Коматагури Киёко: другие произведения.

Темные Холмы. Часть 7. Неизвестность.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  
  ***
  
  Кожу жгло огнем, но почему-то только на лице, перед глазами мелькали красные и белые точки, тело было мокрое и закостенело от холода.
  Я подскочил словно ошпаренный, но голова закружилась, ноги предательски подкосились, и меня боком повело в сторону, я сделал несколько неуверенных шагов и упал на колени. Думаю, своим пируэтом я дал бы фору любой балерине в пачке. Только был я в дурацких пижамных штанах, на улице, около Стены, по щиколотку утонув в траве, в которой словно жемчуг, в лучах восходящего солнца блестели крупные капли росы. Штаны промокли, и я промерз до самых печенок. На голый торс прилипла земля, листья и отпечатались пара веточек. Картина происходящего была настолько сюрреалистична, что на некоторое время я завис и полностью перестал ощущать реальность. Рассматривая утренний пейзаж, я вдруг подумал, что еще ни разу не был в городе так рано и не видел восхода. А что, собственно я тут делаю?
  Волосы на голове зашевелились. Я, неизвестно как, оказался в часе ходьбы от дома, полуголый, в дурацких пижамных штанах с подмигивающими паровозиками, без гроша в кармане, и жутко перепуганный. Проверил карманы в надежде обнаружить мобильный, заранее осознавая бесполезность этой затеи. Я никогда не спал с телефоном в кармане. Оглядываясь, быстро зашагал в сторону дома, но потом передумал и заспешил к Тиму. Не хватало еще заявиться в таком виде домой и перепугать мать, а друг точно поможет разобраться. Если он, конечно, еще не заметил моей пропажи и не поднял на уши весь город. Он такой, он может, но скорее всего не станет.
  На улице надрывали голоса всевозможные птички, радуясь теплому лету и скорым воробьиным ночам. Солнышко уже пекло макушку, слепило глаза, но почему-то совсем не грело тело. Босые ноги больно кололо мелкими камешками, но я упорно не обращал на это внимания. Обхватив себя руками, я ускорил шаг, боязливо озираясь по сторонам в страхе встретить кого-то из знакомых. Меня потряхивало от ужаса и неизвестности, я никак не мог понять, что происходит. Но на пути встретились лишь пара заспанных дворников проводивших меня погасшим, безразличным взглядом. Видимо не могли понять, то ли я псих, то ли их еще не покинула воскресная белочка.
  Уже во дворе друга, на входе в подъезд меня догнал Тим. Я сильно удивился, увидев его не выходящим из дому, а наоборот, бегущим к нему.
   - Алекс, ты сума сошел? Где тебя носило? - друг подскочил, схватил меня за плечи руками, и начал трясти. - Я чуть не чокнулся, когда увидел, что тебя нет. Двери закрыты, все вещи лежат на месте, даже кроссовки, а ты исчез! Ты что, через балкон выпрыгнул?
  Он продолжал меня трясти, его лицо было покрыто красными пятнами и потное, словно он только вернулся с пробежки. И от него ощутимо веяло жаром, от чего я почувствовал себя еще более замерзшим.
   - Если ты продолжишь меня трясти, я точно ничего не скажу.
  Он остановился, но не отпустил мое плечо, словно боясь, что я исчезну. Глаза зло блестели, рот перекошен. Я отшатнулся пораженный его выражением лица.
   - Ты чего?
   - Черт тебя дери! Я испугался. Испугался так, как никогда в жизни. Я за тебя отвечаю!
  Меня, конечно, тронула такая забота со стороны друга, но не порадовала, а наоборот напугала. Он должен был встретить меня, увидеть, что я цел, и начать прикалываться. Говорить, что я придурок, страдающий лунатизмом, который воет на луну и отныне он будет приковывать меня ночью наручниками к кровати. Но Тим был зол, предельно собран, и... сильно напуган. Уже второй раз я наблюдал как этот обычно веселый и беззаботный парень превращается в серьезного типа, с не по годам взрослыми глазами, и от этой перемены в старом добром Тимофее мне стало еще страшней.
  Мы бы так долго стояли и таращились друг на друга, я в недоумении, а Тим настороженно и оценивающе, как к подъезду подъехало такси, и оттуда в обнимку вывалилась пьяная парочка студентов, живущие этажом ниже. Мы быстро ретировались. Гулявшие всю ночь ребята вряд ли обратили на нас особое внимание, но нам, как добрым и порядочным школьникам не хотелось с ними сталкиваться.
  В квартире друга было по-прежнему пусто.
   - А где бабуля?
   - Уже ушла. - Тим начал пошел на кухню заваривать чай, я же прошмыгнул в ванную.
   - В такую рань?
   - Не пытайся уйти от темы. Я все еще жду ответа.
  Я промолчал. Щелкнул бойлер в душе, и на меня потекли теплые струи воды, смывая грязь и отогревая замерзшее тело. Уже несколько дней как наступило лето, по утрам все еще было очень холодно, и в низовье стекал весь туман. Хоть бы легкие не простудить. Я согрелся только минут через двадцать. Еще столько же мне понадобилось, чтобы привести себя в порядок и на кухню явился не то чтобы бодрый, но хоть немного посвежевший и похожий на цивилизованного человека.
  Тим молча налил мне кофе, подсунул тарелку с грубо сделанными бутербродами "а-ля мужской вариант" и воззрился на меня с таким лицом, словно я как минимум похитил его любимую бабушку.
   - Шего уштавилшя? - спросил я с набитым ртом. Аппетит проснулся зверский. Мне показалось, что я не ел целую вечность. А у друга он видимо совсем пропал. Его кофе давно остыл и стоял нетронутым.
   - Ты ничего не хочешь мне сказать?
   - Кроме того, что я проснулся валяясь в траве под Стеной, не помня как туда попал? Нет, ничего.
   - Я все еще жду ответа.
  Я психанул. Вскочив я с истеричными нотками в голосе сказал, что думаю по этому поводу и не могу понять, почему вдруг это мой лучший друг смотрит на меня как на врага народа и в чем-то подозревает.
   - Вместо того чтобы подбодрить меня, ты ведешь себя как придурок! Ты хоть понимаешь, что я пережил, проснувшись непонятно где? Я даже не знаю, как там очутился, как я вообще вышел из квартиры? Ничего не помню!
  Я уже почти орал размахивая бутербродом, и сыр с колбасой, словно флаги, опасно развевались при каждом движении руки. В конце концов, колбаса не выдержала американских горок и, вырвавшись на волю, попыталась выпрыгнуть в окно. Стекло спасло самоубийцу, и она с хлюпающим звуком прилипла к нему стороной, вымазанной в масле. Я умолк, и мы вместе уставились сначала на беглянку потом друг на друга. Тим виновато, а я с вызовом.
   - Прости. Я переборщил. Просто испугался, наверное, больше чем ты. Даже подумал, что тебя похитили инопланетяне. Представь, все вещи на месте, а тебя нет. Мне даже в голову не пришло, что тебе приспичило прогуляться. Если бы еще и штаны остались, так я бы сразу звонил в службу безопасности страны.
   - Придурок.
   - Сам такой. Теперь за тобой нужен глаз да глаз. Возможно, придется даже пристегивать по ночам к кровати!
  Все еще чувствуя себя отвратительно, я все же ухмыльнулся - старый добрый Тим вернулся и даже шутит. Это хороший знак, значит все не так плохо.
   - Слушай, ты тогда сказал, что отвечаешь за меня. Что ты имел ввиду? - задал я волнующий вопрос, но друг лишь пожал плечами.
   - Ты ночевал у меня, значит я в ответе.
  Я лишь скептически поднял бровь, на что Тим развел руками и заявил:
   - Вот если я, заночевав у тебя, суну пальцы в розетку или выпаду с балкона, то виноват ведь будешь ты.
   - Кажется, ты у нас уже взрослый мальчик...
   - Саня, хватит! - вспылил Тимка, - Сам подумай, что сделает со мной твоя мама, если с тобой что-то случится? Давай закончим этот разговор.
  Я умолк, частично соглашаясь с его доводами, хотя все же мне показалось его поведение странным, ведь он первым начал допрос. Вообще, последнее время все вокруг стало другим, и оставляет слишком много вопросов.
  Мы стояли и наблюдали, как колбаса сползла по стеклу на пару сантиметров вниз, оставляя за собой жирный след, а потом шлепнулась на подоконник. Это разрядило обстановку, мы хихикнули, напряжение, недавно возникшее между нами, разбилось вдребезги. Друг поддел кружалец и швырнул в кошачью миску, где его с удовольствием умял жирный черный котяра по имени Рюук.
  
  ***
  Не зря говорят, что понедельник - день тяжелый. И вдвойне он тяжелей, если в этот день у вас предстоит зачет по математике. Учился я неплохо, да и преподаватель был отличный, но вкупе с бессонной ночью, гудящей головой и кучей странных событий выбивших меня из колеи, простенький зачет усложнился в несколько раз. Я сидел за своей партой рядом с Мишей - тихим парнем, нашим местным математическим гением. Он хмурил брови, грыз колпачок ручки и разве что не скрипел мозгами, всем своим видом показывая силу любви к математике.
  Мне давно запретили сидеть с Тимом, так как своей болтовней мы не раз срывали уроки. Поэтому некому было меня вывести из раздумий. Мысли блуждали где попало, то по аудитории, то по темным улочкам города, то натыкались на обрывки неких воспоминаний. Мысли напоминали то давно забытые события, то обрывки сновидения, а некоторые моменты вообще были похожи на кадры из фильма, которого я никогда не видел. Негромкое покашливание слева вывело меня из ступора - и я заметил, что уже довольно долго пялюсь на голые коленки Юли.
  Девушка поддалась всеобщему летнему настроению и надела настолько короткую юбку, насколько позволяли школьные правила. Я невольно поежился, вспоминая утреннею прохладу, и обратил внимание, что коленки у нее так себе, острые и не загорелые, видал и лучше. Я выдавил мученическую улыбку объекту своего многолетнего воздыхания и, о чудо, девушка с готовностью улыбнулась в ответ. Я даже растерялся. Привычка "понравиться" ей настолько въелась, что получив первый положительный отзыв от девушки, я вдруг понял, что мне все равно, я ничего к ней не чувствую, и если она вдруг ответит взаимностью, то мне это уже не нужно.
  Она протянула ко мне руку, и я уставился на нее как дурак. Юля разжала ладонь - там лежал клочок бумаги свернутый много раз, и я автоматически схватил его, пока не заметил учитель.
  Как ни странно, записка была не от нее, а от Наташки Свиридовой, лучшей подруги Юльки.
  " У меня днюха пятнадцатого, не забыл? Жду тебя в гости с подарком! Собираемся на Четвертой в восемь. Юля тоже будет. Ната".
  Я оглянулся на соседний ряд, выдавил еще одну мученическую улыбку и неопределенно пожал плечами. Это могло значить и да, и нет. Еще целых две недели ждать.
  До конца письменного зачета осталось пять минут. Все усиленно зашуршали конспектами, шпаргалками, а особо наглые просили учителя помочь. Тот со скучающим видом подпиливал ногти воображаемой пилочкой и не реагировал. Я быстро решил последнее задание, скорее всего неправильно, но меня устроит и четверка. Это всего лишь десятый класс, и оценки в аттестат все равно не пойдут.
  В придачу невероятно хотелось спать, перед глазами все время водили хоровод то разноцветные круги, то черные точки. Как только учитель собрал листочки, я уронил голову на парту и закрыл глаза. Одноклассники зашевелились, сбегая на перемену, но рядом со мной кто-то уселся. Приоткрыв на мгновение один глаз, увидел Тима, что также устало улегся на парту.
  "Борись!"
   - Что ты сказал? - подскочил я от неожиданности.
   - Ничего, - парень посмотрел на меня с недоумением, - что, уже глюки от недосыпа?
   - Нет, ты что-то сказал!
   - У тебя галлюцинации?
  Я засомневался. Может и правда что-то послышалось, или вообще приснилось.
   - Ната пригласила меня на день рождения, - съехал я с темы, - И Юля такая любезная. Произошло что-то такое, о чем я не знаю?
  Тихонов поднял голову и уставился на меня усталыми красными глазами, а потом ехидно усмехнулся:
   - Не слышу радости в твоем голосе. Хотя я видел, как ты на нее смотрел, - он скорчил рожу как у дебила и свел глаза на переносице.
   - Как? И вообще я не на нее смотрел, а сквозь. Я задумался!
  Друг засмеялся:
   - Так вот почему у тебя был взгляд как у дохлой рыбы.
  Я сделал вид, что замахнулся, Тим втянул голову в плечи, и я несильно пихнул его.
   - На себя посмотри, карась резвый. Ты мне еще сцену ревности закати.
   - Тю, мне уже давно Юлька не нравится.
   - Вот как? Я только что осознал, что мне она тоже совсем не нравится.... Так чего же ты за ней таскаешься?
   - Как чего? За компанию. Весело же! А ты чего?
   - Ну, ты таскаешься, и я с тобой.... За компанию...
  В класс заглянули несколько одноклассниц во главе с Натой и Юлей. Мы с Тимом, ухмыляясь, быстро сменили тему разговора, и попытались изобразить бравых молодцев.
  Девочки подошли к нам и начали обсуждать предстоящий праздник, Тихонов присоединился к обсуждению, размахивая руками и добиваясь, сколько выпивки будет. Кому что, а этому лишь бы пьянку устроить.
  Юля подошла ко мне и села на парту, закинув ногу на ногу. Тощие коленки мелькнули в опасной близости от моего лица, и я поспешно отодвинулся. С чего это она из недотроги вдруг превратилась в соблазнительницу?
   - Ты чего такой задумчивый последнее время? - она мягко улыбнулась, накручивая локон светлых волос на палец. Раньше я бы замер как кролик перед удавом, но сейчас лишь вяло отметил, что локоны у нее крашенные и пережженные, а на лице мелкая сыпь, профессионально замазанная тоналкой. Оказалось, фея хоть и безупречна, но все же не из сказки.
   - Да вот вынашиваю планы мирового господства, - ответил я серьезным тоном, - Хочу захватить мир.
  Она хихикнула, подыгрывая мне. Я не раз замечал, как девушки смеются с глупых шуток парней, лишь бы угодить и понравиться, но сам оказался в такой ситуации впервые. Это льстило и... немного разочаровывало.
   - Ну, тогда тебе будет нужна верная помощница и советница.
   - О, у меня уже есть одна на примете, - я подмигнул, и она умело изобразила смущение.
   - Откуда начнешь захват? С нашего города?
   - С Темных Холмов? Глупости, этот город и так мой.
  Она растерянно захлопала длинными ресницами, все повернулись в мою сторону, а я едва сдержал порыв прикрыть рот руками, словно случайно сказал что-то весьма нехорошее в очень приличной компании. Сердце пропустило несколько ударов и снова ускорилось.
  Тим вдруг зло спросил:
   - Темные Холмы? Это еще что такое?
  Я пожал плечами жутко смущенный и обескураженный тем, что ляпнул непонятно что. И что на меня нашло?
   - Представления не имею!
  Все посмеялись надо мной, не стесняясь обсуждая, что кажется у кого-то не все дома.
  Друг натянуто улыбнулся, и его взгляд был отнюдь не ласковым.
  
  
  ***
  
  Последующие две недели показались мне сущим адом. Последний экзамен я еле вытянул на тройку, и то, меня просто пожалели, ведь в целом я учился хорошо. Мать, несмотря на обещания, все равно пропадала на работе, хотя еду мне больше не приходилось готовить самому, да и обстановка в доме вроде как разрядилась и стала более спокойной, уравновешенной. Впрочем, не смотря на внешнее спокойствие, к началу каникул я был уже на пределе.
  По ночам не мог спать от кошмаров. Сны были не особо страшные, но настолько тяжелые и непонятные, что я всю ночь дергался, засыпал только под утро, а просыпаясь, чувствовал себя разбитым и морально истощенным.
  На день рождение Наты я попал лишь благодаря Тиму, который силком вытащил меня из дому, полностью игнорируя мое состояние, постоянно ошивался где-то рядом, иногда преследуя меня даже в туалете.
  На празднике я сидел помятый и инертный, во всю демонстрируя полный набор зубов при каждом зевке. Я даже не утруждал себя тем, чтобы прикрыть рот рукой. Юля первое время пыталась меня растормошить, рассказывая разные глупости, хватая меня за руку, заглядывая в глаза и периодически утыкаясь грудью в мое плечо. Бедняга еще немного посидела рядышком и, не выдержав моего безразличия к ее изощрениям, сбежала под предлогом помощи имениннице. Присоединившись к самой шумной из групп, она изредка бросала на меня обиженные взгляды.
  Вскоре ребята немного выпили, разбились на группы по интересам и совсем обо мне забыли, чему я был несказанно рад. Мое единственное желание было лишь где-нибудь спрятаться и вздремнуть, так как ночью выспаться мне не удалось. Забившись в дальний угол комнаты, я обхватил колени руками и уткнулся в них лицом. Готов поспорить, что со стороны я был похож на обиженного, плачущего и всеми забытого мальчишку, с которым никто не дружит, но мне было плевать.
  Несмотря на музыку и шум я все-таки заснул. К такому выводу я пришел потому, что все вокруг вдруг потеряло свои цвета, а люди наоборот словно находились посреди странных ярких коконов. Они пульсировали, сокращаясь в такт биения моего сердца. Внутри них бурлили и переливались пятна поменьше, красивой геометрической формы. "Фракталы" - вдруг пришло название в мою голову.
  В таких ярких цветах, вероятно, видят мир наркоманы после очередной дозы. Я с любопытством наблюдал за сияющими одноклассниками, переливающимся всеми цветами радуги, и словно мог прочитать их эмоции. Ната светилась темно-красным, чем-то раздраженная, у Юли преобладал розовый с вкраплениями красного, она влюблено витала в облаках, и одновременно злилась. Миша светился фиолетовым с полосками серого - наш болезненный гений был спокоен и думал о своем.
   Везде преобладал красный разного оттенка, но встречались и другие цвета. Устав разглядывать диковинку, я поискал взглядом Тима и едва рассмотрел своего друга в окружении других ребят. Он не светился. Его окружала непроницаемая тьма, и яркие лучи, тянущиеся от окружающих, как только соприкасались с тьмой, терялись в пустоте. Он смотрел прямо на меня. Взгляд был чуждый, колючий, полон боли. Его губы шевелились, складываясь в незнакомые слова. Я не слышал ни единого звука, не чувствовал его эмоций, но знал, он разочарован, растерян и... боится.
  Сгусток тьмы вокруг него расширился, от него отделилась тень, приобретая столь знакомые мне очертания. Там стоял Он. Тот самый, чье отражение так часто я видел во сне вместо своего. Тим обернулся, его лицо исказила гримаса боли, и я понял, что он кричит от страха, закрыв лицо руками.
  Кинувшись на помощь другу, я погнался за фигурой, но чем быстрее бежал, тем труднее было уследить за ней. Она ускользала, сливаясь с тенями, падающими от зданий, размываясь в движении и все время прячась за моей спиной. Затылком я ощущал ее зловонное дыхание, эманации ненависти, жажду убийства и голод. Волосы шевелились на моей голове, сознание отказывалось принимать реальность происходящего - я уже давно не думал, что все это сон. Покрываясь холодным, липким потом я отчаянно пытался поймать нечто, в чье существование не хотел верить. Страх не давал мне сосредоточиться, и когда, обессилев, я остановился, перестав крутиться вокруг себя как волчок, фигура в капюшоне замерла, стоя за моей спиной.
  Я все еще чувствовал ее. Знал, что она там, позади меня, источает миазмы тьмы, смотрит пустыми глазницами, прожигая мой затылок.
  И боялся. Боялся увидеть что-то поистине ужасное. Боялся, что оно кинется на меня, вцепился когтистыми пальцами в мое лицо, выцарапает глаза, вырвет зубами глотку и, купаясь в крови, будет хохотать над моим трупом. Медленно, каждой клеточкой тела чувствуя натянутые струны моих нервов, я поворачивал голову в надежде, что когда обернусь, то увижу лишь пустую улицу.
   Я не был готов к тому, что увидел. Воздух напитался страхом и болью, и почти пах смертью. Но там никого не было. Кроме моей собственной тени.
  
  ***
  
  Меня вырвало прямо посреди улицы, где я стоял на четвереньках и корчился от боли. Руки были ободраны, пальцы едва гнулись и обильно кровоточили там, где до самого мяса были обломаны ногти. Вокруг не было ни души, но я все равно затравленно оглянулся, чувствуя на себе чей-то пристальный взгляд. В голове мысли метались, словно испуганные колибри.
  "Что происходит со мной?".
  Только что я был на вечеринке, а потом... Что было потом? Вот я смотрю на Тимку, а дальше все как во тьме.
  Ужас затопил мое сознание и сковал тело. Крупная дрожь сотрясала меня, усиливая боль в пострадавших руках. Внизу живота, словно узел, собрался тугой комок страха. "Я сошел сума. Я не помню, как сюда попал. Я ничего не помню, черт побери!"
   - Мамочка.... Хочу домой, - хрипло прошептал я и закашлялся, чувствуя острое желание поскорее оказаться подальше от этого места.
  Негнущимися пальцами я порыскал вокруг себя в поисках мобильного. Темнота не способствовала поискам и я, превозмогая боль, огляделся. Тусклый свет фонаря едва освещал небольшой пятачок земли, а пелена перед глазами мешала сфокусироваться. Уже почти отчаявшись найти пропажу, я обнаружил телефон на земле около старого потрескавшегося зеркала. Поднявшись во весь рост, вопреки всем суевериям, что не стоит смотреть в разбитое зеркало, посмотрел на свое отражение. Сквозь сетку трещин и выпавших осколков на меня смотрел взъерошенный тип: морда помятая и в кровавых разводах, взгляд безумный и мрачный, под глазами залегли черные тени. Такого встретишь в подворотне и отдашь все вещи без разговоров.
  Я перевел взгляд на телефон, зажатый в окровавленной ладони. На руки страшно было смотреть, и я поморщился от очередного приступа боли. В таком виде нельзя являться домой, если мать меня таким увидит, что все может плохо закончиться, и это не считая того, что она до смерти испугается. Тут достаточно и одного перепуганного парня, сил успокаивать впечатлительную женщину у меня не осталось. Кто бы меня успокоил!
  Потом я вспомнил о Тиме, но внезапно накатившее безразличие охладило мое желание позвонить другу. С отстраненным равнодушием я подумал, что Тим совсем не тот, за кого себя выдает. И как я раньше мог ему доверять?
  Но... если Тим не тот, то кто тогда я?
  Покачнувшись, я двинулся по улице, в поисках нужного пути.
  Я прекрасно знаю город и все его закоулки, но сейчас мне пришлось пройтись пару кварталов, прежде чем смог понять, где нахожусь. Вот показалось старое здание спорткомплекса, в котором мы каждый год участвовали всей школой на соревнованиях, а вот и полуразрушенный кирпичный забор, за которым уже много поколений школьников прячется от учителей и украдкой раскуривает свои первые сигареты. Я машинально поднял руку с зажатым телефоном и щелкнул камерой, оставив на экране полосу крови. Вспышка на мгновение ослепила меня, перед глазами заплясали белые пятна. Новое послание Ловца как всегда пространно и могло означать что угодно: "МЫ КАЧАЕМСЯ НА КРЫШАХ ЗДАНИЙ. СЛИШКОМ МНОГО НЕБА ДЛЯ СТОЛЬ МЕЛКИХ КРЫЛЬЕВ. ПРЫГАЙ ВНИЗ!".
  Зачарованно пробежав глазами по едва светящейся в темноте серебристым буквам, я подумал, что хочу придушить этого загадочного райтера, который так любит непонятно изъясняться и запутывать еще больше.
  Посмотрев на высившуюся неподалеку многоэтажку, ее ровную крышу без парапета, пушистые облака, пролетающие над ней по небу я вдруг подумал, что было бы здорово подняться на высотку, повернуться спиной к провалу и, уставившись в небо, сигануть вниз. Никаких проблем, никаких терзаний, свобода от всего...
  Тряхнув головой, я прогнал подозрительные мысли, которые словно не принадлежали мне, а нашептывались кем-то другим. Передернув плечами и застонав от боли в ноющих мышцах я почувствовал, что меня начинает знобить, а зубы свело судорогой так, что их не разожмешь и ломом. Не став разбираться в душевных терзаниях, и горя желанием поскорее добраться домой я вызвал такси, благо деньги нашлись в том же кармане, в который я их и положил. Всю дорогу меня трясло, и я не удостоил болтающего таксиста даже взгляда. Тот недовольно поджал губы, но настаивать на дальнейшем общении не стал.
  Трясущимися руками я открыл дверь квартиры и бесшумно проскользнул в дом в надежде, что мама или на работе или уже спит. Вопреки моим ожиданиям мама еще не спала, хоть уже и перевалило за полночь. Сидя за швейной машинкой в окружении выкроек, лекал и модных журналов она что-то усердно строчила, на мое появление отреагировала очень спокойно, и даже не повернула головы.
   - Что-то ты рано, сынок. Вечеринка оказалась неинтересной?
  Я прошмыгнул в ванную, пока мать не заметила мое перекошенное лицо, израненные руки и втайне радуясь, что мать сама придумала причину моего раннего возвращения, мне теперь не надо ничего сочинять. Усилием придав голосу максимум безразличия, я ответил:
   - Да, скучно было немного. Все рано разошлись, вот и я решил пойти домой.
  Она задала еще пару ничего не значащих вопросов, я ей вяло отвечал из душа. Вскоре она смолкла, увлекшись своим трудом, а я не настаивал на продолжении разговора.
  Благо аптечка была прямо в ванной, мне не пришлось пробегать мимо комнаты матери, неся в руках увесистый пакет с медицинскими принадлежностями. Пожелав ей спокойной ночи, я скрылся в своей комнате и, не желая, чтобы ко мне внезапно кто-то зашел, тихонько защелкнул на двери замок.
  
  ***
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Гринберга "И небо в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Женский роман) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | К.Огинская "Огонь в крови" (Юмористическое фэнтези) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Короткий любовный роман) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Как я босса похитила" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"