Казарян Роман Ваганович: другие произведения.

Такой разный канон...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.86*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередной фанфик по Наруто.

Такой разный канон…

Annotation

     Такой разный канон…
     Направленность: Джен
     Автор: K03bIPb
     Беты (редакторы): Moror,Noir Dragon
     Фэндом: Naruto
     Пейринг или персонажи: Все персонажи мира Наруто. Пара неканонных. Наш ОМП.
     Рейтинг: NC-17
     Жанры: Экшн (action),Психология,Философия,POV,Попаданцы
     Предупреждения: Насилие,Нецензурная лексика,ОМП,Смерть второстепенного персонажа,Элементы гета
     Размер: планируется Макси, написано 560 страниц
     Кол-во частей: 128
     Статус: в процессе
     Посвящение: Всем крупным писателям данного ресурса, работы которых дали как пищу для размышлений, так и интересные рассказы, которые я иногда даже перечитываю.
     Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
     Примечания автора: Прошу, не судите работу слишком строго. Я понимаю, что кому-то не нравится нудность первых глав — я отметил, что там много воды. Кому-то не нравится недостаточный реализм — но я делаю всё, что могу и в меру своих знаний и сил. Кому-то не нравится сухость персонажей — но это тесно переплетается с реализмом работы, в более-менее похожем на живой мир не может быть столько жизнерадостных идиотов. В общем, и целом: не будьте так строги, я ни на что в особенности не претендую, а эта работа в таком жанре у меня одна из первых в принципе. Канон соблюдён в самом начале, и то с оговорками. Потом будут постепенные изменения в связи с появлением главного героя. Внимание: автор мангу не читал, и не прочитает, он опирается только на аниме и немного на фанон. **** 16.10.2017 : Работа несколько отбечена, убран лишний хлам в старых главах про попаданцев и т.д. Вообще избавляюсь от жаргонных словечек и мусорных рассуждений. Удалена одна глава полностью, еще страниц семь приказали долго жить.
     Описание: Очутившись однажды не в своём теле и не помня даже своего старого имени, что ты сделаешь в первую очередь? Уверен, что будешь паниковать. У меня всё было иначе. Проснувшись, я сразу понял, что меня ждёт мир шиноби, тогда как единственной хорошей новостью в данной ситуации является знание будущего, причём очень однобоко показанного. Остаётся только жить и знать, что недалёк тот час, когда тебе выпадет жребий впервые убить врага… Жаль, что первый в данном случае не является последним…


     

Казарян Роман Ваганович Такой разный канон…

1 - Появление


      к содержанию ||| к следующей главе

     Предисловие автора: Не пугайтесь водички в самом начале. Это всего несколько глав на всё произведение. Просто пока получилось так, что раскидать такие вставочки по кускам не получается. Не смущайтесь нудятине в начале. Я просто не сумел добавить в глав действия, но в дальнейшем их становится больше. Опять же, уровень растёт с каждой следующей главой… думаю, это несложно заметить. Учился и учусь…

---+===***===+---

     Как я оказался во вселенной японского мангаки? А кто его знает? Просто однажды проснулся в явно незнакомой для меня обстановке, с точно не своими воспоминаниями приютского паренька. Однако прошлое Каоина Шиничи, паренька из этого мира, ощущалось своим. Собственные данные из прошлого мира, как и родственные и близкие связи на Земле, я забыл — ни одна ассоциация никак не позволяла вытянуть что-нибудь личное из прошлой жизни. Книги, которые я очень любил читать, фильмы, в которых зачастую были довольно известные актёры, даже реклама по телевизору… почему-то всё это было вызволено мной из разума без особых проблем. Эта информация была отлично мне известна, но словно обезличена, она не давала зацепок на то, кто я сам такой. Я помнил всё в деталях (у меня и была такая память?), но в то же время не мог сказать, где это читал и смотрел. Довольно странно, если честно. Разве что, я смог сделать вывод, что мне было около семнадцати лет…
     Как я нервничал, когда очнулся в очень дешёвой ночлежке на японском футоне и не в теле, к которому привык! Тогда чуть было не устроил истерику, но меня, как ни странно, спасла головная боль вместе с нахлынувшими воспоминаниями бывшего жильца моего нынешнего тела. Нет, я не нервный и не истеричный. Всегда считал себя относительно спокойной личностью, никак иначе. Однако тогда, испытав психологический шок, я быстро потерял сознание.
     К счастью, нервный стресс, как следствие информационной перегрузки был непродолжительным. Отключился я не на долго. Головные боли, к облехчению, затянулись не более чем на десять минут. Недолгим позже, в крохотную комнатку зашёл генин, которому предстояло сопроводить меня в Коноху. Взбодрив меня весьма крепкими пожеланиями здоровья, этот образец шиноби быстро доставил меня в деревню, где оставил перед общежитием, даже не попрощавшись. Благо, он хотя бы разъяснил, где оформиться по прибытии, когда вручил мне сопроводительные документы.

     
 []

     Но это всё лирика. Как тогда все было не просто, сейчас не имеет особого значения. Эх, прошло уже две недели, а кажется что много больше. Всего и не упомнить. Так много всего случилось для столь небольшого промежутка времени…
     Тогда, после устройства в своей квартире и попав под жернова бюрократической машины, которая промурыжила меня до полного морального изнеможения, я быстро проанализировал память своего реципиента и выяснил всю свою подноготную назначения в Коноху. Как оказалось, в приюте проходила проверка на количество чакры, и я взял одну из самых низких планок, благодаря чему попал-таки в Академию Шиноби при Конохе… И, скорее, просто потому, что она была намного ближе всех остальных. И какие ещё там критерии отбора? Мне это неизвестно.
     Поступление в Академию мне было назначено через целые две недели, за которые я должен был обжиться в своей квартирке, выданной «от щедрот» деревни, получить все необходимые документы для поступления на учёбу и прикрепиться к пункту выдачи сиротского пособия, а также просто немного привыкнуть к смене обстановки. Почему так мало времени? Ну так откуда мне знать, я не в курсе. Скорее всего, власть имущие обоснованно не хотели просто так содержать сирот, которые даже на обучении не состоят. Две недели — уже спасибо, что дали.
     Первым делом, после оформления на довольствие, я занялся улучшением своего быта, а именно перестановками мебели так, чтобы мне было удобнее.
     Но это вовсе не мешало мне размышлять над тем, что меня ждёт дальше. Стать попаданцем — вроде хорошо, но я что-то не видел ничего хорошего в происходящем. Этот мир — не тот, который меня устраивал. Никогда не любил превозмогать…
     Однако, по здравому размышлению так оказалось тоже неплохо, ибо канон я поломать не успел и вряд ли успею вплоть до получения звания генина, поэтому нервничать мне не стоит. На момент, что я здесь оказался, мне было семь, даже почти восемь лет. Что из этого следует? Правильно, мне осталось всего около пяти годков до выпуска из Академии, и за это время мне требуется хоть немного подготовиться к реалиям мира Шиноби.
     Хочешь мира — готовься к войне. Но почему же так не хочется? Впрочем, я такой… ною, ною, но при этом делаю. Пора свое нежелание изничтожить…

---+===***===+---

     Почему-то у любого человека, смотревшего сериал «Наруто», складывается ощущение, что шиноби — в первую очередь нечто очень крутое. Что может быть лучше умений телепортироваться, швырять камни, воду, создавать огонь и даже испускать молнии из пальцев? И, действительно, что может быть лучше? Конечно же, и возможность очень быстро бегать, ненамного медленнее машин на Земле, и отсутствие рядовых болезней, и возможность вылечить практически любое ранение, начиная с простой царапины и заканчивая сбором тела по кускам…
     Словом, шиноби на первый взгляд можно принять чуть ли не за полубожественную сущность, а уж возможность самому прикоснуться к этой мифической чакре и даже ощутить её в своём теле… да об этом мечтает чуть ли не каждый второй человек, который смотрел мультсериал или читал мангу. Так и появились фанфики — в них люди воплощали свои самые сокровенные мечты, наслаждались чувством собственного превосходства, издевались над каждым встречным, мотивируя это тем, что он знает о грехах каждого. И это лишь одна сторона медали…
     Что сделает человек, получив какую-то силу? Неужели вспомнит то, что обладая силой, нужно нести соответствующую степень ответственности? Неужели обычный рядовой житель планеты Земля в первую очередь решит оценить последствия своих действий, попробует расставить для себя рамки, за которые уходить ни в коем случае нельзя? Как ни печально это осознавать, но, скорее всего, нет… на самом деле мир, в котором окажется такой попаданец, получит ещё одного психа, который будет стремиться к силе, власти, а также будет корыстно использовать самую ценную в мире информацию — о будущем. Почему именно псих? Да на самом деле всё очень просто. Любая сила опьяняет и заставляет искать оправдания своим поступкам хотя бы для самого себя. Ведь всё начинается с малого…
     Ограбил кого-то? «Так это такие обстоятельства — жить-то хочется».
     Совершил убийство? «Так это мир шиноби. Все так делают: либо ты, либо тебя…»
     А то, что вскоре к этому начинаешь относиться с безразличием? «Так иначе не выжить: в самый неподходящий момент может дрогнуть рука»
     Убил, когда этого можно не делать? «Так какой дурак оставляет врагов за спиной?»
     А то, что ты вскоре потеряешь человечность, самоощущение ценности и важности жизни… уже не так важно?
     Предал кого-то? «Так это был плохой человек, я из аниме знаю».
     А то, что ты уже ничем не лучше его, а его плохие дела могут быть и не такими плохими с другой точки зрения… уже не важно?
     Совершил насилие над человеком? Воздействовал на него ментально? «Да вы что, так все делают, это же гуманнее убийства!»
     А то, что насилие над личностью, душой человека — намного хуже, уже не учитывается.
     Ведь так просто решить, что ты — Бог. И можешь решить всё и за всех, возможно, абсолютно искренне считая, что поступаешь правильно, а человеческие рамки — лишь оковы…. Но где эта грань? Она настолько незаметна и эфемерна, что зачастую можно просто не заметить, что её прошёл, а затем это уже просто перестаёт иметь значение…
     И я с чистой совестью могу сказать, что рамки себе определил. Ибо я считаю себя человеком и чётко осознаю эти рамки. Более того, я собираюсь делать это и дальше, не растворяясь в новых, возможно, опьяняющих возможностях и гранях ожидающей меня силы.

---+===***===+---

     Два дня назад клан Учиха был вырезан. Остался лишь Саске, отходящий от произошедшего. Итачи, благополучно ставший нукенином, а также слегка съехавший с катушек Обито.
     Зачем капитан АНБУ так поступил? Применил ли к нему Котоамацуками[1] Данзо? Он и вправду решил для благополучия деревни так поступить? Или, может, ему помог «Учиха Мадара», вовремя надавив на Итачи на пару с главой Корня? Никто не знает. Но то, что случилось — факт. И вскоре Данзо обзаведётся несколькими неучтёнными красными глазами в руке.
     Именно это подтолкнуло меня к особенно интенсивным тренировкам и, в особенности, к переосмыслению своих моральных качеств, своей человечности и «рамок», на которые я в будущем буду опираться. Мне вовсе не хотелось нести добро людям без их на то желания. И уж тем более мне не хотелось превращаться в кровожадное чудовище, вроде Хидана, в кого-нибудь из убийц c весьма расплывчатыми понятиями о морали, вроде тех же Обито или Итачи. Впрочем, и бесчувственные неспособные ни на малейшую человечность подчинённые Данзо мне тоже, мягко говоря, не нравились…

2 - Обучение


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Сегодня меня ожидало поступление в место обучения будущих шиноби. Поднявшись рано утром, я быстро привёл себя в порядок, съел порцию лапши в Ичираку, чтобы отметить это событие, а затем отправился к зданию Академии, маршрут к которой я заранее выяснил.
     Прибившись к стайке детей, которые уже разбились на группы, я остановился в гордом одиночестве и встал в ожидании, когда перед нами будет произнесена пафосная речь, которая не заставила себя долго ждать. Специально для нас, будущих генинов, пришёл Третий Хокаге — Сарутоби Хирузен. Между прочим, довольно старенький дедуля. Образ из аниме был соблюдён, но здесь его внешность была несколько более пожилой, пожалуй, выглядел он на все восемьдесят лет, благодаря тому, что здесь всё-таки не анимация, а реальный человек, хоть они и были похожи. Его голос оказался довольно звучным, а лекция в этот раз довольно короткой: судя по всему, он куда-то торопился.
     Закончив говорить, Хокаге откланялся и взглядом указал учителям отвести нас в здание академии, где нас довольно шустро разделили на три группы. С взаимопониманием и с организацией учебного процесса у них всё налажено, это радует. Из трёх групп я попал в канонную, сложно сказать, чем руководствовались при отборе. Среди однокласников немалая часть была из клановых, либо носили клановые эмблемы, либо явно выделялись признаками измененного генома. Увеличенные клыки, необычного цвета волосы или глаза, яркая пигментация кожи. В теперь уже моей группе легко угадывались все будущие герои этой вселенной. Интересно, а я чем выделился? Странно, но здесь не оказалось Сакуры, видимо, будущие команды планировалось распределять по тройкам, её решили не брать, предпочтя меня в своём выборе. Интересно, неужели у неё ещё меньше чакры, чем у меня? Впрочем, не важно. Надеюсь, она найдёт себе место и в другой группе, и я не сильно ей навредил своим появлением. Вряд ли она уже станет ученицей Пятой, ну уж точно не по блату, как сокомандник последнего из Учиха и Узумаки. Мне эта девочка достаточно безразлична, не стоит сильно сожалеть, если она не поднимется также высоко, как и в каноне. Не велика потеря.

     Тем временем решил представиться наш сопровождающий, характерной чертой которого был шрам на переносице.

     — Всем добро пожаловать в Академию Ниндзя! Меня зовут Умино Ирука. И я буду вашим классным руководителем и основным преподавателем в течение всего вашего обучения. Номер нашей группы — первый, поэтому смотрите расписание именно на неё, — радуясь, что дети молчат и слушают, наш молодой учитель продолжил: — обучение в Академии обычно длится пять лет, но бывает и так, что некоторые дети заканчивают основной курс раньше.

     Ирука выдержал небольшую паузу, чтобы через несколько мгновений пуститься в дальнейшие объяснения.

     — В этом году мы только готовимся встать на путь шиноби и будем изучать окружающие нас страны, а также нашу — страну Огня и её города. Ещё мы с вами начнём первые курсы таких предметов, как чистописание, математика, геометрия, история шиноби. И, наконец, в конце года мы начнём изучать теорию чакры. Это то, благодаря чему человек может стать шиноби. Также мы начнём заниматься тренировками тела, иначе ниндзя из вас не получится, — Умино покачал головой. — На втором году обучения помимо предыдущих предметов мы будем учиться букидзюцу — искусству метания различного оружия. В остальном мы будем закреплять уже пройденное по старым предметам, а также изучать новые темы, которые будут очень важны в искусстве шиноби.

     Постепенно, внимание в классе начало падать — дети горожан и прочие бесклановые не были готовы к такой длинной лекции, им не хватало усидчивости.

     — Прекратите шум! — рявкнул вдруг Ирука. Дети испуганно замолкли. — Если вы не слушаете сами, то это не повод мешать слушать другим! А теперь продолжим…, к третьему году обучения мы уже будем достаточно развиты физически, поэтому дополнительно к урокам физической подготовки вы начнёте заниматься тайдзюцу — искусству сражения в рукопашную. Будут проводиться спарринги между учениками. Помимо этого, вскоре начнётся практическое использование той теории чакры, которую вы выучите за предыдущие два года.

     Учитель постучал по столу, почувствовав, что дети опять отвлекаются. А что с них, впрочем, взять? Семь лет….

     — На четвёртом году обучения нагрузка будет серьёзно увеличена. Помимо предыдущих предметов мы начнём обучаться ниндзюцу — основному искусству шиноби, а именно: техникам, основанным на использовании чакры. Также нами будет изучен краткий курс по защите от гендзюцу — тонкому искусству иллюзий, которые могут обманывать наши органы чувств. Дополнительно каждый может изучить технику запечатывания и распечатывания специальных свитков для различного снаряжения шиноби. Это основы искусства работы с печатями, ещё его называют фуиндзюцу, — Ирука глубоко вздохнул. Лекция подходила к своему логическому завершению. У него пересохло горло. — На последнем, пятом году обучения, нас будут ждать курсы выживания: мы будем учиться жить в диких условиях, которые зачастую сопутствуют ремеслу шиноби, а также именно в этом году у вас будут экзамены по всему тому, что вы усвоили за курс Академии Ниндзя. А сейчас несколько организационных моментов: большинство занятий будет проходить здесь, в этом классе — запомните аудиторию! Первый урок завтра, поэтому возьмите все принадлежности для чистописания! Спасибо за внимание! Всем удачного дня, до встречи завтра, — помахал Ирука детям, которые, даже не дослушав его до конца, свалили из аудитории. Ничего необычного, однако. Остались лишь клановые и несколько сознательных детей. Между прочим, Наруто в этот список не входил.
     — Сенсей, — поднял я руку, — я знаю, что при Академии есть библиотека. Я хотел спросить, как к ней пройти, и нужен ли туда пропуск?
     — Уже стремишься к знаниям? — потёр затылок Умино. — Ну, что ж. Это похвально. Библиотека находится в соседнем крыле здания, я тебя провожу…

     Я кивнул. Похоже, преподаватель нам попался весьма хороший. Тем временем прозвенел звонок, и оставшиеся дети, задав по паре ничего не значащих вопросов, точно также откланялись. Единственный толковый вопрос задала, как ни странно, Хината Хьюга. Её я узнал по характерной причёске и глазам. Ну, а ещё по тому, как она задала вопрос:

     
 []

     — П-простите, — обратила она на себя внимание Ируки. Тот доброжелательно, но уже слегка устало улыбнулся. — А много у нас будет других преподавателей? Я п-подумала… вы же не один будете преподавать,.. — девочка смутилась и замялась, впрочем, мысль свою выразить смогла.
     — Ох-х, совсем забыл, — в очередной раз почесал затылок Умино и добродушно улыбнулся. — Но ничего, скажу остальным детям в другой раз… Я, как уже говорил, основной ваш преподаватель. Я буду давать вам теорию чакры, историю, а также географию, геометрию и алгебру. Для любых практических занятий на улице у вас будет отдельный учитель. В остальном же я всегда буду с вами, кроме пары дисциплин, которые сам преподавать просто не смогу, — Ирука показательно глянул на настенные часы, будто говоря, что аудиенция уже должна всё-таки закончиться. — Ну что, ребята, у вас ещё вопросы есть? Извините, я сегодня немного устал… но вы не беспокойтесь, если что-то не успеете узнать сегодня, то завтра или в любой другой день всё, так или иначе, выяснится.

     Мы хором согласились, что зададим вопросы в другой раз, а потом и откланялись, позволив нашему учителю, наконец, перевести дух. Он сегодня голос небось сорвал, бедный. Я, конечно, никогда не был учителем, однако я прекрасно понимал, какая непростая задача уследить за целой кучей семилетних детей. Его ждут непростые деньки…
     В принципе, как я уже говорил, учитель мне понравился. Доброжелательный, но строгий с хулиганами, а ещё похожий на обычного человека. По-настоящему обычного, насколько это возможно для шиноби. Конечно, это всё может быть маской, но на самом деле мне так не кажется. Я думаю, ему действительно нравится его работа, и ведёт он себя естественно. Даже если он отчитывается лично Хокаге, это не повод относиться к нему как-то предвзято.

---+===***===+---

     Следующий, реальный первый, учебный день в академии мне понравился. После небольшой вводной части, где основная масса учеников задала вопросы, Ирука провёл весьма интересный урок истории, по которой мы начали проходить легенды о Рикудо и прочих эпических личностях. Судя по всему, план по этому предмету подразумевал под собой прохождение его с самого начала более-менее известных событий. Рассказывал Умино интересно, с «огоньком», так сказать, поэтому жаловаться не приходилось. К сожалению, многие из детей этого не оценили и уже вскоре начали откровенно клевать носом. Впрочем, пара громких ударов по столу и метко брошенные мелки по лбу самым непонятливым, достаточно быстро поправили ситуацию: даже Нара не избежал праведного гнева преподавателя.
     Я с классом знакомиться не спешил. Во-первых, мне просто не о чем было с ними говорить, а, во-вторых, большая часть из них была либо из какого-либо клана, либо негласно находилась под опекой верхушки деревни (Наруто).
     Безусловно, здешние дети психологически несколько более зрелые — в среднем на год-два опережают в развитии земных одногодков, но это вовсе не значит, что мне с ними интересно. Девушки здесь помимо повышенной кавайности (милоты), ничего такого собой не представляли. Лишь одна Яманака Ино уже пыталась держать себя старше, чем она на самом деле есть, но ей даже самой скорее всего было непонятно, зачем она это делает. Мне, даже несмотря на относительную молодость, довольно легко понять мотивы поведения практически любого ребёнка в классе. Всё-таки пока ни один из детей не умел держать какую-либо поведенческую «маску» как следует, поэтому все ходили, что называется, с душой нараспашку, и совершенно не умели ни лгать, ни недоговаривать. А уж как они палились своими эмоциями и мимикой… Любой человек совсем чуть-чуть эмпат, без всяких тренировок. А уж дети, которые так и фонтанируют эмоциями и своей искренностью, не оставят равнодушным никого. Вот и я так же. Мне было очень приятно наблюдать за ними, но в то же время я понимал, что общение с ними — немного не мой уровень. Поэтому в классе я и держался слегка особняком, да и дети подсознательно чувствовали, что со мной что-то не так.
     Приглядываясь к одноклассникам в течение нескольких дней, я сделал основной вывод, который подтверждал наличие практически гарантированного канона, правда, несколько более реалистичного. Если в аниме определённые черты характера были очень сильно гипертрофированы, то здесь, как и в реальной жизни, каждый человек был более «стабилен» или «гармоничен», если эти термины можно применить к личности. Правда, известные мне, их особенности уже периодически себя проявляли.
     Например, Инузука Киба действительно был немного «альфой». Он всегда старался выглядеть лучше, чем он есть на самом деле, хвастался и вёл себя максимально нагло и нахраписто, даже для семилетнего ребёнка.
     Хьюга Хината, действительно, была очень милой внешне, хоть и не совсем походила на свой образ из аниме: глаза были чуть меньше, и шло ей это гораздо больше. Характер у неё, как я уже говорил, был не совсем затюканный. Она могла нормально разговаривать со сверстниками, просто из-за тихого голоса и манеры смотреть на свои пальцы, всем казалось, что девочка постоянно чем-то смущена.
     Точно так же Нара Шикамару, действительно, был очень ленивым и выставлял это напоказ, но в то же время ему не чужды были детские игры. Акимичи Чоджи и вправду очень любил поесть, но вовсе не создавал культ, не возводил еду в абсолют. Также он был весьма добродушным и довольно простым в общении человеком, я иногда говорил с ним о разных мелочах.
     Единственные, кто в реальности точь-в-точь повторял свой канонный образ, были, как ни странно, оба главных героя: Узумаки Наруто и Учиха Саске.
     Если Узумаки пока ещё не кричал, что станет Хокаге, но явно скоро станет это делать, то Учиха уже абсолютно замкнулся в себе, даже не пытаясь наладить контакт с одноклассниками. Саске уроки не готовил, по крайней мере, письменные. Если устно он ещё кое-как, проталкивая слова сквозь свою «молчаливую крутость», мог отвечать, то письменно он не принёс ни одного домашнего задания. Ирука был не слишком доволен, но ругаться не стал, судя по всему, списал отсутствие выполненных работ на стресс после бойни в квартале Учиха. В каком-то смысле он и вправду был прав, но по факту сделал хуже. Саске понял, что это сходит ему с рук, и продолжил работать спустя рукава, не обращая внимания на грустное лицо Умино. Всё-таки учитель из Ируки был не самым лучшим, и это не зависело от Ируки-человека. Тут играл дело опыт… а его у нашего преподавателя, кажется, не хватало.
     Наруто же не мог готовиться вообще ни к чему. Его усидчивость, если и не была равна нулю, то была где-то очень близко к этой планке… Любая информация не задерживалась в его голове надолго, судя по всему, считая, что ей там делать нечего. А его письменные задания чаще всего не выполнялись вообще, по принципу:«Но это же скучно, даттебайо!» — который он не раз провозглашал. Ну, либо делались настолько криво-косо, что прочитать хоть пару символов его каракулей было практически невозможно даже для преподавателя.
     Бесклановые же дети были мне практически неизвестны. Их безликая масса держалась от остальных особняком. Да и ко мне не лезла, предпочитая находиться в своём, весьма узком кругу общения. Всех это устраивало. И меня тоже.
     Первые две недели после начала я просто окончательно вживался в новую среду. До сих пор всё вокруг было мне непривычно по большей части. Всё-таки унаследованные знания были не мои. Каллиграфия вывесок, местный менталитет, особенности этикета, всё с трудом мною воспринималось — это было весьма непривычно и весьма необычно для меня. Однако вскоре я привык… человек, он такой. Ко всему приспособиться может…

---+===***===+---

     Проснувшись, я быстро поднялся и в очередной раз сделал зарядку… ага, сейчас. Уже делаю. На самом деле нет. Всё-таки как бы я не хотел, но утром себя пересилить никак не мог. Зарядку удавалось откладывать практически каждый день. Как это было не обидно, но силы воли не хватало даже на это… всё-таки я не канонный Наруто или какой-нибудь Рок Ли.
     И всё же приятно просыпаться тогда, когда тебе этого хочется! Как хорошо, что сегодня выходной.
     Выползая из кровати, я на ходу включил заранее наполненный водой чайник и отправился в ванную. После кое-какого утреннего моциона я-таки выпил чёрный чай, который тут, к счастью, имелся. Правда, сахар, сволочь, дорогой — цена на него кусалась. Чего только не сделаешь для себя любимого! В любом случае, моя стипендия была недостаточной, и, учитывая повышенный аппетит, на мелкие радости денег мне уже хватало. Откушав классической яичницы, решил, что сегодня наредкость жарко, накинул на себя майку и отправился на улицу. Мне предстояло попробовать найти себе подработку. Первым делом я отправился в кузницу. Естественно, не в клановую, но всё равно очень хорошую. Мастера в ней я заприметил уже давно: помощника у него не было, а он уже мужик всё ещё жилистый и крепкий, хоть и лет за пятьдесят.
     Я нашёл уже примеченную в прошлую прогулку по торговым рядам дверь и, не давая себе времени мандражировать, быстро вошёл в мастерскую. Встреченный лишь звоном ковки, оказался в прихожей. Меня никто не поприветствовал…
     Осторожно миновав тамбурную дверь, я оказался в широком помещении, которое сразу выдавало в себе кузню. В комнате было всё для работы: жаркий горн, наковальня, несколько молотков разного размера для правки материала, кузнечные клещи, а также чаны с водой, в которые, насколько я помню, опускают готовые поделки, чтобы они быстрее остыли. Самой главной деталью интерьера же оказался сам кузнец. Выглядел он именно так, как я его запомнил, когда тот выходил проветриться перед входом в свою мастерскую. Короткая стрижка, волевое и обветренное лицо, цепкий взгляд, коротенькая бородка и отсутствующие как класс усы. Встретил меня мастер молча: то ли не заметил, то ли я просто не стою его внимания. Когда я также молча подошёл чуть ближе, любуясь на его работу, тот, наконец, окликнул меня.

     — Чего тебе, малец? — грубовато начал он. Ну, меня так просто не отпугнуть.
     — Здравствуйте, кузнец-сама, — память предшественника подсказала, что обращаться к тому, чьего имени не знаешь, можно по профессии, — я пришёл попроситься к вам помощником.

     Мастер хрипло рассмеялся: 

     — Не надо меня так называть. Я пока ещё не настолько стар для такого обращения, — взмахнул тот молотком, выправляя кривой угол у очередного сюрикена, — и почему же ты считаешь, что я должен тебя взять?

     Я пожал плечами:

     — А почему бы и нет? Вам поначалу не помешает хотя бы мальчик на побегушках, а мне хоть одним глазком посмотреть на вашу работу, что-то запомнить… а затем, может, и смогу вам чем-нибудь помочь.

     Смешок в очередной раз стал мне ответом. Кузнец взял клещи, назначение которых я так метко угадал, и опустил уже готовое изделие в один из чанов с потемневшей водой. Под шипение остывающего орудия для убийства, мастер наконец ответил:

     — Хм… — нахмурил он брови. — как ты говоришь? Почему бы и нет? Ну давай, иди сюда. Покажись на глаза старику…

     Я вышел из лёгкой тени, что отбрасывала лампочка на потолке, и предстал перед кузнецом во всей красе. Худое, тщедушное тельце, руки как палочки для риса, немногим толще. Задохлик - кот помойный. Безрадостное зрелище… я пока ни на что не способен.

      — Мда… Тощец… — услышал я слова мастера, что вернулся к работе, — видал я и получше материал… но ты ведь ещё вырастешь, верно? Сбегай-ка…

     Я покивал на его поручение, и тут же бросился к выходу, спрашивать у прохожих, где находится ближайший ларёк, в котором можно купить местный фаст-фуд обед.

3 - Медитации


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     С тех пор, как я оказался в этом мире, прошёл уже целый месяц. Дел было предостаточно, на отдых времени не особенно хватало, но я не отчаивался, зная, что у меня всё впереди.
     Академия шиноби мне очень понравилась. Конечно, знаний, которые там давали, было крайне недостаточно: исторические рассказы шли крайне поверхностно, чистописание изучалось весьма неторопливо.Мне удавалось неотставать от городских несмотря на сложность языка, а география пока ограничивалась лишь общими понятиями наподобие севера, запада, востока и юга, а также местоположением других Великих стран относительно нашей. За три-четыре урока мы выучили лишь столицы, которые пока нам совершенно не были нужны. Более интересными были уроки физподготовки: помимо серьёзной физической нагрузки зачастую были задействованы активные игры, названия которых у меня в голове почему-то так и не прижились. Самыми простыми были салки, и то на них вымотаться было проще простого: моё состояние в физическом плане пока оставляло желать лучшего.
     С одноклассниками же у меня сложился устойчивый нейтралитет, который предполагал общение, взаимопомощь, но не более. Держался я со всеми ровно и никого не выделял вниманием: для меня все были одинаково детьми, хоть и каждый со своими заскоками.
     К сожалению, иногда в моем взгляде проскальзывало снисхождение, адресованное одноклассникам, что раздражало многих, чаще всего, обычных бесклановых детей. Им было неприятно, что на них свысока смотрит кто-то, находящийся на одном с ними уровне. И это привело к одному очень неприятному для меня инциденту. Обида у них постепенно накапливалась, а потом… а потом в один прекрасный день выплеснулась наружу. Как у детей обычно решаются различного рода обиды? Правильно, такие вещи в детском возрасте по большому счёту решаются кулаками, которые проезжаются по лицу обидчика. Ну, в моём случае, к сожалению, не только по лицу.
     Вечер. Полигон при академии. Их было пятеро. А я один. Как бы печально это сейчас не прозвучало… арифметика оказалась простой до невозможности. На самом интересном месте моего избиения один из преподавателей академии, который в тот день по каким-то своим причинам задержался на работе и явился на шум, спугнув тем самым малолетних хулиганов. Те и унеслись прочь, сверкая пятками. Впрочем, я так и не сдал их учителю со всеми потрохами. Не привык я ябедничать. К своему оправданию хочу сказать, что не был безответным, этим ребятам тоже мало не показалось. После этого инцидента ко мне больше не лезли. Ну, а я был только этому рад, причём несказанно.

---+===***===+---

     Помимо учебы в академии у меня прибавилось и других забот: после занятий я каждый день около двух-трёх часов был на подхвате при кузне, помогая мастеру, чем мог. К сожалению, ни мои физические данные ни навыки работы с чакрой не позволяли помогать ему реальную помощь, но мои шустрые ноги были не бесполезны в торопливом "подай-принеси". А любознательность, наряду с исполнительностью и аккуратностью, пришлись по душе кузнецу.
     Также он как-то раз весьма оригинально поведал мне, почему у него не было помощника до этого…

     — Знаешь, малец, — однажды начал разговор мужчина, переводя взгляд с только что отполированной катаны на меня, — каждый мастер владеет своими собственными рецептами по обработке металла и техникой создания совершенного меча, открытыми им самим или же унаследованными от предков, которыми уважающий себя и свою семью ремесленник ни за что бы не поделился со своим соперником, даже ради покровительства какой-нибудь могущественной особы. Когда передаваемые поколениями навыки закрепляются в семье, тщательно сберегаются и приумножаются, тогда и можно говорить о династи мастеров. И секреты мастерства касаются всего: используемого сырья, последовательности действий, способов ковки и плавки, цвета раскаленного металла и огня, температуры воды на разных этапах и прочих хитростей.

     Я внимательно его слушал, одновременно выкладывая новый товар на витрину, пытаясь сообразить, к чему он клонит.

     — И в одном из старинных преданий говорилось о том, что однажды один кузнец увидел, что зашедший к нему в гости «коллега» тайком опустил руку в воду, которая была предназначена для закаливания стали,.. — только я хотел было повернуться к мастеру лицом, как кончик ножен от катаны слегка коснулся кожи шеи. Признаться честно, этого я не ожидал: — мгновенно, не говоря ни слова, он схватил меч и отрубил несчастному руку.

     А потом он, глядя в мои удивлённые глаза, расхохотался так, что у меня не хватило сил сдержать на своём лице улыбку, несмотря на щекотливую ситуацию. Мужчина в ту же секунду убрал от моей шеи пустые ножны, в которые незамедлительно, изящным движением, была помещена катана. Потом он протянул мне меч.

     — А ты не из пугливых, пацан, — продолжая хохотать, сообщил он мне.

     Я же пребывал в недоумении, смотря то на протянутый меч, то на самого мужчину.

     — Это такая незамысловатая проверка? — спросил я, забирая изделие из грубых рук, любуясь подаренной катаной. Она походила больше на произведение искусства, чем на орудие убийства. В тот момент мне казалось, что ни одна капля крови не имела права оказаться на этом клинке, настолько он был совершенным.
     — Ты её уже давно прошёл, малец, — он не постеснялся вдобавок ко всему потрепать меня по голове. Глаза его светились озорными искрами, — считай, что это был оригинальный способ тебе об этом сообщить. Вот не чувствую я в тебе плохих намерений, в отличие от других ребят, с которыми мне приходилось иметь дела до тебя, да и нравишься ты мне. Можно сказать, что испытательный срок пройден, мой юный друг.

     Как только он закончил говорить, я тут же пустился выражать свою благодарность. Кузнец оказал мне величайшее доверие, и я не мог его подвести. Всё-таки классный он мужик!
     С тех пор, как кузнец одарил меня, я стал считаться его учеником. После этого события старый мастер начал потихоньку делиться полезными советами, что могут пригодиться в уже нашем нелёгком ремесле. Конечно, для практических занятий мне пока не хватало силёнок, но теория тоже была весьма полезной, и я осваивал её, отбросив в сторонку свою лень.
     В процессе учебы у меня выявились пробелы. Базовые знания по сравнению с домашним обучением клановых оказались недостаточными. Требовалось время на качественное восполнение информации. Как быть? После работы у меня оставалось не так много времени, а, поскольку учёба в академии начиналась сранья, для того, чтобы выспаться, мне и ложиться требовалось пораньше. Всё-таки я знал пользу достаточного количества сна. Вот и выделил между уроками и работой оставшиеся два-три часа на библиотеку, для более глубокого погружения в науку.
     Первым делом я стал искать такое понятие, как теория чакры. Как бы я не хотел как можно быстрее начать «колдовать», мне не хотелось как-нибудь себе навредить. Ведь как поступает наш, русский человек? Он сначала что-то ломает при сборке, а потом такой: «Странно, почему испортилось? Я же всё правильно делал… пойду-ка гляну в инструкцию…» Сначала именно так и хотел поступить согласно моему менталитету, но потом я всё-таки прислушался к настойчивому голосу разума и решил поискать сначала пресловутую «инструкцию»….
     В процессе поиска и усвоения найденной мной информации в библиотеке, не раз хотелось взвыть и с укором уставиться куда-нибудь в небо. Как оказалось, здешние авторы очень и очень любят «водичку» и философские размышления. Они настолько иносказательно рассказывают о своих подвигах, что хочется найти «Эдо Тенсей»[2], доработать эту технику так, чтобы призываемые чувствовали боль, а затем отдать их в застенки к Морино Ибики. И, возможно, самому поучаствовать в их допросе на тему:«Зачем так издеваться над будущими поколениями учеников?»
     Словом, поработать мне пришлось знатно. На то, чтобы не отвлекаясь ни на что другое, обобщить полученную информацию из всех источников, мне понадобилось практически целых два месяца!
     Однако, сказать по правде, часть из этого времени улетучилась на то, чтобы вспомнить русский язык в письменном виде и набить руку. Вы пробовали когда-нибудь писать левой рукой? Похожие неприятные ощущения. Моторика была на очень низком уровне!
     Я решил вести записи именно на родном языке, поскольку более эффективного способа шифровать свои наблюдения в этом мире нет, надеюсь я единственный на данный момент вселенец, прибывший с планеты Земля, знающий русский язык. А ещё лучше, чтобы кроме меня вселенцев вообще не было.
     Но, несмотря ни на что, дело было сделано: обобщив всю полученную информацию и выцедив из неё крупицы более менее правдоподобного знания — я, наконец, решил заняться своей будущей «магией».

---+===***===+---

     Следующий день начался как обычно. В предвкушении предстоящего пробуждения своего очага время занятий тянулось невыносимо медлено. Так называемый "феномен растянутого времени". Стоило только сесть за парту, так и началась эта мука. Пока шли уроки, я не находил себе места, что изрядно раздражало. Да что там, я даже вздремнуть попробовал… и знаете, что? Субъективно, во сне я провёл как минимум час. Вот только лекция еще не закончилась. Объективно, прошло не более десяти минут… Мне осталось лишь тихонько, чтобы никто не услышал, выть на потолок, а затем, плотно сжав зубы, дожидаться окончания всех уроков.
     Наконец, с трудом дождавшись окончания занятий, я отправился подкрепиться перед знаменательным событием в своей жизни. Съев порцию сладких данго (у моего любимого сладкого соуса просто зубодробительное название!), я на всякий случай забежал в свою квартиру, взяв с собой свитки с теорией и захватив порцию риса с мясом, которые здесь были основным блюдом.
     Некоторое время проведя в поисках, я нашёл довольно-таки приятную полянку. Официально она не являлась полигоном, поскольку ничего рукотворного здесь не было. Сор и ломанное железо отсутствовали, а это означало, что тут никто не проводил свои тренировки. Что весьма радовало в особенности из-за того, что место было действительно очень хорошим, да и находилось оно относительно недалеко от общежития, где я в данный момент проживал.
     Удобно устроившись под большим деревом, впрочем, они тут все большие, я ещё раз по-быстрому пробежался по теории, пытаясь припомнить все самые интересные и заковыристые пункты.
     Согласно вводной части информации, чакру учатся ощущать каждый по-своему. В первую очередь имели место быть именно медитации. Как ни странно, но строгой методики становления чакропользователем не существует, однако, у каждого выявленного носителя чакры всё получается. Ещё существует зависимость от возраста инициируемого. Обычно первые признаки проявляются годам к десяти, если речь идет о непотомственных чакроюзерах. У тех инициация происходит не в пример быстрее, где-то годам к шести-семи. Я же бесклановый. Тренировок с детского возраста моё тело, увы, не получило, но, с другой стороны предполагаю, что у меня должны быть и свои преимущества…
     В любом случае, даже не имея точной методики, я всё равно выяснил, что делать с чакроканалами точно нельзя, а что можно, но с осторожностью. Примерные планы тренировок у меня намечены. В общем, я уселся медитировать.

---+===***===+---

     Как я выяснил из пересекающихся источников, способность к медитациям дана далеко не каждому. В пример этому можно привести Наруто, неусидчивая натура которого никогда в жизни не позволит медитировать как следует. Конечно, у него бывают приступы сосредоточенности, но они весьма и весьма редки. Может быть он и вправду смог помедитировать некоторое время на горе Мьёбоку, чтобы почувствовать сен-чакру, но сделал он это ни много не мало в шестнадцать с лишним лет. Что уж говорить про семилетнего Узумаки? В этом возрасте он ещё более энергичен и абсолютно не способен ни на малейшую концентрацию.

     Медитация — крайне непростой способ глубже понять себя. Ощутить себя изнутри, прочувствовать каждую свою мышцу, каждое волокно нервов и даже постараться понять свой внутренний мир.

     Вообще, эта методика даёт большие перспективы развития, но далеко не любой шиноби сможет их освоить… Сосредоточение в расслаблении. Для этого занятия необходимо не только умение сидеть на одном месте долгое время, но и невероятная концентрация, и должное воображение и, может быть, врожденная черта характера, склонность. Насколько я понял, чем шиноби шире может мыслить, тем большие перспективы сможет открыть при помощи столь полезного инструмента самопознания, как медитация. Я очень надеюсь, что мои личные качества окажутся подходящими.
     Итак, сейчас я пытаюсь с помощью медитаций лучше понять себя, своё текущее тело и даже неведомую энергию, которая делает меня не простым обывателем, а воином, наёмным убийцей в будущем.

Примечание от бэтты: ниндзюцу "нин"=человек "дзюцу"=техника (выпускник ПТУ, чешуеть, как страшно). Простите, не удержался


---+===***===+---

     Первые несколько минут мне было очень непросто войти хотя бы примерно в нужное состояние. Травинки приятно щекотали кожу, кора дерева, о которую я опирался, ощущалась более жёсткой и шершавой, чем до этого, а редкие порывы ветра лишь сбивали концентрацию, в попытках отрешиться от всего мешающего.
     Мне неизвестно, сколько я провёл за этим занятием: через некоторый отрезок времени я просто потерял ему счёт, и позволил какому-то новому, не испытанному доселе, чувству унести себя. Мне не приходилось ранее практиковаться в медитациях, я даже и предположить не мог, что это будет настолько здорово! Кристально чистое восприятие, не отягощенное посторонним влияниями, абсолютно спокойное и отрешённое состояние, чёткое мышление. Всё это просто завораживало новизной и необычностью. Я даже не заметил, как прошло несколько часов, настолько я был отрешён от мира.
     Это было невозможно высказать словами, но поверьте мне на слово, это одно из самых интересных и даже в чём-то приятных состояний.
     Пусть в тот день я не ощутил чакру, но абсолютно уверился в пользе медитаций и перспективе их практикования. Ведь если это была лишь первая ступень, то чего можно добиться в дальнейшем? Даже моё весьма неплохо развитое воображение пассовало перед перспективами. Это, действительно, завораживало… и не только своей пользой.
     С тех пор я стал чуть-ли не одержимым медитациями. Мне настолько сильно понравилось уделять время самопознанию, что я очень скоро научился соизмерять время, на них затраченное. А с получением столь нужного навыка стал выделять буквально всё свободное время, что у меня оставалось меж прочих дел.
     Таким образом, стало неудивительным то, что на очередном занятии я как-то весьма буднично смог отыскать в себе нечто инородное, то, что я прежде в себе не ощущал. С трудом зацепившись за нужное состояние, я довольно чётко смог выделить "вкус" чакры. Дальше будет проще. Нужные методики, стоящие следующим этапом после медитаций, я уже запомнил.
     Практически каждый свиток, мною прочитанный, буквально повторял своих собратьев, в заблуждениях уводя от конкретики. В них всех было написано о том, что каждый шиноби ощущал чакру по-своему, и никто точно не мог точно описать своих чувств. Кое-какие ассоциации, конечно, были, но по сути они ни в коей мере не смогли отобразить истинное ощущение этой силы в себе. Да, для меня чакра ассоциировалась именно с силой. Нет, не так. С Силой! И нет, далеко не той, что была так минималистически показана в одной далёкой-далёкой галактике… нет, эта сила давала настоящее ощущение своей мощи! Я прямо-таки чувствовал, что в будущем буду способен на многое! Но опять же - это только первый шаг в освоении чакры… чувствую, мне предстоит ещё немало интересного!

4 - Направление


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     С тех пор, как я открыл для себя мир медитаций, всё вокруг преобразилось. Пусть пока я не получал с них никакой реальной пользы с тех пор, как открыл очаг, мне всё равно не хотелось от них отказываться. Это странно, но если бы кто-то до этого сказал мне, что медитировать мне понравится, то я бы не поверил. Я не знаю, мог ли я это делать на планете Земля, но чакра, насколько я понял, сильно облегчает работу с самим собой. Например, с помощью чакры можно отлично чувствовать свои собственные внутренние органы, которые ты даже никогда не видел. В общем, судя по всему, мир медитаций с чакрой связан достаточно плотно, и именно из-за этого я решил не забрасывать столь перспективное направление, которое применяется даже для сбора сен-чакры, если верить анимационному сериалу.
     Между тем, времени у меня становилось всё меньше и меньше: с тех пор, когда мы подтянули чистописание, добавились обещанные нам уроки истории и географии, которые приходилось понемногу конспектировать. Теория чакры пока так и осталась теорией, как бы идиотски это ни звучало, тогда как количество часов по истории, географии и физической подготовке непременно возрастали. Несмотря на это, я не был против: сейчас учителя активно набивали базу, с которой можно продвигаться к следующим уровням сложности занятий. Если бы вы попробовали кинуть почти полукилограммовый кунай из дешёвого металла, чем-то похожего на чугун, то поняли бы, о чём я говорю. Так что вплоть до того, как мы достаточно окрепнем физически, работать с чем-то сложнее ОФП мы не будем.
     В кузнице всё было по-прежнему, даже несмотря на то, что рос я не по дням, а по часам — по сравнению с ровесниками, которых я уже перегнал на пять-шесть сантиметров. Впрочем, физической формы пока хватало лишь подавать очередную железку на переработку. Но кузнецу я понравился, и он мне тоже, это было ясно совершенно точно. Мастер постоянно мне что-то рассказывал по своему ремеслу и даже показывал на примерах. Теория не могла перебить необходимость практики, и мы оба этого понимали, терпеливо дожидаясь того момента, когда я немного подрасту или научусь работать с чакрой. Мне ремесло кузнеца было весьма симпатично, но точно не в виде основной профессии, потому что любые мирные жители в этом мире имеют огромный шанс в очередное утро не проснуться, так как конкурент решил нанять какого-нибудь сильного шиноби. Единственный случай здесь, где твоя жизнь будет зависеть от тебя по максимуму, это тот, в котором ты — ниндзя.
     Но это всё были мелочи. Сейчас мне нужно было определиться со своим "путём ниндзя". Мне следовало понять, чем я займусь в дальнейшем… нужны же какие-то ориентиры?
     Как известно, в мире шиноби существует несколько направлений[3], которым может посвятить себя ниндзя. Но по сути их можно делить на четыре основных типа, если брать обобщённо.
     Итак, начнём с первого… И это рукопашный бой.
     В целом, это направление для меня будет второстепенным. Как ни странно, но я понимаю, что превзойти в этом местных будучи сиротой у меня не выйдет. Если клановые ниндзя тренируют навыки ближнего боя с детства, а у кого-то они свои, абсолютно отличающиеся от общепринятых, то детей горожан учитывать вообще не стоит. Так как их обучением заниматься некому, а сами они почему-то развиваться не спешат, наверное, потому, что им ближе жизнь простого человека. На них равняться мне не стоит.
     Я думаю, в этом направлении мне просто необходимо напрягать жилы для физических тренировок, потому что самое главное для меня — это не отставать в скорости и силе удара, а насчёт стоек я заморачиваться не буду. Поскольку честный бой лоб в лоб мне просто противопоказан, так как чувствуется, что не моё это. Конечно, я немало времени ходил по спортивным секциям в своё время, но это вовсе не даёт умений в реальном бою. Всё-таки спорт и реальное сражение — совершенно разные вещи, тем более, что настоящих противников у меня никогда не было. Вы не поверите, но, действительно, никогда: ни пьяных (алкоголь я никогда не любил и даже практически не пробовал), ни уличных, поскольку я предпочитал решать свои проблемы при помощи слов. Да и вообще был очень неконфликтным человеком. Вот и нет у меня навыка общения при помощи языка силы.
     Следующее направление… магия. За неимением опыта в этом направлении, оценивать его можно лишь посредством моих знаний из аниме, а также из других произведений, которые, в теории, могут дать мне интересные идеи относительно чакры. В целом, это очень интересное и даже основное для меня направление. Если использование ниндзюцу для меня крайне привлекательно хотя бы из-за того, что оно больше всего похоже на привычную мне магию из сказок, то гендзюцу будет отлично сочетаться с моим «неторопливым» характером и с возможной тактикой, которая будет включать в себя разнообразные обманные манёвры, потому как лезть в ближний бой мне противопоказано по факту.
     Умения врачевать при помощи магии… весьма соблазнительно, но нет.
     Итак, представьте себе количество информации, которое включает в себя сборник обычных школьных учебников с первый по одиннадцатый классы по биологии с Земли. А теперь представьте количество информации, которая потребуется для реального практикующего уровня в этой области… Автоматизированное умение определять и знать все нервные окончания и узлы, местоположение тканей, розовых и не розовых мышц и прочее, прочее, прочее… Всё это в одно мгновение освоить невозможно. И напоследок добавьте туда целый раздел, посвящённый взаимодействию всего этого с чакрой.
     Представили? Отлично. А теперь попробуйте подумать, сколько времени понадобится насиловать мозг, чтобы всё это выучить?
     Именно, поэтому кланы содержат лишь минимум ирьёнинов, поскольку даже долг перед кланом не способен заставить людей учить такой дохреналион информации ради сомнительной радости быть целью номер один в любом мало-мальски серьёзном сражении.
     В общем, максимум, что я возьму для себя из этой области, так это первую помощь при ранениях, а также, если надо, выучу парочку основных ядов и противоядий к ним. И, если повезёт, технику для передачи чакры. Поскольку от чакроистощения, насколько я понял, умереть можно ничуть не сложнее, чем от ран.
     Наконец, последнее направление — Фуиндзюцу. Все мало-мальски серьёзные шиноби владеют этим искусством хотя бы по минимуму, если не более: все три саннина, все Каге Конохи, Какаши и даже Обито, а значит и его учитель, Учиха Мадара.
     Мне неизвестна реальная сложность этого искусства и даже его принципы, но даже на мой неискушённый взгляд ясно, что у него, действительно, есть весьма серьёзные перспективы. Огромное количество различных запечатывающих техник, барьеры. К тому же если есть печати «молчания», то должны быть печати и для защиты разума. В общем, хочется верить, что это направление ненамного сложнее того программирования, которому я успел уделить несколько лет на Земле. И при случае я обязательно попробую хотя бы на начальном уровне изучить это искусство.
     Таким образом, будь у меня реальный выбор, я бы предпочёл гендзюцу, ниндзюцу, физически развитое тело и по возможности фуин. Также мне требовалось изучить навыки первой помощи, но, извините, вряд ли это займёт много времени: в умении перевязать, обезболить и зафиксировать рану ничего такого особо сложного нет.
     Однако реальность любит вносить свои коррективы, поэтому торопиться с выводами мне пока не стоит. Так как для начала мне стоит изучить все понемногу, а затем выяснить, для чего моя чакра подходит лучше всего. Всё-таки загадывать я могу всё что угодно, но мои реальные возможности стоит учитывать в первую очередь.

---+===***===+---

     Тем временем первый год в Академии закончился, и для меня это всё прошло как-то даже слишком буднично. Я, как обычно, проснулся, позавтракал, и пришёл на учёбу, где мы написали итоговый тест, а затем выслушали Ируку-сенсея, который с удовольствием с нами попрощался и выгнал на каникулы. Правда, я успел выловить его и задать вопрос насчёт библиотеки. У меня появилось свободное время. Мне нужно было уделить ей побольше времени, пока я ещё могу тратить большое количество времени на чтение.
     Судя по всему, моя репутация у учителя оказалась весьма благоприятной, потому что тот сказал, что вроде как мне не положено, но он может поговорить с библиотекарем, которая будет меня пускать в обитель знаний во время каникул. Я искренне и весьма горячо поблагодарил Умино и, пожелав хорошего отдыха, отправился в библиотеку.
     Меня в первую очередь интересовали именно техники на повышения контроля чакры. Всё-таки лишь почувствовать источник мало, нужно ещё и как следует уметь им пользоваться… а ещё мне было бы неплохо научиться измерять его объём. Всё-таки знать, от чего стоит отталкиваться, мне необходимо.

---+===***===+---

     К сожалению, библиотека при академии меня несколько разочаровала: если про теорию чакры в целом ещё было немного «водички», то по поводу размеров резерва ничего сказано не было вообще. Конечно, было написано, что одни шиноби, мол, сильнее других и у кого-то, мол, чакры больше, но не более. И это очень удручало.
     Получив отворот-поворот в этом плане, я стал искать методы тренировок контроля чакры. И знаете, что я нашёл? Правильно. Единственная описанная методика сводилась к «методу листа», который помогал концентрироваться на каком-то одном месте тела. Я, конечно, взял его на вооружение, тем более, я помнил, что этот метод как-то помог Наруто при создании его любимой техники, но, на самом деле, мне пришлось достать губозакаточную машинку, потому что больше методик по контролю чакры также не было. Видимо, всё придётся делать даже без чьей-либо помощи: начиная с того, что мне придётся тренировать контроль чакры без присмотра взрослых, и заканчивая тем, чтобы разрабатывать свои методы тренировок контроля, когда хождение по вертикальным поверхностям и воде перестанут давать эффект.
     Обидевшись на библиотеку, я забрал все найденные мной описания техник D и E ранга. Переписал их, а затем красиво и пафосно закрыл за собой дверь. Больше ноги моей не будет там, где вся мало-мальски ценная информация отсутствует, тем более, что основы я уже выучил.

---+===***===+---

     Итак, передо мной было практически целое лето, которое я мог использовать по своему усмотрению. Надо взять из него всё. Что у нас там по плану? Правильно, время Силы Юности! А если серьёзно, то теперь мне требуется раскачивать свою физическую форму. Если верить остаткам моей весьма дырявой памяти относительно канонных событий, то хорошая физическая подготовка косвенно влияет на источник чакры в хорошую сторону. А поскольку я бесклановый сирота, то, судя по всему, чакры у меня не очень много по определению. Да, были такие люди вроде Минато, но ведь это лишь доказывает, что раскачать резерв вполне себе можно. Значит… что? Значит, пора этим заняться.
     Придя на уже облюбованную мною полянку, я с удовольствием провёл лёгкую разминку. Моя текущая физическая форма была не шибко серьёзной, но кое-какие навыки за первый год академии я получил. Там мы пока занимались лишь ОФП на различные группы мышц, причём я был солидарен с учителями во всём, пожалуй, кроме того, что растяжку у нас не преподавали, тогда как дети в таком возрасте весьма пластичны. Я до того, как оказался в мире Шиноби, успел это проверить на собственном опыте, умудрившись сесть на шпагат в целых девять лет. Подрос и быстро потерял форму, и только потом понял, каким стал бревном. Обратно растяжку вернуть не смог, так как кости стали во много раз крепче, сухожилия и суставы тоже. И в итоге мне пришлось забить на гибкость, хотя часть растянутых мышц в определённых местах осталась.
     Сейчас же мне предстояло провести первый в этом мире разминочный комплекс на растяжку, который я привёз весьма издалека. Всё как обычно: наклоны пальцев к носкам ног, точно такие же наклоны, находясь сидя, а затем попытки дотянуться до каждой ноги по очереди, тогда как свободная была загнута назад. После этого, потирая растянутые ноги, которые с непривычки ныли, я сел сначала на поперечный, а затем и на продольные шпагаты. Ну, то есть как сел… скорее, попытался. Несмотря на детскую гибкость тела, моя координация движений и чувство равновесия весьма страдали, поэтому я зачастую сваливался набок ещё до начала ритмичного растягивания мышц.
     После занятия я почувствовал уже весьма подзабытую, но ностальгическую боль в мышцах. С удовольствием занявшись мазохизмом, я отправляюсь домой ровно для того, чтобы упасть в кровать. После тренировок мне есть обычно никогда не хотелось, тогда как через часик после неё нападал буквально дикий жор. Благо я знал это, и еда была подготовлена заранее.

5 - Чакра

      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Для начала, за лето я подрос. Не понимаю почему именно за лето, но, проснувшись в одно утро, я отметил, что определённо смотрю на мир с большей высоты, чем обычно. Нет, это вовсе не значит, что вырос я за один день, просто заметить это я смог не сразу. Я уже и забыл все прелести постоянно меняющегося центра тяжести и роста! Наверное, мне их не хватало…
     Далее я, наконец, наладил себе стабильные тренировки. Не знаю насчёт «Силы Юности», но каждый день я как минимум три-четыре часа уделял физической подготовке и растяжке. Как правило, занятие длилось по часу за раз, и таких подходов в графике ежедневных тренировок было несколько. Конечно, мне было довольно-таки непросто отпинать свою лень (пинать часть себя не очень просто, да…), но я справился. Нет, это не значило, что я перестал лениться. Ещё как ленился! И ныл! Но делал…
     Факт повышения гибкости был доказан: ежедневные занятия очень быстро усадили меня на все шпагаты какие только можно. Опять же, я даже не сразу заметил, как после очередной разминки тянуться мне стало некуда. Просто раз и всё, и я уже сижу без проблем, ниже некуда. Кайф! Раньше был хоть и не в дрова, но бревно-бревном, а теперь я - гутаперчивый буратина.
     Моя координация движений за эти три месяца значительно улучшилась, благодаря чему, я стал больше походить на человека, чем на его личинку. Пересекать кварталы бегом в режиме паркура стало намного легче и комфортнее. Также разнообразил тренировки: мне приходилось работать и над цепкостью и над балансом, и ещё бороться с инерцией непослушного тела, так несвоевременно отвечающего на мои желания.
     С чакрой работать я пока не спешил: максимум, на что я отважился, это на попытки чуть-чуть ускорить или замедлить ток чакры по СЦЧ. Увы, у меня ничего не вышло, но я даже был рад этому, потому что я подсознательно боялся накосячить даже в таком простом деле. Ведь из-за единственной ошибки можно стать инвалидом на всю оставшуюся жизнь… Чакра будто сама не хотела мне подчиняться. Я чувствовал её, но воздействовать на неё сильнее нем требуется для результата, я опасался.
     Медитации постепенно стали переходить на новый уровень: если раньше я просто расслаблялся в созерцании, то теперь старался, не выходя из транса, изучать всю чакросистему. Также стал фиксировать внимание на чём-то определенном. Учился концентрации: многочасовое наблюдение за одним потоком чакры, скажу я вам, не самое простое занятие. Я думаю, сохранение сосредоточения в течение длительного срока мне пригодится, пусть я пока и не знаю как. Также я оттачивал скорость вхождения в транс. Со временем стал требоваться не весь отведенный срок в полчаса, а всего три минуты. Три месяца усилий, а какой результат. Хотелось верить, что когда-нибудь смогу медитировать в движении. Это могло мне очень помочь в определённых ситуациях. А если я ещё смогу овладеть чем-нибудь новым, освоить нечто отличное от моего «взора» внутрь себя, то развиваться как шиноби станет мне намного легче. В медитативных практиках общая база. А значит… что? Верно, научусь одному приёму, другой мне будет даваться проще. Впрочем, всё как всегда.
     Хороший контроль чакры? Быстрее изучишь на нём основанную технику. Силён? Ловок? Отлично, тебе будет намного проще учить новые стойки, удары и работать с мечами и сюрикенами.
     Последним и приятным для меня событием за лето стало то, что кузнец заплатил мне за три месяца работы. Для него, как мастера, та сумма была не так велика, тогда как я смог забить холодильник нормальными продуктами, а также купить себе добротную одежду. Если раньше весь гардероб состоял из оставшихся с приюта трёх пар шорт и маек, то сейчас я смог позволить себе ещё три пары футболок, хорошие штаны, не стесняющие движения, а также кепку, которая защитит мою голову от солнца. Мне хотелось, чтобы эти вещи прослужили мне как можно дольше, напоминая мне о моей самой первой зарплате. Моя одежда, как и у любого другого активного ребёнка моего возраста, быстро приходила в негодность. Поэтому все вещи взятые на вырост первое время не надевал, уберегая их от скорого износа.
     Кузнец оказался интересным собеседником: неглупым и весьма циничным. Он часто рассказывал о реальном положении вещей в странах, говорил об особенностях налогообложения жителей деревень, о управлении мирным населением, властях, о дайме Огня и его придворных… Мой первый, и надеюсь не последний, учитель за свои шестьдесят лет успел побывать не только в столице страны Огня, но и в иных селениях, зарабатывая себе на жизнь. Скитался ровно до тех пор, пока не накопил достаточно средств чтобы закрепиться в скрытой деревне. Также мужчина говорил о трудности становления профессионалом, пути к известности и тяжёлой конкуренции.

     — Да, малец, задал ты вопрос… думаешь, всё так просто было? — обычно отвечал он на любой мой вопрос. А затем пускался в рассказы…

     Вообще, о нём можно было рассказать побольше, особенно учитывая, сколько мы с ним общались. О его внешности я уже упоминал, но можно и дополнить. Это был мужчина лет пятидесяти, может, чуть помоложе. Выглядел он обычно угрюмым: его работа не располагала к пустословию. Но, тем не менее, по делу он был рад высказаться. Иногда, как и всем людям, ему всё-таки требовался диалог. И вообще, он охотно делился знаниями, зная, что дальше моего сознания они не уйдут. Да и не вся информация касалась его ремесла. Как я уже говорил, этот человек за свою жизнь где только не был. На какие-то темы он говорил с охотой, его даже «раскручивать» на них не надо было, а на некоторые темы разговаривать не желал. Слова приходилось вытаскивать чуть ли не клещами, да ещё и кузнечными.
     Лысина же мастера пока не затронула. Его шевелюра хоть и была довольно короткой и седой, однако вовсе не подавала признаков облысения. Хотя я может чего-то об этом не знаю….
     Одевался мастер всегда просто, без лишних церемоний: удобно и хорошо. Короткие сапоги с обитыми металлом мысами. Добротная одежда. Поверх кузнечный фартук, чтобы уберегать одежду от высокой температуры. Кожанные наручи для защиты рук. Бандана скрученная жгутом, чтобы волосы не запалить. Загар у кузнеца был характерный. Не знаю ничего насчёт солнечного излучения, но краснота кожи точно выдавала в нём того, кто часто стоит у открытого огня. Особенно выделялись покрасневшие и грубые ладони, кожа которых, впрочем, вовсе не отличалась нежностью. Твёрдо был уверен, что при ковке в перчатках не изделие - куйня выйдет. Так прямо и сказал. От меня же, работающего на подхвате, требовал работать в перчатках.

     (Прим.от бэтты. Вполне литературное слово. Особо интересующимся искать в интернете "Иван Купала - Куйня.mp3")

     К нему часто заходили шиноби, причём, как правило, бесклановые чунины, поскольку наша мастерская была рассчитана именно на эту категорию ниндзя. Для генинов цены были слишком высоки, потому что сироты себе хорошее оружие позволить не могли, тогда как джонины успевали обзавестись хорошим оружием за время своей службы. Конечно, бывали и редкие исключения, поскольку джонин мог себе позволить приобретать оружие и в клановых кузницах, в которых добавляли простейшие фуин к своим изделиям и использовали чакру при работе.
     Я при появлении клиентов был на побегушках, принося мастеру оружие, которое тот просил. Я вёл себя вежливо, со всеми здоровался. Задания кузнеца выполнял аккуратно, старался не допустить брака и сам берёгся, под руку не лез. Мастер меня очень ценил в том числе и за это. Вслух сказано этого не было, но, судя по всему, мужчина ко мне привязался. Я, впрочем, тоже. Мне он понравился не только как учитель, но и как человек недюжинной силы воли. Как бы там ни было, без неё кузнецами становятся редко. Вообще говоря, работа со сталью требовала предрасположенности, поскольку иначе с ней совладать не получилось бы. Все, кого можно отнести к мастерам, несли в себе отпечаток непростого характера, связанного с выбранной профессией.
     Вот так весьма незаметно и прошло моё первое лето в мире Наруто. Я был доволен и с энтузиазмом смотрел в будущее… насколько это было возможно.

---+===***===+---

     Начало второго года обучения протекало также весьма буднично. Вступительные тесты мы уже написали, на них отсеялись пять бесклановых детей (как можно было такое завалить?!), которые, собственно говоря, и на линейку не явились. Хокаге на этот раз не пришёл, и вступительную речь произнёс директор Академии - весьма сурового вида «дедок», если так можно было сказать про сорокалетнего лысого мужика. Почему дедок? На самом деле мужчина в сорок лет — это мужчина в самом расцвете сил. Вот только проблема состояла в том, что в мире шиноби до такого возраста мало кто доживает. Такие, как наш директор, здесь считаются самыми что ни на есть долгожителями. На их фоне Сарутоби Хирузен выглядит ходячей мумией из которой песок сыплется.
     Речь директор произнёс коротенько, по-военному и без огонька. Впрочем, детям большего и не надо: им бы лишь поскорее сесть и начать между собой болтать, чтобы обсудить с друг другом свои каникулы.

     — Я рад, что вы все здесь собрались сегодня, — начал тот речь своим глухим голосом, — надеюсь, вы все вырастете достойными шиноби своего селения. Желаю вам всем успехов! — и тут же закончил… всё кратко и лаконично, ничего лишнего.

     Как бы там ни было, не весь первый день был поглощён рутиной. Как оказалось, Наруто пришёл в своём, теперь любимом, костюмчике ярко-оранжевого цвета. Класс, между прочим, был слегка в шоке. Частично был солидарен с ними и я. Каким бы «танком» Узумаки не являлся в будущем, это не даёт ему никакого морального права одевать этот прикид сейчас. Мало того, что сам по себе он раздражал, так теперь мальчишка будет всех бесить ещё и одеждой. Видимо, Наруто считает, что его перестанут ненавидеть, если он даст реальный повод к такому отношению. Прёт его от эпатажа. Тут и сделать ничего нельзя. Но опять же это не совсем мои проблемы.
     А я и этот год проведу за своей партой в гордом одиночестве. Так и буду сидеть, клевать носом. Одним словом, к учёбе бесплатным приложением всегда шла рутина, которая неизменно наполняла наши будни. В классе помимо меня подрос мало кто, судя по всему, фаза активного роста у меня началась раньше других. Главное, чтобы это не аукнулось внезапным ударом гормонов. Ладно, в деревне это как-нибудь переживу, но вот если меня начнёт колбасить во время какой-нибудь миссии… Это может плохо закончиться. Лучше пусть переходный возраст будет либо до окончания академии, либо после нападения на Коноху Орочимару. В то время, когда в мире будет относительно спокойно. Или пусть чакра вообще нивелирует это воздействие. Это было бы замечательно…

---+===***===+---

     — Здравствуйте, дети! — разведя руки в стороны, поприветствовал нас Мизуки-сенсей. — Сегодня мы с вами начнём изучать новый предмет — букидзюцу, на котором вы будете учиться правильно метать оружие в цель. Это крайне важный для шиноби навык! С помощью метательного оружия можно не только эффективно наносить урон, но и ограничивать противника в движении. Чем точнее и лучше рассчитан ваш бросок, тем больше пользы от него будет в бою! Также существуют и продвинутые техники, основанные на метательном оружии, но в Академии они не изучаются. Но ведь никто не запрещал изучить их позже, так? — обвёл он нас внимательным взглядом. Затем повернулся к заранее подготовленным мишеням, они были изображены в виде классического рисунка гуманоида, на которых были помечены, соответственно, грудь, живот, ноги, руки и, конечно, голова. Метко вогнав в каждую из меток по кунаю, а затем и сюрикену, будущий предатель выслушал восхищённые вздохи бесклановых детей, а затем кивнул каждому на деревянные макеты кунаев, чтобы мы их взяли каждый по одному.

     Затем учитель нас обломал. Похоже я не зря думал, что метать деревяшки нас учить не будут. Он выстроил нас в один ряд и по очереди проверил, правильно ли мы держим оружие. Что удивительно, половина действительно взяла его неправильно. Кто-то ухватил его нижним хватом, лезвием вниз, кто-то вообще взял его на манер древка какой-нибудь мотыги, крепко захватил его в кулак всеми пальцами, держа остриё вертикально вверх.
     Я тоже ошибся, но, к счастью, не в хвате, а в положении локтей. Так кунай перед броском, мол, не держат. Ну, я-то не знал, что держать его надо как перед броском! Впрочем, там положение также отличалось от того, в которое бы встал я.
     Наконец, когда все более-менее ухватили оружие как-следует, Мизуки выдал нам лекцию, по которой тот объяснял особенности метания кунаев. Увы, урок был практически полностью теоретическим. Практика с металлическим оружием начнётся лишь через несколько уроков. Впрочем, даже так я воспринял кое-какие крупицы полезной информации, которая будет не лишней. Ведь везде всё решают мелочи, разве нет? И этим тоже надо пользоваться. Чуть быстрее, чуть сильнее, чуть более ловко — и вот уже появляется серьёзное преимущество перед противником.

---+===***===+---

     За три месяца каникул, как уже было мной сказано, я довольно приличное количество времени уделял медитациям. В течение этих занятий я заметил то, что мой очаг постепенно начинал выделять немного больше энергии, а энергоканалы, соответственно, пропускать больше чакры. Покумекав некоторое время, я осознал, что именно так растёт резерв. Подумав ещё некоторое время, взвесил всё «за» и «против», решил попробовать несколько ускорить процесс, если это увеличит объем чакры, то это пойдёт мне только в плюс. Но ещё во время придумывания своего плана я задумался о том, как сделать это максимально безопасно для себя. И знаете что? Выяснилось, что никак.
     Для того, чтобы увеличить выработку внутренней энергии, мне нужно как-то искусственно повлиять на скорость развития очага. Как это сделать? Правильно, в любом случае при помощи той же чакры. А чтобы влиять на неё, мне необходимо — как бы я этого не хотел — рискнуть.
     Но была не была, я решил попробовать, поскольку перед этим делом, как мог, оценил свои риски и счёл их приемлемыми.
     Прибыв на поляну в очередной раз, я достал специально захваченную с собой еду и как следует перекусил. Затем, морально приготовившись, и зачем-то пожелав себе удачи, я сел в какое-то подобие позы для медитации. Сложив руки у себя на груди, я почти привычно провалился в кристально чистые ощущения чистого разума и необъяснимого удовольствия от возможности ощутить своё тело по-настоящему. Добившись устойчивого положения в этом довольно хрупком состоянии, обратился к своей чакросистеме. Нет, я не видел её в привычном понимании этого слова. Как вообще можно увидеть что-то внутри себя при помощи глаз? На самом деле я ощущал её каким-то шестым чувством, причём настолько чётко, что глаза начинали казаться весьма несовершенным инструментом для познания окружающего мира. Тогда, в первую свою осознанную медитацию, направленную на поиск очага, я едва чувствовал что-то инородное в своём теле, где-то на грани ощущений. Мне тогда с огромным трудом получилось «дотянуться» до нужных ощущений, тогда как каждая следующая попытка совершалась всё легче и легче… вплоть до того момента, как свою чакросистему я научился ощущать лишь при помощи одного небольшого волевого усилия.
     Привычно «ощупав» свой очаг, я обратился к нему и внимательно стал «ощупывать» его на какой-нибудь механизм, который позволил бы мне на него повлиять. Не заметив таких, я последовал первому канону любого волшебства — пожелал. Сконцентрировался на своём желании, на результате, которого хотел достичь. И, что весьма удивительно, у меня что-то получилось. Не сразу, но через несколько попыток ощущение идущей от моего Очага энергии совсем чуть-чуть, но усилилось. И я с превеликим удовольствием почувствовал, как едва заметно напряглись каналы, по которым проходила чакра. Решив, что на первый день таких тренировок мне достаточно, я точно таким же способом вернул энергию в обычный режим, а затем вернулся в «реальный мир».
     Я уже не раз замечал, что во время медитаций время идёт несколько иначе. Если иногда это занимало не больше часа реального времени (как сейчас, например, на улице было до сих пор светло, тогда как начинал медитировать я практически вечером), то периодически, во время какого-нибудь упражнения на концентрацию, время летело очень быстро. Если относительно меня проходил час, то, что называется «за окном», проходили целые сутки. К счастью, в тот раз, когда я это заметил, у меня были всё ещё каникулы, и я никуда не опоздал. С тех пор я старался быть аккуратней с медитациями, стараясь не терять ход времени во время какой-либо тренировки. Это, кстати, также служило упражнением на концентрацию, пусть и не таким эффективным.
     В общем говоря, я старался не стоять на месте в своём развитии, и, судя по всему, что-то у меня получалось. Вот только что именно мне понять пока не удалось, поскольку было неясно, чем в будущем мне могут помочь такие не совсем обычные тренировки. Пока мне оставалось лишь не терять уже достигнутого и постигать ещё не освоенное, а также надеяться на то, что мои нетрадиционные занятия не окажутся чем-то вредным, а совсем наоборот… принесут мне, как шиноби, какую-то пользу.

6 - Учёба


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     С тех пор, как у меня что-то стало получаться с медитациями, я стал постоянно испытывать лёгкий дискомфорт, когда по чуть-чуть стимулировал работу источника. Мой очаг был далеко не на пределе. Он вырабатывал всего на пару процентов чакры больше нормы, но мои энергоканалы всё равно этого не оценили. И с того времени я наловчился удерживать источник в таком состоянии постоянно. Даже ночью испытывал хоть и фантомные, но весьма неприятные ощущения во всём теле. Я старался развивать сразу все каналы, потому что я знал, что со временем может пригодиться любой, даже самый тонкий и незаметный тенкецу[4]. Если бьякуган (одно из трёх видов додзюцу, которое является особенностью членов клана Хьюга) мог разглядеть самые крупные шестьдесят четыре и даже сто двадцать восемь точек, то остальные было трудно разглядеть даже мне в своём собственном теле. Ну, как разглядеть, скорее… почувствовать и ощутить. Они сами были практически закрыты в теле и создавали настолько маленькие возмущения в чакре, что зачастую заметить их можно было только при помощи метода «тыка». Такой способ экономил довольно большие объёмы времени, которое я мог потратить на «сканирование» своего чакро-тела в целом, и позволял серьёзно облегчить поиск, благодаря делению на разделы поиска и сосредоточению там всего своего внимания.
     Найдя каналы, я лёгким усилием воли чуть-чуть усиливал там ток чакры. Нет, скорее «перенаправлял» один из потоков. Я старался действовать очень аккуратно, поскольку порвать такие тонкие «трубочки» было проще простого. Но от цели я не отступился, и в данный момент я уже закончил работу с каждым каналом в ногах. Не трогал и не буду трогать, пожалуй, лишь один свой головной мозг…
     Ощущения, которыми сопровождалась прогонка чакры по слегка перегруженными каналами, были не особенно приятными. Аналогию подобрать трудно, но можно было бы представить, что по тебе что-то ползёт, причём весьма раздражая кожу, но при этом ни увидеть, ни избавиться от этого невозможно. Ощущения были так себе… и даже несмотря на очевидную пользу — укрепление и тренировка каналов, мне часто хотелось вернуть всё как было и ждать, пока инструкции по тренировкам упадут мне на голову. Я, конечно, сдерживал такие порывы изо всех сил, но раздражала такая тренировка страшно. Впрочем, попытки на чём-то сконцентрироваться усложнялись в разы. И с таким «подспорьем», в виде постоянного раздражителя, я делал поразительные рывки в развитии силы воли и абстрагировании от неприятных ощущений. Ну, относительно, конечно…

---+===***===+---

     Впрочем, время шло, тренировки продолжались, я рос… но ничего не менялось. Нет, конечно, какие-то мелкие события постоянно происходили, но ничего конкретного, к счастью или к сожалению, не случалось. Деньги я понемногу копил, кузнец стал выдавать мне вполне себе хорошую зарплату для мальчика на побегушках… да и тренировки шли своим чередом. Я старательно взращивал в себе умение постоянно в фоновом режиме медитировать. Это было, без преувеличения, крайне сложно, но перспективы, грядущие с успехом, всё перекрывали. Ведь навык контролировать свой очаг напрямую, а не посредством печатей, мог исходить именно из такого на первый взгляд неказистого навыка. Но до такого мастерства мне будет требоваться ещё очень много времени… ведь умение находиться в слабой версии медитации постоянно, да и ещё и что-то делать с чакросистемой в бою, даже на мой неискушённый взгляд звучит весьма невероятно и сказочно. Но я просто был бы не я, если бы смог отказать себе в такой попытке. Даже если ничего подобного у меня не выйдет, концентрацию я себе смогу «прокачать» до такого состояния, что большинство иллюзий, с которыми я когда-нибудь начну работать, будут получаться намного проще и быстрее. Если, конечно, я смогу изучить более трудный навык до их изучения…
     Но, как я уже говорил, время за тренировками, работой и учёбой летело весьма быстро. И очередной год прошёл весьма незаметно. Начались следующие каникулы, которые также пролетели в мгновения ока.
     Каждый день я вставал, символически махал руками и ногами, проверял целостность своих чакроканалов, поспешно обрывал порыв убрать источник раздражения, а затем приводил себя в порядок и выдвигался в академию. Обычно я был там весьма бодрым, поскольку быть сонным с такой раздражающей проблемой было весьма непросто. С утра этот зуд под кожей будил меня так, что необходимость в кофе пропала. Да и вообще, я старался всегда хорошо высыпаться, так как спать я любил ещё с детства. Мои одноклассники же режима явно не придерживались. Наруто, например, был воплощением непостоянства, потому что иногда засыпал ещё на входе в класс, а иногда влетал в окно и громко обращал внимание к своей персоне. Люди тогда, кстати, морщились.
     Учиха же за год научился держать настоящий непробиваемый «пофиг-фейс», поэтому понять, выспался он или нет, было практически невозможно. Настоящим же воплощением стабильности был Шикамару. Он, как вы понимаете, всегда был в максимально сонном и мечтательном состоянии. Это было его кредо. Опять же, если так можно выразиться.
     Ирука же к утру всегда был бодрячком. И лишь иногда у него проскальзывали косвенные признаки недосыпа. В частности, что-то такое можно было усмотреть после каких-нибудь тестовых работ. Видимо, проверять всё приходилось ему одному.
     По обучаемости большая часть детей придерживалась средних оценок. А, вспомнил, ещё меня в академии порадовала система оценок работ. Она также была сделана по английским буквам, где F — фактический кол, тогда как каждая следующая оценка была чуть лучше. Ну, то есть так: F — двойка, E — три с минусом, D — твёрдая тройка, тогда как С — четыре с минусом, B — четыре, и, наконец, А и S — пять с минусом и пять соответственно. Конечно, обозначений F на практике практически нигде нет, но это же мелочи? Техники котируются начиная лишь с E-ранга, тогда как здесь для удобства системы добавили оценку F.
     Так вот… об оценках… Ребята в основном придерживались оценок, начиная с C и заканчивая S, впрочем, последние были довольно редкими. Я изо всех сил старался придерживаться таких же оценок, правда, получалось не всегда хорошо. Например, по истории или географии, которые оказались для меня проще простого, я получал повышенные баллы. За чистописание я стабильно получал оценки, начиная с D+ (да-да, иногда были плюсовые оценки, но, как правило, учителя обходились без них) и заканчивая B, не выше. Проблема была в том, что я с трудом воспринимал местную письменность. Всё-таки здешний менталитет формировался за счёт исторически сложившейся письменности. И из-за этого я не мог нормально принять кандзи и другие алфавиты как нечто, чем можно пользоваться не в виде хобби, а основного языка. Да и вообще… это было непросто, но я учил, с завидной педантичностью наддавая пинки иногда возникающей лени. Так что в классе я был хоть и не самым стабильным, но вполне себе рентабельным учеником.
     Тем временем, на третий год обучения, сразу после окончания лета, перед нами была произнесена очередная речь, в которой Ирука объявил о начале спаррингов, но не сразу, а лишь после обучения, насколько я понял. Чтобы мы не заучивали неправильно поставленные движения из «уличного» боя. Также он обрадовал нас тем, что мы начнём изучать чакру более плотно: после заученной назубок теории и проверенного умения применять любую из двенадцати стандартных печатей, нас научат тренировкам по пробуждению источника, а также умению изменять ток чакры в своём теле в соответствии с печатью.
     Я первой новости сильно обрадовался, потому что, как вам уже известно, за свою недолгую жизнь я так и не успел побывать в настоящей драке, детская академическая потасовка не в счёт… да и прочий детский сад. И несмотря на моё умение использовать ноги и броски, я не мог считаться бойцом, поскольку боялся бить. До этого любая драка с моим участием заканчивалась для меня плачевно, поэтому лет с тринадцати я был всегда достаточно миролюбив. Чтобы никого случайно не прибить… и теперь это играло со мной дурную шутку.
     Также меня обрадовала нормальная теория чакры. Тут приводились хоть и упрощённые, но хотя бы понятные определения, которые позволяли как минимум примерно понять суть происходящего с чакросистемой. Если на первых занятиях мы повторяли такие понятия, как чакра (смесь духовной и телесной энергии и бла-бла-бла…),

     
 []

     то затем мы стали более подробно изучать свойства кейракукей, где начали даваться по-настоящему полезные сведения. Например, там было довольно подробно сказано про специальные таблетки для ниндзя и суть их воздействия на Очаг. Как оказалось, на самом деле эти таблетки используют довольно топорный метод. Они просто его перегружают, мгновенно заставляют работать на износ, что, как я понял на своём опыте, весьма и весьма кхм… неполезно. Особенно если учесть мой перегруз на один, два процента… против мгновенных нескольких десятков. Как представлю ощущения ниндзя, которые их применяют, мне сразу становится очень и очень нехорошо… таблетки — зло! Всегда это знал.
     Также за следующие уроки было сказано немало полезного про простейшую печать концентрации. К началу года она была дана просто для того, чтобы заучить выполнение «фиги», а затем именно на ней, как мне сказал Ирука, будут первые попытки изменять потоки чакры, которые из-за этой печати будут приведены в относительный баланс, что довольно сильно облегчает воздействие на энергию в дальнейшем. Ну, а ещё эта печать относительно безопасна по отношению к другим. Ведь ни один учитель не будет рад, если ученик по его косвенной вине получит травму кейракукей…

7 - Спарринги


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     О первом спарринге нам было заявлено за неделю до этого знаменательного события. Всё-таки как для меня, так и для многих других учеников — это событие было знаковым, поскольку первый поединок для любого шиноби был очень важен. Во-первых, он сильно влиял на положение в классе. Ведь здесь было понятие силы… Чем лучше ты проявишь её в бою, тем с большим пиететом к тебе будут относиться. Во-вторых, многие из здешних детей понимали, что вскоре их жизнь станет одним большим боем, который разделён на многие из тех, которые поменьше. А первый спарринг в каком-то смысле являлся первым сражением, и это тоже добавляло свою изюминку. Нет, если смотреть на всю жизнь в целом, то это весьма незначительно, но принимая во внимание лишь ближайший месяц, более знаменательное событие найти было довольно сложно.
     Я же мандражировал в том числе и до этого события, даже пару раз повспоминал удары из земных спортивных секций. У меня была проблема в том, что хоть мои приёмы и имели очень серьёзный потенциал в наносимом уроне, они требовали серьёзного разгона для его причинения. Это было и опасно, и зрелищно, но, увы, весьма медленно. Если мой предполагаемый соперник нанесёт мне несколько весьма ощутимых ударов, то я уже потеряю преимущество, и мой удар может вообще не достичь цели за счёт того, что цель и сила удара видна сразу. Соответственно, его никто принимать на блок не станет. Да и длина ног пока была весьма и весьма небольшой. Её просто не хватило бы для получения достаточной инерции для удара. Но тем не менее я всё это тщательно повторил. Вдруг что-то да получится.
     Как оказалось, сделать это у меня получилось с лёгкостью. Ладно бы это была растяжка виновата, так нет, я и без неё мог выполнять удары. Некоторые мои приёмы выполнялись в прыжке, и в этом заключалось самое интересное. Прыгать я мог высоко. Очень. Относительно своего мира я бы уже стал самым-самым чемпионом мира, поскольку прыжки метра три в высоту — не самое обычное для меня событие… И это пугало. Когда я первый раз проделал такой удар, то приземлялся на чистом удивлении. И, что самое интересное, абсолютно безболезненно. Я тогда был крайне, крайне удивлён и радовался будущим перспективам, как ребёнок, так как если раньше я просто любил акробатику и страдал из-за своего слишком высокого роста, то сейчас какого бы я не был размера, могу выполнять любые, даже самые сложные приёмы, не рискуя остаться со сломанной шеей. Ведь местная энергия помогала и здесь. Да уж… чакра — всему голова.

---+===***===+---

     Также за эту неделю мы отрабатывали различные боевые движения всей группой. Мизуки-сенсей внимательно следил за учениками, чтобы никто не повредил себе конечности, нанося удары по деревянным манекенам. И почему он стал предателем? Ведь ему нравится преподавать, а боец и скрытый убийца из него так себе, если честно. Впрочем, это было не самым главным моим открытием.
     Как оказалось, и здесь чакра может оказать помощь. У тех детей, кто пробудил свой источник или был близок к этому, общая физическая крепость была выше, то есть многие были способны бить деревянные мишени ногами и руками, не испытывая при этом большого дискомфорта. Нет, это было даже не укрепление мышц чакрой, а просто преимущество самого наличия пробуждённого Очага. Я был безмерно удивлён, когда попробовал сам. Даже при всём желании повредить я себе мог разве что кожу, ссаживая её при скользящем ударе и то, она была куда крепче, чем я привык. Это было весьма и весьма непривычно, и я первое время неосознанно ослаблял удары, пока подсознание, наконец-таки, не привыкло, что ничего мне всё равно не будет.
     И, кажется, я нашёл ещё одну причину особой тяжести тренировок, которые тут практикуют. И заключалась она в том, что даже при ударе в полную силу ранить шиноби не так-то просто. И местные с самого своего обучения на шиноби не жалели партнёра, зная, что ему они нисколько не навредят.

---+===***===+---

     И вот настал знаменательный день для спаррингов. В этот раз в академию пришли все ученики без исключения. Хотя иногда часть тех детей, что выходила из кланов или молодых семей потомственных ниндзя, не приходила на обычные уроки. Судя по всему, часть обучения у них происходила в клане.
     Сейчас же собрались все: Хьюга, Инузука, Абураме, Акамичи, Нара, Яманака, и даже Учиха соизволил зайти «на огонёк». Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Для кого, как не для него, первый спарринг важнее всего? Ведь это один из первых шагов к так предвкушаемой им мести.
     Правда, Хьюга драться тут не будет. Она пришла просто посмотреть. Об этом я узнал от Ируки, который и сам уточнял этот момент у неё. Впрочем, понятно почему. Её стиль без применения чакры абсолютно бесполезен, тогда как с её применением может нанести весьма серьёзные травмы своему сопернику.
     Бесклановые и потомственные ниндзя старательно прятались друг за другом, пытаясь ничем не выделяться, чтобы, дай Ками, никого из них не поставили против детей из кланов. Были, конечно, исключения, куда же без них?
     Я же держался особняком, вполголоса переговариваясь с Чоджи, который ел, пока ещё не позвали драться.

     — Как думаешь, победишь в своём поединке? — спросил я его, внимательно осматривая своих будущих возможных спарринг-партнёров.
     — Не знаю, — хрум-хрум, — всё зависит от того, кто будет моим противником. Например, с Ино, — оглядевшись, сказал Чоджи, — думаю, справлюсь. А вот Саске будет непросто одолеть. Он довольно силён.
     — Да, я думаю, это будет непростой противник. А что думаешь на счёт Шикамару? По-твоему, он бы победил, если бы не ленился?
     — О, Шикамару умный, — согласился со мной Акамичи головой, доставая новую упаковку чего-то съестного. — Иногда мне кажется, что если бы он смог захотеть, то победил бы любого из нас. Жаль, что он не хочет этого делать.

     Тем временем к нам подошёл Ирука, который являлся судьёй. Мизуки тоже присутствовал, но, скорее, в качестве того, кто будет смотреть, как ученики усвоили материал.

     — Здравствуйте, дети! — выслушав несогласованное приветствие с нашей стороны, Умино продолжил: — сегодня, как вы уже знаете, будет проведён первый урок, посвященный спаррингу. Помните, умение сражаться в тайдзюцу — очень важное умение для любого ниндзя. И им не стоит пренебрегать. Но не забывайте также и о том, что это тренировочный поединок. И разрешено здесь лишь чистое тайдзюцу. Не обижайтесь на победителей — это лишь показатель того, что вам есть над чем поработать. Не презирайте проигравших, они и сами знают, что им есть к чему стремиться. Начнём первый бой! Абураме Шино против Ино Яманака! Выходите сюда.

     Из ровного строя клановых детей вышли уже хорошо знакомые мне светловолосая девочка и плотно замотанный в одежду парень со странной манерой речи. Встав напротив друг друга по указаниям Ируки, они встали в стойки стандартного стиля Листа, который проходится в академии. Впрочем, я и не рассчитывал на что-то особенное. Абураме тайдзюцу практически не требуется, а Яманака ближе к допросным, чем к полю боя. Правда, основы знать должны все, что и демонстрируют сейчас оба оппонента.

     — Начали! — инициировал бой Умино.

     Абураме не пошёл в атаку, а встал в стандартную защитную стойку, готовясь отражать удары, тогда как Ино, неторопливо переставляя ноги, двинулась на противника.
     В целом бой прошёл довольно скучно. Оба ребёнка были из кланов, но в то же время их физическая подготовка и координация движений оставляла желать лучшего за ненадобностью, поэтому дрались они без огонька, размениваясь ударами как-то лениво… что ли. Стиль был чисто академическим. Ни скорости, ни импровизаций в нём не было, одним словом, скучно. Победителя не объявили. По истечению какого-то промежутка времени их просто остановили и вызвали следующих участников.
     Дальше была вызвана парочка бесклановых учеников. Одного паренька, кажется, звали Киоши, а второго я уже и не помню. Их бой был хоть и несколько более живым, потому что они дрались «от души», но темп поединка весьма страдал из-за неэффективности приёмов. Оба паренька часто использовали длинные замахи, «по-деревенски» толкались и действовали с крайне низким КПД. В общем, хватило их так ненадолго. Запал пропал, и они, увидев, как на них смотрят, в тихую шмыгнули в толпу таких же, как и они.
     После такого зрелища, где нам показали «горячий бой без техники» в противовес «технике без огонька», нам просто обязаны были дать что-то другое. И точно!

     — Узумаки Наруто против Учиха Саске!

     Судя по всему сенсеи понимали, чем закончатся предыдущие бои, и показывали ученикам разницу между видами противников. Сейчас же был особенно яркий пример, когда техника и желание сражаться победят того, кто владеет лишь одним критерием — желанием победить. Как не трудно догадаться, первый — Учиха, который частично знает свой клановый стиль, а второй — Узумаки, которого вообще никто никогда не учил.
     Встав друг напротив друга в максимально пафосных позах, они дождались сигнала к началу боя.

     — Начали, — прокричал Ирука.

     Впрочем, ни один из них не пошёл в атаку сразу, ведь им нужно было сначала сказать что-то пафосное. Может, мне записаться в провидцы? Ну или как минимум в психологи?

     — Я легко смогу тебя победить, теме! — вскинулся Узумаки.
     — Пффф… тебе не одолеть меня, неудачник.

     После того, как такой своеобразный ритуал был соблюдён, Наруто с чистой совестью бросился в лобовую атаку. Увы, Учиха уже наверняка пробудил свой очаг, и его тело было намного быстрее, а скорость реакции — выше, не говоря уже про наличие у Саске стиля и уже поставленной системы тренировок, которая пока не устарела для его возраста. Да и вообще, действовал Учиха очень рационально и что-то придумывал в бою. Наруто, как мне было понятно, тоже не была чужда импровизация, но без хотя бы мало-мальской базы смысла в ней как таковой не было. Любая его уловка была сразу видна за общей неуклюжестью движений.
     После пары точно таких же неловких выпадов кулаками от Наруто Учиха ловко подловил Узумаки и сразу за его отступлением добавил ему ногу в живот, отчего тот не удержался на ногах и плюхнулся наземь. Впрочем, это было скорее обидно, чем больно. У очень низкого роста есть и свои преимущества.

     — Пфф, я же говорил, — остановился Саске, наблюдая за покрасневшим Узумаки, который уже успел вскочить на ноги.
     — Ах ты! Я сейчас тебе покажу!

     По итогу такой трагикомедии Узумаки ещё два раза падал и поднимался, пока Ируке не надоело, и тот не остановил бой. Высказав обоим, что он думает об их технике, учитель позвал следующую пару.

     — Следующий бой: Нара Шикамару[5] против Каоина Шиничи!

     Хм. Весьма и весьма неожиданно.

     — Ох, — закинув руки за затылок, высказал своё «фи» главный лентяй группы, — это так напряжно…
     — Только не сдавайся, ладно? — попросил я его сразу, зная его любовь к быстрым поражениям.
     — И как ты только догадался? Эх, — встал в «академическую» стойку Шикамару, — ладно, будет тебе бой.

     Мы встали друг напротив друга в ожидании сигнала, который не заставил себя долго ждать.

     — Начали!

     Я сразу кинулся в бой, не став разводить пафос и прочие ненужности. Ладно бы это было нужно при использовании чакры. Приготовить свою кейракукей, «прогреть» каналы небольшим ускорением. Но здесь-то зачем?
     Мне в очередной раз удалось удивиться своей скорости — разгон я брал намного быстрее, чем привык, да и сопротивления воздуха особенного не было. Я подпрыгнул к Нара, и, пока тот инстинктивно поставил блок от удара сверху, остановился перед ним и провёл максимально широкую круговую подсечку.
     Надо было отдать Шикамару должное, уже в своём возрасте он мгновенно просчитал ситуацию, обратив внимание на то, что ему в блок ничего не прилетело. Мой противник сразу разорвал дистанцию. Но даже несмотря на это, одну, уже не опорную ногу, я выбить успел. По инерции Нара развернуло немного в бок, чем я и воспользовался. Пока он не восстановил равновесие, я мгновенно «докрутил» ногу, чуть толкая за собой зацепленную конечность противника, а затем выкинул своё тело вперёд вместе с левой рукой, которая смачно впечаталась Шикамару в надбровье.
     Из-за высокой силы удара наследник клана не удержался при своём и так подпорченном чувстве равновесия и упал на траву, правда, уже с максимальным комфортом. Быстро сориентировавшись, Нара мгновенно воспользовался шансом полежать хоть минутку, и даже успел положить себе руки за голову, мечтательно уставившись на почти безоблачное небо.
     Для окружающих бой прошёл весьма быстро. После нашего весьма краткого разговора я просто прыгнул на Шикамару и, не долетая до него около полуметра, резко присел с круговой подсечкой, а затем, едва задев быстро среагировавшего Нара, резко поднялся вместе с ударом рукой.

     — Хе-хе, — тихо рассмеялся лежащий на траве Шика, — кажется, ты меня победил. Но это всё равно было напряжно, знаешь ли.

     Выйдя из оцепенения, Ирука-сенсей объявил мою победу, тогда как я помог Шике подняться, а затем и отвёл его к друзьям.

     — Это было красиво! — встретил меня Чоуджи, перехватывая у меня из рук Нара, — я ещё не видел такого приёма.

     Я только благодарно кивнул, устраиваясь рядом с ребятами из будущей команды Ино-Шика-Чо.

     — Ты как, — обратился я к Шике, — я тебе ничего не отбил? Синяка не будет?
     — Не беспокойся, — легкомысленно изобразив чем-то напоминающее взмах руки движение, Нара сказал, — мне и побольнее доставалось, особенно когда мама на меня злилась из-за какого-нибудь проступка, — потирая затылок, поморщился от какого-то воспоминания Шикамару. — У тебя, кстати, и вправду классно получилось. Тебя кто-то научил?
     — Нет, ты что, какие у меня учителя? — удивился я. — Сплошная импровизация!
     — И такое бывает, — понятливо покивал головой Шика, шаря у недовольного Чоуджи в упаковке чипсов, впрочем, Нара упорно делал вид, что не заметил выражения лица своего друга.

     После того, как бои один на один были окончены, Мизуки разобрал ошибки каждого из нас, побывавших в тренировочном поединке. Если Ино и Шино попеняли на их безынициативность в бою, то бесклановые наоборот были уличены в полнейшем отсутствии техники и низкой скорости реакции. Нара наоборот похвалили за неё: ну да, он весьма лихо попробовал увернуться от подсечки, тогда как я удостоился чести быть похваленным за удачную импровизацию и скорость. Жизнь-то налаживалась! Похоже я не так бесполезен в бою, как думал. Главное — не зазнаваться самому и не слишком выделяться из общей массы учеников…

8 - Кузнец


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     — Кузнец-сан, я вот сколько с вами общаюсь, а имя ваше так и не узнал. Мне сейчас что-то стыдно стало,.. — понял я, наконец, какая именно неправильность была в нашем с ним общении.

     Передав тряпку мастеру, я стал ожидать ответ, впрочем, не бездельничая.

     — Ба, малец, и я твоё тоже не спрашивал, — удивился мужчина. Видимо, он так же как я не обращал на это никакого внимания до этого момента. Нам было вполне комфортно и так, без знания имён друг друга. Как бы странно это не прозвучало. Мастер призадумался, а потом просто пожал плечами. — Будто имена так сильно нужны – мы и без них прекрасно ладим. Но если тебе это важно, то меня зовут Сумису, — он взял очередную железку, протирая от пыли старые невостребованные никем доспехи.
     — Очень приятно, — улыбнулся я, — меня зовут Каоин. Но это да, мы и без имён хорошо общаемся. Сумису-сан, мне вот уже давно хотелось спросить, почему вы взяли именно меня? — мой тон тут же посерьезнел, — я понимаю, конкуренты и всё такое – это здорово, но неужели и вправду за всё время вашей работы к вам приходили лишь одни шпионы? Мне что-то не верится, что к такому известному в определённых кругах мастеру никто так и не пошёл в ученики.

     Послышался вздох. Мастер отложил тряпку, повесил старый доспех и подошёл к горнилу.

     — Да пожалел я тебя, пожалел, чего уж тут говорить, — вздохнул мужчина, — ты не представляешь, сколько я тут видел мелких генинов твоего возраста, которые не могли позволить себе купить кунай буквально на пару монеток дороже, а затем не возвращавшихся домой. А что они? Сироты! Воля Огня, желание стать шиноби… да вот только в бою за их жизни никто не даст и ломаного рё. Тьфу! — сплюнул разгорячённый мастер. — Был у меня знакомый… я лично его отговаривал от отправки сына в Академию! Говорил, что плохо это закончится, без поддержки клана на миссии ходить. А когда не получилось уговорить, я мальчишке сам оружие и защиту выковал! И что же? Да погиб он на миссии через полгода. А что родители? Им пришло уведомление об этом лишь спустя неделю. От него не осталось ничего: ни оружия, ни даже тела, чтобы его похоронить. Лишь безутешные отец, мать и родственники… которые слишком поздно осознали мою правоту, — кузнец покачал головой. — Ба! Что уж говорить, и тебя я хотел бы попробовать остановить. Даже передал бы тебе своё дело, когда бы меня не стало, всё равно наследников нет. Однако ведь знаю, что откажешься. Ты умный парень, всё понимаешь, а всё равно учишься, я же вижу. Ну, я вот тебя и оставил. Тот парень не выжил — ветер у него в голове был, чего уж там. Но ты… у тебя котелок варит. Если приложишь к своим тренировкам достаточно усердия и будешь с добрым оружием сражаться, то того гляди, не придётся мне с тобой прощаться… навсегда. Всем сиротам помочь не могу, но хоть тебе — точно.

     Я покачал головой. Так вот как оно оказалось. Кузнец, действительно, правильный мужик. Понимает, что не дело детям на войну идти. Ведь не видели они ещё жизни толком. Да и добрый он к тому же: сиротам помогает. Но правильно видит — не уйду я со стези ниндзя. Никуда с неё не денусь. И дело не только в смертельно красивых огненных шарах или, например, в великолепнейшем «Водяном Драконе». Последнюю технику я очень хочу увидеть. Да что там, попробовать её самому! Но это ведь далеко не главное… у меня есть и задачи поглобальнее.
     Будучи в молчаливой задумчивости я кивком попрощался с мастером, находящемся в таком-же состоянии, а затем вышел на улицу, с удовольствием щурясь перед лучами почти всегда тёплого солнца.
     Мне ещё предстояли тренировки.

---+===***===+---

     — Йоу, Шиничи! — поздоровался со мной Шика, когда я, по-обыкновению, пытался вывести чакру за пределы тела. — Что ты всё-таки делаешь? Я, конечно, и не такое видел, но на тренировку это похоже в последнюю очередь.
     — А, привет, Шикамару. Что-то ты не похож на наследника ленивого клана. Тебя не подменили случайно? — обвиняюще ткнул я в него пальцем.
     — Э,.. — растерялся Нара. — Да нет, вроде….
     — Ладно, в этот раз верю, — поднялся я с земли, — ты как, собираешься уделить время физподготовке? Спарринг?
     — Не думай, что в этот раз всё будет так просто, — сообщил мне Нара. — И да, давай лучше разминку сначала. Хоть это и напряжно… однако ещё более напряжным будет лечить растяжения…

     Я начал выполнять стандартный академический комплекс по разминке, встав напротив зеркально повторяющего мои действия Нара. Голова, плечи, руки… ни одна часть тела не оставалась без внимания.
     Закончив махи ногами, я остановился, делая минутный перерыв, и решил задать Шике вопрос. Все равно он тоже прервал разминку. Впрочем, неудивительно.

     — А ты уже пробудил свой очаг? Я слышал, что клановые дети делают это быстрее тех, кто без клановых тренировок обходится, — спросил я. — Не знаю, может это не принято спрашивать, но определить это на глаз не так-то просто…
     — На самом деле совсем недавно… знаешь, это было довольно странное ощущение, — вспомнил Нара, — а зачем тебе?

     Я тем временем продолжил разминку: сел на траву, вытянул обе ноги вперед – и только потом ответил на вопрос.

     — На самом деле мне просто интересно. А ты как пробудил чакру? Какие-то методики? Если не секрет, конечно.
     — Не секрет. Мне в этом отец помог. Я просто сел и сосредоточился, а папа по капельке вливал мне в район груди чакру. Чувства не самые приятные, правда, — поёжился от своих воспоминаний наследник Нара, — но зато я почувствовал его, а затем и свою чакру, а после довольно быстро пробудил Очаг. А как это сделал ты?
     — Умм, — невразумительно пробормотал я. Блин, я как всегда пошел по самому трудному пути. — Я несколько недель чакру «искал».

     Шикамару в изумлении уставился на меня.

     — Тебе надо аплодировать стоя, Као.

     Теперь настала моя очередь удивлённо пялиться на него. В смысле стоя? Я ведь уйму времени зря потратил! А всего-то нужно было попросить кого-нибудь «накапать» мне в чакроканалы немного энергии. Ощущения, наверное, и вправду не очень, но зато быстро. Блин, ну, кто ж знал-то, а?

     — В смысле? Столько времени упущено…

     Меня прервали:

     — Быстро – не значит качественно.
     — Ладно, давай закончим разминку, — наконец окончил я начатую собой же беседу.

     Впрочем, он прав. Легкий и быстрый путь не всегда правильный. Например, я наверняка гораздо лучше чувствую свою кейракукей. Что-то не слышалось мне, будто все шиноби могут прочувствовать каждый чакроканал у себя в теле. Хочется верить, что хотя бы это можно будет назвать роялем. Какой-никакой, но всё-таки рояль… К счастью, не кустарный, а честно отработанный самостоятельно. Правда, и халява лишней не бывает… но так, не ровен час, легко облениться и окончательно уступить лени во вред здравомыслию. А это для меня совершенно недопустимо.

     — Мы вроде собирались устроить спарринг, а, Шикамару?
     — А, давай! — воскликнул с несвойственным энтузиазмом Шикамару. — Но не думай, что у тебя всё выйдет так просто, как в прошлый раз!

9 - Первый шаг


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Привычно провалившись в медитацию, я дотошно «прошёлся» по своей кейракукей. Мне не нужны разорванные чакроканалы. Я однажды порвал один маленький-маленький канал, так создавать его пришлось практически заново. Нет. Я не S-ранговый ирьёнин уровня Тсунаде. И даже не D-ранг. И выращивать полностью новые каналы, тем более у других людей, я не могу. Просто у порванного канальца оказалось лишь одно место разрыва (практически незаметное), на которое я обратил внимание лишь после не самых приятных ощущений. Опять же ощущения реальные, тогда как починить это не так просто. Чтобы канал снова начал пропускать через себя чакру, а не рассеивать где-то в теле, мне пришлось полностью перекрыть туда ток энергии, чтобы он нормально восстановился. Да-да, чакроканалы, как оказалось, вполне себе могут самовосстанавливаться. Просто всё это дело времени. Если мой чуть ли не самый маленький в теле канальчик восстанавливался около трёх дней, то какой-нибудь «жирный» канал к тенкецу на ладони, если его каким-то образом порвать, скорее всего, будет восстанавливаться чуть ли не год, если прикинуть. Вероятно, Тсунаде умеет подстегивать восстановление не моим способом «не трогай, пока не заработает», а чем-то более эффективным. Мне такое вряд ли светит. Максимум — самолечение. И то весьма и весьма маловероятна сама по себе возможность что-то у последней из Сенджу узнать. Кто же свои персональные «фишки» раскрывает?
     В общем, проверив состояние чакросистемы в целом, я вновь занял стратегически важное место у дерева. Подняв ноги градусов на тридцать вверх, я положил их на дерево так, чтобы мои босые ноги лежали ровно на коре.
     Итак, что мы знаем о хождении по дереву? Во-первых, Наруто и Саске научились ему всего за одни сутки, правда, буквально превозмогая трудности, тогда как Сакура справилась с ним за несколько минут. Если доверять канону, то это значит, что, в сущности, это упражнение не такое уж и сложное, раз уж с этим справился Узумаки, который устраивал себе, возможно, первую в жизни тренировку на контроль чакры. Что это значит? Правильно, либо она не такая уж и сложная, либо тот как обычно умудрился заменить качество количеством.
     Нет, ну серьёзно, вы сами-то хоть верите, что он умудрился выучить технику, которую Йондайме под руководством саннина создавал три года? Да ещё и за время, чуть превышающее одну-две недели? Практически на сотню процентов уверен, что он просто вложил в технику побольше чакры, компенсировав свой отвратительный контроль. Нет, затем он может и улучшил его, но сам факт…
     Во-вторых, это не сама по себе техника, скорее, это ближе к упражнению на контроль, поскольку в бою она применялась не так уж часто: разве что в качестве модификации этого умения.
     В-третьих, это важный компонент для путешествий верхними путями. С его помощью можно отлично прыгать по деревьям, цепляясь чакрой за ветки. Ну и напоследок суть его состояла в том, чтобы, выпуская чакру всей стопой, прилипнуть к дереву и, поддерживая поток, на нём и остаться.
     Что делать мне? Как выпускать чакру вне тела, я не знаю. Да и откуда? Практик таких в библиотеке нет. Да и те, что для пробуждения источника, я так понимаю, оказались там по чистому недоразумению, потому что этим занимаются обычно наставники, которым делов-то на пару минут, ведь передать пару капель чакры намного проще, чем париться с медитациями ученика. Тренировка чакроканалов внутри — ещё куда не шло. Но вот выпуск её наружу… придётся выполнить это на свой страх и риск, а всего-то надо направить чакру из тенкетсу. И этого мне делать как раз и не хотелось. Правда, и выбора особого-то не было. Да и если что-то пойдёт не так, я уверен, что к концу академии восстановиться в любом случае успею.
     Я сосредоточился на всех тенкетсу в ногах, а затем стал планомерно «собирать» там чакру. Я старался брать совсем немного, лишь чуть выше нормы. Хотелось верить, что ничего плохого из этого не выйдет… После того, как в ногах начался весьма закономерный зуд из-за такого издевательства над каналами, я обратился к своим тенкетсу, в которых энергия и была сосредоточена.
     Я до этого не сильно обращал внимание на эти образования, позволяющие впускать чакру извне. Всё-таки я знал, что их использование в ближайшем будущем мне не грозит. Просто имел представление об их особенностях. И всё тут. Они ощущались для меня просто как некие точки, через которые, в теории, и проходила чакра для выполнения любых техник. Чакросистема сама по себе редко применяется для них, а вот различные тенкетсу, находящиеся в районе лёгких, мышц или рук и ног — почти всегда. Лишь немногие из техник применяются напрямую через всю СЦЧ.
     Сейчас же я медленно направил к ним чакру, по капельке, пытаясь вывести её наружу. Увы, контролировать её настолько филигранно было крайне сложно, если для ускорения или замедления потока в целом контроля особого не требовалось, то для таких тонких манипуляций контроль должен был быть максимальным, поскольку по умолчанию эта энергия всегда находилась в движении, и использовать лишь её часть, пытаясь остановить остальные, было очень непросто. Благо опыт в управлении чакры у меня большой. Я не единожды экспериментировал с потоками, пусть и придерживался максимально параноидальной системы. Да и постоянные тренировки на концентрацию весьма мне помогли…
     С довольно серьёзным напряжением воли я раз за разом пропускал по чуть-чуть сил сквозь те тенкетсу, которые находились в ногах. Увы, какого-либо результата это не приносило, поскольку чакра — субстанция весьма нестабильная вне чакроканалов. И рассеивалась она в считанные секунды, просто исчезая из моих ощущений. Возможно, как-нибудь я научусь возводить чакру в стабильную структуру, которая не будет рассеиваться в пространстве, но пока мне до этого далеко, да и знания из воздуха не берутся…
     После нескольких таких попыток, не ощутив какого-либо дискомфорта, я решил поступить так, как советовал Хатаке Какаши седьмой команде. Перенаправил некоторые весьма небольшие потоки чакры по всем тенкетсу, находящимся в ногах, а затем усилием воли позволил энергии выходить через ноги. Как и в других случаях, пытаясь воздействовать не на один маленький участок, а на все тенкетсу и чакроканалы в целом, я добился намного больших результатов. Мои стопы окутала лёгкая синеватая дымка, которая чем-то напоминала чакру. Ну, то есть, она ею и была…
     Завороженно наблюдая за своими ногами, за своим первым визуальным наблюдением за этой загадочной энергией, я только через несколько секунд спохватился и попробовал подняться всем телом, повиснув на ногах. По идее, если верить канону, ноги должны были уже плотно прилипнуть к стволу дерева, но знаете… это было бы слишком наивно. Да, ноги были прикреплены к дереву. Да, чакра была пущена. Но неужели вы думаете, что этого достаточно? Серьёзно, по вашему чакра, выпущенная из ног, на автомате прилепляет вас к дереву? Если бы всё было так просто… похоже Какаши либо не знал сам, либо решил не говорить, но факт оставался фактом, чего-то для выполнения этого упражнения не хватало. И, кстати, я даже догадываюсь, чего именно.
     Перекрыв ток чакры во вне, я позволил организму восстановиться, чуть подстегнув работу очага в нужном направлении. В целом это не особенно сложный приём, который у меня уже выполнялся без проблем. За счёт более интенсивной работы Очага вырабатывалось больше чакры, вот и всё. В целом, как я уже говорил, боевые пилюли действовали так же, просто сразу запускали источник «на износ», мгновенно повышая его КПД, что, разумеется, аукнется в дальнейшем не самыми приятными последствиями. У меня же, с моими весьма тонкими и максимально аккуратными манипуляциями, наблюдалась лишь лёгкая сонливость, а также повышенная потребность в еде. Благо это не такая уж проблема. Первое, чем я озаботился, когда у меня появились деньги, так это едой. Готовить я не особо умел ещё до этого, но в целом это было довольно приятное для меня занятие, которому я просто не мог выделить много времени. Сейчас же я смог развернуться на полную. Лапша, салатики из того, что есть, саморучно вылепленные пельмени (о да, я помню что как-то раз их делал), правда, здесь была лишь рисовая мука, пшеничная тут не ходовая. Да что там! Я даже "шубу" умудрился сделать, поскольку со свеклой здесь проблем не водилось. Сметана была отлично заменена йогуртом, который здесь, к счастью, был. И такая импровизация вполне пришлась мне по вкусу.
     Но я отвлёкся. Подождав, наконец, когда потраченная энергия будет восстановлена, я во второй раз примостил свои ноги на дерево и затем уже по «проложенной дорожке» пустил чакру себе в ноги, позволив ей пройти через тенкетсу в ступнях. Когда чакра вышла за пределы тела и показалась в виде едва заметной эфемерной субстанции, я, не теряя ни секунды, направил свою чакру на одну единственную цель — прилипнуть. Я всеми своими силами воли, воображения и концентрации, пожелал «прилепить» свои ноги к коре крупного растения страны Огня.
     Настороженно поднявшись всем телом, я с неописуемым восторгом заметил, что не падаю, а затем, потеряв из-за этого концентрацию, сразу свалился, не удержав контроль за чакрой и своей волей. Но это уже было не важно. Первый шаг во всех смыслах уже был сделан!

10 - Печати


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Войдя под движение Шикамару, я, не теряя ни мгновения, провёл ему подсечку, на которую тот мгновенно отреагировал. Не давая своему спарринг партнёру поразмыслить над какой-нибудь очередной идеей, я тут же ринулся на него, заходя чуть вбок. Как я и ожидал, меня встретил боковой удар с левой, который, в теории, должен был меня «снести» ещё дальше. Но я, вместо того чтобы разорвать дистанцию, вошёл с Нара в клинч, гася этим всю инерцию удара, так как в упор он почти не чувствовался, а затем, пока Шика не опустил свою ногу, я схватил её, одной рукой прижимая её к своему корпусу, а второй толкая противника в грудь, одновременно закручиваясь. Разумеется, моего соперника снесло. Он потерял равновесие, которое я добил при помощи ноги, задвинутой ему между ног на пути его падения.
     Остановив руку, которой я до этого как следует замахнулся, целясь ему в грудь, я ухмыльнулся Шике в лицо, меняя кулак на руку помощи:

     — Ну что, всё как обычно? — помог я ему подняться.

     Обиженно потирая грудь, куда пришёлся удар, Нара не мог не выразить своё возмущение:

     — Ну, не могу я понять твои движения! — экспрессивно вскидывая голову к небу, Шика продолжил: — я видел и сражения соклановцев — генинов, видел и участвовал в спаррингах у нас в классе, но понять твои действия не могу. Ты ломаешь всю картину боя! То неожиданная подсечка, то толчок ногой вместо удара, то вообще, как сейчас поступаешь. Что это вообще было?
     — Ну… это древнее искусство, которому я уделял много времени, — с максимально важным видом поднял я палец вверх, глядя на внимающего моим словам Нара, — … импровизация! Это очень важное умение, которое используется испокон веков, дабы удивить противника.

     Шикамару потёр виски, а затем спросил:
     — Ты специально отвечаешь настолько правильно, что не подкопаешься, но в то же время и настолько же бесполезно?
     — Ничего, — похлопал я его по плечу, — когда-нибудь ты научишься также! Члены клана Нара вообще умные…

     Послышался вздох.

     — Ладно, я понял… ещё разок?
     — А, давай! Опыт лишним не будет.

---+===***===+---

     Помимо спаррингов на уроках, которые проводились где-то раз в неделю, я периодически тренировался с Нара. Как оказалось, наличие постоянного спарринг-партнёра весьма повышает умение сражаться. Мне теперь было на ком пробовать различные приёмы. Да и для Шикамару такие поединки были весьма полезны. Возможно, так он быстрее научится думать. Сейчас он уже был постарше своих однокашников ментально, тогда как к двенадцати он уже станет одним из умнейших людей деревни. Со мной дело может пойти и побыстрее. Ведь общение с теми, кто постарше, позволяет инстинктивно тянуться к их уровню. Особенно, если разница не так уж велика. Например, я смутно припоминаю, что общался всегда с теми, кто на два-три года старше: с одноклассниками мне изначально было неинтересно. Увы, лица я ни одного не помню, но общие черты характера и примерный возраст — да. Не знаю, кто виноват, что моя память столь избирательна, но поделать с этим точно ничего не мог.
     Вообще, моё расписание снова изменилось. Если до этого я больше времени уделял учёбе, то сейчас даже мои навыки в каллиграфии резко пошли вверх, и я временно перестал дополнительно ломать себе руки. Вместо этого выделяя время на чакру. С тех пор как я-таки освоил первое своё использование чакры по назначению, чтобы прилепить ноги к дереву, мой энтузиазм удвоился. Я стал аккуратно экспериментировать с разнообразным применением чакры в тенкетсу. Использовал разные пропорции, достигал наибольшего КПД, по которому я мог прилипать к поверхностям, не опасаясь падения. Я даже проверил одну теорию: попробовал прилипнуть не к дереву, а к стене. Как оказалось, это правда. Чтобы прилипнуть к бетону мне потребовалась другая «конфигурация» в тенкетсу для достижения результата. Вот честно, не знаю из-за чего это так, но если предположить, то дело может быть в различном атомном строении, а также в том, что стенка вообще без своей собственной чакры и взаимодействие с ней усложнено, тогда как кора дерева как-то взаимодействует с моими потоками энергии.
     Не сказать, что это упражнение оказалось очень сложным для меня, но определённые усилия на это требовались. Например, на освоение как минимум ходьбы по деревьям мне понадобилось в разы больше концентрации вплоть до тех пор, пока сие действие не стало выполняться автоматически, как, например, дыхание.
     Нет, я мог бы пойти по пути Наруто или Саске и, постоянно испуская чакру, прилепляться лишь усилием воли, а в остальное время вхолостую тратить энергию, но решил, что с моим резервом (правда, я до сих пор не выяснил разницу, поскольку дара сенсора в себе я не обнаружил) такая халатность по отношению к своей силе недопустима.
     В итоге я стал нарабатывать навык использования прилипания к поверхностям лишь посредством силы воли, то есть по желанию. Захотел — прилип. И так до тех пор пока не стану выполнять действие «бег по вертикальным поверхностям» на автомате. Конечно, это довольно долгий путь, но в итоге он, возможно, даст мне очередной плюсик. Да и контроля на это требовалось немало. Первое время я вообще часть чакры «упускал», теряя её в пространстве, но затем появились первые результаты, и проблема отступила, став намного менее значимой. Как-нибудь можно будет попробовать достичь и более высокого КПД, но не всё сразу, не всё сразу…
     Но вообще использование «магии», пусть даже такое простое, завораживало. Я мог бы часами смотреть на чакру, когда она исходила из моих ступней, если бы не резерв, который этого не позволял. Даже прилипание к поверхностям давало множество идей, которые нужно будет реализовать, а уж что могут дать более продвинутые приёмы… хотелось облизнуться… как бы не в стиле Орочимару….

---+===***===+---

     Четвёртый и предпоследний год ознаменовался заявлением Ируки-сенсея о том, что мы, наконец, начнём изучать применение ручных печатей на практике. Если до этого мы просто складывали эти двенадцать стандартных фигнюшек, то сейчас мы будем впервые учиться именно применять их для изменений в своей чакросистеме. Благо Очаг дети у себя практически все пробудили, я не сильно выделялся в этом среди других.
     Стоит ли говорить, что сами печати дети уже умели складывать? Я тоже, но рассказать об этом аспекте как-то не удосужился. Да и какая в сущности разница? В общем, распальцовки делать умели все. Конечно, была и разница в уровне среди детей. У кого-то, например, страдала скорость выполнения, но было высокое качество печатей, а у кого-то всё было с точностью до наоборот. Я выделял этому делу довольно много времени, но, скорее, не самим печатям, а гибкости и координации движения рук, которые эти самые печати выполняли. Навык наработать я успею всегда, а вот закрепить достаточную гибкость я могу только в детстве. Нет. Может я и неправ, и чакра позволяет не обращать внимания на возраст, но проверять это мне было попросту негде. В библиотеке такой незначительной детали точно нет, а других способов искать информацию у меня особо-то и нет. Я, конечно, мог обратиться к Ируке-сенсею, благо мы с ним были в очень хороших отношениях, но тот, скорее всего, скажет мне просто усерднее учить сами печати. И правильно, в принципе, сделает….

---+===***===+---

     Сегодняшний урок был впервые посвящён правильному выполнению печатей с наполнением их чакрой. Самой первой, разумеется, была взята простая печать концентрации, которая использовалась для большего сосредоточения на Очаге и СЦЧ, что в свою очередь облегчало выполнение техник.
     Как оказалось, само по себе заполнение тенкетсу в местах сложения печатей смысла не несёт. Но об этом я и без того догадался.

     — Здравствуйте, дети! — обратил на себя внимание Ирука, когда класс, наконец, относительно организованно построился. И да, урок происходил на улице, наверное, ради техники безопасности. Ну или может из-за того, что на улице шум не так сильно ощущался. — Сегодня нас с вами ждёт первый урок по работе с печатями. Если до этого вы лишь пытались их правильно сложить, то сейчас вам всем нужно добиться несколько большего, — улыбнулся учитель. — Но прежде чем мы начнём урок, я просто обязан ещё раз напомнить о технике безопасности. Ни в коем случае не складывайте печати без моего разрешения. Попытки производить можно только тогда, когда я разрешу! Сейчас же слушайте внимательно и не пытайтесь пока ничего повторить. Старайтесь сейчас понять, о чём я говорю, это очень важно!

     Усадив детей в теньке, Умино удобнее уселся на дереве и начал лекцию.

     — Итак, все помнят, что такое тенкетсу? — выслушав неуверенное «да», Ирука глубоко вздохнул, а затем махнул рукой, — ну ладно, повторю ещё раз, чего уж там, лишним не будет. Запомните, тенкетсу — это часть чакросистемы, которая позволяет чакре выходить за её пределы. Это, если хотите, пробка для чакры. Только если пробка у бутылки всего одна, то у нашей чакросистемы есть целых триста шестьдесят одно тенкетсу! Конечно, большая часть из них нам практически нигде не пригодится, но знать местоположение основных таких точек должен каждый шиноби, поскольку именно с их помощью выполняется практически любое ниндзюцу.

     Переведя дух, учитель немного успокоил детей, среди которых далеко не все научились дисциплине.

     — Раз уж мы разобрались с тенкетсу, то вернёмся к печатям и их особенностям. Во-первых, поднимите руки те, кто ещё не пробудил Очаг, — из всей группы таких оказалось около четырёх-пяти бесклановых ребят, — отлично, — заметив вид вставших детей, Ирука сразу поправился, — не беспокойтесь, в этом нет ничего страшного. Сейчас вам нужно лишь выйти из строя и подойти к Мизуки-сенсею. Он поможет вам в пробуждении источника. Не беспокойтесь, это хоть и неприятно, но не так уж и сложно.

     Проводив взглядом ушедших детей, Ирука продолжил лекцию:

     — А теперь вы… во-первых, вам всем следует запомнить, что любая печать требует работы с тенкетсу напрямую. Ещё вам следует запомнить, что заполнять тенкетсу во время сложения печатей — не лучшая идея. Лучше воздержитесь от таких экспериментов. В первую очередь, чтобы сделать печать печатью, а не простыми символами, сложенными руками, вам следует захотеть этого, — оглядев удивлённых детей, Умино улыбнулся. — Да, да, на самом деле, складывая печать, вы должны быть лишь уверены в том, что собираетесь их использовать. Мы все должны понять, что сейчас мы применим технику при помощи печати, осознать, что мы выполняем печать. Это даст результат, — Ирука-сенсей спустился с дерева и сел перед нами. — Сейчас садитесь вокруг меня в форме полукруга, — поглядев, как дети устраиваются по его указаниям, учитель хлопнул руками, привлекая к себе внимание. — Отлично, да, вот так! Хорошо, а теперь вам всем следует медленно и максимально аккуратно сложить печать концентрации, зная, что вы выполняете именно печать, а не тренируете пальцы. Попробуйте сейчас, вы должны сразу заметить разницу в ощущениях.

     Я, будучи не дураком, сразу уловил аналогию с тем, как я прилипаю к дереву. Сложив печать концентрации, я точно таким же усилием воли захотел, чтобы она сработала как положено и помогла мне в контроле чакры. И знаете, это оказался именно тот редкий случай, когда у меня всё вышло с первого раза. Я сразу заметил разницу в своих ощущениях. Провалиться в медитацию или, если угодно, в состояние наблюдения за своим Очагом, мне удалось гораздо быстрее и привычнее. Хотя, казалось, проще уже некуда. Точно также СЦЧ была видна намного более чётко, как будто сама хотела, чтобы её разглядели. Конечно, это лишь ощущения, которые не могли передать полной картины, но даже их хватило, чтобы понять: такие печати — жутко полезная штука.

     — Каоин! Шиничи! — послышался возглас у меня прямо над ухом, от неожиданности я даже не сразу среагировал.
     — Ой, простите, Ирука-сенсей. Я вас не сразу заметил, — обернулся я к учителю, который пытался меня дозваться.
     — Смотрите, дети, это довольно редкая, но тем не менее встречающаяся ошибка. Каоин слишком ушёл в свои ощущения, потеряв бдительность. Помните, в бою это недопустимо, и от таких проблем стоит избавляться в первую очередь.

     «Да, учитель в чём-то прав…»

     — Но, несмотря на это, он молодец. У него всё получилось. Берите с него пример!

     Я немного смутился, когда на меня уставился весь класс.

     — Пфф,.. — послышалось от тщеславного Учихи.
     — У меня всё тоже получится! Вот увидите! — выкрикнул откуда-то гиперактивный Узумаки.

     И как он с такими навыками концентрации будет это делать?

     — И не надо на меня так смотреть. Я тренировался, — как будто это всё объясняло, сказал я.

     Все с готовностью от меня отвернулись, принявшись наблюдать за Ирукой, который от неожиданности тоже смутился.

     — Эм… ладно. У кого ещё получилось? — трое человек подняли руки: Учиха, Яманака и, как ни странно, Хьюга. — Отлично. Подойдите сюда, я покажу вам следующую печать. Остальные — попробуйте ещё раз. Наруто прав: у него, да и у вас, всё обязательно получится!

11 - Техники


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Выйдя из здания академии, я с удовольствием выдохнул: наконец-то учеба почти закончилась. Сейчас я только что сдал последний тест. Письменный, разумеется. Ну, впрочем, логично то, что сдавать нужно сначала его, ведь какой смысл в шиноби, который умеет использовать техники, но не знает банальных, положенных каждому, навыков? Результаты пока не были известны, но я уверен, что являюсь одним из лучших учеников академии. Конечно, это сомнительный повод для гордости с моим-то возрастом, но всё-таки мне есть чему радоваться.
     Вообще, пятый год вышел не особенно тяжёлым, потому что мы уже успели изучить практически всё, что нужно по каллиграфии, географии и, разумеется, истории, поэтому эти предметы были у нас довольно редко, скорее, чтобы мы ничего не забывали. Оставшиеся физическая подготовка и практика по работе с чакрой требовали намного больше времени, но тем не менее мы хотя бы занимались делом. Нет, я, конечно, весьма уважаю различную теорию, но это вовсе не мешало мне от неё отлынивать. С практикой работать намного интереснее и быстрее относительно чувства времени.
     Если в тайдзюцу я достиг хороших успехов в плане умения импровизировать, то кунаи я метал на четвёрочку. А вот в плане практики с чакрой всё было просто замечательно.
     Вообще, довольно интересно получилось именно с печатями. Они оказались тем ещё «читом». Во-первых, они каким-то образом несут в себе часть ментальной составляющей: с их помощью задается размер, количество чакры и прочие параметры любой техники. И дело состояло вовсе не в самих «фигах». Неужели вы думали, что для каждой разницы в сантиметр радиуса техники требуется иная печать? Нет! Всё намного веселее! Именно при сложении печатей от пользователя требовалось задать нужные параметры. Если печать концентрации, то просто лучше почувствовать Очаг и сконцентрироваться на технике. Или, например, печать Быка — именно во время её исполнения нужно вложить мысль о том, сколько чакры будет использовано в дзюцу. Аналогично в разных ситуациях использовались и другие печати, во время которых и вкладывалась мысль о том, какая это техника. Кстати, именно на этом основана моя теория о том, что Шаринган по-настоящему не способен копировать техники. Последовательность печатей и количество вложенной чакры, пожалуйста, а вот тренировать технику нужно самому. Впрочем, тем, у кого он есть, это вовсе не мешает, поскольку поддержание такого блефа само по себе даёт преимущество. Ведь Забуза даже не подумал о том, что Какаши мог уже знать используемые им техники, и не копировал их, а просто использовал одновременно и чуть быстрее Момочи. Это, безусловно, дает неслабый психологический эффект. Особенно если враг считает, что он успевает скопировать технику ещё до её окончания.
     Впрочем, вместе с преимуществом у печатей есть и свои проблемы, например, скорость их складывания зависит не только от моторики рук, но и от умения быстро мыслить, чтобы за пару секунд подготовки к технике задать ей кучу параметров. Наверняка именно поэтому у Наруто и нескольких других учеников ничего не выходило. Ведь не все внимательно слушали Ируку и его обтекаемые формулировки. И уж тем более не каждый имел не только возможность проверять воздействия печатей, благодаря хорошему ощущению Очага, но и знание канона вкупе с сформированным сознанием практически совершеннолетнего.
     Также за это время я практически закончил делать заготовки под свою броню. Вместе с кузнецом мы много времени потратили на поиск хорошей плотной одежды вкупе с кое-какой защитой. Я пока ничего не надевал, ходил в чём придётся, но это ненадолго. Уже скоро, перед первой хотя бы C-ранговой миссии, я буду в готовой броне. И, хотелось верить, со своей «фишкой», которая позволит мне хоть чем-нибудь удивить противника.

---+===***===+---

     Как ни странно, но на тесте завалилась неплохая такая куча народа. После последнего теста в классе остались лишь дети из кланов, а также трое бесклановых помимо меня. Примечательней всего то, что там две девочки и лишь один мальчик. Нет, никакой дискриминации. Я думаю всё сделано из простого расчёта и традиции делать команды в виде м-м-ж-наставник. Эта закономерность легко вычисляется хотя бы при помощи трёх канонных команд этого выпуска или, например, по команде Майто Гая, где использован тот же принцип. К счастью или к сожалению, это значит, что мне не светит команда с хранителем пушного зверька, огородным пугалом (если кто не знает, вольный перевод имени Хатаке Какаши — прим. автора), и пафосным мстителем. Это откровенно радовало. Пусть я лишусь определённого влияния на канон, пусть я не буду знать часть вещей наперёд. Однако всё это прекрасно компенсируется наличием нормального (я надеюсь) учителя, более или менее адекватной командой, а также отсутствием подставных миссий, чтобы натаскать важных для деревни детей на что им там нужно…
     Именно это послужило для меня напоминанием того, что канон каноном, но уповать на него бессмысленно, если я не готов к жизни шиноби. Нет, не к убийствам. Я не знаю, как к этому вообще можно быть готовым, но как минимум к постоянным сражениям нужно быть в полной готовности уж точно.
     И раз уж я изучил все печати и академические техники, то мне пора приступать и к созданию своей изюминки. То, чем можно удивить врага.
     Итак, пройдусь-ка я ещё раз по направлениям и своему текущему уровню.
     Ниндзюцу — идеально в плане выполнения академических техник. При помощи печатей выполнить без особых проблем выходит любую из них. Некоторым умениям даже требовалось меньше «фиг» руками, за счёт возможности задать параметры техники силой воображения. Да и СЦЧ начинало привыкать и изменять свои потоки за счёт силы привычки, а не печатей. Замениться на полено за пару секунд на расстояние около десятка двух метров — без проблем. Да и остальные техники получались без особого труда, потому что отсутствием хорошего воображения я никогда не страдал.
     Гендзюцу… ну, тут всё печально. Я умею делать целое «Кай», которое позволяет развеять относительно слабенькое ген. Ну, то есть как относительно. Мастер гена этого даже не заметит. Он накинет ещё парочку слоёв иллюзии. Да и то… эта техника будет работать только в том случае, если мне будет позволено ходить, бегать и совершать прочие действия. Вот свяжет меня дерево наподобие техники Юхи Куренай, и всё. Ну, останется только себя за язык кусать… надеюсь, не откушу, если такое произойдёт. Одним словом, по ген я ничего не знаю, разве что контроль у меня для него нормальный. Есть у меня, правда, идея…
     Тайдзюцу… в целом у меня для него хорошая база благодаря склонности к импровизации, поскольку многих методик борьбы тут не практиковали. Также у меня, судя по всему, неплохая скорость реакции и координация движений. Возможно, тут помогли спортивные секции, пусть не техникой, но развитием в целом. Утяжелители я бы покупать не стал: мало ли как это аукнется. Поэтому вскоре мне нужно будет научиться добавлять массу во время ударов самостоятельно. Это поможет усилить приемы.
     Кендзюцу… не нравится мне, если честно. Это слишком кровавые убийства. Нет, я не обольщаюсь. Убийство — оно и в Африке убийство. Пусть совершено оно и простой табуреткой. Просто как-то психологически я не готов рубить и резать людей. По крайней мере, пока…
     А дальше… а что дальше? Мне ничего особо и не остаётся больше среди уже известных хоть сколько-нибудь направлений.
     Новых техник мне взять негде. Ну да, остаётся только надежда, состоявшая из академических техник. Хочется верить, что я смогу состряпать что-нибудь полезное.

---+===***===+---

     Итак, что мы знаем из академических техник? Начнём разбирать по порядку.
     Первая техника — техника «превращения» или, если иначе, «хенге». Требует всего одну печать концентрации, и то совершенно не обязательную. Работает довольно просто, усилием воли шиноби создаёт лёгкий покров из чакры, который лишь создаёт иллюзию того, что человек выглядит иначе. Основную задачу являет собой работа с очагом, который должен посредством мысленного контроля изменять внешность человека. На деле же это может выполнить любой шиноби. На практике раскусить её применение очень просто. Во-первых, любой мало-мальски опытный сенсор заметит характерный фон от этой техники. Во-вторых, достоверно сымитировать человека, которого враг не знает — очень сложно. У них есть свои шутки, особые знаки, на которые нужно отреагировать и прочее. Ну и напоследок правдоподобно показать дуновения ветра, тени и другие мелочи требуют нешуточного умения. А так — да, техника очень проста против гражданских и обычных разбойников. Ну, или против генинов, у которых один ветер в голове. Банально, но эффективно, особенно если не хочешь убивать. Эту технику я возьму на вооружение и буду совершенствовать, хотя бы ради контроля. А может и для чего-нибудь другого. Пригодится, чего уж там. Главное — знать, сенсор ли противник. А канон в этом, кстати, может и помочь…
     Вторая техника, но от этого не менее полезная — «каварими» или, если иначе, «замена». Для её выполнения требуется разное количество печатей из-за наличия разных уровней сложности выполнения: от возможных трёх вплоть до десятка при очень низком уровне навыка. Эта техника является одним из самых важных приемов в ремесле шиноби, но в то же время она имеет и свои недостатки.
     Во-первых, как и любая пространственная техника, она требует немалых затрат энергии. Нет, это только кажется, что это очень просто, и что благодаря этому дзюцу можно скакать по всему полю в стиле МС, который изобрёл велосипед. На самом деле эта техника ещё и весьма требовательна к контролю. Вы хотя бы раз видели, как Наруто применял замену? Вот и я тоже нет. Не помню насчёт Учихи, но Харуно со своим контролем вполне себе справлялась, пусть и применяла печати. Это я помню. Но в виду своей простоты техника имеет и несколько важных недостатков.
     Во-вторых, она не используется просто так. На любой пенёк замены не выйдет. Для начала ему требуется чакра. Замена на другого человека также возможна, но для этого также нужно взаимодействие с целью, что с успехом продемонстрировал Хатаке Какаши. Я прекрасно помню, как тот сначала прикасался к Узумаки якобы, чтобы отвести кунай, а затем, предварительно дав ему своей чакры, филигранно заменился на него, а после вообще свалил. Возможно, для этого применяется искусство фуиндзюцу, но нам ничего такого рассказано не было. Про пеньки нам рассказали лишь постольку-поскольку, просто сказав напитывать его чакрой. Уж на это способен любой ученик. Вопрос лишь в КПД такого действа, поскольку «заряда» энергии хватит ненадолго. Да и передавать чакру напрямую в предмет наверняка непривычно для многих детей, то есть, соответственно, и неэффективно.
     Ну и, в-третьих, эта техника не приспособлена для нападения, а лишь для побега из-под удара или для смены позиции. Да и сама замена пусть и выполняется быстро, делается она на довольно небольшие расстояния. И свалить из эпицентра масштабной техники не выйдет. Максимум — смягчить удар. Ну и не стоит забывать про такие вещи, как возмущения чакры вокруг, поскольку многие серьёзные атаки просто дестабилизируют пространство для таких дзюцу.
     Постоянно прыгать в бою такой техникой также нерационально, так как помимо всех других недостатков этот прием имеет миг дезориентации при замещении, который напрочь лишает желания попадать в ловушки. И да, это довольно частое явление. При атаке любой мало-мальски опытный ниндзя знает, что произойдёт замена, и заранее ждёт врага у ближайшей удобной позиции с брёвнышком.
     Но, даже несмотря на эти недостатки, она весьма и весьма эффективна в случае, если вас не атакуют всеми вышеперечисленными способами. Она бесполезна против сильных шиноби, против сенсоров не особенно эффективна, но тем не менее применение ей найти всегда получится. Вообще «замена» весьма ситуационная техника, поэтому она не стала такой уж прямо необходимой. Генины тратят слишком много времени на её применение. Чунины-сенсоры спокойно могут прыгать следом за врагом при помощи «шуншина», если цель убегает. А если нет, то это обоюдное оружие, которым можно сражаться, пока позволяет Очаг. Джонины же знают методы противодействия ей благодаря опыту, да и сами могут неплохо так побегать. В общем, техника весьма неоднозначна, но знать её определённо стоит.
     Ну и, наконец, последнее дзюцу. В этот раз и по полезности. Да, она вообще используется очень редко, она полезнее для тренировки контроля. Итак, позвольте представить — «буншин»! Ну, или техника «клонирования», если понятнее…
     Что тут сказать — клон. Абсолютно зависимый от пользователя. Да и контроль насколько я понял весьма и весьма непростой в плане действия. Нематериален. Сам на какое-либо взаимодействие с миром не способен, в то же время легко развеивается за счёт нарушения своей (клона) структуры. К реальному бою приспособить его очень сложно, печатей требует целых три штуки, если особо не тренироваться… да и контроль для него нужен не такой уж и плохой. Наверное, с этой техникой можно провести аналогию — это тоже самое «хенге», только вне пользователя. Нет, ну, а вы посмотрите по сути — это тоже самое: те же условия в развеивании, та же потребность в воображении, по крайней мере, себя самого. В общем говоря, одно и тоже. Да и вообще, чтобы имитировать поведение человека, нужно постоянно менять «хенге», перетекать из одного действия в другое. Думаете, просто? А вот и нет.
     Подумав некоторое время, я, как ни странно, обратился именно к «буншину». Наверное, на первый взгляд это не логично, но я исходил из той логики, что никому даже в голову не могло прийти его улучшить. Если на счёт «каварими» во время частой практики шиноби могли думать постоянно, то кроме как во времена Академии клоны не применяются. Да и «хенге» кто-то мог попытаться улучшать, а вот на клонов все забили от слова совсем. И я их в чём-то понимаю, потому что труден путь первооткрывателя. Но с другой стороны эта техника неплохо могла подойти для своего пути гендзюцу.
     Первым делом я принялся анализировать печати для его создания. И знаете, ничего сложного в этом, как оказалось, нет.

     Овца, змея, тигр.

     Овца… используется, чтобы не навредить самому себе. Именно с её помощью клон появляется вне самого его пользователя. Это такой предохранитель, чтобы техника не была слишком близко к создателю. В случае моей идеи — это бесполезно. Да и я сам могу задать то, что мне нужно. В топку.
     Змея… по кое-какой теории чакры, что есть в академии, во время её использования задаётся количество клонов, то есть если бы это была не техника клонирования, то эта печать отвечала бы за «массовость техники», и с её помощью вполне можно было бы регулировать радиус техники. Но это ещё надо грамотно совместить с количеством вложенной чакры. Ну, вы понимаете, если я гипотетически создам огненный шар и при применении «змеи» задам объём обычного, чуть более крупного размера шара, тогда как при помощи «быка» или просто силой воли вложу лишь половину требуемой чакры на технику. И что, думаете, техника уменьшится в два раза? Нет, и ещё раз нет, «змея» обозначила размеры. Скорее, сам шарик будет «жарить» раза в два-три слабее, а взрыва может и не последовать вовсе. А если вложить совсем крохи чакры, то там даже гореть ничего не будет, потому что дзюцу попросту будет развеиваться из-за нехватки энергии. Вот такие вот пироги… и да, в технике клонирования это довольно важная, но не самая необходимая печать. Уж количество клонов я могу задать как-нибудь сам.
     Тигр… в теории — печать, которая постоянно применяется для различных огненных техник. На самом деле она используется повсеместно. По ней я ничего такого путного не нашёл, но сама она некоторым образом меняет токи чакры в СЦЧ. Как это влияет на технику, я пока не понял, но постараюсь разобраться. Пока буду применять. Хм, а попробую-ка я…

     Встав на центр поляны и немного разогнав движение чакры в кейракукей (сейчас у меня всё получается без особых проблем, так как навыка на это хватает), я сложил всего две печати: тигра и затем концентрации, чтобы получше видеть СЦЧ. Необязательно, но приятно.

     — Техника Клонирования! — я создал всего одного клона. Так их проще контролировать. Интересный факт, если «хенге» привязано к Очагу и требует постоянной подпитки от него, то «буншин» ничем от него не отличается. Просто чакра передаётся не «в упор», а на небольшом расстоянии. Опять же сенсоры это прекрасно заметят.

     Задумчиво обойдя свою копию, я обратил внимание в первую очередь на несоответствие тени. Как я и предполагал, и тут, и в случае с «хенге», солнцу как-то пофиг. И это демаскирует. Далее клону требовалось вовремя реагировать на дуновение ветра, которое должно было взъерошивать ему волосы, а это опять же ложится на меня, если я хочу добиться правдоподобия. Нет, хватит, этот путь тупиковый. Мне. Нужно. Гендзюцу. И я знаю, кто может мне с этим помочь.

12 - Гендзюцу


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Наконец, найдя искомую цель, которая неторопливо шла по одной из многочисленных улиц Конохи, я тут же устремился к ней. Да и вообще, найти единственную красноглазую красавицу в одной отдельно взятой деревне не так уж и сложно.

     — Здравствуйте, Куренай-сан! — обратился я к вышеупомянутой даме. Она обернулась ко мне. — Я хотел попросить вас о помощи в работе с гендзюцу… мне известно, что вы самый лучший специалист в этой области в нашей деревне.
     — Что, так просто? — похоже, что у Юхи сломался шаблон. Она даже забыла спросить, кто я такой.
     — Ну да, — говоря это, я принял самый невинный вид. — Но, если вы считаете, что нужно что-то посложнее, то могу организовать что-нибудь…

     Куренай, кажется, пришла в себя. Её губы растянулись в очаровательной улыбке.

     — Нет-нет, не надо ничего организовывать, — спохватилась она, — но почему ты решил, что я буду тебе помогать? Как тебя зовут-то, мальчик?
     — Я — Каоин Шиничи, а помогать вы мне будете потому, что вы очень добрая и не оставите одного бедного сироту без помощи, — мило улыбнулся я.
     — Очень приятно познакомиться, Каоин-кун. И всё же почему же ты, позволь спросить, решил, что я добрая? Тебе кто-то об этом рассказал? — нахмурилась молодая джонин, скорее всего, наигранно, потому что в её алых глазах мне прекрасно была видна заинтересованность вперемешку с любопытством.
     — Куренай-сенсей, позвольте пригласить вас в данго-кафе, если вы никуда не спешите. Нечего нам тут на улице стоять, — церемонно пригласил я своего будущего учителя. Да, был уверен, что она не сможет мне отказать. — Я угощаю! И на все интересующие вас вопросы отвечу!
     — Ну раз так, то пойдём, — легко согласилась девушка, следуя за мной.

     Ну ещё бы, когда тебе так беспардонно предлагают стать учителем со стороны какого-то мелкого паренька, грех не заинтересоваться.
     Мы заняли угловой столик, и после того, как Юхи сделала заказ, я начал отвечать на заданные ею вопросы.

     — А на счёт доброты… у вас на лице всё написано, и никто мне про это не рассказывал. Да и что я могу предложить, кроме угощения в кафе и прилежного и старательного ученика? Зарплата у джонинов намного больше, чем все мои сбережения, техник никаких я не знаю — поделиться нечем. Вот и остаётся уповать на вашу доброту, хорошее настроение, а также на возможность с моей стороны отплатить вам за вашу доброту в будущем.
     — Ну ладно-ладно, уговорил ты меня, — улыбнулась темноволосая куноичи, — и в чём именно тебе нужна моя помощь?
     — Я, наверное, начну издалека… скажите, Куренай-сан, а какая техника, по-вашему, самая бесполезная среди академических?
     — Странный вопрос, — после недолгого молчания сказала Юхи, — наверное, клоны? У меня они получались идеально, но какого-то особого смысла, кроме её изучения чисто в образовательных целях, я в них не вижу.
     — Да, вы правы, Куренай-сан, они, действительно, бесполезны. А теперь, позвольте спросить, чем отличается буншин-но-дзюцу от, скажем, иллюзии стоящего человека?
     — Клон целиком состоит лишь из чакры, а иллюзия… а я никогда не задумывалась над этим. А ведь действительно…
     — Вот и я о том же! Они оба по своей сути состоят из чакры. Я хотел вас попросить никому об этом не рассказывать, я не хочу, чтобы эту технику скопировали, — экспрессивно воскликнул я, — моя идея состоит в том, чтобы создать «буншин» в виде иллюзии, чтобы он не развеивался от простого касания. Ведь разница-то у них только в этом. Управлять можно и иллюзией, и клоном. Да и состоят оба, так-то, из чакры.
     — Ммм… Каоин-кун, дело в том, что я не сильна в такого рода иллюзиях. Это называется иллюзиями по площади, и это не моё главное направление. Мои техники основаны на том, чтобы обмануть лишь одного или нескольких противников, но не всех вокруг.
     — Но вы ведь не откажетесь?
     — Шутишь? — удивлённо спросила джонин, смотря на меня так, как будто я сморозил сейчас какую-то глупость. К этому моменту нам принесли заказ. — Конечно я помогу тебе, Каоин-кун. Это будет очень полезный опыт. Иллюзии сами по себе сложны в исполнении, а иллюзии по площади требуют ещё более щепетильного к себе отношения.
     — Зовите меня Као, так как-то короче, — поставил я точку в нашем спонтанном договоре. Девушка только кивнула, показывая, что моя просьба услышана.

     После потянулся за чашечками, придвигая их ближе к себе, взял небольшой глиняный чайник и наполнил их ароматным зелёным чаем. Одну из них подвинул к Юхи. Та благодарно улыбнулась и, обхватив кружку двумя руками, произнесла заветное согласие:

     — Хорошо, Као-кун.

---+===***===+---

     — Вот, — развёл я руками, — здесь я и тренируюсь время от времени.
     — Мило, — тактично выразила своё мнение Юхи, оглядевшись. Ну да, полянка и вправду небольшая.

     Я не стал терять время и сразу сложил достаточную для меня печать «тигра», создавая одного клона.

     — Вот, — ткнул я в свою копию пальцем, и она тут же рассеялась, — как избавиться от такой проблемы? Я хотел бы сделать так, чтобы иллюзия существовала прямо во мне. Если я пробую так её и создавать, то просто трачу чакру, и она не может появиться внутри меня. «Хенге» также накладывается лишь сверху, изнутри чакра просто не имеет структуры. Мне нужны иллюзии, которые неосязаемы. Как этого добиться?
     — Тут главное не торопиться, Као-кун, — доброжелательно сказала Куренай, посмотрев, как я создаю технику. — У тебя и сейчас всё отлично выходит. Я знаю не так много ниндзя, которые хорошо знают теорию печатей и умеют эффективно ею пользоваться.
     — Спасибо, сенсей, — чуть-чуть смутился я, — на самом деле в этом нет ничего сложного, да и знаю я всё лишь на практике: с теорией я до сих пор многого не понимаю.
     — Ну ладно, раз уж так, то начнём с теории, хорошо? Ты спрашивай, если что непонятно.
     — Да, — приготовился я внимать учительнице. Хм… как звучит….
     — Итак… гендзюцу. Если кратко, то это техники, основанные на том, чтобы обмануть чувства врага: тактильные, зрительные и другие. Вообще, основное требование к гендзюцу — это его незаметность. Если сделать иллюзию достаточно достоверной для противника, то тот даже не поймёт, что его обманули. И это позволит его победить. Но это не единственная тактика. Например, моя основная техника, — быстро сложив печати, она произнесла название: — маген: Связанная деревом смерть!

---+===***===+---

     Когда Куренай сложила несколько печатей, я даже не сразу понял, что произошло. Буквально пару секунд я стоял и с глупым видом на неё смотрел, пока что-то весьма внезапно не схватило меня сзади. Запоздало осознав, что на меня наложили гендзюцу, я попробовал вырваться из ловушки, но воздух вокруг меня будто загустел: я практически не мог сдвинуться с места.
     Относительно быстро успокоившись, я стал в ускоренном темпе искать методы выхода из этой ловушки.

     «Итак, "кай" без печатей сложить я не могу, — лихорадочно думалось мне, — руки сейчас просто не двигаются, а этот навык я пока не особенно разбирал. Как-то пошевелиться я вообще почти не могу, максимум — укусить себя за язык. Но как-то не хочется, да и не в бою я…»

     Наконец, мозги в стрессовой ситуации заработали. Я обратился к своей СЦЧ. С некоторыми сложностями, но я вошёл в нужное состояние. Мгновенно почувствовав на интуитивном уровне «заражённые» места, я по наитию «задавил» инородные вкрапления чужой чакры, попросту влив туда побольше своей энергии. С удовольствием почувствовав, что снова могу двигаться, а ощущения, что меня обхватили толстые ветки пропали, я победно посмотрел на Куренай.
     Глядя, как я снова смог двигаться дальше, Куренай нахмурилась, а затем сложила ещё несколько печатей. В этот раз я сразу избавился от её попыток что-то сделать с моим разумом. Мне даже не довелось увидеть того, что она со мной хотела сотворить.
     Я посмотрел на сбитую с толка девушку и пожал плечами. Её лицо приняло крайне задумчивое выражение после того, как она смогла справиться с удивлением.

     — Как-то так… но я понял. Спасибо за демонстрацию, Куренай-сенсей.

     Быстро вернув своему лицу прежний вид, Юхи как бы невзначай поинтересовалась у меня:

     — Очень хорошо, Као-кун. Ты быстро выбрался из иллюзии. Мне только очень интересно, как ты это сделал. Я не видела, чтобы ты складывал печати.

     И вправду… наверное, это очередной мой рояль? Похоже, что с иллюзиями, по крайней мере, с их развеиванием, у меня проблем точно не будет. Хотя на счёт какого-нибудь Тсукиёми мне не следует быть таким уверенным….
     Я почесал затылок:

     — Эм… не знаю, Куренай-сенсей. Я почувствовал что-то необычное у себя в голове и постарался от этого избавиться, — даже шаркнул я ножкой для полного образа, — да и не показалось мне это чем-то очень сложным… а так и должно быть?
     — Нет, Као-кун, — мягко улыбнулась джонин, — это очень необычная способность. Только не рассказывай об этом никому, хорошо? — серьёзно спросила она меня. — Пусть это будет нашим маленьким секретом.
     — Да, Куренай-сенсей. Я всё понял, — серьёзно заключил я, — но так вы мне поможете?
     — Конечно, помогу! Иначе почему бы я сюда пришла? — спросила меня Юхи.

13 - Броня


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Наконец, настал памятный день экзаменов. Вообще, это должно было быть очень важным для меня мероприятием. Если письменный тест это так… лишь одна из ступеней к выпуску, то грядущие экзамены обещали быть последними. Они лишь выявляли, достаточно ли ученик владеет чакрой для того, чтобы стать хотя бы генином. Но по сути… я нисколько не беспокоился насчёт этого. Хотя бы ввиду того, что шансов завалить этот экзамен у меня нет. Я серьёзно. Хоть хвастаться и нехорошо, но чакрой среди своего выпуска я управлял лучше всех. Куда там Учихе или, скажем, Сакуре! С другой стороны повод для гордости сомнительный… мне ментально уже двадцать, как минимум…
     Нет, я не спорю, благодаря почти отсутствующему как класс резерву розоволосая может и способна на управление внутренней энергией с невиданной точностью, однако, её проблема в том, что и управлять там особо нечем. Ведь как у нас происходит работа с СЦЧ? Правильно, при помощи управления потоков чакры в ней. Если количество потоков у нас может и соизмеримо (хотя меня терзают сомнения, поскольку большая часть этих самых потоков у себя создавал и управлял ими я), то само по себе количество чакры отличается колоссально. Нет, я не вышел на уровень Узумаки, куда там… Но вот примерно сравнить себя с Учихой я в состоянии. Увы, мерки и вправду весьма и весьма приблизительны. Я могу иметь как больший, так и меньший резерв. Вот и получается так, что Сакура просто идеальна в тонких манипуляциях, так как по-другому она и неспособна использовать чакру. Да что там, она свалится от истощения от одной, максимум двух стихийных техник…
     Так что с экзаменом на генина (хотя это даже так назвать сложно) у меня проблем не могло быть в принципе.

---+===***===+---

     Медленно пройдя в аудиторию на своё место, я приветственно кивнул Шикамару, который уже лежал на своей парте, созерцая, как собирается класс. Усевшись, я также обратил свой взор на всё прибывающих детей. Вот и Яманака, которая хоть и была формально в команде с Шикой, предпочитала особенно близко с ним не общаться. Девочка устроилась с одной из наших немногих одноклассниц. Дура дурой, если честно… как там её зовут?
     Вот и Чоджи, который примостился рядышком. Да… такое ощущение, что ИноШикаЧо — мы втроём, тогда как Ино — лишняя.
     Хината тихонько устроилась где-то в стороне. Ровно для того, чтобы наблюдать за Наруто, который уже вовсю пытался замаскировать свой страх под браваду. Его периодические «даттебайо» по пустякам уже начинали доставать. Учиха же отсел от него подальше, едва тот начал шуметь. Как же я его понимаю… люди и так нервничают, так тут ещё и он.
     Наконец, все собрались. По итогу нас оказалось ровно двенадцать… блин, нас ведь двенадцать. А по канону было девять — три команды же…
     Похоже, что я его уже сломал.
     Вообще, это довольно странно. Я думал, что таким мелким обстоятельством ничего не изменится. Так нет, похоже, изменится, да ещё как. Вроде бы обмен был равноценный — Сакура на меня… а на деле оказалось, что нет.
     Интересно, кто станет капитаном? Изменятся ли команды? Вообще, это довольно странно осознавать.
     Когда класс относительно успокоился увещеваниями Ируки, на трибуну вошёл Третий Хокаге. Если при поступлении в академию он выглядел ещё очень бодреньким, сейчас он немного сдал. Хоть и старался этого не показывать. Его выдавал взгляд, уж больно он был усталый.

     — Дети, я хотел бы многое сегодня сказать, но буду немногословен. Мне очень хочется верить, что вы все станете будущими шиноби, настоящими защитниками деревни. Я уверен, каждый из вас хочет её защитить и сделает для этого всё. Так чем хуже, чтобы показать это, этот экзамен? Покажите, на что способны ниндзя деревни Листа!

     Хм… неплохо. Мотивация, да…
     После этой речи Ирука-сенсей кратко сообщил о том, что нас по одному будут вызывать в отдельную аудиторию. Первую фамилию назвал Мизуки, когда Умино ушёл в кабинет для приёма зачётов. Впрочем, я не думаю, что Чоджи что-то здесь завалит. Пусть он и не мастер в контроле чакры, определённый навык у него точно есть.
     И точно. Через пять минут Акимичи пришёл с заветной повязкой на лбу. Далее стали вызывать одного ученика за другим, и уже через пол часа стало ясно, что единственным, кто не сдаст, будет Узумаки. Да что там, сейчас сам узнаю.

     — Каоин Шиничи! — выглянул Мизуки из-за двери.
     — Да, иду, Мизуки-сенсей, — поднялся я со своего места.

     Подождав, когда учителя усядутся, я с чистой совестью продемонстрировал им трёх хорошо продуманных клонов, забрал повязку и отправился звать следующего ученика. Мизуки уже как-то лень было вставать, судя по всему.
     Наруто, как и ожидалось, провалился. Это было вполне ожидаемо. Ничего другого от него ждать не приходилось. Его эпичненький поцелуй с Учихой я пропустил. Не знаю, как остальным, но у меня это не вызывало ничего, кроме неприятия и желания покрутить у виска.
     Весь такой несчастный Узумаки убежал сидеть на своих качелях и ждать Мизуки-предателя. Кто знает, что там за страсти и в самом деле замешаны? Хотелось бы знать, но лезть туда я считаю неоправданным риском. Клонов я могу попросить у Наруто потом. Он не откажет. Да и если я ему намекну на более эффективные тренировки, это поможет избавить канон от какой-нибудь роковой случайности, где Узумаки может не хватить сил.

---+===***===+---

     Я, чтобы не поддаваться праздному любопытству, отправился к кузнецу. Да, его и моё имя, действительно, не прижилось, мы так и зовём друг друга согласно своему положению. За всё время работы вместе с ним я-таки научился кое-чему в кузнечном ремесле. Правда, в теории я знал больше, чем на практике, но это дело поправимое. Главное, чтобы у меня на это было время.
     Поприветствовав мастера, я ещё раз пошёл полюбоваться на сделанную нами вместе мою одежду.
     Вообще, это довольно щекотливый вопрос, что именно на себя надевать. С одной стороны ходить в одной майке и футболке — глупость. С другой стороны напяливать на себя тонны металла и прочих прибамбасов тоже, ммм… не очень хорошая идея. А всё почему? Правильно, шиноби — не самурай, ему тяжёлая броня просто будет мешаться в бою, тогда как профит будет пониже, чем для честных бойцов, которые любят сходиться в прямой схватке. Нет, таких хватает и среди шиноби, но коренное отличие как раз в том, что самурай гарантированно будет так или иначе должен пробить защиту оппонента, тогда как шиноби будет достаточно пары уловок, чтобы превратить одетых в металл самураев в достаточно хорошо подогретую консерву. Им и так не очень холодно в своём костюме небось, а любая техника катона просто убьёт местных рыцарей. Да и любая другая стихия также доставит им немало приятных минут.
     Вот и нужно было найти баланс между защитой и мобильностью, что по своей сути являлось непростой задачей. Но первое, что я сделал в своём эскизе, так это сапоги. Не знаю, как шиноби ходят в своих сандалях, но мне они совершенно не улыбаются. Мало того, что они совершенно не защищают от всяких подленьких звёздочек, которые разбрасываются по земле, так ещё и приходится страдать, в принципе, от любой неровности! И далеко не каждый ниндзя способен на то, чтобы избавиться от такой проблемы. И ничем таким амортизирующим сандалии не наделены.
     Даже если надевать не тапки, а местные жесткие «носки», причём дырявые в районе пальцев, это все равно было не то, что нужно. Как ни крути, я привык к закрытой обуви. И был готов даже терпеть лёгкую жару, тем более, что организм шиноби на редкость крепкий, и дискомфорт будет менее заметен. Вот и стали нужным мне вариантом сапоги. К сожалению, простые бы не подошли, поэтому пришлось заказывать нужный мне вариант. И да, они были сделаны точно такими же чакропроводящими, но с более толстой и, соответственно, тяжёлой подошвой. Конечно, как я заметил, КПД хождению по поверхностям упал на процент-два, но оно того стоило. Теперь я чувствовал себя белым человеком. Водонепроницаемые, чакропроводящие, тяжёлые и в то же время очень удобные ботинки — это то, что мне нужно. Думаю, даже случайный кунай завязнет в толстой подмётке обуви. И это есть хорошо.
     Но, увы, ботинки — не единственная часть моей будущей экипировки. Мне требовалось придумать себе форму. Впрочем, мне кажется, что я достиг в этом успеха. И да, как это не банально, но с цветом я определился быстро. При помощи одного слова, а именно: камуфляж. И тут мне даже думать не пришлось. Если Майто Гай мог спрятаться в чистой зелени, то как ему существовать, скажем, в городе или где-то в ночи? Скрытность сразу пропадает. Да и где вы видели в природе сплошной размером с человека куст или лист ярко-зелёного цвета? Человеческий глаз сразу цепляется за это несоответствие.
     Камуфляж же намного более эффективен в этом плане. К счастью или к сожалению, но об этом способе маскировки здесь никто не знал. И это было хорошо… потому что кузнец мою идею хоть не сразу, но оценил ровно для того, чтобы сходить к знакомому портному и сделать такой заказ.
     В общем, моя одежда будет чёрно-зелёного цвета, причём не ярко-зелёного, а более тёмного оттенка. Нет, были и вкрапления более мягкого цвета, но в целом всё было весьма и весьма удачно.
     Дальше пошли нюансы. Во-первых, это чакропроводящая кольчужка или, если угодно, сетка — она в первую очередь помогала в укреплении тела чакрой. Недешёвая штуковина, скажу я вам, но профит её неоценим, поскольку от кунаев помогает только так. Правда от техник уже не очень…
     Щитки на руки также оказались весьма приятным дополнением. Они были специально не контактирующими с кожей, чтобы не получить разряд, если я, не дай бог, получу какую-нибудь технику райтона (молнии) по своему телу. Ну и последним пунктом моего обмундирования помимо всяких подсумков и прочего оказалась, как это ни банально, маска. Я думаю, она не такая хорошая, как у Какаши, но мне хватало. Функция у неё была всего одна — фильтровать воздух. И, к счастью, она с этим прекрасно справлялась. Не знаю, что это за материал, не вдавался в подробности, но ткань отлично пропускает кислород, но не пускает часть газов. Нет, от всего она не защитит, ведь газы и яды бывают разные, но даже такая мелочь где-нибудь, да поможет. Впрочем, как я и говорил, дискомфорта маска не доставляла, так что пусть будет.
     И да, пока что я ходил в майке, тогда как мой костюм ожидал своего часа: первой, как минимум, С-ранговой миссии. Нет, ну серьёзно, что мне в таком виде делать на какой-нибудь грядке? Да это курам на смех.
     Сейчас же меня очень волновало распределение. В какую команду я попаду? Какой у меня теперь будет учитель? Неясно. Но я готовился всё своё время нахождения здесь, и, думаю, у меня есть шанс выжить.

14 - Распределение


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Распределение началось… ммм… обыденно. Нас как и всегда немного «промариновали» перед входом в здание, а затем, когда мы немного поболтались на свежем воздухе, пустили в крупную аудиторию, где и стали оглашать номера команд и их состав. Ирука блистал, ведь это был его выпуск. Мизуки пропал, и это было для меня лишь информацией, не более. Как бы хорошо он не обучал детей, привязан к нему хоть сколько-то я не был. Разве что его исчезновение дало ещё одно доказательство того, что будущее я всё-таки знаю хоть и с оговорками.

     — Здравствуйте, дети, — начал Ирука-сенсей, — мы все собрались здесь сегодня для того, чтобы пройти распределение по командам. Внимательно отнеситесь к этому! Запомните, шиноби должен и обязан уметь хорошо работать в команде. И вам придётся найти общий язык с вашими товарищами, — честно говоря, среди класса слушали немногие. Наверное, это ещё одна причина того, что у Какаши провалилось две команды подряд. — Постарайтесь понять, что в одиночку вы многого не достигнете, и, лишь работая вместе, помогая друг другу, вы достигнете успеха!

     Переведя дух, Умино продолжил:

     — Дети, сейчас я оглашу списки команд и их сенсеев. Никуда не уходите, пока не придёт ваш сенсей! За вами должны зайти, — «рано или поздно», как мне показалось, тихо добавил учитель. И да, к Хатаке скорее применимо понятие «поздно». Ну да ладно, вряд ли это моя проблема: сомневаюсь, что я попаду именно в ту команду. Надеюсь, что это так…

     Тем временем, учитель начал оглашать список:

     — Команда номер семь: Узумаки Наруто (послышалось «даттебайо»), Учиха Саске (только не это), Катаяма Ибара. Ваш наставник — Хатаке Какаши. Команда номер восемь: Хьюга Хината, Инузука Киба, Абураме Шино. Вашим наставником будет Юхи Куренай. Команда номер десять: Акимичи Чоджи, Шикамару Нара, Ино Яманака. Наставник — Сарутоби Асума. Команда номер одиннадцать: Кадзеками Янасэ, Ишимару Аоха, Каоин Шиничи, — ну… странно, но так-то ничего особо неожиданного и нет. — Ваш наставник — Гекко Хаяте.

     Что? Он-то откуда? Странные дела творятся в царстве лиственном…
     После того, как Ирука прочитал ещё несколько команд с других выпусков и свернул лист, с которого читал, в классе поднялся некоторый гомон. Каждый вполголоса обсуждал своего наставника. Я же играл в гляделки с Ишимару. Похоже с ним у меня всё будет не так гладко, тем более, что я говорю даже не о понимании с полуслова. Нас вообще ждут долгие притирки в команде. Надеюсь, хоть прекрасная часть нашей группы попробует не дать начаться конфликту. Нет, он так и так не начнётся. Меня вообще из себя вывести трудно, но напряжённость расти будет наверняка.
     Все мои товарищи для меня были тёмными лошадками. Как я уже говорил, с бесклановыми я мало контактировал, а уж когда они практически все повылетали на простейших зачётах, и подавно. Но как и везде среди них нашлись и те, кто смог дойти до выпуска из академии. Честь им за это и хвала. Но гонору я бы кое-кому поубавил…
     Из тех скудных крох информации, которая каким-то чудом не выветрилась из моей головы за ненадобностью, можно было вынести лишь то, что Янасэ — относительно местных мегер просто ангел, а Аоха — просто мальчишка с завышенной самооценкой. Чересчур серьёзный, разве что. Про Ибару сказать могу лишь одно — странная она какая-то. С одной стороны она точно также, как и Сакура в каноне, сохнет по Учихе, но в то же время девочка мне показалась более приближенной к реальности по сравнению с Харуно. В любом случае, ей будет сложновато в Седьмой команде.
     Так что определенного пока ничего сказать нельзя. А вот Гекко Хаяте, наш наставник… интересно, что сподвигло начальство на становление его нашим учителем? Или он сам захотел? Хотя по нему не скажешь, что он хотел возглавлять команду из трех генинов. Хотя что я могу знать, он даже из канона мне слабо запомнился…
     Тем временем Ирука потихоньку смылся из кабинета. Остались лишь ученики, каждый из которых дожидался своего наставника и уходил. Первым в кабинет вошёл Асума, который кивком поздоровался с классом и ушёл со своей командой, которая была предопределена ещё задолго до его рождения. Ино, Шикамару и Чоджи покинули класс.
     Затем были и другие наставники. Из-за того, что церемония распределения (как, впрочем, и поступления), была одна на все классы. Вот и подходили всякие не запоминающиеся личности, среди которых едва ли было много боевиков, да и вообще джонинов. Максимум — токубетсу. Следом мелькнул лик Куренай, которая успела мне улыбнуться перед тем, как забрать своих подопечных. Я лишь удручённо покачал головой, показывая, что хотел бы видеть капитаном скорее её, чем кого-либо другого.
     Наконец, подошёл и наш наставник. Понять, что это он, было несложно: волосы, бандана и особенный взгляд Гекко не узнать было грехом. Кивнув каждому из нас, он пошёл на выход из аудитории, тогда как мы гуськом последовали за ним. Он шёл спокойно, не спеша, но его длинные шаги не позволили нам скопировать его важность и степенность. Испортила всю атмосферу его болезнь, о которой я только и успел что вспомнить, благодаря его внезапному приступу кашля. Честно говоря, это сильно напоминало какую-то простуду, но более тяжёлый случай. Не помню… да и, насколько я знаю, не силён я в этом вообще.
     Когда мы устроились на одной из крыш с относительным комфортом, Гекко начал стандартное приветствие.

     — Всем привет. Меня, как вы уже знаете, зовут Гекко Хаяте, — «кашель». — Мне последнее время нездоровится, но не обращайте на это внимания. Я хотел бы с вами познакомиться поближе — нам ещё с вами работать. Не прошу говорить всё, но общие сведения, я думаю, мы должны друг о друге знать. Например, я токубетсу-джонин. Силён в ниндзюцу, гендзюцу, а также хорошо владею мечом. Люблю свою деревню, а из еды мне нравится удон, по возможности, с рыбой. Хобби… тренировки. Теперь попробуйте вы. Кто первый?
     — Давайте, я первый, — медленно сказал Аоха и, не дожидаясь ответа, начал, — меня зовут Ишимару Аоха. Я люблю свою семью и сделаю для их защиты многое. Мне нравится играться со своей сестрой, а из еды я очень люблю моти. Мне не нравятся безответственные и бестолковые люди. Я хочу защитить свою деревню и стану для этого сильным шиноби.
     — Отлично, хорошо сказано, Ишимару. Кто следующий? — немного покашлялся наш учитель для того, чтобы слова звучали более весомо.
     — Давайте я, — поднялся я с места, — ну… меня зовут Каоин Шиничи. Я очень люблю сладкие данго, и, пожалуй, мне нравится тренироваться. Мне хочется стать очень сильным шиноби, чтобы получить больше свободы и прав, а также я люблю узнавать новое о чакре. Ещё я обычно спокоен, меня сложно вывести из себя. Из того, что не нравится… наверное, бессмысленная жестокость в людях, — я пожал плечами. — Ну и всё, пожалуй.
     — Хорошо, Каоин, — кивнул Хаяте, а затем перенёс взгляд на единственную девочку в команде, — осталась только ты.
     — Ммм,.. — немного растерялась новоявленная шиноби, — меня зовут Кадзеками Янасэ, я хочу стать хорошей куноичи и защитить свою деревню. Мне нравится… я не буду говорить. У меня неплохо получается метание кунаев, а также я хорошо работаю с чакрой. Но я не знаю ниндзюцу помимо академических…
     — Не беспокойся, — успокоил её учитель, — насколько я знаю, здесь никто ничего такого не знает. Но мы же это исправим, не так-ли? — попытался ободрить нас Гекко. — Но ладно, не будем терять время. Сейчас все расходимся, но завтра жду вас всех на девятом полигоне в девять утра. И да, — прошёлся он по нам взглядом. Мы непроизвольно поёжились, — постарайтесь без опозданий. Я надеюсь, вы не заблудитесь.

15 - Тренировочный бой


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Как и предполагал Гекко, по пути на полигон дети не заблудились и даже не опоздали. Они втроём стояли у самого края тени по центру здания и ждали, пока учитель подойдёт. Ребята выглядели довольно бодро и не засыпали на ходу.

     «Кхм… видимо, они специально легли вчера пораньше. Разве что Аоха какой-то вяленький, но делает вид, что всё хорошо…»
     «Похоже, что, к счастью, с дисциплиной у них было более-менее, — подумал учитель, — да и вообще я ожидал, что всё будет намного хуже. Хоть тут Третий правду сказал…»

     Вообще, Хаяте не рассчитывал на то, что ему придется брать себе команду. Но так уж случилось, что его болезнь никто не мог вылечить. Как ни странно, но здесь ирьенины лишь пожимали плечами. Они не знали, что случилось. Да и вообще кашель у шиноби довольно редкая беда, а уж длительный, который не пропадал после сеанса лечения шосеном[6]… такого ещё не случалось. А болезнь, если это действительно она, постепенно делала своё дело: кашель потихоньку случался всё чаще. Оно бы и ничего, но отвратное ощущение каждый раз того, будто ты выкашливаешь свои лёгкие… в общем, это не осталось без внимания. И после очередного обследования Третий поставил его перед фактом. Теперь ему нужно было передать свои знания другому поколению. Скрепя сердцем, но Гекко на это согласился, тем более что у одной команды как раз не было сенсея. Да и спорить с Хокаге как-то не хотелось… оставалось верить, что ученики его не разочаруют.

---+===***===+---

     — Здравствуйте, ребята, — приземлился перед нами учитель, — я рад, что вы не опоздали.
     — Здравствуйте, Хаяте-сенсей, — почти одновременно сказали мы.

     Гекко даже немного опешил с такого единодушия. Впрочем, Хаяте сделал вид, что всё в порядке, а затем продолжил свой монолог, как ни в чём не бывало.

     — Кхм… ладно, — «кхе-кхе», — извините. Ну так вот… сегодня миссий мы с вами выполнять не будем, да и тренироваться тоже.
     — Но что же мы тогда будем делать? — поинтересовалась Янасэ, которая, похоже, была довольно любопытной.
     — На самом деле всё просто: мне нужно знать, на что вы способны. Я хотел бы, чтобы вы меня атаковали, а я защищался. Но это вовсе не значит, что я не буду оказывать сопротивления.
     — А вы уверены, что мы вас не пораним? — довольно надменно поинтересовался молчавший до этого Аоха.

     Почему мне в этот момент очень сильно захотелось дать ему подзатыльник?

     — Я бы больше обеспокоился тем, чтобы не поранили нас, — ввязался я в разговор, — мне казалось, что несложно понять разницу между нами, сопливыми генинами, и опытным токубетсу-джонином.

     Сенсей вовремя остановил Ишимару, положив ему свою руку на плёчо, чуть сжимая. Этим жестом он призвал Аоху к молчанию, потому что тот уже собрался мне что-то довольно резко возразить. Да и сам я хорош… мог бы и промолчать.

     — Не стоит, Ишимару-кун, — сказал Гекко, убирая руку с его плеча, — Каоин сказал правду. И дело даже не в хвастовстве, а в самом факте. Сейчас генины для меня проблемой не будут, впрочем, как и для любого другого опытного шиноби. Если чунин, например, может быть случайно побеждён сильным генином, то мне вы, скорее всего, в принципе навредить не сможете. В общем говоря, не сдерживайтесь. Покажите, на что вы способны! Готовы?

     «Я так и знал, что моя экипировка мне пригодится», — достал я свой рюкзак из-за спины.

     — Подождите, сенсей! — воскликнул я, пока тот не дал отмашку. — Дайте пару минут, я сейчас приду, — бросился я в ближайшие кусты, где принялся в темпе переодеваться.
     — Чего это он? — спросила Кадзеками, недоумённо провожая меня взглядом. Я успел это расслышать, — что это у него за дела такие?
     — Не знаю, — ответил Аоха, — я думаю, это наверняка как-то связано с рюкзаком у него за спиной.

     Гекко лишь тяжело вздохнул.

---+===***===+---

     Через минуту я уже надел костюм. А ещё через тридцать секунд проверил, как он сидит, поскольку это очень важно для любой одежды подобного вида.
     Наверное, это глупо, но мне понравилась реакция моих товарищей по команде. Удивлены они были сильно. Им, наверное, и в голову не могло прийти, что я оденусь как-то по-боевому, потому что я всю академию проходил в одном стиле: майки и шорты. Ну, и в чём-то наподобие кроссовок, которые хоть и не пропускали через себя чакру, но хорошо подходили для бега и спаррингов, где ноги я использовал довольно часто.

     — И… что это? — отмер, наконец, Аоха. Мда, его выражение лица – это сплошной скепсис. — Думаешь, это тебе поможет?
     — Увидим, — коротко бросил я ему ответ, а затем повернул голову к учителю. — Я думаю, мы готовы.
     — Отлично, — сказал Хаяте, который стоял в сторонке. — Я считаю, что вы уже можете нападать, — встал он наизготовку. Видимо, тут не будет клоунады в стиле Какаши. Ну, так даже интереснее. Заодно выясню, способен ли я хоть на что-нибудь стоящее.
     — Стойте, — крикнул я ребятам, которые уже собрались было вступить в бой.
     — Чего тебе, — выразил своё «фи» за двоих Аоха. — Не видишь, мы заняты.

     «Ага, заняты они», — пробурчал я себе под нос, а затем уже громче:

     — Я хотел напомнить вам о командной работе, — кратко сказал я, — постарайтесь хотя бы не мешать друг другу и подстраховывать. Иначе у нас и вовсе нет шансов, как бы не занижал свои силы сенсей.
     — Да! — на удивление быстро согласилась со мной Янасэ, тогда как Ишимару лишь промолчал. Но было видно, что мои слова не пролетели мимо его ушей. Что ж… и на этом спасибо.

     Я не стал больше терять слов и бросился в бой.

---+===***===+---

     Два генина одновременно побежали в сторону джонина, тогда как оставшаяся девочка остановилась чуть позади, готовая помочь в нужный момент броском куная. Ей вполне справедливо подумалось, что так она принесёт больше пользы, чем будет мешать ребятам в бою.
     Тем временем Каоин не стал терять время зря и начал складывать печати: «Обезьяны», «Змеи» и ещё одну, неизвестную им всем печать. Она выглядела как соединённые костяшки мизинца, безымянного и среднего пальцев, а также сложенные «домиком» указательные. Только Гекко удивлённо поднял бровь. Хотя что там… удивлены были все. Никто не думал, что Шиничи знает что-то из техник, помимо академических.
     Аоха тоже не дремал. Он на бегу кинул пару кунаев на опережение. Конечно, он уже не надеялся попасть в джонина, но это позволило выиграть чуть-чуть времени, пока тот небрежно уклонялся от медленных, по его меркам, железок.
     Тем временем оба генина, наконец, добрались до спокойно стоящего наставника. Первым в бой кинулся Аоха, и Каоин не стал ему мешать. Ему самому требовалось немного времени.
     После недолгого обмена ударами Хаяте небрежно пробил слабенькую защиту Ишимару и несильно, как он считал, ударил того в живот ногой. Вот только пострадавшему удар слабым вовсе не показался. Аоха ощутил, что его что-то сбило. Что-то очень и очень тяжёлое…
     Тем временем уже Каоин ворвался в бой. Одним рывком (ускорение при помощи чакры) он полетел навстречу блоку учителя. Выглядело это странно. Учитель стоял незыблемой глыбой, которая, правда, небрежно поставила блок для того, чтобы отбить удар. Но внезапно все потеряли челюсти, даже Янасэ растерялась, когда, казалось бы, абсолютно реальный Каоин вдруг раздвоился. И пока изначальный его вариант летел прямо сквозь блок учителя, его копия резко развернулась в воздухе и нанесла вполне реальный боковой удар с разворота. Ну, то есть, почти нанесла.
     Никто не успел снова удивиться, как Гекко на долю секунды ускорился и в мгновение ока перенаправил удар настоящего Каоина в стоящее за учителем дерево. Иллюзия ещё не успела рассеяться в воздухе, как Шиничи уже успел ещё раз развернуться в воздухе и странным образом прилипнуть к дереву, чтобы проскользить по его коре вокруг ствола, и, практически не потеряв скорости, снова броситься на учителя.
     В этот момент, подгадав нужное время, Янасэ вместе с уже очухавшимся Аохой внезапно вместе бросили несколько кунаев в сторону возможных путей отступления учителя.
     Каоин в очередной раз встретил на своём пути блок Хаяте, но в этот раз не стал пробовать его «продавить», поскольку всё равно занятие на диво бесполезное, а вместо этого очень удачно оттолкнулся от относительно рослого для него джонина. Но оттолкнулся не просто так, а совершил красивое сальто назад, в нужный момент выкинув очередную пачку кунаев в своего противника. Приём был очень красивый.
     Но Гекко тоже не зря носил звание джонина. Он весьма ловко увернулся от всего того добра, что в него летело. Всё, чего дети добились втроём, так это очень-очень лёгкого пореза на одежде от одного из кунаев постоянно «куда-то летящего» генина, которые были брошены практически в упор и с относительно большой скоростью.

     — Очень неплохо, — выразил своё мнение приятно удивлённый джонин, — я ожидал меньшего. Но неужели это всё?
     — Надейтесь, учитель, — ухмыльнулся Ишимару, вставая в боевую стойку стиля «Листа».

     Бой продолжался.

16 - D-ранг


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Уставший я лёг на свою кровать, давая телу долгожданный отдых. Нет, я и раньше знал, что джонины — монстры, но это… ведь Гекко даже не полноценный джонин, а лишь специалист в нескольких делах — токубетсу-джонин. И как ловко он двигался? До этого мне, как и всем нам, как до Китая.
     С другой стороны, иллюзий я не строил. Точнее строил, но в другом смысле. Я думаю, все уже догадались, что та техника, которую я пробовал применять в бою — именно иллюзия. К сожалению, это дзюцу я доработать не успел, но даже так оно весьма неплохо себя показало. Ведь даже Гекко, токубетсу-джонин, не сразу заметил подвох. Я начал поворачивать корпус как бы «изнутри» иллюзорной оболочки, что летела в учителя, примерно прицелился и успел начать наносить удар, как до джонина что-то дошло. И это только начало! Идей было много, но для всех них требовалось время. Которого было не так уж и много…
     В данный момент для создания этого дзюцу требовалась невероятная концентрация. Тогда, в бою, я мог лишь наносить максимально размашистые удары, не успевал как следует продумывать ситуацию… да много чего не успевал, поскольку большая часть моего слабого умишка уходила на не отработанную технику. Да и складывать печати было весьма и весьма грустно… но знаете, это я вскоре исправлю.
     Всё дело было в том, что это техника подходит мне намного больше, чем кому-либо. Я не знаю, сможет ли её когда-нибудь кто-нибудь выучить. А почему? Всё просто. Тут опять выползает мой рояль с контролем своей СЦЧ напрямую. Пусть я не мог постоянно следить за ней в бою, однако, мне вполне хватало пары секунд, чтобы после сложения нужных печатей для моей новой техники «закрепить» результат, чтобы иллюзия не развеивалась. То есть каждая печать при её применении позволяла мне создавать иллюзию, которая абсолютно нематериальна для физических тел и относительно невосприимчива к обычному току чакры вокруг человека. После использования последней печати я осознанно оставлял ток чакры на неё и переставал следить за своей СЦЧ, переходя на контроль самой иллюзии. А это непростое дело, скажу я вам.
     Вообще, мы с Куренай, по сути, окунулись в неизведанную доселе область. Нет, конечно, не настолько всё грустно, но проблема её в том, что она абсолютно бессистемно развита. И знаете, эта область — гендзюцу на площади.
     Почему я так решил? Всё просто: несмотря на неплохое знание канона, я могу вспомнить лишь два-три пользователя таких штуковин. Но на это тоже есть свои причины. Во-первых, они не являются чистым гендзюцу и требуют очень хорошего контроля. Во-вторых, мало кто в принципе пользуется иллюзиями. Из них были в основном одни Учиха, которые всецело полагались на глаза, которые отлично работали по классическому методу их применения: через мозг жертвы. Ну и, наконец, в-третьих, дойти до такого способа их применения очень непросто. Так, чтобы вы знали, мне в голову приходят лишь генины-туманники, потому что они были максимально близки к реализации своей идеи. Ребята отлично контролировали технику иллюзий с клонами, ввиду чего седьмая команда весьма быстро теряла силы. А комбинировать броски настоящих кунаев с иллюзорными — отличная идея. Плохо у них было лишь то, что иллюзии развеивались при контакте с чьим-либо естественным током чакры вокруг тела. То есть им это даже хорошо, потому что противник тратил силы, уничтожая мизерные сгустки чакры, но я создал свою копию, которая вообще не контактировала с окружающим миром.
     Но, как я уже говорил, такой метод создания техник имеет большой-пребольшой минус. И состоит он именно в том, что такие техники развеиваются от любого сильного воздействия, основанного на чакре. Я думаю, что если рядом будет какой-нибудь джинчурики в режиме одержимого, то эта техника существовать не сможет из-за чудовищного тока агрессивной чакры в пространстве. То есть такая или любая другая техника, созданная таким же методом, будет абсолютно бесполезна против сильного шиноби. Любой всплеск чакры, который даже не навредил бы человеку, с лёгкостью снесёт моего клона. Но даже так я получал большое преимущество: возможно, именно это как-нибудь спасёт мне жизнь.

---+===***===+---

     Начались суровые трудовые будни: мы приступили к выполнению D-ранг миссий. В принципе я мог бы сейчас несколько часов потратить на растекание по бумаге , но это не имеет смысла. В целом, про это занятие можно сказать лишь одно: занудно. Сложного ничего не было. Наших сил вполне хватало и на знаменитые огороды, и на выгул крупных собак (главное, чтобы не из вольеров Инузука! Но, будьте добры, скажите, вы и вправду верите, что нас кто-нибудь допустил бы к ним?). Другое дело было именно с монотонностью работы. Если мне всё это было хоть как-то полезно поразмышлять о чём-то вечном, то Янасэ взвыла уже через неделю.

     — Сенсей! Эти задания меня уже бесят! Неужели мы, ниндзя, должны заниматься лишь этим? Когда мы, наконец, займёмся чем-то более полезным? — в сердцах бросила мотыгу куноичи.

     А наш сенсей… нет, он не читал книгу, он просто исчезал, а потом мистическим образом появлялся, когда кто-то из нас заканчивал работу, правда, как он это узнавал, оставалось неизвестным. Сейчас Хаяте был рядом со мной и следил за тем, как я тренируюсь. Это была награда за то, что я закончил задание быстрее остальных. Я же, обливаясь потом, отжимался. Это упражнение всё-таки эффективно в любом мире… с магией или без.
     Тем временем учитель лениво поднял свои страшненькие (относительно, конечно) глазищи на Янасэ ровно для того, чтобы пожать плечами.

     — И что же именно тебя не устраивает? Бесполезность миссии, её безопасность или то, что ты пока самая ленивая? — оставив девочку изумлённо хлопать глазами, сенсей кивком головы указал на меня. — Вон, посмотри. Человек трудится, готовится к тяжёлой жизни впереди. Ни разу не пожаловался. А уж то, как он качественно делает задания…

     Я аж засмущался.

     — Нет, — смутилась Кадзеками, — дело не в этом, я просто думала, что жизнь шиноби выглядит как-то…
     — Иначе, да? — встрял я в разговор, пытаясь восстановить дыхание после очередного подхода в пятьдесят отжиманий. — А ты думала о том, что такие моменты нужно ценить? Сейчас ты можешь спокойно думать о чём-то отстранённом, заниматься с учителем. У тебя есть время на свободное времяпрепровождение, и никто внезапно не отправит тебя на смертельно опасное задание. Так что тебя не устраивает? Ведь сейчас самое время провести его с пользой!

     Теперь страшненькие глазищи сенсея были устремлены на меня…

     — И, вообще, битвы с использованием техник, пафосных криков и прочая развлекуха бывает в жизни шиноби не так уж и часто. И это хорошо… наверное, — пробурчал я, заканчивая перерыв.

     Учитель нам и вправду попался на редкость удачный. Он не читал книжку, не отлынивал от тренировок. Хаяте просто делал их наградой за работу. Да и вообще, всё замечательно. Осталось лишь только научиться чему-нибудь новому.
     И тут Гекко тоже согласился помочь, но, увы, со стихийной чакрой работать не позволил. Он посмотрел на мою физподготовку, похмыкал, а затем выдал ультиматум, согласно которому до тех пор, пока я не стану сильным физически, он не обучит меня работе с чакрой. Я, конечно, не разделял такого подхода, но вынужден был согласиться. И да, я не один был такой: оба моих товарища по команде были удостоены того же вердикта.
     Но не сказать, что они разделяли мой энтузиазм. В последнее время тренироваться я стал один, тогда как и Аоха, и Янасэ осознанно или нет, но замедляли свою работу, чтобы закончить ровно в срок, не более. Им и самим было стыдно, но они, видимо, как-то договорились со своей совестью, расходились по домам. Я по ушам им ездить не стал, но смотрел весьма неодобрительно на пару с Хаяте.
     Но это не значит, что я бросил работать со своей СЦЧ. Наоборот я стал стараться в большей степени. Тем более, что в один прекрасный день я осознал, что чакроканалы уже не горят огнём, они приспособились. Я мгновенно увеличил нагрузку. Неприятно было — жуть, но надо же мне как-то развиваться? Если какой-нибудь Учиха мог тренировать чакроканалы при помощи техник стихии Огня, а Наруто в принципе развивается благодаря Кураме[7] и тому, что он Узумаки, тогда как я таких возможностей не имел. Ни наследственности, ни знаний. Только своя СЦЧ, только свои эксперименты, только хардкор!
     Также я очень полюбил заниматься акробатикой. С помощью чакры это превращалось во что-то невероятное! Не понимаю, как шиноби целыми днями не прыгают в воздухе. Ощущения незабываемые! «Сальто», «двойное сальто», кувырки, «колёса»… А уж как можно было изображать из себя человека паука! Я отдельно научился прикреплять себя к чему-либо всей поверхностью тела, и это давало невероятные перспективы. Я мог «прилипать» к коре, раскручиваться одними ногами в «солнышко»[8], скользить по дереву вниз по спирали… это было просто невероятно…

17 - Краткий отдых


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Пробуждение вышло весьма приятным. Я потянулся, с удовольствием приоткрыл глаза и уставился в потолок. Так непривычно…
     Обычно просыпаясь, я только и успевал, что секунд десять уделить кровати, а затем приходилось срочно бежать на выдачу D-ранг миссий. Ну, предварительно одевшись, поев и умывшись… но сам факт!
     Сейчас же я с удовольствием лежал в постели и нежился в редких лучах солнца, которое пробивалось сквозь окно и занавески. В этот раз учитель объявил, что сегодня мы можем делать всё, что захотим.
     Неторопливо позавтракав, я с отличным настроением отправился на тренировочную площадку, поскольку других занятий у меня не было. Друзей так и не завелось, кузнец дал мне отгул, разрешив приходить произвольно, Куренай-сенсей же уже имела свою команду. Мне оставалось тренироваться в одиночестве. Впрочем, так даже лучше — я привык.
     Устроившись на нашем командном полигоне, я уселся и приступил к привычной мне медитации. Хотя можно было бы обойтись сейчас и без неё: я уже мог вполне сносно контролировать свою СЦЧ. Неидеально пока, конечно, да и влияло это на мою скорость реакции, но это был явный прогресс. Медитация же, в привычном понимании этого слова, а именно: в сидячем положении, сосредоточившись, позволяла добиться невероятной точности в манипуляциях с чакрой. Замедлять и ускорять потоки я и так мог, но вот чтобы детально контролировать каждое действие своей техники… тут нужно было приложить немало усилий…
     Насколько я понял академическую теорию, все печати выполняют роль концентратора внимания на каком-либо аспекте техники, причём некоторые лучше подходят для одного действия, а некоторые для другого. К примеру, есть печать «тигра», а есть печать «дракона». И обе из них хорошо подходят для огненных техник. Или, если хотите, есть печать «змеи»: она отвечает за массовость техники (причём понимайте это понятие как хотите; я думаю, под «массовостью» можно подразумевать как саму суть техники: во все стороны она летит или нет — так и количество чакры в неё вложенное. Следовательно, и радиус снаряда, если мы говорим про огненный шар). Ну, и напоследок… та же «змея» оказалась просто незаменимой для моих техник гендзюцу, поскольку понятие «массовость» в данном случае приобрело понятие «гендзюцу по площади», а не стандартное. Я сам до сих пор не понял, как это работает. И вряд ли когда-нибудь пойму, но факт остаётся фактом — каждая печать может подойти для одной техники в той или иной степени. Как вы понимаете, использовать какую-либо печать для преобразования чакры в воду при применении дзюцу катона — в высшей степени дебилизм, тогда как для большей части общеизвестных техник их печати подходят идеально. Но простор для экспериментов в любом случае действительно велик.
     Именно поэтому я часто экспериментировал. Самое главное в работе с печатями было правильно задать параметры дзюцу. Теоретически техника возможна на самом деле и без использования печатей, но КПД при этом ужасный. Поскольку, как бы человек быстро не думал, все детали сразу… да и ещё и идеально… продумать крайне затруднительно. Поэтому даже Каге занимаются распальцовками для облегчения процесса. Правда, и дзюцу у них помощнее будут.
     Также у меня появилась новая идея — я решил попробовать создавать печати не по той системе, что давали в академии, то есть ту, которая требовала каждый раз разъединять руки перед печатью. Мне подумалось, что раз уж печати, в сущности, зачастую похожи, то почему бы их не использовать, не размыкая рук при этом? Ведь складывают же люди печати одной рукой так, что диву даёшься…
     Например, переходить из печати концентрации в печать «крысы» и наоборот — одно удовольствие. Всего-то чуть-чуть опустить одну руку и согнуть пальцы в другой. Вроде бы доля секунды для опытного шиноби, но что делать, если печатей, скажем, тридцать? А ведь бывает их и поболее… Вот так я может и получу ещё один плюсик в копилку своих умений. Того гляди, и Учиха Мадару смогу победить… когда-нибудь… лет через пятьдесят…. наверное…
     Сказано — сделано. Теорию придумал — будем проверять.
     Встав после медитации, которую мне удалось весьма удобно совместить с размышлениями, я размял слегка затёкшие мышцы, а затем стал экспериментировать с печатями, правда, вхолостую.
     Через субъективный час (часов рядом нет, увы…) тренировок пальцев, я научился вполне сносно выполнять пару комбинаций печатей, среди которых была и нужная серия для моей собственной техники.
     Вообще, с печатями для неё тоже вышло забавно, поскольку обыкновенные для меня не очень подходили в данном случае. Почему? Опять же, ввиду особенностей дзюцу, которое я хотел создать. Вы знаете, сколько по времени создаётся огненный шар? Ну, допустим, пять-семь секунд для новичка. Для кого-то поопытнее — уже три. И всё это вплоть до одной-двух секунд, которые и требуются для применения в серьёзном бою. Именно поэтому все печати заточены на мгновенное изменение чакры в СЦЧ и её свойство для техники ровно так, чтобы спустя пару секунд выпустить в цель заряд воды, огня, либо чего-то другого в сторону противника. Моя же придумка требовала постоянных затрат чакры как на клона, который при этом клоном по факту уже не являлся, так и… В общем, это довольно сложные материи, однако, Куренай-сенсей нашла выход в виде нестандартной печати, которая подходила для того, чтобы выпускать чакру постоянно. Мне она оказалась вдвойне и даже втройне полезной, поскольку я мог после сложения печати вручную её «закрепить» так, чтобы мой клон был под постоянным контролем. Это давало мне серьёзное преимущество.
     Ну так вот… печать. Про неё мне рассказала Куренай-сенсей. Названия у неё как такового не было, по крайней мере, животного. Учитель сказала, что её часто называют «печатью постоянной концентрации», причём это название в каком-то смысле вполне ей подходит. Выполняется она довольно просто: соединённые костяшки пальцев и два указательных пальца, выставленных вверх «домиком». Ничего сложного. Немного тренировок, и она стала отлично сочетаться со «змеёй», а затем и с «быком», который ей предшествовал. После ещё некоторых тренировок вместо двух секунд на эти печати стала требоваться всего одна. И это уже давало просторы для действия клона, поскольку получить полностью зависимую от себя иллюзию клона — просто замечательно. Теперь осталось только отработать действия клона… так как следить сразу за двумя телами мне как-то, честно говоря, лениво. Да и сложно попусту… а значит и неэффективно.

---+===***===+---

     — Здравствуй, Као-кун, как у тебя успехи? — внезапно прервал мои мысли приятный женский голос, и в это время я как раз перепрыгивал с одной ветки на другую. От неожиданности я чуть не свалился с дерева. — Я смотрю, ты развлекаешься? Обычно шиноби этим не занимаются… не все понимают, что способности можно использовать не только для… кхм… ликвидации противника.
     — Добрый вечер, Куренай-сенсей, — позируя, спрыгнул я с толстой ветки кверху ногами, чтобы развернуться в воздухе и встать перед учителем, — я тоже очень рад вас видеть. И почему вы считаете, что я только развлекаюсь? Это ещё и довольно-таки полезная тренировка.
     — Да, — доброжелательно улыбнулась учитель, — то-то ты с таким удовольствием «тренируешься»?
     — А почему бы и нет? — не смутился я, — что может быть лучше, чем совмещать полезное с приятным? Впрочем, я думаю, уже достаточно. Составите мне компанию в данго-кафе? — спросил я её, и, чтобы она мне не отказала, добавил: — я угощаю!
     — Хм… а ты знаешь, как угодить девушке, — «смущённо» потупила глаза Куренай.

     Ага, так и поверил. Смутить её, как мне кажется, мало что может. Я, конечно, плохо её знаю, но это — чистой воды провокация.

     — Ну ещё бы! — жестом пригласил я её за собой, снимая с лица маску. Всё-таки как бы она не была комфортна, гулять лучше без неё. А костюм… зачем я его надел? Правильно, чтобы привыкнуть даже к такой небольшой массе и комфортно себя в такой одежде чувствовать. Опять же, очередная мелочь….

     Сегодня вечером в кафе было не так многолюдно. Как ни странно, но в них и так было мало народу, а в обычный рабочий день почти пусто. Простой люд предпочитал посещать бары, шиноби тоже отдавали им предпочтение. Ничего нового.
     С комфортом уместившись за столиком и в уместной тишине дождавшись заказа, я подвинул порцию данго женщине и начал разговор:

     — Учитель, я вроде неплохо вас знаю. Вы сильный джонин, ваших иллюзий боятся многие шиноби, вы молоды,.. — Куренай со ставшей уже привычной полной доброжелательности улыбкой внимала мои слова, — но я так ничего и не знаю о вашей жизни. Не поделитесь чем-нибудь? Ведь что может быть лучше, чем интересный рассказ за порцией сладких данго?

     Юхи ненадолго задумалась, а затем отмерла, знаком подозвала к себе официанта и заказала себе тёплого саке, потому что в этом заведении оно было довольно паршивым, учитывая специфику заведения, чтобы пить его холодным. Только Юхи хотела начать свой рассказ, но вместо этого она неожиданно для меня задала вопрос:

     — И о чём же ты хочешь услышать? — спросила меня брюнетка, отпивая добрую половину чашечки. Похоже, что Куренай тот ещё алкоголик.

     Ну, у всех свои недостатки… И именно этот хотелось бы устранить. Пьющая женщина… что может быть хуже?

     — А о чём вы можете рассказать? — пожал я плечами, — я же говорил, что ничего о вас практически не знаю. Расскажите мне о своём детстве. Мне интересно, как вы стали таким сильным джонином и сохранили при этом доброту и умение понимать…
     — Это долгая история, — казалось бы, вспоминала что-то Юхи.
     — А мы разве куда-то торопимся? — приподнял я бровь.
     — И то верно, — слегка улыбнулась Куренай, — ну, слушай… Пошли, значит, мы как-то на миссию, а Райдо, что тогда тоже был генином, забыл спальный мешок. Как ты понимаешь, Као-кун, спать ему было негде… а миссия долгая. И где он только не пробовал уснуть! И на сеновале, и на траве, но тут такая ситуация… он насекомых не любил. В общем, пока над ним сенсей не сжалился, и не дал задание дежурить посменно, используя два мешка по очереди, Намиаши страдал. Сенсей посчитал, что тот урок усвоил…
     — А дальше что? Я так понимаю, что это не конец истории…
     — Верно, — улыбнулась Юхи, — буквально на следующую миссию Райдо умудрился забыть уже пару подсумков с метательным оружием, что были в свитках. Учитель тогда рассвирепел! Намиаши запомнил тот урок на всю оставшуюся жизнь. Но про наказание я рассказывать не буду… это уже личное.
     — Ну, а была история лично с тобой? Или ты всегда была лишь сторонним наблюдателем? Или такая хорошая куноичи, как ты, никогда не совершала ошибок?
     — Это сарказм или комплимент? — слегка застенчиво улыбнулась Юхи. Ну да, куда ей всерьёз всё это воспринимать от сопливого-то генина…
     — Всего понемногу, на самом деле. Я ещё не определился…

     Куренай звонко рассмеялась и выпила ещё одну стопку. Разорит она меня… ох, разорит…

18 - Быт шиноби


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Наконец, спустя месяц, наша команда взяла первую миссию C-ранга. Я, честно говоря, нервничал, хоть и был рад — всё-таки тянуть резину лишний раз не стоит, только накручивать себя буду. Первая такая миссия знаменовало начало настоящей, суровой жизни шиноби. Солдата, только с некоторыми способностями. Есть солдаты-разведчики, есть шпионы, есть диверсанты… а есть просто танкисты этого мира, только вместо нескольких тонн несокрушимой брони была их кожа, которая мало чем уступала металлу в прочности.
     Я пока не знал, к чему себя отнести. Не было специальностей. Бой лоб-в-лоб без какой-либо ловушки или уловки плохо для меня закончится, ибо нечего мне противопоставить шквалу стихийных техник, огромной скорости реакции противника, которой я пока не блистаю… да вообще нечем удивить, и даже простой кунай может унести мою никому не нужную пока жизнь.
     Но было в этом и что-то хорошее: даже несмотря на начало жизни, полной опасности, среди преимуществ таких миссий было увеличение платы за них. Вообще, это действительно важно, поскольку при проведении некоторых расчётов я выяснил, что количество тугриков[9], которые могут выдать за миссию, возрастают на несколько порядков. Как уже известно, за D-ранг миссии дают неплохо, но на хорошее оружие недостаточно, да и починка брони, свитки с оружием и едой… это отнюдь не дешёвое удовольствие…
     Да и это в каком-то смысле показатель: мы, по мнению учителя, довольно быстро привыкли к друг другу. Аоха, к сожалению, со мной нормально общаться не мог: его выводило из себя моё снисходительное поведение. А я просто не мог по-другому: даже специально опуская себя до уровня развития двенадцатилетнего, я то и дело выдавал себя простым взглядом. Меня это всё забавляло, но не более, тогда как Ишимару просто выходил из себя, когда я не воспринимал его всерьёз. Я бы и рад, но не могу — на полном серьёзе общаться с детьми не выходило. Да… вторая жизнь — это не только преимущества. Ведь сколько мне сейчас… ммм… психологически? Так-то, я чувствую себя лет на двадцать пять, причём это приблизительно так и есть. А я и не заметил, как прошло столько лет… правду говорят, что с возрастом года начинают бежать очень быстро.
     С Янасэ всё было проще: она без особых претензий принимала мои заскоки. Мы быстро поладили: я принял её за жизнерадостность и непосредственность, которых тут иногда не хватает, а она меня за спокойствие и терпимость к её подколкам. Хотя, неудивительно: двенадцатилетняя девочка вряд ли когда-то выведет меня из себя, даже если захочет. Шутки всё-таки пока слабоваты…
     С Гекко Хаяте у нас сложились рабочие отношения, перетекающие иногда даже в дружеские. Хоть он и был меня постарше и слегка посерьёзнее, у меня не получалось воспринимать его как неравного. Он, конечно, сильнее, и намного — это факт, но житейским мудростям ему меня учить нет смысла. Вот и получились у нас какие-то неоднозначные отношения. Как говорил один персонаж:«Вроде бы учитель, а вроде и нет». Он был скорее кем-то вроде тренера, тогда как сенсей — намного более глубокое понятие.
     Но вот подошли к концу и сборы на первую миссию: я попрощался с кузнецом, который на полном серьёзе пожелал мне удачи, забрал всё снаряжение, которое могло пригодиться в дороге, и отправился к точке сбора.
     Как это не банально, но нас ждала миссия по охране каравана: стандарт С-ранга, ибо максимум, кто на них мог напасть, так это бандиты. А какие могут быть бандиты, если они не знают, что нападать на караван с охраной в виде шиноби не стоит? Вот и получалось что, как правило, путь проходил без проблем. Но бывали и инциденты, и наш наниматель в этот раз решил не рисковать. И это хорошо: жадность до добра никогда никого не доводила.

---+===***===+---

     — Доброе утро, сенсей, — поприветствовал я учителя, — ребята уже подошли?
     — Доброе, — согласно кивнул Гекко, а затем одобрительно осмотрел мой маленький рюкзак за спиной, в котором хранился небольшой запас свитков с едой и снаряжением. Дорогие, сволочи, кстати, — и нет, ты пока первый.

     Кивнув, я уселся рядом с учителем на край телеги и стал греть уши, когда наниматель стал договариваться с сенсеем по поводу графика дежурств и нашего расположения среди повозок. Это весьма важно: при грамотной планировке потери как среди груза, так и среди пассажиров резко упадут, если вообще не будут сведены к нулю.
     Наконец, подоспели и мои товарищи по команде. Янасэ была довольно бодра и жизнерадостна, тогда как Аоха старался выглядеть так, как будто ничего нового он не видит. Хотя получалось у него — не сказать чтобы очень… его глаза то и дело скакали по повозкам и караванщикам.

     — Ну наконец-то что-то новое! — с удовольствием воскликнула Кадзеками и плюхнулась рядом со мною. — А ты как, тоже рад миссии?
     — Да, — вздохнул я, вполуха слушая караванщика, что увлечённо и в эпитетах рассказывал о ценообразовании, — какими бы ни были тренировки, реального опыта сражений они не дадут. Да и скучно в деревне всё время сидеть, но всё-таки сидеть в ней намного безопаснее…

     Но Янасэ сегодня была явно в ударе и даже не обратила на эти слова внимания:

     — Ну хватит уже занудствовать! А то будто старый дед говорит, а не мой одногодка! Это же первая нормальная миссия, нужно радоваться! — возмутилась девочка.
     — Да понял я, понял, иди расскажи это Аохе, а то он тоже какой-то грустный, — с толикой сожаления во взгляде обратил я на него её внимание. Янасэ сразу же отчалила доставать уже его… ну что тут сказать? Хорошее настроение.

     Ишимару злобно на меня зыркнул, когда к нему подсела Кадзеками, но говорить ничего не стал, а лишь ссутулился, принимая удар её позитива на себя.

---+===***===+---

     Как это ни странно, но путешествовать с караваном мне понравилось. Тренировок, мы, разумеется, не устраивали — неправильно это, отвлекаться от миссии, за которую деньги заплачены, но, тем не менее, скучать не приходилось.
     Раз в два часа каждый из нас выходил проверять близлежащую дорогу на наличие ловушек, причём в разные промежутки времени. Точно также Гекко пару раз рассказывал о забавных случаях во время таких миссий — слушали все, даже наниматель пристроился поблизости. Особенно хорошо Хаяте рассказывал что-то мистическое, оказавшееся затем глупостью. Вот как вам, например, его рассказ о жутко суеверном заказчике охраны, который не хотел заказывать охрану из четырёх человек — трёх генинов и чунина, из-за того, что суммарно количество шиноби равнялось четырём? Он чуть не уговорил чиновников Конохи на уменьшение или увеличение количества ниндзя на миссию. Впрочем, не получилось. Но Гекко вместе с Ибики неплохо так разозлились на него за это. А злить шиноби, вообще, плохая идея… В общем, караванщик хоть и был под охраной всю дорогу, страху натерпелся знатно. Ночные завывания, которых никто кроме него не слышал, кровавые надписи с предостережениями, который пропадали при его криках… а уж миражи, которые с горящими красными глазами виднелись в кустах персонально для него, это был апофеоз. Таким образом, бедный мужик выплатил неустойку команде его «защитников», и решил ехать как-то без них. Зато, быть может, избавился от излишнего суеверия…
     Также неплохо рассказывали истории и караванщики — они, по счастью, оказались довольно опытными и с удовольствием ими делились. Всё-таки уроки географии — одно, а рассказы тех, кто это реально видел — совершенно другое.
     К удивлению, нападений на караван никаких не последовало. А что вы думаете, они каждый раз бывают? Нет, и ещё раз нет. В одну сторону мы добрались без каких-либо проблем.
     К счастью, караван был уже уготован на продажу, поэтому ждали мы лишь его разгрузки, а затем и нового товара, готового к транспортировке. К тому же, нам честно разрешили слегка прогуляться по одному мелкому поселению, в которое мы и ехали. Деньги у меня были, и я с радостью угостился сам и поделился с товарищами. Да и сувенирчик один прикольный прикупил… мне понравилась треуголка. Не знаю, зачем я её купил, и кто её тут вообще придумал, но она оказалась на одной из рыночных площадей, да и стоила какую-то мелочь… Янасэ понравилась, и я дал ей даже поносить, тогда как Аоха только мысленно покрутил у виска, судя по его виду. Не понимаю, чего он такой хмурый? Ну да ладно.
     Но на обратном пути всё оказалось не так гладко…

---+===***===+---

     — Сенсей! — воскликнул я, запрыгивая на повозку, глядя на сразу подобравшегося Гекко, — кажется, где-то в сотне метрах засада! Сделана неплохо, на первый взгляд не видно, но я на всякий случай проверил — там штук десять человек с каждой стороны, и ещё четверо готовы свалить деревья с двух сторон!
     — Хорошо, что ты заметил, — кивнул Хаяте, — поднимай товарищей, я дам знать хозяину каравана, что мы отойдём.

     Я, возбуждённый и слегка нервничающий, растолкал товарищей по команде, что меланхолично болтались из стороны в сторону, сидя в повозке.

     — Не время отдыхать! Я нашёл засаду, сенсей сказал собираться!

     Когда мы, готовые ко всему — даже я уже «перегорел» нервничать, собрались у сенсея, тот в двух словах сказал то, что мы будем делать.
     Видимо, он явно не читал фанфики, где защищали караван пафосно и с превозмоганием. Ибо ни о какой дороге прямо в засаду не было и речи: Гекко коротко и ясно сказал, что нужно всех их нейтрализовать, тогда как он проследит, и, если что, вмешается. И правильно, в принципе: караван платил за защиту, а не за то, что он станет местом громкого и бессмысленного боя.

     — Так, давайте вы берёте левый фланг, я правый, у меня будет меньше противников. Как только вы справитесь, дуйте ко мне. Спорить сейчас не время, вы готовы? — спросил я их, и, на удивление быстро дождавшись двух разных по скорости кивков, отправился в сторону своих противников. Надо — значит, надо. Но лучше всё-таки не убивать.

     Аккуратно зайдя за спину разбойникам, что уже, судя по всему, давно ждут жертву, я по деревьям подобрался поближе. Дозорных никаких не было, люди просто сидели с оружием в руках и ждали сигнала командира, который периодически осматривал дорогу. Расслабились они.
     Я не мог этого простить, поэтому просто бил расслабившихся головорезов тупым концом куная по затылку, а затем по-быстрому оттаскивал их в сторону и связывал покрепче. Впрочем, шум всё равно был знатный, и разобрать моё тихое движение по деревьям было попусту нельзя. Оглушать противников оказалось очень просто, казалось, что даже сил прикладывать к удару не требовалось, это было очень непривычно и, чего говорить, неприятно, но я оставил размышления об этом на потом. Наконец, из тринадцати (я немного неточно посчитал их в прошлый раз) остались всего шесть целых разбойников. Я хотел было уже пойти в прямые столкновения со стоящими рядом с друг другом людьми, как с другой стороны дороги послышался шум. Бандиты всполошились.

     — Эй, кэп, чего там такое случилось? — воскликнул один из них в сторону, где должен был следить за обстановкой капитан. Увы, тот сейчас не мог ответить: отдыхал связанный в кустах. Я, ни говоря не слова, выскочил из тени и размашистым движением ноги по голове отправил одного из них отдохнуть. Раздался неприятный хруст, но я не обратил на это особого внимания: во мне кипел адреналин.
     — Ну что, нравиться нападать на беззащитные караваны? — спросил я, доставая своё оружие. Разбойники, в свою очередь, похватали уже свои железки, и, подбадривая друг друга матами, двинулись на меня. Я одним резким движением бросил пару сюрикенов по ногам противников, а затем одним рывком преодолел дистанцию в три метра и впечатал тяжёлые ботинки в грудь одного из разбойников, чтобы оттолкнуться при помощи чакры от отлетающего тела, а затем с разворота вбить носок другого сапога в нос другому врагу. Брызнула кровь. Я не стал отвлекаться и сделал по одному удару кулаком по головам раненых звёздочками противников, которые баюкали ногу прямо в бою. Не нашли места получше… боль терпеть не умеют вообще. Но, может, я слишком строг к этому отребью?

     Оставшиеся на ногах два разбойника, видя такую скорую расправу над товарищами, на меня бросились довольно слаженно. Но их скорость действительна была несравнима с моей… Они двигались как черепахи. Неужели чакра настолько сильно увеличивает скорость реакции, что обычные люди становятся такими медленными?
     Но времени рассуждать об этом не было: одно дело — возможность нормально видеть движения врага, другое — правильно их избежать. Я не стал уходить от удара рывком, а будто через перекладину, проскользнул между двух катан, которыми меня хотели вместе нарубить. Похоже, ребята работали в паре… но это уже не важно. Я, не теряя скорости, схватил «прилипанием» обоих мужиков за штанины, а затем спиной вперёд оттолкнулся ногами при помощи чакры. Ударились они друг об друга знатно: сознание потеряли только так. Я на всякий случай ещё разок дал им по затылку, а затем связал их. Пусть отдохнут… а мне надо собрать в кучу остальных. Никаких верёвок не напасёшься!

19 - Задумчивость


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     — Ммм… Као-кун, ты, как бы тебе сказать… хорошо справился, — оглядывая два трупа, сказал мне Гекко, пока я боролся с подступающей дурнотой. Как оказалось, я слегка перестарался с парой бандитов. Один из них просто захлебнулся собственной кровью, а второй сломал себе шею о мой ботинок.

     «Впредь буду знать… какие хрупкие здесь разбойники, тьфу! О чём я вообще думаю?» — я с лёгкой хрипотцой рассмеялся. Хаяте странно на меня посмотрел, тогда как я вовсю рассматривал бандитов.

     Отморозки — отморозками. Разбойники грабили повозки, группы повозок, убивали их владельцев, простых торговцев. Рожи — соответствующие, как и остатки крови на их оружии, которое они вряд ли обагрили о кого-то вооружённого и готового продать подороже свою жизнь. Даже почистить не соизволили… так почему-же мне так фигово? Я знал, что так или иначе придётся убивать, готовился к этому несколько лет. Но почему это не помогло? Неужели неприятие убийства настолько крепко заседает в голову, что даже пять лет тренировок на роль солдата к этому не готовят?

     — Полегчало? — с участием похлопал меня по плечу учитель, — я понимаю, каково это. Но тут я тебе ничем помочь не могу, справиться с этим надо самому. Ты молодец, хорошо справился. Аоха не смог. И Янасэ тоже.

     Как оказалось, ребята не смогли справиться с волнением и пошли в разнос. Они также, как и я, примеривались, шёпотом и знаками переговаривались, а затем не выдержали. Янасэ показалось, что её заметили, и она выдала себя. Самым правильным для шиноби образом кинула в противника звёздочку. Вот только её мозг не успел воспринять того, что это не деревянная мишень из академии и даже не шиноби-учитель в спаррингах, а самый обычный человек. Который, как подкошенный, «лёг отдохнуть». А бросок-то был сильный, со стресса, наверное… тогда как сюрикен тяжёлый, вообще-то. Вот и «пораскинул мозгами» разбойник перед своей лёжкой. Янасэ этого хватило, и её вывернуло наизнанку. Этого, несмотря ни на какой галдёж, налётчики не услышать не могли, тогда как Аоха отошёл ненамного дальше от своей напарницы и явственно позеленел.
     В общем, момент неожиданности они потеряли, и им пришлось сражаться против дюжины бандитов. Как вы понимаете, мясорубка там получилась знатная, ибо в бою, не убивая, очень трудно выжить. И отмерять силу удара, чтобы только отрубить — тоже. А бросить кунай — что может быть проще? Только вот тут были не шиноби, и пробивались все, как правило, насквозь…
     Всё это поведал мне сенсей. Наверное, чтобы я приободрился… хотя да, мне и так уже полегчало. Всё-таки я уже давно знал, что это придётся сделать, и даже старательно себя готовил. Рамки определены уже давно… и преступать я их не намерен! Убийства тут необходимы, но, если есть возможность обойтись без них — я обязательно ей воспользуюсь. А получать удовольствие от них… никогда не понимал, как это вообще возможно. Вряд ли я до этого дойду.
     В общем, я немного пришёл в себя и отправился к напарникам. Надо было как-то это всё разруливать… психологов тут, как-никак, нету, а такие травмы душевного характера стоит обсудить. Да и я, доктор хренов, тоже должен выговориться как минимум для себя…
     Гекко, будто соглашаясь с моей идеей, раскашлялся. Кажется, раньше он делал это не так часто…

---+===***===+---

     К команде я подошёл уже более-менее в нормальном состоянии. Янасэ сидела в повозке и, поджав ноги, смотрела куда-то в лесную чащу, мимо которой мы двигались. Но, судя по всему, на самом деле её взгляд был где-то далеко… Аоха же, предварительно набрав камней, кидал их куда-то подальше. Вид он тоже имел весьма задумчивый…
     На меня ребята отреагировали как-то вяло. Янасэ, напротив своего обычного поведения, лишь кивнула, а Ишимару вообще, считай, проигнорировал. Только скосил взгляд, отмечая моё присутствие.
     Но, видимо, разговор тут больше был нужен именно Кадзеками: она выглядела совсем подавленной. Не знаю, из-за чего больше — то ли девочка считает, что она подвела команду своей нервозностью, то ли ей действительно не верилось, что ей придётся убивать. Как бы там ни было, Янасэ явно было не очень. Думаю, это неплохая возможность для меня преодолеть хотя бы свою стеснительность и, может, заодно помочь ей.
     Недолго думая, я уселся рядом и, преодолев робость, положил ей руку на плечо, и слегка пододвинул её к себе под недоумевающим взглядом Ишимару. Впрочем, сама Янасэ не стала возражать.

     — Из-за чего грустишь? Вроде бы первая миссия С-ранга, и ты совершенно недавно была счастлива… неужели какие-то бандиты лишат тебя всей твоей жизнерадостности? — спросил я её.
     — Да нет, я не из-за этого, — всё ещё не отводя своего взгляда от моей руки, девочка продолжила, — вроде бы ты говорил про это, но мне почему-то казалось, что это всё будет как-то,.. — Янасэ не смогла подобрать нужных слов, и с помощью активной жестикуляции помогала себя сформулировать свою мысль.
     — Иначе. По-другому, да? — закончил за неё я, на что она согласно кивнула, — ну, я, чего таить, как-то так всё и представлял.
     — Красивые сражения, полные пафоса речи… всё это, конечно, есть, как нам и рассказывали в Академии, но далеко не всегда. По большей части люди не знают ничего о чести, шиноби бьют исподтишка, насмерть… и это нужно как можно скорее осознать. Как и то, что красивых боёв не так уж и мало, просто не стоит забывать и про неприглядные инциденты. Например, то, что произошло сейчас — досадная случайность. И она вполне ожидаема, я сам едва не совершил ту же ошибку, — тут я немного приукрасил, ничего такого не было.
     — Но знаешь,.. — я немного помолчал, выстраивая монолог, — на самом деле опыт — это и есть ошибки, которые затем в него и превращаются. Так что даже твоя неосторожность пойдёт нам на пользу. Нужно просто учесть это в следующий раз, чтобы рука не дрогнула, а кунай не выпал из рук. А красивых битв… их на нашем веку всегда хватит… и не вини себя, ты тут не причём. Ну, разве что совсем чуть-чуть… — закончил я на меланхоличной ноте и уставился куда-то вдаль…
     — Спасибо тебе, — поблагодарила меня Янасэ, которой стало чуточку легче.

     Через минуту она снова была где-то далеко… а Аоха в диалог так и не вмешался, он просто слушал. И это было хорошо.

---+===***===+---

     Прибытие в Коноху оказалось будничным. Наверное, я до сих пор подсознательно ждал, будто за моей спиной будут перешёптываться из-за того, что я уже убивал. Я чувствовал себя убийцей и крутизны своей, отнюдь, не ощущал. Никогда не понимал, почему это считается её показателем…
     Но ничего такого в помине не было: деревня жила своей жизнью, и ей было всё равно на какого-то там генина, который пошёл на свою первую миссию С-ранга.
     Попрощавшись с нашим нанимателем, мы сдали его подпись о том, что миссия выполнена, в канцелярию, а затем получили свой расчёт. Который, впрочем, меня порадовал.
     Нет, ну, а что вы хотели? Получить деньги с одной миссии как за пять-десять D-ранговых — многого стоит… особенно для меня. И, знаете, разово получать такую крупную сумму намного более приятно, чем по чуть-чуть за длительные и бестолковые миссии, которые были до этого. Одним словом, я был доволен.
     После миссий, где случались вооружённые столкновения, положен был как минимум недельный отдых. Гекко согласно покивал худощавому клерку на это напоминание, а затем, когда мы отошли подальше, сократил для нас этот срок до трёх дней, после которого сказал собраться у нашего полигона с утра. Я только пожал плечами: три дня, так три дня. Это очень даже немало. Особенно если учитывать, что в школе на Земле выходной всего один за неделю… но там хотя бы не приходиться никого убивать.

---+===***===+---

     Уже привычно найдя Куренай, которая, по обыкновению, гуляла неподалёку от ликов пока лишь четырёх Каге, я поздоровался и с её позволения составил ей компанию.

     — Ну что, Као-кун, как тебе твоя первая миссия? Всё в порядке? — разглядев у меня что-то на лице, спросила Юхи.

     Вот же проницательная женщина…

     — Да нет, с миссией-то всё в порядке, — задумчиво уставился я в звёздное небо. Красота… — Но меня одолевают более философские размышления… думаю о том, что мне пришлось убить человека. Неуютно как-то…

     Молодая джонин вопросительно на меня посмотрела, а я, чуть помолчав, продолжил:

     — Разбойники попались. Парочку убил случайно. Хотел оглушить, никого не убивая. А вон как оно вышло…
     — Не убьёшь ты — это сделает кто-нибудь другой.
     — Но мне всё равно не кажется это правильным,.. — еле слышно слетело с моих губ, но, поняв, что на этот раз меня не услышали, я тут же сменил тему: — пойдём в бар?
     — А не рано тебе? — со скепсисом взглянула на меня Куренай.
     — То есть как разбойников убивать — я шиноби, а как сделать глоток спиртного, то я ещё совсем маленький? — возмутился я. Не, ну где логика в этом мире, а?
     — Ладно, ладно, не ругайся, — подняла руки учитель в примирительном жесте, — будет тебе глоток… но ты угощаешь!
     — Само собой! Вы только не осушите весь алкоголь в заведении за одно посещение. А то как-то неловко выйдет
     — Иди уже, шутник, — с самым решительным видом подтолкнула меня Юхи ко входу.

     Иду, иду… ну, вот как перед ней можно устоять?

19.1 Отступление - 1


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     После того, как в Академии Шиноби произошло распределение на команды, Ибара вместе с Саске и Наруто благополучно прошли тест с колокольчиками. Конечно, были и накладки… потому что в команде ребята действовали ещё довольно слабовато. И Какаши отлично это видел, но тем не менее кому, как не ему знать, насколько быстро всё может в будущем измениться. Но пока… их подготовка и моральные качества оставляли желать лучшего.
     Объединиться они смогли только против него, и то, когда он нарочно стал их раздражать. Впрочем, генины всё-таки смогли понять суть испытания в отличие от их предыдущих коллег.
     Спустя некоторое количество миссий D-ранга, которые были частью игры «разозли трёх генинов», их команде выпал шанс — задание ранга С, который новоиспечённые шиноби чуть ли не зубами выгрызли у достопочтенного Хокаге.
     К слову, далеко не каждая команда генинов может требовать миссию у главы деревни…
     Ибара же всё это время оценивала свою команду и анализировала отношение к ней со стороны окружающих. Всё-таки почти для любого взрослого человека было понятно, что её приставания к Саске не более, чем привычка и способ разрядить атмосферу в команде. Можно сказать, что девочка так развлекалась и с задорной искрой в бирюзово-синих глазах наблюдала за реакцией младшего Учихи и за недовольными взглядами в их сторону Узумаки.
     Проведя с новыми товарищами какое-то время, Ибаре в первую очередь было ясно одно: ей и её команде позволено намного больше, чем другим. А это, в свою очередь, подводило к тому, что к этой самой команде и требования были соответствующие — высокие. Девочка не питала глупых иллюзий о бытие шиноби, она серьёзно восприняла слова родителей, говоривших о том, что это всё не сказка. Пусть мать и была против, её отец, имевший как-то дела с ниндзя, не считал нужным держать свою дочь в иллюзиях. Именно поэтому Катаяма не слишком спешила ссориться с учителем и сокомандниками, а решила сначала понять, что происходит вокруг.
     И всё, действительно, оказалось не так просто! Особенно, если принять во внимание первую миссию ранга С, на которую Хокаге позволил им себя уговорить.
     Это был какой-то ужас! Мало того, что задание нужно было выполнять за пределами деревни, так ещё и на пути им, практически сразу, встретилась достаточно серьёзная засада. Во время нападения Ибара ожидала какого-то подвоха, однако, сумела остаться невредимой, чего нельзя было сказать о Наруто: тот умудрился довольно серьёзно поранить руку.
     Тем не менее дальше всё стало ещё более чудно… его рука умудрилась зажить без какой-либо помощи за несколько секунд, причём сам Узумаки был удивлён намного больше, чем окружающие его товарищи. Да и Ибара, хоть и слышала о клане, потомком которого является Наруто, как, впрочем, и о их живучести, но такая скорость восстановления… в этом пареньке явно было что-то помимо генов уничтоженного клана.
     Следом, помимо засады на них двух недо-чунинов из Тумана, что проиграли ученикам Хатаке, последовало нападение уровнем намного выше. Да и эта жажда убийства, что мгновенно придавила генинов Листа к земле… Похоже, все сильные ниндзя просто жуткие монстры. И, на удивление Катаямы, их учитель оказался не рядовым джоунином, а известным шиноби. Тем более он сумел не просто выстоять против одного из Семи мечников Тумана, но и победить. И ещё порадовали Саске с Наруто своей командной работой. Ведь когда они работают сообща, им несложно спутать карты более сильному противнику.
     Дальше — лучше. После того, как выяснилось, что Момочи, оказывается, выжил, а тот ойнин, что его спас, был поддельным, Ибара снова пришла в ужас. Дальше — ещё веселее, потому что учитель решил научить их… хождению по деревьям и воде!
     Тут даже не смогла удержаться от возмущения. Конечно, «контроль» и «полезная тренировка» — это хорошо, но неужели не было ничего… чуть более эффективного в предстоящем бою? Ведь в арсенале их учителя должно было быть что-то, что могло им пригодиться в первую очередь, чем вот это… По мнению девочки, можно было и поделиться чем-нибудь из великого множества того, чего «Копирующий ниндзя» знает.
     Но ничего этого не произошло. Пусть Катаяма и прошла эту тренировку с блестящим результатом, однако, ей этого казалось абсолютно недостаточно по сравнению с Учихой и Узумаки, которые в своём арсенале имели фирменное дзюцу. Клоны Наруто, пусть и казались на первый взгляд бесполезными, могли сослужить неплохую службу в бою, отвлекая внимание и задерживая противников. А уж как этот крикливый мальчишка скомбинировал клона с хенге! Соображалка у него всё-таки иногда работала. Жаль, что это так редко случалось. Саске-кун же отлично бросался метательным железом: глазомер у него был отличный. И это ещё не стоило забывать о его высоких навыках ближнего боя и умении пускать огненные шары! Ибара даже рядом с этими двумя генинами не стояла. Она знала лишь академические дзюцу, но в любом случае с них было мало толку, так как боевого опыта у неё практически не имелось.
     Вскоре дела стали ещё хуже… хотя куда там хуже! На рабочих, которые занимались строительством моста, напали. Заметно это стало, когда учитель, Ибара и Саске шли на очередное дежурство, правда, Наруто им пришлось оставить отсыпаться в доме Тазуны. Ну и заодно он мог защитить семью архитектора в случае неожиданной атаки, который, вроде, стал чувствовать себя немного лучше, зная, что с его родными всё в порядке. По крайней мере, запах перегара больше не сбивал с ног, а лишь вызывал лёгкое слезотечение.
     Как и ожидалось, за нападением стоял Забуза. В этот раз он был с помощником, а также с заранее готовой ареной для сражения: на мосту уже было слегка туманно.
     Ибара благоразумно не лезла в пекло сражения, а осталась защищать мостостроителя. Впрочем, этого практически не потребовалось: парень, назвавшийся ойнином, выбрал себе в качестве противника Саске-куна, тогда как сенсей взял на себя Мечника Тумана.
     Дальше случилось что-то совсем странное, благодаря своим уникальным техникам помощник Забузы смог заключить Учиху в куполе из ледяных зеркал. И девочка чувствовала, что Учиха уже не испытывал прежней уверенности в своей победе.
     А затем феерично на поле брани явился Наруто, который в соответствии со своим характером полез в ту же ловушку. После этого начался настоящий хаос…
     Как это выглядело со стороны: большой купол из зеркал внезапно разрушился из-за выброса чудовищной чакры красно-оранжевого оттенка, на всех находящихся на мосту обрушалсь сильная жажда крови (архитектор чуть ли не теряет при этом сознание), а затем с места, где только что находилась ледяная ловушка, словно пуля, вылетел поддельный ойнин. А следом за ним неслось что-то, отдалённо напоминающее Узумаки. По крайней мере, цветом комбинезона…
     В этот же момент где-то в густом тумане эхом затрещали электрические заряды. Итог: смерть Хаку от руки Хатаке. Когда неразбериха закончилось, всё стало предельно ясно. Ойнин отдал свою жизнь за своего учителя.
     Дальше — ещё большая ересь: Ибаре было даже интересно смотреть на такой дурдом. Ну, а как ещё можно назвать то, что глава крупнейшей компании в окружении простых головорезов без капли чакры пришли, чтобы добить Забузу, которому тот самый владелец и давал заказ?
     Ясно было, что раненый Момочи этого не оценил. Вооружённый только одним кунаем в зубах, он лично расквитался с Гато, который вообще ничего не смог ему противопоставить. А разбойники… они просто усеяли тело Забузы кучей железного хлама.
     В общем, в Коноху Катаями возвращалась в весьма смешанных чувствах. Видя такой дурдом, а также, в особенности, то, как обошлись с артефактом-мечом… ей было не по себе от того, что вокруг происходило. Но было ясно одно, что дальше будет ещё хуже, и к этому нужно срочно готовиться…


     Примечание к части


     Так… в связи с тем, что я забыл про Ибару и команду Какаши в целом, мною была проведена короткая рекогносцировка происходящего, и я решил срочно ввести парочку отступлений, которые должны внести ясность. Также здесь можно немного понять характер ОЖП, а также привыкнуть к тому, что Сакуры в ближайшее время не будет. Сам в шоке. Тут кратенько пересказана миссия в стране Волн. Тапочки - зло, не кидайтесь. В качестве извинений через пару дней будет ещё одна глава.

20 - Что-то новое


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Все три дня я делал всё, что душа пожелает: отдыхал, немного работал в кузне (сил уже хватало почти на всё, что угодно!), и вволю позанимался акробатикой. Хотя… позанимался — слишком громкое слово, я просто прыгал и делал сальто в своё удовольствие. Всё-таки где ещё так можно попрыгать? Также я учился скользить по коре: как мне показалось, это весьма полезный навык. Не смотря на кажущуюся простоту, это было весьма непросто. Как оказалось, чтобы заскользить по коре, одного разгона недостаточно.
     Благодаря такому, на первый взгляд, глупому упражнению, я нашёл замечательную тренировку на свой и так неплохой контроль. Как выяснилось, чтобы именно скользить по коре и при этом не улетать с неё, необходимо было прикладывать очень точное количество чакры. Вложишь чуть больше — прилипнешь намертво и никуда не заскользишь. Вложишь чуть меньше — оторвёшься от дерева, на котором развлекаешься. Это оказалось очень весёлым и в то же время эффективным упражнением, которого мне, вдобавок, как раз и не хватало. Нет, ну, а в чём мне ещё тренироваться? В управлении листика проблем никаких не было, только концентрации чакры нужной достичь не выходило для визуализации чакры. Это удручало: неужели я настолько слаб по сравнению с Наруто, у которого любая техника сопровождалась громадным выбросом энергии вхолостую, и он этого даже не замечал. Немного помогали тренировки в ходьбе по воде, но это оказалось не слишком трудным занятием: просто чуть другой принцип. Единственной отдушиной оказалась возможность использовать различные части тела для этого упражнения: пусть руки и ноги липли без особых проблем, привыкнуть к автоматическому прилипанию, скажем, задницы в случае её падения, оказалось непростой задачей. Но даже с ней я кое-как, но справлялся.
     Также я пару раз видел тренирующихся на полигоне Кадзеками и Аоху: похоже, они-таки смогли осознать, что это может плохо кончиться, и старательно стали меня догонять. Вообще, никто не спорил, что я сильнейший в команде, но раньше на это просто не обращали внимания — лень, наверное, было. Сейчас же мои товарищи, наконец, стали где-то как-то пошевеливаться. Это радовало. Возможно, через какое-то время им можно будет доверить спину. Я не стал мешать товарищам и уходил по своим делам.
     Пару раз видел Шикамару: тот с удовольствием поведал мне о том, как они тренируются, а также рассказал пару забавных фактов. Конечно, он не говорил ничего того, что могло бы мне сказать о способностях его товарищей по команде (кроме, разве что, общеизвестных сведений), но это было всё равно довольно весело. Я же поделился подробностями своей миссии С-ранга, на что Шикамару помрачнел, но комментировать это не стал. Впрочем, по его словам, формирование Ино-Шика-Чо пока на С-ранг миссии не ходили.
     В общем, три дня прошли достаточно плодотворно, и я хорошо отдохнул после такой значимой для меня первой миссии. Вообще, факт убийств меня уже не так сильно беспокоил: похоже, шок прошёл, и я наконец вписался в этот мир. Хотя, не сказать, что это меня сильно радовало. Что-то во мне было против даже такого компромисса, где я убивал чисто по необходимости, в случае, если нет другого выхода.

---+===***===+---

     На полигоне мы снова собрались примерно в одно и то же время: где-то к девяти утра. Видимо, это уже негласное время сбора. Ну, зато не пять… ночи.
     Учитель пришёл спустя ещё полчаса. Я успел за это время задаться вопросом о том, что мы будем делать, если миссий нас пока не ждёт. Неужели Гекко соизволит хотя бы раз устроить настоящую тренировку для всех нас, а не только для того, кто лучше выполет грядки на D-ранг миссии.
     Как оказалось, действительно, соизволил: спустившись и поприветствовав нас, он попросил нас самим высказать пожелания о том, чему он может нас тренировать.

     — Видите ли, я просто не знаю, чем вас занять. Элементарные тренировки на контроль чакры я у вас уже провёл (сущая правда, мы проходили ходьбу по деревьям и воде), но я просто не знаю, на чём вы специализируетесь. Что-то определённое можно сказать только про Каоина: судя по его усердным физическим тренировкам, он решил отдать предпочтение рукопашному бою, а также в некотором смысле иллюзиям, если я правильно понял его технику…
     — А то! — ухмыльнулся я, когда моя иллюзия «вышла» из меня, и с размаху «ударила» учителя в живот. Впрочем, тот уже знал про мои фокусы, поэтому даже не пошевелился. Но я и не остановлюсь на одних иллюзиях. Я бы хотел изучать и ниндзюцу. Тем более, что я не самый слабый по объёмам чакры генин.
     — Тут уже я могу чем-нибудь помочь, но для этого вам нужно будет определить стихии, — Хаяте пожал плечами, — но это дело десятое. Сейчас, как я говорил, проблема в том, что я не знаю ваших специализаций. К чему мне вас готовить? Я не знаю, к чему у вас склонности, что из искусства шиноби вам ближе. У вас нет своих техник помимо академических, и вы не так много времени выделяете своему физическому развитию. Чему мне вас научить?

     Я был, честно говоря, удивлён, но это не помешало мне по-быстрому вспомнить о своих пожеланиях. Впрочем, у меня ещё есть время: учитель пока пытался что-то стрясти с Аохи и Янасэ, на что те отчаянно краснели, бледнели, но ничего конкретного сказать не могли. Вытрясти с них так ничего и не удалось, поэтому учитель обратил свой взор на меня. А я что? У меня есть, о чём попросить…

     — Гекко-сенсей, я слышал, что есть такая техника… теневое клонирование. Я уверен, вы её знаете. Мне кажется, чакры на неё у меня хватит, я хотел, чтобы вы меня ей обучили.
     — А ты уверен? — Гекко пристально на меня посмотрел. — Всё-таки она не зря считается запретной, и при неправильном применении может серьёзно навредить.
     — Знаете, при неправильном применении и табуретка навредить может. И что теперь, всем стоять? Я думаю, что готов её выучить. Да и вообще, её половина чунинов знает, чем я хуже?
     — Хм, ладно. С тобой всё ясно… ведь больше пожеланий нет? — оглядев моё полное жажды знаний лицо, учитель сам ответил, — ясно. Хорошо, но это потом, давай для начала клонирование… запоминай, тут всего одна нестандартная печать, но для начала можешь использовать несколько стандартных, чтобы было проще.

---+===***===+---

     Как оказалось, техника теневого клонирования, действительно, не самая простая в освоении. Возможно, Хаяте специально не дал мне всей информации по её формированию, но справлялся я явно дольше, чем Наруто в каноне, который изучил её за каких-то пару часов. Хотя, немного… вышла она у меня всего через четыре часа. Впрочем, лишь после того, как я догадался добавить несколько печатей — «Змея» отлично подошла и для обозначения количества клонов, в моём случае, одного, печать «Овцы» помогла избавиться от плохой привычки создавать клона внутри себя, а печать, собственно, клонирования, позволила удивительно точно разделить свой резерв на две части, а также, насколько я понимаю, дала кое-какую поведенческую структуру моей копии, по крайней мере, я пытался сделать это так, как говорил учитель.
     Задумчиво разглядывая моего, наконец, получившегося клона, который стоял смирно, я тихонько офигевал. Всё-таки я ещё не разучился удивляться. Одно дело — какая-то там акробатика, хорошие физические данные, к которым я ещё не привык, но вот это — настоящее волшебство. Вряд ли я когда-то буду воспринимать чакру как инструмент. Это намного большее…
     Как я и предполагал, клон был связан со мной. Я чувствовал его местоположение, а также сам факт его существования. Это всё было странно, на подобие какой-то «зарубки» в памяти, что у меня есть созданный теневой клон. Это было удивительно, и мне вполне хватало.
     Вдоволь наигравшись с этой техникой, я позволил клону рассеяться, что тот с успехом и сделал. Первые несколько секунд я не понял, что со мной происходило, а затем я-таки осознал, что это «пришла» информация от рассеявшегося клона. И знаете, это что-то мне напоминало…
     Постаравшись прочувствовать свою новоприобретённую память, я сразу смог подобрать нужные ассоциации… как оказалось, это очень и очень было похоже на ту память, которую я получил вместе со своим появлением здесь. С другой стороны, даже в тот раз целая память о предыдущих семнадцати годах моей жизни мне не сильно навредила. Что уж говорить здесь, если ощущения хоть и странные, но абсолютно безболезненные. Но даже так… если я, привыкший к огромным количествам информации человек, ощущаю что-то с пяти минут существования клона, то как с этим умудряется справляться Наруто? У него там разом создаётся, порой, по сотне с лишним клонов, как ему мозги ещё не выжгло нафиг? Хотя… терзают меня смутные сомнения… ну да ладно, тупой герой — тоже герой. Или я всё-таки неправ?

---+===***===+---

     Подойдя к Гекко, который издевался над… ой, то есть тренировал Аоху и Янасэ физически, я отметился о том, что техника у меня получилась. Ничуть не удивившись, Хаяте создал теневого клона, с которого, по словам учителя, я мог выбивать информацию.
     Я довольно потёр руки, на что техника Гекко тяжело вздохнула, и поманила меня за собой.
     Отойдя с ним чуть в сторонку, я принялся допрашивать, то есть, конечно, задавать вопросы моему источнику халявной информации.
     Через час я уже примерно знал о нюансах укрепления своего тела чакрой. Конечно, учитель пытался меня как-то ограничить, но именно в этом у меня была большая необходимость. Всё-таки, как бы мне не хотелось, но похвастаться упорством в стиле Наруто или Рока Ли я не мог, и уповать мне нужно именно на чакру и умение её применять. Да и наследия никакого, насколько я понимаю, у меня нет.
     Также я очень упрашивал учителя помочь мне развить скорость реакции, на что тот раскололся и быстренько выложил мне все методы. Боюсь, Гекко вряд ли будет рад, когда клон развеется, но, к счастью, тот, действительно его создал так, чтобы тот делился информацией.
     Зачем мне это? Правильно, это очень важный пунктик моего дальнейшего выживания. Ведь какой мне смысл тренироваться до потери пульса физически, если я просто не успею даже разглядеть атаку? Придёт кто-нибудь по типу Момочи Забузы или кто побыстрее, и всё, я даже не увижу своей гибели. Конечно, если я замечу атаку, не факт, что я успею на неё среагировать. Но всё же это как минимум преимущество, которое мне будет просто необходимо, чтобы получить профит от скорости, к которой я стремлюсь.
     Не зря клан Учиха очень силён в принципе — их глаза, не требуя адских тренировок, дают настолько хорошую скорость реакции, что позволяет им по незначительным движениям тока чакры в теле противника, определить их следующее действие. И ладно бы это был тренируемый навык, который требовалось отрабатывать вручную, так нет, это происходит сразу, будто в глазу уже есть вся нужная информация и тренировки. Впрочем, это недалеко от истины: Аматерасу и Тсукуёми также даются изначально, сразу появляясь в голове пользователя. Ну, всё это, конечно, если верить канону в этом плане, ибо даже там могут быть огрехи. Всё-таки подробностей там маловато, а серий с теорией — раз, два и обчёлся, причём часть из них противоречит друг другу, как мне кажется.
     Помимо обещания клона помочь с этим, я выбил у него обещание, что тот даст нам проверить свои предрасположенности к какой-либо стихии. Уже неплохо… но сейчас меня ждёт настоящая тренировка. И, я надеюсь, теперь-то дело пойдёт на лад.

21 - Клоны и стихии


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Исследование теневого клонирования захватили меня: я экспериментировал, проверял их возможности.
     Ведь, как известно, даже в аниме были десятки и более способов их применять. Какаши мог их модифицировать при помощи чакры райтона, чего, между прочим, страна Молнии не сделала, насколько я знаю. Наруто при помощи клонов мог творить что-то запредельное: благодаря их постоянному использованию он, сам того не зная, придумал немало их применений. Он швырялся ими (правда, на взрывчатку ему мозгов не хватило), при их помощи избегал атак, швырял себя, а также где-то ближе к началу Четвёртой Мировой Войны Шиноби вообще как-то объединил их разум так, что они смогли размышлять в бою, что клонам, вообще-то, несвойственно. А уж сеннин-мод, чакра Курамы и, наконец, банальные расенганы от лица его клонов заставляют как следует задуматься насчёт возможностей этой техники. Всё-таки канон это одно, там присутствует анимация, там не видно реальной скорости умений, которые замедляют в угоду эпичности… да что там, в аниме ни о чём вообще утверждать нельзя, это может быть просто прихотью аниматоров. А мангу я не читал… но тут уж ничего не поделаешь, не способен я её воспринимать.
     Но канон — это лишь одна грань. Не стоит забывать такие замечательные вещи, как фанфики. Конечно, большинство идей будут далеко от реальности, но что-то, я уверен, почерпнуть из этого получится. Довольно много, я уверен, далеко от истины, но крупицы информации, пригодной для моих реалий, наверняка в чём-то мне помогут.
     Первым делом я стал выяснять пределы работоспособности у этой техники. Могу ли я создавать клона с готовой задачей? Да, здесь всё опять завязано на то, с какой целью его создаёшь. Могут ли клоны думать самостоятельно? Нет, не могут. Если их спросить, они так и говорят, что на это не способны, они лишь пародируют меня и моё поведение, но почему они это делают, сказать не могут. Единственное, что удалось выяснить, так это наличие у них псевдочакросистемы. Она ни в коем случае не могла сама её создавать, так как Очаг, по факту, был лишь хранилищем вложенной в технику чакры. Также клоны, как оказалось, могут медитировать, но на самом простом уровне, дабы почувствовать свою СЦЧ. Если верить той информации, что копия мне передавала, то контроль у клонов был хуже, хоть и не сильно. Наверное, это также было связано с неполноценностью их разума.
     Также выяснилось, что чакра на клона действительно уходит ровно пополам, но с оговорками. Впрочем, это логично, но количество чакры у нас не одинаково, так как приличная её часть уходит на саму материю клона, которая и представляла из себя структурированную моим разумом конструкцию из чакры. Тьфу, тавтология… В общем, КПД у техники был чудовищно низкий, и один Наруто мог себе позволить такое расточительство. А уж с его контролем… он, бесспорно, самый-самый сильный шиноби относительно его запасов чакры. Ведь, по факту, если бы он смог достичь хорошего контроля, равных ему бы никого не нашлось. Он тупо брал бы любого на измор. Впрочем, даже отсутствие контроля в этом не сильно ему мешало, но да ладно, сейчас речь не об этом.
     Я лично перспективы теневого клонирования оценивал здраво. Относительно меня эта техника будет эффективна только в случае, если я буду грамотно её использовать. Тратить половину резерва на одного клона для меня расточительно, и повод для такого поступка должен быть серьёзным. С другой стороны — чакру мне сейчас не на что расходовать. Замены в бою можно сделать одну-две, в исключительных случаях четыре-пять, и это вряд ли будет сильно затратно. Я однажды специально проверил: чтобы встать на грань чакроистощения, мне требуется совершить порядка двух-трёх десятков раз этой техники. И это количество увеличиваться будет лишь с повышением контроля, но никак не резерва, ибо, как я уже как-то говорил, пространственные техники сильно зависят от того, что они перемещают. Ну, их затраты, то есть. Это, конечно, теория, но именно она объясняет, что чем сильнее шиноби, тем меньше он применяет эту технику. Фактически, шиноби уровня Каге при применении этого дзюцу потратит чакры как на, скажем, десятку огненных шаров среднего размера. Внушает, правда?
     В общем, сейчас с помощью теневых клонов я мог ещё эффективнее путать своих противников, чем с одной иллюзией. Кто знает, настоящий я кидаю кунай, либо нет?
     Единственным ожидаемым, но серьёзным разочарованием оказалось то, что клоны не способны на иллюзии. Но вы сами посудите, почему я так и думал: по факту иллюзии требуют хорошо развитого ментала и воображения, на что клоны практически не способны. Хенге — пожалуйста, самого себя изменить они ещё кое-как могут, но вот управлять кем-то помимо себя — нет, никак. Они только пожимали плечами и развеивались. Но обидно было всё равно: я так надеялся стать имбой без усилий, а тут такой облом. Впрочем, ничто в жизни не даётся просто так, если вы не какой-нибудь избранный, который затем очень плохо закончит. Будем над собой работать… есть у меня пара идей на примете.
     Мои товарищи по команде, наконец, смогли созреть до совместных тренировок без понуканий тренера. Ну, то есть как без понуканий… они просто впервые остались после тренировки, чтобы провести командную схватку. И всего-то надо было подколоть Аоху, а затем намекнуть Янасэ, что мы как раз сможем подраться, скажем, два на один. Ишимару, разумеется, недостатка в желании набить мне морду не испытывал, но Кадзеками слегка опасалась что-то против меня предпринимать. Впрочем, ровно до первого своего поражения. Затем втянулась… а в первый раз всё выглядело как-то так:
     Я, доведший Аоху до белого каления, делаю незаметный шаг назад, тогда как моя иллюзия, которую я загодя создал внутри себя (уже без печатей!), получила удар в лицо. Ну, как понимать получила… кулак удивлённого и злого Ишимару прошёл сквозь мою технику, а мой апперкот (всегда мечтал его сделать!) влетел ровно в подбородок моего противника. Я ударил как только мог аккуратно, но с достаточной силой, чтобы Аоха подлетел на полметра вверх. Ну да, обычному человеку сломало бы шею, а ниндзя… что ниндзя? Им как-то всё равно. Но вот удар в живот, когда тело врага опускалось, вышел от души, с разворотом… Он уже был чуть посерьёзнее. Да и убить им шансов маловато, поэтому вломил я как следует. Не сдерживаясь, так сказать.
     Как результат, Аоха научился немного думать перед тем, как нападать, тогда как Кадзеками избавилась от излишнего пиетета перед противником. Особенно, когда я ей внятно объяснил, чего может стоить промедление в бою. Ведь, что она сделает, если кто-то примет моё хенге, а затем нападёт на Ишимару? Правильно, станет спрашивать, что тот делает и так далее в том же духе. За это время её несколько раз убьют, а Ишимару без поддержки точно также может проиграть бой.
     Выводы мои товарищи сделали правильные, поэтому вскоре между нами образовался такой зверь, который звался командой. Мы придумали кое-какие знаки друг для друга, по которым можем друг друга отличить, а также стали регулярно тренироваться отдельно. Само собой настроение нашего учителя с таких новостей сильно повысилось, и нам, наконец, торжественно назначили дату выяснения наших стихий. Ну, давно пора было, что ли…

---+===***===+---

     — Ну что, ребята, рад что вы пришли вовремя. Доброе утро!

     Вообще, мы всегда приходим примерно в одно и то же время. Не знаю, является ли это свидетельством того, что мы, действительно, команда, либо Гекко просто часто видит плохой пример Какаши, но хвалит он нас регулярно.

     — Здравствуйте, сенсей! — точно также поздоровались мы с ним.

     Кивком ответив на наше приветствие, учитель театрально извлёк несколько листочков для определения стихии и разразился речью о том, как мы его порадовали, начав работать вместе. Впрочем, мой манёвр с доведением Аохи также был замечен, за что я удостоился отдельной похвалы. Ишимару, кажется, по-новому взглянул на тот инцидент и, кажется, сделал для себя какие-то выводы.

     — Раз уж вы вся такая из себя команда, то, смею надеяться, стихии у вас окажутся полезными. Впрочем, бесполезных вообще нет… но лучше бы они у вас друг к другу подходили. Ведь все же ходили в Академию, знают об их взаимосвязи?

     Довольно покивав на наши серьёзные мины, Гекко расщедрился раздать нам определители, а также объяснил, что с ними делать.

     «Ну что же… всё просто, давайте попробуем…» — сжал я между пальцами свой листок. Выпустить некоторое количество чакры удалось, как и обычно, без проблем. Бумажка намокла… хм, похоже, в Суне мне делать будет особенно нечего. Ну да ладно, я всё равно не шибко люблю жару… и да, где мои пять стихий? И что-то не видно роялей, ох не видно…

     Но, слова — словами, а Гекко поздравил меня с моей предрасположенностью и вместе со мной обратил взор на моих товарищей по команде, которые, зажмурившись, направили лёгкий ток чакры в свои листы бумаги.
     Что-то такое я и ожидал… Аоха смог похвастаться сгнившим листом: камень — его стезя, тогда как Янасэ стала прыгать от радости: ей достался огонь в качестве основы. Ну что же, мы собрали три из пяти основных сил природы. Неплохо, неплохо… теперь всё это нужно только реализовать. И, думаю, у нас всё получится. Но, похоже, не прямо сейчас… ведь во время миссий особо не побалуешь, верно? Нас ждала следующая миссия С-ранга. Хотелось верить, что на ней всё будет в порядке: не каждую же вылазку за деревню нам сражаться. Мне как раз нужны деньги на кое-какие задумки.

22 - Бой после миссии


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Вторая миссия не оказалась чем-то особенным. По счастью, в этот раз нас отправили не на охрану каравана. Нас просто использовали в качестве курьеров — нам нужно было доставить какое-то донесение в страну Чая.
     Вообще, тут в первую очередь требовалась лишь скорость шиноби, которой, мы, по счастью, обладали.
     Но тут можно сделать короткий ликбез по поводу этой самой скорости.
     По факту, как известно, шиноби умеют преодолевать огромные расстояния за весьма малые промежутки времени. Тридцать километров в час, пятьдесят и даже сто километров — это не предел. Вообще, даже на Земле существовали спортсмены, которые могут бежать целых сорок пять километров в час (правда, недолго), но здесь, при помощи чакры, это значение могло быть увеличено в разы. Наверное, не стоит говорить о том, что обычный транспорт здесь не очень прижился? Конечно, тут есть и повозки с лошадьми и, быть может, даже какие-то паровозы в особенно запущенных случаях, но в основе своей потребность в доставке важного сообщения куда-либо покрывают шиноби, которые собаку съели на таких миссиях. Кто сообщит о какой-нибудь торговой ситуации, как, например, в нашем случае? Кто будет доставлять важную переписку, компромат в конце концов? Всем этим занимаются именно шиноби, а если кто-то решит сэкономить, то для них это плохо кончается, если их противник решил не мелочиться. Вот и получается, что помимо шпионажа, убийств, подлога и прочих материй, ниндзя также подрабатывают курьерами. Как правило, такие миссии — ранг С, и не имеет значения, кто её выполнит — один ли чунин, джонин либо команда из трёх учеников и учителя. Цена останется практически такой-же, если на курьера не предусмотрено нападения. Наш случай был именно таким, поэтому мы получили не так много денег, но по сравнению с D-рангом всё было в любом случае намного более приятно в плане оплаты такой миссии, которая, кстати, сейчас и начнётся.
     Учитель на наших глазах принял запечатанный свиток у сухощавого чиновника, получил бланк, который должен был подписать тот, кому этот свиток доставят, а затем дал нам полчаса на сборы.

     Миссия началась.

---+===***===+---

     Страна Чая оказалась такой же, как и Огня. Такие же бескрайние поля, небольшие дома крестьян, редкие гостиницы… я даже не заметил, как оказался в другой стране. Единственное отличие было, пожалуй, именно в том, что повсюду было множество плантаций, насколько я понял, чая. Не знаю, по каким принципам называются другие мелкие страны, но эта взяла своё название явно не просто так. Чайные домики на каждом углу, плантации, небольшие рынки с различной чайной продукцией… здесь всё было пропитано чаем и его духом. Надеюсь, здесь нет особо больших сторонников чайных церемоний. Вы представляете, распивать всё это удовольствие целыми днями? Да чай будут быстрее выращивать, чем пить его по традициям….
     Миссия была закрыта быстро. Сенсей зашёл в какой-то торговый клан (моих скудных знаний о символике хватило, чтобы понять это) и передал свиток какому-то весьма представительному мужчине, одетому в традиционное хаори. Да и вид его был похож на тот, который обычно нацепляют на себя главы кланов. Ну, вёл он себя соответственно. Мы же с командой были удостоены чести лишь наблюдать то, как глава изящно расписывается на бланке и отпускает учителя.
     Домой мы добирались на достаточно высокой скорости: всем хотелось поскорее вернуться к благам цивилизации, а я ещё и очень хотел поскорее заняться развитием своей стихии. Воде в Наруто уделено некоторое, но вовсе не достаточное внимание. А я, как и все вокруг, на восемьдесят процентов из неё состоим… по крайней мере, я на это надеюсь. Надо бы уточнить…

---+===***===+---

     Нападение произошло внезапно. Не так, чтобы я был беспечен, или кто-то из нас не уделял внимания безопасности во время привалов, но помогло лишь то, что учитель ощутил угрозу. За минуту до столкновения с двумя неизвестными шиноби Хаяте-сенсей остановил нас и предупредил, что здесь кто-то есть поблизости, и направляется прямо к нам. Я мгновенно привёл свою иллюзию в «боевую готовность», а сам незаметно «упал» сзади неё, и при помощи одних ног проскользнул под ветку дерева, на котором до этого стоял, ровно для того, чтобы прилипнуть к ней со слепой зоны противника. А мой костюм не позволял в раз определить моё местоположение, тогда как я более или менее видел обстановку вокруг.
     Мои напарники также не растерялись и рассредоточились рядом с деревьями. Конечно, их навыки были не чета моим в прилипании к деревьям, но умаститься по бокам от них и не фонить чакрой на всю округу они вполне себе научились, видя мой пример. Учитель тоже куда-то испарился, я даже не видел направления, куда тот направился, но это неудивительно. Наверное, он пошёл выяснять силы наших противников…
     Тем временем мой клон имитировал то, что он насторожен, и держал такой-же иллюзорный кунай в руке. Если противник решит выдать себя, то явно нападением, и лучшей цели, чем моя техника, придумать было нельзя.
     И точно, через какие-то два десятка секунд, показавшихся мне жутко долгими, ровно в лоб моей иллюзии полетел кунай. Я сразу определил местоположение противника. А затем мне пришлось делать самое сложное…

---+===***===+---

     Ишимару и Янасэ также, как и Каоин, не растерялись ни на минуту и скрылись по разным сторонам от верхнего пути, по которому они до этого двигались. Учителя они так и не увидели, но в этом им не виделось ничего не обыкновенного: уж его-то скорость они знали.
     Замаскировавшись, оба генина обратили внимание на то место, где они только что стояли. Там находился Каоин. И Янасэ, и Аоха сильно удивились: обычно их коллега первым делом маскировался, и безрассудным назвать его было нельзя. С другой стороны, позвать его, не выдав себя, они не могли, поэтому им оставалось лишь ждать, когда противник раскроет себя, и что Шиничи знает, что делает.
     Глядя, как тот настороженно оглядывает окрестности с кунаем в руке, ребята уже хотели наплевать на свою безопасность и позвать его, как вдруг откуда-то сбоку прилетел кунай на довольно высокой скорости. А затем ещё и ещё один. По мнению Аохи и Янасэ, не заметить их было не слишком сложно, но Каоин промедлил и уклониться успел только от двух из них. Третий попал прямо в живот Шиничи. Брызнула кровь. Ребята в ужасе застыли, наблюдая, как их друг тяжко привалился к дереву, пытаясь перекрыть кровотечение.
     Вдруг на поляну выскочил шиноби с перечёркнутым протектором деревни Листа. Нукенин. Одет он был в стандартное снаряжение шиноби: тёмная форма, чем-то отдалённо напоминавшая одежду отделения АНБУ Конохи, а также стандартные подсумки со снаряжением и средних размеров меч за спиной.

     — Катон! Огненный шар! — ни Аоха, ни Янасэ не успели даже среагировать, как тот, сложив несколько печатей, выкрикнул название техники. Вылетевший изо рта противника сгусток Огня устремился прямо к тяжело вздымающему грудь Каоину.

     Сделать ни Ишимару, ни Кадзеками ничего не успевали, поэтому им оставалось лишь только — громко выкрикнуть имя своего друга, перед тем, как тот погибнет. Именно сейчас они осознали, что стали настоящей командой. Ведь будь это кто-то другой, стали бы они так волноваться, наблюдая за его смертью?
     Но прежде, чем оба генина раскрыли себя, Каоин вдруг посмотрел прямо в их сторону и, пока противник не видел за огненным шаром происходящего, сложил знак, что всё в порядке и злорадно усмехнулся. Беззвучно. Вместе с этим, когда техника уже почти настигла свою цель, он вдруг испарился, как это обычно происходило с его иллюзией. Ребята облегчённо выдохнули (тихо, разумеется) и направили свой взгляд на своего противника, который напряжённо вглядывался в место взрыва техники. Их цель раскрылась, что ещё нужно?
     Когда поднятая от техники пыль рассеялась, на месте воронки обнаружилось что-то обугленное, отдалённо напоминающее человека. Нукенин оскалился и уже собрался уходить, как вдруг обнаружил, что его ноги оказались намертво прибиты кунаем к коре дерева, на котором он только что стоял.

     — Ах ты, мелкий ублюдок! — увидев, как Каоин медленно поднимается на ветку дерева рядом с шиноби-отступником, последний заверещал, — больно же, *****!
     — Сейчас будет ещё больнее, — теперь уже Каоин ухмыльнулся. Друзья заметили, что тот был, похоже, зол на этого шиноби. Они вышли из своего укрытия и одним прыжком встали рядом с Шиничи.

     Каоин одним движением извлёк пяток сюрикенов и несколькими взмахами во вращении вбил их в ноги, а затем и в руки нукенина, хотя тот и пытался отбить их с помощью своей катаны, которую тот достал сразу по получению первого ранения ног. Но это не так-то просто было сделать практически в упор.

     — Чтоб вы все сдохли! — в сердцах попробовал швырнуть своё оружие в ребят убийца. Увы, сюрикены в сухожилиях не дали ему это нормально сделать, и он лишь бессильно опустил руки, глядя, как неплохого вида катана упала у ног своего победителя.

     Наблюдая за шипящим сквозь зубы противником, всё-таки болевой порог у шиноби высокий, Каоин терпеливо дожидался своего учителя, который не замедлил со своим появлением.

     — Отличная работа! — не замедлил он похлопать Каоина по плечу, а затем одним ударом оглушил обездвиженного отступника, и обернулся к Янасэ и Аохе, — а вот вы могли бы и помочь товарищу вместо того, чтобы вздыхать о его грядущей гибели. Но это ладно, я понимаю, растерялись… что вам мешало сейчас проверять окружающую обстановку вместо того, чтобы наблюдать за Каоином? А вдруг остались ещё противники, которых вы бы уже не заметили? — дети стояли, опустив головы, и молча выслушивали речь сенсея о своих ошибках.
     — А я, сенсей? Ведь мне можно было поступить и более эффективно? — встрял вдруг в разбор полётов Шиничи, до этого момента задумчиво стоявший над находящемся без сознания телом отступника.
     — Конечно, мог бы, ученик. Но ты хотя бы сражался и, надо сказать, довольно-таки эффективно. Мне очень понравилась твоя имитация ранения. Как ты это сделал? Я не видел, чтобы ты делал что-то такое до этого.

---+===***===+---

     Я почесал голову.

     — Ну… эм… идея пришла мне в голову довольно давно, но я не знал как её реализовать. Ну, понимаете, иллюзия бесплотная, и даже, если ранение будет видно, само метательное оружие улетит дальше, и несомненно выдаст меня звуком, — пожал я плечами, — вот и пришлось мне извращаться, отбивая его так, чтобы оно свалилось вниз, о землю, да так, чтобы этого не было видно со стороны противника. А ранение… ну, я тренировался.
     — У тебя очень хорошая концентрация, Каоин. Молодец. Не уверен, что я бы смог одновременно справиться с достоверной иллюзией ранения твоей техники, ловя при этом кунаи. Ну ладно, пошли уже отсюда. Только нукенинов сдадим. Тут неподалёку есть пост, пусть с ними Ибики разбирается, — уже скорее пробормотал Гекко.
     — А сколько у вас было противников, сенсей? — спросила немного повеселевшая Янасэ, — те двое? А они были сильными?

     Гекко вздохнул. Похоже, сегодня ему не дадут помолчать.
     А катану я на всякий случай прихватил. Лишней не будет.

---+===***===+---

     Деревня встретила нас, как и всегда, безразлично. Люди по-прежнему куда-то спешили, и наша команда не сильно привлекала к себе внимание. Мы были одними из десятков ниндзя, что каждые несколько дней отправлялись на миссии, и ничего удивительного в нас не было. Уже почти привычно сдав краткий устный отчёт о миссии и показав подпись о её выполнении, мы разбрелись по домам.
     Учитель, как обычно, сократил срок нашего отдыха до трёх дней, по истечении которых мы должны будем встретиться на полигоне. Я даже знал, чем мы займёмся. Хаяте-сенсей официально заявил, что мы начнём изучение стихийного преобразования. И мы были этому рады.

---+===***===+---

     И вот, наконец, мы, будучи посвежевшими и отдохнувшими после недавно полученной психологической травмы, стояли перед учителем, который закатил перед нами целую лекцию о стихийных преобразованиях:

     — Итак… стихийные преобразования. Их суть в том, чтобы преобразовать чакру в доступный шиноби элемент, чтобы применять в техниках. Это расширяет и так большие возможности чакры. Ведь теперь она может быть мокрой, обжигающей, твёрдой или острой по своей сути. Это во много раз повышает эффективность техник, чем пытаться как-то менять обычную чакру. А остальное… остальное расскажут мои клоны. И про методы тренировок тоже! — не дал нам задать вопрос порядком уставший от лекций учитель, и он сложил печать теневого клонирования.

     Я со своей копией был отправлен поближе к воде. Как я и предполагал, для того чтобы наладить общение со своей стихией, мне потребуется её воплощение… надеюсь, это будет не очень сложно.

23 - Вода


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Как это ни странно, но освоить воду мне оказалось не слишком сложно. То ли родство с этим элементом у меня было выше, чем обычно, то ли мой более взрослый разум сыграл свою роль, но уже через четыре дня я освоил свою первую тренировку на контроль воды. И знаете, в чём она заключалась? Сам был в шоке.
     Как оказалось, тренировок было целых две штуки. Клон сенсея честно мне рассказал, что знает всего две методики, и это ещё удача, поскольку пользователей суйтона в Конохе не так уж и много. Ну да, разве что Какаши и Хирузен, из тех, что хорошо запомнились. Хотя, как мне кажется, в деревне Листа вообще мало пользователей чего-либо, кроме огня, но это ладно, всего лишь ещё одна из странностей. А вот тренировки оказались до дикости банальными. Я то уж ожидал чего-нибудь этакого… а выяснилось, что первая тренировка состояла в том, чтобы научиться управлять водой, понять её, находясь в ней непосредственно по пояс, тогда как вторая была заключена в том, чтобы намочить лист. Да-да, обычный зелёный, либо другого цвета (какая разница?) лист с дерева. И, насколько я понял, эта тренировка проходит соответственно тому, как его разрезают воздухом, поджигают огнём, сжимают разрядом молнии в тренировке своих стихий. Лист в Конохе оказался универсальным способом тренировать стихии. Удивительно…
     Ну, а я что? Я — ничего. Мне всего то стоило сесть в воду и поучиться там медитировать, пытаясь почувствовать связь между водой в водоёме (вообще, это скорее лужица, если честно), и своей чакрой. А чтобы никому не было скучно, я каждые два часа создавал по теневому клону, который периодически помогал кузнецу (и получал свою денежку, конечно!), закупал продукты и даже иногда готовил их, а затем приносил мне. Ну да, в быту даже один теневой клон не менее полезен, чем в бою.
     С водой сначала ничего не получалось. Ну не верил я подсознательно, что у меня получится. Просто медитировал по грудь в прудике, гонял туда-сюда чакру, думал, как подступиться к делу. Вспоминал все техники с применением суйтона, о которых я слышал, и пытался осознать, как с этим всем работать.
     Да что там, я даже на воде самой постоял. Попинал водичку, стоя на ней. Забавное ощущение, если честно… а затем я просто взял и задумался.
     Интересно… ведь по факту, я сейчас управлял водой. Я уплотнял её при помощи своей чакры так, чтобы можно было на ней стоять. Но ведь это не то! Я использую не тот способ. Мне нужно, чтобы моя нога управляла водой не посредством чакры, а чтобы вода и была ею пропитана! Чтобы вода и стала частично моей чакрой! Я часто встречал такое в различных авторских произведениях, но там всё было обращено в Абсолют. Тут же всё должно быть как-то по-другому.
     Для пробы я выпустил немного чакры из тенкетсу, а затем постарался удерживать её вне себя как можно дольше, «не теряя» энергию из своих ощущений. Это было не слишком трудно… но вот что же делать дальше?
     На понимание принципа того, что с водой всё-таки надо делать, ушёл ещё один день. После этого дела пошли проще: элементарный контроль за стихией у меня потихоньку стал получаться. Я смог поднимать капли воды на чистом контроле, жаль только, что на небольшом расстоянии от тела. Максимум — десять сантиметров. Да и то, я и на меньшем расстоянии терял концентрацию, задумывался о чём-то постороннем и ронял воду, как это странно не звучало. Но всё это дело наживное: уверен, это тренируемый навык.
     Вторая тренировка пошла проще. Я за несколько часов вполне смог понять принцип чакры, основанной на воде, после чего относительно просто вылил некоторое её количество прямо из пальцев. Листик намок. Не знаю, действительно ли я гений, или тут опять помогает моё умение феноменально хорошо чувствовать свою чакру…
     Гекко-сенсей, которому я не замедлил похвастаться, с какой-то странной готовностью покивал головой на мои успехи, а затем рассказал о том, что каких-то успехов добилась только Янасэ с огнём. Кончик листа, на котором та тренировалась, затлел.
     Я тоже порадовался за товарища. Даже такой, весьма небольшой успех, делал ему честь. Вы же помните Наруто, который в шестнадцать лет, руководя небольшой армией теневых клонов, умудрился разрезать лист всего за несколько дней? Вот я помню. А ещё я абсолютно точно знаю, что это очень и очень хороший результат. Вот и сравнивайте. Так выходит, что я — гений, Янасэ ненамного хуже меня, Аоха просто молодец, а Наруто — какой-то слабак. Ну да, от скромности я явно не страдаю.
     Узнав о моих успехах, учитель поделился со мной техникой воды, что была элементарна и эффективна по своей сути. По его словам, по крайней мере… я же видел в водяной стене множество недостатков.
     Первым и самым главным, была её зависимость от водоёмов. Ведь создаётся она ровно из воды, обычно именно она требуется для создания техники. Но создавать дзюцу из чакры может любой. Огонь, ветер, молния — все они так или иначе работают без вспомогательных источников, разве что кислорода. Конечно, в атмосфере Суны лучше будет работать огонь, пусть и незначительно, а также ветер, хотя это спорно, а в Тумане из-за повышенной влажности воздуха и частых туманов будет лучше выходить техники элемента воды, но это всё лишь проценты, хоть и имеющие значения, но не решающие в реалиях сражений шиноби. Так почему же именно Тобирама считался гением техник воды? Я могу лишь предполагать, что он просто достиг очень высокого КПД в использовании воды. Ведь листик же мочат все, разве не так? Значит, в принципе, создавать воду из «ничего» люди также способны. И Сенджу тут явно просто провёл ту же аналогию, что и сейчас я… по крайней мере, мне так кажется. И Хошигаки Кисаме, насколько я понимаю. Но тот вообще человек-рыба, ему по внешнему виду положено.
     Но я отошёл от проблемы самой техники. Для начала мне совершенно не нравилась её затратность и, соответственно, её форма. Ну скажите мне, какой смысл окружать себя или ставить перед собой громадную стену против какой-нибудь, скажем, огненной техники? Она мало того, что полностью перекрывает обзор её создателю, так ещё и КПД имеет низкий. Возможно, я чего-то не знаю и тут опять не действуют законы физики, но если это не так, то при изменении формы техники или хотя бы вида её высвобождения, пользы было бы намного больше при меньших затратах чакры на это дзюцу.
     Но, вообще, дарёному коню в зубы не смотрят, и я был с этим высказыванием полностью согласен. Опыт переделывания техник у меня кое-какой есть и, пусть назвать гением себя сложновато, кое-какого эффекта я думаю, достичь у меня получится.

---+===***===+---

     Попробовать технику я смог уже на первый день её получения. Всего-то нужно было сложить печати и заложить нужные параметры. Печатей всего пять: Тигр, Змея, Крыса, Змея и, как завершающая, Тигр. После правильного костяка техники и прикладывания рук к воде, чтобы пропитать чакрой (как я уже сказал, это было не слишком сложно), мне было достаточно лишь активировать технику и удерживать над ней некий контроль. Это было не так просто объяснить: всё было опять на уровне ощущений, но отвечал за длительность техники я. И тут был закономерный, но интересный факт: чакры на это требовалось уже не так много, как на создание техники. Теоретически всякие абсолютные защиты, которых в этом мире пруд пруди, создавались не с такой уж большой сложностью. Другое дело и эффект от них был не особенно ощутим. Всё-таки находящаяся в воздухе вода не обладает таким эффектом, как вода, скажем, падающая на технику противника. Тут нужно было всё как следует обмозговать.
     Также меня весьма беспокоило отсутствие нормальной скорости. Я, как и любой другой шиноби, мог без особых проблем совершать высокие и быстрые прыжки с высокой начальной скоростью. Я мог вкладывать чакру для защиты тела, ещё больше увеличивая свою пассивную защиту, но этого было недостаточно. Лучшая защита, как по мне, это отсутствие в ней необходимости. Замена — это, конечно, очень хорошо, но она далеко не всегда может помочь спастись. Мне нужна была скорость, и идеи опять-таки были связаны с ногами, а точнее с поверхностью, на которой я мог двигаться.

---+===***===+---

     Даже в школьной физике есть множество сил. Но сколько их на самом деле? Я уверен, великое множество. Другое дело, что далеко не каждую из них можно применить в жизни и уж тем более по отношению к чакре. Однако, если с этим получится совладать… это будет явно эффективно. А вкупе с моим желанием достичь скорости, я остановился на силе трения-скольжения. Если кто-то не знает, либо не помнит, то даже из названия ясно, за что эта сила отвечает и от чего зависит. Именно с её помощью люди вообще могут ходить, именно она отвечает за то, чтобы человек, коснувшись земли, не ехал после своего эпичного падения до конца своей жизни или до ближайшего препятствия. Конечно, есть ещё сила сопротивления воздуха и, может, ещё пара сил, но суть останется та же: без силы трения человек практически всегда будет куда-то двигаться, хочет он того или нет. Но что, если искусственно уменьшить силу трения до минимума? Чакра — отличный инструмент не только для её непосредственного использования. По сути, эта энергия — магия, и ей можно пользоваться для любых целей. Так чем же хуже моя цель? Будем пробовать! Такими темпами я годам к семнадцати стану либо гением, либо безумцем. Но, вообще, это всегда две грани одного и того же… и мне стоит к этому начинать привыкать.

---+===***===+---

     Помимо своих тренировок и попыток придумать что-то новое в личное пользование, я не забывал и о своей команде. Пусть миссии D-ранга нам больше не требовались, о командной работе забывать не следовало, и я старательно пытался придумывать тактики и выдавать мысли о нашей совместной работе. Пока это было что-то вроде взаимной поддержки при помощи кунаев, но позже, по изучению стихий в достаточной мере, мы сможем комбинировать и техники. Хотя для этого придётся постараться нам всем троим… но чего-чего, а старания нам троим не занимать. Кланов и геномов у нас нет, и достичь всего придётся самим. Но когда это нас останавливало?

---+===***===+---

     Экзамен на чунина нагрянул внезапно. Казалось бы, только два дня назад ты помогал кузнецу в создании очередной катаны, а всего сутки назад устроил марафон тренировок со своей командой, как вдруг, внезапно, наступает час икс. Но мне было грех жаловаться. Сейчас важнее было именно выжить, чем пускать сопли, и учитель был с нами солидарен. Тренировки были по-настоящему серьёзными. И пусть садистских наклонностей за Гекко-сенсеем я ранее не замечал, сейчас по этому поводу у меня появились кое-какие сомнения, хоть я и понимал такой подход. Другое дело, что в команде я был не один, и Янасэ на пару с Аохой сильно страдали, пытаясь дозваться до глухого к их просьбам учителя. Ничего нового.
     Но экзамена тренировки отменить не могли, к сожалению, поэтому в нужный день мы вошли в нужную аудиторию.

24 - Экзамен


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Экзамен… письменный экзамен оказался канонным. Зачем описывать то, что итак известно, и ничего нового в нём не происходит? По пути в нашу аудиторию на глаза попалось гендзюцу элементарного уровня, и люди, как ни странно, на неё велись. А если учитывать то, что некоторые в этом здании несколько лет учились… В общем, интереснее было то, что наложенное дзюцу было сделано нарочито небрежно: даже я без каких-либо супер-глазок смог разглядеть её плохое качество, да и было ощущение, что кто-то использует чакру поблизости. Странно, честно говоря, но кто я такой, чтобы рассуждать об уровне подготовки генинов моей и других деревень?
     Мы с командой пришли чуть раньше, чем «элита» Конохи, и, не отвлекаясь, прошли на нужный этаж и расселись по местам в соответствии со списком.
     Тест прошёл точь-в-точь так, как я его запомнил из аниме: пафос, пафос и ещё раз пафос. Речи толкал Морино Ибики, сдабривая их лёгким давлением страха, также речи толкал Узумаки Наруто, фонтанируя уверенностью в себе, и все были довольны.
     На этом тесте я, наконец, увидел такого чудика как Кабуто. Разумеется, я не стал привлекать к себе внимание, а просто внимательно выслушал его речи, и пытался анализировать его действия, стараясь не думать при этом о том, что он шпион. Получалось, честно говоря, не очень, всё-таки его действия в аниме вызывали немало вопросов. Я, конечно, понимаю: тяжёлое детство и всё такое, но это не повод вести себя настолько странно. Но опять же кто я такой, чтобы его судить? В произведении Кишимото освещена далеко не вся биография каждого из героев, и Якуши — не исключение.
     Вопросы оказались и в правду непростыми, и если математические задачи я решил без особых проблем, то вот зубодробильные формулы и определения из Академии Шиноби заставили меня попотеть тем более, что подслушивающих навыков я особо не имел. Да и списывать я никогда не любил… но в любом случае, примерно на половину баллов я тест сделал точно, а это даёт под собой вероятность того, что это учтут при определении претендентов на жилет. Всё-таки это — тест, и ответы на него — не фикция, а я не Наруто, которому в любом случае следующее звание не светит. И да, я не страдаю излишней самоуверенностью. Оценить свои шансы проблем особых нет: если я справлюсь с Лесом Смерти, то знание всех особенных способностей своих противников может дать мне кое-какие шансы. А Гаара… ну да, это же Гаара, против него я всегда могу сдаться. Не так уж мне этот экзамен нужен… по крайней мере, превратиться в кровавую кашицу из-за сомнительного шанса на звание чунина мне не слишком хочется.
     В общем, первый этап прошёл штатно, и единственное, с чего я получил удовольствие, так это с форм Митараши Анко. Чисто эстетическое. Но я разве не могу простить себе такую маленькую слабость?

---+===***===+---

     Второй этап экзамена начался намного более интересно. Гекко быстренько провёл нас до входа на сорок четвёртый полигон (сиречь, Лес Смерти), и смотал подальше, оставив нас на произвол судьбы. Однако, сейчас я мог провести время за общением. Ведь если на первом этапе я не слишком торопился общаться с бывшими одноклассниками, опасаясь привлечь внимание, то сейчас я вполне мог поболтать обо всём понемногу с Шикамару, а также Чоджи, с которыми я не виделся довольно длительный промежуток времени.

     — Доброе утро, Шика, Чоджи, — приветливо улыбнулся я им обоим, а затем повернул голову к третьему члену их команды, — и тебе привет, Ино! Давно не виделись!

     И Янасэ, и Аоха неторопливо подошли, вставая рядом со мной.

     — Привет, — отозвались ребята одновременно. Ино лишь пожала плечами. Ну и ладно… я, так-то, тоже не особенно горю желанием с ней общаться. Тем временем Шика осмотрел моих товарищей по команде и попросил меня рассказать о том, как проходят наши будни. Мы с удовольствием начали разговор, ни к чему нас не обязывающий. Время пролетело незаметно, и расставались мы как команды из одной деревни, которым предстоит быть плечом к плечу, а не какими-то левыми людьми друг для друга. Ну, я надеюсь, что это так.

     Ино-Шика-Чо — не самая слабая команда генинов. И, если нам в нужный момент подоспеет помощь, это будет здорово. Да и в случае помощи с нашей стороны хорошее отношение с их стороны мне точно не повредит. Как, впрочем, и Аохе, и Янасэ.
     Когда мы разошлись по разным углам, появилась наша… гхм, экзаменаторша. Митараши Анко, как и в каноне, устроила объяснения, а затем нам были выданы свитки под расписку о нашей возможной гибели. Разумеется, канонные события были соблюдены. Тут уж ничего не поделаешь… ну да и фиг с ним, какое мне до этого дело? Главное для меня — случайно не попасть под руку к Орочимару. Не знаю, будет ли он убивать генинов направо и налево, но проверять степень его адекватности мне не слишком хочется. По крайней мере, не сейчас… и не на себе.

---+===***===+---

     Не знаю, как у других команд, но у нас экзамен начался обыденно. Пара безвестных чунинов открыли перед нами одни из входных ворот на сорок четвёртый полигон, и мы, не тратя время почём зря, направились поближе к центру леса, где располагалась башня. И да, план у нас был готов заранее: место проведения второго этапа всегда было одинаковым, менялась лишь задача. Свитки были запрятаны, условия их выдачи менялись, но суть была та же. Выжить. А наличие кое-какого плана в этом должно помочь.
     И да, этим самым планом я мог гордиться: он был, как и всё гениальное, прост, но в то же время не так очевиден. По крайней мере, я не видел ни разу, чтобы кто-то так поступал в каноне, либо в многочисленных произведениях, что я когда-то читал про этот мир.
     Замаскировав свою внутреннюю энергию (хотя, я сомневаюсь, что в Лесу Смерти возможно что-то уловить сенсорными способностями…), мы все вместе, не разделяясь, выискивали команды, что, по логике, должны сейчас стремиться к башне.
     По иронии судьбы первыми нам попалась команда песчаников. Гаара вместе со своими братом и сестрой пробежали прямо мимо нас. Впрочем, тут я не удивлён: сенсора среди них нет, а единственный способ обнаружить противника — умение джинчурики ощущать страх противников вокруг.
     Разумеется, двигаться за ними мы не стали… я знаком указал на то, что нам нужно искать другую цель.
     Янасэ и Аоха не спорили. Им, наверное, тоже не понравилась жажда крови, так и идущая от, казалось бы, спокойного повелителя песка.

---+===***===+---

     Удача улыбнулась нам на встрече с какой-то безызвестной командой генинов, что со всех ног торопилась к башне. Аккуратное их преследование на средней дистанции позволило нам без особых проблем дождаться, как те нарвались на более сильную команду. Хотя, как сказать сильную… без Кабуто, это не команда вообще-то. А Якуши то и не было… в общем, здесь были лишь Акадо Йорой и ещё какой-то парень, что владел Мягкой Модификацией Тела. Не помню его имени…
     В общем, через десять минут для наших неудавшихся генинов из Конохи всё закончилось. Убивать их, разумеется, не стали, за что шпионам Орочимару шёл неплохой такой плюс. Ну, а дальше… дальше всё оказалось просто. Даже слишком.
     Поскольку обе команды оказались охочими до разговоров, свиток, нужный нам, оказался у поверженной группы генинов. И да, также он подходил и команде предателей деревни.
     Но свитка им, к сожалению, не видать. Не знаю, ожидали они чего-то такого, или нет, но забрать нужный нам рулон с бумагой оказалось проще простого.

---+===***===+---

     Акадо Йорой отбросил от себя потерявшего сознание генина, а затем довольно ухмыльнулся — победа даже над слабым противником бывает приятна. Посмотрев на Мисуми, своего напарника, он поморщился, поскольку тот снова довёл своего противника до потери сознания от болевого шока. Похоже, его напарник сломал ему несколько костей в теле.
     Быстро разглядев жертву, перспективный генин деревни Листа без особых проблем определил носителя свитка, в котором они так нуждались. Тот как раз был без сознания: его вырубили первым, и тот довольно удобно свалился прямо под дерево.
     Но не успел Акадо подойти, чтобы забрать свой законный трофей, как ему послышался подозрительный шорох где-то в стороне. Одновременно с Тсуруги[10] обернувшись к противнику, который просто стоял на месте, они замерли.

     — Что тебе здесь нужно? — спросил для приличия своего нового противника Мисуми. Всё-таки вопрос был риторическим.

     Впрочем, ответа он не получил. Вместо этого в обоих генинов полетело несколько кунаев. Разумеется, оба прыжком увернулись от атаки, и встали плечом к плечу, во все глаза рассматривая своего противника, и пытаясь понять его тактику. Их сбивало с толку его молчание, а также абсолютное спокойствие: обычно шиноби не против поболтать перед боем, который вполне мог стать последним в их жизни. Но их противник не спешил сражаться дальше, он просто с недоумением на них посмотрел, и пожал плечами, мол «чего это вы не нападаете?», а затем сел на пятую точку, и прямо на их глазах достал из своего подсумка кунаи, а затем стал их пересчитывать и сортировать, не обращая на Акадо и Мисуми никакого внимания.
     Но, если первый ещё мог предполагать, что это лишь ловушка, то второй ввиду своего характера такого откровенного издевательства не выдержал, и бросился в бой. Его напарник лишь мог сделать что вздохнуть, и последовать за ним.
     Но какого же было их удивление, когда враг даже не пошевелился на их движение, всецело поглощённый своим делом… даже Йорой разозлился, не говоря уже про Тсуруги, поэтому целый град кунаев, брошенный с хорошей скоростью, был лишь прелюдией к тому, что последовало дальше. В ту же секунду в то место, куда отскочил мгновенно собравший своё снаряжение противник, прилетел массивный заряд из воды[11] вкупе с целой кучей метательного железа, которое на огромной скорости летело во врага со стороны Мисуми. И да, Тсуруги не просто метал кунаи, нет. Он при помощи своей техники размягчения и удлинения тела смог достичь такого вращения, что снаряды с его стороны летели хоть и не слишком метко, но весьма быстро.
     Когда рассеялась пыль, поднятая от техники воды, ошеломлённые ниндзя увидели лишь целого и невредимого противника, который с грустью в глазах на них взглянул, пожал плечами, а затем сокрушённо покачал головой и испарился так, будто его и не было здесь.
     Надо ли говорить, что свиток у поверженных до этого генинов уже не нашёлся?

25 - Конец второго этапа


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     К счастью, свиток мы раздобыли довольно быстро. Ну как быстро… я, конечно, мог бы тоже самое сделать при помощи клона, но кто сказал, что всё бы получилось? Он бы просто развеялся из-за техник Акадо либо его напарника, после чего возможность забрать свиток была упущена. А с моей иллюзией… не думаю, что такое кто-то ожидал. Вот и получилось у нас стащить у них свиток из-под носа. Тем более их команда сильная, они себе и так свиток найдут, я надеюсь.
     Но самым главным своим достижением я видел то, что наша совместная уловка удалась: Янасэ и Аоха, как и на тренировках, отлично справились с тем, чтобы скооперировать свои действия с моей иллюзией, и она достаточно достоверно «бросила» их кунаи. Благодаря этому Йорой даже не задумался о том, что там могу быть не я, а клон, правда, не совсем стандартный.
     Теперь, когда свиток был у нас, мы со всеми мерами предосторожности устроились на ночлег. Какими бы мы не были умными, силы восстановить нам требовалось. Иногда кажется, что ожидание боя выматывает не хуже, чем он сам. И тут мы убедились, что это, действительно, так.

---+===***===+---

     На утро, как ни странно, всё было в порядке. Ни одной ловушки потревожено не было, и никаких подозрительных следов обнаружить не вышло. Обнадёженные этой информацией, но не теряя бдительности, мы двинулись в сторону башни. Двигаться нам оставалось всего несколько часов… то есть целых несколько часов. Лес Смерти по сравнению с обычным полигоном был просто огромен.

     — Янасэ, собирайся, нам нужно поспешить к башне, — подошёл я к задумчивой напарнице, — о чём ты так задумалась? Я могу чем-то помочь?
     — А… Као, это ты? Не надо, всё в порядке, — неуклюже помахала руками очнувшаяся девочка.

     Это выглядело довольно забавно.

     — Ну ты смотри, если что… — кивнул я, — шиноби не стоит быть рассеянным, это может плохо закончиться. Если ты не отдохнула, скажи. Мы можем подождать ещё, время у нас ещё есть.
     — Да нет, не надо. Я уже в норме, — состроила сосредоточенную моську Янасэ, — а то, действительно, что-то расслабилась я.

---+===***===+---

     Вскоре мы продолжили свой путь. Периодически мы слышали взрывы, какую-то непонятную возню, но внимания обращать на это нам не нужно было: положенные для завершения этапа два свитка у нас уже были.
     На первый взгляд, казалось, что Башня находилась от нас не слишком далеко: до неё можно было бы добраться за полтора или два часа. Но, почему-то, оценили мы расстояние неправильно. По крайней мере, за полчаса расстояние визуально нисколечко не изменилось. И пусть я устал не так сильно, как мои напарники, такими темпами мне тоже вскоре нужен будет отдых. Осознав это, я наконец-то догадался обратиться к своей СЦЧ. И что вы думаете? Правильно, я обнаружил там чужеродную чакру! Так глупо лохануться тоже надо уметь… Необходимо постоянно проверять себя на такие сюрпризы. Надо будет закрепить у себя такую привычку. Впрочем, я, кажется, знаю, кто решил нас порадовать таким гендзюцу… в каноне что-то такое было.
     Жестами обозначив, что мы в иллюзии, я убрал воздействие чужой энергии из своего очага. Мои напарники также сложили «Кай». Похоже, нам всё-таки предстоит бой.

---+===***===+---

     Команда Оборо тем временем сидела в засаде. Они не торопились атаковать.

     — Думаешь, эта команда с подходящим для нас свитком? — спросил Муби у лидера их тройки, — непохоже, что они вообще на что-то способны. Мне кажется, у них вообще нет свитков, так просто они выглядят. Скорее всего, они движутся к башне просто за неимением другого выхода.
     — Нет, Муби, я бы не торопился делать такие выводы. Раз они прошли первый этап, и даже не погибли в бою на втором, если он у них вообще был, то они на что-то явно способны. Стоп! Кажется, они заметили иллюзию, — Оборо задумчиво поправил респиратор, — похоже, они что-то да могут. Приступаем! Кагеро, готовь кунаи.

     Сам лидер тем временем сложил три печати: Собаки, Тигра, и Змеи — после чего полушёпотом проговорил название техники:

     — Техника фантомов!

     Мгновенно из кустов, стволов деревьев и из-под земли, полезло множество довольно странных людей в чёрных костюмах и респираторах, которые больше напоминали зомби в своей медлительности. Глаз у них также не было, их прикрывала белая повязка, словно они были слепы. «Зомби» неторопливо двинулись на команду генинов, которая попала в ловушку, причём выглядело это всё довольно жутко.
     Тем временем Кагеро спрятался под землю: у него была своя задача: атаковать снизу. Муби метал железо из-за деревьев, тогда как Оборо, стоя чуть в стороне, поддерживал технику, а также отслеживал происходящее на арене: ему нужно было знать всё, что там происходило.
     Когда команда Гекко ощетинилась кунаями, а Каоин даже достал трофейную катану, которую как-то забрал у незадачливого нукенина. Ну, то есть не совсем Шиничи: это был его теневой клон, но кто же скажет об этом команде Оборо? Всё-таки благодаря периодическим тренировкам с Куренай Каоин смог усвоить лёгкие иллюзии, что позволили создать клона и незаметно поменяться с ним местами. Янасэ же держалась чуть в стороне, пройдя курсы полевого ирьёнина, она получила свой D-ранг, и теперь, в случае чего, могла подлечить кого-нибудь при помощи аптечки, которая у каждого члена команды была с собой. Аоха стоял в авангарде: всё-таки он был хоть и немного, но крупнее товарищей, а благодаря лёгким тренировкам со стихией земли, направленной на улучшение своей стойкости, мог похвастать и кое-какой устойчивостью к атакам.
     Тут клоны, наконец, подошли поближе к тройке генинов. Им недоставало всего пяти метров, чтобы прикоснуться к команде Хаяте.
     Первым вступил в бой якобы Каоин. Кивком показав свою готовность к сражению, клон относительно быстро рванул к ближайшему фантому и катаной перерубил его крест-накрест. Помогло это слабо, но тем не менее стал сразу ясен уровень опасности фантомов: никакой. Сами они урон нанести не могли.
     С другой стороны эти фантомы были отличным тренировочным манекеном: всё-таки видеть перед собой реальную цель намного приятнее, чем рубить воздух. И клон с радостью пользовался этой возможностью: уже пять фантомов были максимально пафосно и эффектно разрублены на части. И, рывком доставая катану из ножен, и ударом сверху, и даже круговым вращением! Янасэ только качала головой на такое ребячество, но бдительности не теряла.
     И не зря: через секунд пятнадцать такого развлечения для клона, в него, наконец, полетело метательное железо. С другой стороны по нему ни одна из них не попала: от большей части Каоин-клон увернулся, а остатки были отбиты оружием Янасэ, которая отнюдь не теряла бдительности. Такое продолжалось около минуты, пока в игру не вошёл очередной козырь команды Оборо:

     — Свиток! Отдайте свиток, — хриплым голосом, имитирующим наличие респиратора, клоны начали всей толпой повторять всего две фразы. В такой какофонии разобрать свист метательного оружия было намного сложнее, чем до этого, и немудрено, что через какие-то секунды клон с катаной был развеян. И не метательным оружием, отнюдь. Он был уничтожен при помощи куная, который вдруг появился из-под земли прямо под его ногами.

     Но это было уже не так важно. Через пять секунд, когда фантомы вдруг замерли, а затем исчезли, из леса медленно вышли двое: Каоин, собственной персоной, а также Оборо, с катаной, прижатой ему к шее, который-таки был найден, и иллюзии ему не помогли. Шиничи на этот раз заметил чужеродные вкрапления чакры в СЦЧ уже спустя пять минут безрезультатных поисков.

     — Сдавайтесь, иначе вашему лидеру придётся ой как плохо! — громко прокричал Каоин, слегка надавливая катаной на шею Оборо, а затем уже тише добавил. — И только попробуй замену сделать! Закончишь ты её уже без головы, это ясно?

     Дождавшись осторожного кивка, насколько это позволял холодок железа у горла, Шиничи ещё пару раз призвал товарищей по команде пленника к благоразумию, после чего те, наконец, появились. Муби вылез из чащи леса с того места, откуда только недавно летели кунаи, а Кагеро вышел прямо из-под земли с поднятыми руками.

     — Мы вас, похоже, сильно недооценили, — с опаской глядя на Каоина, до сих пор держащего катану у горла их лидера, Муби снял с себя подсумки с оружием, а также достал свиток и положил его на землю.
     — Это точно! — залихватски ухмыльнулся Аоха, вернувший себе часть наглости и дерзости с тех пор, как в некоторой степени освоил землю, — вы нас явно посчитали за каких-то слабаков. Да нам даже свиток ваш особенно не нужен был! — похвастался Ишимару.
     — Аоха, можешь тут землю своей чакрой пропитать, — Каоин очертил пальцем зону, куда примерно могли влезть трое туманников, — а то уж больно ловко они под землю прыгают, как бы не ускакали… — цыкнул языком Шиничи, заодно жестом напомнив Янасэ, чтобы следила за местностью вокруг.
     — Да, подожди минутку, — сосредоточился Аоха и сел на землю для лучшего сосредоточения.
     — Не слишком торопись, я тут хочу поговорить с нашими коллегами из Дождя, — сощурил Каноин свой взгляд на Муби, — мне тут интересны парочка ваших техник. Не поделитесь опытом с коллегами?

---+===***===+---

     Надо ли говорить, что в башню я входил довольный как тазик? Принципиальная идея их фантомного клонирования у меня теперь была, а изучить технику, зная её печати и принцип — легче лёгкого. А тех ребят мы отпустили… разве что свиток забрали, а то слишком у них всё хорошо.
     Прибыли мы, по-хорошему, спустя одни сутки, да ещё днём, то есть, по факту, этап мы прошли за полтора дня. Мне кажется, это неплохой результат… и это приятно грело самолюбие: оказывается, чтобы пройти экзамен, сверхсилы не требуется, вполне достаточно некоторых мозгов и определённой доли скрытности — того, чего так не хватает местным шиноби.

     — Ну что, открываем свитки? — спросил я ребят.
     — Давай, — согласно кивнула Янасэ, распечатывая и кидая на землю один из них. Я поступил аналогично.

     Как только печати объединились, послышался хлопок, характерный для призыва, и нас встретил наш сенсей. Я не особо удивился.

     — Хм… я смотрю, вы справились. Вы даже не пострадали, больше того… да и пришли быстро… Вы молодцы, ребята! Кхе-кхе… — раскашлялся пуще прежнего Гекко, видимо, от радости, — простите… — уже привычно извинился сенсей, — впрочем, иного я от вас и не ожидал. Пойдёмте, я провожу вас в вашу комнату. У вас есть ещё целых три дня… я думаю, вы проведёте их с пользой…

26 - Первые отборочные бои


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Наконец, второй этап экзамена закончился. Последние выжившие участники вошли в башню, а затем, сразу после этого, отправились на официальный сбор тех, кто с экзаменом справился. В какой-то мере это было нечестно, ведь они ни капли не отдохнули по окончании этапа, но в мире шиноби вообще всё достаточно туго со справедливостью. Прибыли — хорошо. Прибыли поздно — тоже хорошо, но отдохнуть вы, к сожалению, уже не успеете, никто из-за вас переносить отборочный этап не будет. И да, забыл упомянуть: этими участниками оказались Акадо Йорой и Тсуруги Мисуми. Кажется, благодаря нам они с Кабуто не пересеклись вовремя, поэтому последний и прибыл раньше своих товарищей. Между прочим, Мисуми оказался довольно серьёзно ранен: ему досталось немало сенбонов, судя по количеству колотых мелких ран на его коже.
     В целом старик Третий нам всем тонко намекнул, что опоздавшие — неудачники, которым лучше уйти с этапа.
     Мы как раз стояли всей толпой, ожидая начала отборочного тура. Наша троица выгодно выделялась на фоне остальных команд: запасных комплектов одежды никому положено не было — и выглядели относительно пристойно лишь мы, да команда Гаары. Даже Кабуто где-то умудрился неплохо так отхватить, хотя встречи с командой Оборо, ясен пень, произойти не могло…. Впрочем, кто знает. Может, те ребята решили ещё раз попытать свою удачу. Никто ведь им ничего не запрещал.
     Как бы там ни было, всё на объявлении отборочного этапа происходило в соответствии с каноном. Единственным серьёзным отличием оказалось лишь то, что вместе с Кабуто от боёв отказался ещё и Мисуми. Несмотря на его ранения, он не выглядел тем, кто добровольно смог бы покинуть отборочный: от него волнами распространялась уверенность в своих силах — предугадать его отказ было невозможно. Именно поэтому все удивились, когда Тсуруги поднял руку. Однако его решение всё-таки не было лишено логики.
     Прошло не так уж много времени, как уже была сформирована новая сетка боёв. Конечно, нам её не сообщили, но по факту количество участников было чётным: нужда в дополнительных боях отпала сама собой.
     К счастью, Гекко Хаяте в этот раз экзаменатором не стал по понятным причинам: судья должен быть независимым экспертом, чтобы никто не обвинил его в подсуживании. В этот раз судить будет Ширануи Генма. Что ж, это было ожидаемо. По крайней мере, для меня.
     Хирузен достаточно быстро окончил свою речь, после чего самостоятельно представил судью и турнул генинов с арены. Всех, кроме Учихи и Йороя, разумеется.
     Сам их бой прошёл… обычно прошёл. Не знаю, какие были эмоции у всех здесь присутствующих, но меня сильно впечатлила возросшая скорость Саске. Если в спаррингах при академии он был немного быстрее меня, то сейчас Учиха ощутимо превосходил меня в скорости. Не сказать, что это было прямо-таки что-то из ряда вон выходящее, так как я без особых проблем наблюдал за сражением, однако, всё же скорость моя была сильно ниже. Надо будет поразмышлять над этим на досуге.
     После того, как Акадо отнесли в лазарет, Какаши увёл Саске с арены. И тут же был объявлен следующий бой.

     — Абураме Шино из Конохагакуре против Абуми Заку из Отогакуре!

     Этот поединок тоже не порадовал меня ничем особо интересным. Просто стояли друг против друга и хвастались своими дзюцу. То есть Шино, конечно, не хвастался, но впечатление от боя это не изменило. Абуми — слишком самоуверен, не ждал подвоха от своего противника, что странно. Неудивительно, что он совершил ошибку, и его собственная рука сдетонировала. А жуки… на самом деле я не видел ничего такого жутко противного. Бывают техники и похуже… хотя Янасэ со мной была категорически не согласна.
     Тем временем, после своей победы, Шино вернулся к своей команде, чтобы посмотреть следующий бой, а Заку был быстренько подхвачен ирьенинами и направлен в медицинский пункт. Сразу после того, как арена была очищена, Генма, поигрывая своим излюбленным сенбоном в зубах, назвал участников следующего поединка.

     — Ишимару Аоха из Конохагакуре против Собаку-но Канкуро[12] из Сунагакуре!

     Я похлопал Ишимару по плечу прежде, чем тот вышел на арену, а также дал ему пару подсказок: они не будут лишними. Надеюсь, он сможет извлечь из них выгоду.

     — Давай, Аоха, ты справишься. Просто будь внимателен: он владеет искусством марионеток, а также, скорее всего, ядами.

     Удивлённо, но с благодарностью посмотрев на меня, а также на Янасэ, что тоже пожелала ему удачи, он кивнул и отправился на свой бой.

---+===***===+---

     — И вот, наконец, настал мой черёд… — прошептал Ишимару скорее для себя, чем для сокомандников. И вышел на арену, чтобы сразиться со своим противником. Его походка источала уверенность в собственных силах, а в серо-голубых глазах плескалась решимость.
     — И что ты думаешь мне противопоставить? — прервал его мысли Канкуро, с усмешкой на своём разрисованном лице наблюдавший за Аохой, который на мгновение прикрыл глаза и, как будто что-то для себя решив, вновь распахнул их, одарив марионеточника многообещающим взглядом.
     — Думаю, не меньшее, чем и ты против меня. Не рассчитывай, что этот бой будет для тебя лёгким, — с уверенностью заявил Аоха, а потом дерзко добавил: — я смогу тебя победить.
     — А не слишком ли это смелое заявление? — встал напротив него Канкуро, злобно прищурившись. — Посмотрим, как ты запоёшь в конце поединка!
     — Оба участника готовы? — риторически задал вопрос Генма, особенно изящно перекатив сенбон из одного угла рта в другой. Ему порядком надоел их затянувшийся обмен любезностями. — Тогда… начали!

     Оба шиноби приготовились: Канкуро скинул с плеча что-то, обмотанное белыми бинтами, тогда как Аоха, сосредоточившись, сложил печать концентрации. Через пять секунд он уже бросился на противника, готовый ко всему. Всё-таки не зря информация в мире шиноби, как, впрочем, и в любом другом, ценилась на вес золота. Знание того, что Канкуро — кукольник, давало Ишимару большое преимущество. Он примерно знал, что можно ожидать от врага, тогда как брат Гаары не имел ни малейшего понятия, против кого, по сути, ему приходится сражаться.
     Первым делом Аоха, для пробы, кинул в кукольника несколько кунаев и сюрикенов по разным траекториям: ему хотелось оценить скорость своего противника и его внимательность.
     Канкуро презрительно усмехнулся и небрежно собственным кунаем отбил часть метательного железа, тогда как вторая половина просто пролетела мимо. Вот только Аоха, бросив в него ещё три куная один за другим, которые кукловод тут же собрался отбить, внезапно сложил печать концентрации и произнёс всего одно слово, заставившее песчаника мгновенно вспотеть.

     — Кац!

     Тест на реакцию марионеточник прошёл успешно, однако, проверку на внимание — провалил. Метательное железо, которое, казалось бы, было брошено мимо цели, на самом деле попало туда, куда нужно. И, к слову, некоторые из кунаев оказались непростыми, а с неприятным для противника сюрпризом. Да и последний из тройки нож тоже оказался отнюдь не обычным.
     На арене раздалась серия взрывов. Место сражения заволокло пылью и каменной крошкой. Наблюдатели разразилась удивлёнными возгласами. Каоин удовлетворенно кивнул, а Янасэ радостно подпрыгнула:

     — Так ему! Молодец! — на что Гекко, стоящий рядом с ними, лишь пожал плечами. Он в любом случае верил в ребят.

     Через несколько секунд Канкуро выбрался из облака дыма изрядно потрёпанный ударной волной. Точнее, уже не совсем Канкуро, теперь-то всем было прекрасно видно, что это лишь его марионетка. По крайней мере, если Собаку-но не имел вместо лица резную деревяшку.

     — Так вот, что ты хранил у себя за спиной… — задумчиво произнёс Аоха, внимательно наблюдая за тем, как выбирался из своего кокона Канкуро, — самого себя… не самое лучшее решение, если честно.
     — Тебя забыл спросить, придурок, — выплюнул кукольник, взмахом руки лишая марионетку своего облика. — Ты испортил мою куклу! Но даже того, что осталось от неё, вполне достаточно, чтобы прикончить тебя!

     Выглядела кукла и вправду не очень: несмотря на свою прочность, взрывные печати достаточно серьёзно её повредили. Из двух рук работала лишь одна — вторая была практически уничтожена, когда марионетка отбивала метательное железо. Также сильно пострадало лицо, и, кажется, заел рот: часть оружия также была потеряна. Но тем не менее это вовсе не лишило куклу её главного преимущества.
     Теперь настала очередь Собаку-но идти в атаку. Раздражённый своей ошибкой в начале, Канкуро отправил свою куклу в наступление. И нельзя сказать, что у него получалось плохо: внутренности куклы явно были целы, и новых конечностей, которые появлялись из самых неожиданных мест, хватало. Лезвия так и ходили рядом с Аохой, каждый раз чуть было не задевая его.
     Но долго так продолжаться не могло, и Ишимару это осознавал. Марионеточник — это боец дальнего боя, которому необходима довольно сильная концентрация чакры и внимания для полноценного контроля своего оружия. Надо было что-то предпринять — желательно очень быстро. И подходящий момент для применения козыря не заставил себя долго ждать: Аоха, сосредоточившись, смог быстро сложить печати для своей техники — земля на арене содрогнулась. Однако Сил на дзюцу юный ниндзя не рассчитал, не учёл в пылу сражения сделанный из камня пол, который вместо того, чтобы зажить своей собственной жизнью, буквально уходя из-под ног шиноби Суны, только вздрогнул, имитируя довольно слабое землетрясение. Серо-голубые глаза Ишимару встретились с чёрными полными превосходства глазами Канкуро. Контроль над куклой у песчаника не пошатнулся, только ухмылка, пропитанная издёвкой, ещё шире исказила его разрисованное лицо.
     Аоха, несмотря на провал с техникой, не запаниковал и не растерялся — он подорвал взрывные печати, которые при каждом удобном случае сбрасывал в более менее удачные позиции, так на всякий случай.
     Снова зал для отборочных поединков сотрясался от серии взрывов. Арену опять заволокло удушливой пылью, разлетелись острые каменные осколки и мелкие крошки. Кукольнику в этот раз печати практически не доставили проблем, теперь он был настороже. Ведь попади хоть одна такая взрывная штуковина в Карасу — дело примет не самый лучший для него оборот.
     Как только Ишимару краем глаза завидел в облаке пыли фигуры своего противника и его оружия, он сразу же продолжил свою атаку. В куклу тут же полетели кунаи с взрывными печатями, а в самого шиноби Конохи уже мчались в не меньшем количестве смазанные ядом метательные ножи.
     В Карасу воткнулось сразу три куная с взрывными печатями из той кучи железа, которая летела в его сторону. Кукле в одно мгновение пришёл конец.
     Канкуро в растерянности посмотрел сначала на то место, где лежали остатки куклы, в которую он вложил так много труда, а затем на свои раны, нанесённые ему осколками и частью вооружения Карасу. Из-за адреналина, бушевавшего сейчас в его крови, боли он практически не ощутил, но, оценивая свои повреждения, он понимал, что травмы, полученные от взорванной марионетки, довольно серьёзные. Ноги предательски подкосились, однако, песчаник нашёл в себе силы опустится на одно колено, при этом зажимая руками бедро, из которого сочилась тёплая кровь, несмотря на осколок амуниции куклы, плотно вошедший в мягкие ткани. Собаку-но предусмотрительно не спешил вытаскивать железку из ноги — мгновенно истечь кровью, в его планы на сегодняшний день совершенно не входило.
     Аоха выглядел не лучше своего противника. Плохой видимостью решил воспользоваться не только он, но и марионеточник. И как следствие кунай в плече и несколько глубоких порезов на боку и ногах. Слабость волнами накатывала на него, сердце забилось в бешеном ритме, оно буквально вколачивалось в рёбра, разгоняя яд по венам в ускоренном темпе. Стоять не было сил, ему тоже пришлось присесть на одно колено.

     — Учащённое сердцебиение, слабость, тошнота…, — наблюдая за состоянием Аохи, кукольник перечислил часть того, что ждёт коноховца в самом ближайшем будущем. Усмешка коснулась его губ. Такой вид Ишимару ему нравился больше, чем перед их боем, в самом начале. Яд мальчишку не убьёт, но и проблем доставит не мало. И это радовало.
     — У острой кровопотери практически такие же симптомы, — в тон ему бросил Аоха, усмехаясь.

     Они оба понимали, что находятся в одинаковом положении. Впрочем, и не только они.

     — Ммм…, — Генма задумчивым взглядом прошёлся по ребятам, а потом, приняв решение, озвучил его для всех, — ничья. В этом раунде победителя нет.

27 - Поражение - не всегда проигрыш


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Последующий за ними бой также не порадовал серьёзностью: хоть Тен-Тен и старалась изо всех сил, против Темари у неё не было никаких шансов. Я не знаю, кто и зачем составлял ветку боёв, но смысла в том, чтобы поставить слабых противников против ниндзя из скрытого Песка, мне видно не было. Впрочем, даже это не помогло: Аоха смог удивить всех. И главное, он не применял ничего особенно серьёзного: достаточно хорошая ловкость, координация движений, а также весьма эффективная и простая комбинация из обыкновенных взрыв-тэгов. В этом же поединке разговор был иной: сестра Гаары была наихудшим противником для того, кто пользовался метательным оружием, да и вообще, достаточно неудобным для кого угодно. Аоха бы ничего не смог сделать против неё… что уж говорить про Тен-Тен.

---+===***===+---

     После того, как девушку из команды Гая забрала команда врачей, а Темари с видом королевы вернулась к своим братьям, Генма объявил следующую пару сражающихся, что появилась на экране.

     — Нара Шикамару из Конохагакуре против Кадзеками Янасэ из Конохагакуре!

     Упомянутый выше генин так, как будто заранее к этому готовился, закинул себе руки за голову, чтобы сразу после этого пожаловаться на жизнь, а затем спуститься вниз, на арену. Янасэ также не спешила вниз: она волновалась и никак не могла решиться. Видя это, к ней подошёл Каоин.

     — Янасэ, ну что ты расклеилась. Шика тебя уже ждёт, и ничего страшного там не случится. И даже не думай о поражении! — Шиничи поднял кулак вверх, — Даже если ты проиграешь, в этом нет ничего плохого. Да ты только посмотри на этого лентяя! Главное для тебя — быть внимательной и верить в себя, тогда ты обязательно победишь!
     — Я знаю, Као-кун, но всё равно волнуюсь. Мне не верится, что прямо сейчас я выйду на арену. У меня такое ощущение, что это какой-то сон! — девочка зажмурилась.
     — Соберись, Янасэ! Мы все в тебя верим! Ведь так, Гекко-сенсей, Аоха? — повернул Каоин голову к своему сенсею и товарищу.
     — Конечно! — одновременно отозвались они оба.

     А Хаяте ещё и добавил: 

     — Ведь если бы я в тебя не верил, то разве допустил бы на этот экзамен? Самое страшное уже позади, вы прошли целых два этапа! Неужели ты сейчас сдашься? И ради этого ты хотела стать шиноби? — сенсей поднял свои и без того крупные глаза вверх, что вызвало весьма неоднозначную реакцию окружающих, — тогда я был лучшего о тебе мнения.
     — Нет, что вы, Гекко-сенсей! Я уверена в себе! — вспыхнула Янасэ и одним махом спрыгнула на своё место в предстоящем бою.

     «Я ни за что не разочарую сенсея! Даже если я проиграю, то точно не так легко, как какой-то ниндзя из Звука! Као прав, мне просто нужно быть повнимательней! Особенно против Шикамару».

     Выйдя на арену, Кадзеками спокойно расправила плечи и приготовилась к бою. Видя её решимость, Шикамару, наконец, тоже обратил внимание на бой, перед этим в очередной раз проскандировав своё фирменное «Как же это напряжно!».
     Генма объявил начало боя.
     Не давая Шикамару времени, Янасэ начала атаковать своего противника при помощи метательного железа. Нара лениво отмахивался, а также отбивал кунаи и сюрикены. Впрочем, Кадзеками всё равно умудрилась оставить генину несколько царапин, благодаря множеству тренировок с кунаями и сюрикенами она работала очень неплохо. Но это действительно были лишь царапины. С другой стороны, такого рода оружие пусть и ограничено, но вполне себе раздражало Шикамару, не позволяя ему ни сложить печати, ни попросту сблизиться с Янасэ. Стоило ему хоть на секунду перевести дух, как в него направлялась хотя бы одна железка, от которой требовалось увернуться.

     — Бесишь! — в конце концов вышел из себя Нара, отбивая очередной кунай, — откуда у тебя столько оружия? Не похоже, что тебе хоть сколько-то его жалко!
     — А ты, Шикамару, слишком много говоришь! Не похоже, что тебе хоть сколько-то нравится мысль подойти ко мне в упор! — в его же тоне ответила ему разгорячённая боем Янасэ.

     Вышеупомянутый генин замолчал, получив очередную мелкую царапину. Вскоре ему надоело уворачиваться, и он, наконец, сорвался в ближний бой. Янасэ не прекратила использовать свой, казалось бы, бездонный арсенал, постоянно атакуя в самых непредсказуемых направлениях и периодически отступая. Шикамару же старался сломать картину боя и двигался зигзагами, что, впрочем, не слишком ему помогало. Парочка железок даже вошла ему в тело, к счастью, неглубоко.
     В один момент Нара решил совершить прорыв напрямую, ему совершенно надоело бегать за, казалось бы, таким несерьёзным противником. В итоге, он-таки нарвался на полноценную атаку: похоже, Янасэ угадала момент, когда терпение Шикамару лопнуло. Три куная на полной скорости влетели прямо в район груди Шики, что тот не мог увернуться, а затем… просто прошли сквозь него!
     Янасэ с лёгкой ухмылкой посмотрела на парня, что удивлённо осматривал места, куда оружие «попало», а затем отступила в очередной раз.

     — Так это… иллюзии! — буквально прошипел Шикамару, наконец, возвращая себе возможность нормально мыслить, — но как же… откуда тогда мои раны? — Нара сложил печать Тигра и на мгновение сконцентрировался. Янасэ ему не мешала, она лишь наблюдала за его действиями, — Кай!

     «Иллюзия» ранений гения клана Нара не исчезла. Царапины на его теле были вполне реальны и вполне себе реально заставляли чувствовать боль. На зрительских местах тем временем царило оживление: все были удивлены, что Шикамару не только не мог победить простую девочку из команды Гекко, но и постепенно проигрывал. Пусть для шиноби метательное оружие и не несло смертельной угрозы в большинстве случаев, однако большое его количество в любом случае достаточно серьёзно могло ослабить любого ниндзя.

     — Я не ожидал, — «хрум-хрум», — что эта девочка, Янасэ, сможет нанести урон Шике, — как несложно догадаться, эти слова принадлежали Чоджи, что стоял рядом с Ино, и, как это ни удивительно, ел, — впрочем, здесь, похоже, видна школа Каоина. Иллюзии… — Чоджи было отлично известно о нездоровых увлечениях Шиничи, которые, как ни странно, неплохо у него получались.
     — Я так и знала, что этот лентяй ни на что без нас неспособен! — влезла в разговор последний член команды Асумы, — вот если подумает в сторонке, тогда, может быть, он что-то и сделает… а так он вообще бесполезен из-за своей лени! Такое ощущение, что он вообще не тренировался! — Ино сильно недолюбливала Шикамару и пусть и была с ним в команде, относилась к нему слегка неуважительно. Ей не нравились его лень и некоторые высказывания.

     Остальные же участники отборочного тура отнеслись к факту того, что Шика проигрывает, без особого воодушевления. Наруто очень хотел сам поучаствовать в бою тем более, что Янасэ он вообще особо не помнил, также как и Рок Ли, впрочем. Команду Гаары какие-то слабаки вообще не волновали: они едва следили за боем, а Каоин лишь одобрительно кивал головой, не выказывая никаких особенно сильных эмоций.
     Тем временем Нара, будучи ослабленным многочисленными порезами, и даже парой ранений, покачал головой, и вновь бросился в бой, прошипев что-то вроде «так вот откуда столько оружия! Оно было ненастоящим!». Шике было лишь обидно то, что он так поздно это понял. Так он мог быть намного менее осторожен в своих действиях.
     Наконец, поток оружия, что использовала Янасэ, стал иссякать. Всё больше железок оказывались иллюзиями, и это отчётливо можно было заметить по отсутствию звона оружия после того, как оно падало на арену. Кадзеками слишком поздно заметила недостаток метательного оружия, и когда она остановилось, у неё было всего лишь два-три куная. Выхватив один из них, она приготовилась к ближнему бою. С ослабленным противником это не должно было быть слишком сложным делом.
     Нара, наконец, получил долгожданную свободу действия: мгновенно сложив печати, он проговорил название техники:

     — Техника теневого подражания!

     Теперь настало время для Янасэ бегать от Нара. Она явно не хотела давать ему возможность размышлять о дальнейших действиях, поэтому пыталась сократить дистанцию, или, по крайней мере, сохранить текущую. Но это не могло продолжаться вечно: использование метательного железа и концентрация на создании иллюзий не способствовали внимательности. Нара под хитрым углом разделил тень. Янасэ, наконец, попалась.
     Впрочем, это не сбило ей настрой: даже будучи обездвиженной, Янасэ была до сих пор в возбуждении от боя.

     — И что, ты думаешь, это тебе чем-то поможет? — Янасэ спросила закусившего губу Шикамару, что держал технику в действии, лихорадочно размышляя, — интересно, что быстрее закончится, твоя чакра или твоя кровь?

     И действительно, под Нара уже находилась небольшая лужица крови. Но сколько он уже потерял перед этим, и сколько ему ещё предстояло потерять…

     — Хм, — только и слетело с губ Шикамару, который медленно двигал рукой. Янасэ зеркально повторила его действия, несмотря на активное сопротивление. Это было странное чувство, когда тело не выполняло команды хозяина. То есть выполняло, но это абсолютно не помогало двигаться: мышцы сокращались, тело совершало попытки к движению, но какая-то сильная противодействующая сила не позволяла этим действиям совершиться.

     Медленно засунув руку себе в подсумок, Нара достал оттуда кунай вместе с Янасэ, которая зеркально повторила его действия, а затем, не давая той даже времени на удивление, выкинул его подальше. Повторив это действие несколько раз, Нара дождался того момента, когда в подсумке у девушки было пусто, а затем достал из своего кунай, тогда как Янасэ взяла рукой лишь воздух.

     — Мне кажется, ты уже поняла, в чём проблема. Оружия у тебя-то уже нет, — Нара замахнулся для броска, — сдавайся, или мне придётся тебя ранить, причём намного сильнее, чем ты меня, — рука Шикамару дрожала, но он твёрдо проговорил эти слова, — у меня не так много времени, чтобы тратить его на это! Поторопись! — Нара сделал первый бросок, и попал Янасэ в коленку.
     — Аааай! — Янасэ вскрикнула от боли и, наконец, скосила взгляд на зрительские места. И Гекко, и Као, и Аоха — все вместе смотрели на неё с беспокойством, и, казалось бы, они не были против, чтобы она закончила бой. Тем временем Нара уже полез за вторым орудием.
     — Я… я сдаюсь! — воскликнула, наконец, Кадзеками.

     Теневая техника мгновенно оборвалась, а Нара мгновенно рухнул на землю. Похоже, его ранения оказались достаточно серьёзными, но он, несмотря ни на что, победил.
     Не обращая внимания на то, что она проиграла, Янасэ гордо поднималась по лестнице, пока ирьенины несли Шикамару в лазарет. А хромота вовсе не мешала ей ощущать себя победителем, если не своего противника, то, по крайней мере, самой себя.

28 - Конец отборочных


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе


     Примечание к части

     Так, я сразу говорю, что предыдущие одна-две главы будут немного переделаны. В них Аоха не победитель. Они с Канкуро остановились на ничье. Так нужно, во-первых, из-за того, что Ишимару и вправду победил слишком легко, а, во-вторых, это нужно для нормальной турнирной сетки. Изобретать велосипед не хочется.


     Когда Янасэ поднялась на арену, её команда обеспечила ей хорошее приветствие. Аоха похлопал её по плечу, Хаяте раскашлялся, видимо, от обуревавших его чувств, а затем также поздравил её с хорошим боем при помощи очень выразительного кивка.

     — Ну вот, видишь, как всё просто? — сказал я ей, облокачиваясь руками о перила, — а ты волновалась, идти не хотела. Ничего сложного! А проигрыш… в этом нет ничего страшного или постыдного. Вон, Аоха тоже проиграл, но он составил достойную конкуренцию Канкуро всего лишь при помощи взрыв-тэгов. Для первого экзамена этого вполне достаточно!

     Следующий бой порадовал меня своей длительностью. Киба, сражавшийся против Наруто, около пятнадцати минут валял нашего главного героя аниме по всей арене, прежде чем весьма унизительно проиграл. Впрочем, унизительно не только для нашего кинолога, но и для Узумаки тоже. Первому сильно не повезло, тогда как второй, наоборот, должен благословить небеса за свою удачу, что ему так вовремя удалось «атаковать» нужной частью тела. И да, немного украденное «комбо» Саске также не придавало ему достоинства. Но когда это Узумаки останавливало? Тем более, что он в любом случае победил, а победителей не судят.
     И да, меня очень сильно поразила прочность тела Наруто. Удары Кибы были ужасны: его «Гатсуга», да ещё и в двух экземплярах, просто разорвала бы на множество частей простого человека, а обычному шиноби нанесла бы серьёзные раны, тогда как Узумаки отделался всего лишь несколькими ссадинами. Ну ладно, не ссадинами, но аналогия, я думаю ясна. Это насколько же он крепок, если его не берут даже такие удары? Неудивительно, что никто не мог его победить, благодаря своей выносливости наш герой будет превозмогать ещё очень и очень долго.
     А вот последующий бой…
     На табло высветилось заветное:
     Шиничи Каоин против Тсучи Кин
     Я спрыгнул на арену. Уж с ней-то мне точно боятся нечего, и нервничать перед боем я не собираюсь. Тем более что самая лучшая практика… она происходит в бою. А мне её так не хватает!
     Я молча встал напротив сосредоточенно хмурившейся девушки. Выглядела она… достаточно уверенной в себе. Странно, что я до сих пор не увидел от неё насмешек: мне казалось, это достаточно распространённая тактика среди шиноби, вывести врага из себя ещё до начала поединка. Впрочем, какая мне разница?
     По движению губ Генмы и его руки я понял, что бой начался. Но я никуда не торопился, я даже не разорвал дистанцию. Тсучи же мгновенно стала кидаться в меня своими иглами с бубенчиками, что, должно быть, методично звенели. Скорость этого метательного оружия была приличной, но, увы, недостаточной, чтобы меня хоть как-то задеть. Я спокойно уклонялся, по большей части даже не двигаясь с места. Когда Кин поняла, что что-то пошло не так, было уже поздно. Дёргая руками, она пыталась задействовать свои техники, но меня это абсолютно не волновало. Я даже не слышал звона. Мне надоело ждать, и я стал неторопливо сближаться с девушкой, пока та нервно дёргала за лески, пытаясь задействовать своё гендзюцу. Наконец, когда до неё осталось всего шагов пять, Тсучи отпустила нить, что связывала её с сенбонами, и отпрыгнула от меня подальше. Я тут же вытащил заглушки из ушей, которые купил ещё перед экзаменом. Ну да, мне не придётся избавлять себя от гендзюцу, если оно не проникнет во внутреннее ухо. Но надоело уже ничего не слышать, непривычно. Хотя надо попробовать так помедитировать… мне тогда никто и ничто не сможет помешать.

     — Не действует? — сразу же я услышал часть фразы Тсучи, которая уже отдалилась от меня. Наконец, заметив мои манипуляции с ушами, она сорвалась, — ах ты! Так вот почему гендзюцу тебя не подействовало!
     — Хм… ну это логично, — я пожал плечами, — ведь вы ниндзя Звука, значит, уязвимое место вашего противника – это уши. Нацепив заглушки на них, я обеспечил себе защиту от большей части ваших атак, однако, сейчас это уже не имеет никакого значения.

     Я бросился в прямую атаку, проигнорировав ещё одну пару сенбонов, что пролетела мимо меня. Расстояние между нами было не таким большим. В одно мгновение я будто размазался в воздухе: вокруг и рядом со мной хаотично появлялись иллюзии. Это была моя новая идея, которая, похоже, пока неплохо работает. Кин в совершеннейшей растерянности смотрела, как к ней приближается около пяти образов, что хаотично появлялись и исчезали вокруг меня. Увидеть что-то конкретное в таком хаосе очень непросто. Пусть детализация иллюзий была не идеальной, но их количество всё перевешивало. Ни одна игла, что в отчаянии кидала Тсучи, отступая, в меня не попала, тогда как расстояние между нами сократилось за какие-то пять секунд.
     Когда я подобрался к девушке в упор, она уже была готова защищаться. Одна иллюзия в одно мгновение кинулась ей под ноги, на что та машинально отступила. Другая иллюзия ударила ногой сбоку, на что она выставила блок, а третья нанесла удар в то же самое место, из-за чего Тсучи сначала растерялась, увидев как одна нога прошла сквозь её блок, а затем укрепилась чакрой ещё сильнее, видя вторую ногу, что в неё сейчас врежется. А я сам… Гай, кажется, называл этот удар «динамическим входом». В общем, я ударил ей ногой прямо в живот с быстрого разбега и в прыжке, и на этот приём девочка отреагировать при всём своем желании не смогла бы.
     Тсучи Кин со скоростью пули пролетела метров восемь до ближайшей стены, после чего врезалась в неё спиной. Это чистая победа.
     Ниндзя успела лишь отхаркнуть кровь, прежде чем у неё закатились глаза, и она потеряла сознание. Стена арены, куда она врезалась, неплохо так продавилась и покрылась трещинами. И да, я до сих пор поражаюсь тем возможностям, что обладают шиноби, и, получается, я. Очень сложно привыкнуть к тому, что мне досталась возможность обладать такой силой.

     — Каоин Шиничи из Конохагакуре победил в этом бою, так как Тсучи Кин из Отогакуре не может более его продолжать! — слегка с опозданием заявил Генма, пока я неторопливо поднимался на своё место по лестнице.

     Эх, дурак я. Надо было попробовать «попасть» в её гендзюцу, а потом понять, смогу ли я его обезвредить. Жаль, что мне нельзя так рисковать, и закончил я всё слишком быстро.
     Меня встретили крайне возбуждённые напарники.

     — Ух, как ты её! — воскликнула Янасэ, глядя, как ирьенины относят раненую девушку в медпункт. — Ты закончил бой одним ударом! Как у тебя так эти иллюзии получаются? Я даже кунаи с трудом могу создавать, а ты умудряешься удерживать в своём сознании столько копий одновременно!

     Аоха тоже был навеселе, его ничья неплохо так подняла ему настроение. Всё-таки он тоже нервничал перед своим боем, но в итоге практически смог победить.
     Я улыбнулся, видя такую экспрессию. Приятно было чувствовать, что мои тренировки не прошли зря, и что мой метод «сначала изучить, а потом тренировать» эффективнее японского метода «пробовать, пока что-то не получится». Ведь как у нас тренируется Наруто или, в принципе, любой другой шиноби? Очень просто, они берут общий принцип, например, «закрути чакру в поток», а затем пытаются методом подбора и вечных попыток найти тот способ, что сможет сработать, а затем снова и снова его отрабатывать. Почему Наруто так быстро обучался? Правильно, у него больше всего упорства, чем вообще у любого жителя этого мира. А если учитывать, что к целым шестнадцати годам научился применять клонов в тренировках… ну, то есть ему на этот метод прямо намекнули… то он стал вообще гением за кратчайший срок времени. А всё это потому, что любая такая тренировка в японском стиле проходила для него в десятки или сотни раз быстрее, а его выносливость обеспечивала тренировки с высокой регулярностью.
     Я же сначала старательно подбирал теорию будущей техники, тренировал контроль, свой разум на создание дзюцу, тщательно просчитывал риски, а затем с величайшей осторожностью пробовал что-то сделать. И это в работе с гендзюцу, которое, по идее, достаточно безопасно! Соблюдая такую методику в работе с любым искусством шиноби, я обеспечивал себя и обучаемостью, и высокими стандартами безопасности, куда там местным шиноби, что по большей части ходят с какими-то дефектами СЦЧ! Я никогда не позволю себе так бездарно лишиться своего дара делать то, о чём большая часть людей просто мечтает, но не может даже прикоснуться. Какое мне дело, что другие шиноби не ценят то, что у них есть? Я — не такой, поэтому и использую свои возможности по максимуму!
     Следующие бои были самыми зрелищными из тех, что я видел до этого. Неджи и Хината… если не считать количество пафоса, что привнёс в сражение первый, то дрались они просто великолепно. Скорость ударов была невероятной, их движения были плавными, все их действия были просто идеальны. Если не брать в расчёт типичную мыльную оперу, что между ними происходила, то бой в тайдзюцу был просто выше всяких похвал. Не зря клан Хьюга считается одним из сильнейших в Конохе. А их Джукен… это синеватое марево было очень красивым. Хотя, наверное, от него можно избавиться, и это просто очередная добавка в целях большего пафоса.
     Также очень порадовал бой между Гаарой и Роком Ли. Не знаю, кто поставил их друг против друга, но, как мне кажется, они были практически равны между собой. Если бы Ли был лучше информирован об особенностях нашего любимого убийцы, то он бы сразу мог выложиться на полную и просто запинать своего противника, несмотря на все его умения. А биджу на арене сразу бы утихомирили, тогда как победа наверняка бы досталась ученику Зелёного Зверя Конохи. И да, скорость «толстобровика» действительно была за пределами моего воображения: при всём своём внимании я мог разглядеть только размытый силуэт. И то, я специально тренировал свою скорость реакции, ведь знал же, какие быстрые противники меня могли ждать! Тем более, что в бою с ним, даже если я смогу различать его атаки, это не значит, что я смогу от них защититься или хотя бы как-то среагировать….
     Вот Гаара мне не показался особенно опасным. Помимо его явного желания убивать всех вокруг, а также некоторых простейших техник... он не был ни на что способен. Вот скажите мне, неужели способность идеально контролировать песок никак иначе кроме тарана нельзя использовать? Он просто атакует и, если надо, защищается, не более. Никакой хитрости, никаких нормальных уловок! Самое сложное, что у него есть — Песчаный Глаз для разведки и Песчаный клон для крайних случаев. А использовать песок как ловушку? Забить песком лёгкие противника? Почему песок не может обтекать любые атаки, чтобы враг в них же завяз? Я, конечно, не дурак, рассказывать ему об этом, но будь у меня такие возможности, от меня бы не ушёл никто, тем более что песком ещё проще обездвиживать, чем убивать. Эх… сколько возможностей у меня бы могло быть… но всего приходится достигать самому. Но кто сказал, что я не справлюсь?
     Про бой Чоуджи и Кинуты Досу я рассказывать ничего не буду: и так всё понятно. Просто противники не подходили друг другу, у ниндзя Звука было явное преимущество.
     Наконец, отборочный тур экзамена на Чунина был завершён. И, несмотря на то, что прошёл лишь я один, никакого недовольства моя команда от этого факта не испытывала. Похоже, мы действительно сработались… и это очень радовало как меня, так и Гекко. К счастью, гибель в этот раз ему не грозит… я специально выяснил, что шиноби, у которых есть ученики, освобождены от патрулирования Конохи. Встречи с Баки не будет.
     Тем временем нас всех созвали вниз. Несмотря на то, что арена была повреждена, ровного места хватило на всех. В том числе и на Третьего, что в окружении главы отдела допросов Ибики и Митараши Анко снизошёл до нас, простых генинов.
     Немного разлив воды, Хирузен, наконец, перешёл к объявлению условий третьего этапа. Говоря попеременно с Генмой, они сообщили уже известные мне условия о месте и времени проведения последнего экзамена. Тем временем Анко прошла между поредевшим количеством участников экзамена и выдала каждому из нас по сложенному листочку бумаги.
     Интересно, с кем мне предстоит сражаться через месяц?

29 - Новое начало


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе


     Примечание к части

     Глава коротковата, но уж какая есть.


     Да уж… не ожидал я. Мне предстояло сражение с Абураме Шино. Нет, наоборот, в этом не было ничего неожиданного, просто я не думал, что всё так запросто сложится, и вместо Канкуро выступлю я.
     Но что это меняло в принципе?
     Да ничего. Мне в любом случае нужно было срочно становиться сильнее в качестве шиноби. И для этого были способы…
     Первым делом я договорился с учителем о том, чтобы тот ежедневно проводил со мной спарринги. Мне нужно было срочно научиться драться ещё и один на один, а не только действовать при помощи метательного железа моих товарищей. Аоха и Янасэ не всегда будут рядом со мной.
     Валял он меня знатно и не отпускал до тех пор, пока я не мог найти даже крупицу сил, чтобы подняться. Конечно, я очень не любил японские методы тренировок: «сдохни, но вставай, иначе не станешь сильнее». Но другого выбора как такового у меня особого не было. Хаяте с удивительной точностью определял, оставались ли у меня хоть какие-то силы для сражения. И как только у меня появлялась мыслишка пофилонить и упасть (абсолютно неосознанно, контролю это слабо поддавалось), как я получал заботливые пинки, скажем, по почкам. Мде… зато болевой порог повышал. И да, чакра тут вообще не всегда помощник. Она способна на многое, но полностью лишить меня «приятных ощущений» ни разу не могла.
     Не забывал я и про работу с водой. Несмотря на то, что учитель с готовностью вызвался притащить для меня чуть ли не все свитки с техниками воды, что он мог взять по рангу (интересно, где всё это хранится?), я решительно просил его с этим не спешить.
     Думаете, я дурак, отказываться от всяких вкусных «водяных тюрем», «драконов» и «ядер»? Да, дурак. Я попросил учителя приготовить их все для меня, но брать их в руки даже не думал. Первым делом я до изнеможения вырабатывал контроль.
     Если по первому дню тренировок я мог похвастаться лишь тремя-четырьмя каплями воды, что по моему желанию летали в воздухе, то через полчасика их было уже стабильно четыре. Наверное, каждый удивился бы подобному прогрессу, но я просто делал всё иначе. Я не по тупому пытался объять необъятное, а каждую попытку выполнял как-то иначе. Пытался понять, почему в один раз контроль проще, а в другой сложнее, почему один раз получилось, а в другой, когда я делал чуть по-другому, ничего не выходило. Таким образом, я достаточно эффективно отбирал методы, которые позволяли достичь наибольшего КПД. Двигать шарики чисто «силой мысли» – «в топку», это абсолютно неэффективно, мозги быстро вскипали. Двигать невидимыми руками, словно подталкивать в невесомости – уже ближе, но не то. Представлять слабый ветер, который перемещал каждую капельку туда, куда нужно – практически идеально. И каждый метод подходил для разных вещей. И да, управлял чакрой я по-прежнему при помощи СЦЧ, просто одно дело – контролировать чакру в своём теле, и совсем другое – управлять ею, когда она вне его. Для этого, в частности, использовались печати, но это тоже было что-то другое. Я никак не мог понять, почему распальцовки вообще работали, и мозги себе особо не ломал, поскольку мало-мальски похожая на правду теория никак не желала появляться на свет. Якоря? Нет, поскольку мы в Академии их никак себе не ставили, и чакра сама по себе на них отзывалась в тысячи раз лучше, чем на любой другой знак и попытку задать чакре объём. В таком случае лучше было вообще обходиться без печатей, на голом контроле. При движении тела определённым образом, чакра в теле начала «течь» иначе? Увы, но нет, это всё было мало между собой связано, и только определённые знаки, складываемые пользователем чакры, который знал, что делает, работали. Всё это было очень странно, и никакие теории, кроме самых бредовых, не выдерживали никакой критики. А о совсем странных я не особо хотел думать. Вот есть дело каким-то Высшим сущностям до мира шиноби! Я не думаю, что они вообще мыслят в привычном людям диапазоне, не говоря уже о том, чтобы они зачем-то дали нам силу и знаки для её применения.
     Через неделю я, наконец, перебрал все методы, что только могли прийти в голову. Даже последний день, проведённый за «ничегонеделаньем», я пытался придумать что-то новое, но тут мой мозг уже пасовал. Я придумал всё, что только могли придумать мои до крайности воспалённые извилины. И не сказать, что это не дало свой результат.

---+===***===+---

     Когда на следующий день после отдыха мне удалось, наконец, закончить тренировку (если так можно назвать аккуратное избиение меня любимого), я обратился к сенсею с тем, чтобы он-таки выдал мне техники. Радости Гекко не было предела.
     Под его чутким руководством я заучил первую и самую простую последовательность печатей для обычного Водяного Снаряда. И да, под «обычным», вообще, могло подразумеваться всё, что угодно. Как правило, это был просто поток воды, что извергался из лёгких под достаточно высоким давлением. А мелкие особенности этой техники… они были у каждого свои. Но как правило, если местный шиноби видел эту технику хоть раз, он попросту копировал её выполнение, так как считал его единственно верным. По крайней мере, всё было так, если я верно понял концепцию. Вообще, изобрести новую технику тут в принципе не слишком просто. Как правило, здесь просто оттачивали каждую из них до невероятных высот. Я таким заниматься, увы, не смогу. Просто зачахну в бесконечных и тупых повторах одного и того же движения. И время жалко, даа….
     Ну так вот, Водяной Снаряд. Выполнил я его с первого… ну ладно, второго раза. Гекко был в полнейшем шоке: тут такого не видели. Конечно, он и до этого заметил, как я изучил технику Водяной Стены, но, во-первых, он не видел её модификаций, что увеличили КПД, а, во-вторых, я тогда выучил её за три дня, но никак не за три минуты. Хаяте повинился, что не верил мне, и продолжил с величайшим энтузиазмом смотреть, как я осваиваю техники одну за другой. И да, в этом мне помогал один теневой клон, что проводил предварительные испытания техник, а затем тщательно рассказывал мне о своих ощущениях. Конечно, как по мне, это была небольшая паранойя, но лучше разок-другой позаботиться о своей СЦЧ, чем потом ходить со сгоревшими и повреждёнными каналами. И да, в этом клоне и вправду не было смысла: я даже зуда в чакроканалах ни единого разу не почувствовал. Видимо, мой метод тренировок чакроканалов был не такой уж и ущербный. Хотя раздражает он, конечно, жутко. Но хоть способность к терпению у меня хорошая.
     Интересно, а я смог бы, как любят всевозможные попаданцы, зафигачить свой Рассенган? С блэкджеком, наверное, не получится так сразу, но чего мне изобретать что-то новое? Главное – не дать кому-то увидеть применение этой техники. Уж больно она палевная. Но, говорят, она контроль хорошо тренирует, надо будет посмотреть. К турниру она мне явно не пригодится, да и применять такую технику там… неразумно. Да и неэффективно, если уж брать в расчёт жуков Шино.
     Но первым делом мне, разумеется, нужно придумать метод противодействия жукам.
     Насколько я знаю, его жуки так или иначе, но окажутся на мне. Не факт, далеко не факт, что на каждом из предполагаемых бойцов перед началом того боя, на отборочном туре, не сидели жуки. И что мешает любому Абураме так делать? Ничего. Да и вообще, любые их тактические действия основаны в первую очередь на том, чтобы посадить на человека жуков. Не знаю, самку ли или ещё какую-то особь, но сам факт… тут не нужно гадать. Самое главное – исключить эту возможность подчистую.
     Во-первых, я абсолютно уверен, что жуки неспособны справляться со стихийной чакрой. Да и нравится ли им вода вообще? Я не уверен, что жуки к ней иммунны. Поэтому первым делом нужно обеспечить себе возможность намочить каждого жука. Как это сделать? Ну, сама идея не составит никаких проблем: надо просто держать свою кожу под тонким слоем воды. Как это сделать? Хм… ну раз я умею выделять чакру ртом (очень неприятно, знаете ли) и руками (это мне нравится уже намного больше), то нужно научиться так делать ещё и всеми остальными частями тела. Буквально: всей своей кожей. Если бы я смог так делать, то это позволит мне сразу перейти на новый уровень в контроле, обезвредить жуков Шино, а также, в качестве приятного бонуса, никогда не потеть: ведь если я могу контролировать воду, созданную чакрой, что мешает мне сделать то же самое с водой, что выделяется естественным путём? Это может послужить небольшим, но приятным источником воды… тьфу! О чём я вообще думаю? И вообще, шиноби плохо потеют!
     В общем говоря, мне предстояли тренировки и ещё раз тренировки… и посвятить я им могу почти целый месяц, без остатка! Меня никто не побеспокоит: тут не принято отвлекать от занятий. Я уверен, у меня получится придумать много чего интересного! Была у меня идейка на счёт по-настоящему эффективной техники… да и пора бы уже начать реализовывать свой метод передвижения.

30 - Мысли, как они есть


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     На двадцать первый день тренировок с миссии ранга С вернулись мои напарники. Уставшие и изголодавшиеся до безумия по простейшей цивилизации, они завалились ко мне в квартирку и пинками отправили меня отмечать вместе с ними их возвращение.
     Я тоже был не в слишком хорошем состоянии: совсем недавно, вернувшись с тренировки, мне удалось устать настолько, что я поленился переодеваться, пластом развалившись на кровати. Всё-таки, что бы я там не говорил, но жить мне хотелось, и тренировался я как мог. Хоть временами мне и казалось, что я способен на большее.
     А что вы думали? Как только отобрал более-менее эффективные приёмы, я остановился на этом? Нет, вы что. Первым делом я отработал их до такого состояния, что в бою смогу применить выученные приёмы и при этом в самый неподходящий момент ни разу в них не ошибиться. И да, отличной базой для таких дел послужили клоны команды генинов из Дождя, которые я предусмотрительно с них стряс. Контролировать их и одновременно тренироваться было сложно, но поставить их в рядок и до автоматизма отработать каждую комбинацию… было жутко весело. Особенно при добавлении забавных спецэффектов, когда клоны уничтожались. Также мне очень понравилась форма чакры, из которой были созданы клоны. И благодаря своей симпатии я даже взял парочку мыслей на вооружение.
     Но я отвлёкся… В общем, дело обстояло следующим образом, украв меня прямо из дома, Аоха вместе с Янасэ, опьяневшие от ощущения того, что затяжная миссия наконец-таки окончена, завалились в барбекю-ресторан и наелись до состояния двух маленьких колобков. Впрочем, это не мешало им блаженно развалиться на диванчике и растянуться в счастливой улыбке, радуясь тому, что наконец-то можно расслабиться. Как мало иногда нужно человеку для счастья…
     Так как они завалились в ресторан, таща на буксире меня, то неудивительно, что я также составил им компанию в поедании жаренного мяса. Не оставлять же мне их одних в беде, то есть наедине с вкусной едой, верно?
     Конечно, я не дошёл до их состояния, но тем не менее оказался весьма к нему близок. После ежедневных тренировок мне тоже нужна была примерно такая отдушина, и я не смог не воспользоваться нежданным отдыхом.
     Тем временем, на нашу беду, команда Асумы также полным составом ввалилась в ресторан. Стоило заметить, что посещали его обычно не так уж и часто. Тем более, с утра, поэтому мы до их прихода были единственными посетителями и вели себя, конечно, гораздо более непринужденно.
     Ну и представьте себе такую картину: Первым заходит Чоджи, в недоумении оглядывается, и его взгляд падает сначала на нас, сыто полулежащих на диванчиках, а потом на стол, где творился настоящий, без всяких преувеличений, свинарник. Около дюжины грязных тарелок, на которых не так давно покоилось мясо, несколько разбросанных решёток, на которых его и приносили, а также куча использованных салфеток.

     — Мясо! И без меня! — в сердцах воскликнул Акимичи, в печали рассматривая обстановку в помещении, а затем повернулся ко мне, как к наиболее здравомыслящему из нас троих в данный момент, — Каоин! Как ты мог так поступить со мной? За что?!

     Следом в комнату зашли Шикамару и Ино. Если последняя просто поморщилась от происходящего вокруг бардака, то самый ленивый шиноби сразу просёк, что происходит, и тихонько ретировался подальше от предстоящих разборок, и облюбовал себе ближайший диванчик. Я же лихорадочно просчитывал свой ответ.

     — Эм… Чоджи… у меня и в мыслях не было есть без тебя! Ну как ты мог так подумать обо мне? Просто… просто… ну это же командный сбор, в конце концов! Было бы невежливо звать кого-то ещё, мы бы просто друг другу мешали… ты же меня понимаешь? — протянув к Акимичи руки, спросил я, а затем вдохновенно продолжил, — тем более Аоха и Янасэ только что вернулись с долгосрочной миссии, и они не успели никого пригласить. Ты же знаешь, как тяжело переносить такого рода миссии в походных условиях? Ты только представь, Чоджи, ни барбекю съесть, ни чипсы, ни сухариками похрустеть. Да даже элементарного рамена нет возможности съесть! Поэтому я уверен в том, что ты бы тоже сначала поел сам, не теряя ни минуты, а потом, в следующий раз, обязательно всех бы пригласил в качестве извинений! Разве не так?

     Чоджи нахмурился, смотря на сложившуюся ситуацию уже под другим углом. Аоха и Янасэ, пока Акимичи раздумывал, боялись даже пошевелиться, впрочем, в их состоянии это было бы довольно сложновато сделать.

     — Ты прав, Као. Помню, как после второго этапа зашёл сюда с этими, — Акимичи кивнул на своих напарников, — ничего не смыслящими в еде! А вот я, пока не наелся как следует, даже не думал о чём-то ещё. Ну ладно, тогда я вас, конечно, прощаю… но в качестве извинений, после того, как ты вместе с Шикой закончишь экзамен, покушаем все вместе!

     Мои товарищи облегчённо закивали и бочком, бочком покатились в сторону выхода. Я тоже быстро согласился с ним и ретировался из помещения следом за своими товарищами. Всё-таки Чоджи страшен, когда дело доходило до еды. И я его недооценивал. Думаю, даже сильному чунину мало не покажется, если тот назовёт младшего Акимичи жирным, а затем лишит того еды.

---+===***===+---

     Тренировки не стояли на месте. Если я сделал перерыв, это не значит, что занятия на этом окончены. Нет, я, как и все другие участники третьего этапа, рвал себе жилы на тренировках в привычном для местных режиме. Ну, как в привычном… тут принято тренироваться практически до полного истощения. И Гекко поблажек мне не делал. А зная, что мне предстоит преодолеть после третьего этапа… это была просто великолепная для меня мотивация. Первые серьёзные события канона произойдут именно там. Чекпоинт или ключевая точка… называйте как хотите. Вот только пункта сохранения что-то совсем не видно… как, впрочем, и того, что я в игре. А как было бы здорово! Нажал кнопочку и пошёл отдыхать перед следующим мгновением боя. Мне до этого ещё далеко.
     Я не был уверен, что в прямом бою смогу победить Саске. Да что там, я даже поранить его скорее всего не смогу. Мои иллюзии наверняка будут раскрыты благодаря шарингану, а к теневому клонированию он всяко привык. Уж рядом с Наруто не только привыкнешь к клонам, но и все слабые стороны заметишь.
     Я не мог сказать, что в прямом бою смогу выиграть бой у Неджи. Бьякуган справится с моей техникой не хуже шарингана, а с его скоростью мне не сравниться, а возможностей противостоять ему на расстоянии у меня мало. Хотя удивить его тоже найдётся чем.
     Я не смогу победить Наруто. Убить — да, возможно. Всё-таки каким бы прочным джинчурики ни был, его легко можно с размаху натянуть на кунай, который попадёт ему в самое сердце. Конечно, это будет сложно, его защита просто невероятна, но неуязвимых людей нет. Кабуто вообще может перерезать Узумаки сердечную мышцу всего одним касанием. Но победить Наруто в прямом бою… вряд ли. Количество его клонов слишком велико. Я просто не смогу вечно поливать его водичкой.
     Также я не смогу победить Гаару. Моя вода отлично справится с его песком, но мне ли тягаться с носителем биджу в количестве чакры? Если он войдёт в состояние невменяемости, то даже с полученной раной он обязательно меня прибьёт. Такие противники всегда самые опасные.
     А на себя… на себя ему всегда было всё равно. Не с его судьбой относиться к себе бережно. И его биджу с ним согласен. Хитрый, но бешеный Шукаку никогда не упустит возможности прогуляться на воле. Пусть и знает, что эта прогулка весьма краткосрочна.
     Но Шино… против него у меня хотя бы есть шансы. Тем более, что у меня появилась защита. Проверить я её в полной мере пока не могу, но, как мне кажется, слой в два сантиметра воды по всему телу это не то, что сможет преодолеть жук. Другое дело, что концентрации на это требовалось не меньше, чем на иллюзии. И мне придётся обойтись в бою с Шино без них. Разве что совсем чуть-чуть… потому что серьёзного обмана не выйдет в любом случае. Абураме могут отлично воспринимать окружающий мир при помощи своих жуков иммунных к ген. Им не составит труда обнаружить любую такую уловку, куда бы я не спрятался. Знать моё местоположение Шино будет всегда. Но кто сказал, что это поможет ему победить? Без своих жуков он довольно слаб. Я, по крайней мере, хочу в это верить.

31 - Начало


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Третий этап экзамена… для кого-то он всего лишь красивое, но смертельно опасное зрелище. Для кого-то — способ сразиться с достойным противником. А для кого-то… это просто способ вдоволь поубивать. Вон как раз такой экземпляр стоит — Гаара. Ух, как он хотел здесь всё разнести! Желание убивать прямо-таки читалось в его светлых глазах. И да, не стоит забывать про жажду убийства, волнами распространявшуюся от него во все стороны.
     И это понятие — «жажда убийства» — действительно имело место быть в мире Наруто. Благодаря ему шиноби просто «мерялись» друг с другом своей опасностью. Физически оно на человека никак не могло повлиять, а вот психологически — да. Те, кто за свою жизнь совершил огромное количество убийств, могли запросто показать своей новой жертве часть из этих картин, настолько прочно они оставили отпечаток на личности шиноби. Цели этого воздействия казалось, что на месте тех, кто когда-то погиб от руки вражеского ниндзя, находятся они сами.
     Как правило, на мирных жителей яки[13] действовало безотказно. Как, впрочем, и на слабых духом, а также незнающих об этом понятии шиноби. Но вот против тех, у кого есть хоть какой-то опыт… это был скорее способ показать, что ниндзя опасен, чем демонстрирование реального средства для победы.
     Гаара же, несмотря на то, что его бой предстоял ещё очень нескоро, своим яки давил на окружающих с довольно внушающей силой. На переполненных людьми трибунах практически никто не мог определить конкретный источник исходившего давления. Кроме тех, кто находился к нему слишком близко.
     Тем не менее неуютно под воздействием яки было всем. Кажется, кто-то даже не выдержал и подобру-поздорову решил ретироваться с трибун. По крайней мере, я видел несколько человек, спускавшихся к выходу. И лица у них, к слову, были не слишком огорчёнными. Там, скорее, было облегчение.
     Я с понятием жажды убийства был знаком ещё с аниме, хотя там оно упоминалось нечасто. В академии об этом что-то упоминали, однако, я не был до конца в этом уверен. Так вот, чувство это и в самом деле пренеприятное, хотя до картин убийства дело не дошло. Впрочем, носителя Однохвостого никто попрекать излишней нервозностью в любом случае не спешил. Тем более что целенаправленно он ни на кого не давил.
     Тем временем все участники, среди которых был и я, выслушивали инструкции. Генма пытался донести до нас очень простые правила поединков. Убивать можно, но не рекомендуется. Запретов в бою нет. Каким-либо образом вылетать или телепортироваться за пределы арены запрещено, впрочем, она от этого защищена. Сдаться можно также, как и во время отборочных. Проигрывает тот, кто не способен продолжать сражаться.
     Нас было семь. Слегка нервный и потрёпанный Наруто, поминутно почёсывающий затылок и сверливший одного из участников взглядом. Неджи, а это был он, невозмутимо игнорирующий Узумаки. Шикамару флегматично наблюдал за этой пантомимой. Абураме, стоящий где-то в сторонке — ничуть не изменился за месяц. И на десерт были Гаара с Темари, от которых все старались держаться подальше. Впрочем, брату и сестре было всё равно, правда, по разным причинам. Ну, ещё там был ваш покорный слуга. Я тоже хранил молчание и осторожно рассматривал каждого участника, а также периодически оглядывал зрительские места, пытаясь заметить бойцов отряда АНБУ, что должны обеспечить безопасность на турнире. Мне нужно было знать, как действовать, когда тут станет жарко. Впрочем, мои потуги не увенчались успехом… профессионалов можно и в упор не заметить. Куда уж мне, убогому, сделать это на расстоянии. Но обстановку я старался запомнить.
     Тем временем к перилам арены вышел Третий. На удивление, он кратко поприветствовал каждого прибывшего на экзамен чунина, а также пожелал удачи каждому участнику предстоящих сражений. Рядом с ним уже сидел Каге Песка. Ну, то есть нифига не Каге, но знать мне это, конечно, не положено.
     Как бы там ни было, все ставки уже давно сделаны, карты розданы. Страусиная позиция тут наиболее правильная. И, как бы мне не хотелось уменьшить число жертв, это просто не в моих силах. Они будут в любом случае, а десяток-другой тут действительно ничего не изменит. Если бы я мог помочь спасти даже этот десяток, не вляпываясь по самое глубокое, то сразу бы это сделал. Но, увы… Там шпион на шпионе сидит и шпионом погоняет. Даже самый-самый неочевидный намёк на какие-то события во время третьего этапа может быть замечен. Шиноби свой хлеб, как правило, зря не едят. Тут не нужно быть гением, чтобы понимать последствия моих слов. Не осознавать это может лишь восторженная девочка лет четырнадцати, что жила всю свою жизнь в аниме сериалах жанра девочек-волшебниц, которая не имеет ни малейшего понятия о том, что натуральное в своем виде зло бывает лишь в карикатурных злодеях. На самом деле в остальных случаях это просто жизнь.
     Перед первым поединком всех нас согнали на специальный балкончик для участников. На арене остались только Наруто и Неджи.
     На зрительских местах царило оживление — наконец-то экзаменационные бои начались.
     После положенных двадцати секунд переругиваний между участниками Генма объявил начало боя. Впрочем, с арены он не исчез, а остался внимательно наблюдать за сражением на безопасном расстоянии.
     Наруто сразу же сорвался в лобовую атаку. Ну, а метательное оружие добавил так, для порядка. Даже размахивался им не слишком сильно.
     Неджи, как и ожидалось, был очень быстр. По-моему мнению, он не слишком отставал от Саске, если даже не превосходил его. Тут сложно было судить.
     Когда блондин понял, что лоб в лоб ему ничего не светит, да ещё и огрести можно, Узумаки начал хитрить. Создавая по несколько клонов с конкретной задачей, он старался поймать Неджи под удар. Клонов ему было совсем не жалко, а бьякуган, похоже, не мог определить самого Наруто среди них. Это была хорошая новость для меня в том числе. Впрочем, неприятным сюрпризом для джинчурики оказался обзор Неджи, который был практически полным. Было там про какое-то слепое пятно… но вы серьёзно? Какие-то пять-десять градусов без обзора, какой кошмар! Да ещё и не на всей плоскости, а где-то сверху. Прямо-таки невероятно!
     Чит этот ваш Бъякуган, скажу я. Предугадывать действия противников по методу красных глазок им действительно нельзя, но вот видеть движения чакры в теле противника ничуть не хуже. Можно отлично приловчиться реагировать на её изменение, чтобы знать о том, что тебе сейчас прилетит. Против одиночного соперника, так сказать, один на один, любой Хьюга может наделать много «грязи». А противник Узумаки вдвойне опаснее, потому что эти изменения он может не только заметить, но и очень быстро на них среагировать.
     Впрочем, это преимущество Наруто смог нивелировать. Теоретически он мог бы взять верх, просто вымотав Неджи. Если бы тот, конечно, позволил ему это сделать. В итоге бой перешёл в очередную стадию. Первым показал себя член клана Хьюга, продемонстрировав «Небесное вращение» или, если угодно, «Кайтен» в действии, а также и шестьдесят четыре чего-то там касания. Затем выступил и Наруто. Но его козырь был посерьёзнее… ведь чакра Курамы просто плевать хотела на всё это. Прочистив себе тенкетсу при посильной помощи ядовитой энергии, Узумаки вступил в бой по-настоящему. Чакра биджу позволила сравняться, а то и превзойти скорость Неджи. Теперь бой шёл по правилам Наруто, чем тот не преминул воспользоваться. Атака лоб в лоб, и Хьюга теряет последнюю чакру и силы. Узумаки бьёт из грамотной засады. Победа! Трибуны ликуют, всё замечательно, а Неджи убедился в том, что судьбу можно преодолеть. Наруто в почёте и счастлив.
     На самом деле Наруто не так глуп, как кажется. Особенно это заметно в бою. А его усталость после сражения… с его скоростью восстановления он сможет прийти в состояние боевой готовности быстрее, чем любой другой участник. Эх, хорошо иметь такую регенерацию… и возможность больше тренироваться и меньше отдыхать. Но плата слишком велика… обойдусь я и без таких подарков. Всё-таки уговаривать десятиэтажного лиса о дружбе и взаимопомощи — не самое весёлое на свете занятие. А гены Узумаки… ну их к чёрту! С таким-то количеством желающих их получить.... Вон, не будь Наруто под покровительством Третьего и деревни, Орочимару быстренько бы его препарировал. Я помню, как он в аниме облизывался на «перспективного парнишку из команды с Учиха Саске»…

---+===***===+---

     В общем, Наруто успел получить свою долю славы. Но теперь-то он её заслужил. Ведь у него и вправду неплохо получилось сымпровизировать в бою. А победить Неджи и победить не благодаря чистой удаче… это дорогого стоит. Зрители тоже оценили: зрелищно, быстро, красиво. К тому же ещё и драма есть. И с неожиданным финалом. Хоть в рамочку ставь: образцовый поединок.
     Ещё бы поменьше пафоса…. У меня на него, похоже, аллергия.
     На арене же нарастал возмущённый гул. И было из-за чего: бой кончился, а новый всё не объявляют. Зря что ли люди деньги платили? Впрочем, ждать пришлось всего минут десять. Да и выплеснуть раздражение люди нашли кому…. Шикамару не повезло оказаться целью их нелюбви к ожиданию.
     Темари против Шикамару.
     Этот поединок оказался лишь чуть более длителен, чем предыдущий. Если бы, конечно, не перерывы между каждым действием сражавшихся генинов. Ну да, оба стратеги с большой буквы.
     Неожиданным оказался лишь финал. Что-то внезапное меня ожидало к концу поединка, когда Нара с уверенным видом шёл к Темари, а та зеркально повторяла его действия.
     Шикамару спокойно встал перед ней лицом к лицу, а затем потянулся рукой к неприметному кармашку, что был у него на месте, где у джинсов обычно располагались карманы. Оттуда он достал маленький, практически игрушечный кунай. Его противница, разумеется, зеркально повторила его действия, но лишь только провела своими пальцами вдоль бёдер. Нара медленно, не спеша, прижал орудие убийства к горлу своей противницы, на что она лишь бессильно остановила полусжатый кулак в воздухе напротив шеи Шикамару. Расширившиеся глаза девушки, ясно говорили о том, что она совсем не ожидала такого исхода поединка.
     Толпа замерла в ожидании финала, а Нара, как только дождался заключения Генмы, медленно убрал руку от горла проигравшей, сделал несколько шагов назад от растерянной девушки, а затем выкинул железку и на всякий случай отошёл от своей недавней противницы подальше.
     Впрочем, Темари не спешила нападать. Потом она молча подхватила свой веер и направилась к брату.
     Трибуны приветствовали своего нового героя. Шикамару держал безразличную физиономию, но я-то знал, что ему очень даже приятно внимание толпы. Настолько, что Нара даже не ткнулся взглядом рассматривать облака в ожидании, пока публика вдоволь нарадуется его победе.

     — Ну что, герой! — поприветствовал я победителя. — Не расскажешь, зачем на это подписался? Или не подумал, что тебя ждёт следующий бой?

     На удивление, Нара поднял на меня обречённый взгляд.

     — Не видишь что ли? Я в печали… — печально продекларировал Нара и облокотился о перила в ожидании следующего боя. Который, кстати, предстоял именно мне.
     — Каоин Шиничи против Абураме Шино!

32 - Начало конца


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Зрители некоторое время роптали: всем хотелось поскорее увидеть бой Саске и Гаары. Но тем не менее они с некоторым любопытством разглядывали меня и моего противника. Я сегодня был при параде: мой костюм плотно прикрывал каждую часть моего тела, и даже глаза были в плотно прилегающих прозрачных очках. Были и перчатки, и маска, скрывающая нижнюю половину лица.
     Также спасибо отдельное кузнецу, который свел меня с человеком, что модифицировал мой камуфляж под действие моей стихийной чакры за чисто символическую плату по старой, как он сказал, дружбе с моим работодателем. Теперь, по крайней мере, вода одежде никак не навредит, и накапливать влагу, словно губка, и, соответственно, утяжелять меня ткань камуфляжа уже не сможет. Разве что только волосы вымокнут, но это так, мелочи жизни. Всё-таки удивительная вещь — чакра!
     Ну, про колюще-режущее я упоминать не буду, поскольку это обязательный атрибут любого шиноби. На моём теле было несколько подсумков с метательным оружием. На боках по одному, да на бедре, чуть выше колен. И ещё где-то была спрятана парочка железок… Опять же, эти килограммы меня особо не стеснят, а пользу принести — принесут. Да и как-то не жалко мне расходники.
     Зрители всё это, конечно, приметили. Выглядел я, наверное, внушительно. Если бы это ещё и победить помогло… тогда бы каждый одевался как можно опаснее, а не напяливал на себя клоунские наряды.
     Шино выглядел как и всегда: вся одежда закрытая. Всё, кроме разве что волос, было полностью скрыто за высоким воротником и очками. Лоб закрывала налобная повязка, а руки спрятаны в карманы. Если бы я не знал, что это жуковод, мне было бы сложно догадаться, кто вообще передо мной.
     Наконец, мы встали друг напротив друга.

     — Достойный бой это будет, считаю я, — произнёс Шино, поднимая руки. Жуков на них пока не было.
     — Возможно, — только и ответил я, занятый моральной подготовкой к предстоящему поединку.

     В наш короткий диалог вмешался Генма:

     — Готовы? — уточнил он, видя, что мы встали на положенные для начала боя места. Получив кивки, Ширануи бесхитростно воскликнул своё «начали» и отскочил в сторону.

     Абураме сам по себе очень неудобный противник, к слову, не только для меня, но и для других шиноби. Против него у меня было бы гораздо меньше шансов, если бы наш поединок проходил не на открытой местности, как сейчас, а, скажем, в лесу. Там техника Шино особенно опасна, и я, будучи вовлечённым в сражение, мог бы и не заметить нападения жуков вовремя. Это привело бы к печальным для меня последствиям.
     Мой бывший одноклассник мгновенно вскинул руки, на которых, как по волшебству, оказалась внушительная армада жуков. Я, не теряя времени, отскочил от него и ещё в воздухе мгновенно сложил одну единственную печать концентрации. Мгновение — и из моего тела во все стороны хлынуло в сумме не меньше, чем на кубометр воды под сильным давлением. Так я обезопасил себя от тех жуков, что уже могли на мне сидеть до начала поединка. Благодаря этой маленькой манипуляции их должно было просто-напросто смыть.
     Из-за очков я не мог видеть взгляд Абураме в этот момент, который, скорее всего, был полон осуждения и обиды. Не, ну, а вдруг он на самом деле бы не побрезговал поместить на меня самку жука еще на трибунах, когда моё внимание было сконцентрировано на анализе обстановки, воцарившейся вокруг?
     Шино старался держать дистанцию: направлял на меня огромные жужжащие тучи летающих насекомых, что, наверное, могли бы даже с ног меня сбить, но тем не менее помогало ему это слабо.
     В первую очередь количество жуков имело не то чтобы «декоративные» свойства, но во всяком случае на урон массой они были не рассчитаны. Ведь преимущество атак Абураме состоит в том, что его насекомые не сосредотачиваются на отдельном объекте, то есть в данный момент на мне, а атакуют по объёму. Жуки быстро рассеивались по большой площади вокруг меня, что делало уклонение от нападения жужжащего роя весьма проблемным и хлопотным занятием. Да и еще периодически приходилось избавляться от жуков с помощью воды. Благо, контроль у меня превосходный, и проделывать такие фокусы не составляло особого труда. Только вот сократить дистанцию для тай, в котором мой соперник слаб, что-то пока не выходило. Клоны его, из тварей ползучих-летающих, крайне пренеприятнейшая вещь, хочу сообщить я вам. Ведь что для Шино главное? Правильно, «навесить» на врага как можно больше жуков. Они сожрут всю его чакру и размножатся на дармовых харчах. А затем и умрут, потому что прокормить такую кучу жуков не в состоянии ни один шиноби. Ведь эти насекомые-то особенные… им чакру подавай.
     Один раз я по неосторожности и мнимому ощущению всемогущества благодаря сотворённому для защиты водному покрову умудрился вляпаться в тьму-тьмущую жуков. Тогда Абураме думал, что смог загнать меня в ловушку, окружив мою тушку своей техникой живого кокона, однако, его насекомые через мгновение разлетелись от меня в разные стороны как от прокажённого. Воды эти твари хитиновые боялись не хуже, чем огня. Но буквально через несколько секунд насекомые вновь все вместе набросились на меня и попытались со мной что-то сделать. Что-то очень явно нехорошее, потому что утонувшие жуки в покрове как бы создавали плацдарм для следующей партии тварей для проведения некого моста для того, чтобы вытянуть из меня чакру, минуя водный в несколько сантиметров слой. Трупы-проводники. Почему-то сразу вспомнился поединок между Сакурой и Ино в аниме, а если быть совсем точным, то момент с волосами, которые способны проводить чакру. Брррр…
     Тем не менее я не растерялся, а просто сложил печать концентрации. Мгновение — и все жуки вокруг меня разлетелись вместе с брызгами воды. В этот раз пришлось увеличить это самое давление, так как количество насекомых было слишком велико. Да, всё-таки неплохой напор выдаёт вода благодаря воздействию на нее чакры!
     Затем я вновь бросился в атаку, щедро ограничивая движения Шино при помощи метательного железа. Мне помогал мой любимый иллюзорный клон, что был в состоянии накидать часть железок. Пусть и не самого лучшего качества: оружие иногда пролетало сквозь стены арены, а периодически вообще исчезало прямо в воздухе. Мне катастрофически не хватало концентрации для одновременного поддержания иллюзии на площади и своей водной защиты от тварей ползучих-летающих.
     Жуки чертовски осложняли жизнь, но три раза я успешно заманил клонов Шино, сделанных из его же жуков, в ловушку благодаря водяным клонам прежде, чем поймать настоящего Абураме. Да-да, это было ещё одну дзюцу, что нашлось для меня в закромах Гекко. В данной ситуации они подходили как нельзя лучше.
     Большую часть насекомых из его арсенала просто-напросто раздавило в толще воды, из которой, собственно говоря, и были созданы мои копии. Взрыв, давление — жуки погибают.
     После наш бой продлился недолго. Времени на восстановление популяции жуков я ему не дал. Конечно, Шино мог что-то и в тайдзюцу, но явно не против того, кто большую часть времени проводил за его отработкой. В конечном итоге благодаря иллюзии, что на мгновение взмахнула перед ним кулаком, удар в солнечное сплетение настоящей, тяжёлой ногой выбил из него сначала дыхание, а потом, следующий удар отправил Абураме в бессознательное положение.
     К счастью, всё прошло по плану. Мокрый, но довольный, я получил свою долю аплодисментов и отправился на балкон для участников третьего этапа. Кажется, скоро тут будет жарко.

---+===***===+---

     Саске и Какаши появились в самый последний момент. Интересно, как Хирузен своему подопечному ещё голову не открутил за такие длительные опоздания? Но да ладно, не мои это проблемы, к счастью.
     Когда я поднялся на балкончик, меня никто не поздравлял. Наруто и Шикамару куда-то свалили, их не было видно, а Темари и Гаара хвалить меня не спешили. Разве что девушка бросила на меня странный взгляд. Мол, чего это я не прыгаю от радости.
     Жажда убийства Гаары вновь вспыхнула с новой силой, когда Учиха появился на арене. Он посекундно то сжимал, то разжимал кулаки ровно до тех пор, пока его не позвали на арену. В этот момент он мгновенно нацепил на себя маску полнейшего спокойствия и равнодушия, хотя плескающееся волны яки выдавали его настоящий настрой с головой.
     Скорость, с которой двигался Саске, на самом деле поражала. Он будто «летал» по арене, ничуть не хуже Ли, который ещё не открыл врата. Правда, недолго… его хватило лишь на то, чтобы заставить броню Гаары потрескаться, а самого джинчурики разозлиться. После этого пыл Учиха немного спал. Он вспомнил, что вечно так бегать у него не получится. Тем не менее всё-таки шаринган — это очень опасное оружие. Ведь скопировать и изучить чужой стиль всего за месяц это многого стоит. Тем более Саске заменил скорость тела Рока своей собственной чакрой, что ускорило его примерно до такого же уровня. Это насколько же сильно шаринган упрощает жизнь?
     Наконец, бой подошёл к своему логическому завершению. Ещё больше ускорившись, хотя это казалось уже перебором даже для чунина, Саске вогнал своё свежеизученное чидори прямо в центр песчаного купола. И, судя по всему, Гааре было больно…
     И да, я едва не упустил гендзюцу. Всё-таки опасная эта штука… мельком взглянув всего на одно пёрышко, меня уже потянуло в сон. Но затем я от иллюзии мгновенно избавился.
     Раздались взрывы — заваруха началась.

33 - Слабые ниндзя - мёртвые ниндзя


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Гаара вместе с Темари и Канкуро мгновенно исчезли с арены, словно их там и не было. Учиха тоже куда-то убежал, а на арене остались лишь Генма и Баки — экзаменатор и учитель команды Гаары. В их бой я лезть не спешил.
     Но смотреть на трибуны полные спящих гражданских, мне было как-то неловко. Как и на Какаши с Майто, что держали там оборону. Конечно, я им не помощник, но спасти несколько человек мне никто помешать не должен. Будить их ото сна мне было, честно говоря, лень. Начнутся вопросы, паника, а то и давка. У каждого будет по десятку забытых там-то и там родственников… ну его!
     Я просто хватал ближайшую ко мне пару человек, взваливал на плечи и нёс. Для шиноби, который использует чакру, даже пять человек унести на хребте не особая проблема. Просто так можно и один из этих хребтов у тех, кого я несу, случайно сломать….
     Так что я просто выносил зрителей по двое и укладывал в сторонку так, чтобы случайная техника или кунай не смогла бы их задеть. А пара клонов оказывала посильную помощь.
     На меня внимания особого никто не обращал, тем более что в бои никакие я не лез, а просто целенаправленно прятал гражданских подальше. Хорошо, что тут все худые… почти.
     Через пятнадцать минут третья справа трибуна была уже пуста. На центральной до сих пор шла драка, поэтому я просто пошёл на левую, минуя центр. И тут мне встретился противник. Неизвестно, что они тут забыли, но мимо меня проскользнуло несколько теней. Ниндзя песка…. А то, что они тут забыли, красноречиво показывала шея грузного даже по европейским меркам мужчины, что сидел в вип ложе. Похоже, люди не брезгуют убивать даже в самой деревне, прикрываясь переполохом.
     В отличие от большинства ниндзя, разговоры трём моим противникам не потребовались. Их внешний вид явно выдавал в них жителей селения, скрытого в песке. Тряпка, накинутая на рты, головные уборы и, конечно, повязки с символом их деревни на плечах — тут всё было понятно.
     Ну посмотрим, как далеко я ушёл от звания генина. Мои противники не выглядели, как сверхсильные и важные шишки. И надо бы узнать, что они тут забыли.
     Первая атака шиноби Песка, что напал на меня, прошла прямо сквозь мою иллюзию, когда сам я сделал шаг назад, замахиваясь для своего удара. Ошарашенный противник стал лёгкой добычей. Один взмах катаны, что я мгновенно достал из ножен, и на одного противника у меня стало меньше. Я даже удивился простоте, с которой мне далось это убийство. И это — нападающие? Они по силе напоминали обычных выпускников академии! Он же сам напоролся на лезвие!
     Два оставшихся противника не успели даже налюбоваться на тело своего товарища без головы, поскольку один из них внезапно решил, что на его товарища напали сбоку и изо всех сил кинул в нового врага несколько кунаев на упреждение. Когда иллюзия внезапно развалилась, стало понятно, что врага никакого не было, а кунаи первый бросил ровно в голову второго. Удивительно, но от такой подлой атаки шиноби успел увернуться, метательный нож просвистел мимо его уха. А затем он остался один — ниндзя, что кидал кунаи, пал жертвой моей катаны. Один рывок, не видный невооружённым глазом, и всё кончено. Некогда мне возиться с пленниками. Эти ниндзя знали, на что шли, убивая одного из важных гостей Конохи.
     Последний противник не выдержал и ушёл заменой. На его месте осталась лишь кучка песка. Я мгновенно сориентировался и по ощущениям чакры вокруг определил, куда тот побежал.
     На то, чтобы догнать недобитка, мне потребовалось где-то три минуты. Обойдя его неаккуратный и суетливый бег, я аккуратно напорол его на свою верную катану. Очень эффективное оружие, как оказалось. Против по-настоящему слабых врагов… но мне их не слишком жалко.
     Адреналин кипел в крови. Мне нужна была битва.
     Проверив окружение, я вернулся на арену. На крыше главного корпуса, где сидели до этого Каге, уже был барьер. Леса внутри него видно не было, но сражение там, судя по всему, шло очень жаркое.
     Ниже были только Какаши и Майто вместе с небольшой группой чунинов. Со своими противниками они уже практически разобрались. Наруто и Шикамару на горизонте уже не было. Значит, преследование уже началось….
     Ну ладно, можно познакомиться со знаменитым Какаши. Я спрыгнул к ним на балкон.

     — Не очень добрый день, Какаши-сан, — тянуть лямку не имело смысла. Он наверняка знал о моём приближении ещё несколько секунд назад, — есть какие-то приказы для меня? Одно крыло гражданских отложено в сторону, чтобы их ничего не задело. На другом крыле были трое ниндзя песка, они убили этого человека, — я на мгновение сложил печать концентрации и обратился в убитого, — но сейчас они устранены. В плен брать было некогда.
     — Генин? — риторически уточнил Какаши, прищурив глаз, — тогда беги в том направлении через ту дыру. Найди седьмую команду, по возможности — помоги. С ними должен быть Шикамару Нара. Уточни, что с ним всё в порядке, — Хатаке сложил несколько печатей и при помощи уже раненого пальца вызвал ещё одну собаку, — мой призыв последует за тобой, не отстанет. Как только всё выяснишь, вкратце объясни ему. Он неразговорчив, но твои слова мне передаст. Вопросы?
     — Вопросов нет. Приступать? — вытянулся я. Похоже, когда надо, Какаши вполне себе командир.
     — Выполняй, — кивнул мой временный командир, а затем мельком глянул в мою сторону единственным глазом, — и вообще, действуй по обстановке.

     Я кивнул и «рыбкой» прыгнул в дыру в стене. Ради таких моментов стоит становиться шиноби! Я лихо зацепился за одну из веток на дереве, частично погасил инерцию, а затем на её остатках полетел вперёд. Попробуй я повторить такой трюк при предыдущей жизни, меня бы просто на куски разорвало. А тут это едва ли не обыденность… шиноби не ценят того, что у них есть.
     Наруто и Шикамару я ощущал хорошо. С ними был ещё какой-то источник чакры… не помню, чей. Саске я еле-еле мог заметить. Возможно, мне даже просто казалось, что он где-то там есть, настолько ощущения были незаметными.
     Нужно ускориться… у меня не так много времени, когда я могу что-то сделать.

---+===***===+---

     Майто собирал отчёт о потерях среди гражданских. Во время боя некоторые зрители получили случайный кунай. Кому-то повезло — он попал в руку или ногу, и люди, проснувшись от боли, успели замотать её тряпкой и тихонько спрятаться. А от кого-то удача, наоборот, отвернулась — у человека немало уязвимых точек на теле, и кому-то не повезло это в очередной раз проверить. Несколько человек погибло, не просыпаясь.
     Какаши стоял рядом со своим товарищем и проводил экспресс допрос с одним из ниндзя Звука.

     — Почему АНБУ? Никто не ожидает? А поподробнее? Не скажешь? Ты в этом уверен? — слышался короткий крик боли, а затем новый вопрос.

     Когда с делами было покончено, Майто отпустил чунинов защищать деревню, а Какаши отправил ещё одного нинкена с письмом, где рассказывал о результатах допроса. В штабе АНБУ не будет лишним узнать о том, как их надули.
     Наконец, они остались одни.

     — Ну что, мой старый друг, ты уверен в том, что дети справятся? Не похоже, что они готовы, — Гай серьёзно посмотрел на товарища, — может, разбудить Чоджи и Ино, и направить к ним?
     — Справятся! — улыбнулся глазом Какаши, но вид его был серьёзным, — должны справиться… по крайней мере, я рассчитываю на Наруто и Саске. У них ведь действительно есть хороший потенциал. А этот паренёк, кого я отправил к ним… Он не так прост. А по поводу Яманака и Акимичи пусть решает Асума.
     — Каоин? Ты так думаешь? — удивился Гай, — я не замечал за ним ничего неординарного. Хотя его техники, конечно, интересны. И тайдзюцу, в целом, получается неплохим. Хотя я бы его навыки кое-где поправил… но неужели ты так в нём уверен?
     — Я? — поднял голову Какаши, — нет, я ни в чём не уверен. Но задатки у парня неплохие. Слышал, он сказал, что угроза со стороны трёх песчаников устранена? Я тоже сперва не обратил на это внимания, но он упомянул, что в плен их не брал. Кстати, нужно не забыть пробить, что это за шишка такая была, раз его не побрезговали убивать прямо в бою.
     — Посмотрим, как оно всё будет… но что это?! — сверху, над ними, послышался взрыв. Хатаке и Гай внезапно помрачнели.
     — Третий? Похоже, надо посмотреть, что там происходит. Всё равно ждём указаний из штаба.
     — Отправляемся!

34 - Что дальше?


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     — Я не слишком понимаю, что вас не устроило в поведении моего подопечного, — Гекко тоскливо смотрел на то, как Джирайя сверлит его взглядом, — приказ Какаши он выполнил, все генины в полном порядке, и никто из них не умер.
     — Ну, теоретически ты прав, Гекко. Никто действительно не умер. Но ты ведь слышал рассказ Асумы о выходке твоего ученика?
     — Ну и что с того? — Хаяте этот разговор уже начал утомлять. Он шёл практически по кругу.
     — Ты не понимаешь, Гекко! — сердито поднялся Джирайя, — странная картина вокруг этого генина! Я видел его досье, там и так хватает странностей, так ещё и эти шуточки… Теперь люди пытаются понять, из какого подразделения твой подопечный набрался всего этого. Да и примелькался твой герой среди последнего Учиха и Узумаки.
     — Да что я сделать-то могу? — в сердцах спросил обычно спокойный Гекко, — ну вот что вы от меня хотите? Если есть приказы — так дайте их, и дело с концом. У меня всё-таки есть служба, и я не могу куда-то его спрятать, чтобы он нигде не отсвечивал.

     Один из тройки легендарных шиноби поднялся, задумчиво сделав круг по просторному кабинету Хокаге, в котором они двое сейчас находились.

     — А знаешь… ты не можешь, но мне-то никто не запрещал, — вдруг сказал беловолосый шиноби, — я тоже хочу глянуть на этого паренька. Давай поступим так….

     «Несколько суток назад…»

     Первым делом я заметил то, как Шикамару остановился. Это говорило о том, что за ними уже шла погоня. И точно: я почувствовал лёгкие всплески чакры. Еле заметные. Если бы я не знал о преследовании, то мне бы не удалось их заметить. Я направился к предполагаемому месту рандеву.
     На месте застал уже знакомую мне картину: стиснувший зубы Шикамару, и восемь придурков, что всей толпой попали в его тень. Ещё один шиноби сидел на дереве неподалёку. Я бы его тоже не заметил, если бы не кое-какие воспоминания об этом событии. Тем более, преследователей было девять, это я точно помнил, а в ловушке были только восемь человек.
     Первым делом я лишил тех шиноби поддержки. Оглушённый со спины ниндзя мешком упал с дерева.
     Следом спрыгнул я.

     — Привет, Шикамару. Давно не виделись, — медленно подходил я к группе шиноби, — я не знал, что ты такой любитель неравных боёв. Но, мне кажется, в этот раз это даже для тебя перебор…
     — Угхм… — послышалось от Нара что-то невразумительное, — давай ты будешь тренироваться в остроумии в другой раз! Сделай что-нибудь с этими…
     — Ну, раз уж ты просишь… — сделал вид, что я задумался, — ладно!

     Я достал из ножен катану, на которой до сих пор осталось немного крови.
     Шиноби, что стоял в первых рядах, кажется, это был капитан, судя по взгляду, брошенному на мою катану, беспокоился за своих подчинённых… а еще в его глазах плескалась досада. Умирать от рук генина не хотелось ни ему, ни его товарищам. Да что уж говорить, умирать вообще никому не хотелось.
     Я напустил на себя максимально кровожадный вид и размахнулся мечом. Антуражу добавляла полная обездвиженность противников и раскрывший рот Шикамару.
     Ниндзя, которого я выбрал целью, не видел меня, его голова была повернута к Шикамару, но он явственно слышал всё вокруг. Боюсь представить, что этот человек чувствовал, когда моя рука вместе с оружием заносилась над ним.

     «Тюк!»

     Вместо того, чтобы смахнуть голову с плеч, я просто ударил рукоятью катаны в затылок испугавшегося шиноби. Шикамару сразу отпустил тень этого ниндзя, и тот, словно подкошенный, рухнул на траву.

     — Всё-таки тяжело здесь с юмором у шиноби… — вздохнул я и пошёл «по рядам» к следующему незадачливому преследователю.

     Оставив Шикамару вместе с оглушёнными вражескими ниндзя, я отправился дальше. Приказ нужно было выполнять.

---+===***===+---

     К счастью, больше в сражениях мне не довелось поучаствовать. Наруто и Саске справились и без меня, я лишь прихватил при помощи клона какую-то куноичи, что с ними была. Смутно знакомая мне по академии, она находилась без сознания. Ну, внешне она выглядела получше Сакуры… хотя, чего я всё время её вспоминаю? Пусть сидит там, где-то с родителями или где там она должна быть…?
     Гаару подобрали его же родственники, с ними сражаться я не стал. Всё-таки запал нападения кончился, и сейчас никто драться не хотел. У меня тоже был лёгкий адреналиновый отходняк. Не каждый день участвуешь в защите селения… и последствия, если честно, выглядели внушительно. Проломленные стены, дым, кровь в некоторых местах. Такое нечасто увидишь. И это к лучшему, если честно.
     Все, что мне довелось увидеть и сделать, я пересказывал собаке, что молча за мной следовала и внимала моим словам. Получил за свой монолог странный для собаки кивок и вспышку чакры. Пёс исчез.
     Саске и Наруто были не в лучшем состоянии. Оба держались на чистом упрямстве, не желая ударить перед друг другом в грязь, и силились встать.
     Я только и успел создать ещё пару теневых клонов им в помощь, как Наруто сердито воскликнул:

     — Эй, это моя техника!

     Но поддержку принял. А Учиха вообще пытался моего клона отпихнуть, но за неимением на это действие сил, сдался. Только одарил меня сердитым взглядом.
     Я не ответил.
     Так мы и шли — три клона с членами команды номер семь, и я сам. Двигались мы молча, что было удивительно. Наруто с грустью оглядывал царящий вокруг хаос, я тоже внимательно осматривал окрестности, а Учиха почему-то вперил свой взгляд мне в затылок. Такое внимание начинало нервировать.
     Я вопросительно оглянулся на Саске. Тот нахмурился, но всё же спросил:

     — Каоин, верно?
     — Верно, Учиха Саске. Тебя это чем-то смущает?

     Вечно хмурый парень в очередной раз внимательно на меня посмотрел.

     — Нет. Но я хочу с тобой сразиться, чтобы кое-что понять.
     — Не сейчас, надеюсь? Я буду рад, если ты сойдёшься со мной в бою, но для этого тебе нужно вернуться в форму. В данный момент ты даже самостоятельно стоять не способен.

     На том мы и порешили. Деревня ждала своих героев, так?

35 - Почти тренировка, немного не бой


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     На похоронах Третьего Хокаге, казалось, присутствовала практически вся деревня. Я тоже пошёл на это мероприятие — не прийти, это всё равно, что проявить неуважение к погибшим.
     Что тут сказать? Это было печально и горько. Ведь для многих этот человек значил слишком много. Жители Листа провожали своего лидера, управлявшего селением, ни много ни мало, около пятидесяти лет. Конечно, кому-то он не слишком нравился, кого-то не устраивала его политика, кого-то другие его действия, но каждый ниндзя осознавал его важность для существующего общества. С кончиной этого великого человека ушла целая эпоха, а новая представлялась неопределенной, и поэтому пугающей.
     И в этот день люди прощаются не только с погибшим Хокаге, но и с многочисленными жертвами нападения на деревню ниндзя Звука и Песка. В их числе гражданские и защитники Конохи.
     Глядя на то, как люди по одному подносили по белому цветку, и на то, как, не скрываясь, плакал Сарутоби Конохамару — внук Третьего, я молча соболезновал ему и всем, кто ещё потерял родных и близких в этой бессмысленной бойне. Погибло немало как шиноби, так и гражданских, и это не могло не отразиться на людях. Чёрные одеяния также подчёркивали траур, как, впрочем, и дождь. Но погоде на самом деле было всё равно, просто так сошлись обстоятельства, что во время похорон над Листом стянулись свинцовые тучи.
     И как всё-таки хорошо, что единственные люди, за которых я мог обеспокоиться, остались живы. Моя команда волею случая была на миссии по охране деревни во время нападения и не попала под технику усыпления. Но с ними в любом случае был сенсей, и я не слишком беспокоился за ребят. А все остальные… если бы я мог, то предотвратил бы каждую смерть, но нервничать из-за того, что всё равно не изменю, я не собирался. Где мог — там и помог. Может, это эгоистично, но менять свой характер уже поздно. В этом плане я такой, какой я есть.
     И жаль, что Третий погиб. Но его время всё-таки действительно прошло… и ушёл он более, чем достойно. И каждый житель деревни это осознавал. Наступал новый виток жизни для селения, скрытого в листве..

---+===***===+---

     Учиха Саске нашёл меня сразу, как выписался из больницы. Я не слишком маскировался, но парню потребовался едва ли час на мои поиски. Найден я был прямо на полигоне. Саске подошёл ко мне уже при полном параде — готовым к тренировке.

     — Я не считаю себя сильным в прямом бою, — на всякий случай упомянул я, когда Учиха стал напротив меня.
     — Если ты боишься, так и скажи, — скривился Саске, вставая в стойку, — я не заставляю тебя драться.
     — Почему люди так любят придираться к словам? — риторически спросил я, показывая свою готовность к бою.

     Мы сорвались с места одновременно. Учиха даже не использовал шаринган изначально. Но это и к лучшему — мои иллюзии всегда со мной.
     Я «раздвоился» во время пути, но в этот раз я изобразил из себя клона, бросившись в бок и вперёд, а моя копия плавно отошла назад. Блеф сработал — Учиха не обратил на меня внимания. Он уже знал, что мои копии нематериальны, решил, что на иллюзию можно не обращать внимания. Зря… потому что мой ботинок впечатался ему прямо в спину. Учиха кубарем покатился прямиком в ближайшее дерево.

     — Я предупреждал, — пожал я плечами, глядя, как Учиха отряхивается от пыли. Его глаза зло поблёскивали красным цветом.
     — Про что?
     — Про «прямой» бой, — легкомысленно улыбнулся я так, чтобы было видно даже за маской. Учиха скривился так, словно у него внезапно заболел зуб.

     В этот раз я не стал валять дурака и сложил печать теневого клонирования. Передо мной появился клон, и мы быстро смешались, попеременно выбегая друг перед другом. Учиха понимающе улыбнулся — ну да, противостояние клонам Узумаки — его конёк, если они тренировались вместе хоть пару раз.
     Не добегая до Саске пару метров, я снова сложил печати, пока мой клон загораживал обзор на меня. Ещё не хватало, чтобы Учиха скопировал эту технику! На этот раз из-под земли полезло ещё несколько моих клонов. Конечно, в этот раз они не напоминали зомби, но просто медленно пошли к моему противнику. Учиха явно узнал знакомую структуру, его глаза немного расширились в узнавании. Он даже на всякий случай сложил «Кай», правда, это не слишком ему помогло.
     Дальше бой шёл в одни ворота. Саске, конечно, знал о том, где я настоящий, но мои клоны и пусть и медленные, но иллюзии, всячески осложняли ему жизнь и не давали ко мне приблизиться. Вообще, клон также мог метать кунаи и сюрикены, но реальный урон пользователю чакры так нанести было нельзя. Царапина — запросто, но не более. К тому же на все его действия тратилась чакра.
     Но моему противнику вскоре надоело отбиваться от моих иллюзий и клона. В какой-то момент, остановившись на ветке дерева, Саске молниеносно сложил несколько печатей.

     — Катон: Великий Огненный шар!

     Мои иллюзии и клона просто «сдуло» техникой, они мгновенно исчезли, словно их и не было. Да… с грубой мощью они ничего поделать не могли. Как и многие другие мои техники. Но всё-таки не зря я тренировался и в ниндзюцу.

     — Суитон: Водяной снаряд!
     — Суитон: Водяной снаряд! — два сгустка, каждый радиусом где-то метра в два, на большой скорости полетели в свою цель.

     Первая техника врезалась в огненный шар Саске, который уже потерял часть своей энергии. Пошёл пар. Вряд ли через него что-то будет видно даже с помощью шарингана… это всё-таки состоящий из чакры элемент.
     А вот второй снаряд на высокой скорости влетел прямо в ту ветку, где до этого сидел Учиха. Послышался звук взрыва, поднялась пыль на месте попадания техники. Не знаю, должно ли так быть, но вода отлично «сжималась» в объёме, а при высвобождении получалось неслабое такое давление, которое вполне могло считаться за взрыв. Думаю, его неслабо должен был удивить такой подарок. Всё-таки если первую технику я проговорил достаточно громко, то вторую произнёс практически шёпотом.
     Через пару секунд туман поднялся, и увидеть я мог лишь Учиху, который вновь поднимался после своего падения. Вода смогла вновь швырнуть Саске, будто ему назло, в ближайшее дерево. Спиной.

     — Ну, я думаю, этого достаточно, — поднял я руки в знак примирения, — это был хороший бой, ты очень быстро двигаешься.

     И это было правдой. Пару раз Саске практически смог навязать мне ближний бой, но я смог успешно отклоняться благодаря своевременной помощи клона, у которого была конкретная задача по моей защите и пара указаний, как ему поступать в случае чего. Программировать клонов было не слишком сложно.
     Но что-то я не видел у своего недавнего противника дружелюбия в глазах. Наоборот, я почувствовал лёгкое давление чакры с его стороны. Приглядевшись на долю секунды, я заметил, как по руке Саске побежали подозрительно знакомые чёрные линии и пятна.

     — Вот чёрт! — я мгновенно увеличил между нами дистанцию, надеясь, что Учиха ещё придёт в себя. Надежда на это как-то слишком быстро таяла.
     — Саске, приди в себя! Мне не нравится твоё настроение! Бой уже закончился! — я мог только смотреть, как Учиха двигается, судя по его лицу, пробуя и наслаждаясь уже знакомым ему ощущением силы. Давление всё возрастало, и я понимал, что съехавший с катушек парень не придёт в себя, пока меня не побьёт, а то и сделает чего похуже. Сейчас я ему не противник…
     — Говоришь, закончился? — поднял свой взгляд одержимый Проклятой печатью, — мне так не кажется.

     Блин, блин, блин, что же делать?
     Саске мгновенно сократил дистанцию. Казалось бы, прошла всего секунда, и вот — он уже в паре метров от меня. На моего двойника, что поставил блок на месте его предполагаемой атаки, Саске внимания не обратил. Он внезапно сменил траекторию замаха и, использовав незаконченный удар рукой, «раскрутил» свою ногу. Преимущество в скорости у Учиха было таким, что только мои с Гекко тренировки на скорость реакции позволили мне частично защититься от удара ногой «вертушкой» со стороны Учиха. Атака чуть-чуть задела моё бедро, но сила удара была настолько высока, что меня отшвырнуло по инерции. На месте, куда я ещё даже не успел долететь, меня встретил следующий удар. Вот это скорость! Я не мог не восхититься его быстроте, даже огребая на орехи. Всё равно чакры в защиту я вкладывал порядочно, и больно мне практически не было. Но это не может продолжаться вечно!
     После второго удара я смог достаточно сконцентрироваться для замены. Да-да, на моём полигоне всегда было одно или два бревна, готовых для этого благого дела.
     Убегать в деревню было нельзя: я уверен,что при обилии народа Саске не только не успокоится, но может и вовсе войти в состояние берсерка. Кто его знает, вдруг он решит пройтись огнём по и так повреждённым постройкам?
     Так, что же мне было делать? Я лихорадочно соображал, улепётывая от Учиха, что двигался за мной попятам по периметру деревни, где должны быть полигоны. Я надеялся, что мне повезёт, и я застану кого-нибудь за тренировками. Но всё было тщетно… после таких разрушений у генинов и чунинов были совсем другие дела. Да и помогут ли они мне?
     Мне осталось только принять бой на развороте. Сейчас было не время для шуток, поэтому теневой клон появился рядом со мной почти мгновенно. Чакры я потратил уже больше четверти… плохо, хватит впритык. Если всё получится…
     Я встал на воду у небольшого озерца вместе со своим клоном. Злой Учиха, в этот раз действительно злой, бросился в атаку напролом. Впрочем, ему тактика сейчас ни к чему, с его-то силой.
     Клон с минимальным запасом чакры выиграл для меня мизерный запас времени. Саске развеял его, будто даже не заметив, одним рывком. Но даже этого мне хватило, чтобы максимально быстро пропитать воду вокруг меня и сложить целых десять печатей. На меньшее количество моих тренировок не хватило….
     Змея, Овца, Бык, Змея, Свинья, Лошадь, Бык, Змея, Кролик, и напоследок хлопок руками.
     Во все стороны вокруг нас хлынули потоки воды вверх. А под Учихой, который как раз приземлился на уже мою воду, внезапно пропала опора. Он упал и завяз в озере по колено, и даже его отчаянные попытки высвободиться не могли ему помочь. Ему, собственно говоря, ничего не могло помочь… потому что в таком куполе из воды, что образовался вокруг нас двоих, никакие пространственно-временные техники не сработают. Такой хаос из чакры и был моей основной задачей при создании этой техники. Но самое главное, это её урон… и такого Саске не вынесет. Не должен.
     Вся та громада воды, что я поднял техникой, в одно мгновение собралась вверху, а затем махом полетела на голову Учиха со всех сторон. Как же хорошо, что вода не может убить так же просто, как огонь.

     — Мне не хотелось так делать, уж поверь. Но я уверен, что ты выживешь, последний из клана Учиха, — не смотря на шум огромного потока воды, я был уверен, что Саске меня услышит, — но, Ками свидетель, я хотел, чтобы это была всего лишь обычная тренировка.

36 - Решение


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Когда вода улеглась, я успел лишь подумать, не переборщил ли я с техникой, как из-под толщи воды показалась рука, объятая чёрными письменами.
     Да ну, нахрен! Да после такого положено несколько месяцев провести в койке и кушать через трубочку. Это же тонн пятьдесят воды сверху! Я всё понимаю — чакра, защита при её помощи, бла-бла-бла, но всему, блин, должен быть предел! Это даже не законы физики, а просто здравый смысл!
     К счастью, всего, на что хватило Учиху, так это встать. Но да это и неудивительно, если смотреть на его состояние. Одна, вывернутая под неестественным углом рука, практически разорванная на части одежда и множество других не таких явных повреждений. Я уверен, на нём сейчас живого места нет, а чакры и того меньше.

     — Откуда в тебе… — попытался что-то прохрипеть Саске, и со второй попытки ему удалось, — откуда в тебе такая сила?

     Наверное, я мог бы ответить что-то грубое. Сейчас моё положение было таким, что Учиха должен терпеть всё, что угодно. Но… зачем портить отношения? Они и так сложились не лучшим образом. Я не имею врагов до сих пор и стремлюсь сохранить эту тенденцию. Не люблю набирать себе лишние неприятности.

     — Я тренировался, Саске. Не как принято — на износ, до последних сил, но достаточно. Зато это происходило регулярно, и я практически никогда не отлынивал от хорошей тренировки, — я пожал плечами и пошёл по воде вокруг того, кто только что меня едва не угробил, — а ещё, Учиха, я использовал свою голову. Воображение и разум — это то, что отличает человека от животного. И именно поэтому первый чаще всего побеждает.

     Саске сгорбился, хотя дальше этого сделать, казалось, было невозможно, а затем вдруг плашмя упал в воду.
     Я предполагал что-то подобное, поэтому успел подхватить потерявшее сознание тело до того, как оно уйдёт под воду. Но дыхание Саске я всё-таки проверил… а то мало ли что. Но нет, он и вправду отключился. И метка тоже как-то незаметно деактивировалась.
     Так я и пошёл в сторону деревни — почти на уровне чакроистощения — с телом, перекинутым на плечо, и с мыслями о том, что будет дальше. Хорошо потренировался, что сказать!

     — О, так это ты, значит, и есть Каоин? — прежде, чем расслышать фразу, я рефлекторно дёрнулся и повернулся в сторону прозвучавшего голоса. А когда мои глаза уставились на широкоплечего шиноби среднего возраста с длинными и будто бы острыми волосами, мозг наконец-то заработал.
     — Ой, простите, Джирайя-сама, — неловко поклонился я одному из тройки легендарных шиноби, а затем кивнул на лежащего на моём плече Учиха, — да, это я. И мы тут, мм… перетренировались. Он потерял сознание и получил несколько повреждений на теле…
     — Не трудись, — усмехнулся отшельник, спрыгнув с дерева и ловко перехватив ношу с моих рук, — я всё видел, можешь не придумывать.

     Я промолчал. Да и вообще… до входа в деревню нами не было произнесено ни единого слова. Мы просто шли рядом, а саннин периодически бросал на меня заинтересованные взгляды.
     Когда мы прошли ворота, Джирайя повернулся ко мне.

     — Знаешь, Каоин, я, честно тебе скажу, досье твоё читал, — начал он разговор, — там много чего интересного. Твои результаты, поведение в Академии, умение импровизировать. Хорошо продуманные тренировки. И это, ещё не говоря про твою очень стойкую психику… даже удивительно стойкую. А упоминать про то, что ты — один из двух кандидатов в чунины….

     Знаете, вот вроде тон беседы должен был быть серьёзным, по крайней мере, он пытался создать именно такое впечатление, однако голос его вопреки всему звучал так, словно не разбор моего досье шёл, а разговор давних приятелей по душам.
     Саннин ещё пару секунд шёл молча, пока я с интересом ждал, что же он скажет дальше. Если Джирайя думал, что я что-то отвечу на это, то он явно ошибся. Меня же ни о чём не спросили? Не спросили. А про то, что это всё написано в досье — и так понятно. Но неужели какой-нибудь Минато показывал себя иначе? По нему из аниме сложно было сказать, что он псих. Комплекс героя — это да, не спорю. Но вот с психикой проблем у него наверняка не было. Как и с навыками и прочим. Но его же не убили за это? Нет. Даже в роли Каге поставили….
     Наконец, Джирайя разочарованно вздохнул, не дождавшись от меня ни слова. Я просто вежливо слушал.

     — Ладно, я так и думал, что ты просто будешь молчать, — всё-таки мимика у него слишком подвижная, живая что ли? Не знаю, как выразить свои чувства иначе, но мне казалось, что при желании он мог бы изобразить совершенно любую эмоцию, не испытывая при этом никаких трудностей. Мысли мои были прерваны широкой рукой, которая потрепала меня по голове, взлохмачивая волосы. — Тогда мы поступим вот как: с утра ты забежишь в резиденцию и получишь свой заслуженный чунинский жилет, а после я запишу на тебя кое-какую миссию… и вот ещё что, — теперь мужчина, действительно, посмотрел на меня слишком серьёзным взглядом, — вокруг тебя слишком много внимания. Постарайся ближайшее время вести себя… потише.

---+===***===+---

     Саске лежал в больнице и сверлил мрачным взглядом отштукатуренный потолок. С его травмами выбраться из госпиталя ему в ближайшее время не светило. Месяц, если не больше, Учиха предстояло провести в больничной палате. Проверил свои силы… потренировался.
     Рядом с ним сидел Наруто, который пришёл навестить друга и сейчас о чём-то оживлённо разглагольствовал, полагая, что он его внимательно слушает. Саске же автоматически фильтровал его речь, выуживал из неё хоть сколько-нибудь значащую информацию, а остальное пропускал мимо ушей за ненадобностью.
     В итоге Саске лишь раздражённо выпустил воздух из лёгких:

     — Пффф…

     Как же Учиха иногда раздражала его команда. Один — неисправимый идиот, каким-то непостижимым образом почти догнавший его. Вторая — ни на что не способная куноичи, что вечно витает где-то в облаках! И как им вместе существовать? Как он, Учиха Саске, собирается хотя бы дожить до встречи с братом, если они все вместе — плохая команда. Да ещё и эта печать….
     Саске рефлекторно предпринял попытку дотронуться до наглухо запечатанной метки, над которой поработал какой-то странный шиноби с кандзи «Масло» на лбу, но поморщился от боли в сломанной руке и пальцах.
     Чёртов Орочимару! Чёртов Каоин! Как же они его раздражают!
     Первый сделал ему просто «замечательный» подарок: каждое применение печати здорово давило на мозг, лишая возможности трезво оценивать ситуацию. Сила была просто невероятной, но смысл в ней, когда есть такие техники, под которую попал он? Ведь будь он чуть-чуть повнимательней, поосторожнее, то никогда бы не подставился под такую атаку. Но нет… случилось то, что случилось. А второй… ничуть не лучше! Как же этот бесклановый бесит! Откуда такие силы, если ему неоткуда было брать знания? Почему даже он побеждает его, да ещё и с Академии? И как ему догнать Итачи, если он проигрывает даже таким слабакам? Нужно с этим что-то делать… и Орочимару пока не кажется наилучшим вариантом. Эта сила имеет и обратную сторону, и как бы не оказалось, что так будет всегда…. Какой смысл быть сильным, если эта сила превратит тебя в идиота, прущего напролом? Так ему брата не убить!

---+===***===+---

     «Парой дней ранее…»

---+===***===+---

     В деревне было неспокойно. Многие кланы потеряли своих шиноби. Конечно, часть погибших ниндзя были «ничейными», но это не отменяло огромного ущерба как для каждого клана, так и для всего военного селения. Призывные звери нанесли не меньший ущерб зданиям Конохи, появились беженцы без крова и стола, которым нужно было обеспечить пристанище, пока деревню не починят.
     Единственный пользователь мокутона в деревне по ночам восстанавливал по несколько домов, а в селении собирался один совет кланов и джонинов за другим. В качестве временного заместителя Хокаге часть дел взял на себя Джирайя, один из учеников погибшего Третьего.
     На одном из них была затронута тема генинов, что участвовали в экзамене. Всё-таки подрастающее поколение для деревни не менее важно, чем потери среди настоящего.
     Помимо отчёта о результатах экзамена, где были продемонстрированы работы каждого молодого шиноби. Получить чунина вообще могли лишь те, кто прошёл два этапа минимум, а по-хорошему, нужно было ещё и с недурной стороны себя показать и на третьем. И были тут несколько кандидатов.
     Шикамару Нара — очень умный, очень ленивый и очень перспективный юноша. Первый, второй и третий этапы показали его достаточно хорошую подготовку как шиноби. Он смог впечатлить всех, хотя его бои и не отличались динамикой, лишь целой кучей тактических ходов. Звание чунина по решению группы аналитиков ему доверить было можно.
     Наруто Узумаки — слишком наивный молодой шиноби, но имеющий хорошие перспективы. Его навыки управления силой Лиса всех впечатлили, как и умение импровизировать, но сданный чисто на упрямстве первый этап и не лучший результат на втором этапе исключали его кандидатуру. Как и пройденные «чудом» отборочный и третий этапы. Для звания чунина ему также недоставало ответственности и трезвого взгляда на мир.
     Учиха Саске — слишком гордый и замкнутый шиноби. Чунина давать ему было бы слишком безответственно. Несмотря на хорошие навыки шиноби и пройденные этапы, звания чунина он не заслуживал.
     Каоин Шиничи — достойный молодого поколения шиноби со стабильными результатами «выше среднего». Хороший первый этап, быстро пройденный второй, а также впечатляющие навыки добычи информации о противнике. В отборочном этапе подготовился к бою с ныне покойной Тсучи Кин за крайне небольшой срок, а к третьему смог найти достаточно эффективный метод противодействия члену клана Абураме. Учитывалась также его стихия — вода, а также хороший навык в тайдзюцу, ниндзюцу и гендзюцу одновременно.
     В итоге, по решению группы аналитиков, а также по мнению кланов и джонинов, звание чунина было передано Каоину и Шикамару, что достойно показали себя как во время экзаменов, так и в бою во время защиты деревни. Хатаке дополнительно отметил первого как «перспективного шиноби».
     Также остро встал вопрос об уровне подготовки Каоина, учитывая, что тренировал его только лишь Гекко и временами Юхи Куренай. Шикаку первым задал вопрос:

     — Звание чунина для Шиничи, это, конечно замечательно, но… — потянул немного паузу глава клана, — что по поводу его благонадёжности? Деревне не нужен ещё один будущий Орочимару или его шпион. Вполне достаточно и Якуши Кабуто, который за время жизни в деревне насобирал огромное количество стратегически важной информации.
     — Не похож он на шпиона, — подал голос Гекко, присутствующий на собрании, — как его учитель, я могу сказать лишь о его таланте, а также об интересных методах тренировки, но никак не о навыках шпиона. Он учился всему постепенно, и базы у него никакой не было. Я бы заметил, если бы он скрывал что-то изученное до этого.
     — Но вы лицо заинтересованное, — возразил глава клана Хьюга, Хиаши, — как бы вам не хотелось верить в его «чистоту», вы могли что-то не заметить. Как не заметил этого почтенный Третий. И к чему это его привело?

     Никто не отвечал, всем был наглядно виден пример недостаточной бдительности.

     — Но что вы тогда предлагаете? — спросил обычно спокойный Гекко, его глаза подозрительно оглядывали окружающих, — я готов за своего ученика поручиться. Не будете же вы его в допросную вести за хорошие результаты?
     — А что, неплохая идея, — усмехнулся Ибики, — психика у него, как вы говорите, очень стабильная, вынесет без особых проблем, не сломается. А там и пригляжусь к пареньку, может и выйдет из него толк.

     Гекко и ещё несколько человек в зале передёрнулись.

     — Нет, Морино, — подал голос до этого молчащий Джирайя, — я думаю, у меня есть идея получше.

     Весь зал вопросительно поднял глаза на внушительную фигуру единственного сеннина в деревне.

     — Я собирался идти на поиски Тсунаде Сенджу, чтобы предложить ей пост Хокаге, — с этой фразой в зале поднялся лёгкий шум, — думаю, в моих навыках по добыче информации никто не сомневается. Возьму с собой и этого парня, — твёрдо заявил Джирайя, — я лично проверю его лояльность.

     В зале поднялся шум. Начались новые споры как по поводу кандидатуры Хокаге, так и на счёт нового подопечного Джирайи. Ведь если тот берёт с собой молодого шиноби, то может и чему-то его научить. Пару раз были слышны сальные и язвительные шуточки по поводу сеннина и его сирот, но в целом спорили люди для галочки. Никто не любил отдел допросов, и такой судьбы никто не желал даже врагу.

37 - Когда хочешь выпить медовухи


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Кабинет Хокаге представлял собой весьма интересное помещение. В целом обстановка тут была достаточно аскетична, даже немного похожая на кабинет какого-нибудь мелкого клерка. В Японии. Только материалы, из которых сделана мебель, были подороже, чем мог себе позволить обычный служащий.
     Мы вошли в него вместе с Шикамару, сразу, как только нам было позволено. Правда, встречал нас не Третий, не Четвёртый и даже не Пятая Хокаге. За широким столом, где было немало документов, сидели двое: мужчина и женщина. Их можно было даже назвать дедом и бабкой. Они оба были на границе между «зрелыми» и «стариками». Также у окна находился Джирайя. Оба старейшины перебирали какие-то бумаги, а сеннин изображал статиста и молча смотрел куда-то за пределы кабинета через стекло.
     Молча опустившись на одно колено, мы стали ждать, когда на нас обратят внимание. Тут было время субординации. По большей части все шиноби плевать на неё хотели, но сейчас был именно тот случай, когда подчинённые были на поклоне у начальства. Вольности здесь неуместны.
     Наконец, на нас обратил внимание зрелого возраста мужчина. Хомура, кажется, именно так его звали.

     — Вольно. Можете встать, шиноби Конохи.

     Мы практически синхронно поднялись на ноги. Митокадо внимательно осмотрел нас из-за своих очков, а затем достал откуда-то из-под стола два пакета.

     — Деревня решила, что вы достойны большего, чем быть генинами. Носите эти жилеты с честью и станьте надёжной опорой для селения со званием чунина. В пакетах есть всё, что вам положено при вступлении в новый ранг.

     Когда каждый из нас взял свой пакет, от бумаг внезапно оторвала взгляд и женщина. Даже учитывая то, что взглянула она на нас через очень узко открытые глаза, буквально через щёлочку, мы почувствовали её взгляд.

     — Надеюсь, вы оправдаете возложенную на вас честь, — негромко сказала она, давая понять, что нам тут делать нечего. И я почему-то был с этим согласен.

     После того, как дверь кабинета была закрыта, мы могли лишь синхронно вздохнуть с Шикамару.

     — Это было сложнее, чем я думал, — поделился я своим мнением.
     — А на что ты рассчитывал? — спросил меня Шика.
     — Ну… секретарь выдаст нам жилеты, скажет что-нибудь умное и отправит куда подальше. Не думал, что всё будет так… официально. Кто были эти двое, кстати? Не похожи на простых шиноби.
     — Если бы всё было так просто, — вздохнул Шикамару, — а это старейшины, что при Хокаге всегда находятся. Они были ровесниками Третьего, мне отец говорил. Мужчину зовут Митокадо Хомура, это я знаю точно. И это всё…
     — Да, Шика, я понял…

     У выхода из резиденции мы и попрощались. У каждого из нас были свои дела…
     Но кто сказал, что мне дадут заняться своими?
     Джирайя перехватил меня буквально через несколько секунд. Спрыгнув откуда-то, он жестом куда-то меня позвал. Вот странный человек… и в каноне он был совсем другого характера.
     Вошли мы, как ни странно, в кафе. Я бывал в нём всего разочек, кормили тут вкусно, но слишком дорого для обычного генина. Были места с соотношением цены и качества получше. Джирайя последовал за самый дальний столик, подальше от входа. Я сел напротив, и только тогда сеннин изволил начать беседу. Правда, весьма неожиданным образом.

     — В прошлый раз мы с тобой познакомились не при самых лучших обстоятельствах, Каоин, — начал Джирайя разговор, — моё имя ты, конечно, знаешь, но этого недостаточно.
     — Для чего? — подал я, наконец, голос.
     — Что? — «не понял» меня Джирайя.
     — Для чего мне с вами, а вам со мной нужно поближе познакомиться? Вы говорили что-то про миссию, но при чём тут наше знакомство, я не слишком понимаю.
     — Эм… не торопись, — сеннин примирительно помахал руками, — лучше сделай заказ. Я сегодня угощаю! И вообще, расслабься, тут врагов нет! — включил саннин дурачка.

     Я молча кивнул.
     Меня, если честно, такое внимание напрягало. Ну ладно, встретились разочек, благо он видел подоплёку того, что на моём плече лежал избитый Учиха. Отнёс его, заодно передал указания аппарата Хокаге о вручении мне звания чунина. Почему нет? Но вот знакомиться со мной? Я, конечно, понимаю, что Джирайя питает к сиротам слабость, видимо, есть какие-то тараканы в связи с этим, но слишком невысокого я полёта птица, чтобы обращать на меня внимание. Тем более, что я как раз-таки не бедствую и в помощи, и обучении не очень-то и нуждаюсь. То есть учитель мне бы не помешал, но в чём профит сеннина, тоже не понятно. Ладно — помочь крестнику, защитить джинчурики, это более чем достойная причина обучить того. Но блин, каким боком тут я замешан, чтобы такой человек на меня внимание обратил?
     Заказал я себе парочку данго с кисло-сладким соусом. Отличная штука — рис безвкусный, но насыщает, а соус такой, что пальчики оближешь!
     Джирайя только пил саке и изредка закусывал его рыбой. По нему было видно, что он уже немного набрался. Или это он изображает из себя пьяницу? Кто его знает…

     — Ну что, Каоин, расскажешь что-нибудь о себе, — весело спросил меня отшельник, — я тоже могу поделиться информацией о своей жизни!
     — Знаете, Джирайя-сама, хуже всего рассказывать о себе, когда тебя об этом спрашивают, — несмело улыбнулся я, — сразу всё из головы вылетает.
     — Обычно этому помогает саке… будешь тоже? А то мне как-то неловко одному пить, — Джирайя в очередной раз отхлебнул эту тёплую алкогольную бурду. И да, что-то до своего «опьянения» саннина не смущало пить в одиночестве, — и да, зови меня на «ты», не надо никакого официоза… можешь просто звать меня Великим Жабьим Отшельником с горы Мьёбоку! Ну, или просто Джирайя, если хочешь.

     А пафоса-то сколько!

     — Если честно, мне больше нравится второй вариант, — поморщился я под весёлый смех сеннина, — и не стыдно Великому и Ужасному Отшельнику спаивать маленьких?
     — Почему сразу ужасный? — возмутился мой сотрапезник. — Да и какой из тебя «маленький»? Ты уже целый чунин! Неужели не отметишь даже?
     — Вы… то есть ты, — тут же поправился я под суровым взглядом сеннина и извинился, — непривычно просто. В общем, извини, но я не пью. Не то, чтобы я какой-то трезвенник, но напиваться не хочу. А тут, боюсь, всё этим и закончится… — красноречиво посмотрел я на несколько пустых стаканов с саке, что уже даже не успевали уносить, — да и саке я не люблю…

     Джирайя воодушевился:

     — А что тогда любишь?
     — Я даже не знаю, есть ли такой напиток… — вздохнул я, — но мне почему-то кажется, что алкоголь, приготовленный на мёде, будет вкусным, и хочу попробовать.
     — На мёде? Это как? — полюбопытствовал Джирайя.
     — Честно говоря, не знаю, но ведь делают же как-то саке из риса? Чем мёд хуже? Вот и хочу попробовать, — задумался я, — только что-то некрепкое… не хочу напиваться, мне вкус интересен.
     — Вот как… — завис на пару секунд Джирайя, — ну ладно тогда, не хочешь, так не хочешь.

     Помолчали. Сеннин выпил ещё пару чашечек, закусил. Я же решил первым нарушить тишину, что нависла над нами. Не то чтобы она напрягала, но кое-что спросить мне всё-таки нужно было. Опять-таки для поддержания легенды.

     — Мне вот что интересно, — я с любопытством и с долей беспокойства посмотрел на саннина, — что это были за письмена, которые появились на теле Саске, во время нашей с ним тренировки? После них он будто… озверел… что ли…

     На доли секунды мне показалось, что хмель исчез из его взгляда. Всё-таки не так уж он и пьян, как хочет казаться.

     — Это последствия техники Орочимару, Као. Седьмая команда имела несчастье с ним столкнуться во время второго этапа экзамена, — ответил он мне, задумчиво разглядывая саке в своей чашечке. Потом он поднял свои тёмные глаза на меня: — не переживай, с ним всё будет хорошо. Я лично это проконтролирую.

     Я-то прекрасно знал, что с Учиха все будет в порядке, но всё же для вида облегчённо выдохнул.

     — Раз в.. ты проконтролируешь, то я могу быть спокоен.

     Джирайа одобрительно улыбнулся:

     — Иначе и быть не может! — подмигнул он мне и, наконец, отпил немного алкоголя из чашечки, которую всё мусолил в своей руке. — Ну что же, ладно, Каоин. Расскажу я тебе… о миссии, что мне поручена.
     — Вам? И кто же может давать миссии самому Жабьему Отшельнику? Разве что только… старейшины?
     — Ну хватит, не придирайся к словам, — одёрнул меня Джирайя, — и да, ты, как ни странно, угадал. Я вижу, они тебе… понравились.
     — Не то слово! Очень… внушительные они, — поддержал я разговор.
     — Да, это точно, — покивал головой Джирайя, — ну вот и дали они мне задание привести им нового Хокаге. И только я знаю, где такую найти.
     — Такую?[14] — зацепился я за слово, поддерживая легенду.
     — Верно, ты заметил. Пятой Хокаге будет Тсунаде Сенджу.
     — Одного саннина может найти только другой саннин, верно? — неловко схохмил я, но Джирайя рассмеялся.
     — И верно, хорошо звучит. Мне нравится, — умеренно посмеялся отшельник, — но в одиночку мне идти как-то не хочется, но и ребята из спецподразделений мне не нужны. Вот я и решил прихватить пару ребятишек, чтобы не было так скучно.
     — Пару? А кто будет вторым? — спросил я. Хотя… и так всё понятно, но легенда, честно говоря, сомнительная, — ведь, как я понял, одним из этих двух буду я?
     — Хм… верно. А первым будет Узумаки Наруто. Знаешь такого?

38 - Что ждёт в грядущем нас?


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Узумаки Наруто бегом собирал вещи для «супер-важной» миссии по поиску Хокаге. Вещи летели куда угодно, но не в рюкзак. Что-то он, наоборот, выкидывал… В итоге, сборы происходили не шибко хорошо, даже несмотря на всю суету, что развёл генин.

     «Новая крутая техника! Теперь-то я точно смогу победить Саске-теме, несмотря на его новое дзюцу! И Какаши-сенсей — дурак, раз учит его, а не меня! Неужели он не видит, что я лучше?»

     Наконец, все вещи были собраны, и Наруто бегом направился к выходу, на ходу думая, с кем он успеет попрощаться. Пока выходило, что только в Ичираку он зайти и успеет.
     Так и вышло: наскоро попрощавшись с Теучи и передав привет Аяме, Узумаки только и оставалось, что броситься к воротам, куда Джирайя сказал подойти. Правда, самого сеннина там не было, зато был какой-то мрачный тип его возраста. Пару секунд присмотревшись к нему, Наруто узнал того шиноби, который помог добраться им до деревни. И это он знал его теневых клонов!

      — Эй, ты, привет! — набросился на него Наруто, в своей обычной манере здороваясь с людьми. Исключением для него, пожалуй, были Теучи и Аяме, и то, с ними он был ненамного более вежлив, — как там тебя зовут?

     Казалось бы, парень совсем не удивился появлению Наруто. Впрочем, это так и было.

      — А, это ты, Наруто… уже пришёл? — задал вопрос свежеиспечённый чунин, — а я, если ты не помнишь, с тобой в академии учился. Стыдно не помнить… я Каоин Шиничи, если что. Или ты не следил за турниром?
      — Эмм… — почесал Узумаки затылок, — всё равно нет… но теперь я тебя запомню! А что ты тут делаешь?
      — Жду… — всё также задумчиво ответил, как оказалось, его одноклассник.
      — А кого ждёшь? — спросил Наруто, ему что-то казалось странным. Но что именно, он пока не понял.
      — Человека? — спросил сам себя Каоин, а затем сам себе ответил, — да, вроде бы человека. А вот, кстати, и он.
      — О, я смотрю вы уже собрались! — обрадовался Джирайя, широкими шагами подходя к ребятам, — замечательно!
      — Но как же? — Наруто с обидой посмотрел на Джирайю, — Эро-сеннин[15], ты же обещал… а как же суперкрутая техника? Я думал, ты меня и вправду научишь, а мы идём вместе с этим….
      — Ты сомневаешься во мне? — выпятил грудь сеннин. — Как он может помешать мне тебя чему-то научить? Раз я обещал, то обязательно научу!

     Наруто пробурчал что-то невразумительное, но возмущаться больше не стал. По крайней мере, вслух.

---+===***===+---

     Поход начался не при самой дружественной атмосфере. Изначально Наруто шёл задумчивый, что было странно для него, и только затем немного отошёл от новости, что с ними двумя иду и я тоже. Мне же нравилась окружающая природа. Она и в самой деревне была замечательной, и во время миссий, но всяко лучше любоваться окружающими красотами, если с тобой следует один из трёх саннинов[16]. Так что я тоже был весьма задумчив и меланхоличен. Тем более, что не каждый день ты идёшь вместе с Джирайей искать Тсунаде. Я вообще не ожидал, что увижу происходящие тут события хоть одним глазком. Но тут и опасность соответствующая… и мне следует быть поосторожнее.
     Наруто вскоре стал приставать к сеннину по тому или иному поводу. В общем, забрасывал его вопросами, а Джирайя дурачился как мог в ответ и терпел. И я бы никогда не заподозрил в нём того, кто скрутит в бараний рог почти любого из Акатсуки….
     Через некоторое время последовал вопрос со стороны Наруто. Всё в том же непринуждённом тоне.

      — Эро-сеннин (Джирайя уже смирился с тем, что Узумаки к нему так обращается), а почему вы взяли именно нас? Я-то понятно, наверняка скрытый гений! Но что тут забыл Каомин?
      — «Каоин», — поправил его я, — ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь ошибся и назвал тебя как-нибудь по-другому?
      — Прости, никак не могу запомнить! Но так почему, Эро-сеннин?

     Джирайя помолчал пару секунд, а затем выдал такое, что мне тут же захотелось закатить глаза:

      — Ну… не говорил бы ты так. Я бы не сказал, что Каоин менее талантлив, чем ты, — не подумав, сказал сеннин. Ну, теперь ему придётся немного подождать…. Всё-таки наступили на больную мозоль Наруто.
      — Чтоооо? — мгновенно вскинулся Узумаки, остановившись на месте. Я тоже перевёл взгляд на происходящее, — он куда слабее меня! Куда ему до меня! Ты неправ, Эро-сеннин!

     Я решил не терять время зря. Можно сразу решить эту проблему и расставить все точки по местам.

      — Я думаю, это не дело отшельника. Если ты так уверен, что сильнее меня, то докажи это. Покажи мне, на что ты способен, как ниндзя, — я повернул голову к сеннину и, пересилив себя, обратился к нему «на ты», — Джирайя, ты не будешь против, если мы сразу всё выясним?
      — Ого, а вы не теряете времени даром, — покачал головой сеннин, а затем с каким-то даже азартом отскочил в сторону, сел сам и указал нам на свободную от культурных растений полянку, — только постарайтесь тут всё не разнести.
      — Ну давай, покажи на что ты способен! — Наруто встал в стойку.

     Появилась куча клонов, но я ни на секунды не спускал с настоящего Узумаки взгляда. Я был уверен, что бой нужно закончить быстро.
     В клонов полетело метательное оружие. Развеивать их было — одно удовольствие! Падали просто пачками и защищаться не умели совсем. Когда по пути к Наруто освободилось немного места, я сложил всего пару печатей, и в Узумаки полетели первые снаряды.

      — Стихия воды: Водяной снаряд.

     Я специально делал технику максимально несжатой в объёме. Так она получалась большего размера, наносила меньше урона, но при этом эффективно зачищала от клонов местность. Два ядра, и на пути между мной и настоящим Наруто не такое уж и большой количество противников. Рассеивать каждого отдельного клона было бессмысленно: мой противник просто наклепает их ещё. Я обошёл сбоку, чтобы меня не взяли в клещи, но перед этим создал теневого клона и разделился со своей копией. На мою копию, что пошла в центр, падали клоны Наруто: тем не хватало мозгов понять, какой из них настоящий. Моя копия эффективно рубила катаной клонов с правой стороны. Всё-таки мой клон был намного более ловок. Пока Узумаки «не прокачался», победить его не так уж и трудно.
     Полсекунды — и я скрылся под иллюзией, что меня научила Куренай. Для Наруто я просто растворился в воздухе, если он вообще обратил на это внимание. По крайней мере, я в этом сомневался. Он азартно кричал своим копиям, что делать, и вовсе не прикрыл тылы. Этим всё и кончилось… и даже ещё пара клонов под Хенге неподалёку ему не помогла. Я специально поцарапал щёку Узумаки, чтобы удостовериться, что передо мной не клон. В ближнем бою он был мне не соперник. С катаной у шеи не больно и повоюешь.
     Дальше шли в тишине. Наруто молча переваривал поражение, Джирайя смотрел попеременно то на меня, то на крестника. Я снова любовался окружающим миром. Погода была на диво замечательная. Солнце не жарило, облаков немного, ветер приятный. Красота!
     Мы потихоньку двигались к маленькой пограничной деревне. И я даже знал, что нас там ждёт. Жаль, что я не могу об этом никому сказать… всё-таки знания имеют не только преимущества. Многие знания — многие печали.
     И да, я совсем не уверен, что смог бы победить, будь бой настоящим. Призовёт он какую-нибудь большую жабу, и всё, мне можно идти отдыхать. Или если он воспользуется чакрой Лиса — в таком состоянии сложно сказать, кто сильнее: Саске «под меткой» или Наруто «под биджу».

39 - Политика невмешательства


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Второй перевалочный пункт, как и ожидалось, оказался небольшим городком, где мы сняли гостиницу. И да… Джирайя повёлся на красотку под гендзюцу. Я сильно удивился: сеннин не показался мне таким уж несерьёзным, если тот не валяет дурака. Но, видимо, у каждого сильного шиноби есть слабости… просто у кого-то они так и просят того, чтобы о них узнали, а кто-то их утаивает изо всех сил.
     Мы с Наруто остались в номере, но я решил свалить куда подальше. Ведь как оно всё происходило в каноне? Наруто — неприкосновенен, убивать его нельзя. Учиха — тоже, он нужен Итачи. А Джирайя сам кого хочет скрутит. А если на сцене появлюсь я? Правильно! Я единственный, чья смерть никому особо погоды не сделает. А ни первый, ни второй из Акатсуки не склонны к излишнему милосердию. Им проще убить того, кто мешается под их ногами…

     — Я найду Джирайю, — бросил я Наруто на выходе.

     Узумаки только буркнул что-то невразумительное: он готовился усердно медитировать. Он и вправду собрался этим заниматься? Даже клонов вызвал… интересно, он в действительности не знал об их особенностях вплоть до тех пор, пока ему это не объяснил Какаши? Вроде его любимая техника…
     Я быстренько свалил из комнаты и остановился неподалёку от гостиницы. Буду сидеть и ждать, пока всё произойдёт. А чтобы не скучать, взял себе пару палочек данго. И знаете, есть что-то такое, чтобы просто так сидеть. Не рисковать напороться на двух S-ранговых нукенинов, не лезть в какую-то абсолютно бессмысленную заварушку, а просто подождать её конец. Вот это мне по нраву! Жаль, что так «сычевать» всегда не получится.
     К счастью, ждать пришлось недолго. Уже через три минуты в гостиницу вошли двое людей в чёрно-алых плащах. Никакой маскировки… хотя зачем она нукенинам такой силы? Я мигом бросился «на поиски» Джирайи, я уже видел в какую он сторону двинулся. Если я буду с ним вместе, то опасность мне грозить не должна.
     Саннин нашёлся меньше, чем через десять секунд, но даже этого было много. Он как раз шёл с той красоткой, но восторга по этому поводу, кажется, уже не испытывал, ведь последняя уже почти отключилась от реальности окончательно. Гендзюцу….

      — Джирайя, тревога! В гостиницу, где Наруто, вошли два подозрительных шиноби! — не теряя ни секунды, скороговоркой выпалил я.
      — За мной! — мгновенно ускорился сеннин. Три,-четыре секунды прошло, а он уже на крыше дома, складывает какую-то печать и исчезает. Я же заменился на свой рюкзак: с крыши всегда его успею забрать. Аккуратно выйдя из до сих пор открытого номера, где только что сидел Наруто, я застал картину того, как Джирайя призвал жабий желудок. И вошёл я, кстати, вовремя: ещё бы доля секунды, и внутрь я бы вряд ли вошёл. Так и остался бы сидеть в комнате.

     В общем-то, о представителях организации Акатсуки мне было особо нечего сказать. Итачи — смазливый, немного похож на брата, но не один в один. В глаза на всякий случай я ему не смотрел. Ладно, Саске — тот ещё краб в их использовании, но общаться с нукенином мне спешить не стоит. Хошигаки Кисаме… ну, тоже ничего особенного. Если под «ничего», конечно, можно подразумевать кучу его мутаций. И неплохую такую арматуру у него за спиной. Мечом эту штуку назвать бы мог человек с очень хорошей фантазией.
     Нового или неожиданного в облике двух нукенинов не было, в общем. Как и в моём поведении… только я мог сломать канон и перед появлением Итачи избить Саске, а затем вернуть всё почти как было, предупредив Джирайю. А если бы и Наруто успели вырубить… и что с того? Он всё равно ни на что тут не влияет. Как, впрочем, и я… и это досадно.

      — Здравствуй, Наруто. С тобой всё в порядке? — поинтересовался я у Узумаки, тот выглядел не слишком хорошо, по крайней мере, в лице.
      — Да, всё в порядке, — отмахнулся от меня Наруто, — но эти люди… они очень опасны! Кто они?
      — Это члены организации Акатсуки, — наконец, ответил Джирайя, запечатавший в один из свитков пламя Аматерасу. И да, выглядело оно… никак. На первый взгляд оно было вообще безобидным, и даже очевидного тепла, которое должно было исходить от огня, не было. Чакрой, конечно, техника фонила будь здоров, но и только. И ещё мгновенно уничтожала органику… даже те остатки от всего огня разъедали плоть почти мгновенно. Мне почему-то расхотелось подходить к тому месту, где это дзюцу только что вовсю горело.

     А ещё через несколько секунд в стену влетел кунай. Скорость была высокой… но даже я мог увидеть снаряд в полёте. Этот бросок и не нёс в себе цель нанести какой-то урон… а вот ботинок Майто Гая — ещё как. Саннин опешил настолько, что не смог увернуться от хоть и очень быстрой, но прямолинейной атаки.
     Их дальнейшую беседу я слушал вполуха… всё равно тут ничего нового не будет. Опять же, Джирайя, дурачась, назвал Тсунаде по прозвищу и сказал Гаю, что он как раз занимается её поиском. Уже через десять минут Майто отчалил. Надеюсь, он не возьмёт привычку своего друга опаздывать… как в этот раз, например.

      — Ну что же, нам пора двигаться! — снова Джирайя принялся дурачиться. Интересно, Узумаки и вправду принимает это за чистую монету? Впрочем, тут кино если и есть, то уровня невысокого. Актёров хороших здесь немного, вот Наруто и большинству других людей кривляний сеннина достаточно. Ну, разве что ребят из АНБУ и его аналогов этим не проведёшь. Этому учат…

---+===***===+---

     По пути Наруто снова молчал. Это было очень подозрительно, и я уже обрадовался, когда тот остановился и стал вслух рассуждать об Акатсуки. Джирайя всё-таки разрешил мои опасения по поводу тренировок. А то я уж подумал, тот решил научить Наруто в другой раз… всё-таки где-то канон я малость подзабыл, несмотря даже на редкие записки на-русском, которые я делал относительно важных, но мелких деталей.

      — Джирайя, — окликнул я саннина, тот вопросительно повернул ко мне голову, — я могу рассчитывать на пару тренировок от тебя? Я так понимаю, ты обещал чему-то обучить Наруто. Я смогу понаблюдать за процессом?
      — Конечно! — откровенно порадовал меня Джирайя, — персонально тебе я рассказывать ничего не буду, но послушать то, что я расскажу Наруто — это пожалуйста, — саннин рассмеялся, — или ты думал, я буду тебя выгонять с тренировок? Ну уж нет!
      — Спасибо, Джирайя. Это много для меня значит. Всё-таки не каждый день ты тренируешься с одним из Легендарных саннинов… — я легко поклонился тому, кто поможет мне выучить расенган «из первых рук».

     Саннин аж засмущался слегка… видимо, редко его зовут так. Всё-таки в деревне за ним кроются несколько другие прозвища… наверное, из-за того, что войн давно не было.

      — Ой, не стоит, Каоин. Что я, изверг какой-то? Неужели я похож на кого-то… такого?

---+===***===+---

     Как бы там ни было, через несколько часов мы уже подходили к первому городу на своём пути. Наруто ждёт изрядное разочарование в сенсее… а я своими деньгами от греха подальше светить не буду. Да и играть в местные дартсы и прочее я не собираюсь. Поем что-нибудь вкусное, и, пожалуй, всё.
     Я даже Джирайю из вида не терял и ел рядом с тем рестораном, откуда через некоторое время стали раздаваться сальные шуточки от него. Но временные рамки я немного не рассчитал… впрочем, самая лучшая тренировка на концентрацию будет именно здесь. Шум, гам, крики… сосредоточиться будет непросто.
     Но Наруто упустить было сложно. Чакрой он фонил будь здоров, я даже удивлялся, как люди не оборачивались ему вслед. Когда он стремглав бросился в место, где обосновался саннин, я сразу после него зашёл следом. Застал я ровно тот момент, когда какой-то разодетый чиновник получил кусочком чего-то съедобного по своему пиджачку. Мне удалось подойти как раз вовремя, чтобы расслышать всё происходящее. Но тут тоже ничего интересного.
     А вот к процессу создания расенгана я прикипел взглядом с особым вниманием.

      — Наруто, смотри внимательно. О, и ты уже тут, Каоин. Я покажу вам технику, которую вы должны выучить.

     Джирайя вытянул перед собой руку. Сначала вокруг явственно стало фонить чакрой, а затем на ладони сеннина медленно, в деталях, стал виден процесс создания техники. Сначала показалась маленькая искорка из чакры, затем две, три, несколько десятков, сотен…. Мгновение, и в руке шиноби сформировалась маленькая сфера, которая ещё через долю секунды слегка расширилась в расенган. Очень красивое дзюцу… но мне явно нужно будет поработать над его незаметностью. Когда у врага в руке начинает крутиться какая-то неведомая хрень, и от этого всего действа начинает фонить чакрой на всю округу…. Тут дураку ясно, что надо валить куда подальше. Но «Легендарный ниндзя», как назвал себя франт в испачканном костюме, был не дураком… ну, по крайней мере, зачем иначе он бросился на противника в лобовую и получил эту сферу себе в живот? На его лице появилась растерянность, он попытался что-то сделать, но явно не смог. А вот это нужно учесть. Я и предполагал что-то подобное, но теперь всё становится ясно: если ты получил эту технику куда-нибудь в живот, она серьёзно тебе помешает в движениях и работе с чакрой.
     Как бы там ни было, уже через пару минут мы запечатывали шары с водой или без неё в свитки. Нам предстояли тренировки.

40 - Слишком просто


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Выйдя из этого городка, мы добрались до одной из полянок. Впрочем… тут их везде с лихвой хватало.
     А затем Джирайя стал объяснять Наруто, что делать. Ну и мне заодно… так-то получается. Мне же не нужно персонального обучения? Достаточно руководства от того, кто эту технику изучил.
     То есть, как объяснять? Он вручил ему в руки один из шаров с водой и дал задание его лопнуть. А потом уселся на траву. Ну да, ученик должен дойти до всего сам…
     Пока Наруто сосредоточенно смотрел на свой шарик, я оставил на своём месте клона, который тоже будет с умным видом его «лопать». Сам я отошёл немного подальше и сел на дереве. В сущности, какая разница, где всё это делать?
     Когда вода внутри шарика пропиталась моей чакрой, лопнуть его было проще простого. Это было печально, потому что тренировка-то заключалась не в этом… ну, я и решил попробовать не пропитывать воду, как делал по привычке. Скажу я вам, это было не так просто. Шарик вращался в одном направлении — это без проблем. Но направлять его на голой чакре, не пропитывая воду… это сильно усложняло задачу. Я справлялся с десятью направлениями, даже с пятнадцатью. Мячик колбасило из стороны в сторону, но лопаться он не спешил. Тем более, непохоже было на то, будто он «вскипает», а ведь именно так и должно быть. Мне не хватало практики… всё-таки выполнял я новые для себя действия. Но это ведь не та проблема, которую сложно решить? Всё-таки с контролем у меня проблем нет, как и с умением работать головой. Тут нужно просто немного практики. И тут как раз будут замечательно подходить теневые клоны. Я тут же создал троих и раздал им по шарику. Процесс закипел.
     Через три часа клоны развеялись, а шарик лопнул. Мои руки совсем даже не дрожали. Почти… разве что совсем чуть-чуть.
     Я незаметно вернулся к Наруто. Вот ведь упорный парень! Принципа не знает, но пробует, пробует… я так не умею. Мне бы просто надоело через некоторое время.
     Прошло всего несколько минут, а мне уже надоело изображать из себя превозмогателя. Тем более, что всё у меня и так получилось.
     Я сел медитировать. В городе оно, конечно, намного эффективнее, но здесь, на природе, есть и свои плюсы. Тихо, атмосфера очень приятная… и вообще, местные даже не догадываются, чего они лишились, безвылазно просиживая в городе. Это не какой-нибудь город на Земле… там за многие километры даже кусочек такой природы с огнём не отыщешь. А тут… меньше двух километров, а уже тихо и чисто вокруг. Красота!
     Через некоторое время проснулся Джирайя и дал Наруто новые указания. Что-то про направление вращения, про то, что Узумаки правша. Нет, это, конечно, здорово, я тоже заметил, что вправо оно как-то проще, но выполнить задание это никак не поможет. Ведь направления потоков должны быть во все стороны, чтобы шарик лопнул, но никак не в одну. Впрочем, это уже меня не касается.

      — Джирайя, можно мне идти? — спросил я сеннина, когда тот закончил объяснения, — я буду в гостинице.
      — Ммм… а ты не хочешь продолжить тренировку вместе с Наруто? Я думал, тебе тоже она интересна, — поинтересовался у меня сеннин.
      — Конечно, Джирайя, — согласился я, — но зачем издеваться над своим организмом? У меня уже дрожат руки, мне кажется, будет лучше продолжить завтра с утра.
      — Ну что ж, ладно, — кивнул мне сеннин, — тогда пойдёмте вместе, у меня тоже есть кое-какие дела в городе.

     Мы оставили Наруто одного и направились по тропинке.

      — Джирайя, а ты хорошо знаешь этот город? — спросил я сеннина.
      — Ну да… а что? — с удивлением в голосе спросил меня один из тройки «великих и могучих» ниндзя.
      — Помнишь, я что-то говорил про алкогольный напиток из мёда? — получив осторожный кивок, я продолжил, — мне хотелось бы узнать про каких-нибудь изготовителей алкоголя в этих местах. Я просто подумал, что у них можно сделать такой необычный заказ.
      — Ха-ха-ха, — рассмеялся сеннин, — вот ты о чём… да, хорошо, я тебя сейчас отведу.

     Мы медленно двинулись в другую от гостиницы сторону. Вскоре Джирайя свернул в одну неприметную дверь. Ну да, реклама такому месту особо и не нужна. Любые рестораны такие местечки должны знать как пять своих пальцев.
     Сам вход тоже не отличался особой роскошью. Да и комнатка, в которую мы вошли, была достаточно проста в оформлении. Просто бар, где сидел средней комплекции мужчина в очках. Он что-то внимательно заполнял.

      — Ну ладно, Каоин. Думаю, ты здесь разберёшься, вроде не маленький. Удачи! — откланялся Джирайя.

     Я попрощался с сеннином и наконец подошёл к стойке.

      — Добрый вечер, торговец-сан, — вообще, здесь часто называли людей по их профессии. Зато не нужно «выкать» и «тыкать» — это удобно.
      — Да-да, чем можем помочь молодому господину? — мужчина с уважением уставился на мою налобную повязку, — возможно, вы хотели бы сделать оптовый заказ?
      — Нет, я хотел обсудить с вами кое-какой другой, необычный заказ, — слегка потупился я, — видите ли, я очень большой любитель мёда, но алкоголь не слишком уважаю. Возможно, можно как-то совместить эти понятия? Алкоголь, приготовленный с участием мёда…
      — А почему вы думаете, что это вообще возможно? — полюбопытствовал у меня торговец, видя, что я не собираюсь вести себя высокомерно.
      — Ну, мне казалось, что если есть алкоголь, сделанный с помощью риса или винограда, то почему бы и не быть сделанному на мёде?
      — Тут вы не во всём правы… — задумчиво посмотрел на меня продавец, — но, с другой стороны, почему бы и не попробовать? На какой срок вы рассчитываете?

     Ну да, глупо было бы считать, что мне за пару часов состряпают нужный напиток.

      — Думаю, у вас будет как минимум неделя. Скорее всего, даже больше.
      — Отлично! — удовлетворённо кивнул головой мой собеседник, — как я могу вас называть?
      — Запишите меня как Каоина Шиничи, — попросил я, — вы меня простите, торговец-сан, но я не слишком опытен в такого рода делах. Что от меня требуется помимо заказа на словах? Деньги, какие-то документы?
      — Да, конечно, это всё потребуется. Но не сейчас, — сказал мне продавец. — Наверное, все, что может понадобиться до изготовления товара, это аванс. У нас тоже не часто бывают такие ситуации, — почесал подбородок мужчина, — поэтому чёткого алгоритма нет. Я думаю, с вас будет вполне достаточно пятидесяти тысяч задатком. И ещё столько же по получению товара.
      — Это… весомо, — выдавил я из себя. Сто тысяч… это ни много ни мало, но двадцать хороших таких D-ранговых миссий или пяток обычных С-ранга. С другой стороны, это не очень много для меня как чунина — всё-таки даже этот поход записан как низшая планка А-ранга. Да и надо же мне всё-таки сделать что-то для себя?
      — Но мне бы хотелось знать объём, который я смогу с собой забрать за эти деньги. Думаю, сто тысяч — это всё-таки не одна бутылка, — робко улыбнулся я.
      — О, не беспокойтесь. Заказ ваш, и только ваш, поэтому вам положено… около двадцати-тридцати бутылок. В зависимости от получившегося процента алкоголя.
      — Тогда я бы хотел попросить процент пониже. Максимум — десять. А если и пониже будет, то не беспокойтесь — я не обижусь.
      — Хм, ну тогда бутылок будет побольше. Ну так что, — поднялся продавец, — договор?
      — Договор! — согласился я, — но мне бы всё-таки хотелось получить какую-нибудь бумажку. Вы извините, но я это место знаю только по словам знакомого, мне бы не хотелось в следующий раз обнаружить, что тут находится какой-нибудь другой магазинчик. Знаете, бывают весьма досадные инциденты.
      — Само собой, — слегка покраснел торговец, — знавал я пару таких случаев. Вот готовый договор. И мне бы также хотелось видеть и деньги.

     Я внимательно его прочитал. Вроде бы всё в порядке.
     Наконец, ещё через десять минут я рассчитался и вышел из помещения. Копия договора была у меня в кармане, и, кажется, всё было по совести. Аппарат при Дайме примет такую бумажку, если меня попробуют обмануть. Хотя не должны. Обычно с шиноби предпочитают вести дела честно, ведь иногда они обижаются… а потом охрана и защита караванов вдруг исчезает, начинают нападать нукенины… ну там разное случается. По крайней мере, как я понял, далеко не все ниндзя терпят оскорбления.
     Джирайи ещё не было, но у него же были ещё дела? Я устроился в углу комнаты, мне больше всего уютнее там.

---+===***===+---

     Утро порадовало меня сильным запахом перегара в комнате и сопящим Наруто. Ну да, они-то поздно легли… каждый по своим причинам.
     Я оделся и спустился вниз, на завтрак. Торопиться мне некуда, всё равно нужно было ждать Джирайю и Наруто.
     Сидеть мне пришлось прилично по времени: только через час с лишним из комнаты выполз сеннин с мокрым лицом и на редкость довольный Узумаки. Видел кошку, значит. Ну что же, всё идёт так, как и должно идти.
     Сеннин некоторое время раздумывал, а затем всё-таки засчитал Наруто прохождение первого этапа. Ну да, технически он его выполнил.
     Ну что, поехали дальше? Что у нас там, лопнуть шарик с воздухом? А, делов-то!

41 - Слишком сложно


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Джирайя и Наруто стояли друг напротив друга, и нет, они не собирались сражаться. Просто первый решил быстро объяснить второму, что надо делать. Я тихонько стоял в тени деревьев, поблизости, чтобы не нервировать Узумаки. Мне в любом случае всё было видно и слышно.

      — …лови, — обратил я вновь внимание на их разговор. Джирайя бросил шарик, на этот раз резиновый и без воды Наруто. Тот машинально поймал его, а затем спросил:
      — Резиновый мяч? Это шутка?

     Вместо ответа Джирайя поднял руку, в которой был зажат ещё один такой мячик.

      — Вот так вот сможешь? — шарик в его ладони в одно мгновение задрожал, раздулся во все стороны, а затем эффектно лопнул, высвободив во все стороны воздух вперемешку с чакрой, оставшейся от дзюцу. Мне даже казалось, что я видел что-то голубое в мгновение после взрыва. И это что-то явно было чакрой.
      — Этот этап будет потруднее, не так ли? — спросил Джирайя у Узумаки.

     Вместо ответа Наруто в свою очередь попытался лопнуть шарик по своей методике. Но слишком мало сил он вкладывал в дзюцу… то есть нет, сил-то достаточно, но большую часть Узумаки попросту не контролировал и никак не направлял в дело. Быстрыми взмахами руки, будто царапая шарик, Наруто смог направить потоки чакры, и шар даже на мгновение вздулся, но затем вновь вернул себе прежнюю форму.
     Джирайя стал поднимать пальцы по одному.

      — Сначала придай вращение. Затем — силу. Воды внутри нет, поэтому вращение будет очень сложным, Наруто. На это нужно много сил, но не буду тебе мешать. Я пока пойду и займусь своими делами… — Джирайя сказал это достаточно провокационным и пренебрежительным тоном. Наруто не мог не возмутиться.
      — Ты опять бросаешь меня? Вместо того, чтобы заниматься своими глупостями, лучше бы остался и помог! — Наруто в степени крайнего возмущения высказался в высшей степени неосторожно. Даже для него это было чересчур. Джирайя не мог его не урезонить. Наруто всё понял, но слишком поздно. Сеннин ушёл, даже не показав технику ещё раз. Впрочем, мне всё было относительно понятно. Разогнать чакру на максимум, а затем высвободить её всю разом. Тоже дело некоторых тренировок.

     Ближе к вечеру Наруто уже свалился от усталости. Я тоже был не в лучшем состоянии, но внимательно за собой следил и при появлении нехороших симптомов просто менял руку, давая отдых другой. Я хотел сразу сделать всё как следует. И пара клонов мне в этом старательно помогала.
     Но даже так предательская дрожь возвращалась в руки всё быстрее и быстрее, чем в прошлые разы. К счастью, я буквально видел улучшения результатов. Вскоре я понял, что такие тренировки вскоре станут совсем неэффективными, поэтому мне пришлось молча накинуть на Узумаки его спальник, оставить ему порцию еды и лечь спать самому. Я устроился подальше… просто так.
     Следующий день и вечер у Наруто прошёл точно также. Совсем не бережёт себя человек…
     А затем и ещё один день. И ночь последнюю. Затем пришёл Джирайя и пинками отправил Наруто немного развеяться в город. Ну да, руки Узумаки уже напоминали скорее вибраторы, но никак не человеческие конечности. Я до такого состояния себя ни разу не довёл, но шар лопнуть у меня всё никак не получалось. Казалось бы, вот сейчас, ещё немного… но и это не могло продолжаться вечно.
     Наруто к вечеру довёл себя до состояния холодных компрессов и постельного режима. Ему это пойдёт на пользу, он быстро придёт в себя.
     В одиночку у меня наконец случился прорыв. Я, действительно, вложил всего себя в эту попытку.
     Много, очень много потоков. Около сотни, не меньше. Маленькие, едва заметные. Я даже сам не заметил, как достиг такого уровня. В самом деле техника для настоящего превозмогателя! А затем я сразу высвободил их. Бум! И во все стороны полетели маленькие частички от мячика.
     Ну вот… загрязнил окружающую среду…
     И какие только мысли в голову не лезут от усталости? Но тут всегда поможет акробатика! Это то, что мне никогда не надоест.
     Я с удовлетворением от выполненной задачи бросился к первому попавшемуся мне дереву и стал нарезать вокруг него круги при помощи прилипшей ладони и носка ноги. Я раскручивался и раскручивался, пока не набрал большую скорость и, как пробка из бутылки, не вылетел в центр поляны. Я даже не стал мягко приземляться, а просто мешком свалился на траву и уставился в ночное небо. Пора ложиться спать.

      — Я смотрю, у тебя получилось, — прервал меня знакомый голос. Я напрягся и в ту же секунду расслабился. Это и вправду был саннин.
      — Да, Джирайя, получилось. Ты не представляешь, как я рад.
      — Ох, оно и видно, — сел рядом со мной отшельник, — а что же ты не поделился своим успехом с Наруто? Почему ты с ним почти не общаешься?
      — Ну, тут всё достаточно просто, — продолжил я рассматривать небо, — мне не хотелось бы, чтобы он принял меня за своего соперника. Конечно, это неплохая мотивация — не отстать от кого-то, кто стоит рядом с тобой, но мне она не нужна. А не общаюсь я с ним… наверное, просто потому, что мне показалось будто вы и сами с ним неплохо ладите. Я не хотел вам мешать в чём-либо. Мне стоит вас только поблагодарить за разрешение изучать эту технику. Ведь это — наследие Четвёртого… и такие дзюцу на дороге не валяются.
      — Да ты просто кладезь хороших выражений, — засмеялся Джирайя, а затем вдруг посерьёзнел, что с ним бывало не так уж и часто, — но на счёт техники ты прав. Это полноценный ранг А, а это, поверь мне, очень немало. Единственное, о чём я тебя хочу попросить, так это о том, чтобы ты не применял эту технику к друзьям. Это сейчас она вполне безобидна, но после её окончательного изучения тебе стоит быть осторожнее при её использовании. Она может убить не хуже любого другого дзюцу, и тут не нужно много ума, чтобы это убийство совершить. Будь внимателен, Каоин.
      — Я понимаю, Джирайя, и можно я буду звать тебя учителем? Всё-таки с твоей помощью я почти выучил как минимум одно дзюцу. Но зато какое! Конечно, не при Наруто — тот может и обидиться, но наедине… всё-таки звать тебя «на ты» мне немного неловко.

     Сеннин замолчал ненадолго… а затем вдруг поднялся. Я уж думал, что он обиделся и сейчас уйдёт, как услышал его голос.

---+===***===+---

     Джирайя всегда следил за обоими своими спутниками. Явно или нет, но он был рядом с ними. Его навыки в технике скрытности были достаточно высоки, чтобы следить за каждым в любое время. С одним был теневой клон, со вторым — он сам, чаще всего под маскировкой.
     И каждый из них двоих был чем-то удивителен. Они оба, как ни странно, были похожи на Минато. Узумаки — внешностью и некоторыми привычками, в которых Джирайя узнавал поведение своего бывшего ученика. А Каоин… он был воплощением спокойствия. Казалось бы, его не могло побеспокоить ничто. Сеннину иногда думалось, что тот знал всё вокруг него происходящее наперёд, настолько тот был незыблем в своём поведении. И сложно было в этом крайне талантливом сироте не заметить многие другие черты Четвёртого. Рассудительность, спокойствие, умение понимать других людей… всё то, что у Узумаки отсутствовало как класс. Но это ещё могло измениться с возрастом… всё-таки не зря Наруто сын своего отца.
     Но таланты Каоина поражали. Его навыки по сбору информации были удивительны — сеннин сам не мог догадаться, как тот так быстро получает информацию. Да, тот момент, когда Каоин при виде Акатсуки бросился к нему, ещё можно было объяснить сенсорными способностями. Но его взгляд, когда Джирайя создавал расенган в первый раз… сеннин обратил внимание на то, как тот взглядом разобрал технику на составляющие всего за один раз. И подтверждалось это скоростью её изучения. Первый этап за несколько часов! А второй? Пара суток! Впору было заподозрить у Каоина шаринган! Но чего нет, того нет.
     В общем, по недолгому размышлению Джирайя подтвердил для себя то, что Шиничи не шпион. Его действия, поведение, скорость добычи информации — всё это давало кое-какие намёки на это, но ни одного действия по выведыванию секретов он не совершал. Он ни разу не пытался ничего узнать у Узумаки, даже не подумал узнавать причину нападения на него ребят из Акатсуки. Хотя Каоин, скорее всего, просто догадался, но в любом случае Джирайя не чувствовал ничего такого в Шиничи. Сеннин даже на всякий случай отправлял пару доверенных генинов в приют, откуда он пришёл. Родителей у него нет, попал в детский дом в младенчестве. Там его завербовать никто не мог, да и кому это надо? А в деревне — тем более. Он не контактировал ни с печально известным Якуши Кабуто, ни с Мизуки, который до сих пор сидит в тюрьме. Второй, конечно, учил его во время обучения в Академии, но не больше, чем того позволяла программа. Пересекаться наедине они никак не могли.
     А сейчас Каоин, считай, вообще просил принять его в ученики. Ну, такого серьёзного экземпляра у него ещё не было, и почему бы и не попробовать? Что-то в пареньке цепляло, не хуже, чем в Узумаки.
     А Наруто об этом и вправду лучше не знать. Не отцовский у него характер, он больше пошёл в Кушину.
     Джирайя горько улыбнулся своим мыслям и воспоминаниям, а затем всё-таки ответил:

      — Не проспи завтрашнее утро, мы займёмся твоим телом. А то хлипковат ты для того, кто хочет звать меня учителем!

     Сеннин не мог не постараться запечатлеть ошарашенное лицо своего нового ученика, его изумлённую физиономию было видно даже сквозь маску. А то уж больно тот редко показывал сильные эмоции.

42 - Тренировки и ходьба


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Я был по-настоящему шокирован, когда Джирайя решил меня тренировать. Всё-таки спрашивал я его скорее в шутку, чем всерьёз, но раз уж меня согласился тренировать целый саннин – это сильно меняет дело. Уже на утро я при полном параде был на той поляне, где мне удалось лопнуть первый свой резиновый мячик. Моего нового учителя пока не было, но я в любом случае успел немного размяться и лопнуть ещё парочку шариков.
     Теперь, когда я чётко знал, что нужно делать, всё получалось намного быстрее и эффективнее. Правда, шумно. Да и чакра в весьма приличном количестве просто развеивалась в пространстве. Страшно представить, сколько на эту технику Наруто тратит сил впустую….

     — У тебя уже очень ловко получается, — похвалил меня и вышел из-за деревьев Джирайя, когда я лопнул третий и последний для меня шарик. Пожалуй, пока хватит, тем более что сеннин пришёл.
     — На самом деле, в технике ничего запредельного нет. Она просто очень требовательна к разным видам контроля чакры. Её нужно закрутить в огромном количестве направлений, а затем в одно мгновение высвободить для большого эффекта. Мне даже кажется, что ей чего-то не хватает.
     — Чтобы ты знал, Четвёртый тоже считал, что расенган – незаконченная техника, — сказал сеннин, — но он-то говорил так про завершённый расенган, ты же пока справился лишь со вторым этапом. Теперь тебе нужно пройти третий, но это подождёт! Сначала я хотел бы заняться твоей физической подготовкой, — по-доброму рассмеялся Джирайя. Только мне почему-то ничего доброго в этом смехе не показалось.

     И верно… потому что сеннин был настоящим азиатским учителем. Палкой он не бил, но задания подбирал такие, чтобы в случае, если у меня что-то не получалось, я наказывал сам себя. Как вы думаете, это происходило? Достаточно просто на самом деле. Он поступал примерно как Рок Ли и Майто Гай во время тренировок, но чуть попроще.
     Он дал мне комплекс упражнений, в принципе – несложный, но перед этим плюхнул мне на живот печать каких-то там элементов. Чакра стала ощущаться очень плохо, я много потерял в её чувствительности и контроле. Почти ощутил себя обычным человеком… только прыгать мог повыше, да кожа покрепче. И выносливость… но по сравнению с обычным применением чакры для меня это была лишь приятная мелочь.
     И после этого мне нужно было делать этот комплекс определённое количество раз. В целом – не такой он сложный, но проблема была в том, что, делая перерыв, я должен был сам добавить себе ещё одно задание. Как там говорил Рок? «Если я не смогу отжаться на руках тысячу раз, то я две тысячи раз пробегу вокруг деревни на пальцах»… и по нарастающей. Вот у меня – тоже самое. Только циферки были поменьше и упражнения менее идиотские. Вот только если я не хотел себе штрафов, то отдыхать до завершения комплекса я мог не более пяти минут после каждого подхода. А этого маловато для восстановления дыхания и мышц. Успеваешь только немного отдышаться, тем более что практически полное отсутствие чакры серьёзно мешало делу.
     Вот и получалось, что Джирайя испарился (я даже заподозрил, что это был теневой клон), а я продолжил издеваться над своим телом. Добровольно и с песней….
     Штрафные упражнения я старался не набирать, но мышцы к концу такой тренировки начинали болеть жутко, ведь беспрерывные занятия намного сильнее нагружают тело. Джирайя дал это задание на несколько дней, без перерывов. Интересно, как я себя буду чувствовать в ближайшее время? Уверен, не намного лучше, чем Наруто. Только у того болит душа, то есть чакросистема, а у меня – тело.

---+===***===+---

     Джирайя пришёл ко мне через три дня и тут же приказал задрать верх костюма. Я, обрадованный тем, что чакра ко мне вновь вернулась, бросился прыгать и скакать. Получалось на удивление легко, хотя это я просто чуть-чуть отвык от усиления чакрой и прикладывал больше мышечной силы. Хм, тоже дело.
     После сеннин дал наказ собраться и ждать его с Наруто у гостиницы. Интересно, тот сделал второй этап? Я такие тонкости, честно говоря, не очень помню.

     — Привет, Наруто, — поздоровался я с ним, когда тот с сияющим лицом собрал вещи и выскочил на улицу, — как у тебя продвигаются тренировки?
     — Отлично! — у Узумаки явно было хорошее настроение. — У меня наконец-то получилось лопнуть этот идиотский шар! Теперь Гама-Сеннин[17] наконец-таки покажет мне третий этап!
     — Я рад за тебя, — похвалил я его, не упоминая о своих успехах, — но теперь нам снова пора идти искать Тсунаде. Надеюсь, мы поскорее завершим эту миссию.
     — Да! Нужно найти эту бабушку поскорее! — с энтузиазмом воскликнул Узумаки, закидывая сумку себе за спину.
     — Только при ней так не ляпни. Мне кажется, ей эти слова не очень понравятся, — ухмыльнулся я. Хорошо, что этого под маской не видно.

     Наконец, через несколько минут подошёл Джирайя. Нам пора было отправляться.

---+===***===+---

     Уже через минут двадцать после начала нашего пути в славный град Танзаку Наруто надоело вот так идти. Он полностью восстановил силы и его переполняла энергия. Сначала тихо, а зачем всё более явственно Узумаки стал бубнить про себя что-то так, чтобы сеннин слышал.
     Поняв, что от него не избавишься, Джирайя в итоге поинтересовался у Узумаки, что не так. Тот, в свою очередь, высказал сенсею то, что тот не показал ему третий этап. Конечно, завершать тренировку на полпути нехорошо, тут я с Наруто согласен. Но можно было и потактичнее… хотя это нужно идти точно не к Наруто.
     В итоге мы остановились по пути. Джирайя бросил каждому из нас по шарику с воздухом. Обычному воздушному шарику. На таком мы репетировали первый этап, правда, он был с водой. В этот раз задача наша была намного сложнее, хотя смотря для кого.
     Я ясно чувствовал, как фонит чакрой шарик, что держал в руках Джирайя. Наруто, похоже, тоже что-то ощущал, но не понял, что именно, даже когда сеннин намекнул на шар взглядом.

     — И? Что это за этап такой? — поинтересовался Узумаки у Джирайи.
     — Хм… ладно, я покажу то, что происходит внутри шарика в другой руке, — ответил Наруто саннин, — вот, смотрите.

     Я тоже внимательно посмотрел на его руку. Через несколько секунд там уже крутился самый настоящий смерч из чакры. А вот это уже настоящий расенган… и силы в него вложено немного больше, и плотность, и скорость потоков там намного выше. Это делает технику в разы опаснее…
     Затем сеннин перешёл к демонстрации разницы между вторым и третьим этапом. Как было ясно, второй не составлял из себя ничего особенного: от него можно было защититься даже при помощи ауры из чакры, что защищает каждого человека. Даже дереву техника нанесла урон постольку-поскольку. Зато по области….
     Третий же этап – это уже другой разговор. Деревья. Они вообще крепкие – их пачкой взрыв-тегов порою не возьмёшь, но вот расенган с одним из них справился с достаточной лёгкостью. Очень много потоков с большой плотностью, которые нужно стабилизировать, а затем высвободить технику в один момент. Это сильно усложняло задачу.
     Наруто попробовал, но добился всего лишь разрыва шарика. Стабилизировать эту энергию в замкнутый поток для него пока почти невозможно. Ему ещё придётся некоторое время попревозмогать. Я же… тоже попробовал. В принципе стабилизация для меня проблем не составляла. На небольшом количестве потоков. Десять, двадцать, пятьдесят… но вот когда их количество достигло сотни, тут начались проблемы.
     Через пару секунд я уже надувал новый шарик. Тут тоже нужно поработать, но тренировка на контроль и правда шикарная.
     Так мы и шли. Узумаки поминутно взрывал своё дзюцу, из его рук вылетали потоки чакры и всего через пару секунд рассеивались. У меня дело было немногим лучше: держать шарик я мог сколько влезет, но на определённом количестве потоков. Свыше сотни – и всё, дальше начиналась дестабилизация. Но, опять же, тренировки постепенно давали свой результат.
     Наруто очень удивлялся, глядя на то, что я выполняю технику. Ведь он не видел моих тренировок и считал, что я валяю дурака. Это он ещё не знает про то, что я и тело прокачивал несколько дней….
     Но, кажется, то, что я тоже учу технику, дало мне пару очков в глазах Наруто. Видимо, он посчитал меня таким же старательным. Но нет… тут он не прав. Я тот ещё раздолбай. Просто в некоторых местах мне не до шуток. Нужно становиться сильнее.

---+===***===+---

     В Танзаку мы прибыли через несколько часов. За нами ровно шёл шлейф из лопнувших шаров и отметин на дороге от неаккуратно выполненных дзюцу. Как правило, это было дело рук Узумаки, но и я пару раз провёл не слишком удачные эксперименты. Тут нужно превозмогать, и простора для творчества пока видно не было. С другой стороны – это пока. Ведь недаром у меня предрасположенность к воде.
     Но нам нужно было поскорее найти Тсунаде. Было бы интересно взглянуть на этого персонажа. Хотя какой это персонаж? Это человек, не совсем обычный, но всё же человек. Наверное, пора переставать думать о людях, как об их образах из аниме. А то ляпну где-нибудь что-нибудь не то…

43 - И зачем я это сделал?


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Город был не особо крупнее предыдущего. Выглядел он не сказать чтобы намного богаче или более ухоженным. Всё тоже самое: в центре площадь с магазинчиками, чуть подальше раскиданы различные узкоспециализированные заведения, в том числе и игровые. Затем начинались спальные районы. В общем, ничего особенного, кроме, пожалуй, старых укреплений, что тут сохранились. Это были весьма примечательные и высокие сооружения. Но тут они стояли скорее в виде памятника, чем защищали от чего-то. Всё-таки защиту от шиноби они давали чуть больше, чем никакую.
     Но что-то в этих зданиях всё-таки было… кроме одного, что некоторое время назад обвалилось. Я сам видел некоторое количество пыли, значит, оно там. Джирайя целенаправленно отправился туда. Он не то чтобы прямо спешил, но и шагом больше не шёл. Мы также ускорились, правда, Наруто просто под нас подстроился. Он ничего не заметил, сосредоточенно «работая» над очередным шариком.
     Когда мы подошли поближе, Джирайя, да и я тоже, убедились, что здание всё-таки разрушено: мы видели его остатки. Мы перешли на бег. Узумаки секунду потупил, затем бросился за нами следом.

     — Что такое, учитель? — спросил Джирайю на бегу Наруто. — Куда вы так торопитесь?

     Я ткнул пальцем в развалины.

     — Это здание рухнуло совсем недавно. Меньше получаса назад. Нужно выяснить, что там происходит. Далеко не каждый шиноби может такое сотворить.

---+===***===+---

     К сожалению, мы не успели вовремя. Только послушали запоздавшего мужчину, что вкратце рассказал о призыве Орочимару, который отгонял зевак от того места. Человек, не слушая более наши вопросы, бросился бежать дальше. И скатертью дорожка… тут ему делать нечего.
     На развалинах было пусто. Можно было разве что заметить некоторое количество чакры, что ещё не успело развеяться. Впрочем, тут я всё более-менее помнил, мне ничего здесь не требовалось.
     Джирайя тоже молчал, около минуты рассматривая окружающие нас крыши, затем спрыгнул и отправился в сторону центра города.

     — Пойдёмте, — сказал он нам, — тут больше делать нечего.

     Весь остаток дня мы проходили по различным заведениям. Пара игорных домов, гостиницы, рестораны. В злачные места, насколько я понял, Джирайя нас не звал. То ли шёл его клон, пока мы искали втроём, то ли ещё что-то, но остановились мы только около одного кабака. Хотя… называть это заведение так было сложно. Это скорее кафе средней руки, по крайней мере, по внутреннему убранству. Тут, собственно говоря, Тсунаде и нашлась.
     Выглядела она… не на все свои пятьдесят. Двадцать пять, может тридцать. Не более. Фигура же вполне соответствовала всем канонам – относительно узкая талия, волосы где-то по плечи и знаменитая грудь четвёртого размера. Впрочем, какая разница?
     Шизуне тоже не отличалась внешностью от своего анимированного образа. Поросёнок, имени которого я всё никак не мог припомнить, также выглядел весьма настороженным. Он не похож на обычную хрюшку. В общем, компания собралась необычная.
     Я не стал садиться за стол, а облакотился о стенку, разделяющую между собой столы. Мне эти разговоры ни к чему. И так всё известно. Хотя, конечно, я послушаю. Нужно знать реакцию людей. Ведь не будут же они, как в сериале, рассуждать, кто такой Орочимару? Это всё-таки не детский мультик. Хотя что-то здесь есть… детское. Например, Наруто.

     — Так почему этот… Орочимару ещё на свободе?! Он убил дедулю Третьего! — вскочил Узумаки и вескости ради ткнул в Тсунаде пальцем. — И что значит то, что она будет Пятым Хокаге?
     — То и значит, — не смог удержаться я. Правда, высказать мне это удалось негромко.
     — Сядь, Наруто, — веско бросил своё слово Джирайя. Тсунаде тем временем достала из-под… выреза груди колоду карт. Ну да, всё своё всегда с собой.

     Тсунаде и Джирайя размешали колоду и сели играть партию в какую-то неизвестную мне игру. Я заподозрил в ней кое-какие элементы покера. С каждой картой они перебрасывались мыслями. Наруто же медленно сходил с ума. Немудрено. Прямо перед ним один человек предлагал другому пост Хокаге, а второй отказывался.
     А когда Тсунаде начала обсуждать ученика сеннина: его внешность и ум, и, наконец, глупость мечты Узумаки – Наруто не выдержал и бросился на без пяти минут Пятую. Джирайя вовремя ухватил генина. Правда, Тсунаде под воздействием алкоголя уже дошла до нужной кондиции. Видимо, отсутствие азартных игр в этот день било ей в голову не хуже алкоголя, поэтому она решила поразмяться.

     — Хотя стоп, подожди, — отвернулась от Узумаки Тсунаде, переключая своё внимание на меня, — а что это за молодой человек, Джирайя? Неужели у тебя есть ученик, который умеет держать язык за зубами? — я слегка занервничал. Кажется, моей пятой точке не нравилось то, куда идёт разговор. — Интересно, а он такой же смелый, как этот хам? — небрежно ткнула она в Узумаки.
     — Простите, Тсунаде-сама, но я трус, — снял я с лица маску, выходя из-за стенки, — выходить против саннина… вы уж простите, но я как-нибудь в другой раз. Может быть, попозже, в качестве эксперимента.

     Но последнюю фразу, судя по всему, я ляпнул зря. Женщина тут же ухватилась за неё.

     — Любишь эксперименты? — как бы невзначай поинтересовалась у меня Тсунаде. Её слегка покрасневшие щёки явственно выдавали градус сакэ, которого она выпила уже бутылок десять, — знаешь, а почему бы и не провести этот эксперимент прямо сейчас? Чем плохое время?

     Я понял, что отступать дальше бессмысленно. Надеюсь, она меня не зашибёт.

     — Ничем, Тсунаде-сама, — пожал я плечами, направляясь к выходу. И чего она ко мне прицепилась? Мне боязно сражаться даже против трезвого противника из родной деревни, куда уж против пьяного. Ей за мою случайную смерть будет… почти ничего. Поругают, быть может, и всё.

     Перед выходом я слышал, как вздохнул Джирайя. Это действие с его стороны как бы говорило: «О, Ками, что здесь за сборище клоунов».
     К счастью, мой бой обещал быть вторым. Не успел я отойти от входа, как из заведения вылетел до сих пор кипевший Узумаки. Так над его мечтами ещё не издевались ни друзья, ни враги.
     Через две минуты Наруто и Тсунаде уже стояли друг напротив друга. Женщина вывела Узумаки из себя ещё больше, хотя, казалось, уже некуда. И пафоса со стороны будущей Пятой явно было перебор. Она явно вошла во вкус и задалась целью довести генина как минимум до инсульта. Когда она вытянула вперёд палец и объяснила, что собирается им победить нас обоих, ей практически удалось выполнить задуманное.
     Через пять секунд Наруто уже отхватил щелбан, который откинул Узумаки метров на восемь. Быстро… очень быстро.
     Но вскоре последовал вопрос со стороны Тсунаде.

     — Скажи-ка мне… перед тем как ты отключишься, почему ты вступился за Хокаге? — видимо, её это и вправду интересовало.

     Во время ответа Узумаки у неё опустились глаза. Она задумалась, что позволило Наруто сосредоточиться и применить свою, ставшую в будущем коронной, технику. На джинчурики Тсунаде обратила внимание в тот момент, когда тот пробежал уже три четверти пути. Ей явно нужно поработать над своими эмоциями в бою перед тем, как надевать шапку Хокаге.
     Ещё больше женщина удивилась, когда увидела у Узумаки в руках технику Четвёртого. Она явно знала её не понаслышке. Это позволило Наруто подобраться к Тсунаде почти вплотную. Оставалось где-то три метра, когда лучший медик в мире опустилась на землю и в правду, одним пальцем, её расколола. Такого уровня я не достигну никогда. Узумаки вместе со своей техникой застрял в трещине.
     Тем временем пока Наруто вылезал при посильной поддержке Шизуне, между Тсунаде и Джирайей потихоньку разгорался спор. Угадайте, кто в него влез? Да-да, тот же самый Узумаки поспорил с Сенджу на то, что выучит эту технику до конца всего за три дня. Та, правда, пожалела парня и немного увеличила этот срок. Ну, за неделю эту технику и я освою… хотя какая неделя? Ещё пара деньков, если не превозмогать.
     Я уже надеялся, что про меня забыли, как Тсунаде хрустнула шеей и позвала меня:

     — Тоже давай сюда выходи. Посмотрим, чем удивишь меня ты… кстати, как тебя зовут?
     — Вряд ли вам моё имя что-то скажет, — пожал я плечами, — меня зовут Каоин Шиничи. Но ведь имя человека, это ещё не всё, не так ли, Тсунаде-сама?
     — Уже поздно, хватит болтать, — махнул рукой Джирайя, внимательно нас слушающий, — закончите с этим наконец.

     Мы отошли подальше от испорченного ландшафта. Мде, не хотелось бы тут всё затопить. И в ближний бой мне почему-то подходить тоже не очень охота…
     Но Тсунаде по-прежнему была готова использовать только один палец. Это была единственная хорошая новость.
     Я не стал приближаться к женщине, а за долю секунды использовал технику. Тсунаде только сощурилась, глядя, как я управился в одну печать концентрации.

     — Суйтон: Водяной Снаряд!

     Пока техника летела, я, как обычно, создал теневого клона. Места здесь мало, поэтому придётся что-то с этим делать. Вряд ли на Тсунаде подействует иллюзия, скорее даже именно она обратит на меня внимание, поэтому я оставил теневого клона выплюнуть ещё пару техник, а сам спрятался у угла дома и, маскируясь, двинулся в обход женщине. Лицом к лицу мне с ней делать нечего. Выкинет какой-нибудь фокус, и мне будет больно. А я не Узумаки и тем более не джинчурики, чтобы быстро отрегенерировать. Скажет она мне, что не будет лечить, и всё. Но подойти к ней всё-таки придётся…
     Сама Тсунаде от моей техники всё-таки увернулась. Видимо, ей не хотелось мокнуть…. Она стояла, ожидая от моего клона действия. У того была простая программа: он вновь сложил печати, и в женщину полетела новая техника. Вскоре ей это надоест, однако, пока она не пошла в ближний бой к клону, я должен подойти к ней поближе.
     Наконец, я подобрался к ней сбоку. Тем временем терпение женщины начало явно кончаться: на неё попала пара капель воды с техники, что брызгами разлетелась во все стороны. Тут мой клон понял, что пахнет жареным, и выполнил единственную заданную ему задачу, помимо отвлечения внимания. Я бросился вперёд, когда он демонстративно посмотрел на Тсунаде, которая была готова на него броситься, а затем медленно, чтобы она точно не решила, что ей почудилось, показал ей средний палец[18]. Именно в этот момент я сделал рывок в её сторону на пределе своей скорости.
     Пока все вокруг изображали из себя статуи, я успел подлететь к ошалевшей женщине почти вплотную. В этот момент мой клон издевательски развеялся, что дало мне ещё долю секунды на отвлечение внимания, а затем Тсунаде среагировала. Мою иллюзию разорвало на куски выбросом чакры из пальца внучки Первого. Очень быстро… и, кажется, чакры туда было вложено с запасом… и как же хорошо, что под этот удар я не попал. Возмущения чакры были так велики, что я даже капельку замедлился. Но даже так, это было уже не важно. Тут два варианта – либо Тсунаде получает удар, а затем жестоко меня карает, либо ей придётся нарушить своё слово – использовать только один свой палец. Я будто в замедленной съёмке видел, как она решает. И Тсунаде определилась. Женщина приняла мой максимально сильный удар в живот. Вообще, я целился в бок, но Сенджу повернулась ко мне во время своей неудавшейся контратаки.
     Женщина кувырком полетела сквозь хлипкие деревянные постройки, что она пробивала своим телом. Надеюсь, что после всего этого представления я выживу….
     Мне оставалось только наклепать пару клонов и ждать, когда очень злая Тсунаде прибежит обратно. Может, она чуть-чуть остынет, пока будет их уничтожать? Впрочем, вряд ли.
     Уверенность в том, что я буду долго отдыхать в больничке со своей выходкой, пришла мне в тот момент, когда из-за завалов показалась злющая Тсунаде. Ну зато я могу похвастать тем, что ударил Пятую, и выжил после этого. Хотя уверенности в последнем у меня не было.

     — Ты уверен, что это того стоило? — с содроганием глядя на меня, как на ещё почему-то ходящий труп, задал мне вопрос Джирайя.

     Я только покачал на это головой. Совершенно не уверен….

44 - Всё не так плохо


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Как ни странно, но мазохизмом я никогда не страдал, но в этот раз мне требовалось в любом случае отправиться отдохнуть. Тут не было особенно глубоких расчётов. Первый если эта замечательная дамочка отправит меня отдыхать хотя бы на недельку, мне не потребуется вмешиваться в ситуацию с Кабуто и Орочимару. Там мне быть совершенно не хотелось. Вторая – если она меня вырубит, то лечить придётся всё-таки ей. Ведь совесть у Тсунаде вроде кое-какая имеется, пусть и своеобразная. В общем, кругом одни плюсы. И с Пятой познакомлюсь, вот только мне жуть как не хотелось от неё огребать. Не люблю я это дело… это прерогатива превозмогателей вроде Наруто. Это их болячки только усиливают.
     От злющей Тсунаде я пробегал меньше тридцати секунд. Она развалила пару клонов за несколько секунд, а ещё через несколько начала бегать за мной. Пару раз она повелась на слишком естественно ведущие себя иллюзии, которые разделялись со мной во время бега. В третий, я наоборот сделал иллюзию неправдоподобной, а из себя корчил настоящего. Двойной блеф… и, кстати, сработал. А затем Тсунаде меня догнала и одним тычком пальца (до сих пор она использовала только его) в спину отправила меня в бессознательное состояние. Перед тем, как это произошло, я успел прочувствовать всю прелесть ударов Сенджу: было такое ощущение, что это не обычный палец, а как минимум дуло танка, что на полном разгоне впечаталось тебе в спину, а затем ещё и выстрелило….

---+===***===+---

     Пробуждение вышло не из приятных. Болела каждая косточка в теле, даже те, о которых я не слышал и не знал, что они у меня есть. Глаза я открывать побаивался, но лежал я вроде на кровати, а запах медикаментов указывал на то, что меня всё-таки где-то лечат. Тут я услышал шорох, потом послышался знакомый голос, заставивший меня вздохнуть с облегчением. Это был Джирайя.

     — Ну что, герой, как себя чувствуешь? — услышал я ехидные нотки в его голосе. — Уже готов ещё пару раз ударить какого-нибудь саннина?

     Я только поморщился в ответ. Глаза открывать почему-то не хотелось.

     — То-то же, — почувствовал я кивок сеннина, — в общем, ты ещё легко отделался. Пара-тройка сломанных рёбер, вывихнутые плечи, разодранные коленки… мелочи, считай. Ты тут находишься уже три дня. А уж учитывая то, что Тсунаде сама тебя лечила….
     — Это как-то связано с тем, что у меня всё тело болит? — с лёгкой хрипотцой спросил я сеннина.
     — Связано, но не в том смысле, о котором ты подумал. Наоборот, тебе бы было хуже раз в пять, если бы не её помощь. Тебе стоит её поблагодарить.
     — За то, что не убила, или за то, что вылечила? — легко улыбнулся я, наконец, открывая глаза. К счастью, ничего у меня с такого простого действия не заболело.
     — За всё, — серьёзно заключил Джирайя, а затем рассмеялся, — но вообще, ты явно идёшь по моей дорожке. Меня давным-давно тоже Тсунаде ударила… и тоже сама лечила. Жаль, что я в этот момент был не в сознании, — мечтательно улыбнулся саннин.
     — В общем, ты отдыхай тут, — заключил отшельник, исчерпав темы для разговора, — в принципе ты в полном порядке, но кое-что всё ещё не до конца зажило, тебе понадобится ещё дней пять до полного выздоровления[19], тебе пока следует воздержаться от физических нагрузок. Но знаешь… с чакрой у тебя всё более чем в порядке, — Джирайя взглядом намекнул на мои вещи, где у меня до сих пор была пара свитков с не надутыми шариками. Кажется, у меня есть занятие до полного восстановления… я кивнул.

     Джирайя ушёл, а я осторожно потянулся к своим вещам. Кто тренируется всегда и везде? Ваш покорный слуга.

---+===***===+---

     Сеннин улыбнулся, почувствовав первый всплеск чакры из комнаты Шиничи. К счастью, у Каоина такие выбросы были не настолько монструозными, как у Узумаки. Но чакры у его нового ученика тоже было прилично. Джирайя не был уверен, что мог похвастать таким количеством энергии в такие годы.
     Саннин отправился к Тсунаде, что в течение всего этого времени усердно пила. Видимо, что Узумаки, что Шиничи… каждый из них разбередил ей какие-то раны. И Джирайю каждый раз царапала мысль, что тут не только это. Но что значит это «не только», он пока понять не мог. Тсунаде даже под градусом язык держала за зубами.

     — Как он? — это был первый вопрос, когда он зашёл в ресторанчик при гостинице, и сел напротив внучки Первого. Женщина делала то же, что и всегда – пила, но немного. Её организм и навыки медика позволяли ей в полной мере оценить алкоголь. Джирайя тоже знал пару полезных приёмов, но это ни шло ни в какое сравнение с Тсунаде.
     — Очнулся, наконец. Неплохо ты его всё-таки приложила.

     Сенджу поморщилась.

     — Он знал, на что шёл. Я не заметила за ним тупости. Но какой всё-таки наглец! Тебе когда-нибудь приходило в голову так отвлекать противника?
     — Сколько уже это обсуждаем, Тсунаде, — нахмурился сеннин, — неужели тебя в нём больше ничего не волнует, кроме этого?
     — Ну почему же, интересует, — задумчиво посмотрела на очередную бутыль с саке Тсунаде, — с чего ты вдруг взял этого паренька с собой? Ни за что бы не поверила, что ты берёшь с собой этот детский сад из генинов просто так. Ладно один — пусть будет ученик. Но на что тебе Шиничи с собой? Он не похож на сына Четвёртого и его жены.

     Тут из комнаты Шиничи можно было ощутить очередной лёгких всплеск чакры. Тсунаде в этот раз обратила на это внимание и чуть ли не вскочила с места – бежать к пациенту.

     — Тихо, тихо, Тсунаде, не спеши, — остановил её сеннин. Сенджу пару секунд посверлила Джирайю глазами, а затем снова села, — это я ему разрешил. Ты же сама говорила, что с чакрой у него проблем нет.
     — И что же он там делает? Не водяные же техники отрабатывает? — спросила его женщина, пока через долю секунды в её глазах не появилось осознание, — неужели… и его ты тоже?
     — Да, Тсунаде, — прямо ответил Джирайя. Он тут же заметил, как её лицо кривится, и поспешил добавить, — ты пойми, лучшего кандидата я всё равно не нашёл. И в любом случае Наруто нужно было научить во время пути сюда, хоть я и не ожидал такой скорости обучения. И у меня не было выбора, как научить и Шиничи… ведь они гипотетически равны. Даже более того, Каоин уже получил жилет чунина. И не думал я, что тот вообще сможет изучить технику, тем более даже быстрее, чем Узумаки.
     — Ты правду говоришь, — ещё больше удивилась Тсунаде, — ну, теперь я могу с гордостью заявить, что ударил меня не генин, а целый чунин… так почему всё-таки Шиничи шёл с тобой? Джирайя, ты мне так и не сказал….

     Сеннин слегка задумался, а потом начал свой рассказ. Про нападение на деревню в подробностях, про успехи Шиничи на экзамене, про его навыки, учителей. А затем про то, как члены совета деревни с обострённой паранойей всерьёз решили проверить Шиничи при помощи отдела допросов. Тсунаде во время рассказа то скептически поднимала бровь, то с негодованием запивала слова сеннина алкоголем.
     Когда Джирайя закончил, Тсунаде уронила очередную бутылочку с саке на стол и каким-то даже торжественным тоном произнесла:

     — Ну у вас там и дурдом….
     — Это точно, — подтвердил Джирайя, поднимаясь из-за стола, — ну что, не хочешь навестить парнишку, когда тот будет в сознании? Только ты приди в себя немного, а то он и вправду решит, что ты алкоголичка.
     — Да какая мне разница, — пробурчала Тсунаде, но всё-таки прислушалась к совету сеннина, — но у меня есть кое-какие дела. Я зайду к нему чуть позже… кстати, а Наруто ещё тренируется? От Шизуне пока нет никаких новостей.

     Узумаки тренировался в одиночку, но спутница Пятой на всякий случай была рядом, чтобы в случае чего накормить незадачливого ученика. С Наруто станется умереть с голоду во время тренировки. Там, конечно, был и теневой клон Джирайи, но мало ли что?

     — Да какие новости? Пока Узумаки технику не выучит, он с тренировки не уйдёт. Очень уж Наруто упорный, — Джирайя молча кивнул Тсунаде на прощание и вышел из гостиницы.

     Женщина ещё немного посидела за столом, но больше не пила. Ей требовалось немного времени, чтобы уложить в голове новую информацию. Всё-таки… как же не вовремя этот пост Хокаге свалился ей на голову!

---+===***===+---

     Я как раз лопнул очередной шарик и с огорчением откинул остатки резины в моей руке в сторону. Занимался я прямо в кровати, поэтому никаких мышц не напрягал. И даже руки уже почти не тряслись: чакроканалы потихоньку привыкали к таким нагрузкам, тем более что я тренировал их способность проводить энергию и до этого. А количество потоков, которые я мог стабилизировать, постепенно приближались к сотне. Руки я менял постоянно, но лучше результат был, само собой, в правой. Но отдыхать приходилось всё равно. Это же был практически третий этап, и чакры он требовал много.

     — Развлекаешься? — женский голос заставил меня подпрыгнуть на кровати и потерять контроль над дзюцу. Я с грустью посмотрел на клочки шарика в моей руке. Лёгкие уже устали постоянно их надувать. Я повернул голову к двери, где без особого удивления обнаружил Тсунаде, даже не пьяную.
     — Да, развлекаюсь, — ответил я на риторический вопрос, — Тсунаде-сама, а вы бить меня не будете?

     Женщина подошла поближе к кровати, на ходу закрывая дверь за собой и изображая на лице что-то вроде полуусмешки. Что-то мне перестало всё это нравиться….

     — Издеваешься? — спросила она. — Я пока ещё не решила, а тебе что, так хочется? — Сенджу заняла табурет, где до этого сидел сеннин.
     — Нет, Тсунаде-сама, на оба вопроса нет, — покачал я головой, — но я хотел извиниться… всё-таки то, как я вёл бой….
     — Всё в порядке, Шиничи, — успокоила меня Тсунаде, — это мне следует быть внимательнее. Мне не стоило отвлекаться. Но, стоит признать, задумка была более чем необычная… и удар у тебя неплохой.
     — До вас, Тсунаде-сама, мне ещё очень далеко. Не каждый день тебя отправляют в больницу при помощи одного лишь пальца, не так ли?
     — Да, — рассеянно посмотрела на меня Сенджу, — и прекрати меня так звать. Чем я хуже этого старого пройдохи? Зови меня просто Тсунаде. И будь поосторожнее со своими тренировками.
     — Хорошо, Тсунаде, — согласился я с женщиной, что находилась уже в дверях.

     Через пару секунд уже ничто не напоминало о том, что тут была внучка Первого. Но руки немного отдохнули, и я потянулся к новому шарику и непроизвольно поморщился. Как же мне надоело эти шарики надувать! Вот выучу технику и в жизни больше к ним не прикоснусь!

45 - Всего одна секунда


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Тсунаде с мрачным видом наблюдала за заходом солнца. У неё было всего несколько часов на размышления. Ей нужно было решить… и нет, она даже не думала о том, чтобы согласиться с предложением Орочимару. Она слишком хорошо знала своего старого знакомого, впрочем, как и он её. Дан и Наваки… это были самые близкие ей люди. Саннин знал на что давить, но… Тсунаде понимала, что вряд ли Оро научился воскрешать людей по-настоящему. Вряд ли это будут тот муж и брат, которых она знала. И Шизуне права: вряд ли они бы одобрили её поступок. Но, с другой стороны, предложение Орочимару подвернулось ей очень кстати. Но уже по другой причине.
     Гемофобия. Это слово стало проклятьем для Тсунаде. Какой из неё боец, какой медик? Что она вообще может, если при виде крови у неё наступает ступор. От этой фобии Сенджу избавиться не могла. Операции? Нет, ступор, и на этом всё. Бои с преступниками? Но никакой реальной опасности бандиты ей не несли. Она не могла преодолеть гемофобию никаким образом, и ни один способ не помогал. А вернуться в скрытую деревню… нет, она не могла. Вот и оставалось ей пропивать свою жизнь, да играть в игры.
     Но сейчас… у неё есть шанс. Иначе не видать ей поста Хокаге. А если и видать, то это будет позор, самый настоящий. Как она после смерти посмотрит в глаза любимому и брату, когда отступила перед такой мелочью? Да даже Наруто, сын Минато, посмотрит на неё не слишком хорошо. Джирайя поймёт, да и Шиничи тоже, но они, скорее всего, не одобрят её бездействие. Нужно избавляться от фобии… и Тсунаде уже решила, как это сделает.
     К счастью, Орочимару не силён конкретно в медицинских техниках. Мистическая рука — это его максимум, по крайней мере, был. Даже если змей достиг в этом деле чего-то большего, он не должен знать медицину настолько, чтобы отличить обман. От Джирайи также был известен и его спутник. Кабуто долгое время работал в госпитале и считался очень талантливым медиком. Ей неизвестно, насколько по сравнению с ней, но женщине нужно быть настороже. Но тут можно уповать на то, что Кабуто на встрече не появится. Если это будет так, то она может просто «вылечить» Орочимару так, чтобы он больше никогда не думал о том, чтобы жить. А если нет, то у Тсунаде будет шанс избавиться от ненавистной гемофобии. И так, и так она в плюсе.
     Но нужно что-то сделать с Шизуне и остальными. Ведь если она просто так пойдёт на встречу, её ученица тут же расколется перед Джирайей. Ей необходимо как-то нейтрализовать их… даже Наруто и Каоина, но на время. Сенджу верила в здравый смысл последнего, но ей не хотелось рисковать. Вдруг тот всё-таки полезет?
     К счастью, у Тсунаде был один состав, как раз на такой случай….

---+===***===+---

     Собственно говоря, до нужного количества потоков расенган я довёл менее, чем за сутки. Он теперь спокойно крутился в нужных пропорциях, и шарик оставался целым. Чего только не сделаешь со скуки! Только что мне это давало? Применять технику я не спешил – как-то некуда, а заниматься чем-то надо. Водой развлекаться было особо негде, поэтому я тренировал скорость создания потоков и оптимизировал технику. Задача была попроще, чем до этого – ведь я уже умел выполнять саму технику, а скорость – тоже дело практики. И два дня превозмогания дали свои результаты, по крайней мере, мне не нужно было две-три секунды на создание техники, как Узумаки. Хватало и одной с чем-то, секундомера, правда, при мне не было. Но даже так, в бою… это достаточно долго, но зачем мне тогда моя любимая иллюзия? Ей я, кстати, тоже позанимался – было достаточно забавно наблюдать за её действиями, когда я лежал в кровати, направляя её.
     А затем пришла Тсунаде и велела мне выпить лекарство, для более быстрого выздоровления. Ну, я выпил его и уснул, а когда проснулся, ощутил все прелести этого «лекарства». И что я ей сделал? Я, конечно, догадывался, что она просто не хотела нашего участия в её с Орочимару встрече, но тренировки-то зачем мне поганить? В любом случае, там я ей ничем не смог бы помочь, особенно в таком состоянии. Мне можно было со спокойной совестью спать и медитировать, но сначала…
     Я кое-как поднялся и отправился будить окружающих. Похоже, яда мне досталось не очень много, либо за время действия печати Джирайи немного привык к почти полному отсутствию чакры, но шёл я спокойно, прямо в пижаме, да и проснулся довольно рано. Наверное, потому что усталости особо не ощущал….
     Первым делом я разбудил Шизуне. Она чуть было не отправила меня в полёт ударом кулака, и я не уверен, что это было бы безболезненно, учитывая моё состояние. К счастью, племянница Като Дана успела остановиться, а затем и ойкнуть от боли в животе. Похоже, Сенджу каждому оставила по подарку, даже Узумаки.
     Вскоре мы собрались всей дружной компанией – я, хмурый и обливающийся потом Джирайя и Шизуне с Узумаки. Все были не в лучшем состоянии.
     Единственная женщина в нашей компании долю секунды ломалась под мрачным взглядом саннина, а затем опустила голову и глухо рассказала всем нам о том, что происходит. Пожалуй, новость об этом воспринял спокойно только я.

     — И это её собираются сделать Хокаге? — возмутился Узумаки. — Да вы посмотрите, что она делает! Этот плохой парень, Орочимару, убил дедулю Третьего, а она собирается с ним о чём-то договариваться! И ещё нас всех отравила!
     — Не ожидал я такого, — нахмурился на эти слова сеннин, — вот почему мне всё время казалось, что что-то не так в этой ситуации. Теперь всё ясно. Кто из нас в строю?
     — Никто, очень уж интересные составчики у Тсунаде-сама. Вот бы она со мной поделилась….
     — А ты с чего так спокоен? — обратился Наруто ко мне, не давая никому вставить и слова, — неужели тебя совсем не волнует то, что там происходит?
     — А что мы там можем сделать? Как я понял, Джирайя не в лучшем состоянии, чем все, здесь присутствующие. Наруто, даже ты не в строю. С таким контролем чакры ты и хенге не выполнишь.

     Наруто обильно покраснел, даже подумал отвернуться, но затем снова вступил в спор с железной аргументацией:
     — Но что-то мы должны сделать! Нельзя оставлять это просто так!

     Я только пожал плечами.

     — Не думаю, что Тсунаде-сама пошла туда без плана. Она не похожа на куноичи, которая пойдёт в бой просто так. Наверняка ей есть чем удивить противника… да и что мы там сделаем? Да, контроль чакры постепенно восстанавливается, — я попробовал закрутить расенган, но вместо сотни с лишним потоков чакры в дело пошёл максимум десяток. На моей руке закрутилось лишь несколько видимых глазом потоков энергии. Остальная чакра рассеялась в пространстве. — Но в таком состоянии мы не бойцы. Мы можем только подставить её своим появлением.
     — Я думаю, Каоин прав, — своим заявлением Джирайя шокировал всех вокруг, включая меня, — пока нам не стоит туда лезть. Подождём немного, восстановимся.

     Сеннин прокусил палец и сложил несколько печатей. Вокруг него взвился вихрь из чакры, с крыши полетела черепица… и через долю секунды на месте призыва стояла какая-то полу-гуманоидная жаба. Джирайя верно рассчитал объёмы чакры, что он потратит зря… вот что значит опыт.
     Пока все сосредоточенно пялились на жабу странной формы и расцветки, Джирайя поприветствовал свой призыв.

     — Добрый день, Гамакичи, — поздоровался с молчаливой жабой саннин. Звучало это странно даже для того, кто знает о том, что жаба разумна. Впрочем, тут такими были все….— Да, я знаю, что ты ещё мал, но в бой от тебя идти и не требуется. Проследи, пожалуйста, за Тсунаде, если хорошо справишься, буду вызывать тебя почаще!
     — О, Джирайя! — голос у жабки был достаточно высокий, но тут ничего удивительного, с её то размерами. — Папа просил передать, что он пока в любом случае занят… где-то через час освободится. Но я прослежу! Не подскажешь, в каком направлении идти?

     Вскоре Гамакичи, как назвал его Джирайя, ускакал. Достаточно шустро, думаю, минут через двадцать уже будет там.
     Я усиленно старался привести себя в порядок. Контроль – это не та вещь, что восстанавливается мгновенно.
     Но я пока не видел смысла в том, что Тсунаде просто пошла и засуицидилась. Тут должен быть какой-то смысл, по крайней мере, не показалась она мне таким уж прямо сверхэмоциональным человеком. Эмоции у неё есть, и довольно сильные, но обычно она ими пользуется, а не они ею.
     Мы все были готовы, собраны, но никто никуда не шёл. Джирайя сдерживал всех, дожидаясь вестей от Гамакичи и хоть какого-то контроля над чакрой.
     Наруто даже попробовал улизнуть при помощи клонов, но ему это провернуть не удалось. Шизуне тоже рвалась в бой. Вот ведь безбашенные….

---+===***===+---

     Тсунаде стояла напротив Орочимару. Кабуто рядом не было: это давало ей неплохой шанс на убийство саннина. Она достаточно правдоподобно, как ей казалось, пожаловалась на то, что хочет видеть Дана. Ей даже не нужно было ничего придумывать: её слова были вполне искренними. Другое дело, что Орочимару Сенджу не доверяла. И его слова о том, что он оставит Коноху в покое… это всё не более, чем формальность. Уж больно он просто согласился.
     Но вот она подходит к Орочимару. Они оба относятся друг к другу с опаской, но у него нет выбора, а Тсунаде просто хочет его убить.
     Наконец, она запускает технику… и это явно непростой шосен. Вот только кроме этого Оро вряд ли что-то скажет. Он сейчас не в лучшем состоянии.
     Проходит всего доля секунды после прикосновения, а руки Орочимару теряют чувствительность практически полностью.
     Ещё бы две-три секунды... и с потерей нервных окончаний саннин лишился бы и всей чакросистемы в руках. В таком случае вряд ли даже смена тела смогла бы нивелировать последствия этой техники. А через пять секунд Оро бы умер, и он даже не заметил бы, из-за чего именно это произошло.
     Казалось бы, Кабуто искал дом, где живёт Шизуне всего на несколько мгновений дольше, но как это всё обернулось для его господина…. Его кунай опоздал: Орочимару лишился рук уже окончательно.
     Вскоре Орочимару почувствовал, что с его телом что-то не так, но ему оставалось лишь рухнуть на колени и закричать от боли в тот момент, как его руки, точнее, то что от них осталось внутри, вернули себе чувствительность. Фразы, что исходили из его рта, заставили покраснеть бы и портового грузчика.

     — Я смотрю, тебе понравилось моё лечение… — усмехнулась Сенджу, глядя как к Орочимару подбегает Кабуто и пытается его продиагностировать. Неудачно: обезумевший от боли саннин головой оттолкнул своего подчинённого. Да так, что Якуши улетел в стену, с которой посыпалась пыль. Столь древние постройки не выдерживали такого издевательства над собой… вряд ли при их создании использовали хотя бы цемент.

     Тсунаде бросилась на Орочимару, чтобы это существо окончательно исчезло с лица земли, но дорогу ей преградил Кабуто. Между ними начался бой.

46 - Канон, да не совсем


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Кабуто, с которым Сенджу сражалась, был достаточно серьёзным бойцом. Его можно было отнести к уровню джонина-медика. Тсунаде даже по неосторожности пару раз подставилась под его удары в неопасные места. Скальпель чакры… но уровень его выполнения был достаточно высок.
     Но он был слишком самоуверен, это Якуши взял от своего учителя. На первый взгляд, по нему этого нельзя было сказать, но, видя прерывистое дыхание Сенджу или последствия своих ударов на её теле, в его глазах можно было заметить чувство собственного превосходства. Тсунаде тоже не была далека от таких эмоций, она даже в какое-то время наслаждалась достигнутой ей силой, но война быстро её научила, что эмоции должны не мешать в бою, а помогать. Кабуто этот урок ещё пока не усвоил… и зря.
     За время, что Сенджу сражалась с Кабуто, Орочимару немного пришёл в себя. На его лицо даже вернулась обычная маска безразличия и вежливого любопытства, но Тсунаде было так просто не обмануть: уж кому, как не ей знать, что тот сейчас испытывает. Это… существо ещё во время войны уже нельзя было назвать человеком.
     В один момент Тсунаде поняла — сейчас или никогда. Она могла ещё долго искать, на что можно обратить внимание, где можно потянуть время, изучая противника, но вечно это продолжаться не могло. Больше ждать нельзя: вскоре должен прибыть Джирайя.
     Сенджу молча сложила одну единственную печать. Вершина её медицинских техник, которую она приспособила для боя. Да, она её старила, но чего стоят ещё пара лет сверху? Для её настоящего вида это уже не имело значения. Тело без медицинских техник и так уже является телом иссохшей старухи. А как иначе после мировой войны?
     Теоретически Сенджу была бессмертна, лишь бы её тело могло выжить во время чакроистощения. Тсунаде, покуда у неё была чакра, могла существовать очень долго. Возможно, даже вечность.
     Но как же всё-таки страшно так поступать!
     Женщина бросилась в самоубийственную атаку, делая вид, что вкладывает всё в последний удар. Промазала, а через долю секунды кунай Кабуто был у неё глубоко в сердце.
     Якуши, только что предвкушавший победу, шокировано уставился на свою окровавленную руку, на которую толчками выливалась кровь. Тсунаде на него не смотрела, она вовсю разглядывала красную жидкость, в обилии находящуюся вокруг.
     Сенджу изо всех сил старалась не уйти в себя. Сердце уже зажило, но она вся дрожала, её глаза были широко открыты. Фобия её была очень сильна, но найдётся ли стимул лучше, чем желание жить? Если она впадёт в ступор и отключится, то ей не выжить. Её убьёт даже этот слабак, а если не он, то это сделает Орочимару.
     Кабуто заметил знакомые симптомы на лице женщины и широко ухмыльнулся. Он уже думал, что это какое-то дзюцу и что с ним сейчас что-то произойдёт, а, как оказалось, его противница просто сошла с ума! А сейчас и вовсе ушла в ступор в связи со своей глупой боязнью… и что это за медик такой?
     «Позорище…» — Якуши презрительно отвернулся от стоящей в исступлении женщины.
     Он уже обернулся к Орочимару, чтобы получить дальнейшие руководства к действию, как между ним и окровавленной Сенджу взорвалась дымовая шашка. Кабуто в одно мгновение отскочил от новой опасности.
     Тсунаде, как только заприметила знакомые силуэты в развеивавшемся дыму, только и смогла, что вполголоса произнести: «Не успела…». Она окончательно потеряла контроль над своим телом. Она ушла в свои переживания, лишь какими-то остатками сознания наблюдая за происходящим. Так ей свою фобию не победить.

---+===***===+---

     Мы подоспели как раз вовремя: кровь уже успела появиться, и Тсунаде стояла на месте. Или… это её кровь! Что-то здесь явно не так…
     Я молча разглядывал экспозицию. На первый взгляд, всё было так, как и должно было случиться: стоящий в сторонке Орочимару; Кабуто, дерущийся с Тсунаде. Пара воронок от её могучих ударов… Вот только видок у змеиного саннина был так себе. Несмотря на его ровную осанку, нетрудно было догадаться, что с ним что-то не так. Успел поучаствовать в бою? Да вроде не должен был.
     Да и крови на месте, где мы сейчас стояли, было как-то чересчур много. Да что здесь, чёрт возьми, произошло?
     Орочимару был очень похож на свой образ из сериала: неестественно бледная кожа, длинные тёмные волосы и равнодушный взгляд. Впрочем, нельзя было сказать, что с ним всё в порядке. Он явно берёг свои безвольно повисшие руки, боясь даже лишний раз пошевелиться. Это чувствовалось.
     Узумаки с присущей ему одному непонятливостью поздоровался с Кабуто, спросил его, что он тут делает, а затем уже обратил внимание на его налобную повязку и на окровавленную руку. Причём кровь была явно не его: Тсунаде могла похвастать таким внешним видом, что, казалось, она сейчас упадёт замертво. Только чёрные полосы по всему телу не позволяли сказать, что это обычная умирающая женщина. Хотя... что в умирающем человеке может быть обычного?
     Шизуне с криком:«Тсунаде-сама», — бросилась к Сенджу. Она внимательно осмотрела наставницу и только после диагностики успокоилась, и повернулась к Джирайе:

     — С ней всё в порядке, Джирайя-сама. Только у неё…
     — Я знаю, Шизуне. Проследи за ней.

     Тем временем к Кабуто стал медленно подходить змеиный саннин. Кажется, ему стало немного получше, но Якуши всё верно понял и одним прыжком оказался около Орочимару.
     Как ни странно, самыми боеспособными из всех здесь присутствующих было всего четыре человека. Оказалось, что Джирайя получил очень большое количество отравы, и он был далеко не в состоянии вести бой. Видимо, Тсунаде с ним слегка перестаралась. Мы же были практически в полном порядке, как и Шизуне, которая полностью восстановилась после вчерашнего удара Сенджу. Оставался ещё Кабуто, и он тоже был в практически идеальном состоянии. По нему нельзя было сказать, что он сильно устал.
     Но эта ситуация меня сильно беспокоила. Что же могло сложиться не так, что всё пошло совсем иначе? Нужно быть намного осторожнее.
     Кабуто тем временем максимально осторожно прислонил руку к печати на руке Орочимару и мазнул по ней своей окровавленной рукой. Похоже, было неважно, чья именно кровь. Нужен сам факт.
     Несмотря на то, что Якуши делал всё максимально осторожно, сеннин шипел от боли во время действий очкарика.
     Мне не был знаком механизм призыва, но как я понял, Якуши всего лишь складывал печати. Чакра бралась у саннина, что неудивительно. Вряд ли Кабуто мог призвать пару таких громадин, что через мгновение можно было увидеть в облаке дыма.
     Джирайя даже не пытался что-то призывать. Он был в курсе своего состояния.

     — Наруто, Шиничи. Вам следует быть осторожнее с Кабуто. Он сильный противник, судя по виду Тсунаде. Я займусь Орочимару. Он, похоже, тоже слегка не в форме.
     — Но я могу сделать призыв! — Наруто возмутился, видя Орочимару и Кабуто, стоящих на голове змеи, — учитель, почему вы не позвали Гамабунту?
     — Я не совсем в том состоянии, чтобы его призвать, — грустно покачал головой Джирайя, но затем немного оживился, — но ты можешь попробовать!
     — Есть! — Узумаки тут же прокусил себе палец, а затем достаточно быстро сложил несколько печатей. Я не знал механизма призыва, но на всякий случай запомнил порядок их выполнения. Сам я экспериментировать не хочу, но вдруг эта последовательность мне когда-нибудь понадобится? Жаль, что печати – это далеко не всё в технике.

     Через пару секунд я с некоторым скепсисом разглядывал ещё одну гуманоидную жабку, которая распиналась по поводу своего дебютного призыва. Похоже, Наруто перенервничал и не совладал с контролем чакры. Ну ещё бы, за ним все так внимательно наблюдали. А ещё эффект подсыпанного препарата сыграл свою роль. Зато огромное количество энергии, пущенное «на дым»… превзошло все мои ожидания.
     Орочимару хрипло рассмеялся. Я впервые слышал его голос и не сказал бы, что он мне очень понравился. Тон, тембр – всё вполне приятное, но его интонации меня не слишком воодушевляли.

     — Я смотрю, Джирайя, твой ученик недалеко ушёл от тебя самого. Такой же клоун… только ещё не вырос, в отличии от тебя.
     — И я рад тебя видеть, Орочимару, — ничуть не смутился сеннин, — мне кажется, ты тоже не в лучшем состоянии… что это тебя так потрепало?
     — Хе-хе-хе, Джирайя, тут стоит поблагодарить нашего с тобой любимого учителя… Сарутоби. А ещё, конечно, мою самую верную подругу – Тсунаде. Благодаря малышке Тсу… видишь, во что превратились мои руки?

     Жабий мудрец заливисто рассмеялся.

     — Всё с тобой понятно, Орочимару. Помяни моё слово, когда-нибудь твоя самоуверенность тебя и погубит.
     — Довольно разговоров, — сказал нукенин S-класса, — тут всё решается всего одним способом!

     Джирайя бросил нам короткое «будьте осторожны» и кинулся против змей Орочимару. Казалось бы, у него нет против этих чудовищ никаких шансов, но тут размер, собственно говоря, не имел особого значения. И это факт. После пары чудовищных ударов, которые саннин умело избегал, змеи провалились в болото. Утонуть они там не могли, но подвижность гады потеряли почти полностью. Ещё бы! Одно неверное движение, и в отсутствии опоры ты проваливаешься всё глубже и глубже.
     Якуши на змее уже не было, он деловито чистился от крови, поблёскивая очками неподалёку. Он ждал нападения. И тут нужно действовать осторожнее. Я очень хорошо помню, как он чуть не убил Узумаки, а затем немало попортил крови многим людям.

47 - Один : ноль


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Итак, что мы знаем о нашем противнике? Зовут Якуши Кабуто, он достаточно молод, ему, наверное, где-то двадцать лет. Как медик и боец – талантлив, а ещё обладает великолепной усидчивостью, фактически медным задом, поскольку знает целую кучу всякой информации в области медицины. Его техника «скальпеля чакры» – не то, что я мечтаю увидеть у себя в груди. Он любитель «собирать информацию», только не как это иногда делает Джирайя в женских купальнях, а по-настоящему. Его сложно будет пробить обычными ударами, поскольку лечится он феноменально быстро. Не как Тсунаде, но всё-таки. Бить он предпочитает по конечностям, ослабляя врага, поскольку попасть в жизненно важные органы очень непросто. Как взаимодействует с теневыми и моими клонами – неясно. Точно можно сказать лишь то, что объём чакры у него достаточно ограничен. И мощная техника вроде расенгана мгновенно истощит его. Ах да! Чуть не забыл – ещё этот индивид очень любит уворачиваться от техник, и это даже неплохо у него получается.
     В целом, не такой уж он и силач, хотя похвастаться любит.
     Стояли мы молча – я не спешил идти в атаку, придумывая методы, которыми можно заставить врага раскрыться, но не подставиться при этом самому. Наруто пока держался лишь на честном слове и просьбе Джирайи быть поосторожнее. Его очень оскорбил тот факт, что Якуши – предатель. Вообще, конечно, это не совсем, правда – он, скорее, шпион, но куда до таких тонкостей Узумаки? Ему просто такие люди не по нраву.
     Якуши ещё секунд десять посверкал своими очками на солнце, а затем решил вывести кого-то из нас из себя. По мне, насколько я понимаю, у него не слишком много информации, но мои иллюзии во время турнира ему видеть посчастливилось. Не более. Про расенган он не знает, про водяные техники, по большей части, тоже. А вот про Узумаки Кабуто знал много, недаром он ходил с ним по Лесу Смерти.

     — Что, так и будете тут стоять? Наруто, ты не казался мне таким трусом, чтобы нападать вдвоём на одного, — Якуши с усмешкой на губах ударил Узумаки в больное место. Я понял, что наш любимый носитель Девятихвостого сейчас бросится в бой. Нужно его подстраховать.

     Я сложил печать и создал клона с некоторыми инструкциями, а затем под прикрытием лёгкой иллюзии поменялся с ним местами всего при помощи одного шага. Ещё у клона была пара моих кунаев с определённой задачей. Теперь Кабуто должен считать, что я остался стоять, а мой клон пошёл в атаку. Это ослабит его бдительность: так он будет уверен, что эта техника не сильно ему навредит. Я научился создавать расенган за две секунды, но это не значит, что у меня будет это время. Тем более, мой контроль чакры ещё самую малость, но страдал. Я ощущал всю свою энергию почти идеально и полностью, но вот именно, что «почти».
     Узумаки с криком «ты поплатишься за своё предательство!» бросился на Якуши, создавая на ходу троих теневых клонов. Я-настоящий бросился вместе с ними в атаку с их скоростью. Она была немного ниже, чем на самом деле должна быть у шиноби. Всё-таки клоны… это не человек из плоти, крови и чакры. Это всего лишь одна составляющая, которая имитирует всё остальное. Узумаки тоже подстраивался под бег своей техники.

     — Получай! — закричали клоны хором, нападая на Кабуто с разных направлений. Толку с этого никакого не было – этот субъект был слишком быстр и увёртлив как для клонов, так и для самого Узумаки. Я тоже на первый взгляд безрассудно бросился в бой, когда Узумаки отлетел в сторону под тяжестью собственного клона. Нападая в лоб, я изо всех сил делал вид, что просто являюсь теневым клоном и не несу никакой опасности для Кабуто.

     Якуши небрежно выкинул перед собой кунай, на который клон должен был обязательно напороться. Но я — не клон. И в одно мгновение распластался по земле, нижним хватом доставая катану. Кабуто почти успел подпрыгнуть, всё-таки этот гад был довольно быстр, но практически подрезанное сухожилие у основания пятки ясно показывало, что он вполне себе может быть побеждён. Вновь закапала кровь, но на этот раз на ноге Якуши. Тут ему нужно либо тратить чакру на лечение, либо терять силы… опять же, это хорошо. На истощение я играть не собираюсь, не мой стиль, но рана на теле у противника в любом случае даёт преимущество. Я не собирался приближаться к этому противнику вплотную, уж больно он опасен. Ему словить какую-нибудь каку в тело будет больно, но не фатально, а вот если я получу от него удар, то мне придётся идти на вечный покой. Хотя так ли этот «покой» вечен для меня? Но проверять не очень-то и хотелось.
     Мой противник ошалело оглядывал оказавшегося слишком быстрым клона. Он даже сложил «кай» на всякий случай, но сейчас иллюзий никаких на нём не было. И не будет. Сейчас Кабуто настороже, нет смысла тратить на классические гендзюцу время.

     — Но… как это возможно? — придерживая задетую левую ногу, спросил меня Якуши. — Я же видел, что ты лишь теневой клон!
     — Слушай… Кабуто, ведь так? — спокойно задал я ему вопрос, убирая катану в ножны. — Ты когда-нибудь задумывался о том, чтобы не рассказывать противнику о своих техниках?

     В бою все эти суффиксы после имени были неуместны. Какой смысл распинаться перед врагом?
     Якуши злобно сверкнул очками – он вполне понял данный конкретно ему посыл. Через пару секунд он сориентировался и достал из какого-то кармана карточку, видимо, намереваясь что-то мне прочитать. Он и вправду думает, что это меня заденет?

     — Засунь эту карту себе в задницу! — сказал я, отправляя в него слабенький водяной снаряд. Якуши пришлось последовать моему совету, ну то есть он убрал блокнот. Пока что не туда, куда я посоветовал, но это ведь дело времени, не так ли?

     Помимо наблюдения за своим противником, я успевал краем глаза следить за битвой между учителем и Орочимару. Оба были совсем плохи – действительно, два инвалида. Они не могли использовать чакру как положено. Первый мог складывать любые печати, но с этого было мало толку, а второй не мог пользоваться руками, и ему были доступны лишь одни техники, не требующие печатей. Такие у него в арсенале были, но не в особенно большом количестве. А ещё саннин постоянно шипел от боли, да так, что это слышал даже я, находясь вдалеке. Змей… и шипит – всё правильно. Видимо, Тсунаде неплохо над ним «поработала». Руки болят – значит они есть. Свободен!
     Но шутки – шутками, а бой продолжался.
     Узумаки продолжал применять теневых клонов. И так, и этак… но всё было бесполезно. Даже его любимое хенге не помогло – Якуши не терял бдительности и подмечал почти любые изменения в обстановке. Сам Наруто не подставлялся с того момента, как порядком разозлённый Кабуто задел его «скальпелем». Не сказать, что повреждения это нанесло серьёзные – у Наруто просто на пару минут отнялась левая рука, но джинчурики урок понял. Тоже мне, решил выпендриться, создать расенган… а стоять на месте для этого обязательно?
     Но мой контроль чакры в активном бою наконец-таки вернулся в полный порядок. Я был в максимально боеспособном состоянии, но что делать с Якуши дальше, я не представлял. Эта игра с избиением клонов могла продолжаться долго. Нет, я-то никуда не спешил, но зачем давать Кабуто лишний раз изучить Узумаки и его повадки? Ведь в чём-то все эти умники в аниме правы – нигде, кроме как в бою, лучше человека не поймёшь.
     Я решил, что Якуши знает и так уже предостаточно, и переступил с ноги на ногу – условный знак. Мой клон медленным шагом пошёл к сражающимся: Кабуто не может быть уверен, кто из нас настоящий. На первый взгляд настоящий, конечно, именно я, но вдруг Якуши решит, что это была какая-то другая техника, и я снова сблефовал? Это как с покером… хотя это не слишком удачный пример. В игре в случае проигрыша ты потеряешь, как правило, лишь деньги. Тут всё иначе… на кону стоит не только здоровье, но и жизнь. И игроки тут посерьёзнее относятся к происходящему.
     Клон сорвался на бег, на ходу доставая из подсумка кунай. Настоящий….
     Когда до вновь вставшего Кабуто и Узумаки остался всего десяток метров, мой клон остановился и сложил пару печатей.

     — Стихия воды: техника Водяного Снаряда!

     В стоящего на месте Якуши полетел очередной поток воды. Тот достаточно легко увернулся, и в бой вступил я. На моём месте осталась иллюзия, имитирующая меня-настоящего, а сам я в виде как раз-таки иллюзии бросился на противника с катаной. Кабуто знает о моей технике, он был на обоих этапах поединков, а значит, есть вероятность, что он примет меня за фальшивку. Тем более что мой теневой клон неподалёку сразу после техники бросил кунай прямо в то место, где Якуши должен приземлиться.
     Да, всё это выглядит очень сложно и запутанно, все эти комбинации и прочее… я порой сам удивляюсь вычислительным способностям своего мозга. Шиноби, бывает, выкидывают и не такие штуки, но мой разум и так не самый слабый, ещё и подвергался стимулирующему воздействию чакры. Я сам поражался своим возрастающим вычислительным возможностям.
     У Якуши в эти доли секунды был достаточно простой выбор: либо увернуться от куная в воздухе, но пропустить скользящий удар от катаны «иллюзии», либо получить сильный порез от «теневого» куная. В принципе выбор был достаточно простым – иллюзия не взаимодействует с реальным миром, как ему известно, а теневые кунаи всё-таки наносят ущерб, пусть и не такой серьёзный. Вот только Якуши перестраховался… он решил получить порез от куная. Вот только… железка полным своим весом влетела Кабуто в бок.

---+===***===+---

     Шиноби в очках совсем запутался. Даже Наруто, обычно не слишком внимательный к деталям, наблюдал за происходящим. Кабуто казалось, что настоящий враг повсюду – катана совсем недавно свистнула рядом с ним совсем по-настоящему, а тяжёлый кунай не менее настоящим лезвием находился у него в боку, чуть было не задев печень. Якуши даже не слишком защищался при помощи чакры – порезы от теневого оружия были обычно уж больно незначительны. Вот и поплатился… ему пришлось срочно останавливать кровотечение. Ещё несколько таких попаданий с ним будет всё в порядке, но через какое-то время его чакра пойдёт на убыль.
     «Кто же из этих клонов настоящий?»
     Один – стоял на месте, как и после первого своего попадания катаной, и с невинными глазами шаркал ножкой по траве. Это, скорее всего, была иллюзия, ведь настоящий его противник стоял напротив него с катаной на плече и с ухмылкой смотрел на растерянного Кабуто.
     «Или это всё-таки клон? Ведь кунай в его боку тоже был настоящим, а значит, стоящий на небольшом расстоянии силуэт тоже оригинал… но клон получается слишком быстрым!»
     Его противник не дал Якуши поразмышлять. Внезапно с места сорвался шиноби, казавшийся Кабуто иллюзией. Следом за ней сорвался ниндзя с катаной, что только что чуть его не ранил. Может, его противник научился создавать свои полноценные копии со скоростью оригинала, которые наносят такой же урон? Но ведь это невозможно… и если это так, то как увернуться от двух быстрых как оригинал противников? Один на один Кабуто бы без проблем одолел своего врага, но сразу двоих….
     Якуши нужно было как-то реагировать на стремительно приближавшихся противников. Вариант увернуться сразу от двух атак можно было не рассматривать – стоит сделать движение, позволяющее избежать одной атаки, как в движении его неизбежно настигнет вторая, а контратаковать в такой ситуации тоже рискованно – вдруг он снова совершит ошибку и атакует иллюзию? Последствия будут более, чем серьёзными….
     Наконец, Кабуто решился не рисковать и прибёг к не самому приятному решению – к замене. Заранее заготовленное на этом поле боя полено было рассечено катаной пополам, а количество доступной чакры уменьшилось ещё на некоторое количество. Якуши чуть было не передёрнулся при виде половинок несчастной деревяшки, но удержал лицо. Всё-таки настоящий был с мечом.

     — Ну и неудобный противник, — поморщился Якуши, глядя на врага, который заставил его сделать замену. Нечасто ему приходилось её выполнять, но в этот раз у него не было другого выхода.
     — Не хотелось бы её применять, но что поделать? Приказ моего господина более чем ясен, — Кабуто захрустел сначала кровевосстанавливающей таблеткой, а затем, с грустью, предвидя последствия для своей чакросистемы, проглотил ещё одну. Усиливающую восстановление чакры. Очень вредную, между прочем. Последствия её применения придётся выводить ещё некоторое количество времени. Но по-другому никак. Якуши хотелось верить, что Орочимару-сама одолеет своего собрата-саннина, и они вместе всё-таки закончат дело, из-за которого они сюда пришли. Ведь гемофобия – очень полезная слабость, если ей подвержен нужный тебе человек.

48 - "Правильный поступок"


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Джирайя стоял напротив Орочимару. Чакры у обоих было ещё предостаточно, но лезть в бой никому не хотелось. Пока они были слишком слабы, вот только Джирайя постепенно восстанавливал силы, а Орочимару про свои руки такого сказать не мог.
     Змеиный саннин уже подумывал о побеге: ему было ясно, что тут ловить нечего. Но упускать Тсунаде уж очень не хотелось, вдруг у Кабуто что-то получится? Ведь пока Сенджу выведена из строя….
     Он тянул время и молчал, ожидая действий противника.

---+===***===+---

     Бои как-то заглохли. Кабуто ждал момента, когда количество чакры начнёт лавинообразно увеличиваться, и насмешливо поблёскивал очками. Шиничи размышлял, не торопясь нападать, а Узумаки уже скорее следил за боем, чем в нём участвовал. Он никогда не уклонялся от драки, но в данной ситуации от него было больше вреда, чем пользы. Своего противника он задеть не мог и в итоге просто терял чакру понапрасну. Спустя полчаса драки он это понял со всей ясностью. Но Наруто ещё не успел показать, на что он способен!
     Тсунаде пока ещё трясло, но Шизуне понемногу вытирала кровь с её тела так, чтобы Сенджу могла хотя бы пошевелиться. Эффект был, взгляд у внучки Первого стал почти осмысленным, хотя особо здравомыслящей её сейчас назвать было сложно.
     Наконец, Якуши снова начал действовать. В этот раз он напал сам – ему нужно было нейтрализовать своих противников. И плевать ему теперь на количество затраченной на это чакры. Сердито поблёскивая очками, он с одним лишь кунаем в руке бросился на своих противников.

---+===***===+---

     Когда Кабуто отступил, мне оставалось лишь осклабиться под своей маской. Замена – это не та техника, частое применение которой даст тебе возможность победить.
     Через десяток секунд после этого боя адреналин в моей крови немного затих. Я чуть более здраво оценил обстановку. По идее всё было замечательно – Джирайя в бою не проигрывал и не побеждал, но силы каждую секунду понемногу к нему возвращались. Против Кабуто мне пока удавалось удачно стоять – он так и не смог нейтрализовать нас, поскольку Наруто в какой-то момент подставляться перестал, а его клонов можно было уничтожать почти бесконечно. Проблем доставил и я. Этим стоит гордиться – всё-таки Якуши какое-то время мог стоять даже против саннинов. Это говорило о том, что мои навыки имеют место быть.
     Но спустя какое-то время Кабуто высунулся из укрытия. Он шёл, не скрываясь, хотя на том пустыре, где мы находились, достаточно сложно делать что-то незаметно. Но мне не нравилось его состояние. По идее чакры у него должно быть немного, но почему он так уверенно идёт в бой?
     Первым делом Якуши бросился к утратившему бдительность Узумаки, а затем всего несколькими касаниями его обездвижил и лишил возможности к сопротивлению. Кабуто проигнорировал кунай, который Наруто умудрился воткнуть Якуши в руку. Он спокойно вытащил его, усмехнулся и вновь бросился в атаку. Он что, таблеток наглотался? Не завидую я откату, который его ждёт. Для сравнения, мой очаг чакры постоянно вырабатывает на пять процентов энергии больше, чем должен. Это не заставляет его работать на износ, но развивает объём резерва. В бою мой очаг восполняет на процентов десять больше, чем должен. Выше процент – и дискомфорт становится жутким, начинает мешать в бою.
     А вот случай с таблетками… это сразу приблизительно около сотни процентов, в зависимости от качества и количества пилюль. Если часто заниматься таким мазохизмом, то можно просто повредить себе источник энергии. Учитывая ещё и всю прелесть ощущений от этих процентов… неудивительно, что особой популярностью такие таблетки не пользуются. Мне даже представить страшно, что сейчас будет ощущать Кабуто.
     Против него я тоже не смог продержаться длительное время. Минута, две, три – я мог обманывать его при помощи правдоподобных своих копий, но даже так… клоны быстро развеивались его точными ударами. А на ущерб Якуши было наплевать. Боль для шиноби вообще незначительна – они руками ловят мечи и выполняют прочие выкрутасы вовсе не как герои. Им от этого ни жарко ни холодно. Самые неприятные для них раны – это порезы. Шиноби не получит очень серьёзных травм, будь у него некоторая бдительность и запас энергии. Тот же Наруто, возможно, боли вообще не чувствует, с такими-то возможностями.
     Вот и против Кабуто я ощущал что-то похожее – от моих ударов он, бывало, отлетал в сторону, но никаких видимых повреждений у него не было, потому что чакры он тратить может даже больше, чем она восстанавливается. Видимо, таблетки действительно были жуткие по своему эффекту… и об этом красноречиво свидетельствовало лицо Якуши, перекошенное от боли и ярости. В принципе неплохие такие берсерки получаются из шиноби «под таблетками».
     Но шутки шутками, а мне в конце концов пришлось спасать себя заменой. К счастью, к ней мне не требовались печати, я довёл эту технику до хорошего уровня. А то с перебитыми техникой Кабуто рукой и ногами особенно печатей не сложишь.
     С рукой всё было понятно – я не смог совладать со скоростью своего противника в ближнем бою. А вот с ногами была немного другая история….
     Якуши бросил между нами дымовую шашку. Я думал, это для того, чтобы я не мог попасть в него техниками, но, как оказалось, Кабуто просто нужно было немного времени, чтобы забраться под землю. Развитое чувство опасности помогло мне лишь отчасти. Он почти схватил меня за ноги, каким-то чудом не сломав их. Но помяты они были изрядно. Только замена смогла мне помочь в последний момент ускользнуть от Кабуто. Превозмогатели чёртовы! Нормально драться с самого начала не могут, только хвастаются и рассказывают о своих навыках. А потом, как прижмёт, сразу начинают всем раздавать….
     Мне оставалось только наблюдать вдалеке, как Якуши расправился с Шизуне. Бой с ней не занял много времени – тоже две-три минуты. Она осталась лежать с какими-то проблемами в районе живота. Все ей в одно место бьют… там что, мёдом намазано?
     Тсунаде за всё это время прийти в себя смогла не полностью. Её взгляд не выражал ужас, и она, кажется, почти могла связно мыслить, но фобия всё равно сильно давила на её рассудок. При приближении Кабуто она запаниковала. Психологические проблемы – это страшно.
     Я мог только с великим неудовольствием наблюдать, как Якуши издевается над женщиной. Больно ей он вряд ли делал, всё-таки она саннин, но Кабуто наносил весьма болезненные удары именно по самолюбию Сенджу.
     Вскоре в бой вмешался и Наруто. Сначала он принял удар, предназначенный женщине, на себя, а затем, как настоящий герой, сложил расенган, пока Кабуто был шокирован таким выступлением. Разумеется, Узумаки промазал.
     Где-то я это уже видел….

---+===***===+---

     Я впервые в жизни видел самый настоящий расенган, применённый по цели. Не какая-то вторая фаза, которая может обездвижить и отшвырнуть противника, а полноценное дзюцу. Впечатляющее зрелище.
     Наруто продумал всё очень удачно. Тройка созданных им клонов, зря проигнорированная Кабуто, не стала пытаться помешать Якуши ударить оригинал. Нет, всё было намного хитрее и одновременно проще. Узумаки вложил большое количество чакры в защиту своей руки и поймал руку с кунаем, который Якуши использовал при нападении. Затем на Кабуто бросились клоны, а Наруто прилип ботинками к земле. Несложный приём, просто используют его далеко не всегда.
     В итоге, Кабуто был полностью зафиксирован – Узумаки и его гхм… друзья держали свою цель крепко. Не успел Якуши поехидничать, что Наруто собирается делать дальше, как джинчурики при помощи клона создал самый настоящий расенган. Узумаки вложил в выполнение дзюцу очень много эмоций и сил. Я слышал какие-то слова, но не разобрал их.
     А дальше всё пошло именно так, как я примерно помнил происходящее в анимационном сериале. Хотя эти события и сияли дырками в моей памяти, этот момент я запомнил хорошо.
     Наруто отправил Кабуто в полёт, а сам свалился с разорванными сердечными мышцами. Медик успел оставить своему противнику подарочек, а затем улетел на три десятка метров.
     Вот только Тсунаде почему-то не могла подняться и помочь умирающему. Мне только и удавалось, что слушать издалека её крики. Вела она себя неадекватно.
     Моё сердце бешено заколотилось, когда я осознал, что сейчас может произойти: ведь Наруто остался без медицинской помощи. Я не помнил, как всё должно было пройти, но Тсунаде определённо должна была прийти в себя. Я совершил поступок, который тогда казался мне правильным. Парой прыжков подбежав к Сенджу и доковыляв ещё один метр на раненных ногах, я изобразил самый презрительный взгляд, на который был способен, и заглянул женщине прямо в глаза, а затем залепил ей смачную пощёчину. Правая рука меня не подвела.
     Надо ли говорить, что после этого я мгновенно сделал замену, оставив на своём месте иллюзию? Удивительно, но у меня получилось это сделать практически во время удара. Надо будет потренировать так и другие важные техники…
     Из леса я мог наблюдать за тем, как мою иллюзию разорвало на клочки. Надеюсь, теперь Узумаки выживет. После такого-то риска, по крайней мере, эмоции на лице Тсунаде отображали не её страх или ужас, а самую настоящую ярость.
     А ещё, как я понял, сердце ускорило свой ритм не только из-за волнения. Ненавижу медиков! Хотя, к Тсунаде это пока не относится.

---+===***===+---

     Тсунаде чётко осознавала всё происходящее вокруг, но в её сердце прочно засел страх. Её пугало всё вокруг: каждый звук, шорох. С того момента, как Сенджу увидела кровь, её эмоции были подавлены неестественным страхом. Перед ней то и дело мелькали картины погибших Дана и Наваки….
     Но затем началось форменное издевательство над её телом. Якуши Кабуто избивал её, как только хотел. Его лицо было перекошено яростью и болью, но даже так, обычными ударами, он не мог нанести ей серьёзного урона. Вот только… ущерб ей всё равно был. Не имея возможности уязвить женщину побоями, Кабуто наносил удары по её гордости. Он пинал её, говорил какие-то уязвляющие её слова, а Тсунаде только и могла, что скрючиться, принимая его удары, дрожа от страха.
     Но мало-помалу в ней медленно начала подниматься ярость от происходящего. Чтобы её, заслуженную куноичи, героя Второй Мировой, просто так избивал какой-то сопляк? Но вскоре удары прекратились: очередное движение Кабуто принял на себя неизвестно как поднявшийся Наруто.
     Тсунаде не слишком осознавала, что она кричала в моменты, когда Узумаки защищался от нападения Кабуто. Её рассудок помутился от двух совершенно разных эмоций. Ярость на свою беспомощность и фобию, а также неестественный страх от происходящего рядом с ней. То, что она не могла даже пошевелиться, доводило её до неистовства.
     Вскоре краткий бой закончился. Тсунаде чётко видела пусть и неидеальный, но всё-таки полностью законченный расенган в исполнении Узумаки. Но затем… Наруто упал на землю, а женщина могла только в бессильной ярости смотреть, как он умирает.
     Ей даже казалось, что она смогла пошевелиться, но этого было мало. Тсунаде попробовала ползти к цели, но у неё не выходило. Слишком много крови вокруг неё.
     Но тут послышался быстрый бег. Шаг, другой… и обзор женщине загородил Каоин. Он взглянул ей прямо в глаза – там отчётливо можно было заметить презрение. А затем Шиничи размахнулся. Ей казалось, что она явно видела в его лице разочарование. Её щеку украсила звонкая пощёчина.
     Всё, хватит, это уже слишком! Такого она стерпеть уже не могла! И плевать она хотела на гемофобию!
     Поглощённая яростью и обидой… Сенджу только в последнюю долю секунды перед своим ударом смогла его приостановить. Но даже так, она уже не верила, что Шиничи выживет. С каким облегчением Тсунаде разнесла деревяшку на месте чунина! Не успев прийти в себя, Сенджу в одно мгновение рванула к Узумаки. Хотя бы в этот раз её пациент обязан выжить!
     Шиничи, слегка пошатываясь, вышел из своего временного укрытия.

     — Извини, что отвлекаю, Тсунаде… да и вообще за этот удар, — начал Каоин, подходя к женщине, — но, мне кажется, Кабуто меня тоже как-то задел, — чунин прошёл ещё пару шагов до женщины и тоже свалился на землю.

     Тсунаде непечатно выругалась, а затем сложила несколько печатей.

     — Техника призыва! — не став дожидаться, когда рассеется дым от техники, Сенджу обратилась к средних размеров слизню, — Катсуя, мне нужна ваша помощь с тем шиноби. Не медли!
     — Хорошо, Тсунаде-сама! — согласно мотнул головой слизень, и пополз к раненому.

49 - После боя


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Пробуждение оказалось… хорошим. За окном, в той комнате, где я оказался, светило солнце. Чувствовал я себя просто замечательно. Странно, но у меня ничего не болело. В этот раз рядом со мной оказалось пусто… впрочем, это неудивительно. Чего следить за здоровым человеком?
     Одевшись в простую майку и шорты, я не спеша пошёл вниз. Это была уже знакомая мне гостиница, просто проснулся я в отдельном номере. Входя в столовую, мне удалось полностью прийти в себя.
     Удивительно, но за одним из столиков сидела Тсунаде. В этот раз мне повезло, и она не была слишком пьяна – рядом с ней стояло лишь две чарки с сакэ. Думаю, женщина даже не обратила внимание на столь мизерное количество алкоголя в своей крови. Кстати, про кровь.

     — Доброе утро, Тсунаде, — подошёл я к её столику, — ты не против, если я тут присяду?
     — Против, — мрачно протянула она, — но садись, раз уж пришёл.

     Сел. Разговор не вязался. Женщина медленно напивалась, я ждал заказ – мне сильно хотелось есть. Настроение начало медленно падать.

     — Расскажешь мне о том, что там произошло? Но если тебе об этом не хочется говорить… —на доли секунды я сбился с мысли под тяжёлым взглядом золотисто-карих глаз, — и знаешь, как тяжело тебя «на ты» звать? Особенно, когда у вас такой тяжёлый взгляд, — я взял в руки палочки и вцепился в первый кусок рыбы.
     — У тебя он, знаешь ли, тоже не напоминает взор какого-то сопляка, — наконец ответила мне Тсунаде, — у Наруто ничего не изменилось, а ты, я смотрю, стал чуть серьёзнее. А звать меня можешь как угодно… мне как-то всё равно.
     — Вижу… — протянул я, — и по какому же поводу вы пьёте? Может, поделитесь?
     — По кулону, — несколько секунд подумав, ответила Сенджу, — помнишь, я обещала его Наруто?
     — Помню. И думаю, что он его заслужил. Расенган всё-таки выучил. Хотя методика… способ выполнения этого дзюцу у него весьма своеобразный, — вспомнил я, как он мотал руками вокруг образующегося дзюцу, — с другой стороны, это ему ничуть не мешает.

     Снова немного помолчали.

     — Так что с кулоном не так? Я знаю, что он очень ценен, вы упоминали об этом. Но если он был вам так важен, то зачем было спорить?
     — Ему он был полезнее, — туманно заявила мне Сенджу, — ты ведь знаешь, кто Наруто такой?
     — Несложно догадаться, — пожал я плечами, — видимо, у кулона есть какие-то особые свойства, которые могут помочь в чём-то джинчурики?
     — Ну, можно сказать и так. Ты ведь знаешь, что его владельцем и создателем был мой дедушка, Первый Хокаге? Так вот… создан он из его чакры. Она имеет ярко выраженные свойства по подавлению чакры биджу, и это может когда-нибудь спасти Наруто. А мне эта стекляшка… — Тсунаде неосознанно протянула руку к кулону, который ещё недавно висел у неё на груди, — это только память. Ему кулон нужнее, чем мне.

     Я доедал рис с рыбой в несколько неуютной обстановке. Я не осуждал Тсунаде за её грусть. Правда, мне хотелось спросить ещё много всего, но было видно, что Сенджу не в настроении. В итоге я ограничился только вопросом о собственном здоровье:

     — Эээ… Тсунаде-сан, — обратил я на себя её внимание, — а что у меня со здоровьем? Есть какие-то ограничения?
     — Нет, Шиничи. Тебе очень повезло, что ты успел сделать замену. А проблемы с сердцем… я всё вылечила. Ты здоров.
     — Спасибо вашему мастерству, — протянул я, заканчивая разговор, — ну ладно, не буду мешать… я, пожалуй, пойду. Найду Джирайю….

     Тсунаде только пожала плечами и снова уставилась в никуда.

---+===***===+---

     Сеннина мне не удалось найти в городке. Даже бани, где он изредка бывал, порадовали меня его отсутствием. Я отправился на полигон, предварительно переодевшись, как и положено шиноби. Удивительно, но там обнаружился Узумаки.

     — Привет, Наруто, — поприветствовал я парня, выходя из тени листьев. Блондин едва меня услышал – он изо всех сил отрабатывал расенган. Бедные деревья вокруг… только щепки и летели, — тренируешься?
     — Аааа, Каоин, — обратил на меня внимание Наруто, только что сделавший дыру в дереве, — как у тебя дела? Ты выздоровел?
     — Да, всё хорошо, Наруто. Меня быстро поставили на ноги…
     — А меня и не нужно было лечить! Мне денёк поспать, и всё хорошо! — сказал Наруто, создавая ещё одного клона и протягивая ему ладонь для создания техники.

     Я решил последовать примеру Наруто – немного потренироваться. Я так и не видел действия расенгана, хоть и умел создавать и контролировать его почти неограниченное время.
     Две секунды, и в моей руке крутится переливающаяся сфера из чакры. Бешеная скорость!
     Подойдя к дереву, я ударил по нему техникой. Кора слетела мгновенно – её просто оторвало. Затем настало время ствола – древесину стало корёжить до тех пор, пока расенган просто не пробил её насквозь. Так как технику высвободить? Тут снова нужен контроль… хм….
     Я вытащил по прежнему вращающийся шарик из дырки в дереве, а затем размахнулся и с разгону загнал технику обратно, сосредоточившись на том, чтобы она высвободила скрытую в ней мощь.

     — Расенган!

     Так было намного проще. Дзюцу активизировалось, и потоки чакры закрутились в причудливом вихре. Дерево оказалось пробито насквозь, теперь оно держалось лишь на двух кусках, что находились по обе стороны от дыры. Очень мощная техника, но мне она не слишком подходит. Нужно что-то менее заметное, кстати, а как фонит стихийная чакра?
     Для пробы вызвав водяное ядро, я внимательно прислушался к своим ощущениям. Хм… фонит, конечно, но это вам не чистая чакра. Чувство было совсем другим.
     Использовав технику ещё несколько раз, я обратился к своим ощущениям. Кажется… я что-то такое чувствую!
     Убедившись, что я уловил принцип, по которому чакра «фонит», я постарался и создал всего одну каплю воды. Хм… слабенько, но хоть что-то.
     Я занялся тренировками, стараясь выделить воду, которая не выдавала бы меня для сенсоров. Или выдавала бы, но в меньшей степени.
     Где-то полчаса получалось не очень, но затем я всё-таки выделил самую обыкновенную каплю воды. Чакры от неё чувствовалось не слишком много. Хм… если так можно, то вдруг у меня получится и расенган такой сделать? Хотя сложность… ну, не попробую – не узнаю.

---+===***===+---

     Джирайю я увидел спустя три часа тренировок. К сожалению, за это время ничего с фоном чакры не случилось. Для расенгана он оставался прежним. Видимо, эту технику сделать скрытной не получится, но с водой, как я понял, что-то такое возможно. Значит, расенган нужно улучшать. Из меня не получится боец, привлекающий к себе внимание.

     — Джирайя-сенсей, здравствуйте! — первым делом сеннин подошёл к Наруто, похвалить его за успехи.

     Я не слышал их дальнейший разговор, но вскоре Узумаки вновь воспылал энтузиазмом и принялся крушить деревья с утроенной силой. Хорошо, что здесь их много – не жалко.
     Затем сеннин подошёл ко мне.

     — Добрый день, учитель, — поздоровался я с подошедшим саннином, — Тсунаде сказала мне, что я здоров. Вас я не нашёл, поэтому пришёл сюда на тренировку.
     — И правильно, — похвалил меня Джирайя, — чем же ты занимаешься?

     Я решил показать сеннину. Закрутив в руке расенган, я начал издалека:

     — Учитель, вы ведь чувствуете расенган? Созданная техника создаёт возмущения чакры, вы чувствуете это?

     Джирайя на долю секунды прислушался.

     — Да, конечно. Расенган сложно не заметить, это не техника для скрытого боя.
     — Вот и я также подумал. Но вы ведь понимаете, учитель, что с моим стилем глупо такой техникой пользоваться? Даже если я смогу создавать его за секунду, вместо текущих двух, — я развеял технику в руке, — то, как она ощущается, лишит меня преимущества. Любой противник сразу почувствует, что рядом с ним создают технику, и никакая иллюзия этих ощущения отбить не может.
     — Да, ты верно мыслишь, Каоин. Техника не очень хорошо тебе подходит, но она примечательна своей пробивной силой. Иногда она может пригодиться. За свою карьеру я встречал немало шиноби, которых нельзя победить ничем, кроме особо мощных дзюцу.
     — Сенсей, я так и подумал. Но не оставлять же эту идею ради возможности единожды пробить чью-то защиту? Смотрите…

     Я сложил сначала водяное ядро небольшого размера. Оно влетело в дерево.

     — Эту технику вы тоже можете ощутить?
     — Да, конечно, Каоин. Возмущения чакры можно ощутить в любом дзюцу, просто иногда нужно долго «прислушиваться».

     Тогда я синтезировал из пальца каплю воды, как при создании обычных своих техник. Она фонила чакрой, но слабо.

     — А сейчас? — протянул я сеннину каплю воды. Она блестела на солнечном свету.

     Сеннин долго, три-четыре секунды прислушивался к себе, а затем заявил:

     — Ощущаю, но очень слабо. Такие маленькие объёмы никто в техниках не использует. Так сложно кому-то навредить.
     — Знаю, — кивнул я в знак согласия, — а теперь взгляните на эту каплю воды. Это то, чем я занимался эти несколько часов.

     Саннин сначала с недоумением взглянул на точно такую же капельку в другой руке, затем прислушался к чему-то…

     — Вот это да, молодец! — сказал мне Джирайя. — Я её никак не ощущаю. Но какой тебе в этом смысл? И при чём тут расенган?
     — Джирайя-сенсей, я хочу научиться создавать воду, которая не испускает фон из чакры, а затем создать расенган с применением только такой воды. Как вы думаете, в этом есть смысл?

     Сеннин задумался на пару секунд, а затем широко улыбнулся.

     — Я знал, что ты очень умён. Это отличная идея! — загорелся сеннин, — и я готов тебе помочь….

50 - На круги своя


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     С Джирайей мы тренировались ещё где-то неделю, пока Тсунаде заканчивала все свои дела в городе.
     Параллельно мы решали две задачи: сокрытие воды для техники и создание нового дзюцу. Первая задача шла боле менее хорошо, хотя выяснились некоторые проблемы. Для начала создание обычной воды требовало больше чакры. В принципе не очень заметно для капли воды, но когда я наловчился создавать уже пару литров, то сразу ощутил разницу. Для постоянного создания дзюцу моя новая водичка не подходила. Но мне ведь и не требовалось ничего такого?
     А вот создание нового дзюцу было не таким простым, как мне казалось. Ведь создать поток из чакры несложно, но создать точно такой же из воды намного сложнее. Мне не удавалось достичь нужной тонкости воды. Потоков могло получиться пять, десять, даже двадцать без превышения размеров техники, но нужной сотни с лишним… увы, никак быть не могло. Не хватало контроля над водой, чтобы создать настолько тонкий поток. Но успехи постепенно накапливались.
     А затем мы наконец выдвинулись в Коноху. Тсунаде тоже была в хорошем расположении духа, по крайней мере, всё было в разы лучше, чем при нашей последней встрече. Она, конечно, не улыбалась, но выглядела всё равно хорошо.
     Её настроение передалось и Наруто. Тот тоже был в хорошем расположении духа: расенган он освоил, Учиха будет вылечен, а затем Узумаки наконец покажет, насколько он стал сильным. По крайней мере, в этом я видел причину его радости.
     По пути мы не единожды делали остановки в городах. Тсунаде заканчивала свои дела, Джирайя тоже что-то там мудрил. Наруто уходил тренироваться в ближайший лесок, я, собственно говоря, занимался тем же самым. Единственный раз, когда этого не произошло, был в городе, где я заказывал алкоголь.
     Всё было чин по чину: я зашёл в заведение, расписался в наших договорах, расплатился и забрал полученный продукт. О его качестве судить было сложно, но для пробы я взял одну бутылку. Мне любезно принесли стакан…
     Я одобрил — вкус был не такой, который мне запомнился, но вполне себе приятный. Это было намного лучше, чем сакэ. Тем более что процент оказался самый что ни на есть приятный — в районе трёх-четырёх.
     Тсунаде только хмыкнула, глядя на мой потяжелевший рюкзак. Свитки весили немного, но при достаточном их количестве, вес был немаленьким. Спиртным из-за моей спины не пахло, но опытный медик почувствовала какой-то алкоголь. То есть не сама медик, а её свинка. Сенджу хватило только одного взгляда на хрюшку.
     Ходил за заказом я в одиночку, но было грехом не подарить саннину пару бутылок. Конечно, градус для него слабоват, но тут вообще с напитками туговато, одно сакэ. Авось Джирайе и понравится.
     Сеннин напиток оценил. И сразу побежал делать заказ. Я присутствовал при этом событии, поэтому видел, с каким уважением к этому шиноби обращались. Видимо, он там частый клиент. А когда Джирайя ненавязчиво намекнул о том, что ему не хотелось бы, чтобы без него такой напиток распространяли, два торговца покраснели, но пообещали, что ничего подобного не произойдёт. Наверное, меня бы подняли на смех, но когда о таком просит целый саннин – дело другое.

---+===***===+---

     В Коноху мы входили с триумфом. Далеко не все обращали на нас внимание, но встречались шиноби и постарше, которые узнавали саннинов. Они долго таращились нам вслед. Все понимали, что Хокаге прибыл, но кто именно им будет, знали не все.
     Первым делом Джирайя отпустил нас с Наруто. Нам было поручено хорошенько отдохнуть и ждать дальнейших инструкций.

     — Ну ладно, ребята, — сказал нам сеннин, — миссию вы выполнили с отличием, Тсунаде доставлена. Наруто, твои друзья скоро будут вылечены, можешь не беспокоиться. Каоин… я найду тебя чуть позже. Не оставляйте тренировки!

     Джирайя отправился догонять Тсунаде и Шизуне. Скоро в деревне появится новый Хокаге.

---+===***===+---

     Мои друзья встретили меня очень тепло. Аоха искренне пожал мне руку, а Янасэ и вовсе крепко обняла. Я был растроган таким приветствием.
     Первым делом ребята потащили меня к Гекко. Тот тоже был рад моему возвращению, хоть и не показывал этого так явно. Мы все вместе отправились на полигон. Мои товарищи и рады были похвастаться своими достижениями.
     Аоха продемонстрировал замечательную технику нахождения под землёй. Не очень глубоко, метров пять, но даже я с трудом мог ощутить применение этого дзюцу. Ещё парень научился земляной стене, а также как следует довёл до ума укрепление кожи. Эта техника позволяла защищаться с большим КПД, чем простая чакра. Из него получался неплохой танк, тем более что запасы чакры у него были не слишком маленькими. Нет, он не тренировался как я, поэтому до меня ему было далеко, но благодаря частым тренировкам почти на истощение, у него было не так уж и мало чакры.
     Янасэ точно так же научилась плеваться огнём. Освоение стихии далось ей не слишком просто, но первое время у неё были проблемы с контролем высвобождаемой чакры. Иногда выходил пшик, а иногда, наоборот, слишком большой для нужной ситуации шар. К тому же у девочки было не слишком хорошо с чакрой. Но чем она меня порадовала, так это продвинувшимися навыками в иллюзиях! Оказалось, что бросаться кунаями по моей методике ей очень понравилось, и она решила продолжить тренировки, и как вы думаете? Она теперь создаёт иллюзии огненных шаров! Я был очень удивлён такой придумке, мне оно почему-то в голову не приходило...
     Надо будет над этим подумать, когда начну развивать вторую стихию и научусь создавать водяной расенган, и улучшу свои навыки как диверсанта. Нельзя слишком себя распылять. И так многим себя нагрузил.

---+===***===+---

     — Куренай-сенсей? — окликнул я находящуюся неподалёку девушку, даже не сразу узнав её.

     Она обернулась, и на её лице тоже появилась лёгкая улыбка.

     — Давно не виделись, Као-кун. Я слышала, ты ходил на какую-то миссию? — Куренай чуть нахмурилась. — Мне нечасто удаётся следить за твоими успехами, мои подопечные требуют много времени.
     — Ничего страшного, сенсей, я понимаю, — смело улыбнулся я ей, — но сейчас вы свободны? У меня есть напиток, который может вам понравиться… там я всё и расскажу. Ну, почти всё.

     Куренай задумалась, взглянула на небосвод, а затем мягко со мной согласилась. Интересная у неё манера вести разговор. И всё-таки, может ей и вправду понравится медовуха? А то нехорошо, когда вокруг столько алкоголиков. Надо отучать….

---+===***===+---

     На первом же собрании джонинов была объявлена дата инаугурации Тсунаде. Люди встретили эту новость положительно: деревне не хватало лидера. Помимо обсуждения вопросов по окончательному восстановлению поселения был также упомянут отчёт Джирайи, где было чётко и ясно написано о том, Шиничи не шпион. Более того, по мнению саннина, Каоин показал себя неплохим бойцом и хорошим шиноби. Людей эта информация озадачила, но не слишком сильно. Не шпион – и ладно.
     Был также упомянут Орочимару и встреча с ним. Джирайя достаточно чётко расписал, что тому не хватало, а также о том, что нукенин знает о личности джинчурики. Это тоже была информация от Кабуто, похоже, этот молодой человек успел покопаться во всей инфраструктуре деревни. Были обозначены задачи по изменению ключевых переменных в поселении – новые охранные посты, барьерной команде были обозначены новые задачи.
     Деревня вскоре должна была прийти в норму.

---+===***===+---

     Саске уже был практически выписан из больницы. Его восстановление заняло немного меньше времени, чем предполагалось.
     Он уже одевался и собирался выходить на улицу. Ему нужно было найти кого-то из команды, чтобы выяснить последние новости. Он достаточно много времени провёл в размышлениях. Теперь ему нужно было срочно начинать тренировки. Он слишком много времени потратил зря. К счастью, теперь метка была запечатана как следует. Тот странный шиноби, что запечатывал её, сказал, что она его больше не побеспокоит. Если Саске, конечно, не задастся целью ей воспользоваться. Но это распоследнее дело… он уже потерял из-за неё месяц тренировок. Что же будет в следующий раз?
     Первым делом Учиха пошёл искать Ибару.
     Девочка была слабой напарницей. Её знания ограничивались одним только курсом академии, несмотря на её упорные тренировки. Она не знала практически ничего и использовала только академические дзюцу и взрыв-печати. Боец из неё был никакой, она только поддерживала команду метательным оружием, да готовила еду на всех. Она более-менее умела это делать, в отличие от Наруто и него самого. А её взгляды на него… раздражали, но потом даже ему стало понятно, что Катаяма просто шутит. На Узумаки действительно было забавно смотреть, когда окружающие девушки к нему липли. Но Саске в этом никому никогда не признается.
     Но даже так, это хотя бы была не какая-нибудь Ино, и хотя бы за это Саске был готов терпеть присутствие слабого члена команды. Хотя иногда это сильно раздражало.
     Постучавшись в дверь в домик напарницы, он стал ждать, когда ему откроют. Жила Ибара не слишком роскошно, но дом был вполне себе неплохой и находился не в самых дешёвых районах. Был он тут не в первый раз, поэтому дверью ошибиться не боялся.
     Через минуту дверь раскрылась, и за ней показалась немного заспанная напарница. Учиха как-то подзабыл, что сейчас ещё утро. Впрочем, не такое уж и раннее.

     — Ой, Саске-кун, — насмешливо стрельнула в него глазами Ибара, — я зачем-то тебе нужна?

     Её манера разговора была всегда какой-то полунасмешливой, но палку она никогда не перегибала.

     — Информация, — достаточно спокойно проговорил Саске, — в связи с недавней тренировкой я месяц лежал в больнице.
     — А что же ты не сказал… — Ибара замолчала под взглядом парня, — ну да, как бы ты это сделал.
     — Тут, на самом деле, особо нечего говорить, — слегка тягуче произнесла Катаяма, — Наруто отправился на какую-то миссию без меня, я думала, ты знаешь, потому и не беспокоилась о твоём отсутствии. Я брала пару простеньких D-ранг миссий, тренировалась… ничего особо и не произошло. А как так случилось, что ты попал в больницу? На целый месяц… это что за тренировка такая была?

     Учиха протянул руку к своему левому плечу.

     — Всё из-за этой печати, но теперь она больше не должна меня беспокоить.
     — Понятненько, — протянула Ибара, глядя на Саске, — ну, вот, собственно говоря, и всё. Ты можешь попробовать найти Наруто – может быть он уже вернулся в деревню. Или спроси у Какаши… ты извини, я вчера много тренировалась… можно я…?
     — Да, конечно, — слегка рассеянно махнул рукой Учиха, — я тогда пойду, не буду тебе мешать. До свидания, Ибара.
     — Удачи в поисках, Сааске-куун, — протянула напоследок Ибара и закрыла дверь перед поморщившимся с этого прощания напарником.

51 - Не удержался


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Саске неторопливо шёл по улицам Конохи. Все окружающее казалось ему не таким уж и плохим, после месяца нахождения в одной комнате. Погода была хорошей. Солнце грело, а не жарило, ветер давал приятную прохладу, но не пронизывал насквозь.
     Учиха неторопливо оглядывал людей, в надежде встретить знакомое лицо. Пока все шиноби вокруг были ему незнакомы. Но странное дело: все встреченные им ниндзя были необыкновенно взбудоражены. Он решил подойти к одной из многочисленных забегаловок, послушать, о чём люди говорят. Всё равно никого знакомого поблизости не было.

      — Да точно я вам говорю! — сказал один уже слегка захмелевший шиноби двум другим. Они были очень похожи на «вечных генинов» хотя бы по рангу и возрасту, — мне не показалось, я собственными глазами видел Тсунаде-саму, она прямо по этой улице шла вместе с ещё одним саннином! Вот смысл мне врать?
      — Ну не знаю, — почесал другой ниндзя свою короткую бороду, — может, тебе показалось, Хига?
      — Нет, я, конечно, был немного пьян, но до галлюцинаций мне было очень далеко! Я уверен, что сейчас уже через денёк объявят об инаугурации, помяните моё слово!
      — Почему ты думаешь, что именно она станет Хокаге? — спросил молчавший до этого третий собеседник, его глаза выдавали в нём пока ещё относительно трезвого человека, — может, им станет Джирайя-сама. Он ничуть не хуже её.
      — А я всё равно уверен, что на церемонии шляпу наденет именно Тсунаде-сама… ик, — запнулся самый пьяный из всех троих шиноби, которого называли Хигой, — Джирайя-сама был тут и до этого, а эта женщина пришла сюда впервые за много лет. Зачем она тут может быть ещё?

     Учиха заинтересовался происходящим, но тут всё равно ничего выяснить бы не вышло. Он направился в резиденцию Хокаге. Может быть, хоть там можно выяснить что-то интересное?
     И в этот раз, как по заказу, он заметил знакомое лицо в последней забегаловке по пути к возвышающемуся зданию. Каоин Шиничи собственной персоной разговаривал о чём-то с какой-то молодой женщиной за одним столиком. У Саске была хорошая память, он через несколько секунд вспомнил только одну владелицу таких волос. Куренай, наставница одной из команд Конохи.
     Но, похоже, они уже заканчивали разговор. По счетам уже было заплачено, они встали из-за стола, тепло друг с другом попрощались, и пошли в разные стороны. Интересно…
     Учиха поспешил догнать уходящего Каоина.

      — Саске? — удивился при его виде парень, но быстро сориентировался, — я рад, что тебя выписали из больницы. Надеюсь, ты простишь мне то, что я был вынужден тебя туда отправить…

     Учиха только отмахнулся. Он давно успел перегореть это недоразумение. Обида прошла уже в первую неделю отдыха, а через две парень уже посчитал действия Каоина почти оправданными.

      — Не беспокойся, это не твоя вина. Но ты мог бы использовать что-нибудь попроще, — Саске чуть не передёрнулся, вспоминая обрушающийся на него поток воды.
      — Я рад, что ты не держишь на меня обиды. Но я вижу, ты хотел у меня что-то спросить? — Шиничи пошёл подальше от людского потока. Владелец шарингана пошёл рядом.
      — Да. Я только сегодня утром был выписан. Ничего не понимаю в происходящем, но я подслушал разговор каких-то шиноби. Они говорят что-то про прибывшую Тсунаде Сенджу. Это так?

     Саске не мог не слышать о саннинах. Во время тренировок он интересовался у Какаши по поводу Орочимару, и тот вкратце рассказал о нём и его напарниках.

      — Да, всё верно. Более того, я и Наруто только вчера утром пришли с этой миссии. Нам нужно было найти Тсунаде-саму и доставить в Коноху. Она — будущая Пятая Хокаге.
      — Вот как… — принял новую информацию Учиха, — Наруто… И что, целый месяц искали?
      — Не только… — ответил Шиничи, — ещё тренировки, само собой. Пришлось даже подраться…

     Учиха вопросительно поднял бровь, но Каоин только покачал головой:

      — Извини, меня просто пока не инструктировали, о чём можно говорить, а о чём нет.
      — Понятно, — кивнул Саске, затем повернулся в обратную сторону, собираясь уходить, но вдруг передумал, и развернулся — Каоин… прошлая наша тренировка закончилась не слишком хорошо, но может быть получится в этот раз? Именно тренировка, а не бой.

     Учиха тяжело перенёс месяц отсутствия тренировок. Его цель ближе не стала ни на миллиметр…, а если учесть, что даже его одногруппники встали наравне с ним, то ему нужно срочно продолжать занятия. Если он, конечно, не хочет остаться таким же слабаком, как и сейчас…

      — Если ты так хочешь, то конечно. Я всегда рад новым знаниям. И тебе, Саске, если хочешь, я могу чем-нибудь помочь, — Шиничи удивился этому предложению, но постарался ничем этого не показать.
      — Договорились, — подытожил Учиха, — пойдём на полигон нашей команды? Там сейчас должно быть пусто.
      — Пойдём, — сделал пару шагов Каоин, а затем вдруг остановился с достаточно глупым видом, — только сначала скажи, где он…

---+===***===+---

     Полигон порадовал меня тремя знаменитыми столбами. Видимо даже при их уничтожении кто-то должен был их восстановить. Не могло же сложиться так, что они ни разу не пострадали? А так, ничего особенного. Ровная полянка, небольшой водоём, а также деревья вокруг. Куда же без них в Конохе?
     Учиха молча постоял пару секунд в сторонке, а затем приглашающе махнул мне.

      — Начнём? Простое тайдзюцу.
      — Это не самая сильная моя сторона, — тем не менее, кивнул я, — давай ты без своих глаз, а я без иллюзий?
      — Хорошо, — кивнул мне Учиха, — начинаем!

     Мы бросились друг на друга. Я не мог похвастать особенно хорошим тайдзюцу, но у меня была неплохая скорость реакции и сильные удары. Учиха имел всё сразу — и технику, и скорость. Не умел он только импровизировать в ближнем бою. А мне для этого не всегда нужны иллюзии.
     Удар, блок, удар, разворот, удар в прыжке. Уклонение, ложный выпад, удар…
     Поединок продолжался недолго. Я пару раз смог задеть Учиха, но было ясно, что победа была на его стороне. Он был просто быстрее, даже без своих глаз. Последний удар в живот откинул меня в ближайшее дерево.

      — Ниндзюцу? — предложил я. Учиха согласно кивнул. Спустя секунду его зрачок превратился в красный с чёрными запятыми. Я в первый раз в относительной близости к противнику видел шаринган, до этого у меня не было возможности безбоязненно взглянуть никому в глаза с этим додзюцу.

     Печати мы складывали на одинаковой скорости… если бы, конечно, я их вообще складывал. Пока Учиха тратил пол секунды на эти загогулины, я сложил печать концентрации, и в него уже вылетела первая водяная техника из моего рта.

      — Суйтон: Водяное ядро!

     Я успел увидеть его удивление перед тем, как обзор оказался закрыт.
     Пока меня не было видно за созданным дзюцу, я создал водяного, а затем теневого клона. Опять же, обе копии получили свои задачи.
     Я знал, что скрываться за иллюзиями против шарингана бесполезно, поэтому стал просто перемещаться ближе к воде. Там моя стихия во всех смыслах, а клоны следовали за мной в виде прикрытия.
     Когда рассеялся пар от столкновения водяной и огненной техники, я уже был практически у воды. Мне пришлось увернуться от следующего огненного шара, что пролетел практически перед моим лицом. Меня слегка опалило жаром, но это были мелочи: Учиха не смог мне помешать добраться до воды. Теперь чакры мне требуется в разы меньше. Я встал на воду и стал потихоньку пропитывать её своей энергией. Теперь она моя.
     На следующий снаряд мне, как и моему клону, понадобилось раза в два-три меньше чакры, а огненные техники Саске не могли нанести мне вреда. Разве что…
     Искры в его руке я заметил сразу, поскольку ожидал чего-то подобного. Ну что, чидори и расенган? А что, если… Всегда мечтал поучаствовать в их столкновении! А клоны подстрахуют…
     Учиха очень сильно удивился, когда я бросился ему навстречу. Наверняка он не рассчитывал, что я сам брошусь на его технику… тем более он явно не хочет меня убить. Скорее всего, он просто хотел слегка поджарить меня через воду…
     Ещё большее удивление Саске испытал, когда в моей руке сформировался шар из чакры. Я вложил в технику свой максимум потоков, сильнее сделать это дзюцу мне пока не удавалось. Наверное, это глупо, но я бросился своему противнику навстречу. Убить мы друг друга не убьём, а удержаться от воссоздания этого момента я не смог.
     Наши техники встретились.

      — Чидори!
      — Расенган!

---+===***===+---

     Когда мне удалось немного прийти в себя после взрыва, я поднялся, и пошёл к месту встречи техник. Даже несмотря на то, что встретились оба дзюцу не вплотную к земле, воронка образовалась приличная.

      — Неплохо, — сказал стоящий рядом со мной Саске. Он тоже любовался местом, где произошёл взрыв. Учиха был потрёпан — ударная волна была не слабой, — и что это была за техника? Когда ты успел её выучить?
      — Я и говорю, — решил я приоткрыть завесу тайны, — мы тренировались. Чтобы ты понимал, твой напарник тоже знает это дзюцу. Тебе нужно заниматься, чтобы не отставать.
      — Наруто? — удивился Учиха. В его глазах мелькнуло что-то странное, — да, ты прав…, но у кого мне брать уроки?
      — Давай для начала потренируемся? А там подождёшь инаугурации Пятой, подумаешь…, а потом спросишь у неё. Я уверен, она оценит твой потенциал. К тому же, чем тебе не нравится Какаши?

     Учиха только презрительно выпустил изо рта воздух. Видимо, последний вариант его не устраивал. И, кажется, я понял, чем… Ведь что за учитель из того, кто берётся за обучение на месяцок, раз этак в полгода? А сейчас Какаши вообще должен быть ещё в госпитале… но это ненадолго.

52 - Новый виток


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Сижу я себе, значит, у дерева, медитирую. Знаете, именно это занятие обостряло мои сенсорные способности. Да, как оказалось, они у меня были, пусть и не сильными. Джирайя подтвердил.
     Это был один из вечеров моих тренировок.
     Ну так вот, о чём это я… точно! Ко мне приближались четверо шиноби. Они явно маскировались, отголоски чакры были несильны, не будь я в медитации, наверное, и не почувствовал бы их. Но, к сожалению для них, я был предельно сосредоточен.
     Вот ведь подонок этот Кабуто! Нет бы решить свои проблемы самостоятельно, так нет, решил всё сделать не своими руками. Вряд ли они потащат меня к Орочимару – нафиг я ему нужен – генома у меня нет, это факт. Так что… за трупиком моим они явились.
     Но подумаем о будущем: просто так отсидеться не получится, да и найдут они меня без обманки. Сейчас нужно придумать манёвр, который позволил бы мне с чистой совестью слить Тсунаде некоторую информацию о приспешниках Орочимару, при этом не идя с ними на прямой контакт. И, кажется, я придумал, что необходимо для этого сделать…
     Я создал теневого клона с определённым настроем, а затем воспользовался придуманной мною не так давно техникой. Её ещё даже не успел отработать как следует. Создав у себя под ногами поток воды, не фонящий чакрой, я при помощи всего двух печатей размягчил землю и где-то за секунду в неё провалился. К сожалению, в бою я такой трюк пока провернуть не мог, но это тоже дело времени. И да, ощущения не шибко приятные, но проблем никаких не возникло. Не дышать, к слову, шиноби может больше, чем обычный человек. Почему — фиг его знает, может кислород тратится медленнее, может существует ещё какая-нибудь причина. Да и есть тут кое-какие запасы воздуха… а ещё очень радовало то, что я не был хоть сколько-нибудь промокшим.
     Провалившись под землю метров на пять, я «утянул» всю воду надо мной вниз. Теперь у меня есть даже возможность продолжать медитировать. Хотя лучше просто замаскировать чакру как следует, не помню я, имеются ли в Четвёрке Звука сенсоры. И как они сюда только пробрались?

---+===***===+---

     — Уверен, что это он? — тихо поинтересовался у Сакона Кидомару, — не похож он на того, кто может победить Кабуто-сана. По виду – слабак. Он даже сейчас не заметил нашего приближения.

     Команда Звука уже около суток находилась на разведке. В этот раз им повезло, их цель осталась на полигоне до позднего вечера. Они приближались к ней.

     — Проверим его? Всё равно он никуда не денется. Вдруг этот Учиха окажется слабоват? И что, мы зря сюда пёрлись? — Таюя пока была в исключительно хорошем настроении, раз почти не сквернословила.
     — Конечно! Посмотрим, на что он способен, — согласился Сакон, никогда не считавший чем-то нехорошим поиздеваться над своей жертвой. Он не любил тихие убийства. Также он считался лидером в их команде.

     Они выпрыгнули в своём любимом стиле, тем более что погода хорошо выделила их силуэты. Недаром в этот день было полнолуние.
     Когда они приземлились вокруг своего противника, тот почти не отреагировал на их появление. Только сказал:

     — Давайте без пафосных представлений. Ненавижу пафос, но… а не важно, как вас зовут-то хоть?

     Поражённая такой бесцеремонностью, четвёрка шиноби онемела. Даже Таюя подавилась ругательствами.

     — А мне казалось, вы вежливые люди. Похоже, я ошибался? — шиноби, выглядевший лет на четырнадцать, поднялся с земли и отряхнул мелкую пыль, — ну ладно, давайте без знакомства. Чего вам хоть от меня надо-то?
     — Ты, паршивый ублюдок, ещё спрашиваешь? — возмутилась Таюя. Уровень бреда вокруг них зашкаливал, она не могла даже найти подходящих слов для достойного ответа. — Вот же блядь!
     — Жаль, что ты так ругаешься, — только пожал на это плечами шиноби Конохи, — честно, если бы не это и ещё пара мелочей, я бы попробовал с тобой познакомиться, — Шиничи легко ей улыбнулся, — ну да ладно, вы заходите, в случае чего. А я… я, пожалуй, пойду.

     Каоин молча отвернулся и направился в сторону деревни. Таюя кипела от ярости, такого она ещё никогда в свою сторону не слышала.
     Её товарищи не промедлили и секунды – Джиробо одним могучим ударом сокрушил противника. По крайней мере, ему так показалось в первую долю секунды. Затем все ощутили лёгкий выброс чакры от уничтоженного клона.
     Таюя очень смачно выругалась. Оборот был длинным и несвойственным даже для неё. Сакон поморщился, а Джиробо вообще закрыл уши.
     Один Кидомару сплюнул на землю, а затем внимательно оглядел окрестности. Никаких признаков создателя клона.
     Дальше они бежали молча. Только по приближению к следующей их цели Сакон немного развеселился и стал бесить Таюю весьма сальными шуточками по поводу их с Каоином знакомства. В итоге та чуть не начала с ним бой, и только Кидомару смог немного её унять. Такой разозлённой напарницу ещё никто из них не видел. Даже Сакон перестал её доставать, только изредка противно ей улыбался.
     С Саске они встретились, пребывая не в самом хорошем расположении духа. Мало того, что Учиха посмел отказаться от их предложения весьма категорично и сразу. Даже без боя! Инструкции Орочимару на этот случай были вполне ясны: они избили парня до полубессознательного состояния и потащили на себе. Вот только… им было ясно, что не позднее, чем через несколько часов, за ними будет отправлена погоня. Каждый из них про себя поминал Кабуто, который в обход задания Орочимару попросил их убить Каоина. А Таюя не стеснялась и ругалась вслух. Им предстоял весёлый остаток ночи и следующий день. Не факт, что они успеют добежать до Кимимару, который остался на подстраховке.

---+===***===+---

     — Что?! — раздался могучий удар кулака по столу. Предмет мебели жалобно скрипнул, но пока держался. Шизуне, зная характер Тсунаде, выбрала самый крепкий и надёжный материал. — Енот!
     — Хокаге-сама? — появившийся из ниоткуда шиноби в маске склонил колено перед начальством.
     — Бегом проверять периметры деревни! Меня тут совсем недавно убеждали, что и мышь не проскочит! Кажется, тут не только мыши, а вполне себе конкретные шиноби гуляют, как хотят! Ещё раз удостоверься, что дыры, найденные шпионами Орочимару, закрыты! Выполнять!
     — Есть! — без лишних вопросов шиноби исчез также внезапно, как и появился.
     — Каоин, свободен. Спасибо за информацию, — Тсунаде, видя, что тот не торопится покидать кабинет, надавила на шиноби, — или тебе есть ещё что сказать?

     Сенджу даже на посту Хокаге не стеснялась вести себя вызывающе.

     — Да, Хокаге-сама, — в моём голосе без труда можно было услышать нотки сарказма, — даже для меня не секрет, что Орочимару очень интересуется Учихой Саске, а если судить по налобному протектору Кабуто, то эти четверо от него. Может быть….
     — Не продолжай, поняла, — Тсунаде рубанула рукой воздух, едва не задев ею многострадальный стол, — Кошка! Найди Учиха! Если за полчаса ты его не отыщешь, доложить!

     Послышался какой-то шорох вдалеке. Тсунаде удостоила меня долгим взглядом светлых глаз.

     — А знаешь, Шиничи, есть у меня для тебя и всех остальных задание. Раз уж ты принёс эти новости…. В общем, слушай задачу, чунин ты наш, — Пятая явно не была стеснена в словах, — бегом иди и найди Шикамару из команды Асумы. Я уверена, что Учиха уже пропал. Обмозгуйте это дело вместе, можете мобилизовать хоть каждого свободного генина… но помните — ответственность будет лежать на вас, как на командирах. Так и передай Нара, — Тсунаде ухмыльнулась, видимо, представляя его реакцию, — а через полчаса чтобы вы уже были здесь с готовым составом тех, кто идёт! Если Учиха найдётся, будет вам учебная тревога. Если нет, ещё через тридцать минут к выступлению должны быть готовы все!

     Стол всё-таки треснул под решительными движениями женщины.
     Мне кажется, Тсунаде нужно больше времени проводить за тренировками. Энергию ей девать явно некуда.

     — Есть, Хокаге-сама! — я молча развернулся и отправился будить Шикамару. К счастью, я знал, где тот живёт… а запас времени побольше, чем должен был быть. Эх, жалко канон. Не думал я, что всё так повернётся… но кто же виноват, что там, где знания, там и главные действующие лица? Но, по крайней мере, я уже на что-то способен…

---+===***===+---

     Шикамару не спалось. Обычно он спал в разы дольше, но сейчас почему-то не особенно и хотелось. Может всё потому, что лёг он давно? Нара уставился в потолок и чуть-чуть завис.
     Его ленивый ступор прервали шаги. С чего бы мама решила зайти к нему? Разве что….
     Дверь в его комнату раскрылась.

     — Подъём, Шикамару, — с громким возгласом появилась в его комнате Ёшино и, видя его бездействие, добавила, — к тебе гость, и, кажется, у тебя миссия… и я так рада!

     Его мама всегда одобряла те случаи, когда её сыну нужно было ходить на миссии. Ей казалось, что только на них Шикамару переставал лениться.

     — Вот блин! — только и мог сказать Нара, гусеницей сползая с кровати. Подняться сил не было. Странное дело! Когда поднимаешься просто так — ничего сложного нет. Но если на какое-то дело… силы будто пропадают. Почему не может быть наоборот?

     Через две минуты помятый, но хотя бы подобающе одетый Нара уже завтракал. Напротив него сидел Каоин и вполголоса рассказывал о незваных гостях в деревне, а также о своих наблюдениях.

     — Вообще, всё достаточно просто, их четверо. На основе их внешнего вида я сделал вывод о том, что у них припасено немало сюрпризов. Бойцом ближнего боя у них однозначно можно назвать только одного шиноби. Комплекцией он чем-то похож на Чоджи, только постарше и, пожалуй, побыстрее. Единственная девчонка — явно дальний бой. Кстати, она, как я понял, очень любит сквернословить, — лёгкая ухмылка коснулась губ Шиничи, — ещё по двум особо сказать нечего, но в одном уверен на все сто процентов: они — слаженная команда. С ними нужно поаккуратнее… я бы рассматривал каждого из них по отдельности как чунинов. Вместе же они будут практически эквивалентны джонину.
     — Кто ещё с нами? — Шикамару отложил в сторону тарелку, — не вдвоём же… с ними бодаться будем, верно?
     — А вот это самое интересное, — заговорщицки ухмыльнулся Шиничи, — эту самую команду набираем мы. Только из одних генинов. Думаю, ты догадываешься, почему. А знаешь, кто берёт ответственность за них и за успех или провал операции?
     — Чёрт… — Шикамару не стал опускаться до своих «напряжно», а лишь понуро повесил голову.
     — Ну-ну, не вешай нос, — подбодрил его Каоин, — всё не так плохо. У нас есть самое важное оружие шиноби — голова. А ещё немного информации, что тоже неплохо. Давай, думай гений, кого брать будем. Вдвоём, как бы ни хотелось, мы не справимся. Не стоит отбрасывать и возможность прибытия к ним подкрепления, когда территория страны Огня окажется за их спинами…

53 - Неправильно всё это…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     — Первым делом нужен сильный физически шиноби. Я рекомендую Чоджи, — глянул на меня Шикамару.
     — Согласен, без защитника нам будет тяжело. Но ведь защиты не бывает много? — я ответил Шикамару таким же взглядом. Нара принял правила.
     — Узумаки?
     — Верно. Теперь точно хватит. Сенсоры для преследования?
     — Киба, Неджи или Шино? — предложил Шикамару, а потом добавил: — Хината на миссии.
     — Они все неплохо подходят, — согласился я, — по-хорошему, я за Неджи или Шино. Или лучше за сразу двоих. Они не будут конфликтовать с Узумаки. В дороге будет спокойнее.
     — Атака?
     — А чем тебе я не нравлюсь?
     — Не припомню за тобой особой силы. Иллюзии, вода….
     — У тебя устаревшая информация, — закрутил я в руке технику, — знаешь, что это?
     — Выглядит грозно, — Шикамару с опаской покосился на сферу.
     — Ещё бы. Ещё ей и Наруто владеет, чтобы ты знал, — я сжал руку в кулак. Техника пропала.
     — Тогда достаточно с нас ответственности?
     — Точно. Пошли к Хокаге-сама?
     — Знаешь, как я был бы рад, если бы Учиха вдруг нашёлся?
     — Примерно представляю, — попробовал я вообразить прыгающего по кабинету Пятой Шикамару. Почти получилось.
     — Придумали? Отлично, у меня для вас хорошие новости, — Шикамару с надеждой взглянул на Тсунаде. Но нет, его мечты не сбылись, Сенджу только гаденько ухмыльнулась на его жест, — ваша работа не пропадёт зря. Найдены следы Саске, его забрали силой. Собирайте команду!

     Наруто достаточно было ввести в курс дела, после шестерёнки в его голове сразу заработали, и он бросился одеваться. К его чести, через две-три минуты он уже был с нами, полный желания спасать друга.
     Чоджи разбудили, но выходить из комнаты он отказывался наотрез. Шикамару пришлось выманивать его чипсами.
     Неджи нашёлся сам – его не пришлось будить, хотя я себе даже не могу представить такое зрелище. Он прошёлся по мне внимательным взглядом. Я представился – он тоже. На этом наше знакомство и закончилось. По крайней мере, очное.
     Неджи помог нам отыскать Шино. То есть именно найти его как раз-таки не вышло, Хьюга сказал, что его просто нигде нет. Ни дома, ни в ближайших окрестностях деревни. Даже ближайшие полянки, где он мог искать новых жуков – всё было пусто.
     Обойтись пришлось Кибой, когда мы за ним пришли, он спокойно спал у себя дома. Его мать, Тсуме, уже была на ногах, и именно она будила сына, когда мы пояснили ей причину своего прихода. Она показалась мне не самой приятной женщиной. Через три минуты взъерошенный и помятый Киба выскочил из дома вместе со своим щенком на руках.
     Знакомиться со мной он не стал, очевидно, принял за какого-то неизвестного статиста. Или узнал, но проигнорировал?
     Команда была собрана.

---+===***===+---

     В воротах деревни Шикамару остановился и сказал:

     — Нельзя просто так выдвигаться всем скопом. Не исключено, что нас по пути будет ждать ловушка. Необходимо правильное построение.
     — Правильно, — согласился с ним Каоин, — а ещё у нас нет времени на споры. Чунины здесь всё-таки мы, и, хоть это не мешает дружбе, во время миссии эмоции следует отложить в сторону.

     Наруто выпучил глаза.

     — Ты что, чунин?

     Шиничи уставился на него с не меньшим удивлением.

     — Да, ещё до начала нашей общей миссии. Ты в каких облаках плавал? Неважно, — Каоин закатил глаза, а затем махнул рукой, прекращая диалог, — слушаем Шикамару, он глупостей не скажет.

     Нара быстро распределил роли в команде и на их основе создал группу, а также быстренько нарисовал зону ответственности для каждого шиноби. Первым шёл Киба благодаря своему нюху. Вторым – Шикамару собственной персоной. Дальше шли двое самых крепких шиноби: Наруто и Чоджи. Из центра построения им проще будет прийти на помощь. Каоин шёл предпоследним. Неджи прикрывал тылы.
     Никто спорить с тем, куда его поставили, не стал.
     Через пару минут группа выдвинулась: времени было потеряно уже прилично. Больше терять было нельзя.

---+===***===+---

     Четвёрка из Звука верно всё рассчитала: сильных шиноби в деревне было не особенно много в момент кражи. Более того, дислокация патрулей ещё не была сменена. Это должно было произойти только днём, но наутро путь для ниндзя Звука был свободен. Они об этом не знали, но их поспешность спасла им много нервов.
     Четвёрка даже относительно успокоилась, они перестали очень сильно спешить, перевели дух. До границ страны Огня было ещё солидное расстояние, но самые опасные места были пройдены. С боевой мощью у деревни были серьёзные проблемы, а выжившие шиноби находились на миссиях. Кого может отправить Коноха? Генинов, чунинов? Это было даже не смешно для них.
     Преследователей видно не было, и шиноби решили устроить небольшой привал. Какими бы сильными они не были, им требовался отдых. Кидомару был большим мастером по размещению ловушек. Его паутина позволяла не слишком беспокоиться о внезапных нападениях. Малейшее движение нитей, привязанных к его пальцу, и можно было готовиться к приходу незваных гостей.
     Отдых в полчаса не дал им полностью прийти в себя, но дал некоторым заряд бодрости, которого должно было хватить до границ страны Огня. Они уже хотели отправиться в путь, как Кидомару подал условный знак товарищам. К ним кто-то приближался, нити были потревожены. Они приготовились к нападению.
     Группа из пяти человек выстроилась перед ними в разном порядке. Спереди был чудик в оранжевом комбинезоне и достаточно упитанный шиноби со спиралями на щёках. Чуть позади – Хьюга. Его клан было нетрудно узнать: им пришлось немало попотеть, чтобы не попасться владельцам такого же додзюцу. Ещё двое противников им были неизвестны – один со странной причёской, другой с питомцем и не совсем обычными зрачками.
     Четвёрка быстро сориентировалась. Им нельзя было встревать в длинную драку, но и убегать было нельзя. Они не зря учились барьерным техникам. Как-никак, это было их важнейшей задачей: ставить барьеры. Да и каждый из них был способен на многое…

---+===***===+---

     — Мы наконец-то догнали вас! — ткнул в них пальцем Наруто. — Отдайте Саске!
     — И что это за мелкое недоразумение? — с удивлением в голосе спросил Джиробо, самый крупный из Четвёрки. — Дети, шли бы вы отсюда по-хорошему.
     — Точно! — согласился со своим напарником Сакон. — Даже бить вас как-то противно будет.

     Пока между ними шла перепалка, Джиробо готовился применять свою технику. В случае чего ему будет достаточно и одной-двух секунд. И команда это время ему дала.
     Кидомару внезапно взмахнул рукой, и неосторожный Наруто вместе с Кибой тут же свалились наземь, словно их что-то подсекло. В этот момент в спину четвёрке шиноби прилетело несколько метательных звёзд. Времени, пока группа ниндзя приходила в себя после таких неожиданных и непонятных атак, для Джиробо оказалось достаточно.

     — Дотон: Земляной Барьер, Земляной Купол! — земля под его могучими руками разошлась в стороны и менее, чем за секунду, намертво замуровала шиноби. Ниндзя часто были готовы защищаться от атак, вместо того, чтобы попробовать отпрыгнуть. Сбегать обычно требовалась от чего-то более эффективного, а от обычных дзюцу шиноби частенько просто защищались. Этим самый крупный ниндзя из Четвёрки Звука воспользовался в полной мере. Двойная техника закрыла четырёх генинов и чунина.
     — Ну ладно, Джиробо. Ты отдыхай тут, мы пойдём, — сказал Сакон.

     Теперь уже трое, а не четверо шиноби звука отправились дальше.
     Стоящий на месте шиноби только кивнул, прикладывая руки к своей технике для её восстановления на всякий случай. А такие «случаи», наверняка будут… ну, а ещё так удобнее лишать противников чакры.

---+===***===+---

     Когда я ощутил противников, то сразу дал об этом знать Шикамару. Неджи проверил и подтвердил мои ощущения. Нара остановил всех и дал вводную: пробраться к противникам незаметно. И тут я не согласился.

     — Нет, Шика. Я думаю, следует поступить иначе.
     — Ммм? — Шика удивлённо на меня взглянул.
     — Предлагаю нападать напрямую. Я уверен, что наши враги – не дураки. Если они остановились прямо в лесах Конохи, то у них есть возможность узнать о незваных гостях. Не забывайте и про ловушки. Я думаю, что вам всем стоит напасть в лобовую. Ваши боевые навыки все контактные, я могу незаметно подкрасться к противникам. И, вообще, буду на подстраховке.
     — Да ты, никак, боишься? — влез Наруто. — Почему ты не пойдёшь с нами?
     — Да, боюсь.
     — Врёшь! — Узумаки сначала даже не прислушался к моему ответу, а когда всё-таки это сделал, то только и смог, что забавно выпучить глаза, — Чтооо?
     — Я боюсь, Наруто. Но иду отдельно не из-за этого. Ты уверен, что хочешь меня в этом обвинить?

     Узумаки молча хватал ртом воздух, но через минуту всё же смог успокоиться.

     — Шикамару, согласен?
     — Да, — Нара сложил руки в странный символ. Так он периодически делал, когда обдумывал что-то серьёзное, — думаю, что да. Выдвигаемся, как и положено. Чоджи, Наруто, вы идёте первыми. Киба и я – чуть позади, у меня будет возможность отдавать приказы в бою. Неджи, прикрывай спину, мы должны быть осторожны. Каоин, ты – наша подстраховка. Когда начнётся бой, тебе нужно помочь нам в подходящий момент. Будь готов.

     Все одновременно кивнули. Я осторожно двинулся по деревьям, стараясь не задеть даже мельчайшую паутинку, которую на своём пути замечал. Даже если мне мерещился какой-то отблеск, я старательно огибал его. Мне нужно быть по-настоящему незаметным.
     Ребята попались в ловушку. Технически против всей четвёрки у них не было особых шансов. Они сыгранная команда, а мы собранная солянка. Тем более, у нас нет возможности предугадывать действия друг друга, только Чоджи как-то понимает Шикамару и наоборот. И на этом, в общем, всё.
     Все пятеро угодили в земляную технику. Я спокойно подождал, пока трое уйдут, и останется один Джиробо. Сейчас у меня есть всего два варианта. Первый – это попробовать подобраться из-под земли, но я не уверен, что шиноби, владеющий дотоном, не предусмотрел такую возможность. Второй же… напасть со спины, когда Джиробо избежит моей атаки. Земляной купол от этого не будет разрушен, просто прекратит самовосстановление. Пока моя команда выберется, Джиробо может меня в лепёшку раскатать. Хотя… по скорости он наверняка серьёзно уступает Кабуто. Но его проклятая печать… не знаю, не знаю.
     Я решил немного подождать, пока моя команда предпримет первые попытки выбраться из купола, а затем, пока Джиробо будет сосредоточен на нём, напасть. Так у меня меньше шансов, что я буду замечен.
     Я стал медленно проходить сквозь землю при помощи воды. Мне не нужно было сильно спешить, я старался не выдать своё присутствие.
     Наконец, началось. Земля, в которой я находился, зашлась ходуном. Я медленно выполз прямо позади своего противника. А вот тут и начинаются проблемы.
     Затаив дыхание, я стоял позади сосредоточенного на куполе толстяка. Что я могу с ним сделать? Я создаю расенган очень быстро, но, увы, ничего не выйдет. Он сразу почувствует и отскочит. Всё-таки он практически в бою, пусть и пассивном. Попробовать оглушить? Это даже не смешно. Я вряд ли даже дотянусь до своего врага. Ранить? Не уверен, что смогу сделать это достаточно надёжно, чтобы он не активировал Проклятую Печать второго уровня и раскидал нас всех. Мой мозг лихорадочно откидывал одну за другой мысли, пока не пришёл только к одному выводу, который мне совсем не понравился.
     Я медленно, не издавая ни малейшего звука, вытащил свою верную катану из ножен.
     Ладони мгновенно вспотели. Сосредоточившись и убрав эмоции подальше, я выставил перед собой лезвие и одним мощным движением вогнал его толстяку прямо в то место, где у людей находится сердце. Он не был готов к атаке – клинок вошёл очень легко и вышел из груди Джиробо.
     Шиноби захрипел, из его рта потекла кровь. Я только и услышал от него перед смертью:

     — К… как? Я не почувствовал желания убить…

     Обернуться он уже не смог, так и упал, словно подкошенный. Мне только и оставалось, что с горькой иронией в голосе ответить уже трупу:

     — Видишь ли, приятель, — схватился я за лезвие орудия убийства, — тут такая проблема… я совершенно не хотел тебя убивать. Наверное, бы даже обрадовался, сумей ты защититься.

     Мне было очень паршиво. Вытащив окровавленную катану из тела врага, я убрал её в ножны, а затем сложил печать концентрации.
     Я пропитал водой землю под трупом, который аккуратно туда проскользнул. Воду я тоже опустил глубоко под землю. Так, по крайней мере, тело не растащат падальщики, и никакой Орочимару не возьмёт ДНК этого парнишки уже через некоторое время. Не знаю, как работает Эдо Тенсей, но вряд ли всё это сильно нужно Джиробо.
     Одно дело – смерть в бою: достойная, относительно честная и прямая. Другое – подло вонзить клинок в сердце врага, который ничего тебе и твоим друзьям лично не сделал. Одно движение, и твой противник уже покинул это тело, лежащее сейчас безмолвной куклой. Надеюсь, Джиробо тоже переродится и попадёт в менее несправедливый и уродливый мир. А мне надо учиться убивать даже в таких ситуациях. От этого зависит не только моя жизнь.
     Создав в одной руке расенган, я вбил его в земляную стену. Посыпалась пыль и земляная крошка. Так я поставил точку в своём монологе. Очередной рубеж пройден.

54 - Не то подкрепление


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Когда пыль от проделанной дыры рассеялась, наша братия выбралась наружу из западни. Меня ещё сильно колотило, но из-за маски об этом, наверное, нельзя было сказать. Хотя Шикамару сразу очень не понравились пятна крови на траве рядом со мной.

     — Где все, — потрясая руками, выскочил Узумаки, — сейчас я вам покажу!

     Затем его взгляд обратился на меня. Мои руки не были в крови, но пару пятен на теле заметить было можно. Он нахмурился.
     Следующим был Неджи. Он включил бьякуган и едва заметно отшатнулся, увидев свежепогребённый труп под землёй. Видимо, там ещё была чакра. Но Хьюга ничего не сказал, за что ему честь и хвала.

     — Тот, кто заключил вас в эту тюрьму, больше не доставит проблем, — уклончиво сказал я, уже приходя в себя понемногу. Мне удалось сменить тон, — но нам нужно срочно двигаться дальше! Саске нужно спасать!

     Узумаки повёлся и тут же бросился спасать друга.

     — Точно, даттебайо! Нужно спешить, они не могли успеть уйти далеко!

     Шикамару уже хотел что-то сказать, но Наруто рванул вперёд. Нара пришлось следовать за ним. Мы восстановили порядок и снова отправились в путь. Догонять нам предстояло, действительно, не так уж и много.
     По пути Неджи достаточно быстро заметил, что впереди не стоит ни одной ловушки. Это явно говорило о том, что нас не ждали. Вообще-то да – по-хорошему даже всем нам вместе пришлось бы попотеть. Так что их неосторожность вполне оправдана.

     — Хенге? — обратился я к Шике, почему-то припоминая даже такие мелочи. А вот что-то поважнее… вспомнить иногда не получается.
     — Кто? — Нара сразу меня понял. Я даже отвечать не стал, а просто превратился в недавно убитого противника. Уж чей-чей, но его я образ запомнил надолго.

     Шикамару с недоверием оглядел меня, но убедился, что выполнение техники достаточно качественное. Даже центр тяжести не страдал – убитый мной шиноби был почти такой же комплекции, как и я когда-то. Тут же как-бы Япония… в среднем, люди намного ниже. Подзабытые ощущения…. Я ответил на невысказанный Нара вопрос.

     — Я успел с ним пообщаться, — ответить удалось достаточно похоже на голос Джиробо. Слышать мне его приходилось издали. Единственный случай, когда это произошло вблизи меня, я тоже запомнил намертво. Тем более моя задача – просто увести у них Саске. А дальше… пусть они бегают за нами, а не наоборот. Нас в любом случае больше, тем более я уверен, что вскоре должно прибыть подкрепление.

---+===***===+---

     Приближаясь к команде убитого мною Джиробо, я немного нервничал. Да, убить меня при разоблачении не убьют – я смогу уйти, это не особая проблема. Но было как-то даже немного стыдно в обличии трупа идти к его бывшим друзьям. Такое, знаете, неприятное ощущение… гадкое.

     — Ага, а вот и он, — послышался отклик Кидомару. Похоже, у него есть сенсорные способности, но совсем слабые.

     Я с уверенностью в себе пристроился к их отряду. Проколоться на любой мелочи – раз плюнуть. Одно неверное движение — и тебя подозревают. Второе – ты разоблачён.

     — Каких-то слабоватых генинов прислала Коноха, — изобразил я манеру разговора Джиробо, — заметили, как мало времени прошло? Они, похоже, были уже истощены, пока нас догоняли.
     — Слабаки, — я протянул руки к Кидомару, — кстати, передай мне Учиха.
     — Только сейчас заметил, кретин, — обратилась ко мне Таюя. Поморщился и я-Джиробо, и я-настоящий. Как всё-таки некрасиво, когда девочки ругаются. Ладно, какие-нибудь весьма… полные и некрасивые работницы на какой-нибудь чёрной работе. Тут их не за что винить. А эта? Симпатичная ведь, а так сквернословит.
     — Нехорошо тебе ругаться, Таюя, — покачал я головой и перехватил[20] Саске. Выглядел мой знакомый неважно. — Ты невоспитанная.
     — Отвали!

     На этой ноте разговор закончился.
     Я не помнил все способности противников досконально, но мне была известна опасность Кидомару. Со своей паутиной он самая большая для меня проблема. К тому же он у них лидер. Нужно вывести его из строя.
     Я продолжил движение ещё в течение минуты, чтобы все убедились, что от меня не стоит ждать подвоха, а затем напал. Мои товарищи должны были двигаться рядом, поэтому меня поддержат. К счастью, создание расенгана у меня теперь занимает очень мало времени, а мои противники достаточно беспечны в сравнении даже с тем же Джиробо.

     — Расенган!

     Паука, в спину которому впечаталась моя рука с техникой, отбросило в одно из рядом стоящих деревьев. Послышался жалобный звон: с его тела начала отштукатуриваться какая-то жёлтая структура, что до этого имела маскировку под его кожу и одежду. Наверное, именно из-за этого я решил не использовать катану. Уже и запамятовал об этой способности Кидомару. Думаю, урон был нанесён не только по броне. Уж больно расенган мощная техника.
     Я отскочил в сторону, ожидая помощи.

     — Добрый вечер. Не подскажете, который час? Я тут мимо проходил….
     — Ты! —Таюя с яростью в глазах уставилась на меня. — Подлый засранец!
     — Точно время не подскажешь? — огляделся я вокруг. Сакон всё ещё стоял на месте, с каким-то нездоровым любопытством за мной наблюдая. Его брат-паразит был у него за спиной. Я отпрыгнул назад, оставив перед собой иллюзию, и сложил печати:
     — Техника Водяного Снаряда!

     Немного увеличив дистанцию, я принялся обходить противников. Только что и удалось увидеть клонов Наруто, создающих массовку. Таюя и Сакон были слишком заняты подоспевшей пятёркой напарников.
     К счастью, меня никто не преследовал. По пути в обход я отпустил тело Учиха наземь, даже слегка «утопил» его в земле, оставив только лицо на воздухе, и замаскировал. Он будет мешать в бою, который должен сейчас начаться. Убить его всё равно никто не хочет, а найти так будет труднее. И какая же удобная штука вода… особенно в сочетании с землёй и нефонящей чакрой.
     Убегать ниндзя Звука вряд ли куда-то будут. К тому же Кидомару ранен. Конечно, позвоночник я ему не перебил, но с глубокой раной на спине много не побегаешь. Там и мышцы, и много всего другого. Не думаю, что он будет боеспособен в ближайшее время. Но нужно возвращаться…
     К моему появлению на поляне уже царил хаос. Кидомару уже был выведен из боя, а бросать его и Учиха ниндзя Звука не могли. Но в стороне, где он отлёживался, было самое тихое местечко. И знаете, достаточно тяжело сражаться вдвоём против пятерых шиноби.
     Сакон вместе со своим братом-паразитом держался против Кибы и Чоджи одновременно. Ему было непросто, но в особо тяжёлом положении он не был. В скорости и силе он им не слишком уступал – всё-таки они генины, может даже чунины по силе, но не более того. А он сражался явно не в первый и даже не в десятый раз. И ничем им не уступал.
     Таюя держалась против троих. Но она скорее именно держалась: в тайдзюцу она тоже была сильна и могла легко справиться с Шикамару и Наруто, пока те не применяли своих техник, но численное преимущество было слишком велико. Её гоняли кругами, но пока не могли поймать. Неджи пока не удавалось войти с ней в ближний бой, но это было только дело времени. Мне даже вмешиваться было не нужно.
     Вот только….
     Сзади меня послышался едва заметный шорох и всплеск чакры. Моё сердце оборвалось: я даже не стал оборачиваться, настолько быстро всё произошло. Рефлексы меня действительно не подвели — один прыжок вперёд, и я, казалось бы, ушёл от атаки. Вот только моя голень ощутила уже вполне знакомую боль.
     Прижавшись ладонями к дереву, чтобы не упасть, я смотрел на довольно ухмыляющегося Кабуто. Он вышел из какой-то маскирующей техники и смог незаметно ко мне подкрасться. Не знаю, что он хотел со мной сделать, но благодаря моей своевременной реакции с моей стороны он лишь успел задеть ногу. Я снова был ранен. И опять этим гадом.
     Якуши усмехнулся и выключил технику «скальпеля».

     — Давно не виделись, мой дорогой враг, — усмехнулся он, — кажется, ты меня не ждал?
     — Не думаю, что твоё присутствие что-то изменит, — улыбнулся я под маской в ответ, — нас слишком много против трёх, даже четырёх шиноби.
     — А ты уверен, что нас именно столько? — показательно вытащил Кабуто кунай из подсумка, ровно под усилившийся шум драки. Чёрт. — Кстати, а где Саске? Я почему-то не вижу его при тебе.
     — Я его… прикопал по-тихому, — внутренне усмехаясь, нашёлся я со словами, — я смотрю, тебя это огорчает? Неужели он так нужен вам? Кстати, а как поживает Орочимару-сама? Разве верный слуга не должен находиться рядом со своим господином?
     — Сейчас моя помощь ему не требуется, — заявил мне Якуши, — а вот тебя я бы очень хотел убить. Странно, что с этим не справилась Четвёрка Звука, но сейчас это уже не важно. А про Саске ты расскажешь мне перед смертью. Не думаю, что шиноби Конохи и вправду решил убить своего собрата по оружию, не так ли?

     Кабуто бросился на меня. Он был готов к бою полностью, в отличии от меня. Мне пришлось делать ноги, я отправился к товарищам. Надеюсь, они смогут меня прикрыть.
     Краем глаза я мог оценить обстановку, но только мельком. Якуши не давал мне покоя метательным железом, и я боялся обнаружить хотя бы на одном кунае яд. Мало ли, он всё-таки медик.
     Вот только ситуация, в которой мы все оказались, меня не порадовала… Мало того, что я ранен и меня преследует Кабуто, так ещё и Кимимару здесь нарисовался. Кажется, не такое уж у нас и преимущество. Четверо на шестерых… вот только наши враги в разы сильнее.
     Пытаясь уйти от погони, я создал теневого клона и иллюзию в долю секунды. Кабуто знает, что у меня всё никогда не бывает просто, он внимательно следит за каждым моим движением, не спешит нападать. Вот только это блеф… я ему не особо-то и противник. С одной ногой я никуда не убегу. Хотя….
     Вторая иллюзия появилась прямо внутри меня и чуть вышла вперёд. Теневой клон бросился вперёд, прямо на Кабуто, загораживая тому обзор. Я в этот момент провалился под землю. Это единственная моя защита в данный момент. Я постарался залезть как можно глубже. Как бы у моего противника не было райтона….
     Теневой клон был развеян в долю секунды, теперь мне оставалось только потихоньку продвигаться к своей команде. Чувствую себя каким-то Зетсу, только я ещё пока не растение и даже не овощ. До этого почётного звания пока не докатился.

55 - Что-то пошло не так


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Тсунаде мрачно отложила в сторону очередной документ. Да, деревня постепенно выходила из кризиса, но угроза ещё одного нападения была реальна. К тому же, не было ни одного свободного чунина. Средства у деревни пока есть, это не самая острая проблема. АНБУ были; генины были, и они занимались стройкой. Но вот никого уровнем повыше в деревне не наблюдалось. Чунины, джонины – все они ходили на миссии. АНБУ на миссии отправлять было нельзя, увы. Если так поступить, то это сразу отразится на репутации деревни. Да и кто будет заниматься разведкой и контрразведкой? Орочимару наглядно продемонстрировал, что завести шпиона в любой деревне проще простого. Сколько таких вот предателей, вроде Кабуто или Мизуки, могло быть со стороны других поселений? Сказать нечего, и так понятно.
     Но вот к попытке захватить Саске Тсунаде отнеслась достаточно серьёзно. Она не могла сказать, что цель Орочимару – уничтожить деревню. Селение саннину, скорее всего, было безразлично. Его больше интересовало происходящее в своей голове: исследования, новые знания. И он был готов зайти очень далеко ради них. Мало ли… что он тут нашёл под прикрытием нападения?
     Но, тем не менее, Тсунаде отдавать Саске даже не собиралась. Это был последний представитель клана-основателя, и его потеря приведёт деревню к ещё большим проблемам. Штурмовой отряд АНБУ с момента получения данных о его краже был отправлен за Саске и его похитителями.
     Но это также был отличный командирский тест для двух новых чунинов, поэтому подстраховка была отправлена в обход, чтобы встретить врага у границ страны Огня. На случай, если Шиничи и Шикамару не справятся. Но она надеялась, что до этого не дойдёт. Они показали себя весьма благоразумными шиноби. А Наруто, которого они захватили с собой, с ним-то уж точно ничего не произойдёт. Тсунаде сама видела, из каких ситуаций он способен выкарабкаться.
     Но подстраховка… она никогда лишней не будет. Шаринган – слишком ценная штука, чтобы ей разбрасываться. И Девятихвостый – тоже. Она отправила не элитную, но одну из лучших групп.

---+===***===+---

     Команда Гаары возвращалась из страны Медведей. Эта страна имела своё скрытое поселение, но назвать его каким-то военизированным было сложно. Она едва-едва обеспечивала нужное количество шиноби для страны, и то, уровень ниндзя там был очень низким. Их навыков обычно хватало только на простых разбойников, именно поэтому жители страны достаточно часто обращались за помощью к другим скрытым деревням. Конечно, вряд ли законченная ими миссия была бы вообще принята Скрытым Песком, но благодаря союзу с Конохой дорога была не так уж и тяжела. В ином случае пришлось бы двигаться через целую уйму поселений, и не каждая из них благоволила шиноби из страны Ветра.
     Но этот союз давал не только преимущества… и в первую очередь шиноби Песка были просто обязаны поддержать в беде любого ниндзя из союзного поселения. Они могли и проигнорировать такой случай, если их непосредственно не просили, но вообще такое поведение было неподобающим для шиноби. От этого зависела репутация. Как иметь дело с деревней, ниндзя которой не протянут руку помощи не только просто так, но и по союзному договору?
     Вот и здесь был похожий случай. Команда Гаары, двигаясь по лесам Конохи, обратила внимание на схватку неподалёку. Казалось бы, что им стоило просто пройти мимо? Но нет, они отправились на разведку.
     Картина им предстала следующая. Крупная поляна, на которой сражаются девять шиноби. Пятеро – с налобными повязками Листа. Четверо – с протекторами Звука. Троица ещё колебалась, они могли бы и не лезть в чужие разборки. Сделать вид, что ничего не заметили, но не в этот раз. Хотя бы потому, что перед ними были предатели из Звука. А ещё изменился младший брат Канкуро и Темари.
     У Гаары, особенно после боя в Конохе, серьёзно изменилось мировоззрение. Нет, он не стал добрее, ни в коем случае. Просто у него сменились понятия о том, что хорошо, а что плохо. Бессмысленные убийства он прекратил и стал несколько лучше относиться к брату и сестре. Те вначале отнеслись к этому настороженно, особенно были подозрительны неуклюжие попытки джинчурики проявить о них заботу. Его грубоватые и краткие «у тебя всё нормально?» сказанные его обычным мрачным тоном вгоняли их в дрожь. Но затем Гаара стал понемногу навёрстывать упущенные им коммуникационные навыки. В конце концов брат и сестра осмелились по чуть-чуть помочь ему в этом нелёгком деле, и вскоре они превратились в настоящую команду, почти семью. Темари и Канкуро даже не знали, кого за это благодарить. Вот только Гаара достаточно часто стал вспоминать своего противника во время нападения на Коноху. Наруто – джинчурики Девятихвостого. Несложно было догадаться, что именно он как-то повлиял на их младшего брата.
     Вот и сейчас – если раньше Гаара мог и пройти мимо, сказав, что это не их дело, или просто поубивать всех, независимо от их налобного протектора… то сейчас он был готов помогать новым союзникам, тем более что преимущество явно было не на их стороне. Им попались серьёзные противники.

     — Песок! — медленно вылез из-под земли какой-то шиноби в протекторе Листа. Опасности от него не ощущалось, поэтому нападать троица не спешила. А присмотревшись к ниндзя, Канкуро узнал одного из участников в экзамене на чунина, — вы как раз вовремя! Поможете?

     Темари тоже узнала Каоина, но лишь гордо фыркнула:

     — А что, без нас не справитесь? Вас больше, и вы ещё просите о помощи?
     — Успокойся, Темари, — сказал ей Гаара, — они всё-таки наши союзники. А ещё они сражаются с ниндзя из деревни Звука.
     — К тому же эти самые ниндзя просто сильнее нас, — пожал плечами Каоин, — например, тот шиноби в очках находится на уровне джонина, он ещё и ниндзя-медик. А вон тот вообще из клана Кагуя. Слышали о таком? Ещё есть двое шиноби уровня токубетсу-джонина. Они не так сильны, как Кабуто, но проблем доставить могут. И как мы, два чунина и четыре генина, что-то сделаем?
     — Хватит ныть, — поморщился Канкуро, — поможем мы, поможем. Договор обязывает.
     — Там Наруто, — вдруг заметил Гаара, глядя как куча клонов оранжевого цвета пытаются достать члена клана Кагуя. Против Таюи остались Шикамару и Чоджи. Киба и Неджи стояли против Сакона, который уже вовсю пользовался своим симбиозом с братом. Кабуто стоял в сторонке и внимательно пытался кого-то обнаружить. Шиничи даже знал, кого. Якуши нужен был либо Саске, либо он сам.

     Трое ниндзя Песка, коротко посовещавшись, бросились каждый к своим противникам. Гаара отправился помогать Наруто: ему было интересно сразиться против Кимимару — он не сомневался, что его наследие крови лучше, чем у Кагуя. По крайней мере, сейчас он это подтвердит. Темари отправилась отвлекать Кабуто: у неё был какой-то опыт общения с медиками. Она просто не пустит его к себе, а ветер отлично помогает против ядов. Канкуро решил помочь сестре: ему было интересно сравнить, чьи яды были лучше. А если противник их не использует… что ж, ему же хуже.
     Шиничи, глядя на всё это, только пожал плечами. Он решил подстраховаться и пошёл защищать Саске. А то мало ли… вдруг его кто-то найдёт?

---+===***===+---

     Таюя при помощи трёх призванных чудовищ изо всех сил старалась держать своих противников на расстоянии. Её флейта двигалась с такой скоростью, что сделала бы честь любому музыканту. Этим существам однажды очень понравилась её игра, и они согласились приходить на её зов во время боя. Дрались они сами, но при помощи различных мелодий Таюя отдавала им команды.
     К счастью, Чоджи не мог похвастаться очень высокой скоростью, как, впрочем, и Шикамару. Единственной девушке из Четвёрки Звука удавалось держать их на расстоянии, но расправиться с ними она не могла. В бою держался паритет.
     Кимимару с лёгкостью уничтожал клонов Узумаки. Ему ничто не угрожало, он спокойно протыкал их одного за другим, как вдруг прямо над ним поднялся песок. Он легко отскочил от неожиданной атаки, а затем сразу стал выглядывать в толпе клонов нового врага. Это было не слишком сложно: красные волосы вкупе с другим знаком на налобной повязке позволяли с лёгкостью найти очередного противника.

     — Гаара! — с радостью в голосе воскликнула одна из множества копий Узумаки, — что ты здесь делаешь?
     — Лист и Песок теперь союзники. Мы виноваты перед вами за нападение и спешим вернуть свой долг.
     — Отлично! — вскинул кулак следующий клон. — Теперь мы покажем ему!

     Бои вспыхнули с новой силой.

---+===***===+---

     Шиничи медленно продвигался туда, где он спрятал Саске.
     Вот только… стоило ему «подплыть» поближе к тому месту, где он его «похоронил», прямо над ним послышался весьма неприятный смех. Шиничи мгновенно его узнал и попытался скрыться, но его скорость движения под землёй была слишком низка. Всё-таки он не пользователь дотона.

     — А я-то думал, кто же так обошёлся с Саске-куном, — послышался Шиничи голос откуда-то сверху. Мгновение, и земля вокруг него взорвалась. Несмотря на попытку защититься, уже через пару секунд мясорубки под землёй он потерял сознание.
     — Хе-хе-хе, — рассмеялся Орочимару, глядя на бессознательного шиноби в маске, — похоже, мне стоит поблагодарить Тсунаде. Ведь если бы не она, я бы сейчас ждал Саске-куна для техники замены тела. Боюсь, в этом случае с Саске ничего не вышло… но не буду мешать людям развлекаться. А ты, Као-кун, — саннин с интересом оглядел парня, — Кабуто уже про тебя мне все уши прожужжал. Нехорошо будет сейчас тебя убивать, оставлю тебя на него. Я уверен, вы ещё встретитесь.

     Орочимару исчез вместе с телом Учиха, а Шиничи так и остался лежать на месте исполнения всего лишь одной техники Земли. Землетрясения со стороны саннина оказалось вполне достаточно, чтобы победить Каоина.

56 - Рояльчик…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Саске сидел напротив Орочимару. Последний не спешил начинать разговор, а Саске просто приглядывался к своему похитителю. Нападать смысла не было – Учиха был просто слаб, а если бы он даже был на пике формы, против саннина это бы не помогло. Он уже примерно понимал, на что тот способен. Особенно если учитывать силу его слуг — Саске был побеждён, как сопливый ученик Академии.

     — Что, Саске-кун, не можешь понять, зачем ты мне нужен?

     Учиха зло посмотрел на Орочимару.

     — И так ясно – тебе нужен шаринган. Но зачем я тебе нужен живым – непонятно, — Орочимару ничуть не обиделся на неуважительное обращение. Учиха продолжил рассуждать, — можно вытащить глаза, и дело с концом.
     — Нет, Саске-кун. К сожалению, всё не так просто, — Орочимару решил объяснить Учиха предстоящее ему мероприятие, — видишь ли, есть одна запретная техника, благодаря ей я практически бессмертен. Но, как ты понимаешь, бессмертие души вовсе не гарантирует бессмертия тела. И с некоторых пор я не могу найти подходящий мне сосуд. Выяснилось, что слабые тела разрушаются очень быстро, те, что посильнее – года за три. Например, я нахожусь в таком…
     — Но зачем тебе я? Конечно, гены моего клана сильны, но неужели не нашлось никого сильнее меня? Ведь меня выкрасть было в разы сложнее.
     — Помимо твоих генов Великого клана и глаз, в тебе есть замечательный потенциал. Я проверил это на экзамене. Могу предложить тебе сделку.
     — О чём мне с тобой договариваться?
     — Скажи, Саске-кун, сильно ли ты жаждешь мести за поступок своего брата?

     Учиха лишь сжал кулаки и поднял на саннина взгляд. Орочимару едва не отвёл взгляд, столько в его угольно-чёрных глазах было ненависти.

     — Но ты знаешь, как ты сейчас слаб… и я могу дать тебе силу для этой мести. Саске-кун, мне нужно твоё тело. И лучше оно будет не такое, как сейчас, а во много раз сильнее. Ещё раз использовать свою технику я смогу только через несколько лет… — Орочимару внимательно вглядывался в лицо Учиха, — я готов научить тебя всему, что знаю сам. А потом, когда ты отомстишь благодаря полученной силе. Ты отдашь мне своё тело.
     — А у меня есть выбор? — Учиха оглядел помещение.
     — Да, Саске. При правильном решении ты получишь свободу, статус моего ученика, силу и долгожданную месть. В деревне Звука, как и в любом другом месте это многого стоит. А вот при отказе… тренировать твоё тело будут препараты, а сам ты будешь всё время во сне. Ну, или, если ты захочешь, — Орочимару прищурил глаза, — во время этих операций я могу оставить тебя в сознании.
     — Всё ясно. Значит, выбора у меня нет… и я готов к тренировкам. Но расскажешь мне, что произошло во время похищения? Я смутно помню, что лежал в земле…
     — Ха-ха-ха, — глухо рассмеялся Орочимару, — с удовольствием.

---+===***===+---

     — Значит, миссия провалена? — Тсунаде странно смотрела на Нара и Шиничи, — но вы же победили? Из Четвёрки звука остался лишь один ниндзя, и был уничтожен последний член клана Кагуя, разве не так?
     — Всё так, Хокаге-сама, — с горечью в голосе произнёс Каоин, — вот только в сражение вмешался Орочимару….
     — Он был там? — Тсунаде подалась вперёд из-за стола, — говори!
     — Если бы его не было, то всё бы закончилось хорошо. Он вырубил меня и забрал Саске. Хорошо хоть не убил, — Шиничи был очень мрачен. Ещё бы немного – и смерть. Неизвестно, с чего Орочимару решил не убивать залётного чунина, что так ему помешал, но это лишь единичный случай.

     Тсунаде задумчиво рассматривала двух чунинов. Наказывать их не за что – они сделали всё, что могли. Но вот то, что туда лично пришёл Орочимару… видимо, он сменил тело, не дожидаясь Саске. Теперь точно можно сказать, что у них есть время. Вот только сколько его в запасе…

     — Ладно, упустили, так упустили. Не ваша вина. А уничтоженные противники – тоже хорошо. Запишите себе миссию А-ранга, можете быть свободны. Вам в бухгалтерию. Свободны!
     — Есть, Хокаге-сама, — хором воскликнули Нара и Шиничи. А затем бочком-бочком вывалились из кабинета.
     — Я – тренироваться, — сказал Каоин Шикамару, — что-то мне расхотелось отдыхать после этой миссии.
     — Мне тоже, — Нара очень переживал за проваленную миссию, — вместе?
     — Нет, извини, — Шиничи покачал головой, — иногда нужно тренироваться одному.
     — Понял, — Шикамару с пониманием отнёсся к этим словам, — ты прав. Удачи!

---+===***===+---

     Итак, на этой миссии произошло две, нет, даже три вещицы. Первая — я убил шиноби со спины, без какого-либо боя. Сейчас всё кажется не таким уж грустным, но свои чувства в тот момент я помню хорошо. Вторая — я успешно использовал Хенге и снова напал на врага со спины. Тоже удачно. Третье — я едва не умер. И мне повезло, что Орочимару решил меня не добивать. Почему? Фиг его знает, но проверять его терпение на прочность я не хочу. Вывод: держимся от него подальше до того момента, как он не умрёт, или пока я не стану сильнее, чем он. Последнее пока наименее вероятно. Вывод: придерживаюсь первого пункта, и всё будет более-менее хорошо.
     Но становится ясно, что сила мне очень нужна. А что есть сила? Это, в первую очередь, техники. Они бывают разного типа, но мне сейчас определённо нужно что-то пассивное. Покров из чистой чакры, увы, не поможет. Защищать тело просто так намного эффективнее. Какие ещё есть техники, позволяющие защититься?
     Кайтен клана Хьюга? Вот именно, что он их клана. Не знаю, какие у них там тренировки или секреты, но это в первую очередь именно хиден — их секретная техника. И вряд ли мне так просто дадут такое дзюцу. Да и не сказать, что оно особенно сильно мне поможет… ведь нет у меня глазок, что помогут контролировать всё окружение.
     Хм… и тут мы возвращаемся к вопросу исцеления. Самый лучший способ выжить. Вон какой учитель под рукой… и пост Хокаге не помешал подтянуть Сакуру до очень высокого уровня. Вот только… смогу ли я? Хотя Харуно, если мне не изменяет память, тоже ничего об ирьениндзюцу не знала. Но идти к Сенджу нет смысла. Надо будет просто подучиться чему-нибудь еще, кроме заматывания ран. Главное – научиться преобразовать чакру в медицинскую. Остальное – посмотрим.
     Но, опять же, зачем лечить раны, если их можно не получать? Нужно что-то защитное… и ничего такого нет. Испокон веков для защиты шиноби использовали лишь своё собственное тело. Ловили и кунаи, и всё что угодно… только бы хватало чакры. Вон, Учиха Мадара вообще плевать хотел на удары по нему. Да ещё и это, как его там… сусаноо. Ему на всё было плевать.
     Я не обладал таким количеством чакры. И вряд ли когда-то буду. Но должна же существовать какая-нибудь другая защита?
     С этим вопросом я и отправился на поклон к Джирайе. К счастью, он ещё не ушёл, поэтому и успел меня просветить. На мой вопрос он ответил так:

     — Видишь ли, Каоин, тут всё зависит от тебя. Ты должен понимать, что абсолютной защиты не существует, и использовать нужно именно ту, что подходит тебе лучше всего.
     — Джирайя-сенсей, а какая защита подошла вам, — я вдруг смутился, — то есть нет, я не выпрашиваю саму технику, мне просто интересно, что предпочли вы?
     — Ну-ну, не смущайся ты так. Я понимаю твой интерес. И я покажу….

     Сеннин быстро сложил несколько печатей, а через пару секунд рядом со мной стоял самый настоящий двухметровый ёжик. Я едва не засмеялся, но у меня получилось сдержать смех. Уж больно забавно всё это выглядело.
     Когда Джирайя развеял технику, внешне я уже был вполне серьёзен.

     — Как видишь, для защиты я использую волосы. Обычно этого хватает, и ты не поверишь, как это иногда бывает эффективно.
     — Ну что вы, сенсей, я вам верю. Но мне такая техника вряд ли подойдёт. И вы не должны меня ей учить. Мне нужно придумать что-то самому.
     — Хороший настрой! Жаль, что я не успел тебя ничему толком научить… сейчас мне нужно уходить, причём надолго… и вряд ли мы с тобой ещё увидимся в ближайшие несколько лет.

     А вот этот момент упускать нельзя.

     — Сенсей, я понимаю, у вас дела, и сами вы присутствовать не можете… но может быть вы посоветуете кого-нибудь мне в качестве учителя? Или, может, у вас есть записи, как правильно тренироваться… а то что я за ученик саннина, который ничего не умеет? Я тут чуть было не погиб на миссии…

     Я рассказал про свою «встречу» с Орочимару, если, конечно, это так можно назвать.
     Джирайя сначала немного задумался, а потом вдруг заливисто рассмеялся.

     — А ведь и не скажешь на первый взгляд, что ты такой пройдоха! Знаешь на что надавить,— учитель внимательно на меня посмотрел, — ну ладно, уговорил. Есть у меня парочка старых тетрадок. Я как-то по глупости думал выпустить учебник для шиноби. Хорошо хоть Третий меня отговорил. Ох, ты и не представляешь, какой ветер у меня в голове гулял в молодости….

     Я только широко улыбнулся, глядя, как сеннин складывает несколько печатей, призывая этим самым какую-то странную жабу. Спокойно достав у земноводного изо рта несколько свитков с таким видом, словно ничего необычного не происходит, Джирайя произнёс:

     — Мне они всё равно не нужны, да и Наруто вряд ли что-то поймёт в этих каракулях. Я думаю, ты найдёшь самое лучшее применение этим знаниям.
     — Спасибо, учитель, — растрогался я. Надо же, не знал, что он хотел нести свет и просветление в сферу образования. Ну вот, собственно говоря, и рояль… пользуйся, Каоин.
     — Это тебе спасибо, Каоин, — ответил мне Джирайя, — веришь или нет, но более смышлёного ученика у меня ещё не было. Наруто, конечно, тоже гений, но по-своему.
     — До свидания, Джирайя-сенсей. Вы тоже очень много для меня сделали.

     Я, решив, что достаточно с нас прощаний, по-английски развернулся и пошёл разбирать новую информацию. Надеюсь, теперь всё будет хорошо. И с первой же техники врага я больше проигрывать не буду….

57 - Ранг Б


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Джирайя вскоре ушёл. Наруто пропал вместе с ним, и в его команде осталась одна неприкаянная девушка. Как там её? Ибара, кажется?
     Но меня это волновало не слишком сильно. Атака Орочимару сильно подкосила меня морально, и я только после неё понял, что всё становится серьёзным. Началось превозмогание, что я так сильно недолюбливал изначально.
     Первым делом я обратился в госпиталь. Там меня порадовали невысоким ценником на начальные курсы первой помощи. Пока никаких техник на чакре, но более продвинутая медицина. Чуть-чуть анатомии, капелька практики. Я взял все методички, выучил за пару дней, и сдал – каким бы плохим биологом я не был, человеческую анатомию и процессы, происходящие в человеческом теле я худо-бедно знал, поэтому учить больше половины материала мне не требовалось. Я сдал экзамены экстерном и стал дожидаться, пока несколько моих однокурсников закончат курсы обычным порядком, чтобы пойти на следующий.
     Дальше я серьёзно ускорил развитие СЦЧ. Пять процентов – это хорошо. Но я на этом не остановился, и теперь я был постоянно перегружен на все восемь. Мне было реально пора приниматься за дело всерьёз, особенно учитывая недавно произошедшее. А боль… потерплю. Зато без таблеток в бою.
     По ночам, освободившись от медицинских методичек, я старательно разбирал рукописи саннина. Молодость в его понимании – лет двадцать пять. А в это время он уже был очень и очень силён. И в его записках, помимо всего прочего, было много сказано про теорию чакры. Мне этого не хватало… и теперь я иногда экспериментировал с этими идеями, и, могу сказать, работало всё очень даже неплохо.
     Не обделил я вниманием и тренировки ниндзюцу. Вода давалась мне легко, но текущий мой арсенал был далеко не универсален, тем более что по-настоящему атаковать с её помощью я не мог.
     Больше всего внимания я уделял своей модели расенгана. Количество водяных потоков медленно, но верно доходило до предела. Для пробы высвободив технику при пятидесяти потоках, я смог стать свидетелем неслабого такого водяного тарана, который, вдобавок ко всему, ещё и обладал режущим действием. Мало того, этот самый таран ещё и нехило вращался. Для пробы я ударил в крупный такой булыжник, весом где-то в тонну. Так вот… он был отброшен в сторону на несколько метров. А ещё на нём было множество порезов от потоков воды. Расенган был просто мелочью, в сравнении с водяным его прототипом. И кто-то ещё говорил, что вода слабая! Я стал с ещё большим усердием доводить технику до ума.
     Таким образом, моим девизом стала фраза:«Лучший отдых — смена деятельности». Мои бывшие товарищи по команде, да и сам Гекко, смотрели на меня странно, но не мешали моим тренировкам. С ними я только и делал, что спарринговался в тайдзюцу, а также отрабатывал скорость реакции до максимально возможных величин. Нет предела совершенству! А на миссии я ходил только по необходимости, когда не было другого выбора. Не мог я терять время зря.
     Кендзюцу, к сожалению, мне пришлось пока забросить — не было у меня на это времени. Ведь нельзя охватить сразу всё, а так хотелось...
     Но мне удалось выкроить полчасика в день, когда я старался отработать методику движения под землёй. Обычно этим занимались клоны — они экономили на этом время, но я не бросал надежду как-то улучшить механизм.
     И решение пришло ко мне через неделю, я пришёл к тому, чтобы опять обратиться к идее вращения. И нет, я не собирался пробивать землю своей новой техникой. У меня была другая мысль. Я решил не просто проваливаться под землю, но и нырять туда под вращением. Так можно было достичь намного более высокой скорости до тех пор, пока инерция не будет потеряна. И в этом был смысл: я часто замечал, что чакра сама по себе бывает менее эффективна, чем какие-то действия, ей же и усиленные.
     Первый мой нырок был сразу на три метра. Затем пять… а через некоторое время мог похвастать возможностью за пару секунд уйти глубоко под землю. Без разгона эффект был не такой мощный, но благодаря вращению в стиле юлы я погружался в землю в разы быстрее. Хотя тут тоже были трудности… но это поправимо.
     Казалось бы – мелочь, и сильно помочь она не может… но ведь сработало. Да и мы имеем дело с чакрой, поэтому надо будет – рассмотрю и какую-нибудь более нелогичную теорию.
     У меня началось время очень активного саморазвития.

---+===***===+---

     У Тсунаде были проблемы – её группа АНБУ так и не вернулась с миссии по захвату Саске. Она и не надеялась, что они смогут перехватить Орочимару, но хотя бы выжить они должны были. Так нет – не прибыло ни одного из десятка посланных ей шиноби. И нельзя было даже предположить причину их смерти. Они, конечно, при исполнении, но вряд ли они бы полезли сражаться против саннина. Уж они-то должны были понимать бесполезность этого действия. Если Орочимару вообще попался им на глаза, уж больно этот змей скользок. Да ещё и с целыми руками, но зато у них есть три года на возврат последнего из Учиха. И АНБУ пора выдвигаться на разведку.
     Но ситуация в деревне постепенно нормализовывалась. Кипы невыполненных заказов постепенно уменьшались, и вскоре можно было сказать, что Коноха вне опасности. Но, даже несмотря на это, вред деревне был нанесён колоссальный. Опять же, виноват в этом был Орочимару.
     Но нет худа без добра. Союз Конохи с Песком — серьёзное тому доказательство. Ведь обеим деревням после нападения нужно было восстановиться, и они отлично помогут в этом друг другу.
     Были у Сенджу и проблемы — на неё наседали двое советников. Хомура и Кохару дружно пытались выяснить, почему она позволила забрать Джирайе джинчурики из деревни. Но она не понимала, почему обращаются именно к ней. К тому же женщина злилась, когда они старались учить её жизни. Может, Сарутоби-сенсею и требовались советы, но она в них явно не нуждалась. К тому же неприязнь была взаимной, и Тсунаде это не нравилось. Ей не нужен был раскол у власти в такое время. Но быть с ними вежливой решительно не получалось! Они раздражали её своим тоном, словно они учили её как жить, словно она — неразумный ребёнок.
     По этим и многим другим проблемам советники раздражали её, но сделать с этим Сенджу ничего не могла. Власть и влияние советников были велики, чтобы просто игнорировать их. По крайней мере, в открытую.
     Но сейчас во всём мире наступило какое-то затишье, после всех недавних событий… это было весьма подозрительно. Деревне следует как можно скорее готовиться к будущим неприятностям.

     — Хокаге-сама! — появился перед ней член АНБУ, — к вам Митокадо Хомура и Утатане Кохару. Пропустить?
     — А разве у меня есть выбор? — задала она непонятно кому вопрос, ей показалось, что Тензо, сидящий сейчас перед ней, понимающие ухмыльнулся под маской. Она скорее вздохнула, чем сказала: — пропускай.

     Ей предстоял тяжёлый день, впрочем, как и всегда.

---+===***===+---

     — Просыпайся, ученик! — разбудил меня голос Гекко. Сквозь сон я не совсем расслышал его слова, но смысл примерно понял, — просыпайся, говорю! Нас ждёт миссия, ранг В!
     — Ну и что? — сонно ответил я, пытаясь спрятаться под одеялом. Не получилось. — У меня А-ранг чуть ли не каждый день, чего уж там какой-то В.
     — Не утрируй, — даже не открывая глаз, я почувствовал, как поморщился Гекко, — собирайся, выдвигаетесь вы чуть позже, чем через час.

     Послышался знакомый «пуф», значивший, что передо мной до этого стоял всего лишь клон. Но даже он сохранил часть личности оригинального шиноби. Но что значит это «вы»?
     Вздохнув, я принялся собираться – всё-таки до этого у меня обычно были С-ранг миссии. Гекко прав, я утрировал – обычно А-ранг образовывался всего пару раз, и то, стихийно. А вот В… тут есть шансы встретиться и с шиноби. Хотя это, в свою очередь, повышало плату за миссию. Впору договариваться с вражескими шиноби о таких встречах. Обоим выгодно.
     В нашем случае это оказалось именно нападение на караван. Нет, нам не требовалось убивать мирных жителей. Это не приветствовалось среди шиноби. Нашей задачей было выкрасть груз. Казалось бы, что им может быть? Деньги – самое очевидное. Но нет, заказчик – весьма представительный торговец – просил выкрасть для него чертежи новой одежды своего конкурента. Незаметно или нет – это было наше дело, но в первом случае нас ждала доплата. Ведь так ему меньше хлопот и больше тех же самых проблем тому, у кого была совершена кража. Вот только… конкурент мог также нанять и охрану. В Конохе бы ему было бы отказано, так как миссии против шиноби одной деревни не принимают. Да и миссии на охрану берут обычно именно в той стране, где происходят перевозки. Нам, например, предстояла дорога в страну Водопада. Вообще, названия как такового у страны не было, её так и звали. Водопадом. И Дайме у неё, вроде, не было – правили в ней шиноби. Но миссия тем не менее была. Нам немного рассказывали о промышленности разных стран, но ясно было, что ни одна из них не была просто кучкой лесов или камней со скрытой деревней в центре. Где-то что-то добывали, где-то что-то продавали.
     Формально мы командой уже не были, и числились как бы отдельно друг от друга, но это только формально. На деле же шиноби, что уже тренировались или выполняли миссии вместе, чаще всего ставят в команду именно друг к другу. Вот только… в этот раз с нами не будет Гекко. И руководить миссией буду я. Чунин и два генина… в принципе неплохо. Если против нас не будет кого-нибудь посерьёзнее.
     Страна Водопадов… на первый взгляд, она не отличалась от страны Огня. Те же самые деревья, та же самая погода. В целом можно было даже перепутать одну страну с другой. Запросто. Особенно учитывая, что я и родную страну не очень-то хорошо знал.
     По сведениям нанимателя, караван двигался из страны Железа прямиком в Иву. Как было понятно, лучше всего было выполнить миссию именно в стране, что находилась между ними. Вообще, теоретически шиноби из другой страны мог свободно находиться в любой стране, тратить там деньги и так далее. Никто специально его не будет преследовать, наверное, он даже мог бы в них и миссии выполнять. Но лучше… лучше так не делать. Вдруг миссия неожиданно окажется чуть сложнее? Или совсем не чуть-чуть… и доказывать нарушения мирного договора будет уже некому. Поэтому лучше до границ одной из Великих стран дело не доводить.
     Мы не стали устраивать засаду – мы, конечно, шиноби, но не настолько, чтобы сутками сидеть просто так. Мы просто аккуратно двигались по главной дороге на восток, чтобы обязательно наткнуться на караван. И не прогадали.

58 - Мотивация


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Нибуи сам не был на войне, но его учитель успел повоевать. Опытный сенсей старательно вдалбливал ему, что отвлекаться на посту нельзя. И это в самой Иве, а уж за границей родины вообще нельзя терять бдительность ни на секунду. Вот только… время прошло, и спокойные миссии порядком повлияли на чунина. Каждый раз он давал себе маленькие послабления. Сначала его сон во время отдыха перестал быть особенно чутким, затем он стал увеличивать интервалы, с которыми делал обходы стоянки охраняемого объекта, а в конце концов дошёл и до того, что просто сидел рядом со своими генинами, и просто не спал в свою смену. Этого было вполне достаточно против разбойников или диких зверей… а шиноби ему уже несколько лет не встречались. Он всегда брал только миссии С-ранга. Например, сейчас в его задачу входила охрана повозки от нападений разбойников. О чём можно беспокоиться, если твои противники – простые бандиты? Их слышно, их видно, и не почувствовать их может… уж точно не он.
     Своих учеников он обучал всему, что умел сам… то есть ничему. Базовым методам шиноби дети были обучены. Стихию он преподать мог только одну – Землю, и то, только одной – девочке. Один парень обладал воздухом, второй и вовсе огнём. Как он будет кого-то учить тому, что не знает сам? А обучать одну Тамайю ему было как-то не с руки. Вот и репетировали ребята одно тайдзюцу. Против разбойников – самое оно. Ну, ещё он втолковывал им что-то про работу в команде, но это была скорее формальность. Он, например, себя чувствовал неплохо и один.
     Задумавшись, Нибуи упустил тот момент, когда чуть было не уснул. Находясь в полудрёме, он не обратил внимания на то, как расслабилось и обмякло его тело. Заметил он что-то только тогда, когда выяснилось, что его шея ощутила что-то холодное и острое, прижатое к его горлу, а сам он почему-то полулежит между чьими-то коленями. В его рту было что-то похожее… на кусок ткани. И рот он разинуть не мог.
     Вспышка адреналина сдвинула его тело с места прежде, чем он успел понять, что этим движением он сам себе перережет горло. Уже находясь в полном замешательстве, Нибуи с удивлением обнаружил, что он ещё почему-то жив… его тело даже не сдвинулось! Более того, он его вообще не почувствовал! Сделав ещё пару движений, он осознал, что это бесполезно. Чувствовал он почему-то только свою голову. И часть шеи. Остальное – как отрезало. Это было гендзюцу… и избавиться от него он не мог! Его накрыла паника, но внешне он этого никак проявить не мог. Даже мычания из-под кляпа слышно не было.

     — Доброй ночи, достопочтимый шиноби, — поприветствовал его чей-то голос из-за его спины. — Ну так вот… зашёл я тут, значит, на огонёк, а тут голова. Представляешь? — возбуждённо вещал его пленитель. — Тут голова, а на ней волосы! — шиноби почувствовал, как чьи-то руки прошлись по его шевелюре. —Представляешь? Голова – и с волосами! Ухоженными!

     Нибуи хорошо ощутил идиотизм ситуации, даже несмотря на всю её опасность.

     — А если серьёзно, дорогой ты мой шиноби, — тон голоса вдруг сильно поменялся, словно говорил другой человек. Он стал намного серьёзнее, — то ты очень серьёзно налажал. Ладно бы сам, в одиночку – это твоё дело, своя голова пока ещё на плечах, но вот те трое генинов… и нет, они не убиты. Но вот та лёгкость, с которой их можно оглушить… не было ловушек, дежурств. Ничего. Только ты, клюющий носом. Представляешь, как мне было обидно за этих ребят? Ведь из них ещё может вырасти что-то стоящее. А так их сейчас могли просто убить, понимаешь? Но, к счастью, я могу назвать виноватого в сложившийся ситуации… и наказать.

     Шиноби обильно взмок, ощущая, что разговор повернул не туда. Паники уже давно не было, но сделать он всё равно ничего не мог. Мысли путались, запертые в неподвижном теле, не находя выхода. Он, наверное, мог бы ускользнуть под землю, если бы не катана у его горла. Он мог бы причинить себе боль, прикусив язык, если бы не кляп. Он мог бы сложить печать развеивания гендзюцу, будь у него ощущения рук. Нибуи попался в ловушку.
     Но убивать его никто не спешил.

     — Знаешь, — спокойно проговорил его, без сомнения, враг, что находился у него за спиной, — мне было бы очень просто тебя убить, но я готов дать тебе шанс. Шанс на исправление. Но и просто так оставить тебя нельзя, верно? Я тут заметил, какие у тебя замечательные волосы. Ты за ними ухаживаешь, как я погляжу, постоянно причёсываешь… мне кажется, их будет вполне достаточно.

     Резкий свист, и к ногам пленного падает первая прядь его шевелюры, которой он и вправду гордился.

     — Но мы ведь не закончили, верно? — ещё раз взмахивая кунаем в руке, сказал единственный способный говорить здесь ниндзя. Очередной клок волос упал на землю. — Я очень хочу, чтобы ты уяснил, что тебе срочно нужно встать на путь исправления. Мне плевать, — очередной свист воздуха, — на тебя, но эти трое генинов должны быть готовы к пути шиноби. Они должны уметь защищать себя и быть бдительными. И если ты их не научишь, — кунай остриём «случайно» задел кожу пленного, — то я об этом узнаю. Ищи информацию, техники – что и где хочешь, хоть привлекай других учителей, если ты сам учить неспособен. Но чтобы при следующей нашей встрече эти генины могли показать что-то достойное шиноби. Надеюсь, что ты всё понял. Ведь в ином случае я могу тебя просто-напросто убить прямо сейчас. Если ты конечно, хочешь… Так ты всё верно уяснил?

     Нибуи, напуганный до невозможности, умирать не хотел, поэтому он судорожно предпринял попытку кивнуть головой.

     — Ну тогда отличненько! Я прослежу за тем, как ты начнёшь их тренировки с завтрашнего утра. И если мне не понравится, ну… — шиноби специально сделал заминку, — я навещу тебя ещё раз. И волосами ты в этот раз не отделаешься. А сейчас ты у нас просто красавчик! — раздался звонкий хлопок ладони по его теперь уже гладкой и лысой голове. — Ведь звучит! В общем, на путь очищения ты уже встал, и начали мы, как видишь, с самого главного – с головы. Тебе осталось только этот путь завершить. Не разочаруй меня!

     Раздался глухой стук, и на землю упало бессознательное тело. Через пару секунд ничто уже не напоминало о том, что здесь вообще кто-то был. Ничто, кроме, разве что, блестящей при свете полумесяца лысины.

---+===***===+---

     Из троицы генинов первым проснулся Шито. Удивившись, что никто его не разбудил на смену, он внимательно осмотрелся. Но всё было как обычно – его друзья сопели в обе дырки. Караван тоже стоял на месте – ещё только начало светать. Разве что… у него почему-то болел затылок. Он по привычке обратил внимание на своего учителя. С каким-то весёлым любопытством он разглядел своего сенсея в новом амплуа. Ему понравилось.

     — Эй, сони, просыпайтесь, — тихо растолкал он Тамайю и Кьюго, — тише! Я хочу вам кое-что показать….
     — Что там такое, — недовольно, но хотя бы тихо пробормотала девочка, приподнимаясь на локтях. Взгляд её упал на лежащего учителя. Она ошарашенно проморгалась и старательно протёрла глаза. Ничего не изменилось. — Шито, я ещё сплю, или ты вдруг решил научиться гендзюцу? Почему мне кажется, что наш учитель вдруг стал лысым?
     — Это не гендзюцу, в том то и дело, — подал голос Кьюго, тоже внимательно оглядывая открывшийся перед ними пейзаж, — Шито, разбудишь его?

     Через полминуты они, едва сдерживая смех, слушали неловкие слова своего учителя. Он рассказывал им о том, что решил что-то поменять и в своей, и их жизни. К тому же Нибуи внезапно решил устроить им тренировку, и было не похоже, что в этот раз тренироваться они будут самостоятельно.
     И смеялись не только они. В кустах, замаскировавшись по максимуму, сидело двое генинов и один чунин.

     — Знаешь, Као, мне начинают чем-то нравиться миссии В-ранга, — едва сдерживая смех, выдавил из себя Аоха.
     — Мне тоже, — подала голос Янасэ, — но ты уверен, что он не видел тебя и твою налобную повязку?
     — Уверен, — кивнул Шиничи, а затем добавил, — а ещё я уверен в том, что этот «Нибуи-сенсей» никому об этой ночи не расскажет. Да и в том, что скоро эти трое генинов станут как минимум чунинами, тоже уверен на все сто. Ведь что главное? Мотивация. И она у этого недоучителя теперь есть.
     — Почему-то я не хочу знать процесс мотивирования, — подумав немного, заявил Аоха, — может этот метод и эффективен, но вряд ли приятен. Этот Нибуи до сих пор нервно оглядывается. Что ты ему такого сказал?
     — Ничего особенного. Такими угрозами, что наговорил я, разбрасывается ежедневно чуть ли не каждый шиноби, — пожал плечами Шиничи.
     — Но не всегда эти слова сопровождаются бритьём налысо, не правда ли? — подытожил Аоха.
     — И то верно, но пойдёмте, нам пора отправляться. Миссия выполнена.

59 - Это точно не рояль?


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     — Как это – неправильный чертёж? — неприятно удивился пухлый и низенький человек с подчинённым, — я специально заказывал дизайн костюма у лучшего своего мастера! Не верю, что он мог прислать что-то некачественное.
     — А вы сами гляньте, — нервно поправил очки его помощник в стране Земли. Глаз молодого человека периодически подёргивался. — Пройдёмте, пройдёмте, — видя нерешительность босса, заместитель поторопил его, — смотрите.

     Через минуту торговец, задыхаясь от бешенства, прислонился к стене, чтобы не упасть. Вместо дорогущего чертежа от ведущего дизайнера страны Железа он получил такого же размера свиток, на котором было крупно выведено чёрными чернилами «было ваше – стало наше». Сбоку была нарисована улыбающаяся рожица.

     — Кто?! Скажите мне, кто отвечал за доставку этой… этого «чертежа»? Найди мне того, кто брал миссию по охране, и приведи ко мне! Я… — предприниматель не мог найти слов, — … я его шкуру пущу на костюм, чертёж которого он должен был доставить! — потряс свитком торговец, а затем рявкнул на застывшего столбом подчинённого: — бегом!

     Тому дважды повторять не пришлось. Он стремглав выскочил из кабинета взбешенного начальника. Его очки соскользнули с взмокших висков и, жалобно звякнув, раскололись на полу. Он даже не обратил на это внимания: у него были дела поважнее каких-то там стекляшек.

---+===***===+---

     Миссия ранга В, с которой я вернулся, показала несостоятельность большей части шиноби. Вот странное дело, много кому хватает своего ранга чунина и С-ранг миссий, они даже не развивают свои навыки. И, как выяснилось, это относится не только ко многим ниндзя Листа. Похоже, большая часть шиноби и вправду достаточно бездарны.
     Видимо, единственные, кто постоянно развивается, это, разве что, нукенины по вполне понятным причинам и клановые шиноби, с которых просто требуют силы. Бесклановым, как я понял, она просто не особенно нужна. А дурной пример заразителен. Не преподай я урок этому образцу лентяя, выросло бы и пошло на миссии ещё трое таких же. Конечно, должны быть и те, кто делает миссии низких рангов, но для этого шиноби всегда есть, как ни крути, не всем данные позволяют стать кем-то сильнее чунина. Я не считаю себя умнее других людей, но мой отличный от общего менталитет и разум, который старше тела, могут помочь мне во многих ситуациях. Ну и много информации о шиноби и их особенностях добавляют мне кое-какие преимущества. Но остальные ниндзя… у них ничего такого нет.
     Конечно, с одной стороны, я нехорошо поступил по отношению к своей деревне – ведь, помогая стране Земли стать сильнее, я подставлял своих товарищей. Может быть, именно эти трое генинов в будущем убьют кого-нибудь из Листа. Но не считать же мне себя виноватым за эту гипотетическую возможность? И с другой стороны… не мог я смотреть просто так на этих ребят. Ведь та команда, где всего ничего времени назад находился я, по сути, ничем не отличалась от тех трёх ребят. Не будь я, так сказать, не совсем обычным человеком, то мы могли бы попасть в другой класс и получить такого же обалдуя-учителя. И никто бы нам не объяснил, что редкие тренировки, которые он иногда будет устраивать – это просто полная фигня. И как я мог пройти мимо такого? Конечно, это вовсе не значит, что я буду специально искать подобные случаи и исправлять их – всё-таки нет у меня никаких психологических травм, чтобы этим заниматься. Но если есть возможность помочь – так почему нет? Мне эти генины ни сейчас, ни в ближайшем будущем ничего уже не сделают. Это не бахвальство, не недооценка их сил. Они просто другого уровня, вот и всё.

---+===***===+---

     Миссии – миссиями, но меня поглотили тренировки. Я старался выжимать из себя максимум, но при этом не переусердствовать. Мне не нужно было моральное безразличие или физическое перенапряжение.
     А время отдыха… свой отдых я по большей части проводил с Куренай. Она сейчас, как выяснилось, на миссии уходила не так часто, и у нас была возможность увидеться. О чём может поговорить японец с попаданцем? Я вот тоже не знал, но темы как-то находились. Да и молчать, честно говоря, было приятно. К тому же мы часто накладывали друг на друга иллюзии, учились их развеивать в качестве тренировки. Я помог Куренай начать движение по тому пути гендзюцу, который мне посчастливилось развивать. Он ведь тоже был очень перспективен… а навыки у Юхи были пока выше моих. Ненамного, но выше.
     Обычные иллюзии она накладывала с такой филигранной точностью и незаметностью, что не будь у меня отработанного навыка проверять свою СЦЧ на чужеродные вкрапления, я бы их даже не заметил. Куренай, в свою очередь, не переставала изумляться моим навыками по развеиванию иллюзий. По её словам, на меня не действовала ни одна её уловка. Я бы так не сказал, но в целом она была права. Мне было очень интересно, почему у других шиноби такого не получалось – ведь чувствовать свою СЦЧ умеют, так или иначе, все ниндзя. Или… у меня ведь это очень высокого уровня навык. Наверное, всё было именно из-за этого.
     В общем, помимо тренировок, большую часть свободного времени я проводил с ней. И не сказать, что такой отдых мне не нравился. Скорее, наоборот.
     Наверное, мне можно было сказать, что мне вдруг внезапно ударили гормоны в голову, и я тут же начал проявлять в отношении Куренай навязчивое внимание, начиная с оглядывания её форм и заканчивая глупым и ненужным выпендрежем, но это, к счастью, было не так. Нет, нельзя было сказать, что период перестройки организма проходил для меня бесследно, но вёл я себя всегда одинаково. Разговаривал, тренировался с ней, иногда угощал запасами медовухи: напиток ей понравился. Но иногда она всё-таки пила что-то покрепче. Я просто вёл себя как обычно, но старался узнать о девушке побольше. За время, что она была шиноби… изрядный, между прочим, срок, у неё накопилось много интересной информации. Опять же, на миссиях я бывал, но ни разу они не были дальше, чем в странах-соседях страны Огня. Мне было интересно послушать как информацию о промышленности – весьма полезное для ниндзя знание — так и о достопримечательностях разных стран. Например, у страны Огня – Долина Завершения. Туристов там не водилось, не в ходу было это направление в лесах первой территории, приютившей скрытое селение. И вот такими вот достопримечательностями могла похвастать чуть ли не каждая страна. К тому же было просто очень много красивых пейзажей. А местные знали толк в созерцании прекрасного. И нет, я не о Джирайе.

---+===***===+---

     Водяной расенган, наконец, был закончен. Финальный вариант техники… очень впечатлял. Даже несмотря на такие же впечатляющие затраты, это дзюцу наносило непомерный урон цели. На шиноби мне её испробовать не довелось, но я был уверен, что далеко не каждый джонин перенесёт такой удар безболезненно.
     Изначально техника была похожа на расенган – просто очень много тончайших потоков воды, которые вращались с огромной скоростью. Я не стал проверять, но мне почему-то не приходилось сомневаться в том, что вода в таком виде нанесёт урон даже мне, её создателю.
     Ну так вот… эта сфера, немного вытянутая в направлении ладони, при высвобождении выполняла сразу несколько действий.
     Первое – таранный удар, но об этом я уже что-то говорил. Огромные камни улетали и улетают только так. Очень мощный и вращающийся таранный удар в небольшом радиусе.
     Второе – это режущие потоки. Доводя воду до такого состояния, я даже не догадывался, что настолько тонкий и плотный поток режет всё вокруг словно растаявшее масло. Не знаю, чем урон наносил расен-сюрикен Наруто, но моё дзюцу просто насквозь, словно огромным количеством лезвий, пробивало камни. Ни взрыва, ни каких-либо спецэффектов. Только огромное количество очень тонких и очень острых режущих частиц. Я не был уверен, что уровень остроты уступал молекулярной заточке.
     С момента, как я ощутил мощь этого дзюцу, мне пришлось прятаться. Технику до этого я никому не показывал и тренировался теперь только на отдалённых полигонах. Мне почему-то казалось, что не стоит о таком кому-то знать.
     Ладно, Наруто. Джинчурики, генин, Узумаки. Он учился под пристальным контролем двух джонинов, которые могли скрутить его, если что, и так далее. А вот мне… не думаю, что такая техника несёт мне что-то хорошее, увидь кто-то мои тренировки. Увидев эффект, я по малодушию даже хотел перестать её тренировать до лучших времен, но затем передумал. И просто стал лучше прятаться во время своих занятий. Шиноби не считали правильным подглядывать за тренировками других. Это было очень некрасиво. Не возбранялось это, разве что, детям. Опять же, я тренировал свои сенсорные способности в перерывах между занятиями. Что может быть лучшей мотивацией для тренировки, чем желание скрыть её наличие? Моё умение концентрироваться на чём-либо было и становилось очень высоким. И пусть лучше об этом дзюцу знает только Джирайя. И я.
     Но даже это был ещё не конец его свойств. Я сам боялся того, что создал.
     Третий и последний пункт добавлял умению универсальности. Как выяснилось, дзюцу чрезвычайно страшно не только при попадании в упор. Вплотную к цели высвобождение потоков просто пронзало насквозь любую мишень, даже металл, отталкивало их с невообразимой мощью. Это выглядело так: маленькая сфера расширялась в длину до тех пор, пока не превращалась в конус из тончайших потоков воды, спирально закрученных в геометрическую фигуру.
     Но… со стороны за выполнением техники я понаблюдал при помощи клонов… выяснилось, она была опасна даже на расстоянии.
     Пять метров – эффективный радиус.
     В центре цели эффект был слабее, но по-прежнему ужасен. Мало того, что цель раскручивалась до высоких скоростей, получая при этом урон от лезвий.
     Краями разворачивал и отшвыривал врага, словно маленькое водяное торнадо. Не засасывал, а просто выкидывал куда подальше с жуткой мощью и сопутствующей дезориентацией. И уроном от лезвий. Клоны проверять на себе эффект не могли. Я – тем более.
     Но эта техника… она была просто великолепна! Мне даже, порой, казалось, что это дзюцу было просто обязано пройти проверку на урон против сусаноо. Изначально мне не верилось, что я смогу придумать что-то подобное. Но, как оказалось… запросто!
     Вода таила в себе немало возможностей, и это дзюцу служило просто великолепным доказательством этого. Интересно, какие тогда скрытые возможности у других стихий? Может, мне начать освоение следующей? Нужно же мне быть готовым к джонинскому званию? А все нормальные джонины используют обычно хотя бы пару стихий.
     А технику я назвал… никак пока не назвал. И это даже мешало в первое время высвобождать дзюцу. Ведь делать это приходилось только лишь волевым усилием. А говорить «расенган» тоже было как-то неправильно. Тем более, там был совсем другой эффект. Мне расенган почему-то теперь казался неправильным, незаконченным. Словно это техника-инвалид. И до чего я дошёл… так обзывать дзюцу Четвёртого. И ведь оно казалось мне невероятно сильным.
     Я даже сам не заметил, как в тренировках прошло почти полгода. Были и другие миссии, чего уж говорить, но ничего примечательного на них не было. Разбойники… уж их я точно не жалел. Особенно увидев разок последствия их действий. Всё-таки я не в фильме и не в книге, чтобы прийти в самый последний и нужный момент.
     Но встречалось на миссиях и что-то новое для меня. Например, вот этот вот С-ранг. На первый взгляд, ничего особенного даже, можно сказать, банально… вот только доставлять посылку мне нужно в одиночку. Что-то новенькое, не так ли?

60 - Миссии бывают разные…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Миссии бывали разными. Иногда – защита в сопровождении. Иногда – охрана какого-нибудь помещения на пару дней. Была помощь в поставке нужных донесений. И даже доставка каких-либо предметов….
     Но ни разу мне не приходилось действовать полностью в одиночку. Что уж говорить, я даже немного мандражировал. Ведь тут я могу надеяться только на себя. Хотя это, с одной стороны, даже проще, но всё-таки непривычно.
     Укомплектовался я так, словно шёл не на курьерскую миссию, а на войну против целой армии в одиночку. Внешне это никак не отражалось на мне, но боезапас был велик. Наверное, в этом не было никакого смысла, но почему нет? К тому же путь был не так уж и близок. Мне нужно было двигаться в страну Птиц. Ранг был ещё С, но не так далеко от следующего благодаря расстоянию и количеству стран, что нужно было пересечь. Но, к счастью, мы с Песком были союзниками. Я решил просто сделать небольшой крюк через страну Рек. Что-то мне не хотелось переть через страну Дождя. Конечно, через саму скрытую деревню я не пойду в любом случае, но желания идти мимо основной базы Акатсуки у меня тоже не возникло. Я решил пробежаться по песочку. Заодно и гляну… каково это.
     Получив в администрации небольшую коробочку, я выдвинулся через северные ворота Конохи. Мне предстоял не такой уж и маленький путь.
     Из страны Огня я выбрался за сутки с лишним во многом благодаря спешке. Всё-таки миссия курьерская, и мне не стоило терять время зря. К тому же мне можно было особенно не опасаться засады. Конечно, я сохранял определённую бдительность в дороге, но нападать на меня, вроде, никто не должен.
     Отметившись у пограничного поста (там стояла всего пара генинов лет этак сорока), я пересёк границы страны Рек. Там кратко отметился на таком же посту, правда, на нём там стояла только пара молодых парней, не шиноби. Проверок никаких не было. Устно сказал, что тут проездом и что через пару часов выйду с той стороны. Ребята шутку оценили, посмеялись. Видимо, были далеки от понимания, на что способны шиноби. Новенькие?
     В стране Рек по главной дороге на восток мне повстречался небольшой город. Чем-то напоминал тот, в котором я останавливался с Джирайей и Наруто. Ещё там были Акатсуки, но ведь это же необязательный атрибут, верно?
     В общем, в этом местечке я и переночевал. Гостиниц было полным-полно. Выбирай – не хочу.
     Точно таким же образом, как и до этого, я пересёк границы страны Ветра. Претензий ко мне никаких у них не возникло. Пара генинов среднего возраста из Суны достаточно радушно приняли меня в своей стране. Но не может же быть так, что миссия пройдёт совсем просто?
     Вообще, страна Ветра, вопреки сложившемуся мнению, это не только пустыня. Конечно, большая часть ею и является, но помимо оазисов есть и другие места, где можно найти не только один песок. Например, насколько я помню, на востоке страны есть более-менее плодородные земли. Там местность скалистая, но никак не пустынная. И оттуда продовольствие и другие предметы обихода как раз-таки и едет в Суну. Ведь не живёт же целая страна одним импортом?
     Но в тех районах, где двигался я, как раз и преобладал лишь один песок. И, скажу я вам, это местечко даже для шиноби не самое уютное. Двигался я, как дурак, посреди дня – солнце жарило. Но это ладно, я не слишком сильно страдал от этого. Меня больше беспокоило отсутствие нормальных дорог. Они, конечно, были, но достаточно заброшенные, их неслабо замело песком. Бежать было не слишком удобно – какое-то время пришлось приноравливаться к тому, чтобы просто-напросто не проваливаться никуда во время бега. Но тут помогли мои тренировки на скольжение. Подобрать нужный уровень чакры, который нужно поддерживать, оказалось не так уж и сложно. Опять же, грех было не воспользоваться моментом, чтобы выполнить пару-другую акробатических приёмов на новой для меня местности. Сальто, двойное, тройное и так далее. Всегда любил акробатику. А песок ещё и мягкий, тёплый…
     Для пробы попытался создавать воду. И в самом деле выполнять водные техники было не так-то просто, ведь влаги в воздухе было немного. Но, в сущности, ничего критичного – при желании можно было использовать всё, что душа пожелает. Но вот с дополнительными источниками воды помимо созданной при помощи чакры… был реальный напряг. В принципе тренировать здесь Ветер и вправду намного проще. И Огонь, И Молнию, блин, тут всё можно учить. И почему всё-таки страны назвали по элементам? Впрочем, какая разница...
     В общем, до страны Птиц я добрался, как ни странно, почти без проблем. Были обычные дорожные тяготы, причём изрядно смягчённые при помощи чакры. Посылка была предназначена администрации при столице, а там уже должны были разобраться. Честно говоря, достаточно странно, но названия её я не знал, но вот примерное местоположение мне было вполне известно. Это был запад страны, не так далеко от её границ с моей стороны.
     Город, как город… и не скажешь на первый взгляд, что это чья-то столица, где живёт Дайме. Впрочем, это не слишком-то и важно.
     Здание администрации было выполнено не в японском, а вполне себе в европейском стиле. Меня вообще поражала архитектурная сборная солянка в этом мире. Город Танзаку был не менее забавен в этом плане.
     Посылку у меня приняли, бумажку, что миссию я закрыл в такое-то время, дали. Ну, я и отправился обратно. Такими и должны быть миссии.
     Впрочем, как оказалось через пару часов, я поторопился с выводами. По крайней мере, трое ниндзя в масках с перечёркнутым протектором говорили об этом достаточно конкретно. Один из разрезанных символов указывал, что передо мной бывший ниндзя Песка. Остальные двое были когда-то шиноби Камня. Одеты все они были одинаково: в стандартную форму чунинов, правда, с поправками на цвет и некоторые характерные для деревень отличия.
     А мне уже казалось, что я обойдусь без приключений на сегодня, видимо, зря.
     Самый высокий из них подошёл ко мне поближе. Я вытащил кунай, показывая, что готов защищаться.

     — Какой активный шиноби нам попался, что скажешь, Огата? — обратился один из нукенинов к рядом стоящему товарищу. — Может, поиграем?
     — Некогда, ты же сам знаешь, — коротко бросил, судя по всему, глава их троицы, готовясь к короткому, по его мнению, бою. Впрочем, я тоже так считал.

     Я не стал дожидаться, пока они договорят. Всё было и так понятно. И жалеть их я не буду. Просто так отступниками не становятся. И вряд ли это последствия доброго поступка по прекращению гражданской войны в деревне.
     Моя иллюзия всё ещё стояла перед ними, когда я-настоящий уже выпрыгнул из-под земли. Немного иллюзий, немного простых фокусов... и удар катаной удачно подрезал сухожилия моему первому противнику. Прежде, чем нукенины успели опомниться, я уже «рыбкой» провалился обратно под землю. Через пару секунд я вылез в сторонке и создал теневого клона. Всё-таки эта техника очень полезная.
     Моя иллюзия издевательски исчезла.
     Один из шиноби схватился за раненную ногу. Теперь он не слишком боеспособен. Надо только контролировать его руки и ниндзюцу, которые он может использовать.
     Двое других без лишних разговоров бросились на меня, одновременно доставая кунаи. Похоже, они сыгранная группа.
     Но двигались они не слишком быстро. У меня были и в разы более серьёзные противники.
     Иллюзия, вышедшая из моего тела, «защитилась» от удара при помощи такого же ненастоящего куная. Когда шиноби осознал, что ударил воздух, моя катана вонзилась ему в живот. Клон принял на себя контратаку напарника моей жертвы и испарился, давая мне немного времени.
     Лезвие разрезало грудь шиноби не очень глубоко – некоторую защиту он себе сумел обеспечить, но слегка поздновато. Довершив замах, я вызвал болезненный вздох у своего врага. Использовав это движение, я раскрутился на месте, чтобы полсекунды спустя оказаться глубоко под землёй. На моём месте ещё долю секунды оставалась иллюзия, которая затем тоже рассеялась.

     — Где он?! — раздался громкий крик вражеского шиноби, когда он увидел рану своего товарища, — вот чёрт, Огата, ты тоже ранен! Будьте внимательны!

     Я уже выбрался из-под земли, наблюдая как один из них прижимает руку к груди, пытаясь предотвратить сильную кровопотерю, а второй рукой роется в сумке. Видимо, в поисках бинтов. В принципе верный шаг – благодаря ему он сможет сохранить относительную боеспособность. За время перевязки его собирался прикрывать друг. Но их ведь пока всего двое… и третий к ним ещё только собирался. Один предугаданный прыжок, и россыпь кунаев попадает в бок противнику. От части он увернулся в воздухе, но не более.
     Все трое уже поняли, что сбегать от них не собираются. Скорее, наоборот. Они приготовились к бою, насколько это было возможно.
     Один из них, тот, что был до сих пор цел, сложил несколько печатей и приложил руки к земле.

     — Дотон: Подземный взрыв!

     Со стороны моих противников ко мне пошла подземная волна небольшого радиуса. Я не мог сказать ничего об её свойствах, но если судить по названию, спускаться вниз мне не стоит. Я предпочёл отступить.
     И точно, раздался взрыв. Не особенно крупный, но пыли поднялось много. Терять противников мне было нельзя. Раненые они от меня не уйдут, но мне не хотелось затягивать. От врага нужно избавиться быстро, а то как начнут превозмогать….
     Я ощутил, как они побежали в противоположную сторону. Судя по всему, они обратились в бегство. Но, опять же, упускать никого нельзя.
     Мне удалось быстро определить направление движений противников. Они совершенно отчётливо бежали в противоположную от города сторону. Ну… пойдём догонять. Я буду в любом случае быстрее, чем они. Что раненых, что нет – я был просто выше их уровнем. Хотя такой себе повод для гордости на самом-то деле.
     Нагнать их удалось быстро. Они неслись как могли, но двое раненых сильно тормозили третьего. Он остался против меня один на один, чтобы его товарищи смогли сбежать. Что же… достойно. Но пощадить, к сожалению, его не получится. Всё же он – убийца. И ладно бы по заданию деревни, по, так сказать, законам этого мира. Так нет же, он просто с товарищами искал тех, кто послабее, а затем убивал и забирал все ценности убитого. Без какой-либо реальной цели.
     Если задуматься, то моя работа ничуть не лучше, но, по крайней мере, я умею не только убивать, но и защищать, спасать беззащитных. И ещё я не предавал свою деревню. А предателями клеймят не только сбежавших из неё просто так… у него за спиной есть немало грехов. Как и у его товарищей.
     В ближнем бою он был одного уровня со мной. Если не учитывать мои иллюзии, конечно.
     Удары сыпались на него один за другим, он не мог блокировать атаку, которая видна в последнюю секунду, и вылетает она, казалось бы, прямо из тела твоего врага. А некоторые его атаки просто проходили сквозь мое «тело». Неудивительно, что он был жёстко избит.

     — И что, стоило оно того, становиться нукенином? — спросил я у доведённого до истощения противника. У него не осталось сил ни на защиту, ни на атаку.
     — Нет, — невесело сказал мне он, — но у меня не было другого выбора.
     — Неужели? — ответил я ему, а затем одним пинком по голове оглушил шиноби,— мне кажется, я где-то это уже слышал. Не могу вспомнить…

     Не хочу его так убивать. Пусть полежит, пока я не принесу его товарищей. В крайнем случае, если я услышу что-то по-настоящему душещипательное, у меня есть возможность подкинуть ребят, скажем, в ту же столицу, откуда я только что вышел. Там их пусть вяжут как положено, а затем везут каждого на родину, где с ними и будут разбираться. Не мои это проблемы. Главное, чтобы они больше не творили всякую фигню.

61 - Нукенины и деньги


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Куренай с задумчивым видом сидела у окна в комнате своей лучшей подруги. У Юхи за свою жизнь появилось много знакомых, но по-настоящему дружить она стала именно с Митараши Анко.
     Последняя в данный момент сосредоточенно жевала своё любимое лакомство данго на палочке. Куренай всегда удивлялась, сколько в неё влезало этого, казалось бы, неказистого блюда. Вроде всё достаточно просто – обычный рисовый шарик, который макали в разнообразные соусы для придания ему разных вкусов. Так нет, Анко почему-то находила в этом блюде что-то особенное.
     Наконец, доев взятую с собой порцию, Митараши сладко потянулась и плашмя упала на кровать

     — Куренай, я тут слышала… ты в последнее время зачастила по ресторанам. Не расскажешь, откуда у тебя появились такие наклонности? Или ты решила последовать благородному пути алкоголички-куноичи?
     — Ну будет тебе, Анко, не начинай, — закатила глаза Куренай, очнувшись от каких-то размышлений, — и ни на какой путь, тем более «благородный», я вставать не собираюсь.
     — Чтобы куда-то вставать, нужно сначала лечь, — поддерживая разговор, Митараши схватила подругу, утягивая её на кровать, — но знаешь, это далеко не всё. Например, ещё я слышала, что ходишь по ресторанам ты не одна.
     — Вот прямо так и слышала, — с неприкрытым сарказмом ответила на это Юхи, — и как, не стыдно следить за лучшей подругой?
     — Ты же меня знаешь – нисколечко. Ведь интересно же! Но, — Анко что-то вспоминала, а затем задумчиво спросила, — а как же Асума? Я слышала, ты проводила с ним много времени….

     Юхи немного замялась.

     — Ну, раньше мы с ним пили, — Куренай задумалась, а затем добавила, — но потом как-то наше общение пошло на спад. Ну, ты знаешь – смерть отца, траур в клане, а потом что-то не задалось, — тут Юхи спохватилась, — но причём здесь вообще Асума?
     — А притом, Куренай, что пьёшь ты уже не с ним, а с каким-то молодым сопляком. С чего это ты вдруг?
     — Каоин не пьёт, — поспешно ответила Юхи, — и почему ты его так зовёшь? Да, он молод и ещё совсем неопытен, но зачем так грубо?
     — Да, так, не обращай внимания, — ответила Анко, загадочно отворачиваясь от Куренай и ловко поднимаясь с кровати, — пошли, что ли, закажем ещё данго. Кстати, а где этот твой «Каоин» сейчас?
     — Он говорил что-то про какую-то миссию. Думаю, она на несколько дней… и чем он тебя так заинтересовал?
     — Да так… помню я на экзамене одного Каоина. Хочу кое-что проверить.
     — Только давай поаккуратнее, — усмехнулась Юхи, глядя на подругу, — не хочу, чтобы за время проверки половина Конохи оказалась в руинах.
     — Ой, да что этот сопляк мне сделает? — сказала Анко, открывая дверь на выход, — у него кишка тонка.

---+===***===+---

     Связанный леской и обклеенный взрыв-печатями до состояния гусеницы первый нукенин лежал на камне так, что только его голова свободно висела в воздухе. Остальные двое были в таком же состоянии, только лежали они на земле. Пока что.
     Пинок по голове, и первый убийца приходит в себя.

     — Имя, а затем причина, по которой записали в нукенины, — послышался голос Каоина, который стоял над разбойником с занесённой над его головой катаной, — даю десять секунд.

     Вместо ответа можно было ощутить вспышку чакры, и на месте нукенина осталось бревно.

     — Так и знал, — опустил катану Шиничи, а затем сложил печать Змеи. Раздался взрыв, — нужно было отнести их подальше.

     Через минуту Каоин вернулся с мешком в руках. Из него капала кровь. Всё это видел один из очнувшихся разбойников. Он верно оценил ситуацию и просто промолчал. Мужчина не издал ни звука даже тогда, когда его резко схватили и бросили на камень.

     — Имя, а затем причина, по которой записали в нукенины, — вновь послышался голос Каоина, — даю десять секунд.
     — Я… Ямада, — чувствуя неподалёку дыхание смерти, отвечал нукенин, — я слил информацию Камню о том, что Песок нападёт на Коноху во время экзамена, но меня подставили. Я – предатель, который был предан.
     — Знаешь, это было очень достойно, — сказал Шиничи, поднимая катану. Связанный шиноби опустил голову, готовясь к смерти, — и честно. Покойся с миром.

     Взмах лезвия, и очередная голова покатилась по траве.
     Третий попытался солгать и даже придумал более-менее правдоподобную причину, чтобы разжалобить Каоина, но не учёл свою отвратительную актёрскую игру. Против какого-нибудь неискушённого местного это ещё и могло сработать, но не против Шиничи. Фальшь так и чувствовалась в его голосе.
     В итоге, три головы пополнили один из запечатывающих свитков после того, как из них более-менее вытекла кровь.
     Каоин выдвинулся обратно в деревню. В этот раз он собирался посетить пару достопримечательностей по пути: спешить ему особо некуда. Он заодно сделал себе пометку узнать, где приобрести книгу Бинго. А то не дело спрашивать у самих нукенинов, сколько денег дают за их головы. Об этом за них должна говорить эта книжка.

---+===***===+---

     Хатаке Какаши сидел на крыше резиденции Хокаге. Он, как несложно догадаться, читал. Но его побеспокоили.

     — Хатаке-сан? — залез к нему на черепицу какой-то молодой шиноби. Присмотревшись к нему, Какаши узнал Каоина. Видно было, что чунин только что с миссии, поскольку вся его одежда была в дорожной пыли.
     — Ммм? Ты ведь, Каоин, верно? — сделав вид, что не помнит Шиничи, обратился к нему Какаши. Тот только кивнул. — Ну и зачем же я тебе нужен, Каоин-кун?

     Тот только поморщился: ему не нравилось такое обращение.

     — Можно меня так не называть? Достаточно просто «Каоин». А то длинно и неудобно, но не буду тратить ваше время, — Шиничи сел рядом с Какаши, — вы были когда-то охотником за нукенинами?
     — Ммма… да, был. А зачем ты спрашиваешь? — Хатаке с удивлением смотрел на Шиничи. Такого вопроса он не ожидал.
     — Собственно говоря, вот, — Каоин достал из сумки обычный, казалось бы свиток, — куда это всё нужно сдавать, что с этим всем делать… и не подскажете, где я могу достать книгу Бинго?
     — Хм… ничего себе. И когда ты успел?
     — Напали. Трое, — коротко бросил Шиничи, видя, что Хатаке привёл себя в рабочий лад. Он убрал свою книгу в сумку, — ну так покажете?
     — Хм, ладно. Следуй за мной, — Какаши бросился по крышам домов, почему-то двигаясь в сторону монумента пятерых каге. Шиничи начали мучить подозрения, продержался он всего пять секунд.
     — Хатаке-сан, а разве под монументами не находятся Архивы Конохи? — задал наконец вопрос Каоин.
     — Находятся, — кратко ответил ему Какаши, а затем добавил, — вот только хранят там не только знания.

     Молча пройдя мимо основных хранилищ, Хатаке проследовал к неприметной лестнице, что вела вглубь скалы.

     — Запоминай, Каоин. Во-первых, сдавать сюда можно только головы, ну, или целые тела. Думаю, у тебя всё с этим в порядке? — увидев кивок Шиничи, Хатаке открыл дверь, что стала видна только в конце нашего пути.
     — А ещё сдавать разных нукенинов лучше в разных деревнях. Если делать это не в родной для заказчика деревне, то за перевозку и доставку берут солидный процент, но ведь не всегда есть возможность зайти в чужую скрытую деревню, не так ли? Есть ещё и другие точки сбыта трофеев, но туда соваться опасно.

     Там их встретил классический подвал, но довольно крупных размеров. За столом сидел пожилой мужчина, лет этак пятидесяти. Крепкая седина в его волосах ясно об этом говорила. Также было видно множество ячеек, где, судя по всему, и хранились «доказательства». Они были разделены по странам, откуда, видимо, и приходил заказ.

     — Здравствуй, Какаши, — поднялся мужчина, чтобы поприветствовать старого знакомого, — ну и зачем ты так сразу всё рассказываешь новенькому? Принёс бы он мне немного лишней прибыли, и что такого?

     Хатаке только улыбнулся всего одним глазом, как он умел:

     — Знаем мы твоё «немного». Ну что, дело делать будешь, или нет?

     Мужчина сразу перешёл к делу. Взяв мои свитки, он распечатал из него «доказательства».

     — Хм, — заглянул в какую-то книгу торговец, — какими они примерно были по силам? Я могу найти и так, но с твоей помощью это будет быстрее.
     — Чунины, я думаю, — отметил я, — может, чуть сильнее.
     — Таак… посмотрим, — мужчина снова обратил свой взор на книгу и перелистнул сразу десяток страниц, а затем воскликнул, — отлично! Первый нашёлся. Ямада. Фамилия неизвестна. Нукенин Песка, находится в бегах… около года. Кстати, деньги за него даёт и Суна, и Ива.
     — Всё, как он и говорил, — кивнул Каоин, — а кто предлагает больше?
     — Ива, — сверившись с книгой, ответил делец, — сто тысяч… неплохо. Видимо, он чем-то им насолил. Суна предлагает шестьдесят. Интересно, зачем он Камню понадобился?
     — Наверное, он что-то не то услышал, — предположил Каоин, пожимая плечами, — но давайте отдадим его Суне. Всё же он их бывший шиноби.
     — Не уважаешь деньги? — приподнял брови торговец, имени которого Шиничи так и не услышал.
     — Очень уважаю, — отрицательно покачал головой Каоин, — но ведь есть вещи и поважнее, разве не так?
     — Всё верно. Ладно, Суна так Суна, — согласился с ним мужчина, — так, кто у нас следующий? Ага, нашёл. Огата Судзуки – это уже Камень. На его счету стоит пара нападений на мирные деревеньки на границах его родины. Еда, девушки… обычное дело. Жители, ясное дело, почти все были убиты.

     Каоин нахмурился.

     — Сколько за него?
     — Камень даёт пятьдесят. Думаешь, мало? — торговец внимательно посмотрел на Шиничи.
     — Я думаю, всё очень грязно, но логично. Мне сложно судить о ценах. Пятьдесят так пятьдесят.
     — Логично? — полюбопытствовал Какаши, до сих пор стоящий неподалёку.
     — Какое-то количество нукенинов всегда есть. И вряд ли их сложно взять и всех вырезать – сил-то для этого достаточно. Но почему-то они ещё живы, и мне это кажется странным. Думаю, они просто зачем-то нужны, но это всего лишь предположения. Считайте, что это мысли вслух.
     — Понятно, — Какаши не стал уточнять, что именно, — ну ладно, я пойду потихоньку. Думаю, дальше ты разберёшься?
     — Да, конечно. Спасибо, Хатаке-сан, — Каоин поблагодарил Какаши, и они распрощались.
     — А третий… третий ещё в списках не появился. Похоже, он сбежал не так давно, или Камень почему-то не выставил его нукенином. В случае нахождения такого тоже полагается награда, но небольшая. Семь тысяч.
     — Действительно, немного. Видимо, ещё часть суммы ушла за счёт доставки?
     — Верно, но нам ведь тоже надо на что-то жить? Ведь плачу я не только за доставку, но и вообще за то, что моя конторка располагается на территории скрытой деревни. А это немалого стоит…
     — Я ни в коем случае вас не укоряю, торговец-сан. Кстати, не подскажете, где можно раздобыть свежую книгу Бинго?
     — У меня, разумеется. Опять же, за скромную сумму в пять тысяч, — ничуть не смутившись, мужчина достал небольшую книжечку и протянул её мне.
     — А часто выходят обновлённые версии? И что, за них тоже надо платить? — как бы невзначай поинтересовался Шиничи.
     — А ты как думал? — удивился продавец, — а версии выходят, когда как. Иногда – раз в месяц. А бывает, что за полгода ничего не меняется… ты не представляешь, как по-разному оно всё бывает.

     Наконец, выйдя из Архивов, которые открылись ему с другой стороны, Каоин оглядел с высоты Коноху и поплёлся домой. Его теневой клон миссию давно сдал и получил соответственную сумму. Хотя по сравнению с тем, что у него сейчас в карманах… становится ясно, почему саннины хлещут дорогущее сакэ литрами. Для них цена, по сути, не имеет значения. Вон, Тсунаде со своими карточными долгами… пара трупов известных нукенинов, и она снова на коне.

     — Ну и пипец в мире Наруто с экономикой. И ничего… система вроде работает, — сказал Каоин перед тем, как с облегчением вздохнуть. Затем он кулем рухнул в кровать, и до следующего утра его никто больше не видел.


     Примечание к части

     UPD: Кстати, при наборе нужного количества 'жду продолжения' следующая глава выложится автоматически. Решил попробовать)


62 - Громы и молнии


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Тренируясь на следующий день после миссии, во время отдыха, я засёк нежданного гостя. Наверное, можно было подумать, что просто мимо проходили, но нет. Шпион маскировался достаточно качественно, можно было сказать, что профессионально. Не будь я сенсором, фиг бы почувствовал кого-то в гуще листвы.
     Я оставил на своём месте иллюзию, что продолжила сидеть на месте, а сам при помощи пары хитрых трюков, провалился под землю.
     Наблюдала за мной Анко. Сложно было не узнать эту девушку, что поедала данго прямо на ветке дерева. Видимо, ей всё равно, что подглядывание за чужими тренировками среди шиноби не шибко приветствуется.

     — Добрый день, Митараши-сан, — поздоровался я с ней, сидя за её спиной на одной с ней ветке. Анко поперхнулась и едва не свалилась с дерева. Кое-как восстановив равновесие, она настороженно на меня уставилась исподлобья. Даже недоеденное лакомство оставила.
     — А вам не приходило в голову, что наблюдать за шиноби во время тренировки — некрасиво?

     некрасиво?
     Анко, наконец, пришла в себя ровно для того, чтобы немного покраснеть. Видимо, приходило.

     — Да что за тобой наблюдать? Мне, токубетсу-джонину, подглядывать за таким сопляком, как ты?
     — А… ну, значит… вы не наблюдаете? Тогда что вы тут забыли? Вы уже минут пять на этой ветке сидите.
     — Ем, — Анко, ничуть не смущаясь, откусила от очередной палочки кусок, — что, нельзя?
     — Есть – можно, наблюдать – нет, Митараши-сан, — видя, как изменилось её лицо, когда я её так назвал, поспешно закончил, — но не буду вам мешать. Приятного аппетита, а я, пожалуй, пойду.
     — Стой, куда собрался? — одёрнула меня специальный джонин, — раз уж ты здесь, то оставайся.
     — И… что мне делать? — спросил я у неё, демонстративно усевшись на ветку.
     — Давай сразимся! — выпалила Митараши, едва я рот открыл. — Один на один. Проведём тренировку.
     — Разве следует мне, «такому сопляку», — процитировал я интонацию слов Анко, — сражаться с вами, целым «токубетсу-джонином»?

     Глаза Митараши хитро прищурились:

     — А тебе что, боязно?
     — А я этого не говорил, Митараши-сан.
     — Хватит меня так называть, — вспылила куноичи, — «Анко» вполне достаточно. Ну так что, пошли?
     — Пойдёмте, «Анко», — съехидничал я.

     Митараши явно услышала в моём тоне нотки ехидства, но ничего на это не сказала, а только доела последний шарик данго и спрыгнула вниз. Я последовал за ней.
     В начале боя я создал одного теневого клона.

     — Теневое клонирование? Неплохо, — решила прокомментировать мои действия Анко, — для слабака!
     — А вы покажете мне технику сильных мира сего? — ухмыльнулся в отместку я, складывая печати: — стихия Воды: Водяной Снаряд!

     Начав с базовой, в общем-то, для меня техники, я подпрыгнул над водяным снарядом, чтобы раскидать в Анко, что уже уворачивалась от воды, пачку кунаев. При приземлении я раскрутился и оказался глубоко под землёй с достаточно высоким ускорением.
     Развернувшись под землёй, я выскочил из неё уже с вытащенной из ножен катаной. Сенсорика и разведка сверху меня не подвела – появился я прямо под ней. Анко не ожидала такой атаки, но тем не менее рефлексы её не подвели. Она приняла удар на вовремя выставленный перед собой кунай. Вот только кто сказал, что бил я-настоящий? Катана прошла сквозь лезвие японского ножа, тогда как я пнул куноичи в живот. Анко кувырком полетела в ближайшее дерево.
     Не собираясь недооценивать противницу, я остался стоять на месте, готовясь к любым неожиданностям.

     — Ну и где же ваша «техника для сильных мира всего»? — подначил я её, глядя, как она медленно поднимается на ноги. Её взгляд не предвещал мне ничего хорошего. Но почему не попробовать ближний бой? Это же вроде тренировка?

     Катана была убрана куда подальше – это будет чистое тайдзюцу. Я пошёл на сближение. Митараши сильно удивилась, но бегать от меня не стала.
     Мы встретились ударами.
     По скорости Анко я уступал, но не очень сильно. Чистое тайдзюцу – вряд ли самая сильная её сторона. Но мои иллюзии компенсировали её преимущество, я почти не пропускал ударов, в отличии от Митараши. Ей-то было необходимо защищаться сразу от двух противников: против меня никогда нельзя было догадаться, настоящий-я атакую или нет. Тут нужны какие-нибудь волшебные глазки. Угадав один раз, что атака не настоящая, Анко должна была пропустить как минимум пару ударов сама. Высокий риск, низкий профит – вот что такое, бой со мной.
     Но вскоре Анко надоело проигрывать. Разозлённая неудачами в бою, она сложила две печати, и на меня на высокой скорости полетели множество змей. Я решил, что подставляться под такую атаку не хочу. Быстрый рывок назад, и, пока пресмыкающиеся не долетели до меня, я с разгону спрятался под землёй. Уверен, уворачиваться бессмысленно – они сами находят цель.
     Раздался запоздалый взрыв, почва надо мной задрожала. Видимо, не совсем это обычные змейки….
     Освободив под землёй немного места, я создал ещё одного теневого клона. Он отправился на разведку. Я прекрасно чувствовал Анко, но у меня была проблема с чувствительностью. Я мог бы перепутать её с клоном, запросто. Всё-таки моя сенсорика была не слишком высокого уровня – ощутить наличие человека я мог, но без подробностей. Это вполне может быть ловушка.
     Но нет, я зря перестраховался – теневой клон после того, как развеялся, доложил о том, что Анко сидит на дереве. Она верно поняла, что на земле ей делать нечего. К тому же больше никаких источников чакры неподалёку я ощутить не мог.
     Я вылез неподалёку от неё, оставив клона поблизости.

     — Ты чего там расселась? Вылезай!

     Митараши только рассмеялась, засовывая себе в рот очередной шарик риса.

     — Ладно уж, хватит. Я поняла, что ты чуть сильнее, чем простой слабак.
     — И на том спасибо, — не обидевшись, поднялся я к ней, на ходу развеивая клона, — так зачем я тебе был нужен? В жизни не поверю, что на дереве есть намного удобнее. Кстати, Анко, если ты хочешь, можешь рассказать всё это в каком-нибудь кафе…
     — Всё с тобой понятно, малолетний ты соблазнитель, — посмеялась Митараши, — но ладно, пошли. Только ты угощаешь!
     — Само собой, — согласился я, — но только один раз. На постоянной основе я с тобой разорюсь, — добавил я, наблюдая за тем, как очередная порция данго пропадает в необъятном желудке Митараши.

---+===***===+---

     Перед Какаши долгое время мелькал Каоин. То о нём что-то говорила Куренай, то он видел его на экзамене на чунина, то прямо во время нападения. И это не могло не заставить его задуматься – всё-таки кто-то новый в его окружении появлялся не так уж и часто. Первый звоночек – Шиничи спокойно убил трёх нападающих и доложил об этом Хатаке. И не было похоже, что он сильно о содеянном жалеет. Всё правильно – это враги. И мучиться угрызениями совести из-за их убийства глупо. Джонин хорошо научился этой науке во время службы в АНБУ. Но не испытать никаких особых эмоций в таком возрасте…. Ладно, Какаши сам был хорош в свои тринадцать-четырнадцать, но Каоин… у него же не было потерь близких, друзей и прочих потрясений. Откуда такая устойчивая психика?
     Он на всякий случай поинтересовался у Гекко подробностями первого убийства Шиничи. Сведения немного успокоили Хатаке: Каоин вполне себе прошёл ломку. Всё было в пределах нормы. Но Какаши всё равно видел в этом что-то необычное.
     Следующий случай произошёл на проверке его лояльности. Похоже, не он один заинтересовался странным новоиспечённым чунином. Но чтобы его взял под личное наблюдение Джирайя-сама… опять же, вроде бы всё объяснимо, и желание саннина защитить сироту от отдела дознания вполне понятно. Но всё складывалось слишком уж хорошо для недавнего бескланового. Какаши казалось, что кто-то за этим стоит, но ни одного доказательства или даже повода подумать об этом у него не было. В конце концов, он решил забыть об этом. Какая ему, в конце концов, разница? Угрозы не несёт – и ладно. Но, несмотря на всё это, он всё-таки решил внимательно следить за его успехами. Как потом выяснилось, не зря.
     Джирайя-сама лично подтвердил лояльность Каоина. Более того, было похоже, что последний с саннином подружился, и они, по-видимому, неплохо общались. Как это могло произойти? Сеннин, конечно, добр и дружелюбен с каждым, но далеко не всегда он принимает человека в своё окружение по-настоящему.
     И вот сейчас этот самый чунин подходит к нему и просит его научить управлению стихией Молнии! И это после того, как тот буквально месяц назад рассказал ему о работе охотника за головами! Сам Какаши не боялся конкуренции – Каоин верно отметил, что нукенинов всегда хватает, однако, далеко не каждый был готов убивать за деньги. Нет, шиноби только этим, по сути, и занимаются, но завуалированно, под эгидой «охраны», «защиты», «доставки сообщений» или «кражи». В целом им всё равно приходится убивать, просто называется оно по-другому и цели иные. Суть – не меняется.
     Но специально взять книгу Бинго… видимо, Каоина совершенно не беспокоит моральная сторона вопроса. Если спросить того же Наруто или Саске… да и многих других, то они каждый по своим причинам откажутся. Но на деле у них просто кишка тонка, конечно. Несмотря на показное безразличие, Учиха тоже очень не любит убивать.
     А стихия Молнии… это нормально вообще? Просто так подойти к малознакомому джонину и попросить его научить тебя?

     — Извини, Каоин, — с показным неудовольствием отказался джонин, — но у меня сейчас очень много дел. К тому же процесс тренировок очень долог и сложен. Даже если у тебя есть предрасположенность, изучение стихии может занять годы.
     — Но как же, «Какаши-сенсей», — выделил обращение Каоин в ответ, — я уверен, дать основы потребует не так уж и много времени. Объясните мне вкратце, и я начну тренироваться. А пока у меня хоть что-либо выйдет… как вы говорите, могут пройти целые годы…. Тогда вы, быть может, станете посвободнее…
     — Вот ведь паршивец, — прошипел себе под нос Какаши, убирая книжку куда подальше и одновременно готовя самую непонятную речь, замаскированную под рассказ о стихии. Пусть попробует что-то понять!
     — Вы что-то сказали, учитель? — невозмутимо поинтересовался у джонина Шиничи.
     — Да нет, что ты, Каоин, — почесал голову Какаши, — просто… просто я вспомнил одну очень грустную историю.
     — Да, такое иногда бывает, — понимающе кивнул Шиничи, — ну так что, объясните?
     — Ладно, Каоин, слушай, — «включил» учителя Какаши, — молния – это один из пяти базовых природных типов чакры. Преимущества этой стихии заключаются в её высокой скорости, по сравнению с остальными.
     — Какаши-сенсей, простите что перебиваю, — Хатаке раздражённо замолчал, — но я просто не хочу отнимать у вас столько времени. Мне просто нужен принцип, по которому происходит преобразование. Например, у меня для воды, — Шиничи непонятно откуда достал обычный зелёный листик, — требуется придать чакре текучую форму, каким-то образом закодировать её для того, чтобы она превратилась в воду, — Шиничи протянул джонину промокший листок, — но с молнией это так не работает, там нужно сделать что-то иначе. Я вот и спрашиваю конкретно. Как «объяснить» чакре, что она должна превратиться в молнию?

     Какаши молчал долго. Может, секунд десять. Каоин уже начал беспокоиться, что учитель «сломался», как джонин отмер и быстро сложил несколько печатей. Шиничи уже приготовился драпать, думая что чем-то всё-таки довёл Хатаке, как владелец шарингана медленно поднял руку, где начали медленно-медленно образовываться одна за другой молнии. Спустя несколько секунд на ладони Какаши красовалось множество молний. Он вскинул руку с разрядами вверх, после чего они исчезли.

     — Знаешь, Каоин, — медленно сказал Какаши, глядя на свою ладонь, — обычно я никогда особо над этим не задумывался, получалось всё без проблем. Саске научился управлять молнией при помощи шарингана, но с тобой….

     Какаши отвернулся куда-то в сторону.

     — Видишь ли, Молния для меня была словно третьей рукой. Но сейчас, проанализировав свои действия, которые до этого делал автоматически, мне кажется, что я просто заставляю чакру вибрировать с такой частотой и скоростью, чтобы она преобразовалась в молнии. Это, конечно, слабый совет, но лучше чем ничего, — Какаши внимательно взглянул на Каоина. Тот старательно что-то обдумывал, — ты доволен, Каоин?
     — Конечно, Какаши-сенсей! Вы отличный учитель. Вы рассказали именно то, что мне требовалось!

     Каоин взял в руки очередной маленький зелёный листочек и, сосредоточившись, пустил по нему чакру. Он сосредоточился, и ничего не произошло. Он с лёгким недоумением взглянул на свою ладонь.

     — А я уже обрадовался, что у меня сразу получится, — сказал он это Какаши, который ещё никуда не ушёл, и внимательно следил за Каоином, — знаете, как в сказке. Раз – и всё получилось. Жаль, что мы не в сказке.
     — Мне тоже… очень, очень жаль, что не в сказке, — сказал Какаши перед тем, как испариться, оставив вместо себя лишь вихрь из листьев.

     Каоин только задумчиво смотрел на падающие символы скрытого селения.

63 - Никакого значения…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     С тех пор, как я довёл свою новую технику до ума, прошла всего неделя. Времени освободилось… вагон. Ведь до этого момента это дзюцу занимало почти всё моё свободное время. А теперь, даже вернувшись к тренировкам тела по методике Джирайи, у меня его оставалось всё равно неприлично много. Даже в общении с Куренай наступил небольшой перерыв. И чем же мне можно было заняться? Вот я и решил после отдыха приступить к изучению новой стихии.
     Вопрос о том, какую выбрать, у меня не стоял. Я, конечно, очень уважал ветер, но выбирать эту стихию было просто нелогично. Единственный шиноби, который её знает – Асума Сарутоби. И не сказать, что я хотя бы немного был с ним знаком. К тому же его навыки в управлении ветром ограничиваются… ээээ… лезвиями. Его основное умение – делать оружие острым. И, извините, я сам могу сделать не хуже. То же самое лезвие, только на водяной основе. Кстати, надо будет попробовать. Наверное, тут даже чакропроводящего металла не нужно, достаточно просто определённого контроля.
     Земля была заманчива… и, наверное, я даже мог бы улучшить свои навыки движения под землёй, но, к сожалению, это была не основная моя проблема. Не слишком тянуло меня к дотону.
     Огонь даже не рассматривался. Прямой атакующей силы мне было уже предостаточно. Тут и расенган, и пара водяных техник, и даже моё новое дзюцу. Кстати, названия у него так и не появилось. С другой стороны, это даже хорошо. Буду сразу уметь применять его без основных составляющих вроде голосовой команды. Печати я пока складывал для более быстрого преобразования чакры в воду, без них создание дзюцу было слишком долгим. А о том, чтобы выполнить технику из особой, «незаметной», чакры, я пока даже не задумывался.
     И да… оставалась Молния. И подходила она мне лучше всего по всем параметрам. Мне не хватает скорости, а эта стихия в теории может мне в этом помочь. Мне не хватает воды в качестве агрессивной среды? Отлично, пустим по ней разряд. А ещё был самый главный пункт: в Конохе был один реальный человек, который мог меня научить управлять этой стихией. К тому же Молния, в отличии от воды, не слишком зависела от окружающей среды. Да и Огонь в скрытом Тумане, например, работает плоховато.
     И нет, я не сразу решил обратиться к Какаши. Перед этим я долго и бесполезно пытался понять, как эту стихию преобразовывать. Листик никак не хотел ни превращаться в пепел, ни даже хоть немного сжаться под воздействием чакры. Я просто не мог представить, как жизненная энергия может превратиться в молнию. Да, это что-то быстрое, но не более. Физиком я был слабеньким. И не мог сказать, как именно появляется Молния. В общем, ничего ровным счётом не добившись самостоятельно, я отправился доставать Какаши.
     К счастью, общение с ним оказалось не таким провальным, как я опасался. Мне удалось выяснить главное: чакра должна, можно сказать, вибрировать на очень высокой частоте, чтобы превратиться в молнию. По крайней мере, если верить Какаши. Но поводов не верить ему, у меня не было. Жаль, что у меня нет додзюцу… ведь с шаринганом было бы в разы проще… всё-таки с его помощью чакру намного легче увидеть. Саске, вон, даже заморачиваться с изучением новой стихии не пришлось. Но у меня есть и свои преимущества….
     Клоны, зная примерную задачу, справились с тем, как нащупать принцип, за неделю. Три-четыре техники, тренирующие одно и то же раз за разом, и у меня есть направление. Хотя некоторые нюансы я ещё долго буду уточнять.
     Дальше пришлось работать самому. Листик сжиматься пока не хотел, но какие-то подвижки уже были. Но всё было в разы сложнее, чем с водой, видимо, именно в этом состоит проблематика изучения новой стихии. А ещё на её применение требовалось больше чакры. Впрочем, у меня сейчас всё требует больше энергии. Хорошо, что на размер резерва чакры я почему-то не жаловался. Видимо, мои тренировки оказались эффективны.

---+===***===+---

     В один прекрасный день я заметил, как увеличился мой рост. Если я и до этого был выше своих одногодок, например, на сантиметров пятнадцать-двадцать выше Наруто, то сейчас я вырос ещё больше. В принципе ничего необычного, почти пятнадцать лет – тот самый возраст, когда внешность может разительно измениться, но меня эти подзабытые ощущения сильно порадовали. Как бы то ни было, но даже много лет без привычного мне роста до сих пор были мне неприятны. Раньше мне было достаточно просто посмотреть на проблему, как они решались – не все были готовы сталкиваться с тем, кто в два раза тяжелее и больше тебя. Но чувствовать себя мелким… это всё же не самые лучшие ощущения. И да, жаль, что здесь рост не играет принципиальной роли. Наоборот, в каких-то случаях лучше, чтобы он был небольшим. Хотя на силу удара телосложение имеет влияние в любом случае… и не такое уж слабое.
     Осталось только вырасти в плечах, но это событие, я думаю, не за горами. Особенно с моим образом жизни.

---+===***===+---

     Анко в своей обычной манере заскочила к своей подруге. Куренай сосредоточенно куда-то одевалась.

     — Что-то случилось, подруга? Обычно ты никуда не спешишь…
     — А? Анко, привет, — рассеянно откликнулась Куренай, — меня вызывает Хокаге-сама. Говорит, миссия срочная.
     — Да? Странно. И что, ты меня даже не спросишь, как прошла «проверка» твоего знакомого? — Анко надула губы. — Я тут стараюсь для тебя, слежу за твоим окружением, а ты…
     — О, ты уже с ним виделась? — оживилась Куренай, укладывая кунаи в подсумок, — и что же?
     — Ой, только не делай вид, что не знала. Мало того, что прошло уже две недели с нашей последней встречи, так ты ещё наверняка следила за проверкой. Разве не так?

     Куренай с недоумением взглянула на Митараши.

     — Анко, ты серьёзно? Вот мне больше делать нечего, как следить за вами. Ты могла пойти как на следующий день, так и через месяц. Да и зачем мне этим заниматься?
     — Уууу, Куренай, а я-то думала, у вас всё серьёзно, — провокационно изменив тон, сказала Анко, спрыгивая с кровати, на которой она до этого момента вальяжно сидела, — а тебе вовсе не интересно, что у твоего драгоценного «Као-куна» происходит.
     — Анко, не паясничай, — рассерженно отмахнулась от неё Куренай, закрывая шкаф, — ты о каком ещё «серьёзно»? Да он младше меня в два раза, как тебе в голову могла прийти такая глупая мысль?
     — Ну, судя по тому, сколько времени вы проводите вместе… сложно не подумать о чём-то, — Анко неопределённо повела плечом, — таком, интересном…

     Митараши успела вовремя соскочить с кровати, как в её изголовье вонзился сюрикен. К нему была пришпилена записка, которая рассыпалась блёстками сразу, как только Анко её прочла.

     «Я уже опаздываю, не мешай. А о чём ты думаешь… я предпочту об этом не знать, Анко».

     Когда она с любопытством огляделась, в комнате уже никого не было. Митараши только хмыкнула:

     — Гендзюцу.

---+===***===+---

     — Орочимару? Что-то нужно? — вошёл в тёмную комнату Учиха Саске, а затем добавил, — мне передали, что я тебе зачем-то потребовался.
     — Вот видишь, Карин, какие у меня невоспитанные подчинённые, — наигранно удручённым тоном сказал саннин, обращаясь к девушке с ярко-красными волосами. Та в ответ только склонилась перед Орочимару. — Что Кабуто, что Саске-кун…
     — Я — не твой подчинённый, Орочимару. Мы, кажется, договорились.
     — Ладно, ладно, Саске-кун, успокойся. Дело у меня для тебя и вправду есть. Я хочу, чтобы ты наведался в страну Огня, — саннин медленно, но весьма грациозно поднялся со своего полутрона-полустула, — мне нужно… нужно, чтобы ты убил парочку шиноби-пограничников, пошумел там… может, разнёс бы пару мелких деревушек… я думаю, ты понял.
     — Под чьим видом я действую? — Саске внимательно посмотрел на саннина. Тот спокойно выдержал его взгляд, а затем тихонько рассмеялся.
     — Нет, Саске-кун. Никакой маскировки, — Орочимару медленно прошёл мимо Учиха. Карин последовала за ним.
     — Я понял, Орочимару. Но зачем тебе это? Зачем тебе портить мои отношения с Листом? — Саске сверлил взглядом своего временного учителя.
     — Потому что… — выйдя из комнаты, посмотрел на Саске саннин, — потому что для тебя твои будущие «отношения с Листом» уже не имеют никакого значения. Разве не так, Саске-кун?

     Дверь закрылась. Учиха не сдержался и ударил кулаком в стену. Из образованной дыры посыпалась мелкая каменная крошка. Орочимару не оставлял ему выбора, кроме как выполнить это… «задание». И практически лишить себя возможности когда-либо вернуться в родную деревню. К тому же вряд ли это поручение будет единственное… с таким вот посылом.

64 - Снова миссия…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     — Нападения? — чунин, стоящий перед Пятой, боязливо глядел на её обманчивое спокойствие. Даже до него, пограничника, дошли слухи о её крутом нраве, — так прекратите их! Зачем вы тогда работаете?
     — Да… да, конечно, — пролепетал несчастный, — вот только дело в том, что они случаются редко, и определить место следующего погрома непросто. А самое главное, Хокаге-сама…
     — Ну что ещё? — женщина с недовольством повернула голову обратно к шиноби. Она считала, что разговор уже окончен.
     — Нападает всегда только один человек, и, если судить по описанию… — чунин затянул паузу.
     — Говори уже, давай, не стесняйся, раз уж начал.
     — Учиха Саске. Если верить описаниям глаз нападающего, то это именно он, — склонил голову чунин. Он боялся бури, которая, впрочем, не заставила себя долго ждать.
     — Что? — послышался грохот. То ударился какой-то бухгалтерский отчёт о стену, — ошибки быть не может?
     — Увы, нет, Хокаге-сама. Шаринган, возраст, а ещё протектор деревни скрытого Звука.
     — Хм, — Тсунаде относительно успокоилась, но эта новость серьёзно влияла на деревню. Сложно было так сразу разглядеть последствия таких нападений.

     «И всё же… с чего вдруг Учиха с такой охотой отправился нападать на родную деревню? По словам Какаши, он относительно благоразумный шиноби. Месть? Я слышала, он был слишком на ней зациклен. Но достаточно ли этой причины, чтобы раз за разом совершать подобное?»

     — Хокаге-сама, к вам Митокадо Хомура и Кохару Утакане, — послышалось откуда-то сверху. Пожалуй, только одни шиноби АНБУ могли проявлять такое неуважение к Тсунаде во время службы. И то, всё было с её разрешения – ей надоело, что кто-то постоянно прыгает с потолка и обратно, — пропустить?
     — Да, пропускай, — ответила, тяжело вздохнув, Пятая. — Ладно, как там тебя… Имаи. Свободен! Я посмотрю, что с этим можно сделать, — Тсунаде небрежно махнула рукой. Казалось бы, чунин только поклонился, и вот, в кабинете уже стало пусто. Но ненадолго.

     В кабинет вошли двое хорошо известных Сенджу людей. Старейшины.

     — Добрый день, Тсунаде, — обратилась к ней Кохару. Она никогда не признавала Сенджу Хокаге по-настоящему. И у неё была возможность показывать это открыто. Конечно, на это у неё не было никаких оснований, ведь женщина сама согласовывала её кандидатуру, но это была вынужденная мера за неимением других кандидатов. В принципе Утатане практически ничего не имела против клана Сенджу, но ей не нравился характер Тсунаде. Она считала, что та слишком поспешна в своих выводах, а также внучка Первого не ставит деревню превыше всего. По её мнению, это были не лучшие качества для Хокаге.
     — Добрый день, Кохару, Хомура, — в таком же тоне поздоровалась Пятая с вошедшими, — зачем пожаловали?
     — Будем говорить прямо, Тсунаде, — начал мужчина, — до нас дошла информация, что Учиха Саске нападает на земли страны Огня.
     — Я тоже спрошу прямо, — внимательно взглянула на старейшин Сенджу, — к чему вы клоните?
     — Мы предлагаем объявить Учиха в розыск. Если этого не сделать, то это принесёт большой убыток деревне, — сложила руки вместе Кохару.

     Митокаде после добавил:

     — Когда член клана-основателя разрушает земли, которые он должен защищать, это вредит репутации. Как страны Огня, так и Конохи.
     — Но и объявлять его нукенином нельзя, — подняла взгляд Сенджу, — ведь так получится, что клан Учиха полностью отсоединился от деревни. Если мы пойдём на этот шаг, то клан-основатель безвозвратно уйдёт от нас. Это будет не меньший удар. К тому же я направила АНБУ, они уже в поисках убежищ Орочимару. Как только им удастся что-то найти, Коноха направит силы на поиск и возвращение Учиха.
     — То есть, по сути, ты предлагаешь просто ждать? — подала голос Утатане, её едва приоткрытые глаза дрогнули. — Тсунаде, я не согласна с тобой. Коноха играет с огнём… и как бы она не сгорела.
     — Кохару, твоё мнение меня не слишком интересует, — прикрыла глаза Сенджу. — Хокаге сейчас я, и мне принимать решения и ответственность за них.
     — Смотри, как бы твоё упрямство тебе не аукнулось, — покачал головой Хомура, — что-то делать всё равно нужно. Нельзя так всё это оставлять.
     — Я с этим разберусь, — сложила руки у лица Сенджу, — оставьте меня.
     — Но, — Утатане уже собиралась возразить, как Хомура положил ей руку на плечо.
     — Не надо, Кохару. Пойдём.

     Когда дверь за ними закрылась, Сенджу не изменила положения рук.

     «И в самом деле, что мне со всем этим делать?»

---+===***===+---

     Даже, несмотря на то, что я примерно понимал принцип преобразования чакры в молнию, она не желала менять форму целый месяц. Клонам всё время казалось, что ещё чуть-чуть… и всё заработает, но нет. Меня ждал очередной облом.
     Прорыв произошёл прямо перед следующей моей миссией. Наконец, я умудрился заставить этот злосчастный листик сжаться. И вот, чуть ли не прыгая от радости, я шёл домой… И тут подходит ко мне, значит, посыльный генин и торжественно вручает в руки миссию. Обычно это так не делалось… что это вдруг стряслось?
     В администрации мне сказали, что заказчику моей первой миссии В-ранга понравилась моя работа. В этот раз он решил поручить мне миссию не совсем по профилю… и я, в принципе, мог отказаться. Но почему не попробовать? Шпионаж… в таком я ещё не участвовал.
     Торговец, увидев меня во второй раз, обрадовался и рассказал без особых мытарств следующую диспозицию.
     По его информации, его конкуренту позарез нужен новый чертёж, поэтому, несмотря на прошлую неудачу, он сделал заказ вновь. Вот только… в этот раз безопасность груза обеспечена по-настоящему. В этот раз вместе с караваном будут наняты самураи… и нанимать против них команду шиноби будет дороговато. К тому же бессмысленно. Зная страну, что выполнила миссию, нетрудно догадаться, чьих рук дело нанять шиноби Конохи.
     Но, по его словам, самураи будут сопровождать караван лишь только до страны Камня, а затем тот будет перехвачен группой шиноби Ивы.

     — Если в таких условиях ты сможешь выкрасть чертёж, я готов буду заплатить тебе почти вчетверо больше, чем за обычный В-ранг. Это будет… триста тысяч.

     Для сравнения, за прошлый В-ранг я получил восемьдесят. Понятное дело, что в тот раз сумма была поделена на троих.

     — Как я понимаю, всё дело в том, что больше одного шиноби нанимать бессмысленно? Но почему же тогда не взять джонина? Разве никто не согласится работать за такую сумму?
     — Кто-то – согласится. Но очень «кто-то»: за такие деньги джонины работают с неохотой. К тому же немногие готовы идти на миссии, где от них требуется маскироваться и прятаться, — важно кивнул мне наниматель, — но разве ты справишься хуже, чем джонин?
     — Не хуже, — согласно кивнул я, — но ведь со мной вероятность провала всё-таки выше.
     — Значит – провал, — пожал плечами торговец. Какой-то он странный, — из тебя выбьют информацию обо мне, а потом убьют. Мне кажется, ты теряешь больше в случае провала, чем я.
     — Тоже верно, — согласился я, — ну, значит, я попробую.

     Путь мой лежал в страну Камня. И, как я понимаю, в обход пограничников. А мысли у меня были: просто найду эту команду и кого-нибудь «подменю». Желательно… кого-то нелюдимого. Хотя это будет непросто.
     К счастью, времени у меня предостаточно. Я даже успею в пути потренироваться пускать искры из кончиков пальцев. Как ни крути, полезный навык.

---+===***===+---

     Группа шиноби Ивы сидела в придорожной гостинице, ожидая, когда прибудет караван с охраной в виде самураев. Их было шестеро: один токубетсу-джонин, два чунина и три генина.
     Токубетсу-джонин – тридцатилетний мужчина в костюме цвета грязи. На его лбу красовался протектор Ивы.
     Два чунина – похожи друг на друга как две капли воды. Маска, короткие танто в ножнах и костюмы, которые представляли из себя невообразимую смесь из офисного и дорожного стилей. На них было надето что-то вроде галстука белого цвета, который виднелся из-за чунинского жилета. Можно было также обратить внимание на обычные городские брюки на ремне европейского стиля, который не менее нелепо смотрелся вместе с подсумками и прочим снаряжением ниндзя. Разговаривали они громко, ничуть друг друга не смущаясь. В их поведении явственно виднелись деревенские манеры и просторечные высказывания. О них сразу можно было сказать, что они те ещё чудики.
     Один генин также показывал своим внешним видом любовь к самовыражению. Он ходил с какой-то боевой раскраской. На его лице было выведено несколько тонких линий, и нанесены они были чем-то... очень похожим на грязь. К счастью, его одежда была вполне обычна: штаны вполне себе обычные для ниндзя, непримечательная рубашка тёмно-коричневого цвета. В общем, одет он был довольно практично.
     Двое других шиноби нравились мне намного больше. Один просто вёл себя как ни в чём не бывало и даже голос ни разу не подал. Второй выглядел немного в себе неуверенным, видимо, новенький. Но, опять же, лучшим вариантом был именно самый молчаливый и спокойный. Одет он был можно сказать эталонно… и ведь лучше всего играть того, кто ведёт себя также, как и ты сам. Ну, тут мне, можно сказать, повезло.
     Как, вы спросите, я вообще нашёл эту группу… и сейчас мог спокойно за ними наблюдать? Тут всё достаточно просто, даже банально. Я захватил с собой, так сказать, «сменку» и переоделся в обычного человека. Сенсоров среди этих ребят быть не должно: это достаточно редкий навык. Так что обнаружения таким образом я не боялся. Вот я и делал вид, что потихоньку пью сакэ, а на самом деле осторожно приглядывался к шиноби Ивы. Но слишком долго тут сидеть тоже подозрительно. В любом случае этой ночью нужно будет делать подмену. Я уже собрал достаточно информации.
     Генина удалось похитить без особых проблем. Ночью по номерам ребят расположили отдельно, можно сказать, напоследок. К тому же никто не хотел спать с незнакомцами. Они ведь все, как я понял, до этого даже не виделись. Это удачно. Даже, можно сказать, слишком. Нужно быть поаккуратнее.
     Связанный шиноби с кунаем у горла тихо мне рассказал всё об этой миссии. Оставлять его так просто было нельзя, но и убивать не хотелось. Всё же вёл он себя вполне прилично. Связанным оставлять… так выберется же. Ниндзя может развязать любой узел. Это просто вопрос времени. Но есть у меня решение…
     Банальное гендзюцу и проблема решилась. Генин отправился спать дальше, и будет он это делать ещё достаточно долго. Я специально консультировался с Куренай, и она смогла подсказать мне нужное решение.
     Я переоделся в его одежду, надел его налобную повязку и только потом, при помощи хенге, изменил своё лицо и комплекцию: шиноби был чуть более худым и ростом ниже. А движения… тут и шаринган не очень-то сильно нужен. К тому же ребята его пока толком не знают. Друг друга видят первый день. Ну, ложимся спать, что ли… утром и выясним, чего стоят мои навыки маскировки.

65 - Проверил…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Спал я чутко: вдруг кто-то всё-таки знаком с пленённым мной шиноби, но выспаться у меня более-менее получилось.
     Наутро мы все сидели достаточно хмуро и молчаливо. Ведь сейчас у нас, собственно говоря, и должна начаться миссия. Вот только у меня она немного другая, но знать им об этом необязательно.

     — Так, давайте получше познакомимся, — обратился к каждому из нас единственный находящийся здесь токубетсу-джонин. Его взгляд прошёлся по каждому из нас, а затем остановился на двух чунинах, — вы, двое. Как вас зовут, ещё раз?
     — Чего это ты не запомнил? — ответил первый из них, но, наткнувшись на хмурый взгляд, представился: — я – Ихшо, а он, — парень невежливо ткнул пальцем в другого чунина, — Ниихшо.
     — Нужны ваши примерные навыки. Я не хочу знать всё о вас, однако, нужна специализация, помимо клоунской, — хохотнул специальный джонин, а затем, подумав полсекунды, добавил, — например, я – Асуи. Специализируюсь на техниках стихии Земли, немного на букидзюцу.

     Ребята сначала хотели наехать на токубетсу, но затем сбились с мысли. Второй, до этого молчавший, ответил:

     — Наши эээ… имена вы уже знаете. Я – мастер ближнего боя. Он – дальнего.

     Первый перевёл:

     — Если короче, то он – специалист в тайдзюцу, я – в ниндзюцу. Стихия – Камень.

     Акцент был точно какой-то провинциальный у обоих.

     — Ты, размалёванный, — обратился старший по званию к генину, — рассказывай.
     — Меня зовут Найбу, — жизнерадостно заявил он, вскакивая, — я тренируюсь в кендзюцу и ниндзюцу! У меня есть стихия Огня, и когда-нибудь с её помощью я стану очень сильным!

     Токубетсу-джонин только поморщился.

     — Вы, двое. Давайте поскорее. То, что мы будем защищать, прибудет вот-вот.

     Я подал голос:

     — Можете звать меня Рейгу. Стихия – Молния, — я щёлкнул пальцами, и между ними пробежал разряд с довольно резким звуком, — я стараюсь быть на плаву везде понемногу.
     — Неопределившийся универсал, — поморщился Асуи, — ты, последний?
     — Я пока неопытный шиноби, Асуи-сама. Меня зовут Кенко. Я пока знаю только академические техники. Прошу, позаботьтесь обо мне!
     — Всё ясно. Два клоуна, один «универсал», — как плюнул, высказался обо мне токубетсу-джонин, — и, вдобавок ко всему, два генина: жизнерадостный болван и неопытный.
     — Ой, да ладно тебе, командир, — подал голос Ихшо, — мы в стране Камня, какие у нас могут быть проблемы?
     — На Родине мы или нет, зачем-то эту миссию заказали. Если бы проблема была просто в разбойниках, то мы бы не перехватывали миссию у самураев и не были бы в такой большой группе. Если бы ты знал, сколько стоят миссии, особенно у самураев… то ты бы так не говорил, — Асуи поднялся со стула, — так что бегом собираемся, и чтобы во время миссии никто из вас не терял бдительности!
     — Есть, капитан, — поднялись мы, принимая приказ к сведению. Каждый бросился к себе, собирать последние манатки, тем более что где-то вдалеке можно было расслышать чьи-то приближающиеся голоса.

     Караван оказался достаточно крупным по размерам. Не одна маленькая повозка под охраной, а целый десяток телег с каким-то товаром. И это всё, не учитывая десятка три людей, что сидели кто на лошадях, кто прямо на мешках. По бокам, а также сзади и спереди караванов, стояли по два самурая, по крайней мере, эти белые доспехи ни с чем другим спутать я не мог. На лекциях в академии было сказано о них лишь вскользь. И весьма расплывчато. Но, по крайней мере, нам не советовали слишком близко подходить к таким ребятам. Восемь… нет, десять самураев. Неплохо. Да и Асуи говорит, что их услуги недешёвы. И Куренай что-то такое тоже упоминала в своих рассказах….
     Наш командир первым вышел поприветствовать главного в группе самураев. Они коротко переговорили друг с другом, после чего шиноби расписался в какой-то бумаге. Затем Самураи просто развернулись и пошли прочь, убедившись, что мы те, за кого себя выдаём. Ну, кое-кого они упустили, но это точно не их вина. Да и чья тут вообще может быть вина?

     — Так, распределяемся, — скомандовал Асуи. — Размалёванный, ты пойдёшь с универсалом и неопытным. Ваша задача – обнаружить какую-либо угрозу спереди. Будьте бдительны! Увижу, что валяете дурака – лично из вас всю дурь выколочу. Выполнять!

     Мы, трое генинов, поплелись в авангард. Я досадовал по поводу того, что со мной целых двое соглядатаев. Кенко, кажется его звали так, не очень горел желанием оставаться вдалеке от командира. Похоже, он совсем-совсем новенький. Как его на миссию-то пустили? А Найбу, наоборот, посчитал, что нас высоко оценили. Оптимист….
     Как выяснилось впоследствии, двух чунинов распределили сзади, а Асуи остался в центре. Если следовать логике, там чертёж и находился, но чтобы это выяснить, придётся немало потрепать себе нервов. А тратить время нельзя: чем больше его проходит, тем глубже я в стране Камня. Это может плохо для меня в итоге закончиться.
     Первый день в пути прошёл плодотворно: я смог достаточно легко узнать, что нужный мне чертёж находился именно в одной из центральных повозок. Там, собственно говоря, и дежурил командир. У меня почему-то складывалось впечатление, что только он был в курсе о наличии в какой-то из повозок чертежа.
     Помимо этой информации я всё пытался узнать что-то об Асуи. Мне нужно было понять, как вывести его из строя, чтобы я мог спокойно забрать чертёж. Ясно, что делать дело нужно ночью, чтобы до утра хотя бы генины меня не донимали. Спят и спят – какие проблемы. А вот капитан… это был непростой противник. Но и у него были слабости. Я так понял, что он недооценивает нас, простых генинов и чунинов. По крайней мере, судя по его отношению к нам. И на этом можно было сыграть. Ведь далеко не всё измеряется в званиях.
     А спать, кстати, он так и не лёг. Оставил вместо себя земляного клона и ушёл дежурить.
     Ну, я и проследил за ним. И, кстати, на моём месте тоже остался клон, только теневой. Ну, что поделать, без этой техники иногда никак. Даже если она рушит всю легенду.
     Я прекрасно знал, к какой миссии мне готовиться, и это позволило мне раздобыть самое обыкновенное порошковое снотворное. Вряд ли оно сработало бы против сильного и опытного шиноби вроде Асуи, но для моих знакомых генинов оно оказалось просто замечательным средством, чтобы заставить их хорошо выспаться.

---+===***===+---

     Асуи спокойно стоял неподалёку от костра, где сидели поздние пташки среди караванщиков, и размышлял. Нужный груз ему был отлично виден, а сам он был под хенге. Расчёт был построен на том, что обычный человек ничего бы не заметил, когда шиноби обворовывает повозку, но он-то как раз и не был обычным. Предполагаемый враг не обратит внимания на простого обывателя, что изредка поглядывает на груз, и попадётся.
     Миссия, выданная ему, не была чем-то сложным сама по себе, но она включала в себя кое-какие нюансы, о которых не следовало забывать. Дело было в том, что задание он получил не только от администрации Ивы, но и лично от уважаемого торговца, которого он знал. Тот попросил его об одолжении сходить на эту миссию и внимательно проследить за чертежом, который обязательно должен был достичь Ивы. Шибо особыми подробностями не поделился – да и зачем они Асуи? Но он дал ему знать, что свиток будет лежать в пятой повозке с конца, а также поделился информацией, что произошло в прошлый раз. Таким злым своего нанимателя он ещё не видел! Тот поделился с ним «чертежом», который приехал вместо заявленного, а также сообщил, что команда генинов с одним чунином во главе даже ничего не заметила. То есть можно было предположить, что действует кто-то, достаточно хорошо умеющий маскироваться, либо команда шиноби была слишком никчёмна. Но в любом случае Шибо посоветовал не терять Асуи бдительности и даже глаз не спускать с нужной повозки.
     Совет оказался полезным: шиноби чуть не пропустил момент, когда рядом с повозками промелькнула едва заметная тень.

     «Попался!»

     Шиноби в мгновения ока сорвался с места. Одинокая фигурка вора дёрнулась и бросилась бежать.

     «Хорошо припустил!»

     Спугнутая им дичь была очень быстра… для генина. Но будучи просто выше врага по рангу, он уже через две минуты нагнал свою цель. Но увидев её…

     — Найбу? — увидев это недоразумение, которое решило назвать себя шиноби, Асуи громко рассмеялся, — да ладно, ты и есть тот самый таинственный вор? Может, ты и украл чертёж в прошлый раз?
     — Асуи-тайчо? — удивлённо взглянул на шиноби пойманный с поличным, — какой чертёж? Мне показалось, что я здесь что-то заметил. Вы не могли бы проверить? Мне кажется, сюда кто-то пробирается!

     Токубетсу-джонин вновь хохотнул.

     — А из тебя получается неплохой актёр, но это уже тебе не поможет! Признавайся кто ты, и кто тебя нанял!

     Найбу сбросил с себя маску дурачка и приготовился складывать печати.
     Асуи только посмеялся, видя, что генин собирается что-то выполнять. Техники уровня генина… это не то, что сможет ему навредить.
     Вот только, вместо этого….
     Найбу вдруг зловеще расхохотался совсем другим голосом так, что токубетсу-джонин немного опешил, а затем вор вдруг взял… и с громким хлопком исчез.

     «Теневой клон!»

     Но было уже поздно. И какой-то свист со спины красноречиво об этом говорил. Шиноби попробовал отпрыгнуть, но тщетно.

---+===***===+---

     Как можно победить токубетсу-джонина без лишнего шума? Да, собственно говоря, есть много способов. Но тут в любом случае нужно как-то отвлечь его внимание и увести его подальше от товарищей. Как? Правильно, Асуи достаточно пренебрежительно относится к генинам, в особенности, слабым. Скорее всего, никакого подвоха ждать со стороны слабака он не будет, и шиноби вполне запросто может расслабиться и почувствовать себя всемогущим. И этого вполне для меня достаточно.
     Мой теневой клон под хенге без особых проблем выманил джонина подальше от лагеря, а также от возможных поленьев, который можно было использовать для замены. Я в это время был на подготовленной заранее полянке и прятался за деревом, заодно максимально концентрируясь на одной технике, что я сейчас собирался применить. И нет, это не расенган. Ведь мне совершенно не нужны преследователи, даже раненые. Тем более, поднимется переполох. Тут всё однозначно: нет человека – нет проблем.
     Пока лже-Найбу усыплял бдительность джонина, я очень-очень медленно подкрадывался поближе к джонину так, чтобы даже почва не издавала никаких вибраций, не говоря уже про звуки. Думаю, Орочимару обнаружил меня точно таким же способом. Ведь он, по сути, змея. А они отлично ощущают и чувствуют вибрации почвы. Аналогично это относится к любым пользователям дотона, но в меньшей степени.
     Вообще, скорость моя была настолько медленной, что три метра до врага я преодолевал секунд тридцать. Перестраховываясь как только возможно, задерживая дыхание и не позволяя своему сердцу ускоряться, я смог это сделать. Ну, тут самая тяжёлая часть плана. Дальше всё по накатанной.
     Дождавшись, пока клон ошарашит Асуи морально, я на максимально возможной скорости сформировал водяной вариант расенгана. Когда клон развеялся, техника была создана, и она уже летела вместе с рукой прямо в цель, в спину моего противника. Он был быстр – скорость реакции у него была замечательной. Мужчина даже, наверное, успел сделать короткий прыжок. Будь это обычный расенган, я бы не попал. Но моей вариацией бить в упор было совсем не обязательно.
     По лесу раздался крик боли. Мужчина отчаянно пытался защититься сразу от сотни острейших лезвий, будучи раскрученными в полёте.
     Но все было бессмысленно. Одна доля секунды… две… и что-то, бывшее всего пару мгновений назад телом, с огромной силой врезается в ближайшее дерево так, что на нём остаётся вмятина. Все это затем падает мешком с костями на землю. Изрезанная, изодранная и изломанная туша… жалкое зрелище. Зато голова целая… а она-то мне и нужна. Кстати, что там у нас с книгой Бинго?
     Асуи... ну, неплохо тут дают за токубетсу-джонинов, по-крайней мере, он явно чем-то насолил Кумо. Ведь двести пятьдесят тысяч, собственно говоря, на дороге не валяются.
     Зато сразу понятно, что мою технику лучше в тренировочных спаррингах не применять. Собственно говоря, вот я её и проверил.
     Ну что же… впору называть меня главной крысой Конохи. Сколько там раз я нападал и убивал не со спины? Что-то не могу вспомнить… но да, такая вот у шиноби работа. Только почему-то её так мало кто делает. Разве что... специальные подразделения.
     Приведя недавнее место действия в порядок, я, под обликом Рейгу, спокойно вернулся к каравану и тихонько забрал оттуда нужную мне бумагу, подменив её другой. Ещё один клон правдоподобно имитировал поведение почившего и заодно послал на разведку в противоположную от моего маршрута сторону чунинов. А мне было пора в путь. Если я потороплюсь, то за остатки ночи успею пересечь границу страны Земли. Там затеряться будет уже не так сложно.

66 - Джонин? Серьёзно?


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Раннее утро встретило уже четверых, а не шестерых шиноби, весьма необычно. Первыми спохватились чунины, обнаружив, что их командира нигде не видно. Они бросились искать генинов. Вот только… среди них не хватало ещё одного члена, а оставшиеся двое вообще спали, причём очень крепко. Будить их пришлось пощёчинами.

     — Где Рейгу и капитан? — был первый вопрос, заданный им. — Почему вы спите, а не несёте дозор?
     — А? — сонно протирая глаза, взглянул на чунинов Найбу. — Понятия не имею… нам вчера вечером очень захотелось спать. Почему – не знаю. А что случилось?

     От второго удалось дождаться примерно такого же ответа.
     Чунины почесали головы и всё-таки решили провести разведку вокруг стоянки. Караван уже потихоньку собирался в путь, поэтому на большее времени у них не было. Да и в любом случае — есть какие-то следы, или нет — миссию никто не отменял.
     Один из них без особого труда нашёл следы краткой погони, а затем измятой почвы и вмятину в дереве. Повсюду была кровь.
     Но кто же вечером отдал им приказ на обход? Они не заметили тогда в капитане ничего необычного. А ещё через сутки к каравану присоединился полуголый, одетый в какие-то тряпки Рейгу. Вот только… выяснилось, что он-то как раз настоящий, а вот тот, кто был с ними до этого – самозванец.
     Погоню отправлять было бессмысленно. Тот, кто сумел убить токубетсу-джонина, сможет без особых проблем справиться и с ними. Но груз ведь не пострадал? Значит, миссия продолжается.

---+===***===+---

     К счастью, за ночь я успел пересечь границу, затем остановился в одном из многих придорожный трактиров и снял комнату. На всякий случай поставил пару ловушек в окнах и лёг отсыпаться. Миссия была успешно выполнена.
     Гендзюцу с Рейгу уже должно было слететь, так что всё в порядке. Кто поймал и как – никто не расскажет. Кто убил и как – никто не расскажет. А налобную повязку я вообще никому не показывал.
     Хенге не такая уж и слабая техника. Особенно если учесть, что никто ничего не заметил. А я ещё и пальцами щёлкал – мол, тренировка. Кстати, пока это моё единственное достижение в стихии Молнии….

---+===***===+---

     После того, как я сдал голову в уже известном мне местечке и успешно закрыл миссию, меня порадовали известием того, что меня желает видеть Хокаге. Интересно, зачем я Тсунаде понадобился?
     Постучавшись в кабинет к Пятой, я услышал «войдите».
     Тсунаде сидела за своим столом, а перед глазами у неё были какие-то отчёты.

     — Добрый день, Каоин, — поприветствовала меня Сенджу, — знаешь, зачем ты здесь?
     — Пока нет, Хокаге-сама, — спокойно ответил я, — но это либо связано с выполненной миссией, либо с тем, что мне будет назначена очередная другая.
     — Верно, первое, — подтвердила мои слова Сенджу, — тут дело в том, что твой заказчик – достаточно уважаемый в селении человек, и он очень восхитился твоими навыками. Причём так, что даже рекомендовал тебя к повышению.
     — А не рановато? — спросил я Пятую, — мне кажется, я пока слабоват даже для звания специального джонина, не говоря уже про обычного.
     — Тем не менее на твоём счёту уже как минимум две миссии ранга А, две ранга В, а также несколько десятков С. Конечно, этого мало, но я хотела, чтобы ты об этом знал. Как только ты освоишь вторую стихию и проявишь себя ещё пару раз, то твоё повышение не за горами.
     — Спасибо, я понял, Хокаге-сама, — поклонился я, — ещё что-то?
     — Нет, Каоин, пока всё. Кстати, рекомендовавший тебя человек хотел бы с тобой увидеться. Он как раз здесь. Подойдёшь в администрацию, и тебя проводят.
     — Хорошо. До свидания, Хокаге-сама.

     Сенджу только поморщилась и взмахом руки выгнала меня из кабинета. Интересно, что от меня требуется? Надеюсь, не новая, ещё более сложная миссия… боюсь, в таком случае я буду вынужден отказаться. Ведь даже эту завалить… у меня были все шансы .

     — А, здравствуйте, шиноби-кун, — поприветствовал меня уже знакомый мне торговец, — поздравляю вас с выполнением миссии! Мой источник не ошибся?
     — Добрый день, торговец-сан, — точно также поздоровался я с заказчиком, — всё было так, как вы и говорили, но для того, чтобы завершить миссию, пришлось изрядно попотеть. Один токубетсу-джонин, два чунина и три генина. Как только самураи ушли, они должны были приступить к охране повозок. Кстати, старший по званию знал про чертёж, он специально охранял его.
     — Вот как? Что же, хорошо, я учту это. Вознаграждение за миссию вы уже получили?
     — Да, всё в порядке. И всё-таки зачем я вам нужен? Как ни крути, несложно заметить, что вы почему-то обратили на меня пристальное внимание.
     — Зрите в корень, всё так и есть, — добродушно улыбнулся торговец, — знаете, во многих случаях используется практика… долгосрочных миссий по охране. Я хотел подыскать себе шиноби, который мог бы на постоянной основе на меня работать…

     Не видя вселенского счастья на моём лице, говорящий умолк.

     — Видите ли, торговец-сан, я ничего не имею против таких миссий, но, к сожалению, не могу согласиться с предложением, что последует сейчас или после. Я очень вас уважаю как заказчика и успешного предпринимателя, но работать на одной и той же миссии долгое время… такая практика не для меня. Вот если вы будете периодически заказывать миссии вроде этой, я готов вам помочь. В ином случае… простите, нет.
     — Что же, жаль, жаль… — опечалился торговец, а затем поднялся, — я ценю ваш прямой и честный ответ. И помните, пока я не найду кого-то другого, моё предложение в силе. Думаю, вы уже знаете, я порекомендовал вас к повышению. И запомните: меня зовут Сейко Фудзивара. Если вам вдруг понадобится моя помощь, рад буду помочь.
     — Спасибо вам большое, — низко поклонился я торговцу, — мне неизвестно, знаете ли вы моё имя… но меня зовут Каоин Шиничи.

---+===***===+---

     Тренировки стихии Молнии пошли своим чередом. Научившись создавать разряды, я как будто преодолел какой-то барьер, который до этого сильно замедлял моё продвижение. Мощь создаваемого заряда увеличивалась, но постоянно удерживать чакру в таком состоянии я не мог. Ни о каком чидори речь и не шла. Я пока просто учился держать постоянный ток.
     Кстати, обычная металлическая леска отлично проводила Молнию, и скорость была такая… высокая. А ещё стихией Молнии нельзя было себя поранить. Пальцы практически ничего не ощущали. Было какое-то фантомное чувство, словно к ним что-то едва прикоснулось, но не более. Наверняка всё это зависело от концентрации энергии.
     Но мне пора было становиться ещё сильнее. А как это сделать, когда ты всё время убиваешь врагов в спину? Нет, это, конечно, очень эффективная тактика, но при любом бое лоб в лоб я просто проиграю даже в чистом тайдзюцу или кендзюцу. Тсунаде верно говорит – я вполне способен стать джонином, но для этого мне нужно быть хорошим во всём. И тайдзюцу – первостепенный по важности навык. А ещё надо кое-что «подкрутить» в своих иллюзиях. Пора ставить их на автономный лад. Сейчас начинается такое время, когда даже лишнее мгновение, не потраченное на контроль иллюзии, может сыграть решающую роль.
     Тренировки, тренировки и ещё раз тренировки.
     Я ещё и Гекко к ним подключил. Уж он точно что-то смыслит в тайдзюцу.

67 - Как это встречает Каге?


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Замах, удар, захват, бросок!
     Гекко переваливается в воздухе, и он вместо того, чтобы врезаться в дерево, красиво скользит вдоль него, чтобы развернуться и броситься на меня в атаку.
     Я перехватываю его ногу, и мы снова входим в клинч. Как оказалось, шиноби всё-таки ничего не имеют против различных бросков, но практики ломать кости захватами у народа было мало. Да и малоэффективно это, если честно.
     Наши тренировки в тайдзюцу приняли новый оборот. Гекко пока ещё поддавался, но лишь благодаря опыту. Иногда с помощью своих импровизаций мне удавалось его задеть, но чаще всего мои неуклюжие попытки давали ему возможность отпинать меня по полной программе. Однако удачные приёмы я сразу брал на заметку и, бывало, доводил до ума благодаря тем же клонам. Всё-таки их швырять и пинать намного удобнее, чем воздух.
     Я старательно выходил на новый уровень, особенно учитывая, что у меня остался всего один год. Я даже просил своего бывшего учителя подыскать мне кого-нибудь ещё, кто мог мне помочь какой-нибудь полезной тренировкой. Наверное, сейчас я бы даже не побрезговал нацепить на себя зелёный костюм. Хотя, наверное, ещё бы тысячу раз подумал, прежде чем так поступить.
     От своих бывших товарищей я отдалился, между нами сейчас просто был слишком большой разрыв. Да и они поняли, что не готовы к моему режиму тренировок. Ещё звание, отстающее взросление в плане мозгов… всё это просто мешало нашему общению. Да и зачем оно, в конце концов? Я только и сделал, что выпытал у Янасэ принцип, по которому она создавала свои иллюзорные огненные техники. Это всё-таки была полезная мысль, и я взял её на вооружение.
     В итоге, мой круг общения ограничился только теми, кто мог помочь мне в тренировках. Гекко, Куренай и немного Какаши, но он, правда, об этом ещё не знает. Даже с кузнецом, и с тем общение прекратилось. Оба понимали, что мне просто пора идти дальше, но принять это до конца никому из нас не хотелось. Но пользу из нашего общения мы вынесли огромную. Снаряжение шиноби, качественные материалы, полезные знакомства… да и я сильно облегчил мастеру жизнь. Достаточно честно, опять же. Но жаль, что у него нет наследника, очень жаль.
     Ещё я, бывало, пересекался с командой Асумы. Шикамару, Чоджи и Ино. Несколько раз я составлял им компанию в миссиях. Они тогда оказывались на диво рутинными, но время удавалось провести весело. Формально мы с Шикамару были командирами. На деле – все вели себя друг с другом как друзья. А затем все стали равны и в званиях.
     С Неджи и Кибой виделся реже, к тому же они тоже погрязли в тренировках. Кстати, они двое здорово подросли в навыках, поэтому тут же собрались и пошли на ближайший экзамен на чунина в Конохе.
     Он был не такой масштабный, как прошлый, но гостей тоже было предостаточно. Но больше всего народу было из Песка. Гаара, кстати, тоже присутствовал на нём. Как, впрочем, и Темари со своим братом-кукловодом. Все они здорово подросли… и это было достаточно заметно. Всё-таки не видя человека долгий промежуток времени, гораздо проще заметить в нём какие-либо изменения.
     В общем говоря, Киба, Неджи, Рок Ли и Чоджи свой жилет получили. Праздновали они… громко. Особенно фанат Силы Юности. А я… я разок постоял на миссии по охране периметра деревни. Службу, я, конечно, отстоял, но скука я вам скажу… смертная.
     Хината, Шино и Ино заработали свой жилет за компанию Ч не сразу, но вскоре и они тоже отправились отмечать повышение.
     Как я понял, все известные мне члены команд Конохи получали жилеты в любом случае. Но это неудивительно — ведь они и вправду сильнейшие генины своего поколения. Недаром они учились в элитном классе и получили хороших наставников-джонинов. А ещё они все до единого клановые. Кроме напарницы Саске и Наруто, правда… но ту, похоже, её жизнь устраивала. Я интересовался ей — она живёт в своё удовольствие и вовсе не рвёт себе жилы на тренировках. Кстати, о них…

---+===***===+---

     На очередном занятии Гекко даже не сразу заметил, что с его бывшим учеником что-то не так. Он… расплывался! Вроде бы всё было как обычно, при медленной ходьбе это даже не сразу можно было заметить, но если присмотреться, всё вставало на свои места.
     Каждое его движение немедленно дублировалось. Это было похоже на его обычные атаки-обманки, которым Гекко более-менее научился противостоять, но эта техника… через некоторое время доводила глаза до изнеможения. Иллюзии существовали пассивно и просто повторяли действия Каоина с небольшой задержкой в одну-две доли секунды. Но самое интересное заключалось не в этом. Пусть в этот раз сражался Шиничи более скованно, и он не применял свои коронные иллюзии. Однако преимущество его новой задумки заключилось в том, что иногда первой «шла» иллюзия, а иногда и он сам. Удары Хаяте блокировал на редкость неудачно, один раз даже умудрился вывихнуть себе пальцы во время блока-захвата.
     В конце тренировки Гекко не мог не похвалить изобретательность Каоина. Тот в ответ только слегка смутился и сказал, что это было логическим продолжением. Ведь нельзя в тайдзюцу отвлекаться, даже на техники. Любая потерянная доля секунды ведёт к пропущенному удару. И это решение позволяло избавиться от такого серьёзного недостатка этого умения.
     Так что жители Конохи теперь могли только провожать взглядом Шиничи, который двоился и троился в их глазах. Но что поделать? Такая тренировка.

---+===***===+---

     Джирайя обучал Наруто совсем не тем вещам, что он ожидал. Как Узумаки не упрашивал, с утра до вечера он ходил с одной… нет... с целыми двумя печатями подавления чакры. И тренировки удавались на славу! Тайдзюцу, букидзюцу, даже немного кендзюцу, чтобы мальчишка умел хотя бы правильно держать меч. Саннин ничего не упускал. А крутые техники… Джирайя считал, что Наруто знает их и так предостаточно. Но ведь не одни дзюцу делают из шиноби крутого парня? Пусть и не сразу, но учитель смог втолковать это своему ученику.
     Ходили они по самым разным странам. По большей части, конечно, в стране Огня, но, бывало, они выходили и за её границы. Они были и в стране Травы, и в Горячих Источниках. Даже в страну Песка заглянули, правда, недалеко. Так Узумаки знакомился с жизнью вне своей родной деревни. Саннин многое повидал и мог рассказать не меньше, чем им довелось видеть во время своего путешествия. Но рассказать... это одно. Всё-таки один раз увидеть лучше, чем сто раз услышать, не так ли? Жаль, что Наруто пока не мог всего принять и понять. Он был слишком наивен и юн по мнению Джирайи. Рос Узумаки очень медленно. Правда, уж точно не в плане навыков. Мальчишка схватывал интересные для себя вещи буквально налету. К тому же у него была цель — как можно скорее стать сильнее всех. В особенности... похитителей Саске. Ведь ему не терпелось вернуть друга домой!
     Тем более что сеннин говорил, что Наруто готов уже более, чем на половину. Ещё чуть-чуть, и он наконец вернётся в Коноху… хотя Джирайя что-то говорил про целый год. Узумаки казалось, что он столько не проживёт без родной деревни.

---+===***===+---

     С тех пор, как я сходил на миссию ранга В, новых одиночных миссий мне не поручали. Я не стремился их брать по одной простой причине: они были в разы опаснее. Ведь всегда был шанс, что во время даже короткого сна тебя убьют. А под землёй спать… нет, это, кстати, была неплохая идея.
     В общем, удобнее всего оказалось спать лёжа, на глубине трёх метров. Клаустрофобией я не страдал, поэтому единственным открытым местом моего тела было лицо. Это было что-то вроде маленькой ямки, к которой проходил воздух сверху. Уплотнить и высушить почву — не проблема. Так что обвалов я особенно не опасался. Но всё-таки… миссии в одиночку я выполнял редко, можно сказать, даже очень. Иногда, правда, приходилось.
     Как, например, сейчас. Казалось бы, обычная посылка. Вот только ранг этого задания смущал. А-ранг. И доставить письмо, соответственно, нужно прямо в Кумогакуре.
     Отношения между нашими деревнями были достаточно… прохладными. Всё-таки исторически сложилось, что Коноха владела обширными и плодородными территориями. И это отразилось на относительно миролюбивом и неагрессивном образе жизни. Кумо же, наоборот, стремилось расшириться. И политика у них была более, чем агрессивна. Это, опять же, отражалось на характере. И тут, как мне честно сказала Тсунаде, сложилась дилемма.
     Какими бы между странами не сложились отношения, они между собой так или иначе общаются. Пусть даже и матами, но общаются. А как устроить общение, если любой посыльный назад может и не вернуться?
     Но, казалось бы, какая проблема — отправьте сильного джонина, и дело решено.
     Вот только… тут вступал в дело именно агрессивный настрой Кумо. Прибывший посыльный не всегда сталкивался с хорошим к себе отношением. Особенно тот, у кого прилично трупов шиноби Облака за спиной. А сильные джонины такими, как правило, и были… И вот тут начинались нападки. К тому же как-то расточительно пускать джонина работать на побегушках. Всё-таки они не объявления войны таскают и не сверхсекретные разведданные. Хотя и никому не нужными такие свитки тоже, язык не поворачивался назвать.
     А генинов отправлять тем более было недопустимо. Мало того, что они и в самом деле могли напороться на слабеньких нукенинов или сильных разбойников, так и в Кумо выбор такого посыльного приняли бы за слабость Конохи, осмеивая её некомпетентность.
     Оставались чунины. А слать первого попавшегося… было неосмотрительно. К тому же некоторые из них совершенно не специализировались на бое или умении вести разговор, что от посыльного, порой, требовалось.

     — Каоин, я думала на счёт Шикамару или Неджи, но, мне кажется, на эту роль ты тоже неплохо подходишь. В принципе, задача несложная, — сказала мне Тсунаде, старательно пряча глаза, — но ты там будь поосторожнее, ладно? Не все шиноби Кумо сдержанны в отношении ниндзя Конохи.
     — Хокаге-сама, а что случилось с прошлым послом? — спросил я женщину. Видя её молчание, я добавил: — Он там жив хоть?
     — Не беспокойся, Каоин, всё с ним в порядке. Он жив и даже здоров. Но чем-то он Эю не понравился…
     — Ээээ… а с каких это пор посыльных видит лично Райкаге? — немного побледнел я. — Что-то я об этом ничего не слышал...
     — Ты иди, Каоин, иди, — сделав вид, что ничего не слышала, сказала Тсунаде, а видя, что я не слишком тороплюсь выходить из кабинета, добавила, — но если ты так хочешь знать… это происходит с тех пор, когда чунины не слушаются приказов! Давай, давай, иди. Время не ждёт, — для того, чтобы добавить весу своим словам, Сенджу демонстративно стукнула по столу.

     Меня в кабинете к тому моменту уже не было. А если бы и был, меня бы вынесло оттуда звуковой волной. Голос у Тсунаде ни в коем случае не визгливый, но какие-то нотки в её тоне сбивали с ног ничуть не хуже, чем её коронный щелбан.

68 - Скрытое Облако


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Снова миссия.
     Собрался я в этот раз как бы не серьёзнее, чем на прошлую свою одиночную. И, кстати, мне и в самом деле жаль, что с голубями страны не очень-то любят вести разговор. Обычно кого-то живого на растерзание… в данном случае это я. И чем только провинился?
     Но делать дело было надо. Путь предстоял не сказать что очень далёкий, но всё-таки приличный. Чай, не за хлебушком сходить.
     Такими темпами скоро бегать научусь ничуть не хуже профессионального почтальона-шиноби. Интересно, как всё-таки выглядит Кумо? Просто рассказать мне об этом даже Куренай ничего особо не смогла.

---+===***===+---

     Отвлёкшись в какой-то момент, я едва успел среагировать на свист воздуха неподалёку. От двух сюрикенов я увернулся только каким-то чудом.

     — Хм, кто это тут у нас? — вышел из-за деревьев шиноби лет сорока с протектором Облака.
     — Лист? Что ты тут забыл, побег зелёный?
     — Я что-то вроде посыльного. Сам, как ты понимаешь, не счастлив, — ответил я, настороженно оглядываясь. Чакра — надёжная защита, но лучше видеть, откуда на тебя нападут. И сил так больше сохранить можно, в случае чего.
     — А, так ты новенький? — спросил меня неизвестный мне ниндзя. Жилет чунина на нём красноречиво говорил, что с этим фруктом-овощем нужно быть поаккуратнее. — Ну, давай сюда письмецо, я принесу куда надо. Да и ты… целее будешь.

     Мне оставалось только приподнять в изумлении бровь.

     — Серьёзно? Думаешь, так всё и работает?
     — Ладно, значит пойдём по сложному пути, — опустил руки чунин Облака. — Удачи тебе там. А я вообще-то помочь хотел, так-то.
     — Если хочешь помочь, то расскажи толком о том, что надо делать. Отобрать письмо у курьера — не лучшая помощь, разве не так?
     — Нет, так это тоже не работает, — серьёзно заявил мне шиноби перед тем, как исчезнуть, видимо, при помощи шуншина.
     — А зря, ой, как зря, — покачал я головой прежде, чем осторожно двинуться дальше.

     На самом деле любая скрытая деревня не такая уж и скрытая. Её примерное местоположение известно каждому. Только в Ото, разве что, всё не так. Но её даже деревней назвать сложно.
     Мне предстоял не такой уж и дальний путь.
     Страна Молнии, как она есть, стала видна сразу, как только кончились леса. Тут же вдалеке показались горы, а с каждым новым шагом уровень земли поднимался. Похоже, Кумо находится на самой высокой точке страны.
     По пути я не раз видел молнии на дальних хребтах. Но они были так далеко, что даже звук до моего местоположения не доходил. Местность богатая рудами. Бьюсь об заклад, что по большей части медными, но я могу и ошибаться. Горы в Кумо, порою, были так высоки, что их вершины протыкали собой облака. По пути не обошлось и без горячих источников как естественных, так и облагороженных человеком. Страна вовсе не пустовала — видел я на своём пути и рисовые поля, и маленькие деревеньки, люди из которых на этих самых полях работали. Но, сразу было заметно, что урожай здесь не такой высокий. Страна, конечно, очень красивая, возможно, самая-самая в этом мире, но… ею сыт не будешь. А горная порода… она тут точно не самая плодородная.
     Один раз я не пожалел сил и забрался на одну гору, средней высоты. Тут они практически все были какими-то узкими. Конечно, они не представляли собой столбы, но их высота явно не соответствовала ширине, которая по идее у них должна быть. Интересно, и как так сложилось?
     Вид сверху, кстати, был бы очень красивым.
     Пожалуй, был один минус такого вот восхождения, да и вообще долгого пребывания неподготовленного человека в горной местности. Воздух здесь другой. Точнее... содержание кислорода в воздухе с каждым пройденным вверх километром становилось в разы меньше. Не то чтобы это как-то сильно в данный момент меня напрягало, но... с какой высоты может начаться «горная болезнь» у не очень подготовленного шиноби? Думаю, что у обычного человека этот порог намного ниже, чем у ниндзя...
     Тем не менее Скрытое Облако состояло не из одних только гор. Зелени здесь тоже было предостаточно, но, опять же, она вся росла под наклоном.
     С направлением моего движения и в самом деле было сложно ошибиться. Я просто двигался к ещё большим высотам. Как я помню, Кумо находится прямо в горах. Логично, что местечко должно быть высокое.

---+===***===+---

     Скрытая деревня… поражала воображение. Как люди умудрились застроиться на скалах и внутри них? И ничего, жили. Хотя шиноби тут наверняка в разы больше, чем простых людей — не каждый человек смог бы жить в таких условиях. Хотя я об этой деревне ничего не знаю. Может, сверху живут одни шиноби, а простые жители — в низине... или и вовсе проживают не здесь.
     Вообще, та часть деревни, что была наверху, собственно говоря, лишь её я и видел. В общем, она была по большей части синей или жёлтой. Зданий, как таковых, не было, можно было разглядеть лишь двери, по крайней мере, сейчас. Вот войду в деревню, там всё и увижу.
     Но… где вход? Ворота? Я, наверное, должен как-то отметиться? Однако ничего такого на своём пути я не встретил...
     Перейдя через последнюю цепь гор, что не была никем застроена, я устремил свой взгляд вниз. Сначала сложилось впечатление, что всё вокруг выполнено в одном цвете: сланцем вымощены улицы, из него же были построены дома, хотя повсюду бросались в глаза окна и двери, выкрашенные ярко синей или жёлтой краской. Было видно, что такая окраска дверей и окон... являлась чем-то вроде традиции, самобытной чертой этого горного поселения, с которой, наверное, связано много интересных историй. Строительный материал — сланец, который в этих горах находился в избытке — сам по себе имел тёмный цвет, поэтому и дома здесь тоже, по большей части, коричневые. Однако были и исключения из общего правила, например, некоторые здания являлись полностью цветными: синими или жёлтыми.
     Здесь были и магазины, и нормальные жилые дома… конечно, часть из них располагалась внутри крупной скалы, но теперь, по крайней мере, можно было увидеть реальную жизнь обычных людей в Облаке. Поражала уйма выбитых в скалах лестниц… но ими, как я понимаю, пользовались в основе своей одни шиноби. Будь я обычным человеком, вряд ли мне бы удалось подняться хотя бы по одной из них. Ведь это ни много ни мало… полкилометра вверх по ступенькам.
     Наконец, я заметил на балкончике одного из домов какого-то шиноби. Налобный протектор наглядно об этом говорил. Дозорный? Надеюсь.
     Подобравшись к нему поближе, я одним прыжком оказался с другой стороны балкончика. Наверное, было бы невежливо приземлиться за спиной шиноби. И опасно, опять же. Чунин, если верить его жилету, обернулся.

     — Ээээ… добрый день, — поприветствовал я его, — а не подскажете, надо ли тут где-то отмечаться? Куда хоть нужно подойти?
     — Лист? — обратил внимание на мою налобную повязку ниндзя. — Что ты тут забыл?

     Уверен, что страну не перепутал?

     — Если не ошибаюсь, я в деревне Скрытого Облака, в стране Молний. Ведь так?
     — Так, — согласился со мной ниндзя. Похоже, у него не очень хорошее настроение. Ну хоть в драку не лезет, и ладно. — Ну, а вообще… какого хрена ты тут делаешь? Валил бы в свою Коноху.
     — Не могу, — пожал я плечами. Не нравилось мне, что каждый попавшийся мне на глаза шиноби Облака усиленно притворялся идиотом и пытался отправить меня обратно в Лист. Не верю в то, чтобы о посыльном никому не было известно. Абсурдом пахнет, не иначе: — я тут что-то вроде посыльного.
     — Ааа… понятно, — протянул чунин, и он даже как-то снисходительно на меня посмотрел, — ну тогда всё правильно, записываться никуда не надо. Просто иди вон в то, тёмно-синее здание. Это администрация. Это, по сути, и есть резиденция… только ты кабинет не перепутай.
     — Хм, спасибо за помощь. Ну, я пойду тогда…
     — Конечно, удачи тебе там! Она вообще лишней никогда не бывает, а она тебе особенно пригодится.

     Шиноби исчез, я только почесал затылок, охреневая от всего этого дурдома, и пошёл дальше.

---+===***===+---

     Резиденция Райкаге выделялась в первую очередь своей формой. Огромный шар, внизу которого находился кабинет лидера деревни. А куча зелени сверху… хм, собственно говоря, а почему бы и нет?
     Дорожка ко входу, к счастью, была. А то было бы как-то невежливо изображать из себя Человека-Паука, пытаясь сообразить, как к нему пробраться.
     Внутри было достаточно многолюдно — люди ходили туда-сюда, передавали какие-то бумаги. Работа кипела.
     Я обратил внимание на свою ровесницу — красноволосую куноичи с медным отливом кожи. Она со скучающим видом сидела и наблюдала за творящимся вокруг хаосом. Как там? Есть всего три вещи, на которые можно смотреть вечно…
     Она единственная ничем не была занята. Я двинулся в её сторону, на что девочка сразу обернулась. Я прям видел, как куноичи обратила внимание сначала на мою катану, затем на мой костюм, выделяющийся среди обычной формы её селения, и только после этого обратила внимание на мою маску и налобный протектор.

     — И что здесь забыл шиноби Листа? — в голос спросила она. В шуме кипящей вокруг работы на это никто даже не обратил внимания. Я чуть ли не закатил глаза от раздражения, благо удержался:
     — Я что-то вроде почтальона. С прошлым что-то случилось, как я понял, — пожал плечами и подошёл к ней поближе, — кстати, не подскажешь, куда мне отнести письмо?
     — Ух ты, быстро же следующий пришёл, — оживилась она. — А письмо… ты сначала скажи, эта железка, — куноичи взглядом указала на мой меч, — ты ей пользоваться умеешь? Или она так, для красоты?
     — Для шиноби даже стул — оружие, — с улыбкой ответил я, — но, вообще, да, немного умею. Так отведёшь?
     — Ладно, пошли уже, — ответила мне девчонка, бодро поднимаясь с места, — покажу. Но потом обязательно продемонстрируешь, на что ты способен с мечом в руках!
     — Хорошо, если будет возможность. Кстати, не знаешь, почему как только люди узнают, что я — почтальон, они сразу относятся ко мне как… к смертнику?

     Мы двинулись вниз по лестнице.

     — Заметил, — улыбнулась она, — ладно, так уж и быть, я тебе скажу… на самом деле это шутка такая. Просто один раз кто-то решил напугать посыльного. И у него это так хорошо получилось, что всем понравилось. Тот, первопроходец, слабенький в душе оказался, отдал кому-то письмо и сразу убежал. Теперь люди взяли за привычку пугать почтальонов. Те накручивают себя так, что подходят к Райкаге-сама чуть ли не с мокрыми штанами. Он, как узнал про эту маленькую шалость своих подчинённых, сначала рассердился, что его не предупредили, но теперь и сам от души посмеивается над бедолагами.
     — А с чего ко мне вдруг такое внимание, раз ты мне всё это рассказываешь? Кстати, а что случилось с прошлым почтальоном? Хокаге-сама говорила, что с ним всё в порядке, но как-то неуверенно. И как тебя всё-таки зовут?
     — Каруи. И не задавай так много вопросов, не успеваю отвечать. Рассказываю потому что… — девушка неуверенно огляделась вокруг, — а, не важно. Захотелось просто.

     На мгновение мне показалось, что Каруи смутилась.

     — А прошлый, кстати, дошёл до самого конца, но после того, как он вышел от Райкаге-сама, его окончательно довёл мой учитель. Би-сенсей бывает достаточно… эксцентричным. Но он лучший учитель на свете! — я повнимательнее пригляделся к девушке. «Би-сенсей»? значит, это и есть ученица Кира[21] Би? Интересно…
     — Видел бы ты лицо того парня! Он ещё произнёс что-то вроде «психи». Хорошо, что Райкаге-сама этого не услышал. А тебя, кстати, как зовут?
     — Вряд ли тебе моё имя что-то скажет… меня зовут Каоин, — пожал я плечами. — А куда мы вообще идём?
     — К Райкаге-сама, конечно. Би-сенсей говорил, что при Третьем Райкаге письма сдавались в канцелярию, а до этого вообще приходили голубями, но Четвёртый хочет видеть посыльного лично, — Каруи только пожала плечами, мол, «у всех свои причуды».
     — А чего ты тут сидишь? Не похоже, что ты обычная работница. Да и твой «Би-сенсей», — немного потянул я паузу, — наверное, он сильный шиноби?
     — Ещё какой сильный! Я его как раз и жду. Так сложилось, что он уже в третий раз за две недели приходит к Райкаге-сама. Зачем — непонятно.
     — Эээ… то есть твой учитель там, куда мы идём? А мы ему не помешаем общаться с Райкаге-сама? — убедился я, что мне не послышалось.
     — Думаю, нет, — кивнула в сторону широкой двери Каруи, а затем бочком-бочком двинулась обратно к лестнице, — вот эта дверь. Ну, ты дальше как-нибудь сам… я подожду тебя наверху.

69 - Когда плохо сымпровизировал


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Эй сидел за столом в своём кабинете и уже по третьему кругу вёл бесполезный, как ему казалось, разговор. В ход шли и крики, и удары, но Би был упрям. Рифмами или без, но он уговаривал его на то, чтобы показать своей ученице свою личную площадку для тренировок.

     — Ну, братан, чего тебе стоит, всего разок — она рот ни разу не раскроет. Увидит и знать только одна об этом месте будет! Каруи дело своё знает — скажу ей однажды, а она мои слова не упускает!

     Почерпнутая ещё в детстве у какой-то левой группы манера речи уже до того достала Райкаге, что тот сам, лично, из своего кармана, заказал их. Но никто миссию так и не выполнил: группировка «певцов» давным-давно распалась. И найти хоть одного из них было сложновато. С тех пор Эй тщательно следил за каждым сколь либо творческим объединением, чтобы, не дай Ками, Би не подцепил ещё какую-нибудь заразу себе на язык. И без того дурдом на выезде.

     — Хватит, Би! И без того знаешь, что это место — стратегически важный объект. О нём знают всего трое, нет, четверо человек. И добавить ещё одного — верх глупости! Может, она и умеет сейчас молчать. А потом… начнёт она по парням бегать, ударит ей что-нибудь в голову, сболтнёт какому-то левому пареньку о «крутом» местечке. Ведь так сейчас говорят, да? Так что заканчивай канючить! — Эй в не слишком хорошем настроении нарезал круги по кабинету. — Нет, и точка!
     — Ладно, я понял, братан, — опустил голову Би. Он медленно поплёлся к выходу.

     Именно в этот момент раздался осторожный стук в дверь. Оба с недоумением на неё уставились.

     — Это кто там? — спросил Би Эя. — Не помню, чтобы ты кого-то звал.
     — А хрен его знает. Открывай давай, — Райкаге упёр руки в стол, глядя как Би открывает дверь.

     За ней стоял незнакомый ему шиноби. И, что самое интересное, с повязкой деревни Листа на голове. Повисла немая сцена. Каоин (а это, конечно, был он) с интересом оглядывал обоих шиноби. Тем же самым занимались Райкаге и Кира.
     Первым свой вердикт вынес Би. Скептически осмотрев невыразительный и неприметный костюм Шиничи, он странным голосом произнёс:

     — Парень, какой-то ты… мутный.

     И, действительно, движения Каоина были какими-то смазанными.
     Шиничи, услышав это, спохватился, а затем на секунду сосредоточился, и неприятное ощущение смазанности его движений пропало.

     — Простите, совсем забыл.
     — Ты кто такой хоть? — спросил его Райкаге, смотря на Шиничи из-за стола. — Почему Мабуи меня о твоём приходе не предупредила?
     — Ну… там все были очень заняты, мне не хотелось никого беспокоить. Я подошёл к одной куноичи, она проводила меня до этой двери. Вообще, я сюда был направлен в качестве посыльного.
     — А, понятно, — важно кивнул Райкаге, — ну, чего стоишь у порога? Заходи. Би, свободен! Мы ведь всё решили, да?
     — Да, конечно, братан. До встречи! — Кира спокойно вышел из помещения и аккуратно прикрыл за собой дверь.

     Каоин также спокойно зашёл в кабинет Райкаге и с интересом осмотрелся вокруг. Сказать, что комната была очень необычной, было неправильно. В принципе, это было обыкновенное, но достаточно просторное помещение с круглым столом по центру. В сторонке находилась парочка спортивных тренажёров и две пары гантелей, которые даже на вид были очень внушительными.

     — Хватит глазеть по сторонам, письмо тащи давай! — оборвал Каоина Эй.
     — Прошу прощения, Райкаге-сама, засмотрелся, — Шиничи спокойно сунул руку за пазуху и достал из кармашка обычный свиток, — вот.

     Эй принял из рук Каоина свиток и немедленно его развернул. По мере прочтения на его лице достаточно прозрачно выступали все эмоции: скука, раздражение, удивление, недоумение, а затем снова скука.

     — Похоже, Тсунаде совсем заработалась, а? Просит помочь с поиском убежищ Орочимару. Говорит, уже года два как ищет, не может найти. Интересно, зачем ей сдался этот хмырь? — Эй обратил внимание на внимательно слушающего его монолог шиноби. — А ты, случаем, не знаешь? Впрочем, неважно.

     Райкаге сел за стол и стал быстро-быстро писать. Закончив, он тут же закатал бумагу, а затем засунул её в чехол для свитков и передал Шиничи.

     — Так и передашь Тсунаде. Всегда рад помочь, но для начала я хочу знать, зачем ей это. К тому же… такие дела не делаются бесплатно. Мы не благотворительная организация, ведь так? Кстати, как тебя зовут, мелкий? Говори и беги отсюда сдавать миссию!
     — Я — Каоин Шиничи. И… Райкаге-сама, перед своим уходом... могу вас попросить об одной мелочи?
     — Ммм? — вновь обратил Эй внимание на шиноби, он уже думал, что исчерпал все свои запасы вежливости, распрощавшись с посыльным. — Давай, выкладывай скорее.
     — Всё достаточно просто. По пути сюда я обещал одной куноичи сразиться с ней на мечах, при возможности.
     — А, — понимающе кивнул Эй, — тут никаких проблем. Помериться силами — это всегда пожалуйста. Но ты тут всё же особо не задерживайся. Всё ясно?

     Я кивнул в знак согласия.

     — Отлично, вали тогда отсюда.

---+===***===+---

     В приёмной стало потише. Дело клонилось к вечеру, поэтому люди потихоньку заканчивали работать и отправлялись по домам. Я спокойно поднялся по лестнице, чтобы обратить внимание на двоих знакомых мне людей. Кира Би старательно придумывал и записывал новые рифмы, а Каруи сидела с таким видом, словно её чувство прекрасного уже умерло или, по крайней мере, корчится в страшных муках. А её рот периодически произносил «отлично», «замечательно» или «не очень», судя по всему, в совершенно случайном порядке. Но её учитель был так увлечён своими записями, что даже не заметил, когда она с выражением полнейшего счастья на лице бросилась ко мне. Или, скорее, просто подальше от беспрестанных требований «заценить» новую рифму.

     — И снова привет, Каруи, — первым обратился я к ней, — спасибо, что довела меня до Райкаге-сама.
     — А, пустяки, — махнула рукой девушка, — я тебя уже заждалась, чего ты так долго?
     — Я был там минут пять, какая-то ты, однако, нетерпеливая. Ты вроде собиралась сразиться со мной на мечах… тебе известно местечко, где это можно устроить?
     — Да, конечно! — Каруи была вне себя от счастья, избавившись от впавшего в творческий раж учителя. — Пойдём, я знаю одно местечко.
     — А ты не хочешь отпроситься у учителя? — указал я на Би, что до сих пор не обратил внимания на то, что его творчеству больше никто не внимает.
     — Эээ… нет. Не хочу его беспокоить, — поспешно сказала Каруи, буквально силком утаскивая меня подальше от звучного голоса сенсея. Ну да, мне эти «Йоу!» и неуклюжие рифмы тоже чуть-чуть надоели.

     Впрочем, у каждого человека свои тараканы. Хорошо, если у Би они такие безобидные. Не делает массовых жертвоприношений... и ладно. А то если у обычного человека есть какой-нибудь «сдвиг по фазе», то он особо ничего не натворит. Максимум, если совсем псих — прибьёт пару человек каким-то особо зверским образом. А вот если шарики за ролики заедут у шиноби, особенно сильного… это всё, порою, заканчивается Вечными Тсукиёми.

---+===***===+---

     Полигон был необычного формата. По сути, просто сделанная одной серьёзной техникой дотона впадина в скале. Конечно, были и ограждения, и предупреждающие знаки, что рядом с этим местом нужно быть поосторожнее — всё же здесь и техники используют, порою, опасные не только для их цели, но и для окружающих.
     Каруи вытащила свою катану из ножен. Качественная. Металл явно проводил чакру. Вот только мне это совсем не нужно. Мой меч тоже был у меня в руках.

     — Каруи, в каком формате мы тренируемся? Чистое кендзюцу, без каких-либо отклонений, или допустимы какие-то… «фокусы»?

     Вместо ответа куноичи взмахнула своим оружием. Сверкнул меч, причём явно не обычным светом. Камень, стоящий в двух метрах от Каруи, получил серьёзную царапину. Всё ясно.
     Лезть «в лоб» бесполезно — любой шиноби получит по себе такую атаку ещё в воздухе. Но… я же не «любой»? С моими возможностями можно всё. Главное — это всё вовремя осознать.
     Я прыгнул, но слабее, чем это сделала моя иллюзия. Мне удалось наловчиться применять мою любимую технику вместе с моей «тренировкой мутного парня», как очень метко подметил Би. Хотя, конечно, мои возможности немного ограничены. Но всё же.
     Удар Каруи «разрубил» клона, который распался на части и исчез. В этот момент, пока куноичи не восстановилась после удара и не встала в стойку, я бросился вперёд.
     Катаны скрестились. Вот только после того, как я отступил, мне удалось приметить на мече Каруи маленькую, миллиметров на пять, отметину. Отлично… всё, как я и предполагал.
     Дело было в том, что я не забыл идею о том, что мои водяные потоки режут очень мощно, и то, что это можно как-то совместить с кендзюцу. И да, наверное, я мог бы позволить себе катану из чакропроводящего металла. Вот только зачем? Тончайшая «нить» воды, способная разрезать почти всё что угодно, аккуратно помещалась на лезвие меча. Когда я в первый раз так сделал, то в моей голове уже всплывали радостные картинки, как мне удаётся одним движением разрубить любого врага, вне зависимости от его защиты.
     К сожалению, так это не работало. Несмотря на прямо-таки молекулярную остроту воды, остальное лезвие было прежним и толстым. И пробить даже уже повреждённую поверхность не могло. Конечно, общей остроты прибавилось, но чтобы рубить пополам шиноби… об этом дело не шло. Тут нужно задумываться о собственной технике, но навыков для такого дзюцу мне пока не хватает.
     В общем, при каждом касании чего-либо при помощи лезвия, там оставались трещины. Я мог здорово поцарапать любого противника, и при этом нельзя было ощутить применение какого-либо дзюцу. Это, опять же, было моим маленьким преимуществом.
     Спустя десяток касаний меча Каруи… он ещё не пришёл в негодность. Нет, куда там! Вот только десяток зазубрин нисколько клинок не украшали. Фехтовала, кстати, Каруи замечательно. Стиль был резкий, агрессивный, намного более проработанный, чем мой. У меня не было времени обкатывать каждый удар десять тысяч раз. Вот только… работала моя техника мутного парня. Пожалуй, так её и назову.
     Каждое моё движение дублировалось иллюзией. Вот только… с небольшой задержкой. Одна, две десятые секунды. Но в бою этого предостаточно. А если учесть, что иногда перед настоящим движением выходила вперёд иллюзия, а иногда наоборот… предугадать, какой удар идёт первым, очень сложно.
     Казалось бы, чего стоят эти мизерные промежутки времени? Вот только представьте себе, как они влияют на любое действие противника. Например, перед тем как поставить любой блок, нужно приложить в момент удара силу, противодействующую ему. А что будет, если сделать это на долю секунды раньше или позже? Правильно! Блок выйдет скользящим, ненадёжным. Так впору либо остаться без пальцев, либо лишиться защиты: лезвие под неправильным наклоном очень легко продавить. С атакой всё чуть проще, но, по сути, всё было тоже самое. И благодаря этому я мог сражаться и побеждать тех, кто на голову выше меня по навыку.
     И такое действие было каждым. Если у противника получилось угадать с правильной защитой в первый раз, то во второй или даже в третий удар или блок, его обязательно ждал проигрыш в очаровательнейшей игре «угадай настоящую атаку». А уж если говорить о том, во что превращается оружие этого самого противника, думаю не стоит. И так всё понятно.
     В общем, Каруи хватило ровно на минуту. После этого её меч превратился во что-то зазубренное, отдалённо напоминающее своим внешним видом катану. А пара, извините, пинков по одной очень интересной части тела, отнюдь не добавили девушке настроения.
     Она уже собиралась сделать со мной что-то при помощи лишь одних рук… и вряд ли этим чем-то будут дружеские объятия, но тут появился её учитель.

     — Хей, я смотрю, вы тут уже вовсю играете! Что же не позвали меня? — активно стал он махать руками в стиле реперов. Получалось достаточно забавно... и как-то органично. — Или не уважаете? Может, за шиноби вообще не считаете? Каруи, как недостойно ведёшь себя ты, лисица. Ты считаешь, можно так просто бросить меня, а, ученица? К тому же руки, как я вижу, распускаешь. Неужели о чести и морали ничего не знаешь? Йоу! — под конец Би очень в тему опустил руки вниз, но совершенно неорганично добавил своё «йоу». А так… отличная у него манера вести беседу.

     Каруи покраснела, побледнела, а затем, отвернувшись, подхватила с земли испорченное оружие и была такова — убежала в другой конец полигона.

     — Похоже, ваши слова ей не по нраву, — неуклюже сымпровизировал я, — видно, знает, что поступила она по не данному ей праву.

     Я не жестикулировал и не двигался вообще, да и говорил скорее в шутку, чем серьёзно, но, похоже, Би всё воспринял всерьёз. Нет, мне сейчас только реп-батла не хватало! Ненавижу реп, который я способен понимать. На другом языке — ещё ладно. Но здесь… как жаль, что тут нет проблемы языкового барьера! И, вообще, зря я эту фразу ляпнул.

70 - Приятная неожиданность


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Кое-как отбившись от Би, мне удалось все-таки с ним познакомиться. Самой эффективной тактикой общения с ним оказалось отнюдь не игнорирование. Проще было забить на его манеру речи и разговаривать с ним как обычно. Видя, что твой собеседник не выказывает отвращения к песням-пляскам и спокойно с тобой говорит… сразу можно заметить, что твоё поведение просто-напросто очень неестественно, Би потихоньку перестал дурачиться. Мне удалось в сравнительно нормальной атмосфере узнать его имя и чуть-чуть поболтать.
     Каруи вернулась через десять минут, уже с новой катаной.
     — В этот раз тебе повезло, но не думай, что ты сильнее меня! — воскликнула куноичи, поднимая лезвие на уровень своей груди. Пока, кстати, совсем небольшой.

---+===***===+---

     Когда Каруи отбросила в сторону третье испорченное лезвие, к нам вновь подошёл Би. Вот только…

     — Каоин, могу ли я попробовать сразиться с тобой? Я никогда ещё не бился с таким странным противником. Неужели в Листе сейчас почти каждый шиноби такой? — Кира, даже перестав кривляться, говорил почти каждую фразу в рифму. Не всегда удачно, но всё же.
     — Ну что вы, Би-сама, это будет серьёзным преувеличением, сказать так. Наверное, я единственный, кто так нелепо ведёт бой.
     — А по-моему, очень эффективно, — буркнула Каруи, отходя в сторонку и одновременно потирая ушибленные места. Да, одно из моих любимых занятий — добавить в нужный момент хорошего пинка противнику.

     Я только улыбнулся на эти слова и повернулся к Би.

     — Вряд ли я сравнюсь с вами в кендзюцу, Би-сама.
     — А ты попробуй использовать всё, что умеешь. Вряд ли ты везде так слаб, что показать ничего интересного мне не сумеешь.
     — Даже так… не думаю, что смогу вам навредить, — сказал я, вставая наизготовку. Мне известно, насколько Би опасный противник. Скорость, жуткая скорость… и много мечей. Но не будет же он выполнять эту технику против меня? Есть у него и много других фокусов, которые могут меня неприятно удивить.

     Вряд ли он двигался на полной скорости, но даже так… он серьёзно превышал мою. Ведь он специализируется на скорости и только скорости. Сколько ему сейчас? Ну, лет тридцать пять. И тренировался он с самого раннего детства, как бы не больше меня. Немудрено, что он быстрее и просто-напросто опытнее. А если учитывать биджу, с которым джинчурики подружился… наверное, тот спокойно может помогать ему в бою.
     Но я не собираюсь входить в ближний бой с таким противником. Он размажет меня за пару секунд просто благодаря огромной скорости.
     Моя иллюзия выходит из моего тела и в одно мгновение летит навстречу Би. Но он уже видел, как я делаю нечто подобное, поэтому и замедляется совсем ненамного перед тем, как коротким импульсом чакры молнии с меча разрушить мой мираж. Ведь несложно догадаться, что если иллюзия неуязвима для физического мира, то её легко можно уничтожить при помощи любой чакры. Моя техника уязвима для любого урона при помощи энергии. Огонь, Вода, Молния, Ветер Ч в любом из этих случаев иллюзия будет дестабилизирована и развеяна. На счёт Камня я не так уверен… всё же эта стихия наиболее похожа на реальный камень или землю в зависимости от дзюцу, где она использована. Но, я думаю, это тоже как-то может отразиться на клоне.
     Я прыгаю назад вместе с новосозданной иллюзией. Сам я под такую толщу из камня провалиться не смогу — не та плотность. Но ведь мой противник об этом не знает, не так ли? Клон оказался под землей, а на деле он просто развеялся, стоило ему исчезнуть в толще горной породы. Я же с нарочито безразличным видом, остался стоять на месте своего падения.
     Би купился: очевидно, приняв меня за иллюзию, чего я, собственно говоря, и добивался. Он небрежно взмахнул рукой, в которой был зажат короткий клинок. Стоит мне только начать противодействовать ему, как он сразу это заметит, вот только… я сделал шаг назад, прячась за спиной ещё одной иллюзии. Пока она разваливалась на кусочки, у меня появилось предостаточно времени для создание расенгана. Сейчас на это дзюцу мне требуется всего ничего.
     Кира заметил неладное, и немудрено. Но удар нанести я всё-таки успел. Увы, не по корпусу врага — у меня не было ни малейшей возможности сделать это. Мгновение, и в руку Би врезается расенган.
     Я просчитал многое, но не всё. Руку моего противника отбросило с огромной силой, и вряд ли она будет боеспособна в ближайшее время, но… тут проявлялся очевидный недостаток моей техники. Я остался крайне уязвим после удара. Несмотря на выражение бесконечного удивления на лице Би, тот на развороте, по инерции, ударил меня ногой. Больно…
     Удар получился очень сильным — меня отбросило в каменную стену так, что на ней осталась лёгкая вмятина. Но я же не генин, чтобы быть сражённым такой мелочью?
     Упав вниз, я приземлился на одно колено. Но мой противник был в гораздо худшем состоянии. Его рука висела плетью, он придерживал её. Вовремя я высвободил технику, иначе урон бы был на порядок слабее.

     — Я уже говорил, что ты странный противник, — начал Би говорить. Его тон был достаточно серьёзен, — не быстрый и не сильный, не имеющий опыта. Но ты можешь побеждать тех, кто намного тебя сильнее. И эта техника…[22] — похоже, Кира что-то слышал про расенган… нехорошо. Как бы меня кто-нибудь не решил убить.
     — Спасибо вам за лестную оценку моим способностям, Би-сама. Но едва ли вы использовали против меня хотя бы четверть своих сил.
     — Ты тоже не показал ещё все свои козырные карты, я уверен, — в том же тоне ответил мне джинчурики, а затем… снова перешёл на свой, скажем так, «диалект»[23], — но ты уже порядком задержался. Наверняка твой отправитель тебя уже заждался! Ты показал, что не такой уж простак, но смотри, не окажись по пути в дураках!
     — Спасибо, Би-сама. Каруи, — я подошёл к девушке, что до сих пор смотрела на разбитую руку учителя, — ты сильная куноичи и достойная противница. Я был рад сразиться с тобой. Но сейчас мне уже пора.
     — Конечно, Каоин, — понимающе кивнула Каруи, — но ты на самом деле очень силён! Если ты смог ранить Би-сенсея, я буду тренироваться ещё усерднее! Когда мы снова встретимся, я обязательно возьму с тебя должок за испорченные мечи!
     — Да, ты извини… я сам ещё не был уверен в результате техники, как раз и проверил, — неловко почесал я голову, — но долг, конечно, можешь взыскать. Буду рад тебя увидеть!

     Я уже собирался уходить, как она меня снова окликнула:

     — Кстати, может тебя проводить, Каоин? Вряд ли ты хорошо ориентируешься в деревне.
     — Хм, конечно, я был бы весьма за это благодарен.

     Би остался на арене. Не обращая внимания на свою руку, Кира тут же достал книгу и стал складывать новые рифмы. Мне удалось заметить, как он писал при помощи карандаша в руках. Видимо, это у него не впервой... Ветер принёс слово «мутный», «путный», а затем «непростой», «но не крутой». Интересно, зачем ему это? Я едва подавил смешок.
     Каруи двигалась как-то скованно. Что это с ней такое? Я даже проверил — всё было правильно, мы двигались в нужном мне направлении. Так что не так?
     Так ничего и не поняв, я продолжил идти вместе с ней. Молча.
     На границе деревни куноичи остановилась. Я подошёл к ней, чтобы, наконец, окончательно попрощаться. Но… она внезапно подошла ко мне вплотную. Ни малейшей агрессии Каруи не проявляла, но всё-таки...
     Полностью шокированный, я смотрел, как она, жутко покраснев, руками опустила мою маску вниз и неловко прижалась своими губами к моим. Буквально на мгновение. А затем с размаху дала мне пощёчину.

     — Это за удар по Би-сенсею, — после этих слов Каруи с горящими щеками так и бросилась бежать. На её медного отлива коже красные щеки смотрелись очень забавно.
     За «Би-сенсея» то всё понятно… но за что поцелуй?[24]?

     Я так и стоял столбом ещё около минуты, прокручивая в голове этот момент. Плохо быть неискушённым в таких делах… ведь будь у Каруи какие-либо дурные намерения, так и стоял бы, пока меня связывали или убивали. Впрочем, о чём я вообще сейчас думаю?

---+===***===+---

     Обдумать произошедшее я решил уже в Конохе. Мысли явно не стоят моей невнимательности на потенциально опасной территории. Задумаюсь — и привет, кунай в спине или затылке.
     Вообще, произошедшее в Облаке достаточно интересно: я ожидал менее тёплого приёма. Хоть со мной никто и не «сюсюкался», однако я получил достаточно хорошее обращение в свою сторону, да и обычные шиноби… ни одного оскорбления, что странно.
     А по поводу Би мне не стоит беспокоиться — в больнице его быстро поставят на ноги. Да и щадить противника на тренировке считается дурным тоном, особенно учитывая крепкость и живучесть многих шиноби.
     Наверное, мне стоило огорчиться итогами миссии — всё же, по факту, я показал часть своих навыков потенциальному противнику, а сам ничего не узнал. Вот только... знаний-то у меня и так предостаточно. Облако может сколько угодно радоваться тому, что обдурило доверчивого чунина, но мне с этого ни жарко ни холодно. Не стали нападать, и хорошо.
     К счастью, по пути меня никто не беспокоил. Если, конечно, не считать за проблему двух нукенинов на границе страны Мороза и Молнии. Они почему-то решили, что убить меня из засады — хорошая идея. В принципе их замысел мог бы и сработать… ведь чакру они замаскировали. А леска была поставлена весьма недурно: шиноби мог запросто споткнуться о неё. Вот только моя сенсорика… тренировки приносили свои плоды, и я смог что-то ощутить. Нет, не их самих. И даже не приблизительное их местоположение: для этого нужна концентрация. Я просто почувствовал какую-то неправильность в окружении, словно рядом кто-то есть. А когда ты ждёшь подлянки… заметить её не так уж и сложно.
     Двое бывших чунинов пополнили мой послужной список охотника за головами. Бойцами они оказались просто никакими. Хотя кто тут охотник за головами… ведь нукенины сами на меня как мухи лезут! И нет, нисколько не жалко. Не убить их просто нельзя. А не убью я, то в итоге это сделают другие в Конохе. Только зря тащить буду. Да и взглянешь на их лица… падаль, шакалы. Разбойники, но с чакрой. А если посмотреть их манатки… деньги, причём в разных упаковках. Определённо, награбленное. И вряд ли настоящие владельцы тридцати тысяч, что достались мне в виде трофеев, сейчас живы.
     В книге Бинго такая мелочь, как эти два нукенина, не указывалась. На всех отбросов не хватило бы места. Один был с каким-то странным протектором, видимо, он из маленькой скрытой деревеньки в Морозе. А второй оказался нукенином из скрытой Травы. Похоже, решил тут спрятаться от правосудия. хотя кто его знает, зачем люди косячат в родной деревне так, что им приходится из неё сваливать?

71 - Хм…иди ка ты…


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     По прибытии в Коноху я тут же отправился прямиком к Тсунаде.
     Кабинет Хокаге порадовал меня криками и шумом. Похоже, Сенджу кого-то отчитывала. Да… не лучший момент я выбрал, чтобы вернуться. Ведь остатки пара, вполне возможно, будут выпущены на меня.
     Спустя пару минут оттуда вывалился красный и одновременно бледный генин, похоже, в чём-то накосячивший. Он был моим ровесником и, видимо, ему ещё не доводилось испытывать на себе гнев Тсунаде. Ну, всё бывает в первый раз… мне оставалось ему только посочувствовать. Я понимающе кивнул ему, тот в ответ проводил меня таким взглядом, словно я иду на верную смерть.
     Когда я постучался и услышал усталое:«Кто там?», — отворил дверь, передо мной предстала совершенно замученная Тсунаде. Похоже, есть причины, из-за чего она не в духе.

     — Добрый день, Хокаге-сама, — осторожно поздоровался я с женщиной.
     — А, это ты, Каоин? Проходи, — Сенджу махнула рукой, давая мне знак закрыть за собой дверь.

     Кабинет достаточно точно отображал состояние его владелицы. Например, стол, покрытый трещинами, с отвалившейся ножкой, сиротливо стоящий в уголке. Или раскиданные бумаги. Или… хм, огромная свалка ещё, судя по всему, неотсортированных документов.

     — Хокаге-сама, — решил я поинтересоваться, — а этот молодчик, что был тут до меня, что он натворил? Не думаю, что вы только что его хвалили.
     — Ещё хвалить его не хватало! — Тсунаде снова вспылила, но, похоже, уже не могла найти подходящих слов, чтобы в полной мере описать свое душевное состояние. — Этот… этот невозможный глупец решил, что только небо выше него! Он посчитал, что наниматель был невежлив, что он грубо с ним обошёлся. Ты представляешь, обозвал того самодовольным снобом и покинул задание, не завершив его. С уважаемым нанимателем и его семьёй, к счастью, ничего не случилось, но репутация деревни… в общем, этого дурачка теперь ждёт очень долгий реабилитационный срок. И вряд ли он когда-нибудь станет чунином.
     — Хм… да, не слишком разумный поступок, — согласился я. — А вот после миссии, если тебя что-то не устроило, можно и чуточку напакостить нанимателю.
     — Так, конечно, делать невозбраняется, но лучше будет просто оставить заказчика в покое, — покачала головой Тсунаде, а затем сменила тему: — что там, по поводу твоей миссии? Как я вижу, ты справился?
     — Да, вот, возьмите, Хокаге-сама, — протянул я ей ответ Эя, — думаю, там тоже самое, что он сказал мне на словах. Это было что-то вроде:«Пока не будет данных, зачем это нужно, и ценника, делать он ничего не собирается».
     — Ну, я и не ожидала, что получу положительный ответ. Но принципиального отказа нет, это уже хорошо. Тут дело в том, что Эй слишком горд, чтобы так просто согласиться. И что, никаких проблем на миссии не возникло?
     — Да нет… всё прошло более-менее нормально, — ответил я задумчиво. Ведь всё действительно было в порядке. Кроме пары непонятных моментов. Но не спрашивать же это у Сенджу? А то вдруг выяснится, что я тоже, оказывается, «накосячил». Ведь она не знает всей картины. — Разве что, какие-то чересчур дружелюбные шиноби Облака. Я ожидал менее тёплого приёма.
     — Да? Хм, странно, не похоже на Эя, — задумалась Тсунаде, а затем обратилась ко мне, — так, слушай сюда, Каоин… в общем, ты теперь постоянный посыльный между Облаком и Конохой, раз так успешно справился с миссией. Ты и ещё один шиноби будете работать посменно.
     — Эээ… Хокаге-сама, — решил попробовать я возразить, — вы же знаете, миссии я выполняю по мере необходимости. А у меня таковой сейчас нет… и мне нужно идти тренироваться.
     — И куда ты так торопишься? — спросила меня Тсунаде. — Ты уже сейчас один из самых талантливых шиноби. Уже через несколько лет, а то и раньше, тебя можно сделать джонином.
     — Нужно быстрее, — проигнорировал я её вопрос. — Мне удаётся быть сильным только за счёт нестандартных техник. Любой противник, знающий что-то обо мне, легко сможет меня победить. Мне нужно стать по-настоящему сильным, а не за счёт хитрости и удачи. Вы ведь помните встречу с Орочимару? Вот тогда мне просто повезло. Я не хочу, чтобы что-то такое произошло со мной ещё раз.
     — И что, ты теперь хочешь стать сильнее, чем он? Да ещё и за такой короткий промежуток времени? — поинтересовалась у меня Тсунаде.
     — Чем быстрее, тем лучше, — рубанул я начистоту. — Можете считать это навязчивой идеей, но я готов становиться сильнее как можно скорее. Главное, чтобы не в ущерб человеческому облику или своему здоровью.
     — Стремишься к силе, говоришь… и что, есть идеи? — Сенджу встала с кресла и медленно подошла к окну. Похоже, от моего ответа что-то зависит, только вот что?
     — Всё очевидно. Беру всё, что могу. Тренировки, учителей… миссии, где можно получить боевой опыт. Но… убивать нукенинов, что лезут на тебя, это совсем не то, что требуется. Я должен быть на что-то способен и в прямом бою, на силовом противостоянии. К тому же данные есть, просто реализовать не могу, из-за недостатка опыта.
     — И какие же это данные? Расскажи-ка мне, прямо по пунктам, — Тсунаде вкрадчивым тоном попросила меня так, что сразу стало понятно — надо отвечать. И подробно.
     — Мозги. Это самое главное для шиноби. Затем — количество чакры. Думаю, с этим всё тоже более-менее в порядке. Остаётся только контроль, и он у меня тоже неплох. Остается только недостаток практики, ненаработанные рефлексы и отсутствие разнообразных противников. В общем, нет опыта. Неоткуда взять.
     — Хм, говоришь, неоткуда? — Сенджу, похоже, что-то для себя решив, повернулась в мою сторону и снова села в кресло, на ходу договаривая: — и тренировки… хм… Каоин, приходи завтра утром. Я думаю, что могу тебе кое-что предложить.

---+===***===+---

     Как только дверь за Каоином закрылась, Тсунаде обратилась, казалось бы, буквально к воздуху:

     — Всё слышал?
     — Да, Хокаге-сама, — послышался ответ откуда-то сверху. АНБУ всегда было при лидере деревни.
     — Думаю, ясно, что для Каоина нужно сделать? — задала вопрос Сенджу. Скорее, риторический.
     — Записать в штурмовые отряды АНБУ, устроить ему курс настоящих тренировок. Всё?
     — Пожалуй, да. Ещё пусть разок выполнит миссии по шпионажу и незаметной ликвидации. Кажется, у него есть подходящие для этого навыки. Отчёты по его успехам лично мне. Всё ясно?
     — Да, Хокаге-сама. Будет выполнено.

     На потолке кабинета внимательному человеку мог послышаться шум, всего на мгновение. Но, скорее всего, он бы решил, что ему это просто показалось. Тем более, там никого не было видно.

---+===***===+---

     — Эээ… Тсунаде-сама, это то, о чём я думаю?
     — Не знаю, о чём ты там думаешь, но это форма АНБУ. Хотел тренировки, хотел боевой опыт — вперёд, пожалуйста!
     — Ммм… понятно. Спасибо, Хокаге-сама. Так куда мне сейчас идти?
     — Он проводит тебя и всё покажет, — ткнула пальцем Тсунаде куда-то мне за спину. Я почувствовал сзади шиноби, но с трудом, — для тебя он с этого момента Тензо-тайчо. Знакомьтесь.

     Зная, кого мне предстоит увидеть, я тем не менее послушно обернулся. Хм, АНБУ… такого я, честно говоря, не ожидал. Почти.
     Капитан Ямато. Для меня пока просто Тензо. Много имён… ведь в Корне его вообще звали Киноэ.

     — Доброе утро, Тензо-тайчо, — вежливо поклонился я ему, — прошу вас, позаботьтесь обо мне. Меня зовут Каоин Шиничи.

     От Тсунаде, что сидела за моей спиной, послышался одобрительный хмык.

     — Не стоит, Каоин, — мягко сделал попытку улыбнуться Ямато, ему явно мешал его заспанный вид. Не знаю, что по поводу мешков под глазами, но вид у него был явно сонный. — Ну что же, мы пойдём, Хокаге-сама? Познакомимся.
     — Да, конечно. Развлекайтесь, — махнула рукой Сенджу.

---+===***===+---

     АНБУ — это, в первую очередь, нечто более близкое к шиноби, чем те ниндзя, которые выходят перед противником и пафосно начинают превозмогать. Убийцы, как это ни странно звучит, бывают разными. Какие-то убивают мощными техниками, дерутся до полного изнеможения, истощения чакры. Они сильны, очень сильны, но о скрытности, как правило, не имеют ни малейшего понятия. Да, они могут обмануть гражданских при помощи хенге, могут одурачить шиноби при помощи удачного клона и даже воспользоваться ловушкой такому ниндзя никто не запрещает. Но это не про подразделение, куда меня направила Тсунаде. Всё-таки члены АНБУ, в первую очередь, именно скрытные убийцы, диверсанты. А штурмовые отряды… это лишь исключение из правил. Всё-таки иногда приходится убивать и в открытом бою. Но никто другой, кроме как члены АНБУ, сделать это также быстро и точно не могут.
     И да, всё это, только немного другими словами, рассказывал мне Ямато, по пути… пока по пути в никуда. Мы просто ходили по деревне кругами. Интересно, где их база располагаются? Понятно, что это не общедоступная информация, но уж мне-то он покажет? Не донимать же из-за этого Какаши, в конце концов?

72 - Овощебаза


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Вдумчиво рассмотрев вывеску, я повернул голову к Ямато.

     — Тензо-тайчо, а вы уверены, что это нужное место?
     — Уверен, — подтвердил Ямато, шагая вперёд.

     Овощной рынок… серьёзно?
     В Конохе, вопреки распространённому мнению, не все магазины были в виде ларьков. Конечно, большая часть магазинчиков и были такого небольшого размера, но некоторые товары намного более удобно содержать в одном месте. Например, в деревне были и рынки. Как вот этот, например, главный овощной. Пару раз я в нём закупался, но, выяснив, что цены в этом месте ненамного ниже, а времени и вовсе приходилось тратить больше, заходить мне сюда как-то расхотелось. Тем более, мне не по пути — находился рынок не в центре деревни, а поближе к югу.
     Овощной рынок… и тут база АНБУ.
     Зато теперь понятно, почему в аниме все члены этой организации показаны как такие… кхм, как бы так сказать… отборные.
     Внутренне посмеиваясь с немудрёной шутки, я прошёл следом за капитаном, который тем временем убедительно пояснял, почему база АНБУ находится именно тут.

     — Думаешь, изначально АНБУ были рады здесь находиться? Как бы не так, — говорил мне Ямато, заворачивая на рынке в одному ему понятные места, — на самом деле, члены этой организации имели много чего против именно этого места. Но с логикой не поспоришь.
     — Для начала, отсюда достаточно близко ко всем ключевым местам в деревне: и к офису Хокаге, и к госпиталю, и к другим важным точкам. Ещё тут оказалось достаточно удобно маскироваться: тут многолюдно. Думаю, ты понимаешь, что прятаться в толпе, порою, удобнее. И слежку тут легко установить: пара провинившихся АНБУ обязательно стоят за прилавками в одежде гражданских, — видя, как я с интересом закрутил головой, Ямато меня разочаровал, — нет, ты зря стараешься. Их не так просто узнать даже в лицо… но зато если кто-то решит попробовать последить за АНБУ, что сюда заходят, им уже займутся эти ребята. Это позволяет более-менее поддерживать секретность. Да и знаешь, пара шиноби раз в несколько лет обязательно попадаются.

     Вскоре мы оказались на задворках рынка. Прилавки тут были пореже, людей тоже стало как-то слишком мало. Наконец, завернув за угол, Ямато вошёл в неприметную дверь. Ну да, лестница… почему-то чего-то такого я и ждал.

     — Я так понимаю, всё находится под землёй? — задал я, можно сказать, риторический вопрос.
     — А по-другому никак и не получится, — пожал плечами Тензо, — шиноби всё время бегают по крышам. Попробуем переместиться чуть повыше, и кто-то обязательно заметит. А территорию огородить… не поможет ведь. Да и это как плакат повесить, что-то наподобие «Смотрите все сюда, тут АНБУ!». Ну, ты понимаешь…

     Я согласно кивнул, ступая следом за членом АНБУ, по лестнице. Идти пришлось не сказать, чтобы много, но на три или четыре подземных этажа мы точно спустились .
     Молча отворив передо мной очередную дверь, Ямато, наконец, вывел нас к базе АНБУ.
     Первое помещение ничем особо меня не порадовало. Неплохо освещённый коридор с множеством дверей. Не сыро… хотя и не скажешь, что тут жилое помещение. С другой стороны, вряд ли члены этой организации часто тут ночуют. АНБУ они не всегда, а лишь только перед миссиями или на тренировках.
     Пройдя несколько закрытых дверей, Ямато открыл третью по счёту. Это оказалась… кхм, оружейная. Судя по обилию оружия и прочего снаряжения на полках, это можно было сказать абсолютно точно.
     Перед нами выступил пожилой мужчина средней комплекции, судя по всему, хранитель склада. И нет, не с большой буквы. Вероятно, он просто ведёт счёт имуществу, которое члены АНБУ берут.
     Видок у почти дедка был заспанный, но тем не менее он достаточно тепло встретил Ямато.

     — А, это ты, Тензо! Здравствуй. Помнится, ты говорил что-то о пополнении… это и есть твой «перспективный паренёк»? — не дожидаясь ответа, он обратил свой взор на меня. — Ну-ка, выйди сюда на свет, дай взгляну на тебя… ага, всё с тобой ясно. Так и думал.

     Дедок бодро зашагал куда-то вглубь помещений. Через пять секунд он уже радостно шёл назад, держа в руках стандартный набор члена АНБУ. Форма, бинты, короткий танто, жилет…

     
 []

     Танто – это малый самурайский меч. Воины древней Японии в числе прочего вооружения имели мечи, кинжалы, ножи. Во времена правления сёгуната Муромати (сёгунов рода Асикага) утвердилась традиция ношения воинами двух мечей (большого и малого), при этом кинжалы и ножи сохранили свою актуальность.

     
 []

     — Ну, сынок, с богом! Как тебя звать-то? Назовись, хоть! — я аж смутился немного с такого приёма. Я уже даже слегка поотвык от такого тёплого отношения.
     — Меня… меня Каоин Шиничи зовут. Спасибо вам большое! — искренне поблагодарил я дедка. — Но как мне называть вас в будущем? Мы ведь ещё увидимся, думаю, и не один раз.
     — Можешь называть меня Хого, — представился хранитель снаряжения. — Ну ладно, не буду вас задерживать. К тому же у меня тут так много дел…

     Ну да, уже и так ясно, что Хого не против поспать.
     Следующим делом Ямато в приказном порядке сказал мне переодеться в форму. Комнатка нашлась… и это, судя по всему, и была раздевалка. По крайней мере, шкафчики на это красноречиво указывали.
     Но я был не один. Там уже заканчивал переодеваться некто в маске. Впрочем, на меня он не обратил никакого внимания.
     Встретив меня на выходе из комнаты, Ямато показал мне большой палец.

     — Вот теперь ты похож на настоящего шиноби! — затем он обратил внимание на мою обувь. — А это ещё что за убожество? Зачем тебе сапоги? Так ты одет не в стандартную форму!
     — Ну Тензо-тайчо, я с девяти лет в таких сапогах! Если я надену это недоразумение, по ошибке названное обувью, то это серьёзно отразится на моей боеспособности! — взмолился я о помиловании.
     — Нет, так не пойдёт, — Ямато был неумолим, — делай что хочешь, но нужно выглядеть одинаково, как и все. Иначе какой смысл в маскировке?
     — Хм, ладно, я что-нибудь придумаю. Но сейчас-то пока можно в сапогах? Могу наложить хенге…
     — Ладно уж, не надо. Сегодня можно. Пойдем, проведу экскурсию до конца.

     В принципе ничего особенного на базе мной обнаружено не было. Всё было как положено, ничего лишнего. Столовая, где я точно также познакомился с поварихой, судя по всему, не куноичи. Спальни — за каждым членом АНБУ закреплялась кровать, но редко кто ей пользовался. Если что, конечно, была возможность… но обжитых спальных мест была всего парочка. Хм… тут можно прятаться от проблем в деревне… по идее. Если, конечно, твои проблемы не занимают пост Хокаге или хотя бы звание такого же члена АНБУ.
     Запомнилась святая святых для каждого новичка — хранилище масок. Ведь они для члена АНБУ берутся единоразово… один образ на всё время службы. Но мне-то какое дело? Взял первую попавшуюся, что была с разрезом глаз побольше, чтобы не сильно терять в угле обзора. Конечно, шиноби не всегда ориентируются только с помощью зрения, оно им нужно не всегда, но немного всё-таки потерять в угле обзора пришлось. Зато анонимность… но, мне кажется, проще было бы всем носить тканевые маски, как у Какаши или меня. По одной переносице много о человеке не скажешь. Да и какая вообще кому разница?
     Но села маска очень удобно. Закреплялась она одним ремешком… хотя я что-то не мог припомнить такую деталь, как ремешок. Но не чакрой же в самом деле прикреплять маску к лицу?

     — Хм, поздравляю, Каоин, теперь ты — Сова. Уже раздобыл себе крылья?
     — Что? Серьёзно, это сова? — взглянул я на маску уже после того, как стянул её с себя, — и в каком это, извините, месте?
     — Глаза большие, — не удержался от смешка Тензо, — а ещё вон там, в углу, подписана каждая маска, чтобы не возникла путаница. Конечно, у членов АНБУ хорошая память, но бывали случаи…
     — Я всё понял, Тензо-тайчо… так куда мы сейчас?
     — Полигон, Каоин. Мы ещё не были на тренировочном полигоне.

---+===***===+---

     Как выяснилось, полигона было целых три. Малый — там можно было, разве что, помахать мечом вдвоём-втроем. Не более. Средний — там обычно устраивали спарринги в тайдзюцу или в том же кен. И большой. Вот только там тоже не тренировали ниндзюцу. С этим у АНБУ до недавнего времени было совсем напряг… но, к счастью, решение у них все же нашлось.

     — Конечно, потеря клана Учиха — огромная беда для деревни. Но знаешь… нам, членам АНБУ, это оказалось очень кстати. Хоть и нехорошо так говорить, — сказал мне Ямато, когда мы выбрались из-под земли, судя по всему, на те самые земли Учиха, — здесь шиноби не ходят: всё-таки эта территория закрыта для посещения. А мы можем, наконец, спокойно тренироваться. Ведь клан пока восстанавливаться не спешит.

     Полигоны Учиха были огромны. Поляны занимали большую территорию. Не сказать, что чистое поле, но расстояние было очень приличным.

     — Ну что, Каоин, готовься. С завтрашнего утра здесь уже будут твои инструкторы для тренировок. Не рассчитывай на полностью индивидуальные занятия, скорее всего, тебе просто будут давать задания и уходить. Но даже так… перед этим мне нужно посмотреть, на что ты способен.

     Ямато встал напротив меня и принял боевую стойку.

     — Не сдерживайся. Думаю, вряд ли ты меня убьёшь… нападай!

73 - Наверстываем, догоняем


      к предыдущей главе||| к содержанию ||| к следующей главе

     Каоину не было нужды заставлять себя ждать. Одно мгновение, и он бросается в атаку.
     Ямато считал, что его противник, каким бы перспективным он не был, ему не ровня. Но это был не повод недооценивать врага. Отскакивая назад, он незаметно раскидывает семена деревьев вокруг. Стоит хоть одному попасть под ноги шиноби, как семечко прилипнет и пустит маленькие корни. С таким подарочком никто от него никогда не спрячется.
     Вот только… по этим семенам никто не прошёл, ни одно из них не прилипло, несмотря на Каоина, который прошёл по ним. Иллюзия! Одно мгновение, и Ямато складывает печать тигра.

     — Кай!

     Вот только… иллюзия никуда не делась, а, наоборот, ускорилась. Ещё доля секунды, и Ямато будет настигнут.
     Позволив застать себя врасплох, Тензо совершил серьёзную ошибку. Отпрыгивая от почему-то неисчезнувшего врага, он открылся для атаки.
     Внезапно взорвавшаяся позади него земля это подтвердила. С резким звуком в спину Ямато врезался расенган — наследие Четвертого. Тензо успел лишь немного развернуть лицо в направлении новой атаки.

     — Но… как? — сказал в последний момент член АНБУ.

     Посыпались щепки — Тензо был не настоящим, это оказался всего лишь древесный клон. Проблема была в том, что оригинала тоже нигде не было видно.
     Внимательно осматриваясь, Каоин заметил Ямато только через секунд двадцать. Тот выбежал из выхода, который вёл к базе АНБУ.

     — Эээ… здравствуй ещё раз, Каоин, — виновато почесал в голове Тензо, — ты прости что меня не было, я думал, древесного клона вполне достаточно… А ты вон как ловко его развеял. Что это была за техника?
     — Ничего страшного, Тензо-тайчо, — махнул рукой Каоин, — я больше беспокоился, что просто не могу вас обнаружить, а вы на самом деле в засаде сидите. А техника… — Шиничи показал руку, на которой спустя какой-то мизер времени проявился расенган, — вот.
     — Я где-то уже слышал об этом дзюцу… — задумчиво сказал Ямато, глядя на шар из чакры. — Ну что же, попробуем ещё раз?
     — Конечно. Только, боюсь, в этот раз у меня ничего не получится. К тому же, теперь вы знаете что-то о моей тактике.
     — Ничего страшного. Я ведь не твой враг? — улыбнулся Ямато, изготавливаясь к бою.
     — Нет, не враг. Но от этого ведь не становится менее больно от ударов?

---+===***===+---

     И снова начался бой. В этот раз Тензо удалось посадить семечко на своего противника, и это играло большую роль. Иллюзии он игнорировал ровно до тех пор, пока одна из них не оказалась теневым клоном, и не дала ему хороший такой пендель. С этих пор Ямато пришлось быть ещё внимательнее. А достать реального Каоина было непросто. Он мастерски прятался за иллюзиями, клонами. Кидался водяными техниками…
     Победить Тензо смог, лишь научившись отличать теневого клона от иллюзии. А всё-таки попавшись один раз под расенган, он смог вовремя сделать замену со своим клоном. К счастью, древесные клоны позволяли своему владельцу без особых проблем выполнять эту технику.
     После этого Ямато удалось завершить бой, подобравшись к Шиничи вплотную. В прямом тайдзюцу противник члена АНБУ был слаб, и разве что иллюзии ещё немного потрепали Тензо нервы. Его противник расплывался… но от прямого удара это не спасало.

     — Более чем неплохо, Каоин, — сказал Ямато, пока Каоин пытался выбраться из-под дерева, которое его замуровало, — думаю, сейчас ты можешь быть свободен. Завтра утром подходи сюда, тут тебя будет ждать твой первый учитель.
     — Эээ… Тензо-тайчо, не могли бы вы убрать ваши деревья?
     — Ой, совсем забыл, — сделал виноватый вид Ямато, складывая печать концентрации, — ну ладно, до встречи, Каоин!

---+===***===+---

     — Так что скажешь, Тензо?
     — Отчёт… — Ямато кинул взгляд на свиток, что сейчас держала Тсунаде в руках, — в нём всё сказано.
     — Но всё-таки я хотела бы услышать что-то и от тебя, — с явной охотой отложила Пятая свиток в сторону и приготовилась слушать.
     — В принципе, больше нечего добавить, кроме того, что там уже есть. Силён, более-менее быстр, очень хорошо сочетает свои тактические навыки вместе с иллюзиями. Даже мне пришлось потратить немного времени, перед тем, как поймать его. Ещё он каким-то образом умеет передвигаться под землёй, при условии, что стихию Земли он вообще не изучал. Знает одно очень интересное дзюцу... Мне кажется, его научил Джирайя.
     — Расенган? Знаю, он и научил. То есть, исходя из твоих слов, ты думаешь, он уже джонин?
     — Да, как минимум — токубетсу. Кендзюцу, как мне известно, он учился у Гекко. А тот и сам поднатаскал некоторых из АНБУ. Гендзюцу — у Юхи Куренай. Она практически лучшая по иллюзиям в нашей деревне. Ниндзюцу он смог каким-то образом изучить сам, у него неплохой арсенал водяных техник. Печати складывает быстро, а иногда попросту игнорирует их. Что тут ещё сказать, — пожал плечами Ямато, — он неплох везде, а самое интересное, удачно всё это комбинирует. Редко такое бывает… А учитывая уникальные в нашей деревне техники иллюзии, он действительно очень перспективен. Я ожидал намного меньшего.
     — Но зачем ему тогда учиться в АНБУ? — устало отложив отчёт, спросила у Тензо Тсунаде, — если ты говоришь, что он и так хорош.

     Ямато поднял вверх палец.

     — А вот тут всё очень просто — он, по большей части, самоучка. Некоторые его решения очень удачны, но часто бывает так, что он просто делает лишние действия. Техника тайдзюцу у него слаба, он больше полагается на комбинации с иллюзиями. Ещё нужно подтянуть ему внимательность, и, само собой, преподать ему кое-какие навыки маскировки. Скорость реакции у него тоже сильно страдает, учитывая его остальные навыки. Да и вообще скорость невысока для джонина… опять же, всё из-за его иллюзий. Они так и утянут его на дно, не давая развиваться. Хотя, думаю, пока ещё не поздно это изменить.
     — Хорошо, действуй как считаешь нужным. Тебе явно виднее, но главное, чтобы у нас был результат. А то талантливых шиноби у нас много, но далеко не все имеют головы на плечах, чтобы с этим талантом выжить.
     — Есть, Хокаге-сама!

---+===***===+---

     Инструкторов АНБУ оказалось много. Я думал будут два-три каких-то скучных мужика в масках. А нет, всё оказлось иначе. Тем более, маски между членами этой организации снимать всё-таки дозволялось. Да и смысл запрещать, если люди, много раз видя друг друга, и так будут знать с кем разговаривают?
     Так я познакомился с инструктором по стихии Воды. Невысокая, средней комплекции девушка, шатенка, проверяла мои навыки. Она поочерёдно давала мне сразить одну за другой выставленные ею мишени. Конечно, у меня случались и промахи — ведь я не зацикливался на атакующем направлении Воды, но в целом, думаю, это был зачёт.
     С защитными техниками у меня всё было тоже в порядке, но, опять же, это не основное направление, по которому я развивал воду. Стандартные техники я затачивал на отвлечение внимание, на задачу заставить противника защищаться. А потом и сам шёл в ближний бой. Не раз случалось, что во время тренировок такая тактика давала превосходный результат даже против Гекко. Хотя, конечно, это всё работало пару-тройку раз, затем даже самый негибкий противник ждал от меня подвоха. Все не сразу, но привыкли, что сначала я соревнуюсь в ниндзюцу, кендзюцу, а затем, в самый разгар боя, резко меняю картину боя, и добавляю пинок ногой, прячусь под землю, или накладываю гендзюцу. Сразу за всем усмотреть пока не мог никто.
     Ещё были и несколько необычные учителя. Чего стоит только весьма крупный мужчина с на редкость жёстким лицом — он тренировал скорость реакции. Вот знаете, как оно показывают в китайских фильмах с единоборствами? Мудрый учитель устраивает ученику садистские тренировки, в формате «сделай или сдохни», а затем, в какой-то момент, последний получает просветление и начинает ломать кирпичи головой и не только.
     У меня было всё в таком же формате, хоть чакра и сильно облегчала мои мучения. И камешки, которые в меня бросал учитель… абсолютно без чакры. Больно, неприятно… и это отвратительное ощущение беспомощности. Но всё-таки это было чудовищно эффективно. Теперь я понимал, откуда у многих шиноби такая зверская скорость реакции. Им было достаточно малейшего смещения воздуха, чтобы заметить атаку, что немудрено, после таких или похожих занятий. Нужно будет пересматривать свою тактику, чтобы при нападении быть ещё более незаметным.
     Помимо тренирующего мою скорость реакции шиноби мне добавили ниндзя, который тренировал мою скорость саму по себе. Посмотрев на мой максимальный разгон и в рывке, и при простом ускорении в бою, худой и нескладный мужичок только покачал головой. А затем показал как надо. Посмотрев, что он вытворяет, я только с усердием принялся осваивать новую науку. Кажется, Саске делал что-то похожее. Интересно…
     Освоение Молнии было оставлено на ближайшее будущее. А я принялся за освоение новой техники. Мне нужно было что-то по-настоящему бесшумное, но от этого не менее опасное. И никакая из вариаций расенгана абсолютно здесь неприменима. Но, благо, вода — стихия сама по себе тихая. Я проверял — вплоть до своего прикосновения до чего-либо жидкость не издавала никаких звуков. А уж водяная нить… она даже воздух почти не сдвигала. И этим можно было воспользоваться.
     Из всех учителей не боевой направленности был только один. И он учил меня внимательности. Всё в лучших традициях — запоминай мелочи, обращай на них внимание, следи за окружением… А в случае, если ты что-то не назвал или назвал, но не точно, то пожалуйста — получай палкой по лбу. Не больно, но тоже унизительно. В общем, скучать не приходилось. А навык был действительно полезный, вкупе с парой основанных не на чакре техник, что помогали мне запоминать информацию. Мой мозг, и так способный на многое по сравнению с прежними своими возможностями, стал работать ещё лучше.
     Был ещё один учитель, который не имел конкретной специализации, но смотрел на мои навыки шиноби. Порадовавшись за мои навыки в иллюзиях, кендзюцу и ниндзюцу, он обратил внимание на моё незнание стандартных для шиноби техник. И тут… мне пришлось схватиться за голову. Сколько раз я собирался освоить шуншин? И вот, только сейчас, когда осталось так мало времени, мне продемонстрировали принцип работы этой техники.
     И да, она нисколько не пространственно-временная — всё, как я и думал. Это было реальное ускорени