Идрисов Стас: другие произведения.

Новый К/т - Хатег-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   1. Сабатаев: Хатег (Восемь с половиной лет после попадания, конец апреля).
  
   - Хрен ты угадал! - сообщил я "жирафу" перед тем, как всадить ему короткую очередь из "Рэкса" прямо в раззявленный клюв. Как и следовало ожидать, экспансивные пули разнесли ему башку вдребезги. А чего там разносить, когда костяшки в его таком грозном на вид черепе всего лишь картонной толщины? Конечно, будь этот птерозавр настоящих взрослых размеров, я бы не рискнул подпускать его поближе, а открыл бы огонь издали и наверняка истратил бы на него пару обойм. Но этот подросток всего лишь около шести метров в размахе крыльев и с полутораметровой примерно башкой, а нашим "братьям меньшим" тоже нужна тренировка. Пожалуй, этот молодой "жираф" улетел бы, если бы на его левом крыле не повис всем своим весом вцепившийся в него мёртвой хваткой Гадёныш. Матёрый рэксик - это серьёзно. Вместо сорванного взлёта птерозавр попытался достать противника лапой, но куда этому увальню тягаться в ловкости с моим собакозавром! А потом в его второе крыло вцепился Абрек Скворцова - не столь удачно, ближе к концу, позволяя "жирафу" изловчиться и занести для удара клюв, в который отчаянная овчарка, пожалуй, поместилась бы целиком. Такое в наши планы уж точно не входило, и мне пришлось прервать честную травлю неспортивным огнестрельным вмешательством. Да и вообще, нехрен было на нашу добычу клюв разевать - ведь русским же языком было сказано "Ыыинн-нахх-грренн!". Ну и что мешало, спрашивается, последовать доброму совету и лететь себе дальше по своим птерозаврьим делам?
   - Хатегоптериксы - это редкий и исчезающий вид! - укоризненно ворчит Скворцов, в котором - как только миновала опасность, грозящая его псу - снова проснулся беззаветный любитель природы. Как будто бы и не целился сам буквально только что в этого "жирафа" из своей ружбайки! И ведь наверняка шмальнул бы, если бы не опасался зацепить картечью и своего Абрека!
   - Ага, как вернёмся - обязательно занесите его в Красную книгу! - при других обстоятельствах я бы прикололся и по поводу его собственной недавней готовности участвовать в злодейском браконьерстве, но сейчас меня куда больше занимает вопрос поважнее - куда запропастились остальные, которые должны были нарисоваться вместе с нами? Хотя, судя по громкому скрипучему клёкоту из зарослей справа, сопровождаемому взрыкиванием рэксика, вопрос снимается. Ага, так и есть! Ребята там наткнулись на взрослого "жирафа" и совершенно правильно решили, что уж с подростком-то мы справимся и без них. А вот с взрослым... так, пожалуй, надо им там подсобить!
   - Андрей, покараульте пока тут! Гадёныш, вперёд! - и сам взмываю в воздух в том же направлении, уже не вслушиваясь в обещание собакозавра порвать всех, кого понадобится. А мой рэксик - не попугай и слов на ветер не бросает... Впереди - картина маслом. Тактика борьбы с этой крылатой напастью у нас отработана ещё по прежним экспедициям на Хатег, и процедура вполне стандартна - в правое крыло "жирафа" вцепился Горыныч моего шурина, а в левое - Дракон Олега Георгиева. Оба рэксика - тоже вполне матёрые и бывалые - привычно растягивают птерозавра в разные стороны, не давая ему особо размахнуться крыльями. Точнее - пытаются по мере сил. Взрослый хатегоптерикс раза в два крупнее заваленного нами подростка и сильнее соответственно. Изобразить летуна с двумя такими зубасто-когтистыми живыми гирями на крыльях он не в состоянии, но и оба собакозавра лишь с трудом удерживают равновесие - рывки "жирафа" только мотают обоих из стороны в сторону - да держат растяжку, из-за которой птерозавру не дотянуться клювом ни до того, ни до другого. Зато перед собой этот нетопырь-переросток пространство вполне контролирует, и Вампир моего тёзки Дракулы - помоложе, да и на Хатеге впервые - вынужден держаться вне досягаемости трёхметрового клюва.
   Хозяева рэксиков могли бы без труда расстрелять крылатого гиганта, но им хочется потренировать свои пернатые боевые машины, да только вот ситуёвина сложилась нештатная и обернулась патовой. Витёк уже собрался было разрулить её доброй очередью из "Тираннозавра" - так мы назвали девятимиллиметровую автоматическую винтовку на базе АЕК под патрон от спецназерского "Винтореза" - и, дабы предотвратить это поспешное мероприятие, я даю пару выстрелов из "Рэкса" поверх башки "жирафа". Это отвлекает его внимание наверх, и Гадёныш, воспользовавшись этим, бесшумно атакует, достигая в прыжке основания птерозавровой шеи. Тому ничего с этим не поделать - гибкость шеи, как и у настоящего жирафа, ограничена, а бесплодной отчаянной попыткой проткнуть моё чудо в перьях клювом тут же пользуется приободрённый появлением вожака салажонок Вампир. От скрипучего верещания погибающего страшной смертью хатегоптерикса - ага, редкий исчезающий вид - нам едва не закладывает уши, а Скворцов, которому тоже всё прекрасно слышно, наверняка мысленно или вслух костерит нас на все лады - ведь наши рэксики, войдя в раж, уже не просто рвут, а буквально пожирают заживо свою жертву, и сейчас даже нам их не остановить. Динозавр есть динозавр, его недостатки - это продолжение его достоинств, и с этим приходится мириться...
   Насытившись мясом поверженного "жирафа", наши собакозавры снова готовы повиноваться, и мы возвращаемся к охраняемой Скворцовым добыче. Её составляют шесть запутавшихся в большой сети маленьких гадрозавров - не континентального, а местного карликового вида. Собственно, именно их отлову и посвящена в основном наша нынешняя экспедиция на Хатег, уже третья по счёту.
   В первой, состоявшейся из-за множества непредвиденных накладок только в позапрошлом году, мы ловили только совсем мелких игуанодончиков - залмоксесов, которые и взрослые-то несколько мельче матёрого рэксика. Из-за того, что в оба конца плыли честно, на "Аллигаторе", взять на борт удалось не более полутора десятков, из которых живыми доставили дюжину. Сейчас эта первая волна, уже взрослая, успела произвести на свет собственное потомство на нашей скотоводческой базе. Попутно мы, естественно, обследовали остров и оборудовали базовый лагерь для будущих повторных экспедиций, а на обратном пути соорудили аэродром подскока на материковом берегу напротив Хатега. Смысл этого мероприятия был в том, чтобы облегчить последующие экспедиции, и это принесло в дальнейшем свои плоды.
   Во второй экспедиции, прошлогодней, "Аллигатор" уже курсировал между материком и островом, совершив множество рейсов и перевезя на материк полсотни маленьких залмоксесов и десяток рабдодонов - игуанодонов, близкородственных залмоксесу, но покрупнее. Эти ещё не выросли, но обещают в ближайшую пару лет. С материкового лагеря их забрали уже большие мотодельтапланы третьего поколения, двухмоторные, так что заморачиваться с длительной перевозкой живой добычи по морю нам уже не пришлось. По воздуху же вернулись тогда домой и люди с собакозаврами, предварительно соорудив в материковом порту крытый сухой док для "Аллигатора", дабы не гонять его всякий раз через всё море.
   В третьей экспедиции, нынешней, мы решили оставить пока в покое залмоксесов - Скворцов считает, что в прошлом году мы нанесли их популяции слишком большой урон, от которого надо дать им оправиться - и переключились полностью на "крупняк", то бишь на рабдодонов и на телматозавров - местных карликовых гадрозавров. Ну, карликовые-то они по сравнению с материковыми вроде известных нам, а так - взрослые до пяти метров длиной. Тираннозавр, конечно, разделается с таким легко, но рэксик - уже с трудом. Мы, естественно, отлавливаем лишь мелкий молодняк, нехлопотный в охране и транспортировке. Ещё десяток маленьких рабдодончиков в дополнение к прошлогодним - Скворцов настоял на ограничении, поскольку их меньше, чем залмоксесов - мы отловили в первую очередь, а теперь занимаемся исключительно телматозаврятами. Сегодняшняя шестёрка вместе с позавчерашней пятёркой, уже отправленной на материк, как раз и составит лимит текущей экспедиции. Мы бы, конечно, запросто наловили и больше, но тут уж наш биолог стоит насмерть, не давая нам разбраконьерить весь остров. И тут он прав - чего уж греха таить? Дай нам волю - так мы ведь сразу полсотни захотим добыть, чтобы поскорее обеспечить нашу скотоводческую базу устойчивой популяцией. Батя в силу профессиональной паранойи ФСБшника стремится обезопасить наше животноводство как можно скорее, а мы сами - в большинстве своём бывшие солдаты-срочники - тоже заточены под аврал в первый год, когда "ещё положено по сроку службы", дабы потом спокойно и безмятежно "дедовать". Так что надо умерять наши браконьерские аппетиты, надо...
   Тактика отлова у нас давно отработана. Сами мы, конечно, умаялись бы загонять эту проворную живность, половину которой при этом пришлось бы перестрелять для вразумления. Хорошо, что ещё в первую экспедицию догадались прихватить наших рэксиков, которые и делают за нас самую трудную часть работы.Вспугнув стадо, они устраивают классическую погоню, при которой мелюзга неизбежно отстаёт от взрослых, что нам и требуется. Собакозавры отсекают молодняк от стада и гонят его в расставленную заранее сеть. Конечно, пара-тройка матёрых динозавров обязательно пытается выручить потомство, связав наших пернатых помощников дракой, и тут уж нам приходится стрелять. Обычно, завалив доминанта, мы обращаем остальных в бегство, но пару раз приходилось валить всю "боевую группу" целиком. Избавленные от необходимости сражаться со взрослыми, наши рэксики спокойно и деловито загоняют улов в сеть, после чего он уже в наших руках. Есть тут, впрочем, одна тонкость, с которой мы столкнулись в первой экспедиции. Если добыча нужна живой и невредимой - нельзя выводить рэксиков на охоту некормлеными. Всё-таки динозавр - не собака-гончая, и, не учтя этого сразу же, мы потеряли добрую половину первого улова маленьких залмоксесов, отчего и добыли их тогда так мало. Теперь-то мы в курсе, и загонной охоте предшествует кормёжка - не до отвала, но ощутимая, после которой голод уже не пробуждает в наших собакозаврах диких хищников.
   Местные хищники-динозавры против наших рэксиков откровенно не тянут. Если бы мы застали тут, скажем, тараскозавра - шестиметрового примерно позднего цератозаврида - с ним, конечно, были бы проблемы. Но он, по всей видимости, вымер в пост-юкатанскую бескормицу вслед за неуклюжими карликовыми зауроподами, на которых в основном и охотился, а уцелевшие на острове брадикнем и элоптерикс доброго слова не стоят. Хоть и не юрские примитивы, а вполне себе теплокровные оперённые тираннорапторы, но - овощи они какие-то по сравнению с материковыми сородичами. Не знаю, каков был балаур, родственный азиатскому велоцираптору, но как не застали мы на материке того, так не застали тут и этого. Видимо, тоже был рохля ещё та, раз даже с этими недотёпами конкуренции не выдержал. Похоже, прав Скворцов, когда говорит, что островная фауна маложизнеспособна на фоне материковой. Брадикнем, судя по одному пальцу с мощным когтем на передних лапках - второй и третий малы настолько, что не в счёт - явно альваресзаврид, очень похожий на нашу шувую. Это у нас так народец обозвал мелкого динозаврика, оказавшегося весьма ловким и лёгким в прокорме охотником и на ядовитых змеек, и на лесных крыс. Обозвали, конечно, неточно - правильно это название звучало бы как "шувууйя", но народ переиначил так, как легче запомнить и выговорить. Кроме того, настоящая шувууйя была ещё мельче, практически вдвое, а нам попался, скорее всего, материковый сородич вот этого вот хатеговского брадикнема. По крайней мере, так считает наш биолог, но народ выбрал то, что проще произносится. Так вот, брадикнем этот, хоть и крупнее ещё вдвое нашей шувуи - около двух метров длиной - рахитичный какой-то и охотится в основном на ящериц, да лягушек. Недалеко ушёл от этого дистрофика и элоптерикс. Этот - троодонтид тех же примерно размеров. Промышляет в основном мелкопитающих крысюков ночью и в сумерках и лишь изредка - динозавровый молодняк. Оба не откажутся и от падали, но хлопот нам не причиняют - стоит взрыкнуть на них хоть одному из наших собакозавров, как инцидент исчерпывается.
   С кем настоящие проблемы - так это с хатегоптериксами. Вид это местный, нигде больше не раскопанный, и я сильно подозреваю, что и до юкатанского булыжника они летали не блестяще. А на кой им ляд быть хорошими летунами, когда на самом острове лёгкой добычи хватает - в виде падали? Даже шестиметровый тараскозавр едва ли мог отказать столь представительным попрошайкам и соперничал с ними за господство на Хатеге лишь теоретически. После Юкатана же не стало и их. Правда, не стало и медлительных, но мясистых карликовых зауропод, так что кормовая база для неповоротливых на земле "жирафов" здорово сократилась, что не могло не сказаться и на их собственной численности. По прикидочной оценке Скворцова их и сейчас в районе сотни взрослых особей, вряд ли больше, а тогда, в пост-юкатанскую бескормицу, уцелела от силы пара-тройка десятков, так что деградация от инбридинга стала неизбежной. От этого они, надо полагать, и летают так хреново. Молодняк, ещё не отяжелевший, несколько сотен метров пролететь в состоянии, а матёрые взрослые - ну, крыльями-то машут картинно, примерно как домашние гуси, но пролететь больше нескольких десятков метров не мог ни один. Некоторые и вовсе оторваться от земли не в силах - ага, птерозавр называется. Но в ближнем бою размер имеет значение, и жирафий рост в сочетании с трёхметровым клювом - фактор серьёзный. Под стать этому фактору и их гонор господствующего вида, не привыкшего уступать никому и ни в чём. Любую падаль или живность, неспособную от них убежать, хатегоптериксы воспринимают как законную добычу, а запутавшихся в нашей ловчей сети динозаврят - как принадлежащее им по праву лакомое блюдо, и невдомёк их птичьим мозгам, что у нас на маленьких динозавров свои собственные планы. Вот на этой почве и возникают у нас с реликтовыми хатеговскими птерозаврами нешуточные разногласия...
   Заслышав выстрелы с того места, откуда начинался загон телматозаврят, я направляюсь туда. Живую добычу народ и без меня переправит в лагерь, а там пара заваленных взрослых телматозавров, и дарить их мясо за просто так стервятникам было бы в корне неправильно. Нам самим и нашим собакозаврам оно тоже не помешает. В одиночку даже матёрому рэксику было бы сложно противостоять взрослому хатегоптериксу, так что решение не желающего рисковать своим Раптором Варона было правильным, но вот исполнение... Как можно с такого смехотворного расстояния промазать из автомата в такую дылду - ума не приложу, но Варону это удалось. При этом этот раздолбай ещё и выпустил бестолковой длинной очередью остаток рожка - сколько раз и я, и Дракула, повторяли раззяве, что рожок надо менять сразу же, а полупустой - доснаряжать при первой же возможности! Пока незадачливый стрелок - спасибо хоть, не перебздел - лихорадочно ищет съехавший на задницу подсумок, я занимаю "жирафа" короткой очередью из "Рэкса". Для пистолета дистанция великовата, и особого вреда я ему не причиняю, но Гадёныш тем временем заходит с одного бока, обрадованный подкреплением Раптор - с другого, и обескураженный птерозавр - видимо, уже наблюдал, чем кончаются такие переделки - предпочитает ретироваться. Скачет он смешно, опираясь в качестве передних лап на суставы крыльев, а собакозавры, легко нагнав попавшего впросак грабителя, азартно вцепляются ему в их торчащие вверх кончики - то один, то другой. Обезумевший хатегоптерикс удваивает усилия и несётся уже, сломя голову и не разбирая дороги, а рэксики уверенно заворачивают его к обрыву. Зрелище обещает быть интересным, и мы с Вароном, не сговариваясь, взлетаем...
   Буха со шмяком не получилось. Навернувшись с обрыва, "жираф" инстинктивно расправил крылья и спланировал аки дельтаплан по пологой траектории подальше от стены и камней внизу, да только дальше-то оказалась вода. Попытка набрать высоту привела лишь к тому, что он удалился от берега и выбился из сил, отчаянно хлопая атрофированными крыльями, кое-как развернулся обратно...
   - Дотянет или не дотянет? - поинтересовался Варон, нацеливаясь объективом цифрового фотоаппарата.
   - Вроде, шансы есть, - только договариваю, как убеждаюсь в ошибке. Волны под птерозавром вдруг резко вздыбливаются, рассыпаются мириадами брызг, а на его туше смыкаются громадные треугольные челюсти выскочившего из воды на добрых пять метров здоровенного тилозавра.
   - Мы-ылять! - вскрикиваем хором, переглядываемся и смеёмся. Удалось ли Варону, лихорадочно щёлкавшему снимки, поймать этот красочнейший момент - покажет только вскрытие.
   Пока мы устраняли крылатую угрозу нашей добыче, ей заинтересовалась двуногая. При возвращении к тушам телматозавров наши рэксики свирепо взревели и резко ускорились, а от туш стремительно метнулся в заросли стройный силуэт какого-то местного хищника.
   - Что за хрень?! - грозно вопросил Варон.
   - Ыылл-птгррр! - доложил Раптор.
   - Чего, чего?
   - Ылл-птыгрркшш! - перевёл, как сумел, Гадёныш.
   - А по человечески?
   - Элоптерикс, - разжевал ему уже я.
   - А, ясно, - и Варон тут же накидывается на своего ни в чём не виноватого собакозавра, - Сколько раз тебе, дураку, говорю, вынь хрен из пасти! Говори по человечески, долбаный дебил! - и стучит ему пальцем по черепушке.
   - Грррр! Дыгрррк! - отвечает Раптор, уклоняясь башкой от хозяйского перста.
   - Правильно, дырку когда-нибудь тебе в твоей бестолковке простучу!
   Гадёныш явно понял ответ пернатого сородича совершенно иначе и раскрывает пасть, дабы поправить, но и я ведь тоже понял, что на самом деле хотел сказать вароновский рэксик и одёргиваю своего, чтоб не переводил - не стоит. Мы ведь не стукачи, верно?
   Долго караулить не приходится - Дракула службу знает и, организовав доставку в лагерь живой добычи, тут же прислал квадроцикл с прицепом для вывоза мёртвой. Всё-таки тушёнка и колбаса многим приелись, и если есть возможность полакомиться свежим мясом - глупо её упускать. А хатегоптериксы пускай привыкают к тому, что смельчак, посягнувший на добычу хомо сапиенсов, только сам пойдёт на корм тем своимм сородичам, которые окажутся потрусоватее его самого. Ну и оно герою надо - гибнуть ради прокормления трусов? Давешним лесным троодонам в окрестностях Города эта наука пошла впрок быстро. До птичьих мозгов птерозавров доходит хуже, но ведь когда-то в конце концов доходит и до жирафа...
   Мясо у гадрозавров немного светлее игуанодоньего - Скворцов связывает это с его обитанием на более открытых ландшафтах, где меньше хвойных и больше цветковых растений - но тоже весьма далеко от наших стереотипных представлений о мясе рептилий. Да, по вкусу ближе к птичьему, чем, скажем, к говядине, но и только. Впрочем, оно всяко вкуснее консервов, особенно материализованных НАШИМ способом, что вынужден признать даже я. Хоть и усовершенствовали мы технологии нашего "пищепрома", массовая продукция всё ещё оставляет желать лучшего. Хорошо хоть, патроны нареканий не вызывают - их ведь не есть, ими стрелять.
   После обеда, изучив снимки Варона, наш биолог выносит свой вердикт:
   - Мозазавр Хоффмана, которого вы называете тилозавром.
   - Наш, каспийский? - уточняю я для порядка.
   - Ну, отличий я не вижу - почему бы и нет? Тетис ведь омывает не только юг нашего материка, но и все европейские острова, знаете? С чего бы европейскому отличаться от каспийского?
   Каспием мы называем наш залив Тетиса - тот, в который впадает Волга. Наша, естественно, не старого мира. А Волгой мы стали называть вытекающую из Озера большую реку, когда обнаружили в ней осетров. Их ведь ни с кем другим не спутаешь, если хоть раз видел хотя бы на картинке, и хотя эти, конечно, не совсем те, привычные, разница невелика. Осётр - он и в маастрихте осётр. Вот белуга - другое дело. Белуги тут - всем белугам белуги. До девяти метров в длину! Собственно, ещё до нашего камешка я читал упоминание о девятиметровых осетровых в статье нашего поволжского палеонтолога Яркова, так что совсем уж сюрпризом для меня эти рыбёшки не стали. Но одно дело прочитать, другое - увидеть собственными глазами. Ага, чудо-юдо рыба кит! В первый раз, когда эта белужина повстречалась нам в Каспии - тутошнем, конечно - мы, конечно, сперва раскатали было губы на такую гору халявной осетрины, но затем как-то припомнили буржуинские фильмы "Смерть среди айсбергов" и "Челюсти", пораскинули мозгами и решили, что ну её на хрен, белугу эту, есть у нас дела и поважнее. Осетрину местную мы к тому времени уже практически все успели попробовать - не от белуги, а от мелких - всего лишь трёхметровых - осетров, которых сейчас как раз и промышляет на Озере и Волге "Кайман" - систер-шип "Аллигатора". Скворцов поначалу опасался, что мы, дорвавшись до дефицитнейшего в старом мире деликатеса, разбраконьерим местных осетровых в пух и прах, но как-то устаканилось. Наелись и успокоились. А чего, собственно, сходить с ума по обычной в этом мире рыбе, которая тут не исчезнет ни завтра, ни послезавтра? Это в Москве в последние годы перед камешком чёрную осетровую икру достать можно было лишь чудом и исключительно нелегальную, за бешеные деньги, а тут - ни разу не проблема. Тут красной лососевой хочется, которой в старом мире было ещё - хоть задницей жри, если финансы позволяют. Лососевые в маастрихте то ли уже есть, то ли ещё нет - вопрос дискуссионный и пока чисто теоретический, поскольку живьём они нам пока не попались. А в результате даже закоренелые гурманы, воротящие нос от наматериализованной моими орлами "синтетики", баночную лососевую икру трескают за обе щеки и просят добавки...
   - Кстати, Владислав, вам не попадался случайно на глаза небольшой птерозавр с короткой шеей? - поинтересовался вдруг наш биолог.
   - Гм... С короткой - это насколько? И насколько небольшой? - по мне, так все эти крылатые "жирафы" на одно лицо... тьфу, клюв, и ни разу меня не совокупляют, но раз уж наша фундаментальная наука проявляет интерес - уважим, не жалко.
   - Ну, шея где-то в полтора или два раза короче, чем у хатегоптерикса - относительно, конечно, пропорционально. А размах крыльев меньше раза в три или четыре.
   - То есть где-то два или три метра? Вы говорите о взрослом или о мелюзге?
   - Вот бы узнать самому! Я видел только одного, знаете? И он пролетел слишком быстро...
   - Пролетел? - это здорово меняет дело, и его интерес становится понятным. На примере местных "жирафов" мы успели убедиться, что на крыло встают подростки примерно вдвое меньших размеров, чем взрослые, а более мелкие сидят на шее у родителей - не буквально, конечно, а фигурально. Примерно так же по словам Скворцова обстояло дело и у гораздо лучше изученных палеонтологами птеранодонов. Самый мелкий подросток хатеговского "жирафа", уже способный хоть как-то взлететь, должен иметь хотя бы пятиметровый размах крыльев, и если нашему биологу удалось увидеть трёхметрового - это явно какой-то другой вид...
   - Да, пролетел. И хорошо пролетел, энергично.
   - Ясно. А чем ещё отличается от "жирафа" - кроме размеров и более короткой шеи?
   - Да трудно сказать. Расцветку я толком разглядель не смог, а общий вид - вроде, примерно такой же, только шея заметно короче. Ну, может быть ещё и клюв немного короче, но тут я не уверен.
   - А гребень на башке?
   - Мне показался таким же, как и у хатегоптериксов.
   - То есть, скорее всего, это тоже какой-то... этот, как его... аджарец? Или аджахарец?
   - Аждархид, - поправил меня Скворцов, - Да, гребень ярко выраженный, но низкий и широкий, не птеранодоний. Вы ведь о птеранодоне подумали?
   - Ну да. О ком же ещё-то?
   - Если бы нам и в самом деле попался вдруг птеранодонтид - я был бы удивлён. Они из меловых видов известны наиболее широко, но до маастрихта не дожили. Дожили только вот такие аждархиды-гиганты вроде кетцалькоатля или хатегоптерикса.
   - Жирафа этого? Так он что, родич кетцалькоатля?
   - Ну, не самый близкий, но можно сказать и так. Широко известный кетцалькоатль - это североамериканский вид, а ближайший родственник хатегоптерикса - евроазиатский аждархо, в честь которого и названо всё семейство. Разница между ними - примерно как между белым и чёрным аистами.
   - Понял. А этот мелкий, значит, в эту общепринятую схему не вписывается?
   - Да, судя по укороченной шее, он занимает другую экологическую нишу, не сухопутного падальщика.
   - Ну, это-то ясно. Так-так, - я призадумался. Хоть и не биолог я ни разу, но на уровне дилетанта-любителя всё-же увлекался, да и в дискуссиях со Скворцовым за эти годы кое-как поднаблатыкался, так что иногда не без интереса пробую решить те или иные биологические головоломки. И хотя чаще всего мои выводы наш биолог раскритиковывает в пух и прах, случается, что и попадаю в "яблочко". Тут как раз тот случай, когда попробовать стоит, поскольку Скворцов в силу научной осторожности склонен "семь раз отмерять". Ну а я дилетант, мне простительно - пока он семь раз отмеряет, я уже отрежу и унесу на хрен...
   - Чайка, - Скворцов слегка удивлён моей уверенностью, и я поясняю, - Пропорции получаются, судя по вашему описанию, вполне птеранодоньи. А главное - этот вид пережил пост-юкатанский заколбас.
   Насчёт птерозавров, а точнее - насчёт их отсутствия на нашем материке, мы с ним давненько уже как-то говорили, и в принципе он мою точку зрения особо не оспаривал. Разгул стихий ведь тогда, сразу после юкатанского булыжника, был нешуточный - цунами, ураганы, грандиозные ливни, землетрясения - мало не показалось никому. Погода была категорически нелётной, и всех летающих приземляло немилосердно. Но грубо приземлённый птиц чаще всего терял только маховые перья, которые через месячишко и новые отрастут - ага, если удастся прожить этот месячишко в нелетающем состоянии. Понятно, что большинство бедолаг не дожило, но кое-кому повезло, и их потомки летают сейчас. А вот птерозавр, если повредил летательную перепонку - всё, долетался как Гагарин. Если даже и не расшибся и ничего себе не сломал, один хрен больше ему не летать, и это не на месяц, а на всю оставшуюся жизнь, о сокращении которой есть кому позаботиться - особенно тогда, в пост-юкатанскую бескормицу. Так и закончили своё существование и кетцалькоатли эти американские - ну, стопроцентно, конечно, ручаться не могу, не был я там и не наблюдал, но практически уверен, и эти аджархи или как их там - ну, евроазиатские кетцалькоатли короче. Сшибло их на хрен и крылья повредило, а на грешной земле жить им лишь до первого встречного проголодавшегося тираннозавра. Почему местные "жирафы" хатеговские уцелели? Да потому, что остров, на котором не было никогда никаких тираннозавров, и круче их самих наземного хищника не нашлось. Повезло им в тот раз по сравнению с материковыми сородичами...
   - То есть, вы хотите сказать, аждархидный аналог птеранодона в экологической нише альбатроса?
   - Ну да, вроде того. Чтобы уцелеть, он должен был базироваться где-то, где его некому было сожрать, когда он не в форме. Лично мне в этом качестве приходят на ум только совсем уж мелкие островки, где вообще нет хищных динозавров. А какую экологическую нишу надо занимать для базирования на таких клочках посреди моря?
   - Ну что ж, теория как теория, - проговорил биолог, - Логика есть. Тут, на Хатеге, его давят местные тероподы?
   - И "жираф". Те к нему гастрономические претензии имеют, этот - квартирные. Не так уж и много удобных мест для гнездовий.
   - Тоже логично. Вот только как вы тогда объясните отсутствие этого же ящера на каспийских островках? - тут он, конечно, имеет в виду местный Каспий, не старого мира.
   - Цунами. Там ведь местность равнинная, и островки - так, бугорки несерьёзные. Были там, конечно, чайки эти птерозавровые, и до хренища их там было, но цунами после каменюки посмывали на хрен и их самих, и ихние гнёзда. А тут местность горная, островки соответствующие, и до многих вершин цунами не дохлестнули.
   - Значит, если я не ошибся и мне не померещилось, то искать этого мелкого аджархида надо на маленьких гористых островках?
   - Однозначно, - практического смысла я в таком мероприятии не вижу, поскольку не вижу практического применения птерозавру, но наука... Кому-нибудь охота прослыть мракобесом и противником научного познания? То-то же! Вот и мне тоже как-то не хочется. Ладно, на обратном пути надо будет сделать небольшой крюк и посетить таки пару мелких островков...
   Заметив мою задумчивость, Скворцов истолковал её на свой лад, от которого я выпал в осадок:
   - Только Владислав, если попадётся - это ведь по нынешним временам ОЧЕНЬ редкий вид. Нельзя ли в этом случае как-нибудь без стрельбы - а то ведь водится за вами, знаете? Для начала меня бы вполне устроили и пара-тройка снимков.
   Я не сразу въехал, к чему он это, но он пояснил:
   - Георгиев ведь запретил самодеятельность...
   - А, вот вы о чём... Да, специально за вашими аджар... тьфу, ну этими "карликовыми кетцалькоатлями" никто, конечно, не погонит ни "Аллигатора", ни самолёт, - самолётами мы называем мотодельтапланы, - Батя - беопасник и, сами понимаете, на вопросах безопасности немножко сдвинут по фазе. Профессиональная деформация сознания.
   - Вот именно. А за вами водится любую новую живность брать на мушку или травить вашим багараатаном.
   - Андрей, ну не настолько же...
   - Я, конечно, утрирую, да и летать вместе с вами ваш Гадёныш, слава богу, не умеет...
   - Ничего, я его телепортану... Шучу, успокойтесь, - я это могу, в первой экспедиции даже сделал разок - уж очень скучал по нему Витька - но ощущения при телепортации своеобразные, особенно с непривычки, а по физиологическим реакциям наш рэксик - птиц птицем, что он и подтвердил тогда, обгадившись прямо в комнате, и с тех пор больше я так не делаю, - Отщёлкаете вы свои снимки - сами отщёлкаете, и не пару-тройку, а сколько сами захотите и не поленитесь.
   - Гм... А меня не вывернет при этом наизнанку?
   Тут уж я чуть со смеху не упал. Он и впрямь вообразил, будто я собираюсь телепортироваться на эти жалкие и на хрен мне ненужные кучки камней посреди моря, да ещё и вместе с ним! Ага, прямо делать мне больше нехрен!
   - Андрей, ваш "жирафий птеранодон", конечно, не корова и не слон, но и я вам тоже не Дракула, чтоб под говённую бомбёжку добровольно лезть. Хотите - лезьте сами, - это я напомнил о давешнем приключении разведгруппы Дракулы на Озере, когда его лихие спецназеры всполошили гнездящихся на берегу крупных зубастых чаек и были обосраны ими с ног до головы. Возможно, для биолога быть обгаженным неизвестной науке доисторической птицей и лестно, но на взгляд далёких от палеонтологии вояк, да и на мой тоже, гуано - оно и в Африке гуано...
   - Гм... А тогда каким образом я туда попаду?
   - Да вполне традиционным. На "Аллигаторе". Устраивает?
   - Разумеется! Но ведь вы же сами говорите, что никто на эти островки корабль не пошлёт.
   - Специально на них - однозначно нет. А вот "заодно" - другое дело.
   - А заодно с чем?
   - Ну, гадрозавриков же наших свежеотловленных надо ведь в материковый лагерь переправить?
   - Ну, надо.
   - А там ещё примерно столько же уже несколько дней без квалифицированного присмотра. Посмотреть их надо? Подготовить к перелёту надо? Квалифицированнее вас у нас для этого хоть кто-то есть?
   - Ну, логично. Ладно, сопровожу я телматозавров на материк, присмотрю, подготовлю - а дальше-то как?
   - А дальше - вы снова нужны здесь, и доставить вас обратно - не самодеятельность, а вполне в рамках установленных Батей задач экспедиции. Разве нет?
   - Согласен. Но островки-то...
   - Есть и по пути. Немного в стороне, конечно, разика эдак в полтора по расстоянию, но есть. А на море бывают и непредвиденные случайности, когда действовать приходится нештатно. А есть для этого достаточные основания или нет - решает капитан судна. Это в порту он - винтик, подчинённый всей властной вертикали, а в море - царь и бог в одном флаконе. Скажет "хорёк", значит - никаких сусликов.
   - А от Георгиева не влетит, когда узнает? - в том, что босс непременно узнает, сомневаться не приходится, и Скворцову это прекрасно известно.
   - Ну, вам-то точно не влетит. Вы-то ведь свою работу выполняете - если не по букве, то по духу поставленных вам задач. Вам ведь исследований никто не запрещал, верно?
   - А Каверину за отклонение от маршрута?
   - По результатам, Андрей. У нас ведь тут как в армии - победителей не судят. Постарайтесь открыть вашего птерозавра-чайку - и это спишет всё наше самовольство. Ещё и официальный карт-бланш от Бати получим на аналогичные импровизации в дальнейшем. Ну, в разумных, конечно, пределах.
   - А если не открою? В силу проклятых законов Мерфи, знаете?
   - Тогда, конечно, влетит - и Каверину, и мне. Но нам уже столько раз влетало по самым разным поводам, что одним разносом больше, одним меньше - сами понимаете. Помните случай с Гаврилюком в прошлой экспедиции? Досталось ведь тогда за него и Каверину, и мне, и Дракуле.
   Случай был идиотский, и влетело нам тогда, если разобраться, незаслуженно. Впрочем - чисто символически, словесно, без последствий - все ведь всё прекрасно понимали. Да, формально это был наш недосмотр, на самом же деле - ага, досмотришь тут за таким! Это на "Аллигаторе" Каверин мог держать своего горе-моряка в ежовых рукавицах, а на берегу, да ещё и в законном увольнении - хрен там! Нам же с тёзкой-спецназером эта пьянь в материковом порту не подчинялась даже теоретически. Но так уж повелось ещё со старого мира - как что, так руководство виновато. Вышло тогда вот что. Прибыли в порт, выгрузились, Скворцов занялся динозавровым молодняком, Дракула проверкой охраны периметра - это ведь уже материк, и местные троодонтиды с тираннозаврами и рэксиками в наличии имелись, Каверин с вахтой - профилактическим осмотром и обслуживанием судна, а я - связью с Городом и согласованием прилёта авиации. Считая миссию в общем и целом законченной, все, конечно, расслабились. Вот только расслаблялся каждый по-своему. В том, что Гаврилюк нажрался до свинского состояния, особой беды никто не увидел. Впервой, что ли? А о том, что этот пьяный дебил поспорил с собутыльниками из портовой обслуги, что переплюнет их в рыбалке, нам своевременно никто не доложил. Ну и направилась тёпленькая троица к запасному причалу со спиннингами - ага, селёдки наловить. Исполняя заявленное в споре, Гаврилюк насадил пойманную мелкую саблезубую селёдку на тройник своего спиннинга в качестве живца, дабы поймать на него рыбёшку покрупнее. А в качестве техники безопасности - ага, закрепился поясным ремнём за поручни причала. И подцепил таки на крючок свою большую рыбу - но вот по вопросу о том, кто из них кого поймал, у подцепленной им четырёхметровой селёдки оказалось своё особое мнение, и в конечном итоге - то бишь по фактическому результату - именно оно и оказалось правильным...
   - Мыылять! - вырвалось хором практически у всех. Конечно, можно было бы заранее обратить внимание и на забеспокоившихся птиц, и на насторожившихся собакозавров с собаками, но все ведь при деле и не до того - в общем, тряхануло неожиданно.
   - Жертв и разрушений нет! - дурашливо доложил Дракула, пародируя дикторов официозного радио - того, оставшегося в старом мире, - Интересно, сколько это было по Рихтеру?
   - Спроси у Рихтера, ему лучше знать! - отшучиваюсь в тон ему, - Кстати, неплохо бы материк предупредить.
   - Думаешь, могут быть цунами? - сразу же въехал спецназер.
   - Ну, мы ж не знаем, где эпицентр и как тряхануло в нём.
   - Верно, лучше перебздеть, чем недобздеть. Фриц! Сообщи в порт!
   Потряхивает тут, конечно, далеко не каждый день, но иногда всё-же потряхивает. Это у нас спокойная равнина, а тут местность горная, зона складчатости, и сейсмическая активность для неё - нормальное явление. Естественно, мы такую вероятность учитываем и палатки ставим надёжно. У нас и электростанция лагерная не с плотиной, а с дамбой-воронкой, которой землетрясения не страшны - это учитывали исходно, насмотревшись буржуинских фильмов-катастроф ещё в старом мире. И это очень кстати, поскольку мне сейчас подзарядка от торсионного генератора лишней не будет...
   - Опять в самоход намылился? - понимающе осклабился Дракула.
   - Да не опять, а снова, - попутно копирую у Варона результаты его съёмок и щёлкаю довольно раззявленную зубастую харю Гадёныша, который тоже в курсах.
   - Ввитть пгрривтт! Грромм пгрривтт!
   - Обязательно! А ты - смотри мне тут за стаей, чтоб не хулиганила!
   - Ага, забалуешь тут с таким! - хохотнул Варон.
   Зарядившись под завязку, я настраиваюсь на коридор своей квартиры, сосредотачиваюсь и материализуюсь там. В Городе уже вечер, всё-таки разница в часовых поясах нехилая, да и сутки в этом мире короче, так что всё моё семейство дома. Пока Оля безуспешно пытается уложить спать двухлетнего Ромку, не зная ещё, что и в этот раз не судьба, Витька уже учуял меня и летит - в буквальном смысле. Бесшумно пообниматься не получается, у мелкого тоже чутьё оттренировано, и моя ненаглядная вынуждена тащить и его - дабы не взмыл сам и не опрокинул чего ненароком. Семья, конечно, уже отужинала, но у моей супружницы всегда есть дежурный запас для подобных случаев, и вскоре на сковородке уже аппетитно шкворчит яичница - ага, на сале. Хвала богам, хавроньи на свинарнике за эти годы наконец-то размножились достаточно, чтобы можно было наслаждаться настоящей яичницей, а не суррогатом на растительном масле. Оле приходится удерживать моих соскучившихся спиногрызов, пока я наслаждаюсь любимым блюдом, а затем пью кофе. Когда я достаю сигарету, хочет сперва выгнать детей в комнату, но затем машет рукой и включает вытяжку. А я, в перерывах между затяжками своим "термоядерным" - в прежние времена его "Смерть под парусом" называли - куревом, начинаю рассказывать пацанам о наших приключениях - жена уже скопировала фотки и видеоролики на ноутбук, так что мой рассказ сопровождается и наглядными иллюстрациями. Не всё ей нравится в снимках, и кое-чего она, возможно, детям и не показала бы, но наши мальчишки и не смакуют кровавые сцены разорванных рэксиками хатеговских "жирафов" - им важнее другое. Опознав на очередной фотке Гадёныша, Витька тут же по его позе и позам других собакозавров вычисляет предшествовавшие снимку события и тут же просвещает о них Ромку, который аж язычок высовывает от внимания...
   Потом дети устраивают возню на ковре, демонстрируя мне навыки в левитации и телекинезе, а Витька ещё и в материализации какой-то чрезвычайно важной на его взгляд мелочёвки.
   - Родительское собрание в школе было, - сообщает мне Оля, - Училка на Витю жаловалась. Говорит, буквы плохо запоминает, хи-хи!
   Меня тоже прошибает смех. Правильно, какой нашему первенцу интерес отдельные буквы зубрить, когда он давно уже слова целиком читает? Хоть с бумаги, хоть с монитора компа - без разницы. В школе их, первоклашек, ещё только "Букварём" пичкают, а дома он у нас читает и то, что в годы моего детства уже вполне взрослым чтивом считалось. О приключенческой подростковой литературе и говорить нечего, это - само собой. А поскольку на ДиВиДишниках и флэшках у меня куда больше всевозможных книг, чем на бумаге, да и шрифт на компе легко регулируется до крупного детского размера, Витька давно уже и до моей электронной библиотеки добрался. Половины, конечно, осилить не успел, да и трети, пожалуй, тоже, а вот за четверть - уже не поручусь. Четверть уже вполне мог. Осилил бы и больше, если бы комп был полностью в его распоряжении, но комп нужен и мне, и Оле. Где-то с месяц назад этот охламон добрался до папки с альманахом "Новый солдат" и как раз перед экспедицией спрашивал меня, что представлял из себя "испанский" римский гладиус - меч ихний пехотный, если кто не в курсе - и каким был прежний, неиспанский. У моей ненаглядной тогда глаза на лоб полезли, а я, отсмеявшись, нашёл книжку Винклера "Оружие", где у того был приведён рисунок и старого римского гладиуса "галльского" типа. Их очень мало найдено, и о них мало кто знает, так что и изображения их нелегко найти в широко известной литературе. "Новый солдат" - издание не оригинальное, а переводное с какого-то буржуинского, а буржуинские авторы с нашей старой литературой знакомы слабо и Винклера не знают. А перед самой экспедицией он гладиаторами римскими заинтересовался...
   - Джованьоли он уже одолел, - шепчет мне Оля, - Ищет теперь литературу посерьёзнее. Манниксовских "Идущих на смерть" я, от греха подальше, в запароленную папку перебросила, где у нас порнуха. Там ведь такое описано...
   Это я и без неё знаю, "какое" там описано - сам же Манникса ей и скормил. Когда Гумилёв писал, что развлекались римляне весьма гнусно - старик был абсолютно прав, и у Манникса это показано достаточно откровенно. Рановато школяру-первоклашке с такой исторической правдой знакомиться, тут моя половина права...
   - У нас ещё два бумажных экземпляра. Приныкала?
   - Тот, что на виду - да. А второй где?
   - Кажется, на нижней полке во внутреннем ряду. Приныкай тоже.
   Манникса Витька уже листал, но давно, когда читать ещё не умел - так, смотрел картинки, на которых скабрезностей особых не было. Поэтому, к счастью, и не вспомнил, не связывая их с гладиаторской темой.
   - Скорми ему пока "На семи холмах" Суздальского.
   - Уже скормила, добивает. Что дальше ему скармливать?
   - Пожалуй, "Саламбо" Флобера.
   - Не чересчур?
   - Всё равно ведь доберётся. А там более-менее умеренно, без смакования. Да и не заострит он сейчас интереса на этих моментах. Скорее, Карфагеном и боевыми слонами заинтересуется...
   Обзвонил наших, кто тут остался, передал приветы от участников экспедиции, собрал приветы для них, семьи участников обзвонил - с теми же целями. Спутников-то ведь космических у нас тут нет и не предвидится, так что наладить сотовую связь мы не в состоянии. Приходится вот таким манером, с оказией. В данном случае такой "оказией" являюсь я сам. Звякнул и скворцовской Каролине, передал, что всё у нас там нормально. Та, как и семьи наших, поговорив, кинулась к своему компу - скидывать мне на почтовый ящик свежие фотки для Скворцова. У них же тоже ребёнок детсадовский. Ох, чую, засрут мне сейчас почтовый ящик! Так и выходит. Спасибо хоть, добрая половина всё-же сообразила поместить свои фотки в папку, озаглавленную фамилией, так что их перекинул на флэшку быстро, а вот с остальными пришлось повозиться, устраняя за них это упущение. Разобрались бы, конечно, и так, но я считаю, что семейные фотки - дело всё-же частное и не для посторонних глаз. Вароновская вон, например, чего учудила - скинула для своего ещё и пару своих фоток весьма эротичного вида, то бишь в стиле "ню", да при этом ещё и в папку поместить не удосужилась - не то что заархивировать. А почта ведь наша с "мыла" прежнего интернетовского один к одному скопирована, и все графические вложения при открытом письме отображаются. Ну не курица ли? Заделал в папку, конечно, письмо стёр на хрен, самой ей отписался, чтоб больше так не делала. Уфф! Можно наконец-то и этих на флэшку и очистить наконец-то ящик от срача!
   Оле таки удалось уложить Ромку спать. С Витькой я позанимался, убедив его кое-как в необходимости различать и отдельные буквы, для чего пришлось воспользоваться энциклопедией, содержащей кучу незнакомых ему слов. Потом пришлось объяснять ему разницу между баллистой и катапультой - он, оказывается, успел уже добраться у Суздальского до главы про осадные машины. После этого разжёвывал ему про из рук вон дерьмовое качество античной стали - Витька не мог взять в толк, зачем древние вояки городили здоровенную раму с рычагами-торсионами, когда есть элементарнейшая схема арбалета. Мой охламон ржал, когда я рассказал ему о том, как хвалёные легионеры, погнув в бою молодецким ударом по врагу свой хвалёный табельный гладиус, выпрямляли его ногой. Смеялась и Оля, выражая сочувствие древним бедолагам - тоже ведь привыкла к МОИМ ножам и воспринимает их как должное. Покритиковали с Витькой Суздальского, данный нюанс в своём труде не отразившего, а знаменитую греко-македонскую махайру обозвавшего "обыкновенным длинным ножом" в противоположность "настоящему мечу". Поговорили про мясорубку при Киноскефалах, где римляне побили македонскую фалангу лишь благодаря тому, что атаковали её перестраивающуюся при переваливании гряды холмов часть боевыми слонами, и лишь чудом успели застигнуть её не выстроенной в боевой порядок, а до этого момента проигрывали сражение почти "всухую". То-то будет мой спиногрыз ржать через пару-тройку лет, когда на уроке истории ему будут вешать на уши официозную лапшу про битву, "показавшую превосходство манипулярной тактики над фалангой" - ага, именно так и написано в школьном учебнике, и ни слова про слонов, которых официозные историки предпочли "не заметить". Посмеялись, поговорили ещё про слонов - я подсказал Оле, что после "Саламбо" флоберовской нехудо бы скормить ему и "Войну с Ганнибалом" Тита Ливия. Потом Витька умаялся, и мы уложили наконец спать и его.
   Перед тем, как улеглись сами, Оля рассказала и о нешуточных дебатах на родительском собрании. Там обсуждали и перспективы школьной программы, и некоторые на полном серьёзе проталкивали идею, что незачем перегружать детей знаниями о старом мире, которые никогда не пригодятся им в этом. Типа, дать им описание того современного, из которого мы сюда угодили, чтоб гордились достижениями предков, и хватит с них, а историю того мира, географию, биологию с палеонтологией и тому подобное - выкинуть за ненадобностью всё, что не имеет отношения к миру этому, теперь уже нашему. Ну не идиоты ли? Я, конечно, понимаю желание снизить школьную нагрузку на детвору, которая в самом деле несколько чрезмерна, но не таким же дебильным путём! Неужели не ясно, что пробелы в знаниях неизбежно заполнятся выдуманными кем-то мифами? А мифологизация сознания - первый шаг к одичанию. Сперва с круглой Земли на плоскую переселятся, потом на спины трёх или четырёх гадрозавров или носорогов Селезнёвой эту плоскую Землю обопрут, а там и на спину гигантского мозазавра этих "диноатлантов" поставят - ага, для законченности картины мира. И останется тогда разве что тотализатор организовывать, принимая ставки - доживут ли наши одичавшие потомки до Шивы, дабы накормить напоследок дождавшихся долгой темноты троодонов, или тираннозавры их ещё раньше среди бела дня схарчат...
   Потом нам надоело философствовать, и мы занялись наконец друг другом. Для чего я, спрашивается, аж с Хатега домой телепортировался? Просто поспать мне как-то и в экспедиционной палатке ни разу не в падлу. И раз уж удалось выбраться "в самоход" - нехрен зря терять время. Ведь утром мне опять телепортироваться на Хатег.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"