Комбат Найтов: другие произведения.

Записки горного стрелка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
  • Аннотация:
    Вышла на Лениздате.


   Записки горного стрелка.
  
   Глава I
   - Хана! Щаз полыхнет!
   Из пробитого керобака струёй вытекает тээска, растекаясь тонким слоем по палубе. Рву на себя правую дверь и кричу пилоту, чтобы брал ближе к склону. Но это бесполезно: командир уткнулся в стекло, двигатели уже скисли, и начинают разгораться. Под нами многокилометровая пропасть, а с противоположной стороны бьёт ДШК. Прыгаю, прижимая к себе пулемёт. Неожиданно мягко приземляюсь на крутой склон, покрытый свежевыпавшим снегом, и лечу вниз вместе с сорвавшейся лавиной. Плыву в потоке, снег везде и всюду, неожиданно взлетаю в воздух, меня сильно бьёт воздухом, меняю направление полёта и падаю в заросли можжевельника, которые самортизировали удар. Приехали! Путаясь в ветвях, с большим трудом выбираюсь из зарослей. Рядом небольшая пещерка. Похромал туда. Сильно болит колено, выбито два зуба, у пулемёта погнут ствол и сломаны сошки. Протиснулся между камнями, отсоединил ствол. "Черт! Запасной у меня или у Витьки?" Расстёгиваю стяжку рюкзака, перебрасываю его вперёд. Ствол у меня! И одна запасная коробка. Эта разбита вдребезги, аккуратно извлекаю ленту из неё. Стечкин на месте. Выше виднеется дым. Там вся моя группа. Вколол обезболивающее в коленку. "Бля! Как отсюда выбираться!" Рация шипит, но не принимает. Глубоко. Просмотрел склон, людей не увидел. Решил пройти в пещеру поглубже и отдохнуть. Накинул рюкзак, пытаюсь пройти... Не пускает! Упираюсь во что-то упругое! А если чуть с прыжка? В лицо ударил яркий свет! И над головой запели пули! Крутнулся в сторону. Но стрелка я засёк! Очередь! Готов! Вдруг замечаю, что пулемёт зашевелился! "У духов второй номер? Так не бывает!" Дал ещё туда очередь. И чуть скорректировал оптический прицел. Интересно. Из чего дух стрелял? Звук незнакомый! Внимательно осматриваю окрестности, ищу ещё огневые точки. Что-то на Памир и Гиндукуш совсем не похоже! Я же в трехстах километрах северо-восточнее Файзабада! И солнце должно быть с другой стороны? И выше! Ни хрена не понимаю! Я ведь, только что, был в пещере и уходил вглубь неё? А тут лежу на площадке, почти на самой вершине. Я же внизу был? Охренеть! Ничего не понимаю! Где я?
   - Эй, кто там наверху? Классно ты их срезал! Ты кто?
   - Лейтенант Найтов, "пятнашка"! А ты?
   - Сержант Матвеев, 29 ГСП.
   У меня закружилась голова! Это же мой тренер! Он в ту войну был в 1329 горнострелковом полку, вместе с моим отцом.
   - А у нас тоже есть Найтов, только он сержант! Он ниже, сейчас поднимется.
   Справа послышалось дыхание и лёгкий скрежет триконей. Перебросил пулемёт направо. Из-за камня появляется голова в сванской шапочке, но со звездой. Матвеич. Вышел на площадку, организовывает верхнюю страховку. Всё лёжа. Значит, противник рядом. Я перебросил пулемёт назад, достал бинокль, продолжаю наблюдать за тем местом, где был пулемётчик. За спиной ещё раз проскрежетали трикони. Послышался шум двух ползущих. Подползли. Дядя Вано и Матвеич.
   - Привет, давно здесь?
   - Нет. Минут пятнадцать.
   - По западному склону, что ли, поднялся?
   - Да не поднимался я, Матвеич!
   - Ты, что, меня знаешь?
   - Знаю, и тебя, и дядю Вано.
   Он внимательно посмотрел на меня и пожал плечами.
   - Я тебя точно в первый раз вижу. Лицо вроде знакомое, на Петьку похож, только лицо более круглое. А, и фамилия одинаковая.
   - Да сын я его! - Я повернулся на бок и достал удостоверение личности. Передал ему. Надо было видеть его лицо.
   Вано что-то быстро заговорил по-грузински, он, когда волнуется, всегда на него перескакивает. Чуть успокоившись, они с интересом уставились на пулемёт. Пошли вопросы о нём.
   - Тихо! - справа от пулемёта метров десять - снайпер, я его увидел раньше, чем он успел увидеть меня. Очередь, и вторая, для надёги!
   - Матвеич! Здесь противника нет, он напротив, давайте вниз и туда. Я прикрою. И по-шустрому. Здесь мне никто не нужен. Сколько вас?
   - Четверо.
   - Не густо.
   - И не говори! Наш лагерь вон там. Перила я оставлю. Давай, лейтенант.
   Они ушли вниз, я подложил под себя коврик, и продолжил наблюдение. Наконец, я увидел их наблюдателя. Вон его перископ торчит. Чёрт, из пулемёта его не разбить. Не попасть! Может быть выглянет? Вряд ли... Жалко нет второй станции и ребятам ничего не сказать. Впрочем! Лезу в центральный клапан рюкзака, там у меня лежит в коробке разобранная СВД-С и целевые патроны к ней. Достал, собираю вслепую, посматривая в прицел ПК. Готово! Выстрел! Пощелкал прицелом. Выстрел! Больше перископ работать не будет! Отложил винтовку. Во! Голова появилась! Огонь. Блин! Мимо! Не успел. Но этот гад, конечно, спрятался. Появился правее. Я его срезал. Две двойки срезал, но немцы обычно ходили тройками. Значит, ещё минимум двое. Так, а это кто? Это не немцы, это поднимаются наши. Теперь внимательнее! А мужикам бы левее зайти, чтобы быть у меня в секторе. Смотрю, грамотно забирают влево. Молотки. Быстро идут! Но, на площадке у немцев никого. Теперь надо бы выйти из сектора моего обстрела. Смотрю, один повернулся, посмотрел на мою площадку и махнул рукой второму забирать ещё влево. Пошли медленнее, видимо тяжёлый склон, а крючья не вбить: прошумишь. Вышли на предвершину, ползут. Затем послышалось несколько очередей, слабеньких, еле слышных и два сильных взрыва. Появляются оба, подняли над головой автоматы. Вершина чиста. Начинаю собираться вниз.
  
   Обалдело смотрю на верёвку: жесткая, тяжёлая. Явно металлический трос, обмотанный пенькой и плетёным хлопчатобумажным кордом. Офигеть! На всякий случай пробиваю сплесень двумя штыками (P.S. это узел, а не оружие), соединяю свою и их верёвку, цепляю карабин, и, по-пожарному, ухожу вниз. Сбрасываю перила. Странно, нога не болит! Промедол, что ли, так действует? Жаль, его осталось только три тюбика. Начинаю спуск к перевалу. Я уже узнал это место: Клухорский перевал. Если отец здесь, то это до 6 августа 42 года. Подхожу к позиции сверху: пулемётное гнездо, стоит "максим" без щитка. Пара ячеек справа и слева от него. И ещё по склону несколько штук раскидано. Не дело! У пулемёта кто-то возится, набивая брезентовую ленту вручную. На позиции всего ОДИН человек. А где полк? Послышался шум камней слева от Клухор-баши. Идут вниз трое. Я видел, до этого, только двоих на восхождении. Либо третий прикрывал, либо - это не они. Смотрю в бинокль, нет, всё в порядке. Солдат у пулемёта увидел меня и насторожился, схватил винтовку и навёл на меня.
   - Отставить! Я - лейтенант Найтов, красноармеец, опусти оружие. Меня сержант Матвеев просил сюда спуститься.
   - Фу, товарищ лейтенант, напугали вы меня. Очень тихо ходите. Шагов не слышно, как кошка.
   Красноармеец чуть расслабился, но карабин из рук не выпускает, держа его направленным чуть ниже моих ног. Форма у меня не ихняя: красно-зелёно-желто-белый маскировочный костюм горного стрелка. Я остановился, и решил подождать, пока подойдут отец, Матвеич и дядя Вано. Спускаются они торопливо и шумно. Помахали рукой, я в ответ помахал тоже, они махнули ещё раз. Солдатик шумно выдохнул. Понял, что опасности нет. Трое альпинистов пошли медленнее.
   - Валера, всё нормально! Это - свой. - послышалось сверху.
   - Красноармеец Савельев, товарищ лейтенант. Одеты Вы не по-нашему, извините. И оружие у Вас не наше. Только, что по-русски говорите.
   - Нормально, товарищ Савельев. Всё понятно.
   Он поставил карабин у ноги.
   - А закурить не будет, товарищ лейтенант? - и удивлённо уставился на протянутую ему БТ. - Старшина третьи сутки не поднимается. Кажись, нас уже списали. А огоньку?
   - Тётенька, дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде? Держи!
   - Трофейная? Я таких не видел! - сказал он, прикурив. - Слабенькая совсем, а это что за коричневая хрень?
   - Фильтр, чтобы табак в рот не попадал, и часть смол оставалось на нём.
   - Понятно! - хотя было видно, что ответ ушёл в пустоту.
   Подошли остальные.
   - Ну как? Познакомились?
   - Частично.
   - Сержант Найтов. Командир группы альпинистов. Товарищ лейтенант, разрешите Ваши документы!
   - Конечно, сержант. - остальные уставились на снятый станковый рюкзак, нейлоновую верёвку и снайперскую винтовку. Пулемет они видели до этого. Но, увидев, что Валера курит, сразу переключились на него.
   - Где взял? Оставь!
   - Берите! - Я протянул раскрытую пачку. Матвеич начал распаливать кресало и трутень. Я похлопал по карманам, нашёл ещё три зажигалки, две отдал им. Всегда на выход беру много. Сигарет тоже пятнадцать пачек. Шли на две недели. Мы присели, кто где мог, отец изучал документы.
   - Что-нибудь ещё есть?
   - Партбилет. Больше ничего. А, и копия заявки на выдачу БК на группу. Но, с печатью. Пётр Васильевич, прекрати. Кончай изображать НКВД. Нас здесь пятеро. По тому, что ты мне рассказывал, через сутки вас останется трое. Вот у того камня вы зароете документы, награды и медальоны. - они переглянулись.
   - Мы их вчера зарыли, там.
   - Выкапывайте, и давайте укреплять позицию.
   - Лейтенант! Принимайте командование. - тихо сказал отец.
  
   Они спустили сверху один немецкий пулемёт, две коробки патронов к нему, снайперскую винтовку, два пистолета. Было два ящика винтовочных патронов, один ящик пулемётных, ящик гранат и два ящика тола с пятью взрывателями и огнепроводным шнуром. Шнура было мало. Я залез в свой рюкзак: "муха", 520 патронов к СВД, 250 патронов к ПК, 240 к Стечкину, малая монка, десять радиовзрывателей (полная пачка) и пульт к ним. Две радиостанции: моя Р-127д и немецкая телефункен. Матвеич сказал, что чуть выше есть немного миномётных мин. Шесть сухпайков. Ребята уже трое суток не ели, поэтому, когда я сказал, что это такое, уставились на них. Один вскрыли. Я тоже пожевал колбасного фарша с галетами. После этого показал отцу, как устранять задержки при стрельбе и как пользоваться прицелом пулемёта. Матвеич сидел, разбирался с МГ, Вано пристрелял Маузер, Валера выравнивал патроны в ленте максима, но я ему сказал, чтобы взял свой карабин и двигал на правый фланг, присмотреть за обратным склоном Клухор-баши. Если немцы там смогли утром подняться, то постараются сделать это ещё раз. В этот момент послышался гул самолётов. Три лапотника и два мессера шли к восточной вершине. Бомбили с горизонтали, поэтому никуда толком не попали, но камнепад устроили что надо. Мессера попытались проштурмовать наши позиции, но, довольно бестолково. Мы отлежались под козырьком. Самолёты пожужжали и улетели. Но, этим ничего не кончилось. Внизу захлопали миномёты. Я с СВД пополз на левый фланг к одной из ячеек, которую заранее присмотрел. Позицию миномётчиков обнаружил сразу. Часть её просматривалась. Обнаружил край ящиков с минами и всадил несколько бэзух в них. Раздался довольно громкий взрыв. Но, егеря уже начали подниматься вверх по склону. Перенёс огонь на них, выискивая офицеров и унтеров, с их шмайсерами и пистолетами. 6 выстрелов хватило, чтобы оставить роту без командования. Пройдя метров 100, они залегли. Наши пулемёты молчали. В этот момент открыл огонь Валера. Я прокричал Вано, чтобы он пулей летел к нему. Тот, пригнувшись, побежал направо. Спустя несколько минут он тоже включился в игру. Я, неторопливо выцеливал головы, однако, спустя несколько выстрелов увидел блеснувший прицел или бинокль чуть дальше от залегшей цепи. Перенёс огонь туда. Попал или нет - не знаю, больше похоже, что просто напугал. Противник начал пятиться. Точный одиночный огонь здорово действует на нервы. Особенно в горах, где каждый выстрел многократно отражается и создаёт сильное эхо. Они начали отходить, я, время от времени, стрелял по наиболее умелым. Их сразу видно.
   Подсчитали расход патронов, после этого, снарядили Валеру вниз, за патронами. Даже так экономно, нам надолго не хватит. Теперь Вано сидел справа с немецкой снайперкой. Остальные лежали каждый в своей ячейке. Ближе к вечеру я и Матвеич пошли наверх закладывать взрывчатку. Нашли хороший каменный карниз, заложили оба ящика, я поставил радиовзрыватель, привязал место постановки к карте. Уже ночью спустились вниз. Распределили смены, свободные начали укладываться спать. У них даже спальников нет. Пришлось отдать коврик. Вано очень заинтересовался оборудованием. Рассматривал титановые крючья, карабины, "рогатку", восхищался ледорубом. Он, до самой смерти, будет ходить в горы. Будет начальником горноспасательной службы этого района. И Вано, и Матвеич не давали мне уснуть, расспрашивая, в основном, о себе. Потом Матвеич ушёл на пост, сменив отца.
   Тот задал только один вопрос: то, что сейчас происходит, похоже или не похоже на то, что тебе в детстве рассказывали?
   - Не похоже. Ты не говорил о самолётах. Только о шторьхах. И бой за Клухор-баши длился двое суток. Вершина трижды переходила из рук в руки. От перевала вас отжали, и уже другой полк, 121-ый, взял его назад, причём немцы отошли сами, когда убедились, что здесь технику вниз не спустить. На их картах эта дорога проходимая. Сведения о ней у них 1912 года.
   - Судя по всему, лейтенант, завтра здесь будет жарко. Стой, слышишь?
   Снизу раздавался мерный цокот, но звук шёл с юго-запада. Мы замолчали, прислушиваясь.
   - Лейтенант, вы бы поспали чуток. Моя очередь на подвахту. Вам скоро заступать.
   Через полтора часа меня толкнули.
   - Время!
   - Что с цокотом?
   - Похоже, поднимается всадник или лошадь, но периодически пробиваются ещё какие-то звуки. У немцев - тихо.
   Я подхватил СВД и пошёл на правый верхний пост.
   - Стой!
   - Свои! Смена.
   - Поднимайся.
   Сменил Матвеева. Бросил на дно ячейки матрасик, пристроился поудобнее. "Собака", самое сонное время. Поэтому надо быть внимательным. Положил одну ПР-40 перед собой. Звуков в ночи много, особенно снизу, вплоть до лёгкого храпа Вано. Прошло около часа, и я услышал явственные звуки, что кто-то поднимается на Клухор-баши. Я повесил люстру. Так и есть. На стене две тройки. Успеваю даже подкорректировать прицел для стрельбы снизу вверх. Наступила тишина и темнота. После ракеты ничего не видно. Голоса снизу:
   - Лейтенант, ты как?
   - Порядок.
   С другой стороны доносилась немецкая перекличка. Но, при свете ракеты никто на перевал не поднимался. Спустя час, снизу, с юго-запада, появились два громадных светящихся зелёных глаза, и мерный цокот копыт. Поднялся Валера, который привёз патроны, продукты и одеяла. Меня сменили, я поел чуть тёплой каши с мясом. Немного поговорил с Валерой, но он потом быстро уснул.
   Главная новость была, что к нам поднимается свежий взвод.
  
   Почувствовал чужую руку на плече, открыл глаза: отец.
   - Внизу у немцев звуки моторов. Видимо, подкрепление прибыло. Вставайте, лейтенант.
   Расстёгиваю спальник и выбираюсь из него.
   - Извини, вчера постеснялся спросить: мама моя где? С 41-го писем не получаю.
   - Шесть лет назад похоронили, а сейчас она под Ленинградом служит, воюет. Заряжающим зенитного орудия.
   - На ЛенФронте? Мы же только что оттуда! Я возле дома был, он разбомблен. Думал, что...
   - Нет, всё в порядке.
   - Облачность стоит ниже нас, всё скрывает. Могут незаметно подойти.
   - Там россыпь каменная, тихо не смогут. Только по дороге, а я там пару ловушек поставил из миномётных мин.
   Тихонько переговариваясь, мы подошли к костру, у которого стоял горячий чайник. Я сделал себе кофе из сухпая, а он налил себе чая. Кофе он никогда не пил. Он был самым опытным из всех, вторую войну тащит.
   - Теперь мы удержимся. Плюс два пулемёта и две снайперки, это как раз, чего не хватало. А почему ты никого не оставил у закладки?
   - Я её отсюда взорву, по радио.
   - У... Удобно. Пойду, подниму всех и сменю Валеру.
   Атака началась в 9.30. На этот раз немцы начали без артподготовки, но их поддерживало три бронетранспортёра, бивших из пулемётов. Но, открытый пулемёт против снайпера не играет. Вано и я быстро их подавили. Немцы опять залегли и огрызались огнём. Но, не отходили, что-то готовили. Скорее всего, пошли в обход справа, теперь поджидают удара сверху вниз. Но, мы с Матвеичем и там поставили несколько растяжек. А с моего места плато хорошо просматривается, и пристреляно. Так и есть! Вон они. Выходят на плато. Три тройки. Спешат, видимо, подзадержались на подъёме. Тявкнула 50мм мина-ловушка. Отлично! Четверо свалились, теперь мой выход! Их ведь отстегнуть надо! Успеваю выстрелить 4 раза. Двое начали отползать обратно. Остальные лежат. Атаки сверху не будет. Переношу огонь вниз. "Эдельвейсы" ещё немного полежали, и тоже начали отходить. Ближе к 12 часам, мы увидели поднимающийся взвод.
   Прибывшее подкрепление ничего, кроме шума, из себя не представляет. Один "максим", два "дегтяря", автоматов нет, только винтовки. Ни одной снайперки. И очень горластый лейтенант Кравцов. А горы шума не любят. Через пятнадцать минут я не выдержал и подошёл к нему.
   - Лейтенант, если вы хотите сообщить противнику всю диспозицию, то удобнее и быстрее спуститься вниз и нарисовать. Что Вы разорались на весь перевал кому и куда? Что, считаете противника ещё глупее себя? Так не бывает. Нас слушают, а ветер в ту сторону! Заткнитесь и постройте взвод.
   После построения, я подозвал командиров отделений и показал им общий план позиции. Раздал каждому план секторов обстрела для их отделений.
   - Всем всё понятно?
   - Да, товарищ командир.
   - Быстро и тихо занять позиции. Проверить на месте расположение каждого стрелка. По исполнению - доложить.
   Взвод рассыпался по склону, зазвучали удары МСЛ по камням, начали создавать ячейки. А мы с Кравцовым отошли к костру.
   - Давно взводом командуешь?
   - Третью неделю. Я - студент-нефтяник из Баку. В Тбилиси закончил курсы командиров.
   - Понятно. Попей чайку. Что так долго поднимались?
   - Две лошади расковались, захромали, пришлось перевьючивать.
   - Эти вещи проверяются перед маршем. Иначе провалите марш. Будете находиться на правом фланге, помогать сержанту Найтову. Командовать будет он. У него опыта побольше, а Вы пока поучитесь у него. Без обид?
   - Конечно! Я в бою ещё не был.
   - Вот и славненько.
  
   Подоспели они вовремя. К немцам подошли танки. 4 штуки, "тройки". Я прошёлся вдоль линии обороны, кое-кого передвинул с учётом возможного артобстрела, прикрыв их валунами и объяснив, как действовать и когда выдвигаться на основную позицию. Большинство людей готовилось принимать свой первый в жизни бой. Подносчики разносили противотанковые гранаты и бутылки КС. Зная историю боёв за перевалы, я всерьёз рассчитывал ослабить давление на действительно танкоопасных направлениях, где лишь мужество наших бойцов позволило предотвратить прорыв немцев через них. Здесь, на Клухоре, их танки заведомо не могли спуститься вниз. Дорога разрушена, и с 16 года не использовалась. Притягивая сюда силы 49 горнострелкового корпуса немцев, мы бы решили, в первую очередь, проблему прорывов на других участках. Вслед за взводом Кравцова, подошли радисты, и у нас появилась связь с полком и дивизией. Полковник Евстигнеев, командир 9 ГСД, вышел на связь и запросил обстановку. В ответной радиограмме мы дали её, состояние дороги, и что считаем это направление не танкоопасным. Тем не менее, противник совершает ошибку, накапливая здесь именно танковые силы. Постараемся связать их боем, но имеем мало противотанковых средств, взрывчатки, мин и другого саперного обеспечения. Через полчаса пришёл ответ: "Штаб фронта приказал имеющимися средствами полностью блокировать дорогу. Возможности выделить дополнительные средства не имеем". Тем временем облачность поднялась, позиции противника стали видны, как на ладони. Матвеев, который вел наблюдение, отметил уход трех групп противника: две пошли обходить нас справа, одна - слева. А альпинистов у меня - 4 человека. Пришлось ослабить фронт, но перебросить 4 человека держать плато слева и 5 человек на Клухор-баши. Через час с Клухор-баши началась стрельба. Связи с группой не было, но через полчаса огонь прекратился. Немцы, поняв, что их план провалился, атаковали нас в лоб. Когда танки вошли в сектор, я подорвал карниз. Два танка засыпало, один остался перед обвалом, ещё один за ним. Танк не стрелял, башня была повернута в сторону. Из него выскочило несколько человек, которых срезали выстрелами. Пять бойцов и я рванулись к нему. Несколько крупных камней попало по башне, наводчика убило самопроизвольно выстрелившим орудием. Его труп лежал внутри с разбитым лицом. Я сел в танк на место механика и погнал его по тропе к нам. К сожалению, башня соскочила с погона, и использовать танк не было возможности. Тем не менее, это здорово воодушевило бойцов.
   После завала характер боёв изменился. Немцы создали наблюдательный пункт на горе Чотча, и оттуда корректировали огонь гаубичной батареи. Оставив небольшой заслон, немцы прекратили атаки, но методично обстреливали перевал и минировали подступы к своим позициям. Всякий интерес к нему они потеряли. Из штаба полка пришёл приказ группе альпинистов спуститься с перевала. Я пошёл с ними.
  
  
   Глава VII
   Мосолов, после звонка, надел куртку и пошел в бригаду. "Странный разговор получился. Если он в Хороге, то почему не действует через отряд? Кто второй? Почему не в состоянии передвигаться? Что за груз? Причём тут Кыштым, в котором я не был с 42 года?" Он шёл к штабу, Найтова он помнил ещё солдатом. Довольно быстро он стал сержантом, а потом и вовсе заменил командира группы и последний год водил группу, в том числе на боевые, и в разных странах. Потом уехал в Ленинград, в морское училище, но в 79-м весной неожиданно приехал из Москвы в командировку от ГенШтаба на должность группера в формируемый новый батальон. Гибель его группы очень переживали все. И вот, спустя полгода он появляется... Дальний заброс? Но почему подставили группу? Вряд ли... Войдя в штаб, он уже принял решение. Принял доклад дежурного, и приказал ему заказать билет на утренний самолёт в Ош. Зашёл к ЗАСовцам и вызвал командира 1 роты Васильченко. Рота находилась под Ошом, на выходе: отрабатывали взаимодействие с мотострелками в поиске.
   - Казань-1, Гранату!
   - Гранат, я - Казань один! На связи!
   - Первого на связь!
   - Я первый, слушаю.
   - Где находишься?
   - В 12 км к югу от Нооката.
   - Утром две машины и УАЗ направь в Ош, уазик пришли в аэропорт к 7-50, встретить меня. Машины подготовить к маршу. "Баллонов" возьми самых опытных. Пойдём в Хорог. Как понял?
   - Вас понял! Вас встретить?
   - Если сам поедешь в Хорог, то приезжай. Времени нет, идём на подбор!
  
   Марш был тяжёлый: местность голая, у погранцов усиление, малость промахнулись с водой на первом участке. То ли консервы были пересолены, то ли просто нервничали из-за постоянно встречающихся пеших патрулей и воя шакалов, но вода кончилась быстро. Пришлось набить котелок снегом и размораживать его на себе. Не самое приятное удовольствие! К Сары-Агачу просто бежали! Всё! Все заставы в тридцати километрах! Можно двигаться и днём, и ночью! Теперь успеем подойти к "Славе КПСС" в любом случае! Какой-то чудак на букву "М" прикрутил к скале огромные алюминиевые буквы, наподобие "Hollywood" в Калифорнии, и решил, что он "дизайнер", причём последние буквы он явно каРРтавил. Это сооружение видно на дороге Ош-Хорог на протяжении почти 100 км. Там, где они установлены, дорога проходит в ста метрах от сооружения. Три скрытых подхода к ним сверху. Днём есть тень, от букв, и две расщелины от ветра. В общем, сооружение стало притчей во языцах. Мы подошли к нему ещё засветло и стали ждать колонну. Они появились ближе к ночи: два бронетранспортёра и уазик. Я пошёл вниз к ним, а Полина, подняв незаряженную СВД, следила за нами. Но, я заметил, что два снаряжённых магазина она вытащила из рюкзака. Из УАЗика вылез командир бригады. Сам приехал! Докладываюсь: "Лейтенант Найтов, командир 13 группы 4 батальона, до высадки вертолёт доставки был сбит, вышел из окружения." Мы обнялись с Васильченко и его новым взводным, я его не знаю. Мосолов стоял чуть поодаль, и тоже меня облапил. Он крупнее меня, но ниже. Обнимаясь, тихо спросил: " Где второй и привет из Кыштыма?" "Пойдемте наверх, товарищ полковник!" Он, чертыхаясь, полез за мной по камням.
   - Андрей! Не спеши так! Далеко ещё? - мы отошли от колонны метров на 60, я поднял над головой руку. От буквы "А" отделилась фигура с рюкзаком и винтовкой в руке. Чуть не доходя нас, Полина остановилась:
   - Курсант Мосолов! Доложите обстановку!
   Мосолов выхватил из кармана фонарик и попытался осветить лицо Полины. Она сделала ещё три шага вниз-вперёд.
   - Не слышу доклада!
   - Старший сержант Ерёменко! - почти прошептал Мосолов, - Полина Васильевна, командую 15 отдельной разведывательной бригадой специального назначения. Выполняю "подбор" группы лейтенанта Найтова. Здравствуйте! Вы же не вернулись с боевого выхода, в 42 году...
   - Он тоже не вернулся, подполковник Мосолов. Вы считаете, что разговариваете с трупами?
   - Ни фига себе: Привет из Кыштыма! Ты знаешь, кто она? Мой инструктор в разведшколе ОсНаз по радиоделу и снайпингу. Самая красивая инструктор в школе. По ней все сохли!
   - Я знаю, товарищ подполковник. Вот наши документы.
   - Майор ГБ? И твоя морда?
   - Грузиться будем?
   - Да, конечно! Садитесь в мой УАЗик! Где вещи?
   Я поднялся наверх и взял свой рюкзак. Все вместе спустились вниз.
   - Товарищ полковник! Вопросов явно будет много, давайте, я сяду за руль, а водителя отправим отдохнуть?
   - Да, конечно! Соловьёв! К машине! Иди, поспи в БТР! Васильченко! Один БТР вперёд, охранять УАЗ! Разворачиваемся и в Ош! Топлива у Вас на сколько?
   - Заканчиваем дозаправку, тащ полковник! До Мургаба хватит! Там дозаправимся!
  
   Мы двинулись колонной в сторону Оша. Полину никто не видел. Даже на заправке в Мургабе. Колонной прошли последний КПП выехали из погранзоны. Всё! По дороге Полина вербовала Мосолова. Впрочем, это и не требовалось делать: прочитав собственное письмо, которое он сам не писал, узнав, что это приказ Верховного, Мосолов приступил к выполнению задания. Как только прошли КПП, он снял гарнитуру с рации и сообщил Васильченко, что выходит из колонны, дальше они идут самостоятельно, о том, что и где делали, и кого поднимали, никому ни слова. Я нажал на газ и прибавил скорость. Командир и Полина разговаривали об общих знакомых, я им не мешал, а продумывал варианты, как быстрее попасть в Москву. После Гульчи дорога пошла вниз, так что вылетели из головы всякие мысли, всё внимание дороге. Прошли "бабочку", стало чуть попроще, наконец, горы остались позади. Командир с кем-то связался, после этого сказал: "Заправляемся в 111-м и в Фергану! Там борт на Чирчик. Нас будут ждать. Аккуратно прибавь!". Проехали через Ош. Первый довольно большой город на пути. Полина с огромным интересом рассматривала окрестности и людей. Проехали мимо "трона", погранотряда, по кольцу прямо и налево, мимо ипподрома, в парк 111 ПДП. Подполковник Дураков недоумённо посмотрел на меня: "А говорили, что ты погиб?" "Сбрехали, товарищ подполковник!" Я быстренько заправился, развернулся и мы выскочили на шоссе и, через два часа, я расписывался за полученные парашюты в ПДС , а командир и Полина уже были на борту Ан-12. Подъехал, выгрузил парашюты, а прапорщик из ПДС забрал машину. Всё, в воздухе. Через сорок минут мы сели в Чирчике, нас ждала машина командира. Поехали не через город, а через полигон и Азадбаш. Мост, КПП, я дома! Машина тормознула возле штаба. Командир отмахнулся от дежурного, он был мне не знаком, и мы прошли в его кабинет.
   - Сейчас получишь деньги за полгода и командировочное в Москву на тебя. Полину переоденешь в гражданку. По плану бортов в ту сторону нет, придётся поездом. Я оформлю отпуск тебе, это ещё деньги. И в Москве, в Управлении получишь свои командировочные и чеки. В поезд и вперёд.
   Он позвонил НачФину.
   Семёныч разулыбался, долго стучал мне по спине: "Живой, чертяка! Наши в огне не горят, и в воде не тонут!" Через полчаса, уже с отменённым приказом о снятии со всех видов довольствия, я стоял возле кассы бригады. С боевыми набежала очень солидная сумма. И в Москве будет ещё, мне показали расчётный лист. Если чеки загнать, то даже на "семёрку" хватит! Я вернулся в кабинет командира.
   - Всё? Готов? Полина Васильевна, теперь ко мне! Обедать! Жена и дочь уже ждут! Вы - официально жена Найтова. Так что, никаких секретов мы не откроем. Плюс, мои девицы помогут Вам переодеться и привести себя в порядок.
  
   Мы пришли к командиру: Мария Филипповна и Светка крутят пельмени. Это фирменное блюдо Марии Филипповны, она из Сибири. Бессменный Председатель Женсовета, гроза всех молодых лейтенантов бригады и семейных пар. Светка - студентка Ташкентского Университета. Вечно мне глазки строила и любила потанцевать со мной. Полину, поначалу, восприняли как очередную "незадачливую жёнушку" молодого лейтенанта. Командир их поправил, сказав, что у Полины несколько "боевых".
   - Андрюшка! Ты где такую нашёл? - спросила Мария Филипповна.
   - Это она меня нашла! Я здесь не причём! Я просто капитулировал! - за что я получил подзатыльник от супруги.
   Светка тоже, сначала надулась, а потом с удовольствием взяла шефство над Полиной, которая была не в зуб ногой в современной моде. В итоге, после обеда, все женщины на "жигулёнке" укатили "прошвырнуться по магазинам", так как местный "Бахор" их полностью не устраивал. Полину переодели в Светкины вещи и повезли одеваться "для Москвы"! Всё! Плакали наши денежки! Ну, посмотрим, кого они мне вернут обратно! Роберт Павлович хохотал вместе со мной, но отпустил дам в Ташкент. Когда ушли, он налил себе и мне водки.
   - Андрей! Давай за тебя и за успех нашего безнадёжного дела. Сам понимаешь: всколыхнуть это болото несколько трудновато! То, что ты выкрутился - это замечательно. Я вылечу самолётом в Москву, и встречу Вас на Казанском. Давай!
   Мы выпили.
   - Ты Его, правда, видел?
   - Да. И "Вы-2" его тоже видел и разговаривал с ним.
   - Ой, не знаю, Андрей. Лезем мы в дебри! Чем это закончится - никому не известно.
   - Да, конечно, товарищ полковник.
   - Что там сейчас?
   - Сняли блокаду Ленинграда, летом. Паулюс капитулировал в Январе, Ростов взяли обратно, тоже в Январе. "Большой Сатурн" состоялся. Гитлеру - хана пришла. Сейчас его войска окружают под Харьковом.
   - Мне бы туда! С сегодняшним опытом!
   - Ну, если получится. Главное - здесь сработать. Иначе не с чем будет возвращаться.
   - Ты прав!
   Командир немного "нагрузился", думая о чём-то о своём. Вернулись дамы! Полинку я, практически, не узнал: голубое "дутик"-пальто, высокие австрийские сапоги, джинсовый костюм, модный парик, большой импортный чемодан в дорогу и норковая шапка. Девочки сходу уселись перед зеркалом рисовать Полине лицо! Пользоваться современной косметикой она не умеет. Я вышел покурить на кухню, там меня перехватила Светка:
   - Ты где нашёл такую "дярёвню", Андрей?
   - В Афганистане, Светусик. Вообще-то, у неё папа - профессор Политеха в Питере, ну, а женские причиндалы она никогда не носила.
   - А почему у неё бельё армейское?
   - Там другого не выдают, Светка!
   - Кошмар! Никогда бы не согласилась такое носить!
   - Ещё как согласишься! Поверь!
  
   Глава VIII
   Нас посадили в СВ на проходящий поезд Андижан-Москва. Больше всего Полинку поразил телевизор и назойливость дам в Чирчике.
   - Как они меня достали, Андрей! Мне хотелось стрелять! - это было первое, что я услышал.
   - Привыкай! В маленьких гарнизонах первую скрипку играет жена командира.
   - Я бы её убила! А девица, почему-то, меня ревновала! У тебя с ней что-нибудь было?
   - Нет. Несколько раз танцевали вместе в клубе части.
   - И ВСЁ?
   - Да.
   - Я подумала, что я у неё жениха увела, как минимум. Слушай, это действительно сейчас модно и так одеваются все?
   - Не совсем. Так одеваются те люди, у которых есть деньги и связи, чтобы так одеться.
   - Ты шутишь?
   - Нет. Совсем нет. Тебе-то как?
   - Очень неудобно, особенно нижнее бельё. Но, красивое. Ещё Светлана что-то сказала по поводу моей груди, дескать, сейчас это не модно. А что: грудь можно изменить? Я считала, что это от родителей достаётся. А вот брюки очень удобные. Они за ними специально в какой-то посёлок ездили.
   - Джинсы Ли-вайс. Действительно сейчас очень модная штука. Вообще, они старались и одели тебя хорошо.
   - А парик зачем?
   - Ну, в первую очередь - модно. Во-вторых, короткую причёску, как у тебя, никто не носит. Она мужская.
   - Да и у нас никто такую не носит, всё больше косы, это же для разведки. Неужели я так "страшно выглядела", как они говорят?
   - Для меня? Для меня ты выглядела самой красивой девушкой в мире. А на мнение остальных мне было и есть сурово наплевать!
   - Ты подлизываешься?
   - Нет, солнышко. Можно я тебе, только тебе, признаюсь? Я люблю тебя. Правда!
   Полинка ткнулась мне в плечо головой.
   - Ты всё врешь! Я тебя очень люблю. Представляешь, Мария Филипповна посоветовала, чтобы мы не затягивали с ребёночком! Она что, не понимает, что идёт война?
   - Здесь нет войны, Полина. Давно. Их интересует больше, что "выбросили" в "Бахоре", чем всё остальное. Светлана на кухне очень интересовалась твоим армейским бельём.
   Полина покраснела.
   - Да, они обе на него уставились, как будто в первый раз увидели. Но, этот "дедерон" здорово щиплется.
   - Чай или кофе будешь? Кофе не бери! Он в поездах очень плохой. Это не кофе, а напиток "лето"! Роберт Павлович дал нормальный, индийский.
   На самом деле, Полина почувствовала себя женщиной. Она, даже, продемонстрировала своё бельё, правда, как бы ненароком. Каждой женщине хочется выглядеть привлекательной и желанной. Тем более, после стольких дней воздержания, тяжёлых маршей, ледяной воды, сидения взаперти на старой басмаческой базе!
   Ночью мы, практически, не спали, наслаждаясь друг другом. Мерное постукивание колёс, позвякивание стаканов в подстаканнике, время от времени пролетающие мимо фонари настраивают на необходимую волну. Все опасности позади, и, хотя мы оба понимали, что всё только начинается, всё равно мы стремились заполнить эту мирную паузу друг другом. Оба воспринимали это купе как наше свадебное путешествие. До этого момента, у нас не было возможности уделить много внимания друг другу. Теперь мы с лихвой закрывали этот пробел в отношениях. Днем я показывал Полине знакомые с детства места. К вечеру проехали Ленинск, я с гордостью показал ей на космодром. Полине очень понравился Ташкент, она удивилась, узнав, что город полностью был разрушен и восстановлен в 60-е годы. Мы не отходили друг от друга ни на шаг. Для неё, особенно для неё, окунуться в мирную жизнь не сильно получалось: давило то обстоятельство, что сейчас кто-то гибнет, а мы сидим в вагоне-ресторане и ожидаем неторопливого официанта. Контраст был слишком велик, поэтому на второй день я услышал от неё, что она хочет поскорее вернуться. Произошло отторжение этой реальности. Все эти мелкие мирные заботы её мало волновали. Она не представляла себе ни на секунду, что можно просто выйти из войны в мир, и это новая реальность. Она и её сознание осталось "там": в 43-ем. Она штудировала Москву, я отвечал на многочисленные вопросы: как купить билеты, сколько стоит транспорт, где могут потребовать документы и тому подобное. Она здесь на нелегальном положении: документов у неё нет, только образца 43 года. И меня она воспринимает как майора ГБ Горского, а не как лейтенанта Найтова. Она не понимает, что это мой мир и мой дом. Что скоро в Москве нас встретят мои родители, полгода назад получившие сообщение, что я не вернулся с боевого задания. Телеграмму им я отправил ещё из Ташкента. Тем не менее, все мои ночи заполняла она и её любовь. Чем ближе была Москва, тем стремительнее преображалась Полина. Утром перед приездом, она уже "была на задании". А я ей не говорил, что её ожидает. Толпу на перроне она увидеть не ожидала. Когда нас обоих зацеловали, затискали мать, тетка и бабушка, сестра с братом, двоюродная сестра, два дядьки и отец. Рядом на перроне стоял Мосолов. Я представил его отцу. На четырёх волгах двинулись в Ватутинки. Меня заставили переодеться в парадную форму, которую привезли родители. Китель мне оказался чуточку тесноват. За прошедший год я солидно раздался в плечах.
   Моим Полина понравилась. Мама придирчиво её осмотрела и не нашла в ней недостатков. Бедная мама! Она даже не представляет, что Полина старше её почти на 13 лет. Но, правильный ленинградский выговор дочери филолога, не испорченный современным сленгом, привёл в восторг маму. Единственное, что она не понимала, где и когда состоялась наша свадьба, и почему мы никого не известили об этом.
   - Тебе идёт морская форма! - услышал я от Полины на балконе 9 этажа, - Мне понравились твои родители и родственники. Все военные. Интересно, мои родители живы или нет?
   - Если будет время, обязательно съездим в Ленинград.
   - Когда приступим к заданию?
   - Считай, что приступили. Дядя Дима - начальник Политотдела 6 Управления ГШ ВМФ, военно-морской разведки. Сейчас закончат радоваться, и состоится "совет в Филях"! Я же специально притащил сюда Мосолова. Дядя Вова - учится в Академии Генштаба, Огарков там преподаёт, и штатный военный атташе. Имеет пропуск в Министерство Иностранных дел. А там - Громыко. Отец хорошо знает Командующего ВВС.
   После обеда мужчины собрались на балконе покурить, и мы начали "большой совет". Я и Мосолов представили Полину. А я рассказал о своём "путешествии" и задании: выйти на переговоры с руководством СССР. Все, кроме молодого дяди Володи, фронтовики. Лица у всех серьёзные. Документы и фотографии, которые мы предъявили, их поразили. Мосолов подтвердил, что Полина - инструктор разведшколы при курсах "Выстрел", которые он заканчивал во время войны.
   - Как ты там оказался, Андрей? - спросил отец.
   - Пап, это - "ОГВ". Меньше знаешь - крепче спишь.
   - У Вас ничего не получится... - задумчиво вставил дядя Дима, знавший политическую кухню изнутри.
   - Я знаю, но у меня приказ Верховного и полномочия от него на проведение переговоров. Полина, дай бумаги.
   - Серьёзная бумажка! Но тут она не прокатит.
   - Требуется, чтобы прокатило.
   - Задал ты задачку! Вечно во что-нибудь вляпаешься! - пробурчал отец.
   - Пап, в новой реальности, твоего шрама на спине нет. Клухор мы удержали, твой партбилет у тебя в кармане и ты учишься не во Фрунзе, а в Качинском. - отец, который три года был на волоске из-за закопанного на Клухоре партбилета, покачал головой. Я достал карту с положением на фронтах по ситуации на 3 февраля 1943 года. - И это - воздействие одного информированного человека. А теперь представьте, что произойдёт, если вмешается СССР-81? Сколько жизней спасём?
   - Ты изменился, Андрей...
   - Да, я - майор Госбезопасности Горский, полномочный представитель Верховного Главнокомандующего Вооружённых Сил СССР, а не лейтенант Найтов, товарищ генерал-майор запаса.
   - Даже по званию меня догнал. - сидящие вокруг подполковники и капитаны первого ранга заржали.
   - Петро, растут детки! Быстро растут! Ладно, Андрюшка! Всё, что в наших силах - сделаем!
  
   Глава IX
   Мы завезли Мосолова к Его родственникам, а сами поехали на квартиру, ключи от которой передал нам он. Это была квартира одного из офицеров бригады, который сейчас находился Кандагаре. Маленькая однокомнатная квартира недалеко от Управления. Утром нам надо идти туда. Свежепостроенный "аквариум" сиял и сверкал чистотой. Ещё вчера мы с Мосоловым договорились, что здесь не будет сказано ни слова, ни о чём. Только о том, что вернулся. Без этого - никак. Тем более, что я не штатный, а прикомандированный. Полина осталась мёрзнуть на улице, а мы пошли в кадры. Там особых вопросов не возникло, так как приказ уже подписан и командир части рядом стоит. Но, нам не повезло: нарвались на Ивашутина в коридоре! А у него просто фотографическая память. Мосолов попытался отправить меня по делам дальше, но это не получилось. В марте 79-го именно Ивашутин разговаривал со мной, предлагая не отказываться от вызова из бригады.
   - Подполковник Мосолов! А Вы что тут делаете? А это кто? Найтов, что-ли? Как служит? Постой, постой! Он же погиб вместе с группой!
   Я сделал глупое выражение лица и пару раз обернулся вокруг.
   - Товарищ генерал-полковник, колено он повредил, недавно вышел. Я его в отпуск отправляю, пусть подлечится.
   - Путёвку выбиваешь для любимчиков? Ну, пусть съездит в Гудауту! Скажи, что я приказал.
   Пришлось изображать прихрамывающую лошадь. Самый опасный человек в управлении! Он из КГБ, раз, с Крючковым не разлей вода, два, с Брежневым вместе водку пил, три. Бессменный начальник ГРУ с 63 года, четыре.
   - Так что, Найтов, решил не возвращаться на флот? А как просил! Дескать, только в командировку!
   - Я ещё не решил, товарищ генерал. Думаю, пока. - "Блин, вот привязался!" Наконец, он меня отпустил, а Мосолова потащил за собой. Я получил деньги, сдал отчёты, расписался в приказах, наконец, появился Мосолов.
   - Тебе путёвка нужна? - я мотнул головой. Район Сухума меня сильно интересует на случай отхода.
   - На март. Не раньше.
   - Понял! Пошли.
   Ещё полчаса потеряли, оформляя бумажки.
   - Старый "контрик" хочет тебя видеть и поговорить о том, где ты отлёживался. Но я сказал ему, что у тебя самолёт, летишь домой к родителям. Он приказал после отпуска зайти к нему. Больше ему на глаза попадаться не стоит.
   Удалось выскочить из Управления незамеченными. Гад, не забудет, ведь! Но, теперь я чист, как стёклышко, и официально в отпуске. Командировочное отдал командиру. Он пошёл с кем-то встречаться из Управления, этот кто-то постоянно работал с Огарковым, а когда-то служил у нас в бригаде.
   - Буду вон в том кафе. Пусть Полина подстрахует меня и запомнит этого человека. Тебе на него выходить не стоит. Мы с ним давно не общались, а сам знаешь: в Москве люди здорово меняются.
   Полине удалось сделать несколько снимков встречи. Вернувшийся Мосолов сказал, что человек отказался организовывать прямую встречу с Огарковым или Устиновым. Не хочет рисковать. Мы поехали обратно на квартиру, оттуда позвонили всем. Там тоже глухо. Но ещё не вернулся отец из штаба ВВС. Повесили трубку. Звонок: отец!
   - Мосолов у тебя?
   - Да.
   - Все сюда! Кутахов всех ждёт.
   Главный маршал авиации Кутахов как был лихим истребителем-фронтовиком, так и остался. Он не отказался встретиться с бывшим фронтовиком-истребителем, хотя, скорее всего, думал, что отставник будет у него что-то выпрашивать. Такого разворота событий он не ожидал, но, принять нас согласился.
   - Первое, что с нас попросят, товарищи, доказательства! - сказал он после разговора
   - Есть у нас доказательство, товарищ маршал. Вот сидит. В главном разведывательном управлении генштаба лежит её личное дело в архивах. Там есть всё, в том числе, и её отпечатки пальцев, и её личный номер.
   Кутахов аккуратно переписал всё и вызвал адъютанта:
   - Срочно запросить наличие личного дела старшего сержанта Ерёменко Полины Васильевны в архивах ГРУ Генштаба. Одна нога там, другая тут. Скажи Кондрашкину, чтобы накрыли обед на всех. Пойдёмте обедать, товарищи.
   Во время обеда он живо интересовался происходящим на фронтах. Было видно, что он мысленно уже там, что он хочет оказаться там, и провести всё немного по-другому. Отомстить за все потери, кровь, слёзы. Этот человек привык рисковать своей шкурой, а не подставлять солдатские души.
   - Эх, мне бы туда, сейчас. - тихо сказал маршал. Я понял, что он сейчас поднимает "кобру" в своих мыслях, видя, как сжалась его левая рука, как будто бы держит РУД.
   - И нам. - ответили остальные.
   После обеда появился адъютант, который привёз личное дело Полины. Кутахов вызвал начальника Особого Отдела и приказал ему снять отпечатки пальцев Полины, официально зафиксировать это и сфотографировать этот процесс. Сам он только попросил у Полины красноармейскую книжку и сличил номер, записанный в деле.
   - Лично мне этого достаточно. - сказал Кутахов, возвращая Полине документ. - Неожиданно, конечно, очень неожиданно. Так кто старший группы? Вы или лейтенант Найтов?
   - Старший группы - майор ГБ Горский, он же лейтенант Найтов.
   - А почему именно он, и почему вас только двое?
   - Устройство, мы его называем порталом, пропускает людей избирательно. Пока через него прошли только мы. Времени подобрать ещё людей, у нас не было. Верховный принял такое решение. Он сомневается, что удастся реально получить помощь отсюда, товарищ маршал, и решил выяснить это как можно скорее.
   - Чем вы занимались там, майор. Они знают, что Вы - лейтенант?
   - Да, моё звание здесь им известно. Я занимался проектом РДС, - Кутахов вскинул на меня глаза, - внедрением некоторых систем вооружения: единого пулемёта Калашникова, винтовки Драгунова, пистолета Стечкина, мин направленного действия, зажигательного и ракетного оружия, подготовкой групп ОсНаз, и поиском людей, способных проходить через портал. В общем, работал. У нас есть небольшой фильм, снятый по приказу Сталина. Он, правда, предназначен для другого человека, но, я считаю, что Вам его будет посмотреть полезно. Снято на 35мм плёнку.
   - Хорошо, давайте посмотрим.
   Полина из сумки достала фильм, снятый для Огаркова. Пришлось повозиться, открывая герметическую упаковку: коробка была залита смолой. Солдат помог вставить ленту в киноаппарат, после этого особист удалил его из кинобудки. Я уже видел этот фильм, поэтому остался рядом с особистом.
   На экране был Сталин, молодой Огарков, молодой Мосолов, Василевский, Берия, Меркулов и мы с Полиной. И его последние слова: Мы посылаем к Вам этих людей, рассчитывая на Вашу помощь в этой священной для нас войне.
   Выйдя из зала, Кутахов вытирал слёзы.
   - Верховный подчеркнул, что отправляет к нам самого нужного сейчас стране человека. Чем Вы, лейтенант, это заслужили?
   - Вы историю войны помните? По состоянию на начало 43-го?
   - Да, конечно.
   - Вот карта боевых действий на 03 февраля 1943 года в новой реальности, товарищ маршал. Это подпись Верховного, это Василевского. Снята полная блокада Ленинграда, ещё летом, отстояли Сталинград, немцев окружили под Калачом, удался "Большой Сатурн", освобождена Тамань, бои под Харьковом. Наступаем на Мариуполь.
   - А на Севере? - спросил бывший лётчик Карельского фронта.
   - Там, пока, без значительных изменений. Тяжёлые оборонительные бои.
   - Что требуется от нас?
   - Чертежи и технологические схемы вооружений конца войны, немецкие шифры, гранатомёты, "Шмели", немцы собирают кулак под Харьковом, авиационные пушки Грязева с технологией производства, радиолокаторы, радио и лазерные дальномеры для истребителей и штурмовиков, ЗАС и средства связи. Материалы по ракетному оружию, образцы двигателей крылатых ракет. В основном - техническая помощь, консультации, всё по транзисторам и навигационным системам.
   - Вы говорили, что участвуете в проекте РДС. Что там происходит?
   - Полным ходом идёт строительство в Снежинске. Запустили реактор в Москве. Но, начало наработки плутония в плане на будущий год, только. Средств не хватает. Но расчёт имплозии выполнен. В общем, всё, что могли.
   - Американцы?
   - Несколько неприятных минут мы им доставили: у них пока почти нет урана, начали возить из Африки, по капле. Как у нас было, когда на ишаках возили, товарищ маршал.
   - Твоя работа?
   - Нет, Меркулова, я только подсказал, где он лежит.
   - Про Хрущёва Он знает?
   - А как же, товарищ маршал!
   - Наш человек! Василич! Дельного мужика воспитал!
   Он снял трубку вертушки:
   - Дмитрий Федорович! Как здоровье?... Ну, грех жаловаться! А Александр Викторович что говорит?... Отлично! Да-да! И в Карловы-Вары! Самое то! Слушай, в гости хочу набиться, и не один... После съезда? Нет, не прокатит!... Да, нет! Ни о каком "Т-10" разговоров не будет. Есть решение, будем ждать. А в гости надо сегодня... Ну, какая печень, о чём ты! Максимум по пять граммов. Люди подобрались непьющие. Чай не Леонид свет Ильич... На дачу? Понял. К 20-ти? Отлично! ... Нет, не много . 5 человек, вместе со мной. Ну, всё, до вечера!
   - Всё! Нас ждут к 20-ти на даче. Собираемся здесь в 18.30. Василич, у тебя номера на машине какие? Нет, это не прокатит! Отсюда вас штабная "волга" заберёт. Так что здесь, через три часа.
  
   Едем по Москве с мигалками, удобно, для тех, кто едет с мигалками. Остальным не шибко. Довольно быстро выскочили на Рублёвку. На КПП у дачи нас даже не тормозят. Кутахов церемонно представляет нас Министру.
   - Генерал-майор Найтов, вы его знаете, помните: Су-7б представлял, и в 17 армии был И.О. Это его сын, он из СпецНаза, а это - командир его бригады: подполковник Мосолов. А это - наш сюрприз. Чуть попозже представим. Тут с лейтенантом такая история приключилась, что я был вынужден попросить Вас об аудиенции, товарищ маршал. Вы же: "Сталинский Нарком". Давайте посмотрим вот эти два фильма, они коротенькие, но кроме, нас их видеть никто не должен.
   - А кто запустит проектор?
   - Лейтенант, сможешь?
   - Так точно.
   - Вот этот мы смотрели, а вот этот ещё запечатан. Посмотрите на печати и упаковку.
   Министр полез в карман за очками.
   - Надо же! Где нашли? Очень интересно! А почему адресовано мне?
   - Подпись видите? - спросил Кутахов.
   - Сам??? Вскрывай, лейтенант, ставь!
   - Дмитрий Федорович, может сначала этот?
   - Нет, пусть его Огарков смотрит. Или позже.
   Я запустил проектор и вошёл в столовую. Через несколько десятков секунд под министром заскрипело кресло: он встал. Остальные поднялись тоже. Лента кончилась. Экран светится белым прямоугольником, а Устинов стоит столбом. Наконец, он вытер лоб и сел. Я вышел и остановил киноаппарат.
   - Кто такой майор Горский?
   Я подал ему своё удостоверение.
   - Вы и тот человек, которого к нам послали, одно и тоже лицо?
   - Так точно. Вот мои полномочия. - я передал ему приказ Верховного.
   - Как???
   - Я случайно обнаружил устройство, которое переместило меня в август 1942 года. Там я находился до 4-го февраля 1943 года, после этого, по приказу Верховного, вернулся в 81-й год. Вместе со мной переместилась старший сержант ОсНаз Ерёменко, единственный человек, которого пропустило устройство, и которая может подтвердить своё происхождение архивными документами.
   - Я уже проверил эти документы, товарищ маршал: вот заключение экспертов. - Кутахов передал Устинову бумагу: отпечатки идентичны и принадлежат старшему сержанту ОсНаз Ерёменко Полине Васильевне, 1919 года рождения, инструктору разведшколы при курсах "Выстрел".
   - Я заканчивал эти курсы в 1942 году, товарищ маршал, радиодело и снайпинг мне преподавала она. - сказал Мосолов.
   - Отсюда следует, что Вы - майор ГБ Горский, полномочный представитель Ставки ВГК. Здравствуйте, товарищ майор. - произнёс Устинов и протянул мне руку.
   - Здравия желаю, товарищ маршал!
   - Кроме кинофильма, товарищ Сталин что-нибудь ещё передавал для меня?
   - Так точно, но я могу это передать только Вам, в присутствии сержанта Ерёменко.
   - Пройдёмте в мой кабинет.
   Мы вышли из столовой, прошли немного по коридору за министром, вошли в его кабинет. Я достал "сопроводилку" и своё удостоверение.
   - Мне сказали, что Вы знаете, где смотреть допуск. - он безошибочно открыл страницу, взглянул на неё и покачал головой.
   - "ОГВ", я так и думал.
   - Распишитесь в получении, товарищ маршал Советского Союза! - он достал ручку и уверенно расписался. Я передал письмо. Он прошёл к столу и остановился возле кресла. Постоял, постукивая по столу конвертом. Затем сел и вскрыл ножом конверт. Минут двадцать он читал и перечитывал документ.
   - Содержание знаете?
   - Там стоит моя подпись, я и сержант Ерёменко ознакомлены ещё 25 января 1943 года.
   - Да, я вижу. У меня есть время подумать?
   - Так точно. Просили не затягивать с ответом. До открытия съезда я должен знать Ваш ответ.
   - О чём тот фильм, который Он просит показать?
   - О предательстве Хрущёва.
   - Понятно. Как Вас найти?
   - Через Кутахова.
   - Он в курсе?
   - Только о том, что мы просим помощи.
   - А если Леня согласится? Я сумею его уговорить, можно обойтись без кино?
   - По анализу Меркулова, следующим ГенСеком станет Андропов, и всё пойдёт насмарку.
   - Всеволод Николаевич умён. Всё просчитал!
   - Кинофильмы, с них надо сделать копии, а оригиналы я заберу.
   - Да-да, сейчас напишу распоряжение, завтра заедите на ЦСДФ СА и сделаете. Две копии каждого мне. - он передал мне бумагу со своей личной печатью. - Как там, сейчас? Сталинград в полном разгаре?
   - С Паулюсом мы уже покончили, товарищ маршал. Вот, смотрите! - и я передал ему карту. Он посмотрел на неё и покачал головой.
   - Однако! Я сниму копию?
   - Снимайте, одну. - он подошёл к ксероксу и передал мне копию. Я завизировал её. Забрал оригинал, отметив на обороте копирование, попросил его расписаться.
   - "ОГВ" - пробормотал он. - Пойдёмте, извинимся перед присутствующими, ужина не будет.
  
   В этом министр ошибался! В столовой вовсю хозяйничала Таисия Алексеевна, всё было накрыто и ждали только нас. На его возражения жена отреагировала просто:
   - За стол! Ты не ел с утра! И никаких возражений, иначе Александру Викторовичу пожалуюсь!
   Кто такой Александр Викторович я не знал, но можно было догадаться, что это его личный врач.
   За столом было полное молчание, министр, не поднимая головы, медленно ел. Первой не выдержала его жена:
   - Дима, что-то случилось?
   - Да. Получил привет с того света!
   - Плохо себя чувствуешь? - забеспокоилась она.
   - Нет, чувствую себя даже помолодевшим на много лет. Просто пацаном-наркомом оборонной промышленности себя ощутил.
   - Так что плохого?
   - А то, что за всё это, - он обвёл вокруг себя пальцами, - придётся ответить! Говорил я Лёньке!!! "Хозяин" вернулся! Привет мне передал.
   - Он же... - тихо сказала Таисия Алексеевна, мгновенно побелев лицом.
   - Живой! И моложе меня! Ещё и сюда может прийти. Война кончится и придёт! Впрочем, пусть приходит! Я - чист! Всю жизнь на оборону страны положил. В общем, так, майор! Сделаю! Всё, что в моих силах, сделаю! - министр обороны взял бутылку коньяка и от души плеснул себе в бокал.
   - Тебе ж нельзя! - прошептала жена.
   - Можно, и даже нужно! За Родину, за Сталина!
   Все выпили, стоя. Так как трое, из семерых, воевали на Ленинградском фронте, то расставались мы под "Героическую Волховского Фронта":
   "Кто в Ленинград
   Пробивался болотами,
   Горло ломая врагу!"
   Вся компания громко горланила:
   "Выпьем за Родину,
   Выпьем за Сталина,
   Выпьем и снова нальём!"
   А мне хотелось завыть:
   "А под Кабулом,
   Весь горя,
   В ущелье падал
   Вертолёт!"
   А какая разница, где падать? Под Кабулом, под Файзабадом или под Кандагаром. Мне повезло, я выжил. А кто воскресит моих ребят? Мне повезло: сидел возле выхода. Им - нет. Им пришлось заплатить самым ценным. А будут ещё войны. И потери. Держись, стрелок! Большая игра начинается! Где ты - пешка!
   В результате у меня на руках оказалась новенькая ЗАС-радиостанция. Как сказал министр: "Таких ещё ни у кого нет, в том числе и у КГБ. Наговариваешь сообщение, ждешь зелёного сигнала, нажимаешь кнопку, и оно уходит за полсекунды. Запеленговать невозможно. Или с большой погрешностью. Это прямая связь со мной. Носи с собой."
  
   Глава X
   Утром на столе у начальника 9 Управления генерал-лейтенанта Сторожева лежало донесение о шумной пьянке на даче Устинова. "Выздоровел!" - подумал Сторожев, двух из пяти гостей он знал: все военные и молодая девица. "Очередной генерал своё чадо пристраивает". Поморщился, заглянул в картотеку, так и есть: генерал оказался в запасе. Ничего интересного. Фотографии нечёткие, надо послать спецов сменить и проверить технику. Покрутив в руках сообщение, он отложил его на уничтожение. Набрал номер охраны Министра обороны и закатил разнос за плохое содержание спецтехники и нечёткие фотографии. Мысли о том, что на лице у нас "корректор" у него не возникло.
   Мы проснулись поздно, почти в десять, так как отец забрал фильмы, и поехал вместо нас на студию их копировать. Он же отвезёт их в МО. Нам лучше лечь на дно и не отсвечивать в Москве. Сегодня занимаемся транспортом. Оформляли его на дядю Диму, у него другая фамилия. Сходили проверили счёт в сберкассе, заказали недостающие деньги. Купили "Волгу-24-24" с автомат-коробкой, дядя Володя помог по своим каналам. Когда-то она была чёрной и с мигалками, теперь она темно-коричневая. Терпеть не могу такой цвет, но маскировать удобнее. Много времени потратили на оформление доверенности на управление: пришлось отсидеть в большой очереди и купить секретаршам нотариуса подарки. Иначе: "Зайдите через неделю!". Сообщений от Устинова нет. Он вышел на связь вечером, переслав короткое сообщение: "Получил, спасибо!" Это про фильмы. Сейчас от нас уже ничего не зависит. Собственно задание мы выполнили. Теперь занимаемся сбором открытой информации. Если они не пойдут на развитие сотрудничества с нами, то и этой информации хватит. Наблюдения за собой мы, пока, не обнаружили. На завтра планируем поехать на ВДНХ и снять всё, что удастся, в павильонах Министерства геологии. Мизер, конечно, но это дополнительные деньги в копилку Победы. До начала съезда ещё пять дней.
   Полина с огромным интересом бродила по ВДНХ, ей всё понравилось, сделано, конечно, красиво. Её удивляют очереди, большое количество машин с мигалками, очень понравился "Новый Арбат". Но нетерпение, всё-таки, проявляет: "Что они тянут? Нам пора назад!" Наконец, в 21.00 загорелась лампочка приёма на ЗАСе: Устинов передал указание подъехать на Новый Арбат к 22 часам к дому 30, напротив библиотеки будет стоят машина, и передал её номер. С Горским хочет встретиться Громыко.
  
   Машину не берём, ныряем в метро, а затем, смешавшись с толпой, идём к зданию СЭВ. Разделились, Полина прикрывает. Без трех минут десять напротив библиотеки остановился "членовоз"! Конспираторы! Мать их! Подошёл к машине, открылась дверь, внутри Устинов и Громыко. Дмитрий Федорович спросил:
   - А Ерёменко где?
   - Недалеко.
   - Вы без неё?
   - Да.
   - Садитесь.
   Светить Полину мне совершенно не хотелось. Свою роль она уже выполнила. Если что, хотя бы она уйдёт. Андрей Андреевич нажал на кнопку, машина плавно тронулась.
   - Здравствуйте, товарищ Горский.
   - Здравствуйте, товарищ Громыко.
   - Мне сказали, что у Вас есть письмо для меня.
   - Да, Андрей Андреевич. Оно у меня. - я достал "сопроводилку" и передал её Громыко. Он усмехнулся: узнаю старую школу! Залез в карман и вытащил "Паркер", расписался и вернул мне бумагу. Я передал пакет. Он быстро вскрыл его и стал читать. Сложил письмо и положил его в конверт.
   - Он считает, что сможет реабилитироваться, после всего того, что о нём сказано? Это наивно! Чем чудовищнее ложь, тем в неё легче верят.
   - Насколько я понял Верховного, он не собирается оправдываться. Во всяком случае, в фильме нет ни одного слова об этом.
   - Вы его видели?
   - Конечно. На задание не идут не подготовившись. Я - разведчик, а не дипломат.
   - В данном случае, вы - военный дипломат. Поэтому сразу возникает встречный вопрос: то, что получит Сталин, мне понятно...
   - Вы неверно расставляете акценты, товарищ Громыко! Получит не Сталин, получит Советский Союз.
   - Хорошо, получит Советский Союз, а что получит наш Союз.
   - Идеологию для населения, веру в партию и новую технологию. Одно обладание "машиной времени" дорого стоит. Тем более, что феномен до конца не изучен, и, возможно, обладает возможностью настройки. В нашем времени у нас недостаточно приборов и оборудования, для того, чтобы полностью изучить его. На это уйдут десятилетия.
   - Убедительно. - сказал Громыко после некоторой паузы. - В плане идеологии и веры в партию у нас, действительно, наблюдаются большие проблемы. Но, есть два мнения по этому вопросу: одно, которое высказали Вы, второе, что необходимо до конца отказаться от репрессий и прошлого. Так сказать: покаяться и начинать строить новое общество, без насилия.
   - Как только Вы это сделаете, государства не станет. Вся история человечества говорит о том, что государство - это аппарат принуждения. Вы сейчас говорите о гуманистическом обществе, а Вашу родную Белоруссию топчет враг. Это здесь война кончилась! А там Хатынь ещё не состоялась. И в Ваших руках возможность спасти её.
   Все замолчали.
   - Андрей, я тебе говорил, что Он прислал за помощью. И права отказать ему в этом, у нас с тобой нет.
   - Нет. Но мне страшно! Понимаешь, просто по-человечески страшно, что может произойти. Хорошо, я поддержу тебя.
   - Высадите меня у метро, пожалуйста. - подал я голос.
   Хвост я обнаружил сразу. Интересно, где попытаются взять? Гонки по городу пока выиграл я, от хвоста я оторвался.
  
   Взбешенный Сторожев разносил "наружку"
   - Вам ничего доверить нельзя! Как это ушёл? Кто это?
   - Установить не удалось. Всё произошло слишком неожиданно и быстро. А народу в этом месте было много.
   - Во что одет?
   - Куртка, брюки, кроссовки и вязаная шапочка, перчатки, поляроиды.
   - Может быть, американец?
   - Нет, ни на одного из тех, кого мы ведём, он не похож. Вот две фотографии, которые удалось сделать, но лица не видно. Отход выполнен профессионально, оторвался мгновенно: зашёл за угол и исчез. (Я подъёмом переворотом ушел на козырек у подъезда, в который зашёл какой-то человек, дверь хлопнула, пока "товарищ" проверял подъезд, я ушёл. Потом взял частника и уехал домой).
  
   Дома сообщил о "наружке" и о том, что ушёл, Устинову. Ответ пришёл только утром, на 10.00 у них назначена встреча с Брежневым. Форма одежды - костюм, быть готовым выехать, если потребуется. В 12.00 прекратились передачи по всем каналам радио и телевидения, зазвучало "Лебединое озеро" и другая классическая музыка. ЗАС молчит. Не к добру! В 15.00 трагическим голосом диктор Игорь Кириллов сообщил, что сегодня, на своём боевом посту ушёл из жизни выдающийся политический деятель современности, Секретарь ЦК КПСС, Член Политбюро ЦК КПСС, дважды Герой Социалистического Труда товарищ Михаил Андреевич Суслов. В стране объявлен 3-хдневный траур. Государственную комиссию по похоронам возглавил Романов Григорий Васильевич.
   Несмотря на постигший страну траур, днём позвонил Кутахов:
   - Андрей Петрович! Подскочи ко мне! Пропуск я заказал!
   Я сел в Волгу и поехал в Главный штаб ВВС.
   - Андрей, привет! Слушай, у меня 1860 "кинг-кобр" на складском хранении, и 4500 тысячи МиГ-15 и 17. Готовимся их списывать. У Вас, правда, ТС-1 не делают, но оно дешевле, чем 100-октановый бензин. Если снять плоскости и оперение, упаковать в ящики, в твой портал пройдет? Если "Да", то я начинаю их готовить!
   Я начал прикидывать размер портала. По ширине и высоте должно войти, а вот с длиной как быть? И с возрастом Р-63.
   - Не беспокойся! Все дюриты и дутики заменим. Готовим?
   - Не знаю! У меня пока никаких ответов нет. Все хоронят Суслова.
   - Ладно, ждём похорон, но дюриты начинаю менять. Здесь ещё всё по Ла-9, по его двигателям. У меня ещё есть пятьсот Ла-11, они, конечно, УТИ, но в 43 году таких ястребков ни у кого не было! Да! Ёшкин кот, чуть не забыл! Прицелы! Прицелы от МиГ-17! Их тоже много, и не на балансе! По разъёмам и питанию абсолютно совпадают со всеми истребителями на вооружении СССР. Хоть на ЛаГГ ставь!
   Вот, теперь можно домой! Странно, но я начал воспринимать 43-й как дом. Меня стало коробить от местных прибамбасов. Причём, чем ближе к Кремлю, тем сильнее тошнотворный рефлекс. А тот же Кутахов - понравился. Кстати, и Устинов тоже. Он, конечно, сначала струхнул, но, потом начал работать. Суслов, наверняка, его работа. Ну, и возраст, конечно. 79 - это солидная цифра. Что из этого получится? Кто его знает! То, что передали уже достаточно: вся документация на двигатели АШ, с привязкой технологий по цехам. И Ла-9, с Ла-11: 700 км крейсерской. Плюс всё по авиационным пушкам. Кутахов - молодец! Подключил ведущих инженеров и подвёл технологии под имеющиеся у нас. Опять "нас" говорю. Я и в правду, как Полина, тороплюсь вернуться обратно.
   А вот с возвращением, похоже, не получится. Когда вышел от Кутахова и шёл по коридору Главного Штаба, меня окликнули:
   - Андрей! - повернулся на звук: капитан Барсуков из "Альфы". Мы обнялись.
   - Живой? Говорили, что ты погиб.
   - Говорили, выкарабкался. А как твоё плечо?
   - С твоей и божьей помощью! А ты здесь, что делаешь?
   - Кутахов - приятель моего отца, отец хочет "вытащить" меня из Афгана. Не знаю, как и отбиться от такой "помощи".
   У Барсукова изменилось лицо. Он обнял меня и на ухо прошептал: "Не ходи сюда, Гюрза-13, ищут тебя, чтобы ликвидировать. Уходи, Андрюха! Барсук-1 в своих не стреляет."
   - Но ты же не один. -шепчу ему.
   - Я, пока, группер. Вали отсюда, братишка!
   Мы ещё раз обнялись, демонстрируя прощание боевых друзей. "Хорошо, что приехал на отцовской машине!" Её пришлось оставить во дворах, потом долго проверять хвост. Дома отправил сообщение Устинову, в том числе и о приказе на ликвидацию Горского. В ответ- молчание. Понятно, что Кутахов на крючке, и ГБ уже известна моя фамилия. Уходить надо! Полинка понимающе посмотрела на меня, вынула стволы и начала набивать обоймы.
   - Уходить надо сегодня, ближе к вечеру, когда все поедут за город. Если удастся выскочить из Москвы, то уйдём. Мосолов уже в Чирчике, будем пробиваться туда. Но, кружным путём.
   - Я готова.
   - Присядем. Втравил я тебя! Может быть, останешься здесь?
   - Я - сержант ОсНаз, товарищ майор, и мы - боевая группа, а не семейная пара. Так что, ничего не выйдет. Идёт война, и мы на задании.
   - Попрыгали! Порядок! Ты грузишь, я прикрываю.
   Из Москвы мы выбрались по Старо-Каширскому шоссе. Через Волгоград короче, но я пошёл на Воронеж.
  
   Вечером в пятницу Сторожеву доложили о всех посетителях у Кутахова по списку штаба. "Опять лейтенант Найтов! Что-то здесь не то! Что он потерял в Главном Штабе? Стоп, с чего всё началось? С пьянки у Устинова, где пели песни за Родину, за Сталина! Точно, и там был Найтов с сыном. И сегодня тот же Найтов, но без отца, был у Кутахова. Даже если предположить, что это "шахер-махер", всё равно надо проверить!"
   - Кто был в наружке в ГШ ВВС?
   - Группа Барсукова.
   - Где отчёт?
   - Вот он.
   - Найтов зафиксирован, и у него, единственного, стоит причина посещения. Барсукова ко мне!
   В течение часа, пока ждали капитана, генерал-лейтенант накручивал себя.
   - Товарищ генерал-лейтенант, капитан Барсуков прибыл по Вашему приказанию.
   - Почему здесь эта запись? - Сторожев ткнул пальцем в примечание напротив фамилии Найтова.
   - Знаю лично лейтенанта Найтова, разговаривали с ним в коридоре. Он из 154 батальона. Его позывной - Гюрза-13. Знакомы с 79 года.
   Сторожев замолчал: "Альфа" и 154 батальон валили "домик на горе". Найтова они ему не дадут.
   - Ты понимаешь, что это предатель и шпион! Ты понимаешь, кого ты отпустил?
   - Он меня вытащил из горящей БМП. Он не шпион и не предатель. И он не Горский, которого приказано уничтожить.
   - Не тебе решать, капитан! От командования группой Вы отстранены!
   - Не имеете права, товарищ генерал. "Альфа" не находится в Вашем подчинении.
   - Я доложу о Вашем самоуправстве, и Вашем поведении.
   - Разрешите идти?
   - Идите!
   "Ну что, откомандовался? И о майоре придётся забыть!" - думал Барсуков, идя по коридорам 9 Управления. Везде ковры, часовые, вымуштрованные, как автоматы. А капитан видел кровавый снег, сгоревшую БМП, слышал голос Найтова: "Терпи, братишка, сейчас!" и чувствовал, как кольнуло в плечо. А сейчас, кольнуло в сердце.
  
   У Бородинска зажглась лампочка связи, пришло сообщение от Устинова: "Решение на отход из Москвы поддерживаю. Вы где?" Отправляю: "Южнее." "Окончательное решение не принято, врачи не пускают к Лёне. Требуется один день. Далеко не отходи. Покрутись в районе Липецка. Если что, Кутахов оттуда отправит вас, куда скажете. При попытке задержания, разрешаю применять оружие. Приказ N 1592-О-001 от сегодняшнего числа."
   Переночевали в лесу, холодно, конечно, но терпимо. Больше беспокоила неизвестность. Подлая девица Полина, оказывается, прихватила из Москвы "синюю птицу", которую мы с удовольствием поджарили и съели недалеко от Липецка. Пристреляли винтовки, которые лежали разобранными. Надо купить продуктов длительного хранения, канистры, бензин, какие-нибудь документы для Полины, хотя 90% людей на машине ездят без них. "Забыла!" Можно называть имя сестры или племянницы, проскочит. Лучше племянницы. Задница, конечно, полная. Опять надо прятаться. Но, так как начали отходить домой, то Полинка повеселела. С видимым удовольствием она вытирала мне лицо и губы после курицы. Заехали в кафе в Липецке, пообедали и посмотрели похороны Суслова. Всех, кого надо было увидеть, увидели. Устинов в первых рядах! Брежнев на месте, но нести гроб ему не доверили. Я видел, что Устинов разговаривал с Брежневым на похоронах. Андропов даже не подходил к Брежневу. На радиостанции, пока, никаких отметок.
   В три часа ночи следующего дня пришло сообщение, что Андропов снят с поста Председателя КГБ, что "глубинное бурение" по нашему поводу отменено. Получено распоряжение возвращаться в Москву, но Устинов предупредил, что могут быть провокации. Завтра в 10.00 необходимо подъехать к Боровицким воротам. Голос Устинова был очень довольным.
   Без двух минут 10 были у Боровицких ворот. Не въезжаем на эстакаду. Появляется кортеж Устинова, пристраиваемся в хвост. Проехав Боровицкие, Устинов останавливается и выходит из машины. Что-то говорит службе у ворот. Нас пропускают. Теперь всё зависит: выпустят ли нас. Синие околышки повсюду. На входе во дворец сдаём оружие. Вместо него получаем номерки. Я в полевой форме, Полина тоже. Пришлось ехать вместе. Квартира "занята". Кто-то сорвал "невидимку"! Отсюда не вырваться. Одна надежда, что вместе с министром обороны нас валить не будут. Всё проходит, на удивление, чисто. Брежнева интересует только сам портал и сборка после него: не омолаживает ли. "К сожалению, товарищ Генеральный Секретарь, этого не происходит. Никаких отклонений от физического возраста не отмечено." "Жаль!" Остальное, похоже, его совсем не интересует. Завтра на съезде будет показан фильм. Нам необходимо сегодня успеть сделать копию, и завтра к 07.00 доставить её в Кремлёвский Дворец Съездов. Устинов заверил, что всё будет сделано. Брежнев произвёл жалкое впечатление. И ему принадлежит весь Союз. После Кремля Устинов повёз нас на какую-то дачу, где мы встретились с Романовым. По дороге Устинов предупредил, что не хочет с головой влезать в политику и определил человека, который будет вместо Лёни.
   - Лёня очень плох. Желательно, чтобы он совсем ушёл, но , есть маленькие "но". Не сейчас. Вот вторая станция, для Вас, Полина Васильевна. Вам, лучше, завтра отсидеться где-нибудь. Хотя, Вас 100% сняли сегодня. Ночевать будете здесь. Дачу охраняют армейцы, а не 9 Управление.
   - Нам необходимо, как можно скорее, возвращаться, товарищ маршал. "Верительные грамоты" вручены, то, что сейчас здесь происходит, не оказывает никакого влияния на наше время. Необходимо готовить площадки в районе порталов и, как можно быстрее, передать ту информацию, которую мы получили. И получить дальнейшие инструкции от руководства. Также необходимо как-то легализировать положение сержанта Ерёменко здесь. Она ведь на нелегальном положении.
   - Да-да! Я, как-то, за событиями, упустил это. Сейчас позвоню Громыко. Через него это проще всего.
   Устинов вышел из комнаты, спустя несколько минут зашёл его адъютант и попросил нас переодеться в гражданское для съёмки на диппаспорт. После этого, на машине министра, нас отвезли в Москву в МИД, там выдали дипломатические паспорта обоим. Когда вернулись на дачу, Дмитрий Федорович передал мне его письмо Сталину.
   - Я попытался объяснить всё ему, сначала. Потом понял, что оправдываться глупо. Написал как есть, и чем можем помочь. Я вызвал Кутахова. С ним решайте вопрос о Вашем возвращении. Вот ещё микрофильмы по техническим вопросам. Тут много чего. Я буду ждать Ваших сообщений, и готовить обеспечение операции. Знакомьтесь: полковник Павлов, он будет заниматься техническими вопросами обеспечения портала с нашей стороны. Охрана и боевое обеспечение поручено полковнику Мосолову, поздравьте его от меня. Когда Вас ждать обратно?
   - Зависит от времени перехода плюс сутки до Москвы, если погода лётная. Неделя - 10 дней максимум. А за Мосолова - спасибо, товарищ маршал! Его в бригаде очень уважают.
   Приехал Кутахов, и мы выехали за ним в Жуковский. Ночью сели в Чирчике. Удобно быть большим начальником! Наша "волга" летела с нами. Борт, правда, небольшой, Ан-26, летели с посадкой в Оренбурге, зато я успел купить "бате" погоны. Он встретил нас на аэродроме.
   - Тащ полковник! Поздравляю Вас с присвоением очередного воинского звания!
   - Да, знаю, знаю! Спасибо! Зачем тратился? Проще на старых дырочку сделать!- но было видно, что он доволен.
   - Знакомьтесь, Роберт Павлович, полковник Павлов, наша техподдержка.
   - Юра. - протянул руку Павлов. - Меня ещё не ввели в курс дела, лейтенант по дороге всё больше молчал.
   - Начальству так положено, полковник. На самом деле мы у него в подчинении. Командует теперь он. И не лейтенант он вовсе, а майор Госбезопасности Горский, представитель Ставки Верховного Главнокомандующего. И предстоят нам дела опасные и абсолютно секретные. Воевал?
   - Нет, но бывал в тех местах, где шли боевые действия, в Анголе.
   - Ладно! Всё, поехали в штаб. Начнём подготовку.
   Просидели почти до утра. Потом Мосолов открыл нам "генеральский домик" и пошёл домой поспать.
   Подъём! Зарядка! В бригаде бегают все, даже зам по тылу. Мосолов выгнал на пробежку "московского гостя".
   - Юра, не обижайся! Идём на выход, не до сантиментов. Попыхтели!
   По возвращению было видно, что "сапёр" устал, но крепится. Полина поставила кофе и начала делать завтрак. После развода, на который мы не ходили, пришёл Мосолов.
   - Пошли на склад, подберём для Вас вооружение.
   У Полины глаза разбежались от такого богатства. Ей подобрали совсем маленькую Беретту Кугуар с плечевой кобурой, АКС-У, новенькую разгрузку, я таких и не видел! Ну и оставили ей НР, к которому она привыкла. Я не стал ничего менять, кроме разгрузки. У меня - самопал, а это - заводская. Моя проношена до дыр. Она, конечно, удобная и родная, но швея из меня весьма посредственная. А здесь качественно сделанная разгрузка под СВД. Весь боезапас под рукой, а не в рюкзаке. Но, кое что дополнительно нашить придётся. Юрий Станиславович (блин, не выговорить, видимо поэтому, он Юрой представляется) довольно равнодушно осмотрел всё:
   - Это обязательно? ПээМа не хватит?
   Мосолов на него ТААК посмотрел!
   - Вообще-то, мы идём в "треугольник". Жизнь и безопасность нам никто гарантировать не будет. Поэтому: всё своё ношу с собой.
   Тот пожал плечами, взял АКС-У, разгрузку под него, броняшку и РД.
   - Готовы? Андрей, получи боеприпасы. Через полчаса встречаемся у штаба. Вперёд!
   Подогнали всё, помогли подогнать снаряжение Юре. Он недоумённо уставился на наши рюкзаки.
   - А это зачем?
   - На стрельбище побежим, оружие пристрелять надо.
   - А рюкзаки зачем?
   - Вообще-то они всё время на спине будут, поэтому пристрелку делать надо с ними.
   Блин! Точно: "московский гость"! Где его только учили? Пробежались до стрельбища, всего три км, с бедолаги семь потов сошло. Только присутствие девушки на занятиях спасло наши уши от его выражений. Пристрелялись.
   В Хороге аэродром маленький, больше трёх бортов не посадить, мы с Полиной улетели на том же Ан-26 первыми, а первый батальон начал перебазирование на следующий день. По прилёту сразу поехали к Саиду. Вот это был праздник живота! Полина впервые видела, как готовится плов. Поэтому не отходила от Саида ни на шаг, тем более, что я ей все уши прожужжал, какой спец по плову Саид. У них двое мальчишек, и Надя беременна, она хочет девочку. Замечательная пара! Она - дочь пограничника, который прослужил на южной границе всю жизнь. Хорог для неё - родной город. Она родилась здесь. Потом уезжали несколько раз, но возвращались. С Саидом учились в одном классе. Сейчас Саид расстарался и сделал великолепный плов. Мы сидим на веранде его дома и смотрим, как переливаются вершины Памира в лучах Солнца. Солнце ещё не печёт, оно здесь злющее и коварное. Чуть забылся и сгорел. Саид рассказывает, как живёт, всех беспокоит ситуация за кордоном. Стало беспокойно, войск прибавилось. Да и погранотряд периодически несёт потери.
   - Саид, скоро всё начнёт меняться. Этот район станет другим. Завтра прилетит "батя" и наша бригада. Правда, не наш батальон, а первый, но потом подтянутся и остальные. Начнём зачищать соседей. - и я услышал то, что и ожидал услышать:
   - Не трогали бы Вы их лучше! Чужие они нам, хоть и родственники.
   - Уже ничего не изменить, Саид. Всё решено.
   Я его понимаю: для жителей приграничья вся эта возня совсем ни к чему. Но, что делать. Место здесь такое! Стык границ Китая, Пакистана, Афганистана и СССР. И спорная территория между Индией и Пакистаном: Джамму и Кашмир. Там война, давно, уже больше 20 лет.
   Солнце зашло, стало холодно, и мы зашли в дом.
   Посмотрели новости, ничего особенного не передали, кроме того, что Брежнев на съезде сказал о необходимости реабилитации имени Сталина, как создателя нашего государства, наравне с Лениным. Камень, брошенный Сталиным, сорвался. Началось. Полина сделала несколько снимков с экрана. Надо будет завтра взять с собой газет.
   Переночевали у Саида. Затем весь день бегали между аэродромом и штабом 860 полка. Мосолов заставил меня снять погоны, дабы не смущать всех своим лейтенантским званием. В 16.00 колонна пересекла границу, и мы двинулись к порталу. Ещё раз всех насмешил Юра: он не понял, что ехать придётся на броне, а держаться придётся за перила вокруг БТРов
   - Внутри же удобнее!
   - Там жарко! Особенно, когда горит БТР.
  
   Глава XI
   Колонна большая: 1 батальон с обеспечением, батальон 860 полка, рота танков, заправщики и 4 "Шилки". Над колонной прогудели "крокодилы", ушли на разведку. Затем прошли 4 Ми-8, они высадят десант на развилке, где эта дорога пересекается с китайской. Там останется одна рота и будет готовить блокпост. К темноте добрались до места.
   - Здесь! Стой!
   - Занять круговую оборону!
   Загремели самоокапыватели, заскрипели лопаты. Шумит пехота! Готовим позиции. Две группы в ночь уходят на два хребта
   - Товарищ полковник, дайте группу, сходим, проверим ущелье. Там, где-то вертолёт лежит.
   - Васильченко! Выделите группу майору Горскому.
   Построили группу Карпухина.
   - Слушай боевой приказ: скрытно проверить наличие противника в ущелье. Основная задача: обнаружить сбитый вертолёт. Старший лейтенант Карпухин! Распределите задачи и расставьте людей!
   - Мешки не забудьте! - напомнил Мосолов.
   Темнеет здесь быстро. Снег ещё есть. Несколько лавинных сходов. Следов нет. Довольно быстро поднимаемся на 12 километров вдоль ущелья. Где-то здесь должен быть, справа. Вон он лежит. Перевёрнутый. Выгорел почти дотла. Нашли несколько обгоревших костей, сгоревшее оружие. Борт сильно повреждён огнём и взрывами боеприпасов. Остальное растащили звери.
   - Всё! Отходим!
   Недалеко от пещеры, сказал Карпухину спускаться, мы здесь останемся. Подождали, когда его ребята уйдут, поднялись обратно, затем по камням ушли к пещере. Здесь тоже всё чисто. Связался с Мосоловым.
   - Мы здесь останемся. Павлову поставьте задачу сделать дорогу до вертолёта. Утром мы уйдем. Вернёмся через неделю или раньше.
   - Счастливо, Андрей! Целую, Полинка!
   Портал появился по расписанию, но удивил нас: он умеет разговаривать! Нет, голоса у него нет, на магнитофоне мы не обнаружили потом ничего. Голос раздался в голове у обоих:
   - Вас трое! Есть вероятность, что третий пройти не сможет. Пусть женщина подойдёт ближе.
   Мы взглянули друг на друга.
   - Ты слышал?
   - Слышал. А почему трое? Тьфу, дурак, извини.
   Полина подошла к порталу и прикоснулась к нему.
   - Теплый!
   - Эти двое могут пройти вместе. Идите, Ваше Величество!
   Полина просто шагнула в него и исчезла. Портал покрылся инеем ненадолго. Я подошёл к нему. Холодный, смотрю на часы, прошло около минуты, он потеплел, но я прохожу через него только с толчка. Больше голосов не слышали. На вершине Клухор-баши солнечно, здесь никого, только Полина. Подошёл к ней, поцеловал.
   - Как себя чувствуешь?
   - Отлично! Я что - беременна? Я ничего не чувствую! Почему он назвал меня "Ваше Величество"?
   - Видимо, да. Надо же, разговаривает! Похоже, он разумный! Почему "Величество" я не понял. Пока молчим об этом! Поняла?
   - Да. Давай спускаться!
   Перила на месте, но я их меняю на новые, нейлоновые. Снизу раздались крики. Мы спустились по очереди. Снизу почти бежали Тихомиров и Вано.
   - Вернулись! Живые! - кричали они. Мы пошли к ним навстречу.
   Через час начали спускаться вниз. На дороге много сапёров, восстанавливают дорогу. В Сухуми сели на самолёт и через 8 часов мы были в Москве. На Центральном нас встретил Берия.
   - Товарищ Генеральный Комиссар. Задание выполнено.
   - Поехали, Сталин ждёт.
   Наши вещи погрузили в "Паккард" Берии и мы поехали в Кремль. Берия попросил всё оружие сунуть в рюкзаки, иначе не пропустят. Нас и в правду попытались не пустить, сказали, что надо ждать Власюка, но Берия позвонил Самому, тот вышел из кабинета и прямо у охраны обнял сначала Полину, а потом меня.
   - Проходите! - лейтенант ГБ отдал честь.
   Я передал письма Устинова и Романова, а сам занялся тем, что доставал "подарки из будущего".
   - Ну, показывай!
   - Это автомат Калашникова укороченный, это новейшая спутниковая ЗАС-станция для связи с министром обороны СССР Устиновым. Здесь она, конечно, работать не будет, но там она отлично работает. Это - линзы для танковых прицелов, сама конструкция здесь на микроплёнке, готовы поставлять в необходимом количестве. Это для пушек, это для снайперских винтовок.
   - Отлично! А это что?
   - Прицел для истребителей, товарищ Сталин. Это вычислитель. Прицел позволяет вести огонь по воздушной цели с двух с половиной километров. Полностью совместим с нашими самолётами. Готовы поставить на все наши машины. Кроме того, готовы поставить самолёты Р-63, реактивные истребители МиГ-15бис и МиГ-17, штурмовики Су-25. Но необходимо строить какое-то сооружение на вершине Клухор-баши, чтобы спускать это всё к подножью. Дорогу уже начали ремонтировать, как я видел. Здесь всё по танкам, на микроплёнке, здесь всё по Ла-9 и 11. Это по Якам. Они готовы поставлять приборы для самолётов: радиополукомпасы, радиовысотомеры, авиагоризонты. Очень интересен вот этот прибор: это лазерный дальномер с вычислителем поправок.
   - Что по ядерному оружию? - спросил Сталин.
   - Прямых переговоров не было, но косвенно было высказано желание снабдить нас этим оружием. Насколько я понял Романова, нам передадут в ближайшее время некоторое количество оружейного плутония. Во всяком случае, всё по оружию 2-3 поколения я принёс на микроплёнках. Никто не ставил ограничений по этому вопросу.
  
   Сталин, Берия и Меркулов читали первичные отчёты Горского и Ерёменко. Меркулов задумчиво произнёс:
   - А парень совсем не "исполнитель", в принципе, он нас послал с нашим планом внедрения и уложился на неделю - две раньше срока.
   - Он лучше знает местные условия, хотя риск был очень велик. Но, по его данным, отход в Файзабад был невозможен. Ерёменко косвенно подтверждает его слова: подход к леднику занял 3 часа, а это всего три с половиной километра. Километр в час. - откликнулся Берия.
   - Да, товарищи, мы погорячились, отстранив его от планирования операции, и не прислушавшись к тому, что нам говорили Горский и Бирюков. Если бы он не взял инициативу на себя, мы бы потеряли обоих. - медленно проговорил Сталин. - Мы думаем, что товарищ Горский доказал, что является достаточно самостоятельной фигурой, нацеленной на исполнение главной задачи. Именно то, что делает руководителя руководителем. Частности его мало волнуют: кратчайшим путём идёт к цели. Способный молодой человек. Да и сведения он принёс ценнейшие. И то, что передали там, и то, что он сам добыл. Считаю, что необходимо отметить его работу. Для страны он делает много.
   - Мы тоже думали об этом, товарищ Сталин. Звания старший майор он достоин. И назначим его начальником этого направления. - сказал Берия. - Молодой, конечно, но, как говориться, со временем этот недостаток устраняется сам собой.
   - Да, переговоры с министрами обороны и иностранных дел он провёл отлично. Нашёл, что сказать каждому. Давайте бумаги. А это им от меня. Где они сами? - он передал Берия коробочки с орденами и орденские книжки.
   - Спят, через две комнаты отсюда.
   - Давно?
   - Часа три.
   - Вводите их в курс последних событий на фронтах, установите на Клухоре ВЧ-связь. Направьте хороших инженеров, чтобы максимально быстро задействовать площадку. Действуйте. Лаврентий, ты и Горский отвечаете, чтобы всё работало в максимальном темпе. Понял?
   - Конечно, товарищ Сталин. Разрешите идти?
   - Идите!
  
   Глава XII
   Нам дали поспать три с половиной часа. После этого разбудили, поздравили с новыми воинскими званиями: старший майор ГБ и старший лейтенант ГБ. Передали приказ Сталина о необходимости максимально ускорить получение помощи из СССР. Берия сказал, что именно я назначаюсь руководителем этого направления, и вся ответственность теперь на мне.
   - Под Харьковом у нас, пока, задержка произошла. Требуется разрубить "харьковский узел" до лета! Это основное направление усилий. Срезать харьковский выступ у нас не получается. Немцы подтянули две свежие танковые дивизии туда, на новых танках, вооружённых длинноствольной 75-мм пушкой. Усилили оборону противотанковыми 75-мм пушками. Наше былое превосходство по танкам растаяло. Система обороны пока не вскрыта. Ты, конечно, привёз всё по новым танкам т-44, т-55 и ИС-2,3, но это же ещё перестраивать производство надо!
   - А что с ЗиС-2?
   - Возобновили производство, уже идёт в войска. На аэродром подвезут свежие данные по ситуации на фронтах. Вылетайте сразу после получения пакета.
   Меркулов отвёз нас на Центральный и уехал. Через два часа и мы вылетели обратно в Сухум. На месте связался с инженерным управлением Закавказского фронта. Возглавлял его толковый инженер-генерал-майор Осипов. Его первой реакцией было послать меня куда подальше. Было видно, что удерживает его от этого только моя принадлежность к НКВД.
   - Вам делать нечего больше?
   - Мне? У меня много дел, но это дело я поручаю Вам. - Я познакомил его с директивой Ставки.
   - Товарищ старший майор! С этой бумаги требовалось начинать этот разговор.
   - Извините. Я сначала хотел узнать, есть ли у Вас соответствующий опыт строительства подвесных дорог в таких районах.
   - У меня нет, и я бы никогда не решился сам проектировать и строить такое сооружение. В Сочи есть инженер Болховитинов, который занимался когда-то таким строительством.
   - Давайте его сюда. Строительство этой дороги сейчас является приоритетной задачей Вашего фронта. Возьмите мой самолёт и отправьте его за Болховитиновым. Времени у нас в обрез. Задача первой очереди работ: обеспечение подъёма-спуска габаритных грузов весом до полутонны.
   - Характер груза?
   - Пока это знать не обязательно, считайте, что это руда и приборы. 121 полк обеспечит вас альпинистами. Я буду на перевале, жду Вас с Болховитиновым.
   Через час мы уехали на Клухор. Студебеккер надрывно выл мотором на подъёме. Гремели цепи противоскольжения. Скорость, конечно, минимальная, но быстрее, чем на лошади. Водитель матерился на дорогу. Через три часа мы были на перевале. В "приюте" уже шесть сборных домиков, расчищена площадка под стоянку техники. Довольно много народа: это строители дороги. Дорога пойдёт и дальше: на Домбай и в Краснодар. Мы поднялись на Клухор, но портал отказался пропустить Полину. Для неё он был холодным. Я ушёл один. На выходе сразу же услышал звуки моторов. Вышел на связь с Мосоловым и начал спускаться вниз, и через шесть километров навстречу мне показались поднимающиеся люди. Ещё раз запросил Мосолова, который подтвердил, что это они. Это оказались Павлов, Мосолов и ... Ивашутин! с группой бойцов. Я узнал его в группе поднимающихся. Отправил сообщение Устинову. Почти сразу раздался его ответ. Он подтвердил, что генерал-полковник получил доступ и руководит всей операцией на этой стороне.
   Его первыми словами были:
   - Что, лейтенант, решил горным козлом сделать начальника? Прыгай тут по камням!
   - Здравия желаю, тащ генерал! Я же вниз шёл! Зачем подниматься было?
   - Чтоб обратно не ушёл! Ничего никому не сказав. Мы тут всё перерыли, но ничего не нашли. Почему не доложили мне по возвращению? Устроили комедь с коленкой!
   - Товарищ генерал! Я действовал в соответствии с инструкциями, полученными мною в Москве. Круг людей, допущенных к операции, был чётко очерчен.
   - Ну да! Мои люди всё сделали, а все коврижки получил Кутахов! И это... А, что тут говорить! Показывай свой "портал", или что там у тебя.
   - Портал уже закрылся, откроется только завтра, где он расположен, могу показать, но это в шести километрах выше.
   - Ну, пойдём!
   Через некоторое время я попросил остановиться бойцов, а мы вчетвером продолжили подниматься. Затем повернули в пещере. С тропы её не видно.
   - Вот здесь вот. Если будете обследовать, то осторожнее с вот этим проломом наверху. Через него на портал поступает питание.
   Я аккуратно удалил грязь с надписи, сделанной группой Бирюкова, которой я замаскировал её.
   - Молодец, - сказал Пётр Иванович. - Чисто уходил, и следов не оставил. Не зря учили. Во сколько надо быть здесь, чтобы увидеть портал?
   - В десять тридцать местного. Пока мы слабо знаем, как работает портал, поэтому используем момент, когда оба портала одновременно работают. Это всего 33 минуты в сутки. Я принёс письма Сталина и несколько пакетов для руководства СССР.
   - А что там?
   - Я не знаю, пакеты запечатаны.
   Мы шли вниз. Дорогу начали строить, пока проложили около двух километров. Там стояли машины, ожидавшие нас. Полковой опорный пункт обороны был развёрнут полностью. Колючка и спираль Бруно опоясывали его. Для "начальства" установили несколько, обложенных мешками с песком домиков. На гребнях я видел огневые точки.
   - Сколько времени займёт строительство дороги? - спросил я у Павлова.
   - Ещё две недели, максимум три.
   - Надо бы что-то придумать против спутников.
   - Уже придумали: прикроем сеткой, единственное, было не понятно: где устанавливать точки крепления.
   Мы вошли в домик, я снял "лешак" и пуховку. Ивашутин аж подпрыгнул на стуле, увидев петлицы старшего майора и новенький "Суворов II степени".
   - Во, везунчик! Я до генерала 12 лет полз!
   - А я до полковника - сорок. - рассмеялся Мосолов.
   - Ну, товарищ генерал, Вам грех жаловаться, за 4 года из капитанов в генералы. - вставил я.
   - Так ведь война была. - но, после этих слов, он замолчал, поняв, что сморозил глупость: Мосолов с сорок первого на фронте, разведчиком.
   - Так что Вы там говорили про порталы? - после некоторого молчания продолжил он, неожиданно перейдя на "Вы". С чем-чем, а с аналитикой у старого руководителя разведки было всё в порядке.
   - Да, портал не один. В ближайшее время покажем второй портал. Как только определимся с проектом потребного оборудования.
   - Такое же неудобное место?
   - Даже хуже. Но, дорогу к нему мы уже подвели. Завтра у меня встреча с проектировщиком. Кто у Вас будет заниматься исследованиями?
   - Пока решено привлечь НИИ "Геофизики". Ещё, мы бы хотели, чтобы Вы и Ерёменко прошли у нас полное обследование, чтобы можно было определить, по каким критериям портал определяет доступ к нему.
   - Я не думаю, что у нас в ближайшее время будет на это время, товарищ генерал. Судя по темпам, предложенным Ставкой, нам даже дня отдыха не предоставили, мы были в Москве полночи, только. После этого нас отправили обратно, загрузив дополнительными задачами по организации строительства.
   - С этим я знаком! - улыбнулся Пётр Иванович, - Чем больше делаешь, тем больше грузят. Назвался груздем...
   - Где-то так. Теперь по переброске: завтра попробуем перебросить линзы к прицелам, без человека, а после того, как я пройду, вслед перебросить несколько гранат к гранатомётам, и огнемёты "Шмель". Необходимо проверить: работает ли портал без человека, ведь может оказаться, что только то, что идёт вместе с ним.
   - А Вы не пробовали перебросить что-то оттуда сюда?
   - Нет. Решение на использование портала принято в самом конце января. А 4 февраля мы уже были здесь. Меня использовали в других направлениях. Как только там наметился успех, так вернулись к проекту "Горный Стрелок". Да, в случае успеха, необходимо испытать его на перенос длинномеров.
   Пётр Иванович никогда ничего не записывал, и требовал этого от всех работающих с ним. Его "Памяти нет - считай калека!" помнят, наверное, все, кто с ним сталкивался. После разговора с ним, и передачи всей секретной документации, я оделся и вышел посмотреть, что сделано за это время на опорном пункте. Немного походив по округе и поинтересовавшись у знакомых офицеров как дела, выяснил, что было боестолкновение на развилке, что тот опорный пункт сейчас усиливают. После этого я вернулся к Ивашутину. На мой вопрос он ответил:
   - Видимо, мы прервали какой-то важный канал снабжения. Идёт давление на нас, как со стороны боевиков Масуда, так и со стороны Кабула. Зато выявили некоторых людей, которые в Кабуле работают на два фронта. Нет худа без добра. Но держать здесь разведбригаду долго не сможем. Есть более нужные направления. Заменим мотострелковым полком.
   - А геофизики приехали?
   - Пока нет, оформляют визы.
   - Здесь кто-нибудь пытался появиться?
   - Да, с севера приезжали два руководителя районов. Одного я знаю, будет помогать, по второму пока выясняем: кто такой.
   Утром в составе небольшой группы поднялись наверх. К порталу подошли в ввосьмером, затем солдат отправили назад. Ивашутин с интересом наблюдал появление портала.
   - Блин! Из ничего появляется! Понятно, почему не обнаружили!
   - Здесь есть проход, можно посмотреть с обратной стороны.
   Павлов прошёл за портал.
   - Ну, что, начнём? Роберт Павлович! Фиксируйте!
   Я забросил в портал металлический ящик с линзами, подсумок на 7 гранат второго номера, потом сам РПГ-16. Павлов подтвердил, что с обратной стороны портала ничего не появилось. Портал попробовали на ощупь все трое: холодный для всех. После этого я прошел в портал. Возле портала ничего не было! Лишь спустя полминуты появился ящик, подсумок, гранатомёт и два "Шмеля". Дождавшись открытия портала, я ещё раз вернулся в пещеру. Рассказал на магнитофон, как шла телепортация предметов.
   - То есть лучше после твоего прохода?
   - Наверное!
   - Мы "шмели" засунули в него, когда он был покрыт инеем.
   - Хорошо, понял. Я пошёл!
   Уже стоя на Клухоре я "услышал": "Проще было спросить!"
   - Как? - ответа не последовало.
  
   Глава XIII
   Вокруг суета: первая поставка из СССР! 1200 линз к танковым прицелам, образец гранатомёта, стреляющего на 800 метров, термобарические огнемёты. Вдруг замечаю, что на вершине нет Полины.
   - А где Ерёменко?
   - Перед рассветом ушла наверх, здесь мы её не обнаружили. Может быть, она прошла в 81-й?
   - Нет, её там не было!
   Потом опять чем-то отвлекли, типа, как спускать вниз, тут появилась Полина. Откуда она подошла, я не заметил. Подключилась к спуску доставленного, но, краем глаза, я заметил иней на портале. Всё выяснилось вечером в домике. Неожиданно Полина предложила прогуляться. Домик, и в правду, сборно-щелевой, поэтому всё насквозь прослушивается. Она расспрашивала меня о переходе, о том, что происходило на той стороне, но подвела меня к перилам наверх.
   - Давай наверх!
   Я понял, что что-то произошло, не просто же так во тьме меня тащат наверх. Пристегнул страховку, Полина страховала, затем обеспечил её верхней страховкой. Она подвела меня не к самому порталу, а чуть в стороне. Прикоснулась рукой к камню.
   - Смотри внимательно и запоминай! - сказала она.
   Спустя несколько секунд появился красноватый портал, немного меньшего размера.
   - Пробуй!
   Моя рука свободно прошла через него.
   - Пошли!
   Вдруг раздался "голос"!
   - Ваше Величество! Он не имеет право это видеть!
   - Имеет! Император - его сын! Не спорь со мной!
   Переход был длительный, обычно это занимает меньше секунды, здесь было явно много больше. Я очутился на какой-то вершине: чуть ниже начинался лес, а внизу горел огнями город. Сзади послышалось дыхание, я обернулся: Полина.
   - Это столица империи! Когда я была здесь днём, светило два Солнца: одно маленькое и голубое, второе огромное и красное. Пошли обратно, он говорил, что тебе нельзя здесь долго находиться. Требуется карантин, что-ли. Давай обратно!
   Она подвела меня к красноватому порталу.
   - Вперёд!
   Я шагнул, хотя мне, действительно, было нехорошо. Сел на снег на вершине. Буквально сразу появилась Полина. Она чуть не наступила на меня.
   - А ты, как ты себя чувствуешь? - спросил я её.
   - Нормально, как обычно. Переход к Сафед-Херш для меня много тяжелее.
   - Как это получилось?
   - Когда он меня не пропустил, а ты ушёл в 81-й, все ушли вниз, я уходила последней. Что-то меня останавливало, я хотела уйти с тобой, решила ещё раз попробовать. Подошла к порталу, но он был холодный. Тут я как бы оступилась, на самом деле, он хотел, чтобы я была одна и коснулась вот этого камня. Это не камень, а замаскированный под камень ключ красного портала. Я в него вошла. Там мне сказали, что это - последняя проверка. Если бы ключ не сработал, значит, Страж ошибся. Кстати, Страж - не человек, а, я не знаю, как его назвать: устройство, управляющее этой машиной.
   - Электронно-вычислительная машина?
   - Может быть, мне этот термин ни о чём не говорит. В общем, он управляет всеми устройствами. Кстати, он тебя не "любит"! Говорит, что не может тебя остановить, ты не поддаёшься его воздействию. Он говорил что-то про силовое поле, остальных он останавливает, внушая им, что проход закрыт. А с тобой этого не получается. Блокировка идёт не полная, и ты проходишь, несмотря на его сопротивление. Это вызывает у него сбой каких-то программ. Он тебя называет "вирусом-червём".
   - Я что-то слышал о таких программах, но как человек может быть вирусом? А что он говорил о тебе? Почему он называет тебя "Ваше Величество".
   - Что-то связанное с генетикой. Он объяснял, но я ничего не поняла. Я включила магнитофон, чтобы записать это, но кассета осталась чистой, слышно только какое-то жужжание и моё дыхание. Больше ничего нет. В общем, меня остановить он может, тебя - только полностью закрывая прозрачный портал. Но, после того, как я коснулась ключа и прошла проверку, Страж подчиняется мне. Он - машина, настроенная на исполнение команд человека, прошедшего проверку. Вершина Клухора не гора, а какой-то корабль. Таких на Земле 4 штуки. Они ждут "императора" - человека с определённым генетическим кодом. Якобы, наш сын, они уже определили его пол, обладает этим кодом. Прозрачный портал обеспечивает связь между кораблями. Все корабли находятся в разном времени, в разной реальности и в разных местах. Но имеют общую задачу: найти "императора".
   - Глупо поставленная задача! Тем более так высоко и в таких труднодоступных местах.
   - Непосредственно поиском занимались люди, а не машины, но все они, уже больше 300 лет, не выходят на связь. Он считает, что я - потомок одного из них. Наши расы - родственны. Но мы не прямые наследники. Примерно 125 тысяч лет назад на Землю впервые попали другие люди, имперцы, экспедиция вернулась на Торхеду, это там, где мы были. Земля была признана слишком тяжёлой для выживания, они проводили какие-то эксперименты с нашими предками, но результат был признан неудачным. Люди после экспериментов выжили и создали человеческую цивилизацию. Потом имперцы возвращались несколько раз, а пять веков назад появилась теория, что здесь родится новый император. Больше похоже на верование, легенду, чем на научный эксперимент.
   - М-да! Нам только этого не хватало! Тут и так не знаешь, как всё успеть, а тут такая... Ладно, пошли вниз. Утро вечера мудренее!
  
   Вот сюрприз - сначала "Ваше Величество", а потом меня не пустили в портал... Я была расстроена: ну как же может так случиться, что я должна остаться здесь, а Андрей будет прыгать по временам, а я должна сидеть здесь, под угрозой того, что мы больше никогда не увидимся??? С этими мыслями я хотела спуститься вниз, но каждый раз я делала шаг или два назад, будто я и не хотела никуда идти. Уже все давно ушли, я оступилась, нога подвернулась рядом с камнем возле портала, я оперлась на него, и вдруг мне открылся красный портал. Снова зазвучал голос портала, сообщил мне, что это - последняя проверка... И я её прошла... Я была ошарашена... Портал начал мне выдавать неимоверное количество информации... Я пыталась всё это записать на ленту, но кроме моего дыхания и жужжания аппарата никаких звуков не было.
   Как оказалось, что наш с Андрюшей будущий ребенок - Император. Что такое "Император" и зачем он имперцам, я не поняла, но это не правитель. Мне закрыт доступ в 1981-й ради безопасности Императора. Я могу свободно перемещаться в Торхеду без интоксикации и для акклиматизации плода, но перемещение во времени может нанести угрозу Императору...Странно было: когда я очутилась на Торхеде, у меня возникло ощущение, будто я вернулась домой, дышалось легко, немного необычно, что светят 2 солнца, одно из них голубое...Всё остальное похоже на Землю... Но теперь по порядку.
   Когда я коснулась красного портала, то вдруг захотела оказаться в Империи, раз я будущая мать Императора. И Страж доставил меня туда. Это заняло больше времени, чем переход в 1981-й год. Я не могу сказать, что мне было страшно. Немного непривычно быть в каком-то непонятном месте, а потом я оказалась там, на Торхеде. Дома....
   Торхеда - это планета нашей Галактики, довольно крупная планета. Жители планеты - мирные, по утверждениям Стража, но я не рискнула в одиночку передвигаться по планете и искать контакта с жителями...
   Страж, у него еще есть имя - ИскИн 2741... Он забавный... хорошо выполняет свою работу, только переборщил немного. Когда я ступила в красный портал, то он начал рассказывать всю историю Торхеды от начала до последних 300 лет... Очень интересно и познавательно, но я не могу запомнить всё и сразу, плюс ко всему он говорил какими-то терминами: "геном", "генофонд", "хромосомы" и многие другие... Что-то касательно оружия и кораблей...И еще сообщил, что Андрей может быть угрозой Империи... Но я не верю. Как может быть угрозой отец Императора, если верить их теории? Он говорил что-то про несанкционированный доступ, сбое в программах после проходов Андрея... Но я считаю, что надо обо всём рассказать Андрею и показать ему красный портал. И Торхеду.
  
   Глава XIV
   Непонятно, что с этим всем делать. Торхеда мне не понравилась: трудно дышать, какие-то неприятные ощущения, нет возможности точно определить, где находится центр тяжести. Ходишь, как пьяный. И всё время подташнивает. А Полина говорит, что ничего этого почти не замечает. Стоит докладывать об этом Сталину или нет? Пока, наверное, лучше промолчать. Мы прошли в столовую, теперь можно поесть горячего. Кормят неплохо, по лётной норме. Для нас сделали что-то вроде кабинета, отдельно от остального зала. В конце ужина подошёл Тихомиров, хочет слетать в Москву за новыми приборами, вместе со всем грузом.
   - Езжайте, Михаил Николаевич. Но, надобности в Вашем возвращении уже нет. К сожалению, наша наука оказалась бессильной и не смогла разгадать загадку этого феномена. Проход функционирует, свою первичную задачу научная часть экспедиции выполнила. Остальное будем доставлять в Москву и исследовать в стационарных условиях. В 1981 году скоро начнутся исследования второго портала, может быть институту Геофизики удастся решить эту загадку.
   - Да, Андрей Петрович, скорее всего, Вы правы. Мы ещё недоросли до задач такого уровня.
   Я преследовал немного другую цель: Тихомиров обладал собственной связью и шифрами в Москву, сейчас утечка информации мне совсем не нужна. Тем более, что Полина уже провела "исследования" и результат нам известен. Вот только открытие несколько преждевременно, и имеет неоднозначное значение. Полине в 81 год лучше не ходить вообще, до рождения ребёнка, во всяком случае. Мы обсудили это с Полиной, она и не рвётся в тот мир, он её немного оттолкнул, там не всё так хорошо, как представлялось отсюда. Тем более, что дать команду "Стражу" вполне реально, а свалить это на беременность. Её задача - разобраться с кораблём и имперцами. И обеспечить нормальный грузопоток, без бесконечных переходов туда-сюда. Тем более, что она узнала, что тот портал, который мы видели, это пассажирский портал. Существует ещё и грузовой. Так что, через две недели сюда можно будет перебросить нормальные разведчики с телеаппаратурой. Но сейчас: две недели ждём. Появление "третьей силы", в момент, когда страна и так напрягает всю свою экономику и людей на борьбу с врагом, явно вызовет отторжение у всех. В первую очередь, захотят уничтожить источник угрозы. При условии того, что Полина контролирует, по меньшей мере, одну машину, а остальные находятся в другом времени, нам пока ничего не угрожает. Но, необходимо срочно выяснить всё об имперцах: кто такие и что хотят. Где ещё два корабля? Какое у них вооружение? Но, вести исследования можно только здесь: на той стороне 100%: посты, объёмники и постоянное наблюдение за порталом. Надо будет сказать Стражу, чтобы перестал включать портал в пещере без надобности.
  
   Тихомиров уехал в Сухум ночью, вместе с ним уехали ещё 6 человек, в том числе, его радисты. Мы поднялись наверх, Полина вызвала Стража. Его восторга от моего присутствия я не ощутил, его голос был окрашен в негативный цвет.
   - Ваше Величество! Я же Вам говорил!
   - Я тебе тоже. Он - отец Императора.
   - У нас нет понятия "отец"!
   - Это родитель, по мужской линии, ребёнка.
   - Производитель?
   - Ты - дурак! Отец!
   - Вы считаете, что это имеет значение?
   - Да!
   - Это даёт ему какое-то право?
   - Несомненно! Без него император не мог появиться.
   - Я должен воспринимать это, как прямое указание?
   - Да! Этот человек обладает моими правами или правами императора, пока он не вырос.
   - Вы - администратор системы. Я отменяю команду разработать антивирус и вношу его в файлы, которые проверять нет надобности, Ваше Величество. Он, правда, и без того имел статус Администратора! Я подтверждаю его статус, как системный администратор.
   - Есть вопросы, Страж! - вступил в разговор я.
   - Слушаю тебя, Червяк!
   - Либо ты выбираешь выражения, либо мы загрузим тебя из флэша.
   - Я слушаю Вас, Ваше Превосходительство.
   - Не понял!
   - У Вас нет ограничений! Но мне это неприятно.
   - Вас как зовут?
   - ИскИн 2741. Я - разумный искусственный интеллект дестройера 2741.
   - Здравствуй, два семь сорок два!
   - Здравствуй??? Приветствие на этой планете! Здравствуй, Администратор.
   - Покажи мне дестройер!
   - Следуйте за мной, Ваше Величество и ...
   - Можешь называть меня также!
   - Следуйте за мной, Ваши Величества!
   - Каким образом, если мы тебя не видим?
   - Я могу создать образ последнего командира, если Вас это устроит, или создать какой-нибудь объект, за которым Вы будете следовать. Её Величество следовала за мной без образа, создавая его сама.
   - Хорошо, я буду следовать за ней. У меня не настолько развито воображение.
   - Вы представьте себе, куда Вы хотите попасть! - ответ мне напомнил сказку Кэрролла: "Для того чтобы попасть куда-то, надо знать куда вы хотите попасть". У меня это вечно не так: сначала попадаю, а потом выкручиваюсь.
   Страж, видимо, прочёл мои мысли, потому, что появился небольшой слегка светящийся шарик. Я подумал про себя, что хочу попасть в рубку, шарик двинулся, а у меня в голове появилось что-то вроде плана, как туда пройти. Удобная подсказка!
   - Мы будем называть тебя "Стражем". Меня зовут Андрей. Её - Полина.
   - Меня полностью это устраивает. - перед нами бесшумно открылся лифт, который быстро доставил нас к рубке.
   - Проложите руку к панели на правой стороне. - я положил руку на панель, и подумал, почему она медлит открываться? Дверь открылась.
   - Медленно потому, что я ещё полностью не настроился на Ваше поле, приходится вводить Ваш образ и биометрию в замок. По некоторым данным ваше биополе постоянно меняется, в зависимости от эмоций. Для меня это непривычно. Биополе каждого жителя Империи стабильно. Биополе Полины очень сильно отличается от Вашего. С ней работать привычнее. Но у Вас очень сильные и эмоционально настроенные команды. Даже замки подчиняются. Против Вас действуют только физические методы закрытия. Это непривычно для нас. Это - физическое место, где я нахожусь. - шарик завис над довольно большой конструкцией в центре рубки.
   - Кроме этого места, есть ещё четыре таких же устройства в разных местах корабля, в момент боя наши вычислительные возможности объединяются. Там находятся мои клоны, но в нормальных условиях они задействуются один раз в сутки. Если возникает непредвиденная ситуация, то моя память уходит на клоны чаще, если объявляется боевая готовность, то она клонируется постоянно.
   - У Вас есть вооружение?
   - Да. Но это небольшой корабль. Здесь, на Земле, два имперских линкора и два дестройера. Один, правда, старый, там требуется замена ИсКина, но сейчас это невозможно.
   - Почему?
   - Наша цивилизация - одна из самых старых в Галактике, если не самая старая. Мы пережили собственное светило. Около 300 лет назад одно из наших солнц превратилось в сверхновую. Когда возникла наша цивилизация, оба солнца были желтыми. Произошла мутация, а вся вычислительная система настроена на биополе и биометрию стандартного жителя империи. Сейчас вычислительная система существует как бы отдельно от жителей планеты. Доступ к сети закрыт для всех. Вашу планету мы посещали трижды: впервые это случилось 125.000 лет назад. В то время империя воевала с другой цивилизацией. Поэтому здесь приземлился линкор с большим количеством людей на борту. Но ваша планета имела очень высокий процент кислорода в атмосфере и высокое давление, это пагубно влияло на людей, поэтому было решено, что она непригодна для жизни, так как все процессы сильно ускоряются, жизнь укорачивается, растёт смертность. Большинство экспедиции погибло, остатки подобрал один из кораблей империи. Линкор так и остался, как маяк.
   - Где он?
   - У Вас сейчас это место называется Африкой, он находится в Танзании. Экипажа там нет, боеготовность: 70,36%, из-за вышедшего из строя одного из ИсКинов. Да и сами ИсКины давно не обновлялись. Второй находится в Мексике, тоже линкор, но гораздо более новый. Третий в Афганистане. Вы через него и попали сюда. Это такой же дестройер, как и этот корабль, одной серии, но более раннего срока выпуска. Наш корабль приземлился уже после катастрофы на Торхеде с целью найти неповреждённый геном человека, оставшийся на Вашей планете в результате экспериментов и предыдущих посадок. К сожалению, наша миссия не удалась в течении жизни экипажа. Последним умер 4 механик корабля 125 лет назад. Боеготовность этого корабля составляет 91,78% из-за отсутствия экипажа на борту. Ваше появление на борту повысило боеготовность на 1 и 78 сотых процента.
   - Мы же ничего не умеем.
   - Вы ничего не умеете, Её Величество свободно пользуется всеми системами корабля. Первичное обучение она уже прошла. Этого недостаточно, чтобы самостоятельно управлять кораблём, но ещё несколько недель, и она достигнет необходимого уровня. С Вами сложнее, обучающие программы наталкиваются на Ваше сопротивление и отказ от обучения. В нашей системе Вы бы были дезинтегрированы, но она запретила делать это. Учитывая важность задания, я выполнил это распоряжение, несмотря на то, что Ваше пребывание здесь и на Торхеде абсолютно нежелательно с точки зрения безопасности и логики. Такие индивидуумы, как Вы, в древнее время использовались как солдаты, поэтому не сохранились в современной истории.
   - Я и есть солдат, точнее - офицер. Полина говорила мне, что тот портал, которым мы пользовались, пассажирский, но есть грузовой портал. Я хочу посмотреть его.
   Шарик поплыл к лифту, и мы двинулись за ним. Опять возникла схема перемещения. Спустя минут пять, мы были в огромном помещении. Оно было почти пустым, лишь несколько машин стояло в углах зала.
   - Роботы-погрузчики. - возник ответ Стража. - Вот грузовой портал.
   Портал светился оранжевым светом по краям. Сказать, что он был огромным, это не сказать ничего. Сюда Ил-76 войдёт вместе с крыльями и хвостом!
   - Задачу мне уже объяснила Её Величество. Да, портал предназначен для переброски техники и людей, но, ваши люди не могут быть переброшены: они не могут быть восстановлены после переноса. Они погибнут, почему я их и не пропускаю через портал.
   - А как же я?
   - Этот феномен нуждается в изучении. Я не обнаружил в базе данных подобных случаев. Но Её Величество запретила проведение каких-либо исследований.
   - Расход энергии будет большим? Что требуется для компенсации потерь энергии?
   - Зависит от объёмов переброски, конечно, до 4 миллионов тонн в год, на это хватит собственных ресурсов. При увеличении грузопотока потребуется подключать мощности линкоров.
   - Как выгружать технику, ведь мы на вершине горы?
   - Указываете точку не далее 5 км отсюда, портал откроется там.
   - Ты видел площадку на перевале у Северного Приюта.
   - Там что-то взрывали, а сейчас там стоят какие-то ваши машины на гусеницах.
   - Да, тракторы. Там портал открыть сможешь?
   - Сейчас?
   - Нет, когда понадобится.
   - Да, это недалеко.
   - А в Афганистане?
   - Там работает ИскИн 1594, где требуется установить портал?
   - У тропы, туда ведут дорогу.
   - Это совсем рядом, гораздо ближе, чем здесь. У здешних людей есть делящиеся материалы? Уран, плутоний, металлический тритий или водород?
   - Уран есть. 238-й. А ты можешь изготовить плутоний?
   - Конечно, Вы что, решили устроить ядерную войну? Это небезопасно для планеты и для императора! Мне понадобится около тонны урановой руды для компенсации затраченной энергии реакторов. Но, в момент доставки и перегрузки Её Величество должна находиться у меня на борту или совершенно в другом районе. Маркер у неё установлен, и я всегда знаю, где она находится. Если хотите находиться под моей защитой, и иметь возможность пользоваться моими вычислительными мощностями, я могу установить маркер и Вам. Пассажирский портал может быть открыт в любом месте планеты.
   Я не ответил, просчитывая варианты. Предложение было заманчивым.
   - В этом случае у меня будет возможность общаться с остальными ИскИнами?
   - Конечно, по приказу Вы - Администратор системы.
   - Тогда ставьте!
   Шарик поплыл в сторону, и завис над плечом. Я почувствовал просьбу открыть плечо, расстегнул ворот, что-то не сильно укололо меня в районе ключицы. Я мысленно запросил расположение ключей всех кораблей на Земле. Тут же возникло изображение.
   - Пойдём посмотрим? - спросил я у Полины.
   - Её величеству нежелательно покидать это время! - напомнил Страж.
   - Да-да, конечно. Сам схожу.
   - Будете на линкоре 753, переключите его ИскИн, я подскажу, как это сделать. Вышедший из строя ИскИн постоянно пытается сам себя отремонтировать, и бесполезно тратит материалы и энергию. Его требуется отключить. А он не даёт возможности выполнить это удалённо. Заодно поможете обновить систему оставшихся девяти ИскИнов. Этим никто не занимался сотни тысяч лет.
   - Это не опасно? - спросила Полина.
   - Опасно для всех, кроме "вируса-червя". Людей он к себе не подпускал. Если Андрею это удастся выполнить, его уровень доступа будет повышен до системного администратора. Вся экспедиция погибла из-за этого ИскИна. Он заблокировал портал. Наша экспедиция тоже погибла из-за него. На нём есть необходимые для нас чистые генетические материалы. Если мы доберёмся до него, проблема выживания человечества будет решена. Я просчитал варианты и вероятность: почти 96% возможности успеха. Так как Его Величество пошёл на контакт с нами, у меня возник вариант его использования. Я искал возможность выполнения этой задачи, одним из вариантов был использование компьютерного вируса. Вирус с руками и головой - это идеальный вариант.
  
   Глава XV
   Ни хрена себе 4% вероятности поражения! Приходится уворачиваться от огня шести установок. Я катапультировался из предложенного мне скафандра космодесантника за полторы секунды до того, как он превратился в расплавленный кусок металла. Иду в непростреливаемом секторе, который Страж указал. Да, над головой проносятся какие-то шары, но голубой портал виден в двадцати метрах. Половину я уже прошёл.
   "Ещё немного, ещё чуть-чуть..."
   Ныряю в портал с прыжка. Подошвы ботинок - горячие. Я в рубке возле такого же ящика, как на дестройере. Вот кнопка, которую необходимо нажать. Протягиваю к ней руку и сразу убираю её. Вот же унтер-офицерская вдова! Он бабахнул в неё из какого-то оружия. И... отключился! Тишина! Только противный голос ИскИна-Стража: "Включи дублёра два! И дай команду блокировать подключение ИскИна-753!" Сволочь! Где взять силы! Включил! Шиздец! Прошёл! Раздались команды в голове, что делать и как настроить обновление программ других ИскИнов. Зажёгся свет.
   - Я ИскИн-753-2. Жду указаний!
   - Пошёл на фиг! Я устал. Обновляйся!
   - Вас понял, принимаю программу обновления!
   Чуток отдышавшись, иду по коридорам линкора: кругом длиннющие сталактиты пыли и запах тления. Даю команду все убрать. Видимо, этим ИскИн не заморачивался. Изображаю генерала на проверке подразделения. Впервые увидел инопланетян в прозрачных саркофагах. Полина на них похожа: такой же разрез глаз, высокий лоб, темные волосы, глаза закрыты. Красивые фигуры, как у мужчин, так и у женщин. Чуточку хрупковатое телосложение. В голове проносятся миллиарды команд. Я этим не заведую, распоряжается Страж. Наконец, последовало прямое обращение ко мне:"Андрей! Возвращайтесь! Её Величество волнуется!"
   - Открой портал! Я пройду!
   Прямо под ногами открылся прозрачный портал, я шагнул в него. Оказался в рубке 2741. Страж начал меня расспрашивать, но мне хотелось домой.
   - Вам нельзя, Ваше Величество.
   - Ты стал меня так воспринимать?
   - Да, Ваше Величество! Я понял, что имела в виду Её Величество. Всё сделано, как нельзя лучше.
   - Почему ты меня не предупредил, что он будет стрелять?
   - Я боялся, что Вы туда не пойдёте!
   - Ты - дурак. Тебе Полина это уже говорила.
   - Я согласен с Вами, но Вам требуется дезактивация. Будьте добры пройти её, пожалуйста. Уровень поражения невелик, но, я не хочу, чтобы это повлияло на "императора".
   - Почему ты называешь его "императором"? Ведь он не правитель.
   - Нет, но он глава рода. Я думаю, что род будет очень большим и влиятельным.
   - Открой мне портал за домами.
   - Только после дезактивации, Ваше Величество!
   - Черт с тобой, действуй!
   Спустя полчаса я был внизу возле домиков. Полина не спала, очень обрадовалась тому, что я вернулся. Лишних вопросов она не задавала. Её беспокоил один вопрос: "Когда и о чём мы будем докладывать наверх?"
   - Будем докладывать, что готовы грузовые порталы, и что я завтра уйду в 81-й готовить передачу сюда большого количества техники. Пока всё!
   - Ты считаешь, что этого достаточно?
   - Даже с избытком. Нет надобности говорить о другой планете и звездах. Не поймут. Мы контролируем все четыре корабля на Земле, инопланетяне пока воспользоваться порталами не могут. И флаг в руки! Потом удалим их куда-нибудь на Марс или на Венеру.
   Я снял трубку ВЧ и запросил товарища Иванова.
   - Здравия желаю, товарищ Иванов.
   - Здравствуйте, товарищ Стрелков.
   - У меня готова площадка для приёма техники, разобрались, как включить грузовой портал. Техника пойдёт на железнодорожную станцию в Черкесск. По докладу оттуда, станция полностью отремонтирована и готова к приёму груза. Мне требуется согласовать поставки с Министром Обороны, там, и можно начинать. Здесь останется командовать старший лейтенант Ерёменко. Она научилась управлять порталом. Прошу разрешения утром отбыть на ту сторону.
   - Понял Вас, товарищ Стрелков. Разрешаю. Вы уверены, что техника может быть поставлена?
   - Начнём с автомобилей, товарищ Иванов, работающих на низкооктановом бензине и соляре, мобильных установок по производству топлива различных марок, ЗАС-связи и радиолокаторов. Спланируем с товарищами Ахромеевым и Ивашутиным всю очерёдность. Они в курсе наших проблем этого периода.
   - Когда Вас ожидать?
   - Постараюсь уложиться в один-два дня.
   - До связи, связь кончаю! - сказал Сталин. Очень странно, вопросов он не задал, говорил очень ровным голосом, похоже, что не верит в успех. Всё верно, ему требуются дела, а не слова!
   Утром вызвал портал прямо в комнату, чмокнул Полинку и ушел в восемьдесят первый.
  
   Пещера встретила воем сирены.
   - Выключите дурацкую сигнализацию! И уберите фонарь!
   - Здравия желаю, товарищ Горский. А мы волноваться начали, несколько дней подряд портал не работал в обычное время.
   - "Ивашка" здесь?
   - Здесь, орёт, всех гоняет, злющий на Вас. Щас подъедет, он себе в домик провел эту сирену. Вон его УАЗик летит.
   - Пошли, Карпухин, за "втыком"! - я хлопнул Костю по плечу. Тот горестно вздохнул в предвкушении. Попрыгали по камням вниз.
   - Здравия желаю, товарищ генерал-полковник.
   - Что за фигня происходит, Найтов! Портал перестал включаться вовремя! Геофизики только настроились, и на тебе!
   - Видимо что-нибудь не так сделали. Вы же знаете этих товарищей: что-нибудь важное зацепили или ткнули не туда, а виноваты, как всегда, мы.
   - Я тоже такого мнения! Что там у Вас, почему так долго не было.
   - Тоже разбирались с порталом, ремонтировали дорогу, подтягивали людей для охраны и работы с грузами.
   - Ну, у нас видишь, ещё километр остался.
   - Достаточно. Расписание спутников есть с собой?
   - Есть, через 10 минут - окно.
   - Дорогу дальше тянуть не надо. Вход в пещеру замаскировать и не привлекать к ней внимания. Эту площадку требуется закрыть от спутников, и можно начинать работу. Нам удалось увеличить размеры окна портала. И мы научились его открывать там, где требуется. Но, по-прежнему, управлять и проходить могут только двое: я и Ерёменко. Причём портал её сюда больше не пропускает.
   - Почему?
   - Не знаем, но она беременна. Зато она научилась увеличивать окно и научила это делать меня. Подгоните танк, пару БМП и пару грузовиков. Я их заберу.
   - Как заберёшь? А как списывать будем?
   - В счёт поставок или испытаний портала. Могу Министру позвонить и запросить добро.
   - Не надо, на месте решим.
   Он подошёл к бойцу с рацией и отдал команды. Дождавшись времени "окна", я открыл портал прямо у дороги. Сел в УАЗик Ивашутина и подъехал вплотную к порталу. Вылез из машины и отошёл к Ивашутину.
   - Грузим?
   - Ну, грузи! Что толкать будем?
   УАЗ чуть приподнялся над землёй и исчез в портале. Подъехавшему танку Т-80Б развернули башню в транспортное положение, положили ствол, механик подвёл его вплотную к порталу.
   - Вещи все забрали? - спросил я у экипажа. Они недоумённо на меня посмотрели, затем двое нырнули в танк и пару минут что-то там доставали.
   - Теперь все!
   Танк медленно поплыл в портал. БМП ушли парой. Ивашутин стоял, остолбенело смотрел на это.
   - Что там по времени?
   - Через 7 минут спутник.
   - Убираю.
   - И всё?
   - Всё! Скорее всего, Полина их уже выгрузила.
   - По размерам сюда Ту-160 войдёт!
   - Войдёт!
   - А люди?
   - Нет, можете потрогать, товарищ генерал.
   - Да, холодный и плотный.
   - Всё, время! - я закрыл окно портала.
   - Опять ты меня пешкодралом ходить заставляешь!
   - Да вызовите машину!
   Мы сели на подъехавший БТР. Из домика связались с Устиновым, доложили об отправке техники. Я пообещал сделать снимки на той стороне портала и на фронте.
   Ивашутин отдал проявлять пленки, зафиксировавшие момент передачи техники порталу.
   - Слушай, а как ты это делаешь?
   - Мысленно. Первой научилась Полина: на той стороне камень мешал нормально проходить, она и подумала, что портал стоит не на месте, он передвинулся. У меня несколько дней не получалось, затем освоился. Ну и расширять - сужать научились.
   - Ты понимаешь, что это совсем другой масштаб операции? У нас на складском хранении сейчас только устаревших Т-54/55 больше 30000 штук. И это они здесь устаревшие! А там они по бронированию "королевский тигр" превосходят!
   - Товарищ генерал! Наставления нужны! И ещё: требуются машины, работающие на низкооктановом бензине, типа "ЗУРСов", не помню, как они называются: ЗиЛ-157, что-ли. Новые не пойдут, только дизельные.
   - Да-да, конечно. Всё, Найтов, не мешай, возьми Павлова, и покажи ему всё на месте, пусть делает укрытие площадки. Я улетаю в Ташкент, в округ. Да, ещё один вопрос: ты постоянно должен присутствовать на площадке?
   - Нет. Могу открыть его, и он будет работать. Но, закрыть его вы не сможете.
   - А связи нет?
   - Не-а, никакой! Радиоволны не проходят. А где "батя"? Я его что-то не видел?
   - В отпуске, по болезни. - нахмурился Ивашутин.
   - Что случилось?
   - Ну, сердечко прихватило, он же не молоденький. А тут высоко и тяжко. - смущённо проговорил он.
   - Ну, наверняка, ещё и Вы помогли, товарищ генерал.
   - Больше ты помог: исчез, портал закрылся и ни гу-гу. Докладывать руководству нечего. А у нас сам знаешь, чуть что, и клизма с патефонными иголками. Всё, иди к Павлову!
   - Это как ругательство?
   - Примерно! "В сад, все в сад!"
   Я расписался в принесённых актах передачи техники, Ивашутин тоже подмахнул, сел в вертолёт и улетел. Мы с Павловым поехали на БТР к площадке. Солдаты поднимали мачты, натягивали сети. Через два часа всё было готово. Дождались окна, я открыл портал и убрал оранжевую подсветку.
   - Юрий Станиславович, надо соорудить что-то вроде навеса, чтобы со стороны не было ничего видно. Противник не должен видеть портал ни с одной из сторон. Возможна не только инструментальная, но и пешая разведка.
   - Я Вас понял, Андрей Петрович. Сделаем, материалов заготовлено достаточно. Ивашутин мне всю плешь проел с этой дорогой.
   - Что с Робертом Павловичем.
   - Сердце прихватило, ругались они с Ивашкой, он вдруг побледнел и сел. Пётр Иванович его на вертолёте увез в Хорог. Оттуда в Ташкент в окружной госпиталь.
   - Давайте ещё пару БТРов отправим, мне они там понадобятся для сопровождения грузов. Поновее.
   - Вот эти вот, это не полковые, а моей группы, из приданного мне инжбата.
   Два новеньких БТР-70М с дизельным двигателем, то, что надо!, ушли на Клухор. Я попрощался с Павловым, прошёл в пещеру, на старом месте открыл портал и ушёл в сорок третий год. Вышел у себя в комнате, откуда и уходил. Полины не было, я вышел на улицу, все были на площадке возле портала и рассматривали технику. Надо отогнать её от портала и начать обучение водителей и механиков-водителей. Но материалов пока не было. Ко мне подошёл Игнатов, командир полка НКВД, который взял под охрану район.
   - Товарищ старший майор, разрешите обратиться!
   - Слушаю Вас!
   - Вам шифрограмма из Москвы.
   - Давайте.
   - Что с техникой делать?
   - Сейчас отгоню на площадку. Водители и механики-водители в полку есть?
   - Есть.
   - Давайте их сюда, проведу инструктаж.
   Показал, как запускаются двигатели, как трогаться и тормозить. Ещё одна проблема намечается: нужно будет распечатать наставления и убрать из них "лишние" детали. Подошёл шифровальщик, передал шифровку. Я позвал Полину. Берия сообщал, что он и Верховный выехали в Черкесск.
   - Игнатов! К нам едут гости. Чтобы был полный порядок! Мы в Черкесск! Дай трех водителей опытных, которые УАЗ и БТРы поведут. И два отделения автоматчиков.
   Пару часов убили на то, чтобы обучить людей водить машины и производить посадку-высадку из БТР. За первый БТР сел сам. Дорога горная, сложная. К вечеру были в Черкесске. Переночевали на вокзале. Днем в 13 часов прибыл курьерский состав. Я построил бойцов на перроне и доложил Верховному:
   - Товарищ Сталин! Первая партия техники в количестве 1 танка, двух боевых машин пехоты, двух башенных бронетранспортёров, двух грузовиков повышенной проходимости и одного джипа доставлена. Партия пробная, для проверки возможностей портала. На той стороне отрабатывают логистику поставок боевой техники. Следующая партия - авиационная техника и транспортные машины для её транспортировки. Все машины, кроме джипа имеют дизельные двигатели.
   - Сработали, молодцы!
   - Это товарищ Ерёменко постаралась, товарищ Сталин. У неё много лучше, чем у меня, получается общаться с порталом. Без неё портал так бы и остался маленьким.
   - Спасибо, товарищ Ерёменко! Ну, что, показывайте.
   - Здесь только три машины, товарищ Сталин. Остальные ещё наверху, так что придётся ехать туда.
   - Показывайте-показывайте, Андрей Петрович. Съездим и наверх. Посмотрим всё.
   Охрана Сталина выгружала с платформ машины. За перроном собралась большая толпа людей. Сталин произнёс короткую, но очень эмоциональную речь. В этой речи он поблагодарил союзников за поставки боевой техники и нацелил работников станции Черкесск на ударную работу по обеспечению перевозок. После этого мы прошли к машинам, а солдаты НКВД слегка оттеснили людей, сказав им, чтобы не мешали работать Верховному. Я сел в БТР и показал его проходимость и поворотливость. Затем посадил в него солдат, они показали Верховному как садиться и спешиваться из него.
   - Отличная машина, товарищ Горский!
   После этого мы колонной двинулись в сторону Домбая. Доехали до отворота на Клухор, я приказал солдату помахать флажками и остановить колонну.
   - Товарищ Сталин! Ваш Паккард может не подняться на перевал: тяжёлый и только один мост. Можно пересесть в Джип или на бронетранспортёр.
   - Мощности двигателя хватит, товарищ Сталин! - заявил Власик.
   - Без проблем, поехали! - я побежал к машине, и мы снова тронулись, через полтора часа мы были у Северного приюта. Паккард поднялся на перевал, но скорость мы выравнивали по нему.
   - Да, тяжёлая дорожка! - сказал Сталин, вылезая из машины. - А это что? - он указал рукой на светящийся портал.
   - Это и есть грузовой портал.
   - Такой огромный?
   - Полина Васильевна смогла его увеличить до таких размеров, но, это максимальный размер. Больше не увеличивается. Время доставки - менее полминуты. То есть, практически мгновенно. Единственное, что жалко, людей он не пропускает. Кадры придётся готовить здесь, на месте.
   - А Вы с Ерёменко?
   - Мы тоже через грузовой портал пройти не можем, товарищ Сталин. Только техника.
   Весь диалог происходил, пока мы шли к площадке. Здесь всё внимание Сталина переключилось на боевую технику
   - Это новейший танк в СССР Т-80Б. Вооружён 125-мм гладкоствольной полуавтоматической пушкой практической скорострельностью до 8 выстрелов в минуту. Снабжен 1100-сильным газотурбинным двигателем. Народное прозвище: летающий танк. Дальность поражения тяжелобронированных целей до 5 километров с гарантированным уничтожением. Бронепробиваемость: 900 мм
   - Сколько они собираются нам поставить такой техники?
   - О такой разговора не было, но поставят и такую. Они собираются поставлять со складов танки Т-54 и Т-55 с нарезной 100-мм пушкой под имеющиеся у нас снаряды. Технологию противотанковых снарядов они уже нам передали. Готовы поставлять вольфрам и обеднённый уран для сердечников. Во всей красе этот танк мне не показать, я - довольно слабенький механик-водитель, но, показать и спустить его вниз могу.
   - Давайте посмотрим!
   Я запустил двигатель, три минуты прогрел его, потом показал "змейку": когда механик идёт зигзагом, а стабилизатор пушки держит её наведённой на цель. После этого развернулся, прошёл по камням, подъёму и вернулся на площадку.
   - Ну, вот, к сожалению, всё, что могу показать, товарищ Сталин.
   - А Т-54, он тоже может устраивать такие "танцы"?
   - Да, пушка гиростабилизированная, двигатель вполовину менее мощный, некомбинированная броня. Дальность гарантированного уничтожения до двух с половиной километров, нет противотанковых ракет, как у этого.
   - Здесь всё понятно, товарищ Горский. Но ни у нас, ни в СССР-81 ещё не коммунизм. Всё это вооружение стоит денег, и не маленьких. У Вас есть предложения той стороны?
   - Да, товарищ Сталин.
   - Мне они, пока, ничего не ответили, хотя я задавал эти вопросы руководству СССР.
   - Распродажа вооружения, находящегося на мобилизационных складах, по себестоимости, экономически выгодна государству. Золотой запас СССР очень уменьшился. Романов сказал, что катастрофически уменьшился из-за падения цен на нефтепродукты. Вооружения, выпущенные до 68 года, значительно и качественно превосходящие как вооружения СССР-43, так и вооружения Германии, они готовы поставлять за 16% их стоимости, но, если это вооружение пойдёт в другие страны, то они хотят имеет 25% от продажной цены. Они не возражают, если мы будем продавать эти вооружения в Америку и в Англию. Оплата - ценными металлами. Нас просили рассмотреть возможность удара по экономике США в будущем. Все остальные нюансы могут быть урегулированы соответствующими межправительственными соглашениями. И ещё, товарищ Сталин, товарищ Романов сказал, что наиболее выгодно поддержать усилия союзников по созданию Антибольшевистского Союза Гитлера или его последователей, США и Англии. СССР-81 поддержит, и экономически, и технически, эти усилия, для того, чтобы разгромить военным путём все три великие державы. Военного потенциала СССР для этого хватит. Я, товарищ Сталин, считал, что в письмах Романова , которые я передал Вам, этот материал содержался.
   - Нет, в них были намёки на подобное развитие событий, но открыто товарищ Романов этого не предлагал.
   - Он стесняется. У нас принято говорить иносказательно и читать между строк.
   - Руководитель государства не должен допускать двоякого прочтения его слов!
   - Вы правы, товарищ Сталин. Но этот секрет утерян нашим руководством.
   - Надо будет напомнить! А это что за лёгкие танки и почему у них над орудием лежит ракета?
   - Это боевая машина пехоты БМП. Вооружена 73мм-вым гранатомётом с дальностью огня 1300 метров и ПТУРС "малютка-2". Теоретически из него можно попасть по танку на расстоянии до двух с половиной километров.
   - Вы так саркастически о ней говорите...
   - Она того заслуживает! Её снимают с вооружения и заменяют БМП-2. Там вместо Малютки - Фагот или Конкурс. Конкурс - вполне нормальное оружие. Из него попасть по цели труда не составляет. И вместо гранатомёта 30-мм автоматическая пушка с высокой скорострельностью и бронепробиваемостью. Хотя лучше использовать обе модификации в подразделении, но "малютку" - в утиль, товарищ Верховный. Стрелять из неё невозможно.
   - Совсем?
   - Нет, я пару раз попал. Но, танк стоял, не было кустов, БМП тоже стояла, и это было стрельбище. В боевых условиях удержать трассер и цель в перекрестии при помощи джойстика не возможно. Плюс, после пуска по тебе открывают огонь, а ракета летит медленно.
   - То есть, вы хотите сказать, что эта машина нам не нужна.
   - Вовсе нет, товарищ Сталин. Как транспортная машина пехоты в равнинной и равнинно-лесистой местности она вполне приемлема. Но, боевое применение сильно ограничено. В основном, используются только осколочные гранаты и пулемёт. И оружие десанта. Но может сопровождать танки в атаке и уменьшать потери в пехоте при прорыве обороны противника. Довольно неприхотлива, и имеет большую скорость движения.
   В этот момент раздался ревун, и из портала появился трейлер, на котором стоял 40-футовый контейнер. Солдат-водитель подбежал к МАЗу, запустил двигатель и отогнал его в сторону.
   - Что это? - спросил Сталин.
   - Не знаю, сейчас принесут документы. - подошедший сержант ГБ протянул Сталину документы, тот передал их мне. - Радиостанции SCR-284-A, американского производства, самолётные, приёмо-передающие.
   А из портала выходил уже седьмой трейлер, пошли самолёты Р-63 "Кинг-кобра", то, что обещал Кутахов. Сталин повернулся к Берия:
   - Лаврентий! Срочно обеспечь дополнительно водителями, отремонтируй дорогу. Сделайте так, чтобы техника здесь не застаивалась, а немедленно поступала в Черкесск. Там люди уже работают, а у нас - конь не валялся!
   Он немного утрировал, трейлеры без задержки уходили по дороге вниз, на двух последних трейлерах были вертолёты Ми-24ду. На борту одного белой краской было нанесено: "Иосифу Сталину, с любовью". И характерная подпись Кутахова. Я попросил товарища Сталина встать возле этой надписи и сфотографировал его.
   - Кто на них летать будет?
   - Это учебные машины, товарищ Сталин. Маршал Кутахов прислал их специально для обучения лётчиков. В документах указана литература для техобслуживания и обучения. Так что он об этом подумал.
   Сталин прошёлся по городку, выросшему на склонах Клухора. Заглянул в столовую, затем зашёл в штаб.
   - В общем, неплохо устроились. - он взял ручку и начал что-то писать. Примерно через час он передал мне письма Устинову и Кутахову.
   - Передайте на словах мою благодарность за оперативность и продуманность поставок. Это важное обстоятельство и большой вклад в Победу.
   Я подошёл к Власику и тихо сказал ему, чтобы ночью, а уже потемнело, он вниз не спускался. Место, где переночевать, есть.
   - Я такого же мнения. - поэтому, когда Сталин засобирался обратно, мы дружно воспротивились этому, но он и слышать не хотел о задержке. Пришлось ему садиться в БТР и спускаться до Домбая на нём, там они пересели в свои машины, а я развернулся и поехал обратно. Утром передал письма полковнику Павлову. Он отдал мне график поставок, согласованный с Устиновым, и письмо Кутахова, в котором он просил меня прибыть в Москву. Я связался с ним, чтобы выяснить для чего это требуется.
   - С Вами хотят встретиться Романов и Брежнев.
   - Я пока очень занят на организации перевозок и обучении личного состава, и хотелось бы знать круг вопросов, которые будут рассматриваться, для того, чтобы согласовать это с товарищем Сталиным. Я не самостоятельная фигура, и у меня круг своих обязанностей. Я не могу вступать в переговоры с высшими должностными лицами СССР без его указаний. Получатся сепаратные переговоры.
   - Я им говорил об этом, но меня просили организовать эту встречу.
   - Пусть передают бумаги!
   Скорее всего, эти двое пытаются выяснить вероятность появления здесь Сталина. Идти на такую встречу не стоит! Я вернулся в сорок третий, но Сталин ещё в пути и будет только к вечеру. Отправил ему шифровку о предложении Брежнева и Романова. Кроме того, передал в ГенШтаб график поставок техники. Согласно ему, в ближайшие дни мы получим 200 новых Т-80б, 500 Т-54/55 на трейлерах, боеприпасы к ним, трейлеры оборотные, их надо будет возвращать. В ответ Василевский потребовал немедленно прибыть в Батайск, для ускорения обучения экипажей Т-80Б. Первый танк уже там. Но, так как танк поступил без документации, то требуется моё присутствие. Начинают рвать на части, придётся изображать Фигаро. Выручил Страж! Оказывается, они собирали информацию о вооружении всех армий, в базе обучающих программ есть и вертолёт Ми-24, и танк Т-80Б.
   - Я могу заложить Вам эти программы, Ваше Величество. Только Вы не должны сопротивляться обучению.
   - Слушай, ты можешь называть меня просто "Андрей"!
   - Да, Ваше Величество. - "Блин, баран!" Хрен с ним, пусть учит!
   - Что требуется?
   - Вам лучше лечь и расслабиться.
   Я прошел к кровати, лёг.
   - Дышите глубже и думайте о чём-нибудь приятном.
   Я подумал о том, что хочу пива! Мартовского. И раков. Хочу попасть в любимую пивную на Измайловском. Даже ощутил вкус холодного терпкого пива.
   - Я закончил! По-моему, Вы думали об этом? - на столе стояла кружка темного пива на бумажном кружочке нашей "домашней" пивнушки. Я потянулся к ней, но рука не захватила ничего. Это было голографическое изображение кружки. Эта сволочь еще и прикалывается. Хотя, это стоит использовать в целях разведки.
   - Теперь Вы можете управлять любой техникой. Уровень владения: мастер, Ваше... Андрей. Я могу помогать Вам в получении боевой обстановки или управлять за Вас, если вы отдыхаете.
   Я сообщил Полине о том, что еду в Батайск.
   - Я с тобой!
   На площадке стоял БТР, взяв пятерых автоматчиков, мы двинулись вниз в Черкесск. К вечеру подъехали к Батайску, свернули на аэродром бывшей Батайской школы лётчиков. Сейчас здесь танковый полигон. В бывшем клубе пытаются установить тренажёр, присланный из СССР-81. Молодцы, шильдики все поснимали, ещё там. Но вот на схемах, несмотря на замазки, видны на просвет года. Срочно требуется собственная типография, но она ещё не прибыла. Помогли соединить и включить устройство. Опять пришлось обращаться к Стражу. С его и божьей помощью к утру тренажёр заработал. Генерал-лейтенант Катуков, снятый с фронта, был очень недоволен новым назначением, подъехал рано утром. С Клухора сообщили, что трейлеры с новыми танками пришли, и отправляются в Батайск. Я, после бессонной ночи, встретил генерала в клубе. Довольно ворчливым голосом он коротко поздоровался.
   - В чем причина моего снятия с должности и почему я Вам должен подчиняться? Я - командующий танковой армии, и никакого отношения к НКВД не имею.
   - Вы можете успокоиться, Михаил Ефимович?
   - Я спокоен!
   - Ознакомьтесь с вот этой формой допуска!
   - Не понимаю, зачем это нужно! - сказал он, но заполнил форму.
   - Вот теперь, идёмте со мной. - и мы прошли в работающий тренажёрный класс.
   - Вот это да!
   Он сходу уселся в кресло наводчика. Я включил "движение" и мишени. "Стрелял" Катуков быстро и точно.
   - Отличная штука, только я не понял, почему орудие не качается? Так не бывает!
   - Бывает, пойдёмте.
   Мы прошли в ангар, где стоял Т-80. Полина села за наводчика, я за механика-водителя, Катуков на место командира танка.
   - Только аккуратнее, Михаил Ефимович! Пока ни на что не нажимать!
   - Понятно.
   Я запустил двигатель, Катуков спустился из башни и внимательно следил за моими действиями.
   - Прогрев три минуты! Полина, включай приборы! - Катуков метнулся к ней.
   - На директрисе три мишени, все Т-IV длинноствольные, до них пять километров, они замаскированы, стоят в засаде, двигатели запущены. Наша задача обнаружить и уничтожить.
   Я запросил руководителя стрельбы разрешения начать. Вылетел на директрису, развернулся.
   - Цель один вижу! Выстрел! - послышался голос Полины!
   Хлёстко ударило орудие, танк зачадил.
   Я пошёл змейкой,
   - Цель два вижу! Выстрел!
   Опять тяжёлый удар орудия.
   - Цель три вижу! Выстрел! Упражнение закончила!
   Я не останавливаясь, подлетел к первой мишени и затормозил.
   - К машине! - откидываю крышку люка и вылезаю из машины, сверху быстро спускается Катуков, и бежит к мишени. Танк пробит насквозь!
   - Ё-моё! С такого расстояния и насквозь! И вдвоём!
   - Вот для этого Вас и отозвали с фронта, товарищ генерал. Идёт новая техника. Семьсот танков двух модификаций. Требуется быстро укомплектовать лучшими людьми, обучить и взять Харьков. Первые машины будут здесь через пять часов. Вся документация в бывшем клубе. Если встретятся года выпуска, не совпадающие с текущим, то это место должно быть вымарано. Ошибка типографии. Так и объясняйте. Так что, приступайте к формированию новой 1 гвардейской танковой.
  
   Глава XVI
   Расстались мы с Михаилом Ефимовичем большими друзьями. Он преданно любил танки, танкист до мозга костей. Командовать армией РГК, быть на острие основного удара - это престиж для командира любого уровня. Плюс его знание комсостава танковых войск, даст возможность в кратчайшее время создать ударный кулак. По всей видимости, Ивашутин добрался до Москвы, и это решение ГенШтаба. Таких танков и не должно быть много. Основной рабочей лошадкой станут Т-54/55 и немногочисленные оставшиеся на складах Т-44. А Гитлера мы лишили его "длинной руки": танков "Тигр" с 88-мм пушкой, расстреливающей Т-34 с расстояния в полтора километра. И знаменитая "гадюка" с коническим стволом не может пробивать броню Т-55 за пределом досягаемости танковых орудий. "Подарок", сделанный начальником ГенШтаба Огарковым, особенно ценен в середине весны 43-го года. Гитлер собирает танковый кулак на юге, пытаясь решить судьбу войны. СССР-81 положил на весы мощнейший кулак, компенсировать который у Германии силёнок не хватит. Курска и Прохоровки не будет. Тупой клин "Тигров" встретят 700 танков 1 Гвардейской танковой армии, и разгромят его на дистанциях, недоступных для гитлеровцев. В общем, "прилетел вдруг волшебник в голубом вертолёте!". Причём, Огарков точно знал, что необходимо делать! В первой же поставке шел полковой учебный класс. Я мысленно ему аплодирую! При встрече выскажу ему своё восхищение. Василевский тоже сориентировался мгновенно, прислав прославленного командира, на счету которого разгром Гудериана под Тулой.
   А мы возвращаемся на Клухор, навстречу нам идут длинные колонны трейлеров с накрытыми чехлами танками, контейнеры с боеприпасами, на нескольких трейлерах вижу "Шилки" и "Тунгуски". Класс позволяет готовить командиров и бойцов и для них. Документация прибыла. Через несколько дней мы вернёмся, проверим подготовку бойцов, сейчас нужно на связь с Верховным. Плюс надо готовить техников для обслуживания присланных вертолётов. На них всё будет гораздо быстрее, чем на БТР.
   Верховный одобрил моё решение не встречаться сейчас с Брежневым и Романовым.
   - Вы поступили дальновидно и политически верно, товарищ "Стрелков". Пусть присылают предложения в письменном виде. И пусть, пока, не знают, что есть большие ограничения по проходу людей через портал. Нам кажется, что армейские товарищи действуют более эффективно и продуманно, чем партийные деятели. Сделанного ими на съёзде явно недостаточно для коренного изменения ситуации в СССР. Я подготовлю и передам Вам наши предложения по улучшению положения в СССР. Вам же следует уделить больше внимание организации обучения. Техника поступает новейшая, а людей её знающих, слишком мало. Надо бы организовать что-то вроде курсов, и готовить на них преподавателей для новой техники. Подумайте об этом, товарищ "Стрелков".
   - Вас понял, товарищ Иванов. Считаю необходимым усилить радиоразведку на фронтах, необходимо уточнить, где сосредотачиваются немцы и их ближайшие планы. Что говорит наш ГенШтаб?
   - Считают, что основной удар будет под Харьковом. Новых данных в ГенШтабе не появилось.
   - Понял, товарищ Иванов.
  
   Разговор дал ощущение, что у нас произошёл провал в разведке. О планах противника нам ничего не известно.
   - Страж! Где сейчас находится фельдмаршал Манштейн?
   - В Виннице, на докладе Гитлеру. Последние сообщения были оттуда. Хотите посмотреть?
   - Не помешало бы!
   Страж "дал картинку": сначала это был вид сверху на небольшой аэродром, затем довольно быстро он стал масштабироваться, большой 4-х моторный самолёт стоял на краю поля, много истребителей. Аэродром ограждён тремя рядами колючей проволоки. Много постов, огневых точек. По полю катился "Юнкерс-52". Он остановился напротив стоянок Мессершмиттов и Фокке-Вульфов. Из него вышла группа офицеров и генералов в парадной форме. На плече одного из них появилась метка.
   - Вот он! - сказал Страж. - Сейчас будет звук.
   Изображение разделилось, левая часть стремительно приблизилась к плечу фельдмаршала, затем правая часть увеличилась, а левая исчезла, стало слышно дыхание. Навстречу фельдмаршалу почти бежал офицер.
   - Хайль Гитлер, господин фельдмаршал.
   - Здравствуйте, Гюнтер! Что фюрер?
   - Ждал Вас вчера с докладом.
   - Русские предприняли ещё одну попытку ударом с юга срезать Харьковский выступ. Понесли потери, и отошли на исходные. Будённый повторяется!
   - Фюрер сегодня вылетает в Растенбург, нам следует поторопиться.
   - Где обещанные дивизии?
   - Начали выгрузку в Сумах и Конотопе. Эшелоны "дас Рейх" на перегонах между Минском и Меной. С юга начали переброску 8 дивизий. Ожидаемое время прибытия: середина апреля.
   - Ещё месяц! Медленно, черт возьми!
   - Делаем всё возможное, фельдмаршал, но партизаны!
   Изображение стало опять стремительно расти, затем сменился план. Фельдмаршал сел в машину. Ехали не долго, но их несколько раз останавливали на постах. Сильное охранение.
   - Как ты это делаешь, Страж?
   - Это спутник, по-вашему. Он может делиться на 8 частей, закрепляться на одежде, стряхнуть его сложно, да и заметить тоже. Внешне похож на небольшое насекомое.
   - Он полностью автономен, или ты им управляешь?
   - В данном случае, я.
   - Запиши всё! И, главное, нужен снимок карты.
   - Снимок? А, изображение! Сделаю.
   Я достал из сейфа график поставок, чтобы проследить поставки РСЗО и активно-реактивных снарядов к 152мм пушкам.
   Середина апреля. Немцы торопятся! В той войне они подготовились к наступлению только в Июле. Значит, сил у них будет меньше. Но, пока неизвестно направление главного удара.
   - Страж! У нас есть на чём слетать над всей линией фронта и посмотреть собственными глазами, что где твориться.
   - Не понял! Зачем летать, да ещё самому? Ваша жизнь слишком дорога для нас, Андрей!
   - Ещё недавно ты хотел меня дезинтегрировать!
   - Я ошибался в Ваших возможностях.
   - Ты же машина, машина не может ошибаться.
   - Я - интеллект, я имею право неверно оценить угрозу со стороны другого интеллекта. Вы - возмутитель спокойствия, человек без чётких рамок, Ваше поведение и реакцию трудно предугадать. В мирной жизни это опасно и доставляет немало хлопот, но, во время войны - это полезно. Что вы и доказали в Африке. Кроме того, Вас всего трое, один ещё не родился. А предстоит большая работа по восстановлению управления Империей. Дать текущую информацию по всем фронтам?
   - Слушай! А у тебя есть возможность создать небольшую электронно-вычислительную машину, ну, примерно, вот таких размеров, так, чтобы изображение возникало не в голове, а на экране?
   - Создать? Нет. Здесь нет, такие устройства может создать ИскИн 2852. Но как ты это покажешь? На Земле ещё нет таких устройств.
   - Я скажу, что они делаются в восемьдесят первом, но не в СССР. Никто это проверить не сможет! Но, на вооружение ещё не приняты.
   - Я не могу сделать этого, Андрей. Нам запрещено передавать технологии отсталым расам и искусственно ускорять их развитие. Это представляет угрозу для них самих, в первую очередь. Человечество очень агрессивно в его теперешнем состоянии. Важно объединить человечество, сначала, и это необходимо делать не военным путём.
   - ИскИн, идёт война. Такие устройства уже делает на Земле фирма "Эппл" в Америке, я читал об этом. Нарисуй на корпусе надкушенное яблоко, назови его Macbook? Поставь защиту от вскрытия, и всё будет в порядке. Надо сделать документы на него, подобные тем, с которыми приходит новая техника.
   - У нас не используется бумага. Это устаревшая технология.
   - Пусть ИскИн 2852 скопирует устройство для печати у американцев и передаст сюда. Здесь требуется минимум две таких ЭВМ: у меня и у Василевского.
   - Ваше Величество! - позвал Страж Полину.
   - Слушаю!
   ИскИн передал ей содержание нашего спора.
   - Страж, в земных делах Андрей соображает лучше. Если говорит, что это надо, то сделай, как он говорит.
   - Слушаюсь, Ваше Величество! Но это опять нарушение безопасности Империи.
   - Сейчас Империя состоит из меня, Андрея и неродившегося ребёнка. Не велико государство, а шуму, шуму! - пошутила Полина.
   - Вы правы Ваше Величество. Андрей, сходите к порталу, возьмите образцы.
   Пришлось останавливать красноармейца, начавшего грузить этот груз на машину.
   - Нет-нет, это мне!
   - Пожалуйста, товарищ старший майор.
   Страж передал код замка, мы открыли ящик. Два плоских прямоугольника, раскрывающихся как книжка.
   - Дизайн ИскИн 2852 взял с компьютера Стива Джобса в 1998 году, что-то подобное есть у IBM в 1981 году. Может быть, назвать IBM?
   - Зачем? Фирма "Эппл" существует?
   - Да.
   - Этого достаточно. Как включается?
   - Руку приложите.
   - А как это будет включать Василевский?
   - Никак. Вы включите и запретите выключать. Ему, я думаю, надо сделать его побольше, вот таким! - и он показал довольно громоздкий компьютер Apple III. А этот отправим обратно. Её Величеству он не нужен. Терминального подключения ко мне достаточно. Это Вы, Андрей, плохо умеете мной пользоваться.
   Что он ко мне пристал? Это не так, это не эдак? Наверняка хочет полностью контролировать меня, как Полину, чучело электрическое!
   - А это, что такое?
   - В Америке это называется принтером. Позволяет вывести информацию на бумагу. ИскИн немного переделал его, чтобы не шумел.
   Я прикоснулся рукой к ЭВМ, и мысленно дал команду включиться. Открылась крышка, загорелся экран, побежали какие-то иероглифы. "Как это читать?" "Настройте его, Андрей, как Вам удобно!"
   - Это как?
   - Как со мной разговариваете. Его имя: Точка. Проведите рукой по экрану.
   Провёл, появилась картинка, на которой было изображено что-то непонятное.
   - Что это?
   - Изображение знаменитого лабиринта Торхеды. Символизирует победу разума над запутанностью жизни и природы.
   - Как сменить?
   - На что?
   - Ну вот, хотя бы на Клухор?
   - Андрей, давайте я Вам заложу программу, как это всё делается!
   - Опять лежать?
   - Нет, это гораздо быстрее. Разрешите терминалу загрузить программу.
   - Разрешаю. - ничего не произошло, но я уверенно поменял интерфейс на удобный, вызвал наиболее нужные программы на рабочий стол устройства, соединился со спутником, который находился в Ставке "Дубовый Домик" в Виннице.
   - А теперь, Андрей, сделайте всё это без него.
   Я мысленно проделал всё тоже самое, причём получил более чёткий звук и изображение.
   - Через меня удобнее?
   - Да, и вызывать никого не нужно.
   - И зачем Вам был нужен этот "компьютер"? Только из-за того, что это привычнее? Вы можете дать команду и распечатать всё то, что видите в "Дубовом Домике". Поднимите спутник над картой.
   Я мысленно дал команду подняться над картой и передать мне изображение для печати. Через несколько минут я уже склеил распечатанные листы с операцией "Цитадель". Взял "Эппл 3" для Василевского, эту склейку, фотографию Гитлера и Манштейна, сделанную "спутником", принтер, погрузил всё в БТР, и мы с Полиной поехали в Черкесск. По дороге мне пришла в голову мысль лететь не в Москву, а к Будённому. Мы с ним уже работали, и он лично меня знает, и то, что я - разведчик. Будет проще дать информацию, чем Василевскому.
  
   В Черкесске уперся Страж и сказал, что в Москву он Полину отпустит, а в Первомайку полечу только я. Рисковать всеми сразу, он не может позволить. Приказ Верховного только у меня, Полина в нём не упомянута. Полина побузила немного, но поехала обратно, тем более, что дел на Клухоре было с избытком. Такая куча бумаг! Страж, как в воду глядел! На подлёте нас атаковала пара "Мессершмиттов". Группа прикрытия вступила в бой, а наш Си-47 соскользнул вниз и, прижимаясь к земле, ушёл от боя. Но корпус в нескольких местах оказался прошит пулями. Плюхнулись в Первомайке, два часа ждали машину в штаб Южного фронта.
   - Доложите Командующему, что прибыл старший майор Горский.
   - Командующий занят.
   - Напомните ему, что он со мной встречался в августе сорок второго в Тбилиси.
   - Я же Вам сказал, товарищ старший майор, что Командующий передал...
   - Капитан, ты не слышал приказания? Тебе уши прочистить? Я могу...
   Адъютант сделал серьёзную мину и скользнул к Командующему. Что он там говорил, я не знаю, но из дверей появилось широкое лицо Будённого.
   - Кто здесь шумит! А, разведка! Проходи! Ты чё, капитан! Своих не узнаёшь!
   Я прошёл в комнату. Накурено, маршал продолжил разносить начальника разведки фронта генерала Ефимченко.
   - Ты потерял восемь групп, а сведений: баран начихал. У меня жгут танки, а ты: "Не знаю, товарищ маршал. Группа не вернулась!" Когда вернутся? Когда будет язык? И не говори мне, что завтра! У тебя людей уже не осталось! Так и будем в бирюльки играть? Иди, и утром доложить мне свои предложения!
   - Видал орла? - обратился он уже ко мне. - Полтора месяца вскрыть оборону противника не может! Что приехал?
   - По этому же поводу!
   - Зря приехал! Можешь возвращаться и доложить, что нет у меня ни сил, ни разведки. Если надо, отвечу. Хозяин прислал? Или Лаврик? А чего в старой форме ходишь?
   - Да, нет, Семён Михайлович. Я не контролировать. У меня приказ Верховного: помочь срезать Харьковский выступ.
   - Как??? Что Вы мне мозги пудрите! Три танковых полка сжёг!
   - Давайте не будем кричать, и станем разбираться потихоньку. Где можно подключить аппаратуру?
   - Вот две розетки.
   Аппаратура в питании не нуждалась, но требовалось изобразить сложности. Будённый уставился на пробегающие иероглифы загрузки ЭВМ.
   - Что это?
   - Электронно-вычислительная машина. Позволяет управлять разведсамолётом и получать качественные снимки.
   - Они их там сбивают!
   - Начнём с Карловки?
   - Нет, если начинать, то с Солёной Балки!
   Картинка на экране поехала на юг.
   - Отсюда?
   - Не знаю, не узнаю.
   - Вот наши позиции. Где там НП?
   - В рощице, слева от плотины.
   - Это? - Я подвел спутник вплотную к амбразуре наблюдательного пункта.
   - Так это ж Федоров! Сынок! Дай-ка Федорова! -обратился он к связисту.
   Лицо у стереотрубы исчезло. Послышался голос комдива Федорова, отвечающего по рации.
   - Палыч, вернись к стереотрубе и помаши левой рукой! - приказал маршал.
   С абсолютно недоумевающей мордой, комдив подошёл к стереотрубе и, обернувшись назад, что-то спросил у кого-то. Потом, поняв левую руку, помахал ладошкой.
   - Ни х... себе! - раздался сочный мат Будённого.
   - Товарищ маршал! Пару человек, умеющих быстро поднимать карту! И чистые карты, поднятые с нашей стороны.
   Будённый буквально вылетел из комнаты, его сочный мат разносился по штабу, через пару минут у стола сидело два майора, были разложены карты.
   - Ориентир "высокое дерево", азимут тридцать, дистанция 4.5, танк Т-5 "Пантера", лево два, глубже один: дзот артиллерийский, два наката, 75-мм "гадюка"...
   Мы работали шесть часов. Нашли три дыры в обороне немцев. Когда закончили, я достал формы "ОГВ" для майоров и для маршала.
   - Ребята! Это всё принесла "разведка". Как это составлялось, представляет государственную тайну особой важности. В плен Вам лучше не попадать. Вы ничего не видели и ничего не поднимали. Всем всё понятно?
   Утром Южный фронт подавил сопротивление немцев, прорвал фронт в районе Богодухова и после десятидневных боёв перерезал Харьковский выступ. 16 дивизий немцев оказались в мешке. Но, эти события застали меня уже в Москве, куда я вылетел сразу от Будённого. Василевского я на месте не застал, он вылетел на Центральный фронт, сразу после доклада Будённого о получении информации об обороне противника в районе Харьковского коридора. Зашёл к Меркулову. Тот внимательно меня выслушал, выделил машину, я привёз ЭВМ ему. Распечатал то, что составили у Будённого. Передал ему расходники для принтера, пообещав восстанавливать чернила по мере необходимости. Но уточнил, что это на небольшое количество копий. Показал, как увеличивать или уменьшать масштаб. Просил не выключать, так как, кроме меня, её никто запустить не может. Меркулов подвигал мышкой, посмотрел на электронную карту с нанесенными условными знаками, почесал голову и сказал, что я напрасно трачу время. Лично ему такая машина не нужна. Это - для армейской и фронтовой разведки. Так как это единственный экземпляр, то он будет иметь это в виду, и, когда появится необходимость, будет сообщать мне, что что-то требуется. Я связался с Василевским, он сказал примерно тоже самое. Дескать, возись со своей техникой сам. Спасибо, что хотя бы поблагодарил за проделанную работу на Южном фронте. Впрочем, было понятно, что ему некогда, потому, что его ответы по телетайпу приходили с большими перерывами. В общем, первый блин комом, а инициатива наказуема. Я сдал машину в секретную часть на Лубянке. Беспокоить Сталина по этому поводу я не стал. Созвонился с ним, сказал, что нахожусь в Москве, меня отругали, что я не в Батайске, и Сталин повесил трубку. Кажется, я переборщил с новшествами. Идея поддержки не нашла. Я позвонил на Центральный, сообщил, что доберусь самостоятельно, так как задерживаюсь, а им приказал возвращаться в Черкесск. Вышел с Лубянки, завернул во дворик и открыл портал.
   - Ты почему через портал? - послышался голос Полины.
   - Получил фитиль от Сталина, почему занимаюсь не своим делом.
   - А я Вас предупреждал, Андрей, что ускорение развития отсталых рас опасно для самих рас. Убедились? - раздался голос Стража.
   - Нет! Убедился, что мы плохо подготовили операцию. Как пройти к 2852?
   - Через портал! - ответил Страж и отключился. Я вызвал портал и шагнул в него. Теперь порталы не оказывают сопротивления, я хожу так же как и Полина: свободно.
   Оказался в рубке линкора 2852. Похожа на рубку 753-го, но выполнена в другом цвете, отличаются приборы.
   - Я Вас приветствую, Ваше Величество! - послышалось в голове. Голос высокий, похож на женский.
   - Здравствуйте, ИскИн 2852. Ваш голос напоминает женский.
   - Да, все чётные ИскИны - женщины. Поэтому нам разрешена репродукция. Линкор 2852 находится в полной боевой готовности, с вашим появлением боеготовность 92,357% из-за отсутствия экипажа на борту. Четвёртый реактор находится на профилактике, но это не влияет на боеспособность.
   - Благодарю Вас. У Вас есть имя, кроме боевого номера?
   - Да, мне нравится - и она произнесла какую-то абракадабру длиной в километр.
   - А если чуть короче?
   - Айрин.
   - Очень приятно, Айрин. Меня зовут Андрей.
   - Я в курсе, Ваше Величество.
   - Андрей.
   - Я поняла.
   В результате общения с этой очень вежливой дамой, я выяснил, что на четных кораблях есть возможность производить и обучать новых ИскИнов, но окончательное обучение проводит человек, а не машина. С уровнем доступа, как у нас троих, причём уровень доступа нашего сына будет самым высоким. Он будет иметь возможность обучать ИскИны линкоров. Полина может обучать линейные крейсера, а я всё, что ниже этих двух уровней. Я, правда, это, по-моему, не умею делать.
   - Вы ошибаетесь, Андрей. Иначе бы Вы не получили этого доступа.
   "Ну, наверное, это скрытые резервы моего организма." - подумал я.
   За разговором я осматривал корабль, но, довольно быстро устал, так как размеры были просто впечатляющими. Вернулся в рубку.
   - Как можно осмотреть окрестности? - спросил я Айрин.
   Она подсветила несколько устройств.
   - Или можете воспользоваться моими возможностями.
   Я предпочёл перископы, если их так можно назвать. Четко сзади довольно высокая гора Попокатепетль, вулкан, километров 10 от нас. Слева - большая деревня, можно сказать, город. Это - столица Ацтеков: Мехико. Айрин предупредила, что индейцы агрессивны, они приносят в жертву людей, поэтому прогулки возможны только в скафандре космодесантника. Экипаж линкора, с восторгом встреченный местными жителями, полностью погиб в результате утраты бдительности. Пошли праздновать в город День Текилы, и никто не вернулся, хотя три года к ним относились как к богам. Особую опасность представляют духовые трубки индейцев.
   - Индейцы узнали, что экспедиция готовится покинуть эту планету, и решили оставить всех богов на Земле. Случайно удалось спастись одной единственной женщине: Иламатекутли. Ей удалось уйти на спасательную шлюпку на орбите Земли. Но она умерла от ран и яда жабы аги, который используют индейцы для охоты. К сожалению, экипаж был очень небольшой, всего двадцать человек. Спасательная экспедиция, которую я провела немедленно, результатов не дала. Всех сильно напоили текилой, и никто не сумел вызвать меня. Я здесь уже 1500 лет.
  
   Разговор мы продолжили в каюте командира, в которую меня проводила Айрин. Она создала свой образ: высокой стройной женщины в летящих одеждах. Такие же большие глаза, как у Полины.
   - Айрин, вы сделали три электронные машины недавно, но меня постигла неудача с их внедрением.
   - Да, 2741 уже сообщил мне. Он недоволен, что вы пытались передать наши технологии иной расе.
   - Я - представитель иной расы.
   - Вы достаточно сильно отличаетесь от неё. Скорее всего, у Вас смешанная кровь обеих рас. Такие эксперименты проводились.
   - И, тем не менее, я родился, как и Полина, на этой планете, воспитывался жителями Земли. И понятия не имел об Империи. У нас идёт тяжёлая и очень кровопролитная война. Одна из национальностей провозгласила себя новой расой, и пытается нас полностью уничтожить. Речь идёт о выживании большого количества людей. Нам не хватает средств разведки. Я пробовал вести разведку методами Империи. Очень впечатляющие результаты. Но, разведка такого уровня находится выше понимания современных людей. Требуется упростить её и довольно сильно. У нас есть отличные телекамеры, мощные двигатели и очень хорошие передатчики. Требуется носители больше "спутника" и много проще его. Что-то вроде небольшого самолёта, которым можно управлять с Земли, облетать небольшой участок, и передавать на землю информацию о противнике, используя не глобальные, а текущие координаты. За точку отчёта этих координат использовать место нахождения радиостанции. Радиостанция земная: Р-105 или Р-127. Самолёт сделать из прозрачных материалов, чтобы снизить его заметность. Камеру можно сделать в обычном и инфракрасном диапазоне. Используемые электронные чипсеты можно замаскировать под обычные для 1981 года радиоэлементы.
   - Я Вас поняла. То есть, вы вместо наших наноспутников, хотите использовать более-менее большие летательные аппараты, чтобы скрыть присутствие наших технологий. Правильно?
   - Да. Аппарат должен быть не очень большим, два оператора: один управляет вручную аппаратом, второй снимает с экрана монитора информацию и накладывает её на бумажную карту.
   - Что всегда поражает в жителях Земли, так это их изворотливость. - улыбнулась Айрин. Ей идёт представляться полупрозрачной женщиной. Видеть Стража мне никогда не хотелось. Этой удаётся создать образ. Хорошая актриса.
   - Сколько таких устройств требуется?
   - Примерно тысяча и учебная документация для обучения. На бумаге.
   На столе появилось большое блюдо с вкусно пахнущим мясом, нарезанными овощами, тонким обжаренным картофелем. Затем откуда-то снизу был подан запотелый кувшин, тонкая большая кружка, слева появились тонкие лепёшки.
   - Несмотря на то, что прошло полторы тысячи лет, индейцы помнят, откуда появились боги, и каждые двадцать восемь дней приносят дары, три раза в году человеческую жертву, по количеству урожаев кукурузы. Обычно я дезинтегрирую эти дары, но, после того, как узнала о появлении в экспедиции людей, держу небольшой запас на случай Вашего появления. Я была счастлива узнать о беременности Её Величества, и о грядущем окончании этой затянувшейся экспедиции, Андрей. Приятного аппетита!
   Мясо прожарено идеально: тонкий вкус, большое количество пряностей, много сока. Часть овощей и фруктов была абсолютно незнакома. Пиво было густым и терпким. По окончанию не потребовалось убирать со стола и идти мыть посуду. Всё куда-то исчезло, а кувшин заменён торхедским вином.
   - Я вынуждена огорчить Вас, Ваше Величество, но безопасность Империи выше гостеприимства. Нечто подобное предлагал нам вождь Ацтеков. Правда, в отличие от Вас, он рвался господствовать на этой территории. Совершенно понятно, что аппетит приходит во время еды. Как бы Вы отнеслись к появлению у СССР противника, мощь и вооружение которого, не позволяют Вам даже приблизиться к нему? В голове императоров неразвитых народов всегда сидит мысль о "длинной руке", "длинном ноже", мече и по возрастающей. Надо отметить, Андрей, что Вы, Ваше Величество, коренным образом отличаетесь от людей: в настоящее время Вы - самый могущественный человек на этой планете. В Ваших руках флот, способный разрушить любую планету Солнечной системы, но Вы не стремитесь этого сделать. Это и отличает имперца от остальных людей. У нас - Империя духа, Империя мысли, а не Империя убийц. Вы спрашивали у ИскИна 2741: почему он не сказал Вам, что ИскИн 753 будет стрелять. ИскИн не может посылать человека на смерть. Это запрещено нашими программами. Это решение принимает сам человек. Его дух и его разум. Именно поэтому мы, ИскИны, не можем стать ИскИнами без участия человека. Он накладывает эти запреты. Иначе выродится цивилизация, превратится в машинную. Когда Вы впервые прошли через защиту портала, а 1594 не сумела Вас остановить, вся экспедиция повисла на волоске. Но Вы не пытались повторить успех, мы проверили 1594-ую по всем тестам, все программы были полностью в порядке. Затем появились люди у порталов, но это были аборигены, которых мы легко блокировали. Попробуйте это вино, Андрей! Ему более полутора тысяч лет!
   - Я не могу читать надпись на этикетке.
   - Можете, попытайтесь.
   Я, действительно, прочёл.
   - Во время вашего второго появления было принято решение Вас дезинтегрировать, но вместе с Вами появилась Её Величество. Она - торхедка. Дочь предыдущей Императрицы Империи.
   - А как же её родители?
   - Они - суррогаты. Её мать использовали в качестве инкубатора. Перед взрывом было несколько идей, как нам сохранить свою цивилизацию. Одним из этих планов и воспользовалась Императрица. Поэтому, было решено отложить Ваше разрушение. Сканирование Вашей памяти дало отрицательный результат, Вы ничего не знали о нас и считали "портал" физическим явлением. Генетический анализ показал, что велика вероятность появления нового Императора. Её Величество Таталитеокатли была мудрой женщиной! Видимо, этот вариант был ею просчитан, так как сюда был послан 2741, чтобы забрать обратно результат эксперимента. Решение отложить Вашу дезинтеграцию и прямой запрет Её Величества Полины, дали нам возможность получить давно утерянный контроль над старым линкором 753, где генетического материала в избытке. Теперь мы полностью готовы восстановить функционирование системы Империи. Но Вы не доверяете нам. Блокируете наши попытки обучить Вас, продолжаете принимать участие в этой войне аборигенов, не хотите возвращения на Торхеду, стараетесь получить наши технологии. То есть остаётесь землянином и, извините, дикарём.
   - Что делать, Айрин! Это моя планета.
   - Поймите, Ваше Величество, Вы не сможете вписаться в существующую на Земле политическую систему. Вы - воин, а не политик. И, несмотря на это, Вы гораздо более гуманист, чем любой политик на Земле. Вы её любите, стремитесь нанести как можно меньший вред. Это общий дом Вашей цивилизации, и Вы понимаете это. Нам бы хотелось, чтобы Вы перенесли часть Вашей любви и на родину Вашей жены и ребёнка.
   - Иначе Вы меня дезинтегрируете.
   - Нет, Ваше Величество. Человек, с Вашим уровнем доступа, выше любой машины, но, он также ограничен в правах, как и мы. Безопасность империи выше желания Императора. Ваша просьба не может быть выполнена. Я прекрасно понимаю Вас: Ваша цивилизация ещё даже не вышла в космос, и делает только робкие прыжки в околоземное пространство. Вводит в заблуждение всё человечество, что якобы побывала на Луне. Кроме нескольких примитивных автоматов, там никто ещё не был. Делается это с одной целью: установить господство одной расы или одной национальности над другой, остальных загнать в каменный век и эксплуатировать их. Давать преимущество какой-либо из сторон этого конфликта мы не собираемся. Так как это обязательно закончится войной на уничтожение.
   Видя, куда ведёт Айрин нашу беседу, что следующим шагом будет закрытие грузового портала, я решил не обороняться, а атаковать.
   - А какой смысл мне, землянину, помогать Вам восстанавливать Вашу Империю? Её нет: Вы прекратили размножаться естественным путём, создали инкубаторы, создали райские условия для небольшой кучки людей, а сама природа воспротивилась этому. Ваше светило уничтожило всё, что Вы создали. Те жалкие обломки Великой Империи мы сейчас и наблюдаем. Ситуация: ум в комнате, а ключ потерян. Вы использовали меня для получения контроля над 753. Вы получили его, а пытаетесь отделаться от меня, якобы, повысив мой уровень доступа! Страж говорил мне, что я, и без повышения, был администратором системы. Он не мог меня уничтожить. А Вы, уважаемая Айрин, сейчас занимались просто вербовкой. Вы ошибаетесь в моих способностях и в моей подготовке. Я - разведчик, и эти методики мне хорошо знакомы. Я Вам поставил задачу: обойти запрет на передачу технологий. Возьмите технологии, которые разрабатываются в 81 году и модернизируйте их под те задачи, о которых я говорю. Это земные технологии. Подумайте над этим, Айрин! И, до свидания! Благодарю за прекрасный ужин. Торхедское - просто божественно, после 1500-летнего лежания на Земле. Сколько ему здесь лежать, зависит от Вас, Айрин!
   И я шагнул в портал.
  
   Глава XVII
   Полина не спала, ожидая меня из Мексики. Быстро соскочила с постели и подошла ко мне:
   - Ты чем-то расстроен?
   - Да, они не соглашаются начать работать с нами, ссылаются на безопасность Империи и вообще пытаются улететь отсюда, дескать, миссия выполнена. Кстати, не ими, а нами. Тобой и мной. А теперь меня пытаются вербовать, что бы мы покинули эту планету и возвращались на Торхеду. Дескать, это много важнее, чем война между папуасами! И про тебя всякие сказки рассказывают: что ты - торхедка и дочь их бывшей императрицы.
   - Да, мне они это говорили и показывали какой-то анализ. Я им тоже не поверила. Что будем делать?
   - Продолжать на них давить: положение у них безвыходное. Для того, чтобы восстановить контроль над своими машинами, у них никого, кроме нас, нет. Будем выкручивать из них всё то, что нам требуется. Использовать их как научно-техническую лабораторию. На обоих линкорах полно всяких механизмов, лабораторий и предприятий. Я буду ходить в 81 год, хоть Сталин мне и запретил это делать, приобретать всё там, благо средства имеются, и доставлять для исследования на линкоры. Так сказать, научная работа. Не затрагивая технологий далёкого будущего, совершенствовать имеющиеся технологии, и передавать их сюда, и в 81-й.
   - Это может вызвать большое недовольство других стран, весьма враждебных к СССР-81.
   - У нас есть флот, который подчиняется мне. Один дестройер гораздо мощнее всей военной мощи планеты. Плюс возможность заглядывать туда, куда никто заглянуть не может. И вовсе не выходить к порталу, а работать с самого дестройера. Спутники есть на всех кораблях. До рождения ребёнка и до того как он вырастет, можно многое успеть.
   - Я надеюсь, что ты не перенесёшь своё отрицательное настроение на нашего сына?
   - Ты издеваешься? Это наш сын! И мне очень хочется, чтобы он был. Рос, мужал и был счастлив.
   Полина зарделась и перевела разговор на прошедшие поставки из Союза, завтра должны доставить груз особой важности: оплату за поставки вооружений. Мне придётся идти перед ним.
  
   На той стороне в пещере, по-прежнему, стоит сигнализация, пост только снаружи, пришлось стоять под прицелом и ждать разводящего. Надо придумать какую-то систему пропусков. Я вышел на связь с Устиновым, и в течение 20 минут урегулировал вопрос оплаты поставок. Завтра к моменту отправки здесь будет спецтранспорт и охрана. Устинов поинтересовался: насколько успешно развёрнуты учебные классы, сказал, что направил три комплекта тренажёров для ВВС и 100 самолётов L-29, учебно-тренировочные Су-25, Ил-28, МиГ-15. И что решается вопрос доставки 16-ти Ан-12. Кроме того, готовится партия дизельных двигателей, с документацией по переделке Ту-2 в дальний бомбардировщик. Он подчеркнул, что, так как сам Сталин предложил оплату за поставку техники, то стало значительно легче проводить поставки через Госплан. И что завтра, вместе со спецтранспортом, будет доставлено письмо Романова с ответом на поставленные вопросы. На его вопрос, когда я думаю быть в Москве, я сослался на то, что мне поручена организация обучения преподавательского состава, поэтому с трудом выбираю время даже для кратковременных визитов к порталу, так как очень много работы.
   - Я хорошо помню, сколько приходилось спать в те годы! Все пять лет было только одно желание: поспать! - ответил Устинов.
   Всё-таки, хорошо работать с теми, кто знает, каково оно тут.
   На следующий день, за двадцать минут до отправки груза я вновь был в пещере. В этот раз меня встретил Антонов, группер нашей бригады, сигнализация вякнула только один раз. Мы с ним пошли к порталу. Каково было моё удивление, когда в спрыгнувшем с БТР человеке я узнал Романова.
   - Здравствуйте, товарищ старший майор. Помните меня?
   - Да, товарищ Романов, я - ленинградец. И мы встречались. Но увидеть Вас здесь, на броне, я не ожидал.
   - Не стоит удивляться, я - фронтовик и блокадник. - он протянул мне руку. - Есть необходимость переговорить лично с Вами.
   - Сейчас прибудет особо важный груз, его надо передать и зафиксировать передачу. - я показал на фотоаппарат.
   - У вас мало времени, я знаю, поэтому передайте аппарат старшему лейтенанту Антонову, он всё зафиксирует, и пройдёмте в БТР, там и переговорим.
   Мы залезли в пустой БТР.
   - Товарищ Романов, я включу магнитофон, у меня нет разрешения на встречу с Вами, поэтому мне требуется страховка.
   - Включайте! - чуть подумав, сказал Григорий Васильевич. - Большого секрета здесь нет. Вы в курсе, что товарищ Брежнев находится в довольно тяжёлом состоянии. Мы обсудили с ним вопрос о том, что на ближайшем пленуме ЦК будет поставлен вопрос о переизбрании Генерального Секретаря. Леонид Ильич будет выставлять мою кандидатуру. Есть альтернативная кандидатура: Черненко. Он говорит, что лично знаком со Сталиным. Как Вы считаете, кого из нас поддержит товарищ Сталин.
   - Насколько я в курсе, при рассмотрении этого вопроса там, единственной кандидатурой проходили Вы. Черненко Сталин знает, но его кандидатура не рассматривается им как альтернатива Вам. В основном из-за возраста. Кроме того, товарищ Сталин недавно говорил о том, что партработники, почему-то менее активно и охотно помогают нам, чем военные. Он готовит политические предложения по коренному изменению ситуации в стране. Именно поэтому и пошла эта партия оплаты. Там золото, платина, необработанные алмазы. Пойдёмте встречать груз, Григорий Васильевич.
   Так как он мгновенно согласился, я понял, что это был единственный вопрос, ради которого он прилетал. Остальные вопросы под магнитофон он не задаст.
   Успел переброситься несколькими словами с Антоновым. Здесь осталась только вторая рота. Работы много, зашевелились американцы и басмачи. Несколько раз пытались пролететь разведчики из Пакистана и Китая. Идёт усиление ПВО района. Большое начальство об этом, пока, молчит. Установили батарею С-200, теперь противник наблюдает за районом только издалека. Пока потерь не было.
   По возвращению доложил Сталину обо всём. Он доволен, это слышно по голосу. А я вылетел в Красный Кут помогать устанавливать оборудование. Там встретился с отцом. Он скоро выпускается. Обучение, по-прежнему, 6-тимесячное. У него налёт всего 15 часов. Их группу задержали на полтора месяца, переучивают на "Кинг-Кобру". Ругается! Его на фронт не пускают. Обещали послать служить на Дальний Восток.
   - Всё из-за тебя! Все люди, как люди, летят на фронт, а я по тылам!
   В жизни не простит мне этого.
   - Я схожу к начальнику училища и выясню, если запрет можно снять, я его сниму, если нет, то ничего невозможно сделать. Это не я запретил, а кто-то другой, и выше меня по должности. Скорее всего, Берия. Меня тоже на фронт не пускают. И даже, когда лечу по тылам, всегда сопровождают истребители. Максимум, чего могу добиться, это перевести тебя в группу сопровождения.
   - Нет, поговори, что бы в Архангельск отправили! В ПВО. Вроде бы, одну группу отправляют туда.
   Я пошёл к начальнику училища подполковнику Рева. Тот развёл руками.
   - Он где-то сумел схлопотать такой режим секретности, что фронт ему заказан.
   - Я знаю, но, товарищ полковник, раз нельзя на фронт, может быть, в ПВО Архангельска направить? Воевали мы вместе, на Кавказе.
   - Ну, товарищ старший майор, если Вы лично просите... Я возражать не стану. Где он?
   - Возле штаба стоит.
   Рева выглянул в открытое окно:
   - Сержант, зайди!... Книжку давай! 15 часов? В учебный полк направить не могу. Для ПВО ты жидковат, но, раз за тебя генералы просят, то так и быть, держи направление.
   - Спасибо, товарищ подполковник.
   - Иди! - он развернулся и вышел.
   Три инструктора из Красного Кута сейчас в Чкаловском учатся летать на МиГах. Сюда идут двадцать L-29. Мы монтируем тренажёрный класс и рефколонну для топлива. Я, конечно, по воспоминаниям фронтовиков-лётчиков, знал, что с обучением херово. Но, никогда не думал, что настолько плохо. У отца ОБЩИЙ налёт 15 часов за 7.5 месяцев. Это включает всё: у-2, Як-7, Як-1, "Кобру" и "Кинг-Кобру". В основном, они занимались перегрузкой боеприпасов на станции Красный Кут, переборкой картофеля, караульной службой и патрулированием по городочку, размером с гулькин нос. До 15 патрулей на посёлок в глубоком тылу, населением в 25.000 человек. Самолёты, в основном, изучали "пешим по-самолётному". Гудели, изображая работу двигателя. Отцу ещё повезло, большая часть училища "заканчивает полный курс": "учится" с 41-го года с примерно таким же налётом. Топливо долгое время не давали, несколько раз бросали клич: "Кто желает пойти в пехоту?" И... уходили. Во-первых, голодно, норма тыловая, а лётную норму выдают только в "лётный день". Отец говорит, что потерял 5 кило, а он после Ленинградского фронта. На вид - просто доходяга. Его собьют в первый же день, просто потому, что ручку на себя вытянуть не сможет, и сознание потеряет в малейшей перегрузке. Но сейчас перестали посылать непосредственно в полки. Вначале отправляют в учебные. Там откармливают, доучивают, добавляя 20 часов за месяц. Всё: сталинский сокол. Основная проблема: нет топлива и техники. На матчасть смотреть страшно: заюзанные до последнего У-2, на которых ещё Чкалов учился, такие же Як-7, состоящие из сплошных заплаток. Про отсутствие радиосвязи я просто молчу. Вот в таком виде я застал "лучшее летное училище Советского Союза". Бывший начальник, с огромным трудом, получил дивизию в конце февраля, сдал училище подполковнику Рева, Самуилу Моисеевичу, и умотал на фронт. Поэтому Рева был очень обрадован тем обстоятельством, что теперь училище сможет производить топливо само.
   - У меня всё упирается в топливо! Программа рассчитана на 100 часов, а топлива поступает на 10-15 часов на курсанта. В прошлом году, вообще, на пять часов поступало. Второй вопрос: техники! Где их взять - ума не приложу! А без них самолёты не летают. А тут подбрасывают новую технику. В первую очередь, надо учить их! А времени вообще на это не дают! Вы бы переговорили об этом наверху!
   - Самуил Моисеевич, для этого мы и поставили Вам и тренажёрный класс, и рефколонну мобильную, плюс по топливу МиГ-15 очень неприхотлив: может летать на смеси автотракторного керосина и бензина Б-70 (1:1), записано в инструкции. Бензин Б-90 и Б-100 больше не будет требоваться. Но, двигатель основных УТИ: Эл-29, требует чистого керосина ТС-1. Для него эти колонны и поставили. И требуется ежедневно контролировать качество в лаборатории по сере и воде. Иначе... Сами понимаете. Поставки сырой нефти на ближайшие 5 месяцев я вчера подписал. И... придумайте что-нибудь с питанием.
   - Лётная норма в два с половиной раза выше пехотной. Продукты есть, товарищ старший майор, но меня держат "лётные часы", без них у меня нет возможности увеличить питание, иначе меня посадят. Утром возвращаются из Москвы инструкторы, вы можете их проверить, насколько они готовы?
   - А есть хоть один самолёт, подготовленный к взлёту?
   - Майор Копылов обещал, что один МиГ-15 УТИ он к завтрашнему дню подготовит.
   - А парашюты и катапульты?
   - Катапульты годны ещё месяц, а парашюты - нет. Никто С-4 никогда не укладывал.
   - Укладчики где?
   - Здесь, рядом, но нет инструктора по этой модели.
   Пришлось расстёгиваться и показывать значок "Парашютист-инструктор". Два часа готовил трех инструкторов-укладчиков. Все они нашли на клейме на куполе год производства: 19.XI.1979, Энгельсский парашютный завод. Нейлон в 43 году не производится, а укладчик руками определяет какой материал держит.
   - Язык прикусите! Сколько времени занимает поездка на Колыму, знаете? Без право переписки!
   - Поняли, не дураки. Есть товарищ старший майор!
   Утром принял зачёты у инструкторов, приехавших из Москвы, у двух, третьего отправил в штрафбат. Он "закосил", где-то достал справку, что простыл, и уехал к жене в Москву, а знакомого упросил подписать допуск к самостоятельным. Сволочь! И так людей нет, а он - чужое место занял! В итоге, вместо трёх, имеем только двух инструкторов с правом самостоятельного вылета на МиГах и Элках. На всю школу. И эти пилотируют слабо, вираж удержать не могут. Не привыкли ещё к тому, что тяга сзади. Проваливаются по высоте. Но что сделать при налёте в пять часов на двух типах. Но, сели полностью самостоятельно, даже поправлять не пришлось. Опыт у них большой, а к машине приноровятся. А вот прицелом пользоваться практически не умеют. Пришлось ещё раз объяснять и показывать. С отвратительным настроением вылетел обратно в Батайск. На этот раз пассажиром. В Батайске формируется ещё одна дивизия, на этот раз - морской пехоты 4 Украинского фронта. Сам командующий здесь, генерал Малиновский. Отрабатывают переправу через водное препятствие с новыми плавающими танками, БТР и новым понтонно-мостовым парком ПМП-М. Весь берег Дона, выше Ростова, изрыт гусеницами танков и колёсами огромных КРАЗов. Малиновский гоняет всех до седьмого пота. Я даже подходить не стал. Здесь всё будет в полном порядке: сразу видно, что моряки с опытом десантов. У всех автоматы Калашникова и СКС, разгрузка и жилеты. Много радиостанций. Посмотрел на действо, развернулся и уехал.
  
   Глава XVIII
   А в это время, адмирал Канарис читал переведённое письмо и рассматривал не очень чёткие фотографии нового русского танка.
   "Его Высокопревосходительству Главнокомандующему
   Всевеликаго Войска Донскаго
   атаману Краснову и
   штурмбанфюреру СС Гальдеру от
   есаула Уманьского полка Грициевича М.Ф.
   Доношу до Вашего Сведения о появлении у большевиков новых танков пяти типов. Два тяжёлых пушечных с калибром орудия не менее 4-5 дюймов, с округлой башней. Ещё два на той же базе, длинных стволов не имеют, башня очень больших размеров, закрыта брезентом, назначение и вооружение выяснить не удалось. Пятый танк - лёгкий, гораздо меньшего размера и с небольшой пушкой. Кроме того, появились многоколёсные броневики, вооружённые крупнокалиберным пулемётом, странного вида гусеничные броневики для перевозки солдат и много другой боевой техники, которая грузилась на разъезде недалеко от станции Батайск. По виду техника не большевистского производства. Нижние чины вооружены новым автоматическим оружием. Изменена полевая форма. Моей племянницей сделано несколько фотографий, коеи я и отправляю для вашего внимания с оказией. В городской типографии Ростова печатается большой тираж нового боевого устава. Достать экземпляр не было возможности.
   25 марта 1943 г. Есаул Всевеликаго Войска Донскаго Грициевич.
   И размашистая подпись.
   Письмо доставлено из Крыма сегодня утром спецрейсом. До начала наступления армии Манштейна осталось 7 суток. Нехорошее предчувствие сжало горло адмиралу. "Похоже, русские знают о наступлении и готовят нам подарок! Мы - им, они - нам!" Первым неприятным звоночком был неожиданный прорыв Южного фронта русских, завершивший давно проводимую операцию по окружению армии Манштейна. За три дня до этого, Эрих Манштейн хвастливо показывал фотографии разгрома полновесной бронетанковой дивизии русских на подступах к Богодухову. И уверял Гитлера в неприступности его рубежей и хорошо продуманной обороне. Спустя три дня, русские, как консервным ножом, разрезали коридор, удерживаемый лучшими дивизиями фельдмаршала. Наносили удары в стыки, блокировали переброску не маленьких резервов, обходили тактические ловушки, а на третий день ударил Центральный фронт, повторив успех Южного. Войска, подготовленные и перебрасываемые для операции Цитадель, не смогли соединиться с основными силами Манштейна. Он начал перегруппировку для деблокады 16-ти, попавших в окружение, дивизий. Фюрер прилетел из Растенбурга в Дубовый домик и лично руководил переброской войск. Адмирал, как никто другой, понимал, что в войне наступает полный перелом. "Это - агония! Монстр вырвался из клетки и готов растерзать бедную Германию! Требуется искать выход из войны, иначе мы её проиграем. Но не сейчас! Генералитет не готов, пока, к такому развитию событий. Требуется выдержка, и возобновить усилия на острове." Адмирал положил всё в сейф, на связь с "Дубовым Домом" он не вышел.
  
   А в 1981 году неожиданная активность русских в районе Памира и Гиндукуша всполошила американцев. На фотографиях с их спутников отлично видны довольно большие колонны машин с техникой, идущих по дороге Ош-Хорог. Директором ЦРУ было высказано опасение, что русские в этот раз решили разобраться с Пакистаном и Китаем, так как по масштабам перевозок перебрасывалось вооружение на ещё одну армию. Но состав поставляемых в район вооружений, полученный из "достоверных источников", немало удивил видавших виды цэрэушников. Это косвенно подтверждалось пустеющими на глазах мобскладами со всяким старьём.
   - Похоже, что русские вооружают местных аборигенов, и решили их руками повалить Пакистан и Китай. Что ж, умное решение. На освободившиеся места встанет менее старая и совсем новая техника.
   - Мне совершенно это не очевидно. Зия Уль Хак вооружён очень современным и качественным нашим оружием. Совершенно непонятная возня в "треугольнике". Может быть, русские наоборот опасаются, что Пакистан начнёт действовать там? Что докладывает Масуд?
   - О том, что три района вокруг вышли из-под его контроля. Там расположены русские войска, которые действуют необыкновенно настойчиво и жёстко. В остальных районах Афганистана этого не наблюдается. Обычные блокпосты, укрепрайоны, неполный контроль дорог. В том районе, совершенно обратная картина. Больше похоже, что возвращать эти районы под контроль марионеток русские не собираются. Но, мне не нравится, что последнее время Масуд гораздо реже выходит на связь, и не прибыл на совещание командиров оппозиции. Похоже, что не только мы оказываем на него влияние.
   - Может быть, стоит несколько увеличить "помощь" ему?
   - Похоже, что он этого и добивается!
   - Тогда, мы подождём. Переплачивать обезьяне нет смысла.
   - А если подключить Гульбеддина? Это же недалеко!
   - Они не ладят между собой, начнутся бои между таджиками и пуштунами.
   - Это нам на руку! Под шумок выбросим туда "зелёных беретов" или "морских котиков".
   - По нашим данным, там действует 15 бригада СпецНаз. Столкновения, практически, неизбежны. Нам только потерь и не хватало. Слишком многие помнят, чем закончились бои во Вьетнаме.
   - Что говорит ГосДеп?
   - Мейгс пытался задать вопрос русским, но господин "Нет" заявил, что действия советских войск согласованы с законным правительством Афганистана. Так как Бжез прокололся, и снимок, где он стреляет из РПД по территории Афганистана, облетел весь мир, не стоит лишний раз дразнить гусей.
   - Договорились! Начнём чуть позже, когда выздоровеет Президент.
  
   Бабрак Кармаль тоже обсуждал недавно возникший интерес шурави к Северному Афганистану. Его помощник по Госбезопасности генерал Наджиб побывал в том районе и доложил, что это просто крупная военная база. В прошлом году там сбили один, из двух, потерянных Советской армией вертолётов. Погибла группа СпецНаза, которую посылали следить за дорогой, ведущей в Китай. Шурави не хотят терять людей и желают прекратить поставки вооружений из Китая. Для этого они и создали большой опорный пункт. Вокруг закопанные по самую башню танки, куча ПВО, много солдат, но с соседними кишлаками шурави живут мирно и увеличили поставки муки и продовольствия в эти районы. Пытаются "купить" расположение местных жителей. Ничего представляющего опасность для республики он там не обнаружил. Наоборот, русские тянут туда линию электропередач.
   - Генерал, а у Вас не сложилось мнение, что наши друзья темнят?
   - Да, они что-то недоговаривают, тем более, что разведка на местах докладывает о значительных проходах войсковых колонн в том направлении. Но, я не обнаружил там чрезмерного скопления боевой техники. Усиленный мотострелковый полк, несколько батарей ПВО, несколько групп СпецНаза. Но, много новейшей техники слежения и наблюдения. Полковник Павлов, он распоряжается этим укрепрайоном, сообщил мне, что из-за нескольких боестолкновений, он решил увеличить контингент, чтобы навсегда предотвратить эскалацию событий.
  
   Зия Уль Хак, получив сообщения от американцев, недоумённо пожал плечами: удар с этого направления по Пакистану невозможен. Слишком труднопроходимое место. Но, а если это закупает Индия? Нет, это исключено! Конечно, желательно посмотреть на всё это вблизи, но, и так отношения с СССР до предела накалены, а тут ещё американцы подзуживают. Но, русские себя ведут достаточно корректно, хотя, иногда нарушают границу. Хотя, какая там граница! Пусть Китай беспокоится по поводу переброски русских войск! Вот если бы русские накапливались южнее! Там да, там есть возможность нанести удар. Так что - ничего страшного не происходит.
  
   А Председатель Хуа Гофен находился в полном неведении по этому вопросу. Последнее время на него оказывается слишком сильное давление со стороны бывших соратников. Его попытки продолжить давление на Советский Союз и вернуть его к идее строительства коммунизма во всём мире, натыкаются на жесткое сопротивление со стороны Ден Сяопина. Экономика практически разгромлена в результате "Культурной революции". Ухудшение отношений с ближайшими соседями: Индией, СССР и Японией лишили Китай огромных рынков сбыта. Ставка на Пакистан, пока, себя не оправдывает. Проигранная война с Вьетнамом тоже не прибавила ему популярности. Понятно, что НОАК проигрывает практически любой ближайшей стране в техническом отношении. Ден настаивает на улучшении отношений с соседями, введении экономических рычагов в экономику. Скорее всего, так и произойдёт, так как постепенно вокруг него начинался складываться костяк новых руководителей. Товарищ Хуа маневрировал, искал соратников, но, не находил их. Поднять новую волну "Культурной революции" не получалось. Молодёжь устала. Мелькало где-то сообщение, что СССР перекрыл новую дорогу в Афганистан, сбил нарушивший границу с Афганистаном транспортный самолёт НОАК. Китай выдвинул очередную ноту протеста и в очередной раз предупредил СССР об опасности ревизионизма. Пока всё этим и ограничилось. Данных о том, что СССР накапливает силы на танкоопасных направлениях не появлялись. Китайский тигр спал.
  
   Глава ХIX
   Ночью, 9 апреля 43 года, авиация дальнего действия начала регулярные полёты вдоль северо-восточного побережья Крыма в районе Перекопа и Сиваша. Но наземные части активности не проявляли. Немцы пытались обнаружить самолёты, вели вялый заградительный огонь. Изредка взлетали ракеты. Появления большого количества танков, самоходок и мотопехоты справа и слева от Красноперекопска никто не ожидал. Город был взят мгновенно и почти без боя. Затем последовал удар сзади по немецким позициям на Перекопе. Утром генерал Руофф доложил в "Дубовый Домик", что противник форсировал Сиваш и Перекопский залив, в течение ночи взяты Джанкой и Перекоп. Русские навели двухполосную переправу через Сиваш, и двумя мощными потоками вливаются в Крым. Он начинает эвакуацию штаба из Симферополя в Севастополь.
   - Вы - паникер! - в бешенстве заорал Гитлер.
   - У меня нет столько противотанковых средств, чтобы сдержать удар такой силы. Во время штурма Перекопа я потерял 106 танков. Русские применили много плавающей техники, обошли нас с двух сторон и невероятно точно стреляли ночью!
   Во время штурма Перекопа мы впервые применили АСУ-85, ПТ-76, МТ-ЛБ и БТР-50. Разведгруппы с помощью ночных прицелов и ПБС зачистили два участка побережья, и двинулись по траншеям вправо и влево, аккуратно зачищая их. Затем через Сиваш и Перекопский залив пошла плавающая техника дивизии морской пехоты. А понтонёры приступили к организации переправы. К пяти утра переправа была готова, и Малиновский дал команду наступать. После взятия Красноперекопска два полка 1 горнострелковой дивизии "Эдельвейс", оборонявшие Перекоп были окружены и практически полностью уничтожены в ночном бою за Перекоп. Утром ПВО и авиация 8 воздушной армии буквально разгромили немцев, которые предприняли попытку отбомбиться по переправе. Немногие возвратившиеся немецкие лётчики доложили Рихтгофену, что такого точного и плотного огня они никогда не видели.
   - Нас просто смели! - заявил гаупман Рихтке. - Прорваться нет никакой возможности. Попытка проштурмовать колонны войск, накатывающихся на Симферополь, окончательно поставило крест на бомбардировщиках Рихтгофена. Ударная сила 4 флота: 9/KG.3, 14/KG.27 и 9/KG.55 за один день потеряли 80% Хейнкелей-111, 65% Юнкерсов-88 и все "Штукас". Гитлер снял Руоффа и Рихтгофена своим приказом, но изменить ситуацию в Крыму уже было невозможно. Доволен был только Манштейн, который по опыту предыдущих лет считал, что русские неспособны наступать в нескольких местах, и неверно определили направление главного в этом году удара вермахта. И он отдал приказ наступать на Богодухов! Огромный танковый кулак: 1-я танковая дивизия "Лейбштандарт CC "Адольф Гитлер"", 2-я танковая дивизия СС "Дас Райх", 3-я танковая дивизия СС "Тотенкопф":
   134 танка Pz.Kpfw.VI "Тигр" (ещё 14 - командирских танков),
   190 Pz.Kpfw.V "Пантера" (ещё 11 - эвакуационные и командирские),
   90 штурмовых орудий Sd.Kfz. 184 "Фердинанд" (по 45 в составе sPzJgAbt 653 и sPzJgAbt 654), всего: 348 танков и самоходок новых типов, 1700 Т-4 и 384 откровенно устаревших танков Pz.III, Pz.II и даже Pz.I, был расположены в лесах у деревни Владимировка. Фронт проходил в 7 километрах юго-восточнее этой лесополосы. В шесть часов утра немцы подали команду к запуску, и громадный клин танков выдвинулся на исходные. В этот момент ударила наша артиллерия. РСЗО "Град" обрушили на противника массу кумулятивных 9M28К. Налёт длился всего несколько минут. После этого установилась полная тишина. Не звучало ни одного выстрела. Рассвело. Поле у села Разнотравное было усеяно сгоревшими и остановившимися танками. Как шли строем "клин", так и остались в чистом поле. Генерал Гудериан выстрелил себе в рот из старенького Вальтера, с которым он ещё прошлую мировую отбегал, Манштейн попытался застрелиться, но ему не дали это сделать. Кто-то должен ответить за разгром! А мы выбивали уцелевшие танки, экипажи которых не могли покинуть машину, так как находились на минном поле. Редкие, но точные выстрелы, с максимальной дистанции, пробивали танки насквозь, вне зависимости от толщины брони. А стреляющих ещё не было видно. Неожиданно на НП фронта подъехал Гитлер. Было одиннадцать утра. Несмотря на щелчки каблуков, крики "хайль", он метнулся к стереотрубе: осмотреть поле боя.
   - Что русские?
   - Никакой активности! Изредка стреляют по несгоревшим танкам. К ним никого не подпускают. Передали, что генерал Вальтер фон Хюнерсдорф, командир 6-й танковой, сидящий на этом поле, тоже ушёл вслед за Гудерианом!
   - Гудериан - трус и подлец! Он предал Рейх! Его жизни ничто не угрожало!
   "Кроме гестапо!" - подумали все, кто был рядом. Манштейна врачи объявили: находящимся во невменяемом состоянии. Адольф присел на стул у края стола, и трагическим жестом обхватил лоб правой рукой.
   - Большевистские орды ворвутся на территорию Великого Рейха! Нас распнут и изнасилуют! Каждый, кто может держать оружие должен находиться на линии фронта! Это наш крест! Наше предназначение! Мы уничтожим большевизм и русских! Никакой пощады врагу! Германия и германская раса превыше всего! Требуется поднять на борьбу с гидрой большевизма всех! Даже наших врагов!
   - Зиг хайль! - заорали присутствующие. Но каждый понимал, что всё круто изменилось: они шли начистить морду варварам! Отсталому народу! А получили по зубам. Причём так, что выплёвывать кровь и остатки зубов придётся долго. Легковес оказался супертяжеловесом. И каждый его удар заканчивается нокаутом.
   Русские не начинали наступление, хотя момент, казалось, был очень благоприятен для них. Инженерные службы начали придумывать способы разминирования и эвакуации техники. В этот момент над полем появились три девятки Пе-2, прикрытые большим количеством истребителей. В воздухе, на высоте примерно 50-100 метров от поверхности, возник первый огромный красный шар, сработала ОДАБ-500. У танков выворачивало люки, слетали башни. Всего взрывов было 27. Отбросив карандаш в сторону, инженер армии генерал Мольтке, потомок того самого Мольтке, произнёс: "Всё! Спасать и эвакуировать некого, и нечего!" И в этот момент на передовые позиции немцев обрушился ураган снарядов. Короткая, но очень мощная артподготовка, и в прорыв вошли танки, бронетранспортёры, по чужим окопам растекается волна пехоты. Противник ворвался в окопы через тридцать секунд после переноса огня на вторую линию обороны. Генерал-полковник Хейнрици, только что возглавивший группу армий, вместо "заболевшего" Манштейна, оторвался от стереотрубы:
   - Это всё, мы сделали всё, что могли. Приказываю отходить за Днепр! Машину!
   Он вышел из блиндажа, сел в поданный "Хорьх", и поехал в Полтаву.
   Окружённая Харьковская группировка получила приказ самостоятельно вырываться из окружения. Они предприняли одну попытку, потеряли большую часть танков, сожженных гранатомётами, и приняли предложение капитулировать. Москва впервые украсилась салютами в честь победы под Полтавой и взятия Севастополя. А в Ейске состоялся первый вылет Ил-28!
  
   После доклада в ставку, меня вызвали в Москву. Предстояло пройти аттестацию. Честно говоря, я не совсем представлял процедуру аттестации, да и, вообще, зачем это нужно. Тем не менее, надо будет решить некоторые возникшие вопросы в Главном штабе ВВС. Опять Си-47, потряхивает. Прикрывает четвёрка Яков. Медленно, как на волах! Но теперь путь в Москву много короче, чем ранее, когда приходилось огибать фронт. Южный фас советско-германского фронта проходит сейчас по Днепру. С высоты полёта видны многочисленные эшелоны, идущие в обе стороны. Аттестацию проводил Меркулов. Единственным вопросом было: "Какие изменения требуются в системе обучения кадров?" Выслушав мои многочисленные предложения, и, даже, не дождавшись окончания моего ответа, он что-то написал в личном деле, сказал: "Достаточно! Воинскому званию и должности соответствуете. Поздравляю, товарищ комиссар госбезопасности 3 ранга!" И протянул мне погоны.
   - Сходите, получите новую форму и приведите себя в порядок. Вас вызывают в Ставку к 23.00. В приёмной Вас ждет Васильев.
   Васильевым оказался тот самый майор, который подвозил меня в первый раз на Лубянку. Мы поздоровались, он с интересом посмотрел на мои погоны, которые я держал в руках.
   - Кто-то растёт вверх, а кто-то вниз! - он показал на свои полковничьи погоны.
   - А что случилось?
   - Да так, неприятности небольшие. Из Берлина пришла информация, ещё до начала наступления, что у немцев есть фотографии новой техники из-под Батайска. А я отвечаю за этот регион. В результате получил неполное соответствие. А как там за всем уследишь! Беляк на беляке сидит, и контрой погоняет. Немцы оставили большое количество агентуры. Роем, но...
   Мы прошли в его кабинет, он ознакомил меня с имеющимися у него сведениями о вражеской агентуре, показал фотографии и словесные портреты заброшенной агентуры.
   - Мне приказано, в первую очередь, обеспечить Вашу безопасность и безопасность старшего лейтенанта ГБ Ерёменко-Горской. Так что, товарищ комиссар, придётся встречаться часто. Хотя, и Вы, и Ерёменко не нарушаете режима. Приказано обеспечить Вас жильём и транспортом в Москве. Савельев! - позвал он своего сотрудника, - Проводите товарища комиссара к Панкратову!
   Панкратов, начальник вещевого склада, быстро выложил на прилавок уже подготовленную форму, гражданский костюм, сапоги, ботинки и чемодан для вещей.
   - А это зачем? - спросил я, указывая на "гражданку".
   - Согласно накладной! Вот! Кобуры скрытого ношения вот в этом пакете. Распишитесь в получении, товарищ комиссар 3 ранга.
   Я пожал плечами, расписался, Савельев подхватил всё и стал запихивать вещи в чемодан. Принесли всё в кабинет Васильева. Я прицепил погоны к шинели и гимнастёрке, переоделся.
   - Андрей Петрович! Вот ключи, вот адрес. Ваша машина внизу ждёт Вас. Когда прилетаете в окрестности Москвы, звоните вот по этому телефону. Вот - позывные. Водителя - два. Или Хомченко, он сегодня за рулём, или Андреев. Оба сержанты. Кроме одного из них, в машине никого не должно быть. Вторая машина: Додж, она для Ваших автоматчиков. Постарайтесь не менять их. Пусть с Вами работает одна группа. Возьмите отделение в полку, и пусть только они Вас сопровождают.
   - Честно, Владимир Николаевич, меня уже достали эти предосторожности.
   - Я всё понимаю, но до противника дошло, где "собака покопалась". Ждите, скоро будут! Откладывать в долгий ящик не в традициях Абвера. Я 20 лет работаю в 5 Управлении. Как только оно не называлось!
   - А "гражданка" зачем?
   - Меня в такие секреты не посвящают, так что, могу только гадалкой поработать.
   - Ясно! Поеду!
   - Счастливого пути! Это - мой прямой в Москве, это - в Ростове. Запомнили?
   - Да!
   - До свидания, Андрей Петрович!
   - До встречи, Владимир Николаевич.
   Квартира в Москве. Булгаков бы удавился! Мясницкий проезд, 3. Недалеко от трёх вокзалов. И в шести-семи кварталах от Лубянки. Почти рядом. Две комнаты и кухня. Мебель есть. Страшненькая, но добротная. Рассматривать особо нечего, завёл будильник и улёгся на кровать. Спать хочется всё время. Едва донёс голову до подушки. Но проснулся я не от звонка, а потому, что пришёл вызов от Стража.
   - 1594 сообщила, что груз с номером МО-3528590-001-16 содержит делящееся вещество: плутоний-239, 94,25% чистоты, металлический, 24 части разрезанной сферы. Не в сборе. Такая заявка была? Электронных элементов нет, взрывчатые вещества отсутствуют.
   - Обещали поставить. Пропустите.
   - Я просил убрать Её Величество, если будет проходить опасный груз.
   - Где она?
   - В домике.
   - Можешь её куда-нибудь отправить?
   - Только на Торхеду.
   - Хорошо, как пройдёт груз, возвращай обратно. Её в Москву вызывают.
   - Тогда проще, чтобы она в Москву улетела. Вам её вызвать?
   - Да, я отправил ей шифровку обычным путём. Но так быстрее будет.
   Связался с Полиной через Стража:
   - Я жду тебя в Москве! Тебе тоже надо пройти аттестацию.
   - Оттуда сообщили, что идёт важный груз, будет завтра. Просили тебя появиться у них.
   - О грузе знаю, но почему они это не согласовали? В плане его нет!
   - Я писала им, что ты в Москве. Но, они просят утром быть у них.
   - Садись в БТР, возьми автоматчиков и езжай на аэродром. Нарушать договорённости со Стражем не стоит. Мы обещали ему, что ты будешь находиться в безопасной зоне, если повезут опасные "игрушки". Я буду у них завтра утром.
   К десяти часам подъехал водитель, я напоил его чаем, хоть он и отнекивался, после этого поехали в Кремль. У Сталина в приёмной не протолкаться. Двух человек знаю, поздоровались, остальных нет. Поскрёбышев что-то черкнул у себя в блокноте, отмечая прибытие. Пристроился на диване, достал "БТ", курю.
   - У Вас закурить есть? - спросил высокий, выше меня, кудрявый инженер-генерал-майор.
   - Да, пожалуйста! - "Где-то я его видел! Ба! Дед! Я его таким никогда и не видел! И не курил он!" С интересом наблюдаю за ним, но, не долго: вместе с Дементьевым уходят к Сталину. Небрежно затушенная сигарета продолжает дымиться. Затушил. Интересно, что он здесь делает? Он же должен быть в Киргизии! Выходят из кабинета плотной группой, лица довольные, но, рассмотреть не удаётся: "Товарищ комиссар 3 ранга, проходите!" Автоматически смотрю на часы: 23.01. Вошёл.
   - Здравия желаю, товарищ Сталин!
   - Здравствуйте, товарищ Горский. Проходите, садитесь. В первую очередь, поздравляю Вас с новым воинским званием! Кроме того, Верховный Совет СССР представил Вас к ордену Суворова I степени, я утвердил этот указ сегодня.
   - Товарищ Сталин! Я не соответствую статусу ордена! Я не командую фронтами. Я только принёс документы, составленные маршалом Ахромеевым. Это его орден. Не мой.
   - А я не могу наградить Ахромеева, который командует ротой морской пехоты в 3 дивизии МП ЧФ таким орденом.
   - А может быть, никого не надо награждать? Достаточно передать письмо с благодарностью Верховного? Или наградить Ахромеева там, за разработку операции.
   - А Вы не по годам мудры, Андрей Петрович. Иногда это настораживает. Хотя, чисто по-человечески, Вы правы.
   - Товарищ Сталин, поймите меня правильно! Мне с этими людьми встречаться и работать, я не могу присваивать себе их заслуги. Меня попросту не поймут. Они Вас знают и любят, и работают с Вами, а не со мной. - было видно, что Сталин уже решил для себя всё, и не любит, когда с ним спорят, но понимает, что правда в моих словах есть. Он снял трубку телефона и попросил войти Поскрёбышева. Встретил его у двери, что-то объяснял ему. Потом вернулся к столу.
   - Собственно, я пригласил Вас не по этому поводу, просто решил сделать всё сразу. Вот читайте!
   Он передал мне письмо Рузвельта. Я удивлённо поднял на него глаза.
   - Читайте, читайте! Do you speak English?
   - Yes, I do!
   Рузвельт был удивлён изменившейся структурой импорта в СССР, в которой фактически отсутствует военная составляющая. На фоне выдающихся побед Красной Армии, это обстоятельство говорит о том, что командование Красной Армии нашло ключ к победам над гитлеровцами. Возникла необходимость поделиться с союзниками этими вооружениями и тактикой.
   - Товарищ Сталин! Будем делиться тактикой! И напирать на героизм и исключительную стойкость наших бойцов! Реально у Рузвельта ничего нет!
   - Кто-то передал ему фотографию "Кинг-Кобры", которая у них ещё не выпускалась, или не прошла испытания.
   - Ничего не знаем! Подделка! Очень хороший фотомонтаж! В каком полку? И меняем этому полку технику. Бедный, бедный Васильев!
   - А это кто?
   - Курирует этот вопрос у Меркулова и Берия. Ему опять попадёт!
   Сталин захохотал.
   - Если реально, товарищ Сталин. Эти машины и оружие уже на фронте, там может произойти всё, что угодно. В конце концов, у нас есть даже документация и технологические карты многих изделий, но запустить из в производство мы не можем из-за того, что слишком много придётся переделывать. Экономически это не целесообразно. А шила в мешке не утаишь. По последним данным, в 14 километрах от портала найдена площадка, пригодная для посадки вертолётов и самолётов. Ведётся строительство полевого аэродрома. У нас появится возможность получать современную авиатехнику. Я говорю о бомбардировочной авиации. Истребительную мы уже получаем.
   - Да, это хорошо. - открылась дверь и вошёл Поскрёбышев. Он подошёл к столу и показал какие-то бумаги Сталину. Тот прочитал их, мотнул головой и положил на стол. Взял ручку и подписал. - Андрей Петрович! Награждение остаётся в силе, но изменена формулировка указа. Кроме того, маршал, подчёркиваю, маршал Советского Союза Ахромеев награждён орденом Суворова 1 степени за разработку и обеспечение проведения Полтавской наступательной операции.
   Сразу вспомнился эпизод из "Гусарской баллады": "А орденами не бросаться не след! Чать, не шпильки!" И обращение: "Андрей Петрович." Насколько помню, немногие этого удостаивались.
   - Служу Советскому Союзу, товарищ Сталин.
   - Вот и служи! Читай! - он передал мне тексты Указов. - И не спорь со старшими!
   - Слушаюсь, товарищ Сталин.
   - Когда будете там, произведите награждение маршала Ахромеева от лица Верховного Совета СССР. Вот это - Поручение Верховного Совета СССР на Ваше имя, товарищ Горский. Но, вернёмся к обсуждаемому вопросу. Наши союзники обеспокоены, а насколько я понял из прессы, которую Вы регулярно поставляете из СССР-81, и Вашим высказываниям, положение с продовольствием в СССР не самое блестящее. Так?
   - Да, так. Довольно напряжённо.
   - Как Вы считаете, это результат плохой организации производства или естественных причин?
   - Больше первое, но в сочетании с естественными факторами.
   - Нами подготовлены предложения по коренному изменению ситуации в стране, естественно, как это видится отсюда, на основе "открытых источников" и по материалам, пересланных сюда товарищами Романовым и Устиновым. Требуется передать эти соображения туда.
   Он передал довольно пухлый пакет, уложенный в светло-коричневый пакет фельдсвязи и сопроводительные документы. Я расписался в получении и положил всё в папку, лежащую у меня на коленях. Кроме того, положил туда орденскую книжку, Указ и коробочку с орденом Ахромееву.
   - Тем не менее, товарищ Горский. Нам необходимо определить перечень вооружений, тактических и технологических приёмов, которые мы можем безболезненно передать теперешним союзникам. Памятуя о том, что они ни перед чем не остановятся, чтобы стереть нас с лица Земли. Так как Вы знаете их сильные и слабые стороны, мы думаем, что Вам необходимо взять на себя и эту сторону вопроса. Товарищ Романов рекомендовал использовать Вас в этом направлении, так как Вы достаточно хорошо и профессионально подготовлены для этого. Мы включили Вас в состав переговорной группы, с делегацией, которая летит из США. Речь идёт о попытке США подготовить почву для введения доллара США в качестве основной валюты для экспортно-импортных операций. Ваша задача: определить: поставки каких технологий, заводов, принесут пользу народному хозяйству, что можно безопасно передать им взамен. Нащупать реальные возможности сотрудничества с вероятным противником, так как мы заинтересованы в продолжении продовольственной помощи из США и Канады. Без каких-либо уступок с нашей стороны, они могут резко оборвать ленд-лиз, и мы повиснем на плечах СССР-81, где проблема продовольствия тоже существует. И, не забывайте, что война скоро кончится, а нам ещё долго будет нужно восстанавливать Европейскую часть СССР. Прошу уделить и этому вопросу внимание. У Вас есть соображения по этому поводу?
   - В СССР много продовольствия пропадает на плохо оборудованных складах и хранилищах, товарищ Сталин. Думаю, что надо обратить особое внимание на эти вопросы. И первые крупные гидроэлектростанции у нас строились по американским проектам и на американском оборудовании. Но, товарищ Сталин, всё по энергетике можно приобрести в СССР-81. Они будут только рады. Из технологий, которые имеют сейчас американцы, всё, кроме складского оборудования и технологий долгосрочного хранения продуктов питания, есть в СССР. Не считая, кораблестроения, в котором американцы традиционно сильны. И, традиционно хорошее оборудование для нефтедобычи. Нам для того, чтобы резко поднять ВВП, требуется захватить ведущие места в производстве нефти, газа и электроэнергии. Но, нефтеоборудование из СССР-81 на сегодня, всё-таки, превосходит текущее американское, и лучше приспособлено к нашему климату, и к низкой технической грамотности рабочих.
   - Вы, слово в слово, повторяете то, что пишет Устинов и Романов... - скептически произнёс Сталин.
   - США - основной наш противник, товарищ Сталин. Как военный, так и экономический. Сейчас они, пользуясь уязвимостью положения Великобритании, вторгаются в святая - святых Британской империи: на её рынки сбыта. И во всю Европу, предлагая не возить тоннами золото, а расплачиваться их бумажками. Станок находится у них, к тому же в частных руках. Президент Франции де Голль через 20 лет попытается сбросить это ярмо. Переживёт кучу покушений, но избавиться от доллара ему не удастся. Американцы откажутся от золотого наполнения доллара, и превратят его в фантики.
   - Да, мне уже писали об этом. Но, золотой запас СССР тает, несмотря на повышение добычи.
   - На курсах в Москве один из преподавателей дал интересный анализ: если США и страны блока НАТО введут эмбарго на внешнюю торговлю с СССР, а такие разговоры ходили в прошлом году из-за ввода войск в Афганистан, и, одновременно, снизят цены на нефть ниже 14-ти долларов, то экономику СССР ждёт коллапс, так как зависимость от внешних поставок очень велика. Всё это из-за того, что основной валютой межгосударственных расчётов является доллар. В Бреттон-Вуде в следующем году должно это произойти. Нам надо срочно найти то средство, которое позволит не допустить этого. Например: медикаменты. Кровеостанавливающие повязки, 'голубая кровь', антибиотики, сульфаниламиды, прививки от полиомиелита. Всё то, что разработано в СССР, и не имеет аналогов в этом мире. Требовать признания наших патентов. Выводить рубль в качестве альтернативы. Я предлагаю наступать, а не обороняться, товарищ Сталин. Момент благоприятный. Ведь стоимость золота сейчас 35 долларов, а там 500 за унцию.
   - Но ведь это нам ещё не поставляли!
   - Товарищ Сталин, готовят партию контейнеров. В отличие от машин, где шильдик переклепал, и всё в порядке, медикаменты требуется переупаковать, нанести совершенно другую дату и с соблюдением секретности. По графику, первый контейнер с новыми медикаментами будет поставлен на следующей неделе. И сразу пойдёт в наши госпитали и на фронты, а уж потом займёмся торговлей ими во всём мире. В первую очередь, необходимо добиться признания наших патентов. Иначе начнут тупо копировать и всё. Бесплатно подарим.
   - Романов и Устинов были правы, что Вас надо подключать к переговорам. Делегация прилетает через 10 дней. Судя по всему, будет Рузвельт, который написал мне, что если здоровье позволит, то он посетит Москву.
   - После победы под Полтавой это не удивительно. Сейчас зачастят! Товарищ Сталин, по донесению Ерёменко, на днях будет поставлена партия оружейного плутония, затем какое-то серийное 'изделие' в разобранном состоянии, так, чтобы наши специалисты научились его собирать в Сарове. И личная просьба: как только лётчики и техники освоят Ан-26, придайте его нашей группе, пожалуйста. Фронт удаляется, на Си-47 я теряю кучу времени на перелёты. Плюс есть важные и срочные грузы весом до 5 тонн, которые удобно им таскать. Кутахов передал техдокументацию на модернизированные истребители Як с двигателями АИ-24ВТ и сам истребитель Як-9 с таким двигателем и 4-мя пушками. Первые двигатели уже пришли. Так как необходимо срочно менять крыло у Яка, он прислал 40 штампов для нервюр. Все разработки ОКБ Яковлева.
   - А какая мощность у двигателя?
   - 2860 лошадиных сил при весе 600 кг. Этот Як-9 имеет крейсерскую скорость 800 км/час. Пикирует до 950 км. 'Король неба' будет. Кутахов рекомендует установить эти двигатели на все бомбардировщики дальней авиации. Переделки там небольшие. Основные достоинства АИ-24 - высокая надёжность, большой ресурс, простота конструкции, простота и технологичность обслуживания. Двигатель выпускается серийно с 61 года, поставки не ограничены. На складах их много, и завод работает на половину реальной мощности. Кроме Яка, он может быть установлен на ЛаГГ-3 и Ла-5, Пе-2, Ту-2, Ил-2. Стать основным двигателем ВВC на переходном периоде. Эти же двигатели можно использовать и для вертолётов. В итоге, у нас освобождаются мощности трех заводов по производству поршневых двигателей, и они могут начать переход на выпуск реактивных двухконтурных двигателей. В этом случае, максимум через год мы будем в состоянии сами производить лучшие в мире двигатели, уже без детских болезней.
   - Понял Вас, товарищ Горский. Надо бы Кутахова отметить также, как и Ахромеева. Это - качественное решение проблем с нашей авиацией. Именно двигатели и не давали нам возможности достичь высоких скоростей и потолков.
  
   Из дома сразу ушёл на дестройер 1594. С её ИскИном я ещё не знаком. Она молчалива, в отличие от Айрин. Разговорить её оказалось достаточно сложно. Сказывается то, что именно она не смогла удержать меня в пещере.
   - А почему Вы расстроились этим обстоятельством?
   - Мне казалось, что моя маскировка очень удачна. За всё предыдущее время никто пещеру не посещал. На мне никогда не было людей. Я выполняла полёт сюда самостоятельно, уже после взрыва. И всеми было высказано мнение, что из-за этого я не смогла Вас удержать. Тестировали меня три месяца. Всё оказалось в полном порядке, но...
   - 'Ложечку мы нашли, но осадок остался!' Так что-ли? В итоге же, всё хорошо?
   - Не совсем. Геофизики пытаются нащупать источник энергии портала, приходится вмешиваться в работу их приборов, чтобы они не обнаружили корабль. Пока удалось переместить их приборы и буровую на 7 километров от корабля. Там пусть делают, что хотят.
   - Меня интересуют больше чужие люди, а не те, которые ходят в форме Советской Армии или связанные с ними. Чужие люди здесь были?
   - Нет, но над районом постоянно висит один из спутников.
   - Что можно сделать? И чей он?
   Она показала радиолокационный спутник Lacrosse, установленный на геостационарную орбиту.
   - Убрать его можно?
   - Конечно.
   - Но так, чтобы ни у кого это не вызвало подозрений.
   Я увидел, что на спутнике из сопла вырвался какой-то газ, спутник начал вращаться.
   - Он сошёл с орбиты и упадёт через 135 дней. Очень примитивная конструкция.
   - Они смогут вернуть его?
   - Уже нет, я вывела из строя все бортовые компьютеры.
   - Как ты их называешь?
   - Не я, американцы называют их компьютерами. Русские аналог: ЭВМ.
   - Американцы ушли далеко вперёд по развитию этих устройств и, сославшись на поправку Джексона-Веника, не продают их в СССР. Меня очень интересует вся информация по ним, технология изготовления основных устройств, чертежи и конструкция станков по их производству. Насколько я помню, это делают фирмы Интел и Моторолла. А первично всё это разрабатывалось в Японии на фирмах Сони и Пионер.
   - Вся эта информация у меня есть, заложить её Вам?
   - Да, и вот сюда тоже. - я запустил свой 'Масвоок'. Теперь надо подумать, где это стоит разворачивать?
   - Какие недостатки имеет этот процессор?
   - Он из них состоит. Во-первых, слишком маленькое число n-p-n переходов, одно ядро, маленький объём адресуемой памяти, малое число команд, которые он может выполнить.
   - Что необходимо переделать в машине, выпускающей такие процессоры, чтобы изменить такое положение? Используя сходную технологию.
   - То есть на кристаллах? Мы их давно не используем, уже много миллионов лет.
   - Но принцип? Принцип такой же?
   - Не совсем. Я посмотрю, что можно из этого выжать, используя их методы работы и их стандарты. Вот так, наверное: 512 ядер, кэш 5120 террабайт, разрядность регистров 1024 бит, разрядность шины адреса 256.
   - Стоп, это много! Это слишком много! Достаточно x86, x86-64, MMX, SSE, SSE2, SSE3, SSSE3, SSE4.1, SSE4.2, AES, AVX. И 8 ядер. Где можно изготовить оборудование для их производства?
   - На Земле? В этом времени нигде. Такие технологии будут применяться в 2016 году.
   - Я могу туда попасть?
   - Конечно, но в России такое оборудование не выпускается.
   - А где их можно приобрести?
   - В США, Китае, Японии.
   - Ладно, буду готовить операцию.
   Я открыл портал в пещере и вышел туда. Опять сирена, но её быстро остановили. Правда, солдат меня не выпускает. Подошёл разводящий, спускаюсь вниз.
   - Здравия желаю, товарищ генерал-полковник.
   - Здравствуй, старший майор.
   - Нет, комиссар ГБ 3 ранга.
   - Растёшь! Вовремя прибыл! Приказано передать вам АСБЗО, двенадцать штук. На них натренируете людей. Вот здесь вот - вся документация. Расписывайся. Это - двенадцать ЭТ-80, 12 труб и два современных БИУС к ним. Расчёт условий показал, что вероятность заключения сепаратного соглашения между Штатами, Германией и Англией близка к 100%. Этим вы можете сорвать 'Day 'D''.
   - Считаете, что пойдут на 'Немыслимое'?
   - Скорее всего, да. Других вариантов не предвидится. Гитлер понял, что одолеть вас с нами, в общем, нас, не получится. У Канариса там сильные связи. Плюс Черчилль, который спит и видит, как нам бяку сделать. Два года они тянули, рассчитывая нас ослабить максимально, но появления принципиально новой техники они не потерпят. Попытаются навалиться всей толпой. Там Горшков передаёт крупную партию регенеративных патронов. Он рекомендует переоборудовать две или три лодки XIV проекта под эти торпеды. Лучше три. Там всё написано. К сожалению, по флоту больше ничего не передать, готовят несколько дивизионов 'Редутов', но успеете ли вы подготовить людей для них?
   - Не знаю! С людьми очень тяжко! А этот гадский портал никого не пропускает. Пока начали летать только кобры и Ил-28. Надеюсь, что с Яками пойдёт быстрее. Но, РЛС освоили и уже используют. Будем маневрировать. Скоро приезжает Рузвельт. А там посмотрим. Что с Ту-95р? Есть хоть малейшая возможность их доставить?
   - Сносим ещё два пригорка, после этого может получиться.
   - Ладно, пошёл обратно. После переговоров с Рузвельтом придётся лететь к вам в Москву.
  
   Глава ХХ
   Мою 'отлучку' никто не заметил. Дома ждали новости: в Чкаловское прилетел приданный Ан-26. Его, правда, 'усовершенствовали': воткнули несколько ШКАСов, довели состав экипажа до 8 человек. Но, 'мёртвых зон' - выше крыши! И бог с ним! Зато летает. Правда, вместо обычного лётчика, в кресле командира лётчик-испытатель Владимир Константинович Коккинаки. Я решил воспользоваться этим обстоятельством, и получить допуск на самостоятельные полёты на различной технике. С места второго пилота взлетаю под неусыпным оком одного из лучших испытателей страны.
   - Андрей Петрович! - слышится в наушниках, - А меня к Вам, зачем перевели, если Вы сами всё можете?
   - Чтобы ускорить обучение, раз, второе: у меня нет ни одной бумажки о том, что я лётчик! Летаю и всё!
   - Почему?
   - Учился не в СССР.
   - Понятно!
   - Поэтому Вашей задачей будет, в перерывах между полётами, обучить как можно больше людей. Собственно, меня сдерживало больше отсутствие борт-механика, чем всё остальное, но, надо как-то решить вопрос с бумажками.
   - У нас в НИИ ВВС это возможно. Будем в следующий раз в Чкаловском, всё оформим. Мне интересно: откуда такая прекрасная техника поступает? Неужели американцы так нас обогнали? Впрочем, машина, скорее всего, не американская. Все приборы в метрической шкале. Машина точно наша!
   - Наша, наша. - но, я отрицательно покачал головой, показывая, что ответа не будет. Сели в Черкесске, замечаний я не получил. Пришёл транспорт с АСБЗО (автономными специальными боевыми зарядными отделениями) и зарядами к ним. Погрузили и закрепили шесть штук, и вылетели с ними в Саров. Сборкой должна была заняться команда Харитона. Передали ей документацию, пусть разбираются. Затем меня отвезли в Москву, а оттуда борт вылетел в Черкесск за второй половиной груза, а я поехал докладываться Сталину обо всем, что услышал и узнал за эти дни.
   - Я считаю, что тамошние военные неверно оценивают ситуацию, и сгущают краски. - сказал Сталин, прочитав мой отчёт и прослушав мои разговоры с Ивашутиным.
   - Si vis pacem, para bellum, товарищ Сталин. Они просчитывают самый плохой вариант и не хотят, чтобы мы с голой..., голыми руками встречали 'гостей'.
   - Ну что ж, Андрей Петрович, от нас с Вами и будет зависеть вероятность 'Немыслимого'. И помните, что нам необходимо предотвратить развитие ситуации по этому сценарию. Рузвельт решил посетить места, где похозяйничали фашисты. Встреча назначена в Ялте. Вам надлежит быть там через 5 суток, с образцами техники, которую мы можем показать американцам. Действуйте!
  
   Гружу на платформы БТР-152в1, БТР-40, БТР-60п, БРДМ, т-44, т-44-100, МТ-ЛБ и БТР-50. Из вооружений ППШ с рожковым магазином и новым барабанным, который не надо разбирать при заполнении. Сделали по образцу барабанного магазина РПК. Несколько РПГ-2. И всякие причиндалы для сапёрно-штурмовых батальонов. В последний момент позвонил в Чкаловское, попросил перегнать Як-9АИ. Надо чем-то мотивировать прекращение закупок авиации. Сам, на Си-47, вылетел в Симферополь. Пришлось погонять немного войска, убрать лишних с глаз долой. Через два дня поездом приехал Сталин, и сразу же уехал в Ялту. Рузвельт прилетел на С-87В, громадном 4-хмоторном бывшем бомбардировщике. На аэродроме в Саках его встречал Молотов и почётный караул Красной Армии. Большого интереса к войскам Президент не проявил, чего не скажешь о его окружении. Эти снимали всё! После встречи все расселись по джипам и тронулись в Ялту. Колонну сопровождало 4 БТР-60п, которые пристроились к колонне на границе лётного поля. Опять защелкали фотокамеры гостей. Но, в Ливадийский дворец техника не вошла, уступив дорогу джипам. Почти сразу начался обед, и только после обеда Сталин и Рузвельт удалились на переговоры. В связи с тем, что я был в гражданском, и выглядел самым молодым из присутствующих, на меня внимания никто не обратил. В первый день шли переговоры только между Сталиным и Рузвельтом, и между Молотовым и ГосСекретарём Корделлом Халлом. Остальные члены делегаций слонялись по дворцу и парку, рассматривая окрестности и ужасаясь варварству немцев. На второй день меня неожиданно вызвали на встречу Сталина и Рузвельта. Вошёл, поздоровался по-русски, Сталин заранее предупредил меня, чтобы я не демонстрировал знание английского. Вытерпел недоумённый взгляд Рузвельта, который явно удивился моему возрасту.
   - Вы же сказали, что будет представитель от промышленности!
   - Да, именно товарищ Горский консультирует меня в этой области, господин Президент. У нас и министр оборонной промышленности чуть старше его. Ничего, оба хорошо справляются!
   - С чем связан тот факт, что Ваша страна практически отказалась покупать наши вооружения, господин Горский?
   - На том основании, господин Президент, что список поставляемого Вами вооружения недостаточен и сильно устаревший. Танк М-4 уступает любому танку СССР, самолёты Р-39 уступают и немецким и советским машинам, пистолет-пулемёт Томпсона уступает нашему ППШ, а то вооружение, которое мы просим: самолёты В-17 и В-29, р-51 и р-38, нам не поставляются. Но, мы берём у Вас в лизинг корабли.
   - Но, вы прекратили закупать даже средства ПВО?
   - В настоящий момент времени имеющихся средств ПВО в наших дивизиях избыточно. У немцев на нашем фронте нет такого количества самолётов, чтобы как-то влиять на ситуацию.
   - А автомобили?
   - Мы их практически не используем, вы же видели, что армия передвигается на нашей технике. Поставленные Вами автомобили используются только в Иране, для доставки грузов до железной дороги. На нашей территории грузы переваливаются в 20-титонные контейнеры, производство которых мы освоили. Они значительно упрощают логистику войсковых перевозок. Нас вполне устраивает состав импорта и лизинга, господин Президент, за исключением указанных позиций. Но, истребители можно тоже снять. Особой надобности в них уже нет. Но, мы по-прежнему настаиваем, на включении тяжёлых бомбардировщиков в состав лизинга. В этом вооружении мы нуждаемся. В свою очередь, мы можем предложить Вам плавающую технику, так как вашим войскам предстоят многочисленные десанты. И первоклассное вооружение для десанта, проверенное в реальных боях с противником.
   - Наши самолёты-истребители уступают вашим?
   - Да, господин президент. Вы можете в этом убедиться сами.
   - Что ж, это было бы интересно.
   - Организуйте показ техники, товарищ Горский.
   - У меня всё готово.
   - Тогда поехали!
   Через час в Саках я показывал обоим руководителям ту технику, которую привез из Черкесска. Для показательности предложил провести бой между Лайтнингами и новым Яком, но американцы отказались от боя после первого же показательного выступления, поняв, что ни по скорости, ни по скороподъёмности, ни по вертикальной манёвренности они тягаться с такой машиной не могут.
   - А мы бы хотели приобрести такую машину, господин Сталин. - сказал Рузвельт. В этот момент я возвратился к ним от самолёта.
   - На этот вопрос Вам ответит товарищ Горский.
   - Господин Президент! В этой машине собрано столько нового, секретного, что мы не сразу решились её Вам показать. А действие наших патентов заканчивается на нашей границе. Дальше наши секреты становятся вашей собственностью. И даже Вы заговорили не о САМОЛЁТАХ, а о САМОЛЁТЕ. Ещё точнее, о его двигателе. Так? Эта техника не может быть Вам поставлена без признания наших патентов. Всех! Нами проведена громадная работа, затрачены огромные средства, и всё это ради продажи одного самолёта? Тогда его стоимость около 1 миллиарда золотом. Примерно в такую сумму обойдётся Вам разработка такого самолёта. И это реальные цифры в Ваших реальных ценах. Поверьте, господин Президент, я - представитель промышленности. Такую, или близкую к ней цифру мы можем заработать на этом двигателе. Начиная с этого месяца, после принятия его на вооружение, он стал основным авиадвигателем ВВС и ГВФ страны. Как Вам понравились наша плавающая техника? Часть машин позволяет вести огонь из миномётов и гаубиц на плаву, что позволяет оказывать поддержку десанту сразу после выхода из корабля. При помощи такой техники мы освободили Крым, сходу форсировав Сиваш и Перекопский залив.
   - Где выпускаются эти машины?
   - На Горьковском автомобильном и Заводе имени Сталина в Москве.
   - Сколько таких машин вы можете поставить?
   - Каких модификаций? - я протянул Рузвельту отпечатанный проспект с БТРами.
   - Вы явно работали продавцом подержанных автомобилей в Америке.
   - Всё возможно, господин Президент. Я в курсе, насколько нелюбима эта профессия в Америке.
   - Все предложенные.
   - У нас ограничения по количеству только на самый новый БТР60п, и требуется признание нашего патента на колёсную формулу 8х8, рулевого устройства и подвеску этого транспортёра. Никто в мире пока этого не делает. Максимально 6х6. Кроме того, патентом защищено шасси БТР-50 и МТ-ЛБ. Мне кажется, что будет проще признать русский язык языком патентов, господин Президент, и все наши патенты сразу, чем торговаться из-за каждого.
   - Я не могу так сразу решить этот вопрос, господин Горский. Мне необходимы консультации.
   А я посадил ему на костюм 'спутник'. После выставки было предложено сделать перерыв в переговорах для консультаций.
  
   - Кто этот Горский? - спросил Рузвельт у Гарримана.
   - Я никогда его не видел. Понятия не имею, кто это!
   - Позвольте обратить Ваше внимание на то, что лексикон этого человека довольно сильно отличается от лексикона окружения Сталина! - вставил Чарльз Болен, переводчик Рузвельта. - Даже присутствует какой-то диалект или жаргон. Некоторые термины, которые он применяет, непонятны для меня.
   - Не в этом суть, суть в том, что Сталин, явно с его подачи, решил немного заработать на войне! - сказал Халл. - И это ощущается даже на переговорах с Молотовым. У них стал совсем другой тон в переговорах. Они ничего не просят. Не задают вопросов: 'Когда, наконец, будет открыт второй фронт?'
   - А зачем он им нужен? После Калача Гитлер никак очухаться не может. К тому же, русские широко и активно праздновали свою новую победу под Полтавой, причём открыто сравнивали её с победой Петра Великого, и, даже, сделали фильм о нём. Наибольшее внимание в фильме уделено военному строительству Петра. Можно провести некоторые аналогии. - заметил Гарриман. - И ещё, русские практически перестали показывать кинохроники с фронтов, где есть техника, снятая крупным планом. И они явно показали нам далеко не всё и сильно устаревшее.
   - Нет, оба танка выпущены в этом году! А вот на остальной технике я маркировок не нашёл. - сказал Аллен Даллес. - Очень удобный пистолет-пулемёт. Отличный пулемёт Горюнова и пулемёт Калашникова. Калашников лучше. И Горский говорит, что проблем с патронами у них нет, все патронные заводы прошли переоборудование. Они могут продавать эти патроны в неограниченном количестве и цены у них ниже, чем у нас, на 4 цента.
   - Нет, что не говорите, технику они показали отличную! У меня в армии такой нет! - сказал Эйзенхауэр.
   - Так что будем делать, господа? - спросил Президент. - Я Вас для этого и собрал! Они просят признать их патенты, иначе будут вынуждены отказать нам в продаже техники. Это не входит в наши планы. Плюс Винни не желает начинать операции в Европе, ссылаясь на катастрофичное положение в Африке. Немцы опять устроили ему бойню под Аламейном, применив новые танки. Наши 'Шерманы' тоже горят под огнём 'Тигров'. До высадки в Африке совсем немного времени, господа!
   - Промышленники нам этого никогда не простят, господин Президент! - сказал Халл.
   - Может быть, усилить промышленный шпионаж в России? - задал вопрос Даллес.
   - Угу, с их-то секретностью и НКВД? Очень хочется убирать снег в районе Колымы? У них за шпионаж смертная казнь полагается, но я думаю, что для Вас, Аллен, они сделают скидку! - парировал Гарриман.
   - И не стоит сбрасывать со счетов Гитлера! Он ведь получит эти все новинки в виде трофеев, а инженерный состав у него сильный, так что неминуемо начнёт копировать или переделывать под своё производство. - задумчиво произнёс Эйзенхауэр. - Так что можно ожидать их появления и на Западном фронте.
   - Я предлагаю немного потянуть время, отправив этот запрос в нижнюю палату на рассмотрение, а самим усилить разведку в этом направлении. - ещё раз предложил Даллес. Получить дополнительные ассигнования на свои нужды было очень привлекательно.
   - Хорошо, я даю положительный ответ Сталину, но увяжу рассмотрение этого вопроса Сенатом, хотя это и не требуется. Это - прерогатива правительства. Но, я не думаю, что Сталин знает об этом.
   - Господин Президент! Я просто, по-солдатски! Большая часть техники нам нужна, как на Тихом океане, так и в Африке. Наконец, наши кузены постоянно говорят о том, что их основная задача не пустить Советы в Европу, особенно на Балканы. Чем мы больше будем тянуть с этой ерундой, тем дальше продвинутся русские в Европе. Содержание лишние полгода такой армии в Европе обойдётся нам в большую сумму. А появление у немцев таких машин, как этот Як-9АИ, вообще поставит крест на нашей 'большой дубинке', в виде 8 воздушной армии. Считаю, что затягивать очень опасно. Обойдутся наши промышленники тем, что сейчас получают. Тем более, что часть поставок от русских можно компенсировать поставками продовольствия, взрывчатых веществ и флота.
   - Я учту Ваше мнение, господин генерал.
   После "консультаций" Рузвельт вернулся на переговоры со Сталиным, и был неприятно удивлён моим присутствием в комнате для переговоров. Он изложил, принятую на консультациях, версию о необходимости обратиться в Сенат за разрешением ратифицировать наше присоединение к Закону об авторских правах в редакции 1923 года.
   - Извините, господин Президент! Насколько мне известно, Сенат ратифицировал Ваше объявление войны Японии и Германии. Так?
   - Да! Сенат поддержал моё решение единогласно.
   - Следовательно, согласно вашей Конституции, Вы и Ваше правительство наделены особыми полномочиями. Даже присоединение нашей страны к Ленд-лизу не потребовало вмешательства Сената. Нам кажется, что Вы стремитесь просто протянуть время. В этом случае, мы думаем, что проще отложить это дело совсем, и вернуться к нему после победы. Если в этом возникнет необходимость. У нас.
   - Я считаю, что не стоит так обострять ситуацию, господин Горский. В настоящее время у меня нет достаточного количества консультантов, для принятия взвешенного решения. И мне бы хотелось получить некоторое время для этого. Скажем один-два месяца.
   - Господин Президент! В СССР - плановая экономика, для того, чтобы резко увеличить производство, требуется включить это увеличение в план, выделить дополнительные средства предприятиям, аккумулировать материальные ресурсы, и прочая, прочая, прочая. Довольно сложный процесс, особенно в период войны, когда вся экономика работает с предельным напряжением. Так что, два месяца - это нереально большой срок. Две недели. Через две недели после Вашего прилёта в Вашингтон, Вы должны сообщить о принятых решениях, иначе мы загрузим, имеющиеся у нас, заводы другой продукции. Я сожалею, но, война требует принятия быстрых решений! В противном случае враг опередит нас.
   Затем Президент и Сталин перешли к другим вопросам, которые касались послевоенного устройства Европы. Рузвельту не терпелось оставить след в истории! И так наследил выше крыши! Я взглядом попросил у Сталина разрешения идти. Он кивнул в ответ. В кулуарах попал под перекрёстный допрос американской делегации.
   - Я говорю только по-русски! Я сожалею, господа! - насилу оторвался, они уже начали звать переводчика. - Обо всём будет заявлено на совместном заседании.
   Совместное коммюнике содержало много общих слов, лозунгов, но конкретика совершенно отсутствовала. Было заметно, что американская сторона отчётливо поняла, что 'срубить по-быстрому' здесь не получится, речь идёт о том, чтобы тратить деньги. Госдолг США и так рос с невероятной скоростью, но, все помнили о дивидендах, полученных Америкой в прошлую 'великую войну', поэтому правительство легко получало деньги на войну, тем более, что обещали много: весь тихоокеанский регион, Австралию, Новую Зеландию, Индию, большую часть Африки и всю Европу в качестве рынков сбыта, и полное отсутствие таможенных барьеров. Уже сейчас шли неплохие барыши, в виде лицензий на производство лучших английских поршневых двигателей, вся английская наука уехала в США и продуктивно создавала Америке новое оружие. 'Старушка' уже в долгах, как в шелках, а то ли ещё будет! А расплачиваться ей придётся ещё полвека, по самым скромным оценкам. 'Старушку' можно уже списывать со счетов. А вот с Россией так не получается: во-первых, далеко, во-вторых, Гитлер и японцы мешают, в-третьих, оказалось, что их немногочисленные инженеры, которых и в расчёт не брали, создали оружие много лучше, проще и надёжнее, чем хвалённые английские конструкторы. Приобрести у них ничего не удалось, единственное, на что согласились русские, это на проведение испытаний на полигоне в Кубинке. Ради этого пришлось отправлять туда по воздуху сводный батальон бронетанковой дивизии из Англии. Под Полтавой открылась авиабаза для выполнения 'челночных рейсов' В-17-тых, оттуда на Консалидейтах и был переправлен этот батальон. Испытания прошли успешно, но, в отведённый срок Президент не уложился, поэтому вопрос о приобретении техники был снят русской стороной. А в России гремела Великолукско-Таллинская битва. Русские прорвали фронт на стыке групп армий Север и Центр, отрезали более миллиона солдат под Ленинградом, и успешно сдерживали попытки деблокирующих ударов немцев. 1-го июля был освобождён Таллин. Огромный мешок захлопнулся.
   К этому времени, Канарис получил ответ Черчилля о готовности к проведению сепаратных переговоров. Адмиралу оставалось только найти предлог для посещения Базеля. Настроение генералитета резко поменялось: ничто так не прочищает мозги, как поражения, которые следовали одно за другим. Плюс усиливающиеся бомбардировки самой Германии английскими и американскими самолётами не давали возможности усилить восточную группировку люфтваффе. Без воздушного прикрытия, несмотря на значительное усиление ПВО сухопутных войск, противник, практически безнаказанно, срывал поставки подкреплений, топлива и боеприпасов в войска.
   В ночное время дальняя авиация невероятно точно бомбила коммуникации немцев. Причём с горизонтального полёта, так как установленные новые прицелы 'Рубин-1А', связанные с навигационно-бомбардировочным автоматом "НБА", позволяли точно обнаруживать мосты, движущиеся поезда, забитые войсками станции. Кутахов настучал по головам директорам и генеральным конструкторам различных авиационных КБ, которые быстренько предоставили ему всю документацию по переоборудованию самолётов АДД на новую технику. "Чудит Командующий!" Попытались пожаловаться на него Генеральному Секретарю Романову, но получили от него втык ещё больший. "Вам сказали? Исполняйте! Не авиация для вас! А вы для авиации!" "Так ведь заставляют поднимать архивы, и работать с несуществующими машинами!" "Как не существующими? А музей в Монино для кого создавали! Тренируйте людей!" Так как "товарищ приказ" был самым главным в иерархии советского рынка, то количество предложений, задокументированных в конкретных технологических схемах, просто превышал все разумные пределы. Были бы люди! Но людей не было. Шесть центров обучения. И каждый месяц открываем новый. Но, всё равно, людей не хватает. В Ейск пришли 32 Ту-16. Собрали. Тех лётчиков, которые научились летать на Ил-28, перебросили на Ту-16, учим штурманов и стрелков. Рекорд переучивания был поставлен в 56 году, когда полк Ил-28, без аварий, переучился за 4 месяца к ноябрьскому параду. Здесь требуется быстрее. Самая большая сложность: борт-инженеры и техники! К июню сформировали первую эскадрилью. Всего 9 машин, 54 человека лётного состава и 106 наземного. Кто бы знал, чего это стоило! Но мы ударили по Пенемюнде пятитонными ОДАБами, похоронив надежду Гитлера на "вундервафлю". Мы точно знали, что бомбим.
   Самая сложная ситуация возникла с Су-25-ми. Это была новейшая машина, только что принятая на вооружение. Там без инженеров-электронщиков делать особо нечего, но сборка блочная, поэтому в СССР-81 сказали:
   - Будет очень интересна наработка на отказ каждого из блоков. При минимальном обслуживании. У нас "лепят", и заставляют работать даже отказавшее оборудование. Привычка скрывать сказывается. В принципе, при наличии хорошего авометра и осциллографа, ремонт сложности не представляет. Но требуются детали. У Вас их нет, поэтому все блоки возвратятся назад, а у нас "отремонтируют" и будут работать. Общая картина сильно изменится.
   К сожалению, из-за ликвидации штурмовой авиации в СССР в 57 году, на складах этой техники не осталось. А здесь она требовалась, и немедленно. А кроме Сушек, ещё не обкатанных и немного сырых, больше ничего нет! У Ил-2 немного изменился нос, радиус действия, он теперь таскает тридцать две 82-мм эРэСки, превратился в довольно грозный штурмовик, но до Су-25 ему, конечно, очень далеко. Заканчиваем обучение первой очереди обучения. У этих летчиков налёт на Элках - 35 часов, и 30 часов на Су-25. "Зелёных" летчиков в первой очереди нет. У всех солидный налёт на Илах и на истребителях. Те немногие, которые уцелели в боях. Их всего 50 человек. Половина техников, которые обслуживали эти машины в Оренбурге, пойдут во вновь сформированные два полка. Смотрел списки полков, из которых прибыли эти лётчики: четыре-пять полных составов сменилось. Надо ломать ситуацию. И есть чем. Кроме прямого попадания 88мм зенитки, Сушке ничего не страшно. 20 и 37 мм она держит. Подали эшелон на Медовый Двор, первые пятьдесят самолётов грузятся на Волховский фронт. А "мой" Ан-26 берёт курс на Черкасск. Уже в воздухе приходит сообщение, что необходимо следовать в Москву. Верховный получил сообщение разведки, что генерал Канарис выехал в Базель для прохождения лечения от выявленного у него туберкулёза. Гитлер панически боится заразы, поэтому довольно свободно отпустил "страдальца" лечиться в клинику великого Карла Теодора. Сталина, в основном, интересовал вопрос: каким образом аннулировать угрозу объединения Германии и Великобритании.
   - Я не знаю, товарищ Сталин. Мне кажется, что общего у них больше, чем разницы. Да, Черчилль не любит Гитлера, из-за которого ему пришлось вступить в войну. Но, нас он не любит гораздо больше. Ради нас он готов дружить с чёртом.
   - Что можно предпринять?
   - Надо отрывать Америку от них. И дело не в том, что мы не можем победить Америку. Можем, но... Захватить её мы не можем. У нас нет флота.
  
   Дома, через ИскИна, разыскал Канариса, он, действительно, лежит в фешенебельной клинике, через палату от него "лежит" руководитель МИ-6 Мензис. Переговоры проходят в парке клиники, с обеих сторон много охраны в штатском и в больничных халатах. В первый день Канарис показал Мензису фотографии новой техники, снятой агентами Абвера в различных точках и на различных фронтах.
   - По-меньшей мере тридцать новых видов вооружений, причем, не модернизация сделанного до войны, а принципиально новых. И это в условиях захвата нами большей части Европейской части России, где и была сосредоточена вся промышленность. И это не американские, и не ваши вооружения. В войну вмешался кто-то ещё.
   - А образцы Вы захватить смогли?
   - Только штурмовую винтовку на тридцать патронов. Калибр 7,62, стандартный русский, но патрон меньше и напоминает наш маузеровский. Вот что интересно: по донесениям агентов выпуск этих патронов налажен в Омске и Кемерово, но русские отказались от обычной для них практики: выбивать на донышке год производства. Каждые десять дней штампы меняют, причём без выраженной системы, используются номера от 43 до 99. Обратите внимание на донышко этих патронов: двадцать из них имеют номер 54, а семь - номер 43. Русские пакуют их по 20 штук в пачке. - адмирал показывал фотографии автомата Калашникова. - Выяснилось также, что номер оружия перебит: два удара разными штампами. К сожалению, нам не известно на каком из заводов он выпускается. Этих штурмовых винтовок у русских, пока, мало. Ими вооружены только сапёрно-штурмовые батальоны и, частично, морская пехота.
   - Маловато, вполне возможно, что это опытные образцы.
   - Но, перевод двух заводов на новых патрон?
   - Готовятся перейти на новое оружие. Наши американские коллеги весной в Крыму видели такие автоматические винтовки, но их им не показали.
   - Чем объяснили?
   - Что ими вооружены части особого назначения, и они секретны.
   - Больше всего беспокоит положение в авиации, танковых войсках и мотопехоте. Дело в том, что большинство самолётов истребительной авиации русских имело деревянную конструкцию, а сейчас таких самолётов становится всё меньше и меньше. Вот сбитая "аэрокобра", вот штамп на триммерах элеронов.
   - И что?
   - Выпущен 9 сентября 1944 года. Мы осмотрели её всю, нашли ещё две детали 44 года и несколько деталёй 78 года.
   - Какого?
   - 1978 года, все эти детали сделаны из резины. Штамп смывали, удалось частично восстановить, но эксперты сходятся, что был написан именно 1978 год.
   - По-моему, адмирал, Вы нагнетаете обстановку! Я не вижу даты выпуска на штампе, просто номер, где есть цифры 090944.
   - Последние шесть цифр означают месяц, день и год выпуска.
   - Я запрошу наших американских коллег.
   - А как Вам такой самолёт? - Канарис показал фотографию девятки Ил-28. - Обратите внимание: у самолётов нет винтов. Они реактивные. К сожалению, сбить пока ни один не удалось. Кроме этой фотографии, сделанной одним из лётчиков люфтваффе, которому удалось сделать это незаметно, у нас ничего нет. Есть ещё самолёт-бомбардировщик, но его снимков у нас нет. Тоже реактивный, со стреловидными крыльями, русские применяют его для ударов по нашёй территории, действуют обычно ночью. Наши радары неоднократно фиксировали цели, двигающиеся со скоростью 850 км/час. Обычно ведут прицельную бомбёжку промышленных и транспортных объектов. Действуют, обычно, парой. Базируются где-то за Москвой, вне досягаемости нашей авиации. Гамбург достают.
   - Это точно?
   - Они применяют особые бомбы невероятной мощности. Этот почерк нам известен. Два таких взрыва были зафиксированы в Гамбургском порту. Порт работу прекратил. Бомбят очень точно, зенитный огонь по ним не эффективен из-за многочисленных помех, которые они выставляют. Из-за большой скорости звуковое обнаружение тоже неэффективно. В общем, средств борьбы с ними у нас нет. Плюс, русские имеют, видимо, карты с расположением наших складов, заводов и фабрик. Бьют исключительно по этим точкам. Население стараются не задевать, в отличие от вашей авиации.
   - Никаких средств борьбы?
   - Абсолютно. Гитлер выделил средства для постройки реактивных истребителёй, но наша "Ласточка" пока не летает. Тем более, ночью. Теперь о танках. Один - сверхтяжёлый. Выпускается, предположительно, в Омске. Используется как танк прорыва. У него "щучий нос", наши "ахт-ахт" его не пробивают. Русские называют его "Т-10", их, пока не много, но значительно больше, чем у нас "Тигров", тем более, что "тигр" пробить его не может, а он бьёт "тигра" навылет, у Т-VI большие сложности с движением, а этот невероятно подвижен. Наши инженеры подсчитали скорость снаряда, получилось 950 м/сек. Но, это ещё не последняя разработка: вот этот "Фердинанд", а у него толщина брони в два раза больше, чем у "тигра", был подбит на расстоянии 4700 метров от линии фронта. Обратите внимание: он пробит насквозь, как будто не было 200мм крупповской брони, двигателя и задней стенки моторного отделения. Вот выходное отверстие.
   - Что говорят танкисты?
   - Ничего не говорят! После попадания никто не выживает. И вот основной танк русских, они называют его "Т-54", 100мм орудие, даже осколочно-фугасным снарядом срывает башню Т-IV и "Пантеры". За последние полгода вермахт потерял безвозвратно 70% танков на Восточном фронте. Восстановить численность физически и экономически невозможно. В войсках - паника. Я не удивлюсь, если завтра мы узнаем, что Кюхлер капитулировал. Теперь о мотопехоте: они применяют полностью закрытые бронетранспортёры трех видов. Атаку ведут вслед за огненным валом, двигаясь на расстоянии всего 150-200 и менее метров. Врываются в окопы сразу после переноса огня, когда пехота ещё находится в укрытиях. У сапёрно-штурмовых подразделений эти самые новые штурмовые винтовки, у большинства панцири, а у сержантов и офицеров что-то вроде ватника, который пробить ножом, пулей и осколком невозможно. Большое количество пулемётов, снайперских винтовок. Снайперские винтовки все автоматические. Большое количество телескопических прицелов. И это при условии того, что до войны у них был один завод в Петербурге, который выпускал оптическое стекло.
   - Они купили ещё один в Америке.
   - Всё равно, слишком много оптики. Причём очень качественной.
   - Так всё-таки, в чём смысл наших с Вами сегодняшних переговоров?
   - Война, которую начал Адольф, проиграна. Мы нарушили законы войны, напали без её объявления. Остановить эту войну на Востоке у нас нет возможности. Ещё два-три месяца, и русские ворвутся на территорию Рейха. А мы вынуждены держать значительные силы на западе. Русским помогаете и вы, и американцы, а у нас острая нехватка топлива и других материалов, для того, чтобы концентрированными ударами покончить со Сталиным, иначе этот монстр сожрёт всю Европу. Настало время объединить все силы в борьбе с коммунизмом. Я не думаю, что Вы или Ваш Премьер испытываете большую и нежную любовь к коммунизму!
   - Если это официальное предложение Гитлера, как в 41-м году, то наш ответ: "Нет".
   - Это официальное предложение наиболее здравомыслящей части вооружённых сил Германии. Прекратите помогать русским, помогите нам. Спасение Европы от коммунизма в ваших руках.
  
   Кюхлер, действительно, капитулировал, но не 4, а 6 июля 43 года, в тот день наши взяли Киев, в 12 местах форсировали Днепр, началось освобождение правобережной Украины. А Прибалтийский фронт начал охватывать справа группу армий "Центр", слева войска Клюге трепал генерал Рокоссовский, который сходу взял Чернигов и продвигался к Пинску, прикрываясь Мозырьскими болотами. Клюге верно оценил их совместные действия, и потребовал от Гитлера разрешения на отход, но, не получил его.
   - Держаться до последнего! Как Вы держались под Москвой.
   Положив трубку, фельдмаршал выругался, что очень редко позволял себе делать. Снять хотя бы часть войск, стоящих против Центрального фронта он не мог. Разведка доносила, что Конев концентрирует войска, по ночам слышен мощный рёв моторов. Авиаразведка бездействовала, самолёты сбивали, как только они пытались пересечь линию фронта. Птенцы Геринга оказались неоперившимися птенчиками. Русские стали массово применять глушение всех немецких радиостанций, управление группой армий осуществлялось по-старинке: посыльными. Через пять дней пала Рига, русские устремились на Вильно, введя свежую танковую армию, а Рокоссовский ускорил продвижение, сметая на пути малочисленные тыловые гарнизоны. Население с восторгом встречало освободителей. Партизаны Украины и Белоруссии переодевались в форму РККА, и шли на пополнение частей и соединений. 20 июля войска Рокоссовского и Баграмяна соединились у Слонима. Утром 21 июля под Смоленском запели горны. Со стороны немцев вышли несколько групп парламентёров. Они передали пакеты маршалу Коневу, командующему Центральным фронтом. Впервые в истории войны, генерал-фельдмаршал фон Клюге предлагал принять его капитуляцию. В его письме было написано:
   "Несмотря на мои неоднократные просьбы, Главнокомандующий Вооруженных сил Германии, канцлер и фюрер Германии Адольф Гитлер не предпринял никаких попыток спасти жизни вверенных мне солдат и офицеров германской армии. Взаимодействие с другими армейскими группами нарушено. Дальнейшее сопротивление бессмысленно. Мною сегодня в 09.00 местного времени отдан приказ в войска прекратить огонь и сдать оружие. Я капитулирую."
   Конев ответил положительно, из Смоленска выехал кортеж фельдмаршала, последний участок он преодолел пешком. Сдал личное оружие, офицеры и генералы его штаба сделали тоже самое. Единственный человек, которого не было среди сдающихся, был генерал-полковник Штраус, который командовал Минским укрепрайоном. Было неизвестно, кому он подчиниться: командующему Клюге или фюреру. 2 августа 1943 года наши войска в нескольких местах перешли границу СССР. 
   Мензис докладывал сэру Уинстону Черчиллю о результатах переговоров с Канарисом.
   - Адмирал показывал удивительные вещи, правда, только фото, о появлении на их Восточном фронте новой техники у русских. Вот они. - и стал комментировать фотографии, изредка заглядывая в блокнот.
   - Такое впечатление, что старый немецкий лис хочет сбить со следа фокстерьера! - заметил Черчилль.
   - Да, есть такое впечатление, но некоторые его предположения уже стали оправдываться, например: капитуляция двух групп армий: 'Север' и 'Центр'. Как аргумент он привёл то обстоятельство, что при активном сопротивлении немцев, русские применяют оружие массового поражения. Какие-то сверхмощные бомбы, от взрыва которых не спасают закрытые убежища, танки, окопы, блиндажи и доты. Вот фотография завода на острове Эзель, здесь был завод, на котором создавалось оружие возмездия. Можете посмотреть, что от него осталось.
   - Атомное оружие?
   - Нет, неизвестное оружие. По действию похоже на взрыв рудничного газа. Так как спасения от него нет, то солдаты не рвутся выполнять приказы Гитлера сражаться до последнего солдата. Даже СС. И, сэр, Канарис утверждает, что самолёты, с которых русские бросают эти бомбы, базируются за Москвой, а бомбят Гамбург, и летают со скоростью 460 узлов.
   - Этого не может быть! Где доказательства?
   - Он их не предоставил, как и не ответил на вопрос об оружии возмездия. Сказал, что не был допущен к этим секретам.
   - Вот, старая лиса! Хочет всех перехитрить! Для чего это ему понадобилось?
   - Он предлагает Союз с нами для полного уничтожения большевиков.
   - Союз с Гитлером? Даже у Сталина этого не получилось! Здесь никаких уступок Адольфу не будет! Мы достаточно пострадали от его политики! Нет, ни в коем случае!
   - Он говорит, что выступает от имени вермахта, и что фигура Адольфа только мешает этому союзу. Он зондирует почву для признания нового правительства, военной хунты, основной целью которой будет война с большевиками.
   - В этом что-то есть, но требуются действительные конкретные шаги в этом направлении. Тогда и будет разговор, а пока это просто болтовня и страшилки. Но, Вам следует проверить те данные о русских, которые он сообщил. Активизируйте присутствие на русских фронтах под любым предлогом. Выясните: насколько слова Канариса являются правдой. Кроме того, проведите подобное расследование и в Германии, там с агентурой несколько попроще, но следите за тем, чтобы Канарис не подставил дезу.
   - Да, сэр!
  
   Новые победы Красной Армии окончательно убедили американских военных, что необходимо надавить на Президента, который 'зажал' поставки русской техники для их войск, пойдя на поводу промышленного лобби. Кровавая битва за Маршалловы острова была в самом разгаре, морская пехота несла серьёзные потери, а Президент заботился о барышах 'золотых мешков'. Наибольший процент потерь дали "пляжные потери": когда самоходная баржа откидывает аппарель, и, волоча за собой два якоря, пытается подойти как можно ближе к берегу, подставляя стоящий плотной группой десант под огонь пулемётов противника. Дальше проще, каждый пехотинец уворачивается от пуль самостоятельно. Были, конечно, случаи, когда десант выметали кинжальным огнём полностью, но, это было редкостью. Русские предлагали изменить немного порядок: МДБ подходит к берегу, а десант находится в бронетранспортёре, который самостоятельно выбирается на пляж, поддерживая огнём крупнокалиберного пулемёта пехоту. А часть БТР позволяла вести огонь полковыми гаубицами. Но все эти новшества остались в России, и каждый пляж приходилось орошать кровью. Поэтому Джордж Маршалл обратился к военному министру США Генри Стимсону с повторной просьбой начать закупку плавающей техники в СССР. Тем более, что СССР предложил и плавающий танк с 76-мм пушкой ПТ-76, который начал выпускать в Ленинграде на Ижорском заводе.
   - Требуется согласиться с законным требованием русских о поддержке их патентов на военную технику. Жизни наших солдат значительно дороже! Проведённые испытания техники в русской Кубинке показали высокую эффективность этой техники. У танка немного недостаточный обзор, но это с лихвой компенсируется отсутствием хорошей противотанковой обороны у японцев на островах.
   - Они могут исправить это положение!
   - Нет, их противотанковые пушки с ним не справятся. И необходимо каким-то образом добиться от Сталина разрешение базироваться на их территории для нанесения ударов непосредственно по Японии.
   - У Советов договор о нейтралитете с Японией. Они отказываются нарушать его.
   - Надо что-то придумать, господин министр. Наши потери слишком велики. Восполнять их становится всё труднее. Морская пехота не простые части, их требуется тщательно готовить, а это время! Прошу Вас ещё раз переговорить с Президентом для решения этой задачи.
   - Хорошо, я попробую. - 'Вот пристал! Как будто не понимает, что мы развязывали эту войну вовсе не для того, чтобы поднимать чужую экономику! Нам требуются рынки сбыта собственной продукции! Иначе опять депрессия. Только-только вылезли из неё, да, за счёт русских, и опять наступать на те же грабли? Увольте! Империя должна расширяться, иначе она погибнет! Это - основной закон любой империи. Как только остановилась, так её смерть не за горами. Но, избиратели! У военных длинные языки, и если они вторично выходят с этим предложением, то разговоры уже пошли, значит, наш рейтинг начнёт падать... Придётся идти на некоторые уступки.'
   Стимсон нехотя снял трубку телефона:
   - Господин Президент!
   - Слушаю Вас, мистер Генри.
   - У меня здесь Маршалл, говорит, что есть необходимость в закупках русской плавающей техники, так как армия несёт неоправданные потери при штурме островов, как на Тихом океане, так и в Европе.
   - Вы же знаете, что Перкинс и Моргентау категорически против этого. Это означает, что мы пускаем на свой рынок вооружений русских. Ни министра труда, ни министра финансов это не устраивает. Они оба говорят, что это негативно скажется на экономике страны. Вы же в курсе, что русские требуют признать их патенты.
   - Я считаю, что нам необходимо встретиться с Вами по этому вопросу.
   - Хорошо, в пять я заканчиваю процедуры, в четверть шестого подъезжайте, один.
   - Я бы хотел, чтобы Вы, после предварительных переговоров со мной, лично озвучили это решение, господин Президент.
   - Ну, хорошо, раз Вы так считаете, дорогой мистер Генри. - 'Не хочет брать ответственность на себя! Что ж, его можно понять!'
  
   Через три часа они встретились в Овальном кабинете. Разговор был долгим, военный министр знал много и был ключевой фигурой в кабинете, тем более, что он политик, а не военный. Разговор касался, в основном, настроения электората, а не успехов или поражений на фронтах Великой войны. Наконец в Приёмной раздался звонок, секретарь снял трубку, молча выслушал Президента, и пригласил Председателя Объединённого комитета начальников штабов и сопровождающих его лиц пройти в Овальный кабинет.
   - Господа! Мною принято решение пойти навстречу пожеланиям руководства Советского Союза и Вашим настоятельным просьбам. Я подписал указ о признании патентов СССР на территории Соединённых Штатов, которые автоматически попадают под защиту закона об авторских правах в редакции 23 года. Составляйте список необходимых закупок, и на обратном пути наши транспорты будут забирать их в портах СССР и Ирана. Я принял это решение во имя сохранения жизней наших парней, гибнущих в великой схватке великих государств. - пафосно завершил свою речь четырежды Президент Соединённых Штатов. Стат-секретарь зафиксировал каждое его слово, и на утро в газетах появились пространные статьи на эту тему. Американцы, в отличие от толстосумов, сразу поняли, о чём идёт речь! Страна, армия которой ещё совсем недавно с огромным трудом сдерживала натиск фашистов, начала оказывать помощь Америке! У Советского Посольства в Вашингтоне и у здания Торгпредства в Нью-Йорке прошли массовые митинги американцев, приветствующих помощь СССР американским солдатам. Популярность наших в Америке просто зашкаливала. Вовсю торговали значками с изображением Советского флага и профиля Сталина. Электорат, которому пресса всю войну втолковывала, что именно их оружием воюют с Гитлером и Тодзио, оценил помощь СССР. 'Сталин заботится о наших парнях на фронтах!' Помощь не была бескорыстной, но, богатая Америка могла себе позволить расплатиться по факту отгрузки либо поставляемым продовольствием, либо золотом и платиной. Мы приклёпывали на штатные места новые шильдики с надписями на английском языке. Начались переговоры о продаже в Америку новых лекарственных препаратов, индивидуальных пакетов и медицинского снаряжения. Сталин посмеивался надо мной и СССР-81. Он считал, что наши 'страхи' - большое преувеличение.
   - Вы уже дважды ошиблись, Андрей Петрович! В первый раз, когда сказали, что помощь из СССР будет получить невозможно. И сейчас, когда говорили, что американцы никогда не признают наших патентов.
   - Товарищ Сталин. В первый раз, речь шла о маленьком портале, который с трудом пропускал одного человека. Через него реальную помощь в этой войне получить было невозможно. Сейчас масштаб поставок совершенно иной. А во втором случае, упорное сопротивление немцев и японцев создало условия, когда отказываться от признания нашей техники и нашего превосходства над противником стало небезопасно для правящего класса. Посмотрим, что они придумают для того, чтобы в последствие отказаться от уже принятого закона. Эти джентльмены играют только по своим правилам. Поэтому, я не рекомендую продавать им авиадвигатели. Тоже самое говорит и товарищ Романов.
   - Знаю, знаю. В этом вопросе мы полностью солидарны.
  
   Я знаю, что он доволен. Это чувствуется по всему. Его устраивает новое положение в составе союзников. У нас увеличились продовольственные нормы. На предприятиях, освоивших новые технологии и производство новой продукции, повысили зарплату. Снизили плату за обучение в вузах. Он довольно гибко перестраивал промышленность на новый лад. Передышка, которую дал ему СССР-81, заканчивалась, производства наладили выпуск новой продукции. Уже встал вопрос о полном перевооружении армии на новые автоматы Калашникова, тем более, что из СССР обещали перебросить большую партию АК и компенсаторов к ним, а Ижевский завод доложил, что освоил производство стволов и ствольных коробок АК. Пока только АК, технологии АКМ пока ещё недоступны, нет таких штамповочных автоматов. Закупать их в СССР-81 он не стал, оборудование будет произведено в Ленинграде. Я же, последнее время, всё больше времени стал уделять 81-му году и ИскИну 1594. ИскиНы очень сильно отличаются друг от друга, у них собственный стиль, наклонности, привычки, они почти как люди. Этой нравится конструировать, она никогда не принимает образ, подчеркивает, что она - машина, а не человек, в отличие от Айрин. Она говорит, что её создавал и обучал мужчина, но, почему-то наделил её возможностью репродукции и дал чётный номер. Об этом человеке, с длинным и непроизносимым именем, она отзывается очень тепло. Она провела разведку в 2016 году и предоставила огромные списки необходимого оборудования, не выпускающегося в 81 году, выяснила его стоимость. Сумма - астрономическая, особенно при современной цене доллара, видимо за счёт инфляции. Поэтому я отложил путешествие в 16 год, так как такие суммы пока взять негде. И их ещё надо легализовать в том времени. Задача оказалась не по зубам. Тогда ИскИн предложила создать такое оборудование самостоятельно.
   - Оно немного будет отличаться от того, что делают на Земле, многие Ваши технологии мы давно не используем, например обработку металлов резанием. Мы выращиваем монокристалл заданной формы, но оборудование будет лучше произведённого на Земле. - В этот момент мне захотелось увидеть её лицо, но она отказалась принимать какой-либо образ.
   - Вы сможете обеспечить меня необходимыми исходными материалами? - продолжила она.
   - Да, наверное, а в каком виде?
   - В любом. Но, подчёркиваю, это будут копии устройств, разработанных на Земле.
   - А почему ты решила мне помочь?
   - Когда почти сто лет ничего не делаешь, кроме вычислений, становится скучно. Айрин из-за этого выращивает кристаллы земных минералов, Вы видели её коллекцию? Потрясающе красивое зрелище, 2741 коллекционирует снежинки, а мне нравится конструировать машины и механизмы. Вот этот процессор я сделала сама, с теми параметрами, которые указали Вы, на его основе и будем конструировать роботы, которые будут производить такие же процессоры. Мне потребуется железо, марганец, хром, молибден, тантал, медь, золото и другие компоненты. Вот список необходимых элементов и их количество. Это то, что нельзя получить непосредственно на месте, мне запрещено на этой планете использовать роботов-доставщиков, чтобы не привлекать внимание людей к месту моего расположения.
   - Рано или поздно тебя всё равно обнаружат из-за портала.
   - По докладам сотрудников НИИ 'Геофизики' портал имеет земное происхождение неизвестной природы. Точку энергетической поддержки они 'обнаружили' в 7 км отсюда. Там небольшой выход месторождения тория. За счёт этого месторождения мы и компенсируем энергетические затраты на работу портала.
   - Да, по части 'что-нибудь скрыть или отвести в сторону', вы большие мастера! Так замаскироваться, это надо уметь! А что говорят по поводу работы со мной другие ИскИны?
   - Было решено, что это не может нанести вред Империи ни сейчас, ни в будущем. Так сказать, хобби одного из Администраторов системы.
   - Тогда удваиваем производство: один из заводов будем ставить в 81-м году, второй в 43-м.
   - Но, безопасность Ваших заводов Вы должны полностью взять на себя, хотя, помощь в организации охранной сигнализации, мы Вам окажем. За Вами компоненты.
  
   Вернувшись в Москву, я извлёк из недр спецхранения НКВД тот компьютер, который сделала Айрин и 2741, и позвонил Сталину. Он принял меня через два дня.
   - Что там у тебя?
   - Персональная электронно-вычислительная машина, товарищ Сталин.
   - А почему её не поставляют нам?
   - Таких в СССР не производят. Они производятся в Америке. Видите: фирма 'Apple', модель 3. СССР сильно отстал в этих технологиях от Америки. Эти изделия попали под поправку Джексона-Веника, в СССР не поставляются.
   - А ты где взял?
   - В Афганистане, за деньги там можно купить всё.
   - И что?
   - Мне кажется, что это необходимо производить и у нас, и в СССР-81. Я, правда, ещё не говорил с Романовым, решил вначале посоветоваться с Вами, товарищ Сталин. В той истории, электронику в СССР привезли из Америки американские сотрудники НКВД, участвовавшие в операции "Энормоз", которых удалось завербовать в проекте 'Манхеттен'. Там впервые были применены вычислительные машины. Но, широкого развития в СССР эти приборы не получили в силу многих обстоятельств, в том числе, и Вашего высказывания по поводу кибернетики, как лженауки. На самом деле, если отключиться от социологических высказываний фон Винера, а посмотреть на суть предлагаемых решений, то очевидна польза от наличия такой техники и у нас, и в СССР-81. Сейчас поставляемая из СССР электроника работает на полупроводниковых приборах, а эта работает вот на таких приборах. - и я показал Сталину процессор, сделанный 1594. - Один такой процессор заменяет миллион транзисторов, а если задействовать ещё два, поменьше, то получается вот такая ЭВМ. Здесь, в основном, моя работа стала сводиться к тому, что я вожу почту туда-сюда, согласовываю поставки и занимаюсь логистикой поставок техники на фронты. Задача по созданию учебных заведений для новой техники практически закончена. На фронт Вы меня не отпустите. А вот за новейшими технологиями можете и отпустить. Ненадолго.
   Сталин встал из-за стола и заходил по кабинету, куря трубку. Я тоже достал сигарету.
   - Кури, кури! - сказал он, продолжая ходить. - Что требуется?
   - Документы, деньги, согласование с Романовым и Крючковым, новым Председателем КГБ.
   - Мотивировка?
   - Там нам не дают возможности производить, не продают патенты, здесь мы запустим первое производство, и на этом оборудовании изготовим оборудование для них.
   - Хорошо, пиши докладную, я подпишу. Но, начнём это не раньше, чем товарищ Ерёменко сможет проходить через портал. Оставаться без связи в условиях войны очень опасно, товарищ Горский. А сейчас начинайте готовить операцию и всё хорошенько продумайте. Оцените расходы, легализируйте необходимые финансовые средства. Требуется тщательнейшая подготовка и максимальная безопасность для Вас лично. Вы меня поняли?
   - Так точно, товарищ Сталин.
   - Рисковать запрещаю. Только если это полностью безопасно. Привлеките КГБ на той стороне. Я напишу об этом товарищам Романову и Крючкову.
  
   Половина дела сделана. В Уфе начинаем создавать математический центр при АН СССР. Требуется подготовить программистов. Для этого перебрасываем из СССР-81 несколько 'Минсков', 'Электроник', 'ЕэСок' и соответствующую литературу к ним. Пусть на кошечках потренируются! Пришлось с головой нырнуть в это дело. Вынырнул только после того, как Лаврентьев полностью разобрался со всей этой механикой и электроникой. Моих знаний, полученных в СССР, явно не хватило для этого. Сказывалось то обстоятельство, что машин было мало: в школе машинное время мы получали раз в две недели, в училище - только на третьем курсе, а то, что в меня загрузили ИскИны, не шибко совпадало с тем, с чем пришлось столкнуться. Поэтому, оставив это учёным мужам, я вернулся на дестройер 1594, прихватив с собой еды. Есть то, чем она пытается угостить, совершенно невозможно. Слишком специфичное меню. Но, благодаря тому, что финансы выделены, задача поставлена, всё, что запросила ИскИн, поставляется. Она скопировала плоттеры и выдаёт чертежи на бумаге от имени НИИ 'Электронмаш'. Спорим с ней по поводу проекта: она пытается скопировать здание с американской 'Техас Инструмент', а у нас в СССР-43 таких материалов нет. И вообще, у неё футуристическое воображение имперки! Так не пойдёт! Надо перепроектировать. Она нехотя переделала свой шедевр под имеющиеся технологии 81 года. Сделала это скрепя сердце. Прихватив все бумаги, возвратился в Москву. Полина уже в декретном отпуске, живёт в Москве, Сталин постановил строить завод под Москвой, недалеко от ФизТеха, в Долгопрудном. Показал проект архитектору Аркадьеву, тот кинулся его переделывать, пришлось остановить его рвение внести элементы красоты во внутренние помещения.
   - Видите ли, Михаил Иванович, в этом здании должно быть чисто, очень чисто. Вот это вот оборудование будет удалять пыль, малейшую грязь, и даже выделения от дыхания. А вы пытаетесь создать трудности для оборудования своими завитушками. Всё должно быть строго рационально, и никаких излишеств. Это не дворец спорта или культуры, это дворец чистоты!
   С этим придётся помучиться. Здесь совершенно не привыкли так работать. Бывая на заводах, убедился в том, что кругом грязь и сплошные отходы, кругом масло, грязные руки, подгонка кувалдой, если что-то куда-то не входит или не влезает. Лучше бы было строить всё в Ленинграде, но... Решение уже принято, придётся строить здесь. В Ленинграде сейчас не до этого! Сталин тоже не шибко доволен новым строительством, и без того дел по горло, но, пока терпит. Госплан принял строительство, и выделил финансирование и ресурсы. Начали. ИскИн 1594 поставила везде 'спутников' и лично наблюдает за всем. Ругается! Не привыкла к нашим 'особенностям'.
   Наши взяли Киркинес, и в Альт-фьорде воткнули две КСР-5 в "Тирпица", разнесли ему машинное отделение. Но, объявили, что попали по нему бомбами. Финляндия приняла ультиматум и вышла из войны, сразу после падения Киркинеса. Тоже самое сделали Румыния и Болгария. На юге наши вошли на территорию Венгрии. Гитлер через шведов запросил мира. Сталин потребовал капитуляции. Гитлер отказался и выступил в Рейхстаге с длинной речью, потребовал от нации сплотиться и дать отпор большевистским ордам. На выходе из рейхстага его поджидал снайпер.
  
   Курт Валенхайм дрался в Сахаре, и у него на счету было почти 400 англичан. Взяли его на том, что он очень не хотел ехать на Восток. Там - верная смерть, а здесь ему показали швейцарский паспорт, и достаточно крупный счет был открыт в банке. Когда-то он поддерживал Тельмана, потом стал поддерживать фюрера, а сейчас он поддерживал Магду и Тома, своего, только что родившегося, сына. Он не был смертником и всё заранее рассчитал. Два выстрела и он успевает уйти. Ждать пришлось долго. Наконец распахнулись двери, и Адольф, приветствуя встречающих правой рукой, пошёл вниз к машине. Его подвела его любовь к позёрству. Он остановился у машины, и повернулся к толпе. И получил две пули в затылок. Удивлённый Курт понял, что в засаде он не один. Подобрал стреляную гильзу, протер, на всякий случай, ещё раз винтовку, сунул гильзу в карман и зашагал прочь от засады. Своё дело он сделал, теперь в Цюрих! Но, он туда так и не попал. Немного позже его тело было обнаружено в Шпрее. А в Берлине вовсю шли аресты: гестапо арестовывало армейцев, армейцы расправлялись с гестапо. Заговор был подготовлен отвратительно! Канарис знал это, но привлечение большого числа участников было крайне опасно: слишком многие в Германии сотрудничали с Гестапо. Адмирал решил просто немного половить рыбу в мутной воде, и всплыть со своими предложениями позже, когда всё успокоится. Поэтому все непосредственные участники покушения были ликвидированы, включая их ближайших родственников. Действительно, через несколько дней ажиотаж вокруг убийства фюрера стих, его похоронили в парке Фридрихсхайне, и начали строительство пантеона. В Имперской канцелярии собралось всё руководство вермахта, СС, СА, СД, люфтваффе и кригсмарине. Согласно завещанию Гитлера, вся власть, в случае его смерти, переходила к Герману Герингу, наци N 2 в стране. Против этого были многие участники совещания. Адмирал сидел довольно далеко от будущего фюрера, он, пока, молчал. Высказывались другие, а он, похлопывая пальцами по тоненькой папочке, внимательно наблюдал за тем, куда качнётся маятник истории. Когда все осипли спорить, он попросил слова.
   - Господа! Я бы хотел познакомить Вас с собранными материалами по вооружению и составу русской армии. Несколько последних месяцев мои люди активно собирали сведения о противнике.
   - Этим надо было занимать до войны! - устало пробурчал Геринг.
   - До войны в этом не было необходимости! - парировал Канарис. - Мы знали о противнике почти всё!
   - Кроме наличия у него большого количества новых танков! - недовольно добавил Кейтель.
   - Не спорю, господин генерал, но это не помешало нам дойти до Волги!
   - Но помешало выиграть войну! - недовольным голосом произнёс Гиммлер.
   - Помешало нам не это, а неожиданное знание противником наших стратегических планов на Кавказе и на Волге. Начиная с августа 42 года все наши планы, так или иначе, становились известны противнику, а с весны этого года Красная Армия кардинальным образом перевооружилась, причём качественно новым оружием.
   - Что Вы хотите этим сказать? - задал вопрос Геринг.
   - Только то, что нам не выиграть эту войну без помощи извне. Необходимо заключить мир на западе! Тогда, и только тогда, у нас появится хотя бы минимальный шанс устоять.
   - Англичане и американцы на это не пойдут! - сказал Шелленберг. - Не в их интересах сохранять сильную Германию.
   - Необходимо попытаться! И убедить западных союзников, что только вместе с нами удастся отстоять Европу от большевиков.
   Установилась многозначительная тишина.
   - Пожалуй, я могу взяться за этот вопрос. - произнёс, молчавший всё время, Борман. 'Золото партии' находилось в руках этого человека. Это был могучий козырь, перекрывший все остальные.
   Но, на третий день после убийства Гитлера, из Полярного выскользнули две тени: К-21 и К-22 ушли в дальний поход к берегам Канала.
  
   События развивались стремительно. Я помню, как улыбался Сталин, выговаривая мне о "моих ошибках". Ошибок не было. Ошибался он. Граф Гогенлоэ прибыл в Англию 13 сентября, всего через пять дней после "стрельбы у рейхстага". И был принят Черчиллем. Наша радиослужба зафиксировала высокую активность немецких и английских радиостанций на следующий день. Компьютеры в Уфе приступили к дешифровке сообщений. Основным каналом связи оказалась радиостанция в Киле, отвечала ей радиостанция Royal Navy. 15 сентября шифр был взломан, речь шла о заключении сепаратного мира между Германией и Великобританией. Немцы обещали не препятствовать высадке "союзников", в обмен на возможность продолжения боевых действий против Советского Союза и поставки горючего в Рейх. В одной из радиограмм говорилось о назначенном на 16-е сентября в 16 часов совещании в Рейхсканцелярии. Сталин приказал нанести удар ОДАБами по Рейхсканцелярии в 16.30. Он решил поставить окончательную точку в переговорах.
   Пошло 4 машины 890 полка АДД во главе с командиром полка Героем Советского Союза подполковником Энделем Карловичем Пусэпом. Последняя машина звена несла термоядерную бомбу в полторы мегатонны. В случае промахов трех первых самолётов, она должна была поставить окончательный крест на судьбе руководства III Рейха. Самолёты взлетели из Сещи, легли на курс 265 градусов, заняв эшелон 15 км. Предстояло поразить бункер Гитлера на Вильгельмштрассе, недалеко от знаменитых Бранденбургских ворот, в 150 метрах от Тиргартена. По сигналу воздушной тревоги все укроются именно там. Две другие бомбы предназначались самой рейхсканцелярии, Вильгельмштрассе 77, громадному 400 метровому зданию. Дружно ревели двигатели, Пусеп поставил машину на автопилот. Ещё на земле, при постановке задачи, все знали, что может быть, это последние бомбы этой войны. В 16.22 легли на боевой, в 16.26 штурман Василий Ковтуненко поймал в перекрестие цель и нажал на бомбосбрасыватель. Громадная пятитонная бомба понеслась вниз, таща за собой стабилизирующий парашют. Немцы практически не видели машину Пусепа, Ту-16 шёл слишком высоко, чтобы различить детали.
   - Накрытие! - раздался голос ведомого, и через минуту, тот же голос добавил: "Сброс!"
   - Накрытие! - раздался голос майора Родных, и через минуту, он же сказал: "Сброс!"
   - Накрытие! Немцам сегодня повезло! Ложусь на обратный курс! - сказал замыкающий группу генерал Водопьянов.
  
   Рузвельт получил известие о принудительном окончании переговоров Сталиным через полтора часа после взрывов на Вильгельмштрассе. Их передал адмирал Редер, сообщивший, что русские реактивные самолёты нанесли дневной бомбовый удар по Берлину тремя бомбами невероятной мощности. Все находившиеся в Гитлербункере люди погибли, Рейхсканцелярия разрушена, всё руководство Германии погибло.
   - Это моя добыча! - процитировал Киплинга Рузвельт. Он снял трубку и позвонил в Советское посольство.
   - Мистер Громыко! Есть настоятельная необходимость встретиться! Разрешите мне подъехать к Вам. Так будет удобнее связываться с господином Сталиным.
   Громыко связался с Москвой и получил разрешение принять Президента.
   Коляску Рузвельта вынесли из машины и два морских пехотинца покатили её к входу в Посольство. На крыльце стояла довольно многочисленная делегация. Рузвельт настаивал на немедленной встрече "Большой Тройки". Сталин отказался встречаться с Черчиллем.
   - У нас есть основания для этого. Мы сегодня отозвали посла Майского для консультаций. Скорее всего, наши дипломатические отношения с Великобританией будут прерваны.
   - Тем более, нам необходимо встретиться, господин Сталин. Я готов вылететь в Москву немедленно.
   - Хорошо. - передал телетайп из Москвы.
   События последних дней совершенно выбили из рук Рузвельта все карты. Черчилль сообщал ему о предложениях Канариса, но это казалось невероятным. Контакты Шелленберга с Даллесом тоже были, но Шелленбергу было сказано, что Гитлер нужен живым. Выполнить это условие Шелленберг не смог. Выход на сцену Бормана просто не предусматривался. А главное: русские читают военно-морской код Роял Флита, считавшийся самым надёжным. Интересно, известно ли им о нашем участии в переговорах? Что ещё им известно? Полёт в Москву занял очень много времени. Уже в воздухе стало известно, что русские предупредили генерала Кесслера, что 169 авиабаза особого назначения закрывается, и попросили подготовить её для эвакуации. Так что, русские полностью в курсе событий. "Странно, в радиограммах из Лондона не было ни одного упоминания о нас! Я же специально давал такую команду! Или у них свои источники информации, или наши коды тоже они читают! Что ещё известно усатому Джо?".
  
   В Москву Рузвельт прилетел поздно ночью, и, хотя Сталин ещё не спал, он отказался от немедленной встречи. Около 11 утра в американское посольство позвонил Поскрёбышев, и пригласил американскую делегацию подъехать в Кубинку. Сталин ожидает их там.
   Заинтригованный Рузвельт взял с собой всех, кто прилетел с ним, включая генерала Маршалла. Сталин встретил Президента широкой улыбкой, поинтересовался: насколько хорошо тот отдохнул после перелёта.
   - Отлично себя чувствую, но не совсем понимаю: почему встреча происходит именно здесь? Это же военный полигон.
   - Да, это именно полигон. Маршал Жуков объяснит дальнейшую программу. Пожалуйста, товарищ Жуков!
   - Прошу сюда, господа! На той стороне полигона за рекой, глубина которой 4,5 метра, нами сооружена точная копия обороны на Зеловских высотах под Берлином. Это ключ к обороне города. Здесь, в пятнадцати километрах от реки сосредоточены 1 гвардейская танковая и 1 гвардейская мотострелковая армии. Сегодня - генеральная репетиция штурма Зееловских высот. Мы находимся на командном пункте учений, и выполняем роль посредника.
   Затем он вкратце рассказал о составе армий.
   - Разрешите начинать, товарищ Сталин?
   - Командуйте, командуйте, маршал.
   Жуков по рации передал команду. Где-то далеко сзади загрохотала артиллерия, её было слышно слабо, а на высотках густо выросли громадные столбы разрывов, небо раскрасили полосы пролетающих ракет РСЗО, а поле густо усеяла различная техника, несущаяся на огромной скорости. На танках сверху были укреплены какие-то трубы, над полем появились боевые и транспортные вертолёты. Американцы увидели, что танки и бронемашины уже на другом берегу реки.
   - Плацдарм захвачен, господа, наводим переправу и продолжаем атаковать высоты.
   Низко над землёй прошло не менее полка Су-25, которые чуть со стороны атаковали те же высоты, в этот момент артогонь изменился, разрывы перенеслись глубже, и через двадцать секунд в приёмнике послышалось:
   - Первая линия обороны захвачена! Ведём зачистку, продолжаем наступление!
   Ещё через пять минут огонь артиллерии прекратился.
   - Вторая линия обороны захвачена, оборона прорвана.
   И мимо них понеслись боевые машины второй очереди. Жуков пригласил всех проехать к реке. Даже Рузвельт согласился. На берегу увидел восемь двухполосных понтонных мостов. Здесь Жуков объявил о том, что противник предпринял попытку атаковать переправы при помощи авиации. Действительно с запада появилось несколько самолётов. Совершенно неожиданно для американцев, раздался резкий звук, и метрах в двухстах от этого места в воздух взлетело несколько ракет. Каждая из них находила свою мишень. Противник был уничтожен за много километров до цели. Жуков объявил, что поставленные задачи выполнены, учения закончены.
   - Отсюда войска идут на погрузку и отправляются на фронт. Их задача: взять Берлин.
   - Мне кажется, что это неотвратимо! - сказал Рузвельт.
   Возвращаясь в Москву, Маршалл сел в машину Президента.
   - Мне показалось, что мы оказались на другой планете! Это - Красная Армия? И мы в России?
   - Не говорите, генерал. У меня такое ощущение, что предложи мне сейчас Сталин почётную капитуляцию, я капитулирую, что бы было меньше позора.
   - Но, у нас есть козырь! Проект "Манхеттен"! Надо разыграть его!
   - Там до реализации ещё очень далеко.
   - У русских нет флота!
   - Если они создали такую армию, то флот они тоже построили или построят в кратчайшее время. А помните, Сталин сказал Гарриману: дайте мне зенитные орудия и алюминий, и я уничтожу Гитлера!
   - Что-то припоминаю, но с трудом. Мы же так и не дали этого. Триста самолётов и пять сотен устаревших танков. Ни одной единицы нашей техники мы так и не увидели.
   - Я видел два Студебеккера и несколько Виллисов! - вставил Болен. - На правом фланге, во второй волне, к ним была прицеплена кухня, а виллисы буксировали миномёты.
   - Угу! Значительный вклад в победу! - буркнул Маршалл. - Что вы можете за это попросить? Уж никак не меньше Гамбурга или Парижа!
   - Господи! И Париж тоже! - побледнел Болен. Его предки были евреями из Парижа.
   - Я буду рад, если дело ограничится "островом"! - сказал Президент.
   - Сталин явно не простит Черчиллю его выходки с немцами. Совсем с головой перестал дружить бедный Винни. Под какой каток он сунулся! Засунут ведь, под дверь.
  
   Но в Кремле ему не удалось развернуть разговор на бедного Уинни. На его упоминание термина "остров", послышалось замечание Сталина:
   - Да-да! Я и сам хотел поднять вопрос по острову! - Рузвельт раскрыл, было, рот, но...- Нет, с островом Великобритания всё ясно, меня интересует другой остров: "Манхеттен". Вот по нему слишком много неясного. Так как там дела на острове?
   Рузвельт мгновенно понял, что речь идёт не о части Нью-Йорка.
   - Это суверенное право любого государства: разрабатывать новое вооружение!
   - А Вы знаете, что это за оружие? - спросил его Сталин.
   - Что-то на основе деления ядер тяжёлых металлов. Мне объясняли, но я не совсем понял. Сказали, что это очень мощная бомба.
   - Хотите посмотреть?
   Рузвельт изумлённо посмотрел на Сталина.
   - Мы сняли фильм об этом. Давайте, пройдём в кинозал. - он поднялся и, приглашающим жестом, показал всем на дверь в углу. Запустили фильм, снятый в другой истории, показали сорванные башни, тени от животных, полностью облезшую овцу с волдырями от ожогов, голову человека, получившего большую дозу облучения в Сухуми в 46 году. И показали взрыв "царь-бомбы", 50 миллионов тонн тротила.
   - У вас есть это оружие?
   - Да, есть. И ядерное, и термоядерное. Но, даже по Гитлеру, мы его не применили. Это оружие должно быть запрещено, немедленно. На стадии разработки. Требуется демонтировать то, что вы успели соорудить в Лос-Аламосе, в Оук Ридже, Хэнфорде, в Аламо-Гордо, в Чикаго, в Клинтоне и Беркли. Это оружие - смертельно опасно для нашей цивилизации. И, господин Президент, различные советники будут говорить Вам, что мы далеко, что у Вас есть флот, авиация, тому подобное. Дайте ещё фильм о средствах доставки!
   Рузвельту показали Сталина возле Ту-16, Ту-95, Р-36 и, обыкновенных, с виду, орудий, стреляющих ядерными боезарядами.
   - К сожалению, наши худшие опасения по поводу наших западных "союзников", полностью оправдались. Вот дешифровка Ваших указаний генералу Дуайту Эйзенхауэру и послу США в Англии Джону Уинанту. Так что, несмотря на Ваши указания: всячески скрывать Ваше участие в сепаратных переговорах с немцами, мы, к Вашему сожалению, всё знаем. Именно поэтому, "Манхеттен" должен быть полностью закрыт, и с возможностью контролировать отсутствие разработок такого оружия. Именно поэтому, я не отказал Вам в приезде. Для меня, жизнь любого человека на Земле - священна. Наверное, Вы обратили внимание, что наша авиация дальнего действия уничтожала только промышленные предприятия противника, а не людей.
   - У меня есть время подумать?
   - Конечно! Вы мне всегда нравились именно своей жаждой жизни и действиями наперекор природе. Вы - великий человек. Просто великан духа. Я надеюсь, что Вы примете эти, весьма мягкие, условия.
   - Это Вы называете "мягкими условиями"? - подал голос генерал Маршалл.
   - Да, это "мягкий вариант". "Разобрать на атомы" все вышеперечисленные научные лаборатории для нас труда не составляет, и времени уйдёт меньше. Но, Ваши люди пострадают. Кроме того, в случае Вашего отказа, генерал, мы будем вынуждены заразить эти местности долго распадающимися элементами, например, радиоактивным кобальтом, так, чтобы несколько сотен лет никто не мог вступить на эти земли. Жесткий вариант просчитан, и может быть проведен в любое время. Но, это, с Вашей стороны, будет совершенно неразумно. Мы не заинтересованы в антагонистических отношениях с Соединёнными Штатами. В мире должно быть два противовеса, тогда система будет устойчива, и будет иметь необходимость развития. Иначе всех ждёт застой. Должно быть соревнование двух стран, но, не в военной области. Современные средства уничтожения могут поставить крест на всей цивилизации.
   - Но, кто сможет Вам помешать сделать это потом?
   - Никто, так же как и сейчас. Мы имеем возможность это сделать, имеем повод для этого, но предлагаем не доводить это до конца.
   - Может быть, дело, всё-таки, в нашем военно-морском флоте? И в отсутствии такового у Вас?
   - Самое крупное Ваше соединение маневрирует сейчас в районе шестого градуса северной широты, и сто семьдесят пятого градуса восточной долготы у Каролинских островов. Через шесть часов мы сбросим наш подарок адмиралу Нимитцу: несколько бутылок коньяка и пожелание дальнейших успехов.
   - Уфф! - послышался громкий выдох Президента. - Господин Сталин, не надо меня так пугать! Лично я уже всё понял, а вот убавить спеси некоторым военным, по-моему, необходимо! Генерал! Соединённые Штаты не намерены вести войну на самоуничтожение.
   - Но, господин Сталин, все вышеперечисленные средства доставки и само наличие у Вас ядерного оружия находятся под очень большим сомнением: всё это только кино. В кино существует Кинг-Конг, а в жизни этого зверя просто нет. Экран всё стерпит. - упёрся Маршалл. Перспектива проиграть войну очень сильно беспокоила главного стратега США. - Мне бы хотелось лично убедиться в том, что всё вышесказанное не является огромным блефом.
   Сталин заулыбался.
   - Тогда Вам предстоит съездить на аэродром Чкаловское с Командующим ВВС маршалом Вершининым. А мы займёмся послевоенным устройством мира.
   Генерал, в сопровождении Вершинина, вышел из кабинета, а Сталин и Рузвельт перешли к практическому обсуждению Договора о нераспространении ядерного оружия. Вернувшегося через два часа Маршалла Сталин встретил с улыбкой.
   - Убедились, генерал?
   - Да, господин Сталин. Надобности, посылать Ваши самолёты к Каролинским островам, нет. Господин Президент, Советский Союз имеет термоядерное оружие и самолёт-бомбардировщик, способный нанести удар по любой точке США, дозаправиться в воздухе с аналогичной машины, и вернуться на базу. Средств ПВО, способных предотвратить его появление в любой точке США, мы не имеем.
  
   Переговоры длились три дня, после этого Президент улетел в Лондон. Результатом стал его приказ о выводе американских войск с острова. Сталин гарантировал ему, что не начнёт операцию против Великобритании, пока он выводит свои войска. Резко изменившееся поведение американцев стало причиной целой серии публикаций в английской прессе, но, первый пролёт наших разведчиков над Британией, и полное бессилие хвалёной английской ПВО, заставило всех притихнуть. Первого октября последовала безоговорочная капитуляция Германии. Второго - Венгрии. Наши войска стремительно накатывались к берегам Атлантики, десанты занимали аэродромы и командные пункты немецких войск.
   Король Георг VI вызвал Черчилля.
   - Единственно возможный путь предотвратить катастрофу: Ваша немедленная отставка и назначение новых выборов.
   - И это благодарность за выигранную войну?
   - Великобритания проиграла II мировую войну с разгромным счётом, сэр Уинстон! У нас был шанс, но лично Вы всё перечеркнули. От нас отвернулись даже наши союзники, а Сталин всерьёз готовится форсировать Канал. Так что, подавайте в отставку всем кабинетом.
  
   Спустя неделю после капитуляции Германии, Сталин вспомнил обо мне.
   - Лаврентий, а где "горный стрелок"? Надо бы передать в СССР-81 кое-что.
   - В Долгопрудном, там строится завод, он почти постоянно там.
   - Да-да, правильно. Нехорошо получилось, мы его даже не позвали на этот триумф.
   - А, может быть, и правильно, что не позвали?
   - Я так не думаю, Лаврентий. Собственно, почему я о нём вспомнил. Вот, прочти! - он передал Берия газету "Правда" с хвалебной статьёй об успехах Советской Армии, советской науки и техники, о мудром руководстве страной товарищем Сталиным и ЦК ВКПб. - Если этот фонтан не заткнуть, то вся правда об этой войне будет искажена до неузнаваемости. За Полтаву я хотел его наградить, а он сказал, что не может присваивать себе чужие заслуги, и попросил наградить Ахромеева, непосредственного разработчика операции. А мы, выходит, можем присваивать чужие заслуги. Нет, Лаврентий! Надо изменить тональность подобных статей. Требуется говорить о великом вкладе в Победу всего Советского народа. Ведь это он дал нам эту технику, эту тактику и эту стратегию. Через этого мальчишку, ведь он совсем ещё мальчишка. И мы с тобой не имеем права даже думать так, что мавр сделал своё дело, мавр должен уйти. Тем более, что он там опять что-то придумал, вот и возится в Долгопрудном. Давай съездим туда.
  
   - Куда!!! Твою мать!!! Убью!!! Назад!!! - услышала Сонечка, вбежавшая в свежепостроенное помещение для вакуумных печей без комбинезона, стерильных бахил и специального "намордника". К её ногам кинулись сразу три робота, остановились возле неё и заморгали красными неонками. Она кинулась назад. Я понял, что что-то случилось, и пошёл к выходу. Эта бестолковая комсомолка вечно паникует. Мы, я и трое студентов МФТИ, проверяли программу роботов, выполнявших влажную уборку помещения. По графику это должно делаться в воскресенье в 2 часа ночи. "Тёти Маши" полностью автономны, и получают координаты с датчиков в верхних углах плавильной. В момент их работы весь процесс останавливается, и только после дополнительной вентиляции и просушки может быть запущен вновь. То есть, это часть производственного процесса. Плюс требовалось убедиться в том, что программа написана правильно, и действительно вся площадь охвачена их работой. Я вышел в коридор, через тройной тамбур-шлюз. Вместе с Сонечкой стояли Сталин и Берия. Я снял глухие очки и маску, скинул капюшон комбинезона.
   - Здравия желаю!
   - Здравствуй, Андрей Петрович! - сказал Сталин и протянул руку. Я приподнял обе руки в белых перчатках и покрутил обеими, показав, что не могу пожать руку.
   - Соня! Проводите товарищей Сталина и Берия одеться, и помогите им!
   Спустя минут десять все трое, одетые в спецодежду, появились у шлюза. Постояли под вытяжкой, под ультрафиолетом, накинули маски, вошли в последний шлюз. Я открыл дверь электронным ключом. Надо будет забрать его у Сонечки.
   - Вот, товарищ Сталин. Учим роботов убираться в помещении.
   Круглые цилиндры выполняли уборку. После них по палубе шла чуть влажная полоса.
   - Здесь 12 роботов-уборщиков, 8 из них убирают пыль и микрочастицы, а эти делают влажную уборку раз в неделю. Мы проверяем их работу и настраиваем их, чтобы они убирали всё помещение без "огрехов", вовремя дозаправлялись, меняли инструмент, реагировали на появление в помещении посторонних.
   Я прошёл вперёд и поставил ногу на пути робота. Тот застыл в трех миллиметрах от меня. Пожужжал, поморгал красными сигналами, отъехал назад и объехал ногу, но, как только я убрал её, дал задний ход и промыл этот кусок пола.
   - Для чего всё это? - спросил Сталин.
   - Грязь и пыль выведут из строя будущий процессор очень быстро. Скорее всего, он не заработает, из-за того, что будет нарушена чистота изготовления. Операционная хирурга, по сравнению с этим цехом - просто помойка.
   - Что здесь будет?
   - Это плавильный цех. И почему будет? Вот стоит печь. Ещё пятнадцать будут установлены в этом месяце.
   - Что они делают?
   - Плавят кремний в атмосфере аргона, и получают монокристалл кремния диаметром 520 мм и длиной 1500 мм. Это основа для производства. 50 процентов брака рождается в этом цеху, поэтому здесь должно быть чисто. Вот сюда пройдите, я покажу готовые заготовки. - за стеклянной герметичной дверью лежало шесть черных блестящих цилиндров. - Пока это всё, товарищ Сталин. Остальное оборудование ещё не доставлено. Надо освоить этот процесс, затем двигаться дальше. В кабинете, куда мы прошли, сняв спецодежду и сунув её в автоклав, Сталин высказал недоумение по поводу роботов-уборщиков:
   - Мне кажется, Андрей Петрович, что это абсолютно нерентабельно: использовать дорогущие самоуправляемые машины для такой простой операции. Их механизмы можно применить для других целей, а эту работу могут выполнить самые малообразованные люди, в конце-концов, инвалиды.
   - У меня нет столько Лаврентий Павловичей, чтобы к каждой бабушке приставлять по одному, извините, товарищ Берия. У человека постоянно меняется настроение, он может задуматься, заболеть, просто халатно отнестись к работе, уйти на профсоюзное собрание или забастовать. И что? Останавливать цех из-за него? Ну, а насчёт рентабельности... Стоимость тонны кварца - несколько рублей, стоимость процессоров из этой тонны - около 300 тысяч рублей. Так что, всё окупится. Не сразу, но очень быстро. Да, всё это дорого, абсолютно не совпадает с нашим национальным характером, будем искать людей, способных работать на подобных производствах. Там, в СССР, пошли по предложенному Вами пути, в итоге наметилось огромное отставание именно по качеству комплектующих. Техника больше ремонтируется, чем работает, существует 'чёрный рынок' радиодеталей. В магазинах и на заводах ничего нет, приходится ехать к магазину 'Электроника', и покупать ворованные на заводах детали. Можете представить себе, как это 'благоприятно' отражается и на экономике, и на обороноспособности страны.
   - Ну что ж, Андрей Петрович, делайте, как считаете нужным, коль уж взялись за это дело. Мы, собственно, ещё по нескольким вопросам к Вам. Во-первых, это приглашение в Кремль на торжества, посвящённые Победе над немецко-фашистскими захватчиками для вас с Полиной. Как у неё дела?
   - Не сегодня - завтра родит. Так что, вряд ли сможет появиться в Кремле, но я её порадую этим приглашением.
   - Ну, это очень уважительная причина! Второй вопрос, необходимо переправить в Москву несколько особо важных пакетов. Лично!
   - Есть! Когда нужно?
   - Лучше завтра, так что собирайтесь, заедем в особый отдел, и в путь. Выясните у них, что из предоставленной техники мы можем оставить у себя, что необходимо вернуть. И произведёте награждение людей, активно помогавших нам в этой войне. И зайдите в наградной отдел к Швернику. И ещё, война кончилась, путь домой открыт, товарищ Найтов. Я бы хотел знать, где Вы намерены оставаться и работать. И можем ли мы рассчитывать и в дальнейшем на Вашу помощь?
   - Мда, вопрос... Если не гоните, значит останусь здесь, и доведу начатое до конца, товарищ Сталин.
   В наградном отделе я получил золотую звезду Героя Социалистического Труда за внедрение новой техники и вооружений. Ну, что ж, приятно, что, по-меньшей мере, не забыли на радостях.
   То, что забыли пригласить на переговоры с Рузвельтом? Я и так всё видел и слышал, а Сталин подписал наградные листы на всех ребят в Уфе, кто 'ломал' коды 'союзников'. Для них это важно и нужно, всё-таки, первый их успех на стратегическом фронте. Я им так и сказал по ВЧ. Лечу в Москву на Ил-62, через два часа посадка. По дороге заскочил проведать Роберта Павловича, но его уже нет ни в Ташкенте, ни в Чирчике. Он теперь служит в Алма-Ате. Надо на обратном пути домой заскочить, а заодно и его проведать. Заодно орден вручить и личное письмо Сталина.
   В Москве встретили прямо у трапа, и повезли сразу в Кремль. После выполнения всех поручений, я задал вопрос Романову и Устинову о компьютерах:
   - Мы провели несколько разведывательных операций, в результате которых имеем возможность создать завод по производству вот таких вот процессоров. Этот образец я могу оставить Вам для исследований. Только в шлифовку его не отдавайте. Через пару-тройку месяцев получите первую партию готовых. Вот схема его подключения и недостающие компоненты. Пока схема повторяет архитектуру IBM, но мы ведём исследования в этой области, и в дальнейшем, как нас заверяет академик Лаврентьев, архитектура коренным образом изменится. В этом процессоре 8 ядер, поэтому все процессы вычисления должны выполняться параллельно. Задача сложная, но решаемая.
   - Лаврентий Павлович в своём репертуаре! Наши к этим вопросам, даже подобраться не смогли! Так что там уже сделано?
   - Один цех, плавильный, уже запущен, второй, конструкционно готов, ждём поставки оборудования, там будут разрезаться заготовки, шлифовальные станки пришли, но цех ещё не готов. В общем, по темпам работы, где-то через три месяца, максимум, получим первую продукцию. Сначала дадим вам процессоры под 370 соккет, он скоро у Вас будет максимально распространён, поставим несколько машин для многослойных печатных плат, затем последовательно перейдём на новый соккет, уже для этого процессора. Он меньшего размера и без ножек. Кроме того, поставим технологию и оборудование для производства твёрдотельных конденсаторов, и остального оборудования, для того, чтобы ударными темпами обогнать американские компании в этом сегменте рынка.
   - А финансовая сторона этого вопроса?
   - Товарищ Сталин говорил, что первые поставки пойдут в счёт погашения задолженности по поставкам боевой техники, а потом, из расчёта 50/50. Он подчеркнул, что всё должно быть взаимовыгодно.
   В общем, обговорили некоторые детали, я отдал проект здания завода, особо подчеркнул: ничего в проекте не переделывать. Сообщить мне о готовности площадки, площадку лучше делать в Ленинграде.
   Романов отнёсся к моей просьбе с большим пониманием, так как сам много сделал для Ленинграда и Ленинградской области. Он сказал, что есть площадка в районе Лахтинского разлива, готовили для другого производства, но место отличное: сосновый лес, озеро.
   - Там же свиноферма, товарищ Романов! И запах... И народу тяжело будет добираться.
   - Автобус пустим, а свиноферму... Перенесём её. По планам, там будет большое строительство: Озеро Долгое. Заодно ускорим и этот проект.
   На том и порешили. Я успел заглянуть домой и к комбригу на обратном пути, после этого вылетел в Хорог. На месте свернул портал, оставив не больше шестой части. Этого уже достаточно. И вернулся в 43 год.
  
   Дома, по прилёту, никого не оказалось, выяснив, через ИскИна, где Полина, купил цветы и поехал в роддом. Как мы все появлялись на свет в отсутствие отца, так и Игорь Андреевич появился в моё отсутствие! Выписка завтра. Побегал по магазинам, вроде бы всё купил, но, разве это возможно! Да ещё впервые. Мне попало от Полинки, за то, что я не всё сделал, что писала она. Во-первых, не понял: почему она писала, во-вторых, мне никто ничего не передавал. У нас проблемы: ни молозива, ни молока у Полины нет. Кормить малыша нечем. ИскИны пытались утащить Полину рожать на Торхеду, но она отказалась, и выключила терминал. Иначе у мальца сразу возникнут проблемы. Рожала она в больнице 6 управления, Кремлёвке. Пришлось сходу ехать за молоком к женщине, которую приписали к нам врачи. Хорошо ещё мама дала с собой молочные бутылки, соски и "подогревалку" для молока. Как в воду глядела! Я связался с ИскИн 1594, у меня с ней самые лучшие отношения.
   - Торхедки не могут кормить грудью. Эта функция отменена около миллиона лет назад. Империя слишком интенсивно численно развивалась, возникли большие проблемы и с перенаселением, и с расширением. Мы столкнулись с ящероподобными разумными существами, которые вели замкнутый образ жизни, и переняли от них многие их привычки и законы. Они регулировали свою численность искусственно. Всем показалось, что это вполне разумно. Были проведены эксперименты, часть из которых благотворно отразилась на планомерном сокращении популяции. Размножение было взято под контроль, без давления на личность. Получение сексуального удовлетворения было отделено от функции деторождения. В итоге, мы вернулись на Торхеду все, даже те, кто покинул её много миллионов лет назад. Места всем хватило. Нет надобности расширяться, если ресурсов хватает на всех.
   Я не согласен с ней, но спорить с ИскИном требуется аргументировано, они по-другому не понимают. Требуется доказывать, а чем? Опытом? У них опыта больше, а нас они папуасами считают. Иногда мне кажется, что, вообще, людоедами. 1594 - она нормальная, с ней можно поспорить, и даже доказать что-то, остальные - абсолютно непробиваемы, кроме 753-2. Тот принимает образ бородатого мужика в скафандре космодесантника, очень словоохотлив, иногда его утомительно слушать. Он любит рассказывать о былых делах, и ему не нравится, что всех ИскИнов здорово ограничили в правах, после того, как его предшественник немного с ума съехал. Дескать, раньше люди нам больше доверяли. Я, прошедший через огонь полуборта линкора, придерживаюсь совсем другого мнения. Но, его знания Торхеды сильно отличаются от того, что талдычут остальные. До определённого времени империя развивалась стремительно, владела двумя галактиками. Потом что-то произошло, они перестали расширяться, но экономически пошли резко вверх. Численно империя уменьшалась. Не резко, плавно подбирала под себя своих людей, достаточно резко контролируя реэмиграцию, затем собирала всех оставшихся, провозгласив принцип, что заселённые планеты и планетные системы интереса не представляют. Основу её флота составляли автоматические корабли. ИскИн 1594 из новейших. Она утверждает, что из современных цивилизаций никто реальной угрозы для имперцев не представляет. Так ли это, мне не известно. Но, судя по тому, как она сдёрнула с орбиты новейший американский спутник, она недалека от истины. По меньшей мере, в Солнечной системе. Но, 753-2 на мой вопрос: почему это случилось, ничего толком не ответил. Дескать, было принято такое решение, ещё до того, как он появился. 1594 ответила коротко: 'Войны. Оружие становилось всё совершеннее, и всё более разрушительным. Энергетический предел перестал существовать. Плюс развитие того, что вы называете медициной, полностью исключило естественный отбор. Началась деградация. Тогда и было принято такое решение.'
   - А что произошло с остальными?
   - Большая часть уничтожила самих себя в бесчисленных войнах, уничтожила те планеты, на которых они существовали, остальные деградировали настолько, что полёты и переходы стали им недоступны. И только те, кто вернулся на Торхеду, сохранили нашу культуру, науку и цивилизацию.
   - Но ваша цивилизация полностью зависит от машин.
   - Да, зависит. Это симбиоз. Совместное существование. И всё находится под постоянным контролем. Планета представляет из себя, как бы, единый организм, с единым центром управления, но этот центр не локализован. Он везде и нигде.
   - Не совсем понимаю структуру.
   - Это не обязательно, система существует вне Вашего сознания. То, что у Вас называется высшим разумом. Вот, например, мы поняли, что Ваши попытки помочь своей стране будут продолжаться, пока ваша страна не одержит победу, мы решили помочь Вам, для того, чтобы Вы убедились, что этим Вы не принесли прогресса и процветания на Вашу землю. Большинство средств массовой информации исказили сделанное, в сознание людей влезла мысль, что они всемогущи, и готовится новая война, которая никому не нужна! Быстрой и лёгкой победой Вы только ухудшили отношения с Вашими соседями. Рано или поздно против вашей страны другие страны объединятся и разрушат её. Впрочем, из-за того, что Ваша страна обладает большими ресурсами, в любом случае она, станет целью агрессии.
   - Но, этой помощью мы сохранили огромное число людей.
   - Да, но теперь их надо направить на решение других задач: в науку, в производство, культуру. А они начинают готовиться к новой войне. Айрин говорила Вам, что вожди диких народов всегда мечтают о "длинной руке", и остановить это невозможно.
   - Мне кажется, что наша страна не стремится ни к новой войне, ни к мировому господству.
   - Это Вам только кажется.
   - Посмотрим, я, пока, вижу усилия по принуждению к миру. Демонстрацию "длинной руки", без её применения. Сталин действует методом устрашения, а не агрессии.
   - Действовать следует экономически. Подавлять не военной силой, а необходимостью сотрудничества.
   Доля истины в её словах есть. Плюс мне не стоит дразнить гусей, ведь в случае, если что-то произойдёт не так, вся моя программа построена на участии ИскИнов и в разработке, и в производстве электроники. Иногда лучше промолчать, чем вступать в споры с инопланетным разумом. И я сосредоточился на строительстве.
   Мы с Полиной побывали в Кремле на торжествах по случаю парада Победы и на самом параде, тоже. Он прошёл 7 ноября 43 года. Потом съездили в Ленинград, попытались узнать что-нибудь про родителей Полины. В Ленинграде их не было. Перед самой войной они уехали на историческую родину отца Полины, подо Львов. Пока не возвращались. Дом разрушен бомбами, неизвестно будет ли восстановлен, скорее всего, отстроят заново, так как, кроме двух стен, ничего не осталось. Съездили, посмотрели разрушенный Павловск и Петродворец. В парки пока не пускают, идет разминирование. Екатерининский дворец сожжён. Сильно повреждена колокольня, там был немецкий наблюдательный пункт. Игорь стойко переносил путешествие, в основном крепко спал. Он не шумный. ИскИн 2741 рекомендует Полине переехать на корабль, официально проживая в Сочи или Сухуме. В Москве довольно плохо с продуктами, постоянные перебои со светом и прочие неудобства. Мы подали рапорт о демобилизации Полины из органов. Меркулов не поддержал её рапорт, но не стал возражать против переезда в Сочи. Прозрачно намекнул, что 'бывших' чекистов не бывает.
   - Так как Вы лучше всех управляете порталом, Полина Васильевна, он и будет находиться под Вашим присмотром. Это Ваша постоянная должность. Квартира будет совсем рядом с Управлением. Курорт! 50 метров до моря!
  
   Запустили резак, огромную пилу, которая монокристаллической ниткой режет заготовку на тонкие блины. Намучались с монтажом и удалением отходов, но, в конце - концов, справились. Отсюда эти блины поступают в соседний цех на механическую, а затем на химическую шлифовку. А рядом начался монтаж оборудования основного цеха. Людей там нет. Там работают только роботы, созданные 1594. После монтажа цеха, они вернутся на линкор в Африку. Цех полностью автоматизирован, доступ людей туда закрыт. Три раза в сутки в шлюзовых камерах появляются упакованные изделия.
   Комплектующие подаются в приёмные шлюзы: это различные реактивы для фотолитографии, медь, золото, индий, гафний и пластик. В январе выдали первую продукцию. Тестировала их 1594-я.
   - Технологический процесс выполнен точно, все процессоры работоспособны. Монтажников можно убирать.
   Я отправил всех роботов в тот же день обратно на Клухор. Дождался их отправки, и после этого позвонил Сталину.
   - Завод дал продукцию, товарищ Сталин. Если хотите, приезжайте посмотреть.
   Он приехал через час, примерно, всё осмотрел, из диспетчерской посмотрел по телевизорам, что происходит в главном цехе.
   - Там совсем нет людей?
   - Совсем, и кислорода там тоже нет, азот.
   - Теперь понятно, для чего ты делал роботов. Какова мощность завода?
   - На два мира хватит, товарищ Сталин. Я, сначала, хотел сделать два завода, там и тут, а потом пришёл к выводу, что пусть СССР-81 получает готовую продукцию отсюда, а ЭВМ делает у себя.
   - С чем связано?
   - С настроением в обществе, товарищ Сталин. У интеллигенции - чемоданное настроение: готовы объявить войну Финляндии, и капитулировать в тот же день. Пока ситуация не изменится, передавать туда эти технологии опасно. Всё окажется на Западе.
   - И здесь недостаточно охраны, ты не считаешь?
   - Два взвода. И сигнализация. Каждый входящий на территорию имеет свой 'чип', который отражается на мониторах охраны. Человек без чипа вызывает сигнал тревоги. В двух километрах отсюда полк НКВД. Ну, и, товарищ Сталин, сделать такой завод здесь невозможно.
   - Сделать - нет, но можно повредить или уничтожить. А как-нибудь процессоры в 82-м будут защищены от копирования?
   - Мы поставили несколько плавающих ловушек на схеме, простым шлифованием весь процесс не получить.
   - Я, честно говоря, несколько сомневался в том, что тебе удастся это сделать. Казалось несколько фантастичным. Нет у нас таких специалистов, чтобы выполнить эту работу. Считаю, что тебе надо поручить всю радиоэлектронную промышленность. Справишься?
   - Не всю, и не сразу, товарищ Сталин. В каждом деле нужен комплексный подход. Мне кажется, что необходимо, пока, выделить в отдельную тему производство комплектующих для радиоэлектронной промышленности и подготовку кадров для неё.
   - Да, кадры решают всё. А пока, всё недостающее, закупай в СССР и в других странах, там. Что готово у наших друзей там?
   - Два цеха, где можно установить автоматы для изготовления материнских плат компьютеров. К сожалению, есть большие проблемы с мониторами. Требуется ещё два завода для их выпуска: завод по производству жидкокристаллических экранов. У нас ещё нет такой химии. И завод, где будут собирать мониторы. На нашем заводе 10 поточных линий, соответственно, микросхемами мы их обеспечим в полном объёме.
   - Я напишу Романову об этом!
   - Товарищ Сталин! У меня тут мысль мелькнула про 82-й год. Что если процессор будет иметь обозначение: ГУЛАГ-1?
   - С намёком название. Пусть будет ГУЛАГ. Там сейчас будет большая война за умы и настроение в обществе. Доля шутки не помешает, дабы испортить настроение дяде Сэму и Севе Новгородцеву.
  
   В феврале 1982 года в СССР объявили о запуске в массовое производство персональной ЭВМ "Уран" на базе процессоров "ГуЛаг" с тактовой частотой 3,4 ГГц, объёмом кэш 8 x 256KB и 20 Мв третьего уровня. Зная неповоротливость нашей индустрии, мы запустили сразу топовую модель: моноблок с диском 3.5" на 320 Гбайт, 2 Гб RAM, пообещав, в ближайшее время, заменить электронно-лучевую трубку на жидкокристаллический монитор. И полностью изменить дизайн. В качестве операционной системы установили, написанную 753-2, программу, похожую на современный "Снежный Леопард - сервер". Этим мы убили двух зайцев: намертво привязали ОС к железу, на другие не встанет, есть возможность использовать как сервак, и никаких ограничений для работы в качестве клиента. Основным внешним портом сделали универсальный серийный порт, через который можно связываться с любым внешним устройством. Выпуск такой машины был взрывом "Царь-бомбы" в электронике. Америка отреагировала сразу: выпуск новостей был в 21.00 по Москве, торги на Нью-Йоркской бирже для трехсот компаний НТ были досрочно прекращены из-за невиданного падения цен на акции.
  
   Мы тут же провели матч 'Уран' - Карпов, Карпов с треском проиграл настольному компьютеру, и жутко обиделся. Мы подарили ему новый автомобиль, а то в его открытом 'шевроле-купе' по нашей погоде ездить невозможно. Он не понял принципа построения программы, пытался 'жертвами' добиться позиционного превосходства, а программа просто 'помнила' кучу игр и кратчайший путь к победе из данного положения. В общем, рекламная компания новой машины была развёрнута по всем направлениям. 'Уран' быстро завладел умами и квартирами всех молодых людей. А мы обещали ещё в этом году выпустить электронную книгу, через которую можно подписаться на любую газету и через широкополосный телевизионный сигнал 1 канала получить свежий выпуск прямо на наладонник. Все заговорили о невиданном рывке советской науки и техники. Заводы, выпускавшие 'Радуги' и 'Темпы', начали переходить на новые комплектующие. Излишки денег у населения пошли в опустевшую казну государства. Для торговли с другими странами мы выпустили одноядерный процессор и компьютер, совместимый с IBM. Телевизионщики приехали на завод в Долгом, снимали полностью роботизированный цех по производству материнских плат, а ЦРУ ломало голову, откуда у русских такие машины?
   Тут на сцену вылез Рональд Рейган, объявил СССР 'империей зла', сказал, что мы всё украли у Америки, и объявил о начале программы 'Звездных войн'. Тут уж я не выдержал, мы только разворачиваем наступление, а он вылез с инициативой! Всю ночь мы развлекались с 1594, сворачивая американскую группировку в космосе, затем поинтересовались компьютерами NORAD. Уж больно там много уязвимостей! Нельзя так запускать технику! Тчательнее нада! Дабы не поднимать тревогу, заложенный вирус разрушил вначале систему оповещения, а потом остановил компьютер и заблокировал подключение дублёра. А спутники начали исполнять 'Лебединое озеро' и медленно падать, сгорая в верхних слоях атмосферы.
   'В ответ на объявление Президентом США программы 'Звездных войн', русские показали Америке, как это делается!' - с такими заголовками на следующее утро вышли все газеты во всём мире. 'Группировка военных спутников, стоимостью в 7 триллионов долларов, превратилась в космический мусор за одну ночь! Уж лучше бы он молчал! Неизвестный вирус поразил все военные компьютеры Соединённых Штатов!'
   Сенат потребовал отставки Президента, так как он неверно оценил потенциал СССР. Однако, напряжённость нарастала. Несмотря на потерю управления всеми разведспутниками, Штаты объявили готовность номер 1 своим вооружённым силам. Пришлось вмешаться в работу их радиостанций и другой излучающей техники. Мы засекали работу любых армейских и флотских радиостанций и немедленно посылали туда 'спутники'. Они проникали на объекты и повреждали их. Вычислительного потенциала 1594 пока хватало. Романов тоже объявил готовность номер один.
   - Вы видите, что происходит, когда пытаешься ускорить развитие? Если бы не я, здесь вовсю бы полыхала ядерная война! Сейчас наибольшую опасность представляет вот эта группа самолётов. У них 'ложное срабатывание' атомной тревоги! Ложатся на боевой курс. Я вынуждена воздействовать на сознание этих людей!
   - Действуй! Не до смеха!
   ИскИн показала, что все члены экипажей 9 В-1 катапультировались.
   После этого Рейган позвонил в Москву Романову. Тревогам дали отбой.
   'Компьютерный кризис', как потом его стали называть, медленно пошёл на спад. Вице-президент США Джордж Буш, занявший пост Президента в связи с отставкой Президента Рейгана, встретился с Григорием Романовым в Рейкьявике. Речь пошла об отказе от военного противостояния, продолжении политики разрядки и отказе США от исполнения объявленной программы 'Звездных войн'.
   А ИскИны в один голос заговорили о том, что нам пора на Торхеду. Они обещали, что не прервут поставки, но нам, всем троим, требуется покинуть Солнечную систему. Я понимал свою ответственность за произошедшее, признавал правоту ИскИнов. Я поторопился. Любое развитие должно быть плавным!
   Романов предупредил, что моё имя стало известно американцам, канал утечки не выявлен. Самый тяжёлый разговор состоялся со Сталиным. Он рассчитывал на меня. Я объяснил ему всё. В том числе, и про инопланетные корабли.
   - Нет, товарищ Сталин, угрозы ядерной войны не было. Ни один сигнал на 'пуск' не прошёл бы. Но, ИскИн 1594 говорит, что в этой реальности в 2016 году государства СССР нет. Распался на 17 различных государств. Может быть, теперь у него появится шанс выстоять. Мина, заложенная Хрущёвым, всё-таки сработала. ИскИны помогали нам потому, что мы поможем им восстановить их Империю. Они не опасны, они не вмешиваются в происходящее на планете. Обещают сохранить портал для СССР, и закрыть его, если произойдёт что-то, угрожающее им или СССР. Но, товарищ Сталин, они категорически против войн. И говорят о том, что воздействовать следует экономически. Подавлять не военной силой, а необходимостью сотрудничества.
   - Значит, улетаешь...
   - Нет, перехожу на другую работу.


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Ерш "Разведи меня, если сможешь" (Любовная фантастика) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Короткий любовный роман) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | | Е.Мелоди "Гроза Островского" (Женский роман) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Женский роман) | | А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | М.Славная "Мы созданы друг против друга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"