Коляков Александр Михайлович: другие произведения.

Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
КНИГА ВТОРАЯ
  
  
ОГЛАВЛЕНИЕ
  
  Вместо предисловия. Ойкумена на рубеже XIII-XIV веков
  
  Часть первая
  ИМПЕРИЯ ДО 'ВЕЛИКОЙ ЗАМЯТНИ'
  
   ОЧЕРК I. Северо-Восточная Русь на рубеже эпох
  
  1. Русские князья: патриоты или прагматики
  
  2. Закономерность или случайность?
  
  3. Государство над государствами
  
  4. История с агиографией
  
   ОЧЕРК II. Не отснятый блокбастер
  
  1. Эпизод первый
  
  2. Эпизод второй
  
  3. Эпизод третий
  
  4. Иван Калита
  
  5. Симеон Гордый и Иван Красный
  
   ОЧЕРК III. В стороне от магистральных путей истории
  
  1. Господин Великий Новгород
  
  2. Псков
  
  3. Смоленское княжество
  
  4. Рязанское и Черниговское княжества
  
  5. Киев и Среднее Поднепровье
  
  ОЧЕРК IV. Галицко-Волынская Русь и Литва до Великой Замятни
  
  1. Галицко-Волынское королевство. Конец династии Романовичей
  
  2. Русско-литовская Русь
  
  ОЧЕРК V. Орда до Великой Замятни
  
  1. Письменные источники по истории Улуса Джучи
  
  2. Неписьменные источники по истории Улуса Джучи
  
  3. Тохта
  
  4. Узбек: легитимный Чингизид или узурпатор
  
  5. Правление Джанибека
  
  6. Вернувшийся бумеранг
  
  Часть вторая
  ВЕЛИКАЯ ЗАМЯТНЯ
  
   ОЧЕРК VI. Улус Джучи
  
  1. Причины Замятни
  
  2. Замятни в других улусах
  
  3. Распад Улуса Джучи
  
  4. Окончание Замятни
  
  5. Тамерлан
  
  ОЧЕРК VII. Литовская Русь
  
  1. ВКЛ при Ольгерде и Кейстуте
  
  2. Ягайло vs Витовт
  
  ОЧЕРК VIII. Дмитрий Донской
  
  1. Юные годы
  
  2. Накануне
  
  3. Куликовская битва
  
  4. После битвы. Пиррова победа?!
  
  Часть третья
  ВЕК XV
  
  ОЧЕРК IX. Несостоявшаяся империя
  
  1. Грюнвальд - Жальгирис - Танненберг
  
  2. 'Свидригайловы войны'. Начало
  
  3. 'Свидригайловы войны'. Продолжение
  
  4. Смена приоритетов
  
  5. Ливонский орден
  
  ОЧЕРК X. Северо-Восточная Русь в XVI веке
  
  1. Василий I
   2. Василий II
  
  3. Иван III. В начале славных дел
  
  4. Присоединение Новгородской земли
  
  5. Конец "ига"
  
  6. "Гибридная война"
  
  7. Подлинный символ Империи
  
  ОЧЕРК XI. Конец Второй Империи
  
  1. Большая Орда
  
  2. Крымское ханство
   3. Казанское ханство
  
  Часть четвертая
  ДЕЛА ЗЕМНЫЕ И ДЕЛА НЕБЕСНЫЕ
  
  ОЧЕРК XII. Дела земные
  
  1. Экономика Северо-Восточной Руси
  
  2. Экономика западнорусских земель
  
  3. Экономика Степи
  
  ОЧЕРК XIII. Дела небесные
  
  ОЧЕРК XIV. А в это время в Европе.
  
  1. Европа в XIV веке
  
  2. Европа в XV веке
  
  3. Европа в XVI веке
  
  
  
  
  
  
Вместо предисловия
  
  
Ойкумена на рубеже XIII-XIV веков или
   'Нет мира под оливами'.
  
  
Даже история, называющая себя всеобщей, всё же не что иное, как сочленение нескольких локальных историй, среди которых (и между которыми) пустоты гораздо более многочисленны, чем заполненные места. (К. Леви-Строс)
  
  
...В исторических исследованиях нет места автаркии. Изолировавшись, каждый из специалистов сможет что-либо постичь лишь наполовину, даже в собственной области; единственно подлинная история, возможная лишь при взаимопомощи, - это всемирная история. (М. Блок)
  
   Финальной точкой первой книги нашего исследования стал рубеж XIII-XIV веков - время, когда казалось, что господство потомков Чингисхана над большей частью территории Евразийского материка будет продолжаться если не вечно, то, по крайней мере, очень и очень долго. Каждый из четырех улусов1, на которые распалась, сохранившая лишь формальное единство, монгольская империя, доминировал в своей части континента, и даже такие могущественные государства того времени, как мамлюкский2 Египет и Делийский султанат, в войнах с монголами в положении обороняющейся стороны.
  
   Что же, политические реалии текущего дня воспринимались и воспринимаются в массовом сознании, как нечто незыблемое. Этой иллюзии подвержены не только занятые своими повседневными делами обыватели, но и находящиеся у руля государственного корабля правители, любящие, где надо и где не надо употреблять слова 'вечный', 'нерушимый', 'тысячелетний'. Между тем, история человечества - это история изменений. Возникали и исчезали этносы и государства, менялись центры экономической власти, что уж говорить о многочисленных договорах 'о вечном мире', которые в силу тех или иных обстоятельств (в первую очередь изменения баланса сил) оказывались жалкими клочками бумаги, а зафиксированные ими границы - лишь линиями временного прекращения огня3.
  
   И, прежде чем продолжить рассказ об истории Евразийской империи4, руководствуясь принципом, что история человечества - это всемирная история (например, казалось бы, не имеющие никакого отношения ни к Руси, ни к Ирану, ни Вьетнаму, события конца XII века в монгольских степях, на самом деле напрямую повлияли на историю этих государств), зафиксируем 'позицию', в которой Ойкумена встретила начало XIV века. Начнем с Европы.
  
  _______________________________________________________
  1. Понимание многозначного термина улус во многом зависело от того контекста, в котором он употребляется. Здесь речь идет о племенном объединении, занимающим определенную территорию под правлением хана или вождя. Вся монгольская империя представляла собой единый Еке Монгол Улус, который в свою очередь делился на улусы великого хана (Коренной юрт), Джучидов, Чагатаидов и Хулагуидов. Еще более мелкими военно-административно-территориальными единицами были улусы предводителей туменов и тысяч.
  
   2. Мамлюки - профессиональное войско из воинов-рабов, в основном кипчацкого и северо-кавказского происхождения в некоторых мусульманских странах. Впервые появились в конце IX века в Абассидском халифате, однако ассоциируются преимущественно с Египтом XIII-XIX веков.
  
   3. Согласно концепции известного немецкого геополитика О. Мауля "Граница как линия, есть не истинная граница, а компромисс, достигнутый более или менее случайно, порой вследствие акта насилия. Граница, таким образом, есть простой перерыв между политико-силовыми ситуациями. Пакты, гарантирующие границы, основаны на той великой иллюзии, что можно будто бы поставить предел живому росту нации' (Цит. по: Поздняков Э. А. Философия политики. Москва: Палея, 1994. Ч. 2. С. 261.)
  
   4. Евразийская империя - согласно авторской концепции несколько последовательно сменяющих друг друга имперских образований на территории Евразийского материка.
  _______________________________________________________
  
  
   В Англии, Франции усиливалась опирающаяся на мелкое дворянство и городскую буржуазию королевская власть. Аналогичный тренд1 мы можем наблюдать и в государствах Пиренейского полуострова, добившихся решающих успехов в деле реконкисты, а также в Скандинавских странах. В то же время Италия, северные районы которой являлись флагманами европейской и, следовательно, мировой экономики2 и Германия, где также наблюдался экономический подъем, оставались разделенными на множество фактически самостоятельных феодальных владений.
  
   Раздробленная Польша после пресечения в 1296 году великопольской ветви династии Пястов3 была охвачена смутой, продолжавшейся вплоть до второй половины 1320-х годов. Такая же продолжавшаяся десятилетиями смута, в которую вмешивались правители соседних государств, раздирала и Венгрию. Лишь Чехия под управлением короля Вацлава II, претендовавшего и на польскую и на венгерскую корону, была в то время зоной относительного и кратковременного спокойствия4.
  
   Не было внутренней стабильности и в Швеции, где в 1305 году против короля Биргера Магнуссона подняли мятеж его братья. Гражданская война, в которую вмешались Дания и Норвегия, продолжалась до 1319 года.
  
   На Балканах Михаилу VIII Палеологу удалось при поддержке Генуи отвоевать у латинян Константинополь, но, возможно, как это нередко случается в истории, именно этот случайный5 успех оказался для Византийской империи фатальным, а сама она практически сразу попала в так называемый идеальный шторм6. Перечислим основные 'волны', обрушившиеся на 'второй Рим':
  
   1. Опорой императорской власти, как и до завоевания Константинополя крестоносцами, вновь стали столичные "черви"7, которые немедленно начали разрушительную работу. (История Византии этого периода наполнена династическими заговорами, переворотами, борьбой различных придворных группировок8.)
  
   2. Центр политической жизни государства вновь переместился в Европу - император вынашивал амбициозные и требующие огромных затрат планы восстановления доминирующего положения Византии на Балканском полуострове.
  
  _______________________________________________________
   1. В данном случае можно говорить только о тренде. В действительности процесс централизации протекал отнюдь не однолинейно. Война Алой и Белой роз в Англии, феодальные смуты во Франции и Испании, мятежи знати в Скандинавии. Окончательную победу королевская власть одержала в эпоху появления массовых армий вооруженных огнестрельным оружием, содержать которые было под силу лишь единым централизованным государствам.
  
   2. Промышленность и сельское хозяйство могущественных в военном отношении стран Азии осталась на уровне, достигнутом человечеством еще в античное время.
  
   3. Пясты - первая польская княжеская и королевская династия. Как и Рюриковичи распалась на несколько управлявших различными польскими княжествами и враждовавшими друг друга ветвями.
  
   4. Это спокойствие продолжалось лишь с 1290 (подавление мятежа Завиши из Фалькенштейна) по 1305 (смерть Вацлава II) годы.
  
   5. Воспользовавшись халатностью городской стражи, небольшому отряду византийцев удалось проникнуть в город и открыть ворота для основных сил.
  
   6. Идеальный шторм -фразеологизм, обозначающий сложение ряда негативных факторов, в результате чего их суммарное воздействие резко возрастает.
  
   7. "Черви" - под этим термином мы понимаем паразитирующую на теле общества верхушку, озабоченную лишь собственным благосостоянием и борьбой с такими же 'червями'.
  
   8. Естественно, в ходе этой борьбы интересы государства были отодвинуты на задний план. Враждующие стороны не колеблясь обращались за помощью к злейшим врагам Византии: к туркам, латинянам, болгарам.
  _______________________________________________________
  
   3. На Балканах против Византии немедленно образовалась мощная коалиция, включающая в себя самые разнородные силы - Болгарию, Сербию, Эпирский деспотат, Афинское княжество....
  
   4. На произвол исторической судьбы были брошены малоазийские территории. В результате под давлением конгломерата тюркоязычных племен, вошедших после своего объединения в историю под именем турок-осман, византийские владения в Малой Азии год от года сужались, а значительная часть христианского населения в силу тех или иных обстоятельств переходила в ислам и отуречивалась. В первую очередь это касается воинственного населения пограничья - так называемых акритов. (До возвращения Константинополя акриты составляли основу вооруженных сил Никейской империи1 и с успехом отражали атаки крестоносцев с запада и турок с востока на это небольшое, но вполне жизнеспособное государство.)
  
   5. В состоянии непрекращающегося кризиса оказалась экономика империи. К неподъемным военным расходам добавилось обнищание населения, а торговля, которая вследствие чрезвычайно выгодного положения Византии, казалось, должна была бы обеспечить финансовое благополучие государства, оказалась в руках генуэзцев и венецианцев2.
  
   6. Наметился и религиозный раскол византийского общества на возглавляемых императором сторонников унии (для осуществления своих планов Михаилу требовалась поддержка понтифика) и ратующих за чистоту православной веры ортодоксов.
  
   Однако продолжим наш 'тур'. В Передней Азии доминировали неоднократно воюющие между собой мамлюкский Египет и хулагуидский Иран, и никто не мог предугадать, что уже начался процесс стремительного превращения маленького ничем ни приметного тюркского бейлика в могущественную Османскую империю.
  
   Продвигаясь далее на восток, мы увидим еще одну византийскую 'империю' со столицей в Трапезунде, разрозненные и находящиеся в зависимости от Золотой Орды и ильханов3 Ирана феодальные владения на Кавказе, охваченный династическими смутами улус Чагатая. На севере Индостана Делийский султанат под управлением жестокого Ала ад-дина достиг своего наивысшего могущества. На западе султанат вел победоносные войны с раджпутами, на севере - успешно отражал вторжения Чагатаидов, а на юге - завоевал большую часть Декана.
  
  _______________________________________________________
   1. Никейская империя - греко-армянское государственное образование, возникшее на западе Малой Азии после захвата Константинополя крестоносцами. Его правители позиционировали себя в качестве византийских императоров, выдвигая в качестве главной политической цели возвращение Константинополя.
  
   2. После неудачного штурма Константинополя в 1260 году император Михаил VIII Палеолог, осознав, что без поддержки с моря город ему не взять, обратился за помощью к Генуэзской республике. Согласно заключенному в 1261 году договору Генуя должна была выставить флот в 50 кораблей. Взамен император обязался передать ей владения Венеции в империи, а также запретить венецианским кораблям заходить в византийские порты. Кроме того, генуэзцам было разрешено создать фактории в Смирне, Фессалониках, Хиосе, Лесбосе, а, главное, им передавалось ключевое в стратегическом отношении предместье столицы - Галата, обеспечивающее контроль над проливами. Договор 1261 года был чрезвычайно невыгоден Византии. (К тому же генуэзская помощь вообще не понадобилась.
  
   3. Ильхан - 'правитель народа' (от тюрк. 'эль' или 'иль). Титул правителей государства Хулагуидов.
  _______________________________________________________
  
   Не было мира и в Индокитае, оказавшемся после падения в 1276 году южно-китайской империи Сун под ударами монгольских войск. Вьетнаму ценой больших потерь удалось сохранить независимость, отразив несколько монгольских вторжений. Не увенчалось успехом и монгольское вторжение в Индонезию, и лишь на территории современной Мьянмы им удалось достичь успеха, разгромив ослабленное внутренними неурядицами Паганское царство.
  
   На крайнем востоке материка корейцам после ряда упорных войн удалось избежать непосредственной оккупации страны монгольскими войсками1, но реальная независимость была потеряна. Корея была вынуждена платить дань империи Юань, а ее флот и армия участвовать в монгольских вторжениях в Японию. Так во время второго вторжения Корея предоставила Хубилаю 900 кораблей, 17000 моряков и 10000 солдат2. Сама же Япония, отразив с помощью Госпожи Удач39 монгольские вторжения, похоже, оставалась едва ли не единственным очагом внутриполитического спокойствия в обильно политой кровью Ойкумене. Однако это было спокойствием перед бурей - в 1331 году начнется продолжавшаяся 60 лет гражданская война...
  
  _______________________________________________________
   1. Не исключено, что монголы, учитывая гористый рельеф корейской территории и наличия многочисленных прибрежных островов, и не стремились к ней.
  
   2. Тернбулл С. Самураи. Военная история. СПб.: Издательская группа 'Евразия', 1999 год. С 151.
  
   3. Остается только гадать, смогли бы непревзойденные мастера рукопашного боя, но не объединенные единым руководством самураи, задержать спаянных железной дисциплиной и обладающих 'оружием массового поражения' монголов. С другой стороны не совсем ясно, какую стратегическую цель преследовал Хубилай, отправив десант на японские острова - Япония в то время не имела флота, и не представляла для монголов угрозы. Кроме того, ее территория, ввиду полного отсутствия пастбищ, не имела для кочевников никакой ценности. Остается предположить, что дело не в стратегии и в экономике, а в унаследованном династией Юань имперском китаецентризме, согласно которому правители соседних государств должны были признавать верховную власть императора. (Доходило до курьезов. Присылаемые им из Поднебесной подарки кочевники рассматривали как дань или плату за отказ от набегов, а китайцы - дарами своим вассалам.)
  _______________________________________________________
  
Часть первая
  
ИМПЕРИЯ ДО 'ВЕЛИКОЙ ЗАМЯТНИ'
  
  
ОЧЕРК I. Москва против Твери
  
  
Горд ты и непокорлив хану нашему и посла его Кавгадыя осрамил, с ним бился и татар его побил ты, и дани ханские забрал себе, а хану не давал, и в Немецкую землю с казною бежать хотел, и казну в Рим к папе отпустил и княгиню Юриеву зельем уморил, и князей и татар царевых побил. (В. Н. Татищев)
  
  Почему Московское княжество? Неожиданное назначение. Роковая ошибка или использованный шанс. Тверь против Москвы или 'коллаборационисты' против 'коллаборационистов'. Ваше благородие, госпожа Удача. Закономерность или череда случайностей.
  
  
1. НАКАНУНЕ СХВАТКИ
  
  
Не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение, постепенно и упорно превращая его в свое 'государство'(А. Е. Пресняков)
  
   Завершив короткий 'историко-географический тур' по Ойкумене, вернемся к основной теме нашего исследования и опишем ситуацию, сложившуюся на бескрайних просторах Хартленда1 на рубеже XIII-XIV веков. Начнем с Владимиро-Суздальского великого княжества, ставшего после похода Батыя одним из улусов сперва единой Монгольской империи, а затем и отколовшегося от нее государства Джучидов.
  
   История Руси первых десятилетий после "Кипчакского похода"2 весьма скупо освещена в исторической литературе. Российские историки-медиевисты предпочитали (и предпочитают) не останавливаться на данной теме, концентрируя свое внимание на более поздних периодах - правлении Ивана Калиты и его внука Дмитрия. Это можно объяснить двумя причинами. Первая из них лежит на поверхности и 'вполне материальна' - немногословие редких источников, что, естественно, затрудняет 'историческую реставрацию'. (Отметим, правда, что по сравнению с периодом 1250-1300 годов летописные записи, начиная с XIV века, становятся все же более полными. Вдобавок на помощь историкам "начинают" приходить ненамеренные источники3, количество которых растет по мере бюрократизации общества и развития экономики. Так, если в архивах сохранилось чуть более десяти актов XIII века, раз в десять больше актов XIV века, то век XV предоставляет для изучения более 2000 документов. Впрочем, по сравнению с ненамеренными источниками других европейских стран того периода - это сущий мизер. Например, только опубликованная часть архива итальянской Лукки за период с середины XIII по середину XIV столетия насчитывает десятки тысяч документов1.)
  
  _______________________________________________________
   1. Хартленд (от англ. Heartland - срединная земля) - согласно большинству геополитических концепций, массивная северо-восточная часть Евразийского материка, приблизительно совпадающая с границами Евразийской империи эпохи СССР.
  
   2.Так монголы называли поход Батыя 1236-1242 годов.
  
   3. Ненамеренные письменные источники - акты, письма, хозяйственные договора, донесения послов, метрические записи и т. п.
  _______________________________________________________
   Вторая - связана с человеческой психологией. И в самом деле, куда приятнее освещать выигрышные темы усиления Москвы при Иване Калите, победы русского войска на Куликовом поле, окончательного освобождения Северо-Восточной Руси от монгольского ига при Иване III, нежели рассказывать о времени, казавшемся современникам надиром русской истории.
  
   Действительно, в начале XIV столетия ничто не предвещало последующего превращения потерявших политическую независимость русских княжеств (как бы не хотелось историкам-евразийцам представить Северо-Восточную Русь едва ли не равноправным партнером монгольских ханов дело обстояло именно так) в мощную централизованную державу. Наоборот, процесс дробления, начавшийся на Руси сразу после смерти Ярослава Мудрого и набравший обороты к моменту монгольского нашествия, продолжился и в первые десятилетия после него. Именно тогда во Владимиро-Суздальской земле к существовавшим ранее Переяславскому, Ростовскому, Углицкому, Юрьевскому и Ярославскому княжествам в разное время добавляются восемь новых уделов: Белозерское, Галицко-Дмитровское, Городецкое, Костромкое2, Стародубское, Суздальское, Тверское и Московское княжества.
  
   Не утихали и распри среди Рюриковичей. Здесь необходимо отметить, что после вхождения Руси в "монгольский мир" лествичное право3 фактически утратило свое прежнее значение. Кому сидеть на великокняжеском престоле, кому править в уделе, а кому отправляться в 'эмиграцию' или быть казненным в ханской ставке решало теперь не родовое старшинство, а исключительно воля монгольских ханов, согласно которой, начиная с 1248 года, титул эке-нойона4 Владимирского улуса находился в руках потомков Ярослава Всеволодовича. ('Историки-конспирологи' считают, что таким образом монголы наградили Ярослава за 'предательство'5 и обеспечили верность его наследников6.)
  
  _______________________________________________________
   1. Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV. М.: Наука, 1984.
  
   2. В 1276 году Костромской удел был ликвидирован.
  
   3. Лествичное право - система престолонаследования, предусматривающая переход власти не к сыну умершего правителя, а к старшему мужчине в его роде. Характерна для кочевых империй Великой Степи и Киевской Руси и, по мнению Л. Н. Гумилева, была призвана воспрепятствовать сепаратистским устремлениям окраин, лишенных прочных экономических связей с центром (Гумилев Л. Н. Удельно-лествичная система у тюрок в VI-VIII веках: \К вопросу о ранних формах государственности \ http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article119.htm), поскольку открывала перед наместником или 'держащим' одну из земель князем перспективы 'карьерного роста' в рамках единого государства. Лествичная система имела еще и то несомненное преимущество, что власть все время оказывалась в руках зрелого мужчины, успевшего к моменту ее получения побывать на многих высоких военных и административных должностях и получить соответствующий опыт, в то время, как при прямом наследовании на вершине властной пирамиды мог оказаться неопытный юноша, а то и просто малолетний ребенок, неизбежно становящийся игрушкой в руках родственников, фаворитов матери, опекунов...
  
   4. После завоевания Руси монголы включили русских князей в военно-административную структуру своего государства.
  
   5. Речь в данном случае идет не столько о том, что он первым из Рюриковичей поехал за ярлыком, а о странном, по мнению конспирологов, поведении в ходе кампании 1237-1238 годов, когда он не принял участия в боевых действиях.
  
   6. Такими же лояльными 'новой власти' были и другие русские князья. Что же касается особой приязни монгольских ханов к Ярославу и его потомкам, то следует отметить, что 'лествичный принцип наследования' при передаче власти был нарушен ими за первые семьдесят лет 'ига' только один раз, когда на великом княжении не был утвержден Святослав Всеволодович.
  
  _______________________________________________________
  
   Но борьба за великокняжеский престол не прекратилась, а лишь изменила свои формы - на смену полевым сражениям и разорительным набегам на сельскохозяйственные поселения с привлечением половцев пришли подковерные интриги. Претенденты на заветный ярлык пытались очернить своих конкурентов в глазах золотоордынских ханов, прибегая для придания своим 'показаниям' большей убедительности, к прямому подкупу различных "сильных людей" из ханского окружения.
  
   Такие коллизии отмечены во многих поколениях потомков Ярослава Всеволодовича. Начало положил Александр Ярославич Невский, отправившийся в 1252 году в Орду с жалобой на своего брата Андрея, затем проявлять свои родственные отношения стали внуки - в 1281 сын Александра Андрей1 убедил хана, что он будет лучшим эке-нойоном, чем его старший брат Дмитрий. (Впрочем, едва центральная власть в Золотой Орде временно ослабела, братья не замедлили вынуть мечи из ножен. Правда, вместо того, чтобы попытаться сбросить пресловутое 'иго'2 направили оружие друг против друга.) А в третьем и четвертом поколениях Ярославичей в борьбе за вожделенный титул эке-нойона, схлестнулись тверские (потомки младшего брата Александра Ярослава3) и московские (потомки младшего сына Александра Даниила4) князья.
  
   Рассказу об этом драматическом моменте имперской истории будут посвящены первые два очерка нашей книги. Но прежде, чем перейти к нему, остановимся на теме средневекового коллаборационизма и патриотизма. Автор достаточно подробно осветил ее в первой книге своего исследования, солидаризировавшись с мнением историков-'рационалистов' о том, что говорить о защите или предательстве национальных интересов в XIII веке корне неверно, так как 'этих самых интересов, как и нации, еще не было и быть не могло'5. По крайней мере, до Куликовской битвы ни о каком общерусском единстве говорить не приходится - 'Русь родилась на Куликовом поле' (В. О. Ключевский6), 'На Куликово поле пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него - русские' (Л. Н. Гумилев)7.
  
  _______________________________________________________
   1. Андрей Александрович Городецкий - третий сын Александра Невского, в 1281 году начал войну против Дмитрия за великокняжеский престол. Четырежды в 1281,1282,1285 и 1293 годах наводил монгольские рати на Владимиро-Суздальскую землю. Особенно опустошительным был последний набег (Дюденева рать), в результате которого земли Северо-Восточной Руси подверглись страшному разорению, а Андрей утвердился на великокняжеском престоле.
  
   2. Иго (от лат. jugum - иго, ярмо, подчинение, рабство) - термин, давно уже ставший нарицательным для обозначения монгольского владычества на Руси, впервые был употреблен в данном контексте польским хронистом Яном Длугошем в 1479 году, а с 1660-х годов словосочетание 'татарское иго' появляется и в московских источниках.
  
   3. Ярослав Ярославич (1230-1272) - сын Ярослава Всеволодовича, первый князь и основатель правящей династии Тверского удельного княжества. В 1264 году получил в Орде ярлык на великое княжение.
  
   4. Даниил Александрович (1261-1303) - младший сын Александра Невского, родоначальник московских князей и царей. За время своего правления значительно расширил территорию своего небольшого и бедного удела, присоединив к нему Коломну и Переяславль-Залесский. В историографии утвердилось мнение о Данииле, как о 'бесцветном правителе', однако такая его характеристика далека от действительности и, вероятно, возникла лишь при сравнении Даниила с его более харизматическими и 'раскрученными' преемниками - Иваном Калитой и Дмитрием Донским.
  
   5. Данилевский И. Н. 'Современные российские дискуссии о князе Александре Невском'. (https://www.hse.ru ' data ' 2011/05/11)
  
   6. Ключевской В. О.
  
   7. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь.
  
   Гумилев Л. Н. (1912-1992) - историк-этнолог, сын известных поэтов Анны Ахматовой и Николая Гумилева. Был идейно близок к евразийству. Автор оригинальной пассионарной теории этногенеза, пользующейся большой популярностью у историков и политиков неоевразийского направления. Рассматривал историю человечества как процесс взаимодействия суперэтносов. Через многие его работы красной нитью проходит противопоставление православия и католичества, Запада и Евразии.
  _______________________________________________________
  
   Между тем в современной исторической литературе популярно мнение, что тверские князья были патриотами, в то время как московские - либо в лучшем случае соглашателями, либо откровенными предателями. Историки евразийского направления, в свою очередь, наделяют неукоснительно проводящих линию на 'союз' с Ордой московских Данииловичей политической мудростью и неким особым даром исторического предвидения (вероятно, унаследованного по их мнению ими от самого Александра)1. Однако 'коллаборационизм' московских князей и "патриотизм" тверских - не более чем миф, рожденный в результате переноса современных политико-идеологических конструкций на события средневековья. На самом деле ни московские, ни тверские, ни какие-либо другие русские князья, равно как и их облеченные властью "коллеги" во уголках Ойкумены, не были ни 'патриотами', ни 'коллаборационистами', а оперировали совсем другими понятиями: власть, деньги, жизнь. И когда возникала "политическая необходимость" без каких-либо 'патриотических угрызений совести' пользовались военной помощью ордынцев.
  
   Что же касается правителей Золотой Орды, то в рамках средневековых "правил игры" они были для русских князей верховными сюзеренами, кесарями, чью милость правдами и неправдами следовало заслужить. Полное подчинение Орде (евразийцы говорят о союзе на правах младшего или даже равноправного партнера, но зафиксированная в летописях история первых ста лет монгольско-русских отношений свидетельствует именно о полном подчинении) было в той исторической ситуации не только наиболее рациональной, но и единственно возможной линией поведения. Неукоснительно следуя ей, московские князья руководствовались ни неким долгосрочным прогнозом, ни стремлением с помощью монголов отразить 'западную агрессию', сохранив "православную цивилизацию", ни какими-либо другими глобальными геополитическими целями. Пределом их мечтаний было получение и удержание ярлыка2 на великое княжение и, следовательно, подчинение своей власти других русских княжеств. Не более того.
  
   Здесь у читателя может возникнуть вопрос: а на каком основании автор считает политику полного подчинения Орде единственно возможной? Ведь многие авторитетные историки считают, что освободиться от монгольского ига Северо-Восточная Русь могла бы задолго до 1480 года? Подробный анализ военных возможностей сторон по состоянию на 1250-1260 годы был проведен в первой книге нашего исследования, а здесь мы приведем лишь его основные выводы.
  
  _______________________________________________________
   1. Там же.
  
   2. Ярлык - любой документ, издававшийся от имени хана и обладавший определенными 'бюрократическими' признаками: наличие подтверждающей алой печати (тамги), соответствующей формы изложения и т. д. Адресовался лицам, стоящим по положению ниже издавшего его лица. Из истории Руси больше известны ярлыки, выдаваемые князьям и отцам церкви. Согласно Н. И. Березину, ярлык действовал лишь в течение правления издавшего его хана, а следующий хан мог по своему усмотрению либо подтвердить, либо отменить его действие. (Березин И. Н. Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева // Труды Восточного отделения Имп. Археологического общества. Ч. 8. СПб.: 1864. С. 440.) Система ярлыков гарантировала прочность монгольской власти куда лучше отсутствующих гарнизонов - неполучение заветного ярлыка политическую или даже биологическую смерть провинившегося князя. В то же время неподчинение обладателю ярлыка автоматически означало неподчинение хану, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  
   Березин Н. И. (1818-1896) - российский востоковед, профессор Казанского и Петербургского университетов, тайный советник (генерал-лейтенант гражданской службы).
  _______________________________________________________
  
   1. Военные силы Улуса Джучи количественно, как минимум, не уступали монгольской армии во время Западного похода, при этом стратегическое и тактическое искусство монголов по-прежнему находилось на недосягаемом для русских войск уровне.
  
   2. Потенциальная численность объединенного русского войска вряд ли превысила бы 50-70 тыс. человек, а его боеспособность вызывала бы большие сомнения.
  
   3. Такую армию враждующие между собой Рюриковичи могли бы собрать только в некоей гипотетической альтернативной реальности. Что же касается реальности исторической, то, да простят читатели автора за отсутствие должного воображения, представить себе сражающихся не друг с другом, а против общего врага войска Твери, Москвы, Рязани и того же Новгорода, он не в силах1. Кстати, забегая вперед, скажем, что описанного историками 'общерусского единения' не было даже во время Куликовской битвы. Рязанский Олег, согласно официальной историографии, вообще был чуть ли не союзником Мамая, а Новгород Великий так и не прислал свои дружины...2
  
   4. Даже в случае успеха восстания материальные потери от боевых действий в десятки и сотни раз превзошли бы выплачиваемую Орде дань, что же касается людских потерь, то они были бы огромны3.
  
   Эти выводы полностью сохранили свою актуальность и на начало XIV столетия, поэтому вплоть до Великой Замятни любые антиордынские выступления были обречены на провал или, как минимум, являлись нецелесообразными с политической точки зрения. (Положение начнет меняться лишь со второй половины XIV века, когда Орда будет охвачена междоусобной войной, и многие ее воины вместе с семьями начнут искать убежища в русских княжествах.)
  
   Что же касается 'патриотизма' тверских князей, то о нем лучше всего говорят летописи.
'В год 6823 (1315). Пришел князь великий Михаил из Орды, а с ним много татар. И пошел к Торжку с татарами и с князьями суздальскими. И бились с новгородцами у Торжка месяца февраля в пятый день. И победил великий князь Михаил, и убили новгородцев более тысячи, и сожгли пригород'4
, а спустя 10 лет татар на Русь привел сын Михаила Александр5.
  
   В завершении несколько слов о столице великого княжества. Дважды разоренный монголами (1238 год - поход Батыя, 1293 год - Дюденева рать), Владимир мало интересовал соперников. Добившиеся вожделенного ярлыка, что тверские, что московские князья вовсе не горели желанием вкладывать силы и средства на благоустройство переходящей вместе с ярлыком на великое княжение из рук в руки столицы, а предпочитали править великим княжеством, находясь в своих уделах. Таким образом, Владимир как бы повторил судьбу Киева, бывшего со времен Юрия Долгорукого лишь номинальной столицей государства и местом пребывания митрополита. (В 1299 году после разорения Киева войсками хана Тохты митрополит Максим покинул город на Днепре, и, по примеру своего предшественника Кирилла III6, переехал во Владимир. Правда, как и Кирилл, Максим не решился окончательно перенести церковную столицу Руси из Киева, оставив в нем своего наместника. Но фактически это было сделано, так как вместе с митрополитом во Владимир отправилась большая часть его окружения.)
  
  
  
  _______________________________________________________
   1. Наоборот, во время ордынских походов на впавшего в немилость князя, другие Рюриковичи спешили по зову сюзерена (правителя улуса Джучи) присоединиться к монгольскому войску.
  
   2. А. А. Горский, считает, что на Куликовом поле не было и Нижегородско-Суздальских дружин. (Горский А. А. ...)
  
   3. Коляков А. М. Очерки истории Евразийской империи. Кн.1. Киев 2019. С. 442-444.
  
   4. Тверская летопись.
  http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   Пригород - в средневековой Руси так называли любые города княжества, кроме его столицы.
  
   5. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. [Под ред. и с предисл. А.Н. Насонова]. М.; Л., Изд-во Акад. Наук СССР, 1950 С 341.
  
   1. Кирилл III (?-1281) - знаковая фигура имперской истории. Церковный и политический деятель, доверенное лицо и ближайший соратник Даниила Галицкого (хранитель печати, епископ Хелма). С 1243 года был фактическим, а с 1247 года после утверждения патриархом Константинопольским официальный главой Киевской митрополии. После избрания Кирилл не остался в разоренном Киеве, но отправился не в родной Галич, а во Владимир к якобы политическому антагонисту своего бывшего патрона Даниила Александру Ярославичу. Умелый дипломат, ведший успешные переговоры с самыми разными политическими партнерами: Венгрией, Римской курией, Золотой Ордой. Внес значительный вклад в укрепление церковной организации. Будучи главой русской церкви в течение 34 лет, Кирилл III смог завоевать полное доверие всех правящих в это время монгольских ханов, выхлопотав во время своих неоднократных поездок в Орду широкие привилегии для православной церкви. Литератор, участвовавший в создании жизнеописаний Даниила Галицкого и Александра Невского.
  
   В завершение отметим, что 'Кирилл III' - не ошибка, и не опечатка. Кирилл I находился на Киевской кафедре во время правления Ярослава Мудрого, Кирилл II - с 1224 по 1233 годы.
  _______________________________________________________
  
  
2. ЗАКОНОМЕРНОСТЬ ИЛИ СЛУЧАЙНОСТЬ?
  
  
Москва стала столицей благодаря своему выгодному географическому положению - между югом, севером, востоком и западом. (Из школьного сочинения)
  
   С точки зрения 'макро истории' Евразийской империи драматическая борьба московского и тверского клана Рюриковичей за право обладать титулом эке-нойона Северо-Западной Руси (или пользуясь терминологией автора 'Задонщины'1, и перенятой евразийцами2 ХХ века Залесской Орды3) была всего лишь частным эпизодом, одним из сотен династических конфликтов на территории средневековой Ойкумены. Правда, некоторые историки пытаются придать этому противостоянию 'политическую окраску', позиционируя московских князей, как мудрых и осторожных 'коллаборационистов-прагматиков', благоразумно продолжающих политику своего предка Александра Невского, а правителей Твери, соответственно, искренними, но нерасчетливыми 'патриотами'. Однако беспристрастные факты, с которыми читатель познакомиться ниже, свидетельствуют о том, что политика обоих владетельных домов была абсолютно схожей. Ее главной составляющей была борьба за великокняжеский ярлык, обладание которым автоматически превращала победителя не в первого среди равных, как во времена Киевской Руси, а в полновластного эке-нойона и главного налоговика северо-восточного улуса. На кону стояло столь многое, что стороны не останавливались ни перед чем. Ну, а то что, что в этой борьбе московские князья оказались удачливее своих родственников из Твери и Нижнего Новгорода... Что же, возможно, именно Госпожа Удача и предопределила их конечный успех, в результате которого всего за несколько десятилетий Москва из скромного удельного центра превратилась в столицу великого княжества и главный город Северо-Восточной Руси4.
  
   Кстати, поговорим о 'предопределенности'. Выведя за скобки тезис церковников о некоем 'божественном промысле', попытаемся понять, была ли победа Москвы обусловлена некими закономерностями или перед нами столь часто встречающаяся в истории игра случая. Не секрет, что историки не любят объяснять исторические события словом 'случайность', поскольку звучит оно не совсем, так сказать, академично. Однако, пытаясь найти рациональные объяснения историческим событиям, они зачастую оказываются в роли ученика, знающего ответ задачи, но не знающего ее решения.
  
  _______________________________________________________
  1. 'Задонщина' - памятник древнерусской литературы, повествующий о победе русских войск над Мамаем.
  
   2. Евразийство - философскоо-политическое течение, зародившееся в эмигрантской среде в 20-е годы ХХ века. В настоящее время переживает 'вторую молодость'.
  
   3. 'Залесская Орда' - это название под которым в 'Задонщине' обозначено русское войско. Отсюда евразийцы сделали вывод, что в Улусе Джучи было два центра (цитата). Между тем, следует отметить, что так называют войска Дмитрия Донского только союзники Мамая генуэзцы.
  
   4. Естественно, мы ведем свой рассказ в рамках академической истории. Домыслы о том, что Москвы не существовало даже во времена Куликовской битвы (см. например Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Какой сейчас век. Москва. Аиф-Принт. С. 374), мы оставим на совести 'историков-новаторов'.)
  _______________________________________________________
  
   Одним из первых попытался найти это решение Н. М. Карамзин, объяснивший успехи Москвы субъективными желаниями московских князей и мудростью окружавших их советников, приписав им долгосрочные политические программы по искоренению уделов1. Однако историк или не задался вопросом, или, наоборот, задался, но не смог на него ответить: были ли такие программы у конкурентов Данииловичей и по какому пути пошла бы история России, если бы победу в борьбе за Великое княжество Владимирское одержали тверские или нижегородские князья, за что, закономерно, подвергся конструктивной критике со стороны В. А. Кучкина2: 'Рассмотрение таких 'мелочей' означало бы для него отказ от проводимой концепции, потребовало бы более углубленной разработки истории Руси 'удельного периода' и, как следствие этого - выяснения характера великокняжеской и удельнокняжеской власти на определенных территориях. Всего этого Н. М. Карамзин постарался избежать'3.
  
   Разделяя оценку В. А. Кучкина, поищем более глубокие причины победы московских Данииловичей над конкурентами. В настоящее время существует несколько теорий, объясняющих, почему именно Москва стала 'собирательницей земли русской'. Но прежде чем ознакомить с ними читателей, уточним, что в данном контексте под словом 'Москва' мы понимаем не город, а удельное княжество, выделенное Александром Невским своему сыну Даниилу, и входящее в политическую систему Владимиро-Суздальского великого княжества, доминирующее положение которого на северо-востоке Руси обозначилось еще во времена Юрия Долгорукого4.
  
   Ничего не изменило и монгольское вторжение. Более того, есть все основания утверждать, что после него баланс сил в регионе еще больше изменился в пользу Владимиро-Суздальского княжества. (Достаточно назвать лишь тотальное разорение монголами Рязанского и Черниговского княжеств, усиление зависимости Новгорода от владимиро-суздальских князей, выступающих в роли эке-нойонов Северо-Восточного улуса, продолжающееся ослабление Смоленска.) Ни смоленские, ни рязанские, ни перенесшие свою столицу подальше от степи - в Брянск -черниговские князья, не имели в своем распоряжении достаточно ресурсов, чтобы начать 'объединительный процесс'. Что же касается имеющей подобные ресурсы (прежде всего, финансовые) Новгородской республики, то в силу своего олигархического характера она была обречена стать не субъектом, а объектом объединительной политики и в конечном итоге потерять независимость.
  _______________________________________________________
   1. Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С.340.
  
   Карамзин Н. М. (1766-1826) - выдающийся русский литератор, реформатор языка и историк. Как и многие молодые либералы, с возрастом перешел на позиции твердого сторонника абсолютной монархии. Автор, ставшей 'бестселлером' своего времени беллетризованной 'Истории государства российского'.
  
   2. Кучкин В. А. (род. 1939 г.) - доктор исторических наук, автор многочисленных научных работ по истории Московской Руси.
  
   3. Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. М., 1984. http://www.rusarch.ru/kuchkin2.htm
  
   Думается, в те времена такая задача, учитывая уровень развития исторической науки, была Н. М. Карамзину не по плечу. Впрочем, справедливости ради отметим, что не решена она и в настоящее время.
  
   4. Начиная с XV века под словом 'Москва' начнут понимать все земли, оказавшиеся во владении ее правителей.
  _______________________________________________________
  
   Итак, ретроспективный анализ приводит нас к выводу, что стать 'собирателями земли русской' могли только великие князья Владимирские. А, значит, в уточненном виде корректно сформулированный вопрос должен выглядеть так: почему именно Московское, а не Тверское или Нижегородско-Суздальское княжество добилось гегемонии во Владимиро-Суздальской земле?
  
   Читателям, ознакомившимся с первой книгой 'Очерков', вряд ли покажется странным, что этот, казалось бы, сугубо научный и отнюдь не архиважный вопрос изрядно заполитизирован - в истории Империи в той или иной степени заполитизировано почти все. Ряд историков (в основном придерживающихся имперских взглядов) стараются доказать, что иного и быть не могло, ссылаясь в отличие от церковников на следующие объективные факторы:
  
  
'Удачное расположение Москвы на пересечении торговых путей'.
  
   Одним из первых сей довод выдвинул В. О. Ключевский, и с формальной стороны оспорить это утверждение невозможно - Москва действительно была построена на пересечении торговых путей. Но ведь и другие города Руси, да, собственно, и всей Ойкумены, возникали в подобных местах, и в этом плане Москва ничем особым среди них не выделялась, а уж с Нижним Новгородом и Тверью ей было никак не сравниться. Поэтому фактор 'удачного расположения' мы в качестве аргумента принять не можем.
  
  
Согласно другому аргументу на территорию Московского княжества, не имеющего общей границы ни с Ордой, ни с Литвой, мигрировало население из других княжеств, что обеспечивало рост налогооблагаемой базы и численности вооруженных сил. Способствовало росту населения и мудрая политика Ивана Калиты, в результате которой наступила 'великая тишина'.
  
   Однако, если взглянуть на карту более внимательно, то станет ясно, что положение Тверского княжества, расположенного к северо-западу от Москвы, было, как минимум, ничуть не хуже. (Ближе к литовским владениям, но дальше от Золотой Орды.) Более того, именно на территорию Твери направлялся основной поток беженцев, стремящихся спастись от литовских рейдов.
  
   Что же касается второго конкурента Москвы - Нижегородско-Суздальского княжества, то с одной стороны его расположение на самой границе с Улусом Джучи давало неоспоримые торговые выгоды, с другой - делало его отличной мишенью для татарских набегов. Кстати, о набегах. Из первого столетия ордынского ига их известно не так уж и много. (Особенно в сравнении с регулярными междоусобицами Рюриковичей до монгольского наществия.) И каждый раз они были вызваны не простым желанием кочевников пограбить соседей-земледельцев и разжиться 'полоном', а теми или иными политическими обстоятельствами, прежде всего, обращением за военной помощью самих русских князей. Так в 1252 году поход Неврюевой рати привел к власти Александра Невского, в 1281, 1282, 1285 и 1293 годах ордынцев на земли Владимиро-Суздальского княжества приводит его сын Андрей.
  
   Как видим, масштабные набеги были очень редки, но никакие 'выгодные положения' от них не спасали. По приказу хана монгольские войска доходили до Польши и Венгрии, а тут какая-то сотня-другая лишних километров. Показательна в этом плане история находящегося всего в 140 км от Москвы Переяславля-Залесского1. Город неоднократно разорялся монголами (1238, 1252, 1281, 1282, 1382, 1408, 1419 годы), а в 1372 году до него добрались даже войска литовского князя Кейстута. Да и сама Москва и ее окрестности подвергалась татарским и литовским нападениям не только в XIV веке, но и спустя два столетия при Иване Грозном, когда от Степи ее отделяло несколько засечных черт.
  _______________________________________________________
   1. Переславль-Залесский - один из крупнейших городов Северо-Восточной Руси. Основан в 1152 году Юрием Долгоруким, столица одноименного удельного княжества.
  _______________________________________________________
  
   Если же говорить о набегах мелких, то вплоть до начала Великой Замятни русские летописи ничего не сообщают о них. (Исключения составляют так называемые золотоордынские 'посольства'.) И в этом умалчивании нет ничего удивительного - правителям Золотой Орды вряд ли пришло бы в голову разорять собственные владения. Эту тему мы подробно рассмотрели в первой книге 'Очерков' на примере попавших под непосредственное управление Золотой Орды южнорусских земель, земледельческое население которых, перестало страдать как от княжеских усобиц, так и от половецких набегов. (Аналогичная картина наблюдалась и в пограничном Рязанском княжестве, население которого неуклонно продвигалось на юг.)
  
   Теперь остановимся на 'демографическом взрыве' в Московском княжестве. Безусловно, он имел место быть, но опять-таки считать, что именно из-за него Москва победила своих конкурентов мы не можем. Дело в том, что аналогичный рост населения отмечен и в других областях Северо-Восточной Руси.
  
   Успех Москвы можно попытаться объяснять и с точки зрения военной науки - ее войско
пользовалось всеми преимуществами действий по внутренним операционным линиям,>
что позволяло воевать против нескольких противников одновременно. Впрочем, такими же преимуществами обладало и войско Твери1.
  
   Итак, можно констатировать, что попытки найти строго 'научные' объяснения причин возвышения Москвы завели нас в тупик. Не доказуем и довод Л. Н. Гумилева, соглашавшегося с тем, что московские князья никаких объективных преимуществ перед конкурентами не имели и объяснившего их победу
скоплением в московском княжестве большого количества пассионариев2.
Хотя бы по той простой причине, что нет никаких статистических данных о количестве 'страстных, энергичных и неукротимых людей' и их процентном отношении к общему числу населения ни по одному русскому княжеству того периода.
  
   Что же, поищем объяснения, лежащие, так сказать, на грани закономерности и случайности. Согласно историкам евразийского направления к успеху Москвы привела
последовательная политика сознательного подчинения Золотой Орде,
унаследованная ее князьями от Александра Невского. Впрочем, при более внимательном рассмотрении эта посылка евразийцев оказывается лишь очередной попыткой подогнать решение под уже готовый ответ, поскольку Рюриковичи из Твери и Нижнего Новгорода (да и из других русских княжеств, начиная от Рязанского на востоке и заканчивая Галицко-Волынским на западе) были точно такими 'коллаборационистами', как и их московские родственники3.
  _______________________________________________________
   1. В качестве примера можно вспомнить действия Михаила Тверского, последовательно разбившего новгородцев и Юрия Данииловича.
  
   2. 'Москва занимала географическое положение куда менее выгодное, чем Тверь, Углич или Нижний Новгород, мимо которых шел самый легкий и безопасный путь по Волге... Но Москва перехватила инициативу 'объединения', потому что именно там скопились страстные, энергичные и неукротимые люди'. (Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М 1992 год, С. 423-424.) Напомним читателю, что аналогичным образом Л. Н. Гумилев объяснял и возвышение Киева.
  
   3. Подробнее см. ниже, а также первую книгу 'Очерков'.
  _______________________________________________________
  
   Так может все дело именно в случае? В конце концов, кто-то же должен был победить в этой борьбе и московские 33,333...% были ничем не хуже таких же шансов двух других конкурентов? (Вне всякого сомнения, и в случае победы Тверского или Суздальско-Нижегородского княжеств историки сумели бы найти 'железные' обоснования именно такого развития событий.)
  
   Что же на тему соотношения случайного и закономерного в истории человечества можно рассуждать бесконечно. Во всяком случае, фортуна явно благоволила к городу Москва. Начнем с того, что ее выбор Александром Невским в качестве удела своему младшему сыну Даниилу был далеко не очевиден - подобных второстепенных городов в Переславль-Залесском княжестве (отчине Александра) хватало. Вторая улыбка этой ветреной дамы была связана с отсутствием наследников мужского пола у двух старших братьев Даниила. После смерти Дмитрия (1294 год) и Андрея (1304 год) московские Данииловичи остались единственными потомками Александра.
  
   Анализируя соотношение закономерного и случайного в возвышении Москвы, следует принимать во внимание то обстоятельство, что во времена 'монгольского ига' исход борьбы за титул великого князя определялся не на поле боя, не в ходе "экономического соревнования", не большим или меньшим "скоплением пассионариев" в том или ином княжестве, а в ханской ставке. Следовательно, никакое 'выгодное расположение', не говоря уже о линии на 'сознательное подчинение', которой, напомним, следовали все русские князья, не имели для ее исхода решающего значения. Все зависело только от воли правителя Улуса Джучи, и, значит, претендующие на ярлык великого князя Рюриковичи, должны были искать любые возможности завоевать его благосклонность.
  
   Летописи неоднократно упоминают о раздаче русскими князьями 'подарков' ханским женам и родственницам, а также различным 'сильным' людям из его окружения, Говорят они и о том, что каждое решение в пользу той или иной стороны выносилось ханом не сразу, а после долгих раздумий и проволочек. (Ниже мы увидим, что Узбек каждый раз долго колебался, прежде чем огласить смертные приговоры тверским князьям, а затем долго не давал санкции на казнь - явное доказательства борьбы группировок золотоордынских 'лоббистов'). Впрочем, учитывая то, что и Тверское и Суздальско-Нижегородское княжества были в то время, как минимум, не беднее Москвы, можно признать, что и здесь силы сторон оказались примерно равны.
  
   Итак, напрашивается вывод, что и в самом деле исход борьбы предопределил Его Величество Случай. Однако, не будем торопиться. Согласно концепции Л. Н. Гумилева дело вовсе не в случае, а в том, что у московских князей имелся могущественный союзник, помощь которого предопределила исход их борьбы, как с тверскими и нижегородскими князьями, так и со всеми другими родственниками.
  
  
3. ГОСУДАРСТВО НАД ГОСУДАРСТВАМИ
  
  
...Не Москва, не Тверь, не Новгород, а русская православная церковь как общественный институт стала выразительницей надежд и чаяний всех русских людей независимо от их симпатий к отдельным князьям. (Л. Н. Гумилев)
  
   Что же, поддержка столь могущественного института, как церковь, несомненно сыграла свою важную, и, возможно, действительно решающую роль. Другое дело, что и здесь возникают вопросы... Первый - не оказался ли этот союзник на стороне Данииловичей по воле все того же случая, второй - конкретно ли московских князей поддерживали церковные иерархи или же их поддержкой пользовались великие князья Владимирские, вне зависимости от того к какой династической ветке Рюриковичей они принадлежали?
  
   Тезис Л. Н. Гумилева, согласно которому в начале XIV века православная церковь была выразительницей интересов всех русских людей также вызывает большие сомнения. Нет, мы ни в коем случае не собираемся умалять значение церкви как главного института средневекового общества. Сомнение вызывает само наличие неких 'общерусских интересов' в ту эпоху. (Исключая, разумеется, универсальных для жителей тогдашней Ойкумены немудреных желаний: не умереть с голода, не попасть в рабство, не заболеть etc.)
  
   Жители разных княжеств видели в друг друге не соотечественников, а врагов, с которыми их предки из поколения в поколение сталкивались на поле боя. (Ниже мы расскажем о войнах Новгорода с Москвой и Тверью, Москвы - с Тверью, Рязанью, Смоленском, Смоленска - с Брянском.) Поэтому любые попытки перенести на средневековую реальность возникшие (или внедренные в массовое сознание в ходе идеологической обработки) в гораздо более позднее время мысли о национальном единстве, и о массовом желании сбросить 'монголо-татарское иго' вызывают у тех, кто хорошо знаком с имперской историей лишь ироническую улыбку.
  
   Православная церковь (как, собственно и официальные структуры других конфессий), если и выражала чьи-то интересы, то только свои. Эти интересы обуславливали, как принесенная из Византии идея "симфонии властей", согласно которой независимые друг от друга светская и церковная власть сообща управляли жизнью общества, так и отстаивание собственных позиций внутри этого альянса. Но, если в Византии светские власти играли главенствующую роль в этом союзе "трона и алтаря" (императоры смещали и назначали патриархов, созывали соборы и даже принимали окончательное решение в теологических спорах!), то на Руси во времена монгольского ига православная церковь была государством в государстве.
  
   Возглавлял ее назначенный патриархом в Константинополе митрополит, если и зависящий от какого-либо земного правителя, то только от золотоордынского хана, из рук которого он получал соответствующий ярлык. Власть церкви над душами людей была экстерриториальной, распространяясь, в отличие от власти светской, на жителей всех без исключения княжеств. На местах ее осуществлял освобожденный от ордынских налогов и подчиненный единому центру многочисленный клир. В руках церкви находились и значительные финансовые ресурсы, а также сверхоружие того времени - возможность "затворить церкви" во владениях того или иного князя, а самого мирского владыку предать анафеме. Впрочем, такие крайние меры применялись редко - чаще всего было достаточно простого отказа благословить то или иное деяние, что, например, случилось в 1311 году - собранное для похода на Нижний Новгород тверское войско было распущено ввиду отсутствия благословения митрополита. Церковь контролировала и единственное средство массовой информации (и идеологической обработки населения!) того времени - проповеди священников. А также выступала в роли медиатора, помогавшего мирным путем решать постоянно возникающие конфликты между Рюриковичами.
  
   В историографии установилось мнение, что именно возникший в начале XIV век нерушимый союз московских князей с православной церковью и предопределил, или, скажем осторожнее, во многом определил их победу над конкурентами. Действительно православная церковь являлась надежным союзником Данииловичей. Но тогда возникает все тот же вопрос о соотношении закономерного и случайного в выборе высших церковных иерархов: почему они предпочли московских Рюриковичей Рюриковичам из Твери и Нижнего Новгорода?
  
   Согласно Л. Н. Гумилеву, на этот выбор решающим образом повлиял конфликт между Михаилом Александровичем Тверским и митрополитом Петром1, побудивший последнего искать поддержку у Рюриковичей из Москвы. Остановимся на этом моменте имперской истории подробнее и для начала зададимся естественным для историка-следователя вопросом - "а был ли мальчик".
  
  _______________________________________________________
   1. Петр (?-1326) - митрополит Киевский и Всея Руси с 1305 года. Родился на Волыни. Согласно агиографиям отличался особым благочестием, канонизирован практически сразу после смерти. Культ Петра, союзника Юрия и Ивана Данииловичей, распространялся на Руси по мере усиления власти московских князей.
  _______________________________________________________
  
   За точку отсчета примем 1304 год, когда после смерти Андрея Александровича опустел великокняжеский престол. Согласно лествичному праву его должен был занять князь Тверского удела Владимиро-Суздальского княжества Михаил Ярославич - старший среди потомков Ярослава Всеволодовича1. Однако, правители Золотой Орды при распределении княжеских столов руководствовались не старинными обычаями завоеванного государства, а 'политической целесообразностью'. (Ниже мы покажем, что присутствовала и 'коррупционная составляющая'.) Так после смерти Александра Невского ярлык на великое княжение был выдан не следующему в лествичной очереди Андрею Городецкому, а его младшему брату Ярославу. Аналогичным образом был разрешен конфликт детей Александра Дмитрия и Андрея. Поэтому нет ничего удивительного в том, что и князь московского удела Юрий Даниилович рискнул отправиться в Орду, чтобы подать заявку на замещение освободившейся должности2.
  
   Этот амбициозный замысел не был построен на песке. За последние четыре года своего княжения отцу Юрия Даниилу удалось, как минимум, втрое увеличить территорию московского удела. В результате успешного похода 1300 года против Рязани были завоеваны все рязанские владения севернее Оки, затем Даниилу отошло 'выморочное' Переяславское княжество, а в 1303 году3 московское войско захватывает Можайский удел Смоленского княжества. Соответственно увеличились людские и финансовые ресурсы Москвы и ее правители уже могли претендовать 'на ведущую роль в политических делах страны'4.
  
  _______________________________________________________
   1. Ярослав Всеволодович (1191-1246) - сын князя Всеволода Большое гнездо. С 1238 года великий князь Владимирский. Около 10 лет (с перерывами) княжил в Новгороде. Неоднократно совершал походы в Прибалтику и против литовских князей. Не принимал участия в отражении монгольского нашествия на Северо-Восточную Русь, что вызывает у некоторых современных историков подозрения в его 'коллаборационизме'.
  
   2. Согласно строгим канонам лествичного права Юрий и его брат Иван не просто были 'ниже' Михаила на лестнице (племянники против дяди), они вообще не имели прав на великокняжеский престол, так как великим князем не был их отец Даниил.
  
   3. А. А. Горский считает, что Даниил присоединил Можайск к своим владениям в 1293 году. (Горский А. А. Москва и Орда. http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%93/gorskij-anton-anatoljevich/moskva-i-orda)
  
   4. Каргалов В. В. Конец ордынского ига. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/kargal/01.php
   Особенно важно было присоединение Переславля: 'Область Переяславская вместе с Дмитровым была по Ростове знаменитейшею в Великом княжении, как числом жителей, бояр, людей военных, так и крепостью столичного ее города...' (Карамзин Н. М.)
  _______________________________________________________
  
   В Орде между обоими претендентами был проведен самый настоящий... аукцион, главным и единственным лотом которого был заветный ярлык на великое княжение1. Торг выиграл Михаил, однако Юрий не думал уступать, а продолжил борьбу. Ему удалось удержать в своих руках Переславль-Залесский, нанеся поражение войскам Михаила2, а также заручиться поддержкой Новгорода, стремившегося ослабить Михаила (вернее не Михаила как такового, а великого князя Владимиро-Суздальского, какое бы имя тот не носил)3.
  
   Таким образом, за исключением некоторых малосущественных деталей, летописи дают нам полное представление и о причинах конфликта между московскими и тверскими владетельными домами, и о том, как проходила его начальная стадия.
  
   _______________________________________________________
  
   6. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т3. М 1988. С. 210.
  
   7. Став великим князем Михаил отказался признавать завещание, по которому Переславль-Залесский отходил к Даниилу и его наследникам, поскольку, согласно обычаю, выморочный удел должен был отойти к великому князю.
  
   8. Новгородцы не только воевали с Михаилом, но и обеспечивали московских князей деньгами для раздачи взяток 'различным сильным людям' в окружении хана.
   _______________________________________________________
  
  
4. ИСТОРИЯ С АГИОГРАФИЕЙ
  
  
История носила бы очень мистический характер, если бы случайности не играли никакой роли. (К. Маркс)
  
   Значительно хуже известна церковная история того времени. При ее изучении историки вынуждены либо довольствоваться телеграфными строками летописей. (Мы говорим о летописях, созданных как можно ближе к описываемым событиям, поскольку наполненные государственным и церковным официозом, летописи второй половины XV - XVI веков представляют интерес 'в основном с точки зрения истории летописания'1, а не как источник достоверных сведений по истории Руси более ранних периодов.) Либо опираться в своих исследованиях на красочные агиографические произведения.
  
   Начнем с изучения летописей.
  
   Новгородская 1-я (старшая): 1309. Поставлен был во Владимире архиепископом Новгорода Давид Петром митрополитом, месяца июня 52.
  
   Новгородская 1-я (младшая): 1309. Поставлен был во Владимире архиепископом Новгорода Давид Петром митрополитом, месяца июня 53.
  
   Новгородская 4-я: 1305. Той же зимы Максим митрополит преставился декабря 16... 1307. Поставлен был митрополит Петр на Русь 1310. По крещении Петр митрополит приехал в Брянск, а князь Василий ратью татарскою пришел к Брянску на Святослава; митрополит же сказал Святославу: 'поделись, сын, с Василием княжением, или беги из города...' 1311. Князь Дмитрий Михайлович Тверской собрав много воинов и пошел ратью на Нижний Новгород на князя Юрия. И не благословил его митрополит...4
  
   Софийская 1-я: 1305. Той же зимы преставился Максим митрополит Киевский и всея Руси декабря 16. 1308. Поставлен был пресвященный Петр митрополитом Киеву и всей Руси. Того же лета поставлен был архиепископом Новгороду Великому Давид во Владимире митрополитом Петром... 1310. ...По Крещении Петр митрополит Киевский и всея Руси приехал в Брянск, а князь Василий пришел ратью татарской к Брянску на князя Святослава; митрополит же Петр сказал Святославу: 'поделись, сын, княжением с князем Василием, или беги из города'. 1311. Князь Дмитрий Михайлович Тверской, собрав много воинов, пошел ратью на Новгород Нижний на князя Юрия; и не благословил его митрополит5.
  
   Лаврентьевская: 1305 ...Преставился Максим митрополит. 1308. Поставлен был Петр митрополит6.
  
  _______________________________________________________
   1. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси 1200-1304. Москва: Прогресс, 1989.
  
   2. ПСРЛ т3 Типография Эдуарда Праца СПб 1841 С. 69.
  
   3. Там же. С 130.
  
   4. ПСРЛ т4 Типография Эдуарда Праца СПб 1848 С. 47.
  
   5. ПСРЛ т5 Типография Эдуарда Праца СПб 1851 С. 204-205.
  
   6. ПСРЛ т1 Типография Эдуарда Праца СПб 1846 С. 228.
  _______________________________________________________
  
  
   Троицкая: 1307. Той же зимы... преставился пресвященный архиепископ Максим, митрополит всея Руси, месяца декабря 6... 1308. Поставлен был пресвященный архиепископ Петр, митрополитом всея Руси, и пришел из Царьграда и сел в Киеве. 1309 ... Приехал из Киева пресвященный Петр митрополит на Суздальскую землю. 1310. Пресвященный Петр митрополит npиехал в Дебрянск1. Во то же время пришел князь Василий ратью татарскою к Дебрянску на князя на Святослава. Петр же митрополит сказал князю Святославу: 'поделись, сын, с Василием княжением, или отступись ему, а сам отойди прочь и не бейся'. 1311. Князь Дмитрий Михайлович Тверской, собрав много воинов хотел идти ратью к Новгороду на князя на Юрия, и не благословил его Петр митрополит. 1312. Петр митрополит снял сан с владыки Измаила Сарскаго. Той же зимы поставлен был на его место Варсокофий епископом Сарая. 1313. ...Петр, митрополит всея Руси, духовный пастух, вкупе с князем с великим поехал в Орду...2
  
   Симеоновская: (Та же годовая разбивка и тот же текст, что и в Троицкой3).
  
   Тверская: 1307. Той же зимой преставился Максим митрополит. 1311 ...в Твери Петр митрополит поставил епископом Харлампия, а на другое утро поставил епископом Прохора в Ростов4. 1313 ...Петр, митрополит всея Руси, духовный пастух, вкупе с князем с великим поехал в Орду...
  
   Никифоровская: Поставлен был Петр митрополитом в Рускую землю, и приехал в Суздаль в год 13095.
  
   Супрастальская: 1306. Поставлен Петр митрополитом в Рускую землю, приехал в Суздаль в год 1309. 1315. Князь великий Михаил ходил в орду c Петром митрополитом...6
  
  _______________________________________________________
   1. Дебрянск - старинное название Брянска.
  
   2. Троицкая летопись.
  
   3. ПСРЛ т18 М.: Знак, 2007 С. 87.
  
   4. Тверская летопись.
  
   5. Никифоровская летопись.
  
   6. Супрастальская летопись.
  _______________________________________________________
  
   Итак, летописные известия ничего не говорят нам ни о личности Петра, ни об обстоятельствах его назначение митрополитом, ни об отношениях с московскими и тверскими князьями, а позволяют только воссоздать последовательность событий: 1. Смерть Максима (1305 или 1307 годы) 2. Назначение в Константинополе новым митрополитом Петра (1307 или 1308 годы) и приезд его в Суздальскую землю (1308 или 1309 годы). Несколько подробнее летописи освещают первые шаги Петра на посту высшего иерарха русской православной церкви: попытки предотвратить кровопролитие, поставление на кафедру новых епископов, поездка в Орду...1
  
   Зато "Житие святителя Петра", написанное сразу после кончины митрополита, и основательно переработанное митрополитом Киприаном2 и "Слово похвальное иже во святых отца нашего въ ерархох великаго чюдотворца Петра митрополита всея Руси", созданное Киприаном в 80-х годах XIV века являются настоящими средневековыми политическими детективами с элементами мистики. Неудивительно, что именно эти агиографические произведения и привлекли внимание не только церковных, но и 'светских' историков, став основой для канонической версии о нерушимом союзе православной церкви и московских князей.
  
   Согласно "Житию" и "Слову" после смерти Максима только недавно выигравший аукцион в Орде Михаил Ярославич Тверской отправляет в Константинополь свое доверенное лицо - игумена Геронтия для посвящения в сан митрополита. (Сразу скажем, что фигура Геронтия вызывает ряд вопросов и самые главные из них - почему в Константинополь был отправлен именно он, а не епископ Твери Андрей3 и почему Геронтий не упоминается в летописях.) В случае реализации своих замыслов Михаил обеспечивал себе первенство во Владимиро-Суздальской земле (см. предыдущий раздел). Словом, нам опять впору говорить о случайности - удайся Михаилу его замысел, то вполне вероятно, что столицей империи была бы сейчас не Москва, а Тверь. Однако Удача улыбнулась московским князьям.
  
   Что побудило патриарха возвести в сан митрополита Киевского и всея Руси, не угодного великому князю Геронтия, а земляка Кирилла III Петра, остается загадкой. Авторы житий, как им и положено, сообщают о чуде4, в то время, как известный церковный историограф Е. Е. Голубинский5, считает, что имела место быть запутанная церковно-политическая интрига, связанная с одной стороны с желанием Михаила Тверского поставить на кафедру лояльного к себе митрополита, с другой стороны - со стремлением Юрия Львовича Галицкого создать в своих владениях отдельную от Киевской митрополию6 (собственно, Петр приехал в Константинополь как раз для того, чтобы стать митрополитом не Киевской, а именно недавно учрежденной Галицкой митрополии.), с третьей - с желанием патриарха сохранить единство русской православной церкви и в то же время не обидеть Юрия. (Мы допускаем, что дело не в интригах, чудесах и политических расчетах, а в логистике - когда Геронтий, наконец, добрался до Константинополя, назначение Петра уже состоялось.)
  
  _______________________________________________________
   1. Так В. Н. Татищев в своей "Истории государства Российского ограничивается пересказом летописных сообщений: "Поставлен был во Цареграде Афанасием, патриархом цареградским, Петр, митрополит киевский всея России, и принял от патриарха и от царя честь великую. И в тот же год пришел изо Цареграда преосвященный Петр митрополит в Киев и на всю Русь и сел в Киеве." (Татищев В. Н. История Российская. Типография Московского университета. Москва 1774 год. С 88.)
  
   2. Киприан (ок. 1330-1406).
  
   3. Андрей Горденев (? - 1323) - сын литовского князя Герденя. С 1289 по 1316 год епископ Твери.
  
   4. Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. т1. Париж 1959 год. С. 299.
  
   5. Голубинский Е. Е. (1834-1912) - историк Русской церкви и церковной архитектуры, ординарный академик Императорской академии наук по отделению русского языка и словесности, автор фундаментального труда 'История Русской Церкви' и ряда других работ по церковно-исторической тематике.
  
   6. Голубинский Е. Е.
  _______________________________________________________
  
   Как бы там ни было, митрополитом стал не 'кандидат от Твери', а относительно нейтральная фигура. В принципе ничего непоправимого для Михаила Тверского не произошло. Можно предположить, что оказавшийся вдали от родины Петр не имел каких-либо политических пристрастий и был, согласно канонам православия, лоялен к великокняжеской власти. Однако, по версии Л. Н. Гумилева, Михаил сам оттолкнул от себя нового митрополита, то ли организовав, то ли поддержав 'антикоррупционное расследование' против него1. Между тем, ни 'Житие', ни 'Слово' ничего не говорят нам об участии в интриге Михаила, и в своих построениях Л. Н. Гумилев основывается лишь на том факте, что начало расследованию положило письмо епископа Тверского и Кашинского Андрея в адрес Константинопольского патриарха. В этом письме скромный и некорыстолюбивый митрополит (так описывает Петра 'Житие'2) был представлен жадным мздоимцем
  
   Выдвинутые Андреем обвинения Петра в симонии3, то бишь в переводе на современный мирской язык в коррупции, а также в раздаче разрешений на неканонические браки упали на благодатную почву - патриарх Афанасий был поборником чистоты церковных нравов и для расследования отправил на Русь своего экзарха. (Спустя семь веков нам уже не определить, чего было больше в этих обвинениях - борьбы за чистоту церкви или обычной политики. В конце концов, вполне могли присутствовать и оба мотива. Однако Л. Н. Гумилев по своему обыкновению безапелляционен: 'Доносы были самые обычные: бессребреника и аскета обвиняли в грехе симонии, торговле церковными должностями. Надо полагать, что сами доносчики, будь у них возможность, постарались бы обогатиться, а что есть люди иного психического настроя, они просто не представляли. Успех интриги казался им несомненным'4.)
  
   Отметим, что симония была одним из явлений, 'объединявших' и роднящих между собой православную и католическую (одним из ее проявлений являлась продажа индульгенций) церковь. Без сомнения присутствовала она и на Руси, о чем ясно свидетельствует пункт N1 решений поместного собора 1274 года, запрещающий постановление в сан 'по мзде'. Однако, несмотря на грозные решения собора, подтверждающие строжайший канонический запрет, симония на Руси, если и уступала западноевропейской, то только размерами взяток. Да и сам запрет симонии был, мягко говоря, не полным, на самом деле собор постановил следующее: '...Не взимать же у них (ставленников) ничто же разве (того) яко же аз установих в митрополии. Да будет се во всех епископьях: да возьмут клирошане семь гривен от поповства, от дьяконства, от обоего'5.
  
  _______________________________________________________
   1. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь М 1992 год, С. 380.
  
   2.?
  
   3. Симония - продажа благодати Святого Духа, принявшая мирские формы продажи и покупки церковных должностей, духовного санa, церковных таинств и священнодействий (причастие, исповедь, отпевание), священных реликвий etc.
  
   4. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М 1992 год, С. 381.
  
   5. Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. Т.1. Париж 1959 год.
  _______________________________________________________
  
   Для разбирательства "сигнала с места" в Переяславле-Залесском был созван поместный собор или, учитывая неканонический состав участников, скорее, административно-церковный актив Владимиро-Суздальского княжества1. Действительно, на соборе присутствовали всего два епископа - тверской Андрей и ростовский Симеон, которые и обвиняли Петра, а основную массу "делегатов" составляли, вопреки всем церковным правилам, клирики среднего звена и светские лица2. Тверскую делегацию возглавляли сыновья Михаила Дмитрий и Александр3, московскую - брат Юрия Иван, поскольку Михаил и Юрий, опасаясь друг друга, не рискнули лично появиться на соборе. Вероятно, они были правы, так как, согласно 'Житию' дебаты были настолько бурными, что дело едва не кончилось вооруженным столкновением4.
  
  _______________________________________________________
   1. Согласно А. В. Карташеву позиции Юрия в этом городе были весьма сильны, и ему без труда удалось составить ему 'партию светских защитников' представшего перед 'церковным' судом митрополита. (Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. т1. Париж 1959 год. С. 301.)
  
   Ни в одном первоисточнике нет указаний на какую-то особую любовь жителей Переславля-Залесского к Юрию Данииловичу. Возможно, А. В. Карташев основывается на успешной защите города Юрием от войск Михаила в 1304 году.
  
   2. Там же. С. 300.
  
   Свою лепту в реставрацию событий внес Л. Н. Гумилев. По его мнению, собор был созван по требованию народа, а Михаил лишь согласился с "общественным мнением". Далее, естественно для, следует пассаж о возросшей пассионарности 'внуков и правнуков крещеных татарок'. (Гумилев Л. Н. "Древняя Русь и Великая степь" М 1992 год, С. 381.)
  
   О наличии или отсутствии пассионарности у москвичей можно спорить до бесконечности, хотя бы по той простой причине, что не доказано само ее существование. А вот упоминание о 'внуках и правнуках крещеных татарок' - явное передергивание. В 1311 году их попросту не могло быть в наличии по той простой причине, что отъезд татар во Владимирское княжество начался (согласно самому Л. Н. Гумилеву!) только с введением в Орде ислама в качестве государственной религии, то есть уже после описываемых событий. Кроме того, если принять во внимание, что 'ставшим на защиту Петра пассионарным москвичам с примесью татарской крови', должно было быть как минимум 15-20 лет, то несложные подсчеты показывают, что их 'бабушки и прабабушки' должны были оказаться на Руси не позднее 1265 года (бабушки) и 1250 года (прабабушки). Представляется, что любой человек, хотя бы отдаленно знакомый с историей русско-ордынских отношений того периода, понимает, что ничего подобного не было и быть не могло. Впрочем, чего только не напишешь, чтобы подтвердить расходящуюся с фактами теорию...
  
   Мы, конечно, допускаем, что в данном пассаже Л. Н. Гумилев, соблюдая политкорректность, говорил не о татарских "бабушках и прабабушках", а маскировал деяния татарских дедушек и прадедушек, следовавших во время похода на Русь завету Чингисхана "Самая большая радость для мужчины - это побеждать врагов... сжимать в своих объятиях их дочерей и жен", однако это не более чем ни на чем не основанное предположение. (Тем не менее, если бы автор "Очерков" был бы сторонником теории, Л. Н. Гумилева, то он несомненно в качестве доказательств приводил бы именно пассионарных "татарских дедушек и прадедушек", бросивших свои кочевья ради возможности поживиться военной добычей.)
  
   3. Если предположить, что низложение Петра было выгодно Михаилу, то тверские княжичи должны были поддерживать обвинение. Однако агиографические источники, ни прямо, ни косвенно, ничего не говорят ни об их позиции, ни о позиции Ивана.
  
   4. Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. Т.1. Париж 1959 год. С. 300.
  
   Вполне возможно, что Михаил во время собора находился в Орде в ставке недавно пришедшего к власти Узбека. К сожалению, Киприан не указывает точную дату проведения собора, что не позволяет выявить причинно-следственную связь событий.
  _______________________________________________________
  
   Что же, пора подвести итоги. Если описанные в агиографических произведениях события и в самом деле имели место быть, а выдвинутые обвинения в адрес Петра являются не борьбой за чистоту церковных нравов (в итоге все закончилось "хэппи-эндом" - снятием с митрополита всех обвинений и примирением сторон1), а политической интригой, то следует согласиться с оценкой А. В. Карташова: 'Не повредив в конце концов ничем митрополиту Петру, князь Михаил Ярославич весьма и весьма повредил этой враждой себе самому. В его политике борьбы с московскими князьями, это был самый крупный и непоправимый промах, давший неожиданный и решительный перевес маленькой Москве по сравнению с великокняжеской Тверью. Примирись с самого начала Михаил Ярославич с митр. Петром, и последний, по прямым расчетам своей собственной пользы, прочно засел бы в своем новом кафедральном городе Владимире, а князю помогал бы силой церковного авторитета... Но вел. князь, в пылу близорукой вражды к митр. Петру, безрассудно оттолкнул от себя эту великую силу в руки своих соперников'2. (Иван Калита в очень похожей ситуации действовал гораздо тоньше. И когда Константинополь после смерти Петра не утвердил в качестве митрополита кандидатуру Москвы, а прислал грека Феогноста3, то московский князь умерил амбиции, а постарался завоевать и завоевал расположение нового главы русской православной церкви, ставшего его надежным политическим союзником4.)
  
  _______________________________________________________
   1. Правда, Л. Н. Гумилев пишет, что 'Обвинители потеряли свои кафедры, а великий князь - авторитет', однако при этом не ссылается на какие-либо источники. (Гумилев Л. Н. "Древняя Русь и Великая степь" М 1992 год, С. 381.) В то же время специалист по истории русской православной церкви А. В. Карташев, наоборот, акцентирует внимание на том, что 'тверской епископ, который в таком случае, как клеветник, должен был бы потерпеть наказание, остался на своем месте нетронутым'. (Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. т1. Париж 1959 год. С. 300.)
  
   2. Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. т1. Париж 1959 год. С. 301.
  
   3. Феогност (?-1353) - митрополит Киевский и Всея Руси Руси с 1328 года. Во время поездки в 1342 году в Орду Феогносту с помощью взяток 'различным сильным людям' удалось сохранить для православной церкви налоговый иммунитет. Умер от чумы.
  
   4. Карташев А. В. Очерки по Истории Русской церкви. т1. Париж 1959 год. С. 305.
  _______________________________________________________
  
  
ОЧЕРК II. Не отснятый блокбастер
  
  
И снова не унимается дьявол, желает кровопролития... (Житие Михаила Ярославича Тверского)
  
   'Патриоты' против 'коллаборационистов'. 'Любимая сестра'. Первая победа?! Доносы, доносы... Роковая горячность. Молодая и тучная кобылица.
  
  
1. ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ
  
  
Cherchez la femme, pardieu! cherchez la femme! (А. Дюма-старший.)
  
   Вначале напомним читателю "каноническую версию" противостояния Михаила и Юрия. Она была создана В. Н. Татищевым1 и Н. М. Карамзиным на основе сообщений древнерусских летописей, хотя, быть может, первоисточником является агиографическое произведение 'Житие Михаила Ярославича Тверского', написанного вскоре после гибели князя2 и "перекочевавшее" на страницы летописных сводов. (Увы, как и в случае с "Житием святителя Петра", в вымыслом этом тексте невозможно провести четкую границу между суровой приземленной правдой политической жизни и возвышенным агиографическим.)
  
   Проиграв 'аукцион' в Орде, и не удержав в своих руках Переславль-Залесский, Юрий не смирился с положением удельного князя, а продолжил оспаривать первенство Михаила, нарушая тем самым и лествичное право, и волю хана. Пользуясь поддержкой новгородцев, Юрий попытался утвердиться в Новгороде Великом, но и это его начинание заканчивается неудачно3. Однако и новые неудачи не сломили московского князя. В 1311 году он опять нарушает "правила" и овладевает выморочным Суздальско-Нижегородским княжеством.
  
   Последующий отказ митрополита благословить на поход тверское войско органически вписывается в концепцию поддержки Петром московских князей. В то же время нельзя не признать, что это было мудрое решение предотвратившее бессмысленное кровопролитие - все равно спор решился бы не на поле боя, а в ханской ставке. Там, впрочем, было не до родственных чвар между русскими нойонами - в 1312 году умер Тохта и пришедшему к власти Узбеку первым делом надо было разобраться с собственными родственниками. (Коротким периодом безвластия, напомним, что со смертью хана все выданные им ярлыки теряли силу, воспользовались новгородцы, арестовав наместников Михаила и призвав на княжение Юрия.)
  
  _______________________________________________________
   1. Татищев В. Н. (1686-1750) - автор первого исторического труда по истории России, изданного уже после смерти автора под названием 'История Российская с самых древнейших времён, неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым'. В настоящее время ведется активная полемика по поводу достоверности источников, используемых им при написании своей книги. Тем не менее, следует по достоинству оценить несомненные заслуги В. Н. Татищева перед российской историографией - открытие и публикацию 'Русской правды' и 'Судебника' Ивана Грозного.
  
   2. Кучкин В. А. Повести ο Михаиле Тверском. Историко-текстологическое исследование. М., 1974, с. 234.
  
   3. Горский А. А. Москва и Орда
  _______________________________________________________
  
   Тем временем Узбек подавил оппозицию, и смог, наконец, заняться русскими делами. В 1315 году московский князь был вызван в Орду. Он отправился туда в сопровождении новгородских бояр, рассчитывая на их финансовую поддержку и связи с "сильными людьми". Однако расчеты Юрия не оправдались - после ожесточенных споров хан принял решение оставить великое княжение за Михаилом. (Можно предположить, что проведя два года в Орде тверской князь успел за это время обзавестись собственным "лобби".) Михаил отправился на Русь, а Юрий остался в Орде, где ему не только удалось убедить хана в своей лояльности, но и завоевать сердце родной, и, согласно Н. М. Карамзину, любимой4 сестры Узбека - Кончаки. (С подобными 'фантазиями' Н. М. Карамзина, стремившегося оживить сухие летописные тексты, читатель не раз сталкивался в первой книге нашего исследования. К сожалению, их без критического анализа повторяют и современные историки. Летописи ничего не говорят нам об отношении Узбека к сестре, поэтому с не меньшим основаниям можно предполагать, что 'любимой' она не была.Что же касается 'завоевать сердце', то практика одаривать женами своих вассалов, выражаясь современным языком - политтехнология того времени, перенятая монголами у китайцев.) Проведя два года в Орде, московский князь вернулся оттуда не только живой и здоровый, но и с титулом гургана5, ярлыком на великое княжение, а также с монгольским отрядом под командованием эмира Кавгадыя6. (Надо сказать, что до сего момента, несмотря на свою полную власть над вошедшими в 'русский улус' княжествами, ордынские правители все же старались соблюдать некие 'правила игры', и факт 'отзыва' ярлыка при жизни князя и при отсутствии каких-либо признаков неподчинения с его стороны событие исключительное7.)
  
   Добившись великокняжеского престола, Юрий, чтобы закрепить свой успех, немедленно организовал против Тверского княжества большой поход, в котором кроме войск самого Юрия участвовали силы суздальских князей, а также отряд Кавгадыя: 'Князь же Юрий с татарами и со всем суздальским войском начал разорять тверские волости, пожег села и хлебные поля, а людей в плен повел. И подошел к городу на пятнадцать верст, и стоял на том месте пять недель. Всего же мучили людей в Тверской вотчине три месяца; и ездили послы от Кавгадыя к великому князю Михаилу, но все с коварством, и не было между ними мира'8.
  
   Михаил оказался в трудном положении. Противник имел большой численный перевес, поскольку теперь суздальские дружины были в войске нового великого князя. Кроме того, тверской князь должен был учитывать, что любые его действия против отряда Кавгадыя, могут быть расценены в Орде, как неповиновение ханской власти. И все же Михаил рискнул. 22 декабря 1317 года у села Бортенево состоялось сражение, в котором тверичане наголову разгромили врага. Из летописных сообщений неясно, участвовали в битве ордынцы или они наблюдали за ней со стороны, благоразумно дожидаясь возможности пограбить обоз проигравших. Судя по тому, что видя разгром Юрия, Кавгадый повелел своим воинам вернуться в лагерь, а на следующий день Михаил 'взял его в Тверь со своею дружиною и, почтив его, отпустил'9, то верно второе предположение. Впрочем, даже если монгольский отряд и участвовал в сражении, то отождествлять его с золотоордынской армией, как это делают некоторые историки, объявляющие Бортеневскую битву первой победой русских над монголами, вряд ли правомочно.
  
  _______________________________________________________
  4. Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С 301.
  
   Ни одна из летописей не говорит об отношении Узбека к сестре. Однако фантазии Н. М. Карамзина не идут ни в какое сравнение с фантазиями Л. Н. Гумилева, который сообщает, что Юрий "стал близким другом хана"! (Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. Москва: Товарищество Клышников, Комаров и Ко совместно с издательством 'Лорис', 1992. С 381.) И в самом деле, если Александр Невский стал "приемным сыном Батыя и побратимом Сартака", то почему бы Юрию не подружиться с Узбеком?!
  
   5. Гурган - один из почетнейших титулов в монгольской империи. Давался лицам, женатым на ханшах дома Чингизидов.
  
   6. 'Пришел князь Юрий из Орды, приведя с собой посла сильного, по имени Кавгадый. И встретил их князь великий у Костромы, а с ним все князья суздальские, и стояли у Волги долгое время. И после переговоров с Кавгадыем уступил князь великий Михайло великое княжение князю Юрию и вернулся в отчину свою, в Тверь, и заложил большой кремль'.
   (Тверская летопись)
  http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   7. Горский А. А. Москва и Орда.
  http://www.krotov.info/libr_min/04_g/or/sky_01.htm
  
   Всего до 1317 года известны два подобных примера. В 1252 ярлык был отобран у Андрея Ярославича и выдан его брату Александру (здесь имел место либо навет, либо и в самом деле Андрей чем-то провинился перед правителем Золотой Орды). А в 1281 сын Александра Андрей подобным образом сместил с великокняжеского престола старшего брата Дмитрия.
  
   8. Тверская летопись.
  http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   9. Там же
  _______________________________________________________
  
   Почтив Кавгадыя Михаил тем самым послал сигнал в Орду, что он всего лишь защитил свои владения от неспровоцированного нападения (участие в этой акции монгольского отряда, скорее всего, было личной инициативой Кавгадыя) и остается полностью покорным ханской воле. Возможно, хан и отнесся бы к этому сигналу достаточно благосклонно, но Госпожа Удача отвернулась от Михаила. Разгром вражеской рати был настолько полный, что в руки тверичан попали не только многие бояре Юрия, не только его брат Борис, но и отправившаяся вместе с мужем в поход Кончака. И именно ее неожиданная смерть в плену полностью изменила ситуацию.
  
   Юрий с максимальным эффектом использовал смерть жены, обвинив в ее отравлении Михаила. Вначале он убивает посла из Твери, привезшего предложение о мире, а затем вместе с Кавгадыем отправляется к Узбеку клеветать на конкурента. Разгневанный хан вызвал Михаила в Орду, где тот не смог оправдаться от наветов московского князя и поддерживающего того Кавгадыя: подсудимого обвиняли в убийстве Кончаки, в непослушании хану, а также в том, что он хотел сбежать с казной за границу: 'Придя в Орду, князь Юрий, а с ним зачинатель всего зла, беззаконный и проклятый Кавгадый, наставляемые диаволом, начали клеветать на великого князя Михаила беззаконному царю Озбяку, говоря: 'Князь Михаиле, собрав по городам многие дани, хочет идти в Немецкую землю, а к тебе ему не бывать'10. Оправдаться тверскому князю не удалось, и после жестоких пыток, в которых непосредственное участие приняли люди Юрия и Кавгадыя, Михаил был умерщвлен...
  
  _______________________________________________________
   10. Тверская летопись.
  
   Небезынтересно, что Тверская летопись умалчивает о смерти сестры Узбека в тверском плену, а в Софийской 1-й, Никифоровской, Супрастальской летописях Кончака вообще не упоминается, зато упоминается ордынский воевода Кончак (или Конча): "Вышел из орды князь Юрий Данилович на великое княжение, a c ним посол Ковады, и пошел ратью к Твери, и все князья русские c ним. Князь же Михаил собрал много воинов, и вышел против него, и была им сеча лютая на поле Бортеневом декабря 22, и помог бог князю Михаилу. B лето 6826 [1318]. Пошел Кончак на Русь... взял Ростов и пожег." (Никифоровская.) Это же сообщение практически слово в слово повторяет и Супрастальская летопись.
  
   Говоря о летописях того периода, следует принять во внимание то обстоятельство, что в обоих княжествах велась интенсивная 'летописно-пропагандистская' работа, одной из главных целей которой было обосновать права своего князя на великокняжеский престол и, насколько это возможно, 'обелить' его действия. Тверской взгляд на события отражен в Тверском сборнике и Рогожском летописце, а московский - в Симеоновской летописи и в ряде последующих летописных сводов. (И. У. Будовниц. Отражение политической борьбы Москвы и Твери в тверском и московском летописании XIV века Труды Отдела древнерусской литературы / Академия наук СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом); Отв. ред. И. П. Еремин. - М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1956.Т. 12. С80.)
  _______________________________________________________
  
  
2. ЭПИЗОД ВТОРОЙ. МЕСТЬ
  
  
Прежде чем начать мстить, выкопай две могилы. (Пословица)
  
   С легкой руки С. М. Карамзина в массовом сознании устоялось мнение, что московские князья обладали некими особыми политическими талантами (в частности, пресловутым 'даром исторического предвидения'), позволившими им стать вначале первыми среди равных, а затем добиться и абсолютной власти. Между тем беспристрастный анализ исторических событий говорит нам о том, что 'ничто человеческое не было московским Рюриковичам чуждо' и ошибок в своей управленческой деятельности они совершали ничуть не меньше, чем их родственники из других княжеств. Так всего за два года своего великого княжения Юрий умудрился потерять благосклонность грозного Узбека, превратившись из великого князя в 'политического беженца'. Причина банальна - жадность1.
  
   Получив заветный ярлык, Юрий стал не только великим князем, но и главным ордынским фискалом Владимиро-Суздальской и Новгородской земель, в казну которого стекался ордынский выход, собранный в удельных княжествах. Эта 'должность' позволяла великим князьям распределять налоговую нагрузку в зависимости от лояльности местных правителей и можно с уверенностью предположить, что Тверское княжество было обложено Юрием налогами 'по полной программе'.
  
   Летописи не позволяют нам достаточно достоверно восстановить картину дальнейших событий. Известно только, что в 1321 году между Москвой и Тверью едва не началась новая война, и лишь посредничество церковных иерархов позволило избежать кровопролития. (Вероятно, причиной конфликта мог послужить как размер дани, так и нежелание нового тверского князя Дмитрия передавать ее Юрию.) Достигнутое соглашение, если исходить из его трактовки лояльными к московским Рюриковичам летописям, было бескровной победой великого князя - Дмитрий не только передал ему собранный в Твери выход, но и поклялся на кресте не добиваться великого княжения2. В то же время Тверская летопись по вполне понятным причинам не раскрывает содержание договора: 'В ту же осень князь Юрий со всем низовским и суздальским войском собрался в Переяславле и хотел идти к Кашину. Михайловичи же, князь Дмитрий с братьями, с тверским и кашинским войском, вышли против него к Волге. И заключил между ними мир владыка Андрей, и разошлись.'3
  
  _______________________________________________________
  1. Зафиксированные в летописи факты политической биографии Юрия рисуют перед историками образ жестокого, неуравновешенного, не умеющего просчитать долгосрочные последствия принимаемых решений политика. Так Н. М. Карамзин критикует Юрия за убийство в 1306 году взятого в плен еще Даниилом рязанского князя Константина Романовича: '...Он шесть лет томился в неволе; княжение его, лишенное главы, зависело некоторым образом от Московского. Георгий велел умертвить Константина, считая сие злодейство нужным для беспрекословного господства над Рязанью, и весьма ошибся: ибо сын убиенного, Ярослав, под защитой хана спокойно наследовал престол отеческий как владетель независимый...' (Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С.298). Не вызывает восхищения и надругательство над телом Михаила и последующая продажа останков родным.
  
   2. Горский.
  
   3. Тверская летопись.
   http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  _______________________________________________________
  
   Политическое будущее Юрия казалось безоблачным, но... Получив деньги, Юрий не нашел ничего лучшего как отвезти их в Новгород, где княжил его брат Афанасий, чтобы пустить в торговый оборот и получить проценты. '...Князь Юрий, взяв у Михайловичей серебро по мирному договору, не пошел навстречу цареву послу, а вступил с серебром в Новгород Великий'4. Историки пытаются найти хоть сколько-нибудь логическое объяснение этому чрезвычайно рискованному поступку. Л. В. Черепнин5, например, даже предположил, что это была попытка 'освободиться от тягостной опеки Орды'6, но на наш взгляд все дело в обычной человеческой жадности. (Как видим, страсть к гешефту владела не только арабскими, еврейскими, ганзейскими, итальянскими, китайскими или новгородскими купцами - этой 'тлетворной заразе' оказались подвержены и восхваляемые историками-евразийцами, якобы высоко духовные, православные русские князья.)
  
   К несчастью для корыстолюбца и в те времена мир был не без 'добрых людей', так что через некоторое время информация о 'не совсем этичном' ведении московским князем 'совместного бизнеса с монголами' была представлена Дмитрию. Тот, естественно, поспешил к Узбеку и теперь роли поменялись: настала очередь Юрия ехать в Орду на ханский суд. Однако в отличие от Михаила, не побоявшегося поехать к хану, чтобы избавить свое княжество от золотоордынского вторжения, московский князь проявил трусливое благоразумие, скрывшись в Новгороде. А заветный ярлык был возвращен в Тверь7.
  
  _______________________________________________________
   4. Там же
  
   5. Черепнин Л. В. (1905-1977) - Академик АН СССР, лауреат государственной премии СССР. Автор более 400 научных работ по истории России средних веков, источниковедению, историографии, вспомогательным историческим дисциплинам.
  
   6. Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М., 1960. С 474.
  
   7. 'В тот же год {1322} князь Дмитрий Михайлович пришел в Орду. А на Русь вышел сильный посол от царя, по имени Ахмыл, за Юрием князем, а с ним князь Иван Данилович. И по низовским городам много зла сделали христианам. А князь Юрий от Выборга пошел в низовские земли, и был в Урдоме, и напал на него князь Александр Михайлович, бояр его взял, а сам Юрий укрылся в Пскове. В ту же осень сел князь Дмитрий Михаилевич на великое княжение'. (Тверская летопись.
  http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm)
  _______________________________________________________
  
   Три года опальный князь находился в Новгороде, продолжая править городом и именовать себя 'великим князем'. В 1322 году он безуспешно штурмует Выборг, в 1323 году заключает Ореховецкий мирный договор, на долгие годы определивший границы Руси со Швецией, в 1324 году совершает успешный поход на Устюг. То есть Юрий чувствует себя достаточно уверенно, а в 1325 году, вероятно надеясь на поддержку промосковских сил в ханской ставке, он даже рискнул отправиться в Орду, куда также был вызван и Дмитрий. Вина Юрия не вызывала сомнения (в отличие от обвинений в адрес Михаила), но, судя по всему, расчеты Юрия были не беспочвенны - Узбек не торопился с вынесением приговора. Возможно, именно это и подтолкнуло Дмитрия форсировать события, хотя М. Н. Карамзин рисует перед читателями яркую картину эмоционального срыва тверского князя: '...Они увидели друг друга, и нежный сын, живо представив себе тень Михайлову, - затрепетав от ужаса и гнева, - вонзил меч в убийцу'8.
  
   И снова в ордынской ставке началась закулисная борьба. 'Хан долго молчал. Друзья князя Московского без сомнения представляли ему, что убийство столь наглое, совершенное пред его глазами, требует наказания, или будет пятном на чести царской, знаком слабости и поводом к новым опасным своевольствам князей Российских; что хан, сверх того, должен вступиться за Георгия, как за своего зятя'9.
   Что же, отдадим дань литературному таланту и фантазии С. М. Карамзина. Да, да, именно фантазии - таких живописных подробностей нет ни в русских летописях, ни у В. Н. Татищева в его 'Истории российской'. Тверская летопись, без сомнения лояльная к 'своим' князьям эти драматические события освещает очень скупо: 'В ту же зиму {1325} князь Юрий убит был в Орде'. И далее: 'В год 6834 {1326} сентября в пятнадцатый день, убили в Орде князя великого Дмитрия Михайловича Тверского и князя Александра Новосильского в один день, на одном месте, на реке, называемой Кондракли'10. Чуть более многословна, но столь же малоинформативна Троицкая летопись: 'В лето 6833 {1325} пошел в Орду князь великий Дмитрий Михайлович. Той же зимой в филиппово говенье, месяца ноября 21 на память честного Введения святой Богородицы князь Дмитрий Михайлович Тверской убил князя великого Юрия Даниловича' и далее 'Той же осени{1326} месяца сентября 15 на память святого мученика Никиты убили в Орде двух князей, Дмитрия Михайловича Тверского и князя Александра Новосильского, единого дня, на одном месте, на реке нарекаемой Кодракль'11. Что же касается версии М. Н. Карамзина, то вызывает большие сомнения, что на решение Узбека могли повлиять родственные чувства. Ханы без колебаний убивали собственных братьев, а тут всего лишь вдовец сестры. И вполне вероятно, что Юрия, как "ханского ослушника" казнили бы по приказу Узбека.
  
   После смерти Дмитрия и Юрия борьба за великокняжеский престол между двумя ветвями Ярославичей не прекратилась. Впрочем, об этом в третьем очерке, а пока перейдем к эпизоду номер три так никем и не отснятого исторического блокбастера 'Москва против Твери'12.
  
  _______________________________________________________
   8. Карамзин Н.М. Предания веков. М 1988 год. С.308
  
   9. Там же. С 308.
  
   10. Тверская летопись.
   http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   11. Троицкая летопись.
  http://bwbooks.net/index.php?id1=4&category=history&author=priselkov-md&book=1950&page=200
  
   12. То, что эту тему не затронули ни режиссеры, ни литераторы, легко объяснимо - уж больно невыигрышно выглядят в ней московские князья.
  _______________________________________________________
  
  
  
3. МОСКВА ПРОТИВ ТВЕРИ. ЭПИЗОД ТРЕТИЙ
  
  
И был царь Узбек гневен сильно на всех князей Тверских... (Никоновская летопись.)
  
   Нам неизвестно гневался ли Узбек на тверских князей (о чем повествует легшая в основу официальной имперской историографии Никоновская летопись1) или нет, а также о силе его гнева, зато известно, что после казни Дмитрия хан оставил ярлык на великое княжение в Твери, выдав его другому сыну Михаила - Александру2. Что же касается брата Юрия Ивана, вошедшего в историю под прозвищем Калита3, то пока он был вынужден довольствоваться расширившим свои границы Московским уделом. Впрочем, шанс удовлетворить свои великокняжеские амбиции представился Ивану очень скоро.
  
   Продолжая разговор о Его Величестве Случае, надо признать, что в целом Госпожа Удача благоволила московским князьям и, вероятно, сыграла решающую роль в их превращении во всероссийских самодержцев. Автор говорит об этом, отнюдь не отказываясь от своего позитивистского взгляда на историю - когда силы сторон примерно равны решающую роль может сыграть 'даже отсутствие в кузнице гвоздя'. Что уж говорить о 'молодой и очень тучной кобылице', принадлежавшей тверскому дьякону Дудко, попытка увести которую стоила 'конокрадам' из ордынского посольства, да и всему посольству во главе с двоюродным братом Узбека Щелканом (Шевкалом, Чолханом), жизни. Впрочем, очень быстро и тверичане, и их князь пожалели об этой стихийной вспышке 'народного гнева'4. (Тверская летопись говорит о том, что бунт был стихийным, а согласно Новгородской первой инициатором избиения татар был Александр5, но в глазах монголов, применявших в подобных случаях принцип коллективной ответственности, - это не имело никакого значения.)
  
   Посольство Щелкана было уничтожено 15 августа, а уже осенью к Твери направилось большое ордынское войско, в составе которого были московские и суздальские дружины - для удержания контроля над русскими землями мятежное княжество необходимо было образцово-показательно наказать. Роль Калиты в последующих событиях неясна. По одним сведениям он сам отправился в Орду и возглавил монгольское войско, по другим - был вызван ханом, который приказал ему присоединиться к карательному походу. Однако в любом случае его поведение выглядят весьма неприглядно, правда, лишь в глазах современных читателей. Что же касается 'правил игры' того времени, то Иван, равно как и другие князья, принявшие участие в походе на Тверь, ни на йоту не отступил от них, присоединившись к своему сюзерену.
  _______________________________________________________
  1. Никоновская летопись - крупнейший летописный памятник XVI столетия. Названа по имени патриарха Никона, которому принадлежал один из списков. Создана после централизации государства, наполнена 'официозом' и неточностями.
  
   2. А. А. Горский считает, что это решение было обусловлено тем обстоятельством, что брат Ивана Юрий был в газах Узбека 'ослушником', в то время, как 'брат Александра Дмитрий, будучи великим князем, выполнял свои обязанности перед Ордой, а сам Александр продемонстрировал свою покорность в предыдущем году, собирая дань в Северо-Восточной Руси.'
  
   3. Калита - небольшая поясная сумка для денег.
  
   4. Автор исходит из того, что подробности антиордынского выступления в Твери 1327 года хорошо известны читателям.
  
   5. Недавно получившему заветный ярлык Александру, не было никакого резона гневить Узбека. Что же касается версии, будто бы посольство Щелкана преследовало цель 'истребить русских князей и княгинь' и установить непосредственный ордынский контроль над Владимирским княжеством, а восстание в Твери сорвало эти замыслы (И. У. Будовниц. Отражение политической борьбы Москвы и Твери в тверском и московском летописании XIV века Труды Отдела древнерусской литературы / Академия наук СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом); Отв. ред. И. П. Еремин. - М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1956.Т. 12. С88-92), то она не выдерживает критики. В первую очередь потому, что кочевники вовсе не стремились покидать свой естественный ареал - степи.
  _______________________________________________________
  
   Подобную историческую коллизию мы уже рассматривали в первой книге нашего исследования, рассказывая о Неврюевой рати6 и сделанные выводы вполне применимы для событий случившихся ровно 75 лет спустя7. И Александр Невский, и его внук не командовали монгольскими войсками. Равно, как не были они предателями, а действовали лишь в рамках феодальной парадигмы своего времени. (Любопытно, что Тверская летопись вообще умалчивает о каком-либо участии Калиты и других русских князей в карательном походе: '...Беззаконный царь зимой послал войско на Русскую землю, воеводу Федорчука и пять темников. И множество людей погубили, иных в плен повели, а Тверь и все города огнем пожгли'8, но куда большее недоумение вызывает фраза 'Бог Своею милостью защитил благоверного великого князя Ивана Даниловича, его город Москву и всю его отчину от иноплеменников, поганых татар'9.)
  
   В отличие от событий десятилетней давности теперь на Тверь шло походом не сравнительно небольшое московско-суздальское войско, в составе которого находилось не более тысячи всадников Кавдыгая, а главные силы Золотой Орды, усиленные все теми же московско-суздальскими дружинами. Шансов устоять против такой армии не было, поэтому Александр благоразумно бежал вместе с женой в Псков.
  
   Разорив мятежное княжество, Узбек, вероятно, усомнившись в лояльности как московских, так и тверских Рюриковичей, предпочел разделить Великое Владимирское княжество между участниками карательного похода. Александр Суздальский10 получил Владимир (возможно, вместе с номинальным великим княжением, хотя все летописи именуют великим князем Ивана11) и Поволжье, а Калита - Новгород Великий и Кострому. Тверь же в полном соответствии с правилом 'разделяй и властвуй' была оставлена за старой династией - ярлык на княжение получил младший брат Александра Михайловича Константин.
  
  _______________________________________________________
  6. Неврюева рать - карательный поход в мае 1252 года ордынских войск под командованием Неврюя против Андрея Ярославича Городецкого. По мнению ряда историков инициирован братом Андрея Александром. (Подробнее см. Коляков А. М. Очерки истории Евразийской империи. Кн.1 Киев 2019.)
  
   7. Коляков А. М. Очерки истории Евразийской империи. Кн.1 Киев 2019.
  
   8. Тверская летопись.
  http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   9. Там же.
  
   Хотя поход был направлен против Твери, ордынская конница разоряла и другие княжества, лежащие на ее пути, вне зависимости от лояльности или нелояльности их правителей. Первой, как всегда, пострадала Рязань (вероятно, и смерть рязанского князя Василия, вероятно, напрямую связана с Федорчуковой ратью), после чего карательная экспедиция должна была пройти через территорию московского княжества. Зная, как вели себя ордынские войска во многих других подобных случаях, можно предположить, что тверской летописец выдает желаемое за действительное.
  
   10. Александр Васильевич Суздальский (?-1331 или 1332) - с 1309 года княжил в Суздале, а с 1328 года во Владимире, однако в возникшем дуумвирате ведущую роль играл Иван Калита.
  
   11. Можно, конечно, предположить, что летописцы старались угодить наследникам Ивана Калиты, но, скорее всего, дело было в степени реальной власти двух князей.
  _______________________________________________________
  
   Переформатировав 'Залесскую Орду', Узбек отдал приказ найти и доставить к нему бывшего тверского князя. Далее 'показания' летописей разнятся, но в общем виде картина выглядит следующей. Во исполнении ханского 'циркуляра' Иван Калита, созвал всех князей, в том числе и младших братьев беглеца Константина и Василия (!), и во главе объединенного войска отправился в Новгород12. Из Новгорода в Псков было отправлено посольство с требованием выдать Александра, однако псковичи наотрез отказываются выдать изгнанника. Весьма красочно этот момент описан у М. Н. Карамзина: 'Так народ действует иногда по внушению чувствительности, забывая свою пользу, и стремится на опасность, плененный славой великодушия. Чем реже бывают сии случаи, тем они достопамятнее в летописях'13.
  
   Впрочем, если псковичами и в самом деле была проявлена 'чувствительность' и 'великодушие', то хватило этого душевного порыва ненадолго. Неизвестно, что образумило горожан, проклятие митрополита Феогноста или угрожавшее городу войско Калиты, но они предпочли 'выпроводить князя Александра от себя, а к князю Ивану и новгородцев прислать послов с поклоном...'14. Похоже, таким исходом остались довольны все стороны. Калита доказал свою преданность хану (да и псковские просьбы о мире, наверняка, были подкреплены весомыми финансовыми аргументами), новгородцы избежали совершенно не нужной им войны со своим пригородом, псковичи сохранили город от неизбежного разгрома. Что же касается Александра, то пересидев грозу в соседней Литве, он спокойно вернулся в Псков, где и продолжил княжить.
  
  _______________________________________________________
   12. Татищев В. Н.
  
   13. Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С.314
  
   14. ПСРЛ
  
   По одним сведениям наложить анафему Феогноста уговорили новгородцы, не желавшие силового разрешения конфликта, по другим - Калита. Вполне возможно, что приложены были 'коллективные усилия'
  _______________________________________________________
  
   Возможно, на берегах реки Великой и закончил бы свои дни тверской князь, но он принимает решение попытаться вернуться на родину. Скорее всего, им двигала не ностальгия, а лествичное право - 'Если умру здесь, то что будет с детьми моими? Все знают, что я выбежал из княжения моего и умер на чужбине: так дети мои будут лишены своего княжества'15. Рискнем также предположить, что Александра не устраивало его положение в Пскове, где, в отличие от Твери, он был всего лишь 'свадебным генералом', 'данью традиции', а настоящая власть полностью принадлежала городскому вече. Доказать это на основании летописей, оставивших нам слишком мало подробностей о псковском княжении Александра, невозможно, но если провести аналогии с Новгородом, то такое предположение выглядит вполне резонным. (В Новгороде даже великие князья отнюдь не были абсолютными властителями, что уж говорить о 'политическом эмигранте', не имеющем за своей спиной какой-либо реальной военной силы.)
  
   Реализовывать свои планы Александр начал в 1336, совершив кратковременный разведывательный визит в Тверь, после чего вернулся в Псков и отправил своих бояр в Москву к митрополиту Феогносту 'для благословения и прося его молитвы, и получил благословение и молитву от него и от всех святителей...'16. Эти шаги Александра сильно напоминают 'политический зондаж'. Сначала он выяснил умонастроения в Твери, а через Феогноста, тесно связанного с Калитой, отношение к своему возвращению великого князя. Кроме того, через православную епархию в Орде митрополит мог прояснить позицию Узбека. Далее 'показания' летописей несколько разнятся, но в целом картина дальнейших событий выглядит следующим образом.
  
   В том же году Орду поехал сын Александра Федор (вероятно, зондаж дал надежду на успешный исход "реэмиграции") с просьбой о помиловании, а на следующий год и сам опальный князь. И хотя В. Н. Татищев говорит о том, что Узбек простил Александра, удивившись "сладости слов его и смирению"17, но мы снова будем настаивать на политической целесообразности - каким бы верным вассалом ни зарекомендовал себя Иван Калита, хан предпочел не казнить Александра, а создать в его лице противовес московскому князю.
  
   Что же расчеты Узбека полностью оправдались - его 'месседж' был услышан и правильно расценен недовольными чрезмерным усилением Калиты (в 1331 году ему удалось объединить под своей властью Владимирское княжества) Рюриковичами. Поэтому, вернувшись в сопровождении ордынских послов в Тверь и сместив безропотно отдавшему старшему брату престол Константина, Александр вольно или невольно стал центром притяжения всех сил, враждебных московским князю18.
  
  _______________________________________________________
   15. Соловьев С. М. с.225
  
   16. Тверская летопись. http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   17. Татищев В. Н.
  
   18. Например, к Александру за помощью против тестя, обратился зять Калиты Василий Ярославский.
  _______________________________________________________
  
   Почувствовав угрозу, Калита в ответ прибег к хорошо проверенным средствам - клевете и подкупу. Зимой 1338-1339 годов он вместе с двумя старшими сыновьями отправляется в Орду, после чего последовало резкое изменение отношения Узбека к Александру19, который вместе с другими князьями был вызван в ханскую ставку. Убоявшись ханского гнева, правитель Твери вместо себя отправил в Орду Федора, но Узбек, как сообщает тверская летопись, по-прежнему 'убедительно настаивал' на личном визите: 'Все сделаю, как хочешь, и, взяв сына своего Федора, пойдешь на Русь'20.
  
   В итоге, несмотря на все дурные предзнаменования и предчувствия (при отплытии 'начался сильный ветер, так что гребли, а судно назад шло'), Александр отправляется в Орду и по прибытии сразу же оказывается в подвешенном состоянии: 'И пробыв месяц в Орде, слышал от беззаконных татар много коварства. Одни говорили: 'Княжение великое даст тебе царь', а другие говорили: 'Убиту тебе быть'21. Надо ли говорить, что этот месяц прошел в закулисных переговорах, взаимных обвинениях, подкупах, но повторное прибытие в Орду сыновей Калиты положило конец сомнениям хана: 'Узбек, подвинутый ими или друзьями хитрого их отца, без всяких исследований объявил, что мятежный неблагодарный князь Тверской должен умереть'22. Интересно, что Тверская летопись ни словом не упоминает о каком-либо подстрекательстве московских князей, хотя по некоторым деталям можно предположить, что ее составную часть, 'Повесть об убиении князя Александра Михайловича и сына его Федора', писал человек входящий в свиту князя и являвшийся непосредственным свидетелем событий. Об чем свидетельствует следующая фраза: 'А слуга его от царицы с вестью пришел, чтобы оставили мы (выделено А.К.), братия, своего господина князя Александра и сына его, князя Федора'23.
  
   На этом спор двух династий за первенство во Владимиро-Суздальской земле закончился. Повторно ставший тверским князем, третий сын Михаила Константин был вынужден практически полностью подчиниться Москве. Спустя некоторое время борьба двух престолов возобновится, и будет продолжаться вплоть до самого конца XV века. Но главной темой этого противостояния будет лишь степень независимости Твери от Москвы.
  
   В завершении рассказа о драматическом и кровавом противоборстве московских и тверских князей внесем в него немного... лирических ноток. Да-да, уважаемый читатель. Эти две ветви потомков Рюрика связывала не только кровная вражда, но и... тесные семейные узы. Константин был женат на единственной дочери погубившего его отца Юрия Данииловича, Симеон Иванович сочетался браком с внучкой Михаила Тверского Марией Александровной, единственный выживший ребенок Симеона Василиса была замужем за внуком Михаила. Для наших современников такое сочетание кровной вражды и кровных уз, мягко говоря, может показаться довольно странным, но зато оно отлично иллюстрирует один из главных тезисов нашей книги:
бессмысленно судить поступки людей древности и средневековья с точки зрения современной логики и морали.
Другие времена, другие нравы и лишь любовь деньгам трепетно пронесена сквозь века и тысячелетия.
  
  _______________________________________________________
   19. Горский А. А.
  
   20. Тверская летопись. http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   21. Там же.
  
   22. Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год
  
   23. Тверская летопись. http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  _______________________________________________________
  
  
4. ИВАН КАЛИТА
  
  
Величайшее недоразумение - это вдаваться в мораль, когда дело касается исторических фактов. (Д. Дидро)
  
  
Распространенное в художественной литературе представление, будто Иван Калита мечтал о свержении 'ига', но понимал, что время еще не настало, что надо-де копить для этого силы, является ни на чем не основанным вымыслом. (А. А. Горский)
  
   Согласно каноническом образу, нарисованному историографами Империи, Иван Калита был прозорливым мудрым политиком, который сразу взял курс на укрепление великокняжеской власти с целью последующего избавления Руси от монгольского "ига". Его же лояльность хану объясняется тем, что князь ясно осознавал, что "время для открытого сопротивления еще не настало, и надо, изображая покорность, копить силы." То есть он предстает перед потомками в образе продолжателя политической линии своего деда Александра Невского, сохранившего русский православный мир от подчинения католическому Западу. Что же, попытаемся понять, действительно ли так мудр и прозорлив был Иван Данилович, или же его "взгляд в будущее" был ограничен решением насущных политических задач?
  
   Все свое великое княжение Иван провел в борьбе с родственниками из Твери. (Правда, стоит отметить, что далеко не безоблачными были его отношения со старшим братом. Как сообщает нам Симеоновская летопись в 1306 году Иван и Борис Даниловичи отъехали в... Тверь1.) Силы сторон были примерно равны, но в конечном итоге именно московскому князю удалось выйти из нее победителем. Что же мы уже говорили о том, что Госпожа Удача улыбалась Данииловичам, однако было бы неверно объяснять победу Калиты лишь неким особенным 'коварством' и волей капризного Случая. Иван прекрасно понимал, что милость хана невозможно заслужить одними только неукоснительным исполнением ханских приказов и уверениями в преданности. Для этого требовалось, прежде всего, исправно вносить 'выход', а также регулярно одаривать подарками 'различных сильных людей' из ордынского истеблишмента. Впрочем, да простят автора читатели за банальность, финансы и политика всегда были взаимосвязаны и именно успехи Ивана на финансовом поприще обусловили не только его прозвище, но и явились залогом политической непотопляемости московского князя.
  
   К сожалению, русские летописи прямо не говорят нам о социально-экономических реалиях того периода, но детальный анализ летописных сообщений позволяет историкам ответить на вопросы насколько полна была великокняжеская казна и какими методами она пополнялась. Начнем с оценки 'госрезерва'.
  
   О том, что Иван носил свое прозвище по праву и его 'закрома' всегда были полны свидетельствуют следующие факты:
  
  1. Аккуратное внесение дани.
  
  2. Раздача подарков лично хану и 'сильным людям' из ханского окружения.
  
  3. Крепостное (в частности при нем был построен новый Кремль) и церковное строительство.
  
  4. Покупка территорий. (Углич, Белоозеро, Галич, села в Новгородской, Владимирской, Ростовской областях).
  
   Впрочем, хотя имперская история 'для масс' утверждает, что эти княжества были куплены Иваном Калитой у родственников умерших без мужского потомства князей, но среди профессиональных историков такой ясности нет, поэтому споры по поводу, так называемых 'купель', начавшиеся еще в начале XIX века, продолжаются и в наше время. Дело в том, что в завещании Ивана Калиты нет ни малейшего намека на то, что он владел этими городами. Не упоминаются они и в завещаниях его наследников - Симеона Гордого и Ивана Красного. Классики имперской историографии по-разному пытались объяснить эту загадку. Свои версии выдвигали Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, Б. Н. Чичерин, В. И. Сергеевич, М. К. Любавский, А. Е. Пресняков, С. Ф. Платонов, А. Н. Насонов, Л. В. Черепнин, однако ни одна из предложенных реконструкций не имеет под собой надежной доказательной базы.
  
   Не приблизились к решению проблемы и современные историки. Так А. А. Горский1 приходит к логичному выводу, что ярлык на эти выморочные земли мог продать или, назовем вещи своими более современными именами, выдать за взятку, только хан2. Другие историки вообще называют 'купли' подделкой, сделанной во времена Дмитрия Донского с целью обосновать свое право на эти владения. Третьи, указывают на то, что в старославянском языке слово 'купля' означало не только покупку. Так К. И. Аверьянов предполагает, что эти земли достались московским князьям Юрию, Ивану и Афанасию в качестве приданого. В то же время он указывает на то, что имеющиеся в распоряжении историков материалы не позволяют прийти к какому-либо по поводу 'купель', а все логические построения, созданные на основе немногих коротких летописных сообщений, являются не более чем 'игрой разума3'.
  
   О финансовом благополучии Калиты и его наследников свидетельствуют и начавшийся экономический и демографический подъем, что, естественно, привело к увеличению налогооблагаемой базы. Основываясь на летописном сообщении, что после занятия Иваном великокняжеского престола 'была тишина великая на 40 лет, и перестали поганые разорять Русскую землю и убивать христиан; и отдохнули и успокоились христиане от великого томления, и от многих опасностей, и от насилия татарского'4, историки напрямую связывают этот подъем с деятельностью Калиты.
  
   Так ли это или перед нами один из тех случаев, когда 'после этого не означает вследствие этого', а начавшееся восстановление не связано ни с отдельными историческими личностями, ни с конкретными уделами, а с очередным витком 'мальтузианской спирали', мы разберем в очерке, посвященном экономике. Здесь же зафиксируем лишь общий тренд - данные археологических исследований дополняют летописные сообщения и убедительно свидетельствуют о том, что во Владимиро-Суздальской земле действительно начался демографический и экономический рост, что, естественно, самым благоприятным образом сказалось на размере налоговых поступлений в великокняжескую казну. Но, прежде, чем перейти к конкретным цифрам, отметим следующее немаловажное обстоятельство - история Руси, начиная с XIV века становится все менее и менее 'летописной'.
  
   Теперь о конкретике. Изучение ненамеренных письменных источников позволило исследователям прийти к выводу, что 'теоретически' (в случае уплаты всех налогов, чего, разумеется, никогда в истории зафиксировано не было) сбор от ордынской лани по состоянию на 1360 год должен был равняться 75 тыс. рублей5, между тем, 'выход' в Орду при Дмитрии Донском составлял всего 5 тыс. рублей6. Автор, ни в коей мере не собираясь ставить под сомнения эти выкладки, все же рекомендует читателям достаточно осторожно относиться к подобным во многом умозрительным 'ретро подсчетам'. В то же время в данном случае они позволяют прояснить картину и убедиться в финансовом благополучии великих князей, в руках которых оставалась большая часть собираемой дани.
  
   Для пополнения своей казны Калита прибегал и к внеэкономическому принуждению. В 1331 году после смерти Александра Суздальского он поехал в Орду и с помощью щедрых даров и взятых на себя 'повышенных финансовых обязательств' убедил Узбека отдать себе все великое княжение. Чтобы выполнить свои обещания Иван запросил у Новгорода экстраординарную дань ('закамское серебро') и, получив отказ, захватил Торжок и Бежецкий бег, а на следующий год 'пришел в Торжок со всеми князьями низовскими и рязанскими и начал опустошать новгородские волости7.
  
   В ответ на великокняжеский рэкет новгородцы начали строить каменный детинец, пригласили на княжение старшего сына Гедимина - Нариманта и заключили союз с Псковом, то есть с Александром Тверским. Не рассчитавший последствий своих действий Калита был вынужден пойти на попятную, и попытался разрушить сложившуюся коалицию. В 1333 году он женит своего старшего сына Симеона на дочери Гедимина Аугусте (в крещении Анастасия), а в в 1334 году, как сообщает Новгородская летопись, Иван 'с любовью' принял новгородских послов в Москве, а затем и сам посетил Новгород8. Впрочем Калите, похоже, удалось лишь сгладить последствия своей ошибки - Наримант остался на новгородском престоле. (В 1337 году Калита вновь возвращается к силовым методам, направив рать на заволоцкие владения Новгородской республики. И вновь терпит неудачу9.)
  
   Из других деяний Ивана Калиты можно отметить строительство мощного дубового Кремля, удачную выдачу замуж двух своих дочерей10, участие великокняжеских войск в ордынском походе на отказавшееся платить дань Золотой Орде Смоленское княжество.
  
   Подведем итоги правления 'первого собирателя земли Русской' заложившего основы последующего могущества Москвы - такую характеристику, начиная с XV-XVI веков, Калита получает в московской литературе, а с XVIII века и в имперской историографии. Между тем, по мнению А. А. Горского, подобная оценка является явным преувеличением. Основы могущества заложил Даниил Александрович, при котором Московское княжество значительно расширило свои границы и сравнялось могуществом с Тверью. Что же касается территориальных приобретений, сделанных Калитой, то они 'зиждились на зыбкой основе принадлежности великого княжения московским князьям, основе, которая в любой момент могла рухнуть по воле хана'11.
  
   Это прекрасно понимал и сам Калита. Сохранилось его завещание, составленное в 1339 году накануне решающего раунда борьбы с Александром Тверским. Перед тем как отправиться в Орду Иван оставляет своим детям города Московского княжества, но ни слова не говорит о 'Владимире, Костроме, Переяславле и других городах, бывших достоянием великокняжеского сана...'12. (Составление завещания перед поездкой в Орду к 'союзным и дружественным', согласно Л. Н. Гумилеву, ханам стало своеобразной традицией у русских князей - никто из них не знал, вернется ли он в полном здравии с заветным ярлыком или его привезут в отчину 'рознятым по суставам'.)
  
   Что же кается личностных качеств великого князя, то о них косвенно свидетельствует позиция традиционно ориентированной на московских князей православной церкви. Если убитый в Орде его соперник Михаил, был канонизирован в лике Святых Мучеников в 1549 году, то Иван Калита, удостоился канонизации лишь в 2001 году, когда новым российским мирским и духовным властям понадобились новые святые. Да и то лишь в скромном чине местночтимого святого.
  
  
  -------------------------------------
   1. Горский А. А. (род. 1959) - доктор исторических наук, профессор кафедры истории России до XIX века исторического факультета МГУ. Как и его родители, доктора исторических наук А. Д. Горский и Н. А. Горская (Кожина), специализируется на изучении истории средневековой Руси.
  
   2. Горский А.А. Москва и Орда.
  http://www.history.vuzlib.su/book_o116_page_5.html
  
   3. Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты, источниковедческие проблемы процесса объединения русских земель XIV в. http://www.dissercat.com/content/kupli-ivana-kality-istochnikovedcheskie-problemy-protsessa-obedineniya-russkikh-zemel-xiv-v#ixzz5V1NhIBoJ
  
   4. Тверская летопись.
  http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
  
   5. Вернадский Г. В. Киевская Русь. Тверь - Москва, 2000. С. 237
  
   6. Каштанов С. М. Финансы средневековой Руси. М., 1988. С. 8.
  
   7. Соловьев С. М.
  
   8. ПСРЛ
  
   9. Соловьев С. М.
  
   10. Развить
  
   11. Горский А. А. Москва и Орда.
  http://www.history.vuzlib.su/book_o116_page_5.html
  
   12. Карамзин Н. М. Предания веков. Москва 1988 год С 322
  
  
5. СИМЕОН ГОРДЫЙ И ИВАН КРАСНЫЙ
  
   После смерти Калиты начинается новый раунд борьбы за великое княжение. Когда Симеон приехал в Орду за ярлыком, он столкнулся с противодействием ряда русских князей, недовольных резким усилением Московского княжества и возросшими амбициями его правителей. (Согласно установленным в Орде правилам, после смерти великого князя другие князья обязаны были приехать за подтверждением прежних ярлыков.) Участники анти-московской коалиции просили Узбека назначить великим князем Константина Васильевича Суздальского.
  
   Эти просьбы упали на благодатную почву - казнив Александра и Федора, Узбек столкнулся с проблемой отсутствия противовеса Москве, что делало невозможным реализацию принципа 'разделяй и властвуй'. (Прежний 'противовес' Тверское княжество по ряду причин на эту роль не годилось: находилось слишком близко к враждебной Орде Литве и к тому же еще не восстановилось после 1327 года, а его князь Константин полностью зависел от Симеона.) Впрочем, Узбек легко справился с затруднениями, как и в 1328 году разделив Владимиро-Суздальскую землю. Нижний Новгород и Городец были переданы Константину, а на политической карте возникло новое великое княжество - Нижегородско-Суздальское1.
  
   Существует мнение, что решение хана было компромиссом между лествичным правом, по которому Константин, правнук Ярослава Всеволодовича и старший среди его потомков, должен был получить ярлык на Владимирское княжение и желанием Узбека сохранить Владимир в руках Симеона - сына своего верного подручника Ивана Калиты2. Автор решительно не согласен с подобным трактовкой событий. Ордынские правители никак не были связаны лествичным правом, и выбирали эке-нойонов и нойонов исключительно по своему разумению. Кроме того, даже если руководствоваться лествичным правом, то, да простят автора читателя за тавтологию, никаких прав Константин не имел, поскольку великим князем не был его отец. Впрочем, подобные тонкости малосущественны - еще раз повторим, все зависело только от ханской воли.
  
   Став великим князем Симеон продолжил политику отца, основой которой было полное подчинение ордынским ханам и расширение с их согласия своих владений. Если же говорить более конкретно, то в первую очередь новому князю пришлось завершить доставшийся ему 'по наследству' от отца конфликт с Новгородом. Основные военные действия велись за ключевой пункт новгородского пограничья Торжок, который вначале был занят войсками Симеона, но затем отбит новгородцами. Эта неудача побудила великого князя организовать поход на Новгород с привлечением всех сил великого княжества. В результате Торжок был снова захвачен Симеоном, а устрашенные новгородцы в очередной раз предпочли откупиться...
  
   В 1342 и 1343 года Симеон предпринял две безуспешные попытки вернуть под свою власть Нижегородско-Суздальское княжество, зато в других начинаниях ему сопутствовал успех. При дипломатической поддержке Орды он восстановил сюзеренитет великого княжества Владимирского над Смоленском и Брянском3, присоединил к своим владениям Юрьев и ряд рязанских территорий на левом берегу Оки.
  
   В завершении о грустном. В 1352-1353 свирепствовавшая в Европе Черная смерть докатилась и до Руси. Первой жертвой эпидемии стал пограничный Псков. Бороться с мором прибыл из Новгорода архиепископ Василий, однако не только не добился успеха, но заразился сам и умер на обратном пути. Затем эпидемия распространилась и на другие земли Руси4. И хотя в летописях не содержится достоверного упоминания о вспышке чумного мора в Москве, можно с полным основанием предположить, что именно atra mors явилась причиной практически одновременной смерти Симеона Гордого, его малолетних детей Ивана и Симеона5, младшего брата Андрея Серпуховского и митрополита Феогноста...
  
   Симеону наследовал его младший брат Иван, получивший у летописцев прозвище Красный6. Правление Ивана оценивается историками, как время относительного ослабления Москвы. Впрочем, беспристрастный анализ итогов его правления не дает оснований для такой оценки, которая основана, скорее, на резком усилении Литвы и Нижегородско-Суздальского княжества, нежели на ослаблении Москвы.
  
  -----------------------------------
   1. Надо сказать, что летописцы достаточно вольно обращались с эпитетом 'великий' и часто награждали им князей, не имеющих на это формального права. Кроме того, во время великой замятни могло существовать несколько великокняжеских ярлыков, поскольку меняющим друг друга с калейдоскопической быстротой и испытывающим недостаток в финансах претендентам на власть в Орде было не до скрупулезного соблюдения формальностей.
  
   2. ?
  
   3. Любое расширение территории Владимирского княжества в западном направлении было одновременно и расширением территории Орды. Причем 'не опосредованным' (Горский А.А. Москва и Орда. http://www.history.vuzlib.su/book_o116_page_5.html), а самым непосредственным.
  
   4. Несмотря на достаточно большое количество жертв, так, например, в 'Глухове и Белозерске не осталось ни одного жителя' (Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С.328.), смертность от чумы была на Руси значительно ниже, чем в Европе. Объяснение этого факта лежит на поверхности. Эпидемии было подвержено, прежде всего, городское население и здесь сравнительно малое количество городов по сравнению с европейскими странами сыграло Руси на руку.
  
   5. Два первых сына Симеона Гордого Даниил и Михаил к тому времени уже умерли.
  
   6. Вероятно, оно было дано Ивану за его внешность.
  
  
ОЧЕРК III
  
В стороне от магистральных путей истории
  
  
1. ГОСПОДИН ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД
  
   Если это республика, то она выглядит весьма странно, поскольку Новгород с боярским посадником во главе никогда не обходился без князя. 'Вольные в князьях', новгородцы могли прогнать князя, оказавшегося неугодным, и призвать на его место другого, но княжеский стол у них почти никогда не бывал вакантным. Однако и князю в Новгороде не было уютно. (В. Л. Янин)
  
   Прежде чем продолжить начатый в первой книге Очерков рассказ о Новгородской республике, коротко напомним читателю о внутриполитическом устройстве этого средневекового очага русской олигархической (!) демократии.
  
   1. Традиционно история новгородских 'свобод' выводится от 1136 года, когда восставшие горожане свергли князя1, а вся законодательная и исполнительная власть оказалась в руках веча. Оно издавало и отменяло законы, ему принадлежала высшая судебная власть, вече объявляло войну, принимало и изгоняло князей. Народное собрание избирало не только посадников и тысяцких2, но и архиепископа (уникальная ситуация в жесткой иерархической системе русской православной церкви), в ведении которого находились не только церковные и семейные дела, но и имущественные споры, торговые меры и весы, что весьма показательно для насквозь пропитанного духом меркантилизма Новгорода.
  
   2. Реальная власть принадлежала не народному собранию, а боярам - потомкам старинной племенной знати. Именно они обладали значительными финансовыми ресурсами и обширными земельными владениями, включавшими десятки и даже сотни сел. Только из их числа избирался посадник - ключевая фигура новгородского самоуправления. Наконец, именно бояре вершили дела в совете господ3, непосредственно управлявшем делами республики.
  
   3. Новгородское боярство не было едино. Борьба боярских (выражаясь современным языком, олигархических) группировок, зачастую принимавшая форму вооруженных столкновений, в которых в качестве 'пехоты' использовался городской плебс, красной нитью проходит через всю историю Новгорода. В XIII веке пики такой борьбы пришлись на 1286, 1287 и 1291 годы, когда посадники были вынуждены уступать власть до истечения срока полномочий4.
  
   4. Не был однороден и сам Новгород, образовавшийся из пяти опоясанных валом и управляемых собственной администрацией и самостоятельных поселков ('концов'), соединившихся не позднее первой половины X века в одну городскую общину5. Каждый конец управлял своей частью территории Новгородской республики.
  
   5. Если до монгольского нашествия новгородцы могли относительно свободно выбирать, кого из многочисленных Рюриковичей Киевской Руси пригласить к себе на княжение, то после нашествия Батыя они были лишены этой возможности - ордынский ярлык на Великое Владимирское княжество стал фактически ярлыком и на Новгород. Новые 'правила' предусматривали автоматическое признание суверенитета великого князя над республикой при условии его невмешательства во внутренние новгородские дела.
  
   6. Новгородская республика получила монгольскую 'политическую крышу', а ее 'верхи' от нашествия монголов только выиграли. Церковники были освобождены от налогов, боярство и крупные купцы получили возможность безопасно вести сверхприбыльную дальнюю торговлю по всей территории гигантской империи. В то же время положение 'низов' постоянно ухудшалось. (Возможно, это не связано с особенностями монгольской налоговой системы6, а является закономерным процессом, протекающим в большинстве олигархических государств прошлого и настоящего, когда богатые еще больше богатеют, а бедные, соответственно, еще больше беднеют.)
  
   Но вернемся в начало XIV века. Сперва об отношениях новгородской олигархии с владимиро-суздальскими князьями. Во время борьбы за Михаила и Юрия новгородцы выступали на стороне Юрия - он был всего лишь претендентом на престол, в то время, как обладатель ханского ярлыка Михаил пытался сузить рамки независимости Новгорода. (Дело даже дошло до большой крови - в битве под Торжком новгородцы потерпели сокрушительное поражение от великокняжеского войска7.) Однако после разгрома Твери ордынским войском возможности играть на противоречиях тверских и московских князей у них не осталось.
  
   Между тем давление великих князей на новгородские 'олигархические свободы' все более и более усиливалось. О попытке Ивана Калиты взять с республики экстраординарную дань мы уже говорили. Поэтому новгородские верхи вынуждены были искать противовес. Им стала Литва. Начинается практика приглашение литовских князей на новгородскую службу и вскоре 'передача 'в кормление' членам литовского княжеского дома пограничных городов на северо-западной границе Новгородской земли с обязательством 'кормленщиков' защищать доверенные им территории превращается в постоянный обычай вплоть до падения новгородской независимости в конце XV в.'8
  
   Теперь о положении на границах. На западе продолжался заключенный еще в 1269 году мир. Более того, во время обострения в 1320-е годы отношений с Литвой новгородцы заключили союз с... Тевтонским орденом. (Наверное, это еще одно неопровержимое свидетельство существования пресловутого 'натиска на восток'?).
  
   А вот на севере продолжалась начатая еще в 1284 году война со Швецией. Поскольку силы противников оказались примерно равны, то боевые действия приняли характер взаимных приграничных набегов, в которой ни одна из сторон не могла рассчитывать на решительный успех. О единственной попытке шведов коренным образом изменить ситуацию в свою пользу (основание ими крепости Ландскрона) было рассказано в первой книге9. Эта попытка была решительно пресечена новгородцами и в итоге Ореховский мир 1323 года, положил конец 30-летней войне. Подписанный в новой новгородской крепости Орешек, больше известной как Шлиссельбург, 'Вечный мир', устанавливал 'вечную', а как же иначе, границу между двумя государствами. При этом один из основных пунктов заключенного договора предусматривал 'свободный проезд по воде и суше с запада через Финский залив и Неву в Новгород и предоставление 'чистого пути' новгородцам из устья Невы в море'.10
  
   Подписанный мир действительно оказался вечным. По крайней мере по меркам того неспокойного времени и продолжался целых 25 лет до 1348 года, когда под предлогом распространения 'правильного' католичества среди язычников-карел и схизматиков-русских его нарушил шведский король Магнус II. (Любопытно, что согласно новгородской легенде Магнус в итоге перешел в православие и закончил свою жизнь монахом Валаамского монастыря...)
  
   В своих конфликтах с Ливонским орденом и Швеций Новгород всегда мог рассчитывать на поддержку своего официального патрона - великого князя, однако на сей раз правящий в Москве Симеон с такой помощью не спешил, желая, по мнению Н. М. Карамзина, 'довести сей величавый народ до крайности и воспользоваться ею для утверждения своей власти над оным'11. Впрочем, осуждать московского князя за отсутствие патриотизма можно разве что с позиций наших дней, да и то будучи закоренелым идеалистом, оторванным от реалий политики. Ведь с точки зрения здорового политического реализма, что средневековья, что современности, Симеон действовал весьма рационально, предоставив новгородцам либо самим бороться с наступающим противником, либо просить помощи на его условиях. Однако, новгородцы справились и без великокняжеского войска, вернув захваченный шведами Орешек и вынудив Магнуса подписать мирный договор в основных чертах повторяющий предыдущий.
  
   Теперь о делах внутренних. Продолжалась борьба олигархических группировок за титул посадника. Так еще в конце XIII века была введена ежегодная смена посадников. Но в отличие от Древнего Рима, где также каждый год менялись два консула, но при этом существовал четкий порядок их избрания, в Новгороде, согласно В. Л. Янину, 'вопрос о принадлежности высшей государственной власти решался каждый раз конкретным соотношением сил, успехами отдельных боярских групп в их борьбе между собой, политической ловкостью и хитросплетением обстоятельств'. И далее: 'Порядок ежегодного обновления посадничества, не дополненный регламентацией очередности в замещении посадничьей должности членами правящей элиты, по существу, узаконивал состояние непрерывной политической лихорадки и подчинял развитие республиканской государственности превратностям внутрибоярской борьбы'12.
  
   Из других событий истории Новгорода XIV века отметим эпидемию чумы 1352 года, а также дерзкие походы ушкуйников, уступающие по своему размаху только рейдам своих 'учителей' - варягов. История ушкуйничества - тема отдельного исследования, мы же остановимся лишь на основных моментах деятельности новгородских флибустьеров. Началась она не позднее XI века и поначалу протекала по большей части в водах Балтийского моря и в отдаленных северо-восточных регионах Новгородской республики.
  
   А с середины XIV столетия, используя ослабление ханской власти в период 'великой замятни' ушкуйники начинают свои операции в самом центре золотоордынских владений - на Волге. При этом совершенно в духе испано-английских отношений эпохи Френсиса Дрейка и Великой армады претензии за действия новгородских 'каперов' татарские ханы предъявляли Москве. (Если же учесть, что пиратством занимались не только новгородские низы, но и бояре, то аналогия с елизаветинской Англией, где этим высокодоходным занятием занимались приближенные королевы, а сама она во многих случаях являлась их компаньоном, станет еще более наглядной.) Та, в свою очередь, переадресовывала их к Новгороду, что в 1374 году привело к серьезному конфликту между двумя государствами, когда Дмитрий Иванович потребовал у новгородцев компенсации за ущерб причиненный ушкуйниками.
  
   И претензии Дмитрия Ивановича, возможно, были не беспочвенны, так как, хотя новгородское правительство и не выдавало своим рыцарям удачи каперские свидетельства, но с каперами XVII века ушкуйников роднит тот факт, что зачастую они действовали в интересах официального Новгорода. Например, во время новгородско-шведской войны 1284-1323 годов ушкуйники своими дерзкими нападениями на северные норвежские области Финнмарк и Холугаланд (Магнус одновременно являлся и королем Норвегии) способствовали заключению в целом достаточно выгодного для Новгорода мирного договора.
  
  ---------------------------------------
   1. 'В действительности многое из того, что признается достижениями 1136 г., было характерно и для более раннего времени. Факт древнего приглашения Рюрика в дальнейшем сделался конституционным знаменем Новгорода. Но это не единственный факт такого рода. Новгородцы в конце X в. настояли на княжении у них Владимира, в 1052-1054 гг. оставили у себя Ростислава Владимировича и снова пригласили его в начале 60-х годов, в 1096 г. изгнали навязанного им южными князьями Давида и призвали Мстислава, в 1102 г. решительно воспротивились замене Мстислава сыном киевского князя. Этих фактов так много, что говорить о безраздельном господстве князя над Новгородом даже в этот ранний, 'княжеский' период, на наш взгляд, неправильно'. (Янин В. Л., Алешковский М. Х. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы). История СССР. Москва - Ленинград, 1971. ? 2. С. 39.)
  
   2. Посадник - глава города назначенный князем или вечем. Впервые упоминаются в летописи за 977 год.
  
   Тысяцкий - военно-административная должность на Руси. Назначались князем или избирались вечем. В Новгороде Т. появились в конце XII в.
  
   3. Совет господ - термин, введенный в историографию В. О. Ключевским (оригинальное название этого органа государственного управления в Новгороде и Пскове неизвестно).
  
   4. Янин В. Л. Очерки истории средневекового Новгорода. Москва: Языки славянских культур, 2008. С.155.
  
   5. Славянский (Славно), Плотницкий, Неревский, Загородский, Гончарский (Людин).
  
   Не были едины и концы. Они делились на две сотни во главе с избираемыми на сходках входящими в сотню горожан сотскими, а сотни в свою очередь подразделялись на также обладавшие правами 'местного самоуправления' улицы во главе с выборными улицкими старостами. (Любавский М. К. Лекции по древней русской истории до конца XVI века. Санкт-Петербург: Лань, 2000.)
  
   6. Монголы брали налог 'с дыма', уравнивая таким образом владельцев 'дворцов' с владельцами 'хижин'.
  
   7. 'Избиша много добрых муж и бояр новгородскых: ту убиша Андрея Климовича, Юрья Мишинича, Михаила Павшинича, Силвана, Тимофея Андреянова сына тысяцкого, Онанью Мелуева, Офонаса Романовича и купець добрых много, а иных новгородцев и новоторжьцев Бог весть' (ПСРЛ. т3. Санкт-Петербург, типография Эдуарда Праца. С. 71,)
  
   8. Янин В. Л. Очерки истории средневекового Новгорода. http://www.plam.ru/hist/ocherki_istorii_srednevekovogo_novgoroda/p18.php
  
   9. Коляков А. М. Очерки истории Евразийской империи. Кн.1. Киев 2019.
  
   10. Шаскольский И. П. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю в XIV веке. Л. 1987. http://www.kirjazh.spb.ru/biblio/shask_14/shask6.htm#_ftn1
  
   11. Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С.326
  
   12. Янин В. Л. Очерки истории средневекового Новгорода. http://www.plam.ru/hist/ocherki_istorii_srednevekovogo_novgoroda/p17.php
  
  
  
2. ПСКОВ
  
   Теперь расскажем о втором 'очаге древнерусской демократии', политическая система которого была во многом схожа с новгородской. Речь пойдет о Псковской республике, разбитой, как и ее новгородская 'метрополия' на шесть пятин по числу городских 'концов'.
  
   У историков нет единого мнения по поводу даты обретения Псковом фактической самостоятельности от Новгорода. Однако с 1132 года Новгород не посылает в Псков своих посадников, что позволяет сделать вывод о, как минимум, широкой автономии новгородского пригорода. В последующем псковская автономия постоянно расширялась, и логическим завершением этого процесса стало подписание Болотовского договора (не позднее 1348 года), согласно которому Новгород признавал полную независимость Пскова.
  
   Вынужденный волею своего географического положения постоянно воевать со своими западными соседями, Псков не мог не создать сильной военной организации, которая позволила бы ему, чаще всего в одиночку, иногда с помощью Новгорода, а еще реже Москвы, с успехом противостоять своим западным соседям. При этом, хотя в Пскове также имелась боярская олигархия, из представителей которой избиралось руководство Псковской республики, политический вес 'лучших людей' во Пскове был все же заметно ниже, чем у 'лучших людей' Новгорода, а социальное и политическое расслоение населения не так велико. 'Благодаря малой территории, боярские владения не достигли во Псковской земле таких размеров, как в Новгороде, вследствие чего не было большой разницы состояний; низшие классы не находились в такой зависимости от высших, и боярский класс не был таким замкнутым, как в Новгороде. С другой стороны, бояре не держали в своих руках политическую судьбу Пскова, как это было в Новгороде. Вече, которое во Пскове было мирным, избирало обыкновенно двух посадников (в Новгороде же вече избирало только одного), часто их сменяло и успешнее контролировало. Все общество имело более демократический склад с преобладанием средних классов над высшими. Того внутреннего разлада, какой губил Новгород, не было'.1
  
   Вероятно, свою роль в более демократичном характере Пскова по сравнению с бывшей метрополии, если, конечно, иметь в виду традиционную демократию, а не ее олигархический вариант, сыграли и его постоянные войны: правящие круги были вынуждены волей неволей опираться в них на народное ополчение и, следовательно, зависеть от него. Такой расклад сил на внутриполитической арене делал Псковскую республику более монолитной и обороноспособной по сравнению с разъедаемым боярскими распрями Новгородом, позволив успешно противостоять Ливонскому ордену, хотя и не спас в итоге от полного подчинения Москве.
  
   Однако это произойдет еще не скоро, а пока Псков, так же, как и его 'старший брат', пытается лавировать между Москвой и Литвой. Собственно, псковитяне начали приглашать князей из Литвы гораздо раньше новгородцев: с 1266 по 1299 год в городе княжит один из убийц Миндовга Довмонт2 (в крещении Тимофей). Затем во Пскове 'заочно' княжит Давыд Довмонтович3, приглашенный жителями города на княжение, но предпочитающий в силу своего 'высокого служебного положения' (Давыд входил в ближайшее окружение Гедимина) проводить большую часть времени в родной Литве. В 1323 году такое 'заочное' княжение пошло псковитянам даже на пользу. Когда большое ливонское войско со стенобитными машинами подошло под стены Пскова с явным намерением 'окончательно решить псковский вопрос', неожиданно 'явился из Литвы князь Давыд с дружиною, ударил вместе с псковичами на немцев, прогнал их за реку Великую, машины отнял, городки зажег, и побежали немцы со стыдом; а князь великий Юрий и новгородцы не помогли, прибавляет псковский летописец'4. И в новой войне псковичей с Ливонским орденом 1341-1342 годов на их стороне также выступают литовские князья - Ольгерд и Кейстут.
  
   Не прекращаются псковско-ливонские войны и в дальнейшем. При этом псковичи не только вторгаются на вражескую территорию в ответ на ливонские набеги (с не меньшим основанием можно утверждать, что набеги ливонцев были ответом на действия псковичей), но и находят силы помогать Новгороду в его войнах со шведами.
  
  ------------------------------------------
   1. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_06.php
  
   2. Довмонт (?-1299) - литовский князь, принимавший участие в убийстве Миндовга. Потерпел поражение от сына Миндовга Войшелка и бежал в Псков.
  
   3. Давид Гродненский (?-1326) - один из лучших полководцев Гедимина. Возможно сын Довмонта.
  
   4. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т3. М 1988 год, С 221-222
  
  
3. СМОЛЕНСКОЕ КНЯЖЕСТВО
  
   Характеризуя другие древнерусские земли, оказавшиеся в стороне от 'магистральных путей истории', остановимся на следующих моментах.
  
   1. Думается, мы не сильно удивим читателей, уже знакомых с особенностями лествичного права и 'внутрисемейных' отношений Рюриковичей, если скажем, что, что 'борьба без правил' за ярлык на великое княжение велась не только во Владимирско-Суздальской Руси. С не меньшим ожесточением боролись между собой потомки скандинавского вождя и в других русских великих княжествах, оказавшихся волей исторических обстоятельств, условно говоря, в стороне от магистральных путей истории: Смоленском, Черниговском (Брянском), Рязанском. И, если в первые годы после монгольского завоевания высшим и единственным арбитром в этих спорах были правители Золотой Орды, то впоследствии в княжеские усобицы стали постоянно вмешиваться владимирские и, чуть позже, литовские князья.
  
   2. Продолжилось дробление этих, находящихся в зависимости от более сильных соседей, государственных образований на все большее число все меньших по размерам уделов, что, естественно, неуклонно снижало их военный и экономический потенциал. Итог достаточно закономерен, если, конечно, вообще можно говорить о закономерности в истории: в течении XIV века Смоленское и Черниговское княжества теряют свою независимость, оказываясь в составе Литвы, а Рязанское - сохраняет ее в изрядно урезанном виде, все больше и больше попадая под влияние Москвы.
  
   Завершив 'теоретическую часть' перейдем к предельно сжатому описанию основных событий жизни этих трех княжеств в период между 1300 и 1360 годами. Начнем со Смоленска. Княжество встретило XIV столетие междоусобицей между двоюродными братьями, великим князем Александром Глебовичем Смоленским и Андреем Михайловичем Вяземском. В результате поражения 'центральных властей' вся восточная часть княжества отделилась от стольного города, а московский князь Даниил смог захватить в 1303 году Можайск.
  
   Не принесло особых выгод Смоленску и утверждение на престоле соседнего Брянского княжества младших линий смоленских князей (см. ниже), хотя бы по той простой причине, что они, согласно политической традиции своего времени, вовсе не отождествляли себя с 'родным' княжеством, а были озабочены лишь собственными интересами. Поэтому в итоге Брянск как был, так и остался независимым.
  
   После смерти Александра Глебовича, начинается спор за великокняжеский престол между его сыновьями Иваном и Дмитрием, в которой стороны стремятся опереться на помощь Литвы и Москвы. Дмитрий, призвав на помощь татар, в 1334 году безуспешно осаждал Смоленск. И дальнейшая история Смоленского княжества - это непрерывное маневрирование между Литвой с одной стороны и союзными Москвой и Золотой Ордой с другой, причем каждый такой маневр заканчивался вторжением 'обиженной стороны'. Так, как только Иван Александрович заключил союз с Гедимином, и отказался от уплаты ордынской дани, в поход на Смоленское княжество было немедленно отправлено большое ордынско-московско-рязанское войско под командованием Тавлубия. Однако Смоленску ему удалось избежать печальной судьбы Твери. (Среди причин спасших город, историки называют начавшуюся в Орде подготовку к большому вторжению в Польшу, а также... банальную коррупцию ордынских военачальников, свидетельствующую о том, что неукоснительное соблюдение законов ясы осталось далеко в прошлом.)
  
   Естественно, постепенно Смоленское княжество все больше и больше попадает под влияние ВКЛ, которая неуклонно расширялось на восток, включая в себя все новые и новые русские княжества. При этом Литва то помогает смоленским князьям (неудачная попытка Ольгерда отвоевать у Москвы Можайск в 1345 году), то воюет с ними, захватывая в 1355 Ржев, а в 1359 году Мстиславль.
  
  -----------------------------------------
  
4. РЯЗАНСКОЕ КНЯЖЕСТВО
  
   В том году убиен был князь Иван Иванович Коротополый Рязанский. Так как он убил своего брата Александра Михайловича Пронского, то и сам сию чашу испил: таким же судом был судим, и такою же мерою было отмерено ему. (Лицевой летописный свод)
  
   История Рязанского княжества XIV века покрыта туманом. Короткие летописные сообщения не позволяют даже сформировать единый взгляд на генеалогию ее князей. (Достаточно сказать, что существуют две родословные самого знаменитого рязанского князя Олега, который жил не в дописьменные времена, а во второй половине XIV века!) Тем не менее, летописи говорят нам о том, что ожесточенная борьба за великое княжение с использованием всех средств, велась и в нем.
  
   Согласно Д. И. Иловайскому1, эта борьба велась между Рюриковичами из Рязани и Пронска - первого и второго стола Рязанской земли. 'Кроме споров за волости, причиной неприязни было стремление пронских князей обособиться и стать в равные отношения к старшей линии. Слишком слабые для того, чтобы бороться собственными средствами, они нашли могущественных союзников в московских князьях, которые пользовались случаем утвердить свое влияние на дела соседнего княжества и постепенно приготовить его падение'2. Приведем лишь некоторые наиболее характерные эпизоды этой борьбы, в которой следует отметить один небезынтересный момент - она не прекращалась даже после того, как на рязанском престоле оказывался князь из Пронска, поскольку 'знамя сепаратизма' автоматически подхватывал следующий пронский Рюрикович.
  
   В 1308 году в Орде был убит рязанский князь Василий Константинович. Летописи ничего не сообщают о причинах ханского гнева. Д. И. Иловайский высказывает предположение, что Василий погиб в результате происков своих двоюродных братьев из Пронска. Так ли это или нет, судить тяжело, но после убийства Василия рязанский престол занимает пронский князь Иван Ярославич. Его правление также закончилось трагически - в 1327 году он был умерщвлен в Орде по повелению Узбека3.
  
   В 1340 году Иван Коротопол убивает своего двоюродного брата Александра Пронского. Показательна причина конфликта - Александр в обход Ивана собрал дань для хана и повез ее в Орду, что явилось грубым нарушением установленных правил. (Великие князья всех без исключения русских княжеств прилагали максимум усилий, чтобы сохранить свою монополию на общение с ханом и его окружением, благосклонное отношение которых, являлось единственной защитой от посягательств родственников.) Однако сыну Александра удалось заручиться поддержкой хана и через два года он с помощью ордынского войска свергает убийцу своего отца с рязанского престола и сам становится великим князем.
  
   Итак, мы видим, что к бедствиям монгольского нашествия 1237-1239 годов добавились княжеские междоусобицы XIV века, однако тем удивительнее значительный территориальный рост Рязанского княжества: 'Это растяжение границ совершалось, конечно, в тех направлениях, в которых оно встречало наименее препятствий, именно: в юго-восточном и северо-западном. На юго-востоке граница княжества далеко перешагнула за реку Воронеж и углубилась в степи'.4 Впрочем, если согласится с концепцией В. О. Ключевского, по которой вся история России есть история колонизации, а факты в ее пользу можно найти в истории Евразии с VI по XX век, то ничего удивительного в этом нет. Во всяком случае, страх перед гарантированным голодом был для многих обитателей русского Нечерноземья сильнее страха перед военным могуществом Золотой Орды и наследовавших ей татарских ханств.
  
   Продолжается расширение территории Рязанского княжества и за счет раздробленных на мелкие уделы владений черниговских Рюриковичей. Но присоединение бедно населенных пространств на юге и западе, хотя и тешило самолюбие правителей Рязани, не могло компенсировать потерю богатой Коломны и других волостей на границе с Москвой. А Москва, начиная с победной для себя войны 1301 года, неуклонно наступала, стремясь осуществить давнюю мечту Владимирских князей - полностью подчинить себе Рязанское княжество. Это поступательное движение смог на короткое время затормозить едва ли самый яркий правитель за всю историю Рязани - воинственный Олег Иванович. В 1353 году воспользовавшись смертью от чумы Симеона и отъездом в Орду за ярлыком его брата Ивана, рязанцы неожиданным нападением возвращают себе некоторые из утраченных ранее владений, после чего в отношениях двух княжеств на время наступает казавшееся еще несколько лет назад невозможным равновесие.
  
   Причину таких перемен следует искать не только в воинских талантах совсем еще молодого Олега или в излишнем миролюбии Ивана Красного, но и в первой волне эпидемии чумы, которая в 1352 году изрядно опустошила города Московского княжества, но обошла стороной Рязань. Другой ситуативной причиной могло бы быть временное прекращение междоусобицы в Рязанском княжестве. О таком перемирии свидетельствует тот факт, что в 1365 году войска Олега и пронского князя Владимира Дмитриевича вместе участвовали в разгроме татарского мурзы Тагая в битве у Шишевского леса5.
  
   1. Иловайский Д. И. (1832-1920) - автор пятитомной 'Истории России', виднейший антинорманнист XIX века. Благодаря многочисленным переизданиям своих работ, являлся одним из самых состоятельных авторов своего времени, что, в свою очередь, обуславливало его независимость как от академической среды, так и от официальной историографии.
  
   2. Д. И. Иловайский. История Рязанского княжества.
  http://dugward.ru/library/ilovayskiy/ilovayskiy_istoriya_ryazanskogo_knyajestva.html
  
   3. Там же.
  
   4. Там же.
  
   5. Значение победы у Шишевского леса не стоит преувеличивать, поскольку в Орде началась Великая Замятня, и Тагай, если пользоваться современной терминологией, был всего лишь полевым командиром, действующим на свой страх и риск.
  
  
5. ЧЕРНИГОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО
  
   История Черниговского княжества первой половины XIV века, как и история других южнорусских земель этого периода, покрыта 'киммерийской мглой'1. Из отрывочных летописных сообщений достоверно известно лишь то, что после разорения Чернигова политическим центром княжества стал отдаленный от степи лесами Брянск (в летописях - Дебрянск), а само оно разделилось на ряд уделов: Брянский, Карачевский, Тарусский, Новосельский. В XIV веке дробление Черниговской земли на уделы продолжилось с еще большей скоростью. Возникают Мосальское, Волконское, Мезецкое, Мышецкое, Звенигородское княжества. В свою очередь Новосельский удел распадается на Одоевское, Белецкое и Воротынское княжества. О том насколько далеко зашел этот процесс, можно судить по следующему перечню черниговских князей: Барятинские, Белевские, Волконские, Воротынские, Горенские, Горчаковы, Долгоруковы, Елецкие, Звенигородские-Рюмины, Звенигородские-Барашевы, Звенигородские-Спячие, Звенигородские-Шистовы, Звенигородские-Звенцовы, Звенигородские-Токмаковы, Звенигородские-Ноздреватые, Карачевские, Кашины, Козельские, Клубковы-Масальские, Кольцовы-Масальские, Конинские, Курлятевы (Курлятовы, Шкурлятевы), Лыковы, Литвиновы-Масальские, Мосальские (Масальские), Мачевские, Мазецкие, Мышецкие, Ногтевы-Оболенские, Оболенские, Оболенские-Стригины, Оболенские-Ярославовы, Оболенские-Нагие, Оболенские-Телепневы, Оболенские-Овчинины, Оболенские-Черные, Оболенские-Белые, Оболенские-Золотые, Оболенские-Серебряные, Одоевские, Осовицкие, Перемышльские, Пенинские, Репнины, Репнины-Волконские, Святополк-Четвертинские, Спашские, Торусские (Тарусские), Тростенские, Туренины, Тюфякины, Хотетовские, Щепины-Оболенские и Щербатовы - все это черниговские Рюриковичи, составившие впоследствии значительный отряд имперской аристократии.
  
   Результатом такого дробления было, естественно, резкое ослабления одного из сильнейших древнерусских княжеств. В конце XIII-в первой половине XIV столетия оно стало ареной ожесточенной борьбы за престол между смоленскими и черниговскими Рюриковичами2, а в итоге оказалось под властью Литвы. Впоследствии черниговские князья будут долгое время лавировать между Литвой и Москвой, пока в итоге в большинстве своем не окажутся под рукой последней в качестве потерявших свои родовые уделы служилых князей. Впрочем, более подробно мы на этом ниже.
  
  
  --------------------------
   1. Историкам неизвестна даже родословная многих черниговских князей того периода.
  
   2. Об одном из эпизодов этой борьбы рассказано в I Очерке.
  
  
  
6. КИЕВ И СРЕДНЕЕ ПОДНЕПРОВЬЕ
  
   При описании Киева и Среднего Поднепровья историкам приходится довольствоваться скупыми летописными известиями (к тому же по большей части позднейшего происхождения!) и сообщениями европейских путешественников.
  
   Начнем с Киева. С большей или меньшей степенью уверенности можно утверждать об окончательном запустении Киева в начале XIV века - в 1299 году город, еще не оправившийся после погрома Батыя, был снова взят и разрушен монголами. А с переносом кафедры митрополита во Владимир Киев и формально перестал считаться столичным городом.
  
   В начале 1320-х годов, мнения историков о более точной датировке этого события расходятся, Гедимин совершает поход на Волынь и Киев, закончившейся битвой на реке Ирпень. В ней литовско-русской армии противостояло русско-татарское войско ханского вассала киевского князя Станислава Ивановича, происходившего из путивльской ветви черниговских Олеговичей. В упорном бою литовцы одержали полную победу, после чего под их властью оказывается не только Киев, но и окружающие его земли. Однако через несколько лет, усилившаяся при Узбеке Золотая Орда, снова восстанавливает свой контроль над Киевом.
  
   Что же касается Переяславского княжества, то после монгольского нашествия оно навсегда исчезло с политической карты Руси, а его территория перешла под непосредственное ордынское управление.
  
  
ОЧЕРК IV
  
Галицко-Волынская Русь и Литва до Великой Замятни.
  
  
Галичу выпала недолгая слава, и та миссия соединения южной и западной Руси, которая, казалось, была суждена именно Галичу, перешла от него к Литве. (С. Ф. Платонов)
  
  Гедимин и Гедиминовичи. Пограничная война. Еще раз о 'крестовом походе' Запада против Руси: Ливонский орден против архиепископа Риги. Черная смерть. Расширение Литвы. Диархия.
  
  
  
1. ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ РУСЬ
  
   История последних десятилетий существования Галицко-Волынской земли в качестве независимого государства известна нам гораздо хуже, чем наполненный бурными событиями период правления Даниила Романовича и его ближайших наследников, хотя по логике вещей все должно было бы быть с точностью до наоборот. Как известно зачастую такие историографические лакуны связаны с долговременным кризисом государства, например, монгольское вторжение нанесло тяжелый удар по летописной традиции Северо-Восточной Руси, но в данном случае списать все на монголов не удается - хотя монгольский каток прошелся и по землям Романовичей, Галицко-Волынская летопись продолжала достаточно подробно освещать их историю. Кроме того, 'на помощь' Галицко-Волынской летописи приходят европейские источники, что существенно облегчает изучение истории юго-западной Руси второй половины XIII века.
  
   Однако затем на историю Галицко-Волынских земель подает 'киммерийская тьма'. Последнее летописное сообщение датируется 1291 годом, и исследователям при изучении событий 1290-1330-х годов приходится довольствоваться скупыми известиями, которые можно насобирать в чужих источниках и грамотами галицко-волынских князей, находящимися в чужих архивах. Этого материала 'едва хватает на то, чтобы только установить ряд галицко-волынских князей и пусть хоть приближенно определить время их княжения'1. Впрочем, с большей или меньшей уверенностью можно утверждать, что, по крайней мере, при правлении внука Даниила Юрия I2 (в его руках после пресечения волынской ветви Романовичей и смерти наследовавшего им младшего сына Даниила Мстислава оказались все земли княжества.) Галицко-Волынская Русь переживала эпоху расцвета3.
  
   Внешняя политика при Юрии и наследовавших ему сыновьях продолжается в проложенном еще во второй половине XIII русле. Двумя ее лейтмотивами были: активное участие в польских (галицкие князья были тесно связаны с правителями Польши династическими браками) и венгерских междоусобицах, а также борьба, в союзе с Тевтонским орденом и Золотой Ордой, с набирающей силу Литвой. Успех сопутствовал галицко-волынским князьям и на 'идеологическом фронте' - им удалось уговорить Константинопольского патриарха создать на принадлежащих им землях отдельную митрополию с шестью епископствами.
  
   Словом, ничто не предвещало утраты княжеством политической независимости, однако объективные причины - объективными причинами, но, мы уже не раз видели, как Его Величество Случай решающим образом вмешивался в ход событий, делая маловероятное реальным, а, казалось бы, неизбежное несбывшимся. Да-да, для понимания дальнейшего хода событий нам снова, хотим мы того или нет, придется обратиться к такому совершенно не научному, но от этого не менее реальному, понятию, как случайность.
   Если Рюриковичи в Северо-Восточной Руси благополучно увеличивали свою численность, то этого никак нельзя сказать о потомках Романа Мстиславовича Галицкого. С одной стороны в этом был несомненный плюс, позволивший избежать удельного дробления и связанных с ним междоусобиц, с другой... Но обо всем по порядку.
  
   В 1288 году умирает бездетным единственный сын Василько Романовича Владимир и тем самым пресекается младшая линия Романовичей. В результате и Галицкое и Волынское княжества оказались в руках Юрия I, что сделало его одним из сильнейших европейских правителей того времени. Однако вскоре пресеклась и старшая ветвь Романовичей. В 1323 году умирают (погибают?), наследовавшие Юрию его сыновья Андрей и Лев. Кстати, здесь самое время посетовать на 'киммерийскую тьму': '...По одним известиям, Владимирское княжество завоевано Гедимином; но, по другим, Владимир, Луцк и вся земля Волынская досталась Любарту, сыну Гедиминову, которого последний князь этой страны, не имея сыновей, принял к дочери. Здесь сказано, что Луцк вместе с Владимиром взят был Любартом в приданое за женою; а по другим известиям, в Луцке княжил особый князь, Лев Юрьевич, который, испугавшись участи князя владимирского, бросил свой стольный город и убежал в Брянск, где у него были родственники. Луцк поддался Гедимину, и бояре, собранные со всей Волыни, признали его своим князем, удержав прежние права, обычаи, веру'4.
  
   В итоге реальная власть, вновь, как и во времена междоусобицы 1205-1245 годов, оказывается в руках бояр, с которым долго, и, как видим, в конце концов, безуспешно, боролись Роман и Даниил Галицкие. Впрочем, ставший во главе боярского правительства воевода Дедько показал себя умелым управленцем. Во всяком случае, когда Польша и Венгрия, захотели поделить между собой 'выморочное имущество', то он в немедленно отреагировал в духе старой, хорошо проверенной политики своих предшественников - обратился за помощью в Орду5. Это сразу заставило польского короля Казимира отказаться от своих масштабных замыслов и, разорив несколько замков, его войско вернулось на свою территорию.
  
   Угасание рода Романовичей положило начало полувековой войне за галицко-волынское наследство между Польшей и Литвой, финальную точку в которой поставило лишь острожское соглашение 1392 года между польским королем Ягайло и великим князем литовским Витовтом. Впрочем, это уже не тема истории Галицко-Волынского княжества, которое, потеряв независимость, превратилось в Русское воеводство Польши и Волынское воеводство Великого княжества литовского...
  
  ------------------------
   1. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Том III http://litopys.org.ua/hrushrus/iur30107.htm
  
   2. Юрий I
  
   3. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Том III http://litopys.org.ua/hrushrus/iur30107.htm
  
   4. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Том 3. М.
  
   5. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Том IV http://litopys.org.ua/hrushrus/iur40102.htm
  
  
  
  
2. РУСИНСКО-ЛИТОВСКАЯ РУСЬ
  
   Trzy wyprawy na świata trzy strony:
   Olgierd ruskie posady, Skirgiełł Lachy sąsiady,
   A ksiądz Kiejstut napadnie Teutony.
   A. Mickiewicz1
  
   Начавшиеся после убийства Миндовга усобицы завершились в 1295 году, когда великокняжеская власть оказалась в руках Витеня2. Его правление, как и правление предшественников, прошло в непрестанных войнах с Тевтонским орденом и в относительно мирном расширении границ государства за счет западных и юго-западных русских земель. Война Литвы с Орденом по большей части свелась к ежегодным набегам и ответным набегам на вражеские территории, причем от литовских набегов в основном страдали их недавние союзники - принявшие католичество и постепенно интегрированные в орденскую систему пруссы. Те, в свою очередь, с не меньшим рвением принимали участия в рейдах на Литву, составляя основную массу пехотных подразделений тевтонского войска. 'Основным методом ведения войны было угонять скот, жечь дома и посевы и захватывать в плен всех, кто не успел укрыться в лесах. По меркам тех лет такая война была вполне в рамках морали'3.
  
   Крупные сражения между противниками были редкостью при этом крупными они были лишь по скромным прибалтийским меркам. (Например, в 'масштабном' походе зимой 1311\1312 годов на второй по значению город Литвы Гродно участвовало 6 рыцарей и 400 прусских пехотинцев4.) В итоге все закончилось стратегическим тупиком, поскольку наличные силы сторон и труднопроходимая местность не позволяли никому из них добиться решительного успеха. Ситуация начнет меняться лишь середины XIV века, когда силы противоборствующих сторон увеличатся. На помощь Тевтонскому ордену станут приходить достаточно крупные воинские контингенты из Западной Европы, в том числе знаменитые английские лучники, но и армия Литвы станет гораздо сильнее за счет войск русских княжеств и татарской конницы.
  
   В этой перманентной войне не было ни правых, ни виноватых, а сама она превратилась в неотъемлемую часть повседневной жизни ее участников: 'несущих свет европейской цивилизации' крестоносцев и литовских варваров-язычников, поддерживаемых... архиепископом и горожанами Риги. (В этом сотрудничестве церковных и муниципальных властей Ливонии с язычниками-литовцами не было ничего удивительного ни по меркам наших дней, ни по меркам того времени. Аналогичную картину, например, можно было наблюдать и в далекой от Прибалтики Палестине, где 'защитники Гроба Господня' отнюдь не чурались союзов с мусульманскими эмирами, предпочитая реальные политические и экономические выгоды идеологическим установкам католической церкви.)
  
   Данный факт лишний раз подтверждает отсутствие какого-либо внутреннего единства в католическом мире и его неспособность вследствие этого осуществить хотя бы нечто отдаленно похожее на приписываемый ему позднейшими советскими и постсоветскими историками-идеологами 'поход на восток'5. Характерно и отношение католического архиепископа к, казалось бы, единоверным тевтонским рыцарям и 'нечестивым язычникам'. Вместо того, чтобы поддерживать первых и воевать со вторыми он делал все строго наоборот: воевал с Орденом и негласно сотрудничал с литовскими князьями, убеждая силой пастырского слова не только рижских, но и ганзейских купцов, что их торговля с Литвой никак не вредит делу католической церкви. (Зная отношение современного бизнеса к всевозможным санкциям и эмбарго, надо ли говорить читателю, что те с легкостью дали себя убедить?)
  
   Значение этой торговли для Литвы было трудно переоценить, поскольку Рига являлась ее единственными воротами в Европу, через которые можно было получать западные товары и инновации. Однако снабжение Литвы оружием и технологиями были, так сказать, еще цветочками в отношениях между светскими и духовными властями. В 1308 году архиепископ Риги попытался 'подвести' Тевтонский и Ливонский ордена под знаменитый 'процесс тамплиеров'6: 'Не видя возможности одолеть Орден материальными средствами, епископы ливонские прибегли к другим: в это время, т. е. в начале XIV века, внимание Западной Европы обращено было на страшный процесс Храмовых рыцарей; великий магистр их уже был в оковах вместе с братиями, находившимися во Франции, и ненависть Филиппа Красивого грозила печальным окончанием процесса. Это подало надежду ливонским епископам, что подобная же участь может постигнуть и Немецкий орден в Пруссии и Ливонии. В 1308 году они подали папе обвинительный лист, в котором приписывали Ордену неуспех в обращении литовцев, обвиняли рыцарей в истреблении жителей Семигаллии, когда те были уже христианами, и проч.; нашлось обвинение и вроде тех, которые тяготели над несчастными Тамплиерами: епископы доносили, что когда рыцарь получал рану в битве, то остальные товарищи добивали его и сожигали тело, по обычаю язычников'. К этим обвинениям присоединились и польские иерархи: архиепископ гнезенский, епископы куявский, плоцкий и познанский7.
  
   К счастью для прибалтийских рыцарей, в отличие от тамплиеров, для них все закончилось благополучно - выражаясь языком современных бюрократов, дело было спущено на тормозах. И причина здесь вовсе не в надуманности обвинений, а в том, что, если обвинительный приговор против тамплиеров 'продавливал' лично Филипп Красивый, планирующий завладеть богатствами храмовников, то судьба прибалтийских крестоносцев была ему совершенно безразлична. Вдобавок и папе представилась хорошая возможность проявить 'объективность'.
  
   Напряженные отношения между Папским Престолом и Тевтонского орденом продолжались и в дальнейшем. В 1320 и 1339 годах Папа присылал своих легатов для выяснения сомнительных, даже с точки зрения той отнюдь не гуманной эпохи, методов войны крестоносцами. Продолжилось и сотрудничества церковных и муниципальных властей Ливонии с язычниками-литовцами, что наряду с другими фактами позволяет считать 'тщательно спланированный и организованный католической церковью поход на Восток' лишь пропагандистским мемом куда более позднего времени.
  
   Теперь о положении на восточных и южных границах ВКЛ. Если в войне в Прибалтике инициатива все же принадлежала Тевтонскому ордену, и Литве приходилось очень тяжело в борьбе с отлично организованной армией рыцарей-монахов, то на востоке и юге дела Великого княжества Литовского шли значительно успешнее. Уже к моменту смерти Витеня (1316 год) в его состав вошло большинство территорий западных областей современной Беларуси. Однако еще более значительными были территориальные приобретения Литвы при княжившим после Витеня Гедимине. Родоначальник многих знаменитых литовско-русско-польских королевских и княжеских династий (Ягеллонов, Вишневецких, Голицыных, Трубецких, Мстиславских, Куракиных, Бельских, Сангушко, Хованских, Чарторыйских, Щенятевых и др.) по одной из летописных версии был братом Витеня, по другой - сыном, по третьей - конюшим и любовником его молодой жены8.
  
   Происхождение Гедимина в принципе не имеет существенного значения для дальнейшего развития событий, но наличие нескольких версий его происхождения и возвышения показывает, что 'киммерийская тьма' окутала и историю ВКЛ. А ведь литовский князь жил не в глубокой древности, не в раннем средневековье, а в относительно близкое к нам время и отнюдь не за тридевять земель. И был не каким-либо малоизвестным местным правителем, а одной из знаковых фигур европейской истории.
  
   Будучи приверженцем язычества Гедимин 'не желая раздражать многочисленных православных жителей подвластных ему русских княжеств, оказывал полную терпимость к православию, дозволял своим сыновьям креститься, дочерей своих выдал за русских князей замуж и сам вторым и третьим браком был женат на русских княжнах'9. И именно с инкорпорированием русских областей в состав Литвы связано резкое усиление ее военной мощи: резко возрастает численность армии ВКЛ, появляется тяжелая конница, на смену племенным ополчениям приходит дисциплинированное войско10.
  
   Одним из первых военных успехов Гедимина был поход Киев, когда в сражении на реке Ирпень ему удалось победить коалицию южнорусских князей и овладеть городом. Правда, при этом в Киеве оставался ханский басках (вероятно, Гедимин стал уплачивать дань вместо прежних владельцев), а вскоре Орде удалось вернуть контроль над Киевом и окружающими его землями. Тем не менее, Гедимин доказал князьям, знати да и всему населению западнорусских земель, что его армия представляет собой реальную силу, способную защитить их даже от казавшихся доселе непобедимыми татар. Вскоре под его контроль переходят Витебск, Минск, Туров, Пинск. 'Он часто позволял русским боярам сохранять свои земли и должности и всегда разрешал им продолжать следовать традиционным обрядам и обычаям. Он особенно уважал русскую православную церковь и ее иерархов, которые, в свою очередь, убеждали свой народ быть верным ему'11.
  
   Впрочем, согласно В. О. Ключевскому, в отличие от религиозных, 'административные' свободы и русской и литовской знати в Великом княжестве Литовском были при Гедимине и первом поколении его наследников были ограничены: 'Как ни успешно шла в Литовско-Русском государстве децентрализация, она не достигла степени удельного дробления. Великий князь держался поверх местных князей, а не входил в их ряды, не был только старшим из удельных, что составляет одну из существенных особенностей удельного порядка в другой половине Руси. Великие князья литовские жаловали княжения в вотчину 'вечно' или только до своей 'господарской воли', во временное владение. Первый акт уничтожал очередное владение или предполагал его отсутствие, второй отрицал самую основу удельного порядка, и оба низводили жалуемого владельца в положение служилого князя'12.
  
   Занятый непрестанными войнами, Гедимин успевал заниматься и экономическим развитием своей страны. 'Он старался образовать народ свой; дозволял ганзейским купцам торговать в Литве без всякой пошлины; призывал людей ремесленных, серебреников, каменщиков, механиков; на десять лет освобождал всех новых поселенцев от дани, ручаясь им за безопасность личную и целость собственности, кою они приобретут своим трудолюбием...'13
  
   И все же каким бы успешным государственным деятелем ни являлся Гедимин, умирая, он совершил ошибку, которая едва не перечеркнула все его предыдущие достижения. Впрочем, ошибка эта была характерна для многих правителей того времени: не желая никого обидеть в своем завещании он разделил страну на 8 частей, доставшихся семи его сыновьям и брату Войну. В итоге Литва оказалась на грани гражданской войны, которая, казалось, должна была поставить, если и не вопрос о существовании самого государства, то, как минимум, крест на его внешнеполитических амбициях. Нельзя не согласиться с В. Б. Антоновичем14, считавшим, что в первые годы после смерти Гедимина ВКЛ находилось на пути к распаду на мелкие самостоятельные уделы...15
  
   Однако в закономерный (или скажем более осторожно - наиболее вероятный) ход исторического процесса вновь вмешался человеческий фактор. Сыновьям Гедимина от второй жены, Ольги Полоцкой, Ольгерду и Кейстуту не только удалось захватить власть16, но и сохранить подобно и Данилу Василько Романовичам удивительный консенсус. К этому союзу были вынуждены присоединиться и сыновья Гедимина от других жен - оставаясь правителями своих уделов они передали управление внешней политикой и армией, что в тогдашних условиях было едва ли не полностью тождественно, Ольгерду и Кейстуту, которые фактически поделили и верховную власть и сферы ответственности.Кейстут взял на себя 'западное направление', т.е. отношения с Тевтонским орденом, Ливонией, Польшей, а Ольгерду достались наиболее перспективные в смысле расширения границ 'восточное' и 'юго-восточное', где ему предстояло вести наступательные войны против Золотой Орды и находящихся под ее протекторатом русских княжеств. 'Оба князя так точно разделили управление Литвой, что русские летописи знают только Ольгерда, а немецкие - только Кейстута'17. (Видимо понимая, насколько несправедливо подобное 'разделение труда', соправители не только договорились делить приобретенные территории пополам, но и оказывать друг другу военную поддержку.)
  
   В итоге оба брата справились со своей задачей. Кейстуту удалось удержать стратегическую оборону против Тевтонского ордена, хотя временами воинская удача отворачивалась от него. Особенно тяжелым было поражение 1348 года в битве на реке Стреве, когда соединенные силы Кейстута и пришедшего к нему на помощь Ольгерда попытались напасть на возвращавшееся после опустошительного похода на литовские земли войско крестоносцев. (В этой битве на стороне Ордена участвовали приехавшие на своего рода средневековое 'сафари' находящиеся в 'отпуске' рыцари из Англии и Франции - в Столетней войне наступило перемирие 1347-1355 годов.)
  
   А на востоке Ольгерд тем временем шел от победы к победе, присоединяя к Литве все новые и новые русские земли. Так в 1356 году он завоевывает Брянск. Стремясь собрать под свою власть все русские земли, прежде всего западные и юго-западные, князь Ольгерд по отношению к черниговским князьям весьма мягкую политику. Они продолжают править в своих наследственных владениях, лишаясь по сути лишь права на самостоятельные внешние сношения. Ольгерд, сын православной матери, то ли сам был крещен по православному обряду, то ли просто был равнодушен к вопросам веры и совершал маневры между православием, католичеством и старым добрым язычеством в зависимости от политической ситуации. Такое же маневрирование между язычеством, православием и католицизмом было характерно и для многих других литовских князей, поэтому нет ничего удивительного в том, что до поры до времени религиозные вопросы были в Великом княжестве Литовском отнюдь не на первом месте.
  
  -------------------------------------------
  
   1. Русскоязычному читателю эти строки из баллады А. Мицкевича 'Будрыс и его сыновья' известны в переводе А. С. Пушкина:
   Три замышлены в Вильне похода.
   Паз идет на поляков, а Ольгерд на прусаков.
   А на русских Кестут воевода.
  
   Пацы - известный с начала XV века дворянский род русского происхождения (версия о происхождении рода от влиятельного флорентийского семейства Пацци является вымыслом), выдвинувшийся на первые роли в управлении ВКЛ во второй половине XVII века. Один из его представителей Юрий Пац был воеводой в Киеве и принял участие в организации обороны южной границы Литвы от крымских татар с помощью козацких отрядов. Имя Паза (Паца) А. С. Пушкин использовал при переводе баллады А. Мицкевича с целью сохранения рифмы и размера. (У А. Мицкевича походом против поляком руководит сын Ольгерда - Скиргайло.)
  
   2. Витень (?-1316). Правитель ВКЛ с 1295 года.
  
   3. Урбан В. Тевтонский орден. М.,2007. С. 227.
  
   Такие пограничные войны были своего рода бизнесом, приносящим своим организаторам большие доходы. Кроме того, они позволяли поддерживать 'хорошую военно-спортивную форму', что княжеским дружинам, что орденским братьям-рыцарям.
  
   4. Урбан В. Тевтонский орден. М., 2007. С. 227.
  
   5. Лишний раз заострим внимание читателя на том факте, что ни о каком массированном 'натиске на Восток' со стороны Западной Европы речь не шла ни в XIII, ни, тем более, в XIV веке. Идеология - идеологией, распространение католичества - распространением католичества, но без массового переселения избыточного населения никакие 'натиски' невозможны. А в Европе такого избытка населения в то время попросту не было. Более того, как раз в XIV веке Старый Свет пережил масштабную депопуляцию. Великий голод 1315-1317 годов, унесший по разным данным от 10 до 25 процентов только городского населения был лишь прелюдией к еще более страшной напасти - Черной смерти.
  
   Эпидемия чумы, собирала по Европе свой страшный урожай в 1346-1353, 1361, 1369 годах и выкосила в некоторых районах до половины населения. Кроме того, надо учесть, что одновременно с чумой в Старом Свете свирепствовали оспа, проказа, тиф, различные разновидности гриппа, скрытые в летописях под лаконичным словом 'мор', а также банальная, но вполне смертоносная дизентерия. Этот букет инфекционных заболеваний, не будем напоминать читателю о том, что антибиотики появились лишь в XX веке, а санитарное состояние средневековых городов было просто удручающим, сочетался с латентным голодом и связанными с ними болезнями: цингой, пеллагрой, ксерофтальмией и массовыми отравлениями зерном, зараженным грибками спорыньи. На этом фоне даже потери в непрекращающихся войнах, а напомним, на территории Франции велась Столетняя война, в Средиземноморье воевали Венеция с Генуей, в Испании - Кастилия с Арагоном, турки-османы наступали на Балканах, Польша и Литва воевали за Галицию и Волынь, шла гражданская война в Голландии, казались незначительными...
  
   6. Процесс тамплиеров - серия инквизиционных процессов 1307-1311 годов в Европе над обвиненными в ереси рыцарями ордена тамплиеров. Германские тамплиеры после роспуска ордена в 1312 году пополнили ряды тевтонских рыцарей.
  
   7. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т3. М. 1988 год, С. 233.
  
   8. Там же. С. 236
  
   9. Знаменский П. В. История Русской Церкви.
   http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/History_Church/Znamenskyi/Znam3.php
  
   10. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории.
  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_06.php
  
   11. Вильям Урбан. Тевтонский орден. М., 2007. С. 247-248.
  
   12. Ключевский В. О. Курс русской истории.
  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Kluchevsk/_19.php
  
   13. Карамзин Н. М. Предания веков. М 1988 год. С. 311.
  
   14. Антонович В. Б. (1834-1908) - член-корреспондент Петербургской академии наук, профессор кафедры русской истории Киевского университета, основоположник киевской школы украинских историков. Его учениками были такие известные ученые, как Д. И. Багалий, П. В. Голубовский, братья М. С. и А. С. Грушевские, В. Е. Данилевич, М. В. Довнар-Запольский, Д. И. Дорошенко, И. А. Линниченко, В. Г. Ляскоронский. Автор концепции самобытности украинского народа и термина 'Украина-Русь'.
  
   15. Антонович В. Б. Монографии по истории Западной и Юго-Западной России Киев 1885 год. С. 76.
  
   16. Соловьев С. М. "История России с древнейших времен". Т. 3 М 1988 год, С. 237-238.
  
   17. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории.
  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_06.php
  
  
ОЧЕРК V
  
Орда накануне 'Великой замятни'
  
  
По установившемуся обыкновению, история династии пишется сменившей ее династиею. (В. В. Веселовский)
  
  
Правду знает только Аллах. (Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахари.)
  
   Неудавшийся конкурс. Источники письменные и устные. Исчезнувшие города. Причуды историографии. Два варианта одной и той же истории. Легенда о "чудесном спасении". Расправа над конкурентами. Чингизиды на "перековке". Правление Узбека в свете новомодных теорий или еще раз об "умении" пользоваться источниками. Наследники...
  
  
  
1. ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ УЛУСА ДЖУЧИ
  
  
Генеалогия в кочевом обществе всегда занимала центральное место среди исторических наук. (Ж. М. Сабитов)
  
Обычай монголов таков, что они хранят родословие предков и учат, и наставляют в знании родословия каждого появившегося на свет ребенка. Таким образом, они делают собственностью народа слово о нем, и по этой причине среди них нет ни одного человека, который бы не знал своего племени и происхождения. (Рашид ад-Дин)
  
   Почти двести лет прошло с того времени, как объявленный в 1826 году Императорской Академией наук конкурс работ на тему "Какие последствия произвело господство монголов в России и именно, какое имело оно влияние на политические связи государства, на образ правления и на внутреннее управление оного, равно как на просвещение и образование народа?" не выявил победителя. В 1832 году организаторы продлили конкурс, несколько изменив его тематику: "Написать историю Улуса Джучи, или так называемой Золотой Орды, критически обработанную на основании как восточных, особенно магометанских источников и сохранившихся от ханов сей династии монетных памятников, так и древних Русских, Польских, Венгерских и проч. летописей и других, встречающихся в сочинениях современных европейцев, сведений", однако результат был тот же. И дело не в том, что жюри в составе академиков Ф. Круга, Х. Френа1, Н. Шмидта, не смогло выбрать лучшую работу из многих достойных, а в том, что в 1826 году... претендентов на победу не было, а в 1832 году соискателем оказалось единственное "рассуждение" на немецком языке, которое по мнению Академии не заслуживало ни награды, ни одобрительного отзыва2. Причина такого фиаско легко объяснима - почти полное отсутствие на момент проведения конкурса, введенных в научный оборот письменных источников по заданной теме, что же касается археологии, то до планомерных раскопок золотоордынских поселений со строгим соблюдением научных методик оставалось сто лет.
  
   Как бы проходил подобный конкурс в наши дни?! С уверенностью можно сказать лишь об одном - в отличие от конкурса 1826 года претендентов на победу в нем было бы очень много, поскольку золотоордынская тематика ныне весьма популярна. Среди причин такой популярности в первую очередь следует назвать поиски "исторических корней", которые по заказу политиков ведутся, как в возникших после распада СССР тюркоязычных государствах (Казахстан, Киргизстан, Узбекистан, Азербайджан), так и в продолжающих оставаться в составе Пятой Империи Татарстане и Башкортостане. Издаются научные журналы, пишутся монографии, научные статьи, защищаются диссертации. Но вот определить победителя и призеров по-прежнему не представляется возможным.
  
   О причинах - ниже, а пока остановимся на "рассуждениях" А. Т. Фоменко и его последователей, утверждающих, что ни монгольских завоеваний, ни империи Чингисхана, ни государства Джучидов просто... не было3. Одним из главных аргументов "новаторов" является отсутствие дошедших до нас собственно золотоордынских письменных источников по истории государства. Как намеренных (хроники, летописи), так и ненамеренных (дипломатические документы, торговые акты и т. п.)
  
   Впрочем, "новаторы" в свойственной им манере вводят читателя в заблуждение, умалчивая о том, что литература в Золотой Орде все же существовала. Мы говорим не о нескольких сохранившихся ханских ярлыках, а о написанных в XIV веке литературных произведениях. Эти труды, которые при всем уважении к их авторам вряд ли можно причислить к шедеврами средневековой литературы4, тем не менее свидетельствуют о том, что в городах Улуса Джучи существовала развитая письменная культура, а это, в свою очередь, опровергает "представление о Золотой Орде как о союзе кочевых племен. Кочевые цивилизации - бесписьменны. О древних скифах, киммерийцах, гуннах, сарматах и др. кочевых народах стало известно исключительно из трудов представителей так называемых классических цивилизаций - греков, римлян, китайцев и т. д."5. (Литературные памятники, строго говоря, не являются историческими источниками, но в то же время в них находят свое отражение многие аспекты общественно-политической жизни и духовной культуры общества.)
  
   "Забывают" новаторы и о многочисленных свидетельствах средневековых авторов. Хотя, быть может, просто считают тех участниками некоего "заговора" историков целью которого является сокрытие от масс "подлинной" истории. (Отметим, что, если строго следовать логике адептов "фолк-хистори", то в этом заговоре должны были участвовать авторы из практически всей тогдашней Ойкумены - от Китая до Западной Европы. А также согласиться с тем, что средневековым историкам удавалось каким-то образом увязывать друг с другом свои сообщения. Впрочем, быть может, сведения о международных научных конференциях XIII-XVI веков также сокрыты "заговорщиками"?!)
  
   И все же, если говорить серьезно, вопросы остаются. Например, велись ли в Золотой Орде летописи, и, если да, то почему они не дошли до нас6. Но куда большее недоумение вызывает отсутствие ненамеренных источников, поскольку Улус Джучи обладал развитым по меркам своего времени бюрократическим аппаратом, а его города были центрами деловой активности7. Попытаемся дать ответ, не прибегая к пресловутой "теории заговора".
  
   Начнем с хроник. Возможно, они и в самом деле не существовали, но, скорее всего, они погибли во время частой смены ханов в период "Великой Замятни", нашествия Тимура или во время штурма Казани войсками Ивана Грозного. Что же касается ненамеренных источников, то после распада единого золотоордынского государства надобность в их хранении исчезла, да и кочующим по степи и постоянно враждующим друг с другом правителям, было "не с руки" возить за собой, ставшую ненужной "макулатуру". (Отметим, что это не более чем авторские предположения. С полной уверенностью можно говорить лишь о том, что ни летописи, ни архивы Золотой Орды не дошли до нас, и это обстоятельство ставит перед историками, пытающимися воссоздать реальную, а не мифологизированную или идеологизированную историю "державы татар"8 трудную, быть может, даже не имеющую решения задачу.)
  
   Предпринимались и предпринимаются попытки восполнить эту лакуну с помощью изучения хроник соседних стран - в первую очередь русских летописей, сообщений арабских и персидских авторов, записок путешественников, дипломатов, купцов (уже к концу XIX века в распоряжении историков оказалось большое количество египетских, иранских, древнерусских текстов), извлекая из них сообщения, имеющие хоть малейшее отношения к Улусу Джучи. Не случайно начавший эту кропотливую работу В. Г. Тизенгаузен, назвал свой труд - "Сбор?ник мате?риа?лов, от?но?ся?щих?ся к ис?то?рии Зо?ло?той Ор-ды. 'Из?вле?че?ния из со?чи?не?ний араб?ских" (1-й том) и 'Из-вле?че?ния из пер?сид?ских со?чи?не?ний' (2-й том)9.
  
   Увы, "Извлечения", равно как и все без исключения дошедшие до нас письменные источники отображают лишь отдельные фрагменты жизни Улуса Джучи, и ни по отдельности, ни совместно не могут служить базой для создания его фундаментальной истории. Сообщения настолько отрывисты и мало информативны (речь в них идет по большей части о генеалогии ханов7, военных походах и. т. п.), что даже соединив их в воедино исследователи не могут создать хоть сколько-нибудь полную историю государства. В результате многие историки рискуют прибегать к весьма ненадежному "методу аналогий", считая, например, что в Улусе Джучи проходили те же социально-экономические процессы, что и в Иране.
  
   Однако перейдем от общих рассуждений к непосредственному описанию имеющихся в распоряжении историков с письменных источников. (Сразу скажем, что мы ведем речь лишь о документах относящихся к XIV-XV веку, поэтому вне поля нашего внимания окажутся источники, рассказывающие о периоде монгольских завоеваний и становления империи - "Сокровенное сказание монголов", "ал-Камил фи-т-та'рих" Ибн ал-Асира и "Тарих-и джахангуша" Ата-Мелика Джувейни, сообщения европейцев Плано Карпини, Гильома де Рубрука, Марко Поло, армянских и грузинских хронистов XIII.)
  
   РУССКИЕ ЛЕТОПИСИ. Отличаются точностью при описании поездок князей и деятелей церкви в Орду, сбора выхода, карательных походов ордынцев и т. п., однако все остальные аспекты жизни Улуса Джучи, летописцами игнорируются. (Например, они почти ничего не сообщают нам о событиях в Крыму и на Северном Кавказе, не говоря уже о далеких владениях Ордуидов.) Одной из интересных особенностей русских летописей является их "уважительное" отношение к завоевателям. Лишь, начиная со второй половины XV века, по мере по ослабления Золотой Орды и, соответственно, усиления Москвы, по отношению к ордынцам начинают применяться нелестные эпитеты "поганые" и т. п.10
  
   ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ИСТОЧНИКИ. Их можно условно разделить на две группы. К первой мы отнесем сообщения купцов и дипломатов. Вторую составляют хранящиеся в архивах Генуи и Венеции бухгалтерские, таможенные и т. п. документы их колоний в Северном Причерноморье.
  
   АРАБОЯЗЫЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ - группа разнородных текстов, созданных в мамлюкском Египте во время правления династии бахритов (1250 -1382 годы)11. Поскольку бахриты были выходцами из Дешт-и-Кипчак, а Золотая Орда главным союзником Египта в борьбе против хулагуидского Ирана, то вполне естественно, что в этих источниках главное внимание уделяется западной части Улуса Джучи.
  
   Отметим, что большинство арабских авторов описывали государство Джучидов "заочно", используя в качестве источника информации рассказы дипломатов и купцов, побывавших в нем. Лишь знаменитый Ибн-Баттута12 лично посетил владения Узбека, побывав в в Приволжье, в Крыму и Хорезме. Его рассказ об этом путешествии13 наполнен конкретными географическими деталями, в. т. ч. описаниями городов и расстояний между ними, данными об административном устройстве, торговле и хозяйстве.
  
   Сообщения Рукнеддин Бейбарса, Ибн Дукмака, ал-Айни, ал-Муфаддала, аз-Захаби, ан-Нувайри, Ибн Касира, ал-Бирзали содержат ценные сведения по политической истории Золотой Орды (в частности об обстоятельствах прихода Узбека к власти), однако, нарисовать с их помощью развернутую картину общественно-политической, не говоря уже об экономической и культурной, жизни Улуса Джучи не представляется возможным. Не позволяет сделать это и написанные ал-Мухибби и ал-Кашканди14 "руководства по дипломатической переписке", хотя они и сообщают нам немало интересных сведений об административном устройстве государства Джучидов, а также о наиболее "сильных" его людях. Но уже к концу XIV века происходящее в Дешт-и-Кипчаке перестает интересовать египетских авторов. Это объясняется как сменой правящей династии в Египте, так и распадом государства ильханов, после чего союз с далекой Золотой Ордой, охваченной к тому же затянувшейся гражданской войной, стал для мамлюков неактуален.
  
   Наиболее многочисленные ИРАНОЯЗЫЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ можно разделить на две группы. В первую входят исторические труды, созданные при дворе ильханов. Здесь можно выделить 'Джами ат-таварих' Рашид ад-Дина15 и "Историю Вассафа" Вассафа аль-Хазрета16. В них Золотая Орда рассматривается, как враг, с которым постоянно ведутся войны в Дагестане и Азербайджане. Значительный интерес для исследователей представляют "Тарих-и гузиде" Хамдаллаха Казвини, "Тарих-и Шейх-Увейс" Абу Бакра ал-Ахариё, "История Олджейту-хана" Кашани. (Естественно, при изучении этих источников следует делать поправку на ангажированность их авторов, дающих отличную от египетской трактовку конфликтов между Золотой Ордой и Ильханатом.)
  
   Ко второй группе относятся хроники, созданные после распада ильханата в Восточном Иране и Мавераннахре. В них, наоборот, содержится больше информации о находящейся по соседству восточной части Улуса Джучи. Здесь стоит выделить 'Мунтахаб ат-таварих-и Муини' (более известное как 'Аноним Искандера") Муин ад-Дина Натанзи. На это произведения, написанное в начале XV века при дворе одного из потомков Тимура, часто ссылаются историки в поисках подтверждения своих гипотез. Однако после ознакомления с "Анонимом Искандера" у свободного от предвзятых оценок ученого сразу же возникают сомнения по поводу достоверности сообщений этого источника. Так, если верить "Анониму" Тохте наследовал не Узбек, а сын Тохты Тогрул, который благополучно правил в течении семнадцати (!) лет... Что же касается Узбека при котором Дешт-и-Кипчак, "стал страной поклонения (аллаху)", то он правил не в 1312-1341, а в 1337-1367 годах17.
  
   Таким образом, в данном вопросе, равно как во времени правления Джанибека, "Аноним Искандера" не коррелирует ни с русскими летописями, ни с арабскими, ни с египетскими авторами. (Ж. М. Сабитов, объясняет это расхождение в 24 года тем, что, возможно, информаторами Натанзи "были люди, не знакомые с летоисчислением по хиджре, а пользующиеся календарем с названиями годов по именам различных животных", однако в конце статьи все равно приходит к выводу о ненадежности "Анонима" в качестве исторического источника"18.)
  
   МОНГОЛЬСКО-ТЮРКСКИЕ ИСТОЧНИКИ. Их отличают следующие особенности:
  
   1. Они немногочисленны. Таварих-и гузида-йи нусрат-наме" ("Избранные истории из книги побед") было написано в первом десятилетии XVI века19. В Касимовском ханстве в 1602 году был создан местный вариант 'Джами ат-таварих'. (Первая часть этого произведения является кратким пересказом персидского оригинала, а вторая - рассказывает о событиях в Степи в XV-XVI веках.) Однако наибольший интерес для исследователя представляет, конечно же, "Чингиз-наме"20, поскольку на этом произведении, введенном уже в наше время в научный оборот В. П. Юдиным, в той или иной степени базируется большинство современных работ по истории Улуса Джучи. (Особой популярностью пользуется "Чингиз-наме" среди историков обретших независимость тюркоязычных стран и ряда автономных республик Российской федерации.)
  
   2. Созданы спустя много десятилетий после правления Узбека и Великой замятни.
  
   3. Основаны на "устном народном творчестве". (О том насколько ненадежна такая "основа" историкам хорошо известно. В то же время нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что у степных народов была сильно развита генеалогическая память. Так, например, уже в XIX веке один из казахских торе21, выражая покорность кокандскому хану, просил того забыть о "вине" Тохтамыша перед Тимуром, а ведь с тех пор прошло более четырех столетий22.)
  
   4. Их авторы трудились при дворах Шибанидов23, и, естественно, старались возвеличить предков своих "заказчиков" и "спонсоров". (Вероятно именно это обстоятельство объясняет сообщения "Чингиз-наме" о том, что пятому сыну Джучи Шибану Чингисхан поставил юрту, как и его старшим братьям Батыю и Орда-Эжену24, тем самым возвысив его над остальными младшими Джучидами.)
   5. Сообщения монгольско-тюркских источников часто расходятся с сообщениями арабских и иранских авторов. (Примеры мы приведем в следующем разделе.)
  
   В итоге историки, стремящиеся воссоздать "подлинную историю", опираясь лишь на "достоверные факты", оказываются перед непростым выбором: полагаться ли в своих исследованиях на сообщения авторов, отделенных от Улуса Джучи тысячами километров, или же следует доверится "устному народному творчеству". Дилемма непростая, особенно учитывая ангажированность авторов "Таварих-и гузида-йи нусрат-наме" и "Чингиз-наме".
  Зато никаких проблем нет у любителей пофантазировать на историческую тему. Они с чистым сердцем, выбрав "удобные" для себя источники, могут создавать "свою" историю Улуса Джучи. (Так, обстоятельства прихода к власти Узбека совершенно по-разному изложены у египетских авторов и в степных преданиях, зафиксированных в "Чингиз-наме"...)
  
   В результате возникает уже знакомый нам из первой книги "Очерков" своего рода питательный бульон для научных споров, статей и монографий, где основанные на исторических источниках аргументы одной стороны вступают в противоречие с так же основанными на источниках аргументами другой стороны. При этом источники не подтверждающие выбранную историком концепцию либо полностью игнорируются, либо объявляются "сомнительными", благо объективных причин для подобного недоверия более чем достаточно.
  
   Думается даже этот предельно краткий анализ письменных источников поясняет почему в "Очерках" основное внимание уделяется "макро" истории, для которой вопросы при каких обстоятельствах пришел Узбек к власти, был ли он самозванцем или на самом деле являлся Чингизидом, сколько было ханов во время Великой Замятни, в каком порядке они меняли друг друга на престоле и т. п. являются малосущественными.
  
   Подробнее об этом - ниже, а пока расскажем о неписьменных источниках.
  
  _______________________________________________________
   1. Френ Х. (1782-1851) - академик Санкт-Петербургской Академии наук, один из зачинателей российского востоковедения, арабист, нумизмат, автор более 150 научных исследований.
  
   2. См. СПб. Ведомости за 1829 год, ? 156
  
   С тем же результатом закончились и повторные попытки провести конкурс в 1836 и 1840 годах. (Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб. 1884 http://www.vostlit.info/Texts/rus/Athir_3/pred.phtml?id=12517)
  
   3. Бушков А. А., Буровский А. М. Россия, которой не было. Красноярск: БОНУС; Москва: ОЛМА-пресс, 2000. С. 146-147. Коляков А. М. Очерки истории Евразийской империи. Кн. 1. Киев 2019. С. 75-76.
  
   4. Эти произведения имеют компилятивный характер и созданы на основе шедевров ираноязычной литературы. Так основу поэм Кутбы "Хосров и Ширин' (1342 год), Хисам Кятиба 'Джум-джума султан' (1369), Сейфа Сараи "Гулистан бит-тюрки' (1391 год) легли ставшие знаменитыми еще при жизни их создателей поэмы Низами, Аттара, Саади. (Сайфетдинова Э. Г. Литературные памятники золотоордынской эпохи как источники духовной культуры татарского народа.
  
   5. Сайфетдинова Э. Г. Литературные памятники золотоордынской эпохи как источники духовной культуры татарского народа. https://dspace.kpfu.ru/xmlui/bitstream/handle/net/113183/Literary_monuments_of_the_Golden_Horde_period_2014_130_133.pdf?sequence=-1&isAllowed=y
   Интерес представляют и богословские тексты: Махмуда ал-Булгари 'Нахдж ал-Фарадис' (1357-1358) и др.
  
   6. В пользу того, что хроники все же существовали, говорит достаточно большое количество грамотных людей в окружении хана (уйгуры, выходцы из Мавераннахра и Китая). Однако, повторимся, это не более чем предположение.
  
   7. Особенно разросся бюрократический аппарат во время правления Узбека.
  
   8. Один из фразеологизмов, наряду с "Улус Берке", "владения хана Узбека", и т. п. обозначающий не имеющего официального названия государство Джучидов.
  
   9. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб. 1884. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том II. Извлечения из персидских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном. М.-Л. АН СССР. 1941 год.
  
   10. Это, на первый взгляд, странное обстоятельство легко объяснимо "самоцензурой" составителей летописных сводов. Хан Золотой Орды воспринимался на Руси, не как иноземный захватчик, а как царь, поставленный над князьями властью бога. Если же вспомнить, какими огромными привилегиями наделили монголы православную церковь (а летописи создавались в монастырях), то наше недоумение развеивается окончательно.
  
   11. Правящий слой Египта - мамлюки были выходцами из западного Дешт-и-Кипчака (бахриты) и Северного Кавказа (Бурджиты). Кроме того, с ильханами воевали правители Золотой Орды, в то время как чингизиды из улуса Орды поддерживали с Ираном мирные отношения. В 1382 году династию Бахритов сменила династия Бурджитов.
  
   12. Ибн-Батутта (1304-1377) - арабский купец-путешественник, объездивший едва ли не весь мусульманский мир от Марокко на западе до Явы на востоке, и от Мали и Сомали на юге до Золотой Орды на севере.
  
   13. http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Battuta/text5.phtml?id=10767
  
   14. Эль-Мухибби. Исправление определений по части высокой терминологии. http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Al_Muhibbi/text1.phtml?id=12561 Шихаб ад-Дин Аль-Кашканди. Светоч для подслеповатого в искусстве писца. http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Al_Kalkasandi/text3.phtml?id=12553
  
   15. Рашид ад-Дин (ок. 1247-1318) - на протяжении многих лет один из главных 'управленцев' державы Хулагуидов, богатейший человек своего времени, уступавший в Иране по размерам личного состояния лишь самому хану. Автор многих литературных произведений, из которых наибольшую ценность представляет 'Джами ат-таварих'. Проводил политику 'примирения' монгольских и местных феодалов. Казнен по 'стандартному' для чиновников-олигархов такого масштаба обвинению: растрате казенных средств и подготовке убийства ильхана.
  
   'Джами ат-таварих' - сочинение, написанное по заказу седьмого ильхана Ирана Газана, авторским коллективом под руководством и при непосредственном участии Рашид ад-Дина. В ходе работы заказчик умер, а наследовавший ему Олджейту поручил Рашид ад-Дину расширить произведение, включив в него не только историю самих монголов, но и всех народов, контактирующих с ними. В создании 'Джами ат-таварих', кроме ученых ильханата, участвовали находящиеся при дворе ильханов "зарубежные авторы" - кашмирский отшельник Камалашри (написал историю Индии), китайцы Ли-да-чжи и Максун, а также, судя по полноте и достоверности сведений о "франках", европейцы.. В результате на свет появилась огромная историческая энциклопедия, "какой в средние века не было ни у одного народа, ни в Азии, ни в Европе". (Бартольд В. В. Туркестан в эпоху монгольских завоеваний. Ч2. Типография С. Киршбаума. Санкт-Петербург, 1900. С 45-47.)
  
   Как видим, нравы в научно-исторической среде того времени не сильно отличались от нравов эпохи борьбы с норманизмом и космополитизмом. Еще при жизни Рашид ад-Дина против него существовала сильная партия мусульманских книжников, а уж после опалы и казни всесильного везиря руки у его врагов из мира науки были полностью развязаны. Так Кашани выдвинул свои претензии на авторство'Джами ат-таварих', заявив, что Рашид ад-Дин с помощью "проклятых евреев" представил ильхану этот труд, как свой. (Бартольд В. В. Туркестан в эпоху монгольских завоеваний. Ч2. Типография С. Киршбаума. Санкт-Петербург, 1900.
  
   16. Вассаф аль-Хазрет 1257-1329) - автор Тарих-и Вассаф ('Истории Вассафа'). Состоящее из пяти частей и написанное вычурным языком сочинение содержит много ценных сведений по истории Ирана, в т. ч. о его войнах с Золотой Ордой.
  
   17. Муин ад-Дина Натанзи "Аноним Искандера" http://www.vostlit.info/Texts/rus3/Natanzi/frametext.htm
  
   18. Сабитов Ж. М. Аноним Искандара как генеалогический источник. https://www.proza.ru/2011/08/02/796
  
   19. По мнению ряда ученых произведение написано ханом Муххамедом Шейбани или по его заказу. (См. например Сабитов Ж. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии Джучидов. Золотоордынская Цивилизация. Выпуск 2. Казань 2009. С.108- 116.)
  
   20. "Чингиз-наме" - сложносоставной текст созданный по поручению Шайбанида Иш-султана придворным историком Утемиш Хаджи ибн Маулана Мухаммад Дости. В его основу лег "критический пересказ" устных степных преданий и лишь некоторые места изложены на основе не дошедших до нас письменных источников из ханской библиотеки27. Одни исследователи полностью признают достоверность сведений "Чингиз-наме", другие видят в них в той или иной степени искаженное отражение реальных событий, мы же придерживаемся той точки зрения что это произведение не может служить надежной основой для реставрации событий XIV века.
  
   21. Торе (Тере каз.) - так называли потомков Чингисхана казахи.
  
   22.
  
   23. Потомки Шибана - предположительно пятого (среди историков нет единого мнения по этому поводу) сына Джучи. Представители династии Шибанидов правили во многих ханствах, образовавшихся после распада улусов Джучи и Чагатая.
  
   24. "Чингиз-наме" http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Chengiz-name/frametext.htm
   _______________________________________________________
  
  
2. НЕПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ УЛУСА ДЖУЧИ
  
   Эпос - это живое прошлое народа в масштабах героической идеализации... (В. М. Жирмунский)
  
   Здесь выделим, естественно, археологию и, как ни странно... нумизматику, которые дополняя официоз арабских, иранских, русских, тюркских хроник, позволяют историкам с достаточно высокой степенью достоверности, восстановить реалии социально-экономической жизни Улуса Джучи.
  
   Археологическое изучение памятников золотоордынской материальной культуры началось еще в первой половине XIX века, когда по поручению министра внутренних дел Империи Л. А. Перовского были проведены раскопки Царевского городища1, расположенного на территории современной Волгоградской области. Однако вплоть до конца 1930-х годов усилия археологов были сосредоточены по большей части на изучении памятников Северного Причерноморья.
  
   Подлинный прорыв в изучении материальной культуры Золотой Орды связан... со строительством каскадов гидроэлектростанций на Волге. В преддверии затопления больших площадей АН СССР организовала ряд археологических экспедиций (объединенных в 1958 году в Поволжскую археологическую экспедицию АН СССР), результаты деятельности которых привели к пересмотру устоявшихся взглядов на Золотую Орду, как о "диком" государстве со слаборазвитой материальной культурой, существующем лишь за счет завоеванных земледельческих народов2. Выводы археологов, работающих в Поволжье, подтвердили археологических исследований в других регионах, находящихся под властью Золотой Орды (Пруто-Днестровского междуречья, нижнем течении Днепра и Дона, в Крыму, на Кубани и Северном Кавказе, Хорезме...).
  
   О развитии торговли свидетельствует и находящийся в распоряжении историков обширный нумизматический материал. Более того, он помогает ученым в изучении политической истории Улуса Джучи. Так на его основе А. П. Григорьев сделал попытку воссоздать хронологию правления ханов во время Великой замятни3.
  
   Завершая наш короткий обзор, скажем несколько слов о идеологии, которая, как и при изучении Киевской Руси, зачастую превалирует над беспристрастным критическим анализом средневековых источников. Особенно ярко эта тенденция прослеживалась в эпоху СССР. Достаточно вспомнить приснопамятное постановление ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 года4, в котором Татарскому обкому ВКП(б) "предлагалось" (один из стандартных оборотов партийного новояза, обозначающий прямой и требующий немедленного исполнения приказ) "организовать научную разработку истории Татарии, устранить допущенные отдельными историками и литераторами серьёзные недостатки и ошибки националистического характера в освещении истории Татарии (приукрашивание Золотой Орды, популяризация ханско-феодального эпоса об Идегее). Обратить особое внимание на исследование и освещение истории совместной борьбы русского, татарского и других народов СССР против чужеземных захватчиков, против царизма и помещичье-капиталистического гнёта, а также на историю социалистического преобразования Татарии в период Советской власти и популяризацию выдающихся деятелей, учёных и революционеров татарского народа и его сынов - героев Отечественной войны."
  
   Кроме освещения "истории совместной борьбы русского, татарского и других народов СССР" советские номадисты были вынуждены в своих работах лавировать между Сциллой идеологических установок о наличии у степняков феодального государственного устройства и Харибдой известных науке фактов, недвусмысленно свидетельствующих об обратном. Одним из результатов такого маневрирования был введенный в научный лексикон Б. Я. Владимирцовым мем-оксюморон 'кочевой феодализм'5.
  
   Впрочем, большинство имперских номадистов не согласились с такой концепцией ученого, предпочитая называть монгольский феодализм полупатриархальным-полуфеодальным. Правда, в качестве контрдоводов ими использовались не научные аргументы, а... мудрые указания И. В. Сталина, согласно которым, "следует полностью пересмотреть привычные многим историкам взгляды на монгольское общество XIII-XIV вв. как на вполне развившееся феодальное общество".6
  
   И вновь самое время вспомнить А. Т. Фоменко. Если, конечно, исходить из того предположения, что его "Новая хронология" является гротескным троллингом исторической науки7. Что же касается И. В. Сталина, то в своих тезисах к X cезду РКП(б) 'Об очередных задачах партии в национальном вопросе' он ни словом не упоминал о Золотой Орде времен Узбека, а писал лишь о том, что существует "25 миллионов по преимуществу тюркского населения (Туркестан, большая часть Азербайджана, Дагестан, горцы, татары, башкиры, киргизы и др.), не успевших пройти капиталистическое развитие, не имеющих или почти не имеющих своего промышленного пролетариата, сохранивших в большинстве случаев скотоводческое хозяйство и патриархально-родовой быт (Киргизия, Башкирия, Северный Кавказ) или не ушедших дальше первобытных форм полупатриархального - полуфеодального быта (Азербайджан, Крым и др.), но уже вовлеченных в общее русло советского развития."8
  
   Естественно, победить в подобном "научном споре" можно было лишь применив такое же сверхоружие, отыскав в произведениях классиков марксизма-ленинизма 'нужную' цитату, "подтверждающую" посылку ученого. Увы, такой возможности Б. Я. Владимирцов, умерший в 1931 году, был лишен.
  
   Тень идеологии нависает над историками и в наши дни. Правда, в большей степени это касается ученых тюрко-язычных стран и республик, участвующих вместе с политиками в создании новых национальных мифов. Однако продолжим...
  
  _______________________________________________________
   1. Царевское городище - один из крупнейших археологических памятников эпохи Золотой Орды. Первое упоминание в письменных источниках о развалинах древнего города встречается в 'Книге Большому чертежу' (1627 г).28 (Глухов А. А. Историческая топография Царевского городища. Поволжская археология. N2(8) 2014.) Представляет собой центр средневековой городской агломерации, протянувшейся на многие десятки километров вдоль левого берега рукава Волги Ахтубы. Долгое время Ц. Г. отождествлялось историками с одной из двух золотоордынских столиц Сарай-Берке (Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. Издательство АН СССР. Москва-Ленинград 1950 год.), однако в недавнее время появились альтернативные версии. Согласно первой, Сарай-Берке - это лишь другое названия города Сарай-Бату (Селитренное городище), а на месте Ц. Г. находился, основанный в 1330-х годах Сарай Ал-Джедид. (Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII−XIV вв.) Согласно второй, Ц. Г. - это руины, также возникшего во время правления Узбека, другого крупного города Золотой Орды - Гюлистана. (Евстратов И. В. О золотоордынских городах, находившихся на местах Селитренного и Царёвского городищ (опыт использования монетного материала для локализации средневековых городов Поволжья) // Эпоха бронзы и ранний железный век в истории древних племён южнорусских степей. Ч. 2. - Саратов, 1997. Пачкалов А. В. Следы монетного производства на средневековых памятниках Нижнего Поволжья // Проблемы археологии Нижнего Поволжья. - Волгоград, 2007.)
  
   2. Усманов М. А. Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223-1256. Казань 2001. С 12.
  
   3. Григорьев А. П. Золотоордынские ханы 60-70-х годов XIV в.: хронология правлений.
  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/mongol/10.php
  
   4. Постановление ЦК ВКП(б) 'О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации'. 9 августа 1944 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9-е, доп. и испр. Т. 7. - М.: Политиздат, 1985. С.513-520.
  
   Как видим, имперские идеологи изо всех старались "стереть" историческую память волжских татар, представить историю их более чем непростых взаимоотношений с другими народами, оказавшимися под крылом имперского орла, в отлакированном виде. Впрочем, такому же воздействию подвергалась историческая память всех народов Империи. И здесь мы должны... ВОЗДАТЬ ДОЛЖНОЕ строителям Империи, поскольку эта самая пресловутая память является сильнейшим ядом, способным отравить не только сознание, но и повседневный быт едва ли не всех народов Ойкумены. Современных примеров тому нет числа (предоставим читателям самим сделать выбор между, скажем, Балканами и Ближним Востоком). Те же народы, кто в силу тех или иных причин, забыл о прежних войнах и т. п. "недоразумениях", не отвлекаются на воспоминания, а живут днем сегодняшним, занимаясь экономикой и повышением жизненного уровня населения. В первую очередь это касается стран Европы, территория которой в недавнем (с исторической точки зрения) прошлом явилась центром двух мировых войн. Если же брать европейскую историю более ранних периодов, то...
  
   5. Коляков А.М. Очерки истории Евразийской империи. Кн. 1. Киев 2019. С.
  
   6. Якубовский А. Ю Из истории изучения монголов периода XI-XIII вв. Очерки по истории русского востоковедения' - Москва: Издательство Академии Наук СССР, 1953
  
   7. Зализняк А. А. Лингвистика по А. Т. Фоменко. УМН. 2000. Т. 55. Вып. 2(332). С.166.
  
   8. Сталин И.В. Cочинения. - Т. 5. - М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1947. С. 15-29.
   На момент проведения Х съезда РКП(б) И. В. Сталин еще не был "великим вождем и учителем", и даже первым среди равных, а всего лишь комиссаром по делам национальностей.
   _______________________________________________________
  
  
3. ТОХТА
  
   Земли от Железных Ворот до степей кипчакских и Судака да от Хорезма до границ Константинополя находились в руках царя Тохты. (Ибн-Баттута)
  
   У историографии свои причуды. И фигура Тохты, правившего на рубеже XIII-XIV столетий, оказалась, как бы в тени его преемника - Узбека, правление которого считается временем наивысшего расцвета золотоордынского государства улуса Джучидов. Между тем, многие достижения, приписываемые Узбеку, на самом деле связаны с именем Тохты. Коротко перечислим главные из них.
  
   1. Тохте удалось не только восстановить единство западной части государства, разгромив Ногая, но и значительно сузить рамки автономии потомков Орды-Ичена.
  
   2. Именно при Тохте начался экономический подъем государства, в том числе бум градостроительства и расцвет торговли. В частности, были восстановлены торговые отношения с ильханатом1, а победа над Ногаем позволила продолжить Великий шелковый путь через Северное Причерноморье2.
  
   3. Тохта унифицировал денежную систему государства, лишив права чеканки монеты местных правителей.
  
   (Возможно, такая "несправедливость" объясняется тем обстоятельством, что мусульманские авторы из воюющих между собой Ирана и Египта, на этот раз проявили редкое единодушие, восхваляя сделавшего ислам государственной религией Узбека. В не менее выгодном свете представляют Узбека по сравнению с его предшественником тюркоязычные источники. Что же касается русских летописцев, то и для них Узбек, безжалостно разнимающим по суставам князей, был куда более знаковой фигурой - "грозным ханом", нежели Тохта.)
  
   Сравнивая двух правителей, следует принять во внимание также и тот факт, что Узбеку в наследство досталось единое государство с восстановившейся экономикой. Тохте же пришлось "перейти к мирному строительству" в условиях, когда еще не была закончена война с потомками Ногая3. Вдобавок в 1300 году началась продолжавшаяся несколько лет засуха.
  
   А вот во внешней политике, которой хан смог заняться после 'замирения' улуса Ногая и окончательного упрочения своей власти, успехи были куда скромнее. Тохта напрямую установил отношения с Египтом (ранее византийскими и египетскими делами ведал Ногай), однако привлечь мамлюков к намеченной войне с Ираном не удалось - султан предпочел сохранить недавно установленный мир с ильханатом. В итоге после нескольких пограничных стычек между Золотой Ордой и Ираном был заключен мир и возобновлена торговля.
  
   Не проявлял Тохта активности и на других направлениях. (Разве что можно отметить изгнание генуэзцев из Крыма, куда они вернутся лишь после смерти хана, но на наш взгляд, это деяние, нанесшее ощутимый удар по дальней торговле, вряд ли можно считать достижением4.)
  
   Подводя итоги правления правнука Батыя, отметим, что, несмотря на несомненные успехи во внутренней политике и экономике, он не смог удовлетворить чаянья "степной половины" своего государства - организовать крупный и успешны поход против соседних государств. (Несколько "смягчили" ситуацию поход на Русь Дюденя и, принесшая богатую добычу, война с Ногаем.)
  
  _______________________________________________________
   1. '...Когда Токтай сделался наследником царства Менгу-Тимура, то путем неоднократного приезда послов и частых сношений, [снова] был открыт путь торговцам и ортакам и изготовлены средства для безопасности и спокойствия странствующих...товары и редкости тех стран, после [своего] прекращения в течение стольких лет, [опять] получили обширнейшее обращение' (Из 'Истории Вассафа' // Становление и расцвет Золотой Орды. Источники по истории Улуса Джучи (1266-1359 гг.). Казань, 2011. С. 55-63.)
  
   Ортак - этот термин мог обозначать, как отдельного купца, так и купеческие товарищества, ведущие торговые операции на заемные средства. Подробнее см. Арсланов М. А. Торговцы-ортаки в Золотой Орде XIII-XIV вв. https://cyberleninka.ru/article/n/torgovtsy-ortaki-v-zolotoy-orde-v-13-14-vv
  
   2. Так называемый 'Татарский путь'.
  
   3. Борьбу с ханом продолжили сыновья Ногая. И лишь то обстоятельство, что они одновременно боролись и друг с другом, позволило Тохте установить в итоге полный контроль над Северным Причерноморьем. (Селезнев Ю. В. Элита Золотой Орды. Казань 2009. С 7.)
  
   4. Считается, что Тохту возмутила торговля генуэзцами рабами из Дешт-и-кипчака, но на наш взгляд, следует поискать другие причины изгнания. Ведь сам Тохта после победы над Ногаем продал в рабство куда больше степняков.
  _______________________________________________________
  
  
4. УЗБЕК: ЛЕГИТИМНЫЙ ЧИНГИЗИД ИЛИ УЗУРПАТОР
  
   Одной из больших проблем, все еще мешающих изучению истории Орды, остается отсутствие критического источниковедения. (Юлай Шамильоглу)
  
   Что же, с мнением известного американского тюрколога нельзя не согласиться. Поэтому, в основу нашего рассказа о времени правления Узбека и его ближайших наследников будет положен сравнительный анализ имеющихся в распоряжении историков письменных источников, что, по словам Й.-В. Гете, поможет "отделить истину от лжи, достоверное от сомнительного, сомнительное от того, чего вовсе нельзя принять"1.
  
   Начнем с родословной Узбека и с обстоятельствами его восхождения на престол. Русские летописи повествуют лишь о поездке великого князя и митрополита в Орду для получения ярлыков от нового хана2. Гораздо больше информации можно получить, изучая египетских авторов, в основу сообщений которых легли сведения, полученные от побывавших при дворе Узбека дипломатов. Так Ибн-Думак пишет, что правящий до Узбека Токта "не оставил по себе детей ни мужеского, ни женского пола. Царствование его продолжалось 23 года. Кутлуктемир, который при жизни Токты правил делами государства и устройством дел его, обратился за помощью к старшей из хатуней, бывшей женою Тогрылджи, отца Узбекова, и условился с нею возвести Узбека, сына Тогрылджи, сына Менгутемира, сына Бату, сына Души, сына Чингизхана. Ему (Узбеку) и присуждено было вступить на престол. Кутлуктемир (перед тем) уже взял с него слово, что когда он (Узбек) вступить на престол, то сделается мусульманином и будет придерживаться ислама. Был упомянутый (Узбек) возведен по смерти дяди своего и, сев (на престол), усердно вступил в веру Аллахову и устроил себе соборную мечеть, в которой совершал (все) пять молитв, в установленное для них время. Но на него вознегодовала часть Татарских эмиров, и они собрались свергнуть его. Это были Тунгур (чит. Тунгуз) и Таз, сын Мунджука. Когда власть его (Узбека) утвердилась, то он умертвил обоих и вместе с ними несколько Татарских вельмож. Содействовал ему в этом деле Имадеддин, сын Эльмескири. Он (Узбек) женился на Баялуньхатуни, (бывшей) жене отца своего, которая помогла ему (вступить на престол); он (Имадеддин) разрешил ему это от себя на том основании, что отец его (Узбека) был неверный, вследствие чего брак его был преступен."3
  
   Малоинформативны, хотя и менее запутанны, сообщения Аль-Муффадала: "В последних числах месяца рамазана 712г. (= янв. 1313 г.) на царский престол в стране степей Кипчацких и принадлежащих к ним земель, вступил царь Юзбекхан, сын Тогрулджи, сына Менгутемира. Стал он править после дяди своего Токты, сына Менгутемира. Говорят, что это молодой человек красивой наружности, отличного характера, прекрасный мусульманин, храбрый и энергичный. Он умертвил несколько эмиров и знатных лиц и убил множество бахшей (= лам) и волшебников"4 и Аз-Захаби: "Был у него красивый сын, сделавшийся мусульманином и любивший слушать чтение Корана. Но умер он раньше отца и стал править царством (после Токты) султан Узбекхан, храбрый герой, красавец наружностью, мусульманин, уничтоживший множество эмиров и волшебников. Воцарился он в рамазане 712 года (= янв. 1313 г.) и продолжалось царствование его около 30 лет."5
  
   В свете нашего анализа очень интересно сообщение Аль-Бирзали: "Когда он умер, то отец его (Токтай) назначил наследником (престола) сына упомянутого сына своего, однако же, ему не привелось повелевать, так как после него (Токтая) царством овладел сын брата его, Узбекхан. Это был также юноша красивой наружности, прекрасного нрава, отличный мусульманин и храбрец. Он умертвил нескольких эмиров и вельмож, умертвил большое количество Уйгуров, т. е. лам и волшебников."6
  
   Итак, египетские авторы, равно, как и составители русских летописных сводов, ни словом не говорят о том, что Узбек пришел к власти в результате переворота. (Впрочем, надо сделать поправку на то, что первые хотели поддержать реноме своего главного союзника, а для вторых он был верховным правителем, "царем", подтвердившим огромные привилегии церкви.) Что же касается казней, то нет никаких указаний, что они напрямую связаны с интронизацией Узбека. С гораздо большей вероятностью можно предположить, что казни лам и волшебников, как и казни волхвов на Руси, связаны с их сопротивлением введению новой религии.
  
   Не считают Узбека узурпатором и иранские источники: "После него (Тохты) царем того государства сделался Узбек-хан, сын Тогрулчи, сына Тукукана, сына Бату. Он ввел открыто ислам в том государстве и царствует там еще и теперь"7. "Благочестивый царевич Узбек, сын Тоглука, сына Токтая, сына Менгу-Тимура, обладающий божественною верою и царским блеском, лаптою права угнал мяч царства и теперь знамя ханства поднимает до горнего неба хоругвь ислама."8 И лишь продолжатель Рашид ад-Дина солидарен с египтянином Ибн-Думаком в том, что власть Узбеку досталась не просто9.
  
   А вот на версии "Чингиз-наме следует остановиться подробно, поскольку она не только прямо говорит о том, что Узбек пришел к власти в результате переворота, но и бросает тень на его происхождение. "Этот Токтага-хан был очень великий государь. Среди огланов Саин-хана мало было [таких] государей, которые могли бы сравниться с ним." (Итак, "Чингиз-наме" сообщает, что Тохта был огланом у самого Батыя! - А. К.) "Был у него сын по имени Эль-Басар. Он [Токтага-хан] истребил своих родственников и свое потомство, всех их, опасаясь, что после его смерти они затеют с ним [Эль-Басаром] свару за ханствование. Убил даже младшего брата своего Тогрула. Некоторые, однако, говорят, [что] Тогрул умер сам от болезни. Была у Тогрула жена по имени Келин-Байалин.
  
   Красивая была. Когда умер Тогрул, у нее был сын. Увидела она, что из-за сына избивает Токтага-хан своих родственников. С несколькими человеками отправила [ребенка] в бега, отослала в Черкесские горы. Знаменитый Узбек-хан - да будет над ним милость [Аллаха] - [и] есть тот оглан."
  
   Немного спустя взял [Токтага-]хан Келин-Байалин в жены. Очень любил он ее. Прошло несколько лет после этих событий. Рассказывают, [что] хану было девяносто лет: в десять лет стал он ханом, восемьдесят лет ханствовал. Некоторые рассказывают, [что] ханом стал он в двадцать лет, ханствовал семьдесят лет."10
  
   Это место коррелирует с сообщением, что Тохта был огланом у самого Батыя, но в таком случае надо признать, что общепринятые в историографии данные о годах правления Тохты (1291-1312) и жизни (1271-1312) не соответствуют действительности, а правил он сразу после Батыя или даже раньше него! (Любопытно, что в другом месте автор "Чингиз-наме" сообщает, что Тохта правил "как ему и положено" после Менгу-Тимура, правда теперь время его правления отличается от принятого в научном мире уже в меньшую сторону: "Рассказывают, [что] ханствовал он тринадцать лет, [а] затем скончался. От него остались два сына. Одному из них именем [было] Токтага, другому - Тогрул. После смерти их отца ханом стал Токтага.")
  
   Пойдем далее: "Был [некто] по имени Баджир Ток-Буга из омака уйгур. [А уйгур] был эль с многочисленными [и] сильными родами [и] племенами, и был он также аталыком хана. Шайтан попутал [его] - ведь был он черный человек-провозгласил себя он ханом. И взял также в жены Келин-Байалин и других жен хана."
  
   Комментатор "Чингиз-наме" отождествляет этого Баджира Ток-Бугу с Тула-Бугой правящим в Золотой Орде в 1287-1291 годах11. Но в таком случае, перед нами либо еще один явный анахронизм, либо не менее явная ошибка автора комментариев. Кстати, на эту нестыковку обратил внимание сам составитель "Чингиз-наме": "Некоторые [же так] рассказывают. Баджир был уйгур, [а] Ток-Буга - нутин. Похоже, [что] это утверждение ошибочно, так как трудно, чтобы в одном месте из двух (разных] родов два [человека] одновременно были ханами. Вернее, что имя его было Баджир, а прозвище - Ток-Буга."12
  
   Так кем же был этот "аталык Ток-Буга", о существовании которого мы узнаем только из одного единственного источника? Вопрос очень важный, поскольку вокруг этого персонажа строится рассказ "Чингиз-наме" о том, что Узбек разгневался на остальных Чингизидов за то, что те уступили власть "черному" человеку и в наказание лишил их улусов. В свою очередь сам рассказ является краеугольным камнем популярной ныне теории, согласно которой Узбек провел в Золотой Орде решительную административную реформу, в результате которой место членов "золотого рода" во властной вертикали заняли карачи-беги.
  
   Как известно, аталычество - это древний обычай, распространенный, у некоторых народов Кавказа, по которому ребенок после своего рождения в силу тех или иных обстоятельств переходит для воспитания в другую семью. В свою очередь аталык (буквально "заступающий место отца") может иметь два значения: 1) приемный отец в прямом смысле этого слова, и 2) одно из высших должностных лиц в Золотой Орде и в государствах, образовавшихся после ее распада. К сожалению, из текста "Чингиз-наме" невозможно понять, исполнял ли Ток-Буга в данном случае свои должностные полномочия или был родственником хана. (От себя добавим, что, если Ток-Буга был чингизидом, то он не был "черным человеком" и имел все права на трон. Если же он и в самом деле был всего лишь должностным лицом, то весьма сомнительно, чтобы он решился нарушить традицию, согласно которой власть принадлежала "золотому роду". Еще более сомнительно, чтобы карачи-беки - предводители четырех сильнейших кланов смирились со столь вопиющем нарушении правил.)
  
   Возникает вопрос и по поводу "сильного и многочисленного эля уйгур". Известно, что наибольшим влиянием в Золотой Орде пользовались племена Кият, Кунграт, Мангыт, Сальджиут13, что же касается "эля уйгур", то, возможно, под уйгурами следует понимать лам и волшебников, как это делает Аль-Бирзали14.
  
   Подводя итоги отметим, что в настоящее время среди историков (в первую очередь тюркоязычных стран и республик) преобладает мнение о насильственном захвате Узбеком трона, в частности об убийстве сына Тохты Иксара и последующей расправе над приехавшими на курултай Чингизидами, что во многом связано с введением в научный оборот явно про-шибанидской "Чингиз-наме" и некритическим отношением к данному произведению. Между тем, проделанный Ж. М. Сабитовым15 анализ средневековых источников, неизбежно приведет нас к выводу, что прийти к однозначным выводам в данном вопросе вряд ли возможно.
  
  _______________________________________________________
   1. Коляков А.М. Очерки истории Евразийской империи. Кн. 1. Киев 2019. С.
  
   2. О том, что в лето 6821 (1313) великий князь Михаил и митрополит Петр ездили в Орду, потому что царь Тохта умер, а " Озбяк сел на царство и обусурманился", практически слово в слово сообщают Никифоровская, Троицкая (реставрация М. Д. Приселкова), Симеоновская, Супрастальская (она датирует поездку 1315 годом) летописи.
  
   3. Ибн Думак. Услада людей в летописях ислама. http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ibn_Dukmak/text1.phtml
  
   4. Аль-Муфаддал. Прямой путь и единственная жемчужина. http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Al_Mufaddal/text1.phtml?id=12562
  
   5. Мухаммад ибн Ахмад Аз-Захаб "Летопись ислама". http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Az_Zachabi/text1.phtml?id=12579)
  
   6. Алам ад-дин Аль-Бирзали. "Летопись Эльбирзали"
  http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Al_Birzali/text1.phtml?id=12578
  
   7. Хамдаллах Казвини "Тарих-и-Гузиде" (http://www.vostlit.info/Texts/rus/Kazvini_Chamdallach/text2.phtml?id=614)
  
   8. Вассаф-Хазрет. История Вассафа.
  http://www.vostlit.info/Texts/rus3/Vassaf/text.phtml?id=10765
  
   9. "Продолжение сборника летописей".
   http://www.vostlit.info/Texts/rus3/Cont_Rasidaddin/text.phtml?id=1174
  
   10. Утемиш-Хаджи ибн Маулана Моххамад Дости "Чингиз-наме" http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Chengiz-name/framevved3.htm
  
   Убийство правителем-злодеем всех родственников, способных претендовать на трон, потеря им единственного сына, а также чудесное спасение некоего юного родственника, который в итоге наследует трон - сюжет, известный еще из древнегреческих мифов.
  
   11. Комментарии к "Чингиз-наме".
   http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Chengiz-name/frametext.htm
  
   12. Там же.
  
   13. Исхаков Д. М. Измайлов И. Л. Этнополитическая история татар (III - середина XVI вв.). Казань: Школа, 2007. С. 140.
  
   14. http://www.vostlit.info/Texts
  
   15. Сабитов Ж. М. Узбек-хан проблема прихода к власти https://www.proza.ru/2011/12/16/448
  
   И лишь Л. Н. Гумилеву, как обычно, все ясно. Не приводя никаких ссылок на первоисточники, что, впрочем, неудивительно, поскольку ни один из них ни о чем подобном не сообщает, автор пассионарной теории утверждает, что "царевич Узбек отравил хана Тохту. (Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. Москва: Товарищество Клышников, Комаров и Ко совместно с издательством 'Лорис', 1992. С 364.)
  _______________________________________________________
  
  
5. ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. ПРАВЛЕНИЕ УЗБЕКА
  
  
Он один из тех семи царей, которые величайшие и могущественные цари мира. (Ибн Баттута)
  
  
Благочестивый царевич Узбек, сын Тоглука, сына Токтая, сына Менгу-Тимура, обладающий божественной верой и царским блеском. (Вассаф аль-Хазрет)
  
   Как следует из сообщений восточных источников, личность Узбека вызывала уважение не только у благожелательно настроенных "нейтралов" (Ибн Баттута), а и у недоброжелателей, к числу которых, без сомнения, принадлежал придворный летописец ильханов Вассаф аль-Хазрет. Более чем уважительно относятся к Узбеку русские летописи. В них хан предстает жестоким и расчетливым политиком, безжалостно расправляющимся не только с отдельными князьями, но и с целыми княжествами. Именно на время правления Узбека приходится наибольшее количество казней русских князей в ханской ставке. Кроме трех тверских князей и княжича Федора, там закончили свой земной путь Иван Ярославич Рязанский, Александр Семенович Новосильский, Федор Иванович Стародубский. (К гибели последнего, по мнению А. В. Экземплярского, также причастен Иван Калита1.)
  
   Но, возможно, эти дифирамбы мусульманских авторов и сдержанное уважение русских летописцев связаны не с реальным укреплением государства Джучидов, а лишь с введением Узбеком ислама в качестве государственной религии и жестокими казнями провинившихся князей?
  
   Однозначно ответить на этот вопрос не просто. Если, конечно, не опираться в своих исследованиях на сомнительные источники (сразу скажем, что мы говорим о "Чингиз-наме") и не искать умозрительные аналогии с соседними государствами Хулагуидов и Чагатаидов, что, например, сделал А. Ю. Якубовский в своей работе "Золотая Орда и ее падение."2 (Среди наших современников к методу аналогий прибегает С. А. Нефедов, отстаивающий, безусловно, интересную, но не имеющую под собой надежной доказательной базы, теорию "культурных кругов"3. По его мнению Узбек скопировал в Улусе Джучи проведенные ильханом Газаном реформы.) Тем не менее в мире исторической науки господствует мнение, что правление Узбека - время наивысшего могущества золотоордынского государства4. К достижениям нового хана историки относят:
  1. Введение монотеистической религии.
  2. Расцвет городов.
  3. Расцвет экономики.
  4. Укрепление центральной власти и прекращение усобиц.
  5. Административную реформу, в результате которой. Золотая Орда из федерации полунезависимых владений потомков Джучи превратилась в централизованное бюрократическое государство5.
  
   Справедливы ли такие высокие оценки? Или же перед нами очередной исторический миф? Чтобы ответить (вернее, попытаться с достаточно большой долей вероятности найти ответ!) на этот вопрос нам придется вновь заняться "перекрестным допросом" средневековых авторов, сверяя их "свидетельские показания" с данным археологических исследований. А также абстрагироваться от малосущественных для "макро" истории Золотой Орды вопросов: был ли Узбек племянником Тохты, потомком Орды-Эджена (о чем сообщает "Аноним Искандера") или вообще самозванцем, как, например, считал В. П. Юдин6, и каким именно путем он достиг власти.
  
   Начнем с принятия ислама. Здесь все ясно, за исключением частного вопроса был ли Узбек мусульманином, когда пришел к власти или стал им позже. (Согласно "Чингиз-наме", причиной принятия Узбеком ислама было откровение от Аллаха Всевышнего, снизошедшее "на четырех святых"7, однако все же логичнее рассматривать введение ислама в Золотой Орде, как один из завершающих этапов победы монотеизма над старыми культами.) Не вызывает сомнений и существование оппозиции в лице сторонников "степной традиции" и приверженцев старых культов - с подобными проблемами сталкивались все религиозные реформаторы, начиная с египетского фараона Эхнатона.
  
   О расцвете золотоордынских городов и процветании экономики свидетельствуют результаты археологических исследований8, а вот о внутреннем устройстве государства следует поговорить подробнее. Оно состояло как бы из двух частей - городов Болгара, Нижней Волги, Северного Причерноморья и Ургенча и бескрайнего Дешт-и-кипчака. И эти части были по определению враждебных друг другу. На традиционную борьбу "города и деревни" (каждая из сторон была заинтересована в повышении цен на свою продукцию, и, соответственно, снижению цен на продукцию "противника") накладывался гораздо более глубокий антагонизм между номадами и оседлым населением. И все же во время правления Узбека в Орде царил внутриполитический мир. (Во всяком случае, у нас нет оснований не доверять красноречивому умалчиванию о каких-либо внутренних возмущениях в этот период всех без исключения письменных источников.)
  
   А вот якобы проведенная Узбеком" административная реформа" вызывает немало вопросов. Согласно устоявшемуся среди историков мнению, в ее результате Узбек лишил всех родственников (за исключением потомков Орды и Шибана) их улусов9, а сам разделил власть с лидерами четырех сильнейших племен Дешт-и-Кипчак - Карачи-бегами.
  
   Однако институт четырех карачи-бегов отнюдь не был управленческой инновацией Узбека - его ввел еще сам Батый. Кроме того ни один источник прямо не сообщает ни о лишении членов золотого рода их законных прав. И только в тексте все того же "Чингиз-наме" можно найти указания на то, что потомки младших сыновей Джучи лишились своих улусов, правда, и там ни о какой административной реформе не говорится. По сообщению "Чингиз-наме" став ханом, Узбек отдал всех Джучидов и их нукеров Кыйат Исатаю, наследник которого Тенгиз-Буга решил заняться 'трудовым воспитанием' огланов: "Быть им строителями',- и всю работу [по возведению] мавзолея поручил им, никого больше не привлекая. Даже воду подносить, делать кирпичи и подносить кирпичи приходилось им. Много мук приняли они: у одних спина превратилась в рану, у других - грудь, у третьих истерзаны были ноги. [Так] рассказывают. А впрочем, Аллах лучше ведает!" Как видим, даже сам автор "Чингиз-наме" сомневается, что с членами Золотого рода могли обращаться подобным образом. Но дальше он повествует о новых унижениях отправленных на "перековку" Джучидов: "...Ежедневно утром приходили огланы эти и сидели в кругу перед дверьми [юрты Тенгиз-Буги]. Всякий раз, когда устраивал он прием, играли музыканты хвалебный кюй, как только доходила до него чаша. [Так и] узнавали, что дошла чаша до бека, едва начинали в юрте играть хвалебный кюй. Снимали [тогда] огланы эти шапки свои, опускались на колени и стояли до тех пор, пока не выпивал он чашу и не прекращали играть мелодию. После того надевали они шапки свои.
  
   Рассказывают. Устроил однажды этот злосчастный прием зимой, в лютую стужу. Вдруг послышались звуки мелодии. Скинули огланы эти, в соответствии с повседневным требованием, шапки свои и опустились на колени. Стоял мороз. [У того из них], кого звали Хусайн-оглан, [а] был он из родичей отцов Тимур-Кутлук-хана [и] Урус-хана, обморозились уши и более чем до половины отвалились. С тех пор стали называть его Корноухий Хусайн (Чонак Хусайн) ".10 (После прочтения этого отрывка из "Чингиз-наме" у читателей невольно может возникнуть сравнения с описанием издевательств над заключенными в гитлеровских или сталинских концлагерях.)
  
   Подведем итоги. Не вдаваясь в споры специалистов по истории Золотой Орды по частным вопросам, можно согласиться с общепринятым мнением, согласно которому правление Узбека явилось вершиной ее могущества. Был наведен порядок внутри государства - во всей империи, а не только во Владимиро-Суздальской земле, наступила 'великая тишина'. (Традиционно это считается заслугой Ивана Калиты, но на самом деле это был общеимперский 'тренд'.)
  
   В то же время успехи во внутренней политике не смогли перевесить то обстоятельство, что Узбек, как и его предшественники Телебуга и Тохта, не смог организовать ни одного по-настоящему успешного масштабного военного похода против соседей - единственного фактора, способного сплотить и удержать в рамках единой державы вечно враждующих друг с другом номадов Великой Степи. Походы на Тверь, Смоленск, Польшу были несопоставимы по размерам захваченной добычи с походами основателей государства. Что же касается богатого Ирана, то войны 1316\1317 и 1335 годов в очередной раз подтвердили примерное равенство сил - и в том и в другом случае войскам Узбека не удалось форсировать Куру11.
  
  _______________________________________________________
   1. Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период. Т2. Санкт-Петербург. 1891 год. Типография Императорской Академии наук. С.180
  
   Экземплярский А. В. (1846 - 1900) - российский историк, исследователь генеалогии Рюриковичей, автор двухтомной монографии "Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период".
  
   2. Федоров-Давыдов Г.А. Общественный строй золотой орды. Московский университет, 1973 год. С 21.
  
   Якубовский А. Ю. (1886 - 1953) - советский историк-востоковед, член-корреспондент АН СССР,
  
   3. Нефедов С. А.
  
   4. Существуют и противоположные точки зрения на роль Узбека в истории Золотой Орды. Например, Л. Н. Гумилев считал, что именно приход к власти ориентированного на ислам нового хана привел к нарушению установленных еще Батыем и Александром Невским русско-татарских отношений, называемых им 'симбиозом', а сама Орда из мульти конфессиональной империи превратилась в исламский султанат. Аналогичную оценку религиозной политики Узбека дает современный российский историк А. Ш. Кадырбаев: '...Воцарившись на золотоордынском троне, юный Узбек-хан с фанатизмом новообращенного мусульманина и с пылом молодости, подогреваемой наветами и проповедью своего мусульманского окружения, провозгласил ислам господствующей религией, истребил своих знатных родичей, пытавшихся воспротивиться столь вопиющему нарушению старомонгольских обычаев'. (Кадырбаев А. Золотая Орда как предтеча Российской империи. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/kad_zolorda.php)
  
   5. Нефедов С. А
  
   6. Комментарии к "Чингиз-наме".
  http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Chengiz-name/framevved3.htm
  
   7. Утемиш-Хаджи ибн Маулана Моххамад Дости "Чингиз-наме" http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Chengiz-name/framevved3.htm
  
   8. Они подтверждают сообщения Ибн-Баттуты.
  
   9. Сабитов Ж. М. Генеалогия Торе. Алматы. 2008. С 15-17.
  
   Ж. М. Сабитов высказывает предположение, о том, что владения репрессированных Джучидов достались, по-видимому, самому Узбеку. (Сабитов Ж. М. Клановая система улуса Джучи основные этапы развития https://www.proza.ru/2013/04/22/688)
  
   10. Утемиш-Хаджи ибн Маулана Моххамад Дости "Чингиз-наме" http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Chengiz-name/framevved3.htm
  
   11. Хамдаллах Казвини.
   http://www.vostlit.info/Texts/rus/Kazvini_Chamdallach/cont1.phtml?id=615
  
   Согласно Казвини одной из причин неудачи похода 1335 года явилось известие о смерти беклярбека Кутлуг-Тимура, "на котором держалось государство Узбека".
   _______________________________________________________
  
  
  
6. ПРАВЛЕНИЕ ДЖАНИБЕКА
  
  
Нет родственных связей между царями. (Средневековая арабская поговорка)
  
   Однако усиление Золотой Орды было лишь временным, обусловленным скорее незаурядными управленческими талантами Тохты и Узбека, нежели какими-либо закономерными 'долгоиграющими' факторами. В историографии считается, что расцвет государства продолжился и при сыне Узбека Джанибеке. Однако, зафиксированные в источниках некоторые события эпохи его правления заставляют нас усомниться в этом выводе.
  
   Начнем с того, что Великая замятня могла начаться сразу же после смерти Узбека, когда претензии на престол заявили сразу три его сына - дети от главной жены Тайдулы Тинибек и Джанибек, а также Хызрбек. Однако в силу случайных обстоятельств этого не случилось, поскольку быструю (и надо предполагать относительно бескровную) победу Джанибека предопределило то, что его поддержала Тайдула, ставшая согласно старинной степной традиции регентшей1.
  
   Из попытки Джанибека лишить православную церковь налогового иммунитета (1342 год) можно либо сделать либо вывод о финансовых трудностях хана, либо об его отказе от традиционной для степняков политики веротерпимости.
  
   Напряженно складывались отношения Джанибека и с 'католическим миром'. Но, если поход против Таны завершился с военной точки зрения полным успехом (об экономической целесообразности подобных действий, подрывающих дальнюю торговлю, мы уже говорили, рассказывая о правлении Тохты), то поход против Кафы обернулся для Золотой Орды настоящей катастрофой. И дело не в том, что Джанибеку не удалось взять город, а в том, что примененное ордынцами бактериологическое оружие, опустошив Европу, бумерангом вернулось в Улус Джучи.
  
   Эпидемия Черной смерти в первую очередь затронула города, положив начало коренному изменению соотношения сил между 'городом' и 'деревней'. И все же во время правления Джанибека, казалось, что ни о каком распаде Золотой Орды, тем более распаде очень скором не может быть и речи. Более того, в 1355 году ее армия осуществляет успешный поход в Закавказье и берет штурмом Тебриз. Правда, этот успех объясняется не столько силой Золотой Орды, сколько тем, что государство ильханов к тому времени уже прекратило свое существование, а его территория, раздробленная на несколько независимых владений, была охвачена войной "всех против всех"2.
  
   И едва Джанибек умер, то ли своей смертью, согласно татарским и иранским источникам, то ли от руки своего любимого сына Бердибека, согласно источникам русским, как объективные факторы, способствующие дальнейшему ослаблению государства, немедленно вступили в силу.
  
  _______________________________________________________
   1. Источники по-разному описывают приход Джанибека к власти. По одной из версий он сначала убил Хызр-бека, а затем составил вместе с Тайдулой заговор против Тинибека. Заговор поддержала управленческая аристократия, и в 1342 году Тинибек был убит.
  
   2. См. Зейн-ад-Дин
  _______________________________________________________
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"