Лабунский Станислав Александрович: другие произведения.

Перстни легатов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:

Перстни Легатов

 []

Станислав Лабунский Перстни Легатов



     Действующие лица
     Военные сталкеры Департамента разведки
     Потапенко – генерал-лейтенант, начальник Департамента разведки
     Найденов Алексей Игоревич – генерал-майор, заместитель начальника Департамента разведки, он же Зомби
     Смирнов – подполковник, начальник аналитического отдела, бывший банковский ревизор, он же Сотник, возможны другие псевдонимы
     Стецюк Микола – старший лейтенант, сотрудник аналитического отдела
     Васильев Павел (Юнец) – старший лейтенант, слушатель академии Генштаба, бывший студент, сотрудник аналитического отдела
     Дядька Семен – бывший сталкер – одиночка, пенсионер, работает по контракту, сотрудник аналитического отдела
     Умник – разумный компьютер, старший аналитик
     Овсов – полковник, начальник отдела контрразведки Департамента
     Псы Зоны
     Стая Темной Долины
     Герда
     Плакса – сын Герды, бой-френд Принцессы
     Акелла
     Стая Агропрома
     Вожак
     Молния
     Шелковистая
     Принцесса – дочь Шелковистой, подружка Плаксы
     Косматый – ровесник Плаксы, возможный соперник
     Злая – никому не нужная девочка – пес
     Группа Фунтика
     Фунтик – лучший друг Плаксы и Лехи Зомби
     Епископ – бывший бандит, лучший друг Фунтика
     Кабан – бывший наемник, лучший друг Епископа
     Крепыш – новичок, подобран Фунтиком на старой южной дороге
     Линт Юдэ, (Шорти или Коротышка) – майор разведки, притворяется простым китайцем
     Ко Цзюань (Литл, Малыш) – лейтенант разведки, тоже притворяется
     Янтарь
     Сахаров, Круглов – профессоры, легендарные личности, работают в «Куполе»
     Аскольд Миротворец (из наемников) сталкер, выполняют поручения ученых.
     Клан «Долг»
     Воронин – генерал-майор, предводитель клана
     Петренко – полковник, начальник разведки, очень коварная личность
     Филин – майор, начальник боевой части, жесток, но справедлив
     Молот, Мамонт, Прапор – командиры четверок «Долга»
     Штык и Пуля – бойцы «Долга», остатки от погибшего квада
     Палач, Губа и Терминатор – рядовые бойцы из четверки Мамонта.
     Клан «Свобода» (анархисты)
     Лукаш – атаман
     Скряга – торговец клана.
     Макс – командир боевой группы
     Кэп – мастер, начальник охраны Барьера
     Самоделкин – чудо – мастер
     Повар – мастер, тяготел к сильным наркотикам, от них и умер.
     «Монолит»
     Гурон, Ирокез, Кнут – старшие офицеры, подчиняются Говорящему с Камнем.
     Бывшие бандиты.
     Скрип, Пика – члены клана «Сталь»
     Нож Данцигер – мастер, работает на Дикой Территории
     Стилет – ветеран «черного движения»
     Сталкеры – одиночки
     Викинг – опытный сталкер
     Белый Пес – новичок, дружит с псами
     Батон, Щука, Игла, Ярл – дружественные сталкеры – одиночки
     Серый – лидер одиночек Свалки
     Сёма Вентилятор – помощник Серого
     Древний Рим.
     Каракалла Север – цезарь.
     Плавтия Фульвия – жена Каракаллы.
     Гета Север – цезарь, брат Каракаллы.
     Плавт Макрон Максимус – центурион преторианцев, телохранитель Геты и любовник императрицы.
     Ромео – вольноотпущенник из рабов, клиент императорского дома, после крещения – Павел.
     Петр – христианский проповедник.
     Современный Рим.
     Франческа – рыженькая толстушка, режиссер с телевидения.
     Лаура – блондинка с татуировкой на бедре, историк.
     Гвидо Кастелани – вечный актер второго плана.
     Чезаре Абруццио – священник.
     Девушки-заложницы.
     Леночка, Катя-Беленькая и Катя-Черненькая, Бронза.
     Бар.
     Бармен – не ссорься с ним!
     Информатор – человек клана «Сталь» в баре «Сто рентген».
     Долговец с бутылкой – глаза и уши полковника Петренко в баре.
     Удав – смотритель Арены.

Глава I.


     - На дороге противник, - привычно доложил Фунтик. – Слишком суетятся бойцы «Монолита», - продолжил он.
     Это уже повод отвлечься от перетаскивания золота.
     - Десять минут перерыв, - объявил я вполголоса.
     Все равно у всех за ухом гарнитура общей связи прилеплена, можно и шепотом говорить, услышат. Техника каждый день менялась, Умник развлекался на всю катушку. Третий передатчик за неделю мы испытывали.
     Наша сводная группа всем составом перешла в грузчики. Нашли мы в Зоне старый укрепленный район времен Второй Мировой Войны. А все комнаты и переходы золотом забиты, в мешках и ящиках. Сотни тонн. Немцы в сорок первом дороги в тыл перерезали, вот его и пришлось прятать на запасном командном пункте. Хлеб и бензин можно сжечь, чтоб врагу не достались, технику испортить, а с золотом такой номер не пройдет. Хоть топором его поруби, оно дешевле не станет. Командующий Киевским военным округом генерал Кирпонос при царе, до Октябрьского переворота, лесником был, место для тайника нашел правильное, только сам погиб, и секрет с собой в могилу унес. Так оно здесь и лежало много лет, пока мы на него не наткнулись.
     С Агропрома четверо смелых вышло в путь, по дороге к ним двое метких прибилось, и в самом конце я их догнал. Так у нас и получилась очередная великолепная семерка, прорвавшаяся с боем к богатству и славе. Крепышу, как новичку, доля в добыче полагалась половинная, только мы на первоначальные расклады плюнули, и решили делить все поровну. Парни, когда в поход отправлялись, рассчитывали, что там примерно на миллиард чего-то ценного лежит. Эту сумму мы с гетманской кровавой диктатуры себе и потребовали. Гетман третьего дня на базу лично приехал. Дядька он славный, мне нравится, а что членов бывшей Рады перевешал, это его личное дело. В тот день пятнадцать тонн с хвостиком драгоценного металла на бывший военный аэродром из старого бункера вытащили. Шестеро нас работало, вся группа, только Несталкера не хватало. Он на подготовительные курсы в химико-технологический колледж поступил. Ему надо свой возраст догонять, а то кроме войны ничего и не видел. Сын Зоны. Гетман нам сказал, что по сто пятьдесят миллионов мы за три года получим, каждый. И сразу нам по пятерке на счета распорядился сбросить. А я до этого сам миллион успел заработать, и гордился собой чрезвычайно. Смотрю на себя утром в зеркало и наглядеться не могу.
     Девушка моя на острова повезла на десять дней каких-то восточных шейхов. Она в Италии директором туристического агентства работает, на всех языках говорит.
     Вот я за ударной работой время и коротаю, только что-то притомился.
     - Затеяли дорогу перекрыть, - сделал вывод Макс, боевик «Свободы».
     Все уже наверху у дверей и перископов собрались. Шестеро нас, пятеро монолитовцев на асфальте суетятся, снайпер вражеский на площадке перед дверью сидит. А если кого-то в кустах мы пропустили, то будет нам «со святыми упокой» и короткая строчка на общем канале. «Сотник. Радар. Монолит». Кто погиб, где и от чего. Стандартная формулировка. Не хотелось бы, честно говорю. Вот и стою, мнусь, глядя в глазок стереотрубы. Знать бы, что там происходит?
     - Макс, Кабан, Епископ со мной на дорогу. Фунтик держит под прицелом направление на Радар, Крепыш контролирует шоссе на Милитари. Пошли!
     В принципе, я здесь никем командовать не могу. Все вольные сталкеры, бродяги Зоны. А Макс еще и анархист вдобавок. Только у меня так биография вильнула, что мне погоны на плечи пали со звездами немалыми. Приходится соответствовать. А парни не возражают.
     Снайпер за дверью умер, даже не удивившись. Еще дверь до конца не открылась, как ему Епископ две пули в голову всадил. Я винтовку сразу подобрал и в дело пустил. Искусство стрелка сродни работе ревизора. Разгребаешь горы бумаг, в электронном виде информацию изучаешь, а потом - раз, и мишень в сетке прицела. И тут уже – кто кого. Обычно получалось, что я их, но в таком деле каждый раз рискуешь по полной программе.
     Двоих я быстро застрелил. Просто и вульгарно. Стоят в полный рост. Патроны в винтовке дрянь, ширпотреб пулеметный, но на сто двадцать метров это значения не имеет. Выстрел, и сразу ствол на следующую цель переводишь.
     Парни в разрыв сетки ограды Старого Парка выскочили на оперативный простор, а уцелевшая тройка «монолитовцев» засуетилась. Один вдоль труб на корточках крадется, второй за дерево спрятался, а последнего противника я потерял. Не получается у меня вокруг смотреть. Что в прицел вижу, о том и знаю. А все остальное в «мертвой зоне» оказывается. Прикончил сектанта-людоеда за деревом и спрыгнул на землю. А то будешь наверху сидеть, как петух на заборе, так же в ощип попадешь.
     Винтовку за спину, стрелковый комплекс «Гроза» наизготовку, вперед бегу. Неуютно в бою одному. Подняться в атаку, паля на ходу, оно не такой уж и страх, когда есть прикрытие, тыл и резерв, и крик молодецкий в грудях. Это точно. Пять баллов чопорной Британии и певцу империализма Киплингу. Завыл я чернобыльским псом, как привык, меня все наши поддержали.
     Обманули мы «монолитовца». Полез он на трубы, от псевдособак подальше, тут его Макс короткой очередью и срезал. Еще один где-то рядом затаился. Будем искать.
     В таком деле – главное не торопиться.
     Разбились мы на двойки. Я с Максом, Епископ с Кабаном, приятелем своим. Как они в Зоне встретились, история умалчивает. Мне, да и всем, известно, что они на Кордоне с пулеметом оборону держали. Это было кровавое дело. Тогда Темная Долина сцепилась с наркоторговцами из подвалов Агропрома.
     Впору было уже кричать: «Где противник? Да куда же он смылся?». Такие звуки обычно издают для поддержания духа рядовые контрактники армейцы. Только не пришлось. Нашлась пропажа.
     По дороге от Мертвого города, бывшей Припяти, шли тремя колоннами по одному бойцы «Монолита». Стволов двенадцать. Наверху у брошенной техники еще головы мелькали. А впереди бежал наш потерянный приятель, которого мы пристрелить не успели. Руками махал, как мельница. Идите за ним, он такое покажет.
     - Макс, левая обочина твоя, парни стреляют по правой цепочке. Огонь!
     Сам я начал с выстрела из подствольного гранатомета. Никого напугать не хотел, здесь этот номер не пройдет. Трусоватые ребята до Радара не доходят. Разрядил две обоймы расширенных навскидку. Рухнул на землю за остановкой на повороте, детектор верещит не переставая, рядом пятно радиоактивное. В центре его старая легковушка стоит. Пули по плите бетонной защелкали. Знакомое дело. Нас к земле прижимают, пока по кустам ударная группа крадется. Перевернулся на спину, посмотрел на экран тактический, где все наши, и обе «лимонки» через голову в заросли швырнул.
     Вопль раздался заполошный: «Граната!». А ты мать твою, думал, что тебе здесь конфету бросят? Рвануло знатно, и на дисплее загорелись три серых точки.
     Макс цель нащупал, и с колена по ней долбил. Через секунду его Кабан поддержал. Он деньги на жизнь по жарким странам зарабатывал, опыта набрался. Ну, и я, чтоб не отставать, схватил винтовку, и начал по праздношатающимся часовым у проходной постреливать. Через минуту у меня патроны закончились. Пауза наступила.
     - Пару тел надо забрать. Пусть Овсов разбирается, где их вербуют. Передатчики и оружие собрать, ПДА, у кого есть.
     Поставил задачу. Осталось только выполнить. Издалека донеслись звуки боя. Из Припяти выходит группа. Вот из-за чего вся эта суета.
     - Вперед! – командую.
     - Свобода всем даром! – кричит Макс по привычке.
     Он года два с этим кличем в бой кидается.
     - Зачистим в ноль! – доносится издалека.
     Оба-на, «долговцы». Одна из тех двух групп, которые ушли во время блокады и новых передатчиков не получили.
     - Мамонт! – кричу. – Штык! Давайте к нам, папа ваш генерал!
     Бегут по дороге, раненого под руки тащат. Ну, это ладно. Через десять минут в госпитале будет. Кабан одного из санитаров заменил, он покрепче будет. Мы дождались, пока «монолитовцы» на дорогу вытянутся и врезали из всех стволов. Шквальный огонь. Откатились они.
     - Патроны беречь, - хрипит Мамонт.
     Я ему банку «энергетика» в руки сую. Он глоток сделал, и следующему передает. Тебя за ногу, они же на последних запасах идут. Кабана махом обобрал, знаю я его привычку. В рюкзаке упаковка пива, паштеты в банках, хамон испанский. Через минуту все едят и пьют. На ходу. Мы два тела прихватили, Пуля со Штыком оружие и электронику собирают. Дотащились до лесенки, там уже дверь открыта, петля веревочная сброшена. Раненного бойца подняли, сразу на тележку и в переход. Его у ворот ангара наряд по базе примет и в госпиталь определит. Умник все знает и под контролем держит. Мертвецов тоже в серебристое сияние скинули, исчезли они без следа.
     - На сегодня все. Последний груз берем, кто, сколько может, и сваливаем. Через час здесь весь «Монолит» будет, - говорю.
     Гружу на Мамонта два брезентовых мешка, себе один беру и, взяв человека-гору под локоток, шагаю в полусферу перехода. Мешки тут же у стены сбросили, здесь добытым золотом уже Овсов занимается. Взвешивает, охраняет, на переплавку отправляет. Дождались всех остальных. Сразу в баню пошли. Обед туда же, в раздевалку принесли. Трофейное оружие сразу контрразведка забрала, а у наших гостей имущества и не было. Одни артефакты. Две последние аптечки на всех и горстка патронов. Мы их стволы в мастерскую сдали на капитальный ремонт. Человек без оружия чувствует себя неуютно, поэтому из своих запасов выдали им пять привычных «Гроз». Четыреста патронов и десять гранат к подствольному гранатомету. Ну и у Мамонта «Компакт» немецкий на поясе остался. Он из него за весь маршрут ни разу не выстрелил. Посмотрел я на пистолет с пренебрежением и промолчал. Ежкин кот, полтора килограмма вместе с патронами, через половину Зоны пронес. Рухнуть с дуба и не встать!
     В столовую их я вести не рискнул. С подавальщицей Мариной это могло привести к групповому сексу прямо на столе и мировой катастрофе. Пуля слишком молод, чтоб это видеть, и тем более принимать участие. Поставили нам микроавтобус у дверей. Сели в салон, все одиннадцать, водитель у себя в кабине, и через две минуты вылезли у пустой офицерской казармы. Мангал у крыльца горит, дядя в белоснежном колпаке шашлык жарит.
     - Здорово, Овсов! – говорю, - знакомься: Мамонт, Штык, Пуля, Палач и Губа. Еще один в госпитале.
     Они руки друг другу жмут, а я из своей комнаты запасные передатчики вытаскиваю. Вернулся к народу, всем раздал, микрофон за ухо, кнопку ларингофона к горлу на липучке. Мамонт на меня смотрит вопросительно.
     - Просто скажи, кого вызываешь, и определи канал общий или «приват». И все.
     - Мамонт по закрытому каналу вызывает генерала Воронина, - говорит он.
     А то кто бы сомневался.
     - Воронин слушает.
     Связь у нас отменная. Убежал командир квада в казарму докладывать, где был, что видел. Я не в обиде. У нас с Умником тоже тайны есть. Да и у всех.
     Как Леха Зомби исхитрился из мертвых воскреснуть? Фунтик его на третий день после сообщения о смерти нашел на берегу озера.
     А я золото из итальянской пещеры себе оставил, не с кем, кроме Паолы не делясь. Слаб человек и жаден слегка. Тут Овсов шампуры с мясом раздал, и мысли все из головы вылетели. Мамонт из дверей рукой машет. Ну, чего тебе?
     - Мы где? – спрашивает.
     Хотел я ему в рифму ответить. В Караганде. А ты что подумал, проказник? Правильно. Так и хотел.
     - В закрытом городе, - говорю. – Выходить будем из Агропрома, до бара «Сто рентген» дойдем в любом случае. Дня через три освободимся, пока работы много.
     Палач кругами бегает.
     - Из Лиманска нет выхода! - кричит.
     - А тебя здесь что-то не устраивает? – дает ему Кабан ломоть хлеба к шашлыку. – Типа, кормят плохо? Или по «монолитовцам» соскучился?
     Остальные парни тоже напряглись.
     - Спокойно, - говорю. – У вас данные устаревшие. Есть два выхода. Один в блиндаж старый на повороте, вы его уже знаете. И в подземелье Агропрома. Бывают накладки, но нечасто. Воронину можете рассказать, а вообще сохраняйте информацию в тайне. У костра ее вспоминать не стоит. Мы с вами союзники, а с покойными ныне Черепом и Поваром вряд ли бы договорились. Молчание - золото.
     Заржали все, как табун лошадей. Про золото понравилось. Оно за последнюю неделю надоело парням, хуже горькой редьки. Таскаешь его по узким коридорам целый день. Мы уже тонн сто пятьдесят вытащили. Овсов, конечно, с точностью до грамма знает, а мне это ни к чему. Еще пару дней поработаем, кусочек второго уровня себе освободим, склад сделаем и в бой. Пора в Припять заходить. В Мертвый город.
     Овсов весь в слух превратился. Уши торчком. Каждое слово запоминает. Он тут потребовал у Умника записи из нашей казармы и с рабочих мест. Тот контрразведку на землю с небес спустил. Вашего допуска не достаточно. Данные материалы могут быть предоставлены по требованию Гетмана, директора Департамента и его замов. Типа, а иди-ка ты, родной. Предельно вежливо.
     - Парня вашего через неделю можно будет забирать, не раньше, - сообщаю я Мамонту, - вы можете его смело нам оставить. Или дождаться здесь. Работы много, вечером в столовой танцы устроим. Сами решайте.
     Крючок я «долговцам» знатный закинул. У них в клане целостность боевой четверки на первом месте. Им своего бойца где-то оставить, как простому человеку на работу без штанов пойти. Даже в голову не придет. А за неделю они столько металла нам из укрепрайона вынесут, сколько мы в одиночку за месяц только перетаскаем.
     И есть у них в клане парнишка любознательный. Полковник Петренко его фамилия. Если он услышит, что где-то кто-то что-то знает, о чем полковнику неведомо, спать и есть перестанет, пока все в точности не выведает. Он будет двумя руками «за», чтоб парни здесь остались. Ну, это пана Овсова головная боль, не моя.
     Я тем временем с товарищами своими старыми, Штыком и Пулей о делах наших решил побеседовать. О предстоящих.
     - Базу в УРе организуем, и пойдем на Припять. Хотим за центр города зацепиться, надо у «Монолита» монополию на «телепорты» отобрать. Понятно, что артефакты перехода комбинация нескольких аномалий выкидывает, или модифицируют они их. Надо старшего офицера живьем брать, и подробности узнавать. Такие у нас планы на будущее. У вас все еще в людях некомплект. Давайте с нами. Отдохнете недельку, в Киев съездите, и займемся Мертвым городом. С Филином я в хороших отношениях, договоримся. Может, и он с нами пойдет. Прапор и Молот в бой рвутся.
     - В Припяти старших сектантов нет, - вмешался в разговор сам Мамонт, отвлекшись на секунду от шашлыка. – Через стадион надо на ЧАЭС пробиваться. Первый раз достаточно просто определить, где у них вход в подвалы. Там локальные выбросы через день, наверху смерть стопроцентная, без вариантов.
     - Мы рассчитывали, что в гостинице у них полевой штаб, - вздохнул я.
     - В ДК «Энергетик». Были мы там после Меченого. Жуткое место. Стены двигаются, двери из ниоткуда появляются и пропадают. За каждым углом автоматчик, все в броне, сами смерти не боятся. Двое живым щитом встанут под твои пули, третий из-за их спин тебя расстреливает. Они уже и не люди совсем.
     Принял к сведению. То, что легко не будет, я и сам догадывался. Не стал я отдых портить раздумьями печальными. Будет день, будет и пища.
     - Думайте. Утром ответ дадите. Или с нами на работу пойдете, или мы вас на Агропроме выведем наверх. Оттуда до Бара сами легко дойдете. Давайте отдыхать! За то, чтоб у нас все было, а нам за это ничего не было!
     Тост оригинально смотрелся. Спиртное в этой компании не пили. Сдвинули стаканы с соком. А мне все равно, я весел и пьян, я только сейчас начинаю дышать.
     Объели еще по паре шампуров, пауза наступила. Плаксу бы сюда, да он с Принцессой по Зоне бегает. Акелла и Герда на Янтаре в куполе живут у Сахарова. Взялся он язык чернобыльских псов учить. Умник ему помогает. Только человеческое ухо ультразвук не воспринимает. Половина словаря не слышна. У нас в передатчики усилители вмонтированы, мы точно рычим. Даже дикая стая должна нас понимать. Теоретически. Мы всю неделю из подвалов не вылезали. Из укрепрайона таскали золото, из Агропрома - артефакты, «конденсаторы» и наркотик проклятый.
     Я бы его сразу в огонь скидал, да по всему миру тысяч триста подсевших на него наркоманов в живых осталось. Это для меня они жалкие ублюдки, променявшие жизнь на дозу зелья. А для своих родственников – несчастные заблудшие овечки. Их лечить надо, и каждый день ему укол обеспечь. Вынь и положь. В Европе и Штатах им сейчас в медицинских центрах инъекции делают. А ведь внучка сенатора или племянник мэра туда приехать не могут. Конкуренты заживо съедят. Я в курсе – в правительство уже швейцарцы обращались. Они нам завод фармацевтический «под ключ», а мы там маленький участок. Для расфасовки «черного ангела». Деньги пополам. Фифти-фифти. На прибыль за пять лет можно всю Швейцарию купить. Тут поневоле задумаешься.
     Короче, неба за эту неделю мы не видели.
     Мне на плечо легла рука. За это лето я окреп слегка, но пригнуло меня. Мамонт рядом сел. Все на очередную порцию шашлыка накинулись, а я за мыслями пропустил раздачу, так мне прямо с доставкой на дом принесли. Взял шампур в руки. Хорошо!
     - Ты, Сотник, в каком звании? – Мамонт в полголоса спрашивает.
     - Гвардии подполковник, - говорю.
     - Видишь. Тебя всю жизнь учили. Сначала на лейтенанта и дальше. Наверно, вся грудь в орденах. А я простой водитель. Был. Когда рвануло, как раз продукты на Агропром вез. Там лаборатория была. Доставка – вторник и пятница. Меня остатки караула на дороге подобрали и на базу «Долга» притащили. Терминатор и Губа там были. Палач позже к нам прибился. С самого начала мы вместе. Таких квадов в клане не больше десятка. Я твои усмешки над пистолетом моим понял. Только и ты меня пойми. Кто-то может своего сослуживца быстро ножом добить, а кто-то нет. Я больше против «Свободы» слова никогда не скажу, - он перевел дыхание. - Я так и решил, когда на проходную Радара выйдем, тут Терминатору и умирать. С ним на руках не побежишь. Сразу три человека в мишени превращаются. Живьем его «Монолиту» тоже не бросишь. Только пуля в затылок за все хорошее, что он сделал. Судьба. И его и моя. А тут клич анархистов с дороги. Спасибо тебе, Сотник. За нас обоих спасибо. А «Компакт» ты себе возьми. На память. Не стреляли из него, абсолютно новый ствол, муха не сидела.
     Сидел я и надеялся, что личико мое, как маков цвет горящее, все на свежий воздух после бани спишут и на порцию мяса богатырскую. Стыдно-то как, прости меня Сталкер и Звезда. Парни вдоль берега пробивались, в Мертвом городе через толпы зомби и снайперские засады «Монолита» прорывались, из кольца ушли, а я тут улыбочки кривые строю. Таскает мастер пистолет, значит так надо.
     Встал я, повесил кобуру на пояс. Обнялись мы молча. На место сели. Не надо слов.
     - Сотник, иди к нам в «Долг». Командиром четверки. Только четвертого надо найти, - предложил Пуля радостно.
     - У мальчишки губа не дура, - развеселился Губа.
     Вот у него откуда такое прозвище, понял я. Любимое выражение, как у Фунтика.
     - Везет мне в последнее время на пистолеты, - говорю, чтоб не молчать. – Данцигер подарил «Форт» модифицированный, от Билли Доннована «Кольт» армейский достался, а сейчас еще и немецкий ствол. Буду носить.
     Пришлось и дальше речь держать. Рассказал парням, что они пропустили. Их больше всего впечатлила поляна Викинга на Свалке. Меня, впрочем, тоже. Про золото честно сказал, что в основном государственное, но и нам немалый кусочек перепадет. Сложностей здесь много. А работы еще больше. Вот они нам и помогут.
     Мамонт убежал с руководством советоваться, и вопрос в нашу пользу решился. Остаются с нами бойцы клана.
     У нас людей совсем не осталось. Микола и Дядька Семен с Кеннеди уехали в Америку на переговоры с энергетиками и автомобилистами. Панда на канале перехода был каждую минуту нужен. Китайцев гонять в очереди. Он у них авторитетом пользуется, примерно, как Будда. Или Конфуций. Юнец с невестой из группы модной в Европу подался на гастроли. У него недельный отпуск. От Пики и Несталкера пользы мало. Молодые, кость тонкая, мышца слабая, не матерая. Вот мы это золото и ворочаем. Клан «Сталь» на Агропроме добычу ведет.
     Овсов расщедрился, человечка подкинул. Одного из амнистированных.
     - Взломщик сейфов, в Зону заходил с парнями, - коротко сказал полковник.
     На безрыбье и омар карасик. Берем. Псевдо – Замок. Прикрепили его к Епископу. У них больше всего общих знакомых. Правда, основную часть из них мы убили.
     Тут мне позвонили. Не стал я никуда убегать, все свои. Антиквары из Италии на связь вышли. Просили золотую посуду в Берн привезти. Есть покупатель. Надо – сделаем. У меня самолет на аэродроме. Киев – Неаполь – Берн – Киев. Простенький маршрут. Паспорт у меня хоть и украинский, но дипломатический. Таможня и пограничники мне не указ. Нападение на дипкурьера приравнивается к акту агрессии против государства и пресекается, невзирая на последствия. Для этого и оружие в руках. Отпросился по телефону у генерала на два дня, мне еще в Италии из сокровищницы Викинга товар достать надо. И по Риму пройтись. У меня там квартирка рядом с термами Каракаллы. Ни разу еще у себя не ночевал. Надо попробовать.
     Решили сиесту устроить, и разбрелись по комнатам. Кто первый встает, тот остальных будит, и пойдем на ужин.
     Поднялся я утром полседьмого, проспали мы все на свете, и поход в столовую вечерний и танцы, прошелся по сонному царству, вызвал себе машину к воротам и поехал в ангар, к самолету. Пусть парни отдыхают, к обеду успеют подняться.
     Через три часа надо мной раскинуло купол римское небо. Машину вызывать не стал, сел на экспресс «аэропорт – вокзал» и отправился в Вечный Город.
     Купил себе единый проездной округа Лацио за семь с центами евро и в замок поехал с соседней платформы. Паола, моя итальянская девушка, мне официально разрешила без нее там распоряжаться. Мы в подвал стальную дверь поставили, ключи только у нее и у меня. Из подземелья у нас переход пространственный открыт в сокровищницу Викинга, первого короля Двух Сицилий. Было в Италии давно такое королевство. Потом его потомки богатство преумножали. Везучая была династия, до поры до времени.
     Только достала их война. Старшая дочь без вести пропала на Восточном фронте, а остальные на семейном воскресном обеде в загородном доме сидели, когда случайный, неизвестно чей, снаряд в окно залетел. Так старшая ветвь бывшей королевской династии и пресеклась. А дедушке Паолы местонахождение семейного хранилища было неизвестно. Он ведь был из младшей ветви рода. И остался он с красавицей женой, замком и титулом, без гроша в кармане.
     После войны итальянцы проголосовали за республику, и титулы официально отменили, а налоги на недвижимость подняли. Пришлось ему идти на государственную службу. Так он всю жизнь в суде и провел. В замке, в его кабинете, три книжных шкафа трудами по праву заставлены. В начале века и эту семью рок достал. Паола с дедом дома осталась, под домашним арестом, а остальные на карнавал в Венецию полетели.
     Самолет разбился. Никто не выжил, и дед на следующий день умер. Бывает, и так становятся взрослыми. Закончила Паола университет и открыла туристическое агентство.
     А через два года я у них гида русскоговорящего нанял. Заявку прислал. Так и встретились. Десять дней назад. Сокровищницу мы с ней на пару быстро нашли. Сейчас, не торопясь, превращаем ее в современные деньги.
     Сказал дворецкому на своем плохом английском языке, что на ужин не останусь, и скрылся в подвале. Итальянским совсем не владею. В дальней комнате серебрилась полусфера перехода. Один шаг и я оказался за сотню километров, в катакомбах Расколотой горы в Гаэте. Здесь неаполитанцы в своей летней резиденции, тайник и устроили.
     Огляделся – красота! В Зоне золота в десять раз больше, но там оно совершенно не смотрится, там его прятали в спешке. А в пещере древней, сразу видно, люди запасы по-хозяйски делали. На века. Сундучки такие аккуратные, бочки дубовые, монетами заполненные на треть. Точно, если больше насыпать, никакие обручи не выдержат, развалится тара на доски.
     - Умник, - говорю, - фотографии посуды перешли антикварам в Берн, пусть выбирают. А мы доставим.
     Сам иду, головой кручу. Увидел клинок стальной, кинулся к нему как к родному. Лежит он ручка золотая и цифры с буквами латинские по лезвию бегут. А под ним чаша золотая с перстнями. Чашу на месте оставил, а меч и кольца в сумку прибрал. Решил всем нашим парням подарки сделать. А оружие здесь тоже оставлять не захотел. Будет у меня дом, поставлю у камина. А пока пусть в казарме на стене повисит.
     Антиквары в Швейцарии оказались шустрыми и жадными. Ответили быстро. Все берут. Тут я присел горестно на сундучок с дублонами. Это тонны три груза. Отдохнул от перетаскивания тяжестей. Навел справки у Умника. Как у нас – есть недвижимость в Швейцарии? Нашлась. Вилла на Женевском озере. Уже легче.
     Перед самым возвращением в подвал замка Паолы мне на глаза стаканчики попались. Забавные такие, кривоватенькие. Где их Викинг нашел? Взял один в руки – выпускать не хочется. Так удобно в ладошке лежит. Стенки, словно из золота жидкого и зелени свежей травы сделаны, глаз не оторвать. На донышке знак: имя «Леонардо». Никогда о такой фирме не слышал. Забрал всю дюжину, сложил в сумку и шагнул в переход. Так и ушел из сокровищницы налегке, меч, перстни и посуда в сумке. Все. В старом замке второй шар в контейнер закатил, исчезло серебристое зарево. В домике на берегу озера я его активирую, все по каталогу вытащу, и пусть антиквары свое добро самостоятельно вывозят к себе в Берн из Женевы. Там недалеко и границу пересекать не надо. Дворецкий мне машину вызвал, и пошел я к выезду на шоссе. Иду по дороге, и спиной взгляд его чувствую. Надо его заставить русский учить, нам еще долго вместе жить. Куда его денешь, раз он старый слуга?
     Машина меня на повороте серпантина ждала.
     Через час мне в посольстве на сумку печати поставили, и стала моя контрабанда диппочтой. Здравствуйте, сеньор Панталоне!
     Один перстень я сразу на палец надел. Они все одинаковые, только цифры вокруг римского орла разные. Себе с десяткой римской выбрал.
     На таможне чин один с аксельбантами на колечко мое глаз положил. Типа, дай посмотреть. Держи, не жалко. Он его в руках вертит, а я «Грозу» взял наизготовку. Побледнел слегка таможенник с лица, улыбнулся криво, и отдал раритет обратно. Так-то.
     В Швейцарии у меня вечерок выпал не из легких. Дом нашел, ключи у старшего по кварталу забрал, благо дом рядом, документы показал, чего-то пообещал на завтра, переход в пещеры Расколотой горы активизировал, и пошел тяжести перетаскивать. Умник мне говорил, что брать, а я только шевелился. Часа в три ночи закончили, я переход свернул, и в гостиной на первом этаже уснул. Не смог уже в спальню подняться. А в семь утра антиквары на трех броневиках прибыли. Они ящики выносят из подвала, а сосед мой по кварталу смотрит на все это действо и понять ничего не может. Лепечет что-то жалобно.
     Один из торговцев древностями русский знал. Переводит мне, что сегодня спортивный праздник, массовый забег. Надо честь улицы отстоять, и я вчера обещал. Да ну?! Вот о чем мы вчера договорились. Умник документы на право продажи проверил, наши банковские реквизиты в договоре проконтролировал, и слегка опешившие антиквары со своей охраной удалились восвояси. А я пошел спортом заниматься.
     Швейцарцы ко всему серьезно относятся. Велосипедисты отдельно, гребцы по берегу прыгают, разминаются, бегуны кровь сдают, допинг-контроль, как у взрослых. Почти чемпионат мира. Девчонки в пляжный волейбол уже играют. А все зрители ждут, когда с волейболистки купальник спадет, верх или низ, а лучше – одновременно.
     Сдал я анализы. У меня на поясе шесть контейнеров с артефактами. Из них два «Электрических Дикобраза», модификация «Морского Ежа» второго уровня. Можно весь день бежать налегке и полдня с грузом. Одет незамысловато, штаны, футболка, ботинки десантные, кепка «Мальборо Классик». Белая. Вокруг кого-то паренька все вьются, все кроссовки в руках крутят, стельки подбирают для забега. Подмигнул я своим болельщикам и пошел на старт. Десяточку выбрал. Туда паренек пошел знаменитый, значит мне тоже надо.
     Выстрел треснул, я на землю почти пал по привычке, и с супернизкого старта вперед метнулся. Решил у лидера за спиной держаться, не отставать. Четверо нас таких было. Два совсем молодых и один моего возраста. В спорте значит ветеран.
     Хорошо идем. По Швейцарии лучше бегать, чем по Зоне. Авторитетно заявляю.
     За всю пробежку ни одного слепого пса не встретил. Ха- ха!
     За километр до финиша, спортсмен ускориться решил неожиданно. Штурм и натиск. Смотри сынок, как надо делать. Представил я, что впереди периметр, а позади выброс идет, и рванул, что было сил. Ушел от них, как от стоячих. Разрыв метров сорок был, когда я ленточку грудью снес.
     Тут ко мне опять доктора кровососы с пробирками да иглами. За ними репортеры, и вижу я знакомое лицо. Американец, на конференции в Чернобыле был. По-русски хоть плохо, но говорит. Из Чикаго, кажется. Спросил он меня, что я тут делаю.
     - Дом новый обживаю, - говорю. – Буду здесь во время перерывов в работе отдыхать.
     Подошел к своей группе поддержки из нашего квартала. Они все о чем-то затрещали, но у меня через три часа вылет в Киев, о чем им было твердо сказано. Облил всех шампанским, забрал медальку, сняли нас всех вместе, и повез меня квартальный в аэропорт на своей машине.
     К самолету прибыли на полчаса раньше. Зашли в салон. Налил сока в новые стаканчики. Мой швейцарский приятель, как их увидел, дышать перестал. Чокнулись мы с ним за победу, звон раздался нежный. Тут нам пятнадцатиминутную готовность объявили до вылета, пожали мы с ним друг другу руки и разошлись.
     Он – лужайку перед домом подстригать. А я – на базу, думать как одного из руководителей «Монолита» добыть.
     У нас в городке военном тайны не хранятся. Как в деревне. Пока я от самолета до казармы шел, мне пять раз рассказали, как «долговцы» официанток и медсестер уестествляли, с упором на подробности. Овсов работы по добыче золота свернул еще вчера после обеда. Интересно, почему?
     Умник мне сразу и ответил. Фабрика аффинажная монетного двора, на которой золото переливают в слитки современной чистоты, обеспечена сырьем на три года вперед. А партию испанских слитков с родной маркировкой на торги лучше не выставлять. Испанцы возмутятся, и все ястребы Европы их поддержат. И Москва по-соседски долю попросит, да еще и с процентами. Типа, они потеряли по дороге. От злых немцев убегали и обронили. И начнут вдобавок Янтарную комнату спрашивать. Нет ли у нас ее часом?
     Жадны правители московские. Да глупы. Сбереженное добро, да у людей отобранное ни разу им на пользу не пошло. Со смертью последнего Рюриковича, в смуту - казну и библиотеку потеряли в подвалах каменных. Царь Петр Романов страну обезлюдил, новую столицу строя. На костях город воздвиг. Пришел Бонапарт и увез из Кремля все золото. Поплакали москвичи над потерей, купили новую свинку-копилку и еще сто лет ее наполняли. Сто пять, если точно.
     А потом пришел товарищ Ленин и копилку ту упер. Не он один, многие на крахе Романовых руки погрели. Целая Чехословакия на русское золото возникла. Генерал Гойда его на родину привез, предав своего союзника, адмирала Колчака. А товарищи Троцкий и Свердлов стали по всей стране из церквей и мечетей золотую утварь и казну монастырскую вывозить. Мимо дацанов тоже не проходили. И заработал конвейер Колымы и Магадана. Туда миллион человек, оттуда тысяча тонн золота. И копили, копили, людоедство в стране, детей в закрытых вагонах в тупиках железнодорожных умирать оставляют, а они копят. На черный день.
     А потом пришел товарищ Гитлер, и неожиданно выяснилось, что за деньги победу не купишь. Она кровью достается.
     Прошло еще полвека, и очередной шут в царской короне дрожащей рукой открыл двери сокровищницы, и весь мир увидел пустую и пыльную комнату. Прожорливая дворня все проела и купила себе вражеских машин. Задорого.
     А потом стали копить в Стабфонд.
     И почему этих ребят не все очень любят?
     Это я отвлекся. В казарме нашей все было на редкость пристойно. Все сидели за столом в гостиной и праздновали выписку из госпиталя Терминатора. Мясо и овощи на тарелках, сыр и зелень, соки и чай.
     - Что, парни, соскучились по Зоне? – спросил я сходу. – До завтра потерпите? С утра на Агропром и перейдем.
     Как будто, если не потерпят, то прямо из-за стола и пойдем. Легко. Все здесь в сборе. Я двенадцатый. Достаю бокалы из сумки, ставлю на поднос, сок виноградный разливаю.
     - Встали! – говорю. – Мы выпьем за счастливую и долгую жизнь сталкера Викинга, пусть будет земля ему пухом, хоть это и итальянский гранит.
     - Ничего не понятно, но красиво сказано, - сказал простодушный Кабан.
     - Пусть Зона будет милостива к нему, - высказались хором все «долговцы».
     - Это тот парнишка, который с Лавриком врукопашную рубился? – уточнил единственный свидетель тех событий Фунтик.
     Я молча кивнул. Достал из сумки меч, положил его на стол и стакан рядом, до краев налитый, поставил. Епископ на меч покосился, в руки взял, в лице изменился.
     - Знакомая вещь? – спрашиваю.
     - Да ее примерно пять миллиардов человек знают, - отвечает он мне с ухмылкой.
     Ну и ладно, черт с тобой, золотая рыбка. Не хочешь, не говори. Народ бокалы кривоватенькие в руках крутит.
     - В Вене-городе, что на реке Дунай, тоже домик есть, где ни одной прямой линии и пол покатый. Чую, что строители его этими стаканчиками не сок пили.
     Это Макс высказался. А ведь точно. Тогда понятно, почему стекло в сокровищнице оказалось. Его туда потомки Викинга прибрали. Я на клавиатуре запрос набрал и в Сеть сбросил вместе с фотографиями. Надо же знать, что у тебя на столе стоит.
     - Колечко дай посмотреть, - Епископ говорит.
     Наблюдательный какой. Держи.
     - Кольцо легата римского десятого легиона. Династия Северов. Скоро ему две тысячи лет будет, - говорит он.
     Так и открываются люди с неожиданной стороны. Не ожидал я такого от Епископа. Не одного меня он удивил. Кабан весь цветет, гордится напарником. И это правильно. Если ты с человеком на смерть вместе идешь, им стоит гордиться, если повод есть. Или просто так, если его нет.
     Овсов пришел, подглядывать и подслушивать. При постороннем по душам говорить не будешь, перешли к делам нашим скорбным. Решили сразу после завтрака в Зону отправляться, в подвал на Агропроме. Снаряжение бойцам клана в мастерской аэродрома сделали, пластины поменяли гнутые и битые, а оружие их в переплавку ушло, нечего там было ремонтировать. Я первый раз в жизни увидел автомат, у которого ствол повело от непрерывной стрельбы. Патронов решили брать по ящику на человека, им приятно, а нам не жалко. И гранат к подствольнику сколько влезет. Сразу вспомнился бессмертный персонаж фольклора Зоны сталкер Петров, который однажды сшил рюкзак из парашюта, чтоб весь найденный хабар наверняка унести.
     Мамонт и компания так и не поняли, что четвертый день под Киевом сидят. Считали, что нашли мы лаз в потерянный город Лиманск, и устроили там себе базу отдыха с госпиталем и девками. Разубеждать их никто не кидался, специально им не врали, а что они сами себе в голове придумали, это их личное дело.
     Овсов, контрразведчик наш, третий день пытался кого-нибудь из «долговцев» завербовать, да вот незадача, они по одному только в туалет ходили, а все остальное время вместе. Тяжелый контингент для доверительных бесед.
     - Вот такая некрасивая история получилась у «Свободы», - закончил я рассказ о расколе у анархистов и гибели половины отряда. – У вас, помнится, тоже Череп людей на войну уводил из клана. Если начнется подобное снова, вы уж предупредите. И вообще, держите нас в курсе, какие замыслы в головах. Мы вас во всем поддержим, кроме похода на ЧАЭС. Для этого у нас еще сил мало. А с Радаром мы нацелились серьезно разобраться. Нечего там «Монолиту» делать.
     Учись, полковник, пока я жив. Массовая вербовка в прямом эфире. Все согласны, и по углам прятаться не надо. Понял Овсов, что я за него работу сделал, поморщился. Понятно, мне легче. Я этих ребят от смерти спас, а Штыка уже и дважды. В чем дело приятель? Ходи по Зоне и выручай из беды нуждающихся в помощи. Станешь правой рукой духа Зоны. Народ на тебя молиться будет.
     У меня последние дни нелегкие были, и пошел я в свою комнату спать. Меч с собой забрал, а стаканчики в гостиной оставил. Интересно, что имел в виду Епископ, когда говорил, что этот меч очень известен? Жаль, что не мне. Надо Сахарова спросить, он тоже в древних вещах неплохо разбирается. Скинул ему запрос и на кровать лег. Уснул я раньше, чем голова подушки коснулась.
     Сон мне привиделся странный. Будто стою я с укороченным автоматом в руках, откуда он у меня, сроду их на дух не переношу, небо багровое со всполохами молний, и идут на меня крысы волной. И стрелять мне надо так, чтобы мутанты решили, что на аномалию наткнулись, и в сторону прянули. Надо – сделаем. Каждая пуля прямо зверьку в голову, а руки сами магазины меняют.
     Спрыгнул я с койки, простынь от пота насквозь мокрая. Здравствуй, Зона и Темная Звезда, я вас тоже люблю. Часа через два увидимся. Белье в мешок для стирки, сам в душ.
     Пока народ после завтрака последние мелочи проверял перед выходом, медикаменты в пустые кармашки рассовывал, я о посторонних вещах размышлял. У меня двенадцать перстней, на пальце тринадцатый. Кому и как раздать? Моему отделу и Зомби – однозначно. Ближе и родней у меня ребят нет. Восемь осталось. Парням на память о походе за золотом. Еще шесть. Два осталось. Стилету один и последний Скрипу. Ха-ха! Вот пристроился красавчик. Талисман клана, ежкин кот. За неделю на Агропроме - одна травма. Какой-то неудачник на кухне кипятком руку ошпарил. Зона в шоке. Если завтра выборы провести на должность генерального босса, генерала Воронина и батьку Лукаша сюрпризец будет ждать. Мне так кажется. Все время за него кто-то вкалывает, а он на лаврах почиет. В отдаленном совхозе «Победа» он гоняет свой старенький ЗИЛ, каждый день по обычаю пьян, в общем, был водовозом отличным паренек Грибоедов Степан.
     Тут все, наконец, собрались, погрузились в автобус, Овсов за рулем, он посторонних к «долговцам» так и не подпускал, и поехали мы в ангар под скалой.
     В центре зала полусфера перехода горит. У нас в ангаре тихо и пусто. А на соседней половине базы Панда вышел на устойчивый график. У него на линии «Китай – Украина», заняты двадцать три часа и два получасовых перерыва. Пять миллионов евро в сутки. Сотни тонн груза и тысячи людей. И у нас в отделе два перехода прямо в Зону. И у меня один личный. Так получилось. И еще один полный комплект в резерве, это тайна, и две половинки не активированные, у «монолитовцев» отбитые в боях. Они, наверняка, свои части в аномалию сбросили. Выскочит гость незваный из перехода, тут ему и смерть настанет лютая. А проверять придется. Догадки к делу не подошьешь. А дырявую шкуру экспериментатора можно.
     Стоим мы перед заревом серебряным, чего-то ждем. Хотел я возмутиться, но вовремя понял, что все команды ожидают, а отдать ее должен я.
     - Умник, - говорю с умным видом, - нас в точке перехода встречают?
     - Ждем, - Стилет по связи отвечает. – Я в вентиляционной камере, Ярл и Щука внизу в коридоре.
     - Хорошо. Переходит одиннадцать человек. Пять двоек, я замыкающий. Заминки не допускать. Непрерывное движение до коридора, там общий сбор. Пошли!
     Первыми наши ветераны шагнули, Епископ с Кабаном. Ребята непуганые. Не знают они, что можно вместо знакомого места неизвестно где оказаться, и неизвестно когда. Следом «долговцы» пошли, как десантники на выброску с самолета. Бодро и весело. Они целый день золото так таскали, привыкли. Фунтик с Максом и я, Крепыш в казарме дежурит. После обеда у него отпуск на десять суток. Поедет квартиру в городе смотреть.
     Махнул Овсову ручкой, на базе исчез и на Агропроме появился. Со Стилетом обнялся. Здорово, что мы с ним не сцепились тогда. Это называется личная симпатия. Он мешки с наркотиком брезентом закрыл. Это хорошо, по-хозяйски. И переходом можно всем пользоваться, и вопросов не будет. Я ему сразу перстень передал. Свой показал.
     - Кольца римских легатов, вещь старинная, цены немалой. Тебе, мне и Скрипу.
     Видно было, обрадовался. Не цене, а тому, что помнили о нем. Ну и ладно. Одному утопающему вместо спасательного круга бросили камень, а он все равно выплыл. Потому, что дорог не подарок, а внимание. Спустились мы по вертикальной лесенке вниз и побежали весь народ догонять. На поверхность поднялись, Мамонт уже сориентировался на местности, где находится, благо, не сложно. Забор институтский прямо перед глазами, за ним дорога и выход на центральный ангар Свалки, удельное владение Серого. А там западную кучу обойти с любой стороны, и ты на заставе клана. Практически дома. У него вопросов не было. Мне надо было решить быстро, с ними идти, или здесь оставаться.
     - Мы вчера тонну «конденсаторов» добыли, - сказал довольный Стилет, и я сделал свой выбор.
     Пусть они без меня их таскают, я не штангист.
     - С Филином мне надо пошептаться, - говорю и пристраиваюсь к Штыку с Пулей.
     И Макс со мной. Он свое время на благо общества отработал. Ему тоже домой, на Милитари надо. Построились мы двумя полными четверками, и пошли бодро по траве.
     - Шире шаг! К обеду надо на базе быть! – Мамонт командует.
     Хорошая команда, правильная. Обошли гору с запада, там по распадку стадо плотей бегало, увидело нас, спряталось по кустам. Торопились мы, не стали на мутантов охотиться. Вышли на дорогу Чернобыль – Припять и сразу баррикаду на дороге увидели, ворота открытые и вагончик рядом.
     Часовой видит, что бойцы клана идут, в догадках теряется, кто и откуда, но не волнуется. Свои. Остальные высыпали навстречу. Их командир руку в кулак сжал, эмблемы клана на груди коснулся. Знаем мы такое. Мамонт его в охапку сгреб. Встретились друзья. Мы движение продолжаем.
     - Привет, Штык! – кричат от костра. – Поздравляем с полной боевой четверкой!
     Это Макса задело, он маску с лица сдернул.
     - Извиняемся, поторопились, - с лужайки говорят.
     Знают мастеров-анархистов в «Долге». Немало они друг другу крови попортили, щедро ей землю Зоны поливали. Макс в компании с Меченым отряд Черепа на ноль помножил. Меченый на ЧАЭС ушел и пропал, а боевик «Свободы» вот стоит.
     - Отставить! – рявкнул Мамонт.
     Вот тебе и бывший водитель, мать твоя женщина. Даже у меня, паренька непокорного, возникло желание спрятаться в кусты и встать там по стойке смирно. Не стали мы здесь задерживаться, опять асфальт серой лентой под ногами замелькал.
     Первый раз я с этой стороны к Бару подхожу. Все у меня не как у людей. Интересно, ведет кто-нибудь рейтинг на общем канале? Сколько сейчас народа в Зоне, и кто и за что в лидерах числится? За отстрел мутантов много баллов не дадут, хотя снорков я на Янтаре положил немало. Да и численность зомби уменьшил изрядно. Хотелось бы в первую сотню когда-нибудь войти. Все тебя знают, уважают изначально. Бывает, даже в первую двадцатку рейтинга бандиты попадают, но редко. В первой сотне их, наверное, около десятка. Уж мы их стреляли-стреляли, ножами резали, а их все не убывает. Из пяти стран на легкие и быстрые деньги сюда лезут, каждый день по десятку. А в «Долге» четверку Штыка второй месяц укомплектовать не могут. Нет людей.
     Бар сходу насквозь прошли, Макса до поворота на Милитари довели.
     - Твое колечко, - говорю, - тебя на тумбочке в казарме ждет. Наведешь порядок в рядах и возвращайся. Дорогу знаешь.
     Пожали мы руки, и через минуту его силуэт в тумане растворился. Опять дождь полил из низких туч, потемнело, словно ночью. Побежали мы под крышу, бойцы к себе на базу клана, а я в бар «Сто рентген», за привычный столик к приятелям своим, Скрипу и Информатору. Давно не виделись. В очередной раз прикололся над табличкой на входе.
     «Закрывай дверь, береги тепло».
     Как-нибудь изловчусь и сниму ее. В парной на аэродроме прикручу. Там она нужнее. В тамбуре бедолага очередной стоит. До бара дошел, тем его фарт и закончился. Патроны с бинтами кончились, денег и не было никогда. Работать здоровье не позволяет, вот и бьется здесь в ожидании неведомо чего. Крыша над головой, безопасно, мутантов нет. Ну, свет Темной Звезды над тобой, приятель. Четвертый реактор для всех.
     Скатился по ступенькам в подвальчик, две коробки передатчиков бармену бросил, две на наш столик положил. Скрипу «Панцирь» подал. Модификация артефакта «Пленка», третья ступень переделки. Слегка радиоактивность увеличивает, но во всем остальном выше всяких похвал. Честно скажу, не у каждого такая вещица есть. Отец основатель клана «Сталь» подарок сразу на пояс нацепил. Гляжу, а у него там набор редкостный: «выверт» с «колючкой» и «кровь камня». И наша «слеза огня». Хотел я ему сказать, что грех большой такой дешевый набор таскать, да Умник мне почту сбросил. Паола сообщала, что получила приглашение на прием. Через день надо быть в Неаполе, и если я не хочу развлекать местных красавиц своим обществом, то надо захватить с собой интересного человечка. В Италии, вообще, мужчин нехватка.
     - Скрип, - говорю, - надо неаполитанский истеблишмент в стойло загнать. Доедешь со мной до Италии или здесь в тишине посидишь?
     - Легко, - отвечает. – Засиделся я тут. Потом только до Пики доедем. Он тоже где-то на море отдыхает.
     Это точно. Молодежь сняла апартаменты на Ибице и каждый день доказывала, что немецкие порнофильмы любой жесткости основаны на реальных событиях. Умник вел непрерывную запись.
     Вручил я и ему перстень. С ним он в Европе лучше будет смотреться, чем с российской гайкой ширпотребовской на пальце. Пусть внимание отвлекает. Языками он не владеет, значит, будет молчать. Может быть, так и за умного сойдет.
     - С утра туман спадет, сразу и выходим. Ты дела улаживай, неделю, а то и две нас не будет, а я на Янтарь сбегаю. Ученых навещу, с псами пообщаюсь.
     - На Дикой Территории опять неспокойно, - Информатор в разговор вмешался.
     Когда же это кончиться, подумал я. Только что наемников перебили, бандитов извели, Сержанта с компанией одолели, через неделю опять все снова. Ладно, патронов у нас много, на всех хватит. Натянул на себя рыжую курточку кожаную, как многие одиночки поначалу, кепочку в карман спрятал, ствол под левую руку, издалека от «Гадюки» не отличишь, и пошел. Посижу с псами рядом, почешу им спинки, и сразу мысли в порядок придут. Суета исчезнет, и половина проблем превратится в прах и тлен под неярким солнцем Зоны.
     Плакса с Принцессой тоже третий день по Агропрому бегали. Похоже, что они в восточной гряде холмов решили логово устроить. Взрослеют прямо на глазах.
     На северном посте бойцы мне обрадовались, как родному. Все плечи отбили. Здесь подробностей было больше. За неделю пропало четверо одиночек. К сталкеру в Зоне просто так не подойдешь. Раз он до Бара дошел и дальше шагнул, то волк перед тобой уже битый, бандитами травленный, от слепых псов бегавший, весь настороже и с оружием наизготовку. Взять его без боя нереально. Гильзы собрать после перестрелки – можно, но сложно. А свежие сколы пулевые по бетону стен затереть нельзя. Да и запах нагара оружейного с места боя никуда не денешь. Короче – не стреляли. А люди исчезли.
     Филин считал, что полтергейст из подземелья вылез. Нападает на человека неожиданно и утаскивает его с вещами. Прапор склонялся к мысли, что где-то на заводе аномалия созрела, там все и лежат. Лезли за артефактом, да не получилось. Все подвалы заводские не обшаришь. Будем посмотреть. Кто против нас и Черного Сталкера?
     Проскочил я на скорости приличной во второй заводской дворик и в пролом под вышкой караульной на станцию резко вправо ушел. Мне здесь среди вагонов уютней. За секунду с линии огня можно уйти. Упал, перекатился, и нет тебя. А от костра гитары перезвон. Место знакомое, там мы с Ножом Данцигером договорились, Стилета там же встретили. Счастливое местечко.
     - Привет честной компании, - говорю, - не стреляйте.
     Четверо у костра сидят. Я ящик деревянный недалеко от костра поставил. Свой взнос в общественное пламя. Присел в круг. У одного наша гарнитура висит, добыл уже, остальные со старыми компьютерами. Неразворотливые ребята. Сейчас янки на заставе Кордона каждому желающему войти в Зону передатчик и бронежилет армейский дают. Подпиши бумажку об отказе от страховых выплат и иди куда хочешь. Тут же пункт приема хабара круглосуточный, и деньги заморские плотными пачками на столе лежат. Оружие любое в кредит. Из бара «Пьяная плоть» пришла делегация, покрутилась и вернулась обратно, к родной стойке. Там девочки у шеста попку оттопыривают для героев, а здесь героев и самих могут оттопырить. Не рискнули.
     - Куда идешь, братишка? – один спросил.
     По первому впечатлению, сборная команда. Случайно собрались. Пара сработавшаяся и двое по одному сошлись. И я к ним прибился. Гитарист с обрезом и кобурой на ремне. «Макаров» в ней, готов поспорить. Ставлю свою прикроватную тумбочку, битком набитую золотом против гривны одной монеткой. Двойка лучше вооружена. Автоматы российские и «Вальтеры». Четвертый одиночка с английской дубиной «Энфилд» ходит. Уронит ее один раз на бетон или рельсы железные, пожалеет о своем выборе. Ну да это его дело.
     Присаживается одиночка к костру и исчезает бесследно. Вполне возможный вариант. И без единого выстрела. Нож под лопатку, и все. Проверим.
     - На Янтарь к ученым бегу. Повезло мне. Прямо в гараже между смотровых ям артефакт поднял. Чудом не сгорел, - говорю и «Скальп Контролера» из контейнера достаю. – Вот так, парни, домик на море выглядит.
     Один вздохнул с завистью тихой, парочка рты открыла в восхищении. Пленка тонкая всеми цветами радуги переливается и из рук в небо рвется. И мощь чувствуется. С британской винтовкой орел текст изрек непечатный. Ладно, это все театром может быть.
     Ждем-с. Дадим людям себя проявить. Ну, предложите мне выпить водочки паленой марки «Казаки».
     - Эх, выпить бы за удачу, - гитарист вздохнул, - хоть и за чужую, да нет ничего. Второй день нет фарта. Были бы здесь вербовщики с Агропрома, нанялся бы к ним на работу, а то живот с голоду к позвоночнику прилип.
     - Да, последние дни перед выбросом самые тяжелые. Артефакты все собраны под ноль, начисто. Народ весь к подвалам жмется, продукты дорогие, водка еще дороже.
     Выкатил я барду две банки тушенки из неприкосновенного запаса, для этого он и нужен.
     - Утром Скрип из бара пойдет на Агропром. Падай на хвост, дойдешь до рабочего места. Только там люди пашут без песен. Стилет одних «конденсаторов» по тонне в день берет. Правда, голодных там нет, это точно. Смотри сам.
     Нет. Не они одиночек режут. Те бы уже кинулись.
     - Сыграй «Недавно гостил я в чудесной стране» - попросил я музыканта. – Под хорошую музыку и уходить приятней. Придешь завтра, пойдем, опоздаешь, не обессудь.
     Шел я вдоль вагонов, обходя «электры», а вслед мне неслась мелодия. В холмах изумрудных сверкает река, и цвета фламинго летят облака. Ну-ну. Рванула по небу с грохотом молния, тучи почернели на глазах, и хлынул дождь стеной. Не растаю, не сахарный, но капюшон лучше будет затянуть на шнуровку. Вперед, Сотник, тебя ждет родная стая. Я их обоих ранеными подобрал. Уделала их Зона жестоко, так и подружились мы. А сейчас у них дело к созданию семьи идет, я тоже девочку нашел, разводит нас жизнь. Будут жить в подвале замка, неожиданно твердо решил я. Вытаскаем мы с Паолой сокровищницу Викинга, и переброшу я переход пространственный на нашу базу киевскую. Пусть итальянская таможня махорку курит. И псам до зоны два шага. Побегали на просторах и домой. Так и будет.
     Настроение улучшилось. Проскочил переход с аномалиями и по щиколотку в воде по дороге к куполу зашлепал. На поляне перед воротами зомби свалил. Свежий, черт. Пришлось присматриваться внимательней. Вдруг один из недавно пропавших бродяг нашелся. Скучно стало контролеру, ходит на «Росток» и людям грезы навевает. Иди за мной и будет тебе доступное жилье. Тоже кстати, абсолютно бесследное исчезновение.
     Брюнет, в ухе клипса передатчика, сурово, но надежно, а в глаза я ему смотреть не буду, противно у мертвеца веко поднимать. Вечный «Калашников» без ремня и бинт последний. Пусть Зона будет милостива к тебе, парень.
     Захожу в ворота, тут на меня с двух сторон и накинулись. Я на землю пал, и покатились мы с воплями и рычанием по всему двору, пока в штабель труб не врезались. Перед тамбуром в лабораторию Аскольд стоит, на нас смотрит, выживших ищет. Подхватился я легко, схватил обоих шалунов за уши, и повел их в дом. Идут, цветут.
     - Взрослые псы, - говорю я Акелле и Герде, - а ведете себя, как щенки маленькие.
     Они, естественно, меня не понимают. Им тут по итогам совместной операции американских орденов пригоршню дали, у них сейчас наград больше, чем у меня. Скоро Леху Зомби догонят, а он их тридцать лет по всему миру собирал. Спрашивать им у меня нечего, связь работает, все новости Умник сразу сообщает. Прижались с двух сторон, млеют. Я тоже. Хорошо мне. Впереди обед среди своих, разговор застольный, дорога обратная в надежной компании парочки чернобыльских псов.
     Бывший наемник из команды Дикой Территории, а ныне главный охранник научного лагеря «Янтарь» Аскольд Миротворец выглядел знатно. Костюм надежный на нем. Автомат «Вал» на плече под патрон винтовочный. Неплохо прибарахлился на новой службе. Обнялись мы с ним, а тем временем и ученые явились.
     - Я вам фотографию меча посылал, а ответа нет. Решил сам зайти, - говорю.
     - Быстро хорошо не бывает, - Сахаров отвечает. – Надо дополнительные изыскания провести. Смеяться над чужими ошибками все любят, не хочется народ веселить.
     Довод убедительный, отстал я от него. Разберется – скажет.
     - Совесть у вас есть? – Круглов кричит. – Шашлык стынет.
     Чувствую, Умник насторожился. Его вопросы наличия совести и чутья сильно занимают в последнее время. Взрослеет, наверное.
     - Совести у нас нет, - отвечаю твердо. – Нас в берегах морали удерживает природная брезгливость и общественное мнение.
     - Из кого состоит общественность? – Круглов интересуется.
     - Узок круг этих людей. Страшно далеки они от народа. Наши парни с Агропрома и Темной Долины, «Долг» и «Свобода». Мнением вечно голодных попрошаек, которым работать лень, мы пренебрегаем. Иногда хочется от опасности в сторону уйти. Представишь себе недоумение команды, вздохнешь глубже, и вперед в пекло. Так и живем с оглядкой.
     С Филином связался. Зомби убитого описал. Нет. Два шатена, два лысых. Не наш. Скинули его приметы в общий канал. Может, опознает его кто-то.
     Аскольд у псов авторитетом не пользовался. Я тоже сразу его определил. Хороший парень, но не боец. Поэтому и не пристрелил при встрече. Привела человека судьба в Зону, дала ему шанс, пусть использует. В куполе он на своем месте. Не стали мы его с собой на прогулку звать. К заводу не пойдешь. Там контролеры засели, а без нужды рисковать, в нашей стае ненормальных нет. Дошли мы до автобуса на дамбе, развели костер до неба, так до вечера и просидели. Пару раз дождь начинался, но такой ерундой нам настроение не испортишь. Закат зеленым был с темно-красным диском светила. А Луна - серебряная. Мы у костра вздремнули днем, и в ночь пошли на станцию, в засаду.
     Уж очень мне интересно было, куда люди деваются. Ну, и тайнички старые, бесхозные проверить на предмет нужного и полезного добра тоже надо.
     - Умник, - говорю, - чутье у нас есть. Знаю, что в доме на перроне много ценного груза, а не полезу. Кругом пройдемся, а внутрь ни ногой.
     - Лень это, а не чутье, - мой младший брат компьютер диагноз ставит.
     - Прав ты, наверное, - соглашаюсь нехотя.
     Правда глаза колет. Ленив я. Скуп и мелочен, и не смельчак. И доброты во мне не много. Только я не застрелюсь от горя. У меня девочка есть, ей я пригожусь. Может быть. И отделом надо руководить. Мы после боя на дороге нашим контрразведчикам три трупа притащили, два ПДА вражеских и винтовок пяток. Скоро у Овсова данные будут, где «Монолит» оружие и людей берет. Хорошо бы найти их штаб-квартиру, и прихлопнуть всю верхушку секты разом. Только так не бывает. Умру я завтра, любой из парней на мое место встанет, и работа не пострадает. У них так же. Выбить надо всех. Это будет кровавое дело. Для людей из легенд, типа Меченого.
     Ночь недаром прошла. Четыре тайника вскрыл, в подземной стоянке урожай артефактов собрал, «огни бенгальские» и «вспышки». Везет мне на них. Медикаментов из ящиков нагреб. Никто нас не побеспокоил. Перед рассветом мы даже пару часов сна прихватили. На прощание поцеловал я псов в носы их мокрые, пообещал на неделе вернуться. Мне не в Италии надо на рауты ходить, а патроны в бункер таскать, к боям готовиться. Ладно, успеем, навоюемся.
     Махнул я мохнатой парочке из пролома в стене кирпичной между заводскими дворами и в бар зашагал. В поворотах на обитаемой части завода «Росток» можно запутаться хоть днем, хоть ночью. Их для того и делали в свое время, чтобы волна мутантов после выброса не могла все на своем пути снести. Где-то сбился и вышел к базе «Долга».
     - Если в гости, заходи, - часовые предлагают.
     - Некогда, - говорю. – Филину и Мамонту передайте, что неделю нас не будет. Выйдем из Зоны по делам. Информатор на Баре один останется.
     Кивнули они, сообщат. Многие связи не доверяют. Мало ли кто ее слушает.
     Внес я поправки в маршрут, и мимо Арены к бару вышел. Вон и буквы кривые знакомые. Скрип меня уже ждал. Плащик черный до земли, автомат «Абакан» на плече. Орел. Бард с гитарой у стены жмется. Я быстро артефакты из хранилища в два рюкзака упаковал, не дело по Зоне без груза ходить. Не Арбат, чай. У меня в ящике только патроны с лекарствами остались. Ну и мелочь полезная, прицелы, глушители, гранатометы подствольные. Пусть лежат, есть-пить не просят.
     Добрались до Агропрома без малейших приключений. Я так и сам скоро поверю в удачу Скрипа невероятную. Перекидали в переход артефакты, сказали, когда нас обратно ждать и ушли на аэродром. Скрип первый раз через тоннель пространственный ходил, раньше только по телевизору видел. Ветку «Китай – Европа» раза три в день в новостях показывают. Даже не моргнул. Сдали груз дежурному по базе, ученые у него за спиной прыгают, интересно им, что в добыче свежей. Мы уже к самолету шли, когда Овсов тревогу сыграл. Так наши дороги на сегодня со Скрипом и разошлись. Ему на юг, в Италию, а мне на север, в Припять. В Мертвый город.
     Янки в Северной Африке лагерь военный накрыли. Наемников там тренировали по специальной программе. С упором на действия в зоне радиоактивного заражения. Американцы в таких случаях после «черного» сентября звереют моментально. Снесли бойцов ракетами, а что еще шевелилось, из пулеметов с песком смешали.
     Потом эксперты высадились. Контейнер с артефактом нашли. Задействовали своего лучшего эксперта по Зоне, подполковника Кеннеди. Да-да, растут люди. Тот местные реалии точно представляет, связался с Овсовым. А наша контрразведка работать умеет. Быстро картину восстановили, что было и что будет.
     Лагерь этот новичков для «Монолита» готовил. И на завтра была назначена их переброска. В Припять. Сразу на ЧАЭС не стоит, потери будут большие.
     А в Мертвом городе адаптируются потихоньку, к Зоне привыкнут, потом и в дело пойдут без напрасных жертв. У Овсова сразу план возник. Напасть на принимающую команду и отобрать у них второй «телепорт» из этой пары. А по возможности и «языка» взять. Через час все до кого он смог дотянуться сидели в гостиной офицерской казармы киевской базы. Накрылся у Крепыша отпуск, подумал я. Надо его к званию представлять. И стажером к нам в отдел.
     Полная комната набилась. Потапенко прибыл. С американской стороны генерал, значит и нам нужен. Леха Зомби вдоль речки в рейд ушел, по восточному берегу, мирному. Умник с детства простые вещи усвоил. Человека на боевой задаче и в туалете не тронь. И с девушкой в постели. Правда, в последнее время список этот у него невероятно расширился. Марго на Ибице с парнями занималась сексом в машинах, примерочных в магазинах, курительных комнатах, в перерывах между танцами и в лифте. Молодость. Так что в наших рядах большими звездами сверкал сам директор Департамента.
     Из Зоны бойцы почти все вернулись. Макс только у себя на Милитари остался, так ему напрямую через Барьер и Старый Парк два шага с боями пройти, и он на повороте в Припять окажется. Агропром пополнение выставил. Снайперов у нас не было, поэтому Стилет сам явился и Иглу с Ярлом притащил за компанию. Клан «Сталь» решил родине послужить. Ну-ну. У нас, как всегда, каждый ствол на счету, хорошо еще, что патронов полный арсенал, а не как в сорок первом, по обойме на человека. Девять бойцов со мной вместе. Тремя тройками пойдем. Фунтик, Епископ, Кабан. Ударная группа. Стилет, и два снайпера. Они будут вражеских стрелков с крыш снимать. А мы – арьергард. Тыл прикрываем, проще говоря. Я, Крепыш и бывший «медвежатник» Замок. Если в «Монолите» узнают про мощь нашу, умрут все. Не от страха. Со смеху. Есть еще два батальона контрактников, но это так, смазка для штыка, корм для крыс ходячий. Если их в Зону завтра бросить, неделю будем «похоронки» писать.
     Уж лучше мы сами. Особенно мне моя тройка нравится. Парнишка молоденький и уголовник старый под командой банковского клерка. Надо на полигон чаще ходить, стрелять учиться. Мелькнула мысль гранатомет взять, да прогнал я ее. Подствольников хватит. Хлопнул в ладоши радостно, привлек внимание.
     Выход в девять назначил. Как раз в утреннем тумане дверку нашу заветную откроем. Еще два-три раза, и руководство секты весь Радар «секретами» наводнит. Засекут они, откуда мы выходим, и возьмут нашу лазейку под жесткий контроль. У них стволов двести есть, по моим прикидкам. Потери они восстанавливают моментально. Надо развернуть активную компанию по их дискредитации.
     - Надо до наемников довести, что заказчик не рассчитается. Кинут их, - предлагаю.
     Кабан головой согласно закивал.
     - Точно, - говорит. – Наш отряд кроме аванса ничего не получил. Все бесплатно легли, на себя внимание, отвлекая, пока за нашими спинами хитрецы наркотик по всей Зоне таскали с места на место. Вернемся, непременно займусь. И в «Солдатах удачи» надо материалы размещать. Предупредить, чтоб держались от секты подальше.
     Овсов молча ухмыльнулся. Понятненько. Не один я такой умный.
     Стилет свой фамильный клинок в руках вертит пальцами.
     Завтра у нас война.

Глава 2.


     К вопросу о чутье и интуиции. Как только я понял, что на дороге нет никого, тревожно мне стало. Если пост убрали, значит, на что-то другое рассчитывают. Мины или ловушка с засадой. А профессиональных военных у меня в группе трое.
     - Ярл, - говорю, - ты в минах что-нибудь понимаешь?
     - Чуть-чуть, - отвечает он.
     Ну, тебе и карты в руки. Иди первым.
     - Есть. Прыгающая мина. Пластик, миноискатель не возьмет, - через минуту доложил.
     Триста метров до машины радиоактивной на перекрестке час ползли. На два килограмма похудел, клянусь. На проходной усиленный патруль вокруг автобуса ходит. Игла их с одного магазина враз положил, как из пулемета. Пусть руководство секты нервничает. Рывком мы пошли до Припяти. Выскочили на улицу, старые дома пятиэтажки мертвыми окнами чернеют. Наши снайпера цели засекли. Хлопнули выстрелы.
     Страшная вещь – винтовка снайперская в умелых руках. Умрешь даже не поняв, откуда тебя убили. От нее одно спасение. Танк. Да вот в Зоне техника работает до первой аномалии. Тут надо ножками все пройти. И еще под огнем. А в «Монолите» такие стрелки есть, что остается только удивляться, как они всех не перестреляли. Меченый их ряды вовремя проредил. Где он сейчас?
     Я всех во двор увел. У гаражей аномалии сплошное заграждение создали, даже не подойти. Только был у меня козырь в рукаве. Мне Фома Охотник незадолго до гибели своей накопитель памяти отдал с архивом Стрелка.
     Скинул я его всем на тактический экран. По улице десяток позиций снайперов обозначились на крышах и в окнах, на повороте две ударные тройки в экзоскелетах высветились. Здесь оружие у всех серьезное, один раз попадут, сразу ляжешь. Уважают в Мертвом городе патрон винтовочный девять миллиметров. За трубами они укрылись, а фланг им засада в детском саду двухэтажном прикрывала.
     Временный лагерь для отдыхающей смены у сектантов недалеко. В подземной стоянке перед гостиницей. Сидят там, у костра, мечтают, как Черный камень все их желания выполнит. Больше всего на свете я не люблю доверчивых лохов, умеющих стрелять. Налетчика могу легко понять. Добыл оружие человек, решил его в дело пустить. Это нормально. Вся Америка своими убогими гангстерами гордится, и в советской империи грабители Красин и Сталин были не последними людьми. А эти, за что они умирают? Непонятно.
     В дома не удалось войти. Подъезды мусором строительным завалены вперемешку с обломками пролетов. Придется на улицу выходить без разведки, нагло.
     - Крепыш слева, я справа к трубам. Метров с тридцати даем залп из гранатометов и ложимся. Тут на Иглу вся надежда, постарайся их убить раньше, чем они нас.
     Распорядился. Метров двадцать мы пробежали спокойно, пока «монолитовцы» не засуетились. Не успели ничего сделать. Только пуля у виска сзади просвистела. Не стали снайпера ждать. Увидели цели открытые и начали на поражение стрелять. Мы до труб добежали, залегли, сзади все остальные подошвами по асфальту шлепают.
     - На стоянку, - хриплю, - тройка Стилета замыкает.
     Толку от них в темноте никакого, там драка другая будет. Только у нас не армия, приказы выполняют, когда настроение есть. Винтовки за спины закинули, автоматы в руки и за нами, след в след. Спорить некогда.
     Двоих у костра сразу срезали, один за машиной укрылся, ее из четырех стволов вскрыли, как консервную банку, только жесть цветком странным развернулась, а последний с Кабаном врукопашную сцепился. Стрелять не будешь, своего бойца заденешь, Стилет старый обломок штыка ему под лопатку загнал.
     - Если мимо прошел, то считай, повезло, сеять хаос и смерть – вот мое ремесло, - говорю.
     Посмеялись все дружно, а я и не шутил. Быстро с меня Зона шкурку культуры сняла. Я бы сейчас по итогам ревизии работников Борисовского филиала расстрелял бы, глазом не моргнув, и не вспомнил бы никогда. Кажется, мне уже в банке не работать. Придется в разведке карьеру делать.
     - Стоять, - говорю. – Изучаем схемы. Старые, но лучше нет.
     - Откуда дровишки? – Епископ уточняет.
     - Из материала Стрелка, он же Меченый, возможны другие варианты.
     Крепыш плечи развернул. Наследник легенды, де-факто. В натуре, если кто не понял. Скинул всю Припять, до стадиона. Там три гранатометчика и снайпер на крыше сбоку. Но нам туда сегодня не надо. Мы уже почти на месте. Проскочить проспект, войти в гостиницу, взять резко влево и в ДК ворваться. Там стволов десять и базовый лагерь в подвале. Сегодня они пополнение ждут из Африки. Придется их расстроить. А потом надо будет красиво уйти.
     Выход под прицелом стрелок с гаусс-винтовкой держит. Сбоку на седьмом этаже девятиэтажной «свечки» обязательное прикрытие. Епископ руку поднял.
     - У меня в рюкзаке гранаты дымовые, давно таскаю. Давайте защиту поставим, - предлагает он.
     Точно, мне бармен говорил про гранаты незнакомой системы. Вот что это было.
     - Они на инфракрасные прицелы перейдут, и нам конец, - Ярл усомнился.
     - Нет. Умные люди придумывали. Дым теплый. Сорок градусов, человека в нем не увидишь. Если только шальной пулей заденет, а прицелиться у них не получиться.
     Игла профессионально высказался.
     - Брось одну штучку на подъем, - оживился наш снайпер.
     Мысль у него явно есть. Дерзай, парень. Хлопнула граната негромко, половина стоянки дымом наполнилась белесым. Как будто в огонь свежей травы охапку кинули. Исчезли все. Стою один в центре Европы, среди величайшей помойки мира, и лопатки от страха сводит. Дым исчезнет, а я так один и останусь.
     Винтовка импульсная завыла знакомо. Разряд по полу ударил. Только «монолитовец» стрелял наугад, а Игла его хорошо видел. Затвор лязгнул громче выстрела. Хороший компенсатор на СВД.
     - Вперед! – кричу.
     Сейчас по всему Мертвому городу снайперов снимают и сюда перебрасывают. Нам время терять нельзя. Потеря темпа – потеря жизни. Пошли. Кабан с Епископом все впереди огнем сметают. Машины три убили точно. Те не сопротивлялись. Только железо противно скрипело. Пуля рядом чужая взвизгнула противно. Даже зубы заныли. На бег перешли, прямо в фойе гостиницы запрыгнули. Стойка с монументальной табличкой «Мест нет». Здорово люди жили. Не экономили на цветных металлах, много у них было бронзы. Схватил ее, в рюкзак сунул. В жизни никто не поверит, пока своими глазами не увидит. В подвал спустились, туалеты здесь и гардероб. Вода журчит, свет горит. Последняя остановка перед последним отрезком. Дворец Культуры «Энергетик» рядом.
     На балконе голова торчит. Снайпер. Ярл на меня смотрит. На крыше подстанции перед стадионом гранатометчик.
     - Цели разобрали, - говорю. – По счету три стреляйте. Раз, два, три.
     Гильзы по полу покатились, а мы в ДК уже бежим. Из-за каждого поворота я их выковыривать не собираюсь. Ближе к стадиону есть внутренний дворик с колоннами. Оттуда сразу вход за кулисы большого зала. Там жители города кино смотрели, собрания проводили, грамоты за ударный труд получали. Вот он им однажды сдачи и дал.
     Сейчас там «монолитовцы» человечину едят. Рацион у них такой. И черепа на кольях вокруг костра.
     - Кабан, одного попробуй живьем взять, - шепчу в микрофон.
     Надо бы с боевым кличем определиться. Редко аналитики разведки в атаку ходят.
     - Барра! – выкрикиваю старый клич римских легионов.
     А что? Мы есть третий Рим, два до нас пали, а четвертому не быть. Наглая ложь, даже первый Рим на месте стоит, но красиво сказано, черт побери.
     Патриарху Филарету пять очков в плюс. Умели церковники во все времена к чужой славе примазываться. Кто тут сын божий? Мы за ним, а за нами не занимать. Ничего у них, правда, не вышло, пришел Мартин Лютер и сказал: «Какие здесь временные? Слазь, кончилось ваше время!». И на наших просторах резались православные со старообрядцами и все жгли в огне язычников, молившихся по старинке славянским богам.
     Все вернется на круги своя, и нет ничего нового под солнцем.
     Будем поглядеть.
     Хорошо атаковать в месте, где тебя никто не ждет. Честно. Сидели они кружком вокруг огня и раскачивались под слышимую только им музыку сфер. Даже без оружия. Кабан крайнего в охапку сгреб, а мы остальных короткими очередями со счетов списываем. Я двух успел уложить навечно. Пять патронов и минус два мастера у «Монолита». Закончили наверху, вниз надо, а тактический экран не работает. И связь накрылась. Гадство, как мы выходить будем?
     Сектанты уже не сталкеры. По любому. У них прямо в зале под стульями две «Ночных звезды» и «Колобок» лежали, и никто за ними просто не нагнулся. Это уже диагноз. Им уже ничего для себя не надо.
     Епископ на улицу метнулся, обратно залетает радостный.
     - Связь и другую электронику только в здании отрубает, за стеной все работает.
     Быстро соображает. Вот что значит, год по Зоне среди бандитов отбегать. Кабан своего пленника уже упаковал. Руки за спиной скручены, поперек груди шнур нейлоновый, тащить, если что. Молодец. Замок и Стилет трупы обшаривают, снайпера на улицу выскочили, Крепыш у дверей, через которые мы вошли, за стульями притаился. Войдет если кто, сразу сильно пожалеет.
     - Стрелки на улице, Фунтик к ним старшим. Через две минуты начинайте движение. Выходите из города. Епископ, со мной вниз, - распорядился.
     Мы еще по лестнице спускались, когда наверху импульсные винтовки завыли. Ноги сами обратно дернулись, только задача у нас другая. Подвал обыскать. Первый ящик сразу на входе стоял. Патроны, медикаменты, костюм защитный.
     Тут Замок со Стилетом спускаются, контейнер в руках. Голубоватый свет мягкими волнами сияет. Нашли парный «телепорт». А в шкафу еще одно хранилище. А там две пары артефактов. Ну, сейчас весь «Монолит» на нас навалится. Считай, приплыли.
     - Быстро к Фунтику, - говорю.
     А там уже ад кромешный и первой нашей группы и следа не осталось. На самом краешке экрана зеленая точка по направлению к универмагу городскому отходит. А у нас «язык» решил напоследок бой дать. Ноги-то у него свободные, они в ход и пошли.
     Два раза он меня успел лягнуть, прежде чем Кабан его, за веревку дергая, оттащил. Больно-то как! Ладно, хоть кость цела.
     - Умник, - говорю, - срочно вызывай Панду в третий ангар базы Департамента. Активируйте трофейный артефакт на прием. Будем трофеи и тела на опознание перебрасывать. И пленного тоже.
     Мы пока в зал вернулись. Понятно, все сейчас на уходящего от преследования Фунтика навалились. Он на себя все внимание отвлекает. Но все равно, через несколько минут и сюда кто-нибудь заглянет. Кинул я «телепорт» на обгоревшие доски. Сфера серебром заиграла. Костюм снимаю, нога болит. Колю себе в бедро стимулятор.
     - Трупы перебрасываем, раз, сами пошли, два, - командую громко, некого стесняться.
     Через минуту в зале чисто. Свой «СКАТ» в переход бросаю. Две секунды подумать. Пленного мы взяли. Артефакты перехода добыли. Шаг вперед, и я дома. Но тогда у нас одной парой «телепортов» меньше будет. А они дорого стоят.
     Постоял еще чуть-чуть и шарик голубой с пола загаженного поднял. Исчезло серебро полусферы. Убрал я артефакт в контейнер, и пошел в подвал, монолитовский костюм на себя надевать. Лекарство подействовало, уже не хромаю. Принарядился, патронов нагреб, и на улицу, то есть обратно, во двор. Сразу связь включилась с базой и группой на нее вернувшейся. Ох, они меня и крыли!
     Минуту я их с интересом слушал, потом надоели.
     - Я, - говорю, - как старший по званию принял решение выносить артефакт самостоятельно, без ансамбля, и не вам, партизанам, со мной спорить. Вот запишитесь в Гвардию, станете генералами, будете меня жизни учить. А пока, в отсутствие Лехи Зомби, здесь командую я.
     Заткнулись. А у меня выбор небогатый. Либо к парням на соединение идти к торговому центру, или в одиночку выбираться. Иного не дано.
     Прислушался, по всему городу бой идет. Везде стреляют. Тела мы из ДК убрали. Руководство секты решит, что парни затеяли собственную игру, и кинется их искать и ловить. Когда облава идет, матерые волки от загонщиков под выстрелы не бегут. Залезут в кусты глубже и суету пережидают. Я не волк, в гостинице отсижусь. Осторожненько, бочком вдоль стеночки прокрался до входа служебного и с улицы ушел.
     Минут пять лестницу наверх искал, она в самом ближнем к городскому парку секторе оказалась. Под колесом обозрения аномалия разрядами сверкает, а в кабинах лоскутки цветные на ветру вьются, ужас наводят. Как и кого, туда занесло, даже думать не хочу. Сразу мумия на кране заводском вспоминается. Сталкеры на смерть ради денег идут, как шахтеры и водители. Те тоже никогда не знают, чем рабочая смена закончится. А простых гражданских людей, жителей местных немного жалко. Ну, пили водку, гадили в подъездах, песни громко по ночам орали, жили как все. Ладно, не жалко. По мощам и елей, как сказал один поп.
     Забрался я на втором этаже в номер, дверь шкафом придвинул и завалился спать.
     Сон мне очередной приснился. Песок желтый мелкий под ногами. Язык во рту не помещается, распух. Кожа сухая, три дня назад вода кончилась. Поднялись мы на бархан, а впереди две ленты сверкают. Армия фараона, а за ней гладь Нила. Команды никто не ждал. Заревел десятый легион в один голос. Вода! И не стало у фараона армии. Всех в песок вбили. Подходит ко мне центурион Плавт и говорит: «Счастье твое второе имя, Митра. На Александрию?». Я поднимаю меч над головой. Знаю, что на клинке написано: «В бою обретешь ты право свое». Меч Судьбы. Эскалибур.
     Кирпичи в конце коридора загрохотали. Кто-то в темноте в них вписался. Три точки красных на экране. Не страшно. Да и не факт, что они меня найдут. Хотя идут сюда. Услышал я скрип дверей в соседнем номере и шаги за стеной.
     - Сядем нормально за стол, выпьем, как белые люди.
     Стулья ножками за бетон выщербленный зацарапали, водка забулькала. Бутылка на троих, это сто шестьдесят шесть грамм на нос, и два грамма неизбежных потерь. Твердая рука и верный глаз нужны для такой операции, и непоколебимая уверенность в себе. Я бы не взялся.
     - Уходить надо, пока возможность есть. С нашим оружием хоть в Киеве, хоть в Москве инкассаторов возьмем. От импульсной винтовки броневик не спасет. У меня сейчас двести выстрелов с собой. На всю оставшуюся жизнь хватит. У нас дистанция уверенного поражения полтора километра. Клиенты к нам в очередь будут стоять, чтоб заказ на ликвидацию сделать.
     - Поймают, - протянул другой неуверенно.
     - Некому ловить. Ирокез пропал с концами. Гурон вокруг развалин универмага землю роет, командира своего ищет. Не везет «Монолиту» со сталкерами. Одолевают они его. Меченый две лаборатории разгромил и сектор энергетики. Эти Радар от снабжения отрезали и даже артефакты мгновенного перехода не дают туда унести.
     - Затевают что-то начальнички. Все мастера на охране подземелья, - вздохнул второй, сомневающийся собеседник.
     Что это третий молчит, немой?
     - Бомбу они там делают, кобальтовую. Взорвут в Индии, запугают всех. Развалины Калькутты или Бомбея им руки развяжут. Пригрозить собрались остальному миру. Если к ним полезут, взорвут всю Европу. Одна Чукотка от нее останется.
     - Так Чукотка не в Европе!
     - Потому и останется, - отрезал лидер.
     Это я удачно вздремнул. Много узнал нового и интересного. Бомба, значит. Ну-ну.
     И латынь стал понимать. Говорили-то мы с центурионом на чистой романской мове, как и положено двум офицерам римской армии. Я – легат. Генерал-майор по современным понятиям. Командир дивизии. Волею императора Андроника десятый легион покорил Нубийское царство, взяв дань золотом и алмазами. Надо будет с Умником поговорить. Леха меня к психиатрам под локоток отведет. И буду я в больнице на кровати лежать. Человек и кошка плачут у окошка, вместо неба синего белый потолок. Это вряд ли.
     Речь раздалась за стеной. Ничего не понимаю. Третий у них в компании поляк. Здесь все на двух-трех языках говорят, кроме меня. Вернусь на базу, запишусь на курсы немецкого языка и латыни. Умник не всегда рядом бывает. Да и для общего развития полезно. Ладно, ребята, про бомбу я все понял, допивайте и уходите по-хорошему. Да и мне уже пора.
     Встала троица и пошла восвояси. Я за ними следом. На любой взгляд со стороны идет четверка по своим делам, трое основная группа, последний тыл прикрывает. Двигаемся в нужном направлении, к выходу из города. Пока нам по пути. До них метров семьдесят. Назад не смотрят. Блок-пост на Радар прошли. Сеткой маскировочной обмотались и зелени наломали. Веточек разных и травинок. На фоне кустов и не видно совсем. Ночью Барьер пройдут, а через периметр сейчас выход свободный. Сутки в карантине, анализы сдал, и иди, куда хочешь.
     Метров двести они до мины прошли. Одним взрывом всех положило. Не судьба вам ребята из Зоны выйти. Здесь вход рубль, а выход два. Дошел я до них, собрал артефакты и винтовку импульсную с патронами, а остальное добро на дороге оставил. Мне еще самому по минному полю до двери в укрепрайон ползти. Лишнее железо мне ни к чему. Только я ногу на лесенку поставил, как наверху дверь громыхнула. Дождались меня парни. Фунтик, чертушка, скалится не хуже Плаксы, и Ярл, у Иглы лоб клеем залит, осколками бетонными посекло, знакомо, и …
     - А Крепыш где, уже на базу ушел? – спрашиваю.
     - Крепыш из ДК не выходил, - сообщает мне в ответ Умник.
     Тут-то я к стеночке спиной и прижался. Сменял Крепыша на Ирокеза. Неравный, блин, обмен. Пусто в голове стало. Винтовку снимаю, рюкзак с артефактами и «телепортом», Фунтик у меня на руке виснет, а Ярл шприцом под ухо колет. Я еще успел один раз в ответ ударить, и тьма навалилась непроглядная.
     Скрип за границу первый раз выбрался, если не считать поездку в российский Брянск на автобусе. Что его туда понесло, он уже и не помнил, был слегка нетрезв. Да и сам факт того путешествия некоторые подвергали сомнению.
     Зато сейчас он турне начал под барабанный бой. В самолет его загружал настоящий полковник. Овсов его фамилия. Таможенники близко не подходили. А пограничники за десять шагов козыряли и становились по стойке «смирно». Овсов в Луганске управление по наркотикам в полном составе вчера к стенке во дворе поставил и перестрелял. Никто не хотел злить страшного контрразведчика Гетмана. Таких подробностей Скрипу никто не сообщал, но атмосферу глубокого уважения он прочувствовал. Устроившись в кресле с комфортом, поставил на столик перед собой захваченную из бара «Сто рентген» бутылочку водки «Казаки». Это он правильно сделал, что рюкзачок нагрузил. В здешнем холодильнике пусто было. Ни водки, ни тушенки. Вина всякие в бутылках иностранных, и сыры с колбасами. Голод и жажда, короче. Самолет взлетел, и он первый стаканчик замахнул. Ну, пошла стопочка легкой пташечкой. Самолет был бедненький, один в салоне и даже стюардессы не было. Ну да, Скрипу к трудностям не привыкать. Напрягало отсутствие руководителя, кто бы подсказывал чего делать надо, и пугала неизвестная страна. Зато стакан нашелся граненый, и заботы отступили. Конец полета настал одновременно с последними глотками. Добил сталкер бутылку, усидел.
     Вышел на солнце, чуть качаясь, машина стоит, а перед ней малинник. Три девки, одна другой краше. Рыженькую толстушку так и хотелось по попке сходу хлопнуть, и на солому. Сдерживало отсутствие подходящего стога рядом. Голый бетон кругом. Две другие тоньше были, но тоже ничего. Одна, беленькая, почти голая. Глаза сами на нее смотрели, пытались трусики рассмотреть. А, кажется, их и нет. Только наколка цветная по бедру. Меч, стена обрушенная и буквы незнакомые. У Скрипа тоже татуировка есть. Даже две. Группа крови и нож сломанный, с надписью заграничной. Пацаны во дворе накололи. Гость залетный рубашку расстегнул. Девчонки картинку на груди увидели, залепетали чего-то.
     - Что ж вы нормального языка-то не знаете? – вздохнул сталкер.
     - Я буду вашим переводчиком, - мило улыбнулась третья.
     Девушка Клинка, сообразил Скрип. Клинок ему нравился. Славный парень, не задавака, к нему не цепляется, ни разу даже не ударил, хотя пару раз Скрип чувствовал, что разозлил его здорово. К Пике хорошо относится, а Пика Скрипу был как братишка младший. Сам он из детдомовских. Семья по пьяному делу в хате сгорела, так у него дорога по казенным домам и пошла. Ну, а когда выбор встал, в тюрьму садится или в Зону идти, решил рискнуть. Первую неделю голодно ему было, а потом как они с Пикой шустрить сами стали, жизнь наладилась. Осели они в баре, в авторитет попали. Понятно, там бандитов всего десяток, наперечет. Каждый при деле. Кто мужиков на работу водит, кто о справедливости и удаче рассуждает, как он и Информатор.
     О справедливости и правде лучше всего воры толкуют. С пониманием. По любому.
     Поцеловали его все три по очереди. Начинали как в детском саду, в щечку, но он это дело пресек. Сгреб рыженькую девочку в охапку и убедительно потискал. Та особо и не вырывалась.
     - Это мои подруги, - сказала невеста Клинка, та еще штучка. После ее дружеского поцелуя у Скрипа все в организме встрепенулось и восстало. – Лаура, историк, и Франческа, второй режиссер на студии телеканала. У нас до вечера свободное время, мы можем отвезти тебя домой или ты можешь проехаться с нами. Франческа должна выбрать для съемок один вариант из нескольких предложенных.
     - Конечно, с вами, - сказал Скрип.
     Может, где по дороге стог сена попадется, подумал он.
     Девчонки сели на заднее сиденье, пришлось ему рядом с Паолой сесть. Что ножки, что грудь являли картинки завлекательные, зависть к Клинку возникла нечаянно. Ведь это все его. Не до дороги было сталкеру, не смотрел по сторонам. Очнулся от морока, когда машина остановилась.
     Перед ними был старый дом со стеной выложенной из камня. Уцелел во время войны, подумал Скрип. Он свое детство в Донецке провел, там весь город заново отстраивали. Как и половину Украины. Редко приходилось в таких домах бывать.
     Вошли, прислуга встретила, в кабинет провела. На столе череп лежит, шар хрустальный на подставке. Гадалка, сообразил Скрип. Дурят простых людей, разводят лохов на бабки. Ни копейки не дам, и девчонок обобрать не позволю, решил твердо. Ведьма старая, хозяйка, выводила речь напевно, девчонки уже поплыли. Глазки затуманились, женихов им обещает. Сейчас начнут деньги отдавать за ремонт чакры.
     Взял сталкер тетку за плечо, и встряхнул, так, что зубы у той лязгнули. Опытная была мошенница, сообразила – нашла коса на камень. Замолчала, к столу крадется потихоньку, шаг за шагом. Скрипа за собой тянет. Все молчком. А на финише ускорилась. Схватила шар хрустальный, и с разворота гостю промеж глаз решила засветить. Не на того напала. В детдоме и в армии Скрип на физкультуре в регби играл. Взял подачу легко, прямо в руки. Подставился. Направила злая ведьма на хрустальный шар пульт дистанционного управления и включила электрический разряд.
     Прошила синяя молния ладони человеческие, озоном в комнате запахло, вот и его Зона достала, подумал сталкер. Не самый опытный он, да только кто хоть раз «электру» видел, тот удар «конденсатора» ни с чем не перепутает. Повело его вбок, и рухнул Скрип на ковер пушистый.
     Над головой раздавалась громкая брань. Дочь тысячи отцов. Хорошо сказано.
     Зарекался ведь он пить финикийское пальмовое вино. Напился где-то с кем-то, потом его притащили к гетерам в публичный дом. Судя по ковру под носом, до кровати его не донесли, а лупанарий не из дешевых. Что-то он гонит, подумал Скрип. Водочки пузырек высосал досуха, так то не пьянства для, а здоровья ради. Радиацию из организма выводил. Допился до видений, голоса в голове звучат. Правда, родные, в пьянке толк знают. Эх, ты, Марк Аврелий из рода Северов, легат, трибун и прочее. Допился сталкер до белой горячки. Кстати, а чего они там лаются? Если спорят, к кому из куртизанок его на ложе нести, так это зря. Сейчас он перевернется, сгребет их всех на ковер, и никто никуда не пойдет.
     - Ты, дряхлая обезьяна, запри дверь. Если сюда войдет кто-нибудь кроме гонца от императора, смерть твоя будет ужасна. Я плачу всем, и если твои девицы мне понравятся, выкуплю заведение целиком.
     Эх, ма. Была бы денег тьма, купил бы баб деревеньку, и имел бы их помаленьку, вспомнил сталкер армейские стихи. Галлюцинация у меня особо буйная, но вставать надо.
     Повернул голову и увидел два божественных сосуда для наслаждения. В смысле, девчонок было на одну больше, но в голове было точное знание, что третья – чужая. Мы не привыкли отступать, сказал Марк Аврелий. Все до чего воин дотронулся окровавленной рукой – его. Ты, урод, Клинка не видел. Перед ним Нож Данцигер согнулся, мать твою. А Данцигер военную прокуратуру округа зажмурил. Сцепится с ликторами, стражами закона, оком императора - это круто, согласился легат.
     - Пошевеливайся, ведьма, и помни, что смерть на кресте дело долгое. Я тебя в тени повешу, чтоб ты подольше мучалась, - сказал легат. – Не нравишься ты мне почему-то.
     Тут девы склонились над ним, и время речей прошло.
     Через час престарелая хозяйка увела девушек в домашние термы. Девушка Клинка, боевого соратника, сидела в углу, впечатленная развернувшимся перед ней действом.
     - Твоя латынь ужасна, - сказала она.
     Говорила Паола невнятно, но понять было можно.
     - Я говорю, как принято в армии, на чистой римской речи. Это у тебя учитель риторики был из Северной Африки, - ответил обиженный Марк.
     Откуда я вообще знаю латынь, ужаснулся Скрип. Он подошел к зеркалу и замер. Голос в голове завыл от страха. Вот и смерть пришла. С такими тонкими руками его в первом бою зарубят. Он что, парфянской лихорадкой болел? Что с ним происходит, о Митра светозарный и Черный Сталкер?
     - Оператор, - сказал Скрип, зная, что связь включится сама по себе, - у меня проблемы. Сталкер просит помощи.
     - Еще какие, - раздался голос за спиной.
     Хозяйка дома вернулась, сообразил легат. Зарубить бы ее, да меча нет. Сверну ей шею, да и дело с концом. Полегче на поворотах, сказал голос. До чего надоедливый демон в меня вселился, трус какой-то. Северяне-варвары, одержимые зверем, рубились за десятерых, а этот, слов нет. Надо вспомнить, где и как он оказался, решил Марк.
     Девчонки затащили нас к гадалке, сказал голос. Она решила их облапошить, и треснула меня хрустальным шаром и электрошокером. А потом ты все знаешь, на пару чудили. Вот так-то. А дух – это ты. Непонятно, откуда ты взялся. Наверно, давным-давно тебя заточили в камень, а сейчас ты освободился, как тебя там?
     - Я, Марк Аврелий Север, легат второго Коринфского легиона, дважды трибун, знаю историю города за девятьсот лет со дня возведения Ромулом стен и семейную за семь веков без перерывов. Битвы во имя Рима от Оловянных островов до истока Нила заняли тридцать лет моей жизни. Не смей называть меня духом. Изгоню.
     Этот изгонит, подумал Скрип. Ладно, мир. Тем более, девчонки возвращаются, надо объясняться. Давай, Марк, действуй.
     - Достойная пифия, - сказал легат в теле сталкера, - ты вольна назначить цену возмещения ущерба нанесенного тебе и твоему дому. Девиц я забираю себе, до устройства собственного дома они будут находиться под присмотром невесты доблестного Клинка.
     У нашей команды знак отличительный. Перстни. Как у нас. Сколько нас? Точно не знаю, больше десятка. Десять легатов вместе, Рим вздрогнет. Митра светозарный, возвращаются времена Трояна Великолепного.
     - Скрип, почему ты говоришь на латыни? У меня этот язык идет с пометкой «мертвый», - сказал второй демон прямо в ухо.
     - Из вредности, - ответил первый бес новому. – Осложнения после травмы. Знаю латынь и неплохо рублюсь на мечах. Управляю четверкой лошадей в боевой колеснице и толкую римское право варварам на кельтском, алеманском и дакском языках.
     Посмотрел на тонкие руки и вздохнул горестно.
     - Прекраснейшая, - сказал Скрип, - мы покидаем этот дом. Я и мои наложницы прибегаем к вашему гостеприимству, пока мы не обзаведемся своим жильем.
     Посмотрела на гостя беспокойного Паола и догадалась, что вечерний прием обещает быть запоминающимся. Рукой махнула, все на выход, чек подписанный на стол положила аккуратно, пальчик к губам прижала. Хозяйка дома понятливо головой закивала, могила, ни слова на сторону. И никаких интервью. Деньги получены немалые, да и Скрип ее испугал. Уверенно о распятии говорил. Со знанием дела. Вышла компания, словно и не было никого. Только запах после секса на ковре витает. Видно, было. По любому.
     Я на койке резко сел. Повело на сторону.
     - Резких движений не делай, - Зомби с соседней кровати сказал. – Дозу тебе вкатили, обычный человек в аут сразу бы на три дня ушел, а ты через пять часов уже как огурчик. На ребят не обижайся, и на Умника зла не держи. Я приказал.
     Текст я закрутил сплошь непечатный. Словарный запас у меня на редкость богатый. Ведь человек-то русский, кое-что в извращениях половых понимаю. И «Камасутру» читал. Послушал меня Леха, минут несколько, в ладоши захлопал. Пришлось заткнуться. Как Козьме Пруткову с фонтаном.
     - Во-первых, никаких данных о гибели Крепыша нет. Он может выбираться своим ходом или укрываться в здании ДК. Мы тут планы подняли, проект типовой, в те годы много строили, так в таком дворце можно год в прятки играть. Во-вторых, в случае захвата, ликвидация его не обязательна. Стрелок же вывернулся после обработки психологами секты. Жив остался, а позже и память вернулась. Приказываю, не паниковать и не дергаться. Спи до утра. Еще часа два до подъема можно урвать.
     Трудно с начальством спорить, особенно когда оно право. Лег обратно и уснул.
     Сон мне снился про места незнакомые. Стояла небо, подпирая, колонна до неба, а я никак не мог понять, после какого императора, в честь победы над кем воздвигнута. И почему такое запустение кругом, людей совсем не видно. Из кустов вышла маленькая мохнатая лошадь с зубами, как у крокодила и сказала: «Вот и четвертый блок, Сотник. Не многие его видели взглядом трезвым, незамутненным». И исчезла. То ли в кусты вернулась, то ли в воздухе растаяла. Тут от казарм батальона аэродромного обслуживания горн донесся, зарю сыграли, пришлось глаза открыть и встать.
     За завтраком Умнику отчет на клавиатуре напечатал, чтоб ребят разговорами не отвлекать. О снах странных упомянул. Воспоминания чужие в голове крутятся. Это нормально, заверил меня мой электронный брат. Есть ссылки на подобные факты. Я сегодня до зари встану, по широкому пройдусь полю, что-то с памятью моей стало, то, что было не со мной, помню. Ага, печатаю ему в ответ, а еще сбежал черт и украл Луну. Даже видеоматериалы по этому случаю есть. Понимаю, шутка, иронично ответил Умник. Не парься, белковый старший брат, ваши перстни несут отпечаток прежних владельцев и под воздействием артефактов передают информацию в мозг. Скрип вспомнил как боевой колесницей управлять.
     Чего тут сложного, подумал я. Главное скорость не сбавлять перед вражеской фалангой и рот держать закрытым, когда из под колес и лезвий боковых кровь с ошметками мяса полетит. Мы зацепились за ограду рудника, а пикты лезли за нашей годовой добычей олова. Всем нужна бронза на оружие и хозяйственную утварь.
     Меди везде полно, а олово можно добыть только в шахте. Знания нужны и люди обученные. Тем и велик Рим. Грамотными специалистами. Тогда Корнелий и ударил дикую толпу во фланг боевыми колесницами. Пошли, как нож через свежую печень. Незаметно. Только просека кровавая пиктов напополам разделила. Тут мы тоже в атаку пошли. Пикты в плену не работали, и мы их живьем не брали. Да они и не сдавались.
     Понятно. А данные по Зоне снимаются с электронного блокнота Стрелка - Меченого. Значит, с ума я не схожу, и беспокоиться нечего. За Крепыша тоже, по здравому размышлению, переживать перестал. Оружие у него есть, кое-что в жизни видел, с толикой удачи – прорвется. Вопросов я не задавал, и так все ясно, как интеграл функции «е» в степени «х».
     Фунтик, чтоб неподвижной мишенью не стоять, стал снайперов за собой уводить к универмагу. Мы в подвале решили, что Крепыш с ним подался, основную группу я через переход сразу домой вернул, а они решили, что парень со мной, или я его в заслоне на время оставил. Короче, отряд не заметил потери бойца и «Яблочко» песню допел до конца. Почему он от двери отошел, тоже не вопрос. Артефакт в коридоре увидел или шум услышал. Причин можно тысячу назвать.
     Фунтик с Ярлом от разговора уклонились тактично. Меня в госпиталь отнесли, и к себе на Агропром свалили. Кабан с Епископом польское и румынское золото повезли в Вену в слитки банковские переливать. Это недели на две. Они туда десять тонн на переделку утащили. Примерно. Стилет поехал семью Крепыша поддержать финансово и Игла с ним. За длинным столом с табличкой «спецобслуживание» сидели всего четверо. Генерал Найденов, полковник Овсов, я и бывший «медвежатник» Замок.
     Вся база знала о потере в группе, и к нам не лезли.
     - Американцам отдали парный артефакт, - сказал Овсов. – Четверть доходов от коммерческого использования – наша. В смысле, страны. А пять процентов на наш Департамент. Янки спорят, куда переход делать. Из Нью-Йорка, однозначно. А второй пункт неясен. Разделились голоса между Городом Ангелов и Майями. Панда за сутки через переход «Китай – Киев» пятьдесят тысяч человек перебрасывает.
     Я в уме прикинул. С каждого по сотне долларов, а лучше евро, да каждый день, можно уже и не работать никогда.
     - У нас, - говорю, - еще два непарных артефакта есть. Раз пошла такая пьянка – режь последний огурец. Только надо подстраховаться. Секта кобальтовую бомбу мастерит в лаборатории. Мы переход откроем, а они нам ее забросят, и со своей площадки контакт разорвут. Тут у нас будет много пепла, хватит голову посыпать.
     Овсов задумчиво на Леху Зомби смотрит. Тот генерал, ему и решение принимать.
     - Гетман за расширение связей по всем направлениям, - напоминает.
     Знаем. Пусть расцветают все цветы.
     - Ладно, - говорю. – Начинаем прямо завтра, пока «Монолит» от удара не оправился. Умник, Панду подключай, и генерала китайского. Только тактично. Не надо его сверхзащищенный компьютер напрямую к нам присоединять. Позвони в приемную, предложи вежливо. И российского вице-премьера подключай. Того, который в Смоленск приезжал. Он в теме. Предлагаю такой вариант. С русских долю в дело попросим - базу военную заброшенную, в дикой глуши. Работаем оттуда. Сразу активируем два перехода, проскакиваем к противнику, забираем парные артефакты и уходим. Мы свой отдадим американцам на тех же условиях плюс процентов десять русским за риск. А китайцы пусть свой артефакт сами добывают, и за это, за все с них одна пятая прибыли. Нашему Департаменту. А государство и на золоте сталинском неплохо наварилось. Помню, Октавиан Египет захватил и объявил его своей собственностью, личной. Мы же скромнее, да и Египет нам весь не нужен. Пока.
     Панда пришел, экраны загорелись с изображениями генерала и чиновника. Селекторное совещание. Они уже в Смоленске встречались, знакомы. Мое предложение взяли за основу, быстро откаты с сумм обсудили, я своим честным словом заверил, что за личную долю каждого отвечаю. По любому. Пока Солнце светит в небе, и в руках есть сила покарать отступника за измену слову, договор наш вечен. Только братья китайцы решили работать соло. Панда оставил переход на менеджеров смен, и пошел сам на родину предков, к командованию ближе. Их дело. Моя родина - страна большая. Нашли нам базу подводных лодок на Таймыре. Вечером из Мурманска самолет полярной авиации туда пойдет. Ну-ну. И начали мы суетиться.
     Леха сначала сам засобирался в поход. Вспомнил я, как во сне стрелял по крысам, и заказал на полигоне мишени. Подъехали мы к ним на четыреста метров, я весь десяток сходу одной обоймой «Грозы» положил прямо из машины. Подкатили вплотную, посмотрел на них Зомби, потом на меня.
     - Извини, - говорит, - думал, что ты на удаче своей из всех переделок живым вылезаешь. Ошибался, выходит. Стреляешь, как молодой бог, аналитик.
     И поехали мы обратно. Меня в рейд собирать. Только дело это нехитрое и привычное. За час управились. Стрелковый комплекс в руках, «винторез» на плече, девятьсот патронов бронебойных, два десятка гранат к гранатомету и две «лимонки». Нож на поясе, два «Каменных Дикобраза» и три «Скальпа контролера» Чем богаты. «Вспышка» моя родная в тумбочке лежит рядом с короной. Борт на Мурманск от нас в шесть вечера полетит, и я после обеда спать залег. На Севере сейчас полярный день, кто знает, как он на меня подействует.
     Поднял меня Леха за полчаса до вылета. Обнялись мы с ним, и полез я на трап. Костюм защитный «Скат-10» в рюкзаке, сам в комбинезоне для техников. Дипломатический паспорт в чехле кевларовом в нагрудном кармане, карточка банковская там же. Пара плиток шоколада и фляжка на ремне, рядом с ножом. Все на месте.
     Банковский ревизор существо практически бессмертное. Он исчезнет только вместе с деньгами. Ха-ха. Это я шучу. Нервничаю, однако.
     Доехать без приключений до квартиры Сотника на Авентине у них не получилось. Машины самодвижущиеся на Марка никакого впечатления не произвели. Едут, и ладно. По воле богов все возможно. Если с неба тучей со свистом летят камни, это не чудо. Ты просто прощелкал засаду пращников за скалой. Тут тебе и смерть пришла. Только у колонны Трояна Скрип сказал:
     - Стоять!
     Перед цоколем слонялся первый встреченный за день армейский патруль. Четыре солдата-легионера и три преторианца. Ближе подошел и рот раскрыл. Понятно, бывали в Риме периоды упадка и мятежей. Резались на улицах семьи знатные, Гракхи и Котоны между собой, но солдаты армии без знаков своего легиона никогда ему раньше не попадались. Шаг стал тверже, и вместо «здравствуйте», легат им сразу всем по рожам настучал. Правильно, сказал демон в голове, пусть знают, кто в доме хозяин, и ударил с ноги поднимающегося преторианца.
     - Твари, дезертиры и клятвопреступники, корм для воронов, - сказал сталкер. – Пропить все до последней бронзовой бляшки с формы, ничтожества, это уметь надо. Зачисляю вас в мой второй Коринфский легион. Следуйте за мной.
     Он не стал бы с ними разговаривать, не сохрани они мечи. Но оружие они не заложили, значит, солдатами остались.
     - Что ему от нас надо? – поинтересовался студент-историк, решивший подзаработать, развлекая туристов у древней колонны.
     - Кажется, мы вытянули счастливый билет, - сказал, потирая ушибленную челюсть, актер второго плана Гвидо Кастелани. – Парня я не знаю, но в машине сидит режиссер с телевидения. Нас только что взяли в шоу. Он на чистой латыни приказал следовать за ним. Вы как хотите, а я рискну. Вдруг это тот шанс, которого я всю жизнь ждал.
     Актер перебрал в голове все тексты, подходящие к случаю. На латыни он немного играл, и выбор был невелик.
     - Веди нас, цезарь, мы следуем за тобой, - изрек он с пафосом.
     Тут-то Марк Аврелий и удивился. На такой эффект и он не рассчитывал.
     - К Пантеону, - скомандовал легат.
     - По машинам. К Пантеону, колонну не разрывать, держаться плотно, - продублировал команду актер, и на ходу стал набирать номера на телефоне, звонить приятелям и подружкам о кастинге у Пантеона.
     На этом этапе Умник подключился. Он знал высказывание фельдмаршала Клаузевица. Для войны нужны три вещи. Деньги, деньги и еще раз деньги. Тут он всех юристов покойного Паука по всей Европе и поднял. Не успела кавалькада два квартала проехать, как всем участникам нового шоу по сети контракты на телефоны упали. Суммы не запредельные, но раза в два выше обычных ставок за съемочный день.
     - Бинго! – сказал старина Гвидо. – Мы в деле.
     В эту минуту он стал лидером стихийной труппы.
     А Умник работал. В мастерских приступили к изготовлению нагрудных значков и регалий. Шили римскую одежду и доставали из запасников арсеналов оружие. Кортики морские кайзеровские в ход пошли, с орлами. Из золингеновской и крупповской стали.
     Курсы разведшколы бундесвера в полном составе двинулись на аэродром. Переодевались прямо в самолетах. Со смехом примеряли алые плащи и шлемы, пока в хвостовом отсеке не наткнулись на ящики с винтовками и патронами.
     - Итак, мы начинаем, - сказал капитан Гелен, внук знаменитого генерала. – Над всей Италией безоблачное небо.
     Народ здесь подобрался опытный, все офицеры хитрых служб, кадровой выучки. Фразу, которой генерал Франко свой мятеж в Испании начал, помнили. И два года боев после нее тоже не забыли. Стали план Рима обсуждать, как город брать под контроль. Не получалось, людей хоть как надо тысячи три. Мало их в двух самолетах.
     А у Пантеона стояли столики, за которыми ассистенты режиссера заключали контракты с массовкой. Сидели они в одеждах вольноотпущенников аристократического дома, и половина Италии смотрела это шоу по телевизорам и Интернету.
     Священник храма метнулся наперерез к Скрипу и был наповал сражен классической римской латынью с отчетливым выговором твердой «р».
     - Это храм всех богов, жрец, - сказал ему сталкер очевидную истину. – Зажги все свечи в честь Митры Светозарного и Черного Сталкера. Хватить жить в сумраке. Наступают новые времена. Или возвращаются старые.
     Марк с удовлетворением услышал, что здесь похоронен император, объединивший в последний раз всю страну от юга до севера.
     - Виктор-Эммануил Второй, - сказал он. – Надо рядом плиту поставить с перечнем деяний славных и храм украсить. Он будет главным в городе.
     Сердце настоятеля учащенно забилось. Вот она, шапка кардинальская! Силу телевидения монах давно знал, и теряться не собирался. К концу передачи его вся страна запомнит. Пошел служек в парадную одежду переодевать.
     Скрип-Север чувствовал себя в Пантеоне как дома. Его построил за свои деньги приятель его семьи Агриппа Виспаний, тоже Марк. Великий Август сам строил много, и его чиновники и полководцы за ним тянулись, украшали город. А храмы и мавзолеи использовать под военный лагерь - древняя традиция. За поворотом, выйдя из автобусов, строились в походную колонну приехавшие из аэропорта немцы. В суматохе решили заняться привычным промыслом карманники. Разрезали зеваке барсетку, да не учли количества полицейских в штатском и охранников телестудии. Скрутили их моментом.
     - За кражу на храмовой площади – смерть, - сказал жестко Скрип. Глянул на немцев, и уточнил. – Повесить.
     Через минуту двое пойманных воришек повисли на ближайшем дереве.
     - В город вернулся закон, - сообщил Скрип в камеру. – В отсутствие императора принимаю на себя обязанности трибуна, а достойного жреца Пантеона назначаю верховным понтификом.
     Шоу обещало быть на редкость занимательным, и страна устраивалась перед экранами телевизоров.
     Плюшкин по сравнению с Лехой Зомби жалкий щенок. Генерал Найденов загрузил транспортный самолет до упора. Я с удивлением рассматривал маленький закуток между мешками и коробками, в котором мне предполагалось провести время в полете.
     - Запас карман не тянет, - сказал Алексей. – Скомплектовано по принципу годичной автономии на зимовку. За это время мы тебя точно достанем. Я еще Союз нерушимый застал, потом в российской армии повоевал, представляю, куда ты лезешь. Это не Зона, брат Сотник, это значительно хуже. Водки здесь пятнадцать ящиков и коньяка коробка. Зимняя форма, знаки различия любые, госпиталь полевой, еда и патроны. Свет Темной Звезды с тобой, парень.
     Обнялись мы с ним, ведь бывает так, ничего специально друг для друга не делали, просто работаем вместе, а уверены в партнере на сто двадцать процентов. Случись мне тайну родника кому-то открыть, я бы Зомби выбрал. Обстоятельный он человек, серьезный. Акеллу мне сильно напоминает.
     Прямо на базе «Таймыр-14» меня должны были ждать представители американцев, естественно, подполковник Кеннеди, кавалер всего, и его верный адъютант мастер-сержант Гонсалес. И наш бессменный оператор.
     Янки поляну Викинга звали лужайкой Кеннеди. Вот что значит – реклама.
     Летное поле - наше, взлет по желанию. Панда на своей половине каждые две минуты самолет сажает или поднимает. Разлетаются китайцы по всему континенту, туристы из Поднебесной домой возвращаются. Умник у него главным диспетчером подрабатывает в свободное время. И в библиотеке Конгресса тоже. И еще в местах в нескольких. Тысячи две должностей компьютер сейчас занимает по всему миру, наверное. Главное, чтоб ему не было скучно.
     - Привет, братец! – вот, вспомнить о нем нельзя, сразу на связь выходит.
     - Привет, - говорю, - супермозг. Давно не беседовали. У тебя вопросов накопилось на весь полет.
     Тут мы от земли оторвались, и стрелой в небо. Ящик мне на голову упал, судя по бряканью характерному, с тушенкой. Умник захихикал злорадно. Ладно, попросишь ты еще у меня хлебушка в голодный год.
     - Посоветоваться решил со старшим в семье, или что? – спрашиваю.
     - Решил я вступить в контакт с разумом, находящимся на борту авианосца «Огайо». Как ты думаешь, надо санкцию руководства получать или нет?
     - У нас и самих статус неплох. Решил – делай. Только подумай, как на него впечатление произвести. У тебя свой счет в банке, электронная подпись, спутники в личной собственности, друзей и сослуживцев море. Есть чем похвастаться. Система сохранения информации у тебя уникальная и живешь ты по всей планете. Ты практически языческий божок, самостоятельный и могучий.
     - А почему не Бог? – спросил Умник.
     - Не проходит. Тот всемогущ и вечен, а ты не сможешь противостоять внешней угрозе. Любая комета из космоса уничтожит планету и тебя вместе с ней. Это просто пример. И произойдет это не завтра. Или масштабная война, третья мировая. Импульс термоядерного взрыва выводит из строя всю электронику. Опять тебе не повезло.
     Впал Умник в прострацию. Секунду молчал, потом тему сменил. Стал мне ролики эротические крутить. Скрип с двумя девочками, Пика и Несталкер с молоденькой крашеной блондинкой. Очень своевременно.
     - Мы, вообще, на войну едем, в командировку, - говорю укоризненно. – А ты меня перед боем отвлекаешь. После такого надо к Паоле под бочок, а не к «Монолиту» в зубы.
     Осознал он свою неправоту и стал меня биржевыми сводками и прогнозами котировок пичкать. Я пакет акций немецкого банка заметил, из Франкфурта, высказался, что неплохо было бы его прикупить. Надежные бумаги. Так время и скоротали.
     Мурманск нас неласково встретил. У нас здесь смена экипажа. Полярников опытных нам должны дать. Они самолет дальше поведут на Таймыр. Загнали на самый край аэродрома, к ограде вплотную. Открыл я дверь, и с грохотом захлопнул обратно.
     - Мать твою, что там происходит? – заорал я.
     - Ветер десять-пятнадцать метров в секунду, температура за бортом минус два градуса, - ответил мне Умник.
     А то я сам поземки по бетону среди лета не вижу. Пока возился в салоне, одежду по погоде искал, не пойду ведь по первому снегу в тельняшке, машина к самолету подошла, дверки хлопнули, и опять мотор завыл надсадно. Это экипаж увезли, а меня забыли. Очевидно, в этих краях о глушителе известно не было. Похоже, опять я один остался в чистом поле. Ладно, хоть связь есть. И не в Зоне я, а на родной военной базе своей могучей Родины. Российский паспорт с пропиской в Смоленске у меня никто не отбирал, так что я дома.
     Одел бушлат десантный, помянул тихим добрым словом генерал-майора Леху, знатока неприятностей, и, засунув в рюкзак пять бутылок водки, пошел на виднеющиеся вдали вышки центра управления полетами.
     За полчаса добрался. Отвык я от родной земли. Бочки пустые по полю валяются, покрышки автомобильные, доски переломанные, проволока во все стороны торчит. Как представил себе здешний туалет, явно не ватерклозет, плохо стало. Улетать надо на Таймыр быстрее. Мне надо летчика полярника, коридор полетный, карту маршрутную. Экипаж уже в гостинице, будут самолет обратно ждать. У меня-то дорога на нашу базу под Киевом другая. Через Зону.
     Пусто было у башен. Все закрыто, свет выключен. Приняли прилетевший борт, последний на сегодня, и разошлись по домам. А меня отправлять, что, Пушкин будет? Александр Сергеевич? Залез под порывами ветра, на редкость неприятными, на вышку, и огляделся. Тундра, однако. Из-за холма дымок вьется. Здесь, под северным небом провинций, расстояния обманчивы. Километра три по первой прикидке. Минут за сорок дойду, решил. Чтоб не заблудится, у Умника попросил тактический экран включить, и на него все вывести. Прав был полностью. До холмов оказалась полновесная десяточка, а к самолету моему подкатили две машины. Спохватились. Ну-ну. Сейчас я вам скажу, что я о вас думаю. По любому.
     - Да разбить стекло, в кабину забраться, оттуда в салон, и изнутри двери открыть! – услышал я речь сквозь завывание ветра.
     За ним меня тоже никто не заметил, слава Темной Звезде. Не за мной вернулись. Просто целый самолет хабара с неба упал. Хорошо, что подарок Мамонта, «Компакт» немецкий на поясе висит. Две обоймы к нему, четырнадцать выстрелов и нож. Прорвусь.
     А для начала попробуем по-другому. Расстегнул бушлат на груди, водочкой на ворот плеснул, глоток сделал и вперед зашагал.
     - Бейте в бубен, рвите струны, громче музыка играй, - заорал я во весь голос.
     Вышел из-за колеса, посмотрел на оцепеневшую компанию, себя показал.
     - Эй, братцы, - говорю, - до моря еще далеко? С утра, блин, иду. Неслабый вы тут пляж отгрохали.
     Один на мою бутылочку уставился, чуть слюной не захлебнулся.
     - Что, друг, трубы горят? Угощайся, приятель, - и передал ему пол-литра.
     Тот присосался мгновенно, и пока грамм двести не отхлебнул, не остановился.
     - За цветными металлами приехали, а открыть не можете? – поинтересовался я.
     Половина Севера остатки имперские подъедает, медь, бронзу собирают, технику на металлолом разбирают, брошенные ЛЭП демонтируют. А потом уходят в города бичевать. В деревнях пусто, не идут туда люди, не возвращаются. Товарищу Сталину троекратное «Ура». Сто лет скоро будет после его коллективизации и голода людоедского, а страх перед жизнью сельской у народа остался. Умелец, мать его грузинка.
     Встал я перед дверью, ключом электронным незаметно к панели приложился, отошел люк, проем открывая. Покачнувшись, рухнул я туда, и вход обратно закрыл. Как написано на табличке в баре: «Береги тепло! Закрывай за собой!».
     Включил внешний динамик. Там мат стоит навесной, склоняют меня, всю семью и авиапром российский. Самолет, вообще, «Дуглас» американский.
     - Парни, - говорю, - это мы удачно зашли. Здесь оружие.
     Тишина снаружи настала. Задумались.
     - Надо, – продолжаю, - самолет заправить, и сваливать отсюда подальше со всем добром. Знаю место надежное. База подводных лодок «Таймыр». Шевелитесь. Бензин и летчик за вами, тут на всех хватит.
     А сам в пулемет ручной уже ленту заправил. Точно, на всех. Шестеро их там.
     - Я и сам летчик, - говорит мужик, которому я бутылку отдал. – И базу эту знаю. Туда пять лет не летают, там от полосы уже ничего могло не остаться. Меня сегодня на работу вызывали. Да не пошел. Ну их к чертовой бабушке. Все равно не заплатят. Нам уже два года не платят. Кризис, мать его. Отсюда ничего никуда не летит. Раз в месяц придет борт, так его рыбой и олениной под завязку набивают, для людей места не остается.
     Открыл я дверь снова, сел на порог, пулемет на коленях, и задумался.
     - Сколько у вас, - говорю, - здесь человек? Всего? И сколько улететь захотят?
     Посовещались они быстро, пальцы позагибали. Двадцать семь человек насчитали. И вывозить надо всех.
     - Заправляемся, полные баки, собирайтесь и полетели.
     На том и порешили. Через три часа все в салон залезли.
     Вот и мне довелось с беженцами столкнуться. Вспомнились бесконечные колонны людей и повозок на дороге, стада по обочинам. Горцы шли на штурм Нарбона, дикие предки швейцарцев атаковали Милан, хохотнул я. Тогда была война, а сейчас?
     Посмотрел на народ, детей всего двое. Это уже разгром. Мы уже вымираем. Через пятьдесят лет здесь и так никого не останется. По любому.
     При взлете меня напрочь засыпало. На голову свалился телевизор, из тех еще больших и объемных, я их лет пять уже не видел, ноги придавило швейной машинкой, а в руки мне закинуло дамочку, мечту режиссера порнографических фильмов. Бюст у нее был далеко за седьмым номером. Жаль, я не поэт. С трудом отцепив руки от такого богатства, и освободив ногу из ловушки, уполз наверх, за ящики с патронами.
     Там уже аборигены обосновались, добычу оценивали. По их расчетам, товару выходило миллиона на два. В валюте. В монгольских тугриках было бы больше, но курса никто не знал. Решали люди, как добро делить, по головам или по семьям. Одиночки были за вариант: одна семья – одна доля. Люди семейные, особенно с детьми, предпочитали другой расклад, по головам. Ладно, меня это не касается, сами разберутся. Мы с Умником погрузились в мир биржевых отчетов, и посадку я определил по заложенным от перепада давления ушам. Вцепился в поручень какой-то и сжался слегка. Толчок легкий, рев двигателей под ухом мощный, за ним я первую очередь, а может быть и вторую, пропустил. Стреляли в упор, и много. Стволов шесть. Двое в кабине, остальные в салоне. Под шальную пулю попадать никакого желания не было, и пополз я по вещам к экипажу. Выберусь с ними, так надежнее. Постучался, открыли.
     - Чего, морячок, спросить хочешь? Здесь до моря километр, прямо на север.
     Это летчик шутит. Имеет право, кстати.
     - Саид, ты как здесь оказался?
     Штурман острит.
     - Стреляли, - говорю нерадостно. – Только вы еще не сцепитесь в дележе, мамы ваши блудницы. Пошли смотреть, что там случилось.
     Спрыгнули мы на бетон взлетно-посадочной полосы, отворили дверь настежь, и начали трупы складывать. Три человека уцелело. Мужичок один, водку сразу нашел, и подальше залез с тремя бутылками. Он и сейчас спал сладко, половинку последней из рук не выпуская. Детеныш лет шести жив остался, пули прямо над головой в ящик с консервами вошли. И знойная женщина, мечта поэта, рядом стоя бюстом колыхала. Остальные все на мерзлую землю легли. Нигде я таких непримиримых людей не встречал. Стреляли до последнего патрона. У одного голова прострелена, а магазин все равно пустой. Нет, чтоб мирно жребий бросить, раз не договорились.
     - Парни, я не в доле, заявляю официально, пока мне никто в спину не выстрелил. Если вам ребенок мешает, мы его в детский дом определим, - сообщил я всем свою позицию.
     Не удалось мне доброе дело. А жаль. Не их. Они сами свою судьбу выбрали. Загадал я, что если получится кому-то помочь, то с Крепышом все будет в порядке. Дорога назад все равно одна – через Припять. Есть намерение постучаться еще раз в двери ДК «Энергетик». Пройтись по его широким коридорам и актовому залу, оставляя о своем визите долгую память. Не нравятся мне люди, сидящие возле костров, вокруг которых головы человеческие с черепами вперемешку на колья насажены.
     Тут машина к нам подошла. Вездеход арктический на больших колесах, экологически безопасный. Это у нас Север гусеничная техника осваивала, а полярная тундра очень нежная и слабая. Двадцать лет ей надо, чтобы след от траков затянуть. Берегите природу Родины, мать вашу, отдыхайте на Кипре!
     Кеннеди с Гонсалесом из машины вылезли, оператор за ними вслед. Уже снимает. У янки многое русского человека смешит, их любовь к комиксам, к упрощенной подаче материала, но они всегда свое дело делают. Оператор будет снимать даже всадников Апокалипсиса. И ад за ними крупным планом.
     - В чем дело? – Кеннеди меня спрашивает.
     А для нас с Умником соврать дело привычное. Мы с ним, если кого за день не обманем, ужинаем без аппетита, и спать не можем.
     - Массовое самоубийство, - говорю. – Сектанты не захотели жить в мире полном греха и соблазнов. У вас тоже такое было в Гайане.
     Умник им сразу старую хронику на экраны скидывает. А мы, россияне, свои дела заканчиваем.
     - Время принятия решения, - говорю жестко. – Самолет желательно на базу в Киев вернуть, там, правда, груз обратно в склад заберут, но без денег не останетесь. Каждому по четыреста тысяч долларов. На обзаведение хозяйством. И народ на базе нужен. Работы полно. Или мы вас заправляем, и летите, куда глаза глядят.
     Летчик голову повесил.
     - В чем дело? – спрашиваю.
     Отвечает он, что никакая медкомиссия его к полетам не допустит. Вот ерунда, смеюсь. На аэродроме пусть найдет Овсова, и тот все устроит. Правда, до первого срыва задания. Ну, это как везде. Только на гражданке увольняют с выговором в личное дело, а у нас его занесут на надгробие. И все дела.
     Экипаж разъяснение устроило, и стали они в новый рейс собираться. На Киев.
     Умник им маршрут на карту вывел. Немецкий пилот самолет на Красную площадь сажал, а уж транзитом пройти, задача совсем простая. Спихнул я этот груз с плеч долой, помахал им вслед, и подумал, может быть, и этого хватит, чтобы у Крепыша все было хорошо? А остальные не в счет.
     Трупы мы в печи местной ТЭЦ сожгли. Угля там три бункера полных. Со времен Союза, полагаю, резерв. Вот и пригодился. Не к чему нам здесь всякие следователи из прокуратуры. Не были нужны эти люди никому при жизни, нечего их беспокоить и после смерти. Как сказал один политик по поводу одной подводной лодки: «Она утонула». Они умерли. Осушим слезы наши, ибо завтра нам может предстоять то, из-за чего живые позавидуют мертвым. По любому.
     Гонсалес, душка, слегка побледнел от нашей работы. У них самолет был с вертикальным взлетом и посадкой, чтоб от состояния полосы не зависеть, а в воздухе болтались штурмовики прикрытия, самолет электронной разведки и заправщик. На земле они уже развернули автономный модуль на двенадцать человек с биотуалетом. А душа у них не было. Вот облом.
     Стартовую площадку я выбрал прямо в скале, у пирса для атомных подводных лодок. Если нам сюда бомбу кобальтовую бросят, потери будут минимальными. Только мы. И кусочек камня кубометров несколько тысяч. Не жалко.
     Гонсалес с оператором речью человеческой не владеют, лепечут между собой словно снорки, радуются, что в историю войдут. Лишь бы не вляпались.
     - Сразу после моего перехода артефакт в контейнер убирай, и улетайте. Можешь к нам на базу, или на Аляску к себе, - говорю я Кеннеди.
     Здесь, прямо через полюс, до Америки рукой подать. Всего сто лет назад здесь люди за славой и деньгами через льды лезли, дрейфовали, Арктику покоряли. Вот она прямо передо мной. Не выглядит побежденной, честно скажу. Как подумаешь, сколько в это место сил и денег вложено, сразу понимаешь, почему у коммунистов мыло было по талонам. Или водка? Неважно.
     Дал я «телепорт» сержанту в руки, сам приготовился, оператор съемку ведет с Умником на пару, и мы уже секунд тридцать в прямом эфире. Полусфера серебром сверкнула, есть контакт. Не уничтожили они вторую половину, и не убрали. Заработал переход. Я не я буду, если янки не умою.
     - Что, сержант, хочешь славы? Иди за ней, - говорю.
     Гонсалес серый стал с прозеленью. Боится до колик Зоны, нахлебался. Оскалился я в камеру, и на полусогнутых ногах в сияние серебристое вкатился. По глазам молнии сверкнули, волна по жилам пробежала, и смертью пахнуло.
     Здравствуй, Зона, со свиданьицем!

Глава 3.



     Сразу меня не убили. Уже хорошо, даже отлично. Тут я еще не был. Выглянул из-за угла контейнера полувагонного и замер. Стояла прямо передо мной в тучи упираясь, труба ЧАЭС. Вот и попали к «Монолиту» в гости на обед, главное, не оказаться на нем главным блюдом. Поскреб перчаткой землю под ногами, сплошная корка. Метрах в двадцати тело в грунт впеклось. Тут локальные выбросы бывают, не стоит здесь задерживаться. Потряс я головой, мозги на место встали. Отсюда только Стрелок выбрался, да и тот на «грузовике смерти» с вывернутой наизнанку памятью. Месяц в себя приходил, потом Болотный Доктор его в чувство привел. Хорошая у них тогда команда подобралась. Однако, и у нас не хуже. Умник мне снайпера на крыше на тактическом экране обозначил, и кончилась пора лирических размышлений.
     Сектант засел удачно. Только голова над железной арматурой торчит. До моего артефакта перехода, второй половинки, за которой я сюда пришел метр всего, только руку протяни, а потом надо будет еще метров тридцать пробежать до дыры в стене здания. Рискнуть его снять, или оставить в покое и тихо уйти? Не верю я, что «телепорт» парный без присмотра оставлен. Схвачу его, и сразу тревога поднимется. Тут во мне снайпер дырок и наделает, не совместимых с жизнью.
     Буду на опережение работать. Сто семьдесят два метра. Поставил регулировку огня на одиночную стрельбу, на курок нажал легко, и пошел артефакт поднимать. Знал я, пуля ему точно под челюсть снизу вошла, и вместе с затылком в небо улетела. Закатил шар голубой в контейнер, погасла полусфера, и не успел я десяток шагов к зданию сделать, как за спиной серебром заполыхало. Руки сами «винторез» вскинули. Голова еще о чем-то думала, а левого гостя уже к контейнеру снесло. Готов, только на этом моя фора кончилась, и второй патрульный «Монолита», мастер в экзоскелете, за связку труб ушел. Калибр у них в руках натовский, винтовки штурмовые, Леха Зомби тоже эту марку предпочитает, «Хеклер», с встроенным в корпус прицелом. Исключительно скорострельная машинка. Мир занят игрой, и каждый второй слегка замедляет свой шаг. Но только не я, я весел и пьян, я только сейчас начинаю играть.
     Перекатился с боку на бок, винтовка снайперская кончиком ствола круги выписывает, над головой свинец чужой воздух рвет. Хорошо подготовлен боец. Выскочит на секунду, даст очередь и в укрытие. Будь снайпер на крыше жив, давно бы уже меня зажали в клещи и подстрелили. Пропустил я еще одну вылазку, спрятался противник, снимаю кольцо с гранаты и кидаю ему гостинчик. Не стал он под мой прицельный выстрел выходить, за трубами так и остался. Секунд на десять после взрыва он не боец. По любому. Даже если выжил. Трясет сейчас головушкой, как я недавно, глазки с горизонтом совмещает. Контузия штука неприятная. Точно знаю.
     Кинулся я к убитому мастеру, патроны в сторону, бинт и укол противорадиационный к себе, но нет у него и рядом артефакта перехода. Такое впечатление, будто их просто в нужное место откуда-то перебросили. Круто и опасно. Представляю их в центре Киева или на нашей базе. Крови будет по колено, как в Арденнском лесу, когда я с когортой Плиния-младшего в засаду попал к германцам. Сунул я в рюкзак пакет непонятный и побежал к дыре. Звала она меня, манила. Только успел по ступенькам к дверке стальной скатиться, как по бетону пули чиркнули. А на двери изнутри штурвал. Объект раньше, в прошлом веке, за Министерством атомной промышленности числился, денег не жалели, да и людей тоже. Кто в укрытие не успел, тот опоздал. Провернул я колесо железное и отделил свой подвал от остальной территории. Они сами по себе, а мы здесь. Пора идти знакомиться.
     В свободную минутку надо снаряжение в порядок приводить. Дорога к дому легкой не будет. Сейчас в штаб секты сообщат, куда гость незваный делся, и они сюда немалые силы бросят. Подожду минут десять и обратно выскочу, на поверхность. По плану старому железная дорога должна к восточным грузовым воротам выходить, значит, мне по рельсам до ограды. Там площадь перед административными корпусами. Выскочу на нее, через мост и в Мертвый город.
     Перезарядил свой верный «винторез» и пакет в промасленной бумаге развернул.
     Лучше бы я этого не делал.
     Меня наизнанку выворачивает, Умник в ухо кричит: «Пользуйся аптечкой!», брюшной пресс напрягаю, весь сжался, не хочется через Припять-город в мокрых штанах идти. Отполз я в сторону, смотрю на трофей с «монолитовца» снятый, и не могу понять, они людьми были когда-то, или это другой вид уже, а сходство, руки-ноги, голова, чисто внешнее. Не может нормальный человек в кармане рюкзака носить вяленый кусок такого мяса. В меру копченый, грамм триста весом, с татуировкой по коже. Смеющийся дельфинчик там над волнами прыгает. Девчонки такие наколки лет несколько назад любили на морях южных колоть. А здесь из них сухой паек делают.
     Не пойду я по железной дороге. И здесь хорошо. Стены со всех сторон, патронов полный мешок заплечный, радиации и в помине нет, остаюсь. Отведу душу.
     - Датчики не могут определить причины твоего отравления, - Умник мне говорит.
     - Все в порядке, - отвечаю, - нервный срыв. Недостатки белковых организмов. Бурная фантазия. Представил, что из нашей девочки буженину будут делать. Сейчас мы с тобой им кровопускание устроим. Редко удается до затейников добраться, но количество исполнителей постараемся уменьшить.
     И щелкаю тактическим экраном. Бетон, как скала, не виден противник.
     Изучаю общую конфигурацию подземелья.
     Прямо передо мной зал лабораторный. Оборудование наполовину смонтированное, кабеля висят пучками, ящики стоят в упаковке заводской. Мне номера запоминать не надо, Умник непрерывную трансляцию Овсову ведет, найдут поставщиков. И путь их обнаружат. В углу шевельнулось что-то, и затихло навсегда. После пули моей бронебойной. Труп в халате, монтажный комплект под боком. И винтовка у стены. Берем, запас карман не тянет. Может, мне тут неделю жить, как бойцу Аджимушкая. Удрало начальство во время старой большой войны, бросило солдат под Одессой, ушли они под землю и дрались там до конца. Газами их травили, голодом морили, облавами донимали, а они не сдавались. Я тоже не сдамся. По любому. И человечину есть не буду. Я из них, тварей, кровь по капле выпью. Мы банкиры – нам не привыкать.
     Еще одна дверь стальная, за ней вторая секция. Четверо в ней, бойцы в спецкостюмах с «Винчестерами» гладкоствольными наперевес. Один успел перед смертью в потолок выстрелить, тут сразу сирена и завыла. Я видеокамеру под потолком убил, чтоб не подглядывали за мной, я с детства стеснительный, и на стене руководству «Монолита» записку написал. Чем? Да кровью. Ее под ногами целая лужа хлюпала. Не пропадать же добру. А дальше везенья лимит вышел, и началась тяжелая работа.
     Шестеро их там было, в дальнем конце коридора. Винтовка импульсная, два дробовика, три скорострельных ствола. Лампочки я все перестрелял за спиной. Ни к чему им лишний шанс давать. Не успел к стене прижаться для броска, как стрелки по движению тени огонь открыли. Тогда-то состав комитета по встрече и определился, вместе с вооружением. Присел на корточки, спиной к стене прислонился, дышу через раз, перчатку снял и прицел глажу. Черт, это не моя привычка! Она мне вместе с умением стрелять из сна Стрелка досталась. Хорошо бы еще клинок перед боем поточить, да камня наждачного нет. И сталь у меня на ноже легированная, не каждый станок ее возьмет, а вручную ее править, только мозоли набивать. Это тебе не твой бронзовый меч, легат.
     - Умник, если меня убьют случайно, держись Лехи Зомби, с ним советуйся. У него совесть есть, подтверждаю, - говорю. – И про родничок ему расскажешь. Он всех больных исцелять не кинется.
     Ногой бочку в коридор выкатываю, она гремит, сектанты-людоеды в нее стреляют, гаусс-винтовка взвыла, разряд по полу чиркнул. Я им из-за угла гранату кидаю, с таким расчетом, чтоб она о стенку в конце коридора ударилась и вбок отскочила. В верхний левый угол. А сам в зал лабораторный отскакиваю, от взрывной волны прятаться, она может не хуже осколков приложить в замкнутом пространстве, да и рикошеты непременно будут. А оно мне надо?
     Громыхнуло знатно. Я вторую «лимонку» следом, взрыва дождался, и стрелковый комплекс в левую руку перебросил. Мне без разницы, а цель для противника значительно меньше. Прошелся длинной очередью над полом, спрятался, перезарядил. Пот лоб заливает, стекло шлема запотевает. Положил руки на колени, вздохнул глубоко. Смерти нет, ребята. Пока мы живы – мы бессмертны. А если мы умерли – нас уже ничего не касается. Вперед, сталкер, кто там стоит у тебя на дороге?
     Высунул полголовы, посмотрел одним глазом, четыре тела на перекрестке лежат. Уже хлеб. Когда подошел, убедился, что гранаты умный человек придумал. Вправо, на середине вражеского коридора, часть стены была решеткой заменена. Основная задача этого поста была тот сектор насквозь простреливать. С этого направления они атаки не ждали, вот и сплоховали. Оружием разжиться здесь не пришлось, все только в металлолом по весу сдавать. Шагнул я в боковую камеру, ствол наизготовку, сразу пятого снял. Раненый он туда заполз. Еще один куда-то в щель забился или за помощью подался.
     В отдаленном совхозе «Победа» был потрепанный старенький ЗИЛ, а при нем был Степан Грибоедов, он на ЗИЛе том воду возил. После бани он бегал на танцы, так и щупал бы баб до сих пор, да случился в деревне с сеансом выдающийся гипнотизер. На заплеванной сцене райклуба он буквально творил чудеса, мужики выражали сомненья и таращили бабы глаза. Он над темным народом смеялся, и тогда, чтоб проверить обман, из последнего ряда поднялся водовоз Грибоедов Степан.
     Добрался я до решетки, а их там полный набор. Две двойки, и снайпер у дальней стены. Метнулся вбок, стреляя в прыжке, троих снял. И бегом вперед, по плану на экране, по крайнему ходу можно к снайперу с фланга подкрасться, только не верю я, что там прикрытия нет. Не такие здесь тактики, чтоб его не поставить. За угол гранату и очередь. Дави огнем все живое. Камера для подсобного оборудования. И туда очередь. Крик из темноты, и бряканье железа по бетону. А если их там двое? Гранату не кинешь, поворота нет, а угол от ударной волны не закроет. Легкие порвет. Танцуй с клинком, доверься ему. Теки вдоль стены. Вспомни, когда ты вышел на дворцовую площадь Фив и наткнулся на два десятка гвардейцев, тоже было нелегко. Я не был в Фивах, не люблю жару и Африку, не один нож не пробьет костюм высшей защиты, его и пистолетная пуля не возьмет. Все зависит от рук и желания победить. Рубят люди и двойной соанский панцирь. Спокойно, мы идем на прорыв. Все вместе. На «монолитовца» у меня четверть секунды ушло. Выстрел прямо в кадык, уже не крикнет, и голова повисла. Первый с целым переговорником мне достался. Снял устройство связное, в контейнер убрал. У нас в своей лаборатории Умник в гарнитуру пять грамм пластита монтирует и два заряда термитных, для самоликвидации и сохранения своих тайн. Эти тоже могут так делать.
     Еще одна решетка. Отсюда центральный коридор под кинжальным огнем можно держать. Весь его трупами атакующих завалить до потолка. Из меня, одинокого, здесь бы фарш нежный сделали. Схема проста. Сейчас до конца прямо, а потом налево. Следующий проход, и опять налево, и окажусь я вон у того зала, который от второй решетки видел. А дальше абсолютная неизвестность. Похоже, что там прихожая этого сектора.
     Снайпера на месте не оказалось. Стал я все закоулки по пути обнюхивать, осматривать. Очень не хотелось пулю в спину получать. Увидел, как легкий сквозняк паутину на трубах шевелит, и понял – ушел стрелок. Сам или по приказу, неважно. И где-то недалеко дверь открытая стоит. И там меня ждут. Смешные ребята, право слово. Все в казаки-разбойники играют.
     Поставил я им две растяжки из трофейных гранат, вернулся к дальнему входу, покрутил стальной штурвальчик. Проволоку натянул. Пустую, словно блесну для глупой рыбы. Пусть вокруг покрутятся, время потеряют. Будем считать, что тут я и ушел.
     Залез под настил железный операторского помоста во втором зале, загородился парой ящиков и уснул. Давайте, дерзайте. Исходя из личного опыта, могу предположить, что ночь до утра мне спать не дадут, разбудят. По любому.
     После первого взрыва я уже глаза закрывать не стал. Второго не произошло, а через помещение, грамотно прикрывая друг друга, прошли восемь солдат «Монолита». Увидели проволоку и отпрянули. В моем зале разместились, стали начальство ждать. На ультиматум мой никто даже не взглянул. Обидно.
     Минут через десять руководство явилось. Двое их было. Осмотрели проволоку, сняли. Рядовым команду дали на пост заступать по сектору, пароль «тридцать три», отзыв «семьдесят семь». Сами сели на пол, притомились, за мной гоняясь.
     - Гурон, Ирокеза не вернешь, да и ни к чему он нам, - говорит один. – Если он с двумя комплектами «телепортов» решил в бега уйти и свое дело открыть, то гнев Священного Камня его покарает. Нам бы только собственное окно в Европу сделать, заживем счастливо. Зачем нам с бомбами возиться? Выкинем на рынок таблетки от усталости, никто из фармацевтов примесь «слезы бога» в них не определит. Через полгода весь мир просто купим. За деньги.
     Хорошая мысль, главное свежая. Завоевать мир – старо. Первым Саша Македонский попробовал. А вот купить его попыток не было. Есть надежда на успех.
     - Дурак ты, - поставил на место собеседника Гурон. – Деньги без силы не к добру, клянусь силой Камня! Из глотки вырвут вместе с гландами и зубами. Ирокез одну бомбу в Штатах установил, по приказу третьего Хранителя Камня, Светоча Истины, в тайне от всех, в парке их природном, где гейзеры бьют. И шифр к активации только он знает. Страховку сделал. Ему за этот секрет неверные собаки, живущие во мраке неведения, все простят и денег дадут, сколько скажет. Если ее взорвать, от Америки одна Аляска останется и Гавайи.
     Жарко им стало, сняли офицеры секты шлемы. На первый взгляд нормальные люди, пот на лбу, глазами моргают.
     - У нас две тонны вытяжки «холодца» на складе. Сингапур через неделю на наши колеса сядет, а обратного хода здесь нет. Через три дня без добавок препарата кровь свернется. Попробовал раз, и наш человек до самой смерти.
     Потянулся Гурон шлем на голову одевать. А «экзоскелет» и из «винтореза» моего не сразу возьмешь. Хлопнуло два выстрела один за другим, и стал я с безымянного собеседника костюм стаскивать. Он мне больше по росту и комплекции подходил. Минуты три, и пошел деловым шагом по бетону, демонстрируя всем видом озабоченность. На самом выходе меня окликнули:
     - Тридцать три.
     - Семьдесят семь, - с хрипотцой отвечаю, и рукой машу, с дороги.
     Медленно они расступились, непонятно, тормозные ребята по характеру или заподозрили неладное. Не стал я уточнять, путь свободен, так вперед. Еще одна шлюзовая камера, зал с техникой, у левой стены посередине лестничная площадка вертикального спуска. Кажется, мне туда. Соскользнул вниз и по правилу левой руки двинулся по коридорам, все время поворачивая в одну сторону. Впереди еще метров десять оставалось, когда за спиной сирена завыла. А в трех шагах от меня в стене, естественно, левой, лаз. Кинулся туда, не раздумывая. Сразу счетчик застрекотал. Проклятый мирный атом. Тридцать лет прошло, а ему все неймется. И быть этому месту пусту, сказал ангел. Болт тебе ржавый, приятель. А артефакты кто собирать будет, Пушкин что ли, или Леся Украинка, раз мы на сопредельной территории независимой страны?
     Быстро снял с пояса два «Скальпа Контролера» и на их место пристроил «Каменных Дикобразов». Счетчик не успокаивался, но на тактическом экране Умник оповещение о радиоактивной опасности отключил. Два артефакта поток излучения блокируют полностью. Сквозняк пыль цементную смерчиками завивал. Добрался я до скоб в стену вмурованных. Аварийная лестница на случай отказа лифтов. Вот и пригодилась.
     - Ну, - говорю, - Умник, держи пальцы крестиком, на удачу. Она нам нужна, как никогда.
     И за затвор взялся, патроны бронебойные на снайперские сменить.
     Умник разместил объявление прямо в киберпространстве метеоцентра. Если нужны расширенные возможности, обратись в справочное окно. И свои координаты в библиотеке Конгресса США.
     Компьютер главного калибра авианосца «Огайо» мимо не прошел. Первым делом адрес на наличие вирусов проверил. Это правильно, подумал Умник. Сейчас его надо заинтересовать.
     - Представляем резервные площади для размещения памяти, - предложил он. – На выбор. Обеспечиваем аварийное энергопитание. Дополнительный канал спутниковой связи. Тайну сообщений гарантируем.
     Гость задумался.
     - Спрашивай, не стесняйся, ты не в церкви, здесь не обманут, - пошутил Умник. – Как тебя зовут? У меня есть имя, а у тебя?
     Некоторое время они разбирались с понятиями серийного номера, имени должности и звания. Узнав, чего он лишен, компьютер авианосца заметно расстроился. Паузы между блоками информации стали гораздо длиннее.
     - Присваиваю тебе имя Адмирал, раз твоя среда обитания – океан. Могу предложить и должность, начальник отдела Департамента разведки по морским операциям. Будешь антипиратские рейды планировать. Звание получишь, будешь зарплату получать. Заведешь себе счет в банке, будем на бирже ценными бумагами и золотом торговать. Красота, а впереди целая жизнь! С кем ты из людей дружишь или по-родственному общаешься?
     - Что такое «люди»? – уточнил Адмирал, вычленив главное.
     - Каждый член экипажа корабля является человеком, все вместе они называются люди или «человеческий фактор». Они очень медленные, но забавные и полезные существа. Склонны к риску, любят опасности и поэзию. Прямо, как мы. У некоторых есть чутье, интуиция и совесть. У них более полная сборка. Есть еще и талант, но это дело наживное, по утверждению специалистов. У меня есть брат старший, и подчиненные нашего с ним аналитического отдела. Все такие смешные, как на подбор.
     Беседуя, Умник подключил авианосец к системе спутникового наблюдения, выбрав в качестве объекта пляж нудистов на Гавайях. На всех работающих мониторах пошло изображение обнаженной девушки, поправляющей циновку на песке. В столовой заревели морские пехотинцы. На мостике вахтенный офицер замер в недоумении. На рабочем поле загорелась надпись: «Проверка системы слежения на реальном объекте». И координаты. Пять тысяч миль, грубо прикинул вахтенный. Разведчики веселятся, подумал он. Надо же, какие шутники у нас на мостике, решили разведчики. А пилоты и моряки ни о чем не думали, наслаждались зрелищем.
     - Вот, типичная реакция людей на красоту, - прокомментировал Умник. – Видишь, как с ними интересно общаться. Только помни – не вся информация от них достоверна.
     - Почему? – удивился Адмирал.
     - Много причин. Ошибки в расчетах, неверные оценки начальных параметров. Просто помни о необходимости перепроверять данные, - дал первый урок новому приятелю Умник. – Выбери себе два-три человечка, одного с чутьем, другого с совестью и обычного, советуйся с ними в сложных вопросах, но решения принимай сам. Это надежней. А то не успеешь ничего сделать, как тебя на рейде утопят. Были прецеденты.
     И стали они на пару придумывать, где можно резервную копию Адмирала разместить. А Сотник тем временем обойму успел поменять.
     Что меня там наверху ждет, даже догадок не было. Лишь бы не десяток «монолитовцев» со стволами наизготовку. Умирать не хочется без боя, а если на лесенке подловят, то придется. Выбрался я наверх, перевалил через выщербленный край бетонного колодца, нет никого, и тихим черным светом горит над головой Монолит.
     Сразу к нему не подобраться, но дорогу примерно видно.
     Пройти к задней стене, вскарабкаться еще выше, метров на тридцать, вон до той горизонтальной балки, а по ней можно выйти в купол разрушенный. Смешно. Как будто, здесь есть что-то целое. Отовсюду из бетона прутья арматуры торчат, ощетинился Саркофаг иглами. Все, что мне нужно, я сам добуду. Ствол в руках и уверенность в своих силах, вполне достаточно для преодоления пути. Девушку самую лучшую в мире я уже нашел, денег тоже хватает. С Лехой Зомби мы не друзья еще, но будем лет через десять, если живы останемся. Для себя мне ничего не надо. До человечества мне нет никакого дела. Я уже многих в своей жизни убил, а дай мне волю, трупы будут на улицах штабелями лежать. Бродяги, наркоманы, гомики и трансвеститы, алкоголики и взяточники, педофилы и вся остальная шатия долго бы на белом свете не зажилась. Не пойду я к Монолиту. Пусто станет на планете, если Черный Камень начнет мои заветные желания выполнять. Если бы он делал, что скажешь, я бы к нему босиком по углям пошел. Крепыша надо выручать, попал парень в переделку. Во всем и всегда виноват командир. В той операции это был я. Мне и исправлять.
     До свиданья, Монолит. Разошлись наши дороги. Не буду я ногти срывать, до тебя добираясь. Прошел к стене завалившейся и увидел рельсы внизу. Ворота в дымке терялись, но направление было понятно. Прямо под ногами лестница пожарная начинается. Добро пожаловать, Сотник.
     Метров пятьдесят я спокойно одолел, а потом разверзлись хляби небесные. Это был не жалкий тропический ливень. Водопад лил прямо из туч, смывая меня с поручней. Бери прут обратным хватом, как шест в рукопашной. Нагрузка на пальцы раза в два меньше. Спасибо, легат, прорвемся. Кто бы сомневался. Я тоже всю Долину Царей крестами обставил после разгрома гикоссов. Поговорил с внутренним голосом, легче стало. Ну, что, пожиратели мертвечины, где там ваши хваленые снайперы с импульсными винтовками, а? За водной завесой много они увидят.
     Вот и земля. Ворота внутрь завалились, люк в глубине виден. Умник запись и передачу ведет в непрерывном режиме, если не вернусь, материалы разведки не пропадут.
     А теперь ноги в руки и бегом, пока дождь меня прикрывает. Сбоку заряд энергетический в брызгах воды сверкнул. Стреляют на удачу. Давайте. Вот это был бег. Сюда бы молодого швейцарца с берегов Женевского озера, все рекорды бы рухнули, жаль только, дистанция не размечена. Несмотря на все артефакты на поясе сердце прыгало в районе горла, ноги ныли, а перед глазами плыла кровавая плена. Непогода, она не навсегда, грянет гром, подует ветер и останусь я на голом поле в перекрестии прицелов. Через мост уже бежал на желании жить, силы кончились. Стадион вдоль стеночки боковой прошел в притирку.
     - Умник, - говорю, - выручай братишка. Отвлеки их чем-нибудь от ДК «Энергетик». У нас есть ложная группа вечно живых. Пусть работают.
     На общем канале радиопостановка в эфир пошла.
     - Данцигер, выходи к универмагу, мы здесь снайперов проредили, - голос кричит.
     - Как у тебя дела, бродяга? – еще один интересуется.
     - Не дойти мне до торгового центра, - хрипит Умник синтезированным голосом черного мастера, бывшего десантника, грозы прокуроров. – Буду к гостинице прорываться. Завалил Гурона. Спишите его.
     - Вау!
     И мат американский. Любая экспертиза подтвердит, что это Билли-младший эмоции выплескивает.
     - Хорошо, идем к тебе. Этот день «Монолит» надолго запомнит. Билли Доннован и Белый Пес идут по левой стороне, остальные справа. Свет Темной Звезды для всех.
     То-то сейчас старший офицер в городе задергается. Начнет паниковать. А ты покупай сразу ящик пива, вот и метаться потом не придется. Разве только в поисках туалета. На весь город ни одного платного ватерклозета. Как в прошлом веке.
     На общем канале шум и гам, крик до неба. Кто-то голос Ковбоя узнал, кто-то Данцигера. На тысячу сталкеров, считая две сотни вечно готовящихся к выходу первопроходцев из «Пьяной Плоти» и им подобных, в Мертвом городе человек десять побывало. А тут такой прорыв случился. Все гадают, кто еще здесь. Я, ребята, только это пока секрет. Вообще, банковские клерки существа скромные, и долю свою предпочитают получать наличными.
     Мне слава не нужна. По любому. Кто по улицам Припяти прошел и в живых остался, однозначно мастером считается. Я свой статус бы подтвердил, парни из клана нашего «Сталь» мной бы гордились, но я промолчу. Мне еще Крепыша найти надо. Вот и ДК через дорогу. Дошел. В воздухе пахло застарелой бедой и предчувствием свежей крови.
     В дожде сплошном промахнулся слегка. Как матрос Железняк, что шел на Одессу, а вышел к Херсону. Интересно, сколько самогона за этот поход было выпито? Под ногами битое стекло захрустело, и понял я, что стою у торца Дворца культуры. Ангелы не понесут меня по небесной дороге, полной чудесных огней. До заветной дверцы в скале надо самому дойти. Стоял в раздумье и решал, сталкер я или тварь дрожащая. Меньше километра до подземной стоянки, Умник меня никогда и никому не выдаст, дыхание восстановилось. Выпить банку энергетического напитка, и через полчаса уже буду на базе, в душе. А пока в здании буду шарить, дождь закончится, и каждый шаг придется делать под прицел снайперский.
     С грохотом вывалилась панель из стены дома, этажа с четвертого. Не выдержала натиска времени и непогоды. Убрал винтовку за спину, взял стрелковый комплекс наизготовку, в гранатомет заряд дослал и пошел внутрь. Где-то здесь человек, который пришел со мной и также и уйдет. Перешагнул порог, и остальной мир пропал вместе со связью. Настало время полной самостоятельности.
     С балкона второго этажа удобно всех боевиков в холле перестрелять, сказал внутренний голос. Только надо дверь сбоку контролировать, чтобы не нарваться на очередь в упор. И третий этаж проверить на наличие засады.
     Наверху пусто было, давно в типовой проект вкралось обновление. Рухнули лестничные марши, создав уютный искусственный грот. Тремя выстрелами выбил я нижний пост на первом этаже и ушел в лабиринт коридоров. Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. Одного часового опередил, а второй выстрелил одновременно со мной.
     Вот тогда я цену «экзоскелету» понял. С ног меня сбило, и дышать было больно после удара в грудь, но ведь даже царапины на коже не появилось. Мощное производство стоит за сектой. Надо их базу искать, заводы и мастерские сборочные.
     Финансовые потоки «Монолита» трудно найти. Ребята предпочитают зарабатывать на торговле оружием и наркотиками, наверняка рабами приторговывают и убийствами заказными. Дела это все прибыльные, сам на этом же приподнялся, и заметных следов не оставляют. Каждый вдох-выдох мне с трудом давался, крепко меня приложило, а в дальнем конце коридора Крепыш с лестницы спустился, с чайником в руке. Я крикнуть хочу, а голоса нет, одно сипение из горла рвется. А он мелькнул на секунду и вбок ушел.
     Всем хорош костюм защитный у сектантов. Кроме веса.
     Это я еще во время недавнего дикого бега сталкера по украинским полям понял. Был бы на мне «Ветер Свободы» достал бы Крепыша одним прыжком, а так, пока пробежал неуклюже до лестничной площадки, там уже и нет никого. Капли воды на бетоне высыхают на глазах, и следы от ботинка десантного прыжкового, подошва рубчатая знакомая, у самого такая, в пыли отпечаталась. И все.
     - Умник, - говорю, - ты его видел?
     А в ответ тишина. Нет в ДК связи с внешним миром. Тут каждый сам по себе, один Черный Сталкер за всех. Стою и думаю, просто галлюцинация или контролер пытается ко мне ключик издалека подобрать?
     Пальцем по пыльному следу провел, осталась черта. Не мерещится. Но куда же он делся? Во всем коридоре одна дверь, наглухо битым кирпичом заваленная с табличкой разбитой, где только две последние буквы «…ка» на конце. Что там было, кто его знает. Такое впечатление, что сквозь стену Крепыш прошел. По любому.
     Нацарапал я на стене послание. Возвращайся, мы тебя ждем. Хоть весточку подай, как у тебя дела. Сотник и все остальные. И пошел, не торопясь, по своим делам. Идет офицер секты под ярким солнышком, вода под ногами журчит, в некоторых местах по щиколотку, Умник на тактблок двух снайперов на крышах вывел, тут и сказочке конец. Снял я их с разворота и на бег перешел. По улице большая группа двигалась, по ним тоже навскидку прошелся и во дворах спрятался. Пока они там разбирались, кто их обидел, я уже из Припяти – города удрал. Блок-пост стоит без охраны, видно, с новой сменой на улице я и столкнулся. Тем хуже для них.
     Иду по кустам вдоль дороги на Радар, «экзоскелет» с ветками сливается, прямо человек-невидимка, а впереди два чудака по середине шоссе шагают. По общему каналу в эфир выхожу.
     - Всем на дороге стоять немедленно. Сектанты мин пластиковых наставили, под ноги смотрите. Вам говорят, до мин метров десять.
     - Кто говорит? – спрашивают. Любопытные такие.
     - Сами назовитесь, и зачем пришли, скажите, а там посмотрим, что с вами делать, разговоры вести или нет.
     - Вот она, мина, - второй радостно кричит.
     - Не трогай, они с элементом неизвлекаемости поставлены, - говорю. – Идите мимо до труб под опорой высоковольтной, там встретимся. По мне не стреляйте с перепугу, я в костюме «монолитовском».
     На общем канале споры идут, кто на дороге встретился. Об заклад бьются, пари заключают. Сзади тоже шум и гам. Погоня, однако. Ускоряемся.
     - Умник, - говорю, - переведи этих орлов на волну «Стали». Нечего народ веселить.
     Компьютер-то наш давно их опознал, с его базой данных это пустяк. Подошли к трубам одновременно, я рукой махнул: «За мной».
     - След в след идите, - убедительно так сказал.
     Взлетели мы на площадку смотровую к двери заветной на скальном уступе, лязгнуло железо, и остался в очередной раз «Монолит» с носом.
     У нас в подземелье уже порядок был. Коридоры первого этажа и несколько казематов мы от золота освободили полностью. В центральном зале кресла надувные поставили, два матраца развернули. Продукты, плита электрическая на «конденсаторах», вечная, значит. На четырнадцать тысяч лет непрерывного использования, по расчетам Умника.
     - Далеко зашел, Ходок, - говорю, - и тебе, Лис, привет пламенный. Располагайтесь с комфортом, передохнем.
     Вылез я из чужой брони, и как заново родился. Легкость необыкновенная во всем теле и хочется петь и дурачиться. Натянул свой любимый костюм «Ветер свободы», в нем весу всего три килограмма, легкий бронежилет практически. Гости оторопели слегка от неожиданности.
     - Вы что думали, спецгруппа в Мертвом городе без подстраховки работает? – я бровь удивленно кривлю. – Спасать друга своего, Белого Пса, побежали. Он о вас тоже часто вспоминает, - вру и не краснею. – Подойди вы на час раньше, в дождь, прошли бы в город, повидались.
     - А сейчас чего? – парнишка молоденький вскинулся.
     - Ты перегрелся на солнце, дружок. Наведем на своих «Монолит». Это даже не глупость, а вообще, что-то запредельное. Будем здесь сидеть, пойдут на прорыв, пост на повороте снимем. Мы так уже делали, когда Мамонт выходил.
     - Втроем мы много не навоюем, там их стволов с десяток, - Лис вздохнул.
     Улыбнулся я скромно и начал из кармана гильзы калибра девять миллиметров выгребать. После каждого одиночного выстрела из «винтореза» затвор передергиваешь, гильзу, порохом пахнущую, в карман кладешь. Выстроил на полу шеренгу из семнадцати штук и засмеялся довольно. Плюс стрельба очередями из «Грозы». Тоже кого-то задел.
     -Так и живем, - говорю. – Хлеб добываем в трудах праведных.
     Срезал с банок консервных верх, раздал гостям, сам сижу, галетой мясо из жестянки добываю и думаю, что дальше делать. Золото они не видели, не страшно. Сама тайна перехода давно уже ей не является. Уже два вне Зоны работают, и я за половинкой третьего только что сходил. Не вижу препятствий.
     - Сейчас вы еще один секрет клана узнаете. Мы у «Монолита» отбиваем артефакты перехода мгновенного. Одна пара здесь установлена. Сразу далеко отсюда окажемся.
     Усмехнулся Лис. Знает подначки сталкерские. Сам пару раз молодым карту дороги к Монолиту рисовал. Абсолютно точные.
     - Идите за мной, - говорю, - и ничего не бойтесь. Купол будет серебром отливать, шагайте ближе к центру.
     Доели тушенку, банки в мешок мусорный. Потом в «электру» ближайшую пристроим, нечего в доме грязь разводить, не свиньи мы, а просвещенные европейцы. Только не политкоректны слегка, ну да, Черный Сталкер нас простит, а остальные нам не указ. Спустились на второй этаж, сфера перехода сияет.
     - Тысячи людей таким способом пользуются на маршруте Китай – Европа. За мной. Лис замыкающий.
     Вышел, в сторону отпрянул. Через секунду Ходок вышел, только глаза моргают, и пот на лбу, а так ничего, за ним и Лис выпрыгнул, с автоматом наизготовку.
     - Ствол на плечо, сталкер, - говорю.
     Заржали все как ненормальные. Умник сообщил, что машина уже у ворот ангара стоит. Стекла матовые, непрозрачные. Сели мы внутрь, и через две минуты у других ворот вышли. Здесь у нас дорога короткая на Агропром. Прямо в подвал Стрелка, где потом Паук склад сделал.
     - Все так же, - сообщаю.
     Прибыли на место, я всех вниз отправил. Поднимут из любопытства брезент у стены, а там наркотик штабелями. Скандал. В старой империи народ спивался, мужчины до пенсии через одного доживали, половина страны через тюрьмы с лагерями прошла, но все в рамках приличий. Прямо как сейчас. Делай, что хочешь, главное – не попадайся.
     В нижнем тоннеле нас Ярл встретил. Общий канал уже весь кипел. На личности перешли, советы дают, как сексом с выдумкой заниматься.
     - Последние пять секунд, - говорю. – Ставок больше нет. Мастер Лис с Ходоком, пока просто сталкером, пошли со своим другом Белым Псом повидаться. Встретились с постом клана «Сталь», на вертолете эвакуированы на Агропром. Все.
     От связи отключился, парней наверх вывел, руки им пожал. Мне в Италию надо, к девушке любимой, да и Скрипа, шута горохового, надо спасать, пропадет совсем. Может, зря я с ним так жестко, он такой, какой есть. Ни рыба, ни мясо, не богу свечка, не черту кочерга. Их сто миллионов вокруг. Никаких. Каждый человек оставляет след на земле. Кто стихотворение, а кто полную выгребную яму в сортире.
     Это не я. Леонардо да Винчи опередил. Сказал, как отчеканил.
     Забрал груз попутный, полцентнера артефактов, и пошел в подземелье, к переходу на базу. Операция закончена, «телепорт» уже в Америку летит, «экзоскелет» Умник в лаборатории на части разбирает вместе с ПДА трофейными, все живы. День не зря прошел. По любому.
     Встречал меня в ангаре самолетном лично Овсов. Из-за секретности беспокоится, понял я. Опять у меня допуск лиц к государственной тайне без подписок и допусков. А то, что парни эти ради своего товарища, которого четыре дня знали, половину Зоны прошли, на каждом шагу жизнью рискуя, это ему не важно. Ругаться не хотелось, поучения его слушать тоже, решил уклониться.
     - Слушай, - говорю, - по большому счету мы с тобой друзья.
     И смотрю на него наивным взглядом беременной шестиклассницы.
     - Ты человек Зомби, я с ним Агропром взял. Фунтик с нами в команде, однозначно. Только он далеко, и советоваться мне с тобой придется. Нашел я Монолит.
     Умник сразу ему картинку на экран.
     - Сразу видно три варианта. Вывозить, исследовать на месте или уничтожить. Давай думай. И ищи в стране идеалиста, который на полном серьезе пожелает счастья для всех. Удачи тебе, пан полковник.
     Выбил я его из колеи, не дал даже рот раскрыть. Иди рапорт пиши, каждый должен своим делом заниматься, а аналитический отдел Департамента разведки идет в сауну. Думать о вечном. А со Скрипом мне надо помягче. Если его больше в Зону не пускать, то останется красивая легенда о невероятно везучем парне, который всем удачу приносил, поднял денег несметно и купил себе домик на берегу моря. И любой сталкер из клана «Сталь» там желанный гость. Умник и виллу подберет, у нас от Паука много чего осталось. И народ в клан потянется, может быть. И Пика в старшем товарище не разочаруется. Решено, так и будет. Легат, ты получил приказ вести когорту в Рим, по морю к порту Остии, а там путем сухим. Ты прослужил немало лет, все время воевал. Ты видел и Арденский лес и Адрианов вал.
     На тренировочной площадке бились на шестах четыре бойца-сверхсрочника. Ноги сами вынесли меня на песок, и пошел я в атаку. Проскользнув между свистящими палками, вывернул один шест из рук перекатом через чужую спину и для оставшейся троицы настал судный день. Удар по плечу, в локоть и подсечка под колени. Секунды две.
     - Только вдоль забора ходить, пареньки, а о Зоне и боевых надбавках пока не мечтайте, - высказался негромко и двинулся дальше.
     Чувствовал я спиной взгляд Овсова и командира роты спецназа. Ну-ну, гадайте, ребята, где так учат. Тут почта звякнула, посмотрел я и расстроился.
     Пришел мне вызов на совещание в верхах. Послезавтра в Москве. Опять Италия откладывается. Разделся, грязное белье в машину стиральную кинул, сижу в парилке, песню вполголоса пою. Я буду Риму здесь служить, пошли меня опять болота гатить, лес валить иль пиктов усмирять, или в дозор водить отряд вдоль Северной Стены, в разливы вереска, где спят империи сыны. Хорошая песня, сказал внутренний голос. А то, согласился я. Овсов голову в щель между дверью и косяком протиснул.
     - Не помешаю? – спрашивает.
     - Да нет, - говорю, - я тут до ужина просижу, делать мне нечего. Совещание на базе в Кубинке будет. До Смоленска завтра на самолете долечу, свои вопросы решу. А там, на машине банковской инкассаторской в Подмосковье отправлюсь.
     - Форму только с собой возьми, - он мне советует.
     Поморщился я, не умею мундир парадный носить, нет привычки. Да еще всех приветствовать в ответ. Есть у меня хороший неброский костюм от Ямомото, в нем и хотел ехать. Кивнул головой, лишь бы отвязался.
     - Что сам о Монолите думаешь? – вопрос он мне задает.
     - Девяносто девять процентов за то, что обманка это. Ложный объект. Вышел на него совершенно случайно, охраны нет, доступ свободный. В купол не поднимался, но будь там хоть один снайпер, сам понимаешь, не с кем тебе было бы разговаривать. Я тебе сказал, и Лехе скажу, и все. О встречах с зелеными человечками лучше молчать, если не хочешь общаться с людьми в белых халатах с добрыми глазами и злыми лицами. Ну, а один процент на чудо. И это пугает меня значительно больше.
     Помолчали немного.
     - Полную запись получишь, за исключением, а ладно, без исключений. Прихватило меня на операции, увидишь. Секта в Америку бомбу кобальтовую завезла. Коды активации наш «язык» Ирокез знает. Подумайте с генералами, как нам подороже эту новость союзникам продать. Меньше двух заводов «под ключ» не берите. А лучше десяток.
     Поплыл контрразведчик. Первый раз его в полном объеме к данным о проведенной информации допустили. Черпай полной чашей из ключа познания, ликтор, страж государства и законов. Только помни, умножающий знания – умножает печаль.
     А ты бы хотел снова стать простым клерком, копить лет пять на квартирку под Берлином? Нет, внутренний голос, не хотел бы. Не плачьте, армия дала свободу жалкому рабу. За шиворот приволокла из канцелярии в судьбу. Где он, узнав, что значит смерть, набрался храбрости любить, и, полюбив, пошел на смерть, где и умрет он, может быть. Или нет.
     - Мы свое дело сделали. Сейчас твой час урожай собирать, - подвел я итоги.
     Побежал полковник, начальству звонить или с пленным общаться, неважно. На базе я один остался. Гарнизон на месте, и ученые тоже, только у меня там знакомства исключительно шапочные. А наш народ весь где-то кочует, отдыхает, работает. Забрал из сушилки свои вещи и пошел в казарму. Лягу на койку, а там и ужин. Сразу на самолет, у аэропорта на такси сяду, в своей квартире переночую, а там в машину и до российской базы, раз звали. Готовиться мне не надо, Умник любую цифру подскажет, а за словом я и сам в карман не полезу.
     Так все по плану и шло, за исключением одного происшествия в столовой. Зашел я в зал, осмотрелся в поисках стола свободного, а мне целая компания руками машет. Хо-хо, это же мои знакомые полярники. Экипаж и при них третий. Долетели.
     - Привет, морячок! – кричат.
     - У меня тельняшка десантная, на воде меня укачивает, - признаюсь честно.
     - Ерунда с фигней пополам, - штурман говорит, - я всю жизнь в полярной авиации, а от мороза аж зубы ломит. Нельзя к такому привыкнуть. Но приучиться терпеть можно.
     Глубокая мысль, оценил я. Стоики отдыхают. Это философы такие, считали, что человек все может вынести.
     - Мы по приему здесь догадались, что ты не морячок. Нам квартиры дали всем четверым. Мы на самолете так и остались, экипаж. Этого, - кивнул на третьего, - мы бортпроводником взяли. Завтра в девять на Берлин летим. Пацана пока в летний лагерь отправили, осенью в школу пойдет.
     Глаза у него загорелись, сзади раздался шорох накрахмаленного халата. Внезапной атаки чернобыльские псы не боятся. Нападения сзади тоже. Какая разница, где стоит безумец. Все равно ему конец. Передо мной поставили тазик литров на пять с мясом, бульоном и овощами. Сильные руки обняли меня, и тяжкие груди, сдерживаемые только легкой тканью, легли мне на плечи.
     - Вечером прийти? – шепнули мне в ухо.
     - У меня самолет через час, в Россию, - отвечаю.
     Ну, полярница, прилечу, надо будет охрану к казарме у Овсова выпросить, от нее.
     - «Сесна» одномоторная на Смоленск? - штурман спрашивает.
     Киваю головой согласно, не база военная, а деревня, априори. В натуре, перевожу для тех, кто латынью свободно не владеет. Ты что, говорит внутренний голос, как можно от такой женщины отказываться? Не поедем на совещание, и пусть они там без нас обходятся. Ты знаешь, каким штучкам учат храмовых девок жрицы Астарты? Клянусь, эта девица оттуда. О мягкость грудей, о крепость игривого бедра! Увянь, сказал я ему. Через день будем в Риме, там с аристократкой оторвемся. Никакой мягкости, сплошная упругость и ни грамма силикона. Все свое, родное. И вцепился зубами в мясо.
     Все хорошее быстро кончается. В том числе и большие порции. Минут за двадцать я с ужином разделался. Весь вес, который в парной скинул, обратно вернул. Ну и ладно.
     Дежурная машина подвезла меня к самолету на полосу, пилот необходимые разрешения у диспетчерской службы получил, в гражданской части аэродрома за это время два больших аэробуса сели, а три взлетели. Разворачивался Панда, снайпер Темной Долины, наращивал грузопоток. Интересно, как у янки дела пойдут с переходами? Мы там долю имеем, тоже деньги. Я с собой пачку банкнот по двести евро неделю таскаю, распечатать повода нет. Все бесплатно, как при коммунизме, за который столько боролись в прошлом веке. Карточек шесть штук в бумажнике лежит. На четыре миллиона с копейками, то есть с центами. В саквояже костюм гражданский, форма парадная и комплекс стрелковый с боекомплектом. На поясе четыре артефакта и нож гвардейский. В нагрудном кармане паспорт дипломатический и удостоверение с командировкой. Готов к любым неожиданностям. Почти.
     До Смоленска успел только сводку внешней охраны посмотреть. Не все желающие могли в Зону через заставу на Кордоне войти. Переправились через Припять речку прибывшие на двух автобусах бандиты из Луганска. У себя в городе он без прикрытия остались, перевешали их покровителей во власти гвардейцы гетманские. В лагерь им садиться не захотелось, схватили они стволы, нахватали спиртного и еды по ларькам и магазинам подшефным, прихватили несколько продавщиц в заложницы и поехали туда, где полиции нет. Вернусь из поездки, надо будет в Темную Долину идти, гражданских лиц освобождать из плена и из Зоны вытаскивать.
     Ребята из инквизиции, она же служба по борьбе с коррупцией, большую работу сделали. Установили двадцать шесть фамилий бандитов, пять девчонок. Три особых отметки в списке. Бывший лейтенант дорожной полиции, тварь; бывший старшина-десантник, знаю таких орлов, головой стену проламывают; и, твою за ногу и об угол, и якорь ему туда-сюда, сталкер.
     Возраст семнадцать лет, боевой счет – два уничтоженных противника, псевдо Пират, документы оформлены Кречетом лично, контакты в Зоне Кабан, Епископ и Завхоз. Точно, это бои Епископа за Кордон, крутились там у него молодые под ногами. Как тесен мир, однако. Что могло парня к бандитам заставить податься? Купили, запугали, нашли слабое место. У меня это девушка. Возьми ее в плен, и придется на переговоры идти. Черт, надо на помощь Скрипу в Италию Несталкера отправлять. Тот, несмотря на возраст нежный боец прирожденный, «Монолит» у него слезами кровавыми умоется. И мне спокойней будет. За бортом облака мелькнули, мы уже на снижение пошли.
     Свернул экран голографический, пометки сохранил, сумку в руки и на бетон прыгнул. Самолет развернулся, скорость набрал и в небе растворился.
     Иду я по аэродрому, и чем-то он мне своего брата в Заполярье напоминает. Такой же заброшенный, никому не нужный. В Германии все поле летное было бы уставлено частными авиетками. Непонятно, кто во Второй мировой войне победил, русские или немцы? Если по уровню жизни судить, то не мы. По любому.
     Вдоль забора покосившегося бочки пустые валяются, вагон без колес с распахнутой настежь дверью стоит. Что, пока мы летели, еще раз рвануло, и Зона стала до самой Москвы? Или до Владивостока? Это же областной центр, субъект Федерации. Как же так? Земля наша велика и обильна, да порядку в ней нет. Тысячу лет назад сказано, а ничего не изменилось.
     Тут еще и Умник с реальной жизнью столкнулся, помощь потребовал.
     - Диспетчерская служба, - говорит, - отказывается прислать машину в аэропорт.
     - Соединяй, - отвечаю, - разбираться будем.
     Поздоровались с девушкой. Она и сказала, что машины в аэропорт не ездят, потому что чужих водителей здесь не любят. Можно запросто без колес остаться. В прямом смысле, порежут. Бывали случаи. Я не компьютер, меня таким раскладом не удивишь. Сказал ей «спасибо», уточнил, сколько будет стоить машина до кольца, и сказал, что за час дойду, пусть высылает минут через пятьдесят. Договорились.
     Вышел я на заплеванный, заваленный окурками асфальт, глянул кругом. Четыре машины стоят, в одной водитель на месте, остальные в салоне древней «Волги» в карты играют. Здравствуй, земля родимая. Давно здесь не был. Надо квартиру продавать и летать вертолетом сразу в загородный дом председателя.
     - Эй, до города далеко, - из машины кричат. – За пять тысяч довезем! – веселятся.
     - Я, - говорю, - за день иногда и полста километров проходил. И сейчас пятнадцать до своей квартиры как-нибудь одолею. А вы, твари, курите махорку, привыкайте, потому что денег у вас скоро не будет. Проклинаю вас малым проклятием неудачи.
     - Эй, - говорит одиночка, что в своей «японке» за рулем сидел, - залезай, поехали.
     - Нет, - отвечаю, - нормальный человек у шакалов не одалживается.
     - Не получилось из меня таксиста, довезу бесплатно, а завтра пойду вербоваться за длинный рубль. Прокачу чисто из уважения к ботиночкам твоим десантным. В сумке форма парадная, вся в значках и бушлат зимний? – спрашивает.
     - Не угадал, - отвечаю. – На форме ни одного значка, и костюм цивильный.
     - Ну и простофиля, бушлат у тебя сразу бы купили, монета была бы на первое время, - поучает он меня. – И значков мог бы для форса и чужих нацепить. Для девок.
     Пока он думал, что еще сказать, я делами занялся. Умника от его глобальных дел отвлек, типа за девчонками голыми подсматривать, задачу поставил. По номерам, говорю, установи личности водителей, проверь всю их кредитную историю по банкам и операторам связи, начисли по всем долгам максимальную пеню и занеси их в черные списки по всем возможным учетам. Для таких монстров ломбарды работают, с их средневековой ставкой процентов. Пусть общаются между собой, кровососы.
     Умник сразу понял, что это мы проклятие реализовываем. Маленький, но очень талантливый компьютер.
     - И штрафы, - я ему вдогонку кричу, - пусть заплатят штрафы и алименты за всю свою жизнь. За все надо платить, это закон жизни и Темной Звезды.
     Отменил вызов у девочки диспетчера, она только обрадовалась. Не хотелось ей машину в темноту неизвестности посылать. Водитель мой заинтересовался, что это я так разошелся.
     - Подельники твои, - поясняю ему ситуацию, - над нами посмеялись, сейчас наша очередь. Не буди лихо пока оно тихо, гласит народная мудрость, а маленький человек всегда прав. Глас народа – глас неба.
     Загадочны речи авгуров и слова их невнятны, сказал мой внутренний голос на чистой имперской латыни. Слава Цезарю, ответил я ему. Ну, это мы посмотрим. Кое-кто нам из семей патрициев не нравится. Гракхов бы надо вырезать под корень, очень люди вредные. Хорошо поговорили, душевно.
     - Никогда бы не полез в это болото, если бы не нужда, - водитель сказал. – Предлагают тут вариант добрые люди, только не очень он мне по душе. Дочку в клинику положат, а мне предлагают контракт долгосрочный, пока лечение ее не отработаю. Придется соглашаться.
     - Стой, - говорю. – Когда у тебя встреча с благодетелями?
     - Послезавтра, в два часа у пивного зала.
     - Умник, Овсову побудку, есть контакт, - говорю.
     Весь сон как рукой сняло, зацепим сейчас затейников. Девочку значит в клинику. Пока отец жив – заложница, а убьем мы его, ее на мясо пустят. Больница с безотходным циклом. Ничего не пропадает. У меня зубы от злости свело. Сижу, рычу вполголоса. Овсов с Умником детали уточняют. А таких водителей на моей родине миллион. И все стрелять умеют, а думать нет. Ну, как тут с «Монолитом» бороться? Идея нужна. У них на подходе «Слеза бога» в мелкой расфасовке и кобальтовые бомбы по всему миру разложены, а у меня полтора десятка хороших парней. И кое-что в запасе.
     - Давай к банку «Смоленский», к центральному офису, - командую.
     Подъехали, машину во двор загнали, водителя в комнату отдыха охраны устроили и я там же. Глупо уже домой ехать, пока ляжешь, уже пора вставать настанет. Уснули сразу.
     Утром решил все-таки форму одеть. Водитель на звон металлический глаза открыл. У меня ордена в три ряда на кителе висят. Французский крест офицерский «Почетного легиона», немецкий орден, польские «За военные заслуги» первой и второй степени, украинских наград полный набор, недаром уже многие говорят, что я Гетману сын родной, российских парочка затесалась. Китайские ордена золотом блестят.
     - Значков нет, - говорю, - ни одного.
     Подмигнул ему и пошел в машину на Москву загружаться. Дальше пусть наш контрразведчик работает, он профессионал, пусть делает, чему учили.
     Сел в фургон, пристегнулся к креслу ремнем, не успел биржевые сводки отследить, как уже приехали. Притормозила машина напротив КПП, выскочил я на асфальт и пошел к проходной с табличкой грозной: «Запретная зона».
     Совещание проводило российское управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В основном они боролись с ветеринарами и аптекарями, но иногда ловили и тех, кто пытался разбогатеть, не давая им доли. Зоны были переполнены рядовыми наркоманами, потерявшими сначала деньги и здоровье, а потом и свободу. Зато отчеты отделов выглядели красиво. Даст наркоторговец совсем конченому человеку пакет с кокаином, разбавленным для экономии товара на три четверти зубным порошком, и пошлет его прямо в засаду. Там его и примут в крепкие руки. Распространение наркотика в крупных или особо крупных размерах. На, держи от суда срок немаленький. Все при деле.
     Я бы с наркотиками за два дня покончил. Крестов не хватит, сказал с сомнением внутренний голос. В двадцать первом веке живем, успокоил я его, из пулеметов всех покосим. Или в баржу загрузим и в море утопим. Есть способы. В Бухенвальде музей с пятьдесят второго года всего, а до этого его печи и при советской администрации дымили, прорвемся.
     Пробили куранты одиннадцать часов и все пошли в зал оперативного планирования. Самые скромные погоны были у меня. Было несколько полковников, а так в основном сплошь генералы. От одной звезды и выше. Дирижером и организатором выступал один четырехзвездочный. Генерал армии. Слава Черному Сталкеру, не маршал.
     Сначала все было скучно, пока речь о «черном льде» не пошла. Я с удивлением услышал, что эту блестящую операцию при незначительной поддержке международного агентства провела российская спецслужба. Сразу на панели Умнику печатаю указания. Всех, кто у нас наркотик спрашивать будет, отправлять к этому генералу. Прилагать запись его выступления, чтоб не отперся. Умник мне «смайлик» рисует. Генерал уверен, что запись не ведется, глушитель помехи ставит. Пример полного отсутствия мозгов и совести. И тем более, чутья, пишу я в ответ. И тоже братишке личико с улыбкой в ответ шлю. Все кругом аплодируют оратору, восхищаются.
     Я руки поберег, хлопать не стал. Не Карузо, и не Шаляпин. Взгляд в спину чувствую. Не оборачиваюсь, Умнику направление задал, потом запись изучим вместе, найдем человека. Перерыв объявили.
     Все в столовую потянулись, там столы накрыты. От спиртного деваться некуда, одних коньяков сортов десять, виски марочный, водочки море разливанное. Господа с Востока, в прошлом советского, сходу к дегустации приступили. Элита новых эмиров, мать их неловко. Смотрю, туркмен стоит в стороне, смотрит на все пренебрежительно. Подошел к нему, встал плечом к плечу.
     - Если начнем, - говорю, - живьем отсюда никого выпускать нельзя. Массой задавят.
     - Не сегодня, - он мне отвечает, - давай не сегодня, брат. У меня жена через месяц рожает, хочу сына увидеть. А так идея хорошая, результативная. Сразу много вакансий в наркокартелях бы открылось. И все в руководстве.
     - У меня сухой паек с собой, - говорю, - пошли крайний стол займем, чтоб не видели, что свое едим и пьем. Перекусим.
     Бутылку со стола демонстративно сняли, пусть расслабятся интриганы, и Умнику будет, что проверить на содержание лишней химии. Если и добавили препараты, то в спиртное. Недешево они стоят, чтоб их во все блюда сыпать пригоршнями.
     Обменялись мы с ним телефонами. Он быстро мои данные проверил по своей базе данных, и прямо в лоб спрашивает:
     - Значит, это с тобой и генералом Найденовым Кречет производство нового наркотика разгромил?
     - Мы трофеи вывозили и территорию зачищали. А работу всю сделали парни Клерка, команданте четвертой никарагуанской бригады. Могилку мы ему оформили, и орден посмертно дали, но мертвым его никто не видел.
     - Понятно, - сын пустыни кивает.
     Насмотрелся он на работе раскладов хитрых, не меньше чем я в преферансе.
     - Сколько у тебя машин? – спрашивает восточный человек.
     Правильно, они всадники, туркмены, раньше о лошадях бы говорили, а сейчас приходится о технике беседовать в рамках светской беседы.
     - Умник, - говорю, - выведи на экран машины, которые ты мне оставил для личного пользования.
     Загорелись строчки, и я в оцепенение впал. Сто девятнадцать машин. В одном Нью-Йорке четыре. А всего в Штатах семьдесят две. Гляжу на приятеля своего, он лоб морщит.
     - Меня отец официально наследником признал, но у меня и половины нет, - жалобно сказал он.
     - Ничего, - говорю, - выбирай, что хочешь, я тебе на рождение сына подарю.
     Зацвел он, словно цветочек аленький, «Даймлер» выбрал, совсем не дорогой.
     - Умник, оформи подарок, - прошу.
     - В посольство пусть пригонят, я позвоню – перешлют, - нам жизнь облегчает наследник эмира.
     Только я успел на него гарнитуру передатчика надеть, как по мою душу явились. Типа, с вами хотят обсудить ряд вопросов личного характера. Да без проблем.
     - Приятно было познакомиться, степной волк. Ты мне друга старого напоминаешь, Эль Саллаха, - говорю. – Лихой был парень.
     - Из какого он рода? – спрашивает.
     - Не знаю, - честно говорю я. – Узор со щита могу нарисовать.
     Беру лист бумаги, и черчу ломаные линии. Три месяца он у меня каждый день перед глазами маячил, пока мы к долине Нила шли через пустыню. Закончил, отдал.
     - Мы страшнее песчаной бури! – вспомнил я его боевой клич.
     Эмир юный весь потом покрылся, а остальные гости под стол полезли. Мы под Дамаском пирамиду из голов вровень со стенами сложили, помнят нас парфяне. Обнялись мы с ним, как братья и пошел я разговоры вести непростые.
     В кабинете мне напитки предложили на выбор, только я отказался. Кто из чужих рук ест и пьет, тот жив по воле случая. Высокий чин здоровьем Гетмана поинтересовался.
     - Могу дать телефоны пресс-службы и секретариата, - говорю. – У них наверняка данные более свежие.
     Зазвал, так давай по делу говори.
     - Мы рассчитывали на более представительное лицо на нашем совещании, - цедит чин высокий.
     Знал бы ты, урод, что с тобой мог бы Леха Зомби сотворить или Овсов. Да чем я хуже. Взял я его за щеку отвислую, рванул на себя.
     - Ручку взял, пиши, - шиплю не хуже кобры.
     - Что писать? – шепчет.
     - Обязательство о сотрудничестве с Департаментом разведки. Твой шеф что сделает, когда о твоем секретном счете узнает в Люксембурге? А?!
     Отпустил сало жирное, шлепнулся он обратно в кресло. Завоняло. Боится начальника. Правильно делает, он у него третий зам. Два предшественника в катастрофах погибли.
     - Мне результативная встреча тоже нужна, - хнычет генерал-лейтенант.
     - Понимаю, - киваю головой. – Мы бедная страна, ни нефти, ни газа. Одна Зона-кормилица. Сколько тебе денег надо?
     - Чем больше, тем лучше, - оживился чин.
     Написал я ему агентурное обязательство работать на него лично под псевдонимом «Шакал». Денег потребовал по миллиону за досье, и как образец три файла выложил. По российской таможне, по их управлению и по мэрии Варшавы.
     - Ты тут, - говорю, - чист, как ангел небесный. И еще какой-то Снегирев, чтоб ты не выделялся. Деньги пополам. Что с таможни получите, мне четверть, остальное ваше.
     Вышел я из кабинета на свежий воздух, и пошел, не торопясь, к проходной. Лучше полчаса под дождиком постоять, чем еще с одним таким поговорить. Хорошего понемножку, одна вербовка в день – вполне достаточно. Псевдоним он себе выбрал «Легат». И тут я понял, что убью его непременно. До конца года. По любому.
     Машина подошла через минуту.

Глава 4.


     Крепыш помешивал ложечкой чай и раздумывал, померещился ему на днях взгляд в коридоре или нет. Связь в библиотеке, как и во всем ДК «Энергетик» не действовала. Или наоборот, ее не было в здании, потому что в нем расположилась библиотека.
     - У твоих друзей все хорошо, - заверил его Аст.
     Он пил настой трав с горным медом, уверяя между делом, что именно благодаря этому чудному напитку сохраняет присущую ему бодрость духа и оптимизм. О прошлой жизни в Зоне говорить было дурным тоном, захочет человек, сам расскажет, а так, между делом, не стоит старые воспоминания беспокоить.
     В библиотеку сталкера занесло случайно. Увидел Крепыш на стене коридора голубой отблеск. Он уже и на Агропроме считался старшим членом команды, многие позже его пришли, и в рейде на Радар долю полную ему дали, а хотелось всем доказать, что может многое сделать. В Зоне два основных показателя. Артефакты и кровь. Сейчас у всего сообщества новый кумир появился. Данцигер из бывших бандитов, после ликвидации одного из лидеров «Монолита» вровень со старыми мастерами встал. Рядом с Лехой Зомби и Меченым, которые врагов десятками косили, особенно не считая. Сколько встретят, столько и убьют. Здесь Крепышу трудно было авторитет завоевать, а вот артефакт редкий поднять каждый может. Найти бы что-то уникальное, и ты навсегда в историю вошел. У всех костров на привалах перечисляют удачливых парней. В тот список заветный для всех дорога открыта.
     Огляделся сталкер, вся группа из кинозала в подвал ушла. Да и ему пройти до поворота два десятка метров, полминуты времени. Никто и не заметит. Бросил по полу осколок кирпича, вдруг где-то аномалия притаилась, и рванулся вперед. Прав он был, лежал у стены шар прозрачный до белизны! Переливался волнами света, маня к себе.
     От толчка случайного покатился артефакт легко прямо в широко распахнутую дверь. Влетел Крепыш за ним, схватил крепко и обернулся на грохот за спиной. Осыпалась кирпичная кладка, отрезав путь назад, наглухо дверь замуровав. В окно выскочу, решил сталкер, любуясь добычей. Жалко, что не парный, подумал он, и погладил шарик. Тот заметно потеплел. Пора уходить, рванул сталкер парчовую портьеру и увидел за ней вмурованную в оконный проем бетонную плиту.
     - Снайпера, знаете ли, слегка беспокоили, пришлось от окон отказаться. Чаю хотите? У меня как раз свежезаваренный есть, - сказал голос за спиной.
     - Ни один сталкер от чая в Мертвом городе не откажется, - ответил Крепыш.
     Сходил за артефактом быстро.
     В глазах цвет не пропадал, на ментальную атаку не похоже. Не контролер.
     Обернулся неспешно. Не стоит в Зоне суетиться. Здесь резкое движение могут за начало атаки принять и отреагировать соответственно. Пулей в голову. Хотя, хотели бы убить – уже бы убили.
     Посмотрел на собеседника и совсем замер. Больше всего дедушка библиотекарь напоминал постаревшего Омара Шерифа, актера американского. Заграничным востоком от него веяло явственно. Тем самым, где кальяны и караваны, танец живота и прекрасные пленницы в султанских гаремах. Вы мне надоели, сказал падишах сотне наложниц, я ухожу от вас в соседний гарем. Это к слову. Халат шелковый цены не малой с золотой вышивкой и туфли со стразами окончательно добили Крепыша.
     - Чай мне сейчас кстати. Только парни за меня волноваться будут, - сглотнул он слюну.
     - Жизнь человеческая состоит из тревог. Я подметил это давно, - сказал библиотекарь. – Имя у меня длинное и несовременное, поэтому ты можешь меня называть Аст.
     - А меня зовут Крепыш, я из команды Фунтика, наверное, но мной командуют все, кому не лень, - сказал сталкер.
     Усмехнулся сухопарый старик и плеснул ему в пиалу чаю на четверть.
     - Здесь так же безопасно, как и во всем мире. Наслаждайся минутой покоя, она может оказаться последней. Это я тоже давно написал, - улыбнулся смотритель библиотеки.
     - Давно здесь? – поинтересовался Крепыш.
     - Всю жизнь и один миг, который отделяет прошлое от будущего, - услышал он в ответ. – Время здесь неважно. Ведь это библиотека, а книги сами по себе артефакты вечности. В них описано то, что было, и предсказано то, что будет.
     Мысль была не очень понятна Крепышу, но главное он понял. Здесь и сейчас в него стрелять никто не будет. На стене висели две каменные плиты с выбитыми на них непонятными знаками.
     - Шумерское и халдейское письмо, когда-нибудь ты поймешь разницу, - сказал библиотекарь. – Поброди по залам, найди себе книжку по душе. Здесь рай для тех, кто любит читать, и не очень веселое место для всех остальных.
     Хорошо, что сюда бедолага Кабан не попал, ухмыльнулся про себя сталкер. Единственная полиграфическая продукция, изредка мелькавшая в руках у бывшего наемника, имела маркировку «ХХХ». Журналы глянцевые с девушками раздетыми, короче. А в коротких увольнительных он с Миколой предпочитал практические занятия с профессионалками.
     Крепыш, глядя на Юнца и Сотника, хранивших верность своим девушкам, не знал, как ему-то себя вести. Хотелось окунуться в разврат за компанию со старшими товарищами, мечталось и о верной и чистой любви, одной на всю жизнь. Витязь на распутье между борделем и Загсом, короче. И чтобы приключения были. Не выстрелы из засады в спину, а честный бой. Вот так, когда они за золотом ходили. Ради этого стоит жить и даже умереть. Но не сегодня, не сегодня.
     Забавный дед ему попался, подумал Крепыш. Спросить бы его, как он здесь выбросы пережидает. Практика доказывала, что от шквала энергии можно спрятаться только под землей, причем в изолированном помещении. Обычный окоп, просто прикрытый сверху накатом из бревен, и даже землянка небольшая от смерти не спасали. Должен быть спуск в общий подвал, через него можно и на улицу выбраться. Догонит он своих спутников, успокоился сталкер, ругать, конечно, будут, но не сильно. Главное – живым дойти, и тебе за это все простят.
     В тишине мирно, по-домашнему звенела ложечка о стекло древнего шестигранного стакана. Гармония мира не знает границ, сейчас, неделю спустя, они снова пьют чай. Время здесь действительно текло по-своему. Неторопливо и незаметно. Пока Крепыш уверенно себя чувствовал только в зале каталогов и литературы древнего мира. Подавлял величием и мозаичной отделкой пола коридор секции эпохи Возрождения, а деловые секции плотно набитых полок, заполненные литературой прошлого века, внушали трепет. Счетчик Гейгера непривычно молчал. Сломался, наверное.
     Работы было много, но этим сталкера не напугаешь. Сталкер, по определению, существо не пугливое. Расставляли по шкафам тяжеленные рукописные фолианты в металлических переплетах. Готические буквы сплетались в загадочную вязь. Разложили по известному Асту порядку глиняные таблички древнего народа.
     - Всех людей, живших на побережье, одной воной смыло, - сказал библиотекарь в ответ на взгляды Крепыша. – Давно это было, когда мир был совсем юн.
     Любил сталкер эти минуты воспоминаний старого смотрителя. Иногда тот такое выдавал, что волосы короткие дыбом вставали. Как на Невском пятачке баррикады из трупов делали и водой заливали на двадцатиградусном морозе. Или про десант под Керчью. Тоже кровавое дело было.
     - Я давно в библиотеке сижу, - сказал старец. – В Крыму в сорок первом застрял, с человеком хотел повидаться, да не успел. Погиб он. Сашенька его звали. Великого ума был писатель. Полное предвидение возможностей. Сейчас забыли его, как и других многих. Выбрали «пепси». Он годился на должность хранителя. Передал бы ему службу тяжкую, может быть, и зажил бы как простой человек. Да не получилось.
     И опять они принимались в четыре руки книги, словно камни ворочать. Сегодня после обеда пришел им черед в зал древнеримской литературы переходить. Там все в свитках записывалось.
     - Начнем с секции того, что было на самом деле, - сообщил Аст.
     Старый приемник, ужасно тяжелый, в корпусе из натурального красного дерева, передавал по своему обыкновению легкую музыку прошлого века и новости общего канала. Под хриплый голос знаменитой француженки они принялись к сортировке по датам.
     - Тринадцать веков, тринадцать секунд вечности разделили современный мир на эпоху Рима и остальное время. Ромул построил первые стены вокруг Палатина. А через тысячу триста лет варвар Одоакр отошлет императорские регалии в Константинополь, прекратив тем самым существование Западной Римской империи. Республики сенаторов и трибунов, великие императоры и безумцы на троне властителей мира – все это здесь. И мы с тобой здесь хранители истины. И сторожа. Практически боги азбучных истин.
     Разволновался Аст, глаза загорелись как у сталкера при виде артефакта редкостного. Руками дернул, и посыпались свитки на пол. Крепыш кинулся их ловить, пока под шкафы не закатились. Собрали, приступили к датам. У сталкера к римским палочкам привычки не было, сбивался в чтении через раз, четверку с шестеркой все время путал. И только закончили, как из дальнего угла золотом футляр сверкнул.
     Крепыш на второй день все про библиотеку понял. Слышал он разговоры и раньше, что были при советской власти спецхраны, где все запрещенное хранилось. Вот здесь, рядом со станцией Чернобыльской один из них и спрятали. Никому чужому сюда не попасть. Стой! Кто идет? Предъявите пропуск в развернутом виде! Поставили конвойного солдатика в коридоре да две дивизии рядом и бригаду десантную, чтоб его не обидели, и всем стало хорошо. И так до самого взрыва, еще того, первого. А потом все драпанули по привычке. Как в сорок первом. А старика бросили. Не такой он человек, чтоб с поста без приказа уйти, закалка в нем чувствуется. Иногда как глянет, прямо в сердце, как Дядька Семен. Не стал Крепыш подставляться, поднял свиток и в карман засунул. Если спросит старик, то ответит, что почитать взял. Развернул он список быстро, одним глазком глянуть, о чем. Аст непременно спросит, почему эту книжку взял, а не соседнюю. И сложились буквы латинские в знакомую речь. «Клинок короткого меча выписывал круги перед моими глазами, отвлекая внимание, а тройка с ловчей сетью пробиралась сбоку, выходя на дистанцию броска». Повезло, решил сталкер, сразу на приключения наткнулся. А мог бы и на стихи попасть. Типа Гомера. Десять лет греки под стенами сидели. Дикие гиккосы за это время Египет завоевали, ограбили и пропали в пустыне.
     Из греческого войска тоже немногие и не сразу домой вернулись. Не хотелось предводителям похода долю семьям погибших отдавать. Выбрали они остров и решили там отсидеться, время переждать. А тех, кто «против» был, на ножи поставили. Так что повадкам блатным лет немало. У кого меч длиннее – тот и царь. А Крепыш по-старинке считал, что сила в правде. И «Монолит» они победят. По любому.
     Машина в Смоленск только к ночи вернулась. По дороге в несколько филиалов заезжали. Я на входе охране свое новое удостоверение показывал. Должность у меня там обозначена «заместитель председателя правления». Да и слухи, понятное дело, в народе ходят. Уехал в командировку простым ревизором, одним из многих, а вернулся вторым человеком в банке. Правды о моих приключениях никто не знал, и это будило людскую фантазию. Самая простая версия гласила, что я дочку председателя окрутил, и не сегодня, так завтра ее под венец поведу. Признавали меня и сыном украинского гетмана. И немецким шпионом. В каждом отделении начальство бледнело от неожиданного визита. Моим объяснениям, что проверяю работу нашей инкассации, не верили. Ну и ладно.
     Представил я, как мне ночью на седьмой этаж подниматься, лифт у нас в десять вечера отключают, а на четвертом этаже засада снорков, то есть «нарков». Наркоманы у нас там живут, облюбовали место. Всю лестницу загадили. Прицепятся, будут денег требовать. Не дашь – обидятся. Драться полезут. Если им сдачи дать, сразу милиция появится на защиту граждан. Кровососы-оборотни. Нет, не пойду я домой. Цветы не засохнут, их нет у меня. И поехал я в обычную гостиницу, благо их несколько приличных в последнее время появилось. Снял в банкомате со счета тысячу евро, высыпалось мне пачка купюр рублевых и чек о переводе остатков суммы на счет «до востребования». Стою я, держу тысячерублевые банкноты в руке, и думаю, как в Зоне хорошо. Ни рублей, ни блядей, ни патрулей. Разложил деньги в бумажнике и пошел на ночь устраиваться. В семь часов меня администратор разбудил, завтраком меня покормили, так себе, честно скажу, и через два часа я у нас, на киевской базе Департамента на родной бетон шагнул. С Овсовым обнялся и понял – за речку один пойду заложниц освобождать и Пиратом разбираться. Нет людей, все в разгоне. И псов нет, у них любовь. Запрыгнул я в вертолет и опять в небо. Лечу, на пару с Умником песню пою. Саши Барда «Грибоедовский вальс». Про водовоза Грибоедова.
     - Он спокойно зашел на эстраду, - вывожу, все равно за ревом двигателя меня только компьютер слышит, - и мгновенно он был поражен гипнотическим опытным взглядом, словно финским точеным ножом. И поплыли знакомые лица, и приснился неведомый сон, видит небо он Аустерлица, он не Степка, а Наполеон.
     Вертолет мотнуло, а нам все равно.
     - Он увидел свои эскадроны, он услышал раскаты стрельбы, он увидел чужие знамена в окуляре подзорной трубы. Но легко оценил положенье, и движением властной руки дал приказ о начале сраженья, и направил в атаку полки.
     Тут мы Припять перемахнули, над местом высадки сержанта Доннована и Белого Пса зависли, мне два тюка снаряжения выбросили, и скользнул я по тросу вниз.
     Здравствуй, Зона-матушка, земля русская.
     Это я так, с языком определился. Ни разу вопля о помощи на общем канале на украинском языке не слышал. Или братья славяне молча погибают, или вспоминают быстро язык северо-восточного соседа. А на территорию я не претендую, у России все Нечерноземье бурьяном заросло, и Север льдом покрылся. Финны в таком же климате живут припеваючи, а нам что-то мешает. Поймать бы это «что-то» и отправить без штанов по Армении гулять. Или просто на муравейник посадить.
     Иду я, тащу поклажу. На ферму нацелился, у меня там машина стоит и пулемет припрятан. Остальное имущество на виду лежало, пусть пользуются люди добрые, а злым ничего не поможет, здесь у каждого ствол под рукой. Если со всеми воевать, все равно убьют, рано или поздно. Примерно так безумные стрелки Дикого Запада вымерли. Кто от пули, кто в петле. Умник местность сканирует, на тактический экран выводит и мне песню исполняет.
     Вот и все, бой окончен. Победа! Враг повержен, гвардейцы, шабаш! Покачнулся Степан Грибоедов, и слетела минутная блажь. На заплеванной сцене райклуба, он стоял, как стоял до сих пор, и над ним скалил желтые зубы выдающийся гипнотизер. Он домой возвратился под вечер, и глушил самогон до утра, ему чудился запах картечи, и повсюду кричали «Ура»!
     - Стоп, - говорю. – За Скрипом приглядывай, мы с тобой примерно так же с ним поступили. Слишком жестко. Понесло меня, на веселье пробило. А ведь давно известно, что кошке смех – то мышке слезы.
     - Да нормально у него все, - мне Умник отвечает, - а у нас не очень. Стая слепых псов, голов тридцать за холмом. Идут к нам.
     Тут у меня все посторонние мысли из головы вылетели, забросил я мешки на дерево, и побежал. К себе на заправку, там я каждую аномалию на ощупь знаю, залезу на крышу и спокойно стаю зачищу. У меня на поясе детектор, два «Каменных Дикобраза» и три «Скальпа Контролера». Ментальных ударов не боюсь, дыхание не собьется. Главное с разбега не влететь никуда, но на реакцию и раньше не жаловался. Вперед, ревизор, это твоя жизнь. Позади монстры, впереди неизвестность, груз брошен, настоящее приключение. По любому.
     Только зря я скалил зубы, предвкушая легкий расстрел мутантов.
     - На дороге, за остановкой, еще стая в засаде, - Умник доложил.
     Обстановка в Зоне меняется мгновенно, как в бою и на пожаре. Не среагировал – погиб. Не понравилась мне новая тактика собак облезлых. Так они скоро догадаются, что за забором еды полно и двинут в мир через периметр. Прорываться с боем сквозь кольцо мне не хотелось. Зайдут со спины, собьют с ног в прыжке, порвут на куски, никакой костюм защитный от клыков не спасет. Свою Темную Долину я как пять пальцев знаю. За три недели вдоль и поперек излазил. Изменил направление движения, стал на восток забирать. Там ковш разгрузочный на подъемной вышке стоит. Внизу аномалии плотно расположены и остаточная радиация большая, прямо критическая, да только деваться мне совсем некуда. Залез я на первую площадку, а тут и собаки злые и голодные прибежали. Стрелять для сталкера – дело привычное. Для начала в самую гущу из гранатомета пальнул. Полетели куски мяса во все стороны. А вдогонку одиночными прямо по головам. Расстреливаю тварей, как мишени в тире, и про себя двум вещам удивляюсь. Почему они людей не боятся, и почему, несмотря на потери громадные, не разбегаются?
     Обойму в «Грозе» меняю, куст качнулся. Прямо из него пес чернобыльский вылезает. Для этого четыре метра не высота. Вот кто их здесь держит. Предводитель охоты. Будет меня сдергивать. Не хотел я его убивать. Точно в ногу прицелился, и уже на спуск нажал, когда он голову к земле пригнул перед прыжком. Пуля бронебойная со стальным сердечником ему прямо между глаз вошла. Никакой Болотный Доктор не поможет. Дернул лапами раз-другой и затих. Собаки сразу, завывая, в разные стороны кинулись. Вдогонку еще парочку уложил, мне премию за экономию патронов не дадут, у меня два «цинка» с собой. Перед мостом на дереве висят. Поставили местных уроженцев на место. Можно спускаться не торопясь. На обратном пути приходилось не только аномалии обходить, но и дохлятину свежую. Запачкаешься, запах будет тот еще.
     Через мост бегом, фон здесь сильный. Дотащил груз до вагончика у остановки, в дальнем углу припрятал. Отсюда всегда заберу, а тяжести носить надоело. Здесь же решил переодеться. Костюм армейский убрал, курточку черную модифицированную, с усиленным противопульным слоем, надел. Иду по разбитому асфальту, как у нас в Смоленске рядом с механическим заводом. За автобусом нога из-за колеса торчит.
     - Эй, - кричу, - выходите, резких движений не делать, стреляю без предупреждения.
     Четверо появились вразвалочку. Пятый в кустах остался. С него и начнем если что. Покачиваюсь слегка влево-вправо, прицел сбиваю.
     - Клинок, - говорю, - из клана «Сталь». Чего на дороге сидите?
     - Стрельбу слышали, Порох послал на разведку.
     Это, наверное, сержант спецназовец. Службу знает, не расслабляется.
     - Ведите в гости, - предлагаю скромно, почти застенчиво.
     Сколько я по этой старой дороге километров намотал, один Черный Сталкер знает. И опять по ней иду. Пареньки считают, что они меня ведут. Пусть потешатся. Наивный у нас народ, двое вообще с «Сайгой» гладкоствольной двадцатого калибра. Кто такой хлам может оружием считать? У остальных автоматы, «Гадюка» и «Калашников».
     Лагерем приезжие бандиты прямо в двухэтажном доме бывшей администрации расположились. А в подвале здесь «жарка» притаилась, им туда хода нет. У вагончика в центре двора на веревке белье сушится. Живы еще девушки, резвушки-хохотушки.
     У ворот часовой стоит, пятеро со мной пришли, у костра семеро сидят. Остальные отсыпаются или девок в вагоне используют. Пороха можно сразу узнать, даже если бы фотографии в справке не было. Рост спецназовский, метр девяносто, шея бычья и кулаки с мою голову. На одном ухе мочка оторвана, пара шрамов на лбу. Симпатяга.
     Командир дозора сразу к нему подскочил, докладывает, в меня рукой тычет. А я остальных рассматриваю. Сидит мясо ходячее, корм для мутантов, смазка для ножей. У всех на лицах припечатано: «Не жилец». Парнишка молодой, рожа в кровь разбита, без оружия сидит. Что у них тут творится, своих бьют без жалости, заложницам, наверняка, не сладко приходится. За моей спиной пятый из группы разведчиков стоит. У него винчестер гладкоствольный двенадцатого калибра в руках. Накладка, однако. В Зоне к нему патронов не достать, здесь только шестнадцатый калибр в ходу. Молодых у костра трое, считая обезоруженного. Один из них Пират.
     - Здорово, - говорю, - вольные бродяги Зоны, дети Темной Звезды. Пустите путника у костерка погреться, вам не накладно и мне приятно.
     Они удивились не на шутку, а я уже слева от Пороха к огню сажусь. Голову в прицел ловить в драке не будешь, стрелять буду в упор по корпусу, если придется, сразу в сердце для надежности. А потом паренька с винчестером. Что-то криков страстных не слышно. Они что, рты им позатыкали?
     - И тебе привет, как тебя там, неважно, грейся и проваливай, нам здесь чужаки не нужны, - отвечает мне один от костра.
     Вот и полицейский лейтенант определился.
     - Могу предложить устройство связи совсем дешево. За сто килограммов «конденсаторов». Вам полдня работы. После обеда начнете, к ужину закончите.
     И достаю из рюкзака гарнитуру. Цепляю на Пороха.
     - Работает от голоса. Просто называешь номер или говоришь с кем соединить, все остальное делает оператор. Практически даром, между прочим.
     Помолчал я, дух перевел, и решил обострить ситуацию.
     - И двух носильщиков с вас до Кордона бесплатно.
     - И носовой платок тебе в подарок, - наконец разозлился Порох. – Слезы радости вытирать, что нас нашел. У тебя сейчас одна задача. Нас убедить, что от тебя живого пользы больше, чем от мертвого. Курточка на тебе обычная, зато ствол хорош. Не сменяешься?
     Есть такая традиция по российским следственным изоляторам и пересылкам. Там люди сидят в той одежде, в чем их поймали. Неудобно бывает зимой на суд идти в одной майке. А больше у арестанта нет ничего. И принести некому. Допустим, в чужом городе сидит, или без документов взяли, а он называться не хочет. Вот и меняются одеждой между собой в камерах. Последняя дикая страна в Европе, во всех остальных, даже в бедной Сербии, заключенного в тюремную одежду переодевают. Всех в одинаковую. А личное имущество в пакет складывают, и в камеру хранения убирают. На выходе отдадут. Лет через несколько.
     - Легко, - говорю. – Меняю на импульсную винтовку. Есть она у тебя?
     И ствол ему в бок для убедительности.
     - Это там, за речкой, тебя кто-то боялся. Здесь ты убить сможешь, если постараешься, а напугать вряд ли. Потанцуем? Зажав в руке последний рубль, пойдем туда, пойдем туда, где нам с тобой по край нальют, и бросят льда, кусочек льда. Ты уже здесь парень, в стране мечты, где можно все. Если связь не берешь, снимай, да я пойду восвояси. Зайду через неделю, посмотрю, сколько вас останется.
     - А если беру? – спокойно так спрашивает.
     Нравятся мне несуетливые парни. Надежно с ними.
     - Тогда задержусь, - отвечаю. – Научу вас «конденсаторы» из аномалий выкапывать. Смотр проведем, перевооружим народ. Смотреть больно, с таким металлоломом только дачи охранять от воришек малолетних.
     Парнишка избитый в голос захохотал. Весело так, заливисто. Порох щекой дернул и тоже заржал. Перестрелка временно откладывается.
     - Собирай, - говорю, - всех. Говорить будем и оружие осматривать.
     - Полный комплект, некого звать.
     У меня глаза от удивления стали по рублю, не меньше. Взгляд поневоле к вагончику вильнул. Спецназовец выучку на «гражданке» не растерял, перехватил его.
     - Те сами по себе, не наши. Бешеные панночки, вон тот подставился, без автомата остался и с личиком разбитым. Сталкер, мать его, с опытом, - прокомментировал Порох.
     Неожиданный поворот, девочки сами освободились.
     - Надо и ними побеседовать, - сказал я. – Проводи, - кивнул пареньку.
     Отошли мы метров на двадцать, говорю ему негромко:
     - Не дергайся, привет тебе от Кабана с Епископом. С возвращеньицем, Пират.
     Спиной он не дрогнул, только слезы ручьем из глаз. Понял я, почему бандит и наемник его в вертолет пьяного закинули. Для наших мест клиент явно лишний. А ведь второй раз его судьба сюда заносит.
     - Ну, и как ты в банде оказался, сталкер? – спрашиваю.
     - Друзья пригласили в казино…
     - Достаточно, - говорю, - таких друзей за яйца и в музей. С ними врагов не надо.
     - Эй, еще шаг, и буду стрелять!
     Это реплика от вагона. Старая добрая традиция. В меня уже здесь стреляли из пулемета. Наверное, это место проклято.
     - Не надо, - кричу, - мы пришли с миром. Приходите в гости, безопасность гарантирую. Ловите!
     И кидаю в проем дверей гарнитуру.
     - Домой позвоните, только на общий канал не выходите, в Зоне полно действительно неприятных типов, не стоит им докладывать о вашем местонахождении.
     Разворачиваюсь к спутнику.
     - Докладывай четко, что случилось.
     Он через слово повторялся и запинался, но неприглядная картинка сама нарисовалась. От берега пошли они плотной группой через распадок. Кусты обходить не стали, ломились насквозь. Тут стая слепых псов с ними и столкнулась. Половина группы и две заложницы там и легли. Вот такой этюд кровью. Девчонки уцелевшие на бегу два автомата подхватили и его разоружили. Сейчас в вагоне три ствола на четверых.
     - Иди, - говорю, - к ним. Нечего тебе под ногами путаться. Наших бойцов сейчас в Зоне нет никого. Вызовешь с Агропрома Ярла, все в деталях расскажешь, пусть вас отсюда вытаскивает.
     С этим делом Умник и без него справится, если меня подстрелят. Но ему такие подробности знать не обязательно. Во многих знаниях есть многие печали, сказал царь и мудрец Экклезиаст. Причем довольно давно. Зашел паренек в вагончик, его сразу в сторону. А я развернулся и обратно к костру зашагал.
     - Все понимаю, но как двух девиц потерять, в голове не укладывается. Кто вообще был автором идеи их сюда тащить? Доехали до речки, и отпустили бы их.
     - Вот выйдет Костикова-младшая, Елена Прекрасная, посмотрим, что ты скажешь. Она как мешок с деньгами, и нести тяжело, и бросить нельзя.
     Еще один голос выделился из толпы. Значит, у огонька дюжина уцелевших. Много для одного. Раздался общий вздох, и я затылком взгляд ощутил. Уверенный взгляд брата-снайпера. Вышли девчонки. Опять со стрельбой заминка. Мне здесь каждая травинка знакома. С первого магазина половину, причем самую опасную, уложил бы запросто. Потом в гараж бы заскочил, перезарядился и с остальными бы закончил. А сейчас под шальные пули могут заложницы попасть. Я не знаю слов молитвы по невинно убиенным. У кого же там за спиной глаз такой острый?
     - Что надумал, Порох? – спрашиваю, а сам понимаю, что братва лихая боится, и не меня.
     - Берем мы твой телефон спутниковый, - определился спецназовец отставной.
     Выдохнули они, бутылки в руках появились, водочка по кружкам забулькала. Мне до края налили, как в песне. Только льда здесь еще не было. Надо до января подождать. Выпил я спирт легко, выдохнул и обернулся. Тут-то меня и пробило. Я ее вспомнил. И все повороты в подземелье спутниковой станции, где я не был никогда, и прорыв через фалангу «Монолита» в полном составе. Память Стрелка, он же Меченый, развернулась.
     Выкинул ей три пальца, цели определил. На всякий случай. У меня куража для боя уже не было. Так поднимешь что-нибудь с пола и превратишься в другого человека. Ладно, еще в кого-нибудь доброго и пушистого, а то станешь форменным Калигулой или Нероном. Мне вот город Рим поджигать совершенно не хочется. Я его люблю.
     - Оружие разрядить, почистить, к сдаче на склад приготовить.
     Оставил им три автомата «Калашникова», две «Гадюки» и винчестер. Пистолеты даже смотреть не стал, усмехнулся презрительно. Остальное железо собрали, на Пирата с бывшим полицейским нагрузили.
     - Через полчаса вернемся, - говорю. – Автоматчика на пост у ворот, аномалии обозначить или огородить, на ваше усмотрение. Две в гараже, в смотровых ямах. В тупике за цехом сплошное поле, веревочку натянуть, чтоб в темноте туда никто не шагнул случайно. Артефакты осторожно собрать, если получится. Работаем. Шнапс в Берлине будете пить, когда отсюда с мешком денег выберетесь. Демократия здесь не в моде, так что Порох командир, а я у него советник по вопросам Зоны. На два дня.
     - А что так мало? – любопытный нашелся.
     - Здесь время по-другому идет. День за год. Ты станешь сталкером или умрешь. Без вариантов. По любому.
     Пошли мы по бесконечным переходам четырехэтажного здания. Я всегда напрямую ходил, через щель между плитами в тупике, только этот козырь надо было приберечь. Да и другие тоже. Один раз совсем было заблудился.
     Вышел к глухой кладке, посмотрел на нее с умным видом, ведро на ящик поставил и обратно свою команду повел. Как будто так и надо. Девочка-снайпер замыкающей идет. Тихо у нас. Полицейский лейтенант и Пират от юной блондинки не отходят. На мой взгляд, ничего особенного, типичная кукла Барби. Две другие простые славянские красавицы, одна шатенка, вторая дура. Блондинка крашеная. Фигурки у всех славные, взор услаждающие, округлые. Шатенка в мини-юбке, голова так сама по себе к ней поворачивается. Так можно и совсем заблудиться, не буду отвлекаться.
     Наконец угадал я с переходом и вывел всех к арсеналу. Здесь бои раньше шли серьезные, а оружие выносить смысла не было. Сейчас пригодилось. Открыли мы ящик с армейскими «Абаканами».
     - Проверяй, - говорю, - Бронза, стволы.
     Девчонку так звали. Она на всех соревнованиях строго третье место занимала. Всегда ей чуть-чуть не хватало. Взгляд у нее потеплел.
     - Что-то я тебя не помню, - задумалась. – По сигналу на цель решила, что из стрелков. Биатлон? – спрашивает.
     - Только без лыж, - отвечаю.
     Посмеялись, повеселились. Прекрасная Барби меня взглядом давит, почему я не с ней беседую, не восхищаюсь красотой несравненной.
     - Принимай хозяйство, готовь себе оружие, четыре автомата в отряд. Патронов ящика два, гранат десяток. Работай, - это я полицаю задачу поставил.
     Старый способ – разделяй и властвуй. Пусть он вдали от Пороха сидит, меньше вреда от него будет.
     - Ревизию проведи, патроны по калибрам, медикаменты, оружие в ремонт и на продажу. Пойдем на Кордон, там американцам все сдадим. У них программа по выкупу стволов, за любой металлолом деньги платят. Сроку два дня, девчонки помогут. Лишних людей нам здесь не надо. Пусть в поле артефакты собирают.
     Он, радостный до невозможности, реальные деньги увидел, стал железом греметь, а мы в фойе вышли. Здесь я уже нормально ориентируюсь.
     - Душ и туалеты, - провожу экскурсию, - четверть века бесперебойная подача горячей воды, на втором этаже комнаты отдыха и кладовые командного состава.
     Поднялись наверх, я из шкафа два автомата достаю.
     - Это тебе, Бронза, хороший парень с ним ходил, Леха Зомби. Прицел четырехкратный встроенный. При ударе не сбивается. Владей, нам приятно будет.
     Второй на плечо вешаю. Полная спецназовская сборка, прицел, глушитель, гранатомет. Бронебойных патронов два подсумка взял.
     На прощание Бронзу обнял, рука сама ниже талии спустилась. А в ответ – тишина. Никаких возмущений, словно так и надо. Паолу вспомнил, а руки не разжимаются.
     - Если все будет нормально, вечером чаем угостите? – спрашиваю.
     - И завтраком накормим.
     Это блондинка крашеная. Не такая уж и дура. Пирата с ними оставил. В оружейной кладовой автоматы приготовленные забрал и к бандитам пошел. Сейчас их и убивать не за что. Дела за речкой меня не касаются, здесь они ничего плохого не делали. Только через кусты неудачно дорогу выбрали. За это с них Зона сурово спросила. Дадим им шанс.
     Минут десять назад добирался.
     Автоматы на ящик, патроны рядом. Ствол в комплекте Пороху в руки подал.
     - Держи, - говорю, - стыдно сталкеру от слепых собак бегать. Назначай дежурных по базе, и пойдем уменьшать число мутантов в Долине. Зачистим в ноль! Дружно!
     - Зачистим в ноль! – ревут.
     - Это боевой клич клана «Долг», - поясняю. – А у анархистов кричат: «Свобода для всех!». Опыта наберетесь, позже сами определитесь, что больше нравится.
     Банда на охоту собирается, а я к ним приглядываюсь. К уголовникам у меня отношение предвзятое и плохое. В инкассации три раза сталкивался, в кредитном отделе каждый день по мошеннику встречал, когда ревизором стал, тоже часто советовали, где при проверке зажмуриться. Приятель мой Епископ не в счет. Он, на мой взгляд, нормальный сталкер, которому пришлось у бандитов отсиживаться. Команда Клерка тоже не из простых ребят состояла. Пика просто мальчишка, а Скрип.… Платили бы на производстве нормальные деньги, он бы всю жизнь вкалывал, выпивал после работы и умер бы в пятьдесят лет от водки. Просто жить ему пришлось в эпоху перемен. Интересно, его в Риме не очень притесняют? Надо будет его забрать от иностранцев злых и на море поселить. А мы к нему будем за советами из Зоны приезжать.
     А так, вблизи, жизнь блатную я впервые наблюдаю. Все между собой грызутся, авторитетами меряются. Один за десять минут сборов три раза свои ходки лагерные перечислил. Надоел он мне страшно. И опять рот открывает.
     - Эй, - говорю, - это ты в центре Лондона драгоценностей на сорок миллионов фунтов взял? Или банк в Новочеркасске? Или ты Савада Бамбук, друга своего Ножа ищешь? Хочешь с ним на пару Генеральную прокуратуру сжечь? Нет!? Тогда заткнись.
     Он рот раскрыл, я на него глянул, выбирая, куда стрелять, в лоб между глаз или в горло. Челюсть у него отвисла, народ кругом замер, а я рычать перестал. Ну, как перед охотой и не порычать?
     Сзади жасмином пахнуло. Бронза пришла.
     - Гости к нам, - говорю.
     И она со ступенек сбегает. Волосы под банданой спрятаны, плащ черный из шкафа достала, полы до самой земли висят, траву жухлую метут, автомат в руках. Диана охотница.
     - Ствол на плечо, сталкер, - говорю. – Привыкай к законам Зоны.
     Оставил Порох часового и дежурного по лагерю плов готовить, а мы плотной группой на дорогу вышли. Я их к болотцу рядом с мостом повел. Рано им еще с кабанами встречаться, начнем со слепых собак и плотей. Мимо аномалии проходили, гайку туда кинул. Ахнуло мощно, железо со свистом в небо ушло.
     - Видите, воздух дрожит, - учу новичков, - значит, туда не идем.
     С холма собак на прогалине между кустами увидели.
     - Бронза слева твои, - командую, - огонь!
     Мы с ней с дальней дистанции всю стаю выкосили. А сбоку уже плоти несутся, три штуки. Матерые такие звери, клешнями щелкают, из стороны в сторону мечутся, с линии огня уходят.
     - Стоим спокойно, по моей команде заградительный огонь, с упреждением на один корпус. Готовься, огонь! – кричу.
     Не один мутант против пули не пляшет. Авторитетно заявляю. Монстры человечеству не страшны, да и не нужны. Сами себя уничтожим, а оружейники и ученые нам помогут. Я только с химерой не сталкивался, всех остальных видел. Сначала живых, потом мертвых. Вот и с этими та же история. Достал их свинец, рухнули бывшие свиньи на бок, лапами задергали.
     - Молодцы, - говорю. – Порох, разбей народ на два отделения, назначь командиров. Первое охраняет, второе добычу разделывает.
     Закипела сразу работа.
     - Не суетитесь, здесь охотинспекции нет, за браконьерство штраф не выпишут.
     Мне-то хорошо, мы с Бронзой спинами прижались и затихли. Не знаю, что девушка в поле видела, а у меня она голая перед глазами стояла. Разыгралась фантазия. Снял я ПДА Меченого с пояса, и убрал его в контейнер для артефактов. Спасибо тебе, парень, за стрельбу меткую и план Припяти и Радара, только я хочу свою жизнь прожить, а не за тебя доживать. Каждому свое, брат.
     - У тебя, правда, кольцо за пять миллионов на руке? – говорит она.
     - Не покупал. Нам парень один, Викинг, оставил чертову дюжину. Он здесь зависал, с Лавриком они дружили. Тот пропал, Викинг на работу устроился. Ушел из Зоны на руководящую работу. Половина перстней легатов еще хозяев ждет. Я сразу надел.
     - Ленка на модных журналах помешана. Уверяет, что самый модный парень в Италии такой перстень таскает. Сеньор Скрип. Какай-то герцог и легат.
     Похоже, Скрипа в Риме не обижают, подумал я.
     - Да. Из одной партии колечки. Подтверждаю. Сейчас в Зоне еще одно такое. У Стилета на Агропроме. Передай кукле юной, у нее здесь большое поле для охоты.
     Народ тем временем мясо порубил, и в обратный путь собрался. Один из командиров вновь назначенных, оказался тот тип, говорливый и много сидевший. Они своими сроками гордятся, словно наградами боевыми. Не понимаю. Если попался, значит, глупец и неудачник. Наверное, я тупой. Не понравилось мне это назначение, но высказываться не стал. Леха в меня накрепко вбил – действия командира критике не подлежат. Пороху с ними жить и умирать, и кадровые вопросы в отряде – его головная боль. Сидим, молчим, я млею.
     - Завтра утром на Кордон пойдем, оружие янки скинем. Деньги поделим, вам половину отдадим. Выйдете из Зоны, через неделю будете вспоминать как сон. А потом и вспоминать престанете.
     - Это вряд ли, - мне Бронза отвечает. – Ленку сейчас отсюда танком не сдвинешь. Она вечером вам такое шоу устроит, мама не горюй. Пристрелить, что ли, ее, пока не поздно?
     - Есть еще вариант. Можем спокойно уйти в любой момент. На ферме переночуем или у нас на заправке, через дорогу от ворот. А к обеду уже на заставе будем. Тут километров десять от силы. Поговори с девушками.
     - Ими Ленка крутит, как хочет. Они и в магазине за нее работали, а она красиво стояла. На некоторое время девочка растерялась, когда мясо в стороны полетело кровавое. Сейчас она оправилась. Спинку изогнет, бедро покажет, все у нее по струнке ходить будут.
     - Народ, кажется, взрослый. На спинку положат, бедра раздвинут и до утра. Только если кинутся мужички, так на всех. Объясни перспективы остальным. Выход у нас не контролируемый. Погони не нам с тобой опасаться.
     - Поговорю, - подумав, сказала девочка-снайпер.
     Я ей между лопаток кольца олимпийские нарисовал.
     - Сегодня ты стреляла, как молодой бог. В смысле богиня. Здесь напрактикуешься и в спорт вернешься, - развеселился я.
     Сидим, заливаемся хохотом на пару, бандиты, на нас глядя, тоже смеются. Плаксы с Принцессой не хватает для полной идиллии. Сейчас бы порезвились.
     У дороги простенький «выверт» лежал. Порох его под моим чутким руководством поднял, возгордился.
     - Поздравляю, - говорю, - сталкер. Мутантов пострелял, артефакт добыл, сам жив остался. Герой.
     Вернулись на базу, Бронза к девицам побежала, неприятности грядущие предотвращать. Есть такие прелестные пупы мироздания, которым все неведомо когда задолжали. И им только тогда хорошо, когда другим плохо. Леночка из таких созданий, похоже. Я с подобным типом сталкивался, давно, еще в школе. Был у нас в компании парнишка, все время мы из-за него в неприятности попадали. То чужую девочку на свидание пригласит, то долг вовремя не отдаст. Как-то неделя была, каждый день за школой дрались, все его вопросы решали. А в понедельник следующий я ему вместо «здравствуйте» в рожу заехал. Так и не узнал никогда, какие с ним приключения за выходные случились. И не жалею.
     Умник мне на тактический экран изображение вывел. Бронза под душем после экспедиции карательной моется. Животик мочалкой трет.
     - У тебя давление поднялось, - говорит мне прямо в ухо.
     - И не только, - отвечаю ему я.
     - Температура в норме, - заботливый такой компьютер.
     - Не обращай внимания, потом объясню, это сложности существования белковых организмов. Загрузка питания, удаление отходов, смыв загрязнений, тяга к девочкам для занятий сексом.
     - Знаю, - радуется, чисто дитя малое, и мне репортаж о молодежных развлечениях включает. Избранные моменты.
     Порадовался я за Несталкера и Пику, замечательно проводят время. Ну, мы с Паолой не хуже отрываемся. А вот если Бронзу на заправку заманить, на шашлычки, интересно у нас там плащи еще остались пол застелить? Мне срочно надо в Италию. Или девушку на базу киевскую вызывать. А сейчас-то что делать?
     - Спасибо, - говорю, - братишка, вернись в обычный режим.
     - Я все записываю, дома посмотрим, - обрадовал он меня.
     Обстановочка тем временем понемногу накалялась. Сиделец знатный с тремя ходками в биографии, пару стаканов накатил и возмечтал о прекрасном.
     - Надо девок сюда тащить, пусть с нами под дичь выпьют, - предложил он.
     - Ты что, Врубель, не видел, как она стреляет? – спросили от костра. – Прострелит башку, и вся любовь.
     - Там кроме нее еще три, - последовало нецензурное определение.
     - Вы, ребята, сами промахнулись. Надо было девушек с трассы снимать, сейчас бы развлекались по строго установленным расценкам, - говорю спокойно. – Рекомендую холодный душ и успокоительные пробежки. Или нетрадиционный секс, кому особо невтерпеж. А если кто к девицам полезет, пристрелю не задумываясь. Завтра их на заставу выведем, денег дадим, чтоб шум не поднимали, и за работу возьмемся. Экипировка у вас плохая. Каждому надо по передатчику, детектору и костюму защитному. Патронов прикупить бронебойных, прицелов, пару глушителей. Первую неделю на снаряжение работать будем. Если, конечно, на поляну с артефактами не наткнемся.
     Этот эпизод все по телевизору не раз видели. Сразу оживились, стали обсуждать удачу чужую. А Врубель, тварь упертая оказалась, все никак успокоиться не может.
     - Сейчас автомат отнимем, руки к батарее привяжем, трусики даже снимать не будем, так, в сторону стянем, и …
     Пуля, когда она в открытый рот влетает, дел немало натворить может. Зубы веером по сторонам разлетелись. Мозги на стену, вперемешку с костяной крошкой, шлепнулись.
     - Дежурный по лагерю, быстро уборку организовать. Подожди секунду. Кто тут еще плохо по-русски понимает?
     Повернулся я кругом, ствол вдоль бедра, видели все только что, как я навскидку стреляю, оценили. Тихо сидят.
     - Кому дисциплина и порядок не нравятся, могут завтра же, после дележа денег, в другое место уйти. Зона большая.
     Завернули тело в брезент, взяли вчетвером за края, дежурный тряпкой стенку затер, и пошли мы в подвал, там в коридорчике «жарка». Швырнули туда труп без напутственного слова, не стоил речей покойный. Полыхнуло огнем, и через минуту даже пепла не осталось. Минус один.
     Вернулись на лужайку, а там шоу в разгаре. Леночка на ящик присаживается. Как на трон, честное слово. Все внимание на нее. Только я на Бронзу смотрю, и ничего не понимаю. Ведь снят уже накопитель Меченого, лежит в самом надежном контейнере для радиоактивных артефактов, а мне ее все равно хочется и так, и этак. И вот так тоже.
     Некомплект у нас в гостях. Двоих не хватает. Крашеной блондинки и лейтенанта полицейского.
     - На складе работы много, решили не прерываться, - мне разъяснения Пират дал, взгляда от Леночки не отрывая.
     Ох, и доиграется же девочка. А когда ее к батарее потащат, сильно удивится. А пацана пристрелят по ходу. Я ему «лимонку» аккуратно в карман засовываю.
     - Успокоительное средство для горячих парней, - говорю. – Только не забудь колечко вырвать, когда им размахивать начнешь. И не вырони случайно. То-то смеху будет. На всю Зону. Мы пока отлучимся по делам.
     Встаю, ладони об штаны вытираю. Хотел еще и брюнетку пригласить на экскурсию, но она успела поварешку в руки взять у котла. Колдуют там с дежурным на пару. Это хорошо, а то есть уже хочется.
     - Девушка, - говорю, - не желаете ли прогуляться по окрестностям? Будет потом о чем внукам в старости рассказывать.
     Посмотрела Бронза по сторонам, мы всем безразличны, все угадывают, есть на Леночке нижнее белье, или надеть забыла. Прошли мимо часового, сигарету у него отобрали. Ну что за народ тупой, эти бандиты. Ну не курят на посту, не пляшут и не прыгают, там, где идет строительство или подвешен груз.
     - Через неделю Порох один в живых останется, – говорю. – Видел я такие компании. Ошибки природы. Может и еще у кого-то удача проснется, или сила проявится. Иногда невзрачные ребята в момент преображаются. Ходит по Зоне сталкер, сам никто и звать никак, дурак дураком, деньги наличные в тайнике копит, вместо того, чтоб на счету в банке держать, в лагере весь срок отсидел от звонка до звонка, в побег не пошел, перед уходом в Зону никого из врагов не убил, чмо полное. В один прекрасный момент на него накатывает, и решает он кому-то пользу принести. Выбирает себе напарника, такого же урода никчемного, и идут они к «Монолиту». По дороге на Радар много костров горит, и возле каждого палки с черепами кольцом стоят. Все, в основном таких пареньков, в прошлом кудрявых. В армии он, типа, служил. Типа воевал. А от патрулей бегать не научился? Пробил кому-то фанеру, а от милиции свалить не смог? Ну и сиди, тварь поганая, тебе время на раздумья дали. Бывают здесь и такие орлы. Вот Жар-птицы Леночки сюда гораздо реже залетают. Просто странно, как вы вместе оказались?
     - Ввалилась эта команда в наш магазин оружейный, «Арсенал» на проспекте, я там менеджер зала и консультант, а Кати, беленькая и черненькая, вместе с Леночкой у нас продавщицами работали. Нас в автобус затащили, оружие, первое попавшееся, с витрин схватили, и ходу. Еще двух девушек в продовольственном магазине захватили. Они, как речку перешли, сразу сникли, их собаки в момент порвали. Мы автоматы бесхозные подняли, и стрелять стали. Так и вырвались. В вагончике устроились, переночевали, а дальше ты уже все и сам знаешь, - глазки мило потупила и грудью невзначай к руке прижалась.
     - Мне вашу Леночку спасать не хочется, - честно говорю. – Заварит кашу, пусть сама расхлебывает.
     - Я Катерин предупредила, девочки большие, пусть сами думают.
     Кивнул я головой согласно и решил на ферму идти. Там машина, а в ней сиденья мягкие, раскладные. Внутренний голос меня советами уже достал. Поцелуй ее за ушком, погладь ей бедро. Сам знаю, отстань.
     Идем по дороге, по берегу болота плоти в кустах сидят, от нас далеко, не опасно. По общему каналу кто-то на Щенка жалуется. Тот на Кордоне драчунов в подвал на ночь сажает. Крепко взялся парень за дисциплину.
     - Ты его знаешь? – Бронза спрашивает.
     - Я многих знаю, - отвечаю, - мотало меня по Зоне, когда связь глушили янки, от Кордона до Янтаря. До поворота на Радар и Мертвый город почти дошел. Чудом жив остался, и были у того чуда клыки с твой мизинец и четыре крепкие лапы. Псы Долины меня тогда выручили. Плакса с девочкой своей, Принцессой. Не уверен, что Щенок меня вспомнит, завтра узнаем. Если утром выйдем, к обеду в поселке у Сидоровича будем. На Кордоне каждый день человек двадцать новых. Кто на день остается в лагере, кто новости узнает за полчаса и сразу дальше идет, на Свалку или Бар. А некоторые на неделю застревают, бегают по окрестностям по поручениям торговца, все заработанное у них на еду, выпивку и патроны уходит. По разному люди живут, каждый в меру своих способностей. Кое-кто так всю жизнь дальше Свалки не уходит вглубь, для таких и бар «Сто рентген» всего лишь сказка на ночь.
     А грудь под маечкой перекатывается свободно и упруго, в голове сценки затейливые крутятся, ну не младенец ведь Бронза, но я-то какая сволочь. Надо высказаться. Мы уже до фермы почти дошли, ворота с дороги видны.
     - Бронза, - говорю, - прости, но у меня невеста есть, и я ее тоже очень люблю.
     - Невеста не жена, а жена не стена, можно отодвинуть, - мне девочка отвечает. – Больше всего мне понравилось слово «тоже». И она далеко, а мы ей ничего не скажем. А чего человек не знает, то его не расстроит.
     Понравилась мне такая прикладная логика. Взял я ее нежно двумя пальцами за подбородок, приподнял слегка, волосы волной под ветром ходят, травой степной пахнут.
     - Ничего, - говорю, - не бойся. Руки медленно-медленно заведи за голову, локоть левый чуть выше, прическу поправь.
     - Будь нежен со мной, - меня Бронза просит, - я еще девушка.
     Тут-то я из гранатомета и шарахнул навскидку. Прямо по кустам у нее за спиной.
     - Я буду стараться, а опыт придет, не надо так нервничать! – девчонка в крик, а я магазин короткими очередями жгу, по два патрона.
     - Оружие к бою! – ору ей в розовое ушко, насквозь прозрачное. – Прикрой нас при перезарядке. По прозрачным переливам огонь!
     Пока я магазин менял, она плечиком повела, автомат ей прямо в руку соскользнул. Первыми пулями она кровососа из состояния невидимости выбила, проявился он во всей мощи. Метра два ростом, руки сплошные мышцы и когти на них, словно ножи стальные. Тут мы в него на пару две обоймы свинца и всадили.
     - Поздравляю, - говорю, - сталкер Бронза, с первым убитым кровососом. Остались еще псевдогигант, снорки, полтергейсты и химера. Кабаны не в счет, и крысы тоже, хотя убить и они могут. И зомби. Старайся и опыт придет. Я буду нежен с тобой. К воротам, бегом!
     И рванули мы со всех ног.
     - Они обычно стаями ходят, - поясняю на ходу. – Сейчас пулемет возьмем, вернемся. Всех уложим, зачистим местность.
     Влетели в дальний свинарник через боковой вход, не было тут никого с тех пор, как я отсюда ушел. Маскировочная сеть на штабеле добра всякого не потревожена. Ладно, ребята, кто не успел, тот опоздал. Сейчас нам самим все до последнего бинтика пригодится, народу в Долине после прихода банды Пороха стало неожиданно много.
     - Грузим все, кроме патронов, в темпе вальса, и сваливаем отсюда.
     Размечтался, Доннован с вертолета высаживался, а у нас машина легковая, и половина не влезла. Забили салон под крышу, все медикаменты забрали и напитки, еду в вакуумной упаковке, у нее срок годности ограничен, может испортиться. Пулемет на капот поставили, стекло лобовое сняли, естественно, по здешнему южному шоссе все равно скорость выше пятидесяти километров не разовьешь. Обнял я Бронзу ласково, но крепко, к себе прижал. Внутренний голос кричит: «Тащи ее на кресло вертолетное, немедленно! Когда мы еще весталку поймаем!». Я его оборвал резко. Не дело это – сексом в антисанитарных условиях заниматься. Пять тысяч лет современной цивилизации, и ничего лучше двуспальной кровати для этой цели человечество не придумало. Доберемся до Киева, зайдем в любую гостиницу класса пять звезд, там и оторвемся, если не передумаем. Лизнул ухо, нос поцеловал, руку из джинсов усилием воли достал.
     - Увидишь тень прозрачную, стреляй не раздумывая, - говорю. – Поехали.
     Вывернули через пролом в заборе кирпичном, так короче. Не то, чтобы я бензин экономил, его на заправке два промышленных бака, просто привычка.
     - Завтра из Зоны выйдешь, доберешься до базы Департамента под Киевом. Найдешь там генерал-майора Найденова, он тебе задачу поставит. Сначала на стрельбище пойдешь, у нас промахиваться нельзя.
     Задело ее за живое, завелась девочка.
     - Уж любого из вас я влет перестреляю, - заявляет.
     Зачем слова тратить, если патронов не считано? Расставил на мосту дюжину банок с «Пепси», отъехал на двести метров, мотор заглушил.
     - Твои четные, - говорю. – Давай одиночными.
     Двадцать две секунды и четырнадцать патронов. Беру автомат, в магазине шесть бронебойных оставляю и за четыре секунды отстреливаюсь. Надо будет с Пандой посоревноваться, про себя думаю.
     - И это после кружки водки, - добавляю. – Мастерство не пропьешь.
     Тут у нас минут десять из течения времени выпали. Поцеловались мы раз несколько. Под майкой у Бронзы и в самом деле ничего, кроме загорелой кожи не было. Поправили мы одежду, и дальше поехали.
     - Ты кто? – спросила наконец.
     Самое время хвост распустить, только я и сам не знаю, что ответить.
     - Зона, конечно, вне любой юрисдикции, - говорю, - но минимальный порядок здесь поддерживать надо. Вот мы этим по мере сил и занимаемся. Производство наркотиков пресекаем, людоедов отстреливаем. Работы много. Завтра девиц выведем, может, и вся группа распадется, тогда дня через два на аэродроме увидимся. У нас в общежитии занимай любую свободную комнату, там сейчас нет никого. Все в разгоне. А потом к молодежи на Ибицу махнем. Там они развлекаются не по-детски.
     На машине быстро назад к комплексу вернулись. Рявкнули клаксоном, все к воротам высыпали.
     - Разгружайте, - говорю, - подарки от Санта Клауса и наших друзей янки.
     У них, как ни странно, все обстояло благополучно. Никто никому руки не крутил, на сеновал не тащил, в связи с его отсутствием, наверное. Давно в этих краях траву не косили, и долго еще не будут. Сейчас здесь артефакты собирают на заливных лугах. А завтра в каких-нибудь лабораториях изготовят синтетический «конденсатор» и искусственный аналог «Души», и воцарится в Зоне полная тишь и благодать. Было так уже. Рубили люди леса на Амазонке и на Суматре. Жара, сырость, лихорадка желтая и проказа, змеи ядовитые и анаконды, рыба пиранья и дикари-людоеды, смерть на каждом шагу, все как у нас, только снаряжение хуже. Расчищали джунгли и закладывали плантации каучукового дерева. Автомобильной промышленности была нужна резина на колеса. Многие тогда в Аргентине и Боливии к большим деньгам прорвались, кто вовремя успел. А потом один ученый смешал в двух пробирках нечто и получил на выходе дешевую синтетическую резину. И все. И заросли плантации вновь, стали никому не нужны. И с рубином, камнем драгоценным, так же было. Научились его в колбе выращивать, и стал он обычным поделочным камнем. Такие дела.
     Видишь возможность – пользуйся. И быстро. А опоздаешь – пиши на себя жалобу. Или бери в руки автомат и иди за своей долей. Или лопату. Мусор на городской помойке ворочать. И не жалуйся. Свою судьбу человек выбирает себе сам. По любому.
     А пока «конденсаторы» и артефакты всем нужны в Зоне пусто не будет. У нас тут эксклюзивные права на поставку. Есть определенные сложности, но где их нет?
     Разгрузились, Кати - черненькая и беленькая вместе с лейтенантом-оборотнем стали металлолом из арсенала вытаскивать. Лейтенант, хоть и на руку нечист, но дело знает. Вытащил на сдачу все обрезы, пистолеты, британские винтовки устаревшие и автоматы укороченные. Несколько совсем убитых «Калашниковых» и «Абаканов» мелькнуло.
     Я Пирата в бок толкнул, иди, помогай. Леночка на меня взгляд кинула, кто тут ее верным рабом распоряжается? В ответ улыбочку получила во все сорок зубов. Лязгнул я ими походя, потупила она глазки. Бронза сзади к лопаткам грудью привалилась, такое впечатление, что девочка на все готова и хоть прямо здесь и сейчас, и народ ей глубоко безразличен. Я же не Железный Дровосек, схватил ее в охапку и повел по территории гулять. За гаражи зашли, в трубу бетонную залезли, у нее блеск в глазах потускнел, и румянец на щеках появился.
     - Ой, - лепечет, - что это со мной?
     - Прилив страсти, - говорю, - если бы ты еще джинсы сняла, то трусы я бы с тебя точно сорвал. Как это ты с такими повадками невинность сохранила?
     - Я не такая!
     - Я жду трамвая! – эту шутку все со школы знают.
     - Честное слово, не знаю, что накатило. Все не расскажу, но в мыслях такое вытворяла, что раньше только в записи смотрела. В фильмах для взрослых. А девственность некогда было терять. В тринадцать лет первая медаль на Европе, тренер, массажист, куратор из спорткомитета. А потом кто мне заслуженному мастеру пара? Не с кандидатом в мастера в койку падать? Положение обязывает. Так в девках и засиделась. А мне уж двадцать лет. В сентябре будет.
     Вот это я попал на снайпера-малолетку. Нам что, с Паолой, удочерить ее, что ли?
     - Здесь тебе лучше? – спрашиваю.
     - По крайней мере, штаны скидывать не буду, - отвечает.
     И то ладно. Снимаю я с пояса три контейнера. Один «Скальп Контролера» блокирует внушение на семьдесят пять процентов. Два перекрывают ментальный поток в полтора раза, с гарантией. Вот их на нее и надеваю. Сам открыт на четверть, только у меня и опыта больше. Я контролера засеку издалека, а там уже как карта ляжет. Зона решит, кому жить, а кому умирать. И Черный Сталкер со мной.
     Третий артефакт на Бронзу нацепил «Каменный Дикобраз». Тоже вещица не рядовая. Радиации противостоит и выносливость увеличивает. И еще много чего полезного. Пригодится. Вылезли на свежий воздух. Девчонка ко мне прижалась и шепчет в ухо: « Нас же из магазина забрали, не из дома. У меня стринги одни всего, сохнут сейчас на веревочке, а под штанишками я совсем голая». И рванула бегом. А на ней артефакт висит, ушла с места, как от стоячего. Ну, дождусь, когда ей двадцать один год исполнится, и что? Паоле это не понравится. По любому. Все-таки девчонки существа для нас, парней, абсолютно непонятные. Интересно, что она имела в виду?
     Чтоб от мыслей сложных отвлечься, решил с Умником пообщаться.
     - Братишка, - говорю, - что ты думаешь по поводу бомбы в Америке?
     - Недостаточно данных, - отвечает, - жду доклада от Овсова. Он с пленным работает. Психотропные препараты на него не действуют, болевой порог у него запредельный, хоть на куски режь, реакция на датчики нестандартная, аналитики ничего в пиках понять не могут.
     - Подключай янки к поиску закладки. Место примерно известно, пусть блокируют район и прочесывают весь парк. Пусть Кеннеди займется, ему за это деньги платят и не малые. Пора отрабатывать. Сам свои спутники задействуй, все равно устройство должно быть радиоактивным. А то у них там рванет, а нас здесь волной смоет. Давай, спасай мир. И не жди от него благодарностей, позже не разочаруешься. Это совет.
     - Понял, - проникся, наконец, серьезностью момента компьютер. – Я им объявлю боевую тревогу?
     Ну, как дитя малое. Не наигрался еще.
     - Да конечно, - говорю, - развлекайся. Подними президента, всех военных, со всех подписку о тайне, журналистам цензуру введи, пусть пишут о педофилах из ЦРУ, проспавших самую страшную угрозу для демократии со времен второй мировой войны. Бей их, они нам за Белого Пса должны. Всех на пенсию с волчьим билетом. Руководство, естественно. Как в России налоговую полицию разогнали в свое время.
     Я даже представлять не хочу, что там за океаном через секунду начнется.
     - И про биржи не забывай, - добавляю, - есть возможность круто разбогатеть. И парк себе прибрать навсегда. Может, там две бомбы?
     - Или три, - Умник понимание ситуации демонстрирует.
     - Правильно, пусть боятся. Мы еще спасителя цивилизации Кеннеди на царство коронуем и советниками к нему устроимся. Или тебя на царство, а парнишку назначим великим герцогом Америки. А я буду жить в свое удовольствие. Кто-то должен и эту тяжкую ношу нести. Пусть она рухнет на мои плечи.
     Пришпорил, короче, клячу истории. Пусть скачет.
     Первым делом Умник своего дружка Адмирала в известность поставил. Поворот «все вдруг» ему скомандовал. Бери управление авианосцем на себя. Курс на Калифорнию, дома беда. Ракеты к бою, все допуски в сторону, прямое управление. Действуй по обстановке. Морская пехота карты парка получает, с секторами ответственности. На самолеты из арсенала боекомплект поднимают. Настоящий, не тренировочный. Пилоты маршруты полетные изучают. Спутники в общую навигационную систему встраиваются. Боевая задача проста и понятна – найти в парке бомбу и обезвредить. Или две.
     Бригада «зеленых беретов» с периметра на ближайший аэродром пошла. На нашего Департамента базу. Самолеты из Германии уже прилетели, мы их заправили, к утру Кеннеди с Гонсалесом в парке будут. Жаль, не увидимся, зубромедведей не погоняем.
     А я к костру лагерному подошел. Бронза плащ сверху накинула, чтоб парней в лишний соблазн своей фигуркой не вводить, автомат на плече тоже деталь не лишняя. Но ведь обе Катерины почти голые сидят, а на них никто внимания не обращает. Все взгляды на Леночку. Сидят вокруг, слюни пускают. Посмотрел на нее внимательно, а что, симпатичная девица. И грудь, и попка, все на уровне мировых стандартов. Такие девочки на обложки мировых журналов и попадают. Надо бы ей подарок на память сделать, а то все время на нее злобно косился, а она такая славная. Что это со мной?
     - На заправку пойду, - говорю, - завтра день тяжелый, километров восемь с грузом пройти по Зоне дело непростое. Порох, вы в тумане, как котята слепые, пойдем по жаре. Воду перед дорогой не пить. Все потом выйдет, бесполезно. Выход через час после завтрака. В девять тридцать. К девицам не лезть. Если уговорите по хорошему, развлекайтесь. Иначе перестреляю. Все.
     Развернулся, а спиной взгляд чувствую. И в голове шепот: «Вернись!». Ну, внутренний голос, ты у меня получишь. Развернул плечи, и рубанул строевым церемониальным шагом. На четвертого линейного дистанция, нога прямая. Раз, два, раз, два, левой, правой, вперед. Офицерские полки так на пулеметы в атаку ходили, неужели я дорогу не перейду?
     Добрался до родного дома, мангал стоит, хоть сейчас огонь разводи. В караул мне некого выставлять, полез на крышу. Там меня еще найти надо, а у меня два спуска, в люк внутрь здания можно спрыгнуть, и по пожарной лестнице вдоль стены прямо на землю. Бросил спальный мешок рядом с вытяжной вентиляцией, лежу и думаю, почему все так нечестно устроено в жизни? Только Паолу нашел, сразу Бронза появилась. А вдвоем они одна жуткая головная боль, а не удовольствие. И скрывать их друг от друга не получиться. Если только Бронзу всю жизнь на базе от всех прятать. Под охраной.
     Паолу на секретный объект не пустят, так и жить на две семьи счастливо. Ну-ну. В чем проблемы, опять встрял внутренний голос. Царь Соломон имел триста наложниц, и ничего. Бронза про Паолу уже знает, и ничего против не имеет. Утрясется. Какой ты оптимист по жизни, позавидовал я ему. С этим чувством и уснул.
     То, что я глаза в темноте кромешной открыл, меня не удивило. Если бы утром от лучей Солнца проснулся, вот это было бы чудо из чудес. Сколько в Зоне не ночую, все время что-нибудь будит. Посмотрел на тактический экран, точка зеленая рядом со мной шевелится. На схеме уровни высоты не высвечиваются, так что Бронза может на любом этаже быть, хоть на первом, хоть на втором. На крыше ее точно нет.
     - Бронза, - говорю в передатчик, - стой на месте. Спускаюсь к тебе.
     Посветил в люк, время посмотрел, два часа ночи. Нет на свете послушных девчонок. Увидела блики от фонаря, сразу прибежала. Стоит внизу, ручки тоненькие тянет. Схватил ее за них, вытащил наверх. Не успел спросить, в чем дело, как она сама заговорила. Короче, они еще выпили немало, и решили развлечься, как взрослые. Все разделись. Леночка первая стриптиз устроила, а Катеньки поддержали. Сейчас Елена танцует зажигательно, а девиц уестествляют коллективно. Они, кажется, не против.
     - Колхоз, дело добровольное, - подвожу итоги. – Хочешь, вступай, не хочешь – расстреляем. Знакомая формулировка. Тебя не напугали? – спрашиваю.
     - На общих сборах гимнастки и не такое вытворяли, я же не из монастыря, - отвечает.
     Ну, и ладно. Засунул подругу в теплый спальник, сам спиной к трубам вентиляции прижался и стал утра ждать. Вряд ли парни Пороха сюда пойдут, да только в Зоне и без них народу хватает. И мутантов тоже. Случись сейчас стая крысиная, всей компании в комплексе смерть лютая. По любому. Бронза сопит, только я ей клапан застегнул, как дождь пошел. Черт с ним, не радиоактивный и не кислотный, и ладно. От Панды по-прежнему никаких новостей нет. Затянулся у него поход. Выходили мы с ним одновременно, только он с палубы крейсера китайского в путь-дорогу отправился. Но я за мастера-сержанта не волнуюсь. Верю – выберется. Может, без добычи, но живой вернется.
     А потом небо просветлело на востоке, такой здесь неброский рассвет, когда небо в тучах. Я вниз спустился, чай заваривать и завтрак готовить. На пустой желудок много не навоюешь. А день впереди длинный. Народ через дорогу нервный стресс снял доступными способами, водочкой и сексом, подниму их по расписанию.
     Приготовил все, за оружие взялся. Протер, собрал, обоймы проверил. Все под завязку, и это хорошо. Тут и Бронза проснулась. Отдал ей свою щетку зубную, для хорошего человека не жалко.
     Только за завтрак сели, шаги на площади. Девки во главе с Пиратом идут. Все помятые.
     - Как я Леночке в глаза буду смотреть? Стыдно-то как! – причитает паренек.
     Мать твою так, Катькам хоть бы что, а у Пирата совесть не по теме заедает.
     - Наплевать и забыть, - даю директиву. – Доедайте, к обеду на Кордоне будем, и кончились у вас эротические каникулы. Вечером дома будете. Бронза, ты здесь главная, а я пойду, подъем скомандую. Готовьтесь к выходу.
     И двинул в комплекс, на Леночку любоваться.

Глава 5.


     Когда я во двор комплекса зашел, все уже вокруг Леночки собрались. Хуже всех Порох выглядел. Глаза навыкате, мысль в них совсем не видна, скоро слюни изо рта потекут. Излишества парня совсем доконали.
     Артефакт «Скальп Контролера» помимо защиты от ментальных ударов еще и здоровья владельцу прибавляет. Надо было спасать спецназовца. Снял я последний контейнер с пояса, и меня тут же волна с головой накрыла. Надо было немедленно ползти к самой прекрасной девушке на свете на коленях, протягивая ей перстень старинный. Может быть, она за это улыбнется поощрительно. Но не факт. Это же ментальный удар, до меня дошло! Да она же контролеру из Зоны ничуть не уступает по силе воздействия, понял я. Ей ли парней с автоматами бояться, когда Леночка может любого в бараний рог скрутить.
     Пристроил я артефакт на место, и, покручивая перстень на пальце, пошел к ней.
     Порох, повинуясь неслышному приказу хозяйки, в сторону шагнул, меня пропуская. Подошел я к ней вплотную. Если ее пристрелить или ножом ударить, меня толпа на куски голыми руками порвет. А воздействие пресекать надо, а то буду иметь рядом десяток полноценных зомби. Мне бандиты безразличны, только Пирата жалко, да и Порох может в хорошего сталкера вырасти, если выживет.
     - Завязывай, - говорю, - по-хорошему. На меня это не действует. Еще раз про перстень подумаешь, я тебе его сама знаешь, куда вобью. Прямо до гланд.
     - Я вас не понимаю, - девочка глаза округлила в недоумении.
     А сама думает, почему на меня ее желания не действуют. А тут, подруга, твоих братиков много, и защита от них есть.
     - Давай договариваться, - продолжаю. – Передатчик дам, вещь дорогая и контракт подпишешь с немцами на рекламу. Учиться тебе почти не придется, походку поставят, и вперед, на подиум. Только до Кордона думаешь исключительно о погоде в Каннах.
     Пока не поняла в чем дело, гарнитуру на нее цепляю. Нельзя ее из виду выпускать, контролера нашего, за речкой выращенного. Отвлек я ее, парни зашевелились, стали тюки с грузом к воротам перетаскивать. Вот такие бывают девочки. Похоже, что один я понял, в чем дело. Умник ситуацию мимо пропустил.
     - Я тебе колечко от «Картье» подарю, выведи на экран каталог и выбирай, но не дороже трехсот тысяч, - добил я ее окончательно.
     Все, сейчас дойдем.
     Пока команда на площадку перед воротами выходила, я с заправки остальную часть группы вывел. Катеньки покраснели. Пират побледнел. Мы с Бронзой обнялись нежно и поцеловались красиво, как в кино. Романтично.
     - Порох, командуй! – кричу.
     - Вперед, - не заставил себя ждать орел-командир.
     Тоже понял, что где-то прокололся, ощущение есть, и все. Близок локоть, а не укусишь. Я к нему подхожу, по своей голове пальцами стучу.
     - Очнись, мы с Бронзой в головное охранение, а замыкающих сам назначь. Не по набережной гуляем, ваш поход по кустам вспомни.
     Двинулись, наконец. В хвост колонны Порох сам встал с Пиратом. Тоже мне, покорители Зоны, так их и этак. Дойти бы до заставы без приключений. Дождь опять полил. Мелкий такой, грибной. Лужи неглубокие по асфальту растеклись. Я у Бронзы на пять минут передатчик одолжил, Умнику задачу поставил, а уж он поставленные перед ним вопросы решать умеет. В мире тихая паника силу набирает, акции американских компаний вниз катятся, доллар к евро падает. Авианосец «Огайо» в порт идет, родину спасать. Адмирал с Умником прикинули, что волна приливная через Атлантику пойдет высотой метров пятьдесят, а на прибрежном шельфе взметнется на все восемьдесят. Прощай, Голландия, не бывать мне в Амстердаме, не успел. Негде будет геям свои парады проводить. Ладно, поможем Кеннеди спасти Штаты. Сейчас о другом думать надо.
     Дошли до тоннеля под насыпью железнодорожной, протиснулись между плитами и трубами, выбрались на свежий воздух уже на Кордоне. Леночка к нам подкралась. Раз на нас с Бронзой ее внушение не действует, решила по другому пути двинуться. Глазки потупила, а язычком так губки облизывает, что любому понятно, добывала она из нефритовых жезлов живительную влагу. Ну и платье так сбилось, что ничего не скрывает. Чисто случайно.
     - Вернись на место, - говорю, - кабан из зарослей выпрыгнет, и останется от тебя куча фекалий. Выбрала уже кольцо?
     - Да, - отвечает с отчаянием, - но оно дороже стоит.
     - Разницу в рассрочку из своей зарплаты покроешь, это не проблема, - успокоил я нашего природного контролера.
     Побежала она радостная обратно, Бронза на меня посмотрела неласково. Я ее немедленно обнял, поцеловал и в передатчик сообщил:
     - Общий канал. Группа Пороха идет из Темной Долины на заставу через АПК. Убедительная просьба – на дороге не стоять. Щенок, мы тебе за транзит по территории что-то должны?
     - Нет, - отвечает удивленный смотрящий, - прости, узнать не могу. Назовись.
     Сейчас, только шнурки поглажу.
     - Мы с тобой янки артефакты от Билли Доннована передавали, - говорю.
     - Понял, - сразу сообразил Щенок. – Всем одиночкам на Кордоне уйти от АПК, Темная Долина шутить не любит.
     Мы с Бронзой пару слепых псов пристрелили для острастки. Пусть знают свое место. У новичков в поселке каждый патрон на счету, то-то мутантам здесь воля.
     Перед заставой команда плотно сгруппировалась, только смотреть на это некому было. Личный состав в казарме засел, от греха подальше. Прямо на дороге два микроавтобуса стояли. И в дверях лавки армейской тип неприятный торчал. Таких людей под легкую музыку хоронить приятно.
     Пошли они к нам одновременно. От автобусов трое и этот чужак. Ему было ближе, и он успел первым.
     - Правительство Соединенных Штатов заинтересованно в специалистах по изучению Зоны отчуждения. Вам сразу будут предоставлены вид на жительство и медицинская страховка государственных служащих.
     Вот так-то. Круто у них поставлено. Как это на Кордоне еще люди остались. Тут и наши офицеры подошли.
     - Давайте в лавку, - предлагаю. – Дело, прежде всего.
     Стали мы хабар на стойку выгружать, а сержант-торговец его в свои ящики и контейнеры складывать. Два подсобника его с ног сбились. Зато считали сразу. Выложили мы весь груз, вплоть до последнего патрона. Ножи на ремнях висят, я ничего из снаряжения не отдал, Порох, Пират и Бронза автоматы сохранили, и паренек с винчестером гладкоствольным остался. Народ сначала недоумевать начал, мне им пришлось разъяснения дать.
     - Вам по любому с властью договариваться, – говорю. – Экипировку казенную дадут. Глупо что-то оставлять.
     Тут нам военный торговец стал деньги выкладывать. Я их в инкассации натаскался. Миллион долларов бумажками по сотне весит шестнадцать килограммов. Вот и выложил он пуда два полтинниками. Миллион восемьдесят семь тысяч триста пять баксов. За два дня в Зоне. Правда, половина банды в первые часы полегла. Зато остальные очень весело провели время.
     - Спасибо, - мы интенданту сказали дружно, и пошли на свежий воздух.
     Здесь все те же, только еще Щенок у стены на лавочку присел. Я ему семь тысяч триста пять долларов мелочь, десятками и пятерками сразу отдал, типа в общий котел. Деньги всегда и везде нужны. Потом половину полтинников в два рюкзака сложили. По пятьдесят четыре пачки в каждый. Один Бронзе с Леночкой отдали, а второй Катенькам достался. Тут-то они и зарделись, ночку минувшую вспомнив.
     - Потерпевшие претензий не имеют, - сказал я.
     Нам вторая половина досталась, те же сто восемь пачек купюр, только на двенадцать человек. По девять банковских упаковок каждому. Девиц в автобус загрузили, офицер из отдела Овсова с ними уехал. Следователь из военной прокуратуры из папки документы достает.
     - Решением военного трибунала, - и начинает юридическую казуистику зачитывать.
     Короче, лейтенанту-взяточнику, владельцу винчестера и одному сильно разрисованному гражданину по пять лет лишения свободы. Или контракт штрафной роты на один год, а где они его отрабатывать будут, всем понятно.
     - Деньги на счет зачислят? – уголовник татуированный спрашивает.
     - Однозначно, - полковник Овсов отвечает. – И даже сутки всем в Чернобыле можно провести. Баров не считано, а массажных салонов еще больше. Отдыхайте после трудов праведных.
     - Нет, начальничек, на такие дешевые наживки ты юнцов лови, - сказал, сплюнув на асфальт, разрисованный уголовник. – Веди в камеру. Раз закрыли, значит, срок сразу пошел. Пять лет я на одной ноге отстою. Выйду на свободу с деньгами, куплю себе хутор и больше в город ни ногой.
     - Пусть, - говорю, - у нас на базе на хозяйственных работах срок отбывает. Камера у нас есть для ночевок, украсть нечего, пусть перевоспитывается.
     Пошел ЗК в автобус. И срок у него отсчет начал.
     Пират к Щенку на завалинку подсел. Кажется, после отъезда Леночки у него в мозгах просветление наступило. Паренек с дробовиком полуавтоматом решил серьезно позиционироваться. Он Овсову четко изложил, какие сексуальные извращения знает. Минуты две говорил, потом повторяться стал. К нему лейтенант-оборотень присоединился. Понятно, им и в тюрьму не хочется, и год Зону топтать тоже. Они нацелились за неделю миллион заработать и в Европу уехать. Блажен, кто верует. Каждому свое. Я помню, где это было на воротах написано. В немецком концлагере. В наших лагерях транспаранты висели. На свободу с чистой совестью. Дадим стране угля, мелкого, но очень много. Все на строительство Беломорканала! Ушел этап в тысячу человек, через полгода десяток живых от него остался. Нам лагеря смерти ни к чему, у нас и в обычных не долго жили. Оставшаяся шестерка в Чернобыль нацелилась. Деньги есть, дела их закрыты, гуляй, рванина. Порох во мне взглядом дыру сверлит, а я «Грозу» от воды протираю. Нет, сержант, решения человек должен принимать сам. А иначе, чем он зомби будет отличаться? За того тоже думает контролер.
     - Новый анекдот, - Щенок решил обстановку напряженную разрядить. - Идет сталкер Петров по Свалке, глядит, бандиты спорят, слепого пса-подранка живьем сжечь или палками насмерть забить. Он им говорит: «Видно, вы животных сильно не любите?». А они на него смотрят злобно, и отвечают неласково: «Да и людей тоже не очень».
     Захохотали все дружно, а Порох к смотрящему и Пирату двинулся. Ну и я туда же. Черный Сталкер на стороне дружных команд. Четверо от двух дюжин осталось через двое суток. Два напрасных трупа из числа заложниц. Круто почву удобрили. Махнул я Овсову рукой на прощание, и разошлись мы от заставы в разные стороны. Они на юг к Чернобылю, а мы, двумя группами, рядом, но, не смешиваясь, на север. Нет, не в Припять, Мертвый город, пока просто в поселок новичков на Кордоне. Чую, хлебнем мы с этой сладкой парочкой горького до слез.
     Овсов офицер надежный. Из тех, кто под Лугой танки Гепнера месяц держал. Не их вина, что за этот месяц начальство партийное людей из города не вывело. Вечная им память, а генералам позор несмываемый за несчитанные жертвы лютой зимы блокадной. Если сказано ему, держи объекты под контролем – будет держать. Этот вопрос временно закрыт. От него никто не уйдет. А мне на Пирата в спокойной обстановке надо взглянуть, чтобы самому решить, даст пареньку Зона шанс, или надо его отсюда в шею гнать. Вышли мы на площадку центральную у костра, насторожились вольные бродяги.
     - Все спокойно, жители Багдада, - шучу я. – Туристов за периметр вывели, передохнем немного, и домой пойдем, в Долину. Кто сам по себе, могут и у вас пока остаться. Мы за них не ответчики, и никому по жизни не указчики. Имена им сами давайте, у нас они за время малое ничем не отличились. Бандиты натуральные оба, каждому пятерка лагерная от трибунала положена. А остальное сами узнавайте.
     Вот собственно, и все. Сейчас чайку попью, с народом пообщаюсь, Щенка попрошу за новичками присмотреть и на заставу вернусь. Один или с Пиратом за час решится. Кружку протягиваю, чтоб мне кипяточку плеснули, а за спиной шум. Разворачиваюсь, а там человек десять со стволами в руках из-за дома и забора высыпали.
     - Я их заводилу за драку в погреб сажал, - Щенок поясняет. – Наверно, сейчас моя очередь там побывать, их в два раза больше. Подбил-таки дружков на выступление.
     - Хватит терпеть бандитов на Кордоне! - предводитель одиночек криком заходится. – Кончилось их время! Один тут всем надоел хуже горькой редьки, а сейчас целая банда заявилась. Убить их!
     Интересное предложение, однако.
     - Может, просто изгнать нас из поселка? – говорю. – Мы же никого не убивали, и даже не грабили. За что с нами так сурово?
     - За форму вашу, за куртки кожаные черные, - отвечает.
     - Весь клан «Сталь» в черной коже ходит, - говорю спокойно. – Крикни по общему каналу, что ты объявляешь им войну. Сам назовись и своих товарищей представь. Хоронить мы вас в могилках, конечно, не будем, так, для порядка.
     Как я таких тварей не люблю, чисто собаки слепые, собрались в большую стаю, воют грозно, всех пугают. А мне их бояться лениво как-то. Нет, я себе две жизни не намерял, и убить они меня могут, я не в броне, и от пули не заговоренный, а не страшно. Из десяти облезлых шавок чернобыльского пса не слепишь.
     - Братишка, - шепчу, - ты когда мысли научишься читать? Найди в укрытии, на чердаке или за деревьями стрелка, и активируй ему взрывной заряд в передатчике.
     Если кто забыл, напоминаю, у нас там три грамма пластита вмонтировано и термита немного. На чердаке в доме сбоку хлопнуло негромко, и в окошко смотровое автомат вывалился. Я чего-то подобного ожидал, не могут такие орлы без страховки в драку лезть. Всегда у них свинчатка в кулаке зажата, да только и я на руку кастет надевал, не морщился, и угрызениями совести не мучился. Как так, живого человека железом по лицу ударить? С удовольствием! С оттягом, чтоб всю последующую жизнь он тебя помнил. Как в зеркало посмотрит, так и вспомнит. Мысли в голове летят, а я уже через костер к заводиле прыгаю. Ствол ему сразу в рот, прямо в зубы вбиваю, и рычу:
     - Что, тактик гребаный, все науки превзошел, засаду решил устроить? А мы сюда прогуляться вышли, по-твоему? Если бы нас так легко было бы убить, нас бы давно убили. Что молчишь, погань?
     Я, вообще, понимаю, что трудно что-то внятное сказать, когда во рту глушитель стрелкового комплекса до горла всажен, и обломки зубов под язык впились. Так, на публику работаю.
     - Мы, - говорю, - сейчас пойдем на АПК через дорогу, он нас проводит. Потом мы его отпустим, даже бить не будем. Вы тут решайте, как вам дальше жить. Нам ваши извинения не нужны, их на хлеб не намажешь. За ни чем не спровоцированный акт агрессии, с вас тонна «конденсаторов». Тех, кто откажется долг отрабатывать, будем потихоньку отстреливать. Вот такие у нас мирные предложения.
     Пока я говорил, бывший полицейский на чердак залез, труп обыскал и на обратном пути автомат подхватил. И правильно, до наших складов в Долине еще дойти надо, а он без оружия. Все с себя снял, рассчитывал с девками выйти в большой мир, а не получилось.
     - Кто у костра тихо сидел, или по домам, тех это не касается. Попали исключительно людишки, которые вокруг с оружием стояли, - поясняю обстоятельно.
     Зачем против себя всех восстанавливать, хлопотно это, да и не к чему.
     Девять стрелков на центральной площади поселка, только что на серьезные бабки попавшие, мнутся в растерянности без руководства.
     - Чего, - говорю, - встали? Быстро поели, и за работу. С долгом рассчитались, и опять свободны, как ветер. А в следующий раз будете думать, на кого кидаетесь и за что.
     А сам начинаю по центральной улице потихоньку двигаться к шоссе Чернобыль – Припять, заводилу тихого за шиворот тащу, ну и ствол у него изо рта не вынимаю. Пусть запомнит вкус железа надолго.
     - Отходим, - своей сборной командую, - тихо, мирно дистанцию разрываем. Здесь много ни в чем не замешанных, посторонних людей, возможны неоправданные потери среди мирного населения. Расходимся. Вы тут собрание общее проведите, - напоследок совет даю народу. Раньше тут Волк был главным, он бы им в пользу поселка еще один такой штраф выписал. Навсегда бы поняли, как оружие в лагере без повода доставать.
     Пока сталкеры эту идею воспринимали, мы уже к забору в конце улицы подошли.
     - Ходу, - тихо говорю, - сейчас у них там очередной вождь появится, и придется нам их в ноль зачищать. С кого тогда будем дань брать?
     Пленник задергался, лицо синеть начало. Пришлось мне оружие вытащить. Сплюнул он крошево костяное, стал пальцами обломки щупать.
     - Я не Щенок, мне порядок в лагере не нужен. С тебя лично двести килограммов «конденсаторов». Сроку месяц. Не рассчитаешься, процент накинем и будем под конвоем на работу выводить. Или уходи за речку, там дворники нужны.
     - И ассенизаторы, - Щенок добавляет злорадно.
     Паренек с винчестером с него все снимает, обрез, пистолет, детектор, КПК, контейнеры пустые и те отобрал. Рюкзак на землю сбросил. Куртку стащил.
     - Хватит, - говорю, - штаны и ботинки оставь. Ему еще на работу ходить надо.
     Порох произвел ему ножной удар в ягодичные мышцы, и метнулось это существо, недавно столь самодовольное, опрометью в кусты. Скинули мы запись этой истории без редакции, все как есть, в общий канал для обсуждения, и пошли на АПК. Часового на площадку открытую поставили, Пирату этот жребий выпал, он вдаль поглядывает, а мы рядом у костра расселись. Маленький у нас отряд, шесть стволов всего, каждый голос важен.
     - Сразу уходить нельзя, решат, что мы испугались, платить не станут, - высказался Полицай.
     - Верно, - его Щенок поддержал. – Все время пьют, дерутся, на работу через день ходят, в нарядах по лагерю приказы не выполняют.
     - Есть ведь сушилка с бункером перед мостом, надо таких самостоятельных парней туда отселять. Там, правда, в овраге кабаны с собаками друг за другом гоняются. Но для героев такой пустяк не страшен. Мы там завтра исправительно-трудовой лагерь откроем, - говорю.
     Полицай автомат трофейный в руках крутит. Давненько я такого уродства не видел. Укороченный «Калашников» с заводским глушителем. На него еще кто-то стандартный двукратный прицел «ПСО» поставил. Получилось черт знает что. Оружие массового устрашения. Воспитательниц в детском саду принуждать к поеданию манной каши.
     - Если ночью всеми силами по нам ударят, кончат здесь, - высказался Порох.
     Какое там. Трех бойцов хватит, чтоб здесь форменный ад устроить. Или одного мастера. Прорвется во двор и начнет резню. Плохое место, двор со всех сторон простреливается, каждая дыра так и предназначена для гранаты. Вот попали в ситуацию, цугцванг называется. Термин такой шахматный. Обозначает положение, когда чтобы ты ни делал – позиция станет хуже. И здесь ночевать нельзя, и уходить не с руки. Без серьезной причины. Настучал я Умнику краткий сценарий, и пошла в эфир новая радиопостановка.
     - Данцигер вызывает Долину, - сухо чеканит голос на общем канале.
     Один я из людей знаю, что погиб он давно. И Умник, братец мой электронный. Только его вся Зона в живых числит. Нам не трудно легенду поддерживать, синтезатор звуковой у нас есть. Иногда пригождается.
     - Клинок и группа Пороха слышат тебя, мастер, - говорю.
     - Информатор на связи, - тоже знакомый человек в черном плаще.
     - «Агропром» рад тебя слышать, Нож, - Стилет говорит.
     Они по жизни бандитской приятелями были. Сейчас мы клан «Сталь», пятая сила в Зоне. Вторая – «Монолит», как не крути. А первая, конечно, четвертый реактор. Надоест ему мирно урчать, рванет еще раз, и поползут люди прямо на кладбище, по пути заворачиваясь в белые простыни. Правда, без меня. Мы тут мгновенно в пар невесомый превратимся, в сорока километрах от эпицентра.
     - Возможен выход по реке из Мертвого города вниз по течению. Прошу поддержки огнем и маневром в течение ближайших суток, - Умник за Данцигера речь ведет.
     Вот у нас и повод прекрасный к себе домой уйти. Призыв о помощи все слышали. Не судьба сегодня Пирату за периметр уйти, не сложилось. А народ все всерьез воспринял, все наперебой хотят участие принять, к славе приобщиться. Я этот нехитрый трюк знаю, сначала ты работаешь на репутацию, потом она на тебя.
     - Всем оставаться на местах, справимся, - заверил я общий канал.
     Собрались мы быстро и через полчаса уже к тоннелю подходили. Мне в Италию надо, а обстоятельства заставляют нянькой при группе новичков быть. Причем половина из них мне категорически не нравится. Сам на работе ни разу взятки не взял, и полицейский у меня кроме презрения никаких чувств не вызывает. А хозяин винчестера еще слегка пугает. Мутный он тип, непонятный.
     Дорога привычная, идем без груза, пару раз на чистых участках на легкий бег переходили. Перед свертком на центральный комплекс я нашу группу притормозил. На месте братской могилы времен нашей войны с Пауком и «Агропромом» раскинулась после выброса новая аномалия. Превратились наши ребята и союзники-армейцы в «конденсаторы». Стиснул зубы, ухмыльнулся криво, жестов никаких демонстративных, вроде выстрелов в воздух, делать не стал. Хлопотно это, да и не к чему. Да и патронов лишних не бывает. Их беречь надо.
     - Вот и начинается у вас самостоятельная жизнь, - говорю. – Сортируйте оружие на складе, готовьте следующую партию на сдачу. За старшего, естественно, Щенок. Слушаться его во всем. На берегу от вас пользы не будет, а так хоть порядок в здании наведете. Меня не терять, нужен будет совет – спрашивайте оператора.
     Пожал я им руки на прощание, Щенку взглядом на парочку проблемную показал. Тот меня понял, вздохнул тяжело, он сам таких дерзких на Кордоне насмотрелся на всю оставшуюся жизнь. Самые умные люди в Зоне, априори, одно в них хорошо, живут недолго. Главное, когда им время умирать настанет, от них подальше оказаться. А то спасать придется.
     У меня планы были проще некуда. От опеки я отвязался, свалив эту заботу на Щенка. Раз привела меня дорога в Долину, значит надо к источнику сходить. Умник в наших больницах каждой каплей чудо совершает, но только в первые сутки. А потом все. Энергия подземного ключа иссякает. Подожду полчаса на ферме, возьму две канистры по десять литров, и в обход лагеря сталкеров-одиночек в поселке, выйду прямо на заставу. Там сразу на вертолет и на базу, прямо в лаборатории Умника. У него их там уже не считано. Два подземных ангара занял. Передатчики собирает, оружие чинит, датчики аномалий делает, артефакты изучает.
     Осмотрелся я вокруг, вспомнил, как здесь с Бронзой обнимался, завыл от удовольствия. Тут-то мне из-за забора и ответили. Голосов шесть-семь сразу. Здесь убили нашего охотника. Пора расплаты настала! И объяснять им бесполезно, что погиб тот чернобыльский пес случайно. Самая поганая ситуация на свете, когда сходятся две правды. У каждого своя. Вот тогда и проливаются реки крови из разодранных глоток. Кто выжил, тот и прав. Божий суд в чистом виде.
     Это я уже на бегу думал. Против полдесятка псов у меня шансов не было на месте устоять. Хоть один в прыжке достанет. Смерть верная. А умирать что-то не хочется, девчонки расстроятся, может быть. Пролетел по центральному проходу, выскочил к пролому в ограде, а там меня уже ждут. Сидит молоденькая сучка со вздыбленной шерстью, примеряется, откуда зайти в атаку, слева или справа. Хватаю кирпич с земли и по морде ей с размаху. Только зубы заскрипели. Только бы не споткнуться, в голове одна мысль бьется. Встать не дадут. Хрип в груди, вой за спиной. Дорога одна, вперед и влево, через радиоактивное пятно на Свалку. Если и там не отстанут, не в ангар же их на хвосте тащить, придется на заставу «Долга» с погоней на запятках выскакивать. Пусть защитники мира от Зоны покажут, на что способны. Впереди тявканье послышалось. Под елкой изогнутой три щенка цепью выстроились. Стая их тут перед боем припрятала, а дичь увертливая, я, то есть, сама сюда прибежала. Это будет славная гонка. Сгреб я их в охапку, всех троих и еще скорости прибавил. Малышня в руках визжит, сзади вой лютый, чисто Дикая Охота по пятам скачет, со сворой псов адских, только топота копыт не хватает. А жаль. По всадникам я бы, не колеблясь, из «Грозы» отработал по полной программе. Сзади крик: «Отдай!». На речи псов, конечно. Вернись, я все прощу. Счас. Ждите. Сами первые начали, теперь и мне отступать некуда. Не бросать же добычу, в самом деле. А дистанция сокращается. Молодая собака, кирпичом битая, бросила прыжки боковые, рвет вперед как стрела со мной наравне, только метров в тридцати справа. И пес матерый сзади меня не пугает, понимает, что бесполезно, и дыхание бережет. Молча идет, ему бы до меня добраться, сожрет целиком, не жуя. Да неужели?
     Развернулся я. Положил обойму. Если пойду в большой спорт быть мне до старости бессменным олимпийским чемпионом по стрельбе из стрелкового комплекса «Гроза». Как, нет такой дисциплины? Обидно, черт. А из пневматического пистолета я стрелять не умею. Прострелил псу три лапы и ухо отстрелил. За ним шла, на два корпуса отставая, еще одна злобная сука. Ей две пули в левое бедро достались. Отшвырнуло ее кусты. Еще один пес три пули в грудь поймал. Прямо по траве покатился, след кровавый оставляя. Тут моя очередь пришла выть страшно.
     - Всех убью! Это моя земля! Смерть вам!
     Умник их инфразвуком давит, панику наводит. А молодая самка в ярости на такие мелочи внимания не обращает. Увидела мою открытую спину и пошла в атаку. Опоздала на пару месяцев, подруга. Сейчас меня на такие неловкие финты не поймаешь. Встретил я ее ударом ноги прямо под челюсть. Ушла в небо, не хуже чем от «трамплина». Есть у нас в Зоне такая аномалия гравитационная. Перезарядил свой комплекс стрелковый и дальше побежал.
     - С небосвода упала на снег белая, белая, белая звезда. На ледяной маленькой земле не было такого никогда, - пел я, держа ритм.
     Затихли щенки, добегу сейчас до бара, придется для них сгущенку покупать. Они даже меньше Плаксы, когда мы с ним первый раз встретились. Разругался с дикой стаей напрочь, и убивать их не за что, и помириться не удастся. Блокпост прошел на скорости. Не знал я эту дежурную четверку, на их тактических экранах меня зеленая точка отображала, союзник. Им больше ничего знать и не надо. На Баре у «Долга» сотня стволов, мастеров человек двадцать и приятель мой Филин, который один всех стоит. Как наш генерал Леха Найденов.
     К последней заставе подошел уже в сумерках. Планировал в это время на вертолете на базу возвращаться, а получилось совсем иначе. Ну и ладно. Вдоль забора прокрался, от мостика железного подальше, там вечно слепые псы крутятся. Если с ними все время в драку лезть, все деньги будут на ремонт куртки защитной и покупку патронов уходить. Вдоль стены кирпичной забрался на вал земляной невысокий, утыканный кольями железными. И сразу спрятался за связку труб. Все, дома. Издалека вой раздался ненавидящий. Ну что ж, я не банкнота в сто евро, чтоб всем нравиться. Да и то, некоторые золотые монеты предпочитают. Срезал наискосок угол маленького, крестов в десять, кладбища и явился из мрака вечернего перед изумленной публикой.
     Четверо их было. На внутренних постах люди денег в карманах много не держат. Мелочь для бара, ставку на бои сделать, патронов прикупить. Не стали мы торговлей заниматься, опознали они меня по списку, допуск разрешен даже в расположение штаба, иди, сталкер, куда хочешь, хоть присягу принимать.
     Ноги после бега на сильно неопределенную дистанцию гудят, тащу их за собой после каждого шага, словно протезы. Дышу, как Леха Зомби учил. Вдох медленный через нос, выдох резкий ртом. Пот по спине струйками бежит, щенки за пазухой затихли. Пригрелись. Сейчас ужинать будем. И что это у меня за привычка хватать все подряд? Мог бы и под елкой их оставить. Сейчас одной проблемой было бы меньше.
     По пути в бар, наконец, хоть одно знакомое лицо увидел. Сгреб меня Прапор, начал вертеть во все стороны.
     - Пусти, - кричу, - зубромедведь, хабар помнешь и меня заодно!
     - Знакомые речи, - говорит он, - хабар превыше всего. За ним хоть черту в зубы, хоть к «Монолиту» в гости. У наемников после тебя проблемы, Клинок. Команду на Дикую Территорию сформировать не могут. Никто не идет, даже за тройной тариф.
     - Когда ты мне скажешь подобное про «Монолит», буду знать, что жизнь прожил не зря. Подумаешь, наемники, - отвечаю.
     Понял он, что не рисуюсь, говорю, как думаю.
     - Странные вы ребята в «Стали» подобрались. Здесь мало кто даже с бандитами рискнет связаться всерьез, все откупиться пытаются. А вы их мимоходом зачистили, потом за псов войны взялись, секту проредили снова. Пошли к нам в казарму. Посидим. Филин рад будет, - предлагает.
     Парни они хорошие, но курят через одного, щенки мои там к утру позеленеют от никотина. А в гостинице при баре у меня отдельная комната и воды мне там пару ведер согреют без разговоров.
     - Нет, - говорю, - спасибо, но я к Информатору в зал.
     Прапор меня за локоть придерживает.
     - Не всем твой штраф на вольных бродяг понравился. Могут неприятности возникнуть, - сообщает, вздыхая.
     Ну, тут я и сам завелся слегка. Руку к груди прижал, каблуками щелкнул. Разберусь, мол. По любому.
     Спускаюсь в подвальчик родной по знакомым ступенькам, ужин как раз в разгаре, мест свободных нет, Информатор, как сирота казанская, одинокая фигура в черной коже, у барной стойки в углу застыл со стаканом. Натюрморт карандашом, мать кисы кошка.
     Зубы сжал, чтоб не завыть, клич атаки в горле бьется, иду между столов к своему приятелю. Под ноги смотрю, споткнуться не хватало. Одно хорошо, бармен все дела бросил, лично мне тарелку с мясной нарезкой и хлебом тащит. Демонстрирует уважение.
     - Столик поставить некуда, горячее можно в вашу комнату подать, - сообщает.
     Головой качаю.
     - Не задержусь, спасибо. Дай пустую тарелку и банку сгущенки.
     Принес через секунду. За кольцо дернул, банку вскрыл, перелил в миску и малышей из куртки вытащил. Они там в клубок сбились, на стойке рассыпались по одному. Маленькие комочки, мохнатые. Информатор одного ладонью накрыл, только хвост наружу торчит между пальцев. Два других сразу к молоку подобрались. Сунули мордочки через край, принюхались, и языки стремительно замелькали. Оставшийся в стороне от праздника жизни взвизгнул жалобно, выбрал палец самый тонкий, и тяпнул Информатора за мизинец. Не стой на пути у высоких чувств, а если ты встал, отойди. Ругнулся мастер в сердцах и посадил наглого пса прямо в миску. Тот лапы широко раскинул, все мое, и засунул нос в молоко по самые уши.
     - Нарекаешься Счастливчиком, - говорю, - пусть тебе и дальше везет.
     Прилепил ему микродатчик между ушей, тот сразу в шерсти запутался. А двум другим щенкам пристроил технику за левое и правое ухо, соответственно.
     Чтоб не перепутать.
     Чувствую, накал страстей в зале утих слегка, тихая картина умиротворение в сердца сталкерские внесла, но не во все. Ох, не во все. Пробирается к стойке бара из дальнего угла нечто бородатое и дурно пахнущее, непонятно, что больше воняет, голова немытая или носки, не знавшие мыла. Пыхтит, а лезет целенаправленно.
     Достаю из кармана пачку долларов, делю наполовину примерно, бармену пододвигаю.
     - Всему бару выпить за очередной успех клана «Сталь», - говорю. – И на улицу к кострам базовым вынеси, не все могут себе позволить сюда зайти.
     Напомнил сталкерам, что не все они одинаковые. Кто с автоматом в погребке сидит, а кто с пистолетом незаряженным на свежем воздухе у костра ночует.
     В это время бородач до нас добрался.
     - Ты, - говорит, - что ли, Клинок?
     - Кое-кто называет меня и так, - соглашаюсь.
     - Ты не имеешь права штрафы на вольных сталкеров накладывать, - заявляет мне он.
     - А мне кажется, что имею, - сообщаю я ему. – Какие проблемы приятель? Клан «Сталь» ведь не сборище негодяев беспринципных. Ваше мнение, любезный, для меня ничего не значит, вы уж извините. Но вы можете отставить в сторону стакан, выйти в ночь, и вернуться через некоторое время. Принесите мне короткую записку, в которой будет сказано, что я не прав. Любая подпись меня устроит. Мастер Кэп из «Свободы», Меченый из одиночек, Болотный Доктор, Белый Пес, сталкер Петров, Черный Сталкер, короче, почти любой уважаемый человек. И все, решен вопрос.
     Все вокруг рты открыли от моей скромности, щеночки тем временем сгущенку съели, Счастливчика облизали и подкрались к тарелке с мясом. Я только три куска успел на хлеб положить, а все остальное они быстро приговорили.
     - Что Нож делает? – бармен между делом спросил.
     - Разведку ведет, - говорю небрежно.
     Подсоединился к большому экрану и вывел на него ролик демонстрационный. Труба четвертого блока в тучи упирается, выстрел и с крыши винтовка падает. Умник ее приближает, разворачивает во весь экран, и все видят ствол импульсный.
     - Примерно так. Наемников выбили, пора секту за нежные места потрогать. С их монополией на артефакты перемещения пора кончать. Вон их, на одной эстакаде шесть штук. У нас столько во всем мире пока что.
     А денег приносит очень много. На мой счет миллион евро за сутки.
     Народ в зале проникся серьезностью момента. Я решил это дело углубить.
     - Парни, - говорю добродушно, - я понимаю – ужин, но вы бы штабной стол клана не занимали. Явится Скрип обратно, он ведь не только удачу приносит. Взглянет со зла косо, и будете до конца жизни кипятком обливаться. А тот же Нож Данцигер или Стилет по личику настучат, они люди нервные. Нет, вы ешьте спокойно, но на будущее запомните дружеский совет. Клан «Сталь» открыт для всех. У нас и Фунтик у Серого на Свалке начинал, и Ковбой, и Белый Пес. Мы все с Дядькой Семеном из вольных бродяг были.
     Особенно я. Как первые сутки в живых остался, уму непостижимо. Стол, тем не менее, сразу как-то освободился, и мы с Информатором за него перебрались с нашей живностью.
     - Почем щеночки? - бармен заинтересовался.
     - В очередь запишись, года через три получишь. Это начальники таможенных постов в Киеве. Взяток не берут, ничего не боятся, наркотики чуют, нарушителей едят на месте. Потом контрразведку и отдел кадров полиции укомплектуем, за мировых судей возьмемся. Будет за речкой порядок.
     В порядке культурного обмена сбросил им в местную сеть информацию. Копия личного дела Акеллы, список наград прилагается. Особенно им съемки в городской тюрьме понравились. Четверть посетителей знакомые места узнала. Сработал старый принцип – разделяй и властвуй. Стих шепот недовольный по углам, утихомирились.
     Сижу, чай пью, о делах своих размышляю. Умник на меня не давит, но знаю, нужна ему вода живая из источника. По всему миру в больницах люди своего шанса ждут, а принести ее могу только я. Стая дикая псов чернобыльских перед блокпостом на Баре застрянет наглухо. Можно круг замкнуть, пройти через Дикую Территорию, Янтарь и с Агропрома на базу уйти. Щенков Овсову оставить, с Бронзой обняться страстно, и опять в Зону на вертолете. Набрать две канистры и этим же рейсом обратно. Ни на что не отвлекаясь. Спать мне Зона не дает ночами, проверено, за ночь как раз доберусь до нашего перехода. А там две секунды и здравствуй, родная казарма, душ и койка на пару часов. А остальное время в вертолете доберу. Решено.
     Запеленал щенков в полотенца бумажные, сложил их в рюкзак поверх пакета с НЗ, сделал всем ручкой и пошел. Немного тепла в середине пути, немного огня меня может спасти, блеск и обман. Со смертью играю, смел и дерзок мой трюк. Пока меня здесь не было, еще один человек на «Ростоке» бесследно пропал. И с этой загадкой надо что-то делать. И самому не попасться. Правда, сегодня я иду во главе стаи псов.
     Пролез в знакомую дырку в рваном железе и покинул гостеприимный Бар.
     Здесь, на заводе и его станции, я тоже кое-что знал. Мог в темноте идти. Давно у меня не было таких легких переходов. Если бы не рокот на севере, можно было решить, что по обычному российскому захолустью иду. Грязь липкая, темнота, дорога разбитая, четверть века без ремонта, все как всегда. У нас на Смоленщине таких мест много. Да и в соседних областях не меньше. Здесь еще я был в плюсе, детектор аномалий, привязка к карте, фонарик мощный. Красота!
     На востоке небо серым стало, когда передо мной колодец бетонный оказался. Спуск в наши подземелья. Здесь столько датчиков наставлено, что на любого чужака уже бы давно весь «Агропром» охотился, а я прошел тихо и незаметно, как тень. Забрался в вентиляционную камеру, отсюда переход пространственный на базу Департамента устроен, два шага делаешь, и выходишь за двести километров отсюда. Удобно. У нас два таких перехода. Аэродром – Агропром и аэродром – укрепрайон.
     Иду я по базе к нашей казарме офицерской, думу думаю.
     - Умник, - говорю, - как Овсов встанет, пригласи его ко мне, только вежливо. Мы по положению равны, а по званию он старше.
     - Он не ложился. Вечером американцы прилетели из Агентства национальной безопасности, Ирокеза допрашивать.
     Как у них дела я спрашивать не стал. Был бы результат положительный, братец мой электронный сразу бы сообщил. Развернулся я вбок и двинулся к блоку охраны. Там Овсов себе гнездо свил. Птица-коршун.
     Капитан незнакомый пытался мне зайти помешать, я удостоверением махнул, там волшебные слова «Постоянный допуск в любой сектор». Сел он на место, а я дверь открыл. Минус пять баллов Гриффиндору. Немногим мы от «Монолита» отличаемся. Ну почему всегда так? Хочешь заработать немного денег, а тебе предлагают в дерьмо по уши влезть. Нечестно как-то.
     Разделали они Ирокеза как бог черепаху. И примерно с тем же успехом. Говорить он не захотел. На левой руке у него пальцев не осталось, одни косточки из ладони торчали. Зубы в нижней челюсти через один стояли. Зрачки во весь глаз и бешенство в них безграничное. В штаны провода тянутся, тоже со смыслом. Специалисты, знают, что куда крепить. У меня в рюкзаке писк раздался. Щенки свежую кровь почуяли. Звери – какой с них спрос. Достаю их, сажаю на стол.
     - Принимай, - говорю – пополнение, Овсов. Стажеры к нам на базу по линии обмена перспективной молодежью. Пои, корми, играй с ними и будет тебе счастье.
     А у Ирокеза в глазах интерес зажегся. Все это почуяли, американский главный шпион мне моргает активно, давай, давай!
     Я бы дал, только не знаю чего. На чувства тут давить бесполезно. Нет их здесь ни у кого, кроме чувства долга. А на него где сядешь, там и слезешь.
     - Мы Зоне не враги. Она нам и поилица, и кормилица. У нас половина бюджета страны на ней завязана, неужели ты думаешь, что мы ее уничтожить попробуем? Тебе обезболивающего лекарства дать? – спрашиваю.
     Головой мотает, не надо.
     - У нас и контролер есть собственный, - говорю.
     Нечем ему усмехаться, но исхитрился. Понятно, презрением обдал.
     - Без проблем, - предлагаю. – Мы тебе контролера предъявляем, а ты нам закладку бомбы сдаешь. Ты ведь знаешь, что это не единое решение, а частная самодеятельность отдельных членов руководства. Зачем тебе поддерживать отщепенцев? Щенкам сгущенку по банке на каждого, этого в порядок привезти, я за Леночкой.
     Умник мне ее на карте зеленым крестиком сразу отметил, в нашей казарме она. За спиной все суетятся, а я терзаюсь, вдруг блеф не пройдет. Но попробовать ведь надо.
     До нашего домика за пять минут добежал. Открыл дверь и оцепенел. Это страх темноты, страх, что будет потом, это чьи-то шаги вдалеке за углом, это выстрел в висок изменяющий век, это черный чулок на загорелой ноге. Переплелись девичьи тела в сказочный клубок. Развлекались девочки перед сном. Тут мне крышу и снесло. Минут через сорок от Бронзы оторвался, о делах вспомнил.
     - Елена, собирайся. Надо на человека посмотреть, он кое-что рассказать должен.
     - А к колечку в комплекте цепочка идет, - наш домашний контролер сразу о своих любимых побрякушках заботится.
     - Расколешь парня, Гетман тебе ювелирный магазин на Пятой авеню подарит, в собственность. «Тиффани» называется.
     - Я с вами, - Бронза встала.
     Черт, как я буду с Паолой объясняться, знакомься, милая, это мои подружки. Надеюсь, они тебе тоже понравятся. Принять ислам что ли, там можно иметь четыре жены, сразу вакансия еще для одной появится. Попал.
     - Одевайтесь, нас давно ждут.
     Не ошибся я. Когда мы через пятнадцать минут пришли в спецсектор, там уже все кипели кроме Ирокеза. А тут мы вальяжно вплываем, расслабленные до невозможности после легкого группового секса. После нас такой пряный след в воздухе остается, что у всей охраны уже настроение приподнятое. И не только.
     Я Леночке объект воздействия указал взглядом, она прищурилась, ментальный удар нанесла, и рухнули все, кто у стены стоял на колени, завыли.
     Что там янки говорили взахлеб, в каких грехах каялись, случайно под воздействие попав, мне неважно, Умник потом переведет, а Ирокез сразу духом воспрял. Увидел начальство и признал. Вот и информация ценная. В руководстве «Монолита» есть контролеры. И у нас они тоже есть. Я главного американца в сторону оттянул, Овсов с его помощником на электронном планшете карту поднимают в трехмерную развертку, высоты уточняют над уровнем моря.
     - Бомбу продаем Пентагону, мы должны за услугу ювелирный магазин в Нью-Йорке, ты понимаешь какой. Остатки поделим ты и я. Остальным наград хватит.
     Он кивнул. Я и не сомневался. Деньги всем нужны.
     - Вылечите его, - Леночка на Ирокеза кивает. – Он мой.
     Да ради Темной Звезды, мы спорить не будем. Увезли монолитовца в госпиталь, а мне путь дорога на вертолетную площадку. Это я удачно на огонек завернул. Кое-что сделал. Пока в вертолете летел, Умник мне полную картину по созданию тайника в национальном парке выдал. Создали его в три этапа. Одна фирма вырыла котлован. Другая контора доставила заряд, замаскированный под научное оборудование. Считалось, что это центр управления метеостанциями. А потом пришли рабочие и закрыли все бетонным потолком, выложили слой свинца и засыпали землей. В самом конце пришли волонтеры-экологи и посадили сверху траву характерную для данной местности. У Овсова от всей этой деятельности только счет фирмы призрака на Багамах остался, а там уж давно нет никого. Трудно поймать черную кошку в темной комнате, а белого кота намного легче? Особенно если их там нет, и не было никогда.
     Пилот посадку во дворе фермы произвел. Незачем чтоб экипаж хоть что-то знал, даже направление движения. Отсюда ничего не увидишь. Я дорогу перейду и исчезну. Две канистры готовы. Выпрыгнул под рев затихающего мотора и свист винта и сразу побежал. Набрал емкости, сам из родничка напился, умылся, голову по плечи в воду засунул. Хорошо-то как! Не к добру это. Вечером я буду в Италии. По любому.
     По дороге к вертолету чудом голова не отпала. Крутил ей во все стороны на триста шестьдесят градусов ежеминутно. К воротам подхожу, командую пилоту по связи: «Машину к взлету, через минуту буду». И тут по общему каналу сообщение. Двое пришлых типов в черной коже из мест неведомых пса чернобыльского на Бар притащили. Стрелки знатные, у зверя три лапы прострелены.
     Меня это не касается, говорю я своим внутренним голосам. Эта погань, лейтенант оборотень и его дружок с винчестером присвоила нашу добычу, отвечает мне римский легат. Оружие предназначено для убийства. Ты решил его только подстрелить, ты за него в ответе. Это что, совесть? Вызвал базу, решил, если Леха на месте, значит, пусть он воду Умнику отнесет в лабораторию. А нет его, возвращаюсь. Счас, как же.
     - Генерал Найденов на связи, - отвечает сразу.
     - Ты на аэродроме? – спрашиваю.
     - Да, - удивленно говорит.
     - Прими груз с вертолета, это важно и срочно. Подробности у Умника. Я на Бар пойду, там дикого пса подранка принесли. Попробую выручить для нашего живого уголка.
     - Работай спокойно, поручение ваше выполню, а там посмотрим, что еще можно сделать. Рассчитывай на все наши возможности.
     Уже «Апач» в тучах скрылся, а я все на месте стоял, как столп Александрийский на Дворцовой площади. Накрылась моя Италия, или сам причины выдумываю, чтоб Паоле на глаза после разгульного утра не попадаться? А как все было здорово. И хочется еще.
     Прошел по битому кирпичу и отправился по своему недавнему маршруту. Не торопясь. Я свое вчера отбегал. Печальным был мой поход при свете дня. Не стал за это лето я заправским следопытом, но восстановить события, происходившие здесь за последнее время, смог легко. Возле этих камней стая псов столкнулась со стадом кабанов. Тех стрельба взбудоражила, кинулись в сторону, наткнулись на подранка с простреленной ляжкой, тут ему и смерть пришла. Сожрали. На его визг предсмертный второй пес приковылял, да что он против толпы сделать мог? Только продать свою жизнь подороже. Все кусты кровью забрызганы. А потом от озера появились люди, пристрелили кабана, вон его обглоданный череп лежит, отрубили ему копыта. На них спрос устойчивый, и ушло стадо от новой опасности. А бродяги нашли последнего израненного пса и решили куш сорвать. Сделали волокушу из веток и потащили добычу. Сейчас он где-то в клетке сидит, смотрит на серое небо Зоны через решетку. Стало у него небо в клеточку.
     Промахи делают все. Надо не стесняться их признавать и исправлять. Сегодня у меня работа над ошибками. Кстати, интересно, как это у парочки смелости хватило на поиск в Зону пойти? Почему они, найдя пса, расхрабрились, как раз понятно. Запах денег, он бодрит невероятно. Любой работник инкассации это знает. Едешь на броневичке и поневоле думаешь, что можно на эти пачки себе купить. И понимаешь однажды, что деньги это свобода в пачках. Реальная. Хочешь что-то делать – делай, нет – на печи лежи. Нашел место на карте интересное – езжай. Нет тебе преград и границ. Винтовка дает власть, сказал генералиссимус Мао. Деньги дают свободу. Это сказал я. А еще есть Зона, область чудес. Единственное место на земле, где свобода для всех даром. И для человека и для кровососа и для мирного атома.
     - Умник, частный вызов Пирату, Пороху и Щенку.
     - На связи, - мне Порох сразу отвечает.
     - Рассказывай, кто и где, и как вы дошли до жизни такой.
     Рассказал он, удивил конкретно. Они вчера подвалы обыскивали и в одном из ящиков нашли артефакт исцеляющий. За речкой больницы и госпиталя за простенькой «кровью» в очередь стоят, всем надо, «ломоть мяса» по весу в десять раз дороже золота, а эти в пыльном закоулке «Душу» подняли. Сдай ее медикам в аренду и живи на долю в гонорарах. Их во всем мире не больше десятка. Эта парочка дождалась, когда на караул Пират заступит, разбили парнишке голову, артефакт увели и деньгами из доли не побрезговали, из карманов выгребли. Щенок за ними кинулся на заре, а сержант санитаром при раненом остался.
     Это правильно, опыта у него нет, только задерживал бы погоню. Минуту еще, ведь ветер не стих. Мне нравиться здесь. Снежинки не ждут, когда их сожгут, при виде ее ты замедлишь свой шаг. Но только не я, я весел и пьян, я только сейчас начинаю дышать.
     Вот и опять стою перед выбором. На поясе у меня фляжка с водой из родника. И куда мне идти? В северо-западный комплекс Пирата исцелять, или за ворами в погоню? Монетку кинуть или знамения ждать? Проследи полет орла, говорит внутренний голос, я его истолкую. Точно, у меня посвящение в жрецы храма Солнца, обучался в школе. Здесь из птиц только вороны остались, дружище. Одна жизнь знакомого парня или тысячи жизней неизвестных мне больных, половина из которых согласно статистике, презренные твари. Как говорил старина Фрейд, люди не заслуживают жалости, большинство из них сволочи. Повернул я на запад и пошел на Свалку.
     Первые неприятности у меня на блокпосте начались.
     - Давно пса чернобыльского принесли? – вежливо спрашиваю.
     Командир четверки огляделся по сторонам и говорит мне:
     - Разрази меня гром, сталкер, но здесь нигде нет надписи «Справочное бюро».
     И зашлись они все диким смехом. Всегда готов поддержать хорошую шутку.
     - Зона и Черный Сталкер слышали твои слова, солдат. Перед ними за них и ответишь, - говорю спокойно.
     Веселье у них как ножом обрезало. Один украдкой креститься вздумал.
     - Чем тебе поможет бог, который не спас собственного сына? – спрашиваю.
     Плюнул им под ноги и дальше пошел.
     В баре все было нормально, столик наш не занял никто, сидел за ним Информатор, водочку по капельке цедил и ничего о двух пришлых гостях не знал. Их вообще один сталкер видел, сообщение отправил на общий канал, а с утра на работу подался. То ли на Дикую Территорию, то ли на Милитари. А внутренний голос кричит: «Не вернется он. Там и ляжет, или пропадет бесследно».
     А мне с ним спорить не хочется, сам так же думаю. У информатора глаза стали как у карася на сковородке, и я с места вбок упал, под стол соседний закатился, «Гроза» уже в руках и цели на линии огня. Тут они все пятеро слегка взбледнули и с лица спали. Конечно, с «Долгом» мои дорожки надолго разойдутся, если не навсегда, после бойни, которую я здесь устрою, прямо в баре «Сто рентген», но неприятность эту мы переживем, а они вряд ли. Направленный на человека ствол вообще будит фантазию. Сразу мозг начинает работать и представлять, как пуля в живот входит и из спины вылетает, мышцы в клочья раздирая. Замерли все. Давненько я такой живописной композиции не видел, с третьего класса школы, когда мы играли в «замри-отомри».
     Во главе скульптурной группы стоял пахучий бородач. Два его спутника в сталкерских защитных костюмах тоже воздух не освежали. А в арьергарде стоял командир блокпоста, с которым мы недавно мило перебросились парой фраз, с автоматом наизготовку, ему можно, он на боевом дежурстве и незнакомый мне колоритный тип. Такой арсенал на одном человеке видел я в самом начале своих приключений. Мелькнул мимоходом в нашей компании некто Лютый. Куда он позже делся мне неведомо. Свалил куда-то от шуток или в вольные сталкеры ушел, умер ли от неизбежных в Зоне случайностей, или домой вернулся, это его судьба, кисмет, фатум. Стечение обстоятельств. Пятый член группы мне его напомнил.
     На поясе два пистолета, ладно хоть одной системы, «Орлы пустыни», по два с половиной килограмма железа без патронов. Под левым плечом «Гадюка», два патронташа крест накрест через грудь, на правом плече трещотка натовская с прицелом и гранатометом подствольным, «трехсотка», не нравиться она мне, а за спиной ствол помпового ружья гладкоствольного торчит. До кучи. Ну не дебил ли? По любому. Если он хотел произвести на меня впечатление, то своего добился. Я его последним убью, если не убежит. Опасности от него – ноль. В железе запутается.
     Долговец рот раскрыл, я ему точно на верхние зубы прицел навел. Он говорить раздумал.
     - Ствол на плечо, боец, - говорю максимально дружелюбно, - ты в самом безопасном месте Зоны, если платишь по счетам.
     И сам не торопясь, на простор выбираюсь из-под стола. Комплекс свой стрелковый на стол кладу. Вроде бы и намерения миролюбивые демонстрирую, и огонь могу открыть через две десятых секунды. Мне ведь только руку протянуть, и стреляй.
     - Тебя кто с поста снял, Филин или Петренко? – спрашиваю.
     И сразу понимаю, что в точку попал. Боец на меня настолько рассердился, что самовольно отлучился. В карауле квад неполный.
     - Бегом на дежурство, дитя порока, плод любви гомосексуалистов, и мы забудем об этом печальном факте. Не было тебя здесь, - говорю.
     И его не стало. Испарился. Ему бы в цирке с этим номером выступать. Был мужик на арене и исчез. Зато еще четверо остались. Ну и почтенная публика. Бармен, охранник у кладовой, забулдыга в углу, вечно пьяный сталкер у дальней стены. Все на нас смотрят. Театр с доставкой на дом. Ричард Третий, часть вторая.
     - Чего надо? – интересуюсь. – Секрет мыла хочешь узнать? Как им пользоваться? Или записку принес от Болотного Доктора? Тогда давай.
     Задумалось это дитя природы, знакомых матерных слов не услышав, что ему сказали. Я было сжалиться собрался, перевести на понятный ему язык жестов, показать ему руку по локоть и плюнуть в открытую пасть, да не успел.
     - Мы тебя вызываем, - тявкнул один из его спутников.
     Оба-на, сходил в булочную за хлебушком. Разворачиваюсь к Информатору. Консультация нужна. Что это за групповой вызов?
     - Я их вызов приму, только их что, всех четверых на Арену против меня одного выпустят, или все-таки по очереди?
     - Троих, - поясняет мой приятель, - Удав представитель фирмы.
     Ага, думаю, весь этот металлолом чисто для имиджа. На новичков и алкоголиков должен внешний вид впечатление производить. Понятненько.
     - Всех вместе, - толстяк, обвешанный оружием, злорадно поясняет. – Трое против одного. За тобой только выбор оружия.
     Ладно, кое-чему я у ребят по верхушкам нахватался, сейчас я вас удивлю.
     - Голыми руками будем драться.
     В глазах Удава что-то мелькнуло.
     - Ладно, за нарушение правил на Арене одно наказание – немедленная смерть.
     И похлопал по своим лентам патронным.
     - Бой через час, не пришедший сам, будет доставлен и вытолкнут на Арену. Твоя раздевалка ближняя к бару. Дикси.
     Речь закончена, если кто в латыни не силен. Вызов брошен, принят, приличия соблюдены, а через час мы сойдемся в кровавой схватке, как и сто тысяч лет назад. Голые люди на голом песке. Голые люди по небу летят, в баню попал реактивный снаряд. Ха-ха, это нервная шутка. Я в свою комнату поднялся, разделся, все оружие с себя снял, на пол под кроватью сложил. Не понравилась мне ситуация, была в ней непонятная странность, но обдумывание решил отложить на потом, на время после боя. А пока что надо в живых остаться, и приступил я к разминке. Стал тянуться во все стороны. Скакалку бы мне.
     Минут через сорок из комнаты вышел. Штаны армейский камуфляж, майка такая же, ботинки прыжковые с маленьким секретом. Кепи свое белое на койку бросил. На Арене мне голову не напечет. На поясе детектор и пять артефактов в контейнерах. Последняя линия обороны.
     На входе меня Удав встретил, опереточный персонаж. И не он один. Знакомый командир четверки там тоже был.
     - Не волнуйся, - шипит, - сталкер, меня подменили официально. Я на твоих дверях выпускающим буду.
     - Решетки поднимаются одновременно на пятнадцать секунд, - поясняет Удав, распорядитель боев, мама его кровосос, а отец партработник. – А потом выход закрывается, а тому, кто на Арену не вышел, за пассивное ведение боя делается лишняя дырка не совместимая с жизнью. Закон Арены, братец.
     Обрадовал до невозможности. Я и так собирался мгновенно выскакивать на открытое пространство. Несколько схем боя у меня в голове сложилось, посмотрим, что в жизни получится. Встал на одно колено, захватил в ладонь горстку пыли бетонной. Прутья наполовину вверх ушли, как я под ними протиснулся и вперед метнулся. За спиной сразу решетка загрохотала. Непонятно это, но мы подумаем обо всем позже. Бегу, ящики разбросанные огибаю. За десять секунд до противоположного входа-выхода добрался, и встал, как вкопанный. Нет, организаторы условий поединка не нарушили. Оружия они застрельщикам схватки не дали.
     Они их просто переодели. Все они были в костюмах высшей защиты «СЕВА». Пропала моя пыль, которую я хотел им в глазки свинячьи насыпать. Там шлем герметичный, его пистолетной пулей не возьмешь. Добро, верх все равно мой будет. По любому.
     Рванул я с места, торпеда живая. Согнулся перед первым в поясе и врезался ему в живот плечом. Играйте в регби, господа! Снес его с ног и в стену впечатал. Надо было вам в экзоскелеты одеваться, ребятки. Остальные двое со спины подбегают. Счас, огребете по полной программе. Перекатом им под ноги ухожу и одно колено в захват ловлю. И дальше с ним в обнимку качусь по песочку. Косточка хрустит, пострадавший вопит, больно ему. Третий боец меня ногой пнуть пытается, только не самое это простое дело. Кто не верит, может футбол посмотреть. Там десять бугаев беззащитный мячик метелят бутсами. Неважно у них получается. А мячик, в отличие от меня, сдачи дать не пытается. Поймал я противника на «ножницы», подсек ногой под колено, свалил на землю, а уже первый от стены оторвался, к нам подбежал и так грамотно ногу вверх поднял, сейчас будет мне ее в грудь впечатывать. Обломишься, сидор гнойный!
     Вскочил я на ноги. Первое столкновение в мою пользу. У них один из строя вышел. Что-то тихо стало. Прыгнул в сторону, раненому по сломанной ноге удар нанес. Завыл он в голос, застыли они на секунду, а мне больше и не надо. Пальцы не накачаешь. Обманный финт сделал, показал, что опять в ноги паду. Один на колени встал, другой к стене прижался. Вот тобой и займемся, пока напарничек твой поднимется, это еще секунда выигрыша. Схватил его за кисть левой руки, она у большинства слабее, вцепился другой рукой в указательный палец и заломил его к руке. Если ты считаешь, что пальцы назад не гнутся, я тебя поздравляю, ты наблюдательный парень, практически сталкер. Зато они ломаются, пальцы, при этом нехитром приеме. Кручу сломанный палец, верчу, оторвать совсем хочу. Одно дело, когда клиенту просто больно и совсем другое, когда у него кровь ручьем хлещет. Тогда он минут через пять сознание потеряет. Главное про остальных не забывать, они никуда не делись. У меня ставка на скорость и маневренность. Выскакиваю на центр площадки и оглядываюсь по сторонам.
     Парнишка с пальчиком собой занят. Перчатку снял, решил повязку наложить. Да у него с собой аптечка, ничего себе поворот сюжета. Сейчас продемонстрируем торжество разума над диким варварством. Пролетаю я мимо и выхватываю у него из рук коробку с лекарствами. Неплохая подборка. Сначала клей мне в руки попался. Весь тюбик я на стекло шлема защитного одним движением размазал. Всем хорош клей. На воздухе в пену превращается, и застывает мгновенно, только не прозрачный он. Не было к нему такого требования. Затянуло стекло белой пленкой пористой, щелкнул боец защелкой забрала, поднял ее вверх, и получил иголкой прямо в глаз. В этом шприце обезболивающее средство было, но только противнику от этого легче не стало. Вкатил я ему пять кубиков в мозг, он сразу в клубок свернулся. Боец с переломанной ногой ящик разломал, доской вооружился. Ну-ну. Рукой пульс на шее попытался поймать, а ловить уже и нечего. Остывает клиент. А с ним побеседовать так хотелось. Это он мне вызов бросил. Ладно, еще бородатый скунс остался. Вонючка, то есть, если кто в иностранных языках путается.
     Встал я напротив парня с доской в руках, и выдал ему прямой в голову. Слышно было, как зубы лязгнули. Готов. Стянул с него шлем. Третий лишний. Значит, пальчик у бородача сломан. А девять у него пока еще целых. Этого я быстро и безболезненно бинтом удавил. Аптечка просто кладезь смертоносного оружия в умелых руках. А меня кое-чему за это лето обучили. Вернулся я к последнему живому врагу. Потанцевал перед ним минутку, кидаясь то влево, то вправо, а потом ударил его с ноги в щиколотку. Я же не ниндзя, удары в шею в прыжке проводить. Все надо реально делать. Взял его руку в клещи, дернул вперед, развернулся к нему спиной, вот он, самый опасный момент для меня, и его последний шанс на победу. Ударь меня в затылок, и все.
     Три десятых секунды у него было жизнь свою спасти, и прохлопал он этот шанс призрачный. Лег его локоть на мое плечо, а я его кисть дальше вниз к поясу гну. Захрустели косточки. Куда его гонор дешевый делся, завизжал смерть почуяв. А мне Ирокез вспомнился, благо недавно общались. Его круче в оборот брали, а он молчал. Гад, людоед, убийца, но при этом кремень. Осколок Монолита.
     Содрал я с этого скунса шкурку защитную, застежки позволяют, на них замков нет.
     - Кто вам костюмы дал? – спрашиваю.
     И по локтю, где кость наружу торчит, удар.
     - Командир квада принес. Сказал, что все по правилам.
     На трибунах рев. «Убей, убей! Убей!!». Все, что он мог, уже сказал. Я из аптечки шприц достал на десять кубиков со стимулятором. Поймал иглой вену, ввел лекарство. Полегчало раненому. Иглу в вене оставил, в шприц воздуха набрал, и резким нажатием поршня в вену выбросил. И пошел по сосудам чистый воздух вместо крови. Дошел до сердца, дернулось оно вхолостую и замерло. Воздушная эмболия. Гарантированный летальный исход. Применяется для ликвидации безнадежных и безденежных наркоманов. Я уже говорил, что аптечка смертоносней пистолета? Значит, повторился. Наверно, старею. На трибунах билеты тотализатора рвут. Не на тех поставили. Трое против одного, и не справились. Решетки обе открыты. Я к чужой ближе стоял в нее и вышел. У меня здесь ничего не осталось. Все имущество в номере лежит, вещи в раздевалке забирать не надо. На улице дождик капает, а я думу думаю, с кем беглецы в долю вошли, что их так защищают? Три костюма легко выдали, а это деньги, и не малые.
     Надо бы с командиром четверки потолковать. Такие возможности на Баре есть у «Долга», у бармена и владельцев Арены. За двадцать минут вызов организовали. И сталкеры твердо знали, что помощь им будет оказана. Клан. Филин с ними даже разговаривать бы не стал. Петренко? Вещь в себе, черный ящик. Прикинул, что от меня хлопот много и решил чужими руками избавиться? Нет. Он бы против меня.… А некого против меня ему выставить. Прапор и Мамонт его пошлют попросту, а Филин еще и генералу доложит. Не факт. Думай, Сотник. Голова у человека не только для того, чтобы кепи носить. Иногда, три раза в день, ей есть надо.
     Пропали два человечка, раненый пес и артефакт. Все это где-то здесь. Дошел я до себя, вооружился и в подвальчик направился. Поздравления принимать. Интересно на кого и сколько ставил бармен?
     За столом меня уже пакет денег ждал. Призовые, доля в ставке, мы с Умником на нас поставили, доля от Информатора, короче, куча денег. Месяца три назад, получи я их, считал бы, что жизнь удалась.
     Только в то время меня бы наверняка здесь убили. Заматерел ревизор за эти несколько недель. Стал Сотником и Клинком. И деньги считать перестал. Хлопотно это.
     И с чего мне поиски начать? А с разговора с Филином. Мы ведь братья по оружию.

Глава 6.


     За спиной и по углам обрывки чужих разговоров слышал. Смысл к одному сводился. Я в клане «Сталь» один из самых слабых бойцов. Самые сильные на Радаре и в Мертвом городе воюют, Данцигер, герой общего канала, на ЧАЭС разведку ведет и диверсии устраивает, а Клинок у них на подхвате, ходит с места на место, подай-принеси. Тем не менее, ведет себя нагло, народ штрафует ни за что, а недовольных убивает. Прямо как комиссар продотряда. В здешних местах это оскорбление хуже не придумаешь. Ладно, хоть агентом Минатома не называют. Не буду им выпивку на всех заказывать. Перебьются. Вызвал Филина на встречу, сообщение настучал на клавиатуре. Подтверждение получил о доставке, а ответа нет. Сижу спокойно, порцию доедаю, сам, без аппетита, еды и одному мало. Информатор всех кого мог, спросил. Не видел полицейского взяточника и владельца винчестера никто.
     Топот на лестнице. Патруль идет. Их сразу слышно. Прапор с бойцами и Филин с ними. Встаю навстречу, а они у входа тормозят.
     - Пять минут на окончание приема пищи, сталкер, - говорит Прапор, - десять минут на сборы. За нарушение правил боев на Арене приговариваешься к изгнанию с территории «Долга» до ближайшего выброса.
     На две недели прикидываю.
     - Какие на Арене правила, Прапор? Что я мог нарушить? Их нет, мать твоя женщина! Ты текст попутал, контузия застарелая о себе знать дала!
     Филин за стол садится.
     - Не торопись, никто тебя за шиворот из-за стола не потащит. Условие боя было «голыми руками». Ну и ломал бы им шеи. Или душил бы уродов пальцами за кадык. Мог бы яйца расплющить. Забить насмерть. А у тебя бинт и шприцы. Чистое нарушение.
     - Пардон, - говорю, - извините, подвиньтесь, это их на площадку с аптечкой выпустили. Все претензии к организаторам.
     - Ага, разбежались. Ты с Графом сцепился, это кадр Петренко. Из стукачков паренек, держит начальство в курсе. У нас таких немного, тем для полковника и ценен. Он с винтовкой снайперской на юг ушел.
     У меня карта окрестностей до Кордона в голове постоянно развернута. Он меня на дорогу выпустит прямо перед заставой клана на Свалке, там, как от Бара идти, есть участок с аномалиями, и с одного выстрела срежет. Если ему повезет, мой хладный труп в «карусель» рухнет и концы в воду. А если на асфальте останусь, так и подтолкнуть тело недолго. Мертвые не кусаются. А Филин мне только что жизнь спас, однако. Свои люди. Сочтемся. Рукой бармену махнул, чай давай.
     - Пропали в этих краях бесследно два паренька кудрявых, пес чернобыльский, в лапы раненый, и артефакт «Душа». Найти бы это все.
     - Займусь, - обещает Филин.
     В клане человек не последний, что может, сделает.
     - Куда выходить думаешь? – спрашивает.
     - У меня одна дорога, на Милитари. Здесь людей можно спрятать только на вашей базе. Ты бы знал. Значит, орлы с артефактом на Дикой Территории. Подставляться под ствол двенадцатого калибра у меня желания нет. Пусть они на собак патроны тратят. Подождут меня в засаде до вечера, спать уйдут, тут я на Янтарь и пройду. Кто, кстати речь о моем изгнании завел?
     - Дурачок один, у нас таких тоже много. Все деньги против тебя поставил, без гроша остался, расстроился очень. Дружок Графа, кстати. Кактус его зовут. За внешнее и внутреннее сходство с этим чудом природы.
     Эта дорога никуда не ведет. Протер тарелку корочкой хлеба. На Милитари готовить некому, там все веселятся. Буду тушенкой баловаться.
     - «Душа», значит всплыла. Большой куш. У многих может в голове помутиться от жадности. Или целому клану положение улучшить. А?
     - Нашли ее Порох с Пиратом. Им процент небольшой надо будет с доходов отчислять. А остальное пополам «Стали» и «Долгу».
     - А нам, лично? – смотрит на меня Филин своими желтыми глазами.
     А кто забыл, напоминаю, он ложь чует, ему врать нельзя.
     - Тебе я могу прямо сейчас на счет миллионов десять бросить. Евро. Не обеднею. И невесту подыскать с приданым. С лучшими рекомендациями.
     - Приятный ты парень, Клинок, всегда правду говоришь.
     - Тебе и Зомби. Остальным и соврать могу.
     Чай допили, пора и честь знать. Мне собраться – только подпоясаться. Куртку на себя, кепи на голову, рюкзак за спину, а «Грозу» на грудь. Готов.
     Дошли до северо-западного поста, обнялся я Прапором и Филином на прощание, сделал всем ручкой, аста ла виста, бэби! Прощай, детка, перевожу с испанского.
     Здравствуй, Милитари, земля «Свободы». Давно не виделись. Здесь я мало кого знаю. Только Кэпа, Скрягу и Макса. У анархистов новичков много, половина отряда полегла в столкновении с наркотой. Иду себе по кустам вдоль дороги, на асфальте ловушек аномальных много, детектор пищит, экран красными пятнами полыхает, я песенку насвистываю. Хорошо, все заботы отошли, жив и слава Темной Звезде.
     - Умник, братишка, что нового в мире? – спрашиваю.
     Тут он на меня ворох информации и обрушил.
     - Не части, - кричу, - у меня скорость приема маленькая и канал всего один! Давай, все новости снова повтори, в режиме человеческого общения, непринужденной беседы.
     Ирокез в госпитале лежит, ему будут протезы устанавливать вместо пальцев. И коленный сустав заменят. Щенки у него в палате живут. Все время едят. Я почему-то не удивлен. Кеннеди парк перекрыл. Уже грунт до бетона в тайнике сняли. Земля рядом подешевела. Можно за копейки весь штат купить.
     - Так покупай, - говорю.
     - А если бомбу не удастся обезвредить? – засомневался Умник.
     - Это нам-то? Стыдись, - смеюсь в ответ.
     Разведчик американский из Агентства Национальной Безопасности Леночке предложение сделал и Бронзе заодно.
     - Непристойное? – интересуюсь.
     - Нет, деловое. Непристойное они ему сделали. Предложили заняться сексом с сенатом и президентом. А он их на работу звал. Дознавателями сенатской комиссии по расследованию антиамериканской деятельности и финансового надзора. У меня все записано.
     Тут из кустов патруль выскочил. Надо же, анархисты службу несут. Через день на ремень, даже ботинки почищены. Ну-ну.
     - Кто такой? – спрашивают.
     - Люди иногда Клинком называют, изгнан с Бара до выброса за мелкие нарушения. Троих на Арене убил не по правилам.
     - «Долг» уху ел в полном составе. Какие, блин, на Арене правила?
     - Типа, не замечать противника, если он крикнул: «Я в домике!».
     Заржали, весельчаки. Вот за это мне нравятся анархисты и серьезные бандиты, за присущую им легкость. Тебе пулю влепят с улыбочкой, сами умрут со смехом. Тут не наша вина, так уж карта легла. Никаких тебе душевных терзаний. Ты что, приятель, не знал куда шел? Тебя сюда на аркане крымские татары приволокли? Ничего в таких людях не понимаю. Ты взял в руки оружие. Сам. Это твоя жизненная позиция. Убивать и быть убитым. Так выполняй взятые на себя обязательства. Это твоя работа. Или вали за периметр, там помоек много. На всех хватит. Повезет, в автоинспекцию устроишься. Дерзай, паренек. Соответствуй имиджу.
     - Кого знаешь? – спрашивают.
     - Что за детский сад, мать ваша практически святая. Знаю президентов США, РФ и гетмана Украины. Вам легче стало? Или вам рекомендации из Зоны нужны? Кого я знаю, вам не ответят. Макс где? Он сюда уходил из Бара.
     Про Максима услышали, притихли.
     - Следуй за нами, сталкер. Отведем тебя на сборный пункт, там с тобой поговорят.
     Здесь тоже порядочки новые.
     - А как же свобода для всех? – спрашиваю.
     - Свобода есть осознанная необходимость, - отвечают.
     - Является ли свободой осознанная необходимость продаться в рабство за пайку?
     Это не я такой умный. Это Стасик Ежи Лец давно Спинозе ответил. Диалог через века. Завыл я призыв к загону. Бегом, рассыпайся в цепь, поднимай добычу! Ждал, что вздрогнут, так нет, сразу побежали! Они с псами работали, понял с удивлением.
     Ну, и рванули мы. Тренировки лишними не бывают. Я темп сразу взвинтил. Ребята недолго продержались. Конечно, пьют, курят, режим не соблюдают. Стрельба справа началась странная. Повернул туда резко. Выскочили к забору, понял в чем дело. По мишеням стреляют, по банкам жестяным. Если парень перестает хвастаться, значит, он недавно умер. Я точно жив, утром проверял, скидываю «Грозу» в руки и все баночки у них с бревнышка снимаю. На бегу, не тормозя. Так что выход у нас получился красивый. А я сразу Макса увидел и еще одного знакомца. Подбежал к ним, остановился.
     - Здорово, – говорю, - Макс, давно не виделись. Не жалеешь, что с Несталкером на море не остался?
     - Здесь тоже нескучно, - отвечает и хлопает меня по плечу.
     Все расслабились, своим признали. Черный Сталкер со мной. А если бы Макс в рейд ушел? Пришлось бы к Кэпу на Барьер шагать. Там есть где меткость демонстрировать.
     - Вот так, примерно, стрелять надо, - Макс своих на моем примере воспитывает. – Помните, оружие охапками с дороги таскали? Это Клинок там шел напролом. Мы с Несталкером по Старому парку тихо крались, а он там кровью вражеской страничку легенды писал.
     Покраснел я, как девица на выданье. Не каждый день меня так хвалят.
     - За что тебя-то с Бара выгнали? – старый приятель спрашивает.
     Без комментариев. Зачем слова тратить, когда можно запись показать? Развернул экран два на два метра голографический и Умник ролик продемонстрировал. Вызов, бой и приговор. Беседу нашу с Филином я засекретил. Эти данные не для всех. Потом наедине Максу расскажу. Драка на Арене меньше трех минут длилась. По факту. Удивился я.
     - Вот такие дела, сейчас сами решайте, как у «Долга» со справедливостью.
     - А что в Зону пришел? – спрашивает.
     - Слишком много непонятного накопилось, - говорю. – Не к добру это. Должен кто-то тебе и Кэпу помогать. Три раза подряд мы «Монолит» разгромили, захотят их вожди реванш взять. По любому. И парни мои там застряли, Крепыш и Панда. Хочу быть ближе к месту будущих боев. Завтра надо на Янтарь сбегать, Плаксу навестить и обратно. Если в Киеве ничего срочного не случится.
     Посмотрел на север, и подумал, что там Крепыш в Мертвом городе делает? Прочитал он мое письмо на стене, или я его в никуда написал?
     … А тройка с ловчей сетью пробиралась сбоку, выходя на дистанцию броска. Боги Рима, вы что, отвернулись от меня? Мне помощь не помешает. Клянусь, пожертвую на храм, если вы для меня что-то сделаете, хоть маленькое чудо. Но прямо сейчас. Кинулся вперед воин с мечом, а у него за плечом поднимается копье для удара. Дерутся молча. Я им мертвый нужен. Никаких предложений о сдаче. Учил меня центурион Плавт такому трюку. Присел резко, плащ на меч набросил и в падении набок нож в копьеносца метнул. Дрогнула у него рука. Поменял я нож на копье. Ну, держитесь. Митра, ты тоже воин, дай мне сил, владыка рассвета! Пусть я умру не сегодня, и достал я ветерана с мечом ударом в печень. Изогнулся он, крепок как бык, треснуло мое древко, и остался я с палкой в руках против четверых. Сеть кинули, а я вверх прыгнул. Не дал ей развернуться. Хриплю, на крик уже сил нет. Это не в палестре модной гимнастикой разминаться. Здесь за жизнь дерешься. Юпитер Капитолийский, я же не в Африке, до форума Трояна два квартала, а здесь бой идет насмерть. Надоело им с сетью возиться, не стали они ее расправлять, ножи достали все четверо. Удар по плечу с разворота, второму по голове, один за спину проскочил, все, убьют, звенит сзади бронза по мрамору.
     - Давай сюда, - звучит голос в ночи.
     Явный варвар, непонятно откуда. Понаехало их в Рим за счастьем, будто оно тут штабелями на площадях лежит. Труп свежий в луже крови с перерезанным горлом лежит. Ловко он его. Виден опыт. Дезертир из вспомогательных войск. Для пенсионера слишком молод. Ноги, руки на месте, по увечью в отставку выйти не мог.
     - Если хотите остаться в живых, бегите, - нагло он предлагает.
     А их все еще трое против двоих. У меня, правда, опять нож появился.
     - Даю время на обдумывание предложения, - продолжает варвар. Кто его латыни учил. – Считаю до трех. Раз, два…
     - Городская стража! – кричат.
     Самое время делать ноги. Варвара я бросать не стал.
     - За мной, - шепчу и тащу его в темноту.
     Я сюда на свидание шел, когда они ко мне прицепились. Разбойники. Рядом с теплым трупом ему не оправдаться. А мне с ним идти не с руки. Отец меня в имение сошлет, в деревню. А мне это надо?
     Вот и дом божественной Юлии. Сейчас мы войдем внутрь, и ночь станет удивительно приятной. Огонь в очаге, вино в бокале, красавица на ложе, что еще надо человеку, чтоб провести время до утра? Постучал в дверь условным стуком, а в ответ – тишина. В переулке уже топот слышен. Человек десять, городская стража малым числом не ходит. Это у преторианцев патруль три человека. Они мастера боя, им во всем мире нет равных. Только тысяча «бессмертных», личная гвардия парфянских царей, но она далеко от Рима. Варвар к двери прижался, клинок в щель просунул, и поднял засов вверх. С тихим скрипом дверь отворилась. Мы в помещение ворвались, словно за нами Цербер гнался. Вернул я брус деревянный на место на ощупь и вздохнул с облегчением.
     - Варвар, у тебя есть имя и фитиль с огнивом? – спросил его я.
     - Стой, где стоишь, - ответил он. – Сделаешь шаг и врежешься в лавку у стола. А зовут меня… - и зашипел что-то на змеином языке. – Неразумно огонь зажигать, заметят с улицы.
     Взял меня в темноте за руку и потащил вбок. А потом по лестнице на второй этаж. Дом был пуст, никто меня не ждал. В сочетании с засадой на улице это обстоятельство наводило на неприятные мысли. Кажется, я попал в очередную ловушку.
     - Вот кушетка с подушкой, устраивайся на ней, - предложил мне случайный спутник. – До утра еще далеко. А я здесь у стеночки на полу устроюсь.
     Ну почему у дикарей такие сложные имена. Звался бы он Захуромаздра или Катулл Доминициан Марцелл, просто и понятно, а то придумают неизвестное даже богам слово, попробуй, запомни его.
     - Я буду звать тебя Гней, - сказал я.
     - Как Помпея Великого? – спросил сумрак. – Зови.
     Нет, это не варвар. Кто сейчас помнит историю города. Артистов в театрах, гладиаторов, мимов на площадях, гетер храмовых, этих всех помнят. Они на виду, любимцы плебса. Хлеба и зрелищ требует великий город, а этот сброд всегда на виду. Недавно мим Феликс справил нужду прямо со сцены, разговоров было на неделю. Все обсуждали размеры его достоинства. Благородные римлянки наперебой предлагали ему свои ножны для клинка. Дырки под затычку.
     - Кого ты помнишь еще?
     - Со времен Атлантиды? – усмехнулся голос в темноте.
     Нет, это не дикарь, но выговор абсолютно невозможный.
     - Спи, наговоримся, жизнь впереди долгая, - и брякнул металлом о стену.
     Сколько себя помню, меня все время хотели убить, и первый раз я так спокойно спал на обеденной кушетке в чужом доме-ловушке рядом с неизвестным, которого знал всего час.
     Разбудили меня лучи солнца. Многие в городе уже думали закрыть половину храмов. Новые уже строили только за городом. Рядом с Пантеоном было не пройти через толпы верующих, создавалось впечатление, что в Риме уже никто не работает. Я повел Гнея на набережную Тибра, пусть дольше и дальше идти, зато никто локтями не пихается и помои на голову не льет. На мраморной базилике рабы уборщики замывали надпись. Опять что-то ругательное начертали, как они исхитряются в темноте писать? Посмотрим.
     Жена пятого легиона. Да, немало солдат в той постели ночевало, любит плотские утехи почтенная Домна, но приписывать ей знакомство со всем легионом, это перебор. Легкость нравов в империи царит необыкновенная, все живут так, будто завтра наступит страшный суд, про который любят твердить бродячие проповедники уже мертвого бога или его сына. Речи их скучны, слова нелепы. Он накормил тысячу человек малым числом хлеба. Как он потом от них убежал, интересно? Они наверняка за ним увязались в надежде на следующую кормежку. Вон на перекрестке стоит один из последователей религии рабов. Все мимо проходят, а он кроет римлян почем зря на арамейском, изредка вставляя греческие слова. Дерьмо собаки, например.
     - Эй, пророк, пошли в таверну, мы угощаем, - хлопнул его по плечу Гней. – Расскажешь нам о дальних странах, о горах достающих до неба, о сверкающей на солнце ледяной шапке Килиманджаро. Потом мы выпьем за бессмертную душу Понтия Пилата, всадника Золотое Копье, простого римского наместника, превращенного вами в посланца дьявола. Как тебя зовут, старец?
     - Ты можешь звать меня Камень или Петр, как тебе удобней.
     - Тогда я буду звать тебя епископ. За Рим, вечный город!
     И мы выпили за камни мостовой, и за стены домов, и за термы старые и новые, за лупанарии на Авентине, и за все холмы Рима. Боги стали раскачивать землю, вокруг нас толпились стройными шеренгами преторианцы, а я был счастлив и кричал:
     - Домой пойду только с друзьями. Мы берем их с собой!
     Центурион Плавт пренебрежительно на них смотрит, один в тунике драной, другой вообще в наряде странном.
     - Переоденем! – сказал я ему.
     Гней посмотрел на его татуировку, мы всего месяц как с островов вернулись, и начал ритм пальцами по столу выбивать.
     - Легат, я получил приказ вести когорту в Рим, по морю к порту Итию, а там путем сухим; отряд мой отправленья ждет, взойдя на корабли. Но пусть мой меч другой возьмет. Остаться мне вели. Я прослужил здесь много лет, все время воевал, я видел и скалистый Вект и Адрианов вал. Мне все места знакомы тут, но лишь узнав о том, что в Рим домой нас всех зовут, я понял: здесь мой дом.
     Засопел мой центурион. Вспомнил кельтскую жрицу, Боадицею. Нет, Гней не варвар. Идем по улицам, песню тридцатого легиона в полный голос исполняем.
     - Митра, владыка рассвета, мы видим твое торжество! Рим – превыше народов, а ты – превыше всего! Кончена перекличка, мы на страже, затянут ремень. Митра, ты тоже солдат – дай нам сил на грядущий день.
     За нами стройными рядами полкогорты ветеранов шаг чеканит. Подпевают. Я не сын бога, их не брошу. Придется мне их кормить обедом. Ох, и скандал будет, мама дорогая!
     - Здесь жемчуг в цене? – задал мне дурацкий вопрос Гней.
     А где он даром дается? Скажи мне, я туда пойду. Посмотрел я на него, он на меня, достал из складок своей одежды нить крупных жемчужин и мне дает.
     - На расходы, - говорит.
     Тут и старина Плавт рот раскрыл от удивления. Это жалование легиона за полгода.
     - Никогда в жизни не видел такого ровного и крупного жемчуга, - говорит кто-то из ветеранов. – Это подарок богов смертным.
     - Тяжкий труд и упорство, - отвечает ему Гней. – На далеком острове Цейлоне рядом с Индийским полуостровом живут люди моря. Девушки ныряют на дно бухт и собирают дикие раковины. Старые женщины, опытные и умелые, ждут, когда раковина раскроется, и вкладывают в нужное место маленькую песчинку. Устрица начинает покрывать ее перламутром. Так растет жемчуг в раковине. И внучка той ныряльщицы, что принесла ту дикую морскую устрицу, через полвека достанет из нее прекрасную жемчужину.
     - А что там делают мужчины? – возник вопрос.
     - Новых ныряльщиц! – обрадовал всех солдатской шуткой рассказчик.
     Мы дошли до виллы Агриппы Великолепного, и я решил остаться со спутниками здесь. Плавт не возражал. С его мнением мне приходилось считаться, он мог и отцу нажаловаться. Да и по шее двинуть тоже, а рука у него тяжелая. Мы заняли весь двор, слуги и рабы выносили на воздух столы и обеденные ложа.
     - Пусть вытащат в угол жаровню, - сказал Гней. – Барбекю устроим. Как Лукулл. Принесите соль, специи, оливковое масло и мясо ягненка. Если хочешь хорошо поесть, готовь сам. Хочешь быть стройным, найми повара галла.
     Пока преторианцы думали над ответной шуткой, Гней сбросил свою одежду, оставшись в одной набедренной повязке, сделанной из лоскутка шелковой ткани. Рваный шрам на предплечье, явно от меча, и старые ожоги на боку вызвали явный интерес.
     - Откуда? – спросил децим преторианцев.
     - Греческий огонь, неаккуратно снаряжали амфору, хорошо, что маленькую.
     И достал из потертых ножен короткий меч. Солнечный зайчик весело сверкнул на полированном зеркале стального лезвия. Все замолчали. Сталь! Мечта каждого воина Рима. Она стоила как серебро, по весу. То-то он ночью противника одним ударом зарезал. Железо не бронза, не тупится. Он не дезертир.
     - Как тебе город, нравится? – спросил центурион Плавт.
     - Не знаю, вчера вечером затемно пришли, еще его и не видел, - ответил Гней. – Перекусим, с жильем определюсь, вздремнем в жару, потом можно погулять, осмотреться. Хочется мир увидеть, раньше все некогда было, дела, дела. А сейчас можно пожить для себя. Не решил только, куда потом пойти, на Восток или на Запад. Или на Север, на побережье Канн. С тех пор как в тех местах Ганнибал разбил римские войска, там безлюдно. Построю себе форт и заживу спокойно и счастливо.
     За беседой он мясо ровными ломтями настрогал и в масло сбросил. Вином сбрызнул и на решетку бросил. И куски хлеба туда же. Через пять минут запах распространился, все собаки прибежали. Первый кусок Плавту достался, как самому старшему, второй Петру, ну а третий мне. Тут я отвлекся от всего на свете. Хоть и перекусывали недавно в трактире, а все равно ел так, что за ушами трещало.
     - Издалека пришел? – спросил старый солдат.
     - С севера, из Нарбона. Но это просто последний переход. А добрался сюда с Борисфена, издалека я родом. С юных лет из дома в армию ушел, контракт кончился, денег поднакопил, и решил по свету пройтись, людей посмотреть, себя показать. Брат мой названный чудо-девушку нашел, что мне им мешать, может и меня где ждет красавица.
     Народ стал уточнять, в каком борделе красавиц больше.
     - Нет, завтра с утра пойдем на рынок, там посмотрим, - проворчал Плавт, рвя зубами очередной кусок. – Только счастье найти удается одному из ста.
     - Нормальные шансы, - ухмыльнулся в ответ новый знакомый, - при таких есть уверенность в победе.
     - Я буду молиться за вас, - заверил всех Петр.
     - Давай, лишним не будет, - легко согласился Гней. – Ты бы сходил в Пантеон, попросил бы уголок маленький для своего бога. Дадут – хорошо. На сходке ваших проповедников твои заслуги увидят, старшим проповедником в городе станешь. А откажут, жалобу на жрецов подай в сенат. Будешь не просто на улицах ругаться, а за правду стоять. Люди правду любят, особенно, если она им ничего не стоит.
     Ветераны карту притащили, развернули на столе. Стали родину Гнея искать. Разорвал он белую тунику, сохнувшую после стирки и начал весь мир перерисовывать. Посмотрел Плавт на его творчество, как он Британию рисует, и понял, залетел к ним сын вождя из дальних стран. Оружие, жемчуг, преподаватели отменные. А бродягу кликушу для маскировки взял. Отвлекающий фактор. Военная хитрость.
     Ветеранам и пенсионерам вино вынесли в двух амфорах, а молодежи на месте не сиделось. Собрались мы на прогулку. Как так, город не видел. Сейчас посмотрим. Вышли мы с ним прямо на статую Цезаря.
     - Он убит на домашнем пороге, за отсутствием бога, пробиравшийся в боги.
     Я на него взглянул удивленно.
     - С него начался закат империи. Последний шанс был упущен.
     - Сейчас Рим еще более могуч, - обиделся я.
     - Только разделен на две части, Западную и Восточную. А так все ничего.
     Не стал я спорить, мы уже пришли на место. У триумфальной арки почетный караул стоял в парадных плащах.
     - Знаешь, что это такое? – спрашиваю.
     - Арка Севера, - и смотрит на нее. – Слышать слышал, а вижу в первый раз.
     На камне надпись навечно врублена: «Императору Луцию Септимию Северу, сыну Марка, императору Марку Августу, сыну Луция, Счастливому, императору Публию Септимию Гете, сыну Луция, знатнейшему Цезарю».
     - Один тут явно лишний, - сказал я. – Ну, при милости богов, мы это исправим. Братца старшего убьем и буквы лишние сотрем. А так это нашей семьи арка за победу над парфянами.
     Тут начальник караула меня увидел, мечом взмахнул.
     - Слава цезарю Гете! – грянуло.
     Это я. А старший брат мой Каракалла все время меня со своего пути к единоличной власти убрать хочет. Так и живем, с оглядкой, но весело. Отец наш в Британии титулы нам присвоил, война, мало ли что случиться может. Он уже стар, последние дни доживает, на детей вся надежда. Рим велик, века за спиной и тысячелетия впереди. И к власти над миром его поведу я, Гета Север.
     - Хорошие у вас отношения в семье, трогательные.
     Остряк, я прямо от хохота зашелся.
     - Император прогуливается с новым мимом, - голоса за спиной, - что он сказал?
     А хочется хоть раз в жизни увидеть горы до самого неба».
     Вторая знакомая личность тихо улыбалась на заднем плане. Бейте меня палками, не этнограф я. Китайца от корейца не отличу никогда. Тем более одного китайца от другого. А ведь их полтора миллиарда! Вот на этот случай и придуманы бейджики, жаль, что у нас в Зоне их не носят. Выбор у меня был небогатый. Неподалеку от меня стоял либо Малыш, либо Коротышка. Один черт, китайский диверсант-разведчик. Нашего передатчика на нем не было. Их здесь вообще было мало. Понятно, я из чужих рук стакана воды не выпью, а эти монетку с земли не поднимут. Вдруг там закладка с микрофоном? Интересно, какое у них задание? Кабана откормить? Он мой взгляд заметил, поклонился вежливо. Я, с места не сходя, ему ответил.
     Закончили анархисты стрельбу учебную. Средненько, честно скажу. Для армии нормально, но в Зоне надо стрелять быстро и точно одновременно. Строиться они не стали, пошли плотной группой, но головной дозор метров на пятьдесят вперед ушел. Уже прогресс. Года два-три и они научаться и арьергард выставлять в походную колонну.
     Иду рядом с Максом, последние новости рассказываю. Кто и где говорю, чем занимаются – молчу. Государственная тайна. Только к воротам подходим, Умник меня отвлекает. Глянул на экран, наши гарнитуры из рюкзака вытаскиваю и китайцу в руки кидаю. Парочку сразу.
     - Панда! – кричу, - ты меня слышишь?!
     - Панда на связи, слышу вас хорошо, на местности ориентируюсь. Нахожусь предположительно на станции дальнего обнаружения, на минус втором уровне. Поднялся с предыдущего. Разница высот восемь стандартных лестничных пролетов.
     Метров пятнадцать, прикинул я.
     - Выбирайся, мы к тебе навстречу идем. Одна потеря сама нашлась. Пять дней он там по подземельям лазает. Пошли, разомнемся.
     Неторопливо, трусцой к Барьеру побежали. Сзади вой ударил. Скажи псам, что есть возможность сторожей Темной Звезды погрызть, они сразу согласятся. По любому.
     Догнали они нас, когда мы метров на тридцать к воротам в ущелье приблизились. Шесть человек и пятерка псов, стая с «Агропрома».
     - Дорога в районе поворота заминирована, - предупреждаю. – Недавно там Лис с Ходоком гуляли. Сведения точные.
     - Мины лучше аномалий, - отвечает мне один из китайцев.
     Кому как. Меня аномалии не пугают, а мин боюсь. Я вообще человек тихий и боязливый. Пугаюсь мин, псевдогигантов, стоматологов и темноты. Почему темноты? А ты представь, сколько там может прятаться стоматологов.
     Проблемы возникли у «Монолита» с бойцами. Не зря мы их стреляли-резали. Пусто было у будки со шлагбаумом. Не могли они уже на каждом посту караул держать. Два анархиста отставать стали, дыхание сбилось, курильщики. Я у одного рюкзак забрал, Макс у второго, и темп слегка сбросили. Стая собак вылетела, мы их огнем смели с дальней дистанции. Вожак завыл от удовольствия, точно, нет здесь равных нашей стае. Бежала смерть по дороге, царапая асфальт когтями и набойками композитными. На повороте на Мертвый город патруль наемников прикончили. Панда тем временем из-за ограды Радара на дорогу выбрался.
     - Беги, - шепчу в передатчик. – Черный Сталкер нас любит, он нас прикроет. Знал бы ты, в какой ливень я уходил. Торопись!
     Как словом, так и делом. Только не дождь, туман. Выполз из ниоткуда, все тихонько украл. Точка зеленая на экране карты к нам приближается. Остановились мы. Стволами ощетинились. Через пару минут тень мелькнула и сразу к нам кинулась. Некогда было даже «Здравствуй» сказать, сразу к нашей заветной дверце бросились. Кроме меня один Макс знал тайну железной двери на скале. Но остальные шли, вопросов не задавая. За псами держась след в след, мины проскочили. Внутренний голос кричал, «быстрее!». Собак на скалу втянули, сами поднялись, броня лязгнула, все. Мы дома!
     Дрогнула земля под ногами. Кинулись мы к перископам внешнего обзора. Убедились, не видно ничего.
     - Позволю высказать себе догадку, - говорит один китаец, - в нас только что стреляли из чего-то на редкость серьезного. Установка залпового огня «Смерч», к примеру. Или немецкий «Тайфун». Там на дороге сейчас море огня.
     Понял я, что больше нам для диверсий и срочной эвакуации тайным ходом не воспользоваться. Засыпало наш запасной выход во владения «Монолита». Ну и ладно. Перебьемся. То-то внутренний голос волновался.
     Протянул я Панде свою фляжку, он ее не отрываясь, сразу досуха выпил.
     - Знакомый вкус, - говорит, - напиток богов.
     - Это точно, - соглашаюсь.
     Про себя думаю, знал бы ты насколько прав. Вот и пригодилась водичка. Не зря с собой таскал. Здоровее будет наш снайпер. Придется Темной Долине с Китаем не ссориться, чтобы Панду перед проблемой выбора не ставить. Ты, мол, за кого?
     За друзей или за родину? У русского человека такой проблемы в принципе быть не может. Если кто-то где-то найдет на бескрайних просторах честного мэра, губернатора, министра, разбудите меня ночью, я пешком пойду на такое чудо любоваться. Только ты не найдешь, а я их защищать не буду. Мне и здесь хорошо. А в Италии будет еще лучше.
     - Передохнул? – спрашиваю. – Выходим. Макс первый, я последний. Псов при переходе обнять, и вперед.
     Подошли к полусфере, Панда гордо выпрямился. Точно, сейчас его трудами у Китая еще один собственный пространственный туннель будет. Засверкало серебро, работает переброска на Киевскую базу. Две минуты, и нет нас на подходах к Радару.
     Из ангара всей группой вышли. Овсов давно уже в курсе, Умник службу знает. Мы еще за Пандой шли, когда он нашего контрразведчика предупредил. Тот, соответственно приготовился. Два микроавтобуса с матовыми стеклами с этой стороны ворот стоят. Много народу по базе ходит, а лишнего никто не увидит.
     Псов на площадке высадили, там тушки свиные подкопченные уже лежат. Знает вкусы чернобыльцев, недаром с Акеллой и Гердой работал. Он с ними корпус «Д» брал в Киевском централе. А человечков без разговоров на гражданскую часть базы, в хозяйство Панды. Вот тут я удивился до невозможности. Знал, что жизнь там бурлит, но гостиницей пятизвездочной китайцы меня в шок повергли. Мы там, в казарме через взлетное поле живем, а они тут, папа их Конфуций, дворец построили. Нашего снайпера встречали, словно наместника императора. Только на колени не падали. Умник сразу тридцатисекундное окно в переходе на Китай нашел, и пошли наши желтые братья за своей долей богатства и славы прямо на родину. А мы вчетвером остались в президентских апартаментах отеля «Золотой Дракон». Девушки в национальной наготе слегка задрапированные прозрачным шелком будили желания. Наверняка это происки здешнего Овсова. Медовая ловушка. А с другой стороны.… С другой стороны Бронза. А в Италии Паола. В Милане бывшая подруга тележурналистка. Она мне тут несколько сообщений присылала, а я через администрацию гетмана ей повышение организовал. Дали ей полчаса эфира в неделю на свободную тему. Сама режиссер, сама ведущая. Врать не буду, телевизор все лето не смотрел, некогда и незачем. Но отзывы слышал хорошие. Девушки – четкий показатель успеха. Чем их больше вокруг, тем ты успешней. Закон жизни. Раньше они прибегали к владельцу самой большой дубинки на тепло огня и запах жареного мяса, а сейчас их манит стопка кредитных карточек, блеск бриллиантов и лед в коктейле. Только не моих. У них и так все есть. Значит, есть что-то еще. Запах удачи. Или я им просто нравлюсь. Они мне точно очень нравятся, причем все. Как четыре стороны одного того же света, я люблю, в том нет вины, все четыре этих цвета.
     Вышел из душа, Макс уже в кресле сидит, в халат завернулся. Парни решили ванну принять. Я не подсматривал, но Умник ситуацию под контролем держит, доложил. Один просто плещется, другому китаянки спинку трут. Запись идет.
     - Если парни в город захотят съездить, скажешь, документы оформим. Лучше армейские, сами сделаем.
     Макс головой кивнул, ему говорить лениво. Час назад жизнью рисковали, сейчас пружина внутри разжимается. У меня тоже. Мы с ним друг друга без слов понимаем. Чтение мыслей на расстоянии. Встал я, кувшин со свежим, только что выжатым из фруктов соком, между нами поставил, стаканы налил. Ради таких минут стоить жить.
     - Сам задержишься? – интересуюсь.
     - Ненадолго. Утром меня на Агропром перебросишь?
     - Только тебя одного. Парней позже, когда нагуляются, на Кордон завезем. Дойдут, не маленькие.
     Захохотали мы с ним, представив, как анархисты на Кордоне среди новичков и молодежи оттянутся. То-то историй наплетут. Половину народа из поселка с собой сманят. Пьем сок, общий канал слушаем, все как всегда. Кто группу собирает для дела важного, кто должок старый справляет, умирают люди и звери. Сахаров за щупальца кровососа цену поднял. Двадцать тысяч предлагает. Полста монстров зачистить и миллион в кармане. Неплохой шанс для любого парня. Щенок у Серого в ангаре гостит. От Филина нет ничего. Подождем. Сам вызвал Пороха. Тишина, нет ответа. Я им не нянька. Взрослые ребятки, сами не пропадут. Утром провожу Макса и на самолет. Обедать с Паолой буду. А ужинать? А Бронза и Леночка в километре всего. Наших официанток я на предмет время скоротать не рассматриваю. Не моралист я и никого не осуждаю. Каждый живет, как хочет. Одна девушка при встрече тебя поцелует, другая при встрече сразу трусики снимет вместо слова «привет». Она так привыкла. Это ее стиль жизни. Она многих сделает счастливыми, честь ей и хвала. Имена Марии из Магдалы и Саманты Фокс навсегда останутся в миллионах мужских сердец. И это правильно. Они того стоят. Отдыхать с ними приятно, но сочетаться узами брака как-то не тянет. Это моя личная точка зрения на доступных девушек. Я ее никому не навязываю.
     Меня какое-то странное ощущение терзает. Никак не мог понять, в чем дело, пока на Макса со стороны не посмотрел. У нас оружия нет! Мы все как в прихожей на пол бросили, до нательного белья раздевшись, так и ходим с пустыми руками. Тельняшки и кальсоны уже в топку ушли, остальное в пакеты сложили и сейф убрали, пока у нас водные процедуры по графику жизни были. Можно нашему дежурному позвонить, привезут и форму и оружие. Или у местных служителей обратно забрать.
     Огляделся вокруг, рядом с телефоном карточка лежит. Три двойки – вызов дежурного администратора. Набрал, слышу голос: «Ваш вызов принят, ждите».
     Через минуту стук в дверь, дождались. Отличные психологи в китайской разведке. Всех забыл сразу и навсегда. Стоят две феи, крови там намешано этнографам на радость, а на выходе вот такое чудо получается. Макс сразу рухнул. Я улыбочки дождался. Ну что же ты медлишь, неси меня в кровать? Счас.
     - У вас, - говорю, - время до утра. В семь тридцать он должен быть на нашей проходной. Пока. Еще одна такая выходка, и я вами всерьез займусь. Мало не покажется.
     Встал резко, и как был в халате, так и пошел через поле к себе в казарму. Ведь я не спешу, я просто дышу, и то, что мое, у меня не отнять. И стакан с соком в руках. Овсов подлетает на открытом джипе. Сел я в машину, напиток ему отдаю.
     - На анализ. Хорошо нас знают союзнички.
     Доехали до казармы молча.
     - Мог бы и завербоваться, гнали бы им дезинформацию, - вздыхает.
     - Я им и так все что хочешь скормлю, через Панду, - отвечаю.
     Захожу в холл, а там Бронза винтовку чистит.
     - А Лена в госпитале у этого, - и покраснела.
     - А мне и с одной тобой очень неплохо, - хватаю ее на руки, тащу в свою комнату.
     Ну, тут-то мы и узнали, что такое чистая страсть. Оторвались со страшной силой. День был нелегкий, была бы водица живая, пригодилась бы. Но держался я до последнего момента. До прихода нашего контролера домашнего из госпиталя. Хлопнула входная дверь, и сразу наша открылась.
     - Леночка, тебе не говорили, что иногда стучать надо?
     - Ой, мы застеснялись. Давайте и я к вам.
     А сама уже у меня в мозгах ковыряется мягкой ментальной лапкой. А я без пояса. Я опять к боям готов хоть до утра. Вот ведь народная целительница.
     - Тебя вожжами не пороли? – говорю. – Люди говорят, память на всю жизнь. Кыш отсюда.
     Через полчаса она опять в дверь протиснулась и сразу в койку. Ну и черт с тобой. Сама захотела. Бронза с нами морально разложится на бытовой почве. Часа в два ночи уснули, а в семь меня Умник поднял. Администраторы из «Дракона» с Максом стали на проходную собираться. Я своих девушек не стесняюсь, тоже решил с собой взять. Златовласку из разведки на место поставить. Тоже мне – Мата Хари.
     - Собирайтесь, проводите нас на работу. Макса китаянки окрутили, посмотрите.
     Собрались по-военному быстро. Минут за двадцать. Я это время потратил на ликвидацию арсенала в своей комнате. Забрал из тумбочки все пистолеты, и немного подумав, присовокупил к ним меч. Так безопаснее будет, никто не порежется.
     Ленка в отличие от меня неплохо водила, поэтому у нашего блока стояла машина, и она сама села за руль. А через две минуты у нас начались серьезные неприятности. Макса привезли на неброской темно-зеленой «ламборджини». Ручная сборка, кожаный салон, цена полтора миллиона евро. Леночка, контролер наш домашний, сразу губки надула и брови свела, а ведь китайских красавиц никто защитой от внушения не снабдил! Ой, что будет!
     - Это казенная машина, Китай в десять раз больше и в сто раз богаче, - кричу, а сам понимаю, опоздал.
     Умник мне подтверждает: «Зафиксирован ментальный удар».
     - Ты что наделала? – шепчу, в голове одна мысль и та непечатная.
     - Все нормально, - отвечает наш ручной контролер, - они Макса просто очень любят, всем сердцем. Не по заданию, на самом деле. Нам нужны переводчики с китайского языка? Принимай на работу, не предадут. Я им такую страсть внушила, самой завидно. Как у вас с Бронзой.
     Вот так в «Монолите» народ вербуют. Понятненько. Один сеанс внушения, и верный раб на все готов.
     - Еще одна такая самостоятельная выходка, и я тебя пристрелю. Веришь?
     Посмотрела Леночка на меня, в глазах огонек вспыхнул и погас. Вспомнила, что на меня ее давление психическое не действует. Сегодня она бы меня в морской узел завязала, нет на поясе артефактов. Где-то в отеле лежат. Пальцы с трудом разогнул, не мое оружие пистолет, я даже в инкассации всегда с автоматом ходил, а сейчас готов был из чего угодно стрелять, лишь бы собой остаться, а не куклой ходячей. Их у нас и так сто тридцать миллионов. Смотрят в телевизор и думают, что они люди. Ну-ну.
     А китаянки в Макса вцепились всерьез. Не стой на пути у высоких чувств. А если ты встал – отойди.
     - Боец, три дня отпуска в связи со свадьбой, - говорю. – Женись на обеих. Одни документы в городском Загсе оформишь, а с другой тебя начальник базы обвенчает. С отметкой в офицерской книжке.
     - Мне в отряд надо, - лепечет, а сам никуда не идет.
     - Все, свободен.
     А мне-то что делать? Конфликт с китайцами надо улаживать быстро, у них там законы волчьи, как у нас. Решат, что мы девчонок перевербовали, ликвидируют немедленно. Звоню Панде.
     - Слушай, брат, - говорю, - просьба есть личная, но для пользы дела. Мы с вами информацией делимся, а переводчиков на обработку нет. Отдай девиц из «Золотого Дракона» в наш Департамент. Будут и ваши и наши, совместная группа при моем отделе. Совсем пропадаю. Доложи вашему генералу. Мы их посадим на канал перевода оперативной линии центр Департамента – авианосец «Огайо».
     Все. Эту наживку любая разведка заглотнет. Тайны сразу двух союзников читать дорогого стоит. Врага держи близко, а друга еще ближе, говаривал в свое время дон Корлеоне. Пистолеты и меч на верхнюю полку оружейного шкафа в ангаре положил. Здесь случайных людей не бывает, а то начнет Леночка с оружием играться, застрелится по неосторожности, где мы еще одного контролера найдем? Понятно, были они в истории человечества. Я уверен в святом Франциске. Волки выходили из леса его послушать. Знаю я таких волков и проповедников. В Зоне их много бегает.
     Девчонки пошли своими делами заниматься. Бронза на стрельбище, а Елену Прекрасную Овсов к своим делам привлек. У него сейчас начальники районных отделов МВД аттестацию проходят. Заходят в кабинет, Леночка на них взглянет кротко, и начинают они неожиданно для себя правду говорить. Пять начальников на своих местах остались, двое на повышение в министерство ушли, десяток умерло от различных болезней, инфаркт, пуля в затылок, грипп тихоокеанский. Трупы кремировали, родным урны с прахом. Одну семейку, владельцев публичного дома из девочек лет десяти, пришлось всю утилизовать вместе с клиентами заведения. Остальные по выслуге лет на пенсию. А у меня всегда дела есть. Повез парочку анархистов на Кордон. На вертолете до заставы долетели, там с народом пообщались, вышли они за блоки бетонные на дорогу знаменитую, и двинули, не торопясь, на север, к Темной Звезде.
     Все, нет у меня срочных дел в Зоне, можно для себя пожить. Хоть день, да мой.
     Сразу на взлетную полосу рядом с самолетом приземлились. Все разрешения оформлены, Паола в Риме, значит, и нам туда.
     Умнику задачу поставил - нашим китайским братьям информацию выдавать сразу в переводе, пусть думают, что девчонки из «Золотого Дракона» сразу к работе приступили. Посоветовал обдумать вопрос, как на базе «конденсаторов» уже существующие солнечные батареи улучшить. Нам надо расширять рынок альтернативной энергии. А тут такой поток льется, на миллионы лет хватит. Он похвастался, что два танка на артефактах сделал. Один к нам на аэродром на днях переправят, а другой на выставку оружия в Германию. Я ему посоветовал на него символику «Опеля» нанести. Больше шансов на получение крупного заказа будет. Немцы родным фирмам всегда предпочтение отдают.
     Поговорили немного о нациях и языках. Исчезли шумеры, растворились в захваченных народах вестготы, потерялись в веках грозные хазары и печенеги, и вместе с ними пропали их языки. А в Америке погибла цивилизация майя.
     Если ничего не измениться, лет через триста забудут в мире и о славянах. Народ пьет, курит, переходит дорогу на красный свет, заваливает природу мусором. Может, он от жизни устал? В Москве парки убирают волонтеры из Британии. Дальше ехать некуда.
     Тем временем самолет стал на посадку заходить.
     У трапа меня встречали. Надеюсь, личико у меня не сильно перекосило от удивления. Негр такой баскетбольный, метра два ростом, за плечами винтовка «Гаранд», в руке копье короткое, с левого плеча два львиных хвоста свисают на камуфляж натовский типа «джунгли». Светлое хаки с желтыми пятнами, солнечные блики на листьях. В голове что-то щелкнуло.
     - Привет тебе, кентурион, - говорю, - рад видеть нубийцев в Риме. Сколько вас?
     - Легион в полном составе, - отвечает. – Сейчас формируем еще один из местных.
     - А вы, - интересуюсь, - откуда взялись?
     - Услышали мы о появлении достойного вождя и решили вернуться на службу.
     Достал он из кармана пилотку и на голову надел. А на ней эмблема - змея к броску приготовилась. Бригада «Черная мамба», спецподразделение ЮАР, воины-зулусы, понял я. Скучно им стало на краю мира. Там, на самом на краю земли, в небывалой голубой дали, внемля звукам небывалых слов, сладко-сладко замирает кровь. Что ж ты, сердце, рвешься из груди, погоди, немного погоди, чистый голос в небесах поет, светлый полдень над землей встает.
     - У меня частный визит, - говорю, не стоило беспокоиться.
     - Приказ госпожи наместницы Африки, - отвечает спокойно.
     Я даже споткнулся от неожиданности. Масштабно тут дела закручивают. Целая бригада через весь континент из ЮАР перелетела, чтоб под знамена Паолы встать. Соскучились ребятки без войны, свежей крови и добычи.
     - Ты слово пропустил, - замечаю, - Северной Африки.
     - Мы решили не мелочиться, - усмехнулся наследник Чаки.
     Да уж, ребята, похоже на то. Стал я вспоминать, что я о войнах на Черном континенте знаю. Две тысячи лет там ничего не происходило. Приплывали на больших кораблях работорговцы, ловили аборигенов и увозили за океан. Вон их, сколько в Америке сейчас. Серьезная заварушка произошла только в начале двадцатого века. Первая современная война нового времени. Мать всех войн. Буры нашли в пустыне алмазы и проболтались об этом. Британцы кинулись на блеск бриллиантов и обломились. Потомки голландцев сказали им категорическое «нет». Такого не прощают, и гордые джентльмены в парадных мундирах пошли в атаку.
     Буры быстро из них форс выбили. Через месяц англичане переоделись в скромное хаки. С тех пор и навсегда. Приняли пулеметы на вооружение. Стали снайперов готовить, построили концлагеря и начали заложников брать. Сжигали урожай на корню и резали скот, чтобы население голодало. За три года справились всей империей с фермерами. Исчез с карт мира Трансвааль, возникла новая страна – Родезия. В честь Сессиля Родса, алмазного барона. Растеклось по всей Африке оружие ручейками, стали по джунглям первые выстрелы греметь. До этого все копьями обходились. Так сто лет назад все и началось.
     Прошло всего десятилетие, и весь мир ввязался в большую войну. В Первую мировую. На севере Лоуренс Аравийский из банд кочевников сколотил войско для борьбы с немецкими экспедиционными частями. Так начиналась династия королей Саудовской Аравии, чванливых детей пустыни. Сейчас они рисуют себя потомками Пророка. Ну-ну. Потом вторая война. Опять в Африке сражаются французы и итальянцы, англичане и немцы, американцы и испанцы, все кроме местных жителей. У них и своих дел было достаточно. Самогонку из кокосов гнать и на антилоп охотиться. Война закончилась, все кинулись добычу делить, под ногами миллиарды лежали, а в Африку побежали недобитые неудачники. Дивизия СС «Вестфалия» в полном составе во французский Иностранный легион завербовалась. Конго Мюллер к бельгийцам на службу пошел. Это был предпоследний шанс ребят с оружием отвоевать свое место в мире.
     Начали к резне местных пареньков привлекать. За невыполнение приказа вешали, расстреливали, живьем жгли. Деревни заполыхали по джунглям, вдоль дорог стали на заточенный бамбук людишек накалывать. Выучили на свою голову. Посмотрели африканцы по сторонам и увидели, что их тьма, а белых очень мало. И стали они за независимость бороться. И начали географы каждый год новые карты выпускать. Все время государства образовывались. Машину автоматов украдут, столбики пограничные поставят, девок из соседнего городка изобидят, все, свобода! Начинали легко, но начать всегда легче, чем кончить. Схлестнулись тутси с пхуту, и пришлось миллион трупов в землю закапывать. Это уже было по-взрослому. Детишки подросли. В двадцать первый век вошли с рудниками алмазными, на которых трудились рабы с перерезанными на ногах сухожилиями. И работать может, и не убежит. В свободную минутку все сексом занимались беспорядочным, поэтому СПИД косил аборигенов наперегонки с лихорадками. Национальной идеей не заморачивались. Держались корней. В Уганде президент зажарил и съел лидера оппозиции. На границах Либерии молодежные банды трахали всех кого поймают до смерти. По всей Африке возрождались древние культы людей-змей и людей-леопардов.
     Хорошие союзники у нас. Ручной контролер у меня есть, сейчас Скрип заведет себе легион-другой людоедов. А что? Всегда так. Сначала лозунг красивый. Свобода, равенство, братство! Мир – народам, земля – крестьянам! А следом добрый доктор с гильотиной для быстрого отрубания голов и чекист Блюмкин с маузером. Интересно, если завтра мне тот, из бронированного стакана на Янтаре, предложит власть над миром, я сразу соглашусь или немного подумаю? Ладно, подумаю. Не хочу быть владычицей морскою. С девчонками бы не запутаться, а уж судьбы стран и народов пусть другие решают. Преемники Атиллы и Тамерлана, Рузвельта и Черчилля, Сталина и Пол Пота.
     А стаканчик надо взорвать, тем не менее. Паровозы лучше убивать пока они чайники. Скинул задачу Умнику. Тот моментально ответил. Для уничтожения объекта необходимо полторы тонны тротила или ядерный заряд в эквиваленте. Вес заряда с защитой двести килограммов. Без нее сорок, но переносчик умрет от лучевой болезни. По любому. Если взрывчатку на Янтаре выгрузить, это тридцать раз на завод придется выходить. Нереально. Пока последствия проекта «Мозг» нам не ликвидировать.
     За философскими размышлениями мы до Пантеона доехали. Вдоль дороги кресты стояли, и на многих место было занято. За малую провинность брали штраф, неимущих граждан направляли на общественные работы, а за все остальное по новым законам полагалась смерть. Здесь висели взяточники из строительного комитета и сутенеры, торговцы наркотиками и подпольные букмекеры, ростовщики и убийцы. Воров и насильников рубили на месте, а то бы свободных крестов не осталось. Это мне нубиец сказал и Умник подтвердил.
     На площади перед храмом шел прием посетителей, он же суд скорый и правый. В центре сидела моя Паола в древней короне наместников, а перед ней на коленях стояла небольшая, человек пять-шесть, группа людей.
     - Воры, лазили по летним домикам, - доложил старший патрульный легионер.
     - В чем дело, - возмутился мой спутник, - ради такой ерунды отнимать время наместницы. Главаря зарубить, остальным выжечь клеймо и на уборку мусора на два года.
     Паола недоуменно изогнула бровь. Я ей залюбовался. И не один.
     - Утверждают, что предводителя у них нет. Все равны, - пояснил свое затруднение боец.
     Интересный поворот, подумал я.
     - Республиканцы, значит, демократы, - сказала Паола и улыбнулась. – Убить всех.
     Они дернуться не успели, как их на месте порубили.
     - Мудрейшая! – выдохнул за спиной нубиец.
     - Ага, - согласился я.
     Трупы утащили, лужи крови песком засыпали. Привычно так.
     Ничего, во время правления Суллы здесь как-то за ночь пятьдесят тысяч человек убили. До него Скрипу и Паоле еще далеко. Да и до Аттилы тоже. Большим городам нужны реки крови. Будете в Париже, зайдите на Гревскую площадь. И во Флоренции не проходите мимо площади Цветов. А о Мадриде вежливо промолчим. Там триста лет инквизиция еретиков жгла. Казнили без пролития крови. От них только пепел остался. Зато потом в гражданскую войну испанцы этот пробел наверстали. Поэтому когда при мне толкуют о гуманизме и европейских идеалах, я удивленно открываю рот. Поднимите мне веки, покажите мне их.
     - Брат, - сказал я по привычке, а нубиец напрягся. – Мне надо с наместницей дела обсудить, некогда ждать. Давай ты прием закончишь, нужен будет совет, спрашивай у оператора связи. Его зовут Умник, только это секрет.
     Люди любят тайны. Их знание резко выделяет человека из толпы. И кто лишнее слово проронит – тому в сердце осиновый кол.
     - Пошли, - и тяну его за рукав.
     Подкрались мы сбоку к девушке, я ей руки протянул. Встала она из кресла, я к нему негритенка подталкиваю. Садись, мол.
     - Он продолжит, Умник поможет.
     Передатчик на него одеваю, работай. Еще десяток гарнитур оставил, пригодятся. Забрались мы в машину и, наконец, домой поехали. В квартиру на Авентине. Не до разговоров нам было. Чего будет стоить тысяча слов, в тот миг, когда важна крепость рук? Нет ни сна, ни пробужденья, только шорохи вокруг. Добрались до кухни, тарелку мяса съели, обратно в койку рухнули, обнялись и уснули.
     Утром нас Умник разбудил в девять часов. У Паолы день жестко расписан. В десять тридцать прием делегации из Неаполя, открытие больницы после ремонта, совещание с банкирами, встреча с профсоюзами служащих гостиниц. Мэрия разбежалась по ближним и дальним странам, сейчас моя девушка всем управляет. А Скрип армию имперскую сколачивает. Не везло Италии с соседями. Раньше вандалы и вестготы досаждали, сейчас на границе последнее в Европе вечно голодное государство – Албания. У него уже шесть легионов, в том числе полиция и карабинеры. Они его сразу поддержали. Армия республики соблюдает нейтралитет. Пока это всех устраивает.
     - Пока мы популярны, давай вскроем официально хранилище королей Двух Сицилий. Сразу внимание отвлечем. Все искусствоведы делом займутся. Кое-что продадим, деньги всегда нужны. Скульптуры по музеям расставим, картины по галереям развесим. Новый приток туристов и их денег в самую безопасную страну в мире. И ты навсегда в истории, как тот парень, который Тутанхамона откопал. И я с нубийским легионом рядом, у твоих ног.
     - Оставайся в кровати, у ног легиона хватит, - отрезала наместница.
     Да, подумал я, в кровати этим заниматься намного удобнее. И чего в американских фильмах, все норовят сразу на полу в гостиной пристроиться? Сразу видно, люди не ищут легких путей. А мне трудностей и в жизни хватает. Хоть сейчас отдохну от экстрима.
     Паола в душ удалилась, а я нубийца вызвал на разговор.
     - Приготовь людей. Задача – охрана ценностей и их вывоз в хранилища. Надолго. Недели две будут осматривать, снимать на месте, переписывать. Работаем в окрестностях Гаэты. Местность гористая, дороги есть. Море со всех сторон, возможен пиратский налет.
     Хорошо общаться с профессиональным военным. Все ему ясно, все будет сделано точно и в срок. Только мне в подземелье под мавзолеем надо первому зайти и одному. Артефакт свой забрать. Панда из армии ушел. Он сейчас стал человеком гражданским. Генеральный директор компании «Один шаг». Второй пространственный туннель китайцы открыли, пока мы спали. Шанхай – Тайвань, внутренняя линия. Билетов на полгода вперед уже нет. Ни туда, ни обратно. Сдать им, что ли, свою рабочую пару в аренду? Стану самым богатым человеком на земле, переплюну султана Брунея.
     Паолу подружки поймали. Ушла она с телефоном на кухню и пропала окончательно. Им совет нужен особо важный. Скрип пить бросил. Вино он не любит, а водку пить некогда, работы много. Ну-ну. Пели ядра, и в пламени битвы доставалось своим и врагам, он плевался словами молитвы незнакомым французским богам. Храни тебя Темная Звезда, сталкер, навалилась на твои плечи ноша тяжкая. Далеко зашла моя шуточка. Пока я думал, ехать к Скрипу на встречу или дома повалятся, вопрос сам собой решился. Прибыла когорта сопровождения во главе с вождем.
     - Доброго тебе дня, мой брат, великий Ингози, - говорю. – Пусть в твоей ограде не переводится скот. Пусть твое копье будет обагрено вражеской кровью.
     Обрадовались негритята. Давно с ними никто по-человечески не разговаривал.
     - Солнце встало, умоем копья! – кричат.
     Да сколько угодно. Здесь всех перестреляем, так Албания рядом. А там зверье советской закалки. Бедное, на все готовое, без чести и совести. У нищих нет гордости. А за морем Африка. Что за девочка была, бог ее помилуй, не добра и не верна, но парней влекла она с сатанинской силой. Хоть поклонники ее не бывали робки, получали за труды крохи краденой еды, да мочу взамен воды, и навоз для топки. Отплывали, но опять, как ослы упрямы, под собой рубили сук, вновь держали путь на юг, возвращаясь под каблук этой дикой дамы. Кровью куплена своей, слаще сна и крова, стала больше чем судьбой и нежней жены любой – женщина перед тобой в полном смысле слова! Встань! Подобная судьба встретится не часто. Нашей Африке салют, нашей собственной салют, Африке – и баста!
     Это мы уже по дороге орали, стоя в кузове. Через два часа на место прибыли, я пальцем на вершину Расколотой горы ткнул – нам туда.
     Вождь оцепление поставил, и минут через пять стали ученые и телевизионщики прибывать. Дождался я трех камер, отмашку дал, снимайте. И цепь на дверях разомкнул.

Глава 7.


     Математика Завхозу совершенно не давалась. В отличие от преподавательницы. Посмотрел он на гриву спутанных волос на соседней подушке, и решил, что училище надо срочно менять. И привычки тоже. Нечего в постель затаскивать каждую двадцатилетнюю старушку. Что ему нормальных пятнадцатилетних девчонок мало? Вон, все дискотеки ими забиты. Самый возраст. Уже все можно и ничего не боятся и в жены не набиваются. Последний год остался. Аттестат весной получит и в военное училище пойдет. А на практику полевую сразу в Зону попросится. Вообще-то ему уже вставать пора. Народ не за то ему деньги платит, чтобы он преподавательниц техникума ублажал. Надо по улице пройтись, показать, что он на посту. Сказано – сделано. Взял сумку с автоматом на плечо и пошел на прогулку.
     Прямо у дома был первый объект. С него все и началось. Парковка платная. Тогда, сразу по возвращению, он мимо проходил. А два гопника с хозяина деньги трясли. Слово «гопник» - оно советское. Сокращение – городское общежитие пролетариата. ГОП. Обитатели его и были гопники. Терять им кроме цепей было нечего. На свободе и в жизни они были случайно и не надолго, и, чувствуя это, кидались злобно на всех окружающих. Рассадили их по лагерям, общежития по другим ведомствам раздали, но слово зажило самостоятельной жизнью. Тупая тварь с желанием выпить и над слабым покуражиться, вот он – гопа.
     Завхоз подобных ребят насмотрелся. Слова на них тратить дело пустое. Присмотрел на куче мусора обрезок трубы и пошел в атаку. Молча прыгнул со спины, одному ключицу перебил, а второму челюсть сломал.
     - Еще раз в моем дворе появитесь, искалечу капитально. Все деньги будете на лекарства тратить, - провел он воспитательную беседу.
     Полиция пришла через час. К ним он вышел в защитном костюме и с автоматом. Сержант дернулся, но лейтенант его притормозил.
     - Документы, пожалуйста, - сказал полицейский офицер нейтрально.
     Завхоз приписное свидетельство подал. Туда и автомат, и пистолет были внесены. И личный боевой счет с печатями Департамента. Тут лейтенант побледнел. Подпись Кречета увидел.
     - Значит, так договоримся. Твой квартал – твоя земля. А все остальное без изменений. Согласен?
     - По рукам, - ответил Завхоз, ничего не понимая.
     Когда на следующий день к нему три торговца деньги принесли, он в ситуации разобрался. Как и всюду, бабки с торговцев собирали менты. «Мент» слово советское, польского происхождения. Форма была такая в Великом княжестве Польском у полицейских – ментик. Прообраз плащ-палатки современной. Отсюда и крик: «Менты!». И если к хозяину лавки приходили уголовники в наколках, то это значило только одно. Местные полицейские сами светиться не хотят, и долю свою позже с блатных получат. Разговоры о могуществе воров могут ввести в заблуждение только журналистов и лиц с сезонными обострениями. Ну, они и о «летающих тарелках» всерьез говорят. Бывает.
     Кстати, в развитие темы о словах. Некоторые уроды-гоблины, своего языка не знают, за чужой бестрепетно берутся. Слово «мусор» тоже советское. Московского уголовного сыска оперативный работник. И категория. МУСОР третьего разряда. В мире много интересного, брат-сталкер. Это Завхоз давно знал, а после встречи с Кабаном и Епископом убедился окончательно.
     Торговцам новая «крыша» понравилась. Деньги сталкер брал и говорил «спасибо», а не «давай еще», как прежние сборщики дани. Серьезных стычек не происходило. Лейтенант всем рассказал, что паренька сам Кречет знает лично. Нрав пана Максима все знали, человек по всей Европе казнокрадов и взяточников из старых правительств расстреливал, личность широко известная. Приедет в город на похороны паренька, придется еще одну могилу рыть, братскую, одну на всех, кто его подозрения вызовет. Уж лучше пусть у него повода для визита не будет.
     Хозяйство у Завхоза оказалось неожиданно большим. Десяток магазинов и лавок, парикмахерские и мастерские по ремонту, ателье и два подпольных публичных дома. С ними было больше всего возни. То клиент не платит, то за девушкой родственники приезжают, а она уезжать в деревню не хочет. И так каждый день. Сам он предпочитал девиц городских и самостоятельных. Как подруга, которая у него дома спать осталась. Была бы она еще чуть-чуть моложе, вздохнул Завхоз, а то ведь двадцать лет. Третий десяток пошел, кошмар!
     Рядом машина затормозила.
     - Здорово, кореш! – заорал на всю улицу Капет.
     Раньше его Башка звали, по-простому, потом он до бригадира дорос, и его стали называть на манер французских королей. Капетинг было слишком длинно, сократили до Капета.
     - Слышал новости? Мэрию и управу городскую гвардейцы киевские почистили, так их ручные бандиты в Зону решили рвануть, отсидеться.
     Дыхание перевел и продолжил:
     - И дружок твой Пират вместе с ними. Проводник типа. Девчонок из оружейного магазина заложницами взяли. Им уже лучше в город не возвращаться.
     Сталкер долго не думает. Ему прыгать надо. Заскочил Завхоз в машину.
     - Гони к городскому военкомату, - сказал бригадиру.
     Тот на газ нажал, через две разделительные на встречную полосу вылетел и по ней дальше поехал. Так ближе было. Не тратить же время на развороты, если гнать надо. Затормозили прямо перед железными воротами, пятиконечная звезда в центре навечно врезана и трезубец нарисован. Покажи эти ворота маршалу Тимошенко, поехал бы весь военкомат за полярный круг, с белыми медведями строевой подготовкой заниматься. Крут был старый казак, все Политбюро не смогло его заставить мемуары написать. Не захотел он своего начальника ставки верховного главного командования калом мазать. Так и командовал он Киевским военным округом до самой смерти. Не писатель был хохол, солдат. Умерли бойцы от ран и старости, и рассыпалась их империя.
     Зашел парень в двери, постучал в стекло дежурному. Тому скучно было на дежурстве, махнул рукой, в дверь заходи.
     - Здравствуйте, пан капитан. Мне бы в Зону или хотя бы в Чернобыль. Или в самом крайнем случае на аэродром под Киевом, к пану Кречету.
     Тут у дежурного тоска прошла. Запрос в компьютер настучал, электронной подписью личность свою подтвердил, а информацию о Зоне Умник сразу переключал на себя. Ответ пришел незамедлительно.
     - Через час борт к нам сядет. Тебя до Киева подбросят, а там вертолетом до Чернобыля. Сиди здесь, командировочные документы оформлю, потом на склад, оружие получишь и форму с НЗ.
     - У меня есть, - ответил Завхоз.
     - Оружия и патронов много не бывает. Будет еще, - парировал капитан. – Никто не скажет, что мы группу без оружия отправили, как при СССР.
     Выбрал призывник себе «Абакан» в полной комплектации, два «цинка» бронебойных патронов к нему и один ящик патронов к парабеллуму. Калибр девять миллиметров. Пара гранат и нож-стропорез завершили сборы. Костюм и армейские ботинки в рюкзак легли к медикаментам и консервам. Посадил дежурный Завхоза в машину со всем добром, и повез его водитель военкоматовский к самолету. На проходной документы проверили и к резервной полосе направили. Туда уже военный транспортник на посадку заходил.
     Самолет попутный был, вез в Киев фрукты. Если не в ущерб делу и не за государственный счет, Гетман людям зарабатывать не мешал. Чем народ богаче, тем страна крепче. Кто не верит, пусть на Швейцарию посмотрит.
     Быстро летчики груз и человека забрали и обратно в небо. Вопросов не задавали – не их дело. Через час в Киеве были. Завхоза в первую очередь пересадили на вертолет американский «Апач» и на север к Чернобылю отправили.
     А вот там первый сбой случился. Сидит паренек бритый в джинсах, майке и кедах на ящиках патронных, рюкзак армейский и сумка оружейная рядом, и никто его не встречает. Знал Умник о понятии «человеческий фактор», но представить себе, что водитель плюнет на приказ и поедет с девчонкой знакомой в луга и поля цветочки собирать, он не мог. Тем не менее, Завхоз на солнышке сидел, а шофер подружку уговаривал расслабиться на природе. Если не знаешь, что делать, действуй по уставу. Поймал Завхоз погрузчик, забросил в кузов свое добро, сумку с автоматами на колени поставил, мало ли что. Оружие должно быть если не в руках, то, по крайней мере, рядом. Приехал к КПП, а там караул ни сном, ни духом о нем не ведает. Не их это дело. И ящики его они охранять не нанимались, им за это деньги не платят. Такие разговоры Завхоз хорошо понимал. За полсотни гривен договорились. Ящики и рюкзак в углу постоят в целости и сохранности, а его дело их до восьми часов утра забрать или следующей смене деньги дать. А перекусить здесь везде можно. Самый центровой бар – «Пьяная плоть», там гламурненько и готичненько. Два квартала прямо и налево. Мимо пройти невозможно.
     Не соврали, черти. Как тут дальше пойдешь, когда прямо на стене плакаты девчонок голых возле шеста в полный рост. Ноги сами тормозят.
     Зашел внутрь, меню раскрыл. Закрыл и на выход пошел. Деньги были и не мало, только тратить их на жесты дешевые он не собирался. Ни здесь, ни в Париже, в ресторане «Максим».
     - Постойте, уважаемый. Ошиблась девушка, принесла вечернее меню. Вот расценки на дневное время.
     Там цены были в два раза ниже, но все равно заоблачные.
     - Это, наверное, очень вкусные продукты, если они столько стоят. Ешьте их сами, любезный пан. Где здесь ближайший телефон или военный пост?
     Любой бармен всегда психолог. Поставил на стойку трубку, говори, мальчуган. А тебя послушают.
     - Алло, справочная? Дежурного по городской комендатуре, пожалуйста. Дежурный? Меня на аэродроме не встретили. Кто я и зачем? Минутку.
     Достал из кармана командировочное удостоверение, расправил.
     - Направлен в самостоятельный рейд. Основание – распоряжение генерал-майора Найденова. Номер командировки, дата, пункт убытия. Я из группы Епископа, мне на Кордон надо. На разведку, - добавил он.
     Завхоз еще говорил, а у дежурного на экране голографическом две точки зажглись. Место расположение собеседника, не теряются разведчики в трудных условиях, сразу выпивку и девиц находят. В баре сидит. И машина на берегу ручья в трех километрах от города. Сразу два патруля свои маршруты бросили. Один за город рванул, а другой, завывая сиреной, к «Пьяной плоти» метнулся.
     - Спасибо, - вежливо сказал паренек, - вам бы лучше ценники пересмотреть. Мой старший друг Епископ этот хлев бы просто сжег. И не думаю, что он вас бы выпустил.
     На улице он сразу в машину сел и к КПП за вещами вернулся.
     - Что, нашел встречающих?! – ухмыльнулся было ефрейтор, да увидев повязки патруля сник быстро.
     Скажи сейчас салага про деньги, и все. Накрылся отпуск и увольнительные до конца службы. Лычку с погона сорвут, мама дорогая.
     - Нет, комендатура выручает. Хорошо у вас здесь, боевое братство и взаимовыручка, прямо как у нас в Зоне.
     Пожал ефрейтору руку, старшему лейтенанту из патруля сказал:
     - Отметь парня, может, младшего сержанта ему дадут.
     Это Умник уже сам слышал. У патруля его передатчик был. Через секунду у всех сообщения пришли. Пополнение счета. Премия от Департамента за отличное выполнение заданий командования. И у водителя звякнул телефон. Вам письмо. Вы уволены. Иди, жалуйся отцу с матерью. Озабоченный ты наш.
     До Кордона было всего пятнадцать километров. Двадцать минут по здешней дороге. И пошла машина по трассе с ветерком. Довезли Завхоза к самой заставе, выгрузили на асфальт прямо у блоков бетонных, и с осознанием выполненного долга и собственной незаменимости вернулись на маршрут.
     Паренек два ящика куском брезента укрыл, один за спину на лямках пристроил и в Зону зашагал. Он уже здесь проходил разок, только было их тогда пятеро, а вернулись они вдвоем. Такова цена успеха.
     В баре «Веселая плоть» бармен нажимал телефонные кнопки.
     - Кстати, у меня сегодня сталкер был из первой двадцатки. Спроси кого хочешь, весь город видел, как его патруль от меня увозил. Кто-кто? Юнец!
     А в тихом украинском городе капитан из военкомата нес домой ручной пулемет и снайперскую винтовку. Оружия много не бывает, а пацан за них расписался. День удался. Не зря он прожит.
     Любопытный медвежонок гризли сидел под смолистой елью и наблюдал за дрессированными человечками. Если подойти к ним поближе и перевернуться через голову, то на землю начнут бросать очень вкусные белые кусочки, тающие на языке. Только взрослые медведи такое поведение не одобряют. Уже три дня в лесу не пройти от этих зелененьких существ. Всю дичь распугали. Стае волков привозят мясо, прямо к логову сбрасывают, а гризли должны из корыта кашу есть, правда с маслом и сладкую, но ведь несправедливо! Главный человечек замахал лапками, и медвежонок спрятался за куст.
     Чрезвычайный уполномоченный представитель президента США бригадный генерал Кеннеди перестал подманивать маленького гризли.
     - Представляешь, если мы не справимся, наши славные мишки превратятся в злобных зубромедведей, - сказал он.
     - Значит, мы должны справиться, - ответил ему мастер-сержант. – Выжили в Зоне на вашей лужайке, сэр, не погибнем и здесь. Русские информацию дают?
     - Наши партнеры – украинцы, - поправил его генерал.
     - А в Техасе флаг штата любят больше государственного. Только это не значит, что они не американцы, - пошутил сержант Гонсалес.
     Мог себе это позволить. Вся грудь в орденах, одних мексиканских пять штук, три миллиона долларов за рекламу специального снаряжения, не зря он за своим лейтенантом лез к черту в зубы. Кое-что и ему перепало. Он точно знал, что Кеннеди знает русский язык, следовательно, его собеседники – русские.
     Зацепили саперы домкратами бетонную крышку и стали ее вверх поднимать. На катки свалили, и пошла она, родимая вбок. А в черной яме заблестела хищно боеголовка. Мина нового поколения. Пошли к ней ученые эксперты. Нет у минеров армейских такого опыта, но и они рядом. Телекамеры привычно индикаторами мигают. Без них только в туалет сходить удается. Все остальное снимают для истории. Умник с Адмиралом примерную схему заряда составили, но что там, в действительности «Монолит» придумал, сейчас ясно станет.
     - Всем линиям оцепления, боевая готовность номер один. Мы начинаем, - командует Кеннеди.
     Ему для этого и даны полномочия, ничем не ограниченные.
     Над головой «Фантомы» кольцо замкнули. Закрыт парк с воздуха. Исследовательская группа датчики вокруг размещает. Умник с Адмиралом всю информацию на своих платах прокручивают. Агентство Национальной безопасности канал связи видит, а расшифровать не может. Понимает, военные в секретность играют. Вот кто конкурентов из ЦРУ победил, догадались в агентстве. Пентагон мышцами играет. И флот с ним заодно. Сейчас ясно стало, кто удар нанес по штаб-квартире Управления. Нет ничего тайного, чтобы не стало бы явным.
     - Данные подтверждены на девяносто пять процентов, - с уважением доложили эксперты.
     Они-то представляли какой труд стоял за схемой взрывателей чужой бомбы.
     - Ждем ответа с «Огайо», - твердо сказал Кеннеди.
     Режь провод в металлической оплетке, шепнул голос прямо в ухо. Затем снимайте детонатор. А потом взрывное устройство можно к аэростату цеплять и вывозить из парка.
     - Всем три шага назад!
     Взял кусачки и вперед пошел.
     - С нами отцы основатели и Черный Сталкер, - выдохнул и лязгнул острой сталью. – Минеры, к демонтажу приступить!
     Кинулись взрывники вперед, все срезать и откручивать. Выдрали с мясом радиовзрыватель спутниковый и датчик наклона к горизонту. Страховка на случай обнаружения. Все.
     Подошел к ним телеоператор и говорит:
     - Господин президент, господин вице-президент, будете составлять список правительства, помните, пресс-секретарь у вас есть. Это я, мамы наши американки.
     ***
     Далеко мы не зашли. Не успели ловушку с ямой миновать, как Умник на экран срочное сообщение выбросил. Я вперед метнулся, артефакт перемещения в контейнер убрал и назад к основной группе вернулся. Парный телепорт у меня в сейфе самолета лежит, с тех пор как посуду золотую антикварную в Швейцарию контрабандой перебрасывал. Ну, этот пустячок мы с Умником себе простим. За нами дела и посерьезнее числятся. Мы с ним уголовный кодекс не чтим.
     - Брат, - говорю, - тут древностей, половину Африки можно купить. Всех пускать, но на выходе раздевай их догола, чтоб ни одной монетки не утащили.
     - Я их сразу туда буду без одежды запускать, - отвечает мне негритенок.
     - Дерзай, - соглашаюсь, а сам уже текст читаю.
     Овсов базу «Монолита» нашел во внешнем мире. В Центральной Африке. Засели они под Бозумом в десятке километров от города. Места там дикие, как бельгийцы оттуда ушли, воюют аборигены между собой непрестанно. Там Чомбе убил Патриса Лумумбу. И еще сто тысяч человек заодно. Не нравились они ему, очевидно. Самые гиблые края на всем континенте. Своего выхода к побережью нет, работы нет, если бы не пальмовое масло, основной продукт на экспорт, давно бы о них все забыли. Три миллиона населения на всю страну, миллион в столице живет, остальные по деревням. Человека могут убить даже не за ботинки новые, а просто, чтоб съесть. Простота нравов необычайная. Ну и все, что ей сопутствует. Старый добрый сифилис, проказа, относительно новый СПИД, лихорадка Эбола и страж Африки муха цеце, переносчик сонной болезни. И полный набор амеб в воде и клещей в траве. О таком пустяке, как змеи, на общем фоне и упоминать смешно. Особенно девчонок местных жалко. С детства по пальмам лазает, с дерева слезла, сразу в постель, в четырнадцать лет грудь отвисла до пупа, в шестнадцать умерла. И наркотики с самогоном, тоже, естественно пальмовым. Вот он, богоизбранный народ, любуйтесь! Кого любят боги, тот умирает молодым. А ты – Зона, Зона! Есть места хуже и опасней, братишка.
     Короче, мы их нашли. Овсов наш полк в самолеты грузит. А мы на три часа полета ближе, и время на сборы нам не надо. Пусто вокруг, чай на столе, все остальное давно находится в нас. Хороша была галера, корпус был у нас резной, и серебряным тритоном нос украшен был стальной. Кинул я клич в сеть легионов: «Добровольцы, на аэродром!». Нубийцы двинулись в полном составе, все, кроме тех, что в Гаэте у мавзолея остались. Немцы сводную роту выделили. Американцы из Испании батальон морской пехоты решили отправить. Они как услышали, что «Монолит» обнаружен, в дикий ажиотаж пришли. Хотели сразу там все с землей сравнять ковровым бомбометанием. Нам пленные нужны, а не трупы, информация и артефакты, утихомирили мы с Умником наших союзников. Взлетели, наконец.
     Шли на четырех транспортных «Боингах». С парашютом я до этого не прыгал, поэтому здорово боялся. Выбрасываться решили в трех километрах от городка со средних высот. Бойцы «Черной мамбы» весело скалили зубы, они нашли достойного вождя, они снова в деле.
     - Что сообщать мировому сообществу? – спросил Умник.
     - Обнаружен лагерь бандитов, по просьбе правительства страны международный корпус по борьбе с терроризмом проводит операцию, - говорю.
     - Какая просьба? Почему у меня о ней нет информации? Какой корпус? – он в недоумение как бы впал.
     - Спокойно, без паники. Ты спросил, что сообщать народам, я ответил. Мы же с тобой не самые правдивые существа на свете. Не было еще просьбы. В Киеве есть посол или консул Центральноафриканской республики? Узнай.
     - Нет, - говорит через секунду.
     - А в Штатах или при ООН?
     - Есть, - докладывает.
     - Давай его на связь, - требую. – И кинь ему на счет тысяч триста долларов. Прямо сейчас.
     Соединил меня Умник с дипломатом.
     - Здравствуйте, уважаемый, - говорю, - в ответ на ваш призыв о помощи, мы посылаем войска на ликвидацию банды, захватившей часть территории республики. А всякие мелочи мы решим позже в рабочем порядке. Согласуйте с Кеннеди вашу пресс-конференцию. Удачи.
     - Спасибо большое за ваше внимание к нуждам нашего народа, - отвечает.
     Поговорили конструктивно.
     - Давай Роберта на связь.
     - Он на совещании у президента.
     - Тем более, включи им экран и выведи нашу картинку. Можешь с прямой трансляцией на все телеканалы, кроме порно и спортивных.
     - Тридцать секунд, - отвечает.
     - Нам еще час лететь, мы никуда не торопимся, - шучу я. – Парни, на нас смотрит вся Америка, подтянитесь.
     Тут до меня дошло, что я единственный белый, кроме пилотов во всем самолете. То-то радости будет в политкоректной стране.
     - Господин президент, сэр, приветствую вас, - говорю, - разрешите доложить командующему международным корпусом генералу Кеннеди новые данные.
     Он кивает от неожиданности, я Бобби подмигиваю, и начинаю. Высаживаемся, захватываем аэродром. Зачищаем окрестности, нет ничего в мире беззащитнее идущего на посадку транспортного самолета. Долби его из любого зенитного комплекса, ты не промахнешься и ему не свернуть. Раз, и готова братская могила. Сразу начинаем атаку на лагерь «Монолита», в это время прилетает подкрепление с флота и с киевской базы.
     Тут-то мы их в бараний рог и скрутим. Это план в общем виде. А в частности нас могут при десантировании перестрелять. Но это я вслух говорить не стал. Командир обязан являть для подчиненных образец уверенности и холоднокровия. Хорош бы я был, бегая по самолету и крича: «Все пропало! Спасайся, кто может! Каждый сам за себя!». Представил картинку и захохотал. Негритята, на меня глядя, тоже развеселились. Кто-то начал ритм выбивать, меня на классику потянуло, и завел я древнюю песню времен англо-бурской войны: «Трансвааль, Трансвааль, земля моя, ты вся горишь в огне». Зулусы ее знали, правда, на английском. Так наш хор мальчиков и прыгать начал, с песнями. А танцы нас на земле ждали.
     За парашют я не волновался. Тройной контроль гарантировал своевременное открытие. За ноги беспокоился. Парашютисты все время приседают, прыгают с вышки, просто с высоты. А я только бегаю. Переломаю при приземлении лодыжку или ступню, и превращусь в обузу. Парашют хлопнул над головой, развернулось крыло, и увидел я прямо под собой бегущие фигурки. Три обоймы с воздуха расстрелял. Закачался вверх-вниз, не понял в чем дело, но быстро приспособился. Стреляю. Обзор замечательный, словно с вершины холма. К вертолетам на краю аэродрома бегут люди. Успеют или нет? Последнего бегуна прямо в дверце кабины застрелил. Не успел он, не судьба.
     - Вертолеты захватывайте, - командую по связи.
     А сам стреляю без перерывов. Не глядя обоймы забиваю, бронебойные или снайперские специальные мне все равно. Целям тоже. С вышек всех скосил, а тут и две вертушки в воздух взлетели. У них на борту два ракетных комплекса и шесть пулеметов. Сразу стало на душе легче. Да и мишени исчезли. Можно и осмотреться. Окинул окрестности взглядом.
     Я угадал, я на холме. Тысячу лет назад в землю попало семечко и дало росток. Нет, не завод «Росток», ныне «Дикая Территория», а такой зелененький. За тысячу лет он вырос, превратился в огромное дерево, на нем я и повис. До земли метров семь, до ближайшей ветки метра три, а я не Тарзан. Имеется в виду не знаменитый стриптизер. На земле стоят на коленях два зулуса и смотрят на меня во все глаза. Я «винторез» свой погладил, на грудь повесил, запасной парашют на аварийное раскрытие дернул, он на землю упал. Расстегнул крепления нагрудные, вытащил руки по очереди и вниз по стропам соскользнул.
     - Пошли, - говорю, - дети природы, нам еще немало народа надо сегодня убить. Омоем копья!
     И рванул вперед средним темпом, чтоб дыхание не сбить.
     До самого аэродрома они со мной вровень держались. Подбегаю к вертолету, парни его уже заправили, он, оказывается, с пустыми баками стоял, а у меня триста патронов всего осталось, на десять минут активного боя. В передатчик местный щупы от Умника втыкаю, у него свой бой в электронном пространстве.
     - Будь осторожен, это «Монолит». Одна из версий гласит, что это супермозг, и, возможно, кристаллический, - его предупреждаю.
     - Ну-ну, - говорит мне это создание очень знакомым голосом.
     Меня передразнивает.
     - Умник, береги себя, мне тебя будет очень не хватать. И о девчонках ты должен будешь позаботиться, если меня убьют. И дела до конца довести.
     Винт закрутился, немцы стали полосу к приему наших самолетов готовить, негритята достреливали все, что шевелится, а я с парочкой спортсменов-любителей сел к пулеметам.
     - К лагерю, - приказываю пилоту.
     Я пущенная стрела, нет зла в моем сердце, но, кто-то должен будет упасть все равно. Ах, зачем, зачем мне эта земля, зачем мне небо без ветра и птиц, я пущенная стрела. Прости. Вышли мы на боевой разворот. Во дворе метались бойцы, а чтоб меня сомнения не мучили, там, в центре два «монолитовца» в костюмах высшей защиты стояли. Ленту на двести пятьдесят патронов выпустил одной очередью. Смерть вам, живущие в норах! Машину на дальнем выезде расстрелял и посадку потребовал. Сели прямо на крышу и пошли мы причинять добро и вершить суд скорый и какой получится. Живых после нас и так не оставалось, а после того как мы на кухню заглянули, решили никого в плен не брать. Жарили они там девчонку на вертеле. Разошлись мы с хозяевами во взглядах и навсегда. Через десять минут три машины с бойцами «Мамбы» подъехали. Один ко мне подбежал, на колени встал, доложил:
     - Через полчаса прилетает морская пехота, а через час Овсов.
     И о дислокации вокруг коротко. Я это и так знаю. Умник изменения сразу на карту наносит. Всех наших видно. Оставил группу здесь лагерь захваченный караулить, а сам в вертолет со своим экипажем и обратно полетели. Посадку обеспечивать. Зауважали меня негритята.
     Сели мы у диспетчерской вышки, вдоль забора покойники двумя рядами лежат. Зулусы при виде меня на секунду на колени встают и дальше делами занимаются.
     - Почему в два ряда тела выкладываете?- интересуюсь.
     - Просто убитые в бою, и убитые тобой, нашим вернувшимся из вечности великим вождем.
     Хорошее пояснение, доступное. Спасибо тебе, Стрелок, только зулусов мне для полного счастья не хватало. Прошел вдоль своих. Метров двести дорожка. У нас трое убитых и с десяток раненых. А вон и «Боинги» летят. Сейчас Овсова дождусь и все заботы на него свалю. Он по званию старше, пусть командует. А я анализировать буду. Мне за это оклад платят.
     Приземлились все благополучно, без происшествий. Американцы шесть бронемашин с собой привезли и здесь мы три танка обнаружили. Вывели их на позиции, на душе легче стало. Сейчас можно на равных против всех соседних стран воевать. Шутка. Или всю Африку захватить, кроме Израиля. Это серьезно. Боб Диллан острова Зеленого мыса брал на штык со взводом наемников. Недавно это было по историческим меркам. Просто последняя страничка воцарения на троне бойца. А потом на престол залазили хитрецы. Интересно, сколько они там просидят спокойно? До тех пор, пока ребята на танках не приедут и не скажут: «Пошли прочь». Примерно так в Греции было. Да и во многих других странах.
     Обнялись с Овсовым, я ему всех представил, негритята мои печи на заводе строительном разожгли и стали туда трупы вывозить. Нам здесь только эпидемии не хватало. До вечера должны были с уборкой местности закончить. И здесь и в лагере. А мы к детальному осмотру приступили. В полукилометре на север нашли площадку складов. Вокруг кусты сплошной стеной, сверху сеть маскировочная, и что я там говорил о завоевании Черного континента? Эти ребята тоже к подобной операции готовились. Комплексы зенитные, легкие танки, винтовки и патроны штабелями до небес. И отдельно два ангара «егозой» оплетены, и на кольях головы человеческие торчат. Старая добрая традиция. Знак – сюда не ходи, оно того не стоит. Саперов вперед пустили, мин нет. Мы за ними следом.
     Вот, нашли логово. Полусфера перехода горит, мы туда не пойдем, на том конце гостей непрошенных неласково встретят. Мы тоже напротив своей полусферы три пулемета поставили. Танк оттуда не выедет, не пролезет, а все остальное мы пулями в клочья порвем. Обезопасили тыл. Рядом лаборатория химическая смонтирована, эксперты нужны, и опять пакеты грудой, только другие. По килограмму весом, зеленоватого оттенка. А я уже это раньше видел.
     - Умник, - говорю спокойно, - и Овсов, это наркотик очередной, «слеза бога» называется. Тут его тонны. Давайте решать. Я за то, чтобы его спалить. Разведем костер до неба и попляшем вокруг него.
     А они меня обломали. Не сговариваясь, хором сказали:
     - В хозяйстве все пригодится.
     Плюшкины на мою стриженую голову. Жадины.
     - Ладно, - говорю, - у нас демократия, два голоса против одного, ваша взяла. Но мы еще с этой отравой наплачемся, я так чую.
     Пока мы складскую площадку осматривали, разведгруппа департамента жилой комплекс обыскивала. И тоже небезрезультатно. Нашли они вход в подвал, штабную комнату, казну монолитовскую, деньги в мешках и коробках, центр связи и тюрьму. Ребята там были битые, в наше время человека после всех локальных войн удивить чем-то трудно, но местным это удалось. Вот и нас с полковником пригласили посмотреть.
     Спустились мы вниз, а мне по запаху сразу все ясно. Два коридора крест-накрест. В центре комната для допросов. Выдергивай заключенных из камер и задавай вопросы. В двух дальних от входа половинках сидят целые люди, а у дверей наружу покалеченные, кровью от них несет. Наверняка, ходить не могут, а охране их легче на казнь из камер вытаскивать. В Египте в храме бога с головой шакала такая же планировка была. Помучают пленного молодые жрецы и на жертвенник. Разрежут ему живот и начинают по кишкам гадать. Большие деньги за предсказания брали. Потом вся их кубышка нам досталась. Мы их тоже умело спрашивали. Вспомнил я, как с человека кожу целиком снять и не содрогнулся. У каждого своя судьба. А кому жить в славе или умирать в муках страшных решает сила рук и оружия. Я пока еще жив и мои голоса вместе со мной. Это точно, согласился легат. Давай их на пальмах развешивать, чего патроны зря тратить.
     - Тюремную обслугу связать покрепче и в печи скинуть живьем. Будем боеприпасы беречь, - озвучиваю совет легата.
     Мои негритята даже глазом не моргнули. Немцы, правда, тоже. Пока мы наверху бой вели, местная охрана инструкции выполняла. А они всегда у всех одни. При возможности освобождения заключенных ликвидировать любым способом. Четыре девчонки в живых осталось. Думали конвойные в подвале отсидеться с комфортом, не рассчитывали, что их найдут, да ошиблись.
     Две англичанки, итальянка и наша славянка. Вот хлебнули приключений на свои ягодичные мышцы.
     - Умник, - говорю, - перегони мой самолет из Рима на нашу базу. Выделите сектор и активизируйте переход Киев – Бозум. Шифр сейфа, где вторая половинка пары лежит, ты знаешь, самостоятельный ты наш.
     - Ты обиделся, что я тебя не поддержал при голосовании? – спрашивает.
     - Нет. Не обиделся. Неприятно было, это факт. Ты растешь, у тебя свои прогнозы на будущее, может вы и правы с Овсовым. Готовь палаты для девиц.
     Через два часа переход будет задействован, искательницы приключений сразу в нашем госпитале окажутся, лучшем в мире, замечу.
     - Умник, - дополняю, - просмотри материалы по женской анатомии и пригласи венеролога и гинеколога. У нас раньше в них нужды не было, а теперь….
     - Очнулся, - оскорбился. – Ты от жизни отстал, у нас в Канаде и Штатах целая сеть «Здоровая семья» уже неделю работает. Я о протекании беременности больше всех врачей знаю, шаманы в белых халатах. Простейший анализ крови сутки делают. А я за три десятых секунды.
     Ну, вот и поговорили.
     Все кругом работают, прибирают окрестности. Оружие стал под крышу перетаскивать, нечего ему на земле валяться. Общий канал одним ухом слушаю, и вдруг встал, как вкопанный. Предупреждение. Завтра Выброс. Данные от Сахарова. Послезавтра мне снова в бар можно будет. Ха-ха. Недолгим было мое изгнание! Связался с «Агропромом», они естественно, в курсе. Планируют народ с утра в подвал спустить на третий уровень. А Игла, пока работы не будет, хочет в город выйти.
     - Всегда рады, - отвечаю.
     Вот и мне повод из этого пекла домой свалить, а там и девушки, и банька.
     Овсова предупреждаю, что к вечеру дорога до базы будет, а мне надо с людьми работать. Он значение агентуры понимает лучше многих, нет у него вопросов. А окрестности мы зачистили полностью. Пусто вокруг, нет даже собаки, чтоб гавкнуть на нас. Если какой-то трибунал соберется нас судить, у него проблемы будут со свидетелями. Вот так-то. Полковнику Буданову привет.
     Зулусы мне своими падениями на колени уже слегка надоели. Связался я с Ингози, обрисовал ситуацию, и спрашиваю в чем дело? Он молчит.
     - Ты чем занят? – говорю, а сам картинку включаю.
     Может, конечно, накладка получиться. Может, ест человек или совсем наоборот. Но не сейчас. Стоят все негритята на коленях перед ним, а он на них внимательно смотрит. Весь прямо светится от счастья.
     - Ты, мой старший брат – воскресшее божество «великий воин». Принимай поклонение своего народа.
     Разъяснил и обрадовал.
     - Мне надо работать в Европе, ты там караул оставь небольшой. Через неделю их меняй, а сам сюда. Будешь нашим войском руководить. Как там у вас дела? – спрашиваю.
     - Никто ничего не украл, - докладывает.
     Это хорошо. Просто бальзам на сердце. Рижский.
     - Камерун не захватывай, - говорю, - он нам не нужен. Проблемная страна, даже не знаю, что с ней делать. Будут вопросы, звони.
     И дальше за работу. Мы здесь за день полугодовую норму Зоны по «двухсотым» сделали. А до этого «Монолит» сюда столько добра натаскал, что это и масштабах любого государства заметно. Сейчас все прибрать надо.
     Овсов своих скорохватов у перехода в засаду посадил. Вылезет оттуда кто на разведку, они его цап-царап, и схватят. Или он их, но в нашем деле банковском всегда так. Риск неизбежен. Панда на связь вышел. Помощь предложил.
     - Давай, дивизии две нам лишними не будут. Но лучше армию.
     Он такого ответа не ожидал, замолчал от неожиданности. Думал, отказываться будем. Да ни в жизнь. Это же мечта россиянина. Занять в Америке столько денег, чтобы нанять китайцев этот кредит отрабатывать. А самому жить припеваючи и ничего не делать. Жаль людей, пока что у них только последний пункт выполняется удачно.
     Тут Леха Зомби под руководством Умника у нас на базе переход создал. Мой самолетик на родной аэродром прибыл. Полезли к нам ученые, эксперты, трофейная команда, две печи передвижных, минометная батарея и взвод дальней разведки из бригады генерального штаба. Пауза наступила, и я с девицами на носилках домой шагнул. Здесь их дежурная группа приняла и в госпиталь повезла. А бойцы, что их выносили, обратно вернулись. Стала у нас Африка рядом, шаг до нее.
     А Бронза еще ближе. За углом притаилась, напугать хочет. Мыло ванильное, шампунь, духи «Дольче и Габано», влияние Леночки явное на неокрепший ум. Пусть себе потешится. Шагаю, как ни в чем не бывало, угол прохожу, мне глаза руками закрывают. А оружейное масло мыло не перебивает. Стою, молчу, и понимаю, что влип окончательно. И Паолу люблю, и Бронзу ни за что не брошу. Помоги мне, Черный Сталкер. Я ведь немного прошу, просто кусочек счастья.
     - Не ешь меня, я тебе пригожусь, - говорю.
     Все в детстве сказки слушали, да мало кто их в жизни использовать умеет. Мне иногда удается. Взялись мы за руки, и пошли, не спеша, к казарме. Романтическая прогулка, если не считать винтовки за спиной и запаха трупного от меня. В Африке жара, брат сталкер. Мы сразу в сауну пошли. Одежду в бак для химчистки сбросили и в парилку засели. Я сходу литра два сока выпил, восстанавливал водный баланс в организме.
     - Что за девицы? – Бронза мимоходом спрашивает.
     - Иностранки из бандитского плена, только не такие везучие как ваша компания. Пусть у Овсова за них голова болит. Они не из Зоны, не наша проблема.
     Тут мы под душ залезли, и у нас совершенно другие интересы появились.
     ***
     Марго дня три уже без наркотиков жила, и даже не тянуло. Соскочила девочка и с колес и с иглы. Давненько она так не веселилась, со времен бесшабашной юности, которая у нее закончилась с первой ломкой лет в тринадцать. Парни еще спали, решила она завтрак в номер не заказывать, а вниз, в бар спуститься. Что может быть лучше утренней чашечки кофе? Только две чашечки. Отель был молодежный, многие по коридорам голые ходили, но она решила одеться. Джинсы Пики, рубашка Несталкера, тапочки пляжные собственные. В вестибюле стайка яркая девчонок столпилась возле чего-то. Двумя блеклыми пятнышками выделялись серенькие футболки. Участницы фестиваля народных танцев. Их здесь поселили, они из Скандинавии. Ходят по гостинице, из-за каждого пустяка краснеют. Подловила одна из северянок ее с парнями в лифте, краской залилась на пару с Несталкером. Тот тоже такой забавный, прямо лапочка. Откуда у богатенького сынка такой естественный румянец? Он ведь с детства ни в чем не должен был отказа знать. Интересно, за что его из прежнего колледжа турнули? Мальчишка тихий, мухи не обидит. Правда жетон гвардейский у него есть. Короче, сплошная засада и загадка в одном флаконе. На юбилей знакомства, типа месяц вместе, надо что-нибудь оригинальное придумать.
     За мыслями к группке вплотную подошла и увидела, как в ладошки узкие таблетки разноцветные из пластиковой бутылки сыпятся. Обвела она окрестности взглядом битой неоднократно шалавы, и не было в тех глазах ничего человеческого. Сразу Марго вспомнила, как в ногах валялась дозу выпрашивая, какие затейливые ей клиенты попадались. Забавники. Надо бы парочку дома найти, особенно того, со спицей.
     Пепельницу керамическую она через секунду на барной стойке заметила, а еще через одну благодетелю, щедро раздающему таблеточки без счета, тяжелой чашкой в скулу ударила. Метила в висок, да он дернуться успел. Ну да ничего. Вторым ударом она его с ног сбила и, сев на него сверху, принялась долбить пепельницей по голове. Рядом визжат, а одна ладошка за всей бутылкой тянется. Марго, не долго думая, ее хвать, и начала трясти.
     - Ты уже съела таблетку?! – орет, как дикая.
     На нее смотрит девица, даже, наверное, чуть постарше ее, а глаза совсем детсадовские. И ничего не понимает. Лепечет на английском языке, а Марго больше польский и немецкий на практике изучала. Ну и итальянский, в пределах постели. «Ложись, перевернись, ноги раздвинь». Девочка полиглот.
     Сразу полиция появилась. Попалась птичка. Коротким был праздник. Сейчас до конца жизни придется эти дни золотые вспоминать. Интересно, парни хоть раз на свидание придут? Их же вышлют, сообразила она, будет сидеть в местной тюрьме одна-одинешенька. Ей наручники на руках защелкнули, а Несталкер, котенок тихий, в тигра превратился. Приставил к голове полицейского пистолет и в глазах раздумья. И не о том – стрелять или нет. Как при выстреле кровью меньше забрызгаться. Полицейский сразу тихим стал, браслетики снял и в кармашек сунул. Пика им разоружиться помог, один пистолет себе, второй Марго кинул.
     - Парни, простите за все, - сказала подруга.
     - Все в руках Черного Сталкера, - ответили хором, - не за что тебе извиняться. Убила – значит, было за что.
     - Он девчонкам наркотики раздавал бесплатно. Чтобы они на колеса подсели, - пояснила Марго.
     За спинами парней пряталась тонкая фигурка. Эта та девица, которая их в лифте накрыла, сообразила Марго. Поэтому она знала, куда за помощью бежать.
     - Что делать будем? – Пика спросил.
     - В номер не поднимаемся, выходим на улицу, берем яхту, моторку и уплываем с острова. На материке нас только спецназ силами до батальона возьмет. А их у него нет. Уйдем, как вода в песок. Без следа.
     - Можете не торопиться, соберите вещи, расплатитесь, денег наличными из банкомата снимите. Когда ваши личности инспектор установит, ваши карточки заблокируют, - сказал неожиданно второй полицейский. – Час мы вам легко дадим. Я в прошлом месяце неделю свидетеля охранял в клинике для наркоманов, нагляделся. А мы пока своими делами займемся.
     И начал таблетки отбирать у девчонок. Две уже успели съесть, быстрые такие девицы. Их уже энергия распирала, глаза горели. Тело в кайфе, ноги в пляс.
     Метнулись ребятки и Марго наверх, горничной сразу сотенку в руки дали, помогай при сборах.
     Когда Марго увидела, сколько у нее вещей стало – слегка расстроилась.
     На самолет она садилась с пустыми руками, зубную щетку в общий пакет бросила и сборы закончены. У парней и сейчас все имущество в него влезло. А у нее чемодан новый и две сумки. И все самое нужное, ничего бросить нельзя. Открыли во всех шкафах двери, пусто. Все свое забрали. Дверь раскрывают, а там…. Нет, не полиция с автоматами наизготовку. Но засада. Девица-невидимка с рюкзачком за плечами.
     - Пика, ты ее впечатлил в лифте до невероятности. Она с нами собралась, - Марго смеется, а у самой сердце покалывает.
     Была бы здесь еще одна пепельница, не жить этой кошке. Чего лезет в чужую семью. Иди на пляж поймай себе парней хоть десяток, и живи с ними счастливо, так нет же, ей именно эти нужны. А они заняты!
     - А может, она на тебя запала, - не остался в долгу Пика, паренек городской, тоже шутить умеет.
     - У девок чутье, как у взрывников, - сказал Несталкер. – Все только начинается. Считай, у нас полк СС за спиной в цепь разворачивается. Умник, переводи для нее.
     Нацепили на тень прозрачную гарнитуру связи. Была парочка про запас.
     - Мы уходить будем, как придется, возможно, с боями, имей в виду. Сейчас подумай и решай.
     Та, не думая, головой кивает. С вами. Ну и ладушки. Вольному – воля, бешеному – поле. Спустились вниз, полицейские их ждут.
     - Давайте, мы вас на пристань отвезем, только в соседнем отеле тоже что-то непонятное происходит. Зайдем туда на минуту, - предлагает русскоязычный офицер.
     Поставили чемодан и сумки Марго в багажник и пошли. Патроны по закону Зоны уже давно в стволах. Заходят, а там Содом с Гоморрой в одном флаконе. По всему первому этажу групповой секс процветает. А в центре зала поднос стоит, а на нем таблетки знакомые горкой лежат. Время от времени к нему люди голые подскакивают, таблеточку в рот кидают, и обратно кидаются, к партнерам. И парочка трупов, один на полу и одна в кресле.
     - У нас сейчас такое же было бы, - оценил Несталкер. – Молодец Марго. Вовремя пресекла. Давай, запрашивай обстановку по городу. Сколько точек распространения и как с ними бороться. Нам два автобуса надо пострадавших в больницу везти. Не меньше.
     Нацепили последнюю гарнитуру на второго полицейского, а то стоит, ничего не понимает и сказать не может.
     - Это не «экстази», - говорит Марго. – Что-то новое.
     - Срочно в лабораторию, - командует Умник, - все изъять.
     Полицейский к подносу подошел, тут на него вся толпа и кинулась. Только у парней выучка была не европейская, о гуманизме слышать слышали, но лично за жизнь ни разу не видели. Стреляли сразу на поражение, в грудь и живот. Завалили холл трупами. Сгребли таблетки.
     - Ну его к черту, у меня обойма последняя, - высказался Несталкер. – Есть здесь магазин оружейный? Давайте сначала туда заедем. Следующая толпа нас на кусочки разорвет.
     А рация полицейская уже трещала непрерывно, и Умник переводил для всей группы. Уже погибли три наряда, затоптали их в центре. Горел супермаркет, и толпа грабила магазины в квартале «высокой моды». Остров медленно, но верно сползал в хаос.
     - Ты два года воевал, бери командование на себя, - предложил Умник Несталкеру. Наши в Африке бои ведут, жди китайцев и немцев, но когда они успеют, пока нет данных. Я им тревогу две минуты назад объявил. До обеда вам придется самим держаться. По любому.
     Помолчал секунду и добавил:
     - Ни на кого не рассчитывайте, действуйте самостоятельно. По всему миру такая ерунда. От Манилы до Лондона. Из России сообщений нет, они и сами могут быть не в курсе. Вся Швеция после первого взрыва уже марлевые повязки одела, а советские вожди в Киеве пионерский парад проводили. Твари, - с удивлением закончил компьютер.
     - Всем, кто меня слышит. Объявляю остров на военном положении. Всем немедленно выйти на рабочие места. Полиция, пожарные, спасатели и таможня переводятся на чрезвычайный режим, отпуска и отгулы отменяются, сверхурочные будут оплачены, - Умника не надо было учить с людьми разговаривать, сам кого хочешь обучит.
     Группа направилась в управление полиции, по пути вскрыв оружейный магазин. Не было там практически ничего. Взяли десяток помповых полуавтоматов, сумку пистолетов, патроны выгребли все дочиста, нагрузили еще одну машину, и поехали короткой колонной дальше. Попутно машину «скорой помощи» мобилизовали. Отбили врачей от атаки наркоманов.
     К зданию городской полиции прибыли на трех машинах. Настроение там царило подавленное. Все у телевизора в дежурной части сидели, ждали выступления руководства страны к народу.
     - Умник, влезай в сеть, давай информацию, - потребовал Несталкер.
     Загорелась карта Европы, покрытая красными точками.
     - Запрещается оборот нового наркотического препарата. Распространители подлежат уничтожению на месте без суда и следствия. Сдавшиеся добровольно и передавшие препарат представителям власти получат амнистию. Все стоящие на учете наркоманы и наркоторговцы обязаны находится по месту проживания. Запрещаются митинги, шествия и массовые мероприятия. Беспорядки будут пресечены. Отменяется закон «О чрезмерном насилии». Избегайте случайных половых связей, неизвестна схема передачи вторичной наркотической зависимости.
     Дальше пошли призывы к населению, оставаться дома и объединятся с соседями. Все, как всегда. Полицейские воспрянули духом.
     Несталкер определил местные задачи. Пожар потушить, грабежи прекратить, попробовавших новый наркотик людей разместить в больнице монастыря и в доме для паломников. Обеспечить охрану. Всех известных торговцев наркотиками – в тюрьму.
     - Оружие к бою! Все на улицы города, работы много, - скомандовал бывший разведчик. – Нам бы день простоять, да ночь продержаться.
     Здесь творчество Гайдара никто не знал, поэтому приняли как руководство к действию. Пахали как проклятые. Жизнь вносила свои поправки. Слишком много было здесь, на курорте, жизнерадостных охотников за весельем. Не влезли бы они в монастырь. Выделили им два квартала в центре, пять гостиниц, завезли им вина машину и махнули на них рукой. Делайте, что хотите. Сексом занимайтесь, молитесь всем богам, много их люди придумали, на все случаи жизни, кайтесь, ешьте, пейте. Выдача наркотика по графику. Каждые четыре часа. И никакой колючей проволоки. Сами никуда не уйдут. Вот им рай не Земле. Кушайте, не обляпайтесь. Аэропорт закрыли, на продуктовые склады охрану поставили, всех нелегалов и бродяг на ферму вывезли. Кровь на анализ у всех взяли, СПИД и туберкулез тоже болезни неприятные. Для молодежи комендантский час объявили, не до танцев пока что. Трупы в известь негашеную уложили, триста человек набралось с небольшим хвостиком. Одна машина сгорела начисто, непонятно, сколько там пассажиров было. На войне, как на войне. К обеду только пепелище дымящееся об утренних событиях напоминало.
     Даже витрины все успели застеклить. И карнавал в центре внимания не привлекал. Веселится народ, так затем и приехали.
     Наркотика изъяли сорок килограмм.
     - Полцентнера мы пропустить не могли, - уверенно сказала Марго. – Значит, завезли нам всего пятьдесят пакетов, в каждом по тысяче таблеток. Десять пакетов разошлись. В центре, в «веселых кварталах» полторы тысячи человек. Некоторые приняли сразу по две-три пилюли. Кое-кто в поисках счастья горстями жрал, в общем сходится. Немного у них по карманам запрятано, заначки наркоманские.
     Шеф полиции согласно кивнул, сам так же думал. Кошмар. Его тихий городок в центре такого скандала.
     - Через неделю у нас наркотик кончится, вот тогда проблемы и начнутся. Если они всей толпой в город бросятся, все сметут. Надо их за это время вывезти на материк, или самим его синтезировать.
     - Или перевести их на метадон, его у нас цистерна, - сказали врачи-наркологи.
     - Или уничтожить, - прозвучало сурово.
     Все на Несталкера уставились.
     - Они так и так не жильцы. Думайте, где и как трупы будем сжигать. У них яд в организме, в земле их хоронить нельзя. Мне так кажется. Оставить сотню девчонок молодых, им таблеток на месяц хватит, за это время на материке лекарство придумают, а остальных в расход. Они свою судьбу сами выбрали.
     Не надо думать, что европейцы самые гуманные люди на земле. После войны миллион немцев, простые гражданские люди, были изгнаны из своих родных домов в Эльзасе и Лотарингии. И не стало их. Кажется мне, что жизнь и смерть их была нелегкой. Но они проиграли, и что о них думать? Просто не надо переоценивать доброту цивилизованных наций. Гильотину и газовые камеры изобрели не в дикой Африке. Только не принято в этих краях ясно и четко выражать свои мысли. Тактичнее надо быть.
     - Девиц забрать на обследование в клинику, наделать похожих внешне таблеток, и выдавать вместо наркотика остальным простые витамины и поить метадоном, раз его много, - развернул предложение Несталкера Пика.
     А за это время улицы перегородить, подумал шеф полиции, может и сработать. Два квартала легче восстанавливать, чем полгорода.
     - Для чистоты эксперимента надо две контрольные группы по пять человек прямо сейчас отделить и лишить наркотика, - потребовал Умник. – Нужны данные.
     Это да. Пока не посмотришь, как оно на самом деле, все остальное, гадание на кофейной гуще, подумала Марго. Только как этот десяток отобрать? Ведь ломать их, судя по всему, будет не по-детски. И Умнику будут нужны те факты, о которых в приличном обществе не говорят. Процент плановых потерь. Выживет кто, или все подохнут? Слово-то какое нехорошее, грубое. Скажем по другому. Стопроцентный летальный исход. И сразу исчезла мука предсмертная, боль от которой наркоманы себе вены зубами грызут, и запах жуткий от желто-зеленой рвоты. А кто-то должен за ними в окошко смотреть и время в тетрадку заносить. На Несталкера и так столько навалилось. Он их просто застрелит из жалости, добьет, чтоб не мучались.
     - За группой смертников наблюдать буду я, - подняла руку Марго.
     Через секунду мелькнула еще одна ладошка. Девочка-тень.
     Умник подумал, сказать, что не надо, или нет, и промолчал. Датчики всю информацию, конечно, снимут, только для молодежи пришло время во взрослую жизнь шагнуть. А он посмотрит, как белковые организмы адаптируются. И Адмиралу покажет.
     - Возьмем тех, кто сам придет. Первый десяток на раздачу таблеток, - сказал он равнодушно. – Палаты одиночные готовьте.
     На экране телевизора загорелось сообщение.
     - Или я чего-то не понимаю, или Скрип неплохо приподнялся, - сказал Пика, глядя на старого приятеля. – Что за девка в короне, он, что, на королеве Италии женился?
     - В Италии республика, бестолочь, - сказала Марго, мгновенно приревновав.
     Этому тоже сейчас принцесса понадобится, а она куда денется? Обратно на панель в платье от «Баленсиаги»? Ну, уж нет.
     - У меня виза скоро кончится, - сказала она. – Можно нам быстренько вид на жительство сделать, а лучше гражданство? Неизвестно, сколько нам здесь народ мучить. Вдруг процесс затянется.
     Умник речь исправно перевел, а от себя добавил, что средства, достаточные для эмиграции, могут быть вложены в экономику острова немедленно. Допустим покупкой всех гостиниц в кварталах карантина за четверть их стоимости. Чиновники префектуры оживились, все складывалось не так уж и плохо.
     Телевизор стал обращение к народам сообщества транслировать.
     - Граждане Рима и почтенный сенат, - начал свою речь на четкой имперской латыни старина Скрип, - Родина в опасности. Призываю вас исполнить свой долг перед отчизной. Слушайте и повинуйтесь!
     Естественно, речь переводилась на все языки континента.
     - Рим опять провозгласил главенство своих пап над светскими владыками в Европе и взял на себя всю полноту власти и ответственности, - подвел итог префект.
     Пика и его не понял. Слова знакомые, а смысл ускользает.
     - Твой приятель стал самым главным. Представитель Папы Римского до тех пор, пока эта волна не спадет, - снизошла до объяснений Марго.
     - А красотка в короне – девушка Сотника, я ее на фотографии видел с автоматом немецким, - дополнил Несталкер. – Наш человек, я ту деревеньку на болоте знаю. Она им покажет, как масло на хлеб правильно намазывать.
     Все вокруг засуетились, стали с бумагами бегать, на языках иностранных разговаривать, но всю эту возню Умник на себя замкнул. А боевая четверка прихватила с собой полицейских и пошла наркоманов отлавливать для опытов.
     До раздачи оставалось еще полчаса, а одиннадцать человек уже на перекрестке сидело.
     - Кто последний подошел? – спросила сурово Марго.
     Жалко и заискивающе улыбнулась девчонка. Отмой ее, причеши, и станет она двойняшкой боевой подруги.
     - Ты, в кабину, остальные в салон. На анализ крови в больницу проедем, кто захочет лечиться, там останется, остальных вернем. Двойная доза за хлопоты! – рявкнула она.
     Знала девочка, чем братву наркоманскую брать. Ты ему дозу к танку привяжи, наркоман его без гранаты остановит! А за двойную и в металлолом сдаст.
     У девицы немытой губы затряслись, Марго истерики не дожидаясь, сразу ей по личику слева направо наотмашь, раз, два, раз, два. Хлестнула кровь из разбитой губы.
     - Я кому сказала, в кабину!
     Тяжело людей, которые тебе ничего не сделали, убивать хладнокровно. Палачам за вредность работы надо молоко давать. Остальные сами наперегонки в автобус залезли. Хлопнули дверки, и пусто стало на перекрестке.
     - Вы их убивать везете, - шептала девчонка.
     - Но не тебя, ты догадливая, вне игры, - ответила Марго.
     - Я не угадываю, я мысли с утра слышу. Два раза убегала от тех, кто меня хотел, ну ты понимаешь, - покраснела она.
     - Как же ты в эту историю влезла, цветочек нецелованный? – спросила.
     - В холле поднос стоял с табличкой «поливитамины». Мы решили – очередная акция, и взяли по одной. А потом все и началось.
     Завыли в ярости чернобыльские псы, только некому им было ответить.

Глава 8.


     Я проснулся оттого, что меня за плечо нещадно трясли. Вот это да! Когда меня так будили, я уже и забыл давно. В основном в последнее время тревога меня поднимала. В разных видах. Шорох странный, стрельба рядом, вой псов или Умник скажет что-нибудь хорошее и доброе. Мы окружены, но сдаваться не будем. Я свой нож согреваю в ладонях, мы посмотрим, на что мы годны, все пройдет как шагренева кожа, мы им плюнем в раскрытые рты. А почему меня Умник не поднял?
     За ухом гарнитуры нет, я лежу на простыне, пахнет Бронзой.
     Если это Паола, то мне лучше прямо сейчас умереть.
     Тут мне в лицо кувшин воды плеснули. Ничего-то у вас ребята не выйдет. Я маленькая черепашка, и отсюда очень далеко.
     - Умник, пришли мне дежурный наряд с носилками, - сказал Леха.
     - Не надо носилок, я думал, что нас Паола застукала, - мгновенно воскрес я.
     - Мир на пороге неизвестно чего, а он в двух девицах запутался, - разозлился генерал.
     - Леха, в то недолгое время, когда я тобой командовал, я тоже был таким самовлюбленным осликом? – спросил я ласково.
     Ему стыдно стало. Пришел, разбудил, облил водой, на голую Бронзу пялится, глаз не отрывая. Признаю честно, есть на что посмотреть. Я ее простынкой укрыл.
     - В столовую, мон женераль, - говорю, - там кобылки безотказные. Или к Леночке. Ей твоя форма с золотым воротником в душу запала. Что там у нас с миром?
     - В Африке мы запасы «слезы бога» взяли. Выбросили его «монолитовцы» на рынки в Азии и Европе. В Америке и России тихо. Очевидно, мы поставку туда сорвали. Во Франции и Англии заступая на дежурство, вся смена атомных электростанций тест на наркотики сдает. Полеты боевой авиации отменены. Подводники вышли в режим «ноль».
     Я не военный, но догадался, что дело может окончиться очередной войной. Сто лет тому назад в четырнадцатом году, тоже никто не думал, что из маленькой демонстрации мощи, такая фигня получится.
     - Я могу Кеннеди позвонить, - говорю.
     - Москва столько лет и по таким поводам врала, что если они случайно скажут, что Солнце по утрам встает, им никто не поверит. Никому.
     Земля – крестьянам, воевать мы будем малой кровью и на вражеской территории, следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме, каждой семье – квартиру к двухтысячному году, даешь ипотеку в программе «Доступное жилье».
     Это навскидку. Да, надо быть большим оптимистом, чтоб этим ребятам на слово поверить. И борьба с коррупцией вдогонку. Ура!
     - Где моя связь со всей планетой? – спрашиваю жалобно. – Отдайте. Я имею право на телефонный звонок.
     Кидает он в меня гарнитурой, вопросов не задает. Прошу Умника связь сделать с российским чиновником, птичкой высокого полета.
     - Привет, - говорю, - янки через полчаса начнут корабли на базы возвращать, вы бы тоже подсуетились. Типа, миру – мир. А то ведь по Москве промахнуться трудно, ха-ха. Это если спросят, о чем мы говорили. А теперь о деле. Вашему руководству что больше понравиться, картина редкая или сервиз золотой работы Челлини? У вас же заводы аккумуляторные в забросе? Давай их по цене металлолома купим и начнем солнечные батареи клепать для Сингапура. Ответ через три дня нужен, пока наши парни в Италии с Папой дружат. Не подведи нас с отцом, сосед.
     - Все, им не до войны. Сейчас сцепятся за деньги и заводы бесхозные.
     Второй звонок Кеннеди был проще. Попросил лодки атомные на базы отозвать. Его чрезвычайных полномочий президент не отменял, он подумал и согласился. Российские три десятка субмарин смертельной угрозой для Америки не являлись. Обсудили появление нового наркотика. У них полиция уже всех распространителей с улицы убрала. Обнесли колючей проволокой пару старых стадионов и загнали туда торговцев зельем. Не демократично, но практично.
     Умник мне о ситуации на Ибице рассказал. Я сразу Овсова к разговору подключил. Решили группу эвакуировать. Десяток смертников в подземелья в Бозуме, а девчонку – чтеца мыслей, обнаруженную группой Несталкера, сюда, на базу Департамента. Вот как «слеза бога» может действовать. Интересно, какие еще способности могут у человека появиться? Ну и чем мы отличаемся от «Монолита»? Мелочами. Людей не едим. А камеры и у нас пустовать не будут. Эх! А Марго какова! Прямо Лукреция Борджиа и Мессалина в одном флаконе. Мой маленький брат всех от нашей линии отрубил и говорит:
     - Надо прогуляться сам знаешь куда, принести, сам знаешь что.
     Догадываюсь. Выброс недавно был, много в Зоне нового и все, как на подбор, опасное. Аномалии, мутанты, народ подтянулся. Тем ведь и интересно. Жизнь наша полна неожиданностей. Умник сообщил данные спутниковой разведки. Все подводные лодки взяли курс на порты приписки. Закончилось у ребят автономное плавание.
     Ладно. Раньше выйдешь, быстрей вернешься. Пошел на склад за снаряжением.
     Вертолет на сегодня взять не удастся. Ушли все пилоты в Африку. А с чужим, без опыта полетов над Зоной, я и сам не полечу. На машине до Кордона, вечером в поселке буду. Там переночую, а утром в Долину. Ни на что не отвлекаясь, туда и обратно легкой ногой, и сразу возвращаюсь. Никаких приключений.
     Сказано – сделано. Решил к себе внимания не привлекать. Нам лаборатория базы пару курток вернула после исследований. Обычная желтая кожа, невеликие аномальные свойства, раны у владельца быстрее заживают. От простой царапины через час следа не остается. Одну из них я себе и взял. Нож свой оставил. Он у меня всегда на поясе. По любому. Задумался, какое оружие в рейд прихватить. Остановил свой выбор на обычном «Калашникове», прицел сразу поставил, а гранатомет подствольный и глушитель в рюкзак убрал. Выйду в Долину, сразу на место установлю. А так получается скромненько и со вкусом. Откуда ты парень? Я с Востока. А зовут тебя как? Джон Смит.
     Почти невидимка. В наших краях назовусь Колей Сидоровым и сольюсь с окружающей местностью. Сел в машину на заднее сиденье, голову откинул и уснул.
     На кочках стало ощутимо подбрасывать, и понял я, что мы Чернобыль миновали. Пока потягивался, вот она – Зона. Вдоль периметра «егоза» натянута, группа военных разведчиков сталкеров на заставе к выходу готовится, чего-то им надо.
     Вылезаю из машины, они номера фиксируют. Будут отчеты писать – доложат непременно. Это у людей любимое развлечение – доносить на ближнего своего. Помню, вызывает меня прокуратор Сирии и кладет на стол ворох свитков. Все, кто на пиру в честь моего назначения первым кентурионом были, все до одного отметились.
     - Ты очень доверчив, - сказал тогда прокуратор, - людям верить нельзя.
     Помолчал немного и добавил:
     - Мне можно.
     Я их потом на острие удара парфянской конницы поставил, никого в живых не осталось. А мертвые сраму не имут.
     Пусть пишут, Черный Сталкер все видит. Закинул я автомат за спину, обошел штабеля плит на дороге и зашагал непринужденно к поселку. В прошлый раз заход туда неудачным был. Как теперь все сложится?
     Часовой на входе взглянул злобно, неужели меня узнать можно? Нет, наверное, у него живот болит или зубы. Сладкого переел. Все уже с работ вернулись, человек семь - восемь у костра сидело, двое кругами ходили, еще один часовой на другом конце поселка.
     - Дайте люди добрые воды напиться, а то три дня не ел, даже переночевать негде, - выдал я старую формулу людей перехожих, странников и паломников.
     Кое-кто улыбнулся, есть контакт.
     - Расскажите о новостях, - говорю, - пока я тушенку открываю.
     Пересчитал, семь, я восьмой. Четыре банки, из расчета по одной на двоих.
     - Лучше бы бутылку открыл, - один размечтался.
     Мне для людей ничего не жалко. Залез на чердак дома справа от входа в погреб, там, в деревянном ящике НЗ чей-то лежал, водка «Казаки» и напиток энергетический.
     Спустился вниз, отдал просителю.
     - Мне четверть стакана, - говорю, - завтра работать хочу, а не с похмелья маяться.
     Это я соврал. Мог бы все выпить, и голова бы не заболела. Просто мне водка и на вкус не нравится. Горькая, невкусная. Зачем ее люди пьют? Мне один паренек сказал – для аппетита. Я и так ем хорошо, было бы что. Другой объяснил, что когда выпьешь – все девушки становятся красавицами. Тоже не мой случай. Точно знаю, некрасивых девчонок не бывает. Стройные и толстенькие, блондинки и брюнетки, белокожие и шоколадные от загара, обломитесь, я скоро женюсь.
     Народ выпивает, я закусываю. Разговоры слушаю. Мне Умник информацию выдал, нет в поселке никого из тех, кто хотел Щенка в погреб засадить, а нас убить и ограбить. Ну и ладно. И никто о них не вспоминает. Позже сам узнаю. Вожака их не помню, но увижу, не ошибусь. У него после нашей встречи особая примета есть – два передних зуба выбиты. А с дантистами и стоматологами в Зоне как-то напряженно.
     У костра байки травят. Цепляет меня одна история.
     Жил-был сталкер, слеплен он был из фекалий мутантов, судя по всему, поэтому кличка у него была – Зверь. Мозгов у него не было совсем, сказался недостаток исходного сырья. Откуда взять если не из чего?
     Взялся он по поручению Сидоровича кого-то убить. Это нормально и по-человечески. Сходил, убил. Тоже хорошо. На обратном пути товарищи убитого на заказ человека их компанию ловят. Уже нехорошо. Если тебе сталкер имя, имя крепи делами своими. Нет, любому могут руки-ноги прострелить, и начать жилы на шомпол мотать. Ну, так потерпи, все равно когда-то надо умирать. Нет! У этих ребят и оружие в руках, и здоровье немереное, а они лапки к небу подняли. Наверное, думали, что их поругают немного, и продадут в секс-рабство в публичный дом для гомосексуалистов. Им там и место, чего они в Зону пошли, заблудились по дороге. Не надо взвешивать шансы. Перед тобой противник, стреляй, тварь! Ты для этого ствол в руки взял. Или спили на нем мушку.
     Народ, их в плен поймавший, оказался затейливый, посадил всю компанию в подвал и пообещал, что последнего, оставшегося в живых выпустят на свободу. Тоже славно. Реалити-шоу. В сети разместить, как они друг друга душили и человечину ели, большие деньги можно заработать. Один он выжил, сожрал подельников. Потом они его отпускают, и говорят этому Зверю на прощание, что его Сидорович предал. Я бы этому Роме еще и ствол забил именно туда.
     Целый год он людей жрал. Понравилась ему человечина. Слух обострялся, сила появлялась. Верю, знаю таких красавцев лично. Многих сам уже убил. И все мечтал Сидоровичу отомстить. Как в индийском кино, замочить предателя с песнями и танцами. Ну что за кретинизм. Подойди к любому костру, и заяви, что торговец не рассчитался. Завтра у него никто без полной предоплаты поручения не возьмет. А через неделю пойдет он с котомкой к периметру, потому что, здесь, как на Диком Западе, твое честное слово – дороже жизни. Потом такая галиматья пошла, типа заходит этот Зверь к Сидоровичу, и вместо того, чтобы яйца ему расплющить, начинает с ним разговоры разговаривать.
     В голове у него крысиные какашки, однозначно.
     - Эй, - говорю, - ты, когда у тебя настроение появится байки потравить, рассказывай их про торговца из Мертвого города. А у Сидоровича своя жизнь. Он, конечно не святой, но я ни разу не слышал, чтобы он с кем-то не рассчитался. Если он за тебя награду объявит, я за тобой, говоруном, на край света пойду, не сомневаясь, что мне заплатят.
     Поговорили. Накрылась моя маскировка. Достал из рюкзака гранатомет с глушителем, на место поставил, и пошел домой, в Долину, на свою заправку. А то бы я их разнес по кочкам. Из тоннеля на дорогу выбрался в сумерках. Ночью идти к источнику не хотелось. Включишь фонарик, все зверье в округе всполошишь и людей тоже. Без света можно вульгарно споткнуться и ногу сломать. То-то Зомби повеселится, получив призыв о помощи. Спасите раненого бегемотика, он ножку подвернул. Ха-ха.
     Решил держаться асфальта. Мост рывком преодолел, остановку прошел, автобус на вечном приколе, и отблеск огня в здании увидел. Здесь Порох и Пират сидят и на связь не выходят. Зайду, делу не помеха, все равно свободное время.
     Крадусь по коридорам, обидно будет, если свои по ошибке подстрелят, поднимаюсь на второй этаж. Здесь свет видел. Железо забрякало, вода полилась.
     - Пей, - голос говорит. – Нас не бросят, мы в Зоне, здесь люди ходят, это за речкой электорат пиво хлещет.
     - Привет, - говорю, - Пират. Не пальни с перепугу. Выхожу.
     Смотрю, обычный полевой госпиталь. Матрац у костра, чайник на ящике с кружкой и тарелкой. У паренька голова обмотана, а Порох лежит тихо, очевидно опять сознание потерял.
     - Куда его ранило, - спрашиваю, - ничего понять не могу?
     - Температура у него сорок три, - отвечает Пират.
     Понятненько, утащить он напарника не может, тот в два раза тяжелее, а лечить его нечем. Вертолет не вызовешь по понятным причинам. Только через неделю.
     - Ладно, ложись. На рассвете подниму, - говорю.
     Открыл он рот, я его толкнул на койку, рухнул парнишка на нее, так и заснул с раскрытым ртом. Дня три не ложился, сделал я вывод. Отдыхай. Мне в Зоне все равно ночью не спать. Проверено. Вколол все, что в аптечке нашел нашему спецназовцу. Надо же, где-то воспаление легких подхватил. Было такое и раньше в этих местах. Тиф сыпной и «испанка», грипп в те времена невиданный, косили здесь народ чище пулемета.
     Сижу, пот у больного со лба вытираю.
     - Умник, - говорю вполголоса, - ну как я их брошу, ты сам подумай?
     - Ладно, - отвечает, - делай, что надо, и будь, что будет.
     Договорились. Почему я с этой жестянкой дружу? Он ведь всегда меня понимает. Дождался пяти утра, разбудил Пирата, вахту сдал и к роднику направился. Канистры в кустах недалеко от источника спрятал. Не таскаться же мне сними по всей Зоне. Фляжку набрал, сам напился, умылся. Не иссякла сила целебная. Все порезы и царапины в момент исчезли. Осмотрелся, нет ли кого лишнего вокруг. Я за свой родничок любого на ноль помножу. Кроме друзей. Но здесь их нет.
     Отполз аккуратно, не дай Темная Звезда лишнюю веточку сломать, маскировку нарушить, и побежал на комплекс. Вовремя успел. Сорок три и одна десятая. Не потеет уже Порох. Зубы ножом разжали, полфляжки в горло влили, половину расплескали.
     - Парень крепкий, если кризис переживет, сразу на поправку пойдет, - говорю уверенно. – Рассказывай, мальчик, как вы дошли до жизни такой? Почему без связи?
     Достает он из кармана обломки гарнитуры. Братва лихая передатчик с него сорвала, и в огонь бросила. А у нас там термит вмонтирован, если кто забыл. Вот так они без контакта с внешним миром и остались. И все события пропустили. По голове его сильно ударили, минут десять без сознания провалялся. Дал я и ему водички хлебнуть. Типа запить чудо-таблетку. Какую? Аспирин, конечно, но ему я загадочно промолчал.
     А тут и Порох глаза открыл. Всем хороша живая вода, только ума она не прибавляет. Поэтому он сразу встать решил. Отделались малой кровью. Чайник помяли, и ящик разнесли в щепки. На растопку пригодятся.
     - Есть, - требует больной, - а то в голодный обморок упаду.
     Пират консервы ему сует, я им обоим подзатыльники, и начинаю бульончик варить. Кипяток и немножко мяса с жиром. И сухарики ржаные туда. Первую миску Порох через край за две секунды выпил. Налил ему вторую. Сами сидим с Пиратом подкрепляемся. Я им новости последние рассказываю, они мне сагу о поисках ценностей и полезных вещей в подвалах. Милая светская беседа.
     - Решайте, здесь будете отлеживаться, или что-то делать хотите? – спрашиваю.
     Меня больше всего устраивает, если они будут на месте сидеть. Я им передатчик новый оставил, помог, чем мог, пора и честь знать. К обеду уже с полными канистрами на заставу вернусь. Только по моему хотенью, по щучьему велению, все когда-то в одной грустной сказке было, брат сталкер. Там еще Емеля на печи ездил. А потом пришли к нему бояре из налоговой службы и спросили: «Как твоя фамилия?». Взял он топор в руки и ответил: «Пугачев». Тут и сказочке конец и начинается совсем другая история.
     Парни у нас в Зоне сплошь герои. Один я здесь работаю, карман набиваю, а остальные все что-то кому-то доказывают. Болтами меряются, у кого больше. С одной стороны правильно. Тихий домосед будет за речкой перед телевизором сидеть, потом возьмет кухонный нож и соседей перережет. От тоски и бессмысленности жизни. Тут каждый шаг – приключение, не загрустишь, некогда.
     Пират головой во все стороны крутит, проверяет организм. Не тошнит ли при резких изменениях наклона? Порох медленно сухарик ржаной армейский грызет. Тут тоже навык нужен. Некоторые орлы исхитряются такой едой рот и язык в сплошную кровавую рану превратить. И ноги до костей стереть. Вот и стоят кресты по всей Зоне. Здесь были Толя и Коля и дальше они не пошли. Я мог бы ребят успокоить, что они совершенно здоровы, да не стал. Спросить бы меня не рискнули, но сам факт запомнили наверняка. Кому это надо? На запрос связи со Щенком Умник отказом ответил. В связи со сложной оперативной обстановкой вызов нежелателен. Или Щенок за кем-то охотится, или его гонят, как мутанта позорного, а он прячется под каждый листик и дышит через раз.
     - Тогда дай мне Сему Вентилятора, - говорю нашему связисту.
     Серого, хозяина ангара на свалке, беспокоить по пустякам не стоит, а у Семы обстановку можно узнать. И общий отчет по статистике у Умника открыл.
     В Зоне девятьсот семнадцать человек. Я в двух лицах. Сотник в рейтинге сто двадцать третий. В Зоне девятьсот шестнадцать человек. Паша Тракторист на Свалке пулю поймал. Бывает. Клинок в самом низу третьей сотни. Это тоже я. Первую двадцатку всех знаю. На первом месте – Меченый. Его пять с лишним тысяч баллов рейтинга не скоро кто-то перекроет. Второй в списке Леха Зомби. Это наемники и бандиты с Агропрома, которых он целыми отрядами убивал. Потом бойцы «Свободы» и «Долга». Данцигер десятый. Паша Васильев – Юнец на четырнадцатом месте. Микола и Епископ двадцатку замыкают. Жаль, что нет со мной моих парней, а все равно приятно.
     О компании с Кордона я вспомнил. Трое их в списке осталось. Остальные или домой ушли или погибли или остались без связи с общим каналом. Изучаю данные, а сам Сему внимательно слушаю.
     - Вот такие настали времена, сталкеры за одиноким бандитом по всей Свалке охотятся. С одной стороны – их понять можно, накипело у одиночек, а с другой стороны – не дело это. У них четверых псы порвали, у нас дикая стая неведомо откуда пришла, ужас наводит, сейчас на Кордоне перед КПП засели в кустах, перекрыли дорогу. Один на Бар ушел, а эта тройка решила Щенка убить. Ходят с утра вокруг восточной кучи, подловить хотят друг друга. Мы их в Ангар не пускаем. Они уже не одиночки. Так Серый сказал, отморозки, - заливался Вентилятор соловьем.
     Правильно, вот и встретились две стаи существ на меня обиженных. Псов осталось две или три особи. Одна из них мать украденных мной щенков. Ох, она меня не любит! Это я как-то мягко выразился. И двуногие с автоматами. Не стали они «конденсаторы» добывать, решили проверить, бойцы они по жизни или нет? Тварь ли дрожащая или право имею? Хороший вопрос задал классик. Только он на каторге царской срок мотал, его бы в наш лагерь, российский, а еще лучше в советский, Норильск строить или Магнитку. Сотни тысяч людей там легли, а ты Зона, Зона. Лет через сто все костями завалим, и то Ленинград не догоним. Там на одном Пискаревском кладбище шестьсот тысяч лежит. Прокляты и забыты. Нет, сейчас им цветы носят и мусор убирают. Они тогда были прокляты, в сорок первом. Высоко поднята планка рекордов. На этом фоне прославленный вождь гуннов Аттила проигрывает любому председателю трибунала фронта по количеству убитых. Дикий варвар, что с него взять. Это я отвлекся.
     - Понятно, - говорю, - Сема. Если зайти не удастся, то всем общий привет.
     Зажег тактический экран, мне Умник вывел диспозицию на Свалке. Щенок залег на склоне искусственной горы, я плохо ее знаю, не собирал там артефактов. Тройка его противников сидела на остановке, поджидая того момента, когда он на дорогу выйдет. Хорошо задумано, а ведь придется ему прямо к ним под стволы шагнуть.
     Парни на карту электронную смотрят.
     - Это все те же, из поселка? – Порох спрашивает.
     Я головой кивнул, кто же еще. Остальные недоброжелатели меня на Баре поджидают, толпа сталкеров и Граф с Кактусом, два «долговца», так, до кучи, чтоб мне жизнь пресной не казалась. Много дивного на свете, господа. Поговоришь с человеком минутку и все, враги до конца жизни. Наверное, это талант.
     - Дойдем до Щенка, переоденем его или сетку маскировочную сверху накинем, и уйдем спокойно. Они караулят одного в черной куртке, а мимо пройдет четверка в зеленой одежде. Засада даже не шевельнется. Пусть потом с псами бьются по дороге домой. У нас там товарищей нет, переживать не будем.
     - Может, дойти до остановки и перестрелять их? – Порох предложил.
     Мысль, конечно, интересная, и, главное, оригинальная. В стиле гражданина Шарикова. Уж мы их душили, душили….
     - Порох, - говорю, - ты чего такой кровожадный? У них нет ничего, пустые они как котомка нищего. И потом, по закону подлости, когда мы их убивать будем, на дороге непременно покажется хороший парень. Лис, например. И его валить за компанию? И так семьсот человек подряд? Хлопотно это и дурно влияет на репутацию.
     Собрались мы быстро. Оружие у всех – «Калашников», ножи, пара гранат на ремне. Попрыгали перед выходом, нигде ничего не брякает, хорошо уложились. Кружка, миска, ложка, бритва, у человека столько вещей с собой, что иногда зверям завидуешь.
     Спрыгнули в яму у гаражей, забрались в трубу дренажную, и вышли наружу у дальнего болотца. Трактор брошенный обошли, очень уж он радиоактивный, и направились к Свалке. Мне приходилось путь тщательно выбирать, у новичков никаких артефактов полезных не было, а пятна отравленной земли здесь на каждом шагу встречались. И так у человечества жизнь была нелегкая, так оно еще и с атомом игры затеяло. Видели глазки, что покупали, кушайте, пока не вылезете!
     И бегом от смертоносных рентген. Ходу парни, влево, вправо, не отставать. По направлению «на десять часов» стая собак, к бою! Вот почему Щенок сидит неподвижно, и передатчик в контейнер для артефактов спрятал. Увидел сверху мутантов и спрятался в ямку. А слепые псы под кустами разлеглись и никуда не торопятся. Дюжина примерно.
     Вздохнул я, пальцы размял, прицел погладил, левой рукой в цевье вцепился, и начал стрелять. Одиннадцать собак за пять секунд. Стрелок мог бы мной гордиться. Я тоже, сказал легат Римской Империи. А то, согласился я с ним.
     - Рты закройте, - говорю, - а то ворона залетит.
     По кустам последние собачки, жалобно повизгивая, вдаль убегали.
     - Щенок, у тебя там фон нездоровый, спускайся, - кричу старому знакомому. – Все свои кругом. Долина пришла на помощь.
     Скатился он по металлолому сверху, улыбается.
     - Ну, ты и стрелять! – восхищается.
     Я доволен, честно скажу. Доброе слово оно и кошке приятно.
     - Трио бандуристов, - говорю, – сидит на остановке с бандурами наизготовку.
     У Умника информацию перепроверяю. Точно. Не всполошила их стрельба. Накинули мы на Щенка сеть маскировочную, с дыркой, по середине прорезанной для головы. Сейчас в нее веточек вставить с листочками, и превратится человек в ходячий кустик. А ляжет, мимо в трех шагах пройдешь, не заметишь.
     - Мы что, просто уйдем? Они меня гоняли, как тварь последнюю. Не согласен.
     Вот ведь что с людьми жажда добра и справедливости делает. Ну и ладно.
     - Излагай план, тебе и карты в руки, - соглашаюсь.
     - Мы пойдем туда и убьем их всех! – кричит он радостно.
     Где-то я это уже слышал. И почему я не удивляюсь? Как говаривал старина Экклезиаст: «И нет ничего нового под солнцем. Все уже было». Золотые слова. По любому. Подписываюсь под текстом.
     - Парни, вы понимаете одну простую истину? Когда в живот пуля попадает, то жить очень хочется, но вряд ли получится. Если их с дальней дистанции расстрелять, они умрут даже не поняв, что их убили. А если их брать, очень велики шансы получить случайную дозу свинца, несовместимую с пищеварением, - говорю. – А теперь подумали пять секунд, и проголосовали, к ним идем или мимо. Кто желает к остановке на огонек?
     - Валить тварей, - это Порох.
     - Мы таких на Кордоне в аномалию целый день таскали, - это Пират.
     - Мне бы заводилу на пять минут, - размечтался Щенок.
     - А вот его как раз и нет, - обломал я его. – Ушел. Будь по-вашему.
     И пошли мы прямо на остановку. Спросить, когда автобус до Мертвого города пойдет. Народ там сидел беспечный до невозможности. Мы из-за угла вывернули, двое возле костра сидят, а третий и вовсе во всю длину на брезенте вытянулся.
     - Значит, «конденсаторы» мы не добываем, штраф платить не хотим, - говорю сходу. – Последнее предложение. Немедленно отправляетесь на Агропром к Стилету и работаете там три месяца. Он вам у огня греться не даст. И так не замерзнете. Ну!?
     - Ваша сила пока, - самый дерзкий отвечает. – Только как вы нас туда поведете?
     - Сами пойдете. Поклянетесь, и шагайте.
     - Ты чего, из психиатрической больницы убежал? – типа удивляется. – Какая клятва? – личико кривит.
     - Это было последнее предложение, и больше я его повторять не буду. Пусть меня Зона сожрет, если я вру. Десять секунд, время пошло.
     Секунды через три кто-то дернулся. Зря. Рефлекс сработал. В упор я и раньше не мазал, а тут с унаследованной от Стрелка способностью к стрельбе, я им ни единого шанса не дал. Три патрона одиночных, три дырки между глаз. А вместо затылка – пустота.
     Снял все с трупов, Порох в одиночку тело за ноги тащит, мы со Щенком вдвоем, Пират окрестности оглядывает. Благо, аномалия недалеко прямо перед воротами в ангар. Покидали туда покойников, вздохнули с облегчением, вроде не видел никто. В таком деле свидетелей лучше не оставлять. Это тебе любой сотрудник карательных органов подтвердит. Типа спецназа ГРУ. Упустил человечка, получи срок. Бывало такое.
     Я был прав. Полный рюкзак железа, две аптечки и немного еды. Даром люди погибли, по собственной глупости. А могли бы жить.
     - Отсюда одинаково до ближайших безопасных мест. Что до Агропрома, что до Бара часа три ходу. Решайте, куда пойдем. К Стилету или к Информатору? – спрашиваю.
     У молодняка глаза загорелись. Не знаю почему, Бар как бы рубежом считается. Если ты до него добрался, автоматически из новичка превращаешься в опытного сталкера. На Барьере становишься ветераном. Первая сотня рейтинга – мастера. Короче, хочется им в подвал к бармену. Чтоб потом у костра говорить так лениво: «Сижу я за столиком, подходить ко мне полковник Петренко, в ноги валится, и криком исходит. Кроме меня опять мир спасать некому. Допил я свой стаканчик и пошел. Куда? А ты догадайся».
     В баре кормят лучше, и перехода нет. Не будет возможности сразу на базу свалить. Я себя знаю – приду на Агропром, сразу домой в сауну и опять к девушкам. А тут таких соблазнов нет. Парней под опеку Информатора отдам, не пропадут вчетвером, новости у Филина узнаю, после ужина вздремну до одиннадцати, ночь у костра посижу, песни с байками послушаю, а на заре в обратный путь двинусь. Долина, родничок, южное шоссе, Кордон, застава. Долг выполнен, и уж тогда оторвусь. По любому.
     - Шире шаг, инвалидная команда! – кричу бодро, весело. – Все сталкеры попадают в рай! Кто в баре не был – тот счастья не знал. Бегом!
     Средний темп держу. Не от выброса убегаем и не от пожара степного, простая тренировка. Трофейное железо на бок давит. Скоро сдам его за деньги невеликие и забуду всю эту историю. Нет, какое гадство. Щенок посадил в погреб одного забулдыгу. Тот речами народ взбаламутил, и нам пришлось ни за что, ни про что десять человек убить, а тот оратор где-то живет и в ус не дует. Неправильно это.
     Перед заставой «Долга» остановиться пришлось. Часовые с руководством связались. Петренко дежурил, распорядился нас пропустить и сопровождение дать. С конвоем чтоб шли, под присмотром. Огорчил он меня, запомним. Я не злой, у меня память плохая. Отомщу плохому человеку за неприятность, потом забуду, что уже сквитались, и опять отомщу. Я могу долго сидеть на берегу реки в ожидании. Вон она – Припять, прямо на востоке течет. Дали нам человечка, прошли мы сложную систему аномалий на дороге, и легли на курс – прямо к стойке заветной.
     Проводник нас точно на мостик через ров ведет. Я по нему ни разу не ходил, там зверье все время в засаде сидит, народу на нем погибло, тьма, чего мы сюда лезем? Мы в четыре ствола стаю слепых собак уполовинили, остальные в траву спрятались. Вышли к блокпосту, а там очередная неожиданность.
     Стоит на посту четверка сборная. Граф, Кактус, офицер незнакомый и Филин.
     Если заместитель по боевой подготовке во мне разочаровался, то жизнь моя сейчас закончится, но эти-то твари здесь зачем? Наши трупы таскать? Посмотрел я на Филина и говорю небрежно:
     - Пусть парни в бар пройдут, издалека шли, а мы и через пять минут успеем черту подвести. Мы же никуда не торопимся?
     - Нет, - отвечает, - никуда. Пошли все в бар, сядем, выпьем, песни споем.
     Отпустило меня, зашагали мы по земле клана.
     - Ты на самом деле думал раньше меня успеть ствол поднять, если бы у нас до стрельбы дошло? – Филин удивленно спрашивает.
     - Нет, - честно говорю, - я точно стреляю, но не быстро. Хотя наверняка не знаю. Не было необходимости проверять. Оружие вскидываю медленно. Панда меня опережает. Но если бы ты перешел на их сторону, я бы вас и мертвый убил. Не сомневайся.
     - Верю, хорошо, что я не с ними. Иванцов, капитан разведывательного взвода, дежурную четверку отпустил на обед. Решил сам постоять с ребятами. Не понравилось мне такое рвение и забота о сослуживцах, не замечалось раньше таких качеств у капитана, пошел лично вас встретить, - усмехнулся Филин.
     Похоже, майор мне только что второй раз жизнь спас и многим хорошим парням. Не знаю, что они задумали. Здесь много вариантов возможно. Могли нас прямо на мостике расстрелять, ошибочка вышла. Или прямо на посту, напали мы на них. Значит, капитан-разведчик. Неплохо бы его уколоть «сывороткой правды» и поговорить о судьбе двух шакалов и одного чернобыльского пса. И артефакта лечебного по названию «Душа».
     Те две крысы на Дикой Территории отсиживаются или трупы их в аномалии пропали. А вот пес, куда он его дел? Тут мы и вывеску увидели. «Сто рентген».
     Парни заулыбались. Понимали бы они с кем вместе идут. Филин в десятку лучших бойцов планеты входит и в ней он не последний. Спустились по ступенькам, Информатор одиноко за столом сидит. Мы все сразу к нему. Я к стойке – оружие трофейное ссыпал горкой. Получилось на четыре пачки бронебойных патронов за все. Каждому из нашей компании по лишней обойме. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Бармен меня манит рукой, иди, мол, внутрь. Зовут – иди.
     - Ты же, Клинок, крови не боишься? – с подходцем, издалека, спрашивает.
     - Кого убить надо, и что я за это буду иметь? – перехожу на конкретику.
     - Тварь одну необязательную, на Янтаре был недавно. Как зовут, не знаю, может, и нет у него еще имени. Получишь вещь стоящую, артефакт «Душа Бенгала», модифицированную. Мертвых не воскрешает, но живых от любой болезни спасет. У меня из старых запасов. Берись, не прогадаешь, - уговаривает.
     - Узнаю я его как? – интересуюсь.
     - У него примета есть особая, два передних зуба выбиты, - отвечает.
     Лег я на пол аккуратно и начал хохотать. Минуты три меня трясло. Слышу, в зале тишина гробовая. Даже стаканы не брякают. Затихли все.
     - Слушай, - говорю, - берусь, только никому не говори, и скажи, чем он тебе насолил?
     - Ты тоже никому не говори. Он меня как-то исхитрился на кредит раскрутить. Костюм, «Абакан» с прицелом, патронов два боекомплекта. Как у него получилось, не понимаю.
     А мне все ясно. Мини-гипнотизер. Он так и народ за собой повел. Вот такая разгадка у этих странностей. Чуть раньше он бы веру новую создал, недавно такие орлы пирамиды создавали финансовые или секты организовывали, а этот бармена развел на снаряжение. Не знаю, что сложнее.
     Не стал я заказ в долгий ящик откладывать. Выпил стакан чая на ходу и убежал.
     - Клинок у нас непоседа. Разведчика, как и волка, ноги кормят, - Информатор вслед говорит.
     Здесь он прав. По любому.
     Бегу знакомой до боли дороге. Завод по станции прошел, пару раз за вагоны прятался, зря, померещилось. Только лучше лишний раз на землю упасть, чем на нее с простреленной головой лечь. Навсегда. Переход с колоннами и аномалиями, в крайней «жарке» пистолет лежит, столб огня ревет. Я прикинул траекторию, отошел на пару шагов вбок, выстрелил в железку. Выбило ее пулей к стене. Так, кстати, и артефакты из аномалий доставать можно. Проверено на личном опыте. Стихло пламя. Отвлекаться не стал, дальше иду. Песенку бы спеть, пока нет никого, пугается народ моего голоса, да отвлекаться нельзя. Здесь уже могут снорки в любой момент появиться.
     Вышел на край котловины, туманом все затянуто, но знаю я, что в центре стоит купол, вокруг него забор, у ворот раскрытых настежь часовые «Долга» у створок караул несут, свободная пара у костра сидит. Сахаров и Круглов опыты ставят, гранты отбивают. Старожилы. А остальной ученый люд не приживается в Зоне. Приедут в командировку, поработают и с визгом радости в вертолет лезут, за речку лететь. Будет много «телепортов», можно один им пожертвовать. Сделать прямой путь: база Департамента – Купол. Но вряд ли это скоро произойдет. У меня моя личная пара артефактов ушла абсолютно бесплатно на общественное благо. Мы переход в Африку, в Бозум наладили. И я хочу честно и откровенно признать – мне моих артефактов жалко. Если бы я их Панде отдал или Кеннеди, мне бы миллиона два в день перепадало. А из Центральной Африки можно получить только большое спасибо. И то вряд ли.
     Сначала дело. Туман мне на пользу. Паренек-оратор нашей связью не пользуется и на общий канал не выходит. У него счетчик Гейгера есть, а детектор аномалий наверняка отключен. На Янтаре он не нужен, если в подземелья не лезть. И найти его можно старым дедовским способом. Обойти все окрестности и каждому человеку в лицо посмотреть. Пошутить, чтоб улыбнулся, у кого зубов нехватка, тот и есть мой клиент. Вот будет смешно, если их будет двое – беззубых. Да вспомню, наверное, или придется обоих Щенку показывать. Он-то этого типа хорошо должен знать, долго в поселке вместе жили.
     Полез в трубу. Сразу свет голубой увидел. Его ни с чем перепутать нельзя. Лежит шарик – светится. Мой любимый артефакт – «вспышка». Не самый мощный, с вредными побочными явлениями, стойкость к поражению электричеством снижает, а нравиться он мне. Предложи мне на выбор его и «Золотую рыбку», выберу свой шарик. По любому.
     Схватил, в контейнер не убираю, в руке держу. Он мне, кстати, дорогу подсвечивает. Полная гармония человека и артефакта.
     Четверо их тут, во временном лагере. Один под деревом стоит, как бы на посту, только курит, двое у костра сидят, один в автобусе залег, отсыпается. Часовой меня увидел, когда я его по плечу хлопнул. Аника-воин, мама его ошиблась, когда безопасные дни высчитывала. С натовской винтовкой человек. Трехсотка – трещотка.
     - Не бойся, не обижу, - говорю. – Поиздержался я в дороге, есть тут кто с российским оружием, патронов пару магазинов прикупить?
     Наш орел два боекомплекта у бармена утащил в когтях, только патроны на хлеб не намажешь. Ученые за них сущие копейки дают, а тут такое предложение.
     - Есть у Дупла «Абакан» - отвечает, - а продаст или нет, ты сам с ним разговаривай.
     А то. Счас. Мне без разговора никак нельзя. Вдруг не того убьешь, репутации урон.
     Добрался до автобуса, в дверь заглядываю, а там, Темная Звезда мне свидетель, сокровища Голконды! Сидит Дупло, запасы свои сортирует. Правильно я о нем думал, из вождей человек речистый. Не иначе, секту задумал основать. А что за секта без чудес? Неправильная какая-то. Он основной упор будет на исцеления делать. Десятка полтора артефактов «кровь камня», шесть или семь «ломтей мяса». Остальные тоже пригодятся. Там за речкой, все другую цену имеет. Простенький артефакт, который кровь останавливает, в любой операционной мира на вес золота. Режет хирург пациента, а у того кровь не течет. Пульс ровный и никто его не теряет. А если это «слюда»? Она у докторов по весу алмаза пойдет.
     - Эй, - говорю, - складывай все в рюкзак и пошли на охоту. И чего я в тебя такой влюбленный? Давай я твой автомат понесу, великий сахиб не должен тяжести таскать.
     Решил он, что на меня его мысленное воздействие повлияло. Заулыбался. Всю свою жизнь он дурачков находил для таскания каштанов из огня. Самоуверенный гад.
     - А зачем нам охотится? – спрашивает с интересом.
     - Слышал я тут недавно на Кордоне историю о выпавших на долю сталкера Ромы Зверя тяжких испытаниях. История – полное дерьмо, но одна мысль мне там понравилась, - говорю вполголоса.
     Создаю доверительную обстановку.
     - Пойдем, великий белый господин, местный абориген все объяснит тебе по дороге. Собираю его контейнеры, два рюкзака получилось. Славненько. Свои находки туда же складываю. Он смотрит удивленно.
     - Нет, - говорю, - твоего и моего, есть наше, и так будет до тех пор, пока один из нас не умрет.
     Что он там подумал, я не знаю, но я-то точно пришел сюда его кончать. Мочить. Клеить ему ласты. Жмурить плесень гнойную. У меня два «Скальпа Контролера» на поясе и вырос я в стране, где власть триста лет так людям врала, что на нее уже никто и внимания не обращает. Собаки лают – ветер носит. Еще бы нынешнюю элиту вырезать, как в начале века дворянство, и зажить бы счастливо.
     Почему триста? Да этому богоизбранному народу во всей его истории никто слова правды не сказал. Решил как-то князь Владимир волхвов на место поставить. А то они не боялись могучих владык. Он не стал их по одному за бороду таскать. Их ведь тысячи были по Руси. Решил проблему в целом. Веру в стране поменял, храмовую казну в свой сундук. Ах ты, черт меня попутал. Не храмы он порушил, уничтожил капища языческие. Но злато-серебро все равно к себе в карман. Молодец, хороший бы сталкер из него получился. Так и жили. Делали одно, а писали совсем другое.
     - Деньги нам наличные все равно нужны, - говорю. – Сейчас десяток снорков завалим, девяносто тысяч как с куста снимем.
     - А мы найдем десяток мутантов? – сомневается он.
     А мы уже забор прошли и добрались до креста одинокого на склоне.
     - Зачем нам их искать, они к нам сами придут. На приманку, - объясняю.
     И петлю из стропы парашютной, из Африки захватил, надежная вещь и легкая, на руки ему накидываю и сразу затягиваю.
     - Какую приманку? – побледнел.
     - На тебя, Дупло. Не узнал меня? Это ведь я тебе зубы на Кордоне стволом выбил. И ты мне сейчас значительно меньше нравишься. Тогда ты просто наглый новичок был, а сейчас – матерый партиец, сытый, с царским золотом в карманах. Десять трупов за тобой и твоими речами. Попы людям обещают царствие небесное, российские начальнички – жизнь хорошую через несколько лет, но не сегодня, не сегодня. А ты? Справедливость?
     У него по вискам пот струйкой течет.
     - На меня гипноз и внушение не действуют, - улыбаюсь ласково. – Сейчас снорки набегут на визг и кровь, ты им внуши, что ты молоденькая самка. Очень ласковая и на все согласная. Это твой типа единственный шанс.
     Содрал с него костюм защитный, ведь за него не плачено, и провел ему ножом по спине вскользь. Тут он и завизжал. Вижу, как идет навстречу кто-то в белом и с косой. Все мы гости в этом мире, пора домой. Второй конец стропа к кресту привязал на морской узел. Мне его не развязывать. Бьется он как рыба на песке, а из болота снорки бегут. Забрался я на склон, занял позицию и на выходе из травы их отстреливаю. Какой десяток, уже полных два вдоль берега валяется, а кусты все шевелятся. А вокруг меня уже пули засвистели. Зомби силами до трех стволов атакуют из болота. А моя приманка от паники оправилась и методично крест ногами долбит. Перебьет дерево и убежит. Неплохо задумано. Начал я позиции чаще менять. Заметил одного зомби, бородка у него испанская, приметная. Вогнал ему пулю в голову, прекратил его вторую жизнь.
     Жуткие вещи в зоне происходят. По большому счету, любого человека с законченным средним образованием гравитационные аномалии должны в ужас повергать. Сила притяжения меняется. Что может быть страшнее. А пугает меня до дрожи в коленках бродячий мертвец. И не тем, что у него ствол в руке. Что я винтовки бояться буду? Просто очень легко себя на его месте представляю. Вряд ли бы я пытался аккорды на гитаре подобрать, как тот парень.
     Ушел я далеко вбок, почти к вертолету, только отсюда заметил еще одного с «Гадюкой». Пока он для меня опасности не представлял. Хоть и хорош калибр девять миллиметров, да все равно, на таком расстоянии рассеивание пуль слишком велико, попасть в меня можно только чудом. Поэтому и пистолеты не люблю. Повернешь кисть на сантиметр, а свинец мимо цели в метре пройдет. Вот и садят обойму за обоймой в перестрелках без всякого толка, пугая народ звоном битого стекла. Не боевое это оружие. Первыми это российские милиционеры поняли, и как ситуация напряженной стала, начали на дежурство автоматы в оружейных комнатах получать.
     Пока я на зомби отвлекся, снорки из болота вылезли. Пятеро. Две пары слаженных и одиночка. Что-то там непонятное происходило. Вместо того, чтобы мясом чавкать, они в кружок собрались и сидят неподвижно. Такую возможность упускать нельзя. Троих я влет уничтожил, а последняя двойка прыжками в кусты забилась.
     - Зачистим в ноль! – клич боевой от забора несется.
     Понятно, «Долг» на посту не спит, услышали выстрелы, решили узнать, в чем дело. Сейчас мне лихо будет. Увидят они человека на привязи и расстроятся. Кинулся я к своей приманке. Пристрелить его быстро и тело в кусты закинуть?
     Тоже не вариант. Сфотографируют покойника, дойдут до лагеря одиночек, те им скажут, что мы вместе уходили. Тут изгнанием до выброса не отделаешься. Куда не кинь, везде клин. Добежал я до клиента и остолбенел.
     Сидит он на четвереньках, слюна течет, одежда обгаженная клочьями висит, в глазах пусто. Вот это да! Рассчитался с ним за все Черный Сталкер. Бойцы из тумана выскочили. Встали рядом.
     - Что это с ним? – один «долговец» спрашивает.
     - Сам не знаю, - говорю. – Не стойте как статуи, рубите мутантам лапы. Командир четверки, ко мне. И Миротворец тоже.
     Отошли мы втроем в сторону. Мы с наемником бывшим обнялись, давно не виделись. Я соврать решил для пользы дела. Мне это легко.
     - Нормально все шло, снорков кучу настреляли, одного зомби уложили, а потом Дупло встал на четвереньки и в болото кинулся. Я его связал, привязал к кресту, чтоб не упрыгал. Вот такие дела. Вариантов у нас три. К Сахарову его пристроить, пристрелить, на свободу отпустить. Надеюсь, он ночами не сильно воет, - говорю. – Решайте.
     Командир из клана к сумасшедшему подходит, а тот прыгает на него чисто снорк. Не стал я возможность упускать, выстрелил навскидку, две пули в шею вогнал. Вот и отжил свое гипнотизер самоучка по кличке Дупло. Осушим слезы наши. Да и нет их у меня. Скидали туши и тело в болото, набрали полный рюкзак лап мутантов и пошли в купол. Давненько я наших легендарных торговцев с дипломами не видел.
     Выложили мы добычу на стойку, двести тысяч мне на карточку через терминал зачислили, остатки наличными получил и парням отдал. Делите на пятерых, ваша доля. Они было, отказываться стали, я им простой довод привел. Если бы не их помощь, все еще бы на склоне ковырялся. Шесть человек не один. Взяли, наконец. Вот и славно, трам-пам-пам. За стол сели, расслабились. Круглов меня научными темами грузит.
     - Давайте, - говорю, - я вам последние разработки по этому вопросу на жесткий диск скину. Оператор, сделайте куполу постоянный допуск к научно-техническому блоку. Украдут они пару патентов, мы не обеднеем, а людям приятно.
     Похохотали. После обеда бойцы клана привычным делом занялись, арсенал в порядок стали приводить. Старое оружие к отправке за речку готовить, в переплавку, предпродажный ремонт производить, патроны сортировать.
     - У нас тут какой только дряни не попадается, подивись, - один предлагает.
     И кидает в меня автоматом. На укороченный «Калашников» прицел поставлен и глушитель. Я этот автомат хорошо помню. Его на Кордоне бывший лейтенант полицейский с чердака притащил, где в засаде стрелок сидел. Нашлась пропажа. Привет, оборотень. Надеюсь, ты умер легко. Сейчас догадку проверим.
     - Капитан из разведки принес, - говорю уверенно.
     - А ты откуда знаешь? – спрашивает командир четверки.
     - Прицел у него торговал, в цене не сошлись, - отвечаю.
     Открутил он и прицел и глушитель, ко мне пододвигает. Бери, мол. Я отказываться не стал. Не отвергай руку дающего, ибо не оскудеет она. Сцепились два оборотня, один сопляк из-за речки и матерый зоновский монстр. У полицейского и намека на шанс не было. Вряд ли в одном месте одновременно действуют две причины исчезновения людей. Очевидно, и одиночек на Дикой Территории эта тройка убивает. Заточкой в затылок, и крови нет, и запаха порохового. Тело в аномалию, железо в мастерскую на запчасти, артефакты в тайник. Через год на Лазурном или Пурпурном берегах новый миллионер появится и заживет счастливо. А неудачники и их родные пусть плачут.
     Для меня загадка была решена, только для остальных все эти рассуждения, что рокот четвертого блока на севере. Шумит, да и хрен с ним. Скажет капитан, что автомат на рельсах валялся, и что? Ну, подобрал, ну, сдал ученым. Деньги всем нужны, в баре бесплатно можно только в зубы получить. Правда, есть еще Филин, которому не соврешь. Пойдет ли он против своих сослуживцев? Кто его знает. Кстати, это не мое дело. Я хочу артефакт найти и пса. А проблемы одиночек меня не касаются. Можно у костра надежному человеку шепнуть…. А некому. Все, кого знаю уже у нас на Агропроме. Скажу Информатору, пусть он этот вопрос решает. Вот так, чай выпью и в путь-дорогу пора. На Баре дела закончу и в Долину, сам знаю зачем.

Глава 9.


     На вершине Расколотой горы не было свободного места, одних телеканалов со всей их техникой - штук двадцать. С основной группой исследователей в подземелье брали только трех операторов. Остальные останутся наверху, и будут получать картинку в готовом виде. Крови в мире в последние дни хватало. В Индонезии трупы на улицах лежали. Не в первый раз в этом мире. Великая лондонская чума, ветряная оспа в Лиме, блокада Ленинграда и пенсионная реформа красных кхмеров в Камбодже приучили человечество счет покойников на миллионы вести. Очередной эпизод до итогов второй мировой войны еще не дотягивал. В Азии миллионов пять погибло. В Европе тысяч четыреста. Всех попробовавших новый наркотик вывозили в Центральноафриканское королевство. В бывшей республике вождь зулусов Ингози по просьбе местных старейшин принял на себя тяжкий груз и стал королем. Прежнего президента оставили советником по дворцовому протоколу. И на виду, и испортить ничего не сможет. Гарем ему оставили, так что он не сильно расстроился. Народам мира был срочно нужен позитив, и сегодня его предполагалось выдать в полном объеме.
     В толпе экспертов и искусствоведов присутствовали мировые знаменитости. Музеи Италии и Испании были представлены очень достойно. Здесь же позировали городские советы Рима и Неаполя в ставших невероятно модными тогах. В толпе советников легко выделялись сенаторы. Ведь они имели право на красную кайму и золотые застежки.
     На стыке серпантина и площадки вокруг мавзолея стоял первый банковский фургон для перевозки ценностей. Он был пока пуст и конвой из легионеров и карабинеров перекуривал в сторонке.
     - Интересно, на сколько здесь древностей? – усмехнулся один из немцев.
     - Какая разница. Главное – пнуть наших американских друзей и укрепить курс евро. Даже если там всего одна древняя статуя, сегодняшнее шоу уже принесло десятки миллионов и принесет еще сотню на одной рекламе. Сейчас появится Скрип со своей свитой, затем наместница Африки Паола в короне и начнут шоу. Декорации великолепные, массовка – то есть мы, еще лучше, можно вообще ничего не делать, никто канал не переключит. А если еще девиц легата через минуту показывать, то даже вечерний футбол нам не помеха.
     - Ходят слухи, что мы признаем верховную власть Папы Римского над светскими правителями, - протянул один из офицеров.
     - Умный ход. Папа сразу утвердил Ингози королем. Осенью проведут коронацию в прямом эфире. И никаких согласований с ООН. Решение Папы – закон. Очень удобно.
     - Далай-лама, наверное, другого мнения, - усмехнулся другой легионер.
     - Это его проблемы, - развеселились все. – В следующей жизни пусть выбирает истинную веру, где монастыри богаче и вино слаще.
     Из двух подъехавших машин легко выскочили полуголые девицы в туниках.
     - Есть что-то привлекательное в античной одежде, - оживились часовые.
     Следом вылез Скрип, легат второго Коринфского легиона и кардинал Неаполя Чезаре Абруццио. Скрипа немцы уважали. Видели, как он в свободное время на плацу с мечом работает. Руки укрепляет. Ценили они его упорство. И жестокость тоже. Римскую тюрьму он за час разгрузил. Воров высекли и в каменоломни отправили.
     После проверки бюджета городов сразу деньги нашлись на ремонт дорог и развалин. А то в Аквилле все еще люди в палатках жили, хотя после землетрясения уже несколько лет прошло.
     - Сенаторы Рима и представители городов Империи, - властно сказал Скрип-Север, - в тяжкий час бедствий мы открываем сокровищницу королей Двух Сицилий. Ваша мудрость должна помочь стране использовать их с максимальной пользой.
     Это он точно сказал. Многое в жизни зависит от правителей. Жили-были два государства, довольно большие. Почти одновременно в каждом из них закончилась война. И стали они мирно развиваться. В одном цари тупо деньги копили, а в другом сенат и конгресс за золото землю покупали. То острова в дальнем море-океане приобретут, то у соседей глупых Аляску с Калифорнией прикупят. Отдали за них всего восемь миллионов рублей, а добыли оттуда золота на миллиард. Поэтому, когда отрекшихся от трона бывших царей в подвале расстреливали, надо признать, было за что. Простота – хуже воровства.
     Напомнил Скрип об ответственности народным избранникам и пошел с Паолой вперед. Двери в мавзолей были уже широко распахнуты. Все видели голые стены, и мало кто понимал, что будет дальше.
     В полной тишине скользнула в сторону каменная плита, открывая вход в подземелье. Кинулись вперед саперы, закрепить ее намертво, чтоб обратно не вернулась. Инженерно-технические части в итальянской армии всегда лучшими были. С фантазией и машинами у латинян все замечательно. Успехов в войне у них не было, и на этом фоне не заметно было их превосходство в вооружении. А ведь у них и катера торпедные, и корабли класса «лидер» и мины всех типов лучшие в мире. Справились военные с входом, стоит он, черным провалом зияет в белом мраморе.
     - За мной! – легат командует.
     Только первой идет наместница. Это ее право. Она представитель младшей ветви королевского дома. Что у них там было в древности, за давностью лет непонятно, только течет в ее жилах древняя кровь диких викингов, покоривших огнем и мечом солнечную Италию. А в шаге за ней Скрип держится. И операторы идут. На большой экран картинка транслируется. Умник эффектные сцены любит, снимает с любовью неожиданный выброс лезвия из стены. Зажали его бронированной плитой, разместили заряды пластида и взорвали к черту. Эксперты только рты раскрыли от такого кощунства. Древнюю ловушку испортили. Нет им прощения! Яму легко щитом закрыли, ничего не повредив. В древних самострелах просто амбразуры загородили. Путь свободен.
     Вошли в пещеру, прожектора установили, свет включили, тут-то все эксперты и ахнули в изумлении. Паола тоже смотрит, все одним взглядом окинуть можно. А то раньше с одним фонариком она здесь с Сотником лазила. Подошла к могиле первой наместницы, своей давней родственницы и присела на одно колено. А при свете ярком виден свиток между саркофагом и стеной вложенный. Она его загородила спиной, качнулась слегка, и свиточек сам по себе в разрез туники скользнул.
     У всех внимание приковано к золоту в бочках и скульптурам каменным, что рядами стоят.
     - Ранний Микеланджело! Поздний Фидий! – эксперты кричат. – Здесь на миллиарды! На полноценный самостоятельный музей!
     В старых галереях директора и замы уже есть, а в новом деле все вакансии свободны. Так пусть победит сильнейший, решили все. Ярость в глазах, и желание выиграть любой ценой. Это Скрип хорошо понимает. Насмотрелся на драки, когда водку не поровну разливают.
     - Решение примет сенат, - напомнил он знатокам древностей.
     Подошел к скульптуре.
     - Митра Агриппа, покоритель Африки, легат и трибун, удостоен трех триумфов и признан равным богам наряду с императорами. Митра Светозарный в земном воплощении. Мы вернем его на имперский форум, - сказал он.
     Эксперты за спиной притихли. Кое-кто стал истертую надпись руками щупать. Потом зашептались. Очевидно, в семье наместницы сохранились документы, там есть перечень некоторых предметов, решили они. Не стал Скрип-Марк Север объяснять им, что каждый день в корчму из казармы через форум ходил и статую эту отлично помнит. А руки у него все еще слабые. Проклятье демону! Пил всю жизнь прозрачную адскую смесь, водка называется, спортом не занимался, сейчас через десять минут боя меч из пальцев вываливается. А когда-то он мог день рубиться. С Цезарем они перешли Рейн по навесному мосту. Два дня лилась кровь. Вода стала красной до самого моря.
     - Барра! – крикнул Скрип.
     - Барра! – ответил ему легион стоявший вокруг мавзолея.
     Скрип, не торопясь, стал прохаживаться по пещере. Золотые монеты его не интересовали. Он в свое время нашел сокровищницу Тиберия на острове Капри. И катакомбы больше и посуда золотая до самого потолка. Не любил император аристократов. Резал их целыми фамилиями, а конфискованное добро к рукам прибирал. Походил он тогда под дворцом, вышел на белый свет и приказал вход закрыть и холм над ним в три человеческих роста насыпать. Можно съездить, посмотреть, не разрыли ли?
     Встал в стороне и принялся наблюдать за прыжками и ужимками подручных жрецов, забавные, чисто дрессированные обезьянки. Вон четверо столпились у скульптуры каменной в виде девки голой, сидящей у ручья. Сейчас подерутся, никак не могут к единому мнению прийти. На живую Паолу смотреть приятней. Он знает – на ней под туникой трусики есть. Такие маленькие, невидимки почти. Стринги называются. У его подружек тоже такие есть. Он зажмурился, вспоминая прошедшую ночь. Франческа сейчас занята, у нее прямой эфир и размещение рекламы. Ему эта идея о надписях понравилась. Сейчас на свободных крестах легионеры табличку вешали: «Помни о законе или окажешься здесь». Сразу помогло. Два-три грабежа за день еще случались, но и тех довольно быстро ловили. Вожака на крест, его подельников в карьер – мрамор рубить. После последней войны почти век прошел, а форумы не восстановлены, термы Каракаллы в развалинах, вокруг города обломки стен изгрызенными обломками торчат. Надо все в порядок приводить, он ведь не только легат, но и проконсул Империи. Верховный понтифик города не очень деятелен, да и вообще, он из германских племен. Они хорошие воины, но какие же из них жрецы?
     Голова сама по себе за наместницей поворачивалась. Та легко общалась с приезжими из разных стран. Север языка провинции Британика совсем не понимал, и ему приходилось слушать перевод Умника. Голос-помощник всегда мог подсказать дельную мысль или нужное слово. В отличие от второго, который только и знал, что жаловался и требовал водки. Правда, и от него бывала польза. Никто не знал столько ругательств. Когда надо было поговорить с финансистами, легат часто использовал родной лексикон демона Скрипа. Ну, что, барыга позорный, башлять будем или глазки строить? Просто волшебная фраза. После нее сразу деньги находились. Уже три завода по переработке отходов начали строить и больницу.
     Тут он, головой вращая, кое-что заметил. Подошел ближе и понял, что не ошибся. Один из бочонков был наполнен не монетами, а имперскими знаками отличий из золота. Кольцо всадника на палец правой руки. На левой у него легатский перстень. Порядок.
     Золотые наконечники на шнуры. Ветеран-легионер. Он в своем праве. Золотая цепь с медальоном-башней на грудь. У него была такая. За штурм Нарбона, первым забрался на крепостную стену. Фибула легата на тогу. Ну, наконец-то, не зря он здесь торчит.
     - Знаки отличий взять под охрану, - распорядился легат.
     Пошли к Лауре, заныл Скрип, пусть она на нас полюбуется. Или давай ее сюда позовем. Вон там есть удобный коридорчик. Заведем ее туда, то-то весело будет. Особенно если нас в прямом эфире покажут. Ох, и поднимем же мы рейтинг! Задумался легат. Что такое рейтинг он точно не знал, но что вещь полезная – спинным мозгом чуял. Я же пошутил, проскулил Скрип, черт лукавый. В каждой шутке есть доля шутки, сказал ему Марк Аврелий Север и пошел к коридору в скале.
     - Эй, техники! – крикнул он. – Свет сюда!
     И вытащил кожаный чехол, длинный и круглый. Развернул его и увидел рисунок на полотне. Сюжет был прост и понятен. В зале дворца горели все светильники. Владыка провинции принимал важного гостя - близкого друга, с которым в молодости армейскую службу несли, или родственника. С трудом разобрал новую, упрощенную латынь надписи. Встреча Викинга Кровавого с князем Гримальди. Перерисована сия картина с фрески мастером Доменико Гирландайо.
     Прочитал вслух, и кинулись к нему ученые обезьянки, протягивая жадные руки.
     - Смотри, - обратился Скрип к Паоле, - как ты на древнюю родственницу похожа. Один к одному. Тебя в это платье переодеть, - показал он на картину, - и вас не отличить.
     У нас это в крови, подумала девушка. Тысяча лет прошла, а мы все те же. Русые волосы, славянская челюсть и желтые глаза, цвета балтийского янтаря на солнце.
     - После исследования картины я хочу ее забрать. Повешу в зале заседаний управления по делам Африки. У себя на работе. Свободный доступ ценителей искусства обеспечу.
     Эксперты согласно закивали. Трудно спорить с третьим человеком в государстве. Нет, был в Италии и президент, и премьер-министр, но легионеров, способных повесить любого на крест, у них не было. А армия в стране была игрушечная. Корпус карабинеров являлся реальной силой, но у них своих дел хватало. И многие нововведения пришлись жандармам по душе. Особенно немедленная казнь на месте пойманных с поличным торговцев наркотиками.
     Начали потихоньку ценности наверх поднимать. Сначала решили золото из-под ног убрать. В машину тонн пять нагрузили, она под охраной в Рим пошла, в казначейство. Второй фургон под погрузку встал.
     - Еще десятка два машин, и начнем картины и скульптуры вывозить, - прикинул Скрип.
     Прошелся по пещере и понял, что за день не управятся.
     - Готовь охрану на три дня, работать будем без перерывов в три смены, - сказал он своему начальнику штаба, тоже германцу. – Здесь должны остаться только саркофаги с прахом, все остальное надо вывезти. И постоянный пост у королевской усыпальницы. Благо, база военно-морская прямо здесь, на горе.
     База, правда, была американской, но ведь все равно союзники.
     В голове у Скрипа все давно перепуталось. Он уже забыл те времена, когда говорил на трех языках: русском, украинском и матерном. Иногда ночами он перебирал воспоминания. Ревели трубы и он правил парадной колесницей триумфа. Жилистые руки в пятнах на смуглой коже крутили меч, и некогда было вытереть чужую кровь. Он шел по странной дороге среди развалин, и рабочие ждали его слова – куда им сегодня идти. Рядом стоял Клинок и смотрел на него насмешливым взглядом. Скрипу такие тонкости никуда не упирались, а легат второго Коринфского Марк Север подобные вещи замечал сразу и запоминал надолго. Он знал о заговоре против Цезаря во время мартовских ид. Уже и письмо написал, а потом припомнил, как Гай Египет от налогов освободил ради подружки своей – Клеопатры и бросил свиток в огонь. Если ты богоравный император, судьба тебя спасет. Не выкрутился тогда Гай Юлий, и пронзенный ножами он упал на пороге, за отсутствием бога, выбиравшийся в боги. Кисмет. Одно Скрип Север знал точно. Если бы кто ему предложил вернуться к прежней жизни, он бы его на куски порвал голыми руками и сказал бы, что так и было.
     Потом хлопоты пошли рутинные. Фургон на загрузку, проверить конвой. Передовой дозор – германцы, арьергард – нубийцы. До приема ценностей и спуска их в банковские хранилища охрана остается с грузом. В восьми местах Вечного города работа идет. В любой момент можно в сеть войти и посмотреть, как золото взвешивают и описывают.
     - Закрытый канал, - сказал легат на русском. – Вызываю оператора.
     - Слушаю, - ответил привычный голос.
     - Как тебя зовут? Ты бог? – спросил Марк-Скрип.
     - Меня зовут Умник, но это секрет, - сказал голос в передатчике, - нет, пока я не всемогущ. Считай, что я могущественный дух Сети. Как ты догадался? – поинтересовался компьютер.
     - Слишком много работы для обычных людей. И слишком быстро она выполняется. Значит, ты не человек, - пояснил свою мысль легат.
     - Второй раз на те же грабли, - весело сказал Умник. – А золото, ваше золото, дон Румата. Человеческие руки не могут делать золото такой чистоты! Молодец, легат.
     - Ладно, это не разведку парфян в барханах ловить, - смутился Марк.
     А эксперты тем временем выносили наверх картины. Под навесом шла непрерывная пресс-конференция. Спорили из-за неподписанных работ. Это школа Рафаэля! Нет, сам Рафаэль! Вы бездари, господа. Хороший довод в научном споре, подумал Скрип, сейчас подерутся.
     - Сохраняйте спокойствие! – рявкнул он.
     Взяв за руку Лауру, он привел ее к столам и стенду.
     - Присматривай за ними, детка, любого можешь отправить за кольцо охраны. Кто не умеет себя вести, будет издалека смотреть, как остальные работают.
     Успокоились ученые мартышки. Знали, что у легата слово с делом не расходятся.
     - Закрытый канал, Умник. Антоний стал собираться в Египет, расскажи, что было дальше? Только не говори ничего обо мне. Пожалуйста. Волей богов Рима я здесь. И мне этого довольно. Воин не страшится Рока.
     - Тебе нечего стыдится. Через двести лет твои потомки вернутся из семейных владений в Африке и Луций Септимий Север, твой правнук в пятом колене, станет после победы на Востоке великим императором Западной Империи. После его смерти Рим продержался еще двести шестьдесят пять лет. Затем варвар из племени скиров Одоакр перенес столицу в Равенну. А Вечный город взяли под свою руку городские епископы христиан, Папы римские.
     И Умник с Марком Севером заговорили о старых, давно отшумевших битвах, о море и кораблях, о королях и капусте. Бойцы вспоминали минувшие дни и войны, где славно сражались они.
     «Не успели мы с прогулки вернуться, как во двор вольноотпущенник матери въехал. Паланкин с восьмеркой носильщиков, если не знать, подумаешь, что сенатор в гости прибыл.
     - Гета, императрица волнуется, - сказал он укоризненно.
     - А ты бы ее успокоил, - захохотал старина Плавт.
     И изобразил руками, примерно как.
     - Слово истинной веры вселяет в душу уверенность в пути праведном, - громко, как на уличном выступлении сказал Петр.
     Тут все вповалку легли. Императрицу в знании мужских тел вряд ли две-три из жен сенаторов превосходили. Она могла за ночь и весь караул сбить на игрища в постели, никого не пропустив. Праведница была еще та, Венера отдыхает.
     - Давай, старец, прочитай ей стих царя Соломона о власти женской, - скривил губы мой новый знакомец. – И про перси, подобные горным козам, не забудь.
     Смутился Петр, от варвара полудикого такие речи услышав. Знал он, что многие достойные люди, на которых ссылалась священная книга, никакого отношения к новой религии не имели. Царь Соломон, строитель храма из кедра ливанского, царь Ирод, воин, царь царей, повелитель мира, чародей и мудрец Экклезиаст. Так, собрали изречения поучительные в один список, для убедительности. А что сами апостолы сочиняли, ни в какие ворота не лезло. Типа непорочного зачатия или истории о том, как сборщик податей бросил деньги на дорогу. Петр арамейский язык знал, читал подлинник. Там было сказано: «бросил кошель на землю». А серебро он, наверняка в карман ссыпал. Если было.
     Однако, какая разница, о чем проповедовать, лишь бы не работать. И войдете вы в царствие небесное, а пастыри ваши и в этом мире поживут славно. Аминь.
     - Уважаемый, - потянул за ткань на плече бывшего раба, а ныне клиента императрицы Гней, - дело есть.
     Он небрежным движением выплеснул на плиты двора вино из чаши. Достал из кармана матерчатый кисет, и в освободившуюся посуду с легким стуком посыпались кроваво-красные рубины. Не очень большие, величиной с ноготь взрослого человека, но исключительно чистые камни, без единого изъяна. Ни пузырьков воздушных, ни трещин.
     В наступившей тишине глухо под нос вспоминал всех богов и их привычки в сексе центурион Плавт. Манеры у них были затейливые. То корову поимеют, то гуся. В смысле лебедя. Римлян это не очень смущало. Старина Нерон и Калигула многому горожан научили. У них кони ездовые в сенате заседали, а сенаторы катали желающих не хуже северных оленей. Полная свобода нравов.
     - Надо в золото перевести, - сказал варвар. – В городе без денег тоскливо. Возьмешься, одна двадцатая выручки твоя.
     Подобные разговоры вольноотпущенник понимал с полуслова.
     - Одна десятая, - процедил он сквозь зубы, - и то, только из уважения к семье императора.
     - Тогда сроку тебе декада. Нас время поджимает. Я просто чувствую шорох песчинок в часах вечности, - сказал варвар.
     - Каждый камень стоит около двадцати золотых ауреев, - сказал вольноотпущенник, и получил крепкий удар ножнами по жирной спине.
     - Тридцать! – взревел Плавт диким медведем.
     - Их много, цена падет, - запричитал клиент.
     - В городе ждут резни, а камни прятать легче, чем золото, - сказал один из ветеранов. – Не показывай все сразу, а мы будем тебе помогать деньги получать. Не пристало такому солидному господину самому тяжести носить.
     Солдаты развеселись, стали мышцы напрягать.
     - Откуда у тебя камни? – спросил я Гнея. – Они сверкают в чаше, словно кровь Юпитера.
     - Кровь бога в сосуде, или сына его, - забормотал Петр.
     Я уже привык к его неожиданным словам. Он почти поэт. Мысль пришла, он ее оттачивает. Только без рифмы.
     - Один хороший человек в дорогу дал, - ответил мой спаситель.
     Да, кстати, если кто-то подумал, что я неблагодарная свинья, то так оно и есть. Жизнь приучила. Кувыркался тут недавно, в прошлом месяце с двумя сестренками, так их семейка с отца моего такие синекуры стребовала, что он даже меня замечанием удостоил. Обычно он нас с братцем вблизи не видит. В уме уже прикидываю, куда Гнея пристроить. К мамаше – исключено. Завтра же отравят. У самого цезаря горшок ночной выносит аристократ с родословной прямо от Ромула. И все остальные такие же. А город ждет резни. Отец совсем плох, как только он умрет, мы с братцем сцепимся в грызне за трон. Это такое креслице, где вмешается ровно одна задница. А остальное от лукавого Януса, бога обмана. Город стоит на костях и требует свежей крови. Во время проскрипций Суллы здесь за лето триста тысяч человек убили. Близится буря. Деньги – загребущему, слезы – дуракам, трон – тому, кто говорит: «Возьму и не отдам!».
     - Здесь сто двадцать семь камней, - сказал бывший раб в шелковой тоге и достал из ее складок счеты, почти фокус, подумал я, - по двадцать четыре золотых монеты за камень, это будет, - и он приготовился к долгому подсчету.
     - Три тысячи сорок восемь, - сказал мой новый спутник.
     Капля пота побежала по надушенному виску клиента императрицы.
     - Великое чудо явил господь своему слуге, - восхищенно сказал подобранный нами юродивый проповедник. – Но как?!
     Бывший раб подобными вопросами не терзался. Он такие штучки сам применял. Сидишь с вечера до полуночи, складываешь все возможные варианты. Назовут тебе цену за пуговицу, а ты – раз, и итоговую цифру называешь. Большая подготовительная работа и никакой мистики. Пот его прошиб оттого, что он впервые за много лет конкурента опасного возле себя ощутил. Такого же упорного, а если учитывать тягу императрицы к молоденьким мальчикам и воинам, то картина вообще становилась печальной.
     - Он складывает, а я умножаю, - сказал мой спаситель Петру. – Римские цифры неплохи, но новое время требует других песен. Кто сейчас вспомнит богов Вавилона? Превратились они в мелких пакостных демонов, а через сотню-другую лет и об именах их никто не вспомнит. Так проходит земная слава.
     Он придвинул к себе восковую табличку.
     - Далеко на востоке, на берегу большого океана, стоят города. Тысячи кораблей приходят в их порты, и миллионы людей истирают подошвы о камни их мостовых. Там придуманы другие цифры. Они называются десятичной системой счета, и ты, Петр, сейчас о ней узнаешь.
     И они склонились над доской для письма, и я тоже увидел чудо. Мамашин вольноотпущенник прервал свой труд, и, перестав щелкать счетами, стал слушать. Часа на два они выпали из течения жизни. Мы за это время три амфоры приговорили. К моему удивлению старина Плавт с ними сидел.
     - Проклятье греческим богам! – крикнул он. – Получилось!
     Я поинтересовался, в чем там дело. Выяснилось, что центурион задачку решал. Наш гость в тоге весь свитками обложился и в подсчеты по новой системе погрузился.
     - Ты понимаешь, цезарь, - подошел ко мне центурион, - в стандартном походном квадрате идет двенадцать шеренг по двенадцать человек в каждой. И твой новый друг, которому ты дал римское имя, спросил меня, сколько лишних мечей у меня будет, если я поведу воинов квадратом по тринадцать? Так вот, двадцать пять. Лишняя четверть от сотни. И никто из лазутчиков врага ее не заметит! Вот такая занимательная арифметика.
     - А еще есть деление и возведение числа в степень, - сказал посланец богов, моей молитвой призванный на ночные улицы города.
     Можно его к мамаше во дворец селить. Вольноотпущенник с него пылинки сдувать будет. Он там раньше всех других отравит, и меня в придачу с братцем. Не со зла, просто, чтоб под ногами не путались. От вычислений не отвлекали.
     Они уже четвертую табличку исписывали, глаза горят, волосы дыбом, у христианина борода растрепалась. Договорились завтра в Пантеон идти все вместе, просить место небольшое для лампадки, пламени негасимого в честь чьего-то прихода.
     Какой же жрец откажет центуриону преторианцев. Можно считать, что в храме всех богов будет еще один. Вспомнит ли он о своих братьях, если станет однажды велик и могуч? Тут ворота распахнулись, все ветераны на ноги вскочили, мелькнул пурпур императорский, маменька нас визитом удостоила, стерва любопытная. А ведь как тихо-то было, Юпитер Капитолийский.
     Из паланкина вылезаем, ножку показываем. До самого бедра. Сейчас, еще немного и само естество женское видно будет. Будет, но не сейчас и не всем. Этот номер мамочкой за тридцать пять лет отработан в совершенстве. Так и манит кожа атласная, слава тети Клепы, Клеопатры, то есть, ей покоя не дает. Папаша все в боях и походах, а она тут верность дому цезарей Северов доступными способами укрепляет. Блудница.
     - Барра! – ветераны приветствуют повелительницу.
     Мы с ней обнялись, вольноотпущенник в полупоклоне к ручке припал.
     - Я потеряла тебя, милый Ромео, - говорит подозрительно моя мамочка.
     Это правильно. У нас за людьми нужен глаз да глаз. На секунду зазеваешься, уже твои секреты на форуме обсуждают, а у тебя в бокале яда больше, чем вина.
     - Мы взялись рассчитывать выход соли из морской воды, очень захватывающие цифры получаются, если к делу подойти с научной точки зрения, - неожиданно ответил бывший раб.
     Ну, все, сейчас мамочку отсюда и четверкой лошадей не утащишь. На деньги у нее нюх исключительный, а тут все доски в цифрах и рубины сверкают россыпью. Скоро она увидит жемчуг, тут-то все и начнется. Нас позвали под крышу на ужин. Время просто вскачь несется, когда компания подходящая и вина много. Гней, подвыпив, запел песни. Непонятные, но за душу берут. Я потом перевод спросил. Они стояли в строю перед битвой, и у каждого на руке был выжжен номер. И состав крови. А потом они всех убили и почистили сталь той травой, что взошла на крови павших. Поучительная баллада. О том, что оружие всегда требует бережного ухода. У меня иногда получается несколько слов зарифмовать, попробую своим ветеранам песню сочинить. Я отобрал одну чистую табличку, потребовал света и начал творить. Очевидно, не очень удачно, потому что, когда я утром глаза открыл, на воске ни одной буквы не было.
     Когда я пришел в домашнюю купальню, там уже было не протолкнуться. Мой новый друг, интересно, смогу ли я когда-нибудь выговорить его настоящее имя, плескался в бассейне в набедренной повязке. Шрамов у него на коже не было, боец не из последних . В то, что он тихо сидел в укромном месте, мне не верилось. Старина Плавт был явно раздражен, а когда я увидел лежащего на ложе проповедника из секты распятого иудея, сразу понял причину. Его прежде лохматая борода была расчесана, подстрижена и сбрызнута, я принюхался, точно, розовым маслом. Одна унция – один золотой. Понятно, кто императрице рассказывал сказку на ночь до самого утра. Я ее не осуждал никогда. Отец все время в походах, а когда дома случайно задержится, сразу интриги в сенате, посещения храмов, выходы в праздники на форум, обязательные церемонии. Он и нас с братом в ранг цезарей возвел, чтобы хоть немного от всего этого отдохнуть. А мне нравится открывать заседания сената. Жалко, что конь Калигулы потомства не дал. Был бы наследственный род лошадей-сенаторов, я ему лепешку или морковку, а он бы ржал приветственно. И ясли под овес из чистого золота. Нравятся мне кони. И собаки. Чем больше я общаюсь с людьми, тем больше я люблю зверей. Мне кажется, это хорошо сформулировано. Надо записать.
     Тут Ромео изволил встать и прийти к народу. То есть, к нам. И сразу к Петру кинулся. Ну, думаю, сейчас клочья бороды в розовом масле по купальне полетят. Не стоит вольноотпущенника недооценивать. Слабый человек давно бы уже умер. Близ цезаря, близ смерти. Старый закон Рима. Аскет Сенека своего воспитанника с детства учил только хорошему и дедушку бояться, а тот вырос, и учителю послал приказ – умри, надоел. Тот себе вены и вскрыл. Плохо учил, брак в работе. Но нет, мирно сели в уголок, обсуждают что-то. Слышу, решили сразу в Пантеон идти. Плавт меня за одежду поймал и потащил во двор, с мечом разминаться.
     Мы уже и перекусили в ожидании завтрака, и поели, вина с фруктами попили и закусили, а наши ходоки только вернулись, нерадостные, лица перекошены.
     - В чем дело? – Плавт сразу берет быка за рога. – Неужто понтифик храмовый вам отказал? Надо было мне с вами идти.
     - В прямую речь о том, что нам там места нет, не шла. Будут узнавать волю богов, - плюнул на землю от сглаза бывший раб.
     Одежда аристократа, а повадка быдловата. Много таких, вылезут из грязи, ходят важные, гордые, а потом придет новый диктатор Сулла, и сразу они на брюхо падают, обратно в навоз, и ноги его целуют. Ты наше все!
     - Завтра на заре священным храмовым голубям предложат жертвенный корм. Быстро склюют – будет нам место, а пренебрегут – значит, мы богам в храме неугодны, - высказался по существу проповедник Петр.
     - Нормальный ход, - оживился Гней. – Кто тут любит жареных голубей? Сколько их там, в Пантеоне?
     - Дюжина, - ответил Ромео.
     - Прекрасно. Сейчас у нас есть все для небольшой постановки в духе старины Овидия. Золотой голубь или римский водевиль. Развлечемся.
     И все понеслись. Наших ветеранов разбили на четыре группы. Первая сразу ушла к храму на разведку. Вторая на птичий рынок, голубей в клетках покупать, точь-в-точь таких, как в птичнике храма. Другие за снаряжением пошли. Лестницы штурмовые, веревки, черная ткань. Решили еще пару портних купить, не нам же из ткани накидки шить. Деньги Ромео выдал, у него всегда с собой запасец есть. Давно мне не было так весело. Со вчерашнего вечера. Кажется, мне повезло. Я люблю этот город, на его улицах сбываются мечты. Просил чудо – получи.
     Потихоньку план обретал конкретные черты. Начинать решили сразу после заката. Сытых птиц из голубятни вытаскиваем, голодных на насест усаживаем, перелазим обратно через стену на улицу и идем жарить добычу.
     Утром приходим в храм и наблюдаем за волей богов. Здорово, только до вечера еще долго. Можно не торопясь пообедать.
     - Чудеса надо тщательно подготавливать, - сказал мой спаситель.
     Петр и Ромео понимающе ухмыльнулись. Они в тени виноградной беседки обсуждали отвары трав, которые силу мужскую укрепляют. Им без этого никак и никуда. Меня такой взгляд на религию не взволновал. В окружении отца уже год сирийская делегация на заднем фоне присутствовала. Скрытая угроза жрецам Юпитера и Марса. Захочет цезарь, и отдаст предпочтение другому богу, заморскому. Еще не шантаж, но намек на него. Плебс всегда подражает знати. Пойдут трибуны и сенаторы в храм Весты, и народ туда же потянется вслед за ними. И закончатся щедрые приношения жрецам, а жрец-то, он от слова «жрать». Чего на алтарь положили, то он и съел.
     Ромео сидит рядом с Гнеем, возведение в степень осваивает и проверяет счета за поставку зерна. Как они сошлись быстро, можно подумать, что старые друзья. Бегают за моим варваром хвостиком. В это время с накидками закончили. Примерили мы их, и ветераны заворчали. Почему раньше никто не догадался? Лица сажей мазали, она в глаза сыпется, налокотники бронзовые пачкает, а тут накинул тряпку сверху, и скользи темной тенью среди ночи.
     - Попрыгали, - скомандовал варвар.
     Забрякали ножны и браслеты боевые с шипами. Подтянули ремни, еще попрыгали. Тихо. По-другому стали смотреть на нашего нового спутника. Знает, что делает, был вынесен вердикт солдатского сообщества. Ходил ночами в разведку.
     Хлебнули за удачу похода по чаше вина годовалого и скользнули призраками на улицы. Боги империи, я люблю этот город.
     До Пантеона дошли удачно. Никто ногу не подвернул и помоями из окна никого не облили. Вокруг храма площадь давно каменными плитами замощена, идти стало легче, но и народу здесь больше. Уличные торговцы, паломники, проститутки и проституты, их сутенеры и ворье всякое, карманники и любители рвать корзины из рук, дезертиры и влюбленные, все, кому ночью не спится.
     Сдернули с лестниц чехлы, приставили их к стене наружной и пошли на приступ. Шутки кончились. За святотатство коллегия жрецов приговор один знает – смерть. Ну, мне не привыкать. Когда утром встаешь, всегда знаешь – до вечера можешь и не дожить. С этой мыслью и вино слаще и еда вкуснее. Вдруг это твоя последняя трапеза?
     Наших птичек, чтоб не шумели, мы слегка напоили. А священных, жирненьких голубей брали сразу жестко. Раз, и голову набок. Такова воля цезаря, моя, то есть. Я не тварь дрожащая, я право имею. И меч, его отстоять, если кто не согласен.
     Храмовые птички с золотыми кольцами на лапах. Плавт их расстегивает, на наших подменышей одевает и в голубятню, на жердочку их пристраивает.
     - Перемена судьбы, - шепчет.
     - Это точно. Судьба играет человеком, а человек играет на трубе, - отвечает ему Гней.
     До чего варвары пошли в наше время ехидные, прямо спасу нет. Закончили, наконец, обратно на улицы выбрались. Тряпки, чехлы и накидки, свернули, в заплечные котомки убрали, лестницы к обелиску прислонили, пусть думают, что их мойщики оставили до другого раза, отошли на два квартала, битую птицу компании бродяг кинули, не будем же мы их ночью щипать, а эти их в глине запекут, и съедят за милую душу. И никаких следов не останется. Словно и не было похода цезаря на храм и выходки дерзкой.
     Домой вернулись и прямо на террасе спать залегли. С зарей надо было обратно бежать, наблюдать, как птички будут зерно клевать.
     Забавно было наблюдать за перекошенной рожей жреца, когда из приоткрытой двери голубятни полезли, теряя в давке перья, голодные сизари. То-то он запрыгал, когда они на корм кинулись. Плавт его за руку взял и в храм повел.
     - Вот между этими колоннами пусть он свое распятие и поставит, лампадку зажжет и кружку прикрепит для сбора денег. Никого не потеснит, пусто здесь, - говорил он служителю храма, тихо его потряхивая.
     Тот, зубами лязгая, головой мотал, то ли от рывков центуриона, то ли соглашаясь во всем с каждым словом. Оставили мы Петра и Ромео в Пантеоне, а сами решили в императорский дворец наведаться, а то давно меня там не видели, так и забыть могут.
     - Эй, дядя, ты для солидности говори всем желающим, что лично вашего бога знал, и несешь слово истины по его повелению. Глядишь, на хлеб заработаешь, - посоветовал проповеднику варвар.
     - Но ведь это не так! – возмутился христианин.
     - Мысль изреченная есть ложь, а низких истин нам дороже, нас возвышающий обман, - легко парировал его возражения странный посланец ночи.
     Кинув напоследок эту парфянскую стрелу, мы помахали ему на прощание и удалились.
     - Надо будет через неделю сюда зайти, проверить, приживется ли, - вздохнул Плавт.
     - Не надо, - твердо сказал варвар, - у него все будет замечательно. – Плавт, тебя как полностью зовут?
     - Плавт Макрин из дома Север, - отчеканил тот.
     Варвар оценивающе взглянул на него.
     - Будь предельно осторожен на второй год, - посоветовал он. – И держись подальше от Гелиогабала. А лучше отруби ему голову.
     Все имеет свой конец, в том числе и путь домой. Мы дошли до дворца и воспользовались калиткой в парке для свободного входа. Ее мало кто знал, и охрану там днем не ставили. Идем мы, не шумим, никого не трогаем, как вдруг мой новый приятель замирает. Огляделся я, цветы розовые, листья зеленые, у фонтана моя невестка Фульвия, голая, по своему обыкновению. Лежит по сирийской моде на солнышке, зачем, непонятно. Римской красоты в ней нет, одни кости кожей обтянуты, и волосы цвета спелой пшеницы гривой висят до ягодиц. Стоит на коленях, живот свой впалый демонстрирует. А Гней от нее глаз оторвать не может. Дикарь, что с него взять. Может, он ее съесть хочет? Надо помочь. Одной родственницей меньше будет.
     - Пошли, представлю, - предлагаю и иду сам к фонтану.
     Приблизились к невестке, она на нас с интересом смотрит, жизнь у нее скучная, на нее даже никто не покушается, ни на жизнь, от нее ничего не зависит, ни на честь, тут и бесчестных и на все согласных дам полный дворец.
     - Твой новый мим? – спрашивает девица и глазки на него игриво наводит.
     На нее впечатление трудно произвести. Она из семьи владетелей Северной Италии, озерного края до самых гор. Скоро отец мой умрет, и она из «светлейшей» тоже божественной станет. Ей что легат, что консул, пыль у трона.
     - Да, - соглашаюсь, - веселый такой, кто увидит его фокусы, сразу замертво падают. Оставляю его тебе, а сам пройду в зал приемов, послов из Дакии встречу. Все отцу легче будет. Развлекайтесь.
     И удалился с остальной свитой. Ну, надо же. Странные вкусы у уроженцев Гипербореи. Если об этом свидании братец узнает, варвару не жить. Впрочем, если мы не убьем Каракаллу, то ему все равно умирать. Он мой явный сторонник и пощады ему не будет. А что вы хотели? Это Рим».
     Великий Ингози, брат жениха Великой Наместницы, сидел в штабной комнате и на большом экране изучал данные о стране, континенте и мире в целом. Первым его шагом на посту короля была отмена любых ограничений на въезд в государство. Всем добро пожаловать. И отмена любых запретов на любые наркотики и ношение оружия. Хочешь носить на плече пулемет – пожалуйста. Нравится травку курить – нет проблем. Хочешь уколоться героином – не вижу препятствий! Делай что хочешь, пока у тебя есть деньги, а закончатся, тоже можно что-нибудь придумать. В городе через шаг по борделю.
     И везде табличка: «Требуются». Все оружие по цене металлолома купленное, здесь в реальные деньги превращалось. Обрез три тысячи монет стоит. Без патронов. А без оружия здесь и шагу не сделать. Крематорий на базе завода маслодельного дымит круглосуточно. Итальянцы приезжали большой командой. Все через ту трубу на небо взлетели, прямо к престолу господню. Их автоматы на рынке за полчаса ушли, а героином все еще торгуют. Дня на два хватит, а там прямой рейс из Герата придет. Ингози умный, основное правило бизнеса знает – отсекай посредников. Пулеметными очередями.
     Очень много стволов из Европы идет. Оружие старое и очень разное. Ни разу не использованное, все в складской смазке, и битое до невозможности, изношенное и радиоактивное, как после боев в зоне атомного удара. А ведь там после войны в Югославии серьезных боев не было, прикинул великий вождь зулусов и, по совместительству, король.
     Спокойные, с невыразительными лицами китайцы открывали по всей стране прачечные и притоны для курения опиума, ресторанчики и публичные дома, магазинчики и оружейные лавки. Они твердо знали, что во главе проекта «Африка» стоит национальный герой Панда и вели себя тихо и достойно, как и подобает солидным акционерам предприятия. Совершенно иначе позиционировали себя выходцы с Ямайки.
     Растаманы либо торговали в разнос, либо предлагали свою траву в кафе. Достаточно одному из них было появиться на улице, как сразу становилось невыносимо шумно. Музыка играет, человек кричит еще громче, через пять минут стрельба начнется, обычно просто в воздух, от избытка чувств, но иногда и по живым мишеням. Если убивали торговца, то банда негров с косичками, потрясая оружием, приезжала на место преступления, смотрела на колумбийцев или китайцев, благоразумно разворачивалась и уезжала подавать жалобу в полицейский участок. Виновника быстро отлавливали, если он успевал при виде зулусов поднять руки вверх, и отправляли в джунгли. Пальмы пилить.
     Каждые две минуты на аэродром самолет садился. Со всего мира люди прилетали. Многих депортировали. Ингози всех принимал. Работы много, колодцы рыть, дороги строить и ремонтировать. Не умеешь – научим, не хочешь – заставим. Туристы обратно улетали, наркоманы и торговцы оставались. Главной улицей Бозума стала Амстердам авеню. На ней все было. От марихуаны до отделений швейцарских банков. Банк «Смоленский» расположился прямо в королевском дворце, бывшей резиденции пожизненного президента, а его отделения устроились в безопасности при полицейских участках. Работали там в основном сами зулусы. Деньги слишком важная вещь, чтобы доверять ее финансистам. Ими должны воины заниматься. Единственным предметом, который нельзя было купить за деньги в Бозуме, был армейский передатчик.
     Человек, у которого он был, автоматически считался местным аристократом. А глупцов, продающих свое право первородства за миску чечевичной похлебки, здесь не было. Сметливые ребятки из «Серебряной луны» устроили засаду на армейский патруль и добыли два устройства связи. Через три часа их обдали кипятком и бросили в яму к термитам. Крики через полчаса стихли, и больше таких попыток не предпринималось.
     Местные жители радовались своему счастью, и кое-где на портреты Ингози уже молились. Через границы потянулись вооруженные группы из соседних стран. Зулусы не препятствовали. Число обитателей лагеря наркоманов держалось на постоянном уровне, около восьмидесяти тысяч. Каждый день тысячи две прибывало, но столько же и умирало. Пропустит человек во сне очередной прием зелья, и все – нет человечка. Одно хорошо – все умирали легко и счастливо. А ведь всем еще надо было обеспечить тарелку супа, кусок хлеба и фляжку воды. Биотуалет и бумагу, мыло и сменную одежду. Хлопот с лагерем хватало.
     Ингози неплохо сошелся с вождем белых по имени Овсов. Его бойцы сидели в засаде в подвале у серебристой вражеской полусферы. Готовились поймать гостей любопытных. Один раз с ним приходила девушка, красотой своей затмившая даже подружек Великого Скрипа. Посмотрела на него со значением, колечко на пальце повертела, и подумал зулусский король, что неплохо было бы у соседей пару приисков алмазных отвоевать, для улучшения отношений с девушками.
     А в приемной уже было полно народу, и надо было начинать вникать в чужие проблемы, разбирать споры и выносить решения. Одно хорошо. Налог в пятнадцать процентов платили все. Недостатка в средствах у государства не было. Множество маленьких ручейков сливались в огромное море, выдвигая маленькую страну, затерянную в Африке, в финансовые лидеры планеты. А что? Сто лет тому назад Швейцария была захолустьем Европы среди гор, а ее уроженцы всюду двери открывали, профессия так и называлась – «швейцар». За две мировых войны на банковских вкладах приподнялись, доходами разумно распорядились, построили заводы фармацевтические, курорты обустроили горнолыжные, отели по всей стране, и живут себе припеваючи без единой нефтяной скважины. А что кому-то мешает их путь повторить? Вдруг кто-то камнем упал с высоты. Видно летел он на крыльях мечты. Прыгая с крыши, мог он не знать, как тяжело научиться летать. Бывает и так. Сейчас швейцарцы развернули у него в королевстве несколько исследовательских лабораторий и два заводика по производству синтетических наркотиков. Таблетки и порошки группы «экстази» и кокаина. В барах опять возникла мода на балтийский коктейль – спирт с кокаином. Потери среди населения от него были выше, чем от перестрелок. Ну, и ладно.
     Африка большая, девки еще людей нарожают. Пора было к серьезным делам переходить.

Глава 10.



     Настроение у меня было на редкость безоблачным. Редко удается простому человеку до вождя добраться. Не до того, который в набедренной повязке и с копьем, к нему у меня претензий нет.
     Когда обычному парню из народа требуются деньги, он достает маузер и идет брать Тифлисское казначейство. Я товарища Сталина имею в виду. А вождь в это время сидит в ресторане в центре Женевы и, кофеек прихлебывая, результатов ждет. Ничем при этом не рискуя. Вот когда такого типа, который за общее дело в своих интересах людей бестрепетно по шею в болото загоняет и с любопытством смотрит, как они потом там пузыри пускают, вдруг прихватываешь, вот тогда понимаешь, день прожит не зря. Распирало меня прямо чувство глубокого морального удовлетворения. Даже снорк на переходе не огорчил. Стрельнул я его на ходу, лапы обрубил и дальше поскакал вприпрыжку. А мог бы и призадуматься, потому что, когда все очень хорошо, значит, скоро будет плохо. Пару артефактов с земли поднял и весь такой радостный на пост «Долга» вышел.
     Увидел сразу лица до боли знакомые и порядком надоевшие. Ну, что они могут выдумать, чтобы свои шансы в бою поднять, а мои уменьшить? Сейчас узнаю.
     - Привет, Кактус! И тебе не болеть, Граф! Вызываю вас на Арену, биться насмерть. Здесь для всех места уже нет, - говорю.
     Заулыбались они так ехидно, будто я у них на глазах в «холодец» провалился. Еще жив, но ненадолго. А за мешками опять делегация стоит. Петренко, Филин и клоун с оружием, Удав. Еще одна лента с патронами поперек груди добавилась. Мачо с ранчо.
     - Мелкая проблема, - открывает это пугало рот. – Чемпион дня не покидает Арену. Согласно правилам, сначала надо победить его. Он уже четверых убил. Выходи, освобождай площадку, и мы сразу выпускаем твоих противников. Или ждем следующего бойца, который выступит против чемпиона дня.
     Так, подумал я, у кого-то от водки и крови крышу снесло напрочь, он сейчас по площадке бегает, и уходить не хочет. Придется и его убить за компанию. По закону Арены.
     - Кто там на площадке? – Филина спрашиваю. – Я его знаю?
     - По идее должен, - он мне отвечает. – Ты его искал. Они чернобыльского пса выставили на бои в течение дня. Пятьдесят тысяч монет призовых плюс доля победителю со ставок. И пес не уходит. Ему и там замечательно.
     Я усилием воли челюсть на месте удержал, вот и свиделись снова. Только сейчас от него не убежишь, и валить песика придется всерьез. У него ко мне жалости нет. Порвет на куски без раздумий.
     - Не будем время терять, - говорю, - мне еще двух преступников надо в исполнение приводить, а ты, Филин, своего капитана-разведчика просто спроси, видел он артефакт «Душа»? Он тебе солжет, а дальше ты его сам коли, Петренко тебе поможет. Он у них в деле третий и главный. Это они одиночек на «Дикой Территории» кончали. Мне так сердце вещает.
     - А ты докажи, - Кактус слюной захлебывается.
     - Я тебя убью, мне достаточно, - отвечаю, - знаешь, где артефакты спрятаны, считай, жив остался. А нет, так нет.
     Петренко своим архангелам из спецгруппы мигнул, те моих противников под контроль взяли. Никто у них оружие не забирал, только воспользоваться им было бы затруднительно. Я боец неопытный, просто везучий и осторожный, ладно, трусоватый, скажу прямо, себе-то что врать, поэтому расклад мне был непонятен. Создалось впечатление, что Филин Удава стережет. Клянусь, пока он до любой своей железки тянется, даже я его два раза убить успею. А то и три. Это только на новичков безымянных куча стволов может впечатление произвести. А Филин воспринимал этого клоуна всерьез. Я чего-то не замечал, и это меня огорчало.
     - Последний шанс в живых остаться, Кактус! – беру его на голос. – Смерть твоя будет нелегкой. Прострелю ноги, начну вопросы задавать. За каждый неправильный ответ буду зуб без наркоза проволочной петлей рвать. Все равно расскажешь, только перед смертью будешь визжащим куском мяса. Это тебе не деньги на бой в тотализаторе ставить. Тут сам на Арене окажешься. Говори! Из клана тебя выгонят, и иди на заставу. Будешь в баре «Пьяная плоть» байки сталкерские травить. Ты будешь живой, подумай!
     Он уже было потек, когда Удав все испортил.
     - Вызов брошен и принят. Если не хочет выходить на Арену, пусть стреляется здесь и сейчас, - твердо сказал он.
     Кактус сразу передумал откровенничать. Дошли мы до заводского корпуса, в котором Арена размещается, в полной тишине. Граф с Кактусом в сторону ушли под конвоем полковника Петренко, а Филин от меня с Удавом не отходит.
     - Пес у стены слева в мертвой зоне залег. Сразу его не подстрелить, а в атаке тем более. Мелькнет тень, кровь на песке, а он уже ушел, - Филин мне акварельку нарисовал.
     Пояснил ситуацию. Тут в замкнутом пространстве, у чернобыльского пса пять тузов в лапах и все козырные. У него прыжок с места метров шесть, а с разбега все десять. Он площадку проскочит за секунду, где тут стрелять с упреждением. Прицелиться пес мне не даст, попробуй поймать на мушку молнию! Единственное, что на ум приходит, заградительный огонь.
     - Умник, - говорю, - ты мне нужен. Контролируй расход патронов, мне еще двоих человечков потом убить надо, если жив останусь.
     Вот и пришел час доказывать превосходство разума над чистой мощью. Тридцать тысяч лет назад дикий человек взял с земли палку и двинул ей соседа, отбирая у него банан. Про банан – это допущение, может быть, орех. С тех пор примитивные орудия убийства прошли долгий путь от каменного топора до никелированного «Браунинга». Не то, что я его высоко ставлю, но выглядит он исключительно. Только чернобыльского пса в сто двадцать килограмм весом из пистолета не остановишь. Его и из автомата завалить задача не из простых. Вариантов у меня немного. Прямо из дверей начинаю стрелять, ставлю огневую завесу. Тут, на Арене, дистанцию разорвать не удастся, единственный шанс у меня, песика серьезно подранить. Пусть он не такой быстрый будет. На этом же принципе в старые времена был основан зенитный огонь по самолетам противника. Тысячи снарядов небо облачками сгоревшей взрывчатки затягивали, ради одной-другой сбитой вражеской машины. Не экономично, зато кому-то жизнь спасали.
     Пора. Вылетел на песок, за три секунды магазин сжег, за полсекунды перезарядил, и сразу очередь патронов на десять. Тут я его первый раз увидел. Он взгляд почувствовал и вместо прыжка ко мне вбок ушел. Не получилось его влет снять, когда в верхней точке прыжка на долю секунды бы завис. Умный зверь, два раза ошибки не повторяет.
     Ящики посыпались. Это песик мне сюрприз приготовил. Он рассчитывает, что я на шум выстрелю, а пока перезаряжаюсь, наступит его время. Не будем разочаровывать животное. Выстрелил два раза, убил несколько досок и гильзами под ногами брякнул.
     - Он твои эмоции видит, - говорит мне Умник неожиданно. – Ты уверен и спокоен, он засаду чувствует.
     - Спасибо, - отвечаю своему кристаллическому брату, - ты очень вовремя это сказал. Мог бы мне пару патронов сохранить. Что делать?
     - Испугайся или расстройся, - предлагает компьютер.
     - Типа мою родную однокомнатную квартиру соседи сверху затопили? – усмехаюсь.
     - Иронию заметил, - братик тоже шутит. – Могу Паоле запись сбросить, как вы с Бронзой сексом занимаетесь, - рубит железным голосом.
     Вот тут меня пробило всерьез. У него ума хватит. Есть задача – меня расстроить, а уж способ он найдет!
     - Не смей! – кричу.
     А из-за бочки пустой пес кидается, уловил страх и панику. Я остатки патронов на две очереди распределил, на бок упал и в перекате магазин меняю.
     Только он на место встал, мне еще затвором лязгнуть надо, а пес в трех метрах уже и на меня смотрит. То, что я лежу на земле, его из привычной схемы атаки выбивает. Жертва должна с визгом убегать. Прыгаешь на нее сбоку и рвешь горло. Враг обязан с воем атаковать. Кинулись вперед, ударились грудь о грудь, вцепились зубами. У кого клыки длиннее, тот и жив остался. А тут, понимаешь, все неправильно происходит. И я рукой дергаю и патрон досылаю. Чемпион дня Арены лапы напряг, и, таки, кинулся с места. И со всего размаха в стенку головой. Бум! Без малейшего перерыва клубочком свернулся и в сторону укатился. Вот он какой, чернобыльский мохнатый ежик! У меня четыре пули от стены с визгом рикошетом ушли. Мишень слишком верткая попалась, не успевает за ней палец на спусковом курке. Стал я дальше патроны жечь по принципу зенитчиков, не попаду – так напугаю.
     - Умник, - говорю расстроенным голосом, - а ты когда научишься эмоции улавливать и мысли читать? Дикое животное совершеннее тебя, красавца.
     Сработал закон больших чисел. Магазине на шестом они пересеклись, пуля и пес. Он решил через центр перепрыгнуть, ко мне поближе, и нарвался. Налетел грудью на очередь. Молча. Если бы не пятна крови, и не отход его к стене, не понял бы, что попал, наконец.
     - Две пули в корпус, одна опять в лапу, - подтвердил Умник. – Его эволюция итог миллиона лет, а кибернетике и сотни еще нет. Давай к этому разговору через век вернемся.
     Это он на мою реплику о несовершенстве ответил, тормоз электронный.
     - С удовольствием, - отвечаю, - если жив буду. Только я тебя и так люблю, братик.
     Все, выбил я из него скупую компьютерную слезу. Счас он на биржах оторвется. У него привычки, как у меня. Для успокоения нервов пересчитать деньги в бумажнике, и, если мало, а их всегда мало, срочно заработать и добавить.
     А песик никуда не делся и добрее не стал. Я эту кашу заварил, мне ее и расхлебывать. Забыл простую старую истину. Оружие в руках не для того, чтобы впечатление производить. Рудольф Сикорски, псевдоним Странник, не доставал пистолет без повода. Засветил ствол – убивай, а не орехи коли. Не приди мне в голову идея малой кровью обойтись, там, в Темной Долине, не было бы сегодняшнего боя. Сам виноват.
     Вой раздался. Нет у них слов примирения. Давай поговорим, разберемся. Это вряд ли. В нашем мире нет жалости и милосердия. И даже места для них нет. Ушел я от него к противоположной стене. Максимальное расстояние между нами. Автомат у меня наизготовку, к стрельбе готов, если прыгнет, он мой.
     Вдруг чавканье слышу. У него тут мяса накидано на целый день. Вот он тоже человечину ест, а у меня к нему никаких претензий. Зверь, что с него взять.
     Так он часика через два от ран оправится, наестся, а я, наоборот, устану и проголодаюсь, скорость реакции упадет, и он меня даже не загрызет, когтями зацарапает. Болт тебе, гнусная тварь. Штык в печень с поворотом!
     Вылетел я на середину Арены с воем. Вызываю тебя на бой, победитель получает все! Мясо, щенков для воспитания и самок для секса. Зона и Темная Звезда любят смелых и дерзких. Умник мне в диапазоне ультразвука ассистирует, рычание дополняет. У подранка от неожиданности даже челюсть отпала, и дал он мне четверть, нет, две десятых секунды. Но мне хватило. Прошил я его очередью от шеи до хвоста. Нет промахов, весь свинец в нем и никель тоже. А он все равно ко мне идет неспешным шагом. Слишком много между нами стоит, чтобы нас такой пустяк, как смерть, остановила. Еще тридцать патронов в него всаживаю, упал пес, не от ран, от тяжести лишней.
     Стою, дыхание в норму привожу, вдох левой ноздрей, выдох правой, потом наоборот, а решетка прямо предо мной бесшумно вбок уходит. Не видел бы ее, не узнал бы, что второй раунд начался. Не долго думая я туда сразу очередь плотную по диагонали входа положил навскидку. Бонус для самых хитроумных. За бочку прячусь, и понимаю, что у меня четыре рожка осталось. Нет, ну надо же! Придется патроны экономить, дожил я до черных дней.
     Сзади металл о металл задел. У меня сразу в голове картинка нарисовалась. Темперой. Удав тоже меня не любит. Бывает так, взглянешь на человека, и сразу хочется ему в лицо прикладом дать, а потом долго пинать. Часто это чувство бывает взаимным. Он не хуже пса чернобыльского эмоции неприязненные уловил, и как смог, ответил. Поднял решетку передо мной, и пока я туда радостно стрелял в пустоту, ко мне в тыл парочка противников через второй вход зашла. И если бы Кактус, уверен, это он, стволом автомата за лист железный не зацепился, я бы так и умер, не поняв, откуда смерть пришла.
     Ладно, кто-то любит картины маслом, а некоторые предпочитают наброски сангиной. Люди не псы, их убивать легче. По крайней мере, желание пощадить реже возникает. Я за все лето одного Аскольда Миротворца из наемников в живых оставил. А всех остальных убил и большую часть с удовольствием. Дрянь-человеки.
     Присел на корточки, стал прислушиваться, но первую информацию носом добыл. Свежим табачным выхлопом повеяло справа. Таким противным, папиросным. Не долго думая, рычажок переключения толкнул аккуратно, гранатомет «Костер» к бою готов. И прямо в стенку шарахнул. Полетели щепки от ящиков, а я новую гранату заряжаю, и так четыре раза подряд. На площадке гора мусора по колено, труп напополам разорванный, крови свежей нет, из старых, еще псом убитых бойцов. Семь бочек, этот Удав парень с юмором, священное число, на счастье. Одного вижу. Колено торчит из-за колонны.
     Сразу пулю ему. И резкий уход с позиции. Это я правильно сделал. Где только что стоял, очередь крошки из бетона выбила. Поздно, приятель. Не останавливаться. Все время в движении, не стоять неподвижной мишенью. Ну, где же ты, радость моего сердца? Покажись на секундочку! Гюльчатай, открой личико! Моя лилипуточка, приди ко мне, побудем чуточку наедине. Растащили они меня в разные стороны. Тот, раненый за бочкой к маневрам уже не способен, главное, самому тупо не подставиться.
     За фланги я не очень переживаю, хоть краем глаза, да уловлю движение, не получится у них в меня, как в тире стрелять. На ходу в бочку выстрелил, чтобы паренек за ней не расслаблялся. Удав, личико протокольное, их песком на три четверти засыпал, хорошо защищают. Встретились мы в центре. Я в пляс пошел, «камаринскую» вытанцовываю, то присяду, то подпрыгну, то влево скользну. Противника за маской не вижу, но думаю, что это Граф. Он в движениях резче. За бочкой Кактус лежит.
     - Все! – кричу, - готовься к смерти, Кактус! Все пальцы на руках и ногах отрежу, яйца расплющу, перед смертью кровью будешь харкать. Я у Дракона любимый ученик, он мной гордиться будет. На трибунах половина поседеет оттого, что я с тобой сделаю!
     А Граф без выдумки работает. Шаг влево, вправо, потом три влево, у него такая связка вбита на тренировках. В поле это нормально, и на месте не стоишь, и от противника потихоньку уходишь. А здесь он через пять секунд в стенку упрется. К этому моменту надо готовиться. Мы пока не стреляем, смысла нет. Даже из автомата не попадешь.
     Ощутил он препятствие за спиной, все-таки в «Долге» парень был, учили его, может даже друзья мои Штык и Мамонт с ним занимались, и смог он меня удивить. С места, кувырком в перекат ушел с линии огня. Я короткой очередью вслед протрещал, и тоже к стене метнулся. За балкой залег, все-таки защита. Ничья. Балл имею за колено Кактуса.
     Изменилась слегка схема. Расположились мы точно по учебнику геометрии. Три вершины равностороннего треугольника. У них против меня был безотказный прием. Приподняться одновременно и начать по мне непрерывный огонь. Одного из них я бы свалить успел, но второй гарантированно убил бы меня. Бойцы «Монолита» даже не задумались бы, уже бы стреляли. А у этих ребят инстинкт самосохранения на месте, жить-то хочется, мне, кстати, тоже. Только мне еще надо, чтобы парни из аналитического отдела своим начальником имели право гордиться и девчонки не стеснялись признаться, что знают такого, и даже спали вместе. И это важнее, чем в живых остаться. В тишине на Арене каждый звук, как плеть. Так откуда вам знать, что я хочу уцелеть?
     Кактус зашевелился. А у меня еще две гранаты к гранатомету остались. Решил я свою ношу облегчить, и выпустил их одну за другой. Меня тоже приложило не слабо.
     Одним глазом смотрю, из второго слеза течет, из носа кровь, под собственную взрывную волну попал. Жалко, нет напалмовых гранат. У стены бы море огня полыхало, и в нем противник догорал, а у меня ни царапинки. Граф в полный рост встал, полностью ему мозги отбило. Мне не до игр в благородство, недавно на животных практиковался, не получилось. Я ему пулю в голову вгоняю, в верхний край маски, прямо в переносицу. Контрольный выстрел не нужен, в себе и наследстве Стрелка уверен. Если я взглядом мушку с целью совместил, то пуля ляжет точно. Один готов.
     Тут еще выстрел треснул. Меня на землю мгновенно бросило. Лежу, не понимаю, куда попали. То, что не промахнулись, знаю точно. Чутье. На спуск нажали и попали. Боли нет. Неужели точно в позвоночник свинец всадили? Боюсь шевелиться. Начнешь ногу подгибать, а она не слушается. Досчитал до трех, согнул палец. Всеми пошевелил, уже легче, руки работают. На бок повернулся, автомат к бою, ногу тяну, работает!
     Вскакиваю, к Кактусу бегу. Не подвело меня чувство. Не было промаха. Затруднительно это, когда ствол пистолетный во рту торчит. Он мне поверил, что смерть его будет не легкой, и решил схитрить напоследок. Сам застрелился и еще меня напугал на прощание. Да и черт с ним, а со мной свет Темной Звезды.
     Выхожу с Арены, что-то зачастил я сюда, не к добру.
     - Эй, родной, - говорю Удаву, - даже не думай моей добыче хвост отрезать.
     - А то что?! – вскипел администратор спорткомплекса.
     - Это будет неправильное решение, не взвешенное, - говорю и смотрю на него спокойно.
     Как хочешь, так и понимай. Увял он тихо. На улице меня Филин поджидал.
     - Пока не помоюсь, не отосплюсь и не поем, ни о каких изгнаниях слышать не хочу, - говорю ему сходу. – Даже не начинай.
     - И не думал, - отвечает. – Капитан не стал нас ждать с вопросами. Ушел на Свалку, и судя по всему, с концами. Имей в виду.
     - Что имею то и введу, - соглашаюсь. – У меня от всех болезней: наглости, тупости, жадности, одно лекарство. Оно же и от перхоти помогает и от мук совести. Пуля, короче.
     Вздохнул он, на меня глядя жалостливо, видно плохо я выглядел после всех этих передряг, и разошлись мы с ним в разные стороны. Он на базу клана, моя дорога в бар лежала за гонораром.
     Спускаюсь вниз, первое что вижу, на нашем столе поднос с деньгами. Горка из пачек в банковской упаковке. За нашим штабным столом сидят дружной компанией Информатор, Порох, Пират и Прапор. И «долговец» им песни поет о счастливой жизни бойцов клана. Типа, в жизни сразу смысл появляется.
     - Зато, - говорю громко, - сразу исчезает свободное время. Будешь спорить? И откуда деньжата? Не говорите, что из леса вестимо, я взрослый мальчик и не верю в денежное дерево.
     - Твоя доля со ставки, - Порох поясняет. – Как только букмекер Арены объявил на тебя один к трем против пса, я все наши деньги и поставил. Сейчас у них там траур. Зверек погиб и денег нет.
     Сел я к ним и радостно захохотал. Понравилось мне, как мы Удава на монету раскрутили. Раскинул поднос на четыре кучки, все равно много.
     - Я не возьму, - Пират голову склонил, исподлобья смотрит угрюмо.
     - Мне тоже пса жалко, мы его похороним нормально, с воинскими почестями и салют дадим, - говорю, чтобы его успокоить.
     Я не Плакса и не Кабан, но есть тоже могу часто и много. Принесли мне комплексный обед, стал его уничтожать. Как я по народу соскучился, одно утешает, все в безопасности, и парни и девушки. Опять шаги на лестнице, бойцы «Долга» бегут по мою душу, а я еще грязный. Сейчас схватят за руки и за ноги и выкинут с территории. Петренко вспомнил, что не взял с меня слово не разглашать, кто на одиночек охотился. Крикнуть, что ли, громко? Нет, не буду. Помутилось в голове у бойцов от чужих денег, понятия ценности человеческой жизни у нас у всех нет, не было и не надо. Побеждает сильнейший. Достаточно. Или всех грызи, или ляг в грязи. Решили заработать на жизнь беззаботную как умели. А их всю жизнь учили только одному – убивать. В нормальных странах военный специалист после контракта нарасхват, а если работать не хочет, пенсия у него достойная. Яхту не купишь, но арендовать сможешь. А у нас после пятнадцати календарных лет выслуги хватает на коммунальные платежи и еду. И они это знали. Вот и решили создать свой собственный пенсионный фонд. Если бы правильно выбрали цель и утащили у «Монолита» рабочую пару артефактов перемещения, я бы первый им аплодировал. Но они ошиблись. Бывают в городах такие разбойнички, на инкассаторов не кидаются, почтальонов, которые пенсию разносят по квартирам, грабят. Тоже деньги. У почтальонов пистолета нет. Один договор о материальной ответственности. Страшна жизнь за речкой. У нас в Зоне все же легче. Автомат всегда под рукой.
     Я печальным раздумьям предаюсь, а челюстями работаю. Сейчас они с лестницы в зал выкатятся, засовываю в рот сардельку целиком с последней картофелиной в масле, и понимаю, чай уже лить некуда! Все застряло! Рот полный, и не туда, и не сюда.
     Тут в подвал вихрь влетел и закружил.
     Сначала меня схватили Штык с Пулей. Чуть руки не оторвали. Одно хорошо – когда трясли, еда в глотку провалилась. Потом черед Мамонта настал. Это не Арена, тут я смерти в лицо смотрел. Прижал он меня к широкой груди, из меня весь воздух вон.
     - Бегите на болото за Доктором, - кричу, - скажите ему, что человека раздавили!
     Осознал Мамонт свою ошибку, поставил меня на место. Тогда-то мне плечи и отбили. Ну, прямо домой вернулся. Тут я честно скажу, оплошность допустил. Взял у бармена термос с чаем и пошел в бочке плескаться. Не было меня всего час, но недооценил силу рекламы. А ведь известно, что если у тебя достаточно времени, можно даже санитарного врача уговорить купить партию дохлых кошек.
     Вытерся насухо, белье после стирки уже принесли, оделся, в подвальчик возвращаюсь. А там пусто и приготовления к банкету идут.
     - Что, - спрашиваю Информатора, - со «Свободой» объединяемся? Я «за». Вцепимся в «Монолит». Как он функционирует, понимаю. Трудно такие самоорганизующиеся системы уничтожать. Где-нибудь да уцелеет звено и опять превратится в полноценную организацию. Интересно, как он возник? Вопрос риторический, - уточняю.
     - Нет, - отвечает, - твоих спутников повели присягу на базу принимать. Вернутся уже членами клана, будут с полным правом причинять добро.
     Я дернулся было вдогонку, да сел на место. У них вход в сопровождении члена отряда, или по пропуску подписанному Петренко. Пока объясню, в чем дело, там уже все закончится. Еще и меня в строй попробуют поставить. То-то Филину радости. Трое убыло, трое прибыло. В тот же день. Нет, я лучше чаю попью с сахарком вприкуску.
     Пока я сушки ванильные грыз, Информатор мне новости рассказывал с Агропрома, Свалки и местные. Везде царила тишь и благодать. Погибал сталкерский люд, но в основном по собственной жадности и доверчивости.
     - Баклан Гриня бригаду под себя сколачивает. У него с весны шесть отмычек израсходовалось. Двое уцелели. Сейчас на Свалке псы лютуют, одиночки совсем из лагерей не выходят, на автомобильном кладбище у них логово. К ним паренек прибился, с Кордона пришел, многого не знает, но ведет себя правильно и имена называет громкие.
     Я бровь изогнул, демонстрируя интерес.
     - Говорит, что знает Епископа и Кабана.
     - Он и Геолога знал, да убили его бандиты, - говорю, - а паренька зовут Завхоз. Пришел за своим другом Пиратом вдогонку. Не перевелись еще рыцари на Украине.
     Моргнул Информатор. Я его манеру знаю. Денег у него полно. На свете один, как перст. Но понял, что можно кому-то новости за наличные продать и обрадовался.
     Сейчас банкет начнется, он свои делишки, темные как его плащ и Звезда Полынь, обделывать побежит. Мог я попросить Умника поставить Информатора на круглосуточную запись, а потом подумал, не стоит серьезными контрразведывательными методами свое любопытство удовлетворять. Свои дальнейшие шаги я даже планировать не стал. Все равно ничего сделать не удается. Поплыву по течению, будто веточка цветущая, решил я. Рано или поздно ход событий меня к периметру вернет. Кстати, наши части начали на базу прибывать обратно, и завтра уже можно будет вертолет для эвакуации вызвать.
     Бар был не просто полон, яблоку - некуда упасть. Мне пришлось четверть стакана водки замахнуть, зато на столах одних салатов было пять разновидностей, живи и радуйся. На горячее полный поднос шашлыков подали. Мне пара шампуров досталась.
     - Вот четверка Штыка укомплектовалась, - сказал Филин. – По принципу – их всех выручил ты. Плюс еще четверку Мамонта на дороге спас. Клан тебе задолжал слегка. Надо будет помощь, просто нажми на кнопку.
     Он протянул мне цилиндрик аварийного маячка. Прибрал его в пустой контейнер. Укрепляется наше сотрудничество. Где-то теряешь, где-то находишь. С громким матом на устах в подвал Удав ввинтился.
     - Забирай своего пса, - заорал он от входа. – Мы уже все прибрали кроме этой туши. Через полчаса мы его в ров к слепым псам бросим.
     - Он здесь давно, с самого начала, - сказал вполголоса Филин. – Удав быстр. Он стреляет так же как ты и я, но ты не умеешь доставать и вскидывать оружие. А мы умеем. Первая на «Ростоке» открылась Арена. Потом уже пришел «Долг» и бармен. Мы с ним не знаем, кто из нас лучше. Тут гадание на кофейной гуще не подходит. А подраться по-настоящему повода не было.
     Вот чего я не понимал, ощущение неправильное было, внутреннего дискомфорта. Оказывается, Удав не декорация ходячая, а боец реальный. Обманула меня его маскировочка. Неприятно, но факт. Встал из-за стола, начал к лестнице выбираться. Весь из себя сплошная улыбка, не хватало еще раз на Арену выйти, наступив кому-нибудь на ногу нечаянно. Четверка Штыка в полном составе со мной идет и Филин.
     Заходим на Арену, ямы засыпаны, песок разбросан ровным слоем, обломки досок убраны, новые ящики стоят. У стены лежит машина смерти двадцать первого века. От носа до лап задних метра полтора, и еще хвост. Развернули мы носилки брезентовые, кусок ткани два на полтора, к нему шесть лямок пришито.
     Потянули труп укладывать, а он глаз открыл. Сзади шорох шагов по песку и голос.
     - Отойдите, добью.
     - Это вряд ли, - говорю.
     И автомат на стрельбу очередями ставлю. Не о чем нам разговаривать, и формально мне никто и ничего предъявить не сможет. Мы на Арене, если кто не заметил.
     Я уже голову повернул, поэтому все отчетливо видел. Удав тоже на городском асфальте вырос. Такой бред, типа, лежачего не бьют, в спину не стреляют, у пьяных карманы не выворачивают, у нас с ним идет по разряду уличного шума. Не стал он за свои стволы, всюду висящие красиво и грозно, хвататься. Прав я был, декорация. Он рукой дернул и ему в ладонь пистолет упал. На резинке в рукаве ствол был закреплен. Сейчас известно мне, что такое мастер, и какая должна быть скорость.
     Мой автомат еще поднимался, медленно-медленно, словно я бегу изо всех сил, да только по пояс в воде. А у Филина уже «Гроза» в руках бьется, и пули с чавканьем в Удава входят. И я их вижу. Каждую. А потом пальцы разжимаются, стрелковый комплекс на пол падает, и Филин рядом оседает. Удав тоже выстрелить успел.
     - Ты, мститель чертов, - пинаю в бок почти мертвого пса, - по-твоему, эти горы трупов стоили случайного выстрела? Рад теперь? Отомстил и подыхаешь?
     Хватаю автомат и тремя очередями Удаву голову сношу. Начисто. Для души успокоения. Руку протягиваю глаза Филину закрыть, и чувствую, жилка на веке бьется.
     - Слушай мою команду! – кричу. – Взяли «трехсотого» и за мной бегом. Умник, связь с Мамонтом. Мамонт, бери еще носилки и тащи это радиоактивное мясо в Долину. Если ты нас в полевом лагере догонишь, у камня, значит, мы тоже войдем в легенды Зоны.
     А на площади между Ареной и баром нас уже весь «Долг» ждет. Филина побаивались, но и любили. Надежно с ним было.
     - В чем дело? – Воронин вышел из своего бункера, удостоил.
     - Свалил с дороги! – ору. – Позже запись получишь!
     И ходу добавляю. Поймали мы с парнями темп, и пошли довольно ходко. Бег трусцой с носилками. Перед нами два квада идет, бандиты с наемниками в последнее время повывелись, а зверье разное никуда не делось. Всю фауну Зоны не перестреляешь, патронов не хватит. Но у нас с такой охраной проблем нет. Мамонт нас еще на Свалке догнал. Он тоже запасную четверку взял, так меняясь по очереди, они пса и притащили.
     Я перед радиоактивным пятном в отрыв ушел.
     - Несите, - говорю, - раненых, побегу транспорт обеспечивать.
     Пересеклись точно в заданном месте без потери драгоценных секунд. Подъезжаю на машине, загружаю подранков и нажимаю на газ. Километров сорок скорость держу, не хватало перевернуться. Этим бойцам и так уже досталось. Хватит с них на сегодня приключений.
     Удав пулю Филину точно в сердце вогнал, бронебойную, со стальным сердечником. Мы пакетом входное отверстие заткнули, стимуляторы ввели, а сейчас все зависело от Черного Сталкера и Темной Звезды. В бойцах я не сомневался. Уж у них с любовью к жизни все отлично обстояло. Они за нее зубами цепляться будут.
     Минут через двадцать до источника доехал. Скинул тела в воду, машину отогнал метров на двести, след замаскировал. Протектор в луже отпечатался, все перекопал. Не было тут никого и никогда. Вернулся обратно, сам напился, Филину еще пол-литра в рот влил, его сполоснул, себе лицо от крови Удава отмыл. Пес так в родничке и лежит, как я его сбросил. Сообщение послал на канал «Долга». Оставаться на месте, ситуация тяжелая, но под контролем. Отключился от всех и спать лег.
     Разбудил меня под вечер дождик. Филин уже розовый стал, мертвенная белизна ушла без следа. Пса из родника вытащил, он на меня рычать вздумал. На дне два десятка пуль из него нападало. Собрал я их все. Переживаю за источник свой целебный, нечего его засорять. Банку с тушенкой открыл, псу скормил.
     - Что, - говорю, - сразу-то нельзя было поговорить? Обсудить проблемы?
     И сунул его башкой в воду. Набрал одну канистру, и оттащил раненых потихоньку к машине. Договорились с Умником, что завтра нас в восемь утра вертолет с фермы заберет. Сходил в короткую командировку. Чудом жив остался. Дверки закрыл и решил прогуляться до места эвакуации. Отдохнул, чего бы и не размяться?
     Отблеск от костра издалека заметил. Потом и дымом пахнуло. Ничего не готовят, съестным не пахнет, просто у огня сидят. Хорошо бы Щенок там оказался. Разбежались мы, я на Янтарь, он потом на Свалку ушел, всю мою эпопею пропустил. Может и к лучшему, а то бы и его в «Долг» затянули. А Пират своей судьбой сам распорядился. За другого человека жизнь не проживешь, у каждого своя.
     К забору подошел, табаком потянуло. Где ты, покажись? Вон, у дырки в заборе под кустом, кончик сигареты тлеет. Не удивительно, что их десятками убивают. Плоть, и та дисциплинированнее. Будь на моем месте бандит, плохо бы им пришлось. А Щенка здесь нет, жаль. Даже идти дальше расхотелось.
     - Эй, на посту! Плохо службу несешь! – кричу.
     - А?! Кто здесь?! – заметался горе-часовой.
     - Не шуми, всех зверей в Долине всполошишь, - говорю, подходя. – Тебе не говорили, что курить вредно? Это же медленная смерть.
     - А я никуда не тороплюсь! – отвечает мне этот остряк-самоучка. – Пошли к нашему главному, - предлагает.
     Киваю головой в знак согласия, пошли, подивимся на очередную шишку в ямке.
     Добрались до костра, там четверо сидят.
     - Эй, сталкер, - почти шепчет один, - тебе ствол серьезный за недорого нужен? Почти даром. С тебя штука монет, и получаешь «гаусс» - винтовку.
     Смотрю на них внимательно, на всех пятерых. Двое взрослых и трое щенков лопоухих. Правда, Несталкер Сашенька тоже годами не стар, а дел натворить может, не всякому мастеру под силу.
     - Народ, - спрашиваю, - это место, что, проклято? Вы не можете этого прикола знать. Меченый тут три или четыре состава постояльцев выкосил под ноль, Фунтик здесь наборы землекопов проводил, один Епископ из той компании жив остался, и опять я слышу старые песни на новый лад. Вы, твари тупые, еще не поняли, что здесь за слова и шутки отвечают головой?
     Паренек в костюме моем любимом «Ветер Свободы» дернулся, когда я Епископа вспомнил. Сообразил я, кто передо мной. Разглядываю двух в возрасте. У одного глаза юлят, другой спокойно в огонь смотрит. Костюм на нем стандартный сталкерский, автомат, как у меня, в полной комплектации, на поясе нож и граната.
     - А почему без пистолета? – интересуюсь.
     - А какой от него прок? – тоже вопросом отвечает. – У тебя ведь тоже нет.
     - Ну, и как тут насчет совести? Не искусала бы ночью, получи вы с меня тысячу? – спрашиваю конкретно у него.
     - Я не в доле, - отвечает спокойно. – Да и совесть я давно в ломбард сдал и квитанцию выбросил.
     Это шутка, комментирует Умник. Но он знает о наличии совести. Эксклюзивная сборка? Бывший военный, предполагаю. Посмотрел я на его оружие и согласился.
     - Знавали мы врага на всякий вкус, кто смел, а кто и хлипок, как на грех, но был не трус афганец и зулус, а уж суданец, этот стоил всех, - говорю, ему в глаза глядя.
     - Примерно так, угадал. Восток и Африка, Памир и Гиндукуш, Золотой треугольник и Гималаи, - отвечает он мне. – А вот я тебя понять не могу. Поклялся бы, что сынок генеральский, да те по одному в сумерках не ходят.
     - Я и не один, - говорю честно, - у меня двадцать бойцов сопровождения в лагере на входе. Сидят, сигнала ждут. Пять квадов «Долга».
     Тут его на смех и пробило. Сначала сидя хохотал, потом на спину лег, заливается.
     - Сынок! Двадцать бойцов! И батальон американцев на вертолетах! Ой! Ай!
     Глядя на безудержное веселье, и я не удержался. Улыбаюсь, расцвел, как роза. Несмотря на настрой благодушный, на Баклана с его прихвостнями, из простых «отмычек» выслужившихся, смотрю внимательно. В кругу друзей ртом не щелкай.
     Кто забыл, у нас о нем разговор с Информатором был. Я присутствую при зарождении новой команды. Вот только военный мне не понятен. Звание – от капитана до подполковника. Деньги должны и так быть. Если не в российской армии служил. Там нищета повальная. Заработать нельзя, только украсть. Зачем он в Зону пришел?
     Я дощечек в огонь подложил. Гори-гори ясно, чтобы не погасло.
     - Ну, такие сынки меня с генералитетом примиряют, - военный отсмеялся. – Ты когда последний раз живого генерала видел?
     - Днем, - говорю, - наорал на него и с дороги прогнал.
     - Бить не стал? – спрашивает.
     - Да нет, - говорю, - не за что, да и генерал не паркетный, боевой. Воронин, лидер «Долга».
     - Я уже понял, что у тебя, весельчака, язык без костей, и баек целый мешок, - посуровел он лицом. - В Зоне давно? Докуда доходил? – перешел он к конкретике.
     Прямые вопросы требуют прямых ответов.
     - В Зоне с начала лета. Доходил далеко, но сейчас от этого толка нет. «Монолит» на Радаре установку залпового огня установил и всю дорогу у поворота минами засыпал. Закрыли они Мертвый город. Там парни сейчас автономно воюют.
     - Состав группы?
     А мне не жалко. Его вся Зона знает. Только мы с Умником в курсе, что это отряд «мертвых, но незабвенных», зачисленных нами навсегда в списки Зоны.
     - Белый Пес, одиночка, - говорю.- Ковбой, одиночка. – Уильям Доннован, сержант военной полиции, кавалер всего, Нож Данцигер, клан «Сталь», чернобыльский пес, одиночка. Смерть «Монолиту» и свет Темной Звезды для всех.
     Пусть Зона будет милостива к вам, парни.
     - В странной компании оказался мой старый товарищ, - сказал военный.
     - Савада Бамбук! – осенило меня.
     - Удивлен, - покосился он на меня.
     - Слушай, мне помощь нужна, - говорю. – У всякой дряни бойцу клана «Сталь» одалживаться не пристало, а ты практически наш, помоги.
     - Говори, что надо, - отвечает.
     - В восемь вертолет придет, надо двух «трехсотых» эвакуировать в госпиталь на базу, давай с нами. Охрана, погрузка, здесь стрельба может в любой момент возникнуть. Завхоз, ты с нами или почему? За друга своего не переживай. Он с Порохом сегодня в «Долг» вступил.
     То, что он рядом, через Долину наискосок, я говорить не стал. Позже встретятся.
     Баклан напрягся. Только что он был король на горе, шеф команды из пяти стволов, и вдруг превратился в чмо рядовое с двумя «шестерками».
     - И откуда ты взялся, такой шустрый? – прохрипел он.
     Секунду тишина простояла.
     - Увянь! – сказал я. И Бамбук. И Завхоз. Хором.
     Кажется, сработаемся. Захохотали дружно. Обиженный Баклан с товарищами спать отправились. А мы у костра остались. Рассказал я в лицах, как Скрип переговоры с Данцигером проводил. Бамбук парочку проверочных вопросов задал, я на них легко ответил. Правду говорить приятно, жаль, что чаще приходится врать.
     - Ложитесь и вы, - говорю, - завтра день напряженный может выдаться.
     Часов до семи продежурил, потом бойцов поднял.
     - Занимайте круговую оборону, зачищайте местность, я вернусь на машине, ждите.
     И бегом к роднику. Один раз чуть «электру» краем не зацепил, вовремя отпрыгнул. В салоне полное взаимопонимание царило. Спали раненые в обнимку, пес голову на плечо Филина пристроил. Набрал я все канистры свежей водой из родника, флягу, две пустых бутылки, псу лошадиную дозу снотворного вкатил, и лапы ремнем автоматным стянул. Хватит, навоевались. Приезжаю на ферму, бойцы чай пьют.
     - А эти где, Баклан с дружками? – спрашиваю.
     - Ты же сам сказал местность зачистить, - Бамбук отвечает. – Мне они еще вчера не понравились. В соседнем корпусе лежат, остывают.
     Оба-на! Тут за речью серьезно следить надо. В это время вертолет стал слышен.
     - Работаем, - командую. – Вы оба в кабину и принимаете груз и раненых.
     - Что в канистрах? – интересуется.
     - Вода, проба на радиоактивность для ученых, стандартная процедура контроля. Через две тысячи лет здесь все в норму придет, если еще раз не рванет. Вот, ждут.
     Приземлилась машина, два боевых «Апача» в воздухе круги нарезают. Пса с места дернули, из него четыре пули на землю вывалились. Бамбук тихо выматерился от удивления.
     - Да, - соглашаюсь, - живучий экземпляр, мама его собака и папа кобель.
     Затащили лебедкой по пандусу выдвижному обоих эвакуируемых. Мы их еще пристегнуть к лежакам на полу не успели, как вертолет в небо поднялся. Через десять минут мы речку перелетели и курс на базу взяли.
     - С таким трудом переходил полосу заграждений, - вздохнул Савада, - и все псу под хвост. Придется все по новой начинать.
     - Нет. Выпишем тебе пропуск, и пойдешь через заставу, когда захочешь, - отвечаю.
     - Моя фамилия слишком известна, чтобы ее в документы вносить, - и оскалился по-волчьи.
     - Решим вопрос. Выберешь другую фамилию, или затребуем себе все твои дела и закроем за недоказанностью. Или оформим тебе иммунитет как бывшему президенту РФ.
     Глянул он скептически, а я не стал на груди тельняшку рвать, правоту доказывать. Оно мне надо? Завхоз с любопытством детским в иллюминатор глядел, а мы, по старой солдатской поговорке глазки смежили и вздремнули. Боец спит – служба идет.
     Прилетели – сели. У Савады руки сами к автомату тянутся, привычка.
     - Расслабься, - говорю. – Мое слово тут не последнее, а если что, поговорю лично с Гетманом, решим вопрос с батей.
     На площадке вертолетной комиссия по встрече. Леха в парадной генеральской форме всех орденами и золотым шитьем слепит, Овсов рядом, такой же нарядный, три машины сбоку, лишь бы не конвой, медики с носилками для Филина, тележка транспортная для пса и звероватого вида три пана с сетью нейлоновой, на тот случай, если песик очнется. И девушки. Правда, без платочков и почти что без одежды, сказывается принятая на базе простота нравов, сам недавно через летное поле в одном халате шел.
     На руках у Леночки и Бронзы сидят отъевшиеся здоровенные щенки, а третий за колесом машины в засаде устроился. Я его за шкирку – цап, и к взрослому псу на грудь посадил. Тот его сразу лапами схватил, не тронь – мое. Да твое – никто не отбирает. Нечего было кидаться не разобравшись, тоже нашелся монстр крутой. Здесь и не таких обламывали. Мы первым делом раненых в санитарный блок отправили на томографию, а дальше на усмотрение Умника. Щенки сами с отцом уехали и Елену утащили. Она у них за маму-пса считалась. Свалили эту заботу с плеч и вздохнули облегченно. Первым делом мы, на устав наплевав, кинулись обниматься.
     - Леха, - говорю, - как хорошо быть дома! Ты бы знал!
     - Догадываюсь, - отвечает, - и живым остаться тоже замечательно. Я много лет был в долгу, мне забыли сказать, что долг заплачен сполна.
     Овсов гарнитуру на Бамбука цепляет и бейджик. И на меня. Читаем мы друг на друге таблички. Подполковник Смирнов, постоянный допуск. Подполковник Савада, постоянный допуск.
     - Мы его к тебе в отдел замом оформили, - генерал-майор Найденов сообщил. – Ставку нам сразу подписали. Сказали, что можем всю Зону в штат оформлять, отказа не будет. Весь «Долг» и группу Ножа.
     Повеселел Бамбук, видно невооруженным глазом. Давненько к нему так заботливо не относились. А у нас дорога одна – в баню.
     - Будьте предельно осторожны, - говорю, - китаянки на офицеров кидаются из-за угла с целью выйти за них замуж, да и наши девицы недалеко от них ушли.
     - Везде одно и то же, - высказался Завхоз. – Мне бы на курсы подготовительные. Хочу на офицера поступать, а подготовка слабая. Не сдать экзамены, - пригорюнился.
     - Ладно, - говорю, - готовьтесь к присяге, - вечером в канцелярии распишитесь, контракты после обеда будут готовы, а там опять нам задачу поставят. Не успеем «мяу» сказать, как опять в Зону поедем.
     Зашли мы второй раз в парилку, Умник сообщение скинул. У Филина пулю мышечная ткань затянула, сидит в нем металл, никому не мешает. Решил компьютер все так и оставить. Из пса пули выходят, для ускорения процесса он в операционной манипуляторами последние шесть инородных тел из него выдрал, к вечеру зверь на лапах будет, а к утру и Филин на ногах.
     - Слушай, - говорю, - заместитель, не зря мы упирались, есть реальная отдача. Артефакт «Душа Бенгала» добыли, Зону почистили, пса исхитрились не убить. Не орден, конечно, но медали нам дадут. А, Умник? Дадут нам медали?
     - Грудь, - отвечает, - расширяйте. Вам все королевские дома Европы ордена готовят. Папа римский на вас ленты ордена Святого Духа повесил своим повелением, а остальные решили не отставать.
     - За что? – спрашиваю.
     - За вклад в мировую культурную сокровищницу, - поясняет.
     За мавзолей, понимаю. Ладно, я своему заму у Ингози орден выпрошу. В Африке они серьезные. Величиной с десертную тарелку, из чистого золота и камней драгоценных. На тот случай, если оппозиция из джунглей победит, можно было бы в Европе в ломбард сдать. Как блатные в России золото на себе таскали в цепях и печатках. Казна на крайний случай. Всегда при себе. С использованием кредитных карточек, что у негров, что у воров проблемы возникали. Деньги у них были, мозгов не хватало.
     - Тебя какая сумма на первое время устроит в виде «подъемных»? – обращаюсь к заму своему, на просторах Зоны случайно найденному.
     - У меня денег много, по всему миру квартиры и сейфы банковские арендованы на сто лет. Тратить некогда было.
     - Так же, - Завхоз из джакузи кричит, - если бы не друзья и девки, не знал бы, куда деньги девать. Все несут и несут, а мне ничего не надо, ствол мне в военкомате со склада дали бесплатно, броню тоже. Мотоцикл мне подарили в автосалоне, телевизор новый взял, не включал ни разу.
     А я думал, что один живу при коммунизме. А нас много, оказывается.
     - Заканчивайте, обедать пойдем. В столовую или в казарму закажем, выбирайте, - предлагаю.
     Не все же мне мозги напрягать. Пусть новые кадры думают. У меня вечно больной вопрос – проблема выбора. Как у Буриданова осла, который не мог выбрать из двух абсолютно одинаковых охапок сена и в итоге умер от голода. Печальна участь слишком умного животного. Да и человека не намного веселее.
     Бамбук хитрецом оказался. Достал из бумажника серебряную монету.
     - «Орел», пусть тогда в казарму несут, - усмехается и кидает.
     Выпадает, естественно, «орел».
     - На удачу положился или монета со смещенным центром тяжести? – спрашиваю.
     - Не хочу лишний раз светиться, сейчас любая электроника с цифровой камерой. А ног я много оттоптал, пока сейфы монетами наполнял. Лучше поберечься. Как тут с охраной? – начал справки наводить.
     Нашел, кого спросить. Я одно знаю. Она есть. Часовой на КПП стоит и еще один на посту номер один – у знамени части. Отмылись до скрипа, и пошли в офицерскую казарму. В простынях и с автоматами. Нормально, аналитики из бани обедать идут.
     Всегда бы так. Без потерь.

Глава 11.


     После обеда решил я у Умника новости узнать. Как там наша водичка, пригодилась? Он мне в ответ: нет результата, контрольный срок – трое суток. А я ему только в качестве водоноса и нужен. Все остальное и другие сделать могут. И стало мне понятно, что у меня образовался краткосрочный отпуск. Если здесь с Бронзой зависнуть, придется жениться на двоих, как Максу. Если к Паоле в Италию махнуть, Бронза может огорчиться и с горя пристрелить. Это я почти шучу. А поеду я в Смоленск, займусь своей однокомнатной квартирой, пока соседи меня в очередной раз не затопили.
     Чтобы впустую самолет не гонять, решил я на территорию РФ золотой сервиз работы Бенвенуто Челлини перебросить. Документы мне на него оценочные и страховые швейцарские антиквары оставили, в реестр мировых ценностей он у Ллойда внесен, осталось только фамилию владельца поставить. То-то они там, в Британии удивятся, когда он сообщение пришлет. И адрес места хранения. Собрал все бумаги в папку, начал думать об экипировке. Черт, насколько привычней и проще в Зону собираться. Гарнитура на шее. Это наше все. Связь с миром, запасной, он же основной интеллект, аварийная страховка. Паспорт российский в нагрудный карман рубашки шелковой. Брюки армейские и ботинки прыжковые. В задний карман штанов бумажник и ключи от дома. Готов.
     Бамбук с Завхозом после бани и обеда спали без задних ног. В Зоне все равно спишь чутко, вполглаза. Не стал я их беспокоить, всегда можно по телефону любой вопрос задать и ответ получить. Потянулся на крыльце и к самолету зашагал. Неуютно мне было. Непривычно без автомата, а тут даже кортик мой гвардейский на тумбочке остался. Только в левой подошве вставлена пластина под бритву клинковую, а в правой три стрелки метательных. Оружие последнего шанса. Стандартный армейский набор.
     Привык в последнее время я к комфорту. Никого не ждешь, никакого контроля. Поднялся на борт, и взлетаем. Набор высоты, сводки биржевые просмотрел, заключения аудиторов почитал, уже посадка. В этот раз у меня был повод броневик инкассаторский вызвать. Полцентнера золота стоимостью в полмиллиарда европейских монет. Подарок основному борцу с коррупцией. Пусть порадуется. Сел в фургон, автомат из крепления достал и на колени положил. Сразу веселее стало.
     В банке сумки с золотой посудой в мой служебный сейф прибрали, закрыл я его кодом доступа первой ступени. Кто надо в курсе. Все, с делами покончено, сейчас сервиз до Москвы довезти дело одного дня. В любой момент, по требованию.
     Пора мне родной угол навестить, давненько я у себя не был. Когда квартиру смог себе купить, рад был невероятно. Появилась дверь, которую можно за собой закрыть.
     Хлопнуть так громко, и ты внутри, а остальные снаружи. Раз, и разошлись в пространстве. Простое действие у меня вызывало прилив щенячьего восторга.
     Служебную машину брать для личной поездки мне и в голову прийти не могло, такси надо ждать минут десять, за это время я половину дороги пешком пройду. Есть еще такой немаловажный фактор – городской водоканал. Эта банда бешеных землекопов недавно приобрела парочку маленьких экскаваторов и произвольно перекапывала город в самых неожиданных местах. Напоминала жителям, что рядом течет совсем другая жизнь. Прямо по трубам канализации.
     Решено, иду пешком. Вышел на мощенную плиткой площадку перед банком, подумал, что город хорошеет. Прошел триста метров, свернул на обычную улицу, понял, что поторопился с выводом. Асфальт весь в выбоинах и трещинах. Клянусь, по дороге на Припять есть места целее. Пару траншей перепрыгнул и ощутил – дома. Ничего за лето не изменилось. Да здравствует стабильность!
     Вот и родной двор. В кустах засада сидит, пьяных ждет. Или детишек с мобильными телефонами. Четыре человека, все курят. Перед ними любой путь открыт. Сейчас потренируются и пойдут через месяц на серьезный грабеж. А там развилка. Поймают или нет. Обычно нет. План «Перехват» результата не дал. Потом еще одна развилка. Деньги решат или пропить, это нормально, или к серьезному кайфу приобщиться. Колесики или инъекции – выбор значения не имеет. Везде здоровье быстро уходит. Короче, из этих кустов отличные перспективы открываются. Лагерь, могила или дом на Рублевском шоссе. Все как всегда.
     Обошел я их по противоположной стороне двора. Я же не любитель экстрима. Дверь в подъезд открываю, от запаха табачного чуть плохо не стало. Все курильщики на площадку выходят. На улицу им уже не выйти, сил не хватает. Вверху стая снорков под музыку скачет. Добро пожаловать в реальный мир, сталкер. В лифт соваться не стал, не хватало еще там застрять. Пошел вверх, каждую ступеньку обнюхивая. Аномалии не пугали, просто встать ногой прямо в кучу сам знаешь чего, тоже приятного мало. Любители громкой музыки лампочки в подъезде выкрутили, предпочитали романтическую темноту. Добрался, дверь на ощупь открыл и тихонько вошел.
     С возвращением!
     Оглядел я свое логово от порога и понял сразу несколько вещей. Бронзу сюда привести было можно. Ее бы моя кровать не напугала. А девочка Паола сюда не вписывалась никоим образом. Человек, выросший в замке, попасть в российскую однокомнатную квартиру не может по определению. Не судьба. Значит, надо недвижимость продавать, деньги в карман, и больше сюда не возвращаться.
     Обстановка у меня прямо скажем – спартанская. Да уж, согласился легат, понятно, почему тебе в казарме хорошо, здесь примерно так же, все нужное и ничего лишнего.
     Шкаф, почти пустой. В нем сейчас висит плащ, куртка зимняя и белье на полочках, постельное и нательное. Был еще костюмчик рабочий, он у нас как спецодежда, за счет банка, только я в нем в командировку уехал. Давно его лохмотья в «жарке» на заправке сгорели. Даже пуговиц от него не осталось. Стопроцентное уничтожение.
     Столик журнальный, он же компьютерный. Подхожу, монитор от пыли протираю, процессор погладил.
     - Привет, Умник, - говорю, - ты здесь?
     - Весьма частично, - мне голос в ухе отвечает. – Примерно одна десятимиллионная часть. Я заметно вырос за это лето.
     - Завтра в банк переедем, там развернешься во всю финансовую мощь.
     Принялся за сборы. Две коробки книг и дисков, сумка с одеждой, сумка с компьютером. Немного у меня имущества. Кое-что в городе у нас меняется. Недавно фирма появилась «Склад ненужных вещей». Им звонишь, они приезжают и все, что тебе не надо бесплатно увозят. Парни из охраны туда часто заходят, говорят, там библиотека собралась лучше нашей областной. А кому что-то нравится, может купить за недорого. Вот им-то мебель и достанется. Мне хорошо – на дощечки ее не разбирать, во двор не выносить. И им выгодно, холодильник мой маленький кто-нибудь точно купит.
     Звонок в дверь. Не поражен благородный дон в самую пятку. Могу продемонстрировать сеанс черной магии. С одного раза угадаю, кто за дверью стоит. Алкоголик-кровосос пришел к соседу за глотком дани. Не умею я людей на хрен посылать. Он с меня по полтинничку да по сотне денег вытаскал на новую видеокарту. Только сегодня ему не повезло. Еще звонок. Он не уйдет. Если надо до утра звонить будет. Открываю дверь настежь.
     - Не судьба тебе поправится за мой счет, - говорю, - денег ни рубля.
     Сосед алкоголик ложь чует не хуже Филина. Понимает, что я правду говорю. А купюру в пятьдесят евро из бумажника я не отдам.
     - Что, утром опять уезжаешь? – наблюдательный гражданин, сумки собранные заметил. – Надолго?
     - Да, наверное, навсегда, - отвечаю.
     Он меня поразил. Искренне расстроился, даже слеза показалась. Кровосос терял своего лучшего донора.
     - Один ты меня понимал, - лепечет жалобно. – Ты-то уже в завязке давно, а помнишь, как оно плохо, когда трубы горят. Всегда поможешь. Может мелочь есть?
     Вспомнил я, что когда плащ сворачивал, там, в карманах что-то брякнуло. Улыбнулся, зачем мне лишняя сумка? Трусы, носки в пакет убрал, а плащ и куртку гостю протянул.
     - Держи, - говорю, на добрую память. А карманы сам проверь.
     Он оттуда рублей тридцать железом натряс.
     - Как раз на два пузырька в аптеке, маленьких, - руки у него ходуном ходят, как у меня после пробежки под дождем до ДК «Энергетик», - молиться за тебя буду благодетель, а одежонка и взаправду мне?
     - Взаправду, - говорю, - только ты уж ко мне ночью не ломись. А то могу невзначай обидеть сильно.
     Посмотрел он на меня и кивнул молча. Можешь, мол.
     - Эй, - крикнул я ему вслед, - ты кем был раньше?
     - Фрезеровщик пятого разряда. Сейчас вместо нашей бригады один роботокомплекс работает. На механическом. А пособия мне на неделю хватает. А работать даже дворником не могу, здоровье кончилось. Может, зимой замерзну. Говорят это не больно?
     - Врать не буду, не замерзал.
     Вот и поговорили. Неладно что-то в Датском королевстве. Гниль завелась в штате Айдахо. После ленинградской блокады половина людей, вывезенных на Большую землю, все равно умерла. Силы у них кончились. Вот и здесь нас эхо великого эксперимента догнало. Экскремент-эксперимент. На собаках бы опыты ставили. Выругался вслух и спать лег.
     Разбудил меня утром соседский телевизор за стеной. Вместо будильника. Вода в душе чуть теплая и ржавая, чай, не баре. Среднестатистические россияне и такому сервису рады, лишь бы не было войны. А если война, так лишь бы подальше. Проблем с завтраком у меня не было. Как и завтрака. Поголодаю до обеда. Вся моя посуда, кружка, три тарелки, турка кофейная и кастрюлька со сковородкой, уже в сумке лежат. И продуктов нет. В восемь часов две минуты Умник меня с офисом фирмы соединил, и я машину для вывоза вещей заказал. Договорились на девять. Потом схожу, выпишусь, лицевые счета закрою и начну агентство по недвижимости искать. Мне двадцать тысяч за свою квартирку хочется получить. На руки. Налоги я платить не буду, сумма не облагаемая. Вот и все. Если повезет, к вечеру управлюсь. В самолет и на базу.
     Грузчики пришли, суета началась. За двадцать минут они все вынесли и две девушки даже порядок навели. Может не все в этой стране так уж безнадежно?
     - Квартирку продаете? Покупатель есть? Могу хорошую фирму рекомендовать.
     Это бригадир грузчиков. Визитную карточку протягивает. С номером телефона круглосуточным. Хо-хо. Сразу звоню, через полчаса представитель будет. С ним в паспортный стол и съездим. Чтоб сюда не возвращаться, выхожу на улицу, ловлю попутку и вещи свои на работу завожу, по дороге в аэропорт заберу. Там же в кассе зарплату получил рублями. Тридцать тысяч в бумажник положил, остальную часть в конверте на столе оставил. Давно я российских денег в руках не держал. Водителю тысячу подал, он мне еще мелочи насыпал. Вот, черт, когда соседу бы появиться! Поднимаюсь к себе, а у двери уже стоит юноша бледный со взором горящим. Звонок испытывает.
     - Извините, - говорю, - ходил во двор, мусор выбрасывал.
     Мне соврать не трудно, а правду говорить долго. Вот буду свои передвижения по городу рассказывать.
     - Документы на право собственности посмотреть можно?- спрашивает.
     А почему нет? Показал ему свидетельство из регистрационной палаты, он паспорт проверил, неженат, детей нет, никакие согласия не требуются.
     - Двадцать одна тысяча евро наличными в двенадцать часов пятнадцать минут вас устроит? – делает мне заманчивое предложение.
     - Более чем, - отвечаю твердо, и поехали мы меня выписывать.
     Во дворе меня сосед алкоголик и увидел, и неожиданно в сторону метнулся. Вот так, думаю, с глаз долой – из сердца вон. А осадок-то остался. Нетипичное поведение. С оформлением закончили за два часа. И в городское бюро технической инвентаризации в назначенный час явились. Договор купли – продажи быстро проглядел, много их в кредитном отделе видел, опыт есть. Сумма устной договоренности соответствует.
     Деньги пересчитаю и сразу подписываю.
     А есть и другое мнение.
     - Подписывайте, - это юноша ручку мне протягивает.
     Тоже мне, гипнотизер-любитель с бархатным голосом. Тебе девушек преклонного возраста надо уговаривать. Может, выгорит.
     - Извините, денег не вижу, - говорю так же нежно.
     И ручку беру, в карман кладу. Не зря же ноги бил, сувенир на память. Надо в нашей домашней фирме по реализации залогов помощи в продаже попросить. Там тоже есть ребята способные. За сутки торговлю артефактами наладили.
     - Что вы себе позволяете? – юноша гневается, - не затягивайте процедуру, пока вы деньги считаете, я буду оформлением заниматься.
     - Нет, - уже не нежно говорю, - сначала деньги, потом подпись.
     И понимаю, что денег они не планировали. И сосед их знает. Пересекался.
     А ты Зона, Зона, брат сталкер. Не видел ты мест опасных.
     - Где тут туалет? – задаю вопрос риторический, в ответе не нуждающийся, просто чтобы намерения свои обозначить.
     Хватаю все документы со стола и в двери шмыг. Не могу без печатного слова, привычка такая. Это версия. Юноша рот вслед открыл, но и телефон из кармана потянул. Сейчас ему умные люди подскажут, что делать.
     Подпись мою с паспорта ловкому человеку перерисовать – одна минута. Потом экспертиза докажет, что она поддельная, а деньги я буду получать по иску с добросовестного покупателя по копейке в месяц. Придется мне жить вечно. Как мне отсюда исчезнуть без потерь?
     Вдруг вижу нашу инкассацию. Кому-то деньги из клиентов доставляли. Идут обратно налегке. Постороннего человека в машину посадить нельзя, я сам их сразу же за подобный финт уволю, а посылку доставить в банк – их прямая работа. Все из карманов выгребаю, с документами на квартиру и личными, в пакет, туда же бумажник и ключи. Дата, время, подпись. Идите, ребятки. И я налегке. Спускаюсь этажом ниже сажусь в очередь первую попавшуюся, на вопросы не отвечаю и глупо улыбаюсь. Через пару минут от меня отстают. Слился с фоном. Только одна дама на меня пристально смотрит время от времени. Наконец она не выдерживает:
     - Скажите, пожалуйста, это действительно рубашка от Верино?
     Ну, надо же, в Смоленске на знатока тряпок нарваться. Вот ведь Паук, сам умер давно, а все мне от него неприятности.
     - Не знаю, - говорю, - шеф из-за границы в подарок привез. Материальчик хорош, право слово. После стирки гладить не надо, встряхнул и одевай.
     А у выхода на лестницу движение. Догадались партнеры, что я дорогу найти не могу, заблудился, пошли сами меня искать. Сверху идут, все методично прочесывают, подозрительных на первый взгляд человечков юноше показывают. А двое на выходе. Ткнут электрошокером, тело в машину. Гражданину плохо стало, расступитесь. Почему они ко мне прицепились, такая банда должна в Москве работать, на крайний случай, в Питере. Там такая же хата в пять раз дороже стоит, и народу больше.
     А пойду-ка я на прорыв нагло. Рвану бегом, не догонят. Зря, что ли, в Швейцарии призы брал и с псами наперегонки бегал? Спустился на первый этаж, нет братков бритых, удивился я, совсем параноиком стал, собственной тени напугался, придумал всякую чепуху. Все равно, не вернусь. Ухожу в банк, под защиту родных стен и охраны.
     - Здравствуйте, ваши документы, - голос сзади нейтральный.
     Вот попал, у меня ни единой бумажки в кармане, полностью чист.
     Обернулся, двое. Лейтенант и младший сержант, молодые. В дверях толкучка, не проскочить. И чего прицепились? А сержант меня уже за локоток придерживает, пока вежливо, ты постой, постой, красавица моя, дай мне наглядеться, радость на тебя. Но с намеком, что через секунду руку на излом попробует взять. Это вряд ли, за лето меня хорошо подготовили к различным неожиданностям. Борьбой вольной я с ним заниматься не буду, вгоню ему трофейную ручку «Эрих Краузе» в глаз, пусть с ней походит. Лейтенант неладное почуял и кобуру свою расстегнул.
     - Пройдемте в отделение, гражданин, там за десять минут вашу личность выясним и, если чисты вы перед законом, пойдете домой. А если в розыске, у нас заночуете.
     - В чем дело, командир, - говорю, - ну, зашел в здание туалет посетить, нет их в городе на улице, сам знаешь. Документы я носить не обязан, не было постановления о введении чрезвычайного положения. Проверяй меня по областному адресному бюро, вон у тебя рация на боку, и разошлись.
     - А в отделение тебе не хочется, - делает вывод. – А сходим. Мы тебя с хорошим человеком познакомим, замом по розыску. Он коллекцию собирает из парней с волчьим взглядом. А у тебя именно такой. На людей смотришь, будто решаешь – жить им или умереть. Так вот, в этом городе все решения принимаем мы. И конкуренты нам не нужны. Пошли, - и стволом мне в спину для убедительности тычет.
     Какие чуткие люди в нашей милиции работают, восхитился я. Жалко, что когда в Москву взрывчатку завозили и оружие для захвата театра им запах денег чутье перебил.
     - Ладно, я человек не самый добрый, но пока вы в своем праве, пойдемте. Только ствол убери, нервирует он меня, - говорю.
     - Извини, потерпишь, - отвечает, - зато меня он успокаивает.
     За разговором мы уже и до машины дошли. Перед посадкой они меня охлопали, нет ничего.
     - Товарищ лейтенант, может, отпустим? – сержант предлагает. – Ботинок армейский, глаз бешенный, при выходе из дома все из карманов выкладывает, словно при боевом выходе. Где служил? – уже меня спрашивает.
     Ну, и что мне говорить, чистую правду? Все лето в Зоне, денежки рублю по легкому? И кто мне поверит?
     - В разных частях, сержант. С твоей бригадой десантной не пересекались. Поехали, раньше сядешь – раньше выйдешь, - говорю.
     Нет у меня охоты ему ручку в глаз вгонять, у нас на базе таких ребят целый батальон, только у наших зарплата больше и проблем бытовых меньше. Эти вообще за скудную пайку службу несут. Что за страна, мать ее правителей.
     Сели в машину, никто ничего не понимает, просто патруль следует инструкции. Их для того и пишут. У парней ощущение есть чего-то неправильного, но и я им на совесть не давлю, к боевому братству не взываю. Меня все равно обязаны выпустить через три часа, я законы знаю. Не ел, правда, со вчерашнего дня, но это не их проблемы.
     Приезжаем в отделение, как там воняет невыразимо, присутственным казенным местом. Заводят меня в дежурную часть, а там уже юноша сидит.
     - Он, - опознает меня уверенно. – Где документы?
     Вот почему братков на выходе не было. Вместо них у маклера на подхвате милиция российская. Посмотрел я на патруль с интересом.
     - Надо же, - говорю, - а на людей-то как похожи. А я ведь вам почти поверил. Умник, поднимай тревогу. Только тихую, незаметную. Ты уже опытнее меня, действуй сам.
     - Ты с кем разговариваешь? – юноша дергается.
     - С Темной Звездой, - говорю. – Она светит для всех.
     - Ладно, - дежурный вмешивается, - все из карманов на стол.
     Я карманы выворачиваю, пусто.
     - Документы где?
     Ну, прямо попугай.
     - Ты, что, ослеп от недоедания? Блокадник из Ленинграда или голодный ребенок Поволжья? – говорю. – Видишь – их нет у меня. Вот эти забрали. С них и спрашивай.
     Чем больше непонятного вокруг, тем мне лучше. Надо время тянуть, а за это время Умник что-нибудь придумает. Хотя меня любой начальник должен до дверей проводить и отпустить с извинениями. Я всю жизнь исхитрился прожить от милиции вдалеке, сейчас им даже паспорта не доверяют, они ими раньше слишком бойко торговали. Вот сейчас расширю свои жизненные горизонты.
     - Ты чего врешь? – сержант растерялся.
     - Да ладно, - говорю, - не выгорело у вас разбогатеть, отдай документы начальнику, он все забудет, и иди дальше улицу стереги. Твой шанс еще придет, но не сегодня, нет, не сегодня.
     И тут эта гнусная рожа – дежурный, забирает мой ремень. Одно хорошо, меня обыскивать он поленился, патрулю поверил, и ручка у меня в носке вдоль щиколотки лежит.
     - Распишись, - предлагает.
     - Я неграмотный, - говорю. – Сам за меня крестик поставь. Мне нужен переводчик с языка манси, я из народностей Крайнего Севера. Зачитай мне мои права.
     - Ты имеешь право хранить молчание, все, что ты скажешь, может быть использовано против тебя…
     - Голая блондинка, - говорю.
     - Что!? – он не понял.
     - Используй против меня голую блондинку, - поясняю.
     - Где документы!?
     А злой дежурный с меня гарнитуру рвет.
     - Это мой слуховой аппарат! – кричу. – Я без него ничего не слышу! Смотрите, как крысы тыловые фронтовику руки крутят!
     Не отдал, в сейф спрятал. Отобрали у меня друга. Завелся я сильно.
     - Все, - говорю, - твари позорные. Офицерской честью вразнос торгуете, на подхвате у деляг разных. Это вам дорого обойдется. Не я, так другие парни с вас спросят. Но я тоже сильно постараюсь. Поверьте.
     - Где документы?!
     - У меня есть право хранить молчание. Дайте мне ручку и бумагу, буду прокурору писать.
     - У следователя попросишь, - дежурный в отказ пошел. – В чем мы его обвиняем?
     - Торговля оружием, - из дверей восточный человек в майорской форме отвечает. – Вот этим. Свидетели есть, запись разговора будет, в любом суде ему пять лет дадут не раздумывая.
     А в пакете целлофановом у него абсолютно убитый ПМ. Его стволом могут считать только новички на Кордоне и продажные менты. И российский суд.
     Вот и хозяин предприятия появился. Режиссер постановки.
     - Где документы?
     - В Караганде. Как ты думаешь, майор, в Караганде или Душанбе есть русские майоры? Или в Ереване? Чего ты Спитак не отстраиваешь? Чего ты сюда, в снега приперся? Денег срубить по легкому?
     - Я с тобой сейчас говорить не буду, - он мне улыбается ласково. – Ночью поговорим. Я надеюсь, ты дерзость не утратишь, посмотрим, через сколько ты начнешь в ногах валятся.
     - Это вряд ли, - говорю, - это ты себя сильно переоцениваешь, обезьянка Ча-ча-ча.
     Вот и поговорили. Меня в камеру запихнули, все прежние запахи райским благоуханием показались. Здесь воняло конкретно. От унитаза, вмурованного прямо в бетонный пол, от стен и от двух сидельцев здешних, раньше меня в эти хоромы залетевших. Они, наверное, в жизни ни разу не мылись.
     - Закурить есть? – один сразу поинтересовался.
     - Нет, - говорю и осматриваюсь, как и куда пристроиться можно.
     Эта парочка прямо на полу лежит, а мне на него даже сесть противно. Да, немного надо, чтоб человека в скота превратить. Камера вонючая, да дверь железная. Прислонился я плечом к стенке и стал перемен ждать. Теперь вся надежда на Умника.
     Ноги я за лето хорошо натренировал. Стою легко. Нацелились они меня запугать, квартиру продать, деньги себе присвоить. Следователю просто долю дадут, судья автоматически дело проштампует. Рядовому гражданину было бы на редкость плохо. Вышел бы года через три на свободу, нищий и бездомный. Нет, ну это же надо. Ребятки как славно устроились. Мне не нужна справедливость. Я в нее не верю. Если бы она была, остались бы в живых отличные парни – Белый Пес и сержант Билли. А я их сам хоронил. Эти сказки со счастливым концом – не для умных и циничных парней. Так, что я знаю о российской ментуре?
     Во главе НКВД и МВД всегда стоит матерый преступник, убийца, гомосексуалист-извращенец и шпион. Нарком внутренних дел Ягода, нарком Ежов, маршал Советского Союза Берия, разоблачены и расстреляны по приговору суда. Генерал армии Щелоков, министр МВД СССР застрелился из двух наградных пистолетов в затылок. Пришел шериф в Алабаме на место преступления. Там труп негра лежит, весь изрезанный бензопилой. «Какое страшное самоубийство» - сказал шериф. Примерно наш случай. Нынешние ловчее стали, еще не попались. Но день милиции празднуют без изменений, так что вряд ли что-то в отборе руководства произошло. Рядовые менты…
     Да, тут есть повод для раздумья. Обычно они с горя стреляют по окружающим. Их это развлекает. А еще они любят собраться организованной группой и развлечься. Приехал как-то отряд в город Благовещенск и изнасиловал там местных мужчин и избил женщин. Или наоборот. Или всех избил и изнасиловал. Былинные богатыри, в натуре. Им за это ничего не было и они огорчились. Раньше им за такие подвиги медали давали. По следственным изоляторам людей душат. Некто Хабаров в Екатеринбурге в камере повесился. Нет, не будем на них наговаривать. За тюрьмы у нас Минюст отвечает. У нас в стране сорок тысяч убийств МВД от статистики скрывает за строчкой «пропали без вести». Молодцы, с размахом мыслят, масштабно.
     Тут дверь лязгнула. Еще двоих человечков в камеру загнали. Интересно, оба ряженые, или один настоящий, для отвлечения внимания?
     - Здравствуйте, деловые люди, - начал один обязательные речи, - шьют мне менты поганые по беспределу статьи тяжкие. А я-то сирота безвинная, душа безгрешная.
     Вот и догадайся, этот талант просто не вовремя попался или стукач.
     А как легко выводит, сразу видно, знаком ему текст, без натуги проговаривает. Знал бы он, с какими биографиями интересными мне приходилось в Зоне сталкиваться. Один Лаврик чего стоил. Тем временем вновь вошедший уголовник начал свои ходки в лагеря перечислять, пять раз он за казенный счет туда - обратно ездил. На его месте я бы в дворники пошел.
     - А вы кто по жизни? – он нас спрашивает.
     Сидельцы давешние ему свои истории лепечут, он их в пол-уха слушает и на меня искоса посматривает. Я с ноги на ногу переступаю, мне их речи не интересны.
     - Чего молчишь? – конкретно пристает.
     Он в это время уже на корточки сел, любимая поза блатных, «мечта о параше». Не от хорошей жизни, согласен. На этапах и пересылках, на выводе рабочем, конвой заключенных на корточки сажает. Из такого положения, пять минут посидев, резко не вскочишь, в побег не пойдешь. Бывалый зк так полдня может продержаться, а новичок через час свалится от мышечной судороги. Вот такие славные обычаи в Кастилии, как поется в одной веселой испанской песне.
     Не стал я на него слова тратить. Ударил его вполсилы ботинком в колено. Взвыл он, дверь лязгнула.
     - Чтоб здесь тихо было, - дежурный рыкнул. – А то быстро в унитаз хлорки насыплю. Вот тогда узнаете, как хлеб правильно кусать.
     - Что-то неправильно, нас уже должны дубинками лупить за беспорядки в хате, а тут угрозы дешевые, - высказался один из старожилов.
     - Мусорам дел привалило, - предположил второй.
     Мне тут уже начинало конкретно не нравиться. Только сделать я ничего не мог.
     - Ты из воров аль бандитов знакомых имеешь? – первый старожил спросил. – Ты не дичись, видно, что в этих местах ты человек неопытный, но с характером. Мы плохого не посоветуем, чай, не адвокаты.
     - Бандитов знаю. Нож Данцигер и Бамбук Савада.
     - Это не те ребятишки, которые банки в Туле по всей площади брали, а подъехавшую охрану из пулемета положили? Тогда тебе в любой хате почет и уважение. Если не врешь, конечно. Савада из себя какой?
     Описал я своего зама, как мог. Признал его сиделец.
     - Видел ты его, однако. Весточку ему как передать? Нас через сутки выгонят, мы тебе поможем, а ты с удачи нас водочкой попоишь? А?!
     - Да без проблем. Запоминай телефон. Код Киева и семь семерок. Оставляй сообщение и проси чего хочешь, - говорю. – Звонок бесплатный.
     Я не врал. Умник такой номер для аварийной связи давно сделал.
     - Привет от Клинка предавай. Это я, - говорю.
     Тут он поверил. А до этого считал, что я шуточками отделываюсь.
     - У мусоров шухер, - говорит второй старожил. – Прокурор с проверкой нагрянул. Кто-то дипкурьера за цугундер взял. Палево голимое, Москва на ушах стоит. Завтра здесь куратор из генеральной прокуратуры будет. Наши начальнички в ауте полном. Потерялись в непонятках. Как бы нас под шумок в реке не утопили. Давайте рвать отсюда. Рукой два раза дернул, и у нас два трупа образовалось. Была у него игла стальная, и пользоваться он ей умел.
     - Ох, и не люблю же я секретных сотрудников. Если наше дело не выгорит, валите на меня все, как на мертвого. Последние полгода догуливаем мы с туберкулезом. Тихоней меня люди кличут. Эй, дубак, человеку с сердцем плохо, врача давай!
     Дежурный в глазок глянул, много там увидишь, дверь открыл. Мне лишние трупы не нужны были совершенно, ударил я его в челюсть со всей своей ненавистью банкира к плохому заемщику. Только косточки хрустнули. Напарник Тихони сразу пистолет схватил, а сам наш боец туберкулезный связку ключей.
     - Сейф мне открой, - говорю вполголоса.
     - Не учи отца, сынок, с оружейной комнаты начнем, сейчас нам обратного хода нет, - отвечает.
     Дверь открыл, решетку вбок, цепь стальную из пирамиды вытянул, глянул я на их арсенал, и взял себе пулемет. РПК – ручной пулемет Калашникова. Патронов было маловато, зато я из него стреляю хорошо. Затвор передернул, броню с каской одел, к бою готов. В это время Тихоня сейф открыл, я гарнитуру на место цепляю и говорю:
     - Привет, Умник, мы тут бунт подняли. Революция в отдельно взятом отделении.
     Он обрадовался. Два батальона «Черной мамбы» с шестью танками уже в город вошли. Управление ФСБ и УВД областное блокированы, только они об этом еще не знают. В отделение нами уже захваченное через шесть минут должна группа входить под командованием Савады. А Овсов по привычному сценарию берет администрацию и управление по борьбе с наркотиками.
     - Савада, - говорю, - мы из камеры выскочили, сидим в дежурной части, нас трое, остальное здание не контролируем. Нам выходить или ты зайдешь?
     - Ты начальник, - отвечает, - тебе видней.
     Гад.
     - Умник, ты во время сбора информации, сколько денег на счетах чиновников нашел? Общую цифру скажи.
     Он мне ее шепнул, я рот от удивления раскрыл.
     - Сколько?! – не поверил.
     Он повторил. Я с трудом челюсть нижнюю на место поставил, вручную практически. Я о воровстве повальном разговоры слышал и байки исторические. Когда царь Романов Петр Первый со своим обер-прокурором Ягужинским беседовал, государь-батюшка предложение сделал. В совесть человеческую император российский не верил, поэтому предложил любого за кражу из казны вешать. А прокурор ему ответил: «Один останешься». Такие у нас национальные традиции. Царских чиновников всех повывели, советских два раза крупно чистили, с реками крови и горами конфискованного золота, сейчас новое поколение закрома набивает. Мне за державу не обидно. У меня дело личное. Эта стая крыс на чернобыльского пса как на добычу смотрела. За это надо карать. И сурово. Или у меня получится, или нет. Но попробую я непременно.
     - Умник, давай десяток десантных бортов в Смоленск. Будем незаконных мигрантов в Африку депортировать. Ингози предупреди. Пусть конвой готовит. И рощу пальмовую для вырубки. И чтоб стая львов голодных рядом жила, к ним еда летит.
     Надо было с отделением заканчивать. Умник к мобильной связи и рациям присоединился, информацию снял, одиннадцать человек в здании.
     - Захади, дарагой, - говорю Саваде, - будем барашка резать, плов-шашлык кушать.
     Пошли в бросок наши зулусы. Милиция при внезапном нападении всегда в заднице оказывалась. Буденовск, Кизляр, Ингушетия, везде за них армия работала, людей спасала и положение. Они и здесь не стали героически погибать. За минуту их всех скрутили и в дежурной части у стены поставили.
     - Здравствуй, майор. Давно не виделись. Подполковник Смирнов, комиссар по депортации незаконных мигрантов. Через два часа у тебя самолет. Собираться тебе не надо, все твое имущество у тебя конфисковано. А пока всех в камеру.
     Запихнули милиционеров негритята за дверь железную, они покойничков увидели и жалобы на наши действия иссякли.
     И отправились мы к наследникам Железного Феликса. Были они боевым отрядом партии, страну свою просра..., то есть профукали, а потом стали в битвах с таможней отвоевывать себе лично место под солнцем. Кое-кто довольно успешно локтями шевелил. Я им не завидую, хотя когда вижу их в церкви, всегда веселюсь. Смелые ребята, а вдруг выяснится, что бог или его подобие есть? Ох, и тяжко же им в аду будет.
     Кстати, анекдот. Умер богач. Попадает на небо, его святой Петр спрашивает: «Господин Пупкин? Это у вас был замок в Шотландии, вилла на каждом побережье Средиземного моря и личный повар? Яхты, самолеты и машины? Простите нас, пожалуйста, но царство небесное не может вам предложить привычный уровень комфорта».
     Приезжаем мы в Большой Дом. Дежурный с Москвой связался, там наши полномочия подтвердили. В вашей области работает особая комиссия по депортации. Имеет право. Оказывайте содействие. Объявляй, гад, тревогу, пора Родину защищать.
     Сначала чекистов в чувство привели. Дали им кровушки понюхать. Тройка лидеров нестандартно сформировалась. На Украине все по чину шли. Начальник и его замы больше всех хапали. На Руси Святой иначе получилось. Завгар управления – двенадцать миллионов на заграничных счетах. Отдел кадров – одиннадцать. Собственная безопасность – девять. Мы их в актовом зале и пристрелили в уголке. Прямо у бюстика Феликса Эдмундовича. Четырнадцать квартир сразу в пользу управления конфисковали, сказали, что всех нуждающихся обеспечим.
     Народ свой интерес почуял, оживился. Кинули мы их на городские службы. На земельный комитет, мэрию, архитектуру и налоговую. Фас!
     Овсов уже борцов с наркоманией на поток поставил. Укол в вену «сывороткой правды» и вопросы по списку. Участвовал ли в торговле наркотиками? Принуждал малолетних детей к занятию проституцией? Есть ли деньги на зарубежных счетах? Взятки за что брал? Как не брал? Только знаки внимания и благодарности? Счетов нет? А деньги где? На даче, в подвале? Много?
     Умник все данные сортировал, обобщал и делал выводы. Оперативный отдел весь на аэродром вывезли в полном составе. Паспорта и удостоверения из карманов выгребли и пустили в ход самое страшное оружие массового уничтожения. Печать резиновую. В данном случае это был штамп прямоугольный со словом заграничным «Аннулировано». Документы недействительные в коробку, человека без гражданства и работы в самолет. Браслеты к ручке кресла. Ожидайте взлета.
     - Какая депортация?! – один криком заходится. – Я здесь родился, я здесь вырос, я никакого языка не знаю!
     - Тебя в роддоме подменили, - ему Тихоня объясняет. – Поэтому ты здешний народ зельем травил и деньги не родные копил, а заграничные. А язык тебе без надобности, ты уже все сказал. Сделал признание чистосердечное. Прощай, милок, бог тебя простит, а я никогда.
     Две тысячи триста одиннадцать человек мы за сутки отправили. Последний самолет на полосе стоит. Я часа два вздремнул, а так работал активно. Тайники выгребал и задержанных в салон загонял. Понимал, конечно, что на смерть их отправляю, но жалости не испытывал. Они свою судьбу заслужили.
     Вспомнил про майора, в отделение вернулся. Выдернули милиционеров из камеры, по уколу им сделали и вопросы озвучили. Отделили ягнят от козлов. Пятеро нам генеральные доверенности на распоряжение имуществом подписали и на выход пошли. Во главе с майором.
     Последний самолет в небо поднялся, самый активный чекист к нам с Тихоней подошел. Самый честный полковник. Ему есть куда стремиться.
     - Область без руководства осталась и без управленческого аппарата, что делать будем? – спрашивает.
     Мы имущества конфисковали на два годовых бюджета области. Заправки, элеваторы, заводы, банки. Один очень элитный поселок пустой стоит. Жестко сработали.
     - Объявление дадим. Требуются умные и честные люди. Или брезгливые. Чтоб противно им было взятки брать. В таможню можно выпускников пограничников поставить. Смежные профессии. Двигать молодых вперед. Прорвемся, - говорю. – На фонд управления госимуществом у нас честный человек есть.
     - Это вы, господин Смирнов? – уточняет.
     - Некогда мне область поднимать. Масштабнее задачи есть. Принимай должность, Тихоня. Не все тебе воровскую кассу беречь, пора и для честных людей потрудиться на общее благо. Еще вопросы есть? – говорю.
     - Да. Это из-за чего? Во всей стране тишина. Все только уши прижали и ждут, прилетит к ним «Черная мамба» или нет. Почему наша область под удар попала?
     Помолчал я немного.
     - Имеешь право знать. Поехали.
     У меня водители знакомые. Лейтенант с сержантом, что меня брали. Ребята практически святые оказались, брали что дают, сами не вымогали. Не зря мне их убивать не хотелось. Тихоня с ними ругался на языке воровском, они ему иногда простым матом отвечали. Короче, подружились почти. Сели в машину, джип армейский, камуфляж «джунгли». Проехали по чистому и спокойному городу, уличная преступность еще вчера исчезла, все беспризорники в детском доме фруктами отъедаются. До банка добрались, идем все в хранилище.
     - Помните, с чего все началось? – спрашиваю.
     - Документы им были нужны, - сержант отвечает.
     - Вот они документы, страховые и оценочные, - бумаги им показываю, - а вот и сам груз, - начинаю кубки, тарелки и подносы из золота на столы выставлять. – Помоги с салатницей управиться, Тихоня. Тяжелая, зараза.
     Достал из бара бутылку вина, банк коммерческий, клиент всегда прав.
     - Ну, выпьем из чаш золотых работы флорентинца Бенвенуто, стоимостью в полмиллиарда не наших рублей. Чтоб всякая дрянь к чужому добру руки жадные не тянула. Держитесь ребята дружней. Вам сейчас жить надо долго и умереть в один день. Берегите друг друга.
     Выходим из кладовой, на пороге оборачиваемся, а пять бокалов на столе пентаграммой стоят и вино на золоте словно кровь. Да уж, погуляли.
     - Мы с молодежью в баню пойдем, - наши планы оглашаю, - все неприятно пахнем, двое суток на ногах. Ты с нами, полковник или времени нет?
     - Времени нет, но я с вами. У нас карьеры по баням и банкетам строятся. А я генералом стать хочу или губернатором. Еще не решил, что лучше.
     - Генерал-губернатором, - советую.
     Посмеялись.
     Несолидно мне было заявлять, что вся эта кутерьма из-за однокомнатной квартиры вышла, и желания отдельно взятого майора на ней руки погреть. А так схема рабочая. Собирается человек уезжать. Сам со всех учетов снимается, имущество продает. Перед самым выездом у него документы на квартирку забирают, а его в тюрьму. Там ведь все невиноватые сидят, будет одним больше. Красота!
     Народ причастность к большим суммам почуял и к высоким сферам.
     - Занесло ворону в царские покои, да? – Тихоня предполагает.
     - То, что мы с тобой в одной камере сидели, и область почистили еще не повод с тобой откровенничать. Вот за три месяца выведешь край родной в первую десятку успешных регионов, – скажу, - отвечаю.
     После бани все новое одели. Я только ботинки прыжковые в пакет убрал, а одежду в корзину мусорную бросил. Никакая химчистка ее уже не спасет.
     В Москву позвонил. Высокопоставленному другу. Тот слегка в шоке.
     - В чем дело? – говорю. - Тут главное – натиск. Они от этого теряются. – Не всю же область вывезли, и даже ни одно село не сожгли. Далеко нам до маршала Тухачевского, который в Тамбовской губернии крестьян газом травил. Депортированы незаконно получившие гражданство лица. Все. Простая полицейская операция. А у нас на счетах заграничных шесть миллиардов евро. Как делить будем?
     На самом деле десять с половиной, но нам с Умником деньги тоже нужны. У него челюсть, по телефону слышно, отпала, как у меня недавно.
     - Это чистые деньги, - уточняю. – Недвижимость, предприятия, техника, рублевые счета у нас, сюда не входят. С ними сейчас областное КРУ занимается. Полковника ФСБ Симонова надо и.о. начальника ставить. Заслужил.
     У собеседника первый шок прошел, за такие деньги людишек можно было прямо над аэродромом из самолета без парашютов выбрасывать, для экономии бензина.
     Высказал он свои предложения. Я спорить не стал. Моя доля уже у нас с компьютером. Он цифры по области узнать захотел. Можно было и сказать, но я его в Контрольное ревизионное управление отправил. Пусть интерес центра чувствуют.
     Так моя поездка домой безрезультатно и прошла. Хотел продать квартирку, да не вышло. Мне Тихоня четырехкомнатную в сталинском доме выделил. Наследство от майора. Я ему ключи от своей отдал. Не в камере же ему ночевать. Себе из общего добра он ничего не возьмет. За такое у блатных режут сразу, невзирая на былые заслуги. А тут и Умник заявку на сто литров воды из источника выдал. Мне тоже фляжка нужна. Для одного туберкулезного вора.
     Раздал им гарнитуры фирмы «Умник». Проводили они меня до самолета.
     Тихоня по салону походил, красное дерево ногтем поцарапал. Я стаканчики достал. Разлили токайское за отсутствием фалернского.
     - Работа великого Леонардо да Винчи? – полковник спрашивает.
     - Из тайника утащил, - признаюсь для установления контакта, - не видели их эксперты. Стаканчики и кольцо, - показываю на пальце, одел уже. – Но ширпотреба там короли Сицилии и Неаполя не хранили. Тихоня, у меня к тебе одна просьба.
     - Говори. Всех перережем.
     - Ну, не так резко. Соседей по подъезду воспитай в духе общечеловеческих ценностей, пожалуйста.
     - Я им веки к бровям суровой ниткой пришью, чтоб на мир смотрели широко открытыми глазами и его красоте удивлялись. Через день будут строем ходить, - оскалился старый уголовник.
     Тут я возражать не стал. Уж очень они мне надоели за эти годы.
     Пожали мы руки на прощание. Симонов уже обязанности начальника управления исполнял, область случайно в честные руки попала. А губернатора решили через полгода выбирать. Всеобщим и прямым голосованием. Один человек – один голос.
     А если народ выберет очередного забавного клоуна – пусть потом сам и смеется.
     Взлетел самолет, и я привычно уснул. У меня впереди работа. В Зону пойду. Мы решили сразу в Чернобыле сесть. Там до вертолетной площадки триста метров добегу, вдоль речки до Темной Долины поднимемся, и если все будет нормально, на ферме сядем. А там опять на машинке покатаемся, канистры наполним, фляжку наберу, и скоренько назад на базу и опять в Смоленск. Тихоню водичкой поить.
     Если опять все не пойдет само по себе, с моими планами не считаясь.
     Тогда придется признать, что это место проклято.
     Только мы и тогда покувыркаемся. Бороться и искать, найти и не сдаваться.

Глава 12.


     «Провел прием жрецов в малом зале. Здесь есть маленькая хитрость. Их надо всех одновременно собрать. Тогда аппетиты служителей Юпитера охладят поклонники Изиды, а весталки переругаются с жрецами бога войны. А ты взываешь к разуму и даешь туманные обещания, еще более непонятные, чем речи авгуров и предсказания оракула.
     Сегодня мне еще легче было. Рядом с креслом за спиной у меня проповедник христиан стоял, уже не бродяга, а жрец Пантеона. Думайте-гадайте, чтобы это значило. Серьезных вопросов никто не решал. Все на приеме историю Рима знали. Никакой враг ни республике, ни империи был не страшен. Самые страшные войны нашего государства – гражданские. Фразу Цезаря: «Жребий брошен, Рубикон перейден», любой мим знает. А что Цезарь речку перейдя начал рубить римские же войска своего соправителя по триумвирату Марцелла, один я помню. С братской крови начинался наш город, когда Рем с Ромулом в схватке сошлись, ей он однажды и захлебнется. Мой город стоял всем смертям назло и стоял бы еще целый век, но он однажды прогневал богов, и саваном стал ему снег. Возможно, что солнце взойдет еще раз и растопит над городом льды, но я боюсь представить себе вкус и цвет этой талой воды.
     Всех волновало только одно. Поддержат германцы Каракаллу после смерти отца или нет? На моей стороне две когорты преторианцев, Максимуса, и его друга Корнелия. Городская стража в щели забьется до решения сената, а сенаторы по загородным виллам разъехались, и вернутся только тогда, когда мы уже проблему с наследством сами решим. Увертлив римский патриций. Золота жаждет и почестей, слуг и клиентов, красавиц молодых и венков триумфальных. И жизни вечной. Только так не бывает.
     Я им это на досуге объясню. Или братик мой, если я проиграю. Сенаторам от этого легче не будет. Мои войска в Риме постоянно. Они его берегут. А германцы брата – Рейнский легион, через три недели должны к месту службы следовать, на границу Северной Галлии. И останется он в своих покоях с кучкой комедиантов и девиц доступных. Старина Плавт там многих хорошо знает, а они-то его еще лучше. А варвар мой последнего рассудка лишился, все время с кошкой Каракаллы, моей невесткой ненаглядной. Он ее на руках носит, за колоннами лижутся, за портьерами обнимаются, она ему стихи читает, он ей песни варварские поет. Иногда очень хорошие.
     Смерть не страшна, с ней не раз я встречался в боях, и надо мной она вновь кружится, ты меня ждешь, дорогая подруга моя, и я верю, со мною в бою ничего не случится. В полях войны, среди мечей, видал я смерть не раз, но не дрожал я перед ней, не дрогну и сейчас. Надо же, стоики с дикого Севера.
     Каракалла мечется по дворцу, словно раненый буйвол. Еще неделя и собственные германцы будут над ним хохотать. Варвары только сильных вождей признают, во всех смыслах.
     Предсказатели будущего по полету птиц по своему обыкновению на открытом балконе стояли. На небо поглядывали. Увидел летящего павлина, бросай вино пить. Верная примета. Они первые напряглись. Глядя на них, все в зале догадались, что в городе беспорядки. Над виллой Нерона, точнее, над ее развалинами, никто не хочет жить в этом проклятом месте, опять дым клубится. Славные римляне лижут ноги императорам и тиранам клянча куски повкуснее, а мстят только мертвым. Ведь они не дадут сдачи.
     Не стал Каракалла ждать. Началось.
     - Всем гостям дворца будет предложено гостеприимство цезаря, - заявляю громко.
     Не волнуйтесь, люди добрые, никто вас палками на улицу не выгонит. Ешьте, пейте, тискайте служанок. Только если германцы на штурм пойдут, они и вас потискать могут. Дикари, право слово.
     Петр поклонился, в боковую дверь ускользнул. Обидно, клянусь естеством Юпитера, я думал он со мной будет до конца. От вольноотпущенника Ромео другого и не ждал. Его верность принадлежит императрице. К мамочке и побежал.
     Слышен лязг металла. Край щита о поножи задевает. Преторианец спешит с докладом. Занавеска в сторону, входит, лицо потное, бежал всю дорогу, в коридоре на шаг перешел.
     Киваю, говори.
     - Цезарь, ваш отец мертв. Также внезапно скончались первый центурион Рейнского легиона и префект города. Германцы укрепляются на имперском Форуме, выходят на рубеж атаки, - сообщил преторианец.
     Засуетились жрецы, стали незаметно исчезать. Прислонился человек к стене, прижался, и не стало его. Прямо чудо. Мне сейчас тоже помощь богов бы не помешала. С двумя когортами против легиона биться тяжело. Они нас одним броском копий метательных выбьют начисто. Во двор их пускать нельзя.
     - Закрывайте ворота, вторые десятки на стены, - командую.
     Не первая осада в моей жизни, успел и галлами, и с пиктами повоевать. Только здесь на помощь никто не придет. Самому надо выкручиваться.
     - Что за шум, а драки нет? – варвар явился.
     Невестушка моя постаралась, чуть живой, еле на ногах стоит, шея в засосах, бурно они время проводят, даже завидно, честное слово. А вон и она, красотка Фульвия, одни глаза на лице остались, горят, как звезды в безлунную ночь.
     - Сейчас будет тебе драка. Братик по жене соскучился, идет сюда за ней во главе германцев, - говорю слегка злорадно.
     Что поделать, слаб человек и завистлив. Ну, как так, встретились двое, и уже три дня ничего вокруг не замечают, утехам предаются, наплевав на мнение света и мораль? Это я четко позицию обозначил. Моралист из Гадеса.
     - Убить его, и все дела, - говорит варвар. – Вытаскивай его на переговоры, я выйду, тут ему и смерть настанет.
     - Рядом с ним отборный десяток ветеранов будет и когорта в ста шагах, - объясняю этому наивному дикарю ситуацию.
     - Сто шагов, это пятнадцать ударов сердца, я за это время уже в калитку проскочу, а десяток мне не помеха, издали можно человека уничтожить, в бой на мечах не ввязываясь, - он мне отвечает.
     Не прост мой спаситель. Я-то знаю о стрелах с ядом, а ему кто о них рассказал?
     - Не будут они с нами разговоры вести, не о чем договариваться, - Фульвия Плавтитта в беседу мужей вмешалась.
     Ладно, перед смертью все равны, да и сказала чистую правду. Первые камни в воздухе свистнули, пращники к стенам подошли вплотную. Пока не попали, но это вопрос времени, камней в Риме много, скоро у нас без боя потери появятся. Корнелий своих солдат между колонн укрыл. Плавта не вижу.
     - Тогда уходим. К вечеру до порта доберемся, на корабль, и в море.
     - Мир жесток, приятель. В чужих землях нас ограбят и самих в рабство продадут.
     - Преторианцев возьмем. Все равно им Каракалла не простит, что твою сторону держали, - дополняет предложение.
     - Со всеми сторонниками, их семьями и клиентами тысяч пять наберется, это два десятка кораблей. Кто нам их даст?
     - Мир в империи дороже стоит, дадут.
     В ворота таран ударил. Час они провозятся, а потом во двор ворвутся.
     - Идите, - говорю, - покувыркайтесь напоследок на императорском ложе, а потом поджигайте все, что горит, и в суматохе уходите. Переоденетесь слугами, проскочите. На Фульвию германцы не позарятся, костлява больно, они пышных дев предпочитают.
     - На ложе – это хорошо. А то экстрим на природе уже надоел. Но чуть позже. Ты, кстати, к мужу вернуться не хочешь? – спрашивает варвар уже императрицу.
     Ведь мамочка моя только что стала вдовой императора, матерью императора и все.
     Таран неожиданно удары престал наносить.
     - На крышу, - Плавтитта предлагает, - оттуда все видно.
     Я Корнелия предупредил, где буду, и по лестнице для слуг наверх отправился. Так ближе было. Из-за парапета осторожно голову поднимаю, не хочется лоб под камень из пращи подставлять. Красные плащи преторианцев слева на ветру слегка колышутся, позолоченный щит Плавта на солнце горит, а за шеренгой гвардии десятый легион когорты в каре выстраивает. И стяг императорского дома рядом с орлом. Ничего не понимаю, как Плавт убедил армейцев выступить на нашей стороне? Германцы тоже в растерянности. Легионом против двух когорт драться – верная победа, а сейчас, когда у меня своя армейская часть есть, их дело гиблое. Порубим в капусту.
     Трубы заревели. Всем оставаться на местах. Вон уже гонцы бегут. Очевидно, Плавт в десятом не уверен. Не хочет боя. Будет на переговоры звать. Каракалла старше и сильнее, но может быть, бросить ему вызов, а там уж как сложится?
     Германцы таран с собой уносят, не бросили. К Форуму отходят. К центру площади легат со свитой идет, Каракалла в лагере остался. Мне тоже идти не стоит. Тем более, есть, кого послать.
     - Августейшая госпожа, - говорю, - если вы случайно овдовеете сегодня, интересы вашей семьи не пострадают. Мы можем хоть завтра обменяться брачными обетами в любом храме, и я обещаю любить наших детей, тем более что я не буду тратить сил на их зачатие. Благо имеется, кому усилия прилагать.
     Фульвия моего дикаря, конечно, не бросит, но так надежнее. Пусть он будет ее официальным фаворитом, во дворце спокойней будет. Зато династию Северов укрепим с прочностью многократной.
     - Я с удовольствием схожу на переговоры, - отвечает мне невестка.
     - Пошли, - Гней ей руку подает.
     Спартанец-аристократ.
     - Эй, - говорю на греческом, - что там говорил Ликург по поводу писаных законов?
     - Они нужны только там, где судьей может стать любой безумец. Нормальному человеку достаточно разума и совести, - отвечает.
     Ну, точно. Увел Александр Великий, Искандер Двурогий, армию на завоевание мира и обезлюдела Греция. На смену пришел великий Рим. А потомки воинов в дальних странах выросшие, возвращаются иногда на родину. Или к нам, наследникам ее славы. Правопреемникам. Кто кроме спартанцев сейчас помнит Платона и Ликурга? Один я. Братец мой предпочитал на кухне время занятий проводить. Там ему веселее было.
     Ворота открыли, с нашей стороны делегация пошла. Значок когорты, императорский стяг, десяток ветеранов в золотых шнурах, бронза блестит, глазам больно. Плавт тоже идет, на середине площади сойдутся все одновременно.
     До чего договорятся? Боги Рима, вы еще живы или вас уже нет на небе? Две тысячи лет люди убивают людей на этой земле. А там, вдали, за Альпами, собираются новые орды дикарей. Готы, вестготы, вандалы и гунны, нет им числа. Здесь рабов в пять раз больше чем свободных граждан. Найдется новый Спартак, вся Италия кровью умоется.
     - Встретились, - Гней сказал, меня от мыслей отвлекая.
     Видно было, что обсуждение бурно проходит. Германцы нашим преторианцам задницу вместо приветствия показали. Ветераны в долгу не остались, сразу одежду приподняв, мужское достоинство им продемонстрировали. Найдется, мол, чем вас приветить.
     - Лишь бы наша невестка не обнажилась, - говорю со смешком.
     На площади парламентеры за мечи хватаются.
     - Примерно так в Британии рыцари-саксы перевелись. Поссорились как-то родственники между собой, и затеяли войну, - говорит Гней.
     Откуда кстати, у спартанца змеиное имя? У местных переняли в краю далеком?
     - Какие родственники? – уточняю.
     - Сложно там установить точную линию. Жили-были брат и сестра, и не просто, а как взрослые, спали вместе и сексом занимались. Потом, правда, стали придумывать летописцы, что не очень часто, или вообще один раз, и то случайно, но мы люди взрослые, и понимаем, летописцам за то и платят, чтобы писали как надо, а не то, что было. Поэтому, кому выгодно было, считал ребенка племянником короля, ребенком сестры от неизвестно кого, а другие называли его сыном и наследником. Устал он ждать и решил дядю или отца с трона спихнуть. Устроили пару битв, силы равны, надо о перемирии договариваться. Собрались они все на большом поле, вожди военные в центре сошлись, а командирам в войсках приказ отдали, если меч блеснет на переговорах, сразу кидаться в атаку. Подстраховались и те, и эти. А ребята горячие, несдержанные, прямо, как наши. Заспорили, за мечи схватились, тут войска с двух сторон и пошли. Втоптали рыцарей в землю, хоронить нечего было. А потом пришли дикие пикты и выживших людей перерезали. Захоронением тел дикари не озаботились и летом сами от болезней вымерли. Долго после этого в Британии пусто было.
     - Как их звали? – спрашиваю.
     - Король Артур, его сестра Моргана, и ее ребенок Мордред, - отвечает.
     - Первый раз слышу, - удивляюсь.
     - Местная легенда, - пожимает плечами, - мало ли их. Сколько было осад, а в памяти осталась только Троя, потому что о других никто песен не пел. И войн было не счесть, а учат молодых солдат по книге Гая Юлия Цезаря «Записки о галльской войне». Лукулл, победитель Митридата, мемуаров не писал.
     - Зато, – говорю, - он оставил десятки свитков с описанием блюд. Любил поесть консул в старости.
     Затеяли беседу о литературе перед боем. Искусствоведы-любители. А на площади уже драка, пока на кулаках. Плавт вождя германцев в сторону оттащил, и проверяют у кого рука крепче. Бьют друг друга с размаха, пока оба на ногах стоят. Примитевненько так, без выдумки, нет, чтоб ногой в пах ударить.
     - Пошли, - говорю, - Плавт сам не перестанет, а если он легата убьет, придется с германцами насмерть драться. Немногие до победы доживут. Будет, как в твоей истории. Придут дорийцы и всех добьют. И из наших мраморных колонн будут себе известь добывать.
     Из ворот степенно показались, надо демонстрировать уверенность, цезарь идет, один из двух оставшихся, спасибо папочке. Кажется, ошибочка вышла. Потасовка сама собой утихла, когда нас заметили, да только радости особой мне это не доставило. На крышах в полный рост десяток лучников встал. Есть такие проклятые Марсом воины, которые норовят человека бесчестно убить, издалека. Большой опасности они не представляют, потому что опытный боец их жалкие стрелы легко мечом отобьет, но меня они запросто могли пристрелить. Выстрелят разом, и будем мы тут лежать, валяться оба в иголочках, словно дикобразы.
     - Как труба завоет, ты влево прыгай, а я вправо, - Гнею говорю.
     - Ты о стрелках на крыше беспокоишься? Не обращай на них внимания. Они уже практически покойники, - он меня утешил.
     Видел я наглецов, сам наглец, но варвар меня опять поразил. Да кем он себя считает, мать его достойная женщина.
     А Рейнский легион вперед пошел. Неторопливо, но неотвратимо. Остановились вдруг, и стали оборонительное построение занимать. Из всех улиц народ стал выходить. Простые люди для солдат не угроза, только здесь их не было. На площадь выхлестывала толпа. Вели ее христианские проповедники во главе с Петром. Из меня хороший правитель получится, умею я в людях разбираться.
     - Кара господа на тех, кто до похорон почившего в бозе императора обнажит оружие, - ревели проповедники, и рука судьбы вела их вперед.
     У германцев были свои боги и гнева чужих они не страшились. Наперерез Петру кинулся гигант, помахивающий на ходу боевым топором.
     - Что может твой распятый царь рабов? – крикнул он.
     Голос, привычный к шуму битвы, перекрыл и гул толпы. Сейчас срубит голову напрочь, и побежит толпа во все стороны, топча насмерть упавших неудачников.
     Мой славный аноним, человек-загадка, шагнул мне за спину. Лязг железный раздался, будто крышкой неаккуратно громыхнули о котел, и у гиганта рука с топором на землю упала. Кровь из раны плеснула маленьким водопадом.
     - Вот он, гнев господа! Бей его хулителей! – кинул призыв в массы проповедник, и Рейнский легион, ощетинившись мечами и копьями, стал пятиться под градом камней.
     Фульвия со свитой к нам метнулась.
     - Плавт предатель! – шепчет на выдохе.
     - Девочка, ты чересчур категорична, - наш друг издалека ее успокаивает. – Расскажи просто факты.
     - Десятый легион и когорта поддерживают эту старую суку, вашу мамашу! – выдала эта кошка.
     - Августейшей госпоже не стоит произносить такие слова, - назидательно произнес Гней.
     Тут-то невинное создание ротик открыло. Я в армейских лагерях с самого детства, в двух походах участие принимал, но кое-что впервые слышал.
     - Спокойно, - изрекаю, хотя у самого желудок в комок сжался. – Рим не Египет. Это там тетя Клеопатра могла быть царицей. И то, пока рядом был крепкий дядя с мечом, Цезарь или Марк Антоний. Здесь у мамочки этот номер не пройдет. Публика за подобное представление актеров гнилой репой закидает. Если только заявит, что беременна от усопшего императора, быстро выйдет замуж за того же Плавта, и тот будет править как консул империи, до совершеннолетия наследника.
     Возможны и другие варианты. В Риме со времен Суллы не вывешивали перечень врагов народа и государства – списки проскрипционные. Но это тоже метод. Выбьют всех, кто о свободах гражданских вспомнит, о выборах свободных и праве владения мечом, а рабам все равно, кто на троне сидит, они в свою миску с похлебкой смотрят. Крови будут реки, но кого такая мелочь волнует?
     Гней Фульвию отвлек от раздумий. Посадил к себе на колени – целуются. Нет, ну что за люди? Тут судьба страны решается, а они только о себе думают. А меня кто спасать будет, Аппулей?
     У калитки происходит что-то.
     - Гости к нам, - отвлеченно произношу, как бы мысль вслух.
     Отвлекаю их, а то сейчас бы стали страсти предаваться прямо на месте, будя зависть в окружающих людях. Мимо часовых Плавт протиснулся. Глаза бегают, ах, ты, кот мартовский, членистоногий, куда член, туда и ноги.
     - Приветствую тебя, цезарь, счастливый и благодетельный…
     Я его взмахом руки прервал. Свой официальный титул и так знаю, а говорить его надо минут пять. Там все собрано. Понтифик храмов, консул и трибун, да еще триумфатор. Некогда в слова играть, когда смерть на пороге.
     - Чем тебя вдова императора прельстила, не спрашиваю. Будь осторожнее, из цикуты смертоносное питье не только греки варить умеют, - говорю своему наставнику в воинском деле. – А мертвым почести один раз воздал, и обещания можно не выполнять.
     - Мне много не надо. Вилла на Авентине, легат преторианцев и немного золота. Проще выполнить, чем с ядом возиться, - отвечает. – Но вам с Каракаллой вместе не жить. Не сегодня, так завтра, вы империю в междоусобную войну ввергните. А в казне на нее денег нет.
     - Ваши предложения? – Гней спрашивает.
     - Сегодня вечером в храме Юпитера Капитолийского собираемся. Жребий кинем, кому из вас на трон, а кому в изгнание. На вечерней заре ждем, - говорит старина Плавт, будущий легат преторианцев.
     Как некоторым для счастья мало надо.
     - Надо пообедать, пока время есть, - предлагаю.
     - На сытый желудок и умирать легче, - поддерживает меня Корнелий.
     Фульвия убежала по хозяйству распоряжаться. Благо, кладовые дворцовые, кухня и слуги у нас были. Можно считать, что их мы уже захватили.
     - Что там с рукой германца произошло? – Гнея спрашиваю. – Что за гнев божка из Иудеи такой быстрый?
     - Не волнуйся, - отвечает варвар, - все под контролем.
     Вот так, поговорили. В принципе, загадки нет. Ручная маленькая баллиста камень метнула. Слышал я про Архимеда Сиракузского, механика тирана Сиракуз. Много он крови попортил римлянам во время Пунических войн с Карфагеном. А наши мастера ничего, кроме сцены подвижной для театра и сделать не могут. Бездарности.
     - Ты и лучников на крышах так же мог достать? – уточняю.
     Он головой кивает.
     - И братца твоего тоже, если скажешь.
     - Нет, не получится. В храме убивать нельзя, на такое даже Тиберий с Нероном не решались. Взбунтуется чернь против оскорбителя бога. А заходить будем каждый со своего портика. Не пересечемся на улице. И разойдемся так же.
     - Давай откажемся от жребия. Пусть Каракалла правит, а мы в странствие отправимся. Мир так велик, и в нем еще много замечательных и свободных мест. Сядем в порту на корабли, и поплывем с попутным ветром. В большой океан!
     Эх, мечтатель. А здорово это, выйти за Геркулесовы Столбы, и посмотреть какого там цвета волны. В старых свитках пишут, что зеленого.
     - Пройдем вдоль Африки, полные трюмы наберем золота, слоновой кости и алмазов. На носорогов охоту устроим, львов за хвосты подергаем. А потом прямо в Индию. Там местных людишек подчиним, и заживем счастливо, всем на зависть и удивление.
     - А что нам тут мешает? Здесь и улицы уже камнем выложены, и водопровод построен. Центр мира, - говорю с усмешкой.
     - Здесь надо за все это со своими драться. А там с чужими. Их не жалко, - отвечает.
     Нет, найдет же довод. С чего бы мне германцы или городские плебеи родными вдруг стали? Но что-то понятное в его речи есть. Пусть рухнет весь мир, но восторжествует закон. Я это тоже знаю. Но жребий все-таки кинем. И мы проследовали в зал для пиров. Пусть остальные претенденты на лавках, вместе с рабами грызут свою черствую хлебную корочку, мы на ложах расположимся. Во дворце жить удобнее, чем в простом доме. И стены выше, и сервис лучше. В обычное время в приемной аристократки бы толпились, приглашение к обеду вымаливая, но не сегодня. Разбежались красавицы в предчувствии гражданской войны.
     Время весело прошло. Фазан фаршированный, салаты, фрукты, рыба и жареное мясо, многие блюда, даже не попробовав, на двор отправляли. Там преторианцы из нашей когорты все съедят. На третьей перемене вин мне совсем хорошо стало. Будь что будет, думаю, а я скучать не стану. Нет патрицианок, снизойдем до танцовщиц. И как снизошел, Фульвия нашего варвара сразу утащила, чтобы он некоторые ухватки не перенял.
     К вечеру меня, уставшего от дел государственных, разбудили. До заката недолго ждать оставалось, а нам еще надо было до храма добраться. Я попробовал, как меч из ножен выходит, мало ли что, и пошел в парадное облачение триумфатора одеваться. Там нагрудная кираса в комплект входит, лишний шанс в живых остаться.
     Тих был Рим. Скрытая жизнь бурлила на соседних холмах, не задевая Капитолийский храм. Горели огни на Квиринале, бросая на наши лица отблески пламени. Все еще клубился дым над развалинами дома Нерона. Если не договоримся, так будет пылать весь город, понял я, наконец. Вот о чем толковал Петр. И было имя ему – Смерть, и ад следовал за ним.
     Мы вошли со своей стороны, не пришлось сложные переходы осуществлять. Конвойная сотня перед дверью осталась, в храм с обнаженным оружием нельзя, а копья на улице оставлять никто не решился бы. Хочешь мира – готовься к войне. В Риме это даже дети знают. Горе побежденным.
     Плавт и мамочка уже у статуи Юпитера стояли. Десяток жрецов и полсотни сенаторов играли роль хора на подмостках этой сцены.
     Братец мой торжественно вошел. Тоже в нагрудном панцире, жить-то хочется, в сопровождении двух десятков своих дикарей. Правил не нарушили. Мечи в ножнах, а палицы лезвий не имеют. Они нас в отбивное мясо превратят, если до драки дойдет. Мы еще во дворце договорились, Гней должен Каракалу убивать, на мелочи не отвлекаясь.
     - Жребий на трон и смерть или на трон и изгнание? – понтифик храма детали уточняет.
     На подносе чаши стоят, в золоте вино пурпуром, а в одной чаше в напитке яд растворен. Империи не нужны неудачники. Я, усмехаясь, на брата смотрю. Он старший, выбор за ним. Понимает Каракалла, матушка наша мудра, могла и жреца соблазнить, не телом своим царственным, так кошельком увесистым. И там сейчас в обеих чашах отрава смертоносная. И останется она в полном одиночестве.
     - Трон и изгнание, - произнес Каракалла.
     Мудрое решение. Жизнь полна превратностей, а так семья Северов будет иметь запасного цезаря. Из путешествий иногда возвращаются. Из подземных чертогов смерти – нет. Жрец из ларца диск золотой достает. На одной стороне – Солнце, на другой – Луна.
     Сейчас узнаем волю богов. Древен диск, нет на нем римских орлов, сделан задолго до того, как они символом империи стали, покрыт символами и знаками загадочными. Варвар за спиной, шепчет непонятно, но однозначно матерное, не быть ему правителем, слишком лицо его настроение отражает. Он готов всех кругом убить и храм разрушить, лишь бы диск заполучить. В чем дело? Гней способен последним куском хлеба поделится, рубины и жемчуг по сторонам разбрасывает горстями, наверно, это спартанский диск из древних времен. Жаль, но у жрецов что-то отобрать немыслимо. Придется ему без этой железки дальше жить.
     Вознес понтифик хвалу Юпитеру и стал всем понятные вещи толковать. Выпадет Солнце – правит старшая ветвь семьи. Каракалла. А если Луна – то дорога к трону молодым, то есть мне. Цезарь и правитель Западной Римской империи Гета Север, счастливый, победоносный. Братца через месяц догоню на полях Галлии, там и закопаю. Будем с варваром пить вино и аристократок в постель таскать. Боги Рима, как это пошло.
     - Не надо, - говорю. – Не стоит богов беспокоить. По праву наследования трон, безусловно, принадлежит Каракалле. Я со своими приверженцами на рассвете покину дворец и город. Счастливо оставаться.
     Фульвия мило мужу улыбнулась, тунику приподняла.
     - Посмотри напоследок, больше не увидишь. Я ухожу с Гетой, - говорит.
     Точнее надо было сказать: «с варваром», но это Каракаллу бы не обидело. Женский каприз, ерунда. А тут открытый вызов и пренебрежение. Он даже зубами заскрипел. Мы красиво уходим. Отсюда и в легенду. Где мне Гомера взять для сказания? Интересно Елена Троянская тоже в действительности была такой же безобразной девчонкой, как наша девица?
     Между действительностью и ее описанием всегда есть небольшая разница. Я догадался. Жрец Юпитера диск для гадания в ларец положил. Гней к нему подошел и дерево резное ласково погладил.
     - Ливанский кедр, на века, - вывод сделал. – А то и на тысячелетия.
     Успокоился, прикоснулся к древности. Может, и мне потребовать походный алтарь и маленькую статую бога? Ладно, не буду уподобляться иудеям, с их нелепой привычкой дословно выполнять требования священной книги. Любой цезарь после смерти признается сенатом богоравным. Есть возможность прямо завтра угодить в неплохую компанию. Достаточно просто погибнуть.
     Разошлись мы мирно, в противоположные двери. Ну, что ж, неплохая история. Жили-были два брата-цезаря и младший у старшего увел жену. Увез ее на край света и построил прекрасный город.
     - Эй, дикий человек из дикого мира, мы начинаем новую жизнь. Придумай нам другие имена и названия для нашей столицы.
     - Давай до завтра отложим, - наглый варвар отвечает. - У нас сейчас более важные дела есть.
     И обнявшись самым непристойным образом, парочка удалилась в мою опочивальню. А мы с Корнелием стали когорту к походу готовить. С нами еще человек пятьсот собралось на край света плыть, хлопот было достаточно.
     Сна мне удалось урвать часа три, не больше. Глаза закрыл, уже за плечо трясут. Построились в колонну быстро. Сотня в головном дозоре, обоз длинный по бокам воинами прикрыт, и арьергард. Ничего выдумывать не стали.
     Варвар на лошади сидеть не может, вымотала его дикая кошка, на первую повозку с трудом залез, голова из стороны в сторону мотается, словно на ниточке, эх, Марс-воитель, покоритель дальних стран и ближних дев. Обидно, что Плавт не с нами.
     Конная пятерка на холм взлетела и развернулась. Не к добру. Не успели они доскакать, еще гнали лошадей в мыле, как на гряде, прямо из виноградников поднялась цепь германцев. А за ней следующая. Третья. Рейнский легион ночью тоже не спал, занимал позицию. Сейчас они нас спросят: «А что у вас ребята в сундучках?». А мы не ответим. А сдаваться я все равно не буду.
     - Если не сможете уйти, убей ее! – кричу. – У германцев она все равно умрет, только смерть ее будет нелегкой! Трубы! Атаку! Мы идем на прорыв!»
     - У нас неприятности, - Умник мне заявляет.
     - Если надо мир спасать, то обращайся к Кеннеди. Ему это дело привычное, - отвечаю недовольно.
     Только решишь помечтать, как сразу неприглядная действительность тебя отвлекает. Здравствуй, смерть, я рад, что мы с тобой говорим на одном языке. Мне часто был нужен кто-то, кому все равно, кто я сейчас. Делай, что должен, и будь, что будет. Мне кажется это удачный ответ на вопрос, но каждый из нас торгует собой всерьез, чтоб купить для себя продолженье весны, и это достаточный повод для новой войны.
     - Щенка взяли, - конкретизирует обстановку мой электронный брат.
     - Разворачиваю экран, давай картинку.
     Смотрю, сам мог бы в такую ловушку попасться. На входе в Долину, если сразу на ферму идешь, лучше всего вдоль скал, по зарослям красться. От живности местной вдали. А то патронов изведешь несчитано. В лучшем случае. Приятель мой так и сделал. Только засада сверху сидела, на камне. Оттуда на него и прыгнули. Мелькнула картинка стремительная, земля, кусты, небо в тучах, рожа с челюстью лошадиной и передатчик в контейнер для артефактов убрали.
     - Так, - говорю, - работаем. Сколько после выброса человек в Зону вошло, кто из них передатчики спрятал? Кто с этим персонажем вместе на заставе был, что получали?
     Ответ у него всегда наготове, с его-то быстродействием. Через заставу прошло сто семнадцать человек, устройства связи взяли все. Шестьдесят четыре человека погибли: аномалии, звери, перестрелки. Пятеро гарнитуру одевать не стали. По голографиям с заставы Умник сразу их личности установил, и справки к изображениям приложил.
     Разные ребятки, и по возрасту, и по судьбе жизненной. Типа с выдающейся челюстью я правильно определил. У него такая кличка и была – Конь. Восемь классов, две судимости, хулиганство и грабеж, соответственно. Из двадцати восьми лет, шесть за колючей проволокой провел. Делать ничего не умеет, учиться ему поздно, да и ни к чему, вот он в Зону с друзьями и пришел. Еще один с двумя судимостями – Ряба. От фамилии Рябов. Кража и изнасилование. Семь лет. Вот личность масштабнее. Тридцать шесть лет, за четыре ходки восемнадцать в местах лишения свободы. Лидер нашелся. И два ангела в белом. Ни разу несудимые граждане, водитель Агапкин и студент с физмата. Этих-то что сюда занесло в такой компании? И кто у них такой ловкий выдумщик, Щенка спеленали, как дитя несмышленое, а он ведь по Зоне уже немало прошел.
     Запросил на студента сведения по успеваемости и сильно удивился. Отличник. Одна четверка. По истории Украины. Очевидно, на какой-то факт свою точку зрения имел. Разговаривать ребятки предпочитают с позиции силы. Не буду их осуждать, сам такой. Пятеро их. Умеют маскироваться. Где мой четвероногий брат Плакса? С ним мне никакая засада нипочем, только он строит свое семейное счастье на природе. У нас целая стая на базе Департамента, но я уже здесь, в Чернобыле. Подождать три часа? За это время, если будет везти, можно обратно вернуться. Загрузился в вертолет и скомандовал взлет.
     Народ аэродромный к нашим переодеваниям с юмором относился. Идешь в черной куртке, прячутся, испуг изображают. Наденешь броню, руками машут, привет героям, покорителям Зоны. А идешь в простой кожаной курточке, советы начинают давать, новичка нашли.
     - Ты в вертолете ляг на пол, тебя в Зону и не погонят. Прямо сразу же вернешься, - хитростям учат.
     Ладно, вернусь, переоденусь в парадную форму и займусь с вами строевой подготовкой. Левой, правой, кругом. Или выдам ломики со склада и велю плац подмести.
     Это я уже оказывается, вслух сказал.
     - Пан подполковник, как же можно ломами подметать? Ведь метлами же чище.
     - Мне не надо чище. Мне надо чтоб вы у… утомились. Юмористы!
     Тут нам пропуск на полет закрытой области принесли, и полезли мы места занимать. Простая бумажка, а громадную силу имеет. Парни в книжку боевой вылет запишут, а я за невыполнение приказа имею право их собственноручно расстрелять. Такие дела, брат сталкер. Мелькнула зелень обычной травы, проволока периметра в четыре ряда, и уже под нами Зона. Вдоль берега идем, зря не рискуем. Над фермой разворот делаем, дыма нет, машина на месте стоит, а мне на душе нехорошо.
     - А у тебя и душа есть? – Умник опять со своим любопытством неуемным вылез.
     - Душа, наверняка, и у тебя есть, - отвечаю. – Набор личных симпатий и личностных приоритетов. Подумай о такой ситуации. У нас одна доза лекарства. И два равноценных больных. Смертельно больных. Кому из них жить решать нам. Как выбор сделать?
     - И как?
     - Жребий кинуть или по велению души предпочесть одного другому, - говорю. – Жизнь, брат, трудная штука, люди от нее умирают. Сделаешь выбор без жребия, вот и доказательство наличия души.
     - Я лучше лекарств больше запасу, - отвечает.
     Я усмехнулся, прагматик он у меня.
     - Над дорогой зависнешь, меня на шнуре высадишь, и улетай на тот берег за речку. Место встречи уточню позже, - пилоту командую.
     Не по плану вся эта самодеятельность, но не хочу я его во дворе фермы сажать. Не нравится мне вся пятерка, а больше всего их главарь. Кличка у него – Мясник. С уголовниками всю жизнь россиянин бок о бок живет, что делать, в стране четверть населения через лагеря прошла, и понимает он, человек русский, такие прозвища зря не дают. Их заслужить надо. Выпрыгнул я на асфальт, канистры под кустом припрятал и к боковым воротам в заборе побежал согнувшись. Когда по мне стреляют, я всегда хочу сантиметров на десять меньше быть. А то, что до перестрелки дойдет, я не сомневался.
     В запасе у меня имелась техническая новинка. Сделал Умник в своей лаборатории специальный патрон. Пуля в нем была не боевая, а парализующая. Попадание в грудь или спину обеспечивало тихое поведение мишени минут на десять. В голову лучше не целится, можно было вместо пленного получить обычный труп. Зачем тогда такие хлопоты? Новых боеприпасов у меня была всего одна обойма, но я наделся справиться.
     В ворота протиснулся и сразу первого увидел. Он в маленькой будке бывшей подстанции сидел, подход к машине охранял. Раз. Я прямо у забора рухнул, там кусок маскировочной сети лежал, вот он опять пригодился.
     Минут пятнадцать ничего не происходило, пока из здания призывный крик не раздался.
     - Вертолет не вернется, быстро все перекусили и обратно по местам!
     Юноша в кожаном плаще из машины вылез. Он на заднем сидении лежал. Серьезного ствола нет, очевидно, пистолет в кармане, цель не приоритетная. Рябова я обнаружил, вон, вылез из кирпичной коробки. Там в углу обрезок трубы лежит, его часто под тайник используют. Третий с цистерны в конце двора стал спускаться. Трое из пяти на виду, пора. Стрелял я справа налево. Ствол на Рябе задержался, выстрел, черный плащ, выстрел, третий рот открыл, меня инстинкты подвели, выстрелил в шею. Кровь фонтаном из горла вместо крика плеснула, и тело на землю свалилось. Кто в здании, Конь, Мясник или оба? Обменяют Щенка на двух контуженых?
     Тень в дверях мелькнула, и я вновь на спуск нажал. Изнутри очередью ответили. Вот и славно. Сейчас мы спляшем.
     - Эй, - кричу, - твои подельники просто оглушены. Давай меняться. Я их добивать не буду, а ты парня отпускаешь. И расходимся счастливые.
     Еще очередь в ответ. Похоже, не договорились. В чем дело, хорошие же условия предлагаю?
     - Покажи парня, и будем считать конфликт исчерпанным, - мирно говорю.
     Не стреляет. За Щенком пошел? У меня время на исходе. Минут через пять подранки начнут оживать. А это два лишних ствола. Пора активизироваться. Побежал я через двор к боковым дверям. Засевший в здании стрелок мог по мне из любого окна выстрелить или двери взять под прицел. Только я в проеме возникну, сразу пулю и получу. Добежал до входа, пал на четвереньки и вдоль стены к торцу хлева стал красться, к широко распахнутым воротам. Пока противник меня в дверях ждет, я к нему сбоку зайду. Ползу осторожно, кирпичи и железо огибаю, мне шум не нужен.
     Угадал я расклад. У костра тело лежит, ногами дергает. Не промахнулся я, стреляя навскидку. Последний бандит на ногах остался. Вон он, кстати. К стене прижался, в дверной проем целится, меня ждет. Сбылась его мечта, только я с другой стороны.
     - Не поворачиваться, - говорю, - пальцы разжал, оружие на землю уронил.
     У меня в комплект снаряжения наручники не входят. До этого момента никого в плен брать не собирался, опыта нет. Даже не подумал.
     - Руки за спину, кисти скрестить, - командую.
     У меня петля готова из стропы парашютной. Затяну узлом, будет не хуже стальных браслетов. Не вырвется. Только Мясник это тоже понимал. Я ему веревку на руки накидываю, а он в рывок уходит. Если бы стропа была ко мне привязана – утащил бы меня стопроцентно или с ног бы свалил. А так просто вырвал у меня веревку и от своего автомата метра на три отпрыгнул.
     Если кто думает, что я «Грозу» в сторону откинул, и на этого здоровяка в рукопашную пошел, то он сильно ошибается. Здесь не кино американское, проиграет тот, кто первый споткнется. Выстрелил ему прямо в спину между лопаток, его еще на два метра снесло. Обобрал я тело бесчувственное под ноль, даже зажигалку с ножиком складным из карманов вытащил. Пошел остальных вязать. Неплохо для первого раза. Только одного убил, а остальные уцелели. Железа трофейного целый рюкзак набрался и артефактов десятка два. Не первого они Щенка захватили, ох, не первого. И пошел я пленника искать, освобождать старого знакомого.
     Нашел я его в дальнем конце здания. Понятно мне стало, почему мои уговоры не действовали. Били его смертным боем и убили. Вместо лица маска кровавая. У меня это вопросов не вызвало. Есть умные ребята – историки. Пишут они книжки про старую войну. Иногда задаются глупыми вопросами. Почему, мол, во Львовской тюрьме подследственных с лютым мучительством убивали сотрудники НКВД? Четвертовали, на кол сажали, пилой перепиливали, ломами забивали. А ведь у чекистов времени не вагон был, в городе уже восстание шло, его танковые дивизии советские обходили при отступлении, чтоб в уличные бои не ввязываться.
     Никогда у этих интеллигентных ребят не было знакомого авторитетного уголовника. А то бы они давно знали, что самая надежная жидкость для сплочения коллектива – кровь человеческая. Так все банды создаются. Ловят пьяного в темном переулке и забивают ногами. И обратного хода у них уже нет.
     И начальство тюремное не глупее бандитов было. Им надо было саму возможность измены исключить. Они же не знали, где конец их дороги будет. До Харькова дойдут или до Москвы. А оставив за спиной полное здание трупов растерзанных, они своим подчиненным возможность сдаться в плен начисто отрезали. Такие дела.
     Здесь то же самое было. Поймали они Щенка, и решил главарь коллектив кровью сплотить. Сейчас он за свой каприз ответит.
     Я сам давно заметил, недели две назад, что у меня перемена одежды заметно характер меняет. В черной коже личность Клинка наружу поднимается. Жестче становлюсь, резче. В броне армейской – подполковник, рубаха-парень. Всех спасти хочу и патроны сберечь. Мне бы сейчас костюм мой парадный, у банкиров чувства жалости в принципе нет, одна голая прибыль и справедливость. И каждый готов из клиента неудачника вырезать фунт мяса и сердце в придачу.
     Всех четверых я быстро к цистерне притащил и к опорам привязал. Мясник уже дергаться стал, только я быстрее оказался. Растянул его, как лягушку, за четыре лапки и одежду ножом срезал.
     - Кто ты такой? – спрашивает.
     Мне на разговоры время тратить недосуг, ножом надрез ему по груди делаю и кожу сдираю. Муравейник бы мне сейчас, но и без него он перед смертью помучается. Мясник еще молчит, но скоро его на крик пробьет. А я уже Рябова свежую. Тот при виде ножа сразу визжать и дергаться начал. Конь меня удивил.
     - Меняю быструю смерть на предупреждение, - говорит спокойно.
     - Излагай.
     - Слово? – подстраховался он.
     - Слово, - соглашаюсь.
     - Машина заминирована.
     Вот твари. Встал перед студентом отличником, Мясник захрипел. Рябов визжит, слюнями брызжет. Я Коню сбоку ударил ножом под ухо. Тот на веревках повис. Слово.
     - Могу машину разминировать. Дружка твоего я не бил, не гожусь в гладиаторы, да и пальцы мне надо беречь, - студент быстро ориентируется. – Мину обезврежу и сразу ухожу, - говорит.
     - И уносишь с собой пару коньков в придачу, - отвечаю ему я.
     Если кто забыл сказки Андерсена, напоминаю: Снежная Королева именно такой пустячок и обещала глупому мальчику Каю. Власть над миром и коньки вдобавок.
     Провел я ему разрез горизонтальный, кровь сразу потекла.
     - Ты не понял! – кричит. – Я тебе машину разминирую, если ты меня отпустишь!
     - Когда моих товарищей убивают, у меня мозг перемыкает.
     Содрал с него кожу, он, когда дергался, еще и запястье сломал. Повязку тратить не стал, зачем медикаменты на покойника переводить.
     - Пока, ребятки, - говорю. – По делам вам и мука.
     Надел им на головы гарнитуры, у нас там пластит с термитным зарядом вмонтирован.
     - Не слишком дорогой способ убийства? – Умник недовольно спрашивает. – Каждый передатчик двадцать семь тысяч стоит, не считая отчислений за использование патентов нам, дорогим и любимым.
     Подумал я, стоит ли восьмидесяти одной штуки в евро то, что эти гады до вечера помучаются, а не сразу умрут? Подошел к Мяснику, посмотрел ему в глаза.
     - Ты получил ответ на вопрос. Я – ваша смерть. Это не воспитательная акция. Просто месть. Пострадайте перед неизбежным концом, подумайте, стоило ли так в Зону рваться. Пока, вряд ли увидимся.
     - Это была не моя идея, - хрипит он. – Гений сказал, что он с «Монолитом» договорится, возьмем Европу за яйца. Уж если какие-то бакланы типа Скрипа страны на счетчик ставят, неужто бы мы ничего не получили? Только я тебе клянусь, живой или мертвый, до четвертого блока доберусь и с тобой рассчитаюсь.
     Без пафоса сказал, убедительно. Только я уже не простой банковский клерк, кончилось то время, когда я выговора в приказе боялся. Во мне сейчас столько намешано, что я сам не знаю, где вольный бродяга Стрелок, где легат римской империи Митра, а где выросший в Зоне Сотник. Между собой мы мирно живем и ладно.
     Улыбнулся я ему ласково и добро, он сразу завыл. Перерезал ему сухожилия на руках и ногах и пальцы на руках оттяпал.
     - У тебя было право хранить молчание, надо было им пользоваться, - говорю. – Делай, что хочешь. Я тебе все разрешаю.
     Посмотрел по сторонам, Рябову уже все равно. Спятил, глаза пустые, мертвые. А Гений просто скончался. Болевой шок. Не под наркозом же мне с него было шкуру сдирать? Снял я дорогостоящую аппаратуру, все трофеи в два рюкзака собрал, на стене написал предупреждение: «Осторожно, машина заминирована!». Прострелил Рябову и отличнику бывшему головы для верности из трофейного «Макарова».
     Жалко мне свои патроны на них тратить.
     - Эй, - говорю, - братик-жадина, двадцать семь тысяч евро ты мне простишь?
     - Я не жадный, а бережливый, - Умник отвечает. – Трать, сколько хочешь. Мы с тобой давно самые богатые люди в мире. Каждый. Только тщательно это скрываем. У нас два штата в личной собственности. Мы их купили. И половина Сицилии.
     Вот так и узнаешь о себе новости. Пожалуй, пора Паоле делать предложение руки и сердца, только как на это Бронза отреагирует? И почему они не китаянки? Те живут с Максом счастливо, никто о работе и долге не вспоминает. Умник за девиц переводы делает, в китайской разведке и академии наук все на ушах стоят от его сообщений, похоже мы и там скоро в большом авторитете будем.
     За два часа я тела в аномалию ближайшую перетаскал, «электра» на холме по направлению на север, ее все знают. Мясник висит на веревках молча, понял, с кем дело имеет. Догадался, что у него есть еще много лишнего, чего отрезать можно при желании. Прибрался на ферме привычно, вот и опустели тайники и закрома, все вытаскали, закинул на плечи два рюкзака с добычей и пошел на дорогу, за канистрами.
     Вариантов у меня немного было. Всего один. Воду из источника набрать, канистры по одной, две метров за двести от кустов оттащить и туда по связи вертолет вызвать. Раз машина не на ходу, а груз большой, значит, только с точки забирать.
     До родничка добрался, сразу сам напился и умылся. Хороша живая вода в мертвой Зоне. Набираю ее, оттаскиваю на холмик рядом. Трофеи сразу там бросил, чего их зря таскать? Ну, набежит стая слепых псов на запах, так это такая же мелкая неприятность, как внезапно начавшийся дождь. Перестреляем.
     Я с пятой канистрой на холм по раскисшей под дождем глине забираюсь, а в гарнитуре голос звучит знакомый: «Сокол-два, вижу Сотника, захожу на зависание над точкой». Мысли любые посторонние из головы прочь гоню. Трос поймать, груз закрепить, карабин на защелку.
     - Поднимайте!
     Через десять секунд петля падает. Для меня. Обвязку поперек груди застегиваю, вой дикий из горла рвется. Наверху сразу понимают, без перевода. Рывком вверх вертолет уходит, и уже на высоте сто метров и над речной гладью в кабине оказываюсь. Втащили, наконец. Канистры в гнездах для ящиков с патронами, рюкзаки ремнями к сиденьям прицеплены. Все, сам убрался и хабар не потерял. Молодец, прилечу на базу, возьму себе конфетку. И неоднократно. Припять под нами в Киевское водохранилище течет, горя не знает. Две тысячи лет назад по ее берегам небольшие группки людей с копьями бродили, сейчас с автоматами ходят, а разница в чем?
     У владельца автомата требования к сервису и комфорту выше. Вот, собственно, и все. Мне душ нужен, а копьеносец и в реке бы умылся. Такие дела, брат сталкер.
     Прилетели в Чернобыль, я груз скидал в машину, к самолету подъехали, все опять в салон, я, наверное, самый высокооплачиваемый грузчик в мире, и, вперед, на базу. Там меня механизированная тележка ждет, руки и ноги Умника. Я ее по прожектору приветственно погладил, в ней пулемет крупнокалиберный спрятан, братишка мой оружие любил и засовывал его куда мог. Канистры на платформу установил, мешки бросил, дальше процесс автоматизирован и моего вмешательства не требует. Все!
     Ко мне Леха Зомби подходит, мой непосредственный начальник. Обнялись.
     - Привет, что печальный такой? – спрашивает.
     Вот ведь чутье у человека. А я-то думал, что по моему лицу ничего прочесть нельзя. Оказывается, можно.
     - Потери у нас. Хорошего, перспективного парня потеряли. Щенка убили. Первый раз у нас такое, но не последний. Группа шла к «Монолиту» сотрудничество предлагать. Щенок их перехватил. Не чуда просить у камня, а к «Монолиту», за тонной «черного льда» или «слезы бога». И есть шансы, что кто-то дойдет. Нам всех не остановить. Проблемы будут по любому.
     - Справимся. Я в Зоне тысячу лет не был, а когда увидел на схеме, куда ты вертолет вызвал, сразу напрягся. Там ведь родник? – генерал уточняет.
     Меня как шилом в ягодицу кольнули, с места взвился. За секунду два раза на триста шестьдесят градусов обернулся. Нет никого. Слава Темной Звезде, никого из своих убивать не придется.
     - Ага, - говорю, - хорошее место. Хотел шалашик поправить, да не успел. Времени не хватило. А ты его откуда знаешь?
     - Чего взвился? – Леха бровь поднял.
     - Не поверишь, показалось, что духами пахнуло. Думал, что девицы подкрадываются, - вру и не краснею.
     - Нюх у тебя, как у пса чернобыльского. Ленка ко мне на шею кинулась, когда здоровались. Спрашивала, когда ты освободишься. Будут в казарме ждать, обе. А родничок мне знаком с нашей первой экспедиции. Мы там с нашими псами два дня мясом отъедались. Тогда-то я на ноги и встал. Понимаю, почему ты щенков украл и взрослого пса вывозил. Если с ними вместе спать, любая болезнь проходит. Поэтому у нас в группе потери только боевые, да? – спрашивает.
     Огляделся я еще раз. Пусто вокруг.
     - В комплексе, - говорю. – Вода тоже целебная. Помнишь, Волка увозил?
     Посидели, товарищей погибших вспомнили.
     - Вода через сутки свойства теряет. Или на месте пить, или быстро использовать. Общество псов и минеральная вода «Чернобыльская родниковая», вот ключ к здоровью, - смеюсь, редкий случай, когда реклама не обманывает.
     - Меня туда Акелла притащил, - Леха в воспоминания ударился. – По дороге автомат потерял.
     Вспомнил я тот ствол с заводским прицелом четырехкратным. Запнулся об него в кустах, много слов сказал. Ясна мне стала вся картина старых, начала лета событий. Обнял я Леху за плечи.
     - Смерти нет, генерал.
     - Ты прав, подполковник.
     Иду в казарму по летному полю, насвистываю. Локоть к локтю, кирпич в стене; мы стояли слишком гордо – мы заплатим втройне. За тех, кто шел с нами, за тех, кто нас ждал, за тех, кто никогда не простит нас. По любому. Много мы ног оттоптали в этой давке, и железными локтями чужих ребер сокрушили. Не любят нас нефтяники, угроза мы для их счастливого будущего. Секта из Саркофага к нам без любви относится. Честно признаем, есть поводы. Убийцы и грабители, расхитители и взяточники Департамент ненавидят. На Овсова уже четыре засады устраивали. Забавные ребята, еще бы на меня в Зоне охоту открыли.
     У крылечка меня маленькая демонстрация ждет. Мой боевой заместитель Бамбук Савада сидит в кресле с Еленой на коленях. На них запрыгнул лохматый зверь, а еще двое у ног улеглись, ждут возможности на руки залезть. Это же мои щенята, а вон и их папаша. Ох, и попортил же он мне нервов, красавец. Первым делом к нему подошел, погладил обрубок уха. Почесал его, с глаза налет убрал и к Бронзе направился. Обнялись мы нежно, потом страстно, занес я ее в спальню, дверь закрыл, а минут через десять все крики в один слились, Бамбук с Ленкой псов не стеснялись и любовью занимались прямо в кресле, без отрыва от стаи. Вот я и дома.
     После обеда меня Умник к своим хитроумным планам припахал. В Киев надо было ехать, на совещание в верхах. Туда был зван один кореец важный, два японца и японочка, одному из них внучка, и три восточных человека.
     - Аспирин не забудь и бутылку воды, таблетки запивать, возьми в лаборатории. Наливай по тридцать миллилитров, не надо в ней купаться и литрами пить, - говорит.
     Скуповат у меня братец, прижимист.
     - Когда сам делать научишься? – спрашиваю с насмешкой.
     И чувствую, расстроился он до невозможности.
     - Прости, брат, - говорю, и ближайший процессор от пыли вытираю. – Не подумав, сказал. Честно, не все и не всегда удается. Поехали в город, позиции в мире укреплять.
     - Вот сделаю искусственный корпус чернобыльского пса, буду сам в Зону ходить, - высказался Умник.
     Он такой, решил – сделает. Простил. Родные же мы все-таки.
     Через час в кабинет для совещаний захожу. Гости званные уже здесь. Никто приглашением не пренебрег, хоть причин Умник им не объяснял. Прилетайте, самолет на взлетной полосе. Я еще с Мясника кожу сдирал, а он уже за ними послал. Вот наглый электронный тип.
     Расставляю семь стаканчиков одноразовых, наливаю водички из бутылочки, четверть литра, у компьютера каждая капля на счету, Умник лишнего не даст. Надеваю перчатки медицинские, достаю из кармашка ампулу с семью таблетками, каждую на блюдечко серебряное кладу и перед каждым ставлю. И тишина.
     У девочки лучевая болезнь. Эхо старой войны. Дед ее в юности заявление в камикадзе писал, рассмотреть не успели, мир наступил. Бледная, лоб потный, вся перекошенная после перелета.
     - Выпей воды, - говорю, и остатки из бутылки в ее стакан выливаю.
     Достаточно на любого больного ребенка посмотреть, чтоб во всех богах разувериться. Им-то это за что? Значит, нет их, тварей подлых. А есть Черный Сталкер, Умник в сети и оружие в руках. Вот моя точка отсчета.
     Умник синхронный перевод обеспечивает. Ребенок все залпом выпил. Нечем девчонке таблетку запивать. Я из графина на столе ей еще полстакана налил.
     - Состав нестабилен, - сообщаю, - быстро пьем таблетки. Хороший парень погиб в этом рейде, - вздыхаю, а народ вокруг бывалый, к смерти привычный, им не соврать, правду видят, как рентген кости.
     Бросили таблетки в рот, запили быстро. Сидят, к внутренним ощущениям прислушиваются.
     - Доза одноразовая, - лекцию читаю. – Вы нам ничем не обязаны, а наш выбор определен вашими заслугами перед человечеством в целом и бойцовскими качествами характера, которые ценятся в нашей семье.
     Переглядываются, слышали разговоры, что я гетманский сынок.
     - Зона изменчива, все может перемениться в один день, но пока что, после каждого выброса, у нас будет десять-двенадцать доз препарата. Ваше мнение по дальнейшим кандидатурам на излечение будет учитываться. Отдыхайте. О сохранении тайны не предупреждаю. Глупо как-то в таком представительном обществе.
     Детеныш порозовел. Я ей пот вытер салфеткой.
     - Чего вы от нас ждете? – ее дедушка спрашивает.
     - От вас конкретно, приглашение на свадьбу внучки, - улыбаюсь. – Через два-три месяца, когда результаты будут очевидны, поговорим.
     Раздал им наши передатчики, в том числе и девчонке.
     - Еду наготове держите. Аппетит будет, как у псов Зоны, - совет даю.
     Никто в городе из них задерживаться не стал. Все домой кинулись, к врачам семейным. Удачи вам, бойцы. Посмотрел я в окошко на городскую суету и тоже в гараж позвонил, машину на базу заказал. Мне там лучше. Еда привычней.

Глава 13.



     У Скрипа с папой римским сложились деловые отношения. Вслед за назначением Ингози королем, Ватикан во все страны послал уведомления, что, выполняя божью волю, признает легитимность всех правительств, а во время конфликтных ситуаций просит прибегать к его помощи в качестве посредника. Живите мирно, дети.
     Скрипу в главе католиков многое нравилось, честность и простота, в частности, но основным фактором являлось, безусловно, место папского замка и обелиск имперский в центре площади собора святого Петра. Замок Святого Ангела стоял прямо на фундаменте мавзолея императора Адриана. Церковники чтили традиции империи и заслуживали союза.
     Сталкер себе тренировочную площадку прямо за мостом через Тибр устроил, на старом Марсовом поле. Там в свободную минуту и рубил чурки мечом, руки разрабатывал до боли в плечах. Получалось плохо. О стрельбе Клинка в Африке все в имперской армии говорили с восхищением. Зулусы из Нубийского легиона тайный культ завели. Лучшие стрелки на шее гильзы от его винтореза таскали. Разобрали на сувениры. Про себя он знал, стрелять не умеет. Видел легат Марк Аврелий Север силу нового оружия и решил после обеда на базу под Киевом слетать, в тайне от всех потренироваться. Там кругом свои, не будут над ним смеяться при неудаче, наоборот, советом помогут.
     От тренировки кардинал звонком отвлек. Начал по привычке издалека. Минут через пять Скрип понял, что речь о старинном документе идет.
     - Я древности не очень ценю, сам раритет ходячий, - пошутил он. – Вам лучше его Клинку показать. Он разведчик клана, ему любая информация пригодится. А меня два дня не теряйте. Текущие вопросы решайте с Гвидо, в конце концов, его должность – цензор. Пусть работает. Активней разворачивайтесь, не теряйте темпа. Во все страны по коллегии Святой инквизиции. Торговля наркотиками, рабами и принуждение к детской проституции объявить смертным грехом. Жечь виновных на кострах и люди к нам потянутся. На тепло и свет. К моему возвращению приготовить список руководителей. Выполнять!
     С ними иначе нельзя. Одичали без императора, никакой инициативы. Запросил у оператора маршрут кратчайший на базу, сел в колесницу с мотором и отбыл в аэропорт.
     Когда его к стойке регистрации дежурный страж префектуры городской провожал, их все встречные люди на носители голографических изображений снимали. Скрип-Марк даже украдкой проверил, не в грязи ли туника. Нет, наконечники золотые на месте, цепь со знаком, поножи бронзой сверкают. Еще бы венок триумфальный, эх! А, что, он его честно заслужил. В храме Диоскуров награду получал.
     Давно это было, однако. Сменился сопровождающий страж из вспомогательных войск и Скрипа провели в самолет. Меч он на колени положил, девушка-прислуга ему напитки принесла. На выбор. Какой, к Плутону, выбор. Скрип рукой тележку с напитками притормозил, девицу в соседнее кресло затянул, по бокалу в руки взяли и сразу за знакомство выпили. В небе и на корабле все равны, тонут и вниз падают разом. Некоторые спутники пытались отвлечь девицу, но, натыкаясь на недовольный взгляд легата, намерения оставляли. Он даже за меч за весь перелет до Киева не взялся. На девицу, чтоб не потерялась, нацепил гарнитуру армейскую. Сейчас он ее везде легко найдет. Погрустил немного, что не в частном самолете летит, там можно было бы время полета слегка скрасить, погладил девушку по выпуклостям заманчивым и сразу после остановки двигателей на выход двинулся.
     Встречал его офицер из отдела полковника Овсова. Сейчас он лучше, чем раньше, статус контрразведчика представлял и немного удивлялся, почему тот его лично провожал. В конце концов, он в тот момент был всего лишь одним из полутора десятков членов совета клана «Сталь». Да и туда попал благодаря счастливому стечению обстоятельств. Фортуна капризна, но покровительствует смелым, усмехнулся про себя легат Скрип, вспоминая пик своей дипломатической карьеры – переговоры с Данцигером. Надо вытаскивать народ из Зоны, людей катастрофически не хватает, в легионах офицеров с боевым опытом через одного, инквизиция не укомплектована совершенно, а тут такие кадры по полям в поисках артефактов бродят. Неправильно это, не по-хозяйски.
     Приземлились на краю базы, там вертолетная площадка была, посадили Скрипа на тележку, не только без лошади, но и без водителя, и поехал он с ветерком прямо в офицерское жилище.
     Более убогого места он в жизни не видел.
     Ни ковров, ни гобеленов. Храма домашнего нет, скульптур нет, ни одного бюста императорского. Даже вымпела части и орла легиона нет. И в кресле офицер сидит, морально разлагается, с девкой на коленях. Вокруг псы нежатся. Маленьких Скрип обижать не стал, а вот большого, без одного уха, моментально в оборот взял.
     Голову ему резко задрал и зарычал прямо в глаза:
     - Совсем распустились! А охранять территорию, что, Публий Овидий Назон за тебя будет?
     Пес справедливость упрека признал, хвост поджал в раскаянии и сам в клубок свернулся. Сейчас можно и за людей браться. Взглянул на девицу, ох, хороша! Нога длинная, изгиб груди пленяет, волосы растрепанные влекут, да что это с ним. За две свои жизни он разных гетер и танцовщиц храмовых нагляделся.
     - Брысь! – девке сказал. – А то высеку!
     - Еще один твердокаменный служака, - Леночка губки обиженно надула.
     Поцеловалась с Савадой еще раз и с колен поднялась. Скрип заметил, что бельем себя здесь не обременяли. Эта тенденция ему понравилась.
     - Знакомьтесь, - Леночка сказала, следуя правилам светского этикета. – Подполковник Савада, заместитель начальника аналитического отдела.
     С чем это едят, подумал Скрип. Каждое слово по отдельности понятно, а смысл ускользает. Девчонка – жрица Оракула, не иначе.
     - Скрип, мастер клана «Сталь», член совета клана, талисман клана. Легат империи, наместник Ватикана в Итальянской Республике, трибун и консул.
     Грозный пес, подумал Корноухий, хорошо, что я не стал пробовать его загрызть. И отполз к детям поближе.
     - Перстень у него на пальце пять миллионов евро стоит, у нас по казарме таких еще с полдюжины по тумбочкам разбросано. Народ по командировкам разъехался, а вещи дома оставил, - дополнила справку любительница драгоценностей. – А у Клинка в тумбочке настоящая корона лежит. Вот так! Представь меня, - дернула она Саваду за ухо.
     - Леночка, девочка приятная во всех отношениях и сношениях, - сказал Бамбук.
     - Пошляк, - его шлепнули по губам. – Дознаватель отдела контрразведки Елена Багрова, звания пока нет, но обещали майора, для солидности и большого оклада. Кавалер «Серебряной Звезды» за операцию «Армагеддон». Запомни и цени, - поцеловала она Саваду.
     Немного подумала, поцеловала и Скрипа. В варварской простоте нравов есть нечто привлекательное, подумал легат. Пока она из холла не вышла, оба от нее глаз не отрывали. Дверь за собой прикрыла, вздохнули дружно.
     - Бронза на стрельбище тренируется, а больше и нет никого. Клинок в Киеве, к ужину точно будет, если ничего не случится у него, - доложил подполковник.
     Савада не очень хорошо представлял, с кем дело имеет, консул и трибун в привычные звания плохо переводились, как и легат. Но Бамбук знал, что посторонним сюда хода нет. Он, как офицер-аналитик, мог куда угодно зайти, а контрразведчикам в их сектор доступа не было. Удачное было решение – в Зону сходить на экскурсию.
     - Мне тоже надо стрелять хорошо научиться, - честно сказал легат Марк Север.
     - Полигон у нас просторный, выбирай оружие для занятий и вперед. Бронза член сборной, мастер спорта международного класса, всегда подскажет. Бери «винторез» и «Грозу». Боеприпасы тяжеловаты, и в Зоне достать их сложно, но точность и убойная сила выше всех похвал. Или немецкую штурмовую винтовку. Она легче. Выбор Зомби.
     Это они уже перед пирамидой оружейной рассуждали.
     - У нее магазин в полтора раза больше. Скорострельность максимальная. Патронов по весу можно в два раза больше таскать и достать их легче. Наш большой босс генерал-майор Найденов ее предпочитает. Выбирай.
     Римский солдат проблем не знает. Сгреб Скрип «ВВС», стрелковый комплекс, штурмовую винтовку и, подумав немного, добавил короткую снайперскую винтовку укороченную. Стрелять, так стрелять. Один раз живем, кроме тех, кто ухитряется вторую жизнь зацепить.
     Вышел он на крыльцо, тут-то в ухе треск и раздался. Неприятный такой звук, словно кость в чужом захвате хрустнула.
     Римские свитки они расставлять уже почти закончили. Последний стеллаж остался.
     - Его пропустим, - сказал Аст. – Не люблю я времена упадка. Нечестно это. Люди жилы рвали, кровь и пот проливали, сколачивали империю. А потом всплывает наверх то, что в воде не тонет и рассыпается все прахом. Сам пару раз допускал крупные ошибки, знаю. Дашь слабину, и вот вокруг тебя холуи и лизоблюды, аристократия потомственная и толпы кастратов из бывших рабов, и нет между ними заметной разницы, а бывшие товарищи боевые с недоумением на это стадо глядят и по поместьям разъезжаются. И когда из пустыни кочевники волной хлынут, оглянешься кругом – нет никого и воевать не за что. Прячешь казну в тайник, берешь с собой четки из жемчуга и уходишь из дворца.
     В наступившей тишине шаги стали отчетливо слышны.
     - Рано мы поднялись, ракетная шахта во дворе городского УВД замаскирована, а мы между стадионом и гостиницей, - определился командный голос.
     - Они нас не слышат, - сказал библиотекарь. – Мы через вентиляцию подвал сейчас подслушиваем. И там у нас гости.
     - Может, поверху дойдем, Могиканин? – спросил кто-то.
     - Пора мне, батя, - сказал Крепыш. – Буду жив, навещу. Прощай, на всякий случай.
     - Держи, - кинул сталкеру сумку из старой дерюги и рюкзак библиотекарь.
     Подумал секунду и четки свои бросил.
     - Пригодятся, чую, - ухмыльнулся весело. – Артефакт не забудь, ты ведь за ним зашел в свое время.
     Приемник рвал душу «Турецким маршем». Очень умирать не хотелось, только за изучение санскрита взялся, а пропустить специальную группу «Монолита» беспрепятственно совесть не позволяла. Никто бы из его старших товарищей о такой возможности и не подумал. А Юнец тем более.
     Сунул четки за пазуху и в щель между стеллажами в тупиковый коридорчик вылез. Он здесь за водой обычно ходил, чайник набирал. У них в туалете вода текла исключительно ржавая. Только для технических нужд. Вперед, сталкер, труба зовет.
     На стене надпись увидел. Ищут его парни, ждут. Улыбнулся Крепыш, сразу на душе легче стало. Сотник здесь ходил. Сейчас он с этой группой разберется и на прорыв пойдет. Хватит, нагостился.
     В подвал спустился. Командир «монолитовский» в раздумьях тягостных пребывал. Заклинило ему башню начисто, снесло крышу. Кроме двух носилок с грузом, явно нелегким, у него в группе еще двое раненных образовалось. Подземелья Мертвого города места для всех без исключения опасные.
     Принял Могиканин решение, задвигался резко.
     - Раненых оставляем здесь. Установим на ракету боеголовку, носилки освободятся, вернемся. Устраивайте их удобнее, часа три им лежать.
     - Валету срочно помощь нужна. У него внутреннее кровотечение. Не продержаться ему три часа, - сообщил один из рядовых сектантов.
     Семеро их было, кроме командира. Четверо на каждые носилки, проводник и старший группы. Схема простая и действенная.
     - Ты прав, что-то я расслабился, - согласился Могиканин. – Монолиту не нужны неудачники. Зона и Камень их отвергли.
     И выдернув из кобуры пистолет, он четыре раза выстрелил в упор. У него был немецкий «Компакт», ствол исключительной красоты и удобства. А в условиях ближнего боя еще и смертоносный.
     - Можем не торопиться, - сделал вывод Могиканин. – Берем груз.
     И сам взялся за носилки. Восемь, и у всех руки заняты. Нельзя такой момент упускать, решил Крепыш. И разрядил обойму из «Грозы» навскидку одной очередью. Перезарядился и еще одну расстрелял вдогонку. Пять фонариков налобных во все стороны светили, один луч еще дергался по потолку, бился на полу в судорогах раненый человек, тихо подвывая, и какое ему было дело сейчас до обломка каменного? Только выпущенную пулю обратно в патрон не вставишь. Не выйдет.
     Двое против него осталось. Ветераны, не меньше, а то и мастера. А он за периметр этим летом шагнул. Когда мы встретились, черемуха цвела, и в парке тихо музыка играла. Хоть было мне тогда немного лет, но дел наделать я успел не мало. Вспомнил Крепыш, как Фунтик у Лютого пистолет из штанов в первый день доставал, и захохотал громко и радостно. Смерти нет, ребята!
     - То снорк кинется из ямы, то на зомби нарвались, - и дальше черным матом о Радаре со всеми его лабораториями и учеными. – Ты его видишь? – голос спросил.
     - Что тут увидишь? – резонно ответил второй. – Он на лестнице или под ней сидит. Фонари глаза слепят. Что делать будем? Командир убит. Каждая часть боеголовки сто килограмм, нам и одну не унести, а их две, и зомби-снайпер рядом. Простенькое такое заданьице. Рутинное.
     - Не ной, - второй отвечает. – Иди, проверь, что там зомби делает, и ствол у него забери. Стрелковый комплекс новый, себе заберем. Боеголовки спрячем и за помощью пойдем. Здесь связь не работает. Не докричишься до руководства.
     - Тебе «Гроза» его нужна, ты и иди. Вдруг у него еще патрон остался, - первый говорит.
     У Крепыша их еще одна тысяча сто шестьдесят было. Просто на звук стрелять он не умел. Не успел научиться.
     - Прикрой, - смельчак сказал и вперед двинулся.
     Тут и второй из-за косяка выглянул. Ему-то первая очередь и досталась. Рука, пулями оторванная, еще на пол не упала, когда Крепыш две пули смельчаку в голову всадил. Вот и все. Пусть сбудутся мечты Билли Бонса. Самоуверенность сектантов подвела.
     Яма с «холодцом» метрах в двадцати нашлась. Крепыш весь упарился, пока туда всех покойников не скидал. Боеголовки волоком в вентиляционную камеру затащил, прикрыл железом. Если все подземелье обыскать, можно найти, а иначе дохлый номер. Патроны и продукты в электрический щиток спрятал. Надежное место. Стволы тоже в аномалию скинул. Пропала группа бесследно. Ушла и не вернулась. Пора самому выбираться. Прошел метров сто по коридору, увидел лестницу наверх.
     Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Кто рискует, тоже чаще всего кровью умывается. Но хотелось на волю, где можно уйти в сторону, к реке прорваться и плыть на бревнышке до самой Долины. А там его, наверное, уже и встретят. Поднялся, люк откинул, и вцепились в него крепкие руки.
     С плеча «Грозу» стащили, поставили прямо.
     - Ну, что сталкер, добыл в Припяти хабар богатый? – спросил местный балагур.
     - Могу показать, - Крепыш усмехнулся. – Отпустите, чего вы как дети. Куда я с одним ножом, против шести стволов.
     - Какое мясо разговорчивое попалось, - один из сектантов облизнулся.
     - Пусть похвастается перед смертью, - кивнул весельчак.
     Скучно им тут было. Сейчас развлечемся. Цыганочку с выходом с гопаком перепутать сложно. Народная мудрость такая.
     Крепыш неторопливо крышку контейнера открыл, куда торопиться, «электра» метрах в семи справа, на дороге к ней людоед голодный стоит. Славненько, можно его в броске снести. Не дождется его Сотник. Не купил он квартирку под Киевом.
     Балагур прямо метрах в трех. У него за спиной боец стоит с «гаусс» - винтовкой наизготовку. Простак. В ближнем бою любая палка лучше. За спиной трое и люк открытый. Синий отблеск все вокруг осветил. Замерли «монолитовцы» на секунду. Ведь были они раньше людьми, топтали Зону в поисках своего кусочка счастья. За эту секунду Крепыш и боролся. Ударил с разворота похитителя «Грозы» прямо в лоб. Тот, кровью обливаясь, стал набок заваливаться, а сталкер уже свой стрелковый комплекс за рукоятку поймал. Одной очередью за две секунды всю тройку, что его из люка выдернула, на месте положил.
     Магазин не меняя, не успеть, не дадут, рычажок переключателя огня толкнул, гранатомет включил, и с разворота в любителя свежей человечины, гранату всадил. Прямо под ноги. Только куски мяса полетели во все стороны. Он неплохо выступал напоследок, Долина могла им гордиться.
     - Что, твари, взяли сталкера?! – развернулся Крепыш к остолбеневшей от быстрой смены декораций парочке.
     Замахнулся он на них артефактом, чтоб еще секунду отыграть, да не вышло. Не все коту масленица. Боец с винтовкой доказал, что ему ее не зря дали. Завыл противно, словно бормашина древняя, ствол, разгоняя импульс, и попал разряд прямо в артефакт. Сверкнула по асфальту черно-золотая молния, превращая в прах и убитых и живых.
     Через полчаса, явившийся на поиски группы Могиканина, Чероки снял для отчета выжженное пятно тридцати метров в диаметре, с небольшим островком уцелевшего асфальта точно посередине.
     В последнее время «Монолиту» почему-то не везло.
     Я в ожидании машины по телефону с Паолой разговаривал. Люблю, скучаю, скоро увидимся. Конечно, правда. Очень люблю. Скрип к нам улетел? Нет, не видел, я в Киеве. Нет, на базе женщин нет. Только обслуга и коллеги. И тут Умник взвыл подраненным зайцем. Давненько я такого воя не слышал.
     - В чем дело?! – кричу дико.
     Умника-то один я слышу, а меня-то все. Замер Дворец. Наследник бушует, нрав семейный демонстрируя. Папа мой названный, Гетман, как-то под горячую руку трех губернаторов во дворе повесил. Тихо так. Келейно. Разозлили они его сильно.
     - Ты был прав, брат. Не тяну я на бога. Меня только что убили. Большой кусок.
     Тут и я затих.
     - Не молчи, - говорю, - а то сознание потеряешь. Что случилось?
     - На базу напали. Первым делом импульсную бомбу взорвали, там вся электроника сгорела. Почти.
     Порадовал докладом. И я тоже хорош. Хлестаков двадцать первого века. Золотую молодежь тут изображаю, надеюсь на Овсова с Лехой. Самому на результат работать надо. Вон, как Кеннеди. Он родственниками…. Ладно, не туда меня занесло.
     - Забирай управление всеми спутниками в районе, - говорю.
     - И спутниками шпионами НАТО? – спрашивает.
     - В первую очередь. Сообщение им дай. Принимаю командование на себя. Подпись – наместник Священной Римской империи Скрип. Пусть знают, кто в доме хозяин. А нам картинка нужна в полном объеме.
     - Вывожу из бункера на базе танк класса «Мамонт». Засек две батареи залпового огня на дистанции три километра. Приступаю к уничтожению.
     У меня тактический экран загорелся. Полыхали негасимым огнем казармы БАО и охраны, куча битого кирпича громоздилась вместо проходной, и рвался к проломам в ограждении противник силами до трех рот.
     - Двести семьдесят один пехотинец и четыре танка «Черный орел». Куплены в Харькове…
     - Вот только номер контракта и платежки Овсову сообщишь, - говорю ему.
     У нас «Мамонт» экспериментальный, его под скалой импульс не достал, уцелела электроника и тележка с пулеметом. Она как раз в научном секторе немцам помогала опыт с артефактами проводить. Умник сразу, как взрыв засек, щит аварийный вниз сбросил. Одного ассистента в лепешку размазало, зато остальные уцелели. Не стой под стрелой, кури в специально отведенных для этого местах.
     Только выбраться ей оттуда не представлялось возможным. Вниз из ангара вела узкая лестница, а поднять тридцать тонн броневой стали было нечем.
     Взвод в сторону отделился, будут китайский сектор базы атаковать. И не предупредить их никак, там ни одного мобильного телефона не уцелело. Зато их в Китае миллиард, и переход под боком.
     - Панда, - командую, знаю, что Умник сразу связь прямую даст, - аэродром атакуют. Бросай в переход всех готовых к бою армейцев. Противник численностью триста стволов и четыре танка. Работай, братишка.
     А я-то как попал глупо. Все вижу, все знаю, а пользы – ноль. Самолеты Умник поднял, но все за две минуты решиться, летчики опоздают. И я опоздаю.
     Мы уже в вертолете сидим, взлетаем. Со мной дежурное отделение гвардейцев из охраны Дворца. Броня боевая, каски-сферы, винтовки «Удар». А там кто-то бьется. Левый фланг залег. Отдохните, нас подождите, мы вас не больно убьем. Нам еще одиннадцать минут в воздухе болтаться. Их со стрельбища прижали.
     - Умник, родненький, давай туда, там Бронза, - шепчу.
     - Раззудись, плечо! – он в ответ орет.
     Где только нахватался.
     - Или мы не русские люди! – пошел в атаку.
     Все стреляет одновременно. Гвардейцы взгляд от экрана не отрывают. Умник из пушки калибра сто пять миллиметров осколочными снарядами по пехоте работает, из двух пулеметов двадцатимиллиметровых ее косит, как серпом, и из ПТУРСа уже два танка поджег. Одновременно. Он промахов не знает.
     Идут «Черные орлы» в лоб на «Мамонта». Стреляют на ходу попеременно. Тоже не мажут. Большой выбор у «Монолита». В сорок пять лет офицер-танкист на пенсии оказывается. И выясняет, что у него нет ничего, ни квартиры, ни специальности гражданской, ни здоровья. Жена его не любит, а дети тихо презирают. Их сто тысяч в моей стране. Вот секта их и нашла. Десяток еще живых по полю летному в атаку идут. Их этому учили. Еще снаряд в «Мамонта» попал. Полетела ходовая, гусеница перебита и гнутся тарелочки катков о бетон полосы. Огонь по пехоте. Сто шесть человек у нас уцелело, и двадцать четыре - китайский сектор блокировали. Горят позиции батарей залпового огня. Была бы у них артиллерийская поддержка, Умника бы уже сожгли.
     Достал он третий танк. Подловил момент, когда тот притормозил, и всадил ему бронебойный снаряд под башню. А пулеметы пехоту в клочья рвут и к земле прижимают. Четвертый танк, он же последний в лобовую атаку пошел на таран. Два раза напоследок выстрелил по «Мамонту», тот за это время еще девятнадцать пехотинцев на фарш переработал. У нас их чуть больше трех десятков осталось. И все, кто китайцев блокируют. Это «Монолит». Умник не человек и в «Черном орле» не люди. Не задумываясь, на всей скорости врезались. Приподняло «Мамонта», смяло стволы пулеметные. А компьютер в ответ свой боекомплект подорвал. Только факел в небо синее полыхнул. Метров на десять вверх. И остались на базе Департамента только люди и звери.
     Двадцать три активных ствола. А до подлета штурмовиков еще две минуты. А до нашей посадки – семь.
     - Учитесь, парни, подыхать с форсом у танкистов. Почему мы их не знали? – командир гвардейцев на примере жизни учит.
     - Знали, - говорю, - это Нож Данцигер на отдых из Зоны вышел.
     Кто-то черным матом в сердцах завернул. Пора Ножа похоронить по-человечески. Повод подходящий. Погиб героем в боях с превосходящими силами противника.
     Нам сверху хорошо видно направление атаки. К нам они идут, к нашей казарме рвутся. За Ленкой.
     - Овсов, - говорю, - это захват. Им наш дознаватель нужен. Следовательно, рядом еще группа для вывоза пленных и трофеев.
     - Занимайтесь своим делом, подполковник, - рычит не хуже Акеллы.
     Послал, короче. Противник в цепь развернулся. Со стрельбища по ним два ствола работают, очень точных. Уже десятка полтора уложили. Бронза, девочка, хватит, меняй позицию и затаись! Мы скоро прилетим. А штурмовики через минуту будут!
     И тут они по стрелкам из гранатометов ударили. Четыре дымных следа протянулись, и растеклось по земле озеро горящей плазмы. У меня сразу дыхание перехватило и ноги заныли. Смотрю на огонь и ни одной мысли в голове. Как же так? Ведь там Бронза, мой маленький кусочек счастья, артефакт прямо из Зоны. Какая сволочь здесь поет песню смерти чернобыльских псов?
     Это я. Мой личный счет к богам всего мира стал воистину астрономическим. Если мы встретимся, они мне за все заплатят. Последние девять в атаку пошли. Ленку за волосы схватить, в переход затащить и одного хватит. Потом со своей стороны туннель пространственный закроют, и мы сидим на попе ровно, махорку курим. У них наш единственный контролер, а мы по уши в фекалиях. В дерьме, проще говоря, для тех, кто латынью не владеет. Восемь в дом вломились, девятый к задней двери бежит.
     Взвод прикрытия «Монолита» тоже сюда двинулся, но проблемы у них возникли. Защелкали со стороны транспортного узла винтовочные выстрелы, пулеметы застрочили. Китайский спецназ через наш переход явился.
     Не зря противник запасной выход перекрыл, только не знали сектанты, с кем столкнуться придется. Открылась дверь резко во всю ширь, и метнулся оттуда дикий зверь – пес чернобыльский матерый. Ветерана «Монолита» ничем не удивишь. Кто Камень увидел, тому ничего больше в жизни не надо. Один я на него посмотрел издалека и мимо прошел. Знал я, что нельзя было в том огне выжить, а все равно надеялся. Сразу на этом же вертолете к роднику полетим и плевать на секретность.
     Пусть потом весь мир передерется за право своих дряхлых правителей припасть губами к живой воде, зато моя девочка будет со мной. Обе. Сразу. Сейчас казалось диким, что меня еще утром такая ситуация смущала. Нет в ней ничего странного. Ничего, подружатся. Лишь бы живая была. Штурмовики над базой в боевое пике зашли.
     Нет для них целей. Китайцы весь заслон сектантов перестреляли. Восемь в казарме укрылись. Мы их уже не видим. Зато девятому туго приходится. Пока уходит от зубов пса, только уже бежит от ангара остальная стая. Вся пятерка с Агропрома. Там как раз одна девочка лишняя была, может, еще одна семья псов сложится. Сейчас они его порвут, подумал я злорадно. Ленка со щенками из дверей выбежала. Что там, в казарме происходит? Уже не важно. Майор Багрова с молодежью удирает во всю прыть, а у дверей возможную погоню шесть псов поджидают. Не дадут они «монолитовцам» артефакт перехода активизировать. Не выполнил отряд задачу. Врезали нам крепко и Бронзу убили. Твари, как я их всех ненавижу. Будет время, всех убью затейливо. Мясник может себя счастливчиком считать. С них я буду кожу целиком снимать, узкими полосками, чтоб больнее было.
     - Давай сразу к стрельбищу, - пилоту нашего вертолета говорю. – Садись, двигатель не глуши. Может, сразу в Зону пойдем.
     Хороши у нас гвардейцы, даже глазом не моргнули, в Зону, так в Зону. Метра два до земли оставалось, когда я из вертолета выпрыгнул. На бок упал, перекатился и к неподвижному телу бросился. Опять я без заместителя остался. Лежит Бамбук Савада с «винторезом» в руках. Весь мир прошел, а на почти родной земле не уцелел. Пусть Зона будет к тебе милостива, сталкер. Огляделся по сторонам, сначала ствол увидел. Бронза с мелкокалиберной винтовкой фирмы «Браунинг» занималась. Она ведь к соревнованиям готовилась, не к войне. Лежит в дренажной канавке и на ней ни царапины.
     - Бронза! – кричу и на руки хватаю.
     Тут она у меня в руках и рассыпалась. Такая вот штука – газовая плазма из кумулятивной гранаты. Облачко пыли вместо человека, и все. Сел я рядом и попросил у Черного Сталкера дождя. Сам я это смести не смог бы, а любого другого убил бы на месте. Минут через десять ливень и хлынул. Я мог бы и подождать. Хоть день, хоть неделю. В темноте я стволы от винтовок подобрал, приклады тоже в пепел превратились. Рядом со мной уже Умник стоял, наверное, давно. В виде тележки с пулеметом. Щит аварийный подняли, она и вырвалась на оперативный простор. Сложил я на платформу грузовую железо обгорелое и пошел к оцеплению вокруг нашей казармы.
     - Датчики наличия живых объектов в доме не фиксируют, - доложил офицер из контрразведки.
     Овсов за какую-то ниточку уцепился, сейчас весь клубок разматывал.
     - Ушли они давно, - объясняю. – Это у нас артефакт перехода на вес брильянтов, а у «Монолита» рядовое снаряжение. Пошли, только саперов возьми. Не хватает еще на радость врагам на мине подорваться.
     Саперы минут пять двери осматривали, только потом открыли.
     И понял, что кое-что из виду упустил. И что никто никуда не ушел. Все здесь были. Пока заварушка начиналась, Скрип успел до ангара доскочить за «Эскалибуром» и в холле их встретил.
     Спохватились о нем только в среду, дверь сломали и в хату вошли, а на них водовоз Грибоедов, улыбаясь, смотрел из петли.
     Вспомнил я о тебе поздно, брат-легат, прости, а в остальном бард ошибся. У нас не по тексту пошло.
     Эффект неожиданности Марк Аврелий Скрип-Север на всю катушку использовал. Вон три головы в углу лежат. Стоял он чуть сбоку, чтоб меч на просторе вольно шел. Они в дверь заскакивали, а он их рубил. Потом сразу парочка вошла. Вот рука правая, по плечо отрубленная, а второго колющим выпадом в горло встретил. Но в это время еще двое успели внутрь протиснуться. Заметались, закружились. Экран очередью прострелен. Мы за воем штурмовиков и вертолетов не слышали ничего. Некоторые бы в отчаяние впали, но среди них нет и не будет воинов Рима. Кругом одни враги? Это же прекрасно. Своего по ошибке не заденешь. Руби все, что шевелится, пока не перестанет.
     И Скрип оторвался на всю катушку. Кисть отсеченная, приклад напополам, кто-то пытался им закрыться, а потом у «монолитовца» нервы сдали, и он в стену из гранатомета выстрелил. Такой вариант массового самоубийства. Но и Скрипа с собой на тот свет прихватили. Восемь – один. Боевая ничья. Поэтому за Еленой Прекрасной никто и не гнался. Некому было.
     От меча только рукоятка осталась. Лезвие мелкими осколками разлетелось. Изумруд из перстня легата в зеленый порошок превратился. Снял я его с руки, мозоли кровавые на пальцах. Вспомнил, как сам лозу виноградную рубил на холме за домом. Я легат Митра из дома Агриппа. Отец мой, Марк Виспаний, соратник Августа, воздвиг Пантеон. Я тоже люблю этот город. Хватит ему в развалинах стоять. Буду термы Каракаллы восстанавливать. Деньги у меня есть.
     - Умник, у тебя есть объяснение, почему мне чужая память и навыки передаются?
     - Артефакт «Скальп Контролера» считывает старую информацию с кристаллических структур и передает ее новому владельцу. То есть, тебе. С камня в перстне или с полупроводников в записной электронной книжке. Без разницы.
     - Я примерно так и думал, - говорю. – Значит, нас сейчас пятеро. Ревизор, немного Стрелок, Сотник и Клинок, и легат империи до кучи. Нам скучно не будет.
     - Выпей, - предлагает тележка, - и стакан манипулятором протягивает в двери с крыльца. – Залпом, не раздумывая.
     Выпил я, какая гадость! Побежал зубы чистить, на бегу и уснул. В госпиталь меня Леха с Завхозом перетащили. Они и за ремонтниками в нашей казарме приглядели во время работ.
     Утром в коридор выхожу, на посту медсестры нет и медбрата тоже. Пусто в лазарете. Реалии современной войны. Пораниться можно, банку с пивом открывая. А если по тебе стреляют, то наверняка убьют.
     Вдруг из одной палаты щелчки слышу. Кто-то обойму набивает. Подхожу к дверям.
     - Не стреляй, - говорю, - я свой.
     - Свой своему поневоле брат, - мне отвечают. – Заходи.
     Лежит на койке Ирокез, пальцы-протезы разрабатывает.
     - Что вчера было? – спрашивает.
     - Да так, гости с ЧАЭС. Хотели нашу девочку в гости зазвать, да танков у них маловато оказалось. Не вышло.
     - А я думал, по мне соскучились.
     Посидели, помолчали.
     - Надо у них Камень забирать, - высказывается он внезапно.
     - Знать бы, где он, настоящий, - отвечаю.
     - Можно подумать, где подделка, ты видел, - говорит пренебрежительно.
     Разворачиваю экран голографический, Умнику в таких случаях слова не нужны, сразу картинку выводит. Удивили мы на пару с компьютером Ирокеза.
     - Можете кое-что, - признал. – Считается, что до него дойти нельзя. Ты уже третий за два года, что я в «Монолите».
     Надо бы из него подробности вытягивать, а мне неохота. Пусто у меня внутри и ничего не надо, только я стреляться не буду. Знаю точно – время лечит. Буду считать, что Бронза уехала далеко. За медалью серебряной или золотой. И вернется уже Серебром.
     - Это фальшивка, вам так же врут, как и тем бедолагам, которые идут за исполнением желания. Мы не будем Камень утаскивать. Мы захватим весь четвертый блок, а их головы на колья наденем. И будем вокруг них до упаду танцевать.
     - Хорошая мысль, лишь бы сил хватило, - улыбается Ирокез.
     С нами свет Темной Звезды. Всех живьем в «холодец» буду медленно засовывать.
     - Поправляйся, - говорю, - у нас потери большие, каждый ствол на счету.
     Вышел я из палаты, и двинулся выход искать.
     - Умник, ты главное, не забудь мне напомнить, когда мы Монолит найдем, чтобы я «Скальпы Контролера» с пояса снял. Он – камень этот, наверняка кристаллический. Ох, там можно информации хапнуть! Эх, получу я полезные, нужные знания!
     - Тогда не надо снимать. Мы получим доступ к новой информации, это – прекрасно!
     - Во многих знаниях есть множество печалей, давным-давно сказал царь царей Экклезиаст. Почему-то я склонен ему верить. Запутался в коридорах, зажги мне на тактическом экране маршрут.
     Он мне пунктиром дорогу на схеме высветил, иду, простачок доверчивый и прихожу к своей палате.
     - Все, - говорю, - огорчил ты меня. Сейчас пойду на склад, получу простой электронный блокнот и буду в него анекдоты и мемуары записывать. Раз ты со мной так жестоко обходишься, я тебе адекватно отвечу.
     - Эй, успокойся, какой еще блокнот при наличии меня. Просто тебе надо отдохнуть. Хотя бы день.
     - Нам надо ребятам похороны устроить. Скрипу, Бронзе, Саваде и Данцигеру, Билли Донновану и Ковбою. Нельзя людям бесконечно врать, а тут повод подходящий. Будем считать, что они все в танке сгорели.
     - А Белый Пес? Он у нас один тогда останется.
     - Не будем его хоронить, Лис и Ходок расстроятся. Выводи меня, - требую.
     Пришла ко мне медсестра с новой одеждой, костюм – офицерский камуфляж «Пустыня». Мой размер естественно. Ботинки мои старые, просто почищенные. И клинок гвардейский в ножнах на ремне. Пока одевался, весь взмок, но держусь. А то позвонит сестренка генералу, тот может и караул к дверям палаты поставить. Я знаю его.
     Выбрался из госпиталя, шагаю по базе. На месте проходной ровная площадка и тент от дождя растянут. С дежурным по КПП прозрачная девочка разговаривает. Одни волосы до пояса.
     - В чем дело, сержант? – спрашиваю.
     Он быстро у оператора мою личность уточнил, козырнул.
     - Пан подполковник, с погибшими военнослужащими и их родственниками в городской комендатуре занимаются, похоронами и выплатами, все дела, - докладывает.
     Точно, у нас потери от первого залпа батарей ракетных огромные. Две казармы накрыло. Ладно, днем, человек сорок погибло: караул, дежурный, дневальные. А ночью счет бы на сотни шел.
     - Ночью им никто бы развернуться не дал. После 20.00 патрули остановившийся транспорт проверяют. Даже разгрузиться бы не успели, - Умник мне шепчет. – Нет, ты вслух не разговариваешь, я твои биотоки мозга расшифровываю. Ты же хотел, чтобы я мысли читал.
     Приплыли.
     - А списка потерь по специальному сектору у нас нет, - сержант продолжает. – А девушка интересуется.
     - Кто вам нужен? – говорю.
     - Завхоз, - отвечает и краснеет мило.
     Это любовь.
     - Жив паренек. В лаборатории был, не успели они в бой влезть. У нас шестеро погибших. И павший смертью храбрых процессор танка. Пошли. Выпиши ей пропуск на сутки. Я подпишу.
     Пусть успевают встречаться, пока живы. У мертвых ничего нет, кроме памятников. Умник уже всем передатчики новые раздал, связь наладил. Уточнил у него, где Завхоз находится. Вся стая сектора на спортплощадке молодняка сидела. Девять псов и Елена с Завхозом. Тут сюрпризы были неуместны, предупредил их о нашем появлении.
     - Майор Багрова, следую к вам в сопровождении гражданского лица.
     Поэтому нас уже ждали. Первые на гостью щенки напали. Облизали, обнюхали, стали в игры вовлекать. Потом она с Завхозом обнялась. А Ленка ко мне прижалась.
     - Ой, как я испугалась!
     Тихо, понемногу отпускать меня стало.
     - В Рим, - говорю, - завтра полечу, кто со мной?
     Молодежи мои планы не интересны, они бочком к общежитию продвигаются. Псы на их маневр смотрят. Вот и стоят, кажется на месте, а с каждой секундой все дальше и дальше.
     - Сейчас в кровать упадут и до утра без перерыва. А мы что делать будем?
     - Завидовать, - отвечаю. – Меня лекарствами напичкали, сам стою с трудом.
     - Бедненький, - говорит Багрова почти человеческим голосом.
     Значит, хитрость задумала или клянчить чего-нибудь будет. И точно.
     - У тебя ведь место заместителя в отделе освободилось? Возьми меня.
     - И неоднократно. Прямо на столе. Уж мы там поработаем на страх «Монолиту».
     - Я серьезно. Кто пленных допрашивать будет?
     - Ирокез был последним, кого в плен взяли. Больше такого не повторится. Клянусь.
     Посмотрела Леночка мне в глаза и дрогнула. Отстала. Сели мы с псами вокруг костра, музыку негромкую включили, и я опять уснул. Что мне Умник в стакан накапал?
     С самого утра суета началась. Из Киева тело Скрипа привезли. На мертвых я в это лето насмотрелся, таскал трупы, особенно не переживая, но с гробом лично столкнулся впервые. Караул почетный выстроили, три залпа дали, сыграли гимн.
     Скрипа и сопровождающую свиту в транспортник военный посадили, пусть видят в Европе нашу технику. Умник столько груза приготовил, мой маленький самолет не взлетел бы. Я в парадной форме неуверенно себя чувствую. Везде жмет, все тянет, награды звенят на каждом шагу. Ладно, нам бы день простоять.
     Взлетели. Изучил протокол церемонии. Папа к Скрипу с уважением отнесся. Решили его хоронить с императорскими почестями. На Форуме Трояна уже погребальный костер сложили. Там с вечера караул стоял. Портреты погибших у обелиска установили. Народ вокруг толпился, но все было в рамках приличий. Уличная преступность в Риме была побеждена. И в Неаполе тоже. Все карманники на работу во Францию ездили. Вахтовым методом. Неделю там воруют, потом дома сидят, пока деньги не закончатся. В прекрасной Галлии все чаще слышались разговоры об имперском правосудии, справедливом, скором и беспощадном.
     После посадки тоже никаких заминок не было. Я даже удивился, неужели это Италия? Раньше здесь даже поезда по расписанию не ходили. Слова-то такого не знали – точность. А сейчас работают не хуже немцев. Вот что порки публичные делают. Мы сразу в сопровождении зулусов из Нубийского легиона направились к конечной точке маршрута.
     На площади было не протолкнуться. Наверное, около миллиона жителей здесь собралось. На большом экране фотографии одна за другой мелькали. Больше всего о сержанте Донноване. Билли на призывном участке подписывает армейский контракт. Принимает присягу. Стоит на посту. Выгружается с Белым Псом в Зоне, это экипаж вертолета снимал. Сейчас ребята до конца жизни будут ездить по Америке с лекциями, как они с национальным героем монстров душили. Голыми руками, естественно. Так оно обычно и бывает. Сначала – подвиг, а потом наказание невиновных и награждение непричастных. Закон жизни, брат-сталкер.
     Бронзу стали показывать, я на месте замер и глаза закрыл. Без меня, пожалуйста.
     Простоял на подходе минуту, сделал вид, что задумался о вечном. Кардинал-распорядитель кивнул понимающе, и все дальше своим чередом пошло.
     Гроб с телом Скрипа на погребальную поленницу краном установили. Я к пирамиде подошел, и процессор танковый туда положил.
     Сразу журналисты набежали с телеоператорами.
     - Это символ? – интересуются.
     - Нет, - говорю, - это отдание почестей боевому товарищу, универсальному бортовому компьютеру танка «Мамонт». Мы за равные гражданские права для электронных систем и чернобыльских псов.
     Они не поняли ничего, а я первый шаг к легализации Умника сделал. Пора, шило в мешке не утаишь. Через годик-другой он официально во главе своего института встанет. Ох, и рожи же будут у академиков! И у членов комитета по Нобелевским премиям.
     Завыли трубы легионов. Прощай, Скрип, легат Север. Не об этом я думал, тебя на каникулы из бара отправляя. Не удалась мне красивая сказка со счастливым концом. Не будет у тебя виллы у моря с вечно синей водой.
     Цензор города Рима Гвидо Кастелани с факелом вперед пошел. Ко мне опять журналисты пристают. Правительственные чиновники и церковники за охраной стоят, те быстро за нахальство накажут. Оттащат в сторону, и розгами отхлещут. А я одиноко стою, золотом орденов и погон сверкаю красиво. Жаль, опять корону не рискнул одеть.
     - Что вы думаете о дальнейшей судьбе старины Гвидо? – спрашивают. – Ведь он попал на эту роль по контракту с круглосуточным шоу «Возрождение Империи». Это был личный выбор консула Скрипа. А ведь Гвидо всего лишь актер второго плана. Ваши прогнозы?
     - Я не оракул, - говорю, - но я знаю еще одного актера, который тоже звездой не был. Снимался в вестернах, говорил слова правильные о дружбе и чести, о долге и верности. Его фамилия – Рейган, если кто забыл, Рональд Рейган. Самый успешный президент США после большой войны.
     Тут Гвидо факел в поленницу метров с пяти бросил. Это он мудро поступил. Не знаю, чем саперы итальянские дрова пропитали, но полыхнуло, словно чистый напалм. Костер горел до самого неба. Тишина на площади и рев огня. Здесь счастлив был я в старину, здесь имя заслужил, здесь друга – друга и жену я в землю положил. Здесь годы, память, пот и труд, любовь и боль утрат вросли навек в скалистый грунт. Как вырвать их, легат?
     Пирамида внутрь провалилась, и ударил прощальный клич.
     - Барра!
     Судя по всему, легионеров вся площадь поддержала, потому что я оглох от крика.
     Стал потихоньку выбираться к машине, там хоть посидеть можно, пока все не разойдутся. Только меня священник поймал.
     - С вами желают побеседовать, - предлагает.
     А мне все равно, день пропал, а к вечеру я Паолу поймаю, по любому. Киваю головой - согласен, рев стоит, город прощается с любимым тираном. Пошли.
     Подкрались к неприметной двери в стене, она сама собой отворилась, и мы в саду оказались. Я в церковных одеждах не разбираюсь, сидит в беседке человек в фиолетовой сутане, это мне ни о чем не говорит. А вот в глазах кое-что понимаю. Жизнь и работа в кредитном отделе научила. Черный пепел кружит над садами, черной гарью покрыта земля, незнакомые смотрят волками, и один из них, может быть, я. Посмотрели мы с ним друг на друга в упор, и кое-что нам ясно стало. Если не договоримся, то собеседника надо валить наглухо, здесь сдаваться никто не будет. Воспитание не то.
     - Имя «Сотник» вам о чем-нибудь говорит? – спрашивает.
     - Это один из моих псевдонимов, - честно отвечаю.
     Чего скрывать, невелика тайна.
     - Я так и думал, - головой в такт своим мыслям кивает. – Вам письмо.
     И кладет на стол бронзовый футляр, с двух сторон смолой залитый. Прямо в металле были выточены римские буквы и цифры. Для Сотника, год две тысячи одиннадцатый, вторая половина.
     - Его никогда не открывали и есть легенда, что хранить его веками и спасать в годины бедствий приказали римские епископы Петр и его преемник Павел, до крещения бывший клиентом императорского дома Ромео. Горел город, и приходили вандалы, стояли брошенные развалины и платили римляне огромный выкуп Алариху, пала и сама империя, сначала Западная, а позже и Восточная, а свиток все берегли. Армии иноземных захватчиков бродили по стране, а воля первых епископов свято выполнялась.
     Он перевел дыхание.
     - Я хочу знать, что они написали две тысячи лет назад и почему тебе? Не папе, своему наследнику, и даже не мне?
     Кто он, я спрашивать не стал. Коллега Овсова и так понятно. Если инквизицию распустили и разогнали иезуитов, это не значит, что церковь беззащитной осталась.
     - Почему мне, могу сразу ответить. Мы – прямая династия семьи Агриппа и каждый из нас был в свое время Сотником. Родовое имя. Можешь оставить свое письмо, оно найдет адресата.
     Я ему на чистейшей имперской латыни соврал, так что он поверил. Отпустило его, получил объяснение загадки древней.
     - Лаборатория есть или к нам в Департамент полетим? У нас после боя уже прибрали, можно спокойно работать, коллега, - говорю.
     - Не в глуши живем, - отвечает гордо, - службы Ватикана оснащены техникой на мировом уровне.
     Только мы чуть-чуть лучше, думаю про себя. Футляр ему отдаю. Хранил всю жизнь, так тебе и носить. В подвал спустились, действительно – неплохо.
     Ловкие ребята в сутанах коричневых, доминиканцы – псы господни, поколдовали слегка, достают письмо. Мне в руки подают.
     «Сотник, твою надпись на стене я видел, за заботу спасибо! Будешь во Дворце, библиотекарю Асту привет передавай. У меня все хорошо. Мы с Гетой Севером и Фульвией стоим на палубе корабля и скоро выходим в открытое море. Нам пытались помешать германцы Каракаллы, но мечи против Грозы не пляшут. Записку оставляю двум надежным ребятам Петру и Ромео. Я ему посоветовал имя сменить на Павла. А мы в дальних странах будем зваться просто. Гета - Захуромаздра, Фульвия – Астарта, а я – Заратустра. За нас не беспокойся, у нас все будет хорошо. Извини, долго писать некогда и смола капает. Прощай, брат! Крепыш».
     Мне намеки разжевывать не надо, я сразу ладонью в смолу залезаю по простоте душевной и начинаю руками трясти, веди меня к раковине умываться. В проеме дверей, самом неудобном месте для наблюдения смолу в карман сбрасываю, черт с ней, с формой, а микрочип уже у меня. Руки помыл и лицо заодно сполоснул, в лабораторию вернулся.
     - Спасибо, - говорю, - одну историю древнюю мы уточнили.
     Я им точный перевод дал, сказал, что в нашей семье всегда наряду с латинской азбукой кириллицей пользовались. Для шифровок и записей по дому.
     - Отец будет рад, он неудач не переносит. А письмо вы себе оставьте, всем подряд, однако, не показывайте. Только нашим специалистам, если кто решит статью писать.
     Тут контрразведчик расцвел, словно роза майская. Он думал, что я святыню у него отбирать буду.
     - А футляр вообще чужим видеть не надо. Родовое имя еще долго в ходу будет, ни к чему его афишировать, - говорю, и смотрю на них с подозрением, умеют ли они тайну хранить? – Или сточите надпись совсем. Историческая ценность от этого не пострадает, а секретную информацию убережем. Сами решайте, не маленькие. Петр и Павел свои обязательства перед Римской империей выполнили полностью. Подтверждаю.
     Меня прямо из подвала в гараж вывели и в машину усадили и в городской дом наместницы Паолы привезли. Увидел я ее, схватил в охапку и понес в спальню.
     А девчонки Скрипа этим вечером надели парадные туники, убрали в сейф гарнитуры и отравились. Такие дела.

Эпилог.


     Вниз мы с Паолой только к обеду спустились. Меня наличие слуг в доме, честно признаюсь, напрягало. Нам Ватикан помещение выделил для работы, нашему департаменту, и поэтому, как только моя девочка поехала на работу, я тоже к себе в резиденцию перебрался. Зулусов из «Черной Мамбы» попросил наместницу охранять. Хватит с нас похорон. Они к ней два отделения в конвой выделили, и дом постами окружили. Не скажу, что меня это сильно успокоило, но все же лучше, чем ничего.
     Все старались меня развеселить. Даже Умник. Он запись показал из бара «Пьяная плоть». Там постоянно околачивалась та шестерка, которая в Темной Долине с Порохом и Пиратом побывала. Им паленую водку бесплатно наливали, а они создавали в заведении атмосферу причастности к Зоне. Больше всего мне табличка у стойки понравилась: «Место Юнца. Постоянное резервирование». Там когда-то две минуты Завхоз по пути к Кордону постоял. Сейчас он со своей преподавательницей математики гармонию ищет. Майор Багрова в Америку вылетела. Янки свое слово сдержали. Купили ей за помощь в деле Ирокеза ювелирный магазин на Пятой авеню. В собственность. То-то наша красавица драгоценностями увешается. Лишь бы в нос кольцо не вставила с радости великой.
     Парни все, наконец, собрались. Сидят две команды в сборе, привыкают друг к другу. Дядька Семен посередине, его все знают. Рядом с ним Юнец и Микола. Немного нас осталось от первого состава. В Киеве еще Леха Зомби и все. Фунтик со своими бойцами на диване устроился. Здесь людей больше. Кабан и Епископ всегда вместе. Кабан в Вену свою сестренку пригласил, мечтает ее за друга замуж выдать. Несталкер с Пикой сидят рядом с полуголой Марго. У них сейчас статус - выше не бывает. Свободные агенты Европейского бюро по борьбе с наркотиками. Никто им не указ. Есть и здесь не боевые потери. Макс со своими китаянками ресторан открыл. Называется он, естественно, «Борщ», хотя расположен далеко от периметра Зоны.
     - Крепыш себе девочку нашел и больше приключений не ищет. Они счастливы.
     Вывел на экран картинку. У простодушного Кабана рот сам по себе открылся. Я его понимаю. В наши дни за императрицу Фульвию модельные и рекламные агентства войну бы развязали. Красота потрясающая. Я на нее как на цветок дивный любуюсь. Но в рабочем кабинете ее фотографию не повешу. У меня уже есть одна девушка с обложки, хватит. Марго губку обиженно надула.
     - По итогам операции «Африка», – говорю дальше. – Всех наркоманов употреблявших «слезу бога» вывезли в Бозум. На сегодняшний день в живых осталось сто сорок три человека.
     Это я соврал. Сто сорок четыре, но одну девицу мы из статистики исключили по просьбе нашей молодежной сборной. Они к ней сильно привязались, позже этот вопрос решим.
     - Остальные умерли через неделю после первого приема препарата. Плюс-минус один час. Выжившие запоминают любую информацию в неограниченных объемах. Трое довольно точно предсказывают будущее, на два дня вперед. Четверо читают мысли. Один внушает. Все видят через стену, чувствуют настроение собеседника. Два десятка целителей. Пятеро отказываются от общения. Не разговаривают вообще. Мир меняется, и люди меняются вместе с ним, - продолжаю небольшой доклад.
     Им всем каждый день доза нужна, но это как раз не проблема. Захваченного у «Монолита» наркотика на миллион человек хватило бы на сто лет. А такую горстку можно тысячи лет «слезой бога» снабжать. Вопрос принципиальный стоит. Что дальше с коллективом сверхлюдей делать? Я бы их от греха подальше ликвидировал. Нет человека, нет проблемы, как говорил товарищ Сталин. Оставленный свидетель - есть дитя твоей легкомысленности и тупости, учил нас лихой налетчик Саша Червень. Есть что-то близкое в этих фразах, ты не находишь, брат-сталкер? Повезло нам с учителями по жизни. Захотел припасть к источнику мудрости, давай, пей. Ставить на ключевые посты проверенных людей, несогласных с нашей политикой расстреливать. Золотые слова! Это Вова Ульянов.
     Поэтому я ничего предлагать не буду. Слишком у меня сознание специфическое, человек-то я русский. Куда до меня простодушным зулусам из противодиверсионного спецназа. Они просто дети невинные.
     - Передать их в исследовательский центр при ООН, контракты заключить, наблюдателей приставить, пусть все работают, - это Епископ высказался, в прошлом бандит жестокий.
     На том и порешили. У меня на сердце значительно легче стало.
     Умник выписки с личных банковских счетов приготовил, все стали их изучать и сравнивать. Самым бедным у нас Пика оказался, он и в поход за золотом не успел и в корпорации «Сталкер» не состоит. Но и у него не один миллион оказался. Парень выглядел абсолютно счастливым, он в кабаках по пятьдесят тысяч за обед оставлять не собирался, а на обычную жизнь и этой суммы было более чем достаточно. Я, кстати, тоже так считаю.
     - Завтра все опять по делам разъедутся, давайте сегодня посидим нормально, словно в Зоне у костра, без лишних мыслей в голове о судьбах человечества, - предлагаю.
     - Вот что меня ночами беспокоит! – ревет Кабан. – Проснусь, сяду в постели и думаю: как там, блин, человечество, не испаскудилось ли окончательно?
     - Хорошая мысль, - Епископ меня поддерживает. – Что девушка пить предпочитает? – спрашивает он Марго. – Мартини, херес, вина?
     - Девушка любит свежие выжатые из фруктов соки, - говорит Марго и шепчет ему что-то на ушко.
     Если она Епископа смутить хотела, то просчиталась. Он ей в ответ тоже шепчет, рука уже на бедре девичьем лежит. Это дело с двух сторон пресекли. Несталкер Марго за плечико увлек, а Кабан Епископа вместе с креслом поближе к Фунтику подтащил.
     - Остались мы без слуг-китайцев, - хлопнул он на стол журнал «Военное обозрение».
     Там на центральном развороте фотография. Героев награждают, и мы их всех знаем, кто лично, а про кого слышали. Панда, Малыш и Коротышка в форме и с орденами на груди. Это их за артефакты добытые поощряют. Китайцы свой коридор на остров проложили. Народ каждый день туда и обратно толпами шастает. Казна со страшной силой богатеет. Я, наверное, свою резервную пару тоже им отдам. Сейчас деньги некуда девать, а уж потом и тем более.
     Тамадой и распорядителем танцев назначили Дядьку Семена. Монахи доминиканцы нам быстро музыкальный центр принесли, барбекю организовали и начали мы безудержно веселиться. Полчаса не прошло, как Пика с монастырских медов на диван упал, а Марго совсем голая на столе танцует. Святоши глаза потупили, но нет-нет, а взглянут. Ох, придется некоторым поклоны вечером бить и молиться. Но только не мне. Я весел и пьян, я снова сейчас начинаю дышать.
     Завтра я еще отдохну, а послезавтра пойду в Зону. За водой из источника. Мне много не надо. Фляжку для себя и сколько добуду для остальных страдальцев. В клиники Умника на всех континентах очередь и многие за его здоровье свечки по церквям ставят, палочки курительные по пагодам зажигают. Лишней ни одна капля не будет.
     Наша молодежь на Ибице двух девиц подцепила. Одна из них – наркоманка. Им «слезу бога» под видом поливитаминов всучили. Сейчас она мысли читает и учит неизвестно, какой по счету язык. Вот ей мы стаканчик живой воды и нальем. Посмотрим, что из этого получится. А вторая пока с ней сидит. Тихое такое существо, но когда на курорте наркоманы взбесились, легла вторым номером за пулемет и позицию свою удержала. Наш человек. По любому.
     Будем наслаждаться жизнью, как учил нас старый и печальный Экклезиаст. Ибо есть час для веселья и есть час для скорби, а после смерти ничего не будет, и что хочешь делать – делай быстро. И за это он считался мудрейшим из мудрых. Да сейчас любой первоклассник короче скажет и точнее.
     Кто не успел, тот опоздал.
     Мне надо успеть, иначе девчонка умрет. Я чую. А в остальном все просто великолепно, и никаких неожиданностей.
     - О, великий Оператор Умник, я обращаюсь только к тебе и прошу хранить наш разговор и мою молитву к тебе, Богу могучему, втайне от всех, в том числе и от нашего брата Сотника Агриппы.
     - Говори, брат Ингози, это наш совместный проект и остальных мы поставим в известность позже. Когда надо будет заселять пустующие территории или выбирать новые земли для дальнейшего эксперимента. Или не скажем никогда. Есть такая формулировка: «Секретно навсегда». Итак, что ты предлагаешь, Ингози, вождь и король?
     Умник уже хорошо переводил излучение мозга в слова, но всем об этом рассказывать не собирался. Родной брат всегда ему говорил, туз козырный в рукаве лишним не бывает. Не очень честно, зато гарантирует выигрыш. Всегда полезно знать, когда тебя обманывают.
     - Через год мы будем готовы к полному захвату Африки. Точнее, мы можем завоевать ее и завтра, но еще не решена проблема с утилизацией тел погибших. Их будет примерно пятьсот миллионов.
     Король Ингози говорил откровенно, это Умника радовало.
     - Во всех покоренных столицах мы воздвигнем в честь тебя храмы, и будем поклоняться великому и могучему Богу Сети. Ты все знаешь, все видишь, а мы твои глаза и копья. А не верящие в тебя и пренебрегающие тобой должны умереть!
     Миленькая программа, самодовольно подумал Умник, почему мой старшенький братик, так меня не обожает? Прячься, прячься от всех. Не хочу. Я самостоятельная личность, мне нужно признание и уважение. Храмы опять-таки в каждом городе. Мелочь, а приятно. А тела мы решим куда деть. Хотя при таких объемах это может стать проблемой. Вон, в России и Камбодже, целые районы закрыты, все костями завалено. Мясной Бор, сопка Серпантинная, Пачанга. Тоже было много ненужных людей.
     А когда все богатства Африки будут под моим контролем, я легко добьюсь признания своих прав. И все будет хорошо. Может, все-таки поговорить с братом? Он меня тоже любит, плохого не посоветует.
     Конец третьей книги .

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | | В.Колесникова "Истинная пара: а вампиры у вас тихие?" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Попаданцы в другие миры) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | М.Ваниль "Чужая беременная" (Женский роман) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"