Молчанов С М: другие произведения.

2014-й. Послевыборный декабрь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa


2014-й. Расклады после выборов.

   Ну, вот и прошли выборы этого года. Чуть улеглась шумиха, и можно спокойно проанализировать - что же именно на них произошло, и предвестником чего происшедшее может быть. Выборы были "промежуточными" (не включающими президентский пост), а это значит - еще более ориентированные на внутриполитическую проблематику (прежде всего - экономику), чем в президентские годы. Тем не менее - они дали ответы на ряд вопросов, хотя и поставили немало новых.
  
   Традиционно (достаточно посмотреть в прошлое, на выборы 1958-го, 1966-го, 1974-го, 1986-го и 2006 годов) выборы, проходящие в середине второго президентского срока (автор объединяет президентства Кеннеди и Джонсона и президентства Никсона и Форда, где, в каждом случае президента сменял его вице-президент, в целом продолжавший его политику, в одно целое) являются крайне неудачными для партии, представитель которой занимает президентский пост. Единственным исключением за последние десятилетия были выборы 1998 года, но все 8 лет администрации Билла Клинтона были не совсем стандартными (например, Клинтон оказался редкостным везунчиком в плане экономических показателей в период его президентства), так что это скорее то исключение, что подтверждает правило. Поэтому перед этими выборами почти все аналитики были уверены в неизбежности некоторых потерь для демократов в обеих палатах Конгресса, и расходились только относительно того - сколь значительными они будут. Как оказалось - крайне большими в Сенате (который до этих выборов контролировался демократами), и чувствительными (хотя и менее значительными) в Палате представителей, где, впрочем, сверхбольших изменений никто и не ждал, ибо большая часть округов по выборам в эту палату "нарезана" таким образом, что одна из двух ведущих партий имеет там большое превосходство, и, стало быть, почти не может проиграть (или выиграть) соответствующий округ. И лишь 40-45 округов (примерно 10% от общего количества) принадлежат к категории "маргинальных", где, по крайней мере - теоретически, выиграть может кандидат от любой из двух основных партий с почти одинаковой вероятностью.
  
   Еще одной важной темой были выборы губернаторов и в законодательные собрания подавляющего большинства штатов, которые тоже происходили в ноябре. Понятно, что они в еще большей степени, чем выборы в Конгресс, "заточены" на внутренние проблемы соответствующих штатов, но, как уже не раз отмечал автор, косвенно они оказывают огромное воздействие на будущий (через несколько лет) состав Конгресса: именно законодательные собрания в большинстве штатов проводят ту самую "нарезку" округов каждые 10 лет (после очередной переписи населения), а губернаторы (тоже в большинстве случаев) - ставят (или НЕ ставят, и налагают вето, принуждая законодательные собрания вырабатывать компромиссные решения) под этими планами свою подпись прежде чем они вступают в силу. Правда - до следующей переписи еще далеко, и перекройка округов будет проходить в 2021-22 годах, так что наиболее критическую роль будут играть губернаторы, избранные в 2018 году (когда, как и в том, должны будут переизбираться губернаторы 36 штатов, причем около половины из нынешних губернаторов переизбираться не смогут, ввиду действующих во многих штатах ограничений типа "не более 2-х 4-летних сроков подряд!"), и законодательные собрания, избранные частью тогда же, а частью - в 2020-м. Тем не менее, нынешние выборы тоже играли в этом плане немалую роль - и потому, что избранные в этом году на первый срок губернаторы точно могут (в теории) досидеть на своих местах до 2022-го года, и потому, что, в отличие, скажем, от выборов в Сенат, среди переизбиравшихся губернаторов заметно преобладали республиканцы, так что тут демократы рассчитывали на определенные успехи. Ну и не надо забывать, что законодательные собрания являются самой большой "кузницей кадров как для Конгресса, так, и для многих постов в штатах, так что люди, избранные в этом году, вполне могут оказаться на ведущих ролях к моменту следующей переписи населения.
  
   Начнем, как обычно, с Сената. В целом именно эти выборы оказались наибольшим кошмаром для Демократической партии. До выборов она имела существенное большинство (55 - 45, если причислять к демократам 2-х близких к ним независимым), и, хотя было очевидно, что ряд мест партия потеряет, где-то до начала-середины октября казалось, что партия либо сумеет удержать минимальное большинство (типа 50 - 50 с решающим в таком случае голосе вице-президента демократа Дж. Байдена), либо (в худшем случае) будет иметь где-то 49 мест, с практической гарантией возвращения большинства после выборов 2016 года, когда в Сенате будут переизбираться много сенаторов-республиканцев (в том числе - не столь уж сильных политиков, избранных на республиканской волне 2010 года), и очень мало - демократов (да к тому же - переживших этот тяжелый 2010-й). Однако октябрь и первые дни ноября оказались для демократов кошмаром - почти с каждым опросом их ситуация выглядела все более мрачной, и, в результате сейчас с 99.99% вероятностью (формально 6 декабря предстоит второй тур выборов в Луизиане, где в первом никто из кандидатов не набрал 50% голосов, но спасти нынешнего сенатора-демократа М. Лэндрю может только полновесное чудо, и, соответственно, ее оппонент - конгрессмен-республиканец Б. Кэссиди уже на 99.99% - сенатор) можно говорить, что после выборов у республиканцев будет 54 места, а у демократов (вместе с независимыми) - 46. Так что - не факт, что демократам удастся вернуть большинство после выборов 2016 года, а если и удастся - оно будет столь небольшим, что после выборов 2018-го года (когда, как раз, наоборот - должно переизбираться намного больше сенаторов-демократов, чем республиканцев) большинство опять перейдет к республиканцам.
  
   Если считать крайне вероятную победу Кэссиди в сенате будет 13 новичков, при этом 12 из них - республиканцы. Единственный демократ - в Мичигане, где конгрессмен Петерс очень легко (с перевесом аж в 14%) выиграл у республиканки Лэнд, которая оказалась "ходячей катастрофой" Но вот остальное - ...
  
   Во-первых, республиканцы достаточно легко удержали 3 своих сенатских места: в Оклахоме (где конгрессмен Лэнкфорд сменил сенатора Кобурна, выиграв выборы с почти 40%-м перевесом), Небраске (здесь перевес республиканца Сассе был чуть поменьше - 34%) и Джорджии, где бизнесмен-республиканец Пердью выиграл с казалось бы не столь внушительным перевесом (8%), однако именно тут у демократов в качестве кандидата была дочь бывшего сенатора С. Нанна Мишель, которая в целом провела отлично организованную и прекрасно финансируемую кампанию, но и этого оказалось недостаточно: ей, по сути удалось лишь повторить процент Б. Обамы в штате на президентских выборах (что, впрочем, было почти достижением, ибо электорат на этих выборах был много менее многочисленным, и много более "белым", чем в 2012 году, и это, несомненно дало республиканцам внушительные плюсы (в дальнейшем мы tit не раз повторим эти слова)). Большинство аналитиков сходятся на том, что будь электорат в Джорджии в этом году хотя бы примерно таким же, каким он был в 2012-м, был бы, скорее всего, второй тур, ибо при таком раскладе ни один из кандидатов, скорее всего, не набрал бы 50% голосов. Но электорат был совсем иным - многие представители молодежи и меньшинств выборы проигнорировали (достаточно сказать, что общая явка избирателей на этих выборах была около 37%, что является антирекордом за многие последние годы), а вот более белая, пожилая (и, чаще всего - не переносящая на дух президента Обаму) публика как раз голосовать пошла, и, понятное дело, голосовала даже не столько за кандидатов-республиканцев, сколько - против кандидатов-демократов.
  
   Но главным достижением республиканцев является то, что они "забрали" сразу 9 мест, ранее принадлежавших демократам. Про 3 из них это предполагалось почти сразу - в Западной Виргинии, Южной Дакоте и Монтане (особенно после скандального обвинения демократического кандидата Уолша в плагиате, что привело к снятию им своей кандидатуры и замене на сравнительно малоизвестную кандидатку - члена законодательного собрания штата А. Кэртис (к тому же - крайне либеральных взглядов в этом далеко не столь уж либеральном штате)). В результате республиканские кандидаты - член палаты представителей Капито, экс-губернатор Раундс и конгрессмен Дэйнс выиграли с перевесом в 28, 20 и 18%. Вряд ли это можно назвать особо упорной борьбой.
  
   А вот касательно 6 остальных - у демократов первично были немалые надежды. Например - в Айове. Хотя после ухода в отставку сенатора-демократа Харкина возникли определенные сложности - казалось, что в лице конгрессмена Брэйли они имеют вполне адекватного кандидата. А вот относительно адекватности республиканского кандидата - консервативной Дж. Эрнст (занимавшей пост члена законодательного собрания штата) - сомнения были, и немалые. Тем более - в Айове, которая относится к категории "пурпурных" штатов согласно американскому политическому жаргону то есть - такому, где обе партии - демократическая (обычно ее победы на картах отображаются синим) и республиканская (ее победы традиционно изображаются красным) имеют сравнимое и достаточно большое влияние (достаточно сказать, что одну из палат законодательного собрания штата контролируют демократы, другую - республиканцы, а на президентских выборах 2008 и 2012 года штат с сравнительно небольшим перевесом пошел за Обамой). Тем не менее - Брэйли оказался практически такой же "ходячей катастрофой", как и Лэнд в Мичигане, и даже серьезной борьбы не получилось - Эрнст, несмотря на жестко-консервативные взгляды, не особо популярные в Айове, победила с перевесом около 8%.
  
   После этого - демократы могли "позволить себе роскошь" проиграть не более еще одного штата. Беда была в том, что проблемных штатов у них оказалось пять и если про Арканзас, Луизиану, и (в чуть меньшей степени) Северную Каролину и Аляску, демократы знали практически с самого начала предвыборной кампании, то добавление к ним Колорадо (еще одного "пурпурного" штата, где, как казалось, переизбиравшийся сенатор Юдолл достаточно популярен) было неожиданностью. На практике эти штаты разделились на две группы - в Арканзасе, и (судя по всему) Луизиане ситуация (изначально тяжелая) становилась все тяжелее с каждым днем, и, в результате, несмотря на опыт и громкие имена переизбиравшихся сенаторов-демократов (фамилии "Прайор" в Арканзасе и "Лэндрю" в Луизиане - это почти то же самое, что фамилия "Кеннеди" в Массачусетсе) борьбы фактически не получилось: Прайор проиграл конгрессмену-республиканцу Коттону 39 - 57, а Лэндрю, хотя и сумела занять первое место в первом туре, получив около 42% голосов, опередила конгрессмена-республиканца Кэссиди всего на 1%. А если учесть, что еще 14% ушло к еще одному республиканцу - ультраконсерватору Мэйнсу - ситуация во втором туре становится для нее практически безнадежной. И перевес тут, скорее всего, будет более 15%.
  
   Аляска и Северная Каролина - другой случай. И сенатор Хаган в Северной Каролине, и сенатор Бегич в Аляске провели превосходные кампании. Но они оба представляли не столь уж сильно "демократические" штаты (особенно это касается Аляски), и, в условиях низкой явки тех (в первую очередь) избирателей, которые составляют основу поддержки демократической партии, просто не смогли (нечем было) компенсировать все это личной популярностью. В результате - поражения с небольшим перевесом в 2-3%. Примерно столько же проиграл в Колорадо и сенатор Юдолл. Многие аналитики считают, что это связано с несколько "излишней" концентрацией его во время кампании на "женских вопросах" (в первую очередь - праве женщин на легальный аборт), а так же тем, что его республиканский оппонент - конгрессмен Гарднер, хотя и имел очень консервативную репутацию как член нижней палаты Конгресса, вел большую часть своей предвыборной кампании как консерватор-прагматик, концентрируясь в основном на животрепещущей экономической проблематике, и вообще - сумел, как говорится, выгодно "подать" себя избирателям. Что и сказалось на результате. Победа Гарднера с перевесом (опять же) около 2%.
  
   Ну и еще пара примеров. На сей раз - не о том, что случилось, а о том, что не случилось, и, тем не менее, заставило задуматься. Первый - сенатские выборы в Виргинии. Никто там не ожидал особой борьбы, ибо сенатор-демократ М. Уорнер считается и весьма талантливым политиком (бывший губернатор, да и предыдущие выборы выиграл в 2008 с огромным перевесом - более 30%), и, одновременно, является успешным бизнесменом, не испытывающим никакого недостатка средств на предвыборные кампании. Его оппонентом в этом году был не слишком известный республиканец Э. Джиллеспи (бывший председатель национального комитета республиканской партии и глава партийного комитета в штате, но никогда ранее не баллотировавшийся на выборную должность, и, кстати, не без труда добившийся выдвижения на собрании республиканцев штата), и почти все опросы поначалу давали Уорнеру очень большой перевес. В октябре разрыв стал сокращаться, но почти все аналитики предсказывали достаточно легкую (с перевесом в 8 - 10%) победу Уорнера. Тем не менее - Джиллеспи вел большую часть подсчета, и лишь "поздние" голоса из пригородных и городских районов северной части штата (опоры демократов) дали победу Уорнеру, причем с минимальным перевесом - чуть более 0.8%. Еще одна "почти состоявшаяся сенсация".
  
   Про Канзас уже немного говорилось в предыдущей статье. Переизбиравшийся сенатор-республиканец Робертс с немалым трудом выиграл "праймери" у не столь уж сильного и небеспроблемного оппонента, а после того, как демократы сняли своего кандидата в пользу баллотировавшегося как "умеренный независимый" состоятельного бизнесмена Г. Ормана - большинство опросов в августе-сентябре вывело Ормана в лидеры. Однако и здесь конец сентября - начало октября оказалось кошмарным для демократов, процент голосов за Ормана медленно (но неуклонно) пополз вниз, многие колебавшиеся республиканцы "вернулись в родные пенаты", и, хотя и со скрипом, проголосовали за Робертса, и в день выборов результат оказался красноречивым: 53 - 42 в его пользу.
  
   В общем, в результате, в январе мы будем почти наверняка иметь то самое соотношение 54 -46 в пользу республиканцев. Даже если считать, что демократы сумеют в 2016 году отстоять президентство, для возвращения контроля над палатой им надо будет выиграть 4 республиканских места, не проиграв ни одного своего. Второе - достаточно реально, первое - возможно, но отнюдь не гарантировано. И, как уже говорилось выше, потом последует весьма сложный для демократов 2018-й год......
  
   Палата представителей. Как уже не раз писалось - большинство людей о ней знает мало, и потому, что общая численность велика, и потому, что достаточно часты большие смены ее состава (даже в этом году, далеко не рекордном по этой части, в нее избран 61 новичок), и потому, что она в меньшей степени, чем Сенат, занимается внешнеполитическими делами. Тем не менее ее "власть кошелька" (а именно в этом состояла одна из основных функций палаты по мысли творцов американской Конституции) - весьма обширна и эффективна. И может она - многое.
  
   На первый взгляд - изменения, происшедшие в ней, значительно менее заметны, чем в Сенате (или в самой Палате представителей в такие "годы волн", как 2008-й или 2010-й). Для сравнения - в 2010-м году республиканцы разом отыграли в этой палате 63 места, а в этом году (по почти окончательным данным, остается пересчет в одном из округов Аризоны и второй тур в двух (очень республиканских) округах Луизианы) - 13. Но тут надо учесть тот факт, что после трех "волн" 2006-го, 2008-го и 2010-го года, "перекройки" округов в 2011-12 после последней переписи населения, и в условиях резко возросшей (процесс этот идет с конца 70-х годов прошлого века, но значительно ускорился именно в последнее десятилетие) "поляризации" населения США, все в большей степени голосующего за кандидатов одной и той же партии "сверху донизу" (начиная от президентского уровня и заканчивая членами местных советов по санитарии), количество по настоящему "соревновательных" округов, в которых обе партии имеют неплохие шансы на победу, значительно сократилось: в конце 70-х - начале 80-х таких округов было около 100, сейчас - 40-45. По-мнению автора это достаточно плохо, ибо не только снижает интерес к выборам и мотивацию участвовать в них (зачем участвовать, если в 90% округов все уже предопределено заранее, после завершения "праймери"?), но и приводит к тому, что значительная часть избирателей (особенно - принадлежащих к т.н. "центру", представителей которого становится все меньше в обеих расходящихся на политические полюса партиях) просто не имеет кандидата, за которого они реально хотели бы голосовать, и в результате - голосуют за того, кто "менее противен". Именно поэтому автор не будет здесь приводить много фамилий и цифр (большинство из которых известны и интересны только очень узким специалистам), а ограничится общей статистикой.
  
   Несмотря на то, что, как уже сказано выше, 13 дополнительных мест для республиканцев с первого взгляда не так уж и впечатляет - фактический результат (247 мест в Палате) - наилучший для республиканцев со времен Франклина Рузвельта. Среди 61 новичка - 44 республиканца и только 17 демократов. При этом более 2 дюжин республиканцев избираются от округов, выигранных в 2012 году Обамой, в то время как демократов, избранных от округов, где в 2012 году выиграл Ромни, можно с гарантией пересчитать по пальцам рук (5 или 6). Самый "консервативный" на президентском уровне округ, все еще избирающий демократа в Палату, находится не на Юге (или в Юте, как было совсем недавно), а в Миннесоте - 7-й округ этого штата уже много лет посылает не особо либерального популиста-демократа К. Питерсона в Конгресс, а на президентском уровне - дал Ромни 54% голосов, а Обаме - 44. И наоборот, самый "демократический" (на президентском уровне) округ, избирающий в Палату республиканца (довольно умеренного Б. Долда) тоже находится на Среднем Западе США - в Иллинойсе, Обама в 2012 году получил там 57,5% голосов, Ромни - около 41%. Еще недавно (перед выборами 2010 года) на американском Юге были округа, давшие около 70% Дж. МакКейну в 2008 году, но - избиравшие демократов в Палату, и даже после выборов 2012 года Юта посылала туда конгрессмена-демократа Мэтьюсона от округа, в котором Ромни получил более 67% голосов, а Обама - 30%. Сейчас такого не увидишь.
  
   Идеологически - продолжается тот "сдвиг партий на полюса", о котором уже было упомянуто выше. Правда, в Палате представителей в этом году этот сдвиг не так сильно заметен, как в Сенате (эта палата Конгресса очень резко сдвинулась вправо после "волны" 2010 года, и особо сильно сдвигаться уже просто некуда), тем более, что процент конгрессменов-новичков, представляющих самое крайнее течение в партии (т.н. "tea party") в этом году не так уж высок (по приблизительной прикидке автора из 44 таковых - 10-12, другое дело - этому течению удалось в последние годы настолько сдвинуть вправо партийный "истэблишмент", то разница между ними в большей степени является "стилистической", чем идеологической.). С другой стороны - к относительно "умеренным" из 44 новичков-республиканцев можно отнести максимум 6 - уже упомянутого Долда, Курбелло из Флориды, Дженкинса из Западной Виргинии (экс-демократа, кстати), Макартура из Нью-Джерси, Катко из Нью-Йорка и Костелло из Пенсильвании (причем надо учесть, что "умеренных" в партии сейчас так немного, что к таковым относят практически всех, кто хоть в чем-то отличается от жесткой партийной ортодоксии, включая умеренных прагматичных консерваторов).
  
   У демократов - точно так же, только в зеркальном отражении. Последний белый демократ, представлявший т.н. "глубокий Юг" США - конгрессмен Барроу из Джорджии - потерпел поражение на последних выборах, и теперь таковых просто нет. 15 из 17 новичков могут быть отнесены к либералам (хотя бы - умеренного толка), и лишь двое, избранные в округах, ранее представлявшихся республиканцами, Эшфорд в Небраске и Грэхэм во Флориде, представляют собой центристское крыло партии, которое теперь принято называть "консерваторами" (настоящих консерваторов в партии осталось крайне мало: небольшое число занимает должности в законодательных собраниях штатов, прежде всего - южных, а так же - посты местного уровня: окружных прокуроров, шерифов и т.д., немного подробнее об этом - ниже, а более подробно - в планируемой статье в следующем году). Эшфорд, кстати, сам - бывший республиканец. И оба обязаны своими победами не только по настоящему хорошо проведенным предвыборным кампаниям (хотя этот факт, безусловно, имеет место), но и "ляпам" своих противников-республиканцев - теперь уже экс-конгрессменов Терри и Саузерланда.
  
   В общем, если только не случится чего-то чрезвычайного (еще одной волны, причем - очень крупной), республиканцы практически гарантировали себе большинство в нижней палате Конгресса до первых выборов после новой перекройки округов, т.е. - до 2022 года. Хотя на выборах 2-16 года им почти нечего бояться: практически все, что можно было проиграть - уже проиграно (когда автор прикидывает потенциально уязвимые в 2016 году округа, ныне представленные демократами, максимум, который набирается - где-то округов 8. И это - в худшем случае. У республиканцев таких округов заметно побольше, но, как уже сказано - не настолько, чтобы опасаться за свое большинство. По крайней мере - при том политическом климате, который имеется в настоящее время).
  
   Губернаторы. Тут почти такое же количество новичков, как и в Сенате (11), но вот распределение их - иное. 3 новичка-демократа , 7 новичков-республиканцев и 1 - независимый (губернатор Аляски Б. Уокер), который по своему прошлому является республиканцем (этаким партийным "ренегатом", который уже бросал вызов губернатору-республиканцу Парнеллу на Аляске в 2010 году, получив, кстати, весьма приличную треть голосов (Парнелл тогда получил практически ровно половину)), а в этот раз - объединил в конце концов свою кампанию с кампанией демократа Б. Мэллотта, согласившегося идти в паре с ним кандидатом в вице-губернаторы, и добился победы. Демократы защитили свои позиции на Гавайях (тут очень кстати оказалась замена непопулярного губернатора Аберкромби на члена законодательного собрания Иге в результате "праймери"), и в Род-Айленде (в этом штате кандидат от местной "умеренной партии" сумел получить весьма впечатляющие 21% голосов, так что победитель - казначей штата (и относительно консервативная в фискальном плане) демократка Раймондо сумела выиграть, получив лишь чуть более 40% голосов), а так же - забрали Пенсильванию, где губернатор-республиканец Корбетт оказался настолько непопулярен, что даже мощная республиканская "волна", спасшая таких достаточно непопулярных губернаторов-республиканцев, как Браунбэк в Канзасе, Скотт во Флориде или ЛеПейдж в Мэне, уже не могла спасти его. Демократ Вулф выиграл с перевесом около 10% голосов, и это еще - намного меньше, чем предсказывали опросы за месяц-два до выборов.
  
   Тем не менее - демократы результатами скорее расстроены. Еще за месяц до выборов они ожидали увеличить свое представительство среди губернаторов на 2-3 места, а в результате - представительство на 2 места увеличили как раз республиканцы. Их победа в Арканзасе в общем-то прогнозировалась: как уже говорилось выше в последние годы этот штат сделал сильнейший сдвиг в сторону республиканцев (одним из последних штатов американского Юга в этом плане, остальные начали двигаться в том же направлении намного раньше), и, хотя демократы выставили весьма серьезного кандидата - относительно консервативного экс-конгрессмена Росса, и он получил более "приличный" процент голосов, чем параллельно переизбиравшийся сенатор-демократ Прайор (42) - это не помешало республиканцу Хатчинсону выиграть с двузначным перевесом. Так же не вызывает удивления, что республиканские кандидаты Даси, Риккетс и Эбботт выиграли в достаточно республиканских Аризоне, Небраске и Техасе (сменив нынешних губернаторов-республиканцев) с достаточно внушительным перевесом в 11, 19 и 20% голосов соответственно. Но вот остальные три победы - в Массачусетсе, Иллинойсе и, особенно, в Мэриленде - штатах, являющихся одними из самых надежных демократических "опор" на большинстве выборов (Обама получил с этих штатах в 2012 году от 57,5 до 62% голосов) - это было почти сенсацией. Правда, тут надо учитывать, что поляризация среди губернаторов (которым, в основном, приходится решать более "прагматичные" проблемы, связанные с бюджетами, транспортом, образованием, здравоохранением и т.д.) проявляется все же в много меньшей степени, чем среди членов Конгресса, и республиканские кандидаты в губернаторы (особенно - Бейкер в Массачусетсе, но в целом - и Раунер в Иллинойсе и Хоган в Мэриленде тоже) баллотировались как достаточно умеренные прагматики, с заметным фискальным консерватизмом, но совершенно без социального - они либо вообще игнорировали "взрывоопасную" социальную проблематику в своих кампаниях, концентрируясь только на налогах, финансах и прочих экономических проблемах (Хоган), либо - выступили как "социальные либералы" (Раунер, и, особенно, Бейкер). Последнее было необходимым, ибо социальный консерватизм в этих штатах популярен только среди относительно небольших групп "правоверных" республиканцев, а их поддержки в этих штатах абсолютно недостаточно не только для победы, но даже просто для сколько-нибудь неплохого результата. И, тем не менее, случившееся было абсолютным шоком для многих аналитиков и уж точно - для активистов демократической партии.
  
   В результате - сейчас будет 31 губернатор-республиканец, 18 губернаторов-демократов (строго говоря, губернатору-демократу Шамлину в Вермонте предстоит еще утверждение законодательным собранием штата, ибо он, хотя и опередил своего оппонента-республиканца Милна на 1%, получил менее 50% голосов, но это, скорее всего, вопрос решенный. Шамлину еще повезло, что вице-губернатор штата, республиканец Ф. Скотт, намного более популярный, чем он сам, оказался в каком-то смысле "лояльным" нему и не стал баллотироваться сам - он бы почти наверняка одержал бы достаточно убедительную победу), и 1 губернатор-независимый. И беглый взгляд показывает, что в 2015-17гг., когда будут проходить выборы губернаторов в 16 штатах, демократам тоже не следует ожидать особых "приобретений", скорее наоборот: они могут иметь проблемы в Кентукки (2015-й), Миссури (2016-й), Западной Виргинии (2016-й), Монтане (2016-й) и Виргинии (2017-й), в то время как республиканцам, скорее всего, трудные выборы предстоят лишь в Северной Каролине (2016-й) и Нью-Джерси (2017-й). Критическими будут выборы губернаторов в 2018 году - и потому, что они окажут огромное влияние на результаты перекройки округов после очередной переписи 2020-го года, и потому, что очень много губернаторских мест тогда будут "свободны": по предварительной прикидке автора из 36 губернаторов переизбираться тогда не сможет (ввиду существующих ограничений на срок непрерывного пребывания в должности) как минимум 16-17, а ведь кто-то еще уйдет добровольно, либо (возможно) решит баллотироваться на иной пост. Но до этого еще есть время....
  
   Законодательные собрания штатов. Тут - огромный объем статистики, большая часть которой, правда, опять же интересна узким профи. Но в целом тенденция та же. Республиканцы сейчас формально контролируют 68 законодательных собраний штатов, демократы - 30 (есть еще Небраска с ее однопалатным законодательным собранием, к тому же - кандидаты формально избираются туда как "независимые", хотя все заинтересованные прекрасно знают - кто есть кто). До выборов "счет был 57-41, так что республиканцы отыграли 11 палат. Правда, сдвиг по количеству избранных членов законодательных собраний не столь уж велик - среди 6-7 тысяч законодателей, избранных в 2014 году, республиканцев примерно на 300 человек больше, чем было до выборов. Тут еще надо учитывать, что где-то 60 из этих 300 приходятся на нижнюю палату законодательного собрания штата Нью-Хэмпшир, являющаяся рекордной среди всех по размеру (400, что почти равно численности всей Палаты представителей Конгресса США). Но - тем не менее.
  
   Особого успеха республиканцы добились в двух достаточно разных штатах - Западной Виргинии и Неваде (выиграв там обе палаты законодательных собраний). Первый - практически целиком расположен в сердце Аппалачей, и Обама и его политика (несмотря на демократическое прошлое) там просто феноменально непопулярны, так что, в целом неудивительно: первый раз за довольно много лет республиканцы выставили кандидатов в практически всех округах, и добились ожидаемого успеха.
  
   Невада в последние годы присягает иной политике. В этом штате весьма много испаноговорящих (что сдвинуло его в пользу демократов), и он, фактически, представляет собой два метрополиса (побольше - Лас-Вегас, поменьше - Рено) с практически ненаселенной полупустыней и пустыней между ними. В этом году у демократов было две проблемы - традиционно низкая явка их избирателей (особенно - вышеупомянутых испаноговорящих) на промежуточных выборах. А во-вторых - полный кошмар на единственных по настоящему важных выборах - губернаторских: мало того, что нынешний губернатор-республиканец (впрочем - весьма умеренных взглядов) Сэндовал весьма популярен, так он еще и популярен среди той самой испаноговорящей базы демократов. А кандидат демократов был не просто слабым, а исключительно слабым. В результате Сэндовал, как паровоз, потащил за собой всех (даже слабых) кандидатов своей партии, и республиканцы выиграли абсолютно все, что было можно (и кое-что из того, что считалось невозможным), в том числе - обе палаты законодательного собрания (сам Сэндовал, кстати, получил 70% голосов).
  
   Ну и еще разок стоит поговорить об Арканзасе. Республиканцы впервые завоевали большинство в обеих палатах тамошнего законодательного собрания в 212 году, но в нижней палате оно было очень скользким (51 - 49). Теперь же в этой палате их большинство составляет 64-36, а если бы республиканцы озаботились (как в Западной Виргинии) выставить кандидатов во всех округах - они могли достичь 70 или даже 75%-го уровня.
  
   Из остальных штатов, где республиканцы добились успеха, следует отметить Вашингтон (верхняя палата), Нью-Мексико (нижняя), Колорадо (верхняя), Миннесоту (нижняя), Нью-Йорк (верхняя), Нью-Хэмпшир (нижняя) и Мэн (верхняя). Несколько удивительно, что республиканцы показали весьма неплохие результаты в Новой Англии - районе, который тяготеет к либералам, и, в последнее время явно (и сильно) тяготел к демократам. Даже в столь демократических штатах, как Вермонт, Массачусетс, Род-Айленд и Коннектикут республиканцы добились пусть скромных, но - определенных успехов.
  
   Еще одним примером является Калифорния. Тоже в последние годы очень "демократический" штат. Здесь задача республиканцев была минимальной - лишить демократов квалифицированного (2/3) большинства в обеих палатах, и, тем самым, заставить их идти на обсуждение и переговоры с республиканцами по наиболее важным (бюджетным) вопросам, где, как раз, и требуется квалифицированное большинство. Несмотря на то, что у демократов осталось внушительное большинство в законодательном собрании (а на выборах в Палату представителей Конгресса США демократы даже увеличили свое представительство от Калифорнии на 1 место) - этот минимум республиканцам выполнить удалось. При этом произошло сразу несколько событий из категории "впервые": впервые республиканцы избрали в Сенат штата даму-вьетнамку (по происхождению), а в Ассамблею - кореянку. К тому же - в первый раз за 6 лет республиканцы сумели избрать в Ассамблею своего кандидата в исключительно демократической части штата, имеющей название Bay Area (по имени залива Сан-Франциско, и включающей ряд округов и достаточно крупных городов (включая Сан Хосе, Сан-Франциско, Окленд, Беркли и т.д.) в его окрестностях). Да, всего одного (точнее - одну), но 6 лет не получалось и это. Пусть небольшой, но - символизм.
  
   Ясно, что демократы постараются отыграться в 2016 году (и будут иметь неплохие шансы, ибо явка избирателей должна будет быть существенно выше), Тем интереснее будет посмотреть.
  
   Ну и последний момент, который хотелось бы кратко обсудить. Явка избирателей на выборы и политическая поляризация избирателей. Вообще-то, если готовить об избирателях в целом, последние существенно не изменились за последние годы. Консерваторов - 35-40%, примерно столько же - "умеренных", где-то 20-25% - либералы. Но на выборы в первую очередь ходят "активисты" обеих политических партий, отличающиеся, как правило, крайне радикальными взглядами (радикально левыми в случае демократов и правыми - в случае республиканцев) плюс "рассерженные немолодые белые мужчины" (эти, как правило, тоже в основном - глубокие консерваторы). А вот явка, среди, скажем, "Hispanics" в непрезидентский год, типа нынешнего - мизерная, а это - одна из основных "баз" демократической партии. Часть поражений демократов в этом году можно отнести именно за счет этой крайне низкой явки. Почти то же самое можно сказать насчет "умеренных" - явка среди них тоже очень сильно уступает аналогичной среди "активистов".
  
   Все это приводит к тому, что в обеих партиях доминирующую роль начинают (а теперь уже можно говорить - продолжают) играть наиболее политически радикальные крылья. Компромисса а Конгрессе (а ведь поговорку "политика - это искусство компромисса" никто не отменял) и законодательных собраниях штатов становится все меньше, а "грубой силы" (по типу "я начальник (у меня большинство) - ты дурак (сидишь и не рыпаешься), ты начальник - я дурак") - хоть отбавляй. А вышеупомянутые "умеренные" вообще практически лишены возможности выбора (ибо количество соответствующих кандидатов в обеих партиях - весьма невелико, и пробиться им, через упорную и голосующую толпу "активистов" и их кандидатов - очень нелегко). В результате - "умеренные" вместо того, чтобы голосовать за кандидатов, которые наиболее нравятся, голосуют за кандидатов, которые хоть чуть меньше не нравятся.
  
   Результат - налицо. Столь поляризованного Конгресса не было как минимум 100 лет, а скорее всего - никогда (некоторые аналоги можно найти в начале 20-го века, но и тогда все было выражено несколько слабее), и даже не особый специалист легко предскажет результат около 415 (из 435) кампаний в палату Представителей сразу же после завершения "праймери". Точно так же - можно почти безошибочно предсказывать результаты всех сколько-нибудь важных голосований во время работы Конгресса.
  
   Ну, вот на такой минорной ноте автор и заканчивает данную статью. Следующий, 2015-й, год - относительно спокойный в политическом плане: формально тогда должны будут пройти лишь трое губернаторских выборов, выборы в законодательные собрания нескольких штатов (в первую очередь - южных, типа Миссисипи и Луизианы), выборы мэра ряда городов (правда, среди них некоторые - весьма большие, типа Чикаго). Другое дело - учитывая что уже в начале января 2016 года будут проходить первые партийные собрания (кокусы) в Айове, а за ними - первые праймери в Нью-Хэмпшире - уже к осени следующего года все кандидаты в президенты выстроятся "на стартовой ленточке".
  
   До того момента автор в основном рассчитывает взять паузу. Есть, правда, задумка о том, чтобы, на примере имеющихся обширных данных по законодательным собраниям штатов, показать - как изменилась (количественно и качественно - в смысле партийных предпочтений) за последние 20 лет политика различных географических районов США (а во многих из них она изменилась до почти неузнаваемости) - и, возможно, автор ее реализует. Но это большей частью будет интересно узким специалистам данной области. Ну а после - можно будет, на примере развертывающейся президентской кампании показать, как изменились обе крупнейшие политические партии США с момента написания первой, "базовой", статьи автора (хотя основные ее принципы и характеристики остаются в силе). Вот, пока, и все планы....
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"