Мурюшина Наталия Алексеевна: другие произведения.

Марина. Часть вторая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Однажды Марина вечером шла к себе домой от остановки автобуса, и почти у самого дома из кустов сирени выскочил парень в маске и выхватил из ее рук кейс с документами. К счастью, событие развивалось прямо под уличным фонарем.
  Марина тут же позвонила Петру Александровичу и быстро произнесла:
  
  - Ваш сын выхватил у меня из рук кейс с документами по делу Горчикова и убежал. Срочно звоните ему, а то он может уничтожить эти документы. Они не очень важны, но я собирала их больше месяца.
  
  - Ты где сейчас, Мариночка? - спросил ее Петр Александрович.
  - Я почти у дома, - ответила та с заметным раздражением в голосе.
  - Стой там и не порть своего настроения, поняла. Я уже мчусь.
  
  И действительно уже через четверть часа перед Мариной остановилась машина ее работодателя, и дверь открылась перед ней.
  - Заскакивай, - только и сказал адвокат.
  
  ***
  Через минут сорок Петр Александрович открыл дверь в новый дом, построенный усилием его жены, и предупредил охранника, который выбежал на крыльцо, чтобы тот помалкивал. Потом он вместе с Мариной поднялся на второй этаж и открыл дверь гостиной, где сидели трое его ближайших родственников, которые при виде входящего застыли как участники детской игры "Замри".
  - Ну что, сынок, давай живо документы, - совершенно спокойным голосом обратился Петр Александрович к своему сыну.
  
  А потерявшей цвет лица жене он также спокойно, но с проявляющимся слегка чувством злорадства сказал:
  - А тебе с сегодняшнего дня я оплачиваю только счета, даже если они оформлены продавцом мороженного.
  
  Потом опять вернулся к обсуждению семейных проблем к детям.
  - К вам же, вороватые детишечки, завтра приедет моя кадровичка и даст несколько адресов учебных заведений, где вы можете учиться, и разного калибра учреждений, где вы можете выбрать себе работёнку по душе.
  - Так как ты можешь говорить так - какие счета? - запротестовала жена, но не очень уверенно. - У меня завтра гости собираются, что я...
  - Это твоя проблема - коли у тебя есть денежки - то принимай.
  - Пап, я не брал никаких документов, - скорее прошептал, чем проговорил Юрий.
  - Если ты посмотришь на каминную полку у себя за спиной, то увидишь там хорошо знакомый мне кейс, - с нескрываемым презрением ответил ему папа.
  
  Парень умолк, но взгляд на Марину кинул обжигающий.
  - А твое преступление, сынок, кстати, не отходя от кассы, раскрыла Марина, да я и сам не знаю, как она это сделала. Ну-ка, помощник адвоката, кались.
  - Ваш сын любит крокодиловую кожу - куртки, ботинки. Вот он в крокодиловых ботинках и грабанул меня. А такая обувь не очень модна среди шаромыжников.
  Адвокат громко рассмеялся, а потом начал разговаривать с Мариной, не обращая никакого внимания на присутствующих родственников.
  - Ну, Марин, как же я благодарен твоей псине. Пойдем в ресторанчик, я тебя устрицами угощу.
  - Может быть, их с голодухи съела бы моя дворовая подружка, но я, увольте.
  - А что бы ты хотела отведать?
  - Все остальное кроме устриц и их родственников. Петр Александрович, а что если мы пригласим моих опекунов?
  - Второй раз умница. Звоню... Но добираются туда пусть сами. Мариночка, я часто посещаю ресторан "Кампус" около метро Первомайская. Там неплохо кормят, и там я часто бываю со своими клиентами - когда возникает такая потребность. Ну и ребят иногда вытаскиваю туда. Это не шахматный клуб - там мы с тобой в свое время обязательно побываем, там все серьезно. Но в "Кампусе" есть возможность поиграть в шахматы. Три стола - но этого достаточно. Ну как тебе мое предложение?
  - Все, что вы делаете, мне всегда по душе,- улыбнулась Марина.
  Во время этого разговора никто из родственников адвоката не произнес ни слова. Поняли, что заигрались...
  
  ***
  Друзья провели очень приятный вечер в "Кампусе". Они поговорили, поели, попили, а потом Сергей Викторович спросил приятеля:
  - Коль, ну что, сыгранем партийку? Пусть Марина поболтает с Петром на производственные темы, а мы бы с тобой подвигали наши пешки.
  
  Но адвокат сказал:
  - Ребят, спасибо вам, а тебе Мариночка особое спасибо, но я помчался - у меня запланированы три важных разговора.
  
  Сказав это, Николай Федорович подозвал официанта, попросил, чтобы со стола убрали и сервировали его для чая. Они, де, сейчас поиграют в шахматы, а потом завершат обед десертом.
  
  Так и сделали.
  
  ***
  Николай Федорович и Сергей Викторович, сыграв уже три партии, никак не могли выбрать чемпиона, потому что все предыдущие заканчивались "в ничью". Они дали слово подуставшей Марине, что это их последняя игра и обязательно "до победного".
  
  Марина согласно кивнула головой, встала на цыпочки, подняла руки и потянулась, чтобы избавиться от скованности тела, вызванного долгим сидением около азартных игроков в шахматы. Она поняла, что борьба закончится не скоро.
  
  В это время она услышала мужской голос.
  - Разрешите мне пригласить вашу спинку на танец?
  
  Марина быстро обернулась и оказалась нос к носу с молодым человеком, который ей приветливо улыбнулся.
  - Вы что - хонг из народа маори? - спросила Марина.
  - Не знаю, может быть, я есть то, из народов кого - как вы сказали, но я о них ничего не знаю. Вас не затруднит просветить одного любопытного хонга.
  - Да, действительно эту народность выдает повышенное любопытство, а также привычка здороваться, прикасаясь друг к другу носами.
  - Тогда давайте поздороваемся как хонги, - предложил Кирилл.
  
  Девушка вызвала в нем неподдельный интерес - она выделялась из всех присутствующих здесь сверстниц. Этот ресторан был не из дешевых, и все здешние ресторанные девушки выпендривались. Но, собственно, как они выпендривались? Это было полное сходство лиц, одежд, причесок - одна к одной. Длинные волосы, греческие прямые носики, надутые блестящие губки сосисочкой, окрашенные в ярко-красный цвет, белоснежные фарфоровые зубки и тонкие палочки рук и ног.
  
  Но вернемся к Марине...
  
  На просьбу Кирилла поздороваться с ним носами, она охотно согласилась:
  Сказав это, она приблизила лицо к лицу Кирилла, и он заглянул в ее большие, серые глаза со смешинками. Они потерлись носами, Марина сказала:
  - Мне понравилось. Завтра обязательно поздороваюсь таким способом с моим начальством.
  
  Кирилл сказал:
  - А сейчас хонги должны представиться друг другу. А, например, Кирилл.
  
  Марина засмеялась и ответила:
  - А я Марина из соседнего племени.
  - А что мне ответит Марина, если я приглашу ее на танец?
  Кстати сказать, в это время на танцполе в центре зала несколько пар танцевали под громкую музыку "Trance Feelings", которая больше бы подошла для гимнастических залов, чем для ресторанов.
  
  Марина ответила Кириллу, что предпочитает делать зарядку не на людях.
  - Но ведь мой новый друг любит танцевать? - спросил Кирилл.
  - Да, но только танго, - ответила ему девушка из соседнего племени.
  
  Как раз в это время громкие звуки умолкли, Кирилл готов уже было заказать танго, но музыканты, оставив свои инструменты, гуськом потянулись к сервированному в углу "шведскому столу" перекусить.
  - Жаль, - задумчиво произнес Кирилл, - так может, пока они насытятся, станцуем партийку в шахматы. Я видел, что вы заинтересованно смотрели на игроков.
  - Хорошо. Только давай, Кирилл... Можно на "ты"?
  - Само собой, хонги только на "ты".
  - Ладно. Так вот я о чем. Мне хочется заранее знать, насколько сильно ты расстроишься, когда проиграешь?
  - О чем ты? - спросил Кирилл.
  - Я о том, как ты отнесешься к проигрышу?
  
  Кирилл от всей души рассмеялся.
  - Если ты хотела вызвать у меня удивление, то удалось... Да, сударыня, пойдем к шахматам, и я научу тебя - е2-е4.
  - А мой ответ будет е7- е5.
  - Почему?
  - В слове "королевский гамбит" мне очень нравится слово "королевский".
  
  Кирилл снисходительно улыбнулся и начал расставлять шахматы. Марина взяла в руки по пешке и протянула Кириллу:
  - Выбирай.
  
  Но Кирилл медлил, он залюбовался руками Марины. Тонкие пальцы с ногтями красивой формы. На безымянном пальце большое кольцо.
  - Ну что медлишь?
  - Загляделся на твое кольцо.
  - Да, я очень люблю его. Это аметистовая щетка - необработанные, природные аметистовые кристаллы.
  - Толком ничего не понял, но кольцо очень красивое.
  - Хочешь, дам поносить? - засмеялась Марина.
  
  Кирилл улыбнулся и загляделся на партнера по шахматам. Он сравнил внешность своей последней девушки и такую нестандартную внешность Марины - короткая стрижка, волнистые волосы, которые открывали маленькие ушки с клипсами под цвет сиреневой блузки, нежные детские губы без какой-либо помады, естественного цвета красивые зубы. Когда она стояла, потягиваясь, он обратил внимание на пеструю юбку, которая мелкими складками лежала на стройных ногах, на которых были надеты очень симпатичные черные туфельки с ремешками, несколькими витками охватывающими Маринины ноги. Он ничего подобного на своих довольно многочисленных искательниц утех не видел.
  - На что играем? - спросил, наконец, отвлекшийся было от шахматной темы Кирилл.
  - Ты накормишь меня, - сделала заявку Марина.
  - С радостью. Ну а ты, если проиграешь, выполнишь мое любое желание.
  - Выполню и перевыполню, я обещаю тебе, хотя лучше сдайся прямо сейчас, и пойдем поедим.
  - Ну нет, уж. Увы, но этим вечером ты останешься голодной.
  - Знаешь, пусть тебя надежда питает, а меня напитаешь ты - и чем быстрей, тем лучше.
  
  Сказав это, Марина сделала первый ход - такую фору дал ей Кирилл.
  Кирилл какое-то время сидел, устремив свой взгляд на черную армию своих фигур. Он в уме набросил план действий и сделал свой ответный ход. Но в следующий миг его лицо выдало крайнее изумление. Казалось, Марина двинула свою фигуру прежде, чем Кириллова пешка встала на уготованное ей место.
  
  Итак, эта партия была сыграна в течение двадцати минут, из которых на долю Кирилла пришлось девятнадцать. Полный разгром. Кирилл даже не понял, как он смог так стремительно проиграть.
  - Марин, это ж партия, достойная книги рекордов Гиннеса. Ты в миг меня разгромила. Поведай-ка мне, госпожа Гаприндашвили, как ты докатилась до жизни такой.
  - Я стала обыгрывать папу раньше, чем научилась ходить. Я выдающаяся шахматистка - так считают мои опекуны. И давай не нарушать наш уговор. Веди меня в ресторан.
  - Да, конечно, моя дорогая гроссмейстерша.
  
  Кирилл взял Марину под руку и вскоре усадил ее за столик в ресторане. И, хотя выбор блюд и напитков в ресторане "Кампус" был очень обширный, Марина, даже не заглянув в меню, попросила Кирилла заказать ей фермерский салат, рыбу в панцире из морской соли, шоколадное парфе и кофе, а ко всему этому два кусочка черного бородинского хлеба.
  
  Кирилл сказал, улыбнувшись:
  - Знаешь, я не буду заморачиваться с выбором. Поем того же, что и ты.
  Пока они ждали свой заказ, Кирилл чуть-чуть сконфуженно сказал:
  - Марин, ты, я вижу, является сама для себя собственным визажистом, модельером и прочее. Ты очень хороший специалист, но почему ты решила насколько не быть похожей на других?
  - А как бы ты иначе обратил на меня внимание?
  Кирилл хихикнул, хотел что-то сказать, но как раз в это время официант принес им то, что было заказано. Еда действительно была вкусной, и Кириллу очень понравился десерт.
  
  ***
  В это время малочисленные оркестранты сытыми потянулись к своим инструментам. Кирилл подошел к одному из них, достал кошелек, дал деньги музыканту - заказал танго "Маленький цветок". Но оркестр уже начал играть танго "Бачара".
  
  Когда Кирилл повернулся к столику, где сидела Марина, то увидел, что она уже стоит в центре танцпола и ждет его. Это очень понравилось хонгу - ему захотелось еще раз потереться носами с этой нетерпеливой молодой женщиной, которая была уже во власти музыки.
  
  Кирилл решил не упустить возможность потанцевать с Мариной уже звучащее танго "Бачата", а потом "на бис" станцевать заказанное им танго "Маленький цветок". Он не спешил подойти к Марине, а очень медленно делал навстречу ей шажки размером чуть больше ладони. Девушка довольно улыбнулась и взяла инициативу в свои руки. Она быстро подошла к партнеру по танцам, положила левую руки ему на плечо, а в правую взяла ладонь Кирилла и замерла.
  
  Кирилл и Марина довольно долго стояли не двигаясь, в то время, как на танцполе три пары изображали танговые страсти. Но надо сказать, что нашей паре до них не было никакого дела - танцпол был достаточно большим, чтобы не ограничивать себя в движении. Но дело в том, что именно движений в "Бачате" было, в исполнении Кирилла, очень мало, даже чересчур мало. И со стороны этот танец в исполнении Марины и ее партнера выглядел вычурно детским - как будто начинающая пара в школе танцев держала свой первый экзамен.
  
  Музыка была незамысловатой, но интересным было то, что на помощь оркестрантам на площадку поднялись трое девушек. Видно было, что они из числа постоянных гостей ресторана и что им очень нравилось принимать участие в работе оркестра.
  
  Они в такт музыки стали громко хлопать. И эти ритмичные хлопки помогали выстраивать рисунок танца, а в исполнении Кирилла незамысловатый рисунок - сначала шаг вперед, пауза, потом шаг назад, пауза. Затем поворот по часовой стрелке, пауза, потом поворот против часовой стрелки и такая же пауза. И так до конца танго. Пара танцевала так игриво, что Марина вслух засмеялась, а люди за столиками, которые с интересом наблюдали за шалостью Кирилла, выразили свое удовольствие довольно дружными аплодисментами.
  
  Но вот "Бачата" закончилась. Марина собралась вернуться к столу, но Кирилл удержал ее за руку, потом обнял ее правой рукой, в левую взял ее ладонь с кольцом из аметистовой щетки на безымянном пальце. Марина улыбнулась, и музыка танго "Маленький цветок" сразу подчинил себе танцующих. В танце не было рисунков страсти, борьбы и прочих горячих моментов, но безупречное владение телом и полное согласие с музыкой завладело чувствами танцующих. Кирилл удивился, как быстро внутри него разгорелось желание. Марина сначала улыбалась и смотрела партнеру в глаза, но потом, покраснев, отвела глаза.
  
  Только оркестр сыграл последнюю ноту, как Кирилл голосом, который с трудом подчинился ему, сказал:
  - Марина, поедем ко мне.
  
  И еще не договорив до конца эти неосторожно произнесенные слова, Кирилл понял, что он все испортил... Марина сделала один шаг назад, освободив себя из объятия партнера, а в ее глазах, в которые заглянул Кирилл, погас свет.
  - Марин, забудь, прости, - заторопился Кирилл.
  
  Девушка стояла неподвижно, стараясь вернуть спокойное дыхание. Потом, не глядя на Кирилла, сказала:
  - Спасибо тебе за почти хороший вечер, но я совершенно забыла. Меня уже сняли два папика на всю ночь. Так что ты опоздал
  
  Марина пошла к столу, взяла свою сумку, которая висела на спинке стула, и пошла к тому месту, где ее опекуны до сих пор не определили шахматного победителя.
  
  Кирилл тоже вернулся к своему месту и долго сидел, уставившись на маленький букетик анютиных глазок, который стоял в середине стола. Он сразу понял несуразность своего поступка. Хотя, надо прямо сказать, он не сделал ничего такого, за что его друзья могли бы его осудить. Так принято в его окружении- посидели, отдохнули, выпили и продолжили вечер у кого-нибудь - у нее или у него - дома. Но ведь он видел и чувствовал своеобразие Марины - в ее одежде, внешности, в независимости суждений - так почему он не понял, что в число ее привычек не может входить легкость в выстраивании постельных отношений с партнерами по танцам. И тоска легла серым комочком на его сердце.
  
  ***
  Кирилл решил не уходить из клуба и, откинувшись на стуле, стал смотреть в глубь зала, где к двум неуступчивым шахматистам присоединилась Марина, и он хорошо видел ее спину, которую только пару часов тому назад он пригласил на танец. И он вспоминал их реплики - ведь их нельзя было назвать разговором - так несколько слов от партнера к партнеру - как игра в пинг-понг; ее реакцию на предложение потанцевать; ее пояснения- и про племя хонгов, и про ее кольцо, которое она предложила ему поносить, а также ту легкость, с которой, к ему вящему удивлению, Марина выиграла у него партию шахмат. Потом его воспоминания переадресовались на его прежних "подружек". И что же? Ему удалось вспомнить только их профессиональное мастерство, которое они охотно демонстрировали Кириллу в отведенное для этого развлечения время. Но память не сохранила их голосов, да и имен тоже. Он после грязного развода с женой, на которой он оказался совершенно неожиданно для себя женат, вообще избегал даже полусерьезных отношений. А Марина... Он сейчас, как ни странно, был сердит на нее - не очень правда. А то, что очень, так это его желание попросить у нее прощения, добиться этого прощания, а там.... как получится.
  
  ***
  Петр Александрович позвонил друзьям, сказал, что освободился и через полчаса заедет за ними, а потом отвезет домой. Такая практика часто практиковалась у великолепной четверки.
  
  Когда Петр Александрович сел четвертым за стол, официант тут же подошел к нему и по его улыбке Кирилл понял, что тот знаком с вновь прибывшим. Официант принял заказ и скоро принес одному покушать, а всем бутылку вина. Петр Александрович разлил вино по бокалам, поднял свой бокал и что-то сказал, на что его друзья ответили смехом, но Марину он в этом хоре не услышал. Когда трапеза закончится, с официантом расплатились, и вся четверка потянулась к выходу.
  
  Кирилл проводил глазами уходящую команду. Потом он подозвал обслуживающего их столик официанта. Когда тот подошел, Кирилл спросил его:
  - Ты не знаешь, кто был этот мужчина, который только что ушел из этого зала со своими товарищами и молодой женщиной?
  
  Парень смутился, но, тем не менее, твердо ответил:
  - Нам запрещено давать какие-либо сведения о наших клиентах. Если, конечно, вы не из полиции.
  - Скажу тебе правду - я хотел хоть что-нибудь узнать не о ваших клиентах, а о вашей клиентке, с которой я здесь недавно танцевал, но уже успел ее обидеть. И я ничего больше, как только извиниться перед ней, не хочу.
  - Да, я видел, как вы танцевали. И, похоже, Марине это нравилось.
  - Но я ненароком обидел ее. И я знаю только ее имя - и ничего больше. Помоги мне.
  
  Парень долго молчал, а потом сказал:
  - Я могу предложить только вот что. Петр Александрович - он адвокат. Это он приехал за своими друзьями и увел их. Он здесь довольно часто встречается со своими клиентами. Дайте мне номер вашего мобильного, и я позвоню, когда он будет здесь. Вот и все.
  - Слушай, как тебя зовут?
  - Егором.
  - Спасибо тебе, ты реально помог мне. И я надеюсь, что мы скоро увидимся, - тепло поблагодарил Кирилл официанта, когда передавал ему написанный на салфетке номер мобильного телефона и сказал, что его зовут Кириллом.
  Распрощавшись с Егором, Кирилл поспешил к выходу. Больше ему здесь делать было нечего.
  
  ***
  В машине Марина попросила Петра Алексеевича:
  - Петр Александрович, а можно я сегодня останусь на ночь в Москве, а утром рано я приеду к вам.
  - Боюсь, что нет, Мариночка. Надо мной нависло довольно мелкое, но противное и срочное дело. Дело о грабителе Марке. Для следователя дело абсолютно очевидное и будет скоро передано в суд. Но я поговорил с парнем, и чувствую, что его подставили... А тянуть мне с моим адвокатским расследованием нельзя, суд через две недели. Поэтому мы с тобой должны это расследование быстро и тщательнейшим образом провести... Да-с... Так что очень надеюсь на твою помощь.
  - Конечно, поехали, я не знала.
  
  Сергей Викторович и Николай Федорович ничего не сказали - дело есть дело.
  Они тепло попрощались с Мариной, пожали руку Петру Александровичу, что всегда нравилось Марине, и поспешили домой.
  
  А пара защитников уже через сорок минут подъехала к дому, так как машин на дороге было мало. И через полчаса Марина со своей амбарной книгой и ручкой сидела напротив адвоката в его кабинете.
  - Марин, я расскажу, в чем суть дела, а ты, я надеюсь, внимательно выслушав меня, что-нибудь скажешь по этому поводу.
  - Да, я слушаю вас.
  - Так вот. В Центральном Пассаже на первом этаже наш подозреваемый Марк Михайлович Штрейцер 26 лет отроду арендовал у этого Пассажа внутренний магазинчик, где он продавал всякую цифровую технику. Дела у него шли, можно сказать, отлично. Рядом с его киоском находится такого же размера магазинчик ювелирных изделий. Его хозяйкой, а не арендатором, является Осина Наталья Васильевна - ровесница Марка. Две недели тому назад ее киоск был ограблен и основательно, а на месте преступления нашли на осколке стекла от витрины с драгоценностями отпечатки пальцев Марка. Его отпечатки были и на килограммовой гире, которая стояла на полу. Кроме того, его видели у магазина Натальи. Он стучал в дверь магазина и довольно долго, но там никого не было... Об этом рассказала хозяйка соседнего табачного киоска, которая это видела. Ее показания есть в деле.
  Итак, надо решить три проблемы, если, конечно, исходить из того, что Марк невиновен. Нам надо узнать, как отпечатки его пальцев могли оказаться на осколке стекла, что это за гиря и почему на ней тоже его отпечатки. А также, почему он долго стучался в дверь ее магазина, когда было ясно, что Натальи нам не было.
  
  Марина глубоко задумалась, а адвокат не мешал ей. Наконец Марина сказала:
  - А следаки не отдавали на сравнительный химический анализ стекла из разбитой витрины секции и обнаруженного осколка стекла с отпечатками? Ведь этот осколок стекла могли просто подкинуть...
  
  Петр Александрович не сразу отреагировал на это предложение Марины, а потом сказал с неприсущей ему теплотой в голосе:
  - Какая же ты, Мариночка, умница. Почему мне это в голову не пришло?
  - Я считаю из-за нарочитой очевидности - и то, что Марк хорошо знал хозяйку магазина, и то, что в наличии оказался четкий отпечаток его пальцев, да и гиря кстати ... А еще он стучался в дверь, чтобы проверить - на месте ли хозяйка магазина. Все одно к одному. А нам надо разобрать это дело по крупицам.
  Потом Петр Александрович предложил Марине передохнуть, пока он приготовит поздний ужин и спросил ее:
  - Если у тебя еще есть силы, давай потом еще часочек посидим в кабинете.
  
  ***
  Когда они снова сели за стол, Марина какое-то время молчала, но Петр Александрович не торопил ее. Он смотрел на девушку с глубоким чувством симпатии и не меньшим чувством удивления. Она так украсила и обогатила жизнь трех пожилых людей, и стала действительно хорошей помощницей для адвоката.
  И опять у него всплыли мысли о детях и о жене, которая со злости начала в открытую портить жизнь Марине. А дети, так и не повзрослев, живут как желтые птенцы - папа накормит, оденет, даст денег. Пока устроить их на работу или дать им возможность учиться адвокату не удается. А проявить отцовскую твердость в этом вопросе мешает сверхзагруженность известного столичного адвоката.
  
  Его непраздничные мысли прервал голос Марины:
  - Петр Александрович, а можно, когда вы будете разговаривать с Марком, я смогу сидеть за односторонним стеклом в соседнем помещении. Если у меня возникнут какие-нибудь мысли, я, ведь, могу оттуда позвонить вам и попросить задать ему вопросы, если они у меня возникнут.
  - Нет, Мариночка, брать с собой для беседы с подследственным какие-либо технические средства адвокату запрещено. Я, конечно, запрячу за пазуху диктофон. Потом дома мы прослушаем запись и уже более детально поговорим о наших планах. А ты пока познакомься со всеми материалами по этому делу.
  - Хорошо, как скажете, Петр Александрович.
  - Ну ладно, моя девочка. Утро вечера мудренее. Спокойной тебе ночи. Завтра я тебя подниму в десять часов. Завтрак уже будет на столе. А потом покумекаем.
  - Покумекаем. Зуб даю, - сказала Марина и скоро она лежала в кровати, но сон не шел.
  
  Марина не могла уснуть не из-за Марка. Ее сон гнал прочь Кирилл. Ей не стоило никаких усилий вспомнить все, о чем они говорили, вспомнить его смешливость и, главное, его последние неосторожные слова. Но, призналась Марина сама себе, их она тоже вспоминала со сладким волнением. И странно, что, вроде, ее мысли были заняты вовсе не проблемой Марка, но как-то параллельно у нее созрел некий план ее дальнейших действий. Поэтому утром она вошла в кухню, где хозяйничал Петр Александрович, с исписанным вопросами листком.
  
  ***
  Поздоровавшись со своим работодателем и даже не притронувшись к завтраку, Марина стала читать то, что записала ночью.
  - Петр Александрович, мне нужно узнать имя следователя, который ведет дело Марка и его домашний адрес.
  - Зачем тебе это надо знать, Мариночка, - спросил действительно заинтересованный Петр Александрович.
  - Обычно чиновничий люд, который плохо делает свое дело, очень даже хорошо устраивает свои собственные.
  - Не понял...
  - Если бы он действительно был заинтересован в том, чтобы найти истину, то он обязательно бы заинтересовался - а почему отпечатки и очень даже четкие остались на входной ручке двери в магазин, а на внутренней ручке отпечатков Марка не было. И почему отпечатки были только на одном осколке витринного стекла, а не были найдены, например, в других местах прилавка?
  - Были отпечатки, Марин, были, но не последними сверху. Было очевидно, что они оставлены раньше.
  
  Марина задумалась, а потом сказала с уверенностью:
  - И еще, надо узнать, были ли Марк и продавщица драгоценностей знакомы. Если он заходил к ней, то тогда понятно, почему его отпечатки пальцев были в ее магазине.
  - Да, ты опять права. У тебя этот вопрос записан?
  - Только что добавила его в список... Ладно... Надо спросить у Марка, не было ли у него несчастного случая с каким-нибудь стеклом дома.
  - Понял, обязательно спросим.
  -И еще нужно спросить Марка, что это за гиря, которая валялась на полу в ограбленном магазине. Ну потом спросите - не происходило ли чего-нибудь необычного с ним последнее время.
  
  Сказав это, Марина покраснела:
  - Петр Александрович, простите, что я разошлась... Знай сверчок свой шесток.
  
  Услышав это, адвокат громко рассмеялся:
  - Побольше бы таких сверчков.
  Потом серьезно добавил:
  - Я теперь понял вот что. У женщин, даже таких молоденьких как ты, очень большую роль играет интуиция. И это нужно было для ранних племен, ведь интуиция у женщин возникает моментально, и так же быстро племя делала то, что скажет женщина, и тем самым избегало опасности. А у мужчин интуиция почти нулевая. Они должны логически рассуждать, делать на основе своих рассуждений выводы и только потом знакомить с ними соплеменников. А за время его рассуждений какой-нибудь саблезубый тигр половину племени успел бы умять. Но вот - где и как охотиться, обустраивать жилище, как добывать огонь и прочее - это дело мужчин. Так что мое дело тереть палочки до тех пор, пока они не задымятся и не загорятся
  
  Марина засмеялась, а адвокат, улыбнувшись ей, спросил:
  - Ну-с, чего начнем, младший юрист.
  - Я думаю, у вас не займет много времени найти данные про следователя, и я сразу поеду по его адресу и расспрошу бабушек. Они мне все и расскажут.
  - Ну хорошо, как скажешь. Давай пари - я найду все эти сведения быстрее, чем ты уберешь со стола и помоешь посуду.
  Марина только улыбнулась и взялась собирать грязную посуду.
  
  ***
  Через полчала Петр Александрович передал Марине распечатку со всеми данными о Волкове Юрии Николаевиче - следователе по делу Марка. А еще через час машина с двумя пассажирами отъехала от дома адвоката.
  
  ***
  Кирилл сидел дома за компьютером, готовил проектную работу, когда заработал его мобильный. Это звонил Егор. Он сказал, что Петр Александрович только что пришел, заказал чай с его любимыми круасанами и начал работать с документами.
  Кирилл сразу, как только переговорил с Егором, быстро выключил компьютер, оделся и через десять минут сидел в машине, которая тут же направилась в сторону ресторана "Кампус".
  
  Войдя в ресторан, он сразу увидел Петра Александровича, но не решился сразу подойти к нему. Он обдумывал, как ему начать разговор. Но скоро понял, что никаких оптимальных вариантов ему сочинить не удастся, поэтому он подошел к столу, где сидел адвокат, и ждал, когда тот обратит на него внимания. Ждать Кириллу пришлось совсем недолго.
  
  Петр Александрович поднял глаза и с удивлением спросил:
  - Вы ко мне?
  - Да, Петр Александрович.
  - Слушаю вас.
  - Меня зовут Кириллом. Вчера я познакомился здесь с Мариной...
  Кирилл замолчал, а Петр Александрович молча ждал, что еще ему скажет Кирилл, и внимательно вглядывался в лицо незнакомца.
  
  Надо сказать, что этот незнакомец понравился Петру Александровичу. И не только потому, что Кирилл был внешне привлекателен. В парне ощущался сильный характер. И это обстоятельство сразу расположило его к Кириллу.
  - Присядь... Знаешь, я жду клиента. Он вот-вот должен появиться, а наш разговор мне не хотелось бы комкать. Ты подожди меня, а потом поговорим - или здесь, или в машине - как ты решишь.
  - Да, конечно, - сказал Кирилл.
  
  Он сел за свободный столик. К нему сразу подошел Егор.
  - Спасибо тебе, - тепло поблагодарил Кирилл официанта. - А сейчас принеси мне, пожалуйста, кофе и какие-нибудь бутерброды с рыбкой.
  - У вас все в порядке с Петром Александровичем?
  - Да, да Егор. Ты молодец. Я тебе потом обязательно обо всем расскажу. Посидим где-нибудь. Только не здесь, конечно - улыбнулся Кирилл.
  - Само собой, - сказал Егор и через пять минут принес Кириллу то, что тот заказал.
  
  Еще не успев допить кофе, Кирилл увидел, как к столу адвоката подошел немолодой уже мужчина. В руках у него был кейс, из которого он торопливо достал кипу бумаг, и Петр Александрович начал их рассматривать.
  
  Кирилл сидел, откинувшись на стуле, и наблюдал за адвокатом и его клиентом. Он не слышал, о чем они говорили, но видно было, что они что-то активно обсуждают, рассматривают документы, а Петр Александрович делал какие-то записи в блокнот.
  Примерно через час клиент Петра Александровича начал собирать документы, потом положил их в кейс, попрощался за руку со своим адвокатом и направился к выходу.
  Петр Александрович посмотрел в сторону молодого человека, поймал его взгляд и жестом руки пригласил его подойти.
  
  ***
  Кирилл не хотел вести разговоры ни в машине, ни в ресторане. Он предложил адвокату пройтись по скверу рядом с рестораном. Петр Александрович ничего не ответил на предложение нового знакомого, а просто пошел в глубь сквера.
  И только когда они прошли уже довольно большое расстояние от ресторана, Кирилл сказал:
  - Да, я вчера познакомился с Мариной. Я пригласил ее на танец, но музыканты ушли перекусить. Тогда я предложил ей сыграть в шахматы. Я ведь видел, как внимательно она следила за игрой двух солидных приятелей. Она согласилась и обыграла меня за двадцать минут, и, как мы договаривались, я за ее победу должен был угостить ее ужином.
  
  Кирилл снова замолчал. После довольно длинной паузы он сказал:
  - Потом музыканты вернулись, и мы с ней танцевали танго. Но потом, я, как принято у нас, пригласил ее поехать ко мне.
  
  Петр Александрович остановился. Видно было, что он собирается что-то сказать Кириллу.
  - Нет, нет. Подождите. Дослушайте меня. Еще не до конца озвучив свое предложение, я понял, что этим своим предложением я очень обидел ее... Как я мог так сплоховать? Ведь я видел, насколько она самобытна... Но ведь я не предложил ей ничего, что не было принято в нашей компании. Обычное дело...
  
  И снова Кирилл надолго замолчал:
  - Помогите мне Петр Александрович. Я не могу не думать о ней. Я не хочу анализировать свои чувства, просто хочу, чтобы она простила меня... А там...
  - Марина - это наша с ребятами золотая находка. Она тебе не рассказывала, как она попала в нашу компанию?
  - Нет, - ответил Кирилл и попросил адвоката. - Расскажите.
  
  Петр Александрович по голосу понял, насколько важно для Кирилла было это услышать.
  - Ну что ж, расскажу. Только давай присядем. Я отвык от долгих прогулок.
  И когда они сели на скамейку, Петр Александрович начал свой рассказ...
  
  ***
  Марина в это время вошла во двор, где жил следователь Волков.
  Во дворе около детской площадки на скамейке сидели три немолодые дамы.
  
  Девушка сказала:
  - Можно я посижу с вами.
  
  Видно было, что местные жительницы удивились, но, конечно же, разрешили ей сесть среди них.
  
  Марина продолжила:
  - Я пришла сюда, надеясь, что я встречу здесь тех, кто смог бы помочь мне. И вот я здесь с вами.
  
  После довольно большой паузы одна из женщин спросила:
  - А чем мы могли бы помочь тебе?
  - Здесь живет следователь Волков. Мне хотелось бы узнать о нем - какой он человек, что вы о нем думаете.
  - А зачем тебе это? - поинтересовалась другая жительница.
  - Это нужно адвокату, у которого я работаю помощницей. Он помогает одному подозреваемому, но у него есть претензии к следователю. Вот он и попросил меня узнать о нем подробнее.
  
  Женщины какое-то время молчали, но потом самая старшая из них сказала:
  - Хорошо, раз это нужно для дела мы тебе про него расскажем. Ведь это не повредит ему?
  - Конечно, это ему не повредит, а вот помочь парню, который, по убеждению адвоката, никакого преступления не совершал, ваши сведения могу очень даже помочь.
  
  И эта дама сказала:
  - Я здесь живу с 1957 года и помню свадьбу Нины и Павла - родителей Юрки. Безалаберная вышла семейка. Павел уже через пару лет стал каждое лето уезжать на заработки, а Нинка в это время не скучала - гости, выпивка. После школы Юрка поступил в школу милиции. Где и как он еще учился, я не знаю, но сейчас работает следователем. Не бедствует. Своим старикам купил однокомнатную квартиру в нашем же доме.
  
  Вторая, еле дождавшись, когда речь первой закончится, торопливо добавила:
  - Что не бедствует? Смотри, вон его машина. Мне внук сказал, что она стоит на наши деньги четыре миллиона. За эти деньги квартиру можно купить.
  
  Последняя из дам с долей презрения в голосе сказала:
  - А жена-то Юркина. Раньше деревня-деревней. А теперь кровь у нее, вишь, поголубела - с нами не то, что не разговаривает, а вообще делает вид, что нас нет. А когда только поженились... Когда же это было?
  Вторая дама уточнила:
  - А была свадьба у них в августе 1993 года. Так себе свадебка. Играли свадьбу у его друга Петьки. У того квартира трехкомнатная. Вот там мы и отмечали женитьбу Юрки. А это уж он потом из свой однушки перебрался в двушку, а сейчас живет в трехкомнатной. И все эти квартиры в нашем доме. Наш дом-то большой - семь подъездов да 12 этажей.
  
  Марина поблагодарила за полученные сведения о следователе Волкове Юрии Николаевиче, работающего в Измайловском межрайонном следственном отделе. А потом сказала:
  - Вот о чем я хотела бы спросить вас. Дело в том, что у меня, я сказала, что работаю помощником адвоката, есть претензии к качеству работы следователя Волкова. Сейчас адвокат одного молодого человека, которого подозревают в краже драгоценностей, проводит адвокатское расследование. Я ему помогаю. И мы выяснили, что при добыче сведений о предполагаемом преступлении следователь очень многое упустил и делал пустые выводы.
  
  Одна из старушек, покачав головой, упрекнула Марину:
  - Дочка, я, например, твоих умных речей не поняла. Ты нам объясни по-простому.
  - Простите, - сказала Марина, - действительно меня занесло. Дело в том, что ни в чем не повинный молодой парень может быть осужден из-за того, что следователь Волков к своим делам относится спустя рукава. Ему на парня наплевать. Но я вижу, что на себя-то ему не наплевать.
  - Это точно, - сказала другая дама, при этом остальные согласно кивали головами, - себя Юрка не забудет, да и сына своего Илью хорошенько побаловал. Парень живет в Австрии, где папаша купил ему дом. Там же живет семья его сестры. Уж не знаю, на чьи деньги.
  - Да, перехватила инициативу третья дама. - Мы знаем это от его племянницы, которая приехала к дяде из Смоленска. Надеялась пригреться на дядином плече. Но он быстро скинул ее с этого теплого места. Вот она-то перед тем, как уехать восвояси, от затаенной злобы нам про него все рассказала. Тот еще фрукт.
  Настала очень подвести итог первой из выступающих:
  - Вот ты скажи, на какие шиши простой следователь все это богатство приобрел. Мой внук говорил, что зарплата следователя не больше сорока тысяч. Вот и посчитай, сколько ему нужно было лет, чтобы все это накупить. Лет, наверное, триста набежит.
  
  Бабушки хихикнули, а Марина сказала им на прощание:
  - Спасибо, вы мне очень помогли. Вернее не мне, а Марку. Это имя парня, которого сделал подозреваемым ваш сосед по дому. Теперь я точно знаю, что мне делать дальше. Еще раз спасибо и желаю вам крепкого здоровья и долгих лет жизни. Может быть, мне ваша помощь понадобиться лет этак через десять. Так что следите за здоровьем.
  
  Старушки громко и с удовольствием рассмеялись, а Марина поспешила на улицу.
  
  ***
  Когда Петр Александрович закончил свой рассказ о знакомстве с Мариной, Кирилл опять долго молчал. Адвокат внимательно всматривался в лицо Кирилла. Тот сидел, откинув голову и закрыв глаза.
  
  Наконец он тихо сказал:
  - Я скажу вам, что я не просто познакомился с Мариной.... Я тоскую по ней. Еще раз прошу вас - помогите мне. Без вас мне с Мариной не справиться.
  
  Петр Александрович улыбнулся:
  - Ты прав. Знаешь, еще одно про нее скажу. Мы - ну наша пожилая тройка - решили, что Марина выглядит так, как она выглядит, потому что у нее нет денег на всякие косметические мероприятия, на современную одежку, на массажи и прочее. Мы ей однажды вечером об этом сказали и предложили денег, чтобы она не выглядела хуже других. С дуру, вообще-то. Да-с.
  
  Петр Александрович замолчал, но Кирилл подбодрил его:
  - Ну и?
  - Вот тебе и"ну". Марина посмеялась от души, потом призналась, что она нас всех троих очень любит, но потом довольно серьезно объяснила: " Мое тело сотворила мама. Это мой самой дорогой ее подарок. И как я смею показать свое пренебрежение к ее подарку. А над формой моего носа, работало много поколений моих пращуров. И вместо "спасибо" я им скажу, что они сделали брак, который мне сейчас приходится исправлять...Это не по мне..."
  - Мне подобное никогда в голову не приходило, - признался Кирилл.
  - Да, теперь таких голов стало четыре, - с легкой улыбкой сказал Петр Александрович. - Просто у Марины сильный характер, а житейскую мудрость она получила от своей нелегкой жизни. После смерти отца она оказалась последней из последних среди своей немногочисленной родни. Но это не только не надломило Маринин характер, но сделало ее житейски очень сильной ... Удивительная девушка.
  - Да, вы правы... Я не знал, что могу испытывать... Ну ладно, - прервал Кирилл сам себя. - Петр Александрович, дайте я введу в ваш мобильный свой телефон. Я буду очень благодарен вам за каждый звонок.
  - Нам с тобой придется подождать. Сейчас Марина занята, и будет занята еще три недели. Потом эта наша маята окончится, а там посмотрим. Да-с... Но ты помни - Мариночка у нас не легкомысленная, а очень даже мысленная девушка. С ней легко не будет никогда. Это я тебе как адвокат говорю.
  - Но мне бы сейчас одну трудность преодолеть... Спасибо вам, Петр Александрович. Замечательная у вас компания. Возьмете потом меня юнгой?
  Видно было, что настроение у Кирилла поднялось и значительно.
  Адвокат и Кирилл пожали друг другу руки, и Кирилл поехал на службу.
  
  ***
  Когда Петр Александрович приехал домой, он вышел в сад и увидел Марину, которая сидела на своей любимой скамейке под старой яблоней. Он долго смотрел на свою помощницу. Было видно, что она полностью погружена в свои думы, но на губах ее гуляла легкая улыбка. И адвокат понял, о чем, вернее о ком были ее мысли.
  
  Адвокат тихонько вернулся к своей машине и трижды посигналил. Марина тут же прибежала к машине.
  - Петр Александрович, что это вы загудели?
  - Мне нужна помощь моей помощницы, - поиграл в слова адвокат. - Ты видишь, сколько всего вкусного и полезного я тебе привез.
  
  И действительно, в багажнике Марина увидела несколько фирменных пакетов с продуктами, в углу лежала довольно большая картонная коробка. На вопрос Марины, что находится в этой коробке, Петр Александрович ответил:
  - Как что? Туалетная бумага на три года. Сегодня на нее большая скидка.
  Марина с удовольствием посмеялась, взяла продуктовые пакеты, а Петр
  Александрович, достал коробку, закрыл машину и пошел за Мариной в дом.
  
  После ужина, юристы сели на свои привычные места в кабинете адвоката:
  - Ну, какой компромат на нашего следователя ты откопала?
  - Откопала, - сказала Марина и протянула Петру Александровичу свой отчет о ее сегодняшних переговорах с соседками следователя.
  
  Адвокат решил сначала просто просмотреть написанный Мариной текст, но потом положил его на стол и начал внимательно читать с начала. Марина молча ждала, когда Петр Александрович подробно ознакомится с ее отчетом.
  - Да-с, девочка моя. Ты снова права. Дрянь последняя этот следователь. Сейчас мне еще не ясно, как эти данные помогут нам, но уж точно, не повредят. Марин, принесу я сюда, пожалуй, коньячный пузырек и два наперстка. Выпьем за твои успехи в моей юридической конторе.
  - Только что хотела вам это предложить.
  
  Петр Александрович скоро вернулся с подносом, на котором стояли две коньячные рюмки, маленький пузырек с армянским коньяком и блюдечко с нарезанным лимоном. Он молча наполнил по чуть-чуть рюмки, протянул Марине одну из них, взял свою.
  
  Они подняли рюмки, адвокат сказал "прозит" и они выпили душистый коньяк, погрызли лимон, и Петр Александрович сказал:
  - Как-то почище я себя стал чувствовать. Я знаю про себя, и готов поклясться за моих ребят, а теперь и за тебя, что наши совести чисты. И пожелаем каждой из них долгих лет жизни. А вот что этот подонок с гнилью вместо совести чувствует, когда берет взятки от преступников и когда засуживает невиновного?
  - Грязь нельзя изгрязнить. Пусть его пока. У нас задача - не дать ему возможности засудить Марка.
  - Да, Мариночка. Но давай займемся этим завтра. А сейчас пойдем просто посидим в саду, и ты мне расскажешь какую-нибудь сказку на ночь.
  - Подождите немножко. Я возьму ваш большой термос, заварю зеленый чай и возьму меда и сушек. Мы будет пить чай и слушать соловьев.
  - Хорошо, а я возьму фонарик и два пледа.
  
  Молодая девушка и пожилой мужчина молча сидели под яблоней, пили зеленый чай с привкусом молока и слушали соловья, который их не подвел и во время начал концерт соловьиной песни.
  
  Петр Александрович был рад, что Марина не заметила его нежданных трудных слез. Так уютно он чувствовал себя только, когда ребенком жил с бабушкой, которая умела любить своего внука. И адвокат на время забыл про свое адвокатское расследование и полностью погрузился в дорогие воспоминания.
  
  Марина поняла настроение Петра Александровича, а потом и сама незаметно попала в плен своих мыслей.
  
  ***
  На следующий день в три часа Петр Александрович постучал в дверь кабинета следователя Волкова Юрия Николаевича.
  - Я адвокат подследственного Марка Михайловича Штрейцера, - сказал адвокат.
  - Да, помню, но по этому делу все ясно, я готовлю материалы для передачи в суд, - сказал несколько удивленный этому визиту следователь.
  - Не торопитесь. И еще дело в том, что я, по состоянию здоровья, защищать интересы своего клиента не могу, - легко соврал Петр Александрович.
  - Я похлопочу об определении ему государственного адвоката, - скороговорной ответил следователь.
  - В этом нет никакой необходимости. Уголовное судопроизводство предусматривает возможность выступать в суде в качестве представителя ответчика лицо, не являющееся адвокатом, даже если дело подсудно, как в нашем случае, районному суду. Так что я передаю вам заявление подследственного Марка Михайловича Штрейцера с просьбой о том, чтобы его защитником в суде выступила Марина Владиславовна Обухова. Я прошу вас оформить постановление об этом назначении, а потом вы уже с ней будете продолжать работать по этому делу.
  - Зачем все усложнять? - недовольно сказал следователь.
  - Наоборот, я хочу все упростить. Марина Владиславовна тщательно и профессионально подготовит все необходимые документы. Завтра она заедет сюда за постановлением. А после, когда в результате адвокатского расследования она соберет дополнительные доказательства, то приедет к вам, чтобы предъявить их вам, и вы измените свои сегодняшние намерения.
  
  Следователь махнул рукой:
  - Делайте, что хотите. Напрасная трата времени, но, как говорится, это дело вашего вкуса.
  
  Не сказав ни слова и не попрощавшись, Петр Александрович покинул кабинет Волкова Юрия Николаевича.
  
  ***
  Петр Александрович, надо сказать, волновался, когда предложил Марине навестить своих друзей, сказав, что он хотел бы повидать их, да и побаловаться шахматами. Но на самом деле он собирался сообщить девушке, что она будет назначена защитником Марка. Но, не зная, как она отнесется к этой новости, он хотел заручиться поддержкой приятелей. Одним словом, отложив все дела, адвокат и его помощница через пятнадцать минут сидели в машине.
  
  И еще через час в квартире Сергея Викторовича раздался звонок. На этот звонок в коридор вышли оба приятеля.
  
  Увидев Петра Александровича и Марину в неурочное время, они, конечно же, удивились. Но адвокат, улыбнувшись, сказал:
  - Смените выражение удивления на выражение радости, и пошли на кухню.
  Петр Александрович сразу не сообщил друзьям об изменении статуса Марины. И только когда они по его приглашению сели на диван и в кресла, он сказал:
  - Вот у меня какая новость. Мы с Мариной сейчас ведем адвокатское расследование по уголовному делу одного подследственного. Это молодой парень, который обвиняется в краже. Я был его адвокатом. Но вот я что хочу сказать. Марина только просмотрела материалы по этому уголовному делу и нашла, что многое при расследовании упущено, а многое неправильно трактовалось следователем-халтурщиком. Мы еще расскажем про него.
  Так вот... Закон, в частности ст. 151 УПК конкретно говорит, что "Задача адвоката по уголовному делу выявлять объективные нарушения следственных действий и устранять их всеми доступными защите методами и способами". И этих нарушений в деле целая куча. Да-с... Лично я от ведения адвокатского расследования по этому делу устранился, а вот наша девушка завтра поедет к этому паразиту и возьмет у него постановление, что по просьбе Марка защищать его интересы в суде будет именно она Марина Владиславовна Обухова.
  
  После этих слов в комнате зависла мертвая тишина. Потом Марина переспросила:
  - Петр Александрович, что вы сказали?
  - Не лукавь, Марин, ты же все поняла. Ты теперь будешь защитником Марка.
  - Как!? Я!?
  - В строгом соответствии с законом.
  - Но как я могу...
  - Марин, мы все обговорим. А сейчас нам всем надо пожелать тебе успехов. А в том, что ты справишься и не дашь следователю засудить Марка, я уверен на сто процентов. Ладно, пошли на кухню и выпьем за твой успех. Да, Марин, я что-то пристрастился с вами к выпивону. Давай учись водить машину, получай права и будешь отвозить меня домой после пьянки.
  
  Друзья ждали от Петра Александровича подробного рассказа о последних событиях, которые произошли в жизни Марины. И более внимательных слушателей у адвоката никогда еще не было.
  
  ***
  Марина решила не уезжать отсюда, а остаться ночевать, чтобы сразу с утра приступить к делу. После того, как два друга ушли спать, Петр Александрович сказал Марине:
  - Так вот. Запомни. В соответствии со ст. 47 УПК РСФСР у тебя есть право иметь свидания с подзащитным без ограничения их количества и продолжительности. Кроме того, ты не обязана брать разрешение на свидания от следователя или прокурора. Бывают случаи, когда сотрудники СИЗО требуют от адвоката каких-то дополнительных документов, кроме выписанного на него постановления о назначение адвокатом, но это незаконно. Знай об этом. Возьми постановление и паспорт.
  
  Потом Петр Александрович продолжил:
  - Я сейчас чуть-чуть посоветую тебе, с чего надо начинать. А потом вместе составим план твоих дальнейших действий. Итак, завтра, не откладывая, пойди к следователю и возьми у него постановление, а потом встреться с Марком в СИЗО. Расспроси его обо всем - какие родственники у него есть и где они живут. Я был у его матери, но ее не застал - соседка сказала, что она на лето уезжает из Москвы. Расспроси Марка о том, с кем он дружит сейчас, а с кем он дружил раньше. Да ты сориентируешься на месте... Ладно, что это я, в самом деле. Стараюсь разжевать проблему, чтобы моей девочке было легко ее проглотить. Нет, нет - сама.
  
  Петр Александрович посмотрел на Марину и увидел, что она уже сосредоточенно что-то обдумывает. Он улыбнулся:
  - Мариночка, я пошел. Да и ты не засиживайся.
  - Да, конечно, я согласна, - ответила та невпопад.
  
  Адвокат подошел к своей сотруднице, потеребил ее густые волосы и попрощался.
  
  ***
  На следующее утро в 10 часов Марина стояла перед кабинетом следователя Волкова в Следственном отделе Измайловского межрайонного следственного отдела г. Москва.
  
  На короткий вопрос, который глухо прозвучал из кабинета: "Кто там?" Марина не ответила, а вошла и сказала:
  - Вчера Адвокат Буков Петр Александрович передал вам заявление на оформление по просьбе подозреваемого Марка Михайловича Штрейцера постановления, в котором вы назначаете меня его защитником. Вот мой паспорт и я прошу вас выдать мне это постановление.
  - Все вам игрушки. Ты что у этого адвоката работаешь?
  - Это лишний вопрос. Вы знаете, что согласно части первой статьи сорок пятой и части первой статьи пятьдесят пятой УПК РФ в качестве представителя гражданского ответчика по постановлению следователя может выступать лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик. И мне для осуществления защиты Штрейцера в суде нужно только получить от вас постановление, которое просил вас оформить на мое имя бывший адвокат подозреваемого Буков.
  - Давай паспорт, - сказал следователь. Он рассмотрел его, сверил паспортные данные с данными, указанными в уже подготовленном им постановлении, и попросил Марину расписаться в его получении. до сих пор
  Марина расписалась, взяла постановление и молча вышла из кабинета Букова.
  
  ***
  После этого Марина зашла в кафе перекусить. Она долго сидела за остывшей чашкой кофе, еще и еще раз выстраивая возможный вариант разговора с Марком. И она, признаться, побаивалась этого первого разговора со своим подзащитным, хотя по жизни была очень уверенным человеком.
  
  ***
  Но вот Марина уже в СИЗО. Сначала у нее потребовали удостоверение адвоката и ордер. Но она знала, что подобная ситуация может произойти и потому подготовилась к ответу:
  - Я не адвокат, я лицо, на участии которого настаивает содержащийся в СИЗО подследственный, и должна предъявить вам только оформленное постановление о назначении меня его защитником и паспорт. Вот вам и то, и другое. Так что приведите Штрейцера в комнату допросов. И рекомендую вам лучше знать ваши профессиональные права и обязанности.
  - Ладно, разговорилась. Видно..., - начал ответную речь местный служака, но Марина прервала его на полуслове.
  - Вы, что, не поняли? У меня серьезный разговор с подзащитным, а вы как соседка по подъезду решили малость побазарить.
  
  Тот, кому предназначались эти сердитые слова выскочки, надо признаться, маленько стушевался, и скоро Марина сидела напротив Марка в небольшой комнате. Какое-то время они внимательно разглядывали друг друга. Потом Марина с уверенностью в голосе сказала:
  - Марк, я обещаю вызволить тебя отсюда. Я уверена, что ты невиновен. Но мне нужны доказательства, которые подтвердили бы мои догадки. Мы их найдем, я и это тебе обещаю. Расскажи, как ты познакомился с хозяйкой ювелирной лавки. Кто был инициатором этого знакомства? Сколько времени и как выстраивались ваши отношения. И какого рода эти отношения были? Главное, Марк, помни, что я не девушка, а робот, который собирает нужную ему информацию. Робот - просто бесчувственная железка. Вот когда эта муть будет позади, я перестану быть роботом, и мы посидим в уютном ресторанчике и поговорим.
  
  Марк с удивлением слушал свою защитницу. У него было странное ощущение, что он уже давно ее знает...
  - Марк, - продолжила Марина, -скажи мне... Да, кстати, можно я буду с тобой на "ты" - мне так легче разговаривать с тобой. И ты зови меня Мариной. Но только здесь, - она улыбнулась, - а то все эти судейские, услышав это, могут сильно удивиться, и это их чувство не пойдет нам на пользу. В суде мы будем Марком Михайловичем Штрейцером и Мариной Владиславовной Обуховой. Итак, скажи мне, как ты познакомился с владелицей ювелирного магазина.
  - Вы знаете, - начал свой рассказ Марк, - я старался вспомнить до мелочей, все, что со мной произошло последние полгода. Свой киоск я арендовал полтора года тому назад. Тогдашний арендатор уехал из Москвы. Мама, когда она делала покупки в Пассаже, случайно увидела в окне киоска объявление "Сдается в аренду". Она знала, что брат моей одноклассницы начал подобным образом свое дело. Он продавал всякие табачные изделия довольно успешно. Главное, что он начал продавать только дорогие табачные изделия, например, гаванские сигары и другие табачные редкости. И дела у него пошли очень хорошо. Я арендовал на два года этот киоск и, как оказалось, тоже сделал удачный выбор продукции и стал предлагать покупателям современную цифровую технику, например, web-камеры для компьютеров, автомобильные видеорегистраторы, игровые приставки, компьютерные игры, фотоаппараты и многое другое. А Наташа торговала своими украшениями уже давно. По правде говоря, я не интересовался. Поскольку работали рядом, то здоровались, когда сталкивались в помещении Пассажа. И больше ничего...
  
  Сказав это, Марк умолк, потом сказал:
  - И вдруг я стал получать от нее настойчивые знаки внимания. То подойдет как покупатель и будет долго расспрашивать про какой-то продаваемый мной товар. Потом пригласила оценить те мужские ювелирные украшения, которые ей предлагал поставщик. Я удивился, когда она сказала "Ты молодой человек с хорошим вкусом и можешь помочь мне выбрать то, что будет пользоваться спросом". Я уверен, что у нее не было возможности оценить мой вкус, - с горькой улыбкой сказал Марк.
  - А когда она стала прилипать к тебе? - спросила своего подзащитного Марина вовсе не юридическим выражением.
  - Помню я торопился домой - у мамы был день рождения... Это было 25 августа - четыре с небольшим месяцев тому назад. А Наташа все никак не отходила от моего киоска, и, по правде говоря, несла какую-то ерунду. Мне неловко было прерывать ее, и поэтому я закрыл магазин на четверть часа позже положенного и помчался домой.
  - Хорошо, Марк. А теперь расскажи о друзьях.
  - У меня нет близких друзей в Москве. Дело в том, что я родился, учился, окончил среднюю школу в поселке Васькино, что в Чеховском районе Московской области. Это в 50 километрах от Москвы. У нас там дом. Летом и сейчас там живет мама, и я приезжаю к ней иногда на выходные. Но когда папа умер, мама через год вышла замуж на Николая Николаевича. Он москвич. Мама перебралась жить к нему, ну и я тоже. Она снова овдовела, и теперь мы живем с ней вдвоем.
  
  Потом Марк прервал сам себя:
  - Марин, извините, что я говорю о том, что к событиям о краже отношения е имеет...
  - Нет, нет, Марк. Не отвлекайтесь. Все, что вы сейчас рассказываешь, очень важно для нас с тобой.
  - Ну раз так... Я не служил в армии. Я получил "белый билет" из-за тяжелой маминой болезни. Она после аварии - ее сбил пьяный водитель - лишилась левой ноги до колен.
  А в Васькино у меня были друзья. И самыми близкими были Федор Карамышев и Иван Флоров. Федор утонул четыре года назад, он сильно стал выпивать. А Ивана я всегда видел, когда приезжал в поселок на лето. Я на все лето отвозил туда маму. Соседка помогала маме, а я платил ей за это. Тетю Зою это устраивало, ну и мама была рада жить, как она говорила, на воле.
  Маму я перевез в Васикино в начале июня. Ну я, конечно, заглянул к Ивану, хотя не был уверен, что застану его. Он обычно на лето уезжал подзаработать. У них была бригада из местных - они ездили строить дома в дачных поселках. Но он оказался дома. Мы с ним посидели и он пожаловался, что сейчас все труднее найти работу и за нее все меньше платят. Я посоветовал ему попытаться устроиться в Москве. Этим летом он мог бы жить у меня, пока мама находится здесь в Васикино. А потом, когда он нашел бы работу, то смог бы снимать жилье. Я пробыл с мамой неделю и засобирался в Москву. Нужно было работать. И Иван поехал со мной. Когда мы приехали, то он целый день приводил себя в порядок - сходил в парикмахерскую, приоделся по-городскому. Мы с ним похожи фигурой. Я ему дал, во что одеться. А на следующий день он попросился пойти со мной на работу.
  Он долго рассматривал мое хозяйство. Потом сказал, что не ожидал, что я так разбогател. Попросился пока работать со мной на пару. Я, конечно, отказался. Сказал, чтобы он вышел в город, осмотрелся, почитал объявления о приеме на работу. Походил по этим адресам. Я был уверен, что он сможет найти себе дело. Дал ему ключи от квартиры и денег. Попросил, чтобы он купил продуктов, а я в девять часов приду и мы поговорим.
  
  Марк снова замолчал.
  - Ну и? - сказала Марина.
  Вечером, когда я пришел домой, его дома не было. А договориться о связи по мобильному мне, признаться, в голову не пришло. Я уже ложился спать, решив, что пусть Иван делает, что хочет, не ребенок уже, когда он пришел домой. Я спросил его, где он был, и что удалось сделать за этот день. И он ответил, что был там, где его уже нет. А когда он найдет что-нибудь подходящее, то скажет мне. И мне показалось, что он сказал это с завистью. Ведь у меня была двухкомнатная квартира и мой киоск.
  - Марк, мне хотелось бы иметь твои школьные фотографии. Наверняка у тебя есть фотографии одноклассников, когда вы отмечали окончание школы. Можно я возьму их.
  - Конечно, все фотографии хранятся в моей комнате - она налево от входа. Там на книжной полке большой красный альбом с фотографиями. Возьмите, что вам понадобится. Только вот ключи от квартиры у меня отобрали, они здесь в камере хранения. Мы, конечно, можем попросить выдать их вам, но нужно будет писать заявление, давать его на визу местному начальству и пр. Но в нашем доме, в моем подъезде, в седьмой квартире живет хорошая подруга мамы. Ее зовут Майя Семеновна. У нее на всякий случай хранится дубликат ключей от квартиры. Дайте мне лист бумаги, и я напишу ей записку, чтобы она отдала эти ключи вам.
  - Прекрасно, Марк. Давай прощаться. Не унывай. Я смогу придти к тебе только дня через три. Тогда и расскажу, чего добилась.
  Пожав руки своему подзащитному, Марина вышла из комнаты.
  
  ***
  Когда она вышла за ворота СИЗо, то позвонила Петру Александровичу. Она сказала, что только что переговорила с Марком, но теперь ей нужна его помощь.
  - Конечно, Мариночка, я скоро буду. Мне нужно не больше десяти минут, чтобы закончить одно дельце, а потом я приеду за тобой. Ты же пока посиди в кафе в скверике напротив СИЗО. А я скоро приеду за тобой.
  - Отлично, спасибо, - сказала Марина и не спеша пошла к скверу.
  
  ***
  Марина с большой пользой провела время в маленьком симпатичном кафе. Вкусно перекусила и успела в блокноте записать несколько вопросов, которые она хотела бы решить с помощью Петра Александровича. А тут и он сам подошел к ее столику.
  - Ну, здравствуй, защитник, - улыбнулся он Марине. - Можно я поем, а ты мне пока расскажешь о встрече с Марком.
  
  Марина рассказала Петру Александровичу, о том, что она узнала от своего подзащитного. А потом добавила:
  - Мне обязательно надо посмотреть помещение обворованного ювелирного магазинчика. Вы мне поможете?
  - Да, но нужно будет похлопотать. Ведь магазин опечатан. И, наверняка, нам разрешат находиться там только в присутствии стража порядка.
   - Это нисколько нам не помешает, - сказала Марина и ничего к сказанному не добавила.
  
  Петр Александрович подождал довольно долго, но потом спросил девушку:
  - Марин, ты что-нибудь придумала?
  - Я не хочу говорить об этом раньше времени. Давайте сначала посмотрим Наташин магазин, а потом я поделюсь с вами своими мыслями и попрошу совета.
  - Конечно, давай сегодня отдохнем от юридических проблем, но пообещай мне одну партию в шахматы. У меня в плане обыграть тебя.
  - Ладно, обещаю, я поддамся...
  - То-то же, - улыбнулся адвокат.
  А меньше чем через час они были у ворот дома Петра Александровича.
  ***
  
  На следующий день Петру Александровичу удалось уладить дело с разрешением посетить Наташин магазинчик. Полицейский снял печать с двери, открыл ее, сказал "проходите", но сам остался снаружи.
  
  Марина не успела сделать и шага в магазин, как внезапно остановилась. Петр Александрович не ожидал этого и слегка толкнул девушку, потому что шел сразу за ней:
  - Марин, ты что встала? Проходи.
  - Петр Александрович, вы чувствуете, какой сильный здесь запах духов?
  
  Петр Александрович принюхался и пожал плечами:
  - Вообще-то у меня насморк. Но раз ты говоришь, значит есть и значит сильный.
  - Это важно... Ведь Наташи давно не было здесь... А запах держится. Это духи маки "Love" - сильные и возбуждающие духи, что явно свидетельствует о том, что у нее задиристый характер.
  
  Петр Александрович, который уже подошел к витрине, в которой раньше лежали ювелирные изделия, вернулся к Марине и попросил ее повторить, что она только что сказала. Он не уловил смысл ее слов, поскольку думал совсем о другом.
  Марина рассказала адвокату, она читала, что сильный и резкий запах духов у любовников усиливает влечение, а женщины конфликтуют из-за слишком сильного запаха духов у одной из них. И добавила, что Марк, когда рассказывал про Наташу, утверждал, что она очень неуверенная в себе девушка с мягким характером...
  - Марин, ты снова удивила старика. Я лишний раз убедился, насколько ведомой силой является женская интуиция. Хорошо, а теперь оглядись, посмотри что здесь и как.
  
  ***
  
  Марина походила по магазинчику, долго стояла у сломанной витрины, заглянула под стол, который стоял напротив двери.
  - Все, Петр Александрович, я все осмотрела, поедем домой.
  - Да, конечно, Мариночка. Ты не возражаешь, если мы заедем в наш супермаркет - я куплю покушать.
  -И чуть-чуть выпить, ладно, - попросила Марина.
  
  Петр Александрович хотел было съязвить, но, когда он взглянул в лицо девушки, то был неприятно удивлен - таким усталым и озабоченным оно было.
  - Приедем, поедим и ты хорошенько отдохни. Выключи все звуки - и до вечера.
  - Я до дома в машине отдохну, а потом расскажу вам про то, что заметила в Наташином магазине.
  
  И действительно Марина откинулась в кресле и заснула. Петр Александрович долго смотрел на лицо такой ставшей дорогой для стариков девушки. И снова тяжелая мысль про свое неудачное отцовство напомнило о себе.
  
  ***
  Петр Александрович сам убрал со стола и помыл посуду, пока Марина сидела за столом в его кабинете, разложив на нем листочки с какими-то схемами и рисунками.
  - Ну, давай, Марин. Я готов работать.
  - Вот посмотрите, Петр Александрович... Допустим, Марк украл драгоценности. Но разве он при этом не торопился бы. Да он просто смахнул бы все безделушки в сумку, нисколько не заботясь о том, как все это будет после того, как он покинет магазин. А у Наташи - да, пропали изделия, но там, где они лежали, был полный порядок. Дальше... Гиря с отпечатками пальцев Марка аккуратненько лежала на полу под столом, а не валялась где попало. Зачем, опять же, ему нужно было терять время на наведение абсолютно ненужного порядка. Главное спешить... Ну и я уже говорила про сильный сладкий запах. Редкая девушка выливает на себя столько духов. Значит, для нее важно обратить на себя внимание. Да и выглядит она строго в соответствии с жесткими требованиями современной моды. А это требует много усилий, денег и времени. Интересно, кто спонсирует ее. Я узнавала - она зарабатывает не больше тридцати тысяч в месяц. А клубная карта не в очень престижном фитнес клубе стоит примерно 20 тысяч рублей.
  - Девочка моя, - сказал Петр Александрович, - я устал хвалить тебя.
  Марина улыбнулась, но перешла к делу:
  - Я уверена, что мне стоит поговорить с мамой Марка. Она все лето живет в поселке Васькино. Это всего в пятидесяти километров от Москвы. Я хотела уже завтра поехать туда. У вас ничего нет срочного для меня?
  - Нет. Кстати, напиши заявление о командировке, в конце месяца получишь командировочные.
  - Спасибо... Я очень люблю получать командировочные.
  И в хорошем настроении Петр Александрович и Марина, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по своим комнатам. Но Марина еще около двух часов просматривала свои старые заметки по делу, а потом добавила несколько вопросов, ответы на которые могла бы дать Нина Николаевна - мама Марка.
  
  ***
  Утром, когда Петр Александрович и Марина завтракали, она сказала:
  - Я уже собралась в Васькино, но не хочу встречаться сейчас с Марком. Это только взволнует его. А там на месте я сориентируюсь. Я знаю, что за Ниной Николаевной ухаживает, как ее называет Марк, тетя Зоя.
  - Я не знаю, что тебе посоветовать..., - начал говорить Петр Александрович, но Марина перебила его:
  - Не надо. Вы посоветуете, что мне делать, и мне будет трудно выйти за пределы ваших советов. Но вы разрешите мне звонить вам, когда у меня возникнут вопросы?
  - Конечно, конечно... В любое время... Ну хорошо, Марин, я сейчас попрощаюсь с тобой и пожелаю тебе успехов. А ты как приедешь, позвони мне, обрисуй обстановку... Ладно, опять я со своими советами. Да, кстати, я не смогу я ждать тебя, должен торопиться. Ты как с транспортом?- спросил он свою помощницу.
  - Я поеду на автобусе. А сейчас я еще чуть-чуть посижу над своими бумажками.
  Петр Александрович подошел к Марине, поцеловал ее руку и вышел из кухни.
  
  
  ***
  Около полудня Марина уже была в поселке Васькино. Адрес она взяла из дела Марка, а от станции до его дома ее подвез довольный парнишка, поскольку он на этом деле подзаработал.
  
  Марину удивил вид поселка - рядом со старыми деревенскими домами стояли современные коттеджи. За высокими заборами жизнь в этих коттеджах проходила скрытно, но вот из гаража выехал современный огромный немецкий внедорожник Потом к машине подошел хозяин, которому на вид было столько же лет, сколько Марку, но он не мог быть его другом. Друзья владельца "Gelandewagen"а жили в соседних коттеджах, по свежему виду которых было видно, что они совсем недавно здесь появились.
  
  Марина вошла на участок, в середине которого стоял типичный деревенский дом. На улицу смотрели три окна, на которых стояли цветы в горшках. Между горшками были видны фигурки семи гномов. Это выглядело очень уютно. В палисаднике было много цветов - георгины, пионы, лилии. К дому вела широкая дорожка, а у крыльца стояла большая садовая скамья. Все это девушка разглядела, когда не торопясь шла от калитки ко входу в дом. Она не нашла звонка, поэтому постучала в дверь. И сразу услышала из глубины дома глухое "иду, иду". И на крыльцо вышла женщина лет пятидесяти.
  - Вы к кому? - спросила Нина Николаевна.
  
  Марина сразу узнала ее - в руках у нее была трость, а длинные брюки скрывали протез.
  - Меня зовут Марина - не хочу отчества. А здесь я по просьбе Марка, он просил меня защищать его в суде. И у меня...
  - Вас? -сказала Нина Николаевна с болью в голосе. - Но я знаю, что его защищал Петр Александрович Буков.
  - Да, и именно он поручил мне стать адвокатом вашего сына. А если вы пригласите меня в дом, я вам многое расскажу, но и о многом расспрошу. И не волнуйтесь, совсем не волнуйтесь. Мы с вами докажем, что Марк невиновен, и он скоро будет дома. Я уверена. Но мне нужна ваша помощь.
  - О, Господи, конечно, конечно, проходите.
  
  Нина Николаевна провела гостью в большую комнату, и они сели за круглый стол. Марина достала из своего кейса купу разных документов и сказала:
  - Ну что ж, Нина Николаевна, начнем потихоньку.
  
  Женщина ничего не сказала, только согласно кивнула головой, а Марина начала нелегкий для нее разговор:
  - Петр Александрович очень хороший адвокат. Но он мужчина - и по должности и по своей мужской сущности он строит свою работу, опираясь, в первую очередь, на факты. Он очень тщательно выстраивает тактику защиты, собирает необходимые документы и сведения. Но плохо было то, что вся собранная следователем Волковым доказательная база, безусловно, подтверждала вину Марка. Однако, когда Петр Александрович познакомился с Марком, поговорил с ним, то у него возникли серьезные сомнения в его виновности. И Петр Александрович убедил Марка, что для него будет гораздо лучше, если защищать его в суде буду я. Видите ли, уж больно четко складывается по версии следователя картина так называемого преступления Марка. Нашли кусок стекла с его отпечатками пальцев, и следы на гире, которой была разбита витрина с ювелирными украшениями. Свидетельница показала, что в день ограбления ваш сын стучался в этот ювелирный магазинчик, чтобы, как она была убеждена, проверить, нет ли владелицы на месте. И то, что между хозяйкой и Марком были достаточно теплые отношения и то, что он часто заходил в магазин, знал, где и какие ювелирные изделия обычно лежат, тоже можно было объяснить тем, что он действовал так, чтобы тщательно и заранее приготовиться к ограблению. Вот почему этот Волков совершенно уверен, что вина вашего сына в суде будет сразу доказана, и был неприятно удивлен, что я усомнилась в достаточности улик. Да, усомнилась, и надеюсь, что вы мне поможете доказать, что следователь нахалтурил в случае с Марком.
  - Но я не знаю, как я могу помочь.
  - Мы с вами забудем обо всех доказательствах, которые имеются на руках у следователя. А постараемся подробно вспомнить все, даже самые незначительные события, которые происходили в жизни Марка за последнее время, а потом оценим их. Вы просто мне расскажите о себе - что происходило в вашей жизни последний месяц. Не думайте о том - важны эти сведения или нет. Просто постарайтесь вспомнить, кто за это время приехал, пришел, кто уехал, кто ушел, кто мимо проходил, что привезли, что увезли, кто женился, кто развелся. Все это может оказаться очень важным для Марка.
  - Хорошо, Мариночка. Только пойдем на кухню, я тебя покормлю. И ты мне тоже расскажи о себе, позабудь о деле. Посидим, успокоим свои головы. А потом выйдем в садик, сядем под яблоню, попросим Всевышнего помочь нам - и начнем работать.
  - Очень хорошо, Нина Николаевна. Теперь я знаю, в кого пошел Марк, и я очень рада знакомству с вами.
  
  ***
  Две женщины сидели на лавочке под старой яблоней, ветки которой чуть ли не касались их голов. На коленях у Марины лежала раскрытая папка с документами. Они не торопились начать разговор - это было трудно для каждой из них.
  
  Но вот Марина сказала:
  - Нина Николаевна, представьте... Грабитель решил украсть драгоценности. Ему нужно было разбить запертую стеклянную витрину, забрать награбленное и поспешить из магазина. Именно поспешить. Это аксиома - как можно быстрее покинуть место преступления...Так почему же бархатные подложки, на которых лежали драгоценности, не были сдвинуты с места. И это, безусловно, говорит о том, что грабитель не торопился. А это абсурд. Вы согласны?
  
  Марина умолкла и внимательно вгляделась в лицо собеседница.
  Нина Николаевна молчала, потом тихо сказала:
  - Марин, это дело судейское. Я никогда не была связана с этим. По правде, я боюсь сделать что-то не так.
  - Да нет же. Я не про конкретный наш случай, а вообще. Разве будет грабитель задерживаться хоть бы минуту на месте преступления. Он пулей вылетит. А тут он боялся устроить беспорядок. Готов, по-моему, был и пыль вытереть.
  - Марин, знаешь, у Марка в школе было двое друзей. Они и после дружили.
  - Да, ваш сын рассказывал мне про них. Федор утонул, а вот с Иваном они виделись часто. И из того, что Марк рассказал мне, я поняла, что Иван завидовал.
  Нина Николаевна неуверенно сказала:
  - Ты знаешь, я все-таки боюсь навредить своими разговорами знакомым Марка.
  - Ну вот, вы опять про это. Мы ищем истину, а не хотим оговорить кого-то понапрасну.
  - Ну, конечно. Так вот я о чем... Когда же это было? Да, с месяц тому назад ко мне приехал Марк. Он обязательно раз в две недели приезжает, привозит деньги, продукты, да и скучаем мы друг по другу... Так вот, мы завтракали, когда пришел Иван. Рука у него была в крови. Мы, конечно, всполошились, но он говорит, что решил подправить крышу, собирался поставить лестницу, но та упала, да прямо на теплицу. У него теплица рядом с домом. Так вот лестница разбила крышу теплицы, и тогда он осколком стекла порезал руку. Иван попил у нас чая, а потом попросил друга помочь ему убрать на участке осколки стекла. Иван собирался уезжать, и боялся, что ему трудно будет самому справиться. Марк, конечно же, пошел помочь и примерно через час вернулся. Иван уехал, а Марк побыл здесь до понедельника.
  Нина Николаевна посмотрела на Марину и удивилась. Та сидела неподвижно и гладила лоб. Наконец, она сказала:
  - Вы сказали удивительную вещь... Невероятно... Но вполне возможно, что так оно и было.
  - Мариночка, ты о чем?
  - Нина Николаевна, я должна посидеть где-нибудь одна и подумать. А потом, я обещаю рассказать вам, чего я надумала, и вы меня, в случае чего, подправите и дополните.
  - Да, да, конечно... У меня хорошая, удобная беседка за домом. Пойдем, я покажу.
  
  ***
  Марина сидела и недоумевала - неужели так легко будет доказать невиновность Марка? Ведь нет никаких сомнений, что это Иван разработал этот план ограбления. И чтобы "доказать" вину друга, тому было необходимо стекло с отпечатками пальцев Марка. Не напрасно же подонок завидовал другу и злился на него. А сейчас Марина спросит Нину Николаевну, как они могут попасть в дом к Ивану, чтобы там как следует оглядеться. Вечером она позвонит Петру Александровичу, расскажет, что ей удалось узнать. А уже потом ее дорогой наставник сам решит, как и что следует Марине делать с полученными сведениями.
  
  ***
  Марина вернулась в дом и увидела, что Нина Николаевна накрыла праздничный стол - в середине стола стояло шампанское, на блюдечках лежали нарезки колбасы, сыра, красной рыбки. А от блюда с горячей картошкой и домашними котлетами шел аппетитный запах.
  - Мариночка, - Нина Николаевна улыбнулась девушке, - давай выпьем за успех твоего дела. Дай Бог, чтобы у тебя все получилось. Я так рада, что ты приехала ко мне. Ведь я крепилась, но очень сильно волновалась. Хотя, я совершенно не сомневалась, что Марк на подобное не способен.
  - Спасибо вам, Нина Николаевна, я давно не чувствовала себя так уютно, как в вашем доме.
  - Ну и славно. Да, вот что я хотела тебе сказать. Ты не против, если я приглашу мою соседку и давнишнюю подружку Марию Григорьевну на ужин.
  - Ну что вы спрашивайте? Конечно же, приглашайте. Если она в курсе вашей проблемы, то и ее советы нам могут помочь.
  - Я пошла за ней. Мы скоро придем, картошка не успеет остыть.
  Когда пожилые подружки пришли, Марина познакомилась с Марией Григорьевной. Все остались довольны ужином, а потом Марина попросила разрешения у Нины Николаевны остаться у нее на ночь, ведь завтра их ждут неотложные дела.
  - Конечно, Марина. Ты ляжешь в комнате Марка. Пойдем, я провожу тебя туда. Постель чистая. Жестковато правда, но так любит Марк. Ну все, я пошла, отдыхай.
  - Еще раз спасибо вам за гостеприимство и спокойной вам ночи.
  
  ***
  Марина волновалась, когда она набирала номер телефона Петра Александровича. Но это было сладкое волнение - ей не терпелось поделиться тем, что она узнала.
  
  И вот она услышала голос Петра Александровича, который выдал его волнение:
  - Мариночка, как я рад тебя услышать. Что там у тебя?
  - Здравствуйте Петр Александрович. У меня есть много чего сказать вам.
  - Давай, давай, не томи...
  - Так вот, я сейчас у Нины Николаевны. Я здесь осталась ночевать, потому что завтра мы пойдем в дом к Ивану. Он...
  - Марин, подожди. Начни с самого начала, то есть с того момента, когда ты впервые встретилась с матерью Марка.
  - Да, конечно. Так вот...
  
  И Марина подробно рассказала Петру Александровичу обо всех событиях этого дня.
  Выслушав девушку, Петр Александрович сказал.
  - Я спокоен за Марка, но нужно очень аккуратно соблюсти все юридические заковырки. Уже сегодня я предприму необходимые конкретные меры. А завтра утром я тебе обо всем расскажу. Мариночка, я говорил тебе, что ты самое удивительное создание на нашей планете?
  - Много раз, - засмеялась Марина. И вновь поблагодарила судьбу за свою теперешнюю жизнь.
  - Спокойно ночи, девочка моя, - закончил телефонный разговор Петр Александрович.
  
  ***
  Утром Нина Николаевна сказала Марине:
  - Мариночка, ты пойди к Ивану с Марией Григорьевной - мне трудно ходить на такие расстояния.
  - Конечно, я сейчас зайду за ней. Мы скоро вернемся и все вам расскажем.
  
  ***
  Ключ Иван держал у соседки по участку. Марина, немножко отойдя от истины, сказала ей, что она приехала к Нине Николаевне, а Иван, узнав об этом просил передать ей деньги, чтобы соседка расплатилась с рабочими, которые через неделю поставят на его участке новый забор.
  
  ***
  И вот Марина подходит к дому Ивана. Она попросила Марию Григорьевну подождать ее на крыльце, сказав, что не надо никаких дополнительных следов оставлять в доме.
  
  Едва переступив порог, Марина почуяла знакомый запах духов - тех духов, которые так любит Наташа. И Марина решила не входить в дом, потому что она поняла, что Иван был здесь в последний раз не один.
  
  Она вышла на крыльцо и сказала:
  - Мария Григорьевна, мне в доме делать уже нечего, а вот давайте пройдемся по двору и поищем стекла от теплицы.
  - Как скажешь, - ответила женщина, с удивлением посмотрев на Марину, которая сумела-таки вселить матери надежду, что Марк будет оправдан.
  Когда они вернулись домой, Марина сказала, что она уезжает в Москву, но обещала часто звонить Нине Николаевне и рассказывать ей, как обстоят дела.
  Марина не стала звонить Петру Александровичу, решив, что серьезный разговор с ним нельзя доверить телефону. Дома поговорят.
  
  ***
  Когда через три часа она подходила к дому, то увидела, что свет в кабинете Петра Александровича горит, и она бегом добежала до двери и через минуту уже стучалась в дверь кабинета.
  - Да, Мариночка, входи поскорей, заждался тебя, еще бы чуть-чуть и я бы умер от любопытства. Есть хочешь?
  - Ничего не хочу, только рассказать вам, а потом вас послушать, - Марина ответила ему, улыбаясь.
  
  Когда Марина отчиталась за свою поездку, Петр Александрович рассказал ей, что им следует сделать:
  - Нужно связаться с участковым полицейским в поселке Васькино и информировать его о деле Марка. Участковый должен будет организовать работу по изъятию улик в доме и на участке жителя поселка Ивана Флорова. Петр Александрович сказал, что соответствующим образом оформленное распоряжение на проведение изъятия улик привезет помощник адвоката, а о дне его приезда участковый узнает заранее. Участковый же должен обеспечить присутствие двух понятых, которые подтвердят результаты проведенной полицейской работы.
  
  Потом он похвалил Марину и за то, что она не упустила вроде бы такую мелочь, как запах духов.
  - Марин, вот что наверняка, так это, что я бы, да и любой другой мужик, совершенно не обратил внимание на то, что запах духов он уже учуял где-то раньше.
  
  ***
  Наконец Петр Александрович подготовил все необходимые документы для рассмотрения дела Марка и передал их Марине. Затем был назначен день время проведения судебного заседания.
  
  В зале среди незнакомой публики сидели Николай Федорович, Сергей Викторович и Петр Александрович. Пришел на заседание суда Кирилл, а также Нина Николаевна - мать Марка.
  
  И вот первыми из служебного входа вошли в зал суда Марина и Марк. Публика в зале ахнула, а старики и Кирилл так просто онемели от удивления. Марина появилась в таком необычной для нее одежде -тонкая голубая в мелкий цветочек блузка выглядела очень игриво. Темно-синяя блестящая юбчонка чуть-чуть прикрывала трусики. На ногах были туфли на высоких и тонких каблуках. Прическа выглядела как множество торчащих вверх хвостиков. Губы были ярко-красного цвета, а тени на глазах - темно-голубого. Кирилл громко закашлялся - у него перехватило дыхание. Старики же застыли - ни звука. Нина Николаевна закрыла рот ладонью.
  
  Марина же спокойно подошла к стулу, положила на столик документы. Марк сел рядом с ней. Но вдруг послышался еле сдерживаемый смех. Это не смог справиться со смешком Петр Александрович. Но он тут же сказал друзьям:
  - Ребят, так она уложила их на обе лопатки. Разве, увидев защитника, и судья, и свидетели, и прокурор не свихнуться слегка, что явно пойдет на пользу Марку. Ну и Маринка!
  
  И действительно, когда в зал вошел судья, а следом за ним прокурор, то прокурор наскочил на оторопевшего судью.
  
  Волей-неволей, но судья должен был начать судебное разбирательство. После того, как он объяснил суть рассматриваемого уголовного дела, огласил фамилии прокурора, защитника, потерпевшей и обвиняемого, проверил явку сторон, судья перешел к делу:
  - Итак, 26 августа сего года магазин Натальи Осиной был ограблен. На месте преступления был найден осколок от витрины, под котором хранились драгоценности и на котором были обнаружены чьи-то отпечатки пальцев. Такие же отпечатки были обнаружены и на килограммовой гире, которая стояла на полу под столом в этом магазине. Была проведена экспертиза этих отпечатков, и было подтверждено, что это были отпечатки пальцев подсудимого Марка Михайловича Штрейцера. Отчет экспертизы находится в деле. Кроме того, его видели у магазина Натальи Осиной. Он стучал в дверь магазина и довольно долго, но там никого не было... Об этом рассказала хозяйка соседнего табачного киоска, которая это видела. Ее показания есть в деле. И, кроме того, она выступит свидетелем. А сейчас слушаем истицу Осину Наталию.
  
  Когда пострадавшая встала за кафедру, Марина начала очень сильно кашлять и никак не могла остановиться. Судья почти с ненавистью посмотрел на новоявленную защитницу. Наталья тоже оглянулась, посмотрела на Марину, которая тут же перестала кашлять, но поймала взгляд истицы и подмигнула ей. И в результате увиденного владелица магазинчика замерла и никак не могла начать говорить.
  
  Наконец, судья вынужден был сказать:
  - Истица, мы ждем. Расскажите подробно о краже.
  
  Наталья оглянулась и нашла глазами Ивана, который сидел рядом с сумкой истицы, и довольно долго смотрела на него. Потом вынула белоснежный платочек из сумочки и, приложив его к глазам, сказала с дрожью в голосе:
  - Извините, мне тяжело говорить об этом. Я и представить себе не могла, что Марк мог поступить так жестоко со мной. Мы были друзьями. Он часто заходил в мой магазинчик поболтать. А теперь я уверена, что он разглядывать мои ювелирные изделия, и строил свои преступные планы.
  
  Но здесь ее взволнованная речь была прервана. Марина сделала довольно строгое замечание потерпевшей:
  - Госпожа Осина. Я убедительно прошу вас не давать оценку поступкам Марка или делать свои собственные преждевременные выводы, касающихся его "преступных планов". Суду интересны только факты.
  
  Тогда сказал свое слово прокурор, не стараясь скрыть улыбку.
  - Уважаемая адвокатесса. Наталья Васильевна не имеет юридического образования, так что будьте к ней снисходительны. Но я уверяю вас, что к концу этого судебного заседания вы тоже назовете планы вашего подзащитного преступными, потому что его вина будет полностью доказана, и я...
  - Не говорите "гоп" пока не перепрыгните. А прыгать вам еще рано. И я уверяю вас, что к концу этого судебного заседания вы будете вынуждены извиниться передо мной за непрофессиональный казус.
  
  Но судья, не скрывая раздражения, заметил:
  - Дорогой Егор Семенович, ладно, госпожа защитница - что с нее возьмешь. Но вы-то должны соблюдать правила ведения заседания. Давайте, к делу.
  Видно было, что прокурору было чем ответить, но судья - есть судья. Тем более, что это судебное заседание вел Иван Федорович - а ему не возразишь, так как характер у него был жесткий, а речи прямолинейны.
  И Егор Семенович обратился к истице:
  
  - Расскажите нам подробно о событиях, происшедших с вами 26 августа.
  Госпожа Осина ответила:
  - Я как всегда пришла в магазин в 9 часов. Но когда я вошла в магазин, то, о, ужас, я увидела, что в магазине беспорядок. А когда я подошла к витрине, за которой лежали мои драгоценности, то увидела, что все исчезли.
  Здесь голос Осиной задрожал, и платочек снова коснулся ее глаз.
  - Извините, но мне трудно это вспоминать... Я сразу позвонила в полицию. И уже через 10 минут два полицейских прибыли по моему вызову. Ну а потом они составили протокол... А после того, как было доказано, что кражу совершил Марк, его посадили. Ну а сейчас вы определите ему наказание.
  - Вы правы только в одном, госпожа истица, говоря, что наказание будет определено. Но о герое сегодняшнего торжества мы поговорим позже, - строго заметила Марина.
  
  Судья изменил своему хладнокровию и сказал громко и раздраженно:
  - Уважаемая защитница. Судя по всему, это первое ваше судебное заседание. И, как говорится, первый блин у вас получается большим комом. В свое время в соответствии с правилами вам будет предоставлена возможность дать профессиональную оценку событиям, о которых идет сейчас речь. Так что, так сказать, гражданские реплики, просьба оставить при себе. А сейчас пригласите свидетельницу Шорохову Анну Григорьевну.
  
  Когда свидетельница вошла в зал суда, то уставилась на Марину, а потом изобразила презрительную улыбку и после этого подошла к кафедре. Судья, подтвердив сведения о личности свидетеля, сказал:
  - Расскажите, что происходило 26 августа сего года около магазина Осиной.
  - Я уже говорила следователю, что в 7 часов вечера Наташа уже закрыла магазин, а я еще наводила порядок у себя в киоске, и уже собиралась уходить, когда услышала громкий звук. Я вышла из киоска и увидела, что это Марк стучит в дверь Наташиного магазина. Он долго барабанил, и смотрел через витрину в магазин. Убедившись, что Наташи в магазине нет, он ушел к себе. А я пошла домой. А на следующий день я узнала, что ее ограбили. И, конечно же, это сделал Марк.
  - Нет, свидетель, этого, конечно же, не Марк делал, - снова подала голос Марина.
  
  Свидетель скривила губы и скорее прошипела, чем сказала:
  - Все "за", а баба Яга против.
  Марина, будто бы не услышала этого комментария старушки, спросила ее.
  - Вот как вы думаете? Допустим, вор решил украсть драгоценности. Ему совершенно необходимо убедиться, что магазин пуст. Это так. Но ведь такие дела не выносят шума. Он мог бы просто подойти и посмотреть в витрину, чтобы убедиться, что в торговом помещении никого нет. Так нет, он стучится и настойчиво. И для меня ясно, что он был уверен, что Осина была где-то в магазине. Я спросила об этом эпизоде Марка, и он объяснил, что стучался так настойчиво, потому что Осина еще днем позвонила ему и сказала, что она будет ему благодарна, если он после работы зайдет, чтобы помочь ей с электропроводкой.
  
  В это время истица громко сказала:
  - Неправда, я не звонила. Он врет.
  
  Марина даже не посмотрела в ее сторону, а спросила свидетельницу:
  - Ну и как вам мое рассуждение, госпожа Шорохова?
  - Чего попусту болтать, - махнула рукой свидетельница и направилась к выходу.
  
  Возникла пауза, но потом слово взял прокурор. В его голосе явно чувствовалось злорадство, когда он начал говорить.
  - Уважаемая защитница, по правде говоря, свидетельница не с могла внести ясности в дело, но это ничего не меняет. Так что лучше предложите Штрейцеру признаться в краже, и суд без лишних хлопот, выслушав его признательную речь, вынесет ему обвинительный вердикт, определит меру наказания и поставит точку в этом деле, которое, признаться, яйца выеденного не стоит.
  - Прокурор, вы, вообще-то, знакомились с материалами дела?
  
  Но ответил Марине не прокурор, а сердитый судья.
  - Материалы дела в полном порядке. Ваш покорный судья проанализировал подготовленные следователем материалы. Никаких претензий у меня не возникло, и поэтому я назначил на сегодняшний день этот судебный процесс. И настоятельно рекомендую вам перейти к делу.
  - Ваша честь, я вынуждена была провести собственное адвокатское расследование, поскольку добытые следователем Волковым так называемые доказательства ни в коем случае не могут служить основой для рассмотрения настоящего уголовного дела.
  - Как вы позволяете себе так вести в суде, являясь официальным участником настоящего судебного заседания?
  - Жаль, Иван Федорович, что вы, полагаясь на добросовестность следователя, не дали достойной оценки собранным им материалам.
  - Да что же... - начал взбешенный судья, но Марина перебила его:
  - Позвольте мне закончить. Мало того, что вы проглядели ошибки следователя, но и прокурор, который должен был дать профессиональную оценку выводам следователя, тоже не заметил красноречивых противоречий.
  Итак, вот результаты моего адвокатского расследования:
  Во-первых, в деле есть заключение о том, что на внешней дверной ручке магазина Осиной есть отпечатки пальцев Марка. Но нет заключения о том, что на внутренней дверной ручке есть его отпечатки. Значит, Марк открыл дверь, забыл ее закрыть и пошел грабить магазин. Даже для новичка этот поступок был бы безумен. Но и поступок следственной группы, которая не заметила этого парадокса, нельзя назвать профессиональным.
  
  Здесь захотелось что-то сказать прокурору, но Марина так твердо осадила его, что он, так сказать, сразу заткнулся. А Марина очень твердо сказала:
  - Уважаемый суд, я прошу не мешать мне и дождаться, когда я расскажу обо всех добытых мною свидетельств абсолютной невиновности Марка.
  Итак, во-вторых. Когда я впервые вошла в ограбленный магазин, то была крайне удивлена увиденным. Да, стекла, под которыми лежали ювелирные изделия, были разбиты, но бархатные подложки лежали аккуратно, хотя вещички не просто лежали на них, а держались резиновыми петлями. Значит, их нужно было брать по одному и аккуратненько переселять в воровскую кладь. Невозможно представить себе грабителя, который естественно боится быть замеченным на месте преступления и потому должен очень торопиться, но он рискует быть пойманным, лишь бы не оставлять после себя беспорядка.
  В-третьих, гиря, которой была разбита витрина, с отпечатками пальцев Марка не валялась где ни попади, а была аккуратненько перенесена под стол у окна. Да, наш грабитель очень любит порядок.
  И в главных четвертых. Почему же отпечатки пальцев Марка были обнаружены только на одном осколке стекла - точно на его середине и - и нигде кроме - ни на других осколках, ни на самой витрине. Я сразу заподозрила, что этот осколок был опять же очень аккуратно положен на самом видном месте, чтобы следственная бригада сразу на него, так сказать, напоролась.
  Но если я права, то, значит, этот осколок стекла не имеет никакого отношения к стеклу, из которого сделана витрина. Но, чтобы это выяснить, мне нужно было добыть образец, который соответствовал бы найденному в магазине осколку. Поэтому я поехала к маме Марка Нине Николаевне, и она рассказала, что однажды, когда к ней приехал Марк, то к ним зашел Иван - как думал Марк - его старый друг. Он, между прочим, находится здесь и сидит рядом с Осиной. Так вот, рука у Ивана была в крови, и он рассказал, что случайно упал на застекленную теплицу, которая при этом разбилась, и Иван осколком стекла порезал руку и он просит Марка помочь ему убрать осколки, поскольку должен возвращаться в Москву.
  Потом я побывала на участке Ивана и нашла там сложенные в углу теплицы разбитые стекла. После этого я с соседкой Ивана, у которой хранился ключ от дома, собирались войти в дом Ивана, но как только мы открыли дверь, то я почувствовала сильный запах духов. Да, тех духов, которыми и сейчас надушилась Осина.
  Так вот. Когда я вернулась в Москву, то Петр Александрович предпринял, выслушав меня, необходимые официальные меры. Полицейскими с участием понятых были изъяты два осколка стекла из разбитой теплицы, и, кроме того, сохранен запах духов, чтобы идентифицировать запах духов в доме Ивана и тех духов, которыми и сейчас благоухает, так сказать, свидетельница Осина.
  Если кому в зале не известно, - продолжила Марина, - но полицейские умеют выделять запах с вещей, найденных на месте преступления с помощью специального сборника. В верхней части сборника находится охлажденная до минус 193 градусов ветошь. А в нижней части - улика, с которой нужно выделить запах. Ее нагревают до 60 градусов. Из-за разницы температур амбре с улики переходит на ветошь в виде кристаллов. Потом они изучаются и дается заключение криминалиста. Такое заключение, оформленное надлежащим способом, имеется у меня. Как мне стало известно, полицейские для идентификации духов, взяли из дома Ивана полотенце, которым пользовалась Осина.
  И, кроме того, я сказала адвокату, вполне возможно, что украденные драгоценности находятся в этом доме. Он посчитал, что мое предположение вполне логично. В доме был произведен обыск, и на чердаке, - здесь Марина перебила самою себя:
  - Охрана, задержите Фролова Ивана. А ты, Иван, сядь на место.
  В зале возник гул, и все повернули головы на то место, где сейчас уже сидели радом Осина и Фролов.
  - Я продолжу. Были найдены драгоценности - не все, правда, какая-то часть была уже продана ворами, но это сути дела не меняет...
  
  Потом Марина обратилась к судье:
  - Ваша честь... Вот какое адвокатское расследование я провела. И мне интересно, какой вердикт вы вынесете.
  - Предоставьте мне сейчас для ознакомления все подготовленные вами материалы. Объявляется перерыв на полчаса. А вам Осина и вам Фролов не разрешается покидать комнату заседания.
  
  Марина подошла к судье и положила перед ним на стол объемную пачку документов. Она подождала, что скажет судья, но, не дождавшись его слов, она подошла к своей группе - троим старикам и Нине Николаевне, которая нежно поцеловала девушку в лоб:
  - Девочка моя. Я теперь тебя считаю своей дочерью. Марин, давай подойдем к Марку. Может нам полицейский разрешит пообщаться с ним.
  И полицейский не сказал ни слова, когда Нина Николаевна и Марина подошли к подозреваемому. Марк встал, когда мама и его защитница подошли. Он сначала поцеловал руку Марины и сказал глухим голосом:
  - Марина, я бесконечно благодарен тебе. Ты просто класс.
  
  Потом Нина Николаевна притянула к себе сына и крепко обняла его.
  - Сынок, какой же груз Мариночка сняла с моей души.
  Марк, увидев слезы на щеке матери сказал:
  - Поплачь, мам, но только если это слезы радости.
  
  Марина сказала Нине Николаевна:
  - Побудьте пока здесь, а я пойду к своим.
  
  Но в это время она, наконец, заметила Кирилла, который сидел на последнем ряду и видно, было, что он прятался за спинами любителей такого рода представлений.
  Марина застыла, охваченная глубоким и сладким чувством. Она, не отрываясь смотрела на Кирилла, который, поняв, что обнаружен, вышел в проход и направился к Марине нарочито медленным шагом, и девушка сама посмешила ему навстречу. Они стояли рядом и, улыбаясь, смотрели друг другу в глаза. Потом Кирилл сказал:
  - А поздороваться...
  
  Манина засмеялась, приблизила свое лицо к лицу Марка, и они потерлись носами - соблюдая обычай хонгов из народа маори.
  - Слушай, Кирилл, после того, как освободят Марка, мы все пойдем в ресторан отметить это событие. Ты поедешь со мной?
  - Марин, я рискую, оставаясь здесь. У меня самолет через 2 часа. Документы в моем кармане, вещи здесь в гардеробе суда. Так что давай попрощаемся. Я вернусь через полтора месяца и потом нагоню все, что не успел сделать.
  - Хорошо, нет, вернее, ничего хорошего, но дело есть дело. В добрый путь тогда.
  Кирилл попрощался с Мариной тем же способом, которым поздоровался, потом посмотрел в сторону ожидавших Марину стариков, помахал им рукой и поспешил к выходу.
  
  Марина вернулась и не успела ничего сказать, как секретарь сказала "Встать, суд идет", и судья подошел к своему столу, но не сел и произнес:
  - Суд, внимательно изучив добытые защитником подозреваемого Мариной Владиславовной Обуховой доказательства, убедился в непричастности подсудимого Марка Михайловича Штрейцера к совершению преступления и выносит ему оправдательный вердикт. Суд также задерживает присутствующих здесь Осину Наталию и Фролова Ивана. Они подозреваются в инсценировании ограбления, о котором шла речь. На этом судебное заседание закончено.
  Услышав вердикт суда, кто-то в зале громко крикнул "ура", раздался смех и шумной толпой присутствующие потянулись к выходу.
  
  Нина Николаевна, не скрывала слез, когда благодарила Петра Александровича:
  - Спасибо вам, мой дорогой адвокат. А я-то поначалу испугалась - как эта девушка сможет помочь сыну. Ведь у нее опыта мало. А вот, поди ж ты, Мариночка всех уложила на лопатки. На прокурора жалко было смотреть. Ну да ладно.
  - Да, всех их ладно, а мы сейчас поедем в наш любимый ресторанчик отмечать Маринину погоду, - сказал Петр Александрович, - там нас ждут.
  Марк молчал, он не мог сказать ни слова из-за комка в горле.
  Петр Александрович понял его состояние и сказал:
  - Ну что, несостоявшийся подсудимый, поехали.
  
  И, даже не оглянувшись на бывших свидетелей, шестеро участников процесса в радостном настроении пошли к выходу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) К.Водинов "Хроники Апокалипсиса"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"