Килеса Вячеслав Владимирович: другие произведения.

Хроника одной семьи.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ОТ АВТОРА
  
   Безмятежнее и счастливее детства может быть только благополучная старость, примирившаяся с неизбежным. В детстве мы живем в замкнутом пространстве - семья, двор, улица, город, - не подозревая о бесконечности времени, - верим, что так будет всегда, и, став взрослыми, мы лишь получим больше прав и свобод, и сможем наконец-то килограммами покупать шоколад и мороженное. Детство всегда обещает: отталкиваясь от детства, как от берега, мы живем, постоянно оглядываясь назад, измеряя достигнутые результаты шкалой детских надежд и иллюзий.
  Детство никогда не исчезает: покрытое слоями текущих годов, оно продолжает дремать в нашей душе, просыпаясь в самые неожиданные минуты, которые позже мы сами назовем прекрасными. И взрослая мечта о несбывшемся - это подспудное желание повториться, снова стать маленьким, когда судьба других так же близка и бесценна, как собственная.
  "Хроника одной семьи" - это попытка вернуть Вас, читатель, в дни, о которых у всех, даже шестнадцатилетних, сохранилась смутная память, словно о разноцветном сне, который забываешь, проснувшись. Это те дни, которые мама и папа сопереживают вместе со своими детьми - и данный процесс гораздо привлекательнее и важнее тех суровых забав, которыми нагружают нас государство и общество. Так в путь, читатель, смелее открывай книгу, и пусть позавидуют Вам те, кто никогда ее не прочтет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НОВОГОДНЯЯ ЕЛКА
  
  - Дети, - зайдя в комнату, где трехлетний Родион и пяќтилетняя Полина строили из кубиков домик, сказала мама. - На завтра нас пригласили в Дом пионеров на новогодний утќренник. Если будете себя хорошо вести, дед Мороз и Снегуќрочка дадут вам подарки.
  - И мне? - обрадовался Родя.
  - Тебе нет, - заявила Полина. - Ты моего медвежонка по голове бил и балбесом обзывал.
  - А он меня не слушался и в футбол играть не хотел! - закричал Родион.
  - Тише, дети - строго сказала мама. - Подарки получат все. Подумайте лучше, какие стихи расскажете Деду Морозу.
  - Мы стихи знаем! - закричали Поля и Родя. - Нас папа научил.
  - Да?! - удивилась мама.-Когда он успел? Он ведь вчера в командировку уехал.
  - Давно учил: три дня назад, - пояснила Полина.
  - Ну и ладно, - резюмировала мама. - Сейчас по телеќвизору мультики покажут: смотреть будем?
  - Да-а-а! - закричали дети и, отталкивая друг друга, поќбежали занимать места перед телевизором.
  На следующий день мама долго примеряла детям маскаќрадные костюмы. Родиона замаскировали под лисенка; Полиќна, надев белое, расшитое блестками платье, объявила себя принцессой.
  На утренник опоздали, потому что Родя по дороге к Дому пионеров два раза поскользнулся и упал, а потом залез в таќкой глубокий сугроб, что его пришлось вытаскивать объедиќненными усилиями мамы, Поли и прохожих. Задержались и в вестибюле, вытряхивая из Родиных ушей и карманов кусочки снега.
  В зале стояла елка, украшенная разноцветными игрушкаќми, серпантином и фонариками. Дед Мороз и Снегурочка, отогнав родителей в сторону, собрали детей в хоровод и круќжили вокруг елки, распевая: "Зимой и летом стройная, краќсивая была".
  Засуетившись, мама начала подталкивать своих чад к хоќроводу. Дети упирались и цеплялись за мамино платье, грозя оборвать его с непредсказуемыми для мамы последствиями.
  Заметив разгорающийся семейный скандал, подбежала Снегурочка, оттащившая с некоторыми затруднениями Полю к елке, но бессильно отступившая перед Родей, начинавшим при малейшем покушении на сто свободу верещать так, словќно его собирались бросить в прорубь.
  - Внимание! - остановив хоровод, захлопала в ладоши Снегурочка. - Сейчас мы Дедушке Морозу стишки расскаќжем, а он нам за это подарки дарить будет. Правда, Дедушка Мороз?
  - Конечно! - забасил Дед Мороз. - Особенно если стихи хорошие будут.
  Первой Снегурочка уговорила выступить девочку с больќшим бантом. Прошепелявив стишок про бычка, который шаќтается, но идет, девочка получила из огромного, стоящего возле елки мешка, красивую куколку. Увидев подарок, Поля оживилась и, когда подошла ее очередь, с готовностью проќдекламировала:
  Солнце вздумало резвиться,
  Когда мне так сладко спится.
  Как тебе не стыдно, солнце,
  К нам заглядывать в оконце?!
  Мы тебя накажем сходу:
  У нас блат в бюро погоды!
  
  - Молодец! - сказал Дед Мороз. - Получай награду.
   И он вручил Полине зеленую пластмассовую мартышку. Надеявшаяся на куклу Поля растерянно взяла подарок, отќнесла его устроившейся возле окна маме и, дождавшись, когда очередной счастливчик получит приз, закричала: "А я еще стих знаю, - меня папа научил. Можно, я прочитаю?"
   - Ну, раз папа...-пробасил Дед Мороз, - тогда, конечќно, читай.
   Поля набрала в грудь воздуха и выкрикнула:
   А у нашей мамы драма:
   Она съела два стакана.
   А запить чем - не нашла,
   Вот и плачет у окна.
  
   Сидевшие и стоявшие вдоль стен родители захихикали и посмотрели на маму, сделавшую вид, что она ничего не видит и не слышит, и внимательно изучает потолок, вычисляя, не пора ли ему обвалиться на голову тем, кто над ней смеется.
   - Что ж, - хмыкнув, сказал Дед Мороз. - Интересный стих и, главное, жизненный. Бери!
   И он протянул Поле большую коробку с настольной игрой.
   Родя уже давно отошел от мамы и теперь крутился возле елки, с завистью разглядывая получаемые детьми подарки. Заметив его пешеходные манипуляции, Снегурочка взяла Родю за руку и вывела на середину круга, сказав: "А вот этот мальчик тоже стихи знает. Правильно?"
   Родя кивнул головой и, опасаясь, что Снегурочка передуќмает и отправит его обратно к маме, торопливо проорал:
   То не чучело идет
   В свой любимый огород:
   Это свои кости
   Мама несет в гости.
  
   Зал остолбенел, потом все начали смеяться. Родя растеќрянно посмотрел вокруг, и сообразив, что прочитал что-то не то и как бы ему не остаться без подарков, громко объяќвил: "Я еще знаю. Вот:
   Говорят, что наша мама
   На метле вчера летала,-
   И притом в тот самый дом,
   Где пропал бутыль с вином.
  
   Смех в зале усилился. Смеялись все, за исключением сиќдевшей у окна мамы, придумывавшей, что она скажет папе, когда он приедет из командировки, и недоуменно озиравшеќгося Роди, не могущего понять причину всеобщего веселья.
   - Молодец, мальчик! - отсмеявшись, сказал Дед Мороз. - Я такие интересные стихи первый раз слышу. Это тебя в садике научили?
   - Нет, это папа, - посматривая на мешок с подарками, пробормотал Родя.
   - Да! - оживился Дед Мороз. - А кто он у тебя?
   - Соседка говорит, что "хулиган", - он ее собаку ногой стукнул, - подумав, сообщил Родя. - А мама называет "жаќдиной": он ей шубу покупать не хочет.
   - Ясно! - понимающе вздохнул Дед Мороз и, вытащив из мешка плюшевого медвежонка, вручил Роде. Схватив поќдарок, Родион оттащил его маме и, выслушав приказ стихов не читать, вернулся в круг и подошел к Деду Морозу.
   - Будешь опять стихи рассказывать? - заметив Родю, засмеялся Дед Мороз.
   - Мама запретила, - объяснил Родя. - Я еще подарок хочу.
   - Да-а-а? - удивился Дед Мороз. - Ладно, заслужил.
   И протянул Роде коробку с кубиками.
   - Нет, - не принимая подарка, сказал Родя. - Я хочу ружье, как у Сережи.
   И он показал пальцем на мальчика из соседнего дома, получившего в качестве приза красивое серебристое ружье. Дед Мороз порылся в наполовину опустевшем мешке и огорченно произнес: "Такого ружья больше нет. Не хочешь кубики - возьми самосвал".
   - Давайте! - уныло согласился Родя и взял самосвал; подумав, схватил также и кубики и побежал к маме. Провоќдив его растерянным взглядом, Дед Мороз захлопал в лаќдоши и предложил: "Ребята, будем вокруг елочки ходить и петь?"
   - Будем, - обрадовались дети и вместе со Снегурочкой и некоторыми почувствовавшими себя малышами родителями зашагали вокруг елочки, выкрикивая: "Два словечка, три словечка - буќдет песенка".
   После хоровода начались игры. На елку пришли нахальќные кот Базилио и лиса Алиса: они пытались украсть мешок с подарками и вообще вели себя безобразно, пока Дед Мороз, к восторгу детей, не вытолкал их палкой. Покушалась на мешок с подарками и баба Яга-Костяная нога, но дети по команде Снегурочки стали на нее дуть и махать руками, и выгнали бабу Ягу из зала.
   Поля активно участвовала во всех мероприятиях, тогда как Родя, поглазев на Алису, Базилио и бабу Ягу, быстро утратил к ним интерес и направился туда, куда влекли его мысли: к не доставшемуся ему серебристому ружью. Не поќдозревавший о грозящей опасности Сережа целился из ружья и щелкал курком, когда Родя, ухватившись за ствол, дернул ружье к себе и потребовал: "Дай!". Сережа, вцепившись в приклад, начал тянуть ружье к себе, плаксиво повторяя: "Уйќди!". Сопя и сверкая глазами, мальчики дергали приз, пока Родя, почувствовав, что старший возрастом Сережа начинает его одолевать, не ударил противника ногой в живот. Отпусќтив приклад, Сережа согнулся пополам и завизжал, тогда как Родя, подхватив ружье, помчался к маме.
   Музыка прекратилась; внимание всего зала - и в первую очередь Сережиных родителей - сосредоточилось на Сереже. Всхлипывая и тыча рукой в Родину сторону, Сережа поведал присутствующим жуткую историю совершенного на него наќпадения, требуя возвращения собственности и наказания виновного.
   Разобравшись в ситуации, Родина мама начала отнимать у сына завоеванную добычу. Родион попробовал сопротивќляться, но силы оказались неравны и ружье у него отняли, после чего Родя горестно заревел. Не обращая внимания на его рев, мама с извинениями передала ружье Сережиным родителям, вытащила Родиона в вестибюль и предъявила ультиматум: прекратить плач и исправиться или одеваться и уходить.
   - А Поля?-сквозь слезы спросил Родя.
   - Полю оставлю с соседкой: утренник продолжается и конфеты еще не роздали.
   Услышав про конфеты, Родя мгновенно перестал плакать и согласился исправляться. Держа сына за руку, мама верќнулась в зал.
   Поиграв с детьми в различные игры. Снегурочка объявила, что желающие получить подарок должны показать танцеќвальный номер. Желающих оказалось много, и мешок с поќдарками быстро пустел. Полина, с завистью поглядывая на очередь за призами, медленно продвигалась к мешку, пока не оказалась в центре круга.
   - Танцевать хочешь? - подбежала к Полине Снегурочќка. - Тебе какую мелодию подыграть?
   Поля задумалась, потом махнула рукой: "Сыграйте что-нибудь". И, обернувшись к баянисту, скомандовала, копируя Снегурочку: "Начали!"
   Баянист послушно заиграл "Солнечный круг, небо вокруг". Поля закружилась, потом остановилась и запрыгала козленќком, подбрасывая ноги вверх и в стороны, за что получила именно такую куклу, о которой мечтала, - и тут же отнесла ее маме.
   Снегурочка предложила мальчикам и девочкам потанцеќвать друг с другом и принялась комплектовать пары. Изнывавший от безделья Родя начал вырываться из маминой руки, решив увеличить собой число танцующих. Поколебавшись, мама не стала усложнять ситуацию и предоставила сыну своќбоду.
   Составление пар уже закончилось, и в партнеры Роде доќсталась девочка Катя, возвышавшаяся над ним на две головы.
   - Возьмитесь за руки!-скомандовала Снегурочка. Катя протянула Родиону руки, но тот отпихнул их и, нахмуривќшись, отвернулся. Заиграла музыка, все стали танцевать, только Родя и Катя стояли на месте.
   - В чем дело? - подбежала к ним Снегурочка.
   - Я хочу другую девочку, - пробурчал, глядя в сторону, Родя. - Эта не моего размера.
   - Хорошо! - засмеялась Снегурочка. - Сейчас что-нибудь придумаем.
   Отыскав девочку одного роста с Родей, Снегурочка подќвела ее к Кате и уговорила девочек поменяться кавалерами. Взяв новую подругу за руки, Родя с удовольствием запрыгал с ней под музыку.
   Утренник заканчивался. Раздав кульки с конфетами и пеќченьем, Дед Мороз забросил пустой мешок в угол и устало опустился на стул. Утомленно улыбаясь, Снегурочка провоќжала родителей и детей к выходу и желала им счастливой встречи с Новым Годом.
   Сложив конфеты и призы на подоконник, мама упаковала Полю и Родю в шубки и сказала: "Возьмите каждый по игќрушке, чтобы домой нести, а то все на меня взвалили".
   Хитрый Родя первый подбежал к подоконнику и схватил самый яркий приз: куклу.
  - Отдай! - закричала Полина. - Это я ее выиграла!
   И, видя, что Родя, прижав к себе белокурую красавицу, бочком пробирается к выходу, догнала его и стукнула рукой по голове. Схватив куклу за ногу, Родя трахнул куклой по Полиному плечу: сделанная из пластмассы кукольная нога отвалилась и кукла упала на пол.
  - А-а-а! - завыла Поля, подбирая одноногую красавицу. - Мама, посмотри, что Родька сделал!
  Хитрый Родя тоже заревел, жалуясь, что Поля ударила его первая, да еще по голове -специально, чтобы он дурачќком стал.
  - Хватит плакать! - сложив подарки в сумку и выслуќшав взаимные претензии, строго сказала мама. - Оба хороши! Сейчас придем домой - я обоих поставлю в угол. Поняли?!
   - Да-а-а! - сопя и всхлипывая, подтвердили дети и, взявќшись за руки, пошли вместе с мамой к выходу.
  
  ПОЛЯ В МУЗЫКАЛЬНОЙ ШКОЛЕ
  
  Утро в доме началось, как обычно, со звонка будильника. Папа, вздохнув, поднялся, включил и гостиной спет и, постаќвив на электропроигрыватель пластинку с песнями И. Никоќлаева, запрыгал, стараясь проснуться и зарядиться энергией. Вскоре от производимого папой и пластинкой шума в гостиную пришел сердитый и сонный Родя. Выслушав папино предложение побегать за ним по ковру, Родя отвернулся и, направившись в спальню, начал взбираться на мамин живот, собираясь досмотреть на нем прерванный сон. Мамин протест разбудил спавшую рядом Полю; она открыла глаза и начала помогать маме спихивать Родю на пол.
  - Между прочим, - сказал папа, зайдя в спальню, - я через полчаса иду на работу, а Поля в садик еще не собрана.
  - Не пойду в садик!-заныла Поля.
  - Почему? - удивилась мама.-Я и папа уходим, дома никого не будет.
  - Мамочка, не отправляй меня в садик, - всхлипнула Поля, усердно выдавливая из себя слезы.-Я к тебе на раќботу хочу. В садике скучно.
  - Может, и в самом деле взять ее с собой? - нерешительќно спросила мама, оглядываясь на папу.
  - Как хочешь!-сухо ответил папа, недовольный мамиќным либерализмом, и, одевшись, ушел.
  Наступила пора безвластия. Поля и Родя, вскочив с поќстели, бегали по комнатам друг за другом; за ними бегала мама, на ходу одевая им колготки. Вскоре пришла бабушка Даша, на попечение которой оставался Родя: соединять его с Полей бабушка боялась, так как это вредно отражалось на комнатќной мебели и бабушкином здоровье.
  - Постарайся, Полечка, вести себя дисциплинированно, - говорила мама по дороге в музыкальную школу, где она учиќла детей гармонично нажимать на клавиши фортепиано. - Ты ведь хорошая девочка?
  И мама с сомнением и надеждой посмотрела на Полю. Поля, уцепившись за мамину руку, подпрыгивала на одќной ножке, соглашаясь с тем, что она хорошая.
  В музыкальной школе было очень интересно. В актовом зале через полчаса начиналась Олимпиада, и туда собирались взволнованные и нарядно одетые ученики, учителя, а также отдельные экземпляры сбежавших с работы родителей. В сеќредине зала за высокими столиками уселись члены экзамеќнационной комиссии; мама и Поля устроились на стульях неподалеку.
  Объявили начало Олимпиады. Все стали очень серьезные. На сцену поднялась девочка и, наигрывая на пианино, запела про тучи, которые мчатся и вьются. Выслушав аплодисменты, она спустилась со сцены в зал, а на ее место сел мальчик, запевший про Мороз - Красный нос.
  - Странно, - думала Поля, разглядывая сменявших друг друга участников Олимпиады, - за что им хлопают? Я тоже пою и стучу по фортепиано, когда удается пробраться в гоќстиную, но меня только ругают. А я еще и на барабане играю, а так рычать и мяукать, как я, никто здесь не сможет.
  Дождавшись, когда толстая румяная девочка закончит петь про погоду, Поля в наступившей тишине громко мяукќнула. Дети и взрослые, собиравшиеся хлопать в ладоши, вместо хлопанья оглянулись на Полю. Обрадовавшись вниќманию, Поля начала корчить рожи и махать головой, вызвав хихиканье детей, довольных внепрограммным развлечением.
  - Кто там хулиганит? - сердито спросил председатель комиссии.
  Мама оглянулась по сторонам, словно страус, разыскиваќющий песок, в который можно спрятать голову. Но песка поблизости не было и красной от стыда маме пришлось поќяснять: "Это моя дочь. Она больше не будет".
  - Что ж, продолжим конкурс, - объявил председатель комиссии.
  - Если ты издашь хоть один звук, - прошептала мама Поле, - я выведу тебя в коридор и отшлепаю.
  Поля, приготовившаяся порычать, вздохнула и отложила рычание до лучших времен.
  На сцене мальчик заиграл на баяне, потом стали петь дуэты и хор. На баяне Поля никогда не играла и позавидоќвала тем, у кого он был. Зато Поля не раз била по струнам гитары, висевшей на стенке бабушкиной квартиры, а здесь, хотя возле сцены стоял огромный, похожий на учетверенную гитару контрабас, никто на нем не бренчал: видимо, не реќшался или не умел.
  Огорченная невежеством музыкальных детей, Поля, выќбрав момент, быстро - чтобы не поймала мама - подбежаќла к контрабасу и сильно ударила по струнам. Контрабас загудел; все вновь стали смотреть на Полю и смеяться. Неќторопливо вышагивая, Поля важно вернулась на место, горќдая внесенным в Олимпиаду вкладом.
  - Я не знаю, что с тобой сделаю, когда мы выйдем отсюќда!-прошептала Полине мама. Она была уже не красная, а лиловая от стыда.
  - Сделай из меня тигра, - попросила Поля.-Я тогда всех напугаю.
  Превращать детей в тигров маму никто не учил, поэтому, когда через сорок минут комиссия объявила оценки и зал опустел, Полине в качестве наказания была прочитана лекция о том, чем отличаются плохие дети от хороших. Судя по маќминым объяснениям, жизнь у плохих детей протекала гораздо веселее, чем у хороших, и Поле сразу же захотелось попасть в дурную компанию.
  Мама пошла в класс, разрешив Поле погулять по кориќдору. Глазея по сторонам, Поля завернула за угол и обраќдовалась, увидев первоклассницу Аню из соседнего дома.
  - Давай играть! - предложила Поля.
  - Давай! - согласилась Аня. - В догонялки.
  Девочки начали бегать друг за дружкой. Коридор был тесный, и они то и дело натыкались на детей и взрослых. Одќна дама даже слегка взвизгнула, увидев несущуюся на нее Полю с открытым ртом и вытаращенными глазами. Но самое грустное случилось, когда Поля, убегая от Ани, столкнулась с толстым мужчиной, несшим кипу книг, - тут же, естественќно, оказавшихся на полу. Аня, пытаясь перепрыгнуть через книги, зацепилась за них и в падении ударила толстого мужќчину головой в живот.
  - Безобразие! - закричал толстый мужчина, которому все это чрезвычайно не понравилось. - Чьи девчонки?
  - Одна моя, - созналась выскочившая на шум мама и, посмотрев на Аню, добавила: "Вторая-тоже", - поскольку Аня была ее ученицей.
  - Неправильно воспитываете, Мария Яковлевна! - проќдолжал сердиться толстый мужчина, оказавшийся директоќром школы. - Если дети балованные, нужно их контролиќровать.
  - Я их сейчас накажу, - пообещала мама и, схватив лежавший на подоконнике первомайский красный флажок с надписью: "Миру-мир!", побежала вытаскивать из-под роќяля спрятавшуюся там Полину. А тем временем умная Аня, про которую вес забыли, встала и тихонько шмыгнула в туќалетную комнату.
  Вытащив из укрытия Полю, мама начала бить ее по попке флажком, приговаривая: "Бессовестная, никогда больше на работу не возьму. Дома все папе расскажу, он тебя ремнем накажет!"
  - А-а-.а! - кричала Поля.- Я больше не буду!
  - Проси прощения! - предъявила ультиматум мама. Поля с готовностью попросила прошения у всех, кого обиќдела, и в первую очередь у мамы и директора школы.
  Путь домой был длинный и в конце его мама и Поля почти помирились. Поля запела песенку, запрыгала на одной ножке - и вдруг расплакалась.
  - Что случилось? - встревожилась мама.
  - Ты папе ничего не скажешь, да? - уткнулась Поля в мамины колени.-Я ведь уже исправилась.
  Мама с сомнением посмотрела на Полю, вздохнула - и согласилась.
  Папе ничего сказано не было. И, засыпая в своей кроватќке, Поля с удовольствием вспоминала музыкальную школу и думала о том, что день сегодня прошел хорошо.
  
  ПОЕЗДКА В МЕЛИТОПОЛЬ
  
  - Ох, намучаемся мы с ней! - с сомнением глядя на Полю, говорила мама. - И оставлять нельзя: бабушке Даше дай бог с одним Родионом справиться!
  Мама и папа собирались ехать в Мелитополь к тете Вере и решали, что делать с пятилетней Полей и трехлетним Роќдионом.
  - Не намучаемся: Полечка уже большая и понимает, что в гостях нужно вести себя хорошо, - уверенно произнес паќпа. - А Родя пока посидит дома.
  Счастливая Полина ринулась собирать в дорогу игрушки, тогда как Родион, с надеждой взиравший на родителей, утќкнулся лицом в стенку и горестно запричитал: "Да-а, если я маленький, то меня и обижать можно! Вот вы какие! Возьму сейчас и умру: где вы другого такого мальчика себе найќдете?!"
  Мама и бабушка, окружив Родю, начали его утешать, обещая в будущем всяческие удовольствия, но Родион позволил себе успокоиться только после заверений, что из Меќлитополя ему привезут конфеты, жвачку и солдатиков.
  Вещи упаковали быстро. Возникший между Полей и маќмой конфликт - Поля заполнила мамин чемодан своими игрушками, - был ликвидирован грубым вмешательством паќпы, ставшим на защиту маминых интересов. Попробовавшая сопротивляться Полина, услышав, как принесший по собственной инициативе ремень Родион уговаривает папу применить его по прямому назначению, доказывая, что Полю давно не били, мгновенно капитулировала и самостоятельно вернула игрушки на прежнее место.
  В Мелитополь электропоезд прибыл поздно вечером. Во время пути Поля вначале сидела у окошка, радостными взвизгиваниями приглашая родителей и всех, кто имеет уши, полюбоваться пасущейся на лужайке коровой, барахтающиќмися в грязном ставке утками и прочими прелестями проќплывающего мимо пейзажа, потом устала, притихла и, полоќжив голову на мамины колени, заснула, - и пришлось папе нести дочку на руках до самого тети Вериного дома: к папиќному счастью, расположенного неподалеку от вокзала.
  Проснувшись на рассвете в незнакомой комнате, Поля расплакалась. Перепуганная мама, вскочив с постели, больќшими кенгуровыми прыжками помчалась спасать ребенка от неведомой опасности, но, зацепив по дороге стоявшее на полу ведро с водой, с криком: "Ай!" плюхнулась в образовавшуќюся по ее вине лужу. Услышав шум от падения маминого тела, начитавшийся криминальных романов папа схватил в качестве оружия валявшийся неподалеку дуршлаг и ринулќся убивать забравшихся в дом грабителей, - однако коварќное ведро прервало его победоносную атаку, заставив взлеќтеть в воздух и мягко обрушиться на мамину спину. "Ай!"- еще раз крикнула мама, стукаясь лбом о пол. "Ой!" - восќкликнул папа, скатываясь с мамы и обнаруживая, во что превратили ее вода, падения и неуклюжесть супруга.
  В доме уже никто не спал. Первой прямо в ночной руќбашке прибежала тетя Вера. За ней, перестав плакать, приќшлепала любопытная Поля. Третьей - как раз тогда, когда папа помогал маме встать на ноги, - прибрела со своим выќводком кошка Мурка, на наглядном примере демонстрируя котятам характерные особенности семейной жизни людей.
  От грохота ведра, дуршлага, а также последовавших заќтем разговоров на тему "Кто виноват?" проснулись соседи, начавшие заглядывать во всегда такой тихий тетин Верин двор и спрашивать, не нужна ли медицинская или милицейќская помощь. Выйдя к ним, тетя Вера объяснила, что к ней на четыре дня приехали родственники из Крыма; услышав это, соседи сочувственно вздохнули, пожелали тете Вере муќжественно выдержать свалившееся на ее голову испытание и разошлись.
  Завтракали молча. Мама была сердита на папу, папа был недоволен плаксой Полиной, а Поля была обижена на тетю Веру, не разрешившую усадить за стол Мурку и ее котят. Только тете Вере обижаться было не на кого - сама в гости пригласила, - и она оживляла застолье унылым монологом о своих кулинарных способностях.
  Позавтракав, папа предложил отправиться в поход по маќгазинам. Как он и ожидал, эта идея вызвала на мамином лице счастливую улыбку, так как, за исключением детей, мама больше всего любила магазины.
  Самые интересные универмаги находились в центре гороќда, и добираться туда пришлось двумя автобусами. Устраќшенная мельканием машин и людской толчеей, Поля прижиќмалась к маме, стараясь ни на секунду не отпускать ее руку. Заглядывавшей во все витрины и очереди маме это мешало и она уговаривала Полю перейти под охрану папы, но Полина еще судорожнее вцеплялась в маму, показывая своим видом, что только ей она может доверить столь важную миссию.
  Решив проехать в магазин "Ткани", мама заставила сеќмью втиснуться в переполненный народом автобус. С кажќдой остановкой количество людей в автобусе увеличиваќлось; сдавленная со всех сторон мама, отпустив Полину руку, сообщила папе, что из-за тесноты последние две минуты она дышит только одним легким и дальше такое опасное для ее жизни безобразие продолжаться не может, поэтому она выќнуждена самостоятельно пробиваться вперед, к открытому в потолке люку, чтобы хоть чуть-чуть пообщаться с воздухом. Перехватив Полину руку, папа прохрипел свое согласие, с завистью наблюдая, как освобожденная от тяжести Полиных килограммов мама костлявым штопором продвигается сквозь мокрые от летней жары рубашки и блузки пассажиров и блаженно запрокидывает лицо перед открытым люком.
  Озабоченная спасением своего носа от бедер толкающихся дядей и теть, Поля не сразу заметила мамино дезертирство, а когда догадалась, что прижимается не к розовому мамиќному платью, а к коричневым брюкам папы, то, заволновавќшись, начала забрасывать папу вопросами о мамином исчезќновении. Будучи честным человеком, папа показал, в каком направлении затерялось мамино тело, и Поля, вырвавшись из папиной руки, двинулась на поиски мамы. Проталкиваясь сквозь чащу разнокалиберных ног, Поля уперлась в непрохоќдимую толстую тетку с двумя чемоданами; пытаясь обогнуть ее, натолкнулась на спинку сиденья - и поняла, что заблуќдилась. "Мама! - заорала Полина, с ужасом ожидая, что вот-вот из чащи ног выскочит серый волк, о котором так страшно рассказывала бабушка, и унесет ее в свое логово.- Мамочка!"
   - Полечка, я здесь! - откуда-то издалека донесся мамин голос, пока еще не понявший всей серьезности Полиных пробќлем. - Иди сюда!
   Автобус остановился и доехавшие до своей остановки пассажиры начали выскакивать на тротуар. Заметив среди них розовое, похожее на мамино, платье, Поля бросилась на улицу. "Держите девочку!"-закричал стиснутый толпой паќпа, с трепетом наблюдая, как Поля стремится увеличить своей персоной количество потерявшихся детей. Услышав папин вопль, толстая тетка, не раздумывая, отпустила ручку одного из чемоданов, благополучно упавшего на сандалию очкастого мужчины, и, сделав шаг, схватила Полю как раз в тот моќмент, когда она собиралась окончательно распрощаться с автобусом. "Пропустите меня к дочке!" - попросил папа, и все, кто имел детей, понимающе расступились. Но забрать Полю из рук спасшей ее толстой тетки папа не успел - это уже сделала мама, словно на крыльях, а точнее - на чьих-то плечах перелетевшая от кислородного люка к Полине. "Остаќновка - магазин "Ткани" - объявил водитель, и обретшая друг друга после жестокой разлуки семья устремилась в объќятия улицы.
  Поправив одежду и прически, родители долго объясняли Полине неправоту ее действий, после чего, купив дочке в каќчестве компенсации за пережитые опасности плитку шоколаќда, занялись исследованием магазинов. Через несколько часов те из тети Вериных соседей, кто мечтал хоть одним глазом увидеть виновников утреннего переполоха, могли лицезреть торжественное возвращение семьи из товарно-продуктовой экспедиции: впереди вышагивала, дожевывая вторую плитку шоколада и прижимая к груди кулек с конфетами, очень доќвольная путешествием Полина, за ней, озабоченная предстоќящим приготовлением обеда, тащила сумку с продуктами мама, а позади трехгорбым верблюдом нес на своей хилой спине палас, циновки и еще какие-то тряпки несчастный папа.
  Время до вечера протекло в благодушной обстановке. Мама и тетя Вера, сидя на лавочке, обменивались новостями и мнениями, Поля залезла на шелковицу, заставив папу броќдить, подобно ученому коту, вокруг дерева и оберегать наќсыщающийся калориями Полин организм от злых разбойниќков. Потом Поля и папа, прислонившись к забору, считали пролетающие самолеты, - и выяснилось, что в Полином небе их пролетело в два раза больше, так как Полина, в отличие от недогадливого папы, считала не только те, что видела, но и те, которые слышала.
  Посмотрев по телевизору "Спокойной ночи, малыши!", Поля помогла Мурке уложить спать котят, после чего, сняв платьице, начала умащиваться на той части кровати, где ноќчевал папа. "Ты почему на моем месте разлеглась?!"-возќмутился папа. "Какой ты, папочка, трусишка! - рассердиќлась Полина. - Всегда возле мамы норовишь устроиться! Большой уже, пора и отдельно спать научиться. А я маленьќкая, меня царь Кощей украсть может".
  Попробовавший ссылаться на то, что на Полином диванќчике ему некуда положить ноги, папа был мгновенно усмирен поддержавшей Полины претензии мамой, сообщившей, что ей не хочется по ночам вскакивать и сбивать ведра с водой, и что папины ноги, если нельзя их хранить отдельно, вполне можно положить на подоконник или привязать к стулу.
  Утром, разбудив спавшего на полу папу, семья отправиќлась помогать тете Вере снимать черешни. Наполнив свой вместительный живот и крохотное ведрышко черешнями, Поля потихоньку перекочевала к дому, где занялась таким интересќным делом, как обучение Мурки и ее котят тем пяти буквам, которые знала сама учительница. Мурка и особенно котята противились процессу просвещения, предпочитая прозябать в невежестве, поэтому для улучшения показателей успеваемости Поле пришлось применять прутик, что склонило хвостатых учеников к побегу на крышу, откуда они спустились лишь после того, как Поля согласилась передать в их собственность приќготовленные тетей Верой к обеду котлеты. Позже это дало возможность Полине единственной правильно ответить на теќтин Верин вопрос: "Куда делись котлеты?", хотя она и спотќкнулась на его второй части: "Что мы будем кушать?", и отвечать на него пришлось маме, срочно пославшей гонца, то есть папу, в магазин за продуктами, в то время как сытая Мурка, избавленная на некоторый срок от житейских хлопот, повела котят в огород принимать солнечные ванны.
  После запоздавшего, но все-таки состоявшегося обеда сеќмья поехала в магазин "Обувь". Считавшая себя опытќной путешественницей Полина свысока поглядывала на окќружающих; с самоуверенным видом она вошла в первый попавшийся на их пути универмаг и устремилась к самому серьезному отделу: "Игрушки". Чутье не обмануло Полину: ассортимент красовавшихся на полках игрушек был гораздо разнообразнее, чем в Белогорске.
  - Мама! - закричала Полина, показывая на огромную пластмассовую блондинку. - Я хочу вон ту куклу!
  - А я хочу в Париж! - отрезала сердитая с утра мама. - Нам деньги на более важные вещи нужны.
  - А помнишь, ты мне обещала еще одну куклу купить? - предъявила счет Полина. - Зимой обещала, когда я манную кашу кушать не хотела.
  Действительно, что-то такое было или могло быть,-и мама, кляня свой длинный язык, начала жалобно объяснять Полине семейные неувязки с деньгами.
  - Обещания важнее, чем деньги, - отвергла мамины опќравдания Полина.-Сама так говорила. Я тогда манную каќшу всю съела, а ты... Вот такая ты, мамочка!
  И Поля приготовилась заплакать, чувствуя, что это тот самый заключительный аккорд, который превратит блондинќку в Полину собственность. Но мир наш жалок и несправедќлив, и мечты разбиваются о грубую действительность - в данќном случае в образе подошедшего папы, сурово осудившем Полину попытку вымогательства и соблазнившем маму неќслыханными чудесами в отделе "Парфюмерия".
  Принципиально не пойдя в какие-то "Парфюмерии", Поля замерла возле пустого прилавка, с вожделением разглядывая такую близкую и одновременно такую далекую блондинисќтую красавицу.
  - Тетенька! - не найдя другого решения, обратилась она к продавцу. - Хотите, я вам свои стихи почитаю?
  - Прочитай,-удивленная неожиданным предложением, разрешила продавец.
  Приняв выразительную позу, Поля продекламировала:
  По двору идет индюк:
  Маме он несет сундук.
  А навстречу курочка,
  Беленькая дурочка.
  Говорит им вдруг козел:
  - Кто из вас помоет пол?
  - Я!-сказала курочка,
  Беленькая дурочка.
  - Только дайте мне сундук:
  В нем я спрячу свой утюг.
  А баран уселся в лужу,
  Всех зовет к себе на ужин,
  Бьет по пузу кулаком.
  Вот какой веселый дом!
  В этом доме мы живем.
  
  - Да-а! - восхитилась продавец. - Замечательные стихи' Придется тебе за них что-нибудь подарить.
  - Подарите вон ту куклу - умильно попросила Полина. - Пожалуйста!
  Оглянувшись, продавец посмотрела на куклу, потом на ценник и вздохнула: "Не могу, милая, очень дорого. Возьми пищалку: когда ее надуешь, она так пищит, что хоть в комќнату не заходи. У меня внук с утра до вечера этим заниќмается.
  - Спасибо! - схватила пищалку Полина и, бросив посќледний взгляд на куклу, помчалась искать родителей.
  Полино приобретение родители обнаружили только на улице, когда визгливые звуки разорвали на клочья гармонию летнего дня.
  - Что это?-с ужасом спросила мама, затыкая уши.- И откуда оно у тебя?
  После Полиного рассказа мама потребовала вернуться и возвратить пищалку, но папа, рассудив, что подарок делался от чистого сердца, позволил Поле продолжить музыкальное хулиганство, правда, на некотором удалении от родителей.
  Магазин "Обувь" поразил семью обилием выставленного товара. То ли день был такой удачный, то ли на торговой базе ожидалось нашествие ОБХСС и она, избавившись от обуви, готовилась встретить дорогих гостей пустыми стенами, - но в мамины руки наконец-то попались чудесные австрийќские сапоги ("Ах, как позавидует Наташа Кучинская!"-по-доброму подумала мама о своей подруге) и резиновые саќпожки для Поли, тут же представившей, как она в этих сапоќгах залазит на середину самой большой дворовой лужи, и то время как Родька и прочая ребятня робко мочат свои туфлина ее окраинах. Надев для примерки точно пришедшие по ноге сапожки, Поля грациозно шагнула вперед, не заметив, что сапоги связаны недоверчивыми продавцами крепким шпаќгатом: спотыкнувшись, она ухватилась руками за стеллаж и рухнула вместе с ним на пол. Но даже это событие, ранее вызвавшее бы море слез, не омрачило Полино настроение; поднявшись и сняв сапоги, она схватила их и несла до тети Вериного дома, не поддаваясь на папины намеки о помощи,- а затем, натянув сапоги на ноги, до темноты важно прохаќживалась вместе с Муркой по улице, ожидая то ли цветов, то ли аплодисментов, пока какая-то сердобольная старушка, нарушая идиллию, не спросила: "Девочка, тебе ходить не в чем? Такая жара, а ты в резине паришься. Возьми мои стаќрые тапочки!" - после чего Поля, гордо отвернувшись и осоќзнав, что уровень интеллекта не позволяет местным жителям, за исключением Мурки, оценить зеркальный блеск ее сапог, сняла их и спрятала в надежном месте, - пока мама, пытаясь ночью понять, во что такое холодное и мерзкое упирается ее нос, не изъяла Полины сапоги из-под своей подушки.
  На третий, предпоследний день пребывания в гостях маќмой было намечено два основных мероприятия: заключительќный сбор черешни и ужин у двоюродной сестры Гали. У Поли тоже возникли кое-какие идеи, которые она начала осущестќвлять сразу после того, как была изгнана с черешневых планќтаций, где пыталась внедрить новый, более прогрессивный способ съема черешен: не срывание ягод руками, а сбивание их камешками. Но, как все гениальное в нашей жизни, этот метод не получил поддержки большинства, и даже неблагоќдарная Мурка, которой случайный камешек попал под глаз, присоединила свое "Мяу!" ко всеобщему вотуму недоверия.
  "Ничего, скоро они все попросят у меня прощения, особенќно мама с ее вечной нехваткой денег",-размышляла Полиќна, карабкаясь по неосмотрительно оставленной тетей Верой лестнице к чердачному окну ее дома. Целью Полиной экспеќдиции было обнаружение и присвоение клада, наверняка спряќтанного в таком загадочном и темном месте, как чердак. Коќнечно, на Полином пути могли возникнуть различные опасќности, в том числе и пираты, но для них был приготовлен острый гвоздь, который, если что, мог с легкостью проткнуть самый толстый живот.
  Чердак встретил Полину пылью, паутиной и многочисленќными темными пятнами. Продвигаясь на ощупь к его середиќне, Поля задела ящик и поцарапала ногу, но путешественники должны привыкать к трудностям, и отважная кладоискательница, обрывая головой паутину и тыча в сомнительных местах перед собой гвоздем, храбро ползла вперед, надеясь вот-вот наткнуться на сундук с золотом.
  Неожиданно в правом, самом темном углу что-то зашеќлестело. "Кто там?"-спросила Полина. В ответ-молчание. Поле стало страшновато, и она пожалела, что не захватила верных друзей с карабинами.
  Шорох раздался снова. "Ты почему меня пугаешь? Мы так не договаривались!"-закричала Полина, убеждаясь, что пора возвращаться: а в экспедицию она пойдет в другой раз, более подготовленная. Развернулась и замерла: невдалеке что-то сверкало зловещим зеленым огнем. "А-а-а! - заорала Полина, швыряя в дракона - а это несомненно был он, - свой очень острый, но такой маленький гвоздь.-Мама! Мамочка!"
  Но первым Полины вопли услышал папа, привыкший с детќства хорошо мыть уши. Мигом вскарабкавшись на чердак, он извлек оттуда нечто грязное и зареванное, в котором с трудом можно было узнать чистенькую, благовоспитанную девочку, обещавшую полтора часа назад вести себя положиќтельно и примерно.
  - Как тебе не стыдно, Полечка! - собирая с дочкиного лица паутину, сердилась мама.-Ты только и делаешь, что балуешься!
  - Конечно! - всхлипнула Поля. - Мне одной скучно. Вот найдите еще какого-нибудь ребенка, чтобы я с ним играла, тогда перестану баловаться.
  - Вечером пойдем к тете Гале: ее сын Андрюшка - роќвесник нашего Родиона, с ним и поиграешь.
  Умывшись и переодевшись, Поля заставила папу еще раз слазить на чердак: поймать дракона и напугать им Мурку. Однако, когда дракон был схвачен, Мурка его не испугалась, потому что сверкающим зеленым огнем чудовищем оказался ее котенок, залезший на чердак, как и Полина, без маминого разрешения.
  В доме у тети Гали звучала музыка и пахло хорошей едой. Перетерпев церемонию знакомства, Поля вслед за толстым, розовощеким Андрюшкой направилась в детскую, где убедиќлась, что Андрюшкины игрушки по качеству и стоимости выќше, чем у нее и Роди, хотя Андрюшка обращался с ними неќбрежно, пиная ногами и расшвыривая по сторонам. Еще у Андрюшки оказалась вредная привычка считать своих маќленьких гостей нанявшимися в услужение лакеями,-и Поля, разобравшись, с кем имеет дело, уединилась с кубиками в углу, собираясь построить для паровозика домик. Анќдрюшка попытался паровозик отнять, а когда это не удалось, разрушил почти достроенный домик, после чего Полине приќшлось, забыв про девичью скромность, взять Андрюшку за уши и потыкать носом в разбросанные кубики - точно так, как тетя Вера воспитывала утром нашкодившего котенка. Прибежавшая на Андрюшкин рев тетя Галя, обнимая сыночќка и сердито косясь на Полину, заявила, что маленьких бить нельзя, - но, нарвавшись на Полин ответ: "Хорошие мальчиќки девочек не обижают!", прекратила дискуссию и пригласиќла всех за стол.
  Ужин оказался вкусным, хотя праздничную сервировку стола несколько нарушал процесс насыщения Андрюшки, до сих пор не научившегося пользоваться столовыми приборами и, подобно птенцу, то и дело открывавшему рот в ожидании маминой ложки. После ужина дети опять занялись игрушками, причем Андрюшка, оценив Полины физические возможности, безропотно выполнял ее указания, - и тетя Галя, с тревогой зайдя в детскую и умилившись мирной обстановке, пригласиќла Полю почаще приезжать в гости.
  Взрослые решили потанцевать, для чего из комнат подхоќдила масштабами только детская. Тетя Галя попросила детей собрать игрушки в ящик; Поля быстро убрала кубики и удиќвилась, обнаружив, что Андрюшка по-прежнему сидит на полу и, обращаясь к своей маме, с плачем причитает: "Ты зачем меня работать заставляешь? Я такой маленький: поќсмотри, как устали мои ножки, как болят мои ручки! Подуќмай, какой я слабый - и вспомни, какая ты сильная!"
  - Конечно, конечно, сыночек! - заохала тетя Галя и, встав на колени, занялась сбором игрушек.
  - Да-а! - пробормотал наблюдавший эту сцену Полин папа. - Правильно писал Евгений Шварц: детей надо балоќвать, тогда из них вырастают настоящие разбойники.
  А Поля, подойдя к лукаво улыбавшемуся Андрюшке, гнеќвно сказала: "Ты не маленький, а хитренький. Сам разбросал, сам и собирай. Мама устала, еду готовила, а ты ее заставќляешь по полу ползать. Я с тобой больше играть не буду!",- после чего испугавшийся остракизма Андрюшка принялся за уборку комнаты.
  Во время танцев Полина, жалея, что ей не разрешили наќдеть в гости новые сапоги, кружила по очереди то с мамой, то с папой, а затем, на зависть ничему не умеющему Андрюшќке, сплясала выученный в детском саду матросский танец.
  Домой возвращались поздно вечером. Уставшая Полина, раскапризничавшись, начала требовать, чтобы ее отвели ночеќвать к бабушке Даше, поскольку у тети Веры ей надоело, и успокоилась только после маминого объяснения, что завтра они уезжают в Белогорск, где Полина сможет ходить в гости к бабушке Даше когда захочет.
  Потом была ночь, был поезд и Поля, сидя на папиных коленях, слушала стук колес, глядела на пролетающие назад деревья и думала о том, как много интересного расскажет она друзьям о поездке в Мелитополь.
  
  ВОСКРЕСЕНЬЕ - ДЕНЬ ВЕСЕЛЬЯ
  
  Всем неприятно, когда заставляют делать то, что не хоќчется. По телевизору передают объясняющие смысл жизни воскресные мультики, а тут надо вставать, умываться, саќдиться за стол, что-то жевать. Представив всю эту суматоху, Поля и Родя начали уговаривать маму принести завтрак в постель и почти убедили ее, что иной тропы для проникновеќния в детский желудок нет и не будет, - но вмешался папа с разговорами о дисциплине - кому она нужна, если несъеќдобная? - и пришлось несчастным деткам плестись в ванќную и притворяться любителями водных процедур и чистых зубов.
  Молочная пшенная каша, которую приготовил дежуривќший по кухне папа, оказалась съедобной; быстро проглотив свою порцию, Поля помчалась включать телевизор, тогда как Родя, бороздивший ложкой, словно кораблем, молочную поќверхность, с окончанием завтрака явно не спешил.
  - Мультик! О Мюнхаузене! - возглас Поли сладким эхом отозвался в Родином сердце и он, грозя затоптать все и всех на своем пути, ринулся в детскую.
  -Дела-а!-пробормотал папа, наблюдая неудержимое продвижение Роди.-А как быть с его едой? Выбрасывать жалко.
  - Съешь!-решила мама.-Мне после Поли доедать наќдоело.
  -- Как говорил один обжора: "Чем добру пропадать, пусќкай пузо лопнет!"-весело сказал папа, очищая Родину таќрелку, и, закончив этот приятный процесс, удалился в гостиќную читать Чейза. А мама занялась чисткой картофеля, соќбираясь сварить на обед гороховый суп.
  Досмотрев мультик, Родя, вспомнив, что собирался завќтракать и даже мыл для этой цели руки, вернулся на кухню, сел за стол, придвинул свою тарелку - и вдруг обнаружил, что ее содержимое куда-то исчезло.
  - Кто съел мою кашу? -не веря своим глазам, закричал Родя.
  - Папа, - хладнокровно объяснила мама.-И кастрюля тоже пустая: все слопали. Вовремя нужно кушать, а не по мультикам бегать.
  Распиравшее Родю негодование требовало выхода; постаќвив тарелку ребром на пол, Родя вытряс остатки каши на недавно вымытый линолеум и искоса взглянул на маму, ожиќдая потока негодующих слов, размахивания руками и прочего пикантного зрелища. К его удивлению, мама молчала и с инќтересом рассматривала борющегося за кухонные права реќбенка. Обманутый в психологических расчетах, Родя гордо поставил босую ногу в середину образовавшейся из каши лужи, готовясь замереть в позе американской статуи Свободы, но вдруг поскользнулся и упал попкой на то место, где тольќко что находилась его нога.
  - Вставай! - предложила мама, завершая созерцание сына. - Бери тряпку и вытирай.
  - Кого?-спросил Родя, сидя на каше.-Себя?
  - И себя тоже-согласилась мама.-И побыстрей, пока папу не позвала.
  Аргумент был весомый и Родя, поднявшись, взял тряпку, вытер себя и лужу, после чего, продолжая психологические забавы, водрузил тряпку на середину обеденного стола.
  - Ты что?-вот теперь мама рассердилась.-Немедленќно отнеси в ванную!
  Решив не искушать судьбу, Родя схватил тряпку, швырнул в миску с грязным бельем, а затем, расставив руки в стороны, кукарекнул и ощипанным, но непобежденным петушком поќскакал в детскую.
  Пожарив яичницу, мама все-таки накормила Родиона и позавидовавшую ему Полину, принципиально потребовавшую такую же порцию, как у брата, но проглотившую лишь маќленький кусочек,-и маме пришлось вновь звать на помощь прожорливого папу.
  Поставив будущий суп на газовую плиту, мама, проинќструктировав оставшегося на хозяйстве папу, что и в какой последовательности бросать в кипяток, начала собираться в музыкальную школу на концерт, решив захватить с собой Полину: мастеривший вместе с папой самолетики Родион предпочел остаться дома.
  В это недавно построенное здание музыкальной школы Полю привели впервые. В отличие от прежнего, маленького, где Поля изучила все закоулки, новое школьное помещение поражало высотой потолка и обширностью актового зала, легко вмещавшего два Полиных детских садика.
  Мама, озабоченная и взволнованная-она должна была аккомпанировать хору,-то и дело куда-то исчезала, поручая Полю заботам полузнакомых теть. Концерт считался очень ответственным - на нем присутствовало возглавляемое собќственными женами местное правительство, - поэтому его учаќстники суетились больше обычного.
  Прозвенел звонок, призывая зрителей разместиться в креќслах. Поля оказалась вместе с мамой в пятом ряду и, схватив ее за руку, завертела головой по сторонам. Неожиданно ее внимание-и не только ее-привлекли сценические подмоќстки, на которые выскочила маленькая, плюгавенькая собаќчонка. Пробежавшись по сцене, собачонка вернулась к ее середине и закрутила носом, вынюхивая чьи-то следы.
  - Это Жужа Галины Александровны!-воскликнула маќма.- А где, интересно, Галина?
  Этот вопрос задавали многие и в первую очередь-собравшийся объявить о начале концерта директор школы, не подозревавший, что в это время Галина Александровна, проќбравшись в его кабинет, украшает личную жизнь телефонныќми разговорами.
  Позавидовав успеху конкурента, на сцену выскочил конќферансье и попытался прогнать Жужу в зал. Заметавшись по освещенному прожекторами пространству и явно боясь его покинуть, собачка, увернувшись от пинка конферансье, шмыгќнула за ножку рояля, оперлась хвостом о пол и обречение завыла.
  Наблюдавшие забавное происшествие зрители уже давно шептались и пересмеивались: сейчас в зале раздался громќкий хохот. Услышав эти страшные, летящие из темноты звуки, Жужа подняла голову и завыла еще громче; ей в унисон заплакала пожалевшая собачку Полина. И в этот критический момент на сцену ворвалась найденная и призванная к исполќнению хозяйских обязанностей Галина Александровна: подќхватив счастливую Жужу на руки, она унесла ее прочь от человеческой черствости и безнадежного собачьего одиноќчества.
  Начался концерт. Успокоившись за Жужину судьбу, Поля послушала Листа, Чайковского, Шопена и, заскучав, заняќлась подсчитыванием пальцев на своих руках, которых почеќму-то получалось то семь, то одиннадцать. Поняв, что в этом деле ясности добиться трудно, Поля запрыгала в кресле, воќображая себя цирковой наездницей.
  - Перестань! - одернула ее мама. - Побудь пока с теќтей Заремой, а мне на сцену пора.
  Поля, считавшая, что опека над ней важнее концерта, поќпробовала помешать маминому уходу и согласилась отпусќтить ее платье лишь после обещания вернуться очень быстро.
  Хор принялся петь разные песни, а мама, сидя за фортепиќано на краю сцены, усердно ему аккомпанировала. Длилось это долго и Поля, убрав взгляд от маминой спины, решила посозерцать зал - и обнаружила вокруг множество придавќленных музыкальным шумом незнакомых людей, показавшиќмися ей, как во вчерашнем телевизионном кинофильме, вылеќзающими из гробов мертвецами. Всхлипнув от ужаса, Поля выскочила из своего ряда и побежала по ступенчатому проќходу к маме; достигнув сцены, ухватилась руками за ее край и попыталась вскарабкаться наверх, а когда это не удалось, заревела и, в отчаянном броске дотянувшись до маминой ноќги, вцепилась в ее туфлю.
  Хор гремел "Коль славен!" Архангельского и мама в обќщем шуме обнаружила Полино явление народу лишь тогда, когда почувствовала, что кто-то старается сдернуть ее со сцеќны. Ахнув от неожиданности, мама задергала ногой, пыќтаясь освободиться из плена, но Полина бульдожьей хваткой тянула ее к себе. То и дело сбиваясь с ритма, мама судорожќно била по клавишам, со страхом ощущая, как ее тело, повиќнуясь Полиным усилиям, медленно съезжает со стула и готоќвится, пролетев по воздуху, шмякнуться в партер. Набрав в грудь воздуха, мама брыкнулась взбесившимся мустангом - и с облегчением осознала, что ее нога, оставив туфлю Полиќне, возвращается в исходное положение. Усевшись поудобнее, мама обрадовалась еще больше, увидев Полю в надежных руках прибежавших на выручку коллег. Конечно, вид пиаќнистки в роскошном вечернем платье и с одной туфлей на нижних конечностях не вполне соответствовал классическим канонам и кое-кто из зрительниц заговорил о нездоровом влиянии докатившегося до Белогорска сюрреализма, но в цеќлом выступление хора было отмечено как удачное, а мужская половина даже поаплодировала снявшей вторую туфлю маме за изящество линии и благородство форм обтянутых колготќками ног.
  Умыв и причесав дочку, мама дождалась завершения конќцерта, шепотом внушая Полиным ушам статьи из Дисциплиќнарного устава, после чего повела Полю домой, с тревогой думая, все ли там благополучно. Опасения оказались напраќсными: папа и Родя в обнимку лежали на кровати и созерќцали телевизор, суп был доварен и посолен, а в прихожей вымыты полы.
  - Какие у нас мужчины, Полечка: просто золото!-скаќзала довольная мама.-Переоденься и помой руки, а я стол накрою: обедать будем.
  Обед проходил в теплой дружественной обстановке. Папа предложил соревноваться: кто первый съест свою порцию,- и выиграл ввиду явного преимущества.
  - Да-а, у тебя рот больше-сердито заявил Родя праздќнующему победу папе.
  - Просто я более тренирован - сознался папа.-Зато если будет конкурс грязнуль, то ты, Родик, займешь первое место.
  - Почему?! - возмутился несправедливому обвинению Родион, вытаскивая из-за уха каким-то образом пробравшиќеся туда из тарелки кусочки лука.
  - Потому что ты превратил обеденный стол в кучу отќбросов, а себя - в сидящего на ней поросенка - по научному объяснял папа.
   - А ты: карапузик! - ответил ударом на удар Родя и, выќбравшись из-за стола,
   гордо направился мимо сторожившей дверь мамы к обещавшему мультики
   телевизору.
  - Ты куда?-схватив сына за ворот рубашки, мама толќкнула его в ванную.-Иди умойся: с головы до ног в супе!
  - Не надо так!-обернувшись, негодующе вымолвил РОќДЯ.-А то дырку в рубашке сделаешь!
  Пораженная не замечавшемуся раннее бережному отноќшению сына к одежде, мама выброшенной на берег рыбкой открыла и закрыла рот, после чего, окончательно смутившись, принялась извиняться за грубое обращение с Родиной руќбашкой. Независимо поведя плечом, Родя намочил лицо и руки, вытер их и поспешил к телевизору.
  Отдохнув, мама решила вывести детей на прогулку в гоќрод, оставив папу охранять квартиру от воров, мышей и соќседей. Узнав о предстоящем "променаде", Поля занялась приќмеркой платьев, выбирая, какое из них наверняка ошеломит при встрече Юрку из соседнего дома, а Родя объявил о неќпреодолимом желании сопровождать барышень верхом на самокате - и только после папиной аргументации согласился идти пешком.
  Продефилировав по Луначарской улице, мама, имея в гоќлове тайные мысли, а в кошельке - немного денег, завернула в универмаг, где, поведя сама с собой внутреннюю борьбу и проиграв ее, приобрела блузку с заграничной этикеткой.
  - Ты зачем такую дорогую блузку покупаешь?!--осуждающе произнесла Полина.-Вот увидишь, папа опять руќгаться будет. Лучше бы нам шоколадку взяла: она всего три рубля стоит!
  - А мы папе пока ничего не сообщим, ладно?-заискиваюќще попросила мама.-За это я вас жвачкой и мороженным угощу!
  - Мне "Турбо" и эскимо-выскочил почуявший наживу Родион.
  - И мне - подхватила довольная заключенным корыстќным союзом Поля.
  - Конечно, конечно-согласилась на все готовая мама. - Вот только в аптеку зайдем.
  Пока мама и Поля горбились в хвосте длинной аптечной очереди, Родя улизнул на улицу и занялся обозреванием окќрестностей, постепенно сосредоточив внимание на стоявших внизу, возле покрытых облицовочной плиткой ступенек, двух мужчинах. Разговаривая, мужчины курили сигареты, и Родя с восхищением и завистью наблюдал, как элегантно выдуваќют они изо рта дым, небрежно стряхивая пепел в разместивќшуюся рядом урну. Закончив беседу, мужчины пожали друг другу руки, швырнули недокуренные сигареты в урну и раќзошлись.
  Воровато оглянувшись, Родя мгновенно очутился возле урны. Окурков оказалось в ней много и Родя, удивляясь расќточительности взрослых, набил оба кармана, после чего, заќняв то место, где недавно находились мужчины, сунул один из окурков в рот и, пыхтя и надувая щеки, "закурил", изящќно выдувая воображаемый дым в загазованную атмосферу.
  Поймав удивленный взгляд прохожего, Родя приосанился, понимая и разделяя восхищение окружающих Родиной осоќбой ("Такой маленький, а такой взрослый: курит!"), и приќнялся высматривать знакомых мальчишек, надеясь приобщить их к потреблению убивающего лошадь, но пасующего перед Родей никотина.
  Но откуда взяться счастью и справедливости в мире, поќстроенном на беззаконии злоупотребляющих властью родиќтелей, особенно когда рядом с ними крутятся в роли доносќчиков такие противные девчонки, как Полина, подсмотревќшая и доложившая маме о Родином вступлении в братство курильщиков. Конечно, Родю мгновенно лишили всех приќобретенных благ, одновременно пообещав надрать уши, - и малолетнему любителю табака, защищая поруганные идеалы, пришлось сесть на ступеньку и объявить, что останется здесь, пока не умрет: и даже потом, после смерти его душа продолќжит прилетать сюда, сожалея о возвращенных в урну окурќках и напоминая поседевшей от слез маме о погибшем по ее вине ребенке. И лишь тогда, когда устрашенная мама напомнила про жвачку и эскимо, несостоявшийся курильщик, выќторговав заодно и катание на американских горках, соглаќсился зарыть топор войны и вернуться на тропу мира.
  Эскимо быстро таяло и выпачкало Родину одежду, за что не разбирающаяся в юриспруденции мама отругала Родю, а не пренебрегающую своими функциональными обязанностями эскимосную палочку - пусть бы получше за своим мороженќным присматривала!- зато жвачка оказалась вкусной и ко всему прилипала, а катание на американских горках было выше всяких похвал, - поэтому Родя, приведя домой маму и Полину, чувствовал себя в эйфорическом настроении.
  - А мама новую блузку себе купила-прямо с порога поспешил он обрадовать отца.
  - Как?-оживленное лицо папы мгновенно потухло.- На какие деньги? Те, что на еду отложили?
  - Мне что: хуже всех одетой ходить?! - ринулась в контрќатаку мама, с досадой поглядывая на болтливого сына.- Ничего, займем. Возьмешь у Галки Малининой: у нее всегда деньги есть.
  - Да сколько можно занимать?!-взъярился папа.-И потом: что взял, отдавать нужно!
  - Это твои проблемы-сердито отрезала мама.-В конќце концов, ты - глава семьи. А я и о себе должна позабоќтиться: больше некому! Через месяц - академический конќцерт, мне что на него: голой идти?
  Пока родители выясняли: "кто есть кто?", дети оккупировали телевизор, наслаждаясь мультиком "Приключения капитана Врунгеля". Досмотрев фильм, Поля ушла в гости к подружке Люде, а к Роде в огромных сапогах, которые он упорно называл "охотничьи", притопал его ровесник Антон, периодически навещавший живущую на первом этаже свою бабушку. Устроившись на полу в детской, мальчики достали кубики и занялись возведением многоэтажных домов, то и деќло воруя друг у друга дефицитный материал, что отнюдь не способствовало добрососедским отношениям. Пользуясь поќложением хозяина ("Кто здесь живет? Ты, что ли?!"), Родя все спорные вопросы уверенно разрешал в свою пользу, после чего обидчивый Антон, сопя, как перекипающий чайник, мрачќно направлялся в коридор, к "охотничьим" сапогам, угрожая Роде пожизненным отъездом за пределы его территории, - и не желавшему прозябать в пустоте и унынии Родиону приќходилось, скрипя зубами и сердцем, хватать Антона за руку и возвращать в детскую, обещая дружбу и всяческие кубиковые привилегии.
  Достроив шедевры инженерной мысли, юные архитекторы начали выяснять, чей домик лучше, громогласно отстаивая приоритет собственных усилий. Устав от упрямства соперника, а также от несомненной правоты его доводов, импульсивный Родион, схватив используемую в качестве вешалки палку, принялся ожесточенно разрушать плод своего недавнего тиќтанического труда, после чего, разозлясь на удачливость друќга, ударил бывшей вешалкой по его домику.
  - А-а-а! - взвыл Антон. Выхватив у Родиона палку, он стукнул коварного агрессора по макушке. Заревев от боли, Родя метнулся к отдыхавшей у дивана швабре, похищенной утром из кухни с загадочными для самого вора намерениями, и, схватив ее, начал тыкать перекладиной Антону в лицо.
  На шум Ледового побоища прибежал папа, с изумлением увидевший, как еще час назад интеллигентные мальчики с заплаканными физиономиями разъяренно вырывают друг у друга швабру, попутно высказываясь об истинной сущности противника. Обогатив свой лексикон новыми, только что усќлышанными словами, где наиболее часто фигурировали обќщепринятые в детском саду понятия "дурак" и "писька", паќпа, забрав у драчунов швабру, погнал Родиона в ближайший угол, велев Антону надевать сапоги и катиться вниз по лестќнице к своей или иной бабушке, - что было сделано создаќтелем лучших в подъезде домиков очень быстро.
  - Если пообещаешь, что не будешь драться и говорить плохие слова, то я тебя из угла выпущу-постепенно разоќбравшись в ситуации, попытался смягчить поспешный приќговор папа.
  Но оскорбленный наказанием Родион, подобно великому индейскому вождю, невозмутимо стоял в углу, не поддаваќясь на уговоры бледнолицего горожанина.
  - Как хочешь! - пожал плечами папа. - Мог бы с нами сейчас поужинать.
  Отвернувшись, Родион погрузился в изучение оклеенной обоями стенки: и ни просьбы мамы, ни заманчивые предлоќжения вернувшейся из гостей Полины не отвлекли его от важных дум и настенных изысканий.
  Мама разложила но тарелкам жареную картошку и осќтатки семьи, изображая необыкновенную радость, принялись за еду.
  - Сейчас появится-заговорщицки прошептал многоќопытный папа.
  Он оказался прав: вскоре, привлеченная веселым шумом, в кухню осторожно заглянула верхняя половина Родиного туловища, пожелавшая узнать, что такое интересное здесь происходит. Обнаружив устремленные на него взгляды, туќловище спряталось, потом высунуло голову и, выкрикнув: "Я вас не люблю:", вновь исчезло, но ненадолго: через неќсколько минут Родя в полном объеме появился в проеме дверей, вызывающе размахивая найденным в мамином шкаќфу платочком и, повторив свой безжалостный лозунг, юркнул в прихожую.
  Самовольное оставление угла считалось тяжким преступќлением, но в этот раз единственной папиной реакцией на Родино скоморошество был жизнерадостный смех, - и мама, ободренная папиным весельем ("Слава богу, забыл о блузке и вообще смягчился!), громко сказала:
  - Ты, Родя, машешь платочком, словно матрешка. Мы назовем тебя теперь "Родя Матрешкин".
  Все, кроме блудного сына, засмеялись, а Поля, спеша внести лепту в общую потеху, ехидно выкрикнула: "Матрешкин муж - вот он кто!".
  Разоблаченный по всем статьям Родя, услышав о себе столько правды, нахмурился, но плакать не стал и даже заќулыбался, жалея, что не принимает участия в семейном каќпустнике, - и, когда папа, забрав его из угла, отвел в ванќную и вымыл лицо, то он сам, вырвавшись из папиных рук, помчался к своему месту за столом и вскоре, поедая жаренќную картошку, дразнился и корчил рожи не хуже Полины.
  По телевизору показывали приключенческий фильм и сеќмья, разместив папу посередине, устроилась перед экраном на кроватях. При демонстрации сцен насилия Поля, пописќкивая: "Боюсь! Боюсь!", закрывала глаза и утыкалась лицом в мощный папин живот, а Родя, наоборот, старался все заќпомнить, чтобы потом с успехом применить какой-нибудь смертельный удар на друге Антоне. Мама к таким фильмам относилась скептически, а папа - с изрядной долей иронии, и когда в финале главарь разбойников, заскрежетав зубами, взмахнул саблей над несчастной жертвой, папа дурашливо простонал: "Я тоже боюсь! Спасите меня!"-и почувствовал, как рука сына ласково обняла его за шею и прижала к своќему маленькому, но храброму сердцу, молча обещая защиќтить от всех бед и ненастий.
  После кинофильма дети дружно помчались в туалет, спеќша избавиться от накопленных за два часа отходов пищевого производства. Лежавший на краю кровати Родя первый доќбежал до заветной двери и мгновенно закрылся, оставив Поќле возможность безрезультатно стучать кулаками по дереќвянной поверхности.
  - Не ломай дверь, Полина!-сердито воскликнула маќма.-Имей терпение: Родя скоро выйдет!
  - Да-а, - протянула Полина.- Знаю я его: он там год сидеть будет. Я сейчас до трех посчитаю и чтобы потом он сразу вышел: слышишь, Родя?!
  Полина стукнула кулаком по двери.
  - Слышу!-недовольно буркнул занятый интимными делами Родион.
  - Хорошо. - Поля подняла палеи и начала отсчет. - Один, два, два с половиной, два с четвертью, два с осьмушќкой, два с шестнадцатой, на ниточке, на иголочке, ниточка обрывается, три начинается. Вылезай, Родя!
  Будучи джентльменом, Родя, хотя и с неохотой, уступил место даме, тем более что его ожидала наполненная теплой водой ванна. Пока Родя нырял, изображая охотящегося за пароходами кита, Поля возилась со взятым напрокат у Люды котенком Тишей; когда подошла ее очередь купаться, она контрабандой попыталась протащить котенка с собой, объќясняя произведшей таможенный досмотр маме, что Тиша тоже хочет быть чистым.
  Выкупанных детей папа аккуратно отнес в детскую, где принявшая их как эстафетную палочку мама вытерла сына и дочку полотенцем, уложила в постель и поручила заботам приплывающих со звездного неба волшебных сновидений, окутывающих теплотой и нежностью всех, кто засыпает но вечерам с чистой, не омраченной злом, совестью.
  
  У БАБУШКИ ДАШИ
  
  Чаще всего в гости к бабушке Даше ходил Родя: лишь там, на Перекопской улице, его душа вкушала истинный покой и вылечивалась от ран, нанесенных жестоким, неблагоќдарным миром, в составные части которого входили не только детсадовский драчун Чаныга и эксплуатирующая право первородства сестра Полина, но и замученные работой, бытом и друг другом родители: мама, не всегда понимающая, что ребенку в садике симпатизирует одна девочка и ей нраќвятся, когда Родя в холодный день щеголяет распахнутой рубашкой и голой грудью - на фоне упакованных в куртки и свитера сверстников, - и грубый, неотесанный папа, всеќрьез думающий, что мальчику нужно каждый день умыватьќся и чистить зубы - занятие явно не обязательное - все равќно загрязнишься,- о чем в качестве консультанта всегда гоќтова поведать папе знакомая Роде кошка, с пеленок брезќгающая мочалкой и мылом и прекрасно себя чувствующая. А бабушка... Какими вкусными блюдами угощает она вечно голодного ребенка, как приятно массажирует ножки и, разќрешая рыться в гардеробе, не устраивает скандал, когда Родя ломает какую-нибудь безделушку вроде часов или использует не по назначению что-либо из вещей: как в прошлый раз, когда он превратил белую скатерть в ковер-самолет и летал на ней по огороду. А как интересно рассказывает баќбушка Даша о своем детстве: о сестричке Оле, погибшей от жадности взрослых, о ворожее Элине, о привидениях, колќдунах. Мама называла эти истории "сказками", тогда как папа загадочно изрекал: "Что есть в сознании, есть в дейстќвительности",-но, независимо от их мнений, не было ничего приятнее, как сидеть на кровати возле бабушки и парить воќображением в нарисованных ею волшебных картинах.
  Смышленая Поля тоже уловила разницу между бабушќкой Надей, проповедовавшей идею ежедневных розог и казарќменного воспитания, и бабушкой Дашей, чей голос даже в самых тяжких случаях - когда Поля высыпала муку в лужу и приготовила невкусные пирожки, а Родя напоил валерьянќкой кота Рыжика - не поднимался выше уровня шума журќчащего летом ручейка. Вот и сегодня вместо командировки к бабушке Наде, куда собиралась отправить дочку строгая мама, Поля увязалась за Родей на Перекопскую улицу, и теперь те конфеты, которые приготовила для внука бабушка Даша, придется делить с жадной сестричкой, почему-то увеќренной, что ей причитается не третья часть конфет, а гораздо больше.
  - Бабушка!-сообразив, что Родя, зажав в руке кулек с конфетами, не собирается с ним расставаться, затеяла сканќдал Полина.-А мне Родька конфеты не дает!
  - Я поделюсь конфетами, - предвидя результат судебќного разбирательства, поторопился выкрутиться Родя. - Но пусть Поля за это что-нибудь споет.
  Услышав Родино предложение, бабушка Даша растерянно посмотрела на Полю и обнаружила, что внучке идея неожиќданно понравилась: до сих пор ее вокальный талант привлеќкал только маму, предполагавшую в далеком будущем заќпихать дочку в музыкальное училище, а тут число ее поклонќников сразу удвоилось. Приняв позу лауреата Государственќной премии, Полина захватывающе исполнила знаменитую детсадовскую песню "Серенькая кошечка села на окошечко", причем Родя, увлекшись, то и дело помогал певице своими подвываниями, что позже послужило ему поводом для приќсвоения двух сестричкиных конфет - за оказанную гуманиќтарно-звуковую помощь,- и в итоге выяснение отношений между партнерами по дуэту закончилось тем, с чего должно было начаться: небольшой, но упорной дракой, где крепким Полиным кулакам противостояли не менее твердые и проќворные Родины ноги,-и бабушке Даше для прекращения вооруженного конфликта пришлось наряду с голосовыми связками применить веник, способствовавший не только усќтановлению мира, но и справедливому дележу конфет.
  - Мозги застоялись: хватит в комнате сидеть!-ворчала бабушка Даша, выталкивая драчунов во двор.-Идите с Ваней поиграйте: он как раз на велосипеде катается.
  Ох, не вовремя вывел своего "Зайчика" во двор живший рядом с бабушкой Родин ровесник Ваня, - и он понял это, увидев, как мчится по направлению к его имуществу жаждуќщая добычи орда. Закрутив педалями, Ваня попробовал проќрваться к калитке своего дворика, но перегородившая путь Полина, схватив руль, грозно потребовала: "Дай покататься!". Трусливо озираясь по сторонам, Ваня попытался выдвинуть аргументы, мешающие принять столь лестное для "Зайчика" предложение, но в это время напавший сзади Родион принялся молча стаскивать скупердяя Ваню с его двухколесной собственности,-и только после Ваниного воќпля с обещаниями позвать на помощь маму, папу и вообще всех живых и покойных родственников умерил пыл и, ограќничиваясь корректными тычками в спину, присоединил свой вежливый голос к сестричкиной просьбе. Страдая и мучаясь, Ваня нехотя передал "Зайчика" захватчикам и даже зрелиќще кратковременной стычки между победителями, уточнявќшими, кто первый оседлает велосипед, не согрело его озябшую от переживаний душу. И только после того, как Поля верхом на велосипеде ударилась о дерево, а Родя шмякнулся в черќнозем огорода, Ваня стал смотреть на мир веселее, а когда Поля, разбив коленку, окончательно перекочевала в толпу зрителей, Ваня, растаяв от обилия полученных его недругаќми неприятностей, расчувствовался и предложил посмотреть на недавно появившихся у них в сарае козлят.
  Велосипед - точнее: то, что осталось от него после общеќния с деревом и огородом,-был мгновенно забыт. Полюбив Ваню как родного брата, Поля и Родя весело ворвались вмеќсте с ним на огороженную забором территорию, на посещеќние которой Ванины родители, уходя на работу, наложили сыну строгое табу.
  "Мэ-э!"-закричали, увидев ребят, козлята, с надеждой разглядывая их ладони. Увы, они были пусты! Сердобольная Полечка, догадавшись о чаяниях малолетних животных, риќнулась в Ванин огород собирать все зеленое и растущее,- и вскоре, скармливала малышам щавель и картофельную ботву. К счастью для Ваниных родителей, ленивые мальчишќки не последовали Полиному примеру, тем самым сохранив для грядущего урожая островки ускользнувшей от Полиных ног редиски и клубники: удлинив свои руки палками, юные исследователи начали тыкать ими в козлят, проверяя пракќтикой теорию академика Павлова о реакции живого организќма на сенсорные раздражители. В соответствии с учением академика, козлята подпрыгивали и негодующе мекали, выќзывая у удачливых естествоиспытателей приступы громкого смеха, пока занявшая антинаучную позицию Полина не преќкратила эксперимент, пригрозив подать жалобу в самую грозную после бога инстанцию - своему папе. Презрительно пофыркав, мальчики - и в первую очередь Родион, друживќший с папиным ремнем часто и основательно,-решили на всякий случай поменять объект изучения и переместились к расположенным неподалеку ульям, где, шуруя в литках палќкой и пиная пчелиные домики ногами, стали требовать от их обитателей продемонстрировать двум великим ученым исќкусство высотного пилотажа. Занятые изготовлением меда для лечения будущих ребячьих ангин, пчелы переполошились, решив, что из далеких североамериканских лесов к ним поќжаловал медведь гризли, и, проведя всеобщую мобилизацию и попрощавшись с друзьями, обречено вылетели на родные просторы для последнего, решительного боя. Обнаружив отќсутствие медведя, пчелиная армия растерянно заметалась, но, заметив в непосредственной близости от себя чумазые мальчишеские физиономии, пчелиный штаб, сопоставив данќные разведки, вник в ситуацию и отдал приказ изгнать двуќногого противника из пчелиных владений.
  - Так вам и надо, хулиганам! - выкрикивала, размахиќвая руками и подбадривая пчел, Поля, с удовлетворением наблюдая, как улепетывают, повизгивая от пчелиных укусов, не оправдавшие Павловских надежд рефлексологи, - пока один из пчелиных отрядов, заинтересовавшись Полиными теќлодвижениями, не ринулся в ее направлении. "Ай!"-дернуќлась от боли Поля, не сразу сообразив, что ее кусают те, чьи интересы она защищала. "Ой!"-вскрикнула она еще раз, отмахиваясь от наседавших на нее пчел, и, догадавшись, чего от нее хотят, помчалась, всхлипывая, к бабушкиному дому.
  - Почему они такие глупые? - жаловалась Поля бабушќке, вынимавшей пчелиные жала и смазывавшей раны постраќдавших спиртовой настойкой. - Я их не трогала, а они меня искусали. За них никто заступаться не будет, если они так себя ведут!
  - Они ведь русского языка не знают, - попыталась реаќбилитировать агрессоров бабушка.-Вот и решили, что ты заодно с мальчишками.
  - А у них какой язык: пчелиный?-задумалась Поля.- Хорошо бы его выучить' Я бы тогда с ними подружилась и от приставучего Юрки из соседнего дома меня защищать уговорила.
  - Вырастешь-все сделаешь! - обнадежила внучку баќбушка.
  И Поля, замечтавшись о ждущих ее удивительных сверќшениях, вновь стала счастливой, - как и Родя, взахлеб излаќгавший бабушке грандиозный план победоносного отмщения пчелам.
  то неприятный разговор пришлось пережить бабушке, когда Ванина мама, подсчитав нанесенные ее семье убытки, попробовала вчинить бабушке Даше денежный иск о возмещении велосипедно-огородного ущерба, - но, наткнувшись на категоричный отпор, перенесла свой гнев на поддающегося дурным влияниям отпрыска, - и вскоре Поля и Родя, стоя на бабушкином крыльце, услышали глухие Ванины вопли: мама воспитывала сына в одной из комнат тем, что попадаќлось под руки. Для Роди это был нормальный житейский процесс, тогда как Поля, заметавшись, принялась упрашиќвать бабушку отправиться выручать Ваню.
  - Давай совсем его заберем, - возбужденно предлагала Поля.-Папа раскладушку ему в детской поставит, а едой я с ним делиться буду: у меня ее всегда много.
  - Нельзя, внученька!-вздохнула бабушка. - Чужой дом - чужая крепость: там свои законы и вмешиваться в них нельзя. Ваню все-таки за дело наказывают: я и вас должна бы отругать, да знаю, что сама расстроюсь и сердце забоќлит... Чтобы скандал не слушать, сходим пока на речку Карасевку, природой полюбуемся.
  Возглавляемые бабушкой походы пользовались у детей успехом: Поля захватила с собой куклу, пожелавшую подыќшать речным воздухом, а Родя вооружился сделанной из проќволоки шпагой, собираясь с ее помощью казнить и миловать всех встречных собак и прохожих. В результате, продвигаќясь к речке, малочисленная экспедиция растянулась на длину верблюжьего каравана, поскольку кукла то и дело останавќливалась для беседы с какой-нибудь букашкой, а Родя заќбегал вперед в поисках засад и выкопанных на тротуаре ям-ловушек.
  Речка, медленно перекатываясь через камешки и ныряя в небольшие омуты, лениво разлеглась между двумя невыќсокими, поросшими кустарником, берегами. Родя, превратив шпагу в гарпун, занялся охотой на головастиков, Поля приќнялась сооружать из камышинок "фазэнду" для куколки, а бабушка... Она уселась на пригорок и, всматриваясь в волны, задумалась о том, что когда-то на этих берегах прошло ее детство, потом детство ее сына, а сейчас та же Карасевка воќспитывает тишиной и спокойствием новое поколение: такое маленькое, непослушное...
  - Бабушка, можно, я к гусям сбегаю? - уронив гарпун в речку, Родя решил поменять вид деятельности и, заметив метрах в ста задремавшее на солнышке гусиное семейство, ощутил неодолимую потребность нанести непрошеный визит.
  - Хорошо!-согласилась бабушка.
  Вооружаясь - какой же мужчина согласится пойти в опасную даль без острого меча?! - Родя подыскал подходяќщий прут и замахал им по воздуху, проверяя, легко ли буќдет рубить гусиные головы.
  - Ты, Родя, с палкой не расстаешься: словно и родился с палкой, - засмеялась бабушка.
  Но разве станет отважный рыцарь обращать внимание на недалекость дамского мышления?! Оседлав горячего коня - для этой цели иве пришлось пожертвовать одной из своих веток,- Родя помчался, держа над головой меч, прямо на вражеский лагерь. Путь был трудный и к его концу всадник устал, да и конь начал хромать то ли на задние, то ли на передние копыта: к тому же врагов, пока еще не подозревавќших о своей неизбежной гибели, оказалось неожиданно много и выглядели они вблизи сильными и упитанными: поэтому вместо намечавшейся атаки в центр гусиного стойбища рыцарь, смалодушничав, повернул на скаку коня и ткнул остриќём меча в спавшую неподалеку от стаи молоденькую гусыню.
  - Га-га-га! - закричала в ужасе гусыня, бросаясь под защиту родителей. - Спасите!
  Обижать женщину?! - этого гусаки оставить безнаказанќно не могли. Размахивая крыльями и грозно шипя, они со всех сторон ринулись на одинокого кавалериста, спеша заќхватить его в плен и подолбить клювом. Осознав грозящую ему участь, Родя, намочив от страха штаны, повернул обратќно, оставив неприятелю коня и меч, но гуси, презрительно переступив через добычу, продолжали преследование.
  - Бабушка, там Родю бьют, - забеспокоилась Полина, увидев, как мчится за ее братом разъяренное гусиное войско.
  Поднявшись на ноги, бабушка резво поспешила на поќмощь ребенку. Обнаружив новые неприятельские силы, гуси, негодующе гогоча, остановились и, возмущаясь, отпраќвились назад, на родину, предоставив бабушке возможность утешать мокрого и плачущего внука.
  О продолжении прогулки не могло быть и речи, и бабушќка, взяв детей за руки, повела их домой. Поля, достав каќрандаш и бумагу, сразу занялась рисованием, переодетый в сухую одежду Родя, успокоившись, отловил бабушкиного коќта Рыжика и начал приучать его к поводку, решив выдрессировать из Рыжика ученую собаку, а бабушка взялась за приќготовление обеда, гадая, как совместить вкусы детей и обеќщавшего заглянуть на обед их папы.
  Через полчаса, решив, что дети достаточно наигрались, баќбушка в рамках курса будущего хозяина возложила на Полю обязанность подмести пол, одновременно поручив Роде проќтереть обеденный стол. Полечка послушно взялась за веник, тогда как Родя, поупрямившись и попробовав улизнуть от задания под предлогом тяжкого пчелино-гусиного травматизќма, а также ответственности перед обществом за своевременќную переподготовку Рыжика, нехотя подцепил пальцем тряпќку и в обнимку с котом удалился в столовую. Пообещав проќверить результаты работы, удовлетворенная бабушка заняќлась довариванием борща, как вдруг забежавшая в кухню Поля заговорщицки зашептала: "Бабушка, посмотри, что Родька делает!".
  Взволновавшись, бабушка заторопилась в столовую и осќтолбенела, увидев, как Родя, положив смирившегося со своей судьбой кота на стол, вытирает им мокрую клеенку. Обнаќружив непрошеных зрителей, Родя пробурчал: "Нельзя, что ли?!" и нехотя отпустил Рыжика на пол, после чего, к своеќму тайному удовольствию, был немедленно изгнан по двор, где залез на шелковицу и вместе с присоединившимся к нему Ваней, спешившем поделиться подробностями произведенной над ним экзекуции, принялся изображать Тарзана.
  Папа пришел, когда дети сидели за столом и обедали.
  - Привет, поросенок!-крикнул он выскочившему из-за стола Роде.
  - Привет, карапузик!-ответил на бегу Родя и, вцепивќшись в папину левую руку, начал карабкаться по ней наверх.
  - Здравствуй, крыса!-улыбнулся папа Полечке, мчавќшейся к его правой руке.
  - Здравствуй, папулечка! - воскликнула Поля, стремясь опередить Родю в гонке к папиной макушке.
  Приподняв детей, папа в соответствии с семейной традиќцией спросил: "Как живете, караси!" и, услышав единодушќное: "Ничего себе, мерси!", обчмокал юных альпинистов и отнес к загрустившим без них стульям.
  - Ты знаешь, что Родька делал со мной, когда тебя не быќло?-поторопилась наябедничать Поля.- Он брал линейку и бил меня по голове: вот сюда бил, где больше всего мозгов!
  - Она первая начала!-сердится Родион.-Карандаши не давала рисовать и ногой драться лезла.
  - Дети балованные - просто ужас! - не удержавшись, бабушка выдвинула свои претензии. - В огород к соседке залезли, что-то с велосипедом ее сделали и между собой ниќкак не помирятся!
  - Ладно, пообедаем, потом разберемся, - дипломатично поќдытожил информацию папа.-Мне через полчаса уходить нужно. Я уже понял, что всех придется в угол ставить: за то, что сделали, и за все, что сделаете.
  - И бабушку тоже?-осторожно поинтересовался Родя.
  - Бабушку нет, - серьезно ответил папа.
  - Конечно, бабушка сама тебя в угол поставить может, потому что она - твоя мама,-догадалась Полина.
  - Правильно, - согласился папа.- Кушайте, пока еда не остыла.
  Обед, несмотря на неприятные папины намеки, протекал весело. Родя, успешно вымазавший борщом не только колеќни, но и голову, хвастливо рассказывал, какой урон он нанес сегодня гусиной армии, и как она бежала за ним, чтобы поќпросить пощады, Поля жаловалась на пчелиную неблагодарќность, а бабушка поведала о неравном поединке с соседкой, -и лишь папа молча ел, слушал и улыбался. Работа у него такая: всех слушать, все запоминать и ничего напрасно не говорить.
  После обеда, по требованию бабушки, в угол был поставќлен только Родион. Амнистированная Полина на радостях помыла посуду, а затем, дождавшись ухода папы, начала уговаривать бабушку выпустить несчастного узника на своќбоду. Нашедший такое интересное дело, как незаметное отколупывание от стен штукатурки, Родя из угла согласился выйти не сразу, гордо заявляя, что будет стоять здесь, пока не умрет,-и пришлось бабушке, никак не могущей понять, кто наказан - она или внук? - пообещать невинно осужденќному мальчику испечь пирожки с картошкой.
  Папа принес две одинаковые книжки с требующими расќкраски рисунками; дети занялись этим важным делом, разќрешив бабушке отдохнуть на кровати. Устав от забот, бабушќка незаметно заснула, а когда проснулась, то с тревогой обќнаружила, что не слышит детских голосов. Вскочив, она поќспешила в соседнюю комнату, где с удивлением (и одновреќменно с облегчением) увидела вытянувшуюся на диване лиќцом вверх Полину, а рядом на полу - развалившегося Роќдиона.
  - Что случилось? - забеспокоилась бабушка. - Заболели?
  - Нет, мы играем, -объяснила Поля.-Я-Спящая красавица.
  - А Родя что: спящий красавец?-поинтересовалась баќбушка.
  - Нет, он принц. Он сейчас меня будить будет.
   Действительно, Родя, схватив длинный рожок для обуви, резво поднялся и, ткнув Полю рожком в живот, свирепо рыкќнул: "Ты, вставай!", после чего красавица, взвизгнув, мгноќвенно пробудилась к жизни.
  - Какие-то странные игры!-резюмировала бабушка.- Лучше бы Шарика покормили.
  Родя, не успевший отодрать в углу намеченный кусок штукатурки, притворился глухонемым, зато покровительница животных Полина тотчас побежала выполнять бабушкину просьбу.
  Постояв на крыльце, бабушка прикрикнула на Шарика, попытавшегося в благодарственном порыве вымазать лапами Полечкино платье, и, заинтригованная непонятными звуками, доносившимися из комнаты, заглянула туда. Родя, поддев рожком кусок штукатурки, как раз выворачивал его из гнезќда, когда бабушкина ладонь с размаху опустилась на его макушку. Отпустив рожок, Родя гневно развернулся, желая узнать, кто помешал его архитектурному творчеству - и увиќдел бабушку.
  - Не надо по голове бить, - ничуть не смутившись, серќдито сверкнул Родя глазами. -А то я буду глупый. Нужно бить по попке.
  - Я так и сделаю, - строго сказала бабушка, терпению которой явно пришел конец. - Вот только ремень найду.
  - А я его спрятал, -хитро прижмурился Родион.-Хоть сто лет ищи - не найдешь!
  Действительно, усилия бабушки и составившей ей компаќнию Полины пропали зря: ремень так и не был найден. Выќговорив прощение, Родя ликующе объявил, что, ожидая приќхода папы, еще до обеда спрятал ремень в будке у Шарика, велев тому никому ничего не рассказывать.
  Замешав глину с известью и песком, бабушка устранила нанесенные Родей штукатурные повреждения, а затем, наќкормив внуков испеченными на сковородке пирожками с карќтошкой, отвела их родителям. Передав детей по списку из рук в руки, бабушка устало побрела домой, с удовольствием представляя, как включит сейчас телевизор и будет смотреть очередную серию кинофильма "Богатые тоже плачут", отдыќхая душой и телом от нашествия своих очень любимых, но таких беспокойных внуков.
  
  ЗАЙЧИК, ПАЛЬМА И ДРУГИЕ БЕЗДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  
  - Вонюченький ты мой!-мама целовала голенького Родю, принесенного папой из ванны, в мягкие беленькие ягодиќцы. - Прямо-таки съела бы всего! И вредненький, и плаксиќвый, - а самый, самый любимый!
  Родя, демонстрируя затылком, как ему все надоело, недоќвольно ворчал, но от маминых ласк не уклонялся.
  - А я не самая любимая, да?! - обиделась Поля.-Тольќко Родьку и целуешь! Возьму и уйду из дома: можете тогда сыночком любоваться сколько хотите!
  - Что ты, Полечка, - всполошилась мама.-Иди, миќлая, я тебя приголублю!
  И, оставив Родиона, тут же начавшего плакаться: как ему холодно, голодно и неуютно,-мама занялась обчмокиванием замершей в неприступной позе Полины.
  -- Многостаночница!-восхитился папа, глядя на маму.- Хлебом не корми: дай кого-нибудь губами потрогать!
  - Радуйся, что не зубами! - процедила мама.
  - И то правда! - вздохнул папа.-Слушайте, детки: что хорошего в поцелуях? Давайте я лучше каждому по шалобану отпущу!
  - Ну и отец!-возмутилась мама. - Нет, чтобы о детях позаботиться, спросить о чем-нибудь!
  -Так я и спросил, - пожал плечами папа, но, заметив зловещий блеск в маминых глазах, послушно произнес: "Родик, тебя сегодня в садике вкусно кормили?"
  - Не помню: спроси у мамы,-отмахнулся Родион, соќзерцая процесс запихивания себя в трусы и майку.-И вообќще: не мешай, я занят.
  -Да-а, детки!-покачал головой папа.- Цветы на могиќлах родителей.
  - Папа, а что такое "смерть"?-вмешалась в разговор Полина.
  - Это исчезновение человека из числа живых. Сегодня он ходит, что-то говорит, делает, а завтра лежит в глубине земли и никуда не вмешивается.
  - А ты скоро умрешь?-заинтересовался Родя, еще с пеленок ревновавший отца к маме и считавший, что папа слишком часто вмешивается в его личную жизнь.
  - Не знаю, -задумался папа. - Надеюсь, что лет двадќцать у меня еще есть.
  - И мама умрет?-забеспокоился Родя.
  - Конечно,-успокоил его папа. - Только гораздо позќже: женщины живут дольше мужчин.
  - Значит, Родя умрет раньше, чем я?-обрадовалась Полина.-Я тогда его игрушки себе заберу: можно?!
  - А я их выброшу,-умерил сестричкин восторг предусмотрительный Родион. - Или Антону отдам. И вообще: есќли боженьку попросить, то никогда не умрешь. Правда, мама?
  - Наверное, - дипломатично ответила мама.-Спать поќра: нашли тему для разговора! А ну-ка, быстро в постель!
  Командирский тон мамы возымел действие и вскоре дети дружно посапывали в своих кроватках. Впрочем, особых илќлюзий родители не питали, зная, что где-то заполночь они будут разбужены стуком в дверь и два маленьких привидения - поодиночке или толпой - займутся их уплотнением на сдвинутых вместе полутора спальных кроватях. А утром папа станет жаловаться, что у него отдохнул только левый бок, так как правый всю ночь готовился к свиданию с полом, а мама, продремавшая до утра в позе лотоса, уныло направится в детскую, готовя ритуальную фразу: "Опять постель обмочили? У каждого горшок под кроватью: могли бы и туда пописать!". Но дети, умывшись и переодевшись в сухое белье, будут заняты другими заботами: Родя начнет укло-няться от посещения детского садика, где его вчера поколоќтил местный хулиган Чаныга, а Поля, у которой подобные проблемы не возникали, поскольку она предпочитала тумаки раздавать, а не получать, примется уговаривать маму разќрешить взять в садик роскошную куклу-негритянку, недавно подаренную папиными родственниками. Пока мама убеждаќет Родиона и разубеждает Полину, папа, кляня холостяцќкую долю, жарит себе яичницу: затем, прекратив все дисќкуссии, помогает детям одеться и ведет их и детский садик, заинтриговывая предстоящей встречей с зайчиком.
  Лучший друг детей зайчик возник с легкой руки папы, коќторого судьба предназначила водить в детский садик сначала Полину, а потом и подросшего сына. Плестись по утрам в каќзенное учреждение, особенно в грязную или холодную погоќду, детям не хотелось, и папе, подавляя восстания, пришлось, кроме угроз, использовать принцип материальной заинтересоќванности, сочиняя, что возле декоративной самшитовой аллеи их ждет зайчик, приготовивший для детей какие-то лакомќства, - и доверчивая детвора весело устремлялась вперед, первую часть пути гадая о размерах и количестве подношения, затем бегая вдоль аллеи в поисках яств, а оставшийся отрезок дороги поедая угощение, незаметно подброшенное обманщиком папой, и сравнивая, кому что досталось
  Рассудительную Полю слегка смущала застенчивость зайќчика, предпочитавшего засовывать подарки в кусты, а не вруќчать их лично, но в целом ситуация подозрений но вызывала, тем более что несколько раз, после провоцирующих возгласов папы, дети видели, как зайчик, оставив в самшите купленные в магазине мамой-зайчихой яства, убегал в свой лесќной детский садик. Поля и Родя пытались узнать, какую групќпу - старшую или младшую - посещает их шустрый друг, но папа упорно ссылался на свое неведение, давая возможќность каждому из детей считать зайчика своим ровесником.
  Сегодня папа вел детей в садик с особенным удовольствиќем: у него в кармане лежали полученные недавно в качестве взятки три импортные конфеты. Дети, цепляясь за папины руки, спорили, кого из них зайчик больше любит, аргументиќруя свои доводы анализом полученных ранее презентов. Когќда до аллеи осталось метров двадцать, практичный Родя, перейдя от слов к делу, ринулся вперед, спеша заграбастать приготовленные зайчиком лакомства; за ним потрусила, безќнадежно отставая, тяжеловесная Полина.
  Аллея была длинной, и дети, суетясь и отталкивая друг друга, заползали на четвереньках вдоль кустарника, с наќдеждой вглядываясь в переплетенье прутьев. Выждав удобќный момент, папа подбросил поближе к Полине первую конќфету, сердито наблюдая, как рассеянная дочка проползает мимо угощения, не обращая на него внимания. "Тут поищи!" -наконец вынужден был сказать он Полине,-и сразу наќстороженно поднял голову застрявший неподалеку Родион.
  - Ах, конфетка! - радостно воскликнула Полина, блаќженно разглядывая завернутое в красочную обертку незнакомое лакомство, но тут налетевший коршуном Родя схватил заячий подарок и сунул его в карман.
  - Отдай! Я нашла! - закричала Полина, жалобно погляќдывая на папу.
  - Кто первый взял, тот и первый нашел! -отойдя подальќше, авторитетно заявил Родя.
  Догадавшись, что попытка физически поколебать идеолоќгическую позицию сына закончится скандальным плачем, папа примирительно произнес: "Не расстраивайся, Полечка, зайќчик где-то еще две конфеты спрятал", решив отдать дочке и ту - третью - часть взятки, с которой собирался познакомить свой желудок. Успокоенная Полина волнительно заерзала вдоль аллеи, а вслед за ней, чутко прядя ушами и искоса поглядывая на соперницу, пополз Родя.
  - Плюх! - неизвестно откуда упавшие конфеты оказаќлись прямо перед Полиным носом и она, протянув руку, наќчала соображать, какую из этих одинаковых красавиц надо отправить в карман первой, но ее попытку повторить подвиг Буриданова осла прервал быстрокрылый Родион, ловко схваќтивший одну из конфет и только из-за порыва великодушия, вызванного папиным присутствием, не захвативший в плен третью конфету.
  - А-а, - подобрав остатки роскоши и глядя на пустое место, недоуменно протянула Полина. - А где моя вторая конфета?
  И она, заглядывая во все обнадеживающие места, отпраќвилась в новое путешествие вдоль аллеи.
  .- Не ищи, Полечка, больше конфет нет,-хмуро сказал папа, сердито поглядывая на невозмутимого Родю.
  -- Как?! - приподнявшись, Поля растерянно захлопала глазами.-Почему тогда у меня одна конфета, а У Родьки две?
  - Потому что нельзя быть такой медлительной, - ответил папа.-Пойдемте в садик, а то на завтрак опоздаем.
  - Никуда я не пойду, - голубые глаза Поли наполнились слезами, - Родька у меня конфеты забирал, а ты молќчишь. Почему у него больше конфет, чем у меня? Это неспраќведливо!
  - Родик, ты Полечке одну конфетку не хочешь отдать?- заискивающе спросил папа.
  - Не хочу, - заглянув внутрь своей души, твердо сказал Родя.
  - Тогда мне отдай,-решив выступить в роли передаќточного звена, потребовал папа.
  - И тебе не дам, - голосом, хладнокровию которого позавидовал бы готовящийся к пыткам индеец, произнес разгаќдавший папину хитрость Родион.
  -- Или отдай конфету, или, чтобы всем было поровну, ее выбрось, - усилил нажим папа, не сомневаясь, что корыќстолюбивый Родя, подбиравший на улице и тащивший в дом разный хлам, никогда не выбросит импортный подарок. - Понял?
  - Понял, - кивнул головой Родя и, секунду поколебавќшись, швырнул зажатую в кулаке конфету в непроходимую чащу кустов.
  - Ах! - воскликнула Поля, печально провожая глазами полет не доставшейся ей конфеты.
  - Гм! - хмыкнул папа, с уважением подумав: "Мужик растет. Ну и характер!"
  А вслух, обратившись к детям, строго сказал: "Теперь доќвольны? У каждого по конфете-как и хотели!".
  И, заставив конкурентов взяться за руки, поторопил их на завтрак.
  Вечером детей забирала из детского садика и приводила домой бабушка Даша. Позже, заглянув в почтовый ящик, в квартире появлялся папа, избавляя бабушку от охраны поќсуды, которую регулярно разбивал Родя, и от утихомиривания Полиных эмоций, старавшейся любой спор с братом пеќревести в плоскость кулачных отношений. Папа начинал гоќтовить ужин и к середине данного процесса в прихожую захоќдила мама, перехватывавшая бразды кухонного правления в свои могучие руки. Поужинав и обменявшись новостями, сеќмья устремлялась к незавершенным и начинающимся делам или усаживалась созерцать телевизор.
  Сегодня предметом обсуждения стало отсутствие писем и газет, которых в доме на Нижнегорской не получали третьи сутки.
  - Это из-за Пальмы,-доложила знавшая все сплетни Полина.-Почтальонша сказала: или я, или она!
  Пальмой звали жившую во дворе многоэтажного дома огќромную овчарку, которую уже второй год кормили и любили дети, но ненавидела недавно появившаяся толстощекая и руќмяная почтальон Надя, утверждавшая, что собака питает к ней людоедские чувства. Действительно, получив от пуглиќвой Пади несколько ударов кирпичом по спине, овчарка вмеќсто приветливой улыбки стала показывать ей сердитые зубы, демонстрируя рычаньем нежелание видеть толстощеких почќтальонов в своем дворе, после чего Надя, чье тело уже не раз кусали собаки, комары и мухи, заявила, что человеческая жизнь ценнее газет и пока Пальму не посадят в тюрьму или не перевоспитают, нога почтальона не будет топтать терриќторию опального дома. Конфликт продолжался около двух недель и завершился однажды утром громким выстрелом во дворе.
  - Пальму убили, - прибежавшая домой Полечка была бледная и напуганная.-Приехали какие-то дядьки на машиќне, выстрелили, бросили Пальму в кузов и увезли. Мы рядом стояли, все видели.
  Полечка заплакала. Мама, обняв дочку, начала ее утеќшать, в то время как Родя, размахивая руками, воинственно выкрикивал, что он, когда вырастет, возьмет ружье и переќстреляет всех плохих дядек.
  - Папа, сегодня нельзя смеяться,-сообщила Поля приќшедшему обедать отцу. - Сегодня убили Пальму. Все дети во дворе собрались и так решили.
  - Конечно! - согласился папа, которого тоже расстроило известие о смерти овчарки.
  На следующий день траур закончился и во дворе вновь зазвучал детский смех. Почту приносили регулярно, чему все были довольны. Вот только с Надей почему-то перестали здоќроваться, да она и сама через месяц перешла работать на другой участок. Наверное, не понравилось, что дети, когда она заходила во двор, останавливались и молча на нее смотќрели. А почему смотрели - никто из них так и не смог объќяснить.
  
  ПУТЕШЕСТВИЕ ПОЛИ, МАМЫ И БАБУШКИ НАДИ В ДОМ ПИОНЕРОВ
  
  Бабушка была недовольна: "Сколько можно этой девице, - имелась в виду шестилетняя Поля,- сидеть на моей шее? Давно пора отправить в какое-нибудь приличное заведение!"
  - В какое? - горестно спросила мама.-Из садика ее выпустили, потому что большая, а в школу не пустили: скаќзали, что маленькая. А остальные заведения в Белогорске скорее публичные, чем приличные.
  - Отведите меня в Дом пионеров,-предложила наряќжавшая куклу Полина.-Мне подружка Люда говорила, что там лучше, чем в школе: веником по голове не бьют и лапшу на уши не вешают.
  - Да?! - удивилась бабушка.- Кого же они там воспиќтывают: неженок и дебилов?! Еще Маркс доказал, что битие определяет сознание: чем больше бьют, тем больше сознаќния, чем больше сознания, тем больше ума.
  Бабушка была воспитана 1937-м годом и считала, что стране не хватает твердой руки, папирос "Герцеговина Флор" и Нины Андреевой в Кремле. Мама, наоборот, уверяла, что нужно все и всех распустить и ничего не собирать - кроме урожаев.
  - Или я пойду в Дом пионеров, или буду плакать, - обострила ситуацию Полина.
  - Придется вести,-вздохнула мама.
  Где находится Дом пионеров, в городе знали не все, поќскольку вывеску Дома пионеров сняли на память его бывќшие воспитанники. Но бабушкин язык мог довести не только до Киева, но и до крейсера "Аврора", поэтому вскоре бабушќка, мама и Полина поднимались по ступенькам симпатичного двухэтажного здания.
  В вестибюле техничка Елена Ивановна мыла полы.
  - Ноги вытирайте! - рявкнула она на вошедшую троиќцу. - Ходят тут всякие, век бы вас не видать!
  - Как - ноги?! - удивилась мама. - Такой грязной тряпќкой? Вы еще лицо предложите нам ею вытереть!
  - Здесь, наверное, как в садике,-заступилась за Елену Ивановну Полина.-Там всегда ноги моют и вытирают, преќжде чем спать уложить. А грязная тряпка потому, что мы последние в очереди. Я в детском садике и не такой вытиќралась!
  - Перестаньте говорить чепуху! - рассердилась бабушка. - Вам русским языком предлагают вытереть подошву обуви.
  - Деревня! - прокомментировала бабушку Елена Иваќновна. - Ничего не умеют делать.
  Пристыженные мама и Полина вслед за бабушкой вытерќли обувь, зашли в вестибюль и остановились возле большого плаката с заголовком: "Сегодня-день открытых дверей". А ниже: "направо пойдешь - в театр попадешь, налево пойќдешь - в аквариум упадешь, вниз побежишь - стихи сочиќнишь, наверх попадешь - игрушку сошьешь". В левом углу плаката чернело: "Утверждаю. Н. М. Самбурская". И маленьќкое примечание: "Случайных посетителей ждет во дворе злая собака".
  - А кто такая Н. М. Самбурская? - спросила бабушка гардеробщицу.
  - Это наш директор,-охотно пояснила гардеробщица.- Скажу вам: голова! Ей палец в рот не клади!
  -- А что: она разрешает пальцы в рот класть?-поинтеќресовалась мама.- Ведь это негигиенично!
  - Неужели она их откусывает?! - широко раскрыла глаќза Полина.-Какой ужас!
  - Ну, зачем так...- смутилась гардеробщица.-Нельзя все понимать буквально. Хотя кое-кто, конечно, и плачет.
  - Вообще-то советские люди, - сказала изучавшая плаќкат бабушка, - должны ходить непроторенными путями, по бездорожью. Поэтому предлагаю идти по кривой.
  Кривая привела в комнату, где сидел красивый мужќчина бальзаковского возраста.
  - Талят Кадырович! - представился мужчина.-Чем моќгу быть полезным?
  - Полезным? - переспросила бабушка.-У меня дров нарубить некому... Или у вас другое направление полезности?
  - Я готовлю корреспондентов, - сообщил Талят Кадырович.-Учу детей писать очерки, фельетоны, статьи.
  - Да?! - хмыкнула бабушка, сразу вспомнившая о воспитавшем ее времени. -Полину - корреспондентом?! Знаю я, чем это кончается: вначале пишет она, потом пишут на нее, под информацию подбирается статья - и вот моя внучка греется в холодильнике где-нибудь на Чукотке.
  - Какой опасный кружок! - вздрогнула мама.-Пойдемќте скорее отсюда. Пусть лучше неграмотной будет, чем такое...
  Когда в комнате напротив симпатичный мужчина предќставился: "Эскандер Кадырович!", мама растерялась, "Я не знала, что Дом пионеров на семейной аренде".
  - Нет, нет, - успокоил ее Эскандер Кадырович. - Нас здесь пока только трое. Когда дети подрастут, тогда уж... Вы девочку в какой кружок привели: натуралистов или фотоќграфов?
  - Мама! - восторженно взвизгнула Полина.-Посмотри, какие рыбки в аквариуме плавают!
  - А они не кусаются?-спросила осторожная мама.
  - Если не дразнить, то они спокойные,-пожал плечами Эскандер Кадырович.
  - У вас здесь и бабочки, и тараканы разные, - брезглиќво сказала бабушка.-Как можно ребенку с такой гадостью возиться?! Ей нужно что-нибудь интеллигентное.
  - А при проявлении фотографий красный свет на зрение плохо действует, - добавила мама. - Нам нужно и научитьќся чему-то, и здоровым остаться.
  Подхватив упирающуюся Полину под руки, бабушка и мама дружно вытащили ее в коридор.
  Дверь с табличкой "Директор" оказалась закрытой - Наќдежда Михайловна была вызвана для дачи показаний к инќспектору районо Марьиной, и маме так и не удалось посмотќреть на женщину, расправлявшуюся с подчиненными такими крутыми методами. Зато она познакомилась с завхозом Галиќной Николаевной и, оценив количество ключей, которые Гаќлина Николаевна возила за собой на тележке, мама начала уговаривать Галину Николаевну взять Полю в ученики, шеќпотом объясняя бабушке, что Полине пора с детства быть поближе к материальным благам. Бабушка против такой проќграммы не возражала, и Галине Николаевне удалось отбить их атаку только тогда, когда выяснилось, что затащить теќлежку на второй этаж Поле еще не по силам.
  Из-за закрытой двери послышались звуки музыки.
  - Там Исаак Абрамович руководит эстрадным оркестќром, - пояснила Галина Николаевна.
  - Замечательно! - обрадовалась мама. - Музыка и инќтеллигентность - близнецы-сестры.
  - Чего надо? - сердито спросил Исаак Абрамович, когда тройка путешественников прервала его музицирование.
  - Мы хотим свою девочку, - мама указала пальнем на притихшую Полину, - устроить к вам в оркестр.
  - Не бесплатно, конечно, - добавила знающая жизнь бабушка.
  - Гм... - задумался Исаак Абрамович. - Я, конечно, с удовольствием... Но у меня все инструменты заняты, только барабан свободен.
  -- Этот? - спросила Полипа и, подойдя к барабану, поќсмотрело А как я на нем играть буду, он ведь большой?
  - Очень престо! - объяснила бабушка. - Сядешь на неќго сверху и будешь стучать ножками.
  - А если я упаду? - продолжала сомневаться Полина.
  - Ничего! - успокоила ее бабушка. - У нас "Скорая помощь" хорошо работает.
  - Нет - решительно сказал Исаак Абрамович. - Ногами бить по барабану я не позволю. И трешку вашу заберите: тоже мне, нашли деньги!
  Мама, пытавшаяся засунуть три рубля в карман Исаака Абрамовича, покраснела и объяснила: "Я больше не взяла. Я не знала, что у вас так дорого".
  - Хозрасчет! - солидно пояснил Исаак Абрамович и наќчал подталкивать гостей к выходу.
  Удрученные бабушка, мама и Поля добрели до вестибюля и остановились.
  - Куда теперь? - спросила мама.
  - К звездам!-ответила бабушка. - Советские люди всегда идут к вершинам.
  И они начали взбираться на второй этаж.
  - "Совет ветеранов", - прочитала бабушка надпись на двери. - А они что здесь делают?
  - Ветеранят, наверное, - предположила Полина.
  - Нет, - досадливо поморщилась мама. - Здесь, наверќное, филиал дома для престарелых. К тому же - не в обиду вам сказано - сами знаете: старое и малое - одно и то же. Вот их сюда и определили!
  - Мама! - позвала заглянувшая в одну из дверей Поќлина. - Смотри: рисуют!
  Поспешившие на ее зов мама и бабушка с интересом наќчали рассматривать уткнувшихся в рисунки ребят.
  - Это все - будущие художники? - с почтением спросила мама у руководителя кружка Рамиза Андреевича, делавќшего вид, что он в упор не видит посетителей.
  - Да, - буркнул Рамиз Андреевич, глядя в безвоздушное пространство.
  - Все художники - богачи, - прошептала бабушка маќме и громко спросила: "Вы нашу девочку к себе возьмете?"
  - Насовсем?! - встревожился Рамиз Андреевич.
  - Только на кружок, - заторопилась с ответом мама.
  - Талант есть? - посмотрел на них Рамиз Андреевич.
  - Нет, - растерялась мама. - Таланта нет. Но есть три рубля.
  - Да, - подтвердила бабушка. - Почти бездарность.
  - Вся в маму и в бабушку,-дополнила Полина.
   - Не принимаем,-отвернулся Рамиз Андреевич. Пуќтешественники грустно потянулись к выходу в коридор.
  В соседней комнате стрекотала швейная машинка.
  - Ткацкий цех, наверное, - предположила мама.
  - Незамужние ткачихи составляют большинство, - проќпела вспомнившая молодость бабушка и открыла дверь. Что-то объяснявшая девочкам Ирина Васильевна подняла голову.
  -- Здравствуйте! - сказала мама.- Хотим свою девочку в перспективный кружок устроить.
  - А шить она умеет?-спросила Ирина Васильевна.
  - Скажем, так: она об этом слышала, - честно объясниќла бабушка.
  - И видела: по телевизору, - дополнила Полина.
  - Этого мало! - вздохнула Ирина Васильевна.-И возќраст неподходящий. А усидчивость есть?
  - Нет, - твердо сказала решившая проявить характер Полина. - И усидчивости нет, и иголку могу проглотить.
  - И вообще ткачи мало зарабатывают, - погрустнела бабушка.
  - Можно пойти в кружок "Мягкая игрушка" или "Рукоќделие", - проинформировала Ирина Васильевна. - Но там тоже шить придется.
  - Знаете, - сказала мама, посмотрев на Полину. - Лучше не рисковать. Дочка такая упрямая, что из прнципа не тольќко иголку, но и ножницы проглотить может. А какие кружки еще есть?
  - В подвал не спускались? - поинтересовалась Ирина Васильевна.
  - К крысам? - возмутилась бабушка.
  - Там не только крысы, там еще и поэты поселились. Стихи пишут, в газете публикуются.
  - Газета - это хорошо. Но подвал... - мама .содрогнуќлась. - Вода по стенам, плесень, туберкулез... Обойдемся без стихов, тем более что Поля их и так сочинять умеет. Прочиќтай, Полечка, то, что вчера придумала.
  Поля опустила руки по швам и послушно прокричала:
  До, ре, ми, фа, соль, ля, си -
  Села кошка на такси,
  И поехала в метро
  Покупать себе ведро.
  
  - Гениально!-зааплодировала бабушка.
  - Девочка хорошо декламирует, - сказала Ирина Васиќльевна. - Отведите ее к Светлане Григорьевне: она руководит театром "Волшебный фонарь". Ее дверь - напротив моей.
  - Театр... - благоговейно прошептала мама. - Кулисы, рампа, поклонники... Такси у подъезда, цветы... Пойдем быќстрее, Полечка, пока твое место не заняли.
  - А чем Поля любит заниматься? - спросила Светлана Григорьевна, когда путешественники объяснили ей цель визита.
  - Дразниться, - созналась Полина.
  - Такие гримасы корчит, словно ее не я родила, а обезьќяна, - недовольно добавила мама.
  - Это то, что нам нужно, - обрадовалась Светлана Гриќгорьевна. - Артисты таким путем в роль входят. Ты хочешь быть принцессой, Полина?
  - Конечно! - воскликнула Поля. - Только чтоб принц меня не целовал: я этого не люблю.
  - Ладно, - согласилась Светлана Григорьевна.
  - Вот и пристроили внучку, - заулыбалась бабушка. - Теперь и на душе, и в доме спокойно будет.
  - Ты в этом уверена? - посмотрела на бабушку мама.- Поля наверняка репетировать будет дома и нас к этому приќвлечет.
  - Обязательно! - подтвердила Полина. - Я вам от роќдительских обязанностей уклоняться не позволю.
  - Что делать?! - мама и бабушка с надеждой взглянули на Светлану Григорьевну.
  - Искусство требует жертв, - пожала плечами Светлана Григорьевна.
  Возражать было нечего. И жертвы вместе со своей будуќщей мучительницей обречено поплелись к выходу. Жизнь продолжалась.
  
  ПЕРВЫЙ РАЗ В ПЕРВЫЙ КЛАСС
  
  - Неужели завтра в школу? - мама, подперев подбороќдок руками, сидела за столом и смотрела на Полечку изумленно-растроганными глазами. - Кажется, недавно папа заќбирал нас из роддома, ты такая крохотная была, чуть больше кошки, и я, когда ехали, боялась, что папа тебя уронит.
  - А какая машина была? - перебил маму мужским вопќросом Родион.
  - Ему начальник милиции свою "Волгу" дал, - вспомниќла мама.
   - Да-а?! - с завистью протянул Родя. И с надеждой:
  - А меня на какой машине везли?
  - Тебя - на дежурной машине РОВД: с сиреной и "миќгалкой". Папа очень занят на работе был и взял то, что под рукой оказалось.
   - А у меня машина лучше: с сиреной, "мигалкой"! - торќжествовал Родя, свысока поглядывая на Полю.-Правда, мама?!
  - Обе одинаковы: не как у нормальных людей, - отмахќнулась мама, поднимаясь из-за стола. - Пойдем, Полечка: примерим, что завтра в школу оденешь.
  Женщины важно направились к гардеробу, а вслед за ниќми, раздумывая: "Что бы такого сделать плохого?", поплелся Родион.
  Одевшись в школьную форму, Поля покрутилась перед зеркалом, затем сняла ее и с вожделением в глазах начала примерять мамино вечернее платье.
  - До него еще дорасти нужно, Полечка! - засмеялась мама.
  - А потом ты мне его отдать? - умоляюще попросила Поля.- И сережки тоже: вон те, с янтарем?!
  - Да, все отдам, ничего себе не оставлю, -грустно соќгласилась мама. - На работу голая ходить буду.
  - Тебе папа еще купит, - утешила маму Полина.-Или у бабушки Даши фуфайку возьмешь: она все равно ее не носит.
  Между тем Родион, нырнув в проем гардероба, пошарил руками, вытащил бюстгальтер и принялся с недоумением приќспосабливать его к своей голове и ушам.
  - Что это? - не выдержав неизвестности, спросил он. Женщины обернулись.
  - Это сисник, - с легким презрением к невежественному мальчишке объяснила Полина. - Его только девочки носят: положи на место!
  - Как ты вообще здесь оказался?! - возмутилась мама.- Марш в детскую!
  Небрежно швырнув бюстгальтер в гардероб, Родя тайком от мамы показал сестричке язык и хулиганской походкой наќправился прочь. Поля открыла рот, собираясь пожаловаться: и в это время зазвенел дверной звонок.
  - Это, наверное, Валентин Николаевич, - предположила мама. - Он обещал отремонтированные часы занести. Открой дверь, Полечка, а я пока вместо халата что-нибудь поприличќнее одену.
  Но дверь уже распахивал настежь нетерпеливый Родион.
  -- Здравствуйте, дети! - войдя и прихожую и поставив на пол портфель, вежливо промолвил Валентин Николаевич. - Есть кто-нибудь из родителей дома?
  - Я сейчас, Валентин Николаевич! - откликнулась из спальни мама. - Проходите пока в гостиную.
  - Да, да, конечно, - неловко произнес Валентин Никоќлаевич, пытаясь сообразить, почему дети, выстроившись стенќкой, разглядывают его с каким-то нехорошим интересом. "Как голодный - хлеб с маслом, - мелькнула у Валентина Никоќлаевича мысль. - Слава богу, что я несъедобный!".
  Повеселев от этого вывода, Валентин Николаевич бодро спросил: "Как дела?".
  - Хорошо идут дела: голова еще цела, - процитировала Поля любимый папин афоризм и выжидающе замолчала.
  - Ты нам что-нибудь вкусненькое принес? - поняв, что бестолковый дядька намеков не понимает, перешел к сути дела Родион.
  - Нет, - потея от смущения, сознался Валентин Николаќевич.-У меня только будильник.
  - Да?! - оживился Родион, припомнив, что в прошлый раз, выясняя, почему крутятся стрелки, он не до конца разобрал часовой механизм. - Где он?
  - В портфеле. Но я только маме отдам: это ведь ты, каќжется, его сломал?!
  С досадой посмотрев на хитрого дядьку, Родя отвернулся и вслед за потерявшей интерес к гостю Полиной направился в детскую.
  - Пойдемте на кухню чай пить, - пригласила вышедшая из спальни нарядная мама.-Дети к вам не приставали? Взяли моду попрошайничать, словно в нищете живем.
  - Нет, все нормально - пробормотал Валентин Николаќевич, вручая маме часы и откланиваясь.- Извините, я внизу велосипед оставил, как бы не украли.
  - До свидания! - закрыв за Валентином Николаевичем дверь, мама завела будильник, поставила его на верхнюю, недоступную для Роди, полку и отправилась готовить ужин.
  После ужина мама занялась штопкой носков, папа решил пообщаться с телевизором, а дети вместе с пришедшей в госќти Полиной подружкой Людой начали играть в семью. Исќполнявшая обязанности матери Полина, войдя в азарт, поќкрикивала на непослушную дочь Люду и даже пыталась ее отшлепать, одновременно заботливо откармливая отца Родиќона похищенным с балкона песком. Это неравенство Люду обижало, тем более что Родион, презрев матримониальную субординацию, то и дело толкал дочь в бок, валил на пол и вообще высказывал всяческими путями свою нежную, отнюдь не родственную привязанность. Людино повизгивание вынужќдало Полю время от времени изгонять блудливого отца из семейного стада и с неохотой, из-за отсутствия других кандиќдатур, принимать обратно, что привело уставшего от неопреќделенного семейного положения Родиона к решению переќквалифицироваться из заботливого папаши в разбойника. Улучив момент, Родион похитил у простодушных женщин кукольные одеяльца, но из-за отсутствия воровского опыта не сумел их надежно спрятать и был изобличен бдительной Поќлиной. Расследуя Полину жалобу на недостойное поведение супруга, мама, утихомиривая страсти, вынесла вердикт о прекращении семейной стажировки детей. Вошедшая во вкус семейной жизни Полина попробовала заупрямиться и приќзнала мамину правоту лишь после напоминания о том, что завтра рано вставать, - после чего, проводив Люду домой, вместе с непутевым мужем Родей приступила к водным проќцедурам с последующим погружением в постель.
  Утром все поднялись раньше обычного. Мама быстро приќготовила сына к трудностям детсадовского существования и даже разрешила вооружиться автоматом, а затем занялась Полиной, от волнения помывшей в третий раз лицо и ноги. Заняв сам за собой очередь к холодильнику, папа выманил у него кусок колбасы, перемешал с хлебом и чаем, затолкал в свой желудок и, полностью готовый к конвоированию сына в детский садик, начал торопить Родиона к скорейшему отќправлению по этапу.
  В этом путешествии папа и сын были не одиноки: отовсюќду из подъездов выводили своих чад к светлому детсадовскому будущему спешившие на работу родители. Размахивая автоматом, Родя весело перекликался со сверстниками, обеќщая кое-кого из них обязательно застрелить; заметив плетуќщегося рядом с бабушкой младшего Людиного брата Витюшку, потащил папу в их направлении.
  -- У тебя такой автомат есть? - приблизившись, гордо спросил Родя у малорослого, не достававшего ему до плеча, Витюшки.
  - Нет, - ответил Витюшка, скорбя и завидуя.
  - Это мне папа купил, - пояснил на всякий случай Родиќон, дабы Витюшка не усомнился в его праве собственника. - А ты Люду сегодня увидишь?
  - Она в школу собирается, - задумался Витюшка, но, придя к выводу, что ночевать в школе его сестру, скорее всеќго, не оставят, объявил: "Увижу!".
  - Передай, что я на ней женюсь! - небрежно сказал Роќдион, сворачивая на ведущую к его садику улицу. - Понял?!
  Онемев от счастья стать ближайшим родственником чеќловека с оружием, Витюшка молча кивнул, тогда как бабушќка вполголоса проговорила: "Жених нашелся: от горшка два вершка!". Но величественно шагавший Родион и его задуќмавшийся о предстоящих свадебных расходах папа уже удаќлялись в противоположную сторону и, конечно, ничего не слышали.
  В школу Поля и Люда шли вместе; вслед за ними, обќсуждая предстоящие ученические тяготы дочерей, тянулись их мамы.
  - Ты пенал взяла? - спрашивала Поля у подруги.
  - Да! - кивала головой Люда.
  - А учебники все есть?
  Опять молчаливый кивок.
  - Жаль, а то могла бы у меня брать, - вздохнула Поля. - Но за партой мы вместе сидим, правда?!
  - Конечное, - соглашалась хрупкая Люда, привыкшая рассчитывать на Полину физическую мощь во всех сложных ситуациях.
  Учеников в школе оказалось очень много и, выстроенные четырехугольником, они выглядели такой плотной, внушиќтельной массой, что Полина, испугавшись, подбежала к маме и прижалась к ее ногам.
  - Не бойся, Полечка, все будет хорошо, - успокаивала дочку мама. - Это - школьная линейка. Подождем, когда классы начнут формировать.
  С приветственным словом перед собравшимися выступил директор школы, затем с началом учебного года поздравили учеников представители районо и райисполкома. После предќставителей к микрофону вышел завуч и стал вызывать перќвоклассников к их учителям.
  Поля и Люда попали в 1-ый "В" класс к молоденькой, симпатичной учительнице Наталье Ивановне. Большинство учеников составляли девочки, но виднелись и мальчики, среќди которых внушительными плечами и тупой физиономией выделялся Васька-переросток, которому болезни, лень и ущерќбность мозговых извилин не позволили в прошлом году усќпешно доползти до окончания первого класса.
  Прозвенел звонок и первоклассники нестройной толпой заторопились за своими учителями к школьным дверям. Маќма, поднявшись на носки ног, с щемящим сердцем наблюќдала, как ее дочка, цепко держа за руку Люду, спешит, стаќраясь не отстать от учительницы, такая взволнованная, озаќбоченная, не думающая ни о чем, кроме предстоящих уроков, - и маме почудилось, что ее маленькую, беззащитную дочурќку оторвала от нее и уносит куда-то холодная, чуждая семейќному теплу, стихия - и это только начало долгого пути, преќвращающего детей во взрослых и навсегда уводящего их из дома в мир производственных необходимостей и борьбы за существование. Но как иначе? Иначе нельзя. И, утерев выќступившие на глазах слезы, мама, проследив, как проглотил Полечку черный проем дверей, повернулась и побрела прочь, в свой день, состоящий из работы, заботы, быта и старания казаться счастливой.
  Войдя в класс, Поля и Люда уселись за симпатичную парту в дальнем ряду и занялись ее обживанием.
  - Эй! Проваливайте отсюда! - ворвался в их уютные заќботы наглый голос. - Здесь в прошлом году я сидел.
  Обернувшись, девочки увидели стоявшего с вызывающим видом Ваську-переростка.
  - Какой ты грубый! - поморщилась Полина. - Так нельќзя с девочками разговаривать. А что ты в прошлом году здесь делал?
  - Как что?! - опешил Васька, пораженный Полиным хладнокровием. - За партой сидел. И учился иногда.
  - Тогда тебе во второй класс надо, - осуждающе покачав головой, объяснила Поля глупому мальчишке.
  - Не-е, мне в первый, - протянул Васька, на минуту заќдумавшись: может, в самом деле не туда попал? - Валите с моей парты, пока целы!
  - Так ты всю жизнь в первый класс ходить будешь, да? -с сочувствием догадалась Полина и, обращаясь к Люде, добавила: "Быстрее другую парту занимай, эта - специальќная парта для дурачков, а мы не знали".
  Но все удобные места уже разобрали и девочкам достаќлась первая парта возле двери.
  Наталья Ивановна, потребовав внимания, начала объясќнять правила школьного поведения и распорядок занятий. Полине понравилось, что урок у первоклассников длится только тридцать минут, а все оценки фиксируются в дневниќке; в классе было красиво, чисто, на передней стене висела большая коричневая доска, какие-то таблицы с буквами и цифрами, возле окон в углах комнаты виднелись горшки с цвеќтами.
  Во время переклички Люда ойкнула и шепотом пожалоќвалась Полине, что кто-то бросает в нее кусочки жеванной бумаги. Оглянувшись, Поля заметила приготовившегося к броску Ваську и, вскочив, крикнула:
  - Наталья Ивановна, а тот дурачок, который в школу со своей партой пришел, бумагой швыряется.
  Все захихикали, а Наталья Ивановна, прикрикнув на Ваську, стала объяснять, что обзываться нельзя: в классе дурачков нет и все одинаково умные.
  - Так он сам сказал, что глупый, - громко произнесла Полина. - Он второй год на своей парте сидит и никогда с ней не расстанется: правда, Вася?!
  Первоклассники заинтересованно оглянулись на переростќка, изумляясь его целеустремленности, а тот, брызгая слюќной, зашипел разъяренным котом: "Ты! Сама дура! Ты!".
  - Смотрите, у него слюна течет, как у бешенного, - заќбеспокоилась Полина. - Наталья Ивановна, а он нас не поќкусает?
  Наталья Ивановна засмеялась и вслед за ней облегченно захохотал весь класс, до этого испуганно поглядывавший на агрессивные зубы переростка.
  Справившись с приступом смеха, Наталья Ивановна, подќхватывая ускользающую из-под контроля ситуацию, призвала всех к порядку и объявила урок рисования.
  Поле нравилось чувствовать себя художником и, открыв альбом, она с удовольствием занялась вариациями на свободќную тему.
  - А у меня карандаша нет,-отвлек Полино внимание своим воплем сидевший на соседней парте лопоухий мальќчишка.
  - Как нет?! Почему ты их не взял? - строго спросила Наталья Ивановна.- Я специально родителей предупредила.
  - Я, наверное, взял, но они потерялись, - посмотрел честными глазами на учительницу лопоухий хитрец.
  - Ну, не знаю, что теперь делать будем, - с досадой сказала Наталья Ивановна.
  - А я знаю, - вмешалась в разговор пожалевшая лопоќухого Полина. - Нужно в милицию позвонить: пусть приедут и найдут потерю.
  - Не надо звонить: я вместе с Колей рисовать буду,- испугался лопоухий, успевший по пути в школу обменять каќрандаши на две жвачки.
  - Отлично! - обрадовалась Наталья Ивановна и, подќнявшись из-за учительского стола, принялась прохаживаться между партами, интересуясь, кто что рисует. Как она и предќполагала, мальчики были увлечены войной, а девочки разуќкрашивали бумагу куклами и цветочками.
  - А почему у твоих кукол треугольные сердца? - расќсмотрев Полин рисунок, спросила Наталья Ивановна.
  - Чтобы никто не цеплялся, - пояснила Полина. - Края у сердец острые: кто полезет, сразу уколется.
  Прозвенел звонок и Наталья Ивановна отпустила первоќклассников на перемену. Сбегав в туалет, Поля и Люда чинќно прогуливались по коридору, когда на их пути вырос жажќдущий мести Васька.
  - Ты че там выступала? - грамотным русским языком спросил он и, схватив Полю за волосы, сильно дернул.
  - Ай! - вскрикнула от боли Полина.
  - Как, понравилось?! - отпустив волосы, захохотал доќвольный Васька, ожидая, что противная девчонка, у которой на глазах уже выступили слезы, сейчас с плачем забьется в угол или ринется искать учительницу. Жалкий дилетант, он не знал, какую боевую выучку прошла Поля в столкновениях с воинственным Родей, поэтому, когда жертва его агрессии с визгом вцепилась в Васькино ухо и повисла на нем всей тяжестью своих килограммов, он не сразу сообразил, какая молния, увеличив ухо вдвое, повалила его на пол и сдавлиќвает грудь коленками. И только когда Поля совместно с Люќдой занялись обстукиванием неразумной головы второгодќника, Васька догадался, что его впервые в жизни бьют девќчонки, - и заревел от боли и обиды.
  - Как вам не стыдно, девочки! - прибежавшая на шум Наталья Ивановна, с изумлением поглядывая на раскрасневќшуюся, со сверкающими от ярости глазами Полину, освобоќдила Ваську из плена и отправила к умывальнику смывать грязь и зализывать раны, после чего, преследуя педагогичесќкие цели - втайне Наталья Ивановна была на стороне побеќдительниц, - объяснила юным амазонкам, что мальчиков, даќже очень плохих, девочкам бить нельзя.
  - А если они первые задираются? - спросила Люда.
  - Сразу сообщайте мне,-подумав, внесла ясность учительница.
  - Тогда вы их сами бить будете?! - обрадовалась Поќлина.
  - Нет, я запишу замечание в дневник.
  - Ого! - ужаснулись девочки, с уважением думая о моќгучем воздействии дневника на заблудшие души малолетних хулиганов.
  - Наталья Ивановна! - держа за руку одного из первоќклассников, подошла к учительнице завуч.-Это ваш ученик?
  - Да, - сказала Наталья Ивановна. - А что случилось?
  - Этот мальчик бегает по коридору, словно угорелый; я дважды его останавливала и ругала, а он твердит: "Я-Пеќтухов!", вырывается и продолжает баловаться.
  - В чем дело, Петя? - спросила у провинившегося учеќника Наталья Ивановна. - Почему по коридору бегаешь: я ведь говорила, что этого делать нельзя!
  - Мне папа разрешил, - гордо сообщил Петя. - Он скаќзал: "Делай, сынок, в школе что хочешь, только туда ходи".
  - А кто твой папа? - вмешалась завуч.
  - Петухов. Вы что, его не знаете?! - изумился Петя.- Он в милицейском подвале работает и любого в камеру поќсадить может: и вас тоже, если ко мне приставать будете.
  - Да?! - переглянулись завуч и Наталья Ивановна. - Звонят на урок: иди в класс и веди себя хорошо. А твоего папу мы завтра в школу вызовем.
  - Вызывайте, - снисходительно разрешил Петя. - Он к вам на специальной машине приедет, в которой преступников возят.
  - Пусть приезжает хоть на верблюде! - оборвала разќвязного ученика завуч. - Тогда и поговорим. А сейчас - марш в класс!
  На втором уроке Наталья Ивановна объяснила, как праќвильно держать ручку и чертить палочки. Поле, уже умевќшей писать почти все буквы, стало скучно, и она обрадоваќлась, когда, внося разнообразие в монотонный учебный проќцесс, из-за парты вдруг поднялась маленькая ученица с банќтиком на голове и принялась заполнять портфель своими учебниками и тетрадями.
  - Ты куда собираешься, Оля? - прервав урок, подошла к ученице Наталья Ивановна.
  - Домой, - застегивая портфель, застенчиво сообщила Оля.
  - Может быть, ты в туалет хочешь? - с надеждой спроќсила Наталья Ивановна.
  - Нет, домой, - упрямо мотнула головой Оля.- На уроќки я завтра приду, если погода хорошая будет.
  - Свой характер проявляй с мамой, а не со мной, - расќсердилась уставшая от сегодняшних хлопот Наталья Ивановќна. - Если каждый с уроков станет уходить, когда захочет, то учить некого будет. Потерпите немного: минут через десять я всех отпущу домой. А пока запишите домашнее задание.
  Услышав о домашнем задании, Оля заколебалась, нехотя расстегнула портфель, взяла дневник и уселась за парту.
  Домой Ноля и Люда шли возбужденные и довольные. Светило ползущее к зениту солнце, суетились готовящиеся к хоќлодам птицы, подставляли сентябрьскому ветерку свои пока еще упругие щеки зеленые листья, а люди вокруг были удиќвительно добрые и приветливые, и словно говорили спешащим домой первоклассникам: "Поздравляем с новой учебной жиќзнью, ребята! Счастливой вам школьной дороги!".
  
  СУЕТА СУЕТ...
  
  Подождав первомайских праздников, в дом эту неприятќность, именуемую "болезнь", принес, конечно, Родя. Полине такая пакость не пришла бы в голову, нагруженная продоќвольственными сумками мама излишнюю тяжесть просто не донесла бы, а папе с его сумасшедшей работой подобными пустяками заниматься было некогда. Не то что Роде: приплелся из детского садика, кашляет, из носа течет, а он еще по комнатам бегает и вирусы по углам разбрасывает, причем так хорошо маскирует, что Поля, как ни искала, ни одного не нашла.
  - То вши притащит, то грипп, - разворчалась мама.-Я тебя за этим в детский садик посылаю? Возьми пример с Полечки: из школы ничего, кроме пятерок, - а могла бы!
  Первоклассница Поля, в дневнике у которой красовалась полученная сегодня и пока скрываемая от родителей двойка по поведению, слегка поежилась, но поскольку критике подќвергался Родион - ее главный конкурент в присвоении сеќмейных удовольствий, то она храбро поддержала маму:
  - Всегда ты такой, Родечка: только о себе думаешь! Возьмем и обменяем тебя на другого мальчика, если слишком часто болеть будешь. Правда, мамочка?!
  Не ожидавшая подобных выводов из своих слов мама расќтерянно произнесла: "Не совсем так", - и, увидев, как лицо несправедливо обижаемого Родиона перекосила плаксивая гримаса, энергично запротестовала: "Глупости говоришь, Полина! Мы Родика очень любим, ни на кого не поменяем и сейчас будем лечить".
  - Давно бы так!-одобрил папа.-У ребенка наверняка повышенная температура, а они изгаляются. Одно слово: женќщины!
  Несмотря на Родины протесты, его уложили в постель и начали поить горячим молоком с медом и маслом. Затем поќдошла очередь лекарств, к выбору которых подходить надо было осторожно, поскольку Родион, несмотря на мамины расќсуждения о пользе, все горькое выплевывал, и приходилось прибегать или к маминой хитрости, или к папиной физической силе. Хитрость заключалась в том, что таблетки измельчали в порошок, смешивали с вареньем, и, отвлекая Родино внимание сказкой о Дюймовочке, запихивали эту смесь ему в рот. Для убедительности папа иногда стоял рядом и жалобно проќсил, чтобы аспирино-вареньевого троянского коня отдали ему, а не Роде, после чего жадный Родион, с опаской косясь на папу, мгновенно проглатывал мамину наживку. Но в этот раз хитрость не удалась: Родя при виде ложки с вареньем вереќщал так, словно с ним собирались познакомить гремучую змею, - и пришлось папе, вспомнив свое спортивное прошќлое - у него был третий разряд по шашкам, - держать сына за руки и ноги, в то время как мама, умело разжимая Родиќны челюсти, всовывала ему в горло противную смесь. Сцену из семейного быта дополняла Полина, бегая, попискивая, воќкруг, и пытаясь помочь то Роде, то родителям: в зависимости от того, на чью сторону склонялись ее симпатии. Процесс лечения с перерывами на отдых продолжался до позднего вечера, после чего Родю хорошенько укутали и усыпили сказќкой о приключениях Маши в спальне трех медведей.
  На следующий день радио и телевизор объявили о первоќмайской демонстрации, куда с рассветом начали собираться Полина и объявивший себя очень здоровым Родион. Но терќмометр и глухой кашель разоблачили Родину симуляцию и ему пришлось, глотая вместо намечавшегося мороженого слеќзы, остаться дома, вместе с мамой, переложившей на Полю и папу свою гражданскую обязанность помахать перед триќбуной транспарантом "Слава КПСС!".
  С демонстрации Поля и папа пришли веселые и счастлиќвые, переполненные информацией "кто как шел" и "что где продавалось", и сколько стаканов газированной воды выпили наперегонки Поля и ее подружка Люда. Завистливый Родя попытался переключить внимание на себя, разглагольствуя о пельменях, изготовленных мамой под его руководством, но, осознав нищету нарисованной им картины, затих и приуныл, и только принесенные папой зефир и леденцы улучшили его настроение.
  Лечение, несмотря на активное сопротивление больного, продолжалось: Родя глотал лекарства, парил в горячей воде ножки и то и дело выпрыгивал из постели и бегал босиком по комнатам, понимая, что мама не позволит его отшлепать. Но неистощимо лукавство взрослых, - и Родя был усмирен папиным обещанием оставить его без мультиков и без вечерќней игры в прятки.
  В честь Первого мая мама состряпала миниатюрный празќдничный ужин, перед началом которого папа торжественно откупорил бутылку массандровского вина. В бокалы детей - по их ходатайству - налили персикового компота и, зазвенев стеклом, семья дружно выпила за прекрасное будущее.
  - Папа, а почему ты вином только себя и маму угощаќешь? - спросила Полина, обнюхивая горлышко бутылки. - Мы тоже хотим то, что вкуснее.
  - Вам компот не понравился? - удивился папа. - Вино пьют только взрослые, потому что от него хмелеют и в голоќве шарики за ролики заходят.
  - Ты, Поля, ничего не понимаешь, - авторитетно поддерќжал папу Родя. - Мы, когда вырастем, не будем пьяницами, потому что нас с детства не приучили к алкоголю. Правда, папа?!
  - Конечно, - подтвердил папа, забирая бутылку от Полиного носа и пряча ее в холодильник. - Давайте лучше в прятки играть.
  - Ура! - закричали дети и принялись выстраивать наќрод в круг. После недолгого спора руководство захватила Полина, начавшая по очереди тыкать в каждого пальцем и выговаривать: "Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана: "Буду резать, буду бить, с кем останешься друќжить? Говори поскорей, не задерживай добрых и честных людей". Тот, на кого падало последнее слово, выходил из круга.
  Жмуриться досталось папе. Выключив свет во всех комќнатах, кроме прихожей, толпа прислонила папу лицом к входќной двери и разбежалась по темным местам.
  Определив по шлепанью шагов, кто куда удалился, честќный папа медленно прокричал: "Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. Кто не спрятался, я не виноват". И, предуќсмотрительно добавив: "Кто за мной стоит, тот в огне горит", отправился на поиски.
  Первой была обнаружена Родина голова, высунувшаяся из-за шкафа для более удобного наблюдения за папиным маршрутом. Убедившись, что она "заплевана", голова, дополќнив себя остальными частями Родиного тела, принялась броќдить вслед за папой и громко намекать о своем желании выќдать жуткую тайну местонахождения мамы и Поли. Тотчас под одним из столов в гостиной послышался шорох: это возќмущенно заерзала попкой рассердившаяся на Родю Полина.
  "А вот и дочка!" - заглядывая под стол, хладнокровно констатировал папа и, повернувшись, чтобы бежать к двери, наткнулся на устроившегося у него в ногах неповоротливого Родиона. Пока мужчины уступали друг другу дорогу, Поля бесшумной мышкой прошмыгнула мимо них к входной двери и, стукнув о дверь рукой, радостно запрыгала: "А я "заплевалась!" А я "заплевалась!".
  Осталось найти маму - и папа, осмотрев детскую, кухню, ванную и туалет, направился в сопровождении переживаюќщих за мамину участь детей в спальню. За шкафом и в друќгих укромных местах никого не оказалось, и папа уже наќчал вспоминать случаи похищения женщин инопланетянами, как вдруг, отодвинув штору, с подоконника с диким визгом спрыгнула мама и, отпихнув папу локтем, устремилась к двеќри. Попытка ее догнать завершилась неудачей, и папа, с заќвистью пробормотав: "Тебе бы на ипподроме работать: скаќковой лошадью!", признал свое поражение.
  Попробовавшего уклониться от обязанностей жмуриться Родиона пристыдили и заставили закрыть глаза, - в таком положении он держал их недолго и, досчитав до трех, забеќгал по освещенному квадрату прихожей, не решаясь углуќбиться в темные провалы комнат: вдруг там затаились не только члены семьи, но и нечто более страшное?! Сам того не подозревая, Родя оказался в роли охотника, залегшего в засаду, - и первой, устав ждать, когда займутся ее поисками, выскочила из своего тайника нетерпеливая Полина, тут же "заплеванная" Родей. Отругав недобросовестного жмура, мягкосердечная Полина согласилась сопровождать его в мраќчную гостиную, откуда был извлечен на свет толстый папа, не вписавшийся животом в габариты стула. И только мама, бодро прогалопировав из-за шкафа в детской, вновь гарцеваќла победителем.
  Через полчаса, в связи с участившимся кашлем Роди, игра была прекращена. Уложив детей в постель, мама напоила их горячим молоком, попарила Роде ножки, и, почитав о похожќдениях Винни-Пуха, пожелала спокойной ночи.
  На следующий день самочувствие Роди ухудшилось, и маќма, найдя козла отпущения в лице папы и вчерашней игры в жмурки, занялась вталкиванием в Родю лекарств и масќсажем его хрипящей груди. В промежутках между этой труќдоемкой процедурой она позвонила домой директору муќзыкальной школы и обрадовала его сообщением о том, что завтра ее ученики окажутся безнадзорными. Директор, у коќторого недавно два члена коллектива, не согласовав своих действий с администрацией и парткомом, удалились в декретќный отпуск, а еще одна сбежала лечиться в Строгановскую психбольницу, хмуро произнес: "У вас, Мария Яковлевна, все случается вовремя!" - и положил телефонную трубку.
  К обеду температура у Роди упала, и мама согласилась принять предложение подруги Гали поучаствовать в праздќничном застолье. Родя и Поля остались дома; для поднятия их тонуса тетя Галя выгнала к ним в гости свою дочь Дину, гордившуюся тем, что она старше Роди на семь месяцев.
  После того, как за родителями захлопнулись входные двери, в квартире воцарил матриархат. Объяснив одинокому мужчине преимущество большинства над меньшинством - для чего бестолкового Родю пришлось слегка попинать ноќгами, - властительные девицы уселись рисовать и играть в кубики, милостиво разрешив согласившемуся на вассальную зависимость Родиону участвовать в их кампаниях в качестве младшего партнера. Через час, устав от кубиков и однообраќзия жизни, Поля организовала рыцарский турнир, испольќзовав для защиты и нападения мамину, Родину и свою поќдушки, - причем одну из них, приведенную в непригодность Родиными зубами, после завершения поединков пришлось прятать в шкафу. Это мероприятие натолкнуло Полю на такую интересную мысль, как детальное знакомство с маминым гардеробом. Перетащив на кровать всю хранившуюся в шкаќфу одежду - кроме папиной, которую охранял висевший на переднем плане ремень, - бесшабашные девицы вместе с юным шалопаем Родей украсили свой обнаженный торс имќпортными колготками, вечерними платьями и прочим антуќражем, с помощью которого мама завоевывала восхищенные взоры знакомых и незнакомых мужчин. Вершиной балаганќной эпопеи оказалась Динина идея улучшить свои лица красќками французского парфюмерного набора, используемого маќмой из экономии только в самых значительных случаях.
  Куда там итальянскому карнавалу до того веселья, что загудело и запищало в доме. на Нижнегорской улице! Одеќтый в черную юбку, белую блузку и оренбургский платок Родя, сверкая разрисованной физиономией, гонялся за не меќнее экзотично наряженной Диной, благоухающей от вылитой на голову склянки "Опиума", как парфюмерный салон после визита слона, - в то время как затмевающая телевизионных красавиц Полина, вертясь перед зеркалом, демонстрировала пробегающей мимо публике особенности глубокого декольте.
  Запихав не понадобившуюся одежду обратно в шкаф, банќда павлинов забралась на купленную недавно Родину кроќвать и занялась испытанием прочности матраса, изящно подќпрыгивая на его жалобно повизгивающих пружинах. Уличив Дину в том, что она отталкивает законного владельца кроќвати, Родион потребовал удаления посторонних с принадлеќжащей ему территории, - и Дине пришлось, отстаивая свою дипломатическую неприкосновенность, высыпать на эгоиста Родю коробку пудры, после чего в детской мог вольно дышать и петь песни только человек в противогазе.
  Переместившись на кухню, удалые гуляки решили закатить праздничный ужин, опустошив для этой живототрепещущей цели холодильник и верхние полки. В процессе сервировки неуклюжий Родя рассыпал муку и разбил мамину голубую чашку, дав возможность .дамам показать свое умение в обращении с веником и совком, - после чего, слегка устав от активного отдыха, малолетние обжоры с аппетитом наброќсились на все, что разрешало себя скушать.
  - Мамочка, папа, у нас так весело! - радостно закричала Полина, бросаясь навстречу вернувшимся домой родитеќлям, никак не могущим понять, туда ли они попали и что за разноцветные существа в непонятных одеяниях пытаются их обнимать. Плавающий по комнатам пух и превращение Роди в грязно-белого поросенка заставило папу предположить, что на квартиру, пользуясь их отсутствием, совершил налет отряд пьяных махновцев, но мама, наткнувшись на остатки своей парфюмерной роскоши, быстрее разобралась в ситуации и наќчала вести себя неподобающим для интеллигентной женщины образом, выкрикивая слова о поразившем ее божьем накаќзании и бегая с ремнем за оскорбленными такой грубостью своими детьми, - шустрая Дина, переодевшись, испарилась через семь секунд после появления взрослых. Излив негодоќвание, мама упала в кресло, запивая слезы приготовленным папой валерьяновым напитком, а рядом, плача и каясь в греќхах, выстроились Поля и Родя, прося прощения, - и, конечќно же, получив его от несчастных родителей, помнивших, что и они когда-то были маленькими.
  Утром ряды семьи поредели: папа ушел зарабатывать деньги, а Поля поплелась в школу за выдаваемыми на больќшой перемене булочками и прилагаемым к ним знаниям. Изќмерив Роде температуру, мама занялась внеплановой уборќкой квартиры и ожиданием вызванного по телефону врача, который пришел только через два часа и, выписав кучу реќцептов, обрадовал маму справкой о трехдневном освобождеќнии от уз музыкальной школы. Родион тоже с удовольствием пообщался с врачом, принесшим интересные приборы и заќдававшем серьезные, полные уважения к Родиному телу, вопќросы. Потом по телевизору замелькали мультики, обед окаќзался очень вкусным и, лежа в мягкой постели, было приятќно слушать, как мама ругает за двойку вернувшуюся из шкоќлы Полину. К сожалению, после Полиных жалоб на вялость, головную боль и особенно после измерения температуры отношение к двоечнице изменилось, и вместо справедливого выстаивания в углу Родина сестрица была уложена в постель, - и мамино внимание, в волнах которого весь день нежился Родя, мягко окутало Полину, и больному мальчику осталось только молча умирать под одеялом, сердито прислушиваясь к звучащему на соседней кровати диалогу:
  - Ножки я тебе помассажировала, а сейчас грудь помасќсажирую, - ворковала мама.-Покажи, Полечка, где у тебя находится домик, в котором живет простуда?
  - Вот здесь, на чердаке у животика, - слабым голосом притворяется Родина сестричка.
  - Правильно, в груди, - любезничает мама. - Сейчас я здесь помассажирую и прогоню простуду.
  - Вот ты, мамочка, прогонишь простуду, домик опустеет и туда снова кто-нибудь залезет, - резонно замечает Полина.
  - А мы закроем двери на ключ и забьем окна досками, - не теряется мама.
  - Забьем чем: гвоздями? - уточняет Поля.
  - Наверное, - вот теперь мама растеряна.
  - Хитренькая какая: гвоздями больно будет, - отвергает Поля жестокий замысел мамы.
  - А мы папу попросим: пусть он что-нибудь придумает, - выкручивается мама в надежде на то, что к вечеру об этом разговоре все забудут, - и эта ее надежда, в отличие от мечќтаний сиреневой юности, разрешает себе сбыться.
  Полечка разболелась не на шутку, и маме через три дня пришлось опять радовать директора школы сообщением о невыходе на работу. Выздоровевший Родя по утрам в сопроќвождении папы шагал в детский садик, а вечером помогал родителям запихивать в Полю купленные в аптеке лекарќства, обвиняя маму в том, что она подбирает для дочки не такие горькие пилюли, как для него. Посмотрев вечернюю сказку, семья садилась играть в домино, причем папа незаќметно подыгрывал своей любимице Поле, а Родя то и дело попадался на жульничестве.
  Через неделю температура Полиного тела достигла норќмального уровня и жизнь вошла в привычную колею: папа перевоспитывал несовершеннолетних преступников, мама мучила гаммами тех, кого судьба и родители загнали в муќзыкальную школу, Полина осваивала процесс чтения, а Родя мечтал о том времени, когда он назовет себя "первоклассниќком". Обычная жизнь обыкновенной семьи, где день незаметќно переходит в вечер и заканчивается ночью, а утро ничем не отличается от того, каким оно было вчера и будет завтра. В общем: суета сует...
  РАССКАЗЫ
  
  ОБМЕН
  
  Вовка знал, что у него очень умная бабушка. Он слышал об этом от родителей и не удивлялся, когда в редкие приезды бабушку поселяли в лучшую комнату и папа, любивший командовать, слушал бабушку с удивлявшей Вовку почтительностью.
  Еще бабушка должна была купить Вовке красивый импортный велосипед. Об этом ему никто не говорил, но, если у родителей постоянно не хватает денег, то кто, как не бабушка, должна позаботиться о внуке?! И, услышав от мамы, что бабушка продала теленка, тут же объявил, что через неделю, после окончания четвертого класса, поедет к бабушке в село Зыбино. Он догадывался, для чего бабушке нужны деньги.
  В Зыбино Вовку отвезла мама. Закрывшись с бабушкой в комнате, она долго о чем-то говорила, потом забежала в гости к школьной подруге и вернулась в город.
  У бабушки было интересно. Вовка приезжал сюда давно, еще маленьким - после первого класса, - и теперь с удовольствием заглянул в сарай, полазил, вымазав брюки и туфли, по огороду, объяснил корове Буренке, для чего у нее забрали теленочка, и почти подружился с кудлатым и сердитым Полканом. А вечером, сходив с бабушкой в магазин за конфетами, с удовольствием попил парного молочка и заснул в пахнущей травами постели.
  Сверстников в ближайших дворах не оказалось, а с семиклассницей Аней, задавакой и воображулей, Вовка дружить не хотел. Он ждал, когда бабушка займется главным - тем, из-за чего он сюда приехал, - и, подсмотрев, как бабушка, положив в сумку пачку денег, куда-то собралась, заявил, что будет ее сопровождать. С сомнением посмотрев на внука, бабушка подумала и согласилась.
  Вовка удивился, когда они пошли не в сторону магазина, а на соседнюю улицу, но решил молчать. Дойдя до зеленой калитки, бабушка толкнула ее и зашла во двор; Вовка последовал за ней. Сидевшая на скамейке симпатичная девушка с заплаканными глазами кинулась им навстречу и обняла бабушку:
  - Как я ждала вас, Ирина Владимировна! Объясните родителям, вы с детства дружите, они вас послушают. Только на вас и надеюсь, помогите! Очень прошу!
  - Да, Верочка, помогу!
  Поцеловав девушку в щеку, бабушка обняла ее и повела в дом, кивком головы предложив Вовке идти рядом. Встретившие их худощавый мужчина и черноволосая женщина с тревогой взглянули на бабушку.
  - Делайте, как договорились! - спокойно сказала бабушка. - Веру - бабушка подтолкнула девушку вперед - заприте и несколько дней из дома не выпускайте. Смотрите, чтобы глупостей не наделала. А я улажу остальное.
  - Спасибо, Ира! - мужчина подошел к девушке. - Пойдем, дочка!
  Девушка отпрянула в сторону и с ужасом посмотрела на бабушку.
  - Как вы могла? Моя крестная мать - и так меня предать! Ненавижу вас, ненавижу!
   И залилась слезами.
  Бабушка молча повернулась и, взяв ошеломленного Вовку за руку, вышла во двор.
  - А что... - попытался спросить Вовка, когда они вышли на улицу, но бабушка, сжав ему руку, строго сказала:
  - Или ступай домой, или молчи. Потом все объясню.
  Идти пришлось долго, почти на другой конец села. Встретивший их в доме парень поразил Вовку красотой лица и наглым обращением к бабушке:
  - Видишь, карга, жду, как обещал. Что предложишь?
  - Вот письмо моему зятю: устроит тебя на завод и даст комнату в общежитии. - Бабушка положила на стол запечатанный конверт с написанным на нем адресом. - А здесь деньги: сумма достаточная.
  Вовка с изумлением увидел, как пачка предназначенных для велосипеда денег легла рядом с конвертом.
  - Покупаешь, старая! - зло рассмеялся парень.
  - Покупаю! - согласилась бабушка. - Все твое, если уедешь прямо сейчас - вот билет на автобус - и исчезнешь для всего села на год.
  - А если возьму деньги и обману? - с вызовом спросил парень.
  - Расписку напишешь. Если уговор соблюдешь, то через год я ее порву.
  - Н-да! - парень задумался, взял деньги, пересчитал. Прошелся по комнате, постоял у окна, и махнул рукой:
  - Ладно: девок на мой век хватит! Диктуй расписку!
  Когда пришли домой, Вовка спросил:
  - Бабушка, я не понимаю. Эта девушка: такая хорошая, ждала тебя, надеялась, а ты ее обидела. А парень... Какой злой, неприятный, а ты дала ему деньги, на работу пообещала устроить. Зачем так? Объясни!
  Усадив Вовку на стул, бабушка села напротив и сказала:
  - Не всегда можно верить тому, что видишь: правда доступна не глазам, а сердцу. Моя крестница Вера - добрая, наивная девушка, влюбившаяся в отвратительного человека. Она не понимает, что ее ждет не радость, а горе, которое заденет ее родителей и близких. А парень... Злому человеку деньги счастья не принесут. Я выросла в этом селе, а он был для него опасен. Город или обломает его, или уничтожит.
  Бабушка встала, подошла к внуку, погладила по голове:
  - Я знаю, ты мечтаешь о велосипеде. Представь, что мы обменяли велосипед на счастье для нескольких хороших людей. Согласен на такой обмен?
  Вовка задумался и твердо сказал:
  - Согласен!
  
  УРОК
  
   На новенькую обратили внимание все: даже второгодник Петренко, так и не сумевший переползти из четвертого класса в пятый, снисходительно произнес:
  - Если тронут: сразу ко мне, я тому...
  И покачал перед носом ошарашенной Насти внушительным кулаком.
   "Им хорошо! - думал Сережа Карманов, поглядывая на одноклассников. - Стаценко - круглый отличник, Непряхин в компьютерах разбирается, Басов среди младших классов первое место по гимнастике держит, а я..."
  Сережа вздохнул: с посредственностью ни одна девочка дружить не захочет, а до офицера-пограничника, кем Сережа обязательно будет, еще столько лет учебы!
  Начались уроки: алгебра, английский язык... Учителя изумлялись энтузиазму, с каким мальчишки торопилась отвечать на вопросы, не понимая, почему так неодобрительно воспринимают это девочки.
  На английском Карманов опозорился, неправильно просклоняв местоимение, зато на следующем, уроке украинской мовы, понял, что появился шанс прославиться: Сережины родители приехали в Красноперекопск из Чернигова и украинский язык бытовал в семье наравне с русским.
  Учительница Татьяна Ивановна показала, как пишутся новые слова, а когда до окончания урока оставалось десять минут, велела четвероклассникам самостоятельно написать на обложке тетради свою фамилию, класс и название школы, и сдать тетради для проверки.
  Загородившись локтем от пытающегося подсматривать соседа по парте, Сережа быстро выполнил задание, первым отнес тетрадь учительнице и, бросив гордый взгляд на Настю, вернулся на место.
  Следующего урока украинского Сережа ждал с нетерпением, представляя, как, указав на ошибки одноклассников, Татьяна Ивановна отметит Сережину грамотность и тогда, в ореоле завистливого восхищения, можно будет подойти к Насте и предложить помощь в овладении украинским. Сережа уже видел, как Настя сидит в его комнате, пьет чай с пожаренными мамой пирожками, а Сережа, снисходительно игнорируя Настино восхищение, объясняет языковую премудрость.
  Как Сережа и предполагал, Татьяна Ивановна начала урок с разбора допущенных ошибок, оказавшихся даже у отличника Стаценко.
  - Тількі два учня надписали свої зошити без помилок, - Татьяна Ивановна подняла над головой две тетради, - Це Анастасія Віник, приїхавшая до нас зі Львову, і якийсь новий учень, про якого на минулому уроці староста мені не доповів. Хто це: Сергій Кишеня із Червоноперекопайська? Піднімись, будь ласка!
  Сергей растерянно поднялся из-за парты.
  - Ты, Карманов? - от изумления Татьяна Ивановна заговорила на русском языке. - Но названия и фамилии при переводе не меняются, я обращала внимание, ты, наверное, прослушал.
  - Наверное, - слезы выступили из Сережиных глаз: он старался не вслушиваться в насмешливые реплики одноклассников.
  - Тихо! - прикрикнула Татьяна Ивановна. - Сідай, Карманов! І будь уважніше!
  Багровый от стыда, Сережа сидел, думая, куда сбежать от всех, и прежде всего от Насти, на переменке.
  Прозвенел звонок; Татьяна Ивановна вышла из класса. Увидев, сколько насмешливых лиц повернулось в его сторону, Сережа обхватил голову руками и уткнулся в парту.
  - Эй, Кишеня! - голос Стаценко.
  - Из Червоноперекопайска! - это, конечно, Басов.
  Хохот заполнил Сережины уши: смеялись все, даже девчонки.
  - Как вам не стыдно! - неожиданно прозвенел Настин голос. - На себя посмотрели бы!
  Сережа удивленно поднял голову: рядом с его партой стояла Настя и под ее сердитым взглядом смех стихал, словно его выключали.
  - Действительно! - громко сказал Петренко. - Привязались к пацану!
  - Послушай! - Настя обернулась и Сергей словно утонул в ее глазах. - Давай вместе украинским заниматься? Согласен?
  - Да! - прошептал Сережа и понял, что означает слово "счастье".
  
  ДИПЛОМАТКА
  
   - Я, мамочка, всегда знала, что ты меня не любишь, но чтобы так сильно! - десятилетняя Юля, закусив губу, уткнулась в стенку.
  - Доченька, что ты говоришь! - всполошилась мама. - Когда я тебя не любила?
  - Сегодня утром. Я тебе жаловалась, что заболела, а ты не поверила! А Ванечка чихнул несколько раз - и в больницу повела.
  - Но температура у тебя нормальная было: два раза измеряли - оправдывалась мама. - А Ванечка третий день чихает и кашляет: врач подтвердил, что у него простуда. Юля, почему ты плохо к нему относишься, он все-таки твой младший братик?!
  - Ну и что?! - оторвавшись от стены, негодующе возразила Юля. - А кто вчера моего Мурзика с балкона на веревке опускал и летать учил? Котик так кричал, что соседи прибежали. А ты Ванечку только в угол поставила, хотя я ремешок принесла. Зато меня, когда в субботу тарелку уронила, два раза полотенцем шлепнула.
  - Но я Ваню тоже отшлепала, когда супницу разбил. Если я не буду вас шлепать, то каждую неделю посуду покупать придется. А мы с папой не так много зарабатываем!
  - На детей денег жалеть нельзя, сама папу упрекала, - парировала Юля. -
  Пока я маленькая, вы должны меня кормить и одевать, чтобы я была вашей опорой в старости. Правильно?
  - Конечно! - согласилась мама.
  - Тогда почему у тебя три платья, а у меня только два? - обличающим тоном спросила Юля. - На меня, между прочим, Вовка из параллельного класса засматривается, мне красивой ходить надо.
  - Но я не знала, - смутилась мама. - Вовка, Вовка... Лопоухий такой?
  - Ну и что? Зато глаза голубые и отец на машине в школу подвозит.
  - Хорошо, поговорю с папой, - сдается мама. - После аванса пойдем в магазин... Да, так что с температурой? Ты вправду заболела?
  - Хотела, но передумала, - поморщилась Юля. - Учти: если платье не купишь, месяц болеть буду. Поняла?
  - Да! - вздохнула мама, подумав, что по дипломатическим способностям ее дочка намного опережает родителей.
  
  
  ОЛЕЧКА
  
  - А меня знаете как недавно наказали? - взахлеб рассказывала Ира. - Я мячиком вазу на пол сбила: шум, крик, ваза вдребезги, а мама меня веником, веником! Вот здорово было!
  - Подумаешь, веником! - хмыкнул Сережа. - Меня папка, когда пьяный приходит, ремнем лупит: вот это наказание!
  - Ремнем всем достается! - рассудительно сказал Ромка. - Мне тоже однажды перепало: кошку валерьянкой напоил! А вот когда тебя коленками на горох ставят: это, наверное, больно. Бабушка рассказывала, что ее так воспитывали.
  Средняя группа детского садика почтительно притихла. Олечка шумно вздохнула: ее наказывали такими распространенными способами, о которых не стоило и говорить.
  - Интересно: как там, на горохе?! - задумалась Леночка. - Меня тоже иногда ругают, в угол ставят, - но чтобы коленками, на горох! Мама не зря говорит, что раньше было лучше, чем сейчас!
  - Нет, сейчас тоже иногда бывает, - запротестовал Сережа. - Отец однажды, когда мамку бил, промахнулся и в меня попал: я даже в больнице лежал!
  - Честно, что ли? - с сомнением спросила Леночка, с уважением оглядывая Сережу.
  - Зуб на холодец!
  Эту клятву произносили в исключительных случаях, - и все сразу поверили.
  - Сережа, ты со мной дружить не хочешь?! - улыбнулась Ира.
  - Конечно, нет! - вмешалась стоявшая в сторонке Алла. - Он со мной дружить будет. Правда, Сережа?!
  Сережа нерешительно кивнул головой.
  - Это нечестно! - запротестовала Ира. - Я первая предложила.
  - Ну и что?! - пожала плечами Леночка, любившая, как все девочки, блестящее и героическое. - У каждого человека есть право выбора: спросите у моего папы, он - адвокат!
  - Устроим конкурс невест! - подпрыгнув на месте, закричал Саша. - Мальчики выбирают девочек, с которыми дружить хотят: по взрослому телевизору такое недавно показывали!
  - Правильно! - обрадовались все новому развлечению.
  -Дети! - зашедшая в комнату воспитательница обвела всех внимательным взглядом. - Соберите игрушки и в постель: "тихий час"!
  - В другой раз конкурс проведем, - зашептала Леночка, подбирая с пола куклу и плюшевого медвежонка. - Придумаем, чтоб интересно было.
  Все согласно закивали головами.
  - Ты, мама, меня неправильно воспитываешь! - решительно сказала Олечка, когда бабушка привела ее вечером из садика домой.
  Несшая кастрюлю с водой мама едва не уронила ее на пол.
  - Как это: неправильно?!
  - А так: не теми способами меня наказываешь! Ну, отругала, мороженного или конфет не купила: сейчас это не наказание. Современней надо быть, по-новому все делать!
  - Но я в угол иногда ставлю, - начала оправдываться мама.
  - Просто ставишь! - Олечка была неумолима. - А надо: коленками на горох, как во всех настоящих семьях. Мне сегодня в садике так за тебя стыдно было! У нас что: гороха нет?!
  - Есть! Сейчас принесу.
  Поставив кастрюлю с водой на плиту, мама открыла шкафчик, достала оттуда пакет и направилась в Олечкину комнату.
  - Пойдем, неразумный ребенок! - позвала она Олечку.
  Раздумывая, нужно ли обидеться на слово "неразумный", Олечка пошла вслед за мамой, с удивлением наблюдая, как та посыпает угол комнаты горохом.
  - Становись! - велела мама.
  - Коленками?! - протянула Олечка, с сомнением погладывая на круглые ядрышка гороха. - Ты что: меня наказываешь? Но я ничего не успела натворить!
  - Когда набедокуришь, я тебя коленками на соль буду ставить! - объяснила мама. - Горох - это для тренировки.
  Минут через десять Олечка поняла, что ничего хорошего в горохе нет.
  - Мама! - закричала она. - Переставь меня на соль, пожалуйста! На горохе неудобно!
  - Ладно! - согласилась мама, с интересом поглядывая на дочку.
  Взяв совок, мама собрала горох, выбросила его в мусорное ведро, а освободившееся место засыпала крупными зернышками соли.
  - Прошу, сударыня! - предложила она дочке.
  - Ой, как щиплет! - То, что соль болезней, чем горох, Олечка поняла быстро. - Мама, ты плохо придумала! Забери меня отсюда!
  - Не всякое новое лучше старого! - Мама помогла Олечке встать на ноги, убрала впившиеся в кожу крупинки с ее коленок. - Помой руки и садись ужинать!
  Доев жаренную картошку с грибами, Олечка потянулась рукой к чашке с чаем и, задев фарфоровую сахарницу, сбила ее со стола. Привстав, мама сердито посмотрела на лежавшие на полу осколки, рассыпанный сахар...
  - Мама, давай договоримся, - быстро сказала Олечка. - Наказывать меня будешь по-старому!
  
  
  
  
  ТОВАРИЩИ
  
  - Главное - это тренировка! - доказывал Юра. - Когда зарядку по утрам делаешь, на руках отжимаешься, кросс бегаешь: тогда можно и каким-то видом спорта заняться.
  - А почему нельзя одновременно все делать?! - возражал Коля. - Скажи, Аня?
  Стоявшая возле них Аня неопределенно пожала плечами. Бокс - мужское дело, пусть сами разбираются.
  Пятиклассники Юра Громов, Коля Сидоренко и Аня Прима стояли возле объявления о наборе в младшую секцию бокса и решали, нужно ли Юре и Коле записываться в секцию.
  - Если хочешь: иди! - резюмировал после долгих дебатов Юра. - Самому стыдно будет!
  - И пойду! - решительно сказал Коля.
  - Ха-ха! - засмеялся Юра. - Тренер увидит твои слабые ручки, полюбуется, как ты на турнике работать не умеешь, - и выгонит.
  - Может, и нет, - нерешительно произнес Коля и отчаянно махнул рукой:
  - Сейчас и пойду: будь что будет!
  - А я домой: мускулы наращивать, - с удовольствием объявил Юра. - А ты куда, Аня?
  - По парку прогуляюсь, потом уроками займусь, - подумав, ответила девочка. - Пока, мальчики!
  Друзья расстались.
  На следующий день, как только Коля зашел в класс, его сразу же окружили Аня и Юра.
  - Ну что: приняли? - с надеждой спросила Аня.
  - Да! - гордо ответил Коля. - Иван Макарович - это мой тренер - посомневался вначале, потом сказал, что берет меня с испытательным сроком.
  - Как это? - не понял Юра.
  - Если программу секции буду выполнять: останусь, если нет, - попросят уйти, - объяснил Коля.
  - Трудно первый день было?
  - Не очень, - сознался Коля. - Тренер об истории бокса рассказал, потом разминку делали, посмотрели, как "старички" боксируют - и все.
  - А я пятнадцать раз от пола отжался, а утром пять кругов по двору пробежал, - похвастался Юра.
  - Я тоже начну по утрам бегать! - решил Коля.
  Зазвенел звонок на урок. Все поторопились к своим партам.
  Юра, Коля и Аня жили на одной улице, учились в одном классе и считались друзьями. Поэтому даже соперничество, появившееся между Юрой и Колей - кто самый спортивный - не омрачило их дружбу. Конечно, Юре не очень приятно было слушать, как Коля щеголяет перед Аней словами "спарринг", "прямой левой", "нокдаун", зато Юриным мускулам через полгода завидовали все пятиклассники, а учитель физкультуры включил Юру в число участников школьной спартакиады.
  Весна в этом году наступила неожиданно. Юра, Коля и Аня брели по аллеям Гагаринского парка и, как обычно, спорили.
  - Не понимаю, почему ты на секцию не записываешься? - удивлялся Коля.
  - Рано пока, - важно ответил Юра. - Еще сил насобираю - и тогда всех боксеров одной левой уложу. Тренер меня сразу на республиканские соревнования выдвинет. Пощупай, какие мускулы!
  Коля с уважением сдавил пальцами напрягшуюся Юрину руку и восхищенно покачал головой:
  - Да-а, как каменные! И все равно ты не прав.
  -Ха! Докажи!
  Уставшая от этих разговоров Аня пошла к берегу озера, решив полюбоваться проплывающей мимо стаей уток, и, споткнувшись о камешек, толкнула плечом одного из стоявших к ней спиной незнакомых мальчишек старше ее возрастом, увлеченно обсуждавших преимущество отдыха на Гавайях и Карловых Варах. Мальчишка, качнувшись, разъяренно повернулся к Ане.
  - Ослица неуклюжая! - выругавшись, он, пропустив мимо ушей Анино "Извините!", уперся ладонью в ее лицо и толкнул в озеро. Возле берега было мелко и Аня смогла подняться на ноги и выбраться на землю, но, увидев, во что превратилась ее одежда, ощущая, как стекает с ее тела холодная вода, она расплакалась. Вид перемазанной илом девчонки показался хулигану крайне потешным и он весело загоготал; стоявший возле него точно такой же выхоленный парнишка присоединился к его хохоту.
   - Как вы смеете! - увидев, что случилось с Аней, друзья бросились на помощь.
  - Да я вас! - кричал плотный, широкоплечий Юра, напрягая мускулы.
  Увидев бежавшего на него мальчишку, хулиган выхватил из кармана электрошокер: когда Юра послал кулак вперед, стараясь ударить хулигана по голове, тот коснулся электрошокером Юриной руки. Сильный удар электричеством отбросил Юру назад, рука онемела.
  Слегка отставший от Юры худенький, невысокий Коля сразу разобрался в ситуации. Приняв боксерскую стойку, он уклонился от удара электрошокером и, резко нагнувшись, ударил хулигана "под ложечку". Хулиган заорал, согнулся от боли и уронил электрошокер. Развернувшись, Коля "прямым правой" ударил второго хулигана в подбородок: тот откинулся головой назад и рухнул на землю. Подняв электрошокер, Коля швырнул его в озеро и, взяв Аню и Юру за руки, торопливо сказал:
  - Уходим, пока милиция не вмешалась!
  При выходе из парка ребята почистили Анину одежду и, сев на маршрутное такси, отправились домой. Юра всю дорогу молчал, а когда сошли на остановке, сказал, обращаясь к Коле:
  - Ты был прав! Завтра запишусь в секцию.
  
  
  ПОДАРОК
  
  - Мама, а кто в нашей семье главный? - пришедший на кухню пятилетний Дениска с серьезным выражением лица смотрел на разогревавшую суп маму.
  - Зачем тебе? - отвернувшись от плиты, улыбнулась мама, думая, что сама хотела бы узнать ответ на этот вопрос. - Для меня и папы главный в семье - ты.
  - Нет, я маленький! - замотал головой сын. - Нехорошо обманывать.
  - Тогда, наверное, папа - вздохнула мама. - Особенно когда деньги приносит. Тебе-то это зачем?
  - Поговорить надо.
  - Ну, со мной поговори.
  - Нет, только с главным. Я слышал сегодня в садике, как наша воспитательница Анна Андреевна другой воспитательнице объясняла: "Если хочешь чего-то добиться - беседуй с главным".
  - Что у тебя такое серьезное? - разлив суп по тарелкам, мама поставила их перед собой и Денисом. - А вдруг я смогу помочь?!
  - Нет, подождем папу! - нахмурившись, решил Дениска.
  Папа пришел, когда Дениска досматривал по телевизору вечернюю сказку.
  - Между прочим, у сына к тебе серьезный разговор - сообщила мама, ставя на стол ужин.
  - Что-нибудь в детском садике? - встревожился папа.
  - Не знаю, - пожала плечами мама. - Со мной Дениска откровенничать не захотел, потому что я в семье не главная.
  - А кто тогда главный? - удивился папа.
  - Я тут с народом посоветовалась и решила, что главный - ты, - объявила мама. - Кушай, потом с Дениской посекретничаешь.
  Поужинав, папа, с грустью посмотрев в сторону телевизора, где диктор объявил о начале футбольного матча, отправился в детскую; за ним, притворяясь человеком-невидимкой, бесшумным шпионским шагом последовала мама.
  - Рассказывай, что у тебя? - поцеловав Дениску, попросил папа.
  - Помнишь: у меня через неделю день рождения? - выдержав паузу, торжественно спросил сын.
  - Ты об этом! - облегченно вздохнул папа. - Конечно, помню. Я и мама уже и подарки тебе придумали.
  - Опять какой-нибудь автомобиль или железную дорогу? - скривился Дениска.
  - Не совсем, но почти, - растерялся папа. - А чем тебе такие подарки не нравятся?
  - Они неправильные, от них только я радуюсь, - убежденно произнес сын. - А нужно, чтобы подарок для всех был.
  - Для всех? - озадаченно переспросил папа. - Хорошо, я с мамой посоветуюсь.
  - Не надо советоваться, - великодушно махнул рукой сын. - Я все придумал: вы подарите мне новое имя.
  - А чем тебе нынешнее не нравится? - вмешалась мама, вспомним, что выбором имени занималась она. - Так звали греческого бога Дионисия, очень популярного, между прочим.
  - Конечно, все-таки бог вина, - гордясь своими познаниями, мечтательно произнес папа, прислушиваясь к голосу телевизионного диктора.
  - Не только, - бросив на папу сердитый взгляд, уточнила мама. - Дионисий еще и радости покровительствовал. Ты послушай, как звучит: Де-нис! Правда, красиво?!
  - Наверное, - задумался сын и вздохнул - То, которое вы мне подарите, все равно лучше.
  - Ладно! - переглянувшись с мамой, согласился папа. - Будем тебя называть другим именем. Наверное, Колей или Сашей, как твоих друзей?
  - Нет! - отмахнулся Дениска. - Зовите меня теперь "Гарри Потер".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  КНИГА
  "Хроника одной семьи"
  
  Содержание:
  
  Первый раздел: Хроника одной семьи
  
  1. Новогодняя елка.
  2. Поля в музыкальной школе.
  3. Поездка в Мелитополь.
  4. Воскресенье - день веселья.
  5. У бабушки Даши.
  6. Зайчик, Пальма и другие бездействующие лица.
  7. Путешествие Поли, мамы и бабушки Нади в Дом пионеров.
  8. Первый раз в первый класс.
  9. Суета сует...
  
  Второй раздел: Расссказы
  1. Обмен
  2. Урок
  3. Дипломатка
  4. Олечка
  5. Товарищи
  6. Подарок
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"