Клещенко Елена: другие произведения.

Маленький кусочек меня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

  - Но ведь ты обещал, - сказал Тедди Вайнайна. И не успел договорить - показалось, будто камень под ногой уходит в песок, такими пустыми были его слова. Анна его предупреждала, что так может получиться, а он не услышал.
  - Тед, прости ради всего святого! - Лицо Саймона выражало подлинное страдание. Но чего-то не хватало - может быть, стыда? - Обстоятельства изменились, старший менеджер оказался таким подонком, ты не представляешь. Я думаю о тебе каждый день. Я постараюсь в конце года...
  Тед шумно втянул носом воздух и замер, сжав кулаки. Потом оборвал связь. Посидел немного, отложил комм и вернулся к столу, пнув по дороге бота-уборщика. Бедняга пискнул, и Тедди стало совестно.
  Анна обернулась от шипящей кофеварки.
  - Что он тебе сказал?
  - В конце года. Может быть.
  - Сукин сын, - сказала Анна, таким тоном, будто назвала род и вид животного. Придвинула Теду подогретые овощи, шарики каши угали, снова подошла к кофеварке.
  - Ты была права, - проговорил он ей в спину. Анна только вздохнула. Поставила на стол две чашечки и села напротив.
  - А что у вас делают, если человек не выполняет обещание?
  Тед был ей благодарен за то, что она решила пропустить риторическую часть - "говорила же я тебе", "когда ты наконец повзрослеешь" и прочее.
  - Не знаю. Если бы кто-то не сделал, что обещал, просто потому, что изменились обстоятельства... Ну, то есть, если не было урагана, ему не переломало ноги, не случилось ничего непреодолимого, - ему было бы стыдно. Долго было бы стыдно даже выйти к людям. Все равно что он обмочился на улице. Может, он уехал бы в другой поселок, но и там все будут знать.
  - То есть у вас обещания всегда выполняют?
  Тед поразмыслил.
  - Ну... да. Почти всегда. У нас обещают реже.
  - Может, это потому, что на Саойре мало народу. Как на Земле в пятнадцатом веке, да? Велика вероятность, что снова будешь работать с тем, кого подвел.
  - А на Земле народу много, - механическим голосом произнес Тед. Овощи и каша не глотались, он отхлебнул кофе.
  - На Земле много, ага. Твой Саймон с тобой больше никогда не пересечется, он консультант у больших ребят, ты внеземной биотехнолог-биоинженер. Если ему переводят деньги и не под запись, а просто так - просто так! - просят вернуть не позже мая - это значит на нашем земном сленге не "я должен вернуть деньги в мае", а "я получил бессрочный беспроцентный кредит"! Говорила же я тебе, говорила! Ох, Тедди...
  Все-таки она произнесла эти слова. Но почему-то не было обидно.
  - Я ведь ему объяснил, что должен лететь домой, что это деньги на перелет.
  - А его это беспокоит?! - она гневно тряхнула головой, отмахивая рыжие прядки с лица. - Саймон, он знаешь кто? Я говорила, кто он.
  Тед ничего не ответил. Глядел в окно, на кусты, в которых свистела какая-то птица, на зеленые лужайки кампуса, где прямо в траве сидели студенты. Идиллический пейзаж показался вдруг до тошноты противным.
  - А ты не можешь ему сказать, что саойрийская диаспора его изувечит, если он не вернет деньги? Ну, знаешь, дикие первопроходцы, жестокие нравы фронтира...
  Лицо Тедди просветлело, но он тут же покачал головой.
  - Нет никакой диаспоры, и он это знает. Сколько нас здесь? - два актера, кучка спортсменов и штат посольства.
  - Кстати, в посольстве тебе не помогут?
  - Нет.
  Ага, еще бы спросила про брата и маму с папой. Другая культурная особенность Саойре - "кто запутал шланги, тот и распутывает".
  - А взять билет в кредит ты разве не можешь? - не унималась Анна
  - Я узнавал сегодня утром. Тут замкнутый круг. Они не оформляют билет в кредит, если у меня нет работы на Саойре. Я не могу получить эту позицию, если не пройду очное собеседование.
  Допил кофе и уставился в блюдце, будто ждал, что там появится окошко с подсказкой.
  Анна разглядывала будущего мужа. Добрый, спокойный, работящий, докторская степень, прекрасные отзывы от руководства и коллег. Ах да, и еще - экзотический красавец с далекой планеты. Ростом метр девяносто, и некоторый недобор веса его совсем не портит; скульптурные завитки кудрей, того каштанового цвета, который можно считать и рыжим, смуглая не от солнца кожа и каре-зеленые глаза, яркие, будто неведомые самоцветы. Кстати, саойрийских актеров на Земле еще недавно было трое, пока некая маленькая, но высокоморальная страна не депортировала одного из них. За красоту на грани безнравственности - так и написали в пресс-релизе. Всего вместе взятого достаточно, чтобы выпускнице Гарварда отправиться на ту далекую планету, где весь огромный континент, вытянутый вдоль экватора, покрыт зеленовато-серой метельчатой травой, желтеющей к концу долгого лета, а небо над равниной почти лиловое, как на Земле в горах... где терраформирование еще не завершено, и биолог - самая уважаемая профессия, вроде инженера в земном девятнадцатом веке.
  Как же она не заметила в этом букете достоинств один крошечный недостаток - социальную некомпетентность на грани идиотизма? То есть если к нам приходит бывший однокурсник, облепленный капсулами с тормозными медиаторами, рыдает, что у него истекает срок выплаты за дом в престижном квартале, рушатся карьера и личная жизнь, - это достаточный повод, чтобы перевести на его счет деньги, которые скопил на билет до Саойре. А когда ты шепнешь, что неплохо бы получить хоть какие-нибудь гарантии, на тебя же еще и цыкнут...
  "Тед, позволь, я попрошу у отца..." - произнесла Анна про себя, не шевеля губами - просто чтобы представить, как это прозвучит. Нет, нельзя, он не согласится. По крайней мере до тех пор, пока не поймет, что другого способа нет.
  - А может быть, нам что-нибудь продать? - спросила она.
  - Что продать?! - Тед всплеснул руками, совсем как темпераментные саойрийцы в сериалах. - Что? Съемная квартира, в ней куча хлама, за все вместе не выручить и пяти эртов. Подержанный коптер, хороший, только не летает. Больше ничего, кроме... - он хлопнул себя по бицепсам. - ...Меня самого. С моей ценной внеземной специальностью. Разве что наняться в бордель?
  - Ты ценный ресурс, - нежно сказала Анна, - но на тебя уже заключен контракт, и я не планирую дальнейшие сделки. Продай свои волосы, если хочешь. Точно знаю, можешь выручить до ста эртов, мне Жаклин рассказывала. И цвет редкий... и фактура необычная... А у тебя волосы потом опять вырастут, а до тех пор я потерплю тебя лысого...
  - Сто эртов ничего не решат, - серьезно отозвался Тедди. - Что-нибудь еще, чего у меня много... что-нибудь маленькое...
  - О да, одно и большое оставь себе! И то, чего по два. Например... глаза. И почки.
  Тедди не реагировал на ехидства. Молча смотрел на нее огромными зелеными глазами, и в них разгорался опасный свет, и когда его губы изогнула улыбка, Анна вспомнила, что лишь половина анекдотов рассказывала о наивной простоте саойрийцев. Другая половина была про хитрость, тоже наивную, зато непредсказуемую.
  - Анна, - он вскочил со стула и поцеловал ее в щеку, - ты гений. Приберешь тут, ладно?
  
  ***
  - Добрый день, доктор Вайнайна! Вы хотели бы воспользоваться нашими услугами? - девушка на ресепшене была само очарование. "Само совершенство" вышло из моды, стильные женщины теперь сохраняли или заказывали индивидуальные особенности. У этой, например, носик был длинноват и слегка вздернут, зато глаза - прекраснее цветов и звезд.
  - Я хотел бы сделать вам предложение, - Тед улыбнулся трепещущим ресницам и приложил к прозрачной перегородке экранчик комма с коротким текстом. Ресницы взметнулись вверх, губки изобразили букву О. Через три минуты у турникета возник красавец менеджер, собственной рукой отключил красные лучи в проходе и сделал приглашающий жест.
  Офис Olympia Genetics Inc. подтверждал высокую репутацию каждым дюймом натурального мраморного пола, каждым листочком не менее натурального зимнего сада. Золотисто-зеркальные синусоиды бежали по коричневым стенам, сплетались двойной спиралью, разбегались в стороны и снова сплетались. Спеша за провожатым, Тед поглядывал по сторонам, следил, как его лицо дробится, мелькает и пропадает в этом лабиринте.
  Джеймс Кинг, главный исполнительный директор компании, выглядел чуть старше Теда, но куда более внушительно. Как человек, чьи финансовые амбиции порядка на три крупнее стоимости билета до Саойре. На столе его, прямо на работающем экране, стояли портативный секвенатор и два реальных портрета в рамочках: улыбающаяся молодая женщина с мальчишками-близнецами лет по пять и седой мужчина, в котором Тед узнал директора Национального института здравоохранения.
  - Верно ли я понял, доктор Вайнайна: вы предлагаете нам свой геном?
  - Только девятнадцатую хромосому, - Тед ответил такой же обаятельной улыбкой. - Моя цена - полмиллиона эртов.
  - Полмиллиона! - директор улыбнулся шире. - Вы могли бы обосновать эту сумму?
  - Да, разумеется. Все очень просто, ничего такого, чего нельзя найти во Вселенской Паутине. Сейчас на Земле находится двадцать четыре гражданина стран Саойре. Большая часть их - артисты и спортсмены, все они подписывали соглашения об информационной безопасности генома. Да и остальные без симпатии относятся к вашему бизнес-сектору. Средний пассажиропоток между нашими планетами за последние десять лет - около дюжины человек в год. Число выходцев с Саойре среди звезд большого спорта вы знаете лучше меня. Я бы сказал, что мое предложение уникально, но боюсь показаться нескромным.
  По физиономии Теда не было похоже, что он этого боялся. Или вообще чего бы то ни было.
  - Выглядит разумно, - в голосе Кинга звучала холодная вежливость. - Однако я должен переговорить с директором по науке и развитию.
  - Пожалуйста.
  - Всего пять минут. Я распоряжусь, чтобы вам принесли кофе и легкую закуску, о-кей?
  Директор мазнул ладонью по краю стола, поднимая акустический зонтик, указательный палец застучал по невидимым точкам и строчкам, будто птичий клюв, собирающий крошки. Вайнайна откинулся в кресле, стараясь выглядеть беспечным.
  
  ***
  - ...Дай посмотреть. Он с Саойре? Сам пришел?! Джим, и ты еще спрашиваешь? Конечно, покупаем! И девятнадцатую, и все, что он продает, по его цене, если не сбавит!
  - Почему?
  - Почему?! Дай подумаю, с чего начать: может, потому, что Саойре - планета олимпийского золота? Или потому, что эта макропопуляция восемь поколений практически изолирована от земной? Или из-за эффекта основателя?
  - А что с основателями?
  - Ты в курсе, кем были первопоселенцы? Два кенийских племени - это Африка южнее Сахары, русские, ирландцы, евреи... Господи, Джим, ну не тупи! Давай купим! Я хочу эту хромосому!
  - Твердишь, как семилетний мальчишка в зоомагазине: давай купим, давай купим... Ты понял, сколько он просит?
  - Понял. Парень отчаянно демпингует, наверное, нуждается в деньгах.
  - Ты рехнулся?
  - Джим, девятнадцатая хромосома с Саойре! Это же не только миозин, это эритропоэтиновый рецептор, да там до хрена всего! Когда еще будет такой случай? А его глаза, ты обратил внимание на оттенок радужки? И волосы тоже...
  - Причем здесь глаза? Мы же не индустрия развлечений.
  - Аутентичный саойрийский генотип! Предки-масаи, предки-ирландцы, таких генотипов на старой доброй Земле вообще не осталось, панмиксия, мать ее! Джим, я тебя когда-нибудь о чем-то просил?!
  - Дай вспомнить... Полгода назад?
  - Ну ладно, но вспомни тогда уж, сколько мы наварили на том патенте. Контракт с Бейлисами, контракт с Кипсангами - кстати о постоянных клиентах, Кипсанги и Фергюсоны недавно поженили детей, интересуются подарками для внуков, хотят что-нибудь эксклюзивное...
  - Хорошо, согласен. Но мне нужна полная информация о нем. Все, что сможешь найти прямо сейчас.
  - Я?!
  - А кто, по-твоему? Это крупное дело, я не хочу оставлять его на Дороти и Лео. Жду пакета.
  
  ***
  Легкие закуски оказались чем-то вроде завтрака и обеда доктора Вайнайны, поданных одновременно. Тед не заставил себя уговаривать.
  - У меня для вас хорошие новости, - приветливо улыбнулся Кинг. - Директор по науке на вашей стороне и готов поддержать ваши требования. Но вы не обидитесь, если я задам вам пару личных вопросов? Все-таки речь идет о крупной сумме.
  - Конечно, спрашивайте.
  - Как вы сами отметили, на вашей планете отношение к патентованию генов далеко от восторженного. Чем мотивировано ваше решение?
  - На моей планете мало людей с полным биологическим образованием. Лично я не вижу ничего предосудительного в патентовании любой информации, записана ли она в цифровом или нуклеотидном формате. Это только наше с вами дело, у вас спрос, у меня предложение. Потом, мы с моей девушкой решили пожениться, так что лишние деньги не помешают.
  - И вы родились на Саойре?
  - Да. Прямой потомок первопоселенцев по обеим линиям, это нетрудно проверить.
  - Вы можете что-нибудь сказать о ваших спортивных успехах?
  - Их нет, - Вайнайна гордо откинул голову. - Все думают, что саойриан - то же самое, что "бегун" или "фотомодель". Не знаю почему, меня не привлекала ни та, ни другая карьера. Зато у меня докторская степень. И я занимаюсь йогой каждое утро.
  - Хм, - Кинг положил ложечку и сцепил пальцы перед грудью.
  - Да, и в колледже я был капитаном команды. Мы получили кубок на региональном чемпионате, это должно быть в Сети.
  - В самом деле? - Кинг зашарил по столу, открывая окна. - О да, вижу. Красивая форма, и вы отлично смотритесь с этой штукой... а что это за вид спорта? Что-то вроде бейсбола?
  - Не совсем. Командная игра с битами, не входит в олимпийские дисциплины. Может быть, на Земле в нее не играют, не знаю.
  - Хорошо, все это неважно, прошу меня извинить.
  Кинг передвинул пальцем плитку на экране, задумчиво кивнул и сказал:
  - Полагаю, мы можем приступать.
  
  
  Сделку заключили немедленно. Тед с некоторых пор изменил отношение к формальностям и внимательно прочитал все разделы договора, включая мелкий шрифт и гиперссылки, прежде чем коснуться панели идентификатором. И только потом раскрыл на экране свой паспорт, ввел коды доступа в раздел медико-биологических данных и собственной рукой переместил в компьютеры Olympia Genetics папку Chr19.
  Этого было мало: покупатель не доверял чужим сиквенсам и предпочитал подстраховаться, получив натуральный биоматериал. Пришлось пройти в лабораторию - матово-серебряный пол, такие же стены, образчики аппаратуры, в принципе знакомые доктору Вайнайна, но в такой комплектации, какую он прежде видел только на выставках. Приглашать научного консультанта, который защитил бы его интересы, Тед отказался, заявил, что справится сам.
  Вежливые медтехники взяли у него каплю крови, в рекордно короткое время приготовили препарат для лазерного захвата хромосомы. Вайнайна, Кинг и директор по науке наблюдали, как плывут по жемчужно-серому экрану фиалкового цвета бантики, пока не появляется один, отмеченный красной светящейся точкой. Женщина в серебристом комбинезоне, глядя в окуляр микроскопа, взялась за манипулятор, на экране возникла зеленая линия, охватила хромосому петлей...
  - Вы позволите? - вкрадчиво спросил Тед.
  Женщина оглянулась на боссов. Директор по науке поджал губы, Кинг сделал небрежный разрешающий жест. Тед занял ее место, окинул взглядом панель управления, нажал несколько кнопок, переключая режимы наблюдения...
  - Простите, а это что?!
  - Где?
  - Вот! - Стрелка курсора указала на спорный объект.
  - М-м... полагаю, артефакт.
  Тед развернулся вместе с креслом и укоризненно покачал головой.
  - Я вам скажу, что это: разрушенная митохондрия. Мне казалось, формулировка "а также образец биоматериала" подразумевает одну хромосому и ничего кроме хромосомы?
  Директор по науке залился румянцем. Кинг улыбнулся и развел руки в стороны.
  - Доктор Вайнайна, мы же взрослые люди. Митохондриальный геном - такая малость...
  - В этой малости может быть ключ к эффективному энергетическому обмену. Что за грязные методы? Вы заставляете меня жалеть, что я не вымыл за собой чашку.
  - И вы предлагаете нам заново прокладывать контур для диссекции?.. Хорошо, может быть, мы согласимся считать это бонусом? Как залог дальнейшего плодотворного сотрудничества, м-м?
  - Триста тысяч сверху, - негромко, даже ласково сказал Вайнайна, - или положите ее на место.
  Директора обменялись короткими сообщениями, рыжий директор по науке покраснел еще сильнее, а потом пробурчал что-то похожее на "подавись ей".
  - Простите, я не расслышал.
  - Мисс Грегори, проложите контур заново.
  
  
  Лазерный луч прошелся по зеленой линии, микронного размера кусочек мембраны с приклеенной к ней хромосомой отправился в миниатюрную пробирку, а все остальное - в утилизатор. И еще прежде, чем на его крышке загорелся алый огонек, на счет Теда поступили деньги.
  В холле он вытащил комм и заказал билеты себе и Анне на ближайшую доступную дату - через две недели. Не то чтобы он боялся, что кто-то отберет у него деньги или не позволит улететь, но и ждать больше не мог.
  У стеклянного портала Тед замедлил шаг. Зеркальные двери офиса "Олимпии" изнутри были прозрачными, и возле них, за пределами охраняемой зоны, окруженной декоративными кустиками и голубыми дневными фонарями, стояли шесть человек. Не входили, не уходили, и пока он смотрел, подошел еще один. Задал вопрос, получил ответ и двинулся к дверям.
  Тед подстерег его за турникетом.
  - Добрый день! Прошу меня извинить, вы не знаете, что происходит там, снаружи?
  - Те люди? Как я понял, инфоблогеры, - охотно разъяснил сухощавый седой человек. - Видели вброс, будто ваша компания заключила контракт с каким-то саойрийцем... кхм...
  - Это не я, но все равно спасибо вам большое, выйду через другой подъезд!
  Вайнайна развернулся на пятке и почти побежал к лифту.
  В кабинет личной помощницы Кинга он проник, нажав тот же сенсор, что нажимал сопровождающий, а там просто перегнулся через барьер и протянул длинную руку к кнопкам доступа. Бросил возмущенной девице: "Нарушение договора!" - и прошел.
  - Доктор Кинг, у меня нет слов! Я не успел покинуть здание, а пункт о конфиденциальности уже нарушен!
  - Доктор Вайнайна, я сожалею, - в интонациях Кинга что-то напоминало Саймона. - Разглашение осуществил один из наших сотрудников в своем личном дневнике, он будет строго наказан.
  - Верное решение. Вычтите из его вознаграждения сто тысяч и переведите мне в качестве компенсации. Номер счета у вас сохранился?
  - Что вы себе позволяете?
  - Я договариваюсь с вами о полюбовном соглашении. Кажется, это честно: я посмотрел биржевые котировки, пока ехал в лифте, и увидел, что разглашение пошло на пользу вашим акциям. А мне из-за вас теперь придется нанимать аэротакси.
  - А полмиллиона на такси вам не хватит, - сварливо заметил Кинг. Тед только сейчас заметил надпись на рамке с портретами блондинки и мальчиков: "Дорогому дедушке".
  - Хватит. Но тогда первым адресом, который я назову пилоту, будет Уэстон-роуд, сто сорок два.
  Судя по лицу Кинга, адрес местного отделения Комиссии по биоэтике был ему знаком.
  - Хорошо. - Он пробежался пальцами по экрану. В дверях уже маячил охранник, вызванный личной помощницей. - И на этом, надеюсь, наши с вами дела завершены.
  - Я тоже надеюсь, - прошептал Тед, выйдя в коридор.
  
  ***
  Аэротакси он вызвал через комм, заодно оценил количество новых писем и проглядел первые строчки - наиболее сдержанным началом было "Ну ты и отжег, стар...". Чтобы подойти к посадочной площадке, надо было миновать стаю инфобло. Их собралось уже несколько десятков. Окружили со всех сторон, идут вместе с ним, кто боком, кто задом; в воздухе, будто игрушки на невидимой рождественской елке, висят флай-камеры - прямая трансляция из реала, оставайтесь на связи, ждем ваших кликов...
  - Доктор Вайнайна, двадцать слов для Сквизера!
  - Спасибо, нет.
  - Что вы сейчас чувствуете?
  - Умеренную антипатию.
  Двадцать метров...
  - Доктор Вайнайна, продажа генома не противоречит вашим религиозным убеждениям?
  - Не противоречит.
  - Что вы скажете, когда через двадцать лет атлеты с вашими генами заберут у Саойре олимпийское золото?
  - Обращайтесь через двадцать лет.
  Десять метров...
  - У вашего поступка были какие-то скрытые причины? Эмоциональные, идейные? Может быть, материальные?
  - О, это не мой секрет, - идея так понравилась Теду, что он даже замедлил шаг. - Вы должны задать этот вопрос моему сокурснику Саймону Эри, вот его контакт, передаю. Если он захочет обсудить это с вами, я не буду против. Удачи!
  Все еще улыбаясь, он забрался в коптер и захлопнул дверцу.
  
  
  Коптер почему-то повернул на юг.
  - Эй, мне надо в центр.
  - Не б"спокойся.
  Акцент и презрительная интонация... Тед покосился на пилота: кожа чуть светлее, чем у него самого, толстые губы, горбатый нос... не просто горбатый, а сломанный. Осанка, кисти рук - боксерские. Северянин, из Нова-Нзензе или откуда-то еще из тех краев. Похоже, ты, доктор биологии, недооценил саойрийскую диаспору и напрасно не рассмотрел как следует коптер, в который садился. Угадай с трех раз, что лучше - разговоры о патриотизме или перелом челюсти? Или сначала одно, потом другое?
  Тед молча уставился вперед, на небо и выпуклый горизонт. Из чистой вредности - никаких вам "куда вы меня везете" и "я звоню в полицию". Минут через пять водитель заговорил сам:
  - Думал, тебе это сойдет с рук?
  - Сойдет с рук? - с легким удивлением переспросил Тед.
  - То, что ты продал им наши гены!
  - Ваших генов я не продавал. Только свои.
  - Наши, саойрийские! Чья кровь в твоих жилах?
  - Вообще-то моя собственная. Кстати, донорство до появления гемосинтеза считалось почетным занятием.
  Пилот свел брови и приоткрыл рот, но от вопроса удержался.
  - Умничаешь, - наконец выговорил он. - Щас перестанешь.
  
  
  Коптер приземлился во дворике возле коттеджа - только зелень мотнуло ветром от винтов. Направо дорожка, налево сад камней, и в центре его, на верхушке холмика цветная саойрийская статуэтка. Ступив на землю, Тед слегка качнулся в сторону. Чисто случайно, бежать ему не было никаких резонов. Пилот немедленно дал ему под дых и когда Тед разогнулся, утирая слезы, он увидел, что тот ухмыляется.
  В коттедже их ожидали четверо. Тед узнал старшего - болел за него в детстве, держал его фотогалерею на рабочем столе. Роста огромного, даже когда сидит, носогубные складки на темном лице стали резче, но волосы еще не седые. Антон Огола, великий спринтер и олимпийский чемпион, смотрел на доктора наук с неким брезгливым сожалением.
  - Ну что же ты, сынок? Совесть у тебя есть?
  - Надеюсь, что да, сэр. - Теда смутило это явление из прошлого, и он ответил мягче, чем собирался, хотя под ложечкой еще болело.
  - Так это неправда, что ты продал "Олимпии" свою ДНК?
  - Правда, сэр. Но есть обстоятельства...
  - Хотел бы я знать, что это за обстоятельства могут заставить человека предать родину. Ты понимаешь, что теперь этот племенной скот, который на Земле называют спортсменами, будет платить за твои гены?
  - Раньше скупали титулы и земельные наделы, теперь они приобретают участки ДНК, - проворчал сосед Оголы. - Введение векторов взрослым приравняли к допингу, так они начинают с эмбрионами, заключают генетически выгодные браки между династиями, манипулируют кроссинговером... Это здесь называется честной борьбой.
  - Уже ничего не поправить, как я понимаю, - сказал третий. - Но коптеры иногда падают, когда спускаются слишком низко над лесом.
  - Да, несчастные случаи бывают, - согласился Огола. - А у полиции свои методы сбора ДНК.
  Тед не был уверен, что они не всерьез, и в любом случае шутка зашла слишком далеко.
  - Что вас волнует в моей девятнадцатой хромосоме? - обратился он к тому, кто ворчал про титулы и земли, у этого человека был наименее атлетический вид, и он знал слово "кроссинговер". - Конкретно? Вы полагаете, там есть что-то важное?
  - Смеетесь?
  - Нет.
  - Рецептор эритропоэтина. Миозин. Фактор биогенеза пероксисом. Черт подери, вполне достаточно, чтобы отнять у нас фору!
  - Знаете, - доверительным тоном сказал Тед, - в младшей школе я был отвратительным бегуном. Всегда худший. И то же самое в колледже - худший на весь год выпуска. Меня никогда не хотели брать в команду. Ни в регби, ни в футбол - Вайнайна ужасен, Вайнайна спотыкается о свои ноги, только не Вайнайна!
  - Что ты плетешь? - холодно поинтересовался Огола. - Плохой спортсмен или хороший, генетически ты наш!
  - Я ваш. Но совсем невезучий. И в спорте мне не везло, и в азартные игры.
  - И что? Решил отомстить за невезение?
  - Я просто пытаюсь объяснить. Вы дослушайте, это важно. Когда мне исполнилось пятнадцать, родители мне перевели кучу денег - подразумевалось, что я поеду на континентальную олимпиаду, заодно погуляю по столице, прикоснусь к ее древним камням и все такое. Но в пятнадцать лет все идиоты. Знаете, что сделал я?.. Ох, ну хорошо, не хотите отгадывать - скажу сам: отправился в FutureInGene и промотал всё на прогноз моих спортивных возможностей.
  Тед сделал еще одну паузу. На сей раз реакция слушателей его вполне вознаградила.
  - Ты намекаешь...
  - Ага. По всем генам, которые тогда представлялись вовлеченными. Я присяду, хорошо? (Он придвинул себе свободное кресло и налил воды в стаканчик.) Понимаете, это мне казалось дико важным. Я был практичным парнем и хотел знать, в какой области мне имеет смысл напрягаться, а где нечего ловить. На регбистов я плевал, но когда девчонки...
  - Или ты кончаешь трепаться, - Огола поднялся из кресла и выпрямился во весь свой рост, - или я тебе что-нибудь сломаю, и свидетели подтвердят, что я был не в себе.
  - А, вас интересуют результаты? Все равно что бросить двадцать игральных костей и получить двадцать очков, на каждой по единице. Ровно та же вероятность, что у любого другого исхода, но впечатляет. Самые плохие из существующих на Саойре аллельные варианты для всех генов, завязанных на силу и скорость! Или почти для всех, но девятнадцатая хромосома сплошь была красная, ни желтой полоски, ни зеленой. Я даже не расстроился, я хохотал в голос! Потом напился и выяснил, что с метаболизмом алкоголя мне тоже не повезло. А потом занялся стрельбой из лука и метанием на точность. С неподвижными мишенями нормально получалось.
  - Хочешь сказать, что ты кинул "Олимпию"? - спросил Огола.
  - Зачем такие слова? - Тед обиженно поднял брови. - Они покупали саойрийскую хромосому, я продал ее. Они спросили о моих спортивных успехах, я сказал им правду - что спортом не занимаюсь. Это как золотая лихорадка: богатый инвестор может положиться на удачу и слухи, если нельзя провести анализы, а бедный продавец может блефовать. Закон о конфиденциальности генетической информации никто не отменял, докопаться до результатов частного обследования в провинциальной инопланетной клинике у них не было шансов. Да я сам бы про него забыл, если б вы не напомнили. - Тед отхлебнул из стакана и задумчиво улыбнулся. - Жаль, мой па тогда не знал, какое это было выгодное вложение. Он год со мной не разговаривал, а если бы не мама, вообще убил бы.
  - Ну ты и трепло, доктор. А где гарантия, что ты нам не морочишь голову? Доктор Нееман, что вы скажете?
  Тед Вайнайна второй раз за день активировал медико-биологический раздел своего паспорта.
  
  ***
  - Тебя дома не будут осуждать? - спросила Анна. В первый раз после скачка они вышли на прогулочную палубу и увидели звезды.
  - Дома никто не читает земные новости. Коллеги, специалисты, наверное, узнают. Но коллегам я смогу объяснить, что сделал.
  - А почему ты сказал Кингу, что был капитаном команды?
  - Что значит "почему сказал"? - картинно возмутился Тед. - Сказал, потому что это правда. Конечно, не в бейсболе и не в регби, они меня не брали даже запасным. У нас есть такая игра - там битой не бьют по мячу, а бросают ее в цель.
  - Да ладно!
  - Честное слово. Называется "городки". У меня хорошо получалось, даже лучше, чем с луком. Хочешь, научу, когда прилетим? В нее и девушки играют. Правую руку отводишь назад...
  - Пусти! Сюда кто-то идет! И кстати, я хотела спросить... как у вас относятся к полукровкам? Ну, то есть к детям саойрианов и землян?
  - А... Анна, - Тедди сейчас же отпустил ее и так захлопал глазами, что она рассмеялась. - Это же теоретический вопрос, да?
  
  ***
  - Итак, мы вытянули пустышку. Эксперименты in silico дают нулевой результат. Что скажешь, Пит?
  - Джим, мы оба знаем, что это моя вина. Я был за покупку.
  - Есть идеи, как компенсировать убытки?
  - Ну, для начала - в контракте был пункт о розничной перепродаже небольших объемов генетической информации.
  - Хочешь сказать, найдется другой идиот, который это купит?
  - Не это. Помнишь, во время обсуждения я говорил о цвете его глаз? Гены пигментов волос, глаз и кожи в квоту укладываются, они тоже в девятнадцатой. Насколько я понял, в земных базах их нет. И это уже верняк, есть фенотипическое подтверждение. Красивый, оригинальный цвет, для шоу-бизнеса то, что нужно. Я свяжусь с Casting Laboratories?
  - Вперед.
  
  
  2013
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Соболева "Бывший" (Романтическая проза) | | Ф.Вудворт "Пикантная особенность" (Любовное фэнтези) | | Л.Мраги "Для вкуса добавить "карри"-2, или Дом восьмого бога" (Приключенческое фэнтези) | | О.Иванова "Пять звезд. Любовь включена" (Женский роман) | | А.Субботина "Малышка" (Романтическая проза) | | Д.Данберг "Тайны полуночной академии" (Магический детектив) | | И.Светинская "Королева сильфов. Часть 2" (Женский роман) | | Н.Лакомка "Карт-Бланш для Синей Бороды" (Женский роман) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 2" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"