоморы и корни сталинары.
   - Эй! Ну вы чего так долго?!
   Сама Ленарин сидела на раскладном стульчике (моем, между прочим) и расчесывала жидкие волосы мышиного цвета. По мне, так лучше бы она этого не делала - патлы скрывали дряблую, морщинистую и на редкость неприятную физиономию с маленькими черными глазками, широким носом и яркими пухлыми губами. Наряд магички на ней смотрелся то ли издевательством, то ли неудачной шуткой клоуна и висел мешком. Тяжелые перстни грозили упасть с коротких толстых пальцев. От Ленарин в ужасе шарахалась даже кобыла - миловидная серая лошадка по кличке Туся.
   Коней мы, кстати, поменяли. Эне и Вилл Школа выделила двух белоснежных единорогов. Я пересаживаться на упрямую животину и, тем более, ехать без седла, отказался, так что пришлось уговаривать Ксана принять вид "белого, рогатого и пушистого". "Три рыцаря-ангела на белых единорогах и толстая тетка на мышастой кобылке". Картина маслом.
   Через час мы втроем обустроили полянку - поставили палатку для Ленарин, разожгли костер и сварили ужин, состоящий из настоя листьев сталинары и национального блюда гномов - хтряпы, тушеной смеси мелко нарезанных корней сталинары и грибов. В тарелку Ленарин Вилл с невинным видом накрошила самые подозрительные грибы с красными в белые точечки шляпками. Нам достались обычные.
   - Тушите костер и давайте ложиться спать.
   Мы даже не возмущались, хотя солнце еще вовсю светило, заливая лес красными лучами. Тушить костер я не стал, только набросил морок - замерзнем в усмерть, а ночью холодно станет и Ленарин, и она пошлет меня за дровами. Перед тем, как отправиться спать, кураторша защитила поляну непроницаемым куполом. Я на всякий случай незаметно наложил второй. А тот развалится, как только создательница заснет.
   Мы втроем еще немного посидели у невидимого костра, закутались в одеяла и уснули. Чести поприсутствовать в палатке мы не были удостоены ни разу, хотя она и была рассчитана на четверых.
   Ленарин было плевать, замерзнем мы или нет.
   Вилл
   Утро привычно началось с пения птиц и надрывного храпа, доносящегося из палатки. Такое начало дня "обрадует" кого угодно, но мы были привычны к этому и даже не стали особенно злословить. Ну храпит и храпит... Нам-то после бессонной ночи какая разница?
   Ленарин требовала, чтобы еженощно ее покой сторожили мы. По двое, в то время как третий спит. Обычная практика, но чаще дежурили все четверо - два часа одни, два часа другие и так далее. Ленарин разделила ночь на три вахты. Первую отдежурили мы с Эней, вторую - Апекс с ней же и третью - мы с Апексом. В результате мне удалось поспать всего три часа из положенных девяти при тяжелых физических нагрузках. Но Ленарин была неумолима. Вахты кончались в шесть, после чего мы уныло носились по лагерю, заново разжигая потухший костер, набирая воды (как и вчера, Эне пришлось летать за добрых шесть верст, чтобы найти нормальный источник) и готовя завтрак для "ее величества", как порой именовали ее мы. Обязательно в кавычках. Я и Эня кашеварили, Апекс разжигал костер, убирался на поляне и кормил лошадей.
   Ближе к одиннадцати встала Ленарин, уничтожила все плоды наших трудов. Из-за нее мы теряли половину дневного перегона, и путь, который должен был отнять у нас не больше трех дней, мы за четыре едва преодолели наполовину.
   В полдень мы тронулись в путь.
   Унылое шествие вновь возглавляла Ленарин. Мы отказались растягиваться в цепочку и ехали рядом, тем более что кураторша, видимо, никуда не торопилась. Такими темпами мы будем путешествовать до портала всю практику. И это будет лучшим испытанием нашего терпения...
   - Значит так, дети... - мы состроили одинаковые физии. - Сегодня мы заедем в Лес, мне необходимо поговорить с одной женщиной. Пока мы будем разговаривать, вы подождете. Вечером поедем дальше. Всем все ясно?..
   Ясно все было всем, кроме Эни, которая бессовестно спала.
   Ленарин развернулась обратно, а я потрясла Эню, которая в силу отсутствия седла грозила свалиться с лошади.
   - Доброе утро. Эня, просыпайся.
   - Утро добрым не бывает, - пробурчала Эня.
   Я посмотрела на Ленарин и вынуждена была с ней согласиться.
  
   К двум часам дня местность начала стремительно меняться. Леса сменялись горами, полями, пустынями. Рядышком с новой формой рельефа обязательно стояла табличка с названием мира. Началась зона порталов.
   Лошади оживились. Мы с любопытством оглядывались. Причудливый пейзаж не интересовал только Ленарин. Она с царственным видом ехала по дороге, что-то высматривая.
   Первая череда порталов быстро сменилась лесом - уже другим, светлым. Завидев серебристый ручеек, Ленарин свернула с дороги и углубилась в чащу. Нам ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
   Этот лес мне нравился больше - здесь было светло и спокойно. На второй версте нас встретил "забор" из плотно стоящих берез. Ленарин привязала лошадь к ближайшей березе и протиснулась между стволами. Мы отпустили лошадей (все равно прибегут, когда понадобятся) и полезли следом.
   Ветки с листьями цеплялись за одежду и волосы. Я впервые видела, чтобы лес был против меня.
   Неожиданно березы расступились. Я стояла на широкой грунтовой дороге, на которой виднелись следы телеги. Я с интересом огляделась. Ленарин нигде не было.
   - Ну ничего себе. Завела нас невесть куда и бросила! - пожаловалась я друзьям.
   Никто не ответил.
   Я обернулась... Да так и замерла.
   Ни Эни, ни Апекса не было. Берез тоже не было. За моей спиной простиралась степь, через которую бежала серебристая речка. На берегу стояла мельница. Дорога вела от реки в лес. Неподалеку виднелась деревянная изба. Солнце еще только вставало, хотя еще совсем недавно стояло в зените.
   Обратно портал не работал. Равно как и магия.
   Так. То, что это другой мир, понятно. По идее, Ленарин тоже должна быть где-то здесь. Остается выяснить, где я и где Апекс и Эня. Всего-то навсего.
   Чему там нас учили по мироведению?.. Пункт первый. Найти местное население.
   Ну, это просто. Раз есть изба, значит, там кто-то живет. Меня устроит даже Кощей Бессмертный или Красная Шапочка. Хоть Серый Волк, хоть кто - лишь бы он был знаком с теорией измерений...
   Забора не было, калитки тоже. Я поднялась по ступеням на крыльцо и постучала. Надеюсь, в этом мире не предусмотрена смертная казнь за неурочный стук в дверь.
   На крыльце появилась дородная тетка в синем переднике с петушками.
   - Доченька! Ну наконец-то!
   У меня отвисла челюсть. Я в онемении уставилась на тетку, по габаритам очень напоминающую танк, в тщетных попытках опознать ее как собственную мать. У кого-то из нас не все в порядке с головой. Причем этот кто-то - точно не я.
   - Э-э-э...
   - Ну что стоишь? Цветочков не нашла? И грибочков не нашла? Ну да ладно, не сезон еще, середина весны только...
   Середина весны! Воень на дворе! У меня воень...
   - Ничего, не огорчайся.
   Да я и не огорчаюсь. Я вообще в шоке!
   - Соберешь еще грибочков. А пока вот, иди по дороге, бабушке пирожки отнеси.
   Мне вручили корзинку, накрытую платочком, и выставили за дверь. Я в онемении спустилась по лестнице. Какая к черту доченька?! Какая к черту бабушка?! Какие пирожки?!?!
   Как будто бы я какая-нибудь Красная Шапочка! Вот вытащу сейчас амулет связи, найду Апекса, то-то он посмеется...
   Я потянулась к набору путника... и судорожно вздохнула.
   Набора не было. На мне было клетчатое платьице и дурацкий красный чепец. И как это я до сих пор не почувствовала отсутствие не только сапогов, но и вообще любой обуви?..
   Так. Что-то мне это нравится все меньше и меньше...
   Вариантов два: либо я действительно попала в сказку, либо сошла с ума. Второе, в общем-то, вероятнее. Но меня это почему-то не беспокоит.
   Я погуляла немного по лесу (не сходя, впрочем, с дороги из опасения заблудиться в этом мире моей больной фантазии), присела на мильный камень, на котором были выведены какие-то странные значки (я припомнила, что на уроках в средней школе нам рассказывали что-то о глаголице и даже учили на ней писать, но этим искусством я овладела ровно на те два урока, когда это требовалось). Прочесть не смогла. Душевно больная фантазия решила, что выдумывать еще и душевно больной камень будет слишком.
   Как сидушка камень меня вполне устраивал. Возможно, сидеть на мильном камне и поминать всю известную тебе нежить (из-за неплохого знания нежитиеведения это грозило затянуться надолго) в этом мире было святотатством. Еще и грызть при этом пирожок с капустой (гадость) - преступлением, карающимся смертной казнью. Однако относить пирожки бабушке я не собиралась - еще отравится, бедняжка, ненароком.
   Не знаю, как поступила бы на моем месте Красная Шапочка, но я скормила пирожок первому попавшемуся мне на глаза волку. Волк удивился и попытался закусить еще и корзинкой, но ее я не отдала. Вдруг пригодится.
   Впрочем, это "вдруг" было очень маловероятным. Травы были незнакомыми. Поймать что-нибудь голыми руками было бы затруднительно. Я уже хотела было отправиться к доброй бабушке, сказать ей, что меня ограбили, и напроситься на бесплатные харчи, но вовремя вспомнила, что стало в сказке с доброй бабусей и передумала. Впрочем, вряд ли волк стал бы меня есть. Давешний волк так точно не стал бы. Решил, наверное, что я такая же ядовитая, как пирожок с капустой...
   - О чем грустим, красавица?
   - Сижу, грущу, - невпопад буркнула я, поднимая глаза на "рыцаря наших дней" - высокого парня приятной наружности, с ног до головы закованного в металл и держащего орясину странноватого вида в руках. Я запоздало догадалась, что это меч. - Дракон меня обидел.
   Пора бы уже приучиться дерзать язык за зубами, - решила я, глядя на бедную жертву моего плохого настроения. Рыцарь был возмущен:
   - Я отомщу ему!
   И ушел. Вероятно, искать верного коня, притворяющегося грудой металлолома.
   - Эй! Рыцарь! Стой! А ты меня сначала спасти не хочешь?
   Рыцарь задумался. Очевидно, "обиженной" полагалось сидеть со скорбным видом на камешке и ждать своего спасителя.
   - Спасу, - наконец решил он. - Вот только отомщу дракону, и тут же спасу! Ты же принцесса, да?
   Оригинально. Красной Шапочкой я уже была, теперь буду несчастной украденной - единственной дочерью короля.
   Я внимательно оглядела помятое и грязное платье (я умудрилась упасть в лужу и по уши вымазаться в грязи), корзинку и собственные грязные ноги, после чего глубокомысленно заявила:
   - Да, как ни странно, я действительно принцесса.
   Рыцарь воодушевился.
   - Ну я этому дракону! Принцесс красть!!!
   Рыцарь снова ломанулся душить дракона голыми руками.
   - Стой!
   Я без зазрения совести ухватила рыцаря за меч (тупой, надо сказать).
   - Чего тебе, красавица?..
   - Спаси меня, а? Мне грустно!
   Рыцарь отмахнулся от меня и помчался навстречу подвигам.
   - Эй! Ну скажи хоть, в какой стороне город?!
   - Туда.
   Рыцарь махнул рукой и скрылся в кустах. Я пожала плечами и, приподняв юбки, встала с камня. Собственно, а что я теряю?..
   Апекс
   Чудно. Превосходно. За-ме-ча-тель-но.
   Окружающее меня безобразие никак не вязалось с этими понятиями.
   Город был, мягко сказать, мрачноват. Если это вообще был город. Я "выпал" из портала в трестах локтях от ворот, через них вошел в город. Шильда над распахнутыми воротами гласила... Не знаю, что она гласила - не понимаю этот язык.
   За толстыми крепостными стенами раскинулись дома - небольшие, одно- или двухэтажные. От дома к дому вели узкие темные переулки, залитые и засыпанные мусором и помоями. В центре города белел огромный каменный храм. Над домами разносился колокольный звон.
   Улицы были пустынны. Весь народ стекся к храму.
   Магия работала, хоть и очень слабо. Амулеты были в полном порядке. Пришлось применить маскировочный, чтобы не слишком выделяться из толпы - мага в церемониальном облачении здесь наверняка попытаются сжечь на костре. Вряд ли у них это получится, но все же...
   Меня волновали три вопроса: куда меня занесло, где Вилл и убьет ли меня Кассиан? Наиболее вероятный ответ на третий вопрос я знал: попытается.
   Но главное: я, квалифицированный специалист, кандидат на звание магистра первой степени, прошляпил обыкновенный портал! Стыд и позор!
   Тем временем я дошел до корчмы. Амулет выбрал для меня наиболее удачную маскировку - небогатого вольного помещика. Мое облачение составляли кожаные брюки, куртка и сапоги, меч, пристегнутый к поясу (мой, одобрительно заметил я), небольшой напоясный кошель - набор путника - и сумка через плечо. В кармане звенели монеты - медь пополам с серебром. Надо бы выяснить, на каком языке здесь говорят, а также особенности культуры и устройства государственного аппарата (если здесь такой вообще есть). Значит, мне нужен умный и неболтливый представитель местного населения, не отягощенный ментальным блоком, которого можно было бы завести в темный переулок и улыбнуться во все четыре клыка. Не думаю, что здесь не знают сказки про вампиров.
   Я вошел в корчму, уселся за стол, считал с памяти трактирщика язык и минимальные сведения о данном мире. Итак, это Вейан, небольшой мирок на самом краю Северной Ветки. Красивый и бесконечно дикий. Развит скачками, максимум - уровень Средневековья, как в этом городе. Минимум - родовые племена, это на другом материке.
   Смешной, почти сказочный, мир. Родина большинства легенд. Время здесь течет значительно медленнее, чем в других мирах - может, за те два часа, что я здесь, в Алассии прошло шестнадцать лет. Ну да ничего, межвременные порталы еще никто не отменял.
   - Что будете заказывать?
   Я внимательно оглядел высокую девицу в бывшем когда-то белым фартуке с подносом в руках.
   - А что есть?..
   - Сейчас пост, поэтому есть перловая похлебка, хлеб и морс малиновый.
   Н-да, негусто. Спрашивается, и зачем выбирать? Все равно не из чего...
   - Похлебку и хлеб.
   Ненавижу морс.
   Девица кивнула и смылась в неизвестном направлении. Вскоре я, подавляя приступы тошноты, ел похлебку. Чуточку заплесневелый хлеб я не решился попробовать. Положу в карман и попытаюсь потом отравить Ксана.
   Ответ на первый и на третий вопросы я, предположительно, нашел. Теперь стоит подумать о вопросе втором, самом важном. Если я его не решу за три часа шестнадцать минут (по декларации), меня со свистом вышвырнут с работы. Впрочем, Кассиана здесь нет, но стоило бы поторопиться.
   Размышляя логически, куда могла деться Вилл? Портал не блуждающий, просто плохо настроенный, значит, она в этом мире, причем недалеко отсюда. Скорее всего здесь магией она не сможет пользоваться вообще. Поисковичок, может быть, и подцепит...
   Я попробовал. Потом снова попробовал. Выяснил, что мое заклинание охватывает только пятнадцать метров пространства, и в этих пятнадцати метров искомого объекта не обнаружено. Мило. Инертный мир, черт бы его побрал...
   Ладно, еще не все потеряно.
   - Скажите, а где можно приобрести карту здешних мест?
   Корчмарь нахмурился, немного подумал, но ответил.
   - Как выйдете, поверните направо, за угол этого дома. В следующем первая дверь, второй этаж. Спросите Рыжего.
   Я кивнул и вышел.
  
   В лавочке Рыжего было темно и грязно. Как в подобном освещении можно рисовать карты, я не представлял.
   Впрочем, выяснилось, что сам Рыжий к картографии не имел никакого отношения. И слава богу: он оказался бодреньким невысоким старичком с глазом, перевязанным черной лентой, и без правой руки. Ничего рыжего в нем не было. Ему больше подошла бы кличка Косой - старикан явно страдал нервным тиком.
   Вскоре мне стало ясно, почему в каморке столь неприятно находиться. Видимо, торговля картами ныне под запретом, ибо выданная мне после долгого витиеватого вступления карта явно имела незаконное происхождение. Тип с богатой биографией ухмылялся.
   - Сколько?
   - Две серебряные.
   Я спокойно достал из кармана деньги и, не торгуясь, расплатился. За этот кусок облезлой кожи это вполне нормальная цена - за обед я уплатил три.
   В том, что карта верна, я не усомнился ни на секунду. Может, сенсорные способности у меня развиты и не очень, но магия вполне способна их заменить.
   Небо хмурилось. Я не стал возвращаться в корчму, хотя там было не в пример теплее. Уселся прямо на ступени, вытащил маятник, настроился и покачал им над картой. На этот раз нехитрый метод сработал мгновенно. Дорога, ведущая к южным воротам. Точка двигалась. Не очень быстро.
   Итак, если ничего не изменится, через полтора часа Вилл будет входить в город через южные ворота.
   Я встал, убрал маятник, сложил карту. На всякий случай проверил маскировку.
   И растворился в толпе.
   Вилл я найду приблизительно через сорок минут.
   Вилл
   С рыцарем мы встретились у развилки.
   - Скажи, принцесса, так где дракон?!
   Я как раз выбирала между тремя дорогами, ведущими влево, вправо и назад, причем склонялась к третьей, поэтому возмущенный вопль рыцаря, мягко говоря, не пришелся мне по вкусу. Рыцарь избежал далекого нецензурного посыла только благодаря тому, что являлся представителем местного населения и, предположительно, знал, какая дорога была верной.
   - Улетел, - печально ответила я. - Но обещал вернуться.
   Так какая же все-таки дорога: левая или правая?!
   - Как это?!
   - Он испугался рыцарей-драконоборцев, которые обязательно придут по его голову, и, взвалив все сокровища себе на хребет, подался в дальние края, - с теми же интонациями вдохновенно врала я.
   - А много у него было сокровищ? - жадно поинтересовался рыцарь.
   - Едва не надорвался.
   - А куда он полетел?..
   Я задумалась. Выпускать проводника из виду не хотелось, эта развилка могла быть не последней, к тому же я не была уверена, что здесь где-нибудь есть горы, и рыцарь на них не полезет.
   - Наверх, - наконец созналась я.
   - Куда?!
   - Наверх, - повторила я. Кажется, не только Апекс не понимает с первого раза.
   - А зачем?
   Я задумалась.
   - Не знаю. Этот дракон сказал мне, что он будет искать покоя и умиротворения на облаках.
   Прям дракон-аскет какой-то! Лежать на облаках, на груде сокровищ, и думать о высоком... Нет, драконы, наверное, так не умеют. Единственный знакомый мне дракон, по крайней мере, так не умел.
   Кстати, где и как там мои Сильв и Барсик?..
   - Жаль, - опечалился рыцарь. - Скажи, принцесса, куда ты держишь путь?..
   - В город.
   - А далече ли город, принцесса?..
   Я маленько ошалела. Кто тут проводник и представитель местного населения, интересно?!
   - Не знаю. Я даже не знаю, по какой дороге стоит ехать. О, доблестный рыцарь, не скажешь ли ты мне, в какую сторону держать путь? - взмолила я. Ну все, меня понесло. Скоро я буду не только высоким штилем разговаривать, но и проведи читать...
   - Направо, - осчастливил меня рыцарь своим решением.
   - Точно? - с подозрением уточнила я.
   - Чтобы попасть в великий город великих времен, нужно идти правым путем! - пафосно заявил рыцарь. Я фыркнула. Ну, правым так правым...
  
   На проверку рыцарь оказался неплохим парнишкой, только очень уж доверчивым. Промышлял он не убийством драконов, а россказнями об убийствах драконов, причем искренне верил, что он всего лишь рассказывает о грядущих подвигах и рьяно искал дракона. Не нашел. Драконы не желали общаться с неудачливым драконоборцем. А драконоборец желал: даже специально обзавелся латами и боевым другом.
   Какого цвета был конь, я не узнала, ибо он был от ушей и до хвоста закован в железо. Я не стала спрашивать, выпускают ли хоть изредка несчастную животину из этого безобразия, побоявшись услышать ответ "Мой верный конь стойковыносит все тяготы и лишения". Процессия издавала такой скрип, что я не удивилась бы, узнав, что драконы узнавали о приближении рыцаря за две версты. О тактике "внезапного нападения" и "эффекте неожиданности" он, видимо, и слыхом не слыхивал.
   - Скажи, принцесса, как хоть тебя зовут?..
   Я задумалась. Для начала стоит выяснить, принцессой какого государства я являюсь, и как зовут тамошнюю принцессу...
   - Фиона, - решилась я.
   - О! Так ты принцесса Илкасты?! - возопил рыцарь в священном трепете и священном ужасе одновременно.
   - Нет, так, мимо пробегала, - фыркнула я. Рыцарь задумался. Видимо, с ведьминским юмором он был не знаком.
   - А как ты сюда попала из Илкасты?
   Так, видимо, Илкаста далеко - и это хорошо...
   - Дракон унес, - соврала я. - А что, я далеко от Илкасты?.. А где?..
   - В четырех верстах. Собственно, мы и едем к твоему родовому замку. А что?..
   Я приуныла. Может, этого ретивого рыцаря оглушить и оттащить в кусты, а самой сбежать?... Больше же никто не знает, что я "принцесса Илкасты"... Да нет, рыцаря жалко. Или себя, любимую, жалко сильнее?.. А, с другой стороны, вдруг я вправду похожа на эту мистическую Фиону, а она сама сбежала из замка?..
   Нет. Мне, конечно, везет, но не до такой же степени...
   Надо быстрее восстанавливать способности к магии, потом считать с рыцаря все возможные и невозможные к получению сведения, а потом... ну да, искать портал обратно. Или, в крайнем случае, искать других. В совсем крайнем случае можно пробить личный портал или попытаться уйти в Алассию через Астрал. Не хотелось бы мне, конечно, проводить ритуал (на крови, между прочим, и вообще, я с ним только в теории знакома - читала в каком-то древнем томе, которому нет оснований доверять). А уж астральная проекция... брр...
   И где-то сейчас все остальные?..
   Хоть Энидаль, хоть Апекс. Да я сейчас даже Ленарин обрадуюсь! Ровно до третьей минуты разговора, правда...
   - Да так, ничего... Слушай, а может, привал?..
   Рыцарь согласился, ссадил меня с металлического недоразумения, на котором путешествовала "принцесса Илкасты", и приступил к собиранию хвороста. Я под предлогом поисков подходящих кустиков пыталась найти жилу. Найти-то нашла, даже подзарядилась. Теперь, по крайней мере, можно считать память рыцаря и выяснить-таки, куда меня занесло...
   У-у-у... Да, два тебе, Вилл, по мироведению - и почему это название "Вейан" мне ни о чем не говорит?..
  
   Я сидела у костра прямо на земле, грела руки и жевала запеченный хлебушек.
   - А ты на самом деле кто?
   - Принцесса Илкасты, - мрачно ответила я.
   - А если честно?
   - А я что, нечестно?.. - внутренне холодея спросила я.
   - Вряд ли. Фионе сорок шесть лет, она не ходит босиком и в клетчатых платьицах, понятия не имеет, что можно наравне разговаривать с чернью, ненавидит рыцарей, а драконы тут, между прочим, водятся только для доверчивых горожан.
   Я призадумалась. С учетом того, что рыцарь, видимо, не собирается сдавать меня местным властям, все не так уж страшно.
   - Ну ладно. Я не принцесса.
   - А кто?
   - Так, мимо пробегала, - фыркнула я. Интересно, как здесь относятся к ведьмам? А то мне что-то не хочется закончить свой век на костре.
   - Ясно.
   Кажется, с рыцарем мне повезло. Не лезет не в свое дело.
   - Ты ничего не слышишь?
   Рыцарь отрицательно покачал головой.
   - Меч одолжишь?..
   Ответа я не дождалась; забрала сама. Тяжеловат, плохо сбалансирован и не заточен. На нормального противника (тем паче - дракона) или нежить это все равно что хворостина. Но мой меч исчез в неизвестном направлении, так что выбирать не приходилось.
   Рыцарь удивился, но промолчал.
   Я немного подумала, кинула меч обратно, легко вскарабкалась на дерево. Листва удачно скрыла меня от любопытных глаз. Итак, где мой невидимый "противник"? Явно человек - лоси материться не умеют...
   Я заметила наконец предмет поисков, облегченно вздохнула и спрыгнула вниз.
   - Привет. Гуляешь и наслаждаешься природой?..
   - Угу. Занимаюсь физической подготовкой - по деревьям лажу... Кстати, Эня, тебе идет костюм Василисы. Ты Премудрая или Прекрасная?..
   - Подтекст: я уродина или дура? - понятливо фыркнула Эня. - Ты давно по этому лесу шляешься?
   - Я по лесу вообще не шляюсь. Как всякая добропорядочная девушка, я нашла доблестного рыцаря, который спас меня от дракона и одиночества и теперь провожает до города. По дороге.
   - А тут есть дорога?! - обрадовалась Эня.
   - Есть. Пойдем, покажу...
   Апекс
   Грустненько. Иду по дороге, смотрю на леса и думаю. Что думаю? Что все это грустно, дорога грязная и скучная, а еще похлебка была несъедобной и я все равно хочу есть...
   По моим подсчетам встретиться мы должны были примерно пятнадцать минут назад. Впрочем, возможно, она устроила себе привал. Я снова достал карту, уселся прямо на дорогу, покачал маятником. Все в порядке, идти мне еще около получаса. А там посмотрим...
   Так думал я, идя по дороге и костеря про себя Ленарин. Впрочем, наверное, она не знает таких слов...
   О-о-о... Ну все. Мне можно останавливаться и стоять на дороге с мерзкой ухмылочкой на физиономии.
   Сначала я услышал лязг. Потом я увидел его причину - две груды металлолома, побольше и поменьше. Следом я понял, что большая груда когда-то давно представляла из себя лошадь, а маленькая - хозяина лошади, то бишь доблестного рыцаря без страха и упрека (порой их действительно не в чем было упрекнуть, кроме как в отсутствии страха).
   И лишь потом различил за рыцарем две печально знакомые фигурки.
   Я отключил амулет. Энидаль приветственно махнула рукой.
   ...То, как мы втроем потом искали портал в диких и чрезмерно грязных лесах Вейана, отдельная грустная история. И кому-нибудь рассказывать ее я не намерен...
  
   Из портала мы вывалились в перемазанном грязью и змеючественном состоянии.
   - О! Вы что-то долго, я вас тут уже полчаса жду.
   Ленарин стояла перед порталом, оперевшись на ближайшую березу, и мерзко улыбалась. Я скрипнул зубами. Чего мне стоило открытие межвременного портала, вспоминать не хотелось.
   - Так, все быстро привели себя в порядок, я не хочу путешествовать в обществе огородных пугал. Что вы так на меня смотрите? Давайте, давайте, пошевеливайтесь.
   Сама небось телепортационный амулет с собой взяла, стерва. Посмотрел бы я на нее без этих амулетов. Шлялась бы по этим лесам в образе Бабы Яги... В Вейане вообще живут сказки. К счастью, на меня магия этого места не подействовала из-за амулетов. А вот ее уже явно разрядился... Ну все, месть моя будет страшна!
   А что?.. Ну убьет меня Кассиан...
   Я подошел к Ленарин, осторожненько взял ее за локоток, подвел к порталу и пихнул в спину, одновременно магией сорвав все амулеты. Пошляется по тамошним лесам, а мы потом посмотрим, кто из нас грязнее...
   С этой мыслью я подозвал Ксана, магией счистил с себя всю грязь и запрыгнул на коня.
   Через три с половиной часа нас нагнала Ленарин, кипящая от ярости. Выразить оную ей не удалось - мы подстегнули лошадей и за какие-то восемь часов добрались до портала.
   Перед нами расстилался Тхак'док.
  
   Вот так всегда. Все моим планы псу под хвост!
   Вечно эти маги все портят...
   Но, с другой стороны, у меня есть еще целый год, чтобы все исправить.
   Главное, чтобы на этот раз мне никто не помешал...

Обозначение темы и задач

  
   Умны те женщины, при которых можно говорить какую угодно глупость

А.

   Если вам плюют в спину - значит, вы впереди

В.

   Апекс
   Наше появление в Тхак'доке нельзя было назвать триумфальным. Мы въехали через Северные ворота сразу на главную улицу. Торжественное явление "рыцарей на белых единорогов" видели лишь единичные проходие; была ночь, и Тхак'док уже спал.
   Я не раз и не два здесь был, и прекрасно знал, что уже утро, через какие-то три-четыре часа, здесь будет не протолкнуться от ненавязчиво улыбчивых вампиров и хладнокровных туристов. К полудню улицы вновь опустеют из-за страшной жары, но потом оживление на улицах будет царить до полуночи.
   Ленарин вновь ехала впереди, показывая дорогу и сверяясь с картой. Она каждый раз вздрагивала при взгляде на редких прохожих. Вампиры казались ей отвратительными кровососами, а редкие представители иных рас - ходячими мертвяками.
   Я не разделял ее опасений. Тхак'док теперь - город белых вампиров, Алестина после войны вся стала территорией белых вампиров, темные здесь - вне закона. К тому же, вряд ли какой-нибудь дурной вампир решится напасть на трех "ангелов" на "единорогах".
   Впрочем, Ленарин не сомневалась в вампирьем коварстве.
   Школа выделила нам небольшой домик на самой окраине здешней резиденции Гильдии. Как выяснилось по прибытии - совсем небольшой, двухэтажный, с усеченным вторым этажом. На первом этаже поместилась только крохотная кухонька и небольшая комнатка, на втором - комната с тремя койками, размерами пять на пять локтей. Наверх вела очень крутая лестница из тринадцати ступеней.
   По всем правилам приличия мне должна была достаться крохотная комнатка на первом этаже, а все представительницы прекрасного пола (в том числе и Ленарин) вынуждены были бы обитать на втором. Почему "бы"? Потому что Ленарин, естественно, заслуживала отдельного кабинета, а на правила приличия ей было абсолютно плевать.
   Осмотрев комнату, мы пришли в восторг. Во-первых, окон было два, в противоположных стенах, и занимали они весь проем. Это, конечно, замечательно, но: окна не открывались, а занавесок здесь не было и в помине. Во-вторых, "освещение" было представлено тремя лучинами, замотанными в фольгу и вставленными между брусьями. В-третьих, пол прогнил и был покрыт трехсантиметровым слоем пыли. Ходить по нему было опасно для жизни сразу по двум причинам: из-за крыс и собственно из-за трухлявости полов. В-четвертых, вся мебель была представлена двумя пружинными кроватями и одной кроватной рамой, в которую пружины поместить, видимо, забыли. В-пятых, в потолке зияли дыры, в которые вполне можно было просунуть руки.
   - Чудненько, - протянула Эня. Бедные лошади, оставленные в разваливающейся конюшне, теперь не казались нам такими уж бедными. - Чуд-нень-ко.
   - Класс, - фыркнула Вилл, спихивая Сильва с плеча. Дракончик огляделся, обиженно просвистел что-то и вылетел прямо через брешь в крыше. Барсик вылазить из корзинки отказался наотрез. - Надеюсь, сегодня не пойдет дождь...
   - Дожди здесь льют каждую ночь, - "утешил" ее я. - Я здесь уже был. А эту крышу проще снести окончательно, чем заделать...
   - Если я увижу мышь или паука, я завизжу, - предупредила Эня.
   - Я тоже. Ой... Там что-то шевелится-а-а-а....
   Девчонки подняли дружный визг. Я подошел к углу, в котором находился таинственный возмутитель девчачьего спокойствия, и вытащил за крыло на свет божий небольшую летучую мышь, после чего выпихнул ее через люк на первый этаж. Снизу раздался визг Ленарин. Мы посмеялись.
   - Дети, ложитесь спать!
   Интересно, как она себе это представляет?.. Мы скептически переглянулись, но две целые кровати застелили.
   - Чур-чура, я сплю на полу! - завопила Вилл, заметив, как скрипит и подозрительно отходит пружина от рамы. В результате кровати мы разобрали обратно, а сами достали спальники и устроились на полу. Меня выгнали на другой конец комнаты, на продув всем ветрам. Впрочем, сомневаюсь, что девчонкам с противоположной стороны было уютнее.
   - Кто первым дежурит?..
   - Будем охранять себя от мышей и Ленарин? - фыркнула Вилл. - А может, защитного контура хватит?..
   - Хватит, - решил я. - А на крайний случай у нас есть Ксан... Кстати, Ксан, иди сюда, я тебя с девочками познакомлю, их есть нельзя!
   - Мы знакомы с твоим конем. У меня один вопрос: как он будет нас охранять? И от чего?..
   - От трудностей жизни. И, между прочим, Вилл, Ксан... ну... не совсем конь.
   - А кто? - заинтересовалась Энидаль.
   - Демон-метаморф. Реальный облик... Ксан?..
   В углу комнаты появился огромный щен пепельного цвета с яркими желтыми глазами.
   - Вот, полюбуйтесь. Это Ксан.
   - Ой, какой лапа...
   - Вилл, не тро...
   Я подавился словами: Вилл сидела на полу, гладила "собачку" и вовсю тискала моего несчастного "песика". Что интересно, Ксан не сопротивлялся.
   - ...гай. Вилл, у этого "лапы" клыки в три ряда. Ты вообще хоть иногда думаешь, что творишь?! Это боевой алестинец! Правда, еще маленький... Он тебе играючи руку оттяпает и даже не заметит!
   - Ну смотри, какой он смешной!
   Ага, смешной, как же. Демон из ада. Притворяется миленькой собачкой... Впрочем, после паука Пети, который некоторое время жил на кухне в 1313 комнате на правах домашнего любимца, я уже ничему не удивлялся.
   - Откуда он у тебя?..
   - Кассиан подарил. У него у самого боевой алестинец, вот, это щенок той огроменной зверюги, что охраняет кабинет директора... Впрочем, зверюгу ты, наверное, никогда не видела. Кассиан предпочитает не пугать студентов выходцами из ада. Ксан у меня всего третий год, он еще маленький совсем...
   Вилл с умилением гладила "лапу". Ну, в таком виде он и вправду лапа. Мало кто знает, какого острота его клыков и когтей. А шкура у него, между прочим, пуленепробиваемая. Кассиан уверяет, что алестинцы выживают даже при взрыве атомной бомбы в двух метрах от подобного "лапы".
   - Дети, вы еще не спите?
   - Если Ленарин и будет так орать, и не уснем, - прошептал я. Вилл отказалась отпускать "собачку", я усмехнулся, но настаивать не стал. Поставил защитное кольцо и, плюнув на Ленарин, завалился спать.
   Последним, что я видел, была Вилл, обнимающая Ксана за шею. Ксан терпел, стоя в явно неудобной позе. Представив, что могла бы сделать "собачка" с моей подопечной, если бы Вилл не была столь везуча, я поморщился, повернулся на другой бок и уснул.
   Вилл
   Интересно, кто-нибудь учил Ленарин стучаться? Нет? Я почему-то так и подумала...
   Впрочем, это ее проблемы. Люк к лестнице мы благорахумно заперли на щеколду. Ленарин, забыв, видимо, все правила приличия, попыталась вышибить дверь лбом, упала с лестницы и теперь стонала, пытаясь загасить пожар на халате - защитное кольцо Апекса сработало безупречно.
   Несмотря на это, на наши головы высыпалось такое количество упреков и нецензурных выражений, что любой другой сгорел бы от стыда, но мы были уже привычны и пропустили весь этот бред мимо ушей.
   - А можно вопрос?
   Мы уныло ковырялись в тарелках с расползающейся овсянкой, поэтому вопрос Энидаль стал приятным разнообразием.
   - Можно.
   - Скажите, а зачем было вставать в такую рань, если сегодня все равно воскресенье?
   Ленарин задумалась.
   - А сегодня воскресенье?..
   - Представьте себе.
   - Хорошо. В таком случае, у меня сегодня выходной, дайте мне отдохнуть и свалите с глаз моих долой!!!
   Мы переглянулись, без особого сожаления оставили овсянку и ушли, оставив Ленарин отдыхать и наслаждаться жизнью. Еще неизвестно, кто оказался в плюсе - мы на улице, или она - в доме, запертом на замок. Апекс из мстительности не преминул стибрить единственный комплект ключей...
  
   - А сейчас мы проходим мимо императорского замка. Он был построен больше шести тысяч лет назад и сейчас находится в аварийном состоянии. Монаршия семья переехала в загородную резиденцию. В настоящий момент решается вопрос: сносить этот замок и построить новый, или отремонтировать уже имеющийся. Сенат, в особенности казначей, склоняется к первому варианту из соображений экономики, жители Тхак'дока и хранители исторической старины настаивают на втором варианте. Уже организовано живое кольцо вокруг замка из защитников исторического облика города...
   Замок и вправду был, как мягко выразился Апекс, "в аварийном состоянии". Говоря честно, он разваливался. Группа добровольцев поддерживала это безобразие с помощью магии, архитекторы снимали мерки. Видимо, Сенат потихоньку шел на уступки, ибо мастера уже приступили к реставрации одного крыла - его уже обтянули лесами и зеленой сеткой. "Заплесневелый" черный замок выглядел удручающе.
   - А почему он черный?..
   Апекс фыркнул, почесал Ксана за ушком.
   - Он раньше был белым, потому что там обитали белые вампиры. Потом они оттуда уехали в другую резиденцию, замок почернел от времени и грязи. Теперь туристов пугают сказками о том, что в замке поселился призрак темного вампира, и замок, не в силах вынести подобный позор, почернел, чтобы слиться со скалой и стать как можно незаметнее...
   - А где скала? - заинтересовалась Энидаль. Замок стоял посреди города, в центре огромного, когда зеленого и ухоженного, но теперь заброшенного парка.
   - Я же говорю: это сказка...
   В замке что-то бухнуло, бахнуло, раздался многоголосый вой, потом неоформленный в слова вопль и нецензурная брань.
   - Какая-то очень правдоподобная сказка, - усмехнулась я, с интересом разглядывая черную громаду императорского замка.
   - Вилл, это гномы, нанятые для реставрации. Надеюсь, Сенат догадался сделать плату сдельной, а не повременной, иначе замок будет сдан в лучшем случае через две тысячи лет...
   - А это что?
   Я ткнула пальцем во что-то развевающееся, полупрозрачное и черное.
   - Успокойся, это полиэтиленовый пакет. Когда-то давно вся Алассия была увешана подобными "привидениями", но потом Гринпис схватился за голову, был создан соответствующий закон и пакеты убрали. А это чья-то шутка, скорее всего, кого-то из строителей. Удачная, надо сказать...
   Пакет правдоподобно развевался на ветру, а рядом что-то выло. Редкие туристы суеверно осеняли себя знаком соответствующей церкви, вампир снисходительно поглядывали на прохожих и пропускали мимо ушей вопли на тему "привидение!!!". Привыкли, наверное.
   - А это точно пакет? - усомнилась Эня, хотя сомнение для ангела - чувство крайне непривычное. Впрочем, наша Энидаль вообще ненормальный ангел - рыжая, веснушчатая, с африканскими косичками и наглым выражением лица. От ангела ей достались только хрупкость фигуры и огромные светло-серые глаза.
   - Точно, Эня.
   - Гарантируешь?
   Апекс глубоко вздохнул и закатил глаза.
   - Ну хочешь, слетай, проверь.
   - Я одна боюсь.
   - Первый раз вижу ангела, который боится неупокоенной души!
   Вот и любуйся, - подумала я. Не доверяешь женской интуиции... Моя интуиция просто вопила, что что-то здесь нечисто.
   - Ну и ладно. Оставайся здесь, мы сами слетаем!
   Я отошла подальше от народа и распахнула крылья. Теперь уже свои, летать на них мне уже можно.
   - Полетели?..
   Эня кивнула и материализовала свои крылья - чисто ангельские, белоснежные, с ровным золотистым ореолом. Правда, наглое выражение лица и отсутствие нимба портили всю картину.
   - Апекс, ты как, остаешься?..
   - Ну и куда я от вас денусь?..
   Я взлетела первой, на всякий случай тут же сменила белое с зеленым платье на стандартный ведьминский наряд. Эня выглядела весьма и весьма оригинально: если убрать крылья - обыкновенная девчонка, в джинсах и босоножках на платформе. Впрочем, глаза у Эни тоже не от мира сего.
   - Кстати, вы не знаете, по законам Тхак'дока не воспрещается летать над импераорским дворцом?..
   - А, даже если и запрещается, все равно не догонят!
   Мне бы его легкомыслие... А, впрочем?..
   - Ну, не поймают так точно, - согласилась я.
   Вблизи дворец выглядел еще удручающее. "Привидение" действительно оказалось пакетом, в тени которого расположился магнитофон, издающий вой и вопли.
   - Предупреждаю, если сейчас из-за угла появится хоть что-нибудь, я кину в него боевую "звезду"!
   - Эня, прекрати, это действительно пакет... Правда, какой-то странный.
   - И чего в нем такого странного?
   - Ну, во-первых, ни на одном нормальном пакете я еще ни разу не видела надписи "привидение". Во-вторых, сюда его повесили специально. В-третьих, от него несет магией на две версты, как от настоящего призрака. Апекс, ты чего?..
   - Скажи-ка еще раз, я не ослышался? ЧЕМ от него несет?..
   - Магией. И что тут такого?..
   - Вилл, очнись! В Тхак'доке нет ни одного, повторяю, НИ ОДНОГО мага-вампира! Те немногие вампиры, что рождаются с даром, либо не проходят инициацию, либо навсегда покидают Тхак'док - они не могут здесь колдовать! И Гильдия здесь только для виду, во всей этой резиденции маг всего один, и тот - пенсионер с начинающейся паранойей!
   - Апекс, прекрати на меня орать. А как же приезжие?..
   - Вилл, покажи мне еще хотя бы одного ненормального мага, которые стал бы растрачивать на ерунду энергию. Тхак'док - инертный мир, энергия восполняется отвратительно. Магическая жила здесь всего одна, и та очень слабая... И портал всего один.
   - А как же мы сюда попали в прошлом году?..
   Апекс не ответил, с интересом изучая пакет. Потом подумал и снял это безобразие, растворил и впитал оставшуюся энергию.
   - Понятия не имею.
   - КТО НАРУШИЛ МОЙ ПОКОЙ?!
   Я зажала уши: нечто орало настолько громко, что я едва не оглохла. Эня, как и обещала, швырнула "звезду" - естественно, не попала, ибо попадать было не во что. Апекс разбирался с источником звука - магнитофоном. Прохожие (даже вампиры) удивленно задирали головы. Я накладывала на нас заклинание невидимости.
   Наконец ор прекратился.
   - Вампир бы навсегда потерял слух. И разум, скорее всего. Нам повезло, что мы не вампиры.
   - Угу...
   Я разбирала магнитофон на винтики.
   - Странно все это...
   Продолжать экскурсию по историческим местам нам почему-то расхотелось окончательно.
  
   Мы сидели в парке, скрываясь от полуденной духоты, когда у меня в кармане жалобно запищал телефон.
   - Номер неизвестный, - задумчиво произнесла я, глядя на тусклый экран. Брать - не брать? Борьба разума с интуицией закончилась безоговорочной победой первого, а зря: трубка орала голосом Ленарин. Слова разобрать было невозможно.
   - Простите, а нельзя потише? - отведя трубку подальше от уха проорала я.
   - Что-о-о?! Да где вы вообще шляетесь?!
   - А вы вообще кто? - нагло спросила я.
   - Какого черта?! - у-у-у, оказывается, наша кураторша тоже умеет преодолевать искушение немедленно начать материться. - Немедленно домой!!!
   - Я, кажется, спросила, кто вы такая и какое имеете право портить мой слух, - холодно просветила я. Переться куда-нибудь (тем более - так далеко, как явно хотелось ей нас послать) по подобной жаре не хотелось совершенно.
   - Да как ты смеешь, ты!!!!
   Достойного определения не нашлось.
   - Успокоились?.. Тогда сообщаю вам: вы ошиблись номером!!!
   И отключилась. Потом подумала и внесла этот номер в список запрещенных, назвав абонента "Толстой наглой дурой". Чистая правда, между прочим.
   - Спорим, вечером она устроит нам разнос?
   - Ну, попытается так точно.
   - Может, ей пургена в чай насыпать?..
   - Апекс! - укоризненно протянули мы с Эней. - Ты что! Это было бы слишком милосердно...
   - Девочки! - "возмутился" Апекс. - А что же тогда насыпать?..
   Мы задумались.
   - Порошок склариды!
   - Смесь крапивы с тайгарой!
   - Лейхтар!!
   - Эня, повтори последнее слово?..
   - Лейхтар. Единственный яд, которым пользуются ангелы. Убивает мгновенно. Правда, совершенно безболезненно... Но мы же не звери какие-нибудь!
   - Точно?
   - Ну, я так точно не зверь. Хотя нет, использовать лейхтар было бы нехорошо с нашей стороны - в чем так провинился праотцы, чтобы терпеть это недоразумение семьсот семдесят семь дней?..
   - Да они и семи часов не выдержат! Кстати, а вы уверены, что она попадет в рай? В аде ей будет самое место...
   - Ну да, черти тоже не совсем идиоты - терпеть ЭТО целую вечность! Не, в ад это не возьмут, - авторитетно шмыгнула носиком Эня.
   - Ох уж и добра же ты, подруга...
   Мы переглянулись и прыснули. Для нормальных существ это не самая нормальная тема для разговора... А вот для ненормальных магов, жарящихся на солнце и достатых до самых печенок существом по имени Ленарин - само то.
   Мы посидели, помолчали.
   - Что будем делать?..
   - Это вечный вопрос, а мы не философы, - отмахнулся Апекс. - Давайте лучше думать...
   - И над чем же?
   Мы резко обернулись.
   За нашими спинами фертом стояла Ленарин.
   Апекс
   - Здравствуйте! А мы вам очень рады!
   Не знаю как Эня, но лично я был совершенно не рад. Тем не менее наш ангелочек радостно улыбалась, раскинув руки и норовя обнять Ленарин. Та морщилась и отходила - глаз у нашей Эни был недобрым.
   Ксан сидел под скамеечкой и флегматично обгрызал кость.
   - И что это вы тут делаете?..
   - Сидим, - нагло ответил я, следя за руками Ленарин. Рефлекс. К ножнам она вроде бы не тянется, но все же... - А что, не заметно?..
   - Заметно, - сквозь зубы выдавила кураторша. - Поч-чему не на месте?!
   - А где у нас место? - похлопала ресницами Вилл. После четырех дней поездки в ее обществе, "приятного приключения" в Вейане и обустройства в домике слышать ее покровительственный голос, срывающийся на визг, было по меньшей мере противно.
   - В домике!!!
   - Да? А почему мы об этом не знаем?..
   Ленарин начала пыхтеть, как чайник, поставленный на плиту да там и забытый.
   - А потому что слушать меня надо!!!
   - Да ну? - кажется, раньше говорилось, что наглость - второе счастье, а наивность - первое. У меня все явно встало с ног на голову.
   Ленарин все-таки сорвалась на визг. Что она визжала, лично я слушать не стал, спокойно отведя ее в сторонку, сев обратно на скамеечку и возобновив разговор.
   - Так что мы будем делать? Может, в карты?
   Эня и Вилл кивнули, я похлопал себя по карманам и выудил толстую колоду карт.
   - В дурака. Я раздаю.
   Ленарин оказалась в не самом удобном положении: с одной стороны, уйти нельзя, а с другой, начинать разговор первой тоже не стоит. Лично я на ее месте смахнул бы карты заклинанием и построил бы всех на тумбочке. Но Ленарин этот способ, видимо, был не ведом.
   - Эй!
   Я незаметно подмигнул девчонкам.
   - Бита.
   - Шесть.
   - Бью!
   - Еще шесть!
   - И снова бью!
   - И опять шесть!
   - Да когда же они у тебя кончатся?!
   Мы азартно хлопали картами по скамейке, Ленарин стояла и дела вид, что она здесь ни при чем.
   - Эй!
   И чего она к нам пристала?
   - Семь!
   - Бью!
   - Семь!
   - Девять!
   - Ну и на тебе девять!
   - Ну и возьму!
   - Ну и молодец! Берем последний раз!
   - А-а-а! Мухлюешь!!!
   - Да не мухлюет он, не мухлюет, - не выдержала Ленарин.
   - А тебя не спрашивают! - хором рявкнули мы.
   - Раздавай!
   И я раздавал. И снова раздавал. И опять раздавал. Под конец игра прискучила и нам тоже. Вилл сидела на скамейке в обнимку с "лапой", Энидаль отвешивала мне щелбан (я, как всегда, был самый умный, а везет дуракам).
   Ленарин со скучающим видом смотрела на карты, постепенно исчезающие у меня в кармане.
   Солнце медленно опускалось за горы.
  
   Сижу и думаю. Как-то грустно в последнее время стало в Сферах. Только и развлечений, что следить за жизнью в материальных мирах - там она как-то веселее, живее, что ли...
   Эх, не повезло мне в жизни. Нормальные бы радовались. Но я ненормальная. Ну да, сделали меня Хозяйкой Судеб - и зачем? Радости с того, что с козла молока. Сидишь и думаешь. И все. И с каждой секундой понимаешь, что, собственно, лучше бы я в Бриллиантовые Сферы ушла и растворилась бы в стихии... И йан меня потом поймают!
   И пошла она к йану, эта работа...
   Так нет же, сижу и думаю. О смысле жизни. Хотя в моем случае правильнее сказать - бытия, ибо померла я уже... хм, как бы не соврать... В общем, давно. И пока не жалуюсь. Разве что тогда, когда хочется послать все к йану. Как сейчас, например.
   Что самое обидное, последнее время мне феноменально не везет. Никакие пророчества не спасают. Обычно на пророчествах я развлекаюсь, ибо каждое мое слово, по идее, должно сбываться. И сбывалось же! Даже если я "пророчила" (то есть нахально выдумывала в приступах отвратительного настроения) совершеннейшую чушь, как, например, появление смешанного мира, объединившего всю Ветку, что в принципе невозможно. И на тебе - появился! Еще и развивается теперь бешенными темпами... И что мне с ним теперь прикажешь делать?!
   Еще семь лет назад я была абсолютно уверена: мои слова сбываются. Все без исключения. Даже если я пророчу себе головную боль. Ха, а может мне себе преемницу напророчить?.. Главное временные рамки правильно указать...
   И вот, на тебе. Напророчила. Мало того, что мои "пророчества" теперь не сбываются (то есть горбатиться мне, несчастной, еще сорок шесть бесконечностей лет, как и полагается), так еще и происходящее вышло из-под контроля. Зато Сферы вовсю развлекаются. Все, кроме меня.
   Ну надоела мне Алассия. Ну захотелось мне отослать ее на другое Древо (под ответственность другим инстанциям, то есть) в результате взрыва атомной бомбы во время гражданской войны. Так нет же! Атомные бомбы забылись напрочь, а гражданская война так и не началась. Более того, это ко мне какой-то дурацкий мир прислали - нате вам, подарочек на день Рождения...
   И почему я не радуюсь?!
   А что? Так даже веселее... Ведь еще недавно я жаловалась на скуку, верно?..
  
   Я смотрел на слишком довольную мордочку Ксана и понимал: что-то здесь не так. Я принес в домик корзинку с плодами айхтари, оставил на столе в месте с запиской и ушел. В записке было сказано: "Отдайте Ксану три штуки, остальное поделите на троих". И на тебе. Судя по выражению морды моего алестинца, ему досталось гораздо больше, чем четыре плода. На столе лежал всего два айхтари - моя и чья-то еще доля.
   Потом я выяснил, что дело было так. В комнату зашла Вилл, увидела записку, отдала Ксану три штуки, остальные восемнадцать поделила на троих и забрала свою долю. Потом пришля Эня, отдала Ксану три штуки, себе взяла треть оставшегося - три штуки. Потом прилетел Сильв, прочел записку, отдал Ксану три штуки, а еще один айхтари понес хозяйке. Теперь прихожу я. И что же я вижу?..
   Я усмехнулся, почесал довольного Ксана за ушком, нахально забрал себе оба плода. Это будет для меня утешением после пережитого стресса. Ленарин почему-то возжелала поорать именно на меня. Ну ладно, на это мне плевать: я сидел за столом (встать она меня так и не заставила - это тебе не Кассиан, который может одним рыком кого угодно до бессознательного состояния напугать), пил материализованный чай и пропускал весь этот бред мимо ушей, думая о странном "привидении" в замке. А потом на меня орал Кассиан, уже не от переизбытка чувств, а обстоятельно и крайне старательно, растолковывая мне, какой я идиот, балбес, безответственная личность, которой ничего нельзя доверить, и далее по списку. Я удивленно вякал, пытаясь выяснить причину подобного красноречия. И выяснил-таки. После этого самого выяснения мне захотелось немедленно выйти з домика и пойти к ближайшей аптеке в поисках пургена.
   Оказалось, что Ленарин, ежевечерно отчитывающаяся перед Кассианом, доложила, что мы-де безответственные личности, сбегаем из-под ее бдительного ока, неусыпно блюдущего нашу безопасность, в результате чего в силу отсутствия достаточного профессионализма влетели в портал до Вейана, а она нас доблестно спасала (а мы вообще придурки), а я-де хам и развращаю малолетних. На последнем пункте, не ори на меня Кассиан, я расхохотался бы в голос.
   Естественно, директор был в бешенстве, и орал на меня с таким же качеством, как и после оглушительного провала операции в Лайнате. Кога я наконец смог вклиниться в эту скорбно-обвинительную речь, он уже порядком повыдохся и теперь жаждал выслушать мои сбивчивые объяснения и полюбоваться на мое виноватое лицо. Вместо этого он слушал мои гневные вопли и любовался на мою яростную жестикуляцию.
   Не знаю, поверил он мне или нет, но орать перестал.
   - Привет! Ты еще не слышал потрясающую новость?..
   - Нет, а какую?
   Девочки заговорщицки переглянулись.
   - Нам наконец объяснят, какого черта мы здесь торчим! Собирайся, этот таинственный представитель Гильдии возжелал с нами пообщаться.
   Собирать мне было особо нечего, поэтому в путь мы двинулись немедленно.
   Вилл
   Шествие вновь возглавила Ленарин - единственная, кто поехал на лошади. Ксан семенил в самом конце, смешно переваливаясь. Впрочем, я уже знала, какую скорость на самом деле могла развивать эта зверюга - Апекс не преминул продемонстрировать и долго хохотал над моим изумленным лицом.
   Парк Гильдии завораживал. Апекс шепнул мне на ухо, что здесь есть почти все виды деревьев, растущие в подобных условиях. Парк занимал огромную территорию - ложбину неподалеку от города. Огромное здание белело в центре, и его площадь едва ли была меньше. Страшно представить, что во всем этом великолепии живет всего одно разумное существо. Не удивлюсь, если окажется, что слухи о сумасшествии несчастного правдивы...
   Ленарин и лошадь приободрились. Копыта зацокали по дороге, выложенной квадратными белыми плитами два на два локтя размерами. На каждой второй был искусно вырисыван небольшой дракончик со странной руной на шее; вокруг него были высечены руны всех стихий. Дракончик казался живым. Я удивленно мотала головой после каждого взгляда на совершенно одинаковых дракончиков: мне чудилось, что он подмигивает мне или качает головой, а один и вовсе расправлял крылья и полировал огнем чешую, хитро кося на меня огромным золотым глазом.
   Я отвела взгляд - мне почему-то не хотелось смотреть на совершенно одинаковых дракончиков, увековеченных в каменных плитах...
   Сильв вжимался мне в плечо. Даже Ленарин вскоре потеряла спокойствие. Обстановка угнетала, давила. Один лишь Ксан был совершенно спокоен - носился взад-вперед по дороге в тщетных попытках поймать бабочку. Поймал бы, если хотел.
   Аллея все не кончалась инее кончалась. Я спихнула Сильва на руки Апексу - у меня затекли плечи. Они оба поворчали, поворчали, но согласились с подобным положением дел.
   Замок то приближался, то отдалялся, но неизменно оставался недостижим. Я снова глянула на дракончиков. Теперь они уже не казались мне живыми. Скорее спящими, обвивающими хвостом лапы, уткнувшимися мордами в хвосты, умиротворенными, спокойными... бесконечно странными.
   В парке было необыкновенно тихо. Не было нипения птиц, ни шуршания листвы. Только стук копыт.
   - Да когда мы наконец дойдем?..
   - Тише, Эня, тише... Когда надо, тогда и дойдем.
   - Эта дорога бесконечная, - вклинился Апекс. - До тех самых пор, пока хозяин не захочет нас пропустить.
   - Так он же сам нас вызвал! - хором возмутились мы с Эней.
   - Ну и что? Может, пошутить решил, старый маразматик...
   Последние слова Апекса прозвучали неожиданно громко, и мы тревожно переглянулись. Но ни грома среди ясного неба, ни старческого сердитого дребезжания не случилось. Мы все так же ехали по удручающе пустой дороге, вслушиваясь в тишину.
   - Теперь из-за тебя будем еще часа три по жаре телепаться!
   - Не будем.
   Он был прав, как всегда. Замок постепенно приближался, и вскоре мы вышли в огромный двор с тихо журчащим фонтаном.
   На балконе на третьем этаже виднелась невысокая старческая фигурка. Заметив, что мы смотрим в его сторону, старичок приглашающе ахнул рукой. В тот же момент двери замка приглашающее распахнулись. Ленарин первой вошла в темноту дворца.
  
   Старичок ждал нас на балконе, к которому уверенно вывела нас Ленарин. Среди длинных зеленых стеблей и ярких цветов его сморщенная фигурка смотрелась неожиданно жалко. Он был стар, совершенно лыс, бороду заменяли длиннющие усы. На нем была мантия, подметающая пол (раньше это была школьная форма и церемониальное облачение магов, но потом балахоны упразднили за совершеннейшим неудобством). На горбатом носу сидели очки с толстыми стеклами, искажающие собственно лицо.
   - Приветствую, Лайнор, - громко и четко произнесла Ленарин. Я заметила, как напрягся старичок, пытаясь различить слова.
   - Здравствуй. Ленарин, верно? - он сам говорил очень тихо, шамкая и глотая окончания.
   - Вы, как всегда, догадливы, - почтительно склонив голову произнесла Ленарин и тут же перешла на более дружеский и менее формальный тон. - Со мной трое студентов, проходят практику. Зачем я тебе понадобилась?
   Она не потрудилась нас представить.
   - Мне нужны вы все, - мягко поправил старичок неожиданно звучным голосом. - Как представитель Гильдии, я должен разъяснить вам задачу, которую требуется решить. Хотя, впрочем, зачем рассказывать? Гораздо проще будет показать...
   Он надолг замолчал, глядя куда-то вдаль. Глаза на несколько мгновений стали пустыми.
   - Посмотрите вон на тот холм.
   Мы честно посмотрели. Холм как холм - зеленый, поросший лесами.
   И смотрели. Минут двадцать. Холм все так же стоял, хотя мое воображение уже приделывало к нему крылышки и населяло чертями, страдающими зубной болью. Холму было, прямо скажем, плевать на мои мысленные потуги. Он все так же стоял и собирался стоять еще очень долго.
   - И что? - наконец не выдержала Ленарин.
   - Смотрите. Осталось всего семнадцать секунд.
   Я начала считать про себя. Я успела досчитать только до шестнадцати, когда холм неожиданно зашатался и рухнул вниз, взметя облачко пыли.
   - Полюбовались? Это началось три месяца назад. Первый холм исчез в восьмидесяти верстах от города. Потом - все ближе и ближе. Этот холм в семи верстах. Через неделю это дойдет то города.
   Мы смотрели на внезапно появившийся клочок голубого неба. Там, где еще совсем недавно был зеленый холм.
   - Ваша задача - узнать, почему это происходит. И, по возможности, понять, как это можно остановить.
   С этими словами старичок исчез.
   Чудненько. Прямо скажем, я в восторге...
  
   Эх, Лайнор, Лайнор... И зачем же ты остался там? Что тебе стоило уйти, как все? Ты один, наверное, можешь мне сейчас что-нибудь посоветовать...
   Но нет. Ты остался. Стал Хранителем... Бессмертным, бесстрастным... Почему? Почему ты так решил?.. Зачем?..
   Я тысячу раз задавала тебе эти вопросы... Но ты так ни разу не ответил.
   Ты один мог мне помочь. Посоветовать, утешить... просто отпоить сонным зельем. Но ты не захотел уйти. Ты остался. Зачем? Почему?..
   Неужели ты действительно так любил и любишь этот мир, что не хочешь разрешать мне навсегда от него избавиться?.. Всего один мир. Совсем небольшой, юный мир. Единственный в своем роде, конечно...
   Ты знал, что я не смогу расстаться с Алассией, пока ты там...
   Что же мне делать с ней?
   Ты один мог мне ответить...

Другие исследования в данной области

  
   Чем чаще душа уходит в пятки, тем больше ее топчут

А.

   Шутка, повторенная дважды, становится понятнее

В.

   Апекс
   Йан ваг нарс! "Какие-то проблемы с энергетическими жилами"! Да тут такие проблемы! Только вот без энергетических жил...
   Именно так думал я, стоя по колено в грязи и обозревая ровное дно гигантского кратера, залитое грязью. На месте исчезнувшего холма образовалась огроменная воронка, на дне которой сейчас месил грязь я. Девчонки благоразумно не стали спускаться. А ведь сверху все так мило выглядело...
   Если может выглядеть мило, конечно, эдакое безобразие.
   Кратер был огромным и представлял собой почти правильный круг с диаметром приблизительно в версту. Вокруг него простирались выжженные дотла земли. Здесь еще долго ничто не будет расти.
   Замечательно.
   Здесь было, на что посмотреть. Ленарин с нами, естественно, не поехала из-за боязни испачкать платье (официальная версия - "потому что вы сами должны все осмотреть, учитесь быть самостоятельными"). Я с сожалением подумал, что, будь она здесь, ее можно было бы "нечаянно" спихнуть в грязевую лужу, а потом сделать вид, что это была случайность. И йан она потом что докажет.
   - Ну и как тебе там, на дне?..
   Ехидна. А еще ангел, называется...
   - Беру образец грязи для анализа, - хмуро буркнул я. Ну ладно, на самом деле беру... Фу, гадость какая...
   Представительницы прекрасного пола обозревали местность с высоты птичьего полета и давали мне при этом совета. Дурацкие, надо сказать, вроде "а ты копай поглубже!". А то я сам не догадался... Вот так всегда - отдувайся за них, и ни слова благодарности...
   Вилл старательно зарисовывала схему кратера, изредко втыкая длиннющий шест в грязь и измеряя с его помощью глубину. Эня вообще ничего не делала, только помогала Вилл делать рентгенограмму местности. Я "гулял" и "наслаждался природой" на дне кратера, прощупывая энергетику местности. Чудно. На этом месте еще лет десять колдовать будет гораздо тяжелее, этот кратер полностью инертный... Какое-то чудо природное...
   Я все так же измерял берега кратера, Вилл все так же составляла описание местности, а Эня все так же ничего не делала. Тем не менее самое интересное заметила именно она из-за своей страсти к полетам.
   - Ой! А этих кратеров тут много...
   - Нам же сказали, что их много... И вообще, Эня, не майся дурью, помоги лучше - я этот шест измерить нормально не могу...
   - Они какие-то... странные, что ли...
   - Эня, я тебе могу сказать то же самое, не поднимаясь так высоко в небо. И вообще, иди помоги, подержи рулетку...
   - Да нет, смотрите!
   - Ну что там еще такое?!
   Я наконец-то домерил берега, аккуратно записал все это на бумажке и взлетел.
   - Ну и что тут такого?! Ну кратеры. Ну большие. Ну много... И что?..
   - Ты ничего не замечаешь?
   Я внимательно всмотрелся в череду кратеров. Кратеры как кратеры, ничего особенного. Правда, их много... Ровно дюжина - подсчитал я.
   - Вилл, а ты ничего странного не замечаешь? - с сарказмом спросил я. - А то я вот ничего, кроме этих дурацких кратеров, не вижу!
   - Они мне что-то напоминают...
   - Лично мне все это напоминает бред сумасшедшего.
   - Смотрите! Если все эти кратеры соединить, то...
   - Ну, получается какая-то дурацкая руна, причем неоконченная. Такая на плитах была, на шеях у дракончиков. Одного хвостика не хватает...
   Я замолчал, с ужасом уставившсь на кратеры.
   - А если на кончике этого хвостика поставить кратер, то он придется...
   Нет, я не мог ошибиться. Все четко. Невнятная руна. Неоконченная. С нехваткой одного хвостика.
   Одного кратера.
   - Тхак'док!.. - тихо выдохнула Вилл.
  
   - Итак, что у нас на повестке дня?..
   - Дурацкие кратеры, - Вилл загнула один палец, - дурацкая руна, - другой палец, - и сумасшедшие маги вокруг - один совсем сумасшедший, другая к этому близка.
   - Вилл, не смешно.
   - Знаешь, мне как-то тоже, но ты просил огласить повестку дня. Пожалуйста. Я огласила.
   - Но сумасшедшие маги-то тут при чем?
   - А ты считаешь, что вешать на нас какую чушь - не сумасшествие?! Или ты считаешь, что Ленарин нормальная?
   Я задумался и вынужден был признать, что она в чем-то права.
   - Давайте серьезно, а? У нас есть ровно два часа до прихода Ленарин и еще около пятнадцати минут, которые она будет ломиться в дверь.
   - А кто тут несерьезен?
   Мне почему-то кажется, что серьезный разговор не клеится.
   - Ты, я и Эня.
   - Значит, переговоры ведет Ксан.
   Эня фыркнул, я покосился на дремлющего "лапу" и позволил себе усмехнуться.
   - Значит, так. Нам необходимо... Первое. Поговорить с Лайнором. Может быть, он и не совсем нормален, но Ленарин еще хуже. Второе. Выяснить, что значит эта дурацкая руна. Не исключаю, что это знает Лайнор, так что этот пункт можно совместить с первым. Третье. Наведаться в библиотеку и попытаться выяснить, было ли такое когда-нибудь еще и если да, то что делали в этих случаях. Четвертое. Сплавить куда-нибудь Ленарин, чтобы не мешалась. И, наконец, пятое - по возможности найти хоть кого-нибудь, кто мог бы нам помочь.
   - Ты забыл еще шестое - получше исследовать все кратеры и седьмое - вычислить дату появления следующего кратера. Ах да, и еще восьмое и девятое - надо заделать крышу и наконец нормально выспаться!
   - Ты на удивление практична, - фыркнул я.
   - Это комплимент?
   - Нет, констатация факта. Значит, сегодня... нет, лучше завтра с утра, Эня, как самая красноречивая, наведается к Лайнору, а мы с Вилл попытаемся порыться в толстых пыльных фолиантах.
   - Ты сомневаешься в моем красноречии?! - возмутилась Вилл. - Может, я лучше буду стенографисткой, а?
   - Нет, в крайнем случае это я буду стенографистом. Между прочим, ты единственная, кто хоть чуть-чуть понимает вампирий... Да-да, не строй такие глаза, я все знаю. А Эня вполне справится и сама.
   Одно время Вилл активно изучала языки Измерения, и теперь обругивала меня неизменно только на вампирьем, так что постройка таких глаз и впрямь была лишней.
   - Между прочим, из вампирьего я знаю только нецензурный и основы грамматики, а ты мог бы и словарь взять!
   - Поверь, основы грамматики - это уже много. Все, без озражений. Предложения есть?
   - Да. Приступить к восьмому пункту - на сегодня обещали дождь, а я не хочу опять мокнуть, как в этот раз!
   - А еще какие предложения?
   - Приступить сразу к девятому, - зевнула Вилл. - Вон, Ксан уже приступил.
   - Лентяй.
   - Угу. А у меня другое предложение... Что будем делать с Ленарин?..
  
   Вот не везет мне, не везет. Я всегда была потрясающе невезучей. Иногда это очень грустно, понимать, что, не будь я Хозяйкой Судеб, на меня ежедневно падали бы черепахи и ведра с краской...
   Но, так как я все же Хозяйка Судеб, и проблемы у меня посерьезнее. И как их решать - лично мне непонятно.
   Плюну на это чертово I Измерение, пусть сами разбираются... А то кочевряжишься, кочевряжишься, из кожи вон лезешь, стараешься - и все псу под хвост! И где благодарность?! Где, я вас спрашиваю?!
   Нет, не надо мне давать точный адрес, куда мне идти со своей благодарностью. Сама догадалась...
   Ну и почему мне так не везет-то, а?..
   Плюну на все.
   Отпуск у меня. На Канарах... Что я, не человек, что ли?
   Ну да, не человек. Но разве это что-то меняет?..
   Вилл
   - Де-эти? Вы спите?
   Если она будет так орать, мы никогда не уснем, это точно.
   Я потянулась и села. Крышу мы общими усилиями зачаровали, поэтому сегодня на меня уже ничто не капало. В противоположном углу комнаты Апекс зеркально повторил мое движение. Энидаль простонала нечто нечленораздельное, открыла глаза, попыталась сесть и упала обратно.
   - Де-эти? Вы спите?
   - Угу...
   - Это хорошо! Ну ладно, спите.
   Мы переглянулись. По-моему, у кого-то не все в порядке с головой.
   - Идем? - шепотом спросила я, вставая с пола. Апекс и Эня кивнули, и мы вытащили из сумок заранее заготовленный инвентарь. В состав инвентаря входили: две белые простыни, облитые краской, светящейся в темноте; прочные, но тонкие канаты; магнитофон; три сотовых телефона с функцией "голография"; один черный плащ с красным подкладом. Этого вполне хватит, чтобы выкурить Ленарин из города.
   На самом деле домик был разделен на два крыла, одно из которых выделили нам. Второе пустовало. И вот, драматические действия...
   ...Ленарин пила кофе, когда из двора послышался веселый смех, цокот копыт, ржание лошадей и запоздалый призыв к тишине - окна во втором крыле уже не горели. Ленарин выглянула из окна. К калитке подъехала телега, запряженная лохматой каурой лошадкой (спросонья Ленарин не опознала эту лошадь как свою собственную). С повозки спрыгнули две девицы с сумками, извозчик - дородный дядька с черной бородой, - подхлестнул лошадей, и повозка скрылась из виду.
   Ленарин стало интересно. Она поставила кофе на стол и вышла на крыльцо.
   - Здра-а-авствуйте, - расплылась в улыбке одна из девиц. - Надеюсь, мы вас не разбудили?..
   За спинами у девушек - по виду, сестер, - сияла полная луна.
   - Нет. Вы будете жить во втором крыле? - доставшись утвердительного кивка, она продолжила: - Проходите, вам налево. И попрошу потише.
   Новоприбывшие кивнули и вскоре скрылись в другом крыле. Ленарин покачала головой и снова села за стол пить кофе.
   Все было мирно, и Ленарин уже начала засыпать под мерный шепот, достигающий ее ушей из другого крыла, когда раздался дикий визг.
   Не сказать, чтобы она когда-нибудь отличалась особой смелостью. Но, собственно, трусих в боевые маги не берут. Рефлексы, основанные на долге "защищать мирное население", сработали мгновенно.
   Ленарин взорвала стену (признаться, гранатой) и ворвалась в комнату.
   Она успела только к развязке...
   Вампир в черном плаще облизнулся и исчез в окне, не пожелав связываться с магом, швыряющимся гранатами по поводу и без. На полу лежали два хладных тела с выражением ужаса на лицах. Потом откуда-то зазвучала тихая музыка. С Ленарин свалились очки, в тот же момент тела засветились, от них отделились полупрозрачные фигуры с пустыми глазами, сами тела развеялись в пыль, а привидения вылетели в окно и исчезли в ночном небе. Где-то вдали горестно провыл волк.
   Ленарин подняла очки и рухнула в обморок.
  
   - Слушайте, а может мы с воем того, перестарались?
   Я скептически посмотрела на мягкосердечную Энидаль и продолжила смывание с лица светящейся краски. Апекс, расставшись с плащом, уже отцеплял канаты. Энидаль прятала следы наших злодеяний. Чего нам стоило взломать замок, настроить голограммы и добиться того, чтобы под рукой у Ленарин оказалась граната, вспоминать не хотелось.
   - Знаешь, Эня, лично мне кажется, что есть всего два варианта: либо не делать вообще, либо делать до конца. Апекс, ты порошок ей в кофе насыпал, надеюсь?
   - Угу...
   Внизу послышался треск, запоздалый вопль ужаса и скрип ступеней. Мы спешно нырнули под одеяла, сделав вид, что проснулись от вопля и теперь озираемся в поисках баньши.
   На этот раз пострадал не лоб Ленарин, о люк. Она ворвалась на второй этаж смертельно напуганной фурией.
   - Дети! С вами все в порядке?!
   - Да, а что? И что это там выло и вопило?..
   Ленарин сделала вид, что не услышала.
   - С вами точно все в порядке?
   - Точно. А что-нибудь случилось?
   - Да нет, ничего...
   Если завтра утром она все еще будет здесь, я сильно удивлюсь...
   ...Той же ночью Ленарин в панике отзвонилась Кассиану. Тот долго уверял ее, что в Тхак'доке нет ни одного темного вампира, а белые кровь не пьют. Она поверила, но в отставку все же подала, отказалась дождаться замены и исчезла. Больше мы ее не видели...
  
   Следующим утром мы снова поехали к зданию Гильдии. Теперь уже все поехали. Ежеминутно останавливались, изучали дракончиков и особенно - руны. Наверное, Лайнору надоело лицезреть наше усердие и он пропустил нас неожиданно быстро. Мы испросили у него разрешения наведаться в библиотеку и оставили Эню.
   Коридоры были пустынны. Апекс уверенно шел по ним, не сверяясь с выданной нам во временное пользование картой. Здание он прекрасно знал и сам.
   - А почему дракон?
   Драконы и вправду были везде: на плитах, на стенах, в каждом барельефе, скрывались в зарослях, а в парке все кустарники были пострижены в форме драконов в разных позах.
   - Понятия не имею. Я не интересовался. Кстати, вот мы и дошли!
   - ЭТО библиотека?!
   - Ты удивлена?..
   Я не нашла, что ответить. Я была ошарашена. Двери были огромны. Они были оплетены диким виноградом вдоль и поперек - как открываются эти двери, было непонятно. Но поражало другое: здесь не было ни одной книги!
   - А где все? - наконец смогла выдавить я. - Книги, свитки?..
   - Дурочка. Это преддверие. Сама библиотека за этой дверью. Главное, не трогай ее...
   - И как же мы тогда ее откроем, если ее нельзя трогать?
   - Будем думать.
   Чудно. Что ж, сижу на подоконнике и думаю. Что думаю? что тут нужна газонокосилка... в лучшем случае. В худшем - хороший топор. Над дверью висела издевательская надпись "Добро пожаловать".
   - Ну и как? У тебя уже хорошо получается думать?
   - Ага. Я уже придумал...
   - Ну и что же ты придумал?..
   - Эти двери - головоломка, которую надо решить. Дается три попытки. Например, когда я был здесь прошлый раз, на двери был высечен дракон, загадку которого нужно было отгадать.
   - Ага. А теперь дверь оплетена виноградом, то есть чтобы войти, надо выпить?..
   - Вряд ли. Кстати, вон той таблички тоже не было...
   - Может, нужно произнести какое-нибудь церемониальное приветствие?
   - А может, нужно постучаться?..
   - Так ты же сказал, что эту дверь нельзя трогать?!
   - Это я так, на всякий случай. Но стучаться буду я, учти.
   Он подошел, постучался. Надпись свалилась ему на голову (Апекс едва успел увернуться). Двери и не подумали открываться.
   - Лично мне все ясно, - глубоко вздохнула я.
   - Ну и?
   - Полезли с балкона.
   ...После долгих поисков балкон мы нашли. После долгих стараний даже на него залезли и взломали дверь.
   В библиотеке стоял приятный полумрак. Шкафы были везде, где только можно, фолианты стояли на полках, а сами полки уходили к потолку. Я насчитала семнадцать и сбилась.
   Здесь были, наверное, все книги, какие только могли быть.
   Я не удержалась и застонала, представив себе поиски здесь информации.
   - А ты думала, будет легко?..
  
   Обязанности мы поделили так: Апекс ищет кратеры, а я - руну.
   За два часа я из полезного нашла только интересные ноты и рецепт горохового супа. Апекс не нашел вообще ничего. И это было грустно.
   - Ну что? Нашел что-нибудь?
   - Угу. Определение кратера. Правда, я и сам его знаю. Еще нашел "свежайшую" новость о падении метеорита и образовании кратера, в котором мы сейчас с тобой находимся - это было двадцать тысяч лет назад... А ты?
   - Рецепт горохового супа, - мрачно ответила я. - Еще нашла рунный словарь, датируемый 7312 годом прошлой эпохи. Там ее и в помине нет. Зато в таком же словаре, только десятью годами позже, руна уже есть, в разделе стихийных, наряду со стандартными тринадцатью. Правда, ни ее значение, ни характеристики не даются - возможно, тогда это считалось слишком очевидным, ты же знаешь, что руны не переводятся ни на какие другие языки... В общем, негусто.
   - М-да... Надеюсь, гороховый суп ты варить не будешь.
   - Я тоже на это надеюсь.
   Я отодвинула очередную книгу и приступила к следующей. За время поисков мы едва дошли до восьмой полки. А их здесь - сотни, тысячи... десятки тысяч.
   Особенно мне "нравился" язык древних рукописей. Излишняя образность и нежелание ничего сказать прямо уже сидели у меня в печенках. Одно предложение вполне могло растянуться на четыре страницы - и это было совершенно нормально.
   Приблизительно через три часа поисков к нам присоединилась Энидаль в совершенно убитом настроении.
   - Ну и?
   - Он тебе что-нибудь сказал?
   Эня отрицательно покачала головой.
   - Юлит, как... как... юлит, в общем. "Я ничего не знаю, я ничего не слышал, я ничего не понял, я вообще дурак, и о чем это вы говорите?" - передразнила Энидаль. - Тьфу! Еще и говорить начал зыком древних поэтов. "Да услышал я голос неземной, да увидел я молнию в небе, да покачнулась земля тогда..." Тьфу! Делать ему больше нечего, кроме как издеваться над бедными ангелами... Так толком ничего и не сказал. У меня вообще сложилось такое впечатление, что делать он ничего не хочет. Стоял там с вдохновленным и просветленным видом, на вопросы не отвечает... А я стою там дура дурой. Не выдержала и ушла. Достал уже... А вы как?
   - Точно так же. Полный ноль.
   - Что, вообще ничего?!
   - Ни-че-го.
   - Но тут столько книг... Тут же не может не быть того, что надо!
   - В том-то и дело, что книг тут много, а здешний библиотекарь и слыхом не слыхивал о таком понятии, как систематика. Тут кулинария вперемешку с любовными романами стоит. Вот, рунный словарь нашла...
   Я поведала Эне эту грустную историю.
   - Вот так. И что теперь делать, не понятно. Лично я уже отчаялась что-нибудь здесь найти...
   - Да не расстраивайтесь вы так, девочки! Найдем! Еще можно Ксана на нашего старикашку напустить, спорим он нам хореем все расскажет без единой зацепки!
   - Ты, как всегда, удивительно добр, - язвительно фыркнула Эня.
   - А что? Если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе!
   - Ага. Или гора провалится сквозь землю, - мрачно заметила я.
   Мы переглянулись, глубоко вздохнули и приступили к перелистыванию книг.
  
   Н-да... А Лайнор, однако, замахнулся! У него вообще непонятно, где его личная библиотека, а где подведомственная территория Хранителя. Похоже, он частенько тырит книги для своей драгоценной библиотечки. С уверенностью могу сказать: здесь есть ВСЕ, за исключением, впрочем, нескольких книг, запрещенных мною для публикации. Нет, я не занимаюсь цензурой, но, поверьте, будет лучше, если мир никогда это не увидит.
   Эх, Лайнор, Лайнор... Зря ты упросил меня наделать по всему Измерению таких кратеров, чтобы потом основать в них первые Школы и первые же Хранилища. Такие возмущения магического фона даром не проходят... Теперь это - единственные места, куда не могу проникнуть даже я. Потому-то ты и бессмертен.
   Знал ли ты тогда, что я захочу уничтожить вышедшее из повиновения Измерение?.. Тогда ты еще не знал, что через три миллиона лет станут возможны не только перемещения между мирами, но и между Измерениями, и между Ветками. Ты хотел спасти - пусть не весь мир, но хоть какую-то его часть, чтобы потом возродить его... И я даже понимаю тебя. Твой мир. Создан тобой, повинуется тебе. И ты обязан защитить свое детище...
   Но неужели же будет лучше, если все останется так?..
   Ты давно уже мертв. Там, в материальном мире - лишь твоя бессмертная тень. Но ты все равно пытаешься что-то сделать... Хоть и знаешь, что это бесполезно.
   Там меняются пророчества. Разрушаются. Просто исчезают.
   Но одно пророчество не под силу остановить даже тебе...
   Хоть ты очень и стараешься. Основываешь свою Школу. Пытаешься добиться независимости своего мира от самой Судьбы...
   У тебя ничего не получится. Я единственная Хозяйка Собственной Судьбы. Ты единственный, кого я когда-нибудь слушала. Но ты отдал все ради своей идеи... ради своего мира.
   Может, я была неправа. Но тогда был неправ и ты.
   Может, я права, а ты все равно неправ.
   Ты можешь создать другой мир. Другое Измерение. Другую Ветку. Другое Древо. Ты можешь замедлить действие пророчества. Даже на сорок шесть бесконечность, как тебе и надо.
   Но остановить - никогда...
   Тем более что ты не станешь делать и этого. Ты не будешь создавать жизнь и губить ее, чтобы сохранить лишь жалкий осколок...
   Ты умрешь вместе с ним, этим миром. Может, и я.
   Потому что мы никогда не должны увидеться.
   Либо увидимся, когда будет слишком поздно.
  
   Лайнор стоял на балконе и смотрел на безоблачное голубое небо своего мира. Пускай никто и не хотел этого признавать.
   Голубое небо. Зеленые леса. Черные скалы.
   И везде - искрится жизнь...
   Он сохранил этот мир таким, каким он должен был быть. И сохранит. Либо умрет, пытаясь сделать это...
   Никто, даже сама Хозяйка Судеб, не может понять и увидеть всю красоту этого мира - такого разного... но все равно единого. Для него все это Измерение - один мир. Он видит и слышит его таким. И знает, что мир видит и слышит вместе с ним. Так же, как он...
   Порой на него накатывают приступы безумия. Он живет здесь, в самом маленьком и укромном мирке на окраине Измерения. И не может понять, кто он - Демиург или создание...
   Ему все равно, защищает он себя или свое творение. Он защищал его три миллиона лет. Может, дольше. Гораздо дольше. С самого момента создания.
   У каждого Демиурга есть одно такое творение - самое дорогое, самое близкое. Этот мир живет своей жизнью.
   А он всего лишь хочет, чтобы этот мир жил и дальше.
   Ведь каждый по-своему видит свой путь. Каждый по-своему определяет свое право на жизнь...
   Апекс
   - Мне кажется, или кто-то заснул?
   Ответом мне было молчание. Эня навалилась на рунный словарь и сладко спала. Вилл усиленно зевала. Я вполне разделял ее мнение.
   - Может, ее не будить?..
   - А что ты предлагаешь?
   - Ну... не знаю...
   - Вот и молчи.
   Вилл оскорбленно на меня посмотрела, но промолчала
   Отвык я уже от подобного безобразия - ночами сидеть в библиотеке. А раньше сидел, когда к сессиям готовился. И не только ночами. Правда, тогда я был не один, а с целой уймой однокурсников... И хотя бы знал, что надо учить и где это искать... И вообще, тогда со мной рядышкой стояла бездонная кружка кофе...
   - Апекс, ты сейчас сам уснешь.
   - А? Что?
   - Вставай, говорю, задумчивый мечтатель. Нам еще это все безобразие по полочкам расставлять...
   - И ничего не безобразие, очень мягкая книга... - сквозь сон пробурчала Эня. Мы прыснули.
   - Так вот что, оказывается, является главным принципом в выборе книги! А я-то, дурак, по содержанию выбирал... - я не стал уточнять, для чего вообще-то на самом деле мягкость является главным критерием. Иначе мы точно Эню разбудим громовым хохотом.
   Хотя, судя по сдавленному хихиканью Вилл, она и так все прекрасно поняла...
   - Ну что? Ты готов к труду и обороне? Конкретно, к труду готов?
   Я огляделся... посчитал количество стопок книг (не сказать чтобы низких стопок, кстати)... посчитал количество пустых полок... и честно признал:
   - Нет.
   - Знаешь, я почему-то так и подумала...
   Вилл плюхнулась обратно в кресло. Кстати, кресла тут были просто замечательные - только сел, и тут же клонит в сон... Это правило не действовало только на Вилл, мы с Эней уже давно пересели на табуреты. Хотя Эню и это не остановило. И меня уже в сон клонит...
   - Так, встаем и трудимся!
   - Интересно, а с каких это пор ты мною командуешь?
   - С тех самых, как тебя на работу приняли, - радостно сообщила нахалка. - Давай-давай, ты же не заставишь даму...
   Чего я должен был не заставить даму, я так и не узнал, потому что в этот самый момент Эня сонно потянулась, открыла глаза, оглядела нас и рухнула обратно на книгу. Фолиант протестующее заскрипел.
   - Какое почтение к древним рукописям...
   Я фыркнул, открыл лежащий ередо мной рукописный справочник и попытался последовать примеру Энидаль.
   - Не, жестко. Наверное, только рунические словари мягкие.
   - Нет, руны - это вообще ужасно. Кстати, ты здесь хоть где-нибудь видел вампирий язык? И я нет... Тогда зачем тебе понадобились мои знания? Тут все на древнем диалекте всеобщего или на руническом, тоже древнем. Если во всеобщем я понимаю два через полтора, то рунический... Жуть!
   И она была права, без сомнения. Вкупе с излишней описательностью (какое мне дело, какого конкретно цвета закат в Линеарее, если мне нужно узнать, бывают ли такие странные кратеры вообще!) семиступенчатый язык с уймой разнообразных значений одного и того же слова, качество (читай: злокачество) древних рукописей и особенности древнего языка давали стойкое и довольно мерзкое ощущение, что либо я дурак, что ничего не понимаю, либо три миллиона лет - слишком большой срок для языка...
   - Пока ты думал над смыслом жизни, я успела все убрать, - просветила Вилл.
   Я с облегчением уставился на полки, которые Вилл аккуратно заставила книгами. Всеми, кроме той, на которой спала Эня.
   - Иногда мне кажется, что я тебя люблю, - вздохнул я. Вилл уставилась на меня, как на пациента психбольницы. Я тут же пошел на попятый: - А иногда, что кажется мне так совершенно зря...
   Вилл хмыкнула, я перевел дух. Кажется, битва в библиотеке на мечах и "звездах" отменяется. Н-да, хорошо, что здесь нет Лира... То-то бы он ржал!
   - Что будем делать с нашей соней?
   - Я не Софья, я Энидаль, - пробурчала Эня страницам рунного словаря.
   - Да-да. Эня, проснись.
   - Я не сплю.
   Лично я не видел никакой разницы между спящей Эней и "неспящей" Эней, хотя обычно со зрением у меня все было в порядке.
   - Точно?..
   Эня кивнула. Рунический словарь остался лежать на столе, а голова Эни осталась лежать на словаре.
   - Наша Эня громко плачет: "Ах, забрали мой словарчик!" - продекламировал я, и, чтобы действительность не расходилась со стихами, отобрал у Энидаль словарь и отложил его на другой конец стола. Эня встрепенулась и проснулась.
   - Отдай!
   - Зачем? Ты же не спишь.
   - А так лежать удобнее.
   - А ты не лежи, и словарь будет не нужен.
   Эня обиделась, встала и пошла за словарем. Дошла, открыла, придвинула стул. Глаза у Энидаль быстро округлились.
   - Чего? На таком словаре спать неудобно?
   Энидаль вякнула что-то нечленораздельное.
   - Чего?
   - Смотрите! Это же та самая руна!
   Мы с Вилл столкнулись за плечами у Энидаль и тут же об этом забыли. С листа словаря на нас смотрела та самая руна. До последней завитушки. До последней точечки.
   - А ты говорила, что вампирий язык не пригодится! Читай.
   - Sdesserna kvarhtins sassaro all'us...
   - Э-э-э... Вилл...
   - Что? Что тебе опять не нравится?! Я же читаю!
   - А ты можешь читать на всеобщем, а?
   - Но тут написано на вампирьем.
   - Ну а перевести хоть можешь?..
   - Могу. Словарь дай, пожалуйста.
   Я оглядел длинные ряды полок и книг, а после созерцания оных умоляюще посмотрел на Вилл. Она картинно закатила глаза.
   - Я же говорю: я владею только основами грамматики и нецензурной лексики...
   - Но ты же как-то это прочла!
   - Угу. - Вилл написала что-то на листе бумаги. - Читай.
   - Э-э-э... Ракстагберменнлоуэрт. Вроде. У тебя почерк ужасный.
   - А теперь переведи это на любой другой язык, пожалуйста.
   - Ясно. Сдаюсь.
   - Сразу бы так... Иди, ищи словарь!
  
   Через полчаса словарь был найден - с четом размеров библиотеки это был рекордный срок. Вилл с энтузиазмом читала словарь по диагонали.
   - Э-э-э... Вилл... А может, ты просто поищешь первую буковку, потом поищешь вторую буковку, найдешь слово, посмотришь перевод...
   - Апекс, не держи меня за идиотку, пожалуйста. Слова в вампирье делятся по иным принципам, и, поверь, это - единственный метод. Заодно вампирий выучу. Так что подожди, пожалуйста, пару часиков.
   Ну... мы тут сидим уже довольно долго, так что два часа для такого толстенного словаря - вполне по-божески.
   Энидаль снова спала, теперь уже - уронив голову на руки, а руки - на стол. Мягкого рунного словаря рядом уже не оказалось.
   - Ну как? Ты закончила?
   - Почти.
   - А когда будет совсем?
   - Я же говорю, уже почти совсем...
   Вилл не отрывала взгляд от книги. Уже через пятнадцать минут мне было отдано распоряжение разбудить Энидаль.
   - Итак, эта чертова руна - руна тринадцатистихийности, ею некоторое время обозначали единство всех стихий в природе, но потом тонкая разница между этим понятием и просто стихией единства стерлась, и руна исчезла из всех словарей за ненадобностью. Руна состоит из тринадцати опорных точек, соединенных линиями... ну, это вы сами представите. Руну и само понятие внес Дарелеан, первый тринадцатистихийный маг, и первый же представитель мужского пола с двойственными способностями. Он же основал первую Школу для ведьм и таких, как он сам. Кстати, не стоит их называть ведьмаками, - обижаются... Руна не включается в стандартные курсы кабалистики, как мертвая, однако изучается по истории кабалистики - вернее, изучалась раньше... наверное. Книжечке пять тысяч лет, учтите. Руна является стандратным символом драконьего племени... не указано, почему... И еще, самое главное, - Вилл сделала эффектную паузу, - покровительствующие числа - тринадцать и семь.
   Я задумался.
   - И что?
   Вилл посмотрела на меня, как на идиота. Я глубоко вздохнул. Ну ладно Кассиан... Либо я становлюсь идиотом, либо настолько гениален, что человечество уже не способно меня понять. Признавать первое не хотелось, так что придется мириться с собственной манией величия.
   - Апекс, ты сегодня явно не выспался.
   Я хотел было ляпнуть, что выспалась только бессовестная Энидаль, но вовремя прикусил язык.
   - Ну так что?
   - Смотрите. Числа - семь и тринадцать. Тринадцать - понятно. Каким боком к нам относится семерка? Вспоминаем... Как давно начались эти безобразия?
   - Чуть меньше, чем три месяца назад.
   - Точнее, одиннадцать недель назад. Сколько это дней?
   - Э-э-э... Семьдесят семь.
   С математикой, признаюсь, у меня всегда было туго.
   - Лайнор сказал, что кратеры появляются с равными интервалами. Делим семьдесят семь на одиннадцать - семерка. То же самое можно получит гораздо проще. Одиннадцать недель. Одиннадцать интервалом. Двенадцать кратеров.
   Мы замолчали.
   - Короче, у нас была ровно неделя. Сейчас остаетсяпять дней, не считая сегодняшний. За эти пять дней нужно что-то придумать.
   Я посмотрел в окно. Горизонт уже начинал медленно алеть.
   - Н-да...
   Кажется, все еще хуже, чем мне казалось.
   - Я звоню Кассиану.
   Возражений не поступило.

Библиография

  
   Не откладывай на завтра то, что можно не делать вообще

А.

   Не хотите по-плохому, по-хорошему будет хуже

В.

   Апекс
   - ...Ну, в общем, мы порылись в библиотеке. У меня плохая новость, - мрачно проинформировал я. Кассиан, лицо которого было видно в голографическом экране, тоже был мрачнее тучи грозовой.
   - У меня тоже. Но давай сначала ты.
   Интересно, у нас разные плохие новости или одна и та же?..
   - В общем, если коротко, у нас пять дней. Полную раскладку по кратерам выдавать?..
   Я зашебуршал бумажками и вытащил из тумбочки (в комнате Ленарин, куда меня переселили, она была, хотя все остальное тоже не радовало) толстую папку.
   - Не стоит. Ну, одну плохую новость вы уже знаете. Теперь выбирай, какую плохую новость из оставшихся двух тебе говорить сначала: смешную или просто плохую?
   - Смешную, - решил я.
   - Хорошо. Я тоже порылся в библиотеке, и на меня упал том полной энциклопедии...
   Я присвистнул. Видимо, самому Кассиану было совсем не до смеха.
   - ...пробил щит и свалился мне на ногу, поэтому в Тхак'доке я буду только после полудня, когда врачи убедятся, что моей ступне не нанесен непоправимый урон и разрешат снять гипс... - Кассиан жизнерадостно помахал мне костылем. Я фыркнул. - Я знал, что ты обрадуешься. Теперь новость номер два, просто плохая. Я, опять-таки, порывшись в библиотеке, нашел одно интереснейшее пророчество...
   Надо сказать, у Кассиана все проблемы - интереснейшие. Кроме, естественно, прозаических проблемок вроде нашествия летучих мышей на амбар с хлебом (когда выяснилось, что лучшее оружие летучих мышей - бомбы понятно какого происхождения, а повар уже лежит в глазной поликлинике, проблема тут же стала интересной) и засорившегося мусоропровода (когда вонь достигла кабинета Кассиана, тот позорно сбежал "в командировку").
   - И какое же?
   - Извини, не телефонный разговор. Приеду, наложу побольше щитов и расскажу... может быть.
   - А зачем тогда было говорить, что плохих новостей две, есть вторую все равно узнать нельзя?
   - Ну не мог же я просто начать жаловаться, что на меня упала энциклопедия!
   А ведь он в чем-то прав...
   - Ладно, отключаюсь. Сам понимаешь, чем раньше я приду в больничное крыло, тем больше шансов, что я к вам приеду. А то врачи там... э-э-э... с профессионального праздника, и им не терпится опробовать новое привезенное лекарство.
   Угу, так я и поверил.
   - Ленарин приехала и уволилась окончательно, заявив, что таких сумасшедших студентов еще свет не видывал, - Кассиан гневно на меня посмотрел, я состроил "виноватое" выражение лица, - Лир жив, здоров, расколдовывает жертв василиска, твоя дорогая Ирочка пыталась до тебя дозвониться и позвонила мне. В общем, боюсь, бедный ребенок до сих пор икает...
   Интересно, от ужаса или от хохота?
   - Линита все написала подробнее... Все, пока, а то она сюда идет!
   Спросить, кто подтолкнул Линиту на столь доблестный шаг и где можно получить ее творение (с искусством словесности у Линиты всегда было плохо) я не успел, зато полюбовался на спину директора, ковыляющего к двери - на ноге впрямь белел гипс. Потом отключил экран, подумав, что директору еще повезло, что сейчас не учебный год, а то по Школе бы такие слухи пошли...
   Я глубоко вздохнул и встал. Мечтать и отдыхать не вредно. Работы еще - море...
  
   Директор прибыл раньше, чем мы рассчитывали, поэтому Эня не успела допечь пирог, а мы с Вилл не успели стереть следы шуточки над Ленарин, в связи с чем мне пришлось почти что силой уволакивать Кассиана на кухню и рассказывать, какая у нас Эня умница-разумница, какие печет пироги и какая Вилл копуша, что до сих пор не может привести себя в нормальный вид. Кассиан сидел, смотрел на все это сумасшедшими глазами, а Вилл украдкой показывала мне кулак через дверь между кухней и бывшей комнатой Ленарин... Хорошо еще, что я догадался усадить его спиной у двери! Вилл домывала пол с таким неповторимым выражением лица, а я так старательно улыбался Кассиану и незаметно подновлял антизвуковой щит на кухне, что Эня смотрела то на меня, то на Вилл и беззвучно хихикала.
   - Что это с ней? - шепотом спросил у меня Кассиан, когда Эня развернулась проверить пирог.
   - Не волнуйтесь, это у нее нервное, - громким доверительным "шепотом" сказал я. - Понимаете, в той комнате, что за вашей спиной, водятся мыши и пауки (кажется, Вилл ойкнула, но Кассиан этого не заметил), а Эня их ужасно боится...
   Сначала я хотел сказать, что Эня всю свои жизнь мечтала увидеть директора Школы, но потом решил, что это будет уже явно перебор.
   Директор встал и собирался было уже зайти в комнату и поискать следы мышей и пауков, но я спешно перегородил ему дорогу.
   - Нет-нет, вам туда нельзя ни в коем случае.
   - Это еще почему?
   - Понимаете, Эня так боится мышей, что будет очень волноваться, если вы туда зайдете.
   -Да что, они съедят меня, что ли? - фыркнул Кассиан.
   - Ой, там та-а-акие мыши... - подыграла мне Энидаль, вытаскивая пирог из духовки и украдкой показывая мне кулак. Кажется, сегодня эти две фурии припрут меня к стеночке и старательно обидят сковородочками.
   Вилл тем временем домыла пол, стерла пыль с подоконников и водрузила на них кактусы, после чего тихонько покинула комнату. Вниз она спустилась уже в облачении ведьмы с художественно растрепанными рыжими волосами. Кассиан внимательно на нее посмотрел, но ничего не сказал.
   - Вилл, ты копуша, ты знаешь?
   - Знаю, - обреченно ответила Вилл и уселась за стол. Эня принесла тарелку с нарезанным пирогом. Кассиан и я немедленно прельстились. Ну, могу сказать, что Вилл готовит хуже. Эня берегла фигуру, Вилл с мрачным видом хлебала зеленый чай. Терпеть его не могу.
   - А теперь мне можно зайти в ту комнату?
   - Ни в коем случае! Я же вам объяснял: Эня боится...
   Кассиан вздохнул, подсластил себе жизнь пирогом и сдался.
   - Энидаль, Виллиана, выйдите, пожалуйста.
   Он почему-то терпеть не мог сокращения. Даже меня долго "Апексенианом" обзывал, но потом сдался и пытался сокращать меня сначала Сеней (я смертельно обиделся), потом Нианом (имечко мне не понравилось, так что я, недолго думая, обиделся еще сильнее), после чего мы сошлись на нейтральном "Апекс", что ни нравилось ни мне, ни ему, но мы смирились и привыкли. Теперь ни на какие другие сокращения я не отзывался. Кажется, это слово что-то обозначало, но я предпочел об этом забыть.
   - Так что же все-таки за этой дверью?
   - Извиняйте, мыши.
   - А серьезно?
   - Говорю же, мыши.
   - Апексениан!
   Ну, дело серьезно, больше на мышах настаивать нельзя.
   - Знаете, если я вам сейчас скажу, то эти две фурии меня потом убьют, причем умирать я буду долго и мучительно. Так что я предпочитаю смерть в бою с собственным начальником смерти позорной...
   - Ты думаешь, что выбранный тобою способ сведения счетов с жизнью позорным не будет?..
   - Будет, если вы снизите мне зарплату, - честно признал я. Кассиан фыркнул, но настаивать на раскрытии тайны мышей перестал, вместо этого покусившись на очередной кусок пирога.
   - Мн нд стай пгвить, - промычал директор сквозь пирог, видимо, пришедшийся ему по вкусу. Линита, как я всякая уважающая себя магичка, завела синтезатор, научила мужа оным пользоваться и больше на кухню не заходила.
   - Чего?
   Кассиан мрачно на меня посмотрел, понял, что остатков совести я лишился при рождении и с глубоким вздохом отложил пирог.
   - Мне надо с тобой поговорить, - уже более внятно повторил Кассиан.
   - А то я не догадался, - скептически фыркнул я. - Да я могу даже сказать, на какую тему!
   - О, да ты у нас экстрасенс!
   Издевается. Знает, что у меня с сенсорными туго...
   - В общем... На, читай.
   "А я пирог пожую", - так и читалось во взгляде.
   Я притянул к себе бумажку и вчитался. На листе бумаги в клеточку аккуратным почерком Линиты (видимо, она очень старалась, чтобы муж разобрал, вообще-то почерк у нее отвратительный) было выведено:
   "Хлеб (1 булка), помидоры (1 кг), лук, петрушка (по 1 пучку), свекла (1 кг), кета (1 рыбина, если хорошие, можно больше), майонез (пол-литровая баночка), хрен (можно без него), сметана..."
   - Что это за охинея?!
   - А? Что? Пророчество...
   - ЭТО?!
   - Ну да... А что? Дай почитаю...
   Кассиан отобрал у меня бумажку, вчитался... густо покраснел и начал рыться в кармане.
   - Это список продуктов, - смущенно сознался он. Нет, меня точно держат за идиота! - Я домовенку забыл отдать... Хотя нет, отдавал же... Ну я же точно помню, что отдавал!
   - Поздравляю, - мрачно вздохнул я, вгрызаясь в пирог. - Это четвертая плохая новость за сегодняшний день.
   - То есть?
   - Объясняю популярно: две бумажки, важная с пророчеством и не менее важная со списком продуктов, лежат в одном кармане...
   - А, все, понял... Так, я мигом.
   Я скептически хмыкнул.
   - Мигом? я же говорил, что Вейт - не домовой, а черт знает что... В общем, жду вас к завтрашнему вечеру, да?
   - Апекс!
   - Что? вечно у вас Апекс виноват...
   - Вернусь через десять минут. И чтобы ты как штык был здесь!!! Хоть война, хоть пожар, все равно...
   - Думаете, обернетесь?..
   - Через межвременной портал вернусь, - сквозь зубы прошипел Кассиан и исчез в вихре черного с красным подкладом плаща. Уж что-что, а эффектные исчезновения (так же, как Линита - появления) он устраивать умел.
   Но единственный зритель не впечатлился. Он был гораздо больше занят размышлениями о своем и высоком (о первом больше, чем о втором) и поеданиями пирога с чаем.
  
   - Ты еще долго будешь тут сидеть?
   Я сверился с часами.
   - Семь минут двадцать четыре секунды. А что?
   - Откуда такая точность?
   - Кассиан обещал вернуться через десять минут. А он свое слово держит. С ювелирной точностью.
   - А куда он делся?
   - За продуктами побежал, - мрачно буркнул я, приняв как можно более невинный вид. Естественно, девчонки мне не поверили.
   - С чего это вдруг?
   - Ему Линита позвонила, - еще мрачнее ответил я, принявшись за усиленную импровизацию, что всегда было мне не под силу.
   - И что?
   - Обругала последними словами и потребовала свою кету на место.
   - Врешь ты все! Линита готовить не умеет!!!
   В точку. Стоп, а зачем ей тогда понадобилась кета?..
   Йан!!!
   Лучше бы я врал!
   Видимо, мое выражение лица было крайне красноречиво, ибо девчонки мгновенно отпрянули от стола. Я схватил телефон и спешно набрал номер, не попадая пальцами в кнопки.
   - Абонент отключен за неуплату...
   За какую неуплату?! Его сотовый содержится Гильдией, и сеть тоже принадлежит Гильдии, там физически не может быть неуплат! Если только не...
   Так. Два глубоких вздоха... Спокойствие самое главное в чрезвычайных ситуациях.
   Вторым номером, который я набрал, был личный код Кассиана. Занято. Тоже невозможно. Третьим я набрал Линиту. для проверки.
   - Здравствуйте.
   - Привет.
   - Скажите, вы заказывали для покупки хлеб, помидоры, зелень, кету, майонез и хрен?..
   - Скажи, а кто такая кета? - после недолгой паузы спросила Линита.
   Йан!!!
   Я не пожелал объяснить причину своего интереса к рациону Кассиана и отключился. Либо с нами сегодня обедал ненастоящий Кассиан (отметаем, я бы заметил), либо...
   Но об этом я запретил себе даже думать.
   - Эня, Вилл, настраивайте сферовой защитный щит астральной проекцией. Да, Вилл, тот самый! Быстро! - рявкнул в конец озверевший я и тут же попытался успокоиться. Не получилось. - После этого освобождайте кухню, на полу начертите пентаграмму вот по этой схеме... - я кинул свиток Энидаль. - А потом на всякий случай прокипятите тряпки - у меня в сумке, в разделе медицина. ЖИВО!!!
   Я сам первым делом рванул к сумке, смахнул все необходимое в набор путника, кинулся к порталу. Подцепляем... Так и знал. Портал перебит. Амулеты... Координаты... Активация...
   Телепорт будто бы задернуло черной шторой, и свет для меня померк.
  
   Это было плохо. Вернее, отвратительно.
   Я сидел на балке, обнимая ее ногами, и обозревал окрестности. Так... выводы неутешительны. Нас двое, вернее, полтора - не потому, что я слабак, а потому, что Кассиан покачивается, а глубокая рана на груди выглядит ну совсем нехорошо. Их две чертовы дюжины. Было. Кассиан положил шестерых, еще девятерых со своего насеста тихо убрал я. Идиоты. Надо было не щиты вытаскивать, а меня искать... впрочем, мастер-класс устраивать буду как-нибудь позже.
   На их стороне - числовое преимущество и магический блок, на нашей - моя маскировка, уйма амулетов, которым щит не помеха, и то, что противники - слабаки и непроходимые тупицы.
   Но зато у них есть маг. Не слишком хороший, но сейчас Кассиану хватит и этого...
   Они не учли только один аспект.
   Меня.
   Интересно, голубчик, как ты будешь колдовать без левой руки? А без правой? А без своей кудрявенькой, но бесконечно тупой головы? Н-да, годы сделали меня циничным. Однако сегодня я удивительно добр - начать я решил с головки. Маг дернулся, упал и больше не встал.
   Кажется, в этом сборище идиотов он был чем-то вроде бога, потому что фигуры в черных плащах со странными золотыми медальонами на груди, до этого не понять чем занимавшиеся внизу, охнули, подоставали клинки и наконец-то начали оглядываться. Кассиан пока еще стоял, но видно было, что это ненадолго.
   Меня заметили - балка была не слишком подходящим местом, чтобы прятаться, особенно с учетом того, что я как был, так и остался в джинсах и красной куртке. Я не стал испуганно верещать "я в домике" и легко спрыгнул вниз. Нехило. А тут локтей сорок, не меньше...
   - Идиот, - сквозь зубы произнес Кассиан. И это вся благодарность!
   - Да. Знаю. Вы тоже.
   Директор хмыкнул, но сопротивляться не стал. Это было очевидно.
   Их осталось всего одиннадцать, и они стали значительно аккуратнее. Впрочем, целый, невредимый и изрядно соскучившийся по обыкновенному мордобою безо всякой магии я уложил их всех минуты за три. Кажется, годы сделали меня еще и тренированным...
   Кассиан, не принимавший участия в сражении, осел на землю вместе с последним противником.
   - Как узнал?
   Кажется, это было единственное, что волновало его "в последний час". Он мне еще завещание начнет диктовать. Обойдется. Либо помрет сразу, не мучая меня особо, либо доживет до портала.
   - Линита не умеет готовить. И я впервые этому рад...
   Кассиан закашлялся.
   - Передай...
   - Сам передашь, - невежливо буркнул я.
   - Дурак. Ты меня до дверей не дотащишь. Меня заколебют потом вызовами на дом - вот, упустил, идиот эдакий...
   - А вы не отвечайте. Скажите, абонент отключен за неуплату. Я, конечно, извиняюсь, господин директор, но заткнись, пожалуйста, а? Дай подумать в последние минуты о смысле жизни...
   Глаза Кассиана протестующе расширились, в ту же минуту в зал ворвалось подкрепление в лице новых двух чертовых дюжин, а я активировал портал.
   Надеюсь, девчонки успели нарисовать пентаграмму...
   Вилл
   Кажется, я завизжала. Впрочем, не гарантирую. А вот наш не моральноустойчивый ангелок немедленно бухнулся в обморок - других методов, кроме как потеря сознания или удар в слезы как реакция на потрясение женское племя еще не придумало.
   Зато я - придумала. Хотя когда в только что дорисованной пентаграмме появились Апекс и окровавленный директор без признаков жизни я тоже была близка к стандартной реакции.
   И все равно без лишних вопросов честно помогла дотащить Кассиана до кровати (ближайшей, то есть Апекса), которую со скоростью медсестры до этого застилала, а потом вспоминала, чему нас учили в школе на ОБЖ по курсу "Оказание первой медицинской помощи". Пункта "При ножевых и магических ранениях" в учебнике не было, так что пришлось импровизировать, тем более что ближайший человек, предположительно знакомый с этим параграфом, звонил Лините, в Школу, Лайнору и в Гильдию магов.
   Я решила, что нож, наверное, мешает больше всего, но сделать ничего не успела - пришел Апекс (отчитывался он скороговоркой, не иначе), застал меня за раздумьями, можно ли расшатывать кинжалы, засевшие в груди пострадавших, одним рывком выдернул кинжал и послал меня за чистыми тряпками.
   Вспоминать последующий день и остаток ночи мне не хотелось, да и сейчас не хочется, хотя потом и стало легче - Лайнор приехал почти мгновенно (толку с него было ноль, только ценные указания, которые мы ценными не сочли), я растолкала Энидаль (она помогала нам ровно в той же степени, что и Лайнор, только постоянно зеленела), а ближе к вечеру прибыла Линита, которая быстро построила всех на тумбочке.
   Всю ночь Апекс и Линита просидели у кровати пострадавшего. Я уснула на кухне, на табурете. Не знаю, кто потом перетаскивал меня в кресло, прибывшее вместе с Лайнором, а утром я не стала поднимать этот вопрос. Это не имело никакого значения.
  
   Как всегда. Только отпуск запланировала, перепоручив все дела секретарям, как на тебе "Хозяйка Судеб, мы не знаем, что делать...", "Хозяйка Судеб, там, в материальном мире, большие проблемы...", "Хозяйка Судеб, там ваши адепты с ума посходили...".
   Отпуск у меня!!! Сами что-нибудь придумайте, решите все эти проблемы, а адептов всех просто поисключайте к йану...
   Отпуск у меня!!
   Но нет. Какой отпуск? кабала на пятьдесят бесконечностей лет. Причем кабала бесконечная. Чувствую себя домашним питомцем, которого все тискают и тискают, не понимая, что питомец тоже хочет спать.
   В отпуск хочу... На Канары... Море, солнце, пляж... И никакой работы!
   Мечта... К несчастью, несбыточная. Хоть бы в Бриллиантовые Сферы пустили, погулять.
   Так нет же. У них "проблемы". Проблемы, правда, серьезные, и очень. Адептов исключить будет мало, как бы не пришлось предпринимать крайние меры. Грустно. Отпуск помахал мне ладошкой на прощанье и скрылся за горизонтом.
   И Лайнор меня в последнее время беспокоит. И мир этот его дурацкий. Создал бы лучше что-нибудь нормальное, и не мешал бы мне заниматься делом. Так нет же - семнадцать ЧП за одну ночь! С ума сойти можно... кадров уже не хватает. Приходится не только боевых ангелов, но даже купидонов на задания посылать... Тьма.
   И главное, все эти пророчества. Еще одна муть. Вместо атомной бомбы я придумала кое-что получше. Но все равно. спокойная жизнь явно летт к чертям.
   А я еще в отпуск собиралась...
  
   Я проснулась от того, что Барсик залез мне на колени. Я полулежала в кресле, натягивая плед на подбородок. Засыпала точно на табурете за кухонным столом. По крайней мере, после этого табурета я ничего не помню...
   Я встала, потянулась, выглянула в окно и удивленно присвистнула - было уже за полдень. Моя смена должна была начинаться в шесть утра. Естественно, разбудить меня никто и не подумал. Сами небось не ложились...
   Я почесала Барсика за ушком, мышком прокралась к комнате Апекса, тихонько вошла. Кассиан спал. Рядом, в явно неудобной позе, дремала Линита.
   - Я так и знал, что Вы здесь.
   - Тсс...
   - Не бойтесь, не разбужу. Пока я обращаюсь к Вам, меня слышите только Вы. С Кассианом все в порядке. Однако стоило бы разогреть отвар - он проснется минут через сорок.
   Я не стала спрашивать, почему Лайнор так в этом уверен, покорно покинула комнату, тихонько прикрыв дверь, и встала за плиту.
   Как ни странно, разогревать на ней что-нибудь я умею. А вот готовить... брр... Может, надо приложить больше стараний? Хотя, бог видит, я не раз и не два пыталась.
   Минут через десять спустилась Энидаль, отобрала у меня ложку, которой я помешивала варево, и отогнала меня от плиты. Возражения в расчет не принимались. Эня как-то доверила мне приготовление ужина. Животом потом, правда, маялась только Ленарин (не отягощенные излишней суммой денег в кошеле студенты и не такое едали), но доверия мне после этого не было.
   Еще минут через пять появился Апекс. Вид у него был весьма колоритным: на правой щеке белел пластырь, перекрывающий порез, под глазами синели синяки (было бы странно, если бы они краснели). Более того, он едва заметно прихрамывал.
   - Знаешь, вчера ты выглядел целее. Тебя Линита побила, что ты ей сразу все не рассказал?..
   - Нет, это ты меня вчера плохо рассматривала.
   Проще говоря, я не рассматривала его вообще - это трудно было бы сделать, с учетом того, что освещением служили три "звезды" и лунный свет. К тому же, вчера мне было как-то не до этого.
   - А что, надо было?
   - Ну как же? - притворно всплеснул руками Апекс. - Рыцарь возвращается со смертного боя со страшными чудовищами, а принцесса даже не хочет разглядеть, съело ему чудовище руку или нет?! - он помахал перебинтованной рукой.
   Я вспомнила единственного знакомого мне рыцаря с его "драконами" и, не удержавшись, засмеялась.
   - Тебе смешно, - обиделся Апекс. - А у меня голова раскалывается...
   - Меньше надо было вчера пить.
   - Я только десять капель валерьянки, меня Линита силком напоила! - возмутился Апекс. Потом задумался и добавил: - кажется.
   - Кажется силком, кажется валерьнку или кажется только? - заинтересовалась я. - А мне почему-то кажется, что тебе кажется и то, и другое, и третье...
   - Ты хочешь сказать, что это я у Линиты валерьянку с боем добывал?!
   - Ну... Ладно, этот пункт исключаем. Можно у Лайнора спросить, он-то точно не пил.
   - Он не пил?! Да он больше всех и выпил!
   - Ну все, ты сознался. Попойка была, и ты в ней участвовал.
   - Попойки не было, - возразила Энидаль. - Ты успешно проспала "пару стаканчиков", выпитых Лайнором, а после этого пить уже никто не стал, хотя Линита от нервов всем и предлагала. Даже мне. Хотя мне вообще-то всего семнадцать...
   - Спаивание несовершеннолетних, - фыркнула я. - Тяжелый случай. А потом что было?
   - Потом Линита сидела и стонала, клянясь всеми известными ей клятвами, что обязательно научится готовить, хотя лично я ей не поверила, что-то там Апексу наговаривала, а потом опять сидела и опять стонала. Так что, в общем-то, все на диво прозаично.
   - Нервишки и у боевых магов пошаливают, - заметила я, хотя Линиту, вроде бы, никто задеть не пытался. Из чистого благоразумия. И это было правильно.
   - Потом домовенок принес Кассиану какую-то бумазейку, Линита не стала читать, а сразу порвала со словами, что с делами она к нему никого не подпустит, потом Апекс начал ржать и объяснил Лините, что ради этой бумажки Кассиан в портал и сунулся, но та лишь фыркнула, топнула ногой и заявила, что тогда этой бумажке в мусоре самое и место... Хотя вообще-то все было кошмарно тоскливо, потому что Линита успокоилась только к пятому стакану, а потом всех закусали комары, и мы пошли в домик, где все тут же успокоились, стерли пентаграмму, привели кухню в нормальный вид, разделили дежурства, упустив при этом пьяного Лайнора, и отправились спать. Все, кроме Линиты. Хотя и она в результате тоже уснула.
   - А я проспал, - смущенно сознался Апекс.
   - Кто бы сомневался...
   - Да точно говорю, только разведенную валерьянку... Вилл, честно!
   - Да я что? Я вообще молчу...
   Мы посидели немного в молчании. От размышлений нас оторвал гневный окрик Лайнора.
   - Вот вы тут сидите, а отвар убегает, и Кассиан проснулся, между прочим!
   Энидаль тут же бросилась к плите, мы же помчались к временному госпиталю.
   Кассиан сидел на кровати и, видимо, чувствовал себя вполне нормально, хотя еще вчера на нем места живого не было, а мы всерьез опасались за его жизнь. Впрочем, причину бодрости я заметила быстро - Апекс пожертвовал свой накопитель, а он и мертвого из могилы поднимет.
   - Всем привет.
   Вошла Энидаль с дымящейся кружкой, и Кассиан на время выпал из пространства.
   - Кстати... В общем... вот. Апекс, читай. Можешь вслух, можешь про себя. Пророчество. Истинное. В библиотеке откопал... Мне Линита сегодня отдала.
   - Знаете... Наверное, это лучше Вилл прочитает.
   - Почему?
   Апекс молча протянул мне бумажку. Она была меленько исписана с обеих сторон. На ней было написано:
   "9354 год прошлой, 1312 эпохи
   Истинное Пророчество, произнесено 13 смертня Хозяйкой Судеб, тогда же и занесенное в Книгу Пророчеств
   "Мирное море, лазурное море...
   Вечность как будто собою таит,
   Но облаков бесконечных просторы
   Не заменит.
  
   Море шумит и беснуется море...
   В небе завис серой тучи гранит.
   Изменчива вечность по воле природы.
   Вечность и солнце затмит.
   В море покой... И на небе - ни облака.
   Солнце на небе и в море видно.
   По повеленью безвестного пророка
   В мире единство заведено.
  
   Судьбы народов и судьбы судьбы
   Море о камни расколет за миг.
   Перетусует все карты - и будет
   Нам непонятно, что ждет впереди.
   За жизнью и смертью, за светом и тьмою,
   Смешаются судьбы и лики земли.
   Но создает все весенней порою
   Море опять - чтоб разбить о гранит.
   Да когда пройдет тринадцать Коротких Годов, погибнет жизнь и оживет смерть, да свершится самое древнее из пророчеств, и изменит судьбу и саму суть"
   Ни одного истолкования не дано"
   Ниже было приписано:
   "Древнейшим считается пророчество о духе величайшего из магов Древа, заточенном в каменного дракона, но, т.к. писано оно было на стене в пещере настолько коряво, что сейчас разобрать его почти невозможно, смысл самого пророчества остался под завесой тайны"
   Наступило нехорошее молчание. Кассиан, Энидаль и Линита с интересом смотрели то на меня с остекленевшими глазами, то на Апекса с отвисшей челюстью, и жаждали выяснить причины подобных изменений в выражении лица.
   - Да что случилось-то?
   - Госпожа Линита... Прочтите, пожалуйста.
   - Там опять список продуктов? - фыркнула Линита, но Апекс лишь отрицательно покачал головой и сунул лист в руки Линиты. У нее медленно отвисла челюсть.
   - Я тоже хочу почитать! - тут же заявила Энидаль и прочла корявые записи Кассиана. - У меня челюсть отвисла? Нет? Я почему-то так и подумала...
   Мы промолчали. Каждый из нас думал о чем-то своем.
  
   Гитара нашлась. Вилл любовно погладила ее по гладкому, лакированному корпусу, прошлась рукой по струнам...
   И запела.
   Мирное море, лазурное море...
   Вечность как будто собою таит,
   Но облаков бесконечных просторы
   Не заменит.
  
   Море шумит и беснуется море...
   В небе завис серой тучи гранит.
   Изменчива вечность по воле природы.
   Вечность и солнце затмит.
   В море покой... И на небе - ни облака.
   Солнце на небе и в море видно.
   По повеленью безвестного пророка
   В мире единство заведено.
  
   Судьбы народов и судьбы судьбы
   Море о камни расколет за миг.
   Перетусует все карты - и будет
   Нам непонятно, что ждет впереди.
   За жизнью и смертью, за светом и тьмою,
   Смешаются судьбы и лики земли.
   Но создает все весенней порою
   Море опять - чтоб разбить о гранит.
   - Это чье?.. - почему-то шепотом спросила Линита.
   - Вообще-то мое... - несколько смущенно ответила Вилл...
  
   - Да кто-нибудь объяснит мне наконец, что произошло?! Я больной, мне волноваться вредно!
   - Вот именно. Поэтому, больной, лежи и не рыпайся, - почти приказала Линита.
   - А если вы мне немедленно не скажите, я заволнуюсь еще сильнее и нечаянно все взорву, - приступил к шантажу Кассиан.
   Линита скептически на него посмотрела и усмехнулась.
   - Да пожалуйста, дорогой. Ты только это, ауру свою сначала проверь. Мы тебе магию отключили. На всякий случай.
   - ЧТО-О-О-О?!?!
   Беспокоится о щите не пришлось: Линита, как непосредственная причина назревающего скандала, установила свой. Сомневаться в его качестве не приходилось, но я на всякий случай все равно посомневалась и побеспокоилась.
   Глядя на взбешенного директор, мне захотелось вжать голову в плечи и попытаться слиться со стеной. Директор в гневе, пусть и в не лучшем магическом и физическом состоянии, был страшен. А когда директор страшен - это становится опасным...
   - Да я вас всех... Вот только магию верну, и... и...
   Достойная кара не придумывалась, хотя Кассиан, судя по его лицу, очень старался.
   - Да я вас всех, предателей, разжалую! - особенно гневный взгляд достался Лините, но ей на это было наплевать. С учетом того, что взглядом Кассиан и без магии мог сжигать, это было высшим проявлением героизма и самопожертвования. Апекс возводил третий щит. Уж он-то точно знал, что нам сейчас устроить его непосредственный начальник. Я на всякий случай отодвинулась от кровати буйного больного и задвинулась за достойную защиту - Лайнора, которого Кассиан в порыве гнева точно не убьет. - Убью! А вас, студентов недоделанных, в первоклашек превращу, а может, в кого и похуже! - я подумала и решила, что не боюсь - все равно только на втором курсе, не много потеряю... Апексу и вовсе плевать. - А тебя... - Кассиан столкнулся взглядом с Линитой, - тебя... тебя...
   - Ну и что? - нагло осведомилась Линита. Хотя ей, впрочем, можно.
   - В лягушку превращу!!! Кухонную!!! Вместо домовичка будешь!!!
   - Ой ли, ой ли? А не отравишься?
   Кассиан задумался и успокоился.
   - Ну ладно, так что там у нас с пророчеством? - неожиданно мирным и спокойным голосом спросил он. - Ну что вы так на меня уставились?! Все равно превращу и разжалую, я слова на ветер не бросаю!!!
   - Ой, ли, ой ли? - это уже Апекс, потихоньку придвигающийся ко мне.
   Кассиан подумал и метнул в него первое, что попалась под руку - ночной горшок. Хорошо еще, что пустой. Иначе мы с Энидаль ему голову бы оторвали - это бы мыть пришлось... Причем, зная отвратительный характер Кассиана, без помощи магии.
   Горшок разбился о щит. Звон и раскатившиеся глиняные черепки мигом привели здоровый контингент в чувство. Больной - нет.
   - Так, все. Больной, вам вредно напрягаться, - не выдержала Линита на третьем горшке с кактусами. Несчастные ныне бездомные кактусы брали колючки в охапку и сбегали искать новое место жительства.
   - Ладно. Так что там у нас с пророчеством?..
   - Может, мы лучше без тебя обсудим?..
   - Нет. Со мной или вообще никак. - Это было произнесено с интонациями "С щитом или на щите". - Ну?
   Докладывали Апекс и Линита, мешая друг другу, споря о том, вечер это был или утро и обсуждая, сколько струн было на гитаре. В результате Кассиан наугад выбрал одного оратора - Линиту, - которая всего за пятнадцать минут прояснила суть отвисания челюсти и стекленения глаз.
   - Виллиана?
   - Ничего не знаю, ничего не слышала, пророчество в глаза до этого не видела, - четко отрапортовала я.
   - Черт побери, - тихо ругнулся Кассиан во внезапно наступившей тишине - приятному разнообразию после недавнего звона осколков. - Так что это, получается, пророчество ДЕЙСТВИТЕЛЬНО истинное?..

Приборы и материалы

  
   Работа, являющаяся средством к существованию - ничто в сравнении с работой, являющейся смыслом существования

А.

   Хорошо быть линкором. Башню снесло, четыре осталось

В.

   Апекс
   - Тебе все понятно?
   Я устало кивнул, отсчитывая секунды до вопроса "Тебе точно все понятно?", но Кассиан не стал переспрашивать и выпер меня из комнаты.
   Я привалился к стене в коридоре и перевел дух. Разнос отменялся. И то хорошо.
   - Вилл!
   Нет ответа.
   - Вилл!
   Тот же результат.
   - Да Вилл, черт бы тебя побрал!
   Кажется, с тем же успехом я мог кричать на стенку.
   Я заинтересовался. Это уже становится любопытным. Куда могла деться Вилл за какие-то.... я украдкой глянул на часы... два часа сорок восемь минут?..
   У меня создалось стойкое ощущение, что Кассиан явно решил все же устроить мне разнос, только чуточку позже - по поводу (то есть без повода) того, что я упустил Виллиану. То, что в этот момент он старательно выдавал мне ЦУ, во внимание приниматься не будет.
   - Вилл!
   Ладно, ругаться нехорошими словами я пока не буду, а то дверь Кассиана неподалеку... Не хотелось бы мне снова выслушивать речь о том, какой я безмозглый!
   Так, ну и куда она могла деться?..
   Я зашел на кухню... и обмлел.
   Вилл готовила. Самозабвенно и увлеченно, не замечая растрепанной шевелюры и измазанности фартука - явно Эниного.
   Я подошел сзади, обнял ее за плечи и голосом графа Дракулы поинтересовался:
   - Ты решила нас всех отравить?
   Мне в лицо полетела сковородка с кипящим маслом. Щит я поставить не успел. Невозмутимо снял сковородку с физиономии, стер потекшее масло, залечил незначительные ожоги и вернул сковородку.
   - Ой... извини... я нечаянно... И вообще, предупреждать надо, когда входишь! - обвиняющий перст уткнулся в мой лоб. Я задумчиво изучил данную конечность. Вилл немедленно отдернула палец.
   - Не извиню.
   - Ну и ладно, - Вилл повернулась лицом к плите спиной ко мне. Я изучил весьма интересную композицию "ведьма в церемониальном облачении и фартуке".
   Что любопытно, горелым в воздухе не пахло.
   - Что готовим?
   - Обед.
   - Ты не поверишь, но я догадался. Подробнее?
   - Жареные девичьи ребрышки, рис под кровяным соусом и компот с яблоками на основе человеческой крови, - невозмутимо просветила Вилл. Та-ак, не смотря на то, что это шутка, есть я это, пожалуй, не буду...
   - Я серьезно.
   - Я тоже.
   - Чем докажешь?
   - Больно надо. Просто вчера было полнолуние, а лучший специалист в области природных магических аномалий, основанных на дурацких пророчествах - темный вампир, и он прибывает через час.
   - Врешь. Ты прекрасно знаешь, что я знаю, что темные вампиры не относятся к Разумным Расам, и, соответственно, подобными специалистами быть не могут.
   - Ладно, он демон, но, собственно, это ничего не меняет.
   - КТО?! Демон?! Кассиан что, совсем рехнулся?! Да его вроде по голове не били...
   - Насчет головы ничего не знаю, но насчет меню я совершенно серьезно.
   - Вилл... знаешь, я, пожалуй, сегодня пообедаю чебуреком с Бобиком...
   - Прекрати. Девичьи ребрышки и кровь я выписала из лаборатории. Живыми людьми это никогда не было. Хочешь попробовать?
   Я ознакомился с "рисом под кровяным соусом", сглотнул и отрицательно покачал головой.
   - Спасибо, я не каннибал.
   - Чем докажешь?
   - Больно надо! - я на всякий случай отодвинулся от Вилл на пару локтей.
   - И не зеленей так, пожалуйста, я это не пробовала. Кажется, тот, кто сказал мне, что ты - боевой маг, жестоко пошутил...
   - Но не некромант же!!
   - А какая разница? - философски пожала плечами Вилл. - С подобной профессией нужно быть специалистом во всех областях, а...
   - Все, все, я понял, не продолжай.
   Но есть я это все равно не буду...
   - Кстати, довольно вкусно, - Вилл помахала ложкой с варевом, потом подумала немного и уже тише добавила: - Наверное...
   Я украдкой перевел дух.
   - И это ты играл темного вампира... Слабонервный ты для вампира, тем более - темного...
   - Вилл, не издевайся, пожалуйста.
   - Ты боишься вида крови?
   - Не очень, но это блюдо мне все равно не нравится...
   - А зря.
   Вилл отключила плиту и уселась за стол. Я ничуть не удивился, когда она потянулась к кружке и заварничку с зеленым чаем.
   - Вилл, ты не видела мой фартук? А то мне обед готовить надо...
   - Эня, он в стирке!
   Вилл спешно стянула с себя фартук, сверкнула на меня огромным глазом и кинула фартук в плетеную корзину. Так я и знал, что Эня не знала о наглой эксплуатации ее фартука...
   - Да?.. И когда это я успела его туда кинуть?.. И когда это я успела его так извазюкать?..
   Требовательный взгляд Энидаль уперся в Вилл, но та состроила из себя саму невинность и выразительно похлопала глазками. Эня потянула носом воздух.
   - Гарью не пахнет. Значит, это не ты, - авторитетно заявила она и повернулась к плите. - О, Апекс, ты увлекся кулинарией?
   Эня подошла к плите, зачерпнула ложкой рисовую кашу и продегустировала дивное кушанье.
   - А ничего так... и подливчик... м-м-м... Не дашь рецептик?..
   - Варила Вилл, - тут же заявил я, а Вилл ткнула пальцем в бумажку, лежащую на кухонном столе.
   Я ожидал, что Энидаль позеленеет уже с моей фразой, но ее нервы оказались крепче, так что позеленела, схватилась за живот и выбежала из кухни она только по прочтении.
   - Что там такого понаписано?
   - Самая честная правда.
   Я взял бумажку и вчитался. От участи Энидаль меня спасло только то, что я дивное кушанье не пробовал.
   - Ви-илл...
   - Чего тебе?
   - А может, не стоит этому демону сюда приезжать? - жалобно спросил я, представив, что каждый день буду обнаруживать на кухне подобное непотребство. Пора садиться на строгую диету.
   - Брось. Он уже приехал, еще утром.
   - А где он тогда?!
   - У Лайнора. Скоро будет у нас. Интересно, как выглядят высшие демоны?..
   - Надеюсь, он сменит облик на какой-нибудь менее вызывающий, - передернулся я. С одним высшим я был знаком лично (еще на втором курсе, но сейчас это не столь важно), и впечатления с того знакомства у меня остались самые "радужные".
   - Ой, а там кто-то приехал!
   В следующую секунду случилось сразу три вещи одновременно: мы с Вилл вскочили с мест, Эня появилась во дворе, а наш новый гость слез с лошади, галантно поцеловав руку Энидаль при этом. В угрожающей близости от запястья Энидаль мелькнули клыки, но демон вел себя вполне прилично. От обыкновенного представителя Разумных Рас его отличали только янтарные глаза с узкими вертикальными зрачками и слишком уж длинные клычки.
   - Здрасьте, - присела в кривом реверансе Энидаль. Вилл жизнерадостно помахала рукой, я поприветствовал в лучших традициях жанра - спокойно, церемониально и холодно.
   - Ну здравствуйте, хозяева. Это и есть ваш "терем, самое сердце магического мира в Тхак'доке"?
   - Предположительно, - фыркнула Вилл, пропуская гостя в дом.
   Демон деловито осмотрел скромную обстановку и прошел на кухню.
   Вилл
   Никаких следов людоедства и кровожадности на лице новоприбывшего я не обнаружила. Обычный парень, чуточку смахивает на лунного или темного эльфа. На первого - длиннющими клыками, на второго - всем остальным. Симпатичный, высокий. Что странно, волосы у него были... фиолетовые, до плеч. Ни разу в жизни не видела демона (а это, без сомнения, был тот самый "специалист", иначе не вваливался бы столь нагло) с фиолетовой косичкой. Впрочем, я вообще ни разу не видела демона.
   Впечатление молодого эльфийского повесы портило полностью черное облачение и слишком внимательный взгляд янтарных глаз.
   Так думала я, наблюдая за демоном, с наслаждением вгрызающимся в девичье ребрышко. Подлив и компот также были оценены. Не смотря на всю внешнюю браваду, я едва сдерживала тошноту.
   - А вы не хотите узнать, что туда намешано? - тактично спросила Энидаль, приобретая цвет свежего салата. Демон игнорировал смену колера, невозмутимо поглощая мои труды. Слишком уж идеальные манеры настораживали.
   - Нет, - категорично ответил демон, не меняясь в выражении лица и явно не собираясь распространяться. Я жевала плюшку. Как ни странно, нормальная плюшка, хотя пекла ее я...
   - И правильно, - вздохнула Энидаль. Демон проигнорировал. - Кстати, а как вас зовут?..
   - По-разному, - лаконично и очень доходчиво объяснил демон.
   - Ну... А имя как?
   - Л'лоуэрт хар Та'киллан васст да Мирраэй де Лиссертон Sstanska Levirkta, - так же невозмутимо просветил демон.
   - А покороче никак нельзя?
   - Это и есть покороче.
   Я снова отхлебнула чая. Апекс сидел с точно таким же видом, что и демон, и попивал чаек. А он, оказывается, тоже умеет соблюдать правила поведения... когда хочет.
   - А еще короче нельзя?..
   - Нет, - категорически ответил Л'лоуэрт хар Та'киллан васст да Мирраэй де Лиссертон Sstanska Levirkta. Странноватое имечко для демона... Мне почему-то казалось, что он будет какой-нибудь там "Острый зуб" или "Железный Клык".
   - А звать вас можно как-нибудь покороче?
   Демон смерил ее взглядом пронзительных глаз. Я заметила, что они фасетчатые.
   - Не знаю, - подумав, выдал демон.
   - Гениально.
   Да, пора бы уже научиться держать язык за зубами...
   Демон смерил своим величественным взглядом и меня тоже. Я нагло и задумчиво оглядела его самого, после чего деловито просветила:
   - Вы плащ испачкали. И вообще, смотреть такими глазами на приличную девушку нехорошо, вам должно быть стыдно.
   - Мне можно, - лаконично и все так же величественно ответил тот. Да, если его прямо сейчас не осадить в лужу, проблем потом будет...
   - Ах, ну да, конечно... А вы знаете, что посягать на честь и достоинство - это незаконное деяние, внесенное в Уголовный Кодекс и караемое лишением свободы на срок до пятнадцати лет?..
   - Мне можно.
   - Вас заело? Кажется, вы начинаете повторяться.
   - Девушка, вы по расе вообще кто?
   Я задумалась и с дуру брякнула:
   - Человек.
   А что? Между прочим, правда на двенадцать с половиной процентов...
   У демона отвисла челюсть. Кажется, со столь наглыми людьми ему сталкиваться еще не приходилось. "И не придется", - почему-то решила я. Апекс пинал меня под столом. Я укоризненно на него посмотрела, Апекс едва заметно покрутил пальцем у виска, но сдался.
   - А вы знаете, кто по расе я?..
   Я похлопала глазками:
   - Я демонов не боюсь.
   - Это вы зря. А вы знаете, чем питаются демоны?..
   - В данный момент единственный демон, которого я вижу, питается жареными девичьими ребрышками, рисом под кровяным соусом и компотом с яблоками на основе крови. А что? Вы сами догадаться не можете?..
   Демон начал медленно, но верно зеленеть. Сделал какой-то замысловатый пас над тарелкой, впечатлился и схватился за живот.
   - Идиотки, - полузадушенным голосом произнес он. - Я НАПОЛОВИНУ демон... Я это не ем!!!
   И пулей вылетел из кухни.
   - А "наполовину демонов" я тем более не боюсь! - прокричала я ему вслед.
   Кухня грохнула хохотом, хотя "демона" стоило бы и пожалеть...
  
   Оскорбленный в профессиональных качествах демон вернулся через пятнадцать минут. Не очень зеленый, и, по виду, вполне довольный жизнью вообще и очень недовольный нами в частности.
   - Ну что? как тебе девичьи ребрышки?..
   - Мясо как мясо, - вздохнул тот.
   - И чего тогда так возмущался?
   - У меня аллергия на кровь... Я ее видеть не могу!! Хорошо еще, что алхимики изобрели наконец зелье, которое позволяет нам, несчастным, не пить кровь в полнолуние... Но вы учтите, я хоть и наполовину демон, в полнолуние ко мне лучше не подходить...
   - А на вторую половину ты кто?
   - Абсолютный метаморф, - сознался тот.
   - Ну а называть-то тебя как? - снова пристала Эня.
   - В этом облике можно Лоу.
   Нормальное имечко. Хотя... для выходца из ада вполне подходяще.
   - А сколько тебе лет? - снова пристала Энидаль. Демон удержался и не стал оскорбленно смотреть на нее - иначе я ляпнула бы что-нибудь вроде "А раньше считалось, что только дамы на такие вопросы обижаются..."
   - Две тысячи семьсот восемьдесят один, - честно ответил демон.
   - Ско-олько? - не удержалась я.
   - Две тысячи семьсот восемьдесят один.
   - Ты не поверишь, но я услышала, - огрызнулась я. Йан, а мы его девичьим ребрышками накормили...
   - То есть ты меня всего на пятьдесят шесть лет старше, - подсчитала Энидаль. Я начала проводить обратный процесс. Это что же, получается, нашей Эне две тысячи семьсот двадцать пять лет?!
   - Вилл, ангелы и демоны живут в миллион раз больше, чем эльфы, - шепнул мне на ухо Апекс и уже громче добавил: - Лоу, это Энидаль, эта ошарашенная девушка - Виллиана. Я Апекс.
   - Угу.
   - Приятно познакомиться, - язвительно напомнила я, Апекс едва заметно наступил мне на ногу.
   - Так... Я, конечно, извиняюсь, но мне нужен проводник. Желательно, молчаливый, выносливый, умеющий летать и знающий расположение всех кратеров. Ах да, еще не очень пугливый. Ну и... желательно, не ангел, а то у них непереносимость истинного облика демонов. Короче, полетишь?
   Взгляд демона уткнулся в Апекса. Я, видимо, как разумное существо демонами не котируюсь.
   - Я, конечно, извиняюсь, но можно один ма-аленький вопросик? Я, по-твоему, болтливая слабачка, страдающая склерозом и, более того, с припадками и нервным тиком? И вообще, рожденный ползать летать не может?..
   Кажется, поговорку "Нет демона страшнее разъяренной женщины" он не знает, хотя именно она как нельзя лучше подходит к данной ситуации.
   - Ну... ты человек.
   - На двенадцать с половиной процентов. И вообще, какое это имеет значение?!
   - Вилл, правда...
   - И ты туда же! А как же пункт второй договора?!
   С "инструкциями", выданными Кассианом Апексу (они же договор), директор меня ознакомил после громкого скандала, закаченного мною Апексу. Наверное, если я закатила бы его Кассиану, вышло бы эффектнее, но я из соображений безопасности не стала воплощать эту навязчивую идею в жизнь.
   - Вилл, а как же девятый пункт?..
   - О выходных? Так сегодня не пятница тринадцатого и не последняя среда месяца!
   - А отгулы?!
   - Больничный возьмешь? - шипела разъяренной кошкой я.
   - Ну Вилл... Здесь Кассиан... Линита...
   - Скажи прямо: ты хочешь свалить подальше, правильно?
   - Да, я хочу свалить отсюда. У меня же тоже должен быть отпуск!
   - А сейчас практика, между прочим, и вообще, пункт двенадцатый и конфиденциальности!
   - А как же пункт шестой?!
   - А я это не подписывала!
   Пункт шестой гласил, что я, по идее, должна повиноваться, но я его, естественно, не соблюдала, а после ознакомления меня с этим пунктом Апекс ходил с фингалом под правым глазом, а Кассиан - под левым, причем оба так ржали, что я обиделась еще сильнее.
   Лоу с интересом следил за набирающим обороты скандалом. Заинтересовался даже Лайнор, только что зашедший на кухню.
   - Вилл, успокойся, пожалуйста.
   - Успокойся?! Это ты мне говоришь?! Или как всегда, а?! За мной уже год толпой и в розницу гоняются какие-то идиоты, которые почему-то воспылали пламенной нелюбовью к моей натуре, при чем я не имею права даже знать, почему, а мне сейчас спокойненько так говорят "Успокойся"?!
   - Вилл, двенадцатый пункт.
   - Засунь себе эту свою конфиденциальность в...
   - Вилл...
   - Что?! Что?! Я уже двадцать лет Вилл, между прочим!
   - Меньше.
   - А тебя это вообще не касается!
   - Тогда зачем ты мне это говоришь?..
   Его спокойный тон наконец довел меня до окончательного бешенства.
   - Лоу, Эня, заткните, пожалуйста, уши, а еще лучше выйдите отсюда!
   - Угу, это будет правильное решение с вашей стороны, - подтвердил Апекс, но те, естественно, и не подумали двинуться с места.
   Последующее выяснение отношений я дословно не запомнила, хотя абсолютно уверена, что оно вышло очень богатым в выражениях.
   - Вилл, голос сорвешь.
   Не сорву, я Сказительница...
   - Так это и есть пресловутое "ограждение физического тела от повреждений", как прописано в пункте первом договора, да?
   - Нет, это моя личная инициатива. Мне надоело, что ты на меня орешь, - честно сознался Апекс.
   - Ну конечно. А мне надоело, что ты за мной таскаешься!
   Я вышла из кухни, хлопнув дверью.
  
   - Вилл?..
   Ничего не знаю, ничего не слышу... Я глубоко вздохнула, успокаиваясь. Ну да, я погорячилась, но, если он немедленно отсюда не свалит, я погорячусь еще сильнее.
   - Я знаю, что ты здесь.
   Да знай сколько влезет, я что, сопротивляюсь?
   - Что, уже снабдил Лоу необходимыми инструкциями?
   - Нет, его ими снабдила Энидаль, после того, как мы окончательно разругались. У меня, между прочим, тоже есть профессиональная гордость, и держать блокнот и ручку этому "специалисту" я не намерен...
   Я фыркнула. Апекс залез на облюбованный мною дуб.
   - Хотела бы я на это посмотреть...
   - Ничего, тебя Энидаль просветит. Вообще-то я его спокойно оповестил, что конкретно меня не устраивает и ушел. А специалист улетел осматривать кратеры. Готов поспорить, к вечеру он вернется с отвратительными новостями...
   - Знаешь, я почему-то тоже.
   Мы посидели, помолчали.
   - Ладно, я погорячилась.
   - А я наоборот, - фыркнул Апекс. - Надо было все-таки на тебя поорать, может, я бы тогда не удержался, наорал бы и на Лоу тоже и просветил его о моих потрясающих познаниях в области нецензурной лексики... кстати, что обозначает слово "тлайхархес"?
   Я поморщилась.
   - Надеюсь, я его не произнесла?.. Это вампирий мат... вроде... Или я специально ради Лоу демонский подобрала?
   Я задумалась.
   - Не помню, честно. Но неужели я правда это произнесла?!
   - Нет, ты так подумала.
   - В смысле?!
   Я поперхнулась.
   - Ты что, подзеркаливал?!
   - Нет, ты просто очень громко думала. Так, не надо на меня ТАК смотреть... Вилл, честно! Ну, хочешь, клятву какую-нибудь произнесу? Я их семьдесят шесть штук знаю...
   - Не надо. Может быть, верю.
   Мы еще немного помолчали.
   - Мир?
   - Да черт с тобой... нет, лучше демон. Мир.
   Апекс
   - У меня плохие новости.
   Ну вот, я же говорил...
   - ...и очень плохие, надо сказать...
   За кухонным столом уже сидели все, кто был нужен - то есть Кассиан (которому вставать вообще-то не позволяли, хотя вампирья кровь - наследство дедушки - быстро привела его в порядок), Линита, Лайнор, Энидаль, я, Вилл и собственно демон, который как раз и оповещал нас об очень плохих новостях.
   - Мы уже поняли, - мрачно заметил Кассиан. - Давай быстрее, у нас мало времени, осталось всего четыре дня. Можно считать, что три.
   - В общем, остановить это безобразие с кратерами не получится. Сначала я думал, что смогу выторговать денек или два, но в данном случае - максимум пара часов, не больше. Переместить эпицентр тоже не получится, даже усилиями Великого Круга. Пророчество не только не проясняет ситуацию, а, скорее, добавляет мути. Еще дракон этот дурацкий... В общем, единственный выход, который я вижу - эвакуация жителей в близлежащие районы. Архитектуру, боюсь, не спасти.
   Йан, лучше бы Кассиан отправил нас жертв василисков расколдовывать. Организовывать эвакуацию... брр... пару раз приходилось, ощущения незабываемые.
   - А переместить город? Мы уже несколько раз так делали, - подала голос Линита.
   - Не выйдет, - это уже Лайнор. - Город тесно привязан к энергетической жиле, без нее большинство домов рухнут прямо на жителей.
   - Кстати, а почему ты не оповещал нас об этой проблеме раньше?
  
   А верно?
   Эх, Лайнор, так за кого же ты - за меня или за них, если не помогаешь, а зачастую и мешаешь, и тем, и другим?..
   Хотя нет, дурацкий вопрос...
   Я прекрасно знаю, за кого ты - за того, кто для тебя дороже всего...
   За этот мир. За этот край. За его жизнь, его судьбу.
   За него ты готов на все.
   Или почти на все...
   Но зачем, Лайнор, зачем? За что?
   Неужели ты действительно считаешь, что этот мирок достоин этого?
   Или ты просто считаешь... что? что жизнь достойна того, чтобы жить?..
   Да я и не спорю...
   Так зачем? За что? Ты говорил мне тогда... очень давно...
   За то, чтобы этот мир мог сам решить, как ему существовать, как жить и хранить свою жизнь, и жить ли вообще.
   Но зачем, зачем? Миры - игрушки, не способные почувствовать и понять, не способные любить тебя так же, как любил их ты... Зачем они тебе? Привычка? Необходимость чувствовать, что нужен хотя бы... игрушке?..
   Зачем, Лайнор? Зачем?..
  
   - Первые случаи я и сам не заприметил, лишь потом на виверне слетал и посмотрел, тогда и понял, что это безобразие длится уже довольно давно. А потом... думал, что землетрясения случаются часто, не дергать же магов каждый раз. Потом, после очередного такого случая, понял, что это не землетрясение. Сидел в библиотеках, искал информацию. И только когда ничего не нашел, написал в Гильдию. Наверное, я и впрямь уже стар для этой должности, здесь нужен кто-то помоложе... и, пожалуй, с лучшими сенсорными способностями, чем у меня... чтобы чувствовать, что происходит с миром...
  
   С лучшими?..
   Кому, как не тебе, знать, что происходит с миром?.. Ты - создатель... И ты, пожалуй, один понимаешь этот мир так. Правда, сейчас ты ищешь тех, кто хоть немного похож на тебя, кто будет думать и чувствовать так же, как ты, кто поймет тебя...
   Сколько раз ты инициировал свою собственную смерть?.. Много. Очень много.
   Лайнор. Верегрелан. Лиридан. Дарелеан...
   Каждый раз выдавал себя собственным учеником, занимал свое же место... Никто так и не смог понять, что все это время здесь был один и тот же человек. Никто и не мог этого понять.
   Ты хранитель разрушенного хранилища. Актер сгоревшего театра, у которого не осталось даже желания жить...
   Ты не живешь - существуешь. Ради этого мира, пытаясь сохранить осколки прошлого, осколки жизни. Осколки ТВОЕЙ жизни.
   И жизни мира вместе с этим...
   Ты как никто понимал этот мир. Ты, его создатель...
   У тебя не было никого, кого ты мог бы любить и кто мог бы любить тебя. Сирота с рождения. У тебя не было ни братьев, ни сестер, ни друзей. Всю жизнь - одиночка. Единственная женщина, кто была тебе дорога, твоя Ирилана, умерла родами... Ты никогда не увидел собственной дочери...
   У тебя был только твой мир... которому и досталась вся эта любовь.
   Ирилана... Ты же до сих пор ее любишь. Больше четырех бесконечностей лет...
   Зачем? Забудь. И мир свой забудь...
   Я все равно уже произнесла пророчество. Я не могу его остановить. Не могу не исполнить. Пусть - не так, как было запланировано...
   Но пророчества расплывчаты... Хотя иногда и жаль.
   И пока было только одно несбывшееся пророчество.
   Вряд ли то же случится и во второй раз...
   К тому же, может, сбудется еще и то?..
  
   - Ясно...
   Члены экстренного собрания (сначала демон предлагал не пускать на него "малышню", как он выразился, но потом он ознакомился с моим богатым словарным запасом и личным мнением Кассиана, после чего, кажется, смирился) замолчали.
   - Так. Куда будем организовывать эвакуацию?..
  
   Они еще не поняли... и вряд ли когда-нибудь поймут. Это так похоже на них, живых и материальных... Биться, даже когда понятно, что битва уже проиграна.
   Но ты-то, Лайнор? Неужели ты думаешь, что есть хоть какие-то шансы? Что у вас есть надежда?..
   Этот мир уже мертв. Все это Измерение. Жизнь не выдержит путешествия на другое Древо и уйдет. Или останется, и погибнет вместе с этим миром... Этот мир мертв с того самого момента, как я произнесла пророчество... хоть еще и не осознает этого.
   А ведь ты мог бы спастись. Покинуть мир, уйти. Забыть. У тебя был бы шанс...
   Но ты никогда бы этого не сделал. Не ушел, обрекая мир на гибель...
   Зачем, Лайнор, зачем? Зачем тебе жить, если у твоей жизни больше нет смысла?..
   Ты уже не хранитель - с того самого момента, как было уничтожено Хранилище. Ты не смог его отстоять...
   Теперь твои дни сосчитаны.
   Мы встретимся... уже совсем скоро. Вряд ли у тебя хватит сил вернуться сюда сразу же после смерти и сохранить этот мир.
   А даже если хватит - отсрочка будет совсем незначительной...
   Ты все равно не успеешь собрать Круг из ведьм и магов с двойственными способностями. Не успеешь обучить, подготовить, просто объяснить, что от них требуется...
   У тебя осталось совсем немного времени...
   И сейчас оно убегает каплями и песчинками...
   Так же, как по каплям утекает твоя жизнь.
  
   На кухонном столе, с которого Энидаль убрала все плошки и чашки, была расстелена гигантская карта Тхак'дока. Понятно было, что увести всех в другие миры через порталы мы не успеем.
   - Нам нужно разместить где-то девять миллионов вампиров и почти миллион туристов. Более того, сделать это быстро. Наши силы: одно крыло вивернов, мы все и три боевых отряда магов - это все, что может выделить Гильдия, - Кассиан ощутимо скрипнул зубами. Недостаток свободных кадров в Гильдии стал притчей во языцех.
   - Можно подключить еще отряды из Облачной Долины. Они нам столько должны, что будут прыгать от радости, если мы пообещаем им забыть этот долг за одну ма-а-аленькую услугу - перевезти десять миллионов вампиров куда-нибудь в другое место, - предложила Линита. - Правда, надо правильно организовать переговоры...
   - Ничего, по переговорам специалист у нас есть. У него как раз диссертация на тему содружества разумных рас... - Кассиан выразительно на меня посмотрел. Я застонал и уронил голову на руки.
   - Между прочим, тема моей диссертации...
   - Так, это не обсуждается. Что еще?..
   - А у нас будет хотя бы один Круг, а? Можно будет хотя бы часть народу в соседний мир переправить.
   - Угу, я включу в заявку. Но я вообще-то не об этом. Что нам еще нужно?..
   - Организовать временные лагеря для эвакуируемых.
   - Ага, припряжем на это один отряд магов и парочку отрядов из Долины - если вы договоритесь, конечно. Еще?..
   - А где будут лагеря?
   - Вот, Долина Серебряных Ключей - как раз, все равно больше ни на что не годится, а она большая, и поблизости нет ни одного холма... И воды там много, сойдет. Правда, туда нужно будет организовать поставку продуктов... Но это уже будет проблема, которую мы обсудим с отрядами, ответственными за лагеря. Туда еще и медиков привести побольше надо... Еще?
   - Еще можно было бы порыться все-таки в библиотеке. Может, есть какая-нибудь возможность остановить пророчество?..
   - Самой Хозяйки судеб?.. Вряд ли... Но учтем.
  
   Приятно, когда тебя уважают. Хотя бы эти бестолочи из материальных миров...
   Это пророчество так близко к совершению... так близко... Оно сбудется, обязательно сбудется. Я чувствую это...
   Лайнор чувствует созданный им мир.
   А я чувствую произнесенные мною пророчества...
   Создатель, как давно это было! Как давно я в некотором сумасшествии произнесла эти слова?..
   Как они звучали? Уже и не помню... Раньше помнила каждое пророчество слово в слово. А вот теперь... Старею. На первый план выходят совсем другие проблемы. Говорят, что средний возраст приходит, когда широкий кругозор становится узким, а узкая талия - широкой. Насчет талии - это не про меня, с фигурой у меня все в порядке, с учетом особенно того, что я полупрозрачная. А вот с кругозором...
   Нет, я точно старею!
   Пора в отпуск...
   Но это потом, чуть позже. Когда наконец будет поменьше дел.
   То есть, я так чувствую, никогда...
  
   - Так, то есть все? Ну и замечательно. Так, Линита, ты ответственна за Круг. Энидаль, Лоу - на вас эвакуация, в том числе и оповещение об оной, ну, это вы сами распределите. Лайнор вам поможет. Апекс и Вилл - сначала библиотека, насчет этого посовещайтесь с Лайнором, а потом - Облачная Долина. И, желательно, побыстрее. А я...
   - А ты из дому не выйдешь, понял?! - тут же предупредила Линита.
   - ...А я буду осуществлять общее руководство и координацию. Линита, из дома я при этом выходить не буду, и перенапрягаться тоже не буду!
   Линита сделала вид, что поверила.
   - Вы все еще здесь?.. За работу!!!

Теоретические сведения

  
   Инициатива сначала поощряема, а потом - наказуема

А.

   Мысли великих, как свет далекой звезды: она уже погасла, а до нас еще не дошло...

В.

   Апекс
   Небо хмурилось. Дракончики на плитах посапывали, уткнувшись мордами в хвосты. Кажется, в прошлый раз они были в других позах... Я не стал спрашивать, действительно ли живые эти дракончики или нет. Иногда очень хочется верить в сказки...
   - Куда вам нужно?
   - В библиотеку. Правда, я не думаю, что мы там что-нибудь найдем - в прошлый раз уже искали...
   - И не нашли?
   - Угу. Вряд ли о таком вообще пишут. Разве что в фантастических романах. Как остановить Хозяйку Судеб... брр...
   - Ну... Идите за мной.
   Насколько я помнил, поворачивать нужно налево на третьем повороте, но Лайнор пошел прямо. Он повернул направо на тринадцатом ответвлении - я специально считал.
   Запомнить последующую дорогу я не смог, хотя пытался. Даже моя абсолютная память не могла запечатлеть различия между узкими и на вид совершенно одинаковыми коридорами. На двадцатом, наверное, повороте я понял, что выйти из этого лабиринта самостоятельно я не смогу.
   - Пришли.
   Мы пришли... в тупик, заканчивающийся каменной стеной, кое-где облицованной белым мрамором. На миниатюрных плиточках был аккуратно вырисован... правильно, дракон.
   Он казался живым. На светло-серебристой шкуре четко выступил сложный золотой узор, огромные небесно-голубые фасетчатые глаза, светлеющие к зрачку, внимательно смотрели на каждого из нас.
   Я не успел спросить, что мы здесь забыли, как Лайнор вскинул руку, из которой на дракона полился серебряный свет. Вскоре нарисованный дракон исчез, на его месте появилась дверь.
   Лайнор легко открыл тяжеленную створку и первым вошел внутрь.
   Огромный зал был разгромлен. Там было сумрачно, только в центре ровным фиолетовым светом сияла огромная статуя женщины с драконьими глазами. Что странно, статуя была цела. Стены закоптились; бесценные барельефы и фрески, расколотые, никому ненужным хламом были раскиданы по полу; потолок и стены частично были обрушены; водопад, некогда ниспадающий в небольшой бассейн возле статуи, иссяк.
   - Что это за место? - шепотом спросила Вилл.
   Лайнор огляделся вокруг и спокойным, безразличным тоном ответил:
   - Хранилище.
  
   ...За окном надрывались птицы. Окна были распахнуты, но это не спасало от жары. Зато от нее спасали заклинания, серебристыми куполами мерцающие то тут, то там.
   Линита сидела за учительским столом и даже не пыталась успокоить разговорившихся студентов. Сессия закончилась. Вместе с учебным годом. Поэтому куратор молча сидела, смотрела на класс и ничего не говорила. Ей было все равно - завтра у нее начинался отпуск.
   - Если хотите, можете задать мне какие-нибудь вопросы.
   Тут же со всех сторон посыпалось "А сколько вам лет?", "А сколько лет тогда Кассиану?!" и разнообразные скабрезности. Летописец потрясенно молчал. Временной отрезок длиной в три тысячи пятьсот сорок шесть лет он себе представить не мог.
   - Давайте лучше такие вопросы, которые касаются вашей будущей профессии, а не моей личной жизни, хорошо?
   Возражать самой Лините никто не решился. Первым вопросом, естественно, было знаменитое "А зачем мы все это учим?", вторым "А можно в следующем году все автоматом, но при этом ничего не учить?". На этом запасы вопросов иссякли. Некоторое время в классе было тихо - никто не хотел упускать такую возможность, но и придумать ничего достойного тоже не мог.
   Я сидел, смотрел на голубое небо и понимал, что Линита нашла-таки способ легко и быстро успокоить студентов.
   Но тишина не затянулась надолго. Скоро группа опять загомонила. Меня, на правах "самого маленького" (точнее сказать, на бесправности), в карточную игру не взяли. Не было бы в кабинете Линиты, дал бы нахалу в глаз. Так он ограничился только предложением навестить вдвоем дуэльный зал и раз и навсегда выяснить, кто тут маленький и слабак.
   А потом раздался голос с последней парты:
   - Вы нам еще в первом семестре обещали рассказать о Хранилищах. Расскажете, а то мне крестики-нолики надоели?..
   Убойный аргумент. Но Линита предпочла его не заметить. В классе снова было тихо, только все так же надрывались птицы за окном.
   - Хранилища?.. Я была уверена, что вам расскажут на мироведении...
   Она ненадолго замолчала.
   - Всего во всем Первом Измерении их три - в Тхак 'доке, в Лиатрее и в Алассии. Их местоположение строго засекречено, проще говоря, никому не известно - только Хозяйке Судеб, Создателю и Хранителям. Никто не знает, зачем нужны Хранители и что они делают - известно только, что вместе с Хранителем погибает и Хранилище... Именно поэтому Хранители бессмертны. Или почти бессмертны.
   Она снова замолчала.
   - Хранилища - самая большая тайна Измерения. По легенде, когда Демиург создал Измерение, он решил навсегда остаться здесь и оставить здесь почти всю свою силу. Но этой силы было столь много, что ее пришлось разделить на четыре части - три поместить в Хранилища, и для каждого назначить Хранителя, а одну оставить себе. В одном из Хранилищ остался он сам, лишь изредка его покидая. Эти Хранилища поддерживают Границу, не позволяя Безвременью захватить Измерение. Считается, что эти Хранилища - гарантия существования Измерения. Когда будет повержено последнее Хранилище, погибнет и Измерение.
   В классе воцарилась могильная тишина. Линита невозмутимо села за стол и открыла журнал.
   Через несколько секунд в классе снова стоял ровный гул.
   Мы привыкли, что почти все легенды являются правдой.
  
   - А как же мы тогда сюда попали? Ведь их расположение никто не знает, и попасть туда без разрешения Хранителя никто не может!
   - А я и есть Хранитель, - усмехнулся старичок.
   Я снова оглядел разгромленное Хранилище.
   - Но ведь тут все...
   - ...уничтожено? - закончил мою мысль Лайнор. - Не все. Пока светится статуя и пока горит огонь в ее глазах, Хранилище живо. Хотя ты прав... оно уже очень близко к смерти.
   - Это никак нельзя исправить?
   - Нет, - так же безразлично ответил Хранитель. - Менять здесь что-то могут только Демиург и Хозяйка Судеб. Хранилище разрушила сама судьба, оставив огонь, всегда ярко горевший, лишь тлеть.
   - А... а что с другими Хранилищами?..
   - Не знаю. Я не интересовался. Так было угодно Судьбе. Я не стану вмешиваться.
   - Но, может, огонь и там лишь тлеет! Но тогда получается, что мир... погиб?..
   - Пока нет, - лаконично ответил тот. - Хотя если по сути... Мир погибает в тот миг, когда о нем некому помнить.
   Он замолчал, пристально вглядываясь в глаза статуе.
   - Но... зачем ты привел нас сюда?..
   - Хочу, чтобы хоть кто-нибудь видел эту статую. Я устал от одиночества. К тому же... вы хотели что-то спросить? Спрашивайте. Только не рассказывайте Кассиану, что я открывал Хранилище.
   И он исчез в золотистом вихре.
   Глаза огромной статуи мерцали странным огнем.
  
   Да-а-а, а я неплохо поработала! Неделю отпуска я себе уже точно заслужила. Кра-со-та!
   Но Лайнор что-то задумал. Он слишком любит этот мир, чтобы вот так просто мгновенно к нему охладеть и сделаться совершенно безразличным. И мне это категорически не нравится...
   Но меня, я так понимаю, опять никто не спрашивает?..
   Хорошо поработал - хорошо бы и отдохнуть. Замечательная пословица. Жаль, не про меня...
   Ну когда же наконец у меня будет отпуск?!
   На Канары я хочу... Первый отпуск в жизни (читай: в смерти) - какое приятное разнообразие...
   И опять же очень жаль.
   Ну когда же и у меня все будет, как у людей?!
   У нормальных людей, желательно...
  
   Лайнор стоял у дверей Хранилища, поглаживая дракона, ласково льнущего к его ладони. Его хранилище... Его мир...
   Для него здесь все - живое.
   Но если он сейчас опустит руки, перестанет быть таковым...
   Вилл
   Я медленно ходила по огромному залу. А ведь раньше здесь все было совсем другим... Совсем, совсем другим.
   Фрески. Бесценные фрески с удивительно живыми изображениями драконов. Барельефы, показывающие разные эпизоды истории. Огромный зал. Удивительный, манящий... живой.
   Глаза огромной статуи завораживали. Неизвестный мастер сделал их из множества драгоценных камешков. Мрамор причудливо сплетался с камнями. Несуществующий ветер шевелил мраморные локоны, губы произносили несуществующие слова несуществующего заклинания, руки держали несуществующий огонь, босые ноги ступали по несуществующей воде...
   Женщина удивительно напоминала ангела - и удивительно отличалась от него.
   Белые с золотом крылья. Идеальные черты лица. Бело-зеленое платье. Огромные глаза, в которых отражается весь мир...
   Но она не была ангелом. Она была чем-то гораздо большим.
   Я неслышно подошла к гигантской статуе. За ней должен был плескаться водопад, а вода должна была подниматься точно до ступней - так, чтобы казалось, что статуя стоит на воде и вот-вот пойдет по зеркальной глади... На подоле одеяния были высечены неизвестные мне руны. Они уже частично стерлись, и теперь догадаться, что именно написал скульптор на подоле, было невозможно.
   Да и скульптор ли?..
   Казалось, что этот зал и эту статую создал сам мир, и что она - воплощение этого мира, светлой, лучшей его стороны...
   А как было здесь раньше?..
  
   Мраморные плиты с высеченными драконами. Белоснежные пол и стены. Тихое журчание водопада...
   Яркий свет, стекающий с рук...
   Свет. Гармония.
   Сам мир - в наилучшем его проявлении...
  
   А сейчас здесь все разгромлено, и живительный свет уже не струится, стекая с пальцев - его уже не хватает на весь зал...
   Мне казалось, что я была здесь раньше. Когда-то очень-очень давно, так давно, что уже даже и не помню этого... И тогда здесь было светло, по полу не было разбросаны обломки, а на древней статуе, как на какой-то ненужной вещи, еще не копилась пыль...
   Так бывает, когда вдруг приходишь в место, которое видел когда-то во сне, или в котором был в раннем детстве. Ты не помнишь его, не веришь ему, а потом приходишь, и чудится, будто ты никогда и не уходил отсюда, а это место всегда было рядом...
   Но я-то не могла быть здесь раньше...
   Я понимала это умом. И все равно эта статуя казалась знакомой, близкой... родной.
  
   Лайнор, Лайнор...Зачем ты привел их сюда?.. Тебе никогда не было одиноко рядом с этой статуей. Ты всегда тщательно скрывал ее - даже от меня. Ты не хотел, чтобы кто-нибудь увидел твою тайну.
   А теперь приводишь сюда каких-то проходимцев, которые даже не понимают истинную святость этого места...
   Зачем?..
   Ты, наверное, единственный, кто может от меня что-то скрывать... единственный, кого я не понимала, не понимаю и вряд ли когда-нибудь пойму до конца.
   Неверно, что Хранилища - самая большая тайна Измерения.
   Самая большая тайна - ты, его создатель, Демиург, бесконечно влюбленный в свое творение...
   Я не хочу знать, почему так.
   Не хочу узнавать твою тайну...
   И все равно...
   Как?.. Зачем?.. Почему?..
   Как тебе удалось создать свои Хранилища, поместив в них эти странные статуи?.. Зачем тебе понадобились эти Хранилища? Почему их три, почему глаза у твоих статуй - фасетчатые, почему в их руах вечно горит огонь и как ты смог создать бесконеный источник силы, вышедшей из стихий?..
   Я не хочу знать, почему статуи именно такие, а не другие.
   Я знаю, что они для тебя...
   Ты создал их всего за одну ночь. Ты единственный, кто увидел все три статуи, единственный, кто знает, что все эти женщины, пусть и очень разные, все равно одно и то же лицо.
   Никто кроме тебя не сможет это понять.
   И ты один можешь увидеть в этих статуях отражение своего мира...
   Эта, самая первая женщина, невообразимо похожа на твою мать, пусть ты сам об этом и не знаешь. Ты никогда ее не видел. Но это все равно она, до последней морщинки... Она - воплощение истинного, первозданного Света. И это - Хранилище Света. Самое первое, что погибнет в этом мире. В жизни она тоже умерла раньше всех... и после ее смерти на мир на какие-то мгновения действительно опустилась тьма. Она опустится почти навсегда, если разрушить статую...
   Вторая совместила в себе и твои воспоминания, и твои додумки. Ты сделал эту статую последней, но поставил ее второй. Она - воплощение Судьбы. Ты списал ее с меня, лучшего друга, лучшего советчика... я была для тебя такой. Ты любил меня - по своему, но любил. И я любила... Но умерла гораздо раньше, чем поняла это. Знал ли ты тогда, что я стану Хозяйкой Судеб?.. Я родилась в твоем мире. Ты чувствовал. И знал. Я не в силах управлять тобой. А после разрушения статуи не смогу управлять всем твоим миром. Ты так думал... Но ты вложил в эту статую не только меня. Пусть не будут свершаться пророчества, моей власти над судьбами это не изменит... Зато все станет слишком непредсказуемым. Ты думал, наверное, что я остановлюсь, не решусь на это...
   Третью ты создал с четкого образа, навсегда впечатавшегося тебе в память. Даже выражение глаз - такое, какое было у Ириланы. Она - воплощение вечной, незыблемой Жизни, которую ничто не может нарушить. Она действительно была такой... Она осталась такой и после смерти. Ты сделал ее такой. С ее смертью тебе уже не нужна была жизнь. А после разрушения этой статуи жизнь покинет твой мир.
   Но ты знал, что разрушить эту статую почти невозможно - для этого нужно, чтобы кто-то принес в зал кольцо Ириланы. То самое, что ты подарил ей столько лет назад... Его непросто найти. Но не это остановило бы меня, а то, что после разрушения второй статуи я потеряла бы власть над этим миром и не смогла бы влиять на события...
   Ты создал для своего мира лучшую защиту, какую только смог придумать. Защиту от самой судьбы - ведь все остальное не могло остановить тебя...
   И вместе с этим ты создал идеальное оружие, которым можно очень легко уничтожить твой мир.
   Ты совершил самую главную ошибку в своей жизни.
   Сейчас ты уже стар.
   Так не пора бы перестать ошибаться?..
  
   Он все так же стоял в том же тупике, но уже не гладил дракона.
   Он смотрел в окно на безоблачное голубое небо. На изумрудно-зеленые леса, такие живые и близкие. На яркое красное солнце...
   Солнце - свет. Небо - судьба. Леса - жизнь...
   Ей, Хозяйке Судеб, никогда не понять, что Хранилища на самом деле лишь точки выхода энергии, символы, не более. Она будет считать, что ей действительно создал эти Хранилища, чтобы спасти свой мир...
   Но он не сделал этого, хотя, без сомнения, Хранилища тоже играли не последнюю роль.
   Он сделал гарантом безопасности своего мира сам мир, горящее над ним солнце, сияющие небеса и зеленеющие леса...
   Ведь что может отражать саму сущность мира так же, как сам мир?..
   Апекс
   Сколько всего сосредоточено в одном лишь зале...
   Я замер перед статуей, пристально вглядываясь в лицо. Оно поразительно напоминало мне... кого?.. Я сам не мог в точности определить. Но в этом лице было что-то очень знакомое...
   Я подошел ближе. На помосте были высечено имя девушки - Изма. Древнейший рунный язык отличался от нынешнего тем, что там каждая руна имела свое собственно значение, а не ряд ассоциаций.
   Изма. Свет, светоносная. В ее руках горит вечный огонь, в глазах отражается солнце...
   Этот зал никогда не видел света - такого, каким его привыкли видеть мы. Зато он видел истинный свет, истинное порождение стихии... Скульптор, создавший эту статую, был гениален. Он смог передать не только вид, не только движения девушки - он смог передать самую ее сущность. Ее статуя светилась. И ее образ, наверное, светился...
  
   Хозяйка Судеб была права - он не помнил матери. Не помнил ни ее лица, ни голоса.
   Зато ее сущность он, будущим Демиург одного из величайших миров, запомнил навсегда...
   И спустя много, очень много лет не смог забыть. Ему не с чем было сравнивать свою мать. Он не помнил даже ее имени, да никогда и не знал. Это не нужно было ему...
   Зато мир помнил. Или вспомнил?..
   Ему было всего девятнадцать лет, когда он создал свой первый мир. Тарену, небольшую зеленую планетку, окруженную золотистым сиянием. Она была идеальна. На ней было или мгновенно появлялось то, что он хотел и тут же пропадало, когда становилось ненужным. Там не было ничего по-настоящему живого. Там были лишь миражи, иллюзии... Когда он хотел, чтобы они там были.
   Он любил одиночество. Любил тишину.
   Тарена была для него идеальным миром, раем, мечтой. Он был ее создателем...
   Он же ее и уничтожил.
   Бесконечно жить в выдуманном, ложном мире он не смог. Он бродил по свету. Потом вернулся в свой мир... и понял, что этот мирок ему не нужен. Он был идеальным, но... ложным. В нем не было ничего настоящего. Даже он сам там не мог быть самим собой...
   Он уничтожил Тарену.
   Больше двухсот лет он бродил по свету. Он искал свой, идеальный мир. Не нашел. Или нашел, но совсем не так, как ожидал...
   Он видел настоящие миры - и для него они были идеальными.
   Он создал другой мир. Настоящий. И уничтожил и его тоже. Этот мир был необъяснимо жесток. Даже он, Демиург, не мог находиться там...
   Он снова ходил по свету. Искал свой, единственный, идеальный мир.
   До тех самых пор, пока не понял, что никогда его не найдет.
   Он не стал ни задумывать, ни готовить план. Он просто создал мир. Таким, каким хотел.
   Настоящий.
   Идеальный.
   Другой.
   Так появилась Алассия. Следом за ней - другие миры. Множество миров. Он уже не мог не творить...
   Так появилось первое измерение.
   Его собственный идеальный мир, который он так долго искал...
  
   А теперь этот мир мог погибнуть. Просто потому, что он не понравился Хозяйке Судеб.
   Он воплотил в нем свою мечту о бесконечной свободе. О бесконечной жизни. О бесконечном свете. Так он представлял себе мир, который мог бы стать идеальным.
   Но он был настоящий. Живой. И это было гораздо важнее...
   Этот мир был слишком дорог для него. Он так долго шел к нему...
  
   Лайнор стоял у стены. Дракон спал. Этот замок - тоже кусочек его мира. И этот дракон.
   Самым главным отличием его миров от всех других было то, что в его мирах живым было ВСЕ. Камни. Небо. Звезды. Планеты.
   Каждая планета была особенной. Их не могло быть двух одинаковых. Потому что каждая из них была живой...
   Для него эта жизнь была самой важной.
   Здесь, в этом замке, был огромный зал, который всегда пустовал. Он пришел туда лишь однажды, чтобы собрать там все миры, которые создал. И они пришли. Но он не думал, что они будут так похожи на живых людей. Его миры впитали в себя все, что он на них создал.
   Он не любил ходить в этот зал.
   Там все напоминало ему о судьбе его мира...
   И о самой судьбе.
   Иногда ему казалось, что он ненавидит судьбу. Но он обманывал себя. Он не ненавидел ее. Он боготворил ее. Верил ей...
   До сих пор верил.
   До сих пор боготворил.
   И разрывался между своей верой Судьбе и ее Хозяйке и безграничной любви к своему миру, которую он не мог, да и не пытался заглушить...
   Вилл
   - Как ты думаешь, она действительно ответит?..
   Мы смотрели на огромную статую. Ее лицо было совершенно непроницаемо. Изма смотрела лишь вперед.
   - Не знаю. Но хотелось бы верить...
   Мы замолчали. Олицетворение первозданной силы и первозданного света все так же смотрело вдаль. Оно не желало говорить. У Света гораздо больше других, более важных, дел...
   - А как ее можно спросить?..
   Апекс немного помолчал. Я уже думала, что он отмолчится, н он все же ответил.
   - Ну... В обязательную программу с незапямятных времен входит изучение обряда вызова представителя первозданной силы... Но я не уверен, что хочу рискнуть.
   Я тоже не была в этом уверена. Статуя была огромна, атмосфера сперва вызывала благоговение, а теперь давила.
   - Ну... не знаю даже... хотя... В общем, я тоже не доброволец.
   - Я почему-то так и подумал. А может, просто покричим, вдруг услышит?
   - Я согласна, но кричишь ты.
   - Ну... ладно. Только заткни уши.
   - Зачем?
   - Я не умею петь, - честно ответил Апекс.
   - Так ведь ты предлагал покричать!
   - Это имеет какое-то значение?..
   - Ладно. Пой. Я потерплю.
   Что странно, петь он не стал. Заклинание вызова я не разобрала, слова сливались в единый гул.
   Никаких признаков пробуждения первозданных сил я не заприметила. Но, с учетом того, что в целях безопасности Апекс выбрал самое надежное и самое слабое заклинание вызова, это было неудивительно.
   И тут огонь в руках каменной женщины загорелся ярче, и весь зал залило золотым светом.
  
   Йан! Надо было уходить в отпуск!!!
   Никогда не думала, что первозданные силы так чутко спят. Собственноручно же усыпляла! Старательно, по всем канонам... Да что там - даже Лайнор бы оценил... наверное.
   И на тебе! Все насмарку!
   А ведь вечер так хорошо начинался... Сижу себе, пью чай (признаюсь, красный чай - моя слабость), и - на тебе! Принимайте, Хозяйка Судеб, подарочек, компенсацию за отмену отпуска...
   Компенсация совершенно не радовала. Я была абсолютно в этом уверена.
   А ведь всего-то и хотела - посидеть тихонечко и попить чаек, устроить себе спокойный вечер, чтобы меня никто не трогал...
   Ага, спокойный вечер, как же. Разбежалась одна наивная дурочка...
   Наверное, все было бы гораздо проще (сегодня вечером) и сложнее (вообще), если бы я нечаянно нокаутировала гонца. Но, к счастью (или сожалению?) головы у посланцев оказались твердые, вернее, нематериальные, поэтому гонец лихо проскочил через дверь, опустил такой же полупрозрачный свиток на мою ладонь и так же лихо смылся с глаз моих долой. Это он правильно сделал.
   Новости меня, надо сказать, "обрадовали".
   Последний спокойный вечер за всю мою бытность Хозяйкой Судеб летел к чертям и даже не помахал хвостиком на прощание с незадавшейся клиенткой. Обидно.
   Еще жальче было чая. Пить его крупными глотками кощунственно, разогревать - тем более, а за то время, что я буду разбираться с проблемами, он наверняка остынет к йану...
   Н-да, еще обиднее...
   Заскучавшие первозданные силы рвались в бой. Особенно рвалась сущность Света. Нет, это какое-то безобразие. Они все сговорились, что ли, чтобы лишить меня не только отпуска и выходных, но и банального отдыха!
   Форменное безобразие.
   Чего мне стоило запихнуть обратно этот взбесившийся Свет обратно, вспоминать не хочется. Зато потом я сидела перед экраном и смачно материлась. Надеюсь, этого никто не слышал. А если слышал, то сам виноват...
   Идиоты. Полные. Беспросветные...
   Нет, этот Лайнор совершенно сошел с ума. И это доставляет мне все больше и больше неприятностей...
   В отпуск хочу. На Канары...
  
   Только бы все получилось... Только бы все получилось...
   Лайнор подпирал спиной стенку и молился всем известным ему богам и Демиургам, что было по меньшей мере смешно - Демиургом он был сам, а боги ходили у него в подчинении.
   Но ему было все равно.
   Только бы все получилось...
   Только бы Свет спустился вниз - тогда Хранилище ожило бы, и даже солнце на небесах засияло бы ярче...
   Граница необходима миру - особенно сейчас. Поддержать Хранилище может только истинный Свет. А его носителей и так осталось слишком мало... Тем более что энергию можно передать только после смерти.
   Только бы все получилось...
   Только бы Хозяйка Судеб ничего не заметила...
  
   Ха! Ты что же, думаешь, что я совсем идиотка?
   Эх, Лайнор, Лайнор... Ты никогда не умел ни правильно выбирать противников, ни правильно их оценивать. И это была и, кажется, есть твоя самая большая беда...
   И, надеюсь, будет...
   Я не желаю тебе зла. Я ничего не имею против первозданных сил.
   Но, поверь, Лайнор, так будет значительно лучше... Ты ведь никогда не видел того же, что видела я.
   Я помню, как ты создал самый первый мир - Алассию. Сколько сил и любви ушло у тебя на ее создание...Помню, как ты был горд своим миром, как бродил по нему, смотрел и не мог насмотреться, дышал и не мог надышаться...
   Это был твой мир.
   Твой идеальный мир...
   Потом ты нанизывал, как на ниточку, другие бусины - миры. Драгоценные, прекрасные бусины... Никогда и никто раньше не создавал таких миров - идеальных. Настоящих.
   Но я видела - ты хирел с каждым миром. Каждый такой мир отнимал у тебя слишком много сил, забирал частичку твоей души... Но зато это был твой мир. Созданный тобой. Выхоленный тобой. И бесконечно любимый. Не только тобой - всеми, кто был здесь...
   Ты создавал здесь все - каждую травинку, каждый листик... каждое разумное существо. И ты отдал им всем часть своей любви к этому миру, часть своей души.
   Но вот ты создал еще один мир. Такой же - и бесконечно непохожий на все другие. И понял, что если создашь еще хотя бы один мир, он будет просто... шаблонным. Тебе не нужен был шаблонный мир. Тебе нужна была жизнь.
   Ты больше ничего не создавал. Никогда. Только, много-много лет спустя, свои Хранилища. Но ты не создал их в буквальном смысле этого слова - их создал мир. Потому что ты так хотел.
   Эти миры по-прежнему помнили тебя. По-прежнему любили. Для них ты был создателем, единственным, неповторимым... Ты создал не только жизнь в этих мирах - ты сделал их самих живыми. И эта жизнь была бесконечно благодарна тебе за это...
   Твой мир, твое Измерение, росло, изменялось. В нем появлялись другие миры, исчезали старые. Ты не вмешивался. Ты давал своему миру создать себя самому. Ты считал, что единственный правильный подход...
   И твой мир создал себя.
   Таким, каким он хотел быть...
   Вот таким.
   Ты знал, что этот мир до сих пор любит тебя. Знал, что он вполне может умереть, чтобы сохранить твою жизнь...
   Ты не считал это правильным. Ты хотел, чтобы твое создание было вечным памятником тебе - своему создателю, чтобы этот мир напоминал всем - и мне - что когда-то жил и творил один обыкновенный Демиург, который создал очень необыкновенный мир.
   Тогда, когда ты создал свой последний мир, мы еще общались. Изредка. В твоих снах. Тогда я задала тебе один-единственный вопрос. Зачем ты создал все это?
   Ты задумался. Я думала, что ты не ответишь, отмолчишься.
   Ты ответил. Не так, как ожидала я. Совсем не так, как подразумевал вопрос.
   "Мир очень похож на живое существо... Ты вынашиваешь его в сердце, лелеешь, ждешь. Потом он появляется - совсем небольшой, еще ни на что не способный, просто кусок пространства, который можно менять так и эдак, чтобы получился мир. Потом мир растет, впитывает в себя все, что видел и чувствовал. Потом наступает время, когда мир уже живет своей жизнью, лишь очень редко советуясь с создателем. И живет, живет, живет... Проходит время, и вот он, твой мир - живой, настоящий, свободный. Такой, каким он самого себя создал. Этот мир помнит тебя. Но ты уже не нужен ему...
   Потом, может, умрет создатель. Но мир останется жить. В сердцах и памяти тех, кто о нем знал... Мир погибнет, когда умрет последний, кто помнил бы о нем, последний, кому он был бы нужен. До этого он существует. И создает других.
   Зачем? Просто затем, чтобы он жил. Не так, как хотелось создателю или судьбе, а так, как хотелось ему самому..."
   Наверное, ты давно уже забыл, что сказал мне тогда.
   Зато я помню...
   О тебе. О твоем мире.
   Так что же, получается, по твоей теории твой мир будет жить, пока жива я?..
   Но верна ли она, твоя теория?..
  
   Он все так же стоял, глядя на дракона. Почему дракон? Он уже сам не помнил. Кажется, когда-то давно он перевоплощался в драконье тело. А потом, когда потерял эту способность, слишком любил драконов...
   Хотя он вовсе не был в этом уверен.
   Он выглянул в окно. Его мир. Его жизнь. Его судьба...
   Он снова погладил дракона, почесал его за ухом. Дракон потерся клиновидной головой о его руку, вопросительно посмотрел огромными глазами.
   Лайнор кивнул и отошел. Дракон махнул крылом и сошел с картины. Встряхнулся. Через полупрозрачную чешую, как сквозь очень густой туман, с трудом можно было различить каменные плиты пола.
   Он посмотрел на создателя. Лайнор усмехнулся, погладил дракона по клиновидной голове и распахнул окно. Дракончик благодарно кивнул и исчез в солнечном свете.
   Лайнор любил и это свое неказистое творение - полупрозрачного дракончика.
   Он любил здесь все.
   Он любил весь этот мир...
  
   ...Свет слепил глаза. Я с трудом различала, что с пола исчезают обломки, белеют стены, на которых вновь проявляются фрески и барельефы.
   Зажурчала вода.
   Огромная статуя стояла на зеркальной глади. За ее спиной сверкал водопад.
   Невидимый ветер шевелил локоны и подол платья...
   В ее глазах отражался весь мир.
   А она сама улыбалась. Едва заметно, одними глазами, но - улыбалась...
   Я стояла, не в силах пошевелиться, и завороженно смотрела на яркий огонь, горящий в ее руках и отражающийся в удивительно светлых драконьих глазах...
   Комнату заливал Свет. Настоящий, первозданный Свет.
   Но он недолго оставался таким. Огонь вскоре притух, мерцание в глазах уже не казалось мне светом живых глаз - просто отблесками пламени...
   Женщина вновь замерла. Только все так же журчал водопад, да не ваялись больше на полу расколотые фрески...
   - Да ответь же ты!..
   Статуя безмолвствовала.

Сбор материала

  
   Работа не волк, а произведение силы на расстояние

А.

   Рожденный ползать упасть не может

В.

   Апекс
   ...- В общем, ничего интересного.
   - Как я и ожидал.
   Я вздохнул. Рассказывать о Хранилище и этой дурацкой статуе я не стал. Может, и зря. В договоре не прописано, но...
   Своей интуиции я привык доверять. И сейчас она утверждала, что говорить и впрямь не стоит.
   - И я.
   - Ладно, ослик Иа... Иди, виверн уже на территории, ждет возле домика. Виверну зовут Иреной, а дальше сам разберешься...
   Кассиан махнул на меня рукой и выгнал из комнаты.
  
   Возможно, Кассиан действительно считал, что виверна ждет возле домика. Лично я не разделял его уверенности. Возможно, виверне плохо объяснили, какой именно домик ей нужен. Возможно, она попросту забыла о вызове.
   Результат в любом случае один: улица была девственно пуста.
   Я осмотрелся, сходил и поторопил Вилл. Вилл появилась через двадцать минут.
   Виверны не было. Зато был Лоу. Он стоял на обочине дороги и был очень занят. Он пил сок из бутылочки и говорил с кем-то по телефону - судя по интонации, звонок был вовсе не деловой.
   - Да, киска... Хорошо, хорошо, извини, я больше не буду так тебя называть. Нет, что ты, я не издеваюсь, ки... Извини, Лиранта. Что? Ты занята? Ну ладно... Я позвоню тебе вечером...
   Интересно, он нарочно разговаривал ТАК громко, чтобы я обязательно все это услышал и начал жутко завидовать Лоу, у которого есть некая Лиранта?.. Не уверен, что это было так. В любом случае, лично мне было не завидно. Ну Лиранта и Лиранта. Судя по тому, как Лоу с ней разговаривал - стерва стервой... И мне еще и должно быть завидно.
   - Привет.
   - Здравствуй, Лоу.
   - Для тебя я Л'лоуэрт хар Та'киллан васст да Мирраэй де Лиссертон Sstanska Levirkta.
   - Хорошо, Л'лоуэрт хар Та'киллан васст да Мирраэй де Лиссертон Sstanska Levirkta, тогда я для вас - Апексениан Ареанский, и обязательно на "вы"...
   - Без проблем.
   Если он немедленно не прикусит язык, проблемы немедленно появятся. У него.
   - Я так понимаю, вы ждете виверна?
   - Вы удивительно догадливы, Л'лоуэрт хар Та'киллан васст да Мирраэй де Лиссертон Sstanska Levirkta.
   Я так точно язык сломаю...
   - Так вот, он не прилетит.
   - Это еще почему?! - это не я. Это Вилл. Хотя я был с ней полностью солидарен.
   - Я его не послал, - совершенно спокойно ответил демон, поглядывая на ногти. Вероятно, ожидает, что я кинусь жаловаться Кассиану.
   - Это еще почему?! - кажется, кое-кого заело, но я опять-таки был солидарен. - Мы что, пешочком до Облачной Долины должны добираться?!
   - Видите ли, - кажется, демону нужен новый маникюр, - Сейчас на счету каждый виверн, они вывозят людей в эвакуацию, а не развозят на увеселительные прогулки.
   - Что ты сказал?! - я впервые понял: мне кошмарно повезло с Вилл. Другая бы стояла смирненько и ждала вивернчика, который никогда не прилетит. Вилл же приперла Лоу к стенке и теперь разъяренной кошкой шипела ему в лицо какие-то гадости - слов я разобрать не сумел.
   - Браво, леди.
   - Ты еще и издеваешься, мерзавец?!
   Издеваться над Вилл в подобном расположении духа стал бы только самоубийца, но Лоу этого, видимо, не знал. А зря. Я решил, что тихонечко постою в сторонке, а то и мне попадет. Кажется, мое влияние на Вилл весьма значительно - раньше она бы только отшутилась, зато сейчас...
   Придушенный Лоу пытался отбиваться, но у него это плохо получалось. Универсальный щит, поставленный Вилл, гасил все физические и магические попытки превратить поражение в менее позорное.
   - Чего вам надо?!
   - Угадай с трех попыток, - предложила Вилл.
   Гадать Лоу долго не стал, немедленно связался с кем-то по телефону и вырвался наконец из рук разъяренной Вилл.
   Через две минуты перед домиком стоял виверн. Куда делся Лоу, выяснить не удалось...
  
   Ох... Глаза слипаются. Все, завтра в отпуск на две недели - хоть война, хоть пожар... Не могу так больше.
   - Госпожа...
   Так и знала. Мне пора становиться экстрасенсом. Это какая-то отвратительная закономерность: как только я начинаю мечтать о том, как лежу на пляже на Канарах, как тут же входит очередной проситель/уведомитель и начинает плести какую-нибудь чушь, отвлекая меня от мыслей о приятном и возвращая с небес на землю. Последнее в моем случае весьма оригинально...
   - Госпожа...
   И опять так и знала. Ну сколько можно?! Только начинаешь думать о смысле жизни, как тут...
   - Госпожа...
   Вот, именно это и "тут". Кошмар.
   - Ну чего тебе?
   Наверное, глаза открывать не стоило. А то Канары из мысленного взора выпадают... А Горгона Медуза впадает, и это очень грустно.
   - Ну и?..
   - Привет. Все работаешь и работаешь?
   - Угу...
   - А я вот к тебе, можно сказать, по личной просьбе...
   - Угу...
   - По такой, очень личной, но мирового масштаба...
   - Угу...
   - Ты меня вообще слушаешь?!
   - Угу...
   Следующие две минуты я только булькала - Горгона всегда умела находить оригинальные решения, в частности, в данном случае они влила в меня добрую кружку кофе. И как это другие эту гадость пьют?!
   - В общем слушай... В общем, хочу тебе сказать, что Смерть совсем распоясалась. Я предлагаю ее уволить или, по крайней мере, разжаловать до рядового сотрудника...
   Я захлебнулась чаем, которым стала заливать кофе.
   - С ума сошла?! Кто тебя вообще с такими идеями сюда пустил?!
   Зная Горгону, она сама вошла, и никого при этом не спрашивала...
   - Вон отсюда!!!
   Так, я в одиночестве. Значит, сейчас быстренько разруливаем все проблемы и - на Канары! Как бы мне их по-быстрому разрулить-то, а?..
   Кстати, Смерть... Хм... А чем не вариант?..
   Вилл
   Виверн был красивый, зеленый с красным брюхом. Он очень напоминал дракона, собственно, им и являясь. Кажется, виверны - особая порода драконов... Чем они там друг от друга отличаются?.. Ничего не помню...
   - Так, где Лоу? Теперь его убивать буду я!!!
   - А что такое?..
   Я внимательно оглядела виверна и поняла причину его негодования. Из того, что на нем должно было быть (то есть седла, уздечки, крепежа для багажа и координационного экрана) на виверне была только уздечка. Впрочем, выбора не было.
   Виверн опустился на колено и позволил на себя залезть. Еще одно отличие от дракона: последние слишком свободолюбивы, и, если и позволяют себя оседлать, то одному единственному всаднику или, в крайнем случае, тем, кому позволил этот самый всадник. Виверна, кажется, совершенно не волновало, что его используют как извозное животное.
   Вы когда-нибудь пытались удержаться на скользких боках виверна без седла?.. Нет? Тогда могу вам сообщить: ощущения бесподобные. Чешуя казалась намазанной маслом. Слава богам, я сидела ближе к шее, судорожно обнимая ее обеими руками. Как обходился Апекс, я не имею ни малейшего понятия, но, судя по отсутствию нецензурной брани, он либо удержался на виверне, либо на него и не залазил, либо уже успел свалиться...
   Оказалось, первое.
   - А как ты с него не сваливаешься?
   - Это моя шестая поездка на виверне без седла. Поверь, я уже привык.
   Виверн оглянулся, удостоверился, что больше на него залазить никто не хочет, и взлетел.
   Ощущения бесподобные. Виверн, в отличие от дракона, двигался рывками. Огромные крылья бросали виверна то вверх, то вниз, а иногда еще и влево и вправо. Более того, оказалось, что в небе Тхак'дока невероятно холодно...
   - Лучше бы я полетела на метле, как последняя ведьма!!!
   - Успокойся, он только высоту набирает, потом будет лучше! - Хотелось бы надеяться... - В прошлый раз, когда я летал на виверне, он вообще ввинтился штопором, но тут, видимо, тебя пожалел...
   Я представила себе эту картину и ойкнула.
   - Правильно ойкаешь...
   ...Виверн быстро набрал высоту, и вскоре полет стал поприятнее. Правда, холод никуда не делся. Но лететь, по крайней мере, стало удобнее. Виверн легко планировал, почти не проваливаясь в воздушные ямы, что было удивительно.
   - Не смотри вниз, пока не привыкнешь!
   По мне, так внизу не было ничего интересного - одни облака.
   - И что ты там такого увидел? - приходилось кричать. В ушах свистел ветер - кажется, виверну не терпелось от нас избавиться.
   Апекс наклонился и прокричал мне в ухо:
   - Облака не бесконечные, а высота - почти три километра...
   - Ясно.
   Так вот почему так холодно...
   Пришлось шептать заклинание утепления. Сработало - по крайней мере, я прекратила дрожать.
   - Слушай, а как он узнал, куда надо лететь?
   - Я ему сказал, когда мы только высоту набирали.
   - А почему я не слышала?
   - А ты что, лазила в голову дракона и слушала все его мысли?!
   - Я не дракон, я виверн, между прочим!!! - возмутился дракон. Мы из соображений безопасности промолчали и не стали сообщать дракончику, что, собственно, дракон ничем не хуже и не лучше виверна...
   Мимо пролетали облака. Виверн почти не махал крыльями - поймав воздушный поток, он только легко планировал.
   - Остановка Дерезай - все, кому сюда, слезть с меня быстро!!!
   Кажется, с рифмами у виверна было плохо.
   - Но тут же... облако!
   - Ну да. А чего вы еще хотели?! Дальше я не полечу, не хочу нарваться на приграничный контроль. За вами должны прилететь. Я, если что, сплю во-он на том облаке.
   - Но облака же двигаются!
   - Такие - нет.
   Виверн, не слушая никаких возражений, спихнул нас со своей спины и улетел к другому облаку. Мы остались - Апекс стоять, а я лежать, - на облаке. Сумасшествие...
   Нет, даже бред сумасшедшего.
   На горизонте показались три черные точки.
  
   - Ой, пти-ички...
   - Вилл, сама ты птичка... Это приграничный контроль. Облачная Долина внимательно следит за своими границами, хотя и позволяет пролетать через свою территорию. Им принадлежит все небо этого мира. Но особенно здесь любят горные облака.
   - А почему?
   - На них можно стоять. Ты еще здешние города не видела.
   Да, не видела...
   Тем временем приграничный контроль приблизился к нашему облаку. Три точки постепенно разрослись в небольшие колесницы - максимум на две персоны. От обычных колесниц их отличало только то, что вместо колес у них были небольшие деревянные крылышки, стилизованные под орлиные. А еще то, что запряжены в них были не лошади, не собаки и даже не пегасы, а... гигантские орлы. Размах крыльев подобной "птички" превышал четыре метра.
   - Вас приветствует приграничный контроль, представленный третьим легионом личной гвардии императрицы Облачной Долины Иверанты Третьей Великой!
   Язык, на котором говорил страж, мало отличался от обыкновенного эльфийского.
   - Приветствую вас, доблестные стражи. Да будет здравствовать императрица! Мы прибыли, дабы поговорить с ней и, возможно, договориться о сотрудничестве. Вот письмо, которое попросил меня передать стражам председатель Совета Гильдии.
   Представлять этого самого председателя Апекс не стал - все и так было понятно.
   Страж вчитывался в свиток, изредка бормоча что-то на каком-то неизвестном мне языке.
   - К нашему глубочайшему сожалению, императрица не сможет вас принять, она больна, и, боюсь, очень серьезно. Однако, вы можете поговорить с ее дочерью, временно сообщающей нам волю своей матери. Я думаю, Иджена Туманная примет вас. Следуйте за мной.
   Страж вскочил в колесницу, жестом пригласив меня последовать за ним. Апекс оказался в другой.
   Орлы легко снялись с места. Под нами простирались бесконечные облака.
  
   Все, ухожу в отпуск. С понедельника. И пошли все дела к йану на куличики... Надоело!
   Смерть, эта эксцентричная и довольно неприятная в общении особа, юлила, как только могла. Еще бы! Выполнять мою просьбу, да еще и совершенно задаром, ей не хотелось, вылететь с работы - тем более. Плести словесные кружева она умела хорошо, приходилось быть крайне внимательной - а то она у меня еще и много чего выдурит, а устное обещание - тоже аргумент... Одно время Смерть работала в отделе юриспруденции и носила имя... как же... как-то очень странно... Ладно, плевать. Старею, однако. Потом еще в отделе быстрого реагирования, связи с общественностью, пророчеств, благоустройства... Н-да, вряд ли я все припомню. С большинства работ ее увольняли быстро и со свистом - за самый что ни на есть отвратительный характер. И вот, наконец, нашлась и для нее подходящая должность. Теперь она - Смерть, и руководит целым отделом, состоящим из себя, любимой и нескольких таких же безответственных особ. Правда, с работой она справляется чисто, и отчеты у нее всегда аккуратные... Но мерзкого характера никуда не деть.
   Надо еще раз перечитать наш с ней договор. Нет ли там примечаний мелким почерком невидимыми чернилами?.. Да нет, вроде... И с условиями все вроде честно... так! А это что еще за безобразие?! А, вот примечание, все в порядке... Ну, ладно. Где там мое любимое перо?..
   Все. С этого момента можно отмеривать часы, оставшиеся Первому Измерению. Смерть не дремлет. Но нет, стойте... Пожалуй, стоит сначала закончить начатое.
   Смерть явилась быстро, договорились мы еще быстрей.
   Теперь точно все. Кажется, у Первого Измерения остается всего три дня...
   Апекс
   Город ничуть не изменился. Тем же дома и замки, стоящие на утесах. Все давно уже привыкли, что эти утесы висят в воздухе... Те же широкие улицы, то же светлое небо, те же белоснежные облака. Не изменились даже крылатые жители.
   Дворец императрицы тоже ничуть не изменился. Он представлял собой настоящее архитектурное чудо, состоящие из сплошных бышенок и хрупких мостиков. Замок казался игрушечным - пока не подлетишь достаточно близко, чтобы оценить, что в высоту башенка может достигать сотен метров...
   Орлы снизились, и мы с Вилл вскоре оказались на широкой аллее. Вокруг расстилался парк. Впереди маячила громада замка.
   Страж - тот самый, что говорил со мной, видимо, он был главный, - жестом пригласил идти за ним. Аллея казалась бесконечным, замок едва ли не отдалялся с каждым шагом. Припекало солнце.
   - Проходите. Ее Высочество Иджену Туманную предупредят о вашем визите.
   Иджена... Хм... Третья, а, может, и четвертая дочь Ее Величества. Как реального претендента на престол ее никто не рассматривал, хотя Иджена была умна, в меру хитра и жестока, а также удивительно красива - даже для ангела. На редкость неприятная личность - мне приходилось иметь с ней дело, когда она приезжала в Атиланту. Но, пожалуй, императрицей она была бы неплохой - скрытность, подозрительность и интуиция сыграли бы свою роль. Шансы у нее есть, особенно если она приложит достаточно стараний. Старшая Верианна и вторая - Лика, кажется, - вряд ли способны управлять огромной империей, тем более такой, как Облачная Долина. Иджена не скрывала честолюбивых планов. Но на нее мало кто обращал внимание - слишком молода, а нынешняя императрица давно отжила свой век.
   Раньше ее действительно не принимали всерьез - девчонка, которая метит в императрицы. Раньше.
   Сейчас Иджена, с благословения матери, вполне способна добиться коронации. Если, конечно, Совет Долины даст на то согласие.
   Н-да, кажется, им сейчас не до внешней политики...
   - Ее Высочество, наследница Императорского Трона с благословения нынешней императрицы Иверанты Третьей Великой, Иджена Вторая Туманная!
   Так, уже наследница. Еще лучше.
   В тронный зал вплыла Иджена. Да, когда я видел ее в первый раз, она вовсе не казалась мне королевой, как сейчас... и дело было не только в серебристой короне в волосах, сложной прическе и длинном темно-красном платье. Скорее - в необыкновенной властности во взгляде. Она заняла свой, меньший трон наследницы. Но выглядела в нем императрицей.
   Сейчас она была совсем непохожа на ту девушку, что строила мне глазки на третьем курсе, на что я совершенно не обращал внимание.
   Теперь она - наследница императорского престола, а я - посол к ее царственному высочеству...
   - Приветствую вас.
   Кажется, не узнала...
   Витиеватый обмен приветствиями затянулся на добрых двадцать минут. Чертов этикет... Но зато после этого я смог быстро и максимально лаконично объяснить суть проблемы.
   - Я сообщу о вашем предложении Ее Величеству. Мы будем думать.
   Ее Высочество наследница Императорского трона легко склонила голову (сложная прическа опасно накренилась) и исчезла в вихре ярких звездочек.
   Я ухватил Вилл за локоть и утащил в сторону гостевых покоев, которые выделили "послам" на время, пока Ее Величество и Ее Высочество будут думать.
   Сдается мне, Ее Величество о нашем визите даже не узнает, а размышления Иджены сведутся к попиванию чая с молочным шоколадом.
  
   Красивый договорчик. Висит в рамочке, поблескивая зелеными чернилами... Вообще люблю зеленый цвет. Зеленый и синий. Какие-то они... живые...
   Говорят, Лайнор тоже любит именно такие цвета. Поэтому небо в его мире - голубое, леса - зеленые... И облака, облака, облака... Когда он только создал их - совершенно случайно, надо сказать, - он стоял под этими облаками и не мог насмотреться...
   Он первым придумал крылья. Первый научился летать.
   И научил летать других. Пусть не в жизни. Хотя бы в мечте...
   Я тоже умею летать благодаря нему. На сколько же он меня старше?.. Ведь когда родилась я, этот мир уже можно было считать взрослым... А я знаю, как долго он его создавал...
   На одну, две, три... пять бесконечностей лет?.. Наверное, я никогда не узнаю ответа на этот вопрос. Он создал миллионы миров. И все эти миллионы он помнит, как будто каждый из них - единственный...
   Он стар. Очень стар.
   Ошибается ли он - или что-то недопонимаю я?..
   Вряд ли я когда-нибудь узнаю...
  
   Из окна открывался потрясающий вид на облака. Мне всегда было интересно - откуда здесь, в Облачной Долине, камни?.. И стекло... Очень много стекла. Здесь все окна - во всю стену. Зато стоишь вот так - и кажется, что весь мир лежит перед тобой...
   Кстати, страдают ли здешние ангелы боязнью высоты?.. Надеюсь, что нет, иначе мне их, бедных, было бы очень жаль...
   Интересно, была ли здесь когда-нибудь наша Энидаль?..
   Люблю облака. Любые. Белые, серые. Перистые, кучевые. Маленькие и большие. Лю-бы-е. Мне все равно, какие именно.
   Главное, что они облака...
   Вилл сидела в глубоком кресле и безмятежно спала. Мне бы ее спокойствие...
  
   В библиотеке было тихо. Здесь всегда было тихо, только шелестели страницы. Хранитель библиотеки - сморщенный старичок в смешном колпачке со звездами, - внимательно следил как за книгами, так и за студентами, которым эти книги были временно предоставлены. А то нарисуют еще какую-нибудь пакость в книжке по анатомии...
   Я сидел за столом и листал книгу по нежитиеведению, выискивая схему стопы гарпии. Получалось пока плохо: автор книги, видимо. понятия не имел о таком чудном изобретении человечества, как оглавление, но,при этом, явно страдал графоманией - в книге было больше семи тысяч страниц. Поднять это я мог с трудом.
   Да-а... Кажется, наши представительницы прекрасного пола наконец выяснили, куда я исчезаю после занятий. Библиотека была забита девушками, бросавшими на меня многозначительные взгляды. Я старался не смотреть в их сторону (несколько нахалок умудрились сесть за тот же сто, что и я, не смотря на то, что столик был рассчитан на одну - то есть мою - персону) и вообще делать вид, что я здесь не при чем. Достали уже. Ну неужели непонятно: не хочу никого видеть! Идиотки...
   С каждым днем девиц становилось все больше. Кажется, мне скоро придется искать другое место, подальше от библиотеки и общежитий...
   Вот и сегодня. Вот этой, этой и этой вчера не было точно. А вон та даже в Школе не учится... Интересно, как она попала на территорию?..
   Тем временем эта самая девица (по виду - ангел) подошла к моему столу (предупредительно пододвинутому поближе к книжным полкам - чтобы хотя бы за спиной никто томно не вздыхал) и начала усиленно рыться на полке. Вскоре идею подхватили еще шесть девушек. Я оказался окруженным уймой любвеобильных особ. Кошмар.
   Пришлось телепортироваться. Завтра приду, верну книгу и покаюсь, что взял без разрешения.
   Ангелок не отставал от меня еще недели три. Девушка ходила за мной по пятам и старательно строила глазки. Я изображал из себя каменного бездушного истукана. Надоели. Все надоели!
   - А я сегодня уезжаю...
   Возможно, ангел обращалась ко мне, но меня это не слишком волновало. До тех пор, пока стальная ручка не придержала меня за плечо (с тех самых пор приходилось наводить на себя ледяной щит, чтобы меня все подряд за плечи не хватали).
   - И что?..
   - В общем... Ну и...
   - Девушка, извините, я опаздываю.
   - Иджена. Будем знакомы.
   Кажется, я не спрашивал, как ее зовут...
   Однако, как меня достали все эти вздохи и ахи...
   - Скажите, а вы сегодня вечером очень заняты?..
   Я устало закатил глаза, сбросил ручку настойчивой особы со своего плеча и ушел, не оборачиваясь.
   ...Весь следующий день девушка рыдала навзрыд, косясь на меня огромным голубым глазом. Я был бессердечен. Девушка обиделась окончательно, объявила мне, что я мерзавец и подонок (что, надо сказать, не произвело на меня должного впечатления - девицы с разбитыми сердцами заявляли мне подобное по несколько раз на дню, чтобы я обязательно их запомнил и оценил старания) и ушла.
   Больше я ее не видел.
  
   Облака плыли под окнами. Либо это мир плыл перед моими глазами.
   В комнату вежливо, но настойчиво постучали.
   - Открыто.
   - Уважаемый Апексениан Ареанский, Ее Высочество наследница Императорского Трона Иджена Вторая Туманная ждет Вас в Малом Тронном Зале. Прошу следовать за мной.
   Как говорят обычно в подобных ситуациях, от таких предложений не отказываются.
   Хотя очень бы хотелось...
   Вилл
   Ее Высочество мне не понравилась - наглая и высокомерная особа, считающая себя пупом земли. Видала я таких.
   Впрочем, она была не так проста, как кажется. Порывшись в памяти телефона, в которую я заложила досье всех существ, проживающих на территории Первого Измерения, я обнаружила, что на Иджену Вторую Туманную там заведена целая статья - очень аккуратная, автор явно следил за каждым своим словом, а имя свое написать не пожелал. "Аноним, из достоверных источников". Все.
   Содержание статьи также не вдохновляло.
   Н-да, мне везет на хороших знакомых... Кстати, куда делся Апекс?..
   Спать днем я, надо сказать, если спала прошлой ночью, не умею. Зато вот так свернуться калачиком в кресле и закрыть глаза - милое дело. И не спишь, и, вроде, можешь даже думать о делах насущных, но после чувствуешь себя совершенно отдохнувшей. В принципе, то же самое можно делать и с открытыми глазами (я так на уроках делала, особенно когда было слишком скучно), но потом гораздо труднее проснуться.
   Линита называла подобное "трансом средней степени запущенности", и я была в чем-то с ней согласна. "Трансу высокой степени запущенности" я так и не научилась. А, говорят, так можно не только в Астрал, но и в Сферы выйти... Сказки, наверное. Нужно слишком сильно отстраняться от мирского, причем возврат в собственное тело потом не гарантируется...
   Да и неужели у кого-то хватит сил, чтобы попасть в Сферы - и вернуться обратно?..
  
   Она сидела у костра, накрытого куполом невидимости. Бойцы давно уже спали в широкой палатке защитного цвета.
   А она все сидела, глядя на огонь...
   А действительно, кто ждет тебя?.. У каждого из них, легионеров координационной (и, по необходимости, дополнительной) группы, есть хоть кто-то, кто будет ждать их после боя и тихо молиться и надеяться во время. Мать, жена, дети. Соседка. Друг.
   Просто хороший знакомый...
   А у нее нет никого. Ее никто не ждет.
   Только главнокомандующий, но ему и своих проблем хватает.
   Сколько уже длится эта война, собственно, никому не нужная? Сколько часов, дней, месяцев, лет?.. Десятилетий?.. Веков?..
   Никто не помнил точно, как в Атлантиде началась эта война. Это никому не было нужно. Сколько их, безвестных бойцов и обыкновенных людей погибло в ней - никому не нужной, неизвестно как начавшейся... и неизвестно как заканчивающейся?..
   Сколько таких она не смогла спасти?..
   Война. Война...
   Бесконечные сражения. Бесконечные победы и такие же бесконечные поражения...
   У этой войны не было конца. И вряд ли он наступит раньше, чем погибнут все до единого. Тогда некому будет радоваться победе.
   Тогда она тоже будет никому не нужной...
   Зачем она сюда пошла?.. Могла бы варить обеды, работать архитектором, как хотела в раннем детстве.
   Не могла.
   Для нее этот путь был уготован с того самого дня, ее пятого дня рождения, когда вместо гостей дом пришли наемники...
   Ей давно уже не нужна была месть за родных - отца, погибшего за несколько месяцев до ее рождения, мать, деда... за себя.
   Теперь она мстила за свой народ, за свою страну, за свой мир.
   Кроме них у нее уже ничего не осталось...
   Она стала главнокомандующей в тридцать шесть лет - сорок лет назад. Слишком рано. Она и сейчас еще слишком молода по меркам дриад... И до сих пор привычно называет приемного отца "главнокомандующим", как будто бы он до сих пор ее начальник...
   Но здесь не меряют возраст по годам.
   А в душе она давно уже устала от этой жизни, этой войны...
   Но знает, что не имеет права уйти.
   У Атлантиды и так почти не осталось надежды...
   Апекс
   Малый тронный зал был пуст.
   Иджена стояла на балконе, окруженная цветами. На фоне темнеющего неба, на которое уже высыпали первые звезды, в коротеньком зеленом платье, в черных туфлях на высоченных шпильках и без короны в распущенных волосах она уже вовсе не казалась императрицей.
   Скорее - обыкновенной девушкой, собравшейся на свидание.
   - Заставляешь себя ждать.
   - Прошу прощения, Ваше Высочество, но, боюсь, в здешних коридорах отнюдь не трудно заплутать, - произнес я строго выверенную фразу - с одной стороны, соблюдаю этикет, а с другой, верноподданные к королевам так не обращаются.
   - Ваше Высочество? - вздернула бровь Иджена. - Ой ли? Да ты, никак, изменился... У тебя стало больше свободного времени. Забросил нежитиеведение, да?..
   Я легко наклонил голову в немного издевательском намеке на поклон. Не могу удержаться.
   - Время меняет людей, Ваше Высочество. И не только их. - Я немного помолчал и добавил: - Или мы меняемся сами.
   - Возвратный глагол мне нравится больше.
   - Как будет угодно Ее Высочеству.
   Хотя даже тебе, будь ты хоть трижды императрица, не изменить законов мировоздания... Хотя, чем черт не шутит, быть может, ты и права.
   - Издеваешься?..
   - Ваше Высочество, как можно... - я изобразил оскорбленную невинность. И я, и она знаем, что мы друг про друга думаем...
   - Мне можно.
   Она явно хотела добавить "все", но удержалась. Бедные верноподданные... Кого они заполучат в императрицы! Хотя, возможно, императрица из нее выйдет неплохая.
   - Конечно, Ваше Высочество.
   - Не строй из себя идиота, - холодный, безразличный тон.
   - Как скажете, Ваше Высочество.
   Иджена не орала, не возмущалась, на лице не дрогнул ни один мускул, способный выдать ее настоящие эмоции. Будущая императрица только вздернула бровь. Наверное, на прислугу и подданных это действовало, как пульт на телевизор. Я все так же безразлично остался стоять.
   Извиняйте, Ваше высочество, но я не слуга и не верноподданный.
   - Время меняет людей, Ваше Высочество.
   - Или мы меняемся сами, - мягко поправила Иджена. - Не хотите ли выпить?..
   - Благодарствую.
   Но я не пью, тем более на работе и тем более с будущими императрицами. Тем более - белое полусухое.
   Иджена отхлебнула из высокого бокала с витой ножкой.
   Знаменитое на все Древо облачное вино совершенно не пьянило, зато поутру, если не выпить соответствующий эликсир, заставляло расплачиваться за приятно проведенный вечер дикой головной болью, именуемой "похмелье" и не входящей в число моих тайных страстей.
   - А зря.
   - Зря благодарствую, Ваше Высочество? - двигать попеременно разными бровями я специально учился. Вот, наконец-то пригодилось.
   - Зря не пьешь. Кто еще предложит тебе облачное вино просто так, за спасибо?
   Я не согласен говорит тебе даже "спасибо", Иджена.
   - Злейший недруг, - предположил я.
   Иджена усмехнулась.
   Мы постояли, посмотрели на звезды, помолчали.
   - Ты ничего не хочешь мне сказать?..
   - Смею порадоваться вашему стремительному карьерному росту, Ваше Высочество. Из посла до наследницы престола - за какие-то шесть лет.
   - Благодарю. А вот твой не впечатляет. За те же шесть лет - из студента-третьекурсника до аспиранта. Восторгаюсь. Подьем по карьерной лестнице заметный, только какой-то вялый. Правда, как говорят, медленно, но верно... Но мне это правило никогда не нравилось.
   - Вы предпочитаете быстро и стремительно?
   А потом будет больно падать.
   - Да, как видишь. Риск - благородное дело... Когда защита?..
   - Через месяц, Ваше Высочество.
   - Вот видишь, какие-то шесть лет - и ты магистр второй степени...
   - Первой, Ваше Высочество.
   - Да?.. Удивительно быстро...
   Стерва.
   - Просто, видите ли, условия, в которых мы были шесть лет назад, значительно разнились. Место председателя Совета Гильдии не передается по наследству.
   - А жаль, правда?
   - Не могу сказать, Ваше Высочество, что стать председателем Совета Гильдии - моя заветная мечта...
   - А жаль. Мы могли бы чаще видеться... Я, видишь ли, раз в год приезжаю на Советы. Может, посещу твою защиту.
   Спасибо, не стоит так стараться...
   - Ну что ж... Можете быть свободны.
   Она хлебнула вина из бокала. Я склонил голову (кланяться этой стерве - ниже моего достоинства) и двинулся к дверям.
   - Кстати, насчет дела, по которому вы приехали... Я выделю вам полтысячи отрядов. Таких, что могут увезти до девяти существ за раз. Завтра утром вас отвезут в Тхак'док. А теперь прощайте.
   Я, так и не обернувшись вышел из зала. Иджена со смешком произнесла мне всред:
   - И все же зря ты отказался от вина...

Выдвижение гипотезы

  
   Самый длинный конец - у рабочего дня

А.

   Единственный закон, который работает всегда, везде и при любых обстоятельствах - закон подлости

В.

   Апекс
   - Ну и?
   - Все в порядке, отряды уже здесь, сейчас с ними Лоу разбирается...
   - Это я знаю. Что с самой Облачной Долиной?
   - В смысле?..
   - Ну, наследницу уже объявили?
   - Угу...
   - И?.. Кто?
   - Иджена Вторая Туманная.
   У Кассиана отвисла челюсть.
   - Чего?! У императрицы что, не все дома?! Да она хоть представляет, что эта "Иджена Вторая Туманная" натворит?!!! - Кассиан очень правдоподобно схватился за голову и попытался встать, но я его, естественно, не пустил, а такого козыря, как "магия" у него нет. - Как она вам отряды выделила-то?..
   - Не знаю. Но вот к императрице никого не пускают, а она лежит и признана врачами невменяемой. Правда, я сомневаюсь, что к ее болезни причастна Иджена, но... все может быть. Кстати, императрица из Иджены может выйти и неплохая... Особенно если мать успеет ее удачно выдать замуж.
   - Точно!
   - Чего точно?..
   - Слушай, Апекс, а ты не хочешь жениться, а?
   На этот раз челюсть отвисла уже у меня.
   - Чего?! С ума сошли?! Я?! На этой стерве?!! Нет уж, увольте.
   - И из аспирантуры можно исключать?..
   - Я все равно не согласен. И вообще, это называется шантаж. Найдите кого-нибудь другого.
   - А кого еще?!
   - Кого угодно, но я - пас.
   У этого Кассиана совсем крыша поехала... Надо будет предупредить Линиту - а то еще буйствовать начнет... Совсем эти пациенты распоясались!
   С ума сойти!
   Меня! Женить! На этой стерве!
   Пошел он к йану, будь он хоть трижды начальник... Иджена меня в гроб сведет раньше, чем я ее увижу...
   - Все, я понял.
   Неужели к нашему пациенту вернулся разум?..
   - Ладно, иди.
   - Работать?
   - Нет, гулять по городу. Кстати, а если я захочу отправить тебя в командировку в Облачную Долину, что ты сделаешь?
   - Скажу "Трэйн идых ван'тар" и пошлю вас к йану на куличики, - честно ответил я. Кассиан фыркнул, но развивать идею не стал.
   И то слава Создателю...
   - Ты все еще здесь?..
   Мы переглянулись, и я быстренько слинял.
   Пошел гулять по городу...
  
   Это называется: "совмести приятное с полезным". Вернее, это я раньше так думал. Теперь я так уже не думаю.
   Я решил использовать подвернувшуюся возможность и пойти погулять по городу (как мне, собственно, и предлагали), а по совместительству - поискать Вилл. И пусть только попробует Кассиан сказать, что я пренебрегаю своими обязанностями. Такой обязанностью, пожалуй, пренебрегешь - сразу в лоб получишь...
   А если вдруг что, предложу ему попытаться на Вилл маячок повесить, а сам потом буду стоять и угорать - щит Вилл приучился показывать тем, кто пытается его взломать, неприличные жесты.
   Свой маячок я не стал проверять из спортивного интереса. Ну, право же, какой из меня "специалист", если я не могу найти совершенно определенного эльфа в пределах одного единственного города? Надеюсь, Вилл не успела за это время уехать на пикник...
   Улицы были пустынны. На центральную площадь я сунуться не рискнул - там царило столпотворение личностей, стремящихся как можно скорее покинуть город.
   Так, и куда это делась Вилл?
   Рассуждая логически, куда вообще она могла деться, с учетом того, что все магазины закрыты, а из города она деться никуда не могла - маячок подал бы мне сигнал бедствия, именующегося как "побег"?
   Правильно. Вариантов два: либо она шляется по улицам (а зная Вилл, можно этот пункт сразу вычеркивать - погулять по пустым улицам она не любитель), либо она пошла в гости к Лайнору и - заодно, - многочисленным дракончикам. Отступать перед трудностями она не привыкла, и разгадать тайну дракончиков для нее стало делом чести.
   Вывод логичен? Вполне, как мне кажется.
   Значит... Так, где тут у нас дорога к Гильдии?..
   Обычно в Тхак'доке я ориентировался так: иду по улицам, смотрю на толпу. Если большинство в синих беретах, значит, я в северной части города, в красных - в южной, в желтых - в восточной, в зеленых - в западной. Потом думаешь: куда идет толпа? Вправо? Значит, там центр... И так далее.
   Способ работает безотказно. Единственным исключением является ситуация, в которой я оказался сейчас. На улицах не было ни одного вампира, следовательно и спасительных беретов тоже не было, гомона толпы уже было не слышно, а где я нахожусь, я не имел ни малейшего представления.
   Чудненько.
   Так... Если опять-таки рассуждать логически...
   С собой забирают самое ценное. Вряд ли таблички с номерами домов являются ценными. Так, где тут у нас таблички?..
   Табличка нашлась быстро. Тайраанский переулок, дом 2. Дом меня волновал мало, а Тайраанский переулок был мне совершенно незнаком. Исходя из этого, я на окраине города, улицы начинаются в центре, а значит, мне туда - ведь на этом доме бирка с номером четыре...
   Итак, логика привела меня наконец в центр города, откуда дорогу до здания Гильдии я, предположительно, знал.
   Оказывается, что предположения тоже иногда бывают верными...
   И это чудесно!
   ...Дракончики мирно посапывали на плитах. Вилл, как я и ожидал, изучала ближайшего дракончика. Рядом стоял Лайнор и поглаживал какое-то чудовище - полупрозрачного радужного дракона, вряд ли являющегося материальным.
   - Здравствуйте и привет. Ну, как поживает поголовье драконов?
   - Замечательно, пока не пришел ты.
   - И при чем тут я?
   - Как это при чем? Они тебя пугаются... Кстати, радужный берет - это ты специально, чтобы от тебя драконы шарахались?..
   Я ойкнул, хлопнул себя по лбу и стащил с себя берет, который тут же язвительно стал ярко-малиновым.
   - А какие от меня могут шарахаться драконы?..
   - Вот эти, - Вилл ткнула пальцем в плиту. - Смотри, какие лапы...
   - Да уж, если у тебя даже алестинец лапа...
   - У меня все лапы, - категорично заявила Вилл. - Это ты животных не любишь. Кстати, ты не видел Барсика или хотя бы Сильва? Я отпустила их погулять, но они, кажется, не вдохновились...
   - Они сидят дома и носу не кажут. Кажется, боятся облачных.
   И я в чем-то их понимаю. Надеюсь, Иджена сама сюда не притащилась...
   - Бедные... Эти орлы их напугали. А ты напугал дракончика. Он уже почти сбежал с плиты, а тут пришел ты и все испортил!
   Я умоляюще посмотрел на Лайнора. Кажется, от Вилл я объяснений не дождусь. Подозрение было верным.
   - Эти дракончики живые. Тут все живые. А Вилл пытается согнать с плиты дракончика, как я проделал с вот этим. Раньше он жил в плите, что возле Хранилища, но теперь я туда не хожу, поэтому дракончик временно свободен.
   - Хороший дракончик... А он материальный или, если я попытаюсь его погладить, у меня рука через него пройдет?
   - Если ты попытаешься его погладить, он тебя укусит.
   Да, не любят эти драконы ни в чем не повинных Апексов... А зря!
   - Ой, смотрите, дракончик...
   Я уставился на плиту. Изображения там не было. Дракончик витал в небе на высоте птичьего полета.
   - Хорошенький.
   - Угу... А давайте всех отпустим!
   Лайнор не сопротивлялся, зато я мысленно застонал. Знаю я, какова длина этой аллеи...
   Вилл
   С каждым днем и каждым часом я все больше и больше удивляюсь Лайнору. Позавчера он притащил в Хранилище какой-то сброд идиотов, сегодня позволяет девчонке уничтожать бесценные плиты.
   Зачем?
   Может, эти Хранилища твои потом станут музеями, экскурсии буду сюда водить из загробного мира... Позаботился бы о просвещении! Так нет - назло все разрушит, чтобы другим не досталось...
   Зачем?..
   С каждым разом все больше и больше вопросов...
   Твой мир. Единственный, неповторимый. Самый дорогой.
   И ты позволяешь его разрушать...
   Зачем?..
   Неужели ты не понимаешь, что этому миру и так осталось совсем немного времени - зачем же приносить ему еще больше боли?..
  
   Лайнор стоял, прикрыв глаза. Он знал - или догадывался, - что думает о нем Хозяйка Судеб...
   И знал, что ответил бы ей, если бы она задала эти вопросы ему в лицо.
   Он нисколечко не заботился о просвещение ангелов загробного мира. Эгоизм? Может быть... Но все они когда-то жили. А он пытается сделать так, чтобы эта жизнь стала другой. Лучшей? Да, наверное. Только у разных существ разные представления о счастье...
   Он не разрушает этот мир. Он пытается не позволить его разрушить.
   Все, что его окружает - порождения его мира. Тоже его мир. Все - от этого смешного дракончика до рыжей девчонки, которую этот дракончик заинтересовал...
   Он пытается научить этот мир бороться за свою жизнь и свою судьбу.
   Быть может, у него ничего не получится.
   Может быть.
   Даже наверняка.
   Но надежда все равно умирает последней...
   Гораздо позже самого мира.
  
   На то, чтобы освободить всех дракончиков, ушло всего полтора часа. С каждым разом было все проще. Все эти дракончики были разными, и ключики к ним тоже были разные. Были.
   Сейчас они совершенно одинаково кружились над деревьями...
   Лайнор говорит, что все эти дракончики станут материальными, когда в них вселится чья-то душа. Тогда, быть может, эти дракончики вырастут до размеров настоящих драконов...
   А может, и не вырастут...
   С каждым днем Лайнор становился все мрачнее. Жалел ли он этот город, или, быть может, знал что-то еще?.. Жителей эвакуировали, и достаточно быстро. Город был пуст. А он все мрачнел и мрачнел с каждым днем...
   Наверное, он просто боялся навсегда остаться в одиночестве, наедине с полупрозрачными драконами, кратерами и разрушенным Хранилищем.
   Мы все - вплоть до Кассиана, которому Линита не разрешала вставать, но он все равно вставал, - выезжали завтра. Кроме Лайнора. Он оставался здесь - смотреть за смертью города с балкона...
   Дракончик сел мне на плечо, я почесала его за ушком. Апекс попытался повторить этот трюк, но дракончик перелетел на другое плечо.
   - Ты ему не понравился.
   - Я вижу...
   - Интересно, а почему?
   Вопрос вообще-то был риторический, но Лайнор ответил на него.
   - Ты ведьма. А у Апекса с сенсорными способностями плохо... Он не тянет на...
   - Ведьму?
   - Нет, мага с двойственными способностями. Раньше их называли ведьмаками, но потом это слово приобрело негативный, а зачастую и ругательный смысл...
   - А жаль. "Маг с двойственными способностями" гораздо длиннее.
   - Раньше пытались сократить до МДС, но аббревиатура не прижилась. Сейчас о существовании двойственных магов вообще мало кто знает. Кстати, магами их называть будет не совсем верно, потому что...
   - Мы поняли.
   Лайнор, кажется, не обиделся. Он прекрасно чувствовал, когда его хотят задеть, а когда нет.
   - Вот видите, какие вы понятливые... Дракончики, место!
   - А они потом смогут сами покинуть плиты?
   - Смогут. Они и раньше могли.
   - А зачем я их тогда расколдовывала?!
   - Они не понимали, зачем это нужно. Зато теперь понимают.
   И Лайнор ушел. До того, как я успела задать сам собой напрашивающийся вопрос.
  
   Мы ходили по территории. Лоу и Эня прекрасно справлялись и без нас (наверное, Лоу мог бы справляться и без Эни, но Эня этого бы не пережила), Линита постоянно сидела рядом с Кассианом, так что наша помощь вроде бы никому не требовалась. Разве что Лайнору, но он (даже если она и была нужна), об этом не говорил.
   А в здании было на что посмотреть. Сразу видно, что строила Гильдия - с приличествующим размахом и без малейшего намека на ограничение капитала. Стандартная ситуация. Камни, наверное, ненастоящие. Удивлюсь, ели здесь вообще есть хотя бы одна реальная комната.
   "Здесь все живое". А вот настоящее ли?..
   - Смотри, какое очаровательное дерево...
   - Угу. Чудное. Апекс, знакомься - это береза...
   - Я знаю, что это береза, я просто говорю, что она очаровательная.
   - Ладно, а это что за дерево?
   - Ясень.
   - Нет, дуб.
   - Ясень!
   - Дуб.
   - Да ясень, точно тебе говорю, мы по мироведению проходили!
   - Да дуб это, дуб, смотри, какие листочки, у ясеня совсем не такие!
   - Ясень!
   - Дуб!
   - Да ясень, я точно знаю!
   - Дуб, поверь. Дуб это!
   - Ясень!
   - Дуб!
   - Ясень!
   - Дуб!
   Не знаю, до чего бы мы доспорились (возможно, до банальной драки на "звездах", которой, как говорится, научные споры не решаются), если бы дерево неизвестной породы не вякнуло:
   - Да дурни вы оба, я вообще лиственница!
   Что дурни - это да, этого не отнимешь...
   - Вот и верь после этого женской интуиции!
   - Вот и верь после этого пресловутой мужской логике!
   - Да ясень это!
   - Дуб!!!
   Дерево, видимо, поразилось, потому что больше реплик не было.
   - Ясень!!!
   - Дуб!!!
   Банальной дракой дело не закончилось. Мы сходили-таки в библиотеку и выяснили, что дерево было право: мы оба дурни.
   Дерево было яблоней.
   Апекс
   Как я заснул (тем более - в кресле; кажется, пример Вилл заразителен) я, честно говоря, не помню. Но очнулся я ближе к вечеру от громкого стука в окно.
   Дело было на шестом этаже здания Гильдии, так что я решил не игнорировать загадочное явление, аккуратно ссадил Вилл со своих колен, встал и открыл окно.
   На подоконник уселась нахохленная ворона.
   - Кыш, - я попытался спихнуть ворону с подоконника, но она держалась крепко, а человеческого языка она, видимо, не понимала. Я уже подумывал, как бы сделать так, чтобы ворона побыстрее исчезла с глаз моих долой, а Вилл при этом не проснулась.
   Ворона за время моих раздумий проявила недюжинную изобретательность: вспрыгнула мне на плечо и задрала левую лапку, к которой был привязан свиток. Я отвязал письмо (каменный век! У них что, Интернета до сих пор нет?!), пересадил птицу себе на палец и развернул послание. Оно состояло всего из одной строки:
   "Жду на центральной площади. Иджена"
   Я глубоко вздохнул, выкинул ворону за окно и закрыл ставни. Постоял, подумал. Нацепил на Вилл очередной маячок, черканул пару строк и вышел.
   Надеюсь, на этот раз я не заблужусь...
  
   Центральная площадь была пуста. Кажется, все население уже было эвакуировано.
   Иджены не было. Либо она пришла, не дождалась меня, объявила, что я дурак и ушла, либо вообще не приходила. Забыла там или подшутить решила...
   Я уже собирался с чистой совестью отправиться обратно, когда на площади наконец объявилась наследница императорского трона. На ней было то же самое зеленое платье. Собственно, она вся была та же самая.
   Я посвистывал и глядел в сторону.
   - Привет. Теряешь квалификацию. Не заметил?..
   - Приветствую вас, ваше Высочество.
   - Слушай, не строй из себя придурка.
   Нет, меня точно все за идиота держат...
   - Что вы, как можно, Выше Высочество...
   - Апекс!
   - Да, Ваше Высочество?..
   Интересно, как быстро она поймет, что я издеваюсь?..
   - Слушай, прекрати, надоело.
   Сплошные глаголы, надо отметить...
   - Хорошо, Ваше Высочество.
   - Апекс!!!
   - Да, Ваше Высочество?..
   - Имей совесть, а? Открытие портала из Облачной Долины в Тхак'док крайне утомительно...
   Я вздернул бровь. Совесть, говоришь?..
   - Хорошо, Ваше Высочество.
   Вкупе с позой "руки в боки", наглым выражением лица и общей язвительности голоса фраза прозвучала именно так, как я и хотел.
   - Апекс...
   - Да, Ваше Высочество?..
   - Прекрати это безобразие!!!
   - Позвольте уточнить: какое, Ваше Высочество?
   - Вот это! Ты никогда не называл меня "Ваше Высочество" и никогда даже не пытался относиться ко мне как к нормальному человеку! Так что не строй из себя, пожалуйста, верноподданного...
   - Время меняет людей, Ваше Высочество.
   - А как же вторая половина фразы?..
   - Древний философ не предусматривал ее опускания, - согласился я. - Зато я - допускаю... Кстати, о твоих претензиях, Джен... Я буду называть тебя "Ваше Высочество" ровно до тех пор, пока мне так хочется, зато когда ты от меня потребуешь называть тебя "Ваше Величество" тебе придется довольствоваться пресловутым "Джен". А нормальным человеком считать тебя будет неправильно.
   - Это еще почему?! Я что, по-твоему, ненормальная?!
   - Не стану отрицать, но вообще-то я имел в виду, что ты не человек...
   Иджена усмехнулась.
   - Как прошла эвакуация?
   - Вполне спокойно, Ваше Высочество, ЧП не случалось.
   - Да... Время меняет людей, но не тебя. Такой же ядовитый. И, кстати, хотелось бы узнать... Твое отношение к представительницам женского пола не изменилось?..
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ну... Ты все так же шарахаешься от всех?..
   - Не от всех и не шарахаюсь. Обычно я просто шарахаю "звездой"... Да-да, Джен, время меняет не только людей.
   - Язва.
   - Стараюсь.
   Улицы были все так же пустынны. Мы все так же стояли по разные стороны фонтана.
   Нам не о чем было беседовать.
   Все, что было можно, она сказала мне тогда, шесть лет назад.
   А я сказал ей все, что вообще-то было нельзя...
   - Джен, что тебе от меня надо?
   - Ничего. Просто хотелось узнать... Но ты, оказывается, нисколько не изменился. Тебе это, видимо, было ненужно... А жаль. Будь ты другим, все могло бы быть по-другому.
   - Великое открытие, Джен. Но, видишь ли, история не знает сослагательного наклонения...
   - Чего?
   - Вот видишь, и ты не знаешь. Прощай, Джен.
   Я исчез в столбе пламени. Ей должно было показаться, что я рассыпался пеплом. Что странно, заклинанию меня научил Лоу.
   Нам и впрямь было не о чем разговаривать.
  
   - К Вам посетитель.
   - Завитее сюда этого несчастного...
   Сижу. Пью кофе. В рабочее время. Мой любимый чай снова кончился. А очень жаль - коротать время между очередными жалобами от всех ко всем за ним было бы одно удовольствие.
   А так - кофе... Фе.
   - А, Смерть, это ты? А я думала - очередной жалобщик... Ну, как там наш с тобой договорчик?
   - Висит в рамочке у меня в кабинете.
   - Язва. Ну ты же поняла, что я имею в виду...
   - Кто тебе сказал такую глупость?
   - Не нарывайся, Айрин.
   - Я не нарываюсь. Я к тебе вообще пришла чай попить, между прочим...
   - Чай кончился, - ледяным тоном оповестила я. Достали.
   - А я принесла! Твой любимый...
   Все ясно. Ей что-то нужно. И это что-то опасно, не совсем легально и противоречит всем моим моральным принципам.
   - Короче, что тебе надо?..
   - В общем... Мне бы твой договорчик... На секундочку... С моим сравнить...
   - Ага, а потом от тебя обещанного век жди, но не дожидайся?..
   - Ну Релин...
   - Да не Релин, а Арилиа... Сколько раз повторять!!!
   - Все, ясно. Чай ты сегодня пить не хочешь. Ну и ладно. Я пошла тогда, да?..
   Смерть вышла настолько быстро, что я даже не успела заметить, куда - в дверь, в окно или в телепорт.
   Что-то здесь не так. Где там мой договор?..
   Так и знала.
   - Айрин!!!
  
   Вилл все так же спала, свернувшись клубочком в кресле. Мы долго сидели над Книгой Пророчеств, издание последнее, наиболее дополненное. Искали "самое древнее из пророчеств". Но книга была одна, и кресло тоже было одно, а Вилл быстро наскучило стоять за моей спиной, а потом еще быстрее наскучило отпихивать мою физиономию, загораживающую ей свет. В итоге к тому моменту, как я очнулся, свеча (нет бы электрическую лампочку вкрутить!) давно догорела, Книга Пророчеств лежала на полу, а Вилл нахально спала.
   Подозреваю, что я тоже спал нахально...
   Я поднял книгу, осторожно поставил на полку. Зажег свечу.
   - А? Что?
   - Ну и горазда же ты спать...
   - Меня эта Книга усыпила...
   - Никогда не думал, что пророчества - это настолько скучно.
   - Знаешь, если пророчество написано на древнейшем всеобщем языке, она может усыпить даже страдающего бессонницей. Лучше бы мы автоматический переводчик включили...
   - Ага, чтобы он выдал нам один вариант из пяти сотен, причем не обязательно правильный?!
   - Зато это было бы быстрее.
   В этом я был с ней согласен.
   - Кстати, а где ты были?
   - На площади. А как ты узнала?
   - Телепорт. Следы затри получше.
   Я вернулся на то место, куда открыл телепорт. Прощупал. Ничего.
   - Куда уж лучше!
   - Ты... Не чувствуешь его?
   - Нет. Я через амулет затирал. Следов вообще быть не должно.
   - А почему я тогда их чувствую? Правда, я тоже не могу затереть сильнее, но... Я же знаю, что здесь открывался телепорт, верно?
   Н-да. Кажется, меня быстро уволят - в череде сокращения штатов, за ненужностью...
   Но все-таки... Странно все это...
   - Не веришь?
   - Почему же? Просто думаю, что все это слишком странно. Кстати, что у тебя с глазами?
   - А? Что? Ничего не чувствую...
   Я молча протянул ей зеркало. Вилл судорожно вцепилась в ручку.
   Глаза были обыкновенные. Такие, какие бывают у неинициированных магов. Зеленые. Но мороков, которые носила Вилл, на них не было.
   - Но... Я морок сняла...
   - Я потому и спросил. Сможешь изменить глаза до таких, какие были раньше?..
   - Попробую...
   Глаза изменились. Черный зрачок окружала радужка, переливающаяся всеми известными науке цветами.
   - И как так получилось?
   Голос Вилл был скорее заинтересованным, чем пораженным.
   - Йан его знает.
   - Так пойдем и спросим!
   Я усмехнулся, но свечу задул и выпустил Вилл из комнаты.
   Под "йаном", очевидно, подразумевался Лайнор.
   Вилл
   Лайнора мы искали долго. И не нашли.
   - Может, ты его своими сенсорными поищешь?
   - Могу попробовать...
   Я положила руку на стену, закрыла глаза. Объяснить сущность сенсорники я вряд ли смогу, но ответ я получила быстро.
   - Он в Хранилище.
   - А ты сможешь туда дойти?..
   - Попробую. Ты, главное, нить Ириадны захвати...
   Апекс согласно сотворил что-то, призванное изображать путеводную ниточку. Я ухмыльнулась и уверенно пошла влево.
   - Ты точно знаешь, что нам туда?
   - Угу.
   - А откуда?
   - Верблюд во сне ко мне пришел и рассказал...
   Дурацкий вопрос.
   Вообще снился мне Барсик, но Апексу этого знать не полагается.
   Мы шли по коридорам. Длинным, почти бесконечным. Больнично-белым. Я знала, что снежный мрамор на самом деле очень дорог, но смысла облицовывания стен им не понимала. Обыкновенным смотрелся бы лучше. Тем более что магам все равно, что колдовать...
   - Какие-то все эти коридоры... одинаковые.
   - Угу. И дракончики тут какие-то странные. Либо спят, либо просто нарисованные. По крайней мере, достучаться я до них не могу...
   Хотя пыталась. Из сострадания к бедным зверюшкам. Но дракончики все так же сидели с абсолютно пустыми глазами, не моргая нарисованными ресницами... Я чувствовала, что они живые. Или были живыми.
   Но от них все равно веяло смертью...
   Из того самого окна на нас смотрел тот же самый лес. Только вот дракона на стене уже не было. Он появился там только тогда, когда мы подошли к стене.
   - И что теперь?
   - Йан его знает... Но чтобы спросить, надо как-то попасть вовнутрь...
   - А может, надо постучаться?
   - А может, надо залезть через балкон?..
   Хотя вряд ли сейчас у нас это прокатит...
   Но попасть вовнутрь нам все равно нужно.
   Решение нашлось быстро, причем без нашего непосредственного участия. Стена медленно поплыла, затуманилась, и вскоре на ее месте стояли огромные двери. Перед ними стоял Лайнор. Его глаза впервые что-то выражали.
   Что странно, я не могла определить, что именно. Я вообще не чувствовала, что он здесь есть. Пустое место. Даже мираж я ощущала.
   Но Лайнора здесь не было.
   Или он был, просто я его не чувствовала...
   Хотя да, он Хранитель. Может, какая-то магия... Сколько тайн связано с Хранилищами, не перечесть. Вот - еще одна из них...
  
   Да... Тайны - это да, это вечное...
   И Хранители любят их ничуть не меньше.
   Вернее, Хранитель. Он один. На все три Хранилища.
   Еще один миф, который даже я довольно долго считала реальностью... Пока Лайнор наконец не позволил мне хоть одним глазком взглянуть на его Хранилища... Я поклялась не заходить в них. Тогда я еще не знала, что Хранилище погибнет, как только в него вступит Хозяйка Судеб.
   Зато смотреть мне можно сколько угодно.
   Хотя я так никогда и не узнала, где именно Лайнор расположил свои Хранилища.
   Впрочем, теперь это проблема Айрин. Какая я все-таки молодец, что всегда оставляю себе лишнюю копию договора...
   Интересно, что она придумает?..
  
   - Здравствуйте.
   - Здрасьте...
   Лайнор стоял в дверях, не поднимая глаз.
   А потом все-таки поднял.
   В глазах клубилась первозданная Тьма. Я едва удержалась, чтобы не отшатнуться.
   - Вы знаете легенду о Хранилищах? Ну, о их роли в жизни измерения?
   Я неуверенно кивнула. Легенду мне рассказал Апекс - старательно, со вкусом и с явно лишними подробностями, которые вряд ли были в легенде на самом деле.
   - Знаете. Я так и знал.
   Он немного помолчал.
   - Эту легенду сейчас почти все знают...
   Он снова замолчал. Это что, все, что он хотел нам сказать?..
   - Пройдемте за мной.
   Створки распахнулись.
   Фрески, барельефы... все было цело. Я собиралась уже спросить, что именно его так взволновало, но не смогла произнести ни слова.
   - И так - во всех Хранилищах, - тихо произнес он, с тоской глядя но статую. - Боюсь, у измерения остался всего лишь один день...
   В руках статуи лежала пустота.
   Огонь погас. Навсегда.

Подготовка к эксперименту

  
   Кто хочет жить в мире, тот должен готовиться к войне

А.

   Жизнь пишется прозой, чтобы не поганить поэзию

В.

   Апекс
   Я в онемении уставился на статую. Она была такая же, как и в прошлый раз, только огонь уже не горел, а глазах не отражался мир.
   Может, потому, что этого мира уже не было?..
   - Но... Но...
   Кажется, не я один потерял дар речи...
   - Но что теперь будет?!
   - Не знаю, - голос Лайнора вновь стал совершенно безразличным. - Вряд ли это что-то можно изменить.
   - А вдруг можно?..
   Лайнор усмехнулся.
   - Все может быть.
   Но глаза ничего не выражали. Он сам не верил в то, что говорил.
   Неужели мир и вправду погиб - так, как гибнут все миры?..
  
   О, проявляются зачатки разума. Наконец-то. И Лайнор - неужели наконец-то понял, что все бесполезно, и эту битву он проиграл еще до ее начала?.. Но молодец все-таки Смерть, молодец. Уговорила Жизнь пойти с ней вмести чаю попить, отвлекла от статуи - самой главной статуи. И вот результат. Я могу собой гордиться.
   Да и обучение - на лицо прогресс! Даже жалко будет уничтожать такой оригинальный мир... и эта долбанная Атлантида... Утопить ее, что ли? Так, ради разнообразия, а то Хозяйка соседнего Древа не слишком любит разбираться с войнами. Проще говоря, войн у нее нет вообще. Камни друг с другом не воюют. А она предпочитает повелевать Пустынями и древними богами, выселенными туда с других Древ. Те хотя бы не сопротивляются...
   Но лично я не выдержала бы положенного срока - пятьдесят бесконечностей лет наедине с пустыней! Кошмар. Нуднятина. Чем там повелевать, скорпионами, что ли?. Фе-е, гадость какая. Хотя вроде бы там вообще жизнь не изобрели, а Хозяйка бродит по пескам, не создав себе даже отдельных Сфер. Несчастная. В гости к ней слетать, что ли?
   Нет, Канары в другой стороне. А у меня скоро о-о-отпуск... И это о-о-очень хорошо-о-о... Красота.
   Ведь уже завтра все мои дела помашут мне хвостиком на прощанье. Правда, мне будет жалко расставаться с таким оригинальным миром и Лайнором (назло мне в Высшие Сферы уйдет, да так, что не достучишься! Или переродится снова и наваяет еще один такой же дурацкий мир - а мне потом разбирайся!)...
   Но зато у меня отпуск!
   Поеду на Канары, отключу лиэс и буду нежиться на пляже... Может, плавать научусь наконец.
   Красота, кто понимает.
   А я - понимаю!
   Странно, правда, что этот мир до сих пор не погиб. Да и сбылись далеко не все пророчества, что я связала с этим миром... Ох, что-то у меня нехорошее предчувствие. Повременим пока с отпуском...
   Совсем чуть-чуть повременим.
  
   Лайнор стоял на балконе, опираясь на хрупкие перильца, и глядел вдаль - на безоблачное голубое небо, потихоньку темнеющее, на солнце, спускающееся все ниже и ниже, на море, по которому бежали золотые блики, на черные громады скал...
   Здесь все изменилось.
   И все осталось таким же, каким было тогда, очень давно...
   Зачем он создал этот мир? Он искал свой, идеальный, единственный. Он хотел создать его для себя.
   А создал и пытается спасти - для других...
   Так зачем? Может, стоит позволить этому миру погибнуть, а самому деться куда-нибудь. И снова создавать - новые, все новые и новые миры, ища свой, идеальный, единственный? Уничтожать все, что не удалось?..
   Он не сомневался - ни в своем решении, ни в своем будущем.
   Ему не нужно было снова искать и снова создавать. Он уже нашел и создал все, что мог.
   А уничтожить?..
   Как можно уничтожить то, что только создал?..
   Миры тоже живые. Они тоже хотят жить.
   А он - создатель всех этих миров, Демиург. Демиург, а не убийца.
   Он не хотел и не мог уничтожить мир. Любой. Раньше - мог. До тех самых пор, пока его миры не получили свою душу...
   Он сам хотел стать миром после смерти. Вселиться в какой-нибудь маленький, тихий мирок, в котором будет такое же голубое небо и такие же зеленые леса.
   Он хотел быть миром и хранить мир...
   Но знал, что не имеет права сейчас бросить все ради себя. Сейчас его создание гораздо важнее...
  
   Я сидел в плетеном кресле на балконе и отстраненно любовался лесами, расстилавшимися внизу. Становилось все темнее, и я с каким-то странным спокойствием смотрел на песок, пересыпающийся из одной половины часов в другую. Так ускользали мгновения.
   Хотелось остановить миг и прожить всю жизнь заново. Чтобы были открыты все двери. Чтобы весь мир лежал впереди на долгие и долгие века...
   Кто знал, что все кончится так - тихо, молча... бесславно.
   Кто мог предположить, что сегодня солнце садится в последний раз...
   Хотелось обнять весь мир. Успеть везде и все - все увидеть, все заметить, все понять. И то, на что раньше не обращал никакого внимания, внезапно становится самым важным... Хотелось видеть и знать, что так будет всегда. И верить, что этот мир всегда будет жить, не смотря ни на что...
   Но все быстрее ускользали мгновения, а я все так же сидел в плетеном кресле, с ужасом понимая - как же много я не успел и не сказал...
   Тишина впервые казалась мне такой важной.
   И впервые мне так хотелось, чтобы эта тишина была прервана криком, хлопком, ударом... Хоть чем, лишь бы это было живым. Лишь бы мир по-прежнему казался живым.
   - Ты не боишься?
   Собственный голос внезапно показался мне удивительно тихим и... странным.
   - Нет.
   Вилл стояла рядом с неестественно прямой спиной. Я не видел ее глаз. Голос чуточку дрожал, руки судорожно цеплялись за перила.
   - Почему?
   - А я не верю.
   Вилл повернулась ко мне лицом. Я заметил, что она улыбается, а в зеленых гласах мерцает янтарная искорка смеха.
   - Мир знал бы, что погибает. А он... такой же. Тихий. Мирный. Разговорчивый. В чем-то одинокий... Живой. Я чувствую это. Вот и сейчас он тихо лепечет что-то... Только мы не слышим.
   Она погладила листья ближайшего дерева, ветер тихо вздохнул, будто что-то шепча...
   - Слышишь?.. Я не знаю, что он шепчет. Он сам не знает. Это мир очень хочет что-то сказать. А может, просто радуется самому себе - медленно садящемуся солнцу и темнеющему небу... Мир в чем-то похож на нарцисс. Он бесконечно любуется только самим собой, не видя ничего больше. Ведь все это - деревья, скалы, небо... мы... Все это - мир. И он смотрит на нас, не думая ни о времени, ни о будущем.
   - Может, потому он и кажется тебе живым?
   - Он и есть живой.
   - Пока.
   - Нет, Апекс. Он просто живой. Всегда таким был. И всегда будет.
   - Ты так в этом уверена?
   Она улыбнулась - одними глазами, в которых мелькнула странная, непривычная мудрость.
   - Нет. Это сам мир уверен в этом.
  
   Он бесконечно ходил по бесконечным дорогам времени и пространства. Бесконечно шептал бесконечные песни. Бесконечно думал - о жизни, о том, что его окружало, о самом себе.
   Усталый путник.
   Седобородый старец.
   Мальчишка с корзинкой с грибами.
   Белочка, смешно машущая хвостом...
   Ему неважно было, кто он сейчас.
   Он все равно оставался собой, кем бы ни был. Он мог переродиться даже в камень, как сейчас.
   И вечно думать о чем-то своем.
   Ведь в его распоряжении была бесконечность.
   Никто не знал его имени. Даже он сам. Его называли по-всякому, и он все равно откликался. Он знал, когда его зовут...
   Ему нравилось жить.
   Ему нравилось слушать ветер, плес волн, журчание ручьев, пение птиц.
   Ему нравилось слушать самого себя...
   Никто не знал, кто он.
   Только он сам.
   Но он, Мир, никогда не говорил никому об этом...
  
   - Откуда ты знаешь?..
   - Он сам мне об этом сказал...
  
   Он говорил. Много раз. Много кому.
   Но очень редко кто слышал...
   А если и слышал, то еще реже - понимал...
   Он пытался рассказать самому себе о том, что понял. И не понимал сам себя.
   Он знал, что объяснить самому себе то, что не совсем понимаешь сам, гораздо сложнее, чем кому-то другому.
   Но он все равно пытался.
   Ему нравилось слушать и понимать самого себя...
   И он неизменно старался услышать и понять...
   Не всегда слышал.
   Не всегда понимал.
   Но не отчаивался.
   Зачем это нужно? Будет еще много, очень много попыток. Ведь в его распоряжении - бесконечность.
   Или даже больше.
   Гораздо больше...
   Ведь он сам - единственный, кому подвластно само время.
   Потому что время - часть его самого...
  
   - А ты ему веришь?
   Вилл снова улыбнулась, отвернулась, посмотрела на закат.
   - Конечно. Как можно не верить самому себе?..
   Вилл
   Мы помолчали. Я не заметила, как Апекс встал, и не услышала, как он подошел ко мне.
   Мы стояли и смотрели на садящееся солнце, вызолотившее море.
   Апекс неловко обнимал меня за талию, я делала вид, что не замечаю.
   - Красиво.
   - Угу...
   И снова молчание. Тишина. Которая сказала гораздо больше, чем могли сказать мы сами...
   - А почему тогда погас огонь?
   - Не знаю. Может, он был больше не нужен. А может... но зачем гадать?
   - Правильно, тем более что вероятность отгадать ничтожно мала.
   Я усмехнулась, скинула руку Апекса со своего плеча.
   - Может, нам просто не нужно это понимать. Хочешь, спроси у Лайнора. Может быть, он ответит. А может, и нет.
   - Почему?
   - Ты серьезно думаешь, что кто-то может знать все?..
   Апекс хмыкнул, настойчивее прижал меня к себе. Я не стала сопротивляться. Толку с того - все равно ведь некоторые воспользуются грубой силой и женской беззащитностью... Если, конечно, у них это получится, потому что я тоже не совсем идиотка, а магию еще никто не отменял.
   - Вряд ли. Тогда у этого кого-то точно лопнула бы голова...
   Я невольно улыбнулась, вглядываясь в даль, окрашенную в красно-золотые тона. На западе уже высыпали звезды.
   - Ну да, лопнула бы. Особенно если это все записать на бумаге, а потом попытаться утрамбовать...
   - Знаешь, Вилл, тогда голова лопнула бы даже у тебя.
   - То есть, "даже"? Это что, намек на то, что меня давно заждались в комнате с мягкими стенками, или где там еще лечат отклонения в развитии?
   - Ладно, просто, тогда бы и у тебя...
   - А если я все равно обижусь?
   - А если я извинюсь?
   - А если я тебя не извиню?!
   - А если я обижусь, что ты меня не извинила?!
   Мы посмотрели друг на друга и расхохотались. Солнце медленно садилось; оно погрузилось за горы уже больше, чем наполовину.
   - Смотри, звезда. Падает. Загадывай желание.
   Я зажмурила глаза, пытаясь хоть что-нибудь загадать, но звезда погасла раньше, чем я успела додумать.
   - Наверное, не сбудется.
   - А что ты загадала?
   - Если я тебе скажу, точно не сбудется.
   - Это еще почему? Поверье такое, что ли?
   - И поверье тоже, а вообще... У тебя глаз дурной.
   - Хочешь, я зажмурюсь?
   - Апекс, прекрати дурачиться. Кстати, что у меня сейчас с глазами?
   - Зеленые. Правда, я не уверен, что сейчас искать Лайнора - правильная идея...
   - Знаешь, я, почему-то, тоже... Ну и ладно. Пусть будут такие. Заклинания я все равно вижу... А что от тебя хотела Иджена.
   Апекс нахмурился. Кажется, данная тема его не слишком обрадовала.
   - Я, честно говоря, сам не понял. Говорила какую-то ерунду...
   - Ясно.
   - Не веришь?
   - Нет, почему же? Просто признаю, что каждый человек имеет право на тайну.
   - Я не человек.
   - Это не имеет никакого значения.
   Мы снова замолчали.
   - Думаешь, не имеет?
   - Какая разница, остроконечные у тебя уши или нет? Я, например, эльфийка, пусть и не совсем, но мне на это совершенно наплевать...
   - Не скажи. Будь ты человеком, махать мечом бы не смогла. Да и эльфийские лиртаги тебя вряд ли бы признали...
   - Предрассудки. В общей массе так, а все остальное додумала молва.
   - Это ты зря...
   - Это ты зря, - усмехнулась я.
   - Думаешь?
   Я не стала отвечать. Как будто бы и так не понятно...
   Все так же медленно садилось солнце. По мгновениям утекало время.
   Но мне на это было абсолютно наплевать...
  
   А я уже надеялась, что мои старания наконец возымели успех. Так нет же. Дурни. Все еще на что-то надеются...
   Завтра в полдень этот мир навсегда перестанет существовать - что бы он там о себе не думал...
   Да и что может думать мир?
   Зря этот Лайнор так. Хотя... Избавилась от большого количества лишних душ в Сферах. Дышать стало свободнее. Сюда бы море и солнце - и будет, как на Канарах... В отпуск хочу!
   Ну почему всегда сначала дела?!
   Создатель, почему?!
   Свинство, какое-то...
   Но Создатель, как всегда, промолчал.
  
   Он все так же стоял, оперевшись на хрупкие перила. Только теперь рядом стояла фигура в черном балахоне.
   Она была не высокой и не низкой, не толстой и не тонкой. Она была о-бык-но-вен-ной. Самой что ни на есть обыкновенной. За нее не цеплялся взор. О ней не хотелось вспоминать. Да и, единожды увидев, ты вряд ли запомнил бы ее...
   Мало кто догадывался, что перед ним стоит сам Мир.
   - Ну? Что? Допрыгался?
   Мир только улыбнулся - Лайнор откуда-то четко знал, что Мир улыбается, хотя и не мог этого видеть.
   - Не хочешь отвечать? Помолчать хочешь? Ну, наслаждайся последними минутами бытия... Да, счет идет уже на минуты! Боги, зачем я тебя создал?!
   - Не знаю. И почему ты не создал богов - тем более. Даже ругаться не на кого...
   - Каков был, таким и остался. Тебя даже вечность не изменит...
   - Ты же знаешь, что я меняю только оболочки, но не меняюсь сам.
   - А зря. Тебя давно пора бы уже перевоспитывать.
   Лайнор в который раз поймал себя на мысли, что относится к этому миру, как к ребенку. Мир и был для него ребенком - любимым детищем, которое нужно оберегать и защищать...
   - Зачем я тебя создал?!
   - А зачем ты сейчас на меня кричишь?..
   - Никаких сил не хватит, чтобы тебя терпеть...
   - А ты не терпи.
   - А что? Помри сразу, да?
   Мир промолчал. Лайнор прикусил язык. А ведь в чем-то этот Мир, пожалуй, прав...
   И не в чем-то.
   Нельзя изменить Мир - можно измениться самому...
  
   Н-да, тяжелый случай...
   Неужели этот мир и вправду уверен, что переживет завтрашний день?.. Преклоняюсь перед самообладанием, если не так, и презираю за глупость, если так...
   А Лайнор-то, Лайнор! А я-то надеялась... Правильно говорят, на судьбу надейся, да сам не плошай. В данном случае все как нельзя правильно. Даже странно как-то. Вот, на саму себя надеюсь. И плошаю, кстати.
   Старею, наверное...
   Так, где там мой крем против морщин?..
   "С ума сошла баба"
   Ну ты-то хоть не язви! Создатель еще, называется, а все туда же - лишь бы все на меня свалить...
   "Точно говорю, пора тебе попить чего-нибудь от глюков"
   Нет, не от глюков. Лучше - от головы... Раскалывается.
   "А меньше надо пить"
   Все, заткнись. Буду обращать на тебя ровно столько же внимания, сколько и на внутренний голос. И вообще, Создатель, сам кашу заварил - а я расхлебывай... Имей совесть, а? А то нехорошо получается, нехорошо...
   И вообще, помолчи, дай подумать.
   "О том, где твой крем для лица? Ну говорил же я тебе, что ты пытаешься откусить слишком большой кусок..."
   Ой, ну только не начинай. Достал уже своими нравоучениями. Сам сидишь в личном мире, а я тут за тебя отдувайся. Все, все, работаю, только помолчи чуток, а? Иначе я не выдержу и тресну-таки тебя - то есть себя - по голове.
   И будешь себе новую Хозяйку искать, понял? А Хранительница у тебя сейчас только одна, и та сейчас где-то у черта на куличиках...
   Все, молчу. Работаю. Та-ак, что там у нас по плану?..
  
   Я стояла, смотрела на ночное небо и улыбалась.
   Апекс вышел в коридор разговаривать с Кассианом. Не знаю, что ему там такое сказал Кассиан, но обратно Апекс вернулся крайне недовольный жизнью.
   - Ну и чего ты такой надутый?
   - Кассиан требует, чтобы я немедленно показался пред его гневные очи. И тебя с собой прихватил. Готовься к битве со злобным старцем - Кассиан явно не в духе...
   - Небось нашел очередное пророчество... Все, молчу. Портал ты открываешь?
   Апекс
   Йан, такой вечер испортили... Хотя нет, уже не вечер, уже ночь. По крайней мере, солнца уже не видно...
   Портал сработал безукоризненно, хотя я, честно говоря, надеялся, что из-за изменений магического поля нас занесет куда-нибудь далеко и можно будет отложить объяснение с Кассианом. В чем я опять провинился, лично я не представлял. Наверняка припомнит какой-нибудь древний грешок вроде... хм... Ну, например, ведра с краской над его кабинетом. Наверное, Кассиан бы не обиделся до такой степени, если бы краска отмылась раньше, чем через два года...
   Директор пребывал в том же расположении духа, что и в тот самый раз - взрывоопасном. Когда я вижу его в таком состоянии, мне хочется побыстрее зарыться в окоп из соображений собственной безопасности. Еще лучше - поискать дверь в бомбоубежище (надо сказать, это самое бомбоубежище под школой нашлось при моем непосредственном участии - наша группа пыталась там преподавательский состав "нечаянно" запереть... А сколько мы потом картошки перечистили...). Ну а самый замечательный вариант - закрыть Кассиана в одной комнате с Линитой. Тогда есть шанс, что на следующий день мне попадет чуточку меньше.
   - Ну и как вы можете это объяснить?!
   - Что? - рискнул спросить я. Надо же хотя бы узнать, за что тебя сейчас отправят в карцер наедине с ножиком и картошкой... тьфу, то есть за что тебе сейчас зарплату урежут и премиальные отменят.
   - И ты еще спрашиваешь?!
   Ну, все ясно. Придется искать Линиту и спрашивать у нее, какая муха ее мужа укусила...
   - Безобразие! У меня под носом!
   Неужели кто-то рискнул стырить личный лиэс Кассиана, а подозревают, естественно, меня?.. У Кассаана вечно я во всем виноват... Хотя нет, он же не совсем идиот. Я бы не крал. Я бы придумал что-нибудь оригинальнее...
   - Совсем распоясались!
   Что-то мне все это нравится все меньше и меньше...
   - С тобой я вообще отдельно потом поговорю! - Кассиан сверкнул на меня глазами. - А так! Безобразие!
   Еще интереснее.
   - Бесчинство! Хулиганство!!!
   - Э-э-э... А что случилось-то?
   Я на всякий случай возвел дополнительный щит - а то в меня сейчас точно полетит что-нибудь тяжелое...
   И полетело. Вернее, полетел. Утюг. Не знаю, как он оказался у Кассиана под рукой (а когда директор в таком состоянии, самое тяжелое и твердое, что может находиться рядом с ним - это подушка), но теперь его рядом точно не будет: вряд ли кто-нибудь сумеет собрать в единое целое этот набор винтиков, гвоздиков и пружинок.
   - Где информационный кристалл, я вас спрашиваю?! Апекс, сколько раз я тебя предупреждал, чтобы ты не смел ничего брать с моего стола... Правда, я не совсем уверен, что это ты... Но к моей тумбочке за все это время приближались только вы двое.
   - Точно?
   - Точно! И вообще, что за дурацкие вопросы! Где мой кристалл?! Там важная информация, между прочим, а не только коды доступа к моему компьютеру...
   - С каких это пор меня интересуют коды доступа?! - возмутился я. - Вы же знаете, что это не спортивно - взломать сеть гораздо интереснее... Кстати, охранная система на вашем лиэсе стоит довольно-таки фиговая, я ее всего за час двадцать взломал...
   - Апекс!!! Ты опять за свое?! Я же тебе говорил: не смей лазить на мой компьютер... На него вообще лазить можно только Лините!
   - А вам?
   - А я не лажу, я цивилизованный. И вообще, что за дела - взял без спросу, взломал, ничего не посмотрел и вернул обратно!
   - Это называется спортивный интерес.
   - Мне плевать, как это называется. Где мой кристалл, я вас спрашиваю?!
   - А мы откуда знаем?
   - Апекс, я, конечно, понимаю, что ты не любишь, когда на тебя орут, но врать тем более нехорошо!
   - Я знаю. А вот вы, видимо, не знаете, что нужно сначала хорошенько все обдумать, и только потом начинать орать...
   - Мы на "ты".
   - Пока вы на меня орете - нет.
   - Апекс! Имей совесть!
   - Это вы поимейте совесть. Да, я брал ваш лиэс, но, во-первых, это было полтора года назад, во-вторых, коды доступа мне тогда не понадобились, и, в-третьих, на свой рабочий стол щит вы поставили весьма посредственный.
   - А зачем ты тогда к нему подходил?
   - Не я, а мы. Вы, я и Вилл. Не помните? Вчера вечером, когда вы мне инструкции выдавали...
   - Предположим, я поверил. Но куда тогда делся мой кристалл?!
   - А я что, Пушкин?..
   Кассиан покосился на меня, потом на Вилл, глубоко вздохнул и махнул рукой.
   - Ладно, свободны.
   - Вы же обещали еще меня поругать?..
   - Тебе так хочется, чтобы я снова на тебя орал?
   - А если я скажу, что да, вы мне поверите?..
   - ПОШЕЛ ВОН!!!
   Я ухмыльнулся и выскочил из комнаты, успев закрыть дверь прежде, чем в нее врезался второй утюг...
  
   Интересная штучка...Интересно, как она работает?
   - Ну и зачем ты мне это притащила?
   Вообще-то я ничего не имею против захламления моего кабинета (все равно не я убираюсь), но характер-то проявить надо! А то эта Смерть совсем распоясалась, никакой совести...
   - А что, вам разве не интересно, что тут записано? Тут коды доступа на личный лиэс самого главы Гильдии...
   - И зачем они мне?
   - Лиэс завтра притащу.
   - Ты не ответила на вопрос. Зачем мне эта дрянь?
   - И нисколечко это не дрянь...
   - Притаскиваете всякую ерунду из материального мира, а я потом отдувайся. Безобразие. Нет бы сразу все притащить... И вообще, зачем мне взламывать этот лиэс?
   - Там может быть объяснение происходящего.
   - Но не факт, что оно там есть! И вообще, сама разбирайся с этой ерундой - ты заварила, ты и расхлебывай... Контракт мы с тобой заключили, давай, работай.
   - Какой контракт?..
   - Не притворяйся дурочкой. Я в курсе, что ты стибрила оригинал, но у меня осталась копия... Вот, любуйся.
   - Слушай, дай посмотреть...
   - Нетушки. Обойдешься. У меня, правда еще одна копия есть, но все равно, мне эта тоже дорога...
   Смерть нахмурилась, я открыто ухмыльнулась. А нечего было меня обманывать. Вот уволила бы ее за превышение должностных и воровство...
   Но мне она пока еще нужна.
   А потом - в отпуск... Красота.
  
   Мы сидели на крыльце и смотрели на медленно встающее солнце.
   - Ты уверена, что не хочешь спать?
   - Не имеет смысла, рассвет через час...
   Тут я был с ней согласен.
   Да и восход удивительно красив...
   Как хорошо на свете жить, называется. Хоть пой... Но петь не хотелось. Хотелось сидеть и слушать.
   Вилл тихо насвистывала что-то, два соловья, сидя на перилах, что-то подтягивали в такт. Удивительно, но она была в этом мире своей до кончиков пальцев. Своей. Ее слушал весь мир... и весь мир понимал.
   А она точно так же относилась к миру...
   Больше сенс, чем маг.
   Это неправда.
   Она - ведьма. Нечто гораздо большее, чем маг или сенс. И гораздо большее, чем они все вместе взятые...
  
   Сейчас он принял вид соловья. Сидел и пел. Прислушивался к собственному пению, к мелодичному свисту... Тоже самого себя.
   Он любил жить. Жить, а не существовать.
   Вот так вот вечно сидеть, смотреть на что-то и понимать, что жить действительно прекрасно... и никто не сможет разубедить его в этом. Никто. Даже Лайнор - единственный, кто не является частью этого мира.
   Его весь мир слушал. Его весь мир любил и считал правым.
   Потому что он сам - Мир.
  
   - Ты давно не пела.
   - Времени нет. Я за всю практику ни разу гитару не расчехлила... Ну, хочешь, могу спеть. Только что-нибудь из старого... Не хочется сочинять. Не то настроение.
   - Ну, спой. Только не мельванскую, ладно? А то меня эти излишне описательные русалки уже того, достали...
   - Ладно. Хотя вообще-то ты зря так, мельванские легенды не все о несчастной любви... Знаешь такого, Трияна Мельванского? А Трияна Валесского? Ни того, ни другого? А зря... Замечательный был поэт...
   - Который из них?
   - Это один и тот же человек. Он жил в Мельване около тысячи лет назад и писал о ней песни - о ее природе, о ее жизни... Но потом правительство усмотрело в его песнях политические нотки. Его изгнали из страны. Приговаривали к смерти, но народ не дал его повесить... Тогда его выслали. Он не имел права вернуться. А он все так же, даже в изгнании, писал о родине, о своем доме. Всю жизнь. Он и основал тот знаменитый мельванскпий канон... Он был уже стар, по-прежнему пел. Послушать его приезжали многие и многие - в том числе и из Мельваны. Правительство разрешило его песни. С него сняли обвинение. Его приглашали обратно...
   Вилл замолчала, задумчиво посмотрела куда-то вдаль.
   - А он не приехал.
   - Почему?
   - Он умер за два дня до того, как в его дом прибыл гонец.
   - Грустно...
   - Угу. А ведь он просто любил весь мир...
   Вилл снова замолчала. Потом тряхнула головой, вытащила прямо из воздуха гитару и запела.
   Бывают дни, когда неважно завтра,
   Бывают дни - забуду про вчера.
   Бывают дни, когда под светом лампы
   Рождаются в душе моей слова.
  
   Бывают дни, когда мне непонятно,
   Куда летит, куда уходит жизнь, как сон.
   Бывают дни, и солнце светит ярко,
   Смеется с облаками небосклон.
  
   Бывают дни, когда из-под пера
   Выходят и романсы, и былины.
   Бывают дни, и пустота листа
   Похожа на безмолвие долины.
  
   Бывают дни, и я про все забуду.
   Бывают дни, когда я вспомню вдруг,
   Как искренне могу я верить в чудо,
   И что весь мир вокруг, казалось, - друг.
  
   Бывают дни... Бывают дни - и чудно!
   Пусть будет мне и трудно, и легко,
   Пусть будет мне хоть весело, хоть грустно,
   С гитарой мне всегда везде везло...
   - Это песня того самого поэта. Я, правда, долгое время этого не знала...
   Мы посидели, помолчали.
   Медленно вставало солнце, отмеривая секунды до полудня, когда все решится раз и навсегда.

Эксперимент

  
   Добро всегда побеждает зло - ведь кто-нибудь да победит, а никто не сражается во имя зла

А.

   Готов постоять за других, езди в автобусе

В.

   Апекс
   Кажется, сидеть и смотреть на небо - одно из моих самых любимых занятий. Или, по крайней мере, скоро таковым станет. По крайней мере, я третий раз за двенадцать часов сижу и смотрю на небо.
   - Ну и?
   - Красиво.
   - Апекс, ты говоришь это уже пятый раз за шесть минут.
   - Ты специально засекала?
   - Это ты говоришь уже четвертый раз.
   Я усмехнулся. Кажется, я становлюсь на редкость неразнообразный. Даешь оригинальность! правда, быть оригинальным - это очень, очень трудно, потому что нужно много думать, а от тяжелых дум болит голова...
   - Ну, а что можно придумать более оригинальное?
   - Не знаю...
   - Это ты говоришь уже третий раз.
   - А ты так реагируешь уже второй!
   - А ты так - первый...
   - Вот видишь. Женщины всегда были гораздо оригинальнее мужчин.
   - Ой, ой, как интересно. Еще скажи, что у женщин интуиция развита лучше, чем у мужчин - логика...
   - Кстати, знаешь, почему у женщины сильнее развита интуиция и, между прочим, зрительная память?
   - Ну и?
   - Потому что в древности женщина должна была отыскать какую-нибудь травку, угадать или не угадать, можно ли ее есть, а потом запомнить, как она выглядела и где она растет... А у мужчин все заботы - поймать мамонта, причем ни интуиция, ни память при этом не нужна. Главное - поймать и оттащить в пещеру.
   - Угу. А ты что ли думаешь, что ловить мамонтов - это так легко?!
   - А ты пробовал?..
   - Угу. Когда в древний мир летал. И был я там первый охотник, который искал мамонтов при помощи магии и интуиции... А все племя утверждало, что это я общаюсь с духами.
   - Ты это серьезно?
   - Нет, конечно.
   - Так бы сразу и сказал...
   - Хорошо, теперь всегда буду говорить: "Вилл, внимание, шу-утка..." Кстати, это была шутка.
   - Ты не поверишь, но я поняла.
   - Это и есть хваленая женская интуиция?
   - А ты при помощи своей хваленой логики мог бы и сам догадаться, и не спрашивать меня...
   - Сюда идет Лоу!
   - Это была логика или интуиция?
   - Это был защитный контур, дурочка.
   - Я тебе сейчас дам дурочку!
   Может, и дала бы, но бегаю я всяко быстрее, чем она на шпильках. Впрочем, убегать не пришлось - к крыльцу подошел Лоу.
   - Здравствуйте, молодые люди.
   - Здравствуйте, древнейший из древнейших демон.
   - И нечего язвить!
   - У тебя раздвоение личности?
   - Это ты о чем?
   - Кажется, у кого-то плохо с логикой, - фыркнула Вилл.
   - Или с интуицией, - добавил я.
   - Совсем с ума сошли?..
   - Ах, у него даже растроение личности!
   Кажется, Лоу сейчас попытается ее прибить - вон, уже кипит. И маскировка скрипит по швам...
   - Только не вздумай превращаться здесь!
   - Это еще почему?
   - Я опасаюсь за психическое здоровье представительницы прекрасного пола.
   - Я сейчас кому-то дам!
   - Хорошо, представительницы ужасного пола... Вилл, так лучше?
   - Нет, и я тебе точно сейчас дам.
   - Ну... а как тогда? Не ужасного, не прекрасного... Что, среднего?
   - Слабого, - предложил Лоу и тут же получил по шее. От представительницы слабого пола, что обидно вдвойне. Возможно сработал эффект неожиданности, но, даже с учетом оного, душевно вмазать демону может далеко не всякий... Тем более - не всякая. - Ладно, сильного... какие-то неправильные девушки пошли...
   - Нет, это демоны неправильные, а девушки само то: прекрасные, слабые и, кажется, при этом еще и очень силь... Ай! Да больно же!
   Правда, из захвата я вывернулся быстро. Из чьего, выяснить не удалось, но, видимо, это Лоу обиделся на "неправильного" демона и решил отомстить - Вилл с захватами не в ладах.
   Мы немного попрыгали по полянке, выпустили пар, залечили незначительные синяки и вернулись обратно на крыльцо. Если не обращать внимания на излишнюю заносчивость, Лоу - вполне приятный парень. Только больно уж высокомерный. Правда, мы договорились не обращать на это внимания...
   Вилл все так же стояла на крылечке и, кажется, ей было абсолютно плевать на личность победителя, которого мы, кстати, не выявили.
   - Молодые люди...
   Лоу болезненно поморщился. Не знаю, кто он там на вторую половину, но людей он, как и всякий нормальный демон, мягко говоря, недолюбливает. Нормальные демоны их еще и едят (не знаю, как людей хватает на всех демонов), но наш демон с этой точки зрения не совсем нормальный.
   Лайнор стоял за нашими спинами и ему, видимо, было абсолютно наплевать, что о нем думает один конкретный демон.
   - ...не пройдете ли со мной? Я хотел бы вам кое-что показать...
   Интересно, он опять повел нас в Хранилище, или на этот раз выдумал что-нибудь еще оригинальнее?..
   Да уж, кому-кому, а Лайнору оригинальности было не занимать...
  
   Мы настолько долго шли, а коридоры были настолько запутаны, что я в конец уверился, что они никогда не кончатся.
   Но они кончились. Тупиком, как я и ожидал.
   - И? - это Лоу. Мы с Вилл давно уже привыкли к тому, что у Лайнора все коридоры кончаются тупиками, за которыми обязательно что-нибудь скрывается. Не удивлюсь, что у него все ящики с двойным дном, а в стенки шкафа можно запихнуть человека. И не только его.
   Лайнор уже привычно вскинул руку. Теперь свет был золотистым, но сути это не изменило: стена медленно растворилась, явив высокую мраморную арку, оплетенную плющом.
   Мы вышли на огромный внутренний двор. Ступеней, окольцовывающие глубокую ложбину, было ровно тринадцать.
   Лайнор как-то странно улыбнулся и исчез в серебристом тумане. Тоже привычно.
   Я первым подошел к ступеням.
   - Смотрите, тут руны... стихийные, только какие-то странные. Это руна земли, - Вилл ткнула пальцем в первую ступень, - но она... не такая, что ли... В современном варианте она немного другая: вот этот завиток чуточку короче, вот этого нет вообще, этот легче, а этот, наоборот, обычно выписывается гораздо толще...
   Мы встали у руны. Она слабо светилась, вокруг нее мерцал ровный желтоватый ореол. Она и вправду была не совсем такой, как обычно.
   На второй ступени была выточена руна воды - ее окружал яркий синий ореол.
   Воздух - светло-голубой.
   Огонь - алый.
   Жизнь - зеленый.
   Смерть - серый.
   Свет - белый.
   Тьма - черный.
   Интуиция - серебристый.
   Время - бронзовый.
   Единство - белесый, почти прозрачный.
   Судьба - золотой.
   На последней, тринадцатой ступени мерцала руна создания, окруженная радужным ореолом.
   А внизу...
   Раньше это, наверное, был фонтан. В центре красовался огромный каменный дракон, выточенный из цельного камня - я не смог сразу определить, какого. Из его глотки вместо огня должна была бесконечно литься вода.
   Но она не лилась.
   Дракон смотрел на нас бесконечно мудрыми и грустными глазами.
   Живыми глазами.
  
   За окном тихо плакал дождь. Она сидела и задумчиво смотрела на струи воды, сбегающие по стеклу. У нее было еще очень много дел, но работать не хотелось. Не потому, что было лень. Она просто не совсем понимала, зачем это нужно.
   Отчеты, планы, стратегии... Она бесконечно устала от всего этого.
   Она бесконечно устала от этой войны...
   Каждый день она читала новую сводку. Она не хотела бы ее читать. Но все равно читала - она обязана была знать, что происходит в мире, который доверили ей...
   Как просто было раньше, когда она была сначала аналитиком, потом обыкновенным боевым магом, потом членом специальной группы быстрого назначения. И даже после - когда она стала секретным агентом... Лучшим секретным агентом отдела.
   Она многого добилась. Может быть, слишком многого...
   Может быть, зря.
   Уже сорок лет, как она отвечает за все и перед всеми. Не имеет права на собственные чувства...
   Даже тогда, когда погиб он, единственный, она не имела права на слезы...
   Она и не плакала. Никогда. Даже оставаясь в одиночестве. Вот уже почти восемьдесят лет.
   Только бесконечно работала. Не понимая, зачем. И тогда, тридцать пять лет назад... Хотя Создатель знает, чего ей это стоило...
   Она работала. Снова и снова. Бесконечно.
   Слишком многое она взвалила на себя тогда...
   А теперь не имела права отказаться.
  
   - Красивый дракоша.
   - Угу, - буркнул Лоу, обходя его вокруг. Видимо, он не замечал, что дракон провожает его глазами. - А еще о-очень большой...
   Тут я был с ним согласен. "Дракоша" в холке был ростом с неплохой пятиэтажный дом и длиной... ну... раз в пять больше. Наверное - хвост обвивал лапы, что не позволяло оценить его длину.
   - Да-ре-лей, - по слогам прочла Вилл. - И опять эти чертовы руны... Старинные, едва читабельные, вон, вода все вытерла... Кстати, пол совершенно чистый - либо в бассейне часто меняли воду, что, учитывая его объемы, возможно только с помощью магии, а ее следов тут нет, либо это было очень-очень давно...
   - Второе скорее. Впрочем, к такому же выводу ведет и первое предположение.
   - Угу... И все-таки красивый дракон.
   - Драконы все красивые.
   - И Шерд?..
   Ну... Шерд (Лира все равно рядом нет) не такой уж и писаный красавец, конечно, но на людей все равно производит неизгладимое впечатление. Дескать, вот он, такой большой, красивый, гордый и мудрый. На самом деле Шерд для дракона (тем более - полувиверна) мелковат, не так уж и красив (а по меркам драконов так и вовсе урод уродом), совершенно не горд - опускается до стаскивания чужих бутербродов и кражи скота, хотя нормальный драконы давно уже приобрели себе фермы и наладили поставку продовольствия, а уж о его мудрости о вовсе говорить не приходится - нету таковой, и точка.
   - И Шерд. Чуть-чуть.
   Иначе меня Лир точно прибьет, когда узнает, что я о его любимом дракончике сказал... Хоть я и подозреваю, что сам Лир придерживается того же мнения, что и я.
   - Но этот дракон красивее.
   - Да никто и не спорит...
   С таким поспоришь... Тем более когда Вилл говорит это таким тоном!
   Лоу тем временем обходил дракона и делал какие-то замеры. Ну не может он без своей обожаемой линейки... У каждого свои тараканы в голове, и чем они оригинальнее, тем больше проблем...
   - Ну и? Что намерил?
   - Длина туловища дракона - 13 саженей, такова же длина хвоста и шеи, высота - приблизительно семь аршинов, или 13 метров... Я у него сейчас еще количество зубов посчитаю... Хотя нет, я туда не полезу.
   - А я полезу, шагами спину померяю!
   - Вилл, а кто тебе разрешит? - тактично уточнил я. Нет, у нее точно шило в одном месте, а я потом разбирайся...
   - А кто мне запретит, интересно знать?..
   Я не успел ответить - Вилл уже лезла на дракона. Наверное, залететь было бы проще, но Вилл никогда не искала легких путей.
   - Ну? И как тебе дракончик?..
   - Хорошенький, - выдала Вилл.
   - А ты сомневалась?
   Приходилось кричать - высота у дракоши была отнюдь не маленькой.
   - Нет!
   Вилл еще немного побродила по спине, потом дошла до длинной шеи, уселась на дракончика.
   - Кстати, на нем сидеть удобно... Хочешь попробовать?
   Ответить я не успел: фасетчатые глаза загорелись странным огнем, дракоша встрепенулся, распахнул огромные крылья, оттолкнулся от земли и взлетел.
  
   Нельзя сказать, чтобы я испугался. В конце концов, боевых магов учат сохранять хладнокровность и здравый ум при любых обстоятельствах.
   Так что, скорее, я удивился.
   Дракон тем временем выписывал широкие круги над фонтаном, изредка выпуская струи огня и дыма. Вилл судорожно вцепилась в шею дракона, даже не пытаясь взлететь; я заметил, что ее левое крыло выгнулось под каким-то ненормальным углом и жалкой тряпкой трепыхалось на ветру.
   Я стоял и оценивал ситуацию.
   Скинуть ее дракоша не пытается, так что у меня есть время немного подумать... совсем немного...
   Сомневаюсь, что стандартные противодраконьи заклинания сработают. Я попробовал. Сеть растворилась, не причинив никакого вреда, кольцо дракон нагло протаранил. Что мы там еще знаем?..
   Йан! а дракончик-то тринадцатистихийный... Н-да, ударить противоборствующей не получится...
   И что мне теперь делать, интересно?..
   Дракон мирно кружил. Вилл пыталась с ним договориться. Я сплетал заклинание, которое, по идее, должно было снять Вилл с дракона и вернуть с небес на землю. Лоу изображал из себя доблестного рыцаря, то есть летал вокруг дракона и что-то оному вталкивал, сбивая Вилл и мешая прицелиться мне.
   Никогда не любил рыцарей...
   В следующую секунду произошло сразу четыре вещи: дракон дыхнул огнем на Лоу (соскакивая с демона, искры образовывали на дне фонтана небольшие Армагеддоны), я выпустил сразу два заклинания, направленные на Вилл и на Лоу (оба промазал), содрогнулась земля, дракон издал удивленный крик и растворился в воздухе.
   Вилл полетела вниз, пытаясь хоть как-то замедлить падение здоровым крылом.
   Лоу со стоном приподнялся с земли.
   Я спешно выплетал что-то, претендующее на роль воздушной подушки.
   В следующий же миг на меня спикировал дракон, и свет перед моими глазами померк.
   Вилл
   Я очнулась от дикой головной боли. Ощущения были бесподобные.
   Со стоном открыла глаза и тут же схватилась руками за голову: яркий свет отозвался в ней тупой болью.
   - Вилл! Ау! Ты меня слышишь?
   - Слышу, - вяло прошептала я, отпихивая от себя руки Апекса - и так голова болит...
   - А видишь?..
   Я попыталась сфокусироваться на ближайшем темном объекте. Ближайшим объектом оказалась морда огромного синего дракона, виновато моргающая на меня огромными желтыми глазами.
   Я взвизгнула и попыталась отскочить, но тут же отказалась от этой идеи - голова отомстила мне дикой болью, взорвавшейся где-то в глубинах черепа.
   - Так ты меня видишь?
   - Я вижу дракона, - осторожно ответила я. - Большого и синего.
   - А меня не видишь?
   - Нет, но, если я все правильно слышу, это совершенно нормально - глаз на затылке у меня нет...
   - Ух. Раз язвишь, значит, все в порядке. Вставай.
   Тебе легко сказать - хотелось пробурчать мне, но жаловаться я не любила (и сейчас не люблю, надо сказать), поэтому покорно ухватилась за руку Апекса и приняла наконец вертикальное положение.
   Наверное, выглядела композиция впечатляюще: я со сломанным крылом и зеленоватым цветом лица, изрядно помятый и выпачканный в грязи неизвестного происхождения Апекс, вымазанный в саже Лоу и огромный синий дракон, который вообще еще полчаса назад был памятником...
   Кстати, это был какой-то странный дракон. Он, без сомнения, был синим, но при этом он был еще и полупрозрачным. Не совсем представляю, как я на нем сидела...
   - Вилл, ты меня слышишь?
   - Еще не знаю.
   - В смысле?
   - Я не уверена, что слышу тебя и, более того, не уверена, что то, что я тебя "слышу" - не последствие падения с большой высоты...
   Апекс фыркнул и отпустил мой локоть. Я пошатнулась. Апекс глубоко вздохнул и позволил использовать себя как третью точку опоры, пытаясь делать вид, что не замечает, как я на него наваливаюсь. Руки дрожали, мир плыл перед глазами.
   - Н-да, а ведь заклинание сработало...
   Апекс гневно покосился на драконью морду. Дракончик потупился.
   Лоу, кстати, почти не пострадал - нанесенный ему ущерб ограничился исключительно исключительной перемазанностью.
   - Ладно. Идем?
   Сил кивнуть лично у меня не было, а Лоу было абсолютно все равно, поэтому решение было принято единогласно.
  
   Лайнора в его комнате не оказалось, но мы решили, что в огромном замке искать его не стоит, а места в нем хватит всем, поэтому нагло заняли ближайшую, ту самую, в которой чаще всего сидели за книгами. Апекс ознакомился со всеми переливами моего лица, немного подумал, вздохнул и помог добраться до ближайшего кресла. Блаженная дрема длилась недолго: вскоре он заинтересовался моим крылом (которое я, кстати, не чувствовала, что само по себе является дурным знаком), и боль быстро выгнала из меня остатки сонливости.
   - Ай! Ты что там делаешь?!
   - Изучаю строение эльфийских крыльев. Они у тебя симметричные?
   Я застонала.
   - Апекс, я серьезно!..
   - Я тоже.
   - Если ничего не понимаешь в эльфийской анатомии, отойди от меня подальше, неуч. И больше не подходи, пока не исправишь этот пробел в образовании.
   - С таким предметом, как анатомия, я ознакомлен, поверь. Просто у тебя левое крыло вывихнуто... или сломано. Сейчас узнаем.
   - А-ай! Ты что, с ума сошел?!
   - Вроде вывихнуто. Тебе его вправить или так ходить будешь?
   - Отойди от меня, изверг недоученный!
   - Значит, вправить.
   - Не смей!!!
   - Извиняй, девятнадцатый пункт договора.
   - Апекс!!! Ты серьезно думаешь, что я помню этот твой девятнадцатый пункт?!
   - Хочешь, могу процитировать. "При..."
   - Все, хватит.
   - А как же пробелы в образовании?..
   - Если ты немедленно не прекратишь язвить, то пробелы будут у тебя, причем - в памяти и зубах...
   - Угрозы, Вилл, одни угрозы.
   - Уверен?
   Я попыталась выбить ему зуб (из природной вредности - резец, без него физиономия смотрится очень оригинально), задела левым крылом подлокотник кресла и на время забыла о мести.
   - Ладно, вправляй.
   - Сразу бы так...
   - А будешь еще и жаловаться на свою судьбу...
   - Что будет?
   - Пожалуюсь Кассиану на твое нехорошее поведение.
   - Это на какое?
   - Придумаю. У меня хорошее воображение. Ну, например...
   - Все, дальше не продолжай.
   Лоу заметно заинтересовался темой разговора, поэтому решение Апекса я не только понимала, но еще и одобряла. Иначе у Лоу точно отвиснет челюсть. До самого пола. Воображение у меня действительно очень даже ничего...
   Апекс украдкой показал мне кулак. Я приняла невинный вид и похлопала глазками.
   - Кстати, этот дракон какой-то странный...
   Дракоша, кстати, тыкался мордой в стену замка в тщетных попытках запихнуть ее в окно. Не получалось: окно пусть и во всю стену, но голова дракона все равно больше...
   - В чем?
   - Ну... Он полупрозрачный, но при этом вполне материальный. Как те дракончики в плитах. Как ты думаешь, он тоже такой? В смысле, полупрозрачный он только до тех самых пор, как в него чья-нибудь душа не вселится?
   - Наверное...
   Лоу сидел с глупым видом и ничего не понимал.
   - А может, вы мне объясните, что имеете в виду?..
   Апекс фыркнул, я ухмыльнулась и мы, перебивая друг друга, стали рассказывать, при чем тут дракончики. Я настаивала на реалистичном или хотя бы правдоподобном варианте, Апекс - на фантастичном и нереальном, в результате чего в получившемся опусе мы и сами не смогли бы разобраться.
   Земля снова содрогнулась. Лоу упал с подоконника, на котором изображал страшного-страшного плотоядного-плотоядного демона-демона.
   - Н-да... И что это такое?
   - Ты меня спрашиваешь? Так вот, Вилл, я тоже не всезнайка...
   А жаль...
   - Зато я знаю, кто знает, что это такое!
   Апекс и Лоу требовательно на меня уставились.
   - Вот он, - я ткнула в сторону дверей.
   В дверях, естественно, стоял Лайнор.
   - Следуйте за мной.
   Я уже почти привыкла, что у Лайнора с этой фразы начинается что-нибудь не совсем понятное...
  
   Вот он, миг моего торжества. Еще какие-то полчаса, и все. У меня отпуск. На Канарах. Красота...
   Небо, солнце, море, пляж...
   Красота, кто понимает.
   Но сначала закончим с делами. Ну да ничего - четыре бесконечности лет этот отпуск ждала - и еще часик подожду!
   Это все равно не имеет никакого значения в масштабе бесконечности...
   А потом - в отпуск. Даже если ничего не получится.
   Но лично я не верю, что что-нибудь может пойти не так...
   В конце концов, я слишком долго этого ждала. Нет, не отпуска.
   Хотя и отпуска - тоже...
  
   Знакомые коридоры. Только теперь - без дракончиков на каждом шагу.
   Те же плиты.
   Те же камни.
   Даже пыль - все та же...
   Здесь ничего не изменилось. Только исчезли драконы. Теперь они витали в облаках, летали по коридорам, сидели на деревьях... Сколько же тут было драконов! Длина коридора непредставима, а драконы раньше встречались на каждом шагу...
   Лайнор уверенно шел, не оглядываясь. Белоснежный плащ (и это по такой жаре!) развевался на ветру.
   Он снова привел нас в Хранилище. То же самое. И немножко другое.
   Теперь в огромном белом зале стояли все три статуи. Огонь не горел. В зале было бы темно, если бы потолок был настоящим. Но вместо потолка наверху сияло небо. Безоблачное голубое небо. Если бы я не знала и не чувствовала, что это потолок, я бы ни за что в это не поверила...
   Мы замерли на пороге. Лайнор уверенно прошел в центр зала.
   По стенам побежали бесконечные картины...
  
   Вот он, Творец, Создатель, стоит на утесе. Над ним кружат птицы, перед ним расстилаются леса и поля - бесконечный мир, самый красивый из миров Северной Ветки, да и, наверное, всего Древа...
   ...А вот он идет по убегающей вдаль дороге. Идет по своему миру, видит и слышит свое создание. А его мир тихо шепчет ему свою историю - в журчании ручейков, в шелесте листьев, в завывании ветра...
   ...А вот он бредет все по той же дороге - много-много лет спустя. И вновь видит и слышит свой мир, а его мир видит и слышит его самого...
   ...Вот он создает первые Хранилища - вернее, их создает мир - по желанию и просьбе своего создателя. И Творец отдает им часть своей силы, своей души. Отдает своему миру - чтобы он жил дальше, много дальше, даже после того, как Создатель покинет его...
   ...А вот Творец впервые собирает Совет. В огромном зале - бесконечные темные фигуры. Его творения. Его создания. Его жизнь...
   И вот он стоит сейчас посреди огромного зала, смотрит на свое прошлое, видит свои миры.
   И совершает самую большую ошибку в своей жизни - для исправления еще большей...
  
   Над залом повисла тишина.
   - Что это было?..
   Никто не ответил. Все и так было ясно.
   Лайнор все так же стоял посреди огромного зала с закрытыми глазами и молчал. Его фигура слабо светилась.
   Я не могла пошевелиться, и только с каким-то странным опустошением смотрела, как с потолка упал яркий луч света, ударивший в неподвижную фигуру Лайнора.
  
   Тхак'док безмолвствовал.
   Он был пуст. Совершенно пуст. В нем не осталось никого - даже крыс или тараканов.
   Он стоял молчаливой грудой камня - брошенной, никому не нужной, покинутой. Опустошенной.
   Он стоял и смотрел на безграничное голубое небо без единого облачка. Небо, которое всегда сияло над ним. На солнце, которое всегда могло его выслушать.
   Он слушал ветер, столь часто приносивший ему разные истории, рассказанные другими городами другим городам... Ветер знал все. Всегда. Обо всех. Он донесет весть и о гибели города - город точно знал это...
   Ветру многие доверяли свои тайны. Город - в том числе...
   Он чувствовал, что остались какие-то мгновения его жизни. Совсем скоро он увидит Сферы... Познакомится с самой Хозяйкой Судеб... Говорят, она сама встречает всех...
   Встретит ли его?
   Город, погибший из-за нее... Из-за какого-то дурацкого пророчества. Пророчества, которое он никогда не услышит - Хозяйка наверняка давно уже забыла его...
   Она не считала нужным помнить. В ее власти были сотни, тысячи таких же миров. Что ей до какого-то небольшого города, порождения одного из самых странных миров Древа?..
   Да, этот был очень странный мир...
   Здесь все было не такое, как везде. И город понимал это - а вместе с ним и весь Мир...
   Мир действительно понимал и чувствовал. Не все так, как оно было на самом деле.
   Но понимал.
   Или хотел понять...
  
   Остаются секунды. Пятьдесят четыре секунды - и я навсегда избавлена от головной боли...
   И у меня наконец-то начнется отпуск!
   Какое счастье... Блаженство. Красота.
   А Смерть все-таки молодец. Надо ей премию выписать. Вот вернусь из отпуска - и выпишу. А пока пусть подождет. На сколько бы мне устроить себе отпуск?.. Ну, например, на бесконечность лет... Что же, Создатель без меня не справится?..
   "А если не справлюсь?"
   А мне, что же, из-за тебе пятьдесят бесконечностей лет без отпуска сидеть?!
   "Конечно. И вообще, это великая честь..."
   Знаешь что, нахал, раз уж эта такая "великая честь" - ищи себе другую Хозяйку Судеб. Уже нашел? Ах да, ты же ее вроде как уже в Хранительницы посвятил... Вот и молодец. Давай, вызывай ее из материального мира, посвящай в Хозяйки, и пусть она мучается. А то - Арилиа то, Арилиа се... Отпуск у меня!
   "А кто тебе отпускные подпишет, а?"
   Сама себе и подпишу. Я тут самая главная, а вы мне все подчиняться должны...
   "А у тебя мания величия, однако"
   Помолчал бы уж, умник... А то как язвить - так завсегда, а как помочь или самому поработать, так "я - Создатель, у меня много других очень важных дел, и вообще, это твои обязанности". Ну да, мои, но вообще-то это называется "эксплуатация"... Я вообще на это не согласная!
   "Но договор-то ты подписала"
   Ага. По пьяни. А ты знал, между прочим, что на меня алкоголь так действует... Мерзавец ты, мерзавец. Все, у меня отпуск. На три бесконечности лет. И меня не трогать: лиэс отключу, и отвалите вы от меня, а с проблемами сами разбирайтесь... Не хотите разбираться?! Тогда это ваши проблемы, вот с ними и разбирайтесь!!!
   "А ты обнаглела"
   Нет, это здоровый цинизм, выработанный годами. Проявляется нередко, но, в общем-то, весьма полезная штука. Если с цинизмом относится к ситуации, все сразу становится до смешного просто: свалить все на подчиненных, и все. А ты сиди, пей чай, жуй плюшки. И тебе хорошо, и всем хорошо. Ну, насчет "всех" я, пожалуй, погорячилась... Ну да, вправду, какая разница?
   "Ты - эгоистка"
   А ты не знал? Ах, право же, какая жалость...
   "Причем это временем не исправить"
   Ну да, это можно исправить только отпуском... И вообще, почему ты меня от работы отвлекаешь?!
   "Это от чая, что ли?"
   От бдительного руководства подчиненными! Все, успокойся. И отстань от меня. Осталось всего шесть секунд...
   И эти шесть секунд я собираюсь провести в полном одиночестве за чаем!
  
   - Что происходит?
   - Йан его знает. Лоу, я напоминаю тебе Пушкина?
   Лоу заткнулся, не удостоверившись, тем не менее, ответом. Попытался пристать к Апексу, получил почти такой же ответ (только вместо "йана" в этот ответ Апекс вставил выражение "трэйн индых ван'тар") и наконец успокоился.
   Земля снова содрогнулась. Лоу покачнулся и едва не упал на пол, я ухватилась за Апекса, а Апекс - за стену.
   Лайнор все так же стоял посреди зала.
   Потом раздался грохот.
   Город медленно погружался под землю...
  
   ...Свет ударил по глазам. Когда он рассеялся, Лайнора в зале уже не было.
   Огонь снова горел. В глазах отражался весь мир. Две статуи медленно растворялись в воздухе. За "нашей" статуей зажурчал водопад...
   В зал всунулась морда дракона. Он уже не был полупрозрачным. В янтарных глазах светилась бесконечная мудрость.
   Начиналась гроза.

Анализ результатов

  
   Люди склонны делать из каждого пустяка Армагеддон. Чем пустячнее пустяк, тем Армагеддоннее Армагеддон

А.

   Спор - прекрасная возможность ознакомить собеседника с большинством своих заблуждений

В.

   Апекс
   Мы сидели за кухонным столом в самом полном составе. Не хватало только Лайнора. Его заменял огромный синий дракон, заглядывающий янтарным глазом в комнату. В окно он не влазил. Вилл предлагала дракоше уменьшиться до размеров Сильва и после этого ужасно хохотала: дракон пренебрежительно фыркнул и ответил, что это может повредить его имиджу. Как я понял, ему либо было лень, либо он банально не владел магией.
   - Ну и?.. Кстати, Апекс, отчет мне дай, пожалуйста.
   Я глубоко вздохнул, встал со стула и вышел из кухни. Вернулся обратно с толстенькой папочкой.
   - Что это?
   - Отчет, - честно ответил я, сгружая папку на стол и открывая на первой странице, испещренной меленькими рунами. - За все время практики... За приложениями сходить?
   - За какими еще приложениями?!
   - Ну, копии договоров, список всех сокращений, иллюстрации, досье... Ну, в общем, как всегда. Нести?
   Вообще-то приложения я еще не дописал, но и того, что там уже есть (три тысячи семьсот двадцать одна страница) вполне хватит - проверять мое трудолюбие Кассиан вряд ли станет.
   - Зачем?!
   Ну, я же говорил...
   - Как это? Для полноты картины...
   - Апекс, я просил краткий ответ и только по твоему делу!
   - А это, интересно, что?!
   - Ты хочешь сказать, что это краткий отчет?
   - Так точно.
   Кассиан закатил глаза. Честно говоря, это была моя маленькая месть - писать отчеты я ненавижу, и Кассиан прекрасно это знал, но, раз уж я вечно во всем виноватый - будет у меня такая уйма алиби...
   - Апекс...
   - Что?
   - Ясно. Буду читать перед сном. Приложения можешь не нести.
   - А зачем я их тогда писал?!
   Вживаюсь в роль, однако... Писать отчет мне помогала Вилл: надиктовывали эту чушь мы по очереди, в то время как предыдущий "надиктовыватель" лечил горло... А писало мое любимое перышко. Надеюсь, мою периодическую ругань оно не записало.
   - Апекс, хочешь я тебя повышу до должности моего личного секретаря?..
   - Спасибо, всю жизнь об этом мечтал... - фыркнул я. Нетушки, я на это не согласен, уволюсь после первого же отчета. Это сейчас весело: сидишь в кресле и диктуешь первостепенную чушь. Секретарем меня сделать уже пытались. Первую неделю я еще терпел, зато потом напросился "в командировку", а когда вернулся, заявил, что записываюсь в аспирантуру, а с работы пусть увольняют. Кассиан глубоко вздохнул и увольнительную подписал.
   - Я так и думал, что ты будешь в восторге.
   Надеюсь, это была тонкая ирония.
   - Итак, что у нас на повестке дня?
   Не знаю, кто должен отвечать на этот вопрос, но я буду молчать, как рыба. Секретарем меня не сделали и не сделают. Спасибо, не надо мне такого счастья...
   - Результаты, - осторожно ответил Лоу.
   - Я знаю. Конкретнее?
   - Ну... не знаю...
   - Ясно, ты опять не готов к Совету. Кошмар. С кем я работаю?!
   Ну и с кем?..
   - С наглой женой-мегерой... - Кассиан на всякий случай отодвинулся подальше от Линиты и от сковородки, - с двумя студентками первокурсницами, - Вилл и Эня, что интересно не возмутились, а, возможно, просто не услышали - они явно обсуждали что-то свое, - безответственным демоном, бессовестным аспирантом, который уже третий год пишет диссертацию, - между прочим, я ее уже дописал! - да еще и ходячим экспонатом музея "древности", который на совет вообще не явился!
   - И чем ты не доволен? - деловито поинтересовалась Линита, доставая блокнот. - Я запишу и попытаюсь исправить.
   Кассиан закатил глаза.
   - Н-да, кажется, Совет удался... Так что у нас на повестке дня, мне скажет кто-нибудь, наконец?!
   - Это первый вопрос повестки дня, - провозгласила Линита. - Собственно, составление оной.
   - Очень смешно... Ладно, тогда объявляю. Что у нас с Тхак'доком?
   - Цветет и пахнет, - фыркнул демон. - Как я и предполагал. Хорошенький такой кратер, правильной формы... Просто чудный кратер! Окружность - тринадцать верст... Красота! Пожалуй, я тоже напишу диссертацию на соискание звания Магистра первой степени...
   И этот нахал еще нос передо мной воротил!
   - ... кстати, я осмотрел этого дракончика. Хочу вам сказать, что в нем были обнаружены некоторые черты, не присущие драконьему племени. Я так полагаю, что это сбылась часть того самого пророчества. Насчет первой его части... В общем, я думаю, что она тоже сбылась.
   Лоу принялся рассказывать о случившемся в Хранилище. Я изредка делал несущественные добавления. В результате получился неплохой отчет. И зачем я писал всю эту ерунду?..
   - Апекс, приложения, пожалуйста.
   Н-лда, надо было с них начинать...
   - Не закончил?
   - Три страницы где-то осталось. Открывайте на двести двадцать восьмой, ну и далее. Там все, что вас интересует.
   Кассиан открыл, вчитался, немного изменился в лице, но ничего не сказал, только наградил меня многообещающим взглядом. Мы с Вилл переглянулись. Кто там писал двухсотые-трехсотые страницы? Я? И что же я там такого понаписал?..
   Ничего не помню...
   - Все ясно. Что следующее?.. Ага, как эвакуация прошла?
   - Сносно, - фыркнула Линита. - Но, в общем-то, терпимо. Вывезли всех, маги уже начинают возводить новый город в двух сотнях верст отсюда. Говорят, что закончат дня через три.
   - Так быстро?
   - Ну, они же все-таки Высший Круг...
   Не представляю, как Линита уговорила чопорных до невозможности магов на подобное. Наверняка пригрозила, что иначе напустит на них боевых вивернов. Сомнительно, конечно, что виверны справятся с Кругом, но оной Круг получит от этой встречи незабываемые впечатления...
   - Стражи Облачной Долины все еще здесь. Ходят слухи, что с ними прибыла Иджена Вторая Туманная, впрочем, я очень сомневаюсь, что это действительно так - Императрицы редко вмешиваются в подобные мелочи...
   - Прибыла, - неохотно буркнул я. - Я ее видел. Дня два назад.
   - А мне почему не сказал?!
   - А зачем?.. Вы не спрашивали. К тому же, кажется, я включил это в отчет... правда, не помню, на какой странице...
   И вправду не помню. Надеюсь, Кассиан не начнет искать прямо сейчас.
   - Ясно. Что еще?
   - В общем-то, ничего, - растерянно признала Линита.
   - А где Лайнор?
   Мы замолчали. И правда - где?
   Первым натянутую тишину нарушил Лоу, честно объяснивший, куда делся Лайнор и при каких обстоятельствах.
   - Ты хочешь сказать, что он просто растворился?
   - Не знаю, - честно сознался демон. - Честно говоря, я ничего толком не разобрал. Возможно, куда-то телепортировался... Но не уверен.
   Он ни за что бы никуда не телепортировался, я откуда-то точно знал это.
   Кассиан сидел за столом и мрачно смотрел поверх головы Энидаль.
   - Он... ушел, - тихо сказал он.
   - То есть?
   - Отдал все свои силы миру и ушел в Сферы. Либо тут же переродился. Наверное, только благодаря этому мир не погиб.
   Снова повисло молчание.
   - Вы уверены?
   - Почти. Это догадка.
   Но его догадки слишком часто оказываются верными...
   - Все. Энидаль, ужин. Совет закрыт.
  
   - Апекс, зайди, пожалуйста.
   Неужели он уже успел ознакомиться с моим отчетом? Не хотелось бы...
   - Ну и?
   - То есть? - я удобно устроился в кресле и мысленно приготовился к чему угодно, вплоть до двухчасовой ругани, но не к подобному вопросу.
   - Как твоя диссертация?
   - Вполне нормально. Позапозавчера дописал выводы.
   - То есть ты к защите готов, так?
   - Ну... примерно.
   - Нет, "ну примерно" меня не устраивает. Да или нет. Есть еще вариант: да, через парочку денечков.
   - Тогда "да, через парочку денечков".
   - Раньше в Атиланте мы и не будем. Ты точно все дописал?
   Нет, знаете, прикалываюсь. Настроение у меня сегодня хорошее, решил всех посмешить, и себя заодно...
   - Точно. Даже рецензент уже готов.
   - Интересно, а почему я об этом не знаю?
   - Наверное, забыли.
   - Апекс!
   Что Апекс? Ну что Апекс? Вечно у вас во всем Апекс виноват!
   - Да?..
   - Я ничего не забываю.
   - Точно?
   - Апекс!!!
   - Повторяетесь. Ну что ж, чем вы занимались третьего вьюжня позапозапозапрошлого года?
   - Апекс!
   - Я же говорю: повторяетесь...
   - Прекрати язвить.
   А то что, интересно? Ну не уволит же он меня, в конце-то концов...
   - Ладно. Это все, о чем вы хотели меня спросить?
   - Спросить - да.
   - А еще что?
   - Защита через неделю.
   А он не мог раньше предупредить?!
   - Интересно, а почему я об этом не знаю?..
   - Потому что об этом еще никто не знает. Все, все, я понял. Ладно, свободен. Иди, гуляй... Кстати, если еще раз увидишь Иджену, скажи ей, чтобы зашла ко мне.
   Вообще-то так дела не решаются... но, насколько я понял, спорить бесполезно.
   Поэтому я, не сообщив директору честного своего мнения, слегка склонил олову на прощание и вышел.
   Ну что, неужели у меня почти что отпуск?..
   Вилл
   Остаток практики мы провели в небольшом прибрежном городке Карелен. Чем конкретно мы должны были заниматься, нам никто не объяснил, поэтому мы целыми днями пропадали либо на море, либо в парке. Облюбованный нами вяз вскоре стали считать мистическим; жители города были твердо уверены, что на дереве живут привидения, ибо с вяза постоянно доносился заливистый смех, а нас самих видно не было. Вяз предлагали спилить, но, к счастью, дерево мы отстояли.
   Впрочем, после просьбы Кассиана не травмировать больше местное население, вяз пришлось оставить. Зато появляться на море нам никто не запрещал, более того, Линита, кажется, была счастлива избавиться от нас и регулярно сбагривала на пляж - даже в плохую погоду, которая, кстати, не заставила себя ждать. Грозы не прекращались уже четвертый день, причем по всему миру.
   Но нас это не останавливало, равно как и большинство жителей города. Гильдия накрыла пляж противомолниевым щитом - загореть, может, и не выйдет, зато поплавать - запросто. Особенный фурор произвел дракон, тоже возжелавший поплавать и нырнувший в море с высоты в пять верст. Благо, кораблей рядом не было, но ныряющий дракон все равно создал немалое волнение. Мне пришлось долго объяснять Дарелею, что так поступать не стоит.
   Потом мы с Эней летали на драконе. Апекс от такого аттракциона отказался, только предупредил, что ловить нас если вдруг что не станет. Нас это не остановило, и Апекс тоже вынужден был смириться.
   К отмыванию дракона, изображению привидений или банальному плаванью в море он присоединялся редко. Гораздо чаще сидел на берегу и грыз карандаш (я как-то спросила, вкусно или нет, но Апекс, кажется, даже не услышал). Я взялась почитать диссертацию, но забросила это дело на четвертой странице, когда наконец поняла, что правило "Если в техническом тексте вам непонятно какое-нибудь слово - не волнуйтесь, текст не меняет смысл даже без него" действует далеко не всегда...
   - Ох... Настоящие каникулы.
   - Угу, - вторила Эня, тщетно пытаясь брызнуть на меня водой. Воду я не очень любила, огонь мне как-то ближе, поэтому каждый раз возводила универсальный щит. Энидаль попыталась завлечь меня покататься в лодке, но я, как существо, почти не умеющее плавать, отказалась - тонуть меня что-то не очень тянет... - Ой, смотри, там такая ракушка краси-и-ивая... Давай поныряем за ней, а?
   - Сама и ныряй.
   - Ну хочешь, я тебя плавать научу!
   - Нет, спасибо, меня один дракон летать уже научил...
   Летать я теперь не могла, только с искусственными крыльями. Правда, Апекс уверял, что это ненадолго. Надеюсь: таскать с собой искусственные крылья - то еще удовольствие...
   - Да я тебя совсем по-честному плавать научу!
   - Спасибо, мне и так неплохо.
   - Ну Вилл...
   - Чего тебе?
   - Ну смотри, плавать - это совсем не сложно... Ты же маг, ты же утонуть все равно не можешь! Ну попробуй хотя бы, что ли...
   - Я уже пробовала.
   Действительно пробовала, лет пять назад. Ощущения остались самые радужные: меня тогда накрыло волной и я едва не захлебнулась. Зеленые круги перед глазами до сих пор всплывают в памяти при словах "море" и "плавать", так что, можно сказать, великого пловца из меня не вышло.
   - А ты еще раз попробуй! Ну тебе что, сложно, что ли?
   - Сложно, - фыркнула я, но заклинание "воздушного пузыря" не убрала. Плыву я, плыву... С помощью заклинания.
   - Ну Вилл...
   - Даже не уговаривай.
   Впрочем, талант Эни к демагогии был настолько велик, что уговорить она меня все-таки уговорила. После долгого барахтанья педагог отчаялась и оставила меня в покое. Плавать я не умела и учиться не собиралась.
   - А вот представь: плывешь ты на корабле...
   - Не представляю. Скорее, лечу на самолете.
   - Хорошо, летишь ты на самолете, а тут - бац! - и сломался двигатель. Самолет совершил экстренную посадку на воду...
   - А я телепортировалась!
   - ...в инертном мире...
   - А у меня с собой амулет!
   - ...и мир этот настолько инертный, что амулеты там не работают...
   - А я туда просто не полечу!
   - ...а тебе туда очень надо было попасть, и стационарных телепортов там нет...
   - А я на крылышках, на крылышках!
   - ...а крылышко у тебя сломано...
   - А у меня искусственные есть!
   - ...а ты их при посадке потеряла...
   - А я их в личном мире держу!
   - Слушай, Вилл, дай предложение закончить!!!
   - Заканчивай.
   - И вот ты сидишь в медленно тонущем самолете, в котором нет спасательных жилетов и шлюпок, и не умеешь плавать.
   - Слушай, Эня, ты пессимистка.
   Эня заскрипела зубами. Мы отплыли уже достаточно далеко от берега. Вообще-то это было неправильно: плавать-то я не умею.
   - Да, я пессимистка. И вообще...
   С этими словами Эня сильно дернула канву заклинания и порвала мой несчастный "воздушный пузырь".
   Испугаться я не успела.
   Огромная драконья морда вежливо подхватила меня за шиворот и удерживала в воздухе до тех самых пор, пока я не сплела новое заклинание (теперь уже накрытое щитом) и не позволила опустить себя обратно в воду. Апекс только приподнял голову, удостоверился, что ситуация не вышла из-под его бдительного контроля и уткнулся обратно в бумажку с расчетами.
   - Вот! - гордо сказала я и погребла к берегу.
   Но плавать решила все-таки научиться...
  
   Сидеть на чемодане и понимать, что уже никуда не поедешь всегда бывает чрезвычайно обидно.
   Смерть нахально не явилась по моему вызову, чему я, в общем-то, ничуть не удивилась. На премию ей рассчитывать теперь не приходится. Впрочем, увольнять ее тоже вроде не за что, хотя и очень хочется. Более того, это будет чрезвычайно невыгодно - она, пожалуй, единственная, кто может и согласен возглавить такой странный отдел.
   "А я тебе говорил: не говори гоп, пока не перепрыгнешь..."
   Ну ты-то хоть помолчи. А то опять лезешь со своими нравоучениями... Надоел.
   "Да ты мне благодарна быть должна, что я на тебя свое драгоценное время трачу!"
   Ой, благодарна. Так благодарна, что хоть стой, хоть падай. Деться никуда не могу от своей благодарности... Цветы тебе буду дарить каждый раз, как увижу, и каждый раз, как услышу...
   "Вот обижусь я на тебя - будешь знать!"
   Обижайся. Еще лучше - уволь. И пошел он к черту, этот договор...
   "Бедные черти. Они этого не переживут"
   Хорошо, раз так настаиваешь - к йану...
   "А так вообще нехорошо. Ты у нас Хозяйка Судеб, тебе таких слов знать не положено... Держи марку! И вообще, ты должна быть образцом спокойствия и прекрасного знания этикета..."
   Между прочим, знание этикета еще никому не мешало знать еще и нецензурную лексику.
   "Дрянь ты. Редкостная"
   Ой, да ты никак заметил... Подожди-ка. Что ты там сказал?! А если я на тебя обижусь?!
   "Ну и обижайся. А я тебе зарплату понижу! Работай давай, мечтательница. Я тебе что сказал: никакого отпуска! Вот и не расслабляйся"
   Да-а, бедная я бедная. Опять этот долбаный начальник все испортил. "Никакого отпуска..." А где справедливость, я вас спрашиваю?!
   Что-то мне подсказывало, что эта самая справедливость к Сферам имеет весьма посредственное отношение...
  
   - Ну вот, другое дело!
   Угу, другое, это точно. Бедный Дарелей! Мне его было искренне жалко. С его помощью втайне от Эни я училась плавать. Зрелище было настолько оригинальным, что Апекс на пару секунд даже отвлекся от своих бумажек, но тут же уткнулся обратно - видимо, чтобы не умереть от смеха.
   Тем не менее оригинальные методы обучения (сбрасывание меня, любимой, в воду на неизвестной глубине и барахтайся, как хочешь; правда, Дарелей был настороже) возымели успех. На следующий день я вполне сносно держалась на воде, борясь с соблазном оттолкнуться от песочка или и вовсе лечь на дно. В прямом смысле - фокусу меня обучила Эня, надеявшаяся, что меня это научит плавать. Надежды не имели под собой почвы: я догадалась, что тонуть теперь необязательно (лежать на дне я могла совершенно неограниченный срок), и интерес к обучению потеряла окончательно.
   - Угу...
   - Вот, даже ты со мной согласилась. Давай до волнореза. Не бойся, Дарелей не даст тебе утонуть... Ну, пока ты сама не решишь свести счеты с жизнью. Поплыли, поплыли.
   - А может, не надо?..
   - Струсила?
   - А может, и струсила. Ты что, с ума сошла?! До этого чертового волнореза больше версты! Я столько не проплыву, - категорично отказалась я.
   - Проплывешь!
   Эня дернула меня за руку. Я глубоко вздохнула и подчинилась, подумав, что, если вдруг что, попрошу Дарелея схватить не только меня, но и Эню, но Эню попрошу посадить не на спину дракона, а на ближайшую скалу, с которой будет очень сложно слезть...
   - Ну так что?
   Я глубоко вздохнула, оттолкнулась и поплыла.
   ...- Ну и? Ты рада?
   Мы стояли на волнорезе, Энидаль с интересом разглядывала открытое море.
   - Даже не думай об этом! Я туда не поплыву!
   - Ну и ладно. Давай тогда нырять.
   - Судя по твоему тону, прямо здесь?
   Я дождалась удовлетворительного кивка.
   - Нетушки. Поищи другую дурочку, пожалуйста.
   Эня покосилась на меня и нырнула. Я поплыла обратно.
   - Эй! Ты куда?
   - Обратно.
   - А зачем?
   - На берег вылезу.
   - А зачем?
   - Эня!!! Если не хочешь, оставайся там!
   Энидаль вздохнула и вскоре меня догнала. На берег мы вылезли одновременно.
   - Ну как? Накупались?
   - Да.
   - Нет.
   - Эня, ты маньяк.
   - Да-а-а, - гордо ответила Энидаль. - Кстати, Апекс, ты тоже...
   Он и впрямь выглядел маньяком: столько читать! Тем более - собственную диссертацию (в которой лично я понимала только предлоги и местоимения). Вон, глаза уже красные.
   - Я не маньяк.
   - А что же тогда?
   - У меня летнее обострение трудолюбия, - буркнул Апекс, переворачивая страницу. - У меня защита через три дня!! Что вы от меня хотите, изверги?!
   - Когда?!
   - Через три дня, считая этот. Послезавтра. А что?.. Кстати, завтра кончается практика, так что мы все все равно уезжаем в Школу.
   - Не мог раньше сказать?!
   - А зачем? Я думал, вы знаете.
   Подобная беспечность была вполне в его духе.
   - Кстати, Вилл, чем ты собираешься кормить дракончика?
   - Э-э-э... а чем питаются драконы?..
   - Тема "Разумные Расы" за второй семестр.
   - Апекс!
   - Что?
   - Имей совесть.
   - Зачем?
   - В жизни пригодится... Не помню!
   - И я не помню.
   - Зато я помню! - обрадовала нас Энидаль. - Мы это учили... кажется... В общем, драконы делятся на две группы: физические и энергетические. Физические питаются физическими телами.
   - Например, воздухом?..
   - Бывают и такие, но чаще - мясом, - растерянно призналась Энидаль. - А энергетические, как понятно из названия - энергией, причем добывают ее они сами.
   - Надеюсь, Дарелей относится ко второму типу, - содрогнулась я, представив, сколько мяса способна съесть подобная зверюга. Быть вольным странником дракоша категорически отказался. Представив, как я буду знакомить это чудовище с бесконечно самовлюбленным Сильвом, я невольно поморщилась.
   - Ну что, идем? А то темнеет...
   - Идем, - кивнула я, встряхнула подстилку, надела шлепанцы и первой пошла к тропинке.
   Апекс
   Гильдия выделила нам (вернее - Кассиану, но он, увидев размеры домика, недолго думая заявил, что один здесь сойдет с ума со скуки) двухэтажный дом на самой окраине города с огромным садом и великолепным видом на море. Первый этаж занимали кухня, столовая, гостиная, комната непонятного назначения и спальня, занятая Кассианом и Линитой. Второй этаж отдали в наше распоряжение. Комнат там было всего две (если не считать туалет, конечно), так что особого выбора не было. Из соображений этики в одну комнату заселились мы с Лоу, а в другую - Вилл и Энидаль. Балкон на обе комнаты был общий, но запирался с обеих сторон.
   - Апекс, зайди ко мне, пожалуйста.
   Неужели он все-таки прочитал мой отчет?..
   - Вызывали?
   - Не надо официоза, - поморщился Кассиан. - Ты же знаешь, что меня он утомляет...
   - Вы позвали меня только для того, чтобы мне об этом сообщить?
   - Апекс, не гони лошадей. И вообще, мы на "ты".
   Это только Кассиан так думает - я так и не отучился "выкать".
   Я кивнул и уселся в плетеное кресло.
   - Диссертацию дописал?
   - Угу.
   - Прочел?
   - Угу.
   - Проверил?
   - Угу.
   - Ошибки нашел?
   - Угу.
   - Ну и сколько их было?
   - Угу...
   - Апекс! Я тебе вопрос задал про количество, на него "угу" отвечать нельзя! Ты меня понял?
   - Угу.
   - Ты меня в гроб сведешь когда-нибудь!
   - У?..
   - Апекс!!!
   - Ну что Апекс?! Я уже двадцать один год Апекс...
   - Я помню.
   - Вот видите!
   - Ну так что с твоей диссертацией?
   - Да нормально все с ней... Что с ней станется-то?! К тому же, вы ее читали. На правах научного руководителя.
   - Я у тебя какой-то странный научный руководитель, - фыркнул Кассиан.
   Я не мог с ним не согласиться. Диссертацию я от и до писал сам, а с Кассианом советовался только по поводу эксперимента и еще пару раз на тему "А предложение на девять строк не сильно длинное? А на пятнадцать?"
   - Это все, о чем вы хотели меня спросить?
   - Э-э-э... В общем, ты не видел Иджену?
   - Вторую Туманную? - на всякий случай уточнил я.
   - Ну да. Какую же еще?
   - Какую-нибудь. Нет, не видел. Ни ее, ни какую другую. А что?
   - Я так и знал, что ты спросишь. Ты ужасно предсказуем.
   Если он думает, что после этой фразы я высоко задеру нос и уйду, обязательно споткнувшись об порог, он глубоко ошибается.
   - Ну и что?
   - Да нет, ничего...
   - Если это великая государственная тайна, я могу не спрашивать.
   - Да нет...
   - Просто мне пока знать не стоит, так? Или просто не стоит?
   - Ну... в общем...
   - Все ясно. Я свободен?
   - Ну да.
   - В таком случае, до свидания. Я вам сейчас диссертацию занесу.
   Кассиан глубоко вздохнул. Ему повезло, что я не такой дурак, чтобы обижаться. Ну, почти не такой...
  
   Бесконечно красивый дворец впервые казался Иджене чужым и холодным.
   Она стояла на балконе, смотрела на сад, заросший дикими розами и кустами жасмина и шиповника - она любила дикие, запущенные сады, поэтому не держала садовников. Давно уже не держала. Это ее замок. Ее сад.
   И они впервые казались ей чужим.
   Завтра коронация. Она станет истинной Императрицей Облачной Долины, Правительницей Неба, Идженой Второй Великой. Все Императрицы становились Великими в день коронации. А ее мать в этот же день вновь станет Радужной. Так ее прозвали за то, что в день ее рождения на небе сияла радуга.
   Мать... Иджена не желала ей ничего плохого, по-своему даже любила ее. По-своему. А мать всегда выделяла Джен среди других детей. Никто не верил, что Императрица возведет на престол не старшую и не младшую, как сказано в заветах, а среднюю, любимую дочь. Но она возвела. Умеренная доля лести, необыкновенная забота во время болезни - совсем немного для достижения цели, - и вот она - Императрица Облачной Долины, Правительница Неба, Иджена Вторая Великая... А ведь никто не верил, что она может ею стать.
   Она любила повторять про себя эти слова. Императрица Облачной Долины... Цель, наконец-то достигнутая цель, великая цель - ведь она Правительница Неба. Иджена Вторая... нет, это совершенно неинтересно, ведь такой она была всегда. Зато - Великая. Это гораздо важнее... Ведь так издревле именовали только Императриц - только они могли быть Великими. А все остальные пусть будут Небесными, как ее старшая сестра, Облачными, Вьюжными, Лунными, Радужными, Звездными... Туманными...
   А она - Великая.
   Вернее, такой она станет завтра.
   Хотя в это никто толком не верил...
   Ее коронует мать - бывшая Императрица. Нет, пока еще действующая. Пока сама Иджена еще только наследница.
   Пока.
   А ведь раньше никто и подумать не мог, что она станет наследницей Трона... Все считали, что она так навсегда и останется послом.
   Всего лишь послом...
   Она торжествующе улыбалась. Да, все было верно - она сделала грандиозный карьерный рост...
   Теперь она ни для кого, кроме матери, не будет просто Джен. Для всех она теперь - Ее Величество Императрица Облачной Долины, Правительница Неба, Иджена Вторая Великая! Какой сложный титул... И этот титул был Иджене удивительно по душе.
   Ни для кого... Ну, разве что для Раины, самой любимой из сестер. И еще, пожалуй, для наставника Лаана...
   И еще для того странного мага, который осмелился с такими интонациями говорить с ней. Интересно было бы взглянуть, какое у него сделается лицо, когда он услышит полный ее титул... Впрочем, наверняка останется постным. Но сначала она вдоволь поиздевается над ним... А потом будет с удовлетворением слушать, как он будет лебезить и называть ее... Нет, она не будет вновь повторять про себя свой титул - хоть ей это и доставляет удовольствие. А то: "Я буду называть тебя "Ваше Высочество" ровно до тех пор, пока мне так хочется, зато когда ты от меня потребуешь называть тебя "Ваше Величество" тебе придется довольствоваться пресловутым "Джен" "
   Да, Иджена... А ты молодец. Сегодня можно себе это сказать.
   Вернее, это можно будет сказать завтра.
   Да - завтра.
   Когда на трон после стольких лет ожидания взойдет Ее Величество Императрица Облачной Долины, Правительница Неба, Иджена Вторая Великая!
   Самая странная и самая значимая Императрица за всю историю Облачной Долины...

Защита и обсуждение

  
   Ученый исследует окружающий мир, как ребенок: радостно и нахально

А.

   Похмелье - это когда тараканы в голове начинают плясать...

В.

   Апекс
   ...Атиланта встретила нас проливным дождем.
   До общежития пришлось добираться под зонтиком, да и тот и не выдерживал, тем более что он был один на троих. Я не выдержал первым, но еще неизвестно, кто оказался в плюсе - я и Вилл под трещащим по швам щитом или Эня под рваным зонтиком...
   - Я в восторге от сегодняшней погоды...
   - Угу. - Кажется, теперь это - мое любимое слово... - Я тоже.
   - Куда?! а пропуска?!?!
   А я-то надеялся, что у нее отпуск... Совершенно зря, надо сказать. Наша Цербер не дремала. Пройти мимо нее без пропуска было невозможно - приходилось лазить по водосточной трубе. Вообще-то она когда-то раньше тоже училась в Школе, но ее не закончила и иной работы, кроме как работа вахтера, не нашла. С тех пор искренне ненавидит студентов и стремится всячески им подгадить. Впрочем, ненавидит она всех вполне цивилизованно, так что в основном ее персона удостаивалась только бурчания.
   - Какие пропуска? - деланно изумился я.
   - Как это какие?! Приехали с практики, проходите в корпус, показываете пропуск!
   - Именно в таком порядке?
   - Не хамите, молодой человек.
   Возможно, не будь за окном дождя и не забудь я пропуск, все было бы тихо и мирно. Но, без сомнения, погода оказывает огромнейшее влияние не только на людей.
   - Я - представитель Гильдии и мне временно выделена комната в этом общежитии. Вот мои документы. Я здесь по специальному заданию.
   И протянул ей свои настоящие документы. А что? Ни словом не соврал. В Совет я вхожу? Вхожу, как и всякий выпускник. Право представлять интересы Гильдии у меня есть? Есть, без сомнения, по уставу Гильдии, между прочим. Комната мне выделена? Выделена, лично Кассианом и именно в этом общежитии. Документы у меня есть? Есть, настоящие. А мое "специальное задание" вон топчется, роется в сумочке в поисках пропуска...
   Вахтерша поджала губы и неохотно пропустила меня внутрь. Вилл показала небольшую пластиковую карточку (хотя, по мне, она была совершенно лишней - Знак Мага-то на что?! Цербер, правда, была со мной не согласна...) и прошла следом.
   - Ну и зачем ты ей плел про "представителя Гильдии" и "специальное задание"?
   - Я не плел. Чистая правда, между прочим. И документы настоящие... Может, во мне совесть взыграла, что я постоянно обманывал бедную старушку?..
   - Ага, вешай лапшу на уши тому, кто тебя плохо знает. Скорее я поверю, что ты пропуск забыл.
   - Ты на редкость догадлива.
   - А ты чего хотел?..
   Н-да, пожалуй, мне не стоит отвечать на этот вопрос...
   - Тебя проводить?..
   - Знаешь, я до третьего этажа сама как-нибудь доберусь... К тому же, Цербер наверняка заинтересуется, что "представитель Гильдии" делает на женской половине.
   - Спорим, она уже заинтересовалась тем, что "представитель Гильдии" знаком со студенткой-первокурсницей?..
   - Ничего, я могу ей наплести, что ты - мой дядя!
   Я фыркнул.
   - А что, похож?..
   - Ладно, троюродный брат.
   - А на него похож?..
   - Прекрати. В общем, что-нибудь наплету. А еще лучше переведу все стрелки на тебя! И пожалуюсь, что ты ко мне приставал, задавал глупые вопросы и вообще вел себя ужасно некультурно.
   - Чтобы в следующий раз мне пришлось лезть к себе в комнату по водосточной трубе?..
   - А что? По-моему, это чудесная идея!
   - А по-моему, не очень.
   Я решительно повернул налево. Должность обязывает... А, да, право же, я весь четвертый курс на пятый этаж по трубам лазил! Или на седьмой?.. Уже не помню...
   - Вилл! Апекс! Всем привет!!! Как хорошо, что ты приехала, а то я думала, что со скуки тут помру!!!
   Под эти шумные изъявления радости (адептке помереть со скуки летом в общежитии и вправду легче легкого, а наша Дель еще и обладает кошмарной для всех окружающих гиперактивностью) я незаметно слинял, еще раз вежливо поздоровался с вахтершей (и был снабжен подозрительным взглядом - уж больно быстро вернулся) и пошел к себе. Кажется, Лир уже приехал. Кстати, надо маячок на Вилл нацепить. Отвык я уже от таких методов работы...
  
   Весь вечер я вынужден был выслушивать вдохновенную речь Лира. Практика всегда богата впечатлениями, особенно если она не такая сумасшедшая, как у меня. Намешано туда обычно все: и жалобы на непосильный труд, и вой на тему бытовых уловий, и восторженные вопли ("А после обеда у нас отдых-то был!.."), и даже романтичные вздохи и ахи (впрочем, это в большей степени относится к пресной половине человечества, а мы, умудренные темные эльфы, обычно при этом только хмыкаем). Да-а-а, представляю, что понарасскажет Юлиана... Будет интересно посидеть рядом и посчитать количество парней, о которых пойдет речь.
   Впрочем, Лир тоже мог бы считать себя великим оратором.
   Сначала он мне долго описывал, какой дурной дурой (читай: не очень умным или слишком мудрым, чтобы показать свой ум существом), уродливой уродиной (не голубоглазые золотоволосые 90/60/90) и стервозной стервой (имела неосторожность войти в его комнату без громкого нарастающего стука) была куратор его группы.
   Потом он рассказывал, как долго они добирались до портала, какая была в это время отвратительная погода и что все уши-то им куратор прожужжала техникой безопасности. Методы обучения Ленарин ему и не снились.
   Затем Лир с мечтательным видом описывал мне красоты далекого средневекового мира, чистое голубое небо, прозрачный воздух, потрясающие леса, прекрасное озеро и очаровательные белые кувшинки, срывать которые, к несчастью было запрещено, но зато он сделал уйму голографий (ну, посмотрел я на эти кувшинки - ничего особенно примечательного, хочу вам сказать, кувшинки как кувшинки). И вообще, после лицезрения такой потрясающей природы (признаюсь: в Лиарее, мире драконов, пожалуй, красивее, но я не стал его разочаровывать) снова смотреть на унылые стены Школы - кощунство.
   Далее речь пошла о грибах-ягодах-охоте-рыбалке, а также о милых селянских девах (эту часть я привычно пропустил мимо ушей, да и Лир не стал особенно вдаваться в подробности - вообще-то строить озабоченного личной жизнью дурачка не в его правилах).
   Вслед за тем разговор плавно свернул к "бытовым условиям", читай, полному их отсутствию. Правда, Лира это восторгнуло. Он с воодушевлением рассказывал, взмахивая руками, о "невидалях" - телеге, запряженной тройкой лошадей, деревянных избах в один этаж, диких селянских поверьях, обрядах отгона злых духов, в том числе василисков, от которых, кстати, Лир селение и спасал (сказать по правде, на тему "обрядов" я и писал курсовую в последний свой год обучения, поэтому эта часть меня не особо вдохновила - столь интересная и оригинальная тема аукнулась мне отвратительной рутиной и долгими расспросами селян), огородах, будочках на задворках и - самое главное - селянской живности. Особенно Лира восхитил петух, зарисовки которого (вид в фас, три четверти, профиль и даже сзади) мне были торжественно вручены. Рисует Лир неплохо, и петух был даже немного похож на петуха (если мерить моим талантом, то Лир - самый великий из гениев мира, почти что Микеланджело).
   Следом я наконец был посвящен собственно в суть проблемы и тему курсовой работы - кошмарную напасть всех веков и народов, а, конкретнее, уже пятого года в данном селении - зелененьких змеек в локоть длиной с огромными янтарными глазами. Именно такой вид, по словам Лира (вернее, такой вывод я сделал после прослушивания бессвязной речи Лира о борьбе с огромным Змеем Горынычем), имели василиски в той деревеньке. Я не могу себе представить, как такая змейка могла обратить кого-то в камень. Вероятно, мудрые ящерицы объединились против общего врага и создали армию, состоящую из бесчисленных "ударных групп". Либо это фантазия селян слишком разыгралась.
   Потом Лир рассказал мне о мучениях по расколдовке (если, конечно, принять за правду факт, что ящерицы вообще кого-то окаменили) и своей блестящей победе над злобными чарами, которые отчаянно сопротивлялись, но все же вскоре были повержены.
   Затем мне снова рассказывали о грибах-ягодах-охоте-рыбалке. О милых селянских девах речь уже не шла, и то слава богам. Представлять, какой фурор в далеком селе произвел темный эльф мне совершенно не хотелось.
   И вот наконец кульминация - доблестный рыцарь едет по дороге вместе со своими прекрасными однокурсницами (впервые за все повествование они наконец были упомянуты, раньше Лир сражался с василисками в гордом одиночестве) и не прекрасной кураторшей и наконец возвращается в родную страну, где его чествуют, как героя.
   Чествовала, вероятно, вахтерша, как единственное (за исключением адептов) существо, вообще способное кого-нибудь чествовать.
   - Лир, о тебе надо писать романы. "Он врал, да не завирался, и враки у него все не кончались и не кончались, настолько богата была его фантазия". Хочешь, могу помочь в написании на правах соавтора.
   - Все издеваешься?
   - Нет, что ты, я вообще сама серьезность...
   - Давай ты мне тогда поможешь курсовую написать!
   - Имей совесть, а? Мне еще свою писать...
   - Ну так мне же ты только поможешь!
   - ...и к защите готовиться.
   - А-а-а... - разочарованно протянул Лир. Спрашивать, как прошла моя практика (по кислой физиономии и так понятно - не больно-то успешно) он не стал.
   Я тяжело вздохнул (йан, лучше бы спросил!), завалился на кровать, вытащил из сумки толстенную диссертацию и вчитался. Да-а-а... А жить становится все грустнее и грустнее...
   Если я не засну, считайте меня Магистром Первой Степени...
   Вилл
   - Деля, поверь, я тоже рада тебе видеть! Но виснуть-то на моей шее от этого не обязательно!..
   Я тщетно попыталась высвободиться. Правильно сказано: тщетно. Вампирка висела у меня на шее и сниматься с нее не обиралась. К счастью, я вовремя вспомнила, что света она не боится, зато щекотки - очень даже...
   Вскоре я смогла наконец вздохнуть и начать распаковывать вещи. В Школе я проведу еще полторы недели, пока мы с Апексом и Энидаль будем писать курсовую. Кое-какие наброски мы составили в пути, остальное обрабатывать будем после. После чего? вероятно, послезавтра, когда Апекс защитится (или не защитится...) и сможет наконец уделить курсовой капельку внимания. Вообще мы с Эней договорились спихнуть курсовую на Апекса полностью и бесповоротно всю целиком, но потом побоялись, что номер не прокатит, и на всякий случай приготовились к яростным уговорам и возможному поражению.
   - Представляешь, а я учусь готовить, - похвасталась Энидаль. В силу неспособности к кулинарии мы с Делей были отстранены от кухонных дел, зато на нас навесили уборку. И неизвестно еще, кто оказался лучшем положении - ведь ужин поставил и пусть варится, а чтобы отмыть ванную (она подозрительно быстро ржавела) обычно требовалось никак не меньше, чем час (впрочем, обычно мы с Делей натравляли на ванну домовых...)
   - Молодец. Ну и как, получается?..
   - М-м-м...
   - "М-м-м" это да или нет?
   - Не очень.
   - Ясно. Я запомню. Так ты снова оснуешь новый язык - язык мычания...
   Деля швырнула в меня подушку.
   - И не адо в меня подушками кидаться. А одеялами - тем более... Деля!!!
   - Чего?
   - Ну я же просила...
   - Эх ты...
   Да, эх я. А еще - эх вахтерша...
   Я, оказывается, уже отвыкла от спринтерского переставления тумбочки к двери и еще более спринтерского падения на кровать.
   От плохого быстро отвыкаешь...
   И от хорошего, надо сказать, тоже.
  
   О-ох...
   "А нечего было столько пить"
   Опять ты?! Все, убью. Медленно. Ты погибнешь мучительной смертью...
   "Интересно знать, как ты этого добьешься?"
   Напою тебя гномьим самогоном до бесчувствия. Убить может и не убью, но твое существование будет жестоко испорченно по крайней мере на одно утро... Если, конечно, рядом не окажется универсального средства.
   "Ты меня вчера уже напоила"
   Нет, это ты вчера меня напоил... Кстати, ты не помнишь, я вчера какие-нибудь бумаги подписывала?..
   "Не помню"
   Эх ты... Опять в бухгалтерию идти, что ли?! Надо установить в кабинете колокольчик - позвонил и вызвал кого надо... О, придумала. Сбегай ты в бухгалтерию, а? Тебе же нетрудно, взял и перенесся... А мне - вставать, идти, спрашиваться, снова идти, садиться... А ведь по пути мне может попасться винная лавка! Ты точно меня удержишь от дебоша? Нет? Не гарантируешь? Ну, я тогда никуда не пойду. А то пьяная Хозяйка Судеб - это вообще номер. Последний раз этот смертельно опасный трюк был выполнен три года назад и ты помнишь, чем это кончилось...
   "Ну да. Такое забудешь. Кстати, хочу отметить, что ты сама виновата..."
   Ой, ну только не начинай. Я у тебя всегда и во всем виновата. Тогда ты меня пропесочивал долгих три дня... А потом еще месяц не разговаривал. Сказать по правде, это был самый счастливый месяц в моей карьере...
   "А главное - самый спокойный, ведь я уговорил секретаршу убрать из твоего кабинета бар с коллекционными винами... Надо сказать, она сама была не против"
   Так это ты виноват?! Ах ты мерзавец! Я из-за тебя такую редкую бутылку прохлопала!
   "Это ту, что ли, которая в форме рыбки?"
   Дурак. Это называется метонимия... или синекдоха? Или это одно и тоже? Йан, никогда не разбиралась во всех этих художественных приемах. В общем, я имела в виду не продукт стеклодувного мастерства, а вино...
   "Ну. Оно было в бутылке, которая в форме рыбки"
   А ты откуда знаешь?.. Кажется, я тебе не разрешала совать нос в мой бар...
   "Но и не запрещала тоже"
   Теперь я буду умнее.
   "Теперь у тебя нет бара"
   А ведь ты прав... И очень жаль. Ничего, я себе другой заведу.
   Кстати, так я вчера подписывала что-нибудь или нет?.. Я вчера вообще работала или только пьянствовала?.. Надо менять образ жизни. Или повесить в кабинете видеокамеру.
   А то я ничего не помню...
   Надо скромнее праздновать дни рождения.
   Надеюсь, оппозиция не успела за этот день протащить какой-нибудь проект...
  
   А оппозиция, надо сказать, успела.
   Вернее, назвать это "оппозицией" было бы слишком громко и совершить подобную глупость могла только страдающая похмельем Хозяйка Судеб (а все мы в минуты слабости одинаковы).
   Ибо оппозиция была представлена: одним призраком; одним оборотнем, который, кажется, был тут вовсе не при чем и пока еще пребывал в материальном мире (опять-таки кажется; маскировался этот самый оборотень весьма качественно и ничего конкретного о нем известно не было, в связи с чем все единодушно решили что он шпион, но доказать это пока не смогли); одним боевым ангелом, весьма молодым, а потому не слишком надежным; двумя лицами неизвестной расы и неизвестного происхождения, являющиеся "контрразведкой", как сказала бы Хозяйка Судеб (они работали секретаршами где-то в организации) и одним старым лысым джентельменом, вечно одетым в черный плащ с капюшоном, призванным скрывать лысину. Ну и, в общем-то, все. Правда, была еще группа единомышленников в материальном мире, но их, как не умеющих выходить в Сферы существ, в расчет привычно не брали.
   "Протащить проект" удалось именно неизвестным лицам, которым ради этого пришлось очень постараться. Собственно, они же и подкинули Хозяйке Судеб бутылочку хорошего и оч-чень крепкого вина и радостную весть, которую определенно стоило отметить. Проект был весьма оригинального содержания: о прибавке к жалованью. Но зато Хозяйка Судеб ничего не заметила.
   Это привело "оппозицию" в восторг, который тоже просто необходимо было отметить, и его отметили - привычно, минералкой. Наученная горьким опытом "оппозиция" пить не решалась. Сама познала страшные последствия подобного опрометчивого поступка - как всякие мудрые существа, на чужом примере.
   И, года два назад, еще и на личном... Но об этом не стоит вспоминать.
   Теперь оппозиция шумно радовалась успеху и вкусно хрумкала шоколадкой (трофейной, из материального мира, ангел приволокла). Поэтому четвертый тост (после традиционного "за успех", "за жизнь" и "за лося") провозгласили в ее честь. Имени ангела никто не знал (конспирация в рядах "оппозиции" была жесточайшей), поэтому тост звучал просто и красиво: "за нашу самую прекрасную и самую доблестную половину".
   Что оставалось второй половине, не хотелось представлять.
   После этого тоста последовали другие... и еще раз другие... Потом неизвестно откуда взялась бутылочка вина (по уверениям призрака - безалкогольного, но ему все безалкогольное, хотя "оппозиция" и поверила).
   В общем, через пару часов стало понятно: Хозяйка Судеб отомщена. Полностью и бесповоротно.
   Апекс
   - Я считаю, что тема...
   Я уныло созерцал потолок. Я, конечно, предполагал, что мой рецензент страдает не только графоманией (рецензия вместо положенных пяти занимала двадцать семь страниц), но и словесным поносом (а говорил он уже седьмую минуту, явно превысив все лимиты), но чтобы настолько...
   Кажется, второй защиты сегодня уже не будет. Коллегия не переживет.
   И, надо сказать, я тоже...
   - ...а также...
   Ужасно захотелось перелистнуть диссертацию и поискать орфографическую ошибку, о которой наверняка скажет Горгония - преподавательница языков. Если, конечно, она успеет выступить. Что, надо сказать, в свете речи рецензента довольно сомнительно...
   - В общем...
   Ну, осталось всего семь абзацев. Если он будет говорить в том же темпе - еще четыре минуты. Может, мне все-таки полистать диссертацию?..
   - Благодарю за внимание.
   Раздались жидкие аплодисменты. Подавляющее большинство сидящих в аудитории (тем более - членов Коллегии) счастливый момент окончания речи проспали. Доблестно - с открытыми глазами. Я явственно услышал звон монет - где-то в последних рядах явно заключали пари о том, как долго будет продолжаться речь. Или - остановят рецензента или нет...
   После этой речи Горгония была предельна лаконична. В последних рядах снова зазвенели монеты.
   Последующее я помню очень смутно. Кажется, снова выступал рецензент. Надеюсь, никто не заметил, что я ненадолго ушел в Астрал. Остекленение глаз можно было списать на отвратительное освещение.
   Речи не запоминались. Первое время я еще вслушивался, а потом ментально присоединился к личностям в последних рядах. Личности долго хихикали, но ничего против, в общем-то, не имели. В результате остаток защиты (довольно оригинальной, надо сказать; в настоящее время защита - всего лишь церемония, потому что Коллегия решила все еще позавчера. Самое прикольное в том, что точный церемониал никто не знает, так что, наверное, защиты и вовсе скоро перенесут в приватное общество и прекратят издевательство над бедными аспирантами) я слушал и рассказывал анекдоты. В большинстве - собственного сочинения. Под конец присоединился Кассиан, и мы с ним долго смеялись над междометиями - а это было все, на что оказались способны личности.
   В итоге защиты после этого я уже не сомневался.
  
   - Ну и? Ты чего так долго?!
   - Это ы рецензента спросите, - бурчал я.
   - А у тебя вечно все остальные виноваты, а ты сам - белый и пушистый, - фыркнула Вилл. Девчонки дождались меня под дверями (надо сказать, открытыми). По хитрым лицам я понял: представительница прекрасного пола явно что-то задумали.
   - Да-а, я такой!
   Эня и Вилл многозначительно переглянулись. Я хмыкнул про себя.
   - Апекс, а можно диссертацию почитать?..
   - Вилл, ты же ее уже читала, а после этого долго плевалась!
   - Ну... а вдруг я с того времени поумнела?..
   - Знаешь, у меня некоторые сомнения по этому поводу, - тихо сказал я себе под нос, но Вилл, к счастью, не услышала - иначе ходить мне побитым. Или сразу умершим - от смеха...
   - Ну дай почитаю!
   - На. Читай.
   Вилл открыла на первой странице и вчиталась. Вскоре к ней присоединилась Энидаль. Да-а, интересно, много ли орфографических ошибок там найдут?..
   - Слушай, Апекс, у тебя так хорошо получается...
   Я подавился пирожком.
   - Э-э-э... Неужели вы там нашли очень смешную пунктуационную ошибку?..
   - Да нет, что ты! Просто у нас бы так точно не получилось.
   На этот раз кусать пирожок я благоразумно не стал - и, надо сказать, правильно сделал.
   - Что вы там такого нашли?!
   Я отобрал диссертацию. Да нет, вроде, все нормально...
   - Апекс! Ну что ты, мы же просто восхищаемся...
   Что-то здесь нечисто...
   - Девочки, что вам от меня надо?..
   Девчонки повздыхали, но сознались. Ха! Нетушки. С меня Лира достаточно.
   - Не дождетесь.
   - А мы тебя борщом кормить будем...
   - Вилл, это называется шантаж.
   - Вку-усным борщом.
   - А это называется недобросовестная реклама и склонение к невыгодному соглашению против воли заключающего оное.
   - Очень вку-у-усным борщом!
   - Вилл, это все, конечно, смешно, но - спасибо, нет.
   - Апекс, это будет самый вкусный борщ в твоей жизни, - подключилась Энидаль.
   - И, надо думать, последний?..
   - Апекс, ну как ты можешь! - изобразила из себя оскорбленную невинность Энидаль.
   - Эня, это здоровая тяга к жизни. Я, в отличие от некоторых, знаю, как Вилл готовит...
   - Ну, давай я тебе борщ сварю!
   - Наука за борщ не продается.
   - Точно?
   - Точно.
   - Какая жалость...
   Вилл с Эней переглянулись.
   - Ну Апекс...
   - Нет. Я все свои курсовые уже написал.
   Девчонки жалобно на меня посмотрели.
   - Даже не надейтесь. Пишем либо все вместе, либо вы пишете и вовсе без меня. Других вариантов не предусмотрено. Что выбираем?
   - Первый.
   Сдается мне, что все равно на меня все свалят...
  
   "Оппозиция" тем временем не дремала.
   Она нагло дрыхла прямо на столе, в обнимку с бокалами.
   Не дрых только очень грустный призрак, тоскливо сжимающий в руках бокал. Собственно, он больше всех и выпил. Но не опьянел. Он не умел пьянеть. В конце концов, он был призрак.
   - Да ладно тебе. Не грусти, зато похмельем страдать не будешь, - успокаивал его лысый джентльмен.
   - Ну что ты... Я же отстаю от народа! Так нечестно...
   - Я тоже отстаю от народа, - грустно сказал джентльмен. - И ничего, живу...
   - Ну ты-то - это другое дело...
   - Почему это?
   - Тебе можно, ты все равно самый главный.
   - А ты самый прозрачный! - хихикнул джентльмен и сполз со стула. Отставание было не столь велико, и джентльмен с блеском догнал свою команду.
   Призрак снова грустно вздохнул и хлебнул из бокала. "Безалкогольное вино" оказалось чистейшей отравой.
   Хм... А что, если Хозяйку Судеб отравить?..
  
   И почему это у меня голова так болит?..
   "Потому что меньше надо пить"
   А ты вообще молчи.
   "А я не буду".
   Мерзавец ты, вот ты кто...
   "Обижусь я на тебя"
   Обижайся!
   "Ну и обижусь. Ты меня еще нескоро услышишь..."
   Вот и ладненько! Вот и замечательно! Просто чудесно!
   Кстати, а это что еще за бутылочка?.. Краси-и-ивенькая...
   Я налила в высокий бокал и хлебнула.
   Н-да... Вечер обещал быть веселым...
   Вилл
   - А я тебе говорила, что его уговорить не выйдет...
   - Ну и ладно. Ну напишем все вместе... Зато он нам поможет!
   Мы перешептывались за спиной у Апекса, а тот делал вид, что не слышит.
   - Кстати, а ты в какой комнате живешь?..
   - В 2117. Второе общежитие. Правда, тебя наша вахтерша не пустит, так что давай лучше у тебя.
   - Я в 1313, но наша вахтерша тебя тем более не пустит. У нас там такой Цербер в юбке... Хоть стой, хоть падай.
   - И у нас та же беда. Еще и без чувства юмора. На нее какой-то студент ведро краски вылил, так она вместо того, чтобы посмеяться, директора вызвала... Виновного, правда, не нашли...
   - А, это зимой было, да? У нас тогда на вахтершу воду вылили, только мы не учли, что на улице мороз...
   - Бедная ваша вахтерша... А еще, знаешь, говорят...
   На этом месте Апекс, идущий впереди, повел ухом, но сплетню Энидаль рассказала мне шепотом, так что он, наверное, ничего не услышал. Обыкновенная сплетня.
   - По нашему общежитию такая же с некоторыми поправками про Линиту гуляет... Вернее, гуляла, а потом Линита поймала ее за хвост и посадила под замок. Тогда пошла сплетня, что Линита... ну...
   Эту сплетню шепотом рассказала уже я. Эня только фыркнула.
   - А вот у нас...
   - А у нас призрак одно время в общежитии жил!
   - А у нас - трехаршинная змея!
   - А у нас скелет в подвале буйствовал!
   - А у нас дракон полгода по общежитию летал!
   - А у нас Несси в озере живет!!!
   - Это у нас она в озере живет! Это озеро травников!!!
   - Оно общее, между прочим!!!
   - Значит и Несси общая!!!
   - А у нас...
   - Девчонки, может быть, вы успокоитесь, а? Потом курсовую напишите, по легендам и преданиям... Когда-нибудь потом. Когда Коллегия будет это читать, она умрет от смеха... Вы войдете в историю!
   Мы переглянулись и замолчали.
   Возле второго общежития Энидаль отстала, и дальше мы с Апексом пошли вдвоем.
   На крыльце нас остановила вахтерша.
   - Молодой человек...
   Я решила, что я молодым человеком не являюсь, и незаметно скользнула в общежитие. За мной потянулась целая цепочка забывчивых студентов. Правда, эти самые студенты немедленно смылись наверх, я же осталась стоять.
   - Что она от тебя хотела?..
   Апекс давился неконтролируемым смехом.
   - Да успокойся же ты наконец!
   - Ладно, я спокоен... Она услышала вас с Эней разговор. В общем, она уговорила меня спасти общежитие от скелета!
   Я неверяще уставилась на Апекса.
   - А ты?
   - А я согласился, - с каменным лицом ответил Апекс. - За небольшое вознаграждение в размере пятнадцати монет и премиальными за риск...
   - Ты бессовестный алчный жаднюга.
   - Да-а, я такой!..
   Мы переглянулись, прыснули и пошли "ловить скелета".
   Вахтерша опасливо поглядывала нам вслед...
  
   О-ох...
   Хорошее вино. Мне нравится. Правда, оно красное... Больше люблю фиолетовое, но и это - ничего!
   Вернее, ничего оно было вчера. Примерно с полчаса. Зато потом как-то незаметно, но очень сильно и подло ударило в голову...
   Йан!
   У меня уже второе утро начинается с больной головы... Так и спиться недолго. А что? Буду первой алкоголичкой, ставшей Хозяйкой Судеб. На Канары поеду, в санаторий. В веках прославлюсь!
   А вино очень даже ничего... Надо будет заказать парочку таких бутылочек... Нет, лучше - парочку коробок...
   И вычистить наконец винные погреба.
   Буду первой Хозяйкой Судеб, коллекционирующей вино в архиве...
   А что? Опять-таки - в веках прославлюсь!
   А в трудовой книжке пусть будет написано, что я спилась на работе из-за тягот и лишений, перенесенных мною... И вообще, это у меня на нервной почве!
   Я взяла бутылку и налила еще один бокал.
   Как хорошо, что вино вчера не кончилось...
   Как хорошо, что осталось еще немного на опохмел...
   О! А тут что, еще одна бутылочка?.. Ну, это вообще здорово!
   Тем более что эта уже кончилась...
   Та-ак, где моя большая кружка?..
  
   Тем временем "оппозиция" столь же душевно губила запасы винных магазинов. Ангелок отпросилась на работу и слиняла (и, надо сказать, правильно сделала), а две секретарши уже мирно посапывали прямо за столом, однако всем остальным подобные преграды были нипочем! Тьфу, всего-то третья бутылка.
   Правда, бутылки были трехлитровые...
   Но - все равно: тьфу!
   Призрак наконец-то перестал стонать о своей судьбе. Не потому, что опьянел или заснул. Нет.
   Он служил курьером и разносил бутылки. Часть подбросить в кабинет Хозяйке Судеб, часть просто убрать со стола в винные погреба. Он представлял собой общество здравомыслящих существ, или, если по-другому, убежденных трезвенников, что ни мало не помешало ему вскрыть бутылку коньяка и хлебать по дороге...
   Джентльмен совершенно не по-джентльменски превращал налитое ему шампанское в воду (нет, это не опечатка, буквы "К" в этом слове нет) и продумывал документ, который можно было бы протащить через канцелярию.
   Оборотень не задумывался над канцелярией, отгоняя призрака от нажитых тяжким трудом бутылок (не известно, чего, стекло было темным).
   Хозяйка Судеб, судя по тому, что было видно на небольшом экране на стене, как раз вошла в то превосходное состояние, когда она уже не соображает, что делает, но еще способна поставить нормальную закорючку под бумагой, а джентльмен не собирался терять момент...
   Бумага была почти готова, призрак был превращен в курьера (его кандидатура была выбрана только лишь потому, что он умел просачиваться сквозь стены (не умел он этого только в материальном мире) и вполне мог притвориться личной секретарщей Хозяйки Судеб, хотя конкретно его именно это больше всего и возмущало).
   - Ну все, иди.
   И призрак пошел...
   Читать бумагу он даже и не подумал, хотя, пожалуй, стоило...
  
   Ой... И что вчера было?..
   Так, сколько дней прошло с самой первой моей пьянки?.. Надо спросить у секретарши... Ничего не помню...
   Три?.. Ой... Да-а, как и вправду спиться недолго...
   В историю я, конечно, воду (может, и на Канары наконец съезжу...), но...
   Кстати, что там у нас с документацией?..
   Не успела ли чего такого "оппозиция"?..
  
   А оппозиция, надо сказать, успела.
   И это определенно стоило отметить...

Выводы

  
   В вине - мудрость, в пиве - сила, в воде - микробы

А.

   Поимел честь, поимей и совесть наконец

В.

   Апекс
   - Девочки, и вам не стыдно?..
   - Не-а!
   Вилл вкусно хрумкала яблоком, Эня жевала пирожок, а я сидел и пялился в нашу курсовую работу.
   - А должно быть!
   - Апекс, ну ты же действительно проиграл нам желание!
   - Шулеры мелкие, - глубоко вздохнул я, притворно закатил глаза и вытащил новый лист. - Помогайте хоть, что ли!
   Девчонки переглянулись, придвинулись ближе и, можно сказать, работа закипела - насколько это было возможно...
  
   Та-ак...
   Что-то мне это не нравится. Не могу точно сказать, почему, но не нравится.
   Во-первых, подозрительно, что меня уже пятый день никто не трогает. И это очень странно: обычно и пяти минут нельзя провести в гордом и абсолютном одиночестве. Однако выглядывать из кабинета, пожалуй, не стоит, ибо я ничего не имею против одиночества...
   Во-вторых, странно, что из аптечки исчез огуречный рассол - лучшего средства от похмелья человечество (и не только оно) еще не придумало. А так - сижу, страдаю, и думаю, стоит ли выходить и из кабинета, и из запоя, или хватит только второго?
   В-третьих, чудно, что не кончаются бутылки. Мой винный погреб, конечно бесконечный (просто потому, что пустой), но это уже слишком! Откуда берутся бутылки в моема баре?! Ох, что-то здесь нечисто...
   В-четвертых, где, черт возьми, этот йанов начальник?! Кто меня из запоя выводить будет, интересно?! Правда, сейчас я даже немного соображаю... и это - в-пятых, хотя как раз таки это мне очень и очень нравится. Седьмая бутылка вина! Вот что значит вековой опыт... Но, пожалуй, надо чаще тренироваться, раньше я от похмелья не страдала. И это уже в-седьмых.
   В-восьмых... Надо учится считать, потому что это вообще-то только в-седьмых.
   Ну, не нравится мне все это, в общем!
   И что ты будешь делать?!
   Надо что-нибудь придумать...
   Вы когда-нибудь пробовали думать на похмельную голову?.. Да? Нет? Если да, то вам уже все понятно. Если нет - завидую.
   Но все-таки... Надо что-нибудь придумать.
   А у кого в организации самая больная фантазия?..
  
   У "оппозиции" надо сказать, нервы были покрепче. Более того, рассол у них не пропадал (изначально его вообще не было, но потом общество трезвенников откуда-то притащило, откуда - призрак не вспомнил).
   В общем, к утру третьего дня все были свежи, как огурчики. Прошлогодние, солененькие...
   "Оппозиция" строила блестящие планы на будущее. Ангел (внешняя разведка ситуации) доложила, что где-то в Облачной Долине планируется маленький переворот, который, более того, уже случился. Время, как известно, в Сферах теряет свое значение, но менять ничего не стали - "оппозицию" все вполне устраивало.
   Секретарши (отдел контрразведки) выяснили, что Хозяйка Судеб в долгосрочном отпуске по болезни (по какой конкретно, сами догадаетесь; "оппозиция" тоже догадалась - по глупым смешкам "контрразведки").
   Оборотень (отдел грубой физической силы) был временно заперт в казармах (читай: в карцере) для "подготовки к бою" (читай: чтобы пришел в себя).
   Призрак (отдел грубой магической и юридической силы) улетел в материальный мир проводить акцию среди "единомышленников, то бишь "вербовать и собирать армию" (против кого, пока не решили).
   А лысый джентельмен, представляющий собой головной штаб, ничего не делал и мирно дремал. Все возможные и невозможные проекты он все равно уже протащил - причем так, что об этом даже его единомышленники не догадались...
   Итак, "оппозиция" была счастлива.
   Почти вся. Если не считать, конечно, оборотня...
   И готовилась она к сразу двум операциям - одной очень важной и одной не очень...
   И сначала, естественно, все приготовились к не очень важной, успех которой вполне мог сорвать очень важную операцию...
  
   - Давайте быстрее!
   Белошвейки и так работали на пределе сил и возможностей, но Иджене этого было мало. Наследница Трона готовилась к коронации, а потому желала, чтобы все было идеально. Совсем идеально.
   Две белошвейки как раз обряжали ее в длинное церемониальное платье, сшитое специально для нее по крайне древнему образцу. Древний образец сидел на Иджене, как на корове седло, а она хотела быть неотразимой и прилагала к этому все усилия.
   Пока Иджену профессионально готовили к церемонии, еще одна служанка старательно чистила корону - Императрицы редко надевали ее, и за время царствования матери Иджены серебряная диадема (в Облачной Долине не уважали золото) покрылась зеленью, совершенно не сочетающейся с ограненными рубинами.
   В замке стояло оживление, почти незаметное неискушенному в придворных интригах человеку, которым являлся заезжий певец. Тихие разговоры, невнятные намеки... Это, по мнению обыкновенных людей, были неизменные атрибуты императорского двора. Но в Облачной Долине так бывало редко. Только по каким-то особенно важным дням.
   Вряд ли коронацию наследницы престола нельзя назвать особенно важным днем...
   Но заезжий певец не был обычным человеком.
   Он прилетел в Облачную долину на своих двоих (понятно, что крыльях) и, не рассматривая город (что было почти оскорбительно для его жителей) отправился к императроскому дворцу, где во всеуслышанье объявил, что желает видеть лично Императрицу. Когда у него тактично уточнили, какую именно, менестрель ужасно оскорбился и заявил, что говорить будет либо с императрицей, либо с наследницей, а никто другой ему не указ.
   У певца потребовали документы, тот продемонстрировал изысканный хук справа и, больше не распространяясь, пошел к императорским покоям, рядом с которыми его, собственно, и выловили и препроводили лично к наследнице Облачного престола.
   Иджена этой предыстории не знала, да и знать, будем откровенны, не хотела. Ее волновала только предстоящая церемония, к которой, надо сказать, она была уже абсолютно готова (не смотря на то, что оставалось целых два с половиной часа). Белошвеек отослали; будущая императрица приняла истинно императорский вид, усевшись в свой трон наследницы, стоящий в Малом Зале, и велела позвать "этого проходимца".
   Ввели проходимца. Поклониться или хотя бы снять темный капюшон, скрывающий лицо, он и не подумал. Черный балахон подметал пол.
   - Кто ты? - величественно осведомилась Иджена. Хоть какое-то развлечение - сумасшедший менестрель (о его принадлежности к этой профессии свидетельствовала арфа, висящая за спиной рядом с ножнами - разоружиться он тоже не пожелал, как стража ни настаивала). Правда, довольно скучное развлечение...
   - Посланник, - лаконично проинформировал менестрель. Иджена приподняла брови, ожидая продолжения.
   Оного не последовало.
   - Дальше.
   - Это все, что я могу о себе сказать. Я - Посланник.
   - Замечательно. В таком случае - что вы делаете в моем дворце?
   - Прикажи всем удалиться. Я могу поклясться, что не причиню вреда.
   Иджене не нужна была клятва. Нюх на неприятности у нее был потрясающий, но сейчас интуиция молчала. А Джен ей, как и всякая женщина, доверяла.
   Наследница императорского престола нетерпеливо махнула рукой. Стражники молчаливо и совершенно бесшумно удалились. Она даже не двинулась.
   - Я жду.
   - Мне велели передать послание. Вот, возьмите.
   Иджена приняла свиток, сломала сургуч. Фу, как старомодно... Интернета на вас нет!
   Вчиталась.
   - Вы уверены в этой информации?
   - Я не вправе отвечать на вопрос. Я - Посланник.
   Ага, сизокрылый почтовый голубь...
   - В таком случае вы временно останетесь у меня в гостях, - мило улыбнулась Иджена. - И не думайте отказываться! Я могу обидеться...
   Посланник ухмыльнулся и, церемониально поклонившись, вышел из Зала. Наследница императорского престола тихонько встала, подошла к окну.
   Перед ней растирались бесконечные облака.
   - Начальника внутренней стражи ко мне, - тихо приказала Иджена.
   Она была уверена, что ее услышат.
  
   ...Коронация прошла без сучка и задоринки. Никакого покушения на Иджену не было и, кажется, не намечалось.
   Императрица Облачной Долины, Правительница Неба, Иджена Вторая Великая сидела в кресле и недобро ухмылялась. Этот менестрель сейчас получит по полной программе. Не от Иджены, так от начальника внутренней стражи...
   Но менестрель не явился.
   В замке его не было, хотя деться он никуда не мог - окон в выделенной ему комнатке не намечалось, а перед дверями дежурили два стража - лучших из лучших. Никакого менестреля на выходе они не видели. Они вообще никого не видели. Дверь и вовсе не открывалась.
   Иджену побег менестреля не слишком заинтересовал. Его даже искать не стали. Ну сбежал и сбежал... Все равно не найдут.
   Не заинтересовал бы, если бы на следующий день в розовых кустах перед Большим Тронным Залом не обнаружили труп наемника. Кого он собирался убить, не было ни малейших сомнений.
   Но даже это не заинтересовало бы Императрицу, если бы не одно "но": рядом с несостоявшимся убийцей обнаружили выжженный клочок земли, на котором был вырисован символ Небесного отряда боевых ангелов.
   Точно такой, как на амулете, висящем на шее у менестреля...
   "Оппозиция" могла праздновать первую значимую победу.
  
   В тот же день копилка "оппозиции" пополнилась еще одной победой, причем эта была на порядок важнее всех остальных, вместе взятых. Подробности дела знал только лысый джентльмен, но он не распространялся.
   Конспирация в рядах оппозиции и впрямь была впечатляющей.
   Вилл
   - Ну и как продвигается наша курсовая работа?..
   - Вилл, имей совесть, а?..
   - Какую совесть?! А кто это такая?
   - Вилл!
   - Что?
   Апекс глубоко вздохнул и замолчал. А что я? А я ничего!
   - И нечего хлопать глазками и строить из себя белую и пушистую! Кстати, а где Энидаль?
   - Пошла варить борщ, - фыркнула я.
   - Хорошо, что это пошла делать не ты!
   - Это еще в каком смысле?!
   Апекс посмотрел на меня, как на сумасшедшую: дескать, самой не понятно, что ли? Нет, не понятно. И вообще, что это за намеки?! Если ему не нравится, как я готовлю - так я и не уговаривала его отобедать!
   - Эня, я тебе помогу!
   - А может, не надо? - жалобно простонал Апекс.
   - Ага, Вилл, давай, у меня как раз рук не хватает, сделай зажарку, а я пока посудку помою...
   - Девочки, это называется психологическая атака!
   - А с твоей стороны это называется просто и понятно: безобразие!
   - Вы совсем совесть потеряли!
   - Я же тебя спрашиваю: а кто это такая?!
   - Вилл...
   - Ну чего тебе еще надо?! Только не говори мне, что ты на диете!!!
   Апекс глубоко вздохнул и снова уткнулся в лиэс.
   Мы переглянулись, похихикали и ударили по рукам.
   - Ну что, Эня? Сделаешь сама зажарку, а я посуду помою... А то Апекс все равно это есть не будет, не переводить же продукты зазря! Кстати, ты Дель не видела?.. Она говорит, что учится готовить...
   - А кто это такая?..
   Я прыснула, мы переглянулись и расхохотались.
   В этот самый момент в дверь постучали.
   - Войдите! - мы все трое были на редкость единодушны.
   В комнате тут же стало веселее. С практики приехали Тая и Юля, вместе с ними в комнату ввалилась Дель. Таинна немедленно отобрала у меня поварешку (к невысказанной радости Апекса) и выгнала меня с кухни; Юлиана отогнала несчастного Магистра Первой Степени от шкафа (Апекс сидел рядом с ним на полу в обнимку с лиэсом, по виду и функциям очень напоминающим ноутбук). Следом в комнатку завалился Лир.
   Сразу же стало тесно.
   Таинна, выяснив, что Энидаль тоже не великий повар, выгнала из кухни и ее тоже, а борщ поставила вариться сама.
   Потом мы сидели, рассказывали друг другу об ужасах и прелестях практики (о последних особенно заливалась Юлиана, а Таинна только глаза закатывала), хохотали над байками и анекдотами...
   Борщ Таинна в итоге все равно сожгла.
  
   "Ты все еще пьешь?"
   Нет, только притворяюсь.
   "В тебе погибает великий актер. У тебя не только язык, но и мысли заплетаются..."
   А тебе завидно, да?..
   "Нет, просто хочу уточнить, каким числом тебе отпускные выписывать"
   А ты мне их выпишешь?!
   "Ага. На Канары. В санаторий. Туда, где от алкоголизма лечат"
   У мня не алк... алк... алк... у мня не алгуголизм! Прсто я уст... уст... усталая я, в общем!
   "Угу. Будем считать, что я тебе поверил... Так каким числом выписывать?"
   Седнящним!
   "Договорились"
   Кр-ра... Кр-ра... Кр-ра... с-сот-та... Живем, однако!
  
   "Оппозиция" тем временем поняла, что все не так уж и безнадежно, раз им удалось сплавить Хозяйку Судеб в весьма сомнительный отпуск (ничего лучше Антарктиды тут не придумали) и в весьма сомнительный санаторий, в который вел весьма сомнительный портал...
   Говоря простым русским языком, "оппозиция" была в восторге и собиралась отметить успех. Правда, чуть позже.
   Совсем чуть-чуть...
   - Итак, этот бокал мы поднимем за...
   Истинного смысла поднимания бокалов "оппозиция" не знала (вернее, это знали отдельно ангел и оборотень, но конспирация, как уже говорилось немного ранее, здесь была на высоте), поэтому перед тем, как начать пить, на столе расставлялись в рядок огромные бокалы, и все дружно решали, за кого поднимать каждый из них.
   - Ну и за кого, а?
   - За... за...
   Все достойные закончились на первом же бокале (всех остальных же призрак считал злостными пьяницами, не достойными подобной чести), и теперь перед "обществом трезвенников", в частности, единственного его представителя, стояла нешуточная задача: как донести эту простую мысль до всех остальных и не оказаться при этом побитым?..
   - За меня!
   - Нет, за меня!
   - А лучше за меня!
   - Я тут самый достойный!!!
   - А я - самая достойная!!!
   - Короче - пьем за дружбу! - внес предложение призрак.
   - А почему за тебя пили отдельно?!
   Оборотень схватился за ближайшую бутылку с намерением разбить оную о голову призрака (что вообще-то было в принципе не возможно) и вскорости, с огромной радости призрака, все бутылки были побиты, а все вино - разлито, и праздновать стало нечем.
   - Вношу конструктивное предложение: пить сегодня не будем, - тут же встрял лысый джентльмен, хотя иных вариантов в общем-то, и не было.
   - Не согласен, - тут же возразил оборотень. Он был всегда и со всем не согласен.
   - А что ты предлагаешь?
   - Будем пить! И много!
   - Что?..
   Оборотень пробежался глазами по комнате, оценил разгром и огромный ущерб, нанесенный его самолюбию и промолчал.
   - Поэтому я предлагаю начать продумывать новую операцию!
   - Это какую?
   - А это - секретную, - таинственно провозгласил лысый джентльмен в черном балахоне и расстелил на столе огромную карту.
   Апекс
   - Здорово, - протянула Юлиана, услышав отчет о последней неделе практики. - Вилл, а там парни красивые?..
   Вилл закатила глаза.
   - Юля, как тебе нравятся вампиры?..
   Ибо вампиры вообще-то мало чем уступают темным эльфам...
   - Ой... А там живут вампиры?..
   - А ты до сих пор не догадалась?
   - Тогда я туда не поеду!
   И правильно сделает. Вампиры, конечно, кровь не пьют, но вот поизображать из себя страшных-престрашных они любят. А Юлька ни за что догадается открыто заявить, что она магичка и представитель Гильдии...
   - Кстати, представляете, вахтерша говорит, что к нам в общежитие приехал представитель Гильдии с секретным заданием... Темный эльф! Красивый, мужественный, Магистр Первой Степени... Представляете, с секретным заданием... Интересно, куда его заселили?..
   Я поперхнулся. Только этого мне для полного счастья не хватает!
   - В общем, девочки, я крашусь. И не смейте меня трогать! Кстати, я с практики такое платье привезла...
   Я закатил глаза и шепнул на ухо Вилл:
   - Пойдем отсюда...
   Наше исчезновение, кажется, никто не заметил.
  
   Несси высунула любопытную мордочку из озера.
   - Ну и чего тебе надо?..
   Рядом появилась мордочка Далангара.
   - О, и этот туда же, - вздохнул я и швырнул два бутерброда. В сумке у меня чего только не валялось. Кажется, там одно время жила змея... Не помню, куда я ее дел.
   Рядом тут же показались еще пять мордочек.
   - О! Вилл, смотри, оно размножается!
   - Угу, клево. Апекс!!! Что ты тут понаписал?!
   Она, надо сказать, сидела на дереве и читала написанную мною курсовую (опыт у меня был немалый, поэтому много времени не понадобилось).
   - Ну и что тебе не нравится?..
   - Что ты тут написал?! Из тебя конспиратор, как из козла дойная корова!!!
   - Ладно, включай функцию "Исправление" и меняй, что не нравится.
   Честно говоря, я на это надеялся - не помню уже, какой я был на первом курсе...
   - Та-ак... Апекс, это форменное безобразие. Ты тут такого понаписал... Объясни мне, например, кто такая "градиернарность"?
   - Э-э-э... А я использовал там это слово?
   - Да, вот, любуйся!
   - Н-да... Вилл, сотри его просто, и все.
   - Но тогда предложение совсем изменится!
   - А что там за предложение?..
   Вилл притворно закатила глаза и вручила мне "это безобразие". Я прочел.
   - Знаешь, Вилл, сама пиши свою курсовую...
   - Это еще почему?
   - Это древнее алестинское проклятие. Дословный перевод выдать тебе не могу, а то тут, видишь ли, дети... - я выразительно покосился в сторону семейства Несси.
   - А теперь объясни мне пожалуйста, - притворно милым голосом предложила Вилл, - ЧТО ЭТО ПРОКЛЯТИЕ ДЕЛАЕТ В НАШЕЙ КУРСОВОЙ РАБОТЕ?!?!!
   - Э-э-э... Не знаю.
   - Апекс, я всегда поражалась твоей бессовестности.
   - Я рад за тебя. В корень зришь...
   - Апекс!!!
   - Что?
   - Меняй давай! Иначе борщом накормлю!!!
   Страшная угроза, - признал я и взял лиэс. Да-а, что-то я стал совсем плох. Хоть убей не помню, когда я такое написал. Кстати, вот этого слова я вообще не знаю... Ну-ка, ну-ка... Где там мои антивирусные базы?..
   "по вашему запросу "антивирусные базы" обнаружено элементов: 0"
   Так и знал.
   - Вилл, это не я написал такую фигню.
   - А кто? Пушкин, что ли? Да нет, Пушкин писал "Евгения Онегина", а не такую ерунду!
   - Это вирус.
   - И что?
   - А то! Ловить будем.
   Вилл крайне скептически на меня посмотрела. Дескать ну-ну, лови, а я постою и посмотрю... Как ты будешь голыми руками ловить хитрую программу, которая умудрилась не только захватить все программное обеспечение, но еще и удалить антивирусные базы?..
   Но я тоже не дурак, и ловить "голыми руками" вирус не намерен.
   Признаться, в раннем детстве я хотел тать программистом. В будущем мне это мало пригодилось, но умение взламывать и обходить парольные системы лишним мне не показалось. И не оказалось, надо заметить.
   В общем, через несколько минут вирус был пойман и с позором изгнан (я ради прикола отправил его прямиком к Кассиану в почтовый ящик - интересно, директор прочтет письмо с загадочным названием "Ультиматум" и попадет ли вирус на его лиэс? Если да, то как быстро это обнаружится и понадобится ли Кассиану моя помощь?..
   Но эти вопросы были второстепенны.
   - Такая курсовая тебе нравится больше?..
   - Пока не знаю... - протянула Вилл и углубилась в чтение.
   Вилл
   Остаток дня мы сидели сначала на дереве, а потом на скамеечке в парке, редактируя курсовую. Теперь можно считать, что я тоже приложила к ней руку... вернее сказать - мышку.
   Вечером любовались потрясающей красоты закатом. Объем курсовой - всего сорок страниц текста четырнадцатым шрифтом, поэтому с редактированием мы справились быстро, но в комнаты лезть все равно пришлось по водосточным трубам. Пришлось бы, если бы не очаровательный синий дракончик, засунувший в окно и меня, и Апекса. С окном он немного ошибся, но это не страшно - я спустилась на один этаж, Апекс поднялся, и оба мы успели до того, как начала свое фундаментальное исследование общежития вахтерша.
   Я помахала Дарелею рукой, на цыпочках прокралась к двери и подперла ее тумбочкой, ибо замки от Цербера не защищали, и только после этого пошла ванную.
   Через пятнадцать минут я удачно транспортировалась на кровать и уснула, едва голова коснулась подушки.
  
   Бр-р... Холодно-то как...
   Ну и где мои Канары?!
   Безобразие... Ох уж эти настройщики порталов... Заслали свою Хозяйку Судеб на край света и радуются. А мне что делать? Так в купальнике пешочком до Сфер и телепаться?..
   А главное, все телепортационные кристаллы я дома оставила! И что же мне теперь делать, с учетом того, что я не могу пользоваться магией?..
   Первый пункт гласил: искать местное население.
   В моем случае стоит его изменить до "искать теплое место и, по возможности, теплую одежду". Где, как и когда не уточняется.
   Хм... А что если попробовать в материальный мир уйти?.. А что? Я умею, как Хозяйка Судеб...Та-ак... Ну, место у меня представить вряд ли получится, однако... В общем, материальный мир, Первое Измерение, и вперед!
   Я осторожно открыла один глаз.
   Та-ак... Ну и куда же меня занесло?..
   Передо мной простиралась степь, через которую бежала серебристая речка. На берегу реки стояла старая мельница (как ни странно - ветряная, по виду - как из Дон Кихота, причем рядом с мельницей скакала лошадь, всадник которой держал в руках длиннющий шест - больше разглядеть ничего было нельзя). Поселковая дорога вела от реки в густой зеленый лес. Неподалеку виднелась деревянная изба в духе "а-ля, что получится, то и построю".
   Ну, все просто. Раз есть изба, значит, там кто-то живет. Меня устроит даже Кощей Бессмертный или Красная Шапочка. Хоть Серый Волк, хоть кто - лишь бы он был знаком с теорией астральной проекции...
   Забора не было, калитки тоже. Я поднялась по ступеням на крыльцо и постучала.
   На крыльце появилась дородная тетка в синем переднике с петушками.
   - Доченька! Ну наконец-то!
   - Э-э-э...
   - Ну что стоишь? Цветочков не нашла? И грибочков не нашла? Ну да ладно, не сезон еще, середина весны только... Ничего, не огорчайся.
   Да я и не огорчаюсь. Я вообще в шоке!
   - Соберешь еще грибочков. А пока вот, иди по дороге, бабушке пирожки отнеси.
   Мне вручили корзинку, накрытую платочком, и выставили за дверь. Я в онемении спустилась по лестнице. Какая к черту доченька?! Какая к черту бабушка?! Какие пирожки?!?!
   Как будто бы я какая-нибудь Красная Шапочка!
   Я от нечего делать пошла к речке, присела на бережок. Ну да, немного похожа... На мне было клетчатое платьице и дурацкий красный чепец. И как это я до сих пор не почувствовала отсутствие не только сапогов, но и вообще любой обуви?..
   - Але-е-о-онушка...
   Так. Может, стоит поискать эту самую Аленушку и плюнуть на эту больную на голову тетку?..
   Пошла, поискала. Даже нашла. Козленочка. Беленького.
   - Ну, козленочек, ты знаком с теорией астральной проекции?..
   - Я не козленочек, я Иванушка, и вообще, отвали от меня, сумасшедшая!!!
   Так кто же тут сумасшедший - я или та тетка?..
   С учетом того, что козлята разговаривать не умеют, наверное, я...
   - Сивка-Бурка-а-а!
   Так. Сивкой-Буркой я точно не буду, да и не тяну я на богатырского коня. Ау, Создатель! Может, хоть ты мне поможешь?!
   "Сама выпутывайся"
   И отключился.
   М-да... Ну я и вляпалась...
  
   ..."Оппозиция" тем временем готовилась праздновать еще одну большую победу...
   Апекс
   - Привет, Вилл, Деля, Эня, Тая, Юля.
   - А почему я самая последняя?! - тут же возмутилась Юлиана. Я закатил глаза и пристроился на единственном табурете (все остальные за время практики бесследно пропали).
   - Просто именно в таком порядке я вас и увидел.
   - Интересно, а где ты видишь Вилл, с учетом того, что она на кухне, а дверь закрыта?.. - подозрительно спросила Таинна. Ну не объяснять же им, что Вилл я вижу постоянно, поддерживая связь третьим каналом мышления?..
   - Это я машинально.
   - Вот-вот, а почему я у тебя не "машинально"?!
   Неужели Юлиана все-таки узнала, что я и есть тот самый "представитель Гильдии, прибывший с секретным заданием"? Да нет, не должна была...
   - Хорошо, теперь я тебя просто называть не буду. Вилл, Энидаль, собирайтесь, Кассиан велел явиться в течение получаса!
   - Зачем?
   - Позже объясню. И еще, оденьте что-нибудь, что потянет на "церемониальный наряд". Только, Вилл, не стандартное облачение ведьмы, хотя цвет подойдет...
   - Да что случилось-то?!
   - Потом, все потом... Собирайтесь!
   - Ладно, только выйди, пожалуйста, а?
   Я фыркнул и вышел, попутно размывая морок стандартного облачения студента-первокурсника до состояния нормального костюма. Костюм тоже ненавижу (чувствую себя в нем, как дурак, причем абсолютный), но это все равно лучше.
   Для интереса засек время.
   Что интересно, девчонки оказались на редкость пунктуальны - через сорок две минуты дверь наконец отворилась, явив Энидаль и Вилл. В школьной форме (оно же, в общем-то, и церемониальное ведьминское облачение, только несколько скромнее).
   - Так пойдет?
   - Угу...
   - Что случилось?
   - Идем, по дороге расскажу.
   Мы спустились по лестнице, миновали вахтершу и дошли до здания администрации, когда Эня наконец не выдержала.
   - Зачем ты нас туда тащишь?
   - Сегодня день памяти Лайнора. Видишь, флаг на музее чуть спущен?.. Вешать черную ленту не стали, не официальный день траура все-таки...
   - Тогда про цвет понятно, - помрачнела Вилл. Облачение ведьмы всегда было совершенно черным.
   - Угу...
   Мы помолчали.
   - Придется подождать. Еще не время, мы рано пришли.
   - Так ты же сказал через полчаса, а мы сорок минут собирались, место у зеркала выбивали!
   - Ну да. Но я же вас знаю... Еще двадцать минут осталось. В следующий раз я час до сорока минут уменьшу...
   - Апекс, ты не выносим.
   - Ничего подобного. Просто у нас в общежитии узкие двери...
  
   ...Совет начался ровно в срок.
   Мы долго просто молчали. Дарелей косился в окно огромным янтарным глазом...
   Мы не знали, что можно было сказать теперь, спустя столько дней, о человеке, благодаря которому сам мир вообще еще существует...
   - Вы знаете, - тихо сказал Кассиан. - Он прожил длинную жизнь достойного человека. Он прожил ее так, чтобы ни о чем не жалеть... Я долго знаю его. Проживи он вторую, точно такую же жизнь, он поступил бы оно так же. Он оставил этот мир именно так, как хотел...
   В наступившей тишине неожиданно громко прозвучал тихий голос Вилл.
   - Он оставил этот мир. Нам. Всем нам.
  

Судьба взяла, судьба и забрала

   Сталинара - съедобное растение с синеватыми листьями. Настой листьев и стеблей тонизирует и успокаивает (в некоторых странах используется в качестве кофе). Корни по вкусу напоминают картошку.
   Воень - второй летний месяц, середина лета.
   Алестницы - кодовое название особо вида полуразумных существ, выведенных сенсами для защиты. Соединили в себе все лучшие качества боевых демонов, абсолютных метаморфов и некоторых видом нежити. Привязаны к одному хозяину. Других живых существ признают крайне редко.
   В I Измерении наиболее распространены два вероучения. Адепты одного из них выписывают правой рукой знак Благого Круга, второго - размашисто крестятся. Однако, существует огромное разнообразие иных вероучений, перечислять которые в свете подавляющего атеизма жителей Северной Ветки не имеет никакого смысла.
   По одному из весьма распространенных верований, после смерти душа может попасть либо в ад, либо в рай, причем в первом она обязана провести вечность в страшных муках, а во втором - семьсот семьдесят семь дней и ночей в прекрасных садах, после чего может переродиться снова. Кажется, это называется "методы кнута и пряника".
   Айхтари - специально выведенный сорт плодовых деревьев. Из лепестков цветов делают знаменитый голубой чай, плоды по вкусу идентичны персикам.
   С учетом характера Линиты - самая важная, какая только может быть!!!
   Это, естественно, шутка. Демоны бывают двух видов - нежить первого класса опасности (лучше с нею не встречаться, если вы не боевой маг со званием магистра хотя бы второй степени) и вид Разумных Рас, потомки темных и светлых вампиров. Судя по вполне разумной речи Лоу (не будем вспоминать его полное имя) и вполне адекватной реакции на вопросы, в данном случае фигурирует второй вариант. Хвала богам.
   Виверн - родственник дракона, от которого отличается лишь способностями к стандартной магии и метаморфации.
   Крыло - боевой отряд из двадцати драконов или вивернов и командира. Синим крылом называется крыло драконов/вивернов со всадниками.
   Боевой Магический Отряд (БМО) - отряд из дюжины боевых магов разных профилей и командира. В стандартный БМО входят травник, теоретик, некромант и специалист по мироведению (мало ли куда занесет, особенно по пьяни), также чаще всего к БМО прилагается отряд из полусотни легионеров - чисто на всякий случай.
   Безвременье - пространство между Ветками. Граница - защитное ограждение между Веткой и Безвременьем, созданное Демиургом для защиты Веток.
   В Облачной Долине алый считается императорским цветом, т.к. в скипетр с незапамятных времен вделан огромный рубин.
   Николо Макиавелли
   Лиэс - сокращение от ЛИКПЭС - Локальной Информационной Коммуникативной Портативной Энергетической Системы. Аналог земных КПК.
   В большинстве своем драконы либо огненные, либо водные, исключения крайне редки. Соответственно, в огненных можно запустить водную "звезду", а в водного - огненную, и это возымеет гораздо больший успех, чем обыкновенные противодраконьи заклинания.
   Закон Мерфи.
   Лиэс был создан по образу и подобию ноутбуков, и единственное отличие одного от другого в том, что лиэсу нужно не электричество, а МЭ (и, следовательно, лиэс вполне способен работать на территории Школы). В остальном (в том числе это относится к большинству программ) они полностью идентичны.
  
  
  
  
   - 169 -
  
  


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Triangulum "Сожённый телескоп" (Научная фантастика) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов" (Антиутопия) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | В.Платонов "Департамент контроля" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"