Ландер Анна Евгеньевна: другие произведения.

Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Это было бы слишком просто, тебе не кажется? Столько вопросов.... Ты барахтаешься в неизвестности, а неизвестность пугает.... Тебе хочется знать, получить информацию о ситуации, осмыслить ее, понять как найти выход. Но в современном мире информация - ценность. Из-за нее начинаются войны, за нее убивают и продают душу. Сколько готов заплатить ты, чтобы получить ответы на свои вопросы?

  Конец спектакля. Он уходит в глубину сцены - раздвинутые в сторону руки, широкие рукава рубашки подобно белым крыльям, вдохновенное лицо. Он еще там, еще в образе... Пара секунд - и стальные тросы тянут его вверх. Выше... Еще выше... И еще... Боже, его еще никогда не поднимали так высоко! На какую-то секунду пришел страх, но тут же растворился в невероятном ощущении полной свободы. Тросы больше не держали его, но он продолжал подниматься. Театр исчез, исчезла сцена, люди, города, дороги - осталось только бескрайняя синева неба и фантастическое, невероятное ощущение полета. Он может летать! От бешенного восторга перехватило дыхание. Он так давно мечтал об этом - вознестись ввысь, почувствовать себя освобожденным от всего земного. Как Питер Пан... "Вторая звезда направо и прямо до самого рассвета!" Как это, оказывается, может быть легко! Он парил высоко в небе, совершая фигуры и кульбиты, взмывая вверх стрелой, словно старался пронзить раскинувшийся над головой синий покров, крича от пьянящего сносящего голову восторга.
  Вдруг что-то случилось. Он почувствовал, что потоки воздуха, до этого поддерживающе его своими невидимыми руками, неожиданно изменили направление, стали порывистыми и враждебными, принялись кидали его из стороны в сторону. Он падал вниз. Неминуемо.... Неотвратимо.... Пытался удержаться в полете, но тело больше не слушалось, стало наполняться свинцом. Земля приближалась. Нет! Он еще раз мысленно взмахнул руками, до последнего надеясь воспарить, но было поздно, слишком поздно. Сознание ударилось о твердую поверхность, резко вырвав его из плена сновидений.
  Вздох... Еще вздох... Что за...Голова все еще кружилась, его потряхивало, во рту стоял непривычный металлический вкус. Он сглотнул и сделал еще один глубокий вздох, стараясь подавить подкатывающую к горлу тошноту. Потом попытался открыть глаза. Отяжелевшие веки послушались с трудом. Ничего.... Кругом только кромешная тьма. Он снова зажмурился и снова открыл глаза, и так несколько раз - ничего не изменилось. Та же тьма, плотная и давящая. И тишина. От неожиданно пришедшей в голову мысли его прошиб холодный пот : "Я что, ослеп?". Но тут же с облегчением мысленно рассмеялся - глупец! достаточно просто повернуть включатель. Только бы дотянуться. Проклятье! Руки словно чужие, совсем затекли - опять уснул в неудобной позе. Такое теперь случалось с ним достаточно часто - после всего дневного напряжения проваливался в тяжелый сон, словно в небытие, засыпал и просыпался в одной и той же позе, зачастую теряя чувствительность конечностей и чувствуя себя совсем разбитым. Попытался пошевелить рукой, ощущавшейся почему-то высоко над головой. Никакого эффекта.... Марко сглотнул, провел языком по пересохшим губам (проклятая привычка, так прочно въевшаяся в его сущность, что он уже перестал замечать, как делает это автоматически). Дернул сильнее. Потом еще раз... И еще.... Руки определенно были высоко над головой, но отказывались подчиняться. "Что за бред!" Сознание все еще пребывало между сном и реальностью, оказываясь помогать своему хозяину четко воспринимать окружающий мир. Дернул еще раз - и только резкая боль в предплечье вернула его, наконец, из мира сновидений, заставив полностью осознать положение своего тела в пространстве. Он висел вертикально на вытянутых руках, едва касаясь кроссовками пола.
  В первый момент Марко даже не смог испугаться - настолько нелепым и абсурдным показался ему этот факт. Какого дьявола он висит в своей комнате в гостинице когда должен лежать на кровати! Голова продолжала кружиться, от того мысли казались перекатываются в ней как тяжелые свинцовые шары. Он должен...должен сосредочиться. Покачал головой, отгоняя окутавший его туман...Значит так .Вчера было воскресенье - последние два спектакля перед небольшим перерывом в гастрольном туре. Все как обычно - толп буйствующих поклонниц у сцены, раздача автографов, улыбки, объятья, вспышки любительских фотокамер - казалось тому вечеру не будет конца. Но он держался как мог. Из последнего. Усталость навалилась, стоило ему только переступить порог гримерной. Он даже не смог добраться до стула - обессиленный сполз по стене на пол и так и остался сидеть, откинув голову и закрыв глаза. А дальше?... Дальше...Дальше - провал. Попытка вспомнить, как он добрался до гостиницы, не увенчалась успехом. То, что случилось после, было покрыто плотным и непроглядным мраком подобным тому, что окружал его сейчас. Он выпил? Много? Судя по периодически накатывающейся тошноте и отсутствию памяти о последующих событиях это было возможно. Он мысленно поздравил себя с таким объяснением. Хорош! Нечего сказать - напиться до такого состояния, чтобы подвесить себя под потолком вместо того, чтобы лечь на кровать! Он мысленно рассмеялся, но тут же осекся. Дурак! Разве он мог себя сам подвесить за обе руки? Это сделал кто-то еще. Кто-то из его товарищей по спектаклю? Жерар? Стефан? Кому, черт побери, пришла в голову эта нелепая шутка? Это не в их духе, но если они тоже напились вместе с ним? Или это был кто-нибудь из танцоров или охраны?
  "Эй!" - звук его голоса отразился от стен и тут же исчез, словно поглощенный каким-то плотным веществом. И оттого тишина стала казаться еще более вязкой и осязаемой .
  - Эй! Жерар!... Этьен!... Стефан!... Эй! Какого дьявола! Уже не смешно! Шутка затянулась! Снимите меня! - Никакого ответа. Тьма и тишина.
  Страх, нерациональный, тонкой змейкой прошелестел по телу и свернулся клубком где-то под сердцем. А что если это не они? А что если...если он не в гостинице...и что если....Волна неконтролируемого ужаса накрыла его практически неожиданно, сметая все рациональные барьеры, которые привыкший к логике разум пытался выстроить у нее на пути. Марко задергался изо всех сил, забился в тщетных попытках освободиться. Рывок.... Еще рывок.... Он попытался подтянуться на руках, как делали это супер герои боевиков. Бесполезно - ему явно не хватало на это физической подготовки. Плечи ныли от непривычного напряжения, но он не оставлял попыток вырваться. Наконец , обессиленный, повис, тяжело дыша, пытаясь снова собраться с мыслями. Какой сейчас день? И час? Уже понедельник? Черт, после обеда он уже должен быть в студии - все расписано по часам и его не будут ждать. Черт! Нужно освободиться как можно скорее! Пришедшая также неожиданно на смену страху ярость придала ему новых сил. Он вновь принялся раскачиваться, изворачиваться и вырываться, выкрикивая бессмысленные фразы, угрозы и проклятья.
  
   * * *
  Две пары глаз смотрели на экран монитора, внимательно следя за нелепым танцем подвешенной к потолку фигуры, высвеченной из темноты камерами ночного наблюдения.
  - Он, наконец, очнулся?
  - Почти как двадцать минут. Должен был прийти в себя еще час назад, но, видимо, мы плохо рассчитали дозу. Мне казалось, что в нем должно было быть больше веса , - в уголках женских губ обозначилась слегка ироничная улыбка.
  - Часом раньше, часом позже - главное, что он снова вернулся в реальный мир, - пожал плечами мужчина.
  Они замолчали, смотря на изображение на мониторе.
  - Ты довольна? Он - именно тот, кого ты хотела?
  - Ты сделал мне замечательный подарок, - женщина развернулась и слегка коснулась губами мужского лица в едва обозначенном поцелуе, потом взяла в руку его ладонь и прижалась к ней щекой. - Спасибо.
  - Зачем он тебе? Решила сделать его своей новой игрушкой? Разве мало тех, кто почел бы за счастье пасть к твоим ногам и исполнять твое любое желание? - он давно научился скрывать от нее ревнивые нотки, но она слишком хорошо его знала, чтобы не заметить. Медленно обошла мужчину, прижалась к нему сзади, обвив руками его широкие плечи, встала на цыпочки.
  - Никто не сможет занять твоего места. Никогда. Ты - единственный и всегда помни об этом. . прошептала ему на ухо.
  - Тогда зачем он тебе нужен? - мужчина расцепил ее объятья и развернулся.
  Он был намного выше и казался гигантом по сравнению с ее хрупкой изящной фигуркой. Поддел девушку за подбородок, заставляя запрокинуть голову.
  - Зачем? - повторил свой вопрос, напряженно пытаясь угадать в ее глазах истинный ответ.
  Она ответила ему полуулыбкой, мягко освободилась. Развернулась к монитору.
  - Огонь и аромат цветов, собранных в букет. Таких когда-то объявляли колдунами и сжигали на кострах. Свободный дух, заключенный в мужском теле. Трубадур, по нелепой прихоти вообразивший себя рокером. Гибель и надежда для женских сердец. Сила и слабость, мечта и действительность. Полет и страсть. Он - особенный. Другой. И сам не до конца осознает своей необычности. - произнесла она задумчиво, скорее разговаривая сама с собой, чем отвечая на его вопрос.
  - И поэтому ты решила с ним развлечься?
  - Я хочу от него нечто большего... Говоря высокопарно, его душу.... И он отдаст ее мне. По собственному желанию.
  Брови мужчины поползли вверх.
  - Ты уверена? А если ты ошибаешься? Если он не согласится дать тебе вот так просто отдать тебе то, что ты хочешь? - не удержался он, чтобы не поддеть.
  Васильковые глаза блеснули холодным синим огнем.
  - У него нет выбора. Он сделает все сам, по доброй воле. Или сломается.
  
  * * *
  
  Спустя какое-то время приступ ярости прошел, оставив после себя опустошённость и апатию. Марко бессильно повис на своих оковах, опустил голову на грудь и закрыл глаза.
  Господи, ну как же он оказался здесь? Если это все же чья-то глупая шутка... "Найду и убью урода! Все равно кто это будет", - в сердцах пообщал он себе. Почему-то вспомнилось участие в программе розыгрышей, которое ради рекламы огранизовал им продюссер. Вот уж кто действительно урод! Он ненавидел когда над ним смеялись, всегда реагировал на это болезненно - может даже излишне порой. А тогда - попался как мальчиша, поверил в реальность происходящего, старался - потом долго не мог успокоиться и победить в себе нестерпимое чувство обиды. Уже при выключенных телекамерах сорвался, наговорил всем кучу грубостей и хлопнул дверью...Неужели и сейчас..? Ну если это - тоже новая шутка...На секунду ослепила ярость, и тут же сошла на нет.
  А если не шутка то тогда...Похищение? С целью выкупа? Единственное пришедшее на ум объяснение. Только у кого они собрались просить выкуп? Опять же у продюсера? На секунду задумался - если и так, заплатит ли Жильбер за него выкуп. По идее - должен, хотя...черт его знает...А если не выкуп то...
  Его все еще подташнивало - не так сильно, как раньше. Почти терпимо. Он попытался вспомнить, когда он ел в последний раз, не считая чашки крепкого кофе, что он выпил перед последним спектаклем для бодрости. Вчера? Позавчера? Сколько времени прошло с тех пор, как он оказался здесь в этом подвешенном состоянии? Но даже не неожиданно пришедшее чувство голода мучало его больше всего - жажда. Боже, как же хочется пить! Он попытался сглотнуть, но во рту было сухо и в горле как будто кто-то скреб наждачной бумагой. Ну хоть бы кто-нибудь пришел, положив конец этой неизвестности. Кто-нибудь, у кого можно было бы попросить немного воды. На какой-то момент ему стало все равно была ли эта чья-то шутка или розыгрыш, или дело обстояло гораздо серьезнее. Даже если пришедший станет подвергать его пыткам . Неизвестность была еще мучительней голода и жажды.
  Марко попытался подняться на носочки, чтобы хоть чуть-чуть вернуть чувствительность затекшим рукам. Пошевелил пальцами, повел плечами. Помогло не очень. Что будет, если он останется висеть здесь еще долго? Восстановится ли чувствительность после того, как его освободят? Ему же этими руками на хлеб зарабатывать. На гитаре играть...Он потерся щекой о предплечье - хорошо еще, что перед раздачей автографов он успел переодеться! Футболка, матерчатая куртка с капюшоном, джинсы и кроссовки. В сценическом костюме, подвешенный за руки, он выглядел бы совсем нелепо. Вместо смеха не глаза почему-то навернулись слезы обиды и какой-то совсем детской жалости к себе. Так было всегда - смех и слезы лежали на поверхности, помогая справится с эмоциями, которые он так и не научился до конца контролировать. Как там сказала однажды Клер? Чувствительность возведенная в крайнюю степень. Усилием воли он проглотил стоявший в горле ком, убирая слезы в глубь. Нет, только не сейчас. Не здесь.
  Шелест открывшейся двери разорвал тишину, резанул по натянутым нервам, заставив его вздрогнуть. Наконец-то! Марко внутренне собрался, готовясь..."Господи, ну пусть это лучше будет шуткой, нежели " - додумать фразу он не успел - неожиданно включившийся мягкий свет больно резанул по уже привыкшим к темноте глазам. Он зажмурился, потом заморгал, пытаясь как можно скорее дать глазам привыкнуть. Скорее! Он должен был понять , где он оказался. Но его ждало разочарование. Встроенная в потолок небольшая фара высветила только его фигуру, очертив небольшой круг света - вся остальная часть помещения по-прежнему была погружена во мрак. Но на этот раз он был практически уверен, что в комнате присутствует еще кто-то живой. Легкое дыхание, почти неслышимое, но его обостренный слух все же уловил его. И взгляд.... Марко не мог видеть его видеть, но ему казалось, что он почти чувствует на себе изучающий взгляд того, кто из темноты молча продолжал наблюдать за ним. Ему стало совсем неуютно и свернувшаяся клубком змейка страха начала снова распрямлять свои кольца, все сильнее сжимая сердце.
  - Кто здесь? - произнес он, не в силах унять легкую дрожь.
  Неизвестный словно ждал его вопроса как сигнала. На потолке вспыхнула еще одна фара, раздвинув границы тьмы до противоположной стены и высветив стоявший недалеко женский силуэт.
  Женщина! Странный наряд, подчеркивающий ее формы, копна отливавших медью волос, черная полумаска, почти полностью скрывающая лицо. Марко почувствовал, как начинает спадать напряжение, и осторожно перевел дух. Кем бы ни была незнакомка, она не походила на монстра или на кого-то кто мог обойтись с ним жестоко. И все-таки...
  - Ты кто? - решился задать он вопрос, не дождавшись от нее какого-либо приветствия или объяснения.
  Незнакомка не ответила. Молча подошла к небольшому столику, стоявшему у стены, поставила на него принесенную с собой бутылку, пластмассовый стакан. Неторопливо окрутила крышку, налила в стакан прозрачную жидкость.
  Марко невольно сглотнул, следя напряженным взглядом за ее плавными движениями и втайне надеясь, что вода в стакане предназначена для него.
  - У тебя есть имя?... Что это за место?.... Знаешь, кто сделал это со мной?
  Никакого ответа.
  - Ты не говоришь по-французски? На каком языке ты говоришь? Английском? Итальянском? Нет? Скажи хоть что-нибудь! Хоть на арабском... - я попробую понять.....Ну что ты молчишь? Так сложно ответить?
  Незнакомка продолжала изучающе смотреть на него, не говоря ни слова.
  Марко почувствовал нарастающее внутри раздражение.
  - В конце концов! Какого дьявола! Я требую сказать, что здесь происходит! Если ты не умеешь говорить, тогда позови того, кто умеет. Я хочу знать, что все это значит!... И освободи меня, наконец!... Эта шутка слишком затянулась! - он дернулся, сделав очередную безнадежную попытку освободиться - Да послушай же!... Неужели непонятно? Освободи меня! Ты что, глухонемая?
  - Воды?
  Она прекрасно говорила, произнеся слово по-итальянски с легким акцентом. И слышала. Легкая насмешливая улыбка, тронувшая ее губы, убедили его, что она просто забавляется этой сценой.
  Раздражение достигло своей наивысшей точки.
  - К черту воду! Сними меня! - крикнул он и сразу же пожалел о своих опрометчивых словах, потому что незнакомка вновь поставила стакан на стол и развернулась к нему.
  - Как хочешь.
  Пить хотелось мучительно, но раздражение от всей этой нелепой и в чем-то комической ситуации не желало так просто проходить. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы совладать с собой и понизить тон голоса.
  - Ты можешь снять меня? У меня...совсем затекли руки.
  - Не сейчас. Тебе придется потерпеть.
  Ах потерпеть! Твою же...! Ярость начала опасно зашкаливать...Марко снова задергался почти не обращая внимание на ожившую в плечах боль...Он ведь...как только освободится, разнесет здесь все к чертовой...Дай только...Еще несколько секунд - и он снова повис без движения, слегка раскачиваясь.
  Взгляд наткнулся на стоящий на столе стакан...Чувство жажды и раздражение боролись в нем, пока, наконец, разум не подсказал ему, что девушка вполне может не повторить больше своего предложения. Послать он ее может, конечно. И не один раз - только воды тогда ему не видать - это очевидно. Он откашлялся, привлекая ее внимание.
  - Я согласен...То есть, я хотел сказать, да. В смысле... ты можешь дать мне воды? Пожалуйста, - добавил он, смирив собственную гордость.
  Девушка вновь взяла со стола стакан, развернулась, но прежде чем приблизиться предупредила
  - Не советую делать резких движений. Э то в твоих же интересах.
  Марко кивнул.
  Она поднесла к губам стакан. Выпив все до последней капли, Марко поднял глаза, встретившись с ней взгядом. Красивые васильковые глаза смотрели на него спокойно и чуть насмешливо
  - Полегчало?
  Он наградил ее отнюдь не благодарным взглядом, в котором смешивалось возмущение и злость.
  Девушка вновь отошла к столу, достала из кармана небольшую голубоватую бутылочку и упаковку ватных салфеток. Потрясла бутылочку, чтобы перемешать содержащуюся в ней жидкость, увлажнила ей салфетку. Он уловил едва различимый цветочный запах смешанный с запахом химического раствора.
  - Что это? Что...что ты хочешь сделать?
  Она поднесла палец к губам в знак призыва к молчанию, вновь подошла к нему вплотную, поднесла салфетку к его щеке.
   Марко инстинктивно дернулся, пытаясь отстраниться.
  - Боишься? - улыбнулась она лукаво. - Не волнуйся, это всего лишь жидкость для снятия грима. Ты даже не заметил, что так и не успел смыть его.
  Она вновь поднесла салфетку к его лицу, но попытался отвернуться.
  - Оставь меня! Я не хочу! Убирайся к...
  Его призыв не возымел никакого действия. Она продолжала настойчиво и терпеливо смывать с его лица остатки нанесенного слоя тонального крема. Отходила к столу, кидала на его уже использованную салфетку, брала новую, увлажняла ее и все повторялось. Проклятье! Он не позволит ей увидеть свое лицо без макияжа! Марко пытался изворачиваться, крутил головой, наклонял ее, но в таком положении, увы, у него было мало шансов на сопротивление. Результатом его попыток было только то, что он сам попеременно подставлял ей то одну щеку, то другую, то лоб. Незнакомка по-прежнему не проявляла ни капли нетерпения или раздражительности. Пережидала, пока он не замрет на мгновение, ловила момент, оставляла не его щеке влажный след - и все начиналось по новой. В ее глазах плясали лукавые огоньки, и на губах бродила мечтательная полуулыбка. Сумасшедшая! Марко окончательно удостоверился, что она действительно просто забавлялась с ним, как делает это маленькая девочка со своей куклой.
  Еще несколько минут и несколько попыток увернуться - и все было кончено. Она отошла, с удовлетворение осматривая результат своих усилий, а он снова бессильно повис, тяжело дыша и бросая на нее время от времени гневные взгляды. На которые она отвечала лишь мимолетными ироническими улыбками.
  - Ну что, наигралась? Добилась, чего хотела? Теперь ты освободишь меня? - процыдил он сквозь зубы.
  Она приблизилась, окинула его задумчивым взглядом, неожиданно провела пальцем по обнажившейся полоски кожи на животе, которую не могла прикрыть слегка задравшаяся футболка. Рассмеялась видя как он инстинктивно напрягся.
  - Это только начало... Я смыла тональный крем, но осталась краска на глазах. Я бы советовала тебе не двигаться. Глаза - одно из самых ценных органов...И один из самых деликатных.
  - Убирайся к дьяволу!
  С него было достаточно. Какому бы извращенному уму не пришла бы в голову эта шутка, она явно затянулась. Страха больше не было - с трудом сдерживаемое бешенство рвалось наружу, сметая любые логические доводы.
  - Хватит! Я не позволю больше издеваться над собой! Не смей меня касаться! И немедленно освободи меня! Слышишь, ты...извращенка!
  - Мы можем обсудить это, но чуть позже. А сейчас замри.
  Она увлажнила салфетку, аккуратно закрыла крышку бутылочки и спрятала ее в карман.
  - Не трогай меня! - Марко отклонил голову назад, пытаясь ей помешать.
  Одним кошачьим прыжком девушка оказалась у него за спиной, схватила его за волосы, потянула их, заставляя его еще больше запрокинуть голову. Юноша охнул от боли.
  - Ты сам облегчил мне задачу. Теперь закрой глаза и не двигайся, - промурлыкала она ему на ухо.
  Выбора не было.
  Он вздрогнул, ощутив , как салфетка оставляет за собой влажный холодный след. Нужно терпеть. Она продолжала снимать с него макияж легкими нежными движениями, явно наслаждаясь самим процессом, неторопливо и размеренно. Иногда останавливалась, чтобы полюбоваться результатами своей работы, проводила пальцем по линии бровей, касалась век, вновь меняла салфетку, ни на секунду не отпуская его голову. Казалось, этой пытки не будет конца. Время замерло. Мазок. Ее палец медленно проводит линию вдоль его брови... Мазок.... Пальцы бегут вдоль века, словно она - слепая, изучающая чужое лицо.... Звук открывающейся и закрывающейся крышки... Еще мазок... Ее локоны щекочут ему лицо и хочется сдвинуться, но ее рука цепко держит за волосы, не давая шевельнуться. Ноет шея, и нарастающая боль отдает в затылке. Окружающий мир начинает кружиться. Он чувствует, что ему не хватает воздуха. Губы шевелятся, пытаясь произнести слова просьбы, но она накрывает их ладонью.
  - Я поняла. Осталось недолго - я почти закончила.
  Ее хватка чуть ослабла, позволяя ему слегка поднять голову и облегчая дыхание. Марко попытался открыть глаза, но ее пальцы удержали веки.
  - Подожди. Еще несколько мгновений.
  Девушка склонилась совсем низко, и он вдохнул едва уловимый свежий аромат ее духов. Она принялась целовать его лицо. Нежно, едва касаясь - щеки, лоб, виски, нос, глаза, подборок. Ее поцелуи - легкие и почти лишенные страсти - тем не менее заставляли его каждый раз вздрагивать. От отвращения - попытался убедить он сам себя. "Только ли от отвращения?" - спросил его ехидно внутренний голос. "Только" - с негодованием ответил он сам себе.
  Напоследок она провела кончиком языка по его губам, вздохнула и отстранилась.
  - Я не смогла удержаться. Ты такой... красивый. Без грима.
  Наконец-то! Стерва! Перестав ощущать в волосах ее цепкую хватку, Марко поднял голову, сделал ею несколько осторожных движений. Ярость, растерянность, отчаяние и ненависть - ему потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и разобраться в море бушующих внутри эмоций.
  - Еще раз коснешься меня....!
  - Будь ты в другом положении, тебе понравилось бы гораздо больше. Но даже так это было совсем неплохо, не правда ли? - она лукаво улыбнулась.
  - Ты ошибаешься, мразь! - бросил он ей в лицо.
  - Я права - а ты просто боишься признаться...Из-за гордости - или упрямства...
  - Да пошла ты...!
  Она весело рассмеялась.
  - Пытаешься разозлить меня? Пустое...я привыкла. Слова ничего не значат - они лишь помогают нам скрывать наши истинные чувства.
  - Было бы что скрывать! - фыркнул он презрительно. - Ну что, ты достаточно развлеклась со мной? Сделала все, что хотела?
  - Еще нет, - последовал незамедлительный ответ - неужели ты думаешь, что удовольствуюсь несколькими мимолетными поцелуями?
  - Да что тебе еще нужно от меня-то?
  - Еще...- она прищурилась и окинула его плотоядным взглядом, заставив вновь напрячься. - Я изучила твое лицо в мельчайших подробностях. Но под этими одеждами нечто , что достойное такого же детального изучения.
  - Ты не посмеешь! - выдохнул он.
  - Почему же? - в ее глазах плясали бесенята. - Более того, ты сам предложишь мне свое тело.
  - Да? А больше ничего ты не хочешь? Совсем крыша поехала? - от захлестнувшего возмущения ему не хватало слов. - Шваль! Стерва! Немедленно освободи меня, слышишь!
  Он снова дернулся.
  - Я освобожу тебя...но в обмен на твою покорность и согласие исполнить мои желания.
  - А не пошла бы ты...- у него вырвалось несколько крепких словечек на родном диалекте.
  - Я знаю, что грубость не в твоем стиле, но сейчас ты слишком расстроен, так что я прощаю тебе сказанные слова. Мы - сами вершители своей судьбы. В каждый момент нашей жизни. И ты сейчас как и прежде ее хозяин. У тебя есть выбор - ты можешь согласиться, и я обещаю, что как только закончу, я освобожу тебе руки.... Или можешь продолжаться упорствовать и подаваться гневу - и продолжать здесь висеть. У меня уйма времени, и я могу ждать столько, сколько понадобится. Можешь ли ты сказать то же самое о себе? В любом случае, тебе решать.
  Марко обжег ее полным ненависти взглядом. Если бы он только мог сейчас дотянуться до нее, если бы он был свободен, если бы взглядом можно было убивать, наверное она бы уже лежала мертвой у его ног.
  - Кстати, сейчас вечер понедельника 18 часов - это просто для информации.
  Она подобрала с пола и со стола использованные салфетки, закрутила крышку бутылки с водой, но у двери обернулась, невольно залюбовавшись своим пленником. Сжатые в тонкую линию губы, четкая линия носа, сверкающие бешенством глаза - все это придало его лицу особую привлекательность. Как он был красив! И, поддавшись порыву, приблизилась к нему и прошептала.
  - Ты даже не знаешь, как ты прекрасен в этот момент.
  Он думал увидеть в ее васильковых глазах привычную насмешку, но они излучали лишь восхищение и...жажду. Безумную жажду обладания.
  Взмах ресниц - и наваждение исчезло.
  Дверь прошелестела и захлопнулась . Марко выдохнул - он опять остался один.
  
  ***
  
  - Знаешь, мне кажется, что тебе будет не так просто добиться от него того, что ты хочешь, - произнес мужчина, задумчиво поигрывая стаканом с коньяком.
  -Свободный дух... - прошептала она задумчиво. - Посмотрим.
  - А если план не удастся и он не сделает того, что ты хочешь, чтобы он сделал? Ты все-таки сломаешь его?
  - Возможно...Я еще не решила... - она обошла - Тебе будет его жалко?
  - Мне? - мужчина рассмеялся, - мне будет жалко, если ты проиграешь. Ты совсем не умеешь признавать себя побежденной. Что, безусловно, чревато неприятными последствиями для тех, кто надеется у тебя выиграть.
  - Я никогда не проигрываю.
  - Я знаю, и именно этого я и опасаюсь, - вздохнул он. - В конце концов тебе придется его сломать. Но не в этом состоит твой план, не так ли? Ты поставила себе другую цель, и если он сломается до того, как сделает то, что ты от него хочешь, ты проиграешь. Парадокс. Можно сказать, что ты сама расставила себе ловушку.
  - Тебе весело? - ее глаза на миг сверкнули нехорошим огнем.
  - Нет, что ты. Напротив. Мне грустно. И мне совсем не нравится то, какой оборот начинает принимать это дело. Ты действительно хочешь освободить ему руки и дать свободу передвижения?
  Это необходимо для моего плана.
  - Это слишком опасно - он покачал головой. - Он в бешенстве и почти доведен до крайности. Ты прекрасно знаешь, что в такие минуты человек способен на все. Как только он почувствует себя свободным, он может натворить глупостей.
  - Доверься мне. Я прекрасно знаю, что делаю.
  - Хм...Я не совсем в этом уверен. Подумай, он может причинить тебе вред.
  - Он не сделает этого.
  - Ты так уверена? В любом случае, я буду неподалеку.
  Девушка обернулась у нему.
  - Ты должен мне пообещать...
  - Даже не подумаю -отрицательно покачал головой мужчина.
  - Обещай, - настаивала девушка, - что не станешь ничего предпринимать, пока я не дам сигнал.
  Мужчина колебался.
  - Обещай!
  - Ну хорошо. Я обещаю, что подожду твоего сигнала, но хочу тебя предупредить - он с силой сжал ее плечо, заставив поморщиться, - если он причинит тебе боль, ему придется за это заплатить. И в этом случае цену назначу я. Ты согласна?
  - Он не сможет, - девушка продолжала морщиться от боли, но не делала попытку освободиться.
  - Я тебя предупредил. И хочу, чтобы ты ответила мне "я согласна".
  - Я согласна, - повторила она.
  Мужчина разжал пальцы.
  - Поставь охранника у входа. Он обязательно попытается выйти вслед за мной. Нельзя ему этого позволить.
  - Не волнуйся - он не выйдет оттуда пока ты сама не захочешь его выпустить.
  Мужчина еще несколько секунд смотрел ей вслед - как же она хороша. Его женщина. Его королева.
  
  * * *
  
  Кажется, он слегка задремал, потому что не услышал шелеста открывающейся двери. Встрепенулся, когда свет пробился сквозь закрытые веки. И в нос ударил пьянящий аромат только что приготовленного ужина (или завтрака?). Желудок свело голодным спазмом и рот наполнился слюной. Девушка поставила принесенный поднос с едой на то же самый столик, положила на свободное место кусок плотной клеенки, поставила стакан и тарелку. Она успела переодеться - простая облегающая длинная юбка, расширяющаяся к низу, воздушная и почти прозрачная, короткий плотный корсет, оставляющий открытым ее плоский живот и поднимающий грудь, рассыпанные по плечам густые кудри и прежняя маска на лице. Что-то было в ней такое, неизъяснимо притягательное, почти на уровне подсознания - в плавной скользящей походке, в нарочито медлительных жестах, повороте головы, манере держаться. Марко поймал себя на том, что фиксирует в памяти ее фигуру. К дьяволу! Он опустил голову, прикрыл глаза. Он был почти собран и готов к борьбе за свою свободу. Почти.
  - Я принесла тебе поесть. Знаю, что ты умираешь от голода. Мне накормить тебя или ты хочешь есть сам?
  Он молчал и продолжал смотреть в пол, не зная, что ответить, прекрасно понимая, что этот вопрос - ловушка.
  Она тихо рассмеялась.
  - Решил надеть маску героя? Сопротивляться и стоять до конца? Отказываешься от еды, решив испытать свое тело на прочность?
  Не дождавшись ответа, пожала плечами и развернулась.
  - Тогда я зайду позже.
  Пойти на обман - его натуре претила эта идея, но пока это для него - единственный выход. Он решился, мысленным пинком отбрасывая восстающий голос гордости.
  - Подожди. Я...я согласен.
  Незнакомка вернулась медленно, почти скользя по полу. Остановилась напротив него совсем близко, поддела пальцем подбородок, вынуждая поднять голову, посмотрела прямо в глаза. Ему безумно захотелось отвести взгляд, но он усилием воли удержал себя от этого. Нужно, чтобы она поверила в его покорность. Она должна поверить.
  Девушка ничего не сказала, лишь приподняла уголки губ в ироничной улыбке. Потом кивнула.
  - Хорошо. Я освобожу тебе руки как и обещала, - сделала пару шагов влево, - Да, приготовься - это будет немного неприятно.
  Она отошла к дальней стене, продолжающей находиться в полумраке и привела в действие механизм. Несколько секунд - и он снова стоял на своих ногах. Опущенные руки пронзили тысячи иголок. Боже! Он с шумом втянул в себя воздух. Хочется сделать ими несколько движений - может это поможет - но руки не слушаются. Головокружение настигло его неожиданно, ноги, отвыкшие держать вес подогнулись, и он без сил опустился на пол. Руки как неживые! Он принялся шевелить пальцами, сгибая и разгибая ладонь. Кровообращение восстанавливалось медленно и мучительно.
  - Позволь...
  Она неожиданно оказалась рядом с ним, опустилась на колени...
  - Только тронь меня! - он оттолкнул ее плечом, не осознавая до конца, почему руки не хотят его слушаться.
  -Браслеты - я все лишь хотела разъединить их.
  Ах да - на его запястьях по прежнему одеты широкие кожаные браслеты, соединенные между собой двумя кольцами. Она разъединила их.
  Если бы он позволил, она могла бы сделать ему специальный массаж, чтобы поскорее вернуть чувствительность, но он ведь не позволит. Вон как ощерился, смотрит на нее исподлобья, выставил плечо вперед. Пытается защититься, не подпустить. Она рассмеялась про себя - "Глупый. Я же вижу, что ты не смирился. Еще нет. Еще надеешься на спасение. Играешь в покорность". Пройдет немного времени и все изменится. Она умеет ждать.
  Марко продолжал разминать руки, поводил плечами. И украдкой бросал взгляды по сторонам, пытался рассчитать. Комната по-прежнему погружена в полумрак, но дверь, через которую вошла незнакомка должна быть там, в противоположной стене. У него будет от силы несколько секунд, чтобы найти ее в темноте. Мало, слишком мало. И даже если удастся это сделать, он не знает, что его ждет с другой стороны. Он бросил короткий взгляд на девушку, пытаясь оценить шансы. Она отошла к столу, отвернулась, как будто нарочно. Как будто ждет, что он вот -вот удариться в бегство.
  Марко на секунду прикрыл глаза -нет, не сейчас. Как бы не хотелось поскорее покинуть это место, надо подождать. Он с трудом обуздал первый порыв кинуться к выходу, медленно поднялся, продолжая растирать руки, попытался снять широкие кожаные браслеты, но замок не поддается.
  - Что теперь? - мрачно спросил он ее.
  - Поешь?
  Он не двинулся. На лице заиграли желваки - так хочется послать ее подальше с этим ужином, а еще лучше схватить тарелку и кинуть о стену, потом схватить ее саму и трясти пока она не скажет, как выбраться отсюда. Марко сделал глубокий вздох, возобновляя мысленный призыв к сдержанности. Его единственный шанс выиграть в этой борьбе - это попытаться усыпить ее бдительность.
  Девушка исподтишка наблюдала за сменой выражений на лице своего пленника. Физическое страдание, ярость бессилия, попытка взять себя в руки. Его эмоции столь сильны и чисты, что кажется, будто они источают невидимые волны. Он даже не пытается их скрыть. Или не умеет?
  Наконец он бросил не нее угрюмый взгляд исподлобья, молча подошел к столу, всем видом стараясь показать, что оказывает ей услугу, сел на приставленный стул с высокой спинкой. Куриное мясо, картофельное пюре, кусок подсушенного хлеба. И прежний стакан с водой. Выбор совсем не богат, кроме того он не выносит вкуса картофельного пюре, и в любой другой ситуации отказался бы его есть, но сейчас ему все равно. Он мысленно усмехнулся - они побоялись дать ему вилку и нож, ему приходится есть пластмассовой ложкой. Не так то просто если приходится разделывать мясо. Аромат еды пьянил, но Марко заставил себя есть медленно, словно через силу. Клал в рот кусок, тщательно его пережевывал, запивал глотком воды.
  Она стояла у противоположного конца стола, накручивая на палец локон цвета меди, смотрела на него не отрываясь, не моргая, почти гипнотизируя взглядом. Марко повел плечами.
  - Послушай, ну на самом деле, ты можешь мне объяснить, что в конце концов происходит? - решился спросить он, когда ужин почти закончен. - Кто ты такая? Это ты меня похитила? Зачем? И кто тебе помог в этом? Что вы хотите от меня, в конце концов! - он пытается контролировать тон голоса, стараясь, чтобы он звучал спокойно и рассудительно, но получается плохо.
  Она вернулась, остановилась напротив него, облокатилась на стол. На лице - непроницаемая маска из смеси насмешки и любования, но в глубине васильковых глаз затаилась почти незаметная угроза и расчет.
  - Это было бы слишком просто, тебе не кажется? Столько вопросов.... Ты барахтаешься в неизвестности, а неизвестность пугает.... Тебе хочется знать, получить информацию о ситуации, осмыслить ее, понять как найти выход. Но в современном мире информация - ценность. Из-за нее начинаются войны, за нее убивают и продают душу. Сколько готов заплатить ты, чтобы получить ответы на свои вопросы?
  - Я не стану ничего платить! Послушай, это же глупо в конце концов. Весь этот спектакль.... Как же ты не понимаешь, что меня будут искать, если уже не ищут.
  Она рассмеялась.
  - Тебе хотелось бы на это надеяться? Кто станет искать тебя, Марко? Твоя охрана, что приставил к тебе продюссер? Или тот телохранитель, которого ты нанял не так давно? Они - бравые ребята и знают свою работу, но каждый из них делает ее за деньги. И каждый из них имеет свою цену, за которую они согласны закрыть глаза.
  - Подожди, что...что ты хочешь этим сказать? - Марко отставил в сторону стакан с водой, который так и не до нес до рта.
  - Именно то, о чем ты уже догадался сам. Телохранителю и охране очень хорошо заплатили за то, чтобы они исчезли в нужный момент. Они все поняли правильно - лучше взять деньги и хранить молчание, чем проявить честность и хранить молчание в уже неживом виде. Если говорить совсем коротко - они просто продали тебя. За неплохую цену, если это хоть немного служить тебе утешением.
  Марко тихо выругался.
  - Пусть так. Пусть вам удалось подкупить охрану. Но неужели вы думаете, что мое похищение может пройти незамеченным?
  Она вновь рассмеялась, явно забавляясь тем, какой поворот принимал разговор.
  - В ближайшие две недели отпуска - безусловно. У тебя было что-то запланировано на это время? Какие-то встречи?
  - У меня много всего было запланировано! Но какое это имеет сейчас значение!
  - Звукозаписывающая студия, ужин в обществе шишек одной звукозаписывающей компании, встреча в офисе продюсера, с которым ты хотел обсудить пункты возможного контракта... - она сделала нарочито-задумчивый вид и стала загибать пальцы, - да, я забыла о запланированном интервью газете "Parisien".
  - Откуда ты знаешь? - поразился он, холодея. Как и откуда они могли знать о его распорядке?
  Она лишь загадочно улыбнулась,
  - Думаешь, что кто-либо из тех, с кем ты должен был встретиться, действительно станет беспокоиться о тебе?
  - Естественно! Если я не приду....
  - Хватило всего каких-то двух лет, чтобы твое самомнение так раздулось. Два-три сообщения о том, что ты решил взять паузу - и никому из них больше не придет в голову беспокоиться за тебя. У них много своих дел и своих проблем, чтобы видеть что-то странное в твоем исчезновении. Или чтобы думать о тебе. Артисты - взбалмошные люди. Это общеизвестно. И они сами привыкли к этому. Правда в том, что всем тем, с кем ты водишь знакомство в мире шоу бизнеса, на самом деле наплевать на тебя. Ты для них - только источник обогащения. Мальчик, который может принести им прибыль... А может и не принести. А все остальные - секретари, пресс агенты, журналисты - лишь слизывают крошки с твоего стола. Пока вокруг тебя крутятся деньги и твое лицо мелькает на экране телевизора, ты полон тех, кто готов предоставить тебе любе услуги, кто ищет контактов и дружбы. Как только ты исчезнешь, прихлебатели пожмут плечами и станут искать нового царя Мидаса, кто своим прикосновением принесет им звонкие монеты.
  Марко кусал губу. В ее рассуждениях все казалось логичным, и все-таки что-то в них было неправильным, ошибочным, что он отказывался принять за правду. Но что - это ускользало от него.
  - Может ты и права, но у меня есть друзья... - начал было он.
  - Франческо, Джанни, Винченцо, Крис, Иньяцио, Даниеле - начала перечислять она и неожиданно ее лицо утратило привычное насмешливое выражение - Твои друзья обязательно пришли бы на помощь своему другу Марко, и, наверное, рискнули бы жизнью и здоровьем ради него. У тебя было много друзей - когда-то. Ослепленный светом пюпитров, вспышками фото и телекамер, взглядами беснующихся поклонниц ты даже не заметил, что теперь по сути остался один.
  - Глупости! Мне стоит лишь позвонить....
  - Они не придут, - закончила за него фразу незнакомка. - Они бросились бы на выручку Марко, которого они знали когда-то, но ведь для звезды Марко Дини они - люди более низшего звена.
  Это было подобно удару в живот. На какую-то долю секунды ему показалось, что в комнате стало на пару градусов холоднее.
  - Ты ошибаешься! Я никогда не говорил им этого! Когда они приезжали на спектакль, я всегда принимал их у себя, я платил им за гостиницы, мы ужинали вместе как в старые времена, смеялись, шутили....
  - У тебя оставалось все меньше и меньше времени для них, и все меньше и меньше места для низ в твоей жизни. Ты дал им понять, что они для тебя не имеют первостепенного значения. Ты ранил их гордость. И этого они не смогли тебе простить. Ты сам оттолкнул их, забыв, что простые ребята с юга Италии могут простить ошибки и занятость, но никогда не простят пренебрежения их дружбой. И никогда не простят намеков на то, что они не на высоте из-за своей бедности. У них не было денег, чтобы предложить их тебе, но когда ты просил их взаймы, они всегда делились с тобой тем, что у них было. У них не было нужных тебе связей в высших сферах, но каждый из них предлагал тебе помощь насколько это было в их силах. У них не было покровителей, но каждый переживал за тебя так, будто ты был братом. Люди с юга Италии - те, кто не умеет мыслить полутонами. Если дружба - то навсегда, если ненависть - то до крови, если любовь - то до смерти. Ты и сам когда-то был таким. Марко был таким. Но у звезды Марко больше нет таких друзей. Ты принимал как должное их дружбу, думая, что они никогда ей не изменят. Но ты сделал это первым. Ты перестал отвечать на из звонки, так как был занят, и беседа с ними не была для тебя приоритетом. И почти не заметил, что они уже давно перестали тебе звонить. Они перестали вписываться в круг достойных и нужных для карьеры людей. - она приблизила свое лицо и прошептала - Они не придут, Марко, и не станут тебя искать.
  Она посмотрела на него с неожиданной грустью и жалостью. И этого он не мог вынести.
  - Да что ты можешь знать об этом? Что ты можешь знать о моих друзьях и о наших отношениях! Кто вообще дал тебе право влезать в мою жизнь! - он вскочил, резко отбросил в сторону стул
  - Я знаю о тебе все. Даже больше того, что ты сам знаешь о себе. - отрезала она и улыбнулась уже ставшей привычной иронической улыбкой. - И я знаю, что ты остался один.
  - Ты несешь полный бред! У тебя галлюцинации! Я не знаю, что тебе там показалось, но ты ничего не знаешь обо мне! Мой брат....
  - Твой брат настолько испугался угроз, что заперся у себя в квартире, умирая от страха и боясь показать нос на улицу, - прервала она его. - Ему было легко следовать у тебя в хвосте. Ты предложил ему все, в чем он нуждался - деньги, кров, знакомства с нужными людьми. Он следовал а тобой на все готовое Он сияет в отраженном тобой свете, но стоит твоей звезде погаснуть....Сам он не стоит почти ничего - и ты сам прекрасно это знаешь.. У него никогда не хватало достаточно смелости на то, чтобы рискнуть и никогда не хватало силы духа, чтобы пожертвовать своим комфортом и спокойствием. И у него никогда не хватит смелости, чтобы прийти тебе на помощь. Правда у него может хватить глупости на другое...
  - Если вы тронете его хоть пальцем.... - крикнул он, угрожающе приближаясь к ней.
  - Его никто не трогает, успокойся. Пока. Но за ним следят. Внимательно.
  Ему показалось, что она накинула на его шею веревку и теперь медленно затягивает ее. Поднес руки к вороту спортивной куртки, потянул его на себя, словно ему не хватало воздуха. Она обошла вокруг стола, встала у него за спиной.
  - Оглянись вокруг себя, Марко. Слава, фотокамеры, интервью, ужины и обеды в престижных ресторанах - это все мишура. Ты решил, что ты уже взобрался на вершину. Ты так долго к этому шел и решил, что наконец-то твоя цель достигнута. Участие в спектакле дало тебе шанс. Твое лицо на экране, твоя фигура на обложках журналов, твое имя, звучащее в радиоэфире. За всем этим стоит огромная машина шоу бизнеса и большие деньги, которых у тебя нет и никогда не будет. Этому всему настанет конец, и очень скоро. Продюсеры уже выжали из тебя все, что могли.
  - Неправда! Они дали мне возможность и будущее....- прошептал он
  - Они дали тебе лишь иллюзию будущего. Ты больше не нужен им, Марко. Им все равно, что будет с тобой в дальнейшем. Ты вернешься в безвестность и это лишь вопрос времени. Единственные друзья, которые у тебя остались - Жерар, Флоранс, Стефан. Твои товарищи по спектаклю. Они будут беспокоиться и искать тебя. Через полицию, конечно. Потому что несмотря ни на что у них у всех на весах - сольная карьера, контракты, записи. У них своя жизнь, в которой тебе отведено небольшое местно. Недостаточное для того, чтобы бросить все и бежать на твои поиски. А поклонницы - их любовь так непостоянна! Сейчас они готовы ждать тебя до рассвета, готовы продать душу дьяволу за один твой благосклонный взгляд, и свое тело за один твой поцелуй, они забудут о тебе как только продюсеры и медиа кинут им новое смазливое лицо и новую фигуру для обожания. Кстати, ты знаешь, что Гор уже нашел исполнителя главной роли в новом мюзикле? Я видела его - черные волосы, кошачьи движения, открытый взгляд. Он очень быстро заменит тебя на пьедестале. А твой сольный альбом - он никогда не увидит свет и на то есть своя причина. Ты уже давно задаешь себе вопрос, почему тебе не удается найти продюсера, чтобы его издать?
  Он резко разворачивается к ней, в карих глазах - немой вопрос и страх услышать ответ.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Ты уверен, что ты держишь все под контролем - свою жизнь, свою карьеру, свою судьбу. Но ты ошибаешься. Все это - в моих руках.
  Медленно, очень медленно она подняла руки к затылку, нашла конец шнурка, удерживающего маску у нее на лице, потянула его. Маска с тонким шелестом упала на пол.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"