Кургузов Юрий Митрофанович: другие произведения.

Чёрный Скорпион

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Детективный роман

  Всем моим друзьям посвящаю
  
  
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  "...а вечером у нас было представление, но народу пришло немного... И они все время смеялись, а герцог злился, просто из себя выходил, а потом они взяли да ушли, все, кроме одного мальчика, который заснул. Герцог сказал, что эти олухи еще не доросли до Шекспира, что им нужна самая пошлая комедия - даже хуже, чем пошлая комедия, вот что. Он уже знает, что им придется по вкусу..."
  
  Я захлопнул книжку и сунул в "дипломат".
  Приплыли.
  То есть прилетели...
  
  Глава первая
  
  Жара стояла такая, что даже и жить не хотелось. Хотя нет, жить, конечно, хотелось, - однако не в такой жаре. И не в этом городе. А если и в этом, то в какое-нибудь другое время года. Сейчас же даже птицы, разморенные двойным пеклом - от самого солнца и в придачу к нему раскаленного асфальта, - казались уже не птицами, а гигантскими навозными мухами, настолько густо и безбоязненно облепляли они все возможные и невозможные, хоть как-то скрытые от адских лучей не на шутку разгулявшегося светила места.
  А за каким чёртом я притащился в этот распаренный и одуревший от жары город, было известно, наверное, одному только господу богу. И, честное слово, не по своей доброй воле оказался я тут, а потому лишь, что приехать меня очень попросил один человек.
  Знаете, уже то, что он позвонил, было не совсем обыкновенно. До этого года четыре он не звонил. И я ему не звонил. И, думаю, что мы не звонили бы друг другу лет еще эдак триста. Пока окончательно не облысели бы и не заплыли жиром.
  Но он - позвонил. И попросил, чтобы я приехал. Попросил весьма и весьма настоятельно, даже, как мне показалось, слегка волнуясь.
  Конечно, должно быть, я старомоден и несовременен, но таково уж, видать, все наше поколение: мы до сих пор способны подраться, выясняя, кто сильней - лев или тигр, либо же кто лучше - "Битлз" или "Роллинг Стоунз". Дети! Ну ей-ей, дети!..
  Однако ж вот эти самые рудименты и атавизмы, на мой взгляд, позволили, как ни странно (а может, именно потому - и не странно), сохранить нам юношеский дух, верность и преданность пусть немногим, но зато вполне определенным идеалам. И дружбе в том числе.
  А с человеком, к которому я сейчас приехал, нас действительно связывало очень и очень многое. Во-первых, мы оба почти одновременно родились и на пару пробегали все свое раннее детство по одним и тем же полупровинциальным улицам и переулкам. Потом лет пятнадцать вместе учились, и не только в школе. А потом...
  Ну, в общем, потом мы долго и упорно работали. Где? Да везде. И на западе, и на востоке, и на севере, но больше на юге. Мы были высококлассными и очень авторитетными специалистами, как принято было говорить тогда. В чем? В чем надо.
  Со временем, в силу целого ряда разнообразных причин как субъективного, так и объективного характера, мы прекратили трудиться "по специальности" и осели кто где: я - там, где родился и живу до сих пор, он - там, куда я сейчас прилетел: в раскаленном городе у самого синего моря, женившись несколько лет назад на какой-то туземной девушке, с которой познакомился в один из своих "отпусков". Хорошая была девушка? Не знаю - на свадьбе я не гулял. Наверное, хорошая, плохих девушек он не любил.
  Итак, я стоял на тротуаре широкой улицы и, вытирая мокрым платком мокрый лоб, с искренней ненавистью всматривался в до омерзения голубое небо в надежде выискать там хоть малюсенькое облачко с намеком на дождь. Но нет, облачком в нем и не пахло, как не пахло в нем и намеком на дождь.
  Тогда я обреченно опустил буйну голову и, тяжело вздохнув, сказал самому себе:
  - Ну вот ты здесь. Что дальше, придурок?
  Мой собеседник тупо пожал плечами:
  - Не знаю... - Однако через секунду, облизнув пересохшие губы, сверкнул очами: - Нет! Знаю! Погнали к морю, а все остальное - потом...
  И мы дружно повернулись и погнали к морю.
  
  До него было ужас как далеко - минут пять самой быстрой ходьбы, - но всякая дорога на свете, даже длиннейшая из длинных, когда-нибудь да кончается, это закон. Увидев впереди сначала слоняющихся по набережной людей в купальниках и плавках, а вскоре и саму искрящуюся под солнцем и слепящую глаза ярко-синюю массу воды, я не выдержал и побежал, стягивая на ходу детали и атрибуты своего относительно северного туалета. К воде таким образом приблизился, держа весь гардероб в руках и прижимая локтем к потному боку не менее потный "дипломат". Вот до спасения десять шагов, вот пять, вот...
  Одежда полетела направо, "дипломат" налево, а я - прямо, разбивая носом воды как ледокол и едва не раздавив по пути выводок граждан дошкольного возраста.
  Миновав опасную зону, я нырнул и почти тотчас угодил физиономией в большую медузу, скользкую и упругую как густой кисель, отплевался, не выныривая, и что было прыти взял курс поближе ко дну: вода там прохладнее.
  Потом я бревном всплыл на поверхность и направился дальше, к буйкам, у красных поплавков которых и остановился, - не из страха, а просто по ставшей уже действительно второй натурой привычке не привлекать к собственной персоне излишнего внимания, даже если это и касалось всего только пары ленивых спасателей, еле-еле шевелящих веслами старой облезлой шлюпки.
  ...На берег я вернулся минут через сорок, когда, казалось, пропитался соленой водою насквозь и решил, что запаса влаги в организме мне хватит, чтобы без риска солнечного удара добраться до дома, адрес которого был записан на клочке бумаги, находившемся в данный момент в заднем кармане моих брюк.
  Гм, вернуться-то я вернулся, но к некоторому удивлению обнаружил, что брюки мои не одни. Рядом с ними непринужденно и величаво восседала навряд ли даже еще совершеннолетняя девица. Впрочем, все основные компоненты и ингредиенты ее несовершеннолетних лица и фигуры вполне подошли бы любой совершеннолетней, особливо габариты бюста. Короче, акселератка третьей волны, иначе и не назовешь. А приземляясь пузом на горячую гальку в миллиметре от крутого шоколадно-золотистого бедра, я успел соколиным оком усечь, что и весь пляж буквально усыпан подобными "ундинами" - разумеется, разного типа, вида и цвета волос: целый гигантский курятник будущих верных и преданных жен и матерей нашего великого народа.
  И вот - одна из этих будущих верных матерей, приспустив на кончик носа круглые зеркальные очки, уставилась сейчас на меня внимательным, но и в то же время словно бы отрешенным взглядом.
  Мгновенно истолковав этот замысловатый взгляд по-своему, я сказал:
  - Это мои штаны.
  Она молчала.
  - И всё остальное тоже, - после паузы несмело добавил я.
  Акселератка томно кивнула:
  - Знаю... - И, глубоко вздохнув, отчего эфемерная верхняя деталь бикини приподнялась вместе с содержимым сантиметров на восемь, грустно произнесла: - Думаете, мне нужны ваши штаны? - После этого деталь опустилась. - Да и всё остальное тоже...
  - Не думаю и не думал! - отчеканил я.
  - А что же тогда вы про меня подумали? - уже явно более заинтересованным тоном проговорила она...
  Ну а дальше был трёп. Самый обычный, ни к чему не обязывающий пляжный трёп из разряда тех, что с одинаковым успехом могут закончиться дежурным "Пока, крошка!", а могут и постелью. Такое общение было в ходу даже еще в мои лучшие годы, а уж теперь-то и подавно. Времена меняются, и возраст и количество шлюх меняются вместе с ними.
  ... Конечно, пока язык мой болтал, хозяин его ни на секунду не забывал, зачем он сюда приехал (хотя, собственно, "зачем" - пока можно только догадываться) и к кому. Однако понимаете, в какой-то неуловимый момент солнце и море сделали свое черное дело: мне вдруг захотелось взять да и хоть капельку наплевать на вся и на всех, кроме себя; пойти и выпить немножко с этой длинноногой куклой чего-нибудь легкого и прохладного, посорить в меру деньгами, а потом - чем чёрт не шутит! - попробовать заволочь эту маленькую потаскушку в какое-нибудь более или менее романтичное логово...
  Нет-нет, я не какой-то там грубый дикарь, не подумайте. И на этом юге не первый раз. Правда, тогда он был несколько другим... да и все мы были тогда несколько другими. Все мы были тогда лучше, проще и безопасней. И я для прочих людей, и прочие люди для меня. А вот уже не далее как в позапрошлом году и всего-то недельная оздоровительно-развлекательная поездка к морю неожиданно закончилась для меня так, что даже и вспоминать не хочется...
  Ладно, все это не имеет ну ни малейшего отношения к тому, о чем я собрался вам рассказать. Главное, что я приехал в некий небольшой приморский город, чтобы помочь старому другу в деле, существа которого еще не знал, но которое, судя по тону, каким он говорил со мной позавчера по телефону, обещало быть весьма любопытным. И наверное, непростым - он сказал, что хорошо заплатит.
  А что, вы думаете, сказал я?
  Совершенно верно, послал его. Куда - догадаться несложно.
  Итак, краткое резюме.
  Я приехал в незнакомый южный городок и собирался в самом скором времени объявиться по адресу, который был записан на листке, мирно покоящемся в заднем кармане моих брюк. Но между нами - мною и мигом моего "объявления" по этому адресу, ввиду одного, внезапно возникшего на горизонте относительно важного обстоятельства, видимо, пролягут еще несколько коротких и быстротечных часов, которые я уже отвел в своем сегодняшнем плотном распорядке дня на это обстоятельство.
  Короче, в данный момент это самое обстоятельство, доверчиво держа свою нежную лапку в моей стальной руке, семенило вместе с вашим покорным слугой в направлении ближайшего кафе.
  Ближайшего настолько, что девяносто процентов клиентов были одеты так же, как пять минут назад я, - в плавки.
  Я имею в виду, конечно, мужчин. На представительницах прекрасного пола, как на моей спутнице, одежды было чуть больше.
  И куда только смотрит городская санэпидстанция?!
  Глава вторая
  Столик, за который мы сели, был в самом углу огороженного витым металлическим метровым забором уютного закутка под парусиновой крышей.
  Я сходил к стойке и вернулся с бутылкой ледяного шампанского, двумя пузатыми бокалами и охапкой конфет, шоколада и прочих сладостей. Уголки подкрашенных губ новой знакомой чуть дрогнули - однако я не понял, от удовлетворения или же наоборот.
  Через секунду уголки и моих, неподкрашенных, губ чуть дрогнули - пусть тоже поломает голову, соплячка, от чего именно. А еще через секунду бутылка была обезглавлена с таким профессиональным - не слишком громким, но и не слишком тихим - выхлопом, что "соплячка" сменила гнев на милость: захлопала в ладошки.
  - За что пьем? - отхлопав и взяв бокал, осведомилась она и игриво высунула розовый язычок.
  Я тоже игриво высунул язычок и глубокомысленно пожал плечами:
  - Ну, за что же еще? За знакомство... - И вдруг стукнул себя по лбу: - Слушай, а мы ведь действительно еще даже не познакомились!
  Теперь чуть дёрнула плечиком она:
  - Сейчас познакомимся... - Потом неожиданно тряхнула головой, и ее круглые очки упали с носа на грудь, задержавшись там посредством цепочки. Впрочем, они задержались бы там и без посредства оной. Эх, грешен, в какой-то миг я позавидовал этим очкам. - Сейчас познакомимся, - негромко повторила она и внезапно спросила: - А как, вы думаете, меня зовут?
  Естественно, она не совсем дура и ожидала ответа, правильного не действительно, а скорее, концептуально. Представляю, как бы заверещала она от восторга, ляпни я, к примеру: Виолетта, Агнесса, Эсмеральда или же, на худой конец, хотя бы Инга. Но я не собирался давать ей повод верещать раньше времени и сухо сказал:
  - Проскудия...
  Подпрыгнула она так, будто ее ущипнули без предупреждения за зад, и смерила меня презрительным взглядом. Поэтому следующие пять минут ушли у меня на заглаживание страшной вины - пару тостов и прочую подобную чепуху. Оказалось, ее звали Анастасией. Ну что ж, если не врёт, красивое имя. А если врёт - да хрен с ней, мое-то какое дело! Проскудия, кстати, - "сверхславная" с греческого. Звучит, правда, не фонтан, согласен.
  Минут через двадцать бутылка кончилась, и я заказал вторую, добавив еще шоколада. В принципе, все очень даже цивильно: холодное вино, легкая музыка - хорошо, в общем, сидим.
  А еще минут через пять Анастасия спросила:
  - Послушайте... может, вам хочется выпить чего-нибудь покрепче? Так не стесняйтесь. - И лукаво рассмеялась: - А то вы какой-то...
  Я удивился:
  - Какой? Стеганутый или глухой?
  Девчонка поморщилась и, отведя взгляд, протянула:
  - Нет, ну-у... не знаю... Какой-то зажатый весь...
  - Да неужели?! - Я озадаченно почесал затылок: сам себе зажатым я не казался, вроде обычное поведение в обычной житейской ситуации. Хотя... в чем-то она права: не так много у меня времени, чтобы разыгрывать из себя кабальеро. Мельком глянул на часы - м-да, часика через три-четыре, пожалуй, пора и прощаться, а мы тут как дураки при всем честном народе шампанское распиваем...
  Я собрался было сказать что-то такое, по теме, - однако Анастасия меня опередила. Она поставила круглые локти на столик и уперлась ладошками в подбородок, автоматически разложив свои далеко не детские груди в опасной близости от конфет. А потом капризным детским голоском прочирикала:
  - А вы оч-чень загадочный и скрытный мужчина...
  Я приподнял бровь:
  - Да?
  - Да. Ничего о себе не рассказываете.
  - Почему не рассказываю? Сообщил вот, как меня зовут.
  Она покачала головой, отчего волнистые русые волосы немного помотались туда-сюда.
  - Этого мало. А кто вы? Сколько вам лет? Где живете и кем работаете?
  Я хмыкнул:
  - Столько вопросов сразу! Ну хорошо. Лет мне... В общем, у меня дочь тебе ровесница.
  Анастасия недоверчиво прищурилась:
  - Нет.
  - Что - нет?
  - Да то! Врёте вы всё.
  - Это почему же?! - изумился я.
  Она вздохнула:
  - Вы не похожи на человека, у которого есть дочь.
  - Да-а?.. - Я был, признаться, малость ошарашен. - Но... может, она у меня внебрачная и я не видел ее целых пятнадцать лет?
  Девушка махнула рукой:
  - Бросьте заливать, я что, слепая?
  Я ласково взял ее за подбородок, одновременно делая картинно-страшное лицо.
  - По-моему, деточка, ты не слепая, а... слишком зрячая и не очень вежливая по отношению к старшим. Ну а что касается работы, то проще сказать, кем я не работаю. И вообще...
  - И вообще, всё вы врёте, - вроде как даже грустно повторила она и вдруг слегка вздрогнула, устремив взгляд куда-то поверх моей головы.
  Впрочем, почти тотчас ее большие карие глаза опять остановились на мне. Но я сразу почувствовал, что девушка вся напряглась и внутренне сжалась. И тогда я оглянулся...
  Я оглянулся и увидел, что в противоположном углу кафе, бесцеремонно сдвинув два столика рядом, усаживается компания: две девчонки и четверо парней. Девчонки примерно одного возраста с Анастасией, а парни - чуть постарше, лет восемнадцати-девятнадцати. Кавалеры уже вываливали на столы то, что взяли за стойкой, и выставляли батарею бутылок. Машинально отметил, что там была и водка, и брезгливо поморщился - идиоты, в такую жару!
  Повернувшись назад к Анастасии, я только было собрался прокомментировать жидкое меню этой гоп-компании, как неожиданно...
  - Эй! - раздался громкий крик из того самого края кафе. - Чё расселась? А ну-ка сюда! Живо! - Голос был очень неприятный, ну а тон так просто хамский.
  И представляете, услышав этот голос, дама моя опять вздрогнула, но на этот раз уже не слегка, а по-настоящему. А еще она побледнела.
  - Кому сказал? - повторил "хам", и пусть меня повесят, - если не ей, Анастасии. А девчонки глупо и подленько захихикали.
  Но вот дальнейшее... дальнейшее было еще любопытнее.
  - Сволочь! - взвизгнула вдруг моя спутница и вскочила, опрокинув бюстом бокал. Шампанское разлилось по столу, а она вцепилась мне в руку: - Слушайте, ну что вы сидите?! Видите, он меня оскорбляет!
  - Вижу, - кротко кивнул я и осторожно освободил руку. - Точнее - слышу.
  Тонкие ноздри ее раздувались.
  - Так чего ждете? Чтобы он продолжал оскорблять меня и дальше?
  Знаете, боюсь быть понятым превратно, но тем не менее хочу сказать следующее: я медлил. Да-да, медлил, однако вовсе не потому, что боялся попортить из-за этой кнопки фасон своего лица. Что-то в этой сцене мне сильно не нравилось, и не из-за того, что назревал мордобой. Нет, было, было здесь что-то еще, сути чего я поначалу, кажется, не уловил, а потом... Улавливать что-либо потом было уже поздно.
  - Дядя наложил в штанишки, - громко и четко, с отлично поставленной дикцией, словно примерный ученик на школьном концерте, проговорил "хам".
  Я повернулся к ним.
  - Ну и бздуна эта сучонка нашла! - буркнул другой, обритый под "ноль", и демонстративно харкнул на зеленую изгородь.
  "Девушки" преувеличенно задорно захохотали.
  А я, я наконец встал из-за стола.
  Не буду описывать, как выглядела эта шпана. Нет-нет, совсем не столь угрожающе, как в основном выглядят в книго- и кинобоевиках порочные "крутые мальчики": непременно сплошь высокими, плечистыми и атлетически сложенными. Нет, это были обыкновенные ребята - не супермены, но в меру крепкие, не мастера, но, конечно же, тренированные. В общем, для обычной драки (как говорил когда-то один мой знакомый - "долбить жлобов на базаре") - вполне, но я-то не умею драться "обычно"...
  
  Я просто подошел к ним, а они все (кроме, разумеется, тёлок) подошли ко мне. Первым хотел ударить меня "хам", однако первым у него не получилось, а вторым, уж извините, был я.
  "Хам" мягко опустился на четвереньки и как в детской игре "в лошадку" очумело засеменил под столик справа, из-за которого моментально вскочила длинноногая молодая женщина в сверхкоротком воздушном платье. И я эту женщину прекрасно понимал: еще секунда, и бедняга заехал бы к ней между ног, как в конюшню.
  Но слишком уж разевать рот по сторонам было некогда, и потому, когда первый друг "хама", лохматый, да еще с серьгой в левом ухе, занял место павшего соратника, ему я врезал от души. Не от всей, но достаточно, чтобы он врубился в металлический забор и зарылся головой в плющ. Если вы думаете, что я не люблю лохматых, то ошибаетесь. Я не люблю мужиков с серьгами, если, конечно, они не казаки, не цыгане и не папуасы - этим положено. Даже когда по телевизору показали Ринго Старра с серьгой в ухе, я ужасно расстроился - как будто он этой своей серьгой наплевал мне в самую душу. Потом, правда, успокоился - Ринго все-таки есть Ринго, с серьгой или без... Однако Маккартни-то их не носит. Значит, можно все же без этого.
  Но я отвлекся. Хотя рассказывать, в принципе, почти и не о чем. Главная беда этих друзей была даже не в том, что в свое время они не шибко научились махать ногами и руками. Шибко махать как раз вовсе и не обязательно. Главная же их беда - отсутствие гибкого тактического и оперативного мышления: не успев или не сообразив вовремя вырваться на простор, они лихими соколами налетали на меня по-одному, а я, как Леонид в Фермопильском ущелье, бил их по головам либо иным частям тела безо всякого ущерба для собственной личности.
  И девушки тоже привяли. Их девушки, моя была где-то сзади. Когда третий кавалер пропахал носом по столикам, сметая на пол бутылки и закусь, они пронзительно завизжали и, валяя стулья из алюминиевых трубочек, бросились к выходу. Следом за ними бросился к выходу и четвертый боец - сразу же после того, как увидел, что сталось с третьим.
  Ей-ей, я отнюдь не тщеславен, да и нечем особенно было гордиться: публика попалась хлипкая и в физическом и в моральном плане. Но все ж таки я, разрази меня гром, был с дамой!..
  И я гордо к ней обернулся:
  И - немало при том удивился: моя юная дама была сейчас белой как полотно, и куда только девался недавний аппетитный загар.
  Нет, тельце-то Настеньки было все таким же шоколадно-золотистым, но вот личико... Знаете, впечатление складывалось такое, что ее, покуда я развлекался, сунули физиономией в куль с мукой. А глаза... глаза расширились как у сумасшедшей и глядели на меня теперь с нескрываемым ужасом. Да-да, я не оговорился - не с радостью, не с восторгом, а самым что ни на есть безумным, диким страхом.
  И не успел я еще все это дело толком осознать, и не успел я еще все это дело хотя бы зафиксировать, как сзади раздался голос. Негромкий, очень приятный и мелодичный женский голос.
  Голос сказал:
  - Браво!
  И я оглянулся.
  И - в лицо мне ударила струя с жутко вонючим и жутко противным вкусом и запахом. Струя того, что в народе ласково называют "черемухой", хотя, уже падая, я грустно подумал, что, кажется, это не "черемуха", а нечто гораздо более опасное...
  Конечности мои, и нижние и верхние, парализовало почти мгновенно. В голове сразу же поплыл малиново-багряный туман, а дыхание сперло будто арканом. Я попытался открыть глаза, но их уже потоком заливали хлынувшие откуда-то из недр черепа слезы. И все-таки...
  И все-таки, распластанный как медицинская лягушка на полу и плачущий как Пьеро, я успел бросить последний взгляд на этот мир. А бросив, почему-то подумал, что все мои пируэты и кульбиты, сначала в воздухе, а после и на бетоне, и это маленькое, короткое словечко "браво" с большой буквы и с восклицательным знаком связаны, похоже, с женщиной, которая сейчас стремительно уходила прочь.
  Женщиной с длинными ногами в очень коротком воздушном платье...
  А потом все вокруг завертелось, закружилось, заплясало и исчезло. Я попытался глотнуть хоть немного воздуха - но он не глотался.
  "Эге, - смекнул я. - Кажись, отключаюсь..."
  
  И - отключился.
  Глава третья
  Если вы помните давний уже фильм "Газонокосильщик", то не нужно подробно объяснять, что видел я, пока пребывал в отключке благодаря загадочной серноногой мадам, накормившей меня такой порцией весьма специфической дряни, которой, должно быть, с избытком хватило бы на половину взрослого населения этого проклятого городка.
  Сначала - полная тьма, то есть, не было практически ничего, не было даже меня. А потом... потом - не знаю, долго или же нет (категория Времени тоже перестала существовать), - но я трепыхался как воздушный змей на ветру, летел и парил по каким-то черным, белым, черно-белым, ослепительно-золотым и самых невероятных иных колеров тоннелям и коридорам, - то узким как игольное ушко, то необъятно широким, как магистральная канализационная труба. И меня втягивало, всасывало и швыряло и в то и в другое. А сам был то я, а то - просто хрен знает что такое: какая-то постоянно меняющая форму и цвет аморфная каракатица, просачивающаяся сквозь прозрачные тягучие кристаллические решетки, цветовые растры, пучки и клубки лазерных змей. Наконец я почувствовал, что вроде бы снова обрел свое бедное бренное тело, однако оно сделалось вдруг таким невесомым - как комарик или пушинка, - и вот эту-то несчастную пушинку куда-то как понесло, понесло... Опять по слепящему глаза солнечному тоннелю, а потом... Потом сияние почти померкло, а в самом конце тоннеля, где-то в вышине, возникли сначала смутные, но с каждой секундой все более четкие багрово-серые фигуры. Только вот четкость эта почему-то не распространялась на лица - не лица, а какие-то мутные, зловещие, темные пятна.
  И вдруг все вокруг снова завертелось, закружилось, и меня опять подхватило и понесло. Обратно через те же коридоры, тоннели и канализационные трубы; и я снова сделался каракатицей, потом опять человеком, а потом все разом исчезло. И так стало мне обидно и досадно - точно не дали досмотреть интересное кино, - что я, совершенно неожиданно для себя, очень громко выругался.
  И тогда...
  
  - ...Что вы сказали?
  Я медленно приоткрыл один глаз. Затем второй. Зажмурился, но секунд через пять открыл снова, уже оба одновременно.
  Над моей головой склонилось женское лицо. Пока еще размытое, но постепенно становящееся все четче и четче.
  - Вы что-то сказали? - повторила женщина. - Вам лучше? Вам уже лучше, правда?
  Я с превеликим трудом разлепил спекшиеся, непослушные, словно пластилиновые, губы. "Видимость", однако, улучшилась уже настолько, что я без усилий сумел разглядеть смотревшие на меня с неподдельной тревогой и волнением большие зеленые глаза с длинными пушистыми ресницами.
  И я сказал. Вернее даже не сказал, а хрипло каркнул, как старый больной ворон:
  - Д-да!.. - Малость отдохнул и, сглотнув, добавил: - Мне уже лучше. Правда.
  Девушка покачала головой:
  - А мы за вас так испугались!
  Я засопел:
  - Еще бы. Я и сам за себя так испугался...
  Однако увидев в зеленых глазах искреннее сочувствие и жалость, решил для поднятия общего настроения немедленно подарить этому заботливому и милому существу одну из самых своих коронных улыбок... и не смог: ощущение было такое, точно на месте лица - твердая гипсовая маска. Почему-то вспомнились вдруг, совсем некстати, посмертные маски великих - Моцарта, Петра, Пушкина... Ох, при всем уважении - мерзкое зрелище! И мне стало тоскливо.
  Ну и (беда, как водится, не ходит одна) - еще новость! Хотел повернуть голову - и не смог. Попробовал поднять руку, и она тоже не подчинилась. Ногу - не слушалась. Господи, да что же это такое!..
  М-да-а, любого, думается, на моем месте просто бы затрясло. Любого - но не меня. Меня не только не затрясло - я продолжал лежать как пень, как колода, как бревно, не в силах пошевелить ни единым своим членом. Нет, подобного кошмара со мной не было еще ни разу!
  А за окном играло всеми своими звонкими фанфарами жаркое южное лето, и где-то там вовсю росли, цвели и буйствовали магнолии, пальмы и кипарисы. Птицы пели, собаки лениво лаяли, и один лишь я, один во всем белом свете, неподвижно валялся на белоснежной больничной постели как грязный булыжник на пыльной дороге. И никому я не был нужен, и никто, похоже, не собирался меня поднимать...
  От жалости к себе я едва не прослезился, но вовремя сообразил, что тогда в глазах очаровательной медсестры буду выглядеть еще менее презентабельно. А ну кончай раскисать! - одёрнул себя. Хорошо, ладно, пусть, пусть я недвижим, но я же мыслю, а следовательно существую. И я могу, могу говорить! Сказал же я этой куколке сначала "Д-да", а потом и еще несколько куда более трудных слов. А ну-ка скажу еще...
  Я героически разинул рот, однако девушка вдруг поднялась со стула, который стоял у изголовья моей кровати, прошла, покачивая бедрами, через всю палату и, открыв дверь, исчезла в чреве больничного коридора.
  Ну вот... - я удрученно захлопнул рот, - ну вот и оборвалась последняя тончайшая нить, связывавшая меня с внешним миром, обитатели которого умеют не только петь и смеяться как дети, шевелить не только ногами и руками, а еще и многое, многое другое. А потом...
  А потом мне чуть-чуть захотелось в туалет. Не так чтобы очень, действительно чуть-чуть... Обидно, чертовски обидно лежать полутрупом и сознавать, что рано или поздно наступит момент, когда захочется уже не чуть-чуть, а сильнее... Но ты один! Один как перст и беспомощен как перевернутая черепаха, и нет никого рядом. Ни-ко-го...
  Впрочем, отчаяние мое оказалось преждевременным, потому что минут через пять зеленоглазая медсестра вернулась. А следом за ней в палату вошел высокий худой человек в белом халате. Его лицо, как природными шрамами, все было испещрено глубокими морщинами, которые его здорово старили. Однако сомневаюсь, что ему было больше пятидесяти. А еще я обратил внимание на руки, очень крупные и мускулистые кисти рук, и подумал, что, невзирая на худобу, это, кажется, очень и очень сильный человек.
  - Доктор Павлов... - почтительно приседая в глубоком реверансе, произнесла медсестра.
  - Иван Петрович? - сострил я, но тут же осекся, потому что из-под массивных очков глянули колючие и, если еще не злые, то уже сердитые глаза.
  - Нет, Виктор Иванович, - сухо проговорил он, и я мысленно поклялся не острить больше ни перед кем. По крайней мере, пока не выйду из этой гадской больницы.
  А он продолжал смотреть на меня. Не моргая. И вид у него был такой, словно тот факт, что я до сих пор жив, несказанно его удивлял. Возможно, это вопиюще противоречило всем его научным медицинским теориям и в результате оскорбляло.
  Тогда я решил загладить свою беспардонную бестактность и заплетающимся языком попытался спросить у глубокоуважаемого преемника Гиппократа, что же это за напасть со мной приключилась.
  Виктор Иванович пожал плечами, и хмурые черты его точно вырезанного штихелем лица чуть разгладились.
  - Вас отравили.
  - Что?! - слабо квакнул я.
  - Вас отравили, - совершенно будничным тоном повторил доктор Павлов, и тут у меня в мозгу будто сверкнула молния - я вспомнил...
  Да-да, внезапно я вспомнил все, о чем до того, казалось, забыл напрочь, - дурацкое знакомство с полногрудой акселераткой на пляже, свою не менее дурацкую с ней трепотню, потом поход в кафе...
  Точно! Кафе! А в кафе я схлестнулся с какими-то сосунками... Да нет, нет, не сам схлестнулся. Перед глазами неожиданно встало лицо той девчонки. Как ее... Елизавета? Нет, Анастасия. Да-да, Анастасия. И как она вся побелела, и какими глазами смотрела в тот миг на меня... Я стиснул зубы. Господи, быть таким идиотом! Эта малолетняя тварь затащила меня в забегаловку, а ее дружки разыграли комедию... Хотя позвольте, зачем? Кому я нужен в этом задрипанном городишке, где кроме моря ничего и приличного-то нет? Я же здесь никогда не был, меня здесь никто не знает...
  Потом я подумал: а может, это обыкновенное хулиганье? Решили избить и ограбить... хотя с другой стороны, кто же занимается подобными фокусами в людном месте средь бела дня?..
  Мои мысли были прерваны словами доктора:
  - Что случилось? Вам плохо?
  Я поморщился:
  - Да нет, не то чтобы плохо, хотя и не очень уж хорошо. Извините, Виктор Иванович, а не могли бы вы показать мне мои вещи? Если они целы, конечно.
  Он кивнул:
  - Ну разумеется. Сейчас... - Сестра милосердия, повинуясь одному лишь взгляду шефа, бабочкой выпорхнула из палаты, а доктор Павлов сказал: - Я, правда, понятия не имею, какие именно вещи были у вас при себе. Ну, одежда, естественно, а кроме того "скорая", которая вас доставила, захватила с одного из столиков бесхозный "дипломат". Точнее, он стоял под столиком, а кто-то из очевидцев драки вроде бы припомнил, что вы пришли с "дипломатом".
  Я облегченно вздохнул:
  - Да, со мной был "дипломат".
  - И всё?
  - Всё.
  - Этот? - донесся от порога участливый голос медсестры.
  - Этот, - сказал я. - Конечно же, этот. Только не сочтите, пожалуйста, за труд показать его содержимое?
  Она показала, и я остался доволен: вроде бы ничего не пропало. Узнаю точнее, когда снова научусь шевелить руками. Ну а пока...
  - Карманы, - сказал я.
  - Что? - не поняла медсестра.
  - Мне интересно, осталось ли что-нибудь в карманах, - пояснил я. - Ничего особенно ценного там не было, однако...
  - Сейчас погляжу. - Девушка опять направилась к двери. - Подождите.
  Я снова посмотрел на врача:
  - Простите, но вы, кажется, сказали, что меня... м-м-м... отравили?
  Он пожал плечами:
  - Неудачно выразился. Вам прыснули в лицо какой-то гадостью, скорее всего, из баллончика, но, признаюсь, мне в моей практике с подобным веществом сталкиваться не приходилось. Эффект просто потрясающий... газ или жидкость нервно-паралитического действия. И такой силы, что только на третий день...
  - Что?! - заорал я.
  Он удивился:
  - А что?
  - Я валяюсь здесь уже три дня?.. - Голос мой внезапно осип, потому что я вспомнил вдруг еще кое-что...
  Понимаете, я вспомнил вдруг негромкий, приятный женский голос и маленькое, коротенькое словечко - "Браво!" Ведь после этого словечка и начался кошмар... И было, было что-то еще. Но что? Что?..
  Ах да! Еще были ноги, красивые длинные ноги и легкое, воздушное платье. Лица я не помнил. Да собственно, я его и не видел, так что если и встречусь еще когда-нибудь с этой милой дамой, то опознавать ее мне придется исключительно по ногам.
  Возвратилась сестра. Она подошла к моему изголовью с брюками и, не говоря ни слова, вывернула карманы. Гм, вроде всё на месте, даже деньги целы.
  Медсестра собралась было снова уходить, но я запротестовал:
  - Доктор, а разве нельзя оставить одежду в палате?
  Он поднял бровь:
  - Это еще зачем?
  - Ну доктор, - пробормотал я. - Какая вам разница, где лежать моим штанам и ботинкам?
  - А вам?
  Я всхлипнул:
  - Ну, пусть это будет каприз тяжелобольного. Ей-ей, при виде родных шмоток мне становится как-то легче. И не так одиноко в этом чужом, незнакомом и даже враждебном пока для меня городе, - с нажимом добавил я, глядя в упор на медсестру.
  Она покраснела, а Виктор Иванович, не заметив, какую реакцию произвели мои слова на его подчиненную, проявил таки сострадание.
  - Ну пожалуйста. Не думаю, чтобы в ближайшие дни вы попытались сбежать. Бегать вам еще рановато. Чудо, что вообще остались живы. Полагаю, вас спасло, что вы не наглотались этого дерьма до ушей. Да и глаза закрыли вовремя. Потому-то эффект и получился поверхностным, хотя, конечно, и то, что мы имеем, очень и очень неприятно, уж поверьте.
  Я кисло улыбнулся:
  - От всего сердца верю, доктор... - И тут мне в голову пришла еще одна мысль. Мысль, кстати, важная, и я про себя быстренько обругал собственную персону всеми известными мне плохими словами за то, что только сейчас об этом вспомнил. - Скажите, доктор, - как можно равнодушнее проговорил я. - А... милиция... Она мной, то есть, не мной, а произошедшей со мной неприятностью не интересовалась?
  Виктор Иванович кивнул:
  - Интересовалась. Еще бы не интересовалась, только... Понимаете, - немного замялся он, - дело в том... Нет-нет, разумеется, если захотите, после выписки можете подать соответствующее заявление, только вот... - И снова замялся. - Как сообщил мне работник горотдела, когда они приехали, на месте происшествия уже никого не было. Кроме вас, естественно. А те хулиганы исчезли, и никто из свидетелей не смог прилично описать их. Однако, повторяю, если пожелаете подать заявление...
  - Бог с вами, - вяло проговорил я. - Какое заявление! Я же вижу, что дело дохлое.
  Да нет, дело вовсе не было дохлым, и при обоюдном хотении - милиции и моем собственном - отыскать подонков можно было бы в два счета, а через них и выйти на ту женщину. Ну ничего, я еще немножко тут полежу, оклемаюсь, хорошенько все обдумаю, а уж потом...
  - Спасибо, доктор, - плаксиво протянул я.
  - За что?!
  - Как - за что? За лечение, заботу, и вообще... - И нарочито широко зевнул.
  Виктор Иванович поднялся:
  - Чувствую, что утомил вас, а вам сейчас нужен крепкий и длительный сон. Сон сейчас - самое лучшее лекарство.
  Он пошел к двери, а я слабеньким голоском прокричал вослед:
  - До свиданья, доктор!
  Медсестра шагнула было за ним, однако я, сделав вдруг неожиданно маленькое открытие в своем измученном организме, остановил ее на пороге трагическим возгласом дистрофика из анекдота:
  - Сестра!
  Она оглянулась:
  - Подождите, сейчас вернусь делать укол.
  - Точно? - переспросил я. - Не обманете?
  Ее зеленые глаза сделались от смеха уже, но зато длиннее.
  - Не обману. А что, хотите сообщить какую-то важную новость?
  - Даже две, - пробасил я.
  - И какие же?
  Я медленно повернул голову сначала направо, а потом налево и прошептал:
  - Кажется, некоторые мои члены понемногу начинают действовать.
  - Да? - тряхнула она светлыми локонами. - Очень приятно! А какая же ваша вторая новость?
  Возможно, я поступил не совсем по-мужски, однако альтернативы, увы, не было.
  
  - Я хочу в туалет, - грустно сказал я.
  Глава четвертая
  Если вчера, при знакомстве, доктор Павлов показался мне сперва мрачным, угрюмым и даже просто неприятным типом и только потом, постепенно, я начал привыкать к его внешности и манерам, то сегодня глубокоуважаемый Виктор Иванович с самого начала своего визита был куда более внимателен, мягок и человечен. Признаюсь, я удивился такой метаморфозе.
  Присев на стул, г-н Павлов достал из кармана футляр для очков, потом из футляра достал очки и долго и тщательно протирал их дымчатые стекла. Затем водрузил очки на нос и заботливо спросил:
  - Ну и как мы себя чувствуем?
  Я кивнул - я уже мог неплохо кивать - и вежливо ответил:
  - Благодарю, доктор, сегодня гораздо лучше. А я скоро поправлюсь?
  - Дорогой мой, - проникновенно и в то же время очень многозначительно произнес Виктор Иванович. - Дорогой мой, теперь все зависит только от вас. Не помню, говорил вчера или нет, но вы родились в рубашке. Не буду расписывать всех ужасных последствий того, что случилось бы, наглотайся вы этой дряни, и не стану объяснять химико-биологический механизм воздействия этого вещества на любой живой организм, и человеческий в том числе. Да ежели б вы не были таким везунчиком, то давно были бы, уж простите, трупом: шансов выжить при тяжелом отравлении почти никаких... - Доктор некоторое время помолчал. - Однако вы - ей-ей, счастливчик и отделались всего-навсего легким испугом.
  - Ничего себе - легким! - иронично хмыкнул я, но он строго покачал головой:
  - Да-да, в данном случае даже приключившийся с вами временный паралич, потеря координации движений и все прочее - сущие пустяки. Главное, вы живы и - теперь это уже окончательно ясно, - останетесь живы и впредь. - И даже вроде как рассмеялся: - Ха-ха! А как только мы окончательно нейтрализуем воздействие яда на организм, силы начнут восстанавливаться не по дням, а по часам. Думаю, вы скоро поправитесь и мы вас с удовольствием выпишем.
  - Удовольствие будет взаимным, - попытался сострить я.
  По его словно вышедшему из мастерской резчика по дереву лицу все еще блуждала натужная и натянутая улыбка, но глаза... глаза вдруг, как вчера, вновь сделались колючими, недобрыми и холодными.
  Я невольно напрягся, почувствовав, что сейчас он должен выдать нечто любопытное. И не ошибся. Он выдал.
  - Послушайте, молодой человек, - негромко произнес он. - Только поймите меня правильно... Короче, по просьбе сотрудников милиции я вынужден задать вам, быть может, не слишком деликатный вопрос: вы, случаем, сами не в курсе, кто бы это мог вам так удружить, а?
  Возмущение мое было совершенно искренним.
  - Да что же вы такое, уважаемый товарищ доктор, говорите!
  Он дёрнул плечом:
  - А что я такое говорю? Ну хорошо, пусть не знаете. Но вдруг подозреваете? Может быть, в нашем городе живут люди, которые... м-м-м...
  - Ни с кем в вашем городе я не знаком! - решительно отрезал я. - В жизни здесь не был и навряд ли еще когда-нибудь приеду, потому что отныне и во веки веков у меня с ним связаны самые скверные воспоминания и ассоциации. Комментарии, надеюсь, излишни?
  Он вздохнул:
  - Да, еще бы. Но возможно, у вас имеется хоть какая-либо версия случившегося?
  - Никаких версий! - огрызнулся я. - Слышите? Ни-ка-ких!
  В палате ощутимо повисла томительная тишина, однако натянутость ситуации сгладила зеленоглазая медсестра. Не берусь судить, случаен был ее приход или же нет и так ли уж действительно было сие в тот момент необходимо, но она с каменным симпатичным лицом приблизилась к моей кровати и принялась очень заботливо поправлять одеяло и подушку, а в завершение этого акта милосердия еще и засунула несчастному паралитику под мышку холодный как жаба термометр. И несчастный паралитик в самом деле малость поостыл.
  А поостыв, сказал:
  - Знаете, доктор, либо я безнадежно отстал от последних новомодных веяний, либо же в вашем славном городке преступники воистину большие оригиналы и даже эстеты.
  Виктор Иванович удивился:
  - О чем вы?
  - Как о чем? Если меня хотели ограбить, то почему элементарно не двинули в безлюдном переулке металлической трубой по башке? Или, извините, не поставили на нож в темном углу? Да в конце концов, просто не пристрелили? Ан нет, ваши здешние фантомасы налетели середь бела дня, когда вокруг была тьма народу. А сообразив, что у самих дело не выгорело, подослали некую красотку, которая абсолютно хладнокровно, никого не стесняясь, полила меня каким-то суперипритом и преспокойненько удалилась. Да-а, проделано все было замечательно!
  Зрачки доктора сузились.
  - Что-о?! Там была женщина?
  - Ага, - кивнул я, - была. И не просто была, а именно она-то и сшибла меня с катушек.
  Доктор Павлов молчал. Хотя что, собственно, он мог мне сказать? Да и зачем? А с другой стороны, стал бы я, думаете, его оптимистические советы слушать? Все равно помочь мне он не сможет, да и ни к чему это - помогать себе я привык сам, в любых ситуациях. И наверное, не очень плохо, раз к сорока годам у меня имеется кое-что не только за душой, но и в кармане. И вообще, уже одно то, что я при своем, довольно неоднозначном и беспокойном образе существования до сих пор еще жив, - это, знаете ли, тоже не так уж и мало.
  Я преувеличенно горько вздохнул и голосом умирающего героя спросил:
  - Но сколько же мне еще здесь лежать?
  Доктор Павлов задумчиво почесал подбородок.
  - Видите ли... Видите ли, восстановление функций вашего организма протекает нормально, но дело в том...
  Я насторожился:
  - В чем?
  Он метнул быстрый взгляд на влетевшую в палату через форточку муху, которая, точно загипнотизированная этим взглядом, перестав жужжать, тихонько приземлилась на потолке. А Виктор Иванович продолжил:
  - Гм, понимаете, мне сейчас необходимо понаблюдать за некоторыми вашими реакциями на новый препарат, который вам ввели, когда вы пребывали в бессознательном состоянии, и...
  Я испугался:
  - Какой еще препарат?!
  - Не волнуйтесь. Он безвреден даже для беременных женщин и детей.
  - Но я не беременная женщина, - с гордостью римлянина возразил я. - И уже не ребенок.
  Доктор хмыкнул:
  - Тем более причин для беспокойства нет. И вообще, вы здоровый мужик, даже слишком здоровый...
  - Слишком здоровых людей не бывает, не сглазьте, - пискнул я.
  - Ерунда, - отмахнулся он. - Полагаю, отсюда вы выйдете дня через три, ну, самое большее - четыре. Такой ответ вас устраивает?
  - О, вполне!
  Клянусь, кабы не проклятый паралич, я бы от радости запрыгал на одной ножке и просто расцеловал бы этого замечательного доктора и человека. Но увы, паралич все еще продолжал, как пишут в книжках, цепко держать меня в своих ледяных объятиях, а потому прыжки и поцелуи я решил отложить до лучших времен.
  Видимо, понимая всю сложность обуревавшей мною в данный момент гаммы чувств, он улыбнулся:
  - Ничего, выкрутитесь. Тем более что, судя по всему, когда-то вы были неплохим спортсменом.
  - Спасибо, доктор! - горячо воскликнул я. Ну, не знаю, можно ли считать меня спортсменом, - на Олимпийских играх или хотя бы чемпионате какого-нибудь колхоза я ни разу не выступал, а когда девушки либо женщины спрашивали, каким видом спорта я занимался, отделывался избитой шуткой: современным двоеборьем - бальные танцы и стрельба из пулемета. И девушки и женщины обычно долго смеялись. Кроме тех, кто слышал уже эту шутку раньше, от какого-нибудь другого "спортсмена".
  - И еще, - добавил Виктор Иванович. - Не знаю, правда, насколько это для вас реально выполнимо, но постарайтесь первое время после выписки поберечь свое здоровье. Нет-нет, ничего особенного - просто поменьше спиртного, поменьше курить, а также насчет излишеств иного рода, надеюсь, вы меня поняли?
  Еще бы, чёрт побери, я его не понял! Конечно, я понял и тут же поклялся про себя, что ни пить, ни курить, ни посещать рестораны, а особенно проклятые летние приморские кафе не буду больше никогда в жизни.
  И доктор Павлов ушел довольный.
  Но знаете, когда вечером я случайно обнаружил, что у меня вдруг начали шевелиться указательные пальцы на ногах, да и некоторые иные части тела тоже, то подумал, что, возможно, не стоит так уж резко рвать со всеми пороками сразу. Во-первых, это тоже может принести вред здоровью - а ну как организм возьмет и не выдержит, оказавшись сразу безо всех своих вредных привычек? И второе, быть может, самое главное. Бросив одновременно пить, курить и так далее, я рискую остаться в полном одиночестве, лишиться определенного круга общения и проч. Я фыркнул - он бы еще посоветовал бросить ругаться матом!
  Нет-нет, не подумайте только, что весь круг моего общения состоит исключительно из курильщиков, пьяниц, наркоманов, проституток и матерщинников. Я знаю и других людей. А вообще-то, в каждом из нас всего должно быть в меру - и тогда все будет прекрасно.
  Ладно, пора подводить предварительные итоги.
  Подвожу.
  В некое жаркое лето я прилетаю в некий южный город в гости к другу.
  Естественно, помимо всего прочего я рассчитываю искупаться в море, а также познакомиться с девушками - короче, развлечься.
  В море я купаюсь; пока, правда, всего один раз, зато с последствиями. И с девушкой знакомлюсь - результат вам известен.
  
  Ну что ж, развлечения мои начались. Как-то они закончатся?
  Глава пятая
  Ура, меня наконец выписали! Однако выписали не на четвертый день, как обещал доктор Павлов, а только на пятый, и подозреваю, что могли бы продержать в больнице и дольше, ежели бы высоконравственный Виктор Иванович, зайдя как-то неожиданно в палату, не обнаружил мою слабую еще левую руку на попке зеленоокой медсестры как раз в тот важный момент, когда она вводила иглу от капельницы в вену руки моей правой.
  Но сестра была ни при чем. Дело в том, что преисполненная служебного долга и очень ответственная и аккуратная девушка боялась, видимо, воткнуть мне как-нибудь не так, а я этим гнусно воспользовался. Советую, между прочим, взять на заметку выздоравливающим: в миг совершения процедур, особливо связанных с "кровопролитием", большинство медсестер фактически можно брать голыми руками и в прямом смысле и в переносном, особенно - молодых и начинающих. Моя, судя по всему, была из таких - вот я и взял. И, кстати, уже не в первый раз, хотя она иногда и ругалась. Однако сегодня в первый раз в самый разгар этого моего кощунства в палату заглянул доктор Павлов.
  И вот он - заглянул, а я вылетел.
  Из больницы.
  Ну что ж, видимо, у врачей свои взгляды на роль и место младшего медицинского персонала в больничном биоценозе, и это очень недальновидно; на мой же, пусть, быть может, и не слишком просвещенный взгляд, в подобных гуманных учреждениях должно врачевать не только тело, а и изнуренную душу пациента. И в данном контексте попка Аллы (не помню, говорил или нет, что ее звали Аллой), возможно, принесла моей измученной уколами и массажем душе куда больше пользы, нежели сами уколы и массаж, которые грубо лечат одно лишь тело.
  Но, повторяю, у врачей позиция тут иная, нежели у больных. (Кстати, вовсе не исключаю, что у доктора Павлова имелись и свои, сугубо личные виды на Аллину попку.) В общем, что бы там ни было, а не прошло и двух часов, как я вылетел из больницы. То есть - выписался.
  Я переоделся в собственную одежду, сдал казенную пижаму в цветочек и тапочки и, сердечно попрощавшись с Аллой и сдержанно с Виктором Ивановичем, поблагодарив, впрочем, совершенно искренне его за все, что он для меня сделал, вышел на улицу. Солнечную и яркую южную улицу под ослепительно-синим небом.
  Поскольку перед тем как выпроводить, меня все-таки покормили обедом, я был сейчас сыт и доволен. И знаете, что в первую очередь сделал? Отправился купаться. Куда? Да в то самое место, откель меня привезли в больницу.
  Может, кому-то такой поступок покажется странным, а кому-то и вообще идиотским, однако я разыскал именно тот пляж и купался там до посинения, а потом битых два часа проторчал в той самой забегаловке. Увы, ни Анастасию, ни ее приятелей не встретил, хотя если честно...
  Если честно, особенно хотелось потолковать с той милой девушкой (или женщиной), из всего облика которой я запомнил только длинные ноги и короткое платье. Снова увы и ах: длинных ног вокруг хватало с избытком, однако знакомого платья как назло не было. Может, рабочий день у этой веселой компании закончился еще до моего появления на пляже, а может, сегодня они вообще трудились в другом месте.
  Ну что ж, хватит гулять, пора искать Серёгу. Расспросив местных, я сориентировался в пространстве. Во времени сориентировался, поднеся к глазам руку с часами. Чёрт, но как же это все-таки здорово - взять и поднести руку с часами к глазам. А потом отнести. А потом сделать шаг, да другой, да третий! Ей-богу, жизнь мне казалась сейчас гораздо более прекрасной и удивительной, чем до "паралича". Действительно, "всё познается в сравнении" - не пустая фраза, а совсем даже наоборот.
  
  Дом Сергея оказался не домом, а целым дворцом. Или же - замком, потому что элементы готики, присутствовавшие в его облике, были видны даже моему дилетантскому взгляду. Вдалеке, из-за деревьев, торчали крыши нескольких подобных же "замков", может, чуть более или менее роскошных. Короче, я попал в одно из мест, которые народ давно окрестил "долинами нищих" и "полями чудес". Когда-то этих "полей" и "долин" было относительно немного, а теперь они уже заполонили всю страну. Участок Сергея был не меньше гектара и помимо невысокого узорного металлического забора обнесен с трех сторон, за исключением фасадной, непроницаемой стеной высоких густых деревьев. Во дворе стоял гараж, а из буйных зарослей экзотической для нас, так сказать, северян, южной растительности, образовывавшей вокруг дома настоящий парк, выглядывала крыша беседки, формой напоминающая Тадж-Махал. Бассейна, правда, видно не было, но если даже его и действительно у жильцов этого дома не имелось, то, думаю, не из-за финансовых затруднений, а просто он им был не нужен.
  Н-да-а... Я еще раз обозрел все это великолепие, и в душе невольно шевельнулось чувство зависти, хотя, в общем-то, я совершенно не завистлив от природы. У меня и самого неплохая квартира, машина и проч., однако такой вот особняк - это уже нечто иное, совсем другой класс, совсем иной уровень. Да-а, судя по тому, что я сейчас лицезрел, мой старый товарищ отнюдь не бедствовал.
  Эх-х... - невольно вздохнул я, мне бы такой домик, - непременно сразу же завел бы собаку. Или даже двух. Или трех. А что? Места много, а прокормить прокормил бы...
  И, как бы в ответ этим мыслям, из-за дома выбежал рыжий с белой грудью амстафф1 и принялся что-то вынюхивать в не слишком ухоженной клумбе.
  Я поморщился: вот это не в моем вкусе. Овчарки, доги, кавказцы, алабаи, ну, пусть даже доберманы и мастифы - это нормальные собаки. А злобные заморские уродцы, всякие там були да питбули, не вызывали во мне никаких добрых чувств. На мой взгляд, в собаке, как и в человеке, должно быть хоть что-нибудь прекрасно, а эти твари...
  Я еще раз поморщился: теперь придется звонить, а я-то хотел сделать другу сюрприз. Ну ладно, подошел к калитке и, нажав кнопку звонка, принялся ждать.
  Но первой меня учуяла собака и с громким, хотя и не очень кровожадным лаем подлетела к забору.
  - Ну что? - вроде бы как дружелюбно спросил я у пса. - Чего разорался? - И еле слышно добавил: - Придурок.
  Кобель (это был кобель) залаял грознее.
  - Да ладно тебе, - скривился я. - Ну погоди, погоди, сейчас познакомимся...
  И в этот миг на крыльце дома показалась девушка. Обыкновенная среднеарифметическая девушка, стройная, довольно высокая и немного худощавая, с симпатичным, но несколько аскетичным лицом. Она была одета в потертые черные джинсы и черную же футболку. "Наверное, жена Серёги", - подумал я.
  - Жак! - крикнула девушка. - Ко мне! - И пёс, малость подумав, не спеша поканал к ней.
  - Эй! - завопил я и приветственно помахал рукой. - Это он на меня, откройте!
  Девушка спустилась по ступенькам крыльца и по заасфальтированной дорожке приблизилась к калитке. Собака следовала за ней, но теперь молча, без лая.
  - Здравствуйте, - вежливо сказал я. - Отворяйте ворота, только, пожалуйста, придержите вашего крокодила.
  На меня пристально, не мигая, смотрели изучающе-внимательные глаза.
  - Вы кто? - спросила наконец девушка на удивление низким и чуть хрипловатым голосом.
  - Здрасьте! - изумился я. - Как кто?! Ну, милая, вы даете! Я, понимаешь, жду оркестра, салюта, торжественной встречи с парадом почетного караула, а тут на тебе - на порог не пускают и чуть ли не травят цепными псами!..
  - Кто вы такой? - перебила меня строгая девушка. - Или отвечайте, или до свиданья.
  Я был почти ошарашен.
  - Постойте-постойте!.. - Назвался и обиженно простонал: - Господи, да разве ж меня в этом доме не ждут?!
  - Ждут, - буркнула странная девушка и прикрикнула на пса: - Фу, Жак! Нельзя! Свои! - А я от всей души пожелал, чтобы этот Жак послушался ее в полном объеме.
  Жак послушался, хотя и не отрывал от меня настороженного взгляда, а девушка щелкнула замком и на полметра приоткрыла калитку.
  - Входите.
  Я вошел, и замок снова щелкнул за моей спиной.
  - Здравствуйте, - в пояс поклонился я. - Или у вас и здороваться не принято?
  - Когда как, - проворчала девушка. - Здравствуйте. - И, повернувшись, пошла к крыльцу. Мы с собакой - за ней, оба не слишком доверчиво косясь друг на друга.
  - Скажите, - попытался я наладить более дружественный контакт с суровой обитательницей "замка", - а это что за цветы? Во-он на той куртине.
  - Поинтересуйтесь у хозяйки, - бросила через плечо девушка, и я удивился:
  - Как, разве вы не хозяйка?! Слушайте, но я-то решил... - И, чёрт, ляпнул: - А кто вы? Служанка?.. - И тут же прикусил язык, но было уже поздно.
  - Я не служанка! - прошипела она таким тоном, что, ей-ей, Жак и то гавкал добрее. - Я не служанка, - повторила она. - Я здесь просто помогаю, понятно?
  - Конечно, понятно, - кротко кивнул я, кляня в душе собственную бестактность. Но тут дорожка кончилась, мы поднялись на крыльцо и, оставив "американца" с французским погонялом за дверью, вошли в дом.
  Прихожая, коридор туда, коридор сюда, лестница на второй этаж, мимо которой мы прошли, закрытые двери по обе стороны - и что-то типа гостиной с роскошным диваном, креслами, огромным торшером и журнальным столиком а-ля рококо.
  - Присядьте, - сказала "не служанка".
  - Благодарствуйте... - снова отбил поклон я.
  И присел. С минуту глазел по сторонам и вдруг... И вдруг увидел на стене, прямо над своей головой, гитару. Старую гитару Сергея, ленинградскую двенадцатиструнку, которую мать когда-то привезла ему из города на Неве на радостях, что сынок перешел в следующий класс без двоек. Ну, для всех нас это был просто финиш! - мы-то бренчали на допотопных вишневых семиструнках, с которых либо снимали самую толстую струну, либо вместо нее натягивали еще и дополнительную самую тонкую, отчего гитара играла звонче. Настраивали, естественно, "на шесть", как "битлы". Для нас вся эта битломания тогда только-только начиналась...
  Я не выдержал, вскочил, осторожно снял со стены чуть потемневшую от времени, с облупившимся и потрескавшимся лаком гитару и тихо-тихо, точно боясь быть застигнутым на месте преступления, тронул струны и шепотом прогнусил: "She loves you yeh, yeh, yeh..."1
  И тогда...
  
  - Если вам только не будет это тяжело, - раздался сзади холодный женский голос, - повесьте, пожалуйста, гитару на место...
  Глава шестая
  - Если вам только не будет это тяжело, повесьте, пожалуйста, гитару на место, - сказала она.
  Это не было тяжело, и я повесил.
  И сказал:
  - Здравствуйте.
  Она кивнула. Далеко не так радушно, как я мог бы рассчитывать, но кто знает, какие у них здесь проблемы? Вдруг что-то сугубо семейное, а тут заявился я - ею не званный и не прошенный... Да, вполне вероятно, что лично она от моего прибытия не в восторге, думал я, разглядывая хозяйку "замка" внешне рассеянным и равнодушным, но внутренне - очень пристальным взглядом.
  А посмотреть, признаться, было на что. Высокая, не ниже ста семидесяти восьми, но совсем не худая. И совсем не полная - всё в самый раз. Я имею в виду основные параметры фигуры: объем груди, талии и бедер. И ноги - ну просто отпад!
  Следом я переключился на лицо. Господи, и здесь придраться не к чему. Высокий бледно-матовый лоб в обрамлении копны густых золотистых волос, которые валились ей на плечи и спадали еще ниже как водопад (простите за избитое сравнение). Точеный нос, чуть припухлые, чувственные губы - и глаза, огромные и темные, темно-карие... Одета женщина была в откровенно обтягивающее ее незаурядные формы короткое черное платье.
  Про себя я присвистнул - вот так птица досталась Серёге, - и быть может, первый раз в жизни ("змок" - туфта) почти по-настоящему ему позавидовал.
  Призвав на помощь все свои познания в тонкой сфере светских манер и этикета, я грациозно поклонился и представился.
  Она же опять только кивнула. Ну что ж, мне-то, в конце концов, какое дело, - я же приехал не к ней. Хотя - жаль. Честное слово, жаль.
  Женщина указала на диван, и я сел, элегантно швырнув ногу на ногу. Она опустилась в кресло напротив, чем ввиду откровенности фасона своего платья поставила меня в затруднительное положение: мне стоило немалого труда удерживать свой алчущий эстетики взор на верхней половине ее тела, потому что, хотя и верхняя была в полном порядке, нижняя, извините за вольность, казалась все же привлекательнее.
  Но с этой проблемой я более-менее справился и вот сидел теперь и думал: а где же сам Серёга? Одному мне долго не продержаться. А она... Знаете, если бы я не слышал уже нескольких произнесенных ею слов, то вполне мог бы подумать, что эта мадам - глухонемая.
  Ну и ладно, слегка пожал плечами я. Когда соизволит, поболтаем, а пока...
  Я демонстративно отвернулся и принялся рассматривать обстановку и вертеть головой по сторонам, якобы заинтересованный интерьером и дизайном помещения, в которое меня волею судеб занесло. Не знаю, что и сказать, - я не специалист, - но одно могу утверждать наверняка: не Серёга был вдохновителем и организатором всего этого дела. Ему, как и мне, всегда было до лампочки, в каких условиях существовать, хотя снова повторюсь: времена меняются и так далее. Я вот тоже живу сейчас отнюдь не в хлеву. Но могу и в хлеву. Короче, и дом Сергея и женщина Сергея произвели на меня чрезвычайно сильное впечатление. Но я почему-то подумал вдруг, что это свидетельствует и еще кое о чем: он и впрямь изменился и, боюсь, здорово изменился. И я загрустил.
  А эта женщина неожиданно вторично доказала, что не совсем еще разучилась общаться посредством речи. Но вот голос у нее был... Нет, не то чтобы неприятный, однако какой-то не слишком приветливый. И, похоже, это был здешний стиль.
  - Вика! - громко позвала она, когда мне уже совсем надоело вертеть башкой.
  Секунд через десять в комнату вошла девушка в джинсах и футболке. Гм, если в одиночку эта Вика вроде бы и ничего, то рядом со своей работодательницей ей, конечно, ловить было нечего, - как шлюпке против флагманской каравеллы.
  Вика спросила:
  - Вы что-то хотели?
  Каравелла посмотрела на меня:
  - Чай, кофе или... чего-нибудь покрепче?
  Я замотал головой:
  - Только не "покрепче". А остальное - на ваше усмотрение.
  - Тогда кофе. - Это девушке.
  И Вика вышла, а через пять минут принесла кофе и ушла опять, прикрыв за собой дверь.
  Чтобы хоть чем-то заняться, я переключился на кофе, а эта оригинальная леди, вытянувшись в громадном кресле как пантера, все продолжала гипнотизировать меня своими, надо, конечно, отдать должное, весьма заманчивыми и интригующими глазами. Кроме: "Чай, кофе или чего-нибудь покрепче?", она пока не произнесла ни слова, адресованного мне лично, и я сидел тут как какой-нибудь ее новый американский терьер. Или - московская сторожевая. Или - русская гончая.
  Слушайте, я ведь тоже не вчера родился. Все, что творится кругом, вижу и понимаю, а в чем-то порой, увы, даже принимаю участие - не всегда с восторгом, но жизнь есть жизнь. Я вижу и понимаю (или думаю, что понимаю) и насчет наших так называемых "новых" людей. Что-то мне в них нравится, хотя бы та же хватка и работоспособность, что-то - нет. Но больше всего мне не нравится, когда их бабы начинают корчить чёрт-те кого, не имея за душой ни хрена кроме смазливой морды и кошелька мужа или любовника. Похоже, как раз такая вот самовлюбленная пустышка и сидела сейчас передо мной и строила из себя герцогиню Виндзорскую на отдыхе в Монте-Карло.
  И я начал медленно закипать.
  А немного покипев, нарочно откашлялся, чтобы сбросить давление пара, и, как мог корректно, сказал:
  - Слушайте, милая, я, конечно, все понимаю...
  Ее глаза недобро сузились:
  - Я вам не "милая", и что это вы понимаете?
  - Ничего! - отрезал я. - Вы, видимо, жена Сергея, но тем не менее...
  И благоразумно умолк, чтобы не скатиться на откровенную грубость, потому что нагрубить ей мне сейчас очень хотелось. Но я взял себя в руки.
  А она... Она еще какое-то время совершенно непроницаемым взглядом смотрела на меня, а потом почему-то хрипло, с явным напряжением произнесла:
  - Да, я жена... Точнее, бывшая жена Сергея...
  Я удивился:
  - Что значит - бывшая?! Вы выставили его? А может, простите, он вас бросил?
  Женщина медленно покачала головой:
  - Нет, он не бросил. Он... он умер.
  - Что?!
  Вот тут-то меня подбросило чуть не до потолка, и как только диван выдержал, когда мои почти сто кило вернулись обратно. А потом я вскочил. А потом снова сел, потому что ноги опять, как несколько дней назад, перестали слушаться. Правда, теперь по другой причине.
  - Умер? - шепотом очумело повторил я. - Умер... Нет-нет, не верю!
  Она нервно пожала плечами:
  - Да уж поверьте, сделайте милость.
  И только теперь до меня понемногу начало доходить: холодный тон, категоричное требование повесить гитару Сергея на место, черное платье...
  - Но что?! - как полоумный заорал я. - Скажите, что случилось!..
  Она не опустилась до ответа на мой вопрос. Она задала свой:
  - Когда вы приехали?
  Я поморщился. Вопрос не из приятных, особенно в свете последних событий. Но ответил:
  - Неделю назад.
  Ее и без того большие глаза сделались еще больше.
  - Что-о?.. - еле слышно протянула она. - Неделю?!
  Я смутился:
  - Да... Ну понимаете, так получилось... Слушайте, как вас зовут? Не люблю разговаривать с безымянными предметами. Если угодно - согласен обращаться по имени-отчеству. Если нет - не согласен. Так как же?
  Она поджала губы, но лед отчуждения мало-помалу начал таять.
  - Маргарита, - наконец медленно произнесла она.
  - Николаевна? - снова, как и в больнице, дурацки пошутил я и тотчас осекся, вспомнив, что сейчас не самое подходящее время для глупых шуток. Странно - до меня все не доходила суть того, что произошло. Я никак, ну просто никак не мог врубиться и осознать, что Серёги действительно нет и что он ни через пять, ни через десять минут, ни через час не вломится в эту дверь и не рявкнет: "Здорово, волчара!"
  Маргарита на мою шутку не отреагировала - может, не поняла, а может, и не обратила внимания.
  - А отчество? - уже серьезно спросил я.
  Она покачала головой:
  - Меня зовут Маргарита, а отчество вам ни к чему.
  - Ну как это? - заджентльменствовал я. - Почему? - Но она снова покачала головой:
  - Потому, что вы близкий друг Серёжи, потому, что приехали по его просьбе, и вдобавок...
  Пауза меня насторожила.
  - "Вдобавок" - что?
  Она вздохнула:
  - Ничего. Раз вы все же приехали и нам теперь предстоит часто видеться, можете называть меня просто Маргаритой. Или Ритой... - помолчав, добавила она.
  - Гм, однако...
  И впрямь, эта женщина все же была несколько, как бы это выразиться... ну, не странной, нет, но все ж таки чем-то и странноватой. И с какой это, интересно, стати она решила, что теперь нам предстоит часто видеться? Нет, конечно, я понимаю: похороны, хлопоты, поминки и все такое. Но потом-то, потом я, чёрт побери, уеду!..
  Подозреваю, что эти мысли были написаны на моем ясном лбу самыми что ни на есть заглавными буквами, и тем не менее реакция Маргариты на мои эмоции была абсолютно нулевой. Похоже, этой высокомерной красавице было совершенно наплевать, о чем думал я, - она говорила лишь то, что сама считала нужным.
  И в данный момент она говорила:
  - Вы приехали неделю назад. Так?
  - Так.
  - А пришли только сегодня. Почему?
  Я почувствовал себя виноватым.
  - "Почему"... Да потому! Потому, что со мной произошел невероятно дурацкий, нелепый случай. Дело в том, Маргарита, что на меня напали, и я, простите, едва не отправился на тот свет. Так что всю эту неделю я провел в вашей местной больнице и, возможно, застрял бы там еще на пару дней, кабы не нарушил режим... - Я как попугай нес что-то еще, а сам смятенно думал: "... твою мать... Серёга умер..."
  Глаза Маргариты подёрнулись поволокой, и она прошептала:
  - Вот видите...
  Я напрягся:
  - Что - вижу?!
  Теперь ее черные зрачки занимали собой чуть ли не половину глаз.
  - На вас напали неделю назад, а Сергея...
  - А Сергея?.. - привстал я.
  Женщина задрожала.
  - Убили вчера!..
  Знаете, не скажу, что слова эти прозвучали как гром среди ясного неба, - посудите сами, что я мог в первую очередь подумать, когда услышал, что Серёга умер? Что он тихо угас в собственной постели от геморроя? Подозрение зашевелилось с самого начала - но лишь зашевелилось, не оформившись до конца в более-менее ощутимые мысли и образы. Теперь оформилось всё. До конца.
  Внезапно Маргарита поднялась и быстро пошла к двери. От неожиданности я на какое-то время замешкался, не зная, что делать, - тоже идти или оставаться здесь. Однако, на мгновение замерев у порога, хозяйка дома обернулась и метнула в меня просто-таки испепеляющий взгляд:
  - Ждете особого приглашения?
  - Извините, - вздохнул я и пошел за ней.
  Я шел и думал о том, что, кажется, здорово не в своей тарелке. Нет, не должен, не должен, не имею я права раскисать! Смерть Сергея - это полный аут. Весть о том, что его убили, тоже радости не прибавляет. Ну и, чего греха таить, встреча с этой Маргаритой также не последнее звено в цепи событий, едва не лишивших меня сейчас всякого присутствия духа.
  Причем, чувства она вызывала во мне самые противоречивые. Во-первых, она - жена... то есть, вдова Сергея. Во-вторых - весьма своенравная и самодовольная особа. В-третьих - просто странная, действительно странная... но, чёрт возьми! - в то же время такая притягательная и, ей-богу, потрясающая женщина. А тут еще, словно нарочно, мы начали подниматься по лестнице на второй этаж, и она шла впереди, да в таком умопомрачительно коротком платье!..
  Я едва не застонал и не выругался вслух - не могла по случаю траура надеть что-нибудь поприличнее! Эти длинные ноги, эти, простите за натурализм, округлые бедра...
  По-моему, в некий момент я даже засопел и замотал башкой как баран - но тщетно: недостойнейшие мысли и скабрезнейшие видения упорно лезли в мою бедную голову. Но ура! - треклятая лестница кончилась. И я немного воспрял духом.
  Однако от Маргариты, похоже, не укрылось мое утробное сопение по дороге: вдруг остановившись, она бесстрастно произнесла:
  - Прошу извинить, но мои остальные черные платья еще короче.
  - Ну что вы, что вы... Какие могут быть извинения!.. - залепетал я, вытирая платком ледяной пот со лба. - Не понимаю, о чем вы...
  Зато она прекрасно все понимала. В том числе и то, что я понимал, что она понимает, что я понимаю... Но развивать эту скользкую тему Маргарита не стала - круто повернулась и пошла дальше по коридору. Я, естественно, за ней.
  Там, как и внизу, тоже был целый ряд дверей, и у одной из них она остановилась так резко, точно наткнулась своим греческим лбом на пуленепробиваемое стекло. Остановилась и опять уставилась на меня каким-то рассеянным взглядом.
  Непонятное молчание затягивалось, и я деликатно кашлянул, а потом тихо сказал:
  - Слушайте, вы, по-видимому...
  Но договорить мне Маргарита не дала. Внезапно она вцепилась в мою руку как сумасшедшая, в горле ее вдруг что-то заклокотало, забулькало, и, будто сомнамбула, она чужим, неестественным голосом выдавила:
  - Он... он там...
  Я уточнил, показав на ближайшую из дверей:
  - Там?
  - Д-да...
  - Хорошо, - кивнул я как дурак (чего же, скажите на милость, было в этом хорошего?). И глубоко выдохнул, точно перед прыжком: - Вы со мной?
  Она мелко затрясла головой:
  - Нет-нет, не могу! Второй раз я этого не перенесу!
  - Ладно... - И тут я вдруг почувствовал, как волосы в самом прямом смысле буквально зашевелились у меня на голове. Не от того, что там был труп, нет. От того, что там был труп моего друга. Моего самого старого, убитого какими-то сволочами друга...
  От злости и бессилия я скрипнул зубами и решительно толкнул дверь.
  
  В полумраке от темно-фиолетовых занавешенных штор спальни на кровати лежал Серый...
  Глава седьмая
  ...На кровати лежал Серый.
  Вернее, уже не Серый, а н е ч т о, ужасное и молчаливое, - давно остывший труп с перекошенным то ли от боли, то ли от страха, а может, и от того и другого вместе, восковым лицом...
  Верите, если и было мне когда в жизни так же тошно, то я этого не припомню, а я... Я видел за долгие годы достаточно смертей - и друзей, и врагов, - но ни одна, ни одна не потрясла меня так, как эта. Глядя в до жути знакомое, но и уже совсем чужое лицо, лицо человека ушедшего, ушедшего навсегда, я стоял и бессильно сжимал кулаки, переполняясь отчаяньем, злобой и ненавистью.
  К кому? Я не знал, но желал узнать больше всего на свете, потому что... Потому что, когда ты вдруг видишь своего убитого друга, то, наверное, не хочешь уже ничего, - кроме одной-единственной вещи: убить его убийцу, а всё остальное... Всё остальное в этот проклятый момент абсолютно не важно и не имеет вообще никакого значения.
  Внезапно меня поразила некая мысль, и я обозвал себя идиотом за то, что она не пришла в голову раньше. Серый не был застрелен - на широкой постели ни пятна крови. Для верности я тщательно осмотрел тело - нет, ни пулевых, ни ножевых ран, только на левом плече глубокая косая царапина, но это, конечно же, ерунда...
  Я выругался вторично - во весь голос, потому что совершенно не представлял, откуда в этом задрипанном городишке мог взяться человек, который голыми руками справился бы с Серым, - специалистов подобной квалификации в стране я знал наизусть, кого лично, кого понаслышке. Но ведь их знал и Серый. И я просто ума не мог дать, на чем они могли бы схлестнуться так, что в итоге я сейчас бессильно сжимал кулаки и молча смотрел на холодный труп друга.
  Неожиданно меня посетила еще одна мысль. Мысль неприятная, нехорошая - но что поделать.
  Я наклонился над телом и понюхал посеревшие губы Серёги. Так и есть... Да, он был пьян, и здорово пьян, когда это произошло. Но что - "это"?
  Не знаю, конечно, как все случилось, - могу только предполагать. Он спал или пребывал в отключке, когда кто-то вошел в комнату. Вошел один или же убийц было несколько, сказать трудно. Похоже, бедняга даже не проснулся, и его начали избивать, избивать методично, по-звериному жестоко и с полным знанием дела...
  Я рыкнул от злобы - эти твари не оставили ему ни единого шанса. Пьяный, да вдобавок еще и спящий человек - кто может быть беспомощнее, даже если в своем нормальном состоянии этот человек за десять секунд способен разделаться с десятком понтовых качков?.. Да, наверное, Серёга и умер не приходя в сознание.
  А били его садистски, я бы даже сказал - демонстративно, похоже, резиновыми шлангами или милицейскими дубинками - правый бок был не то что синим, а просто черным: ему, конечно, отбили все внутренности. Однако интересно, где же была наша мадам или хотя бы хмурая Вика?..
  Внезапно я понял, что не могу больше находиться в этой проклятой комнате. Во-первых, меня вдруг заколотила мелкая дрожь, а во-вторых... Во-вторых, я испугался, что от слепого бессилия и безадресной ненависти разнесу сейчас здесь всё к едрёной матери...
  Подавленный, разбитый и оглушенный, на негнущихся ватных ногах я медленно вышел в коридор. Маргарита, вся белая, стояла, прислонившись спиной к стене, и на фоне мертвенно-бледного лица ее черное платье казалось еще чернее. А может, лицо казалось на фоне платья белее, чем было на самом деле... Но это я уже, кажется, несу полную ахинею.
  ... Она стояла и молча смотрела на меня.
  А я стоял и молча смотрел на нее.
  Потому что не знал, понятия не имел, что сказать. Да и Маргарита, по-моему, навряд ли бы меня сейчас не только поняла, а и просто услышала.
  Однако нет, она вдруг разлепила припухлые губы и тихо произнесла:
  - Ну... что?.. видели?.. Вы - видели?.. - И - сорвалась на крик. Надрывный, завывающий, нутряной, в полном смысле слова - бабий крик: - Вы видели?! Что они с ним сделали!.. Что!..
  И закашлялась, и захлебнулась, и зарыдала, а через секунду ноги ее подломились как спички, и я едва успел подхватить ее за плечи.
  Гм... подхватить-то я подхватил, но эта матрона оказалась довольно тяжелой, а потому подхватывать пришлось, как бы выразиться поделикатнее, достаточно крепко, быть может даже слишком крепко. И она, не вполне соображая, что с нею происходит, и инстинктивно стараясь не упасть, обхватив слабеющими руками за шею, повисла на мне как мешок. Очень, впрочем, красивый мешок.
  Чёрт, вся она сейчас просто горела, а в моем мозгу забились вдруг ну совершенно не соответствующие характеру ситуации мысли. Ёлки-палки, ну почему я такой?! И за что мне все это сразу! Перед глазами до сих пор неживое, перекошенное лицо Серёги, руки-ноги трясутся, а Маргарита с отсутствующим, полубезумным взглядом вешается мне на шею... Да ладно бы только вешалась, - она прилипала, втиралась, вжималась в меня своим роскошным полнокровным, полногрудым, полнобедрым и еще не знаю каким телом. Конечно, она не в себе, - но ведь я-то, козёл, я-то!..
  Лишь поистине невероятным усилием последних остатков разума, воли и совести я в какой-то миг все же сбросил с себя это дьявольское наваждение. Или - почти сбросил, потому что перед глазами вдруг поплыли обволакивающие огненные круги, я зашатался, во что-то вцепился и...
  - ...слушайте! Слушайте!.. Да вы с ума сошли?! Мне больно!..
  Я очумело завертел головой, и вроде помогло: красные круги исчезли, и до меня наконец дошло, что теперь, оказывается, я как клещ впился в плечи Маргариты с такой силой, что, еще больше побледнев, на этот раз уже от боли, она кричит не своим голосом:
  - ...Господи! Да отпустите же, наконец!
  Я отпустил, и она испуганно отпрянула к стене.
  - Простите... - пробормотал я и сдавил ладонями виски - под пальцами маленькими бешеными и злыми толчками бился пульс, казалось, вот-вот готовый вырваться наружу. - Простите... - как дурак повторил я. - Похоже, на меня что-то нашло...
  Она медленно кивнула. Не сердито и не враждебно, хотя и не безучастно. Потом, поморщившись от недавней боли, усмехнулась:
  - Вы тоже простите, ладно? На меня, похоже, тоже что-то нашло...
  И знаете, хотя глаза и щеки ее были еще в слезах, однако в голосе уже снова зазвучали прежние металлические нотки. Нет, без сомнения, эта женщина умела ставить мужиков на назначенное им природой место. Е ё природой. И наверняка не только таких воспитанных и галантных, как я.
  - Благодарю за поддержку, - уже совершенно ровным и без тени дрожи голосом сказала Маргарита. - Еще минута - и я совсем успокоюсь, приду в себя...
  Я едва не замычал от возмущения: она, видите ли, через минуту придет в себя! Интересно, а сколько понадобится этих минут мне? "Благодарю за поддержку!" Да мы что тут, на коньках катаемся? Эгоизм! Женский эгоизм самой чистейшей воды! Она-то почти успокоилась, а вот когда, интересно, почти успокоюсь я?!
  Но в ответ только глупо кивнул:
  - Это хорошо. - Потом еще более глупо вздохнул: - Это очень хорошо, Маргарита.
  А она тихо сказала:
  - Если хотите, можете называть меня Ритой, а то Маргарита звучит слишком уж официально.
  Я всплеснул руками:
  - Без проблем! А меня вообще можете звать как угодно, и...
  - Да-да, - оборвала она. - Конечно. Я поняла. - Опять прежний, холодный и высокомерный тон.
  Неожиданно в противоположном конце длинного коридора мелькнула тень. Мелькнула и исчезла за углом. Маргарита ее не видела - она стояла спиной, - но я-то успел заметить, что "тень" одета в узкие черные джинсы и просторную черную же футболку.
  Ай-я-яй, какая любознательная девочка, вздохнул я. Нет, молодости, понятно, свойственны многие маленькие и вполне невинные пороки, однако за чрезмерное любопытство кое с кого запросто можно снять эти самые джинсы и нашлепать хорошенько по заду, беззлобно думал я. Или по переду... Нет, это уже вульгарно.
  А потом мы с Маргаритой пошли назад. Она опять шла по лестнице первой, и на сей раз я воспринял все более или менее спокойно: согласитесь, что подниматься за женщиной в мини наверх и спускаться за нею же вниз это совершенно разные вещи.
  Мы вернулись в уютную комнату с гитарой на стене. Снова сели - я на диван, Маргарита - напротив, в кресло. На языке у меня давно вертелись пара вопросов, и я решил не откладывать их в долгий ящик.
  - Послушайте, - сказал я. - Когда все это случилось? По состоянию, простите, тела можно предположить, что минувшей ночью, скорее всего, ближе к утру. Так?
  - Так. - Она не мигая смотрела на меня своими огромными глазами.
  - А коли так... - замялся я, - то извините, ради бога, еще раз, но где же в таком случае были вы, когда убивали вашего мужа?
  (Согласен, это прозвучало бестактно, если не грубо, однако я умышленно хотел как-то расшевелить, раздраконить ее, потому что она пребывала сейчас в состоянии, близком к ступору. Но не слишком-то я ее расшевелил.)
  - Меня не было дома, - вяло пояснила она.
  Я удивился:
  - А где же вы были?
  Маргарита пожала плечами:
  - У подруги.
  - Вы там ночевали?
  - Естественно...
  Я удивился еще больше:
  - Вот как?! Ну и насколько же, простите, для вашей семьи это было естественно? Я имею в виду: как часто вы проводили ночи вне дома, да, коли уж на то пошло, и Серёга тоже?
  Лицо женщины слегка дёрнулось - в довольно милой, впрочем, гримаске.
  - Если вы о том, было ли это у нас в порядке вещей, то... - Она на секунду задумалась. - Нет... Пожалуй, нет. Хотя иногда такое случалось.
  - И с вами, и с ним?
  Маргарита кивнула:
  - С обоими.
  - Понятно. - Я многозначительно подёргал себя за кончик носа. - Ну ладно, к этому мы еще вернемся. А может, и не вернемся. Но когда же вы узнали о том, что произошло?
  Кажется, она опять побледнела.
  - Где-то около четырех.
  - Утра?
  - Утра.
  - Не понял, - сказал я.
  Ее тонкие ноздри сердито затрепетали.
  - Ну что тут непонятного? Без десяти четыре меня разбудила своим звонком Вика.
  - Эта самая жизнерадостная девчушка с кобелем?
  - Да.
  - Она звонила на мобильник?
  - Нет, его я на ночь отключаю.
  - Стало быть, ей известен номер телефона вашей подруги?
  - Стало быть, - холодно подтвердила Маргарита.
  - Так-так, и что же?
  Она снова пожала плечами:
  - Ничего хорошего. Вика проснулась среди ночи от жутких криков и, когда сообразила, что они доносятся из спальни Сергея, пошла туда.
  - Отважное дитя, - пробормотал я. - И там?..
  - Увидела то, что уже видели вы.
  - Но никого не застала?
  - Нет.
  - И не обратила внимания, не выбегал ли кто-нибудь из дома?
  - Не обратила, но думаю, вы понимаете состояние бедной девочки в те минуты.
  - Ну еще бы, - согласился я. - Ладно, с нею мы еще потолкуем, а теперь...
  И вдруг Маргарита резко встала. Я изумленно вылупился на нее, а она неприязненно и даже как-то брезгливо процедила:
  - Послушайте, чего вы добиваетесь?
  - Чего добиваюсь?..
  - Да, чего? Понимаю, что вы были другом Сергея, и чувствую, что на уме у вас сейчас далеко не толстовские мысли. Но я... я этого не хочу!
  - Хорошо. - Я тоже поднялся. - Давайте пока отложим наш разговор. Один только последний вопрос: почему вы до сих пор не позвонили в милицию?
  Она смутилась:
  - Всё это так ужасно... Я... я всё набираюсь смелости...
  - Советую вам поскорее ее набраться. Не может же он, - с трудом проговорил я, ткнув пальцем в лепной потолок, - лежать там вечно.
  Маргарита опустила глаза:
  - Знаю.
  - А раз знаете... - Я поднял с пола свой "дипломат" и направился к двери. - Раз знаете, то звоните, минут через десять. И не стоит оповещать их о моем появлении.
  Женщина вздохнула:
  - Как хотите.
  - Подождите, но эта ваша девчонка?
  Маргарита покачала головой:
  - Она никому не скажет.
  - Уверены? - усомнился я.
  - Уверена. Она очень преданна мне.
  Я кивнул:
  - Ладно, дайте номер вашего телефона. Вечером, ближе к сумеркам, я позвоню и, если все будет спокойно, приду.
  Маргарита принялась искать ручку, но я сказал, что не надо - запомню. Она назвала номер, а потом... Потом вдруг посмотрела очень странным взглядом и тихо-тихо произнесла:
  - Знаете... Только, пожалуйста, поймите меня правильно. Я... я очень буду ждать вас сегодня, но лишь потому, что мне страшно и одиноко, а не потому вовсе, что я хочу, чтобы вы начали кому-то мстить.
  Теперь я посмотрел на нее достаточно странным взглядом:
  - Простите, но, по-моему, это несколько противоестественно: жена не хочет, чтобы убийцы мужа были наказаны.
  Маргарита вздрогнула так, словно я ее ударил.
  - Ну почему же не хочет... - после паузы медленно проговорила она. - Если милиция их найдет...
  Я усмехнулся:
  - А думаете, найдет?
  Ее плечи безвольно опустились.
  - Не знаю...
  Я поморщился:
  - Вы знаете. Вы очень многое знаете, Маргарита, но почему-то молчите. Впрочем, пока я не слишком настаиваю. Но, заметьте, - только пока.
  ...Нет, плохо все-таки я разбираюсь в женщинах! На эту давить не следовало. Глаза ее вновь холодно сверкнули.
  - Послушайте, вы! - зло отчеканила она. - Вы считаете, я не догадывалась, кем был мой муж?
  - Это вы о чем? - притворно удивился я, хотя в груди что-то ёкнуло.
  Но Маргарита гневно топнула ногой:
  - Не стройте из себя идиота! Вы прекрасно понимаете, что я сейчас имею в виду. А он... он был х и щ н и к о м! Да вам и самому это известно лучше, чем кому бы то ни было, потому что вы... вы...
  Я прищурился:
  - Да-да, слушаю. Я очень внимательно слушаю, Маргарита.
  - Потому что вы сами такой же! - выпалила она и вдруг словно опомнилась: - Ой! Извините, я не то хотела сказать... Я не хотела вас обидеть.
  - Вижу, - усмехнулся я. - Однако сказали вы именно то, что хотели. - И добавил: - Попросите Вику убрать пса.
  
  Уже выходя на крыльцо, я внезапно остановился.
  - Рита... Только честно. Он... сильно пил?
  Она уронила голову:
  - Да...
  Глава восьмая
  Я сидел на берегу моря и развлекался тем, что швырял в воду голыши. Хотя слово "развлекался" навряд ли подходило к моему настроению. Вокруг раздавались веселые голоса любителей вечернего купания, крики и девичий визг. Матери и отцы вылавливали из воды посиневших чад, которые отчаянно сопротивлялись, - они жаждали нырять еще и еще, - солнце, уже не желтое и не красное, а малиновое, чуть ли даже не фиолетовое, вот-вот грозилось перейти в ислам, а я все сидел и периодически пулял (но разумеется, не в больших и маленьких купальщиков) плоские камни.
  ..."Он сильно пил?" - спросил я у Маргариты.
  И она ответила: "Да..."
  Я мысленно чертыхнулся - на пьянке, гадство, и погорел!..
  Серёга начал выпивать лет пять назад, когда еще жил по соседству со мной, до своего переезда к "самому синему в мире". Впрочем, не он один, и поначалу все казалось достаточно безобидным и несерьезным.
  Домой мы с ним вернулись почти одновременно и первое время занимались в основном тем, что ничем не занимались, только гуляли. И в прямом и в переносном смысле этого слова. Поначалу мы гуляли с закадычными друзьями детства и юности - весело и с размахом. Однако поскольку у друзей детства и юности к тому времени давным-давно имелись жены и дети, то женам и детям вся эта пьяная лавочка очень быстро надоела, и нам стали где деликатно, а где и не слишком, указывать на дверь и советовать заняться наконец каким-нибудь делом.
  Но статью за тунеядство к тому времени уже отменили, а деньги у нас были, и потому мы не особо спешили последовать этим полезным советам. Появились новые знакомые и приятели (естественно, и приятельницы), и хотя жизнь вокруг медленно, но верно начинала давать сбой, лично на нас это покамест не отражалось, скорее, наоборот: расшифровывать не буду, однако мы с Серёгой сделались вдруг весьма популярными в определенных сферах фигурами, мы стали вдруг очень многим нужны. Ну а то, что все это коловращение жизни следовало рука об руку с обильными возлияниями после "работы", объяснять, полагаю, не стоит.
  Но может быть, бог на свете и есть... По крайней мере - мой бог. Когда однажды я внезапно поймал себя на том, что не помню, как и когда вернулся накануне домой (точнее, не домой, а к девушке, с которой жил), - мне это совсем не понравилось. Потом, примерно в течение месяца, такое повторилось еще несколько раз, и вот тут-то меня, кажется, впервые по-настоящему заколотило: это очень, очень неприятное, да просто поганое ощущение и состояние - не помнить, что ты делал вчера. А еще неприятнее и поганее судорожно пытаться это вспомнить: лежать, обливаясь то ледяным, то горячим потом, и, мучаясь с дикого похмелья, нащупывать непослушными руками под кроватью кружку с водой. Но самое мерзкое - это если ты вдруг все-таки вспоминал... Вспоминал, что оскорбил близкую женщину, обматерил пытавшегося урезонить тебя приятеля, ударил совершенно незнакомого человека...
  Нет, наверное, действительно мой бог на этом свете имеется. Я тогда завязал. Завязал очень круто. И слава ему, всевышнему, что, видимо, еще не слишком глубоко забрался я в ту кугу, иначе все было бы труднее, гораздо труднее.
  Образ жизни пришлось резко менять. Почти полгода я держался, не брал в рот ни капли спиртного, потом, "на пробу", несколько ослабил свой аскетизм - и... ничего страшного не произошло.
  Со мной.
  Но не с Серёгой.
  Серёга вовремя остановиться не смог, а потому за те самые полгода, что я очухивался, спился почти вконец. Нет-нет, не подумайте, что я спокойно и равнодушно на все это смотрел. Я разговаривал с ним, наверное, раз сто - он клялся и божился, что все будет нормально, но нормально ничего не было. Я гонял осаждавших его подъезд собутыльников - теперь уже не относительно солидных и степенных деловых и неделовых знакомых, а самых обыкновенных синяков и ханыг со всей округи, которые с раннего утра кружили поблизости словно воронье, ожидая, когда же восстанет от "вчерашнего" их новый друг и кумир. Да-да, для этой швали Серёга теперь был кумиром, особенно после того, как один раз ввязался в их пьяные разборки и, естественно, здорово покалечил с пяток алконавтов из соперничающего лагеря.
  Вот это меня просто взбесило. Я полдня полоскал ему мозги, не давал похмелиться и вообще готов был буквально растерзать за такую дурь. Не говорю уже о том, что лишь вмешательство определенных сфер спасло его тогда от суда.
  И этот случай стал для меня последней каплей.
  И не только для меня. В один прекрасный день к подъезду Серёги подрулила черная "Волга" и увезла его в неизвестном направлении. Верные друзья-колдыри безутешно горевали неделю-другую. Потом понемногу утешились и забылись.
  Серёги не было ровно месяц.
  Через месяц же он пришел ко мне совершенно неузнаваемый - то есть, абсолютно такой, как когда-то раньше, до этого нашего с ним последнего чёртова года. В отличном костюме и модном галстуке, чисто выбритый и вообще весь такой холеный, что я даже ему позавидовал. Серёга посидел немного, мы покалякали о том о сем, а потом он неожиданно сообщил, что уезжает. Сообщил одному мне. И на вокзале провожал его один я.
  С тех пор мы не виделись.
  До сегодняшнего дня. Но сегодня я увидел уже не Серёгу, а его труп. "Он сильно пил?.." - "Да..." Дьявол! Ну почему, почему он сорвался? И почему и кто его убил?..
  На мгновенье забывшись, я швырнул в воду голыш такого калибра, что, попадись ему кто-нибудь по дороге, одним любителем вечернего купания на этом пляже стало бы меньше.
  А потом я встал и пошел прочь. Сначала брел по камням, затем вышел на темнеющую улицу. Уже почти наступила ночь - должно быть, каждый знает, как быстро опускается на землю теплая южная ночь, - со своими неповторимыми красками, запахами и звуками: голубыми точками светляков, храбро проплывающих по душному черному воздуху, ароматами живых лавровых изгородей и цветущих магнолий и почему-то веселящим и сердце и душу стрекотанием цикад, которых я, кажется, не видел ни разу в жизни, а всё только слышал, и слышал, и слышал...
  Но сейчас я почти не обращал внимания на это такое простое великолепие - шел и мечтал. Мечтал о том, что в конечном итоге сделаю, и чуть меньше - как именно я это сделаю. Конечно, "они", наверное, тут короли, они, должно быть, считают себя хозяевами жизни, которым позволено все, - и даже убивать моих друзей...
  Однако вот тут, ей-ей, эти мрази немножечко промахнулись: я очень не люблю, когда убивают моих друзей; я очень не люблю, когда плачут жены моих убитых друзей; а еще - я не люблю, когда лично меня купают в ОВ1...
  И вдруг я громко рассмеялся. Так громко, что оживленно обсуждавшая какие-то свои проблемы парочка, которую я обогнал, испуганно притихла. А рассмеялся я, честное слово, лишь потому, что на миг представил себе, как начнут удивляться эти суки, как дурно завоняют и как сразу куда только денутся все их понты, когда они почувствуют, что сами вот-вот превратятся или же уже превращаются в трупы.
  Да, главный конфликт драмы в том, что они мне не нравятся. Очень не нравятся. Я тоже многим не нравлюсь, ну а уж им-то не понравлюсь наверняка. Дело за малым - выяснить, кто кому не понравится сильнее.
  Слушайте, а ведь действительно, как ни крути, но всем в этом мире заправляют самые элементарные симпатии и антипатии. И отсюда-то и вытекают (выползают, выбегают, вылетают) все беды и радости нашего мира. (Во завернул! Философ хренов...)
  
  Маргарита спросила, не голоден ли я.
  Я заверил, что не голоден, поужинал в городе. Я действительно перекусил в маленьком летнем ресторанчике, но уже не как тогда, с Анастасией, - без вина и внимательно приглядываясь к посетителям, - не проявляет ли кто-либо к моей персоне повышенный и не совсем здоровый интерес. Но нет, в этот вечер и там я никому не был нужен.
  Заперев дверь на замок, Маргарита опять прошла в ту гостиную, где днем мы познакомились. Я - за ней. Снова уселись: я на диван, а она в кресло, и я приготовился задавать вопросы.
  Вообще-то теоретически все выглядит просто. Вы начинаете расспрашивать о чем-то кого-то, кто имеет отношение к интересующему вас делу, - ну, например, как я Маргариту. От этого "кого-то" вы узнаете о существовании еще кого-то и принимаетесь за него. Он направляет вас дальше - и в итоге выстраивается цепочка, в конце которой располагается некий Х, коего вы и жаждете прищучить больше всего на свете, если только, конечно, не словили уже где-нибудь на предыдущем этапе пулю, кастет или нож.
  Да, теоретически, повторяю, все просто, однако реальная жизнь постоянно вносит свои коррективы даже в самые хрестоматийные случаи, а потому начал я совсем с другого.
  Я поднял глаза к потолку и тихо спросил:
  - Где он?
  Маргарита ответила так же тихо - словно Серёга все еще пребывал поблизости и мог подслушать наш разговор.
  - Увезли... в морг...
  Я не стал развивать эту тему: действия милиции в данный момент интересовали меня куда больше. Убийство есть убийство - в дело включаются и менты неплохой квалификации, и прокуратура...
  Однако ничего любопытного Маргарита сообщить мне не могла. Был осмотрен весь дом (особенно тщательно, разумеется, комната, в которой погиб Сергей), сад, эксперты сфотографировали что положено и сняли отпечатки пальцев со всех дверных ручек и прочих "подозрительных" предметов. Тут я позволил себе высокомерно улыбнуться - единственная дверная ручка, к которой прикасался в доме, была в спальне Сергея, но ее я, уходя, вытер платком. Однако почти тотчас же улыбка сползла с моего лица: я же брал гитару!..
  - Нет, - вздохнула Маргарита, - вот гитару они не трогали.
  Слава богу, подумал я и мысленно отругал себя за забывчивость. Погоди-ка, а может, я тут хватался за что-то еще?
  Но нет, вроде нет, кроме разве... Маргариты. Я невольно покосился на хозяйку дома - с ее тела и платья отпечатков пальцев, надеюсь, не снимали.
  Зато и с нее и с Вики взяли показания, а также пресловутую подписку о невыезде. Что они рассказали следователям? Маргарита пожала плечами - только то, что было уже известно и мне. И ничего больше? - И ничего.
  - Хорошо, - сказал я, - ладно. Краткое резюме, и идем дальше. Вы ночевали у подруги, когда позвонила служанка...
  - Вика не служанка, - вяло возразила Маргарита.
  - Пусть не служанка, - не стал препираться я из-за терминологии. - Помощница по хозяйству, девочка на побегушках - как угодно. Итак, она позвонила, и вы приехали. А на чем?
  Маргарита удивилась:
  - Как на чем? На своей машине, конечно.
  - Где она сейчас?
  - В гараже.
  - Ага... И - простите еще раз - Сергея вы застали в том самом виде...
  Она стиснула зубы.
  - Да.
  - И ничего не трогали в комнате ни до, ни после моего появления?
  - Да я туда даже войти больше не смогла! - раздраженно произнесла женщина.
  Я покивал головой:
  - Да-да...
  Я кивал головой и думал: вопросы, вопросы... Но пока всё мелкие, самые незначительные, самые дежурные, а вот главное... И я понял вдруг, что пора начинать спрашивать наконец о главном, если я действительно жажду разобраться во всем этом дерьме, а не намерен сидеть тут до второго пришествия и толочь это самое дерьмо в ступе.
  Нет, я не хотел. Не хотел сидеть и толочь - во-первых, потому, что погиб не кто-нибудь, а Серый, а во-вторых... Во-вторых, я просто нутром ощущал, что и мои первые приключения в этом городе, столь бесславно завершившиеся на больничной койке, тоже связаны с его смертью. А следовательно, у меня было теперь только два пути: либо рвать отсюда когти с максимальной скоростью, на которую я оказался бы способен, либо взяться да и раскрутить этот гадюшник, и причем непременно раньше, чем гадюшник раскрутит меня.
  Ну, "рвать когти" не очень-то подходило. Вернее, не подходило совсем. Значит, оставалось - "раскрутить". Чем я, собственно, и начал уже заниматься. Однако...
  - Послушайте, - весьма кисло и даже чуть ли не пренебрежительно заметила вдруг Маргарита. - Вы что, решили поиграться в сыщиков? И вообще, я ведь, кажется, говорила, что не жду от вас какой-либо иной помощи за исключением... ну, там, побыть несколько дней рядом, по-мужски поддержать, помочь с похоронами.
  Я не возражал.
  - Ага, говорили. Но я вроде бы тоже говорил, что ни при каких делах этого так не оставлю. Не устраивает - уйду, прямо сейчас. Нет, ну разумеется, мы еще увидимся на похоронах Сергея... а может, и не только Сергея. Воля ваша, выбирайте, но учтите: я все равно буду делать то, что считаю нужным, от вас же зависит всего-навсего, где я буду ночевать, - внутри или вне вашего замечательного особняка. Ясно?
  Какое-то время она молчала. Потом зябко передёрнула плечами:
  - Ясно... - И, вздохнув, невесело улыбнулась: - Ладно, задавайте свои вопросы дальше.
  - Их не будет слишком много, - пообещал я. - Десятка два, от силы три. Первый: не замечали ли вы в последние дни или недели в поведении Сергея чего-либо необычного, странного? Хотя я знаю, что он никогда никому не плакался в жилетку и не имел привычки откровенничать даже с близкими людьми, но - все же? Вдруг что-то да заметили?
  Маргарита кивнула:
  - Да, кое-что заметила. Не заметить было невозможно.
  - И что же?
  Она хрустнула суставами длинных тонких пальцев.
  - То, что он опять начал пить.
  Я нахмурился:
  - А раньше не пил?
  - Нет. Правда, когда мы встретились три года назад, он рассказал, что лечился. По-моему, упоминал в этой связи и вас. Было?
  - Было, - не стал отказываться я. - Я и еще... некоторые люди отправили тогда Сергея в клинику. Насильно, - добавил после паузы.
  Она опять кивнула:
  - Знаю, спасибо.
  - За что?! - удивился я.
  - Ну, хотя бы за три относительно нормальных года нашей супружеской жизни. Ладно, хватит об этом. Так вот, месяца два назад он начал выпивать снова. Сперва вроде бы понемногу, а потом все чаще и сильнее. Последний месяц был уже просто сущим кошмаром, так что простите, но... - Она помолчала. - Сергей тот и Сергей этот - два совершенно разных человека. И если я с болью вспоминаю о том, то этого, уж извините, мне совсем не жаль. Грешно говорить, но он получил то, что заслужил, хотя...
  Я покачал головой:
  - Хотя сейчас вы, по-моему, несколько путаете причину со следствием. Помимо... - провел я указательным пальцем правой руки по кадыку, - этого дела у него были еще неприятности?
  - Напрямую он не говорил ничего, хотя по некоторым признакам... Да, возможно, вы правы - где-то месяца два назад он и сделался вдруг каким-то нервным, дёрганым, первым кидался снимать телефонную трубку, прятал свой мобильный и требовал, чтобы почту Вика сперва приносила ему.
  - Ждал неприятных или нежелательных писем?
  - Не знаю. Хотя кто сейчас пишет письма?
  - А звонки? Ему не угрожали по телефону?
  Маргарита развела руками:
  - Мне и это неизвестно. При нас он всегда разговаривал со звонившими ровным, сухим тоном. Если, конечно, был трезв.
  - А если не трезв?
  Она дёрнула щекой.
  - По-разному. Иногда ничего, а иногда жутко ругался и даже швырял трубку.
  - А вам лично по телефону никто не угрожал?
  - Нет. Мне - нет. Подождите... - Глаза ее вдруг округлились. - Господи, и как это я не додумалась раньше! Недели три или две с половиной назад в доме стали появляться четверо мужчин. Мне Сергей сказал, что надо наконец привести в порядок сад, а то зарос весь, расширить гараж - он вроде бы собрался покупать вторую машину - в общем, что эти люди - рабочие.
  - Ну и много они наработали? - без малейшей тени иронии поинтересовался я.
  Маргарита сердито мотнула головой:
  - Сказала бы я вам, сколько! Нет, сначала, правда, собрались было копать фундамент под гараж, потом привезли и свалили за домом какие-то доски...
  - А что это были за люди? - перебил я. - Вы раньше их знали?
  - Только двоих, немного. Один, самый молодой, по-моему, Геннадий... как бы это сказать - в некоторой степени приятель Вики.
  - В некоторой - в смысле спит с ней? - уточнил я.
  Маргарита пожала плечами:
  - А что здесь такого?
  - Ничего, - заверил я. - Сегодня каждая девушка с кем-нибудь спит, если только, конечно, она не больная. А второй?
  - Второй в прошлом году с неделю обрезал в нашем саду деревья. Кажется, его зовут Валентин, а фамилию я не знаю. Но эти-то еще ладно, а вот двое других на вид просто бандиты - такие, извините, рожи... Слушайте, да ведь похоже, Сергей нанял их для охраны, а гараж, ямы, доски - так, для отвода глаз?
  - Похоже, - согласился я. - Ну и как они вас охраняли?
  Темно-карие глаза Маргариты сверкнули:
  - Замечательно! С утра до ночи хлестали пиво и водку да резались в "дурака", "очко" и не знаю какие уж там еще их игры. К тому же и матерились - хоть святых выноси!
  - Прекрасная охрана, - покачал головой я. - И что, Сергею эти парни нравились?
  Она криво усмехнулась:
  - Нравились? Да он их однажды чуть не поубивал, когда чересчур разошлись.
  - Но и сам иной раз тоже выпивал с ними, да? - брякнул я наобум.
  И попал.
  - Да... - чуть не плача прошептала она.
  Я спросил разрешения закурить. Маргарита пододвинула пепельницу, сама же от сигареты отказалась.
  - Ладно, - сказал я, выпуская в сторону открытого окна клуб плотного дыма. - Ну и где же, интересно, эти камикадзе сейчас?
  - Не знаю, - вздохнула Маргарита, и я удивился:
  - Как не знаете?!
  Она развела руками:
  - Сегодня они не появились.
  - Ни один?
  - Ни один.
  - А раньше когда-нибудь ночевали у вас в доме?
  - Этого я бы не пережила! Правда, Геннадий... Да, иногда ночевал Геннадий.
  - Который в определенном смысле друг Вики?
  - Ну да. Однако нынешней ночью не было и его. Подождите! - Взгляд женщины сделался напряженным. - А вдруг... А вдруг это именно они?..
  Я хмыкнул:
  - Тогда они круглые дураки. Паслись тут почти месяц, а потом пришили хозяина дома? Что-то не верится, хотя в жизни, конечно, случается и не такое, особливо по пьянке. Слушайте, а когда вчера вы уезжали к подруге, они были здесь?
  Маргарита на секунду задумалась.
  - Нет, по-моему, уже нет.
  - А во сколько вы уехали?
  Она подняла глаза к потолку.
  - Что-то около шести вечера... Да, почти в шесть. Сергей уже прилично набрался, но до отключки было еще далеко.
  Неожиданно мне в голову пришла некая мысль.
  - А Вика? - спросил я.
  - Что - Вика?
  - Ну, это... - Для вящей наглядности я пошевелил пальцами. - У них с Сергеем... ничего не было?
  - Да вы что! - чуть не задохнулась от возмущения хозяйка "замка". - Да как вам не стыдно!..
  И тут в дверь постучали, а через секунду в гостиную заглянула собственной персоной только что упомянутая всуе Вика.
  - Извините, Маргарита Владимировна, - вежливо проговорила она. - Там вас к городскому.
  Маргарита вздрогнула и растерянно посмотрела на меня:
  - Боюсь...
  Я фамильярно дотронулся до ее обнаженного плеча и улыбнулся как Джеймс Бонд:
  - Чего вам бояться? По телефону, насколько мне известно, еще никого не убили. И даже не ранили.
  Маргарита встала и пошла к двери. Я проводил ее одухотворенным взглядом, потому что когда рядом с вами проходит высокая и красивая женщина, - остальные дела могут подождать. Проход высокой и красивой женщины - это как поэма: посадка головы, изгиб шеи, форма груди, объем талии, размах бедер - ну и все прочее. Тем более если посадка, изгиб, форма, объем, размах, ну и все прочее - как у Маргариты.
  Когда дверь закрылась, я перевел малость воспаленный взор на Вику, оставшуюся, видимо, развлекать меня в отсутствие хозяйки. Ну что тут скажешь? Нет, не гадкий утенок, конечно, однако я на месте Серого, имея постоянно под рукой Маргариту, на эту девочку наверняка не позарился бы. В таких случаях говорят: больше потеряешь, чем приобретешь, ежели вдруг, не дай бог, возьмут за задницу.
  Но знаете, эта свистушка тоже сейчас уставилась на меня. И прямо как-то вызывающе, даже насмешливо уставилась. Эх-ма, где-то там мои розги?..
  Нет, терять реноме солидного и респектабельного гостя было никак нельзя. И я ужасно деловым тоном поинтересовался:
  - Слушай-ка, милая, а куда ж это твой жених-то, гм-гм, подевался?
  Девушка равнодушно пожала плечами:
  - Кто его знает! - А потом махнула рукой: - Да и не жених он мне вовсе, а так...
  - Что значит - так?! - вроде бы поразился с высоты своих преклонных лет я.
  Она опять дёрнула плечом:
  - То и значит! Да и вообще, ну его. Сбежал и сбежал, больно нужен мне такой...
  - Какой - такой? - снова перебил я.
  - А такой! - Вика сморщила нос и очень выразительно покрутила у виска маленьким пальчиком. - С приветом он, Генка, был - вот какой!
  Я насторожился:
  - А ну-ка притормози! Что значит "был"? Почему это, дорогуша, - "был"?
  Но либо она и сама была немного "с приветом", либо в ней, ей-ей, пропадала классная актриса: днем-то встретила меня совсем в другом "образе" - хмурая, молчаливая, себе на уме девица, - а сейчас нате пожалуйста: стоит, хлебальник разинула. Ой, Вика-Вика...
  - Ну, раз Генка смылся, значит - "был"? - рассудительно объясняла меж тем она, хмуря от такой моей непонятливости тонкие брови. - А вернется - "будет" опять. Но пока его нет - ясное дело, что "был". - И чуть ли не с сожалением посмотрела на меня: мол, пенёк ты пенёк.
  И вдруг медленно отворилась дверь и на пороге показалась Маргарита.
  Я невольно вскочил, потому что сейчас она была просто на себя не похожа. Маргарита глядела куда-то вперед словно незрячими, мертвыми глазами, а ее и без того не шибко румяное лицо снова, как и днем, казалось белым, точно полотно.
  - Послушайте!.. - Я прыгнул к ней, боясь, что она еще раз предпримет попытку упасть, как тогда, возле комнаты с телом Сергея. - Успокойтесь! Пожалуйста, успокойтесь! Кто? Кто это звонил, Рита?
  Но Маргарита бессильно опустила голову, грива длинных золотистых волос совершенно скрыла от меня красивое бледное лицо. Слова ее я еле расслышал.
  - Не знаю... Он угрожал мне...
  Я клацнул зубами.
  - Да кто - он?!
  Маргарита всплеснула руками:
  - Он... голос! Какой-то необычный, странный, глухой...
  (Ну, это ясно как дважды два - голос изменили.)
  - А что? Рита, что он сказал?
  Плечи ее мелко дрожали, и я решил, что, наверное, не лишним будет их слегка приобнять: из гуманизма, для пользы дела, ну и вообще. И приобнял.
  - Вспоминайте, Рита, вспоминайте!
  Она затрясла головой:
  - Да ничего такого особенного он не сказал! Он только грубо выругался и прошипел: "Ну что, скоро и тебе конец!" (Вот так "ничего особенного"!) - И Маргарита горько разрыдалась у меня на груди, а я, честное слово, растерялся, вторично за один день заключив в дружеские объятия многолетнюю "женщину моей мечты". Но все же первым взял себя в руки.
  - Спокойно, Рита, спокойно! Вы уверены, что ничего не перепутали?
  Она сердито уставилась на меня мокрыми от слез глазами:
  - Оглохли от перевозбуждения? Давайте отодвинусь и повторю еще раз.
  Я смутился:
  - Да нет, вовсе я и не оглох. Но... кроме, кроме этого ничего не было сказано?
  - Ничего, - проворчала она и вдруг запнулась: - Нет, постойте! Он... он еще сказал: "Смотри, помни про собак!"
  - Собак?! - удивился я. - Каких собак?
  И вот тогда подавляемое, видимо, лишь огромным усилием воли напряжение ее вырвалось наконец наружу.
  - Да пошли вы к чёрту! - зарычала она. - Откуда я знаю - каких?! Оставьте меня в покое!..
  Похоже, у Маргариты вот-вот должна была начаться самая настоящая, классическая истерика, и, разумеется, оставлять ее в покое я не собирался. Я сгреб ее в охапку и уложил на диван. Она продолжала что-то выкрикивать, всхлипывать - в общем, нести всякую чушь. Но прибежала Вика с водой, салфетками и нашатырем, и объединенными усилиями нам удалось в конце концов привести Маргариту в чувство. Когда взгляд бедняжки стал осмысленным и слезы перестали ручьем бежать из прекрасных глаз, я мягко взял ее за руку и проникновенно сказал:
  - Поверьте, Рита, все будет хорошо. Никто не посмеет до вас и пальцем дотронуться, пока я жив, а жить я собираюсь долго. Давайте закончим на сегодня эти неприятные разговоры, скажите только, где мне устроиться на ночь. А все остальное - завтра. Вы меня поняли?
  На бледных губах показалось слабое подобие улыбки.
  - Я поняла, - почти беззвучно прошептала Маргарита. - Я все поняла...
  - Так где мне лечь? - деликатно повторил я.
  Маргарита посмотрела на Вику:
  - Подготовь, пожалуйста, комнату рядом с моей.
  Гм, вот даже как? - невольно поднял я бровь, но, впрочем, тотчас же опустил: с позиции и тактики и стратегии это решение было верным. Правда, имелось тут, на мой взгляд, и еще более верное, однако из соображений морали и этики умолкаю: вечная дилемма - "жизнь или честь", и далеко не всегда в этом нравственном противостоянии побеждает более разумное с моей точки зрения из этих двух начал. А иначе люди на земле жили бы, право слово, дольше. Но, одновременно, - и подлее.
  И вот, готовый уже высоконравственным маршем проследовать за Викой к предназначенной мне на эту ночь судьбой спальне, я неожиданно громко обозвал себя дураком и:
  - Слушайте, - обалдело пробормотал я. - Но что же в таком случае делал прошлой ночью ваш верный четвероногий друг? Спал? Или, может, бегал на свидание?
  Девушка покачала головой:
  - Жак не наша собака. Это я утром, когда уже все случилось, выпросила его на пару дней у знакомых, чтоб не так страшно было, понятно?
  - Понятно, - кивнул я. - Действительно, я помню, что Сергей просто органически не переносил собак. Да и кошек тоже. - Подумал и добавил: - В отрочестве он иногда охотился на них с молотком.
  Вика вздохнула:
  - Это чувствовалось. А вы?
  - Что я?
  - Тоже охотились с молотком?
  - Ну что ты! - возмутился я. - Я животных люблю.
  - Это тоже чувствуется, - сказала Вика. - Ладно, идемте. Я покажу вам комнату и туалет.
  - Идем, - покорно согласился я. - Комнату хочешь показывай, хочешь нет, но уж туалет, милая, покажи обязательно.
  Глава девятая
  Я лежал, закинув руки за голову и уставившись в потолок, но потолка не видел: в комнате стояла беспробудная темень, хоть глаз выколи. Время от времени я ее нарушал - прикуривал и курил, - но это случалось не слишком часто, хотя и чаще, чем днем. Вообще одна из странностей моего организма - курить ночью чаще, чем днем. Да и не только курить. Вы, конечно, знаете о более-менее научном делении всех людей на "жаворонков" и "сов", - так вот я "сова", и самая что ни на есть ярко выраженная. Мне все дается лучше ночью, нежели днем, и так было всегда.
  И вот - я лежал и перемалывал, пережевывал в мозгу события дня минувшего, делал попытки как-то связать их с теми, что случились раньше. Иногда выходило, иногда не очень, и тогда я сердился, снова курил, однако мусолить определенные вещи и факты не прекращал, потому что по многолетнему опыту знал: подобный, на первый взгляд бесполезный умственный онанизм в какой-то миг, или час, или день все равно обязательно даст свои плоды - пускай даже не в виде четких логических конструкций и схем, а в форме наития, предчувствия, интуиции, образа, - но даст, обязательно даст.
  И еще, конечно, я все не мог отделаться от мыслей о Сером: не как о жертве зверского убийства, а вообще - о друге и человеке, с которым нас связывало столь многое, - от бренчанья на самодельных электрухах в школьном ансамбле до таких вещей, о которых я просто никогда не расскажу.
  Правда, не хотелось бы и чересчур лицемерить: первый шок прошел, и теперь я чувствовал себя уже гораздо спокойнее. И тому тоже была причина, точнее, две. Первая заключалась в том, что годы, прожитые порознь, все-таки здорово отдалили нас друг от друга. За эти годы произошло многое - и у меня, и у Серого тоже. Но главное, главное было, пожалуй, в том, что мы, сколь ни грустно, разошлись не только в пространстве, но и во времени. Мы выпали, выпали из общей некогда системы координат: у него в последние годы были свои абсцисса, ордината и аппликата, а у меня - свои, и они между собой никак не пересекались. Пожалуй, они могли бы еще пересечься, встреться мы хотя бы сутки назад. Но мы не встретились, и теперь наши оси координат не пересекутся уже никогда...
  Однако, думаю, я не был бы до конца откровенен, если бы в качестве причин своего относительного "утешения" назвал только те, которые уже назвал... Да, Маргарита в определенном смысле потрясла меня не меньше, чем известие о гибели Серого или газ из того проклятого баллончика. Впервые в жизни я столкнулся с т а к о й женщиной, не хочу даже расшифровывать. И верите, просто не знаю, как повел бы себя, окажись Серый жив, - наверное, постарался б как можно быстрее помочь (в чем, было известно ему одному) - и бежать, бежать, бежать...
  Не помню, говорил или нет, но был сегодня такой краткий миг, когда мое лицо касалось ее лица (про тела говорил, это помню). И знаете, сделай я в тот момент одно, всего лишь одно легкое движение - и мог бы коснуться губами ее губ, но в бога душу мать! - это были губы жены моего мертвого друга... И кстати, не известно еще, как бы отнеслась к этому она, - вполне вероятно, я бы просто схлопотал по морде. Да наверняка - схлопотал бы.
  Тьфу! На душе снова сделалось так гадко, что я, как за палочкой-выручалочкой, автоматически потянулся за следующей сигаретой. И вот тогда...
  И вот тогда я услышал... Да нет, даже не услышал, а каким-то шестым (или седьмым, или восьмым) чувством ощутил, что в доме есть кто-то еще. Кто-то чужой, посторонний. (Если только, конечно, это не хитровыделанная Вика либо сама Маргарита надумали вдруг разгуливать в три часа ночи по своим делам. Но какие дела могут быть у них, в три часа ночи, кроме туалета?! Нет, я малый опытный - туалетом тут, пардон, не пахло.)
  Я бесшумно соскочил на пол, приблизился к двери, приоткрыл ее... Внизу кто-то ходил. Большинство людей сейчас ничего бы не почуяли, однако мой слух несколько выше средней нормы. Хотя ежели бы я крепко спал... Но не люблю сослагательного наклонения: в сей момент я крепко не спал.
  А уже в следующий момент возникла мысль о собаке - я не знал, где она угнездилась на ночь. Но к лешему собаку - тревога острой занозой уже свербила под ложечкой, и я выскользнул в коридор. Тоже темный, хотя и не такой, как моя спальня, коридор.
  
  ...Да, кто-то был на первом этаже дома. Я еще недостаточно хорошо разбирался в его географии, чтобы точно определить, где именно, но не это сейчас было важно. На цыпочках подошел к перилам лестницы, свесил голову вниз... Голоса! Правда, еле слышные, - однако они были.
  Долго раздумывать я не собирался. Темнота - друг не только молодежи, а, как оказалось, и мой в данном случае тоже. Лишь бы не заскрипели деревянные ступеньки...
  Они не заскрипели. Теперь я стоял внизу и вслушивался. В то, что шептали и шипели друг другу непрошеные ночные гости. И внезапно, отлично понимая, что главное - не пороть горячку, я тем не менее решил немного ее попороть.
  Пришельцы, судя по всему, пребывали сейчас в той гостиной, где состоялось вчера мое знакомство с Маргаритой. А гостиная эта... была тупиковой. Отлично! - еще не хватало гоняться за наглецами в потемках в одних трусах по всему дому. Я понятия не имел, чем они там занимались, - возможно, что-то искали или же пока только разрабатывали план предстоящей экскурсии, но...
  Вообще-то я человек осмотрительный и аккуратный, ничего не делаю с бухты-барахты, и "семь раз отмерь, один отрежь" - это именно про меня. Но сейчас я принял совсем другое решение - вроде бы далеко не осмотрительное и совершенно не аккуратное.
  До сих пор их сила была в основном в том, что они (я не имею в виду конкретно типов, что шушукались в глубине дома, хотя, впрочем, и их тоже) поначалу запугивали свои потенциальные, а впоследствии и кинетические жертвы, давили, ломали волю, гнули к земле, уверенные в собственной мощи и безнаказанности, а уж потом - расправлялись. Расправлялись весомо, грубо и зримо.
  Они это умели и любили, однако вот любили ли они, когда против них начинали действовать теми же методами? Сомневаюсь: психология подонка такова, что, получив неожиданно по зубам, он очень часто начинает элементарно, простите, подванивать. Я уже упоминал, что вовсе не собирался проводить каноническое расследование, сидя по вечерам у камина с трубкой в зубах, а в перерывах между глубокими аналитическими силлогизмами философски и меланхолично пиликать на скрипке. Нет, я решил размотать всю эту поганую цепочку последовательно и просто - звено за звеном, забираясь по дороге все дальше и дальше, пока не дойду до финала. Сейчас до финала было еще далеко - передо мной замаячила лишь одна шестнадцатая либо даже тридцать вторая. Передо мной замаячили лишь первые (и наверняка низовые) звенья этой сволочной цепи, но коль они замаячили, их следовало вырвать. Вырвать и всё.
  И я не стал играться в сыщика-интеллектуала. Да и вообще, кулаки Хаммера порой куда эффективнее мозгов Пуаро. Моментально входя в роль, я взъерошил пятерней волосы, нарочито громко зевнул и зашлепал босиком в направлении гостиной, полагая, что палить по мне они не начнут или, по крайней мере, начнут не сразу. В принципе, я рассчитывал, что о моем присутствии в доме эти наглецы покуда не знают.
  ...Они и не знали. Нет, я, конечно, хоть и "сова", но все-таки не настоящая, а потому выражения их лиц в темноте разглядел нечетко. Однако мне все же показалось, что морды их стали как минимум сантиметров на десять длиннее.
  Шаркая ногами будто заспанный недоделок, я ввалился в комнату и, вылупив для пущей убедительности глаза, как дурачок пролепетал:
  - Ой, кто это?.. - И через секунду: - Ребята, что вы тут делаете?!
  Существовали здесь, правда, некоторые чисто технические трудности, но с ними я справился, по-моему, достаточно успешно: полуприсел на вмиг покривевших ногах и вывалил насколько можно живот, одновременно завернув плечи к лопаткам, - так что перед обормотами возникла слишком нелепая и даже смешная фигура, чтобы ее стоило испугаться всерьез и надолго.
  А надолго мне и не требовалось. Мне требовалось сделать всего пару шагов, кои я, продолжая, заикаясь, бормотать что-то себе под нос, и сделал.
  И они действительно не испугались.
  Они не испугались и потому, наверное, здорово удивились, когда я вдруг, все еще не затворяя рта, прыгнул к тому, который стоял справа, и изо всей силы вонзил собственную босую пятку в его коленную чашечку.
  Музыка боя - понятие довольно абстрактное и вполне растяжимое. Для меня лично начальным аккордом этой самой музыки прозвучал громкий хруст ломающихся костей, а затем глухой стук падающего тела и сдавленный стон, - надо отдать должное, парень не заорал как резаный, хотя боль, поверьте, была ужасной.
  Однако разглядывать первые результаты собственного труда было некогда, потому что его напарник вспомнил наконец старую истину, что внешность порой бывает обманчива, и бросился на меня, растопырив руки так, как, должно быть, по его мнению их наверняка растопырил бы в подобной ситуации Брюс Ли...
  Увы, бедняга не был Брюсом Ли, и мой кулак прошел через его, с позволения сказать, блок безо всяких затруднений, а в конце своего короткого путешествия смачно врезался в его кадык. Снова хруст, но уже несколько иного тембра, и я бросил этого, потому что надо было добить того, а этот несколько секунд вполне мог подождать - ему торопиться было уже некуда.
  И вдруг справа раздался стук. Стук металла о деревянный пол, свидетельствующий о том, что "одноногий" решил меня опередить и вытащил пушку. Но лучше бы он этого не делал, ибо только вытащить мало, надо еще успеть ею воспользоваться, а вот этого-то он и не успел, потому что расклешненными как пятерня голодного вампира пальцами я ударил его в лицо, по ходу дела решив заодно и поинтересоваться анатомией человеческого глаза. Точнее, обоих глаз. Плюс - ребром ладони по шее. Плюс... Ну, это уже лишнее. Это уже натурализм.
  Когда он затих и перестал дёргаться, я вытер пальцы о его одежду и вернулся ко второму. Всего на несколько секунд...
  Потом я покурил, воспользовавшись сигаретами и зажигалкой поверженного врага, что было справедливо, - победителю всегда достаются конь и доспехи побежденного, я же благородно завладел лишь его табачным дымом. Я курил и прислушивался к звукам ночного дома.
  Порядок.
  Ночной дом молчал.
  Окончательно убедившись, что женщины ничего не услышали и не проснулись, я вышел на крыльцо, где сделал для себя два вывода: первый - пса и след простыл, второй - до рассвета осталось около часа.
  После этого я вернулся в дом, поднявшись по лестнице, подошел к комнате Маргариты и постучал в дверь.
  Маргарита не отозвалась.
  Тогда я постучал сильнее.
  И снова тишина.
  Еще сильнее - и, слава богу, за дверью послышались шаги босых ног, и испуганный женский голос спросил:
  - Кто там?
  - Ваш беспокойный гость, Рита, - почти прошептал я. - Откройте, это очень важно.
  Наверное, с полминуты из-за двери не доносилось ни звука: видимо, хозяйка размышляла, что же это взбрело мне в голову. Наконец щелкнул замок, и, не дожидаясь официального приглашения, я пулей влетел в спальню. М-да, похоже, она действительно испугалась.
  Но я ее понимал. Облаченный в одни лишь трусы, я несомненно представлял собой грозное зрелище для толком еще не проснувшейся молодой и красивой женщины, одетой в крошечную ночную рубашку до пупа и трусики типа "веревочки". При свете слабого ночника я тем не менее, конечно же, все моментально разглядел - и ее самое, и ее реакцию на мое живописное появление, а потому приложил палец к губам:
  - Тсс... не кричите, пожалуйста! Я пришел не за тем, о чем вы подумали.
  Маргарита смотрела на меня полуосоловелым взглядом, и я смекнул, почему так долго стучал, - она приняла снотворное.
  Наконец бледные губы дрогнули:
  - А... зачем вы пришли?
  Не стану вникать во все нюансы того деликатного диалога, а передам лишь самую суть.
  Я сказал:
  - Мне нужна машина. Ваша здесь?
  Она медленно кивнула:
  - Конечно, здесь. В гараже. Но почему сейчас?!
  Я покрутил головой:
  - Слушайте, об этом потом. У меня нет времени, но поверьте, Рита, это очень и очень важно...
  Думала она примерно с минуту. Наконец решительно тряхнула волосами и направилась к креслу, на котором лежала дамская сумочка, и достала оттуда связку ключей. (Ей-ей, покуда она расхаживала так по комнате да еще вдобавок наклонялась за сумочкой, я едва не растерял весь свой деловой настрой. Но гигантским усилием духа и воли взял себя в руки и - не растерял.)
  - Вот, - протянула Маргарита ключи. - От машины, гаража и ворот.
  - Спасибо, - тихо проговорил я и... положил руки на ее обнаженные плечи.
  Глаза Маргариты округлились, а тело задрожало.
  - Что вы делаете?.. - еле слышно прошептала она, но я уже потащил (да нет, конечно же, не "потащил", а... повлек, - вот именно - "повлек") ее к кровати...
  Слушайте, она вроде бы как и сопротивлялась, однако вроде бы как и не очень. И полагаю, что если бы я и в самом деле захотел сотворить то, о чем наверняка подумала сейчас она, я бы это и сотворил. Но мне нужно было сделать совсем другое.
  И вот на кровати...
  И вот на кровати я нежно-нежно опустил пальцы на основание грациозной лебединой шейки Маргариты и одними губами проговорил:
  - Прости, Рита.
  - Что?.. - не поняла она, но уже через секунду, сдавленно охнув, обмякла. Я бережно уложил ее голову на подушку и накрыл легким покрывалом. Естественно, не голову, а все остальное.
  А потом я пошел в свою комнату.
  
  Хлопот больше мне доставил тот, что был теперь без глаз, так как я не хотел испачкаться в крови, которая периодически заливала его лицо и шею.
  Однако я нашел остроумный выход: натянул на голову несчастного целлофановый мешок, добытый в гараже, - и не испачкался. Второй же снаружи был целехонек, и его я отнес в машину, которую подогнал прямо к крыльцу, без соблюдения правил техники безопасности.
  А чтобы вы не сильно удивлялись тому, что я так спокойно разгуливал с покойниками на горбу, сообщу, что и к Вике я тоже зашел. Замок в ее комнате был пустяковым, да и дрыхла девчонка без задних ног, так что и здесь все прошло гладко.
  В принципе, я мог бы выкинуть этот трюк и с Маргаритой, но я ведь не знал, где ключи... Да нет, понимаю, был, конечно же, был во всем этом некий неприятный аспект, и главное - как бы ей, чего доброго, не взбрело утром в голову, что отключил я ее не по "служебной надобности", а для того, чтобы совершить известного рода действо. Однако тут я надеялся, что женское чутье, интуиция, да и, в конце концов, объективная оценка собственного состояния помогут Рите определить, что ничего подобного я не совершал.
  Сложив незваных гостей один на другого на заднем сиденье Ритиной "Мазды" цвета "лагуна", я накрыл их большим куском брезента, взятым, как и мешок, из гаража. Потом сунул в багажник моток прочной капроновой веревки (оттуда же) и шесть штук белых кирпичей из штабеля за домом.
  Потом я открыл ворота и медленно выехал. А потом закрыл ворота и медленно поехал, взвешивая все плюсы и минусы своего плана. Нет, я понимал, что рано или поздно даже капроновая веревка разбухнет и перетрется и кто-либо из этих субчиков, а то и оба, всплывут. Но я к тому времени рассчитывал быть уже далеко отсюда, и вообще - ну их. Первые два звена из цепи были вырваны, и теперь оставалось только вышвырнуть их на помойку. Или - утопить в море.
  Посмотрел на часы: через пятнадцать минут Маргарита должна очнуться.
  А может быть, она и не очнется, улыбнувшись, подумал я, и эта временная, немножко насильственная летаргия плавно и постепенно, сама собою перейдет в крепкий, нормальный и здоровый сон.
  Глава десятая
  В машине Маргариты не было ни следа, ни пятнышка, и она преспокойненько стояла себе сейчас в гараже.
  В гостиной тоже не было ни пятнышка, ни следа, и в ней тоже давно все было спокойно и тихо.
  Ну и, само собой, ни пятнышка, ни следа не было сейчас на мне самом, и в данный момент мы с Маргаритой сидели за столом на кухне и завтракали.
  Впрочем, точнее сказать, завтракал один я, - хозяйка почти не притронулась к еде, только наливала себе уже третью по счету чашку кофе.
  Поначалу она смотрела на меня неприязненно и с опаской - видимо, мои предрассветные сомнения оправдались, и безмолвный вопрос: зачем я это сделал? - был по пробуждении для Маргариты далеко не праздным.
  Нет-нет, на словах она не обвинила меня, простите, в изнасиловании или даже скромной попытке совершения сего непотребства, однако взгляд был... В общем, тот еще взглядец, и я сразу же, поймав его на себе, поспешил оправдаться. И знаете, что сказал первым делом?
  - Дорогая Маргарита Владимировна! Я догадываюсь, что вы сейчас думаете... однако зря, честное слово, зря. Поверьте, на мне, как на младенце, нет ни капли вины, а то, что мне пришлось совершить...
  - Как, вы даже что-то совершили?! - полупрезрительно процедила она. - Странно, а я ничего не почувствовала. Оказывается, бывает и так.
  (Вот язва! Ну что это, по-вашему, - месть или вызов? И если месть, то за что, а если вызов, - то на что?!)
  Кажется, я даже немного покраснел. А покраснев с пяток секунд, вежливо проговорил:
  - Вы потому ничего не почувствовали, уважаемая, что я, в определенном, конечно, смысле, ничего с вами не сделал, клянусь!
  - А в неопределенном? - насмешливо прищурилась она.
  Я вздохнул и скрючил пальцы на чьей-то воображаемой шее:
  - Ах, вы об этом?
  Маргарита кивнула:
  - Об этом. Со стороны гостя это было не слишком-то порядочно.
  Теперь закивал я:
  - Конечно! Конечно, совсем непорядочно! Но понимаете, - промямлил с убитым видом, - это вышло нечаянно, я не хотел... - А потом словно бы вдруг осмелел и бесшабашно вскинул голову - так, чтобы утренние солнечные лучи наиболее выгодно оттенили самые привлекательные черты ее (головы) мужественного лица. - Верьте, не хотел!.. - И умолк. И, похоже, эту насмешливую красавицу заинтриговал.
  - Так чего же вы не хотели? - поинтересовалась она.
  - Я не хотел сделать то, что у меня в конечном итоге, увы, получилось, - хмуро пробормотал я. - Но получилось-то исключительно потому, что я внезапно испугался, как бы у меня вдруг неожиданно не получилось совсем иное, - то, чего так панически боялись вы. (Н-да, вот уж загнул, так загнул.)
  Маргарита хмыкнула:
  - Ясно. Несчастный случай на производстве.
  Я горестно повесил нос.
  - Самый что ни на есть разнесчастный. Видимо, в некий скользкий момент одно из полушарий моего мозга, более благородное, решило, что лучше уж вас, простите, усыпить, нежели... - И тактично умолк.
  Она удивилась:
  - Да? А я, признаться, подумала, что одно из полушарий вашего мозга, менее благородное, в некий скользкий момент решило, что лучше уж меня, простите, ограбить, нежели... - И тоже тактично умолкла.
  - Нет, не лучше - грустно сказал я. - Клянусь, Рита, нет. Разве я похож на грабителя? Повторяю: все было как я вам сообщил. Просто мне понадобилась машина, чтобы съездить в одно место.
  - В половине четвертого утра?!
  Я развел руками - мол, порою не мы диктуем волю обстоятельствам, а они, подлые, нам.
  - Ну хорошо... - Маргарита опять пристально посмотрела на меня своими бездонными глазами, а потом тряхнула золотистыми волосами, и я почувствовал, что, кажется, инцидент исчерпан. А почувствовав, подумал, что в свете последних событий времени на гадание на кофейной гуще у меня нет, и поэтому...
  - Рита, - кротко сказал я. - Можно задам еще пару вопросов? Самых целомудренных и невинных, обещаю.
  - Задавайте, - снизошла она. - Если уж без этого не можете, то задавайте. - И добавила: - Болтун!
  Но я принципиально решил не обращать внимания на реплики и колкости, уводящие в сторону от сути проблемы, и спросил:
  - Кроме Вики в вашем обширном доме еще есть, гм... "помощники"?
  Рита усмехнулась:
  - Шьете эксплуатацию человека человеком? Давно не актуально и тем паче не наказуемо. - Однако тут же посерьезнела. - Я ведь говорила - околачивались тут эти... Ее воздыхатель, потом Валентин и еще двое. Но вот где они сейчас - понятия не имею.
  - Дойдет очередь и до них, - пообещал я. - А из женщин?
  Она покачала головой:
  - Да нет... Хотя, впрочем, приходила иногда одна женщина. Она живет неподалеку, и мы звали ее, если требовалось приготовить настоящий - вы понимаете? - настоящий, человеческий обед. Но это в основном когда ждали гостей.
  - И часто вы их ждали?
  - Относительно часто. Раньше часто, - поправилась Маргарита. - В последнее время - нет. Думаете, она может знать что-то о смерти Сергея? Сомневаюсь.
  Я махнул рукой:
  - Сам сомневаюсь. Но ведь надо же копать хоть в каком-нибудь направлении?
  Рита саркастически подперла ладошкой щеку.
  - Ну, копайте-копайте, коли охота, но...
  - Но скажите-ка лучше, почему у вас и Сергея были раздельные спальни?
  Подобного поворота она явно не ожидала. Глаза ее опять швырнули в меня шаровые молнии.
  - Слушайте, уважаемый, - с раздражением проговорила Маргарита. - А вам-то какое до этого дело? - Но я не ответил, и она продолжила: - Да! Да, у нас были раздельные спальни.
  - Чёрт возьми! - почему?! - вырвалось у меня.
  - Вы находите это странным? - вяло поинтересовалась она. Слишком вяло, чтобы быть искренней.
  А я демонстративно окинул ее всю восхищенно-кровожадным взглядом и торжественно провозгласил:
  - Да! Да, Рита, я нахожу это не просто странным. Я нахожу это, со стороны Сергея, разумеется, просто кощунственным и преступным. Оправдания сему безобразию нет и быть не может, если только... Если только это не было вашим желанием.
  Ее глаза сузились:
  - И моим тоже.
  Я поразился:
  - Инициатором был Сергей?
  - Инициаторами были мы оба.
  - Ну, знаете... - только и сумел произнести я, а ее голос вдруг зазвенел:
  - Да что вы разыгрываете Иванушку-дурачка! Разве вам не известно, где он был?
  (Так, похоже, опять начиналась скользкая тема.)
  - Он был не только там, Рита, и... не он один, - негромко сказал я, а она чуть ли не закричала:
  - Но мне плевать на других! Я видела... видела, кем стал он!
  - Да? И кем же? - сухо полюбопытствовал я.
  - Он стал зверем... - прошептала она. - Последнее время в нем было уже так мало человеческого, что... Да-да, и не играйте, пожалуйста, желваками, насмотрелась! Среди нормальных людей он был изгоем, одиноким опасным зверем!
  Я с трудом разомкнул ставшие вдруг деревянными челюсти.
  - Но послушайте! Я, конечно, не видел его почти пять лет, однако... Однако он, к примеру, всегда любил музыку, хорошую музыку...
  - Ну да, конечно, - насмешливо пропела она, хотя в глазах уже стояли слезы. - Нажравшись, орать под эту проклятую гитару, что любовь нельзя купить?!1 Конечно-конечно, и как только я могла забыть, что он просто обожал музыку!
  Маргарита уткнула побелевшее лицо в ладони, и с минуту мы оба молчали. Первым нарушил тишину я.
  - Простите, - сказал я. - Простите, Рита, но... но за каким же дьяволом вы тогда вообще поженились?
  - Что?..
  Она отняла руки от лица. Глаза были сухими, но какими-то полусумасшедшими. И вот эти почти безумные глаза долго-долго смотрели в мои. Надеюсь, покуда нормальные.
  И она снова заговорила. Заговорила совершенно спокойным, будничным тоном.
  - Скажите, - произнесла она, - а вам знакомы такие чувства, как горе и одиночество?
  - Ну-у-у... - В общем-то, я не спешил отвечать, потому что понимал: в моем ответе она не нуждается. Она нуждается сейчас в своем.
  - Однажды ко мне пришло горе. И одиночество. А он, он случайно оказался рядом. Такой же опустошенный и одинокий...
  М-да, чужая душа - потемки, а уж две чужие души... Но почему она так говорила? Ведь я Серого знал! Знал! Нет, далеко не ангел, но и не такой же ведь монстр, как расписала она!
  - Ладно, - угрюмо сказал я. - Давайте пока не будем об этом. Подумайте лучше, кому смерть Сергея была бы выгодна.
  Маргарита фыркнула почти грубо:
  - Понятия не имею!
  И тогда... Тогда я задал вопрос, который совсем не хотел и даже боялся задавать, но не задать которого не мог.
  - А вы, Рита?.. Если уж у вас были настолько сложные отношения...
  - Что? - Она удивленно подняла брови. - Да неужели вы решили, что я могла желать своему мужу смерти?! - И опять залилась слезами.
  Я молчал. Пусть выплачется. К тому же я все еще толком не представлял, как мне себя с нею вести. Конечно, то, что эта женщина притягивала к себе точно магнитом, и говорить излишне. И тем более она могла стать для меня опасной - ежели, разумеется, именно она и заварила всю эту кашу.
  Слезы внезапно прекратились, как летняя гроза. Маргарита отняла тонкие руки от чуть порозовевшего лица.
  - Выходит, я попала к вам в немилость, - презрительно оттопырив нижнюю губку, не менее презрительно сказала она.
  - В моем вопросе не было ничего оскорбительного, - покачал головой я. - К тому же учтите, что подобные подозрения могут появиться и у милиции.
  Она дёрнула плечом:
  - Ваша забота припоздала. Об этом они уже спрашивали.
  Я насторожился:
  - Кто именно?
  - Их старший. Фамилия не то Мышкин, не то Машкин.
  - А звание?
  Маргарита задумалась.
  - Он был в штатском, но кажется... Да, остальные называли его майором.
  Я отхлебнул кофе из чашки. Уже холодный - но мне все равно.
  - И что же этот майор в штатском спрашивал?
  - Да приблизительно то же, что и вы, хотя у меня сложилось впечатление, что делал он это скорее для проформы, чем...
  - Обуреваемый служебным долгом? - улыбнулся я.
  Однако Маргарита улыбаться не собиралась, и несмотря на то, что слезы ее высохли, а истеричный румянец спал, взгляд темных, обрамленных длинными, чуть загнутыми кверху ресницами глаз не обещал мне в ближайшем будущем радостей ни земных, ни небесных. А уже в следующий момент она выдала такое, что я на миг даже засомневался, а была ли эта женщина действительно женой Серого, потому что...
  Она сказала:
  - Эй, а не уехать бы вам отсюда?
  - В смысле? - не понял я. - А-а, хотите, чтобы подыскал себе другое жилье?
  - Нет, хочу, чтобы вы уехали. Домой. И никогда больше не возвращались.
  Я стиснул зубы.
  - Кажется, этот вопрос мы уже обсудили.
  - Да, но... - И вдруг: - А хотите, я дам вам денег? Честное слово, дам, скажите, сколько. - И, решив сыграть на своем, в обычных условиях, разумеется, неотразимом, обаянии, лучезарно улыбнулась и, ей-ей, как королева, поистине царственным жестом благосклонно протянула мне руку. Для поцелуя?!
  Но она ошиблась в оценке ситуации. Условия на сей раз были не совсем обычными, и потому я резко встал и просто-таки отшатнулся от этой белой холеной руки, чтобы вместо поцелуя не сломать ее.
  Глаза Маргариты сверкнули холодным огнем.
  Мои тоже.
  С минуту я смотрел на нее, пытаясь понять, какие же мысли таятся под золотой шапкой этих прекрасных волос.
  А потом сказал:
  - Я в город. - И добавил: - Мне возвращаться?
  Она ответила не сразу.
  Но все же ответила.
  - Да... - наконец проговорила она. - Возвращайтесь.
  
  И отвернулась, чтобы в четвертый раз заварить себе кофе.
  Глава одиннадцатая
  Я вошел в душный зал ожидания местного вокзала и устроился с газетой на жесткой скамье в самом дальнем углу. Читать я, впрочем, не собирался, а собирался только сделать вид, что читаю, и заодно посмотреть, ошибся я или не ошибся, вообразив минут десять назад, что меня "пасут".
  Вообще-то этот факт не особенно волновал - все равно ведь невозможно работать только ночью, а потому - следите на здоровье, но в рамках приличий: без незапланированной пальбы, автодорожных происшествий и прочих мелких неприятностей. Однако то, что это все-таки началось, было уже интересно. Не потому, что свидетельствовало о том, что я напал на след, - хотя на что-то, наверное, напал, пусть пока и сам не знал, на что, - а потому, что на меня начали "клевать" и это в определенном плане гораздо удобнее (самому меньше бегать придется), хотя, конечно, и опаснее: ни в коем случае нельзя допустить, чтобы тебя по-настоящему "подсекли". Любоваться же издали - ё-моё, да сколько угодно!
  А еще меня заинтересовало, можно ли, согласно теории вероятности, встретить в совершенно противоположных концах города в течение часа одну и ту же парочку? Да еще и влюбленную? Да еще и начинающую при твоем появлении целоваться столь отчаянно, словно у нее, этой парочки, по расписанию через пять минут конец света.
  Однако в здание вокзала эти Тристан с Изольдой не проследовали, и я за них от души порадовался - а еще говорят, молодежь сейчас пустоголовая.
  Достав из кармана телефон, я набрал номер. Когда на другом конце страны взяли трубку и буркнули "Да?", я, узнав голос, сказал:
  - Здорово.
  - Здорово! - удивился он. - Ты где?
  Я сказал, где, и он хмыкнул:
  - Позагорать, что ли, решил? У тебя же дома тоже вроде не север...
  - Но и не юг, - деликатно перебил я и, немного помолчав: - Серого помнишь?
  - Что за вопрос?! Так это ты к нему в гости намылился?
  Я поморщился:
  - Точно. К нему. Только не в гости, а... на поминки.
  - Шутишь?..
  - Ага. Оборжался тут весь.
  Наверное, с полминуты в трубке было тихо. Потом мой абонент немного хрипло спросил:
  - Сам?
  Я скрипнул зубами.
  - Кабы сам, я б тебе не звонил.
  - Лады... - Видимо, он что-то усиленно обдумывал. Обдумал. - Мне прилететь?
  Я покачал головой:
  - Не надо. Ты лучше вот чего... На всякий пожарный - здесь есть кто еще из наших?
  - Есть, - после паузы проговорил он. - Не совсем, правда, из наших, но...
  - Я его знаю?
  Теперь, кажется, он покачал головой.
  - Нет, но какая разница?
  - А согласится?
  - На меня сошлешься - согласится, только ежели здорово прижмет, ты уж его особо не тряси. У него жена и трое пацанов... Нет, пацанов двое, а третья, кажется, девочка. Понял?
  - Понял, - сказал я.
  - Лучше уж мне позвони.
  - Позвоню.
  - Вот так вот... А сам-то всё один? - неожиданно спросил он.
  Я уклончиво пожал плечами:
  - Да пока вроде один. - Потом поправился: - Ну, не всегда, конечно.
  - Ну это конечно! - рассмеялась трубка. - Как же можно всегда? - И опять серьезно: - Слушай, ну а насколько дело-то хреново? Может, все-таки приехать или подогнать еще кого?
  Я замотал головой:
  - Не нужно. Во всяком случае пока. Сам не врублюсь - то ли его случайно...
  - Случайно?! - удивился мой собеседник.
  - Да не случайно, - поправился я, - а в смысле... Понимаешь, месяца два назад Серый опять начал глотать, а пьяный он... Ну, про это ты небось в курсе.
  - В курсе, - коротко подтвердила трубка.
  Я вздохнул:
  - Ну вот. Так что, сам понимаешь, по бусари Серый за эти два месяца много мог дров наломать: и хлебальников порядочно набок свернуть, а может, бабу у кого увел, хотя...
  - Что - хотя? - моментально отреагировал на мою заминку телефон.
  - Жена у него это, я тебе доложу, нечто. Супермодель!
  - Слыхал.
  - Но не видел?
  - Не видел.
  - Вот это, знаешь, тот случай, когда лучше один раз увидеть.
  - Да ты там, старик, часом не влюбился? - гоготнул он.
  - На грани, - признался я. - Или на лезвии бритвы. Или на кончике пера. В общем, балансирую из последних сил как циркач на канате.
  - Гляди не звезданись. Но погоди-ка, ты недоговорил. А если не...
  Я помрачнел.
  - А если не бытовуха, - значит, он по-крупному кому-то здесь хвост прищемил, а то и сам в какое дерьмо вляпался. - И, помолчав, добавил: - Знаешь, боюсь, все-таки второе. Тут меня, слышь, только приехал, как зелёного на такой дешевке подловили. Еле в больнице оклемался.
  - Да ну?! Грохнули, что ли?
  - Хрен угадал. Газ.
  - Дела-а... - протянула трубка. - Видать, в натуре у Серого там не бабой пахло.
  - Видать, - согласился я. - А щас на улице влюбленная парочка топчется. Обсосались просто, ждут не дождутся, когда выйду.
  Он присвистнул.
  - Слушай, давай прилечу.
  - Нет-нет, - поспешно сказал я. - Не надо, я сам. В крайнем случае позову твоего многодетного. Кстати, адрес-то дай.
  Он дал.
  - И телефон.
  - На...
  - А это... - Я почесал затылок. - Если приспичит, он тут еще кого-нибудь найдет?
  - Если приспичит - найдет. Этот найдет.
  - Ладно, - сказал я. - Спасибо. Пока.
  - На здоровье, - сказал он. - Пока. Ладно. Но ты звони, ежели чего.
  - Непременно, - пообещал я. - Ежели чего - позвоню. - И отключился.
  
  Вопреки моим ожиданиям на улице никого не было. То есть, не было тех сопляков. Может, я все же ошибся? А может, их просто-напросто сменили другие сопляки. Или не сопляки.
  Ой, да пёс с вами! - мысленно махнул я рукой. У меня что, больше дела нет, как головой по сторонам вертеть? Однако, ребята, чур, уговор: будете борзеть - стреляю без предупреждения. Но это я, конечно, в переносном смысле - стволы тех друзей лежали сейчас надежно спрятанные в укромном местечке.
  - Простите, пожалуйста, - вежливо обратился я к пробегавшей мимо смазливой загорелой девушке, одетой в совершенно сногсшибательную разлетайку.
  - Да? - с некоторым интересом замедлила бег девушка.
  - Извините, - потупился я, - но не подскажете ли, где тут находится какой-нибудь... гм... собачий клуб?
  Интерес девушки увял.
  - Это "Кому за пятьдесят"? - почти оскорбленно фыркнула она.
  - А, так знаете? - обрадовался я, однако она столь свирепо дёрнула шоколадными плечиками, что вся ее разлетайка едва совсем не разлетелась, и через секунду скрылась за горизонтом.
  Удрученно вздохнув, я обратился к прохожему уже иного не только возраста, но и пола, потому что мне действительно позарез было нужно найти адрес какого-нибудь местного собачьего клуба.
  
  ...Я сидел на скамейке в приморском скверике и мысленно прокручивал в голове то, что узнал. Или - чего не узнал.
  Кинологический клуб "Ринг" оказался маленькой неказистой конторой из двух комнатушек, в каждой из которых скучали за письменными столами, заваленными (наверное, для видимости) какими-то бумажками, худенький пожилой мужчина, почти старичок, и молодая крепкая девица, коей для полной гармонии и стопроцентного соответствия архетипу не хватало лишь весла в руки.
  Должно быть, и почти старичку, и девушке без весла было не только отчаянно жарко, но и отчаянно скучно, потому что появлению моему они оба обрадовались и набросились на меня, как говорится, от всей души.
  Знаете, правду, наверное, молвят, что все собачники малость сдвинутые. Нет-нет, я не в порядке оскорбления, а к тому лишь, что они немножко не от мира сего, - как и, допустим, нумизматы, букинисты, филателисты. Вот я вроде тоже люблю собак, и повторяю: когда-нибудь у меня обязательно будет собака - когда обзаведусь хотя бы каким-то подобием семьи (чтоб не одному выгуливать) и, хорошо бы, частным домом (невольно вспомнил Маргаритин "замок"). Но надеюсь все же, отношение к ней у меня будет скорее прагматичное, нежели, скажем так, чересчур уж духовное, а иначе и мне грозит опасность оказаться в стане этих ненормальных мучеников.
  И вот фанатики сии окружили меня сейчас во чреве клуба "Ринг" и стройным дуэтом принялись выпытывать причину моего к ним визита.
  Я прикинулся олухом (каковым, собственно, и являлся) и начал мямлить что-то насчет собачьих питомников - мне, видите ли, посоветовали, что щенка лучше покупать не просто через клуб, а именно у владельцев частных питомников, специализирующихся на разведении какой-то одной породы. Конечно, ниточка эта была очень слабой. Просто паутинка даже, а не ниточка. Однако выбора не было, как не было пока больше и других ниточек и паутинок.
  И я мужественно сносил все атаки "ринговцев", зарывшихся в свои картотеки и чуть ли не хватавшихся за телефон с готовностью прямо сейчас звонить владельцам неких элитных сук, только что принесших или вот-вот собирающихся принести еще более элитное, нежели сами, суки, потомство.
  Господи, чего (или же все-таки - кого?) мне только не предлагали: от карманных шавок до борзых и сенбернаров. Но я упорно гундосил свое - мне бы найти людей, разводящих собак с размахом, а не кустарей-одиночек, и после получасовой борьбы своего добился: заплатив какую-то мелочь "за консультацию", ушел, унося в кармане три номера телефонов, - владельцев личных собачьих ферм, разводящих соответственно доберманов, шелти и кавказских овчарок. Шелти я с негодованием отмел в сторону - это что за собаки, чтобы ими кого-то пугать, даже женщин, а значит, и владелец их не из породы людей, которые любят кого-то пугать. А вот над семейками кавказцев и доберманов, возможно, стоило поразмышлять...
  
  И еще о собаках. Проходя вечером по дорожке к дому мимо поливавшей из шланга клумбу Вики, я притормозил и будто ненароком поинтересовался:
  - Слушай, милая, а куда это подевался старина Жак? Ты случаем не знаешь?
  Она кивнула:
  - Убежал домой. Представляете, какой хитрец? Выкопал ночью под забором яму - и улизнул, гад такой!
  Я тоже кивнул:
  - Ну надо же! И правда, гад...
  Поднимаясь по ступенькам крыльца, я думал о том, что видел уже утром эту самую яму. Только вот вырыта она была явно не собачьими лапами и когтями, а почему-то лопатой.
  Однако главный сюрприз ждал впереди.
  Когда в конце ужина я решил наконец задать вопрос, который, естественно, был не из приятных и для Маргариты, и для меня, - а именно: когда будем хоронить Сергея, завтра или послезавтра, и какая помощь требуется, - женщина вздрогнула и, опустив голову, еле слышно прошептала:
  - Его уже похоронили...
  - Что?! - не понял я.
  И тогда Маргарита уставилась на меня вмиг сделавшимися как точки зрачками.
  - Его уже похоронили! - едва ли не выплюнула мне в лицо она.
  - Но почему?.. - потрясенно забормотал я. - Почему, Рита?! Отчего такая спешка?..
  Она лишь слабо пожала плечами:
  - Думаю, так будет лучше.
  - Но для кого?! - взорвался я.
  Она вздохнула:
  - Для него, для меня... Да наверное, и для вас тоже.
  И отвернулась.
  Глава двенадцатая
  Я, кажется, уже признавался в любви к цикадам и светлячкам, так что представьте, каким заманчивым и прекрасным был бы для меня этот вечер - вечер, когда мы с Маргаритой сидели в заросшей виноградом беседке, смотрели на зажигающиеся в горячем темном воздухе словно из ниоткуда огоньки светляков и слушали треск цикад. Да, каким бы заманчивым был бы этот вечер, но...
  Она похоронила Серёгу.
  Без меня.
  И больше я его никогда не увижу - ни живого, ни мертвого.
  Я стиснул зубы - возможно, от злости. А может, просто от бессилия что-либо предпринять и исправить. Да, исправить уже ничего нельзя - поздно. Однако вот предпринять...
  Кулаки сжались сами собой: ладно, гниды, ладно, надеюсь, вы уже закопошились, заёрзали, когда недосчитались сегодня пары шакалов в своей поганой стае...
  Но то были мысли, а вслух я спросил:
  - Кто был на похоронах, Рита?
  Она медленно покачала головой:
  - Я не хотела никого видеть и не сообщила об этом никому из знакомых.
  - Но как же вы ухитрились так быстро всё устроить?
  Маргарита уставилась на меня, точно на ребенка:
  - Не смешите, с деньгами можно устроить всё.
  Я опять начал сердиться.
  - Но хотя бы мне-то могли сказать о ваших замечательных планах!
  - А зачем?
  - Как зачем?! - моржом фыркнул я. - Ну, знаете...
  - Знаю, - кивнула она. - Я знаю, что вы обо мне думаете, однако мне на это глубоко наплевать. Уж не обижайтесь.
  Я только махнул рукой:
  - Да ну вас!
  - А вот это сколько душе угодно. Ругайтесь, если станет легче. - И вдруг попросила: - Дайте сигарету.
  Я дал. Потом дал ей прикурить. Потом прикурил сам.
  - Хорошо, Рита... То есть, конечно, хорошего мало, но что сделано, то сделано, и давайте поставим на этом крест. В смысле наших с вами разногласий.
  - Я поняла, в каком смысле, - тихо отозвалась она. - Давайте. Поставим.
  - Ладно... - Я потер рукой уже более чем недельную щетину. - Расскажите, пожалуйста, еще раз о типах, которых Сергей нанял якобы для строительства нового гаража.
  Маргарита инфантильно пожала своими совсем не инфантильными плечами:
  - Вы о Гене и Валентине?
  - Не только.
  Она поморщилась:
  - А, те двое... - И вздохнула: - Но о них мне и в самом деле почти нечего сказать кроме того, что ругались оба как сапожники даже в моем присутствии. Однако это я, кажется, уже говорила.
  - Ага, - подтвердил я. - Но как их звали? Как они выглядели, Рита?
  Она развела руками:
  - Имен не знаю. Они обращались друг к другу только по кличкам, да и остальные их иначе не называли.
  - Так-так. И клички...
  - У того, что повыше, - Сухарь. Он и правда весь жилистый, тощий, точно свитый из веревок. Волосы цвета соломы, а глаза голубые, но все равно неприятные - глубоко посаженные, маленькие и колючие. И вообще, у него запоминающееся лицо: мелкое, почти обезьянье. Нос курносый, и скулы выпирают как у японца.
  Я одобрительно хмыкнул:
  - Прекрасно, Рита, вы очень наблюдательная. А сколько ему лет?
  - Ну, может, тридцать пять - тридцать восемь.
  - А особые приметы? Татуировки, родинки, шрамы, какие-то физические недостатки?
  Она сделала глубокую затяжку и бросила недокуренную сигарету в траву.
  - Не помню... - И вдруг едва ли не радостно вскрикнула: - Да, чуть не забыла! У него золотой зуб...
  - Один?
  Она раздраженно вспыхнула:
  - Я ему в рот не заглядывала! На виду один.
  - Клык, резец или глазной?
  - Да вы издеваетесь... - начала было она, но, увидев, что я улыбаюсь, сменила гнев на милость - тоже соизволила слегка улыбнуться.
  Однако долго обмениваться улыбками было некогда, и я снова спросил:
  - А другой?
  - Другой... - Маргарита помолчала. - Другой был ниже ростом, но покоренастей, довольно широкий в плечах. Волосы темные, глаза не помню, на щеке небольшой косой рубец, а в остальном... - Она тряхнула волосами. - Трудно сказать, он какой-то обыкновенный. Понимаете, что имею в виду?
  - Понимаю. И как называли этого?
  Маргарита наморщила лобик.
  - Ой, подождите! Такая странная кличка... Подождите, сейчас-сейчас... - И вдруг взгляд ее просветлел: - Есть! Вспомнила! Панчер!
  - Панчер?! - переспросил я (гм, боксер, что ли?). - Действительно кличка оригинальная. А вы не перепутали?
  - Ничего не перепутала. Остальные называли его именно так.
  - Ладно... - Я на некоторое время задумался. - Послушайте, но почему же все-таки Сергей связался с этими людьми? Они действительно его охраняли?
  Теперь на несколько мгновений задумалась Маргарита.
  - Сложно ответить наверняка. Нет, вообще-то было видно, что фрукты еще те, но...
  - Вот именно - "но", - вздохнул я. - Полагаю, вам известно, что ваш муж был человеком, который и сам мог постоять за себя?
  - Известно! - почти грубо оборвала меня Маргарита. - Когда был трезвым или хотя бы наполовину трезвым, - мог. А вот когда напивался...
  - Однако вы говорили, что эти люди ни разу не ночевали в доме. - Я решил сменить галс.
  - И что же?
  - Значит, они не были охраной - ночью-то вероятность покушения возрастает. А коль они не были охраной, то, возможно, на самом деле не существовало никакой реальной опасности?
  - Вы что, дурак? - кротко спросила Маргарита. - Или я, по-вашему, дура? Повторяю: Сергею угрожали, и самым серьезным образом.
  - Но эти люди...
  Она отмахнулась:
  - Я рассказала все, что знаю, а остальное не мое дело. Если желаете - ловите, ищите, охотьтесь за ними, лично мне уже все равно.
  А вот мне было не все равно. Нет, по большому счету я не мог осуждать Маргариту - ей за последнее время действительно многое пришлось пережить. Но для меня, конкретно для меня, это не меняло абсолютно ничего. Серого убили. А я должен убить того, кто убил его. Или - тех. В общем - всех, кто так или иначе причастен к его смерти. И, в общем-то, я, кажется, начал.
  
  ...Минут пять мы сидели молча. Вокруг давно уже был не поздний вечер. Вокруг была уже настоящая ночь. Темная и звездная южная ночь.
  И вдруг Маргарита еле слышно прошептала:
  - Я боюсь... Я так боюсь остаться одна...
  (Гм, не понял!)
  - Но вы не одна, Рита! Я же здесь. Да и потом Вика... А кстати, ее ухажер больше не объявлялся?
  - Нет, - покачала головой женщина.
  - И второй, Валентин?
  - Нет.
  - Слушайте, - сказал я, усаживаясь поудобнее. - А ну-ка опишите его подробнее.
  Маргарита взволнованно хрустнула пальцами.
  - Ну-у, - протянула она, - этот моложе тех двух, что-то около тридцати. Очень высокий и сильный. Ужасно неприятный взгляд - глаза просто какие-то бездушные. В общем, мрачная личность...
  Я попробовал мысленно сложить воедино все фрагменты ее словесного фоторобота и подумал, что этот Валентин, наверное, и в самом деле малоприятный и, главное, опасный фрукт.
  - Он местный? - спросил я.
  Маргарита кивнула.
  - А адреса случайно не знаете?
  - Не знаю. - Однако тут же спохватилась: - Вика должна знать, по-моему, милиционеры у нее спрашивали.
  - Ну что ж, - сказал я. - Значит, придется завтра с утра навестить этого деятеля. А где живет Геннадий, вашей наперснице, уж полагаю, известно наверняка?
  Маргарита задумалась. Потом не очень уверенно проговорила:
  - Сомневаюсь, чтобы у этого вообще было здесь какое-то жилье.
  - Так он приезжий?
  - Думаю, да. Скользкий тип и себе на уме, хотя одновременно и глуповат. Необычное сочетание, правда?
  Я улыбнулся:
  - Ну почему же. Глупых хитрецов на свете куда больше, чем умных простаков. Правда, окружающие зачастую считают их либо дураками, либо пройдохами - по ситуации; они же - "золотая середина", гибрид, и кстати, более вредный, нежели те и другие порознь.
  - О! - с преувеличенным почтением произнесла Маргарита. - Вон вы какой, оказывается, психоаналитик!
  - А вы как думали? - в тон отозвался я. Но ею, похоже, уже овладела новая мысль.
  - Скажите, - шепнула она. - А мне, по-вашему, и в самом деле грозит опасность?
  - А по-вашему? - вздохнул я. - Да, никаких звонков больше не было?
  Маргарита невесело усмехнулась:
  - "Какие-то", естественно, были. Но не те, которыми заинтересовались бы вы.
  Я наставительно поднял вверх указательный палец:
  - Сейчас я интересуюсь исключительно угрозами в ваш адрес, дорогая.
  - Увы, угроз больше не поступало.
  - Пока не поступало. - Мой твердый как скала палец продолжал многозначительно смотреть в черно-серебристое от миллиарда звезд небо. - А посему, когда я завтра уйду, вы запретесь покрепче и никому, слышите, никому не откроете, пока не вернусь.
  - Значит, все настолько серьезно? - выдохнула она, но, наверное, тот выдох предназначался не мне, а ей самой. Разумеется, эта молодая, но очень умная женщина прекрасно все понимала. Однако разве мне трудно было ответить? Не трудно. Я и ответил.
  - Это серьезно, Рита, - преувеличенно зловещим тоном проскрежетал я. - И если гибель Сергея вас еще не до конца убедила... В общем, давайте не рисковать, потому что ради выполнения своих планов - правда, честно говоря, совершенно не ясных мне еще планов - эта публика пойдет на всё.
  И похоже, перегнул палку, потому что Маргарита вдруг вскочила как ужаленная и звонким дрожащим голосом, что, в принципе, было на нее не похоже...
  - Нет! - воскликнула она. - Нет! Без вас я здесь не останусь. Я поеду с вами!
  - Куда?! - удивился я.
  - Ну... туда... - неопределенно повела она белой рукой. - Искать Валентина.
  Я тоже встал и:
  - Ни к чему это, - пробасил голосом купца первой гильдии. - Сидите дома, следуйте моим указаниям, и все будет в порядке.
  Но ёлки-палки! - вся она была уже просто совсем рядом. В каком-то сантиметре... даже уже миллиметре от меня, и я...
  Нет-нет, только не вообразите, что я снова, как тогда - после лестницы или эпизода добывания ключей от машины в спальне - оказался во власти не самых порядочных чувств и эмоций. Нет, но... она вся была так близко, и потому верхние конечности мои сами собой вдруг этак немного обвили ее обнаженные (жарко же) плечи. Но сделали они это не для того, о чем, несомненно, подумали своим циничным умом вы. Просто таким способом я хотел дать бедняжке понять, что здесь, рядом, друг, что она под моей защитой и пусть только попробует кроме меня кто-нибудь сунуться, пока я здесь, рядом...
  Господи... а через секунду уже и лицо ее, прекрасное тонкое лицо тоже оказалось в сантиметре от моего, пусть и не столь прекрасного и тонкого, но все-таки тоже лица. И глаза ее, обычно темные, были сейчас цвета луны... Да-да, сейчас в них отражалась луна, и они были такие же матовые и отрешенные, как и сама хозяйка этой дурманящей, почти тропической ночи...
  Но все же я сумел взять себя в руки.
  А мгновение спустя все же сумела взять себя в руки и она. Я имею в виду Маргариту, а не луну. Той, бесстыжей, - всё божья роса.
  И когда мы молча шли по травяной дорожке к дому, я мучительно и надрывно думал о двух вещах. Первая: каким козлом я, возможно, кажусь сейчас Маргарите (и себе, впрочем, возможно, тоже), а вторая - что, невзирая на лояльность в отношении скабрезных анекдотов, я никогда не любил анекдот, заканчивающийся словами "медленно и печально".
  Проводив Риту до двери спальни, я грустно посмотрел на эту самую дверь, когда она закрылась, а потом, сняв туфли, бесшумно спустился вниз.
  Я очень надеялся, что в ближайшие полчаса Маргарита не решит наведаться в мою комнату, поскольку у меня на ночь, точнее, часть ночи, были другие дела, и вне дома.
  Да, главное, чтобы ей не приспичило искать встречи со мной в ближайшие полчаса, - потому что через тридцать минут она будет спать как убитая или младенец, о чем я позаботился за вечерним чаем. Нет, уже через двадцать восемь.
  И Вика тоже будет спать как убитый младенец через двадцать восемь... нет, теперь уже двадцать семь минут.
  
  Доброй ночи вам, милые девушки...
  Глава тринадцатая
  Мы ехали по прибрежному, почти точь-в-точь повторяющему очертания береговой линии шоссе. За рулем была Маргарита (от ее участия в экспедиции отбиться так и не удалось), хотя, как истинный джентльмен, я предложил свои шоферские услуги сразу же после того как закрыл ворота на замок.
  Но Маргарита вежливо отказалась.
  Я пожал плечами:
  - Как угодно леди. - И, кряхтя, взгромоздился на место штурмана. Все же у нее была маленькая машина.
  И мы поехали. По адресу, который после завтрака нашла в своей записной книжке Вика.
  Справа мелькало желто-голубыми искрами море, а слева пробегали солидные дома и несолидные домики, одинаково утопающие в яркой зелени деревьев, кустарников и плюща. Маргарита вела машину уверенно и спокойно - ну, конечно, не так виртуозно, как вел бы ее я, но тоже и ничего.
  Мы направлялись в пригород в поисках улицы Цветочной (прямо как в книжке про Незнайку) и дома номер тридцать шесть. И после недолгих расспросов прохожих наша "Мазда" остановилась возле палисадника, огороженного неоцинкованной рабицей, которая вся заросла плетьми самых разнообразных съедобных и несъедобных вьющихся растений.
  - Вот эта улица, Рита, - сообщил я. - Вот этот дом.
  Она отозвалась:
  - Вижу.
  Я открыл дверцу и выкарабкался из машины.
  - Ждите, я скоро.
  Но она тоже выскочила на пыльную дорогу. Пулей.
  - Я с вами!
  А вот это не входило в мои планы. Мало ли как там все повернется? Одно дело, если этот Валентин ни в чем не замешан, но совершенно другое, коли у него рыло в пуху. Тогда возможны всякие неприятности - и легкая матерная перебранка, и крупная кулачная потасовка, и, чем чёрт не шутит, может даже пальба.
  - Нет, - твердо сказал я. - Нет, Рита, вы будете ждать и прикрывать меня с тыла.
  Но она сверкнула глазами как рассерженная сиамская кошка:
  - Еще чего! Я не собираюсь сидеть тут одна как дура! - И с силой захлопнула дверцу.
  - Но послушайте... - попытался воззвать я к ее благоразумию.
  - И слушать не буду! И потом, разве не может случиться, что, вернувшись, вы обнаружите в машине мой хладный труп с простреленной грудью?
  - Левой? - невинно поинтересовался я.
  - Ну не правой же!
  Я поморщился:
  - У вас, милая, очень богатое воображение, и вам непременно надо попробовать писать детективы. Однако сейчас чрезмерные фантазии нам ни к чему.
  Если бы она была, к примеру, породистой кобылой, то я бы, наверное, сказал, что она взвилась на дыбы. Но она не была кобылой, и я так не сказал.
  - Фантазии?! - зло прошипела она. - Так значит, убийство моего мужа это фантазии?! И тот ужасный звонок - это тоже фантазии?
  - Да послушайте же, - рассердился наконец и я. - Сергея действительно убили, но вам-то о чем беспокоиться? Угроза по телефону? Это может быть идиотской шуткой. Но вот если.. - Я устремил на нее свой самый проницательный и испытующий взгляд. - Если это не шутка, значит, Маргарита, вы чего-то не договариваете. А раз вы что-то скрываете, то и я, простите, лишаюсь возможности помочь вам.
  И она вся вдруг как-то увяла и сникла.
  - Но я правда сама ничего не понимаю и ни о чем больше не знаю.
  - Тогда мне не ясны мотивы человека, угрожавшего вам, - буркнул я и добавил: - Если, конечно, вы не водите меня за нос.
  Ответом был лишь молчаливый, но зато такой красноречивый взгляд, что я смешался и полувиновато проворчал:
  - Ладно, сдаюсь. Только учтите, что хладный труп с грудью из вас так же легко сделать и в этом веселеньком, - кивок на окрашенные в попугайский желто-зеленый цвет стены, - домике, как и в машине.
  - Да пошли вы!.. - сказала Маргарита и, нервно поправив на плече ремешок сумочки, уверенно направила стопы своих умопомрачительных ног прямиком к старой облупленной калитке.
  Я вздохнул и покорно поплелся за ней, не забыв, впрочем, окинуть напоследок цепким орлиным взором тыл и фланги нашего маленького подразделения.
  Все было чисто, и у калитки я опередил Маргариту и, оттеснив своим крупом в сторонку, негромко свистнул. Пояснил:
  - А вдруг собака.
  Собаки, похоже, не было, и, откинув щеколду, я вошел во двор. Маргарита - за мной. Мы чинно прошествовали к невысокому крылечку, и, поднявшись на пару ступенек, я постучал - звонок на двери отсутствовал. Да и вообще, даже самого беглого взгляда на дом и окружавший его запущенный двор, плавно переходящий в заброшенный сад, было достаточно, дабы сообразить: если владельца всего этого великолепия что на свете и интересует, то никак не благоустройство домашнего гнезда и быта.
  На первый стук никто не отозвался.
  Никто не отозвался и на второй. Я молча переглянулся с Маргаритой, собираясь уже разворачивать оглобли восвояси, но тут за дверью что-то загромыхало (пустое ведро или таз), потом раздалось сердитое бормотанье с употреблением имен прилагательных, существительных и глаголов, кои я, пожалуй, приводить не стану, и нетвердые, спотыкающиеся шаги.
  А потом дверь широко распахнулась, и на пороге во всей красе нарисовалась хозяйка этих шагов и глаголов, которая уставилась на нас мутноватым, но от того не менее настороженным и подозрительным взором.
  Это была невысокая, довольно крепко сбитая и длиннорукая женщина. Судя по страдальчески-похмельному лицу, ей было лет сорок, однако внутренним чутьем я смекнул, что ежели этому творению природы не дать попиться хотя бы с недельку, а после привести чисто по-женски в порядок, то ему в конечном итоге навряд ли окажется больше тридцати. Спереди одеяние почтенной дамы составляла не первой свежести простыня, которую она целомудренно прижимала к себе. Сзади же никакой одежды, видимо, не было вообще.
  Щурясь от яркого солнца, она посмотрела на нас.
  Потом негромко икнула.
  Потом культурно прикрыла рот рукой.
  Я отвесил вежливый полупоклон и сказал:
  - Здравствуйте.
  Маргарита тоже сказала:
  - Здравствуйте, - хотя и не столь дружелюбно, как я. Женщины, должно быть даже на исключительно подсознательном уровне, инстинктивно ощущают ревность и чувство соперничества (в самом широком толковании этих терминов), оказываясь вблизи любого другого существа с грудями, даже такого.
  Опасаясь искры, из которой могло бы, не дай бог, вспыхнуть пламя, я решил перейти к делу, однако матрона в простыне меня опередила.
  - Ты кто? - спросила она, явно собираясь в дальнейшем игнорировать присутствие Маргариты. Голос у нее был низкий, а тон грубый.
  Поскольку кто я, говорить я не собирался, пришлось уклончиво попожимать плечами и повертеть головой. В богатой древними традициями теории и практике косвенного вранья я не изобрел ничего нового, лишь задал полуотвлекающий-полуискренний вопрос:
  - А Валентин дома?
  - За каким он тебе?
  Знаете, взгляд ее был уже не таким мутным, и, по-моему, она трезвела прямо на глазах. Хотя возможно, просто наконец просыпалась.
  - Ну, "за каким"! - снова дипломатично пожал я плечами. - Дело у меня к нему, важное, ясно?
  - Еще бы не ясно, - кивнула она и неожиданно совершенно беззлобно, как-то даже по-домашнему тепло, предложила: - Слушай, а не пошел бы ты на ...?
  Я тоже кивнул:
  - Щас пойду. Шепну пару словечек Валентину - и пойду.
  Она картинно всплеснула руками, отчего одна из ее внушительного объема прелестей грозно вывалилась из-под простыни. Женщина деловито вернула беглянку на место, а я услышал, как сзади сердито засопела Маргарита.
  - Не, ты чё, татарин?! - дыхнула мне в лицо перегаром колоритная собеседница. - Нету Вальки, понимаешь?
  - Понимаю, - сказал я. - А где он?
  Но, видно, наше вульгарное общество этому милому существу уже наскучило. Дама шустро попыталась захлопнуть дверь, и только мой ботинок помешал свершиться сему коварству.
  Следующие секунд десять она стояла, бросая в меня испепеляюще-ненавидящие взгляды-молнии, на которые я отвечал смиренным сиянием своих кротких глаз. Однако, увидев, что чёртова баба, кажется, собирается завопить благим матом, я моментально устранил с физиономии кротость, и вопить она, судя по всему, передумала. Диалог же продолжила, и речь ее на этот раз была насыщена содержанием, с которым я при всем желании не мог не считаться.
  - Ты кто, мент? - вызывающе проскрежетала она. - Нет, ты скажи, а?
  Каюсь, в ответ на такое неожиданное оскорбление я промямлил нечто весьма маловразумительное.
  А она гнула свое.
  - Коли мент, предъяви ксиву и ордер - законы знаем. А нету ордера - вали, голубок, отсюда!
  Ну и что я мог ей ответить? Только предпринять жалкую попытку контратаки.
  - Да вы сами-то кто такая?
  Эффект оказался поразительным. Эта растрепанная пьянь вдруг вмиг стала выше ростом, подбоченилась, спина ее важно распрямилась, и она величественно, прям как королева, заявила:
  - Я, между прочим, жена Валентина!
  И тут... И тут Маргарита, которой, видимо, надоело прозябать в роли статистки на этих импровизированных подмостках, внезапно оттеснила меня одним движением плеча и, смерив "королеву" невыразимо презрительным взглядом, еще невыразимо презрительнее процедила:
  - Господи, да какая ж ты и кому можешь быть жена! По-моему, у того парня не было жены, так что скорее всего эта гражданка из числа особ определенного пошиба, которые...
  Но вот тут уважаемая Маргарита Владимировна просчитались - ей-ей, здорово просчитались! Я успел только подумать, что зря она так, это ей не со мной, человеком интеллигентным. Я успел об этом только подумать, как...
  - Пошиба?! - раздался над грешной землей трубный глас. - Пошиба-а?.. Да я те дам такова пошиба!..
  Простыня неминуемо вот-вот должна была свалиться на грязный пол, но тем не менее я храбро протиснулся в узкий промежуток пространства между женщинами, одна из которых была сейчас распалена как горячая печка, а вторая, холодная и надменная, высокомерно кривила губы.
  - Особа-а-а?! - захлебывалась меж тем в крике "матрона". - Это я-то особа?! Ну и что ж, что нерасписанная! А вот ты, ты кто такая?
  Маргарита брезгливо дёрнула плечом:
  - Мой муж нанимал твоего... сожителя на работу. Но прошло уже два дня...
  Женщина в простыне заливисто расхохоталась:
  - Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! Ну, тогда ясно!
  - Что тебе ясно? - недобро прищурилась Маргарита.
  А та все смеялась, и ее большие круглые груди как мячики скакали и прыгали под тонкой материей.
  - Так что тебе ясно? - Зрачки Маргариты превратились в ледяные точки.
  Смех оборвался.
  - Ничего! Значит, говоришь, работа стоит?
  Маргарита вздрогнула:
  - Что?
  - Во что! Знаю-знаю, Валька рассказывал.
  - Что он рассказывал, мразь?
  Если бы я не успел схватить Маргариту за руки, она бы ее ударила, это точно.
  - Что? - ухмыльнулась "нерасписанная". - Рассказывал, как ты его на себя тащила. И такая, говорит, настырная, прямо проходу не дает, видать, муж ее совсем не...
  - Хватит!!! - вне себя от избытка самых противоречивых чувств заорал я. - А ну заткнись!
  Однако перекрыть этот фонтан было непросто.
  - А ты кто, чтоб мне рот затыкать! - переключилась она на меня. - Шестёрка при этой шалаве?
  - "Шалаве"?! - взвизгнула Маргарита, и я уже с ужасом мысленно представлял свое симпатичное лицо, располосованное вкривь и вкось двумя десятками острых когтей... то есть, ногтей, как вдруг...
  Трудно сказать, что это было. Стук, удар, приглушенный треск или какой-то отдаленный грохот. Все мы настолько в последние минуты были заняты друг другом, что никто толком не понял, что случилось. Однако то, что что-то случилось, поняли, кажется, все...
  Я не очень вежливо оттолкнул с дороги Маргариту и слетел с крыльца. На секунду замер. Этот непонятный звук донеся вроде бы из сада, и я побежал, обогнув дом и вломившись в буйные заросли самых разных кустарников, заполонивших все вокруг, кроме той части сада, которую когда-то отвели под плодовые деревья.
  Ухода за всем этим хозяйством не было практически никакого, и потому я как лось принялся рыскать по колено в траве в поисках... Чего? Я понятия не имел, только чувствовал, ощущал, что что-то непременно найду.
  И нашел.
  
  ...Она лежала на спине, и ее неподвижные синие глаза смотрели в почти такое же синее небо. Аккуратная круглая дырочка точно посередине лба. Руки все еще сжимали пучки густой травы, но то была уже хватка мертвеца. Ноги, разбросанные в дикой агонии, неестественно вывернулись в разные стороны как у рухнувшей, с подрезанными нитками марионетки. Бесстыдно задравшаяся юбка обнажила...
  Нет! Смерть не может быть ни обнаженной, ни бесстыдной, а передо мной была сама Смерть. Как говорил О. Бендер, могу определить и без стетоскопа.
  И тут за спиной послышались шаги.
  От всей души готовый вырвать кому-нибудь глотку, я молниеносно обернулся и... снова опустился на колени рядом с трупом. Это была Маргарита, и, даже не видя ее лица, я просто кожей ощущал сейчас исходящие от всего ее тела волны ужаса и животного страха.
  Сонмы самых разных мыслей беспорядочно роились в моей голове, и продолжалось это, наверное, минуты две или три. Потом я резко вскочил на ноги и схватил Маргариту за локоть:
  - Надо звонить в милицию!
  Ее побелевшие от волнения губы чуть шевельнулись:
  - Надо...
  Но гадство, я забыл кое-что...
  Как сумасшедший кинулся обратно к дому, прыгая через ступеньки, ворвался в коридор...
  Я обшарил все комнаты и все уголки, где только можно было бы спрятаться, - тщетно. Ревнивица с бодуна исчезла.
  Возвращаясь в сад, я думал: неужели она так и убежала в простыне? Или - вообще без простыни? Или же все-таки успела набросить на себя хоть что-нибудь посущественнее?
  Но главное, о чем я думал, возвращаясь в сад, - за что?
  
  За что они убили Анастасию?
  Глава четырнадцатая
  Мы молча сидели в машине и дожидались приезда милиции, потому что так нам велели по телефону.
  Впрочем, на милицию и исходящие от нее веления мне было плевать: если бы захотел, уехал бы сразу после того как позвонил. Однако мне и самому любопытно было встретиться с теми, кто меня бережет, и попытаться прощупать, что они за это время разнюхали и узнали по делу Серого, а также оценить их реакцию на гибель бедной Анастасии.
  Маргарита сидела, опершись руками на руль, и взор ее был совершенно отсутствующим, хотя по вздрагивающим губам и то сужающимся, то расширяющимся зрачкам я чувствовал: она вся напряжена до предела - как сжатая стальная пружина.
  Нет, ну ясно, думал я. Она ведь стала только что почти очевидцем убийства, - еще бы не волноваться... Но знаете, мне почему-то казалось, что больше Маргариту тревожит другое - а именно, слова, сказанные в ее адрес оригинальной подружкой этого Валентина, и, судя по изредка бросаемым на меня из-под ресниц коротким, молниеносным взглядам, моя реакция на эти слова в том числе. И тут я ее тоже понимал: подобные обвинения, даже лживые, штука неприятная. А уж если в них кроется хоть какая-то доля правды... И ведь мне это, коли на то пошло, тоже не больно нравилось, но, разумеется, развивать эту тему я не имел ни малейшего права. Ни морального, ни физического.
  ...Заскрежетали тормоза, и возле нашей машины остановились две бежевые, не первой свежести "Волги". Захлопали дверцы, и на улицу вышли два человека в форме и трое в штатском; один из них - с чемоданчиком - явно врач, другой - с соответствующей амуницией - очевидно, эксперт-криминалист. Эти двое, как и милиционеры, оставались пока на месте, третий же решительно двинулся в нашем направлении.
  Я тоже вылез из машины, и историческая встреча на улице Цветочной состоялась возле капота. Третий отрывисто и хмуро представился:
  - Майор Мошкин. - И сразу же перешел к делу: - Это вы сообщили об убийстве?
  Я кивнул:
  - Так точно. - Ага, значит, не Машкин и не Мышкин, а Мошкин.
  - Ваши документы, пожалуйста, - попросил он, но я виновато развел руками:
  - Простите, с собой не ношу. Можете пока поверить на слово... - Честно назвал свои имя, отчество и фамилию. - А если захотите, потом проверите.
  Он быстро записал мое "фио" и, пряча блокнот в карман, пообещал:
  - Захотим. Непременно. - И вдруг хмурое лицо его вытянулось: он увидел сидящую за рулем "Мазды" Маргариту.
  Слушайте, взгляд его был в тот момент столь удивленным и озадаченным, что я даже испугался, как бы он ненароком не запамятовал, зачем вообще приехал на Цветочную тридцать шесть. Поэтому решил напомнить.
  - Э-э... видите ли, - сказал я, - дело в том, что...
  Но он меня не слышал. Он вплотную подошел к машине и открыл дверцу:
  - А вы что здесь делаете, Маргарита... м-м-м...
  - Владимировна. - Рита выбросила на дорогу свои длинные ноги и выскользнула из машины. - Здравствуйте.
  - Здравствуйте, - буркнул Мошкин. - Однако, извините, что-то я не совсем...
  Маргарита тряхнула головой:
  - Ничего здесь, товарищ майор, загадочного нет. Просто у меня работал человек, который почему-то не появляется уже третий день. И я решила узнать, не случилось ли с ним чего.
  - И сами приехали к нему домой?
  - Да, - подтвердила Маргарита. - Попросила знакомого, и вот тут-то...
  - Погодите! - перебил он. - С вами продолжим потом. - И повернулся ко мне: - Давайте рассказывайте, что произошло, а главное, покажите, где тело...
  
  Мы опять сидели в машине и курили, ожидая, когда майор Мошкин вновь соизволит уделить свое драгоценное внимание нашим скромным персонам. Члены же следственной группы бродили по двору и саду, входили и выходили из дома - бездельничали лишь водители, откинувшись на спинки сидений и предавшись дреме.
  Вскоре прибыла "скорая" и минут через десять увезла тело Анастасии. В ней же уехали и врач с экспертом. Жители соседних домов, в основном малолетнего и преклонного возрастов, проявляли повышенный интерес к тому, что творилось поблизости, - и допроявлялись: милиционеры пошли по соседям. Майор же Мошкин вернулся наконец к нам.
  - Позвольте... - Он уселся на заднее сиденье "Мазды", едва не раздавив мои новые, купленные по дороге солнцезащитные очки, и положил рядом с собой диктофон.
  Я и Маргарита волей-неволей вынуждены были развернуться к нему, и майор, потерев руки, сказал:
  - Та-ак, и на чем мы остановились? - Взгляд у него был очень цепкий и внимательный, а голос хотя и не злой, но и не добрый.
  - Вы - остановились, - вежливо поправил я, и он согласно кивнул:
  - Да, конечно, разумеется, я. Итак, гражданка Туманова, - посмотрел он на Маргариту, а я про себя отметил, что та, выходит, оставила в замужестве девичью фамилию (хотя, может, она и не раз была замужем). - Итак, надеюсь, вы понимаете всю щекотливость ситуации?
  Маргарита вскинула на него свои большие глаза:
  - То есть?!
  Майор поморщился:
  - Слушайте, только не будем устраивать детский сад! И трех суток не прошло как убили вашего мужа, а сегодня вы вдруг оказываетесь в доме, в котором обнаружен труп.
  - Труп обнаружен в саду, - мягко поправил я. - А в дом мы вообще не входили.
  - Не важно. Так что я, Маргарита Владимировна, по-вашему, должен думать?
  Моя квартирная хозяйка пожала плечами:
  - Но это же какое-то дикое совпадение!
  - Совпадение? - Мошкин перевел глаза на меня. - А то, что вы недавно неделю провалялись в больнице, тоже совпадение?
  Я покачал головой:
  - Лихо!
  - Да ничего особенного, - поскромничал он. - Так не слишком ли, Маргарита Владимировна, много вокруг вас нехороших совпадений? У вас, простите, убивают мужа, потом вы встречаете чудом не убитого человека и уже в компании с ним находите еще один труп.
  Маргарита сидела с окаменевшим лицом, и я понял, что пора ее выручать.
  - Минутку, майор, - негромко проговорил я. - Таким манером можно зайти слишком далеко. И вообще, брать на пушку несчастную вдову, если у вас где-то что-то не склеивается, не самый достойный ход, согласитесь.
  Теперь окаменело его лицо. После некоторой паузы он хрипло вытолкнул из себя:
  - Да?
  А я сказал:
  - Да. - И добавил: - Ежели желаете, я вам в пять секунд кое-что разъясню.
  - Ну уж будьте добры, - милостиво-саркастично хмыкнул он, а я подумал, что с гораздо большим удовольствием этот брандмайор врезал бы мне сейчас по роже, вот только сдерживало, наверное, присутствие красивой женщины да еще и отсутствие информации о моей персоне - а ну как вдруг возьму да развоняюсь. И знаете, интуиция его не подвела: развоняться я могу очень здорово, где потом этого легаша искать. Был уже когда-то случай, в моем родном городе, с не в меру любопытным старшим лейтенантом, который из служебного рвения решил покопаться в моей биографии, а покопавшись, поставил передо мной и собственным начальством целый ряд довольно щекотливых вопросов. Где он теперь, понятия не имею - скорее всего, трудится за полярным кругом участковым в каком-нибудь оленеводческом совхозе.
  Но это так, к слову. А майору Мошкину я сказал:
  - Вы чересчур уж хитроумно валите все в одну кучу. На мой взгляд дилетанта, если и можно что как-то связать воедино, так это смерть мужа уважаемой Маргариты Владимировны и то, что произошло сегодня, потому как хозяин этого дома был знаком с покойным. Случившийся со мной казус - совсем из другой оперы. И если бы вы, товарищ майор, взяли на себя труд навестить меня в больнице, то узнали бы, что была наипошлейшая полупьяная драка: я сидел в кафе с девицей, ее оскорбили какие-то недоноски, ну, я и вмешался. Чем все кончилось, вам известно.
  - Известно, - хмуро процедил Мошкин, косясь на диктофон, и я подумал, что перепечатывать запись нашей беседы он предпочтет в одиночестве и не все мои ораторские пассажи войдут в окончательный, отредактированный вариант протокола. - Известно, - хмуро процедил он, - и все равно мне не ясно...
  - Что вам не ясно? - Я изо всех сил старался быть сдержанным и хладнокровным.
  - Мне не ясно, что вы вообще здесь делаете! - рявкнул он. - Ведь вы, кажется, приезжий?
  - Кажется, - подтвердил я. - Приехал в гости к старому другу, супругу Маргариты Владимировны, и, как говорится, прямо с корабля угодил в переплет.
  - А-а, - протянул майор. - Вы, значит, друг...
  - Естественно. Друг детства, отрочества, юности и ряда последующих лет. Мои и его "университеты" хронологически совпадали более трети века, и то, что произошло с ним, стало для меня настоящим ударом.
  Он задумчиво кивнул:
  - Понятно... - Ну что ж, пусть покивает, пищу для кивков и размышлений я ему подбросил: наверняка он знал кое-что о Сером, по долгу службы, чуть-чуть, самую малость - хотя бы то, что к этому человеку без крайней нужды лучше не лезть. Ладно, пускай прикинет теперь служивый, лезть ли ему без крайней нужды лучше ко мне.
  И верите, он даже улыбнулся. Но улыбка была, конечно, не открытой и не искренней - так, не улыбка, а затяжка времени, чтобы собраться с мыслями. И собрался он на удивление быстро.
  - А... гм-гм... убитая девушка? - чуть ли не по-стариковски проворчал он.
  - Что - "гм-гм" - убитая девушка?
  Майор Мошкин продолжал улыбаться, однако глаза его были холодными-холодными.
  - С нею ваши жизненные университеты никогда хронологически не совпадали?
  - Никогда! - отрубил я.
  - И ее вы совсем не знали?
  - Совсем. Я ведь говорил уже: мы с Маргаритой Владимировной беседовали на крыльце с женщиной...
  - В простыне?
  - В простыне. А потом вдруг поняли: в саду что-то произошло. Что именно - вам известно.
  - Известно, - отрешенно согласился он. - Жаль, очень жаль, что погибшая не была вам знакома... А вам? - неожиданно повернулся он к Маргарите.
  Та покачала головой:
  - Нет. - А у меня вдруг возникло непреодолимое искушение подкараулить этого дотошного майора вечерком в темном переулке, когда он, усталый, но счастливый, будет идти после насыщенного трудовыми победами рабочего дня домой, и как следует дать по банану. И еще я подумал, что в средние века из него вышел бы просто замечательный председатель какой-нибудь уездной инквизиции.
  - Жаль, - тихо повторил Мошкин, - очень жаль... - Но тут же опять встрепенулся: - И выстрела вы не слышали?
  Маргарита тоскливо посмотрела на меня, и я почти взорвался праведным гневом:
  - Опомнитесь! Товарищ, так сказать, майор! Мы же сообщили, что слышали стук, шум или хлопок! - И нагло уставился ему прямо в глаза: - Не пудрите хоть мне-то мозги, это был пистолет с глушителем, правда?
  - Правда.
  - Ну вот видите! - преувеличенно громко воскликнул я. - На мой случай ни капельки не похоже: тут пуля, там - газ. Конечно, очень хороший, я чуть богу душу не отдал.
  - А действительно! - Майор радостно заерзал на сиденье - видимо, тема "Как я чуть богу душу не отдал" была ему приятна. - Странно, что вы остались живы.
  - Героические люди в белых халатах, - пояснил я, - сделали для этого все возможное и невозможное. Так что при случае передайте мою огромную благодарность старшему и младшему медицинскому персоналу вашей прекрасной больницы. Особенно младшему, - вспомнил я милосердную попку Аллы. - А еще, наверное, та женщина малость промахнулась.
  - Женщина?! - удивился майор. - Что за женщина?
  Я укоризненно покачал головой:
  - Пришли бы в палату, расспросили как человек... Да-а, должен признать, что такое высокодуховное понятие, как гостеприимство, в вашем милом городе обрело несколько извращенные формы. Интересно, у вас всех встречают так, по полной программе, или же мне повезло больше, чем остальным?
  - А сами-то откуда? - хмуро полюбопытствовал Мошкин.
  Я сказал, откуда, и он презрительно фыркнул:
  - Только не заливайте, что у вас там все разгуливают в хламидах и с арфами!
  - В хитонах, - поправил я.
  - Какая разница! Вот и сидели бы дома да не впутывались в сомнительные истории. - По-моему, он обиделся.
  Однако я, по-моему, тоже обиделся.
  - Господин майор, - с нескрываемым чувством собственного достоинства проговорил я. - Я же не на полевые стрельбы ехал. Я только хотел...
  Он устало кивнул:
  - Да-да, это мы уже слышали, повидать старого друга. - И неожиданно опять сменил тему: - А вы хорошо запомнили, как выглядела та женщина?
  - Какая именно? - не сразу врубился я.
  - Ну, которая вам врезала.
  - А, эта... Трудно сказать, я успел увидеть лишь ее ноги. - Покосился на Маргариту. - Ноги были весьма приличные.
  - Ничего не попишешь, - осклабился майор. - Очень вы наблюдательный!
  - Погодите! - Я с пафосом хлопнул себя по коленке. - На ней было короткое и легкое, почти прозрачное платье!
  Он насупился:
  - Час от часу не легче! Ноги-то никуда не денешь, а платье снял и выкинул, да и мало ли на свете подобных платьев. - С сомнением покачал головой. - Но почему, почему, если вы практически ни шиша не видели, то тем не менее утверждаете, что именно эта полумифическая женщина с "приличными" ногами послужила причиной вашего несчастья?
  Нет, он был, ей-богу, великолепен!
  - Да вы, майор, мистик, - вкрадчиво проворковал я. - А вот, к примеру, ежели бы вы сейчас в мгновенье ока вылетели из машины, простите, кверху задом, то что, на ваш взгляд, послужило бы причиной такого ужасного несчастья?
  (Как видите, я начал хамить. Потому что, во-первых, он не шибко мне нравился. А во-вторых, я начал хамить, поскольку на меня у него ничего не было и быть не могло. Ну а в-третьих, я знал, что, в отличие от подавляющего большинства прочих честных граждан, мне это элементарно сойдет с рук. И, похоже, майор это знал тоже. А я знал, что он знает, что я знаю, что это знает он. В общем, все всё поняли.)
  Мсье Мошкин выключил диктофон и еще с полминуты побуравил нас с Маргаритой Владимировной своим жутко проницательным взглядом. Потом посопел и сказал:
  - Хорошо, можете ехать. Да, а где вы остановились? - Вопрос, разумеется, мне.
  - У меня! - звонко ответила Маргарита, и мы оба с удивлением уставились на нее. Я - потому, что ни разу еще не слышал, чтобы она изъяснялась таким вот девчачьим тоном. В голове же бравого сыщика забрезжила, похоже, новая идея: любовник приезжает к любовнице, они убивают мужа, а потом...
  - Э-э-э, майор, - укоризненно покачал головой я. - Кажись, вас понесло не туда. Рекомендую справиться в больнице о дне и времени суток моей выписки.
  - Ладно-ладно, - буркнул он, - как-нибудь без подсказчиков. - И добавил: - Не советую пока никуда уезжать. Да, не исключено, что вас вызовут подписать эти вот показания. - Он похлопал рукой по карману с диктофоном.
  - Конечно, - почтительно кивнул я, - обязательно.
  - До свидания. - Он вылез из машины, и мы ответили:
  - До свидания. Заводите, - предложил я своей напарнице, а майор Мошкин тем временем не спеша возвращался к покинутым было им подчиненным, выражая всем своим важным и натруженным обликом самую исконную и глубинную суть характера человека, которому, в отличие от некоторых, еще работать, работать и работать.
  Глава пятнадцатая
  А мы поехали обратно, и снова мелькали дома и домишки - только теперь уже с правой стороны дороги. А слева так же, как и пару часов назад, сверкало и искрилось синее море, зовя и, простите за штамп, маня в свои свежие пучины мой разгоряченный жарким солнечным днем организм.
  И в какой-то момент я не выдержал. Увидев впереди ответвляющуюся от главного шоссе пыльную полоску грунтовки, поворачивающей вниз к морю, я взмолился:
  - Давайте свернем, а? Еще пять минут - и мне конец, можно будет помещать в гербарий как какой-нибудь засохший папоротник! Или превращусь в мумию. Выбирайте сами - который вариант вам больше нравится?
  Маргарита удивленно посмотрела на меня - занятая собственными мыслями, она не сразу поняла, про что речь.
  - Это вы о чем? - недоуменно проговорила она, и я судорожно показал рукой на воду:
  - Да вот об этом самом, о чем же еще! Конечно, вам, закаленным туземцам, любая жара по плечу, но мне уже, ей-ей, приходит каюк.
  - Хотите искупаться?
  Я бессильно уронил голову:
  - Хочу, Маргарита Владимировна, и прямо сейчас, иначе будет поздно. И кстати, вон там, внизу, очень укромное и романтичное местечко - камни как скалы, и бухточка как залив, и непуганные чайки кругом. Сворачивайте, Маргарита Владимировна, сворачивайте!
  Она сжалилась надо мной и замедлила скорость. Переваливаясь с бока на бок, "Мазда" осторожно поползла вниз и влево, а потом - вправо, спускаясь в небольшую, почти не заметную с шоссе долину, прибрежная часть которой была щедро усыпана мелкими и крупными, в два моих роста, валунами. Впрочем, для подхода к воде места было предостаточно.
  Маргарита остановилась возле одного из буйных кустов, коими там и сям поросла каменистая, пополам с галькой, почва, и выключила мотор.
  - Прошу, - сказала она. - Охлаждайтесь.
  Я выпрыгнул на волю как радостный молодой козлик и поскакал к воде, успев, однако, галантно проблеять на скаку:
  - А вы-ы-ы?
  Она захлопнула дверцу машины и, приблизившись ко мне, уже стаскивающему правый носок, аккуратно присела рядом, подобрав под себя длинные, но не слишком загорелые ноги.
  Героически борясь теперь уже с левым носком, я совершенно гуманно и целиком и полностью бескорыстно поинтересовался:
  - Неужто не будете?
  Она покачала головой:
  - Не захватила купальник.
  - Это заметно, - деликатно кивнул я носом в сторону ее полупрозрачной белоснежной блузки и добавил: - Я, между прочим, тоже. Ну и что? В этакую-то жару! Господи, Рита, отбросьте глупые условности... О! - хлопнул я себя по лбу. - Пардон, но только сейчас дошло - вы не умеете плавать? Ну поплещитесь немножко у бережка, вон за теми валунами.
  Глаза Маргариты сверкнули. Не так чтобы очень уж сердито, но - сверкнули.
  - Я умею плавать, - медленно и четко выговорила она. - Просто...
  - Чёрт! - картинно всплеснул я могучими руками, переходя к снятию штанов. - Не обижайтесь, пожалуйста, но как же я сразу не догадался: вы небось вообразили, будто я собрался нарочно за вами подглядывать?
  - Конечно, а разве нет?
  - Конечно, нет. Нарочно - ни в коем разе.
  - А нечаянно?
  Я вздохнул как бурлак:
  - От нечаянных случайностей, как и случайных нечаянностей, дорогая Рита, никто не застрахован. Клянусь, что не забьюсь в судорогах, не ослепну и не утону, если вас беспокоит именно это.
  - Если бы только это, - снова покачала она головой и вдруг резко встала: - Отвернитесь!
  - Чего? - вроде как не понял я.
  - Ничего! Ныряйте, а я уж здесь, у бережка.
  - Понял! - сказал я и смело шагнул в море. Потом, правда, оглянулся. - Но...
  - Никаких "но", - сурово произнесла Маргарита. - И не вздумайте обернуться еще раз. - Однако, по-моему, она и сама не придавала серьезного значения суровости своего тона. А может быть, и придавала - кто их, женщин, разберет, верно?
  - Хорошо, - пообещал я. - Стопроцентной гарантии дать, разумеется, не могу, но девяносто девять, кажется, потяну.
  - Ныряйте, ныряйте, - повторила она, начиная медленно расстегивать пуговицы блузки, и я врезался в воду как торпеда.
  Первые метров десять я проплыл под водой с закрытыми глазами, потом открыл их, но особого удовольствия при этом не получил. Есть люди, и многие мои знакомые в том числе, которые утверждают, что отлично видят в воде без маски. Однако себя я отнести к этим счастливчикам, увы, не мог. И сколько ни пыжился, сколько ни тренировался с самого детства - бесполезно: в воде, даже такой прозрачной, как морская, вся окружающая флора и фауна, а также камни и прочее всегда выглядело для меня в лучшем случае разноцветными пятнами. А потому никогда в жизни ни рыбу, ни раков, ни крабов, ни людей без маски я под водой не ловил.
  Но довольно о ерунде. Я вынырнул на поверхность и, памятуя о заветном единственном проценте, немедля развернулся в сторону берега. И - вовремя: провыпендривался бы в свежих глубинах еще секунд пять, так ничего бы и не увидел.
  Впрочем, я и так увидел не слишком много: Маргарита стояла спиной к воде и, подняв руки, складывала роскошные волосы в тугую шишку на затылке. Таз ее был опоясан чем-то весьма эфемерным. Потом, все еще находясь ко мне спиной, прикрыла груди руками и, повернувшись лицом куда надо, медленно пошла в воду. Шла она хорошо, просто здорово шла. Вот море скрыло щиколотки, вот - колени, потом бедра... ну и так далее. Зайдя по плечи, Маргарита оставила наконец то, что прикрывала раньше, в покое и полусердито погрозила мне рукой. Я тоже полусердито погрозил в ответ. Думается, я имел на это гораздо большее моральное право, нежели она.
  А потом она поплыла. Да-да, поплыла, несмотря на обещание побарахтаться у бережка. И плыла, замечу, весьма прилично - техничным кролем, и направляясь, между прочим, явно в мою сторону.
  Слушайте, не скажу, что имел что-то веское против, но сами знаете, человек слаб, а уж человек-мужчина, говорят, - тем паче. И потому, не желая преждевременно осложнять бытие ни себе, ни Маргарите Владимировне, я вроде бы полупротестующе поднял руку и громогласно прокричал очень быстро приближающейся красивой головке с заколотыми в шишак золотыми волосами:
  - Эй! Сюда нельзя! Опасная зона!
  Однако она не отреагировала на мой запрет и с невозмутимым выражением лица продолжала свой бессердечный и провокационный заплыв.
  Нет, конечно, я мог бы развернуться в сторону Турции и при благоприятном ветре уже через неделю пришвартоваться в Трабзоне или Синопе, но это входило в мои планы еще менее, нежели контакт третьего рода в море с Маргаритой Владимировной Тумановой. И я тоже поплыл. Ей навстречу.
  Когда наши головы оказались в метре друг от друга, моя укоризненно прошепелявила:
  - Постыдитесь, это уже супротив всяческих правил! Так нельзя...
  И - умолкла.
  А в ответ - смех:
  - Да? А как можно?
  (Дьявол, я, честное слово, не понимал, что она хочет этим сказать! Или - боялся понять?..)
  - Знаете, - откашлявшись, потому что у меня внезапно запершило в горле, и изо всех сил стараясь не смотреть ниже уровня почти совершенно прозрачного моря. - Знаете, дорогая... - малодушно просипел я. - Давайте-ка поворачивайте ваши прекрасные оглобли назад. Я никогда не был сторонником активных игрищ на водах, а посему...
  Но договорить не успел, потому что, сделав резкий рывок вперед, Маргарита вдруг обхватила руками мою мощную шею, и лицо ее, все в блестящих капельках моря и солнца, оказалось фактически вплотную прижатым к моему лицу. Да если бы только лицо! Фактически вплотную прижатым к моему всему остальному оказалось и все остальное ее. И тогда...
  И тогда я как соблазняемый коварной гетерой мученик страдальчески подъял очи горе, дабы в последний раз последним целомудренным взором окинуть это небо и этот берег. А когда окинул, то внезапно отстранился от горячего даже в воде женского тела и по возможности спокойным голосом произнес:
  - Ну вот, приплыли...
  
  Их машина, белая "девятка", стояла рядом с нашей, а сами они вальяжной и небрежной походочкой уже подходили к брошенной на берегу моей и Маргаритиной одежде. Трое. Один - роста среднего, двое - повыше, и все достаточно мускулистые, хотя и не Терминаторы, конечно. Но мы-то, мы - голые и безоружные, да еще в придачу дрейфующие метрах в тридцати от берега, - были сейчас беспомощны как котята.
  Тот, что пониже, рыжий и жутко белокожий, почти как альбинос, замахал руками:
  - Э-эй! Гребите сюда!
  - Спокойно... - буркнул я Маргарите скорее для проформы, чем от души, потому что самому было сейчас тошно. Ежели этим орлам велено нас убить, то именно это они и сделают - пристрелят, когда будем выходить из воды как пить дать.
  (Я "греб", а сам мысленно проклинал свою тягу к водным процедурам. Хотя, с другой стороны, они ведь все равно рано или поздно оседлали бы нас, - правда, возможно, в не столь невыгодный момент.)
  Еле-еле, еле-еле плыли мы к берегу. Лицо Маргариты было напряженным, но и одновременно каким-то отсутствующим. Я же шепотом, почти не разжимая губ, ее инструктировал. Полагаю, не все детали этой моей инструкции пришлись ей по нраву, ибо она вдруг фыркнула, точно выплевывающая воду лошадь, и обожгла меня злым взглядом.
  А берег все ближе, и лица гадской тройки тоже. Замечу, что, за исключением рыжего, остальные отнюдь не отличались какой-либо яркой или даже неяркой индивидуальностью. Обычные рожи обычных парней - только вот обстоятельства нашего с ними знакомства были не совсем, а вернее, совсем необычными.
  Ноги мои коснулись дна. Секунду спустя коснулись дна и ноги Маргариты. Она тотчас закрыла грудь руками, и мы словно Амфитрита с Посейдоном стали медленно и неохотно выходить из воды. К сожалению, у меня не было в руках чудо-трезубца, а то я б им дал! Но увы, трезубца не было.
  Беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: у двоих (не рыжих) под просторными гавайками навыпуск - стволы. Рыжий был в облегающей светло-зеленой майке и безоружен. Но главным в этой компании являлся он, потому как именно он скомандовал:
  - Вылезайте, живо! - И кивком показал место, которое, согласно его диспозиции, нам предстояло занять: - Вон туда. Быстро!
  Естественно, мы подчинились, тем более что один из его помощников демонстративно поднял руку к поясу, и жест сей был весьма красноречив. Но спешили мы не очень, а я так вообще, как накануне в доме, попытался разыграть из себя не обремененного сообразительностью валуха. Хотя при ярком дневном свете эта роль давалась сложнее, чем ночью.
  И вот мы стояли друг напротив друга, и нас разделяло каких-нибудь три-три с половиной метра. Но это для них "каких-нибудь", с такого расстояния они в случае чего элементарно успевали выхватить свои пушки и сделать из нас решето. Для меня же это было "целых" три метра, потому как моей задачей, наоборот, было не дать им сделать из нас это самое решето, что гораздо-гораздо труднее.
  - Ребята, чего вы?! - озадаченно-удивленно пробормотал я, доверчивым и ясным взором уставясь в их непроницаемые хари. - За что?
  Но ответа не удостоился, а рыжий резким, звеняще-надтреснутым голосом каркнул:
  - Ты кто?
  - Как кто?! - изумился я. - Человек.
  - Ты кто ей? - уточнил рыжий, коротко кивая на Маргариту. - Откуда здесь взялся?
  Я осторожно, чтобы не вызвать с противоположной стороны неадекватных реакций, пожал плечами:
  - Знакомый...
  - Слушай, знакомый! - Глаза рыжего сузились, а голос сорвался вдруг на визгливый крик: - А ну отвечай, сука, кто ты такой и что сделал с... - И осекся, возможно, смекнув, что чуть не болтанул лишку.
  Я очумело крутил головой, одновременно пристально вглядываясь в очень странное выражение лица и лихорадочный блеск серых с красными прожилками глаз своего главного визави. Чёрт, неужели наркоман? - тогда от него в любой момент можно ожидать чего угодно. И - решил ускорить процесс.
  - Ребята! - еще более миролюбиво и придурковато загнусил я. - Слушайте, ну дайте же бабе одеться. Ну неудобно же все-таки! Мужики? А, мужики?..
  И когда все трое, точно по команде, заржали, с хохотом выдавливая из глоток фразы типа: "Неудобно? А в море... небось удобно?", я внезапно заперхал, закашлялся как астматик и...
  Дальнейшее произошло словно в убыстренном кино - Маргарита вдруг вызывающе уперла руки в бедра и двинулась на рыжего. Все трое растерянно и, не побоюсь этого слова - потрясенно умолкли, потому что говорить теперь начала она. И не просто говорить, а кричать, вопить и верещать как самая распоследняя базарная девка.
  - А что, тоже захотел, да? Что, может, и тебе со мной - в море? - с действительно жутковатым смехом заголосила на весь (к счастью, пустой) берег Маргарита. - Ах, тварь! Ах, сволочь! Да я, падаль, с таким, как ты... - И так далее, и все в том же самом духе.
  Даже я опешил от этой Маргаритиной эскапады. Она как осатаневшая пума надвигалась на рыжего, голос ее звенел, гремел и ревел, а упругие груди, подпрыгивая, воинственно целились светло-коричневыми сосками то в рыжего, то во всех троих одновременно, - и она (но конечно, под моим руководством), она своего достигла...
  Психология - могучая сила. Сексология - сила вдвойне. И эти хреновы недоноски, эти три вшивых богатыря на какие-то мгновения забыли обо всем на свете, отдавшись целиком и полностью во власть самых разнообразных околофрейдистских комплексов и эмоций. Потом они, правда, наверное, опомнились, да было уже поздно - те смертельные и одновременно спасительные три с половиной метра больше не разделяли нас, и когда после весьма специфического и применяемого обычно лишь в действительно крайних случаях удара грудная клетка левого нерыжего сначала громко треснула, а потом и сложилась под воздействием моего кулака как картонная гармошка, правый нерыжий все еще ничего не понял.
  Но не понимать и ему оставалось недолго - схватив за запястья, я резким движением вырвал обе его руки из локтевых суставов и завернул назад, под таким же точно углом, как раньше они сгибались у него вперед. Хотя сознание он, вероятнее всего, потерял от боли уже в первый миг, я для верности, чтоб не орал, размолол ему лбом переносицу, и на гальку он опустился тихий и безмятежный.
  Рыжий же эти несколько секунд стоял как парализованный, даже и не помышляя напасть на меня или (придурок!) хотя бы на Маргариту. Потом, окинув неподвижные тела соратников округлившимися от страха глазами, он бросился к машине.
  Однако и я бросился - в прыжке "щучкой" подцепил рыжего за ноги, и он мешком грохнулся оземь. С ним мудрить не стал - просто свернул шею, и подбородок его, лежащий теперь почти на левой лопатке, выглядел действительно диковато, хотя боюсь, и несколько претенциозно, - особливо в сочетании с подозрительно потемневшими на известном месте белыми до того штанами. Похоже, в последний миг своей молодой и непутевой жизни гадёныш элементарно обделался.
  Потом я вернулся к обоим нерыжим... А потом поднялся и, отряхнув с коленок мелкую галечную пыль, посмотрел на Маргариту.
  Она стояла как неподвижная бело-розовая статуя. Лицо ее... Нет, лучше не буду говорить, каким было ее лицо. Руки бессильно свисали вдоль тела, и ничего прикрывать ими она больше не собиралась. По-моему, сейчас она просто забыла обо всем на свете.
  Я хотел подойти к ней, но передумал: сходил сначала к берегу за юбкой и блузкой. Маргарита молча и безучастно взяла свою одежду, так же безразлично, как кукла, стала медленно одеваться. Я же занялся другим делом - снес трупы за валуны, чтобы случайный прохожий или проезжий не увидел их сверху, а после забрал из багажника "Мазды" моток веревки, которым на днях уже пользовался.
  Потом я вернулся к Маргарите и сказал:
  - Уезжай.
  Она подняла на меня все еще полуотрешенные глаза:
  - А ты?
  - Уезжай, - повторил я. - Мне нужно ненадолго задержаться. Сама понимаешь...
  Побледнев еще сильнее, она кивнула:
  - Да, конечно... - И добавила: - Тебя... подождать на дороге?
  Я покачал головой:
  - Нет, на дороге не надо, я сам приду... домой... - И, желая хоть как-то ее подбодрить, ухмыльнулся: - Слушай, а ведь ты, плутовка, знала, что я непременно захочу искупаться, и поэтому нарочно не надела купальник!
  Маргарита посмотрела на меня долгим взглядом смертельно усталой собаки. Очень красивой, впрочем, собаки.
  - Идиот, - сказала тихо и пошла к машине.
  - Ну и что ж, что идиот! - немного обиженно буркнул я. - Зато живые остались... - И вернулся к своим баранам. То есть, мертвецам.
  Подробно описывать дальнейшее считаю делом совершенно не обязательным. Клиент, веревка, тяжелый камень в качестве груза - и... И так три раза. Весьма, между прочим, нелегкое и противное занятие, без нужды не рекомендую.
  Машину их я бросил, стерев предварительно все свои "пальцы", на выезде из города. Выезде, прямо противоположном тому, где мы с Маргаритой так весело искупались.
  
  В общем, совсем с другой стороны.
  Глава шестнадцатая
  К дому Риты я подошел, когда уже начинало смеркаться. БЛльшую часть времени, истекшего с минуты нашего расставания на берегу, пришлось потратить на пару дел - не настолько интересных, чтобы о них рассказывать, но достаточно важных, чтобы ими пренебречь. Особенно первым. Хотя и вторым тоже.
  Я потянул ручку калитки - дверь не поддалась. Повертел головой по сторонам и заметил Вику, которая опять чего-то там поливала на ночь. Я имею в виду растения. И из шланга.
  Собравшись было позвать девушку, я вдруг передумал: присел на корточки за высокими кустами, густо произраставшими по периметру забора, и не очень громко, но очень пронзительно свистнул. Сквозь прорехи в листве было видно, как Вика, выпрямившись, принялась оглядываться. Потом она снова нагнулась, закручивая вентиль, а затем, отбросив назад прядь упавших на лоб русых волос, медленно пошла в мою сторону. Лицо ее было внимательным и напряженным - наверное, потому, что меня она не видела. Сегодня Вика была не в джинсах, в которых я уже привык ее лицезреть, а в какой-то свободной рубашке, едва прикрывавшей нижнюю часть бедер, - и всё. Нет, пардон, не всё, на ней был еще тоненький кожаный поясок. Вот теперь всё.
  Викины ноги, худощавые, но стройные, осторожно ступали по зеленой траве, перешагивали через небольшие клумбы, и я подумал, что вообще-то она очень даже и ничего. А еще подумал, что...
  Ноги остановились возле меня, и, внезапно подпрыгнув, я выскочил пред ее светлы очи как чёртик из табакерки.
  - Ай! - взвизгнула Вика, однако, узнав меня, зло гаркнула: - Рехнулись?!
  - Так, самую малость, - признался я. - Ровно настолько, чтоб не забрали в дурдом.
  Она прищурилась:
  - А может, рискнете? Отчебучьте чего-нибудь сверх обычного репертуара - и...
  - Это чтоб забрали? - Я энергично замотал головой: - Не искушай, не выйдет. - И предложил: - Помочь открыть? А то неудобно, стою тут как этот. Что люди подумают?
  Вика молча щелкнула замком и посторонилась, запуская меня во двор. Я совсем уже было вознамерился прямиком направиться к дому, как вдруг вспомнил, что, в сущности, так до сих пор и не побеседовал толком с этой очень и очень занятной девицей. К тому же сегодня она нравилась мне гораздо больше, нежели вчера и тем более позавчера. Вероятно, потому, что была в одной рубашке, без джинсов. Нет, с другой стороны, Маргариту-то нынче я имел счастье видеть в экипировке еще более скромной... Но это так, не для сравнения, сравнивать их было, конечно, нельзя - что в одежде, что без.
  - Послушай, милая, - ласково сказал я. - А если мы с тобой сейчас немного поболтаем?
  - С хозяйкой не наболтались? - И я, честное слово, опять не совсем понял, что это: грубоватое простодушие, наивная подколка или нечто большее - стремление прикинуться эдакой невинной недалекой девчушкой, которой (хоть режьте!) она отнюдь не была.
  - Не наболтался, - браво кивнул я и многозначительно погладил начинающие отрастать усы. - Ну и не все же время с хозяйкой. Захотелось, знаешь-понимаешь и с тобой. - И потянул ее за руку: - А пойдем-ка, дорогая Виктория, в беседку. Да-да, я уже знаю, что в саду есть очень миленькая беседка в кущах, тэк скэ-эть, виноградных, - вот и пойдем, покалякаем...
  По ее тонкому лицу пробежала мгновенная, мимолетная тень. А может, мне показалось. Однако согласилась она сразу. Почему? От невеликого ума или же наоборот?
  Вика пожала плечами, отчего внизу едва не открылось то, что еле-еле скрывала рубашка.
  - Идемте, только не пойму, о чем это нам с вами следует говорить?
  - Ну что значит - следует? - удивился я, вышагивая за ней в направлении сада. - Ничего нам не "следует", просто...
  - Да ладно, - махнула она рукой. - А то слепая! Не вижу, что ли, как вы высматриваете да вынюхиваете. Разве не так?
  - Интересно... - пробормотал я. - Оч-чень интересно... И что же я, детка, по-твоему, высматриваю да вынюхиваю, а?
  Она, не поворачиваясь, тряхнула волосами:
  - Сами знаете! Рыскаете везде как легавый... - И испуганно осеклась: - Ой!
  Верите, из ее нежных девичьих уст это несколько специфическое словцо вылетело столь естественно и, я бы даже сказал - привычно, точно славное дитя сие ну как минимум пару лет отторчало на нарах.
  - Нехорошо, - назидательно проговорил я. - Нехорошо, Вика, употреблять подобные выражения в культурной речи.
  Но тут мы пришли, и она с размаху бросилась на скамейку.
  - Ладно вам, я нечаянно. Скажите лучше сразу - опять будете пытать про Генку?
  Я едва не изобразил на своем лице неподдельное удивление, но, вовремя спохватившись, все же сумел оставить там то, что было до этого, - каменную маску.
  - Ну-у, и про Генку тоже, - уклончиво протянул я. - Однако не только... - И вдруг подумал, что этот пустой перебрех может ведь тянуться до бесконечности. Конечно же, никакая она не простушка и не дурочка, а очень себе на уме, и потому надо просто врезать ей по рогам - в переносном, разумеется, пока смысле, а не прямом. Я и врезал.
  Спросил:
  - Милая моя, солнышко лесное, а скажи-ка дяде, ведь недаром куда-то делася собачка?
  Она изумленно вскинула на меня свои (наивные, ей-ей, наивные!) глазки:
  - Но я же говорила - Жак убежал! Выкопал, скотина, яму под забором и убежал домой.
  - Да-да, - кивнул я, - действительно скотина, это мы уже слышали. Но вот почему я лично, собственными глазами видел, как эту самую яму под забором рыла... ты? И уж конечно, не нежными ручками и ноготками, а обыкновенной, вульгарной лопатой. Так-то вот.
  Блеф! Полный блеф. Или - почти полный. Разумеется, ни фига я не видел кроме следов от лопаты на грунте. Но эта туфта произвела на мою голоногую собеседницу эффект разорвавшейся бомбы: губы ее задрожали, зрачки застыли, словно увидели вдруг в моем дотоле обыкновенном рту кривые клыки вампира, и...
  - Я... я не... - залепетала Вика.
  - Хватит! Лапшу будешь вешать кому-нибудь другому. - Я зловеще понизил голос: - Быстро признавайся, почему ты это сделала! - Многозначительно помолчав, добавил: - А ну как, подружка, ты сделала и не только это?..
  В глазах ее уже стояли слезы, но я был холоден и неумолим. Да в самом деле, какая-то трясогузка начнет тут нам устраивать бессонные ночи!
  - Н-нет... - наконец с трудом выдавила она. - Н-нет, что вы... Как вы можете...
  - Я - могу, - бесстрастно произнес я. - Если у тебя (не приведи господь, конечно) убьют близкого человека, гарантирую: сама удивишься, когда почувствуешь, на что вдруг стала способна. Так что не испытывай моего терпения и говори, зачем выпустила собаку! Между прочим, тем самым ты чуть не подвергла в ту ночь всех нас очень и очень большим неприятностям. Хорошо еще, что ничего не произошло. (Ха, знала бы она, что кое-что все-таки произошло... Чёрт, а может, стерва, и знает?) А если б нас перерезали сонных? - Я положил руку ей на плечо, и - совсем не нежно и даже не мягко: - Докладывай!
  Вика, опустив голову, шмыгнула носом.
  - Я... мне... Мне позвонили... - родила наконец с третьей попытки.
  - Кто?
  Она всхлипнула:
  - Я... Я не знаю. Это был голос... какой-то странный, глухой...
  - Дальше! - нетерпеливо сдавил я ее плечо.
  Девушка охнула от боли, и я опомнился - убрал руку.
  - Он сказал... прогони собаку, а то будет плохо... Ну, я испугалась и, когда стемнело... Да что говорить, раз сами видели.
  (Это было уже интересно. Коли не врёт, - а возможно, и не врёт, - звонивший знал, что собака чужая и при первом же удобном случае убежит домой. Очень интересно...)
  Но надо ковать железо, пока горячо, и я тоном заправского палача продолжил:
  - Хорошо, допустим, сейчас ты не солгала и я тебе верю. - Вика подняла смятенные глаза, однако тона я не смягчил. - Да-да, я тебе верю, а теперь расскажи-ка, будь ласкова, где же все-таки обретается твой мачо?
  - Это вы про Генку?
  - Про Генку, родная, про Генку.
  - Не знаю...
  - А это, часом, не он звонил?
  Вика судорожно стиснула кулачки.
  - Нет! Клянусь вам, нет!
  - Ладно-ладно, верю. - Я решил подкатить с другого бока. - Послушай, - уже чуть ли не по-отцовски пророкотал я. - Ты же смышленая, умная девочка. И должна соображать, чем это пахнет. Ну хорошо, давай поставим вопрос по-иному: ты не знаешь, где Геннадий, однако можешь предположить, в каком месте его вероятнее всего отыскать. И это ни в коем случае не будет предательством с твоей стороны - наоборот, откровенно поговорив со мной, он избежит многих неприятностей.
  Вика надолго умолкла. Потом опять принялась наливаться слезами. Я ей не мешал.
  - Может, на складах? - наконец жалобно вздохнула она.
  Я настрожился:
  - На каких складах?
  - Ну... знаете, оптовая база, откуда по магазинам и киоскам развозят сигареты, водку и все остальное.
  (Это было уже кое-что.)
  - Так-так, и на той базе его можно найти?
  Вика сморщила носик.
  - Просто он ошивается там иногда. На этих складах работают какие-то его приятели.
  - И ты знаешь адрес?
  - Да. Только... - Голос ее снова дрогнул. - Не говорите Генке, пожалуйста, что я вас туда навела.
  - Конечно-конечно, - заверил я. - Не беспокойся. - И вдруг спросил: - Ты боишься его, Вика?
  Даже в надвигающихся на землю сумерках было видно, что девушка побледнела.
  - Ну что значит - боишься? - уклончиво прошептала она. - Просто он... нервный...
  ("Нервный"? Интересно. Псих, что ли?)
  - В каком смысле нервный, Вика? Дерется или как?
  Она прикусила губу.
  - А вот это вас совсем не касается.
  - Хорошо, не касается, так не касается. Ладно. - Я встал. Она - тоже. - Да не волнуйся, - в который раз повторил я. - Если увижусь с Геннадием, про тебя и речи не зайдет. - И, поворачиваясь в сторону дома, в самый последний момент успел поймать уже каким-то даже не боковым, а чуть ли не полузадним зрением очень холодный и очень злой взгляд девушки в рубашке с кожаным пояском...
  
  За ужином мы с Маргаритой не проронили почти ни слова - так, пара фраз ни о чем.
  Потом она поднялась наверх - а я решил, что в спальню, и тихо, как вор, прокрался в гостиную с гитарой на стене.
  Я осторожно снял гитару с крючка и, присев на диван, принялся еле слышно перебирать аккорды. И пальцы почему-то сами собой нащупывали самые жалобные, самые слезливые и мерзопакостные звуки. Ночь, тьма, звезды, луна в черном небе за крепко закрытым окном - и противное-препротивное, поганое-препоганое настроение в стиле псевдолермонтовской хандры и сплина. Когда-то я вычитал фразу, что сплин - это черная кошка, которая забирается к вам в сердце и когтями разрывает его изнутри...
  Чёрт!.. Я резко ударил по струнам, но тут же испуганно заглушил их ладонью.
  - Господи, вы даже гитару мучаете одинаково!
  В дверях как привидение стояла Маргарита. Она была в чем-то светлом - не то халате, не то пеньюаре.
  - Это импровизация, - скромно возразил я, поспешно отложив инструмент.
  Маргарита усмехнулась:
  - Все равно похоже. Значит, вы даже импровизировали одинаково.
  Я все еще не понимал, сердится она или нет, и на всякий случай сказал:
  - Прости...
  Но она, кажется, меня не слушала. Или - не слышала. И вдруг...
  - Признайся... - тихо проговорила Маргарита. - Неужели ты и правда поверил?
  - Чему? - нахмурился я.
  Маргарита нервно сжала руки.
  - Тому, что утром несла про меня эта шлюха!
  Я покачал головой:
  - А разве это важно?
  Светлая тень шевельнулась.
  - Не знаю...
  А я и сам не знал. Не знал, поверил ли, и не знал, важно ли это для меня или нет...
  Но вот одно я все-таки, кажется, знал совершенно точно: слова той проклятой бабы в простыне были мне очень и очень неприятны.
  
  Занавес...
  Глава семнадцатая
  Наутро я дождался пробуждения Маргариты и попросил у нее разрешения воспользоваться машиной.
  Разрешение в конечном итоге получил, однако далось это нелегко. Нет, не в смысле, что Маргарите было жалко машину. Не жалко, просто она снова хотела ехать со мной.
  А вот я того не хотел. С меня было довольно, что вчера эта женщина стала свидетельницей событий, видеть которые ей ну никак не стоило. Она до сих пор смотрела на меня взглядом, выражение коего мне очень не нравилось, - но вчера-то все получилось случайно, моей инициативы там не было. Сегодня же, возможно, инициатива будет - и лучше если я буду один.
  Короче, мне таки удалось убедить Маргариту остаться дома. Я вывел машину со двора и, закрывая ворота, увидел, что хозяйка ее стоит на крыльце и смотрит мне вслед как какая-нибудь Гвиневера на отправляющегося на войну короля Артура. Мелькнула неприятная мыслишка: а вдруг в мое отсутствие сюда возьмет да нагрянет некий весьма нежелательный сэр Ланцелот?
  Но увы, я не имел права сидеть сложа руки - как говорится, волка ноги кормят. Дабы добраться до следующих, уже более важных и значительных звеньев той чёртовой цепи, которую я вознамерился размотать, действительно пора было засучив рукава браться за роль волка, охотника, но никак не жертвы. И охотника не случайного, как вчера и даже позавчера, а сознательного и умышленного. Как сегодня.
  Итак, я поехал в город, сообразовываясь в своем движении со сведениями, которые получил от злючки Виктории. Ехал и думал: а спал ли с ней Серый, и если спал, то не здесь ли собака зарыта? И может, все гораздо проще и пошлее, нежели я предполагаю: узнав об измене подружки, оскорбленный ухажер вместе с приятелями убивает обидчика, а потом все четверо ударяются в бега...
  Действительно, очень простая и многое объясняющая версия. Многое, но, к сожалению, не всё: недавние мои ночные и дневные приключения в эту версию не вписывались... Хотя, может, не тронь я первых двоих, ничего страшного и не случилось бы, покурили и спокойно разошлись по домам... Нет, подождите, были ведь еще и телефонные звонки - Маргарите и (коли не брешет) Вике, а в звонках - угрозы, и, судя по всему, отнюдь не малахольного дружка этой дрянной девчонки.
  Пару раз я тормозил, уточняя у прохожих маршрут следования, и наконец остановился, не доезжая метров тридцати до сияющих свежей зеленой краской железных ворот, за которыми вроде и находились те самые "склады".
  Я вышел на мостовую, закрыл машину и, закурив, скучающим шагом направился к воротам. Там немного постоял, дотягивая сигарету, потом постучал в дверь, запертую изнутри рядом с воротами.
  Примерно с полминуты все было тихо. Наконец послышались шаги и скрежет отодвигаемого засова. Дверь приоткрылась, и я увидел невысокого, но почти квадратного человека - широченные плечи, мощные длинные руки, короткие толстые ноги и физиономия - впору пугать непослушных детей.
  Все лицо этого типа было покрыто оспинами - так, словно ему в свое время не сделали прививки от этой уже экзотической болезни и он ее в конце концов где-то да подцепил. Маленький курносый нос вызывающе топорщился между бугристых щек, а чуть выше расположились узкие, близко посаженные глазки серо-голубоватого колера. Уши красавца были плотно пригнаны к голове, а губы казались заскорузлыми и обветренными навсегда. В общем, похоже, на протяжении жизни этого гоблина часто и много били по морде. Но конечно же, и сам он тоже бил по морде других много и часто: классический ходульный пример эдакого мафиозно-уркаганского кинозлодея. Но не слишком высокого ранга. Главари в кино обычно относительно утонченные и даже чуть ли не интеллигентные. А такие вот орангутанги - простые исполнители среднего и низового звена.
  "Орангутанг" внимательно окинул меня цепким взглядом с головы до пят и на диво вежливо просипел:
  - Здравствуйте.
  Я был не менее учтив.
  - День добрый.
  - Вас что-то интересует? - спросил он. - Вы, смотрю, человек новый?
  - Новый-новый... совсем новый... - пробормотал я.
  - Так что? Сигареты, спиртное, косметика, ширпотреб, кондитерские изделия?
  - М-м-м... - помотал я головой. - Да-да, конечно... Но знаете... - И выпалил: - Мне позарез нужно поговорить с Геннадием.
  Квадрат удивился:
  - С кем?!
  - С Геннадием, - повторил я.
  Он полез лопатообразной пятерней к затылку. Не спеша почесал короткий ежик.
  - Слушайте, - наконец медленно проворчал он. - А вы уверены, что попали куда надо? Никакой Геннадий у нас не работает. - И сделал почти неуловимое движение, собираясь закрыть дверь.
  Меня это вовсе не устраивало, и правая моя нога вроде бы незаметно переместилась чуть-чуть за порог. Однако квадратный это заметил, и маленькие глазки его стали еще меньше.
  - Гражданин, - бесстрастно произнес он. - Вы ошиблись адресом. Повторяю специально для глухих и бестолковых: никакой Геннадий здесь не работает.
  - Да-да, - поспешно кивнул я. - Знаю, что не работает, он работает совсем в другом месте, просто мне сказали, что его можно найти у вас.
  - Во! - изумился рябой. - А кто сказал?
  - Секрет - лицемерно вздохнул я. - Покамест жуткий секрет. Но если вы, уважаемый, сведете меня с ним, я непременно и вам тоже что-нибудь занятное расскажу.
  Несколько секунд он буравил меня микроскопическими зенками и наконец буркнул:
  - Ладно, фамилия?
  - Моя?
  - Ваша покуда не нужна. Говорите фамилию того Геннадия, с которым вам треба побазарить.
  - А-а... Зверев, - моментально отчеканил я.
  - За каким он тебе, конечно, не скажешь? - Несмотря на не слишком интеллектуальный облик, мужик был неплохим психологом.
  - Конечно, - подтвердил я. - Мне нужно поговорить с ним, а не с тобой. (Ага, мы, значит, уже на "ты".)
  - Понял... - процедил квадратно-курносо-рябой и распахнул дверь пошире. - Ну, загребай.
  Сделав несколько шагов, я очутился во дворе. Вокруг ничего особенного, склады как склады, чуть дальше - старый трехэтажный, наверное, еще довоенной постройки дом - очевидно, контора и прочее. Все складские двери были закрыты: никто в данный момент никаких товаров не принимал и не отгружал. Взгляд упал на пару собачьих будок внушительных размеров. Будки были пусты.
  - Кобели здесь бегают ночью, - любезно пояснил рябой. И я подумал, что это хорошо.
  - Ну, где же Геннадий? - покрутил я головой по сторонам. - Чего-то не вижу.
  - Еще увидишь, - пообещал рябой, - не гони. Так может, все-таки скажешь, на кой он тебе?.. - И на какое-то мгновенье в глазах его вспыхнули огоньки. Знаете, голову даю на отсечение: подобные глаза бывают только у человека, проведшего в местах, как говорится, не столь отдаленных не один год. И не два. И не три. И вовсе не за мелкое хулиганство или дешевую драку "в общественном месте" такие типы попадают за решетку - нет, это хищники приличного класса: такие не размениваются на мелочи и если погорают, то уж по-крупному. На таких ведется самая настоящая облава, их обкладывают со всех сторон с трещотками и факелами как волков или тигров-людоедов вооруженные до зубов охотники, и часто, очень часто эта облава заканчивается плачевно для загонщиков и стрелков, а вовсе не для самих зверей.
  Я покачал головой:
  - Извини, не скажу.
  - Ладно... - Он молча пошел в направлении одной из дверей. Приоткрыл ее, просунул голову внутрь, что-то кому-то рыкнул и так же степенно вернулся: - Щас позовут, жди.
  Ждать пришлось недолго. Минуты через полторы дверь распахнулась и во дворе показался парень лет двадцати трех - двадцати пяти, одетый в выцветшие синие джинсы и майку. Он был довольно высоким и жилистым, но каким-то нескладным: узкие плечи, длинные, шишковатые в локтях руки, острые колени и кроссовки сорок пятого размера минимум. Этот красавец двигался к нам какой-то вихляющей, раздолбанной походкой - возможно, эдаким манером ходил от рождения, а может, ему совершенно искренне казалось, что только так и никак иначе и должен передвигаться по суше бывалый, тертый и повидавший на свете все виды бедовый чувак.
  Уже почти приблизившись к нам с рябым, он небрежно спросил:
  - Ну, что тут за гости?
  И тогда...
  Слушайте, не знаю, какую именно, но какую-то ошибку я в тот момент совершил. То ли чуть напрягся, то ли глаза мои расширились чуть сильнее положенного, но этот худой прыщавый блондин вдруг замер, впившись взглядом в мое лицо, и - внезапно как заяц дунул в глубь двора.
  И я... на миг опешил. А когда собрался дунуть вслед за проклятым молокососом, железные пальцы рябого уже крепко вцепились в мое плечо. Их я сбросил, одновременно крутанув руку наглеца вверх, - но не сильно, чтобы не поломать, - и рябой присел на асфальт, кривясь от боли и выплевывая из себя в окружающую среду грязные матерные ругательства. (Впрочем, разве могут матерные ругательства быть чистыми?)
  А чёртов Геннадий был уже в самом конце двора, и я, бросаясь наконец в погоню, с тоскою подумал, что, похоже, сего субчика мне уже не догнать.
  Но, как ни странно, удача оказалась сейчас на моей стороне. Геннадий, видимо, и сам не очень хорошо здесь ориентировался, а может, со страху дёрнул куда глаза глядят - но глядели-то они явно не туда: когда перед носом оказался высокий забор и ничего боле - ни калитки, ни щели, ни лаза, в который можно было бы юркнуть, он резко остановился, потом обреченно махнул рукой и, повернувшись, медленно пошел мне навстречу.
  Я же как раз находился неподалеку от трехэтажного дома, примыкавшего к складам, и тоже остановился, поджидая незадачливого беглеца.
  Он приблизился и молча уставился на меня, дыша тяжело и натужно. Либо был просто гнилым хилаком, либо смертельно напуган, хотя, казалось бы, чем я, совершенно незнакомый человек, мог его напугать? А может, гадёныш прикидывался - и напуганным, и гнилым, и хилаком.
  - Это ты Гена Зверев? - спокойно и дружелюбно спросил я.
  Он вспыхнул:
  - А твое какое дело!
  Я укоризненно покачал головой:
  - Мальчик, когда разговариваешь с большими дядями, грубить не стоит: можно получить пыром по попе, а можно и не по попе, что будет куда больнее.
  - Да пошел ты!.. - браво взмахнул он рукой, которую я тут же вывернул до отпущенных матерью-природой пределов. Поэтому следующие звуки его были уже менее воинственными и грозными: - Ой-ё-ёй!.. Да пустите же!.. Да бросьте ж!..
  - А волшебное слово? - удивился я.
  - Какое, на... ой!.. слово?.. - проскулил он, однако я решил быть принципиальным до конца.
  - Во всяком случае не "Сезам, откройся". - И чуть-чуть увеличил угол нажима.
  - Пожалуйста!.. Пожалуйста!.. Ну пожалуйста!..
  - Молодец, - похвалил я и отпустил руку. Он, морщась и пожирая меня отнюдь не взором агнца, принялся растирать покрасневшую кисть.
  Но я не располагал временем и потому повторил первоначальный вопрос:
  - Ты Геннадий Зверев?
  - Я, - буркнул он и опять напыжился: - А в чем, собственно, дело?
  Но хотя мальчонка и что было мочи старался казаться спокойным, получалось у него не очень - глаза бегали туда-сюда, и бегали быстро-быстро.
  - Дело ни в чем, - сказал я внушительно. - Просто требуется с тобой поболтать.
  Он засопел. Знаете, есть на свете порода людей, как правило, неумных и никчемных, которых медом не корми, а дай хоть пикнуть, но последним, чтоб заключительное слово осталось за ними. Похоже, этот поц был той же масти. Ну а я... я, естественно, был умнее.
  - Лады, Генок, - миролюбиво сказал я. - Как тебе угодно. Да и думаешь, большое мне удовольствие - ломать хорошим ребятам руки? Я добрый. Я очень добрый человек, Гена... Правда, случаются и в моей жизни моменты, когда я сильно на кого-нибудь обижаюсь, но обычно потом мне бывает ужасно стыдно. Им-то, конечно, от этого не легче... В общем, будет все, как ты захочешь: я прячу свои грабли, а ты скоренько отвечаешь на пару вопросов. Первый - почему, дорогой, убегал?
  Он сморщился так, словно глотнул горчицы.
  - А ты чё, мусор, что я отвечать должен? Или прокурор? - Щенок хорохорился, и хорохорился даже не передо мной: ему самому себе хотелось казаться сейчас бывалым и достойным представителем уголовного мира, а не той мелкой шестёркой, какой он был на самом деле. А впрочем, был ли он хотя бы даже шестёркой?
  Наверное, во мне погиб незаурядный педагог, потому что терпение, коли того требуют обстоятельства, у меня просто ангельское.
  - Кабы я был мусором, Ген, - смиренно заметил я, - то ты за свои понты уже грыз бы асфальт.
  - Все равно! Я тебя не знаю! С какой стати ты меня допрашиваешь?!
  Я вздохнул:
  - Да это не допрос, чудо, а дружеская беседа. А знать, кто я, тебе, может, и не стоит, - крепче будешь спать по ночам. Я - обычный человек. Приехал, понимаешь, в гости к старому товарищу, да вот беда - товарищ-то помер... Не слыхал, Ген, ненароком ни о каком подобном происшествии?
  Он молча стоял, уставившись себе по ноги. Наконец поднял голову и хрипло проговорил, то и дело облизывая пересохшие губы:
  - Зачем ты мне все это гонишь?
  Я пожал плечами:
  - Да ни за чем! Считай, мысли вслух. - И, еще более вкрадчиво, добавил: - Однако ежели кто-то думает, что я ограничусь возложением венка на могилу, а потом утешительно похлопаю по плечу бедную вдову да и уберусь подобру-поздорову восвояси, то он ошибается. Ох, как же он ошибается, Гена...
  Парень вдруг зло скрипнул зубами.
  - Это она тебя сюда послала?
  Я удивился:
  - Кто?!
  Он презрительно сплюнул на асфальт.
  - Эта сучка Вика, кто же еще!
  Я вроде бы сурово нахмурился:
  - Во-первых, она не сучка, Ген, а во-вторых - сама извелась вся, как ты пропал. - И после паузы поинтересовался: - Да неужели ты думаешь, что для человека с головой отыскать кого-нибудь в вашем городишке - проблема? Не забывай к тому же, что...
  И - осекся. Осекся потому, что увидел вдруг взгляд белобрысого, которым тот уставился мне за спину, - и... оглянулся.
  Нет-нет, не подумайте только, что меня можно элементарно провести старым дешевым трюком типа: "Эй, посмотри, что (или кто) у тебя сзади!" Когда человек таким образом блефует, зрачки у него остаются неподвижными либо по крайней мере не меняются в размерах, - потому что на самом деле он не видит того, о чем врёт, так как этого там просто-напросто нет. Плюс нюансы - тембр голоса и прочее. Сейчас же зрачки Геннадия действительно чуть-чуть сузились...
  И я оглянулся.
  А оглянувшись, увидел, что двор пуст. Раньше там сидел на асфальте рябой. Теперь же рябого не было. А повернувшись обратно к Звереву, я увидел, что теперь нет и Зверева. Во всяком случае, нет рядом со мной - пятки этого змеёныша последний раз мелькнули возле двери, ведущей в трехэтажный дом, потом дверь захлопнулась, а потом наконец и я как угорелый бросился вдогонку за беглецом.
  Кроя себя последними словами, я вцепился в ручку двери. Хрена - она была уже заперта изнутри, проклятые английские замки проделывают эту операцию за доли секунды. И открывалась дверь наружу - то есть, высадить ее с разбегу плечом практически невозможно, только уж если вместе с коробкой. Но эта-то коробка была еще довоенной...
  Я как ужаленный завертелся на месте и вдруг увидел невдалеке пожарный щит, укомплектованный по полной программе. Чёрт! - шум был сейчас совершенно некстати, но что делать? - и я схватил лом. Несколько ударов - и замка больше не существовало, а дверь едва не рухнула на меня после легкого прикосновения.
  Внутри же картина была следующей: довольно большая площадка и ведущая наверх лестница с правой стороны. Внезапно оттуда раздались какие-то звуки. Я рванул на второй этаж - голый номер: единственная дверь с площадки, и та заперта, а я же уже без лома. И лестница на третий этаж перекрыта железной решеткой, украшенной большим амбарным замком.
  Твою мать!.. Стоя на лестничной площадке второго этажа, я крыл себя всеми самыми непристойными частями речи, кои только знал. Но ведь если я сейчас же не уберусь отсюда, то здорово рискую уже через четверть часа предстать пред светлы очи майора Мошкина либо кого-то из его коллег. Рябой берет телефон, нажимает пошлое "02" - и всё, я приплыл.
  Выматерившись в последний раз, я поскакал вниз. И вот там, внизу, неожиданно убедился, что никогда не стоит плохо думать о людях вообще, а о тех, кого знаешь недостаточно близко, - в частности. Каюсь, я дурно подумал о рябом, вообразив, что он будет звонить в милицию. Никуда звонить он и не собирался - он сейчас просто стоял, перекрывая своей приземистой широкоплечей фигурой мне дорогу к раскуроченной двери.
  И он был вооружен. Небольшим красным топориком, несомненно, взятым с того же пожарного щита, откуда я позаимствовал лом. Я затормозил - здоровяк с топором это, может, и не смертельно, но все-таки. Однако представьте себе мой восторг, когда вдруг скрипнула невысокая дверца под лестницей и оттуда один за другим выползли на свет божий еще трое гавриков самого недружелюбного вида.
  М-да, перспектива сразу стала не слишком радужной. Про пожарный топорик в руке рябого я уже говорил, ну и приятели его тоже были вооружены - правда, кто во что горазд, на манер гуситов. У одного - резиновая милицейская дубинка, у второго - обрезок металлической трубы, а третий, видимо, большой эстет, мелодично позвякивал цепью, на которой можно было бы водить по улицам слона. И рожи у всех очень серьезные, сосредоточенные. Эти ребята были помоложе, поглаже, повыше и постройнее рябого - но то, что он был у них главный, сомнений не вызывало: все трое, похоже, трудились на этой очень странной базе какими-нибудь грузчиками, ну а уж он-то никак не меньше чем кладовщиком, точно-точно.
  Я сделал пару шагов назад и проникновенно сказал:
  - Слушайте, хлопцы, а вы уверены, что все эти фанфары и розы действительно предназначены мне, а не какому другому счастливцу? И подумайте хорошенько - ведь на свете нет ничего ужаснее непродуманных и опрометчивых решений...
  Конечно! - после секундной паузы вновь воскликнул я. - Конечно, сейчас вы, подобно спартанцам, полны безумной отваги и кажетесь себе первостатейными храбрецами - еще бы, четверо на одного! - но ведь, возможно, уже скоро, совсем скоро, вы будете рыдать, кусать локти, посыпать головы дерьмом и пеплом, - и тогда вы вспомните про меня, вы скажете: а он ведь предупреждал! а он ведь хотел нам добра! а всего этого могло ведь и не произойти...
  - Заткнись! - негромко попросил рябой, и я вдруг с грустью подумал, что, может, было несколько самонадеянным ехать на отдых к морю, не составив перед этим юридического документа, именуемого в народе завещанием.
  - Ребята, не горячитесь, - в последний раз предложил я, но тщетно: молодости во все эпохи свойственны романтизм, максимализм и нетерпение сердца. Похоже, эта веселая компания была пропитана романтизмом высочайшей пробы по самое некуда.
  Однако романтичнее прочих оказался, как ни странно, старший из них - рябой. Поигрывая топором, на полусогнутых он медленно двинулся мне навстречу, но я краем глаза успел заметить, что топор развернут обухом вперед, - значит, рубить меня пока что не собираются (хотя, в общем-то, схлопотать обухом по лбу удовольствие тоже из разряда сомнительных).
  Тогда я выбросил левую руку вперед и тут же влево - глаза и рука с топором рябого автоматически сместились туда же, и он открылся как последний болван, так что мне уже не оставалось ничего иного как носком правого ботинка врезать ему аккурат промеж ног.
  Пенальти получилось неотразимым. Квадратный птицей взмыл в воздух и, теряя по дороге красный топор, грузно рухнул на груди своих младших товарищей. (Боюсь, за время полета он потерял не только топор.) Путь во двор оказался свободен, но, каюсь, в душе уже проснулся зудящий азарт игрока и спортсмена.
  Следующим в духовный и физический контакт со мной вошел "грузчик" с милицейской дубинкой. Не знаю, какой казак учил его пользоваться этим инструментом как шашкой. Он замахнулся из-за спины, от всей широты русской души. В подобных случаях ставят простой блок - и запястье оппонента ломается само собой, инерция летящей дубинки отлично тому помогает. Так я и сделал: блок - негромкий хруст мелких костей - истошный вопль, и - левой по печени и указательным пальцем правой руки под кадык.
  Второй сотрудник рябого начал красиво греметь и свистеть в воздухе цепью. Должен заметить, что цепь - штука очень неприятная и опасная, но лишь в руках умелого противника. Коли же это главное условие не соблюдено, то она может принести куда больше драматичных сюрпризов тому, кто ею машет, а не тому, на кого. Примерно так и получилось: мало того что этот орёл своими кульбитами не давал приблизиться ко мне целому еще покуда товарищу, - сначала он чувствительно заехал цепью себе по спине, а потом еще и по затылку. Когда же коварный снаряд едва ли не обмотал его молодецкую шею, я уже не мудрствовал - воткнул большой палец левой руки бедолаге чуть пониже пояса с правой стороны, и все последующие события перестали его занимать.
  Стара как мир избитая истина, что только дураки учатся на своих ошибках. Оставшийся к тому времени на ногах парень с трубой, увы, в какой-то момент, очевидно, возомнил, что именно он самый крутой на этой базе, и - бросился в атаку. Уклонившись от удара, я вырвал трубу и врезал ею ему по ключице. Естественно, ключица сразу же сломалась, а потому в общую панораму поля боя и он смог отныне привносить лишь элементы звукового оформления. Всё, осталось топать домой. Нет, можно, конечно же, было показать этим парням еще какие-нибудь приемчики в партере, однако гуманизм в моей душе возобладал: я всегда был истинным гуманистом, и, думаю, что, к примеру, в какой-нибудь Флоренции эпохи Чинквеченто чувствовал бы себя гораздо комфортнее, нежели в наше жестокое время в нашей жестокой стране.
  В общем, я собрался уже уходить, но вдруг кое-что вспомнил и вернулся к квадратному любителю топоров. Он пребывал в сознании, хотя, впрочем, сознание - понятие относительное и целиком зависящее от того, какой смысл вкладываешь в данный момент в это красивое слово. Я имел в виду, что рябой валялся на бетонном полу крючком. Глаза его были выпучены как у китайской рыбки-телескопа, и он ошалело вращал ими и по и против часовой стрелки.
  Не выпуская из виду остальных потерпевших, я присел рядом и тихо спросил:
  - Куда подевался этот белобрысый щенок?
  Он молчал. Я повысил голос:
  - Где искать эту мразь? Говори!
  И опять - ни ответа, ни привета.
  Тогда я поднял валявшуюся на полу резиновую дубинку и коротко, без замаха ударил по его левой руке. Легкий треск, всхрип... Аккуратно положив изуродованную руку вдоль тела, сделал вид, что собираюсь приступить к аналогичной операции над второй, покуда еще здоровой...
  И знаете, этот маленький психологический трюк подействовал. Забыв про все на свете - боль, ненависть и проч., - этот мордоворот завизжал как баба:
  - Не надо!.. Пожалуйста, не надо!..
  Я бросил дубинку.
  - Хорошо, не надо, так не надо. Говори.
  Но он опять молчал.
  Я с готовностью снова поднял дубинку и пожал плечами - мол, ну, гляди сам, как знаешь...
  (А сейчас хочу сказать вот что. Да, понимаю, я обошелся с беспомощным врагом не слишком-то вежливо, однако весь предыдущий жизненный опыт учил: с подобными по-иному нельзя. Конечно, он валялся у меня в ногах, он был жестоко избит, унижен и раздавлен. Но только не думайте, что все это было мне так уж приятно, - с куда большим удовольствием я бренчал бы сейчас в каком-нибудь укромном уголке на гитаре или же галантно охмурял какую-нибудь смазливую девицу. Увы - в данный момент мне позарез нужна была информация, которая была мне нужна позарез. А самое главное то, что, поменяйся мы с ним местами, он бы меня просто убил. Я же убивать его не собирался. Во всяком случае, пока.)
  И вдруг его точно прорвало.
  - Щас... щас... - забормотал, заклокотал, завсхлипывал он. - Я скажу... скажу номер... Ты позвонишь... тебе скажут... вот... слушай... - И, запинаясь, он назвал номер.
  - Молодец! - Я встал. - Сразу бы так, и не было бы неприятностей ни у тебя, ни у твоих дружков. - На пороге на секунду задержался: - Но смотри, дятел, выкинешь какой-нибудь фокус - я тя у негра в заднице достану!
  И направился через двор и негостеприимную проходную к наверняка уже соскучившейся по своему седоку "Мазде".
  Глава восемнадцатая
  Попетляв по улицам, дабы убедиться, что за мной никто не следит, я остановил машину и, подняв все стекла, взял в руки телефон. Набрал номер, названный рябым, - послышались длинные гудки. Гудков было довольно много - уже кажется шесть, а я где-то читал, что по правилам хорошего тона трубку следует вешать после семи, - не берут, значит, либо никого нет дома, либо хозяева не желают именно сейчас ни с кем разговаривать. Но как бы там ни было, проверить глубину своих познаний в области этикета мне не удалось - трубку сняли.
  Трубку сняли. И сказали:
  - Алё! - Женским голосом.
  - Алё, - радостно отозвался и я. Мужским. - Здравствуйте.
  - Здравствуйте! - чирикнула, видимо, действительно женщина. - Что вам нужно?
  Я не стал, извиняюсь, размазывать сопли по забору, а самым что ни на есть деловым тоном произнес:
  - Мне нужно поговорить с Геннадием.
  Женщина, а может, и девушка, - по тембру и регистру голоса скорее девушка, но ведь в наше смутное время тембр и регистр голоса, к сожалению, далеко не всегда являются критериями девственности - так вот, она удивилась:
  - С каким Геннадием?
  - Как с каким? Зверевым.
  - Ах, с этим! - засмеялась она. - Но его нет.
  - Да?! - "удивился" теперь я. - А мне сказали...
  - Господи, ну правильно вам сказали, просто его сейчас нет. ("Сейчас" - с нажимом.)
  - А когда будет? - полюбопытствовал я.
  - Вечером. Он звонил минут десять назад, сказал, что придет ночевать... - И, немного помолчав, добавила: - Знаете, какой-то вздёрнутый, нервный весь. Неужто опять куда влип? Вы случаем не в курсе, а? - с трогательной доверчивостью спросила она.
  Я полуискренне помотал головой:
  - Не в курсе, честное слово, не в курсе.
  Она вздохнула:
  - Ну так позвоните вечером, часов в девять или даже десять. Раньше все равно не заявится.
  - Обязательно, - пообещал я, - позвоню. Огромное вам спасибо, до свидания.
  - До свидания. - И короткие гудки.
  Я бросил трубку на сиденье и ненадолго задумался. Гм, похоже, эта кукла ни о чем не знает, да и вообще - удивительно наивное существо, даже не поинтересовалась, кто я такой, откуда взял номер и зачем мне понадобился ее ухажер. То, что он - ухажер, сомнений не вызывало. Бедная девочка... И бедная Вика!.. А впрочем, это я уже, кажется, не только заханжил, но и залицемерил - так ей, поганке, и надо, в следующий раз не будет связываться с барахлом.
  - Да-да, вот именно - с барахлом! - грозно пробубнил я себе под нос и врубил зажигание.
  
  Не скажу, что сложившаяся ситуация меня сильно устраивала, - почти полсуток вынужденного бездействия, да еще вдруг рябой со своей братией чего-нибудь отмочат. Но я все-таки надеялся, что не отмочат, - шороха там я вроде нагнал приличного, а с другой стороны, нет пока веских оснований считать, что эта шайка-лейка как-то связана с главными моими оппонентами - теми типами, которые любят вламываться по ночам в чужие дома, а при свете дня мешать дружеским парочкам уединенно плескаться в море.
  Однако ежели вы полагаете, что я не нашел, чем заняться, то ошибаетесь - нашел. А когда подъехал к Маргаритиному "замку", сперва замысловато посигналил (условный знак), а уж потом занялся. Воротами, машиной и гаражом.
  Войдя наконец в дом, увидел только Вику. Она возилась на кухне и наградила меня не очень-то ласковым взглядом.
  - Пламенный привет от милого, - непринужденно проговорил я и по холостяцкой привычке полез к кастрюлям, но моментально схлопотал по рукам.
  - Садитесь за стол!
  Сел. А сев, уставился на нее младенчески-чистым взором, ожидая не только обеда, но и хотя бы одного-единственного вопроса о ее ненаглядном кобеле, - ну не могло же на самом деле Вику совершенно не интересовать, встретились ли мы, и если встретились, то в каком виде я его нашел и в каком оставил при расставании.
  Но эта многогранно-ехидная девица, казалось, целиком была озабочена лишь одним: накормить меня. Я не протестовал и набил брюхо от души, а потом еще запил все предыдущее двумя кружками ледяного молока.
  А потом я сказал:
  - Спасибо. - А потом спросил: - Слушай, богиня Победы, тебе что, и в самом деле до лампочки этот пижон?
  Она сердито дёрнула плечом:
  - До лампочки, не до лампочки - какое вам дело! - И снисходительно пояснила: - Просто Генка уже звонил. - Но тут же колко добавила: - И рассказал, что его здорово напугал какой-то придурок. Случайно не знаете, кто бы это мог быть?
  Я недоуменно уставился на нее:
  - Понятия не имею. - И капельку поправился: - То есть, не имею понятия о придурке. Со мной Геннадий встречался, это да, однако ничего такого промеж нас не стряслось. Слушай, может, уже после у него был разговор с каким-то недоумком?
  Вика кивнула:
  - Разговор был. Только по описанию Генки на того недоумка больше всего походите вы.
  - Да?
  - Да. А еще...
  - Нет, постой, - перебил я ее. - А ты, часом, не сообщила ему, что... м-м-м... в некотором смысле знакома с этим недоумком или даже придурком?
  Ее брови поползли вверх:
  - А это важно?
  - Ну, в принципе, не слишком. Просто ежели твой хахаль из тех, из кого он может быть, нам не стоит чересчур афишировать свою близость.
  - Близость?! - Вика глянула как стрельнула из противотанкового ружья. Однако я тотчас постарался успокоить ее оскорбленную невинность.
  - Только в плане географическом, - пояснил. - Ни на что иное не претендую.
  - Ну еще бы... - Девушка наградила меня каким-то не очень понятным, просто мессинговским взглядом. - В плане ином у вас проекты более грандиозные!
  Кажется, я даже немножко заалел как красна девица. Поалел и проворчал:
  - А вот это уже не твое дело. Так ты сказала Геннадию, что знаешь меня, или нет?
  Она покачала головой:
  - Успокойтесь, нет. Ведь тогда бы он догадался, кто навел вас на его берлогу, а это мне совсем ни к чему - давно по морде не получала?
  Какое-то время мы оба молчали, думая каждый о своем. Первым хрупкую тишину нарушил я. Слегка откашлялся и вроде как непринужденно спросил:
  - А где же наша хозяйка? Уж не заболела ли?
  Но с этой девчонкой надо было постоянно держать ухо востро, а порох в пороховницах. И зевнула-то как бы равнодушно, а вот нате пожалуйста!
  - Вам виднее, - со змеиной ухмылочкой прошелестела она. - Это ж вы с ней вчера где-то полдня протаскались... В общем, велели не беспокоить, отдыхают. - И лицо Вики вновь обрело бесстрастное выражение статуи.
  - Ладно. - Я встал. - Тогда, пожалуй, тоже пойду вздремну.
  Она кивнула:
  - Идите. Только не проспите ужин.
  Я назидательно помахал своим указательным пальцем перед самым ее носом:
  - Ужин, милая, я не просплю никогда!
  
  Глаза я продрал аж в четверть десятого и сразу же кинулся звонить наивной девушке.
  Трубку взял сам объект моих вожделений, и по тому, каким хмурым и напряженным был его голос, я понял, что парень уже в курсе моих переговоров с его дружками и результаты их его отнюдь не радуют.
  Не восхитился Гена и моему предложению о завтрашней встрече: долго мялся, что-то бубнил в ответ на заверения в самых лучших намерениях и чувствах. И только когда я слегка намекнул, что совсем не трудно будет узнать адрес его подружки (кстати, Вике о ней я покамест не говорил), а потом... В общем, после такого легкого шантажа этот альфонс сразу же согласился, хотя и выдвинул свои условия: завтра в девять утра я должен подъехать к кинотеатру "Волна", где меня встретят и отвезут к нему.
  - И как же я узнаю твоего посланца? - поинтересовался я.
  Зверев хмыкнул:
  - Узнаешь, он лысый как яйцо.
  (От комментариев воздержался.)
  - А он меня? Учти, мне стричься наголо не хочется даже ради счастья свидеться с тобой.
  Теперь он хрюкнул.
  - Да ладно, возьми газету и стой как кол возле ступенек - не разойдетесь.
  - Ну ладно, - пообещал я, - стану. - И положил трубку.
  Спустившись вниз, снова нашел на кухне одну Вику. На этот раз ни до, ни после, ни во время приема пищи я не позволил себе ни единой не то что колкости - самой безобидной реплики в адрес кормящей меня девушки. И только уже прикончив десерт, все-таки не выдержал и спросил:
  - А-а-а... э-э-э... Маргарита Владимировна?
  - Поужинала час назад и опять поднялась в спальню, - как солдат отчеканила Вика.
  - И что... Снова... э-э-э... велели не беспокоить?
  - Снова.
  - Понятно, - поморщился я. Поднялся. - Большое спасибо за всё, - обвел руками пустые тарелки. - И доброй тебе, душенька, ночи.
  Девушка холодно кивнула:
  - Не за что. - И еще холоднее добавила: - Вам тоже.
  
  Я своему слову остался верен. Как пионер. Никого не потревожил и не побеспокоил. Однако, видимо, вот эта самая моя покорность и не входила в чьи-то коварные планы.
  ...Она заявилась незадолго до рассвета. Я, конечно же, сразу проснулся, тем более что уснул совсем недавно - выдрыхнувшись днем, все читал и читал... Короче, я сразу проснулся, но ломать кому-либо руки покуда не спешил - легкие шаги и легкое же, малость прерывистое дыхание были явно не бандитскими и вообще не мужскими.
  Хотя темень в комнате царила непроглядная, изящный, чуть беловатый силуэт из этой темени слегка все ж таки вырисовывался - он осторожно прикрыл за собой дверь, секунд десять неподвижно постоял на месте, а потом на цыпочках поплыл в сторону меня и кровати.
  Ну а потом таинственный силуэт вошел в безмолвный, однако довольно тесный контакт и со мной и с кроватью, на что мы оба, в принципе, не возразили...
  Слушайте, я вовсе не собираюсь описывать события этой, так буднично начавшейся и так несколько неожиданно празднично продолжившейся ночи. У джентльменов сие ведь не принято, правда? Замечу лишь, что хотя до сих пор отношения между нами складывались не всегда однозначно (и полагаю, традиция эта не прервется, невзирая на то, что произошло), но, по-видимому, относительно аскетический образ жизни, который мне, да наверное, и ей тоже, пришлось вести некоторое последнее время, сыграл свою роль. Не скажу, что это был самый уж высший пилотаж, но сработали мы оба вполне прилично, на четверку с твердым плюсом. До пятерки же не хватало, ей-ей, сущей малости - однако хотя и сущей, но тем не менее весьма существенной: мы не доверяли друг другу, и потому все вроде бы страстные и эффектные объятья, поцелуи, охи-вздохи и прочие хитросплетения носили порой либо чисто физиологический, либо чересчур уж театральный характер. Но вероятно, это устраивало обоих, так как хотя, повторяю, до идеальной пары мы не дотянули, но и краснеть ни ей, ни мне за эти час-полтора никак не пришлось бы. Да мы просто отдыхали! И отдыхали телом, а не душой. Последнее же было, наверное, и невозможно - не знаю, как ее, а моей душе для более-менее полного умиротворения и покоя в этом городе требовалось еще очень и очень многое.
  А на рассвете она ушла.
  И я сразу же уснул как убитый.
  И поскольку не увидел ни одного сна, то, похоже, это маленькое романтическое приключение пришлось весьма кстати - я, судя по всему, вновь восстановил нарушенный было баланс между собственными внутренним и внешним "я" и опять обрел в некотором смысле гармонию между своими грубым телесным и тонким духовным мирами.
  И был тем, ей-ей, очень доволен.
  Глава девятнадцатая
  Я стоял и старательно нахлопывал себя по ноге свернутой в трубку "Курортной газетой". Когда ноге становилось больно, менял ее вместе с рукой. На часах без пяти девять, но опять было уже жарко, и опять чувствовалось, что это только начало.
  Сегодня я оказался без машины - она зачем-то понадобилась Маргарите - и качать права не стал - удовлетворился общественным транспортом. Между прочим, завтрак (на сей раз в полном составе) прошел почти в гробовом молчании - у меня, как вы понимаете, и без того было чем забить себе голову, у Маргариты и Вики, как я понимаю, тоже. Частичное же изменение статуса моего пребывания в этом доме покамест совершенно не отразилось на характере наших внутривидовых отношений. По крайней мере - внешне...
  И тут он появился. Приятель этого паршивца. Слушайте, действительно - если бы даже в руке моей не было "Курортной газеты", встреча наша все равно состоялась бы: не узнай меня он, я бы его узнал непременно. И не только потому, что этот кадр был ослепительно лыс, а еще и по той простой причине, что он был одним из членов пресловутой четверки, бурное знакомство с которой закончилось для меня больничной койкой. Я невольно напрягся и, воспользовавшись тем, что "лысый" меня еще не засёк, моментально кинул на нос черные очки, пребывавшие до того в кармане, - в сочетании с уже прилично отросшими усами и бородой (не брился с момента прибытия в этот город) эта маскировка могла пригодиться.
  И она пригодилась. Поскольку глаз под очками видно не было, я пристально следил за каждым движением и каждой реакцией лысого. Нет, меня он явно не узнавал, хотя приметил. Он еще покрутил своим шаром в поисках подобных "колов" с газетами - тщетно, такой в округе был я один.
  И тогда он приблизился и сказал:
  - Привет.
  Я медленно повернул голову, словно узрил его только что, и, выдержав паузу, тоже сказал:
  - Привет... Что дальше?
  Лысый не очень уверенно захихикал:
  - А что дальше? Пароль - отзыв, да?
  Однако я не принял его дурашливого тона.
  - В чем дело, мальчик? Вы, кажется, имеете мне что-то сообщить?
  - Гы-гы-гы... - Лысый все еще улыбался. - Да ладно тебе, я ж от Зверька!
  - Какого "зверька"? - Баритон мой был холоден как лед.
  И он растерялся.
  - Как - какого? Генки!
  Я не стал переигрывать и кивнул:
  - А-а, понятно. Значит, ты именно тот, кого я жду.
  Чувствовалось, что мой патрицианский стиль и тон не слишком-то лысому по душе, однако как вести себя со мной, он все еще не мог сообразить. А я вовсе не собирался вселять в его подростковые мозги какую-то определенность в отношении собственной персоны.
  Но лысый все-таки сделал первый самостоятельный шаг.
  - Ты, гляжу, новенький? - не очень робко и не очень нагло, скорее, просто нейтрально осведомился он.
  Я пожал плечами:
  - Ну почему же. В некотором смысле даже старенький.
  Он снова заулыбался:
  - Не, это я к тому, что раньше нам вроде бы встречаться не приходилось.
  - Да вроде бы, - подтвердил я, вспоминая, как он летал по кафе. И скромно добавил: - Но ты, пожалуй, от этого не много потерял.
  Улыбка сползла с его лысого лица:
  - Ты о чем?
  - Ни о чем. Слушай, мы идем или не идем к Генке? Или он спрятался вон в тех кустах?
  Парень покачал головой - похоже, я ему уже определенно не нравился.
  - Нет, - тихо сказал он. - В кустах его нет. - И спросил: - Ты на тачке?
  - На лыжах.
  - Тогда пошли, - мотнул он едва ли не отбрасывающей солнечных зайчиков головой и быстро зашагал к перекрестку, за которым, приткнувшись к тротуару, стоял потрепанный, когда-то зеленый "Москвич". - Садись.
  Я влез на место, соседнее с водительским, и лысый со второй попытки включил зажигание.
  - Куда поедем? - поинтересовался я.
  Он абстрактно дёрнул плечом:
  - Да есть место...
  Однако когда машина выскочила на загородное шоссе, я насторожился:
  - Эй, джигит, не сильно разогнался? Я вчера базарил с Генкой по телефону - он был в городе.
  Лысый усмехнулся:
  - Так то вчера. А сегодня уже нет. Или передумал?
  - Ничего не передумал! - буркнул я, чувствуя, что начинаю терять набранные в дебюте очки. И он, похоже, это почувствовал: угнездился на обшарпанном сиденье повальяжнее, а голос сделался более уверенным, если не сказать наглым.
  Внезапно он остановил машину.
  - Уже приехали? - удивился я, с любопытством оглядываясь по сторонам. Странно - вокруг одни пейзажи.
  Он покачал головой:
  - Еще не приехали... - Перегнулся к заднему сиденью и бросил мне на колени черную вязаную шапочку из тех, что в народе называют "петушками". - Надень. (Кстати, в народе их называют не только "петушками", и меня всегда занимал чисто филологический вопрос: какое название первичное, а какое - производное. Но это так, к слову.)
  - Не понял... - Кулаки сжались. - Зачем еще?
  Моя реакция от него не ускользнула: он больше не улыбался, не смеялся и кажется даже чуточку побледнел. Но тем не менее снова упрямо и мужественно повторил:
  - Надень, и так, чтоб были закрыты глаза. Ты не должен видеть дорогу, по которой мы поедем дальше.
  - Эге... - протянул я. - Слушай, мечта военкома, а это уже перебор!
  Он не очень смело, но твердо проговорил:
  - Как хочешь. Тогда поворачиваем обратно.
  - И кто так сказал? - прищурился я.
  - Зверёк.
  Я прищурился еще сильнее:
  - А что он за яйцо, этот Зверёк?
  Парень явно чувствовал себя как на иголках, но старался держаться браво.
  - Прикинь сам, - тихо сказал он. - Мы тебя не знаем и знать не хотим. Ты первый сунулся к Генке - выходит, ему и решать, что да как. Просто он кое-где начепушил децл и теперь залег на дно. И потом, мало ли, вдруг ты мент?
  (Признаюсь, первым моим желанием было врезать ему, но это желание я сразу же пригасил: тогда всё насмарку. Второй мыслью было рвануть на груди рубаху под козырного: ты с кем, сука, падла, в натуре, базаришь!.. Однако и этот финт навряд ли привел бы к чему путному - я вовсе не собирался строить урку, да как следует и не сумел бы.)
  - Нет, я не мент, - медленно проговорил я. - Но в чем-то ты прав. Вот только а ну как возьмешь да саданешь меня по башке, а?
  Лысый опять покачал головой:
  - Я тебя не знаю, и ты мне нигде не насолил. Нужен Зверёк - надевай шапку и едем дальше. Не нужен - заворачиваем и докачу хоть до дома.
  - Ладно. - Я пожал плечами: выбора действительно не было, разве поломать его, а потом пусть показывает дорогу. Но там-то, в конце пути, мне все равно будет необходим провожатый... Интересно, а что этот Котовский подразумевает под словом "начепушил"? - Ладно, - повторил я и, быстро сняв очки, натянул на глаза шапочку. Кстати, зрения она, в общем-то, не лишала: сквозь вязку я вполне мог ориентироваться в пределах кабины и даже присечь, если он вдруг в самом деле возьмет да и надумает дать мне по балде. Но вот разглядеть дорогу было бесполезно.
  И мы поехали дальше. Метров через двести мой лысый Вергилий, совершенно не маскируясь, свернул влево, на грунтовку, уходящую (и дурак бы догадался) в почти примыкавшие к побережью лесистые предгорья. А вот потом дорога начала петлять. Ехали мы долго - не менее получаса, хотя похоже, что где-то лысый "кружил". Наконец "Москвич" остановился, и он сказал:
  - Конечная, раздевайся.
  Мне не очень понравилась эта шутка, но я смолчал, пообещав себе при первом же удобном случае ее ему припомнить. Стянул проклятую шапочку, бросил назад и, опять нацепив очки, вылез из машины.
  Мы находились в небольшой долине, окруженной со всех сторон холмами разной высоты и степени лесистости. Наверное, тут хорошо было бы снимать фильмы про индейцев. Или про партизан. Но здесь не было ни партизан, ни индейцев - прямо передо мной располагалось то, что с определенной натяжкой можно было бы назвать фермой: большой старый деревянный дом, какие-то сараи и навесы. Чуть дальше за домом стоял флигель без окон - очевидно, они смотрели в другую сторону, - на котором, как и всем остальном, лежала печать некоторой заброшенности и запустения. Но только некоторой. Как на законсервированном бандеровском схроне.
  Громко хлопнула державшаяся чуть ли на проволоке дверца машины - это ко мне присоединился мой проводник. Я обернулся к нему:
  - Ну и где же Зверёк?
  Парень ткнул пальцем в сторону флигеля:
  - Там.
  Я удивился:
  - Да неужели?! И что же он в этой развалюхе делает? Песни поет и книжки читает?
  - Слушай, брось, а, - почти дружелюбно посоветовал лысый. - Ты ведь сам хотел с ним встретиться, так чего теперь корячишься. Коли хотел - иди.
  И я пошел. Он - за мной следом. Мимо дома, на двери которого висел ржавый замок, мимо ветхого деревянного сортира и одного из сараев. Другие два стояли довольно далеко - метрах в ста пятидесяти и левее, почти возле самого леса.
  Не дойдя шагов десяти до крыльца флигеля, я остановился. Лысый тоже. По-моему, сейчас он опять начал немного вибрировать.
  Я сказал:
  - Брат, а ты уверен, что за этой дверью меня не ждет никакой неприятный сюрприз?
  Он вздохнул:
  - Уверен. А вот тебя никак не пойму.
  Я пожал плечами:
  - Да нет, всё путем, только что-то подозрительно - неужели Генка специально из-за меня забрался в эту крысиную дыру? Не развеешь сомнения, брат?
  - Да не специально, - презрительно скривил губы лысый. - Говорю же, ему отсидеться надо, всего и делов. - Однако глаза его бегали, а пальцы чуть-чуть дрожали.
  - В городе, что ли, места не нашлось? - покачал головой я.
  Лысый начал терять последние остатки терпения.
  - Твою мать! Нашлось - не нашлось... Ты кто, ревизор? Он сам сюда захотел, понял?
  Я кротко кивнул:
  - Понял... - И вдруг левой рукой слегка, но и достаточно крепко сдавил ему горло.
  - А-а-а... м-м-м... - заклокотал он своими гландами и альвеолами, но я тихо шепнул:
  - Спокойно, не колотись, маленький шмон... - и быстренько обшарил все явные и тайные участки на его теле в поисках оружия.
  Оружия не нашлось, и я отпустил его горло, получив от лысого взамен благодарности совершенно невообразимую смесь богохульств, мата и змеиного шипа.
  - Ты... ты... ты!.. - мотая головой, рычал он, однако, внезапно поняв по моим глазам, что если не заткнется, все может повториться - заткнулся.
  - Извини, - сказал я. - Это для твоего же блага. А ну как начал бы дёргаться у меня за спиной и я, подумав, что у тебя в гульфике пушка, сделал чего-нибудь не так? Теперь же я знаю: пушки нет.
  Он молча рванул вперед и остановился у невысокого крыльца. Показал рукой на дверь:
  - Валяй.
  Я нахмурился:
  - А ты?!
  Прикусив губу, он негромко проговорил:
  - Мне туда не нужно. И вообще, меня уже ждут в другом месте...
  - А, слинять хочешь? Ёлки-палки, какие мы, оказывается, незаменимые! Его, видите ли, ждут в другом месте... Пойдешь со мной, - грозно рявкнул я.
  - Нет...
  - Да. И первым, чтоб никаких сюрпризов. Признаюсь: сначала ты показался мне дурачком. Но ты вовсе не дурачок, ты очень сообразительный. Так вот, надеюсь, у тебя достанет сообразительности смекнуть: либо ты идешь, либо падаешь...
  Он посмотрел на меня таким взглядом, что я вдруг опомнился - что я делаю, брать его с собой в дом нельзя ни в коем случае! - и, притворившись, что внезапно передумал:
  - Ну ладно, - сказал миролюбиво. - Не хочешь, как хочешь. Повернись-ка.
  Его кадык судорожно задёргался.
  - Не надо!
  - Надо, - нахмурился я и доверительно добавил: - Иначе, сынок, будет еще хуже... - А когда он свалился на траву, подумал, что теперь-то по крайней мере никто не будет угрожать мне с тыла.
  Я осторожно поднялся по ступенькам крылечка и приоткрыл дверь. За нею лежал небольшой темный коридор, который заканчивался еще одной дверью. Мысленно перекрестившись, резко распахнул ее и... замер на пороге...
  Чёрт, не знаю, что ожидал узреть - какой-нибудь притон, хазу, малину, в общем, типичное бандитское логово, - но то, что предстало перед моими глазами, было таким неожиданно мирным, будничным и домашним, что я растерялся. Этот Неуловимый Джо, этот быстроногий осёл Генка Зверев сидел как ангелочек за стареньким, накрытым скатеркой столом и... пил из пакета кефир вприкуску с баранками. Выражение лица его было ясным и милым.
  Увидев меня, он, кажется, абсолютно не удивился и не испугался - только приветливо-жалко улыбнулся и слабо махнул левой рукой с зажатым в ней бубликом.
  - Здравствуйте, - сказал он.
  - Здравствуй, - сказал я и шагнул в комнату.
  Знаете, вообще-то меня трудно подловить на каком-нибудь фокусе. Однако настолько обыденной и спокойной казалась вся царившая в этом домике атмосфера, настолько простодушным и недотепистым выглядел сейчас этот парень с бубликом и кефиром, что я...
  - Приятного аппетита! - почти от души пожелал ему я, позабыв на какой-то миг про всякую осторожность и чуть ли не по-отцовски нежно глядя в его улыбающиеся глаза...
  
  Увы, ежели я поведаю вам сейчас, что мне показалось, будто меня поразил вдруг на месте гром небесный, то, конечно, совру. Ни хрена мне тогда не показалось. Это уже после я понял, что в ту секунду, когда почти от души пожелал бедненькому Гене Звереву приятного аппетита, некто третий, совершенно не предусмотренный программой (м о е й программой), очевидно, стоявший за молодецки распахнутой мною дверью, очень ловко и очень сильно врезал мне по затылку. Чем? Не знаю - тогда я подумал, кувалдой или как минимум монтировкой. А может, и не подумал.
  Да нет, ни о чем я тогда не думал - я просто бесконечно долго все падал и падал, проваливаясь в какую-то бездонную черную пропасть, а добрые светлые глаза паразита Геннадия тепло и грустно смотрели мне вслед...
  Глава двадцатая
  В голове кружились и мельтешили какие-то дурацкие, совершенно не соответствующие драматизму момента видения. Калейдоскоп цветочков, лепесточков, солнечных полянок, ярких бабочек и стрекоз, голубых ручейков... Однако потом вся эта туфта вмиг завертелась штопором и исчезла, оставив в душе смутное состояние неосознанной тоски и тревоги.
  Но вот и тоска и тревога постепенно начали нарастать, а нарастая - и осознаваться. Еще же через несколько секунд (или лет?) и боль в затылке перешла из ранга микроиллюзий в разряд реальных факторов бытия. Вдобавок голова гудела не только от полученного удара, а и тем специфическим гулом, который бывает с тяжелого похмелья либо после лошадиной дозы снотворного. Похоже, покуда я пребывал в отключке, эти твари еще и вкатили мне какой-то гадости.
  Веки тоже были тяжелыми. Их я сумел приподнять лишь с третьей или четвертой попытки, но лучше бы и не надрывался - вокруг было темно.
  Попробовал сесть, и, к удивлению, получилось, хотя и без особого блеска: ныли бока и спина. Или кто-то сбацал на моих костях лезгинку, или я долго провалялся на жесткой земле. Спасибо хоть, что руки и ноги не связаны.
  Похлопал по карманам - кроме телефона ничего не пропало. Да кроме телефона ничего важного там и не было, а кое-какие бабки и сигареты с зажигалкой эти сволочи не тронули: видимо, не посчитали достойной таких героев добычей.
  Я чиркнул зажигалкой, и маленький огонек чуть-чуть осветил мое узилище - не то амбар, не то сарай, наверняка из тех, что я видел, когда подъезжал к этой чёртовой "ферме". Поднявшись на ватных ногах, изучил место своего заточения более тщательно. М-да, нечто вроде хлева, и открытие это уязвило самолюбие. Да за кого меня тут, интересно, держат?!
  И часов на руке не было - свистнули, гады! (А часы-то жалко.) Поэтому я понятия не имел о времени, мог лишь догадываться, что уже глубокая ночь. Прислушался - тихо. Либо меня вообще бросили здесь одного, либо мерзавцы находились сейчас во флигеле или доме. Любопытно, а сколько их? По идее, минимум трое - сучонок Гена, лысый и тот "Человек-Невидимка", который так ловко двинул меня из-за двери по черепу. Но что это за компания? Та же шайка, что угробила Серого? Присутствие лысого наводит вроде бы на определенную связь, однако вот общий стиль... Гм, Серый, судя по некоторым признакам, влез в какие-то серьезные дела, на весьма солидном уровне, а эти шавки... По Гумилёву, я бы квалифицировал их как субпассионарных маргиналов, а по-русски назвал бы дёрганой шелупонью, хотя... Бережно пощупал шишку на затылке - меня-то эта шелупонь вырубила, а значит, не такая уж она и шелупонь.
  Я громко выругался и, дабы прекратить пустопорожние теоретизирования, попытался сориентироваться в пространстве. Окон не обнаружил, зато нашел дверь - старую, деревянную, но, к сожалению, очень крепкую: в этом убедился, попробовав потолкаться с нею плечом. Нет, высадить, конечно, можно, однако поднимать шум я пока не хотел.
  И вдруг...
  Сначала это были какие-то неясные звуки, которые уже очень скоро сделались вполне ясными, - шаги. К моей Бастилии кто-то шел, вернее, шли - двое точно, а может, и больше. Шаги приблизились и затихли, зато раздалось металлическое звяканье - похоже, тюремщик отыскивал в связке нужный ключ. Отыскал, загремел замком, щеколдой - и дверь распахнулась.
  Да, была уже ночь, однако едва я уставился в дверной проем, по глазам ударил ослепительно яркий луч мощного фонаря. Я зажмурился от резкого света и прикрыл ладонью лицо, а с порога донесся смешок:
  - С пробуждением, спящая красавица!
  Скрипнув зубами, глаз я тем не менее открывать не стал даже из-за уязвленного самолюбия: вовсе не улыбалось ловить потом зайчиков. Но через несколько секунд почувствовал, что луч фонаря от лица отвели, осторожно приподнял веки и даже ухитрился, правда, не очень отчетливо, разглядеть лица стоявших возле порога людей.
  Фонарь был у лысого, и его я мысленно поклялся угробить первым, как только представится возможность. Пока же такой возможности не было - тип, стоящий справа от лысого, направил мне прямо в живот ствол "макарова". Это было жутко неприятно - хуже пули в живот только пуля ниже живота, а не хотелось бы ни туда, ни туда. Третий же подонок явно не являлся патриотом своей родины: он держал кольт тридцать второго калибра.
  Хотя видно, повторяю, было не шибко, обоих "новеньких" я узнал почти сразу - то есть, не узнал (раньше мы не встречались), а, вспомнив описание Маргариты двух "рабочих" Серёги, догадался, что это именно они.
  Тот, что повыше, худой, мускулистый и тонкий, смотрел на меня тусклым взглядом водянисто-голубых глаз. Светлые волосы топорщились как у Страшилы из детской книжки, а рука, сжимавшая "ПМ", заметно подрагивала. "Неужели бухой? - подумал я. - Или - наркаш?" Коли так, то очень и очень плохо. Скуластый, обезьяньи черты лица, нос пуговкой... Точно - Сухарь!
  И второй, с кольтом, вполне подходил под Маргаритин словесный портрет кадра по кличке Панчер: невысокого роста, коренастый, со шрамом на левой щеке. Ну а между ними - лысый.
  А вот за этими-то тремя, в черноте, как говорится, ночи, виднелась еще одна фигура. Лица разглядеть я не мог - только по общим очертаниям силуэта показалось, что человек это пожилой. Но, похоже, именно старик играл в сей нечистой компании первую скрипку: он наклонился к блондину и что-то сказал ему на ухо. Тот скомандовал. Мне.
  - А ну-ка ложись!
  Я не понял:
  - Что?
  - Во что! Ложись, кому говорят! - И для пущей убедительности чуть-чуть повел дулом пистолета.
  Гм, совершенно не улыбалось "качать маятник" в этом тесном курятнике. Секундой раньше, секундой позже один из них меня обязательно зацепит, а из "макарова" или кольта - вопрос не принципиальный. Поэтому больше я переспрашивать не стал - лег на земляной пол и зажмурился: фонарь опять светил мне в физиономию.
  После этого, судя по звукам шагов, все четверо отошли от двери, и через несколько мгновений раздался голос лысого.
  - Выползай! - прошипел он, и, мысленно матерясь и грозя всей своре самыми ужасными пытками, я приоткрыл глаза и по-пластунски лихо перемахнул через раздолбанный порог.
  - Еще метров пять вперед, пожалуйста, если не трудно, - попросил "новый" голос, очень вежливый, мягкий и немного дребезжащий - голос "старичка", как окрестил я его про себя. Старичка, командующего тремя молодыми сволочами.
  Выполнив и эту просьбу, я, тоже очень мягко и вежливо, поинтересовался:
  - Достаточно?
  - Вполне, - любезно отозвался он. - А теперь можете сесть, но вставать не надо. Ребятки могут неправильно истолковать ваше неосторожное движение, и, к сожалению, тогда... - Он печально развел худыми руками.
  - Конечно-конечно, - поспешно согласился я. - Я уж посижу, только не могли бы вы наконец объяснить, за какие такие грехи ваши "ребятки" меня избили и что вообще все это значит?
  ...Смеялся он долго. Не взахлеб, не до слез - а так, меленько-меленько, даже суетливо, по-стариковски: ну просто ни дать ни взять добрый дедушка умильно потешается над наивной глупостью великовозрастного балбеса-внучка.
  Но кончил смеяться "дедушка" столь же резко, сколь начал. Утер сухой ладонью глаза и сказал:
  - Да-да, еще бы, мы вам обязательно все объясним, только объясните сперва вы кое-что, идет?
  Я пожал плечами. Оба ствола фиксировали любое, самое незначительное движение моего организма.
  - Идет, но...
  Он зловеще-шутливо погрозил костлявым пальцем:
  - Никаких "но", молодой человек, никаких "но"! - И прямо-таки доверительно добавил: - Поверьте, я вовсе не сторонник крайних мер, не люблю, когда меня к ним принуждают. Вы уж не принуждайте, ладно?
  Я вздохнул:
  - Ладно. Итак?
  - Итак - кто вы? Только не начинайте с момента зачатия и даже с трудного детства. Вопрос "кто вы" подразумевает "зачем вы здесь".
  Я кивнул:
  - Ясно. Записывайте: я - такой-то такой-то, приехал погостить у товарища (и - снова здорово сказка про белого бычка, правда, на сей раз под несколько иным соусом). Ну вот... - скорбно помолчал. - Приехал, а товарища-то и нет, умер.
  - Убит, - добродушно поправил старичок. - Не умер, а убит, юноша, уж это, надеюсь, вам известно?
  - Ну известно, - не стал отрицать я. - Да только...
  - Да только почему это вы, дорогуша, не уехали тотчас обратно домой, а принялись производить какие-то не вполне понятные маневры и перемещения по нашему тихому и спокойному городку?
  С полминуты я молчал. Молчал потому, что лихорадочно обдумывал свое незавидное положение и вообще всю эту ситуацию, которую сам, своими руками сварганил и в которую сам же и влип. Немаловажным было и то обстоятельство, что я не знал, в какой степени этот старик действительно осведомлен обо мне и моих, как он их назвал, "маневрах и перемещениях". Интересовало и многое другое - да хотя бы, к примеру, следующее: раз лысый находился в числе напавших на меня в первый день в кафе, означало ли это, что меня пасли прямо с аэропорта либо же то была случайность: мальчик таким манером развлекался в компании друзей и подруг в свободное от основной работы время. Хотя подождите, Анастасию же кто-то убил, и, видимо, из той же шайки, - значит, о случайностях лучше не стоит...
  Однако мое затянувшееся молчание не входило, похоже, в планы "дедушки". Он тактично кашлянул и бестактно напомнил:
  - Эй, молодой человек, у меня в отличие от вас не слишком-то много свободного времени!
  (Эй, почему это - "в отличие от меня"?)
  Я покрутил головой, пытаясь собрать разбегающиеся как тараканы мысли в кулак.
  - Но я и правда не знаю, что сказать! Да, конечно, некоторые, как вы выразились, перемещения я производил, но в этом нет ничего особенного. Моего друга убили...
  - Близкого друга, - уточнил зачем-то старик.
  - Близкого, не собираюсь отпираться. Просто, узнав, что после смерти Сергея несколько человек, до того постоянно ошивавшихся в его доме...
  - Доме его жены, - опять перебил "дедушка".
  Я махнул рукой:
  - Какая разница! Так вот, когда я узнал, что эти люди как по команде куда-то запропастились, то сделал напрашивающийся сам собой вывод.
  - Что именно они его и убили?
  - Ну-у... А в общем, да! - выпалил я. - И тогда я решил разыскать одного из них.
  Глаза "старичка" в отблеске света фонаря сверкнули:
  - Геннадия Зверева?
  - Геннадия Зверева.
  - Чтобы разделаться с ним?
  Мой ответ был абсолютно искренним:
  - Да с какой стати! Я только хотел узнать, что же на самом деле произошло в ту ночь. А насчет "разделаться"... Боюсь, вы заблуждаетесь по поводу моей скромной персоны.
  - Я никогда и ни по какому поводу не заблуждаюсь! - опять почти грубо перебил он. - И догадываюсь, что вы за птица. - Некоторое время помолчал и внезапно спросил: - Думаете, Сергея убили мои люди? Ошибаетесь.
  И знаете, слова его показались мне искренними. А еще... Слушайте, можно назвать это каким угодно по счету чувством, но я вдруг просто шкурой ощутил, что не те это люди, н е т е... Да, они могли быть такими же негодяями, подонками и преступниками, но они были другими - это была другая команда: манера, стиль, почерк, если хотите - аура, - всё чем-то неуловимо отличалось от ТТД1 той пятерки, которая покоилась теперь на дне морском. А самое главное - старик ведь до сих пор так и не спросил и, похоже, не собирается спрашивать о пропавших боевиках. Значит, это были не его люди. Значит...
  И я решился сыграть ва-банк. Я посмотрел ему прямо в блекло-серые, в окружении многочисленных морщин глаза (чёрт, лицо на миг показалось мне чем-то знакомым) - и резко спросил:
  - Сергей был с вами в деле?
  Он ответил не сразу - глядел на меня долго и изучающе. Но потом все-таки ответил:
  - Да.
  Я вздохнул:
  - Всё ясно. Выходит, сами теперь ищете его убийц?
  На этот раз он промолчал.
  - Ладно, - сказал я, - замнём. И что же будет со мной?
  Старик дёрнул тощим плечом:
  - А ничего. - Однако тут же уточнил: - Пока ничего. Хотя знаете, примите добрый совет: уезжайте. Вы вот-вот влипнете в эту заваренную другими кашу (ха, знал бы он, насколько я в нее уже влип!), и к тому же присутствие ваше здесь никому не нужно. Включая и вас. А уж мы со своими проблемами как-нибудь разберемся сами.
  Я покачал головой:
  - У Сергея осталась жена.
  Его глаза снова сверкнули:
  - Собрались играть роль благородного утешителя? Не советую. Для нее это тоже может завершиться плачевно.
  Я стиснул зубы.
  - Тем более.
  Старик посмотрел на меня с сожалением:
  - Мое дело предупредить. - И, не произнеся больше ни слова, повернулся и медленно пошел прочь, к едва видневшемуся вдалеке флигелю. Но вдруг на секунду остановился: - Скоро приедет машина, и вас отвезут к бедной (сарказм?) вдове... - Больше он не оборачивался.
  Ну что ж, спасибо и за это. Значит, мне осталось провести еще какое-то время со стариковыми щенками - и на том пока всё.
  Поскольку команды вставать не поступало, я благоразумно продолжал сидеть на траве. Однако лысому этого было мало: чувствуя себя под прикрытием двух стволов в полной безопасности, он ощутимо двинул мне носком ботинка под ребра:
  - Не спи, замерзнешь!
  Я скривился от боли, а он загоготал над своей чрезвычайно остроумной шуткой.
  Остальные тоже погыгыкали, но не так чтобы очень. Лысый, гад, стоял рядом, отпуская в мой адрес еще какие-то плоские колкости и погано ухмыляясь, а его кореша находились чуть в стороне и смотрели достаточно равнодушно. Я же сидел, обуреваемый самыми противоречивыми мыслями и планами в отношении светлого будущего этих козлов (в первую очередь, разумеется, лысого).
  - Эй! - повернулся к товарищам мой мучитель. - Старик и правда оставит этого фраера в живых?
  Сухарь пожал плечами:
  - Сказал оставит.
  - У-у, сука... - Лысый снова переключился на меня. - За горло хватал! - И еще раз пнул ногой в бок. - Значит, со Зверьком хотел поболтать? Не вышло, собака! Ну а со мной не хочешь?
  - С тобой не хочу, - буркнул я. - Отстань, а? Ведь ваш главный сказал...
  - Он не сказал, что тебя теперь нельзя уж и пальчиком тронуть. А ну подъём!
  - Что?! - удивился я.
  - Подъём, не понял?
  Я медленно встал на ноги:
  - И что дальше? - Над головой сверкало мириадами ослепительно-ярких и четких звезд бездонно-черное небо, и, право, даже как-то обидно было в столь прекрасную лунную ночь находиться в компании такой швали да еще и выслушивать визгливые оскорбления от хлыща, которого в другой ситуации я бы сломал двумя пальцами.
  - Что дальше? А вот что!.. - Я успел пригнуться, иначе бы кулак лысого не просвистел в миллиметре от моей челюсти, а вышиб из нее как минимум пару зубов. Хорошо хоть, что остальные двое не имели против меня ничего личного.
  - Слушай, остынь! - рявкнул Панчер, не опуская, впрочем, револьвера. - Ну чего привязался? Он тя трогал?
  - Трогал! - как шавка ощерился лысый. - А еще, ребят на базе знаешь, кто покоцал?
  Сухарь удивился:
  - Он, что ли?!
  - Он!
  Курносый прищелкнул языком.
  - Вот так номер!
  - Да ты, оказывается, веселый парень! - воскликнул и коренастый.
  - Веселый, - хмуро подтвердил я. - Только вы, кажется, не очень.
  - Ну а с чего нам особо веселиться? - по-крестьянски рассудительно проговорил Сухарь. - Да и потом, кто знает, что ты за фрукт - а ну как мусор?
  Поскольку за сравнительно короткий промежуток времени это был уже едва ли не десятый случай подобного отождествления, а я к таким вещам отношусь очень болезненно, то и этому обезьяноликому блондину я мысленно пообещал нечто не слишком приятное.
  А вслух сказал:
  - Не, я не мусор, а то бы...
  - Эй! - оборвал меня лысый. - А может, ты сам и пришил своего дружка? Небось положил еще раньше глаз на его бабу, втихую прикоптил, да и... А что, тёлка-то в самом соку, пальцем ткни - закипит, да и несладко-то ей, видать, с таким чумовым жилось.
  (Спокойствие, только спокойствие!)
  - Ну нет, маэстро, - вздохнул я. - Вот это уже называется валить с больной головы на здоровую. Серый был моим лучшим другом, а убивать лучших друзей, даже из-за женщины, между порядочными людьми не принято. А они вот... - кивнул в сторону Сухаря и Панчера. - Да еще и этот ваш бздливый Зверёк... Вы, братцы, должны были охранять Серого как зеницу ока, а что вышло? Не знаю, если уж сами и не приложили руку к этому делу, то по крайней мере прошляпили убийц, а потом смылись как сявки, хозяйку бросили...
  Панчер засопел:
  - Заткнись! С какой стати нам было мочить твоего приятеля, он нормальные бабки платил. А уж насчет хозяйки...
  И тут снова с гаденькой улыбочкой встрел лысый:
  - А уж насчет хозяйки никто из нас тебе слова дурного не скажет, верно, чуваки? Особливо Генка!
  - Ты это о чем? - растерялся я. - Он же с Викой...
  Уловив в моем голосе тревогу, подонок гнусно заржал:
  - И с Викой тоже! А и Маргарита Владимировна проходу ему не давала. Ни днем, ни ночью, чаще, говорил, ночью... - И вдруг рухнул на четвереньки, получив приличный удар рукояткой пистолета по спине.
  Лысый стоял на карачках и грязно ругался, однако Сухарь, зло сплюнув вбок, отрезал:
  - Закрой пасть! Забыл, о ком базаришь? И вообще, что-то ты слишком распетушился! Разинул хайло - получай. А лучше молчи. Да и тебе-то откуда знать?
  Лысый чуть не плакал.
  - Но Зверёк сказал!..
  Сухарь плюнул еще раз.
  - Мало ли что этот брехун сказал!
  Наконец потерпевший встал и, что-то сердито ворча себе под нос, отошел в сторонку. Похоже, справить малую нужду. Ладно, спасибо Сухарю, что отогнал этого клеща. А Сухарь неожиданно сам на пару шагов приблизился ко мне.
  - Слушай, - проговорил он как-то даже более-менее уважительно. - Все это туфта. Можешь верить, можешь не верить - дело твое. Не, ну, наверно, она не святая, но посуди сам: баба и впрямь ого-го, а дружок твой, когда забухал, то ему и вообще ни до чего стало. Да и раньше... Бешеный он был, врубаешься? Бе-ше-ный! Кому от такого радость? Ну и, поговаривали, появился у нее кто-то. Потом, кажись, брехали, что с Валентином - но не особо верится: мозгов у того как у барана. Хотя с другой стороны, не мозги же для этого дела нужны. Ну а насчет Зверька - не верь. Слышь - не верь!
  Это, выходит, он меня утешить решил? Ну, спасибо, утешил. Мне тоже захотелось сделать ему приятное, и я сказал:
  - Эх, малый, я, конечно, не Макаренко и не Песталоцци, но за каким же ты хреном в эту гниль полез? Обрадовался, пушку подержать дали? Суперменом решил заделаться? Гляди, доиграешься. Ты же баклан, а когда баклан начинает виться вокруг мокрушных дел...
  Его и без того выпуклые ноздри раздулись, а маленькие глазки стали еще меньше.
  - Слушай, не Макаренко, - зло проскрежетал он. - Заруби-ка на своем длинном носу: я никого не убивал, и эти ребята тоже! А ты... ты просто дурак. Думаешь, мы тебя держим? Думаешь, ты нам нужен? Ни хрена не нужен! Щас тачка подкатит - и вали отсюда, понял? Вали-вали! Только скоро сам шею себе свернешь!
  - Во-во, - окрысился лысый. - А я помогу.
  И я вдруг понял, что он мне надоел. Хуже горькой редьки. А еще... Нет, я говорил уже, что отнюдь не садист, однако этот поц явно перебрал отпущенный ему лимит моего терпения. И к тому же в том, что я решил предпринять, имелось помимо жажды мести и действительно некоторое рациональное зерно.
  И я сказал. Обращаясь исключительно к Сухарю и Панчеру:
  - Ребята, мне надо еще кое о чем перетолочь с вашим главным. Можете его позвать? Это в натуре очень важно, поэтому хотелось бы без свидетелей.
  Сухарь, видимо, все еще обижаясь на мои недавние слова, глянул исподлобья, потом пожал плечами и молча ушел.
  
  Когда бесшумный ночной воздух прорезал тонкий пронзительный свист, от неожиданности я вздрогнул. Лысый и Панчер нахмурились и недовольно заворчали что-то себе под нос. Но если в тот момент я чего-то и не понял, то очень скоро все стало ясно: из черноты ночи как привидения возникли зыбкие поначалу силуэты трех огромных собак. Наверное, они были серыми или светло-серыми, но сейчас казались почти белыми. Густая лохматая шерсть, пушистые хвосты, массивные головы, купированные чуть ли не под корень уши...
  Кавказские овчарки!..
  И тогда еще кое-что стало мне ясно...
  А потом подошел старик. Один, без Сухаря, и жестом отослал остальных двуногих подчиненных прочь. Естественно - даже если бы он смертельно меня боялся, с такой охраной я был для него не опаснее ребенка. И это понимали мы оба.
  Псы неподвижно стояли, окружив меня с трех сторон. Они были молчаливы и спокойны как танки. Но я-то прекрасно знал, что в иной ситуации действительно лучше повстречаться с танками, нежели с этими зверьми. И тоже молчал, как и они, предоставляя первое слово их хозяину.
  Он оценил мою деликатность. Он вежливо сказал:
  - Машина задерживается. Вы, кажется, хотели сообщить что-то еще?
  Я кивнул.
  - Ну так сообщайте.
  И я сообщил. Я рассказал ему, как попал в первый же день своего пребывания в их расчудесном городе в переделку - явно не случайную, и поведал, чем в итоге для меня это закончилось.
  Он слушал внимательно, не перебивая и не задавая вопросов, и не исключено было, что моя душещипательная история ему давным-давно известна. А завершая свой рассказ, я заметил:
  - Между прочим, именно Анастасию - ту девчонку, которая затащила меня в кафе, - на днях нашли мертвой. В саду у некоего Валентина...
  И тут я почувствовал, что старик напрягся - вот это было для него новостью. Ладно-ладно, главное, чтобы не слишком-то напрягались его овчарки.
  - Понятно... - наконец процедил он.
  - Еще бы, - сочувственно вздохнул я.
  Он задумчиво покачал головой:
  - Ох, Валёк-Валёк... - И - мне: - Ну, спасибо.
  - На здоровье, - боязливо развел я руками. - Но... есть еще кое-что. Насколько вы уверены в том, гм... сотруднике, который привез меня сюда?
  Старик вскинул брови:
  - То есть?
  И я решил не тянуть больше вола за хвост. В конце концов, наглецов надо ставить на место, а чужими руками это делать иногда даже приятнее, чем своими собственными.
  - То есть - весь курьез в том, что красавец был среди бойскаутов, мечтавших сплясать на моих ребрах джигу в том кафе. Только он меня не узнал. Следовательно, из этого красноречивого факта нетрудно сделать не менее красноречивый вывод, что...
  Старик оборвал меня властным взмахом руки:
  - Красноречивые выводы позвольте делать мне самому.
  И тут послышался гул мотора, а вскоре из-за деревьев мелькнули огоньки фар. Машина остановилась метрах в пятидесяти.
  "Дедушка" на секунду оглянулся и проговорил:
  - Уезжайте. И постарайтесь реалистично отнестись к моим советам. Водитель высадит вас где скажете, и пожалуйста, не допытывайтесь у него ни о чем, не стоит... Собачки! - Этот последний, добродушный и ласковый возглас относился уже не ко мне, и я понял, что аудиенция окончена.
  Старик повернулся и пошел прочь, в направлении своего "ранчо". Собаки - за ним.
  - Подождите! - крикнул я.
  Он остановился:
  - Что еще?
  - Да видите ли, когда ехал к вам, у меня был телефон и еще часы...
  - Хорошие?
  Я пожал плечами:
  - Ну, мне нравятся.
  Он усмехнулся:
  - Понятно. Ждите у машины.
  Еще какое-то время я смотрел ему вслед, пока ночь не поглотила один двуногий и три четвероногих силуэта как черная пасть.
  Потом я направился к машине, размышляя по пути о том, что, возможно, подручным старика сегодня придется наконец и поступиться своими кое-какими не только профессиональными, но и этическими принципами.
  А впрочем, возможно, и не придется.
  Ежели восстановить справедливость будет поручено не им, а этим очень милым собачкам.
  
  ...Развалившись на заднем сиденье серебристого "Форда", я глянул на часы.
  Нет, ну что значит "хорошие"? Не "Ролекс", конечно, однако все ж таки и не "Тампакс".
  Глава двадцать первая
  До рассвета оставалось еще с час-полтора. Я посмотрел на темный дом - самыми темными в нем были окна.
  Как положено, замысловато присвистнув, я, точно садово-огородный воришка, перемахнул через забор. Стараясь ступать бесшумно, приблизился к крыльцу. Присел на ступеньки. Закурил. И стал думать. О том, что же предпринять дальше. Нет, придется, конечно, обязательно поспать, хотя бы пару часов. Но вот что делать потом?
  Увы, отправляясь вчера утром на встречу с лысым, я ожидал более продуктивного результата от этого свидания. Ан нет, облом, никаких конкретных зацепок. Неужели все опять начинать с нуля?
  Но впрочем, кое-что я все-таки выяснил. Что именно? Да хотя бы - кто звонил Маргарите в тот вечер и напугал ее не очень ясной тогда "собачьей" угрозой. Ну, надеюсь, после нашей беседы этот милый дедушка малость поумерит свою прыть - наверняка он понял,что ни Рита, ни я никак не связаны с убийством Серого, а главное - совершенно не в курсе его дел и, следовательно, не представляем для него ни малейшей опасности. Очень, очень надеюсь, что именно так сей симпатичный кинолог все и воспринял.
  Пункт два. Ребят, которые под ним ходят, похоже, также можно оставить в покое, кроме, пожалуй, загадочного Валентина да еще "неуловимого" Зверька, - все-таки я предполагал, что эти двое хоть что-нибудь да знают. Лысого же почти на сто процентов в расчет можно больше не принимать - вспомнил жуткие клыки стариковых "собачек" и передёрнул плечами: по мне так уж лучше пуля.
  И последнее. Судя по всему, в городе активно шуруют две "конторы": дедушки-собаковода и какая-то еще, босс которой покуда мне не известен, но члены которой, видимо, и убрали Серого. За что? Не знаю и, если честно, знать не хочу. Однако же тот факт, что эта стая мне не известна, еще не говорит о том, что ей не известен я.
  Выбросив окурок и закурив вторую сигарету, я в очередной раз попытался выстроить в голове цепочку наиболее знаменательных событий и происшествий недавнего времени. Итак, картина следующая. По просьбе Серого я приезжаю и после первых же морских ванн и легкого флирта в кафе оказываюсь на больничной койке. Отметив выздоровление мануальным контактом с тазобедренным поясом терпеливой медсестры Аллы, я вновь попадаю на улицу и еду к Серому, которого накануне неизвестные забивают до смерти в собственной постели. Следующие опорные точки - звонок собаковода, ночная драка в доме Маргариты, поездка к Валентину и труп Анастасии в саду, плюс знакомство с лихим служакой майором Мошкиным. Затем - купание в море, закончившееся, к сожалению, тоже не тем, чем хотелось бы; поиски Геннадия Зверева, плавно перешедшие в идиотскую потасовку на складе, и - в виде маленькой приятной компенсации за все хлопоты и треволнения - предыдущая, весьма неплохая ночь. Ну а то, что произошло ночью нынешней...
  Вздохнув, я опять аккуратно пощупал шишку на голове. Она была не очень большая, однако и не маленькая - в самый раз. (В смысле шишка, а не голова.) Давненько меня так не тюкали по чану, но я не обижался: главное, стало почти неоспоримым фактом, что "Дедушка и Ко" Серого не убивали, - наоборот, они охраняли его, правда, другой вопрос, что охраняли дерьмово, коли его все же убили... (И вот здесь, кстати, имелось некое противоречие: если старик "охранял" Серого, то почему потом стал угрожать его вдове? С этим еще предстояло разобраться.) Но тут я вспомнил еще кой-чего и поморщился: несмотря на демонстративную неприязнь Маргариты к этим ребятам, некоторые реплики потаскушки в простыне и лысого с Сухарем наводили на грустные размышления. А что вы хотите? Человек существо в первую очередь биологическое и уж только потом социальное. М-да-а... печально, печально... Хотя какое мне, в конце-то концов, дело до ее личной жизни?
  Я покачал головой - женщины, женщины... Да, весьма неоднозначные женщины обитают в этом доме - и Маргарита, и Вика... Вика - молчаливая, пока не припрешь к стенке, и частенько шпионящая за своей хозяйкой. Только ли тут дело в элементарной природной женской зависти?
  Нет, не доверяю молчаливым, а уж шпионящим - тем паче. Не доверяю! Такие могут и гадости какой-нибудь в еду подсыпать, и даже в постель с ножом улечься...
  И знаете, только не говорите, что телепатии не существует! Не зря же еще пращуры утверждали: помяни чёрта - и вот он.
  
  ...Нет, разумеется, это был не чёрт.
  Это была Вика.
  Я оглянулся на тихий скрип двери и увидел ее, вернее, ее силуэт, а еще вернее - в основном легкий светлый халатик, вверху, внизу и по краям которого смутно виднелось все остальное.
  - Ой! - приглушенно вскрикнула она, когда увидела мое все остальное в приложении к бывшими прошлым утром белыми брюкам и футболке.
  А я тоном смертельно уставшего и чем-нибудь обремененного пожилого человека сказал:
  - Доброе утро, Вика.
  - Д-д... - начала отвечать она, но так и не закончила. Глаз ее я почти не видел, однако готов спорить на что угодно - глаза эти навряд ли рассчитывали увидеть меня еще когда-нибудь вновь. А впрочем, может, я неправ и зря клевещу на бедную девушку, которая обрела таки наконец дар относительно членораздельной речи.
  - Т-ты... в-вы... откуда?..
  Я показал пальцем за калитку:
  - Оттуда.
  - Н-но... я... Я думала, вы не придете... То есть, я хотела сказать - сегодня не придете...
  - Ну еще бы.
  Она энергично замотала головой:
  - Нет, вы не поняли! Я совсем не то имела в виду! Я только думала, что...
  - Что твои дружки пришьют меня, золотко? А знаешь, к тому все и шло, да видно, им лишние неприятности ни к чему.
  Девушка сокрушенно всплеснула руками:
  - С ума сошли! Да с какой же это стати мне нужна ваша смерть? Тем более...
  - ...после столь трогательной и нежной ночи, - подхватил я. - Вот-вот, дорогая, я и сам сижу тут как Алёнушка и гадаю: с какой же это стати ей нужна моя смерть? Да, между прочим, можешь говорить мне "ты".
  Но она, не слыша, снова покачала головой:
  - Вы псих. Еще хуже Генки. И если вам не везет в ваших темных делишках, то я-то здесь при чем?
  - Ни при чем, - согласился я. - Ладно, замнём. Видишь же - человек не в духе, устал, голодный.
  - Покормить?
  Я поморщился:
  - Да ну...
  - Что - ну? - Девушка усмехнулась. Как-то странно, загадочно усмехнулась, и я, уже было осоловевший и разморенный, насторожился вновь:
  - Эй, что это значит?
  Вика фыркнула. Просто вызывающе:
  - А то и значит! Ежели надеешься откушать из белых ручек самой мадам, то пролёт!
  Я обомлел.
  - Ты о чем?
  Она дерзко уперла руки в боки:
  - А всё о том же! Нету ее! Изволили отбыть в неизвестном направлении.
  - Когда?! - едва не взревел я.
  Злорадная ухмылка:
  - Да еще светло было. Сказала, что ночевать, может, и не вернется. Сказала, по важному делу. Ну да знаю я эти дела, не вчера родилась.
  - Вика, Вика, постой, - ошеломленно проговорил я. - Она уехала на машине?
  - Да уж не пешком!
  - Ну погоди... - Я растерянно потер лоб. - Чего ты злишься? Ведь прекрасно же понимаешь, какая вокруг нее сейчас обстановка. А вдруг Маргарита в опасности, попала в беду!
  Девушка нервно сжала руки.
  - И что прикажешь делать? Обрить голову, посыпать пеплом, исцарапать рожу в кровь и с воем кататься по полу в безутешной тоске?
  Какое-то время я молчал. Потом сказал:
  - Ох, Вика-Вика, любопытная ты девочка.
  Ее глаза сверкнули:
  - Это чем же?
  - Да так... - пожал я плечами. - Признаться, не думал, что ты относишься к Маргарите... "Знаю я эти дела"! - передразнил ее. - Тоже мне борец за чистоту нравов! Слушай, а может, ты и в постель ко мне прыгнула только чтоб досадить хозяйке?
  Перебор. Зря, ох, зря пошел я по этому скользкому пути, потому что уже в следующую секунду передо мной была не просто сердитая девушка - но неукротимая фурия.
  - "Досадить хозяйке"?! - взвизгнула она. - "Прыгнула"?! Ах ты скотина!.. Да как бы я к ней ни относилась, это мое дело! А с тобой, шакал, учти, больше никогда! Будь ты хоть самим Аленом Делоном! Понял?
  Ну, против таких аргументов не попрешь. Я в своей жизни достаточно смотрелся в зеркало и всякий раз делал печальный вывод, что до Алена Делона мне как до Луны.
  И я покорно кивнул:
  - Понял. Отлично понял, Вика, но только, пожалуйста, не ори, соседи сбегутся.
  Она тяжело дышала, честное слово, с совершенно неподдельной ненавистью глядя в мое безобидное лицо. Потом хрипло проговорила:
  - Я уйду... Я уйду отсюда, мне тошно смотреть на твою противную морду!
  Я с понтом удрученно вздохнул:
  - Как угодно, родная. Пострадаю, конечно, но не умру. Ни от голода, ни от одиночества...
  
  Ее стартовая скорость была не ниже, чем у ракеты. А дверь, которую она с бешеной яростью захлопнула за собой, едва не погребла меня под воздушным напором ударной волны.
  Глава двадцать вторая
  Я уснул. Не раздеваясь и не поднимаясь на второй этаж в спальню. Прилег на диван в "гостиной с гитарой" и отрубился. Последние сутки выдались тяжелыми, и даже перепалка с Викой и беспокойство за Маргариту не помогли - я заснул. И заснул крепко.
  А когда открыл глаза, было уже утро. Настоящее утро. Прошвырнулся по дому в поисках возможно вернувшейся, покуда дрых, Маргариты - но нет, пусто. И Вики тоже нет.
  Тогда я вновь спустился на первый этаж и взял курс на кухню, где вскрыл холодильник и наспех покидал в рот с кило того, что не надо было готовить и разогревать - колбасу, огурцы, помидоры, хлеб. В придачу выпил пару яиц и залил все это кружкой молока. Вполне недурственный завтрак, особенно для таких неприхотливых бродяг, как я. "Неприхотливых, но похотливых", - пришла в голову дурацкая рифма, и я поморщился. А через секунду и выругался - а ну как эта маленькая шлюха поведала Маргарите о наших невинных ночных забавах, а та, естественно, обиделась и...
  Однако постойте, почему это - "естественно"? Похоже, у меня начинается уже мания величия: если Вика от скуки (хотя не исключено, что и не от скуки, а из неких корыстных (не обязательно материальных) соображений) влезла ко мне под одеяло, это вовсе не означает, что о том же самом мечтает и ее хозяйка. Даже напротив - скорее всего, совсем не мечтает.
  Итак, я один. Один в этом роскошном громадном доме - и в какой-то момент я вдруг почувствовал всю двусмысленность самого факта моего в нем пребывания. Ё-моё, хозяин на кладбище, хозяйка бог знает где, Вика ушла, а я тут слоняюсь как Кентервильское привидение и даже не могу никуда отлучиться, потому что у меня нет ключей. Если бы рядом была какая-нибудь река - сел бы на берегу как древний китаец и ждал, пока мимо не поплывут трупы моих врагов. Но тысяча чертей, даже реки рядом не было!
  Один... Совсем один в доме, из которого, верите, с огромным удовольствием тоже сбежал бы куда глаза глядят, но который, однако, цепко и неумолимо держал меня в своих душных (из-за жары и не только) объятиях. Да, отнюдь не отсутствие ключей являлось главной тому причиной. А что же?..
  Я утробно вздохнул. Когда в важное мужское дело вмешивается женщина и когда ее вмешательство начинает дело портить, - это очень и очень нехорошо. А если женщина вдобавок еще и начинает влиять на ваши чувства, эмоции и планы, то это совсем плохо. К тому же я просто кончиками пальцев ощущал, что неожиданности и, главное, неприятности отнюдь не кончились, а только по-настоящему начинаются и впереди еще немало сюрпризов.
  Выйдя в сад, присел на скамейку: ох, как хреново иногда, оказывается, ничего не делать! Хотя с другой стороны, может, сегодняшний вынужденный прогул даже на пользу. Я отдохну. "Собаковод" пусть решает свои проблемы и разбирается с чересчур ушлыми подчиненными, ежели еще не разобрался. У брандмайора Мошкина тоже забот хватает. Вот правда, Вика... Куда, интересно, ее понесло? Не натворила бы глупостей - жаль будет и ее найти с дыркой во лбу или груди. Гм, груди... Как любят писать в своих мемуарах бездарные ветераны - "нахлынули воспоминания", - и я снова вздохнул: девочка-то в конкретном смысле очень даже и ничего, хотя и, стерва, с двойным дном. Но главное... Да, главное, конечно, Маргарита. Где-то она сейчас? Действительно поехала по делам или...
  Я похолодел. А вдруг она, что-то зная либо о чем-то догадываясь, кинется очертя голову в какое-нибудь осиное гнездо?
  Выругавшись еще раз, встал и пошел обратно в дом. В левом крыле на полу в коридоре валялся бюстгальтер. Судя по размеру - Вики. Что это - потеря или умышленная подлянка на случай возвращения Маргариты? Я поднял бюстгальтер и отнес в ее комнату, бросил на кровать. Ах, Вика-Вика, ее мне так и не удалось понять. Но если бы ее одну! Почти наверняка отправилась разыскивать своего ухажера, которого я тоже так и не успел понять. А что вообще, едрёна мать, я понять успел?!
  Увы, к великому своему огорчению и стыду, немногое. Пожалуй, лишь то, что дедушка-любитель кавказских овчарок тут не при делах. И эта пара, Сухарь и Панчер, тоже... Кстати, занятно - Маргарита охарактеризовала их как страшных матерщинников, а я ничего такого особенного не заметил: не без того, конечно, но не больше, чем любые другие мужики. Странно? Не знаю... Ладно, они не при делах. А кто при делах? Где и каким образом искать "вдохновителя и организатора" убийства Серого, который почти наверняка был и хозяином той пятёрки, что спала теперь вечным сном на морском дне?..
  Включив в одной из комнат телевизор, я улегся на диван. Сначала новости - все одно и то же. После новостей - "Диалоги о животных", любимая передача: пока смотришь, хоть ненадолго забываешь про людей. А потом...
  Потом я уснул и видел какие-то полубредовые сны, в которых совершенно бессюжетно и бессвязно возникали, переплетались, исчезали и снова всплывали лица Серого, Маргариты, Вики, Бригадира, Зверька, чьи-то еще, а я как ненормальный все где-то лазил, бродил, все расспрашивал их о чем-то. По-моему, у Серого допытывался, кто его убил, а еще... Было, было что-то еще, очень важное - такое, от чего у меня даже во сне захватило дух, потому что, потому что...
  Я вскочил с дивана как ошпаренный и замер посреди комнаты, точно боясь забыть, забыть то, что видел во сне - и не только во сне... Как, нет, ну как только я мог лопухнуться?! Кровавый знак "z" на плече мертвого Серого - я же его видел, видел, - и не придал тогда этому значения. А ведь то не была случайность - на левом плече трупа острым лезвием ножа либо скальпелем убийца резанул стилизованную молнию - маленький красный зигзаг, своего рода автограф. И когда-то, в разные годы мне доводилось встречаться с парочкой любителей этого редчайшего вида эпистолярного жанра, ибо та молния была посланием - чем-то типа "чёрной метки" наоборот: "чёрная метка" предупреждала адресата об угрозе, молния же ставила на нем крест - ты не послушался, не выполнил, не рассказал, не отдал - получай.
  Я забегал по комнате из угла в угол. Так-так-так... От возбуждения опять почувствовал голод. Прямо зверский, волчий голод и с воинственным кличем бросился на кухню. Там почистил картошку, нажарил огромную сковороду и намял все с теми же огурцами и помидорами. Потом снова вернулся на диван, прихватив по дороге какую-то книжку, но только вытянулся во весь рост, раздался звонок. Не телефонный. Этот звонок настойчиво сообщал, что кто-то стоит у калитки. И не просто стоит, а жаждет в нее войти.
  
  ...Ха! Сядьте, не то упадете. Я не упал лишь потому, что вовремя вцепился в дверной косяк. Ко мне в гости пожаловала, собственной персоной, кто бы вы думали?
  Алла! Та самая! Медсестра при добром докторе Викторе Иваныче. С заботливыми руками и нежной попкой. Вот такие пироги! Правда, сейчас она была не в больничной униформе, а поллица закрывали огромные черные очки, но я ее сразу узнал. А она? Она меня, интересно, сразу?
  Об этом я думал, шагая с суровым видом и непроницаемой физиономией навстречу сверхнеожиданной гостье. А еще... еще я думал: что это, чёрт побери? Невероятное совпадение или...
  Алла меня узналла. (Это не ошибка, это нарочно.) Однако изумление ее было еще похлеще моего.
  - Вы?.. - только и смогла проговорить она, когда мы оказались практически нос к носу.
  - Вы?! - с пафосом делая круглые глаза, не остался в долгу я. - Но откуда, господи, откуда?! И что вам, родная, здесь нужно?
  (Понимаю, что прозвучало это недостаточно вежливо, а точнее - достаточно невежливо, однако такой способ общения - простодушно-хамоватый (но не оскорбительный) - как правило, дает в подобных ситуациях более быстрый эффект, нежели притворные расшаркивания, ахи и охи, а также пошлые сентенции типа "не зря говорят - Земля круглая", "гора с горою не сходится, а человек с человеком сойдется" и т.д., и т.п. Мне не нужны были сейчас игры в правила хорошего тона. Мне нужно было знать, зачем эта мамзель оказалась здесь. Столь жесткая постановка вопроса, однако, вовсе не означала, что мне ее появление неприятно. Скорее даже наоборот. Слаб человек, ох, слаб!..)
  Алла опешила. Или - притворилась, что опешила, но притворилась весьма квалифицированно.
  - Что мне здесь нужно?.. - озадаченно протянула она.
  Я кивнул:
  - Да, что? - Калитку все еще не открывал - якобы забыл от удивления.
  Но замешательство ее длилось недолго. Нет, разрази меня гром, а нынешняя молодежь вовсе не так тупа и глупа, как ее малюют, и вовсе не столь стеснительна в выражениях, как в их годы мы.
  - А вы? - прищурила Алла желтовато-зеленые под очками глазки. - А вам-то какого здесь надо?
  Теперь едва ли не растерялся я:
  - Что значит - "какого"?! Что вы подразумеваете под этим словом, дитя Гиппократа?
  Дитя фыркнуло:
  - Выбирайте сами. На свой вкус. - И, независимо тряхнув головкой, так, что очки едва не слетели с чудненького носика, заявило: - Я, между прочим, пришла навестить подругу, а вот что тут делаете вы, контуженный наш, это еще надо выяснить.
  Я виновато поднял руки:
  - Не надо ничего выяснять, выясняли уже, приехал в гости.
  - Я, кстати, тоже, - будто невзначай заметила Алла, и мне уже ничего не оставалось, как еще виноватее стукнуть себя по лбу:
  - О, простите! - после чего щелкнул замком калитки и впустил девушку во двор. - Пожалуйста, входите!
  Она вошла. И пошла. Прямиком к дому, а я двинул следом за Аллой, уверенно вышагивающей стройными ногами, разве что чуть обезображенными мини, по дорожке, вымощенной почти желтым кирпичом. Я покорно топал сзади, и, каюсь, было приятно сознавать, что место, откель эти самые ноги растут, мне знакомо хоть и капельку, да не понаслышке. Слушайте, прямо наважденье какое-то! В этом городе я знал всего трех женщин - и все три, как назло, вызывали во мне далеко не самые платонические устремления и чувства! Может, я глубоко порочный и развратный тип?.. А может, и не глубоко.
  На крыльце сделал гостеприимный жест рукой в направлении открытой двери, и мы погрузились в относительно прохладное лоно "замка".
  - Есть хотите? - галантно поинтересовался я. - Осталась картошка.
  Картошку Алла не хотела. Мы продефилировали в "гостиную с гитарой" и расположились: я на привычном уже диване, она - в кресле.
  Кошачьим броском закинув ногу на ногу, Алла достала из сумочки, которую положила на край стола, пачку "Мальборо" и зажигалку, а я слетал на кухню за пепельницей и вновь уселся на диван весь воплощенное почтение и внимание.
  Впрочем, первый вопрос очаровательной медсестры оригинальностью не отличался. Я уже минут пять ждал, когда же она его наконец задаст.
  - А где Рита? - проворковала Алла, грациозно выпустив наружу три струи ароматного дыма, - из чуть подкрашенного ротика и обеих тонких ноздрей разом.
  Я со вздохом пожал плечами. Также обоими и также разом.
  - Не знаю. Уехала на машине еще вчера и с тех пор не появлялась.
  Алла удивленно подняла брови:
  - Вот как? Вообще-то на нее не похоже. - И вдруг нахмурилась: - Но послушайте, а вы-то, в самом деле, здесь что делаете? Вам известно, что совсем недавно Рита похоронила мужа?
  Я тоже нахмурился:
  - Известно. Ее муж был другом моего детства. К нему-то я и приехал, да вот попал в переделку и в результате оказался в некоем известном вам учреждении. Но не ропщу, - поспешно заверил я. - Ведь иначе мы с вами никогда не встретились бы.
  Она фыркнула:
  - Полагаю, встретились бы, раз вы целились в этот дом. Просто я была бы избавлена от счастья делать вам уколы и подносить "судно". - Прищурилась и добавила: - Да и от ваших наглых выходок тоже.
  Вспомнив проклятое "судно", я загрустил и сконфузился. Вы же понимаете, что ловеласничать с дамой, которая подставляла вам "утку", и психологически и морально гораздо сложнее, нежели с дамою, "утки" вам не подставлявшей.
  Однако чуткая Алла сразу заметила мою грусть.
  - Бросьте! Эти вещи не имеют для меня значения, я привыкла.
  Но я-то, чёрт, не очень привык, а потому лишь униженно кивнул и пробормотал:
  - С вашего позволения, тоже закурю...
  Она позволила, и минуты две мы дымили молча. Все это время молодая и, по идее, наивная и малоопытная в серьезных житейских вопросах медицинская сестричка Алла очень пристально и очень странно смотрела на меня, и в глазах ее, кроме какого-то не вполне понятного мне пока, но отнюдь не "чисто женского" интереса, была еще и некая задумчивость, даже отрешенность.
  Потом она точно встрепенулась. Затушила в пепельнице сигарету и вновь подняла на меня, уже совершенно другой, взгляд. И проговорила:
  - Слушайте. В ночь, когда умер Сергей, Рита ночевала у меня. Так что можете быть откровенны.
  Я кивнул:
  - Обязательно. А откровенен в чем?
  Алла неопределенно повела рукой:
  - Ну-у... вообще... Я не видела ее с той самой ночи и просто хотела бы знать, как она держится, сильно ли переживает и что тут у вас еще за это время стряслось, если, конечно, стряслось.
  Я снова кивнул:
  - Да-да, Рита говорила, что ночевала тогда у подруги. Правда, мне и в голову прийти не могло, что эта подруга - вы. А держится она молодцом, хотя разумеется, и переживает. Что же касается остального... - И тут я прикусил язык. Понимаете, я вдруг оказался перед дилеммой. С одной стороны, никто не мешал мне просто сказать: "Нет-нет, дорогая Алла, всё у нас замечательно, ничего больше не стряслось, да и с какой стати? Живем себе помаленьку: пьем, едим, курим, ходим в туалет. Спим - врозь". Но с другой... А ну как, бросив сейчас наугад какую-нибудь мелкую кость, я узнаю нечто действительно важное? Да нет, не думаю, что эта очаровашка имеет отношение к смерти Серого, но вдруг она что и знает? Из того, что в конечном итоге привело бы меня к цели. Весьма покамест далекой и туманной цели...
  Наверное, размышлял я об этом слишком долго, потому что в какой-то момент Алла чуть ли не презрительно усмехнулась:
  - Оказывается, у вас двоих завелись уже общие тайны?!
  Но я очень придурковато улыбнулся и очень добродушно сказал:
  - Что вы, милая, какие тайны, господь с вами! Слушайте, коли интересно...
  И - выдал ей. Выдал практически всё за исключением нескольких пустяков, как то: визит двух незваных посетителей в первую проведенную в этом доме ночь; встреча с их коллегами на лазурном морском берегу; а также содержание (и сам факт) неких телефонных переговоров плюс наличие за моей спиной определенной подстраховки. Вот, пожалуй, и всё, что я утаил, а об остальном, ей-ей, поведал почти честно. Да, чуть не забыл: умолчал и о веселой ночке, проведенной с этой кнопкой Викой. Ну, тут вы меня поймете. Уверен: на моем месте так поступил бы каждый.
  Когда я закончил речь, Алла вновь потянулась за сигаретой, а я, как рыцарь, - за зажигалкой. Она прикурила и с отсутствующим выражением на лице покачала головой:
  - М-да-а... - Потом бросила быстрый взгляд на меня: - Выходит, сами решили сыграть в сыщика?
  Я махнул рукой:
  - Не, ну что значит - "сами"? Что я один могу? Просто показалось, что, уж извините, милиция у вас... - И не договорил.
  Алла улыбнулась:
  - Ладно, Штирлиц. - Помолчала. - Возможно, сейчас я лезу и не в свое дело, но вам ни в коем случае нельзя было отпускать Риту одну.
  - Конечно! - оскорбился я. - Привязать тросом к кровати, а еще лучше таскать повсюду за собой - вдвоем и по голове получать приятнее, и под дулами стоять.
  Во время сей моей гневной тирады янтарные глаза девушки как-то потускнели, а нежные черты лица обострились.
  - Простите, - тихо проговорила она. - Простите, об этом я не подумала.
  - Да уж прощаю, - буркнул я. -Только думайте, пожалуйста, в следующий раз, когда опять решите навесить на меня новых собак.
  - Каких собак? - вскинулась Алла.
  - Никаких! - отрубил я. - Просто выражение.
  Она кивнула:
  - Хорошо. Теперь обязательно буду думать... Но погодите, а как же вы сами-то остались живы после встречи с этим ужасным стариком и его бандитами?
  Я пожал плечами:
  - Наверное, просто повезло. Однако любое везение небеспредельно.
  Алла энергично затеребила цепочку от очков.
  - Но ведь нельзя же теперь сидеть сложа руки! Они и есть убийцы, это ясно как дважды два! Почему вы не сообщили о случившемся с вами тому следователю?
  Я вздохнул:
  - В некоторых разделах высшей математики дважды два равняется пяти. Не думаю, что Сергея убили именно те люди. За что? Чем он им мешал?
  Девушка стиснула тонкие пальцы.
  - Но почему именно "мешал"?! Может, решили его ограбить? Взять какие-нибудь ценности, или деньги, или кольцо...
  Я поднял голову:
  - Что за кольцо?
  Алла улыбнулась:
  - Да это я просто, для примера. Ведь ваш друг, говорят, был очень богатым человеком.
  (Вот так новость!)
  - А кто говорит-то, Алла?!
  Ее улыбка стала немного растерянной:
  - Ну... вроде бы... все считали...
  Я поморщился:
  - Если бы то, что "все считали" и "считают", было правдой... К тому же, если помните, убита еще и некая девушка, в саду у Валентина. И это явно тех же рук дело. По-вашему, она тоже была богатой?
  Медсестра развела руками:
  - Про девушку я вообще услышала только от вас. И тем более - такое спокойствие просто поражает! Неужели же непонятно, что и вы подвергаетесь серьезной опасности?
  Я решил сработать в режиме шутки.
  - Ну, милая, для меня-то опасность скорее гипотетическая, чем реальная. Кому я, во-первых, тут нужен, а во-вторых - я ведь побывал совсем недавно на ближайших подступах к тому свету, и значит, по всем народным приметам, мне еще жить да жить.
  Алла скептически покачала головой:
  - Ну и что дальше?
  Я же, наверное уже в сотый раз, пожал плечами:
  - Пока сам не знаю. Понимаете, я вроде бы шел по следу, однако след оказался ложным, завел в тупик. Теперь, как ни обидно, придется начинать сначала. У Сергея было четверо, скажем так, телохранителей. Увы - паршивых. После его убийства они исчезли, и я стал их подозревать. Но вчера троих из этой четверки я видел и теперь на девяносто девять процентов уверен: убийцы не они.
  Алла поджала губы.
  - Почему?
  Я удивился:
  - А разве не ясно? Иначе мне навряд ли пришлось бы сидеть сейчас рядом с вами - я же полностью был у них в руках, и ничего, остался жив. Уж с этим-то очевидным фактом вы не можете не согласиться?
  Легкая улыбка:
  - С этим - не могу.
  - Однако здесь имеется небольшое "белое пятно", - продолжил я. - Телохранителей было четверо, но одного, по имени Валентин, я никак не могу отыскать. В день смерти той девушки я уже, похоже, висел у него на хвосте, но в самый последний момент... Вот если бы удалось встретиться и с ним...
  И тут Алла меня удивила. Да как удивила.
  - Телефон.
  - Что? - не понял я.
  - Вам нужен его телефон? - медленно проговорила она.
  Я недоверчиво прищурился:
  - Погодите, я был у него дома. Там вообще нет телефона. Или вы знаете его мобильник?
  Алла внезапно побледнела.
  - Нет, но... - И внезапно выпалила: - Это... это его дом, а есть еще и квартира в городе, которая осталась от родителей.
  Я был поражен.
  - Но откуда вам об этом известно?
  Она опустила голову:
  - Есть вопросы, которые благовоспитанные мужчины не задают.
  - И на которые благовоспитанные девушки не отвечают?
  - Естественно.
  Я помолчал.
  - Так может, дадите и адрес?
  Она фыркнула:
  - Хватит с вас номера телефона! Думаете, приятно продавать человека, с которым... пусть даже давно и недолго, но все же имел определенные отношения?
  Чудом не ляпнув: "Половые?", я согласился:
  - Думаю, неприятно. - Однако мысленно усмехнулся: а кто тя, милая, за язык-то тянул? Потом сказал: - Диктуйте.
  Алла назвала номер и ехидно поинтересовалась:
  - На поиски ринетесь прямо сейчас?
  Я тяжело вздохнул:
  - Нет, сейчас не могу. - И деловито добавил: - Хозяйство не на кого оставить. Вот ежели бы вы согласились...
  Она вскочила, как неваляшка.
  - Никаких "ежели"! Мне пора. - И показала язык. - Вы уж тут сами, хозяйствуйте.
  - Уходите?! - удивился я. - А то подождали бы, Маргарита Владимировна, наверное, теперь уже скоро вернется - сутки, чай, на исходе.
  - Ну да, теперь-то уж наверное скоро, - невинным тоном согласилась Алла. - Передавайте привет, скажите, на днях загляну.
  - Ладно, передам, - не очень весело пообещал я, инстинктивно оглядываясь вокруг. Нет, затевать с этой замечательной сестрой милосердия вакхические игры на территории Маргариты было бы безнравственно. Даже не так безнравственно, как опасно. Опасно потому, что подобные игры, к сожалению, почти всегда заканчиваются безнравственно.
  Да и действительно, Рита могла появиться в любой момент.
  
  ...- До свиданья, - в последний раз сказал я девушке, закрывая за ней калитку.
  - До свиданья, - сказала она, и я грустно вздохнул и поплелся смотреть в одиночестве телевизор. Не опоздать бы на "Спокойной ночи, малыши"...
  Глава двадцать третья
  Посмотрев все, что только можно, включая и последний ночной выпуск новостей, я вернулся на кухню, чего-то там пожевал и поднялся в спальню. Маргарита так и не появилась.
  Разделся и лег на кровать. Спать не слишком хотелось, а потому взял захваченную в дорогу любимую книжку и стал читать. Примерно через полчаса книжка хлопнула меня по балде. Я сообразил, что готов, и выключил свет.
  Однако я был, оказывается, не совсем готов - уснуть удалось далеко не сразу. Измордованный мозг невольно, против моего желания, вновь и вновь прокручивал в сознании все, что уже произошло, и дорисовывал, домысливал еще не произошедшее - то, что могло произойти или же не произойти, но в какой-то степени прогнозировалось. Главное же, что меня удивляло и настораживало (разумеется, исключая исчезновение Маргариты), - безоблачность прошедшего дня: ни одного звонка по телефону, ни одного подозрительного визита (Алла не в счет), - ну просто тишь, гладь да божья благодать.
  В какой-то момент я даже подумал, что нас оставили в покое, но не обрадовался тому: искать "невидимок" в чужом городе, пусть и небольшом, - дело почти дохлое. Сейчас я искренне пожалел, что не пощадил кого-нибудь одного тогда на пляже. Гада можно было бы расколоть на полезную информацию. Дурак? Дурак. След-то оборвался.
  В таких вот размышлениях пролетело не помню сколько времени, а потом я неожиданно уснул. Однако веселее от этого не стало: нахлынули беспокойные видения, в процессе которых в меня то стреляли, то гнались за мной по каким-то канавам и буеракам. В антрактах же между погонями и стрельбой меня связывали, забрасывали булыжниками и как собаку пинали огромными коваными сапожищами.
  Но оказалось, что и это не самое страшное. Словно из непроглядного молочного тумана возник вдруг кошмарный образ, за появление коего я наверняка должен благодарить похмельную пассию Валентина.
  Нет, это, конечно, была не она. Однако - мотивы, мотивы... Испитое, отечное лицо, красные воспаленные глаза, щербатый рот. Левой рукой это чучело придерживало на круглых как арбузы грудях грязно-белую, напоминающую саван мертвеца простыню, а правую протягивало ко мне...
  Я испуганно заорал - в ответ раздался сладострастный рык, простыня, не поддерживаемая более ничем, упала как седьмая печать, и вторая рука с синими прожилками вен коброй потянулась ко мне. И - жуткий призрак начал вдруг стремительно приближаться - не перебирая ногами, наплывать как нечисть в кино. Я отчаянно задёргался и - слава тебе, господи! - вроде бы проснулся.
  ...Я проснулся.
  И лежал в кромешной тьме, без толку хлопая глазами и тихо, как чудом улизнувшая от кошки мышь.
  А потом... Потом я услышал некие посторонние звуки, и рука сама собою поползла под матрац в поисках трофейного пистолета. Нащупала рукоятку, остановилась... (Чёрт, я же точно помню, что запирал дверь изнутри!)
  Постепенно звуки более конкретизировались. Дыхание - довольно прерывистое, сдерживаемое, волнительное. И - шуршание. Одежды? Да, вроде бы одежды.
  Так-так-так... Дыхание и шуршание, шуршание и дыхание... В комнате явно кто-то был, и этот таинственный и загадочный "кто-то" явно сейчас раздевался. Но зачем?..
  О Санта-Барбара! Да неужели ж кошмарный сон оказался вещим и эта вонючая пропойца заявилась сюда, чтобы провести со мною свою, наверняка убийственную и вообще последнюю в моей еще не старой жизни ночь - ночь любви?.. Нет! Что угодно - только не это! Пусть хоть кто, хоть вредная Вика, только не это! Лучше уши отрежьте!..
  Теряя по дороге остатки мужества и не исключено что мужественности, я дотянулся до кнопки ночника и...
  Сон все-таки оказался в руку.
  Хотя бы отчасти, потому что это была женщина.
  Но хвала всевышнему - не проститутка в простыне и даже не вредная Вика...
  
  Она стояла посреди комнаты. Обнаженная и преґкрасная. Ее точеные руки были скрещены на груди, а темные глаза смотрели на меня отрешенным взглядом.
  Я малодушно ойкнул, и этот "ойк" словно разбудил ее, вырвал из оцепенения, и она, уронив руки, медленно пошла ко мне.
  Она шла, а я, словно завороженный Каа Бандер-Лог, смотрел на ее округлые плечи и рассыпавшиеся по этим плечам пышные золотистые волосы, красивые руки и длинные ноги, упругие груди и... и... В общем, невзирая на закалку, от всего этого зрелища я едва не задохнулся.
  Подойдя к постели, она остановилась, продолжая смотреть затуманенным взглядом мне в глаза. И я... теперь я смотрел тоже только в ее глаза, позабыв обо всем остальном. Я падал, летел и тонул в них как в черном-пречерном омуте. Они заманивали, завораживали и погружали в себя как в болото. Впрочем, весьма желанное и многообещающее болото.
  А потом в какой-то момент до меня дошло, что я сижу на кровати совсем как дурак. И правда, чего ж это я сижу, а она - стоит?! Надо немедля, немедля подвинуться, освободить место и ей.
  Я подвинулся, и Маргарита фиолетово-розовой в свете ночника змейкой скользнула под простыню. Ее руки обхватили мою шею, а губы коснулись моих. Она крепко прижалась ко мне, и я почувствовал, как она вся дрожит, и успел подумать, что навряд ли от холода.
  Эх... Понимаете, задним числом можно говорить и домысливать всякое, но я не знаю - не знаю! - осознанно ли пришла она именно ко мне или же ей было сейчас все равно - все равно, к кому, лишь бы не оставаться в этом огромном доме и еще более огромном мире одной, лишь бы ощутить рядом со своим еще чье-то тело, почувствовать чью-то ласку. Может, и все равно...
  Но мне-то, мне, чёрт побери, было не все равно! В ответ на ее поцелуй я впился ей в губы, принялся целовать лицо, шею, грудь, ласкать ее всю, пока она не застонала и привлекла меня к себе...
  
  ...В районе окна жужжала и билась о стекло какая-то полоумная, перепутавшая день с ночью муха. Мы лежали молча, обессиленные и опустошенные. Лично я был как выжатый лимон или апельсин. Маргарита, надеюсь, - тоже.
  Я лежал и все никак не мог отважиться хоть о чем-то ее спросить. Она была рядом - ближе некуда, но и одновременно - далеко-далеко. Однако наконец собравшись с духом, я еле слышно пролепетал:
  - Где ты была, Рита, где? Я так волновался!..
  И - словно отрубило: больше, как ни пыжился, не мог выдавить ни слова.
  Она же внезапно повернула ко мне свое прекрасное лицо, но посмотрела таким взглядом...
  Свет ночника отражался в ее темных, бездонных глазах как две маленькие ледяные свечи, и глаза эти, казалось, видели сейчас кого-то другого. И у меня внутри все оборвалось, а сердце от отчаяния замолотило как бешеное.
  А она, она что-то шептала, бледные губы шевелились, словно хотели что-то сказать... или, быть может, кого-то звали?..
  И вдруг она снова припала ко мне, и слезы брызнули из-под ресниц.
  А я утешал ее, бормоча нечто маловразумительное, обнимал, целовал мокрые от соленых слез глаза и щеки, но Маргарита все рыдала и прятала свое покрасневшее от рыданий лицо у меня на груди.
  Только на рассвете она забылась тяжелым, беспокойным сном: часто вздрагивала, вскрикивала и просыпалась. Ее голова лежала на моем плече, пока плечо не онемело и я перестал его ощущать. Тогда я осторожно высвободил руку и минут через десять тоже уснул.
  
  В отличие от Маргариты ваш покорный слуга остаток той ночи проспал спокойно и крепко.
  Глава двадцать четвертая
  Я притормозил во дворе, окруженном с трех сторон хрущевскими пятиэтажками, и, зарулив на свободный пятачок, остановился.
  Давая вчера номер телефона городской квартиры Валентина, Алла в ответ на предложение назвать адрес, сказала: "Хватит с вас и номера! Думаете, приятно продавать...", ну и так далее.
  Настаивать я не стал, а вечером, аккурат после программы "Время", позвонил по условленному номеру и, когда мне ответил человек, которого я мысленно окрестил "Дублером", сообщил:
  - Есть телефон. Нужен адрес.
  Не больно радостный голос вздохнул:
  - Ладно, завтра.
  Я покачал головой, словно собеседник мог это видеть:
  - Завтра мне может понадобиться уже что-нибудь другое. К примеру, сосновый гроб. Вы же получили аванс не только за торчание на деревьях. Жду...
  Через пятнадцать минут он позвонил и назвал адрес, а также объяснил, как проехать.
  Все это было, повторяю, вчера, а сегодня я проснулся, осторожно, чтобы не разбудить Маргариту, выбрался из постели и, вытащив из ее брошенной на пол возле двери сумочки ключи, на цыпочках вышел из спальни. Машина стояла на дороге, метрах в тридцати от калитки - потому-то я и не услышал ночью, как подъехала Маргарита...
  Итак, я вылез из кабины, закрыл дверь и, повертев головой, увидел на стене одной из пятиэтажек нужный номер. Ага, квартира, судя по всему, во втором подъезде, этаж третий-четвертый.
  Возле подъезда на облезлой скамейке сидели две старухи, а пацаны лет восьми - десяти гоняли по двору с неуклюжим щенком водолаза. Пацаны - это ерунда, а вот бабушки - нет. Они всё видят и всё запоминают.
  Однако делать нечего - с равнодушной миной на заросшей почти уже двухнедельной щетиной физиономии я проскользнул в замусоренный и заплеванный подъезд. Потолок и стены были черными от грязи и времени плюс традиционные рисунки и наскальные надписи, согласно которым можно было, допустим, узнать, в какой квартире живет "Светка - б...". А впрочем, возможно, эта Светка давно уже там не живет или, на худой конец, она давно уже не "б...", а почтенная мать большого и дружного семейства.
  Этаж оказался четвертый. Я подошел к двери с искомой табличкой и позвонил.
  Тишина.
  Подождал секунд десять, звякнул еще раз - и опять никакого ответа.
  Досадливо крякнув, я задумчиво почесал щетину: что делать? С одной стороны, если этого типа здесь нет, то может и не быть еще хоть месяц. Однако с другой - после обнаружения в пригородном доме трупа девушки эта хата - его единственное более-менее надежное пристанище. (Если только, конечно, она не фигурирует в анналах и досье шустрого майора Мошкина.) В общем, оставалось надеяться, что рано или поздно Валентин здесь появится.
  И я решился. Оглядевшись по сторонам и продолжая внимательно прислушиваться ко всем периодически возникающим в утробе подъезда звукам, я достал из кармана свою едва ли не самую любимую вещь - универсальную отмычку. Замков в двери было два: итого - пятнадцать секунд, и - добро пожаловать, дорогой друг Карлсон!
  Аккуратно приоткрыл дверь и шмыгнул (насколько это слово применимо к человеку моих габаритов) в прихожую. Прикрыл дверь и выдержал паузу: по-прежнему тишина. И - полумрак: окна в квартире зашторены. Сделав шаг в направлении комнат, я чуть не растянулся на полу и беззвучно выругался - внизу была натянута тонкая капроновая веревка. Глупые шутки или жалкие меры безопасности? А впрочем, не такие уж и жалкие, коли грохнуться всей тушей да вдобавок еще получить сверху по жбану.
  - Эй! - на всякий случай последний раз позвал я. - Есть кто живой?
  Ответом был только скрип половиц под ногами. Я вошел в первую комнату и невольно присвистнул: ну и свинарник! Не знаю-не знаю, дело вкуса, конечно, но ежели эта, с позволения выразиться, квартира использовалась для, извиняюсь, любовных свиданий, то какого же сорта "девушки" наведывались сюда?
  Нет-нет, я не ханжу, у самого в биографии случалось всякое, однако, представив на миг на этом продавленном грязном диване Аллу, я поморщился: в годы моей юности подобные "хаты" с рваными и выцветшими обоями, месяцами не мытым, облупившимся полом и тряпками вместо ковров именовались просто притонами. Добавьте неистребимый застарелый запах табачно-винно-кислого свойства, который не выветривался никакими форточками и сквозняками. Вторая комната в целом походила на первую; главное отличие - была еще запущенней и грязнее.
  Брезгливо кривясь, я заглянул в ванную и туалет. Да лучше бы не заглядывал: меня едва не вывернуло наизнанку. Ну что ж, похоже, гадюшник действительно пуст. Оставалась кухня, зайду и сяду ждать - надеюсь, пару часов выдержу, а там поглядим.
  И вдруг, уже поднося руку к двери, я точно каким-то полузвериным инстинктом ощутил, что там кто-то есть, и вновь, как пишут в соответствующих романах, почувствовал себя не праздношатающимся идиотом на ниве дешевых приключений, но - воином, ступившим на тропу войны, очень серьезную тропу очень серьезной войны, в которой редко кто из участников отделывается лишь легким испугом, и правая рука моя потянулась к томагавку... то есть, конфискованному у ночных гостей Маргариты "глоку", засунутому за пояс брюк и замаскированному рубашкой навыпуск.
  В квартире, в том числе и на кухне, царила абсолютная тишина, но тем не менее в мозгу все отчетливее и настойчивее словно пульсировал "маячок" - сигнал тревоги. Конечно, это звучит банально и избито, однако я действительно просто кожей ощущал сейчас где-то рядом присутствие и дыхание смерти. Моей?..
  Ох, очень не хотелось бы, открывая последнюю здесь дверь, получить пулю в лоб. А в свете недавних событий на личном фронте это было бы особенно обидно.
  Стараясь двигаться как можно бесшумнее, я изготовился к стрельбе - и пинком распахнул дверь...
  В полумраке, царившем и на загаженной донельзя кухне (окно завешивало какое-то давно потерявшее свой исконный цвет покрывало), я в первый момент никого не увидел. Но уже во второй увидел обшарпанный стол, на котором красовалась початая бутылка водки, два стакана и тарелка с нехитрой закуской - нарезанной толстыми кусками колбасой и горкой красных помидоров. Хлеб лежал прямо на столе. А вот за столом...
  А вот за столом, уронив голову на руки, сидел человек. Человек молодой и, похоже, здорово пьяный - при моем картинном появлении он даже не пошевелился.
  Я никогда не видел Валентина, однако "судя по ушам" этому парню было лет двадцать, от силы двадцать два. Значит, не он?
  - Аллё! - негромко позвал я.
  Ни малейшей реакции.
  - Аллё! - повторил я уже громче. - Слышь, орёл, пора на насест!
  Результат - ноль.
  Я раздраженно пожал плечами - в сегодняшнюю плотную культурную программу никак не входило долгое ожидание, когда спящий проснется или пьяный очнется.
  - Дорогой товарищ! - сердито проговорил я, подойдя к бедолаге вплотную. - Может, вы все-таки соблаговолите наконец сказать мне...
  И - осёкся.
  Потому что понял: ничегошеньки он не скажет.
  И не только мне.
  Никому.
  Почему?
  Да потому, что... И тут я начал покрываться мурашками, что, в общем-то, не характерно для человека моего типа и склада ума. Но вот видите: нет правил без исключений - покрылся.
  Думаю, всем прекрасно известно, какую важную роль в жизнедеятельности организма играет печень. И что любое повреждение в области печени - дело паршивое, а порой так просто паршивое донельзя. К чему я?
  Лет семь-восемь тому назад в одном из наших крупнейших, а следовательно, и наиболее продвинутых и прогрессивных во всех смыслах городов мне показали девочку лет десяти, которая, несмотря на розовый возраст, уже работала. Киллером...
  Да-да, девчушка была наемным убийцей и действовала обычно следующим образом: подсаживалась поближе к "клиенту" на какой-нибудь парковой скамейке, не вызывая, естественно, даже у сверхосторожного человека ни малейших подозрений, - милое дитя, синие глазки, кукла в колясочке. Зато под передничком или в рукаве - остро отточенная вязальная спица. Улучив удобный момент, ребенок приставляет спицу к правому боку соседа - резкий удар по шарику на тупом конце, - и печень проткнута насквозь. Через секунду "клиент" уже мертв, а убийца с косичками бежит домой к маме.
  Вспомнил же я об этом потому, что из правого бока парня, сидящего передо мной за кухонным столом, торчала головка спицы. Взяв за волосы, я посмотрел мертвецу в лицо - оно было почти спокойным, только чуточку удивленным. Видимо, он не ждал смерти, сидел здесь и выпивал. С кем? Должно быть, с убийцей. Но кто тот убийца? Наверняка не девочка с косичками. Приходится только гадать.
  Я и гадал. Придвинул под зад табуретку и пытался раскинуть мозгами как следует. Этажом выше врубили музыку, и я чуть не подпрыгнул от неожиданности - слишком уж резким оказался переход от глухой тишины к дешевому ору и буханью. Эх, что ни говорите, а когда мы были молодые...
  Нет-нет, я, разумеется, вовсе не призываю всех поголовно слушать "Энималз" или "Бич Бойз", но, ребята, признайтесь честно: когда мы были молодые, фонтаны и впрямь били голубые, а сейчас сплошь вонючая жижа. И не только в фонтанах.
  И чёрт, эта проклятая ностальгия вкупе с идиотской музыкой сыграли со мной злую шутку. Обшарив кухню, как до того комнаты, в поисках хоть чего-то любопытного и не найдя ни шиша, я снова присел на табуретку, и вот тогда...
  И вот тогда в подкорке вновь забился слабый сигнал тревоги: что-то не так, что-то не так...
  А за спиной послышался легкий шорох.
  Господи, хоть бы мышь...
  
  ...Но я уже знал, что это не мышь, и потому сухой щелчок взводимого курка не стал для меня откровением.
  Равно как и последовавший за щелчком голос:
  - Сидеть!
  Я сделал вид, что растерялся:
  - Н-но...
  - Сидеть! - уже злее прошипел новый персонаж. - Руки на стол!
  И я подчинился. А что прикажете делать? До гостя не менее двух метров. Увы - слишком много для меня, чтобы успеть вскочить, развернуться, ну и так далее, однако вполне нормально для него: промахнуться с двух метров способен только слепой, а слепые крайне редко разгуливают по городу вообще и таким квартирам в частности с револьверами в карманах. Неужели Валентин?..
  Итак, я вынужден был подчиниться, но все-таки обиженно пробормотал:
  - Да ты чё, брат...
  На "брата" пришелец не клюнул.
  - Заткнись! - рявкнул он и, похоже, махнул револьвером в сторону трупа. - Ты его?
  Я искренне замотал головой:
  - Нет-нет!
  - А кто же? - В голосе этого типа звучало явное недоверие, и я его понимал: в подобной ситуации сам бы думал точно так же.
  Я пожал плечами:
  - Не знаю. Пришел, позвонил - никто не ответил. (Истинная правда, неправда дальше.) Толкнул дверь - не заперта - ну и вошел. А здесь... - И кивнул на покойника.
  За спиной раздалось сердитое сопение.
  - Брешешь, падла! Бре-шешь! - почти по складам процедил он. - Мы к тебе третий день присматриваемся, сука! Темный ты, ох, темный... (Нет, не Валентин...)
  А вот это было уже очень интересно, и в другой ситуации я бы наверняка предложил развить тему дальше. Однако ситуация, к сожалению, была не "другой". И что хуже всего - она была не моей. Нет, конечно, она могла бы стать моей, но...
  Ствол револьвера больно ткнул мне прямо в затылок, и знаете, что я подумал в тот момент? Возможно, это - к о н е ц...
  
  По крайней мере, первой части уж точно.
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  
  "...Я сказал несчастному чужестранцу следующее: "Вы не такой уж плохой человек. Ступайте и постарайтесь исправиться..."
  
  Господи, что за бред лезет в голову!.. А-а, понятно - похоже, на этом самом месте я вчера отрубился. Интересно, успею ли в таком случае я сегодня исправиться? Или же как вчера - отрублюсь?..
  Глава первая
  Когда тебе тычут в затылок даже обычным пальцем, - и то неприятно. Ну а уж если тычут стволом револьвера, - не знаю, как и выразиться: обидно, оскорбительно, да наконец просто страшно - ведь один бог ведает, что творится в мозгах грубияна и какую задачу он перед собой ставит. Только попугать, взять на понт или же... ох, не хочется даже и произносить. В общем, хрен его знает, что у него на уме.
  А потому можете представить мое состояние! Сижу на хлипком табурете спиной к незнакомому наглецу. Не вижу его рожи, что в такой ситуации очень и очень немаловажно. Сижу и думаю - что предпринять и каким именно образом?
  Я уже говорил, что в подобных случаях следует максимально правдоподобно разыгрывать из себя перепуганного идиота. Идиотов обычно не боятся, а иногда даже начинают жалеть - и вот тогда-то...
  - Слушай, брат, - плаксиво загундосил я. - Ты чё? Чё ты?.. - И сделал вид, что задрожал.
  - Засохни, козёл! - Он еще больнее ткнул револьвером мне в череп, и вот это было уже совсем нехорошо: ежели обкуренный или нервный, - сначала нажмет на курок и только потом станет соображать - зачем?
  Естественно, я "засох", а в голове дурацкой каруселью крутилось одно и то же: что делать? что делать? И вдруг...
  - Ты зачем ходил к Пауку? - проскрежетал сквозь зубы новый знакомый.
  На сей раз я удивился совершенно искренне:
  - Какому пауку?
  Он хмыкнул:
  - Не пудри мозги! Может, еще скажешь, что не знаешь Паука?
  Я осторожно, дабы не волновать оппонента, пожал плечами:
  - Не знаю.
  Он усмехнулся:
  - А перед собаками кто чуть в штаны не наложил?
  - Так этот старик - Паук?! - воскликнул я. - Честное слово, понятия не имел!
  Скажу откровенно: я рассчитывал, что беседа наша затянется и в какой-то момент содержание и стиль разговора сами подскажут направление дальнейших действий, но он... Он всё ускорил.
  Он ударил меня.
  Ударил рукояткой револьвера - и всё испортил. По крайней мере, для себя.
  Услышав глубокий вдох, каким обычно сопровождаются подобные противоправные действия, я вовремя отклонился, и кулак с револьвером лишь скользнул по спине. Но главное - я уже развернулся и левой рукой перехватил его вооруженную длань, а пальцами правой стеганул наглеца по глазам.
  Следующим этапом стал отъем пушки, причем достаточно гуманный, поскольку мне хотелось с этим типом еще о многом потолковать, а относительно целый собеседник, как правило, охотнее идет на контакт, нежели относительно нецелый. Поэтому я просто, безо всяких там прибамбасов, вывернул ему кисть и забрал симпатичный "кит-ган" двадцать второго калибра. Потом аккуратно взял гостя за ворот рубашки и за штаны, проволок по коридорчику и швырнул на диван в первой комнате.
  - Кричать и пукать, а также звать на помощь иными способами не советую, - тихо предупредил я, усаживаясь на обшарпанный стул напротив. - Убью. Веришь?
  По-моему, малый все еще не мог до конца осознать, что декорации переменились и начался совсем другой акт: он смотрел на меня своими налившимися слезами и кровью зенками не столько со страхом, сколько с изумлением.
  А я не торопился. Давал ему время прочувствовать характер новой мизансцены. Лишь бы только не шумел - не известно ведь, один он заявился или на лестнице торчит кто-то еще.
  Через минуту я решил, что достаточно. Коли умный - сам должен все понимать, а коли дурак - то один хрен хватит. Проблемных вопросов у меня к нему имелось наверняка больше, чем у него ко мне. И ему не повезло: вопросы теперь задавал я. Однако сперва легкая психологическая установка - для создания соответствующего микроклимата и определенной дисбалансировки его мятущегося сейчас как волк в загоне сознания.
  Я съездил ему кулаком в подбородок, и голова парня откинулась назад, а потом снова вернулась на исходный рубеж. Из разбитой губы на белый воротничок закапала кровь, глаза округлились, а курносый нос покраснел и сморщился как у описавшегося младенца.
  - Не принимай близко к сердцу, ладно? - попросил я. - Думаешь, мне приятно было сидеть с пушкой у колокитки? А вообще-то, хочешь дружеский совет? Спили мушку, детка.
  Но с чувством юмора у него было явно не слишком. Облизывая кровоточащую губу, пленник испуганно прошептал:
  - Чево?..
  Я вздохнул:
  - Ничево. Ладно, говори быстро: что за фрукт на кухне со спицей в брюхе?
  Бедняга потерянно молчал, и я решил облегчить ему задачу. Я спросил:
  - Ваш?
  Какое-то время он колебался, однако благоразумие взяло верх.
  - Нет.
  - Это его хата?
  - Нет... не его...
  - А что он здесь делал?
  Парень возбужденно дёрнул плечом:
  - Не знаю!
  Я с укором покачал головой:
  - Слушай, юный следопыт, давай договоримся, чтобы после не обижаться. Я спрашиваю, ты - отвечаешь. Ежели такой регламент работы не устраивает, будем действовать по старинке...
  На сей раз я двинул ему в нос, и, как мы выражались в детстве, "красный паровозик" побежал по губам и подбородку.
  - Сука!.. - с ненавистью прошипел он.
  - А это пожалуйста, всем мил не будешь. Да, кстати, ты Серого знал?
  Зрачки в его светло-карих с полопавшимися мелкими капиллярами глазах превратились в настороженные точки.
  - Ну-у, знал...
  Я похвалил:
  - Молодец. Так вот имей в виду: я из той же оперы. Ежели что - щелбаном пришибу, понял?
  Похоже, он наконец понял. На бледном лице выступили капельки пота. (А действительно жарко!)
  - Продолжаем разговор, - сообщил я. - Но заруби на носу, паскуда: коли не расскажешь всё - сдохнешь, медленно и тяжело. Расскажешь - наверное, будешь жить. Могу даже помочь - сам кое-что поведаю, потому что знаю, как труден первый шаг к предательству. Да-да, сейчас ты начнешь предавать своих корешей, и не оттого, что трус, а оттого, что человек просто не в силах вытерпеть такую боль, какую придется терпеть тебе, ежели закорячишься, ясно?
  Он с трудом сглотнул.
  - Я-а-асно...
  - Тогда слушай. Я приехал в ваш город по просьбе Серого, но пока по вине неких шутников отлеживался в больнице, Серого убили. Выписался я с опозданием на один день. Теперь жалею, конечно, что не связался с ним еще будучи в больнице, но кто тогда мог предугадать всю эту хренотень?
  Итак, я выписался, пришел к нему домой, и какую картину застаю? Труп Серого лежит в спальне, его жене угрожают по телефону... Но не буду излагать весь сюжет. Скажу лишь, что пошел по следу и след привел меня к милому старичку, которого здесь, оказывается, зовут Пауком. Увы, след оказался ложным. Паук не имеет отношения к смерти Серого, хотя кое-кто из его шестёрок, похоже, работал на две задницы: старикову и вашу. С ними я еще разберусь, а вот от тебя ужасно хотелось бы услышать следующее.
  Во-первых - кто верховодит в вашей капелле? Во-вторых - во что вляпался Серый и почему его убрали? Дальше - кто именно убивал его? И - покуда последний вопрос: что ты знаешь о кольце?..
  
  Пусть детали нашего разговора останутся за кадром. Его результаты не просто огорчили - они ввергли меня в уныние. Парень не ответил практически ни на один вопрос, и не потому, что не хотел. Он очень хотел. Но он правда ничего не знал - его послали искать Валентина, как, видимо, до этого кто-то еще посылал другого, того, который спал сейчас вечным сном на кухне, - и всё. Каюсь, я применил к нему не слишком гуманные методы воздействия, - если бы мальчишка знал, то непременно раскололся бы. Похоже, он был настолько мелкой сошкой, что даже понятия не имел, кто стоит во главе "дела". Не слыхал он и ни и каком кольце, но что самое любопытное - горячо утверждал, что к смерти Серого его контора не имеет отношения: ребята, говорил, тоже удивлялись, думали, это люди Паука - вроде Серый последнее время с ним не ладил...
  А я слушал и мрачнел. Неужели тупик? Снова тупик?! Нет, кое-какие мыслишки в голове мелькали, однако даже в первом приближении разгадка снова откладывалось на весьма неопределенный срок.
  Усугубляла мое и без того дурное настроение и некая печальная необходимость. Терпеть не могу убивать безоружных. Убить безоружного, а следовательно, беспомощного человека - это почти как убить ребенка или беззащитное животное. К тому же я ведь его вроде сперва обнадежил: мол, расскажешь все честно - останешься жив.
  Да, плохо. Очень плохо. Но выбора не было. Я не мог оставить его живым. Если бы он остался живым, то скоро умер бы я.
  И потому умер он. Быстро и совершенно не мучаясь.
  Пожалуй, сегодня это был пока единственный относительно позитивный момент за всю первую истекшую половину моего рабочего дня. Н-да уж...
  Что дальше? Я не смог придумать ничего лучше, чем отправиться за город. К маленькому желто-зеленому домику, в котором, возможно, мне повезет больше.
  
  А возможно, и не повезет.
  Глава вторая
  Машину я оставил шагах в ста от дома и медленной, рассеянной походкой человека, разгуливающего просто так, "бредущего в никуда", через Вселенную, приблизился к знакомой уже калитке. Она была защелкнута изнутри на задвижку, однако через забор я сумел разглядеть, что дверь на крыльцо чуть-чуть приоткрыта. Никаких звуков из дома не доносилось.
  Перемахнул через забор и осторожно подошел к крыльцу. Поднялся по поскрипывающим ступенькам, снова остановился, прислушался - вроде тихо.
  Так, пушку из ножен...
  - Эй! - прошипел я в щель.
  Нет ответа.
  - Хозяева!
  Безрезультатно.
  "А-а, была не была", - мысленно сказал я сам себе и на цыпочках ступил в коридор, толкнул дверь, ведущую непосредственно в дом, и как герой боевика, со стволом наголо обошел три небольшие комнаты и кухню. Везде аккуратно и чисто. Ей-ей, после знакомства с Валентиновой городской квартирой удивительно.
  В доме никого не было, и это показалось странным. Ведь не святой же дух открыл дверь? Я стоял посреди комнаты, озадаченно скреб свою почти уже бороду и думал, что все идет совсем не так, как хотелось бы.
  Да-да, к сожалению, события стали уже не только неуправляемыми и неконтролируемыми, но и непрогнозируемыми. А это очень скверно. Невзирая на дополнительные меры страховки и, если можно выразиться, профилактики, которые, надеюсь, в дальнейшем все же дадут определенные плоды, в главном я продолжал пребывать в незавидной роли мальчика на побегушках: ловил концы, носился по городу точно угорелый, судорожно пытаясь связать воедино какие-то нити, - но тщетно. Пока тщетно.
  И вдобавок мною овладело и не отпускало достаточно унизительное и некомфортное ощущение того, что где-то что-то я все-таки упустил, зевнул, прошляпил (не исключено, не однажды) - и вот теперь какая-то очень важная деталь (детали?) потеряна, проскочила мимо бестолково суетящегося сознания, и потому я до сих пор и тыкаюсь в разные стороны как молокосос-щенок, ни фига не понимаю и все никак не могу привести уже произошедшие и постоянно происходящие события и новые факты к единому, общему знаменателю. Но что? Что именно я упустил? На что не обратил внимания и когда? Чего не учел?
  И вдруг...
  И вдруг за окном раздался какой-то шум.
  Потом - скрежет отодвигаемой задвижки, легкий стук и... голоса...
  Кто-то открывал калитку, и этот кто-то явно собирался войти во двор.
  ...Твою мать!.. Я заметался по комнате. Были ли это бандиты, хозяин дома или милиция, - встреча ни с кем из них не обещала ничего хорошего.
  Внезапно взгляд мой упал на громадный полированный вишневого цвета платяной шкаф. Такие были в моде с четверть века назад, и в нем мог бы спрятаться целый взвод. И вот я, как самый позорный герой-любовник, нырнул в шкаф, оставив, впрочем, маленькую щель для обзора. Только бы не чихнуть, а то хорош же я буду, если не известные покуда пришельцы заподозрят неладное и надумают открыть этого монстра!
  Шаги уже на крыльце. Осторожные - но тяжелые, мужские. Потом - коридор, скрипнула дверь в переднюю...
  Я все еще никого не видел. Для этого надо было, чтобы гость вошел хотя бы в соседнюю с "моей" комнату.
  Послышался негромкий голос. Мужской.
  - Тук-тук! Живые есть?
  (Нехороший, просто двусмысленный даже, я бы сказал, вопрос. Есть-есть, пока есть!)
  Но разумеется, я не отозвался, а он вошел наконец в комнату, и в полумраке из-за затененных деревьями и листьями винограда маленьких окон я с трудом разглядел высокого, крупного парня лет двадцати трех - двадцати пяти. Цыганистое лицо его не было мне знакомо. С этим в кафе мы не бились.
  Парень стоял и озадаченно озирался по сторонам. С видом человека, который не вполне представляет, что же ему делать в следующий момент.
  Но кое-кто прекрасно представлял это за него.
  Снова шаги по ступенькам крыльца. На сей раз явно женские - торопливые, на каблучках. А еще через несколько секунд рядом с парнем выросла фигура... Господи, я едва не кинулся протирать глаза, - той самой матроны, которая в мой предыдущий визит в этот серпентарий сбежала в чем мать родила, - в одной простыне.
  Но что поразило - да какое там поразило, едва не убило меня!.. Слушайте, либо эту мадам минимум сутки продержали под капельницей, выводя из запоя, либо она была самой прекрасной актрисой, которую я когда-либо встречал. Передо мною (точнее, моей щелью) стояла невысокая, но весьма, гм... подтянутая пышногрудая женщина, с аккуратной прической и, ей-богу, приятными, слегка тронутыми косметикой чертами лица.
  Что за пёс?! Ну не могла же, не могла она быть той зачучканной, пропитой шлюхой. Не могла!
  И тем не менее, это была она. М-да-а-а, есть многое, о друг Горацио, на свете, и так далее и тому подобное.
  Парень повернулся к женщине-оборотню и что-то тихо проговорил, а она вдруг ни с того ни с сего рассвирепела как пантера:
  - Откуда я знаю?! Это тебя где-то носит!
  - Но Лола... - попытался возразить парень.
  Безуспешно.
  - Что ты орёшь? - прошипела она. - Что ты орёшь?!
  (По-моему, орала-то как раз она, а не он, но я вовсе не собирался вмешиваться в этот внутриведомственный конфликт.)
  "Жгучий брюнет" пожал плечами:
  - Да не ору я. Просто...
  Лола топнула ножкой:
  - Просто заткнись, и всё! Хорошо?
  - Хорошо, - покорно кивнул он, однако женщина сама тут же нетерпеливо спросила:
  - Ну а с этой-то что делать? Думай скорее!
  - Погоди-погоди, - пробормотал "брюнет". - Неужели ты хочешь...
  Лола усмехнулась:
  - Вот именно!
  Парень покачал головой:
  - Слушай, меня это не касается. Я не собираюсь возиться с жмурами.
  - Но не могу же я всё делать сама?!
  И вдруг они, точно по команде, перешли на шепот. У меня здорово затекли ноги, и последние слова Лолы:
  - Мне нужно собраться, а потом мы уедем, - я воспринял с облегчением.
  Однако же следующие слова ее напарника снова навеяли грусть.
  - Знаю, как ты собираешься, - проворчал он. - Вот что, я пока заскочу кой-куда ненадолго, а на обратном пути тебя заберу, ладно?
  - Только не задерживайся. - И парень вышел.
  Он вышел, а я, я едва не заметался в своем шкафу. Что делать? Что делать?
  С одной стороны, неплохо бы сейчас малость прижать эту артистку - авось расколется (особенно любопытны были реплики про "жмуров"). Но с другой - ежели упасть на хвост "цыгану", то, может, удастся надыбать какой-нибудь адрес. А любой адрес это не просто зацепка, это - надежда. Надежда на то, что проклятый клубок начнет наконец-то разматываться в нужном направлении. Теперь я уже почти не верил молодцу, оставшемуся в квартире, - они угробили Серого, они, больше некому!
  Но как выйти незамеченным? Или хрен с ней? Выскочить, придушить, а там посмотрим?
  Однако, видно, судьба была сейчас на стороне этой Лолы. Я услышал стук ее каблучков: сначала в доме, потом на крыльце. И - опять тишина...
  Фыркая от пыли и матерясь сквозь зубы, я выполз из шкафа и, потянувшись всеми мышцами и костями, кинулся к окнам. Те, что выходили на улицу, показали мне "цыгана". Она направлялся к стоящей метрах в двадцати от дома красной "десятке". Женщины нигде не было видно.
  Но ура! - через несколько секунд я увидел и ее. Из комнаты, окно которой выходило в сад, и соответственно - в саду. За каким ее туда понесло? Урожай собирать? Леший ее знает! Мне было сейчас не до этого.
  Я влетел в коридор и выглянул на улицу. "Десятка" уже трогалась с места. Когда она завернула за угол, со двора выбежал и я, но тут же с самым равнодушным видом не спеша зашагал к Маргаритиной машине.
  Я садился за руль и думал, что если не воспользуюсь этим неожиданным подарком фортуны и упущу сопляка, то сурово накажу себя на целый месяц обетом безбрачия.
  
  Или - бездрачия. Выполнить и тот и другой будет одинаково тяжело.
  Глава третья
  Однако, похоже, в ближайшее время обеты мне не грозили. Выскочив на шоссе, я сразу же увидел красные "Жигули" метрах в двухстах впереди. Упустить такую прекрасную, приметную цель способен только дальтоник или дурак. Дальтоником я не был, дураком... Ну, не знаю.
  Все та же, знакомая уже до оскомины прибрежная дорога. Поворот к морю, в том месте, где мы так здорово плавали с Маргаритой и где нам столь вероломно не дали доплавать спокойно и от души...
  Попетляв по городку, "десятка" затормозила возле старого, но аккуратного и, я бы даже сказал, довольно фешенебельного двухэтажного особнячка. Рядом росли мощные платаны и пара кипарисов. Резная дубовая дверь безо всякой вывески.
  Я тоже остановился, но не доезжая до дома, и приткнулся у обочины. Из красной машины вылез "цыган", мельком поглядел по сторонам и скрылся за тяжелой дверью.
  Решив минут пять подождать, я потянулся за сигаретами. Покурю, а потом... Нет! Ждать нечего! Бросил сигарету и решительно шагнул навстречу солнцу и свету. Приблизился к двери и потянул ручку. Дверь гостеприимно распахнулась и доверчиво показала мне узкий тамбур и роскошную лестницу, ведущую на второй этаж. А еще она показала мне симпатичного молодого человека - но не того, за которым я следил, а совсем другого: с интеллектуальной квадратной челюстью и остриженного почти под ноль. Молодой человек оказался на голову выше меня - относительная редкость - и раза в два шире в плечах. Но самое поразительное - он был упакован в шикарный черный костюм (я впервые увидел в этом знойном краю человека в костюме), а на могучей шее висел строгий черный же галстук, а отнюдь не килограммовая золотая цепь.
  Я сказал как можно учтивее:
  - Здравствуйте. - И приветливо посмотрел на него снизу вверх.
  Моя учтивость была ничто по сравнению с его учтивостью.
  - Добрый день, - бархатным басом пророкотал он и еще приветливее посмотрел на меня сверху вниз.
  Но посмотрел вопросительно.
  - М-м-м... - Я замялся, но, знать, в обязанности этого окультуренного Конана-варвара входило, помимо прочего, и помогать косноязычным посетителям.
  - Кого-то желаете видеть? - проницательно осведомился он.
  - Ну-у... да... в принципе, нет... - пробормотал я.
  - Так да или нет? - улыбнулся он.
  - Да, но... понимаете...
  Он кивнул:
  - Понимаю. Что вы хотите?
  Любезно проговаривая эти немногочисленные, однако очень весомые (минимум килограммов сто тридцать) слова, он якобы случайно загородил своим громадным туловищем дорогу к лестнице. Но мне-то позарез было нужно именно туда, и потому я, абсолютно искренне не желая огорчать нового знакомого, вздохнул:
  - Я хочу, извините, пройти наверх.
  Он тоже вздохнул:
  - Извините и вы, но я-то как раз и поставлен здесь затем, чтобы первые встречные с улицы имели затруднения при входе туда, куда им входить не положено. (Замечательно, просто замечательно!)
  - А - не положено? - уточнил я. - Вам это известно наверняка?
  Он развел смахивающими на кузнечные молоты ручищами:
  - Увы...
  Я пригорюнился:
  - И что, не существует никакого волшебного способа подняться по этой заколдованной лестнице?
  - Ну почему же? - Он снова улыбнулся, и я позавидовал его железной выдержке и стальным нервам. - Такой способ существует.
  - И это...
  Неандертальские надбровные валики горестно наехали друг на друга.
  - И это тщательный обыск и проверка документов, после чего, если все будет нормально, я позвоню наверх, чтобы там подготовились и встретили дорогого гостя самым подобающим образом.
  - Да-а... - Я почесал затылок. - Меры безопасности у вас, конечно, жутко эффективные. Нет-нет, обыск - пожалуйста, но вот документов у меня с собой нет, я же не знал, что тут такие порядки.
  Мордоворот-златоуст пожал плечами, и слева под пиджаком рельефно обозначились контуры кобуры.
  - Хорошо, можно ограничиться одним обыском, если у вас действительно важное дело, но "фио" все-таки назовите. На всякий случай.
  - Послушайте, Цербер, - трагически произнес я. - По отцовской линии я цыган, а по материнской, кроме славянской первоосновы, примешана еще и кровь соплеменников Гедимина. А ежели брать во внимание индоиранский - помните: "Да, Скифы мы! Да, азиаты мы..." - и тюркский - интересно, кто из нас хоть немного не тюрк? - компоненты, то вообразите, какая у вашего назойливого гостя фамилия. Об имени-отчестве и не говорю.
  А знаете, чего-то он понял. Но чего-то нет. Однако усмехнулся - явный плюс гризли с пушкой под пиджаком.
  - Можете представить в письменном виде. - Остряк, ох, остряк!
  - Сей момент! - Я завертел головой в поисках бумаги и ручки, и амбал, видимо, отчаянно скучая на своем ответственнейшем посту, решил подыграть залетному наглецу и протянул блокнот и авторучку.
  - Мерси! - Я отвернулся, как подлый отличник, не желающий дать списать соседу-двоечнику сочинение, и пояснил: - Можно, конечно, и продиктовать по слогам, но все равно, как бы вы не наделали ошибок. Так что я сам, ладно?
  - Ладно, - медленно, однако и почему-то уже не столь добросердечно отозвался он. - Давайте... сами...
  - Даю, - кивнул я. - Даю-даю!
  Жаль, очень жаль, что вы не видели его лица, когда он поднес блокнот к глазам. В целях соблюдения чистоты нравов я те свои художества здесь не цитирую, однако вообразите, какое впечатление произвели на паренька четыре строки (мелким почерком) отборнейшего мата в его адрес, да к тому же еще с финно-угорскими, семито-хамитскими, романо-германскими и еще один бог ведает какими, пардон, включениями.
  Ежели вкратце - то сначала он покраснел, а потом побелел, и глаза его, минуту назад величаво-спокойные и снисходительные, вылезли из орбит, как у рака.
  И он сказал. Совсем не снисходительно.
  - Да ты, сука...
  И всё. Потому что мало просто сказать: "Да ты, сука..." Надо сказать это правильно. А он, говоря "Да ты, сука...", совершил, как выражаются ученые-филологи, архигрубейшую ошибку - чуть-чуть наклонился вперед, и в тот же самый момент мой высокий и чистый лоб со всего размаху врезался в его крупный, почти древнеримский нос.
  Я гуманист и пацифист, а потому столь человеконенавистническим приемом пользуюсь крайне редко, только уж в самых эксклюзивных случаях. Однако коли уж применяю этот прием, то объект приложения его валится как подкошенный.
  Но представляете! - этот змей устоял. Нет, естественно, брызнула кровь, он, разумеется, пошатнулся, что-то там прохрипел и пролаял, но - устоял. И что, по-вашему, оставалось делать? Демонстрировать интеллигентность и гуманизм дальше?
  Нет, слушайте, это было уже опасно для жизни, а потому я решил малость свернуть с тернистого пути мироносья. Без каких-то там выкрутасов мазнул этого гигантопитека пятерней по глазам, а потом двинул кулаком в висок.
  Ну, теперь всё встало (а, вернее, легло) на свои места, и "Конан", даже не пикнув, рухнул в угол. Да еще столь удачно, что накрой рогожкой - и все будут думать, что это лежат, к примеру, мешки с сахаром либо какой другой мусор.
  Вырвав из блокнота и сунув в карман свой опус, я, как лань, бросился к лестнице. Бежал и считал: первая ступенька... пятая... тринадцатая... двадцать четвертая... Стоп, машина! - и замер в растерянности: передо мной был еще один предбанник, как и внизу. Только в отличие от нижнего здесь в разные стороны расходились четыре разные двери.
  Гм, это была уже не арифметика, а алгебра, точнее, геометрия. Я по очереди приник ухом к каждой, но ничего не услышал.
  Однако мне помогли.
  Кто? Я этого типа раньше не видел, он меня, надеюсь, тоже. А помог он не совсем традиционным способом - наставленным из-за чуть приоткрытой теперь первой слева двери маленьким пистолетиком.
  - День добрый, - поклонился я, но этот не был столь вежлив, как громила внизу.
  - Замри! - шикнул он. - Руки вперед, и без штучек, понял?
  Я кротко кивнул:
  - Конечно, понял. Чего же тут не понять?
  Его дамский шпалер нервно подпрыгнул.
  - Заткнись!
  - Затыкаюсь, - покорно согласился я. Ствол, даже дамский, в руке психа - это довод.
  Он же угрюмо сказал:
  - Этот боров тебя пропустил?
  - Какой боров? - вроде бы удивился я.
  Он мотнул головой в сторону лестницы.
  - Ах, этот... - Я удрученно вздохнул: - Да, этот пропустил.
  По его худому лицу пробежала тень. И вдруг он широко распахнул дверь и, продолжая держать меня под прицелом, быстро-быстро попятился в глубь комнаты. Махнул пистолетом.
  Я вошел следом и по собственной инициативе прикрыл дверь. После с любопытством огляделся вокруг. Да, обстановочка что надо - настоящий персидский ковер на полу, зуб даю, ручная работа, дубовая резная мебель, огромный кожаный диван, кресла, как троны, бар, заставленный самым разнообразным алкогольным и безалкогольным пойлом. Интересно, предложит выпить или нет?
  - К стене и руки за голову! - резко скомандовал худой.
  - Слушаюсь, синьор, - дурашливо кивнул я и шагнул к нему.
  Он как козёл отпрыгнул к окну:
  - Ты что?!
  - Ничего. Хочу познакомиться поближе.
  Губы его задрожали.
  - Не двигайся! Учти, я не промахнусь!
  - Да с такого расстояния и слепой не промахнется, - по-крестянски рассудительно заметил я. - Тоже мне Вильгельм Телль нашелся! - А сам продолжал приближаться. - Послушай, неужто и вправду начнешь палить? В центре города? Белым днем? А ковров не жалко? Прекрасные, между прочим, ковры. Представляешь, во что они сейчас превратятся? Кровь смывается жутко плохо...
  Он едва ли не завизжал:
  - Стой, сволочь! Стой!..
  - Да стою же, - сказал я и сделал еще шаг. - Эй, а кстати, мой покойный приятель Серый...
  Он побледнел:
  - Ничего не знаю!
  - Ты не знаешь человека, которого вы убили?! - удивился я. - Ну, дела-а...
  - Не убивал я его! - хрипло проговорил он.
  Миг - и в моей руке тоже был пистолет.
  - А я и не утверждаю, что Серого пришил именно ты. Между прочим, понятия не имею, что ты за птица и какую ступеньку в феодальной лестнице вашей дешевой конторы занимаешь.
  - Я не убивал! - как попугай повторил он.
  - А кто убивал? Пушкин?
  - Не знаю!
  - Тогда дуэль! - Я отступил на шаг и артистично прицелился ему в голову.
  - Но я правда не знаю... - пролепетал он.
  - А такой адресок тебе, часом, не известен? - назвал я улицу, номер дома и квартиры, в которой побывал утром. - Любопытный адресок, любопытный...
  На его матовом, точно оштукатуренном лбу заблестели капельки пота.
  - Ты был там?!
  - Естественно.
  - И... что?
  - Как всегда ничего особенного, - усмехнулся я. - Лишь парочка свежих трупов.
  Он с трудом сглотнул комок в горле.
  - Это... ты их?
  Я покачал головой:
  - Не будь идиотом, на хрен мне надо, я их и не знал совсем. Просто ищу одного неуловимого хлопца по имени Валентин, да что-то никак не могу отыскать. Колись: он ваш человек?
  Секундная пауза.
  - Н-наш.
  - А я думал, Паука.
  - Паук тоже так думал, - криво усмехнулся худой, но моментально опять помрачнел: - Как они умерли?
  Я вздохнул:
  - Погано. Особенно тот, что с вязальной спицей в печёнке. Я и не предполагал, что в вашем очаровательном захолустье имеются специалисты такого оригинального жанра.
  Зрачки его сузились:
  - Я тоже не предполагал.
  - Слушай, - сказал я. - Конечно, покуда не обещаю зарыть топор войны, тем более что вы первые начали, но может, поболтаем спокойно? У меня к тебе есть парочка вопросов, и у тебя ко мне наверняка. - Кивнул в сторону кресел: - Убирай своего недоноска, присядем.
  Мгновение он колебался. Затем сунул пистолетик в карман светлых брюк. Я тоже спрятал свой и первым уселся в кресло. Он вторым.
  - Ты - босс? - неожиданно спросил я.
  Он оторопел. Потом замотал башкой:
  - Нет! Совсем нет!
  - Но кое-что знаешь?
  Осторожный жест.
  - К о е - ч т о - естественно.
  Я выдержал паузу и...
  - Недавно мне довелось пару раз услышать о каком-то кольце. Только туманные фразы, ничего определенного. Но, кажется, здесь есть над чем подумать. Что скажешь?
  Он холодно поджал губы.
  - Ничего! Тут я не при делах, валяй дальше.
  Я почесал затылок.
  - Можно и дальше. На плече у Серого чем-то острым был сделан зигзагообразный надрез типа молнии или знака Зорро.
  - Ну и что?
  - А то, - веско проговорил я. - То, что это своего рода автограф, личное клеймо, знак качества. Есть орлы, которым нравится "расписываться" таким манером на своих самых авторитетных "клиентах", когда работа сделана. Это тебе ничего не напоминает?
  И тут...
  По-моему, он собрался что-то сказать, но взгляд его вдруг застыл на чем-то находящемся почти за моей спиной - а точнее, в районе двери (ох, за каким же я так неудачно сел!). Да, это было очень и очень плохо, однако давать сему факту более детальную оценку было уже некогда.
  Выхватив пистолет, я мгновенно рухнул на пол и, скользнув чуть в сторону, нажал на курок. Нарисовавшийся в предыдущий момент в двери двухметровый сноб с расквашенной рожей и кольтом в вытянутых руках охнул: "третий глаз Шивы" с красным зрачком - украшение хотя и достаточно изысканное, но увы - смертельное.
  И не успел он еще упасть, как и худой совершил свою самую большую в жизни ошибку - потянулся за пистолетом...
  К сожалению, пришлось выстрелить и в него, хотя этого я вовсе не хотел. Как ни прискорбно, инстинкт самосохранения и вредные привычки оказались сильнее разума.
  Гм... Нет, конечно, еще два звена, как я уже выражался, "поганой цепи" были вырваны, но толку-то снова ноль. Оставалось одно: уносить ноги. По возможности - без осложнений.
  И я их вроде бы унес...
  Глава четвертая
  "Вроде бы", потому что минимум одно осложнение все-таки возникло.
  В тот миг, когда я выскочил на лестничную клетку, существо, олицетворившее собой это самое осложнение, едва не столкнулось со мною лоб в лоб, видимо, примчавшись на звуки выстрелов.
  На мой взгляд, лезть в гущу пальбы было с ее стороны шагом опрометчивым, но, похоже, она, воодушевляемая красивым револьверчиком с перламутровой рукояткой в красивой тонкой ручке, так не считала.
  А зря. Потому что, отбирая револьверчик, я едва не сломал ее нежные пальчики, и от боли на глазах девушки выступили слезы. А может, и не от боли, а от злости.
  И знаете, я тоже вдруг взял и рассердился. Нет, с одной стороны, понятно, что нужно смываться, однако с другой... Я ведь опять лишился потенциального источника информации, пускай не бог весть какого, но не зря же говорят - на безрыбье и раком станешь.
  И я стал. Точнее, сгреб эту мадемуазель в охапку и затащил в комнату, из которой только что вышел. Мы оба тут же дружно споткнулись о неподвижную тушу у порога, но девушке было легче, поскольку она фактически висела на мне, - а я на мгновение дёрнулся, неловко замахал в воздухе одной рукой, и она этим шустро воспользовалась: подставила мне ножку (ей-ей, очень недурную), и я грохнулся на пол рядом с трупом. Вот так вот, никогда не стоит недооценивать оппонента, кем бы он ни был или она ни была. Я на секунду недооценил - и пожалуйста, едва не схлопотал острым носком прекрасной модельной туфельки по морде.
  Но все-таки, к счастью, не схлопотал, в последний момент успел увернуться и, подцепив чертовку за пятку, дёрнул изо всех сил. Ноги храброй девушки взметнулись выше головы, и черным стрижом мелькнули в воздухе чисто символические черные трусики, любоваться которыми мне было совершенно некогда, ибо еще через миг я уже восседал на ней верхом, как на норовистой кобыле, пытаясь одной своей рукой (другая была занята ее револьвером) помешать ее обеим расцарапать мне длинными и острыми, как у ведьмы, ногтями лицо.
  Да, эта стервоза и в самом деле оказалась крепким орешком: покуда я героически управлялся с ее правой ручкой, она пальцами левой чуть не вырвала главное и едва ли не самое дорогое, что у меня есть, - глаза.
  Ну, тут уж я тоже рассвирепел и коротко ткнул ей мизинцем под горло. Она было возмущенно всхрапнула, однако тотчас обмякла и сомлела, закатив очи под лепной потолок. Я тщательно вытер с ее револьвера платком свои отпечатки и зашвырнул его под диван. Кому надо - потом найдут.
  Встав на ноги, подошел к окну, глянул вниз - вдруг придется прыгать - а заодно и на свою машину. Она спокойненько ожидала на месте, и вообще - на улице было безлюдно и тихо, как будто и не прозвучали в этом проклятом доме минуту назад два выстрела. Нет, пора уносить задницу...
  И вдруг девушка застонала. Жалобно - почти заскулила, как побитая собачонка.
  Я подошел и склонился над ней. Неплоха: каштановые, не очень длинные, но и совсем не короткие волосы, красиво изогнутые брови, пушистые ресницы, нежное молодое лицо, стройная фигурка, бессильно распластавшаяся на персидском ковре...
  "Дура ты дура, - беззлобно подумал я. - Наверное, мало тебя в детстве драли... то есть, пороли... ну, в смысле - секли. Куда, ну куда ты лезешь?! Молоко на губах не обсохло, а ведь в любой момент можешь элементарно словить пулю совсем не женского калибра..."
  Стоп! - заморгал я. Позволь-ка, милая, позволь, однако, кажется, только что я - я сам! - едва не словил от тебя пулю. И - опять разозлился.
  А потом пришла еще одна любопытная мысль. Уж не эта ли красотка упекла меня в больницу? Фигурой вроде похожа. Лица я, правда, не помнил, да и волосы другого цвета, - но волосы это ерунда, парик - и все дела.
  И вдруг глаза ее широко открылись. И в глазах этих забился страх.
  - День добрый! - ласково сказал я. - Потягунюшки... Ну и как же зовут тебя, добрая девочка? Дюймовочка? Арабелла Бишоп? Чечилия Галлерани?
  - Тварь... - процедила она коралловыми губками сквозь жемчужные зубки. (Вообще-то процедила она не только это, а и еще с пяток эпитетов, привести кои здесь я не решаюсь. Но слова эти все вы отлично знаете еще со школьной скамьи, можете подставить сами - уверен, коли ошибетесь, то сущую малость.)
  Я обреченно махнул рукой:
  - Давай-давай, мне не привыкать. - Однако гендерный лексикон данной девушки был явно не слишком богат, и это хорошо, потому что лимит свободного времени я уже почти исчерпал и, когда она выдохлась, сказал:
  - Ну, Нефертити? Отвела душу?
  - Пошел ты!..
  Я согласно кивнул:
  - Сейчас пойду. Только один пустяшный вопросик: ты знала Серого?
  Девушка неестественно громко и неестественно звонко рассмеялась:
  - Еще бы! Его многие знали!
  Я поморщился:
  - Слушай, может, я нечетко сформулировал. Давай-ка в несколько иной плоскости: Серый тебя знал?
  Она опять фыркнула:
  - Меня многие знали! И между прочим, с полгода назад у него была возможность узнать, что и стреляю я не хуже любого из мужиков.
  - Да-а? - протянул я.
  - Да. И кабы не твои дешевые трюки, ты бы в этом тоже убедился, скотина!
  Я удивился:
  - Почему это "дешевые", и почему "скотина"?! Каждый бережет шкуру как умеет. А что ты классно стреляешь, я догадался сразу, ей-богу.
  Секунд десять или одиннадцать она молча переваривала мой комплимент.
  А потом вдруг неожиданно заявила:
  - Я замерзла!
  - В такую-то жару?! - искренне изумился я.
  - Говорю тебе: замерзла, - капризно повторила она. - Дай встану!
  Я сурово покачал головой:
  - Не дам.
  - Но хоть сесть-то можно? - жалобно пропищала она, и не успел я еще толком осознать, что именно в тоне голоса показалось мне подозрительным, как в воздух взметнулась сначала круглая загорелая коленка, а следом и изящная туфелька, вооруженная острым-преострым каблучком, и если бы я не ухитрился сотворить чудо ловкости и изворотливости, моим зубам пришлось бы очень хреново. Впрочем, может, и не зубам, а губам, ушам, щекам или глазам, - в общем, тому месту на физиономии, куда эта чёртова шпилька воткнулась бы.
  - Ах ты ...! (Простите, но в некоторых ситуациях даже я бываю грубым.) - Я едва успел поймать эту летящую в лицо, как стрела, ногу, и, ей-ей, мы схватились всерьез.
  Наконец, благодаря значительному преимуществу в росте, весе и становой физической силе, а также гигантскому практическому опыту, мне удалось перевести поединок в глухой партер.
  - Послушай, Клеопатра, - снова принялся увещевать я ее, одновременно проводя удержание. - Ведь в твоих же интересах вести себя скромно, смирно и не финтить, а послушно отвечать на вопросы, иначе запросто можешь оказаться в одной компании с этими... - Кивнул на трупы у двери и окна. - Ну? Будешь говорить?
  - Да иди ты в задницу! - рыкнула она и, откровенно издевательски зевнув, ангельским голоском добавила: - Козёл вонючий.
  "Почему это вонючий?" - с обидой подумал я. А вслух произнес:
  - Ладно, скажи только одно. Полчаса назад в некоем наверняка известном тебе доме на Цветочной улице также наверняка известная тебе Лола болтала о каком-то трупе. Что-то об этом знаешь? Чей труп?
  И вдруг за моей спиной раздался едва слышный скрип двери...
  
  ...Два выстрела прозвучали практически одновременно.
  Разница лишь в том, что меня там, где я находился секунду назад, спустя эту самую секунду уже не было, и пуля "цыгана" угодила девчонке в левую грудь, разворотив ее до безобразия. Подонок же остался на месте, и я попал ему в горло.
  Бросив прощальный взор на четыре бездыханных тела в разных концах некогда роскошной, а теперь залитой кровью комнаты, я кинулся вниз по лестнице, кляня себя самыми распоследними метафорами и гиперболами за то, что в горячке событий совсем забыл про "цыгана", и в то же время моля всех святых и пророков всех основных мировых религий, дабы никого больше не повстречать ни в этом гадском доме, ни при выходе из него.
  
  И теперь молитвы мои до адресатов дошли.
  Глава пятая
  Отчалив на безопасное расстояние, я остановил машину и крепко задумался: что делать дальше? Ехать на Цветочную, где Лола дожидается "цыгана", или же, в свете последних новостей, принять, пока не поздно, дополнительные меры предосторожности?
  В принципе, все члены этой своры, сталкивавшиеся со мной, извините, умерли, и значит опознать, ткнуть в меня пальцем - он, это всё он! - вроде бы некому. Пять человек до сегодняшнего дня встречались со мной и еще четверо - только что. Плюс несчастная Анастасия, которую убили по не известной мне причине...
  Оставались, правда, еще субчики из кафе, однако эти вполне могли быть и посторонними, "вольными стрелками": через Анастасию их наняли, чего-то там заплатили - вот они и кинулись прутиками махать. Да! Еще т а женщина - "газооператор"... А ведь ею, если честно, мог быть кто угодно, в том числе и из уже знакомых мне особ, - от последней покойницы на втором этаже до (бр-р... не хотелось даже и думать такое!) Маргариты.
  Имелся и еще один скользкий момент, связанный с Пауком и его подчиненными, которые меня видели и знали о цели моего пребывания в городе. Но тут ничего нельзя было поделать; оставалось только рассчитывать на благоразумие старика, которому ослабление конкурентов, по идее, только на руку и для которого гораздо выгоднее просто закрыть на все глаза. Сам я еще не думал, закрою ли в дальнейшем свои глаза на него: то был вопрос покуда не первостепенный. А что было сейчас первостепенным?
  Знаете, можете назвать это как угодно: чутье, инстинкт, интуиция, нюх, - однако мне почему-то казалось, что ключевой (не в смысле главной) фигурой этого проклятого балагана является Валентин. Человек Паука, он по какой-то причине снюхался с конкурентами последнего и вольно или невольно влип в самую гущу проблемы, волнующей уже конкретно меня. Процентов семьдесят, что он грохнул Серого. Да-да, грохнул и подался в бега. От кого? Да похоже, от всех - приятелей и с той и с другой стороны. Кстати, я допускал, что о моей "Аннибаловой клятве" ему до сих пор ничего не известно, и вообще о моем существовании тоже.
  Каюсь, ломанувшись сначала на поиски Зверька, я пошел не по тому следу и потерял темп. Хотя, как сказать... Ведь ежели бы не начепушил на складах, то навряд ли привлек к своей персоне внимание Паука и его замечательных четвероногих питомцев, а соответственно не смог бы в конечном итоге вычеркнуть старикашку из списка подозреваемых. Так что, выходит, всё к лучшему.
  Я посмотрел на часы - ладно, дую на Цветочную. Но сначала... Пробежался пальцами по кнопкам телефона. Раздались длинные гудки. Потом послышался чуть хрипловатый голос:
  - Слушаю.
  Я сказал:
  - Это я.
  Он был немногословен:
  - Угу.
  - Ну что там?
  - Пока всё тихо, если ты про сегодняшний день.
  - А если про вчерашний?
  - "Второй" ночью кого-то завалил.
  Я вспыхнул:
  - Что значит - "кого-то"?!
  Он миролюбиво посоветовал:
  - Не верещи. У того парня был ствол, и он собирался лезть через забор с задней стороны сада.
  Я прошипел:
  - Спасибо, конечно, но я же просил по возможности брать живьем!
  - Ну, значит такой возможности не было.
  - Н-да-а... - покрутил я головой. - Это уже второй?
  - Второй, - любезно подтвердила трубка, и я невольно выругался:
  - Чёрт!..
  - Что-то не так? - поинтересовался он.
  Я вздохнул:
  - Да нет, всё так... просто... Похоже, мои мечты о том, что эти ребята меня еще не вычислили, развеиваются, как дым.
  Теперь вздохнул он:
  - Совсем с ума сошел. А чего ж хотел? С тех пор как ты нарисовался, у них исчезли пятеро, да плюс двое "наших".
  - Девять, - угрюмо пробормотал я.
  - Что?
  - Девять, - трагически повторил я. - Понимаешь, полчаса назад еще четверо, в каком-то доме в городе.
  - ... твою мать!... - хмыкнул он. - Ну, всё!
  - Что - всё! - разозлился я.
  - Ничего. Ты труп. А если не ты, то баба Серого. Уж ее-то прищучат верняк. Ни на что не посмотрят.
  Я насторожился:
  - На что не посмотрят? Даже если там будешь ты?
  Пара секунд молчания.
  - Не, ну ежели они захотят по-тихому... А вот коли внаглую - рыл десять, да с автоматами подвалят, тогда извини.
  - Уйдешь? - хмуро спросил я.
  - Уйду, а что прикажешь? В ящик? Бабки ты платишь хорошие, базара нет, только их жене и детям ненадолго хватит, коли меня замочат.
  Я почувствовал, как заныло под ложечкой.
  - А "второй"?
  - А что - "второй"? Он, между прочим, еще вообще пацан и тоже жить хочет.
  Я скрипнул зубами.
  - Ладно. Будем надеяться, что внаглую с автоматами не подвалят. Ну, ты это. Смотри там...
  Он усмехнулся:
  - Я-то смотрю. Но и ты тоже смотри.
  - Куда? - улыбнулся и я, однако он уже не улыбался.
  - Туда! С Мошкиным, ежели что, палку не перегни. Он хоть и любит эти штуки, но коли такой беспредел пошел...
  - Постой-постой, - перебил я невидимого собеседника. - Какие "штуки"?
  - Такие, - проворчал он. - Когда эти ребятки друг друга хлопают, а он в сторонке стоит, радуется и пальцы загибает. А что? Криминогенная обстановка в городе улучшается, и всё такое прочее.
  Гм, это была новость. Не хорошая и не плохая, а какая-то неоднозначная, требующая осмысления. Так я подумал, а вслух сказал:
  - Криминогенная обстановка улучшается - это всё равно что импотенция улучшилась.
  - Чего?! - протянул он.
  - Ничего, - вздохнул я. - Выходит, ты считаешь...
  Теперь перебил меня он. Возможно, обиделся за "импотенцию".
  - Я считаю, что после этой четверки твоя спокойная жизнь кончилась.
  - Ну, не такая уж она у меня и раньше была спокойная.
  - Раньше были цветочки. Первые твои и наши жмуры исчезли тихо и без следа, а после сегодняшнего поднимется шум. И менты, и твои "приятели" начнут землю рыть, и уж либо те, либо другие тебя навестят. А может, и все сразу.
  - Ну спасибо, - сказал я. - Утешил.
  - На здоровье. Захочешь похлюпать в жилетку - звони еще, не стесняйся.
  - Обязательно, - пообещал я и бросил трубку на заднее сиденье.
  
  ...Я ехал к маленькому желто-зеленому домику, расположенному хотя и на Цветочной улице, но, к сожалению, отнюдь не в Солнечном (хотя и солнечном) городе, и на душе было тревожно и муторно.
  Разговор с "Дублером" точно открыл мне вдруг, каким самонадеянным болваном я был все эти последние дни, а заодно и нарисовал весьма унылую перспективу дней грядущих. И не так пугала собственная судьба, как давило беспокойство за Маргариту. Нет-нет, конечно, я понимал, что и она далеко не самая светлая лошадка в вихрящемся вокруг табуне, но...
  Мелькнула мысль: а и правда, не бросить ли все к чёртовой матери и умотать отсюда подобру-поздорову, - разумеется, вместе с ней, если захочет. Но... захочет ли? В этом я был совсем не уверен.
  Да, наверное, и в таких делах, как мои, также существует понятие критической массы. И закон перехода количества в качество тут, увы, действует тоже (это насчет "чёртовой матери"). И я знал об этом, знал, сталкиваясь с подобным собственным состоянием и настроением уже не единожды. Но постепенно ведь неприятности забываются, и, отдохнувши от одной передряги, человек, как правило, влипает по-новому...
  Я словно робот крутил баранку, переключал скорости и жал то на газ, то на тормоз, а в глазах стояло лицо девчонки, которая осталась лежать на великолепном персидском ковре. Сколько ей было? Двадцать? Навряд ли больше. А двадцать один не будет уже никогда... А Анастасия? Та-то еще моложе! Но Анастасия, скорее всего, была связана с бандой постольку-поскольку - играла роль подсадной утки, может, выполняла еще какие-то мелкие поручения, в том числе и "постельного" характера, тогда как погибшая сегодня девушка действительно была достойным противником - не чета тем троим. И если бы не опыт и доведенная до автоматизма реакция, она бы наверняка разделалась со мной, - судя по всему, подобная практика у нее имелась.
  Да, я жив.
  П о к а - жив.
  Но что будет дальше?
  М-да-а... от моей недавней самоуверенности не осталось и следа. Перед мысленным взором стремительной чередой пронеслись образы мертвецов - от Серого до девушки в двухэтажном доме (кстати, я же еще не сказал "Дублеру" о парнях в городской квартире Валентина): люди застреленные, забитые, а один даже с вязальной спицей в животе... И, ей-богу, я вспотел. Вспотел в том числе и от возникшего внезапно ощущения глухой стены перед собой.
  Ну посудите сами: сколько времени я здесь уже пробыл, сколько дров успел наломать - и всё без видимого толка, до убийцы Серого так и не добрался...
  Стоп! А может, добрался? Может, он уже мертв, но я-то этого не знаю! И никто мне ничего не говорит. Да к тому же для многих я ведь действительно вроде ни при чем. Просто товарищ покойного, который остался на некоторое время, - утешить бедную вдову и т.д. и т.п.
  ...Да, таков я для многих. Но не для всех. Обольщаться больше не стоит: Человека-Невидимки из меня не вышло, хорошо хоть, что сегодня не наследил и припаять мне последних четверых будет очень и очень проблематично.
  А в башке полный сумбур - столько событий и людей, живых и уже мертвых, связанных между собой чьим-то долгоиграющим трагическим, на первый взгляд, идиотским сценарием: от Маргариты до, пардон, Лолиты.
  Ах, Лола-Лола... Ну, теперь ты так просто от меня не отделаешься. Всё! Никакого ложного благородства и романтизма! Уж теперь-то я заставлю тебя выложить не только то, что ты знаешь, но даже и то, о чем покамест сама не догадываешься!
  Надеюсь, у меня это получится.
  Глава шестая
  Как часто какая-нибудь мелочь, сущая ерунда спасает нас от очень больших неприятностей.
  В данном случае такой неприятностью могла бы стать тяжелая дверь веранды, потому что, увидев меня, знойная Лола в последний момент сделала акт, не совсем характерный для представительниц так называемого слабого пола: вместо того, чтобы, как подобает испуганной даме, попытаться запереть дверь изнутри, она шарахнула ею в моем направлении так, что если бы не успел вовремя подставить ногу, моя физиономия превратилась бы в плоский кровавый блин и Луи Армстронг до конца жизни стал бы для меня недостижимым эталоном не только музыкального мастерства, но и мужской красоты.
  Однако я успел. Подставить ногу. Нога скрипнула, но все же выдержала бешеный натиск разъяренной самки, и лицо мое осталось целым. Эх, сколь надолго?
  Слушайте, почему-то мои взаимоотношения с женщинами в данном турне складывались явно ненормальным образом. Что явилось тому виной? Думаю, одно из двух: либо аборигенки были какие-то не такие, либо я в водовороте последних событий умудрился растерять даже и остатки элементарного мужского обаяния. А может, мне просто не шла борода?
  Вот и сейчас. С этой гадской Лолой. Мы стояли и, точно набрав в рот воды, молча пялились друг на друга. За час с небольшим моего отсутствия дама успела переодеться в короткую рыжую юбку и вызывающе обтягивающую незаурядный торс пляжную майку, так что теперь не только глаза, но и большие, торчащие как боксерские перчатки груди были грозно направлены на меня. Как выглядел на этом ярком фоне я - не знаю, но полагаю, что гораздо бледнее: ее поистине убойным козырям мне противопоставить было нечего. Однако несмотря на лихую позу, даже без микроскопа было заметно, что Лола не в своей тарелке. Нет, конечно, она понимала, что мой визит не связан с благотворительной раздачей новогодних подарков, тем более что на дворе стояло жаркое лето, но рискну предположить, что не только и не столько мое появление заставило внезапно побледнеть ее лицо, а и нечто иное.
  Что?
  Леший его знает! Воображать можно всякое, но, глядя, как женщина чуть не до крови закусила губу и как дрожат ее руки, я подумал, что не я для нее Сцилла или Харибда. Ну а коли проще - то и дураку стало бы ясно: Лола смертельно боится. И не меня. То есть, меня, возможно, тоже боится, но пока не смертельно.
  - Гутен таг, майн либер фройлен,1 - с чувством и верхнебаварским акцентом проговорил я. - Дивные погоды стоят, не правда ли, ма петит2?
  На этом мои фундаментальные познания в данных языках почти исчерпывались, и я перешел на великий и могучий.
  Я сказал:
  - Слушай, киска, не хочу выглядеть в твоих очаровательных глазках плохим мальчиком, но если не соизволишь ответить на некоторые пустяковые вопросы, возможно, я тоже вздумаю побаловаться с этой дверью. И тогда тебя не спасет даже порог.
  Лола напряженно молчала, и я решил сменить если не стратегию, то хотя бы тактику. В самом-то деле, что я, зверь какой?
  - Гм-гм-гм... - покряхтел я. - И где же мы всё это время пропадали? И куда ж это мы, бедняжки, запропастились, когда некий лопух вдруг нашел в некоем садике тельце некоей несовершеннолетней девочки? - с самым махровым жлобовским сарказмом проскрежетал я. - Очень, очень хотелось бы узнать.
  Дудки. Она молчала как пень, если, конечно, такой эпитет применим к достаточно молодой и по-своему привлекательной женщине. А впрочем, почему бы и не применим, коли эта достаточно молодая и привлекательная действительно молчит как пень? И я решил пройти по линии грубой и безвкусной иронии еще дальше.
  - А ты, слышь, актриса! Прямо Золушка какая-то - р-раз из грязи да в князи! Ну, Синдерелла урюпинская, у меня мало времени, в гляделки будем играть в другой раз.
  Видимо, голос мой зазвучал по-иному, потому что Лола глубоко вздохнула и тихо произнесла:
  - Я... я убежала...
  И уронила голову, отчего та едва не улеглась лбом на грудь. Возможно, это был уже отработанный прием, однако чтобы сбить меня с панталыку, таких дешевых финтов недостаточно. Я холодно кивнул:
  - Да-да, убежала. Об этом я, как ни странно, догадался. А почему?
  Голос ее из-за массивной естественной преграды звучал глухо, словно из бочки.
  - Мне... мне было страшно...
  Я усмехнулся:
  - Ну еще бы! Подговорила кого-то грохнуть девку - а сама в кусты?
  Голова Лолы стремительно вернулась в исходное положение, и голос стал вдруг звонким, как у будильника.
  - Нет! - вскрикнула она. - Честное слово!
  Я прищурился:
  - Что - нет? Погоди-ка, а может, это ты ее?
  Лола стиснула зубы.
  - Но вы же помните - я стояла рядом с вами, когда...
  - Когда - что?
  Она выдохнула:
  - Когда раздался выстрел!
  Я согласился:
  - Ну да, вроде стояла. Так а кто стрелял-то?
  В ее глазах промелькнули искорки неподдельного страха:
  - Не знаю...
  Я решил пока не давить эту тему. И тут же начал давить другую.
  - А убитая? Ты ее знала?
  - Нет.
  - Ох, не верю.. - И вдруг мне показалось, что Лола не то к чему-то прислушивается, не то ждет чего-то, что должно скоро произойти.
  Я невольно оглянулся, и до меня дошло, что, стоя на крыльце, представляю из себя замечательную мишень, если кто-либо надумает палить со стороны улицы. А в самом деле: "цыган"-то, допустим, уже не вернется, но мало ли тарантулов в этой банке?
  Крепко взяв "артистку" за локоть, я потащил ее в сад. Не сказал бы, что она особенно сопротивлялась, однако что шла охотно, не сказал бы тоже. Зайдя за дом, остановился и посмотрел на Лолу. Глаза ее снова беспокойно забегали - по кустам и зарослям сада. Час от часу не легче! Неужто и здесь ожидать сюрпризов?
  Уже в немалой досаде и на себя, и на свою "подследственную" я слегка тряхнул ее за плечи:
  - Долго будешь мне вешать лапшу на уши, а?
  - Да я понятия не имею, о ком вы! Я ее даже не видела, - пролепетала Лола.
  - Твою мать! - уже совсем невежливо рявкнул я. - В вашей хавире убивают человека, а ты ни слухом ни духом?! А ну-ка иди сюда. - Дёрнул ее за руку и поволок вперед по тропинке.
  Лола охнула:
  - Что?! Что...
  - Ничего! - Резко остановившись, я ткнул пальцем в траву. - Смотри! Вот здесь лежала та девушка. Кто застрелил ее? Кто? Валентин?
  - Валентин?.. - В глазах Лолы снова заплясали огоньки страха. - Нет! Не может быть!
  Я нахмурился:
  - Может. Может, Лола, и ты это знаешь или по крайней мере подозреваешь, только боишься заложить его. Эй, а вдруг это любовь? - ухмыльнулся я, однако тотчас вернулся к грозному тону. - И девушка ведь была тебе знакома, правда? Ее звали... - изо всей силы сдавил тонкое запястье.
  Лола закричала от боли. Злые слезы выступили из черных глаз. Я немного ослабил хватку.
  - Ее звали...
  - Будь ты проклят!.. Настя! Ее звали Настей!
  - Молодец. Наконец-то начала соображать, что к чему. Но просвети-ка: ей было лет шестнадцать, не больше. Кем же она у вас работала? Подстилкой?
  - Скотина! - Лола дёрнулась с такой силой, что едва не вырвала руку, - видимо, с явным намерением съездить мне, бедняге, по морде.
  - Браво! - восхищенно сказал я. - Браво, но не бис. Вот мы и решились продемонстрировать публике свою яркую индивидуальность. Или сие - замашки провинциальной "мадам"?
  - Ты о чем? - хрипло с ненавистью проговорила она.
  - Считай - ни о чем. Извини, но школа все-таки чувствуется. И как это у вас называется? Взвод психологической разгрузки и морального обслуживания? Прости, но сама-то уж, поди, по возрасту вышла на сверхсрочную и теперь муштруешь перспективную молодежь? Делишься, тэк скэ-эть, секретами мастерства?
  - Сволочь! - прошипела она.
  Я не стал возражать.
  - Ладно-ладно, зови хоть горшком. О чем это, бишь, я? Ах да. Слушай, кажется, я имел дерзость намекнуть, что ты была шлюхой? Прости за неточность формулировки. Ты ею и осталась. Ведь как ни крути, форма зачастую действительно определяет содержание, а уж твои формы... - плавно повел свободной рукой. - Ну и то же самое относительно бытия и сознания, а потому насчет рода деятельности сомнений быть не может. - Короткая пауза. - А впрочем, вдруг я и ошибаюсь, и ты - метресса при институте благородных девиц. Эта специальность вас устраивает, госпожа?
  "Госпожа" завернула такими этажами, что когда в конце строфы она просипела:
  - Гад!.. - это показалось лепетом ясельного младенца.
  Я кротко вздохнул:
  - Ну, ты, рожденная демократией! Не буди во мне зверя, а то ткну кой-куда - и до конца жизни будешь ходить в памперсах.
  Лола глянула на меня ошалевшими от такого хамства глазами, однако, похоже, поверила - и заткнулась.
  - Ладно, дорогая, - лучезарно улыбнулся я. - Миру - мир! А давай-ка я попробую сыграть на твоих девичьих инстинктах и своим обаянием пробудить твое уснувшее женское начало?
  На ее губах мелькнула презрительная усмешка:
  - Ну попробуй! - И я уныло подумал, что с таким же успехом мог попытаться пробудить женское начало у гремучей змеи.
  И я плюнул на дипломатию и гаркнул:
  - Почему убили ту девчонку?
  Лола молчала.
  - А Валентин? Где он сейчас?
  Груди под майкой снова угрожающе зашевелились.
  - А тебе зачем?
  - Что значит - зачем?! Может, твой хахаль со своими пристебаями и шлепнули Серого. А вдруг теперь они возьмутся за его жену?
  - И правильно сделают! - брякнула Лола, но тут же осеклась: - Ой, я не то хотела...
  Притворившись погруженным в свои глубокие мысли, я вроде бы не расслышал. Только будто задумчиво спросил:
  - Не возьму в толк - за что ты ее ненавидишь? Чем она тебе насолила?
  - Вешалась на Вальку как последняя сука! - огрызнулась Лола.
  - "Как последняя сука"... - еще "задумчивее" повторил я и рассеянно пошлепал губами. - Нет, что-то темнишь. Уж с твоим ли, прости, мировоззрением ревновать мужика? Да и сомневаюсь, чтобы Маргарита Владимировна стала путаться с подобным фуфлом.
  Она сердито дёрнула загорелым плечом:
  - Фуфло Валька или не фуфло - не тебе судить! Ведь ты его даже не видел.
  - Извини, но не думаю, что это изменило бы мое мнение.
  Теперь она прикинулась, что не услышала последних слов, и будто нарочно стала развивать весьма неприятную для меня тему.
  - Конечно - святая! Ангелочек с крылышками! Да ежели хочешь знать, базарили, она липла не только к Вальке. - И безжалостно добавила: - Прыгала небось как коза из кровати в кровать...
  Лола говорила что-то еще, но я ее не слышал. Перед моим мысленным взором вдруг встало бледное, измученное, страдающее лицо Маргариты, которая сейчас одна - одна в огромном доме, и хотя под достаточно надежной охраной, но все равно не в полной безопасности.
  Я протестующе затряс головой: нет-нет, не могу поверить! Не могу и не хочу! Эта стерва, чтобы досадить мне, готова понаплести с три короба.
  - Ну ладно, - хмуро оборвал я мерзопакостные Лолины словоизлияния. - Меня вообще-то не шибко волнуют ваши здешние постельные метания. - И стрельнул наугад: - Скажи-ка, любезная, лучше: что тебе известно о кольце?
  ...Японский городовой! Эффект от этой почти случайной пули оказался просто потрясающим. Можно подумать, что я и впрямь наставил на нее пистолет. Лола выпучила глаза и принялась бесшумно то открывать, то закрывать рот - совсем как рыба, вытащенная из воды.
  Потом она все же сумела выдавить из себя:
  - Что?.. что?..
  И я решил ковать железо, пока горячо, и, согласен, - возможно, не слишком по-джентльменски, притворился, что могу ее ударить.
  Чувствуете разницу? Ощущаете вариативные нюансы лексики? Не хочу, а - могу. Я произвел левой рукой некое абстрактно-замысловатое движение, которое всяк может истолковывать по-своему. К примеру, я лично подал сей замах как обыкновенное желание почесать за ухом. Лола же, похоже, восприняла его как прелюдию к затрещине. Она отпрянула от меня словно мартышка от удава и взвизгнула:
  - Не надо!
  - Не надо? - озадаченно протянул я. - Что - "не надо"?! И почему - "не надо"? А что - "надо"? Убивать моих друзей? Или, уж не знаю, по какой важной причине, отстреливать несовершеннолетних соплячек? Да, кстати, милая, так что там с кольцом? Ты вроде собиралась что-то сообщить? Ну давай, начинай, а не то...
  Увы, я не договорил.
  А не договорил потому, что она вдруг прижалась ко мне всей своей плоскостью (гм, "плоскость" в данном случае - термин совершенно условный, "плоскостью" там и не пахло), крепко обняла за шею - и я, бедный, просто растворился, усох, аннигилировал в дьявольском попурри амбрэ ее духов, косметики и горячего тела. В голове замельтешили какие-то псевдонравственные и квазиморальные полубредовые мысли: "Хорошо ли это?.. Господи, да что же я!.. Рита, несчастная, там, а я, сволочь, - здесь, и вон чего..."
  Однако тут же замельтешили и мысли другие, диаметрально противоположные. "Да конечно же, хорошо... Да ничего... Ага, Рита, несчастная, там, а я, сволочь, - здесь и вон чего... Ну а что сделаешь? Знать, карма моя такая..."
  
  В общем, на этой самой "карме" я и успокоился.
  Успокоился, впрочем, лишь в одном смысле этого весьма многогранного слова.
  
  Итак, покуда - антракт...
  Глава седьмая
  Я лежал в высокой траве запущенного сада и таращился в высокое голубое небо, прикрывая ладонью глаза от лучей беспощадного знойного солнца. Рядом со мной в высокой траве того же запущенного сада лежала ничуть не менее беспощадная знойная женщина по имени Лола.
  Естественно, я не собираюсь нескромно вдаваться в какие-либо гадкие интимные детали и подробности произошедшего - скажу только, что дело было жарким. Как этот город. Как это лето. Как это солнце. Надеюсь, я выглядел достойно - про Лолу лучше и не спрашивать: квалификация есть квалификация.
  В самой вышине показалась большая хищная птица. В орнитологии я не силен - не то орёл, не то ястреб или кобчик. Она плавно парила, практически не шевеля широкими крыльями, а вокруг мельтешила разноперая мелюзга. Чего она добивалась? Прогнать хищника? Ну, это уж хрена, эти так просто не улетают. Как и некоторые двуногие...
  Я философски вздохнул, перевернулся на бок и посмотрел на свою перезрелую "Лолиту". Глаза ее были еще закрыты (а может, и "уже" - бабы народ хитрый). Сорвав травинку, пощекотал ей шею, и она грамотно изобразила, будто буквально только что пришла в себя, а до травинки якобы пребывала в невозможной постлюбовной истоме.
  - О-о-о!.. - прошептала она и потянулась как кошка.
  - Ого-го! - отозвался я, однако тут же отодвинулся, потому что, перестав потягиваться как кошка, Лола опять потянулась ко мне:
  - Дорогой...
  Но я сурово сказал:
  - Стопинджен, сударыня! Делу время, потехе - час. Праздники тем и хороши, что быстротечны и после них наступают прозаичные будни. Наш праздник закончился, пора за работу. Ты ведь за всей этой, не спорю - весьма приятной суетой так и не ответила на некоторые мои вопросы.
  Вместо ответа Лола в игривой манере едва не откусила мне пол-уха.
  - Слушай, ты всегда такой нудный? "Вопросы", "вопросы". Женщина к нему всем сердцем, а он прям как прокурор.
  Сурово выпятил нижнюю челюсть.
  - Да, я сам себе прокурор. И не только себе - могу и тебе, к примеру.
  Лола фыркнула и отодвинулась.
  - Идиот!..
  Кажется, она обиделась всерьез, и я ее понимал: для обиды имелись все основания. Ну кому же понравится сразу после, как выражается один мой знакомый, полового акта любви, практически без перехода, выслушивать такое. Хотя с другой стороны, эта пипетка была прекрасной актрисой, и "обида", сопровождаемая бурно вздымающейся заправленной наконец обратно под майку могучей грудью, выглядела вполне натуральной и искренней.
  Однако я отлично помнил, что даже во "время оно" Лола вела себя так, словно ждала, что за моей спиной вот-вот кто-то появится. Кто? "Цыган"? Но не портить же ей настроение сводкой последних криминальных новостей.
  Я и не испортил, а только предложил:
  - Продолжим наши беседы?
  Женщина насупилась:
  - Не пойму тебя. Ну что ты за тип! Чего тебе надо? И вообще - кто ты такой?
  Теперь я сурово выпятил и верхнюю челюсть.
  - Кто я такой, и самому не всегда ясно. А вот что мне надо...
  - Да, что? И зачем ты ко мне прицепился?
  - Во! Так это я к вам прицепился, графиня?
  Она скривилась:
  - Я не э т о имела в виду. Ты что, Робин Гуд? Тоже мне, "неуловимый мститель" нашелся! Погоди-ка, а может, ты нанялся в утешители к той заразе?
  - Какой еще заразе?! - не понял я в первый момент. Но зато уже во второй - понял.
  А Лола подленько ухмыльнулась:
  - Какой же еще? К несчастной вдовушке, конечно.
  Знаете, если эта профура и была сегодня максимально близка к риске "схлопотать по роже", то именно сейчас. Я скрипнул клыками как наждаком.
  - Ладно, хорош...
  Но Лола не унималась:
  - Да ты случаем уж не втюрился ли? Ну, тогда прими поздравления: говорят, эта любительница любую профи за пояс заткнет. - Помолчала - и снова: - Нет, не понимаю тебя.
  Я вторично клацнул пастью.
  - И не поймешь! Такие, как ты, очень многого не понимают.
  Ее глаза превратились в прорези маски.
  - Да?
  - Да! Друг позвал на помощь. Я приехал, но опоздал - вы его убили.
  - Нет, - чуть ли не высокомерно процедила она.
  Я же бескультурно плюнул в примятую траву.
  - Что - "нет"?! Не вы? Тогда скажи, кто! От этого выиграют все. Я по-настоящему возьмусь за поиски человека, который мне действительно нужен, и перестану шарахаться из стороны в сторону. Да и ваша кодла сможет спать спокойно...
  Стоп, кажись, не то брякнул - ведь по идее, откуда мне знать, что у этих сволочей уже возникли проблемы со сном? Но Лола вроде не обратила на мои последние слова внимания, потому что именно в тот момент бросила вдруг пристальный, острый как игла взгляд на свои маленькие наручные часики. А потом внезапно проговорила совершенно иным, бесцветным и серым тоном:
  - Вставай.
  - Чего?! - удивился я.
  - Ничего! Поднимайся, хватит сидеть - уже и насиделись, и належались.
  - Как знаешь... - пробормотал я, несколько ошарашенный резкой переменой в настроении женщины.
  А Лола была уже на ногах. Она торопливо одёрнула юбку, стряхнула прилипшие к одежде травинки.
  - И в волосах, - услужливо подсказал я.
  - Что в волосах?
  - Солома.
  Она затрясла головой.
  - Теперь всё?
  Я вздохнул:
  - Где видно - всё. - И тоже поднялся, приводя по пути в порядок обмундирование.
  Но ей-богу, с этой подругой скучать не приходилось! Я ведь уже смирился с тем, что жар и пламень наших недавних, извиняюсь, взаимоотношений канули в Лету навеки, а она... Едит твою!.. - она внезапно опять охаляпила меня обеими руками и как клещ присосалась к губам. А еще...
  А еще я внезапно понял, что Лола мягко и ненавязчиво, однако последовательно и упорно пытается повернуть меня спиной к огромным зарослям кустов, удаленных метров на двадцать от нашего с ней сперва лежбища, а ныне стойбища. И вдобавок ко всему...
  
  Слава господу, что я его услышал!
  Нет, не господа. Я услышал очень негромкий и сухой, но такой очень характерный щелчок...
  Лола все еще липла ко мне, когда я, повинуясь уже не какой-то там логике и здравому смыслу, а лишь полузвериным инстинктам, вдруг с силой оторвал ее от себя и стремительно развернул в сторону кустов...
  А дальше, увы, все было ну прямо как в кино. Тихий хлопок - и Лола, вздрогнув, закрыла глаза. Тогда я громко вскрикнул и, отталкиваясь от нее, картинно рухнул в почти метровую траву. Кто бы там ни прятался в зарослях, пусть думает, тварь, что "двойной выстрел".
  
  ...Скрючившись в траве в позе убитого, но держа наготове пушку, я ждал продолжения спектакля - не мог же он в самом деле прерваться в середине акта. Я не имею в виду - полового. Для этого я слишком хорошо воспитан.
  К тому же на руках моих алели капли крови.
  Крови такой бедовой и такой несчастной женщины по имени Лола.
  Глава восьмая
  Я лежал в высокой траве с пистолетом в руке и ждал, что будет дальше. Но стрелять, честно говоря, совсем не хотелось. Ведь у того типа был глушитель, а у меня нет, - поднимать же пальбу на всю округу означало поставить мои большие маневры на грань если не срыва, то значительного риска уж точно.
  Я напряженно прислушивался к окружающему миру как старательный гидроакустик в субмарине к писку эхолота. Пока - тишина... Ага, есть!
  Кто-то раздвинул кусты и направился в мою сторону. Судя по шагам, мужик здоровый.
  И вот наконец я его увидел. М-да-а, описание Маргариты оказалось точным: очень высокий, сильный шатен. И - глаза. Глаза действительно неприятные: глубоко посаженные, серо-мышиного цвета, холодные и бездушные. С первого взгляда ясно, что опасный и поганый тип. Однако уже со второго стало ясно и то, что, несмотря на превосходные физические и моральные кондиции, парень дилетант. По крайней мере, в том деле, за которое сейчас взялся. Или самонадеянный дурень - он держал пистолет в руке, но ствол пистолета (а также и глушитель) безответственно смотрел в землю.
  Зато моя куда более скромная пушка смотрела уже прямо ему в лоб, и, когда он сделал это открытие, мужественное лицо его перекосилось.
  Спохватившись, громила дёрнулся, однако поздновато - дёргаться надо было раньше. К счастью, у него достало соображения это понять, и он замер как истукан.
  - Здравствуй, Валя, милый мой... - негромко пропел я, медленно поднимаясь на ноги. И добавил: - Конец цитаты. Ну вот, брат, и встретились.
  Его серые глаза, казалось, вообще спрятались под надбровными дугами, а узкие губы дрогнули. Потом он покачал головой и хрипло выдавил:
  - Погоди, я не...
  - Да?! - удивился я. - А по приметам подходишь. Всё точь-в-точь.
  Он облизал пересохшие губы.
  - Каким еще приметам?
  Я пожал плечами:
  - Словесный портрет. Уж прости, но некоторые наши общие знакомые прекрасно тебя описали.
  Секундная пауза.
  - Кто?
  - Дед Пихто и бабка с пистолетом, - лицемерно вздохнул я. - И кстати, жутко похожим на твою игрушку. Где взял?
  - Купил!
  Гм, в чувстве юмора определенного уровня ему не откажешь, но из-за дефицита времени этот юморист уже начинал действовать мне на нервы.
  Я снова вздохнул:
  - Брось.
  - Что? - вызывающе осклабился он. Зубы у него были маленькие, острые, посажены тесно, как у акулы. Нет, человек, конечно, не лошадь, нельзя объективно судить о нем только лишь по зубам - например, у царя Пирра вместо зубов вообще были сплошные костяные пластины, - и все же...
  - Сначала брось пушку, - коротко приказал я. - А потом - кривляться. Считаю до трех. Раз, два...
  Пистолет полетел в траву, и амбал проводил его тоскливым взглядом. После он снова вылупился на меня, но уже не тоскливо, а словно голодный вурдалак.
  Мне это не понравилось, и я сказал:
  - Ну? Что уставился как нос на бритву?
  Огромное тело оппонента напряглось, кулаки сжались.
  - Стоять! - Глядя на его атлетическую фигуру, - минимум на полголовы выше меня и килограммов на двадцать тяжелее, - я решил свести риск до наименьшей отметки и в целях наглядной агитации слегка поиграл "глоком".
  Так мы стояли около минуты, буравя друг друга глазами. Наконец он посмотрел на распростертое в нескольких шагах бездыханное тело Лолы и злобно рявкнул:
  - Радуйся, пёс, твоя взяла!.. Но это - пока! Слышишь?! Только - п о к а ...
  Я вроде бы индифферентно пожал плечами, а в душе подумал: не хватит ли быть добреньким и терпеть оскорбления от разных подонков? Должно быть, хватит.
  Без всяких преамбул я пнул грубияна ногой в пах. Традиционно схватившись руками за ушибленную драгоценность и безобразно матерясь, он ткнулся мордой в муравейник, а я нравоучительно заметил:
  - В следующий раз, козёл, будь повежливее со старшими. Ишь, разбакланился! Тоже мне - Аполлон с мартышкиной задницей! Анекдот знаешь - "Теперь я здесь петух"? Как раз про тебя. Зачем стрелял, гад?
  - Я... не стрелял... - охнул он и малость распрямился по горизонтали. Видимо, поза эмбриона постепенно переставала быть для него острейшей необходимостью. - Это не я! Клянусь, не я!.. - Он сделал попытку приподняться на локте и стряхнуть с лица муравьев, но лучше бы он этого не делал. Человек и так слаб в своем противостоянии всяческим искушениям... Короче, я не удержался: опять двинул его ботинком. Правда, на сей раз более гуманно - под ребра.
  Громила снова принялся охать и стонать, и я поморщился:
  - ЗдЛрово! Выстрел, Лола падает, появляешься ты с пушкой - а потом клянешься, что не стрелял. Нет, как ни крути, а пришил ты свою подружку, брат.
  Он отчаянно замотал головой:
  - Да не я это! Здесь был кто-то еще. А я хотел только подслушать, понять, что ты за фрукт.
  Я усмехнулся:
  - Тебе пришлось не только подслушивать.
  Он ощерился:
  - Лола небось хотела того же - выяснить, кто ты.
  Я замысловато тпрукнул губами.
  - Однако она использовала для этого не вполне обычные методы.
  Он хмыкнул:
  - Для нее - обычные. А я ничего такого и в голове не держал, ну зачем мне ее убивать? И тут вдруг - хлопок, вы оба падаете. Я сам перепугался: подождал несколько минут, гляжу, вроде больше ничего не происходит, ну и вылез...
  В принципе, звучало правдоподобно и вдобавок объясняло, почему Валентин шел "спустя пистолет".
  - Ладно, - сказал я, - почти верю, хотя меня лично это, в общем-то, и не касается. Я здесь, считай, случайный прохожий, путник в ночи, очарованный странник, ну и тому подобное. Однако милицию все-таки вызову, пусть она и разбирается, ты стрелял или нет.
  Он привстал. Лицо его исказилось теперь не так от боли, как от волнения.
  - Да погоди же! Говорю - не я! Слушай, понюхай ствол.
  Ба, дельный совет.
  - Обязательно понюхаю. Но уж извини...
  На этот раз я ударил его рукояткой пистолета ниже левого уха, и отключился он основательно. Ничего, от такого не убудет. А сам сунул пушку в карман, сорвал веточку и, надломив ее в форме крючка, просунул под скобку курка его пистолета. Приподнял, понюхал глушитель... Чёрт, в самом деле, если из этой хреновины и палили, то уж, по крайней мере, не сегодня.
  Снова бросил пистолет в траву и приблизился к поверженному противнику: да-а, экземпляр, конечно, впечатляющий. А вспомнив пакости, которые наговорила мне Лола, с тоской подумал, что, возможно, в ее словах и была доля истины. И почему это на таких вот дебильных быков бросаются бабы? Нет-нет, я вовсе не хочу сказать, что они никогда не бросаются на мужчин иного рода - вдумчивых, интеллигентных и благородных, - однако же зачастую именно подобным скотам и отдается их предпочтение. Эх-ма... - уныло поскреб я вдумчивую, интеллигентную и благородную бороду.
  Валентин застонал и открыл глаза.
  - Доброе утро, ребята! Слушайте "Пионерскую зорьку"! - сварливо проговорил я, будучи весь как на иголках от неуемного желания спросить прямо - спал он с Маргаритой или нет, сволочь.
  Его глаза равнодушно глядели в синее небо, а губы лишь чуть шевельнулись:
  - Что?!
  - А то! - окончательно свирепея и позорно теряя последние остатки интеллигентности, проревел я. - Не желаю больше слушать брехню, и либо ты сейчас начнешь откровенно отвечать на вопросы, либо пеняй на себя! На этот раз даю даже не три, а целых восемь секунд, как в боксе. Цени! Но уж потом, гнида, не обижайся - коли что не так, нокаут будет очень глубоким. Всё, начинаю: один, два, три, четыре, пять...
  Увы, или я действительно старею, или очередной приступ мании величия опять затуманил мне мозги, и как назло - в самый неподходящий момент. Нет, вы представьте: только что, только что этот гад жалкой рыхлой тушей беспомощно валялся на земле и чего-то плаксиво бубнил в свое оправдание - и вдруг, при счете "восемь", его огромная ножища стремительным домкратом взмыла ввысь и что было мочи звезданула мне в лоб. Я в свою очередь птицей взмыл в ту же высь и, кивнув в полете все тому же орлу (наверное, очень любопытному), как мешок с дерьмом смачно грохнулся оземь. Господи, видела бы сейчас Маргарита своего рыцаря и защитника! Боюсь, после такого пируэта мой рейтинг в ее глазах упал бы до нулевой отметки.
  Но слава богу, что пинок не пришелся мне в зубы, или глаза, или иную нежную часть лица, а то ходить бы до самой могилы в маске. Ну а лоб все же дело другое, лоб у меня крепкий.
  Однако шутки шутками, а этот хитрец был уже тут как тут, и не успел я трепыхнуться, как он сграбастал меня своими ручищами и, развернув к себе спиной, сдавил с поистине медвежьей силой. Ноги мои повисли в воздухе, я пыхтел, сопел, пытался брыкаться, лягаться, бить затылком - все бесполезно. К тому же лишенный как, извиняюсь, Антей связи с матушкой-землей, а проще - твердой опоры, все свои судорожные телодвижения я производил фактически вхолостую.
  Знаете, есть такой затасканный штамп: "заглянуть в лицо Смерти". Это ведь и про меня - бывало, бывало разное... Однако в тот миг все "разное" точно вдруг испарилось, отошло на самый-самый задний план. Новая - новая Смерть витала рядом - совсем рядом! - и олицетворял ее для меня отныне безжалостный громила по имени Валентин, которого я - дурак! недотепа! лопух! - недооценил, приняв за не достойного такого бравого парня, как я, противника, - и вот теперь расхлебываю плачевные последствия своей тупости.
  А он еще сильнее притиснул меня к себе и торжествующе гаркнул в ухо:
  - Что, падла, думал, всё?! Ну, собака!.. - И я почувствовал, как его колено уперлось мне в позвоночник.
  "Конец..." - пронеслось в голове. И если еще за секунду до этого я несколько абстрактно удивился, почему он не схватил пистолет, а набросился на меня с голыми руками, то теперь не удивлялся уже ничему. Ему не нужен был пистолет, потому что сейчас рывок, хруст... Но неужели же ничего, совсем ничего нельзя больше сделать!..
  Честное слово, вспоминая тот жуткий эпизод, я до сих пор считаю, что в положении, в котором оказался, все было бы бесполезно. Однако то ли не вычеркнули еще в Книге Судеб мою скромную фамилию, то ли враг, думая, что мне уже крышка, сам проявил беспечность...
  В общем, как бы там ни было, но железные тиски на мгновенье чуть ослабли - наверное, этой скотине захотелось "взяться поудобнее". И я этой долей мига воспользовался - совершенно невообразимым манером извернулся и оказался наконец с ним лицом к лицу. А остальное...
  Остальное было уже на автомате. Удар все еще гудящим от его пинка лбом в нос - и вторая спасительная пауза плюс замешательство громилы и моя высвобожденная правая рука. Я до сих пор помню эти удивленные глаза - с н а ч а л а удивленные, а потом...
  Потом большим и указательным пальцами я вцепился в правый край его верхней губы и резко, "с вывертом" рванул по дуге. Голова Валентина дёрнулась - назад и влево, - однако я-то рванул вперед и вправо, так что в каком-то смысле он мне даже помог. А уже через секунду я увидел страшный голый оскал его острых, хищных зубов...
  А еще через секунду из ужасной раны фонтаном хлынула кровь, но мне считать эти самые секунды было некогда, и я снова ударил. На сей раз по глазам и только после этого ощутил наконец под ногами землю.
  Об остальном долго говорить не хочу. Я продолжал избивать его и после того, как он упал. По-моему, я переломал ему все, что только у человека ломается. Наконец, осознав, что бью уже труп, остановился.
  Потом я стянул окровавленную рубашку и сполоснул лицо, шею и руки в стоящей неподалеку бочке с затхлой, ржавой водой. Свой пистолет замотал в рубашку, а дуру Валентина сунул ему в руку и, направив ствол в небо, его же пальцем нажал на курок. Слабый хлопок, и всё. Нет, разумеется, я понимал, что пуля, уложившая Лолу, подходит к этой машинке как к корове седло, - но тут уж пускай разбираются кому положено.
  Естественно, уходя из отныне бесхозного сада, я оставлял здесь проницательному майору Мошкину гораздо больше вопросов, чем ответов, но на это мне было глубоко наплевать.
  На прощанье подошел к бедной Лоле. Увы, пуля попала ей в затылок, и вся голова была в крови. Помочь ей было невозможно с самого начала: она умерла практически в момент выстрела.
  
  ...С рубашкой, в которую был завернут "глок", голый по пояс, я равнодушной походочкой вырулил со двора и зашагал к машине. Слава богу, что в этих краях вид голого по пояс мужчины на улице никого не только не шокирует, но даже и не удивляет.
  К женщинам, правда, это пока вроде бы не относится.
  Но думаю, только пока.
  А что вы хотите - жара-то какая!
  Глава девятая
  На полдороге к дому Маргариты я "вышел на связь". И первые же слова моего, извиняюсь, "подстрахуя" были весьма неприятными, хотя и не неожиданными. Действительно, только дурень способен воображать, что можно до бесконечности нарезать виражи по такому небольшому городку и думать, что круги и волны от этих виражей никого в конце концов не заинтересуют.
  Я дурнем себя не считал. А он негромко сказал:
  - Будь осторожен. В доме майор.
  - Понял. - Я притормозил у обочины, а голос в трубке посоветовал:
  - Подожди, пока уедет.
  Я покачал головой:
  - А смысл? Рано или поздно он наведается опять.
  "Дублер" уклончиво пробормотал:
  - Так может, лучше поздно, чем рано?
  - Иногда, может, и лучше, - вздохнул я. - А иногда и нет.
  Теперь вздохнул он:
  - Ну, гляди сам, твоя игра.
  Я выудил из пачки сигарету.
  - Вот именно. Ладно, пока... - И с напругой пошутил: - Благодарю за службу!
  Он хмыкнул:
  - Рады стараться. - А я подумал, что все-таки не зря позвонил Бригадиру и что без этих парней мне здесь пришлось бы еще хреновее, чем с ними.
  
  Я сидел на пристрелянном уже диване в "гостиной с гитарой" и с преувеличенной почтительностью взирал на расположившегося в громадном кресле напротив г-на Мошкина. А точнее, на то, как он с некоторым волнением сжимал в своих ладонях потомственного землепашца крошечную чашечку с кофе, иногда, впрочем, из нее даже и отхлебывая, но тоже с волнением.
  Грешник, я даже подозреваю, что Маргарита умышленно подала ему кофе в такой миниатюрной расфасовке, своим острым умом смекнув, что даст этим хотя бы некоторую фору в нашей беседе мне. И настолько же умышленно, полагаю, для меня она принесла кружку обычную, фаянсовую, с розовыми цветочками и удобной ручкой граммов на двести. И вот я сидел и потягивал кофе как человек, а бедный майор, сколь ни пыжился того скрыть, чувствовал себя в положении если уж и не оскорбленного, то во всяком случае - достаточно униженного.
  Маргарита была немного бледна и в меру задумчива: в общем, соответствовала своему вчерашнему образу. С нею брандмайор уже наговорился вволю, и это явно не доставило ей удовольствия.
  - Огромное спасибо, Маргарита Владимировна! - с чувством произнес я, когда соколиным оком увидел, что мензурка товарища Мошкина наконец опустела, и тут же обратился к нему: - Еще чашечку?
  Он метнул взгляд, подобный броску пращи, выискивая в выражении моего лица подвох, - но безрезультатно.
  - Еще кофе? - простодушно повторил я, снимая невидимую пылинку с новой рубашки, которую купил по дороге.
  Он раздраженно покачал головой:
  - Нет, благодарю, больше не хочется.
  Зато Маргарита мгновенно подхватила брошенный ей мяч и устало потерла виски.
  - Тогда, если вы оба не возражаете, я пойду прилягу. Что-то мне нездоровится.
  Я вскочил:
  - Конечно-конечно! Конечно, идите, Маргарита Владимировна. Если нам с товарищем майором захочется еще кофе, я сам за ним поухаживаю, правда?
  Мошкин, дёрнув щекой, буркнул:
  - Да... если что, мы сами...
  Рита ушла, и он, не считая меня хоть какой-то шишкой в доме, без спроса закурил и не выпустил дым разве что из ушей.
  Тогда я тоже без спроса закурил и не выпустил, и какое-то время мы дымили молча.
  Минуты через три я сказал:
  - Ну?!
  Он прищурился:
  - Что - ну?
  - Ну, в смысле - что конкретно вам от меня нужно, майор? - устало вздохнул я. Денек сегодня выдался напряженный, и я в самом деле угрохался как собака.
  Он раздраженно смял сигарету в пепельнице и хмуро вылупился мне в переносицу.
  - Что конкретно?
  Я кивнул:
  - Да, что? А то у меня при виде всех этих ваших таинственных пассов начинает складываться впечатление, что меня подозревают в чем-то дурном.
  - Неужели? Нет-нет, это вам показалось. Разве же я не понимаю, что человека, подобного вам, можно либо подозревать, имея на руках весомые доказательства, либо не подозревать вовсе. К сожалению, пока я вынужден придерживаться последнего варианта.
  - Правда? - поднял я бровь.
  - Конечно. Вас же фактически не трогают.
  - А за что меня фактически трогать? - обиделся я, однако он, словно не расслышав, продолжал гнуть свое.
  - Когда вы оказались на месте убийства девушки, это было в некоторой степени странно - но лишь в некоторой. Ведь каких только удивительных совпадений не встречается в жизни, верно?
  Я охотно согласился:
  - Верно. Вдобавок я сам вызвал милицию. Так неужели вы считаете...
  - Не считаю. Я стопроцентно уверен, что к ее смерти вы не имеете отношения.
  - Тогда в чем проблема?!
  - Что касается этой девицы - ни в чем, однако... - Служитель Фемиды-Немезиды почесал кончик носа. - Мне, представьте себе, почему-то хочется поставить вас в известность, что количество трупов в нашем городе все увеличивается, и если процесс пойдет такими темпами дальше...
  - Постойте-постойте, - перебил я. - Что значит - "количество трупов в нашем городе"? Либо это вольная формулировка, либо обычно в вашем райском местечке люди не мрут?
  Он усмехнулся:
  - Прошу прощения. Мне следовало быть более точным - количество трупов по данному уголовному делу.
  - Да-а? Но мне-то об этом ни шиша, как понимаете, не известно.
  - Понимаю, - снова кивнул он. - Да и откуда вам об этом знать, правда?
  - Правда, - подтвердил я. - Но все равно усматриваю в ваших словах смутные намеки.
  - Да неужели?! - изумился Мошкин. - Нет-нет, господь с вами, какие еще намеки. Просто с момента вашего появления в городе число мертвецов на введенной мне, так сказать, территории уже перекрывает обычные годовые показатели. Вдобавок поступает когда косвенная, а когда и прямая информация об исчезновении молодых, здоровых людей и...
  Я всплеснул руками:
  - И по-вашему, все эти ужасы вашего городка связаны с моей персоной?! Увольте, я давно не промышляю киднеппингом, а уж вешать мне на шею... как там принято у вас говорить - мокруху, да? - ну это вообще ни в какие ворота не лезет.
  Он поморщился:
  - Во-первых, так принято говорить не у нас. Во-вторых, никакую мокруху я вам не вешаю, а в-третьих, исчезают-то ведь отнюдь не детишки, отлучившиеся за беседку пописать...
  А хотите свежие новости? В одной квартире обнаружено два трупа. Причем оба отправлены на тот свет очень нетрадиционными способами. Далее. В офисе некой фирмы четыре покойника. Ну, эти по старинке застрелены. И самое последнее сообщение: за пять минут до вашего, кстати, появления мне позвонили прямо сюда. Влюбленная, так сказать, парочка. Найдены в пригороде, не догадываетесь по какому адресу?
  - Неужто на Цветочной?! - ахнул я.
  - Точно так. А жертвы знаете кто? - И снова начал заниматься метанием пронзительных взглядов.
  - Понятия не имею, - развел я руками. - И кто же?
  - Первый - некто Валентин Королёв, которого вы, между прочим, недавно искали.
  Я протестующе воскликнул:
  - Но не для того же, чтоб убить, право слово! А второй?
  - Вторая, - поправил он. - Эта была женщина. Сожительница Королёва, в недалеком прошлом известная местная проститутка.
  - Слушайте! - потрясенно хлопнул я себя по лбу. - Да уж не та ли самая?..
  Майор поощрительно улыбнулся:
  - Самая та.
  Я зябко передёрнул плечами:
  - И что, тоже застрелены?
  - Почему - "тоже"? - опять кольнул меня грозным взглядом майор.
  - Ну, вы же говорили про четверых, которых застрелили.
  Мошкин покачал головой:
  - Только она. Королева страшно изуродовали и забили до смерти.
  - Чёрт!.. - Я снова потянулся за сигаретами. - Похоже, пора думать о возвращении в родные края.
  - Похоже, - согласился он. - Тем более что ваш покойный товарищ... Знаете, говорить подобные вещи всегда неприятно, но, оказывается, он и сам был далеко не так чист перед законом, как нам казалось до последнего времени.
  Ха! - сделал открытие. Будто я об этом не догадывался. Но не мог же я с полпинка проглотить это! Впрочем, и категорически возражать также не мог - не в детский же сад мы тут играем. А потому я начал медленно разминать сигарету.
  - Вы думаете?..
  Майор тоже полез в свою пачку.
  - Ну посудите сами: почти все люди (заметьте, и живые, и уже нет), в той или иной степени связанные с вашим другом, - народ, мягко выражаясь, своеобразный. Да вы, наверное, уже и сами могли в том убедиться?
  Крючок торчал из наживки столь явно, что я позволил себе возмутиться:
  - Великодушно извините, господин майор, но последняя фраза... А впрочем, думайте, что хотите. Для меня же в самом деле сногсшибательная новость, что вы считали Сергея бандитом.
  - Мы не считали его бандитом, - с некоторым напряжением в голосе возразил мой собеседник. - Н е с ч и т а л и, пока он был жив. Однако вот он умер и...
  - И?! - вспыхнул я. - Ну договаривайте, договаривайте, чего уж!
  Мошкин от раздражения даже не сразу сумел справиться с зажигалкой. Но наконец справился.
  - А нечего и договаривать! После его смерти, как из разворошенного гадюшника, изо всех щелей поперла такая дрянь!
  Не знаю уж, персонифицировал ли отважный майор термин "дрянь" с кем-то конкретно, но уточнять я не стал. И правильно сделал, потому что следующий его вопрос был очень и очень нехорошим. Он спросил:
  - А скажите, не живет ли в нашем городе тихо-мирно кто-либо еще из ваших бывших... коллег по работе?
  Ёлки, это уже совсем иной виток орбиты, и едва ли не впервые за последние полчаса я ощутил себя по-настоящему неуютно. Но тем не менее, насколько мог равнодушно затянулся сигаретой.
  - Не знаю. И не понимаю, какая здесь может быть связь.
  Следователь вздохнул:
  - Врёте. Прекрасно вы всё понимаете. Понимаете также и то, что к таким, как ваш брат, подходы для меня затруднены. Эй, да проявите же хоть раз в жизни сознательность, помогите нам, а я обещаю: всё, что будет зависеть от меня, я для вас сделаю.
  Да-а, это была уже серьезная заявка, и я присвистнул:
  - Камрад, финт против правил.
  Он внимательно посмотрел мне в глаза:
  - О нет, камрад, не против, а параллельно. (Господи, да откуда ж в этой глуши взялся такой умник?!)
  Дьявол, он топтался рядом, совсем рядом. Сделать же более решительный шаг не мог, по крайней мере, пока, вот и прибегал ко всяческим ухищрениям. Но ё-моё, он меня злил, и потому я без труда изобразил на своей физиономии благородное негодование и голосом оскорбленной старой девы воскликнул:
  - На что это вы намекаете?! Да не будь вы при исполнении...
  - Не будь я при исполнении... - Теперь в его тоне звучала неподдельная усталость. - Не будь я при исполнении, я бы здесь не сидел. А во избежание дальнейших дамских охов и ахов замечу лишь, что ваш покойный друг по уши увяз во многих грязных делишках и от ответственности его спасла только смерть. Слышите?
  - Да-да, конечно.
  - И что скажете?
  - Что скажу? - пробормотал я. - Что скажу... Скажу, что это какая-то ошибка. Поймите, он был далеко не бедным человеком, а в таком случае зачем ему лезть во всю эту мерзость?
  - Зачем?
  - Да, зачем? - как бойцовый петушок кукарекнул я.
  Он пожал плечами:
  - Мне казалось, вы можете что-то об этом рассказать. А нет ли у вас самого, на худой конец, каких-то соображений?
  - Никаких! Ни на худой, ни на толстый.
  Он резко встал:
  - Нет, значит, нет. Жаль, очень жаль, что мы не поняли друг друга.
  Я что-то пропищал, вроде протестуя, однако он уже шел к двери.
  А я шел следом и думал, что, возможно, наблюдаю сейчас именно тот момент, когда методы (или принципы) работы майора Мошкина начинают входить в противоречие с некими более общими и глобальными социальными постулатами.
  Уже за калиткой он вдруг оглянулся:
  - Мне бы совсем не хотелось, чтобы с вами в нашем городе что-то случилось. Я имею в виду - плохое.
  - Эх... - вздохнул я. - А думаете, мне бы этого совсем хотелось?
  Больше он ничего не сказал - повернулся как положено через левое плечо и направился к своей машине.
  
  А я из вредности повернулся через правое и направился обратно к дому. У меня внезапно разыгрался просто адский аппетит.
  Глава десятая
  Я сидел в кресле в спальне Маргариты - прямо напротив огромной как космодром кровати, на которой полулежала, облокотившись на подушки, сама Маргарита, - и пристально смотрел на нее.
  Конечно, там было, на что посмотреть, однако меня интересовали в данный момент более прочего ее глаза. И отнюдь не на предмет чисто созерцательного любования.
  А вот Маргариту мои глаза абсолютно не интересовали: во всяком случае в них хозяйка дома старалась не глядеть.
  - Ладно! - не выдержал наконец я и нервно хлопнул себя по коленке. - Ладно, Рита! По-моему, это финиш, пришла пора говорить правду.
  - Что? - Взор ее остановился таки на мне.
  Я вздохнул:
  - Ничего. Наш недавний гость высказывался аллегорически и витиевато, но главное я уловил. Как то ни грустно, сегодня полуэзоповым языком мне было предложено убираться восвояси, и чем быстрее, тем лучше. Если же не последую этому дружескому совету, то уже завтра земля под моими ногами, прости за штиль, начнет гореть, и не с одной, а со всех сторон. Я выразился ясно?
  Маргарита вяло кивнула:
  - Ну и в чем дело? Уезжай. Возможно, так действительно будет лучше.
  - А для кого лучше, Рита? Для кого?
  Она пожала божественными плечами, отчего груди под тонкой рубашкой заколыхались как почти синхронные маятники.
  - Наверное, для всех. И для тебя самого.
  - А для тебя?
  Снова легкие волны.
  - И для меня тоже... - Короткая пауза - и: - Понимаешь, я уже точно знаю, что твое присутствие здесь многим не нравится.
  - Гм... - пробормотал я. - Это и я знаю. Подумаешь, новость!
  Маргарита откинула волосы со лба.
  - Я не имела в виду милицию.
  - И я не имел, - согласился я. - То есть, имел, но не одну ее. Вот потому-то мне позарез нужна правда.
  Она поморщилась:
  - Господи, да какая еще правда? Ты как маленький, честное слово!
  - Я не маленький, - возразил я. - Я большой. И посему, во-первых, меня беспокоят эти загадочные отлучки, после которых ты являешься сама не своя, а во-вторых, буду откровенен: порой мне кажется, что ты играешь против меня. Нет, подожди, не перебивай! Да, вот, кстати, ты ни разу не предложила съездить на могилу Сергея.
  Она растерянно шевельнула рукой.
  - Но ты же не просил...
  - Я не просил, потому что давно уже был там, - оборвал я. - Ладно, о чем мы? Ах да - ты знаешь, знаешь обо всей здешней чертовщине гораздо больше меня. Подозреваю, что знаешь и где зарыта главная собака. Только кретину теперь не стало бы ясно, что Серёга влез в такую кугу, из которой ему и не суждено было выбраться. То, что случилось, случилось бы непременно - без разницы, днем ли раньше или месяцем позже. Возможно, ты удивишься, но первоначальные мои юношеские порывы - месть за друга и тому подобная романтика мало-помалу начинают улетучиваться. Что же тогда продолжает удерживать меня здесь?
  Маргарита провела языком по пересохшим губам.
  - И что же?
  - Да то лишь, что я хочу уберечь от еще больших неприятностей тебя, хотя уж право, не знаю, стоит ли! И пожалуй...
  - Что пожалуй?
  - А то! Сначала мне казалось, что всё закручено вокруг обычной уголовщины - оружие, наркотики, рэкет. Однако потом... Нет-нет, понимаю, что и вышеперечисленное присутствует тоже - не в салочки же все эти типы с твоим мужем игрались, - но есть и кое-что еще. Что? Признаюсь, я был дураком, когда ответ прозвучал первый раз, а я почти не обратил на него внимания. Но милая Рита, когда это слово, простенькое, коротенькое словечко прозвучало вторично, не сообразить, в чем тут соль, не мог даже я. И я сообразил. А ведь ты-то, ты знала обо всем с самого начала, как знаешь и истинную причину смерти Сергея. Ну а я... я рискну предположить, что знаю теперь и истинную причину твоего замужества. Уж прости.
  Она приподнялась на локте. Локоть дрожал.
  - Что ты мелешь! - зло проговорила она. - Какая могла быть причина того, что я вышла за него замуж, кроме... кроме...
  - Любви? - изумился я. - Ой нет, извини! Постепенно, несмотря на все твои эффектные сцены скорби и плача а-ля Андромаха, до меня дошло, что по части любви там и конь не валялся. Но тогда почему? Почему вы поженились, Рита?! Зачем тебе - тебе! - понадобился бродяга, матерый и израненный, битый-перебитый жизнью волк, да вдобавок еще и темный алкоголик? Чтобы с его помощью ставить на уши ваших местных орлов? Полагаю, время от времени он занимался и этим, хотя скорее от скуки, нежели ради выгоды. А чего ему не хватало, в самом деле?! У него и так была не только красивая, но и богатая, Рита, жена. Верно? А вот тебе... тебе он был нужен по гораздо более прозаической причине. Да, дорогая, он был беден. Абсолютно беден! Но и в то же время... сказочно богат!
  Знаешь, могу только строить догадки, однако не думаю, что окажусь далек от истины. Как-то раз, скорее всего, в начальный, розовый период вашего знакомства, Сергей под наплывом каких-то там чувств (кстати, я вовсе не исключаю, что он-то действительно влюбился), а может, и, извини, просто по пьянке показал тебе одну штуку... Не улыбайся, не ту, о которой ты сейчас подумала. И не только показал, а и рассказал, что это такое и какова ее стоимость. И вот после этого ты его тоже "полюбила", и вскоре вы поженились. Ты взяла мужа почти нищего, но с приданым. Таким приданым, по сравнению с которым не только то, чем владела ты, но и все имущество ваших местных тузов вместе взятое показалось бы сущей мелочевкой.
  И вы поженились. И стали жить. И жили плохо, потому что Серёга был, увы, законченным пьяницей. Стал ли он вдобавок еще и наркоманом, - не знаю, да это и не суть важно. А вот по-настоящему важно то, что, похоже, со свадьбы и до сей поры ты той таинственной вещи больше в глаза не видела, и это, естественно, тебя отнюдь не радовало.
  Маргарита протестующе взмахнула рукой, отчего чуть не осталась голой, но я рявкнул:
  - Молчи! Выступать будешь после! Так вот, ты заполучила весьма экстравагантного мужа и ничего больше, в то время как рассчитывала...
  Хотя погоди, а на что ты, в самом деле, рассчитывала? Ведь ежели мои догадки верны, то э т о невозможно продать! Более того, это невозможно даже попытаться продать и остаться при том живым. Сергей-то всё понимал, а вот перед тобой, как ни крути, был тупик. Нет, конечно, той вещью можно еще владеть (что тоже безумно трудно, особенно для женщины), владеть очень тихо, тайно - и не дай бог, кто узнает...
  Значит, в конце концов кто-то узнал. Не волнуйся и не переживай: я почти уверен, что не ты организовала убийство Сергея. Но вот что он сам в какой-то момент не сдержался и наболтал что-то по пьяни либо собутыльнику, либо, прости уж, какой-нибудь прошмандовке, - в этом ничего невозможного нет.
  И теперь он мертв. А ты пытаешься найти эту вещь, но не ты одна. И жива еще лишь потому, что кому-то пока невыгодно убрать тебя из-за возможных осложнений в поисках этой гадской хреновины. Ну вот, пожалуй, и всё. - Я картинно развел руками. - Хау! А впрочем, нет, заключительный штрих. Э т о - перстень?
  Раздумывала Маргарита тысячу лет, однако и тысячелетия когда-нибудь заканчиваются.
  Она слабо кивнула:
  - Перстень?.. Да, перстень...
  Я тоже кивнул. Устало и удовлетворенно.
  - Прекрасно! Алмаз или какой-то особенный рубин?
  Маргарита вздохнула с видом полной покорности судьбе:
  - Алмаз.
  - Подробнее можно?
  Раздумье лет еще эдак на пятьсот. Потом Маргарита вдруг как кузнечик выпрыгнула из кровати, и я удивленно уставился на ее высокое сильное полуобнаженное тело - что бы это значило?! А она повернулась и быстро вышла из комнаты. А я подёргался-подёргался - и остался на месте. Хотя в голове Маргариты наверняка творилось чёрт-те что, я надеялся, что она не выкинет никакого финта и вернется.
  Она не выкинула и вернулась. С толстой книгой в руках.
  Я еще на расстоянии успел просечь название: "Загадки веков. Мифы и реальность" и фамилию автора. Гм, ну посмотрим, посмотрим...
  - Читай! - Маргарита протянула мне книгу, и я увидел закладку. Ладно, читай так читай.
  Она же вернулась на кровать и раскинулась на покрывале. Ничего-ничего, стиснул я зубы. Первым делом самолеты!
  Скажу заранее, что написано там про эту игрушку было довольно много, а потому не стану приводить все в подробностях. Только тезисы. Итак...
  
  Когда, если верить косвенным сведениям, почерпнутым из "Ригведы", доисторическая ядерная война уничтожила в третьем тысячелетии до нашей эры протоиндийскую, так называемую Хараппскую цивилизацию в долине Инда, на крупнейший город этой державы Мохенджо-Даро с неба, помимо прочих "прелестей", упало несколько десятков твердых прозрачных кристаллов со странными вкраплениями в форме "жуков"...
  Согласно одному из заупокойно-магических гимнов Древнего Египта, фараона XII династии эпохи Среднего царства Аменемхета IV похоронили, снабдив в дорогу в Царство Мертвых кроме всего положенного по ритуалу еще и пятью крупными алмазами "со скарабеями". Когда в начале двадцатого столетия гробницу данного сына Ра раскопали археологи франко-египетской экспедиции, в ней, не считая мумии, не нашли почти ничего, в том числе и удивительных алмазов. Кстати, согласно некоторым ныне трудноподтвердимым источникам, подобный камень в конце VII или начале VI века до нашей эры жрецы города Саиса показывали путешествовавшему по "Чёрной Земле" "первому из эллинских мудрецов" Солону...
  Следующее, тоже, впрочем, достаточно глухое упоминание о загадочном алмазе относится ко времени азиатских походов Александра, а точнее - годам, когда после его смерти всевозможные "диадохи и эпигоны" принялись растаскивать великую империю на куски. Имелось якобы даже некое послание Птолемея, занявшего Египет и известного своей ученостью и склонностью к научным изысканиям, к обосновавшемуся в Передней Азии грубому вояке и солдафону Селевку, в котором тезка автора геоцентрической системы просил бывшего коллегу по завоеванию мира прислать ему (исключительно ради целей познания) "камень с крабом", обещая взамен что угодно. Состоялась ли данная сделка - неизвестно...
  Во время третьего крестового похода английский король Ричард I Плантагенет, не совсем объективно прозванный современниками "Львиное Сердце", всего-то и сумевший, что ненадолго отобрать у Саладина Кипр, видел там крупный алмаз с будто помещенным внутрь него насекомым. Похоже, только видел, ибо впоследствии и в плен к германскому императору Генриху VI попал, и в конце концов вернулся домой бравый монарх явно без оного...
  Следующее упоминание об этом (или же - одном из этих?) камне относится к периоду нашествия Чингизхана на государства Центральной Азии. После покорения державы Хорезмшахов нойоны преподнесли в особый дар Тэмуджину "алмаз с тварью". Более никаких упоминаний. Впрочем, ни для кого не секрет, что до сих пор не известно даже приблизительное местонахождение ни могилы, ни главной сокровищницы Сотрясателя Вселенной, а значит, не исключено, что уникальная загадка природы и доныне пребывает там вместе с другими несметными богатствами Чингиза...
  А далее - снова Индия. Маратхские войны. Некий английский капитан на службе Ост-Индской компании во время разграбления индуистского храма в каком-то заштатном городишке Махараштры, отрубив голову старому брахману, завладел "богомолом" (ну, прямо как в "Лунном камне"!). Больше никаких сведений ни о капитане, ни о его кровавой добыче история не сохранила...
  И наконец век двадцатый. Афганская мясорубка начала прошлого столетия. Камень, похожий на все описанные выше, показал британскому консулу в Кабуле один из провинциальных князьков, а тот, будучи человеком, сведущим не только в дипломатии, сообщил об этом в Уайтхолл. Здесь прозвучало уже нечто более конкретное: бриллиант (значит, на каком-то из этапов своей бурной истории камень был огранен); необыкновенно чистой воды, без примесей; огранка - "двойная роза", но чуть вытянутая под "бриолетту"; в самой сердцевине абсолютно черное вкрапление, напоминающее формой скорпиона; вес приблизительно 50-55 каратов. И всё, больше никаких характеристик камня не приводилось. А впрочем, нет, консул еще сообщал, что алмаз, явно в гораздо более поздние времена, был вставлен в массивную и аляповатую золотую оправу - видимо, дабы иметь честь красоваться на пальце гордого пуштунского феодала. И вот теперь - всё. На этом статья о полумифическом "Чёрном Скорпионе", не удостоившемся даже из-за своей неуловимости получить официальное имя собственное, как другие знаменитые алмазы, заканчивалась. Ну-ну...
  
  Я поднял голову.
  Маргарита уже сменила позу и, похоже, давно и пристально следила за выражением моего лица.
  - И что думаешь?
  Я с понтом равнодушно пожал плечами:
  - А что тут думать? Не "Эксцельсиор", однако. - Помолчал и добавил: - И даже не "Джонкер".
  Маргарита презрительно фыркнула:
  - Какие мы эрудированные! Ты бы еще сказал - "Куллинан"!
  - И не "Куллинан", - послушно согласился я, а про себя покачал головой: девочка всерьез занялась самообразованием по этой части.
  И - словно в подтверждение моих мыслей:
  - Но ведь считай, больше половины "Шаха"!
  Я снова не стал спорить.
  - Да. Считай - больше. Слушай, а что алмаз - это драгоценный камень первого класса, который состоит из чистого углерода с незначительной добавкой кремния, магния, кальция, иногда - железа, бария и меди, - ты тоже знаешь? А то, что алмаз кристаллизуется в кубической системе, при которой атомы углерода располагаются по узлам двух кубических решеток с центрированными гранями, вставленных одна в другую...
  - Я тебя убью!
  Мне в голову со скоростью звука полетела подушка, которую я ловко послал лбом в аут, - подушка все же, не нога.
  Потом попросил:
  - Не убивай. Еще пригожусь.
  - Это чем же, интересно? - Маргарита пренебрежительно сморщила носик.
  А я в ответ уклончиво высунул язык.
  - Ну-у, мало ли чем... Да, кстати, а тебе уже известно, что бриллиант это ограненный алмаз? А что алмаз - не только самое дорогое, но и самое твердое вещество в природе? Между прочим, по общепринятой международной шкале Мооса его твердость равняется десяти, а...
  - Заткнись!
  Голос был холодный, и, учитывая не только краткую лекцию об алмазах, но и вообще все, что наговорил тут за последний час, я покорно кивнул:
  - Затыкаюсь. Давай ближе к теме. Дом ты, конечно же, обшарила?
  - Конечно, - вздохнула она. - В доме перстня нет, это точно.
  Я погрозил указательным пальцем:
  - Не делай поспешных выводов, детка.
  Маргарита замотала своей гривой:
  - Я перерыла всё. И не только в доме.
  - Когда ж это ты успела?! - удивился я. - Когда Серёга еще был жив?
  Она нахмурилась:
  - Два месяца назад его положили в больницу. Тогда и успела.
  - Да?! - Сие была новость. - А по какому поводу положили? Э т о м у?.. - И выразительно почесал кадык.
  - Не э т о м у! - огрызнулась она. - Ему вроде что-то там резали, опухоль какую-то.
  (Нет, ей-ей, семейка и впрямь была оригинальная!)
  - Что значит - "там", Рита?! - с нажимом произнес я. - Что значит - "какую-то"?! Разве ты не посещала больного? Не носила овощи и фрукты?
  Маргарита невесело усмехнулась:
  - Да я и понятия не имела. Думала, небось опять забурился.
  - Ясно. - Я бережно потер лоб. - Ну, а где резали-то, знаешь?
  - Кажется, на спине.
  ("Кажется"...)
  - Ладно, говоришь - обыскала всё?
  - Абсолютно.
  - И ничего?
  - И ничего.
  Что еще я хотел спросить? Ах да.
  - Когда Серёга показывал тебе камень, он был в оправе?
  Маргарита кивнула:
  - Я же сказала - перстень. Оправа большая такая, массивная, золото темное. Узоры, переплетения, финтифлюшки всякие. В общем, "польский" перстень.
  - На любой палец?
  - Да, на любой.
  Некоторое время я задумчиво молчал, переваривая услышанное. Потом встал.
  - Начинаем искать снова.
  Ее глаза округлились:
  - Прямо сейчас?!
  Я улыбнулся:
  - Пожалуй, можно и попозже. - Добавил: - Спать будем?
  Маргарита деланно-лицемерно поджала губки.
  - Ну что с тобой поделаешь! Будем...
  
  ...Раздеваясь и гася свет, я думал о том, как сложатся наши отношения дальше, потому что что-то важное в них, похоже, сегодня было утеряно навсегда.
  А еще я не задал Рите очень много самых разных вопросов.
  Ничего. Задам попозже.
  Или - пораньше.
  Глава одиннадцатая
  Уснуть мы так и не уснули и примерно через час как заправские сыщики начали прочесывать дом сантиметр за сантиметром. Полагаю, со стороны это смотрелось очень экстравагантно - я в трусах и Маргарита тоже. Ну да люди уже свои.
  Часа через два, умученные и запыленные, мы закончили, и я вынужден был признать, что либо перстня в доме действительно нет, либо он спрятан в необычайно хитроумном тайнике.
  И вот теперь мы оба сидели в нижней гостиной: я - вылупившись в темное ночное окно, а Маргарита - в не менее темную сейчас стену. С ее молчаливого разрешения я взял Серёгину гитару и еле слышно наскрипывал что-то маловразумительное.
  Потом мне захотелось курить. Я закурил, затянувшись в очередной раз, покрутил головой в поисках пепельницы, в кромешной тьме, естественно, не нашел, чертыхнулся, и...
  И - рука моя, сама собой, инстинктивно потянулась к отверстию в корпусе "ленинградки" - должно быть, многие из вас когда-то неоднократно стряхивали пепел в гитару во время всяческих пьянок, гулянок и проч., ежели под носом не оказывалось пепельницы, - особливо в процессе игры.
  Нет-нет, на этот раз пепел я не стряхнул - это было бы не только некультурно, - это было бы кощунственно. Однако...
  Ребята, я просто похолодел, потому что вспомнил вдруг, что гитара (и в частности именно эта тоже) служила нам порой кроме пепельницы еще и... тайником. Украденный у отца "Беломор", колода (конечно же, далеко не полная) отпечатанных в условиях строжайшей конспирации с полуслепых негативов черно-белых, вроде бы как порнографических по тем временам, карт, которые, конечно же, опасно было хранить в столе, портфеле или карманах без риска получить дрозда от бдительных родителей, - все это и многое другое мы засовывали в короба гитар и крепили к стенкам изолентой либо даже сверхдефицитным тогда скотчем (шея дороже). Твою ж, извиняюсь, мать!..
  От мандража и волнения на лбу выступил пот. Еще несколько секунд я сидел будто проглотил лом, а потом резко положил гитару на колени и лихорадочно начал крутить колки, ослабляя струны.
  Маргарита удивленно вскинула голову:
  - Ты что?!
  - Тихо...
  Она непонимающе уставилась на меня и вдруг ахнула и прижала ладонь к губам.
  Ч-чёрт, да сколько же накручивать?! Двенадцать струн, двенадцать колков, двенадцать самых острых якорей в мире мне в ... !..
  Рита не издала больше ни звука. Даже в темноте я видел вытаращенные глаза и сузившиеся зрачки, казалось, готовые, как у волчицы, вот-вот загореться зеленым огнем.
  Наконец я просунул в недра гитары руку. Пошарил туда-сюда и...
  - Есть... - сдавленно прошипел я. - Пёс побери, есть!..
  Маргарита всплеснула руками:
  - Что? Что?..
  - Ничего. - Я извлек длань из резонатора гитары и театрально помахал ею в воздухе: - Ничего, кроме... - И разжал кулак - на ладони лежала картонная коробочка из-под скрепок.
  - Господи... - еле слышно проговорила Маргарита. - И она... она все это время была здесь?!
  - Как видишь. Да-а, думаю, не только ты производила в доме обыск, и просто удивительно, что никто ее не нашел.
  Припухшие губы ее дрожали, а в глазах действительно зажглись огоньки.
  - Но как... Откуда т ы узнал?
  Каюсь, в первый момент мной овладело искушение представить дело таким образом, будто я обнаружил загадочный тайник одной лишь мощью незаурядного интеллекта, но на столь дешевую стебнину просто не хватило ни сил, ни совести.
  Я утер со лба капли пота и позорным каркающим тенорком проблеял:
  - Откуда? От верблюда! - Но тут же спохватился: - Прости. Мы с Серёгой еще в розовом отрочестве прятали в гитарах от матерей бог знает что.
  Положив инструмент на диван, я встал и подошел к столу. Маргарита как тень проследовала за мной, точно опасаясь, что я убегу, и вроде бы нежно обвила руками, расположив мой левый бок аккурат промеж своих грудей. Очень, очень трогательно.
  - Пардон, дарлинг.1 - Я осторожно высвободил бок и взял со стола зажигалку. Потом открыл коробочку, вытряхнул ее содержимое на ладонь... Чёрт, о н о! Честное слово - о н о!..
  А Маргариту трясло как в лихорадке.
  - Ну же! Чего ты ждешь?!
  - Благоприятного расположения звезд, милая, - попытался пошутить я, однако у самого вдруг задребезжали коленки и участилось сердцебиение. - Ладно. Всё. Итак: раз, два, три - ёлочка, гори!
  ...Н-да, хреновый вышел бы из меня Дед Мороз, надумай я когда-нибудь промышлять этим ремеслом.
  Нет, ёлочка-то, то есть, зажигалка загорелась, но вот результат...
  В моей руке мирно покоилась оправа перстня.
  Одна.
  Без камня.
  То же, что я только и сумел выдавить из себя в тот драматичный момент, помещать здесь не стоит из соображений цензуры.
  Впрочем, Маргарита не сумела выдавить даже и этого.
  Естественно.
  Она - женщина.
  
  Не глядя друг на друга, потерянные и опустошенные как после полосы препятствий, мы поплелись обратно в спальню. Мысли в голове моей прыгали словно безумные лягушки, но одна лягушка неожиданно успокоилась.
  Маргарита уже ступила на лестницу, когда я внезапно сказал:
  - Мне надо позвонить.
  Она безучастно махнула рукой:
  - Звони.
  Я вошел в зал и приблизился к столику, на котором стоял псевдостаринный и псевдороскошный аппарат (давно хотел попробовать - болванка или правда работает). Присел на стул и нажал кнопку светильника.
  Рядом с аппаратом лежал раскрытый городской телефонный справочник. Справочник - это даже громко сказано, так, брошюрка. Каков город, таков и справочник.
  Сняв с рогатых рычагов массивную перламутровую трубку и собравшись уже было набрать номер, я вдруг застыл как жена Лота...
  Но застыл я не весь. Не застыли глаза. Они двигались. Они - читали. Читали адрес и номер телефона. Номер, который сообщила мне Алла, и адрес, который она мне не сообщила, но который все равно был мне знаком.
  Адрес, по которому я вчера нашел и оставил.
  Нашел - человека с вязальной спицей в боку.
  И оставил - другого, без спицы...
  Резонный вопрос: а почему на глаза мне попалась именно эта строчка? Да потому, что она была отмечена резким росчерком ногтя.
  Длинного и твердого ногтя.
  Маргариты?..
  
  Звонить я начал только минут через десять. И сделал не один звонок, а несколько. В том числе два междугородних. Когда вернулся в спальню, Маргарита уже спала. Или делала вид, что спала.
  Я галантно потряс ее за плечо:
  - Эй!
  Она открыла глаза:
  - Не надо, я сейчас не могу...
  - Сам сейчас не могу, - успокоил я. - Милая, где оправа?
  Она пробормотала:
  - На столе.
  Я нашел оправу и сунул в ящик стола. Потом снова подошел к Маргарите, которая смотрела на меня отсутствующим взглядом.
  - Послушай, - сказал я, - мне необходимо ненадолго отлучиться.
  Она демонстративно зевнула.
  - Ну и отлучайся, раз необходимо.
  - Но не волнуйся, ты в полной безопасности, - заверил я.
  Маргарита усмехнулась:
  - А я и не волнуюсь. Машину возьмешь?
  - Обойдусь.
  - Когда вернешься?
  - Утром.
  - Утро - понятие растяжимое.
  Она села в постели и тряхнула своей светлой шевелюрой, отчего на несколько секунд стала похожа на ведьму. Весьма, впрочем, привлекательную и соблазнительную ведьму, а не какую-то там чувырлу с Броккена.
  Видимо, заметив в моих очах определенного рода блеск, строго предупредила:
  - Остынь! Сказала - не хочу, значит не хочу.
  - Ты сказала "не могу", - попытался интеллигентно возразить я. - А это немного разные вещи.
  Маргарита поморщилась:
  - Любимый, я тогда вообще не усну. И так придется, наверное, глотать снотворное.
  - Ну ладно, - смилостивился я. - Ухожу. Только смотри, много не глотай, не добужусь потом.
  - Как прикажешь, господин. Спокойной ночи...
  
  Выйдя на крыльцо, я просвистел короткий фрагмент из сонаты Шуберта ля-диез-минор, дабы по ошибке не схлопотать пулю или нож в спину, а перелезая через забор позади дома, снова грустно подумал о том, что, кажется, мое отношение к прекрасной Маргарите мало-помалу начинает утрачивать первоначальный романтизм.
  Однако стала ли она от того мне меньше нравиться?
  Сомневаюсь.
  А стал ли от того ей больше нравиться я?..
  
  Да а нравлюсь ли я ей вообще, чёрт побери?!
  Глава двенадцатая
  Ровно без восьми десять утра я ступил на крыльцо и потянул на себя дверную ручку. Гм, до сих пор заперто.
  Интересно, что бы это значило? Неужели опять куда-нибудь умотала или что-то стряслось? Но ведь ей же известно, что я без ключей!
  Не в лучшем настроении надавил на кнопку звонка. Если Маргариты нет дома, ближайшие часы придется прозябать как бродячей собаке, без пищи и крова. Правда, поспать на худой конец можно и в беседке...
  Динь-динь!
  И - о радость! - за дверью шаги. Ну открывай же скорее, солнышко! Открывай!..
  - Здравствуйте, больной.
  От изумления моя нижняя челюсть едва не проломила мою же молодецкую грудь.
  - З-з-здравствуйте...
  Алла весело тряхнула головкой:
  - Наконец-то! А то я уже начала умирать от скуки.
  - Да-а? - осторожно осведомился я. - А позвольте спросить, почему? Неужто хозяйка не развлекает такую долгожданную гостью?
  Девушка шаловливо погрозила мне пальчиком:
  - Хозяйка изволит спать как загнанная лошадь. Признавайтесь, проказник, это вы ее так заездили?
  Я притворился, что краснею.
  - В каком смысле?
  - В самом прямом!
  Печально вздохнул:
  - Господь с вами. Что вы только говорите! Разве можно? У нас исключительно дружеские, почти официальные отношения.
  Алла удивилась:
  - "Исключительно дружеские"?! - И это ее удивление мне не слишком понравилось.
  Я сказал:
  - Разумеется. А как же иначе, коли я еще со времен моего благословенного паралича безмолвно и безнадежно влюблен в вас! Помните, за что меня выпер Виктор Иванович?
  Она хмыкнула:
  - Помню, но все равно не больно-то заливайте. - Подумала и добавила: - Так значит, с Маргаритой Владимировной вы на "вы"?
  Я вытянулся как князь Болконский или даже поручик Ржевский.
  - Мы не просто на "вы", чаровница, мы - на "Вы" с заглавной буквы.
  - Да? Ну-ну...
  И знаете, это "ну-ну" понравилось мне еще меньше - словно я сейчас перед нею, как говаривал один мой знакомый, в чем-то опростохвостился.
  - Ладно, - удрученно сказал я. - В дом-то пустите? О, кстати, вспомнил: с вечера Маргарита Владимировна говорила, что, наверное, примет снотворное. Похоже, приняла.
  Алла кивнула:
  - Похоже. Вика предупредила, что хозяйка не велела будить ее до полудня.
  - Вика?!
  Девушка непонимающе уставилась на меня:
  - Да, а что?
  Я помотал головой:
  - М-м-м... ничего. Просто, когда уходил, ее здесь не было.
  - И во сколько же вы уходили?
  Я почесал бороду.
  - Во сколько? Ну, часов этак примерно в пять.
  Медсестра недоверчиво посмотрела мне в глаза:
  - Пять?.. На рыбалку, что ли, бегали? Ладно, заползайте, что это мы, в самом деле, прилипли к порогу. А мне дверь открыла Вика. Правда, она почти тотчас же заявила, что неважно себя чувствует, и пошла прилечь. Оригинальные вы тут, однако, завели порядки!
  - Почему это - "завел"? - направляясь прямиком на кухню, обидчиво проворчал я. - Тут и до меня порядки были оригинальнее некуда. - И без перехода сообщил: - Если в холодильнике не завалялось килограммов пять мяса, я съем вас.
  Девушка указала на табуретку:
  - Садитесь. Так уж и быть, поухаживаю за вами, дабы не сделаться во цвете лет жертвой кровожадного каннибала. Слушайте, в этом доме на вас воду возят? Просто лица нет, замученный какой-то.
  Стараясь соответствовать данному имиджу, я понуро присел, не поддёрнув брюк, - и не потому, что на мне не было носков, а потому, что за носки у меня были засунуты два небольших особых ножа, - и подумал: откуда ж взяться лицу из-за такого плотного графика работы?
  А вслух согласился:
  - Действительно, я тоже не выспался, милая Алла. А посему после пяти килограммов мяса, пожалуй, и я вздремну. Недолго, часика два или три. Не составите, кстати, компанию?
  Она весело рассмеялась:
  - В доме, битком набитом в а ш и м и женщинами?! Чтобы мне потом глаза выцарапали? Нет уж, увольте, как-нибудь в другой раз.
  Я не стал уговаривать, как и уточнять, когда состоится этот "другой раз", и выяснять, почему она столь многозначительно произнесла слово "вашими". Может, наобум, а может, и о чем догадалась - бабы ж они ужас какие догадливые, а медсестры в особенности.
  Когда я устало отвалился от стола, проницательная труженица системы здравоохранения спросила:
  - Удовлетворены? Могу надеяться, что хотя бы сегодня останусь несъеденной?
  Я добродушно погрозил ей пальцем:
  - Только сегодня, дальше время покажет. А за завтрак огромное спасибо.
  - Но разве это был завтрак?! - ужаснулась она. - По-моему, так настоящий обед!
  - Ну значит, огромное спасибо за настоящий обед, - не стал спорить я и закурил. Предложил сигарету Алле, однако она отказалась.
  Загасив через пару минут бычок в пепельнице, я с трудом поднялся и потопал прямиком к царскому телефону (понравилось). Алла осталась убирать на кухне. Снимая трубку, мимоходом заметил, что справочник все еще лежит на том самом месте, открытый на т о й с а м о й странице, и набрал номер. Пять длинных гудков - и...
  - Доброе утро, - приветливо полупрошептал я. - Не будете ли вы любезны позвать к телефону Геннадия Зверева?
  - Кого?.. - озадаченно проворчала трубка.
  - Геннадия Зверева, - вежливо повторил я. - Уж сделайте милость.
  Полминуты тишины. Потом на том конце провода снова появились признаки жизни.
  - Да, слушаю! - Грубый густой бас, кажется, немножко знакомый.
  - Мне Геннадия, - напомнил я.
  - У телефона. Кто это?
  - Великодушно извините, - мягко возразил я, - но вы не Геннадий. Позовите его, будьте добры, мне нужно сообщить ему нечто очень важное.
  - Да пошел ты! - Трубка рявкнула голосом рябого орангутанга с базы, которому я на днях сломал руку милицейской дубинкой. Ну что ж, этого понять можно: у мужика действительно имелись веские причины рычать и нервничать. Особливо ежели опять спрашивают Генку Зверева.
  Я положил трубку и покачал головой: чёрт, ну почему же все-таки Вика вернулась? Для этого тоже должны быть очень веские причины. И вдруг...
  - Ты хотел сообщить мне что-то важное, придурок? Ну валяй, сообщай, - раздался за спиной вкрадчивый голос.
  Основательно обматерив себя сквозь зубы, я медленно обернулся - у порога стояла бледная как смерть Алла, а из-за ее плеча выглядывала, подленько ухмыляясь, поганая физиономия Зверька. Похоже, он приставил к спине девушки ствол.
  Да-а-а, это был даже не нокдаун. Это был почти нокаут. Я просто оцепенел от неожиданности и беспомощности, а Зверёк резким тычком втолкнул Аллу в зал и сам шагнул за порог.
  - Ну? - скривившись, проскрежетал он. - Так что, падла, ты хотел мне сказать? Чего вылупился, паскуда? Язык проглотил?
  Я продолжал молчать, однако не из какого-то там геройства - понятия не имел, о чем говорить и что делать? Будь один - думаю, мне удалось бы прищучить этого щенка, невзирая на его пушку. Но между нами живым щитом стояла Алла...
  Неожиданно Зверёк обернулся и крикнул:
  - Эй! Иди-ка сюда! К этому парню у тебя должно быть особо ласковое отношение...
  От смутного и весьма неприятного предчувствия я напрягся еще сильнее. Нет, все-таки зря, зря говорят: маленькая собачка до старости щенок. Ведь я не придавал этому сопляку почти никакого значения, думал, что он забился сейчас где-нибудь в темном углу и дрожит от страха, - а вот нате: такой коленкор. Пожалуй, никто из здешних громил, с которыми успел познакомиться, еще не ставил меня в настолько сложное и одновременно дурацкое положение. Но кого он зовет? Что еще грядет за сюрприз?..
  
  Да-а... это действительно был сюрприз.
  В какой-то миг мне показалось, что я сплю или брежу, - на пороге появился... тот самый мордоворот, которого я вчера оставил в компании двух его друзей и одной подруги с дыркой во лбу в роскошных апартаментах тихого двухэтажного особнячка.
  Да что же это за чертовщина? Мертвец ожил?!
  И, по-видимому, не только ожил, а еще и явно имел в отношении меня очень недвусмысленные намерения: кабанья рожа перекошена от ярости, огромные кулаки сжаты, глаза горят неукротимо-злобным огнем - ну просто не человек, а Мазандеранский Тигр какой-то!
  Поверьте, я в самом деле оказался на грани пусть и кратковременного, но все ж таки помешательства: с кем с кем, а с ожившими покойниками не приходилось иметь до сей поры никаких дел. Однако совершенно неожиданно помог этот гадёныш Гена. Он ухмыльнулся как скотина и тоненько пропел:
  - Ну что, Жора? Видишь его? Видишь? А ведь это он, он пришил твоего брата!
  Ф-фу-у... Точно гора с плеч. Эта туша не была тем, с дыркой, она была его братом-близнецом. Ну, слава всевышнему!.. Нет, все равно хреново, конечно, однако то, что передо мной не зомби, все-таки капельку утешало. Но только капельку, потому что, по-бычьи наклонив голову и грациозно размахивая пудовыми кулачищами, эта ряха решительно двинулась ко мне.
  Я дёрнулся на стуле, но Зверёк направил револьвер мне в лоб:
  - Сидеть, сука!
  Разумеется, я остался сидеть.
  Жора же, похоже, имея все-таки в отношении меня некие инструкции, затормозил в метре от стула и, бешено вращая налитыми кровью глазами и обильно поливая меня слюной, принялся извергать из своих бездонных недр потоки такого отборного и высокорафинированного мата, что ни одно из этих выражений, при всем желании и любви к документальной достоверности, привести я не осмелюсь. Каноническими были лишь предлоги и союзы - имена же существительные и прилагательные, а также глаголы этот "лингвист" выдавал в виде, абсолютно не приемлемом для перенесения их на бумагу. По-моему, он даже ухитрился аранжировать пару числительных! Однако рукам, к счастью, воли покуда не давал.
  (В тот момент я почему-то вспомнил, что в сказках про братьев один всегда дурак. В данном случае умный, похоже, остался в том доме. Хорошо ли это? Поживем - увидим.)
  Наконец я не выдержал и пафосно вклинился в редкую паузу:
  - Слушайте, корнет, здесь дамы!
  От неожиданности он захлебнулся собственным красноречием и - о чудо! - заткнулся, уставившись на меня обалделым взором.
  Зверёк хихикнул:
  - Ладно, Жора, пока, правда, хватит, а? - И - уже мне: - Ну что, наложил в штаны, падла? Погоди-погоди, то ли еще будет!
  Я сделал убитое лицо и тихо попросил:
  - Отпустите девушку.
  - Чево?! - квакнул Зверёк.
  - Ничего. - Я упрямо насупился. - Отпустите, ребята, девушку. Вы же знаете, она тут ни при чем.
  Мозгляк покачал головой:
  - При чем - ни при чем, плевать, верно, Жора? Она останется.
  Бледное лицо Аллы исказила гримаса отчаяния, а у меня в горле вдруг образовался огромный сухой комок, который я с трудом проглотил.
  - Послушай, мальчик, - хрипло проговорил я. - Ну за каким вам вешать на себя еще и это? Она оказалась в доме случайно и не имеет к нашим делам отношения. - Помолчал и, облизнув пересохшие губы, добавил: - Очень прошу тебя, Гена: пожалуйста, разреши девушке уйти.
  Однако Гена только повернулся к гиганту и шутовски развел руками:
  - Слыхал, Жор? Убийца твоего брата просит нас быть милосердными...
  - Да не убивал я никого! - перебил я. - И вообще, не пойму, о чем речь!
  Гена продолжал улыбаться:
  - Видал? Он, оказывается, все еще не понимает!
  Громила яростно скрипнул зубами и рыкнул что-то нечленораздельное.
  - Правильно, Жора, - кивнул напарник. - Дойдет очередь до него - поймет. А давай-ка мы с тобой для начала позабавимся на его глазах с этой малышкой. Ты не против?
  - Не против, - буркнул Жора. Я же едва не задохнулся от злобы.
  Зверёк положил свободную руку на плечо Алле, которая, казалось, вот-вот потеряет сознание.
  - Ну и ладушки! А между прочим, Жора, в этом доме имеется и еще кое-кто. Сами Маргарита Владимировна сладко почивают в своей спальне, так что дойдем и до нее. Не всё же этому гаду. (То есть, мне?)
  - Но его-то пришьем? - настырно уточнил мордоворот.
  - О-бя-за-тель-но... - сладко промурлыкал Гена и вдруг куснул дрожащую Аллу за мочку уха: - А ведь и тебя, мурзилка, тоже придется потом пристрелить, уж не обижайся, ладно? - Немного помолчал и добавил: - Хотя знаешь, после тех фокусов, которые мы тут с тобой понавытворяем, и самой вряд ли жить захочется. Не, ну ежели ты действительно порядочная девушка.
  Я дёрнулся, но дуло револьвера опять глянуло мне в лоб:
  - Остынь, кореш, не колотись! А вообще-то, Жора, может, и правда сперва пришибить его? Чтоб не мешал? Да и спокойнее - потихоньку, безо всякой спешки...
  Ноги Аллы подкосились. Она вскрикнула и рухнула на пол.
  Я до боли сжал кулаки и, понимая, что это уже последняя попытка выиграть хоть сколько-нибудь времени, процедил:
  - Слушай, друг... Ни я, ни тем более девушка тут не при делах. И вообще - не врублюсь, с какой это стати вы именно сейчас на меня набросились?
  Генка пожал плечами:
  - А чего здесь врубаться? Просто твой покойный дружок говорил, что ты тоже алкаш.
  Я обомлел:
  - Что?! В каком смысле?
  Он усмехнулся:
  - Да в самом прямом. Потому и не все поначалу приняли тебя всерьез. Решили: покрутится, мол, туда-сюда - и назад домой. А ты, вишь, каким оказался!
  Вот оно что...
  Да, действительно, я уже говорил, что был и в моей жизни непростой период, о чем Серый прекрасно знал. Ну да, они ждали запойного дуролома наподобие муженька Маргариты и наконец поняли, что ошиблись...
  - Ладно, Зверёк, - услышал я сердитый бас и новую порцию матерщины из уст Жоры. - Хорэ трепаться, давай его кончать...
  Копец, невесело подумал я. Похоже, и правда финита ля комедиа. Но я-то, чёрт, хоть знал, в какие игры играю, а Алла? Что эти сволочи сделают с ней? А Маргарита?..
  При мысли о спящей наверху и ни о чем не подозревающей Рите я едва не взвыл волком. Твою мать, и пока ни единого шанса - близко они не подходят, а чтобы добраться до...
  И тут меня понесло. Знаете, бывает иной раз в жизни, когда начинаешь пороть такое...
  - Эй! - отчаянно заорал я верзиле. - Погоди! Я обязательно должен сказать тебе две вещи. Первая - если сейчас же не угомонишься, предупреждаю: I will speak daggers1.
  Жора выпучил глаза:
  - Чево?!
  - Ничево! И второе: если ты уверен, что я имею отношение к смерти твоего брата...Эх-х, да я б за брата - голыми руками! Мужик ты или не мужик?!
  С р а б о т а л о...
  Едрёна вошь - сработало! Невзирая на предостерегающий возглас Зверька, Жора бросился на меня как боевой слон, и его кулак пушечным ядром врезался в мой череп.
  В принципе, я мог увернуться, но тогда мизансцена потеряла бы ореол достоверности. А так все получилось прекрасно: я с грохотом полетел со стула, свернулся клубочком как малое беззащитное дитя, а когда "развернулся" - все было о"кей и в каждой руке по ножу, первый из которых уже через секунду претенциозно торчал из правого бока Жоры.
  Но я не стал дожидаться, пока Жора всей тушей завалится на меня, и, поднырнув под его локоть, заметался из стороны в сторону: мне ведь надо было еще что-то делать и со своим другим "кинжалом".
  Рука Зверька с револьвером бестолково замельтешила в воздухе - и бессильно обвисла: рукоятка второго, острого как бритва ножа торчала из его правого плеча. Потом раздался тихий стук: это упал на ковер револьвер. Рожа подонка перекосилась от боли, однако реакция у него оказалась неплохая: схватив здоровой рукой сидящую на полу белую как мел Аллу, он рывком приподнял ее и толкнул мне под ноги, а сам выскочил в коридор. Я невольно задержался, а когда, уложив девушку на диван, выбежал наконец на крыльцо, Гены и след простыл. Слинял, чучело, с моим ножом...
  
  Гнаться за ним я не стал. Сидел на ступеньках, курил и размышлял о разных вещах. К примеру, о том, как плохо порой не знать иностранных языков, хотя бы одного, Жора - свидетель, а также гадал, что все-таки означает столь неожиданный тандем: Зверёк - человек Паука, а Жора - не знаю конкретно, чей, но с этой братией на сегодняшний день у меня сложились наиболее плотные взаимоотношения. Так почему же они были вдвоем? Главари договорились о совместных действиях или проклятый вьюн Генка решил пойти по скользкому пути "лысого" и Валентина? А может, он осмелился на собственную партию?
  Ежели так - то зря. Ребята столь мелкого калибра в ходе подобных мероприятий, как правило, не выживают. Даже такие хитровыделанные, как Зверёк.
  
  ...А еще я думал о том, почему Гена и Жора проникли в дом, а я не был даже предупрежден об этом визите вежливости.
  Занятно, очень занятно...
  Глава тринадцатая
  Я сходил на кухню и принес стакан холодной воды для Аллы, которая с отсутствующим лицом лежала на диване. Стеклянный взгляд ее не отрывался от огромной неподвижной туши посреди комнаты, а руки мелко дрожали.
  - Попейте, вам станет лучше.
  Девушка сделала пару торопливых глотков. Несколько капель застыли на подбородке - я вытер их своим платком.
  - Спасибо...
  Ну, слава богу, начала оживать. Я сожалеюще покачал головой:
  - Простите, что все так получилось.
  Она подняла на меня глаза и как-то неуверенно, жалко улыбнулась:
  - Это называется в гости сходила, да?
  Я тоже изобразил на физиономии подобие ободряющей улыбки:
  - Ага. Ну ничего, переживем.
  Алла присела и поджала под себя ноги, с трогательной тщетностью пытаясь прикрыть их верхнюю часть микроскопической юбкой. Вообразив, что прикрыла, уже более твердым голосом произнесла:
  - Теперь вы, наверное, будете звонить в милицию?
  Я поморщился:
  - Да, наверное, надо. Правда...
  - Что - правда?
  Я присел рядом с ней.
  - Ничего, - и положил руку на плечо девушки. - Просто представил на миг, как я, заросший, грязный, сижу за решеткой в темнице сырой, а вы приносите мне передачки - красивая, блестящая, свободная...
  Алла охнула:
  - Что вы?!
  - А что? - пригорюнился я. - Убийство же, милая, чистейшей воды убийство!
  - Но они первыми напали на вас! То есть, на нас, - смущенно поправилась она. - Я ведь свидетель! Даже почти потерпевший! Я расскажу, как всё произошло на самом деле.
  - Большое спасибо, - уныло проговорил я, - однако принципиально ничего не изменится. Тем более что этот нож какой-нибудь эксперт-бюрократ может квалифицировать как холодное оружие. Так что сидеть все равно придется.
  От гнева и возмущения Алла даже забыла в очередной раз одёрнуть юбку.
  - А этот пистолет - не оружие?! - кивнула на валявшийся на ковре аппарат Зверька.
  Я поправил:
  - Револьвер.
  - Какая разница!
  - По сути, никакой, - согласился я. - Естественно, оружие. Однако хозяина его надо будет еще найти. Да вы и сами всё понимаете.
  - Но что же делать? - почти отчаянно воскликнула девушка, и вдруг глаза ее загорелись: - А давайте спрячем его и не будем никуда звонить.
  Я "изумился":
  - Как это?!
  Алла вскочила с дивана:
  - А так! Дождемся, пока стемнеет, и закопаем в саду.
  Я "боязливо" поежился:
  - Ну-у-у, знаете! Труп в саду, это...
  Она топнула ножкой:
  - Господи, ну тогда увезите его куда-нибудь вечером на машине!
  - Уже лучше, - задумчиво кивнул я. - Но простите, дорогая, а вы понимаете, что, предлагая такое, сами становитесь соучастницей преступления?
  Щеки ее наконец порозовели. И как порозовели!
  - Ну и пусть! Если б не вы, я... я не знаю, что эти мерзавцы сделали бы со мной!
  Я вздохнул:
  - Это точно. Ну что ж, раз думаете, что так будет лучше...
  - Конечно, лучше! - отрезала Алла. - Давайте спрячем его где-нибудь до темноты, а кровь на полу и ковре, пока Рита спит, я замою.
  - Можно в кладовку, - предложил я. - Она запирается на ключ. Кстати, кровь есть и в коридоре, и в прихожей, и на крыльце - накапала из гада, когда он убегал.
  - Да уберу. Вытаскивайте из... Жоры свой кошмарный нож и понесли его в кладовую.
  (Слушайте, как быстро она взяла себя в руки!)
  Я покачал головой:
  - Нет, сначала надо отнести, иначе крови натечет еще больше. Вот что, поищите-ка целлофановые мешки, а отволоку этого борова я сам...
  
  Управившись с Жорой, я вымыл руки и пошел наверх, в спальню Маргариты. Как близкий друг дома стучать не стал, дверь же не была заперта.
  Гм, эта прекрасная леди даже не потрудилась одеться после моего ухода и теперь спала, разметавшись, словно Психея. На правах Амура я набросил на нее покрывало - Маргарита не пошевелилась.
  Мое внимание привлекла упаковка таблеток на тумбочке: половины в ней не было - ого! Хотя, впрочем, часть их она могла использовать и раньше. Однако, чёрт побери, Маргарита действительно спала как убитая. А интересно, проснулась бы, если б дошло до стрельбы?
  Я тронул ее за обнаженное плечо. Никаких эмоций. И - вздрогнул.
  - Бесполезно, - раздался за спиной голос Аллы. - Еще перед вашим приходом я пыталась ее разбудить. - Девушка вдруг полузагадочно улыбнулась, видимо, заметив изменения в облике Маргариты, а точнее - покрывало: - Не ослепли?
  - Что? - не сразу понял я. - Ах, в этом смысле... Нет, не ослеп, я и не такое могу выдержать.
  - Представляю... - каким-то странным тоном произнесла Алла, и я внезапно вспыхнул:
  - "Представляете"?! И что вы себе, хотелось бы знать, представляете?
  Глаза девушки сузились:
  - У вас, больной, сдали нервы. Но как бы там ни было - ведите себя прилично.
  Я фыркнул:
  - А у вас? У вас, уважаемая, нервы не сдали?
  Алла медленно покачала головой:
  - Только когда тот мерзкий тип грозил мне. Но теперь всё позади. А вообще-то не забывайте, что я медик и следовательно, привычна ко многому.
  - Ладно, извините, - пробормотал я. - Просто как-то разом всё навалилось...
  - Я понимаю, - примирительно кивнула она, но тут же - новая шпилька: - Я понимаю, и уже заметила, что вы даже в больничной палате были гораздо жизнерадостнее и бойчее.
  - Ну, так уж прям и бойчее, - буркнул я.
  Девушка улыбнулась:
  - Всё, мир, пойдемте. Ей, судя по дыханию, спать еще час-два, не меньше. Видно, не случайно Рита не велела Вике будить ее до полудня.
  - Да-да, конечно, идемте... - И хлопнул себя по лбу: - Вика! Мы же совсем забыли про нее! Где она сейчас?
  Алла пожала плечами:
  - Должна быть в своей комнате.
  - И тоже дрыхнет, как мертвая царевна?
  - Если интересуетесь - посмотрите сами. Знаете, по-моему, вы переутомились и перевозбудились. Давайте я вам тоже поищу чего-нибудь успокоительного, выпьете и отдохнете.
  - Хорошо, - покорно согласился я. - Обязательно, Алла, но чуть позже.
  Девушка уже стояла у двери и выжидающе-вопросительно глядела на меня.
  - Иду, о настойчивая, иду, - с нажимом проговорил я. - Ровно через минуту я снова буду иметь счастье находиться в вашем драгоценном обществе.
  
  Когда дверь за ней закрылась, я внимательно прислушался к звуку удаляющихся по коридору шагов, а потом как кенгуру прыгнул к столу и выдвинул нижний ящик.
  Уф... И картонная коробочка, и золотая оправа камня были на месте.
  После этого я вернулся к сладко посапывающей Маргарите и снова откинул покрывало. Секунд через десять обнаружил то, что искал: маленькую точечку на вене у локтя, оставленную иглой шприца.
  Спускаясь по лестнице, я думал: что ей вкололи?
  А также - кто?
  Алла, Вика или же она сама?
  
  И любой вариант, пусть и в разных степени и свете, был для меня почти одинаково неприятен.
  Глава четырнадцатая
  Алла стояла у окна в "гостиной с гитарой". Я тихо подошел сзади и сказал:
  - Можно попросить вас разбудить Вику? Если только, конечно, эта дрянь и в самом деле спит, а не отколола какой-нибудь очередной фокус.
  Глаза Аллы округлились:
  - За что вы ее так?!
  Я туманно пояснил:
  - Имеются причины.
  Девушка ушла, но уже через минуту вернулась.
  - Ее нет!
  Я даже не удивился.
  - Следовало ожидать. Наверняка умотала следом за дружком. Э-эх-х...
  Настроение было препоганое. Мало того, что я устал и дико хотел спать, - а тут еще и труп в кладовке, и Маргарита в отключке... Кстати, после сделанного мной маленького открытия я уже не сомневался, что через два часа она не проснется, - добро, если оклемается к вечеру. А теперь еще и эта шалшовка сбежала...
  Должно быть, видок у меня и впрямь был не фонтан, потому что Алла вдруг как-то едва ли не по-матерински взяла меня за руку. Но голос ее прозвучал сдержанно.
  - Да не переживайте вы так, - негромко произнесла она. - Все равно ведь рано или поздно все образуется, правда?
  Я не стал опровергать прописные истины, однако более внимательно, нежели раньше, посмотрел на девушку. Знаете, подобное трудно объяснить словами, но я почувствовал, что за последние полчаса что-то в ней едва уловимо переменилось. Я помнил ее заботливой и даже - не побоюсь сказать - ласковой во время моего пребывания в больнице, а также - насмешливой и чуть-чуть ехидной уже после оного. Но теперь... Теперь передо мной стоял будто другой человек. Хотя впрочем, сегодня ей столько пришлось пережить...
  Я мягко ответил на ее пожатие и вздохнул:
  - Извините. Из-за меня вы чудом не влипли в очень неприятную историю.
  Алла возразила:
  - Почему из-за вас? - Немного помолчала. - Или... Или вы действительно связаны с этими ужасными людьми?
  - Да не связан я! Сам не понимаю, что им от меня нужно.
  Девушка опустила глаза:
  - Ну ничего ... Всё ведь кончилось благополучно, да?
  - Да, ежели не считать покойника в доме, - браво подтвердил я и подумал: "Она - "влипла"! А я? Я не влип? Как угорелый мчусь к чёрту на рога, чтобы сам не знаю чем и в чем помочь другу. Прилетаю - и тут же получаю по мозгам, а когда выхожу из больницы, то оказывается, что друг уже мертв, да еще и в придачу был повязан с местным криминалом по самое некуда. И - пошло-поехало! Меня засасывает такой водоворот, что коли вырвусь живым - впору свечку в церкви ставить. Тут и этот оригинальный майор Мошкин... А теперь еще и проклятый алмаз!.."
  Алла точно угадала мои далеко не светлые мысли и негромко сказала:
  - Хотите добрый совет?
  - Хочу, - буркнул я.
  - Уезжайте поскорее домой. - И еще тише добавила: - Пока живы.
  Я не ответил, а девушка снова покровительственно взяла меня за руку:
  - Вам необходимо выспаться.
  - Иду. А вы?
  - Тоже иду.
  Я повеселел:
  - Спать?
  Однако Алла полусердито-полушутливо погрозила пальчиком:
  - Нет, не спать.
  - А куда?
  Она всплеснула руками:
  - Господи, да могут же у меня быть и другие дела, кроме вывоза трупов?
  - Могут, - признал я и уточнил: - Но вы еще вернетесь?
  Она взяла сумочку.
  - Конечно. А в случае чего - звоните. Мой номер... Запишите.
  - Уже записал, - постучал я себя по лбу. - Ну а Рита?
  - Пусть спит и набирается сил.
  - А для чего ей набираться сил? - удивился я, пытаясь уловить некий подтекст.
  Алла мило ухмыльнулась:
  - Да ладно прикидываться! Тоже мне - "Два виргинца".
  - Господи, - смущенно пробормотал я. - Уж скажете, так скажете! Да чтобы я...
  Она рассмеялась:
  - Успокойтесь! Вы исключительно порядочный и оч-чень недурственный мужичок. (Ха! Открытие века!) Правда-правда, - игриво добавила Алла. - И... кто знает, возможно, при иных обстоятельствах, - показала она глазами наверх, - я бы тоже... позволила себе на какое-то время потерять голову...
  Я скептически дёрнул щекой.
  - Многие так говорят, да немногие делают.
  Она повесила сумочку на плечо.
  - Не прибедняйтесь. Если пожелаете, мы к этой теме еще вернемся. Идите спать.
  - Иду, - покорно кивнул я. - А вы?
  - А мне пора.
  - Да, конечно. Послушайте... - Я начал с трудом подбирать слова. - Не слишком переживайте о том, что случилось.
  Девушка посерьезнела.
  - Вы об этой горилле в целлофане? Не беспокойтесь, по роду своей профессии я перевидала немало мертвецов.
  - И... убитых?
  - И убитых. Поэтому мне не привыкать.
  
  "Да-да, тебе не привыкать", - рассеянно думал я, провожая Аллу до порога и запирая за нею дверь, - хватит на сегодня сюрпризов.
  Вернувшись в большую гостиную, решительно направился к дивану, однако, увидев телефонный справочник, открытый все на той же, чуть измятой чьим-то ногтем странице, остановился как вкопанный.
  Внезапно меня посетила некая экстравагантная мысль, и я решил сделать не менее экстравагантный звонок.
  Но меня опередили. Как сумасшедший заверещал мобильник, и я схватил его:
  - Да!
  Ответом были лишь три коротких слова:
  - К тебе гость. - А потом гудки. Здрасьте - опомнился!
  Я выглянул в окно и выругался - как же вы меня задолбали, милые гости!..
  
  Впрочем, это был еще не самый худший вариант. По крайней мере, ни поножовщины, ни стрельбы на горизонте не наблюдалось. Однако напряженность предстоящего разговора прогнозировалась на все сто процентов, и дело здесь было даже не в том, что намедни господин Мошкин ясно намекнул, что мое дальнейшее пребывание в сих пенатах вовсе не обязательно. Кроме этого, как понимаете, отнюдь не добавлял оптимизма тот факт, что беседу придется вести в непосредственной близости от трупа Жоры, да и вообще - невзирая на свои ультрасовременные методы борьбы с преступниками, заключающиеся в либеральном отношении к их внутривидовым разборкам, майор навряд ли будет так же прогрессивен и лоялен ко мне. Хотя с другой стороны, против меня у него до сих пор ничего нет - иначе я пребывал бы уже в далеко не столь комфортабельном доме.
  В общем, я не удивился, когда после формальностей типа "Здравствуйте" - "Добрый день" и моего предложения пройти на кухню (ковер в зале был еще подозрительно влажным в результате Аллиной уборки) Мошкин изрек следующее:
  - Итак, вы не уехали... Нет, не перебивайте. Скажите, сколько вам потребуется времени, чтобы окончательно утрясти здесь свои личные - я особо подчеркиваю это, - личные - и никакие иные проблемы?
  Я испуганно посмотрел на него, как недотянувший до горшка детсадовец на строгую воспитательницу детского сада:
  - Личные?..
  Гость поиграл желваками. Не зло, но многозначительно.
  - Слушайте, не прикидывайтесь идиотом. Даю сутки. Понятно? Сут-ки! Чтобы завтра и духу вашего в городе не было. Ясно?
  Гм, еще бы не ясно. Однако не мог же я покорно, без сопротивления оставить поле боя, правда? К тому же, не сомкнув глаз ни на минуту за всю ночь, я был сейчас если уж и не свиреп, то во всяком случае ершист и задирист.
  - Класс! - восхищенно всплеснул я руками. - Ну а вдруг мне хочется еще позагорать и покупаться в море?
  Его физиономия была бесстрастна как погребальная маска Агамемнона.
  - Тогда вас арестуют.
  - Арестуют?! Но на каком основании?
  - Ну, для начала хотя бы "до выяснения обстоятельств". Существует, знаете ли, такая универсальная формулировка. А коли покажется мало, так я вам быстренько сварганю и припаяю какое-нибудь "мелкое хулиганство" или "нарушение общественного порядка". Хотите? А что, тогда уж и я повеселюсь от души - не одному же вам резвиться на наших просторах! - И - умолк.
  А я тоже молчал, только несколько пристальнее и откровеннее обычного глядел ему в глаза.
  И он смотрел всё понимающим взглядом: понимающим, что в отношении меня у него руки коротки, а для того, чтобы меня арестовать, я должен предстать перед ним либо его шестёрками в обнимку с дымящимся еще дробовиком и одновременно попирающим ногой залитое горячей кровью тело врага. Или же, как минимум, ему следовало бы навестить кладовку.
  Однако первого майор не видел, а о втором, естественно, не догадался, хотя на прощанье и малость похорохорился.
  - В общем, вы всё поняли, - заявил он уже у двери. - Нет, вы тут, конечно, ловко устроились, утешая вдову, но ерепениться не советую. Приезжайте обратно через месяц-другой, ежели не остынете, - вот тогда и милости просим: отдыхайте и поправляйте здоровье в нормальных условиях. Счастливого пути!
  Он вышел, а я тяжело вздохнул и подумал, что тучи сгущаются, не забыв, впрочем, заодно порадоваться тому, что следователь не проявил желания пообщаться с Маргаритой.
  
  Потом я вернулся на диван, уснул и продрых почти до вечера, а когда встал, то поднялся в спальню Маргариты и, постучав, вошел.
  Она уже не спала и была наконец-то одета, если прозрачный пеньюар можно считать одеждой. Рита читала какую-то книжку, но при моем появлении вскочила как горная антилопа и шаловливо повисла у меня на шее.
  Честное слово, я удивился. Нет, не тому, что повисла (висела и раньше), а тому, что шаловливо, - эта женщина не отличалась ни особенной сентиментальностью, ни открытостью чувств.
  - Случилось что-то экстраординарное? - добродушно похлопал я ее пониже спины. - Прилетели инопланетяне или ты нашла алмаз?
  Она показала язык.
  - Ни то, ни другое. Просто я выспалась и зверски проголодалась.
  - И решила съесть меня?
  Покачала головой:
  - Ты пригодишься для чего-нибудь более существенного.
  - Поисков камня? - догадался я.
  - Конечно, а для чего же еще!
  Маргарита состроила очаровательную гримаску, и это стало последней каплей. Я сгреб ее в охапку и с жадным рыком бросился к кровати.
  - Да тише, полоумный! - рассмеялась она, пряча лицо у меня на груди. - Вика услышит.
  - Не услышит, - отмахнулся я. - Эта свистушка опять подалась в бега.
  - Что?! - Маргарита вздрогнула и с неожиданной силой попыталась освободиться из моих железобетонных объятий. - Пусти! Когда?
  Я поставил ее на пол и пожал плечами:
  - Да кажется, где-то около одиннадцати. Кстати, сам я ее не видел...
  Рита подошла к окну.
  - А откуда же знаешь, что она здесь была?
  Я растерялся:
  - Во!.. Подруга твоя сказала.
  Она обернулась:
  - Какая подруга?
  - Ну, Алла, медсестра.
  - Ах, эта...
  Слушайте, тон у нее был какой-то странный, не говоря уже о резкой перемене настроения. Но не в том я пребывал состоянии, чтобы именно сейчас начинать детальные расспросы.
  Я просто подошел, нежно взял ее за руку...
  И случайно именно за ту, в которую был сделан укол.
  Однако я не спросил и про укол. Опять же по причине "не того" состояния. Позже, быть может, спрошу. И сам в свою очередь кое-что расскажу, но... позже.
  
  Позже...
  Глава пятнадцатая
  А потом я вздремнул часа два - остаток дня и ночь обещали быть очень насыщенными. Великолепный майор Мошкин дал мне последние сутки на пребывание в его знойной епархии, и я в эти сутки должен, просто обязан вписаться.
  Когда открыл глаза, Маргариты рядом не оказалось. Я испугался, не смылась ли она опять в неизвестном направлении, однако, выйдя в коридор и услышав из-за полуприкрытой двери в ванную плеск воды и мурлыкающий какой-то вульгарный современный мотивчик женский голос, успокоился. (А кстати, со слухом-то у Риты были, оказывается, проблемы, и, возможно, именно потому она так холодно относилась к музицированиям сначала Серого, а потом и моим собственным.)
  Тогда я вернулся в спальню и набрал номер главного "подстрахуя" - дежурил сейчас его напарник.
  Трубку долго не брали. Потом взяли:
  - Слушаю.
  - Я, - сказал я.
  - Ну? - сказал он, зевая.
  - Это... - с трудом подбирая слова, проговорил я. - Ты часом не слыхал тут ничего о неком алмазе?
  Он удивился:
  - О чем?!
  - Об алмазе, - терпеливо повторил я. - Это камень такой, очень твердый и очень дорогой.
  - Хорош гнать! - с обидой перебил он. - Я что, в школе не учился?
  - Ну, извини. Так вот, похоже, у Серого имелся любопытный старинный перстенек и об этом кое-кому стало известно. Может, его и пришили из-за этого перстня. Не знаешь?
  - Не, - после недолгих раздумий отозвалась трубка. - Не знаю. Но, если это важно, могу поспрашивать.
  Я покачал головой:
  - Да нет, не надо. Слышь, я хотел побазарить еще вот о чем... - И замялся, точно колеблясь. А-а-а, ладно... - Ты сам-то в курсе, кто верховодит ребятами, которые... Ну, в общем, я не о людях Паука, а о тех, других.
  Он опять ответил не сразу. Но ответил:
  - Догадываюсь. А тебе зачем?
  - Да есть мыслишка, - туманно пояснил я и почти тотчас же, будто в порыве откровения, ляпнул: - Понимаешь, похоже, я надыбал, где спрятан этот чёртов алмаз.
  - Да? - тихо спросил он.
  - Ага. Но я ж не дурак, вижу, что такие игры не по зубам. Куда я с ним денусь? По тому, что мне стало известно, простым парням вроде нас этот камешек как петля на шею. Вот я и прикинул фиг к носу, что лучше поторговаться, да и за нехилую сумму выложить тому боссу, где тайник. Ты, естественно, в доле. А доля будет нормальная, отвечаю. Ну, что скажешь?
  Небольшая пауза.
  - Что скажу?.. А ничего. Как хочешь. Значит, надо устроить тебе с ним встречу?
  Я подтвердил:
  - Надо. Заодно постараюсь зарыть томагавки. Во-первых, и самому все это уже осточертело, а во-вторых, - ваш Мошкин предупредил, что ежели через сутки не свалю из города, он меня повяжет.
  - Ясный перец, - отозвался собеседник. - Но трудновато будет - я имею в виду вашу встречу с этим... На тебя у них знаешь какой зуб?
  - Да представляю. А на тебя?
  - За меня не переживай, это мои проблемы.
  - Ладно, - пообещал я. - Не буду. Так когда?
  - Через час.
  Я не понял.
  - Что - через час?
  - Через час позвоню. Жди.
  - Жду, - вздохнул я и положил трубку.
  Однако почти сразу же набрал номер Аллы. Отозвался незнакомый, достаточно молодой женский голос - видимо, мать. На мой вопрос голос ответил:
  - А Аллочки нет дома.
  - И где же она?
  - На работе.
  Я удивился:
  - Простите, но мы уже виделись утром, и Алла сказала, что сегодня у нее выходной.
  Женщина подтвердила:
  - Действительно выходной, но недавно ей позвонили и попросили срочно приехать. Может, там что случилось? А знаете, юноша, в ее работе такие неожиданные вызовы не редкость...
  - Да, конечно, - поспешно согласился я, подумав, что, судя по стилю общения с незнакомцами, Аллина мама прозябает без мужа. - Большое вам спасибо. До свиданья.
  - До свидания, молодой человек, - грациозно, но явно разочарованно прощебетала маман, и я испуганно отключился.
  
  Минут через десять в спальню впорхнула Маргарита, одетая в два полотенца (большое на голове, маленькое на всем остальном), и с разгону чмокнула меня в щеку. Слушайте, надо бы ей почаще дрыхнуть по полсуток - совершенно другой человек: заботливая, ласковая, добрая.
  Однако увидев, что я уже не только одет, но и обут, заботливая, ласковая и добрая поджала губки и холодно поинтересовалась:
  - Опять куда-то намылился?
  Я вроде как виновато кивнул:
  - Ох, надо, понимаешь, ненадолго.
  Маргарита сделала вдруг преувеличенно страшные глаза и зловеще прошелестела:
  - Неужели ты нашел алмаз, несчастный?!
  Я улыбнулся:
  - Да нет. Пока нет, но кое-какие мыслишки закопошились, и их надо срочно проверить. Вот только дождусь одного звонка.
  Маргарита пожала плечами:
  - Ну жди. А я проголодалась как волчица. Ищи меня в тридевятом царстве, тридесятом государстве на кухне. - Сбросив меньшее из полотенец, быстро надела китайский, в блестящих драконах, халат и снова оставила меня прозябать в одиночестве. Впрочем, к этому я и стремился.
  За пять минут до назначенного времени я забился в самый дальний уголок дома. При всем уважении к Маргарите я не желал, чтобы этот разговор услышал кто-либо кроме меня.
  
  ...Он позвонил минута в минуту, и я молниеносно схватил трубку.
  - Ну?
  - Всё пучком, - донеслось в ответ. - Сегодня в полночь на двенадцатом километре от города. Там от главного шоссе дорога уходит в горы...
  - Знаю, - перебил я. - А какие условия? Сколько их будет? Что насчет оружия?
  Абонент присвистнул.
  - Думаешь, условия диктовал я? Он сказал, что ты должен...
  - Погоди, - снова перебил я. - Он - это кто?
  - Он - это он, - веско проговорил мой собеседник. - Тот, кто тебе нужен. Кличка - Бизон.
  - А почему не Зубр?
  - Это сам у него спросишь.
  - Молодой или старый?
  - Лет сорок пять. Да я его и видел-то всего раз. Предпочитаю жить сам по себе.
  - Молодец! - одобрил я. - Так до чего договорились?
  - Их будет четверо, считая шофера. У них пушки будут, а мы должны приехать чистыми.
  - "Мы"?! - переспросил я.
  Он удивился:
  - Но ты ведь пообещал, что я в доле!
  - Конечно, в доле, - успокоил я. - Однако условия какие-то неравноправные. Нас же могут запросто перещелкать как зайцев.
  - Могут и перещелкать, но тут уж всё в твоих руках - как обыграешь этот свой камень. Они подъедут в черном "мерсе" с одной включенной фарой, и его быки нас обшмонают. Иначе разговор не состоится. У нас тоже должна быть зажжена только правая фара.
  - Ясненько... - протянул я. - Слушай, а как тебе показалось - этот Бизон обрадовался, когда речь зашла о камне?
  Несколько секунд он молчал. Потом хмыкнул:
  - Ну, скажем - нехило заколотился. - И вдруг: - А ты-то в натуре знаешь, где тот бриллиант?
  - Падлой буду, - туманно поклялся я и глянул на часы. - Ну всё, мне еще кой-куда завернуть требуется. Жди, я звякну.
  - Жду, - хмыкнул он. - Звякай.
  
  - ...Алё, это я, - сказал я. - Как кто?! Если помните, я искал недавно в ваших владениях одного засранца. Прекрасные, кстати, у вас собачки...
  Что?.. Да, представьте, еще жив, как ни странно... Зачем звоню? Есть одно дельце, которое, полагаю, должно вас заинтересовать... Что вы с этого будете иметь? Поверьте, вы оч-чень хорошо будете с этого иметь... Что поимею я? Надеюсь, не меньше... Что мне от вас нужно? Для начала принципиальное согласие... А если договоримся, то, очевидно, завтра я отдам вам то, дороже чего, судя по всему, для вас нет... Ах, не понимаете? Господи, да всё вы понимаете, но не могу я открытым текстом... Простите, сначала ответ... Ага, согласны? Замечательно, тогда слушайте...
  
  Маргарита до сих пор пребывала на кухне - должно быть, и в самом деле здорово проголодалась.
  - Ку-ку! - впорхнул я. - Мне пора. Дай машину.
  - На, - сказала Маргарита. - Только не забудь потом положить на место.
  - Не забуду. Слушай, а ты снова не улетишь? А то мне тебя караулить некогда. Улавливаешь, что имею в виду?
  Она скромно опустила глаза:
  - Клянусь, что шагу не сделаю из дому без высочайшего соизволения и вообще буду дожидаться тебя как покорная монашка.
  Гм-гм... Когда такие дамы клянутся сделаться покорными монашками, верится с трудом. Однако этого я от нее и не требовал: мне нужно было лишь, чтобы моя прекрасная королевская аналостанка на ближайшие сутки прижала хвост и не высовывалась. И только.
  Ладно. Я сказал:
  - Благодарю. Пока.
  Она помахала ручкой:
  - Если узнаю, что у меня завелась сменщица, - не обижайся!
  - Не обижусь, не узнаешь, - пообещал я и потопал в гараж, думая по дороге о том, что возле самой больницы, видимо, оставлять машину не стоит.
  
  ...Возле я и не оставил. Оставил метрах в пятидесяти, а эти метры героически преодолел пешим ходом. И вот когда я уже приближался к больнице, меня на вираже опередила красная как морковка "Тойота" и эффектно затормозила у крыльца. Из "Тойоты" выскочила высокая молодая женщина.
  Прощаясь с водителем, женщина махнула рукой, и морковка рванула дальше, а сама она быстро взбежала по ступенькам и в мгновение ока скрылась за дверью парадного входа.
  А вот я замер как столб: увиденное требовало осмысления. Осмысливал я минуты две, являя собою со стороны, должно быть, довольно оригинальную скульптурную композицию - "Мыслитель стоячий". Или - "стоящий", не важно. Когда до меня это наконец дошло, я снова тронулся в путь.
  В регистратуре любезно сообщили, в каком кабинете находится сейчас Алла, но доверительно посоветовали постучать прежде чем войти.
  - Ну, разумеется! - воскликнул я. - Да неужели же я похож на мужлана, который не стучится прежде чем входит? Тем более - в больничные покои!
  Розовощекая и круглолицая девица прыснула, как будто я сказал что-то очень остроумное, и, радостно улыбаясь жизни, добавила:
  - Мужланы разные бывают.
  Вот это точно, тут я спорить не стал. Поблагодарил за халат, который девушка протянула мне в окошко, и, набросив его на плечи, пошел по коридору к лестнице, размышляя промежду прочим еще и о том, с какой, спрашивается, стати в больнице, с ее общеизвестно строгим и даже враждебным отношением к здоровым посторонним, вдруг так сердечно, ласково и душевно встречают меня.
  И объяснение тому могло быть одно.
  Меня здесь ждали.
  Ах, Алла-Алла!
  Шалунья Алла...
  Глава шестнадцатая
  Поднимаясь по ступенькам на третий этаж, я вдруг подумал: а что если Маргарите понадобится заглянуть в кладовую и она возьмет второй ключ, отопрет - а там...
  Да нет, зачем ей кладовая?! Она же не домработница какая-нибудь. А кстати, о домработницах - это даже хорошо, что Вика убежала: при ней проблема "выноса тела" стояла бы куда острее. Господи, сколько же у меня еще сегодня дел, и все первостепенные! И ведь на завтра уже не отложишь - завтра мой последний день, завтра все должно быть закончено - и собирай чемоданы!
  Слушайте, что-то я стал слишком самоуверенным, так не годится. В общем, не говори гоп, рано пташечки пропели, от сумы да от тюрьмы... Нет, про тюрьму не надо. Короче, выше нос и - вперед, орлы! Нас ждут вино и бабы!..
  Однако уже на следующем лестничном пролете мною овладели мысли иного рода, и тоже не больно веселые. Так была все-таки Рита любовницей Валентина Королёва? Нет, разумеется, никакого криминала в том нет, особливо если учесть, что от общения с законным супругом она навряд ли получала большое удовольствие, и всё же, и всё же... Ну а как она на самом деле относится ко мне? Сказать трудно - даже несмотря на явное "потепление" после недавней отлучки. Нет, подождите, ну а может, она в меня все-таки наконец влюбилась?..
  Вопросы, вопросы - и один мутнее другого. Телефонный справочник с подчеркнутым ногтем адресом, по которому я обнаруживаю очередного жмура, - это как понимать? Очередное совпадение? И чей то был ноготок? Лично я могу назвать как минимум трех претенденток, хотя встречаются на свете и мужчины с длинными ухоженными ногтями. Помните, у Алексан Сергеича: "Быть можно дельным человеком..."?
  А внезапный побег, не менее внезапное возвращение и тотчас же новое исчезновение проказницы Вики? А высокая блондинка из "Тойоты" - жутко, жутко чем-то знакомая, - которая, кстати, пребывает сейчас где-то здесь же, во чреве этой гостеприимной больницы? Сплошные алгебраические уравнения с кучей неизвестных. Чёртова высшая математика!..
  Лестница кончилась, и я пошел по коридору направо, всматриваясь в таблички с надписями и номерами на дверях кабинетов. Ага, нашел! Остановился и, кашлянув, деликатно постучался. Ответа не получил и выбил на белоснежной двери уже более нахальную дробь.
  - Да! - донесся изнутри звонкий (естественно, женский) голос. - Входите. Да входите же!
  Я слегка распахнул врата и бочком втиснулся в образовавшуюся промежность.
  - Можно?..
  В ответ - чуть ли не смех:
  - Конечно, можно. Какой вы, оказывается, робкий!
  - Это только в вашем присутствии... - куртуазно начал я - и осекся: посреди кабинета стояла Алла во всем белом, даже на голове очень миленький колпачок, а напротив, в кресле, без халата и колпачка, живописно водрузив одну холеную ногу на другую (не менее холеную), восседала дамочка из "Тойоты".
  - З-здравствуйте... - растерянно пробормотал я, и ее темно-синие, почти фиолетовые миндалевидные глаза посмотрели на меня приветливо и с явным интересом:
  - Добрый вечер.
  "Во, а ведь и впрямь уже вечер!.. Дьявол, впереди уйма дел, а тут новый ребус. Где, ну где я ее видел?.."
  А Алла сказала:
  - Знакомьтесь.
  Я звякнул шпорами. Ее же подруга очаровательно взмахнула ресницами:
  - Елена Романовна.
  Гм, даже так? По имени-отчеству? А впрочем, мне-то что, я пришел к Алле, которая незамедлительно поинтересовалась:
  - Это вам мама сказала, что меня вызвали на работу?
  Я кивнул:
  - Мама.
  - Милая мама!
  - О да...
  - А как Риточка?
  - Спасибо, встала, покушала...
  - Бедная Риточка!
  - О да...
  Подобный светский треп продолжался, наверное, не меньше десяти минут. Елена Романовна на правах новой знакомой допрашивала меня как чужеземца: понравился ли мне город, люди, которые в нем живут, море, погода, ну и прочая белиберда.
  Я отвечал, что город прекрасный, а населяющие его люди просто изумительны, с таким отзывчивым и хлебосольным народом давненько не приходилось сталкиваться. Море есть море - естественно, чудо! Погода? Ну, может, капельку жарковато...
  Алла опустилась на кушетку и слушала нашу галантную воркотню, чуть прищурив глаза. По-моему, ей было немножко смешно. А мне? А мне давно было вовсе не смешно, потому что помимо некоторого волнения, связанного с появлением на сцене нового персонажа, я испытывал еще и жуткий цейтнот: в больницу-то я прискакал с вполне конкретной целью, и к ней пора было начинать продвигаться, а эта Елена Романовна, словно издеваясь, беззастенчиво отнимала у меня драгоценные секунды и минуты. И я не выдержал: почти умолк и беспокойно заерзал на стуле, периодически бросая на Аллу просто умоляющие взоры.
  И - хвала всевышнему! - до той в конце концов дошло. Точно спохватившись, она глянула на часы и всплеснула руками:
  - Ой, мы же с вами совсем забыли!.. - И уставилась на меня словно напоминающим о чем-то взглядом.
  И я тоже вылупился на нее, будто только что вспомнил:
  - Да, правда...
  Елена Романовна пристально посмотрела на нас обоих, а потом резко встала, энергичным движением забросив сумочку из крокодиловой кожи через плечо, одёрнула юбку и ровным, ничего не выражающим голосом негромко произнесла:
  - Простите, однако мне пора. Всего доброго. - И направила свои классные ножки к двери.
  - До свиданья... - Я вежливо оторвал зад от стула, а она у порога остановилась и, усмехнувшись, многозначительно подмигнула:
  - Ну что сказать, ребята? Браво! - И вышла в коридор.
  Да-да, она вышла в коридор, а я... Я остался стоять с разинутым ртом как пень. Да вдобавок еще - пень, сраженный ударом молнии.
  Она сказала "Браво!"
  Она сказала "Браво!" - и я вспомнил...
  Я окончательно вспомнил и ее ноги, и голос - голос, произнесший в мой самый первый день пребывания в этом воистину замечательном городе коротенькое словечко "Браво!", после чего мне в физиономию ударила тугая парализующая струя...
  
  ...Алла ошарашенно покачала головой.
  - Этого не может быть!
  Я грустно улыбнулся:
  - И тем не менее.
  Алла казалась потрясенной не на шутку.
  - Но я же отлично ее знаю! Зачем, ну зачем ей это было нужно?! Вы же познакомились только сейчас! Фантастика какая-то!
  Я пожал плечами:
  - Увы, факт есть факт. Но успокойтесь. Я не собираюсь гнаться за вашей подругой по крышам и канализационным трубам и даже не собираюсь заявлять на нее в милицию. Как говорится, проехали.
  Алла поспешно поднялась с медицинской кушетки. (В смысле - она на ней сидела, не подумайте чего.)
  - Сейчас приду.
  - Ага, - кивнул я. - Курить, конечно, нельзя?
  Она широко распахнула фрамугу:
  - Курите. - И вышла вон.
  Я высунулся в окно чуть ли не по пояс и стал пускать дым, одновременно любуясь знакомым уже пейзажем больничного двора, а также более дальними далями. День приближался к концу, тени ложились на дома и деревья под вечерним углом, а солнце примерялось, как бы поэффектнее и половчее нырнуть в море. Кр-расота!..
  Вернулась Алла минут через пять. Лицо ее не было уже таким напряженным.
  Я спросил:
  - Всё в порядке?
  Она улыбнулась:
  - Да, конечно. Просто надо было навестить больного.
  Улыбнулся и я:
  - Ну а теперь помогите здоровому.
  - Вам, что ли?
  - А кому же еще? Мне очень важно кое-что узнать, и, возможно, вы именно тот человек, помощь которого оказалась бы особенно ценной. Позвольте без прелюдий, ладно?
  В глазах ее появилось легкое удивление.
  - Ладно...
  - Около двух месяцев назад, - начал я, - моему покойному другу и мужу Маргариты Владимировны Сергею была сделана операция. В вашей больнице, поскольку она здесь единственная, да и операция не была сложной. Так вот, не могли бы вы узнать, кто именно из врачей делал ту операцию? Это всё, о чем я вас попрошу.
  - А нечего и узнавать. Сергея оперировал Виктор Иванович.
  - Тот самый?! - удивился я.
  - Самый тот.
  Я заволновался:
  - Пождите-подождите, но он же лечил и меня, а я не был хирургическим больным.
  Губки Аллы сложились в почтительный бантик.
  - Виктор Иванович - специалист самого широкого профиля, и к тому же они были хорошо знакомы. Так что нет ничего необычного в том, что операцию он делал сам, даже не просто сам, а один.
  - Понятно... - пробормотал я. - А скажите, можно его увидеть?
  - Прямо сейчас?
  - Ну, если он здесь. Клянусь, это страшно важно!
  Какое-то время девушка внимательно смотрела мне в глаза, потом пожала плечами:
  - Идемте.
  Мы вернулись к лестнице и спустились этажом ниже. Алла подвела меня к одной из дверей левого крыла:
  - Вот кабинет Виктора Ивановича. А я буду у себя. Обратно дорогу найдете?
  - Найду, - пообещал я, и ее каблучки зацокали по паркету, а я постучал и на приглашение, донесшееся изнутри, храбро толкнул дверь.
  Доктор Павлов сидел за столом и что-то писал. Когда он поднял голову, огромные под стеклами роговых очков глаза равнодушно уставились на меня.
  - Чем могу... - начал было он, но я идиотски-радостно улыбнулся и с жаром воскликнул:
  - Здравствуйте, дорогой доктор!
  - Здравствуйте... - недоуменно протянул он, однако тут же, точно спохватившись, приложил руку ко лбу: - А впрочем, постойте-постойте...
  Должно быть, моя улыбка напоминала в тот момент развернутую до отказа гармошку.
  - Не узнаёте, Виктор Иваныч?! Это же я!
  Он положил ручку.
  - Всё. Теперь узнал. Жертва иприта. Проходите и садитесь, молодой человек.
  Я прошел и сел. И тотчас затараторил:
  - Огромное вам спасибо, доктор! Вы меня так чудесно вылечили! Ничего больше не болит!.. - и т.д. и т.п.
  Когда я умолк, дабы перевести дух, он снизошел до улыбки:
  - Ну хорошо-хорошо. Но что же опять привело вас в эти стены? Надеюсь, уже не вопрос здоровья?
  - Совершенно верно, - сияя как новый старый рубль, подтвердил я и - безо всякого перехода: - Понимаете, месяца два или три назад вы оперировали одного моего товарища. Об этом я и хотел поговорить.
  ...Да-а, подобной смены курса многоуважаемый Виктор Иванович никак не ожидал, и на некоторое время в кабинете воцарилась полная тишина.
  Потом он слегка откашлялся и уставился на меня из-под очков как лемур:
  - Но... вообще-то у нас тут проводится много операций, и вот так вот вспомнить...
  - Да ну, доктор, - перебил я. - Тот случай вы наверняка не забыли. Резали без ассистентов, и к тому же своего знакомого. И ваша медсестра Алла, между прочим, его знала. Она - подруга его жены... то есть, вдовы. А Сергея убили аккурат накануне моей выписки. Вы, конечно же, слышали.
  - Ах, вон вы о ком, - осторожно протянул Виктор Иванович. - Да-да, кажется, начинаю вспоминать. Однако вас ввели в заблуждение: это явное преувеличение, что мы с Сергей Анатольичем были друзьями.
  - А разве я сказал - друзьями?! - удивился я. - Нет, доктор, я сказал - знакомыми. Так вот, уже после его смерти возникли некоторые обстоятельства... Короче, я хочу, чтобы вы рассказали мне о той операции.
  Теперь он смотрел на меня поверх очков, и судорожно сжатые большие руки выдавали его волнение.
  - Но... но я не понимаю, молодой человек, что именно могло вас заинтересовать. Рядовая операция, мы такие делаем пачками. Я просто удалил ему доброкачественную опухоль...
  - Стоп! - опять бесцеремонно перебил я. - А точно опухоль была доброкачественной?
  Доктор Павлов растерялся:
  - Господи, ну а какой же! Ведь не...
  Я округлил глаза:
  - Вот! Вот, доктор, в этом и кроется причина моего визита. Маргарита Владимировна, понимаете ли, вбила себе в голову, что у ее мужа был рак, и потому он... начал вести беспорядочную жизнь, выпивать сверх меры, ну и в конце концов это привело к трагедии. Значит, она не права?
  Виктор Иванович с явным облегчением откинулся на спинку кресла.
  - Можете передать Маргарите Владимировне, что это чушь. Полная, абсолютная чушь! Поняли? Так и передайте!
  Я радостно кивнул и поднялся со стула:
  - Спасибо, понял, так и передам. Прошу прощения за беспокойство, но вы же знаете - женщины. Им коли в голову что взбредет...
  Доктор тоже встал и даже вышел из-за стола, деликатно выпроваживая меня из кабинета. Да я особенно и не сопротивлялся. За лечение поблагодарил, про операцию Серого уточнил - всё, больше меня здесь ничто не задерживало.
  У порога мы сердечно пожали друг другу руки и распрощались. Я поднялся к Алле. Она импозантно сидела на стуле и полировала маленькой пилочкой ногти. Очень красивые длинные ногти.
  Увидев меня, спросила:
  - Поговорили?
  - Поговорили. Всё нормально.
  И вдруг Алла отложила пилку и виновато вздохнула:
  - Извините, пожалуйста, но мне придется дежурить до утра. У нас одна девочка заболела.
  - Ничего страшного, - успокоил я. - Пусть девочка болеет, дежурьте на здоровье.
  Она нахмурилась:
  - Но как же вы?
  - А что - я?
  - Как же вы один вывезете...
  - Ах, вон вы о чем! - Я махнул рукой: - Не волнуйтесь, всё будет проделано в лучших традициях американского кинематографа. Ну, пока.
  - До завтра, - кивнула она.
  Я ухмыльнулся:
  - А почему это обязательно - "до завтра"? Может, мы увидимся еще и сегодня.
  Девушка захлопала ресницами:
  - Что-что?
  - Ничего.
  - Но постойте! - чуть ли не вскрикнула она. - А как же... Рита?
  Я сделал преувеличенно суровое лицо:
  - Поверьте, милая, мои чувства к вам не имеют к Рите ни малейшего отношения.
  Глава семнадцатая
  Проделав обратный путь к выходу, я вновь очутился на улице.
  Да, вечер вступал в свои права: стало заметно прохладнее, принаряженные отдыхающие выползали на предзакатный променад, направляясь кто к центральной набережной (местному "броду"), кто к разного рода увеселительным заведениям либо ресторанам, - и лишь я, один я, как проклятый, все еще вынужден был, увы, заниматься делами. Мой трудовой день, к сожалению, только начинался.
  Я сел за руль - и внезапно в голову тюкнулась любопытная мысль. Посмотрев на часы, подумал, что проверить ее конструктивность до наступления сумерек наверняка успею, и врубил зажигание.
  Добравшись до Цветочной улицы, я медленно проехал мимо "девятки" цвета "медео", в которой счастливая юная парочка, уютно устроившись на заднем сиденье, отчаянно и самозабвенно целовалась. В и без того скудном туалете девушки уже явственно намечался вполне целенаправленный беспорядок.
  "Эх, молодо-зелено! - чуть ли не умильно подумал я. - Счастливые и беззаботные! Знай целуются себе - и нет им дела ни до чего в мире. На всё и на всех им глубоко плевать, а возможно, и не только плевать, эх-х-х!.."
  Остановившись метров на двадцать дальше желто-зеленого дома, я вышел из машины и равнодушной походкой вернулся к калитке. Бросив по сторонам пару зорких индейских взглядов, отодвинул щеколду и ступил во двор. В облике дома не произошло никаких особых изменений за исключением того, что окна были плотно закрыты ставнями, а на двери болталась на веревочках красивая милицейская печать.
  Но печать для героя - не помеха. В две секунды я нагло надругался над этим произведением сфрагистики, потом вскрыл отмычкой замок и, достав из кармана маленький фонарик, храбро двинулся вперед. Так... коридор, крохотная прихожая, кухня, первая комната, вторая...
  Нет, это точно не сказки - насчет шестого чувства. Потому что в какой-то момент мне вдруг пришло в голову, что фонарик лучше выключить, а самому метнуться куда-нибудь в сторону.
  И я выключил.
  И метнулся, упав за диван на пол.
  И - вовремя, потому что почти в тот же миг в комнате раздался приглушенный хлопок, а поблизости что-то просвистело. Не требовалось особого ума догадаться, что это был выстрел из пистолета с глушителем и стреляли не в кого-нибудь, а в меня.
  Я замер, изо всех сил влипая в пыльный пол. Через секунду в моей правой руке уже тоже был пистолет, однако палить без крайней нужды не хотелось из соображений конспирации: у меня, как ни прискорбно, глушителя так до сих пор и не имелось.
  Теперь, когда я вырубил фонарик, вокруг стояла полная темень, и следующего выстрела можно было уже не очень опасаться. И все же невидимый визави выстрелил. На этот раз пуля разгрохала какую-то вазу - меня с ног до головы осыпало осколками, но я даже не пошевелился: пускай оппонент думает, что я труп. Поверит - уйдет. Не поверит, захочет убедиться и приблизится - что ж, тогда извините.
  Минуты две я лежал распластанный на полу в ожидании очередной бомбардировки - однако ничего не произошло. Мало того: с улицы внезапно послышался громкий оклик, и через несколько секунд донеслись звуки удаляющихся шагов.
  Фигушки, не заманите, стреляного воробья на мякине не проведешь. Но вскоре до меня дошло, что я действительно остался один. Вскочил, бросился к двери...
  Чёрт, поздно!
  Выбежав на крыльцо, я только успел увидеть, как в машину, в которой недавно столь артистично миловались местные Ромео и Джульетта, на место водителя впрыгнула высокая стройная женщина. Из-за полуопустившихся уже сумерек я не сумел ее разглядеть, однако... Однако фигурой и ростом она здорово напоминала мою сегодняшнюю новую знакомую, а еще... Маргариту.
  Вот от этого, последнего открытия я просто опешил, замер столбом, а "девятка" рванула вперед и через несколько секунд скрылась за углом.
  Я выругался и вернулся в дом. Зачем? Трудно сказать. Я словно шкурой ощущал: что-то здесь должно находиться, раз некто (ха, "некто"!) очень не хотел, чтобы я это обнаружил. Не хотел до такой степени, что даже начал стрелять.
  
  ...Говорят, удача сопутствует смелым. Ну, насчет смелости скромно умолчу, да и навряд ли можно считать удачей в традиционном смысле слова встречу с очередным покойником. Да-да, я нашел труп. Ёлки-палки, эти мертвецы и правда липнут ко мне, точно гвозди к магниту!
  Убийцы, надо признать, проявили изобретательность и даже некий изыск не только в способе убийства, но и сокрытия тела жертвы от случайных глаз. Безрезультатно обшарив весь дом, я уже собрался было уносить ноги, когда вдруг вспомнил о чердачном люке в потолке прихожей.
  Залезть наверх по лесенке было делом плевым, и когда я ступил на пыльные, полуприсыпанные керамзитом лаги и осветил фонариком черные внутренности чердака, взору предстала не самая приятная картина: на одном из стропил висела... Вика.
  Я дёрнулся было к ней - и остановился. Судя по выражению лица и положению конечностей, смерть наступила несколько часов назад, и значит, помочь несчастной я уже не мог. А вот себе навредить мог, если бы начал топтаться по густой пыли и наследил как дурак.
  Не буду описывать лицо повешенной, ничего в том приятного нет. Твари!.. От бессильной ярости в сердцах саданул кулаком по бревну. Конечно, Вика была не подарок и крови своими фокусами попортила мне немало, но чтобы такое... Я вовсе не желал ей подобного конца.
  Но знаете, в голове моей начали проясняться еще кое-какие нюансы этого проклятого "дела". Дела очень многогранного, разновеликого, не состыковывающегося многими своими фрагментами и деталями и на первый взгляд почти не поддающегося объяснению с точки зрения обычной формальной логики, потому что слишком много самых разных интересов самых разных людей, когда намеренно, а когда и случайно, вдруг сплелись и скрестились вокруг одного предмета: маленького вшивого кусочка углерода с черным пятном в сердцевине - загадки или ошибки природы. Ошибки, за которую очень многим уже пришлось заплатить самой дорогой ценой и за которую, надеюсь, скоро заплатит и еще кое-кто.
  И, по-видимому, за всей этой жутью стоит не одно конкретное лицо, а несколько, и все они, вольно или невольно, действуя каждый ради своей личной выгоды, стали соавторами всего этого кошмара.
  Да, заварил кашу Серый. Тем, что привез алмаз в город, и тем, что не сумел как следует держать язык за зубами. А дальше - пошло-поехало. К охоте за "доисторическим" бриллиантом подключились Паук и не знакомый еще мне Бизон - два столпа здешнего "высшего общества". Правда, Паук, по всему, на каком-то отрезке пути решил остановиться - либо кишка оказалась тонка, либо благоразумие взяло верх, - однако не захотели останавливаться некоторые из его подчиненных. Да и кстати, себя я тоже вовсе не исключал из данного поганого списка: я же тоже охочусь теперь за камнем, хотя начинал-то с, казалось бы, благородного дела мщения за погибшего друга. И - трупы посыпались со всех сторон как из ведра изобилия...
  Но не только нами тремя ограничивался этот список. Не только...
  Ладно, угрюмо сказал я сам себе и спустился вниз, не забыв смазать следы на пыли и тщательно протереть ручку люка. Ладно, вали, Гаврила, покуда не прищучили.
  Захлопнув входную дверь и заперев калитку, я направился к машине. Уже почти совсем стемнело, и следовало спешить.
  Сев за руль, я включил зажигание и поехал, то и дело поглядывая на часы и размышляя о том, что уж коли у преступников имеются милицейские печати, то наверное, стоит когда-нибудь обзавестись ими и мне.
  При въезде в город "вышел на связь", а потом повернул к дому Маргариты. За Жорой.
  
  Машину я подогнал почти вплотную к крыльцу, как уже делал однажды, а сам поднялся в спальню Маргариты, окна которой выходили, к счастью, не во двор, а на противоположную сторону.
  Она встала из кресла, придвинутого к включенному телевизору, и раскрыла мне навстречу свои объятия:
  - Господи, ну наконец-то! (Гм, вроде не похоже, что только что примчалась с "задания".)
  Я вежливо отстранился:
  - Подожди.
  Ее глаза широко открылись:
  - Что такое?!
  - Ничего. Понимаешь, мне снова нужно уехать. Но ненадолго, и это последний раз.
  Маргарита горько усмехнулась:
  - Ну еще бы не последний! Ведь завтра ты уедешь навсегда.
  - Ладно, обо всем этом мы еще поговорим. Где у тебя ключ от спальни?
  - Какой спальни? - не поняла она.
  - Твоей. Видишь ли, мне сейчас очень нужно поговорить с одним человеком. Он ждет в машине. Но я не хочу, чтобы вы, даже случайно, увиделись. Нельзя. Это опасно. И я закрою тебя в спальне, а потом открою, когда он уйдет. Хорошо?
  Она бесстрастно пожала плечами и достала из кармана халата ключ:
  - Как тебе угодно.
  
  ...Засунув Жору, который начал уже, простите, пованивать, в машину и замаскировав его куском брезента, я вернулся и отпер Маргариту. Вошел в спальню, кашлянул.
  Она не обернулась и даже не соблаговолила отвести взгляд от экрана телевизора:
  - Положи ключ на тумбочку.
  Положил и ушел.
  
  А теперь - лирический пейзаж...
  Ночь.
  Звезды на небе.
  Ослепительно-яркие южные звезды на омерзительно черном южном же небе.
  Треск цикад в кустах и траве и голубые блуждающие точки светляков, как микроскопические "огни святого Эльма".
  Дорога.
  Деревья слева и справа.
  Две машины.
  Ночь...
  Возле "Мазды" трое обыскивают двоих.
  Потом один подходит к "Мерседесу", склоняется над полуопущенным боковым стеклом, вполголоса говорит:
  - Вроде чистые.
  Человек на месте рядом с водительским удовлетворенно кивает:
  - Хорошо. Давайте...
  Его собеседник возвращается к первому автомобилю, толкает товарищей... И не успевают обысканные даже дёрнуться, как раздаются приглушенные выстрелы. Люди из первой машины падают на придорожную щебёнку. Ночь...
  Однако почти тотчас звучат еще три выстрела, и убийцы как подкошенные валятся на бездыханные тела своих жертв. Теперь они тоже бездыханные. Теперь они тоже жертвы.
  Звезды на небе...
  
  В несколько прыжков, которым позавидовал бы гепард, я подскочил к черному "Мерседесу" и рванул на себя дверь, одновременно направляя ствол "магнума" тридцать второго калибра (маленький "глок" сегодня остался дома) в лоб ничего не понимающего "пассажира":
  - Выходи!
  Даже в почти полной тьме видно, как он бледнеет, а на лбу выступает испарина. Однако правая рука его лезет в карман...
  Я изо всей мочи бью каблуком по этой руке, и она уже больше никуда не лезет, а бессильно обвисает словно перебитое птичье крыло.
  - Выходи, - тихо повторяю я.
  И он выходит...
  
  Говорил он много.
  Он очень много, сбивчиво, путанно и взволнованно говорил, но я его едва слушал: меня не интересовало практически ничего. Ни-че-го...
  Он божился и клялся, что не убивал Серого, - то есть, что тот был убит совсем не по его приказу, - и я не возражал: я и без клятв верил ему.
  Когда мой напарник отволок полуобезумевшего от страха всесильного местного "босса" за обочину, Бизон уже не просто побледнел, а посерел. Он в ужасе лепетал, что готов заплатить за свою жизнь какую угодно цену, обещал, что не будет мстить, - и пальцем не тронет ни меня, ни Маргариту - вообще больше никого на свете (ну прямо исправившийся Бармалей, которого отрыгнул Крокодил).
  Я молчал. Потому что думал. О том, что добрался вот наконец до человека, которого продолжительное время считал главным звеном в, как я экспансивно выразился ранее, "поганой цепи", убившей моего лучшего друга.
  Теперь я уже так не считал. Теперь я смотрел на белеющее в темноте дрожащее от испуга, покрытое холодным липким потом ожидания смерти холеное, с крупным псевдоримским носом лицо и в какой-то момент даже подумал: а может, и правда, оставить его в живых?..
  Наконец я решил.
  Решил не потому, что испытывал к нему ненависть. Нет-нет, в его обещания сделаться голубем мира я не верил ни секунды, но не это сыграло главную роль в моем решении. Не это...
  Я посмотрел на напарника:
  - У тебя есть что ему предъявить?
  Тот равнодушно пожал плечами:
  - Не, вообще второй раз вижу, хотя и слыхал, конечно, что за кадр.
  В мятущихся глазах Бизона затеплился было огонек надежды, но...
  Но я поинтересовался:
  - Сделаешь его?
  "Коллега" хмыкнул:
  - Как скажешь. Сильно?
  Я покачал головой:
  - Ты не врубился. Сделаешь его совсем?
  Казалось, на мгновенье мой "ведомый" заколебался, однако потом снова дёрнул плечом и хищно оскалился:
  - Давай!
  - На, - улыбнулся я. - Только уж по-нашему, по полной программе, ты понял?
  
  ...Он понял.
  Он всё правильно понял и начал методично избивать пленника в духе самых лучших традиций. После первого же удара в голову Бизон упал, но он поднял его и далее уже придерживал левой рукой за ворот, продолжая наносить удары пока средней силы правой, - в лицо, в горло, в печень, в сердце и солнечное сплетение.
  Думаю, Бизон отключился уже в первую минуту избиения, потому что кроме абстрактных хрипов и сдавленных стонов из его глотки не доносилось никаких звуков. Я же время от времени издавал одобрительные, подбадривающие возгласы, внимательно наблюдая за каждым движением своего компаньона.
  Постепенно он вошел в раж: сломал несчастному нос, а еще через пару секунд раздался хруст ребра и тут же - треск ломающейся левой руки. Потом он отпустил Бизона, и тот окровавленным мешком рухнул на землю, однако мой напарник продолжал бить его уже ногами и вдруг... в какой-то миг склонился над неподвижным телом и - легкое, почти неуловимое движение руки и невнятный гортанный крик опьяненного вкусом и запахом крови берсерка...
  После этого - секундная пауза, и все началось сначала, но мне было уже ясно, что пора завязывать.
  Я осторожно приблизился сзади и, схватив за плечо, рывком развернул действительно впавшего уже просто-таки в звериный экстаз помощника к себе лицом:
  - Хватит!
  Его глаза были глазами безумца, из уголка перекошенного рта стекала тонкая струйка слюны... Он ощерился и полуприсел как злобная обезьяна перед прыжком, однако понемногу начал приходить в себя. Чтобы ускорить процесс, я громко обложил его трехэтажным матом, и это в самом деле помогло - взгляд стал более осмысленным, руки опустились. Он потряс головой, точно отгоняя наваждение, - и... обложил меня.
  Я не возмутился: пусть очухается окончательно, - а сам склонился над умирающим, оставив за собой право на сoupe de qrase1. И не только.
  Раз-два... Всё, теперь Бизон мертв. Но меня сейчас волновало не это, а то, ради чего я, грешник, затеял сей кровавый спектакль. Я быстро осмотрел изломанный, изуродованный труп и поднялся.
  Он уже окончательно оклемался и глядел угрюмо и чуть виновато.
  Я дружелюбно ткнул его кулаком в бок:
  - Чего нахохлился? Всё путем!
  Он скривился от боли.
  
  Слава богу, что "мерс" не "жопер". Мы засунули в его просторное чрево тела ребят Паука, которым сегодня, увы, выпало сыграть наши роли, а также людей Бизона и его самого. Последним занял свое место Жора, извлеченный из машины Маргариты, и, думаю, при желании мы могли бы запихнуть в салон еще пару-тройку покойников.
  Но больше у нас, к сожалению, не было. Мы облили "Мерседес" бензином из канистры, пролив заодно горючую дорожку метров десяти. Мой соратник уселся за руль "Мазды" и включил двигатель. Я оглянулся по сторонам - всё тихо - и сел рядом. Потом чиркнул спичкой - и огненная змейка понеслась к "Мерседесу".
  Ждать результата, естественно, не стали - я захлопнул дверь, и машина рванула прочь. Через несколько секунд сзади взметнулся к небу ослепительный столб огня, а уже поворачивая в сторону шоссе, мы услышали взрыв. Гори, гори ясно... твою мать!..
  
  Перед въездом в город мы поменялись местами - я сел за руль. Спросил:
  - Где тебя высадить?
  - Где хочешь.
  - Давай подброшу до дома.
  Он усмехнулся:
  - Нет, вот этого, спасибо, не надо.
  Сообразив, усмехнулся и я:
  - Пожалуйста, как желаешь. Можешь вылезать прямо сейчас.
  Он кивнул:
  - Прямо сейчас и вылезу. - Немного помялся. - Слушай, а...
  - С тобой расчет завтра, - сказал я. - В смысле окончательный. Второй-то уже всё получил?
  - Аг-га... - Он почему-то шумно сглотнул слюну. - Получил. Ладно, звони.
  - Позвоню, - пообещал я. - И о камешке еще потолкуем. А знаешь что... - Помолчал и посмотрел на часы. - В половине третьего можешь отзывать своего приятеля.
  Он удивился:
  - Почему?
  - Ну а что ему там делать? Всё кончено, Маргарите больше бояться некого, а к этому времени и я надеюсь вернуться.
  Он взялся за ручку.
  - А-а, понятно. - И открыл дверь. - Ну, пошел.
  - Давай, - согласился я. - Иди. В общем, жди звонка.
  - Жду, - сказал он. - Пока. Спокойной ночи.
  - И тебе спокойной, - сказал я. - До завтра.
  
  Когда его приземистую фигуру, выражаясь высоким слогом, поглотила ночная тьма, я завел машину и поехал в больницу. Мне очень хотелось сказать на прощанье еще пару теплых фраз доктору Павлову.
  Глава восемнадцатая
  Однако по пути случилась небольшая заминка. За два квартала до больницы дорогу перегородили, не считая обычных, две казенные машины - милицейский "уазик" и микроавтобус скорой помощи. Хотел сдать назад - поздно, меня уже подперли, и не оставалось ничего иного как ждать.
  Я закурил, покурил и докурил сигарету. Потом вылез из машины и прошел метров двадцать вперед, до места аварии. Отчаянно вереща, подкатила еще одна "скорая" - "реанимационная". Я приблизился к кучке зевак, встал на цыпочки, вытянул шею и ...
  Да-а, похоже, одна из оставшихся передо мною проблем отпала. Правда, возможно, появилась новая, но уже далеко не столь принципиальная.
  Не скажу, что не удивился увиденному. Удивился, хотя и не сильно (чего-то подобного подсознательно ожидал). Скорее, здесь превалировала обыкновенная человеческая жалость.
  Елена Романовна лежала на асфальте как брошенная злой девочкой сломанная кукла. Ее тело было изогнуто неимоверным образом, словно у балерины в прыжке. Последнем прыжке... Голова откинута далеко назад - точнее, полголовы, потому что правая часть черепа была изуродована до неузнаваемости. А вот левая, с копной светлых, разметавшихся по асфальту волос, осталась практически целой, как при жизни. Руки разбросаны в стороны, правая нога прижата к животу, зато левая едва ли не уперлась босой ступней в поясницу. Выгнутая как татарский лук спина говорила о том, что у несчастной наверняка сломан позвоночник.
  Я не стал глазеть дальше. Повернулся и, лавируя между машин, пошел обратно. Сев в кабину, снова закурил и принялся ждать, пока уберут и увезут тело. Зря вызывали реанимацию. Женщине, которая хотела убить меня две недели назад, помочь было уже невозможно...
  
  К счастью, дежурная в больнице оказалась не какой-нибудь старой крысой, а вполне еще свежей полногрудой крашеной брюнеткой. На мой вопрошающий зов она откликнулась нехотя, но не похоже было, что я ее разбудил. Может, читала книжку про любовь или смотрела сериал про нее же, проклятую.
  - Добрый вечер! - проникновенно сказал я. - Простите-извините, но мне очень нужно увидеть Аллу из триста двадцать первого кабинета. Простите-извините, но это действительно страшно важно.
  Она смерила меня не таким уж и враждебным - а что, я был без кинжала в зубах, одежду не покрывали пятна свежей крови, - взглядом и хмыкнула:
  - Приспичило, што ль?
  Я с готовностью согласился:
  - Вот именно. А коли приспичит, уж сами знаете - никакого удержу!
  Она, усмехнувшись, смилостивилась:
  - Эт точно. Ну, заходи, - и поплыла от двери обратно, к телефону. Позвонила, сказала пару слов - и опять мне: - Жди.
  Я скромно присел на стул. Минуты через три появилась Алла и сделала удивленное лицо. (А впрочем, не слишком удивленное.) Я тотчас вскочил ей навстречу:
  - Я же обещал, что приду. Не прогоните?
  Девушка вроде бы сурово покачала головой, однако в зеленых глазах как маленькие блестящие чёртики плясали смешинки.
  - Ладно, - притворно вздохнула она. - Что с вами поделаешь, идемте. (Заметьте, она даже не поинтересовалась, за каким лешим меня принесло. Она просто сказала "идемте".)
  Прошествовав по коридору, Алла ступила на лестницу. Я - следом, отмечая по привычке всевозможные конструкционные узлы и детали ее аппетитной фигурки. В кабинете девушка жестом указала на стул:
  - Садитесь.
  Я сел. Приземлилась и она, очаровательно положив ногу на ногу. По-моему, Алла ждала, что теперь-то я наконец возьмусь за нее как следует.
  Я и взялся. Да только, боюсь, не в том контексте, в каком она ждала.
  Лучезарно улыбнувшись словно дурачок, прогнусил:
  - А знаете, я оказался несправедлив к вашей подруге. Прекрасная была женщина.
  Алла нахмурилась, как человек, начинающий обманываться в своих первоначальных ожиданиях.
  - Подождите-подождите, это вы о ком? Что-то не пойму...
  Моя улыбка стала еще дурнее и лучезарнее:
  - Господи, ну как же! Я про Елену Романовну.
  Она кивнула:
  - Ага, теперь поняла. И что?
  - Прекрасная, говорю, была женщина, - с легким нажимом повторил я.
  Глаза Аллы сузились:
  - Постойте, что значит - была?
  Я вздохнул:
  - "Была" это и значит "была", дорогая. Увы, двадцать минут назад на улице ее сбила машина.
  - Какая машина?.. - почти прошептала девушка.
  - Не знаю, - пожал я плечами. - Убийца с места преступления скрылся. Сейчас там и милиция, и "скорая", и "реанимационная", так что если еще жива, привезут к вам. Но навряд ли - скорее уж сразу в морг. Ужасное, ужасное зрелище...
  Лицо Аллы стало бледным, и я смотрел на нее с нескрываемым восхищением. Потом перевел взгляд на настенные часы, понял, что тратить время на восхищение непозволительная роскошь, и поднялся со стула.
  - Простите, вы можете дать мне адрес нашего многоуважаемого доктора Павлова?
  Знаете, ежели бы она не была хорошенькой девушкой, я бы сказал, что у нее челюсть отвисла. Но она была, и я так не сказал.
  - А... зачем вам адрес Виктора Ивановича? - медленно проговорила Алла.
  Я нарочито зевнул.
  - Да ни за чем. Очень хочется поболтать с ним на сон грядущий.
  Голос ее задрожал:
  - Я... я не в том смысле... Просто к чему вам адрес, если Виктор Иванович здесь?
  - Да?! - удивился я.
  - Да. Он дежурит.
  Я улыбнулся:
  - Какая прелесть! И часто ваши дежурства совпадают? Ой, совсем из головы вылетело, что сегодня вы на подмене.
  Глаза Аллы недобро сверкнули:
  - Слушайте, если нужно, идите к нему в кабинет. Проводить или сами?
  Я заверил:
  - Сам. - И нагловато добавил: - Прошу огромного пардону, коль обманул какие-то ваши девичьи надежды.
  Из ее кабинета я выскочил пулей, не дожидаясь, пока вслед полетит градусник или что потяжелее, к примеру, клизма, и потрюхал на второй этаж. Ага, нужная дверь. Теперь постучим и войдем.
  Постучал и вошел:
  - Здравствуйте еще раз, доктор!
  Он вылупился на меня куда удивленнее, нежели десять минут назад Алла, и мне показалось, удивление это было искренним.
  - З-здравствуйте... Н-но... К-как?.. П-почему?..
  - А нипочему! - отрубил я. - Так просто. С вашего позволения присяду? - И, не дожидаясь этого самого позволения, плюхнулся на стул. - Слушайте, да вы, кажется, вовсе не рады мне, доктор?
  Он кисло улыбнулся:
  - Н-ну, знаете, в некотором роде не ожидал. Но видеть бывшего трудного пациента живым и здоровым врачу всегда приятно...
  - Вот! - многозначительно задрал я к потолку указательный палец. - Вот - живым и здоровым! Это вы верно заметили. Однако, уважаемый Виктор Иванович, вполне ведь могло случиться, что вы узрили бы меня мертвым и больным. Точнее - мертвым или больным. Признайтесь, это вам понравилось бы меньше?
  Какое-то время он молчал. Потом медленно покачал головой:
  - Что мне не нравится сейчас, так это ваш тон, молодой человек. А еще не нравятся слова, которые вы произносите. Не считаю нужным учить вежливости, но... Короче, либо прекратите хамить, либо покиньте, пожалуйста, мой кабинет. Вам ясно?
  Гм, еще бы не ясно! Ну ладно, коли так - пора брать быка за рога. Беру.
  - Ваша правда, - кивнул я. - Время пустой болтовни прошло. Начинаю по существу. Несколько часов назад в кабинете медсестры Ракитиной я увидел некую весьма приятную во всех отношениях молодую женщину, отрекомендовавшуюся Еленой Романовной. Красивая женщина, Виктор Иваныч. Вы с ней знакомы?
  Он нетерпеливо фыркнул:
  - Допустим, и что же?
  Я мгновение подождал, а потом вдруг пальнул как из пушки:
  - Это она отравила меня, доктор.
  - Что-о?!
  - То-о! Повторяю: это именно она упекла меня в вашу прекрасную больницу. Кстати, Алле я об этом поведал.
  Он стянул очки с носа, и было видно, что руки его мелко дрожат.
  - Шутите?!
  Я рассмеялся:
  - Какие уж тут шутки! Стал бы я балагурить в час ночи. Однако не это главное. Самое интересное заключается в том, что сейчас сия дама, по-видимому, уже в холодильнике морга.
  Доктор Павлов вскочил как ошпаренный:
  - Вы... убили ее?!
  - Чума на вас, - скорбно вздохнул я. - Ее сбила машина. А я проезжал мимо и случайно увидел. И почему-то подумал, что стоит сообщить об этом вам с Аллой.
  Виктор Иванович опять опустился в кресло. Без очков его глаза были не такими большими. Теперь же они казались просто жалкими.
  - Алла ваша любовница? - внезапно спросил я, и у него от этого невинного по нынешним временам вопроса сперло дыхание.
  - Как... как вы можете!.. - слабеньким тенорком кукарекнул он.
  Я махнул рукой:
  - Да бросьте. Я вовсе не собираюсь читать вам нотации о нравственности и грехе. Мне просто хочется понять, на чем они вас подловили. Да, скорее всего, вы клюнули именно на эту рыбку по имени Алла. Им нужен был "свой" врач, который бы лечил их "больных", выдавал всякие липовые справки и прочее. Ну и наверняка легальный доступ к качественным наркотикам и другой подобной дряни знакомство с вами им значительно облегчило. И пошло-поехало: коготок увяз, и так далее.
  Он молчал, отрешенно уставясь в какую-то видимую лишь ему одному точку на белой стене за моей спиной. Честное слово, он вызывал жалость, но жалеть его было для меня сейчас непозволительной роскошью.
  - Полагаю, вы знали, кто и почему уложил меня на больничную койку, - продолжил я. - И мне еще повезло, что вам не дали приказа залечить меня до смерти, - наверное, решили, что какой-то заезжий хлыщ не представляет опасности ни для них, ни для проблемы, которая перед ними стояла. Слушайте, я говорю "им", "ними", однако надеюсь, обоим нам ясно, что подразумевается в данном случае некто Пузырёв Юрий Петрович, по кличке Бизон. Пузырёв заправлял доброй половиной всех уголовно наказуемых дел и делишек в округе и в один прекрасный день узнал о существовании уникального, до сих пор считающегося в ученых кругах всего мира полумифическим, бриллианта "Чёрный Скорпион". Мало того, он узнал, что это чудо Востока находится в вашем городе и хозяин его...
  А вы с Сергеем и его женой познакомились через Аллу. В качестве допущения можно предположить, что и Сергей пользовался вашими услугами как врача: вывод из запоев, ну и прочие штуки по восстановлению ослабленного алкоголем организма. И вот однажды... И вот однажды о существовании легендарного "Чёрного Скорпиона" становится известно и вам.
  Я не знаю, посвятил ли вас в эту тайну Пузырёв, надеясь с вашей помощью наложить лапу на камень, или же разболтал по пьянке сам Сергей, - да это и не суть важно: о бриллианте вы узнали, и в вашей умной (ну не Бизоновой же чета, правда?) голове зародилась мыслишка - увы, не оригинальная, тут вы не были первопроходцем - завладеть им самому. Что скажете?
  - Ничего, - хмуро буркнул Виктор Иванович. - Всё это чушь и бред. Продолжайте фантазировать дальше.
  - Продолжаю, - послушно кивнул я. - Итак, вам приспичило сделаться владельцем "Чёрного Скорпиона", однако для этого нужны были как минимум две вещи: чтобы хозяин его умер и чтобы местонахождение тайника стало известно вам. Конечно, кабы получше взвесили все "за" и "против", то сообразили бы, что для подобной, уж простите, мелкой сошки, как вы, обладание этим камнем аналогично подписанию себе смертного приговора... Так я думал еще совсем недавно. Но вскоре я понял, что недооценил вас. Слышите? Чего молчите?
  Он огрызнулся:
  - А что, по-вашему, я должен отвечать на эту ахинею! Сидите тут, сочиняете какую-то сказочку о неведомом миру бриллианте... Да, кстати, а откуда он взялся у вашего друга, если вообще существует?
  Я укоризненно покачал головой:
  - Он существует, Виктор Иванович, существует, и вам это известно не хуже, чем мне, а пожалуй, и лучше. Я ведь не видел камня, только слышал и читал о нем. А вы, вы - видели. Ну а насчет того, как "Скорпион" попал к Сергею, можно, к сожалению, только строить догадки. Последние более-менее достоверные упоминания об этом алмазе связаны с Афганистаном начала двадцатого века. Скорее всего, именно в Афганистане мой покойный товарищ и приобрел его. Каким путем - понятия не имею. Возможно, купил, а возможно и...
  Но бог с ним, к чему ломать голову над вопросом, ответить на который уже некому. Недавние события не менее интересны и драматичны. Ну что, не передумали? Не расскажете?
  - Нет! - рявкнул он и снова швырнул очки на нос. Руки же, точно ища себе новое занятие, тараканами забегали по столу.
  Я не стал возражать.
  - Как угодно. Тогда попробую сам, но уж не взыщите за ошибки в деталях: реконструкция есть реконструкция. Кстати, один мой знакомый выражается "реконструация". Ха-ха. Смешно, правда?
  - Нет! - отрезал он.
  - Согласен. Даже пошло. Однако бедняга-то искренне считает, что говорит правильно. Так вот, около трех месяцев назад... Да, здесь первое допущение: я не знаю, кто предложил эту идею. Если вы - аплодирую вашей изобретательности, если Сергей, то, по зрелом размышлении, вы все равно поняли, что это просто неслыханная удача и идеальный вариант.
  Руки доктора Павлова прекратили нервно блуждать по столу.
  - Какой вариант?..
  Я хмыкнул:
  - Да вот такой. "Человек-сейф". И заметьте - в а ш сейф. Почему? А потому, что вы - врач. Под видом удаления опухоли - внимание, синьоры! - вы зашили под кожу Сергея алмаз, и отныне оба они оказались в ваших руках. Являясь по существу домашним доктором этой семейной пары, вы сделались подлинным (но, разумеется, тайным) вершителем судьбы моего товарища. И теперь оставалось только ждать. Не естественной смерти Сергея - при иных, более благоприятных обстоятельствах он мог прожить неопределенно долгий срок, еще и вас пережил бы, - а ждать, когда вы сами будете готовы стать владельцем "Чёрного Скорпиона": во-первых, обеспечите себе полное алиби в глазах Пузырёва (термин "алиби" я трактую здесь достаточно широко - что бы ни случилось, вы ни при чем); во-вторых (снова гипотеза, однако напрашивающаяся сама собой) - развод с супругой, достойный, чинный, благородный, устраивающий все стороны и опять же не вызывающий подозрений, и перемена места жительства с предварительной покупкой дома либо квартиры в другом, желательно отдаленном городе с перспективой последующего переезда туда уже с новой (полагаю - молодой) женой; в-третьих - безболезненный расход с местной мафией; ну а в четвертых, как говорится, - прочее. После столь тщательной подготовки, а возможно, и параллельно с нею, вы бы взялись за своего "драгоценного" пациента. Довести человека до смерти такому многоопытному врачу, как вы, - пара пустяков, правда?
  Но Виктор Иванович молчал, и я продолжил:
  - Рискну предположить, что вы понемногу уже начали претворять в жизнь некоторые пункты своего долгосрочного плана, однако тут в ход событий внезапно вмешался случай: Сергея убили. Его убили, а вы как в анекдоте - "не готовы". Но не беда: "человек-сейф" и на том свете не менее надежен, нежели на этом. Даже еще надежнее - ну кому, скажите, придет в голову, что в могиле лежит не только мертвец, но и сокровище, за которое можно купить с потрохами весь ваш пакостный "Гедлиберг"?! Вы же, когда страсти ( я имею в виду "страсти" и злость Бизона по потерянному бриллианту) улягутся, в одну прекрасную ночь преспокойненько вскроете могилу, вырежете алмаз - и всё, дело сделано... Да, я забыл упомянуть еще одного достойного представителя местной фауны - доброго дедушку-собачника по кличке Паук. По-моему, сначала он тоже проявлял к камню определенный интерес, однако когда атмосфера накалилась, предпочел отойти в сторонку.
  И тогда...
  И тогда доктор Павлов вдруг фыркнул:
  - Ну еще бы!
  - Что - "еще бы"? - не понял я.
  Он посмотрел на меня как на неразумного младенца:
  - Да вы что, с луны свалились? Разве не знаете, что он ее отец?!
  - Чей отец?.. - Глаза мои начали расширяться, а Виктор Иванович презрительно дёрнул плечом:
  - Маргариты Владимировны, чей же еще!
  ...Наверное, с минуту я переваривал услышанное. Наконец вроде бы переварил и - деланно-бодрым тоном, чтобы собеседник не вообразил, будто это известие меня так уж сильно потрясло, - пропищал:
  - Ну и что? А какая разница?.. - Эй, по-моему, проклятый эскулап понемногу приходит в себя. Надо ставить его на место. - Вы еще не созрели?
  Доктор Павлов прищурился:
  - Для чего?
  - Для чистосердечного признания, что всё ( или почти всё) так и было. Учтите, я не собираюсь идти в милицию, да тут и не с чем идти: никакого преступления лично вы не совершали, - и меня интересует лишь одно: прояснить ситуацию вокруг камня и убийства Сергея.
  И вот тогда он наконец взорвался.
  - Да! - каркнул он. - Да! Я зашил бриллиант ему под кожу! На спине, слева, ближе к пояснице. Теперь довольны?
  - Не совсем, - покачал я головой. - Но вас это уже не касается. Моей главной задачей было найти убийцу Сергея. Не исполнителя, а заказчика, духовного, так сказать, организатора. И кажется, я его нашел.
  - Надеюсь, сие не я? - язвительно осведомился доктор.
  - Не вы, - улыбнулся я. - И не Паук. И не Бизон... Да, кстати, вы не слушали с полчаса назад местные новости? Нет? За городом найден сгоревший "Мерседес" Пузырёва аж с семью трупами на борту, - сымпровизировал я.
  - А сам Бизон? - вскинулся Виктор Иванович.
  - Тоже спёкся. Не знаю, правда, в свете последних событий это весть для вас радостная или печальная.
  Он ничего не ответил, и я продолжил:
  - А между прочим, сказать, где хранился "Чёрный Скорпион" до того, как вы сделали Сергею операцию? В гитаре. Да-да, в гитаре, я нашел там оправу.
  Доктор Павлов медленно опустил голову, сдавил руками виски и грязно выругался.
  -...Я должен был догадаться!.. Чёрт, тогда всё могло бы быть совсем не так...
  - Если только сам себе не враг, - нравоучительно подытожил я и добавил: - Каждый выбирает по себе, Виктор Иваныч, и не только женщину и религию, но еще и дорогу. Не исключено, что вам сломали бы хребет через пять минут обладания "Скорпионом". Будьте реалистом и смотрите на вещи трезво. Из-за этого уголька убили Сергея и еще очень, очень многих людей - что стало бы с вами, трудно представить даже в самом кошмарном сне. А поэтому считайте, что вам повезло, и зарубите себе на носу: держитесь впредь от могилы Сергея как можно дальше. Если узнаю когда-нибудь, что могилу вскрыли, - а я это узнаю, - то найду вас куда бы вы ни заползли и голыми руками вырву вам сердце. Шутка. Не голыми. Я вырежу его ножом. Вот этим, - продемонстрировал Виктору Ивановичу недавнего посетителя Жориного брюха. - Потому что, честное индейское, больше всего на свете я не люблю, когда совершается надругательство над могилами моих друзей.
  С минуту мы оба молчали.
  Потом он глухо сказал:
  - Уходите...
  - Что?! - удивился я.
  - Уходите, - зло повторил он. - Я не желаю вас видеть! Вы... вы даже не представляете, что за каких-то десять минут ухитрились исковеркать всю мою жизнь!
  Я назидательно помахал рукой:
  - Не всю. Не всю, любезнейший Виктор ибн Иванович, а только самую гнилую ее часть. Будьте же мужчиной - возьмите себя за холку и постарайтесь жить дальше как жили. Или... или вы настолько уже обгорели?
  - Вон! - тявкнул он. - Вон отсюда, мерзавец!
  Я покачал головой:
  - С громадным бы удовольствием, но мне еще надо сказать несколько прощальных слов нашей очаровательной Алле.
  Он вскочил как от хорошего пинка:
  - Зачем?!
  Простодушная улыбка:
  - Сейчас узнаете. - И - театральный жест в сторону телефона. - Зовите.
  Глава девятнадцатая
  Она вошла и прямо с порога кокетливо надула губки. Не знаю, кому из нас предназначались эти ужимки: передо мной ей рисоваться вроде уже не стоило, перед доктором - тем паче.
  - Вы что-то хотели, Виктор Иванович? - синичкой прощебетала она. - А то у меня сегодня очень много работы. И вообще...
  Я пристально смотрел на нее. "Вы что-то хотели...", "У меня сегодня очень много работы..." М-да-а, чёрт возьми, - вот так, с шутками и прибаутками, мы и потеряли, похоже, целое поколение. Нет-нет, думал я, глядя в эти изумительно бессовестные глаза: мы были другими - проще, чище, духовнее... Тоже шутка.
  - Здравствуйте третий раз, радость моя, - проникновенно улыбнулся я во всю пасть и указал на покрытую клеенкой кушетку: - Приземляйтесь, кажется, это ваш любимый вид служебного транспорта.
  Ее взгляд изменился, и отнюдь не в сторону потепления.
  - Садитесь, - повторил я. - Есть разговор. Надеюсь, последний, ведь завтра я уезжаю.
  Какое-то время Алла молчала, потом резко повернулась к доктору:
  - Что происходит?
  Тот полуистерично всплеснул руками:
  - Откуда мне знать!
  - Да бросьте, - добродушно пробасил я. - Всё вы знаете. И я всё знаю. И эта юная леди тоже, хотя и не желает пока признаваться.
  "Леди" побледнела и села. Подозреваю, что побледнела не из-за каких-то там высокоморальных причин, а от самой элементарной злости.
  - Вы не смеете!
  - Смею, милашка, смею, - усмехнулся я. - Неужели я позволил бы себе разговаривать с женщиной в подобном тоне, ежели бы не знал наверняка, что иного она и не заслуживает?
  - Ну вы... это... - попытался было проявить рыцарский характер доктор Павлов, однако я на него прицыкнул:
  - Лучше молчите! Вроде всё уже сказали. Или хотите добавить?
  Он явно не хотел, а она... Она глядела сейчас на меня как на клыкастого вампира из фильма ужасов... и вдруг внезапно вскочила с кушетки. Но, увидев нож, слабо охнула и медленно, медленно вновь опустилась, извиняюсь, на зад.
  Я продолжал играться ножом, а Алла таращилась на него как завороженная, пока опять не обрела наконец дар речи.
  - Вы что?! - взвизгнула она. - Совсем рехнулись?! Виктор Иванович, звоните скорее в милицию! Пусть приезжают и заберут этого психа!
  Я одобрительно кивнул:
  - Да-да, уважаемый, звоните скорее. А то без представителей закона наша беседа носит какой-то незавершенный, я бы сказал - ущербный характер. Нет последних легких штрихов, некой итоговой точки...
  Доктор Павлов, к своей чести, не сделал даже и попытки завладеть телефоном. Он только еще сильнее нахмурил густые брови и раздраженно забарабанил длинными пальцами по чьей-то истории болезни. Я же поднялся со стула и прошвырнулся взад-вперед по кабинету. Алла, словно загипнотизированная, следила за каждым моим движением.
  Наконец мне надоело шнырять туда-сюда, точно маятник, и я опять обратился к ней:
  - Ну что, дорогая? Сама все расскажешь или же мне как инквизитору из ведьмы клещами вытаскивать из тебя каждое правдивое слово?
  Девушка продолжала молчать, однако очаровательные глазки ее подёрнулись странной дымкой, и вообще вся она удивительно походила сейчас на затаившегося в засаде маленького, но очень опасного зверёныша.
  - Ладно, - сказал я. - Ладно, обойдемся без клещей, просто послушай. - Сделав картинный реверанс, я приблизился к ней и, взяв за руку, потрогал нежные подушечки пальцев.
  Вскрикнув (впрочем, не очень громко), Алла отпрянула от меня как от змеи:
  - Не трогай, хам!
  - А я и не трогаю. Я только хочу сообщить, что человеку опытному и искушенному во всяческих жизненных перипетиях не составит особого труда добыть отпечатки пальцев кого бы то ни было, причем в любой обстановке. Ну, еще не догадалась, к чему клоню?
  Ага, нет. Ладно, внемли дальше. И вы тоже, доктор, думаю, и для вас это будет небезынтересно. Итак, я снял отпечатки со стакана, из которого ты, вся в шоке после чудесного избавления от страшного изнасилования, изволила попить водички. Кстати, прими поздравления: ахала, охала и падала в обморок от "угроз" своих приятелей ты вполне натурально, так что, возможно, тебе стоило бы заняться в жизни чем-то иным, а не тем, чем занялась в конечном итоге. Но мы отвлеклись.
  Итак, я сравнил отпечатки пальцев на стакане с пальчиками, которые обнаружил на телефонном справочнике в доме Маргариты Владимировны. Между прочим, ты здорово помогла мне тем, что подчеркнула своим острым коготком некий номер и адрес, а также что не убрала справочник после того, как я все это уже увидел.
  Глаза Аллы потемнели, и она напряглась как струна. Несколько секунд буравила меня ненавидящим взглядом - чуть дырку не прожгла, - а потом прошептала:
  - Врёшь! Врёшь, ты хочешь пришить мне... - И осеклась.
  Я рассмеялся от всей души:
  - Ну разумеется! Только не вру, а лгу, так культурнее. Естественно, никаких отпечатков я не снимал - просто хотелось понаблюдать за твоей реакцией, и я за ней понаблюдал. Доказательств-то не было, только догадки. Ты исключительно ловко подбросила в гостиную этот чёртов справочник. Я даже сначала подумал, что во всем виновата Маргарита, и лишь потом сообразил, что тут орудовал кто-то другой. Вернее, другая. Что это была дама, мне стало ясно еще в той злополучной квартире... Помнишь "Запах женщины" с Витторио Гассманом или Аль Пачино? Так вот, там присутствовал слабый-слабый, но - "запах женщины". Вопрос - какой? Их крутилось вокруг в эти дни предостаточно, однако только три были "завязаны" на справочник: ты, Маргарита и Вика. Вику, бедняжку, я отбросил почти сразу же - не того полета птичка. Но вот когда увидел на вене у Маргариты след от укола, это уже был ключ. Не скажу, что меня осенило тотчас, но в конце концов все-таки осенило: Рита правша, и укол был сделан в правую руку. Согласись, странно. Да и проклятый справочник точно специально продолжал мозолить мне глаза, словно кто-то боялся, что я не замечу... Одновременно Маргариту "выключили" на достаточно долгий срок, чтобы я раньше времени не начал ее расспрашивать. А тут эти орлы подоспели, да Вика снова сбежала...
  В общем, события закружились такой каруселью, что у меня практически не оставалось времени присесть и как следует задуматься, однако... Однако я ни на миг не забывал, милая, что тот номер телефона совершенно непринужденно и даже навязчиво подбросила мне ты. Ну вот, что касается этого - пожалуй, и всё.
  - Но позвольте! - вспыхнул вдруг доктор Павлов. - Вы тут понаговорили столько, да еще какими-то загадками!.. Что это значит? Лично я ничего не понимаю. А вы, дорогая?
  - О! - улыбнулся я. - Дорогая, Виктор Иванович, всё понимает - не зря же молчит. Но суть поведаю в двух словах и вам. На днях наша - то есть, простите - ваша ослепительная Алла навестила одну квартирку и проткнула там вязальной спицей печень человеку, ожидавшему хозяина квартиры, с которым я очень жаждал поболтать.В результате я не поболтал ни с тем, ни с другим. Полагаю, с этой стороны вы свою подружку еще не знали. Одно дело просто красотка, связанная чем-то там с бандитами, но совершенно другое - убийца экстра-класса. Поверьте, я ни капли не преувеличиваю, кое-какой опыт у меня есть.
  В кабинете воцарилась мертвая тишина, и вдруг Алла хрипло расхохоталась:
  - Ну и складно же врёшь! Но зачем, зачем мне это было нужно? Нет, ты определенно спятил!
  Я покачал головой:
  - Увы, ангел милосердия, я не спятил, и тебе это известно лучше, чем кому бы то ни было. А лапшу на уши можешь вешать своему почтенному профессору, но только не мне. Как ты недавно сказала? "По роду своей специальности мне приходится видеть немало мертвецов. И убитых тоже..."
  Всё верно. И не просто "видеть". Не врублюсь вот только, зачем потребовалось убирать того пацана (гонец Паука, да?) столь неординарным способом. А может, ты садистка? Или это было красноречивое предупреждение лопуховатому доморощенному Шерлоку Холмсу, чтоб не совался куда не следует? Но факт остается фактом - ты проделала всё исключительно грамотно.
  - Нет, ей-богу, ты спятил... - как во сне повторила Алла.
  Я встал и кротко пожал плечами:
  - Еще не надоело? Лучше поведай своему дружку, как подъехала к тому дому, поднялась по лестнице, позвонила... Слушай, а ты знала, что этот парень от Паука? Ну можно же было предупредить его, чтоб смывался. Или вам так и так нужно было его убрать?
  Наверняка он и сам чувствовал себя в квартире переметнувшегося к Бизону Королёва как на иголках и мужчине не открыл бы. Но когда заявилась молоденькая прелестница... Да, такой хладнокровной и целеустремленной девушки мне раньше встречать не приходилось. Он был здоровенным мужиком, да и я мог нагрянуть в любой момент, - и тем не менее ты исполнила все именно так, как задумала.
  Алла отсутствующим взглядом смотрела в пустоту. Потом откровенно зевнула:
  - На словах-то у тебя гладко. Однако ведь и сам не святой. А кроме того, были еще и другие убийства...
  - Действительно, святым меня назвать трудно, но я убил негодяя, который угрожал тебе, разве забыла? Больше меня обвинить не в чем. А насчет других убийств... Знаешь, горлинка, ежели хватит времени, разберусь и с ними...
  И вдруг за моей спиной раздался надсадный, взволнованный хрип:
  - Уже не разберетесь! Времени-то как раз и не хватит!..
  Я оглянулся - доктор Павлов, тяжело дыша и сопя, точно паровоз, целился в меня из просто-таки доисторического нагана. Огромные под толстыми стеклами очков глаза его, казалось, вот-вот вылезут из орбит.
  Инстинктивно сделав пару шагов назад, я присвистнул:
  - О, похоже, я ошибся в вас, Виктор Иванович! Судя по всему, ваша дружба с Пузырёвым зашла дальше, нежели я предполагал. Но учтите, если выстрелите, это будет самая крупная ошибка в вашей жизни, гораздо крупнее, чем все остальные, которые вы уже успели наделать, вместе взятые. Дежурная внизу видела, как я пришел, и знает, к кому я пришел. Или вы готовы грохнуть и ее? К тому же выстрел услышит вся больница. Нет, коли заранее согласны получить минимум лет пятнадцать строгого режима, - то валяйте, жмите на курок. Но вот коли нет...
  Больше я ничего не сказал. Стоял и смотрел на его покрытое мелкими каплями пота лицо, бегающие глаза под очками, трясущиеся губы...
  Наконец, он очень неплохо для врача и интеллигента ругнулся и опустил револьвер.
  Вроде пронесло, облегченно подумал я, а вслух сказал:
  - Так-то лучше, доктор. А теперь, поскольку я чувствую, что мое присутствие вам обоим уже в тягость, то пожалуй, пора откланиваться. Да-да, я ухожу и на прощанье хочу пожелать вам всего самого лучшего. И в работе, и в личной жизни.
  Виктор Иванович и Алла молчали как чурки и плотоядно пожирали меня глазами.
  Я приблизился к двери и, для верности чуть-чуть приоткрыв ее, вдруг замер:
  - Ёлки-палки, едва не забыл! Слушайте, чтобы не быть неблагодарным, я решил еще кое-что поведать каждому из вас, голубки. Возможно, это в определенной степени упростит ваши взаимоотношения, а возможно, и нет, однако сие меня уже не касается.
  Глубокочтимый Виктор Иванович, хочу сообщить, что, к сожалению, ваша дорогая Алла хоть и не догадалась, куда вы с Сергеем спрятали алмаз, но тем не менее не теряла надежды вытянуть это из вас, а после... Простите, доктор, но при всем искреннем уважении замечу, что для такой выдающейся девушки, как Алла, связать свою судьбу со столь блестящей партией, как Бизон, куда выгоднее, престижнее и безопаснее, нежели с вами. Об этом раскладе я узнал от самого Пузырёва - хотите верьте, хотите нет. Мадемуазель Ракитина была его Матой Хари на вашем любовно-бриллиантовом фронте.
  Взгляд, которым наградил свою подружку доктор Павлов, я описывать не берусь. Как, впрочем, и ее ответный. Однако я еще не договорил до конца.
  - А что касаемо вас, Виктор ибн Иванович, то, как мне недавно стало известно, заполучив "Чёрного Скорпиона", вы тоже не собирались останавливаться, так сказать, на достигнутом. Я уже говорил, что в ваших планах было покинуть этот райский город? Так вот, покинуть его вы рассчитывали отнюдь не с бедняжкой Аллой, а совсем другой женщиной. Счастливо оставаться, господа кладоискатели!
  Я ланью выскочил за дверь, едва не свернул шею на лестничных виражах и, пробегая мимо дежурной, кивнул ей самым сердечным образом.
  - Приходите еще! - с улыбкой прокричала она вслед.
  - Когда-нибудь непременно, - ответствовал я. - И уж тогда - исключительно к вам. Только к вам!..
  Подойдя к машине, уже не спеша открыл дверь, не спеша взгромоздился на сиденье. Если честно, относительно этой сладкой парочки меня интересовало сейчас лишь одно: расскажет ли наконец, в порыве уж не знаю каких там эмоций и чувств, завотделением Павлов медсестре Ракитиной, где находится бриллиант, или нет.
  А посему, когда в ночной тиши приглушенные бетоном стен вдруг раздались, с интервалом примерно в пять секунд, два выстрела, я от изумления только покрутил головой и громко выругался матом, а потом дал по газам и что было лошадиных сил дунул прочь от треклятой больницы.
  
  ...Я ехал и думал: кто из них стрелял? есть ли трупы? как скоро ждать визита брандмайора Мошкина и ждать ли вообще?
  Глава двадцатая
  Должен признать, он действительно здорово знал свое дело. Если бы не клюнул на мою лажу насчет половины третьего и не приперся в два (к тому времени я уже больше получаса куковал в кладовке), еще не известно, как все обернулось бы.
  О том, что он здесь, я догадался только по еле слышному щелчку входного замка. Потом - несколько почти бесшумных шагов, - и вот кладовка уже у него за спиной. Он не сразу огляделся по сторонам, возможно, потому, что слабый свет в большой гостиной отвлек его, заставив сосредоточить внимание на том, что впереди, а не сзади.
  Но впереди-то никого не было. А сзади был я, и "макаров" с глушителем (мне было из чего выбирать, арсенал за эти дни в доме скопился приличный) уже пристально глядел в его круглый затылок.
  Я шагнул в коридор и тихо сказал:
  - Привет.
  Он даже не дёрнулся, только весь напрягся как пружина, и я поспешно предупредил:
  - Без глупостей.
  Он усмехнулся:
  - Ну ясен хрен. А повернуться-то хоть можно?
  - Пока не стоит, - вздохнул я. - Попозже, если будешь хорошо себя вести.
  Он пожал плечами:
  - Ладно. Говори.
  - А что говорить?! - удивился я. - Сам всё разумеешь, не маленький. И я не маленький. Ну а раз оба мы не маленькие... Слушай, мне уже всё понятно, кроме одного. Почему?
  Теперь он даже не усмехнулся, а по-настоящему рассмеялся:
  - Ты осёл или прикидываешься?
  - Считай, что осёл. Итак?
  - Итак - камушек, брат, камушек. Что же еще?
  Вообще-то я ожидал именно такого ответа, однако пока не все концы тут сходились, и я скомандовал:
  - Топай вперед. Грабли за голову.
  Он не стал ни переспрашивать, ни уточнять. Поднял руки и медленно двинулся по коридору. Шагнув через порог зала, остановился:
  - Дальше?
  - На стул, - подсказал я. Посреди комнаты уже стоял приготовленный заранее стул. - Теперь поворачивайся.
  Он сел. Руки все так же сцеплены на затылке (приятно иметь дело с профессионалами), лицо напряжено, однако без тени испуга или подобострастия. Маленькие, недобро прищуренные глаза, курносый нос, тонкие губы...
  Я прикрыл дверь, продолжая целиться ему в лоб.
  - Говори.
  - А что говорить-то? Ну, узнал про алмаз, решил забрать себе. Думал, удастся его расколоть - скажет, где прячет... - Пару секунд помолчал. - Не сказал.
  Я сузил глаза:
  - Ты пытал Серого?
  Он хмыкнул:
  - Нет, по головке гладил! Но не раскололся, гад... Может, потому, что здорово бухой был, не соображал почти ни хрена.
  Я скрипнул зубами.
  - Ладно, а тебе-то кто шепнул про бриллиант?
  Он удивился:
  - Как кто?! Сам Серый и сказал за бутылкой.
  - Точно?
  - В натуре. Сидели мы с ним раз в кабаке...
  - Слушай, - почти миролюбиво попросил я. - Только давай без брехни, а? Не мог он тебе ничего рассказать.
  - Почему не мог?! - едва ли не обиделся мой собеседник.
  Я разозлился:
  - Да потому, что вы с ним не были знакомы! Уж что-что, а это мне известно: всю пенсию на телефон истратил, пол-Союза бывшего обзвонил, понял?
  На этот раз он молчал долго. Потом вздохнул:
  - Ну, коли так... Слушай, а как ты допёр, что я? По вот этой фиговине, да? - И слегка приподнял над головой руку, вытянув палец с печаткой в форме головы чёрта с высунутым острым язычком.
  Я подтвердил:
  - По этой по самой. Заметил на плече у Серого отметину, а после вспомнил, что встречал еще в те годы пару отморозков с пулей в голове и похожим приколом. Ну а когда увидел у тебя эту хрень...
  Он вздохнул:
  - Значит, ты еще вон когда догадался. А потом, выходит, нарочно меня на пса этого натравил?
  Я не стал отрицать.
  - Ага, нарочно. Как его, следственный эксперимент.
  - Ясно, - нахмурился он. - Что ж получается: не ты осёл, а я?
  Его утешение не входило в мои планы.
  - Получается.
  Он зло выругался:
  - Вот гадство!.. И ведь это, понимаешь, не всегда! Но иной раз как клинит в башке. Круги перед глазами, в мозгах туман, сам не знаешь, что творишь. А очухаешься - ё-моё!.. понаворочал...
  - Понаворочал, - согласился я. - Только теперь не с тем, с кем можно. Усекаешь?
  - Уже усёк, - невесело усмехнулся он и опять помрачнел: - Мне крышка?
  Я пожал плечами:
  - Да нет, зачем же.
  - Что-о? - Глаза его округлились. - Хочешь сказать...
  - Хочу, - перебил я, - и скажу, что мне твоя смерть ничего не даст, только дополнительные осложнения. А у меня... У меня сегодня последняя ночь в этом городе. И в этом доме. Чуешь, что имею в виду?
  Он хрюкнул:
  - Еще бы!
  - Вот-вот, - кивнул я. - И эту последнюю ночь я совершенно не собираюсь тратить на всякие ненужные хлопоты. Делить нам с тобой нечего, а Серого не воскресишь. Ты не узнал, где алмаз, я - тоже. (На понт тебя брал, чтоб высунулся.) Думаю, этого не узнает уже никто, в том числе и твой заказчик.
  - Чево-о?.. - Он беспокойно заерзал на стуле и вдруг: - Ой! - вскочил, держась обеими руками за задницу. - Твою мать! Что это?! - Стоял и изумленно рассматривал маленький металлический предмет.
  - Что? - удивился и я. -А-а, это... Слушай, по-моему, самая обыкновенная канцелярская кнопка.
  Он швырнул ее на пол:
  - Всё играешься!
  - Школьная привычка, - подмигнул я. - Ладно, так что там насчет заказчика? Просто я тут, понимаешь, на досуге пораскинул мозгами, и кажется... А впрочем, хорош! Забито и заплевано. Иди.
  - Куда? - не понял он.
  - На ...! Или домой. Только уж не обессудь: провожу. Ты на колесах?
  - Ну да.
  - Вот прямо до тачки и дойдем. Небось далеко ее оставил? - Я пошевелил пистолетом в направлении двери. - Без фокусов. Двигай.
  Во двор мы вышли молча. Он впереди, я - в нескольких шагах следом.
  - Отвори потихоньку калитку... - фальшиво прогнусил я, когда мы поравнялись с забором.
  Он отворил.
  
  - Надеюсь, ни о каких деньгах больше не спросишь? - поинтересовался я, едва он уселся за руль темно-зеленой "Нивы". - Согласись, при сложившихся обстоятельствах это выглядело бы смешно.
  Он покачал головой:
  - Не спрошу. - А в глазах все стояло какое-то странное выражение, точно он еще до конца не верил в то, что ускользает целым и невредимым.
  - Слушай, а с парнем ты в натуре рассчитался? Мы-то люди свои, а перед ним неудобно будет.
  Он сглотнул:
  - Аг-га... Рассчитался.
  Я вздохнул:
  - Ну всё, трогай. Да, чуть не забыл: позвони мне через полчаса, ладно? Есть тут еще один нюансик...
  - Ладно, - облизал он пересохшие губы. - Позвоню...
  - Ну пока. - Я хлопнул рукой по крыше машины, и через несколько секунд мой бывший помощник скрылся в ночи. А я еще постоял, посмотрел ему вслед и, сунув пистолет в карман, устало заковылял к дому.
  Но наверх пошел не сразу. Сел на диван и принялся листать журнал, периодически поглядывая на часы.
  Он позвонил. Однако не через полчаса, а ровно через двадцать восемь минут.
  Я моментально схватил трубку и услышал какой-то жуткий набор человеческих - а вернее, уже почти нечеловеческих звуков: хрипы, стоны, зубовный скрежет, бульканье и клокотанье в горле - и брань, ужасную площадную брань.
  - ... сука... сука... сука... - это, пожалуй, самое мягкое из всего ассортимента.
  Я послушал-послушал, а когда и брань перешла уже в нечто совсем нечленораздельное и наконец, захлебнувшись, стихла, удовлетворенно кивнув, отключил трубку. Потом встал, осторожно подобрал с пола кнопку и выбросил в унитаз.
  
  Маргарита ждала меня в спальне вся - ну, вы понимаете сами, какая - великолепная, манящая, желанная. Я вошел и первым делом налил себе из графина стакан воды. Залпом выдул и начал раздеваться.
  Она глядела на меня вроде бы затуманенным от предвкушения всяких таких сладостных делов взором, однако едва лишь основание мое соприкоснулось с кроватью, неожиданно сухо спросила:
  - И что там?
  - Где? - рассеянно пробормотал я и попытался провести захват, но она из него ловко высвободилась.
  - Подожди! Он ушел?
  - Кто? - притворно изумился я.
  Маргарита сердито фыркнула:
  - Не строй из себя идиота, а из меня идиотку! Я о человеке, с которым ты битый час разговаривал в гостиной.
  - Ах, этот, - зевнул я. - Конечно, ушел. Неужели думала, что я оставлю его ночевать? Это не в моих правилах, да к тому же у него жена и дети, которые будут волноваться, если папа не придет домой.
  - А сколько у него детей?
  - Трое, - помрачнел я. - Слушай, это наша последняя ночь...
  - Да погоди, - отмахнулась от моих целеустремленных рук Маргарита. - Почему он кричал?
  Я удивился:
  - А он кричал?!
  - Даже на лестнице было слышно.
  Я слегка ущипнул ее за ягодицу.
  - Подслушивала на лестнице?! Ах, дрянная девчонка! Но я же тебя запер!
  - На сей раз я заранее запаслась вот этим. - Маргарита показала мне второй ключ от спальни. - Так почему он кричал?
  - Да не кричал он, - проворчал я, - а просто сел на кнопку.
  Ее глаза сердито вспыхнули:
  - Опять дуру из меня делаешь? Какую еще кнопку?!
  Я обиженно пожал плечами:
  - Самую обыкновенную. Канцелярскую.
  - А кто ему ее подложил?
  - Как кто? Естественно, я.
  Она уставилась на меня словно на сумасшедшего:
  - Но зачем?!
  - Да ни за чем. Просто так. Вспомнил, как пацанами в школе баловались. - И охаляпил ее упругую грудь.
  На этот раз она не сделала и попытки вырваться. Лежала молча, и я чувствовал ладонью толчки и биения ее сердца. Очень, очень нервные и неровные толчки и биения...
  И вдруг она тихо спросила:
  - Ты узнал, где алмаз?
  Я ответил еще тише:
  - Завтра.
  - Что завтра? - не поняла она.
  - Всё - завтра, - вздохнул я. - А вот сегодня... А впрочем, сегодня - уже завтра. Как это - "Сатана гулять устал - гаснут свечи, кончен бал..." М-да-а...
  
  Больше я не произнес ни слова.
  И Маргарита не произнесла больше ни слова.
  Да слова, как говорится в подобных случаях, были и не нужны.
  По крайней мере, мне.
  Ей - не знаю. Возможно - нужны, однако и она решила молчать. Хотя не скажу, что она совсем уж молчала, - просто не произносила вразумительных слов и предложений. Только невразумительные.
  Она уснула, когда начало светать, а я спустился вниз, снял со стены гитару и как самый последний сентиментальный слюнтяй присел у окна. Тронул струны, и - мысленно...
  
  ...Something in the way...1
  ...И стоим с тобою рядом мы...2
  ...Who"ll stop the ra-ain...3
  ...От меня до тебя шагать...4
  ...My dear lady Аnne...5
  ...Золотой рассвет плывет, плывет...6 (А ведь и правда уже рассвет...)
  ...He"s a real Nowhere Man...7
  
  ...Твою ж мать... - подавленно думал я. Вот сижу я здесь как самый настоящий Человек Ниоткуда на самой настоящей Нигдейной Земле... Или - полный Дурак На Холме, либо, ежели по-нашему, - то Хрен С Бугра... За каким я сюда приперся?.. Что путного сделал?.. Кого осчастливил?..
  Тупо помотал головой.
  Встал.
  Повесил гитару на место.
  Очумело огляделся по сторонам.
  
  Домой, дурень! До-мо-ой!..
  Глава двадцать первая
  Когда я заканчивал бриться, в дверь ванной просунула голову Маргарита и, сделав удивленное лицо (видимо, по поводу моего теперь еще более интеллигентного облика), сказала:
  - Тебя к телефону в гостиной. - Это были первые слова, которые она произнесла за все утро.
  - Иду. - Я смыл остатки пены, вытерся полотенцем и побежал в гостиную. - Да. Слушаю.
  - Майор Мошкин, - буркнула трубка.
  - Очень приятно. Доброе утро, товарищ майор! - бодро прокричал я.
  Несколько секунд Мошкин молчал. Потом сказал:
  - Не знаю, доброе оно для вас или нет, но хочу напомнить, что "экспрессы" и маршрутки до аэропорта ходят от автостанции каждые полчаса. Про такси и не говорю. Вам ясно?
  - Конечно, - заверил я. - Думаю, что отчалю в полдень. Наш конкордат сие не нарушит?
  - Что?
  - Вас это устроит? - перевел я.
  - Устроит... - Пауза - и: - Послушайте, а вам известно, что случилось ночью в больнице?
  - Абсолютно не известно, - отчеканил я. - И что же там случилось?
  Его голос, не знаю даже как сказать, - позлел, посердител - в общем, посуровел.
  - Не валяйте ваньку! Дежурная на входе в самых подробных деталях описала человека, как две капли воды похожего на вас, который...
  - Так уж и в "самых"? - не удержался я, однако тотчас взял себя в руки. - Простите, майор, но мне рассказать нечего. Я заходил к знакомой, имел с нею непродолжительную беседу...
  - В час ночи?! Эта беседа до утра не могла потерпеть?
  - Не могла! - ощерился я. - Вы сами поставили меня в столь ограниченные временнПе рамки, что волей-неволей даже с девушками пришлось прощаться по ночам. Хотя, впрочем, ночь для прощания с девушкой это как раз самая подходящая пора, разве нет?
  Он вполголоса достаточно литературно выругался. Потом рявкнул:
  - Возможно, только если после прощания девушку не обнаруживают с простреленной грудью и если она не подруга уголовного авторитета, который (вот замечательное совпадение!) приблизительно в это же время сгорает до углей в собственной машине вместе с телохранителями.
  Я ошарашенно посвистел.
  - Надо же!.. А с виду и не подумаешь, такая приличная юница. И кто ее?
  Некоторое время на том конце провода царило молчание. Наконец майор буркнул:
  - Врач этой же больницы. Выстрелил сначала ей в сердце, а после себе в рот. Да еще под нехорошим углом. Весь кабинет в крови и мозгах.
  - Да уж представляю, - сочувственно пробормотал я. - Но за что он ее так? Бедняжка...
  Мошкин хмыкнул:
  - Эта бедняжка была любовницей и врача тоже.
  - Господи! - мелодраматично воскликнул я и повторил: - Надо же...
  - Да уж, - сыронизировал собеседник. - Признаться, у вас просто патологическое везение на сомнительные знакомства.
  - Это случайность, - заверил я. - Роковая случайность!
  - Конечно-конечно. Мы так и решили. А кстати, убийца-то лечил вас, когда вы лежали в больнице.
  - Матка боска! - застонал я. - Милейший Виктор Иванович!..
  - Слушайте, - перебил вдруг мою ballata майор. - А почему не интересуетесь сгоревшим автомобилем?
  Я пожал плечами, словно абонент с погонами если не на пиджаке, то в сердце, мог меня видеть.
  - А с какой стати мне интересоваться еще и этим? Тех людей я не знал, так что они мне до...
  - А залетевшая в овраг "Нива" с отравленным водителем?
  - Что - залетевшая в овраг "Нива" с отравленным водителем?!
  - Вам тоже - "до"?
  - Да что значит - "тоже"?! - рассердился я. - Это что еще за прикол!
  - На окраине города найдена зеленая "Нива", - терпеливо пояснил Мошкин. - А за рулем - мертвец. А в кармане у мертвеца оружие.
  - Но при чем здесь я?!
  - Не знаю, - с обезоруживающей прямотой признался он. - Не знаю!
  Я вздохнул:
  - Ну так и оставьте меня наконец в покое. Пора собираться.
  Мне показалось, он обидится. Однако он не обиделся, он тоже вздохнул:
  - Оставляю. Только добавлю, просто для информации: в доме на Цветочной опять труп - повешенная девушка. Значит, двенадцатичасовым?
  - Чёрт!.. Да, двенадцатичасовым, - сказал я. - Клянусь бородой, а если желаете - вашими детьми. Но...
  Но в трубке были уже гудки.
  Я поднял голову - рядом стояла Маргарита. Вид у нее был малость возбужденный.
  - Чего он хотел? - холодно спросила она.
  - Кто? - прикинулся я.
  - Не юродствуй! Что ему было нужно?
  Я еще раз пожал плечами:
  - Ничего особенного. Прощальный выпуск последних местных новостей.
  - Издеваешься?! - вдруг чуть ли не взвизгнула она, задрожав всем телом, а я, невольно окинув взглядом то, чем она дрожит, смятенно подумал: "Господи, от какого наследства мы отказываемся!.."
  Однако тут же мужественно тряхнул головой.
  А потом встал, крепко обнял Маргариту за шею и выразительно прогундосил:
  - "Ты меня проводишь до причала, ты положишь руки мне на грудь..."
  - Дур-рак! - Слезы ручьем хлынули из ее глаз, но я нежно осушил их губами.
  - Ну неужели ты не можешь потерпеть до половины двенадцатого, милая...
  
  Вокруг - толчея, суета, шум и гам провинциальной автостанции. Но - южной провинциальной автостанции со всеми вытекающими отсюда особенностями. И - жара. Снова жара, с которой мне скоро придется расстаться, и без какого-то там, кстати, сожаления. По-моему, я, точно батарейка, уже набрался здесь тепла минимум на год, а то и два. Думаете, это к тому, что теперь не скоро меня в сих благословенных краях увидят? Да вроде нет. А впрочем, может, и к тому.
  Я сидел на скамейке и ждал Маргариту. Она отправилась за билетом. Вот она вышла из здания автостанции, вот направилась ко мне... Эх-х, и почему в конечном итоге всё получилось именно так!
  Подошла и села рядом. Оправила юбку, резким движением отбросила со лба волосы.
  - Ничего не стряслось? Слушай, давай все-таки сама отвезу тебя.
  Я лучезарно улыбнулся:
  - Всё в порядке, дорогая, и разве должно было что-то стрястись? Отвозить же меня не надо - я хочу уехать отсюда в автобусе - слышишь меня? - в переполненном людьми автобусе. Но почему ты побледнела? Тебя что-то испугало?
  Она смутилась:
  - Да нет... так просто... Но ты же порой проявляешь поистине фантастические способности влипать в самые непредвиденные ситуации буквально на ровном месте.
  - Ну, прямо уж и на ровном... - протянул я.
  И замолчал.
  С минуту молчали мы оба: я полуотрешенно глазел на прохожих и будущих или бывших пассажиров; на кого глазела Маргарита - не знаю, однако я точно кожей ощущал исходящее от каждой молекулы ее души и тела огромное напряжение.
  Наконец мне надоело попусту ощущать это напряжение, и я вроде бы удрученно вздохнул:
  - Да-а, кто бы мог подумать... Доктор Павлов, Алла...
  Она приложила пальцы к вискам.
  - Действительно ужасно!
  - А Вика...
  - Что - Вика? - охнула Маргарита.
  Я буркнул:
  - Тоже... умерла...
  Она уронила голову:
  - Кошмар!
  - Конечно, кошмар, - согласился я. - И та женщина...
  Маргарита почти неприязненно посмотрела на меня:
  - Боже, какая еще женщина?!
  - А разве не рассказывал?
  - Нет.
  - Тогда слушай. Незадолго до смерти Аллы (не подумай плохого, я был там по делам) в ее кабинете я встретил женщину. Понимаешь - ту самую, из-за которой оказался в больнице.
  Маргарита всплеснула руками:
  - Не может быть!
  - Увы, может, - снова как кашалот вздохнул я. - Ее звали Еленой...
  Глаза Маргариты потемнели:
  - Почему - звали?
  - Да потому, что уже через пару часов ее сбила машина. Насмерть. Сомневаюсь, что это была случайность. Хотя мы с ней сделали вид, что не узнали друг друга, и она поспешила уйти. Алле я все рассказал. Теперь тебе ясно?
  Она нервно хрустнула суставами пальцев.
  - Боюсь, что да. Господи, ну кто бы мог подумать, что Алла...
  - Да и не только Алла, - добродушно ухмыльнулся я. - Наш уважаемый Виктор Иванович тоже был связан с неким здешним тузом по кличке Бизон, который, пока не умер, доставил немало веселеньких минут мне, да и тебе, кстати, тоже. Наше первое и, к сожалению, последнее купание в море помнишь?
  Но она не ответила, а сказала совсем другое:
  - Так значит, и он умер?
  - Ага, - кивнул я, - умер. Несчастный случай на дороге. Взорвался бензобак, и от всех, кто находился в машине, остались одни головешки.
  - Ужас... - прошептала она.
  Я философски дёрнул щекой.
  - Знаешь, кажется, Конфуций или Спиллейн приводит такое древнее восточное изречение, что когда человек пробирается к цели в громадной толпе, то, возможно, сам того не подозревая, задевает локтями локти своих убийц. Но увы, как правило, он не знает, что это его убийцы... Любопытно, правда?
  Маргариту аж передёрнуло:
  - Да что же тут любопытного?! Жуть!
  Я покачал головой:
  - Может, и жуть, однако я придумал к ней продолжение. Иногда... Иногда эти убийцы не догадываются, что жертвы, которые они задевают либо же только собираются задеть локтями, сами могут стать их убийцами.
  Она побледнела еще сильнее:
  - Подожди, я не понимаю!..
  - Это тебе только кажется, что не понимаешь, любовь моя. - Я грустно улыбнулся. - Однако если как следует вдумаешься, то...
  - "То"?.. - Маргарита начала приподниматься, но я положил руку ей на колено.
  - Лучше посиди. До отправления еще предостаточно времени, а ты ведь хотела узнать о судьбе алмаза, правда?
  Немного помедлив, она кивнула:
  - Правда. Я этого и не скрываю, но ты... ты кормишь меня какими-то абстракциями.
  Я вздохнул:
  - К сожалению, когда некоторые абстракции воплощаются в реальность, они становятся весьма и весьма ощутимыми и даже начинают здорово портить жизнь отнюдь не абстрактным, а вполне конкретным людям. Да вот хотя бы, к примеру, нам с тобой.
  - Нам с тобой?! - Маргарита преувеличенно звонко рассмеялась. - Нам с тобой... Что ты говоришь, глупенький!
  - Ну конечно, глупенький, - кисло согласился я. - Вот это точно, прямо в яблочко. С самого начала после нашей встречи я, "очарованный, околдованный", настолько развесил уши, что, подозревая в кознях против себя весь мир, буквально как слепой не замечал, что куда чаще прочих задеваю своими локтями локти если и не убийцы, то по крайней мере очень и очень неоднозначно настроенного в отношении меня человека. Догадываешься, чьи локти имею в виду, Lovely Rita1?
  - Нет... - прошептала она.
  - Да твои, чьи же еще! И ей-богу, мне просто дьявольски повезло, что ты оказалась не в той команде, которая вела себя наиболее активным образом, и не была связана с типом, убившим твоего мужа.
  - Убившим моего мужа ... - как сомнамбула повторила Маргарита. - Так ты узнал, кто это?!
  - Разумеется.
  - И...
  - И его тебе бояться уже нечего. Наши с ним локти соприкоснулись чересчур близко для него. Однако дай договорить.
  Так вот: эти отлучки, после которых ты возвращалась несколько, скажем так, неадекватной, звонки с угрозами, которые все никак не претворялись в жизнь, хотя прости, но замочить тебя во время твоих путешествий было бы раз плюнуть. И еще...
  Знаешь, спасибо тебе. Когда ты, вся в слезах и истерике после якобы телефонной угрозы, пожаловалась, что тебя собираются скормить собакам (не пойму, фантазии, что ли, на другое не хватило), ты в определенном смысле подготовила в моем бедном мозгу почву для более правильного восприятия случившихся чуть позже событий. Ты словно перекинула почти незримый и неосязаемый мостик от себя к человеку по кличке Паук. Человеку, который, по легенде, тебе угрожает и, кстати, на самом деле, помимо своих чисто уголовных забав, занимается "для души" разведением кавказских овчарок.
  Маргарита сидела неподвижная будто статуя, и только по более интенсивно, чем обычно, вздымающейся груди было видно, сколь радостно ей слушать то, что я сейчас говорил.
  - Итак, - продолжил я. - На каком-то этапе своих похождений мне выпала честь познакомиться и с частью этой милой своры, и с самим Пауком. Старик произвел на меня относительно благоприятное впечатление, особенно в сравнении с некоторыми из его подчиненных. Тогда об алмазе я еще не знал, и весь вопрос упирался в поиск убийцы Серёги. Паук же поклялся, что не имеет к смерти твоего мужа никакого отношения, и отпустил меня с миром, что при ином варианте навряд ли бы произошло. Кстати, я тоже оказал ему услугу. В кадровом, так сказать, вопросе: кое-кто из его людей переметнулся к Бизону, и дедушке это не шибко понравилось.
  И по всем дальнейшим событиям казалось, что Паук от заварившейся после гибели Серёги каши вроде бы устранился. Потом я наконец узнал о бриллианте, начал помаленьку кумекать и кой-чего предпринимать уже с учетом этого факта - но нет, наши с ним стёжки-дорожки не пересекались. Почему? Он не слышал о "Скорпионе"? Сомнительно. О камне слышали и сошки куда более мелкие, шило в мешке не удержалось. Или старичок испугался конфронтации с Бизоном? Возможно, однако не факт. И вдруг...
  И вдруг, представляешь, только вчера (!) я узнаю наконец, почему этот почтеннейший собаковод столь пассивен и индифферентен к происходящему по сравнению с остальными "претендентами".
  - И почему же? - неожиданно спокойно и даже едва ли не насмешливо процедила моя Прекрасная Маргарет.
  Я от всей души чмокнул ее в щеку.
  Она не шелохнулась.
  Тогда я чмокнул еще раз и торжественно произнес:
  - Да потому, родная, что ему не было нужды суетиться и мельтешить подобно прочим алчущим и страждущим. Ибо его главный и самый надежный, пардон, агент все это время находился на острие атаки, поддерживая наитеснейшую связь с людьми, которые единственные и могли пролить свет на тайну местопребывания "Чёрного Скорпиона".
  Маргарита усмехнулась:
  - Один из этих людей, конечно же, ты?
  Я подтвердил:
  - Конечно же.
  Губы ее дрогнули.
  - А... были и другие?
  Я заставил себя улыбнуться, хотя в тот момент мне было не до веселья.
  - Были. Точнее - был. Один. Понимаешь, извини, конечно, но когда Серёга мне звонил и просил приехать, то помимо прочего он (думаю, просто желая излить душу) поведал, что жена его, кажется, спуталась с неким врачом. Я, естественно, посочувствовал, но он сказал, что ему это до лампочки. "У нас с ней давно всё наперекосяк, - заявил он, - так что пускай трётся (прости, цитата) с кем хочет, тем более что этот фрукт мне еще нужен".
  Знаешь, я не думаю, что у вас с покойным Виктор Иванычем была какая-то там ужасная страсть, - по крайней мере, с твоей стороны, - однако же ты воистину нутром почуяла, что собака (ха-ха, собака Павлова), возможно, зарыта именно здесь. Но тут тоже были проблемы: твоя подруга Алла, жившая с доктором, опасная близость клана Бизона, необходимость соблюдать внешние приличия и проч., плюс, полагаю, и осторожность нашего несчастного эскулапа, который, видимо, не слишком обольщался на свой счет и понимал, что неспроста ты вдруг воспылала к нему нежными чувствами. Да-да, он не спешил делиться с тобой, как, впрочем, и ни с кем иным, тем, что знал, и тут - случилось то, что, наверное, рано или поздно должно было случиться: Сергея убили. А потом приехал я. А потом я появился в твоем доме...
  Рискну предположить, что к тому времени ты уже убедилась: любовника в белом халате так просто не расколешь, даже если ему что-то и известно. А ну как не известно? И ты решила переключиться на меня. Не сразу, не как дешевая проститутка, а с прелюдией, чтобы все выглядело "чинно и благородно". Извини за резкость, однако иное объяснение не приходит на ум: ты и любовь с первого взгляда - понятия, по-моему, не очень-то совместимые. Хочешь что-то сказать?
  Она мотнула головой. Кровь прилила к красивому лицу.
  - Тогда продолжим, - кивнул я. - Хотя... Хотя что продолжать, коли пора заканчивать. Ты поставила на меня. И оказалась права. Я не только нашел убийцу Сергея, на что тебе, думаю, наплевать, но я и нашел "Чёрного Скорпиона". Туш!
  Маргарита с трудом разлепила губы:
  - И... где он?
  Я засмеялся:
  - Как где? Всё там же, в тайнике. Да, ты не ошиблась: о том, где находится камень, знал не только Сергей, но и твой, прости, бойфренд. Правда, он уже никому ничего не расскажет. Однако догадался об этом и я.
  Ее лицо окаменело.
  - И ты...
  - И я тоже никому ничего не расскажу. Во-первых, не хочу, чтобы - как это, быть может, ни вульгарно звучит, - в один прекрасный день тебя нашли с дыркой во лбу, а во-вторых... Знаешь, пусть это и ребячество, но так же я не хочу и чтобы ты через час или два строевым шагом подошла к своему милому батюшке и, отдав честь, звонко отрапортовала: "Ваше задание выполнено, товарищ генерал!" Нет, Рита, уволь, - ты не выполнила это задание...
  Я умолк в ожидании уж не знаю чего - истерики или ступора, и - ошибся: не последовало ни того, ни другого. Маргарита просто уставилась в какую-то точку за моей спиной, и ее губы чуть шевельнулись:
  - Не через час...
  - Что? - не понял я.
  - Не через час, - еле слышно повторила она, и я оглянулся.
  Метрах в двадцати от нас возле тротуара стоял белый "Мерседес" последней модели, а рядом с ним маленький сухой старичок в легком полотняном костюме и шляпе "канотье" как у зицпредседателя Фунта или же Старика Хоттабыча.
  
  Но это был не Хоттабыч.
  Глава двадцать вторая
  Это был не Хоттабыч.
  А плечистые молодцы со стрижеными затылками рядом с ним еще менее напоминали Вольку и Женю.
  Старичок сделал жест тощей рукой, приказывая охране остаться на месте, а сам неторопливо направился к нам. И я его отлично понимал: торопиться в таком возрасте - даже к любимой дочке - это уже непозволительная роскошь.
  Наконец он приблизился и, улыбнувшись всеми своими морщинами, приветливо сказал:
  - Здравствуйте, молодые люди!
  Я тоже улыбнулся всеми своими морщинами:
  - Здравствуйте, папа.
  Странно, но он больше не улыбался. Он только зыркнул на Маргариту таким взглядом, что моментально стала ясна по крайней мере одна из причин, по которой его прозвали Пауком. Во всяком случае, Маргарита сейчас здорово напоминала попавшую в сети хищного кровопийцы несчастную муху. И это мне не очень понравилось.
  Это мне не очень понравилось, и я негромко процедил:
  - Полегче на поворотах, папа. Девочка-то при чем?
  Какое-то время старик сосредоточенно молчал, но постепенно взгляд его смягчился. Потом он хмыкнул, покачал головой и почти попросил:
  - Тогда пусть немножко погуляет, ладно?
  Однако просьбой это прозвучало, должно быть, лишь для моего неискушенного слуха. Судя по тому, как дёрнулась всем телом Маргарита, для нее это был строгий приказ. И я поспешил помочь ей сохранить лицо.
  - Конечно, - кивнул я. - Можешь, дорогая, оставить нас ненадолго? Ну, пожалуйста.
  - Да-да, - хрипло произнесла она. - Разумеется... - Резко встала и пошла прочь.
  Старик проводил ее глазами:
  - Деликатничаете? А сами-то не больно вежливы.
  Я тоже поднялся и пожал плечами:
  - Никогда не мог удержаться от искушения перехамить хама. И ведь понимаю, что честь сомнительна, а поди ж ты - ничего не могу с собой поделать!
  Он махнул рукой:
  - Ладно-ладно. Давайте о деле. Мои люди...
  - Простите... - Я сожалеюще вздохнул: - Простите, но ваши люди...
  - Погибли, я знаю, - сказал он. - Ну что ж, за то им и платят, ребятки понимают, что работа у меня не игрушки. Но я со своей стороны должен очень сильно поблагодарить вас.
  - А-а, за Бизона? - догадался я. - Не стоит. Выходит, теперь тут у вас двоевластие кончилось?
  - Довольно об этом, - сдержанно отозвался старик. - Однако помнится, когда вы просили у меня людей...
  - Ситуация осложнилась, - перебил я. - Мне очень жаль.
  Визави посмотрел на часы:
  - Ваш автобус через двадцать минут?
  - Да, через двадцать. Так что...
  - Успеем, - заверил он. - Хватит и пяти. А что это вы не на такси? И кстати, почему бы нам не отвезти вас прямо в аэропорт? Будет гораздо быстрее и комфортабельнее.
  Я улыбнулся:
  - Не сомневаюсь, но вынужден ответить отказом. У каждого ведь свои причуды, верно? Я дела в вашем замечательном городе закончил, и мне не требуется чья-либо помощь, чтобы без эксцессов покинуть его в общественном транспорте. Если же у вас на уме...
  - Нет-нет! - Он энергично замотал головой. - Ничего такого у меня на уме и в помине не было, я же не сумасшедший. Лишние неприятности, особенно теперь, мне ни к чему. Просто...
  - Просто вы хотите узнать, справилась ли ваша дочь с заданием?
  Он на секунду застыл. Потом медленно, точно опасаясь, что переломится тощая шея, кивнул:
  - Д-да... И это тоже.
  Я вздохнул:
  - Увы, нет. Надеюсь, вы не станете применять к Маргарите штрафных санкций, и не только из родственных чувств, а главным образом потому, что она и не могла с ним справиться. Понимаете? Не мог-ла.
  Неуловимый миг - и передо мной снова стоял "добрый дедушка".
  - Ну-ну, молодой человек! Неужели же девчонка не произвела на вас впечатления? Не верю. Хоть режьте - не верю!
  Я хмыкнул:
  - И правильно. Однако именно потому, что впечатление оказалось слишком сильным, она не узнала, где камень. И не узнает.
  Глаза старика сузились:
  - Не понял... Вы изъясняетесь какими-то парадоксами. Да разве ж не будет логичным сделать любимой женщине подарок? Воистину царский подарок! Между прочим, юноша, вы и мне обещали чего-то там самое дорогое на свете.
  Я рассмеялся:
  - Самый дорогой подарок ей я уже сделал. А значит, и вам тоже.
  Редкие брови Паука выгнулись недоуменной дугой:
  - Это вы о чем? Маргарита что, беременна?
  Я пожал плечами:
  - Не знаю. Может быть. Время покажет. Но вообще-то я имел в виду другое.
  - И что же?
  - Я подарил ей жизнь, папа, - просто сказал я. - И по-моему, это в миллион раз дороже любого бриллианта.
  Паук помрачнел:
  - А собирались убить?
  - Господь с вами! - отмахнулся я. - И в мыслях не держал. Наоборот, я хочу, чтобы Маргарита жила долго-долго, нарожала вам внуков...
  - От вас? - зыркнул глазами он.
  Я утер со лба пот.
  - Ох, да какая разница! Главное, чтобы всё у нее было хорошо.
  - Ладно, - насупился вредный старик. - Лирика лирикой, однако скажите честно: вы сами-то правда знаете, где бриллиант?
  А я и не собирался этого скрывать.
  - Да. Знаю.
  - Но моей дочери сообщить об этом не захотели?
  - Нет, почему же, - улыбнулся я. - Как раз об этом - что знаю, где алмаз, - я ей сообщил. Не сообщил лишь, где он.
  С десяток секунд тишины.
  - А мне?
  - Что - вам?
  - Мне тоже не скажете, где "Чёрный Скорпион"?
  - Не скажу.
  Он ухмыльнулся:
  - Заботитесь и о моем благополучии?
  Ухмыльнулся и я:
  - Возможно, но не только. Здесь присутствуют и некоторые иные мотивы - между прочим, также из числа самых гуманных. По определенным причинам о них я распространяться не стану, а вам просто повторю то, что уже говорил вчера одному... доктору: возьмите себя в руки и постарайтесь жить как жили раньше. Уж вам-то, чёрт возьми, этот камень на кой? Чего уж вам-то не хватает?!
  - Постойте! - перебил он меня. - Какому доктору вы это говорили?
  - Никакому! Такому, который сейчас в морге и который тоже больше всего на свете жаждал владеть этим бриллиантом. Увы, он меня не послушал.
  Паук нервно дёрнул плечом:
  - Значит, это вы его?
  Но я тоже нервно дёрнул плечом:
  - Не мелите чепухи! Отлично знаете, что не я. И вообще, Владимир Евгеньевич, не стоит на меня давить. Вы что, хотите, чтобы в следующий раз я наведался в вашу вотчину с друзьями?
  - Бог с вами, - проникновенно сказал он. - Конечно же, не хочу. Нам и вас одного за глаза хватило, долго еще вспоминать будем. - И, видимо, все же решился на последнюю попытку. - Так что... нет? - почти умоляюще вопросил он.
  Я исторгнул из своей груди едва ли не стон:
  - Нет! Нет, уважаемый Владимир Евгеньевич, и еще тысячу раз нет! Забудьте об этом проклятом камне и живите себе спокойно. Неужто не сможете?
  Молчал Паук долго. Наконец он тяжело вздохнул:
  - Пожалуй, попробую. А что мне еще остается?
  Я согласился:
  - Да практически ничего. Нет, вы можете, конечно, продолжать поиски, но честное слово, они будут бесполезны - уж поверьте. Клянусь, он не у меня, он здесь, в вашем городе, но его никому не найти.
  Старик уныло кивнул:
  - Верю...
  - Однако, чтобы расставить все точки над "i", замечу: есть и иной вариант. Захватить меня, так сказать, в полон и пытать. Не обольщайтесь, не выйдет. Однажды вам удалось меня взять, но только потому, что в перспективе у меня была цель и дальнейшая жизнь. В настоящем же случае я предпочту умереть, нежели позволить вам завладеть камнем. Почему так - не важно. Знайте лишь, что это именно так. - И вдруг я хлопнул его по плечу: - Слушайте, да что вы стоите с такой кислой физиономией? Жизнь прекрасна и дается нам один раз! Встряхнитесь, папа! Посмотрите на небо, солнце и горы! Ну неужели же, ёлки-палки, в вас совсем не осталось ничего человеческого?!
  И старик посмотрел. Но не на небо, солнце и горы, а на меня - долгим и отсутствующим взглядом. Очень долгим и очень отсутствующим. А потом внезапно обернулся к машине и подал своим гориллам какой-то знак рукой.
  Я насторожился.
  А через секунду и напрягся, потому что от группы сопровождающих Паука ребят отделился двухметровый амбал и направился к нам. В руках он бережно держал квадратную корзинку.
  Опередив на долю мгновения мою возможную реакцию, старик как-то странно фыркнул:
  - "Ничего человеческого", говорите? Ладно, пускай... Однако в любом случае примите уж и вы от меня на прощанье скромный подарок. - Произнеся эти слова, он взял у подошедшего амбала корзину.
  - И что там? Бомба? - нервно поинтересовался я.
  Паук хихикнул дребезжащим тенорком:
  - Почти. Держите. - И корзинка оказалась у меня в руках.
  - Слушайте, да что же это такое... - начал было я - и осекся: на дне корзины, на мягкой подстилке, высунув от жары маленький розовый язычок и осоловело водя вокруг еще мутными, как перламутровые пуговицы, глазами, лежал пушистый, точно мохеровый, серо-дымчатый клубок...
  - Это вам, - рассмеялся старик. - К вопросу о человечности и на память о пребывании в нашем городе.
  ...- Да... но... - потрясенно забормотал я. - З-зачем?..
  Он поднял на меня младенчески-ненормальный взгляд:
  - Как - зачем?! Постойте, или у вас уже есть собака?
  Я очумело смотрел внутрь корзины:
  - Нет, но...
  - Значит, все в порядке, - довольно кивнул он и бросил подручному: - Свободен.
  - Да послушайте же! - едва не взвыл я. - Спасибо, конечно, но куда мне это счастье сейчас?! Мне же надо на самолет!
  Паук хлопнул себя по лбу:
  - Хорошо, что напомнили. - И достал из кармана пакет: - Вот, здесь все документы, родословная, а также справка от ветеринара. При посадке в самолет проблем у вас не возникнет, я договорился. В корзинке лежит и запас корма на сутки, на всякий случай. И еще... - Он застенчиво потупился как девица и протянул мне маленькую брошюрку: - Здесь я обобщил свой многолетний опыт по выведению собак этой породы. Надеюсь, вам пригодится... О-о, мне пора!.. - И, торопливо приподняв шляпу, "дедушка" зашмыгал к своему "Мерседесу".
  - Да подождите! - растерянно крикнул я, но над ухом раздался знакомый голос:
  - Гонорар?
  Я обернулся как ужаленный:
  - Что?..
  - Ничего. - Майор Мошкин, щурясь, прикрывал рукой глаза от солнца. - Я говорю - гонорар?
  - За что?! - возмутился я, глядя то на нового провожающего, то на щенка.
  - Да ни за что, - махнул рукой майор. - Так, шутка.
  - Ну и шутки у вас, - буркнул я, а белый "Мерседес" плавно тронулся с места, и мы оба посмотрели ему вслед.
  - Ну и друзья у вас, - в тон мне произнес страж правопорядка.
  Я возразил:
  - Это не друзья. Решил перед отлетом попросить у отца руку дочери, а тот сказал, что раз она уже большая, пусть думает сама.
  - И что дочь? - улыбнулся майор.
  Я вздохнул:
  - Еще не знаю. Вон, видите, млеет у киоска? Никак не дождется, когда схлынет поток провожатых. А у меня осталось всего десять минут.
  Он кивнул:
  - Намек понял. Не бойтесь, я быстро. Мне и надо-то сказать всего две вещи. Первое: у вас просто прекрасная собака. И второе: я очень рад, что вы возвращаетесь домой целым и невредимым. Действительно рад.
  - Спасибо, - уныло проворчал я. - И за второе, и особенно за первое. Тогда и я тоже скажу вам что-нибудь приятное, можно?
  - Ну, конечно.
  Я почесал свободной рукой затылок.
  - Так вот... Не знаю, майор, на что вы постоянно в течение всех этих дней намекали, но я в каком-то смысле вам благодарен. А посему желаю вам и вашим коллегам больших успехов в своей ежедневной и многотрудной деятельности, и еще... Чёрт меня раздери, товарищ майор, но ваши методы работы мне определенно нравятся!
  Наверное, с полминуты он стоял и молча смотрел на меня взглядом, в котором было понамешано всякого, - и вместе с тем ничего.
  Потом в свою очередь почесал затылок.
  - Не знаю-не знаю, о чем вы, но... в каком-то смысле и я вам благодарен и желаю больших успехов, а еще... Чёрт раздери и меня, но ваши методы работы мне тоже определенно нравятся... Как, помните, у Саши Чёрного - "вам рукоплещут папуасы"?
  Я внимательно посмотрел на него:
  - Лучше уж "аборигены", не так обидно. Слушайте, а вы, оказывается, неплохой, в общем-то, малый, майор.
  Он пожал плечами:
  - Да и вы, оказывается, в общем-то, тоже. Хотя, конечно, и не подарок.
  - Спасибо!
  - Нет, правда. Вот только... Подумайте хорошенько, а больше вы ничего не можете мне сообщить?
  - Нет! - тявкнул я и взмолился: - Слушайте, если сейчас же не отпустите к невесте, то никогда не станете подполковником! Обещаю, накаркаю.
  Он испуганно отшатнулся:
  - Только не это! - Потом снова посерьезнел: - Ладно, всего тебе.
  Я кивнул:
  - Ага. И тебе.
  А интересно, подумал я вдруг, пожмет руку или чего испугается?
  
  Не испугался.
  Пожал.
  Хотя спроста ли он помянул Сашу Ч ё р н о г о?
  Сомневаюсь.
  Во, гадство, менты какие образованные пошли!
  Жуть...
  Глава двадцать третья
  Громкоговорители зычно объявили посадку в автобус, а мы с Маргаритой стояли возле зеленого газона и тупо смотрели на медленно переваливающегося на своих коротких ножках по траве щенка. Рядом на асфальте сиротливо пристроились корзинка и "дипломат".
  Я вздохнул:
  - Ну, всё... Теперь, кажется, всё.
  И Маргарита вздохнула:
  - Да, наверное, действительно всё...
  Я поднял голову:
  - У тебя будут неприятности?
  Она невесело усмехнулась:
  - Не беспокойся, папа в угол не поставит.
  - Речь не о папе, - возразил я. - Ведь не его же люди повесили Вику. Бизона больше нет, но свято место пусто не бывает. Не могу вот только уразуметь - ее-то за что?
  Рита чуть вздрогнула.
  - Понимаешь...Понимаешь, этот ублюдок Генка рассказал ей про камень. Он тоже захотел найти его и попросил Вику помочь. А те, должно быть, узнали - вот ее и...
  - А его?
  - Говорят, и его...
  - Бизон или папа?
  Маргарита покачала головой:
  - Думаешь, отец посвящает меня в секреты своего ремесла? Мне известно лишь кто он такой. В остальное стараюсь не лезть.
  - По идее, Зверька могли пришить и те и другие, но у твоего папаши оснований для этого было больше - за предательство.
  - Знаешь что, - посоветовала Маргарита ледяным тоном, - спроси у него сам.
  Я развел руками:
  - Поздно. Да впрочем, теперь уже и всё равно.
  Матюгальники сообщили, что до отправления автобуса осталось пять минут. Я засунул щенка обратно в корзину. Он недовольно курлыкнул. В ответ я курлыкнул тоже:
  - Н-да-а, и удружил же мне "на посошок" твой родитель!
  Рита как-то странно посмотрела на меня:
  - Неужели ты не понял? С его стороны это знак оч-чень большого уважения. Ты действительно ему понравился, невзирая ни на что.
  Я грустно улыбнулся:
  - А тебе?
  Ее глаза были сейчас огромными-огромными. И круглыми-круглыми. Почти как у совы. Весьма, впрочем, красивой совы.
  - Идиот...
  - Конечно-конечно, - кивнул я. - Уже слышали. Да, кстати, тебе известно о существовании деревянного, пардон, сортира в твоем саду?
  Брови Маргариты стали похожи на коромысла.
  - Ну, вообще-то догадывалась, но...
  - Скажешь Пауку... то есть, отцу, что я утопил в нем всю оружейную коллекцию, которую успел собрать за время отдыха в ваших краях. Если захочет - пускай побеспокоится, как ее оттуда выловить. Гранат нет, так что не бойся - не рванет.
  Она ничего не ответила, а я поднял корзинку с драгоценным грузом - и вдруг стремительным броском поцеловал Риту в нос.
  Она отшатнулась. Губы ее задрожали:
  - Ты что!
  - А что? - удивился я. - Ну извини, промахнулся. Давай еще раз.
  - Уходи!
  - Но...
  - Уходи, - еле слышно повторила она. Зрачки ее уменьшились до диаметра иглы.
  - Да-да, - пробормотал я. - Конечно... И всё же...
  - Я прошу тебя - уходи! - едва ли не выкрикнула она. - Я очень тебя прошу!
  - Но как же...
  Маргарита побелела:
  - Я не хочу ничего больше слушать! И я не хочу тебя больше видеть!
  - Да, но...
  - Никаких но! И мне от тебя ничего не нужно!
  На миг в глазах моих потемнело, а потом...
  А потом я махнул рукой, схватил "дипломат" и рванул к автобусу. Однако, не сделав и двух шагов, резко остановился, оглянулся...
  - Послушай, Рита! Ну неужто я и в самом деле тебе не нужен?!
  Из глаз ее брызнули слезы.
  - Недавно умер мой муж! А сегодня... сегодня умерла и я, понимаешь? Представь, что той Маргариты больше нет, - есть совсем другая, и она мечтает начать новую жизнь - без горя, без страха, без всех этих ужасов. Благодарю тебя за то, что ты для меня сделал, - и прощай...
  Я как волк лязгнул зубами.
  - Да что? Что такого особенного я сделал для тебя, Рита?! И неужели... неужели мы никогда не встретимся?!
  Она слабо улыбнулась сквозь слезы:
  - А неужели встретимся?..
  - ...Мужчина! Мужчина!.. Который с корзинкой! Вы едете или нет? - раздался со стороны автобуса луженый фальцет контролерши. - Все одного должны ждать, што ли?!
  Я прыгнул на подножку, а Маргарита вдруг вскрикнула:
  - Ой, билет, билет! Ты забыл билет!.. - и побежала ко мне.
  Но контролерша грудью преградила ей дорогу, деловито забрала билет, клацнула компостером и, сунув его мне, отступила на шаг от автобуса. Дверь захлопнулась, едва не прищемив мне нос.
  Мотор взревел, и "экспресс" плавно тронулся. Проехал пять метров, десять, двадцать - и за секунду до того, как ему завернуть за угол, я в последний раз увидел высокую стройную фигуру и потрясающую золотистую гриву волос Маргариты...
  И последняя
  Вечерело...
  Я сидел на крыше девятиэтажного дома, в бетонной коробке с окном, венчающей шахту лифта. Однако и лифт, и окно, и сам дом находились, сколь то ни странно, за тысячу километров от моего родного-преродного города, по которому я страшно соскучился и в который, даже несмотря на тоску по Маргарите, стремился попасть как можно скорее.
  Стремился, но еще не попал.
  Наверное, все последние дни и часы я подспудно, порой, может, и незаметно для себя, шел к этому решению...
  А может, и не шел.
  Но - пришел.
  И вот меня опять занесло чёрт-те куда - в другой чужой город, на другую чужую улицу и в другой чужой дом, который сам по себе был мне совершенно не нужен. Мне был нужен соседний дом - напротив, метрах в восьмидесяти, и квартира во втором подъезде на четвертом этаже, в которой несколько лет назад мне по случаю пришлось побывать. Да даже и не сама квартира, а ее хозяин. Человек, из-за которого я прилетел...
  Не имей сто рублей, а имей сто друзей - истина вечная. В этом городе у меня был (как оказалось теперь) только один друг, но хватило и одного. Когда я позвонил и сказал, что мне нужно, лишних вопросов он не задавал и даже не удивился. А впрочем, может, и удивился, но не подал виду. Наверное, позже он все поймет... да нет, не "наверное", а наверняка поймет. Но - не предаст. В этом я уверен был абсолютно.
  Он разинул рот, когда увидел меня с корзинкой и ее наполнителем. Предложил оставить щенка, а после забрать.
  Я отказался, пояснив, что должен улететь этой же ночью и лучше нам больше не встречаться. Он не настаивал. Поговорив минут пять, мы разошлись.
  И вот сейчас мой "подарок" мирно дремал в корзине, которая стояла на полу... Слушайте, но как же его назвать?
  В принципе, когда раньше меня посещала мысль завести собаку, я (хотя и считается, что называть животных человеческими именами - моветон) предполагал, что имя у него (разумеется, возьму кобеля, а не суку) будет Джон, или Пол, или Ринго, - бедняга Джордж1 отпадал из-за языколомного "рдж". И вот у меня есть собака, кобель...
  
  Я взял приставленный к стене старомодный коричневый тубус и с негромким "поком" открыл его. Глянул в окно.
  По бульвару, разделяющему два дома, медленно прогуливались люди: молодые мамаши и бабушки не многим старше с колясками, подростки с собаками самых разных пород и размеров (скоро и мы будем так!). Скамейки облюбовали пенсионеры обоих полов - нетрудно представить, что за разговоры там: кроют почем зря всех и вся и правильно делают.
  Однако довольно пейзажей и лирики. Иначе скоро станет слишком темно. Я разложил на бетонном полу газету и принялся аккуратно извлекать из тубуса его содержимое - увы, отнюдь не дипломные и курсовые проекты, а нечто совсем иное.
  Сначала я достал маленький, но очень мощный телескопический прицел, потом глушитель, подкосы приклада, спусковой крючок и прямо-таки даже изящный плечевой упор. Последним на газету лег ствол с рабочим механизмом.
  Я внимательно изучил все детали винтовки - никаких клейм и опознавательных знаков. Да и судя по некоторым другим признакам - самопал, но дьявольски здорово сделанный. Все же народ наш удивительно талантлив!
  Отодвинувшись чуть назад, я тщательно собрал винтовку и взвесил в руке: нормально, в самый раз. В конце установил и отрегулировал прицел и привернул глушитель. Распахнув рамы и еще немного отступив в глубь будки, прицелился в то самое окно...
  Теперь оно было рядом. Точно на ладони. За стеклами мелькали какие-то тени - интересно, одних хозяев или еще и каких-нибудь гостей тоже?
  Я положил винтовку и осторожно вытряс из тубуса обойму с патронами, но заряжать сразу не стал, сперва попробовал, извиняюсь за тавтологию, на спуск спусковой крючок. Щелкнул раз пять - вроде порядок. И вот наконец последнее: достав из "дипломата" телефон, снова уселся рядом с окном на старый деревянный ящик из-под бутылок и набрал номер.
  Занято.
  Закурил, уже с некоторым беспокойством поглядывая на часы и на небо. Через пару минут бросил окурок и позвонил опять.
  Есть! Попал!
  Три длинных гудка - и...
  - Слушаю.
  А у меня в горле внезапно точно встала противная тугая перегородка. Я откашлялся в сторону и как мог непринужденно сказал:
  - Привет. Это я.
  По-моему, он удивился. Потому что некоторое время молчал. Наконец отозвался:
  - Аг-га... привет. Ты где?
  - Да здесь, - простодушно сообщил я. - У вас на вокзале, проездом.
  Это он переваривал еще секунд десять. А может, и не переваривал, а давал уже кому-то указание ехать на вокзал. А может, и не давал.
  - Ну и... как там у тебя? - вроде бы равнодушно поинтересовался он.
  Я улыбнулся:
  - Да всё путем.
  - А кто... Серого... узнал?
  - Не узнал, - вздохнул я. - Но понимаешь, тут такое дело... - Малость помялся и: - Послушай, вы часом, тогда с ним в Афгане... ну, когда я из Кандагара в последний раз улетел...
  - И что? - Я почти зримо видел, как сжались его челюсти. Пожал плечами:
  - Ничего, но, понимаешь, я здесь случайно напоролся на одну хреновщину... Похоже, именно из-за нее кто-то из местных Серого и пришил...
  - Тише! - перебил он. - Алмаз?
  Я перешел на сценический шепот:
  - Да вроде. Но только, слышь, странный какой-то. Там у него внутри...
  - Заткнись! - цыкнул он. - Сейчас приеду, жди. Твой паровоз во сколько?
  - Без пятнадцати одиннадцать, - сказал я. - А где встретимся?
  - Под главными часами. - Он помолчал и спросил: - Это... ну, а у тебя там в натуре всё гладко прошло?
  Я кивнул:
  - Конечно.
  - И... с ребятами расплатился?
  Я сглотнул слюну.
  - Ага... до копеечки.
  По-моему, он насторожился, однако я поспешил закруглиться.
  - Слушай, Бригадир, у меня щас труба сядет. Ты когда подскочишь?
  Голос холодный, тон ледяной:
  - Через двадцать минут.
  - Всё, жду.
  Но он уже бросил свою: пик-пик-пик...
  Через пять минут, в определенном смысле рискуя насторожить абонента, я позвонил опять.
  Занято. Вызывает машину? Или - не только машину?.. Да нет, он же не сумасшедший, понимает, что в таких делах лишние глаза не нужны.
  Я кинул трубку обратно в "дипломат", сунул в рот незажженную сигарету и, снова взяв винтовку, на метр отошел от окна.
  Приладил поудобнее к плечу приклад, немного наклонился вперед и, зажмурив левый глаз, приник к окуляру прицела. Сначала в поле зрения попали кусты. Сдвинул винтовку чуть вправо - в перекрестье телескопического прицела нарисовалась брыластая морда жирного, явно перекормленного ротвейлера. Казалось, протяни руку - и вцепится. Передёрнув затвор, уложил винтовку на локте, как Виннету, достал зажигалку, прикурил, глубоко затянулся...
  
  Он появился через четыре минуты.
  Вышел из подъезда, остановился и покрутил головой, видимо, ожидая машину.
  Я снова прицелился. На сей раз, увы, не в ротвейлера и не понарошку, а в него и всерьез. Я ясно различал знакомое, чуть постаревшее лицо, косой шрам над правой бровью, наметившиеся в седеющих волосах залысины. Нет, но, в общем-то, он совсем еще и ничего, в форме... Левее, еще левее... Стоп! В перекрестье - переносица. Подходит... Нежно, мягко и плавно, как на сосок женщины, я надавил на спусковой крючок...
  Хлоп!..
  Наверное, со стороны это выглядело как невидимый удар по морде. Его словно тряпичную куклу отбросило к двери подъезда, и от лица в частности, да и головы в целом в мгновение ока осталось лишь мокрое красное месиво...
  Больше меня не интересовало абсолютно ничего: ни заполошные крики прохожих и соседей, ни какие-то конкретные детали дела рук своих. Очень, очень хотелось бы надеяться, последнего в моей жизни такого дела.
  Не обращая внимания на суету на улице, истошные женские вопли "Милиция! Милиция!" и визг тормозов с запозданием подлетевшего к подъезду темно-синего "Вольво", я быстро разобрал винтовку и засунул обратно в тубус. Потом схватил "дипломат", корзинку со щенком и спустился с крыши в подъезд, который выходил на другую сторону и на другую улицу.
  Мне повезло - лифт оказался этаже на шестом или седьмом и вмиг донес меня вниз. Шекспировские страсти-мордасти по "убиенному" кипели где-то там, за домом; здесь же никто не обратил на меня ни малейшего внимания: дети играли в песочнице, а пенсионеры за столом в "подкидного". Я достаточно шустро, хотя и не настолько, чтобы привлечь к собственной персоне случайные взгляды, пересек двор и остановил на дороге машину.
  - Набережная, - только и сказал водителю.
  И он отвез и высадил меня на почти уже темной набережной, где я безо всякой жалости утопил в реке тубус с его содержимым. А потом я поймал другой "мотор". Который за полчаса домчал меня до аэропорта.
  Мой рейс, последний сегодня, отправлялся через пятьдесят минут, пять из которых ушли на приобретение билета, а сорок пять - на уговоры строгого персонала порта пропустить в самолет нас с Джоном.
  
  Да, решено!
  Я назову его Джоном...
  Постскриптум вместо эпилога
  "- Алло, Рита? Это я!.. Что значит - кто "я"?.. Я! Ты меня слышишь?.. Ага, наконец узнала!.. Зачем звоню?.. Как это - "зачем"? Соскучился. А ты?.. Нет?! Не верю! Не может быть!.. Ну почему хам? И вовсе не хам, а просто... Ты одна? Я спрашиваю - ты одна?.. В каком смысле? Ну-у... в этом самом... Да нет! Нет! Я всё объясню!.. Когда? Ну, допустим, завтра. Вечером ты дома?.. Что? Дома? Тогда жди нас!.. Кого - "нас"? Слушай, какая тебе разница! Сама увидишь. Ну всё, целую!.. Что? Я говорю - це-лу-ю!.. Да почему сволочь-то?! Всё, кладу трубку!.. Нет, не скажу! Завтра, всё - завтра!.."
  
  Я вскочил и очумело замотал головой. Потом, простонав голосом ильфпетровского Хворобьева: "Всё тот же сон! Боже, боже...", побежал в ванную и сунул голову под струю ледяной воды. Вроде помогло.
  Мокрый и печальный, я вошел в зал, нащупал кнопку бра и, щелкнув ею, укоризненно поглядел на косматую тушу, развалившуюся на моем любимом диване.
  - Опять улегся, скот!
  Туша ответила долгим умильным взглядом, словно говоря: послушай, дружище, да стоит ли нервничать из-за подобной мелочи?
  Я подошел к нему, сел рядом на пол и стиснул громадную лохматую морду руками:
  - Всё, хулиган! Собирайся в дорогу! Завтра поедем на природу, будем кататься на лыжах и отдыхать.
  Его полусонные, похожие сейчас на свиные глазки точно скептически вопрошали:
  "Ну что удумал-то? Чего дома-то не сидится?"
  Я отрезал:
  - А вот не сидится! Хочу на лыжах, понял?
  Он зевнул во всю пасть.
  Я удивился:
  - Спрашиваешь - почему?! Эх-ма, ты хоть и Джон, а дурак!
  Он вздохнул, будто говоря:
  "Ну и что ж, что дурак. Зато вот лежу на диване, а ты, умник, сидишь на полу. И вообще - давай-ка лучше спать, коли завтра в дорогу".
  Я встал:
  - Ладно, дубина, спи. - А сам - как вы полагаете, что сделал?
  Ну да.
  Взял гитару.
  
  ...Я рассеянно перебирал струны и вдруг вспомнил, как Серый когда-то пошутил: "Если умру, похороните меня под "Hey Jude"1. Чёрт, не удалось...
  А потом я подумал: остался ли на всем белом свете кроме меня хоть один человек, душу которого пощадил "Чёрный Скорпион"? Очень хотелось бы верить, что остался... точнее - осталась...
  Но нет, покуда ты мирно лежишь со своим последним хозяином в могиле, "Чёрный Скорпион", мне в вашем городе делать нечего. Спи спокойно, тезка...
  
  Да, кстати, а на моих поминках нехило бы врубить "Don"t Let Me Down"2.
  Учтите, ребята.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | Ю.Уленгов "Путь в Альвиору" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | AlicKa "Алисандра" (Любовное фэнтези) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"