Исаев Глеб Егорович: другие произведения.

Черный август

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Двадцать пять лет прошло. Эти события - уже история.


  
  
  
  
  
  
   Задувает в открытое окно ветерок с Москва-реки, в динамиках звучит новая песня Леонтьева.
   Максим прибавил звук и откинулся на мягком сидении летящей вперед "Волги". Он любил управлять машиной сам, и старался не упускать такой возможности. Перестроился из третьего ряда, включил поворотник.- Мысли вернулись к недописанной речи. - Настроение вновь испортилось. Водитель поморщился. - "Последнее время Шеф стал вовсе непредсказуем. Здесь, в Москве один и вполне вменяемый, а стоит выехать, куда ни будь на встречу глав, и понеслось. Словно тетерев. Ничего, кроме своего голоса не слышит. - МЫшление, мЫшление, нАчать -углУбить, ну сколько можно. Крючков докладывает, в регионах бардак, пресса, телевидение словно взбесились, везде одно и тоже. Только орут. - Максим долбанул по сигналу, приструнив наглый жигуль с тонировкой, подрезавший его "ласточку" . - Эти, тут еще, комсомольцы-добровольцы. Кооператоры хреновы. А рожи, мать их, не приведи господь...
   Получив предложение должности советника Самого, Владимиров был по-настоящему счастлив: Еще бы в тридцать шесть... на самом верху пирамиды... такие перспективы. Но, чем больше он вникал в ситуацию, тем реже вспоминал о своей удачливости. Краснодарский колосс не качался, он уже падал. И только инерция больших объемов не давала увидеть это падение воочию. Но еще немного, и в полном соответствии с доктриной Ницше, вокруг Первого станет тесно от желающих подтолкнуть...
   Тогда уже будет не до карьеры... Не угодить бы под осколки ... - Сын генерала отлично помнил, как внезапно, в один миг замолчал телефон, испарились все друзья и приятели, когда сняли с должности отца ... И хотя Батя сумел переломить ситуацию, все устаканилось, но страшная тишина в пустом доме долго еще снилась маленькому Максу...
   Занятый размышлениями отвлекся от дороги, и заметил придурковатую восьмерку, только когда вишневое "зубило" вновь вынырнуло в опасной близости от хромированного капота его "Волги". Дернул руль, стремясь избежать неминуемого столкновения. Визгнула по сырому асфальту резина, и тяжелая машина, перелетев низенький бордюрчик, метнулась к узорчатой ограде. Макс выжал педаль тормоза, но было поздно. Проломив чугунный парапет словно картонку его новенькая Волга взлетела в воздух и с громким плеском рухнула на маслянистую поверхность реки.
   Поток мутной воды вдавил в сидение. Задергался, стараясь ухватить ручку, но не успел. Волга клюнула носом, и плавно, словно уходящая под воду субмарина, начала скользить в темноту.
   Вода стремительно прибывала, воздух кончился, в голове не осталось ни одной мысли, только дикий, животный страх. Распахнул рот в безумном крике.
   Мир исчез. Мгновенно и разом, словно кто-то повернул выключатель. Тьма и небытие.
   Неясный свет проникал сквозь темную толщу воды. Максим оглянулся, и понял, что его уже нет в тесной коробке, лежащей на илистом дне. И вообще его тела нет. Только рассудок. И даже выныривать не пришлось. Он просто пересек разделяющий две среды, и поднялся над местом недавней трагедии.
   Но странно, ничего здесь не напоминало о произошедшем. Мало того, все вокруг изменилось. Разительно и до неузнаваемости. Разве только кирпичные стены виднеющейся вдалеке кремлевской ограды, и река все так-же текла мимо. Изменилась сама дорога и едущие по ней авто. А еще вздыбленные на другом берегу ступени гигантских зданий из ослепительно зеркальных стекол. Обтекаемые обводы, скошенные формы летящих по дороге авто... Сумел отвлечься от невероятного зрелища и уставился на висящие над дорогой транспаранты. Странные надписи, агрессивные, цвета. "Рок Фестиваль. Генеральный спонсор фирма "Самсунг". Прикоснись к будущему...
   Похоже не врал фантаст... - Вспомнилась Максу читанная в далеком детстве, но запавшая в памяти книга. Сознание угодившего в аварию человека попадает в будущее. Как тень, фантом... И мечется там ища выхода...
   Но осознать себя оказалось непросто. Он был, но его не было. Впрочем это не поразило, и даже не огорчило... Он уже стремительно летел над преобразившимся мегаполисом. Мелькнули, проносясь мимо знакомые силуэты университета, возник и тут-же пропал зубчатый диск на крыше громадного небоскреба. Наконец движение замедлилось. Формы окружающей реальности приобрели резкость. Макс вгляделся в картину. Громадная площадь, забитая тысячами людей. Все он идут от одного лотка к другому... И сотни раскосых, с маслянистыми, цвета вороньего крыла волосиками иностранцев. Они трясли зажатыми в руках тряпками, ели вонючую лапшу, спали, и ковыряли в ушах, ничуть не смущаясь идущих мимо покупателей.
   -Хоросый...куртка. Чистый кожа.- Донесся до слуха писклявый голос. И вновь мелькание калейдоскопа лиц, зданий. Зрелище напомнило ускоренную прокрутку видеомагнитофона.
   И тут Владимиров понял, что возвращается. Не вверх, а назад. В салон жестяной коробки, закупоренной пахнущей тиной толщей воды, откуда мгновение назад вырвалась его душа. Вспыхнуло, и вновь упала темная пустота.
  
   -Проснитесь, Максим Андреевич...- Женский голос вырвал из непрочного сна. - Мыслей не было. Пустота чистого листа и бездумье. Голос стих, однако теперь кто-то начал трясти его плечо.
   Приоткрыл один глаз и в неясной пелене разглядел светлое пятно. - Кх. - Попытался произнести он.
   -Молчите, пожалуйста.- Женщина отпустила его руку.- Если вы меня слышите, закройте глаза.- Максим послушно моргнул. - Послушайте... - Хрипло произнес он. - Впрочем, спрашивать, где он сейчас находится, было глупо. Понятно без слов. - Вотчина Чазова. Интересно, насколько серьезно?
   Врач развернулась, и двинулась к выходу. - Сейчас отдыхайте, придите в себя. А чуть позднее, мы проведем всестороннее обследование. Вас буквально вытащили с того света.- Произнесла она.
   Едва двери закрылись, Максим открыл оба глаза, и осмотрелся. Палата как палата. В углу кубик цветного телевизора, рядом с кроватью хромированная стойка, увешанная пузырьками с жидкостью, непонятные приборы.
   Владимиров шевельнулся и осторожно сдвинул хрустящую простыню. - Встать? Голова не болела, однако как она поведет себя в вертикальном положении...
   Дверь негромко скрипнула, и в щель плавно просочился, другого слова и не подобрать, одетый в свой неизменный серый костюм Медведь. Похожая на прозвище фамилия как нельзя больше подходила начальнику охраны администрации президента. Квадратный, кряжистый с внимательным взглядом карих глаз, чекист был профессионально улыбчив и дружелюбен.
   Впрочем, к Максиму, как он искренне надеялся, Владимимр Михайлович испытывал по настоящему приязненные чувства. Советник никогда не мешал офицерам охраны выполнять свою работу, и вообще не вредничал.
   -Привет. Ожил? Нет? - Поинтересовался Медведь, цепко вглядевшись в зрачки пострадавшего.
   -Да не боись, Михалыч.- Сварливо отозвался Владимиров.- Все нормально. Дважды два - четыре, а КПСС- Направляющая и руководящая сила социалистического общества...
   - Шутишь, значит и впрямь ожил. - Посетитель осторожно шагнул к кровати. Присел на стул и вздохнул.
   - Идиота того мы задержали. Пацан, голова из одного места растет.- Машину купить мозгов хватило, а на права сдать.
   -Да бог с ним.- Владимиров махнул слабой ладонью. - Что там?
   - А чего там?- Переспросил начальник охраны. - Все то-же, антоновка. - Первый в Бонн укатил, меня не взял. - За него сейчас мадам все решает. А я у нее не в фаворе. Ох, сердцем чую, сожрет меня Ириска. - Не рискнул озвучить имя супруги шефа Медведь.- А и хрен с ним...
   -Кстати, я думаю, тебе интересно будет узнать... - Из машины тебя Серега Алексеев вытащил. Ну, этот, новенький. Сам нахлебался, но выдрал. Три раза нырял. Они на перекрестке отстали...
   - Алексеев? - Максим вспомнил приданного для его охраны капитана.- Немногословный, похожий на виденного в американском боевике актера Дольфа Лундгрена, офицер с первого взгляда, еще когда его представили советнику президента, не понравился Владимирову. И хотя тот не сказал ни слова, но в глазах мелькнуло что-то похожее на легкое презрение к успешному карьеристу.
   -Надо-же... - Только и смог ответить Максим.- Спасибо...
   - Да ты ему это сам скажи. - Медведь ткнул пальцем. - Он там, в соседней палате лежит. Потом, будет время, загляни. Парень жизнью рисковал. Понятно, что это его работа, но все-таки...
   -Ладно.- Владимир Михайлович поднялся.- Побегу я. Дел выше головы. - Он покрутил головой. - Ты смотри недолго тут. Скоро первый вернется. А свято место пустым не бывает. Затрут.- Свойски усмехнулся он.
   Макс ответно улыбнулся.- Затрут? Да и хрен с ним.- Отозвался он словами того-же Медведя. - Не велика радость...
   Начальник охраны ушел, а Максим опустил голову на подушку и прикрыл глаза.- И тут в памяти завертелись виденные им картинки.
   Скорость, с которой они менялись, мешала разглядеть детали, но возникло чувство непонятного постижения. Чего? Этого он не мог сказать. Нечто...
   Визит благодушно, пахнущего дорогим одеколоном профессора, осмотр и прочие врачебные процедуры отвлекли Владимирова от размышлений.
   Освободиться удалось только к вечеру. С аппетитом поужинал и глянул на стоящий в углу телевизор. Однако желания смотреть на брызжущих слюной глашатаев перестройки не возникло. Опять будут мусолить сталинские репрессии, смачно расписывая муки и беды безвинно пострадавших от режима... А того пуще, новости. Шельмование МВД и Комитета, сидящие в кружок, мутные от выпитого накануне обозреватели Сгляда. Постыдный фарс репортажей с заседания ВС и трепачей президентского совета.
   Он осторожно поднялся с кровати, вдел ноги в казенные тапочки. А ничего. - Оглядел себя в висящем у выхода зеркале. Над полосатой пижамой разглядел свое лицо. В меру мужественное, чуть может полноватое, но в целом... Он поправил густые каштановые волосы. Вот тебе и ... Прядь зачесанных назад волос явно выделялась. Поседел? Не мудрено.- Критично осмотрел пегую прядь. Ну не красить-же, сойдет.
   Короткая прогулка по коридору завершилась у дверей в соседнюю палату.
   Принимай гостя, хозяин.- Стукнул он в косяк.
   Лежащий на кровати мужчина повернул к нему голову, по лицу скользнула легкая тень. Однако мгновенно справился с собой и поднялся, разведя губы в ответной улыбке. - Здравствуйте, Максим Андреевич. Не рано вставать-то? - Капитан пожал протянутую руку.
   - А вот меня и смысла класть не было, Медведь подстраховался... - Пояснил о н причину своего нахождения в больничной палате.
   - Максим опустился в кресло.- Спасибо тебе... Андрей.
  
   -Спасибо.- Повторил Макс, и добавил,- вижу, что приход мой тебе..., он помялся, - в тягость что-ли. - Извини тогда.
   Офицер едва заметно повел плечом.- Никак нет, Максим Андреевич, о чем вы.
   -Ну, как скажешь.- Владимиров покрутил ладонью в воздухе, задав безмолвный вопрос.
   Алексеев недоуменно оглянулся, но поняв, что имеет в виду гость, усмехнулся, впервые за все время.
   - Не могу знать. - Ответил он.- Мне не докладывают.
   Прослушки Максим не опасался. Не то время, да и люди уже не те. Качающегося на своем троне Генсека окружали куда менее профессиональной опекой, чем в прежние, застойные годы.
   Поняв, что разговор не складывается, хотел уже встать, чтобы вернуться в свою палату, однако глянул на тумбочку, и протянул руку.
   - Можно,- спросил у хозяина, взяв с полированной столешницы потрепанную книжку.
   - Нострадамус. - Напечатанная на желтой, газетной бумаге, брошюрка смотрелась здесь в безликом комфорте кремлевской больницы слегка чужеродно. - Твое?- Спросил Макс.
   -А, это. Нет. Оставил кто-то. - Не моргнув глазом ответил капитан. - Берите, если хотите.
   Максим улыбнулся.- Спасибо. В этом издании, переводчики такого наворотили, лучше и не читать.
   -А вы, что в оригинале читали? - Проявил некоторый интерес к беседе офицер.
   -Слушай, мы не на работе, да и возраст, похоже рядом, брось выкать.- Попросил Владимиров. Он положил книжку обратно на стол. - Ерунда на мой взгляд. Задним числом к любому событию привязать можно. Он вдруг задумался, и с некоторым даже удивлением произнес. - Хотя? А нужно ли нам это? Знать?
   Капитан подумал.- Мне? Наверное, не помешало. Когда из Альфы сюда сманили. Очень бы пригодилось.
   -А что так?- Макс огляделся. Чисто, тепло, подопечные люди спокойные. Чем не жизнь.
   - Не мое.- Отозвался вдруг Алексеев. - Скучно и противно. Он чуть запнулся. - Вы, раз уж такой разговор зашел, словечко Медведю замолвите. Мол, хам и скотина. Пусть он меня обратно переведет...
   "Вот тебе и на".- Озадачился Максим. - А я думал, что здесь служба элитная.
   -Может и так.- Офицер глянул в окно.- Только...
   - Ну а сам чего? - Задал Владимиров риторический вопрос, и добавил. - Не полез бы за мной, глядишь и уволили.
   -Это другое.- Отозвался капитан. - Я за вас головой отвечал. Да и не думал, если честно, тогда ни о чем другом. Не до того было.
   - Знаешь, что если ты не прекратишь, я тоже на вы перейду.- Видя, что офицер категорически не настроен сокращать дистанцию, предупредил Макс. - Будем, как два идиота... в халатах выкать.
   Алексеев улыбнулся. - Хорошо, уговорил. Все равно я уже решил, после выхода отсюда буду рапорт писать, так, что теперь можно.
   -Вот и молодец.- Произнес советник улыбнувшись. Теперь, когда он пообщался со здоровяком, тот отчего-то вызвал непонятную симпатию. - Простой, честный парень. И дело вовсе не в том, что спас. Тут все куда сложнее. Затянутые в рамки чинопочитания сотрудники охраны вызывали двоякое чувство. С одной стороны вроде и охраняют тебя, а с другой, словно бы и стерегут. Оттого и двойственные впечатления... - Владимиров вновь глянул на книжку.
   - Интересно, а помогло бы, если знать, что будет? Не в намеками, как у этого, Нострадамуса, а точно и в деталях. - Произнес он, и сам удивился сказанному.
   - Не знаю. - Сергей тоже перевел взгляд на потрепанный переплет. - Нас, когда в командировку к шаху посылали, приятель мой сон видел. Будто убьют его. И не кто ни будь а свои. Удивился еще. Мне сказал, я тоже посмеялся. Чепуха мол... А в итоге все так и вышло... Он не закончил.
   Макс дернул бровью. - Историю эту он краем уха слышал, но вот видеть живого свидетеля не пришлось. - Так ты Амина охранял? Спросил Владимиров. - Когда его это... Ну, наши...
   - Меня тот парень менял. - Скупо отозвался майор. - На неделю разминулись.
   -Бывает... - Только и сумел выдавить Максим. - Достало все... - Вырвалось у него совершенно безотносительно к предыдущему.
   -Так уходи.- Отыграл свою реплику чекист.- Молодой, еще успеешь возле нового шефа пристроиться...
   Владимиров грустно глянул на советчика. - Выпить нет?
   Капитан улыбнулся. - Сперва вы с пьянкой боретесь, а теперь...
   -Ты откуда знаешь, с чем я боролся.- Макс решительно поднялся. - Я год как сюда пришел, а до этого... - Он замолчал. - В общем, по другой линии работал.
   -Извини.- Сообразив, что наступил ненароком на больную мозоль, смутился Сергей. - Я нет подумав. Все мы...
   Он заглянул в тумбочку. - Ко мне тут уже товарищи в гости заглянули, пока ты в отключке лежал. - Вынул пузатую бутылку коньяка. - С закуской только проблемы...
   -Найдем...- Максим двинулся к дверям. - Погоди. А пошли ко мне. Там и холодильник и стол...
   Они переместились в соседнюю палату. Накрыть стол для экспресс выпивки дело нехитрое. И уже через пять минут Владимиров поднял бокал с темным маслянистым напитком. - Ну, за спасение. И за тебя. - Кивнул он капитану.- Если б не ты, ничего этого для меня уже не было.
   Выпили. Не по европейски, как приучил вынужденный этикет фуршетов и правительственных завтраков, а по-русски, залпом.
   -Твое здоровье.- Перехватил эстафету, разлив по второй Алексеев.
   Третий подняли молча.
   - Ты знаешь..., - прислушался к себе Макс. - А ведь точно, отпустило... - Он потянулся к лежащей на столе пачке сигарет, но вовремя опомнился. - Тут, пожалуй, не стоит.- Пошли на балкон..
   Оказавшись на маленькой лоджии дружно задымили.
   - А вот скажи, - Повернулся к советнику офицер. - Давно хочу спросить, да не у кого... - Он явно захмелел.- Как такая херня... , капитан не удержался, чтобы не произнести крепкое словцо, - вышла? А еще... откуда на нашу голову этот, ваш, перестройщик?
   Максим вздохнул. - Многие знания, Андрей, многие печали. Оно тебе надо? Хотя. Никакой особой тайны тут нет. Все ответы в открытой печати имеются, ну край в ДСП, нужно только в одну картинку ту мозаику собрать. - Владимиров затянулся сигаретой.- Главное не в идеологии, как эти, демократы в рваных свитерах, на митингах голосят, и даже не в партийных чиновниках. Началось это давным-давно. Сразу после войны. Два медведя, как говорится, в одной берлоге не уживутся. План, который американцы разработали и заявили, имел простую и конкретную цель. Поскольку победить нас в открытой войне, как показала жизнь дело весьма сложное, а после создания атомной бомбы и вовсе самоубийственное, выход остался один: развалить изнутри. И смею заметить, план этот янки начали воплощать задолго до сегодняшнего дня. А первый звонок прозвенел как ни странно, еще с приходом незабвенного Никиты. Оттепель, фестиваль, потом эти... , шестидесятники... Те, которые сейчас больше всех кричат о засилии и гонениях. А ты в курсе, что в нашей стране больше всего в мире институтов. Организации это конечно нужные, но... - Макс отбросил докуренный бычок, и глянул на укрытый зеленой листвой больничный двор.- Только в наших НИИ окопались в основном те, кто учился в присно памятные годы оттепели... А это... - Макс сощурился, вспоминая цифру.- Примерно полтора миллиона достаточно образованных, амбициозных, но не имеющих особых перспектив и заработков людей. Они повзрослели, и тупо просиживают штаны в своих институтах. От скуки интриги, шлялись по магазинам, мусолили в курилке, да и на рабочем месте самиздат... И в итоге просто ждали наступления пенсионного возраста. Вот и представь. Денег нет, перспектив почти никаких, и светит им только одно... бледное и тоскливое существование. И тут вдруг сказали: Можно... Вот он враг. В нем все беды... Сталин, Брежнев... И весь этот, накопившийся за годы вынужденного безделья азарт и злость, они разом выплеснули на страницы газет, на митинги, на телеэкран...
   -Погоди.- Сергей поднял палец, призывая к вниманию.- Ну хорошо... Эти, д-демократы, понятно. А что Брежнев, значит ни при делах?
   - Брежнев? - Макс пожал плечами.- А что Брежнев. Он не из космоса к нам прилетел. Нормальный мужик. В меру пьющий, относительно честный, и что характерно, искренне желавший, пока были силы, сделать как лучше. Но учти. План Даллеса включал в себя не только идеологический развал...
   Не секрет, что Штаты вынырнули из войны в куда более выгодном положении. Аксиома... Даже говорить лень.. Им не нужно было страну восстанавливать, и десятки миллионов не у них выбило... А самое главное доллар. Приватизировав печатный станок они получили возможность тратить деньги без оглядки. И воспользовались этим своим преимуществом.
   смогли бы нанести решающий удар? Выбора у Ильича не было. Ошибкой, а может просто объективной реальность, стал тот факт, что разорваться на два фронта он не сумел. Обеспечить ракетно-ядерный паритет могла лишь самодостаточная энергетика и военно-политические союзы. А вот внутренние проблемы решить не смогли. Да впрочем, до порыв и не пытались. - Максим поежился.- Лето вроде, а знобит. Пойдем к столу. - Предложил он.
   Вернулись в палату, выпили.
   -Ну и что ж это за проблемы такие... - Сергей подвинул свой фужер.- Колхозы, или там продукты?
   Макс помедлил, потом усмехнулся и махнул рукой.- А пусть слушают, у нас сейчас эта, гласность... Он повернулся к розетке. - Хрен ли нового услышите. Владимиров щелкнул пальцами.- Ходил в середине восьмидесятых по рукам один интересный документ. ДСП, но нам на курсах его свободно разрешали конспектировать. Бестужев-Лада его составлял. Социолог от бога, и надо сказать, в чем-то провидец. Так вот. Главной проблемой он назвал теневую экономику.
   -Могу соврать, давненько читал... - Максим замолчал припоминая... - Ага вот. Цитирую: Огромные деньги не остаются просто в кубышках или на сберкнижках. Они пускаются в действие. Один за другим формируются "черные рынки": квартирный, автомобильный, репетиторский, книжный, обувной, цветочный. И всюду, сообразно законам функционирования "черного рынка", создаются иерархии "боссов" со своим аппаратом, канцелярией, телохранителями, неизбежно возникают враждующие друг с другом кланы "мафии", предпринимаются настойчивые попытки коррупции контролирующих органов и т.д.
   Он выдохнул, и вновь напонил фужеры. - Заметь, Сергей, это еще в восемьдесят пятом написал, поднял палец Макс. И продолжил цитату:
   На наш взгляд, в сложившейся обстановке нет более грозной внутренней социальной опасности для социалистического строя, чем эта "черная" растущая сила, для которой ещё не придумано даже достаточно адекватного обозначения, потому что это, конечно же, не буржуазия, не мафия западного типа, не нувориши времен НЭПа. Это -- существенно новое социальное явление, развитие которого мы порядком проглядели и запустили".
   Не уверен, что дословно...- Оговорился Максим, окончив цитировать, но смысл верно передал.
   Он щелкнул пальцами, ловя нить рассуждений и продолжил: Так, что вроде бы и говорили умные люди, предупреждали. Но то одно, то другое, а потом Афганистан... Вот и дооткладывались.... Они как думали: Ладно, мол, пусть, потом одним махом всех и прихлопнем. В политику мол все равно не пролезут... А пугнуть изредка жулики и присмиреют. Так и было, до поры... Вот и дождались. Перестройка, перестройка. Тут эти гниды во власть и полезли. Чиновники поняли, можно брать. А с их капиталами купить этих куда проще.
   Сергей покачал пальцем. - Во-от. Пе-ре-стройка. - Произнес он по слогам. Это все он затеял. Сами его выбрали, там наверху. А он под корень систему... Выходит, проглядели Михайлу то Сегеича?
   Максим потер лицо, и слегка удивленно глянул на остатки коньяка. - Или меня от шока так развезло? Он перевел взгляд на сидящего напротив капитана. Выглядел тот ничем не лучше его самого.
   -Может в напитке дело?- Попытался осмыслить причину столь быстрого опьянения Владимиров, но рассуждать было лень. Он махнул расслабленной ладонью. - А и ладно. Даже если все это происки хитромудрого Медведя, страха нет... Как сказал этот паренек? Сам хотел..., да все не решался.
   Так о чем мы? - Вернулся он к теме застольной беседы, ах, да, перестройка... Нет, Сережа, насколько я знаю, никаких таких глобальных планов и замыслов у папы в первые годы его правления не было. Он просто считал себя очень крепким, да какой там, великим экономистом...
   -Как там у Шварца? Жаль королевство маловато? Это я про край... А тут все карты в руки... Гуляй не хочу. Вот он и размахнулся. С первых дней он начал твердить, что уже в ближайшие два года выведет экономику на передовые рубежи. Говорил, говорил..., и говорил. И соратников себе подобрал таких-же гоаорливых. Рыжкова с Лигачевым... Парочка. Баран, да Ярочка.... Те тоже знали, что и как... Вот втроем на олимпе устроились, и... принялись кроить.
   Макс поднял свой бокал, выпил и отставил в сторону. Сергей последовал его примеру.
   -Вот ты сам сказал про борьбу с пьянством. - Припомнил Макс брошенную Алексеевым фразу. Вот с нее и начали.
   Этим вопросом орготдел ЦК занимался. Лигачев дожал... И что удивительно... , едва только эта подготовка началась, как в ЦК письма с мест лавиной. Не сто, не тысяча... Десятки тысяч. И от граждан, и протоколы собраний разных там коллективов и даже книги амбарные с подписями. Все это за введение сухого закона.
   -Все вроде правильно. Стихийная воля народа..., но было какое-то ощущение... Режиссуры. - Макс втянул носом воздух.
   - Слушай, чего это я так напился?- Невольно спародировал он Никулинскую фразу, но отвлекся и вернулся к прерванной фразе.- Кого? Не ведаю. Но как говорится, главное правило римского права: ...ищи кому выгодно... А кому оказалась выгодна эта компания?
   Владимиров склонился к сидящему напротив Сергею. И произнес громким шепотом: Правильно. Теневым дельцам. Из этого закона кто-то миллионные капиталы сколотил. Целые индустрии подпольные появились, алкогольные... Тебе это ничего не напоминает? - Поинтересовался Макс у осоловелого собутыльника.
   -Нет? А я скажу. - Сухой закон. Тридцатые в США . И стал он у них рождением мафии. - Макс прищурился. - А теперь вспомни про план Даллеса, Чьи уши торчат? Они свой опыт нам бесплатно... Конечно, не все так примитивно...- Оговорился советник. - Теория заговора, пПроиски врагов и все такое, но без Лэнгли тут не обошлось, это уж точно. В крайнем случае, они нашу глупость, или не глупость... а умысел чей-то сумели правильно оценить и использовать в своих интересах. А результат. Авторитет самого борца с пьянством и партии, от имени которой он все это делал, упал ниже плинтуса, народ озлобился, миллионы рублей из бюджета в черную экономику ушли.-Я уже не говорю про Госагропром и министерства..., которые он с помощью Рыжика в Бюро Сомина по машиностроению превратили.
   Сергей, который похоже выпал из реальности, и слышал только отдельные слова, поднял голову. - И... что.- Вовсе пьяным голосом спросил он, и икнул.
   -А ничего... Лопнул пузырь. Старое сломали, а новое не заработало.
   -Да? - Алексеев опрокинул свою порцию коньяка и облокотился на руку.- К-какая жалость...
   Но Макс, уже не интересуясь, слушают его или нет продолжал говорить о наболевшем: Эта компания не преступлением была, нет... хуже ошибкой. А когда мы в этом болоте завязли янки цены на нефть и обвалили. С тридцати до тринадцати... за баррель. А?
   -Да ты что?- Попытался вникнуть в сказанное собутыльником капитан. - Ты правильно говоришь... У меня приятель в МВД служит.- Решил вставить свои пять копеек в разговор захмелевший Сергей, он мне сказал... Еще при Черненко на него..., ну на Самого где надо во-от такое дело собрали. Все что он там, в Краснодаре наворотил. Своего часа ждет...
   Тут капитан потряс головой и попытался прийти в себя.- Что то я совсем ослабел.- Пожаловался он. -Ты извини... Пойду я прилягу. Поднялся и нетвердыми шагами двинулся к себе.
   Не успела закрыться за ним дверь, как в палату заглянула врач. - Это что такое. - Вздернула брови интерн. - Вам же лекарство инъекцию сделали, Максим Андреевич. Вам спиртное категорически нельзя. Она схватила со стола пустую бутылку. - Ох попадет мне... Ложитесь немедленно, товарищ Владимиров... Она попыталась приподнять слабо соображающего пациента со стула.
   Максим осоловело глянул на миловидное лицо и попытался обнять медичку, промахнулся и мягко завалился на кровать.
   -Ох, попадет, если узнают... - Торопливо убрав остатки суровой мужской пьянки, врач распахнула форточку, удовлетворенно прислушалась к мерному дыханию спящего и вышла из палаты в коридор.
   Проснулся Макс неожиданно свежим. Словно и не он едва сумел вчера добраться в постель.
   - И ведь выпил, вроде, немного...- Мимолетом удивился он, восстанавливая детали застольного монолога. - Ничего страшного, какие там тайны Мадридского двора. Рушится все...
   Он потянулся и вдруг решительно встал с кровати.- Нечего разлеживаться. Как бы там ни было, а зарплату нужно отрабатывать. Да и самому интересно, с чем вернулся первый из Лондона. Поли пойми этих европейцев, неужели они не понимают, что Горби уже банкрот? И в качестве кого они его пригласили? Неужели лидерам восьмерки столь важно услышать новую порцию разглагольствований про новые вехи и подвижки?
   -Не может быть, что их разведка не собрала для своих первых лиц материал о скандале в благородном семействе, случившемся на политбюро? Третьего июля лидеру перестройки фактически выразили вотум недоверия... его ближайшие соратники.
   Владимиров вспомнил, как все это случилось: Заседание подходило к концу, Решение о созыве пленума ЦК, на котором нужно было запротоколировать сроки проведения внеочередного съезда КПСС, уже состоялось Члены Политбюро лениво перекатывали ручки по, напечатанным специально для мероприятия в Финляндии, блокнотам, прикидывая как лучше провести остаток дня.
   Генеральный выложил на стол папку. В ней, как отлично знал Макс, лежала толстая стопка переданных его шефу Полозковым, резолюций с критикой Первого. Бумажки были подобраны со вкусом. Для полного комплекта в текстах решений собраний партийных организаций с мест не хватало разве что площадного мата.
   - Ну... - Горбачев выпятил нижнюю губу и обвел взглядом сидящих.
   - И что будем делать с этим Полозковым? - Задал Михал Сергеич риторический вопрос. И, не дожидаясь ответной реакции, напористо продолжил. - Он подрывает авторитет Генсека... Натравливает своих... Это не порядок.
   Лидер уставился на сидящих, ожидая поддержки. Однако пауза затянулась. Наконец, взял слово Назарбаев. Казах аккуратно, подбирая слова, роизнес вовсе не то, что надеялся услышать председательствующий.
   -Да что там Иван..., кхм, Кузьмич...- Развел ладони секретарь компартии Казахстана. - Тут как в басне. Чем а зеркало пенять-то, может и впрямь нужно задуматься. Авторитет у вас... тут казах сделал неуловимое движение губами, словно легонько сдул невидимую пылинку, - упал...
   -Вот мы съезд собираем... А ну как там коммунисты вас с поста и попросят? А следом и нас всех. Наверное нужно.., попытаться делом как-то... поправить...
   -Так, Михайло Серхеич,- вставил свое слово недавно избранный секретарем КП Украины, Гуренко. -Авторитет у вас на Украйне и впрямь, малэнький... Такий што его и невидно... - Он, хотя отлично умел говорить по-русски, усилил язвительный смысл фразы акцентом, нечаянно, может и вполне осмысленно спародировав малосроссийское геканье самого председателя.
   Максу живо вспомнилось, как пошло багровыми пятнами, став почти одного цвета с родимым пятном на блестящей лысине, лицо Горбачова. Он начал трясти ворохом листков, заговорил о партийной дисциплине, но вдруг поник и покосился на сидящего чуть поодаль Ивана Кузьмича. - Ну а ты чего молчишь? Давай, скажи...
   Полозков сжал губы.- Я не за себя беспокоюсь, за партию. Вы уже столько всего сделали, что и не исправить, пожалуй. Давайте так. На пленуме поставим вопрос ребром. Я готов уйти в отставку... скажем, по болезни, но и вы, Михал Сергеич, если большинство выскажется за это, тоже... Пусть решает пленум...
   -Давайте.- А вот этого сидящий за спиной шефа невидимой тенью Макс вовсе не ожидал.- Горби оказался непривычно коротким.- Я буду на пленуме ЦК, пусть..., там и посмотрим. Если партия скажет...
   "А ведь он повелся. На пустой, как говориться, крючок. - Владимиров глянул на пустынный двор ЦКБ,- они его попросту взяли на слабо... И в такой момент, вместо того, чтобы проработать стратегию, встретиться с ключевыми фигурами, он едет на саммит восьмерки? Участвовать в неофициальных встречах? Не понимаю, зачем?
   -Простите... - От размышлений оторвал голос вошедшего в палату мужчины в белом халата.- Товарищ Владимиров, вас к телефону правительственной связи. Это в кабинете Евгения Ивановича. Я провожу. Врач всмотрелся в лицо пациента. - А вы хорошо выглядите. - То ли польстил, то ли констатировал администратор от медицины.
   -Иду.- Макс затянул пояс халата, и двинулся следом за провожатым. По дороге мимоходом глянул в полуоткрытую дверь соседней палаты. Его спаситель уже исчез. Аккуратно застеленная кровать ждала новых пациентов. Однако, отвлекаться не стал. - Если звонит Сам, значит что-то срочное. - Понял Владимиров и приготовился к неожиданностям. Как оказалось, почти угадал.
   - Здравствуйте. - Голос в трубке звучал громко и напористо. - Максим, что же это вы? Нельзя так неосмотрительно. - Ограничился короткой фразой генсек. - Вы как? Мне сказали, что все обошлось? - Не давая вставить Максу ни слова, продолжил говорливый собеседник. - Вот, что голубчик, я только прилетел. Вы сумеете прибыть в Кремль? - Без паузы окончил первый. - В общем, дело важное, постарайтесь. Через полчасика я вас жду. Машину вам отправили... Ну, все.
   Максим тупо уставился на затихшую трубку, не веря своим ушам. - Уезжал на саммит поникший, растерянный человек, а вернулся бодрый, деловитый ...Словно подменили. - Хмыкнул Владимиров, и усмехнулся своим мыслям. - А хорошо-бы.
   Повернулся к выходу. - Простите... - Громко позвал ожидающего за дверью заведующего отделением. - Меня срочно вызывают в Кремль. Будьте добры, распорядитесь... Максим вспомнил, что его одежда пришла в негодность.- Пусть кто-нибудь съездит ко мне домой... Нет, не пойдет, долго. - Оборвал себя помощник президента. - Нужен костюм, рубашка и туфли. Впрочем, можно и без пиджака. - Вспомнил Макс об июльской жаре. - Есть у вас здесь магазин?
   -Конечно.- С готовностью кивнул администратор. - Я провожу. А счет потом отправят в бухгалтерию администрации, - поспешил ответить он на естественный вопрос.
   Подобрать светлую рубашку с коротким рукавом и приличными брюками в расположенном прямо на территории спецотделе ГУМа, Максим сумел быстро, сложнее пришлось с обувью. Решил остановиться на довольно удобных фирмы "Цебо". Не Саламандра, но на крайний случай сойдет.
   А уже через десять минут, едва успев поелозить по отросшей щетине казенной электробритвой, торопливо сбежал по ступеням лестницы. Лаковый ЗИЛ и авто сопровождения уже стояли у входа.
   -Погнали.- Вместо приветствия бросил Макс водителю, запрыгивая в салон.
   Правительственный лимузин мягко рыкнул форсированным двигателем и отвалил от обочины
   "Впервые такое...- Удивленно покрутил головой Макс.- Чтобы завгар за простым клерком "членовоз" отправил? Что за спешка такая".- И тут Макс заметил, что машина проехала место, где ему едва не пришлось расстаться с жизнью. Ограду уже заменили, и ничто не напоминало о едва не случившейся трагедии. Макс тупо уставился на дорогу. А ведь именно здесь он увидел странную надпись на плакате... Голосуй, а то проиграешь... И толстомясое, с уже совсем седой шевелюрой лицо свердловского выскочки. Недовольно презрительная гримаса с Большой пористый нос, вечно оттопыренная губа.
   "Выборы президента России"... - Подсказала услужливая память... Интересно. - Он прикрыл глаза и откинулся на мягкую обивку сиденья, пытаясь вызвать в памяти новые картинки.
   Вспышка ослепила, а следом из яркого пятна возникли картинки. Толпа орущих, размахивающих руками людей, и стоящие посреди улицы танки. Блеснула в огне придорожных фонарей вода на броне, на касках солдат, шлемофонах выглядывающих из люков танкистов. Растерянные лица молодых ребят в армейской форме, и разъяренные, выкрикивающие бессвязные лозунги люди.
   Мгновенная перебивка, и вот уже Макс видит другие лица. Стоящие на балконе Белого дома, как прозвали в народе серовато безликое здание правительства Росийской Федерации и море радостных, с непривычно трехцветными флагами Монархические "бесики", плакаты с портретами Беспалого.
   -Ельцин..., победа, Ельцин... - Скандирует толпа... - КПСС - к ответу... И еще что-то, вяло матерное...
   -Что? - Вынырнул из миража Владимиров, почувствовав, что кто-то трясет его за плечо.
   -Максим Андреевич... Вам плохо?- Служащий кремлевской комендатуры, отпустил его руку и вытянулся по стойке смирно. - Извините, вы же знаете... с нас требуют... Порядок. - Зная помощника первого в лицо, прапорщик, естественно был в курсе случившейся с ним аварии, но не решился нарушить правила. Проверки, устраиваемые коварным Медведем принимали иной раз вовсе изуверские формы.
   -Да, да..., извините. - Макс вытянул из кармана бордовую корочку. Подмокла немного, но я сегодня в канцелярию заскочу, поменяю.
   -Все в порядке.- Кивнул часовой, внимательно изучив документ. - Проезжайте.
   Михаил Сергеич ждет.- Секретарь едва приметно кивнул на дверь и сочувственно вздохнул. - Я сказал, что вы в больнице, но он подумал, и настоял...
   -Да ладно... - Успокоив Антона Григорьевича, с которым у него сложились вполне дружеские отношения, Максим поправил воротник рубашки и шагнул в кабинет первого.
   -Максим Андреевич... - Шеф, занятый просмотром бумаг покивал головой, скользнув взглядом по фигуре вошедшего. - Ну вот, жив, здоров..., а мне говорят, разбился...- Пробормотал он, возвращаясь к бумагам. - Присаживайся Максим, не стой как столб, включайся в работу. - Генсек отложил документы. - Как у нас подготовка союзного договора? Идет... Мимоходом, словно о чем-то малозначащем поинтересовался он, вынимая из стола бордовую папку.
   Идет. - Подстраиваясь к интонациям главного, отозвался советник президента, - только я вынужден повторить. Документ выходит сырым. На подготовку понадобится минимум три месяца, и то... В настоящей редакции он вызовет большие споры, особенно будут против республиканские власти...
   Макс только собрался перечислять пункты, но заметив недовольную гримасу сановного слушателя замолчал.
   Максим Андреевич, я спросил не о том, как отнесутся к нему, а о его подготовке. Нужно ускорить. - Отрезал шеф, чем вызвал у Владимирова искреннее изумление. - Словоохотливый лидер никогда не упускал возможность поупражняться в словоблудии.
   "Что это с ним? - Озаботился помощник.- Словно подменили? Деловит, собран и абсолютно спокоен". - Он осторожно подвинулся на стуле. - Я понял, ускорим. А к какому сроку?
   -Срок...? - Генеральный секретарь прищурился, покосился на помощника.- Срок будет зависеть от того как решим на Пленуме. Но, всяко, не позднее сентября.
   Владимиров едва сумел удержаться от недоуменного возгласа, но лишь опустил голову, сделав отметку в блокноте.
   -Так точно, Михаил Сергеич. - По-военному отозвался он, размышляя, как умудриться свести десятки разделов сырого текста в нечто удобоваримое. Аналитики и райтеры будут крыть матом..., а потом с меня за перерасход сверхурочных... И вдруг Макс вспомнил беснующуюся толпу на Московских улицах, увиденную им в приступе. - Нужно плюнуть на все, не рисковать, а взять больничный, одним выстрелом двух, а то и трех зайцев. От подготовки "стремного" договора отвертеться смогу, и вообще, пусть проверят, что это за видения такие.
   -Ладно, ладно. - Генсек легонько хлопнул по папке, словно закрывая тему. - Вам будет другое задание. - Легкая пауза, словно он принял какое-то решение. - Думаю, что о конфиденциальности говорить не стоит, но повторюсь. Это вопрос государственной важности... - Тут президент усмехнулся.- Впрочем, у нас все дела государственной важности, но это особое.
   Прежде всего, о причинах. - Лидер глянул куда-то в сторону, и вдруг выразился совсем не парламентски. - Все эти Полозковы , они суки... они спят и видят все на себя перетянуть, пленумы собирают... петиции разные. И это им пока не плохо удается. Но мы им устроим... Отрывистость речи можно было списать на всегдашнюю косноязычность лидера, однако Макс чувствовал, шеф просто не может решиться подойти к главному. - С "беспалым" я договорюсь..., в общем, так: Есть информация, что оппозиционные силы стремятся сорвать подписание союзного договора. Кто, ты сам знаешь..., и есть мнение..., информация к слову подтверждается и в по линии ведомства Крючкова, нужно сыграть на опережение. Вот тезисы... - МС наконец решился, и вынул из папки несколько листков. Это общая концепция. Требуется этот скелет превратить в стройную концепцию. Ты пока не перебивай, - шеф поднял короткопалую ладошку, сам почитаешь, а пока слушай. - На роль участников этого... , тут шеф задумался, - комитета... Да пусть будет Комитет по чрезвычайному положению.., войдут Павлов, Язов, Крючков, ну еще Ивашко..., нет, не пойдет, пусть Шейнин... Да, еще Янаев. Он как вице президент по конституции обязан принять на время полноту власти. - Записывать не стоит... - Оговорился хозяин кабинета. - И учти Максим. Дело серьезное. Люди разные. Кто-то поймет правильно, а кто может и заартачиться. Убеждать не стоит, подумай, как... их привлечь... - Тут первый блудливо вильнул глазами и слегка смутился. В общем, прочитай меморандум, поймешь. И начинай проработку. По мере готовности будешь докладывать лично мне. И только мне.- Акцентировано повторил шеф.
   Максим, который вовсе перестал что-то понимать, уставился на шефа. - Ми...
   - Значит так. Прочитай концепцию..., осмысли, проработай варианты. А уже потом будем о частностях.
   Макс сидел в своем кабинете и тупо смотрел на забитый книгами шкаф. На столе перед ним лежали злополучные тезисы. Текст, отпечатанный хорошим принтером, отчетливо выделялся на белоснежной бумаге. Собственно, что бы понять, забугорное происхождение меморандума вовсе не было необходимости изучать качество документа. Речевые обороты, примененные неизвестным сочинителем говорили сами за себя. Суть документа можно было свести к короткой фразе: Готовится провокация. Причем не обычная кулуарная возня, а глобальная, развесистая клюква.
   Неужели МС решил доверить Такое консультантам из-за бугра?- Изумился Макс. Это ведь...? Он не сразу сумел подобрать слова.
   Вытянул из пачки сигарету. Перекур помог, и аналитик смог вернуться к работе
   -А чего собственно? С одной стороны, ничего нового...- Размышлял Владимиров.- Нормальная подстава. Вроде поджога Рейхстага, или незабвенного Сталинского "Треста", а с другой, слишком уж все просто. По западному. Прагматично и незамысловато. Согласно замысла автора сознание подготовленного лавиной компромата населения должно будет легко принять версию о злобных партократах и чиновниках, затеявших свержение поборника демократии и реставрацию сталинизма. Как сказал классик: Сеанс черной магии с полным ее разоблачением... Только вот вопрос, согласятся ли те, кого наш выдумщик намерен выставить этими злодеями на участие в фарсе? Ну, ладно Павлов, он не политик. - Макс потер ладонями лицо. - Куда сложнее с остальными. "Первый" не оговорился, он намеренно озвучил сначала фамилию хитроумного хохла , а затем, словно невзначай поменял его на прямолинейного и еще не до конца понимающего тонкости кабинетных игр Шейнина. Хотя, здесь наверняка сыграло свою роль и неосторожное высказывание секретаря ЦК на конференции политработников погранвойск о необходимости принятия чрезвычайных мер по исправлению существующего положения. А если вспомнить еще одно высказывание Олега Семеновича, о поддержке некоторыми сионистскими центрами ряда наших политиков, то все становится понятно. - Макс хмыкнул. - Да за одно это папа без колебаний назначит его крайним.
   Не зря же он при каждом удобном случае норовит обласкать простодушного сибиряка. Что и сказать, задумка хитрая, вот только, как говаривали в свое время "лесные братья " Лозунг гарный, цель погана... - Владимиров пододвинул к себе листок.- Ну, хорошо, представим задание в виде абстрактной схемы. Что предлагает этот неведомый умник?
   Он еще раз внимательно изучил пункты разработки. -"Все ясно, имеем мы желание убить разом двух зайцев. Первое прибрать к ногтю набирающих силу функционеров республиканской партии, а второе...- Макс задумался... - Вторая цель тоже столь очевидна, что даже противно. Горби всей душой хочет удержаться в кресле. Кто может лишить его должности? Конечно ЦК. Они уже говорят об этом, почти не скрываясь, при каждом удобном случае. И ближайший пленум может стать для первого президента и последним. Разрубить узел можно только дискредитировав саму идею. Как это сделать? Правильно. Спровоцировать на необдуманные шаги "товарищей по партии".
   Макс перебрал в памяти фамилии, озвученные "Первым". Судя по всему "семеро смелых" будут использованы в темную. Они верят в идею, отлично информированы о ситуации во власти, и... Стоп, а почему семеро? Владимиров просмотрел меморандум.- Точно, никакого отношения это "дацзыбао" к иностранцам не имеет. Писал его наш, вернее Комитетский специалист, а построение фраз выдает большой опыт работы в качестве переводчика или иного спеца, вынужденного постоянно общаться с иностранцами. Аналитики конторы, по крайней мере, многие из них как раз выходцы из Внешней разведки.
   " Становится ясен и "поп Гапон".- Вернулся Максим к рассуждениям. - Крюк не политик, он аппаратчик. В то же время держит в руках весь компромат и рычаги управления. По всему выходит, что именно он готовится на роль кукловода, а затем, следуя логике развития, и сдаст всю "капеллу". Как? Это будет зависеть от конкретики. Вариантов несколько. От ареста "самого" и "беспалого", до временной изоляции этих "спасителей отечества" от хунты. Хотя, нет. Думаю, что на "первый" на это не пойдет. Еще неизвестно, как воспримет народ его посадку. А кроме того... - Тут Максим вспомнил высокомерную улыбочку "спутницы жизни первого лица". Если брать, то брать всех. А мадам корчит из себя леди, и на нары, даже понарошку, не согласится. Значит, будем изолировать со всеми удобствами. Пусть будет отстранение.
   А вот этого, с вечно похмельной рожей, прораба перестройки, я будь моя воля с дорогой душой пристроил на нары в Лефортово. Пусть посидит. Для печени полезно. Туда же и его прихлебателей. Глядишь, поумнеют? Хотя, эти вряд-ли. Они уже почуяли запах крови, и денег. Пока не обожрутся, не успокоятся. Максим вздохнул, и вывел на листке стандартную формулу оперативного плана:
   День Х-1.. - Отъезд "самого"... скажем... на отдых. Учитывая сроки, день этот должен находиться в промежутке от двадцать восьмого июля до двадцать восьмого августа. Максим перелистал календарь. - Не выходит, на конец месяца назначен пленум, на начало следующего визит Буша. Срок сдвигается, по крайней мере старт. С пятнадцатого по двадцать... пятое. Начало учебного года это святое, и все будут заняты подготовкой детей к школе... Из отпусков люди массово выходят примерно за неделю до сентября. Значит временной промежуток еще более узкий пятнадцатое- двадцатое. Идем дальше...- Максим прикусил кончик авторучки: День Х
   Внезапно его мысли перескочили на личности исполнителей. - Почему первый так им доверяет? Особенно "Крюку". Уверен, что тот не рискнет поменять реальную власть Лубянки на, призрачную, Кремлевскую. Если предположить, что итогом станет запрет и разгон партии, тогда вместо трех вертикалей останется только одна. Президент станет полностью зависим от Лубянки? Да, пожалуй, Крюк выиграет от этой истории больше всех.
   Теперь о "петрушках". Начнем с самого проблемного, с Шейнина. Олег Семенович крепкий руководитель. Недаром уже в тридцать лет управлял громадным строительным трестом. А ведь тут просматриваются явные аналогии, удивленно замер Владимиров. В аппарат его перевели всего год назад, с должности секретаря Красноярского обкома. Край проблемный, это вам не игрушечное Ставрополье, и огрехи нового курса он успел почувствовать на своей шее. Стоит учесть и тайное соперничество с куда более удачливым коллегой из Свердловска. Шейнина не нужно долго уговаривать, тем более, что он и сам неоднократно говорил о необходимости снятия Горбатого. Этот рванет по свистку, однако реальной власти за ним нет. Даже фамилия режет слух, что и сыграет на руку освободителям. Кстати, как сказал первый Государственный Комитет по ЧС. Если коротко то ГКЧП? Дурнее аббревиатуры и не придумать. Не зря гласит пословица: Как вы яхту назовете ... Что это за нелепое словосочетание? Похоже, и тут поработали аналитики с Лубянки. Молодцы... - С невольным восхищением признал Макс профессионализм организаторов провокации.
   Он встал из-за стола и прошелся по ковровой дорожке. - Кто следующий? Пуго? - Это отдельная тема. Борис Карлович человек воспитанный в строгих традициях. На примере своего доблестного отца, латышского стрелка. И своим нынешним взлетом обязан именно "папе". Именно "первый" выдернул его из республики на должность министра МВД как раз перед началом прибалтийских волнений. Так, что Пуго не пришлось ломать себя. Нет, Карлович свято верит хозяину и согласится на все не задумываясь. Его не смогут заставить предать шефа, однако запросто сумеют обдурить, раскрыв только часть картинки. С Язовым тоже понятно. Солдат привык исполнять команды. - Ему достаточно будет проникновенных слов первого о долге и ответственности перед страной. Сыграет неумело, но искренне, будет сидеть рядом с остальными, хитро посмеиваясь про себя над предателями.
   Павлов финансист, этим все сказано. Однако, в то же время организатор провальной реформы. Провальной, в первую очередь из-за саботажа перекрасившихся в демократы аппаратчиков и прилипал, кормящихся возле "свердловского паяца". Все эти Гехи, и Явлинские в его глазах просто неучи и ворье, которым давать власть нельзя ни при каких условиях. Для Павлова будет важна декларация "первого" слить всю эту демократическую пену и не мешать закончить начатые реформы.
   Есть правда еще Лукъянов, но он просто пешка. Его никто не будет даже уговаривать. Этот привык к партийной дисциплине. Партия сказала надо...
   Расклад ясен, остается сочинить воззвание и продумать как можно более компрометирующие хунту мероприятия. - Развеселился Максим, и взялся за перо. - Детали, скорее всего, проработают Крючковцы, однако руководящую роль первый комитетчикам не отдаст, поэтому для плана нужны жизненные детали. - Пусть так. Комитет должен выглядеть как можно отталкивающе. Серые лица, помятые костюмы. Растерянность, и суетливость в жестах. Тогда даже дельный текст, который будет нудно читать по бумажке самый косноязычный, вызовет однозначно негативную реакцию масс. А для создания соответствующего настроения замечательно подойдет что ни будь из классики. Пусть народ приобщается к великому. Например, к балету. Информационное обеспечение стоит доверить первому каналу. Эти сами без подсказки сумеют испортить все. Введение комендантского часа, войска на улице. Мерный стук метронома в радиоточке. - Поняв, что увлекся, Макс вычеркнул последний пункт.
   Теперь текст. Вынул новый лист и на секунду задумался.
   Как начать? Товарищи? Нет, пожалуй? не стоит. Слишком затерлось хорошее, по сути? слово от постоянного употребления в разного рода докладах и заявлениях. Стало служебным.
   Пусть лучше будет Соотечественники...
   Вывел первое слово, поставил восклицательный знак, и продолжил:
   ...Граждане Советского Союза! В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам! Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность!
   Сочинитель вновь задумался. - Не слишком ли эмоционально? Хотя, нет. Слово "чрезвычайный", подразумевает сверхважность.
   Текст и должен быть именно таким. Ярким и эмоциональным. Иначе, те из команды, кого планируют играть "втемную" могут и засомневаться. А вот исполнение... Стоп, это уже отметил. Максим перевел взгляд на бумагу. - Теперь стоит не перегибать. "Первый" должен остаться над схваткой. И связывать провал с его именем не стоит. Пусть лучше будет простое упоминание, как организатора.... А вот кто и как все завалил, это подробно и со вкусом:
   ...Начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой.
   Теперь о врагах. Фамилий называть в программном документе не стоит, все-таки не тридцать седьмой год, но как говориться ищи кому выгодно. Логично.
   ...Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества. Циничная спекуляция на "национальных чувствах - лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов
   Если и теперь не понятно о ком идет речь, тогда я и не знаю. Как говориться, это слоненок... И еще, стоит упомянуть и этих... самостийников-националистов.
   Дальше писал не прерываясь. Только иногда менял расстановку слов, или делал небольшую паузу, подбирая синоним. Закончив вступление, откинулся на спинку стула и пробежал глазами рукописные строчки.
   " ...Создав обстановку морально-политического террора и пытаясь прикрыться щитом народного доверия, они забывают, что осуждаемые и разрываемые ими связи устанавливались на основе куда более широкой народной поддержки, прошедшей к тому же многовековую проверку историей. Сегодня те, кто ведет дело к свержению Конституционного строя, должны ответить перед матерями и отцами за гибель многих сотен жертв межнациональных конфликтов. На их совести искалеченные судьбы более полумиллиона беженцев. Из-за них потеряли покой и радость жизни десятки миллионов советских людей, еще вчера живших в единой семье, а сегодня оказавшихся в собственном доме изгоями. Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права. Вместо того, чтобы заботиться о безопасности и благополучии каждого гражданина и всего общества, нередко люди, в чьих руках оказалась власть, используют ее в чуждых народу интересах, как средство беспринципного самоутверждения.
   Потоки слов, горы заявлений и обещаний только подчеркивают скудость и убогость практических дел. Инфляция власти страшнее, чем всякая иная, разрушает наше государство, общество. Каждый гражданин чувствует растущую неуверенность в завтрашнем дне, глубокую тревогу за будущее своих детей. *
   -Черт, побери, ведь все верно. - С некоторой растерянностью подумал Макс. Но как донести до людей, что твориться страшное. Они просто объелись трескотней громких фраз. И вполне могут принять это за пустую говорильню. Но, самое противное, что я , отлично понимая, что делаю, участвую в этом фарсе.
   Он вздрогнул, растерянно покрутил головой, прогоняя несвоевременные мысли.
   -Это уже перебор...- Решил аппаратчик, и спрятав черновик в сейф, отправился на обед. Буфет встретил негромкими голосами и звяканьем столовых приборов. - Владимиров, заказал обед, и устроился за угловым столиком. Он мерно работал ложкой, когда стул рядом с ним скрипнул. Поднял глаза и с удивлением узнал в соседе Станислава. Первого помощника Лигачева.
   Тот вежливо кивнул советнику президента и принюхался к борщу.
   - От це гарно.- Сковеркал Станислав Андреевич.
   - Приятного аппетита. - Дежурно пожелал он Максу и принялся разворачивать салфетку.
   "Мест, что ли мало? - Зная, как болезненно относится к любым контактам с командой недруга его шеф, чуть поморщился Владимиров, однако сдержался, ответно кивнул, и вернулся к трапезе.
   Стас хищно улыбнулся, и аккуратно выцепил приличный кусок мяса, плавающий в сметанных разводах.
   - Машины сами по себе в речку не падают. - Вдруг произнес он, держа у губ кусок хлеба. Сторонний наблюдатель, окажись вдруг такой в буфете, вполне мог подумать, что сосед просто пережевывает пищу.
   Владимиров едва сумел сдержаться и уткнулся носом в тарелку. - Знаешь чего? - Коротко отозвался он.
   - Откуда мне... - Потеряв всякий интерес к разговору, произнес Станислав. - Так, ляпнул. Он покрутил головой, и, решив, что стоит взять добавку, поднялся из-за стола. - Сам гляди, а ежели чего, звони...- Уже на ходу произнес сотрапезник.
   Максим прикончил десерт и, не дождавшись возвращения за столик странного соседа, вернулся в свой кабинет.
   Однако после плотного обеда азарт с которым писалось вступление пропал. - Мысли то и дело возвращались к непонятной фразе Стаса. - Неужели кто-то хотел вывести меня из участия в подготовке документов? Или он просто решил воспользоваться удобным случаем и подпортить настроение? - Не мог определиться Максим. Гадать быстро наскучило, помощник президента вынул связку ключей, сорвал мастичную печать и открыл личный сейф.
   - Оп-па. - Прямо на небрежно сложенных в стопку листах лежала обычная пластиковая папка.
   - Ничего себе...- Задумчиво пробормотал Максим, и вытянул загадочную находку на свет. Тонкая, всего в несколько листов папка. Никаких пометок на обложке.
   -Кто же это такой шустрый? Неужели проделки Крючковских делопутов? Вряд-ли. Да и вообще, что это за игра в шпионы. Тоже мне, Бондиана... Однако любопытство победило. Раскрыл папку, вынул скрепленные листки и прочитал заголовок:
  
  
  
  
   Оперативная справка.
  
  
  
   Основные силы и средства силовых структур, планируемых для ликвидации последствий антиправительственных выступлений в ходе исполнения оперативно тактического плана "Метель" и "Тайфун".
   Максим пробежал глазами длинный перечень подразделений и частей. - Ни чего себе. Я и представить не мог, сколько сил и средств может быть задействовано в операции. Ну и как, скажите можно повалить дело, имея такие ресурсы? Похоже, эти документы мне подброшены с подачи тех, кто и начал разработку операции.
   Похоже, мне тонко намекают. - Сообразил Макс, закончив изучение документов. Система неповоротлива, но отлажена и продублирована. Достаточно только отдать команду, и механизм включится в работу. И выполнит любую, поставленную задачу. Иными словами, организовать провал куда труднее, чем воплотить декларативные заявления.
   С другой стороны, это уже дело тактики. - рассудил Макс, собирая листки в стопку. А подбросили мне эту, по сути, пустячную информацию только с одной целью, показать, что делом заняты серьезные люди, и никто не позволит заниматься самодеятельностью. Не удивлюсь, что и сам Первый не до конца понял, какую махину он запустил. И все-же. Отчего он так спокоен? - Максим никак не мог взять в толк причину уверенности первого в том, что провокация позволит ему удержать власть и добиться нужного результата. - Попробуем смоделировать ситуацию с учетом новых данных.
   Итак, предположим, что группа специально подобранных исполнителей объявляет Чрезвычайное положение. Вводятся войска, группы специального назначения и прочие подразделения. Блокируется "беспалый" и его шестерки. Достаточно будет интернировать их в специально подготовленные места, вроде ведомственного санатория, и выставить минимальную охрану. Затем, по идее, комитетчики должны обратиться к болеющему Президенту с челобитной. Сделать предложение, от которого тот не сумеет отказаться. А уж конкретику он им сам подскажет. Но сто к одному, в перечне будет отстранение всех неугодных и просьба - требование о сохранении Союза. Все логично, но тогда почему настолько убогий подбор состава? И что за игры со свердловчанином. Если я правильно понимаю, спихнуть его проще всего. Достаточно объявить стрелочником. А в тезисах ни одной фамилии?
   " Одни вопросы.- Подвел итог рассуждениям аналитик. - И самый главный... зачем он поручил это мне"? Вопрос заставил Максима вспомнить беседу в столовой.
   - По всему видно, что разработкой операции занималось минимум несколько аналитических групп. И мало того, уже предприняты конкретные шаги по воплощению некоторых ее пунктов. Подобраны исполнители, начата информационная обработка населения, прессы. Чего стоит вакханалия в телеэфире, когда поливание грязью всего, что было связано с социалистическим прошлым.
   И тут первый вручает весь комплект ничем не примечательному помощнику? А смысл? Невнятное распоряжение составить план... Чего? Спецмероприятий? Так их уже давно составили и разослали по соответствующим подразделениям. Командиру части достаточно вскрыть лежащий в сейфе секретной части пакет и подставить в формализованный план дату начала. Остальное дело техники. А что тогда? Меры по выходу из кризиса? Еще смешнее. Если над этим уже несколько лет бьются многочисленные правительственные и депутатские группы. А написать воззвание способен любой мало-мальски владеющий языком спичрайтер.
   - Но ведь отдал.- Вернулся Максим к началу рассуждений.- А теперь еще и это, "случайное" столкновение. Мне, по сути, намекнули на то, как легко можно все потерять, а затем всучили эту, чего уж греха таить, бессмысленную работу. В итоге я, ничего не сделав, стал одним из них, участником путча, мелким винтиком, но... Догадка, еще не сформировавшаяся, однако уже забрезжила где-то на окраине сознания. - Погоди, погоди. -Он вскочил с кресла и взволнованно потянул к себе листки с перечнем сил и списки ответственных лиц. - Так и есть. Охваченными сквозным контролем, и следовательно управляемыми оказались все соответствующие подразделения Минобороны за исключением сил подведомственных ГРУ. Ясно, что это не их специфика, однако, как ни крути, а это одно из самых боеспособных мобильных и обученных видов войск. Достаточно предположить, что командование бригады СПН, базирующегося в Подмосковье получит от своего руководства соответствующий приказ, то ситуация мгновенно выйдет из-под контроля, и тогда все планы провокации развалятся, словно карточный домик.
   - Выходит все дело во мне? Вернее даже не во мне а..., в моем отце? Генерал-лейтенант, первый заместитель начальника ГРУ, фигура влиятельная. В отличие от самого начальника, назначенного `первым" из танковых войск. Кадровый разведчик, и пользуется в структуре заслуженным авторитетом. А окажись его сын замазан участием в подготовке переворота..., это отличный повод устроить ночь длинных ножей для структуры, в целом. Хотя, возможен и другой вариант, отца просто корректно предупреждают, о необходимости соблюдать нейтралитет, и для верности намекнули, показав, как просто могут иной раз падать в реку машины.
   Максим вытряхнул из мятой пачки сигарету. Повертел в пальцах и отбросил обратно. - Тут нужно крепко подумать, иначе все может обернуться печально. Он тяжело вздохнул: Как ни крути, а придется идти к отцу".
  
   Приняв решение, вынул из стопки несколько чистых лист бумаги и принялся сосредоточенно переписывать текст меморандума, добавляя свои комментарии.
   Окончив, глянул на часы и потянулся.- Вот и славно, отец наверняка уже приехал со службы.
  
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
   Генерал Владимиров
  
  
  
  
   Генерал-лейтенант Владимиров, жил, не забивая себе голову мещанскими выдумками о пользе дверных глазков, а тем более не задавал через дверь наивных вопросов типа " Кто там".
   Едва звякнул входной звонок, он рывком распахнул дверь, и весело хлопнул наследника по плечу. - Забыл отца байстрюк, весь в делах государевых...? - Андрей Иванович всмотрелся в лицо Макса. - Что невесел?
   -Голова что-то.- Покрутил занемевшей рукой Максим. Рука у пятидесяти семилетнего генерала была еще та, не смотря на штабную должность, офицер держал набранную за время службы в боевых частях спортивную форму.
   - Входи, сын, сейчас ужинать будем. -Хозяин прикрыл дверь и направился в кухню. Готовить за годы холостяцкой жизни он так и не приучился, потому старался питаться в министерском кафе. Однако по такому случаю, решил расстараться. Залил в кастрюлю воды и поставил на плиту.
   - Пельмени - Пояснил он заглянувшему в столовую Максу. Тот криво усмехнулся:- Можно подумать ты что-то другое умеешь готовить.
   - Да запросто, пятьсот блюд, на выбор. Мужик должен многое уметь, но не все делать.- Отозвался отец, забрасывая в кастрюлю лавровый лист.
   -Женился бы.- Привычно посоветовал Макс, опускаясь на стул.
   -Жениться? - генерал вытер ладони о веселенький фартук, - поздно уже, не смогу к чужому человеку привыкнуть... - Ты вон, женился, и что? Как они, кстати, когда домой-то?
   -Скоро, скоро.- Макс разгладил листки.- Ты знаешь, я ведь в аварию попал. - Приступил он к главному. Машина в реку свалилась. Едва не утонул. Спасибо охране, вытащили. Вчера...
   - А чего не в госпитале?- Отец заметил лежащие на скатерти листки, и удивленно глянул на сына.
   - Да отвезли..., - Макс, не прекращая говорить, поднес палец к губам и кивнул на бумаги, - "первый" срочно выдернул... Дела...
   - Ты бы с этим не шутил.- Генерал вытянул из заднего кармана домашних джинсов очки в позолоченной оправе. - Мало-ли..., вон бледный какой.
   Он углубился в чтение. Пробежал глазами первую страницу, и взглянул на сына.
   - Куда деться.- Покивал Максим, продолжая игру, - служба государева..., не отвертеться.
   - Ну да, ну да...- Поддакнул отец, углубляясь в чтение. - Окончив, потер подбородок и вздохнул. - Погоди, кажется, закипает уже.
   Максим вынул ручку и принялся писать на обратной стороне листка. - Вот я и подумал...- Он не договорил, и подвинул записку к глядящему на него отцу.
   " Что делать"- Короткая строчка выделялась на дорогой мелованной бумаге.
   - Уверен? - Черкнул генерал размашистым почерком. -
   Макс глянул на лист.
   - Абсолютно.- Бросил он и вопросительно глянул на отца.
   - Говорил я тебе, Максимка, ну зачем нужна эта работа. - Словно продолжая начатую беседу, произнес генерал, собирая бумаги.- Перспективы, перспективы. А они тебе даже поболеть не дают. Ладно, мой руки. Готовы уже.- Андрей Иванович загремел тарелками. - Стопку выпьешь?- Спросил он, стараясь перекричать шум льющейся из крана воды. Продолжая накладывать дымящиеся куски теста в тарелку, задумчиво сжал губы и прищурился. Нельзя сказать, что новость стала для разведчика откровением. Кое-какие сигналы проскальзывали. Однако занятый тревожными сообщениями с южных окраин, зам начальника управления не особенно обращал внимание на внутриполитические игрища. Но теперь, когда дело коснулось его и сына, озадачился всерьез.
   "А Максимка молодец.- С невольной гордостью подумал генерал. - Не даром я его в свое время заставил после института отслужить положенные два года. Осназ думать учит..."
   -Старлей.- Позвал он сына,- иди к столу, не каждый день тебе генерал прислуживает.
   -А ведь Максик прав. Комбинаторы вполне могли подстраховаться таким образом. Я, правда и не собирался в дерьме пачкаться, однако... они-то этого не знают.
   - А задумывалось все куда раньше.- Вспомнил он неожиданное предложение, сделанное его сыну которое озвучил руководитель аппарата президентской администрации.
   Жаль не поужинает.- Мелькнуло у генерала мимолетное сожаление, - может пусть... однако он тут-же одернул себя. - Чем меньше будет время нашего общения, тем меньше данных для психологов из ведомства Крюка, которые будут расшифровывать данные прослушки.
   Он глянул на вытирающего руки Максима. Поднял сжатую в кулак руку на уровень плеча, подавая сигнал.
   -Давай, садись... - Произнес Андрей Иванович, и вдруг рухнул на пол.
   - Эй, Макс, что с тобой, закончил он, лежа на полу кухни. - Причем постарался произнести это с искренним удивлением. - С ходу ухватив мысль, Макс слабо охнул и застонал. - Голова. - Медленно произнес он, тихо опускаясь на корточки. - Погоди, погоди. - Отец удовлетворенно кивнул, и продолжил спектакль. Лежи, не вставай. - Он неслышно поднялся и рывком, сдвигая в сторону стол, рванулся в прихожую.
   - Дежурный? Генерал Владимиров говорит. Срочно ко мне на дом санитарную машину. С сыном плохо. Когда выйдет, доложить.- Андрей Иванович опустил трубку на рычаг и вернулся в комнату.
   - Как ты?- С тревогой поинтересовался он у сидящего на полу сына. - Макс помедлил, входя в роль, и попытался слабо протестовать.
   - Мне в больницу никак... Сейчас вроде лучше, только вот голова что-то...
   - Перебьется твой шеф без тебя. - Отрезал генерал.- У него вас полдюжины, а ты у меня один. Все. - Он добавил в голос стали.- Я спорить не буду. Сейчас приедет скорая, отвезут в наш госпиталь, проверят, посмотрят, если все нормально, отпустят.
   -Ну, зачем к вам-то?- Поймав ожидающий взгляд отца, отыграл свою реплику Максим. - В Кремлевку лучше...
   -Ага, сейчас. - Андрей Иванович опустился на стул, - они, коновалы, тебя после травмы на второй день выпустили... Да я им кота своего кастрировать не доверю. Вредители ...- возмущенно пророкотал генерал.
   -Так нет же кота...- Улыбнулся Макс.
   - Тем более.- Подмигнул отец.
   Отвлек звонок телефона. Дежурный коротко доложил об отправке машины и отключился.
   - Сейчас приедут...- Сообщил Иванович, заходя в комнату. - Давай я пока тебя на постель уложу.
   Он нагнулся над Максом и легко поднял семидесятикилограммовое тело.
   - Осторожно, тихонько.- Приговаривая, шагнул он к дивану. Значит так, шефам твоим я сам позвоню. Устрою им разгон. Кто у тебя непосредственный? Ильин? Вот и хорошо. А ты лежи, поправляйся.
   -Пап, может не стоит.- Совсем по-детски попросил Макс, чувствуя, как начинает уходить его тревога. - Отец всегда знал, как и что делать. Вот и теперь он взял ситуацию под контроль. Да, ты это... - Макс вновь вынул ручку, оглянулся в поисках клочка бумаги и черкнул несколько слов на салфетке.- Машке ничего не говори, пусть они отдыхают спокойно. У них еще две недели до конца, пусть нормально отдыхает.
   - Посмотрим.- Буркнул отец, вчитываясь в текст.
   "Охранник, что меня вытащил, Алексеев, служил в Альфе, хочет уйти, помоги ему.
   - Посмотрим, повторил генерал, комкая листок.- Ты лечись, и не беспокойся. Все будет как нужно. - Заверил он сына.
   Врач осмотрел пациента, смерил давление, посчитал пульс, и значительно покачал головой. - Они не имели права отпускать... Одно и название, что Кремлевка... Конечно, нужно в госпиталь. Все сделаем, товарищ генерал. Проведем полное обследование. Но даже сейчас могу сказать, налицо все симптомы посттравматического шока.
   Проводив носилки до машины, генерал постоял у подъезда, и вернулся в дом.
   Хвоста не заметил, однако это еще ничего не значит. В "наружке" у Комитета не пацаны работают.- Андрей Иванович прошел в кухню, глянул на остывшие, слипшиеся пельмени, и решительно отодвинул тарелку в сторону. - Не до того.
   "Неприятно, конечно, однако, справимся.- Генерал не был склонен драматизировать ситуацию. - Хотя, убеждать таким образом? Странно, обычно они играют куда тоньше?- Закралось в душу сомнение. - Может и вправду, совпадение, на котором кто-то из организаторов операции решил сыграть? Возможно? А вот подстраховаться не помешает. Возможно, разработчик и проглотит крючок, а возможно и нет. Всяко береженого бог бережет. - Андрей Иванович натянул легкую ветровку, проверил бумажник и хлопнул дверью. Прогулка перед сном была не данью здоровому образу жизни. Для этого генерал ежедневно пробегал километр по утрам, причина имелась. Возможно, хвоста за Максом и не было, может, не было и прослушки, но навык разведчика не позволил Владимирову положиться на русский авось.
   Прогулка до телефона автомата, пусть и не ближайшего, а расположенного в паре кварталов от его, расположенного в глубине тихого Московского центра, дома, много времени не займет. - Рассудил генерал, неторопливо шагая по тротуару. Повернул за угол, перепрыгнул узкую канаву, и оказался на Тверской. Справедливо решив, что возможный разработчик, зная о специальной подготовке генерала, может установить на запись не только ближайший от его дома телефон-автомат, но и следующий, он решил подстраховаться, а заодно купить продуктов в дежурном гастрономе.
   Пустынная улица, нечастые прохожие, торопливо перебегающие от одного скупо освещенного участка до другого, и только одинокие фигурки стоящих у обочины девчонок в блестящих лосинах.
   Ну что ты будешь...- Вздохнул Андрей Иванович, проходя мимо одной из них. - Демократия, ети ее. Впрочем, ругнулся скорее по инерции.
   Он уже заметил желтеющую на углу будку, когда услышал за спиной громкую музыку и оживленные голоса.
   Грубые мужские и визгливый, срывающийся на крик, женский.
   Одной секунды хватило понять, спор идет между пассажирами навороченного БМВ и девицей.
   "Обычное дело, рынок. Каждый хочет получить больше за меньшие деньги.- Рассудил он, прибавляя шаг. Однако, судя по всему ситуация перешла из разряда обычного торга в нечто иное.
   -Помогите! - внезапно крик оборвался.
   Генерал поморщился и замедлил шаг. - Извечная проблема. Влезать в чужие склоки последнее дело, однако и пропустить мимо ушей уже не получится. Потом буду чувствовать себя еще паскуднее.
   -Вот не везет, так не везет. - Владимиров обреченно развернулся и зашагал обратно.
   Тем временем несговорчивую девчонку уже почти затолкали в машину. - Лиц разглядеть было невозможно, однако, судя по дорогому прикиду, гортанным голосам, выкрикивающим хриплые фразы, пассажиры были из числа новорожденного, но уже довольно многочисленного и наглого разряда рекитиров.
   -Эй, уважаемый. Ты что, не видишь, дама против. - Громко произнес Андрей Иванович, обращаясь к одному из двух ловеласов.
   Пшел... - Хрипло рубанул тот, занятый нелегкой задачей оторвать ладонь девицы от стойки.- Шалава она.
   -Это не повод.- Резонно ответил генерал.- А ну отпусти, я сказал. Эй, девушка, вы и вправду не желаете ехать с ними.
   Помогите, дяденька.- Тонкий, почти детский голос отчего-то царапнул по сердцу.
   Он чуть пригнулся, желая разглядеть лицо отчаянно сопротивляющейся жертвы, и едва не пропустил "маваши", которым его собеседник решил проучить лезущего в чужие дела доброхота.
   - Оп.- Рука дернулась почти независимо от сознания. Голень джигита встретилась с набитой костью предплечья, удар смазался. Владимиров сделал короткий шаг, сократив дистанцию, и тут-же, включая в движение бедра, пробил "прямой" в хищный нос горца. Удар вышел жестким, но генерал сознательно не дозировал силу. Рядом стоял еще один противник, и оставлять в тылу потенциальную угрозу бойцу не хотелось. Напарник черноволосого выпустил девчонку и взмахнул кулаком, норовя угодить в лицо противнику. Не сумел Стоящий в полуметре от него старикан непостижимым образом сместился с линии удара и провел встречный.
   Колено боксера подломилось, голова дернулась. Исполненные в хорошем темпе "ножницы" сработали как нужно. - Убедившись, что угрозы больше нет, Владимиров наклонился к распахнутой дверце.- Эй, красавица, вылазь уже...
   Удар заставил его голову опасно мотнутся вперед, на встречу с хромированной окантовкой крыши авто. На мгновение генерал даже вылетел из реальности, Однако усилием воли задавил вспышку боли, и змейкой скользнул в сторону, пытаясь уйти от нового удара. Маневр удался, но частично. Нога в пижонской полированной туфле, скользнула по ребрам и с силой влепилась в дверку машины.
   Н-на.- Вмятина, образовавшаяся на дверце, похоже разозлила неизвестного прыгуна куда больше промаха. Третий из любителей продажной любви, который выбрался из-за руля пока Владимиров " воевал" с другими, достал приличных размеров нож.
   Да что там нож, целый кинжал, - опасливо прикинул размеры и стиль клинка генерал. - А судя по хвату, джигит ножиком работать умеет.
   Генерал уперся спиной в машину, и метнул взгляд в стороны, . - Хреново, похоже, он меня может сделать. Сбоку открытая дверца из которой торчат ноги девицы, слева корчащийся от боли джигит. Уйти и некуда. - Владимиров выставил вперед ладони ожидая атаку. Но, словно понимая, что противник находится в проигрышном положении кавказец не спешил. Он ловко перебросил нож из руки в руку и прошипел, злобно скаля острые зубы.- Сейчас ты сдохнешь, шакал. Я отрежу твои уши и скормлю этой шалаве...
   И вдруг из открытой двери вылетела что-то блестящее. Атакующий невольно среагировал на угрозу и взмахнул рукой, отбивая летящий в него предмет.
   Владимиров рванулся. Захват, поворот ладони. Нож выскользнул из волосатого кулака и поменял хозяина. Развивая преимущество, Владимиров коротко ткнул пальцем в горло врага. Тот поперхнулся и схватился за шею.
   Рот раскрылся в безуспешной попытке набрать воздуха.
   - Уши? - генерал не сумел сдержать себя и взмахнул отточенным клинком, отсекая ухо потерявшегося в пространстве джигита. - Алаверды, что бы за словами следил.- Выдохнул Владимиров и с силой, выверено ударил ногой, отключая деморализованного врага.
   Еще не отойдя от схватки, дернул за рукав замершую на сидении путану.
   - Вылазь, уходим.- Произнес он, и шагнул от места скоротечной схватки.
   Тем временем первый из джигитов пришел в себя, и увидел лежащего на асфальте приятеля. От неопасной, но обидной и болезненной раны успела натечь приличная лужица крови.
   -Ты труп.- Взвыл чернявый, решив, что приятель убит.- Тебе не жить. - Теперь ты наш кровник. Талар мой брат... - Проорал он размазывая по лицу кровь текущую из носа.
   -Да хоть сестра.- Брезгливо бросил Андрей Иванович, и вновь приложился поднимающемуся с колен бандиту ногой по носу.
   - Отдохни. - Запоздало посоветовал он, ухватил за руку девчонку, и торопливо зашагал в сторону.
  
   Когда одинокое авто скрылось из глаз, генерал отпустил спутницу и глянул на ее испуганное лицо.- Спасибо, подружка, выручила. - Поблагодарил он, развернулся и направился прочь.
   -Эй, дядя, может тебе это..., как спасибо,- Не зная чем отблагодарить спасителя предложила путана. - Я здорово...
   -Дур-ра ты. - Рявкнул генерал, и, не тратя времени на беседу, нырнул в темную подворотню.
   Желание убраться подальше объяснялось вовсе не опасением преследования. Куда меньше хотелось встретиться с милицией. Нельзя сказать, что его поступок был вызван сочувствием. По всему - девица совершеннолетняя, и знала, на что шла. Дело было в другом, глубоко личном, в чем он и сам не до конца мог разобраться.
   Выбросив из головы постороннее, набрал номер. - Привет, Сергеевич. - Это Владимиров.- Произнес он, услышав в трубке голос начальника отдела спецопераций. - Отправь сейчас в наш госпиталь кого-нибудь из твоих оперативников. Мой парень в аварию угодил. Сейчас там. Нужно за ним присмотреть. Там дело непонятное, а я этим, из девятки, не доверяю. - Пусть его в палату к Максиму устроят... Следить плотно. Считай это приказом и личной просьбой.
   Выслушав ответ, продолжил. - Слушай, а кто такой..., запнулся припоминая, -Талар, возможно производное от Таларов... Из черных, бандишок наверное?
   Абонент затих, послышался шелест переворачиваемых страниц, наконец подчиненный неуверенно ответил. - Их несколько, братья, из Чечни. Приближенные некоего Хозы Сулейманова. Его группировка одна из самых мощных этнических. Это с Максимом связано?- Не утерпел полковник.
   -Да, как сказать, - ушел от прямого ответа генерал. - Сам еще не понял.
   -Дурдом.- Выдохнул офицер, превратно истолковав ответ командира.- Советника президента прессовать? Совсем мир с ума сошел... Простите, товарищ генерал-лейтенант, я немедленно распоряжусь.
   -Знаешь, что...- Еще не совсем понимая, зачем ему это, вдруг добавил Владимиров,- Приготовь-ка мне завтра справку по Московским бандитам. Кто, с кем, кто против кого, интересы, группы, расклады. И эти, как его, воры... в законе, тоже. Понял?
   -Так точно.- Коротко отозвался полковник.
  
  
  
   -Товарищ генерал-лейтенант, за время моего дежурства...- Зачастил моложавый подполковник с повязкой на рукаве кителя.
   -Иванова ко мне.- Распорядился генерал, не дослушав уставную скороговорку дежурного по управлению.
   Войдя в кабинет, тяжело опустился в кресло и потер лицо ладонями. Ломать утренний распорядок, несмотря на бессонную ночь не стал. Давать повод возможному наблюдателю о странном поведении объекта слежения, было по меньшей мере непрофессионально. Потому старательно отмотал положенную тысячу метров, принял душ и плотно позавтракал. И в то же время в голове крутились непростые мысли. Ясное дело вызваны они были вовсе не скоротечной уличной схваткой. О неразумных джигитах Владимиров позабыл, едва вернулся домой после вечерней прогулки. Мысли крутились вокруг сообщения сына.
   -Как быть?- Пытался отыскать ответ генерал. - В конторе служат разные люди... Хорошо, если у разработчика хватит ума не ломиться в запертую дверь, а ну как нет? Решит, что советник может стать слабым звеном, и отдаст команду...
   Пока Макс в госпитале, тем более под присмотром, возможно и остерегутся, а могут и рискнуть, наломают дров.
   Он поймал себя на мысли, что рассуждает о судьбе своего сына как будто это просто важный агент и только.
   [email protected]ть - Зло ругнулся Владимиров. - Максимка самое дорогое, что , или вернее кто, у меня есть. И если его не станет? Для чего тогда вся эта суета?
   -Стоп. Возьми себя в руки.- Приказал генерал. - Что ты теряешь, если впишешься в дело? Жизнь? Так сколько раз ходил по краю? И здесь, и там за горкой. Подумаешь... Возможно я и не смогу поломать им игру. Даже наверняка, но если сумею хоть немного нарушить работу механизма, вся машина начнет сбоить, а тогда им станет совсем не до третьеразрядного советника. Весь удар придется на меня, и бог даст, Максим сумеет уцелеть.
   "Решено.- Генерал выпрямился и поправил форменный галстук. - А значит теперь никаких мерехлюндий". - Он усмехнулся, внезапно выскочившему словцу.
   -Разрешите? - В кабинет заглянул полковник Иванов. Начальник аналитического отдела был невероятно, даже вызывающе элегантен. Как ему это удавалось, одетым в невыразительную офицерскую форму, однако смотрелся он словно только вчера вернулся с французской Ривьеры.
   -Заходи, Павел Петрович. - Владимиров кивнул на стул. - Докладывай.
   - Полковник деловито пересек кабинет, поддернул наглаженные брюки, пошитые из генеральского сукна, и опустился напротив начальника. Мимолетно глянув на сосредоточенное лицо генерала едва заметно дрогнул бровью.
   -Глазастый.- В свою очередь улыбнулся Андрей Иванович. - Полковник был его кадром, знал генерала еще по службе в отделе, и засек состояние старого знакомца на раз.
   -Психолог, ети его.- Владимиров слушал краткий отчет о выполнении плановых мероприятий и ждал окончания доклада с некоторым внутренним напряжением. Пока все его решения были только мыслями, но как только будет произнесено первое слово, намерение превратиться в действие и станет необратимым.
   Иванов закончил и невозмутимо взглянул на генерала, ожидая уточняющих вопросов.
   -Хорошо.- Подвел итог обязательной программе зам начальника управления.- Теперь о другом. Что у тебя имеется по ситуации в стране? - Кратко озвучил вопрос генерал.
   - В ка..., - едва не сморозил глупость аналитик, не ожидавший вопроса, но быстро выправился. - В ка..-ком объеме? Обзорно?
   -Ага, ты еще конспект по "Марксо-Ленинской" и вырезки из газеты "Правда|" вспомни.- Усмехнулся генерал. - Нет, Паша, меня интересует, что будет в августе. Понимаешь... Чую я, в воздухе что то носится.- Образно выразился он, - только подумай, прежде, чем сказать. Если ты начнешь рассказывать что это не наш ВУС и все такое, то я решу, что ты неискренен, или того хуже, зря протираешь свои великолепные штаны в кресле начальника информационно-аналитического отдела и я в тебе ошибся.
   -Документированных нет. - Поняв, что шутки кончились, честно ответил обязанный генералу своим продвижением по службе полковник. - Справку могу составить к завтрашнему дню.
   -Не стоит.- Владимиров катнул по столу остро заточенный карандаш. - Знаю, на память не жалуешься. У тебя десять минут. Постарайся только без цитирований Шиллера и Канта. Факты, выводы и перспективы. Ну и возможный прогноз. Интересует ситуация на самом верху.
   Полковник подхватил норовящий свалиться с зеленого сукна карандаш.- Может тогда словами?- Предложил он. - На бумаге могу увлечься, слишком уж... Он вопросительно глянул на шефа.
   Скажи честно, писать не хочешь. Что-ж, поступок не мальчика..., но и то хорошо.- Согласился генерал, и приготовился впитывать информацию.
   Полковник отличался феноменальной памятью, эрудицией, держал в памяти столько, что Владимиров мог быть точно уверен, все, что тот скажет, соответствует реальности на сто процентов.
   -Начну с фактов. - Произнес Иванов, откладывая карандаш в сторону.- Итак:
   Противостояние союзной и республиканской властей по вопросу раздела имущества за последний месяц достигло предела. ЕБН дал Совмину республики указание с 15 августа 1991 года прекратить действие на территории РСФСР нормативных актов Правительства Союза ССР, противоречивших Закону РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР"
   Кроме того, до 1 сентября 1991 года должна была быть разработана и представлена на рассмотрение Верховного Совета РСФСР Государственная программа приватизации
   Это конечно будет прямым нарушением 74 статьи Конституции СССР. По ней в случае расхождения законов приоритет и имеют законы СССР, но он сознательно идет на это нарушение, провоцируя центр на адекватные меры.
   Генерал чуть поморщился. - Паша, давай без этих..., идиом. Не на собрании. Называй вещи своими именами.
   -Иными словами, он хочет делить пирог сам.- Рубанул полковник. - Михаил Сергеевич, мне кажется, не до конца понимает, с кем связался. - Полковник сделал чуть заметную паузу.- По информации из надежного источника, начать процедуру подписания планируется 20 августа. Скорее всего, именно эта дата будет озвучена МС на пленуме.
   Анализ расклада сил показывает: Большинство приграничных республик будут скорее за, таким образом, Российский лидер может оказаться в контрах единолично. Его готовящийся вариант не устраивает категорически. Ему не терпится приступить к проведению приватизации, и что самое важное без каких-либо квот. Он вовсе не намерен делиться ни с кем. И вполне может отказаться от подписания подготовленного центром договора. И выставит на рассмотрение свой вариант договора. А тот скорее всего будет опираться на Декларацию о суверенитете РСФСР. Принятие этой редакции даже при самом лучшем раскладе приведет к созданию конфедерации самостоятельных государств.
   В аппарате первого президента это понимают. Да собственно Ельцин и не особо скрывает эти намерения. Как мне думается, имеет место попытка спровоцировать Горбачева. Ведь подписывать договор на Ельцинских условиях Горби не станет. Патовая ситуация окажется на руку республиканским властям.
   Теперь варианты. Первый: Ельцин хлопает дверью и провоцирует срыв подписания договора. Второй, республики поддерживают лидера РСФСР, и принимают новый договор. И в том и в другом случае в проигрыше Горбачев. По многим причинам. Но в основном, политическим.
   Иванов выдохнул и даже невольно понизил голос. - Вполне возможно, что Горби сыграет на опережение. Воспользуется статьей 127 Конституции, и введет чрезвычайное положение. Или сразу после отказа Ельцина участвовать в подписании, либо даже до начала процедуры.
   Ну и какие последствия?- Тусклым голосом поинтересовался генерал.
   -Одну минуту.- Полковник щелкнул пальцами, пытаясь удержать нить рассуждений.- Есть основания полагать, что ведомство Крючкова, которое ведет подготовку демарша, сливает информацию через недавно созданный комитет госбезопасности РСФСР самому Ельцину. Специально, или нет, это уже из области гадания на кофейной гуще, но в аппарате беспалого заметно активизировались. Ищут подходы к руководству запланированных в обеспечении порядка частей. В первую очередь к командующему ВДВ Грачеву. Павла видели в штабе Ельцина. Ведется активная агитация среди молодежи, интеллигенции, нагнетается истерия на подконтрольном республиканской власти телеканале, в эфире.
   -Не думаю, что они смогут всерьез противостоять законным действиям Горбачева, скорее хотят устроить массовую бойню. Ну а после уже повесить на него всех собак.
   -Хм.- Владимиров недоуменно поднял брови. - А если тот проявит волю и прихлопнет всю их камарилью?
   -Позиция президента откровенно непонятна. - Он ведет себя так, словно на сто процентов уверен, что Ельцин не окажет активного сопротивления. Не понимаю. - Полковник прикусил губу.- Есть правда один штришок... Но я бы не хотел озвучивать его... Даже в вашем, гарантировано чистом кабинете.
   -Интересно, он что подписал договор с самим князем тьмы? - Пошутил генерал, и осекся. - Не может быть...- Владимиров попытался вспомнить, откуда у него такое непонятное чувство знания. - Погоди, погоди. Ты хочешь сказать...? - Он кивнул на висящую во всю стену карту Западного полушария.
   Полковник индифферентно пожал плечами, вильнув взглядом.
   Генерал вспомнил копию меморандума.- А Он вовсе не зря обмолвился о болезни. Если дядя Сэм дал гарантии и пообещал повлиять на Ельцина, тогда Горбатый будет над схваткой. И при любом раскладе останется победителем. Свалит противников внутри политбюро, даст по рукам Ельцину, и вообще, как в анекдоте. Один на манеже и весь в белом...
   -Сука плешивая... - Вырвалось у генерала крепкое словцо. Владимиров потянулся к стоящей перед ним сигаретнице. Курить он бросил уже с полгода, однако сигареты не прятал, считая это проявлением слабости. Он закурил и уже спокойнее рассудил.- А чем, собственно, один хуже другого. Ну, победит, скажем, Ельцин, да и хрен с ним. Поменяем один хомут на другой. Без работы все равно не останемся, стоит ли гнать волну? Может лучше оформить Максу на это время легенду, отправить куда ни будь подальше. Пересидит бучу...
   Словно подслушав мысли начальника, Иванов откашлялся и продолжил. - Если взглянуть на ситуацию с государственной точки зрения, то позиция центральных властей куда предпочтительнее. Они желают сохранить в своих руках промышленные предприятия и объединения всесоюзного значения, а приватизировать и развивать в основном малые и средние предприятия. Стимулировать появление экономически активного слоя населения, и вручить в их руки средства производства.
   Полковник глянул на часы, определяясь с запасом времени, отведенного на доклад, и продолжил. - Куда радикальнее взгляды Ельцинских "реформаторов". Они хотят распространить юрисдикцию РСФСР на все крупнейшие предприятия, и распределить их между отдельными лицами. Создав тем самым крупный частный бизнес. И не секрет, что в роли этой видят именно себя, как самых достойных.
   Паша, я не экономист, попытался уловить суть сказанного генерал.- А отчего ты считаешь, что они...
   -Да все просто.- Иванов поскреб затылок.- Вот самый простой пример. - Возьмем закон СССР о приватизации. Пункт 6. - Я по памяти, могу чуть наврать, извинился он. - Иными словами, в случае возникновения угрозы экономическим интересам страны, власть может ограничить приватизацию. А вот в соответствующем законе РФ, такого пункта, к слову вовсе нет.- Оговорился аналитик. - Они наоборот изначально заложили в закон предпосылки для адресной передачи имущества промышленных и нефтедобывающих предприятий.
   -И все-же, не могу поверить, что Горби будет молча смотреть как у него отбирают власть, и разваливают страну.- Владимиров покосился на блудливо-самодовольную физиономию глядящего с обязательного портрета лидера партии.
   -Его обласкали на западе, обещают тридцатимиллиардный кредит, он на него крепко рассчитывает, зря кстати... Может и рад бы рубануть с плеча, но боится испортить имидж, ... "а что подумает... графиня..." - полковник тоже глянул на официальное фото.- Как заметил выдающийся философ семнадцатого века Томас Гоббс: " ... человек, добившийся королевства, довольствуется иногда меньшей властью, чем та, которая необходима в интересах мира и защиты государства. Из этого вытекает следующее: когда такому королю приходится в интересах безопасности государства использовать и те права, от которых он отказался, то это имеет видимость незаконного действия с его стороны, побуждающего огромное число людей (при наличии подходящего повода) к восстанию.
   ... А когда короли отказываются от некоторых своих неотъемлемых прав, то это не всегда происходит (хотя иногда и может происходить) от незнания того, что необходимо для принимаемого ими поста: часто это делается в надежде на то, что они смогут получить эти права обратно, как только пожелают.
   В этом случае они ошибаются, ибо те, кто заставит их сдержать своё обещание, найдут поддержку против них у иностранных государств, которые в интересах благоденствия своих собственных подданных редко упускают случай ослабить соседние государства".
   Пространная цитата эрудированного подчиненного осталась малопонятной для приземленного генерала. Единственное, что он сумел уловить, это фразу про иностранные государства.
   -Паша, а как думаешь, нет ли тут второго дна? Может они уже спелись и толкнули все незадорого и оптом?
   Иванов помолчал. - Снявши голову, чего уж по волосам плакать. Андрей Иванович. - Да проскакивала информация по линии посольства, что в аппарате занимающегося подготовкой закона о приватизации некоего Чубайса работает внук своего деда. Егор Гайдар. А недавно этот внучек засветился в штатах. Речь шла о создании в США при Гарвардском университете так называемого Института международного развития. Переговоры вели Анатолий Чубайс, Егор Гайдар с российской стороны и Андрей Шлейфер с Джеффри Саксом - с американской. ... Андрей Шлейфер - гражданин США, хотя он родился в Москве и в подростковом возрасте выехал вместе с родителями в Америку. Занимаются они активной консультацией этих "приватизаторов"...
   -Хотя, самое смешное... - Полковник даже чуть хохотнул, однако вспомнив где находится, посерьезнел.- Они начисто отказались даже рассматривать вопрос об исторической преемственности права частной собственности на средства производства...
   -Ты это с кем сейчас говорил...? - Пошутил генерал. - По-русски скажи.
   -Ну, в смысле, права тех, у кого собственность была отнята в семнадцатом году...
   -Причем тут семнадцатый?- Владимиров подозрительно глянул на подчиненного.
   -Андрей Иванович, ну это же элементарно... Если эти "реформаторы" во главе с Ельциным сумеют переломить сопротивление Горби и подписать союзный договор на своих условиях, то первое, что будет ими сделано, это запрет КПСС. Частный капитал и Марксизм вещи несовместимые. А после примутся за десерт. Горстка проходимцев в мгновение ока растащит все, что создавалось целыми поколениями. Не думаю, что они планируют развивать их, эти предприятия. Это им не по силам. А если учесть, что скорее всего, начнется цепная реакция "парада суверенитетов" Эйфория быстро пройдет, начнутся проблемы. Коллапс власти, финансовых институтов, как следствие, неразбериха в экономике, обнищание народа, преступность... А распродавать нечего. Даже нефть никому сейчас не нужна... Не хочется и представлять... - Полковник вновь глянул на часы.- Товарищ генерал, похоже, это агония. Самое разумное сейчас: переждать в укрытии, постараться уберечься от обломков.
   -Ладно, вижу, как ты на часы косишься.- Не стал держать офицера Владимиров. Он уже начал понимать, что ситуация куда хуже, чем ему казалось вначале.
   - Спасибо тебе. - Он посмотрел в календарь. - Значит, с пятнадцатого до двадцать пятого?
   Иванов проследил за взглядом командира.- Я думаю, что это будет сделано в самый последний момент перед началом процедуры подписания. - Ответил он на незаданный вопрос. Разрешите идти? - Поднялся он со своего места.
   -Иди, Паша,- отпустил генерал подчиненного.
   Приватизация, деноминация, - Пробурчал Владимиров с неприкрытой досадой.- Пропади они все. И дернула нелегкая Максима оказаться в такой компании. - Последние слова аналитика вовсе не стали для генерала откровением. Решение уже подспудно созрело. Оставалось лишь уяснить для себя некоторые нюансы.
   Генерал снял трубку. Он знал, что телефон прямой связи с начальником отдела верещит до неприличия громко. Непрерывным, противно бьющим по ушам звоном.
   -Слушаю. - Отозвался руководитель заграничного сектора. -
   -Зайди ко мне с документами операции Посейдон.- Распорядился Андрей Иванович.
   Глянул на стоящие в углу громадные напольные часы. Этого монстра ему подарили на пятидесятилетие друзья. Он настолько привык к мелодичному перезвону струнного боя старинного аппарата, что даже не замечал их ход.
   -Нормально. До обеда все согласую, До восемнадцати подготовим. Как говориться останется день простоять, да ночь продержаться. - Заключил генерал, вытягивая из стопки нумерованных листов чистый бланк.
   -Входите.- Хозяин кабинета отложил перо и внимательно взглянул на подчиненного. - Сергей Аркадьевич, вопрос один, он же главный. Что с отправкой "Посейдона".
   -Легенду согласовали, документы подготовили. Дело за малым, получить в спецотделе валюту и, как говориться в добрый путь.- Отозвался начальник отдела. - Я как раз заявку подписать принес. - Он шевельнул зажатой в руке папкой.
   -Валюта, это хорошо.- Владимиров раскрыл кожаные корочки и пробежал глазами формализованный текст запроса. - Хорошо.- Он потянулся за ручкой. - Только вот, что.- Кандидат меняется. Вместо Архипова пойдет другой человек.
   -Не понял?- Генерал майор хлопнул глазами. - Мы ж его пять месяцев готовили? Глубокое внедрение, легенда... Да что я вам говорю, вы сами в курсе.
   -Ну а теперь подумай.- Владимиров поднялся из своего кресла.- Если я, зная все нюансы отдаю такой приказ, должны у меня быть веские доводы?
   -Так точно.- Отчеканил озадаченный агентурист - Он тоже поднялся.- Разрешите узнать, от какого отдела планируется замена.
   -Ты не горячись, Сергей Аркадьевич. - Перешел к конкретике генерал.- Фамилия этого человека Владимиров. Имя Максим. Тебе отчество сказать? Он сейчас в нашем госпитале. Отлеживается. Мне его край спрятать нужно. Ты понял? Архипов по всем статьям на него похож. Других вариантов нет.
   Генерал-майор выслушал невероятную новость совершенно бесстрастно. Чему, чему, а выдержке служба разведчика учит.- Он дождался, когда начальник закончит, и негромко, словно делая над собой усилие, произнес. - Разрешите письменный приказ, товарищ генерал.
   -А что, думаешь отопрусь?- Глянул на офицера Владимиров. - На. Спрячь в свой сейф. Если что, ты чистый.
   -Поймите меня...- Попытался оправдаться исполнитель. Это же государственное дело. Нелегал...
   -Не дурнее тебя.- Отрезал Андрей Иванович. - Если что, за все отвечу. Только и ты, Сергей, имей в виду. Ежели о замене исполнителя кто узнает... Не обессудь. Никого не пожалею. - Генерал уперся тяжелым взглядом в переносицу сухопарого собеседника.
   -Я понял.- Произнес тот, явно начиная соображать, что дело и вправду приняло крутой оборот.- Фото на паспорт нужно, и ...
   -Ты разведчик, или так, в Зарницу поиграть вышел. - Тебя учить, где фотографию взять? Я могу...
   -Извините, слишком все быстро, не сообразил. - Смутился разработчик. - В спецчасти выну.- Пояснил он догадку.
   -Можно и так. - Легко согласился Владимиров.- Только учти, он там на пару лет моложе, паспорт нужно состарить.
   -А вот теперь вы меня, пожалуйста, не учите.- С легким укором отозвался начальник отдела. Все будет, как полагается. И паспорт и судовая роль. Судно отходит их Клайпеды. В какие сроки завершить подготовку? - Уточнил он конкретные детали.
   -Вчера.- Неловко пошутил Владимиров.- В смысле, срочно. Если сумеете подготовить все до завтрашнего утра... Будет хорошо.
   -Если финчасть успеет оформить валюту, сделаем в срок. - Ничуть не озадачился подчиненный. - Главное, что бы.... фигурант легенду выучил.
   -С бухгалтерией я решу. И легенду вызубрит, и маршрут. Как полагается. Архипов кем на судно планировался, начальником радиостанции? Отлично. За три дня, что фигурант будет в рейсе, никто не расшифрует. Опыт работы с аппаратурой у него имеется. А в Гамбурге с борта сойдет.
   -Тогда разрешите выполнять?- Генерал-майор уложил в папку оба листка и собрался развернуться к выходу.
   -Идите. - Отпустил Владимиров подчиненного, и вдруг поднял сложенную пистолетиком ладонь. - Повторю, что бы после не говорил.- Это твоя свобода, Сергей Аркадьевич, а может и больше. Но ты имей в виду... - Он не закончил, а лишь щелкнул пальцами, словно спустил курок.
   " Службист, исполнит в лучшем виде. А что приказ попросил, так его понять можно. Вдруг со мной что, с кого спросится? - Владимиров проверил заперт ли сейф, и двинулся из кабинета.
   Сейчас пообедаю, и в госпиталь. Нужно отдать Максу бумаги, и вообще, поговорить. Как то еще онт сам к такому варианту отнесется.- Обрывочные мысли выстроились в стройный план действий.- Заключение наш профессор составит, ни один Чазов не подкопается, передадим в администрацию, мол больной нуждается в уходе врача... И чем дальше уйдет этот врач, тем лучше.
   Настроение генерала выправилось. Он доброжелательно кивнул дежурному.
   - На обед, потом в госпиталь.- Предупредил начальник стандартный вопрос.
   -Андрей Иванович. Извините.- Голос донесся? когда Владимиров уже подошел к лифту.- Вы просили подготовить справку...- Генерал обернулся и подождал, когда собеседник приблизится.
   - Ты кого к Максимке приставил?- Перебил генерал сослуживца.- Хотя, все равно не знаю. Ответственный? Ну и хорошо. Я сейчас туда сам проеду. А справку... - Он уже было собрался дать отбой, но привычка доводить все до конца победила. Ладно, давай свою грамоту.- В дороге почитаю. Он принял из рук подчиненного несколько листков. - Не секретная? Ну и хорошо. А то мы скоро требования на канцтовары грифовать начнем.- Пробурчал Владимиров, сворачивая листки. - Спасибо, Сергеевич. - Поблагодарил он офицера и шагнул в распахнувшиеся двери кабины лифта.
   Госпиталь управления располагался в пригородной зоне, среди густого подмосковного леса. Генерал откинулся на сидении персонального автомобиля и глянул за прикрытое белоснежной шторой окно. Минут двадцать.- Прикинул он время в пути. - Успею. Он расправил листки и потянулся за очками. - Ничего не поделаешь, возраст.- По страиковски вздохнул генерал, и принялся за чтение текста.
  
   Чечено -Ингушская автономная советская социалистическая республика .
   (Обзор)
  
   Историческая справка: До революции чеченский вопрос стоял для России остро только в моменты ослабления государственности. По сути царские наместники не вмешивались в дела местных тейпов, позволяя им сохранять свои порядки и уклад жизни.
   Большевики сумели привлечь горские народы на свою сторону сыграв на извечной их вражде с терским и кубанским казачеством, выступавшим на стороне белых.
   После победы революции и окончания гражданской войны Ленинское правительство выполнило свои обещания и предоставило Чеченскому и Ингушскому народу самостоятельность, создав автономную Чечено- Ингушскую республику.
   Однако с началом Великой Отечественной войны в автономии начали зреть антисоветские настроения. Старейшины кланов подняли восстание. Немцы всячески старались разжечь повстанческое движение на кавказе . Для чего производили массовые десантирования диверсантов, подготовленных из числа военнопленных чеченской национальности.
   Население в подавляющей массе выступало на стороне повстанцев. Подавить очаги вооруженного сопротивления силами войск НКВД и Красной армии не удалось, а вскоре последовала временная с октября 1942 по январь 1943гг, оккупация Чечни немцами. В этот период особенно отчетливо проявились сепаратистские и антисоветские настроения среди чеченского населения. В частности был создан чечено ингушский полк для борьбы с партизанами.
   После освобождения территории автономной республики от немцев большую угрозу стали представлять многочисленные банды и отряды повстанцев.
   В результате и было принято постановление СНК о выселении чеченцев с районов их исторического проживания.
   Целесообразность данной меры стала поводом для обширной дискуссии, однако, мир в регионе оказался восстановлен.
  
   Генерал прижал пальцем строку и вздохнул.- Никак не могут изменить стиль. Сколько раз указывал. Без воды. Нет, все равно норовят. Хорошо хоть без роли партии. Он поправил очки и вернулся к чтению.
   ... Данная информация позволяет глубже проникнуть в причины широкого распространения кавказских преступных элементов. - Напечатанный текст как бы отвечал на высказанный вчера генералом упрек. - Ишь,ты, психолог.- Хмыкнул Владимиров. -
   После объявленной в 1957 году амнистии более половины коренного населения Чечни не вернулись в места исторического проживания, а распространились по городам и регионам всего Советского Союза.
   Позднее, во времена хрущевской оттепели к исторической территории расселения чеченского народа были присоединены три равнинных района из состава Ставропольского края: Наурский, Надтеречный и Шелковской.
  
   Ситуация в Чечне в настоящий момент:
   Руководство Верховным советом республики осуществляет секретарь обкома КПСС Доку Завгаев. Однако все большую популярность приобретает руководитель созданного в прошлом году Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН). Крайне радикальное националистическое крыло сепаратистского движения. ОКЧН открыто объявляет руководителей Верховного Совета республики "узурпаторами , а сам Верховный Совет лишенным всех властных полномочий. Лидеры ОКЧН призывают к провозглашению "Чеченская республика Нохчи-Чо",. По существу готовится государственный переворот.
   Лидер ОКНЧ: Генерал-лейтенант авиации Дудаев.
   Родился 15 февраля 1944 года в с. Ялхорой Чечено-Ингушской АССР. Чеченец, выходец из тейпа Ялхорой.
   Дудаев окончил Тамбовское военное авиационное училище и Военно-воздушную академию имени Ю.А.Гагарина в Москве.
   Принимал участие в военных действиях в Афганистане в 1979--1989 годах. В 1987--1990 годах был командующим дивизией тяжелых бомбардировщиков в г. Тарту (Эстония). Осенью прошлого 1990 года, будучи начальником гарнизона города Тарту, Джохар Дудаев отказался выполнить приказ: блокировать телевидение и парламент Эстонии.
   В 1990 году Зелимхан Яндарбиев убедил Джохара Дудаева в необходимости вернуться в Чечню и возглавить национальное движение. В июне с.г. Джохар Дудаев возглавил Исполнительный комитет Общенационального Конгресса чеченского народа.
   Джохар Дудаев неоднократно встречался с Борисом Ельциным, и пользуется всемерной поддержкой правительства РСФСР.
   Ельцин и его окружение считают его способным противостоять ставленнику М.С. Горбачева Доку Завгаеву.
   Выводы:
   В случае негативного развития ситуации не исключен вариант повторения германско-прибалтийского сценария.
   Криминал:
   Чеченские диаспоры крайне клановый характер, даже самые яростные внутренние конфликты никогда не выходят за пределы общины.
   В Москве орудовало семь крупных чеченских банд ("Центральная", "Белград", "Украина", "Лазанья", "Останкино", "Салют" и "Южный порт"), насчитывающих около 500 боевиков. Многие из представителей "центральной" группы (под командованием Лечи Бородатого) живут в гостинице "Россия".
   Криминальные группировки взяли под контроль сеть государственных магазинов "Березка" -- Организовали рэкет магазинов, ресторанов и других коммерческих структур по всему городу. Внедрились в оптовую торговлю.
   Особенно мощная чеченская банда во главе с Хозой Сулеймановым контролирует Южный порт.
   - Товарищ генерал. - Голос водителя оторвал Владимирова от текста.
   Пассажир поднял голову.- Спасибо, Витя. - Он спрятал бумаги, поправил фуражку с вышитыми на козырьке дубами. Выбрался из салона и направился в сторону здания госпиталя.
   Отворил тяжелые двери и окунулся в другой мир. Генерал оглянулся и с удивлением обнаружил, что за стойкой никого нет.
   Странно, совсем бардак. Неужели им о прибытии начальства не сообщили? Благодушно удивился он и неторопливо двинулся к стоящим возле стеклянной двери девчонкам в белых халатах. -
   Простите красавицы, как найти дежурного? - Поинтересовался он у сестричек.
   - Товарищ генерал. - Девочки явно признали в офицере большое начальство.
   - Идемте, мы проводим. Прощебетала одна из них. - Вы простите, у нас тут аврал, никого не отыскать... - Извинилась она за отсутствие дежурного врача на месте.
   - Что такое?- Война?- Пошутил генерал, с интересом поглядывая на симпатичную проводницу.
   -Хуже товарищ генерал, махнула рукой медсестра. - Пациент умер.
   -Ну и что?- Не сообразил Владимиров.- Плохо конечно, однако не повод всему госпиталю на уши становиться.
   -Ой, я не знаю, это какой-то особый пациент, говорят. Большая Шишка.
   -Фамилия как?- Проскрипел генерал севшим голосом.
   -Моя?- Удивилась девчонка.
   -Пациента.- Едва сдерживаясь, повторил Владимиров.
   - Не знаю, но говорят, что он помощник самого президента, ... был. - Бездумно поведала медсестра и замерла.
   - Что с вами? Эй, Маша, генералу плохо.- Крикнула она, глядя, посерело лицо ее спутника.
  
   Глава 3
  
  
   Сергей вынырнул из занудного сна, потянулся к стоящему в изголовье будильнику, предупреждая настырный звон, и замер. - Какого беса? Сегодня можно и не спешить. Да и завтра тоже.
   Рапорт, написанный им на следующий день после выхода из ЦКБ, Медведь подписал на удивление быстро. Собственно, подписал и все. Пробежал глазами короткий текст, вытянул из массивного письменного прибора ручку, примерился и поставил угловатую, столь же короткую резолюцию: " Ходатайствую по существу рапорта". Все. Ни вопросов, ни даже удивленно поднятой брови. Подписал, чуть сдвинул листок по скользкой полировке стола и вернулся к прерванному занятию.
   Остальное произошло в столь же спринтерском темпе. Сданный кадровику рапорт уже на следующий день воплотилось в приказ. Уволить в соответствии с установленным порядком.
   Сдача дел и обязанностей заняла еще меньше. Уложился в сутки.
   А уже на третий день, получив направление в госпиталь для прохождения медкомиссии, выбраковки, как принято говорить в армии, Алексеев почувствовал себя свободным от всех и всяческих обязательств.
   Конечно, при таких раскладах можно было и поспать. Однако привычка вставать ровно в шесть прогнала сон напрочь.
   -Ну, доволен? - Жена укоризненно глянула на сидящего за обеденным столом Сергея. - И что теперь? Сыну в школу идти, а куда? Две недели осталось.
   Вернемся в Тверь.- Твердо произнес Алексеев. Квартира мне от матери осталась, пропишут. Вы с Санькой езжайте сейчас, а я после увольнения.
   -Ага, сколько мучились, по гарнизонам мотались, и все для того, что бы на майорскую пенсию в деревне прозябать?- Грохнула Людмила чашкой о пластик стола.- А где мне там работать, ты подумал? И кем. Я ведь искусствовед. Потерпеть не мог? Такое место тебе предложили, а он... Вот когда по горам мотался, доволен был...
   Бестолковый спор вызвал чувство острого раздражения, однако Сергей сдержался. Допил кофе и отправился на балкон покурить.
   Облокотился на перила, поднес к губам сигарету и замер. Память вернулась к недавним событиям, ставшим отправной точкой его решения.
   Тревогу объявили одиннадцатого. Дежурную смену погрузили в два борта и уже через несколько часов они размещались на призывном пункте в пригороде Вильнюса. Едва успели разместиться, подогнать жилеты , проверить оружие и амуницию, как последовала команда: прибыть в Северный городок, проникнуть в здание телецентра, обеспечить контроль передающего центра, и передать объект под охрану десантников. Приказ был понятным, и в то же время слегка странным. Неприменение стрелкового оружия в отношении населения, это ясно, а вот как миновать толпу из нескольких тысяч разъяренных человек, стоящую возле телецентра, никто не объяснил. Будет ОМОН и войсковики. Кратко отговорился старший. Однако судя по тому, что возле объекта к ним присоеденились всего два сто тридцать первых ЗИЛа с тремя десятками омоновцев, стало ясно, где то в организации произошел сбой. Машины с ОМОНом проскочили на триста метров вперед, сквозь плотную толпу и остановились. Возбужденные люд, отхлынувшие сперва в стороны, начали замыкать пробитый коридор. Вперед скомандовал старший группы. Бойцы рванулась из машины, торопясь проскочить опасный участок. На удары палками и камни летящие в них со всех сторон, даже не реагировали. Прорезали толпу, и выскочили к зданию телецентра.
   Высокий парапет, ярко освещенные прожекторами гранитные ступени, ведущие к входу, и темные окна телецентра, в которых видны непонятные фигуры. Но едва бойцы Альфы сделали несколько шагов к вхоу, зазвучали выстрелы. Огонь велся по ним из тех самых подозрительных окон.
   Спас темп. Влетели в фойе, рассредоточились и сноровисто двинулись по коридору к ведущей на верх лестнице.
   -Серый.- Услышал он, заглушенный шлемом голос напарника. - Чего-то спину печет. - Старший лейтенант Тихонов, бежавший следом за Алексеевым, неловко пошевелил плечом.
   - Похоже, заточкой в толпе саданули. - Добавил он, и вдруг начал плавно заваливаться на стену.
   -Терпи, Витя, - Алексеев, прикинул направление движения, - никак сейчас нельзя останавливаться. Сейчас в аппаратную поднимемся... Но заметив, что офицер затих, крутанул головой, распорядился, идущему третьим члену группы. - Перевяжи.
   Отдав приказ, рванул вверх по лестнице, догоняя группу.
   Товарищ выдернул индивидуальный пакет, и склонился над лежащим у стены Виктором.
   -Голос снизу окликнул Сергея, когда тот уже проскочил два пролета. - Виктор сотый, возвращайся.
   Сбежал вниз и увидел лужу крови. Под снятым жилетом виднелась огнестрельная рана. Пуля угодила под броню и вошла в спину.
   - Похоже, ему из толпы в спину стреляли, когда по ступенькам шли.- Вырвалось у пытающегося перевязать напарника офицера. - Тяжелая...
   Оставайся с ним, вколи антидот.- Распорядился Алексеев.
   Как ни расстроило его ранение товарища, задание нужно было выполнять.
   В аппаратную студию вбежал, когда группа уже заняла помещение.
   -Выключить передатчик. - Приказал он стоящему у пульта волосатику в джинсовке. - Кому сказал, живо.- Рявкнул Сергей, значительно шевельнув стволом. - Уговаривать не пришлось. Бородач сноровисто защелкал кнопками. Экраны погасли.
   Пока заканчивали осмотр здания, пришла команда от руководителя группы проводившей зачистку телевышки.
   -Закончили, потерь нет, готовимся к обороне. Однако у подогретых спиртным активистов союдиса хватило ума не устраивать массового самоубийства.
   Лезть внутрь захваченного Альфой здания митингующие не рискнули.
   А минут через сорок подошел опоздавший к началу операции отряд ВДВ и ОМОНа.
   Сдав пост под охрану воякам, погрузили тело Виктора, и двинулись обратно. На базу вернулись с приключениями, но без потерь.
  
   Странное началось утром. Выступление президента, показанное по первому каналу, вызвало у офицеров шок.
   -Я сам узнал о произошедшем только сегодня утром.- Вещал тот, бесстыже глядя в камеру. Это трагедия..., мы разберемся..., виновные будут наказаны.
   На БМП, в котором разместили выходившую из Северного городка группу, сбросили бетонную глыбу, пострадало несколько человек. Алексеев получил легкую контузию, поэтому сразу по возвращении на базу был отправлен в госпиталь.
   Заключение медиков огорошило. Его отстранили от участия в операциях. Уходить в обслугу не хотелось. Потому предложение из "девятки" показалось вполне приемлемым. - Послужи в охране, а там видно будет.- Распорядился командир группы. Подлечись, а после, может и обратно.
   Спорить с генералом Сергей не стал. - Приказ есть приказ. Вот только после, когда насмотрелся на холеные физиономии ведущей страну к гибели " кодлы", стало вовсе невмоготу. А добила истерия поднятая вокруг захвата телецентра демократами разных мастей и оттенков, скучковавшихся вокруг новоявленного российского президента.
   Бесстыдно и нагло переврав все, их выставили обычными карателями, стрелявшим по толпе мирных граждан. И даже смерть товарища сумели обгадить. Иначе, чем матерно назвать тех, кто обвинил командира группы в расстреле якобы отказавшегося штурмовать центр Виктора, язык не поворачивался.
   Иногда, шагая следом за взбрыкивающим оттопыренными фалдами кургузого пиджачка генсеком, Сергей с удивлением отмечал в себе непонятное желание с размаху врезать ногой по заплывшей жиром заднице пятнистого иуды.
   Неприязнь перешла и на остальных служащих аппарата. Поэтому, когда машина советника, которого вел Алексеев, вдруг выскочила на парапет и булькнулась в воду, Сергей едва сумел заставить себя прыгнуть следом.
   Спасло Максима от смерти только чувство долга, возобладавшее в телохранителе.
   -Странно, а ведь нормальный парень.- Подумалось Сергею. Может он и вправду не при делах? Он вспомнил их застольную беседу. - Хороший парень.
   Торчать на балконе надоело. - Стравив пар, жена, грохнув напоследок дверью, убежала на работу.
   Алексеев вернулся в комнату и прошел по скрадывающему звук паласу.- Квартиру придется сдать, ну да ладно. Руки ноги есть, проживем. - Он опустился в кресло и потянулся к лежащей на столике "комсомолке".
   Начинать день с прессы, поливающей грязью спецслужбы? не хотелось, однако заняться было абсолютно нечем.
   Звонок телефона заставил отвлечься. - Алло. Голос в трубке принадлежал сослуживцу.
   -Здорово, Серега, как ты?- Дежурно поинтересовался сослуживец. - Нормально? Понял. А я чего звоню...- Перешел он к главному...- Там у тебя в столе всякая мелочь лежала. Ну... грамоты там... и другое. Новенькому стол отдали, он спрашивает чего с ней делать. Может, заберешь?
   Сергей криво усмехнулся.- Скажи, пусть выкинет.
   Выслушав ответ капитан поболтал немного на нейтральную тему и уже собрался было прощаться, как вспомнил.
   -Да, кстати, Серега, Ты своего крестника, ну из администрации, того, что из воды вынул, еще помнишь? Так представляешь, помер. В госпитале. Ага. Вроле все нормально было, а тут на тебе. Сегодня хоронят.
   Новость огорошила. Сергей положил трубку и задумался.- "Странно. И почему в госпитале, он же вроде в ЦКБ лежал? Не понятно...
   Читать расхотелось. Промаявшись пару часов, решительно снял трубку телефона. Выяснить место и время сумел не сразу. Однако получив нужные сведения, быстро побрился, надел гражданский костюм и торопливо вышел из дома.
   К началу церемонии похорон опоздал. Он встретился с выходящим с территории кладбища генералом, когда все уже закончилось.
   Отец Максима шагал по засыпанной песком дорожке, чуть следом двигалось несколько офицеров.
   -Андрей Иванович.- Сергей приблизился к генералу.- Примите мои соболезнования. Я тот охранник, Алексеев. К сожалению не успел. - Сочувствую.
   -Спасибо.- Владимиров остановился, и кивнул спутникам, разрешая тем следовать дальше. - Вот так...-Он катнул по скулам желваки.
   - Вот так.- Повторил генерал.
   -Как же ... Он ведь поправился?- Не сумел удержаться от вопроса Сергей. - Что случилось?
   -Врач сказал, сердце. Наверное от шока... - Генерал махнул рукой.- Ему вечером плохо стало... я в госпиталь отправил... А утром сообщили.
   - Ты со службы?- Поинтересовался он у Алексеева.- Может подвезти?
   -Нет, спасибо.- Сергей посторонился, и двинулся рядом.-Рапорт написал, на увольнение.- Обмолвился он. -Спешить некуда.
   Генерал задумчиво глянул на сидящих у входа старух, торгующих, крашеным в ядовитые цвета бессмертником.- И что теперь делать собираешься?
   - Не знаю, наверное уеду. В Тверь, у меня там мать жила.- Безучастно произнес Сергей, думая как ловчее распрощаться и избежать участия в поминках чужого ему по сути человека.
   Приехать на похороны он решил без всякой подоплеки. Просто захотелось отдать последний долг.
  
   - Давай, садись. Подвезу.- Не терпящим пререканий голосом распорядился генерал. - Он взял Сергея за локоть и легонько подтолкнул к машине.
   "Ого.- Поразился про себя офицер,- а рука у генерала дай бог каждому".
   Спорить не стал. Молча опустился на сидение рядом.
   -Поехали, - Приказал генерал водителю, а сам повернулся к Сергею.- Максим мне успел рассказать про тебя. И как ты его из воды вытащил... Он сказал, что ты просил тебе помочь. Поэтому, вроде как последняя его просьба.
   -Да я вовсе...- Смутился майор.
   -Старших перебивать нехорошо.- Мягко остановил его оправдания Владимиров. - Мне сейчас тяжело, потому, не спорь. - Сейчас я тебе дам лист бумаги, пиши рапорт.
   ...Прошу перевести и все такое. Остальное уже не твоя забота.
   Генерал вытянул из папки чистый листок.
   -Тормозни, Витя.- Приказал он прапорщику. Останови, а сам погуляй.
   Озадаченный стремительным развитием событий Сергей закончил писать, поставил подпись и протянул бумагу генералу.
   -Значит, так. - Тот пробежал текст. - В какой отдел и на какую должность, это кадры решат, полковничью не обещаю, но перспективы для роста будут. С квартирой сложнее, попробуем решить. И службу тебе подберу..., живую. А пока суть да дело, межведомственное оформление перевода небыстрое, будет у меня тебе, товарищ майор, особое задание.
   - Я знаю, ты в девяностом участвовал в операции "Капкан", так?
   -А откуда...?- Сергей искренне удивился. - Это же секретные сведения.
   -Я, мил человек, не богодельней заведую, - Скупо улыбнулся Владимиров,- я в Главном Разведывательном Управлении Генерального Штаба не последним человеком числюсь. Поэтому... - Он не закончил. - Слушай задачу: Поройся в памяти, вспомни, кто из проходивших у вас в разработке главарей в стороне остался. Я про этих говорю, законников. А после с ними контакт установить нужно. Назначить встречу с самыми авторитетными. В помощь тебе группу прикрытия дам, гостиничный номер в России, как явку...
   -Товарищ генерал- лейтенант. Вопрос разрешите.- Сергей поежился, но продолжил. - Это задание связано с моими будущими обязанностями?
   -Да.- Отрезал генерал,- еще раз перебьешь, могу осерчать. - Имей в виду, последний раз.
   -Так точно.- Алексеев сжал губы. - Тогда одна просьба, лучше без прикрытия. Так они быстрее на контакт пойдут. Мне только нужно иметь представление о конечной цели...
   - Цель простая, вбить клин между нашими уголовниками и кавказскими сообществами. Сейчас, стараниями КГБ, ослаблены воры в законе, и южане имеют все шансы захватить лидерство, потому в интересах государства помешать им. Понятно?
   -Так точно.- Произнес майор.- Я, правда, не думал, что это входит в сферу нашего ведомства...
   -А ты еще многого не знаешь. - Генерал махнул рукой стоящему неподалеку водителю. - Поехали, Витя.
   Разговор со старым, еще с курсантских времен, товарищем Владимиров откладывал до последнего. Решился уже вечером, когда ехал со службы. Остановил машину и двинулся к невзрачному зданию захолустного переговорного пункта.
   - Георгий. Здравствуй. - Произнес он, услышав в трубке далекий голос. - Спишь уже? Ах да у вас ведь уже утро. Тогда ладно, не извиняюсь. Разу к делу. Помнишь, ты мне обещал когда-то... Да. Помочь. Нужна. Одного, но самого... Ты понял? Да это вопрос жизни и смерти... И не только для меня. ... Жду.
   Спасибо.
   Генерал вышел из кабины, и двинулся к выходу. Едва он взялся за истертую ручку, как дверь отворилась, и в тесный тамбур протиснулся невзрачный мужичок. - Виноват... - Отшатнулся пьянчуга. - Испачкал вас, и юркнул прочь, оставив после себя дикий выхлоп сивухи.
   Алексеев неодобрительно поморщился, машинально потер занемевшую отчего-то руку, и шагнул по щербатому бетону крыльца. И тут его нога подвернулась. Генерал охнул и медленно завалился на бок. Фуражка с золотым шитьем у покатилась по асфальт, на встречу к выпрыгнувшему из волги шоферу....
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | А.Дмитриев "Мир Побед" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | О.Гринберга "Полуночные тайны Академии Грейридж" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"