Паришкуро Вячеслав Михайлович: другие произведения.

Валерия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга о моряках. Большинство событий основаны на реальных исторических фактах военного и мирного времени.К счастью, некоторые герои этой книги еще живы. Но время неумолимо... Пусть их жизнь продолжается в нашей памяти.

  В А Л Е Р И Я.
  
  Ш К О Л Ь Н Ы Е Г О Д Ы
  
  Первый прыжок.
  
  В школу Валерия пошла с задержкой на один год. Ближайшая школа на окраине Кировограда была сожжена немцами при отступлении, мама-учительница уводила по утрам старшую сестричку Женю в город, возвращались в полуразрушенный дом поздно. Валерия ухаживала за контуженой взрывом снаряда бабушкой, которая с трудом передвигалась по двору, приседая под окно на прызьбу, чтобы прочесть молитву. Просила бога всегда об одном - дождаться возвращения с войны младшего сына Юрия живым и здоровым, потом спокойно умереть. Муж её погиб в Сталинграде, зять пропал без вести. Война закончилась, а сын не приезжал. Целовала его письма, которые приходили с Дальнего Востока, и складывала их под подушку. Диктовала дочери ответ и посылала её в церковь поставить свечку возле иконы святого Николая, покровителя моряков.
  Валерия без мамы и сестрички не скучала - доила любимую козу Белку, выполняла различные поручения бабушки и уводила козу с козлёнком на пастбище. Там было весело, полуголодная босая детвора пекла на костре картошку, играла в различные игры, чаще в сыщика и ворога. Валерию в игры принимали охотно, она быстро бегала по колючей стерне босиком и умело пряталась. Старшие пастушки выискивали патроны и запалы от гранат, всё это сносили в кучу, потом поджигали и прятались в старые окопы. Было страшно интересно слушать взрывы и полёты пуль. Наигравшись, дети вспоминали о доме - собирали в лесочке сухой хворост на растопку печей, рвали в мешки траву для коз, всё это тащили домой, запасая на зиму. Иногда удавалось украсть несколько морковок и бураков с колхозного огорода, который охранял однорукий сторож. Он делал вид, что не замечает подползавшей детворы и уходил на дальний край огорода. Маленькие воришки совершали набег и убегали с добычей, когда сторож ковылял к ним. Вот было радости, когда удавалось совершить удачное воровство!
  Молитвы бабушки бог услышал, сын приехал домой, хромая на одну ногу, но живой и здоровый, да не один, а с женой. Бабушка благословила их, залилась счастливыми слезами, прочитала молитву и умерла. Хоронили её по церковному обряду, но с духовым оркестром. С музыкантами сын рассчитался деньгами, сказал, что получил денежное довольствие за несколько лет. На девятый день устроил поминки по усопшей, пригласив соседей. Угощение по тем временам было богатое - картошка с мясной тушёнкой.
  Сестре дядя Юра сообщил, что имеет сведения о гибели её мужа на войне. Мама залилась слезами, похоронку она не получила, теплилась в сердце надежда, что он жив. Так Валерия узнала о смерти отца. Дядя Юра написал заявление в военкомат, сообщил, откуда ему стало известно о гибели в воздушном бою штурмана бомбардировщика старшего лейтенанта Николая Двирняка. Заявление отнесла мама в сопровождении Тани, жены дяди Юры. В 47 году в стране была проведена денежная реформа, карточную систему на продукты отменили, мама стала получать по 18 рублей на Женю и Валерию, как на детей погибшего фронтовика. Это было уже небольшое подспорье. Потом пришла городская комиссия, осмотрела хату-развалюху, маму внесли в список очередников на получение жилья.
  Сейчас Валерии 16 лет и она учится в 9-ом классе. Утром читает школьное объявление: "Всем ученикам 9-10 классов собраться после уроков в спортзале. Желающие могут записаться в парашютную секцию при местном аэроклубе". Это что-то новое, обещающее перемены в школьной жизни. Правда, о прыжках с парашютом Валерия не мечтает. Её дядя - военный моряк, он её кумир, она в него по-детски влюблена и мечтает о море. Но море от Кировограда далеко, а небо близко. В городе имеется училище лётчиков ГВФ, но поступить в него трудно через большой конкурс и жестокий отбор медицинской комиссией.
  Валерия решительная девочка и сразу принимает решение - записаться в парашютную секцию. Правда, для этого необходимо разрешение мамы. Но это можно сделать потом, сначала нужно записаться в парашютистки и пройти медицинскую комиссию. Впрочем, в своём здоровье Валерия уверена. Она несколько раз проходила врачебное обследование перед участием в спортивных соревнованиях. Врачи измеряли давление, пульс, спрашивали, бывают ли головные боли, потом задавали деликатный вопрос. Этот вопрос Валерия давно обсудила с мамой, та сказала, что у неё всё в порядке, посоветовала самой отмечать эти дни в маленьком календаре.
  На школьных переменах между уроками только и разговоров о парашютистах. Мальчишки побежали в спортзал и устроили проверку своим физическим возможностям. Подтягивались на турнике и поднимали гири. Сами определяли, кого можно принять в парашютисты. Большинство девочек решили, что нужно посоветоваться с родителями. При этом посматривали на Валерку-задираку и Ленку-задаваку, неформальных лидеров класса 9-А. Валерия - физорг и лучший математик в классе, а Ленка - признанная красавица и занимается в спортивной школе художественной гимнастикой. У неё первый разряд. На показательные выступления спортивной школы по художественной гимнастике в городском Дворце культуры собирается масса народа. Правление общества "Знание" этим пользуется, совмещая выступления юных гимнасток с лекцией на политическую тему. К концу лекции в зале остаются только пенсионеры.
  Прозвенел звонок с последнего урока. Валерия собирает учебники в рюкзак и кричит на весь класс: - Я иду записываться в парашютисты! Кто со мной?
  Большинство класса следует за ней, даже Ленка, которая говорила одноклассницам, что не пойдёт, при неудачном приземлении можно получить вывих стопы, и тогда - конец спортивной карьеры. Она же мечтает после отборочных соревнований попасть в сборную Украины по художественной гимнастике. Сейчас Валерия по пути в спортзал подстраивается к Ленке и обещает ей узнать, возможен ли вывих стопы при приземлении и как этого избежать. На что Ленка гордо задирает красивую головку и отвечает, глядя в потолок: "Без тебя обойдусь. Сама спрошу". Валерия понимает, что её предложение о перемирии не принято.
  Представитель аэроклуба кратко сообщает старшеклассникам, что теоретические занятия по подготовке к прыжкам будет проводить он, как инструктор в одном из свободных классных помещений по вечерам после школы. За это время нужно пройти медкомиссию и вступить в члены ДОСААФ. Потом - несколько занятий на аэродроме по воскресеньям на тренажёре и пробная укладка парашюта. Вопросы есть?
  Ленка поднимает руку и задаёт вопрос о безопасности приземления. На что инструктор отвечает, что первые три прыжка самые безопасные, так как никаких действий в воздухе совершать не нужно, парашют сам раскроется. Как действовать при подлёте к земле - научат, а чтобы избежать вывиха стопы при жёстком приземлении, перед прыжком вас заставят обмотать стопу крест-накрест бинтом. Желательно иметь обувь на твёрдой подошве, а чтобы уберечь уши и голову от возможного трения по ним парашютных строп, вам выдадут перед прыжком лётные или мотоциклетные шлёмы. Кроме основного парашюта за спиной, вы будете иметь ещё и запасной на животе. На заданный кем-то вопрос, что делать, если не раскроются оба парашюта, инструктор отвечает, что на аэродроме будет обязательно дежурить скорая помощь. Вам нечего беспокоиться, врачи соберут ваши кости и доставят домой.
  Валерия первая записалась в парашютисты и побежала в учительскую, где её должна ожидать мама, учитель математики в старших классах. Забирает у мамы стопку тетрадей и тоном приказа говорит: "Хватит сидеть, пошли на прогулку!" Мама отвечает с улыбкой: "Слушаюсь, командир".
  У мамы врачи недавно обнаружили сердечную аритмию и неполадки в работе сердца. Предписали ежедневные обязательные прогулки на свежем воздухе, обязательный приём лекарств и запретили носить в руках сумки весом более 3 кг. За выполнением врачебных предписаний строго следит Валерия. Больше некому. Мама предписания нередко нарушает, а старшая сестра Валерии - студентка. Убегает утром в педагогический институт на занятия, возвращается домой поздно. Покупку продуктов и работу по дому выполняет в основном Валерия. Иногда позволяет себе покомандовать старшей сестрой, та подчиняется. Пыталась Валерия покомандовать и мамой, когда та на кухне готовила борщ. Вычитала в кулинарной книге рецепт борща и стала поучать маму. Та слушала, слушала, а потом прикрикнула: "Брысь отсюда! С этого дня запрещаю тебе готовить любимые блюда, пока не исправишь своего поведения. Разрешаю только мыть посуду после еды!"
  Любимое блюдо Валерии - пирожки с рисом. Она заранее готовит тесто и отваривает рис для начинки. Вот только начинку Валерия каждый раз готовит новую. Хорошо, если есть в доме мясной фарш и куриные яйца. Если их нет, можно добавить к рису разнообразную зелень: лук, щавель, крапиву, петрушку и т. д. Лишь бы было съедобное. Потом Валерия опускает продолговатые заготовки в кастрюлю с кипящим подсолнечным маслом и засекает время. Главное - не переварить! Первый пирожок пробует на вкус сама, когда пирожки немного остынут и с них стечёт масло. Вкуснятина! Разрешает зайти на кухню маме с сестрой и принимает заслуженные комплименты своему кулинарному искусству.
  После ссоры с мамой Валерия исправила своё поведение на следующий день. Очень просто. После школы показала дневник с двумя отличными оценками, приласкалась к маме и пообещала учиться только на "пятёрки". Сразу не получалось, но постепенно Валерия пробилась в отличницы. Кроме английского языка. До 7-го класса она училась в другой школе, где изучали немецкий язык. Старый дом их снесли, маме предоставили квартиру в новом районе города, как вдове погибшего фронтовика. Валерия стала ходить в новую школу, куда маму пригласили преподавателем математики и физики.
  С первого урока иностранного языка у Валерии начался конфликт с учительницей. Та терпеливо объяснила, что в разных словах гласные буквы нужно произносить по-другому, навела несколько примеров. В ответ Валерия заявила, что это неправильно, каждой букве должен соответствовать только один звук. Весь класс хохотал, когда новая ученица читала английский текст. Валерия сначала обижалась на насмешки одноклассников, потом сообразила, что не нужно на них отвечать. Начала исправлять своё произношение, внимательно слушая на уроке учительницу и ответы учеников. Память у неё была отличная, она могла, как попугай, повторить несколько фраз, не вникая в смысл. Потом догнала одноклассников по успеваемости, в дневнике по иностранному языку в конце четверти появились даже "четвёрки".
  Радовалась Валерия урокам физкультуры, которые вела по совместительству молодая учительница географии, не имеющая физкультурного образования. После нескольких простых гимнастических упражнений и пробежки вокруг школьного стадиона, она бросала мальчикам футбольный мяч, а девочкам волейбольный. Валерия играла в волейбол хорошо, лучше всех одноклассниц, её команда всегда выигрывала, а это скучно. Вспомнила свои дворовые игры совместно с мальчишками и, не спрашивая никого, включилась в игру с одноклассниками. Её приняли, поставили в защиту. После нескольких удачных отборов мяча воодушевилась, перешла в полузащиту. Её команда проигрывала, поэтому переместилась в нападение, заметив ловкого мальчишку, стала играть с ним в пас, тот забил гол. Команда соперников из одноклассников обозлилась, к Валерии прикрепили "сторожа", толстого, но не очень быстрого подростка. Тот иногда бил Валерию по ногам и толкался не по правилам. В ответ получал незаметные, но чувствительные удары локтём по рёбрам, а когда он грубо сбил Валерию в штрафной площадке, судья назначил пенальти. Валерия точно пробила и радостно вскинула руки вверх.
  Игра в футбол доставила ей наслаждение и заслуженное признание мужской половины класса 8-А. Валерии считает, что это было давно, целый год назад. По её меркам это много. За прошедший год она подросла и, по признанию мамы, похорошела. Валерия же хочет услышать от мамы слова, что она поумнела, но мама на такую похвалу скупа. Сейчас Валерия идёт рядом с мамой со школы домой прогулочным шагом и подыскивает слова, какие должны убедить маму, что парашютный спорт абсолютно безопасен. Доходят до скамейки, присаживаются, и Валерия начинает разговор.
  - Мама, а я сегодня пятёрку по географии получила. Рассказывала про Индию. А на твоём уроке я руку нарочно не подняла, когда ты приглашала к доске желающих решить уравнение. Оно для меня простое. Подумала, что нехорошо выпячивать свои знания перед одноклассниками. Это правильно?
  - Правильно.
  - Сегодня я вступила в члены ДОСААФ. Заплатила 1 рубль за удостоверение и 30 копеек взноса за год. Это не подорвёт наш семейный бюджет?
  - Нет, переживём.
  - Теперь я имею право бесплатного обучения на курсах радиомастеров, водителей и парашютистов. Здорово, правда?
  - Да. И что же ты выбрала?
  - Я подумала, что радиомастера может ударить током, это опасно. Правда?
  - Ну, такое тоже может случиться. Говори дальше.
  - Водитель может попасть в аварию или сбить пешехода. Это неприятно, правда?
  - Правда.
  - Поэтому я выбрала самый приятный и безопасный вид спорта. Прыжки с парашютом разрешаются даже с 16-ти лет, а мне этой весной будет уже 17! Водителем или радиомастером можно стать только с 18-ти лет, потому, что это опасные профессии. По сравнению с ними прыжки более безопасны. Логично?
  - Безусловно, какая-то странная логика в твоих словах есть. Но прыжки займут у тебя много времени, а впереди - выпускной, десятый класс. Не отразится ли занятие спортом на твоих школьных знаниях?
  - Нет, я уже всё продумала. После каждого прыжка я буду писать для себя сочинение, научусь грамотно и литературно излагать свои мысли. По остальным предметам проблем с отличными оценками не предвидится. Вот только этот противный английский язык! Обещаю изучить его на четвёрку. В таком случае я смогу окончить школу с серебряной медалью. Тебя это устраивает?
  - Да, если ты каждый день перед сном будешь продумывать итоги прошедшего дня и ставить себе задачи на следующий. А насчёт прыжков... считай, что ты меня убедила.
  Травяное поле аэродрома быстро подсохло, можно совершать прыжки с парашютом. Но ветерок не даёт возможности прыгать "перворазникам". Валерия с завистью наблюдает за прыжками опытных парашютистов. Подтягивая стропы и немного наклоняя купол, они регулируют снос ветром и приземляются недалеко от белого круга в центре поля. Валерия уже знает, что имеются спортивные парашюты с прямоугольными полотнищами, но у них в аэроклубе есть только парашюты десантника ПД-47. Она отлично изучила его данные - вертикальная скорость приземления около пяти метров в секунду. Это если вес парашютиста превышает 50 - 60 кг., а у Валерии всего 49 кг. При меньшем весе скорость падения уменьшается, это хорошо, но возникает опасность "болтанки" в воздухе, ухудшается управляемость. Управление же самое примитивное - нужно развернуть купол парашюта по ветру, чтобы земля "бежала под ноги", то есть сидеть на подвеске спиной к ветру. Ноги немного согнуть в коленях, ступни держать вместе. После приземления нужно упасть на бочок и погасить купол, подтягивая нижние стропы. Затем встать и идти к вершине купола, аккуратно складывая стропы, а потом полотнище в охапку. Затем отнести эту охапку в сарай и сдать укладчику парашютов.
  Должность укладчика парашютов выполняет инструктор по прыжкам дядя Коля, работая на две ставки. Поэтому он серьёзно учит "перворазников" правилам укладки парашюта. Сначала сам распустил парашют, подложив под него "стол". Так называется брезент, длиной около шести метров. Затем сам начинает укладку, толково объясняя свои действия школьникам, называя их курсантами. Это слово Валерии нравится. Инструктор вызывает её из строя:
  - Курсант Двирняк! Произвести учебную укладку парашюта!
  - Есть!
  Валерия аккуратно и не спеша производит укладку под наблюдением инструктора. Тот в конце укладки помогает стянуть шнуровку и суёт в карманчик бумажку со своей подписью и датой укладки. Так положено, только после этой процедуры с таким парашютом можно прыгать. Валерия изумлена! Неужели после первой её укладки парашют точно раскроется? А вдруг она сложила его не по правилам? Свои сомнения высказывает инструктору, но тот недоволен:
  - Не забивай себе голову дурью, курсант Двирняк! Я следил за укладкой, когда ты ползала на коленях. Действовала строго по инструкции, как я учил. Молодец! Завтра на рассвете придёшь к школе, машина отвезёт первую группу из девяти курсантов на аэродром. Синоптики обещают безветренную погоду. Советую пораньше лечь спать и хорошо выспаться перед прыжком.
  Хорошо выспаться перед первым прыжком не удалось. Валерия уверена, что сложенный ею парашют не раскроется и придётся воспользоваться запасным. Вспоминает: сначала нужно положить левую руку на запасник, а правой дёрнуть за кольцо. Сразу же охватить укладку руками, а когда запасник начнёт распускаться, отбросить этот комок подальше от себя. Успокоившись, сразу засыпает.
  Будильник Валерия с вечера не завела, чтобы его звонок не разбудил маму с сестрой. Проснувшись, соображает, что проспала рассвет. Быстро одевается, умывается, зубы чистить некогда, нужно обязательно сполоснуть рот и сделать пару глотков воды вместо еды. Тихо прикрыв дверь, бежит к школе. В лыжных ботинках на толстой подошве бежать неудобно, заметив возле школы силуэт машины с эмблемой ДОСААФ на дверце, переходит на шаг. Знакомые рослые ребята из 10 класса приветствуют её хохотом, шутками. Валерия знает, что они решили поступать после школы в военные училища. Надеются, прыжками с парашютом обеспечить себе какое-то преимущество перед другими абитуриентами. Как и Валерия, это дети погибших фронтовиков. Их матери - простые работницы на заводах, живут от зарплаты к зарплате, а ребята понимают, что смогут помочь семье только поступлением в военные училища на всё готовое. Отличников среди них нет.
  На аэродроме уже стоит машина медицинской помощи, врач быстро проверяет пульс и давление, особенно внимательно у Валерии. У неё и ребят всё в порядке, можно одевать парашюты. Валерия запомнила номер "своего" парашюта и первая его хватает. Инструктор заставляет всех разуться и показывает, как крест-накрест забинтовать стопу. Потом выдаёт мотоциклетные шлёмы и проверяет на каждом подвесную систему с двумя парашютами. Ведёт строй из девяти курсантов к посадке на самолёт.
  Двухместный самолёт ЯК-12 уже в воздухе. С него первым должен прыгать Иван Иванович. Кто это такой, Валерия не знает, наверное, опытный парашютист, за прыжком которого стоит понаблюдать. Смотрит, как от самолёта отделяется человеческая фигура. Парашют почти не раскрылся и, вращаясь вокруг продольной оси, с большой скоростью Иван Иванович несётся к земле и падает почти в центре поля для прыжков. Курсанты побледнели, Валерия вскрикнула. Внимательно наблюдавший за лицами "перворазников" инструктор объясняет:
  - Иван Иванович - манекен. Его сбрасывает пилот, чтобы уточнить с воздуха ориентировку для места сброса. По его команде парашютист должен сразу покинуть самолёт. Если задержитесь с прыжком, вас унесёт за пределы поля. Кто отказывается от прыжка? Если таковых нет, слушай мою команду: первая тройка - марш к самолёту!
  Валерии досадно, что сразу не распознала в воздухе манекен. Решительно встаёт впереди строя со словами:
  - Я буду прыгать первая!
  Пилот самолёта встречает Валерию белозубой улыбкой и словами:
  - Рад приветствовать юную леди на борту моего лайнера! Прошу пройти в салон.
  Салон самолёта ЯК-12 представляет собой сиденье для двух пассажиров сзади пилота. Третьего курсанта пилот усаживает на пол спиной к себе. Дверь кабины справа от пилота отсутствует, ноги курсанта свисают с борта самолёта. Валерия соображает, что он будет прыгать первым, а она последней. Ничего, зато она дольше всех покатается на самолёте! Раньше ей летать не приходилось.
  Самолёт кругами набирает высоту 800 метров. Курсант крепко держится левой рукой за скобу, оглядывая с высоты землю внизу под ногами. Пилот уже закрепил фал вытяжного парашюта и нацелил правую ногу в мягкое заднее место курсанта. Одновременно с командой "Пошёл" толкает ногой курсанта и тот вываливается за борт. Пилот втягивает в кабину фал с вытяжным парашютиком и оборачивает голову в сторону заднего сидения. Второй парашютист послушно занимает место для прыжка, свесив ноги за борт. Пилот сразу крепит фал вытяжного парашюта над головой курсанта. Команды не даёт, пока самолёт не закончит круг, возвращаясь в точку сброса. Потом следует команда и одновременно толчок ногой. Второй курсант вываливается за борт.
  Пока пилот втягивает в кабину вытяжной парашют, Валерия переместилась на сиденье ближе к дверце. После полуоборота головы пилота решительно занимает место на полу кабины и свешивает ноги за борт. Бросает взгляд с высоты на землю и ей становится страшно. Скоба, за которую Валерия схватилась мёртвой хваткой, кажется ей самой надёжной опорой. Она готова в таком положении лететь бесконечно долго, даже волочась за самолётом, но только не заставляйте меня выпустить из руки скобу!
  После таких мыслей приходит стыд. Перед ней два парня вывались за борт, заставили себя разжать пальцы, благополучно спустились с небес на землю и сейчас наблюдают за её прыжком. Да не только они смотрят в небо на маленький самолётик, смотрит весь аэродром. Валерии кажется, что на неё в этот момент смотрит мама, вся школа, вся страна, вся планета! Заставляет себя слегка разжать пальцы левой руки. Происходит чудо - они ей подчиняются! Валерия гладит скобу вверх-вниз, перемещая локоть. Это движение замечает пилот, сквозь гул мотора Валерия слышит:
  - Сидеть! Прыгать только по моей команде!
  Дальше пилот добавляет несколько нецензурных слов. Валерия окончательно приходит в себя, вспоминает, что нужно делать, решает прыгать до удара в зад. По команде резко бросается за борт вниз головой. От толчка при раскрытии парашюта переворачивается в нормальное положение, бросает взгляд на землю. Ей хочется петь, но люди на земле мечутся, к месту приземления мчится скорая помощь. Они что, сошли с ума? Инструктор схватил рупор и Валерия слышит его слова:
  - Открывай запасной парашют!
  Валерия недоумевает, зачем? Бросает взгляд вверх и замечает, что одна стропа перехлестнула верх купола, тот накренился и парашют несёт её к земле с несколько большей скоростью. Так можно и ноги поломать при приземлении! Приходится открывать запасной парашют. Не успела отклонить голову назад, как получила лёгкий удар по носу мягким комком. Бросает взгляд верх и видит, что висит под двумя куполами. Перехлестнувшая купол стропа сползла сама. Валерия едва успела развернуть подвесную систему и согнуть ноги, как ощутила мягкий удар ботинок о землю. Делает пару шагов и останавливается. Падать на бок нет никакого желания. Начинает подбирать нижние стропы и оба купола медленно оседают на траву аэродрома. К Валерии подбегает инструктор и помогает освободиться от подвесной системы, похлопывает её по плечу. Валерия радостно улыбается - первый прыжок сделан! Получает замечание от инструктора - борт самолёт нужно покидать в горизонтальном положении, ложась грудью на воздушный поток и раскинув руки в стороны. Хулиганства в воздухе небо не прощает, покидать самолёт вниз головой нежелательно. На первый раз объявляет Валерии замечание.
  
  Будни аэроклуба.
  
  В свободное от школьных занятий время Валерия ездит в аэроклуб вместе с "перворазниками", хотя в списке прыгунов её фамилии нет. Хочет прыгнуть ещё разок, но инструктор неумолим.
  - Не жадничай, Двирняк. Дай другим прыгнуть.
  - Вот я о других и беспокоюсь. Моя подружка Лена Журавлёва - ужасная трусиха, но пообещала прыгнуть вместе со мной. Когда она свесит ноги за борт, я должна её подбадривать.
  - Ладно, ждите. Поставлю вас в последнюю тройку.
  Надежда Лены "пробиться" в сборную Украины по художественной гимнастике исчезла после поездки в Киев. Посмотрев тренировку сборников, отказалась от просмотра. Вернулась домой и прибежала к Валерии поделиться своим горем. Рассказать подружке свою обиду - наполовину уменьшить душевную боль.
  - Валерка, ты бы посмотрела тренировку 13-тилетних пацанок. Что они вытворяют на ковре! Нам с тобой по 17 лет, мы уже старухи!
  Валерия посочувствовала, утерла несколько слезинок на глазах подружки. Потом угостила Лену пирожками, поделилась рецептом. Они пили чай с пирожками, и болтали о разном, что на ум придёт. Хохотали, вспоминая свои непростые отношения, когда обзывали друг друга "задиракой" и "задавакой". Решили в дальнейшем дружить "до гроба". Расставаясь, Лена пообещала звонить каждый вечер перед сном по телефону. Удивилась, когда узнала, что дом телефонизирован, но на АТС свободных номеров нет. Гордо вскинула головку и заявила, что завтра им выделят телефонный номер, а Валерия за это должна научить её храбрости, она трусиха. От поцелуя Валерия уклонилась, убедив Лену, что храбрые девчонки при встрече и расставании должны молча хлопать по ладошке друг друга. Никаких телячьих нежностей!
  Инструктор сдержал своё слово, включил Валерию в последнюю тройку для прыжков. Впереди идёт знакомый парень-десятиклассник, он влюблён в Лену и пропустил свою очередь, заявив, что будет прыгать только с ней. За ним идёт Валерия, а сзади плетётся Ленка в тесноватых брючках и красивой курточке. Голову она держит гордо, но лицо у неё выражает скорбь, как будто она идёт на эшафот, где ей отрубят прекрасную головку.
  Пилот приветствует девушек белозубой улыбкой и выражает сожаление, что они скоро покинут его лайнер, а он согласен лететь с ними хоть на край света. Лицо Ленки сразу меняется, она дарит лётчику из своего арсенала самую обворожительную улыбку и заявляет, что на край света лететь не намерена. Подруга предупредила её, что на взлёте будут воздушные ямы, а она не любит езды "по ухабам". Пилот заверяет, что обойдёт все ямы, это так же верно, как то, что его зовут Гришей, протягивает руку для знакомства. Ленка хлопает по ней своей ладошкой, называя себя Еленой.
  После взлёта воздушных ям действительно не было. Перекрывая голосом шум мотора, пилот объяснял Лене, что он ради неё меняет курс, обычно "ямы" бывают при пролёте под облачком. Пилот заболтал Лену, она свесила ножки над бортом и вела себя спокойно, иногда только повизгивая, чтобы о ней не забывали. При подлёте к точке сброса пилот не посмел положить свой ботинок на красивую попку Лены, умоляющими глазами посмотрел на Валерию. Та поняла, кивнула и схватила подружку за плечо, чувствуя, что ту сотрясает мелкая дрожь. После команды слегка подтолкнула Лену и та покидает самолёт с криком "Ма-а-ма!"
  Второй прыжок доставил Валерии огромное удовольствие. Заняла место Лены, понаблюдала за её спуском. Пилот заложил крутой вираж, возвращая самолёт в точку сброса. По его команде Валерия слегка отталкивается от борта, раскидывает руки в стороны и ложится грудью на воздушный поток, чувствуя себя птицей. После раскрытия парашюта принимает нужное положение и наблюдает за суетой на поле. Ленка приземлилась, как положено и сразу упала на бочок. Потом поднялась и начала подтягивать к себе нижние стропы, погасив купол. Освободилась от подвески и запасного парашюта. Потом медленными шагами стала приближаться к лежащему полотнищу, складывая стропы и полотнище в охапку и прижимая эту кучу к животу. Молодец Ленка, всё делает правильно, как учили.
  Некоторые "перворазники" после приземления начинают подтягивать к себе полотнище, внутрь попадает мусор, да и полотнище можно порвать. После первого приземления им это прощают, учитывая их эмоциональное возбуждение. После повторного нарушения - отчисляют, несмотря на отличные медицинские показатели. Парашютист обязан контролировать свои действия всегда, в любой ситуации. Эту истину инструктор старается вбить юношам и девушкам в их молодые ветреные головы.
  Небо сдружило Валерию с Леной настолько, что они некоторое время даже сидели в классе за одной партой. Потом ненадолго рассорились. Лена имеет привычку болтать во время уроков. Тихо, чтобы учитель не расслышал. Валерию это отвлекает, она привыкла внимательно слушать новый материал, чтобы тратить дома меньше времени на подготовку к урокам. Попыталась убедить в этом Лену, та надулась и пересела на прежнее место. Помирил подружек телефон.
  Молчавший несколько месяцев аппарат вдруг зазвонил, когда Валерия вытирала с него пыль. Мужской голос сообщил о подключении к АТС, назвал выделенный номер. На звонок прибежала из кухни мама, позабыв о своём больном сердце. Порадовались, потом приуныли. Телефонных номеров своих родственников, проживающих в Севастополе и Курске, они не знали, даже городского телефонного справочника ещё не купили. Ну, это не беда. Мама села за стол писать письмо младшему брату в Севастополь, а Валерия собралась бежать к соседям за справочником, чтобы узнать номер телефона Ленки.
  Снова раздался телефонный звонок. Нарочито равнодушным голосом Ленка сообщила, что это она организовала выделение номера АТС, а сейчас к ним на квартиру зайдёт молодой человек и занесёт телефонный справочник. Делать ему глазки она Валерии запрещает, это один из преданных ей кавалеров. И ещё у неё куча новостей. Прыжки переносятся с утра на предвечернее время, когда ветер стихает. И ещё; собираться возле школы и ждать машину парашютистам не нужно. Необходимо лишь выйти на улицу напротив своего дома в определённый день, их будет подбирать по пути к аэродрому машина ДОСААФ, а вечером развезёт обратно. И так будет каждый безветренный день. И ещё; прыгать Валерии вместе с ней она запрещает. Пилот Гриша после первого прыжка сказал, что она самая храбрая и самая красивая парашютистка. После такого признания Ленка в него влюбилась и не хочет, чтобы на борту самолёта одновременно с ней находилась ещё какая-то девчонка.
  Вечерние прыжки оказались для Валерии более удобными. Она успевала пройтись до школы вместе с мамой, если у той был первый урок математики. После уроков совершить совместную прогулку домой, пообедать, помыть посуду и подготовить уроки на завтра под наблюдением старшей сестры или мамы. После этого бежит на улицу, ждёт знакомую машину, которая слегка притормаживает, и запрыгивает в кузов через задний борт. Молодой, здоровой молодёжи трудно помолчать. Едут на аэродром с песнями, стараясь перекричать друг друга.
  Валерия первая в группе совершила три прыжка, необходимые для присвоения третьего спортивного разряда. Теперь имеет право носить на груди значок парашютиста. Он красивый, значит, будет её украшать. Подходит к инструктору, спрашивает, когда ей выдадут значок парашютиста. Получает в ответ словесный выговор.
  - Присматриваюсь я к тебе, курсант Двирняк. Прыжки ты совершаешь грамотно, мозги в небе и на земле не теряешь. Да и завуч школы тебя хвалит. Но нет в тебе настоящего коллективизма, больше о своих успехах думаешь. Зачем аэроклубу один третьеразрядник? Не позорь меня, лучше помоги своим товарищам преодолеть страх, как помогла подружке. А на земле помогай им в укладке парашюта. Заметишь ошибку - не кричи, а сама покажи, потом тихо скажи - делай, как я. За укладкой я наблюдаю и буду следить, ошибки не пропущу. Вот когда наберётся из группы человек 15 третьеразрядников, тогда вместе со всеми значок и удостоверение получишь. А я тебе буду разрешать прыгать с трусоватыми, чтобы ты перед прыжком им зубы заговаривала. У тебя это хорошо получается.
  Валерию ответ инструктора обидел, но вида не подаёт. Помогает девчонкам и парням укладывать парашюты. Иногда прыгает после какой-то девчонки, держа её за плечо и напоминая о порядке действий в воздухе и после приземления. 17 третьеразрядников подготовлены, инструктор объявляет о закрытии парашютного кружка, завтра в школе в торжественной обстановке председатель городского комитета ДОСААФ вручит удостоверения и нагрудные знаки парашютистов.
  На школьном дворе собрались все ученики. На крыльце стоят учителя. Звучит пионерский горн, бьют барабаны, когда парашютистам вручают удостоверения и нагрудные знаки. Валерию вызвали первой, она совершила пять прыжков. Радуется за себя и за маму, которую поздравляют рядом стоящие коллеги. Немного огорчается, что прыгать с парашютом больше не придётся. Впереди - экзамены за 9-й класс.
  После сдачи экзаменов - летние каникулы. Старшая сестра предлагает Валерии место пионервожатой в лагере, где она будет старшей пионервожатой. Советуются с мамой, та отмахивается от них рукой:
  - Делайте, что хотите, вы у меня уже взрослые. На меня не смотрите, телефон в квартире есть, в случае чего врача на дом вызову. От путёвки в санаторий я отказалась, нечего мне там делать. Да и школьный родительский комитет просит устроить консультации для абитуриентов, поступающих в ВУЗы. До августа месяца я занята, а там уже скоро и отпуск мой закончится.
  Валерия решила сначала побывать в аэроклубе. Едет на автобусе, билет в один конец по городу стоит 5 копеек. На аэродроме встречает несколько знакомых ребят, опытных парашютистов. Они готовятся к посадке в самолёт АН-2, шутя предлагают совершить прыжок вместе с ними. Валерия подходит к инструктору, худощавому человеку лет тридцати, одетому в синий комбинезон. Показывает удостоверение, просит разрешения на прыжок. Тот вспоминает её фамилию:
  - Двирняк, Двирняк ... Передал мне дядя Коля список кандидатов в спортсмены. Есть там твоя фамилия. Только сначала тебе нужно пройти серьёзную медицинскую комиссию. Прыгаем мы с задержкой раскрытия парашюта, разрешить тебе такой прыжок я не имею права. Если хочешь, могу разрешить прыжок с принудительным раскрытием. Один человек не явился, возьми его комбинезон и шлём, можешь переодеться за хвостом самолёта.
  Десять спортсменов сидят в самолёте, скалят зубы, улыбаясь Валерии, и слушают инструктаж для юной парашютистки:
  - Сейчас самолёт летит на запасное лётное поле, засеянное клевером. Оно большое, с учётом возможного разброса парашютистов. Ты будешь прыгать последней, так как самая лёгкая, а второй пилот втянет твой вытяжной парашют в кабину. Я прыгну перед тобой с небольшой задержкой раскрытия, следи в воздухе за моими действиями. Если случайно тебя занесёт за границу поля на деревья - скрести руки над собой, чтобы уберечь глаза. После приземления иди к самолёту, он совершит посадку и доставит нас обратно.
  Прыжок удался. Валерии даже пришлось недолго управлять наклоном купола по примеру инструктора. Гордо шла к самолёту рядом с ним, неся охапку парашюта. Пилот выбросил из кабины "стол", Валерия первая его схватила, расстелила на траве и начала укладку парашюта. У неё ловкие руки, замечает, что справилась с укладкой быстрее опытных спортсменов. Инструктор пообещал зачислить её в команду спортсменов-парашютистов после прохождения лётной комиссии. Только он не совсем уверен, что у Валерии хватит терпения и времени, чтобы совершить 25 прыжков, необходимых для получения второго спортивного разряда. Обычно прыжки скоро надоедают, так как пропадает ощущение страха и новизны. Он постарается так разнообразить прыжки, чтобы ощущение страха в ней не пропало. Валерия хохочет, инструктор улыбается.
  Мама воспринимает отказ Валерии от поездки в пионерлагерь спокойно.
  - Вот и хорошо, поможешь мне сделать ремонт в квартире. Юра прислал денег, Таня по телефону обещает заехать к нам вместе с Зоей. Жаль, что Юры не будет, морякам летом отпуск не дают.
  Таня - это жена дяди Юры, а Зойка - их дочь, маленькая дошкольница. Таня часто названивает им по телефону, но своего телефонного номера не сообщила, сказала, что он служебный. Мама любит поговорить с Таней. Говорят о Зойке, о Таниной маме с отчимом, живущих в Курске, о своих учительских заботах и проблемах. Про дядю Юру ничего не говорят.
  Валерия проходит медицинскую комиссию. Возмутил её врач-стоматолог. Усадил в зубоврачебное кресло, осмотрел зубы, пригласил коллегу. Вдвоём начали осматривать Валерию, сидящую с открытым ртом.
  - Посмотрите, коллега на идеальные зубки. Я остаюсь при своём мнении, что зубным порошком чистить - только сдирать слой эмали. Достаточно споласкивать рот после еды...
  Валерия молча выскользнула с кресла, не дослушав спор. Какое они имеют право обсуждать её зубы? Она что, лошадь?
  Заключение даёт комиссия из нескольких врачей. Настойчиво просят вспомнить, чем она болела в детстве, были ли ушибы головы, не было ли случаев потери сознания?
  Дознание, похожее на допрос прерывает главврач:
  - Да вы обратите внимание на небольшой здоровый румянец на её скулах! Раньше такой румянец, был на щеках всех здоровых деревенских детей. Пригодна к лётной работе без ограничений! Поздравляю, Двирняк!
  Валерия летит домой, как на крыльях. Она радуется заключению комиссии и, в то же время её терзает стыд, что обманула врачей. Она слышала от мамы, что болела, когда была маленькой. Поэтому сразу задаёт этот вопрос маме.
  - Да, доченька, ты заболела, когда тебе было три годика. Наверное, от избытка человеческого горя, которого война принесла в каждую семью. Отец ушёл на фронт, от дяди Юры пришло письмо, что он уже воюет после ускоренного выпуска училища. Твоего дедушку, машиниста, мобилизовали вместе с паровозом для перевозки военных составов. Я, вместе со старшими школьниками, копала противотанковый ров возле Кировограда. Осталась ты дома с Женей и бабушкой. Где-то прорвались немцы, нас распустили по домам.
   Пришла домой, а ты лежишь с температурой, ничего не ешь. Потом зашли немцы, забрали всех курей и поросёнка, настала голодная пора. Питались компотом из сахарной свеклы, ты его хорошо пила и варёную свеклу ела, и печёную. Свёкла тебя и вылечила. Стала немного поправляться, и я начала работать в школе, которую разрешили открыть немцы для учеников начальных классов. Через год директора школы полицаи повесили, а школу закрыли. К нам в дом пришли с обыском, привёл их полицай Яресько, живший на нашей улице. Взломали замок скрыни, на дне лежал кусок домотканого полотна, а под ним пара выстиранного красноармейского обмундирования. Иногда к дому по ночам подходили бежавшие с плена красноармейцы, отдавали свою одежду, а бабушка давала им гражданскую. Потом стирала, относила на базар и меняла на гражданские пиджаки и брюки.
  Бабушка была верующей и хранила под крышкой скрыни приклеенную изнутри старую лубочную картину с изображением царской семьи. Очень горевала, когда узнала о расстреле её бандитами. Старший полицай оказался монархистом, увидев картину, не стал рыться в скрыне. После ухода полицаев бабушка прочитала молитву, а потом научила внучек "Отче наш". А дальше ты сама всё помнишь.
  Валерия помнит отступление немцев из города, когда они сжигали дома. Их посёлок почти не тронули, потому, что заставили женщин и стариков печь хлеб и варить гуляш. Для замеса привезли муку и деревянные гробы из ближайшего госпиталя, в них приказали готовить тесто. В сарай к ним свалили на солому мясо из порезанных коров, приказали бабушке с мамой круглосуточно варить гуляш. Кто отказывался подчиняться, дом сжигали, а жителей отправляли рыть окопы, потом расстреливали в яру. Заправлял всем немецкий майор на коне, его всегда сопровождал огромный пёс, которого дети страшно боялись. Сам майор дома не поджигал, по его приказу это делал полицай Яресько.
  Валерия с Женей прятались на печи, когда к ним в дом приходили немцы с бидоном, требовательно кричали: "Матка, гуляш!" Приходилось бабушке черпаком из казана наполнять бидон варевом, немцы уходили, а бабушка и мама с перемазанными сажей лицами закладывали в казан следующую порцию мяса и воды. Так продолжалось трое суток, потом неожиданно пришли наши красноармейцы, одетые в фуфайки, ватники или шинели, но все в шапках с красными звёздами. Немецкий майор ускакал на коне, а полицая Яреська подростки и женщины схватили, избили палками и передали красноармейцам. На площади был суд, полицая приговорили к смерти и повесили на виселице. Провисел он два дня, пугая детей, потом его тело сняли и где-то зарыли.
  Валерия огорчается, что прыжки всего раз в неделю, по воскресеньям. Излагает свои впечатления в сочинениях, даёт на проверку маме, та сдержанно хвалит, но делает замечание:
  - В лексиконе встречается много украинизмов, русский язык не чистый. Советую прочесть прозу Тараса Шевченка, этот украинец владел русским литературным языком лучше, чем ты.
  Валерия после прочтения немного спорит с мамой, находя несколько выражений, смягчающих твёрдую букву "г". Мама отвечает:
  - Литературным гениям это позволительно, поэт Пушкин вообще вольно обращался с грамматикой, иногда в пользу рифмы намеренно изменял слова. Ты не гений, поэтому советую излагать свои мысли грамотным языком.
   Инструктор объясняет Валерии, что большинство спортсменов - водители, слесари, токари. У многих имеются семьи, свободного времени мало. Да и сам он ещё подрабатывает преподавателем в автошколе. А чтобы Валерия дурью в свободное время не маялась, вручает ей план индивидуальной подготовки. Валерия читает: бег по утрам, физическая подготовка, прыжки на батуте. А дальше интересно - рассчитать высоту свободного падения с задержкой раскрытия парашюта в интервалах до 10 секунд. Это уже физика и математика. Радует Валерию и штык-нож в чехле на поясе, его выдают спортсменам перед прыжком, потом забирают. Нож необходим, чтобы обрезать стропу в случае перехлёста ею купола, такой случай был у Валерии в первом прыжке, когда ей пришлось открывать запасной парашют.
  Валерия с мамой клеят в квартире обои. Мама наносит кистью клей, а она приклеивает обои на стены. Обе радуются, что квартира приобрела нарядный вид. Телефонный звонок отвлекает Валерию. Лена по телефону сообщает, что папа купил "Победу", возил семью на несколько дней к морю. Отдыхающих мало, ей было не интересно. Валерия должна помочь ей пройти медкомиссию и поступить в группу спортсменов-парашютистов. Она познакомилась со студентом из Харькова, тот убедил её, что через год она должна подать документы для поступления в авиационный институт. Спортсменам-перворазрядникам достаточно хорошо сдать экзамены, они будут зачислены вне конкурса. Завтра жду тебя в поликлинике.
  Лена медкомиссию тоже прошла. Валерия подводит Лену к инструктору, просит зачислить в группу, теперь они будут осваивать сложные прыжки вместе. Инструктор недоволен:
  - Две девушки в одной группе - много. Будете тренироваться в разных группах. Ты, Журавлёва, спиши индивидуальный план занятий у Валерии, будешь работать по этому плану, с отставанием на 2-3 занятия. Если будешь лодырничать - выгоню. Ещё я заметил за тобой кокетство. Форма одежды для прыжка - комбинезон, никаких брючек в обтяжку. Будешь строить глазки моим ребятам, отвлекать их мысли от прыжка - отчислю немедленно, на заступничество своего отца не надейся. Согласна на мои условия?
  Лена молча кивает головой, едва сдерживая слёзы. Наедине с Валерией поплакала и высказала своё возмущение тренером:
  - Грубиян! Солдафон! Привык командовать десантниками в ВДВ, теперь будет издеваться над беззащитными девушками. Мы для него - быдло!
  Валерия вытерла слёзы на чуть подкрашенных глазах подружки, посочувствовала:
  - Да, инструктор строгий, но ведь он несёт ответственность за нашу жизнь. Представляешь, какое наказание его ждёт, если ты вдруг повредишь ноги, или порывом ветра парашют занесёт на дерево, ты поцарапаешь себе лицо. Шрамы останутся на всю жизнь!
  Лена перестала плакать, задумалась. При мысли о возможных шрамах на лице даже вздрогнула. Пообещала вытерпеть издевательства тренера. Мысль о возможности несчастного случая со смертельным исходом подругам даже в голову не пришла. Такого не может быть, потому, что не может быть никогда!
  Валерия автобуса на аэродром не ждёт - бежит сама или вдвоём с Леной. В кроссовках и новом комбинезоне бежать легко и приятно. Прыжки с задержкой раскрытия парашюта её немного страшат. По известной формуле она вычислила, что при задержке в 2 сек. она пролетает в свободном падении 19,6 метров, а если раскрыть парашют после 3-х сек, то высота уменьшится на 44,1 метра. За 10 сек. задержки она сможет пролететь почти 500 метров! Но после освоения прыжков с 3-х секундной задержкой инструктор начинает тренировки на скорость покидания самолёта группой спортсменов и на точность их приземления в центре аэродрома. Скучать некогда!
  Различные события аэродромной жизни вносят разнообразие в будни. Одним из таких событий является появление журналистки-стажёра с фотоаппаратом. Приехала на "Запорожце" вместе с котёнком, который лениво лежал за стеклом. Аэродромный пёс, сидящий на въезде, перегородил дорогу. Весь его вид говорил: - Котов на аэродром не пропущу!
  Пришлось девушке оставить котёнка в машине и идти к группе сидящих в курилке парашютистов. Инструктор как раз производил "разбор полётов", но прервал себя на полуслове и, вместе со всеми, уставился на подходившую к ним крупную девушку с роскошной фигурой и лицом сельской красавицы. Балагур и весельчак Андрей ахнул и произнёс: "Это девушка моей мечты!"
  Девушка представилась: - Зовут Виктория, можно называть просто - Вика. Она студентка факультета журналистики, сейчас на практике в редакции молодёжной газеты. Выполняет задание - написать очерк о спортсменах-парашютистах. Предъявила задание редакции с визой председателя ДОСААФ: "Оказать максимально возможное содействие". Инструктор прочитал, вернул бумажку обратно, поинтересовался, в чём будет заключаться это содействие. Вика хочет сначала взять интервью у нескольких спортсменов, а потом прыгнуть с парашютом. Отвела взгляд от худощавой фигуры инструктора и уставилась на Андрея, рослого парня, самого тяжёлого в группе. В групповых прыжках он всегда прыгает первым. Знает, что прыгающие за ним более лёгкие спортсмены не опередят его в свободном падении и не врежутся в купол его парашюта. Андрей с удовольствием даёт интервью, путая правду с ложью.
  - Меня с трудом допустили медики к прыжкам, так как я с детства был заикой. В воздухе стал петь, потом разговаривать сам с собой. Стесняться нечего, никто не слышит. Так излечил себя от заикания, а врач-логопед сказала, что это её заслуга.
  - А ещё был случай. Немного повредил ногу в момент приземления, меня отстранили от прыжков, а прыгать охота. Тогда я привязал к заднему месту "дутик" и подошёл в таком виде к инструктору. Тот сначала посмеялся, но прыжок разрешил. Выразил надежду, что от удара о землю задней точкой мозги переместятся и займут своё правильное место. Он оказался прав. После двух прыжков с приземлением на мягкое место я сразу поумнел.
  Журналистка скорописью записывает в блокнот аэродромный юмор, а ребята на ходу сочиняют небылицы, где правду трудно отличить от лжи. Наконец, очередь доходит до Валерии.
  - Я начала прыгать, когда весила меньше 50 кг., да ещё после прыжка каждый парашютист теряет 1,5 кг. Однажды попала в восходящий воздушный поток и мой парашют начал поднимать меня в небо. И носило меня от одного облака к другому. Мне ничего, наслаждаюсь полётом, но ребята на земле беспокоятся, а как помочь - не знают. Наконец, небо сжалилось надо мной и благополучно отпустило меня на землю.
  После этих слов журналистка закрывает блокнот и заявляет:
  - Готовьте меня к прыжку! Я согласна терять 1,5 кг. веса при каждом прыжке! Хочу стать изящной, как Валерия! С этого дня прекращаю толкать ядро и буду заниматься парашютным спортом.
  После краткого врачебного осмотра инструктор отсылает Вику с Андреем в ангар для переодевания её в комбинезон и кирзовые сапоги. Переодеваются они долго, но возвращаются полуодетыми. Роскошный бюст Вики не влезает в комбинезон Андрея, а он с трудом одел чей-то короткий. Журналистка вспоминает, что в машине имеет свитер и бежит к "Запорожцу". Возвращается одетой и в сопровождении собаки. Инструктор надевает на Вику подвеску с парашютами, стараясь не задеть её груди, которые нахально торчат под свитером с глухим воротом. Всей командой сопровождают Вику к самолёту, Андрей помогает своей симпатии сесть на пол, подправляет раскинутые ноги.
  Журналистка покинула борт самолёта, парашют раскрылся, а дальше происходит что-то непонятное. Вика кричит и рвёт на себе одежду. Потом с неба доносится звук, похожий на детский плач. Кто-то нерешительно произносит вслух: " Похоже, что она рожает". Побледневший Андрей возражает: "Не может быть, ... так не бывает, ... нужно ждать 9 месяцев". Прерывистый детский плач приближается при снижении парашюта. Инструктор командует: "Стол под место приземления! Быстро!"
  Десяток парней быстро хватают брезент и принимают на него "роженицу", потом мягко опускают её на землю. Врач подбегает к Виктории. Она уже оттянула ворот свитера, оттуда выскакивает котёнок и мчится в поле. За ним с радостным лаем устремляется пёс. Вика произносит, заикаясь:
  - "М-м-урзик м-мне грудь п-поцарапал".
  Викторию увозят в больницу. Все облегчённо вздыхают. Инструктор объявляет: "В связи с симуляцией родов прыжки сегодня отменяются. Котов и журналистов на лётное поле впредь не пускать!"
  Очерк в молодёжной газете о парашютистах всё-таки появился. Главная тема - мужественное поведение журналистки после раскрытия парашюта. Удерживая на своей груди царапающегося котёнка, она спасла ему жизнь, не позволяя прыгнуть вниз. Написано увлекательно и душещипательно, такие драматические истории со счастливым концом нравятся читателям, начинающая журналистка сразу стала героиней. Её очерк перепечатали ещё несколько газет.
  У Валерии другое мнение. Нельзя верить всему, о чём пишут газеты. Очень часто они врут. Пишет своё, правдивое изложение фактов о прыжке журналистки с котёнком на груди, немного преувеличивая переживания свидетелей прыжка на земле, даёт почитать маме. Радуется её похвале, несёт статью в редакцию газеты, просит напечатать. Редактор возражает:
  - Написано не плохо, но предыдущая статья на эту тему напечатана раньше. Я не имею права нарушать солидарность журналистов, публикуя их различные мнения. Принеси лучше заметку о первом своём прыжке, опиши свои ощущения. Страх был?
  - Был, но я о нём уже забыла.
  - А ты постарайся, вспомни.
  
  Подарки от дяди Юры.
  
  Дядя Юра - кумир Валерии. Они с мамой любят пересматривать старые довоенные фотографии, которые сумела сохранить бабушка в суровое военное лихолетье. Очень просто - сложила в чемодан весь семейный архив, задвинула в дальний закуток под печь и замуровала. Потом ещё определила туда на место жительства поросёнка. Брезгливые немцы поросёнка съели, но покрутили носами и на постой не стали, семью в сарай не выселили.
  Валерия рассматривает давнюю фотографию семнадцатилетнего курсанта военно-морского училища. Жалеет, что поздно родилась, вспоминает некоторые известные ей факты из его биографии. Увидела дядю Юру уже после войны, когда он заехал к ним, возвращаясь из госпиталя вместе с сопровождавшей его женой-медсестрой в звании сержанта. Тогда, в голодном 46-ом году, она впервые поела белого хлеба.
  Сейчас Валерия бежит на почту, чтобы получить посылку из Севастополя на своё имя. Жена дяди Юры сообщила по телефону, что в посылке есть подарки и для Валерии, какие - не сказала. На почте рассматривают новенький паспорт и вручают тяжёлую посылку. Дома с мамой вскрывают и ахают: костюм для мамы, отрез красивой материи для платья Валерии, туфли для сестры и, о чудо! Внизу лежит кожаный лётный шлём, перчатки и защитные очки. Валерия сразу надевает на голову шлём, сдвигает на лоб очки и смотрит в зеркало. Приходят с мамой к выводу, что она и вовсе стала похожей на мальчишку. Мама вздыхает, а дочь пытается закружить её в танце.
  Увидев лётный шлём на голове Валерии, Лена ахает, потом надувает губки и говорит, что к следующему прыжку она тоже будет иметь шлём. Действительно, через несколько дней забегает домой к Валерии в шлёме, крутится перед зеркалом, любуясь своим отражением. Действительно, она выглядит красиво и более мужественно, как замечает мама Валерии, ранее не склонная её хвалить. Постепенно её мнение о Лене меняется в лучшую сторону.
  Подруги бегут по левой стороне дороге на аэродром в комбинезонах, спрятав под ним волосы, заплетённые в одну толстую косу. Знакомый водитель автобуса, обгоняя их, притормаживает, предлагает подвезти. От него отмахиваются - поезжай! Сейчас, на бегу, они обсуждают очень важный вопрос - обрезать косы или нет? С одной стороны, жалко длинных красивых волос, они с ними сроднились, привыкли, с другой стороны, заплетать косу - долго. Решают сначала просмотреть журнал женских причёсок в парикмахерской, а также фотографии любимых артисток. После недели споров и сомнений выбрали причёску типа "конский хвост". Пришли в лучшую женскую парикмахерскую города с лётными шлёмами в руках, объяснили мастерице, что резинка, стягивающая волосы в узел, будет расположена низко, а концы волос после обрезки они во время прыжка будут прятать под комбинезонами. Одели шлёмы и продемонстрировали удивленной парикмахерше, на каком уровне должен быть узел. Попросили предусмотреть и второй, "школьный" вариант, когда узел волос будет расположен повыше, кончик хвоста должен свисать немного ниже плеч. Задали трудную задачу опытной парикмахерше, но после её работы остались довольны. Уходя, услышали слова:
  - Этих девчат хоть наголо остриги - останутся красивыми. Эх, молодость!
   Приехала в отпуск на несколько дней из Севастополя Таня с Зойкой. Прямого поезда до Кировограда нет, ехали с пересадкой. Зойке 6 лет, осенью пойдёт в школу, поэтому решили показать её родственникам. Смышлёная девочка подружилась с Валерией, рассказала, что её папа - герой, имеет много-много орденов и медалей и очень умный, потому, что умеет разговаривать на английском языке и учит её. В подтверждение своих слов произнесла несколько фраз, попросила перевести. Валерия покраснела, многого она не поняла. Зойка её утешила, пообещала подарить учебник для малышей. Её папа ходил на корабле в Англию, привёз оттуда для неё много детских книжек с красивыми картинками, по ним она учит английскому маму. Если Валерия приедет к ним, она будет обучать и её. Недавно они получили квартиру в новом доме на втором этаже сразу с двумя телефонами, белым и чёрным. Белый всё время молчит, звонит только, когда дома папа. Этот телефон она не любит, после звонка папа сразу идёт на службу, а потом уходит в море на корабле. По чёрному телефону она любит разговаривать с подружкой по детсаду, договариваются встретиться возле дырки в заборе, потом убегают в город, чаще на Графскую пристань, там интересно. Это страшная тайна, Валерия должна поклясться, что не расскажет об этом маме. Валерия клянётся. Шестилетняя девочка серьёзно смотрит в глаза и произносит:
  - Я тебе верю. С тобой можно идти в разведку.
  Зойку удивляют милиционеры в форме. Если есть милиционеры, должны быть бандиты. Объясняет Валерии, что милиции в Севастополе нет, потому, что нет бандитов, их туда не пускают. На аттракционах в парке серьёзность Зойки исчезает, она хохочет и превращается в обычную девчушку её возраста.
  Дома мама с Таней уже решили будущую судьбу Валерии - после десятого класса она должна приехать в Севастополь и поступить на учёбу в приборостроительный институт. Будет жить у них, а прописку дядя Юра организует через КЭЧ в другом месте. КЭЧ - это квартирно-эксплуатационная часть, вроде ЖЭКа. Через год в городе планируют открыть дневное отделение института, строится учебный корпус и небольшое общежитие для будущих студентов-дневников. Если строители успеют, Валерию поселят в студенческом общежитии, как члена семьи с низкими доходами. Живут они на зарплату мамы и на стипендию сестры Жени. Валерия обещает подумать.
  Таня с Зойкой уезжают в Курск, а Валерия продолжает прыжки с парашютом. Дома любуется мамой, когда та надевает красивый костюм и спешит в школу готовить абитуриентов к поступлению в институты. Таня уговорила маму сделать новую причёску и заставила принимать каждое утро по таблетке лекарства, которое привезла из Севастополя. Повышенное давление пришло в норму, аритмия осталась, но мама заявила, что её не чувствует и запретила Валерии сопровождать себя на рынок и в магазины - она выздоровела.
   После семнадцати прыжков Валерия считает себя опытной парашютисткой, тренер сказал, что столько прыжков положено сделать десантнику ВДВ за время срочной службы. Валерия возгордилась, желание совершать прыжки поубавилось. Внимательно наблюдавший за Валерией тренер это заметил и сделал замечание:
  - Ты нос особо не задирай. Десантники прыгают с оружием, запасом патронов и гранат, тебе до них далеко. Могу разрешить тебе прыгать с сумкой от противогаза. Повесишь на шею, сдвинешь на живот под запасной парашют, в сумку положишь парочку "столов". После приземления сразу расстилай "стол" и производи на нём укладку парашюта. Я тебе доверяю укладку и моего парашюта. Осенью спортсмены прыжки прекращают, но полотнища и стропы необходимо проверить, просушить и подготовить к следующему сезону. Много школьного времени это у тебя не займёт, с учёбой у тебя всё в порядке, я узнавал. Взамен получишь удостоверение укладчика парашютов и зачисление в штат сотрудников ДОСААФ, с окладом на полставки. Согласна?
  - Конечно.
  -Тогда пиши заявление с просьбой принять учеником укладчика, чтобы не посылать тебя на курсы. Аттестуем в аэроклубе.
  Ещё я заметил, что парни посматривают на Лену и тебя с мужским желанием. Это понятно, девушки вы красивые, а они ищут лёгкой любви. Вы должны научиться постоять за себя. Есть такой вид борьбы - самбо, переводится, как самозащита без оружия. Дам тебе книжку автора Харлампиева, просмотрите картинки вместе с Журавлёвой, потом покажу несколько приёмов, как отбиваться от мужиков, не нанося вреда их здоровью.
  Приёмы самбо понадобились, когда любвеобильный Андрей стал подсматривать за девушками во время переодевания, потом предлагать свою любовь. Тренер разучил с девушками несколько приёмов, после разбора прыжков, предложил парням померяться силой рук. Как и ожидалось, победил всех здоровяк Андрей. Тренер подвёл итог:
  - Силён ты, Андрей, молодец, а вот ловкости не хватает. В свободной борьбе тебя сможет победить даже девушка, например - Валерия.
  - Вы шутите? Да я с этой, извиняюсь, малявкой одной рукой справлюсь, но сначала позабавлюсь, если она согласна.
  - Я согласна, давай поборемся.
  Парни смеются, предлагают Валерии подумать, с кем она хочет бороться. Андрей - известный силач и драчун, но дерётся честно, один на один, иногда участвует в драках, защищая слабых. Пристрастился к дракам, когда был заикой, сразу нападал на обидчиков.
  Андрей, улыбаясь, приближается к Валерии с вытянутой рукой, демонстративно заложив за спину вторую. Валерия наносит лёгкий удар ребром ладони по мышцам руки и отскакивает в сторону. Так повторяется несколько раз. Андрей меняет руки, но получает подсечку ног, едва не свалившую его на землю. Богатырь озлился, широко раскинув руки, приближается к ловкой сопернице, стремясь загнать её в угол и заключить в железные объятия, из которых никому не удавалось ещё вырваться. Валерия ждёт его броска вперёд, делает полшага назад и в сторону, хватая руку, тянет на себя и вниз, потом закручивает её за спину. Андрей по инерции падает на живот, а Валерия коленом прижимает его к земле, удерживая руку лёгким болевым приёмом.
  Парни награждают Валерию аплодисментами, когда она подаёт повержённому сопернику руку, помогая встать с земли, заботливо спрашивает:
  - Я не сделала тебе больно? С тобой всё в прядке?
  - Нормально. Валерия, с этого дня, я твой защитник! Предупреждаю всех, если кто-то посмеет обидеть девчат, будет иметь дело со мной!
  Тренер подводит итог борьбы:
  - Валерия имела возможность победить Андрея на первых секундах, захватив его руку и применив болевой приём. Второй раз нарочно упустила возможность после подсечки сблизиться и нанести коленом удар в пах, пожалела мужское достоинство Андрея. Победила заслуженно, хотя приёмы ещё не отработала. Молодец!
  Парашютисты просят тренера научить их приёмам самбо.
  - Нет, не имею права. На гражданке могу обучать самбо в официальном порядке только милиционеров-оперативников. Физически слабым людям и девушкам, нуждающимся в самозащите, могу только помочь в освоении некоторых приёмов. Широкое распространение самбо в стране запрещено, чтобы не привлечь внимания к этому виду борьбы хулиганов и криминала.
  В Кировограде имеется 19 средних школ, детско-юношеская спортивная и два сталиона. На День физкультурника городские власти устраивают праздник, приглашая к участию организации и всех желающих. От аэроклуба выставляют команду из трёх человек. Андрей изъявляет желание померяться силой рук, Лена Журавлёва будет участвовать в показательных выступлениях по художественной гимнастике, а Валерии тренер рекомендует выступить в забеге на 400 метров. Валерия жадничает, ей хочется пробежать сначала стометровку. Эту короткую дистанцию она проиграла девушке из ДЮСШ, но выполнила норму второго спортивного разряда. Пока победительница наслаждалась похвалами, тренер готовил Валерию к следующему забегу:
  - Ложись на травку спиной вверх, закрой глаза и расслабь все мышцы, даже лица, ты это умеешь, я показывал после прыжка, чтобы снять напряжение. Полежи пару минут, потом мысленно представь себе старт, начало забега и финал. Первую половину круга беги за спиной соперницы легко, особенно не перенапрягайся. Она в группе будет лидировать, это нормально, у неё более мощные мышцы ног, но она тяжелее тебя, быстрее устанет. После выхода на финишную прямую, постарайся её обогнать, сделав рывок. После обгона не смей оглядываться и не реагируй на шум и свист стадиона, устреми глаза на финишную ленточку и беги изо всех сил. Ты должна выиграть забег!
  Валерия обогнала сильную бегунью, та прозевала её рывок. Наградой был снимок в молодёжной газете, когда она разрывала грудью красную ленточку. На следующий день курьер из редакции принёс фото домой и вручил Валерии. Снимок был хорош, но Валерия впервые взглянула на себя чужими глазами. Неужели эта красивая девушка с одухотворённым лицом - она? Под натянутой майкой чётко обрисовывается красивая небольшая грудь, видна полоска живота, боковой разрез на спортивных трусах и поднятое бедро. Вначале учебного года фото поместили и в школе на стенде среди лучших спортсменов. Директриса сочла его эротичным и приказала на нижнюю часть снимка наклеить полоску бумаги. Сразу кто-то из поклонников спортсменки дорисовал на наклейке контуры тела Валерии, что способствовало её популярности. На комсомольском собрании её избрали в школьный комитет комсомола, потом вызвали в горком и дали ещё одну нагрузку - способствовать военно-патриотическому воспитанию школьников города.
  Валерия советуется с тренером, с чего начать это патриотическое воспитание?
  - Организуй ещё в одной школе кружок парашютистов. Сначала напиши объявление о собрании старшеклассников, потом расскажи им, как ты совершила первый прыжок и другие. Назначь день занятий, лучше всего по средам, в этот день у меня "окно", инструктором буду я. Кстати, приходи завтра в аэроклуб на аттестацию, комиссия будет проверять твои знания и опыт в укладке парашюта. Инструкцию для укладчика изучила?
  - Даже выучила наизусть.
  - Это неплохо. Подготовь несколько фотографий для удостоверения и личного дела. Укладчик парашютов - военная специальность.
  Председатель комиссии - начальник аэроклуба, бывший военный лётчик, майор запаса. Члены комиссии: представитель военкомата, начальник отдела кадров, врач аэроклуба и тренер Валерии, который её представил комиссии. Валерия предъявила паспорт, книжку спортсмена-парашютиста и быстро совершила укладку разложенного на полу полотнища парашюта, потом ответила на ряд вопросов по хранению и проверке годности парашютов. Замечание было одно - возраст юной парашютистки, она ещё не достигла совершеннолетия. Сомнение разрешил председатель комиссии:
  - Во время войны в лётном полку служили укладчиками парашютов только девушки, совсем молоденькие, но очень внимательные. Лётчики доверяли им свою жизнь, хотя сами прыгать с парашютом не любили, а укладывать парашют - тем более. Укладчик парашютов - женская профессия! Уверен, что Валерия Двирняк нас не подведёт. Ты как считаешь?
  - Не подведу.
  Валерии вручают удостоверение укладчика парашютов с её фото в лётном шлёме, потом выписывают трудовую книжку, где есть запись о пребывании учеником, номер и дата приказа о зачислении её укладчиком парашютов. Валерия в книжке только расписывается, храниться она будет в отделе кадров ДОСААФ.
  В горкоме комсомола выбрали школу, где Валерия должна организовать кружок парашютистов. Предупредили, что эта школа - самая хулиганистая в городе, образована всего год назад на базе семилетки, когда рядом с ней построили новое здание. Три старших класса образовали из переполненных школ всего города, директора которых избавились от своих самых хулиганистых и неуспевающих учеников, передав их новой школе.
  Валерию трудности и хулиганы не страшат. Напевая, рисует дома объявление об организации кружка. Сверху текста рисует мальчишку, летящего животом вниз на вытяжном парашюте, а на земле стоит девочка и протягивает ему букет цветов. Довольная собой, на следующий день после своих занятий спешит в новую школу, пока учителя ещё не разошлись домой. Здесь её ждало разочарование. Секретарь школьного комитета комсомола - молоденькая учительница, едва не плачет, рассказывая Валерии о трудностях. Заправляют учениками школы хулиганы из десятых классов, авторитет у них - переросток по кличке "Завертайло". Имеет несколько приводов за драки и хулиганство, состоит на учёте в комнате милиции, учителей и директрису не слушает, кроме военрука, физрука и завхоза школы. Те при случае и подзатыльника могут дать, хулиганы уважают только силу. Ведёт Валерию к военруку, тот обещает завтра помочь в проведении первого организационного собрания кружка, готовь с утра объявление, он присмотрит, чтобы его не сорвали.
  Дома Валерия рвёт свой первый вариант объявления и пишет новое:
  - "До сведения старшеклассников, кто кроме 16-ти лет имеет здоровое, храброе сердце и желает поспорить с небом. Сегодня, в 14-00 приглашаю в спортзал для организации кружка парашютистов. При себе иметь 1 рубль 30 коп. для вступления в члены ДОСААФ. Занятия по изучению парашюта десантника и прыжки с самолёта будут производиться по средам под руководством капитана ВДВ. Я, Двирняк Валерия Николаевна, укладчик парашютов, 17 лет, совершила 27 прыжков, буду прыгать вместе с вами".
  Утром, до школьных занятий, Валерия совершает пробежку, вбегает в здание школы и прикалывает кнопками на доску в фойе школы объявление. Днём, с некоторой тревогой, заходит в спортзал - он переполнен. Нестандартная форма объявления привлекла всех старшеклассников, пришли многие учителя. Возле входа в зал стоит стол, за ним сидит президиум - военрук, секретарь комитета комсомола и школьная медсестра со списком старшеклассников, которые допущены без ограничений к занятию физкультурой. Валерия рассказывает, какой страх она испытала перед прыжком, как его переборола, как вся школа радовалась за первых парашютистов при вручении им нагрудных значков.
  Рассказ удался, к столу для записи в кружок выстроилась очередь. Комсомольский секретарь собирает денежные взносы, медсестра составляет список, Валерия беседует с военруком, который хочет оказать помощь при проведении первых занятий - нет, его присутствие не обязательно, она сама справится. Медсестра вручает Валерии список из 50 кандидатов-парашютистов, сумму членских взносов из 65 рублей школьный секретарь должна сдать в горком ДОСААФ, получить корочки удостоверений, заполнить их и вручить владельцам. Сама с некоторой тревогой заходит в здание ДОСААФ и стучит в дверь кабинета начальника аэроклуба, делится своей тревогой - за оставшееся осеннее время подготовить 50 парашютистов невозможно!
  - Ничего невозможного нет, Валерия, молодец, что зашла. Для того и существуют старшие начальники, чтобы решать сложные вопросы, когда младшие им об этом вовремя докладывают. Для начала сократи число занятий по укладке до одного, всё равно твои курсанты ничего не поймут, глядя, как ты ползаешь по спортзалу на коленях. В конце занятия объяви, что на следующий день назначены прыжки для восьми человек, кандидатов отбери сама, я заеду за ними к школе на машине. Вместо "Ивана Ивановича" прыгнешь ты с задержкой раскрытия парашюта после 400 метров. Твой тренер-капитан будет ждать вас на аэродроме, я выдерну его из автошколы. Если всё понятно, слушай мою команду - готовить уроки шагом марш!
  Валерия принесла в спортзал забракованный и снятый с учёта парашют с подвесной системой, сообщила характеристики, предложила кому-то его одеть на спину и пристегнуть ремни подвески. Вышел "завертайло", с помощью Валерии застегнул ремни, гордо посматривает на окружающих, снимать парашют отказывается, гордо расхаживая по спортзалу. Пришлось на него прикрикнуть, он зло взглянул на Валерию, с неохотой подчинился. Валерия демонстрирует укладку, её слушают невнимательно, вокруг "завертайла" собрались его дружки, смеются его плоским шуткам. Валерия слышит грязное слово в свой адрес, такое простить невозможно, подходит к сквернослову и бьёт его по щеке. В наступившей тишине возвращается на середину спортзала и предлагает продолжить занятие. Слышит слова "завертайла":
  - Нет, сейчас ты от меня получишь!
  Валерия перехватывает занесённую для удара руку и закручивает её за спину хулигана, который вынужден опуститься на колени. Слышит слова:
  - Отпустите, больно!
  - Отпущу, когда ты попросишь прощения по всем правилам.
  - Простите, Валерия Николаевна, я больше не буду!
  Валерия объявляет об окончании занятий по укладке парашюта, завтра - прыжки на аэродроме, для восьми курсантов, старший - "завертайло", он должен назвать фамилии прыгунов. Прыжки будут происходить два раза в неделю, чтобы до конца октября успели прыгнуть все желающие.
  Валерия сбежала с последнего урока, чтобы получить кожаную куртку у врача аэроклуба. Куртка старая, изношенная, женщина хранит её, как реликвию военных лет. После примерки врач восклицает:
  - Она чуть-чуть великовата, но на свитер сойдёт. Неужели и я была в молодости такой стройной? Валерия, носи на здоровье!
  Возле школьного двора прибытия машины ожидают полсотни кружковцев, очевидно, их главарь собрал группу поддержки. С удивлением рассматривают Валерию в лётном шлёме и кожаной куртке. "Завертайло" нарушает тишину, запевая:
  - Там сидела Мурка в кожаной тужурке...Валерия Николаевна, а где ваш наган?
  Назвал при всех по имени и отчеству, это уже хорошо. По прибытию машины набивается полный кузов ребят. Валерия командует:
  - Лишним кружковцам из машины сойти! Я предупредила - прыгнут только 8 парашютистов. Остальные домой готовить уроки - шагом марш! Двоечников к прыжкам не допущу!
  В кузове с Валерией остаются 8 ребят. На аэродром едут молча, все притихли. После проверки пульса и давления врач отстраняет от прыжка главаря:
  - Ты посиди, успокойся, перед первым прыжком такое бывает. Померяю давление ещё раз, перед последним взлётом самолёта.
  "Завертайло" растерян, унижен. С завистью наблюдает, как Валерия ведёт восьмёрку юношей в ангар. Обратно возвращаются строем, с парашютами и в мотоциклетных шлёмах. Валерия докладывает инструктору в армейской фуражке:
  - Товарищ капитан, курсанты к прыжку готовы! Обувь и обвязку бинтами стоп проверила.
  Инструктор делает осмотр внешнего вида, заставляя некоторых подтянуть ремни подвески, потом производит инструктаж поведения парашютиста в воздухе и после приземления, приказывая курсантам повторить сказанное. Убедившись в твёрдом усвоении элементарных правил, приказывает Валерии начать прыжки.
  "Завертайло" под наблюдением инструктора и врача сидит в курилке, смотрит в небо. Видит, как от самолёта отделяется первая фигура и отвесно летит вниз, лишь перед столкновением с землёй раскрывая парашют. Это Валерия. После приземления инструктор грозит ей издали кулаком, сам усмехается. Пять курсантов прыжки совершили, под наблюдением Валерии учатся укладывать парашюты. "Завертайло" напоминает о себе врачу, после разрешения бежит к укладчикам и докладывает:
  - Валерия Николаевна, прошу надеть на меня парашюты, я уже здоров!
  После приземления послушно выполняет все указания Валерии, заставившей его два раза укладывать парашют. С аэродрома едут с шутками, делясь своими впечатлениями во время прыжка. К главарю - никакого почтения, он им не ровня, потому что опозорил себя при медосмотре, значит струсил. К Валерии обращаются несколько ребят с просьбой допустить их к следующему прыжку, двойки они обещают исправить.
  - Я сказала - нет! Только после исправления отметок. Список успевающих курсантов с допуском к прыжку будут готовить учителя.
  За два месяца подготовлено 48 парашютистов третьего разряда, в торжественной обстановке им вручают нагрудные знаки. В книжке Валерии добавляются записи о совершенных ею 18-ти затяжных прыжков с высоты 800 метров и раскрытия парашюта на высоте 300 метров. Она прыгала вместо манекена Ивана Ивановича.
  Валерия получает первую зарплату - в два раза больше, чем стипендия сестры Жени, очень кстати, у той скоро день рождения. Заходит в магазин и покупает подарок - фотоаппарат "Смена". После небольшого раздумья ходит по магазинам и покупает шапку-кубанку из серого каракуля, точно такую, какую носит мама, она в неё совсем износилась. На торт денег не осталось, это ничего, она приготовит на семью пирожки с рисом.
  После уроков Валерия бежит на аэродром. Шлагбаум для проезда машин аэроклуба закрыт на замок, сторож дядя Яша с собакой теперь охраняют ангар с самолётом ЯК-12 и кладовку с парашютами и шлёмами. Оба радуются приходу Валерии и возможности пообщаться с живым человеком, но она занята. Чтобы человек и собака не сочли её невежливой, разговаривает сама с собой:
  - Мне нужно будет распустить 20 парашютов, проверить стропы и полотнища, где-то развесить для просушки, потом уложить в чехлы и подготовить к следующему сезону. Ничего, буду проверять по два парашюта в день. Для просушки рекомендуют пожарную вышку в городе, где пожарники сушат свои шланги, это долго, придётся возить туда-сюда. Дядя Яша, у вас ключ от ангара есть?
  - Само собой, проверяю сохранность самолёта вначале и в конце смены, как приказано. Крыша ангара высокая, без чердака, шифер новый, не протекает, лучшего места для просушки парашютов не найти. Только цеплять их за поперечные стропила будешь сама, а длинную лестницу найдём. Я же страдаю от ревматизма, крутит ноги перед дождём. Домашний телефон есть? Буду названивать тебе, когда полотнища высохнут и пора снимать. Не бережёшь ты себя, ползая по земле на коленах при укладке, так недолго и ревматизм заработать. Сделаю тебе из досок длинный верстак, чтобы ты его укрыла брезентом, потом раскладывала на нём парашют, стоя на земле. Наведайся через день, когда верстак будет готов.
  Работа пошла быстро, за час Валерия успевала проверить и развесить для просушки три парашюта, пока при укладке не обнаружила косой разрез на шёлковом полотнище одного из парашютов. Всё ясно, кто-то из перворазников начал подтягивать к себе купол за стропы, на пути был острый сучок, торчащий из земли, прочная материя порвалась. Такой парашют подлежит списанию, для этого в аэроклубе собирают комиссию. Комиссия парашют списывает, полотнище передают на швейную фабрику, как материю за смешную цену, а Валерии назначают штраф в размере 10 рублей. За такую цену можно было в 55 году купить килограмм мяса на колхозном рынке Кировограда.
  Валерия все парашюты проверила, просушила и уложила в чехлы. Прыжков зимой нет, но полставки ей продолжают выплачивать, такой порядок. За счёт весны, когда перед выдачей прыгунам каждый парашют нужно будет обязательно распустить, проверить после хранения и снова уложить. Сторожу выдали премию за изготовление верстака, он предлагает Валерии изготовить два деревянных стеллажа для хранения парашютов, чтобы они не лежали друг на друге. Оговаривают размеры ячеек, Валерия на уроках черчения готовит чертёж, в аэроклубе его утверждают, дядя Яша начинает плотничать.
  Зимой Валерия ходит в стареньком пальто, из которого выросла. Решает купить себе новое, советуется с мамой. Та просит потерпеть неделю. Звонила Таня, у дяди Юры отпуск, он собирается заехать к ним по пути в Курск, пальто для неё купил в Гибралтаре. Действительно, скоро в дверь к ним звонят, Валерия открывает - на пороге стоит моряк в зимней шапке и чёрной шинели с погонами капитана 2 ранга. В руке - большой чемодан.
  Валерия крутится перед зеркалом, рассматривая себя в новом пальто, пошитом по образцу реглана, но лёгком, с меховой подкладкой внутри. Радуется, когда дядя Юра вручает ей шапку, похожую на свою, морскую. Мама поругивает брата за расточительство, тот отвечает:
  - За границей вещи дешёвые, делают из синтетики, а продукты дорогие, в Англии только в 54 году отменили карточную систему. В обменном пункте обменял советские рубли на доллары, подарки для Валерии купил за сумму около 100 рублей. Ещё привёз для всех болоньевые плащи, выглядят красиво, но воздух не пропускают, рекомендую носить только в дождевую погоду.
  Мама торопится покормить брата украинским борщом со сметаной, радуется его аппетиту. Валерия хочет посоветоваться с дядей Юрой о выборе будущей профессии, но он уходит проведать могилку матери, просит его не сопровождать.
  
  Выбор профессии.
  
  На следующий день Валерия устраивает дяде Юре допрос:
  - Ты как выбрал себе профессию военного моряка? Кто посоветовал?
  - Считаю, что сам. Отец советовал пойти на курсы помощников машиниста паровоза, я выбрал военно-морское училище. Начитался морской романтики, возможно из упрямства, чтобы доказать отцу, который в молодые годы служил матросом.
  - Я учусь в 10-ом классе, какую профессию ты бы мне посоветовал выбрать?
  - После беседы с Таней я уверен, что ты уже выбрала себе профессию инженера.
  - Не окончательно. Она предлагает приехать в Севастополь и поселиться у вас на квартире. Меня это не устраивает, я не хочу стеснять вас и создавать хлопоты с пропиской, это будет нечестно.
  - Ты нас не стеснишь, я большую часть времени провожу в плавании. С пропиской в Севастополе могут возникнуть сложности, но если ты поступишь на учёбу - проблем не будет. Морзавод нуждается в молодых специалистах, поэтому расширяет своё вечернее отделение Приборостроительного института, которое формально считается филиалом Одесского политехнического. После окончания института останешься работать на Морзаводе или инженером в одной из воинских частей. Флот - огромное хозяйство, боевые корабли составляют только его ядро.
  - У меня уже на счету 45 прыжков с парашютом, я хочу ещё прыгать. Есть ли в городе аэроклуб?
  - Аэроклуба нет, но есть отделение ДОСААФ, укладчику парашютов они будут рады, подготавливая парашютистов не только из школьников, но иногда из военнослужащих некоторых воинских частей, которые по специфике службы в этом нуждаются.
  - Дядя Юра, ты меня обнадёжил, но я хочу испытать себя в морском плавании. Ты сможешь взять меня к себе на корабль?
  - У меня нет корабля. Я служу помощником начальника штаба флота по новой технике. Меня гоняют, как сидорову козу, по различным кораблям, заставляя инспектировать и внедрять эту новую технику. Чаще ругают, чем хвалят. Отдыхаю только во время перехода от одного корабля к другому, часто на гидрографическом судне, которое имеет право посещения зарубежных портов. В последнем плавании зашли в Гибралтар, там я смог приобрести некоторые вещи для семьи. Бытовую технику, вроде стиральных машин и магнитофонов, можно приобрести офицерам штаба только за свои деньги и в виде поощрения, поэтому приходится стараться.
  - Какие приборы придётся мне изучать в институте?
  - Корабельные, разных конструкций, которые используют штурманы, артиллеристы, торпедисты, минёры, радисты. Старая техника быстро устаревает, при ремонте корабля на заводе её заменяют новой. Учёба тебе скучной не покажется, возможно, практику ты будешь проходить не в цехе Морзавода, а на корабле, где больше возможностей в кратчайший срок научиться пользоваться приборами. Только на морскую практику обычно посылают летом, во время студенческих каникул, отдохнуть тебе не удастся.
  - Я согласна каждое лето проводить на корабле.
  - Это похвальное стремление могут заслонить со временем другие заботы и увлечения. Жизнь сама подскажет, как поступать в случае изменения первоначальных планов. Выучиться на пилота ты не желаешь? После вступления в училище ГВФ тебе разрешат ночевать дома, а утром будешь приходить на занятия.
  - Я уже перехотела стать пилотом, когда узнала, что им даже парашюты не положены. Легкомоторные самолёты сконструированы таким образом, что при отказе мотора могут спланировать на запасные посадочные площадки, которые указаны на полётных картах. Пилоты - это воздушные извозчики, никакой самостоятельности, никакого риска. Опаснее быть шофёром, чем пилотом. Постараюсь до конца учебного года закончить автошколу, мне нравится управлять машиной. Мы с Леной уже тайком выезжали из гаража на "Победе", когда её папа был на работе.
  Дядя Юра уезжает на поезде, запретив себя провожать. Валерия начинает готовиться по воскресеньям к поступлению в Приборостроительный институт, купив пособие для абитуриентов, поступающих в ВУЗы. К ней присоединяется Лена Журавлёва. К своему ужасу обнаруживают, что некоторые разделы требуют знаний в большем объёме, чем учили в школе. На помощь приходит мама Валерии. Выполняя домашнюю работу, она прислушивается к спору подружек, потом подсказывает правильное решение, указав раздел школьного учебника, который они плохо усвоили. Иногда Валерия решает трудную задачу, но не может объяснить себе и Лене, как её решила. Мама, вздыхая, говорит дочке, то ли в похвалу, то ли в укор:
  - Интуиция у тебя развита хорошо, а основательности знаний нет. Не знаю, как ты пройдёшь собеседование при поступлении в институт. Опытные педагоги сразу поймут, что твоя головка набита кучей правильных знаний, а методика их применения на практике отсутствует. Каждый раз пытаешься решить старую задачу новым способом. Вот Лена - не отличница, отметки у неё немного ниже, чем у тебя, но я уверена, что она хорошо сдаст все вступительные экзамены и поступит в трудный авиационный институт.
  - Мама, дядя Юра сказал, что приборостроение стремительно развивается, каждый год появляется много новых приборов. Зачем мне запоминать то, что было? Об этом я могу узнать из справочников. Я хочу знать то, что будет.
  - Для этого тебе нужно сначала окончить институт и поступить в аспирантуру. На это уйдут годы, а я хочу дождаться от тебя и Жени внуков, чтобы понянчить их, пока у меня есть силы. Любовные записки от мальчишек получаешь?
  - Уже полгода, после появления моей фотографии в газете, когда я первой пришла к финишу в забеге на 400 метров.
  - И как ты к этому относишься?
  - Если мальчишки подписываются своим именем и предлагают дружбу, стараюсь с ними дружить и дружу до тех пор, пока они не начинают предлагать свою любовь и стараются меня обнять. Одного нахала пришлось даже стукнуть локтём по рёбрам, чтобы не приставал.
  - Значит, тебе никто из поклонников не нравится?
  - Нравится один мальчик, но он со мной застенчивый, подписал записку не полным именем, а одной буквой. Я его вычислила и с ним дружу, он хорошо учится и прочитал много книг о море, с ним интересно. Хочет поступать в училище подводного плавания, заранее подал документы в военкомат. Только он коренастый и одного роста со мной, а мне нравятся высокие. Давать оценку людям по росту, это плохо?
  - Тебе виднее, это личное дело каждого, зависит от внутренней культуры и воспитания, не хочу навязывать своего мнения. От Жени я узнала, что у тебя есть взрослый ухажёр, пилот Гриша. Ты с ним дружишь?
  - Мама, моя сестричка - трепло, не умеет хранить сердечные тайны. Пилот Гриша - умный, красивый и высокий, в него влюбилась сначала Лена, потом я, а потом Женя, когда он сопровождал нас на танцы в педагогический институт. Он красиво ухаживал сразу за нами тремя, а мы, девчонки-дуры, ревновали его, он чуть не разрушил нашу дружбу. Однажды я и Лена увидели его в парке с девушкой, он обнимал её за талию и шептал что-то на ушко, она смеялась, в руке держала букет цветов. После этого мы поклялись не обращать на Гришу никакого внимания и даже подсунули ему в карман записку со словами: " Сердце красавца склонно к измене и к перемене, как ветер в мае".
  Валерия идёт в автошколу и оставляет там заявление о приёме. Заявление охотно принимают, два раза в неделю Валерия после уроков бегает на занятия в автошколу. Изучают устройство и обслуживание грузового автомобиля ГАЗ - 51. Это интересно, но когда начинаются практические занятия по вождению, Валерию из группы отчисляют - ей ещё нет 18-ти лет. Выручает преподаватель вождения:
  - Не обращай внимания на запрет, продолжай ходить на занятия. После сдачи экзамена твои водительские права полежат немного в автошколе, а в мае, когда тебе исполнится 18, тебе их вручат.
  К нарушительнице запрета преподаватели скоро привыкают, она лучше всех изучила дорожные знаки и ПУД - правила управления движением. Большинство водителей - практики, в сложных развязках движения через перекрёстки ориентируются, подавая друг другу знаки движением ладони - сначала ты проезжай, а потом я проеду. Обязательно сообщают встречным водителям поднятием вверх от руля руки о наличии на дороге милицейского поста. Большинство дорог - шоссе из булыжников, но их сверху уже начинают покрывать асфальтом. Такие автотрассы не разрушаются и долговечны. В случае поломки автомобиля проезжие шофёры обязательно останавливаются и приходят на помощь. На дорогах царствует организованное братство водителей. При недостаче бензина нужно только выставить возле машины пустое ведро - другие водители остановятся и обязательно поделятся топливом, разумеется, бесплатно.
  Весной начинают прыжки школьники и планеристы. Лётное училище получило несколько планеров для первоначального обучения курсантов мягкой посадке, потом передало их в аэроклуб. Для училища проще получать подготовленных планеристов из аэроклуба, из них готовить лётчиков. Валерия с завистью наблюдает за взлётом планера на буксире самолёта, потом трос отцепляют, он падает на землю, планер парит в воздухе, как птица, ловя восходящие потоки. Планеристы соревнуются в полёте на дальность, пытаясь долететь до Киева вдоль автотрассы, никому это не удаётся. Знакомый Валерии планерист пролетел половину расстояния, после приземления связался с аэроклубом по телефону из ближайшего сельсовета, за ним посылают самолёт-буксировщик. Взлететь из ограниченной размерами площадки не удаётся, к месту происшествия выезжает машина. У планера отстыковывают плоскости, фюзеляж грузят в кузов и перевозят на ближайший местный аэродром, куда перелетает самолёт. На аэродроме планер собирают, он взлетает за буксировщиком и благополучно возвращается в Кировоград после нескольких дней волнений и тревог для работников аэроклуба.
  Училище лётчиков ГВФ обучает мягкой посадке молодых пилотов на клеверном поле. Взлетают с бетонки в Кировограде, приземляются в соседней Черкасской области, на клеверное поле колхоза с. Ротмистровка. За день пилоты успевают совершить не менее пяти взлётов и посадок. Вечером легкомоторные самолёты, как стая гусей, возвращаются на родной аэродром, лётчики без ошибок совершают посадку на жёсткую бетонную полосу. Валерию иногда училище "арендует" у аэроклуба для укладки парашютов после прыжков молодых пилотов, им достаточно совершить три прыжка. За это время обучить их укладке парашютов невозможно, Валерия быстро управляется сама.
  Сотрудники лётного училища Валерию заметили, с ней беседует заместитель начальника училища. Предлагает после получения аттестата зрелости написать заявление о приёме, ночевать она будет не в общежитии курсантов, а дома, являться в училище будет на занятия. Посеял сомнения в юной душе в правильности первоначального выбора профессии. До беседы с дядей Юрой Валерия с радостью согласилась бы стать курсантом, сейчас ей необходимо время подумать. Опытный лётчик и педагог сомнение заметил, просит изложить причины. Валерия отвечает прямо:
  - Буду поступать в институт, решила получить высшее образование, за приглашение спасибо.
  - И тебе спасибо за быстрое решение сложного для училища вопроса. Отпала необходимость защищать в верхах кандидатуру девушки-курсанта.
  Валерию аэроклуб приглашает стать планеристкой, она отказывается. Многие работники аэроклуба понимают, что эпоха увлечения планерами подходит к завершению, этот вид спорта дорогой, опасен и имеет ограниченное применение. Воздушная стихия непредсказуема, порывы ветра могут забросить лёгкий планер на линию электропередачи, на лес, ударить о землю. Авиапромышленность начинает сокращать выпуск планеров, но ещё долго планеризм находит своих приверженцев в аэроклубах страны.
   Близится время экзаменов на аттестат зрелости, десятиклассники серьёзно к ним готовятся, кроме некоторых девчонок, среди них Валерия. Она отнесла в швейное ателье красивую материю цвета морской волны для пошива платья на школьный выпускной бал, ходит на примерки и морочит голову закройщице, выбирая фасон. Платье должно напоминать покроем школьное, но с небольшим декольте и крылышками на плечах вместо рукавов. Больше никаких финтифлюшек! Разрешает добавить только красивый поясок на тонкую талию, отличный от цвета платья. Примеркой в ателье осталась довольна, дома крутится перед зеркалом, рассматривая себя и ожидая оценки мамы и сестры. Мама роется в шкатулке и вешает на шею Валерии янтарное ожерелье, роняя слезу. Женя цепляет ей на мочки ушей свой подарок - клипсы с красивыми стеклянными камешками изумрудного цвета.
  Лена Журавлёва решила насмерть сразить мужскую половину выпускников балетом, выбрав десяток девчонок для танца маленьких лебедей. Убедила своего отца, директора завода, взять шефство над выпускными классами школы, на деньги профсоюза приобрели пуанты и балетные пачки. Среди артисток областного театра нашлась бывшая балерина, Валерия с подружками по вечерам с удовольствием бегают в театр на репетиции. Балетом в те времена увлекалась значительная часть населения Советского Союза, в кино и на экранах телевизоров часто показывали балет "Лебединое озеро".
  Сданы выпускные экзамены, отшумел школьными вальсами выпускной бал. Валерия танцует охотно, старинные вальсы ей нравятся. Не обошлось без споров между ребятами из-за девушек, но дело до драки не дошло. Встречали рассвет выпускники в парке, рассевшись по скамейкам небольшими группами. Делились планами на будущее, обещали писать друг другу письма.
  Валерия, как и ожидалось, получает за успехи в учёбе серебряную медаль - у неё одна четвёрка по английскому языку. Таня по телефону сообщила, что она и Зойка ожидают приезда Валерии в Севастополь, после её приезда уедут в Курск, просит не задерживаться, вступительные документы в институт нужно будет предъявить лично. Валерия начинает собирать характеристики, относит заявление в отделение милиции с просьбой разрешить проезд в закрытый город Севастополь. Через пару дней получает на руки необходимую справку. В автошколе ей вручают новенькое удостоверение профессионального водителя третьего класса, работу шофёра она легко найдёт в любом городе.
  Вышла заминка в горкоме ДОСААФ, куда она явилась за трудовой книжкой. В отделе кадров предлагают поехать на курсы инструкторов-парашютистов, после их окончания она сможет работать на две ставки. Валерия не соглашается, идёт к председателю, тот просит зайти завтра. Недовольная Валерия приходит, её встречают сотрудники аэроклуба букетом цветов, вручают грамоту "За успехи в социалистическом соревновании парашютистов" и денежную премию. Звучат хвалебные речи в её адрес, оказывается, она была всеобщей любимицей, но это её не избаловало. Валерия произносит речь:
  - Благодарю всех работников аэроклуба, особенно моих инструкторов за то, что они дали мне путёвку в небо, а сейчас даёте путёвку в большую жизнь. Постараюсь оправдать ваше доверие!
  Перед отъездом забежала попрощаться с Леной Журавлёвой, та готовится ехать в Харьков, при авиационном институте будут консультации для абитуриентов. Подружки посидели, поговорили, попили чаю, при расставании уронили в чашки с чаем по слезинке. Потом расхохотались, допили из чашек чай вместе со слёзами. Прощаясь, обошлись без поцелуя, хлопнув друг друга по ладошкам. Валерии грустно, найдёт ли она в будущем такую интересную подругу, как Лена?
  Перед отъездом из дома собирает в чемодан вещи в дорогу: лётный шлём, перчатки, очки, комбинезон, свитер, выходные туфли. После белья аккуратно складывает парадное платье, пошитое для школьного бала, сверху - лёгкие трикотажные брюки и футболку для спанья в вагоне. Носить брюки девушкам тогда было не модно, Валерия не хочет шокировать своим видом старомодных женщин, поджимающих губы при виде таких модниц. Надевает своё школьное коричневое платье и проверяет себя, все ли вещи собрала в дорогу: документы в офицерской сумке, лёгкий берет на голове, на ногах - кроссовки, куртку можно будет повесить на руку. Весело кричит на кухню:
  - Мама, я уже готова, можно присесть на дорожку!
  - Нет, доченька, еду забыла!
  В руках у мамы пакет, в нём жареная курица, варёные яйца, пирожки и бумажные салфетки. Выслушивает наставления мамы:
  - После пересадки на севастопольский поезд поужинай, нельзя ложиться спать на голодный желудок. Я созвонилась с Таней, она тебя будет встречать на перроне вокзала вместе с Зойкой. Не забывай писать письма, мы с Женей будем скучать по тебе.
  Женя ведёт себя несколько необычно, часто подбегая к окну и поглядывая во двор. Там сидит парень и посматривает на окна их квартиры. Сестра делится с Валерией своей тайной:
  - Это мой жених, но мама и он об этом ещё не знают. Он окончил техникум, отслужил в армии, сейчас работает на заводе и учится по вечерам в институте. Я помогаю ему в учёбе по математике.
  Женькин жених Валерии понравился, когда вышли во двор. Вежливо поздоровался, взял из её рук чемодан, поклонился маме, открывшей окно, проводил на автобус, потом на вокзале занёс вещи в вагон. С Женей шёл, ведя её под ручку. Похоже, из них получится удачная семейная пара.
  На узловой станции Валерия компостирует билет на поезд до Севастополя, ей предлагают плацкартное место в третьем, воинском вагоне, она соглашается. Возле вагона после проверки билета высокий флотский лейтенант подхватывает из её рук чемодан, подаёт руку, помогая подняться в тамбур, ведёт на боковое место в третьем купе. Там сидит старшина 2 статьи, увидев лейтенанта с девушкой, молча поднимается и переходит в первое купе. Три первых купе заполнены матросами в майках-тельниках. Увидев девушку с лейтенантом, прекращают разговор, смотрят во все глаза на Валерию, когда она пытается опустить вторую полку, несколько человек сразу стараются ей помочь, но их опережает лейтенант. Валерия мысленно его благодарит - из школьного платья она выросла, оно коротковато, ей неприятно будет ощущать взгляды матросов, когда она станет на цыпочках размещать вещи на верхних полках. Молчание в купе прерывает лейтенант:
  - Давайте знакомиться. Меня зовут Алексей, матросы - из моего взвода, сопровождаю их к новому месту службы. Парни они молодые, но уже культурные, при необходимости могут себя защитить и за другого постоять. Вас как прикажете величать?
  - Валерия, а защищать меня не нужно, я сама при необходимости смогу себя защитить.
  - Вы спортсменка? И каким же видом спорта занимаетесь?
  - Вы слишком любопытны и назойливы, товарищ лейтенант. Я буду продолжать с вами разговор, если вы перестанете мне "выкать" и смените иронический тон на дружеский.
  Кто-то из матросов хмыкнул, а Валерия уставилась во все глаза на лейтенанта, ожидая, что он отведёт взгляд и смутится. Этот приём против наглецов она использовала часто. Лейтенант тоже смотрел на неё, нисколько не смутившись, наоборот, смотрел на неё с явной симпатией, не отводя глаз.
  - Прошу прощения, Валерия, мне нравятся девушки, могущие постоять за себя. Вопрос же о виде спорта я задал потому, что все мои матросы - отличные пловцы, я специально ездил в Пинск и отобрал из учебного отряда самых сильных. Надеялся, что ты увлекаешься плаванием и на эту тему втянуть тебя в интересный разговор, сидеть молча с красивой девушкой скучно. Теперь вижу, что ошибся, у тебя узкие ладошки, любой тренер по плаванию не принял бы тебя в группу спортсменок. Судя по смелому взгляду, ты гимнастка на спортивных снарядах?
  - Алексей, ты снова ошибся, дальше третьего разряда я не поднялась. Если твоим матросам интересно, могу предложить игру в "угадалки": кто первый угадает вид спорта, каким я занимаюсь?
  Разные ответы посыпались от всех матросов, Валерия только отрицательно качала головой и посмеивалась. Первым угадал лейтенант.
  - Неужели парашютистка? Я совершил три прыжка, сколько прыжков у тебя?
  - Чуть больше пятидесяти.
  Воцарилось молчание, все уставились на Валерию. Задал вопрос Алексей:
  - На воду прыгать не приходилось? Моим "котикам" предстоит освоить прыжки с парашютом в море.
  - Нет, на воду не прыгала. Знаю только, что перед приводнением необходимо вести себя так, как при подлёте к земле, но парашютист должен иметь при себе надувную резиновую лодку, она сама наполнится воздухом. Ты почему называешь матросов "котиками"? Они уже давно здоровенные коты!
  Раздаётся громкий хохот матросов, смеётся и лейтенант. Валерия сидит в недоумении - что она смешного сказала? Отсмеявшись, Алексей объясняет:
  - "Морскими котиками" в разных странах называют боевых пловцов, выполняющих в легководолазном снаряжении задачи по охране своих кораблей на стоянке от приближения к ним вражеских пловцов с боевыми зарядами. О гибели линкора "Новороссийск" слышала?
  - Ходил такой слух среди работников аэроклуба, но в газетах об этом не сообщали, подробностей не знаю.
  - Подробностей не знает никто. Существует версия, что линкор взорвали итальянские боевые пловцы, проникнув незаметно в бухту Севастополя и подложив мину под днище. Поэтому наше командование приняло ответные меры по охране кораблей с помощью "морских котиков". Только это служебная тайна, которую ты от меня случайно узнала. Если ты проболтаешься, меня на службе ожидают неприятности.
  - Я умею хранить тайны, кроме того, я военнообязанная, имею воинскую специальность укладчика парашютов.
  - Пожалуйста, покажи удостоверение.
  Приходится Валерии подняться с сиденья, взять с верхней полки офицерскую сумку, вынуть из неё удостоверение и вручить сидящему напротив неё лейтенанту. Успела заметить откровенно мужской взгляд, но Алексей быстро опустил глаза, рассматривая удостоверение. Неохотно возвратил, заметив:
  - На фото в лётном шлёме ты больше похожа на мальчика, я же вижу красивую девушку.
  - Можешь не стараться в выборе мне комплиментов, я их не люблю.
  - Неправда, все девушки любят комплименты.
  - Ты судишь об этом из собственного опыта? Он у тебя богатый?
  - Не больше, чем у других. Валерия, прошу тебя, не будь со мной колючей. После гибели от вражеской бомбы мамы я воспитывался в детдоме, там узнал о смерти отца, капитана дальнего плавания. Меня приняли в Нахимовское училище, воспитателем курса там был капитан-лейтенант, знавший отца, он мне уделял особое внимание, по существу стал моим вторым отцом. Воспитанники его уважали, он знал несколько иностранных языков и обучил нас правильно танцевать, потом приглашал в училище старшеклассниц, устраивая совместные вечера танцев. Научил нахимовцев уважать девушек и говорить им комплименты, если они их заслуживали. Валерия, я буду рад, если ты позволишь мне продолжить наше знакомство в Севастополе.
  - Позволю, если ты будешь вести себя по-рыцарски и познакомишь меня с городом, о котором я знаю только из книг.
  - Вторую половину дня в воскресенье я свободен от службы, приглашаю тебя на концерт в Дом офицеров, перед началом концерта в фойе бывают танцы под хороший духовой оркестр.
  - Я не против, но на вокзале меня должна встретить тётя, я не знаю, какие у неё планы на воскресенье.
  - Уговори её прийти на концерт. Муж у неё дома?
  - Нет, он моряк, находится в плавании.
  - Тем более, она согласится. Жёны моряков имеют полное право посещать концерты, когда мужья в плавании. Ценят только дни, когда они дома, чтобы побыть вместе.
  Проводник раздала постельное бельё, начала разносить чай. Матросы оживляются, старщина второй статьи развязывает вещмешок с продуктами, вынимает копчёную колбасу, печенье, сахар-рафинад, назначает в каждом купе дежурных, те принимает у проводницы подстаканники с горячим чаем. Валерия радуется, ужинать она будет не одна, не любит, когда все смотрят на неё во время еды. На их столик старшина положил уже копчёную колбасу, печенье, Алексей просит Валерию поужинать с ним.
  - С удовольствием, если ты поможешь мне разделаться с курицей, которую мама зажарила мне на дорогу и попробуешь пирожки. Одной мне еду не одолеть.
  - Не смею тебе отказать, давно не пробовал домашней еды. Взамен прими шоколад.
  Алексей мастерски разламывает курицу на части, кладёт их на салфетки. За едой воцаряется молчание и взаимопонимание, когда Валерия лучшие куски подвигает лейтенанту, он кивком головы её благодарит, не нарушая молчания. Кушает Алексей быстро и красиво, Валерия засмотрелась на его ловкие, сильные руки, широкие плечи и мускулистую грудь под майкой-тельником. Спохватившись, принимается за еду сама, от курицы мало что осталось.
  Проводник выключает часть освещения в вагоне, лейтенант даёт матросам команду "отбой", предупреждая, что любителям поговорить ночью разрешается разговаривать тихо, не тревожа спящих. Вскоре раздаётся ровное дыхание матросов, Валерия удивляется, что никто не храпит, тихо беседует с Алексеем, спать ей не хочется.
  - Храп во сне свидетельствует о скрытых дефектах в организме, таких матросов я при отборе в "котики" не брал.
  - Ты как выбрал профессию боевого пловца?
  - Я её не выбирал, она сама меня выбрала. В 41-ом году в осаждённой Одессе погибла мама, я бродил по улицам, разыскивая её, меня забрали в детдом. Мне было уже 7 лет, я окончил первый класс и всё понимал. На пароходе всех детдомовцев города вывезли в Новороссийск, в море нас бомбили немецкие самолёты, но не попали, так как нас охраняли боевые корабли, стреляя по самолётам. Пароход был переполнен, старших детей разместили на верхней палубе, я всё видел своими глазами. Воспитательница дала нам задание считать разрывы бомб вокруг парохода, сама закрывала глаза и уши, потом открывала их, а мы докладывали ей, сколько разрывов насчитали и спорили между собой. Она отвлекла нас, детям было не страшно, а очень интересно.
  Из Новороссийска детдом эвакуировали на теплоходе сначала в Поти, потом на поездах возили по другим городам, пока мы не оказались возле Баку. Там меня разыскал отец, капитан дальнего плавания, от него пришло письмо, что он находится далеко от Родины, после войны приедет, мы вернёмся в Одессу. Это письмо было единственным от отца, потом на детдом пришла похоронка о его смерти в бою с немецкими подводными лодками в Атлантике.
  Над детдомом взяли шефство курсанты Каспийского высшего военно-морского училища, обучали старших детей плавать и ходить под парусами. В 14 лет меня приняли в Нахимовское училище, там я закончил 10 классов и научился играть в духовом оркестре, выучил ноты, а ещё увлёкся плаванием, выполнил норматив первого спортивного разряда.
  В военно-морское училище поступил легко по направлению, нахимовцев туда принимали охотно, но в учёбе скидки не делали. Отдыхал душой, играя на трубе в духовом оркестре училища, которым руководил сверхсрочник мичман Заруцкий Григорий Пафнутьевич, участник войны. Он был высокого роста, в оркестр тоже подбирал по росту, хотя тогда я ростом особо не выделялся. Через год учёбы нас из Баку перевели в Ломоносово, возле Ленинграда, в училище подводного плавания. Морскую практику проходил в плавании на трёхмачтовом паруснике, куда строгая комиссия отбирала лучших курсантов из разных военно-морских училищ, конкурс был жуткий, когда курсанты узнали, что учебный парусник должен пройти через Балтийское море в Атлантический океан и совершить обход вокруг Исландии.
  Помог попасть на парусник мичман Заруцкий, включив меня в состав духового оркестра. Пришлось осваивать парусное дело, влезая по вантам на высоту для крепления парусов к реям фок-мачты, куда я был приписан по распорядку, потом в составе оркестра разучивать по нотам национальные гимны европейских стран, порты которых предполагалось посетить с дружеским визитом. Встречали парусник жители портов с восторгом, вокруг судна сновали катера и шлюпки, морякам дарили цветы. Поход удался, с мачтовых рей никто во время шторма не сорвался, мышцы рук скоро обрели звериную крепость. В Атлантике спустили на воду венок в память о советских моряках, погибших во время войны при прохождении конвоев. Кормили нас хорошо, аппетит был зверский, за время похода я вырос на 5 сантиметров. Для подводника мой рост был высоким, меня перевели в Ленинград, в училище имени Фрунзе, на штурманский факультет.
  Преддипломную практику проходил в Севастополе, в школе водолазов, осваивая акваланг и отыскивая на дне бухты затонувшие мелкие предметы. Это было похоже на спортивное ориентирование, только на морском дне. После выпуска училища побывал на курсах "морских котиков", после их окончания получил назначение командиром взвода, который ещё предстоит сформировать и обучить.
  - Я тоже хочу стать "морским котиком". Ты возьмёшь меня к себе в учебный взвод?
  - Нет, Валерия, я не имею права подвергать твою жизнь опасности. В "котики" зачисляют только военнослужащих, принявших присягу. Поговорим завтра, если ты придёшь к Дому офицеров. Спи, уже поздно. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, Алексей, я буду встречаться с тобой, чтобы доказать себе и тебе, что смогу стать "котиком".
  Утром поезд подъезжает к Севастополю. На станции Мекензиевы Горы в вагон зашли пограничники, начали проверку документов пассажиров. На Валерию смотрят с интересом, возвращая справку и паспорт, задали вопрос о цели приезда. Девушка отвечает кратко:
  - На учёбу.
  Поезд огибает Инкерман, запахло морем. Валерия жадно разглядывает в окно бухту с водой серого цвета и стоящие вдоль причала непонятного назначения суда. Над некоторыми из них сверкают огни электросварки, похоже, что их корпуса режут на металлолом. На короткое время справа мелькнула широкая бухта с военными кораблями, поезд плавно тормозит и останавливается. Лейтенант помог Валерии вынести багаж из вагона, прощается рукопожатием. К Валерии с радостным криком бежит Зойка, за ней идёт Таня. Здравствуй, Севастополь!
  
   М О Р Я К Ю Р И Й С А Д О В С К И Й.
  
  Путь к морю. Кочегар, курсант, лейтенант.
  
  Впрочем, если уже затронута эта тема, лучше изложить её по воспоминаниям родного дяди Валерии...Семья сидит за столом, но к еде не приступает. Ждут, когда мама Юры окончит читать молитву - сегодня престольный праздник. Валерия, оторвавшись от материнской груди, спокойно спит в колыбельке, подвешенной к потолку. Юре 16 лет, он школьник и комсомолец, в бога не верует. Бестактно роняет несколько слов, обращаясь к старшей сестре. Сразу же получает подзатыльник от отца и кивок на дверь. Всё понятно, он наказан и лишился праздничного обеда. С независимым видом поднимается из-за стола и выходит из комнаты во двор. Сразу же берёт в руки книгу. Он по опыту знает, что заслужить прощение сурового отца можно только делом.
  Главное дело у Юры - учёба. Ещё - он старший мужчина в семье, когда отец уезжает на паровозе в рейс, а муж сестры находится на службе. Отец сына никогда не проверяет, доверяя контроль дочери, она учительница, с неё и спрос за его успехи в школе. Юра сестру уважает и старается не подводить. Сегодня же он подвёл своим бестактным поведением всю семью.
  Во двор выходит мама, под фартуком у неё что-то спрятано. Суёт в руки своего любимчика два пирожка. В ответ Юра потёрся щекой о её плечо. Можно ничего не говорить, рот у него занят едой. Мама вздыхает:
  - Отец на тебя сердит. Чует моё сердце, легким наказанием на этот раз тебе, сынок, не отделаться.
  Во двор выходит отец. Юра встаёт, смотрит отцу прямо в глаза. Так у них принято. Признал свою вину - смотри прямо, глаз не отводи. В этот раз отец молча обходит сына, осматривая со всех сторон. Говорит:
  - Здоровый уже вырос. Пора хлеб своими руками зарабатывать. Завтра пойдёшь работать кочегаром в мою паровозную бригаду.
  Спорить с отцом в семье не принято. Юра даже рад перемене в своей жизни. Сестра просит не бросать учёбу в школе, можно заниматься в вечерней. Мама, вздыхая, собирает в чемоданчик еду, для мужа и сына.
  Крепкий юноша первый рейс кочегаром до узловой станции выдержал. Двухчасовый отдых перед обратным рейсом проспал беспробудно. Постепенно к тяжёлому физическому труду привык, возобновил занятия в 10-м классе. Отец признал его за равного в труде. Иногда рассказывал о своей флотской службе в экипаже и на корабле, когда служил кочегаром на эсминце "Занте".
  Корабль был готов к первому выходу в море от стенки судостроительного завода в Николаеве, когда его захватили белогвардейцы. Шёл 1917 год, команда разделилась на два лагеря. Часть команды матросов сошла на берег и стала воевать против белых. Судьба занесла отца на матросский бронепоезд, был кочегаром на паровозе. После гражданской войны окончил курсы, работал помощником, потом машинистом паровоза.
  Белогвардейцы восстановить эсминец и набрать команду не сумели. Убегая из Крыма, корабль затопили. В 1923 году корабль подняли на поверхность, отремонтировали и подняли на нём военно-морской флаг. Бывший эсминец "Занте" переименовали в "Незаможник".
  Юра в свободное время читает книги, в основном на морскую тематику. Решил поступать в военно-морское училище. Но..., что скажет отец? Он хочет послать сына на курсы помощников машиниста. Выясняет, что туда принимают после 18-ти лет, а Юре только 17. Отец недоволен, но смиряется:
  - Ладно, подавай заявление в военкомат. Телом ты окреп, а вот мозгов маловато. Месяц буду брать тебя в рейс через раз, а ты в моё отсутствие не лодырничай, а учись. Дам команду дочке с мужем, чтобы тебя подучили. Муж у неё - штурман на самолёте, мужик головастый, да и её директор хвалит, я с ним говорил. Может, добавят тебе мозгов за месяц. Если в училище не примут - домой не возвращайся, семью не позорь. Просись на корабль матросом, через год снова поступай. Станешь флотским командиром - честь тебе и хвала.
  Юра сдаёт вступительные экзамены во 2-е военно-морское училище. Абитуриенты живут в палатках над обрывистым берегом моря. Слева - недостроенное здание училища, за ним Стрелецкая бухта с кораблями. Справа полуоткрытая с моря бухта Песочная с рыбацкими шаландами, вытащенными на берег. Жилищный корпус училища - пароход "Очаков" пуст, курсанты первого набора на практике, но абитуриентов туда не пускают. Водят строем на экзамены и консультации в отдельно стоящую палатку. Обстановка - как в обычной школе, но с обязательной физзарядкой по утрам и вечерней прогулкой перед сном. Кормят хорошо.
  Первый экзамен - письменная математика. Юра справился с заданием быстро, но сдавать работу не торопится. Пару раз проверяет решение, исправляет мелкие ошибки. На следующий день им зачитывают отметки: абитуриент Юрий Садовский - "отлично!"
  На экзамене по устной математике преподаватель допытывает Юру долго и с пристрастием. Потом говорит:
  - Таких основательных знаний у выпускников вечерней школы не бывает. Быстро говори - кто помогал готовиться?
  Юра называет сестру, учительницу математики и её мужа, штурмана самолёта. Мог бы назвать и маму, которая учила сына считать в уме, но постеснялся, образование у неё - два класса церковно-приходской школы. Зато память у неё изумительная. Может быстро назвать день, когда будет любой церковный праздник. Учитывая сложность церковного календаря, это вычислить не просто.
  На следующих экзаменах Юра почувствовал, что его "тянут". Увидев две первые отличные отметки, экзаменаторы относятся к нему снисходительно.
  Курсанта Юрия Садовского зачислили на артиллерийский факультет, не спрашивая согласия. Это хорошо, что не спрашивали, он мог бы попроситься на штурманский. Переодели в белые парусиновые рубахи и брюки, на ноги - грубые башмаки. Бескозырки - без ленточек с якорями. Радует майка-тельник и синий с белыми полосками воротник. Да ещё кожаный ремень с якорем. Начальник курса выступает перед строем с речью:
  - Вы ещё не полноправные курсанты, впереди каждого из вас ожидает месяц испытаний на физическую и психологическую устойчивость. Кто их не выдержит, будет отчислен. Сейчас вам предстоит поход через город на Угольную пристань для разгрузки состава с углём. В походе держать строй и шагать в ногу.
  После утомительного рабочего дня - возвращение в училище, уже в сумерках, чтобы жители не видели измазанных угольной пылью матросских роб. Отмылись в бане, робы постирали и оставили на ночь в хлорной воде. Утром высушили на солнце и одели рабочую форму - белую, мягкую. Брезент уже не гремит при ходьбе, мягко ласкает тело.
  Греблю на шестивесельных шлюпках ЯЛ-6 освоили быстро. Тяжелее грести на баркасе, где гребцов 16-ть. Да ещё баркас загружают грузом, который нужно перевезти из Южной бухты в Стрелецкую. Баркас имеет и автомобильный двигатель, но его старшина разрешает включать только в крайнем случае, когда считает, что гребцы окончательно выбились из сил.
  В один из походов подгребают к эсминцу "Незаможник", стоящий возле Минной стенки. С кормы на берег переброшены сходни, но это не для курсантов. Для них с полубака спущен штормтрап. По команде один за другим быстро поднимаются на борт. Недостаточно быстро, поэтому подъём и спуск повторяют несколько раз. Кто-то срывается в воду с штормтрапа, но удерживается на руках. Матросы эсминца наблюдают за курсантами, некоторые смеются. Стоящий возле штормтрапа боцман ободряет мокрого курсанта:
  - Молодец, что удержался руками. Добрый знак - хорошим моряком будешь.
  Старпом эсминца объявляет учебную тревогу для комендоров носового орудия. Курсанты наблюдают за слаженной работой матросов. Мало что запомнили, но Юрий уверен, что после изучения матчасти и нескольких тренировок будет действовать не хуже матросов. Великое дело - уверенность!
  Юрий пишет первое письмо отцу. Раньше писал маме и сестре, слова сами ложились на бумагу ровными строками. Отцу писать сложнее, полного контакта у них нет. Обдумывая каждое слово, сообщает, что сразу зачислен курсантом основного первого курса без направления на подготовительную учёбу. Получил полный комплект формы, но на занятия ходят в рабочей одежде. Живут в палатках, приборку делают сами. Зимой будут жить в кубриках парохода "Очаков", пока что моют его палубу швабрами весом 40 кг. В увольнение пока не пускают. Побывал на эсминце "Незаможник", корабль понравился, на дымовой трубе нарисован знак лучшего корабля соединения. Кочегаров на корабле нет, в топках котлов сжигают мазут. Флотский привет всем знакомым железнодорожникам. Ответное тёплое письмо от отца пришло быстро. Юрий радуется - контакт восстановлен, его юношеская строптивость прощена.
  Годы учёбы промелькнули быстро. Первые боевые стрельба провели по щиту из орудий старой береговой батареи, расположенной рядом с училищем. Юрия командиры заметили, начали назначать дублёром командира батареи. 22-го июня началась война. Курсантам последнего курса произвели досрочный выпуск и присвоили звание - лейтенант. Отличники учёбы имеют право выбора корабля. Лейтенант Юрий Садовский пишет рапорт с просьбой направить его на эсминец "Незаможник". Этим осложнил жизнь себе и кадровикам. Время военное, дел у них невпроворот, на артиллеристов спрос огромный. "Незаможник" стоит в ремонте на Морзаводе, выйдет в море через месяц-полтора.
  Лейтенанта Садовского вызывают в отдел кадров и вручают назначение: командиром подвижной батареи Дунайской военной флотилии. Вопросы есть? У молодого лейтенанта вопросов много. Кадровик отсылает Юрия в оперативный отдел. Там уточняют задачу: Срочно прибыть в Измаил через Одессу с двумя 85-миллиметровыми орудиями, расчётами при них и рацией для корректировки артиллерийского огня. В случае непредвиденных обстоятельств в пути следования обращаться в оперативный отдел армии. Вопросы есть?
  Вопросов нет, но лейтенант настаивает на вручении ему выписки из приказа. Выходит из оперативного отдела штаба флота с предписанием за подписью начальника оперативного отдела штаба флота. Весело насвистывая, отправляется на пристань, где стоит грузовое судно с маршевым пополнением для Одессы. В пути знакомится со своими подчинёнными.
  Младший лейтенант - командир огневого взвода, из комендоров-сверхсрочников, недавно окончил курсы младших лейтенантов. Опыта практической стрельбы из сухопутных орудий не имеет, но в расчётах комендоров служат грамотные матросы, при стрельбе по неподвижным целям не подведут. Лишь бы корректировщики огня дали верные целеуказания. Начальник корректировочного поста - мичман. Честно признаётся, что будет нуждаться в проверке данных для первого выстрела, боится поразить своих. Юрий поговорил с ним на профессиональном языке корректировщиков, заодно проверяя свои знания. Пообещал лично производить расчёт данных при стрельбе с закрытых позиций. Слушавшие разговор матросы повеселели, стали обращаться к Юрию не по званию, а "товарищ командир". Это многое значит.
  Судно прибыло в порт Одессы ночью и стало на разгрузку. Их ждали, работают портовые краны. Представитель военно-морской базы в звании старшего лейтенанта даёт команду прибывшему пополнению немедленно покинуть территорию порта, вероятна бомбёжка. Наглый лейтенант Садовский требует от старшего по званию две автомашины для транспортировки орудий и боезапаса к ним, катить вручную орудия в город он не намерен.
  - Может, тебе ещё и полевую кухню с коком подать, чтобы ты в порту отметил прибытие на фронт?
  - Полевую кухню - обязательно, спасибо за напоминание. Кока я сам назначу из своих матросов.
  Старший лейтенант смеётся, машет рукой в сторону автомашин, на которые грузят снаряды.
  - Иди сам договаривайся с начальником боепитания, он мне не подчинён.
  Воентехник соглашается взять орудия на буксир, если матросы помогут в погрузке ящиков со снарядами. Доставит орудия в район оперного театра, комендоры должны следовать туда пешим ходом. Нет, орудия без присмотра лейтенант не оставит, посадит на каждое орудие несколько номеров. Водители автомашин должны ехать с небольшой скоростью, чтобы орудия не опрокинулись. Сам будет находиться в кабине первого грузовика, и следить за транспортировкой.
  Воентехник устало машет рукой. Он согласен, если матросы помогут ещё и в разгрузке боеприпасов. Это нарушение всех правил, но ему приходиться с этим мириться. Война!
  Штаб зенитного полка находится в оперном театре. Размещается прямо на сцене. Лейтенант Садовский просит сообщить ему обстановку в районе Измаила, куда он направлен с пополнением. Узнаёт, что связи с постами воздушного наблюдения нет, обстановка неясная. Предположительно, корабли Дунайской флотилии, после 27-ми дней обороны границы вчера, 19-го июля оставили Измаил. Подвижная артиллерийская батарея, которую он ищет, должна отходить вместе с отступающими войсками 14-гокорпуса. Изменить приказ может только оперативный отдел штаба армии. Переговорить с дежурным по телефону может сам лейтенант.
  Лейтенанту Садовскому приказано ожидать возле оперного театра капитана Харлашкина и выполнять его указания. На мотоцикле подкатывает щеголеватый армейский капитан, просит предъявить предписание. Возвращая, спрашивает:
  - Так что тебе требуется от оперативного отдела?
  - Два грузовика для транспортировки орудий до линии боевого соприкосновения. После установки орудий на позиции отправлюсь на поиски заблудившейся батареи в тыл врага. Прошу ещё проводника, знакомого с местностью от Днестра до Измаила.
  Капитан Харлашкин некоторое время задумчиво смотрит на дурного лейтенанта, о чём-то размышляя. Потом его лицо проясняется.
  - А что, стоит рискнуть. Проводник есть, это я. Транспорт для поиска - мотоцикл. Доставка орудий с пополнением к Днестру - не проблема. Передавай свои полномочия младшим командирам, а я поеду переодеться.
  Капитан Харлашкин возвращается быстро, одетый в синий комбинезон, другой бросает лейтенанту. Снять морскую форму Юрий отказывается. Берёт в руки лежащий в коляске мотоцикла автомат, проверяет пистолет. Поехали.
  В полях за Днестром румынские заставы на дорогах встречаются редко. Основная масса войск ушла на север, к Тирасполю. Молдавские сёла капитан объезжает стороной, иногда приходится прятаться с мотоциклом в зелёных полях высокой кукурузы. Не доезжая озера Ялпух, встречают матросов, сидящих в засаде на одной стороне дороги. Они издали заметили флотскую фуражку лейтенанта, иначе могли бы подстрелить.
  Лейтенант Садовский вступает в командование батареей, а капитан Харлашкин уезжает с раненым радистом в коляске. На голову матроса надевают немецкую офицерскую фуражку, снятую с румына. У них считалось высшим шиком носить немецкую форму, к большому неудовольствию немцев. Капитана тоже переодели под немца. Он не возражает, считая, что в таком виде можно будет проезжать через сёла, занятые румынами. Обещает завтра прибыть на двух грузовиках с десантниками.
  Два уцелевших орудия замаскированы в густом очерете возле болота и подготовлены к взрыву. Имеется ещё грузовик, но нет бензина. Питаются матросы кукурузными початками с мягкими недозревшими зёрнами, которые кок варит в полевой кухне. Могли бы сами прорваться через линию фронта, но выполняют приказ раненого командира батареи, который услышал по рации последний приказ "...ждите помощи..." Командира успели переправить на монитор, ушедший в Чёрное море Килийским руслом Дуная. Командует батареей в тылу врага мичман, поддерживая дисциплину.
  Новый командир приказывает вытащить орудия, грузовик с полевой кухней на обочину дороги и замаскировать. Матросы попыхтели, но приказ выполнили. А дальше что? Контакта с подчинёнными у лейтенанта Садовского нет. Хмуро смотрят на командира. Кто-то из матросов вслух высказывает недовольство. Лейтенант Садовский объявляет ему взыскание: " Одни сутки на гауптвахте!" Все замерли. Похоже, лейтенант спятил. Наказанный матрос интересуется, где расположена "губа", в Одессе или в Севастополе? Новый командир спокойно объясняет:
  - Здесь. В 15-ти метрах от колонны на обочине дороги со стороны Измаила выкопай окоп, чтобы осколки гранаты тебя не задели. Вместо винтовки возьми автомат и несколько гранат. При появлении машины противника бросай гранату и бей очередью по солдатах. Только стреляй так, чтобы не повредить мотор и шины, машина нам пригодится. Понятно?
  - Так точно. Разрешите выполнять?
  Контакт с подчинёнными восстановлен. Находятся ещё несколько добровольцев посидеть на "губе". Возможно появление машин и с другой стороны. Слышатся шутки и смех, необычное в фронтовых условиях наказание всех развеселило. Матросы толково занимают места вдоль дороги для засады.
  Со стороны дороги на Измаил доносятся звуки моторов. Появляются два крытых тупорылых немецких грузовика, что находится в кузове - не видно. Дальше всё происходит как в кино. Только там командир обязан подать команду "Огонь!" Лейтенант Садовский молчит, надеясь на сообразительность подчинённых. И правильно сделал. Кузова двух грузовиков изрешечены пулями, а сидящие с другого направления дороги матросы не стреляли, боясь попасть в мотор или шины.
  После допроса уцелевших румын выяснилось, что их взвод был поднят по тревоге и направлялся в сторону Днестра. Получили по телефону сообщение, что русские прорвали фронт и механизированная колонна танков, броневиков и орудий движется в направлении Измаила.
  Лейтенант Садовский в раздумье. Похоже, пленные не врут. Но он знает, что наших войск на левом берегу Днестра мало. Румыны напуганы, а у страха глаза велики. Радостная догадка приходит на ум. Возможно, это капитан Харлашкин на грузовиках с матросами спешит к нему на помощь, по расчёту времени совпадает. Значит, он должен прорываться к нему навстречу! Советуется с младшими командирами и объявляет приказ:
  - Идти на прорыв с боями на соединение с нашими войсками! Встречные селения не обходить, но в мелких столкновениях не задерживаться. Трофейного оружия и боеприпасов у нас достаточно.
  Оставляют пленных и раненых румын на дороге, захватив лишь офицера и двух водителей тупорылых грузовиков. Они согласны сесть за руль и продолжать движение. Объясняют, что они молдаване, насильно мобилизованные в армию, им безразлично кому служить, немцам, или русским. Третьим водителем будет кок. Он научился водить ЗИС при переездах с полевой кухней. Заправляет пустой бак бензином, деловито покрикивая на товарищей. Его слушаются, он - кормилец батареи и всегда старший кухонного наряда, независимо от званий. Его машину с полевой кухней на прицепе ставят в середину. Замыкает колонну "Опель" с орудием на прицепе, старший - мичман. В кабину переднего грузовика садится лейтенант с автоматом и развёрнутой трофейной картой на коленях. Поехали.
  Значительную часть дороги проехали без стрельбы, румынские посты автоколонну не останавливали. Принимали за подкрепление, спешившее к фронту, чтобы остановить русский десант. Даже козыряли. Доехали до крупного селения Татарбунары, тут должен находиться гарнизон. Об этом сообщает и молчавший до сих пор водитель-молдаван. Принять решение про объезд Юрий не успевает. Ехавший навстречу легковой опель-капитан перекрывает дорогу, из кабины выскакивает немецкий офицер с пистолетом в руке, подбегает к грузовику и быстро начинает что-то приказывать по-немецки. Потом бросает взгляд на лейтенанта и поднимает пистолет. Выстрелить не успевает, водитель бьёт его дверью кабины по руке. Спрыгнувшие с кузова матросы обезоруживают офицера, потом его водителя. На допрос нет времени, слышны выстрелы из винтовок и нашего 45-мм. орудия. Впереди идёт бой.
  Автоколонна врывается на улицы городка. Навстречу радостно бегут румыны, их встречают выстрелами. Сначала не понимают, почему по них стреляют, потом слышат матросский крик "Полундра!". Румын охватывает паника, похоже, они окружены. Бросая оружие, бегут из Татарбунар. Навстречу выкатывает бронеавтомобиль. Наводит башню с орудием на тупорылый немецкий грузовик, но выстрелить не успевает, заметив флотского лейтенанта, выскочившего из кабины и идущего навстречу. Из бронеавтомобиля выходит капитан Харлашкин, на полпути обнимаются. Радоваться рано, предстоит ещё прорыв к своим через линию фронта. Капитан Харлашкин сообщает: он договорился с пограничниками, наши обещают поддержать огнём и открыть на линии фронта "окно".
  Подвижная артиллерийская батарея Дунайской военной флотилии под командованием лейтенанта Садовского вышла из окружения с потерями. Румыны опомнились, на прощание угостили матросов огнём. Один убит, несколько человек ранены. Раненых осматривает врач и санинструктор, не слушая возражений, отправляют их в госпиталь. Возбуждение боем ещё не прошло, боли они не чувствуют, она накатит на них позже.
  Командир полка, обеспечивший "окно" на линии фронта, надеется забрать богатые трофеи: оружие и автомобили. Лейтенант Садовский возражает: батарея - регулярная часть флота, он отвечает за её сохранность. Сразу же даёт команду выставить часовых из своих матросов для охраны имущества. Командир полка вызывает по телефону пограничников. Это правильно, всем вышедшим из окружения предстоит проверка документов.
  Прибывает отряд пограничников во главе с суровым лейтенантом. Оцепляют вышедших из окружения матросов, начинают проверку документов. Юрий сразу предупреждает пограничника, что пленных румын он уже сдал армейцам. Согласен передать пограничникам пленного немецкого майора и его водителя, похоже, он служит военным советником у румын. Ходатайствует за двух водителей-молдаван, считает необходимым оставить их в батарее, матросы будут за ними присматривать.
  Батарея проверку документов прошла, суровое лицо пограничника смягчилось, смотрит на Юрия почти дружелюбно. Предлагает написать рапорт с подробным изложением поездки в тыл врага и обратно. Юрий сначала отказывается это делать без присутствия капитана Харлашкина, в его изложении могут быть какие-то неточности. Пограничник отвечает:
  - Вот и хорошо, потом мы возьмём рапорт у капитана и сверим его изложение с твоим.
  Юрий посылает пограничника к чёрту, он занят, ему нужно отдать несколько распоряжений по батарее. Назначает старшим на батарее младшего лейтенанта, ставит задачу: произвести пристрелку всех четырёх орудий болванками по щиту. Назначить кока интендантом по питанию и вещевому довольствию. Отправить в радиомастерскую повреждённую рацию, заодно навестить в госпитале раненого радиста, если медики позволят - привезти на батарею. Вызвать из мастерской артиллерийского мастера, орудия нуждаются в проверке механизмов наводки.
  Слушавший распоряжения пограничник говорит:
  - Забот у тебя много, могу тебе помочь. Повезу в штаб, ты доложи свои требования полковнику, командующему артиллерией. Да заодно и представишься ему, пополнению он будет рад. По дороге расскажешь мне о своих действиях в тылу врага.
  Штаб расположен в подземных многоэтажных хранилищах коньячного завода Шустова. Уже ночь, но штаб работает круглосуточно. Дальше караульного помещения пограничника с Юрием не пропустили, следует доклад о прибывших по телефону. Появляется капитан Харлашкин, пограничник отводит его в сторону для разговора. Лейтенант Садовский коротко докладывает штабнику на другом конце провода о состоянии батареи. Получает приказ ожидать до утра капитана-артиллериста. Караульный сопровождает Юрия в небольшой одноэтажный домик, похожий на гостиницу, приносит чай с нехитрой закуской, сообщает, что в подвале имеется душ.
  С помощью работника штаба быстро решаются все вопросы приведения батареи в состояние боеготовности. Доставлен из госпиталя раненый радист. Он прихрамывает, но долечится в батарее. Размещается в палатке вместе с отремонтированной рацией. Численность батареи возросла за счёт пополнения, и почти соответствует штатному расписанию. Получены артиллерийские приборы, отремонтированы орудия и доставлен в ближайшую балку боекомплект снарядов. Батарея занимает закрытую огневую позицию на указанном участке обороны. Перед ней - водная гладь Днестровского лимана.
  Капитан молча наблюдает, как лейтенант Садовский проведёт первую боевую стрельбу. С закрытых позиций никаких вражеских целей не видно и командир батареи, сверяясь с картой, ведёт корректировочный пост на ближайший курган. В артиллерийский бинокль различает трубу кирпичного завода на противоположном берегу. Привязка батареи к местности сделана, но целей для открытия огня не видно, изредка к зданию кирпичного завода проедет грузовик. Это одиночная цель, для стрельбы батареей не годится. Вызывает второй корректировочный пост, приказывает организовать наблюдательный пункт на кургане, связь с первым постом по рации. Ведёт корректировщиков к устью Днестра, проходя через наше боевое охранение. Сержант сообщает, что на противоположном берегу слышно шум моторов, доносится румынская речь. Предположительно, там производятся земляные работы, накапливается вражеская техника. Днём виден дым, западный ветерок доносит запах смолы. Похоже, что смолят рыбачьи лодки. Командир решает ночью взять "языка".
  С двумя матросами на лодке переплывают Днестр, держась поближе к зарослям камыша. На противоположном берегу - пляж, на нём лежат опрокинутые вверх днищами лодки, на возвышении маячит фигура часового. На фоне ночного неба он очень даже заметен, значит ему плохо видно, что происходит у среза воды. Два матроса оставляют одежду в лодке, неслышно плывут к берегу. Белые тела видны в темноте, но ребята сообразительные, с ног до головы обмазывают себя тёмным речным илом, Юрий теряет их из виду. Наблюдает за часовым, которого две тени валят на землю, не прячась, волокут к воде. Лейтенант принимает пленного, матросы пытаются залезть в лодку, но она кренится, на четырёх человек не рассчитана. Приходится матросам плыть за лодкой. Лейтенант отличный гребец, иногда ему приходится поджидать усталых пловцов, они отмывают в воде тела и лица от грязи.
  "Язык" сообщает, что на берегу находится десантная рота румын, им приказано захватить деревню Валки. Артиллерийским огнём десант будет поддерживать батарея возле развалин кирпичного завода. Какие дальнейшие планы, румыну неизвестно.
  Батарея по приказу лейтенанта одновременно открывает огонь из 4-х орудий по двум целям. Солнце взошло, западный берег освещён, места разрывов на противоположном берегу отчётливо видны корректировщикам двух постов. Разбиты скопления лодок и понесла значительные потери рота десанта. Взорван склад боеприпасов и подавлена вражеская батарея.
  Пленный румын верит в существование ада и чертей. Охотно рассказывает на батарее, что принял за чертей измазанных грязью матросов. Очнулся в лодке, слыша всплеск вёсел, решил, что через подземную реку его везут в ад, где черти бросят его в котёл с кипящей смолой. Как же он возрадовался, увидев человеческие лица! Матросы валятся на землю от хохота.
  Лейтенанту Садовскому приказано подготовить батарею к смотру, приедет высокое начальство. Вместе со старшим по батарее обходит позицию, делает несколько мелких замечаний. Одежда на матросах истрепалась, вид неприглядный, но могло быть и хуже - на вещевое довольствие личный состав не поставлен, пусть начальство само в этом убедится.
  Прибывает начальник артиллерии Приморской армии, полковник Рыжи. На построении вручает командиру батареи медаль "За отвагу". Сообщает, что имеет право вручить медаль "За боевые заслуги" одному из матросов, пусть батарея сама определит лучшего. Под крики "Ура!" медаль вручает коку. Полковник объявляет батарее благодарность за первую успешную стрельбу по противнику.
  Наедине полковник делает замечание командиру батареи за безрассудную личную храбрость. Большей награды, чем медаль "За отвагу", он не заслужил. Ставит батарее боевую задачу:
  - "Прикрыть линию фронта от села Валки до Овидиополя. Батарея даже по названию подвижная, в любой момент должна быть готова к переброске на другой участок фронта. Таких батарей на обороне Одессы пять, твоя будет шестой. Береговые батареи большого калибра строились с расчётом отражения удара с моря, теперь приходится разворачивать их стволы на сушу, а это не так просто. После завершения строительных и бетонных работ на батарее возле Овидиополя твой участок фронта сократится. Держи связь с командирами соседних батарей справа и пограничниками слева, будь готов поддержать их огнём. Запас снарядов твоего калибра есть, а для полковых орудий ограничен после взрыва эшелонов на станции Выгода. Состояние обмундирования матросов я заметил, снабдим армейским, оно более удобно для действий на суше. Желаю удачи".
  Матросы переодеваются с большой неохотой, с трудом соглашаясь надеть пилотки и гимнастёрки, но чтобы ворот был расстёгнут и видна "морская душа" - тельняшка. Бескозырки бережно прячут в вещевые мешки. Командир батареи остаётся в фуражке и морском кителе с нашивкой на рукаве, сменить форму он не хочет, подавая дурной пример подчинённым. Пару раз начальники делают ему замечания, потом к его виду привыкают.
  Лейтенант знакомится с соседями-артиллеристами на правом фланге. Ого, их много, целый дивизион. Договариваются о взаимодействии огнём, намечают совместный сектор обстрела. Лейтенант наносит цели на свою карту. Заминка происходит, когда договариваются о связи. Рация в дивизионе есть, но артиллеристы предпочитают пользоваться проводной телефонной связью. Просвещают неопытного лейтенанта, что у противника хорошо поставлена радиоразведка, место расположения рации засекают, по нему наносят удар самолёты и артиллерия. Соглашаются держать связь по рации лишь на короткое время.
  Сначала справа доносится звук артиллерийской канонады, потом радисту сообщают по рации номера целей. Командир приказывает произвести одиночные пристрелочные выстрелы, боясь поразить своих. Рация снова оживает, радист передаёт команду "Беглый огонь!" Потом слышит команду "Дробь!" В этом флотском слове чувствуется благодарность армейских артиллеристов за поддержку огнём. На прямую наводку полковые орудия выкатывать не пришлось, что всегда сопровождается большими потерями.
  На батарею прибывают соседи слева, пограничники. Их полк отвечает за оборону восточного берега Днестровского лимана. Разведка у них поставлена хорошо, на вражеском берегу наблюдатели засекли появление двух батарей противника. Предположительно, румыны готовятся нанести удар по береговой батарее возле Овидиополя, строительные работы на ней не закончены. До обнаруженных целей далеко, но батарея недаром называется подвижной. С двумя орудиями Юрий совершает ночной рейд на юг, занимает позицию, удобную для открытия огня. В стереотрубу наблюдает движение вражеских артиллеристов. Оборудуют позицию тщательно, с немецкой аккуратностью. Очевидно, руководит ими немецкий офицер.
  Высылать на противоположный берег корректировочный пост не пришлось. Там уже находится наш радист-наблюдатель. Будет корректировать огонь орудий, передавая на рацию пограничников слова: левее, правее, дальше, ближе. Командир пожимает плечами, такая стрельба уставом не предусмотрена. Предлагает убрать команды левее и правее, он сам будет определять эти отклонения по приборам.
  Прибывший на батарею командир полка пограничников приказывает открыть огонь. Замечено несколько попаданий, наблюдатель неуверенно сообщает по рации, что одна батарея разрушена. Юрий ему не верит, румыны за ночь смогут восстановить разрушенное, нужен корректировочный пост на том берегу. Командир полка соглашается переправить ночью корректировщиков через лиман под охраной пограничников.
  Переправа не удалась, небольшую флотилию из четырёх лодок часовые заметили, открыли огонь. Поспешили, могли бы и уничтожить. Юрий получил лёгкое ранение в руку. Пришлось отойти, не открывая огня, чтобы по вспышкам выстрелов румыны не смогли вести прицельный огонь.
  Подвижная батарея лейтенанта Садовского вынуждена вести затяжную контрбатарейную борьбу с двумя батареями противника. Появились первые убитые и раненые. От уничтожения спасло решение командира увеличить расстояния между орудиями и своевременно поданные команды "В укрытие!", по которым расчёты прекращают стрельбу и прячутся в окопы. Матросам стыдно прятаться, как зайцы, но команды выполняют, поругивая про себя осторожного лейтенанта. Осторожность объясняют ранением.
  Положение на фронте усложняется, когда немецкая пехотная дивизия прорвала оборону Южного фронта в районе Ямполя и форсировала Днестр. Возникла угроза окружения Тираспольского укреплённого района. В нём держат пассивную оборону несколько батальонов. Вооружение составляет около 600 пулемётов "Максим", спрятанных в дотах. Прямой атаки против них противник не ведёт, постепенно окружая УР. Наше командование своевременно принимает решение оставить укреплённый район, его пулемётные роты направить на защиту Одессы. Противник воспринимает это отступление, как большую победу и бросает крупные силы в наступление вдоль железной дороги с Тирасполя на Одессу. Там держит оборону 95-я Молдавская стрелковая дивизия. Батарею лейтенанта Садовского перебрасывают на этот участок Западного сектора обороны.
  Пристрелку батареей произвести не удалось. В районе станции Карпово густо падают снаряды нескольких артиллерийских полков. Различить место падения снаряда своей батареи не удаётся. Начальник артиллерии дивизии ставит задачу лейтенанту Садовскому на открытие заградительного огня на пути наступления противника вдоль железной дороги. Огня не открывать до особого сигнала. Подробности этого боя во всей полноте лейтенант Садовский и батарейцы узнали несколько позже.
  В семь утра противник пробомбил передний край с воздуха и начал артподготовку. На батарее никто не пострадал, хотя расчёты находились у орудий в ожидании сигнала к открытию огня. Сигнал поступил, когда танки противника, а за ними густые цепи пехоты подошли к нашему переднему краю на триста метров. Массированный огонь из всех видов оружия с короткой дистанции выкосил передние ряды, но за ними шли в полный рост колонны противника. На них и обрушился заградительный огонь батареи.
  Около тридцати танков прорвались через окопы и, обогнув батарею, двинулись вдоль железной дороги в наши тылы. В лощине между Карповом и Выгодой танки остановились, поджидая свою пехоту. Этого оказалось достаточно, чтобы артиллеристы сумели развернуть орудия и открыть огонь прямой наводкой. Три машины сразу же были подбиты, остальные пошли через линию фронта обратно. Противник ещё пытался возобновить атаки, но во второй половине дня бежал с поля боя, оставив множество убитых и раненых. Артиллеристы насчитали двадцать пять подбитых и сожжённых танков.
  На следующий день на фронте было затишье, лейтенант Садовский осмотрел подбитые танки, потом организовал небольшие экскурсии для батарейцев. Танки были разные; немецкого, чехословацкого и французского производства. Сзади нарисован немецкий крест, а по бокам - эмблемы с румынским флагом. Много танков - "Рено", очевидно захваченных во Франции в 1940 году. По пробоинам видно, что большинство танков подбито из 45-мм. орудий противотанкового дивизиона. Они - главные герои сражения с танками в наступлении на Одессу 18 августа. И пехотинцы, сумевшие бутылками с горючей смесью поджечь немало танков.
  
  Одесса в окружении.
  
  20 августа противник предпринял новое наступление на Одессу в Южном секторе, захватил Беляевку и водозаборную станцию "Днестр" с насосной станцией. Население большого города осталось без воды. Лишить людей питьевой воды - кощунство, которое должно быть приравнено к тяжким преступлениям. Попытка отбить у противника насосную станцию не увенчалась успехом. В плохо подготовленных атаках было больше гнева, чем разума. Потери бойцов двух пехотных полков, брошенных в наступление, были огромны, в ротах осталось по 25 - 30 бойцов. Батарее лейтенанта Садовского вести огонь по району насосной станции запрещено из опасения повредить насосы. Это правильно, мирное население Одессы не должно оставаться без воды, даже после сдачи её противнику. Но он мыслит иначе и перекрывает водовод.
  300 тысяч жителей Одессы и многочисленные госпитали с ранеными страдают от жажды в разгар жаркого южного лета. Противник торжествует - город сам сдастся ему без боя. Но этого не случилось. Инженерные войска и работники коммунального хозяйства вводят в действие старые артезианские скважины и бурят новые в разных районах города. Первые два артезианских колодца с большим дебитом воды пробурили на территории судоремонтного завода и сразу же подключили к водопроводной сети. Одесские старожилы вспоминают места, где ранее были колодцы и можно быстро добраться до воды.
  Чтобы удовлетворить минимальные потребности предприятий и обеспечить горожанам возможность получать воду через дворовые и уличные краны в определённые часы, понадобилось 58 скважин, расконсервированных и новых. Но воды не хватает, воду стали отпускать по карточкам. Норма - полведра на человека в сутки. Комендант гарнизона издал приказ, обязывающий коммунальников перекрыть и опечатать краны во всех квартирах, запрещена поливка клумб и цветников по всему городу.
  Вода нужна также для тушения пожаров, возникающих при воздушных налётах. Для этой цели использовали морскую воду, но пожарных машин не хватает. Пришлось на спусках, ведущих к порту, соорудить подсасывающие установки, с помощью которых наполнялись пожарные резервуары. Часто бывало, что воды в них было недостаточно, тушить пожары было нечем.
  Иногда даже повара штабных кухонь не могли раздобыть воду для супа. Привезли морскую воду и врачи раздали какие-то таблетки, чтобы её опреснять. Вода пузырилась и была похожа на сельтерскую, но жажда после неё только усиливалась. Попробовали утолять жажду сухим вином, которого в Одессе было много, но полностью заменить воду оно не могло.
  Трудности в городе с водой не коснулись войск на передовой, так как они пользовались водой из сельских колодцев. Поэтому из Одесских госпиталей начали преждевременно выписывать легкораненых и отправлять на долечивание в медсанбаты, расположенные в прифронтовой полосе. Утолив жажду колодезной водой, бойцы заявляли, что здоровы и самостоятельно прибывали на передовую.
  Лейтенант Садовский задумчиво смотрит на прибывших в батарею из медсанчасти красноармейцев. Артиллеристы, это хорошо. Читает медицинское заключение: "До восстановления сил использовать на лёгких работах". Врач, написавший рекомендацию, отлично знает, что лёгких работ у батарейцев не бывает. После расцепления орудий с тягачами нужно вручную закатывать их в ровик, подносить пудовые снаряды, заряжать, досылая в канал ствола. При смене позиции всем расчётом выкатывать орудия из ровика, для этого имеются специальные лямки, как у бурлаков. Труд более тяжёлый, чем у пехотинцев, поэтому в артиллеристы берут только физически крепких людей. Но, не отсылать же красноармейцев обратно в медсанчасть, она уже переполнена другими легкоранеными. Одесские госпитали, которые ощущают недостаток пресной воды, вынуждены раньше времени выписывать раненых.
  -" На передовую, в распоряжение командиров пулемётных расчётов. Научитесь маскироваться и метко стрелять из винтовки - зачислю в охрану корректировочных постов", - принимает решение командир батареи.
  Лейтенанту Садовскому отлучаться с батареи в составе корпостов запретил начальник штаба майор Васильев. Ох и ругал же он молодого командира, когда тот возвратился на батарею с ранением. "Мальчишка!" - самое слабое выражение из набора обидных слов услышал тогда командир батареи. Корпосты в большинстве случаев располагаются поближе к противнику, на ничейной территории, а иногда и в тылу врага. Самое сложное - возвратиться незамеченными к своим. Для этого лейтенант Садовский заранее готовит коридор на линии фронта, охраняемый двумя пулемётными расчётами. Пулемётчики хорошо маскируются и стараются заранее не раскрывать противнику своей позиции, лишь изредка постреливая из винтовок. Долгое ожидание в течение нескольких суток изматывает пулемётчиков, они рады своей "охране", можно будет ввести дежурство у пулемётов.
  Корпосты часто несут потери от стычек. Враг тоже не дурак, засылает на ничейную полосу разведгруппы, а иногда и корпосты от своих батарей. При обнаружении друг друга происходят ожесточённые столкновения, доходящие до рукопашной. В этом случае первыми уходят радист с командиром поста, остальные их прикрывают. Победителем бывает та группа, которая первой обнаружит противника. Батарее лейтенанта Садовского до сих пор "везёт", её корпост часто возвращается на батарею без потерь и даже с "языком". В этом случае командир уведомляет капитана Харлашкина, тот забирает "языка" и дарит лейтенанту бутылку конька из запасов подземного хранилища коньячного завода. Командир батареи распивает бутылку только с корректировщиками поста, возвратившимися на батарею живыми. Заодно поминают и погибших.
  У оперативного отдела идёт негласное соревнование с отделом разведки, возглавляемым майором Потаповым - чья служба получит раньше достоверные сведения о противнике. Лидируют артиллеристы, они чаще засылают корпосты в тыл противника, ведут наблюдение, важные сведения сразу сообщают по рации. Майор Потапов старается наиболее удачливых забрать в свой отдел, но начальник штаба артиллерии майор Васильев возражает. Это соревнование вносит свежую струю в жизнь оперативного отдела штаба Приморской армии, который возглавляет полковник Крылов.
  Разведывательные батальоны имеются в штате каждой стрелковой дивизии, но напрямую они майору Потапову не подчинены. Задачи им ставит командование дивизии. В условиях численного перевеса противника, разведбаты выполняют роль подвижного резерва. Их бросают на наиболее опасные участки фронта, которые враг атакует, а поредевшие роты едва отражают удары. Других резервов командиры дивизий не имеют, майор Потапов об этом знает, обращаться с просьбой о выделении в его подчинение разведывательных подразделений стесняется.
  С 25 августа в Одессе введена карточная система на продовольствие: хлеб, мясо, жиры и сахар. Рабочему полагалось в день 800 грамм хлеба, служащему - 600. Ограничений на овощи и фрукты не было, урожай того лета был обильный, горожане направлялись в пригородные совхозы на уборку. Недостаток воды был ощутимее.
  Но сильнее всего население города страдало от бомбёжек. С 19-го июля налёты стали повторяться по несколько раз на день, бывали и ночью. Город и порт защищали зенитные батареи ПВО, но не всегда успешно. Снаряды берегли для отражения крупных налётов, по одиночным самолётам, бомбивших с большой высоты, почти не стреляли. Население пряталось от налётов в бомбоубежищах, а больше в катакомбах, которых под городом было много. В некоторые из них провели свет и даже воду, которую выдавали по карточкам.
  Защищал город от воздушных налётов и полк истребителей майора Шестакова. Не только город, но и наземные войска. Задач у них было много, а исправных самолётов мало. Зато сколько восторга вызывал у горожан вид сбитого вражеского "Хейнкеля" или "Юнкерса!" Жизнерадостные одесситы не торопились покидать свой город, пароходы с эвакуированными уходили не заполненными. Удалось эвакуировать только половину населения города, 150 тысяч остались работать на предприятиях, производивших миномёты, гранаты, бутылки с зажигательной смесью. Наладили производство телефонного провода, в котором так нуждались войска. Завод имени Январского Восстания выпустил бронепоезд и даже изготовил три танка на базе тракторов.
  От недостатка воды и обстрела части города вражеской артиллерией страдают и дети, чьи родители убиты или ранены. Для них организованы детские дома, расположенные большей частью в южной части Одессы, куда пока не долетают снаряды. За ними пришёл транспорт и 2 сентября на Большую землю отплыли 1680 воспитанников одесских детских домов. Вместе с ними эвакуировано много женщин и раненых. Для охранения в пути от нападения вражеских самолётов выделен конвой из боевых кораблей. Судно благополучно дошло до Новороссийска. Так бывает не всегда. Немецкие лётчики атакуют даже суда, идущие из Одессы с флагами Красного Креста. Ранее они потопили теплоход "Ленин" с жителями Одессы.
  Враг ведёт наступление на узком перешейке между Куяльницким и Хаджибейским лиманами. С высокого западного берега Хаджибейского лимана по наступающим полкам уже ведёт огонь наша полевая артиллерия. Она приостановила наступление противника, но он накапливает силы. Оборону на перешейке держит стрелковый батальон и батарея гаубичного полка. Горстка бойцов, слишком малочисленная, чтобы восстановить оборону от лимана до лимана, засела в противотанковом рву и сумела задержать продвижение врага до Пересыпи. Возглавил защитников противотанкового рва майор Васильев. Он случайно оказался на этом участке фронта, и, как старший по званию, принял командование на себя.
  Батарею Дунайской флотилии перебрасывают в Восточный сектор обороны. Она занимает позицию в лесопосадке возле Лузановки. Автомобили разбиты, кроме ЗИС-3 с полевой кухней, в качестве тягачей используют тракторы СТЗ-НАТИ. Верхушка Воронцовского маяка уже нами взорвана, чтобы лишить артиллерийских наблюдателей противника отличного ориентира. Задачу командиру батареи ставит майор Васильев.
  - Ты уже не мальчишка, а опытный командир, к тому же удачливый. Главная задача - задержать огнём пехоту противника, не допустить её продвижения к дамбе. Если она будет взорвана - воды с лиманов хлынут в город и затопят Пересыпь. Следи также за восточным направлением - дорогой на Николаев. Корпост в этом направлении не посылай, там уже имеются корректировщики с кораблей, они будут вести огонь по суше с Одесского залива. Корабли бомбят вражеские самолёты, могут заметить с высоты и твою батарею. В критические моменты огня по противнику не прекращай, продолжай выполнять боевую задачу. Счетверённую пулемётную установку для отражения атак с воздуха выделить тебе не могу, они все задействованы. Желаю удачи.
  Атака противника с северного направления между лиманами была отбита при поддержке огнём других батарей. На батарее Садовского от взрыва авиабомбы разбито одно орудие, имеются раненые и убитые. Раненых на машине отправляют в госпиталь, на обратном пути водитель должен привезти с артиллерийской мастерской воентехника.
  Прибывший артмастер долго ходит вокруг орудия с пробитым стволом, помятым щитом и разбитыми механизмами. Наконец произносит.
  - Грузите по частям этот металлолом в кузов машины. Постараемся восстановить с использованием частей от других разбитых орудий. Пристрелка после ремонта - на батарее, по врагу. Лишних снарядов у нас нет.
  Через сутки орудие доставляют из мастерской на батарею. Лейтенант Садовский прокручивает механизмы наводки и заряжания, не может удержать восторга при виде удлинённого ствола, заимствованного от зенитки, радостно похлопывает мастера по плечу. Тот скромничает.
  - Работа не высшей категории сложности, разбитые зенитки восстанавливать сложнее. Стрельните несколько раз по врагу, задерживаться мне у вас недосуг.
  Пристрелянных целей много, командир радостно наблюдает перелёты. Так и должно быть у орудия с удлинённым стволом, откорректировать угол возвышения ствола очень просто. Мастера поят и кормят гречневой кашей с тушёнкой, на которую расщедрился запасливый кок. Потери забыты, на батарее праздник от полного восстановления её боеготовности. Командир докладывает об этом майору Васильеву, умолчав, что отремонтированное орудие имеет повышенную дальность стрельбы. Пусть это будет для штаба сюрпризом.
  Приятного сюрприза не получилось. Наши войска с узкого выступа между селением Чебанка и Большим Аджалыкским лиманом пришлось отвести, фронт приблизился к Одессе. Получено известие о приказе Военного совета Одесского Оборонительного Района взорвать 412-ю батарею береговой обороны - одну из двух самых мощных в районе Одессы. Её 180-ти миллиметровые орудия уже развёрнуты в сторону суши, своим огнём поддерживали наши войска на дальних подступах к Одессе. Но враг приблизился к батарее, зашёл в "мёртвое пространство". На такое короткое расстояние дальнобойные орудия стрелять не могут. Рота моряков с трудом отбила гранатами фашистских автоматчиков. Выпустив весь боезапас по дальним целям, личный состав батарею взорвал. Во главе с командиром батареи капитаном Зиновьевым батарейцы вырвались из окружения и пополнили отряд морской пехоты полковника Осипова.
  Дунайская батарея лейтенанта Садовского ведёт огонь по батареям противника. Корпост сообщает, что он обнаружил крупный наблюдательный пункт врага, но пристреляться к нему не может, возле него падают снаряды других батарей. Садовский связывается по рации со штабом артиллерии, требует прекратить огонь других батарей. Ему дают пять минут на уничтожение НП противника. Для прямого попадания понадобилось всего пять снарядов. Лейтенант сначала из четырёх снарядов построил "вилку", пятым цель уничтожил. Командир роты сразу же поднимает бойцов в атаку и занимает высотку.
  Корректировщики возвращаются на батарею героями и с богатыми трофеями. Кроме оружия принесли несколько телефонных аппаратов и катушку провода. Лейтенант Садовский рад - можно будет увеличить расстояние между орудиями по фронту, команды передавать по телефону. Ничего нового он не изобрёл, так командуют огнём нескольких орудий на кораблях. Теперь и он заимел свой БИП - боевой информационный пост. Учитывая расстояние между орудиями, производит расчёт и мелом на орудийном щите перед наводчиками наносит необходимые поправки. Математическая вероятность уничтожения батареи огнём противника уменьшилась.
  Кроме телефонных аппаратов принесли на батарею и немецкий радиоприёмник "NORA". Радист подключил питание и батарея слушает радиопередачи из Бухареста, а боец-молдаванин переводит. Ничего нового, политическая трескотня и обещания Иона Антонеску взять Одессу в ближайшее время, по этому поводу будет устроен грандиозный парад на Соборной площади. Батарейцы смеются и просят радиста найти музыку. Хорошие музыкальные передачи слушают с удовольствием.
  К середине сентября враг потеснил наши войска и в Южном секторе, приблизившись к Сухому лиману. Дамбу пришлось взорвать. Батарею перебрасывают на этот опасный участок фронта. Положение критическое, до пригородов Одессы осталось 10 - 12 км. Военный совет ООР послал телеграммы Верховному Главнокомандующему, наркому ВМФ и в Севастополь: "Для обеспечения устойчивости фронта необходима одна стрелковая дивизия, а также дальнейшее пополнение маршевыми батальонами". Ответ из Москвы гласил: "Передайте просьбу Ставки Верховного Главнокомандования бойцам и командирам, защищающим Одессу, продержаться 6 - 7 дней, в течение которых они получат подмогу в виде авиации и вооружённого пополнения. И. Сталин".
  Такая просьба значила больше, чем любой приказ. Сталин защитников Одессы не обманул. Раньше намеченного срока прибывает из Новороссийска 157 стрелковая дивизия с гаубичным полком и танковым батальоном. Скрытно сосредотачивается в Восточном секторе, а малочисленные войска Южного и Западных секторов демонстрируют ложную активность подготовки к наступлению. Для батареи Садовского эта активность настоящая. Перемещаясь по фронту вдоль восточного берега Сухого лимана, она ведёт огонь с коротких остановок по целям на другом берегу. Лица артиллеристов потемнели от усталости и недосыпания. Спят во время переездов, привязав себя к орудию, чтобы не свалиться под колёса. Командир лично следил за этим, потом возложил эту обязанность на командиров орудий. И правильно сделал, по рациям поступает от фронтовых разведчиков множество целеуказаний, карта командира скоро превратится в лохмотья от частых пометок. Выручает хорошая память и скорость математических вычислений. Да ещё надежда, что планируемое наступление в Восточном секторе пройдёт успешно.
  Надежда сбылась. Враг отброшен от Одессы на 20 - 30 км., благодаря наступлению вдоль берега и морскому десанту возле Григорьевки. Могли бы продолжать наступление и дальше, но командующий Приморской армией генерал Софронов приостановил. И правильно сделал, наличными силами отбитую у врага территорию не удержать. Захваченную у врага дальнобойную артиллерийскую батарею провезли по улицам Одессы. На орудиях мелом сделали надпись: "Оно стреляла по Одессе. Больше не будет". Стоявшие на улицах одесситы аплодируют бойцам.
  Командование решило нанести удар по врагу на стыке Южного и Западного секторов. План разработан, но 1 октября поступила директива Ставки: "Храбро и честно выполнившим свою задачу бойцам и командирам Одесского оборонительного района в кратчайший срок эвакуироваться из Одесского района на Крымский полуостров".
  Для лейтенанта Садовского и его батарейцев решение оставить Одессу было неожиданным, сначала они в него не поверили, как и многие другие. Но враг рвался в Крым, занял Перекоп, достаточного количества войск на оборону Одессы и Крыма не было. Перед эвакуацией Приморская армия нанесла чувствительный удар по врагу с целью введения противника в заблуждение относительно намеченной эвакуации. Контрудар привёл противника в замешательство, а на участке, где действовали "Катюши", он обратился в паническое бегство.
  Батарея Садовского поддерживала огнём спешенную кавалерийскую дивизию на левом фланге. Здесь успехи наступления были скромнее, но задачу кавалеристы выполнили - нанести удар, а потом отойти на исходные позиции. Это была последняя операция командующего армией Софронова. Он заболел, возможно, от полученного известия о смерти старшего сына в боях под Москвой. Новым командующим Приморской армии с 3-го октября стал генерал-майор Петров Иван Ефимович, до этого командир 25 Чапаевской дивизии.
  Первой отправляют в Крым на пришедших транспортах самую боеспособную 157 стрелковую дивизию. Потом поступил приказ на эвакуацию большей части артиллерии. Лейтенант Садовский требует оставить для поддержки огнём последних батальонов одно орудие. С ним соглашаются. Происходит церемония передачи командования батареей младшему лейтенанту и прощание с личным составом. Многие матросы не смогли удержать слёз. Лейтенант Садовский произносит речь:
  - Мы вынужденно оставляем Одессу, но обязательно сюда вернёмся. С потерей прекрасного города война не закончена. До скорой встречи в Крыму!
  Трёхорудийная батарея уходит в порт на погрузку, а лейтенант занимает позицию для орудия возле аэродрома на четвёртой станции Большого Фонтана. Этот аэродром построен жителями Одессы на расчищенном пустыре и врагом до сих пор не обнаружен. С него взлетают последние истребители И-16, наносят удар по противнику и улетают в сторону Крыма. Готовятся к взлёту самолёты командира полка майора Шестакова и комиссара. Похоже, у их самолётов проблемы с изношенными моторами, моторист утверждает, что до Крыма самолёты не дотянут, плюхнутся в море. Бежит к связистам, которые прибыли забрать телефонные аппараты, успевает позвонить в штаб. Вскоре оттуда присылают два грузовика. Артиллеристы помогают погрузить на машины самолёты с отстыкованными плоскостями. Лётчики прощаются с лейтенантом и уезжают в порт.
  15 октября лейтенант Садовский неполным расчётом ведёт беспокоящий огонь по врагу, создавая видимость наличия нашей артиллерии. Обязанности заряжающего выполняет кок. Полевая кухня дымит рядом с орудием, до расчёта доносятся вкуснейшие запахи, в адрес кока летят шутки и подначки. Всё продовольствие погрузить на отходящие суда не смогли, оставили партизанам и батальонам прикрытия. Между редкими выстрелами есть время для разговора и шуток. Со стороны запада и востока также доносятся редкие выстрелы наших орудий, а со стороны фронта слышны очереди пулемётов. Это отряды партизан создают видимость фронта. Потом они уйдут в катакомбы. Кок кричит от кухни:
  - Обед! Война войной, а обед по распорядку!
  Командир приглашает к столу пожилого человека в штатском, вооружённого огромным маузером времён гражданской войны. Тот принимает приглашение, ненадолго отлучается и возвращается с большой бутылкой вина. Первый произносит тост:
  - За родную Одессу! За ваше скорейшее возвращение!
  После вкуснейшего обеда командир объявляет получасовый отдых. Начинается вражеский обстрел из дальнобойных орудий, расчёт занимает места и ведёт огонь по предполагаемому месту расположения вражеской батареи. Без корректировочного поста цель не засечь, лейтенант стреляет в направлении звука. Главное - выстрелять боезапас и дождаться сумерек, потом можно будет незаметно уйти в порт и погрузиться на последние уходящие в Крым суда.
  Батарея противника пристрелялась, снаряды падают уже вблизи. Похоже, немцы снабдили румынскую батарею звукопеленгующей станцией, она засекла одиночные выстрелы нашего орудия. Подать команду "В укрытие!" лейтенант не успевает. Рядом с полевой кухней падает снаряд. Командир и кок ранены, кухня разбита. Матросы бинтуют командиру предплечье, руку подвешивают на перевязь, китель накидывают на одно плечо. Коку перевязывают раненую ногу, просят пошевелить пальцами. Таких ранений насмотрелись, каждый мнит себя санинструктором. Выносят решение: "До свадьбы заживёт!"
  Можно начинать движение в порт на посадку, но лейтенант напоминает: "Движение в сторону порта разрешено только после наступления сумерек, чтобы враг не заметил отвода войск с Одессы". Приказывает дострелять последний десяток снарядов. Трое матросов заменяют орудийный расчёт, в конце стрельбы присаживаются на станину орудия, можно передохнуть. Мимо проходит отделение красноармейцев, с его помощью сдвигают сошники орудия и приподымают, сцепляя орудие с буксирным крюком автомобиля. За рулём - кок, он морщится от боли, осторожно нажимая раненой ногой педаль газа. Рядом с ним садится лейтенант Садовский, кузов заполняют отходящие с передовой бойцы.
  Отступление последних отрядов с передовой хорошо продумано, улицы Одессы в сторону порта посыпаны известью и мелом, заметны в темноте. В порту остались лишь тральщики и катера Одесской военно-морской базы. Погрузочные механизмы для орудия на них отсутствуют, да и места для него на палубе нет. Орудие сталкивают в море, потом туда же валится ЗИС-3. Лейтенант Садовский и матросы снимают головные уборы, прощаясь с боевыми друзьями. В порту остаются бродить лишь одинокие кони, слышно их печальное ржание. Места для них на ушедших ранее судах не нашлось.
  
  Севастополь. Командир роты артиллерийской разведки.
  
  Тральщик швартуется кормой к причалу Стрелецкой бухты Севастополя, здоровые бойцы помогают сносить на берег раненых. Не слушая возражений, укладывают на носилки лейтенанта Садовского и кока. Во время морского перехода раны их начали кровоточить, лица бледны. Переносят в медсанчасть, которую превратили в госпиталь. Поят вкусной крымской водой, обмывают раны и заносят в палаты. Лейтенанта в командирскую, кока - для рядового состава. Оба погружаются в глубокий сон, прерываемый резкой болью в ранах при шевелении.
  Юрий Садовский просыпается, чувствуя себя здоровым. На спинке стула висит его китель, почищенный и заштопанный на рукаве. На китель заботливые работники госпиталя повесили медаль "За отвагу", которую нашли в кармане. Своей первой наградой Юрий гордится, но в Одессе её не носил, чтобы не выделяться. Считал, что большинство защитников заслужили награды, но награждённых мало. Здоровой рукой снимает с шеи перевязь и пытается просунуть в рукав кителя раненую руку. Не получается, но Юрий упрям, хотя предплечье начинает чувствительно побаливать. За этим занятием его застаёт врач, зашедший в палату.
  - Раненым, которые пытаются затянуть пребывание в госпитале и увильнуть от фронта, грозит суровое наказание. Ты потревожил рану, этим продлил свою выписку на несколько дней. Если ещё раз замечу нарушение врачебного предписания, доложу в трибунал.
  - Не пугай. Мне нужно было одеться, чтобы сходить на квартиру, принести шинель и другие вещи. А выписывать из госпиталя можешь хоть сейчас, я здоров. Кроме того, я артиллерист и моряк.
  - Какой из тебя сейчас моряк? В лучшем случае, тянешь на половину моряка. На фронте нужны только здоровые люди, а ты ещё слабак, жди выписки и запроса из штаба. Твою фамилию я внёс в список легкораненых, он уже передан в штаб флота. Покидать госпиталь запрещаю, адрес квартиры передай мне, пошлю кого-то из работников за шинелью.
  На следующий день в госпиталь приходит посетитель - хозяин дома, в котором Юрий снимал комнату после окончания училища. В сопровождении медсестры лейтенант с подвязанной рукой выходит во двор. Прохладно, поэтому медсестра сразу накидывает на его плечи принесённую шинель. Хозяин принёс гостинцы - жареную скумбрию и виноград. Немногословно рассказывает о работе в рыбацкой артели, таких артелей в Севастополе несколько, своими уловами обеспечиваю госпитали. Упрекает Красную Армию, что далеко допустила врага на нашу землю. Юрий отмалчивается, упрёки справедливые.
  Продолжает наседать на врача, требуя выписки из госпиталя. Чтобы отвязаться, тот направляет Юрия на медкомиссию. Каждый врач пишет "здоров", кроме хирурга. Юрий вступает в спор, врач звереет.
  - Вот когда правой рукой сможешь застегнуть пуговицы на ширинке, тогда и выпишу. Больше ко мне не приставай!
  Через полчаса Юрий снова заходит к хирургу. Свои командирские брюки он сменил на суконные, матросские. Ширинки на них нет, застегиваются по бокам на пуговицы, сверху подпоясаны ремнём. Увидев этот маскарад, хирург едва не валится со стула от хохота. Подписывает заключение о выписке.
  - Собирай свои шмотки и иди на выход, там тебя ждёт машина. На лёгкую работу в штаб понадобился такой настырный артиллерист, как ты.
  В штабе флота кадровик, ничего не спрашивая, быстро оформляет документы на вакантное место командира разведроты и направляет на инструктаж к капитану 2 ранга Жуковскому. Юрий узнаёт в нём командира из оперативного отдела, который направлял его в Одессу. Коротко поздоровались, хорошо, что Юрий оставил фуражку перед входом в кабинет, просто вытянул руки по швам, не надо козырять.
  - Разведроты ещё нет, тебе предстоит её сформировать из легкораненых и краснофлотцев береговых батарей. Пойдёшь на катере в Николаевку, на 54-ю батарею старшего лейтенанта Ивана Заики. Опыта стрельбы по сухопутным целям у него нет, а у тебя есть. Поможешь советом в организации огня и артиллерийской разведки. По штату командиру роты положен ординарец, подбери кого-то из знакомых матросов. Извини, что выдернул тебя из госпиталя, долечишься на фронте. Обстановка там не ясна, известно только, что немцы наступают, наши с боями отходят. Желаю удачи.
  Удалось "выдернуть" из госпиталя кока. Ординарцем он быть не пожелал, но узнав, что лейтенант назначен командиром разведроты, сам попросился в разведку. Знакомых матросов у общительного кока множество. Кок вызывает их к лейтенанту во двор на беседу, к концу дня удалось собрать группу корректировщиков из пяти человек. Лейтенант ведёт свою команду к знакомому главврачу, показывает своё новенькое удостоверение и приказывает:
  - Этих матросов я забираю с собой на лёгкую работу в штаб. Прошу немедленно организовать выписку из госпиталя, нас ждёт катер.
  К временному причалу береговой батареи катер прибыл ночью. Сначала обменялись условными сигналами, потом причалили. Командир батареи пополнению рад, корректировщиков артогня у него нет, по штату не положено. 4-х орудийная батарея строилась с расчётом защиты побережья от десанта со стороны моря, теперь орудия уже развёрнуты в сторону суши. Наблюдательный пункт тоже развёрнут в ту сторону. Два командира-артиллериста сразу нашли общий язык. Старший лейтенант Иван Заика, следуя традициям флотского гостеприимства, устраивает для пополнения поздний ужин. Еду на стол подают две женщины, жёны комсостава. Юрий Садовский предлагает им убыть на катере в Севастополь, они не соглашаются, а командир батареи молчит, не используя право приказа.
  Батарея со стороны суши не защищена, нет даже проволочного заграждения, хотя моток колючей проволоки имеется. Лейтенант Садовский рекомендует установить заграждение в тридцати метрах впереди от траншеи, где постоянно должно находиться боевое охранение с пулемётом. Если немцы подойдут близко, можно будет забросать их гранатами. Многие недоумевают: скоро должны появиться отходящие с севера наши войска с полевой артиллерией, они перекроют прибрежную дорогу, а мощные орудия поразят огнём противника на дальних подступах к батарее.
  Сигнальщик с НП батареи замечает облако пыли в северном направлении, потом уточняет: колонна танков, броневиков и крытых брезентом грузовиков с орудиями на прицепе. Командир батареи объявляет боевую тревогу. Лейтенант Садовский предлагает нанести одновременно удар по началу и концу механизированной колонны противника. 30 октября в 16 часов 35 минут береговая батарея старшего лейтенанта Ивана Заики открыла огонь по вражескому авангарду. Первая попытка противника продвинуться в этом направлении сорвана. Колонна расползается по сторонам, открывает ответный огонь из танков и орудий. Наш огонь по площадям становится малоэффективным.
  С наступлением темноты противник возобновил наступление силами пехоты, но был отбит гранатами возле проволочного заграждения. Удалось захватить в плен двух раненых немцев. От них узнали, что сводной моторизованной бригадой командует полковник Циглер, численный состав неизвестен, в бригаду вошли смешанные передовые подразделения. Задача бригады - с ходу захватить Севастополь. По маломощной рации эти сведения передают на соседнюю 10-ю батарею. До Севастополя - 40 километров.
  Утром атаки гитлеровцев на батарею возобновились. Враг подтянул тяжёлую артиллерию и танки, с воздуха пикируют самолёты, но уходить в укрытие нельзя, батарея продолжает выпускать снаряд за снарядом. Так продолжалось трое суток, пока не были разбиты все 4 орудия. После этого защитники батареи отбивались ружейно-пулемётным огнём и гранатами. Для спасения людей из Севастополя был послан тральщик. Старший лейтенант Заика отдал приказ добираться до корабля на шлюпках, сам с комиссаром и небольшой группой матросов остался прикрывать отход. Лейтенант Садовский считает это решение правильным, нужно сохранить жизнь хоть части героических защитников батареи. Оставшиеся смогут в темноте незаметно отойти и пробраться через горы до своих. Сплошной линии фронта ещё нет.
  Тральщик доставил Юрия и матросов на 10-ю батарею, которой командует капитан Матушенко. Лейтенант докладывает результаты боя: враг потерял до 30-ти танков и бронетранспортёров, десятки грузовиков и несколько сотен солдат. Предлагает немедленно организовать из состава его команды 2 - 3 группы корректировщиков артогня, расположить их на высотках вокруг батареи. После краткого обсуждения и уточнения мест расположения постов по карте его предложение принято. Корпосты отправляются на высотки.
  10-ю батарею враг захватить не смог, а данными корпостов стали пользоваться и артиллеристы самой мощной 30 батареи капитана Александера. Войска противника стали досягаемы на большом пространстве от устья Альмы до окраин Бахчисарая не говоря уже о долине Качи. Благодаря корпостам береговые батареи точно накрывали колонны танков и машин на дальних участках Симферопольского шоссе. Ещё до прибытия Приморской армии Севастополь стал выделять небольшие отряды из учебных и тыловых подразделений для защиты дальних подступов к городу. Вооружение - 2800 учебных винтовок, которые рабочие оружейных мастерских быстро превратили в боевые.
  Береговые батареи не смогли заменить отсутствие полевой артиллерии, враг продвигался и занял Качу. До центра Севастополя осталось 18 км. Первым из Приморской армии на помощь городу пришёл разведывательный батальон Чапаевской дивизии и вёл бои возле Дуванкоя, как стрелковое подразделение. Командующий Приморской армией генерал-майор Петров по прибытии разместился на командном пункте береговой обороны у генерала Моргунова. Это правильно, там находится пункт связи, оттуда идёт боевое управление войсками.
  После героической гибели 54-й батареи у Николаевки, в береговой обороне Севастополя осталось 8 батарей крупного калибра и три подвижные. Всего меньше 50-ти орудий. Огонь по врагу ведут пока лишь две батареи, расположенные к северу от города. Да бронепоезд "Железняков", построенный рабочими Морзавода. Враг пытался пробиться к Северной бухте и 7 ноября захватил хутор Мекензия, здесь он был остановлен. До берега бухты ему осталось пройти 7 км., но 9 ноября к Севастополю с боями пробились из степного Крыма поредевшие части Приморской армии. Оборона города на некоторое время стабилизировалась. Захватить Севастополь с ходу противнику не удалось.
  Лейтенант Садовский пытается узнать о судьбе трёх орудий своей Дунайской батареи, в штабе артиллерии отвечают, что такой в Приморской армии не существует. Погибла в боях, или отступила на Керченский полуостров. Юрий не верит, обращается к начальнику артиллерии полковнику Рыжи, у того каждое орудие на учёте. Узнаёт, что при отступлении по горной дороге с Ялты на Севастополь в бою потеряно одно орудие, два других включены в состав артполка Чапаевской дивизии, которая сейчас сражается в третьем секторе обороны Севастополя. Восстанавливать подвижную батарею в горной части Крыма нецелесообразно.
  Юрий вместе с бывшим коком навещает батарейцев. Встреча была и радостной и горькой. Из состава Дунайской батареи в строю осталось 10 человек. Воспоминания прерывает огневой налёт неприятеля. Враг занял удобные высоты вокруг станции Мекензия и оттуда стреляет по нашим позициям. Выбить его оттуда нашим малочисленным и плохо вооружённым пехотинцам не удаётся. Нет достаточного количества миномётов, пулемётов и автоматов. Вся надежда на артиллерию.
  На следующий день Юрий направляет в третий сектор обороны корректировочный пост, сам его возглавляет. Засекает позиции нескольких миномётов, но они стреляют из укрытий, настильным огнём орудий их не поразить, а полковых миномётов у нас нет. Связывается по рации со штабом артиллерии, просит направить на обнаруженные цели огонь гаубицы. После нескольких выстрелов одна цель поражена, потом другая. Наши пехотинцы аплодируют невидимым отсюда артиллеристам.
  За гребнями высот скрыты батареи противника, обнаружить их днём чрезвычайно трудно, но можно попытаться обнаружить ночью по выбросам пламени от выстрелов. Лейтенант Садовский располагает несколько корректировочных постов на удалённых расстояниях друг от друга. Объясняет задачу: определить по приборам азимут в направлении вспышек. Каждый пост через некоторое время докладывает ему свои данные, он наносит их на карту. Цель - на пересечении азимутов. Гаубицы открывают огонь всем полком, батарея врага, предположительно, подавлена. Наступление противника в третьем секторе на Мекензию отбито.
  Враг захватывает Байдары и ведёт наступление на Балаклаву. Оборону в этом первом секторе держат пограничники и кавалеристы, против них задействованы танки. На помощь приходят подразделения второго сектора бороны. Не захватив Балаклаву, противник меняет направление удара и развивает наступление по правому берегу речки Чёрной, впадающей в бухту возле Инкермана. Лейтенант Садовский получает приказ сосредоточить роту артиллерийской разведки в районе Сапун горы. С неё отлично видны перемещения немецких подразделений. Главная задача - уничтожить орудийным огнём пехоту противника во втором секторе обороны, не дать ей продвинуться к Инкерману. Свои корпосты лейтенант располагает на разных уровнях горы, самый нижний у хутора Дергачи, сам расположил свой НП на вершине. Связь - по телефону, лишь у командира имеется рация и постоянная связь с командным пунктом артиллерии.
  Артиллерии к середине ноября у нас уже много. Отремонтированы и введены в строй все орудия Приморской армии, пришедшие в Севастополь при отступлении от Перекопа. Всего - около двухсот пушек и гаубиц. Это около 70% их первоначальной численности, плюс мощные дальнобойные морские орудия береговой обороны, плюс многочисленная зенитная артиллерия ПВО. Главное же - централизованное управление, позволяющее концентрировать огонь почти всех орудий на наиболее угрожаемом участке фронта.
  16 ноября противник овладел Керчью. Об этом защитники Севастополя узнают из листовок, разбрасываемых вражескими самолётами. Предлагают сдать город, обещая хорошее обращение в плену. Враг просчитался, листовки только добавили мужества защитникам и упорства в обороне. 17 ноября с утра противник предпринял яростную танковую атаку, которая была отбита огнём всех видов артиллерии. Поле боя затянуло дымом от частых разрывов, корректировать огонь орудий стало невозможно. Юрий свободно вздохнул, когда штаб артиллерии перешёл на стрельбу по площадям. Атака была отбита с большими потерями для врага. А вечером снова радостное известие - очищена от вражеских автоматчиков площадка на гребне высоты перед Балаклавой, которую защищает батарея 152 миллиметровых орудий капитана Драпушко. Утром снова маленькая радость от победы, когда в ночной контратаке отбита у врага ещё одна важная высота. Немцы пытались атаковать ещё с разных направлений, но 22 ноября перешли к обороне. Первый штурм Севастополя армией Манштейна был отбит с большими потерями для двух сторон.
  После 29 ноября настали холода. Бойцам Приморской армии выдали ватники и утеплённые брюки, пошитые в Новороссийске из материала, вывезенного из Одессы предприимчивыми тыловиками. Цвет материи серый, отличается от воинских стандартов, поэтому и залежался на складах. Бойцы в окопах на передовой не привередливы, главное - одежда сохраняет тепло и не демаскирует. Приказом по армии предписано строить утеплённые блиндажи вместо землянок с расчёта, чтобы половина личного состава могла обогреться в тепле, а вторая половина была задействована в окопах и на наблюдательных постах. Ответственность за строительство возложена на командиров подразделений, от роты и выше.
  Командир разведроты лейтенант Садовский попал в трудное положение - свободных людей для строительства одного, а лучше двух блиндажей у него нет. Зато есть много начальников званием гораздо выше. Сейчас разведрота расположена во втором секторе, непосредственно подчинена начарту майору Золотову. Он старый знакомый Юрия по обороне Одессы. Прежде, чем обратиться к нему за помощью в строительстве блиндажей, Юрий продумывает предложение, которое может заинтересовать майора. При встрече предлагает разместить своих корректировщиков на часовне Итальянского кладбища. Это самая высокая точка на Госфортовой горе. Размещает своих наблюдателей на часовне, а майор Золотов выделяет артиллеристов, которые быстро сооружают блиндаж с печкой. Разведчики переселяются в тёплый блиндаж, но он тесноват, так как много места занимают приборы артиллерийской разведки. Для промывки оптики зимой положен спирт, его получает командир отделения прибористов.
  Первым осматривает местность с часовни командир разведроты. Хорошо, но не просматриваются лощины, по которым противник может незаметно подтянуть резервы. Да и местность вокруг часовни голая, заметив наблюдателей, противник сможет легко их уничтожить, даже выстрелами снайперов. А напротив, за линией фронта, гора повыше, да ещё поросшая густым лесом. По наблюдениям, постоянного поста противника там нет, лишь иногда проходит патруль. Отличное место для обустройства нашего замаскированного корректировочного поста. Пробираться незаметно через линию фронта можно будет перед рассветом, а с наступлением темноты уходить.
  В сопровождении двух краснофлотцев Юрий пробирается на поросшую лесом гору. Залегли в густом колючем кустарнике. Ближние тылы немцев отсюда отлично видны, а на нашей стороне просматривается верхушка часовни на Итальянском кладбище. С помощью компаса и артиллерийского бинокля сориентировался, пометил расположение своего поста на карте. Потом наметил чётко различимые ориентиры на стороне противника: отдельно стоящий домик, иглу татарского минарета, мостик через ручей. После этого отмечал на карте расположение орудийных и миномётных батарей, сеть траншей и окопов. В одном месте наблюдается движение немцев по траншее, исчезают и появляются из под земли. Значит, там расположен штабной блиндаж. На дороге появляется колонна автомашин с орудиями на прицепе, разгружают снаряды, ящики сносят в земляное укрытие. Потом подходит пешая колонна солдат, численностью около роты, офицеры едут на конях. По цвету шинелей понятно, что это румыны. За ними на конной тяге следуют короткоствольные пушки, значит, горнострелковая воинская часть.
  За день наблюдений карта Юрия пестрит отметками целей, блокнот заполнен записями. Час назад вблизи был замечен патруль из двух немецких солдат и татарина, очевидно проводника из местных жителей. Колючий кустарник с залёгшими в нём разведчиками обошли стороной. Темнеет, можно уходить из вражеского тыла на нейтралку, там выставлено боевое охранение, оно ожидает возвращения разведчиков. Мера не лишняя, свои же могут подстрелить.
  Юрий докладывает майору Золотову данные наблюдения, тот переносит вражеские цели на свою карту, потом сообщает результаты артиллерийской разведки в штаб. Оттуда поступает приказ: пост на высотке по мелочам не использовать, беречь для управления огнём в серьёзных боях, продолжать наблюдение. В качестве благодарности разведроту отправляют помыться в поезд-баню, который подают ночью по путям в войсковые тылы. Лучшей награды, чем баня, для фронтовиков просто не бывает!
  Не только мы засылаем разведчиков и наблюдателей на вражескую сторону. Часто так делают и немцы, располагая их на нейтральной полосе или в стыках между нашими подразделениями. С одной из вражеских разведгрупп произошла стычка, когда Юрий возвращался с поста. Как обычно, соблюдая предосторожности. Впереди шёл старшина. Отойдя метров на двадцать, приседал за кустом, потом сигналил рукой командиру. Юрий подбегал е нему и разрешал движение замыкающему разведчику. Так и перемещались, оберегая командира - у него карта с важными разведданными.
  Немец в масхалате появился неожиданно. Автомат висит на груди, в руке держит пистолет. Старшина ударом приклада валит его на землю, но офицер успевает выстрелить. Юрий даёт короткую очередь через куст, заметив за ним две тени, которые с коротким вскриком валятся на землю. Третий наш разведчик обегает куст и стоит с автоматом наготове над телами двух немцев. Подождав Юрия, устремляется вперёд, обследуя ближайшую местность. Через минуту возвращается и знаками показывает - вокруг никого нет. Юрия разбирает смех - после стрельбы можно и говорить вполголоса. Приказывает трупы немцев обыскать, забрать документы, масхалаты, оружие, рюкзаки. Два трупа сбрасывают с обрыва. Разведчики покидают место стычки, уводя пленного, который после удара может ходить, но спотыкается и соображает ещё плохо. Его бережно поддерживает за предплечье старшина, связав немцу руки за спиной и воткнув в рот кляп. Через десяток минут достигают нейтральной полосы, здесь их уже встречают свои, можно немного передохнуть.
  Юрий ощущает мокроту в области груди и на животе. Неужели ранен? Под ватником он держал плоскую флягу со спиртом, сейчас она пробита пулей, половина содержимого вытекла. На груди у Юрия в области сердца виднеется лишь коричневое пятно - след от удара пулей. Разведчики хохочут, поздравляют командира со вторым днём рождения. Тут же допивают спирт, каждому досталось по маленькому глотку. Пожалели и молоденького немецкого лейтенанта, который брезгливо отплёвывался после кляпа, дали и ему глотнуть из фляги. Глаза немца выпучились, из них полились слёзы. Отдышавшись, заговорил: "Раньше я не верил, что русские мучают пленных, теперь убедился, что это так. Не давайте больше огненной воды, я всё расскажу, что знаю".
  Пленный офицер рассказал многое, что знал. Сообщил, что к Севастополю подтягивается артиллерия крупного калибра, в том числе особо мощная. Место расположения батареи ему было неизвестно, предположительно, в районе Бахчисарая. От знакомых артиллеристов слышал, что с Германии прибыло несколько сотен специально обученных солдат, которые будут обслуживать одно сверхмощное орудие. Эти сведения требуют проверки, о них сообщают армейским разведчикам, те отвечают, что подтверждающих показания пленного данных не имеют. Офицера на ближайшем корабле отправляют на "Большую землю", в Новороссийск. Для него война счастливо закончилась.
  Манштейн назначил решительный штурм Севастополя на 17 декабря, но об этом в штабе Приморской армии не знали. Вокруг Севастополя сосредоточилось семь пехотных дивизий и две горнострелковые бригады. Группировка врага насчитывала 1275 орудий и миномётов, свыше 150 танков, до 300 самолётов. В 7 часов утра противник начал артподготовку по всему фронту, которая длилась 40 минут. Занять удобный корректировочный пост разведчикам лейтенанта Садовского не удалось, немцы накануне подтянули резервы и образовали сплошной фронт вокруг Госфортовой горы с Итальянским кладбищем. Эта гора господствует над Чернореченской долиной, немцы стремятся её захватить.
  Разведрота участвует в отражении атаки, как пехотное подразделение, помогая краснофлотцам 7 морской бригады Жидилова удержать гору. Это неправильно, Юрий это понимает, но немцы имеют численный перевес, они диктуют свою волю, а в обороне каждый боец дорог. Два дня идут упорные бои, гора переходит из рук в руки. Только с наступлением ночи Юрий имеет возможность доложить по рации начальнику штаба артиллерии майору Васильеву обстановку на наблюдаемом участке фронта. Судя по ответам, она ему известна, проводная связь штаба со многими подразделениями сохранилась. На третьи сутки прибывает подкрепление - батальон матросов Черноморского флотского экипажа. С их помощью удалось удержать западный склон горы, обращённый в нашу сторону, Итальянское кладбище заняли немцы. Комбриг Жидилов тяжело ранен, в командование бригадой вступил комиссар.
  Теряли силы и немцы, их наступательная мощь слабела, но активность противника не прекращалась и с наступлением темноты. 21 декабря Юрий с краснофлотцами с удивлением наблюдают небывалое: немцы идут в атаку без шинелей, в одних мундирчиках с закатанными рукавами. И это зимой! Непонятно, на какую психологическую хитрость рассчитывал противник, но он просчитался. Весь второй сектор обороны дружно поднялся против них в контратаку. Противник бежал, устилая склон горы трупами, а наши продолжили атаку и вновь заняли высоту с Итальянским кладбищем. От пленных узнали, что шинели им приказали сбросить офицеры, сказав, что вернут их после взятия Севастополя. Только после выхода к Северной бухте солдат обещали покормить.
  От разрыва мины погибает на высоте майор Золотов, непосредственный начальник Юрия во время пребывания разведроты во втором секторе. Не только умный и храбрый, но и заботливый командир. Разведчики предлагают отомстить немцам за него и погибших в контратаке на склоне Госфортовой горы. Юрий идёт к полковнику, начальнику артиллерии второго сектора. Предлагает возобновить работу корректировочного поста в тылу немцев. После обстоятельного разговора полковник даёт "добро".
  В операции принимает участие весь наличный состав разведроты, в живых осталось два десятка человек. В утренних сумерках выступили в поход, нагруженные рацией, оружием и гранатами. По пути движения Юрий оставляет по три краснофлотца в засадах. Задача у них простая - отбиваться от врага, если тот попытается перерезать "коридор" для выхода основной корректировочной группы с рацией. В горах не так уж много удобных тропинок для подъёма со стороны долины, но много удобных мест для засад. Пять засад по три бойца - большая сила, должны надолго связать боем и задержать атакующего снизу противника.
  Ближние тылы противника видны, как на ладони. Артиллерийских батарей, особенно миномётных, у противника заметно прибавилось. После нескольких одиночных пристрелочных выстрелов Юрий переходит на поражение артиллерийских батарей. На него работает гаубичный полк, возможно, полковник подключил и другие полки. Видно, как снаряды накрывают позиции вражеских батарей. Ответного огня нет, немцы после первых разрывов попрятались в укрытия. Кто успел до них добежать. Большой силы взрыв сотрясает воздух, это снаряд попал в склад боеприпасов.
  Обстрел немецких позиций длился двадцать минут, потом интенсивность огня стала ослабевать. Юрий знает причину - у нас мало снарядов, хотя недавно транспорт "Чапаев" доставил боеприпасы из Поти. Снабжает Севастополь боеприпасами Закавказский фронт, штаб которого расположен в Тбилиси. Прорваться транспортам в бухты осаждённого города под ударами авиации и артиллерии противника нелегко, каждый приход кораблей сопряжён с огромным риском, но моряки идут на всё, чтобы отстоять Севастополь.
  Корректировочному посту пора уходить, не дожидаясь, пока его окружат. Противник опытный, сразу понял, откуда корректируют по нему огонь, возможно, радиоразведка засекла работу рации. Пока что удалось отбиться от усиленных патрулей, не подпустив их на расстояние броска гранаты. Юрий приказывает корректировочному посту уходить "все вдруг", не оставляя на этом месте засады. И правильно сделал, противник сам замешкался, обстреливая пустые кусты, а разведчики тем временем скатились в лощинку, где бой вела вторая тройка, успешно отбивая атаки горнострелкового взвода румын. Постепенно численность разведчиков пополнялась новыми тройками, пока не достигли оголённого от кустов восточного склона Госфортовой горы. Открытое пространство до вершины с Итальянским кладбищем необходимо преодолеть ползком, под ружейно-пулемётным огнём противника, другого пути нет.
  Помощь пришла своевременно от наших снайперов. Немного впереди, слева и справа, защёлкали частые выстрелы АВТ - автоматических винтовок Токарева. Быстро поразили наиболее опасные цели, разведчики почти без потерь вышли к своим. Несколько легкораненых - не в счёт. Юрий по ходу пытался определить замаскированные места расположения снайперов. Не удалось, хотя выстрелы звучали совсем рядом. Хорошо маскируются наши девчата!
  Ещё со времени обороны Одессы известны в Приморской армии имена снайпера Людмилы Павличенко и пулемётчицы Нины Ониловой. Бывшая студентка Киевского университета стала снайпером, истребив под Одессой около 200 фашистов. В обороне Севастополя счёт убитых ею врагов продолжает расти. Знакомство Юрия с Людмилой не состоялось, хотя он и пытался выразить ей благодарность от имени разведчиков. Суровый на вид капитан в блиндаж к девчатам его не пропустил - снайперы отдыхают. Принял лишь подарок - плитку шоколада, который кок выменял у лётчиков в обмен на трофейный пистолет.
  Бои продолжались, особенно напряженные на центральном участке, где наши полки были отжаты к станции Мекензиевы Горы. 29 декабря эту станцию противник всё-таки занял. Никогда противник так близко не приближался к Севастополю. Но этот день принёс и радость - ни один вражеский снаряд не упал в бухту. Это открыл огонь по долине Бельбека главным калибром линкор "Парижская коммуна", вошедший в Южную бухту. Утром тяжёлая батарея противника открыла было огонь, но артиллеристы линкора, получив от корректировщиков координаты батареи, уничтожили её несколькими залпами.
  В конце ноября защитники Севастополя узнали о разгроме немецких войск под Ростовом, а 12 декабря по радио передали сообщение Совинформбюро о провале немецкого плана окружения и взятия Москвы. К этому времени в Севастополе вошли в строй ещё восемь стационарных батарей, оснащённые орудиями с затонувшего крейсера "Червона Украина" и повреждённых эсминцев. Зато зенитной артиллерии значительно убавилось, Из трёх флотских зенитно-артиллерийских полков два были отправлены на Кавказ прикрывать Новороссийск и другие порты. 30 декабря получено сообщение : " Войска Закавказского фронта и корабли Черноморского флота захватили города Керчь и Феодосию... Наши части выходят в тыл противнику, осаждающему Севастополь".
  Второй штурм защитники Севастополя отбили, но снять осаду не удалось. Враг был ещё очень силён, но наши контратаки приносят успех. В ночь перед Новым годом взят в плен немецкий майор, назначенный комендантом Севастополя. Попал таки "комендант" в город!..
  Было в то время на Северной стороне ещё не разрушенное Братское кладбище с часовней, напоминающей шлем древнерусского воина. Надпись у ворот с невысокой аркой сообщала, что здесь покоятся 127 тысяч защитников Севастополя, оборонявших его в 1854 - 1855 годах. Большим спросом у наших бойцов пользуется книга С.Н. Сергеева-Ценского "Севастопольская страда". В частях задают вопросы об адмирале Нахимове, о матросе Кошке. Они живут, пока в сердцах людей хранится о них память!
  
  Новое назначение.
  
  Лейтенанта Садовского вызывают в штаб флота, расположенный под землёй возле Южной бухты. Капитан 2 ранга Жуковский был краток.
  - Пришла депеша из Москвы. Штаб ВМФ требует направить в его распоряжение командира разведроты с боевым опытом в звании старшего лейтенанта, артиллериста, знающего английский язык. Нет у меня выбора, кроме тебя. Звание мы тебе сейчас повысим, в Москве утвердят. Английский в дороге подучишь, вечером полетишь на самолёте из Херсонеса в Геленджик, дальше - на попутных рейсах. Вопросы есть?
  - Есть. Я понимаю, что время отдельных разведрот прошло, нужны более крупные формирования. Предлагаю: - остаток бойцов моей роты включить в состав Отдельного разведывательного артиллерийского дивизиона. Со стороны его командира, майора Савченко, такое предложение имею.
  - Добро. Не примут в Москве - просись обратно в Севастополь.
  Юрий собирается в дальнюю дорогу. Куда - не говорит, а находившиеся в блиндаже разведчики не спрашивают - не принято. Одобрительно посматривают, как командир надевает тёплое бельё и утеплённые брюки неуставного цвета. Ясно - на задание в тыл врага. Озадачивает их флотский китель, чёрная шинель и уставная шапка. В такой форме в тыл врага не ходят. Посматривают на старшину команды, который готовит для командира продукты. Тот задаёт резонный вопрос:
  - На трое суток с фляжкой спирта хватит?
  - Продуктов достаточно на двое суток, а спирт возьму.
  Разведчики облегчённо вздыхают. Командир малопьющий, плоскую фляжку берёт на задание он, а распивают сообща все живые, вернувшиеся с задания. Заодно поминают и погибших.
  На взлётной полосе аэродрома Херсонеса стоит пассажирский "Дуглас". Из подъехавшего автобуса санитары заводят в салон раненых, которые ещё могут самостоятельно передвигаться. Это лица командного состава - на костылях или однорукие, многие с бинтами на голове. Пока идёт посадка, Юрий ведёт переговоры с экипажем. Договаривается с лётчиками, чтобы они передавали его другим экипажам с рук на руки. До Москвы он согласен лететь на чём угодно.
  Места для сидения в "Дугласе" уже не нашлось. Юрий удобно разлёгся в хвосте самолёта на полу, подстелив под шинель чехлы для моторов. До Геленджика хорошо поспал, не думая о том, что безоружный пассажирский самолёт могут сбить зенитки или ночные истребители Ме-110. На попутных рейсах добрался до Курска, а до Москвы пришлось лететь на бомбардировщике, которого перегоняли на авиазавод для ремонта.
  Ночная Москва встретила Юрия морозом 30 градусов. Движение редких автомашин только по пропускам, пассажиров водителям брать запрещено. Зашёл в здание аэровокзала, здесь относительно тепло, в "буржуйке" горят дрова, на полу разместился, сидя или лёжа военный люд, которого переменчивая судьба загнала в этот час в это место. По залу ходит военный патруль, пинками будит спящих и проверяет документы. Юрий сам напросился на проверку, надеясь, что патруль задержит его и отправит в комендатуру, а там разберутся и помогут добраться до наркомата ВМФ. Нарушение формы одежды очевидно, но младший лейтенант возвращает Юрию удостоверение личности. Объясняет, что в ночное время в городскую комендатуру приказано доставлять только пьяных дебоширов, подозреваемых в шпионаже и дезертиров. Впрочем, последних разрешено расстреливать без суда. Если старший лейтенант так стремится попасть в комендатуру, то имеет право обратиться к коменданту аэровокзала, машина с водителем-часовым находится только в его распоряжении.
  Юрий высмотрел небольшое здание, рядом с крыльцом стоит полуторка с работающим мотором. Понятно, часовой-водитель сидит в кабине и прогревает мотор. Достаёт фляжку спирта, делает глоток, потом растирает лицо и брызгает на воротник шинели. Приближается к машине, выделывая ногами пьяные кренделя, иногда падая в сугроб. Комедию ломал напрасно, часовой в кабине спит, Юрия не замечает. Приходится его будить, царапая боковое стекло и выкрикивая слова, немецкие и английские. Часовой проснулся, вышел из кабины и наставил на Юрия наган. Пришлось упасть на снег, надеясь, что не будет же он стрелять в лежащего моряка. Часовой помогает Юрию подняться и ведёт под конвоем на крыльцо, потом заводит в комнату. Юрий делает вид что упирается, один раз, падая, даже сбил часового с ног. Тот звереет, мастерски заламывает Юрию руку и докладывает сидящему за столом капитану:
  - Задержал пьяного дебошира и немецкого шпыгуна. Пытался угнать машину и матерился не по-нашему. Прикажете шлёпнуть сейчас или отвезти в комендатуру?
  - Я тебе шлёпну, дурья голова. Подозреваемых в шпионаже приказано оберегать и доставлять в комендатуру, там разберутся, выявят их связи. Сопровождающего тебе дать или сам доставишь?
  - Обижаете, товарищ капитан. От сержанта Петренко ещё никто не убегал.
  - Тогда вези сам, а я позвоню в комендатуру майору госбезопасности, чтобы на КП вас не задержали. Там доложишь, как положено, да и обо мне не забудь упомянуть.
  Юрий произносит сквозь зубы несколько немецких и английских слов, после которых капитан хватает трубку телефона.
  Ночная Москва сурова, на перекрёстках улиц стоят патрули, машину несколько раз останавливали, водитель предъявлял пропуск. Лучом фонарика освещали лицо Юрия, который притворялся спящим. Документы у него не проверяли после слов водителя:
  - В комендатуру везу. Дрыхнет. Пьяница, дебошир и немецкий шпион. Там разберутся.
  В пути водитель унюхал фляжку со спиртом за отворотом шинели Юрия. Забрал, понюхал, сделал маленький глоток, потом большой. Удовлетворённо крякнул, вытерся рукавом. Потом пил ещё.
  На КП у комендатуры их машину, похоже, ждали, пропустили без осмотра во двор. Сержанта развезло, Юрию пришлось поддержать его, ухватившись за него. Так, полуобнявшись, зашли в кабинет майора госбезопасности, дверь перед ними предупредительно открыл адъютант. У сержанта ещё хватило сил доложить:
  - Доставил троих задержанных. Пьяницу, дебошира и немецкого шпиона. Капитан обещал по телефону добраться.
  После этих слов сержант сполз по стенке на пол, улёгся и захрапел.
  Юрий по-строевому сделал три шага к столу майора, доложил по всей форме, протянул удостоверение. Тот мельком взглянул на него, удостоверился, что на нём имеется известная лишь командирам госбезопасности тайная отметка, вернул его Юрию. Вышел из кабинета, сделав распоряжение адъютанту:
  - Вызови следователя, пусть оформит моряку неоправданное задержание. Сержанта и его капитана из комендатуры немедленно уволить, отправить на передовую.
  Задержать человека просто, а оформить неоправданное задержание очень сложно. Юрий выложил перед следователем вещевой и денежный аттестаты, командировочное предписание, удостоверение к медали "За отвагу". Следователь внимательно всё прочитывает, делая записи в оправдательном документе, иногда спрашивая Юрия - где, когда, кем выдан. Адъютант тем временем названивает в наградной отдел, выясняя подлинность медали. Юрий недоумевает - неужели и в наградном отделе ночью не спят? Оказывается, что так. Через некоторое время оттуда сообщают: лейтенант Юрий Иванович Садовский награждён ещё и орденом Красной Звезды, но награда пока не вручена. Адъютант со следователем первые поздравляют Юрия прямо в следственном изоляторе.
  Утром адъютант на "эмке" сопровождает Юрия к зданию наркомата ВМФ, сдаёт в бюро пропусков. Рослые щеголеватые краснофлотцы на входе, одетые строго по "форме 5", хмуро посматривают на лейтенанта, одетого в ватные брюки непонятного цвета и кирзовые сапоги. Их возмущает настойчивая просьба, даже приказ, немедленно доложить о его прибытии из Севастополя старшему командиру, кому угодно, хоть адмиралу. Слово "Севастополь" срабатывает, как пароль. После переговоров по телефону Юрию выписывают пропуск и сопровождают в кабинет помощника начальника штаба ВМФ по вооружению. Хорошо, что Юрий успел снять фронтовые брюки и одеть форменные. Капитан 2 ранга встречает Юрия по-уставному, но с флотским гостеприимством. Беседа происходит за столиком, куда вестовой поставил два стакана чая, печенье. Кап 2 расспрашивает Юрия о боях, в которых тот принимал участие, просит выразить своё мнение о сильных и слабых сторонах артиллерии, как нашей, так и немецкой.
  Юрий отвечает, что необходимо повысить дальнобойность наших орудий за счёт удлинения ствола, приводит пример удачной замены ствола полевого орудия на ствол от зенитки. Также при стрельбе ночью орудия демаскирует пламя, вылетающие со ствола, необходимо концы стволов снабдить пламегасителями. Унитарные снаряды доставляют на передовую в деревянных ящиках, это хорошо, но они покрыты толстым слоем пушечного сала, много времени тратится на удаление консервирующей смазки. Боеприпасы расходуются быстро, на складах не задерживаются, слой смазки необходимо уменьшить. Слабой стороной нашей артиллерии является отсутствие хорошей радиосвязи между батареями и пунктом управления, пока что выручает телефонная связь, но при обстреле она повреждается. Для корректировочных постов нужны рации с повышенной дальностью связи и защищённые от шумов.
  Замечает за собой излишнюю болтливость, у старшего по званию есть дела важнее:
  - Прошу прощения, что отнимаю у вас время, этой информацией вы наверняка владеете.
  - Владею, но не полностью. Теперь услышал много полезного от фронтовика. Изложи свой фронтовой опыт в рапорте на моё имя. Обязательно приведи потери наших войск от авиации противника, свидетелем которых ты был. Укажи контрмеры, которые нужно было принять, чтобы уменьшить эти потери. Резких выводов не стесняйся, насколько я заметил, парень ты не робкий. С "эрликонами" знаком? Придётся познакомиться с опытом их производства и применения в бою у наших союзников. Полетишь в США военпредом, если успеешь за неделю овладеть английским разговорным языком.
  - Без помощи переводчика не успею. Прошу разрешения вернуться в Севастополь.
  - Не горячись, будет переводчик.
  Юрия поселяют в гостинице подмосковного посёлка, рядом расположен аэродром. В комнате уже есть постоялец. Тоже моряк, в звании старшего лейтенанта. Андрей вызван с Балтики. После гибели корабля ушёл в морскую пехоту, командовал разведротой, был ранен. После выздоровления откомандировали в Москву, приказали совершенствовать знание английского языка, зачем - не объяснили.
  - Будем изучать английский вместе, вдвоём веселее. Завтра обещают прислать переводчика.
  Целый день до отупения мозгов занимались переводом и чтением вслух английских текстов, которыми снабдили Андрея ещё в Ленинграде. Радовались прогулке по морозу в столовую для лётчиков, куда они сдали свои продовольственные аттестаты. Кормят вкусно и хорошо, отощавший после блокадного госпиталя Андрей просит ещё добавки, ему не отказывают. После возвращения в гостиницу - получасовый сон, потом снова изучают английский. В сон клонит ужасно, приходится открыть форточку и накинуть на плечи шинели. Взбодрились, смеются. Выдумывают теорию, что при усиленной работе мозгов температура головы повышается, потому и появляется ощущение тепла. Ночью спят, как убитые.
  Утром в их номере появился переводчик. Мужчина лет сорока, одет в полувоенную форму, но со строевой выправкой. Разговаривает только на английском языке, представился, как Иван Иванович. Внимательно смотрит на лица старших лейтенантов, просит повторить его слова. Морщится от ужасного акцента, вынимает из вещмешка несколько патефонных пластинок, просит принести от дежурной патефон и передать ей просьбу поставить в номере ещё одну кровать, жить он будет здесь. Повторять, сказанное им, приходится дважды, только после повтора он командиров отпускает, добавив, что они сейчас курсанты, а он преподаватель, обязаны слушать его беспрекословно.
  Юрий с Андреем смиряются после нескольких часов занятий, ощутив пользу от методики преподавания. Чтение вслух сразу же корректирует преподаватель, прося повторить несколько раз неправильно произнесённое слово, потом приказывает повторить текст. После чтения слушают записи на патефонных пластинках, стараются их произнести в собственном исполнении. Малейшую ошибку Иван Иванович сразу же замечает и просит исправить.
  На обед идут все вместе в лётную столовую, разговаривая на отвлечённые темы, которые выбирает преподаватель. В столовой их столик обслуживает девушка, знающая английский. Иван Иванович её представляет:
  - Лиза, моя студентка. Находится здесь на практике. Она будет обучать нас хорошим манерам во время еды. Я в этом деле профан. Знаю только, что вилку нужно держать в левой руке, а нож в правой.
  Девушка с улыбкой поправляет преподавателя:
  - Не Лиза, а Элизабет. А хорошие манеры за столом зависят не от обучения, а от внутренней культуры и привычек, которые приобретают курсанты военно-морских училищ.
  Юрий с Андреем встают и с полупоклоном представляются девушке. Она продолжает:
  - И не вздумайте руки целовать незнакомой женщине. На официальных деловых приёмах за границей это не принято, а в ресторанах посетителей обслуживают мужчины. Главное - ведите себя непринуждённо и естественно, не привлекая к себе излишнего внимания.
  Юрий в Лизу сразу влюбился, ему хочется произвести на неё наилучшее впечатление. Выпрямился, сидя на стуле, расправил плечи, старается есть аккуратно и не спеша. Жалеет, что на нём поношенный китель, заштопанный на плече, да ещё с нашивками лейтенанта на рукаве, хотя по удостоверению он старший лейтенант. Представление на повышение звания обещали утвердить, но оно ещё ходит где-то в верхах. И главное, он почему-то стесняется носить медаль "За отвагу". Награда не командирская, а солдатская, очень уважаемая бойцами. Втайне Юрий ею гордится, но она не подчёркивает его командирской доблести, лишь вызывает ненужный интерес и расспросы любопытных: - где, когда и за что её заработал. А орден "Красной Звезды" ему ещё не вручили.
  Лиза основное внимание уделяет Андрею. Сообщает, что два курса училась в Ленинграде, влюблена в этот город, много студенток университета дружили с курсантами Военно-морского училища, где учился Андрей. Жаль, что она не имела возможности вместе с шефами посещать училище, была занята до предела, так как одновременно училась ещё в аэроклубе. Просит Андрея побольше кушать, этикет - для сытых и здоровых, а он после госпиталя в блокадном Ленинграде обязан восстановить свои силы. Все эти фразы произносит на английском языке, на русском говорит только имя - Андрюша. Сердце Юрия сжалось и опустилось вместе с пищей в самый низ живота. Сразу сообразил, что умная девушка заметила его влюблённые взгляды и одним словом дала понять, кому из двоих моряков отдаёт предпочтение. Шансов завоевать сердце девушки у Юрия нет.
  В гостиницу постепенно стали прибывать лётчики. Большинство имеет звание сержантов. Понятно - ускоренный выпуск лётных училищ, освоили только взлёт и посадку. Звание лейтенанта получат на фронте, когда туда попадут и выживут в нескольких воздушных боях, а сейчас они называют себя "перегонщиками", иногда - "янки". Задачу командование поставило перед ними простую - получать в США по лэнд-лизу самолёты и перегонять их на фронт. Молодые пилоты этим назначением недовольны, завидуют своим друзьям, которым удалось по пути из училищ сбежать на фронт.
  Долго грустить и обижаться на судьбу молодёжь не умеет. Гостиница наполнилась шумом, беспричинным хохотом и весельем. Пока не прибыл командир эскадрильи в звании майора. Сразу ввёл жёсткий распорядок дня, как в училище. Побеседовал с Юрием и Андреем, попросил старших лейтенантов поддержать дисциплину, подать пример молодёжи. Утром - обязательная зарядка на свежем воздухе, хождение в столовую - только строем. После беседы с Иваном Ивановичем объявил, что лётчики тоже будут заниматься изучением английского языка, завтра должен прибыть новый преподаватель.
  Новый преподаватель заезжает во двор гостиницы на стареньком автомобиле марки "Форд". За рулём - Лиза в новенькой форме младшего лейтенанта флотских ВВС. Приглашает в кабину Юрия с Андреем. Сообщает, что знание английского языка им зачтено, акцент только плохой, но в США большинство жителей разговаривают на плохом английском, вы не будете там исключением. Она же получила назначение на место переводчика в отряде советских лётчиков на военной базе США в Фербенксе, это на Аляске. Полетим туда вместе, если вы выполните последнее задание командования: отгоните этот "Форд" без приключений к зданию Наркомата ВМФ, заодно научитесь управлять автомобилем. Водительские права получите в США, наш консул обеспечит вас машиной. В Наркомате получите инструктаж и возвратитесь сюда. Вопросы есть?
  Сияющий Андрей отвечает:
  - У матросов нет вопросов. Разрешите занять ваше место за рулём и попрактиковаться в разворотах на этом тесном дворе?
  Лиза дарит ему очаровательную улыбку. После Андрея место за рулём занимает Юрий. Управлять машиной легко, раньше он водил на небольшие расстояния только грузовые немецкие "Опели" и наш ЗИС-3, подменяя уставших водителей. Сигналит Лизе с Андреем, что пора отъезжать, а они никак не могут расстаться, увлекшись разговором. На прощание Андрей целует Лизе руку. Вот это номер! Быстро же Андрей объяснился в любви.
  До наркомата добрались, не расспрашивая дороги у патрулей. Большинство машин движется в Москву или из Москвы. За рулём большую часть времени провёл Юрий. Андрей погрузился в приятные мечты, по лицу блуждает глупая и счастливая улыбка. Наконец очнулся, запросился сменить Юрия за рулём. Посмотрели командиры в глаза друг другу, хлопнули по ладошкам и рассмеялись. Андрей - весело и счастливо, Юрий - с грустью, мысленно прощаясь со своей безответной любовью.
  В Наркомате ВМФ проходят инструктаж. Оба назначены военными представителями наших атташе по приёмке артиллерийских систем кораблей, которые строятся по заказу на судостроительных верфях западного побережья США. Обязаны не только присутствовать на приёмо-сдаточных испытаниях, но в будущем должны обучить наших комендоров, которые прибудут в составе экипажей для перегонки кораблей через Тихий океан. Вопросы есть?
  - Есть. Корабли какого класса предстоит нам принимать?
  - Любого. Начиная от малых противолодочных кораблей, торпедных катеров, тральщиков и корветов. Принимайте всё, что способно пересечь океан своим ходом и вооружено, хотя бы "эрликонами". Без надёжной зашиты средствами ПВО корабли не принимать! Вам разрешается подписывать договоры с частными судостроительными фирмами и их посредниками на поставку отдельных видов вооружения и боеприпасов, а также автотранспорта и паровозов. Научитесь заключать с капиталистами сделки и торговать! Для доставки товаров между Союзом и США будут курсировать наши транспорты. Берите всё, что дают нам союзники по закону о лэнд-лизе. Не стесняйтесь, этот закон уже оплачен кровью наших солдат, которые одни несут на своих плечах тяжесть войны с фашизмом. Союзники Второй фронт до сих пор не открыли, как обещали.
  Юрия с Андреем переодевают. Взамен изношенного обмундирования выдают полный комплект новенького, от белоснежной формы один до формы пять, да ещё и дополняют кожаными регланами на меху. Обмундирование с трудом удаётся разместить в двух солдатских вещмешках, а регланы командиры сразу одели вместо шинелей. Немного поторопились, приказано пройти в актовый зал в кителях и с кортиками.
  Актовый зал пуст, лишь первый ряд наполовину заполнен сотрудниками Наркомата. Высшее руководство разъехалось по флотам. На сцене седой контр-адмирал произносит краткую речь в честь славных защитников Одессы и Ленинграда, оглашает Указ о награждении и прикрепляет на кители Юрия и Андрея ордена Красной Звезды. Сотрудники Наркомата аплодируют и сразу же покидают зал. Адмирал приглашает пройти награждённых в небольшую комнатку, где на столе стоят две бутылки - водка и минеральная вода. Сам наливает по полстакана водки Юрию и Андрею, в свой стакан льёт минеральную воду, потом доливает несколько капель водки. Просит опустить ордена в свои стаканы, произносит краткий тост в честь Юрия и Андрея. Выпивают стоя.
  Затем адмирал забирает ордена и удостоверения личности, они будут храниться в Наркомате до Дня Победы. Там же будут находиться их денежные и вещевые аттестаты. С этого дня Юрий и Андрей считаются убывшими в заграничную командировку, командирское жалованье будет накапливаться, выплатят после возврата с командировки. Расходы на их содержание за границей будет оплачивать атташе ВМФ через консулов, которые находятся в крупных портовых городах западного побережья США. Торжественно вручает заграничные паспорта.
  20-ти местный "Дуглас" готов начать перелёт с подмосковного аэродрома на Аляску, но нелётная погода препятствует. Лиза с Андреем занимается обучением молодых пилотов английскому языку, хотя бы в объёме лётных терминов, необходимых для радиосвязи в воздухе. Юрий согласился отпечатать этот краткий русско-английский разговорник на пишущей машинке под копирку. Дело движется очень медленно, особенно много ошибок он делает при переходе с латинского шрифта на русский и обратно. Вечером Лиза с Андреем уходят в метель на прогулку, а Юрий валится на койку и засыпает, как убитый. За два дня эту адскую работу осилил, сдаёт Лизе 20 экземпляров разговорника. Девушка проверяет текст и награждает Юрия поцелуем в щеку.
  Перед вылетом майор направляет всех на расчистку взлётной полосы лопатами от снега, после этого объявляет посадку. Работа разогрела, несмотря на жестокий мороз. Участники перелёта одеты в кожаные куртки на меху, унты и лётные шлёмы. Лиза в меховых унтах несколько большего размера похожа на медвежонка, над ней подшучивают молодые сержанты, хотя она старше их по званию. В ответ на шутки она произносит на английском несколько слов, просит шутников повторить, подключает к такой игре всех сидящих в самолёте. В салоне стоит шум, не умолкает хохот. Все на время забывают, что на земле бушует жестокая война, ежеминутно пополняя число жертв за счёт бойцов и мирного населения.
  Над необъятными просторами Сибири царит мороз, но небо ясное, погода благоприятствует перелёту. В аэропортах задерживаются лишь на время, необходимое для заправки топливом и отдыха экипажа. После Петропавловска на Камчатке самолёт берёт курс на Анадырь, огибая занятые японцами Курильские острова. Между США и Японией идёт война, пассажирский "Дуглас" могут сбить, хотя на крыльях ясно различимы красные звёзды. Правительство СССР строго соблюдает договор о нейтралитете с Японией, лишние международные конфликты нам не нужны. Также строго соблюдает и союзнические обязательства в отношении правительства США, которому Гитлер объявил войну в декабре 41 года. Надеялся, что Япония после этого объявит войну СССР, но просчитался. Японцы предпочли завоёвывать районы Юго-Восточной Азии, богатые нефтью и другими видами сырья, необходимыми для продолжения войны.
  Самолёт благополучно достиг Аляски и приземлился на аэродроме Фербенкс. Первые колонизаторы Аляски - россияне, но вследствие удалённости этой территории не выдержали конкуренции с англичанами и американцами. В 1867 году правительство царской России за 7,2 млн. долларов продало Аляску с Алеутскими островами США. В 1942 году Аляска ещё не была штатом, а управлялась правительством США, как "территория без местного самоуправления". Лишь в 1959 году она была превращена в 49-й штат США.
  Главная достопримечательность Фербенкса - крупная военно-воздушная база. Также в окрестностях ведутся лесоразработки и производится добыча золота, но хозяева небольшого городка - военные. Лётчики вылетают отсюда на патрульные полёты вдоль Алеутских островов и дальше, насколько позволяет запас горючего. Военные действия в этом отдалённом районе не ведутся, пилоты откровенно скучают. Прилёт советского самолёта в этот богом забытый уголок - событие. Встречают "советик" доброжелательно и даже радостно, правда, несколько бесцеремонно. Молодых сержантов поселили в казарме, командирам предлагают жильё в деревянных финских домиках, удивлены, когда те отказываются. Майор заявляет, что все будут жить в казарме, спальные помещения по четыре человека достаточно комфортны. Не дав отдохнуть после перелёта, американцы приглашают в клуб-кафе, он же служит столовой. Командир авиабазы произносит короткую приветственную речь, предлагает тост за россиян-союзников и за Сталина. В ответной речи наш майор предлагает выпить за президента Рузвельта.
  Переводчиком служит Лиза, вопросов ей задают множество, главный - как долго СССР выстоит в войне против Германии. Она умело переключает внимание на Юрия с Андреем, сообщая, что участники войны лучше ответят на все вопросы любознательных американцев, а молодым пилотам нужно отдохнуть перед ознакомительными полётами на новых американских истребителях Р-38 "Аэрокобра". Майор и Лиза уводят советских пилотов из кафе, а Юрий с Андреем ещё долго отвечают на вопросы о защите Одессы, Севастополя и Ленинграда. Американцы восхищаются доблестью русских, обещают в ближайшем будущем открыть Второй фронт, горят желанием встретиться в воздушном бою с прославленными немецкими ассами. Вновь звучат тосты.
  Расходятся после застолья поздно, несколько американцев провожают Юрия с Андреем до казармы. Шагают обнявшись, так легче держаться на ногах. Моряки в пути обучают союзников русскому языку. Обучение начали с песни:
  Раскинулось море широко
  И волны бушуют вдали,
  Товарищ, мы едем далёко,
  Подальше от нашей земли.
  Возле дверей казармы ещё долго поют, никак не могут расстаться. На шум выходит майор, Юрий с Андреем докладывают ему, что по просьбе союзников обучают их русскому языку, песни - самый лучший в мире метод обучения, они сами его придумали. Стоят по стойке "Смирно", не качаясь. Двое американцев, лишившись поддержки, валятся в снег, двое ещё стоят на ногах. Майор приказывает довести союзников до кафе и передать их с рук на руки первому трезвому, самим немедленно вернуться в казарму.
  Протрезвев, докладывают майору, что пьяны они не были, нарочно притворялись, чтобы не обидеть союзников. Рюмки для виски у них маленькие, пьют крохотными глотками, разве может русский после таких порций опьянеть? Майор вздыхает:
  - Жаль, что вы уже не мои подчинённые. Получена радиограмма с приказом отправить вас ближайшим авиарейсом дальше, одного в Сиэтл, другого в Сан-Франциско, в распоряжение консулов. Я же намерен был использовать вас на зачистке взлётной полосы аэродрома от снега.
  Чистить аэродром лопатами от снега в Америке не принято, для этого имеется разнообразная снегоуборочная техника. Авиарейс из Сан-Франциско прибывает вовремя, Юрий с Андреем занимают места пассажиров. Лиза их не проводила, она с майором сейчас находится на вышке, откуда они управляют по радио обучением молодых пилотов рулёжке и подскокам на незнакомом истребителе. Первым это простейшее упражнение освоил утром майор, потом Лиза. Молодым пилотам приказал после рулёжки из кабин не вылезать, запоминать расположение приборов и тумблеров на панели управления. Фронт требует самолёты, на обучение майор отвёл три дня.
  В полёте до Сиэтла Юрий старается развлечь Андрея, который переживает разлуку с Лизой. Время от времени они могут встречаться, бывают же в консульствах выходные дни? Андрей с недоумением смотрит на друга, потом сообщает, что Лиза подала рапорт о зачислении её в перегонщики самолётов, через три дня она улетит на "Аэрокобре" в Союз, а когда вернётся обратно - неизвестно. Оба замолчали, по-своему переживая поступок девушки, закончившей лишь учёбу в аэроклубе, до этого не летавшей на истребителе. Договорились держать связь между собой через консулов и помогать друг другу в работе.
  
  Консульство в Сан-Франциско.
  
  Начало февраля, но в Сан-Франциско тепло. Юрий одет по-зимнему, но решил на глазах у публики не переодеваться. С независимым видом направляется к выходу из аэропорта, с радостью замечая, что никто не обращает внимания на его облик полярника. К внешнему виду человека американцы внимания не проявляют. На стоянке автомобилей высмотрел "форд" синего цвета с красным флажком на радиаторе. За рулём сидит человек лет за сорок, в хорошем гражданском костюме. Представились друг другу:
  - Юрий Садовский, старший лейтенант. Прибыл на работу в консульство.
  - Михаил Горелов, мичман. Работаю в консульстве водителем.
  Юрий с удовольствием снимает с плеч два рюкзака, реглан, шинель и зимнюю шапку. Остаётся в кителе с двумя орденскими "колодочками" на груди. Помогавший укладывать вещи в багажник водитель сразу задаёт вопрос:
  - За что получил медаль и орден?
  - За оборону Одессы.
  - Тогда приглашаю вечером в кафе. Я - одессит. Посидим за кружкой пива, поговорим. Сейчас же доставлю тебя в консульство. Ты запоминай дорогу, для работы пригодится. Путеводитель по городу и карта имеется в бардачке. Планировка города простейшая, улицы прямолинейны, заблудиться невозможно. Консульство расположено в северной, лучшей части города, промышленные предприятия - в южной. Нашего консула зовут Константин Иванович, мы его для краткости переименовали в Консула Ивановича. По званию - полковник, но форму носит редко, поэтому требует от сотрудников гражданского обращения. Редкий трудоголик, того же требует от подчинённых. Первые дни он тебя постарается загрузить бумажной работой до предела, но ты не унывай. Мне приказано подучить тебя вождению автомобиля и купить для тебя авто. После этого ты - вольный птаха, будешь сам посещать судостроительные верфи и выполнять задания ВМФ.
  С наружной стороны консульства прогуливается полисмен, кивает водителю, как старому знакомому. Увидев пассажира, подходит ближе, мельком рассматривает Юрия, что-то чиркает в блокноте. Ворота для проезда открывает нажатием на кнопку милиционер в форме младшего лейтенанта. Внимательно изучает заграничный паспорт, возвращая, произносит:
  - Добро пожаловать на клочок советской земли на американском континенте! Товарищ старший лейтенант, разрешите представиться - младший лейтенант Сидоркин!
  После поселения в номер небольшой гостиницы, где живут сотрудники, Юрий идёт в офис представляться консулу. В приёмной пришлось сначала представиться адъютанту, оторвав того от работы за пишущей машинкой. Звания своего не назвал, просил обращаться к нему по имени - Николай. Распахнул перед Юрием двери кабинета и доложил:
  - Константин Иванович, прибыл старший лейтенант Садовский, которого мы ждали.
  Консул восседает за большим столом, заваленным папками. Поднимается из-за стола, снимает очки, с удовольствием потягивается. Потом подходит к Юрию, пожимает руку, задаёт несколько вопросов о путешествии. Юрий понимает, что консул проверяет его знание английского. Слышит обращённый к нему вопрос:
  - На пишущей машинке не приходилось печатать?
  - Приходилось. Печатал русско-английский разговорник для пилотов.
  - Как ты относишься к военным интендантам?
  - В боях многие из них заменяли командиров и политруков. У меня на батарее служил недолго политруком бывший интендант. Умница и храбрец. Погиб в бою под Одессой. Известно, что после генерал-майора Петрова назначили командовать Чапаевской дивизией Коломийца, ранее служившего интендантом. Да и командир полка морской пехоты полковник Осипов - бывший интендант.
  - Отлично. Теперь тебе, боевому командиру, придётся поработать первое время интендантом. В отличие от военных поставок по ленд-лизу закупки продуктов, сырьё и лекарства нам приходится оплачивать золотом. Цены у поставщиков разные, тебе придётся выбирать из множества предложений наиболее выгодные для нас и заключать договоры. Контролировать тебя некому, главный контролёр - твоя совесть. А теперь пройдём в Красный уголок, я тебя представлю сотрудникам, а ты кратко расскажешь им о боях под Одессой и Севастополем.
  Вечером в комнату Юрия заходит водитель Горелов, напоминает о приглашении попить пивка.
  - Извини, мичман, придётся поход в кафе на время отложить. Консул дал несколько папок с почтой для консульства, приказал рассортировать. Ненужные бумаги выбросить, стоящие внимания сложить отдельно и передать ему на рассмотрение.
  - Могу тебе помочь. Большинство приходящей почты - рекламные проспекты с предложениями о покупке товара. Передавай ненужные мне, я их буду пропускать через измельчитель, превращая в стружку. Заслуживающие внимания бумаги складывай в отдельную папку, отнесёшь её консулу. Он тебя спросит, почему те или иные предложения заслуживают внимания.
  Работа вдвоём с мичманом пошла быстро. Консул удивлённо поднял брови, когда Юрий поздно вечером положил ему на стол тоненькую папку. Просмотрев, задал только один вопрос:
  - Зачем нам нужны железнодорожные вагоны-думкары? Нам нужны паровозы.
  - Думаю через производителей вагонов выйти на паровозостроителей. Сделаю встречное предложение о поставке думкаров в комплекте с паровозами. Да и думкары в Союзе пригодятся для ремонта железнодорожного полотна. Я наблюдал, как в Севастополе вручную подсыпали балласт под шпалы и рельсы, восстанавливая путь.
  - Добро, как говорят моряки. Забирай себе папку и действуй. Для начала неплохо.
  Утром Юрий с помощью Горелова выбирает для себя авто. Остановил свой взгляд на армейском "Виллисе". Он самый дешёвый и его можно будет приобрести в счёт поставок по ленд-лизу. После окончания войны авто нужно будет оставить в исправном состоянии фирме-производителю. Крупных автомобильных заводов в Сан-Франциско нет, но есть автосборочные. После телефонного звонка в фирму через полчаса к воротам консульства подгоняют новенький автомобиль. Водитель передаёт Юрию типовой договор продажи-покупки, тот ставит свою роспись и печать. Покупка авто заняла по времени не более пяти минут.
  Адъютант консула поздравляет Юрия с удачным приобретением и вручает ему чековую книжку с оплатой покупок через крупнейший в Сан-Франциско коммерческий "Банк оф Америка". Напоминает о необходимости приобретения хорошего делового штатского костюма, обуви, рубашек и прочих мелочей. Также зарегистрировать автомобиль и получить водительское удостоверение. Вручает Юрию на мелкие расходы 20 долларов. В качестве консультанта при первой покупке его будет сопровождать Горелов, в дальнейшем он обязан все поездки и покупки совершать самостоятельно, "няньки" при нём не будет.
  Юрия немного задело слово "нянька", но виду не подал. Уже в "Виллисе", сидя за рулём, спросил мичмана о звании адъютанта. Ответ был краток:
  - Капитан госбезопасности.
  На "Виллисе" без номеров и без удостоверения водителя Юрий подкатил к магазину мужской одежды, который указал по карте мичман. По дороге присматривался к дорожным знакам, они понятны любому человеку. Возле магазина прогуливается полисмен. Подошёл, спросил, почему авто без номерных знаков. Удовлетворился ответом Юрия, что покупка новая, после посещения магазина поедет в полицейский участок за номерами. Служитель порядка даже объяснил, где этот участок находится. За сохранность авто на стоянке можно не беспокоиться, он за этим проследит. После этих слов мичман сунул в руку Юрия 50 центов, тот передал их полисмену, который спокойно их взял на глазах у прохожих. Горелов объяснил Юрию, что в Америке принято давать "чаевые" официантам, полисменам, носильщикам и прочим за оказанную услугу. Взяткой это не считается, если сумма меньше одного доллара. При большей сумме полисмен обязан был выдать квитанцию. За этим строго следит налоговое управление, агентов которого часто вербуют из обычных граждан. Таким путём пополняется бюджет государства.
  В примерочной магазина Юрий сбросил спортивный костюм и переоделся в хороший светло-серый деловой, в стиле английского джельтмена. На кассе расплатился за покупки, подав чековую книжку. Девушка-кассир оторвала чек, вписала в корешок оплаченную сумму и вернула книжку Юрию. Похвалила за хороший вкус при выборе костюма, пригласила заходить ещё. Она работает по соглашению 12 часов в сутки, привыкла, но в выходной бывает так скучно...
  При въезде в полицейский участок к машине подходит пожилой полисмен. Оживляется, узнав, что Юрию, кроме номерных знаков, нужно ещё и удостоверение водителя. Верит на слово, что Юрий военнослужащий, справка от врача не нужна. Заводит в маленькую полутёмную каморку, усаживает на стул, фотографирует при яркой вспышке. Затем просит объяснить по рисункам назначение некоторых дорожных знаков. Проверяет умение управлять автомобилем, попросив Юрия проехать двадцать метров по нарисованной на дороге "змейке", сначала передним ходом, потом задним. За это время фотопластинка проявилась и высохла. Полисмен наклеивает фото на корочки удостоверения и несёт его на подпись и регистрацию начальнику полицейского участка. Через пару минут выходит и вручает Юрию удостоверение водителя. Прикручивает к машине новенькие номерные знаки и просит заплатить шесть долларов. Увидев чековую книжку, объясняет, что может принять оплату и чеком, но мистер Sadovski понесёт в этом случае убыток в 4 доллара, так как банк чеки на сумму меньше 10 долларов к оплате не принимает. Извините, сейчас война, установлен налог на богатых, поэтому чековые суммы округляют до кратных десяти. Юрий вручает наличными честному полисмену шесть долларов, потом добавляет 50 центов "чаевых". Посещение полицейского участка заняло меньше получаса.
  С консульства Юрий связывается по телефону с фирмой, производящей думкары. Он желает приобрести по лэнд-лизу для Союза более десятка думкаров, но только в комплекте с паровозами. Своим предложением поверг сотрудника фирмы в ступор. Терять богатого покупателя фирмач не желает, но договор не типовой, требует дополнительного согласования, не будет ли мистер Садовски так любезен приехать в офис фирмы и высказать свои дополнительные пожелания к комплектации поставки, а также согласовать срок изготовления. Юрий обещает через полчаса приехать в район одного из железнодорожных вокзалов на юге Сан-Франциско. В пути выжимает из "Виллиса" максимальную скорость, зная, что американцы ценят точность.
  Два фирмача встречают Юрия на входе в здание, предлагают сначала посмотреть работу думкара по укладке балласта на шпалы в действии, это недалеко. Юрий соглашается. Наблюдает, как паровоз медленно толкает думкары по рельсам, высыпая по ходу из приоткрытых люков песок, потом щебень. Люки открываются с помощью пневмоцилиндров, а сжатый воздух подаётся из компрессора, расположенного на паровозе. Потом рабочие выравнивают щебёнку лопатами. Живут рабочие в небольшом вагоне, который прицеплен к тендеру паровоза. Юрий соглашается купить и вагон, но только после личного осмотра. В своём новом костюме взбирается на паровоз, потом по тендеру переходит в вагон. Пояснения даёт мастер. Показывает отделение для хранения инструмента, потом несколько купе по 4 человека, где живут рабочие. Вагон отапливается отработанным паром от паровоза, имеется плита для приготовления пищи, парная и душ. О жизни в таких комфортных условиях советским железнодорожным рабочим остаётся только мечтать.
  Спустившись на землю, Юрий заявляет фирмачам, что согласен подписать договор на поставку десяти комплектов думкаров, но только с вагонами и паровозами самой большой мощности. Думкары будут задействованы для восстановления пути в районах боевых действий, могут быть разбиты авиацией противника, поэтому договор он подпишет только на условиях поставки по лэнд-лизу.
  Лица фирмачей, с тревогой наблюдавшие за придирчивым клиентом, который сам лазит по паровозу и вагону в отличном костюме озаряют улыбки. Они согласны, надеясь на поддержку губернатора штата Калифорния и сенаторов, да и в Конгрессе имеют своих людей. Лэнд-лиз выгоден для Америки, так, как развивает её промышленность, увеличивает доход с налогов и позволяет задействовать миллиарды долларов частного капитала, хлынувшего в их страну из охваченной войной Европы. Когда на бирже узнают о сделке, стоимость акций фирмы резко возрастёт, миллионеры их будут охотно покупать. Чем больше акций купят - тем выше будет их прибыль, которая зависит от количества и первоначальной стоимости акции. Так Юрия знакомят с азами политической и коммерческой идеологии США.
  После подписания договора директор фирмы приглашает Юрия на лэнч, чтобы отметить это событие. Юрий ссылается на отсутствие времени, необходимо заехать в порт и договориться с его руководством об аренде причала, куда будет швартоваться советский транспорт, когда прибудет за думкарами. Фирмачи переглядываются, кто-то из них произносит:
  - Мы до сих пор были уверены, что русские - пьяницы. Оказываются, среди них есть деловые люди, с которыми приятно вести бизнес.
  Юрия дружески похлопывают по плечу. Прощаясь, вручают ему несколько визитных карточек с адресами дочерних фирм, которые выпускают ещё и боеприпасы. Извиняются за отсутствие рекламы, военное время ограничивает возможности информации.
  Проход в грузовой порт Сан-Франциско охраняется вооружённым часовым, для проезда транспорта необходим специальный пропуск. Юрий идёт в караульное помещение, предъявляет права водителя. Прочитав фамилию, капрал переспрашивает:
  - Мистер Садовский поляк? Я твой земляк, Янек из Лодзи.
  - Пшепрашем пана. Я украинец, работаю в советском консульстве. Можешь навести справку по телефону.
  - Обязательно, по долгу службы. Сейчас же поверю тебе на слово.
  Капрал выписывает пропуск, приклеивает его на ветровое стекло "виллиса". Улыбается, услышав:
  - Бардзо дзенькую, пан Янек.
  Территория порта огромная, пешком не обойти. Юрия направляют в самый дальний конец причала, где докеры загружают иностранные суда. Он не заблудится, если будет ехать вдоль железнодорожной ветки. Приехал, но снова дорогу преградил темнокожий часовой у ворот, через которые проходят рельсы. Ругается на плохом английском. Юрий с трудом улавливает смысл:
   - Ездят тут всякие белые, которым жизнь не дорога. Надеются заработать медальку на грудь за посещение опасной зоны, а я должен им ворота открывать-закрывать. Время визита ограничено. Предъяви страховку!
  Юрий вручает часовому 50 центов, тот успокаивается. Открывая ворота в бетонном заборе для проезда составов и автотранспорта, сообщает, что за забором трудятся только "неграждане" США, сокращённо - негры с любым цветом кожи, эмигранты с разных стран. Если взорвутся склады с боеприпасами, они - покойники, но в число военных потерь не войдут, так как гражданами США не являются.
  Возле причала загружается боеприпасами транспорт под австралийским флагом. На него работают два портальных крана и судовые подъёмные механизмы. Загрузка судна на палубу и в трюм идёт быстро и без суеты, хотя число докеров ограничено. Юрий обращается к докерману с вопросом о погрузке паровозов и вагонов. Прервав на минуту наблюдение, тот объясняет, что денежный взнос за обработку каждого судна зависит от времени стоянки его у причала и тоннажа груза. Погрузка паровозов на палубу - не проблема, если отсоединить тендер. Улыбаясь, добавляет, что русские - храбрецы и хитрецы, принимая груз, догружают любое свободное место порохами. Он их понимает, идёт война, а США своё обещание по открытию второго фронта не выполнили.
  На выезде из порта стоит "виллис", точно такой, как у Юрия, только на заднем борту в кругу имеется надпись "МР". Охранник предупреждает, что его ожидает офицер военной полиции. Действительно, за столом Янека важно расселся огромный детина в униформе и с "кольтом" на боку, а капрал Янек скромно сидит сбоку от стола. Юрий интересуется, зачем он понадобился офицеру. Тот протягивает опросной лист, приказывает его заполнить. Юрий читает: национальность, год рождения, воинское звание, какое военное училище закончил и когда, участие в военных действиях и на чьей стороне, имеет ли награды и ранения, намерен ли посетить военный порт и корабли. Заканчивается лист обязательством уважать Конституцию США, законы и не разглашать военные секреты.
  Юрий сначала хотел послать офицера к чёрту, но уловил кивок Янека, внимательно прочитал и заполнил опросной лист, поставив в конце свою подпись. Офицер прячет бумагу в планшет и вручает Юрию металлический жетон с американским орлом и номером. Пытается убедить Юрия в необходимости застраховать свою жизнь, подсовывая на подпись страховое свидетельство, но отказ воспринимает спокойно. Прощаясь, пожимает Юрию руку и пытается изобразить на квадратном лице нечто, похожее на улыбку. Юрий задумался: что это, обычная проверка или вербовка? Тогда почему в присутствии постороннего человека? И зачем он пытался настойчиво убедить застраховать жизнь от несчастных случаев? Решает, что офицер подрабатывает ещё агентом в страховой компании.
  Капрал Янек объясняет, что Юрий прошёл проверку на благонадёжность и имеет право посещать военный порт и корабли. Он же проверку на благонадёжность не прошёл, потому, что в Польше был сторонником левой оппозиции против правительства Пилсудского. За это его изгнали с корабля, пришлось покинуть Родину и наняться матросом на торговое судно. К счастью, сохранил военный билет, поэтому его приняли на работу в охрану порта. Он же хочет бороться с фашистами, поработившими Польшу, с оружием в руках. Надеется, что работник консульства Юрий Садовский поможет ему наняться матросом на советский транспорт, идущий во Владивосток. После этого он надеется устроиться кочегаром на паровоз и добраться до линии фронта, потом вступить в армию. Юрий советует Янеку обратиться в консульство лично и с письменным заявлением.
  Визит в фирмы, производящие боеприпасы, закончился неудачно. Снаряды нужных калибров они не производят. Юрий сам знает, что в США действует дюймовая система размеров. Фирмачи требуют заплатить огромные деньги за изготовление новой оснастки, только тогда они согласны поставить снаряды требуемых калибров. Предлагают заключить договор на поставку порохов с высокой степенью очистки от примесей. Такие пороха обладают повышенной защитой от детонации, американцы снаряжают ими гильзы снарядов танковых орудий. При ударе вражеского снаряда в башню боезапас внутри танка не взрывается, сохраняя жизнь экипажу. Постепенно Юрий перевёл разговор со специалистом на различные типы порохов. Под большим секретом тот сообщает название химического завода, который производит баллистический термитный порох, который сразу не взрывается, а горит медленно, толкая снаряд в полёте. Что Юрию и требовалось узнать.
  На следующий день едет на химический завод, пространство вокруг него завалено штабелями брёвен. После переработки древесины из неё варят целлюлозу. Юрию же нужна лаборатория, которая производит баллистический термитный порох. Наконец, попадает к начальнику лаборатории. Тот сначала не понял, чего добивается молодой советский офицер от доктора химических наук. Юрий открытым текстом второй раз объяснил, что ему поручено заключить договор на поставку в СССР крупной партии баллистического пороха для реактивных миномётов, наверняка известных учёному под названием "Катюш". Химик вспоминает о советском патенте на снаряд Костикова, только под названием "КАТ", что расшифровывается "Костикова автоматический термический". Достаёт с книжной полки патент. После чтения Юрий с удивлением убеждается, что речь идёт о зарядах для "Катюши". Химик сообщает, что своей карьерой он обязан советским учёным, он лишь повторил их достижение. Для этого потребовалось время, огромный штат сотрудников и миллионы долларов. Профессор химии считает, что автор патента Костиков просто присвоил себе изобретение большого НИИ.
  В присутствии директора кампании и сотрудника военной полиции Юрий заключает договор на поставку в СССР десяти закрытых опломбированных вагонов с порохами "КАТ". Это первая партия, после положительных результатов испытания объём поставки будет увеличен. Завод в Союзе из прифронтовой зоны эвакуирован, потребность в порохах огромная. От приглашения на ленч отказаться трудно, да и необходимо сохранить добрые отношения с союзниками.
  Возвращается в консульство Юрий медленно, соблюдая правила движения. Он выпил, но знает, что полисмен имеет право остановить водителя, только заметив явное нарушение. Да и хмель быстро улетучился с головы. Юрий радуется от удачной сделки. В присутствии адъютанта докладывает консулу о договоре на поставку зарядов для "Катюш". Адъютант просит Юрия выйти в приёмную. Наедине спорит о чём-то с консулом. Потом выходит и объявляет Юрию, что он заключён под домашний арест за разглашение союзникам секретной информации о боеприпасах "Катюши", территорию консульства покидать запрещено. Приказывает немедленно написать объяснительную записку об утечке секретной информации по его вине.
  - Не выдумывай, капитан. Я немного выпил и хочу спать, никаких объяснений писать сейчас не буду. Утром, на свежую голову напишу докладную консулу обо всех обстоятельствах торговой сделки.
  - После предъявления тебе тяжкого обвинения ты сможешь ещё и спать? Даже я не смогу заснуть от переживаний!
  - А я смогу. На фронте привык спать под обстрелом врага, не просыпаясь от близких разрывов. Спокойной ночи, капитан.
  Утром Юрий вручает докладную записку консулу, обращаясь к нему по званию - товарищ полковник.
  - Что так официально? Забыл, как меня звать-величать?
  - Никак нет, но пока нахожусь под арестом, предпочитаю общепринятое в армии обращение. Надеюсь, я пока ещё старший лейтенант?
  - Пока что да. Из благих побуждений заварил ты кашу, расхлёбывать которую придётся многим военным очень больших званий. Напрасно выразил сомнение в авторстве патента Костикова. Не доложил ты им через меня о своём намерении подписать контракт на поставку зарядов для секретного оружия, поспешил. Как они на это посмотрят, я не знаю. Из своего опыта могу предположить, что в своём звании ты долго не останешься. Жди повышения или понижения. Ты как мыслишь?
  - Действовал строго по Уставу, который предписывает командиру проявлять инициативу для победы в бою. Плох тот командир, который не использует эту возможность.
  - Ладно, пока отдыхай. Доложу о событии по спецсвязи твоему атташе.
  Юрий с удивлением убеждается, что отдыхать он не умеет, не привык. С тоской вспоминает о фронтовых буднях. Терзает досада, что он не выполнил основного задания - участия в приёмке кораблей, строящихся на судоверфях США. Вспоминает о необходимости изучения конструкции зенитных "эрликонов". Некоторые военные стандарты союзников Юрий получил в консульстве, самое время их просмотреть. Увлёкся чтением, не заметил, что наступил вечер.
  Стук в дверь заставляет прервать чтение. На пороге стоит младший лейтенант Сидоркин с сумкой и двумя бутылками в руках. Юрий делает гостеприимный жест рукой, приглашая войти. Милиционер ставит бутылки и закуску на стол, отодвинув в сторону описание "эрликонов". Спрашивает:
  - Ты чего на обед не явился? Обиделся на консула? А может и на меня, как на парторга? Забыл, что у тебя есть друзья?
  - Да нет, просто увлёкся чтением, забыл про обед. Друзьям же я всегда рад. Извини, что нет у меня угощения.
  - Зато у меня есть. И клянусь мундиром милиционера, что скоро в нашей компании появится мичман.
  Честь милицейского мундира спасает мичман с бутылками в руках.
  - Кто-то из присутствующих здесь обещал мне посидеть за пивком, а обещания не выполнил. Ладно, я добрый. Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе. Третьим в компанию примете?
  Четвёртым в комнате появляется консул в спортивном костюме. Все встают, но он машет рукой:
  - Сидите, сидите. Я прервал свою вечернюю прогулку, увидев свет в окне комнаты Юрия. Заинтересовался, как поживает наш узник. Ты чем сегодня днём занимался?
  - Просматривал некоторые военные стандарты. Хочу вернуться на флот, Константин Иванович.
  - Ишь ты, даже вспомнил, как меня звать-величать. Утром, при встрече, обращался ко мне строго по званию - товарищ полковник. Что изменилось?
  - Внешне ничего, но думаю, что случай со мной ускорит обеспечение нашей армии некоторыми видами боеприпасов и смоет пятно позора с несправедливо оболганных раньше людей.
  - Твои слова требуют пояснений и времени на размышление. Прервём пока наш разговор, я слышу, что кто-то топчется возле двери. Входи, Николай!
  В комнату заходит адъютант.
  - Будь добр, Николай, принеси несколько бутылок пивка из моих запасов и присоединяйся к нашей компании. У нас вечер воспоминаний. Да и воблу не забудь!
  Поясняет удивлённой компании:
  - Вчера получил дипломатическую почту из Союза, необычно большую. Открываю, а там мешок воблы, а в мешке записка от Наркома иностранных дел. Читаю: "Из сушёной воблы мы варим суп. А вы?" Хитрец наш Молотов, прямо не говорит, что нужно заключить договор на поставку продуктов. Поэтому завтра отдам воблу в столовую, прикажу сварить для сотрудников суп из воблы, добавить немного пшена. Будем считать, Юрий, что Нарком мой приказ о твоём домашнем аресте отменил. Завтра надевай свой флотский наряд с колодочками орденов и поезжай в местное отделение Лиги американских профсоюзов. Расскажешь боссам о фронтовых буднях в осаждённой Одессе, Севастополе. Устрой там пресс-конференцию с участием журналистов. Большинство из них хорошо к нам относятся, тесно сотрудничают с Комитетом помощи Советскому Союзу, с Лигой американских украинцев, которые хотят дружбы между народами СССР и США. Только после конференции посетишь мясо-молочную компанию, заключишь договор на поставку крупной партии тушёнки и сгущённого молока. Адрес я тебе дам, телефонный разговор с директором у меня был.
  Разговор на некоторое время прерывается. Все наслаждаются пивом и воблой. Потом тему разговора предлагает консул:
  - Прошу каждого рассказать мне об участии в боевых действиях. Биографии ваши я и Николай, конечно, читали, но прошу дополнить их личными впечатлениями от происшедших событий. Начнём с мичмана, как младшего по званию. Извини, Михаил Сергеевич, по-моему, так начинали вы обсуждение среди офицеров при царе в российском флоте?
  
  Вечер воспоминаний.
  
  - Так точно. Я по происхождению дворянин, родился в Одессе. Поместья и земли не было, но каждое лето снимали домик на берегу моря. После гимназии поступил в Морской кадетский корпус, началась Мировая война. Отец погиб в 1915 году лейтенантом береговой батареи, защищая Моозундские острова от германского флота. Горжусь своим отцом.
  После выпуска в звании мичмана получил назначение командиром башни на эсминец Черноморского флота. Царь отрёкся от престола, на флоте начались беспорядки. Главарями сначала были матросы, вступившие в партии эсеров и анархистов, потом появились большевики. Революцию я не воспринял, требовал от матросов порядка. Меня анархисты хотели поднять на штыки, но часть матросов за меня заступилась. Началась Гражданская война между белыми и красными, Украину и Крым оккупировали германские войска, их поддержали националисты во главе с гетманом Скоропадским, большая часть флота ушла из Севастополя в Новороссийск. Часть кораблей красные затопили, чтобы не достались германцам, мой эсминец захватили белые.
  На фронтах царила неразбериха. Белые воевали против красных, против германцев и против Скоропадского. Красные воевали против белых, но вместе с белыми сражались с германцами и украинскими националистами. Голова шла кругом, сразу я определиться не мог, хотя мне часто угрожал расстрел со стороны белых офицеров, когда я отказывался стрелять из орудий по судам красных.
  Потом на Чёрное море пришли корабли англичан и французов для поддержки Деникина, началась интервенция 12-ти стран Антанты против молодой советской республики. Как ни странно, но интервенция способствовала объединению всех патриотов России против Деникина и интервентов. Подумывал и я перейти на сторону красных, но хотелось уйти вместе с кораблём, на котором тогда ежедневно поднимали Андреевский флаг. Иностранные матросы приветствовали подъём российского флага, их офицеры агитировали нас поменять его на английский или французский. На этой почве в ресторанах даже возникали пьяные драки между союзниками. Всегда побеждали россияне, хотя нас было меньшинство. Дрались мы отчаянно, Андреевский флаг оставался для флотских офицеров символом всего, что осталось от могучей страны.
  В гражданской войне против белогвардейцев и Антанты победили красные. Французы предложили остатки российского флота увести из Крыма в Тунис, обещали стоянку в Бизерте и зачисление на службу в составе отдельного отряда кораблей. Собрались мы в кают-компании и решили принять это предложение. А что нам оставалось делать? Воевать вместе с Врангелем против Красной Армии никто не хотел, но и погибать глупо от пули красных.
  Из Средиземного моря два корабля под Андреевскими флагами прошли каналом в озеро, стали кормой к причалу рядом с французскими эсминцами. На них взбунтовались матросы, воевать они больше ни с кем не желали. После нескольких столкновений разогнали жандармов, посланных на усмирение. Французское правительство вынуждено было объявить демобилизацию. Радостные французы покидали корабли вместе с большей частью российских матросов, которые надеялись найти работу на торговых судах разных стран.
  На родном корабле я остался один, на соседнем эсминце тоже жил россиянин, по убеждениям монархист. Объединяло нас только время, когда мы по утрам поднимали на кораблях Андреевские флаги. Днём оба подрабатывали в порту докерами или водителями грузовых автомашин, живя на случайный заработок. Одно время я был даже учителем танцев в семье французов.
  Военные корабли в порту Бизерты ржавели без экипажей, французское правительство объявило об их продаже. В порт зачастили представительные комиссии от разных стран, даже из Японии. Я на время получил работу переводчика, так как владел французским и английским. Дождался посещения и советской делегации. Она расспрашивала о боевых возможностях стоящих рядом французских и российских эсминцев, просила их сравнить. Я объяснил, что орудий на моём эсминце меньше, но калибр их больше, дальность стрельбы выше. Ответ делегацию удовлетворил, она уехала. Через некоторое время появились два буксира и уволокли российские корабли в Италию на ремонт. Горько было расставаться с родным кораблём, утешала лишь надежда вернуться на Родину вслед за двумя эсминцами, так как я передал заявление сопровождавшему моряку-балтийцу. Официального ответа так и не дождался.
  В 1933 году в Испании была свергнута монархия, республиканское правительство заявило о возможности установления дипломатических отношений с Советским Союзом. Я перебрался из Бизерты в Испанию, стал работать водителем такси в Картахене. В 36 году на выборах победил Народный фронт, но поднял мятеж генерал Франко. Началась гражданская война, в Испанию хлынули добровольцы из разных стран, желающие помочь законному правительству в его вооружённой борьбе против фашистов. В Картахене встретился с первыми советскими добровольцами, заявил о желании воевать в их рядах, сообщил, что я морской офицер. Мне посоветовали обратиться в советское посольство в Мадриде. Там порекомендовали на время проверки поступить на флот республиканцев, что я и сделал. Меня сразу зачислили командиром универсального орудия на линкор "Хайме1". Пришлось изучать и осваивать орудие, способное стрелять и по воздушным целям. Быстро освоил, начал тренировать расчёт в прицеливании по пролетающих мимо самолётах. Это занятие испанским маринерос быстро надоело, дисциплина была слаба, огромным влиянием на линкоре пользовались анархисты. Они заявили:
  - Вот если бы это была настоящая цель, мы бы себя показали.
  С большим трудом удалось вызвать самолёт-буксировщик с воздушным конусом и провести учебную стрельбу. По моей команде расчёт открыл стрельбу по конусу. Сразу же на палубу линкора высыпали матросы и стали палить в небо из револьверов и другого оружия, каким были увешаны анархисты. К беспорядочной стрельбе присоединились другие корабли эскадры. Конус мы всё-таки сбили, самолёт-буксировщик вовремя удрал из зоны огня. Началось разбирательство, кто сбил конус, кого считать победителем. Анархисты спорили долго и до хрипоты, потом объявили, что сбили конус комендоры линкора, на котором держал свой флаг командующий эскадрой. Он это коллективное решение утвердил, пригласил меня в кают-компанию на "комиду". Застолье длилось долго, вино лилось рекой, звучали патриотические тосты. При таких обстоятельствах я познакомился с командующим эскадрой, впоследствии он всегда приглашал меня переводчиком, когда на линкоре появился советский военно-морской атташе. Впрочем, должности и звания его тогда я не знал. Обращался к нему так, как он представился на корабле - дон Николас.
  В боевой операции я участвовал во время Северного похода эскадры из Малаги в гавань Хихон, расположенную в Астурии. Из Средиземного моря ночью прошли Гибралтар и вошли в Бискайский залив. Ожидали нападения флота мятежников, но его не последовало. Эскадра состояла из линкора, трёх крейсеров и шести эсминцев. Особенно грозно выглядел линкор "Хайме 1", с огромными двенадцатидюймовыми орудиями, на котором я служил. Но зенитная артиллерия тихоходного устаревшего гиганта была слаба. Ожидали нападения итальянских самолётов "капрони", которые были у Франко, но был замечен лишь самолёт-разведчик. Густые клубы дыма из труб линкора были видны на огромном расстоянии и демаскировали эскадру.
  Население порта Хихон радостно встретило республиканскую эскадру. Радовались оружию, которое доставил им флот. С его помощью надеялись победить мятежников, осаждавших Овьедо, главный город Астурии. Надежда не оправдалась, начались осенние дожди, благоприятный момент был упущен. Моряки эскадры весело проводили время в многочисленных ресторанчиках Хихона, пробуя знаменитый астурийский сидр. Лишь несколько эсминцев прошли дальше на север в Бильбао, столицу страны басков. Из этого порта английские транспорты регулярно вывозили руду, но обратно возвращались порожняком. Торговое соглашение выполняли только республиканцы, а деньги оседали в английских банках.
  На севере Испании эскадру ожидали непредвиденные заботы: базы не были приспособлены для стоянки, не хватало топлива, не было истребительного и зенитного прикрытия, участились налёты вражеской авиации. Не совершив ни одной серьёзной боевой операции, эскадра возвратилась в Средиземное море.
  Старый тихоходный линкор "Хайме 1" участия в боях почти не принимал. Большинство команды составляли анархисты, неохотно подчинявшиеся морскому командованию. Находясь на стоянке в порту Альмерия, он был атакован вражеской авиацией с участием немецких самолётов. Одна бомба попала в линкор, другая разорвалась между корпусом корабля и стенкой. Моё орудие было повреждено, несколько человек из орудийного расчёта ранены. Стало ясно, что вражеские лётчики пристрелялись и постараются добить неподвижный корабль. Линкор был переведён в Картахену, под защиту зенитных батарей и поставлен кормой к молу.
  7 июня 1937 года на корабле произошёл внутренний взрыв в одном из погребов линкора. В момент взрыва я находился возле своего орудия. Сначала подумал, что линкор бомбят вражеские самолёты, но небо было чисто. Через несколько минут начали рваться зенитные снаряды, разложенные на верхней палубе. Осколками я был серьёзно ранен и потерял сознание. Очнулся в госпитале, куда меня переправили мои маринерос. На следующий день испанские друзья меня навестили, рассказали, что корабль накренился и затонув наполовину, сел на грунт. Причиной взрыва могла быть диверсия. Я же считаю, что было халатное обращение с боезапасом.
  Многих раненых, которые нуждались в серьёзном лечении, отправили на пароходе в Одессу, после 17-ти лет пребывания за границей я снова ступил на родную землю. Встречу в порту раненых испанцев описать невозможно, нас засыпали цветами, потом, в сопровождении врачей провезли по улицам к вокзалу, где ожидал санитарный поезд, который увёз в Москву нуждавшихся в лечении. В военном госпитале лежал в палате с тремя испанцами, я был переводчиком между ними и врачами. Сначала говорить было трудно, но перебитые осколком рёбра и раны заживали, я быстро шёл на поправку, стал выходить в парк на прогулку. Политрук госпиталя занимался устройством на работу выздоровевших испанцев, подыскивая им работу в Москве по специальности. Обрадовался, когда узнал, что я водитель, предложил работу в таксопарке, я же хотел вернуться на флот. С неохотой принял моё заявление, покачал головой, сказав, что в 37 лет, да ещё с "белогвардейским" прошлым меня на военный флот не примут.
  После выписки из госпиталя меня устроили водителем в таксопарк, предоставили комнату в коммунальной квартире, оформили временную прописку в Москве, познакомили с участковым милиционером. Стал на воинский учёт в районном военкомате, получил военный билет и звание - мичман запаса. В приёме на военную службу отказали, пообещали призвать в случае необходимости.
  На работе в таксопарке через два месяца я вышел в передовики, регулярно выполняя норму выработки, которую определяли по счётчику километров. Бывали и "левые" деньги, когда пассажиры отказывались от сдачи. Пару раз замечал и "странных" людей, которые пытались выяснить во время разговора моё отношение к тем или иным политическим событиям. Я отмалчивался или переводил разговор на футбол, которым увлёкся, часто посещая игры столичных команд. Конечно, коррида более захватывающее зрелище, но энтузиазм футбольных зрителей поражал. Поразило своей красотой и московское метро. Никакого сравнения с метро Мадрида, в котором я бывал. Радовали и низкие цены на продукты, хотя за ними выстраивались очереди. Постепенно я привыкал к Москве.
  Однажды меня пригласили к телефонному аппарату, который висел в коридоре коммунальной квартиры. Вежливый мужской голос сказал, что он звонит с Управления, интересуется, не забыл ли я иностранные языки? Дальше разговор шёл на английском, французском, испанском. По окончании разговора неизвестный сказал, что удовлетворён, скоро за мной заедут.
  Действительно, ночью меня разбудил стук в дверь. На пороге стоял участковый милиционер и двое в штатском. Они показали мне ордер на арест и обыск, потом повели к машине. Улицы Москвы ночью хорошо освещены, я понял, что меня привезли во внутреннюю тюрьму на Лубянке. Поместили в одиночную камеру, и казалось, что обо мне забыли. Радовали лишь посещения надзирателя, который молча просовывал в окошко миску с едой, да прогулка в гальюн, куда я по утрам относил "парашу". В камере было холодно, пришлось вспомнить гимнастические упражнения, очень согревала стойка на голове.
  Я подозревал, что своим арестом обязан разговору с незнакомцем по телефону на иностранных языках, поэтому начал громко разговаривать сам с собой на английском, французском, испанском. Это здорово отвлекало от одиночества, я радовался, что задал своей голове умственную нагрузку. Надзиратель, наверное, подумал, что я сошёл с ума, ко мне зашёл тюремный врач. Во время обследования я честно рассказал ему, почему разговариваю сам с собой. Он ухмыльнулся и даже похлопал меня по плечу.
  В камере появился следователь и предъявил мне обвинение в шпионаже на несколько иностранных разведок, подсунул лист бумаги, карандаш. Если честно признаюсь, мне ничего не грозит, возможно, даже пошлют за границу работать на советскую разведку. Я послал его к чертям собачьим и ещё дальше, добавив несколько крепких выражений. Следователь опешил, потом ударил меня по зубам. Выплюнув выбитый зуб, я отрицательно покачал головой на его повторное предложение. Он ударил меня по рёбрам, это было очень больно. Не сдержавшись, я нанёс следователю лёгкий удар в солнечное сплетение. Он согнулся и широко раскрыл рот, задыхаясь от удушья. Надзиратель вывел его из камеры и закрыл дверь.
  На следующий день в камеру зашёл милиционер и повёл к лифту. Поднялись из подвала на первый этаж, зашли в комнату. Незнакомый следователь сначала спросил, где я учился боксу и какими приёмами ещё владею. Я ответил, что с некоторым приёмами бокса ознакомился, будучи кадетом в Морском училище, основное внимание преподаватель уделял обучению фехтованию и гимнастике. Запрещённые удары ниже пояса морские офицеры иногда применяли в драках с интервентами, когда тех было большинство. Только так можно было отстоять честь Андреевского флага и выйти из пьяных драк победителями.
  Следователь зачитал заявление жильцов коммунальной квартиры, где я жил. Меня обвиняли в знании иностранных языков, барском поведении, брезгливости и чистоплотности. В ванной я никогда не мылся, ходил в Сандуновские бани, где банщик делал мне массаж. Некоторые слышали, что он обращался ко мне "ваше благородие". Наверняка, гражданин Горелов - английский шпион, а банщик дядя Ваня его связной.
  Я пожал плечами и сказал следователю, что на глупые доносы отвечать не собираюсь. Неужели он всерьёз воспринимает заявление жильцов?
  - Задавать вопросы буду я, ты обязан отвечать. Твоё счастье, что вышло постановление, запрещающее бить подследственных и наказывать доносчиков за клевету. Садись и пиши, согласен ты с обвинением, или нет? Если не согласен, можешь привлечь доносчика за клевету, суд разберётся.
  Судиться с доносчиками я не собирался. Прочитав моё короткое объяснение, следователь удовлетворённо вздохнул.
  - Участковый подтверждает, что донос организовал твой сосед, чтобы завладеть комнатой. Этот вопрос я закрываю, о своём белогвардейском прошлом расскажешь другому следователю.
  - Я привык регулярно мыться в бане, прошу вашего указания сменить на мне грязное бельё и дать возможность помыться. В противном случае я отказываюсь давать показания.
  - Твоё счастье, что ты сказал "прошу", иначе получил бы по зубам от меня. За выбитые зубы следователей ещё не наказывают. Ладно, я добрый. Милиционер сведёт тебя в душ, помоешься под его присмотром. Баня у нас регулярно через 10 дней для тех, кто сидит в общих камерах, с этим у нас строго. Да и следователи на верхних этажах - чистюли.
  Следователя этажом повыше я прошёл быстро, заполнив анкету участия в гражданской войне. Ответил на несколько вопросов о знакомстве с адмиралом Колчаком, генералом Врангелем и ещё с несколькими белогвардейскими офицерами.
  - Да, видел их издали, но лично не знаком. Мичман - младший офицерский чин на флоте, общаться с высшими офицерами напрямую не имел права. Таким правом обладали только титулованные особы: графы, князья, бароны.
  Крепко меня помучил вопросами следователь, расспрашивавший о моём участии в войне в Испании. Расспрашивал не о боевых действиях, которые завершились нашим поражением, а о знакомстве с русскими добровольцами, воевавшими в Испании.
  - Лично знаком только с русским военным советником, которого многие знали на линкоре под именем дон Николас. Командующий эскадрой часто приглашал меня в качестве переводчика при их беседе. Настоящей фамилии этого моряка я не знаю.
  - А ты подумай хорошо, советую вспомнить.
  Так продолжалось несколько дней подряд. Потом следователь начал сам подсказывать мне фамилии известных всей стране высших флотских военачальников. Я твердил одно:
  - Лично я узнал о людях с такими фамилиями только в Союзе из сообщений по радио или из газет. Вам самим проще узнать фамилию дон Николаса. Он хорошо владел английским и немного говорил на французском. Я переводил для него вопросы только с испанского на русский. Предполагаю, что вам известна фамилия этого грамотного моряка, но по каким-то причинам пытаетесь услышать её от меня.
  Следователь сник и молча написал что-то в протоколе допроса. Пару дней меня не тревожили, потом вернули одежду и бритвенный прибор. Я с удовольствием помылся и сбрил многодневную щетину, спрыснул лицо одеколоном "Москва", который считаю наилучшим в мире. Милиционер доставил меня на лифте на самый верхний этаж, открыл дверь кабинета, но внутрь не зашёл, за моей спиной не стал. Хозяин кабинета встал из-за стола, молча обошёл вокруг меня, осматривая со всех сторон. Принюхался и усмехнулся.
  - Я тоже пользуюсь одеколоном "Москва". Должен принести вам извинения за неоправданное задержание и за наших сверхбдительных граждан, заподозривших в вас шпиона. Вы полностью реабилитированы и освобождены. Мне предоставлено право определить ваше трудоустройство. Вы где желаете служить или работать?
  - На военно-морском флоте.
  - Есть две вакансии. Переводчиком в одно из Управлений ВМФ, откуда вам звонили по телефону, проверяя знание языков. Вам в этом случае присвоят звание лейтенанта после краткосрочных курсов. Вторая вакансия - командиром орудия в учебный зенитно-артиллерийский дивизион, который ещё предстоит сформировать. Звание мичмана сохраняется, но дальнейшее продвижение по службе будет зависеть от вас и непосредственного командира. Вы что выбираете?
  - Только командиром орудия. Переводчиком буду по требованию.
  - Объясните, почему?
  - Считаю, что война с фашистами неизбежна. Хочу подготовиться к ней вместе с флотом.
  Учебная батарея размещалась в Подмосковье. Краснофлотцы необученные, прошли лишь курс молодого матроса на разных флотах, командира батареи сначала не было. Получил новейшее зенитное орудие калибром 85 миллиметров, несколько учебных снарядов, начал тренировать расчёты. Радовала дисциплина комендоров, никакого сравнения с поведением анархистов на кораблях республиканского флота в Испании. Во время перекура рассказывал матросам о боях в Испании. Батарея постепенно пополнялась орудиями и людьми до штатного расписания. Своей службой я был доволен. После получения второго орудия исполнял обязанности командира взвода.
  Началась Вторая мировая война, когда гитлеровская Германия напала на Польшу. В СССР приняли закон о всеобщей воинской повинности. Он был необходим, но обучить огромную массу призванных в войска призывников было нелегко - не было достаточного количества командиров взводов и батарей. После получения ещё двух орудий я, в звании мичмана, исполнял обязанности командира батареи. Меня сменил молодой лейтенант, выпускник Севастопольского зенитно-артиллерийского училища. Смутился, когда я сдавал ему командование батареей, предложил мне остаться в должности командира взвода - старшего на батарее, я согласился. В данном случае моё согласие было не нужно, достаточно было приказа. Служили мы на батарее дружно, хотя по годам он был совсем молодой, а я - ровесник века.
  Вышел приказ о формировании зенитно-артиллерийского дивизиона на базе нашей учебной батареи. Я занимался обучением личного состава, потом передавал зенитные расчёты в другие батареи. Так продолжалась моя служба, пока дивизион не был сформирован. По вызову явился к командиру дивизиона, он ознакомил меня с приказом о переводе в Управление Наркомата ВМФ. Приказы не принято обсуждать. Попрощался я с родной батареей и отбыл в Москву. Здесь меня застало сообщение о нападении фашисткой Германии на Советский Союз. Великобритания автоматически стала нашим союзником, в Москву прибыла военная миссия англичан.
  Мне предложили работу водителя в миссии, если они меня примут, несколько кандидатур англичане забраковали. С работником нашего военного атташе прибыли в роскошную гостиницу, где поселили союзников. В фойе вышел англичанин в мундире полковника, я же был в морской форме. Представился ему, как старшему по званию, добавив приставку "сэр". Обычное обращение, принятое в английском флоте. Полковник задал несколько вопросов и удалился, беседу со мной продолжил другой англичанин, очевидно, сотрудник контрразведки. Его интересовала моя служба в учебной батарее: состав, калибр орудий, звания и фамилии старших военачальников, место дислокации. Немного подумав, я ответил, что его вопросы не корректны и послал его к чёрту. В английском языке слово "чёрт" имеет несколько понятий, я выбрал не самое сильное ругательство. Сотрудник миссии удалился, а куда - не сказал. Через несколько минут в фойе появилась молодая женщина с фотоаппаратом. Сообщила, что я буду зачислен на работу вольнонаёмным водителем миссии, если позволю себя сфотографировать и подпишу договор. Прочитав текст, я дал "добро". Молодая женщина улыбнулась и сделала мне комплимент, сказав, что для своего возраста я хорошо сохранился. Пришлось ответить, что всю прошедшую жизнь провёл в мечтах о встрече с прекрасной юной леди, поэтому и не постарел. Девушка от удовольствия даже слегка порозовела.
  Поселили меня в двухэтажной пристройке во дворе гостиницы, где жил обслуживающий миссию персонал. Комната была с телефоном и отдельным выходом в гараж. Осмотрел машину, дозаправил бензином с канистры, сделал пробную поездку по двору. Правостороннее расположение руля не смущало, английские машины я водил во время работы шофёром в Испании. Приказ на выезд я получал по телефону или от привратника, дежурившего у ворот. Полковник же всегда садился в машину, выходя из парадного подъезда в сопровождении адъютанта. Машину с британским флажком на радиаторе московская милиция никогда не сопровождала, но иногда к нам пристраивался кортеж из двух-трёх машин, об этом меня заранее уведомлял адъютант полковника, сидевший рядом.
  Расположение улиц Москвы я хорошо знал, но военное время всё изменило. Меня поражала маскировка знакомых зданий, площадей и даже Москвы-реки, на которой появились плоты, которые с воздуха можно было принять за мосты. Впрочем, наши самолёты днём над столицей не летали, а вражеские зенитная артиллерия и истребители сбивали на дальних подступах к Москве. Бомбить немцы осмеливались лишь ночью, но это было позже, когда фронт приблизился.
  Поездок по Москве военная миссия совершала много. Ездили в Наркомат внешней торговли и другие Наркоматы, но очень часто - в Генштаб. Об этом я догадывался по отрывочным разговорам полковника с адъютантом, которые очень беспокоились, чтобы наш фронт не развалился под напором немцев. Месторасположение нашего Генштаба я так и не определил. Обычно перед поездкой мне указывали для ориентировки знакомое место, каждый раз разное. Там в машину подсаживался сотрудник и давал мне указания, куда ехать. Доезжали до шлагбаума, документы, машину и лица пассажиров патруль внимательно осматривал. После этого я въезжал в узкий проход между двумя дощатыми заборами. Останавливался по требованию сотрудника, в заборе открывалась незаметная дверь, из неё выходил дежурный. Пассажиры выходили из машины и скрывались за дверью. Дежурный садился рядом со мной и показывал место разворота. После этого можно было с ним спокойно покурить, сидя в машине и разговаривая на отвлечённые темы.
  Предполагаю, что точное месторасположение нашего Генштаба не определили даже английский полковник с адъютантом, которые, без сомнения, были первоклассными разведчиками. Разве трудно соорудить вокруг здания несколько дощатых проходов, а окна в помещении завесить плотными шторами? А большого скопления автотранспорта, что свидетельствует о наличии крупного штаба, в этом районе я никогда не видел.
  На обратном пути полковник с адъютантом вели разговор о полученной в Генштабе информации о положении на фронтах. Оба считали её дезинформацией, по данным немецкого радио доблестные германские войска давно переправились через Днепр в районе Смоленска и ведут наступление на Москву. Англичане принимают решение выехать на фронт в район Смоленска.
  Сборы были короткими. Через день, в сопровождении охраны из взвода красноармейцев, мы выехали из Москвы в направлении Смоленска. Рядом со мной сел наш майор, адъютант переместился на заднее сиденье. В пути обгоняли пешие колонны войск, идущих на запад. Стояла жара, на дороге пыль или грязь после кратковременных дождей. Возле каждого моста через речушку - патруль из пограничников или войск НКВД. Наши машины пропускали без очереди. Англичане с удивлением наблюдали берега рек, заполненные голыми солдатами, которые купались или отдыхали на привале после утомительного похода. Объяснения давал майор, отвечая на вопросы любопытных союзников, а их интересовало буквально всё. Приумолкли, когда въехали в прифронтовую зону, увидели разбитые обозы, трупы лошадей и воронки от бомб.
  Впереди нашей автоколонны появился ЗИС-5 с установкой из счетверённых пулемётов, готовых открыть огонь при появлении вражеских самолётов. Майор предложил иностранцам доехать до одной из двух переправ через Днепр, но это опасно, мосты постоянно находятся под обстрелом артиллерии, с воздуха бомбят самолёты. Впрочем, они - военные, к опасности привыкли, решение за ними.
  Полковник вытащил карту, с помощью майора быстро определил наше место, решил посетить штаб генерала Рокоссовского, который должен командовать группой войск в этом районе. Снова начали движение на запад. Адъютант забеспокоился, он отвечает за безопасность начальника военной миссии, не может быть, чтобы штаб генерала Рокоссовского располагался так близко от линии фронта. Полковник приказывает ехать к Рокоссовскому.
  По пути дорогу преградила охрана штаба стрелковой дивизии, у них имеется связь со штабом командующего. Полковник с адъютантом вышли с машины, пошли в штаб дивизии. Вернулись очень скоро, узнав, что Рокоссовский находится возле одной из переправ, где сложилась очень напряжённая обстановка, генерал лично руководит обороной, воодушевляя бойцов своим присутствием. Полковник решает заночевать в штабе стрелковой дивизии.
  Ужин при штабе дивизии прошёл в стиле традиционного русского гостеприимства. Прибыли несколько человек из штаба Рокоссовского, повар был на высоте, главное блюдо - наваристая тройная уха. Простодушно объяснил англичанам, что рыба из Днепра свежая, после близкого разрыва снаряда всплывает вверх брюхом, а красноармейцы из охраны штаба её вылавливают. К переводу, кроме майора, подключили и меня. Жаль, что не мог вдоволь насладиться вкуснейшей ухой, был занят переводом. Непрерывно звучали тосты за дружбу между союзниками. Очень насмешил всех тост полковника, когда он предложил выпить "за хорошую русскую водку". Полковник опьянел, молодой адъютант оказался покрепче. Уложили англичан спать под деревьями в большой палатке на толстый слой сена, застеленный солдатскими одеялами. Сначала убедили их, что это - самое безопасное место на фронте, сюда долетают лишь звуки разрывов от немецких снарядов, а ближайшие советские батареи получили приказ ответного огня не открывать, чтобы не потревожить сон союзников.
  Утром сон англичан потревожили близкие разрывы снарядов немецкой артиллерии, открыли ответный огонь наши батареи. Полковник предположил, что немцы узнали о визите миссии, разведка обнаружила место её ночёвки. Вполне возможно, разведка в прифронтовой зоне у немцев поставлена хорошо, а флажок на радиаторе видели очень многие. После короткого завтрака овсяной кашей с рюмкой водки, предложенной командиром дивизии для "опохмелки", англичане засобирались в путь. От традиционного чая отказались, выпив по кружке огуречного рассола.
  В пути вели деловой разговор с майором. Англичане считают его за сотрудника Генштаба, просят передать маршалу Шапошникову, что миссия убедилась в упорном сопротивлении врагу войск Красной Армии, о чём они проинформируют своё командование. Возможности Великобритании оказать помощь СССР сейчас невелики, но она может передать некоторое количество оружия устаревших модификаций. Далее речь шла о боевых характеристиках истребителей "Харрикейн", танков "Валлентайн" и поставке к ним боеприпасов. Майор обещал доложить своему командованию. К сожалению, он не имеет прямого доступа к маршалу, который занят главной задачей - перевести маневровую войну, в которой противник сильнее из-за технического преимущества, в позиционную. По приезде в Москву англичане с майором дружески распрощались.
  Через некоторое время число сотрудников английской миссии значительно возросло. Появился более шикарный автомобиль со своим водителем и двумя пассажирами в гражданских костюмах. В поездках их всегда сопровождала охрана. Предполагаю, что в Генштабе обсуждался вопрос о сроках открытия Второго фронта. Меня же через некоторое время отправили в США водителем машины военного атташе при нашем посольстве в Вашингтоне. Когда начались создаваться консульства на западном побережье, командировали сюда. Так я оказался в Сан-Франциско.
  Начинает свой рассказ младший лейтенант милиции Сидоркин.
  - Моя биография совсем короткая. Я москвич. Родился при Советской власти в семье служащих, отец был учителем в школе. После окончания школы поступил в педагогический институт, начал изучать иностранные языки. После начала войны пошёл в военкомат, там предложили только поступление в военное училище. Я отказался, заявив, что к окончанию училища война закончится нашей победой, а я хочу отомстить германцам за смерть деда, погибшего в Первую мировую войну. Возле военкомата встретил нашего участкового, его в составе взвода милиционеров направляли на фронт. Он хорошо знал нашу семью, поручился за меня, я после короткой беседы был принят в милицию, получил обмундирование. Разрешили отлучиться домой только на два часа попрощаться с родными. С Белорусского вокзала вечером наш поезд ушёл на Западный фронт.
  Милицейскому взводу доверили охрану штаба армии. Нести караульную службу я не был обучен, поэтому меня зачислили в расчёт счетверённой пулемётной установки. Другие милиционеры опыта стрельбы одновременно из четырёх стволов тоже не имели, я оказался самым грамотным. После пробной удачной стрельбы по летящей вороне назначили командиром пулемётного расчёта. Немцы наступали, мы отступали, штаб армии несколько раз оказывался в окружении, но с боями прорывались. Грозным оружием против пехоты противника стала пулемётная установка, четыре ствола косили ряды немцев. Против нас вызвали авиацию, "мессер" спикировал на установку, стреляя из пулемётов, я открыл встречный огонь, но сначала неудачно. Выходя из пике, лётчик сам напоролся на очереди пулемётов и был сбит, а я получил ранение. Лечился в московском госпитале, после выздоровления присвоили звание младшего лейтенанта и направили в состав наружной охраны американского посольства. Потом был командирован в состав консульства.
  - Константин Иванович, я знаю, что США передают нам по лэнд-лизу несколько кораблей, прошу направить меня на корабль пулемётчиком.
  - Ишь ты, ему и это уже известно, да ещё из моих уст. На партсобрании я говорил о задачах консульства на ближайший период, не называя дат. Ты как пришёл к такому выводу?
  - Интуиция милиционера, Константин Иванович.
  - Тебе бы в КГБ служить. Ладно, напиши заявление на имя атташе ВМФ. Милиционеры с развитой интуицией для службы в консульстве не нужны. Попрошу заменить тебя рядовым, менее грамотным. Теперь послушаем воспоминания моего адъютанта, капитана госбезопасности. Cудя по иронической улыбке, он желает высказаться. Говори, Николай.
  - Я тоже москвич, родился в семье чекиста. С малых лет мечтал стать следователем, чтобы разоблачать врагов, внутренних и внешних. Юридический факультет окончить не успел, меня призвали в армию, назначили младшим следователем в НКВД. Бил ли я заключённых под следствие? Да, иногда бил, когда они упорствовали в признании своей вины. Поступал строго по Инструкции, разрешающей применять меры физического воздействия к лицам, обвиняемых в злостных преступлениях. Инструкция появилась в начале тридцатых годов, как ответная мера после введения пыток в капиталистических странах наших задержанных разведчиков и коммунистов. Рассказывать о следственных делах не имею права, но выскажу своё мнение об авторстве изобретателей пороха для зарядов "Катюш", так, как участвовал в расследовании громкого дела против учёных одного московского НИИ.
  В органы поступило заявление сотрудника НИИ Костикова Андрея о саботаже со стороны директора и главного инженера по развитию перспективного направления в изготовлении пороховых зарядов большой мощности для "Катюш", что позволило бы значительно увеличить дальность поражения целей. Они же задание Правительства игнорировали, ссылаясь на исследование Главного конструктора по реактивным двигателям Глушко Валентина, который считал дальнейшие работы по созданию медленно горящих порохов ошибочным и предлагал заняться разработками жидкостно-реактивных двигателей. После следствия Глушко и ряд его сотрудников были осуждены, но ему была предоставлена возможность продолжать работу в техбюро НИИ, директором которого стал Костиков. Под его руководством институт разработал реактивные снаряды для самолётов, он стал генерал-майором авиационно-технической службы, Героем социалистического труда. Вот против какого человека выступил Юрий Садовский, выразив недоверие в подлинности патента. Я закончил, Константин Иванович.
  - А я всё ломаю голову, кого отправить в Союз. Полетишь ты, Николай, на самолёте с двумя тоннами пороха для испытаний. Вагоны, что заказал по договору Юрий, будут плыть на транспорте по океану, потом путешествовать по железной дороге на завод для начинки зарядов. Это долго, да ещё испытания займут время. Поторопись, Николай, самолёт тебя будет ждать завтра на военном аэродроме.
  
  Получение кораблей.
  
  Надев флотскую форму, Юрий едет на судоверфь в Окленд, пригород Сан-Франциско в надежде на получение нескольких кораблей. На проходной задерживают, но увидев жетон и узнав о цели визита, пропускают на огромную территорию, объяснив, что нужно сперва зайти к уполномоченному по ленд-лизу, это рядом. Уполномоченный уже в годах, вышел в отставку после многолетней службы на флоте, приглашает Юрия на чашку кофе. За столом сначала расспрашивает Юрия о численности советского флота на Чёрном море, просит назвать погибшие корабли. Судя по вопросам, прекрасно осведомлен о гибели крейсера "Червона Украина" и ещё нескольких крупных кораблей. Юрий сообщает, что хотя крейсер погиб, но водолазы подняли несколько орудий, сейчас они стреляют по врагу, защищая Севастополь. Отставной моряк выражает сожаление, что не может предложить доблестным союзникам крейсера, он имеет право разрешить поставку по ленд-лизу только малых противолодочных кораблей. На стапелях стоят несколько корпусов, советский моряк должен сам указать директору производства, какие он выбирает для поставки в СССР.
  Директор производства военной судоверфи - очень занятый человек, дорожит каждой минутой, но сам везёт Юрия к стапелям. Предлагает из четырёх корпусов выбрать для достройки два, напоминает, что по проекту они однотипные. Юрий указывает пальцем на два рядом стоящих корпуса. Рабочих на них не видно, к директору подходит мастер, выслушивает указания, согласно кивает головой. Юрию сразу же вручают типовой сетевой график достройки кораблей, указано время начала заводских испытаний - через один месяц. К этому сроку должны прибыть из СССР экипажи кораблей и увести их из судоверфи. Юрий обещает забрать корабли, хотя не совсем уверен, что за такой короткий срок удастся укомплектовать во Владивостоке два экипажа и доставить их через Тихий океан в Сан-Франциско. Благодарит директора производства за оперативное руководство.
  Не привыкший к похвалам заказчиков директор расплывается в улыбке. Ведёт Юрия в диспетчерскую, рассказывает о своих достижениях. Главные лица в соблюдении сроков исполнения заказа - диспетчера. Они не бегают по судоверфи, а сидят за столами. К их услугам все виды связи, даже фототелеграф. Они договариваются с многочисленными поставщиками комплектующих и материалов, уточняя сроки доставки их на судоверфь, не раньше и не позже планового графика. А за производством следят мастера, докладывая в конце смены диспетчерам о выполнении задания. Опережение или отставание сборочных работ на судоверфи не допускается, виновных наказывают штрафом или увольняют. Правда, на увольнение требуется ещё разрешение профсоюза, что очень огорчает директора.
  Постройка малых кораблей - мелочь в сравнении с огромными судами типа "Либерти". Сейчас судоверфь строит это судно за два месяца, но директор убеждён, что этот срок можно сократить до сорока дней. Тепло прощается Юрием, радуясь, что хоть на короткое время обрёл в его лице внимательного слушателя.
  Выслушав доклад о посещении судоверфи, консул задумывается, потом приглашает Юрия на радиостанцию.
  - Сам доложишь атташе о заключённом договоре на поставку двух кораблей в месячный срок. Думаешь, легко будет нашим собрать для них экипажи и перебросить через океан в Сан-Франциско?
  - Константин Иванович, в случае задержки прибытия команд наши корабли после заводских испытаний поставим на рейде. Охрану обеспечим силами консульства, если вы направите в моё подчинение мичмана Горелова, милиционера Сидоркина и ещё, хотя бы одного человека. Вахту по 12 часов в сутки на якорной стоянке мы выдержим.
  - Пусть это будет запасной вариант, не вздумай сообщить о нём атташе, не расслабляй его.
  Атташе спокойно выслушивает сообщение Юрия по радиотелефону, приказывает лично принять участие в достройке и заводских испытаниях кораблей. Подумав, назначает Юрия командиром отряда из двух МПК - малых противолодочных кораблей, ставит ему задачу - обучить по прибытию советские экипажи матросов владению американской техникой. Просит передать микрофон и наушники консулу. После разговора с атташе консул обращается к Юрию.
  - Думаешь одни мы с тобой умные? Получил от атташе задание направить в помощь тебе троих сотрудников. По воинскому званию мы с ним равны, но он сидит в Вашингтоне, пришлось ответить по флотскому: "Есть"! Ты имел встречу с поляком Янеком Дзинкевичем, вчера он явился ко мне на приём, принёс заявление с просьбой о советском гражданстве. Это не проблема, гражданство в США он ещё не получил. Думаю направить его в твоё распоряжение, ты как это воспримешь?
  - Положительно, но только после проверки его деловых и моральных качеств. Назначьте ему месячный испытательный срок, за это время я к нему присмотрюсь. Зачислять в экипаж корабля постороннего человека без проверки не имею права.
  - Ишь ты, яйца курицу начали учить. Поселю поляка в комнату к милиционеру, его обучали распознавать людей. Да и я начинал свою службу в ЧК, кое-какой жизненный опыт имею.
  Поляка Янека и двоих сотрудников переодели в рабочую форму американских матросов, купив её в военном магазине. Юрий на "виллисе" везёт свою команду на судоверфь. По новенькому советскому паспорту Янека пропускают после заполнения им опросного листа. Местом прописки указано консульство.
  На двух кораблях уже работает бригада судосборщиков, устанавливая в корпуса дизеля. Юрий получает у мастера комплект инструкций по их техническому обслуживанию, после ознакомления решают помочь рабочим в монтаже. Мастеру это нравится, сразу же указывает место работы - такелажниками подъёмных механизмов, потом выполнять указания бригадира. Судосборщики охотно принимают "советик" в свою бригаду, узнав, что те оплаты за свой труд не потребуют, они сюда посланы в качестве наблюдателей и стажёров будущей команды корабля. Работа идёт быстро, с коротким перерывом на ленч. Кофе и бутерброды с ветчиной развозит по стапелям машина-фургон.
  Директор производства объезжает на машине во время обеда стапеля, мастера спешат к нему с докладом о ходе сборки. Сразу же замечает пополнение рабочих на строящихся для СССР кораблях, даёт какие-то указания мастеру и уезжает. Мастер возвращается довольный, сообщает, что за правильное использование труда стажёров повышен в должности до старшего мастера, а это прибавка к зарплате. Теперь он будет руководить постройкой четырёх кораблей, забот прибавится, но сможет скопить денег на покупку акций своей судоверфи и получать ещё дополнительный доход. Интересуется мнением Юрия, когда закончится Вторая мировая война, огорчается, что она закончится со временем. Тогда количество заказов на постройку кораблей резко уменьшится, акции упадут в цене, его доход уменьшится. Юрий отвечает ему поговоркой: "Кому война, а кому мать родна". Мастер отходит, явно обиженный его ответом.
  Интересную работу по сборке механизмов кораблей прерывает агент по страховке. Суёт в руки Юрия четыре страховых свидетельства, просит вписать фамилии, указать сумму и срок страховки, иначе он запретит участвовать в работе на стапелях, а тем более в испытаниях. Так требует поправка к закону о труде, принятая в штате Калифорния. Чертыхаясь про себя, стажёры подписывают страховые свидетельства, указав минимальную сумму и срок в один месяц. Чековую книжку Юрий сдал, поэтому вежливо предлагает агенту предъявить свидетельства в советское консульство, там оплатят денежный сбор. Предложение агента застраховать корабли отвёрг, военные корабли в СССР страховке не подлежат.
  Отношения Юрия со старшим мастером остаются натянутыми, но он регулярно обеспечивает стажёров инструкциями по техническому обслуживанию корабельных механизмов. Объясняется это просто - существуют гарантии фирм на безотказную работу, грамотное обслуживание их командой корабля избавит фирмы от лишних расходов.
  Точно по графику два МПК были спущены со стапелей на воду, прибыла бригада по установке артиллерийского и минного вооружения на верхнюю палубу. Быстро устанавливают носовое и кормовое орудие, механизм сброса глубинных бомб и два "эрликона". Юрий делит свою команду пополам, она переселяется из консульства в корабельные кубрики. Назначает командиром одного корабля мичмана Горелова с подчинённым в лице младшего лейтенанта Сидоркина, себе забирает в экипаж поляка Дзинкевича. Руководство судоверфи довольно, не нужно выставлять охрану возле кораблей, да и число заводских испытателей можно уменьшить.
  Получено радиооборудование и установлено в радиорубке, опробована на вращение антенна для обнаружения воздушных целей. Заминка вышла с получением гидролокатора для обнаружения подводных лодок. Американцы именуют этот прибор "асдик". Директор производства извиняется за задержку, его диспетчеры не виноваты, по указанию командования фирма совершенствует конструкцию прибора, если Юрий согласится обождать три дня, то получит на свои корабли улучшенные "асдики". Юрий сверяется с графиком и замечает, что до испытания кораблей на поиск подводных лодок, ещё нужно провести ходовые и ряд других испытаний. Даёт директору "добро" на задержку поставки приборов.
  После получения и установки гидролокаторов прибывает команда заводских испытателей и корабль Юрия медленно отходит от причала. Он с Янеком находится в моторном отделении, наблюдая порядок запуска дизелей и прислушиваясь к шуму двух моторов. Заводской моторист очень медленно добавляет обороты, пока не услышал с мостика команду: "Так держать. Малый ход". Уступает место Юрию и Янеку, сообщая, что такие обороты нужно держать долго, пока не приработаются поршни дизелей. За это время корабль должен несколько раз пройти "мерную милю" над подводными кабелями, пока не размагнитится стальной корпус. После этого магнитные мины противника кораблю не страшны.
  Юрий знает, что нужно следить за температурой подшипников ходовых валов и прикладывает ладонь к их поверхности. Замечает наклеенную ленту. Из инструкции известно, что лента меняет свой цвет от зелёного до красного в зависимости от нагрева, служит индикатором температуры. Обмениваются несколькими словами с Янеком, находят ещё особенности в обслуживании американских дизелей. Для прослушивания шума их работы используют стетоскопы, а подача масла и забортной воды в систему охлаждения механизирована, ручные маслёнки не нужны. К возвращению моториста, который вышел на верхнюю палубу покурить, вполне освоили обслуживание дизелей.
  Оставив Янека в помощь заводскому мотористу, Юрий поднимается на командный мостик. Здесь находятся капитан, штурман, рулевой и сигнальщик. Штурман изнывает от безделья, рад поговорить с Юрием. Знакомит его с картой огромного залива Сан-Франциско, указывает место нахождения корабля. Он движется на север к проливу Золотые Ворота, который соединяет природную гавань с Тихим океаном. Проходят мимо Военно-морской базы, крупнейшей на западном побережье США. Движение кораблей и суден очень оживлённое. Встречаются суда под флагами разных стран, но большинство флагов - американские. Их корабль идёт на военно-морской полигон тоже под американским флагом и вымпелом. Проходят широкое боновое заграждение, обменявшись сигналами с кораблём охраны водного района. Впереди - Тихий океан. Корабль слегка покачивает на пологих океанских волнах, бьющих в левый борт.
  Капитан даёт команду в моторный отсек прибавить ход до среднего и расслабляется. Штурман сверяет маршрут движения корабля по карте и даёт команды рулевому на смену курса, пользуясь огнями двух маяков и засекая время прохождения по хронометру до ближайшего поворота. Цели для стрельбы из орудий расположены на прибрежной отмели. Это ржавые корпуса двух судов, возвышающиеся над водой. Юрий с Янеком занимают места наводчиков носового орудия, ловят приближающийся корпус в перекрестье прицела. Расстреливают обойму из четырёх 75-миллиметровых снарядов, сигнальщик сообщает о двух попаданиях. Переходят на кормовое орудие, с некоторым опозданием открывают огонь по удаляющейся цели, так как корабль идёт на среднем ходу. Сигнальщик сообщает об одном попадании.
  При возвращении на базу стажёры тренируются в стрельбе из зенитных "эрликонов". Самолёт-буксировщик с конусом не вызывают, вместо воздушной цели стреляют по сброшенным в воду двум плавающим пустотелым корпусам глубинных бомб. Это просто, скорость корабля значительно меньше скорости самолёта, поэтому место установщика курса цели пустует. После первой очереди из двух стволов скорострельного орудия калибром 30 миллиметров учебная глубинная бомба тонет. Корабль делает резкий поворот, стажёры переходят на другой борт и удачно расстреливают вторую плавающую цель.
  Надвигаются сумерки, ночные испытания программой не предусмотрены, корабль возвращается в бухту, но швартуется к пирсу военно-морской базы. Швартовка - важный элемент кораблевождения, по ней оценивают выучку командира, рулевого и мотористов. Ранее в училище Юрий неплохо дублировал командира, швартуя морской охотник к причалу Стрелецкой бухты в Севастополе. Но МПК тяжелее морского охотника, двигатели мощнее, поэтому он отказывается от вежливого предложения капитана занять его место, объясняя причину. Наблюдает, как корабль делает разворот кормой к причалу и задним ходом приближается к стенке, останавливаясь в двух метрах от неё и почти касаясь левым бортом рядом стоящего однотипного корабля под флагом Канады. На берег перебрасывают с кормы швартовый конец, матрос на берегу ловко его ловит и крепит к причальной тумбе. На пирс перебрасывают широкие сходни, корабль подключают к розетке электропитания и телефонной сети. Капитан докладывает из рубки по телефону на судоверфь о нормальных результатах испытаний, потом набирает номер городской квартиры.
  Юрий деликатно выходит из рубки, чтобы не слышать семейный разговор. Про себя удивляется развитой телефонной связи, решает переговорить с консульством. По выходе капитана из рубки получает разрешение воспользоваться телефоном, ему сообщают цифру для выхода на связь с городом. Капитан предупреждает, что телефон прослушивается, поэтому Юрий должен разговаривать на английском, чтобы не создавать лишних проблем спецслужбам. По окончанию разговора можно сойти на берег и посетить матросский клуб, в столовой ожидает команду яичница с беконом и пиво. Юрий принимает приглашение.
  В столовой полно матросов из прибывших недавно на базу двух канадских и одного английского корабля. За пивом завязывается непринуждённый разговор. Среди канадских матросов находятся люди разных национальностей - украинцы, поляки и французы. Янек наслаждается разговором на польском языке со своим соотечественником. Тот сообщает, что корабли построены в Сиэтле, направляются к Панамскому каналу. Дальше будут сопровождать конвои через Атлантический океан к берегам Европы, защищая их от германских подводных лодок. За столами царит дружеская атмосфера, война с фашизмом объединила людей многих наций.
  На следующий день капитан доверяет Юрию покомандовать при снятии корабля со швартовых и вывести его за боновые заграждения. Дальше предстоит поиск лежащего на дне океана корпуса подводной лодки. Штурману указан на карте лишь квадрат океана, в районе которого лежит давно затонувшая лодка. Капитан предлагает Юрию самому начертить на карте самый экономный курс корабля при поиске лодки в заданном квадрате. Задача для Юрия - чисто математическая, легко решаемая. Просмотрев карты глубин, решает, что лодка не может лежать на глубине больше ста метров, район поиска можно сократить вдвое. Кроме того, он заметил, что взрыватели глубинных бомб уже установлены на глубину 30 метров, чтобы не повредить корпус лодки. Быстро рисует курс корабля с поворотами на 90 градусов, не доходя границ сужающегося квадрата.
  Капитан даёт команду включить гидролокатор и начать поиск, а Юрий спускается в отсек, где установлен прибор. Через наушники прослушивает шумы океана, пока не начинает слышать резкие звуки отражённых от металла радиоволн. Гидроакустик кричит в микрофон "Есть контакт!", а Юрий поднимается на корму, где на сбрасывателе лежат три глубинных бомбы. По командам гидроакустика капитан выводит корабль на линию сброса и даёт мотористам сигнал "Полный вперёд!" За кормой корабля вырастают буруны от винтов, по сигналу ревуна Янек нажимает рычаг бомбосбрасывателя, над поверхностью океана вздымаются и опадают через равные промежутки три водяных конуса.
  Поиск подлодки и "уничтожение" условного противника заняли немного времени, корабль ложится в дрейф и лениво покачивается на волнах. Штурман предлагает Юрию определить географические координаты корабля с помощью ручного секстанта, извиняется за отсутствие радиосекстанта, они устанавливаются только на больших кораблях. Юрий наводит трубу на солнце, ловит линию горизонта, смещая лимб, пока отражённые от зеркал зайчики не совпали. По лимбу определяет угол между ними в градусах, дальше с помощью таблиц определяет координаты корабля. Капитан и штурман поражены скоростью вычисления, переспрашивают, правда ли, что он артиллерист, а не штурман? Выражают Юрию восхищение высоким уровнем подготовки курсантов военно-морских училищ СССР.
  - Не желает ли молодой офицер служить по контракту на флоте США?
  - Нет, я принял присягу, изменником Родины не буду.
   Во взглядах американцев улавливает одобрение. Капитан интересуется, какую максимальную скорость МПК ожидает Юрий при ходовых испытаниях?
  - Выше скорости эсминцев и ниже торпедных катеров, около 36 узлов. При достижении максимального хода прошу снизить обороты, моторесурс дизелей нужно беречь.
  При возвращении в гавань судоверфи капитан доверяет Юрию покомандовать кораблём, а он будет следить за правильностью команд рулевому, мотористам и сигнальщику. Это сложная задача для первого вождения в незнакомой бухте. Юрий сначала опешил от такого доверия, потом согласился. Благополучно миновали Золотые Ворота, далее Юрий пристраивался в кильватер кораблю, идущему средним ходом, давал команды прибавить или убавить ход, ориентируясь на его маневры и включённые ходовые огни. Дошли до судоверфи, капитан молчит, Юрий на среднем ходу круто разворачивает корабль кормой к причалу, зная, что рули лучше действуют на скорости. Сразу же даёт команду на остановку дизелей и их реверс малым ходом. Не доходя метров двадцати до стенки, командует в моторный отсек "Стоп машины!" Сам замирает в напряжении, готовый перевести рукоятку на "Малый вперёд", но этого не понадобилось. Корабль останавливается рядом со вторым МПК, Сидоркин ловит конец, на причал перекидают сходни. Юрий благодарит команду по корабельной связи с успешным возвращением в гавань, замечая улыбку капитана. Команда испытателей сходит с корабля, прощаясь, называют его "ковбой". Завтра воскресенье, для них выходной.
  Юрий рассказывает мичману Горелову и младшему лейтенанту Сидоркину о действиях своих и Янека при испытании, напоминает о допущенной им ошибке при стрельбе из кормового орудия. Они поздно заняли места наводчиков, цель удалялась под острым углом, попадание было случайное. Внимательно выслушивает вопросы мичмана, радуясь про себя, что они деловые, учит его обращению с секстантом, наводя его на заходящее солнце. Интересный рассказ и учёбу прерывает появление на причале консульской машины с незнакомым водителем за рулём. Объясняет, что консульство пополнилось новыми сотрудниками, Юрия приказано доставить в консульство.
  На месте адъютанта Николая сидит пожилой интендант второго ранга, что-то диктует секретарь-машинистке. При знакомстве просит Юрия обращаться к нему по имени - дядя Ашот. В кабинете консула в его кресле сидит пожилой моряк в звании капитан-лейтенанта. Консул прерывает доклад Юрия:
  - Докладывай об испытании корабля своему непосредственному командиру, а я похожу по кабинету, послушаю.
  Капитан-лейтенант Иванов заметил недоумение в глазах Юрия - низкое звание не соответствует его возрасту. Спокойно объяснил, что ранее был капитаном торгового судна, исходил все моря-океаны, призван на ВМФ из запаса. Выслушав доклад Юрия, приказывает:
  - Составь штатное расписание личного состава МПК: должность, звание, корабельную специальность. Если знаешь некоторые кандидатуры - укажи фамилии. После этого напиши заявку на обеспечение двух кораблей боезапасом, топливом и всеми видами довольствия, передай интенданту Ашоту. Срок исполнения - сегодня, к 24-00.
  - Для составления заявки мне необходимо знать боевую задачу двух кораблей, район действий и базу снабжения.
  - Боевую задачу получишь после комплектования кораблей экипажами и их обучения. Район действия - Тихий океан, от полярного круга до южных тропиков. Ты - командир отряда из двух МПК, я назначен к тебе капитаном наставником. За базу снабжения можешь принять Сан-Франциско. Завтра отвезёшь меня на судоверфь, познакомлюсь с тремя членами экипажа, которых ты подобрал и состоянием кораблей. Выйду в океан на испытание корабля мичмана Горелова. Остальные вопросы решим после моего возвращения.
  Раздумывать Юрию над словами Иванова некогда, хотя он чувствует наличие какой-то тайны. Это обычное дело, боевую задачу ставят командирам в последний момент. Быстро составляет штатное расписание, взяв за основу наличие спальных мест в кубриках, плюс численность вахты. Заявка на боезапас, топливо и пищевое довольствие - не проблема. Задумался над заявкой на вещевое довольствие. Радиус действия кораблей - от южных тропиков до полярного круга. Какую форму одежды заказать? Может всё сразу? Своими сомнениями делится с интендантом Абрамяном, тот восклицает:
  - Ах, дорогой! Ты совсем хочешь разорить бедного дядю Ашота? Где я тебе достану в Америке советскую форму для зимы и лета? Получишь форму американского флота после прибытия экипажей. Сам посмотрю, кто во что одет. Сократи свою заявку вдвое.
  Это важная информация для Юрия, значит, личный состав кораблей будет неполным. Оно и понятно, идёт война, Тихоокеанский флот отдал много кадров фронту, сейчас его возможности ограничены. Сокращает первоначальное штатное расписание и представляет капитан-лейтенанту. Тот просматривает его и задаёт вопрос:
  - Как будешь выполнять боевую задачу с неполной численностью экипажей?
  - За счёт взаимозаменяемости. Специалистов трёх боевых частей подчиню командиру БЧ-2. Полагаю, что войны с Японией в ближайшее время не предвидится, артиллерийская дуэль маловероятна, время для тренировок есть.
  - Правильно мыслишь. Зайди в секретный отдел за списком специалистов пополнения двоих кораблей. Транспорт уже прибыл в Сиэтл, часть пополнения сошла на берег. Через три-четыре дня доставит тебе экипажи согласно списка. Совсем забыл, тебе привет от Андрея Кустова.
  - Спасибо. Как у него дела?
  - Также, как у тебя. Только времени у него на подготовку экипажей к выполнению боевой задачи совсем нет. Вывел корабли в океан, учёбу матросов будет проводить во время похода. В дальнейшем ты с Андреем будешь взаимодействовать, боевая задача у вас одна.
  - Прошу сообщить мне боевую задачу.
  - Нет, ещё рано. Получишь на руки секретный пакет от сотрудника фельдсвязи. После прочтения в его присутствии пакет уничтожишь. Посланец прибудет к тебе в сопровождении охраны из радиста и шифровальщика. Зачислишь их в команду на свой корабль. Теперь у меня к тебе вопрос - сможет ли мичман Горелов после короткой подготовки командовать кораблём?
  - Вполне сможет, только не забирайте его у меня.
  - Об этом речи нет. Я внимательно ознакомился с его личным делом. Отзывы о нём во время службы в учебном зенитно-артиллерийском дивизионе самые хвалебные. Имеется представление на должность командира батареи и присвоение звания лейтенанта после краткосрочных курсов. Ладно, выйду завтра на корабле вместе с ним на полигон, посмотрю, как он будет действовать в роли дублёра командира. Ты поведёшь свой корабль в кильватере за мной, пришвартуешься к стенке военно-морской базы. Вместе с Ашотом займёшься подготовкой корабля к походу и приёмке команды. Капитаном у тебя будет во время следования в базу американский штурман с несколькими испытателями. После швартовки спустишь на воду корабельную шлюпку, Сидоркина с Дзинкевичем усадишь гребцами, пусть доставят штурмана с испытателями ко мне на корабль. Заодно проверю, какие они матросы.
  Американский капитан испытателей не возражает против перехода двух кораблей на военно-морскую базу - пора освобождать место у причала для швартовки новых кораблей. Штурман не скрывает радости - краткосрочное командование кораблём зачтётся ему в плавательный ценз в должности капитана. После определённого срока он сможет сдать экзамены и стать капитаном корабля, а это означает денежную прибавку. Поэтому сразу даёт команду "Отдать концы!" и в кильватере следует к месту "мерной мили". Пока корабль мичмана Горелова проходит размагничивание ставит корабль на якорь. Юрий с Абрамяном наблюдают за действиями Янека. Дядя Ашот делает ряд дельных замечаний. Оказывается, он бывший моряк торгового флота.
  Корабль мичмана Горелова возвратился с военно-морского полигона раньше времени, успешно выполнив испытания. Юрий с тревогой наблюдает за швартовкой под управлением мичмана. Немного раньше времени перевёл дизеля на "Стоп", после остановки корабля спокойно подтянул корму к стенке моторами. Без показной лихости, но надёжно. Капитан-лейтенант Иванов подзывает Юрия:
  - Пиши представление на присвоение мичману звание лейтенанта и допуск на командира МПК, я подпишу. Бывший артиллерист, да ещё владеющий испанским - находка для меня. Возможно, мы не скоро увидимся, я убываю в консульство. Завтра ожидай прибытия транспорта с краснофлотцами и старшим командиром, обеспечивающим твой первый выход на задание. Желаю удачи.
  Капитан заводских испытателей предъявляет Юрию акт приёмки-сдачи кораблей, просит его подписать при отсутствии замечаний. Замечания имеются - при выходе из кубрика на верхнюю палубу с опозданием гаснет свет, в ночных условиях это демаскирует корабль, необходимо отрегулировать выключатель. Второе замечание - непонятны показания указателя температуры нагрева котлов для приготовления пищи на камбузе. Похоже, что температура указана в градусах по шкале Фаренгейта, нельзя ли заменить прибор на указатель в градусах Цельсия? Капитан даёт команду испытателям, через полчаса оба замечания устранены на двух кораблях, Юрий подписывает акт приёмки, благодарит капитана и его команду за успешно проведённые испытания. В ответ американец вручает Юрию текст контракта о зачислении на службу в ВМФ США, он молод, ему только 22, его ожидает прекрасная карьера. Юрий не желает оскорбить грубым "нет" патриота страны, дипломатично обещает подумать.
  Испытатели уезжают из военного порта на рейсовом автобусе, который развозит сотрудников по многочисленным пригородам огромного Сан-Франциско. Они довольны - приедут домой сразу после 24-00, значит, на судоверфь можно не идти, считается, что находятся ещё на испытаниях кораблей. Таковы законы о труде штата Калифорния, жители их свято чтут и соблюдают. В случае производственной необходимости администрация может привлечь к работе, но только с согласия и за двойную оплату.
  
  Вечер на рейде в бухте возле Сан-Франциско.
  
  Утром прибывает на корабль посланец фельдсвязи в сопровождении радиста и шифровальщика, вручает запечатанный сургучными печатями пакет. Юрий читает:
  "Совершенно секретно.
  Командиру 2-го спецотряда МПК ТОФ капитан-лейтенанту Садовскому. Приказываю: В течение 72 часов после прибытия советского транспортного судна укомплектовать команды, привести корабли в боеготовность Љ 2 и выйти в океан под фагами США для следования на базу ВМФ в Сиэтле по маршруту, указанному на штурманских картах. В Сиэтле привести МПК в боеготовность Љ 1 и ожидать прибытия корабля из СССР. В дальнейшем возлагаю на вас охрану этого корабля в длительном походе. Капитан 1 ранга Васильев.
  Приложение: Штурманские карты района Љ 1 в двух экз. Поздравляю командиров борт 21 и борт 22 с досрочным присвоением воинских званий".
  Юрий расписывается в журнале сотрудника федьдсвязи за получение карт и пакета, сжигает приказ. Радист достаёт из рюкзака два синих рабочих костюма, один - для него, с нарукавными нашивками капитан-лейтенанта, другой - для мичмана Горелова с полосками лейтенанта. Шифровальщик просит принять меры к охране его и шифра.
  - Поселю тебя в каюте с сейфом, рядом с радиорубкой, замок в дверях имеется, а охраны для тебя нет, сам себя будешь охранять. Оружие есть?
  - Конечно. Пистолет ТТ, к нему две обоймы.
  - Потом получишь ещё "кольт", боеприпасы у нас американские. До направления на курсы шифровальщиков кем служил?
  - Радистом на подлодке.
  - Отлично. Подселю в каюту прибывшего с тобой радиста, будете охранять друг друга и подменять на вахте. Открывать дверь каюты друг другу будете после условного стука, для начала установите сигнал "ти-ти-ти - та - та - та". Понятно?
  - Так точно. А как быть с обедом? Посещать столовую без вооружённой охраны мне запрещено.
  - Посидишь взаперти, пока не заработает камбуз. Подкормим тебя бутербродами, от голода не умрёшь.
  После посещения столовой радист приносит шифровальщику бутерброды и пиво. Прибывает на причал грузовик с Абрамяном в кабине и с продуктами в кузове. Интендант восклицает:
  - Рис привёз, макароны, консервы, суп в брикетах, чай, сахар, кофе! Разгружай быстрее, ещё привезу! С дядей Ашотом от голода не умрёте!
  Юрий назначает ответственных за приём продуктов Сидоркина и Янека, они же и грузчики. После нескольких ходок с грузами в корабельную кладовую Сидоркин возмущается:
  - А почему мы должны работать за белоручек - радиста с шифровальщиком? Сейчас я кого-то из них заставлю узнать радость пролетарского труда!
  Появляется шифровальщик. Играючи берёт под руки по мешку и несёт на корабль. Юрий разрешает временно упаковки с продуктами складывать на палубу. Повеселевший дядя Ашот уводит грузовик на склад за новым грузом. Сидоркин просит командира переложить ответственность за приёмку груза на шифровальщика.
  - Нет. За тобой пока учёт принятого груза. После прибытия команды посмотрю, к какой вахте тебя приписать. У тебя есть время подучиться у дяди Ашота премудростям интендантской службы.
  Бывший милиционер не скрывает обиды, но после прибытия второго грузовика с грузом посуды, пробковых матрасов, обуви, одеял, подходит к интенданту и начинает разговор. Лицо Сидоркина проясняется после вручения ему интендантом бухгалтерских книг, где весь полученный товар уже записан, ему остаётся только проследить за правильной выдачей и хранением. Смотрит на командира почти дружелюбно. Юрий тоже доволен - проверку на дисциплинированность младший лейтенант прошёл.
  Через проход в боновых заграждениях заходит большое советское судно под красным флагом и останавливается на рейде напротив военной базы. К нему спешит рейдовый катер с лейтенантом Гореловым, он по приказу Юрия должен принять пополнение. Пограничный контроль отсутствует, так как судно пришло из Сиэтла, досмотр груза и экипажа произведён ранее. По штормтрапу на катер спускаются люди, судно даёт гудок и движется дальше в район грузового порта. Юрий приказывает поднять на своём корабле флажный сигнал "Счастливого плавания". В ответ на судне взвивается сигнал "Благодарим".
  Строй пополнения после высадки с рейдового катера ведёт по причалу лейтенант Горелов. После остановки чётко докладывает командиру о прибытии. Юрий команды "Вольно" не даёт, проходя вдоль строя, всматриваясь в лица, стараясь запомнить как можно больше людей. Командир отряда обязан знать каждого подчинённого в лицо. Фамилии, звания и должности каждого он уже знает из полученного ранее списка. Проблема в том, что должности не соответствуют сокращённым штатам его кораблей, а некоторые совсем отсутствуют. После краткого сообщения о себе начинает вызывать из строя по памяти, не заглядывая в список.
  - Матрос Тохтаров!
  - Есть!
  - Ты чего такой худенький? В Казахстане плохо кормили или на флотских харчах отощал, служа в палубной команде? Как тебя боцман в команду принял?
  - Ловкий я. На гражданке коней в табуне ловил, на эсминце лучше всех конец бросал при швартовке. Отощал во время перехода по океану, плохо кушал. Когда обед будет? На твёрдой земле я есть хочу.
  - А ты плов готовить умеешь?
  - Каждый мужчина-казах умеет готовить плов. Зачем дразнишь вкусной едой, командир? Нехорошо.
  - Нет у нас на одном корабле кока. Назначаю тебя коком, сваришь плов. Рис есть, вместо мяса - говяжья тушёнка. Второй кок по фамилии Желтов - выйти из строя! Слушайте приказ: отправиться на камбузы кораблей и заняться приготовлением плова для всей команды. Боцманам - назначить наряд на камбуз в помощь кокам и для получения посуды. Пробу пищи снимать буду я. Кок, у которого пища будет вкуснее - заслужит благодарность перед строем. Бегом - марш!
  Подобным образом были назначены баталеры, приняв от Сидоркина списки с вещевым довольствием. Остались вакантными должности гидроакустиков, среди матросов таковых нет. Юрий советуется с командой, объясняя, что требуются два матроса с хорошим слухом, желательно радиолюбители и музыканты. Включать аппаратуру он научит, от них потребуется сначала различать подводные шумы винтов от проходящих кораблей, давать пеленг и расстояние до них. На полигоне потребуется отыскать лежащий на дне корпус подводной лодки по отражённому сигналу. Желающие стать гидроакустиками есть?
  - Есть. Матрос Торбеев. Я бывший радист, переведён в боцманскую команду за драку. Выбежал из радиорубки со срочной радиограммой во время приборки палубы. Матрос боцманской команды нарочно облил меня из брандспойта водой, получил за это по уху. Боцман с воспитательной целью настоял на переводе меня в палубную команду, чтобы я научился драить палубу, радистам это запрещалось. Так я и остался в боцманской команде. Знаю и второго бывшего радиста. После травмы кисти руки стал медленно работать на телеграфном ключе, переведён в сигнальщики. Петро! Ты чего молчишь? Выходи из строя!
  Юрий делает матросу Торбееву замечание - он не имеет права командовать. Про себя радуется, два кандидаты на должность гидроакустиков определены, правда, дисциплина у Торбеева слабовата, но это можно исправить. Распускает строй матросов и старшин для перемещения груза в кладовые на корабли и обустройства спальных мест в жилых кубриках. Командиров просит пройти в кают-компанию на совещание. Обращается к ним с речью:
  - Совета, как такового, не будет, времени у нас для подготовки кораблей в боеготовность 2 мало. Фамилии и должности каждого я знаю, прошу только вставать каждого, чтобы я запомнил ваши лица. Представляю вам младшего лейтенанта Сидоркина. На флоте ранее не служил, побывал на фронте пулемётчиком зенитной установки, имеет на счету сбитый вражеский самолёт, был ранен. Приказом зачислен в наш отряд сотрудником госбезопасности. Владеет английским языком. Свободного времени у него сейчас много, я буду загружать его различными поручениями, чтобы он стал настоящим моряком. При достаточном рвении и умении с его стороны будет со временем назначен вахтенным корабля.
  Младший политрук!
  - Я!
  - На флоте принято отвечать "Есть!", отвыкайте от армейской лексики. Ваши обязанности всем известны, надеюсь в ближайшее время услышать на кораблях выпуск радиогазеты. Не только сообщения Совинформбюро о событиях на фронте, но и новости из жизни экипажей кораблей, а также хорошую музыку и советские песни. Дополнительно будете изучать корабельные специальности.
  - Младший штурман Раздобидин!
  - Есть!
  - Почему после окончания училища имеете звание младшего лейтенанта и должность только младшего штурмана?
  - Я окончил не военное, а мореходное училище рыболовного флота, штурманский факультет. Меня призвали на военный флот из рыбацкого сейнера на Камчатке, заслужить звание ещё не успел. Неплохо владею английским, знаком с отечественной аппаратурой подводного поиска рыбных косяков. Прошу предоставить возможность поработать гидроакустиком.
  - Добро. Назначаю вас командиром гидроакустиков отряда МПК. Подберите из матросов ещё одного гидроакустика. Звание лейтенанта заслужите после быстрого обнаружение подводных целей.
  - Лейтенант Горелов!
  - Есть!
  - Представляю вам потомственного моряка. Михаил Сергеевич начал службу на флоте кадетом Морского корпуса, в звании мичмана служил командиром орудия на эсминце. Прожил трудную жизнь. Воевал в Испании на линкоре командиром универсального орудия, был ранен. Продолжил службу во флотском зенитно-артиллерийском дивизионе, потом был отозван на дипломатическую работу. Отлично владеет несколькими иностранными языками. Назначен командиром МПК с бортовым номером 22. Кстати, распорядитесь, Михаил Сергеевич, чтобы боцманы выделили матросов для нанесения белой краской номеров кораблей. И попрошу вместе со мной принять участие в назначении командиров боевых частей и распределении их по кораблям.
  Плов у кока Тохтарова удался на славу. Во время пробы Юрий не заметил, как съел полную порцию, запил крепким чаем. Объявил коку благодарность. Обрадованный кок похвастал, что умеет готовить ещё более вкусный чай без сахара, но с жиром и солью. Пришлось в его просьбе отказать.
  На следующий день неутомимый интендант Абрамян просит Юрия привести корабли в готовность к переходу на противоположный берег пролива, к складам для заправки топливом и принятия боезапаса. Отличная проверка действия экипажей при нескольких швартовках. От любезного предложения принять на борт лоцмана Юрий отказывается - склады можно различить в бинокль. Собирает командиров боевых частей и объясняет задачу. Главное - не помешать движению других плавсредств при пересечении пролива. Оба МПК должны одновременно подойти к фарватеру, осмотреться, продолжать движение только при отсутствии помех слева и справа. Переход и заправка прошли нормально и вселили в экипажи уверенность. Раздаются голоса поскорее выйти в поход через Тихий океан и вернуться к родным берегам.
  Юрий поддерживает уверенность экипажей кораблей, но собирает командиров боевых частей и делает разбор малого похода. Мотористы не сразу сумели поддержать нужные обороты, к фарватеру два корабля вышли не одновремённо. Шланги для заправки дизтопливом приняли в замедленном темпе, закрыли краны с опозданием. Ящики со снарядами принимали на борт быстро, замечаний нет, а глубинные бомбы медленно, как будто опасаясь взрыва. Напоминает, что взрыватели их установлены на максимальную глубину, при атмосферном давлении не сработают. Минёрам положено их устанавливать на заданную глубину взрыва перед сбросом за борт. Учитывая, что большинство матросов опыта службы на кораблях, типа МПК не имеет, оценивает их действия, как удовлетворительные.
  Перед выходом из военно-морской базы Сан-Франциско Юрий, в сопровождении младшего лейтенанта Сидоркина наносит прощальный визит командиру базы. Так положено, но он ещё не получил шифры для взаимосвязи с американскими постами наблюдения, кораблями и самолётами. Глупые случайные инциденты советскому правительству не нужны. Это он сообщает скучающему адъютанту в приёмной. Не прикрыв дверь, тот заходит в кабинет адмирала и докладывает:
  - Явился советский "Ковбой" с прощальным визитом и за выходными документами. Разрешите выдать?
  - Пусть сначала зайдёт ко мне, посмотрю на него, так ли он молод, как мне докладывали.
  Пожилой адмирал после представления Юрия пристально его рассматривает выцветшими, но внимательными дальнозоркими глазами. Такой взгляд трудно выдержать, не моргая, но Юрию это удаётся. Молчаливый поединок взглядами длился около минуты. Наконец, адмирал, кряхтя, поднимается с кресла, обходит Юрия со всех сторон, приказав:
  - Да не вертись ты, дай мне возможность рассмотреть тебя! Почему явился ко мне не в парадной форме и без орденов? Что означают колодочки у тебя на груди?
  - Считал визит обычным, не ожидал встречи с залуженным адмиралом, поэтому надел рабочий костюм флотского командира с колодочками на груди. Они означают награды медалью "За отвагу" и орденом "Красной Звезды". Медаль и орден оставил в Союзе. Некоторые награды содержат драгметаллы, вывозить их за границу запрещено.
  - Кто твой отец, какое звание имеет?
  - Начинал службу на эсминце простым кочегаром, сейчас работает машинистом паровоза, водит эшелоны на фронт.
  - Я же думал, что своей карьере ты обязан родственным связям, теперь убедился что ты не мальчик, а настоящий ковбой. Могу предложить твоим МПК участие в противолодочной обороне западного побережья США во время похода. Получишь карты, шифры для связи с нашими кораблями охраны водного района. Условие - корабли должны ходить под нашими флагами, а матросы носить нашу форму. Это джельтменское соглашение между нами, ты должен хранить его в тайне. Иначе меня сенаторы и журналисты заклюют. Согласен?
  - Так точно.
  - И никакого согласования со своим атташе тебе не нужно?
  - Никак нет. Этот вариант согласован с нашим консулом в Сан-Франциско. В случае нападок со стороны журналистов "жёлтой" прессы можете сослаться на него, он примет удар на себя.
  - Добро. Охранник у тебя есть? Пусть зайдёт.
  Адмирал прерывает представление Сидоркина.
  - Вижу, что младший лейтенант. Ты - кто?
  На абстрактный вопрос адмиралу нужно отвечать кратко и понятно. Сидоркин отвечает прямо:
  - Сотрудник КГБ.
  - Впервые слышу откровенный ответ. Не боишься, что за это признание тебя в Союзе расстреляют?
  - Никак нет. Мы союзники, никаких тайн, кроме оперативных, между нами быть не должно. Да и по прибытии в консульство я прошёл проверку в военной полиции, заполнил опросной лист. Полагаю, что им известен мой род занятий, а если нет, то они напрасно хлеб едят.
  - Прикажу проверить. А пока что, кэгэбист, сходи в нашу контрразведку и получи комплект документов для "Ковбоя". Адъютант тебя проводит и будет охранять, чтобы по возвращении сюда ловкие ребята документы у тебя не стырили.
  Адмирал расслабляется, водит Юрия по кабинету, стены которого увешаны картинами художников-маринистов, сообщает, что это подлинники, куплены за большие деньги, копий среди них нет. Юрий сомневается, увидев знакомую картину Айвазовского "Девятый вал", но дипломатично умалчивает. Зачем расстраивать коллекционера-любителя? Таких картин по миру насчитывается сотни, сам Айвазовский, будь он жив, не смог бы отличить своё творение от подделок, насколько искусно они сделаны. Сообщает адмиралу, что во время учёбы в училище курсантом посетил картинную галерею в Феодосии, где было собрано около 400 картин художника. Слышал, что вначале боёв за Крым картины были вывезены, но куда - не знает. У адмирала горят глаза, просит узнать судьбу картин, а если Юрию удастся переправить несколько полотен в Америку, он получит хорошие комиссионные.
  Рассуждения адмирала о раннем романтизме Айвазовского прерывает возвращение Сидоркина с адъютантом. Дружеский тон меняет на приказной:
  - На время нахождения в территориальных водах США твои МПК включены в систему противолодочной обороны судоходных линий от Аляски до Панамы. Не исключено появление японских подлодок возле крупных портов. Не ошибись - в плавании находятся несколько подлодок США, в случае обнаружения неопознанных целей радируй открытым текстом в систему ПЛО, там разберутся. Счастливого плавания.
  Экипажи кораблей, не дожидаясь команды капитанов, заняты уборкой верхней палубы под присмотром боцманов. Те деловито покрикивают на матросов, соскучившись по власти. Убирают с палуб всё лишнее, проверяют крепление шлюпок по штормовому. Звучат вычурные боцманские ругательства, но без старорежимного мата. На сложную ругань матросы отвечают одобрительным смехом. Юрий даёт команду "Корабли к бою и походу изготовить!". После доклада командиров боевых частей о готовности обходит корабль, проверяя состояние готовности. О полной готовности не может быть и речи, треть экипажа отсутствует, вахты двухсменные. Особенно тяжело придётся мотористам при постоянном грохоте дизелей. В помощь им направляет кэгэбиста Сидоркина, минёра Янека, младшего политрука и двух матросов боцманской команды. Ждёт резонных возражений, но слышит при уходе только слова Сидоркина "Командир гоняет меня, как Сидорову козу", на что дублёры мотористов отвечают смехом. Смех на корабле - хорошо, свидетельствует о моральном здоровье экипажа.
  Юрий решает вывести корабли на внутренний рейд, там провести ночь, чтобы с рассветом выступить в поход. Лейтенант Горелов его поддерживает. После постановки кораблей на якоря - свободное время для команд перед вечерним чаем. Команды рядом стоящих кораблей собираются на ютах, звучит "Вечер на рейде". Песня сравнительно новая, музыка написана в прошлом году, сразу стала популярной среди моряков.
  На рейде морском легла тишина,
  И море окутал туман.
  Споём веселей, пусть нам подпоёт
  Седой боевой капитан.
  Прощай, любимый город,
  Уходим завтра в море,
  И ранней порой мелькнёт за кормой
  Знакомый платок голубой.
  А вечер опять хороший такой,
  Что песен не петь нам нельзя
  О службе морской, о дружбе мужской
  Подтянем дружнее друзья.
  
  Перед сном Юрий обходит ночные вахты. Внизу корабля вслушивается в шумы винтов проходящих мимо суден штурман Раздобидин с дублёром, учит того различать редкие обороты больших винтов от малых. По шуму можно определить грузоподъёмность и класс корабля, определить направление и расстояние до него. Юрий приказывает закрывать вахту - завтра акустикам заступать на боевое дежурство, нельзя переутомлять себя перед походом. На верхней палубе всматриваются в темноту сигнальщики. Вахтенный офицер корабля - командир штурманской БЧ-1, вполголоса докладывает Юрию - всё в порядке. После него на вахту заступит командир минно-артиллерийской БЧ-2. В его подчинении имеется офицер, тоже артиллерист. На случай авральных ситуаций положено иметь подвахтенных, но их нет. Юрий приказывает в таких случаях вызывать на ходовой мостик капитана, то есть себя. Так положено по Уставу корабельной службы. Старпома у Юрия нет, на кораблях малого класса такая должность не предусмотрена, хотя в редких случаях их назначают к опытным капитанам перед назначением на другой корабль. Юрий осознаёт, что опыта командования кораблём у него нет, просто у командования не было выбора. Будет набираться опыта в походах вместе с экипажами. Главное - не терять уверенности в себе, дашь слабину - подчинённые сразу это почувствуют.
  
   Первый самостоятельный поход.
  
  На рейде после выхода из пролива качается на волнах сторожевик, прослушивая подводные шумы. Идёт война с Японией, не исключено появление подлодок противника у входа в крупные порты. Юрий приказывает акустикам приступить к боевой вахте. Не прошли и мили, как Раздобидин докладывает о контакте с подводной целью, потом следует подобный доклад с корабля лейтенанта Горелова. После уточнения глубины Юрий приказывает радисту сообщить в эфир на английском открытым текстом:
  - Обнаружил у входа в пролив подлодку на глубине 70 метров. Ковбой.
  Так положено, но уничтожать глубинными бомбами неизвестную цель права он не имеет. Вполне возможно, что лодка - американская. Странно только, что она не всплывает и не реагирует на ощутимые щелчки радиоволн от гидролокаторов по её борту.
  Подошёл с рейда сторожевик, стал рядом. Его акустик тоже зафиксировал подводную цель. Капитан сторожевика кричит в мегафон:
  - Вахту над подлодкой принял, благодарю за обнаружение. Следуйте своим курсом.
  Юрий приказывает сделать соответствующую запись в вахтенном журнале, потом ведёт корабли на полигон. Проводит артиллерийские стрельбы по ржавым корпусам судов, сменяя расчёты, приказывает наводчикам "эрликонов" поразить эти же надводные цели. Тренирует расчёты минёров в подготовке глубинных бомб к сбрасыванию, заставляя устанавливать различные глубины взрыва. Сбрасывание бомб за борт не производит, заряды в них боевые, а не учебные, незачем глушить рыбу и привлекать внимание мощными взрывами. Приводит корабли в район поиска подводной цели, назначает вахтенных офицеров командовать кораблями, сам с лейтенантом Гореловым остаются наблюдателями. Вахтенные соображают быстро, договорившись вести корабли параллельными курсами, прослушивая за один проход вдвое большее пространство на глубине. Звучат доклады акустиков - цель обнаружена. Штурманы определяют местонахождение кораблей, и Юрий приказывает взять курс на Сиэтл по наиболее оживлённому судоходному маршруту от Сан-Франциско.
  В пути сигнальщики и акустики несут бдительную вахту, сообщая о встречных судах и услышанных подводных звуках. Чаще всего звучат доклады от акустиков - корабли сопровождают непонятные звуки на небольшой глубине от поверхности. Юрий приказывает сбавить ход, тайна объясняется просто - корабли сопровождает большая стая дельфинов, издавая непонятные для акустиков звуки. Догнав корабли, дельфины выскакивают из воды, стараясь привлечь к себе внимание людей. Подводный мир океана живёт своей жизнью, часто непонятной для людей.
  Политрук из радиорубки по громкоговорящей связи озвучивает радиогазету. Сводка из фронтов малоутешительная - враг ведёт наступление. В качестве утешения сообщается о больших его потерях в танках и самолётах. Юрий по опыту знает, что эти сведения преувеличены, при отступлении подсчитать потери противника просто невозможно, но так нужно, и это правильно, чтобы приободрить население. Сообщается о тяжёлых оборонительных боях защитников Севастополя. Эх, подбросить бы им пару полков зенитных "эрликонов", сразу отучили бы немецких пилотов бомбить наши войска с малых высот! Но поставку "эрликонов" в Союз американцы прекратили после нападения японцев 7 декабря 1941 года на Перл-Харбор, усиленно устанавливают их на свои корабли, чтобы защититься от японских самолётов.
  Юрий настораживается, когда политрук объявляет по радио о выступлении кока Тохтарова, брата погибшего при обороне Москвы "героя-панфиловца". Всем 28 красноармейцам, ценой своей жизни уничтоживших немецкие танки у разъезда Дубосеково, было присвоено звание Героя Советского Союза. Слушает выступление кока:
  - Мы с братом родились в Кустанайской области, в селении Бештюба, по-казахски - пять холмов. Дальше на юг - степь, ровная, как океан без волн. Каждую весну гоняли с братом табуны овец и коней в Тургайскую степь, на выпас, поздней осенью размножившиеся табуны пригоняли домой. Хорошо в степи! Мы с братом научились видеть вперёд на день пути, днём различали на небе звёзды. Почему командир держит меня на камбузе, не ставит в свободное время сигнальщиком? Мне не нужен четырёхглазый бинокль, без него всё вижу.
  Хвастун на корабле - находка для экипажа. Однообразные вахты надоедают, каждый рад по-своему развлечься, подшутить над товарищем. Сразу же подвахтенные остроглазые сигнальщики привели на палубу кока, попросили показать полярную звезду. Покрутив головой, Тохтаров защищает с боков глаза ладонями и указывает верное направление. Сигнальщики шумят:
  - Каждому известно, что полярная звезда неподвижна и находится на севере. Пусть покажет что-то едва видное на горизонте.
  С помощью бинокля обозревают горизонт, замечают в одном месте верхушки мачт судна. Осмотревшись, кок сообщает, что видит мачту приближающегося китобойного судна с корзиной наблюдателя. Его спрашивают, как он смог это различить?
  - Очень просто. Изображение предмета на линии горизонта отражается от воды, я вижу над водой сначала перевёрнутую картинку.
  Шутники посрамлены, кок сразу обретает авторитет экипажа не только за умение вкусно готовить. Юрий разрешает ему быть вперёдсмотрящим на корабле, но только в свободное от приготовления пищи время. Когда изучит семафор флажками и прибудет новый кок - переведёт в сигнальщики.
  Корабли приближаются к заливу Пюджент-Саунд, в конце залива расположен Сиэтл, большой город и крупный порт северо-западного побережья США. Дежуривший на входе в залив сторожевик, после обмена флажными сигналами, сопровождает советские корабли под американскими флагами в небольшую бухту, где у причалов стоят около десятка малых кораблей. Всё понятно, здесь располагается база ОВРа - охраны водного района, главная база ВМФ расположена дальше, в Бремертоне. Непонятно только любопытство, с которым американские матросы встречают приход двух кораблей союзников. Впрочем, любопытство дружелюбное, звучат приветствия "ковбою".
  После швартовки с причала на борт корабля поднимается старший офицер базы в сопровождении спутника, одетого в гражданский костюм. По фигуре и строевой выправке в нём не трудно узнать военного. После взаимных приветствий у трапа офицер произносит:
  - Мистер Садовский, нам нужно переговорить "тэт-а-тэт", как говорят французы.
  - Тогда прошу пройти в кают-компанию. Вас двое, если не возражаете, я приглашу своего сотрудника госбезопасности принять участие в беседе.
  Офицер вопросительно смотрит на спутника, тот кивает головой. Становится понятным, кто из них старший.
  Вестовой быстро накрыл стол на 4 персоны, принёс чай, печенье и ушёл. Разговор начинает офицер:
  - Я вынужден информировать союзников о печальном событии в жизни нашей страны. Ночью японская подводная лодка обстреляла из орудия южное побережье штата Калифорния, есть жертвы среди мирных жителей. По предварительным данным, погибло шесть человек. Лодку преследовали наши корабли, но она ушла в океан. Есть предположение, что это та самая лодка, которую обнаружили ваши корабли возле Сан-Франциско и открытым текстом сообщили всем по радио. Прибывший наш сторожевик установил контакт с подводной целью по "асдику", запросил командование о наличии подлодок США в этом районе. Получил приказ уничтожить вражескую лодку, но промедлил с исполнением, потом контакт с целью был утерян. Капитан сторожевика ссылается на сбой в работе аппаратуры, начато расследование. Мне поручено проверить вахтенный журнал вашего корабля.
  После проверки записей в двух вахтенных журналах гости сообщают, что они подтверждают показания капитана сторожевика. Теперь его, по американским законам, ожидает суд за невыполнение приказа об уничтожении японской подлодки. Его уволят из флота, это не беда. Гораздо хуже, что процесс суда используют журналисты и партии, стоящие в оппозиции к президенту Рузвельту. Будет опорочен адмирал, командующий противолодочной обороной, его заставят уйти в отставку, престижу флота США оппозиция нанесёт удар.
  Юрий удивляется:
  - Оплошность капитана сторожевика очевидна, но зачем дело доводить до суда? Разве у адмирала недостаточно власти наказать виновника другим способом, например, послать его с кораблём в район активных боевых действий? Так поступают в Союзе на фронтах, когда противник при первом столкновении оказывается опытнее или лучше оснащён. Для капитана сторожевика этот случай послужит уроком, в будущем он его хорошо запомнит. У нас даже существует поговорка: "За одного битого двух небитых дают".
  Гости переглядываются и вяло возражают:
  - Тебе так легко говорить, в СССР существует диктатура одной партии, а у нас - демократия, основанная на многопартийной системе, плюс журналисты различных газет, которые исполняют волю своих боссов. Им нужны сенсации для повышения тиража, от этого зависит заработок журналистов.
  - Но в США существует военная цензура, запрещающая разглашать оперативные и любые другие сведения, приносящие вред обороноспособности страны. Насколько мне известно, она подчиняется ЦРУ и президенту.
  После убытия гостей Юрий ожидает визита консула Сиэтла. Даёт команду "Корабли и экипажи к смотру приготовить!" В консульство о прибытии специально не сообщает - связь положено по Уставу устанавливать от старшего военачальника к младшему, а возможности узнать о прибытии кораблей в Сиэтл у начальства имеются. Решает поразить консула праздничным обедом. Вызывает кока, спрашивает, какое вкусное национальное блюдо тот сможет приготовить. Тохтаров отвечает, не задумываясь:
  - Болтушку по-казахски! Вода, поджаренная мука с подливом и тушёнка.
  - Отставить! Сваришь после убытия консула со свитой для команды на ужин, сначала мы попробуем твоей болтушки.
  - Тогда на обед плов, но уже из настоящего длинного риса. Обнаружил мешок в кладовке. Плов будет вкуснее прежнего, но ты с обедом не торопи, на медленном огне варить буду.
  - Добро. Порадуешь обедом начальство - вручу ему представление на повышение званий некоторым членам экипажа. Ты получишь звание старшего матроса.
  Сидоркин приносит свежий выпуск газет, которые купил на причале. Главная тема - обстрел побережья Калифорнии японской подводной лодкой, в результате которого погибли мирные граждане США. Вице-губернатор заявил, что в штате будет объявлен траур. Редакторы газет предлагают провести независимое журналистское расследование, не доверяя властям. Лишь один пронырливый журналист связывает это событие с радиограммой некоего "Ковбоя" после обнаружения на внешнем рейде Сан-Франциско подводного предмета, похожего на корпус подводной лодки. Другие журналисты ему возражают - давно известно, что там лежит корпус американской подлодки, затонувшей несколько лет назад. Главным виновником трагического события считают адмирала, ответственного за противолодочную оборону побережья. Одни требуют его отставки, другие предлагают перевести его в самый ад ожесточённых боёв с японским флотом. Юрий не сомневается, что бравый адмирал, сохранивший в душе юношеский романтизм, сам выберет фронт. В любом случае погибнуть смертью героя - лучше, чем быть заживо съеденным журналистами. Вовремя Юрий увёл корабли в Сиэтл. Здесь уже другой штат - Вашингтон, вряд ли журналисты из штата Калифорния его здесь отыщут. А через несколько дней прошедшее событие заслонят другие сенсации, на которые так падки журналисты, об его открытой радиограмме никто не вспомнит.
  На причале возле кораблей появляется машина консула Сиэтла с красным флажком на радиаторе. Принимает рапорт и представляет своего интенданта, которому Юрий сразу передаёт привет от дяди Ашота, как было условлено, и знакомит с младшим лейтенантом Сидоркиным. Испросив разрешения у консула, те сразу уходят на корабль. Консул на корабль не спешит, расспрашивая Юрия о переходе из Сан-Франциско в Сиэтл. Оба наблюдают за двумя командирами во флотской форме, которые вышли из машины, но занялись внешним осмотром двух, рядом стоящих кораблей. Старший, в звании капитана 3 ранга, представляется Юрию, как помощник атташе ВМФ, младший, в звании лейтенанта медицинской службы, прибыл на должность врача отряда. Капитан 3 ранга сразу просит разрешения осмотреть им внутренние помещения кораблей, в качестве сопровождающего выделить корабельного фельдшера. Юрий недоумевает, мог бы и приказать, но вежливую просьбу командира, старшего по званию исполняет.
  Консул в каюте командира знакомит Юрия с дипломатической обстановкой в странах, территории которых граничат с Тихим океаном.
  - Канада - доминион Великобритании, глава государства - генерал-губернатор, назначенный королём Великобритании. Исполнительная власть принадлежит правительству в составе премьер-министра и министров. В случае посещения портов ты должен знать, что провинциями управляют лейтенант-губернаторы, которых назначает генерал-губернатор. Дипломатические отношения с СССР установлены совсем недавно, 12 июня 1942 года, наши консульства находятся в стадии формирования. В стране равноправны два языка - английский и французский. Заходить в порты Канады ты имеешь право только в случае аварийных ситуаций, нечего добавлять забот нашим дипломатам. Переговоры тогда поручи вести лейтенанту Горелову, он знает и французский. Стоянку кораблей выбирай рядом с американскими, ещё с 1940 года США имеют право размещать на побережье Канады свои базы ВМФ.
  При проходе вдоль побережья США заход в Сиэтл нежелателен, нечего привлекать внимание после нынешнего приезда помощника атташе. В Вашингтоне пристально следят за перемещениями наших сотрудников не только друзья, но и скрытые враги. Хотя операция, в части которой тебе придётся принять участие, согласована между Генштабами, ты обязан соблюдать строжайшую тайну. Тебе правительство доверяет охрану корабля, необходимого для боевых действий в другом районе. В военный порт Сан-Франциско заходи обязательно, там получишь дальнейшие инструкции.
  После осмотра кораблей возвращается помощник атташе с военврачом. Юрий приглашает их в кают-компанию, извиняется, что стол не накрыт - по распорядку скоро на кораблях обед, нельзя промежуточной едой перебивать гостям аппетит. Капитан 3 ранга доволен:
  - Вот и хорошо, атташе приказал проверить, как у тебя на кораблях кормят. В дальних походах без хороших коков не обойтись. Врач поможет им составить меню по высшей норме, как для подводников. В этом деле главный не ты, а он. Напоминаю об этом потому, что при изучении твоего личного дела, кроме разумной инициативы, замечена за тобой строптивость, иногда давишь без нужды на подчинённых. С командиром корабля, который ты будешь охранять, сохраняй дружеские отношения, держи совет. Вы равны в званиях, но он и его экипаж утомлёны переходом от Камчатки, ты должен это учитывать, не спорь по пустякам.
  - Разрешите вопрос. Кто командир перехода, я или он?
  - Отвечу в конце беседы. Сначала ты ответишь на ряд моих вопросов. Каким шифром будешь пользоваться во время радиосвязи?
  - У меня два шифра, наш и американский. В океане буду пользоваться американским.
  - Объясни, почему?
  - Чтобы не привлекать излишнего внимания береговых служб. Шифр им понятен, кроме того, обязан выполнять указание адмирала о включении кораблей в систему морской охраны побережья США. Также имею сведения, что самолёты союзников оборудуются системами радиообнаружения. Могут нанести бомбовой удар по своим, приняв наши корабли за японские.
  - Как сообщишь нам о рандеву со встречным конвоем, не зная позывного командира?
  - Предполагаю, что им будет мой хороший знакомый Андрей Кустов. Соображу после смены охраны.
  - Его позывной - "ирокез", но постарайся им не пользоваться. Замени на "краснокожий", или что-то подобное. Во Фриско тебя поймут. Понятно?
  - Так точно. Вы не ответили на мой вопрос.
  - Старшим командиром при равных званиях назначается тот, у кого имеется больше свободы маневра и возможностей для успешного выполнения операции. Командир подлодки в данном случае связан рядом ограничений, поэтому командиром конвоя назначаю капитан-лейтенанта Юрия Садовского. Не забывай об ответственности!
  - Есть! Разрешите пригласить в кают-компанию командиров? По распорядку у нас обед.
  - Добро. Отведаю блюдо твоего самодеятельного кока. Поторопился ты, назначив коком не профессионала. Постеснялся ограбить консула?
  Юрий с интересом наблюдает за помощником атташе, когда вестовой внёс бачок с едой и разложил по алюминиевым мискам плов. Первому - капитану 3 ранга. Тот при открытии бачка втянул носом вкусный аромат, вслед за носом потянулась его голова. Осторожно съел пару ложек плова, затем заработал ею, как матрос-первогодок. Остальные командиры не отставали. Юрий кивнул вестовому, тот подложил в миску кап 3 ещё плова, когда тот вытирал рот салфеткой. После чая командиры ушли из кают-компании, получив разрешение. Юрий молчит, выдерживая паузу. По неписаному флотскому этикету первый должен начать разговор старший по званию.
  - Да, такую вкусную еду в ресторанах США не попробуешь. Торопятся повара с приготовлением, изначальные продукты в котле не томят, весь аромат уходит в вытяжку. Твой казах украинский борщ для подводников по приходе во Фриско сварить сможет? Полевой кухней и продуктами консул тебя обеспечит.
  - Будет стараться. Я обещал ему присвоить звание старшего матроса, не возражаете?
  - Хитёр ты, Юрий. Как я могу возразить после вкусной еды? Заодно давай и список матросов и старшин на повышение званий, мне предоставлено право его утвердить. Экипаж на кораблях малочисленный, а вахты длительные. "Ирокез" добавит тебе несколько матросов пополнения из Камчатки.
  - Прошу ещё повысить звания штурману младшему лейтенанту Раздобидину и сотруднику КГБ Сидоркину.
  - Пиши представления, передам на рассмотрение командования. Теперь слушай внимательно о месте рандеву с "Ирокезом". Он будет держать курс на Сиэтл по международной судоходной линии, ты пойдёшь ему навстречу по этой же линии Сиэтл - Находка, на картах эти линии чётко обозначены. Ваше рандеву должно состояться южнее Алеутских островов в районе 165 градусов восточной долготы. Если придёшь раньше, продолжай движение до встречи. После рандеву примешь под охрану подлодку и советское грузовое судно, отойдёшь немного на юг, до пересечения с линией Находка - Сан-Франциско, дальше по этой линии приведёшь корабли в военный порт. Понятно?
  - Не совсем. На такой длительный переход топлива у МПК не хватит. Где намечен пункт дозаправки кораблей?
  - В океане. Завтра придёт на рейд Сиэтла советский пароход с грузом из Сан-Франциско, он возвращается на Родину. Везёт дизтопливо для тебя, "ирокеза" и подлодки. Возьмёшь его под охрану. Учти, на нём опасный груз - взрывчатка. Теперь понятно?
  - Так точно. Разрешите пригласить командира второго корабля и штурманов для постановки задачи?
  - Разрешаю. Ты объясняй, а я послушаю. Заодно пригласи своего сотрудника КГБ. Разрешено экипажам писать письма на Родину, сдашь мешок с почтой на судно. Хочу послушать инструктаж Сидоркина о необходимости сохранения государственной тайны в переписке.
  К ужину успели пополнить кладовые кораблей продуктами, заполнить ёмкости питьевой водой, а топливные баки дизтопливом. Командиры БЧ докладывают Юрию о готовности, он докладывает кап 3, что корабли к походу готовы. Получает замечание:
  - Доклад о готовности не полный. Почему не проверили готовность к походу врача и двух фельдшеров? Вызовите врача и заслушайте его замечания.
  Военврач докладывает Юрию, что на кораблях все здоровы, но не закончено оборудование 4-местных лазаретов для больных. Кроме того, кок Тохтаров не признаёт меню, составленного для экипажей на время похода, готовит какую-то "болтушку" вместо рагу из овощей, а для полноценного питания, кроме мяса, необходимы витамины.
  Юрий чертыхается про себя, но виду не показывает. Всё правильно, на корабле за все погрешности несёт ответственность капитан. Делает врачу замечание:
  - Почему не привлекли к оборудованию лазаретов подвахтенных? Почему не приказали коку дополнить мясное блюдо сырыми овощами, например, салатом из капусты? Вы, товарищ лейтенант, забыли, что являетесь командиром - главным врачом отряда. Используйте право приказа для матросов и старшин! Даю вам 10 минут для устранения замечаний!
  Юрий наблюдает с мостика, как военврач налетает на боцмана, командирским голосом отдаёт ему приказ направить матросов в лазарет на помощь фельдшеру, добавляя пару крепких выражений. Тот сначала не понимает, но услышав родной мат, вытягивается в струнку, козыряет и отдаёт приказ матросам, дублируя выражения врача. Юрий усмехается, но вызывает боцмана на мостик:
  - Если ещё раз услышу от вас матерные слова, будете понижены в звании. Военврачу крепкие слова на первый раз прощаю. После окончания Военно-медицинской академии он служил на подлодке, потом в московском госпитале, где наслушался бранных слов от раненных во время операций.
  - Прошу прощения, товарищ командир, сразу не распознал в нём моряка. Теперь убедился - свой парень. Прикажу матросам - будут слушаться врача, как меня.
  Ужин роскошный - селёдка и салат из свежей капусты, политый оливковым маслом. Потом - мясная "болтушка по-казахски", распространяющая вкусный аромат по кают-компании. Вместо чая - кофе со сгущённым молоком вместо сахара. Кап -3 выносит благодарность врачу за состав меню, просит от его имени объявить благодарность коку и камбузному наряду.
  Юрий встревожен, благодарности старший командир раздаёт неспроста, значит, поход будет опасным. Экипажам приказано писать письма. Сидоркин объявил обратный адрес: порт Находка, полевая почта номер такой-то. Юрию и части команды писать некому - родные находятся на оккупированной территории, отец с паровозной бригадой водит на фронт эшелоны, адрес неизвестен. Чтобы заглушить тоску, находит себе работу, проверяя штурманов. Они уже проработали маршрут до точки встречи с "ирокезом" по кратчайшей, ортодромной линии на сфере, которая проходит южнее Алеутских островов. А если будет плохая видимость, без солнца и звёзд, как определить своё место нахождения в океане? Просит штурманов проинструктировать радистов, с их помощью заранее нанести на карты прибрежные радиомаяки. Они обычно транслируют музыку, каждый свою мелодию, прерывая её зашифрованным сообщением своего позывного для ориентации кораблей береговой обороны США и союзников. Вращая приёмную антенну корабля, радист может добиться наибольшей громкости и определить пеленг до радиомаяка.
  После вечернего чая - отбой для команды, кроме вахтенного на мостике и патрульного на пирсе, вооружённого кольтом. Бодрствует и "кэгэбэшник" Сидоркин. У него задача - прочесть каждое письмо, не допустив разглашения государственной тайны. Подозрительные строки он должен вымарать чернилами и занести в свой блокнот фамилию матроса, чтобы провести с ним потом воспитательную работу. Юрий проверяет, как подвигается работа. Сидоркин возмущён:
  - Я тебе не военный цензор! Работы мне до утра хватит! Почитал бы ты, что пишут молодые матросы своим девушкам, объясняя будущий длительный перерыв в переписке. Большинство клянётся в вечной любви, да какими словами! Прочитав это, наши хвалёные поэты-лирики умерли бы от зависти! Один объясняет перерыв тем, что послали в океан гоняться за неуловимым китом по прозвищу "Белый Дик", поймает кита - все войны и несчастья для людей закончатся. Другой ревнивец пишет, что в наказание его высадили на отдалённый остров в океане, вокруг много прекрасных темнокожих девушек, ему с ними хорошо, а когда его заберут с острова - не знает. Дай мне в помощь человека для раскрытия и закрытия матросских писем-треугольников! Расстроили мне душу любовные письма матросов, у меня ведь тоже в Москве любимая девушка осталась!
  
   Рандеву в океане.
  
  На следующее утро - выход в океан. Командиры докладывают Юрию о готовности. Последним выслушивает доклад врача.
  - На корабле имеется один больной - младший лейтенант Сидоркин. Диагноз - умственное переутомление, температура повышена, уложил в лазарет с применением физической силы. Проспится - будет здоров.
   Кап-3 сходит на пирс и желает кораблям счастливого плавания. После выхода из залива - остановка на внешнем рейде. С юга приближается большой пароход под советским флагом. Ему семафорят "Стоп машины" и он останавливается. Спускают на воду шлюпку, Юрий взбирается по штормтрапу на борт судна, представляется капитану, как командир конвоя.
  - Уж больно ты, паря, молод для командира. Ну ладно, веди свои кораблики где-то в сторонке от меня, да держись подальше, груз у меня - взрывчатка. Какой-то умник заказал пороха в вагонах, а упаковку не проверил. Половина вагонов оказались недогруженными, пришлось перегружать мешки из вагонов в контейнера, а это - задержка в порту. Почту я от тебя приму, а на пароход не пущу. Видишь, весь экипаж обут в резиновые галоши, чтобы случайная искра от обуви не вызвала пожар и взрыв. До рандеву я тебя доведу, а ты вели своим сигнальщикам прислушиваться к гудкам парохода. Один короткий гудок - уклонился от курса влево, два гудка - вправо. Уразумел?
  - Так точно. Вас попрошу пригласить ко мне штурмана с картой. Необходимо указать ему расположение радиомаяков на побережье для ориентировки в условиях плохой видимости.
  - Добро. Слышал я от штурмана об этой новинке, а пользоваться не приходилось. У меня правило - не знаешь, куда двигаться - ложись в дрейф и жди появления звёзд или солнца. Прикажу радисту проверить расположение твоих радиомаяков, насколько их показания верны. Если не врёшь - прими благодарность от меня и команды.
  Тяжело загружённый пароход движется медленно, скорость - не более 11 узлов. Верхняя палуба плотно заставлена паровозами, вагонами, а вдоль бортов стоят контейнера. Быстроходные корабли эскорта движутся по бокам, замедлив ход и прощупывая гидролокаторами воды океана на расстояние до 10 миль. С наступлением темноты Юрий перестраивает походный ордер в кильватер. Выводит свой корабль вперёд, а лейтенант Горелов замыкает шествие, ориентируясь на топовые огни идущего впереди парохода. Однообразные ночные вахты утомляют экипажи, все радуются появлению солнца. Капитаны не препятствуют сигнальщикам, которые развлекаются, передавая шутливые сообщения флажками.
  - На пароходе! У вас труба покосилась!
  - Салаги, вы полосатые флаги и вымпелы потеряли!
  Экипажи хохочут, когда кто-то задирает вверх голову, осматривая дымовую трубу или флагштоки. Перед обедом вспоминают о коках.
  - Коптильщики неба, у вас что на обед?
  - Макароны по-флотски. А у вас?
  - Болтушка по-казахски.
  - Врёте, нет такого блюда.
  - На рандеву дадим попробовать, пальцы оближете.
  Желающих обучают азбуке флажного семафора. При подходе к Алеутским островам попали в полосу тумана. Тёплое южное течение смешивается с холодными водами Берингового моря, пришедшими с севера мимо гряды островов. Капитан парохода решил продолжать движение медленным ходом, издавая гудки, чтобы предупредить столкновение с другими судами в густом тумане. Корабли конвоя заняли места по левому и правому борту, различая лишь тёмное пятно вместо корпуса парохода. Радиостанция на нём более мощная, антенна на высокой мачте, радисту проще определить пеленг до радиомаяков. Несколько часов хода в тумане измотали верхнюю вахту и капитанов кораблей, которые безотлучно стоят на ходовых мостиках. Все вздохнули с облегчением, услышав по курсу ответные гудки. Туман немного рассеялся, конвой замедлил ход и остановился, увидев встречный пароход, потом два МПК сопровождения и подводную лодку среднего класса "С", в обиходе именуемой "эской".
  Командует встречным конвоем капитан-лейтенант Андрей Кустов. На разговоры нет времени, приступили к заправке кораблей топливом. Первой приближается к пароходу "эска", матросы принимают топливный шланг. Из балластных цистерн вытесняется морская вода, взамен принимают солярку. Лодка отходит в сторону для дифферентовки. По мере выработки дизельного топлива цистерны будут заполняться морской водой. На визит к подводникам у Юрия нет времени, он следит за заправкой своих кораблей. Заметил только бледные, без загара лица. Служба на подводных кораблях труднее, чем на надводных, но подводники шутят - "зато мы никогда не потонем, а от шторма уйдём на глубину".
  Конвои разошлись, пожелав по рупору "Счастливого плавания!" Юрий сразу занимает место впереди кильватера, за ним следует подлодка, за ней грузовой пароход. Замыкает кильватер лейтенант Горелов. Юрий сразу вызывает шифровальщика и вручает ему текст радиограммы:
  - Лоцману. Груз сдал и принял. Готовьте вигвам для бледнолицых. Ковбой.
  Врач беспокоится о здоровье экипажа подлодки. Сидоркин давно выздоровел, лазарет пустует, эскулап изнывает от безделья. По его настойчивой просьбе Юрий замедляет ход корабля и сравнивается с подлодкой. Происходит разговор с капитан-лейтенантом, командиром подлодки:
  - Как здоровье и настроение экипажа? Нуждаетесь ли во врачебной помощи?
  - Настроение всегда бодрое, даже когда идём ко дну. Врачебный осмотр экипажа желателен, но врач обязан переносить условия похода на подлодке.
  - Такой врач у нас на борту имеется. Стажировался на лодках Балтики.
  - Тогда милости просим его врачебное сиятельство прибыть к нам на "эску". Сближаемся бортами, а он пусть он прыгает к нам на палубу. Только вы обвяжите его концом, чтобы он не угодил между бортами.
  Врача благополучно переправили на палубу подлодки, за ним его увесистую сумку. Только возобновили движение, как последовал доклад гидроакустика с заднего корабля:
  - Слышу слабый шум винтов подлодки. Дистанция ..., пеленг ...
  Гидроакустики переднего корабля и подлодки шумов не подтверждают, но Юрий приказывает направить радиограмму в службу береговой охраны. Таков порядок. Вскоре оттуда получают ответ:
  - Благодарю. Следуйте своим курсом.
  Чья это была подлодка - неизвестно, американская или японская. У Юрия одна задача - охрана подлодки и грузового судна, ему не положено гоняться по океану за неопознанными объектами. Необходимо как можно быстрее довести подлодку и судно до Фриско без остановок и без захода в промежуточные порты.
  Снова остановка, уже по требованию врача. Он докладывает, что на подлодке штурман и гидроакустик нуждаются в госпитализации. Командир подлодки не возражает в случае их подмены. Юрий зол на врача, слишком добросовестно выполняющего свои обязанности, но останавливает весь ордер. Приказывает перейти с судна на МПК пополнению из пяти матросов, забирает из подлодки врача и двух больных. Направляет на подлодку штурмана Раздобидина, сообщая командиру, что тот освоил гидролокацию, может работать за двоих. Семафором оповещает экипажи:
  - Приказываю не болеть! Врач занят - вырезает аппендикс!
  Операция на ходу корабля прошла успешно, о чём Юрий приказывает оповестить семафором экипажи. Ответом служат крики "Ура!" Больной штурман, в звании лейтенанта, чувствует себя после операции хорошо, а врач с гордостью показывает Юрию банку с заспиртованным аппендиксом. Это событие заносится в вахтенный журнал корабля.
  Медленный ход парохода задерживает эскорт, запасы пресной воды сокращаются. Юрий запрещает экипажам пользоваться душем. Чтобы подсластить неприятую новость, сообщает, что кок Тохтаров обещает приготовить на берегу настоящий украинский борщ. Изучает с штурманом карты океанских течений, оба приходят к выводу, что близко к канадскому побережью приближаться не стоит - там проходит встречное течение. Решают часть пути пройти западнее, где берёт начало попутное Калифорнийское течение. Преодолев расстояние около 7 тыс. километров, два МПК возвращаются в военный порт Сан-Франциско. Грузовой пароход, издав прощальный гудок, следует дальше по заливу в торговый порт. В походе находились месяц, примерно столько же пробыли подлодка и грузовое судно, вышедшие из Находки с промежуточной остановкой в Петропавловске на Камчатке.
  Подводная лодка швартуется первой, носом к причалу, по бокам становятся два МПК. Стихает грохот дизелей, непривычная тишина давит на уши. Первым корабли встречает интендант Ашот Абрамян. Его стараниями, с привлечением американских матросов, возведена большая армейская палатка на 40 человек, рядом стоит палатка поменьше с флажком, на котором чётко выделяется красный крест. Виднеется полевая кухня. Пространство от американской базы огорожено полосатой лентой, на дороге стоит шлагбаум с будкой для часового и надписями на русском и английском: "Карантин. Проход и проезд запрещён!"
  Это для всех американцев, но не для советских матросов. Находятся несколько умельцев, которые сменяют за рулём водителей и перегоняют цистерну с водой и грузовики с продуктами в карантинную зону. Камбузный наряд приступает к приготовлению пищи в полевой кухне. Юрий очень занят, но иногда с беспокойством посматривает на кока Тохтарова, который пообещал ему угостить всю команду вкусным украинским борщом. Разнообразные продукты для приготовления есть, но нет согласия у трёх коков о порядке их заправки в котёл. Используя звание старшего матроса, Тохтаров устраняет двух квалифицированных корабельных коков от участия в приготовлении сложного блюда и сваливает в кипяток сразу всё приготовленное крошево. Затем усаживается рядом и рассматривает книгу с картинками флажного семафора, иногда посматривая на жаркое солнце, нагревающее сверху лучами полевую кухню, но не голову кока, которую тот защитил белым колпаком. Через два часа пробует варево на вкус, удовлетворённо кивает и докладывает врачу:
  - Товарищ лейтенант, борщ по-казахски готов. Все ваши витамины сохранил. Прошу снять пробу!
  Ревниво наблюдает за врачом, недоверчиво съевшим несколько ложек, потом широко улыбается, увидев пустую миску. На кораблях звучат рынды, призывающие экипажи на обед.
  После обеда Юрий интересуется у Тохтарова, где тот научился варить борщ. Тот рассказывает:
  - Рядом с моей Бештюбой, возле речки Тобол, расположено украинское село Максимовка. Его жители - переселенцы с Украины, выращивали овощи и варили борщи. Хозяйки утром заправят в горшок мясо и овощи, доведут варево до кипения в печи, потом оставляют небольшой жар и спокойно уходят на работу. Борщ в печи сам варится без кипения.
  Юрию отдыхать на стоянке в порту некогда. С командиром электромеханической БЧ-5 спускается к дизелям, наблюдает за работой мотористов, производящих профилактический осмотр. Главстаршина докладывает - масло и фильтры заменили, нашлись в ремкомплекте, теперь его необходимо пополнить. Да и масляные насосы неплохо бы иметь запасные. Юрий приказывает командиру БЧ-5 составить список запчастей и срочно передать интенданту Абрамяну. В моторный отсек слетает по поручням вестовой и докладывает:
  - Товарищ командир! На корабль прибыл командир подлодки и требует вас срочно явиться в кают-компанию.
  - Организуй капитан-лейтенанту чай и передай, что капитан-лейтенант Садовский занят и поднимется в кают-компанию через 10 минут. Пусть обождёт.
  Сметливый вестовой и мотористы прячут одобрительные ухмылки. Можно будет поразмышлять наедине о взаимоотношениях командиров, дать пищу для своего ума, чтобы оценить действия СВОЕГО командира. Юрий замечает, что лица мотористов посветлели, работа пошла быстрее. К нему обращаются несколько чумазых лиц с просьбой поиметь в запас ту или иную деталь. Юрий приказывает им доложить об этом главстаршине, как тот решит, так и будет. Сразу поставил на место нахалов, интуитивно стремящихся дружеские отношения с командиром превратить в фамильярные.
  Помыв руки и переодевшись, Юрий заходит в кают-компанию. На его месте сидит командир подлодки, попивая чаёк. Так не положено, место командира корабля обычно никто не занимает.
  - Прошу прощения, товарищ капитан-лейтенант, это моё место.
  - Извини, занял по привычке, пересяду. Я ведь до подплава на морских охотниках служил. Довольно успешно обнаруживал и "топил" на учениях лодки условного противника. Начальство заметило, направило на командирские курсы подводников, о чём я не жалею. Ты, говорят, обнаружил японскую подводную лодку при выходе из залива, расскажи подробности.
  Два моряка увлеклись, обсуждая непонятное исчезновение подлодки, в сбой аппаратуры обнаружения оба не верят. Подводник просит принести карты глубин, Юрий указывает точное место обнаружения. Оно совпадает с границей континентального шельфа, дальше начинаются большие глубины. Оба приходят к выводу, что опытный японский командир на малых оборотах сполз из шельфа и увёл её в глубину, там затаился. Командир американского сторожевика стоял на месте, его радар не мог "видеть" лодку под отвесной подводной стеной. Оба командира радуются, как школьники, решившие трудную задачу.
  В карантинную зону прибывает консул и кап-3, знакомый по Сиэтлу, устраивают в кают-компании сбор командиров кораблей. Выступает консул:
  - Сообщаю дипломатическую обстановку в портах и странах до Панамского канала. Консульское представительство имеется в Лос-Анджелесе, но "светиться" там я не рекомендую. В Мексике наших дипломатов ещё нет, переговоры только ведутся, дипломатические отношения между странами будут установлены не раньше ноября. С Гватемалой дипломатических отношений нет, и вряд ли они в ближайшие годы наладятся, пока у власти находится реакционный президент Убико. Такая же обстановка и в расположенном южнее Гондурасе, где правительство возглавляет генерал Кариас Андино.
  Президентом Никарагуа является жестокий диктатор Сомоса, но он во внешней политике выступает на стороне антигитлеровской коалиции, в этой части наши интересы совпадают. Наши дипломаты начали переговоры об установлении дипломатических отношений с этой страной, они будут длиться не меньше года, на помощь консула в этой стране не рассчитывайте.
  Республика Коста-Рика в декабре 1941 года огласила войну Японии, Германии и Италии, поэтому мы стремимся установить с ней дипломатические отношения. На это уйдёт год-два, поэтому на помощь консула не надейтесь.
  Теперь перейдём к Панаме. Собственно говоря, сведения об этой стране вам не нужны, поэтому ограничусь зоной Панамского канала, шириной около 16 км., которой управляет администрация, подчинённая США. Конвой с лодкой должен прибыть на базу ВМФ США Бальбоа, расположенную при входе в канал. Один из командиров, лучше лейтенант Горелов, владеющий испанским, должен явиться в администрацию канала, зарегистрировать проход подлодки и своего МПК в качестве корабля сопровождения, и уплатить пошлину чеком через "Банк оф Америка". Ширина канала и двух трёхступенчатых шлюзов позволяет одновременный проход двух малых кораблей борт о борт. Длина канала около 85 км., обычно корабли проходят его за 7-8 часов.
  На противоположной стороне канала, при выходе в Карибское море, расположена база ВМФ США Колон, где подлодку будет ожидать известный вам капитан-лейтенант Иванов с кораблём конвоя. Лейтенант Горелов передаёт ему конвоирование подлодки и возвращается со своим кораблём по каналу в Бальбоа, где его будет ждать капитан-лейтенант Садовский. К сожалению, его экипажу отдохнуть не удастся, по просьбе береговой обороны его корабль включён в состав отряда американских кораблей, охраняющих Панамский залив от нападения японских подводных лодок и воздушных шаров с взрывчаткой, увлекаемых западным ветром со стороны Японии. База снабжения отряда - Бальбоа, командир базы получит соответствующие указания от своего командования.
  Кап-3 напоминает об ответственности конвоя - подлодку ждут в Полярном, на Северном флоте. Возможно, конвою в этом составе придётся провести ещё несколько лодок по этому маршруту, необходимо строго хранить государственную тайну. Радиосвязью с шифром береговой охраны пользоваться как можно реже. Есть подозрение, что он уже раскрыт японцами, но менять шифр береговая охрана не будет - слишком много гражданских суден, грузовых и рыболовных, им пользуется. Американцы - рационалисты, подсчитали, что возможная потеря нескольких иностранных пароходов с товарами по ленд-лизу, обойдётся дешевле замены шифра на нескольких сотнях кораблей береговой охраны.
  В авианосных соединениях и на крупных кораблях, задействованных в войне с Японией, шифр изменён, но шифровальщиков заменили электромеханическими дешифраторами, чтобы исключить утечку информации.
  Ваша главная задача - передать подлодку под охрану конвоя на Атлантике, чем скорее, тем лучше. Рекомендуемая крейсерская скорость подлодки - 15 узлов в надводном положении, запаса топлива до Бальбоа хватит. В случае непредвиденных обстоятельств разрешается заходить в иностранные порты, только если там есть американские базы, а их уже создано достаточное количество. Готов ответить на ваши вопросы.
  - Лейтенант Горелов. Прошу выдать чековую книжку на фамилию Сидоркина, а не на меня. В Сан-Франциско я часто пользовался услугами банка, не хочу светиться в Панаме. Я же буду охранять "кэгэбиста" и буду при нём за переводчика с испанского.
  - Добро. Благодарю за уточнение.
  - Капитан-лейтенант Сушкин. Мой штурман после операции силы не восстановил. Прошу заменить его на подлодке до Бальбоа на младшего лейтенанта Раздобидина.
  - Штурману Раздобидину присвоено звание лейтенанта. Замену решите между собой с командиром конвоя, после разрешения врача и на основании личного рапорта лейтенанта.
  - Капитан-лейтенант Садовский. До Панамы от Сан-Франциско 6000 км., а запасы пресной воды ограничены, с самого начала похода придётся ввести нормирование. Прошу организовать по маршруту судно-водолей.
  - К сожалению, такой возможностью не располагаю. Расчётное время в пути - 400 часов, запаса воды в ёмкостях достаточно. Можете ещё взять на борта МПК воду в бидонах, свободного места достаточно, поделитесь в походе с подводниками. Вместо нескольких глубинных бомб возьмите бочки с дизтопливом. Получите штурманские карты и поторопитесь с выходом в океан этой же ночью. Счастливого плавания.
  В походе корабли потрепал небольшой шторм, а на траверсе Мексики скорость конвоя снизилась из-за встречного межпассатного течения. Командир подлодки увеличить обороты отказался - бережёт моторесурс дизелей. В пути встретился небольшой пароход под флагом Панамы, принадлежащий "Юнайтэд фрут компании". С него просигналили:
  - Везём бананы. Предлагаем купить, дешево.
  Замыкающий кильватер корабль лейтенанта Горелова приостановился, сблизились бортами. Экипаж парохода - негры и креолы. Владелец товара с радостью принял от Сидоркина чек на небольшую сумму за изрядное количество бананов. Услышав испанскую речь Горелова, добавили ещё. Передали бананы на корабли к радости экипажей, но вызвав беспокойство врача, который приказал:
  - Связки бананов перед употреблением опустить в вёдра с солёной океанской водой для дезинфекции! Только через пять минут разрешаю очищать кожуру и есть! Норма - не больше трёх бананов в день на человека!
  По громкоговорящей связи врач читает лекцию о медико-санитарном состоянии в Панаме. Широко распространены такие заболевания, как малярия, туберкулёз и венерические. Главный распространитель малярии - малярийный комар, который может залететь во время прохода через канал из болот. Боится табачного дыма и запаха солярки, верхней вахте рекомендует устраивать перекур у бачка с водой, все иллюминаторы в кубриках задраить.
  Мотористы хохочут - их робы пропитались запахом солярки, укус комара им не грозит. Хмурятся, когда командиры кораблей объявляют о запрете увольнения во время стоянки в Бальбоа. Хотя бы с борта корабля полюбоваться на красивые фигуры мулаток!
  Пришвартовались без лоцмана возле первого от входа причала, поместив подлодку между кораблями. Появляется военный патруль, предупреждает - это место стоянки кораблей охраны водного района. Разрешает стоянку у причала не более суток при условии, что один из кораблей отправится на патрулирование Панамского залива. Боевая задача - не пропустить воздушные шары с подвешенными бомбами, которые японцы запускают из своих подводных лодок.
  Юрий соглашается идти на суточное патрулирование после заправки кораблей топливом, пресной водой и продуктами. Командир патруля обещает ускорить процесс заправки. Узнав, что два корабля имеют задание пройти через канал, рекомендует после заправки сразу отправиться к входу и стать в кильватер последнего корабля. Канал широкий, два малых корабля пройдут рядом, это обойдётся дешевле. Управление каналом и оплату за проход осуществляет "Компания Панамского канала", принадлежащая США, её администрация расположена рядом, в Бальбоа-Хайтс.
  Матросы быстро принимают на борт продукты из подъехавших грузовиков, пресную воду доставляет судно-водолей, потом подходит топливозаправщик. Процесс проходит без спешки и суеты, но в быстром темпе. Появляется старший офицер, помощник командира базы, интересуется у Юрия, какие будут у россиян замечания.
  - Замечаний нет. Примите благодарность.
  - Отблагодарите вступлением в войну с Японией.
  - После взятия Берлина.
  - Меня это устраивает. Сообщу о вашем сроке адмиралу.
  - Я простой советский офицер, не дипломат. Выразил своё личное мнение.
  - Я тоже, как и вы, простой американский офицер. Рад знакомству с вами, мистер Джордж Садовски. Надеюсь ещё на несколько встреч в Бальбоа.
  - Спасибо за приглашение. Я тоже надеюсь на встречи.
  Корабли готовятся к выходу из гостеприимного военного порта, ожидая возвращения лейтенанта Горелова с младшим лейтенантом Сидоркиным. Они не заставляют себя ждать, докладывая Юрию об уплате пошлины за проход канала. Судовых документов у них не потребовали, узнав, что корабли идут под американскими флагами. Большинство персонала администрации - потомки испанцев, очень чтят память своего предка Васко Нуньес де Бальбоа, первым совершившим переход через перешеек и достигшим Тихого океана. В его честь получил название порт, и даже денежная единица Панамы - бальбоа.
  Хорошее настроение Юрия подпортил приход лейтенанта Раздобидина с рапортом о переводе штурманом на подлодку. На рапорте имеются подписи командира подлодки и даже врача. Юрий просит "беглеца" изложить мотивы.
  - Я из семьи поморов Архангельской области. Только там встречается моя фамилия - Раздобидин. Отец работал шкипером на колхозном сейнере, с 13-ти лет брал меня в море ловить рыбу. Сейчас служит командиром этого сейнера, который переименовали на сторожевой корабль и установили на борту два 45-ти миллиметровых орудия. Брат тоже служит радистом на эсминце Северного флота. Прошу разрешить перевод штурманом-акустиком на подлодку, которая идёт на пополнение Северного флота. Мечтаю давать точный пеленг командиру по шуму винтов, не поднимая перископа перед пуском торпед. Это предохранит экипаж лодки от обнаружения.
  Юрий задумался. В словах штурмана есть здравый смысл, а практику в уточнении пеленга он приобретёт. Хорошо бы обсудить эту идею с командиром подлодки, но времени нет, да и сердит на него, что переманил толкового штурмана. Юрий чертит на рапорте визу - "Не возражаю".
  Перед входом в канал - очередь из двух десятков суден и кораблей под флагами разных стран. Капитан-лейтенант Сушкин и лейтенант Горелов ставят рядом свои корабли за огромным судном под флагом Панамы, за ними пристраивается канадский танкер. Очередь медленно движется к входу в канал. Пропускная способность канала превышает три десятка кораблей за сутки, плата за проход пополняет бюджет США.
  МПК Юрия сменяет сторожевик по охране Панамского залива от возможного нападения японских подлодок и воздушных шаров с бомбами. Прошёл немного дальше в океан и лёг в дрейф, заглушив дизеля. По расчёту встречное течение само снесёт его корабль за сутки в точку рандеву с кораблём смены. Проверил расписание вахт, приказал всем свободным от вахт отдыхать. Сам тоже чудесно выспался у себя в каюте, просыпаясь каждые 4 часа и поднимаясь на ходовой мостик. Будит его звонок, командира просят подняться наверх. Отдыхавшие на палубе мотористы заметили мелькавший среди волн неизвестный предмет. Юрий объявляет боевую тревогу.
  Неизвестный плавучий предмет издали похож на поплавок, появляющийся и исчезающий под накатывающими с запада океанскими волнами, дрейфует на расстоянии одного кабельтова от корабля. На воду спускают шлюпку, старшина 1-й статьи Янек Дзинкевич с матросом подгребают ближе к предмету, докладывают:
  - Видим цилиндрический поплавок вместо стабилизатора, под ним корпус 50-ти килограммовой авиабомбы с боковыми контактными взрывателями, защищённые от мягкого удара волн свинцовыми колпачками.
  Юрий приказывает Янеку возвратиться на корабль. Проще всего отойти кораблём от плавучей мины и расстрелять, но желательно изучить неизвестную конструкцию, возможно, в ней имеются ещё другие типы взрывателей, магнитные или шумовые. Это уже задача минёров базы в Бальбоа. Да и не имеет права советский командир раскрывать своё участие в охране территориальных вод США. Узнают об этом от журналистов японцы - международного скандала не избежать.
  Сигнальщик докладывает о приближении сторожевика под панамским военно-морским флагом. Юрий облегчённо вздыхает - подошло время смены патрульных кораблей. Вступает в переговоры с капитаном сторожевика.
  - Обнаружил плавучую мину неизвестной конструкции. Будь добр, амиго, сообщи в базу от своего имени о находке, вызови тральщик с минёрами.
  - Ты заслужил награду и сам от неё отказываешься? Я, дон Мигель, потомственный идальго, не могу принять от тебя такой подарок.
  - Опасаюсь журналистов. Узнают о награде - сообщат в газетах. Я не хочу, чтобы некоторые хорошие знакомые узнали место моего пребывания.
  - О, я понял, мистер Джордж скрывается от женщин. Пусть не беспокоится, я умею ценить мужскую солидарность.
  У входа в Бальбоа встречают корабль лейтенанта Горелова. Коротко докладывает: довёл подлодку в Колон, сдал под охрану двум МПК под командованием капитан-лейтенанта Иванова, пополнил запасы топлива и продуктов, прошёл обратный путь каналом. Привёз Сидоркина и врача, хотя командир подлодки Сушкин пытался его украсть. Юрий приказывает взять курс на Сан-Франциско. Если держать экономичную скорость 20 узлов, топлива и продуктов для экипажей хватит.
  
  Трудные походы, горькие потери.
  
  Снова ошвартовались в бухте военного порта Сан-Франциско. Заботу об отдыхе экипажей взял на себя энергичный интендант Абрамян. Обращается к матросам:
  - Сынки, бедный дядя Ашот разбогател! Повезу вас в увольнение на автобусе по городу, посидим в ресторан-кафе, попьём пивка! С женщинами разрешено танцевать, но лапать их запрещено. За каждое ваше непристойное поведение буду расплачиваться с владельцем ресторана я. Цена расплаты - один доллар. Не разорите бедного дядю Ашота, ведите себя прилично!
  Матросы недоверчиво ухмыляются, потом оживляются, узнав, что строгих командиров кораблей с ними не будет. Старшим в команде назначен политрук - младший лейтенант, хороший гармонист. В увольнение готовятся, как на праздник, к душу - очередь. Получают у баталеров бритвенные приборы с лезвиями, сигареты и зажигалки. По решению правительства США ими бесплатно обеспечивают каждого военнослужащего. Придирчиво осматривают друг на друге выходную форму матросов американского флота. Усаживаются в автобус и выезжают из военного порта под звуки гармошки.
  Командиров кораблей вызывают к консулу, за ними пришла машина. Едут молча, готовясь к отчётному докладу. Ошиблись, Константин Иванович встречает гостей не у себя в кабинете, а в уютном номере гостиницы, предназначенном для высоких посланцев из Вашингтона. Машет рукой, прерывая доклад, знакомит с приезжим товарищем в хорошем гражданском костюме. Тот представляется, как Иван Иванович, просит детально рассказать о походе к Бальбоа и по Панамскому каналу, не затушёвывая трудностей.
  - Чтобы у вас развязались языки, предлагаю сначала выпить чудесного армянского коньяка, захватил специально для вас. Какой тост предлагаете?
  - За Победу!
  Молчаливый официант уже наполнил маленькие рюмки. Командиры и консул опрокинули их в рот, Иван Иванович ухмыльнулся, сам цедит коньяк в рот маленькими порциями, наслаждаясь вкусом и запахом.
  - Закусите лимончиком и малосольной астраханской селёдкой, не стесняйтесь. Сейчас вестовой занесёт вареную картошку в мундирах, каждый очищает её для себя. Перед этим любимым блюдом вождя, какой тост предлагаете?
  - За товарища Сталина и советский народ!
  Все встают и опрокидывают рюмки, даже Иван Иванович. После такого тоста принято сразу пить до дна. Наслаждаются вкусом рассыпчатой картошки, ловчее всех очищает кожуру Иван Иванович. Уловив обращённые на его руки взгляды, объясняет:
  - В Вашингтоне иногда собираемся по праздникам на квартире у кого-то из работников посольства. Главное блюдо - картошка в мундирах. Вестовой! Ты обещал яичницу с ветчиной! Командиры кораблей проголодались после дальнего похода.
   Предлагает выпить по последней рюмке, сам произносит тост:
  - За тех, кто в море, на вахте и на гауптвахте!
  После кофе начинает серьёзный разговор. Выслушав рассказ командиров о походе, задаёт вопрос?
  - Что вам нужно, чтобы провести по знакомому маршруту сразу 2-3 лодки?
  - Наши корабли маленькие, для океанского плавания не предназначены, а скоро начнутся зимние шторма. Желательно включить в эскорт боевой корабль типа фрегата или корвета.
  - Отказались строить для нас крупные корабли американцы, даже за золото. Передали англичанам 50 эсминцев в обмен на их военные базы, сейчас наращивают производство крупных кораблей для своего флота. Некоторые их политики предлагали передать Авачинскую бухту на Камчатке во владение США, им ответили - своей землёй мы не торгуем. Придётся вытерпеть шторма на малых кораблях. Укрыться от штормов после рандеву возле Алеутов разрешаю в западных бухтах острова Ванкувера, если не хватит топлива до Сан-Франциско, там и дозаправитесь. Как со здоровьем экипажей, много ли страдающих морской болезнью?
  - Такие есть, но если загрузить их во время шторма работой до предела - сразу излечиваются. Направляем их в распоряжение боцманов, те всегда находят им что-то драить или прибирать на верхней палубе, привязав шкертом к леерам, чтобы не смыло волной в океан. Просьба не забирать от нас врача, экипажи ему доверяют.
  - Добро. Отправите его на Северный флот с последней подлодкой. Мне доложили, что он сделал операцию в океане. Представил ли ты его к награде?
  - Никак нет. Насколько мне известно, награды в США не вручают.
  - Да, но вручат по возвращении в Союз на основании записи в личном деле. Пиши представление, я подпишу.
  - Заслуживающие награды ещё есть. Гидроакустик матрос Торбеев обнаружил японскую подлодку при выходе в океан из залива, старшина 1-й статьи Дзинкевич при патрулировании возле Бальбоа с риском для жизни из шлюпки обследовал японскую плавучую мину. Их тоже награждать?
  - Обязательно. И сигнальщика, который первым мину обнаружил.
  - Её заметили мотористы, слоняясь по палубе во время дрейфа, к большому неудовольствию боцмана. Сигнальщики по моему приказу осматривали небо в поисках японских воздушных шаров.
  - Обязательно представь к наградам мотористов и командиров БЧ-5 сразу двух кораблей. Пройти без поломок по океану около 13 тысяч миль - уже подвиг. Служебные вопросы ко мне есть?
  - Так точно. Сегодня матросам и старшинам выдали бритвенные приборы, лезвия, сигареты и зажигалки, ранее одежду. Интендант повёз их на автобусе в ресторан. На чьём довольствии мы находимся?
  - По соглашению между правительствами патрульные корабли союзников, построенные в США и несущие службу по охране территориальных вод и международных судоходных линий, обеспечиваются на уровне военнослужащих США всеми видами довольствия, кроме денежного. Думаете, США понесут убытки? Наоборот, материально выиграют. Наши корабли, совершая рейсы к Алеутам и обратно, одновременно защищают рыболовные, китобойные, тюленьи и прочие промыслы США от нападения японских подлодок. Да и во время стоянки в портах мы обязаны патрулировать своими МПК тихоокеанское побережье, оберегая вход в залив.
  Запомните, американцы ничего не делают без личной выгоды. Например, территория Аляски до сих пор не является штатом США, чтобы не отчислять сумму от доходов на содержание школ, больниц, полиции и государственных чиновников. Между тем, одного золота ежегодно добывают на Аляске около 7 тысяч тонн. Всё оно идёт на пополнение федерального бюджета США.
  Теперь вопрос лично к вам - нужны ли вам старпомы?
  - Да, нужны. Сейчас их заменяют опытные командиры БЧ-2, необходимо изменить штатное расписание и пополнить экипажи двумя лейтенантами. Желательно ещё пополнение штурманом и гидроакустиком.
  - Назначить командиров БЧ-2 старпомами разрешаю, на их должность прибудут два молодых лейтенанта. Штурмана и гидроакустика не обещаю, в сводном отряде, с учётом подлодок, таковых достаточно. Вопросы личного характера ко мне имеете?
  - Лейтенант Горелов. В Колоне имел встречу с капитан-лейтенантом Ивановым. Во время беседы поделился своей бедой - в Одессе от бомбы погибла его жена, сын Алёша пропал без вести. У меня просьба - помочь по дипломатическим каналам отыскать сына Иванова.
  - Знаю о его горе. Сделали запрос в орган правительства, который занимается поиском без вести пропавших, ответа пока нет. Предполагаю, что им нужны дополнительные сведения, возможно о месте эвакуации ребёнка из осаждённой Одессы. Юрий в это время оборонял Одессу, может, у него имеются знакомые, которые знают о судьбе детских домов, эвакуированных из города?
  - Знакомых среди защитников Одессы много, но я не знаю, живы ли они. Предполагаю, что детей эвакуировали в Новороссийск, потом куда-то дальше. Могу написать письмо на имя начальника своего родного училища, которое эвакуировано в Баку, с просьбой поручить кому-то из канцелярии училища заняться поисками ребёнка, сделав запросы в разные детдома.
  - Добро. Пиши письмо, передашь консулу, он перешлёт его с дипломатической почтой в Союз. Заодно напиши письмо отцу, он жив и водит составы с танками на фронт из Сталинграда. Сообщаю тебе и горестную весть - муж твоей сестры, старший лейтенант Двирняк, погиб в бою с вражескими самолётами в первый месяц войны в небе Белоруссии. От имени работников посольства выражаю сочувствие. Крепись, войны без жертв не бывает.
  Юрий пишет письмо отцу в Сталинград на завод "Баррикады", вручить машинисту паровоза Садовскому. О себе сообщает, что участвовал в обороне Одессы и Севастополя, отмечен наградами. Недавно переведён на ТОФ, командует кораблями охраны рубежей нашей Родины, повышен в звании. Жив, здоров, чего и тебе желаю.
  Письма от моряков принимает Сидоркин, но читать их отказывается.
  - Нехорошо, когда цензором является один из членов экипажа. Отвезу письма в консульство, там имеется свой цензор, изнывающий от безделья. Я занят - изучаю морское дело!
  В ожидании судна с Находки оба корабля патрулируют вход в залив, находясь на предельной дистанции видимости. Несут вахты только гидроакустики и сигнальщики, остальным приказано отдыхать. Штурманы по корабельной трансляции сообщают об условиях плавания в северных широтах в осенне-зимний период. Ничего утешительного - шторма, снежные заряды, плохая видимость. Политрук недоволен темой передачи - зачем заранее пугать экипаж трудностями? Командир объясняет - нужно заранее подготовить людей к стрессовым ситуациям, а политрук обязан поднимать настроение матросов хотя бы музыкой, играя на гармошке бодрые мелодии.
  Появляется долгожданное судно с Находки. Проделало длинный путь до Сан-Франциско без корабельной охраны, проскользнув тёмной ночью мимо опасных Курильских островов, занятых японцами. Возможно, они заметили судно нейтральной страны, но задержать не решились, занятые войной с Америкой на юге. Международные интересы СССР и Японии в этот период совпали.
  Судно привезло пополнение - двух молодых лейтенантов. Начинали учёбу в Ленинграде, а заканчивали училище во Владивостоке. Артиллеристы, но во время перехода выполняли обязанности штурманов. Юрий рад такому пополнению, сразу ставит им задачу - освоить ствольное и минное вооружение МПК. Учебные стрельбы проведут в океане. Только после сдачи зачётов допустит командовать БЧ-2. Пока судно загружалось в грузовом порту Сан-Франциско, вышли на знакомый полигон, постреляли из стволов по ржавым корпусам кораблей, сбросили несколько глубинных бомб. На их место поместили бочки с дизтопливом.
  Поход на север выпал в штормовую погоду. Пароход идёт медленно, плавно покачиваясь на волнах. Малым кораблям труднее, их носы исчезают и появляются среди волн, брызги долетают до ходового мостика. Вахтенным и рулевому выдержать в шторм 4-х часовую вахту трудно, Юрий приказывает перейти на 2-х часовую. Сам тоже сменяется через два часа, уступая место старпому. Подкрепляется горячим чаем с лимоном, запрашивая радиосводку о погоде. Ничего утешительного. Радуется приходу врача, который по его приказу обходит кубрики, проверяя самочувствие подвахтенных. Тот докладывает:
  - Вылечил от укачивания двоих матросов, приказав выпить препарат от морской болезни. Пусть часок поспят.
  - Неужели изобрели такое лекарство?
  - Точно не знаю. Смешал малую дозу бромида с водой. Убедил, что это лекарство, поверили. Кокам приказал готовить только лёгкую пищу, посадил экипажи на диету.
  Оба смеются. В таком состоянии их застаёт политрук. Обращается к командиру с просьбой сыграть по трансляции на гармошке.
  - Рано ещё, сыграешь что-то бодрое во время аврала. Ты почему не укачиваешься?
  - Не знаю. Наверное, дед обучил мальцом - падать на кучу соломы только на ноги, как падают кошки. После этого разрешил ездить верхом.
  Смеются уже втроём. Появляется вестовой, сохраняя равновесие с тремя кружками чая в руке, ни капли не пролив. Ставит в углубления на столе. Он занят, ему укачиваться некогда.
  К точке рандеву подошли с небольшим опозданием хмурым утром, пуская в небо ракеты, исчезающие в снежных зарядах. Подлодки их заметили, ответили тоже ракетами. Пароход остановился с наветренной стороны, защищая высоким корпусом место заправки. Юрий объявляет аврал и даёт команду рулевому приблизиться к борту парохода. С первого раза не получилось - ветер отжал корабль от борта, пришлось повторить заход. С борта парохода бросили конец, боцман поймал, его едва не утащило в океан, пока регулировали слабину каната. Подтащили к кораблю топливный шланг, начали заправку. После заправки привязали к концу шланга спасательный круг и отошли, оставив его болтаться на волнах. С подошедшей подлодки просигналили прожектором "Благодарю".
  Три подлодки заправили без особых трудностей. После заправки они подошли к кораблю Юрия, слушая по репродуктору звуки гармошки. С музыкой качаться на штормовых волнах веселей. Подождав корабль Горелова, легли на курс до Сан-Франциско. Пароход до Камчатки ушёл под красным флагом в одиночестве, без охраны, в надежде, что японцы не посмеют нарушить хрупкий нейтралитет. Юрий вручает шифровальщику радиограмму:
  - Лоцману. Принял троих бледнолицых. Ковбой.
  До военного порта, ставшего родным, дошли без приключений, если не считать ливня, когда приблизились к побережью. Высокие вершины Кордильер задерживают идущие с запада тучи, частые в этом районе дожди - обычное дело. Немного пополнили запас пресной воды, выставив на палубу бачки.
  Командует отрядом подлодок капитан 3 ранга Кучеренко. На причале Юрий представился ему, как положено, спросил, какие будут замечания.
  - Какие могут быть замечания после встречи в океане с музыкой? Поторопи, если можешь, портовые власти с заправкой подлодок. Больше двух суток задерживаться не имею права.
  - Обеспечением кораблей уже занят интендант 2 ранга Абрамян после получения радиограммы. Его автоколонна с продуктами и питьевой водой на подходе. Дизтопливом наши корабли заправятся на противоположной стороне бухты.
  - Подчиняй себе интендантов каких угодно рангов, но чтобы через 48 часов отряд вышел в океан курсом на Бальбоа! Это приказ.
  - Есть, товарищ капитан 3 ранга!
  Строгий кап-3 отправляется в консульство, а Юрий собирает в палатке командиров кораблей и ставит задачу. Трудности известны - запаса дизтоплива и питьевой воды недостаточно, чтобы дойти до Бальбоа. Юрий предлагает оставить в военном порту глубинные бомбы с МПК, взамен их поместить бочки с дизтопливом. Согласны ли командиры подлодок разместить и укрепить на палубе бочки с запасом дизтоплива? А внутри подлодок разместить канистры с питьевой водой, через люк они пролезут.
  После короткого спора и обмена мнениями командиры подлодок считают, что это возможно, если бочки укрепить после дифферентовки и весь путь проделать в надводном положении. На том и решили.
  Поспать Юрию не удалось, но через 45 часов он докладывает прибывшему из консульства командиру отряда подлодок, что корабли к походу готовы. Тот осматривает непривычный вид подлодок с рядом стоящих на палубе бочек, приказывает укрыть их брезентом. Потом осматривает отсеки внутри, заслушивает доклады командиров кораблей о готовности и даёт команду к выходу в океан. Юрий выводит корабль вперёд и занимает положение лидера, передав сигнал:
  - Принял командованием конвоем.
  Со следующей за ним подлодки отвечают:
  - Добро.
  Юрий облегчённо вздыхает, передаёт командование кораблём старпому и заваливается спать. Отлично отдохнув, выходит на мостик и наблюдает, как матросы подлодок на ходу перекачивают из бочек солярку в цистерны, пополняя выработку топлива. Пустые бочки снова укрывают брезентом. Правильно, нечего разбрасывать по океану казённое имущество союзников.
  Встречные патрульные корабли сигналят:
  - Куда идёте, что за странные самоходные баржи ведёте?
  Морским патрулям положено говорить правду, имеют право остановить караван для досмотра, а это потеря времени. Юрий приказывает сигнальщику передать:
  - Следуем в Бальбоа. Сопровождаем новую технику.
  По пути обогнали длинный танкер, идущий под флагом Канады. Его сопровождает эсминец с британским флагом. С него сигналят:
  - В очереди к каналу мы первые. Вы за нами.
  - Если сможете нас обогнать. Поторопитесь, сзади догоняет шторм.
  - Знаем. Не имеем права бросить танкер.
  Шторм догнал подлодки. Ветер усиливается, грозя перейти в ураган. Юрий обеспокоен состоянием их экипажей, но сразу успокаивается, услышав песню из играющего патефона:
  - Не страшны нам ураганы,
  Пусть бушует океан.
  Молодые капитаны
  Поведут наш караван.
   В порту Бальбоа конвой ждали, старший офицер встречает Юрия, как старого знакомого.
  - Привет, Джордж. Мне уже сообщили, что "ковбой" сопровождает странные корабли. Освобождай быстрее лодки от камуфляжа и заправляйся. Мой человек в администрации знает, что за корабли пройдут через канал, задержки не будет, плату за проход он получил.
  - Мне ещё нужно пополнить запас глубинных бомб, свои я оставил в Сан-Франциско.
  - Нет проблем. Зачтём за сутки патрулирования в океане. Наши соседи-союзники отказались выходить из бухты в шторм на малых кораблях. Тебя сменит на дежурстве английский эсминец.
  - Добро.
  Три подлодки в сопровождении МПК приближаются к входу в канал, а Юрий ведёт свой корабль на патрулирование. Сутки в штормовом океане кажутся вечностью. Каждую вахту Юрий бодрит ненужными командами, в основном "Малый вперёд" и "Малый назад". Разворачивать корабль бортом к волне опасно, угол крена приближается до критической отметки. В редкие минуты появления между тучами луны штурман определяет географические координаты корабля. Наконец из мрака появляется эсминец под британским флагом и вымпелом, останавливается рядом. Стихает шум его вентиляторов, подающих воздух в топки котлов. Юрий даёт рулевому команду на разворот на 16 румбов, дальше в его действия не вмешивается. Опытный рулевой ловит момент после прохождения крутой волны и разворачивает корабль между волнами в противоположном направлении. Следующая волна бьёт корабль уже в корму. С эсминца сигналят:
  - Вы лихие парни.
  Получают ответ:
  - Вы тоже.
  Юрий английским морякам не льстит. Длинный корпус эсминца иногда не вмещается между двумя волнами, зарывается носом, обнажая винты. Англичане - опытные мореходы, ставят корабль под небольшим углом к волне. Кроме килевой качки, возрастает бортовая, но моряки терпят.
  Корабль возвращается в бухту Бальбоа, подгоняемый волнами, которые захлёстывают корму. Военная гавань заполнена кораблями различных классов, пережидающих здесь шторм. Свободное место есть среди вспомогательных кораблей, но МПК - боевой корабль первого класса, несмотря на малые размеры. Юрий смело швартует корабль рядом с новым фрегатом США. Он больше эсминцев, его назначение - быть их лидером. Сходни на пирс переброшены, вахтенные выставлены, обзор половины бухты с входными бонами отлично виден, и Юрий приказывает экипажу отдыхать.
  Самому отдохнуть не удалось. На пирсе появляется старший офицер базы и представительный человек в штатском.
  - Джордж, это мой коллега из вышестоящей инстанции. Он имеет приказ проверить наличие глубинных бомб на корабле и задать тебе несколько вопросов.
  - Прошу пройти на корму. Вестовой! Организуй чай для гостей.
  "Коллега" явно не моряк, в этом Юрий убедился после первых его шагов на корабле, но глаза умные, проницательные. Угадал мысли и сразу внёс ясность:
  - Извини, мистер Садовски, на таком корабле я впервые, глубинную бомбу видел только в кино. Все ли бомбы имеются в погребе?
  - Так точно, пополнил боезапас перед выходом на патрулирование, можешь сосчитать.
  - Трудная для меня задача. Могу принять простую бочку за бомбу.
  - Бочки я сгрузил сразу после прихода в порт.
  - Зачем устроил камуфляж подлодок? Наши контрольные посты не доложили о прохождении подлодок.
  - Это не камуфляж, в бочках было дизтопливо, необходимое для дизелей. Вашему контрольному посту на запрос я сообщил правду, что сопровождаю новую технику. Смените своих людей на моряков - недоразумений не будет.
  - Наша стратегическая разведка только создаётся, кадров не хватает.
  - Пополните её ряды флотскими разведчиками.
  - Мистер Садовски не разбирается в вопросах конкуренции. Только создав несколько конкурирующих между собой разведслужб, можно добиться улучшения их работы. Может, ты сам желаешь перейти к нам на службу?
  - Никак нет, это будет нарушением присяги трудовому народу.
  - Я не могу понять логики твердолобых коммунистов. Зачем отказываться от личного благополучия ради всех пролетариев? Послужишь народу США, у нас много богатых, но много и пролетариев. Богатые могут поделиться с бедными частью своих богатств, народ станет богаче.
  - Это противоречит вашей теории конкуренции. Добившись богатства, миллионеры захотят стать миллиардерами, так, как между ними тоже существует конкуренция. Более богатым легче стать, ограбив других за счёт нечестного бизнеса, или открыв новую кредитную линию, непонятную вначале для людей и государств.
  - Ну, ладно, продолжим нашу дискуссию у тебя в каюте. Советским чаем угостишь?
  - Обязательно. Вестовой хранит несколько пачек грузинского. Прошу в кают-компанию, каюта у меня тесновата. Можешь вытащить из нагрудного кармана диктофон, так будет удобнее разговаривать. Я не хочу добавлять тебе проблем в отношениях с шефом.
  "Коллега", не смутившись, выключает диктофон и бесцеремонно хлопает Юрия по плечу. После чая с несколькими каплями рома, расстаются друзьями. В дискуссию с гостем хозяину вступать не положено.
  С задержкой по времени возвращается из Колона корабль лейтенанта Горелова. Михаил Сергеевич делится с Юрием радостной новостью:
  - Благодаря твоему письму в училище, нашёлся Алёша, сын капитан-лейтенанта Иванова. После нескольких перемещений его детдом оказался в пригороде Баку. Об этом написала воспитательница и даже прислала фотографию 8-ми летнего мальчика. Курсанты Каспийского училища взяли шефство над детдомом, организовали клуб юных моряков. Отец благодарит тебя за письмо в училище.
  Ещё новости - налажены дипломатические отношения Союза с Мексикой, имеем право захода в их порты для заправки. В Канаде разрешено заправляться в одной из северных бухт острова Ванкувер, вместе с рыбаками и китобоями. После крупной победы над японским флотом у острова Мидуэй, американцы считают западное побережье безопасным для плавания торговых судов, количество своих морских патрулей резко уменьшают. Охрану побережья будут нести корабли их союзников и мы, пока не проведём все подлодки.
  Наш врач получил приказ отправиться с тремя подлодками на Северный флот, вместо него рекомендует назначить врачом двух МПК фельдшера, старшину 2 статьи Шаманова и повысить ему звание.
  Юрий идёт в медпункт, чтобы составить собственное мнение о фельдшере. В кубрике чисто, за столом круглолицый старшина 2 статьи переписывает в тетрадь толстую книгу "Война и мир". Докладывает:
  - Больных на корабле нет, две койки в лазарете пустуют. По приказу врача свободное время занимаю чтением и грамматикой, совершенствуя знание русского языка. Зачем хорошего человека с корабля отпустил?
  - На подлодках хороший врач тоже нужен. Ты сможешь его заменить?
  - Никак нет, матросы мне не верят, на приём не идут.
  - Ты раньше чем занимался? Как на флот попал? Коренные жители Севера призыву не подлежат по причине их малочисленности. Расскажи о себе.
  - Камчадал я, родился в кочевом стойбище оленеводов. Все деды и отец по наследству шаманами были, лечили оленей и людей, меня с малых лет тоже обучили. Зимой на оленьей упряжке отвозили в посёлок, где была школа-интернат. Когда окончил семилетку, поступил в зооветеринарный техникум. Через год учёбы стало скучно, как лечить оленей, я уже знал, перевёлся в медучилище. Меня преподаватели заметили, стали приглашать операционным медбратом в госпиталь. Анатомию оленей я знал, легко изучил анатомию человека, между ними много сходства. После окончания медучилища получил квалификацию фельдшера и стал военнообязанным. Написал заявление в военкомат, меня зачислили фельдшером флотского экипажа в Петропавловске, потом на пароходе отправили в Сан-Франциско. Так я попал к тебе на корабль, был медбратом у врача, когда тот делал лейтенанту операцию аппендицита. Напрасно матросы мне не верят. Хочешь, я вырежу у тебя аппендикс, может тогда поверят?
  - Спасибо за заботу, пока не надо. Лучше выступи перед экипажами кораблей по радиотрансляции.
  - О чём говорить, бумажку дашь?
  - Нет, не дам. Расскажешь матросам то, что мне говорил, только подробнее.
  Через пару часов экипажи кораблей с интересом слушают передачу фельдшера Шаманова - рассказ о его несколько необычной биографии. Реклама сработала, сразу несколько человек обратились к фельдшеру с жалобами на ушибы, полученные во время шторма. Обратился к Шаманову и боцман с жалобой на опухоль в районе локтевого сустава. Фельдшер определил - бурсит, сделал надрез и выпустил наружу жидкость. Так отряд получил в лице фельдшера своего врача.
  На обратном пути решили произвести дозаправку в мексиканском порту Акапулько, чтобы ознакомиться с гаванью и персоналом военной базы. Юрий с Михаилом Сергеевичем нанесли визит команданте, передали привет от старшего офицера базы Бальбоа. Сначала говорили на английском, потом лейтенант Горелов перешёл на испанский. Команданте расцвёл и заговорил с невероятной быстротой. Юрий сидел молча и хлопал глазами, потом узнал суть разговора.
  - Команданте приветствует установление дипломатических отношений между СССР и Мексиканскими Соединёнными Штатами. Это первый визит советских кораблей в Акапулько подтверждает дружбу между странами альянса. Народ Мексики внёс большой вклад в развитие событий на Восточном фронте, митингуя против испанского диктатора Франко, который отправил дивизию в помощь Гитлеру. Общественное мнение заставило отменить это решение, получено сообщение, что испанская дивизия с фронта отозвана, теперь ничто не помешает Сталину разгромить Гитлера и оказать помощь Мексике в победе над Японией. Давайте выпьём по глотку текилы за Победу!
  В Сан-Франциско докладывают консулу о заходе кораблей в Акапулько, тот не скрывает своего удовлетворения.
  - Молодцы, что зашли! Дипломатические отношения с Мексикой установлены ещё в прошлом году, но дипломатов не хватает, в Мехико имеется только небольшое посольство. Михаил Сергеевич! Пришло сообщение о присвоении тебе звания старшего лейтенанта. Поздравляю! Отблагодаришь отличной службой в новых, более суровых климатических условиях. Ваши корабли переводятся из военной базы Сан-Франциско в Канаду, на остров Ванкувер. Там станете на довольствие и будете ожидать прибытия подлодок из Камчатки. Наши американские друзья считают этот отрезок пути безопасным для подводников, отпадает необходимость дозаправки в океане после Курил.
  В ожидании подлодок совершите патрульный поход на Север, до залива Аляска и порта Анкоридж, под видом охраны рыболовных и китобойных промыслов США и Канады от браконьеров. Ваша служба зачтётся, как частичная оплата за ленд-лиз.
  - Как нам различить браконьеров среди траулеров Канады и США? Все страны имеют право ловить рыбу в нейтральных водах океана.
  - Не вздумайте производить досмотр судов и нарушать Кодекс морского права. Конгрессменам США сначала нужна статистика рыболовства, вам придётся быть третейским судьёй в споре. Строго ведите записи в вахтенных журналах о встреченных судах под разными флагами, они послужат основанием для статистики. Выписку из журналов сдадите мне. Запомните, это коммерческая тайна, к сохранению которой американцы относятся очень строго.
  Корабли идут к северной оконечности острова Ванкувер, заходят в небольшую бухту с маяком. На нём же возвышается антенна радиомаяка. Отличный привод для радиостанций подлодок и других судов. На берегах бухты - посёлок из одноэтажных домов, рыбоконсервный и судоремонтный завод. У причалов стоят несколько траулеров и два МПК под канадским и американским флагами. Приход новых кораблей фиксирует канадский полисмен в мундире, на голове каска прошлого века. Юрий не скрывает, что корабли советские, экипажам нужно отдохнуть на берегу.
  - Нет проблем, прошу только не ввязываться в драки с рыбаками и китобоями. Виновных будут судить по канадским законам провинции Британская Колумбия, военных судов у нас нет. Не желают ли матросы отведать жареного мяса кита? Моя жена отлично готовит азу, мой домик с кафе рядом, добро пожаловать.
  Мясом кита лакомился раньше только старшина 1 статьи Шаманов. Он и возглавляет первую команду "китоедов". С ними Юрий отправляет и москвича Сидоркина, в качестве переводчика и финансиста. Сам з Гореловым отправляется на судоремонтный завод, заметив плавучий док. Подводная часть корпуса корабля обросла водорослями, это замедляет ход, увеличивает расход топлива. Пора очистить корпус и подкрасить. Как приятно морякам пройтись по твёрдой земле после длительного плавания!
  Плавучий док пуст, стоит, никем не охраняемый. Из цеха судоремонтного завода доносятся звуки, похожие на удары молотка. Вышедший рабочий объясняет, что док и судоремонтный завод принадлежат владельцу рыбоконсервного комбината, сейчас путина, идёт приём рыбы, все рабочие задействованы на выпуске консервов. После телефонного звонка появляется владелец - энергичный канадец французского происхождения. Переходит на родной французский язык, разговаривая с Гореловым, иногда уделяя часть внимания Юрию, сразу определив старшего по званию. Терять клиентов француз не хочет, просит только отложить постановку кораблей в док на неделю, за это время он соберёт рабочих из пенсионеров и домохозяек. Юрий заявляет - работу по очистке корпуса будут производить матросы, им необходим только инструмент и мастер в качестве наставника. Договорившись о цене, бьют по рукам. Довольный француз делает подарок экипажам - бесплатное питание морепродуктами в столовой завода.
  Прибывший пожилой мастер подтапливает док, Юрий заводит туда свой корабль. После откачки воды осматривает днище, покрытое водорослями и кое-где ржавчиной, чуть изогнутое перо руля. Мастер предлагает, его снять и отвезти на тележке в цех, рабочие продольную кривизну исправят под прессом. На очистке корпуса занят весь экипаж, кроме мотористов и Юрия. Командир БЧ-5 просит Юрия пополнить ЗИП и заменить несколько приборов. Владелец завода не возражает, ему только необходимо время на доставку их из судоверфи, расположенной в конце залива, в городе Ванкувер. Такие же запчасти просит заказать для своего корабля и лейтенант Горелов. Мотористы двух кораблей живут одной артелью, помогая друг другу во всём, кроме ветоши для обтирки рук. Сейчас отправили своих представителей на завод получать ветошь из кладовой, а Юрий заказал, кроме запчастей и два тюка ветоши. Пользоваться химическими веществами для мытья рук мотористы не привыкли.
  За четверо суток непрерывной работы днища кораблей очистили, привели в порядок дизеля. Столовая и рыбоконсервный завод работают круглосуточно, посещение их для экипажей - по графику. Среди работниц находятся земляки - украинки и полячки. Свой родной язык почти забыли, но это не мешает общению, завязываются симпатии, приглашают моряков в гости. Политрук интернациональному общению не препятствует, во время обеда играет на гармошке различные мелодии. С большим сожалением матросы покидают гостеприимную канадскую гавань.
  Корабли держат курс на Аляскинский залив, замедляя ход при встрече с рыболовными траулерами и китобоями. Сигнальщики и Сидоркин заносят в вахтенный журнал каждое судно, отмечая не только различные флаги, но и порт приписки. Большинство судов - канадские и американские, но встречаются траулеры под флагами стран центральной Америки. Внимание двух патрульных кораблей к рыбакам было замечено их экипажами, некоторые траулеры поспешно выбирали сети и покидали место лова. Их не преследовали, хотя это были явные браконьеры, ведущие лов без лицензии. Дошли до Анкориджа, подзаправились на базе США. Их ждали, на борт поднялся инспектор, ознакомился с записями в журналах, сдержанно похвалил. В огромном заливе - он хозяин над рыболовами, сам имеет право выдать временную лицензию на лов. Аляска не входит в число штатов, зарплата у него и моряков рейдового катера маленькая, с трудом охраняют от браконьеров огромную территорию заповедника. Разрешают лов только местным жителям - эскимосам и алеутам, от них же получают информацию о браконьерах.
  Обратный путь до гостеприимной гавани на о. Ванкувер дошли быстро - сведения о патрулях распространились среди браконьеров мгновенно, с их курса они заблаговременно убрались, к большому удовольствию Юрия. Другая часть обратилась к властям Канады и США за выдачей лицензий.
  Получена радиограмма о подходе к острову нашей подводной лодки, пятой по счёту, но впервые прошедшей после заправки в океане самостоятельно, без сопровождения, под советским флагом. В нарушение инструкции, корабли встречают лодку в океане. Юрий рассуждал просто, инструкция - не приказ, а подводники измучены круглосуточными вахтами, он обязан провести лодку в незнакомую бухту. Большую часть подводников расселяют на МПК после сауны на берегу. Юрий уступает командиру свою каюту. Капитан-лейтенант соглашается, выставив часовых и отдав приказ провентилировать лодку, чтобы избавить внутренние отсеки от сырости и дурного запаха. Коки готовят праздничный обед для подводников.
  Командир подлодки проспал после сауны ровно 4 часа, проснулся, услышав сигнал на обед. Распорядился выдать подводникам по сто грамм вина из своих запасов, вопросительно смотрит на Юрия. Тот приказывает по микрофону выдать своим экипажам по сто грамм виски, сам достаёт бутылку рома. Выпили по сто грамм, во время обеда поговорили. Подводник считает путь мимо Датч-Харбора после заправки небезопасным, досаждали шумы винтов двух подводных лодок и замеченные перископы. Похоже, американцы проводили учения, используя корпус советской подводной лодки, как учебную цель, на запросы не отвечали. Пришлось длительное время идти противоторпедным зигзагом, опасаясь пуска торпеды союзников, дураки среди них тоже имеются. Только на траверсе о. Кадьяк неопознанные подлодки отстали. Обращается к Юрию:
  - Ознакомь меня с дальнейшим маршрутом.
  - Выйдем в океан завтра, нас торопят. Короткие остановки для заправок - Сан-Франциско, Акапулько, Бальбоа. По обе стороны Панамского канала -демилитаризованная зона, военных баз там нет. Американские подводные лодки можем встретить на пути только в надводном положении, движение им под водой на международных торговых путях запрещено. По каналу до Колона тебя будет сопровождать МПК старшего лейтенанта Горелова под флагом США, мой корабль будет привлечён к охране залива от возможных диверсий японцев.
  - Я хочу проделать путь на лодке под советским флагом.
  - С моей стороны возражений нет, о перемещении подлодок американцы знают. Более подробные указания получим в Сан-Франциско.
  Фельдшер Шаманов докладывает:
  - На подлодке имеются два больных матроса, нуждаются в лазаретном лечении.
  - Диагноз поставил?
  - Так точно - шибко устали, переели вкусной и непривычной пищи, жалуются на живот. Посажу на диету и приготовлю отвар из исландского мха, который собрал на острове, через два-три дня будут здоровы.
  Командир подлодки не возражает против помещения своих матросов в лазарет, они торпедисты, замена пока не требуется. Вызывает старшину и просит наказать матросов за переедание своей властью.
  - Нет в корабельном Уставе наказания за переедание. Только отказ от еды можно считать попыткой нанести ущерб своему здоровью, это дело пахнет трибуналом, а мои матросы старательные, дисциплинированные и здоровяки. Отсидятся на параше и встанут здоровы. Не отпускайте их в лазарет к Шаманову, про него до сих пор в экипаже на Камчатке анекдоты ходят. Это он отчислил из подводников толкового матроса при проверке зрения, у того один глаз хуже видел, так он просто закрывал другой рукой глаз и проходил проверку, смотря дважды здоровым глазом, никто этой уловки до Шаманова не замечал. Теперь он собирается лечить моих матросов отваром из ягеля, который только олени едят. Ему можно доверить только оленей лечить, а не матросов!
  - Товарищ главстаршина! Я приказываю вам наказать матросов за неумеренность в еде и отправить их в лазарет. Дважды повторять своих приказов я не намерен!
  - Есть! Объявлю матросам взыскание - внеочередной вынос из 1-го отсека лодки коллективной параши после возвращения из лазарета.
  Экипажи хохочут, слышатся грубоватые шутки в адрес матросов первого года службы. Они призваны недавно из деревни, молодые тела растут, требуют пищи, хотя подводников кормят хорошо, по высшей норме для плавсостава. Моральный климат восстановлен, командиры дают команды корабли к походу изготовить.
  Пятую подлодку провели через Панамский канал без опоздания, строго по графику. Вернулись в гавань на о. Ванкувер в ожидании шестой. Ещё при подходе приняли от радиста сообщение:
  - Торпедирован неизвестной подлодкой ...
  Также бесследно исчезли два советских парохода, перевозившие взрывчатку. Один из них в это время проходил через ливень, над ним сверкали молнии. Предположительно, в него попала молния, вызвав взрыв. Судьба другого парохода неизвестна. В Атлантике во время перехода в Мурманск погибает от немецкой торпеды советский пароход с грузом взрывчатки. Командиром судна был капитан-лейтенант Иванов. Его сын Алёша стал сиротой. В память о погибших моряках сложили стихи.
  
  Гроза пришла из облаков,
  Забрала души моряков.
  Небесный ангел принял их,
  Как чек, в оплату за ленд-лиз.
  
   Участие в войне с Японией.
  
  Пять подводных лодок, переданных на Северный флот, пришли на базу в Полярном в 1943 году. Первая из них пришла 24 января, после четырёхмесячного плавания от Петропавловска-на-Камчатке, пройдя 17 тысяч миль в боевых и штормовых условиях, совершив дальний поход через два океана и шесть морей. Три следующие лодки пришли в конце марта. Без отдыха начали боевые действия на Северном морском театре. Первые победы одержали, потопив по несколько вражеских кораблей экипажи подводных лодок: "С-55" под командованием капитан-лейтенанта Л. М. Сушкина, "С-56" под командованием капитан-лейтенанта Г. И. Щедрина и "С-51" под командованием капитана 3 ранга И. Ф. Кучеренко.
  Близок победный конец войны с гитлеровской Германией и её сателлитами, но на Дальнем востоке у границ СССР стоит миллионная Квантунская армия Японии. Ещё в декабре 41 года Япония фактически нарушила договор о нейтралитете, объявив проливы Лаперуза, Сангарский и Корейский своими морскими оборонительными зонами, заблокировав все выходы из Владивостока в Японское море. Фактически, японский флот вёл необъявленную войну против СССР, потопив советские торговые суда "Кречет", "Свирьстрой", "Перекоп" и "Майкоп", захватил в плен суда "Симферополь" и "Сергей Лазо".
  Американское правительство требует от Сталина скорейшего вступления в войну - освобождение от японцев многочисленных островов идёт медленно, "лягушечьими прыжками". Для освобождения острова Окинава потребовалось три месяца, при этом американцы понесли огромные потери, приведшие в ужас конгрессменов. По расчётам их штабов, война с Японией продлится ещё 2-3 года после взятия Советской Армией Берлина. Обещают помочь паровозами на условиях ленд-лиза для скорейшей передислокации наших войск на Дальний Восток по Сибирской железнодорожной магистрали. Советское правительство начинает перемещение войск ещё до окончания войны с Германией за счёт ослабления Северного флота.
  Первым вначале апреля ушёл из Линнахамари на ТОФ 104-й артиллерийский полк, вместо него туда для охраны прибрежных вод артогнём перевели 3 тральщика. 17 апреля железной дорогой на ТОФ отправили 5 торпедных катеров из отряда Героя Советского Союза капитан-лейтенанта Шабалина во главе со своим командиром. Решением Наркома ВМФ из Северного флота забирают 41 торпедный катер и 10 больших охотников за подводными лодками. Командующий флотом адмирал Головко возражает - катера-охотники крайне нужны для борьбы с подводными лодками противника. Главморштаб с его доводами соглашается, но англичане недовольны. Предлагают поставить перед входом в Кольский залив противолодочные мины и сети, а торпедные катера и большие охотники отправить на ТОФ. Моряки возражают - минное заграждение опасно для судоходства, а сорвавшиеся с якорей мины трудно будет обнаружить и уничтожить.
  По поводу заграждения министр иностранных дел Англии обратился к В. М. Молотову, предлагая даже помощь в установке мин. В результате получен приказ из Москвы - заграждение ставить, а корабли отправить на ТОФ. Из Англии прибыл минный заградитель "Апполо" и помог в установке минного заграждения, ненужного в последний месяц войны. Англичане используют в конце войны все меры, чтобы ослабить Северный флот. Сильный союзник на общем северном театре морской войны им не нужен.
  Противолодочные корабли капитан-лейтенанта Юрия Садовского переходят в Датч-Харбор, расположенный на Алеутских островах. Сопровождают советские суда, гружённые паровозами и вагонами, до разграничительной линии между СССР и США, которая установлена в 15 - 25 милях от нашего побережья в Тихом океане и Беринговом море. 8 августа, находясь в Датч-Харборе, Юрий получает шифрограмму с приказом кораблям прибыть в Петропавловск-Камчатский. Подписал приказ командующий Северной флотилией ТОФ капитан 1 ранга Андреев. Советские моряки радостно возбуждены возвращением на Родину, используют последнюю возможность загрузить корабли американскими продуктами и боеприпасами, портовые службы их торопят. Юрию вручают карты Курильских островов, отснятые с помощью аэрофотосъёмки. Карты подробные, на них видны расположение береговых укреплений японцев. Похоже, что США отказались участвовать в освобождении Курил, великодушно уступая это право СССР. Возможно, на это решение повлиял и тот факт, что до 1875 года эти острова принадлежали России, потом переданы Японии.
   9 августа по радио моряки в океане слушают сообщение Совинформбюро - СССР объявил войну Японии. Юрий решил пройти мимо острова Шумшу, приблизиться к японской военно-морской базе Катаока, вызвать на себя огонь береговых батарей, чтобы проверить достоверность карт. Подошли к базе на несколько миль, но вражеские батареи молчат. На рейде виден японский сторожевик, идущий курсом в океан, с дальней дистанции открывший огонь по весельной лодке, удиравшей от него. Беглецов надо выручать, Юрий даёт команду своим кораблям открыть огонь из орудий по сторожевику, тот открывает ответный огонь, но силы неравные. Через пару минут от удачного попадания сторожевик взрывается. Советские корабли едва успевают принять на борт из лодки беглецов, как на них обрушивается град снарядов береговых батарей. Приходится удалиться от них на безопасное расстояние, определяя издали их позиции. Похоже, что карты американцев не врут, разведданные не устарели.
  Юрий уделяет несколько минут допросу беглецов с острова Шумшу. Кореец Ким знает русский язык, говорит, что они - строители, насильно мобилизованные японцами для строительства береговых укреплений, им удалось бежать с острова ночью на лодке. На вопрос, откуда хорошо знает русский язык, отвечает, что раньше жил на границе возле Владивостока, был контрабандистом, носил товары туда-сюда, наши пограничники его не задерживали, он сообщал им, что делают японцы, так как знает ещё и японский язык. Юрий приказывает задержанных накормить и передаёт их под наблюдение кэгэбиста Сидоркина. Тот, как обычно, сначала возмущается, просит Юрия чётко указать статус задержанных, военнопленные они, или беженцы?
  - Вот ты побеседуй с ними и разберись сам, кто они такие. Если поддерживают марионеточное правительство Кореи, значит военнопленные, если раньше боролись против оккупантов - беженцы.
  Через некоторое время лейтенант Сидоркин вбегает на ходовой мостик и вполголоса докладывает: кореец Ким - наш человек, сейчас рисует карту береговых укреплений японцев на острове, остальные корейцы тоже ненавидят японцев, насильно мобилизованные для строительства укреплений. Юрий приказывает кораблям в кильватерном строю следовать в Авачинскую бухту, сигнальщикам усилить бдительность, возможны плавающие мины. Мин не заметили, но с рейда бухты получили сигнал с корабля "Машины стоп!". К ним мчится пограничный катер, с него доносится родная ругань:
  - Вы что, янки, одурели? Куда прётесь на минное поле! Почему заранее не предупредили о визите?
  - Мы советские моряки, только флаги американские. Возвращаемся в Петропавловск по приказу командующего Северной флотилией кап-1 Андреева.
  - Он увёл свою флотилию на юг и уже воюет, освобождая Сахалин, а вы, бездельники, до сих пор болтаетесь по океану. Приготовиться к пограничному осмотру!
  На корабли по штормтрапам взбираются наряды пограничников, во главе их - младшие лейтенанты. Все вооружены автоматами. Сразу же решительно приказывают рулевым сдать вахту пограничникам. Юрий звереет:
  - Я, капитан-лейтенант Садовский, не позволю младшим по званию командовать на кораблях. Предупреждаю - мои моряки вооружены "кольтами", в случае самовольного захвата прикажу применить оружие!
  Пограничники молча переглядываются, но решительный младший лейтенант не сдаётся.
  - Я выполняю приказ. Прошу предъявить документы!
  - С этого бы и начинал выполнение приказа. Экипажи, подготовиться к к проверке документов!
  У Юрия в кармане имеется только удостоверение на английском языке, непонятное для пограничника, свой заграничный паспорт он сдал ещё три года назад на хранение, кажется Сидоркину. Тот вспоминает, что паспорта моряков хранятся в сейфе шифровальщика, его вызывают на мостик. Тот появляется, вооружённый огромным "кольтом", требует у пограничника предъявить сначала его удостоверение, потом показывает своё. Шифровальщик прячет "кольт" и обращается к Юрию с вопросом:
  - Как и где будет происходить проверка паспортов и личностей экипажа? К себе в каюту с секретным сейфом я не имею права допустить даже своих моряков.
  - Вызывай их по одному по громкоговорящей связи, согласно списка, закрывай сейф и каюту, за её пределами вручай заграничные паспорта. В помощь возьми лейтенанта Сидоркина.
  Пограничник теряет терпение, переговаривается через борт с командиром своего катера, тот приказывает продолжать проверку документов на ходу, кораблям следовать за катером строго в кильватер, он проведёт их в бухту через проход в минном поле. Увидев на палубе корейцев, пограничник проверку документов прекращает - она будет продолжена на берегу, в пункте фильтрации. Юрий с ним не спорит, такой порядок, однажды он сам проходил фильтрацию после выхода из окружения.
  Фильтрационный пункт расположен в самом конце громадной бухты. На причале корабли уже ждёт наряд пограничников с пулемётом. Юрий проверку документов прошёл, но решил следовать в пункт фильтрации с большей частью команды, оставлять на берегу из-за возможных недоразумений кого-то из матросов он не намерен, да и кореец Ким пригодится в качестве переводчика. В сопровождении вооружённых пограничников возглавляет колонну матросов, передав командование старшему лейтенанту Горелову, приказав тому выставить у трапов часовых, на корабли никого не пускать.
  В пути повстречали встречную воинскую колонну, одетую в разное обмундирование, флотское и армейское. Лица у всех худые, но весёлые, несколько человек поют:
  - Эх, Колыма, Колыма, много сгубила народа,
  Много погибло в снегах,
  В шахтах, под твёрдой породой.
  Знаю, меня ты не ждёшь,
  И писем моих не читаешь,
  На встречу ко мне не придёшь,
  А если придёшь - не узнаешь.
  
  Колонны на ходу обмениваются репликами:
  - Братишки, вы откуда? Почему такие худые, но весёлые?
  - Топаем из фильтрпункта, добровольцы на войну с япошками из лагерей Колымы. Все судимости с нас сняты, оттого и весёлые.
  - Какая от вас польза на фронте, из пожилых и необученных?
  - Хо-хо, нас год назад уже так обучили в штрафбате, что будь здоров! Не успели на войне с фрицами пролить кровь за Родину, как штрафбаты ликвидировали, нас вернули в лагеря мотать срок. Второй раз изъявили желание стать добровольцами, будем десантниками. А вы почему топаете в фильтрпункт, так разодетые и мордатые?
  - Вернулись из Америки, одевал и кормил дядя Сэм.
  - На фильтрации вас долго не продержат, встретимся на фронте!
  Действительно, проверку документов прошли быстро все, кроме корейцев. Вместо документов они предъявили рабочие карточки с японскими иероглифами и личными номерами. Выручил Ким, сказав давний пароль и указав на карте место и заставу, где его пропускали через границу. Пришлось обождать, пока фильтрпункт по линии связи погранвойск получил подтверждение. Киму оформляют удостоверение переводчика, капитан-лейтенант Садовский может забрать его с собой под личную ответственность. Остальные корейцы будут возвращены на Родину после её освобождения.
  Вопросы дозаправки кораблей топливом, получение продуктов, штурманских карт и шифров для радиосвязи быстро решить не удалось через множество служебных инстанций службы тыла. Юрия посылают от одного начальника к другому, пока он не начинает соображать, что Камчатка - не Америка, где все вопросы решались быстро по телефонному звонку. Идёт на приём к командиру Петропавловской военно-морской базы капитану 1 ранга Пономарёву. Уважительная причина есть - вручить карты Курил, полученные в Датч-Харборе. В приёмной сидят несколько командиров, адъютант рекомендует обождать, кап 1 занят разговором с генералом.
  - Мне некогда ждать, доложи немедленно, что я прибыл с двумя МПК из США и требую меня принять!
  - Можешь сам зайти без вызова, а я посмотрю, в каком звании ты выйдешь из кабинета, сейчас оно у тебя длинновато.
  Юрий решительно отворяет двойную дверь, просит у генерал-майора разрешения обратиться к капитану 1 ранга.
  - Обращайся, а я послушаю, какими пустыми вопросами отвлекают командира базы его подчинённые, нахально врываясь в кабинет без вызова.
  Юрий обращается к командиру базы:
  - Товарищ капитан 1 ранга, явился без вызова, чтобы вручить карты Курил с последними данными авиаразведки США и получить указания перед убытием кораблей в район боевых действий.
  - Добро, давай твою карту. Ты как её добыл?
  - Получил от старшего офицера разведки на базе Датч-Харбор.
  - Почему ты уверен, что данные достоверны?
  - По пути следования на Камчатку прошёл с кораблями вдоль острова Шумшу, занятого японцами. Возле базы Катаока корабли были обстреляны с берега артиллерией. Засёк расположение батарей, которые совпадают с картой.
  К рассмотрению карты подключается генерал, потом задаёт Юрию вопросы, кто он такой, откуда прибыл и куда направляется:
  - Товарищ генерал, я прибыл с кораблями из США, где пробыл три года, участвовал в конвое наших подлодок, охранял транспорты и нёс патрульную службу побережья. В Датч-Харборе получил шифрограмму с приказом прибыть на Камчатку. Прошу вас дать указание по скорейшей отправке кораблей в состав Северной флотилии по приказу кап-1 Андреева.
  - Ты с ним знаком?
  - Никак нет, но слышал фамилию этого командира во время обороны Одессы и Севастополя.
  - Ты тоже участвовал в их обороне? В какой должности?
  - В обороне Одессы командовал подвижной батареей Дунайской флотилии, в Севастополе корректировал огонь наших батарей в должности командира разведроты, потом был отозван с фронта по приказу Наркомата ВМФ и командирован в консульство Сан-Франциско.
  - Ты пока поговори по флотским делам с командиром базы, а я решу тем временем твою дальнейшую судьбу с командующим 2-м Дальневосточным фронтом генералом Пуркаевым. Мне такие опытные и нахальные артиллеристы тоже нужны, а пока ты дойдёшь до Сахалина, он будет уже освобождён.
  Генерал-майор скрывается за дверью будки, похожей на телефонную, но глухую, без стёкол. Сразу же над ней загорается красная лампочка. Через несколько минут появляется довольный, обращается к Юрию с приказом:
  - Я, генерал-майор Гнечко, командующий войсками Камчатского оборонительного района, приказываю: капитан-лейтенанту Садовскому вести своими кораблями морскую разведку вдоль северной гряды Курильских островов и участвовать в их блокаде вместе с другими кораблями. Чтобы ни один японский корабль не ушёл на юг!
  - Есть! Разрешите забрать карту, она мне нужна для выполнения задания.
  - Нет, на руки получишь фотокопию. Зайди в оперативный и разведотделы, расскажи им, что видел в Датч-Харборе и на острове Шумшу. Похоже, что наши союзники не собираются выполнять условия Ялтинского и Потсдамского совещаний по совместному освобождению Курил, хотя разграничительную линию, приближённую к нашему побережью, не изменили. Затеяли какую-то хитрую комбинацию с расчётом на будущее.
  15 августа по приказу главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке маршала Василевского началась операция по освобождению северных островов Курильской гряды. Внезапной высадки десанта в северно-восточной части острова Шумшу противник не ожидал. Часть десанта перевезли на мелко сидящих кораблях и рыбацких сейнерах ближе к берегу на участке, где не было скал. Прыгая в воду с бортов МПК под огнём японцев, десантники шутили:
  - И это Тихий океан? Да тут глубина - воробью по колено!
  - Быстрей освобождай нос корабля, пехота! - торопит их боцман, добавляя пару крепких выражений. Юрий на мостике в высадку не вмешивается, он готовится сам к высадке вместе с радистом, переводчиком Кимом и группой корректировщиков. Передаёт командование кораблём старпому. Старшему лейтенанту, проверенному в многих походах, он доверяет, как самому себе. На этот раз новый командир самовольничает, добавляя к группе корректировщиков фельдшера Шаманова и вестового. Юрий показывает командиру кулак, но молчит - командование кораблём он сдал, вмешиваться при матросах в приказы нового командира на флоте не принято. Мочить ноги в океане Юрий не намерен, спускают на воду шлюпку, подгребают к берегу и два рослых матроса переносят группу корректировщиков артогня на сушу.
  Первая часть операции удалась сравнительно легко, выдвинутые орудия противника разбиты огнём кораблей, десантники приближаются к базе Катаока. Сопротивление японцев возрастает, особенно вокруг дотов, которые прикрывают базу с тыла. вокруг них завязывается ожесточённый рукопашный бой. С океана удачно ведут огонь корабли, радисту удалось поймать радиоволну японцев, Ким переводит разговоры:
  - Инженер-майору ...сейф с документами по обороне Парамушира, Онекотана уничтожить, напоминаю про долг самурая...
  Юрий с корректировщиками осматривают передний край, замечают возле маяка группу японцев, волокущих к обрыву тяжёлый ящик, похожий на сейф. Огнём пулемётов десантников эту группу не достать, Юрий командует по рации своим кораблям:
  - Двадцать первому, двадцать второму - открыть заградительный огонь вокруг маяка по группе японцев.
  Наблюдает разрывы снарядов - группа противника частично уничтожена, некоторые солдаты попрятались по воронкам. Юрий даёт команду ближайшему лейтенанту:
  - Поднимай своих десантников в атаку, прикрой моих матросов. Продвигаемся к маяку!
  Атак без потерь не бывает, но противник понимает, что обречён на уничтожение, солдаты неохотно сдаются в плен, прячут глаза друг от друга. Первыми к сейфу подбежали Юрий с вестовым и Ким, остановились, тяжело дыша. Внезапно из ближайшей воронки поднимается японец с винтовкой, делает выпад и штыком поражает Кима. Юрий успевает заметить нашивки на погонах, кричит - "Офицер!" и даёт короткую очередь из автомата. Не попал, только сбил пулями головной убор. Вестовой успевает перехватить свой автомат за ствол и обрушивает удар приклада на голову японца. Тоже не попал, удар пришёлся по плечу и только сбил того с ног. Одновременно с ударом приклада раздаётся короткая очередь в сторону вестового, он не поставил свой автомат на предохранитель, счастливо отделался, пулей ранен в мочку уха, льётся кровь. С земли поднимается Ким, снимает выданный ему день назад великоватый матросский бушлат - штык распорол только сукно на боку, тело не задел.
  Военфельдшер Шаманов останавливает обильное кровотечение из мочки уха вестового, укрепив на нём медицинский зажим. Матросы и десантники гогочут при виде такого украшения. Юрий краем глаза следит за японцем, который уже стоит на коленях и что-то бормочет, похожее на молитву. Приказывает прекратить смех, передаёт вестовому фляжку со спиртом, тот делает глоток. Пленный японец оживляется, понятно, тоже просит спирта, повторяя - "саке, саке". Юрий передаёт ему флягу, тот благодарит, низко кланяясь, закатив глаза к небу, делает изрядный глоток, ничуть не морщась, потом снова бьёт поклоны и бормочет молитву. Вставая с колен, выхватывает нож и пытается вонзить его себе в живот, сделав "харакири". Не успевает, Юрий ногой выбивает нож из руки.
  Японский офицер испытывает потрясение, равное возвращению из того света в мир живых. Снова низко кланяется Юрию и что-то говорит. В переводе Кима это звучит так:
  - Я, самурай, перестаю верить в божественное происхождение микадо и преклоняюсь перед великим и всемогущим Буддой. Отныне я его недостойный ученик, отрекаюсь от всего земного и попытаюсь достичь нирваны.
  Юрий обращается к переводчику:
  - Ким, переведи ему, пока он не достиг нирваны, что мне нужен ключ от сейфа. Где он его прячет?
  Японец послушно показывает на воронку, из которой выпрыгнул, там он оставил офицерскую сумку с ключом. Сейф открывают, там лежат чертежи фортификационных инженерных оборонительных сооружений. Инженер-майор объясняет, что они однотипные для всех островов Курильской гряды, план расположения хранится в отдельном запечатанном маленьком пакете. Юрий приказывает Шаманову осмотреть офицера, похоже, тот ранен.
  При виде камчадала японец бормочет:
  - Айн, айн, ибис...я всегда верил, что предками японцев являлись некогда могущественные северные племена айнов, а не южные племена острова Рюкю, как нас пытались убедить в университете.
  Шаманов докладывает Юрию, что от удара прикладом по плечу у японца повреждена ключица, перелома нет, возможна трещина, прибинтует предплечье к туловищу, через неделю-две заживёт. У военфельдшера много забот по оказанию врачебной помощи раненым десантникам, возиться с ушибом плеча японцем некогда, ещё продолжается бой с засевшими в складских помещениях вдоль бухты смертниками.
  Юрий с тревогой наблюдает за своими кораблями, медленно входившими в бухту японской базы Катаока. Минной опасности вроде нет, но риск большой. Град огня из корабельных "эрликонов" по укреплённым складам японцев завершил их разгром. База и остров Шумшу взяты штурмом, захвачен отличный плацдарм для наступления на острова Онекотан и Парамушир, а бухта - отличная стоянка для наших кораблей. Вода в ней прозрачная, на дне не видно металлических предметов, весь металлолом давно собран и увезён в Японию на переплавку.
  В бывших складах временно разместили пленных японцев, их почти не охраняют, они дисциплинированы, старшим избрали инженер-майора. Юрию вручают от него записку с иероглифами, Ким переводит:
  - Я потерял штаны, прошу вернуть.
  Юрий заинтригован, чувствуя тайну, решил проведать пленных вместе с Кимом. Инженер-майор встречает его доброжелательной улыбкой, низко кланяясь, его просят объяснить содержание записки. Наконец, удалось понять - у японца из рюкзака украли подштанники, но слово "украсть" они применяют чрезвычайно редко, боясь оскорбить кого-то подозрением. Пропажа нашлась у одного из бывших уголовников, Юрий пригрозил отправить его обратно на Колыму, тот обещает исправиться, чужую вещь взял "по привычке".
  После освобождения северных островов Курил корабли Юрия переходят в Японское море и участвуют в битве за Порт-Артур, который был освобождён 23 августа. Здесь он отметил день Победы над Японией и принял поздравления в связи с награждением орденом Красного Знамени и присвоением звания капитана 3 ранга.
  Япония капитулировала, но отдельные группы солдат засели в полях гаоляна на полуострове, отбиваясь от нападений вооружённых крестьян - корейцев и китайцев. В плен они никого не берут, охваченные жаждой мести за годы жестокого унижения в годы оккупации. Японские солдаты сдаются в плен только советским военнослужащим, которые сохраняют им жизнь и оберегают от побоев толпы разъярённых крестьян. Подошла очередь Юрия командовать нарядом матросов по взятию в плен японцев.
  На машине подъехали к полю гаоляна, рассыпались вдоль дороги. Ким в рупор начинает озвучивать обращение к японцам, обещая им жизнь в плену с последующим возвращением в Японию. Появляются первые солдаты, худые, заросшие щетиной. Бросают на землю винтовки и залезают в машину. Последним выходит из гаоляна офицер, роняет на землю винтовку вместе с гранатой, сам стоит неподвижно. Звучит взрыв, Юрий ощущает удар в бедро, он ранен осколками. Матросы разрезают порванные выше колена брюки, бинтуют рану и на машине доставляют Юрия в госпиталь.
   Во время операции хирург удаляет один осколок, второй вынуть не решается, он сидит глубоко, возле него проходят нервы, существует опасность, что молодой кап-3 на всю жизнь останется хромым. Объясняет Юрию, что его ждёт повторная операция через пару месяцев консервативного лечения. Здоровье Юрия быстро поправляется, через неделю ему вручают костыли и разрешают ходить, не опираясь на раненую ногу. В госпитале он получает вызов в Москву на учёбу в Военно-морскую академию и направление на лечение в Главный военно-морской госпиталь.
  
  Возвращение домой.
  
  На родном корабле Юрия доставляют из Порт-Артура во Владивосток, он лежит в корабельном лазарете, под присмотром военфельдшера младшего лейтенанта Шаманова. Фельдшер многократно осматривает рану на бедре, страдает, что не может вылечить хромоту командира, пытается выдавить осколок наружу. От ужасной боли Юрий звереет и запрещает Шаманову прикасаться к ране, тот недовольно ворчит:
  - Большая боль - быстрое выздоровление, маленькая боль - медленное.
  Юрий прощается с родным кораблём и построенным экипажем, целуя флаг. Его сносят на руках по трапу и усаживают в машину, а на вокзале в купе поезда Владивосток - Москва. Он страдает от своей хромоты, облегчённо вздыхает, оставаясь в купе с тремя попутчиками - армейскими офицерами, старше его по званию, но один из них сразу уступил Юрию нижнее место, принёс палку вместо костылей. Выпили за знакомство и боевое братство армии и флота, у каждого по рюкзаку продуктов, выданных на длинную дорогу до Москвы. Офицеры денежные, по сравнению с ними Юрий - бедняк, денежного аттестата у него нет, начфин выдал на дорогу премию в размере месячного оклада. При жуткой инфляции на рынке в 46 году за эти деньги можно было купить несколько буханок хлеба. Выручает Юрия карточная система, один раз в сутки он ковыляет в вагон-ресторан за порцией жидкого супа, потом отдыхает, чувствуя, как уходит боль из натруженной ноги.
  Долгая дорога до Москвы осталась в памяти песнями солдат, инвалидов войны. На узловых станциях подсаживаются в поезд и проходят по вагонам, распевая песни известные, фронтовые, но иногда и неизвестные, собственного сочинения, берущие за душу. Хромые, одноглазые, однорукие, но обязательно с боевыми орденами и медалями на груди. Многие из них сбежали из приютов для инвалидов, предпочитая свободную жизнь, ночуя в холодных зданиях вокзалов, получая скудную пенсию и добавку за боевые награды, заработанные собственной кровью на полях сражений. Бывших фронтовиков поят и кормят пассажиры, которым выпал более счастливый жребий на войне.
  Запомнил Юрий инвалида с деревяшкой вместо ноги. На груди медали "За отвагу" и "За оборону Севастополя". Привлёк внимание частушкой:
  - Хорошо тому живётся
  У кого одна нога,
  И портянок меньше рвётся,
  И не надо сапога.
  Юрий пригласил бывшего солдата в купе, накормил, у попутчиков нашлась чарка водки, от второй инвалид отказался. Уходя, сказал:
  - Добрый ты, кап-3, но таких, как я - много, на всех у тебя жалости не хватит. Лучше свою ногу побереги, не застуди, как я, оказавшись за бортом корабля в холодной воде.
  Юрий раздал инвалидам весь свой запас продуктов, едет полуголодный, но благодарит судьбу, что живой, скоро обнимет родную мать, сестру, племянницу, а хромота - явление временное. Врачи сделают ещё одну операцию, тогда он будет здоров, снова вернётся на флот. Старается запомнить некоторые песни инвалидов, но их слова вытеснила из памяти созвучная им известная песня:
  - Враги сожгли родную хату,
  Убили всю мою семью.
  Куда теперь идти солдату,
  Кому нести печаль свою?
  Послевоенная полуголодная Москва запомнилась Юрию множеством демобилизованных военных, все с орденами и медалями. Пришлось и ему прикрепить на китель орден Красного Знамени и медаль "За победу над Японией". Опираясь на палку, вошёл в Управление Военно-учебных заведений Наркомата ВМФ. Капитан 1 ранга встретил Юрия упрёком:
  - Как это ты умудрился получить ранение после окончания войны? Для учёбы в Академии ты теперь непригоден, подвёл ты нас, кап-3 Юрий Садовский. Придётся отложить учёбу до выздоровления, но из нашей номенклатуры мы тебя не отпустим. После госпиталя пойдёшь преподавателем в родное Севастопольское училище, будешь обучать курсантов артиллерийскому делу, конкретную специализацию сообщим позже. Твоё училище только отстраивается, готовит командиров малых кораблей. Ты чего такой худой?
  - Денежный и вещевой аттестаты сдал в Наркомат перед командировкой в США, возвратившись на ТОФ, стал на временное довольствие, денег нет даже на стакан семечек.
  - Это дело легко поправимое. Адъютант проводит тебя в финансовое Управление и решит все твои проблемы, полагаю, что за годы командировки ты получишь изрядную сумму. Предупреждаю, чтобы не пустился в загул, никаких ресторанов! Рекомендую наличные деньги положить на сберкнижку и поскорее уезжать из Москвы, где много соблазнов, в Севастополь по месту службы, командировочные документы получишь у адъютанта.
  - У меня мама живёт в Кировограде, шесть лет не видел, хочу её проведать.
  - Добро, только отметишь остановку в военкомате. Предупреждаю, что твоя кандидатура прошла допуск к изучению новой техники, смотри, не порть себе биографию необдуманными поступками.
  Сопровождаемый адъютантом, Юрий получает на руки вещмешок денег - около трехсот тысяч рублей наличными, сразу же едут в сберкассу Госбанка. Там устраивают технический перерыв, несколько кассиров пересчитывают деньги, предлагают разбить эту сумму на три сберкнижки и на пять тысяч рублей приобрести облигации Государственного займа развития народного хозяйства. Да пожалуйста, хоть на шесть! Юрий чувствует себя богачом, наличными оставил себе десять тысяч, предлагает адъютанту отметить где-то негаданно свалившееся на него богатство, тот соглашается, если пригласить в компанию капитана 1 ранга, пить вдвоём неинтересно, нужен третий собутыльник, у начальника сейчас пустует служебная квартира. Адъютант остановил машину на улице Горького, возле Елисеевского магазина, вышел с пустым рюкзаком, вернулся с полным.
  Квартира у начальника двухкомнатная, с ванной и горячей водой, хозяин на службе задерживается. Юрий залез в ванную, понежился в горячей воде, хорошо вымылся, растёр мускулистое тело полотенцем, потом начал осторожно массировать раненую ногу. Произошло чудо - боль в ноге утихла! Вышел из ванны не хромая, в своём чистом нижнем белье и халате хозяина. До его возвращения выпили с адъютантом по паре рюмок, хорошо закусили, поделились воспоминаниями о войне. Адъютант больше расспрашивал, чем говорил о себе, неохотно обмолвился, что ранее служил на Балтике, в разведотделе флота, после ранения медики признали ограниченно годным, так он попал в "шкрабы", то есть школьные работники, как иногда строевые офицеры называют работников военно-учебных заведений. Впрочем, он не жалуется, хотя начальник строгий, имеет учёное звание, адмиралы его уважают, приглашая на совещания по обсуждению программы строительства флота. Для новых кораблей требуются моряки новых специальностей, которых раньше на флотах не готовили.
  Хозяин пришёл со службы поздно, усталый, но при виде накрытого стола с выпивкой и закуской, оживился. Внимательно оглядел Юрия, задал вопрос:
  - Ты что думал, нахально влезая в мой халат?
  - Перед этим заметил на вешалке второй халат, подумал, что иметь одному человеку по два халата - много. Считайте, что сам напросился на подарок, в госпитале он мне пригодится.
  - В таком случае считай, что я тебе его дарю. Только в нравах Востока обычай дарить вместе с халатом и саблю. Сабли у меня нет, а кортик ты уже имеешь, поэтому в качестве оружия ты примешь в подарок и новую воинскую специализацию. Постепенно обучишься сам, потом будешь обучать курсантов. Согласен принять второй подарок?
  - Согласен, если моя новая специальность будет недалека от артиллерии. Ловко вы меня поймали.
  - Я тебя не ловил, ты сам поймался, влезая в мой халат. Однако, продолжим разговор за столом, я голоден и хочу выпить. Сергей, выпивка опять из Елисеевского?
  - Так точно, другой возможности у меня нет.
  - Чтобы это было в последний раз, имею сведения, что за администратором магазина начали следить. "Хозяин" не одобряет комбинаций своих высших военачальников, когда дефицитные продукты уходят "налево" в условиях карточной системы. Нарушителями являются подчинённые, а наказаны будут адмиралы. Ну ладно, Сергей, наливай. Первый тост - за товарища Сталина!
  Удовлетворив голод, кап -1 забросал Юрия вопросами.
  - Ты как относишься к атомному оружию американцев?
  - Это оружие не воинов, а убийц. В результате бомбардировок Хиросимы и Нагасаки погибли десятки тысяч мирных жителей, ещё больше раненых.
  - Согласен, но задача воинов - организовать защиту населения от атомных бомбардировок. Каким оружием?
  - Самолётами ПВО, организовав защиту воздушного пространства, а также с помощью зенитной артиллерии.
  - Какое твоё суждение о перспективе применения реактивных снарядов для защиты кораблей от воздушного противника?
  - "Катюши" - оружие, предназначенное для стрельбы по площадям, точность поражения низкая. Кроме того, дальность полёта ограничена временем горения баллистических порохов. Это давно доказал наш учёный Глушко, разработав жидкостно-реактивный движитель для ракет и самолётов.
  - Ты знаком с академиком Глушко? Откуда?
  - С Глушко я лично не знаком. Случайно узнал эту фамилию от его научных противников, когда заказал в США большую партию баллистических порохов для движителей снарядов "Катюш". Меня посадили под домашний арест, потом консул объявил благодарность. Позже я узнал о "деле Костикова", который присвоил себе заслугу Глушкова в изобретении медленно горящих порохов и тормозил его работы по жидкостно-реактивным движителям.
  - Предполагаю, что для двигателей ракет будут применены оба типа движителей. Вот ты и выбрал себе послевоенную ракетную специализацию. Твоя задача - способствовать организации в училище кафедры, потом ракетного факультета. Должности начальника факультета не обещаю, это в компетенции научно-технического совета, но буду выдёргивать тебя в командировки на предприятия по изготовлению ракет, чтобы ты мог знакомить курсантов с новейшими достижениями в этой области. Наберись терпения, быстро сказка сказывается, но не быстро дело делается. Предлагаю тост - за ракетчиков!
  Юрия адъютант доставил на Курский вокзал, помог сесть в поезд Москва - Севастополь. Вагон переполнен, из щелей в окнах дуют сквозняки, раненая нога разболелась. В Курске попутчики пригласили в вагон врача, тот снял Юрия с поезда и отправил в госпиталь. В приёмном отделении носилки встречает молоденькая медсестра с погонами сержанта, при взгляде на девушку у Юрия учащённо забилось сердце, про рану он забыл. Медсестра проверила пульс, положив свою ладонь на запястье, дважды переспросила, какие медицинские документы имеет раненный моряк.
  Юрий вышел из ступора, попросил вынуть из офицерской сумки медицинскую книжку и направление в Главный военно-морской госпиталь. Девушка одарила Юрия улыбкой:
  - Это хорошо, что у вас имеется медицинская книжка, сократится время обследования. Я отнесу ваши документы полковнику, это главный врач госпиталя, хирург. Пока вы пройдёте санобработку, он ознакомится с заключениями врачей, потом зайдёт к вам в палату.
  Вода в душе холоднейшая, но Юрий терпит, стоя в ванной на одной ноге, поддерживаемый двумя санитарами. Крупная женщина, поливая сверху водой, приговаривает:
  - Ты, моряк, не бойся, Иван Андреевич тебя вылечит, как излечил моего мужа. Тоже моряк, боцманом служил. Началась гангрена, все врачи советовали отрезать ногу по колено, один Иван Андреевич не согласился, отрезал только один палец на ноге. Мужик ты молодой, из себя ладный, жена есть?
  - Нет, война помешала жениться.
  Поместили Юрия в просторную одноместную палату, его навестил врач, осмотрел рану, резко надавил пальцами. От вскрика удовлетворённо хмыкнул.
  - Завтра соберу консилиум, так положено. Как тебя лечить, я уже понял. Хочу позабавиться, слушая своих осторожных коллег, которые будут настаивать на длительном консервативном лечении, посылая тебя на лечебные грязи в отдалённые концы страны. Тёплые грязи - это хорошо, да есть опасность, что ты к ним не доедешь, рану при переездах застудишь. Я тебе заменю грязи согревающими мазями и массажем вокруг раны. Подселю к тебе в палату медсестру Таню, чтобы она каждые два часа массировала бедро вокруг раны, сменяла согревающие повязки и делала уколы.
  - Иван Андреевич, только не Таню, лучше какого-нибудь фельдшера.
  - Нет в госпитале фельдшеров-мужчин, все демобилизовались, осталась Таня, она местная. Госпиталь скоро закроют, здесь будет городская больница. Ты что, стесняешься пожить неделю в одной палате с красивой девушкой?
  - Да, стесняюсь, это неприлично для мужчины.
  - Ты сейчас не мужчина, а раненный. Таня - медсестра, её обязанность - ухаживать за любыми раненными, даже такими стыдливыми, как ты. Закроем её койку от твоей занавеской, чтобы ты не подглядывал, в туалет разрешаю ходить на костылях, не ступая на хромую ногу, какие ещё проблемы?
  - Пригласите любую медсестру для ухода за мной, я заплачу, получил жалованье за несколько лет, деньги есть.
  - Оставь их при себе, сейчас карточная система. Другую медсестру пригласить для ухода за тобой не имею права, Таня - операционная сестра, будет подавать мне хирургические инструменты во время операции, когда ты голый ляжешь на стол. Стоп, стоп, уж не влюбился ли ты в Таню?
  - Да, влюбился, потому и не хочу предстать перед ней в голом виде.
  - Тут я ничем тебе помочь не могу, разве что обещаю прикрыть твоё мужское достоинство во время операции простынёй. Советую выбросить из головы мысли о любви, а думать о ране. Осколок уже сам начал движение наружу, здоровые мышцы бедра выталкивают инородное тело. Как только появятся первые признаки гноя из раны, Таня мне сообщит, ляжешь на операционный стол. Операция будет похожа на удаление чирья с небольшими разрезами кожи. Смотри, не капризничай, не расстраивай Таню, будь терпеливым пациентом.
  Юрий старается изо всех сил, чтобы заслужить одобрение красивой медсестры. Прячет лицо в подушку, когда она делает укол в мягкое место, поворачивается на спину и приподымает ногу, когда осматривает рану и обмывает смоченным в тёплой воде тампоном. Потом нежными тёплыми ладонями делает массаж, смазывает, бинтует и укутывает бедро тёплой шерстяной шалью, которую принесла из дома. Да ещё и подсовывает под бедро резиновую грелку с горячей водой. Потом уходит за занавеску и ложится для короткого сна.
  Юрий ночью не спит, стараясь продлить короткий сон медсестры. Командирским голосом объяснил, что приносить воду и следить за чайником, стоящим на электроплитке - его обязанность. Кормить его в палате не надо, на костылях будет ходить в столовую госпиталя, которую посещают инвалиды, проходящие в госпитале курс реабилитации. Для них новый пациент - находка, можно его послушать и рассказать о своей судьбе. Только моряк в столовой долго не задерживается. Смотрит на штурманские часы и прерывает очередного собеседника - извини, братишка, у меня процедуры. Поднимается и уходит на костылях к себе в палату.
  К Тане в палату приходит посетитель - её мама в сопровождении Ивана Андреевича, который открывает двери, подвигает стул и ведёт себя, как галантный кавалер в присутствии красивой сорокалетней женщины, церемонно знакомя её с Юрием. Мария Сергеевна принесла Юрию гостинец - большое яблоко-антоновку, в палате сразу же распространился приятный аромат. Немного посидела, расспросила Юрия о семье, попрощалась и ушла, попросив дочь её проводить. На следующий день Юрий просит одного из инвалидов сходить на рынок и вручает Тане два букета цветов - для неё и для мамы.
  Таня букет цветов принимает со строгим достоинством, но глаза её сияют, одарила Юрия улыбкой, от которой у него остановилось дыхание. Понял, Таня - его судьба, решил завоевать сердце девушки, но как? Помогло яблоко, которое Юрий положил на тумбочку, наслаждаясь его видом и запахом. Таня задала вопрос:
  - Почему вы не попробуете яблока? Мама недовольна, что её подарок остался без внимания.
  - Я любуюсь им, но соглашусь его попробовать, если мы перейдём на ты и поделим это чудо природы пополам.
  - Хорошо, я согласна, если вы, нет - ты, что-то расскажешь про себя и про страны, в которых побывал.
  Юрий разрезает яблоко, вручает половинку Тане, любуясь, как она отгрызает маленькие кусочки. Свою половину съел вместе с косточками, ощутив приятный кисло-сладкий вкус. Потом рассказал несколько смешных историй из флотской жизни, задал несколько вопросов Тане.
  - Моя биография обычная. Училась в педучилище, когда пришла похоронка на папу, окончила курсы медсестёр. В школе поработала учительницей начальных классов совсем немного, меня призвали в армию, направили в госпиталь, сначала в перевязочное отделение, потом в хирургическое. Было тяжело, когда операции продолжались днями и ночами, сплошным потоком, стало легче, когда война окончилась, в госпитале организовали отделение реабилитации. Нам объявили, что госпиталь закрывается, началась демобилизация медперсонала. Мама советует поступить в пединститут, я ещё не решила, кем быть - педагогом или медиком. Юрий, тебе виднее со стороны, что мне посоветуешь?
  - У тебя нежные руки и доброе сердце, слишком доброе, чтобы тратить его тепло на таких раненых мужиков, как я. Лучше иметь дело с детьми, а не ранеными.
  - Хорошо, я подумаю над твоим советом, если ты перестанешь забавлять меня смешными историями, а расскажешь про свою реальную жизнь.
  - Добро.
  Утром при массаже Таня обнаружила вокруг раны бледноватое пятно. Пришёл Иван Андреевич, осмотрел и неожиданно сильно надавил пальцами. От резкой боли Юрий вскрикнул, а хирург удовлетворённо хмыкнул, увидев сгусток крови, приказал Тане готовить пациента к операции.
  Юрий лежит на операционном столе и смотрит в зеркальный отражатель над собой, слушая Ивана Андреевича.
  - Общим наркозом я тебя отравлять не буду, такого врача у меня нет, сделаю местное обезболивание. Тебе будет немножко больно, но ты потерпи, не брыкайся, Петровна тебя придержит. Женщина она крепкая, опыт обуздывать мужиков у неё есть. На Таню внимания не обращай, она выполняет свои обязанности операционной медсестры, не отвлекай её своими стонами, лучше поскрипи немного зубами. Вот так, молодец, осколок из раны я уже вынул, подарю его тебе на память, можешь отдохнуть, пока я буду зашивать рану и готовиться к серьёзному разговору с тобой.
  - Я слушаю, товарищ полковник медицинской службы.
  - Правильно ты меня назвал, разговор будет касаться твоей будущей службы. Заметил я у тебя на голени расширение вены, её на этом участке нужно удалить. С таким дефектом тебя спишут с плавсостава, поэтому предлагаю сделать удаление вены сейчас. Эфиром я этот участок охлажу, но при вытаскивании вены наружу будет больно. Согласен потерпеть сейчас, или отложим операцию на несколько дней?
  - Тяните жилу сейчас, только дайте глоток спирта.
  - Таня, налей сто грамм жениху и вложи в зубы "закуску". Да и мне дай хлебнуть для храбрости. Операция пустяковая, но для пациента болезненная.
  Таня вытирает полотенцем лицо и вкладывает в рот Юрия "закуску" - деревянную палочку, обмотанную бинтами для предохранения зубов. Петровна прижимает к столу раскинутые руки, наваливаясь грудью на лицо Юрия, Таня недовольно хмурится, это замечает хирург.
  - Танюша, наша Петровна - женщина чистоплотная, пусть Юрий ощутит запах женской груди. Жена моряка не должна быть ревнивой. Военкомат прислал мне запрос, когда я выпишу моряка из госпиталя, его ждут в Севастополе. До полного его выздоровления пройдёт месяц, а меня торопят. Решил я дать ему сопровождающего - медсестру в звании сержанта, то есть тебя, другой кандидатуры у меня нет. Согласна сопровождать Юрия в Севастополь?
  - Согласна, но мама будет против, она останется одна.
  - Этот вопрос я уже обсудил с Марией Сергеевной и сделал ей предложение руки и сердца, она согласилась. Я вдовец, она вдова, чего нам век в одиночестве доживать? Мне 50 лет, генеральские погоны впереди не светят, получил предложение на базе госпиталя создать областную больницу и поликлинику, согласился. Вынимай быстрей "закуску" изо рта Юрия, он мычит, явно хочет что-то сказать.
  - Танечка, я тебя люблю и прошу стать моей женой!
  Через две недели в квартире Ивана Андреевича сыграли сразу две свадьбы. Женихи блистали погонами и орденами, мать и дочь были в новых платьях. Через день после свадьбы Таня увезла хромого мужа в свадебное путешествие - в дважды разрушенный войной город Севастополь с остановкой в полуразрушенном Кировограде.
  Севастополь отстраивался заново, военные строители жили в палатках, одноэтажные дома строили из ракушечника, трёхэтажные - из белого камня, добытого в штольнях Инкермана. На месте разрушенного здания родного училища Юрия стоял башенный кран, начальник училища с гордостью показал Юрию план застройки. Первым в плане значился трёхэтажный учебный корпус, задача капитана третьего ранга Садовского - в свободное от занятий время использовать курсантов для доставки строительного оборудования и материалов из Южной бухты в Стрелецкую.
  Курсанты жили в палатках, для кап-3 с молодой женой нашли роскошное жильё - строительный вагончик с печкой. Таню определили фельдшером в медпункт училища, её задача - вести приём заболевших курсантов и давать освобождение от работ в случае потери работоспособности. Было много случаев фурункулёза, пару курсантов пришлось отправить в госпиталь для переливания крови. Таня посетила помещение временной бани - в наскоро устроенном помещении гуляли сквозняки. Обратилась за помощью к мужу, Юрий выделил страдающих от чирьев курсантов, щели в бане заделали,
   помещение утеплили, заболевания прекратились.
  Юрий нашёл новое жильё возле Карантинной бухты, хозяин-инвалид уступил комнату, сам перебрался на кухню, сын живёт на корабле. Молодожёны рады - отпала необходимость топить печку, хозяин просит только обеспечить его топливом, офицерам-квартиросъёмщикам осенью завозят уголь бесплатно. Рядом строится школа, Таню приглашают работать учительницей начальных классов, она соглашается и подаёт по команде рапорт о демобилизации. Подполковник медицинской службы толково объяснил Тане, что на флоте ещё действует приказ о семилетнем сроке службы и наложил визу "Возражаю". Таня показывает рапорт мужу, жалуясь, что рушатся её планы стать учительницей и продолжить заочно учёбу в педагогическом институте. Юрий отвечает:
  - Танечка, не расстраивайся, давай рапорт мне, я решу этот сложный вопрос за пару минут.
  Действительно, скоро возвращается, перед визой "Возражаю" появилась приставка "Не".
  - Юра, как ты этого добился, что ты сказал моему начальнику?
  - Просто сообщил, что у нас будет ребёнок.
  - Юрка, противный, как ты догадался? Ты лишил меня удовольствия сообщить об этом тебе и посмотреть на твою физиономию! По моей фигуре это ещё не заметно.
  - Танька, по ночам ты, наконец, избавилась от девичьей стыдливости и стала жадно отвечать на мои ласки.
  - Ты бесстыдник, я тебя больше не люблю.
  - А я тебя обожаю!
  Семейная ссора закончилась поцелуями.
  
   С Е В А С Т О П О Л Ь С К И Й В А Л Ь С .
  
  Валерия - абитуриентка, подруга лейтенанта.
  
  Таня с Зойкой с восторгом встретили предложение Валерии сходить на концерт Леонида Утёсова в Дом офицеров. Зойка умчалась с подружкой за билетами, вернувшись, сообщили, что знаменитый маэстро будет выступать вместе с дочерью-певицей, так они прочитали в афише. Наскоро пообедав, занялись подготовкой одеяний. Первой одели в светлое платье Зойку, потом Валерию. Таня критически оглядела племянницу, осталась довольна, посоветовала только снять лифчик, молодые женщины и девушки с хорошей фигурой летом этот предмет не носят.
  Впереди них идут Зойка с подружкой, сзади под руки шествуют Таня с Валерией. Таня на ходу знакомит Валерию с городом, сообщая, что они спускаются от Матросского клуба по улице Ленина, рекомендует посетить Панораму на Историческом бульваре, там воспроизведён круговой обзор Севастополя со всеми бухтами в момент штурма во время Крымской войны. Возле ступенек, ведущих к входу в Дом офицеров, Валерию ожидает Алексей, она знакомит его с Таней и девчушками, которые церемонно приседают, делая книксен, потом подают ладошки. Перед концертом в фойе - танцы под духовой оркестр, играют Севастопольский вальс. Первыми выскакивают танцевать Зойка с подружкой,
  Большинство посетителей - офицеры в белых кителях и с кортиками, блеск золотых погон и орденов на груди старших офицеров ослепляет. Алексей первым приглашает на танец Валерию, заметив направившихся к ней двух молодых лейтенантов, Таню приглашает офицер со шрамом на щеке, её знакомый. Остались без пар только пожилые офицеры, увлёкшись разговорами, но к ним, скользя по паркету, подлетает красивый капитан-лейтенант, исполняющий роль танцмейстера, находит им женщин для танцев.
  Алексей вальсирует красиво, слегка приподняв голову и развернув плечи, Валерии пришлось немного откинуть голову назад, слегка прогнувшись в талии, на которой лежит твёрдая мужская рука. Вместо разговора Валерия с Алексеем тихонько напевают:
  - Севастопольский вальс,
  Золотые деньки,
  Мне светили в пути не раз
  Ваших глаз огоньки.
  На следующий танец Алексей приглашает Таню, а Валерию молодой проворный лейтенант, на полшага опередивший другого кавалера. Замечает, что Алексей хмурится, посматривая на её партнёра, это её радует. Вспоминает Лену и слегка задумывается - неужели она тоже кокетничает? Но внимание к ней молодых офицеров так приятно, что она танцует со всеми, кто к ней первым подскочил. Спохватывается, когда оркестр начинает играть снова Севастопольский вальс, этой мелодией открывают и закрывают танцы. Отказывает в вальсе очередному кавалеру:
  - Извините, этот танец я обещала другому офицеру.
  Лицо Алексея расплывается в довольной улыбке, во время последнего вальса, шепчет ей на ушко:
  - Я взял билеты во втором ряду, прошу сесть рядом со мной.
  - Хорошо, а Зойка с подружкой сядут рядом с Таней.
  Концертный зал переполнен, билетерши предлагают опоздавшим зрителям приставные стулья, просят не беспокоить других, сидящих на их местах - такой порядок. В то же время Валерия замечает на переднем ряду пустые кресла. Алексей объясняет вполголоса:
  - Это места адмиралов, возможно, они придут позже через служебный вход. Не хотят беспокоить зрителей, так, как при их появлении офицеры обязаны вставать с мест.
  - Ты хочешь стать адмиралом?
  - Не знаю, скорее всего, адмиральская звезда мне в будущем не светит, даже после окончания Академии. Причиной стал мой завышенный рост, меня отчислили из подводников, стажировку командиром на подводных лодках, обязательную для кандидатов в адмиралы, я не прошёл. Назначили командиром элитного взвода, но я не думаю, что "морские котики" в будущем станут таким численным видом флота, что для командования ими понадобится адмирал.
  Зал приветствует аплодисментами появление на сцене Леонида Утёсова с певицей. Родная это дочь, или приёмная, Валерия не знает, Алексей тоже. Утёсов поёт всем известные песни, вкладывая в слова и мелодию частицу своей души, голос певицы ничем не выделяется. Валерия встретила взгляд Алексея и смутилась, когда он слегка погладил её локоть во время слов:
  - Любовь нечаянно нагрянет,
  Когда её совсем не ждёшь,
  И каждый вечер сразу станет,
  Так удивительно хорош...
  Ни одного слова осуждения в адрес слабого голоса певицы Валерия не услышала, жители Севастополя проявляют вежливость к заезжим незнакомым артистам, особенно к женщинам. Под аплодисменты зрителей адмирал вручил букеты цветов Утёсову и певице.
  Алексей успел назначить Валерии деловое свидание во вторник вечером, на скамейке возле Матросского клуба, он хочет узнать, как прошёл приём документов для поступления в институт. Быстро прощается после выхода из Дома офицеров, извиняется - служба. Действительно, его ожидает ГАЗ-69, привлекая внимание нетерпеливым сигналом. Таня обращается к Валерии:
  - Кто этот вежливый лейтенант, что осчастливил меня приглашением к танцу? Танцует он хорошо, но всё время поглядывал на тебя. Похоже, что он влюблён или искусно играет свою роль. Смотри, Валерия, не теряй головы, никаких лейтенантов во время моего отсутствия в квартиру не води. Ты хоть знаешь его фамилию?
  - Нет, Алексей фамилии при знакомстве в вагоне поезда не назвал. Знаю только, что он командир учебного взвода "морских котиков", мне с ним интересно, я в него даже немножко влюбилась. Это плохо?
  - Решай свои личные вопросы сама, только не добавляй лишних забот маме и родственникам. Мы тебя любим и даже гордимся тобой. Завтра проводишь меня и Зою на вокзал, во вторник отвезёшь документы для поступления в институт, там готовятся к открытию дневного отделения. Советую серьёзно подготовиться к собеседованию и вызубрить свою биографию на английском языке. Дядя Юра должен вернуться с плавания к началу учебного года, на его протекцию не надейся.
  - Танечка, я вас всех люблю, за меня и квартиру можешь не беспокоиться, отдыхай в Курске без забот.
  - Если ты каждую субботу будешь рассказывать маме по телефону о своих делах, я буду названивать ей из Курска.
  Проводив Таню с Зойкой на железнодорожный вокзал, Валерия пару часов позанималась английским, потом решила прогуляться до здания Панорамы на Историческом бульваре. Надевать школьное платье не стала, примерила недавно пошитый чёрный деловой брючный костюм, который мама рекомендовала одевать на занятия. Пиджак сразу забраковала - жарко. Нашла в гардеробе старую подлинявшую Танину клетчатую рубашку с короткими рукавами, похожую на мужскую, примерила, покрутившись перед зеркалом. Сойдёт, если носить навыпуск, перешив две нижние пуговицы, чтобы сузить в талии. Ничего, что рубашка поношенная, зато чистая и выглаженная.
  Панорама обороны Севастополя в Крымскую войну поразила своей реальностью. Да по ней можно изучать расположение всех бухт Севастополя! Нашла бастион Љ 1, Корабельную сторону, выглянула в окно, сравнила - в небольшой бухточке Морзавода сейчас стоит огромный плавучий док, а в нём корабль, похожий на крейсер. Вокруг Малахова кургана уже возведена невысокая стена, внутри ещё продолжается строительство зданий.
  Приём документов у абитуриентов ведёт секретарь декана вечернего отделения, энергичная женщина. Сразу предложила Валерии учёбу на вечернем отделении, желающих учиться на дневном мало, хорошо, если наберётся две группы. Валерия от предложения отказалась.
  - Тогда тебе придётся отработать на строительстве общежития для студентов, это рядом. Будешь работать на очистке здания от строительного мусора, временно подселю тебя к абитуриенткам в один из школьных классов.
  - Я окончила автошколу, имею права водителя и трудовую книжку.
  - Девочка моя, когда же ты успела? Институту требуется водитель, сходи в КЭЧ Морзавода, я позвоню начальнику, он примет тебя на работу и устроит временную прописку. До начала занятий осталось два месяца, успеешь подзаработать немного денег. Оставь номер телефона родственников, я сообщу, когда будет собеседование.
  Начальник КЭЧ трудовую книжку у Валерии забрал, вызвал из гаража водителя с машиной ГАЗ - 51, приказал проверить вождение и ознакомить с улицами города. Наставник для начала заставил Валерию завести мотор с помощью рукоятки - аккумулятор слабый, потом приказал сделать пару рейсов со строительным мусором от общежития до Сапун-горы. Мусор вывалили в одну из воронок от снарядов, разгрузили машину солдаты стройбата. Вернувшись в КЭЧ, наставник доложил, что девушку можно допускать к самостоятельной работе водителем, а он больше возить мусор на своей машине не будет - аккумулятор давно нуждается в замене.
  - Где я тебе возьму новый аккумулятор? Мне проще получить новую машину, чем аккумулятор. Отвезёшь завтра утром Валерию к мобилизационным складам возле Казачьей бухты, выберешь для неё новый ГАЗ - 66, наряд на получение я подготовлю. Заодно прихватишь себе аккумулятор из какой-то машины мобрезерва.
  На свидание с Алексеем Валерия опоздала. На скамейке возле Матросского клуба лежит букет цветов, рядом - лист бумаги с надписью: "Девушке, которая опаздывает на свидания. Алексей". Под взглядами рядом стоящих матросов Валерия смело берёт букет, матросы хохочут, звучат шутки в адрес нетерпеливого кавалера и предложения его заменить.
  Утром Валерия ведёт машину к Казачьей бухте, в ней на отмели возвышается огромная часть корпуса линкора "Новороссийск", работают газорезчики, вырезая куски брони, пригодные для транспортирования. Наставник объясняет, что линкор итальянский, достался Союзу при разделе германо-итальянского флота после войны, раньше носил имя "Джулио Чезаре". Проходит через ворота на территорию складов, обратно выезжает на новеньком автомобиле, вручает его Валерии, которая не может опомниться от счастья. Наставник тоже доволен, заменяя старый аккумулятор на новый. Объясняет, что около сотни автомобилей ГАЗ-66, приготовлены для отправки в Египет, в качестве подарка президенту Насеру, половину из них арабы сразу же разобьют, устроив гонки, он сделал доброе дело, нелегальным путём сократив щедрый подарок Хрущёва.
  Начальник КЭЧ возвращает Валерии паспорт со штампом временной прописки в общежитии девушек военизированной охраны Морзавода, ей туда появляться нежелательно, коль она проживает на квартире у родичей. Сейчас ей необходимо подъехать к транспортным воротам проходной, получить пропуск на себя и машину, выполнять указания завгара. И обязательно зайти в военно-учётный стол и стать на воинский учёт, водителей иногда привлекают к перевозке военнослужащих, а машина у неё транспортная, с двумя откидными скамейками вдоль кузова.
  Завгар радуется новенькой машине с водителем, задаёт ряд вопросов по видам технического обслуживания, ответами Валерии остаётся доволен. Указывает пустующий бокс, куда она в конце смены должна ставить машину, знакомит с механиком гаража, ведёт в медпункт. Врач измеряет пульс и давление, интересуется самочувствием. Узнав, что Валерия ранее прошла лётную комиссию - добреет. Предупреждает, после первой получки - никаких угощений водителям не ставить, в гараже имеются несколько любителей выпить, она с ними борется, они искусно скрывают своё похмелье, приходя на работу после выпивки.
  Валерия на работу торопится, как на праздник. Проверяет техническое состояние и ставит машину в очередь возле выездных ворот. У неё путёвка - возить старые корабельные приборы из Морзавода на склады, расположенные возле Максимовой дачи. Ждёт появления экспедитора, он опаздывает. Наконец, появляется высокий тощий парень с длинными волосами, в цветастой рубашке и брюках дудочкой, жующий во рту жевательную резинку. Пытается угостить Валерию жвачкой, она отказывается. Торопит без нужды грузчиков складов с загрузкой, многоречиво объясняет дорогу до Максимовой дачи, хочет положить руку на колено Валерии, сразу же получает удар локтём по рёбрам. Обиженно замолкает. Таких молодых людей зовут "стилягами", а их подруг "чувихами". После сдачи приборов на склад экспедитор небрежно бросает накладную на сиденье, хочет сесть сам, но Валерия просит его посмотреть сзади стоп-сигнал. Резко трогает машину с места, оставив позади машущего руками и орущего экспедитора.
  После возвращения в гараж Валерия докладывает, что экспедитор - нахал, работать с ним она отказывается, принимать и сдавать приборы будет сама, сосчитать упаковки она сумеет. Её отправляют в рейс без экспедитора, который заработал от водителей прозвище "Стоп-сигнал" и вынужден был уволиться.
  В субботу вечером в квартире звучит телефон, Алексей приглашает её на следующий день в Дом офицеров на танцы, номер телефона он узнал в приёмной комиссии института. Кроме того, он хочет сделать Валерии серьёзное предложение. Есть ли на свете молодые девушки, со спокойным сердцем выслушавшие такое сообщение? Сердце у Валерии тревожно забилось, мысль о замужестве не возникала, хотя в Алексея она влюблена. Но они ещё так мало знакомы, решает ответить ему отказом, но только после танцев. Ей так приятно с ним танцевать, возможно, он рассердится, перестанет с ней встречаться, это будет последний их танец.
  Валерия танцует только с Алексеем, отказывая другим офицерам, это заметил танцмейстер, подлетел к Валерии, пригласил на танец. Капитан-лейтенант танцует великолепно, придумывая новые фигуры, Валерия охотно подчиняется. В разговоре выпытал фамилию её родственника, услышав фамилию Садовского, сказал, что он с ним знаком. В конце танца преклонил колено перед Валерией, вызвав аплодисменты зала.
  Пройти в зал на концерт Валерия отказалась, предложив Алексею прогуляться до Матросского клуба и посидеть на скамейке, куда он несколько дней назад положил красивый букет цветов. Охотно просунула руку под локоть Алексея, они - пара. Усевшись на скамейку, первая начала разговор:
  - Ты сказал, что хочешь сделать мне предложение, я слушаю.
  - Валерия, дорогая, мне нужна укладчица парашютов для десятка моих "котиков" ...
  - Я согласна!
  В порыве благодарности целует Алексея в щеку, сразу же получает ответный поцелуй в губы, некоторое время замирает в его объятиях. Опомнившись, вырывается и начинает смеяться.
  - Не обращай на меня внимания, я смеюсь над собой, уже всё, проехало... Когда и где будут прыжки?
  Через несколько дней диспетчер гаража вручает Валерии путёвку на перевозку военнослужащих от Карантинной бухты до аэродрома на Херсонесе. На остановке автобуса в кабину садится Алексей, в кузов запрыгивают матросы в комбинезонах и шлёмах, автоматы в чехлах. Часовой при въезде просит Валерию предъявить паспорт, оставляет его у себя. Аэродром заполнен вертолётами противолодочной обороны МИ-4, в конце взлётной полосы стоит самолёт АН-2. Командир экипажа просит Валерию предъявить удостоверение укладчика парашютов и книжку парашютиста. Наблюдет, как Валерия принимает парашюты, проверяя дату укладки, потом помогает матросам застегнуть подвесную систему. Поручает Валерии провести предполётный инструктаж, стоя в стороне и слушая. В конце инструктажа добавляет:
  - Прыжки начинать по команде второго пилота после пролёта над шлагбаумом, возле него сбор. Первой прыгает затяжным прыжком Валерия, остальные принудительным, выстроившись по росту. Командир взвода прыгает замыкающим, не подводите его задержкой, иначе ему придётся топать назад от самого мыса Фиолента.
  Командир экипажа чуть наклоняет самолёт, пролетая над шлагбаумом, и Валерия покидает салон. Приземлившись, быстро укладывает свой парашют, потом других парашютистов, последним - Алексея. Строем идут к самолёту, и Валерия сдаёт парашюты второму пилоту. Командир экипажа расписывается в книжке за ещё один совершённый ею прыжок, приглашает Валерию на Качу, там вольнонаёмные укладчики парашютов тоже нужны.
  Алексей приглашает Валерию в столовую - на время командировки она поставлена на воинское довольствие. Кормят вертолётчиков хорошо, Валерия едва управилась со своими небольшими порциями, матросы и Алексей отсутствием аппетита не страдают. После обеда - отдых в течение часа, такой режим у "котиков". Валерия провела его в кабине своей машины, к ней подсел Алексей. Целоваться во время рабочего дня она не намерена, радуется, что её настроение чутко уловил Алексей. Послеобеденный отдых провели в разговорах.
  - Зачем ты заказал машину, когда расстояние до аэродрома мы могли покрыть пробежкой? Ты это сделал специально для меня?
  - Нет, Валерия, бегать днём строем подразделениям по улицам города запрещено, чтобы не смущать водителей и пешеходов. Разрешается только ходьба с обязательными флажками вначале и в конце строя. Разрешены пробежки только по ночам, что я часто делаю со своим взводом в любую погоду. На сон времени не хватает, поэтому матросы добирают это время после обеда.
  - Почему твои матросы прыгали с автоматами в чехлах, а ты без оружия прыгал последним, хотя по весу должен был прыгать одним из первых?
  - У меня есть табельное оружие - пистолет ПМ. Матросы осваивали прыжки с автоматами в чехлах, чтобы не сбить прицел и не загрязнить ствол при неудачном приземлении, нам предстоят ещё стрельбы. Я прыгал последним, чтобы наблюдать за действиями подчинённых в момент покидания самолёта, такова обязанность командира.
  - Я хочу пострелять из автомата, ты разрешишь?
  - Нет, Валерия. В магазины автоматов АК-47 вложены только по 10 патронов из тридцати, в расчёте на три коротких очереди по фанерным мишеням, удалённым на 400 метров. С расходом патронов у нас строго. Могу разрешить тебе три выстрела из пистолета по мишени с расстояния 25 метров.
  - Ты хороший, я тебя благодарю.
  - Я деловой, вечером отблагодаришь тремя поцелуями.
  - Соглашаюсь поцеловать в щёчку.
  - Нет, только в губы.
  - Алёша, ты несговорчивый, ставишь бедную девушку в безвыходное положение.
  Недавнее место приземления является войсковым стрельбищем гарнизона. Стреляют матросы в мишени, установленные на краю обрыва, за ним - море. Алексей вручает Валерии пистолет после краткого инструктажа:
  - Главное - не напрягай мышцы руки, она начнёт дрожать, держи пистолет свободно, управляй рукой, не выпуская линии прицела из центрального чёрного круга.
  Первая бежит к мишени, считая попадания - 7, 8, 9. Для первого раза неплохо. Алексей достреливает обойму, у него результат значительно выше.
  На следующее утро Валерия замечает в зеркало заднего обзора следующую за ней машину ГАЗ-69, сообщает об этом Алексею.
  - Не обращай внимания, за рулём офицер в кителе.
  При въезде на аэродром молодой лейтенант подходит к Алексею, представляется корреспондентом газеты "Флаг Родины". Он хочет написать статью о матросах, прыгающих с парашютом, это будет интересно.
  - Только без упоминания фамилий и названия подразделения, где мы служим.
  Машину корреспондента пропускают на аэродром, она тоже подъезжает к самолёту. Переморгнувшись с Алексеем и Валерией, командир экипажа начинает "играть Ваньку", представляя обычный прыжок невероятно сложным, обещая выбросить Валерию из самолёта за якобы неправильно уложенный парашют. Корреспондент бледнеет:
  - Товарищ капитан, вы не имеете права так разговаривать с девушкой!
  - Молчать! За пререкания со старшим по званию объявляю вам замечание!
  Молодой лейтенант умолкает, роль "самодура" капитан играет прекрасно, матросы с парашютами едва сдерживают смех. Корреспондент после взлёта самолёта выезжает за шлагбаум и вместе с часовым наблюдает за приземлением парашютистов. Побледнел, когда увидел затяжной прыжок Валерии, видно поверил, что "капитан-самодур" выбросил девушку из самолёта. После удачного приземления парашютистов понял, что его разыграли. После приземления самолёта корреспондент обращается к командиру экипажа:
  - Я прощаю розыгрыш, если вы сбросите меня на парашюте.
  - Это пожалуйста, завтра в это время. А разыграл я тебя потому, что зол на корреспондентов. Пишите вы правильно, но казённым языком, как-то оторванным от реальной службы, боитесь юмора и острых ситуаций. Лучше попроси Валерию изложить впечатления от прыжков матросов, а потом её интервью доработай. Я заметил, что она смелая не только в воздухе, но и в разговоре на земле.
  После обеда корреспондент просит Валерию изложить свои впечатления от прыжков с парашютами матросов. Она начинает с замеченных ею ошибок: не умеют сами надеть парашюты и застегнуть подвесную систему, прыгают из самолёта боком, не ложась на воздушный поток грудью, медленно разворачивают подвесную систему спиной к ветру, после приземления некоторые падают на землю грудью, а не боком, надутый воздухом купол волочит их по земле. И главное - не обучены правильно складывать стропы и купол парашюта, поднося эту охапку укладчику, то есть не прошли курс первоначального обучения, обязательного для всех парашютистов.
  - Что, все матросы такие неумелые?
  - Нет, половина действует правильно.
  - Вы можете назвать их фамилии?
  - Нет, с этим вопросом обратитесь к командиру взвода.
  Алексей объявляет, что третье отделение и весь учебный взвод стрелковую подготовку закончили, общая оценка - хорошо. После переодевания предстоит заплыв 1,5 км. на водной станции. Возле КПП в Карантинную бухту просит Валерию с машиной обождать. Через 15 минут выводит уже половину взвода, переодетого в солдатскую форму и с карабинами, сам тоже в линялой гимнастёрке и с карабином. Из своей формы на матросах только кожаные ремни с якорями на бляхах, Алексей объясняет, что натуральная кожа в морской воде не размокает. Валерия ведёт машину к Графской пристани, рядом с ней - открытая со стороны бухты водная станция с десятиметровой вышкой для прыжков.
  Валерия наблюдает со стороны, как Алексей с матросами разуваются, засовывают сапоги под ремень, укрепляют за спиной карабины стволами вверх, по команде прыгают в бассейн головой вперёд. Один из матросов сразу же получает удар концом ствола по затылку - выныривая, он слишком резко задрал голову. Продолжать заплыв он не может, вылезает из бассейна и наблюдает заплыв своих, более удачливых товарищей, потирая небольшую шишку на голове.
  Алексей - отличный пловец, с ним соревнуются в заплыве только несколько матросов, остальные медленно отстают. Валерия засекла время по врученным ей штурманским часам и считает повороты пловцов в 50-ти метровом бассейне, ориентируясь по Алексею. Он первым одолел дистанцию, но приказывает отметить время последнего пловца. Валерия радуется его приказному тону, им он как бы включает её в команду "котиков". Штурманские часы взять обратно Алексей отказался - завтра предстоит заплыв второй половины взвода.
  Утром - снова прыжки с парашютом возле полуострова Херсонес. Вслед за Валерией прыгает корреспондент, Валерия отмечает его грамотные действия в воздухе и чёткое приземление, лицо молодого лейтенанта расплывается в улыбке от её похвалы. Обещает написать статью в газету "Флаг Родины", там будет упомянута и Валерия Двирняк.
  После заплыва второй половины взвода Валерия хочет отдать часы Алексею, нарывается на вопрос, читала ли она надпись на обратной стороне под ремешком? Девушка читает гравировку: - Валерии от "котиков". Расставание со взводом вышло грустным - они закончили легководолазную подготовку при школе водолазов в Карантинной бухте, уходят на корабле в рейс. Куда? На этот вопрос Алексей отвечает уклончиво - в порты Чёрного моря. Дарит Валерии при расставании кольцо из нержавеющей стали - пусть оно будет залогом их будущей помолвки в конце августа.
  Ждать больше месяца Валерия не согласна, предлагает провести два выходных дня на природе, желательно на пляже. Бывают же у Алексея выходные от службы дни? Алексей на минуту задумывается, потом его лицо озаряет улыбка - он подменит офицера, который назначен в наряд с матросами для оказания помощи в ремонте пионерлагеря в Учкуевке, там чудесный пляж.
  Утром переполненный пассажирский катер отходит от Графской пристани, море синее, погода чудесная, с репродуктора доносятся звуки песни, Валерия подпевает:
  - Свет маяка над волною,
  Южных ночей забытьё,
  Самое синее в мире,
  Чёрное море моё,
  Чёрное море моё.
  Возле причала катер ждёт директор пионерлагеря, ставит Алексею с двумя матросами задачу: заменить сгоревшие электролампы в помещениях и на столбах наружного освещения, проверить и привести в порядок электроплиты и главное - следить за работой нескольких учениц строительного училища, которые производят подкраску ворот и забора. Напоминает - с новой сменой пионеров в лагерь должна прибыть внучка генерала.
  Алексей с матросами производит ревизию электрооборудования, Валерия присматривает за работой девчонок, которые торопятся быстрее выполнить работу, чтобы позагорать на пляже. Радуются, когда она взяла в руки малярную кисть, принесли ей рабочий халат. Работа подвигается быстро под присмотром завхоза, который расселил матросов и девушек по пустующим комнатам, Алексею с Валерией выделил одну комнату на двоих, на дверях висит табличка с надписью "Старшая пионервожатая".
  На следующий день работы закончили, дружной компанией побежали на пляж. Матросы дурачатся, примеряя на себя женские халаты и шляпки, Алексей после бурной ночи всё ещё не может оторвать взгляд от изящной фигуры лежащей на спине девушки, нет, уже женщины. Переодетые матросы привлекли внимание генерала, в полной форме обходящего пляж. Наметанным глазом сразу определил в них военнослужащих, подошёл, объявил замечание, приказал доложить командиру, меру наказания тот должен определить сам. Алексей всё это видел и слышал, вместе с матросами покидает пляж, приказывает им дополнительно проверить краны на умывальниках, хотя они уже проверены и отремонтированы. За этой работой их застаёт генерал, в сопровождении завхоза обходящего территорию пионерлагеря. Алексей докладывает генералу, что его приказание выполнено, матросы получили по наряду, сейчас производят ревизию водоснабжения пионерлагеря. Дождавшись отъезда строгого генерала, Алексей с матросами возвращается на пляж, Валерия задаёт ему вопрос:
  - Какое наказание ты придумал для матросов?
  - Приказал выкрасить пожелтевшую траву в зелёный цвет.
  - Алёша, ты вруша!
  Валерия хохочет и пытается ударить Алексея, но он значительно сильнее, она смиряется и соглашается уединиться в комнате, по пути посмотрит подкрашенную траву.
  Алексей уходит в море, Валерия бежит в гараж, здесь её застаёт телефонный звонок - приёмная комиссия приглашает её на собеседование. Возглавляет комиссию женщина в очках, заведующая кафедрой математики. Просит Валерию озвучить её знания о логарифмах и антилогарифмах, благосклонно кивает, рекомендует заранее научиться пользоваться логарифмической линейкой.
  Зам. председателя - работник отдела кадров Морзавода, держит в руках газету "Флаг Родины" со статьёй о прыжках матросов с парашютами, в конце подпись: "Валерия Двирняк, внештатный корреспондент". Валерия смущена, отвечает, что прыжки были, но статью она не писала и не читала, некоторые сведения выпытал у неё штатный корреспондент. Кадровик вручает Валерии газету, предлагает членам комиссии проголосовать за приём её в студенты. Приказ о зачислении будет позже, когда закончится сдача экзаменов.
  Валерия читает заметку и кипит от возмущения. Написано технически правильно, но сведения об ошибках парашютистов сообщает матрос Н., отличник боевой и политической подготовки, такого она среди матросов не заметила. Едет в редакцию, корреспондента нет, он на задании, её направляют к главному редактору. Пожилой мужчина во флотском кителе без погон, но с орденскими планками на груди, встречает её приветливо, секретарь заносит в кабинет чай с лимоном и печенье. Валерия изливает своё возмущение по поводу вымышленного матроса Н., редактор отвечает, что это литературный приём, корреспондент поступил правильно, ведь газета предназначена для матросов Черноморского флота, а не для одной Валерии, которой оказано уважение, так как она тоже является соавтором статьи. Выпытал некоторые сведения из её биографии, предложил ещё писать заметки в газету. Вышла Валерия из редакции с удостоверением внештатного корреспондента и литературным гонораром в размере девяти рублей за статью.
  Таню с Зойкой Валерия встречает на перроне вокзала, помогая им тащить тяжёлый груз - банки с мёдом. Зойка отчитывается - жили не в городе, а на даче, дедушка Ваня убегал по утрам на работу в больницу, на автобусах он не ездит, любит ходить пешком или бегать. Она подружилась с пчёлами, так как защищала их по утрам от синичек, которые стучали клювиками, вызывая из улья дежурную пчелу, потом её проглатывали. Дедушка научил её ходить босой по росе, теперь она закалённая, болеть не будет. Бабушка Муся научила её ухаживать за цветами и поливать яблони в саду. Передают большой привет и банку мёда Валерии, хотя они её ещё не видели.
  Таня осматривает квартиру, хвалит Валерию за чистоту, ругает за скупость, узнав, что она ни рубля не потратила из оставленных ей денег, приходит в ужас, потом смеётся при виде Валерии, одетой в её старую клетчатую рубашку и поношенные спортивные брюки.
  - Валерия, у тебя вид задорого мальчишки.
  - Танечка, мне некогда, я спешу на работу в гараж, поговорим вечером!
  - Приходи пораньше, походим с тобой по магазинам.
  
  Первый год учёбы в институте.
  
  Валерия из товарной станции возит в общежитие мебель - деревянные откидные кровати и тумбочки. Кровати много места в комнате днём не занимают, по ночам будут опираться на пол двумя откидными ножками, одеяло с подушкой днём будет удерживаться с помощью лент. В здании института вывешен приказ о зачислении абитуриентов в студенты дневного отделения, Валерия находит там свою фамилию. В коротком списке - перечень студентов, которым предоставлено общежитие, там тоже есть её фамилия. Возле этого списка толпятся недовольные, грозятся перейти на вечернее отделение или бросить учёбу, толпой направляются в деканат, Валерия следует за ними.
  Декан разъясняет, что не попали в общежитие студенты, не имеющие рабочей специальности, они будут первый семестр зачислены учениками электриков, токарей, фрезеровщиков, будут получать стипендию и деньги, заработанные на производстве, а посещать лекции по вечерам. Те, кто сами не сумеют найти себе жильё, могут обратиться в КЭЧ Морзавода, там помогут. "Бунт" студентов подавлен в зародыше, они расходятся, остаётся одна Валерия, её спрашивают:
  - Девушка, а вы чем недовольны?
  - Я уже два месяца работаю водителем в КЭЧ Морзавода, мне не подписывают заявление об увольнении, я хочу учиться на дневном отделении.
  - Да, я помню, ваша фамилия Двирняк, был о вас разговор. Дело в том, что группа студентов-дневников должна отработать около месяца на уборке урожая в пригородном совхозе вместе с машиной института, а водителя, кроме вас, нет. Придётся поработать на уборке водителем, считайте это приказом. Кроме того, мне советовали назначить вас старостой группы, как вы на это смотрите?
  - Я не знаю, каковы обязанности старосты группы студентов.
  - Прежде всего, он - материально ответственное лицо, должен получать в кассе стипендии и раздавать деньги студентам. Также - следить за успеваемостью и посещением лекций, особенно лабораторных работ, вместе с секретарём факультета назначать дни отработок и оповещать об этом студентов. Об отставании в учёбе или пропуске занятий без причины обязательно ставить в известность моего секретаря, мы примем меры, вплоть до отчисления.
  Валерия поселяется в студенческом общежитии, кроме неё в комнате ещё три девушки. Радуются, что не нужно полок для книг, для этого служит верхняя доска кровати. Получают простыни, подушки и одеяла, одна из девушек находит веник и тряпку, делает мокрую приборку, её выбирают старшей в комнате, она сразу же составляет график дежурств. Стол в комнате один, имеется ещё шкаф для одежды, но нет плечиков для одежды и самого главного - зеркала. Идут в мебельный магазин, Валерия покупает ещё и зеркало, это её подарок для всей комнаты. Зеркало и утюг имеются в бытовой комнате, но не бегать же туда каждый раз, чтобы оценить свой вид, а утюг - общий, он гуляет по комнатам. В подвале здания имеется душ, там же место для стирки.
  Прихорошившись, девушки едут на танцы, они бывают только в дни увольнений матросов и курсантов - во вторник, четверг, субботу и воскресенье. Выбирают танцплощадку возле входа на Исторический бульвар, возле памятника Казарскому с надписью "Потомству в пример", это традиционное место сбора курсантов и их подруг. Студентки - ровня курсантов, имеют законное право крутить с ними любовь. Валерия возле Матросского клуба оставляет подруг - ей нужно позвонить маме.
  Зойка встречает радостным криком - для неё и мамы пришли письма. Валерия смотрит сначала на обратный адрес, там указан Севастополь, но с большим номером почтового отделения, такого в городе нет. Читает нежное письмо Алексея Иванова, полное воспоминаний о счастливых днях и ночах, проведённых в Учкуевке, напоминает, что их договоренность о помолвке остаётся в силе, просит не забывать и выслать фотографию. О себе сообщает, что служит на небольшом корабле, вода в бухте прозрачная, работать легко, бухту окружают живописные горы.
  На письме от дяди Юры к Тане указан на обратном адресе тот же большой номер почтового отделения Севастополя, но воинская часть другая и на конверте штамп - "солдатское бесплатное". Таня вскрывает конверт, в нём пара красивых детских открыток с видами на пирамиды, возле них стоят верблюды. Зойка визжит от восторга, а женщины начали гадать, где могут служить их мужчины. Пришли к выводу - Алексей служит на Средиземноморье, вероятно в Албании, а дядя Юра в Египте.
  Первая неделя занятий в институте промелькнула быстро, в знакомстве с преподавателями, которые старались выяснить сильных и слабых в учении студентов. На лекции по английскому Валерия отличилась, рассказав без запинки свою биографию, это насторожило преподавательницу. В перерыве поговорила со студенткой, предложила посещать дополнительные курсы и обязательно переводить "странички", с английского, заданные всей группе.
  Завтра - день убытия в совхоз "Золотая балка" на уборку винограда. Студенты будут жить в сельском клубе, где по вечерам иногда демонстрируют фильмы, спать на голых матрасах, наблюдать за порядком будет один из преподавателей. За два рейса Валерия перевезла в совхоз всю группу, девушки покрутили носами, совместное жильё с мальчиками не понравилось, туалет во дворе. Предложили Валерии возить их каждый день на машине в общежитие и обратно, она согласилась, не спрашивая преподавателя.
  Виноград студенты собирают в большие плетёные из лозы корзины с двумя ручками, машина движется вслед за ними по центру ряда, два парня грузят корзины в кузов. Следит за уборкой пожилой татарин, иногда подсаживаясь в кабину к Валерии, жалуясь на больные ноги. Он же ведёт учёт корзинам, следит, чтобы они были полные - взвешивать каждый раз нет нужды. Выписывает товарную накладную на сдачу винограда из совхоза, вручает Валерии, она везёт груз на винный завод, расположенный возле Инкермана. Здесь груз положено взвешивать, но приёмщица верит честному татарину, пересчитывая лишь корзины и возвращая водителю корешок накладной со своей росписью и печатью. Обратным рейсом Валерия увозит пустые корзины.
  Валерия чувствует, что крымский татарин в разговорах изучает её, сообщая, что ссылку вместе с соотечественниками после апреля 44-го года отбывал в Узбекистане. Было тяжело покидать родной край, не все татары были предателями, но он понимает, что перед началом Ялтинской конференции Рузвельт и Черчилль настояли на общем выселении их из Крыма, Сталин согласился. Настоящих предателей было всего десять тысяч, мобилизованных в армию и занявших позиции против немцев на Перекопе. Старики посчитали, что они обречены, армия Гитлера очень сильна, чтобы спасти молодёжь от смерти, попросили их покинуть Перекоп и возвратиться домой, ослушаться стариков они не посмели. Через оставленные татарами позиции немцы ворвались в Крым.
  Татарин задаёт Валерии вопрос, как она относится к Сталину?
  - Моя мама и соседи плакали, когда узнали о его смерти в 53-ем году. При нём каждый год снижались цены в магазинах, малообеспеченным людям жить становилось лучше, разрушенная войной страна быстро отстраивалась.
  - А как ты относишься к Хрущёву?
  - Не знаю. Очень трудно слушать и изучать его длинные речи, но я комсомолка, следую лозунгу "Партия сказала - надо, комсомол ответил - есть!".
  - Очень хорошо, дочка, что у тебя есть свои убеждения, ты честно ответила на мои вопросы. У меня к тебе просьба от татар нашего посёлка - один раз в день отвозить лучшие десертные сорта винограда не на завод, а на торговую базу, потом ящики развести по магазинам. Расценки в торговле выше, чем на заводе, мы получим немного больше денег, ты сделаешь доброе дело для татар и для Аллаха.
  - Я согласна, жители города тогда смогут купить в магазинах сладкие ягоды, а на завод буду возить кислые сорта.
  На торговой базе пробуют виноград на вкус, устанавливают цену, расписываются за принятый товар, дают Валерии адреса магазинов. При разгрузке машины она торопит грузчиков решительным голосом, ей некогда ждать, пустые ящики заберёт завтра. И чтобы возвратная тара была целой!
  С учётом воинских частей торговых точек в Севастополе много, машину Валерии пропускают даже на Малахов курган, где расположен флотский экипаж, пропуском служит заявка на виноград от магазина и паспорт Валерии. В некоторые воинские части, охраняемые караулом из солдат-узбеков, машину Валерии не пропускают, требуя пропуск. В этом случае она даёт команду снять с машины ящики и вызвать по телефону представителя. Ей подчиняются, но стараются задержать подольше, солдаты пытаются назначить ей свидание. Для них приезд девушки-водителя - целое событие в однообразной караульной службе, Валерия дарит им свою улыбку и уезжает.
  Кормят студентов в столовой совхоза бесплатно, если Валерия задерживается на обед, порцию ей оставляют. Машину вечером ставит не в гараж, а оставляет возле общежития. Девушки сразу бегут к столу вахтёрши, на столе у неё почтальон оставляет письма. Валерия быстрых ответов от Алексея не ждёт, знает, что письма от моряков доставляют с оказией, радуется, получая сразу по два письма.
  Возвратился из Египта на несколько дней дядя Юра, потом уехал в Москву, с отчётом, как сообщила Таня. В газетах уже сообщают о строительстве Асуанской плотины на реке Нил, о необходимости её защиты от воздушного нападения агрессоров. Похоже, что дядя Юра участвует в в организации ПВО Египта.
  Вольготная жизнь студентов на уборке урожая винограда закончилась. В день отъезда в кабину к Валерии подсел татарин, попросил выслушать.
  - Я слушаю, дедушка.
  - Ты красивая, умная и трудолюбивая девушка, если выйдешь замуж за моего племянника, у вас будет много красивых детей. Вся радость женщины должна заключаться в детях, так велит пророк.
  - Спасибо за предложение, но я не собираюсь выходить замуж за мусульманина, говорят, что им Аллах разрешает иметь четыре жены.
  - Аллах милостив ко всем, в том числе и к замужним женщинам, чтобы не перегружать их домашней работой. Ты будешь первой, старшей женой, младшие жёны будут тебе подчиняться, если наступит счастливое время, когда мой племянник станет настолько богат, что сможет содержать несколько жён.
  - Многожёнство в нашей стране запрещено законом.
  - Эти законы выдумали люди, выше их - Аллах.
  - Я не смогу принять ислам, в нашем роду все мои предки были православными. Меня моя бабушка тайком от родителей крестила в церкви. Она умерла, но ей на том свете будет неприятно узнать, что я изменила православию.
  - Счастливая ты, ещё не познала человеческого горя. Человек предполагает, но Аллах вершит его судьбу по своей воле.
  - Война принесла в нашу семью много горя. Погиб мой отец и дедушка, трижды был ранен дядя, преждевременно умерла от контузии бабушка. Я счастлива лишь потому, что живу в социалистической стране, где нет безработицы, а государство взяло на себя заботу о бесплатном предоставлении жилья, медицины и образования. У нас все люди равны.
  - Все люди стремятся к обогащению, в том числе и православные. В будущем равенство будет нарушено, появятся богатые, бедные будут им завидовать и тоже стремиться к обогащению, нарушая законы. Тебе придётся охранять равенство людей и религий, впереди тебя ждёт трудная жизнь.
  Валерия полностью включается в учёбу, не пропуская ни одной лекции, вдобавок ещё посещая факультативные занятия по английскому языку. За ней тянется половина группы, но юноши по ночам увлеклись преферансом, на лекциях сидят сонные, иногда и вовсе пропускают занятия. Часть девушек закрутили романы с курсантами Высшего инженерного военно-морского училища, корпуса которого расположены в Сухарной балке на Северной стороне. Провожают курсантов до катера на Графской пристани, потом лишь являются в общежитие. Выслушивают замечания Валерии и строят невинные глазки:
  - Мы ходим на свидания с курсантами, чтобы они помогли разобраться с заданиями по начертательной геометрии.
  Сбивает ритм занятий и немногочисленность дневников, их лекции иногда объединяют с вечерниками, часы занятий в этом случае переносятся. Выручает Валерию секретарь декана, которую студенты прозвали "мамочкой". Вызывает нарушителей поодиночке, ведёт с ними беседы, это на некоторое время помогает сохранить дисциплину. Первый семестр группа студентов закончила с потерями - двоих отчислили за неуспеваемость, некоторые ушли в академический отпуск или перевелись на вечерний факультет. Это результат небольшого конкурса абитуриентов в закрытом городе.
  В отпуск на месяц прибывает Алексей, делает Валерии предложение.
  - Алёша, а где мы будем жить?
  - Я снял на месяц комнату в частном секторе, потом что-то придумаю. Станем в очередь на получение жилья, буду надоедать командованию о выделении нам комнаты в новых домах.
  - В очереди на получение жилья нам предстоит постоять несколько лет. Я согласна тебя ждать с квартирой годы, если мы оформим завтра помолвку на квартире у дяди Юры.
  Помолвка состоялась, капитан 2-го ранга Садовский тоже был в отпуске. При знакомстве с Алексеем заявил, что встречался с его отцом, капитан-лейтенантом Ивановым. Валерия с Алексеем обменялись кольцами, поцеловались, посидели за накрытым столом, поговорили, как близкие родственники. Таня, которая раньше не одобряла близких отношений Валерии с Алексеем, оттаяла сердцем, сказала, что она сама сообщит маме Валерии о помолвке её дочери, подготовит её к такой новости. В восторге была Зойка, узнав, что дядя Алёша умеет играть на трубе и знает ноты. Теперь он будет во время отпуска провожать и забирать её с музыкальной школы вместо мамы и обучать её нотной грамоте.
  Алексей привёз из Албании для Валерии подарки - кожаные перчатки и хромовые лёгкие полусапожки, как раз по ноге. Валерия была тронута подарками до слёз, поцеловав Алексея, уткнула лицо в его плечо, чтобы он не видел её сияющих глаз. Ночью потребовала рассказа об Албании, удовлетворив первую жажду любви.
  - Народная Республика Албания - капиталистическая страна, жители её называют себя шкипетарами, в переводе с албанского означает "горные орлы". Большинство населения мусульмане, исповедуют ислам, денежная единица - леко. Дешёвые лишь товары из кожи и шерсти. Албания входит в число стран Варшавского договора, после значительного сокращения своей армии отказала США в предоставлении портов для стоянки кораблей 6-го флота и организации военно-морских баз на своей территории, опасаясь колонизации страны. Для защиты от диверсий линий судоходства и портов власти попросили СССР ввести корабли без права строительства военных баз. Такое решение было вызвано в знак поддержки населением антиколониальной политики Египта, и в меньшей части - СССР, хотя большая часть населения относится к нам дружески, кроме фанатиков-мусульман.
  - Алёша, это тоже интересно, но лучше расскажи о работе "котиков", чем ты занимался.
  - Сначала наш корабль охранял внешний рейд порта Влёра, издали наблюдая за иностранными туристическими судами, заходящими в порт. Потом начальник порта попросил перейти во внутреннюю гавань, было замечено несколько случаев нарушения границы легководолазами с туристических судов. Было трудно отличить обычных спортсменов от нарушителей границы, задерживая их под водой. Обычно мои "котики" работали в паре, подхватывая нарушителя под руки, доставляли его на корабль и передавали таможенным властям вместе с актом задержания, который я подписывал. Вскоре нас сменили албанские таможенники, которых пришлось обучать боевым приёмам борьбы под водой, пловцы они были отличные.
  Наш корабль перешёл на охрану порта Дуррес, история повторилась. Иногда приходилось участвовать в охране больших наших кораблей, заходящих в порты Албании, в этом случае днём мои "котики" отдыхали, кроме дежурной пары, подводное пространство в прозрачной воде просматривали с бортов сигнальщики. Ночью мы просматривали воду, иногда включая фонари и плавая вокруг корабля. Техника снаряжения подводных пловцов, их оружие защиты, подводная связь и методы обнаружения посторонних людей и предметов под водой быстро развивается во многих странах. Есть сведения, что в США для подводной разведки пытаются обучить даже дельфинов.
  - Алёша, сказки об учёных дельфинов мне рассказывать не надо, лучше расскажи о задержании боевого пловца.
  - Хорошо, был такой случай при охране стоянки на рейде нашего крейсера. Шумопеленгаторы корабля засекли появление сначала в нейтральных водах подводной лодки, потом приближение шума винтов подводного аппарата. Спустили под воду пару "котиков", они обнаружили боевого пловца, завязалась схватка под водой. Враг оказался отлично подготовленным, был вооружён ножом, не давал приблизиться на расстояние захвата. Удалось ослепить его лучом фонаря, нанести удар в живот, захватить под руки и доставить на корабль. Экипировке его могли позавидовать боевые пловцы наиболее развитых стран. На допросе плохо говорил на английском, назвался индейцем из вымершего племени, просил обеспечить его переводчиком.
  Тем временем зарубежная пресса подняла шум об исчезновении драйвера, который увлекался подводной охотой на рыб, обвинив русских в его убийстве. Пришлось в Албании устраивать открытый суд, пригласив на него иностранных журналистов. На суде показали драйвера, живого и невредимого, его снаряжение и поднятый со дна движитель, на котором он приблизился от подводной лодки до крейсера. Диверсант отпирался, просил вызвать на суд пловцов, которые взяли его в плен. Пришлось мне свидетельствовать в суде, рассказать правду о его задержании. После этого диверсант перестал отпираться, заговорил на чистом английском, признался, что эмигрировал из Венгрии после поражения контрреволюции в 56-ом году. На прощание бросил мне фразу на русском: "Ты такой же Иванов, как я Петров". Его передали венгерским властям, американцы от него отказались, зарубежная пресса сразу замолчала.
  По утрам просыпались в остуженной за ночь комнате, Валерия приводила себя в порядок и бежала на лекции. Бытовые мелочи заедали, побеждая любовь. Необходимо было стирать рубашки Алексея и постельные принадлежности, он топил лишь плиту, приносил воды и делал уборку в комнате, своей предыдущей жизнью к семейной был не готов. Зачем готовить обед, если можно пообедать в столовой? Зачем нужен холодильник и стиральная машина? Бельё можно отнести в Дом быта, там постирают и погладят. Лучше вечером сходить в драмтеатр имени Луначарского, показать свою красивую подругу знакомым молодым лейтенантам, пусть позавидуют.
  Валерия не жаловалась, но Таня заметила её усталый вид, вызвала на разговор, сообщила о неладах в молодой семье мужу. Юрий по приходе Валерии с Алексеем отправил женщин с Зойкой в театр, Алексея пригласил распить с ним бутылку коньяка. О чём он говорил с Алексеем, осталось тайной, но Алексей изменился. Принёс в комнату электрический обогреватель, привёз взятые напрокат холодильник и стиральную машину, стал покупать продукты и готовить еду, простую, но питательную. Темы разговоров по ночам изменились, мировые проблемы отошли на задний план. Обсуждали, в каком виде и какого размера заказать в фотоателье фотографии, согласились, что они должны быть похожие на свадебные. Получив, полюбовались собой и отослали маме Валерии.
  Отпуск Алексея закончился, он должен был отплыть в Средиземноморье утром из Южной бухты на гидрографическом судне. На прощание дарит шёлковый голубой платок. Валерия приготовила ему на дорогу пирожки с рисом и мясом, радовалась, когда он их взял, поцеловал её и выразил надежду, что до Босфора еды ему хватит. Возле Минной стенки расцеловались на прощание, дальше провожающих не пустили. Валерия смотрит на бухту с подводной лодкой на противоположном берегу, там проходят учёбу подводники. От причала отходит гидрографическое судно под военно-морским флагом, на носу стоит Алексей и машет сигнальными флажками. Матрос на Минной стенке читает:
  - Я тебя люблю.
  Валерия в ответ машет голубым платком. Прощание вышло, как в песне:
  - И ранней порой, мелькнёт за кормой,
  Знакомый платок голубой.
  Валерия возвратилась в общежитие и вся ушла в учёбу и ожидание писем от моряка. По воскресеньям посещает Таню с Зойкой, вместе ходят в театр. Дядю Юру вызвали в Москву на какие-то курсы по новой технике, иногда он радует жену и дочь небольшими подарками, передавая их через пассажиров поезда Москва - Севастополь.
  Весной Валерию с подругой по комнате приглашают в отдел кадров, предлагают освоить специальность штурманского электрика во время плавания на экспедиционном судне "О. Ковалевский", они с радостью соглашаются. Радость угасает, когда узнают, что для этого им нужно будет досрочно сдать два самых трудных экзамена - высшую математику и теоретические основы электротехники. Судно ждать учеников электриков не будет, уйдёт в рейс без них.
  Валерия с Катей задумались, потом нашли выход - решили дополнительно посещать лекции и практические занятия по этим двум предметам вечерами, вместе с вечерним факультетом, но на курс старше. Программы занятий примерно совпадают, но преподаватели на кафедрах предупредили, что спрашивать их будут строго, дополнительно им придётся сдать зачёт по технике безопасности на корабле и по знанию устава корабельной службы.
  Катя перестала бегать на танцы, а от Валерии ушла ночная тоска и воспоминания о жарких ночных объятиях Алексея. Добравшись ночью до постелей, мгновенно засыпали, как убитые, спали без сновидений. Утром бежали на лекции, целый день крутились, как белки в колесе. Вздохнули свободно, лишь сдав досрочно экзамены. Валерия надеялась получить по высшей математике "отлично", получила "хорошо". Сама виновата, допустила небольшой сбой в доказательстве теоремы, преподаватель ей эту ошибку, возможно, простила бы, но вступила в спор, заявив, что доказательства теорем все студенты после сдачи экзаменов забудут, а при решении задач можно пользоваться справочником. Строгая математичка обиделась, заметила, что знать доказательства нужно, чтобы развивать умение логически мыслить, это умение необходимо будет всю жизнь.
  Судно принадлежит Севастопольской биологической станции, курс и остановки в море определяет начальник лаборатории зоопланктона, а не капитан. После выхода из бухты судно берёт курс к острову Змеиный. Кроме Валерии с Катей и экипажа все остальные - научные сотрудники, половина из них женщины, живут в благоустроенных каютах. Валерию с Катей поселили в каюте младшего штурмана, по какой-то причине тот отсутствует. Расписали девушек по разным вахтам дублёрами электриков, ознакомили с программой учёбы. Руководитель практики - первый штурман, пожилой моряк, кроме него есть и второй штурман, молодой парень, недавно окончивший мореходное училище. Каботажным плаванием он недоволен, осенью уйдёт в загранку.
  Валерия с Катей сначала изучили простейший прибор - лаг, для измерения скорости судна. Крыльчатка прибора расположена под днищем судна, число оборотов зависит от скорости хода и преобразуются в электрические сигналы, поступающие на прибор. Потом начали изучение гирокомпаса, показывающий рулевому курс судна на расположенной перед ним картушке. Горизонтальная ось гироскопа параллельна географическому меридиану, и приводится в движение электродвигателем со скоростью более 20 тысяч оборотов в минуту. Угол отклонения от меридиана указывает истинный курс судна. После сдачи зачёта штурман разрешил практиканткам подменять рулевых, вращая штурвал и выдерживая заданный курс. Заметив, что девчата не укачиваются при волнении моря, рулевые стали смело покидать высоко расположенную ходовую рубку, где качка ощущалась сильнее, спускаясь вниз во время вахты покурить. Штурманы уход с вахты разрешали, контролируя действия дублёров рулевых.
  Изучение электросхемы привода рулевого устройства - заключительный этап морской практики штурманских электриков, самый сложный. Пришлось повесить принципиальную и монтажную схемы у себя в каюте, чтобы запомнить перечень и названия входящих электроэлементов. Ничего, одолели, зачёт успешно сдали.
  Экспедиционное судно возвратилось в Севастополь в конце сентября, оставив у практиканток массу положительных эмоций, а трудности быстро забылись. Во время путешествия от острова Змеиный вдоль берегов Чёрного моря сотрудники биологической станции вместе с зоопланктоном вылавливали скумбрию. Не выбрасывать же рыбу обратно в море! Вкусная рыба пополняла рацион экипажа судна. Во время двухдневной стоянки в Одессе Валерия с Катей побывали в оперном театре. Билетов не было, прошли по контрамаркам со служебного входа, сунув по три рубля в руку строгой служительницы Фемиды, она провела их в боковую ложу, первую от сцены. Насладились великолепием зала, обменялись впечатлениями. Любительница театра Катя была в восторге, Валерия сдержанно похвалила, на её взгляд в украшении зала был избыток позолоты.
  Судно прошло вдоль Тендровой косы и дальше, исследуя запасы зоопланктона на традиционном пути теплолюбивых косяков рыб, следующих на нагул из Средиземноморья в Чёрное море. В Севастополь не зашли, зато побывали в бухте Балаклавы, где скумбрии было особенно много. Научный сотрудник был недоволен - два года назад здесь рыбы было значительно больше. Привёл пример - воткнутое вертикально в воду весло долго не падало, плотные косяки скумбрии мешали ему упасть.
  В Феодосии удалось забежать в картинную галерею, полюбоваться картинами Айвазовского. Поразились изображением моря в шторм, пожалели, что до сих пор не испытали себя в настоящий шторм. Летом в Чёрном море шторма больше 4-х баллов бывают редко. Судно заходило в порты Керчи, Геленджика и Поти. Конечная остановка в Сухуми, где удалось побывать в Ботаническом саду и краеведческом музее. С удивлением узнали, что в начале новой эры Абхазией владела Римская империя, а город Сухуми тогда назывался Севастополис. Продолжать исследование дальше не имело смысла, научный руководитель экспедиции объявил, что весь зоопланктон рыбы уже съели и приказал капитану возвращаться в Севастополь, а сотрудников засадил писать отчёты о результатах экспедиции.
  На обратном пути, на траверсе Новороссийска с берега неожиданно задул сильный ветер, море начало штормить, высокие волны ударяли в правый борт, раскачивая судно, в рубку поднялся капитан. Приказал изменить курс, удаляясь от берега на юг, волны стали бить в корму, появилась килевая качка. Валерия стояла за штурвалом, выполняя команды капитана, по бокам стояли оба штурмана, готовые подхватить штурвал в случае ошибки рулевого или неожиданно высокой волны. К счастью такой волны не последовало, капитан приказал штурманам изменить курс и уточнить место нахождения судна, определившись по ближайшему маяку на берегу. Уходя с рубки, объявил Валерии благодарность за несение вахты в штормовую погоду и сделал замечание за излишнее спокойствие:
  - Парашютисты в штормовую погоду не прыгают, а корабли спешат укрыться в гавани. Ты же вела себя излишне смело, без малейшего ощущения опасности, это плохо. Разумный страх иногда полезен в чрезвычайных ситуациях, когда помогает человеку мобилизовать все свои силы в борьбе за выживание.
  По возвращении в Севастополь студентки прощаются с экипажем судна, оно становится в док на ремонт. Капитан приглашает их следующим летом вновь принять участие в экспедиции в должности рулевых или штурманских электриков. Характеристики на руки не выдаёт, чтобы они не читали положительного отзыва о морской практике, это может их избаловать. Отзыв будет направлен в отдел кадров Морзавода.
  Валерия с Катей спешат в общежитие, в комнате стоят только две их койки, на столе лежит записка от подруг:
  - "Морские волчицы, пока вы крутите любовь с моряками, нас перевели в ОПИ. Ждём вас в Одессе!"
  В условиях закрытого города студентов для дневного отделения набрали мало, его закрыли. Катя собирается в Одессу, агитирует Валерию, та не соглашается, зимой приедет в отпуск Алексей, она получила от него только что пачку писем, ещё не успела их прочитать. Жаль расставаться с хорошей подругой, море их сдружило, но она будет ждать жениха в Севастополе, учёбу продолжит на вечернем отделении. Расставание подруг вышло грустным, чтобы скрасить его, купили на рынке бутылку разливного виноградного вина, спели за столом несколько морских песен:
  - Дорог мне кубрик матросский,
  Скромное наше жильё.
  Самое синее в мире,
  Чёрное море моё,
  Чёрное море моё.
   Призыв на флотскую службу.
  
  Валерия переводится на вечернее отделение института и сразу же получает повестку явиться в городской военкомат. Её принимает старший лейтенант в армейской форме со значком парашютиста на груди. Объяснил, что она, как военнообязанная, должна отслужить три года в ВДВ укладчиком парашютов. Возражения есть?
  - Возражений нет, но я студентка, хочу продолжать учёбу в вечернем отделении института, могу ли я узнать, где будет проходить моя служба?
  - Могу даже предложить выбор - Псков, Тула, Рязань.
  - Я хочу служить на флоте, кроме удостоверения укладчика парашютов имею права водителя, специальность штурманского электрика и рулевого корабля.
  - В таком случае садитесь и пишите подробную автобиографию. Через день приказываю явиться ко мне со всеми документами и удостоверениями.
  Через день в кабинете военкомата Валерию принимает уже капитан-лейтенант. Предлагает переписать автобиографию, перечислив, кроме мамы и погибшего отца всех родственников, близких и дальних. Явиться в военкомат через два дня.
  Через два дня в кабинете Валерию встречает уже седоватый майор во флотском кителе и с чёрными усиками, явно подкрашенными. Поднимается со стула, предлагает сесть напротив, подвигает к Валерии стакан с чаем и лимоном, просит не стесняться, разговор у них будет долгий.
  - Спасибо за угощение, я уже позавтракала.
  - Значит, от чая отказываетесь?
  - Да, отказываюсь.
  - Вы всегда говорите то, что думаете?
  - Нет не всегда. Стараюсь сдерживаться, чтобы ненароком не обидеть собеседника.
  - Явившись ко мне в военкомат, вы знали, что разговор будет о вашей воинской службе?
  - Да, знала.
  - Почему же я читаю в ваших глазах лёгкую неприязнь ко мне? Ведь от результата нашего разговора зависит ваша воинская судьба.
  - Если я скажу правду, вы обидитесь.
  - Я вас умоляю, говорите правду, обещаю не обижаться.
  - Вы не работник военкомата и не строевой офицер.
  - Но я же принимаю вас в кабинете учреждения, куда посторонних не пускают, это вы должны знать. Так кто же я? Говорите.
  - Скорее всего, вы бывший сотрудник КГБ, а работаете преподавателем на кафедрах математики и ТОЭ, я пару раз видела вас в институте, только вы были в костюме и без усов. Можете их снять, вы их часто поглаживаете, боясь, что они отпадут.
  Майор хохочет до слёз, потом отдирает усы, вытирает лицо носовым платком, просит Валерию сказать, чисто ли у него под носом, продолжает разговор:
  - Разрешите представиться, я действительно майор Малкин, работник контрразведки, кандидат математических наук. Надеюсь, что это останется тайной, для посторонних мы не знакомы. Подрабатываю в институте преподавателем. Предлагаю вам воинскую службу в войсках Госбезопасности. Вы согласны?
  - Нет и ещё раз нет.
  - Своим двойным "нет" вы меня обрадовали. Двойное отрицание означает подтверждение, согласно алгебре логики. Вы знакомы с этим разделом математики?
  - Нет.
  - Я буду преподавать алгебру логики на старших курсах. Если интересуетесь, приглашаю вас посещать мои занятия уже в этом месяце.
  - Я смогу продолжить занятия в институте? А как же быть со службой?
  - Вы будете призваны на флот, служить в Севастополе и продолжать учёбу на вечернем отделении в дни увольнений. Нам нужны образованные призывники, в будущем инженеры.
  - Чем я буду заниматься в вашей контрразведке? Охранять тюрьму и пытать подозреваемых в шпионаже?
  - Нет, это функции военной прокуратуры и следователей, я к ним никакого отношения не имею. Насколько честно они выполняют свои обязанности, я не знаю. Мы с вами будем охранять военные и государственные секреты, иногда делать отчёты о морально-политическом состоянии в некоторых воинских частях. Я читал вашу статью о прыжках с парашютом, опубликованную в газете "Флаг Родины", вам вручили удостоверение внештатного корреспондента. Под прикрытием водителя, укладчика парашютов или внештатного корреспондента вас будут командировать в гарнизоны Крыма, по возвращении вы должны писать отчёты. Только предупреждаю - отчёты должны быть честными до мельчайших деталей. Борзописцы и ура-патриоты нам не нужны.
  - Я согласна писать отчёты о действиях матросов, если сама в них буду принимать участие. Но перед призывом мне нужно съездить в Кировоград, повидать маму и сестру, больше года я их не видела.
  - Я могу задержать ваш призыв на две недели при условии, что возвратитесь в Севастополь в вагонах-теплушках вместе с призывниками. Вам будет тяжело одной среди парней, не исключено, что будут попытки вас изнасиловать.
  - Я сумею постоять за себя.
  - Хорошо, можете ехать к маме. Повестку о призыве получите в Кировограде. По возвращении напишите подробный отчёт о путешествии в Севастополь и передадите командиру воинской части, куда вас направят для прохождения курса молодого матроса.
  Начальник областного военкомата в Кировограде сегодня явно не в настроении. Ночью чуть не опозорился перед женой, она это заметила, принесла валидол, от продолжения ласк уклонилась. Напомнила мужу, что ему скоро исполнится пятьдесят, в таком возрасте полковников отправляют на пенсию, пора позаботиться о своём здоровье даже Героям.
  Надежда на присвоение генеральского звания исчезла полгода назад, когда его, командира полка, отправили руководить военкоматом в Кировоград. Пришлось расстаться с личным составом полка, одного из лучших в Подмосковье, оставить квартире в Москве и переехать из столицы в областной центр Украины. Спасибо жене, поддержала в трудный период, да друзьям-полковникам из родной дивизии. На прощание собрались на даче командира, все свои, выжившие на фронтах войны. Коньяк развязал языки, не стесняясь, ругали "лысого" за уничтожение кадров. Командир дивизии сказал на прощание:
  - Ты, Герой, ещё дёшево отделался. Могли и вовсе уволить из армии - не прославлял в своих выступлениях перед солдатами "лысого". Держись армии, кто мы без солдат? Ноль без палочки. Выпьем за армию, за солдат!
  Полковник разбирает утреннюю почту, доставленную фельдсвязью. В письме из горвоенкомата Севастополя читает:
  - "Прошу призвать на действительную воинскую службу военнообязанную Двирняк Валерию Николаевну, 1938 г. рождения, проживающую сейчас в Кировограде по адресу ... Обеспечить транспортом по железной дороге с прибытием в Донецк 16 октября, передать начальнику эшелона призывников, следующих в Севастополь".
  Полковник вызывает начальника 1-го отдела, вручает ему письмо:
  - Слушай, Шерлок Холмс, узнай всю биографию этой дамы, что за персона такая, что о ней заботится горвоенкомат в лице капитана 1-го ранга. Доложишь все сведения о ней к 12-00.
  Через час капитан сообщает все сведения о Валерии, её ещё помнят в аэроклубе, саму Валерию вызвал в военкомат на 11-45 для вручения повестки на прохождение медкомиссии.
  Перед обедом полковника отвлекает телефонный звонок, тёща напоминает, чтобы не опаздывал к обеду, борщ остынет. Потом звонит жена, работник культуры, жалуется, что посещаемость театра падает, просит от имени армии пригласить в город кого-то из известных артистов.
  - Это пожалуйста, я с начальником милиции приглашу Тарапуньку и Штепселя. Все воры города и области придут к тебе в театр и будут вместе с милиционерами аплодировать артистам. Краж в это время не будет. Прости, дорогая Джульета, мне докладывают, что пришла прекрасная дама, у меня свидание.
  - Не забудь перед свиданием принять ободряющие таблетки.
  - Обойдусь без таблеток, даме всего 19 лет. Зовите прекрасную даму!
  Дежурный в приёмной с улыбкой на лице открывает дверь кабинета, вежливо пропускает Валерию, дверь оставляет чуть прикрытой, чтобы насладиться спектаклем, который разыграет начальник.
  - Извините пожилого полковника, прекрасная незнакомка, что я назвал вас дамой. У меня жена - бывшая актриса, заразила меня любовью к театру, теперь я своим молодым офицерам присвоил прозвища. Сначала они обижались, потом привыкли, смеются над моими выходками. Вы любите театр?
  - Аплодирую хорошим актёрам, которые безукоризненно исполняют свои роли, а посещать театр люблю.
  - Я плохой актёр, но постараюсь сыграть ту роль, которую навязал мне мой коллега из военкомата Севастополя. Почему я должен призвать вас на флот, проще было это сделать по месту жительства в Севастополе?
  - Это было сделано по моей просьбе, я больше года не видела маму. Летние каникулы провела в море на практике, приехать домой не смогла. Потом перевелась на вечерний факультет, получила повестку из военкомата.
  - И какую же роль вы будете играть во время службы на флоте?
  - Ещё не знаю, это определится после окончания курса молодого матроса и принятия присяги.
  - Не дурачьте меня, обычно мы сообщаем призывникам после прохождения медицинской комиссии род войск, в котором им придётся служить. Вы же прошли медкомиссию в военкомате?
  - Я несколько раз проходила медкомиссии в обычных поликлиниках, но не в военкомате.
  - Вам повезло. Теперь же предстоит пройти медкомиссию вместе с полуголыми парнями здесь, в военкомате, потом во флотском экипаже. Вас это не шокирует?
  - Я надену медицинский халат, а вас попрошу предупредить врачей, чтобы меня обследовали первой.
  - Спасибо за напоминание, обязательно предупрежу. Теперь о транспортировке призывников. Обычно мы возим их в вагонах-телятниках, по 32 человека, спят они на голых досках, справляют нужду через дверь на ходу поезда, вас могут изнасиловать. Что вы на это мне ответите?
  - Попрошу вас поместить меня на паровозе. Поездной бригаде я не помешаю, буду помогать кочегару подгребать уголь из тендера к топке.
  - Ответьте, пожалуйста, какая сила движет вами, что согласны выдержать такие испытания?
  - Любовь. У меня жених - моряк, изредка возвращается в Севастополь. Я не хочу его потерять.
  - Был рад с вами познакомиться, получите повестку.
  Валерия ушла, оставив полковника в задумчивости. Потом вызвал начальника транспортного отдела.
  - Доложи, Кондуктор, вагоны для транспорта призывников на флот заказал?
  - Так точно, два телятника.
  - Отмени заказ, закажи один плацкартный. И подбери толковую проводницу, к ней в служебное купе подсели девушку-призывника. Подцепишь вагон к поезду на Донецк с прибытием 16 октября. Это приказ.
  Полковник вспоминает, что пора ехать на обед, кричит дежурному:
  - Карету мне, карету!
  После прохождения медкомиссии Валерии и части призывников объявляют о направлении их на флот, дали пару дней на прощание с родными. Валерия провожать себя на вокзал маме и сестре с мужем запретила. Идёт в предпоследней шеренге колонны призывников, которую возглавляет флотский лейтенант, сбоку строя идёт старшина 2-й статьи. Это - "покупатели", будут сопровождать призывников до Севастополя. У старшины главная обязанность - не допустить передачи призывникам бутылок со спиртным, которые некоторые несознательные граждане Кировограда, стоя на тротуаре, пытаются передать парням, чтобы те в пути отметили расставание с родным городом. Перед построением старшина бутылки водки из вещмешков призывников уже изъял, оставил только продукты, теперь зорко следит за строем. Заметил в передних шеренгах передачу бутылки, бросается туда. Поздно, бутылку незаметно передают из рук в руки, пока она не оказывается в кармане куртки Валерии. Угрызения совести она не чувствует, выполняя приказ майора - вести себя, как все, чтобы никто не заподозрил в ней сотрудницу контрразведки.
  Бутылку водки Валерия в вагон пронесла, положила рюкзак с продуктами в служебное купе, как указала проводница. Не предлагать же ей водку, коль она находится на службе! Прошлась по вагону, изучая обстановку. Лейтенант расположился в первом купе, старшина в девятом, предупредив призывников, что хождение по другим вагонам запрещено. Валерию в центре вагона опознали двое парней из хулиганистой школы, она учила их прыжкам с парашютом. Скоро весь вагон узнал, что на флот призвали смелую парашютистку и самбистку, это подняло настроение призывников. Зазвучала гитара и аккордеон, призывники пели песни из кинофильмов. Настроение поднялось ещё больше во время обеда, когда парни принялись с аппетитом уничтожать домашнюю еду, Валерия присоединилась к компании. Кто-то выразился, что среди призывников имеется жмот, который зажилил бутылку водки, сейчас время опохмелиться после вчерашних проводов. Валерия вытащила из кармана бутылку, из рюкзака пирожки, предложила желающим выпить по глотку и закусить. Снова в вагоне зазвучали песни, пока старшина не прошёлся по вагону и не объявил - отбой.
  В Донецке призывников Кировограда из плацкартного вагона расселили по двум вагонам для перевозки скота, уже прицепленным к эшелону из таких же вагонов, оборудованных нарами и печкой. Вдоль эшелона прохаживается матросский патруль, следя, чтобы никто из призывников не покидал вагонов. После переклички вновь прибывших направляют к куче угля, приказывают лопатами загрузить уголь в стальные ящики, потом вилочный погрузчик доставит ящики к вагонам.
  Валерия знает, что с 16 октября начинается отопительный сезона, но печки в вагонах призывников - бутафория, никто их в пути следования топить не будет, уголь предназначен для отопления квартир офицеров и сверхсрочников. Первая берёт в руки лопату, её примеру следуют другие. После погрузки ящиков с углём, призывников направляют в баню, расположенную рядом с вокзалом. В женском отделении санитарка предлагает Валерии снять с себя всю одежду и сложить в решётчатую корзину с номером, относит корзину в камеру для дезинфекции перегретым сухим паром. Валерия успевает принять душ и намылиться душистым мылом, от казённого хозяйственного мыла отказывается. Надевает на себя бельё и верхнюю одежду с небольшим запахом гари.
  Валерию поселяют в вагон с незнакомыми ребятами из Донбасса. Сообщают, что они шахтёры, под землёй тоже работают женщины водителями электровозов и камеронщицами, они её не обидят. Валерия отвечает, что она водитель и парашютистка, сумеет постоять за себя, просит объяснить значение слова "камеронщица". Её просвещают, так называют женщин, дежурных на подстанциях или на насосах водоотлива, они включают или выключают электроаппараты.
  Старшим по вагону назначен молодой матрос из команды сопровождения. Приказал призывникам отдать ножи, собрал и унёс в голову эшелона. Валерия свой хороший перочинный нож с ложкой и вилкой не отдала, это подарок от родных, а участвовать в драках не намерена. Матрос возвратился к вагону с мешком за плечами, в нём продукты на дорогу - несколько буханок чёрного хлеба, пачки сахара-рафинада и палки копчёной колбасы. Старший приказал двум призывникам сходить к вокзалу с ведром и наполнить его водой из крана, будет вместо чая. Вызвались сходить за водой два крепких парня, они местные. Возвратились с небольшой задержкой, объяснив, что забежали в ларёк и купили ещё селёдки на весь вагон.
  Эшелон трогается в направлении станции Волноваха, призывники приступают к обеду. Валерия расстилает газету, режет хлеб и колбасу, парни из Донецка выставляют свою еду и две бутылки водки, приглашают к столу матроса. Поколебавшись, тот соглашается, ему первому наливают в кружку, шахтёры хотят посмотреть, как пьют на флоте. Матрос делает несколько глотков, сразу видно, что пить он не умеет, но старается флот не опозорить, от предложения запить водой и закусить отмахивается. Бутылки пошли по кругу, каждому досталось по глотку, Валерия от водки отказалась, её за это хвалят, называют сестричкой.
  Водка развязала языки, шахтёры рассказывают о своих высоких заработках после горного училища, по три тысячи рублей в месяц, бывало и больше, если угольный пласт в забое попадался хороший и "бугор" держал дисциплину. Объясняют Валерии, что "бугор" - бригадир, столовой под землёй нет, брали еду, то есть "тормозок" с собой. Парни из общежития обычно покупали перед спуском в шахту тёплые вкусные пончики, сало или котлеты. Пончики стоили по 5 коп. за штуку, килограмм мяса на Сенном рынке Донецка продавали по 11 руб., бутылка Московской водки - 2 руб. 87 коп. Каждый месяц часть заработка отсылали маме в село, для младших братьев и сестёр.
  Эшелон на каком то разъезде останавливается, звучит команда: "Старшие по вагонам - к командиру эшелона!" Матросу помогают слезть на землю, он бежит в голову эшелона, спотыкаясь на ровном месте. Капитан 2-го ранга отправляет его на гауптвахту, которая имеется в одном из вагонов, сам приближается к вагону "штрафников", приказывает призывникам выйти из вагона и построиться. Пока патруль обыскивает вагон в поисках спиртного, кап - 2 проходит вдоль шеренги, внимательно всматриваясь в лица призывников и принюхиваясь, особое внимание уделяет Валерии. Патруль докладывает, что спиртного в вагоне не обнаружено. Офицер задаёт вопрос Валерии:
  - Ты водку тоже пила?
  Ответить она не успевает, два призывника делают шаг вперёд и докладывают, что это они принесли две бутылки, согласны понести любое наказание, только не отчисляйте их из флота, а девушка водки не пила. Офицер приказывает совершить пробежку вдоль эшелона, туда и обратно, потом 20 раз отжаться от земли. Наказан весь вагон, в том числе и девушка, будет после прибытия в Севастополь. Валерию отделяют от "штрафников" и подселяют в купе к проводнице плацкартного офицерского вагона.
  Валерия помогает кипятить воду в титане, заваривает чай и наливает стаканы, которые разносит офицерам вестовой, а пустые приносит обратно, их нужно хорошо помыть вместе с подстаканниками. Иногда Валерия улавливает запах спиртного, исходящий от пустых стаканов. Проводница разговорилась, узнав, что Валерия уже больше года живёт в Севастополе, сообщила, что эшелон идёт с Волгограда, пополняясь в пути вагонами с призывниками. Ехать им ещё трое суток, пока флотский экипаж не "переработает" предыдущий эшелон, поэтому такие частые остановки.
  Валерия отлично выспалась на матрасе, застеленным чистыми простынями, утром привела себя в порядок и на остановке перебежала в свой вагон, где она поставлена на довольствие. "Штрафники" её ждали, радостно приветствовали, сразу принялись за завтрак. Домашнюю еду уже съели, копчёная колбаса надоела, жевали без аппетита. Эшелон шёл по Запорожской области, вдоль колеи виднелись кагаты арбузов, приготовленных для отправки, призывники сладко облизывались. Радостным рёвом приветствовали остановку эшелона на одном из разъездов, возле него - огромный кагат арбузов. К начальнику эшелона подошёл сторож, о чём-то поговорили. Вышедший патруль объявил - из вагонов не выходить, пастушки будут приносить арбузы за деньги. За время стоянки в каждый вагон загрузили более трёх десятков арбузов, а пастушки и пришедшие колхозники всё несли и несли. В накладе они не остались, шахтёры - народ денежный и щедрый.
  На весь вагон один нож - у Валерии, но его не ждут. Ловким ударом ребра ладони раскалывают арбуз пополам, потом отламывают куски и зубы вгрызаются в сладкую ягоду, как сообщил один из знатоков. Арбуз - ягода? Ха-ха-ха! Вагон сотрясается от смеха трёх десятков здоровых глоток. Насытились сладостью, умыли испачканные сладким соком рожи, израсходовав ведро воды. Старший матрос приказал прекратить издеваться над арбузами, остальные резать только ножом на доли. Правильно понял переминание с ног на ноги, попросил Валерию отвернуться, дал команду оправиться, подойдя к двери. Из тридцати вагонов эшелона полилась река. Чтобы не быть смытым неожиданным потопом, машинист резко дёрнул паровоз, эшелон покатил к ближайшей станции, остановился, чтобы набрать в котёл воды.
  Патруль из вагонов никого не выпускает, кроме подносчиков воды с пустыми вёдрами. Обратно они возвращались с полными вёдрами, проходя мимо кап-2. Одного из призывников он остановил, попросил попробовать воду на вкус. Отпил добрую половину кружки, удовлетворённо крякнул, спросил, где тот набрал такой вкусной воды. Призывник честно ответил - в ближайшем ларьке, заплатил за воду 28 руб. 70 коп. Кап-2 попросил отнести ведро в офицерский вагон, там её выльют в раковину, а призывнику придётся ещё раз сходить по воду в сопровождении патруля. Эшелон двинулся дальше, уже с песнями, которые доносились из офицерского вагона.
  На станции Мекензиевы горы эшелон остановился, вдоль вагонов прошли пограничники, пересчитали лежащих на нарах призывников по головам - всё в порядке, в наличии 31 кепка и один берет у Валерии. В Севастополе на товарной станции прозвучала команда забрать вещи, выйти из вагонов и построиться на перекличку. Всем, кроме штрафников, они наказаны за распитие водки, поэтому должны разобрать дощатые нары, доски сложить возле вагонов на рампу, рядом поставить печки-буржуйки. После этого дружными усилиями вытянуть на рампу металлические ящики с углём. Это просто, уровень рампы и пол вагона совпадают, а ящики весят чуть больше тонны, как объяснил капитан из комендатуры вокзала.
  Среди призывников нашёлся инициативный "бугор", поделил взвод на три отделения, работу начали одновременно. Валерия принимает доски, складывает их возле кирпичной стены закрытого склада. Самая трудная работа у "бурлаков", которые впряглись в лямки и вытаскивают ящики с углём. Кто-то из них догадался подложить лист железа, сразу стало легче работать под дружный рёв десяти глоток "Эй, ухнем!" Тяжёлые ящики вылетали из вагонов и выстраивались вдоль рампы. Демонтаж тридцати вагонов закончили быстро, капитан приказал подмести пол и дал команду машинисту отвести эшелон от склада. Подошли грузовики с автороты, они должны развести ящики по адресам, жители сами освободят ящики от угля, несмотря на ночное время.
  На Малахов курган "штрафники" едут с шиком, на двух машинах, которые капитан выделил в награду за ударный труд. В пути обогнали длинную пешую колонну призывников, машины сопровождает свист и выкрики, в ответ "штрафники" кричат: "Пехота, не пыли!". Их взвод первым пропускают на территорию флотского экипажа, Валерия смотрит на часы - 23 часа 55 минут, 19 октября 1957 года. Без ужина ведут в одно из длинных одноэтажных зданий, в комнате возле стен лежат голые матрасы. Призывников плотно равняют в затылок друг другу, звучит команда: "На бок - ложись!", парни валятся на матрасы, стоит одна Валерия. Её сопровождают в небольшое здание с надписью "Медпункт", дежурный врач указывает на одну из коек в пустой палате для больных.
  Валерия старается запомнить жизнь в экипаже, это понадобится ей для отчёта, который обещала написать для контрразведки, она считает это проверкой. Кормят призывников в огромной столовой в несколько смен, для этого их разбили на команды, присвоив номера, приказано их запомнить, для каждой команды выделили сопровождающего матроса со списком. Он водит команды не только в столовую, но и на комиссии. Первыми быстро прошли офтальмолога, раздеваться не нужно. Кроме врачебной, на флоте существует и техническая комиссия, где проверяют уровень грамотности и наличие специальности. После каждой комиссии номера команд и списочный состав меняется, знакомых призывников становится всё меньше, зачем это делается, понять Валерия не может.
  Догадалась после того, как в её команде не осталось знакомых земляков, последним был хороший аккордеонист из Кировограда. Перед этим среди призывников пустили слух, что идёт набор музыкантов и танцоров в ансамбль песни и пляски Черноморского флота, умеющих играть и плясать попросили проявить свои таланты. Боже, что после этого началось! Каждый призывник с инструментом начал играть, танцоры начали плясать, некоторые серьёзно, а большинство шутя. Валерия наслаждалась, слушая мастерское исполнение "Полёта шмеля", видно, поэтому её включили в состав новой команды. Завели в комнату, усадили за длинный стол, раздали по листу бумаги и карандаши, каждый написал сверху свою фамилию. Мичман объяснил, что по его команде нужно будет написать несколько раз слова: "Индустриализация производства", грамотно и быстро. Валерия успела написать три раза, мичман хлопнул ладонью по столу, собрал листы и ушёл. Знакомый аккордеонист успел попрощаться с Валерией - он прошёл тест для радистов, его направят в учебный отряд. Валерия догадалась, что земляков разлучают, чтобы на флоте не было дедовщины, которая уже зарождалась.
  В промежутках между комиссиями призывники развлекаются, кто как может, часто портя на себе верхнюю одежду, отдирая из фуфаек полоски ткани через одну. Получается тельняшка с вертикальными белыми полосками ваты. Двое парней, невысокий и длинный, делают из кепок бескозырки. Длинный незаметно подходит сзади, хватает зубами кепку, к нему подскакивает невысокий, берёт в рот козырёк. Рывок - и кепка лишается козырька, его парень выплёвывает изо рта, а длинный бросает "бескозырку" владельцу. Матрос делает им замечание, верхнюю одежду можно продать.
  К внешней стороне ограды, окружающей Малахов курган, подходят жители, призывники бросают им свои фуфайки, от предложенных денег отказываются, некоторые берут. Внутри экипажа тоже идёт торговля, уже государственная. Валерия купила килограмм сладкого винограда, цена - 35 коп., насытилась, смотрит по сторонам, кому бы отдать остаток. Заметила парня, предложила, тот не отказался, сел рядом, завязался разговор. Парнишка сообщил, что он из Волгограда, окончил школу юных моряков, но военкомат в призыве на службу отказал, ему только 18 лет. Весь длинный путь до Севастополя проделал в эшелоне "зайцем" со знакомыми ребятами, теперь их разбросали по разным командам, он хочет служить на флоте, не знает к кому обратиться.
  Валерия посоветовала "зайцу" обратиться к начальнику призывной комиссии, он находится в здании, откуда выходят призывники, после этого их ведут в баню, оттуда выходят во флотской форме и радуются, что будут служить в Севастополе. Часть призывников, после прохождения всех комиссий, отправляют в другие гарнизоны не переодетыми, флотскую форму они получат по месту службы. Число призывников в экипаже постепенно уменьшается.
  Валерия успешно прошла все комиссии, даже побывала в большой барокамере, перед этим у неё забрали авторучку, чтобы карман не запачкать чернилами. За поведением призывников наблюдали снаружи через толстое стекло. После заключения терапевта медсестра ведёт Валерию к председателю флотской призывной комиссии экипажа. Капитан 1-го ранга сидит за столом, просматривая заключения врачей, ставя римские цифры "пять". Потом просит Валерию сбросить халат, ему нужно оценить телосложение. Валерия остаётся в лифчике и трусиках. Довольный председатель подводит итог на заключениях врачей, рисуя цифру "шесть". Сообщает Валерии о годности к службе в плавсоставе без ограничения, можно получать комплект флотской формы.
  После бани медсестра подводит голую Валерию к отверстию в чердаке, оттуда матросы сбрасывают на пол форменную одежду, спрашивая перед этим размер и стараясь рассмотреть фигуру девушки. По совету медсестры Валерия надевает на себя рабочую форму 4. Грубых рабочих ботинок малого размера не находят, взамен их бросают хромовые полусапожки, называя их "прогарами". С вещевого склада Валерия выходит в синих брюках, бушлате и бескозырке, со скаткой чёрной шинели через плечо, на спине вещмешок с формой, в руках сумка с домашней одеждой. Её буду сохранять три месяца в баталера воинской части, чтобы отправить молодого матроса домой в случае его заболевания. Только после истечения этого срока матрос может возвратиться домой в форме.
  За воротами экипажа Валерия ищет глазами машину, которая должна отвезти её в расположение воинской части по месту службы. Видит ГАЗ-69, возле него стоит техник-лейтенант в армейской форме, нетерпеливо поглядывая на часы. Окинул взглядом Валерию и снова уставился на проходную.
  - Товарищ лейтенант, вы не меня ждёте?
  - Нет, я жду молодого матроса-водителя.
  - Я водитель, моя фамилия Двирняк Валерия Николаевна.
  - Мне нужен матрос Двирняк Валерий Николаевич.
  - Очевидно, произошла ошибка в написании моего имени.
  - Предъяви права водителя.
  - Все мои документы находятся на дне плотно упакованного вещмешка. Может, вы догадаетесь снять с меня скатку шинели?
  - Извини. Садись за руль, я проверю, какой ты водитель.
  - Только не надо указывать мне дорогу, город я знаю. Укажите конечный пункт.
  - Бухта Круглая.
  На КП перед въездом в закрытый гарнизон машину останавливают солдаты-узбеки с автоматами. Лейтенант Борисов предъявляет им своё удостоверение, потом пропуск для Валерии, надеясь, что они не заметят ошибки в написании имени и отчества. Напрасно, сержант понял, что за рулём девушка в форме матроса, прокричал что-то узбекам, те подскочили к машине, наставили автоматы. Лейтенанту и Валерии приказали выйти из машины, они задержаны за попытку проникнуть в закрытую зону по фальшивым документам. После выяснения по телефону лейтенанту Борисову возвращают удостоверение личности, он может проехать в свой гарнизон. Лейтенант пытается доказать узбекам, что писарь ошибся, выписывая пропуск Валерии. Напрасно, хорошо владеющий русским языком сержант заявляет:
  - Моя твоя не понимай!
  После этих слов уговаривать узбеков бесполезно. Лейтенант уезжает с вещами Валерии, заверив её, что скоро вернётся за ней с новым пропуском, приказывает ожидать возле КП, никуда не отлучаться.
  Ожидание затянулось. К воротам подъезжает ГАЗ-69, на боках надпись ВАИ, за рулём старший сержант, узбек. Поговорил о чём-то с солдатами, обратился к Валерии:
  - Я могу вас подвезти в гарнизон и передать старшему офицеру, если вы назовёте мне его фамилию.
  Фамилию майора Малкина Валерия называть не имеет права, поэтому у неё с языка непроизвольно срываются недавно услышанные слова:
  - Моя твоя не понимай!
  Смуглое лицо узбека потемнело от обиды, на скулах заиграли желваки:
  - За оскорбление объявляю вам сутки гауптвахты! Повторить наказание!
  - Есть сутки гауптвахты!
  - Садитесь в машину, вы арестованы!
  Старший сержант ведёт машину в город. Проехав Карантинную бухту, съезжает с хорошей дороги, по которой движутся троллейбусы маршрута Љ 6, машина преодолевает подъём и останавливается возле въездных ворот. Солдат-узбек открывает ворота гауптвахты, старший сержант ведёт Валерию в приёмное отделение, делает запись в журнале и уезжает, оставив арестованную в комнате с двумя старшинам 2-й статьи.
  
  На гауптвахте и в учебном взводе.
  
  Писарь читает запись в журнале: "Неизвестный матрос без документов пытался проникнуть на территорию режимного объекта. Задержан мною, старшим сержантом 141-го караульного полка и посажен на сутки гауптвахты за оскорбление личности". Обращается к Валерии:
  - Назови свою фамилию, имя и отчество.
  - Двирняк Валерия Николаевна, а документов у меня нет, их увёз лейтенант Борисов.
  - На гауптвахту положено прибывать со своим мылом и полотенцем, ты их имеешь?
  - Нет, все мои вещи, домашние и полученные в экипаже увёз лейтенант Борисов.
  - Ладно, найдём тебе мыло и полотенце. Раздевайся, фельдшер произведёт наружный осмотр тела, так положено.
  - Раздеваться я не буду и осматривать себя не дам.
  - Мы вынуждены будем применить силу.
  - Только попробуйте. Предупреждаю, я самбистка, вас вынесут из этой комнаты с поломанными руками и ушибленными яйцами.
  Фельдшер исчезает, через некоторое время возвращается с капитаном, начальником гауптвахты. Тот усаживается на стул, некоторое время рассматривает Валерию, сверля её тяжёлым взглядом. Валерия понимает, что самый опасный противник - капитан, опытный "волчара". Если начнёт подниматься со стула, придётся сбить его с ног одним ударом, может это его образумит, писарь и фельдшер не в счёт.
  Капитан - опытный физиономист, сразу уловил угрозу, исходящую от Валерии. "ЧП" с дракой и разбирательство следственных органов ему не нужно, пошёл на уступку:
  - Ты когда проходила последний медосмотр в экипаже?
  - Вчера.
  - Ладно, будем считать, что за ночь никакая заразная болезнь к тебе не прицепилась, обойдёмся без осмотра. Коль документов, подтверждающих личность, у тебя нет, запишем до выяснения так, как указано в сопроводительной записке - "неизвестный матрос". Выдайте ей полотенце, мыло и отведите в одиночную камеру.
  Валерии вручают обмылок хозяйственного мыла, полотенце не первой свежести и заключают в камеру с зарешёченным окошком возле потолка. Не успела она осмотреться, как дверь снова открывается, её приглашают на выход, ведут на камбуз. Кок объясняет, что сидеть на гауптвахте без дела имеют право лишь старшины и офицеры, рядовой состав обязан работать. Он назначает Валерию истопником, она обязана приносить со двора поленья дров и поддерживать в топке печи хорошее пламя под котлами, в которых готовится еда для арестантов. Прямо на камбузе предлагает еду - хороший кусок вкусно поджаренной рыбы и чай. Настроение арестантки улучшается.
  Сложенных под навесом поленьев дров много, Валерия приносит несколько охапок и отдыхает, сидя на низкой скамеечке возле топки и поглядывая в окно. Видит выездные ворота, которые охраняет узбек с автоматом. С наружной стороны к воротам подошла девушка, узбек поставил автомат возле себя, увлёкся разговором. Валерия возмущена таким пренебрежительным отношением к обязанностям часового, он плохо её охраняет, решает его наказать. Выходя во двор, подкрадывается и ворует автомат, вместе с дровами заносит его на камбуз, ставит в угол за открытой дверью. Подкладывает в топку поленья и наблюдает в окно за часовым.
  Девушка ушла, покачивая бёдрами, узбек долго смотрит ей вслед, левая рука шарит на том месте, где он поставил автомат. Валерия хохочет про себя, наблюдая его растерянное лицо, когда тот убеждается, что автомат исчез. После безрезультатного осмотра местности вокруг, часовой нажимает кнопку звонка, вызывая разводящего. Оба несколько минут беседуют между собой, выясняя обстоятельства похищения оружия. За это время возле часового проходила только матроска с поленьями дров, поэтому оба узбека приходят на камбуз. Сначала ничего не говорят, осматривая помещение, посмотреть за дверью не догадываются, потом обращаются к коку:
  - Скажи, кормилец, не заносили к тебе на камбуз автомат?
  - Заносили, я положил его в котёл и варю суп-харчо для вас, бездельников.
  После такого ответа узбеки сникли, часовой обращается к Валерии:
  - У тебя смелый взгляд, черноглазая, только ты могла унести автомат. Отдай оружие, за утерю меня отправят в штрафбат.
  - Ты плохой часовой, поэтому я тебя наказала. Возьми свой автомат за дверью и больше из рук не выпускай.
  - Все узбеки полка благодарны тебе, что не отнесла автомат начальнику губы, сохранила нашу честь от позора.
  Радостный узбек отвешивает поклон Валерии и торопится на свой пост. Каждый раз, когда она проходит мимо него с дровами, принимает стойку смирно и улыбается, вызывая ответную улыбку. Сменившись с поста, заносит на камбуз большую охапку дров, просит назвать имя. Валерия смеётся:
  - У меня редкое имя - "Неизвестный матрос". Так меня записали в журнале приёма. Проверь, если не веришь.
  Кухонный наряд и кок ушли с камбуза, Валерия не торопится в холодную одиночную камеру. Сняла с себя бушлат, оставшись в хибушке, сняла с левого плеча сложенный синий, с тремя белыми полосками матросский воротник, развернула, полюбовалась. Сидит в тепле, попивая чаёк. За ней приходят - пора возвращаться в камеру.
  - Приду, когда прогорят дрова и выгребу пепел с поддувала. До отбоя ещё два часа.
  Потоптавшись в нерешительности, дежурный надзиратель уходит. Валерия кухонным ножом снимает с поленьев стружку, готовит мелкие щепки на растопку, часто смотрит на часы. Вздохнув, возвращается в камеру, за ней закрывают дверь. Холодно, поэтому Валерия цепляет на шею галстук, закрывающий шею и грудь, его матросы называют "сопливчиком". Спать ложится в бушлате на холодные голые доски, матраса нет. Под голову подкладывает бескозырку вместо подушки. Немного согревшись, засыпает сном праведника, лёжа на спине и засунув ладошки в рукава бушлата.
  В 4 часа утра - подъём, пора истопнику разжигать огонь в топке. Наступают последние 6-7 часов пребывания на губе, потом - выход на свободу. Валерия даёт себе слово быть благоразумной, чтобы не продлили срок ареста. Исправно выполняет обязанности истопника, заслужив похвалу кока. С тревогой выслушивает слова благодарности:
  - Давно не было у меня на камбузе такого расторопного истопника. Буду просить капитана, чтобы продлил тебе срок пребывания на губе.
  Принося со двора охапку дров, Валерия нарочно с грохотом роняет их на пол, с радостью выслушивает замечание кока. Плюс на минус - в её пользу. После завтрака её ведут в кабинет начальника губы, тот недоволен:
  - Задала ты мне хлопот, матрос Двирняк. Получил замечание от коменданта города за запись в журнале "неизвестный матрос". Потом выслушал насмешки офицеров - "этот неизвестный матрос с памятника сбежал, а ты его посадил на губу?" Вечером звонит на квартиру дежурный, докладывает, что на гауптвахте всё в порядке, только солдаты смеются над одним узбеком, прошёл слух, что ты его пыталась разоружить. Зная, что ты самбистка, в этот слух поверил, ночью плохо спал. Так было нападение на часового?
  - Никак нет.
  - Слава богу, кок и узбеки это подтверждают, иначе пришлось бы тебе продлить срок ареста. Можешь ехать в свой закрытый гарнизон и учебный взвод повышения классности водителей. На прощание выслушай мой совет - оставь работу водителя, ты испортила себе биографию, никакой офицер высокого звания не возьмёт себе водителем матроса, побывавшего на губе. Просись на службу писарем, займись бумажной работой.
  - Спасибо за совет, я подумаю. Разрешите идти?
  - Иди, только сначала распишись в журнале, что претензий к персоналу губы не имеешь.
  На выходе Валерия осматривает местность, убеждается, что здание гауптвахты расположено между двумя бухтами, Карантинной и Артиллерийской. Садится в машину к лейтенанту Борисову, односложно отвечает на расспросы, просит показать свой пропуск, вдруг он по забывчивости прихватил чужой. Нет, всё правильно, ошибок нет, даже фотография её, хотя фотографировалась она больше двух недель назад. Значит, в гарнизон бухты Круглой пришло личное дело. Спокойно кладёт в карман бушлата свой пропуск, на въезде предъявляет его сержанту-узбеку.
  При спуске любуется видом бухты, она действительно круглая. Возле узкого входа замечает вышку пограничников, причал с катерами, эллинг с гидросамолётом, складские помещения возле воды. Дымит невысокая труба котельной, значит, в здания уже подали тепло. Впрочем, их немного, около двух десятков, большинство одного типа, двух и одноэтажные, но строительство продолжается вдоль дороги, которая опоясывает бухту.
  При въезде в гарнизон - снова КПП, матросы с автоматами проверяют пропуска, особенно внимательно у Валерии. Заводят её в здание, она проходит инструктаж поведения в закрытом гарнизоне, часто звучит слово "нельзя". Валерия расписывается в журнале проведения инструктажа, после чего караульные матросы сразу добреют. Расспрашивают, откуда она родом, приглашают после принятия присяги перейти на службу в комендантский взвод, они ёё не обидят. Рекомендуют зайти в комендатуру, там в её пропуск поставят "птичку", знак свободного входа и выхода из гарнизона, не нужно будет брать увольнительную записку. Это ценная информация для Валерии, она хочет уже сегодня побывать на занятиях в институте.
  Лейтенант Борисов ведёт Валерию в штаб отдельной автороты, она докладывает о прибытии старшему лейтенанту, командиру воинской части. Своим видом он её разочаровал, возраст - около сорока, флотский китель поношенный, звание низкое. И это командир части? Старший лейтенант спокойным внимательным взглядом всматривается в лицо Валерии, задаёт несколько вопросов о её работе водителем, потом устраивает проверку. Сначала в поездке по территории автопарка передним и задним ходом, потом по полукольцевой дороге вдоль бухты. Боковой крен дороги в некоторых местах предельный для ГАЗ-69, но Валерия проезжает эти наклоны, не сбавляя скорости, зная, что машина сохраняет инерцию движения вперёд. Если остановить машину, или замедлить движение - она опрокинется. Краем глаза наблюдает за спокойным лицом командира, который доверил ей свою жизнь.
  На обратном пути выполняет несколько заездов в боковые тупики с предельным углом подъёма, обратно спускается задним ходом. Командир сохраняет молчание, после возвращения в автопарк делает заключение:
  - Зачисляю тебя курсантом в учебный взвод автороты, третий класс вождения подтвердила. Иди в баталерку к старшине команды, я ему позвоню, куда тебя подселить. И смени бескозырку на берет морпеха, он более удобен для водителей.
  Валерию подселяют к трём девушкам из узла связи в двухкомнатную квартиру со всеми удобствами. О таком жилье она даже не мечтала. Радуется тёплым батареям, кухне с электроплитой и ванне с душем. В коридоре приглушенным голосом говорит репродуктор, выключать его запрещено, местный радиоузел будет объявлять по нему учебные и боевые тревоги, делать объявления.
  После обеда - отдых, но Валерия спешит в комендатуру гарнизона, расположенную в двухэтажном здании, просит поставить ей в пропуске знак, разрешающий свободный выход, ей необходимо вечером явиться в институт на занятия. Её выслушивают, ищут фамилию в каком-то списке, после этого наносят печатью на пропуск знак, требуют зайти в соседний подъезд.
  Капитан 3-го ранга передаёт ей привет от майора Малкина, просит напомнить ему, что она обещала майору. Удовлетворённо кивает и ведёт её в комнату, где расположена секретная часть гарнизона, знакомит с пожилым секретчиком. Валерия в закрытой комнате пишет отчёт о путешествии с призывниками из Кировограда до Севастополя, подумав, описывает и своё заключение на гауптвахту. После возвращения в автороту лейтенант Борисов делает ей выговор за долгое отсутствие без его разрешения.
  - Я была в комендатуре, мне разрешили посещать занятия в институте, а чтобы не утруждать вас оформлением увольнительных записок, проставили в пропуске знак свободного входа-выхода.
  Лейтенант недоволен, но высказать Валерии своё недовольство не успевает, его просят к телефону. Возвратившись, приказывает:
  - Матрос Двирняк, ты в дни увольнений назначена водителем к двум сверхсрочникам, будешь возить их в институт и обратно на моей машине.
  - Есть!
  Валерия из института связывается по телефону с Таней, просит сообщить маме, что служба проходит отлично, проживает в благоустроенной двухкомнатной квартире с тремя девушками, совершенствует мастерство езды на авто, продолжает учёбу в институте, сейчас нужно бежать на лекцию.
  Поторопилась Валерия с сообщением, что служба проходит отлично, получая каждый день замечания от командира учебного взвода, который уже в полном составе проходит курс молодого матроса. Замечания разные: плохо вымыла вечером машину после поездки в институт, опоздала на обязательный просмотр в 21-00 программы "Время" по телевизору, носит неуставную обувь и берет вместо бескозырки. Недоволен командир взвода и упрямым обращением к нему Валерии - товарищ техник-лейтенант, вместо короткого - лейтенант. Видит в этом напоминание, что половина взвода имеет тоже среднетехническое образование, закончили автодорожные техникумы, знают автодело на уровне техника-лейтенанта Борисова, окончившего Рязанское военное автомобильное училище.
  Молодых водителей командир взвода учит так, как учили его. После изучения винтовки Мосина образца 1891 года, обучает штыковому бою. Каждый курсант должен освоить удары штыком по подвешенному мешку с соломой. Лейтенант подаёт команды: "Слева - коли! Справа - коли!" Мешок исколот трёхгранными штыками и командир приступает к изучению автодела и правил движения по дорогам.
  К замечаниям командира взвода Валерия относится терпимо, а нарядами вне очереди недовольна. Отработала один наряд посудомойкой в столовой, мыла алюминиевые миски в горячей воде с добавлением горчичного порошка, резиновые перчатки не положены. Второй наряд отстояла с плоским штыком на поясе возле ворот в автопарк. Ничего трудного, но это сбивает её с учебного ритма в институте. Получает наряды Валерия в дни, свободные от занятий, отбыв наказание, ведёт машину в институт, часто оставаясь без ужина. Хорошо, что перед сном девушки в квартире её подкармливают, забирая из столовой её порцию.
  Сегодня Валерия отрабатывает очередной наряд, охраняя территорию, разделяющую две бухты - Стрелецкую и Круглую. В ограде имеется калитка, днём через неё разрешён проход по пропускам небольшими группами, не более 4-х человек. Сейчас ночь, калитка закрыта, можно походить вдоль ограды из колючей проволоки, сжимая в руке короткий карабин, в обойме магазина пять патронов. Валерия размышляет, что такое хорошо, и что такое плохо. Она первой во взводе сдала зачёт по Уставу караульной службы - это хорошо, но её первой лейтенант Борисов поставил в наряд часовым - это плохо.
  Женским чутьём она поняла, что лейтенант к ней неравнодушен, поэтому старается грубостью и придирками изгнать её из своего сердца. Все во взводе знают, что у неё есть жених, лейтенант Борисов видел фотографию Алексея в комнате на тумбочке, когда зашёл с проверкой условий жилья. Своим упрямым поведением Валерия дала понять командиру взвода, что шансов завоевать её сердце у него нет, но тот продолжает конфликт с помощью придирок. Командир части и старшина команды со стороны наблюдают за поведением обоих, но пока не вмешиваются.
  Валерия заметила тень человека, медленно приближающегося к ней.
  - Стой! Пароль?
  - Это я, лейтенант Борисов.
  - Стоять! Не приближаться! Назови пароль!
  - Валерия, мне нужно поговорить с тобой, а пароль я не спросил.
  - Ложись! Ещё шаг и я стреляю!
  Валерия клацнула затвором, досылая патрон в канал ствола, но это не остановило лейтенанта. Пришлось выстрелить в воздух, после чего командир взвода плюхнулся лицом в грязь. На выстрел прибежал разводящий с подсменным часовым, выслушав объяснение Валерии, вынес благодарность за бдительное несение службы. Вторую благодарность с занесением в приказ объявил перед строем лейтенант Борисов. Валерия ответила, как положено:
  - Служу Советскому Союзу!
  Неудачное место и время выбрал командир взвода для объяснения в любви к своей подчинённой, но придирки с тех пор прекратились, служба у Валерии вошла в колею. Правда, на следующий день ей тоже пришлось плюхнуться лицом в грязь, когда во время бега в противогазах командир взвода неожиданно подал команду "Ложись!". Весь взвод дружно лёг в лужу. Так приучали военнослужащих к беспрекословному выполнению приказов, не давая времени на обдумывание.
  7 ноября - революционный праздник, в клубе гарнизона провели торжественное собрание, на сцене - президиум из заслуженных участников Великой Отечественной Войны. Все в парадных мундирах, с множеством наград на груди, среди них и командир автороты. Начальник политотдела зачитал приказ по гарнизону бухты Круглой с объявлением благодарности ветеранам, после этого предложил провести собрания в Ленинских комнатах во всех воинских частях. Валерия с удивлением слушает рассказ командира роты.
  - Не спрашивайте меня, за какие подвиги получал ордена и медали, я этого не помню. В начале войны служил водителем бензовоза на аэродроме в Сарабузе. Прибыл к нам майор, начальник парашютно-десантной службы, объявил о записи добровольцев в десантники. Задача - пошуметь в тылу врага возле Одессы, сорвать или отодвинуть срок наступления румын. Времени на подготовку нет, вылет сегодня ночью. Получили автоматы, патроны гранаты, перед вылетом выдали по парашюту, лётчик помог одеть, показал кольцо, за которое нужно дёрнуть для раскрытия парашюта. Никто из добровольцев до этого с парашютом не прыгал, а первый прыжок - ночной, нас в самолёте ЛИ-2, двадцать человек. Самолёт пересёк линию фронта, его обстреляли зенитки, полетел на запад вдоль линии фронта, она отчётливо видна с высоты по вспышкам выстрелов. Обстрел самолёта избавил от страха первого прыжка - скорее бы на землю, пока не подбили. Лётчик разбил десантников на четвёрки, дал команду прыгать первой четвёрке, самолёт полетел дальше. Потом прыгали остальные четвёрки, создавая у врага видимость, что десантников много.
  Приземлился я в кукурузе, ударившись грудью об диск своего автомата, держал его наготове, думая, что сразу придётся вести огонь. Ближайшее село, занятое румынами, недалеко, около километра, оттуда в нашу сторону ведут огонь пулемёты. Собралась наша четвёрка, изрезали парашюты на бинты, пошли на выстрелы. Обнаружили телефонный провод, перерезали. Уничтожили гранатами два пулемётных расчёта, у румын поднялась паника. Западнее нас тоже идёт бой, догадываемся, что это "шумит" вторая четвёрка. Оттуда постоянно взлетают красные ракеты, требуя помощи. Взлетели ракеты и возле нас, обнаружив штаб. Подползти близко не удалось, обстреляли из автоматов. Двое из нас получили ранения, но идти могут. Дальше, обходя вражеские посты, вышли к защитникам окружённой Одессы.
  Служил в морской пехоте, принимал участие во многих морских десантных операциях, после каждой получал награды, за что - не знаю. Вернулся живой и выполнил задание - уже достоин награды. Иногда награждали посмертно и мёртвых, если были свидетели. Пропавших без вести не награждали, а таких было много. Окончил курсы младших лейтенантов, в боях за освобождение Дуная получил тяжёлое ранение, после госпиталя из морской пехоты отчислили, назначили командиром автороты. Стараюсь не отставать от образованной молодёжи в знаниях по автоделу, обучая их, сам учусь у них. После принятия присяги вы разъедетесь по гарнизонах, будете служить водителями у старших офицеров, возможно, у генералов и адмиралов. Постарайтесь совершенствовать своё мастерство и быть за рулём в готовности к непредвиденным дорожным ситуациям, дороги горного Крыма опасны, вы уже завтра начнёте по ним водить машины в любую погоду.
  Объявлен переход на зимнюю форму одежды, вместо бушлата и бескозырки - шинель и чёрная шапка. Для Валерии, наконец, нашли грубые яловые рабочие ботинки под размер её ноги, матросы называют их "гэдэшниками". Название грубое, не буду озвучивать, что оно означает на флотском жаргоне. Валерия довольно притопывает ногами, надев сверху тонких синих, шерстяные носки, которыми её снабдила Таня, приехав вечером в институт. Сев за руль, тренируется, быстро перемещая ноги с педалей газа, тормоза и сцепления.
  Первый выезд из гарнизона - экскурсия в Бахчисарай на ГАЗ-66. Курсанты сменяют друг друга за рулём по команде лейтенанта Борисова. В Бахчисарае осмотрели ханский дворец с фонтаном слёз, описанный Пушкиным. Капли воды падают из одной чаши в другую, символизируя слёзы и вечную скорбь хана по умершей жене. Сооружён фонтан в 1764 году мастером Омером. Снаружи осмотрели двухэтажный ханский гарем, на окнах - наклонные деревянные решётки, через которые наложницы могли осматривать двор, а никто, кроме хана и евнуха не имел права смотреть на их лица.
  Следующая экскурсия - в Феодосию по узкой горной дороге вдоль моря, с частыми крутыми поворотами. Курсантов предупредили - держись правой стороны, чтобы не столкнуться со встречной, неожиданно вылетевшей из-за поворота. Дорожной разметки нет, середину дороги на глаз определяет сидящий рядом с водителем командир взвода. В Феодосии отдохнули во время осмотра картинной галереи, во дворе стоит бюст художника с надписью "Феодосия - Айвазовскому".
  Самая длинная экскурсия - до Керчи, в кабине трайлера МАЗ, рядом с опытным водителем. Едут по длинной дороге через Симферополь. После поездки у Валерии болят руки, управление тяжёлое, требует значительных усилий. Поездка рабочая, за ракушечными блоками в каменоломни, все работы в них выполняет штрафной батальон. Матросы попадают сюда за различные проступки - за драку, утерю оружия, опоздание с отпуска на срок до трёх суток, за порчу казённого имущества. После возвращения из штрафбата в воинскую часть срок службы удлиняется на время наказания.
  Разгрузили ракушечник в родной Круглой бухте, за шлагбаумом с часовым, здесь ведётся строительство домов. Часовой, возвращая пропуск, Валерию узнал, улыбнулся, приложил палец к губам. Она тоже узнала одного из "котиков", которые прыгали вместе с ней с самолёта, кивнула в ответ. Присмотрелась к домикам, которые строят военные строители, некоторые почти готовы, в них идут отделочные работы. Строители живут на стоящем у берега судне, рядом пришвартован водолазный катер. Радостно забилось сердце, похоже, что тут будет база подводных пловцов.
  Алексей в письме сообщил Валерии, что догадывается, где она служит, написал рапорт о предоставлении однокомнатной служебной квартиры в Севастополе ко дню его очередного отпуска, в связи с предстоящей свадьбой. Валерия забывает об усталости от трудной поездки до Керчи, заявляет о готовности снова ехать за ракушечником - ей необходимо потренировать в поездке на МАЗе мышцы рук. Её с радостью отправляют в рейс, вместе с дублёром, она - старший водитель.
  Закончен курс молодого матроса, присягу принимают в соседней Стрелецкой бухте, возле памятника Ивану Голубцу, ценой своей жизни спасшему от взрыва свой и рядом стоящие корабли. Последнюю мину выбросить за борт не успел. Перед присягой получили вместо кавалерийских карабинов автоматы АК-47, расконсервировали, изучили, постреляли на войсковом стрельбище. После присяги смазали, обернули в несколько слоёв парафинированной бумагой и сдали оружие на склад. Радует получение ленточек на бескозырки с якорями на концах и надписью "Черноморский флот", свидетельствующие, что они уже не "салаги", а полноправные матросы.
  Сданы трудные экзамены по автоделу прибывшим из спецчастей флота офицерам, состоящие из нескольких зачётов, курсантам присваивают второй класс водителя и звания старшин 2-й статьи. Всем, кроме Валерии; студентке, отличнице боевой и политической подготовки сразу присваивают звание старшины 1-й статьи. Она пришивает на погоны три лычки, над ней подшучивают: "Хохол без лычек, что справка без печати".
  Бывшие курсанты разъезжаются из учебного взвода по своим воинским частям, но перед отъездом им вручили по ведру и заставили собирать в него осколки от мин и снарядов на земле между бухтами Стрелецкой и Круглой. После окончания войны прошло 11 лет, самые крупные осколки собраны, но мелких ещё много, сразу все их собрать невозможно, вёдра быстро наполнили качественным металлоломом. Валерии ехать никуда не надо - она получила назначение сменным водителем в штаб гарнизона бухты Круглой. Это назначение её радует, не придётся менять жильё.
  
  Бумажная и разъездная работа при штабе.
  
  Непосредственных начальников различных званий в штабе у Валерии много, но самый старший среди них имеет звание капитан-лейтенанта. Валерии хочется спросить у него про майора Малкина, который обещал ей службу в контрразведке под своим руководством, но вовремя прикусила язык. Капитан-лейтенант коротко проинструктировал - служба сменным водителем не главная обязанность Валерии, ей ещё придётся заняться бумажной работой в секретной части штаба, выискивая ошибки в личных делах матросов при допуске их к работе с секретной техникой. Также участвовать в охране штаба, проверяя на входе пропуска посетителей.
  Старший лейтенант, начальник охраны штаба, сначала посмеялся, спросил у Валерии, из какого оружия она стреляла и с каким результатом попаданий. Потом посерьёзнел, сказал, что охрана штаба вооружена пистолетами АПС, висящими в кобурах на ремешке через плечо. Автоматический пистолет Стечкина - серьёзное оружие, он допустит её к охране штаба только после стрельбы.
  Морской начальник Валерии - лейтенант, сообщил, что при штабе имеются рейдовые катера, недоукомплектованные матросами, ей придётся освоить специальность моториста или рулевого, иногда ему самому приходится выполнять их обязанности, командир базы и штабные работники предпочитают поездки в штаб флота на катерах, а не автомобилями. Обрадовался, когда узнал, что Валерия имеет специальность штурманского электрика и рулевого, а при шторме не укачивается.
  Командир транспортного взвода - мичман. Возвращая Валерии удостоверение водителя 2-го класса, сказал, что корочкам он не верит. Зачислит в штат водителем после того, как она успешно научится отыскивать неисправности в автомобилях разных марок, которые будет искусственно создавать дядя Вася. Лишь после его рекомендации фигурную езду проверит лично начальник контрразведки. Автомобили - его увлечение, он уделяет им внимание в редкие часы отдыха. А чтобы Валерия не разучилась управлять автомобилем, он закрепляет за ней ГАЗ-66 с закрытым кузовом, она будет возить охрану во время поездок начальства по гарнизонам.
  - Мне нужен ГАЗ-69 для поездок в институт на занятия.
  - Так это ты возишь моих "годков" с катеров? Они мне рассказывали о тебе. Можешь взять новенький УАЗик, он ещё ни за кем из штабных работников не закреплён. Это новая модель, тебе придётся строго соблюдать ТО и вписывать в формуляр все малейшие неисправности в работе двигателя и ходовой. После года эксплуатации я отошлю формуляр в Ульяновск на завод-изготовитель. Буду загружать тебя на нём другими поездками, чтобы наезд за год был максимальным.
  После знакомства с тремя непосредственными своими начальниками, Валерия возвращается к старшему начальнику, капитан-лейтенанту, докладывает, что готова одновременно исполнять приказы всех своих начальников, только у неё имеется маленькая просьба - составить временной график очерёдности выполнения своих обязанностей. Капитан-лейтенант улыбается и производит инструктаж:
  - Ты зачислена информатором в информационно-аналитический отдел контрразведки, главная твоя задача - собирать и проверять правдивость различных сведений, в том числе и проверку личных дел военнослужащих срочной службы, там тоже встречаются неточности, особенно в биографиях. Каждый матрос при допуске к работе с секретной техникой, снова пишет автобиографию, при этом часто допуская неточности. Ты должна сравнивать два варианта, отыскивая расхождения и проверять авторов каким угодно способом, но чтобы они не догадались, что ими интересуется контрразведка.
  - Это работа следователя, я не имею юридического образования.
  - В нашем отделе нет ни одного штатного юриста. Следователи подчиняются военному прокурору, только с его разрешения имеют право начать следствие, если имеются доказательства преступления. Позор для тебя, как информатора, если допустишь неправдивое обвинение. Позор для меня и всей контрразведки флота, если я передам дело следователям и оно "рассыпется" при дознании или в суде. Для начала я передаю тебе одно дело, ты рассмотри его в секретной комнате, результат доложишь мне. Чем быстрее, тем лучше.
  Валерия читает автобиографии матроса П., написанные им в разное время и сразу находит ошибку в указании места рождения матери. Оказывается, они родились даже в разных областях, если верить написанному. Задумывается, где же правда и как её узнать? Приходит к решению - позвонить в райвоенкомат по месту жительства матери, она скажет правду представителю военкомата, а тот сообщит её по телефону в горвоенкомат Севастополя. Возвращается в кабинет до капитан-лейтенанта и докладывает о своём решении. Получает замечание:
  - Решение правильное, но длинное. Ты должна знать, что из стационарного телефона можно связаться с любым телефонизированным населённым пунктом Советского Союза, если знать позывные. Иди на узел связи, я скажу дежурному, чтобы тебя пропустили. С помощью телефонистки свяжись с райвоенкоматом, но разговаривай сама, сделай запрос, назови свою фамилию и жди ответа. Только не болтай ничего лишнего, связь на прослушке.
  Через полчаса Валерия докладывает капитан-лейтенанту, что правильный первоначальный вариант биографии матроса. Снова получает замечание:
  - Об этом знаем только мы с тобой, а где результат? Свяжись с воинской частью, где служит матрос, по телефону прикажи им вызвать матроса и заставить его ещё раз переписать более внимательно автобиографию, обратив внимание на ошибку. В случае подтверждения сообщи им, что матрос П. проверку в контрразведке прошёл, можно оформлять форму допуска Љ 2. Устал я от работы с тобой, майор Малкин твои способности явно преувеличил. В последующих проверках докладывай мне конечный результат, промежуточные этапы меня не интересуют. И не забывай об учёбе в институте, в случае плохой учёбы тебя из органов контрразведки выгонят.
  Замечания капитан-лейтенанта о низких способностях Валерию обидело, но виду не подала. Следующие проверки личных дел ведёт сама, иногда выезжая в воинские части для беседы с секретчиками. Конечный результат начальнику не докладывает, оставляя дело в секретной комнате и расписываясь в журнале сдачи: "Проверено, мин нет. Двирняк".
  Одно личное дело поставило Валерию в тупик. Главстаршина Фишер, подводник из Балаклавы, еврей по национальности, призван из Одессы и направлен на интендантскую службу в Одесскую военно-морскую базу. Непонятным образом очутился на острове Русском в учебном отряде подводников ТОФа. Служил баталером на одной из подводных лодок, курсирующих возле берегов Вьетнама. Заболел, случайно поцарапав руку, рана стала гноиться в условиях тропического климата. Был незаметно передан на наше судно из подлодки в пустынном районе океана, судно курсировало в том районе для связи с подлодками специально, чтобы оказать им помощь в случае необходимости. Экипаж судна имел после этого контакт с иностранцами, оказав помощь терпящим бедствие морякам судна под греческим флагом. Иностранцев передали скоро на подошедшее другое судно, а наших моряков стали преследовать боевые корабли и самолёты США. Как не менял капитан судна курс, преследование не прекращалось, передать продукты, воду и горючее подводникам оказалось невозможно. Было предположение, что к нашему судну незаметно прикрепили радиобуй, по нему американцы определяют его координаты. Судно получило приказ возвратиться во Владивосток.
  До выздоровления старший матрос Фишер был направлен в хозчасть, ухаживал за свиньями вьетнамской породы, которых наши моряки спасли вместе с экипажем терпящего бедствие иностранного судна. Забрать свинок капитан, грек по национальности, категорически отказался - это его подарок за спасение. Во Владивостоке между досок ящиков со свинками был обнаружен радиобуй.
  Для поправления здоровья старшина 2-й статьи Фишер был направлен подальше от опасных для него тропиков, сначала на Камчатку, а потом самолётом на Колыму. В устье этой реки была поставлена на зимовку подводная лодка, не успевшая пройти на Восток из-за тяжёлой ледовой обстановки. Экипаж был из черноморцев, подлодку перегоняли из Николаева по системе рек и каналов на Север, потом на ТОФ. В последний момент перед отлётом самолёта Фишеру передали ручной пулемёт и запас патронов - для защиты экипажа подлодки от возможного нападения бежавших из лагерей заключённых. Подводники перетерпели все лишения вынужденной зимовки, летом навигация открылась, подлодка благополучно пришла в Петропавловск на Камчатке. При инвентаризации старшина 1-й статьи Фишер командира не подвёл, успешно отчитавшись за сохранность многочисленного имущества, принятого и навязанного местными властями из патриотических чувств. Все подводники были повышены в званиях, Фишер стал главстаршиной.
   Положенный месячный отпуск подводник провёл в Одессе, потом переведён из ТОФа на Чёрное море, так попал в Балаклаву, на базу подводных лодок. По службе характеризуется положительно. Все эти подробности биографии подводника Валерия доложила начальнику, тот спрашивает, есть ли у неё план дальнейших действий. Выслушав, сначала хмурится, потом даёт добро.
  Валерия во флотской форме ведёт машину в редакцию газеты "Флаг Родины", сообщает редактору, что по служебным делам будет в Балаклаве. Готова выполнить задание редакции о службе подводников, в газете так мало о них пишут, ей стыдно носить в кармане удостоверение внештатного корреспондента. Покидает редакцию уже с удостоверением спецкора и заданием взять интервью у матросов разных национальностей, символизирующих братство народов СССР. Редактор обещает переговорить по телефону с замполитом, тот поможет Валерии выполнить задание редакции.
  В Балаклаву едет в брючном костюме, переодевшись на квартире у Тани. Брюки уже в обтяжку, она на флотских харчах пополнела, поспорила с Таней, сначала отказываясь надевать на кофточку красивую, но короткую и узкую курточку, потом согласилась, покрутившись перед зеркалом. Вид у неё кокетливый, но чего не сделаешь, чтобы выполнить задание редакции! Сверху надела утеплённую куртку, которую пришлось оставить в машине.
  Замполит ведёт Валерию на пирс, где уже собрались подводники для встречи с корреспондентом. Из репродуктора льётся любимая песня подводников:
  - И в предвечерний час заката
  Тебе известно лишь одной,
  Когда усталая подлодка
  Из глубины идёт домой.
  Валерию приветствуют радостными возгласами, матросы жадными взглядами ощупывают фигуру Валерии, охотно дают интервью, когда она проходит между рядами с микрофоном, предупредив, что их речь сохранится в записи на диктофоне. Замполит прерывает это политзанятие - время истекло. Валерия недовольна:
  - Я ещё не взяла интервью у представителя еврейской национальности. Неужели среди подводников нет евреев?
  Ей отвечает десяток голосов: - "Есть! Есть! Это Фима Фишер!" Замполит уводит строй под скалу, обещая прислать еврея, просит обождать в курилке. Подходит крепкий парень в бушлате с погонами главстаршины, извиняется, проверял остаток дизтоплива в цистернах лодки, напрасно красивая корреспондентка тратит на него время, в его биографии нет ничего примечательного.
  - Позвольте судить об этом мне. Как вы попали в подводники?
  - Совершенно случайно, благодаря любви и ревности.
  - Это так необычно, расскажите, пожалуйста, я вас прошу.
  - А вы замужем?
  - Ещё нет. Но вы не стесняйтесь, я журналистка, у меня есть некоторый опыт во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Смело говорите.
  - Перед призывом я жил в Одессе у дяди на улице Чижикова. Дядя работал директором мебельного склада, я днём подрабатывал у него грузчиком, по вечерам учился в институте водного хозяйства. На пятом этаже в нашем доме поселился капитан, работник военкомата, с молодой красивой женой, я в неё влюбился. Капитан договорился с дядей о приобретении вне очереди шкафа для одежды, пообещал после призыва оставить племянника на службе в Одессе. Я привёз с биндюжником шкаф на подводе, красавица идёт впереди по лестнице на пятый этаж, я вслед за ней волоку шкаф, стараясь не отстать от красивых ножек. Занесли мы с биндюжником шкаф в квартиру, она с ним расплатилась, я от денег отказался. По улице в это время прогромыхал трамвай, от дрожания дверца шкафа сама распахнулась, я предложил красавице свою помощь в устранении этого недостатка. Залез в шкаф с отвёрткой в руке, предварительно сбросив рабочие брюки, сижу в шкафу в одних трусах, дожидаясь проезда очередного трамвая. В это время со службы приходит муж, жена радостно сообщает новость - доставили долгожданный шкаф. Капитан распахивает дверцу шкафа, узнав меня, спрашивает:
  - Ты что здесь делаешь?
  - Жду трамвая.
  Выдержка у капитана оказалась железная, в банальную драку не полез, но я получил повестку о призыве на воинскую службу. Плацкартный вагон с призывниками прицепили к пассажирскому поезду, через 20 дней пути я оказался во Владивостоке, потом на острове Русском, в учебном отряде. Так я попал в подводники.
  Валерия улыбается и задаёт следующий вопрос:
  - Чем закончилась история с вьетнамскими свинками?
  - У вас какая форма допуска к секретам?
  - Самая высокая, иначе меня в закрытый город не пропустили бы.
  - Тогда слушайте. Через некоторое время я заметил, что через каждые два часа свинки в ящиках начинают беспокоиться, потом успокаиваются. Прибывшие радисты обнаружили сигналы радиобуя на частотах, которые в обычной радиосвязи не применяют. Свинок переселили в утеплённый свинарник, а ящиками с радиобуями ещё долго морочили головы американцам, устанавливая их на разных судах.
  - Спасибо за откровенность, я тоже буду с вами откровенной. Меня попросили узнать, куда делось огромное количество имущества и оружие, которое числилось за вами?
  - За мной ничего не числилось, за всё нёс ответственность капитан подлодки. В конце зимовки я нашёл среди местных жителей бывшего зека с паспортом, предложил ему работу сторожа и жильё в домике, где зимовали подводники, он согласился. Всё имущество переписали на него вполне официально. Оружие и патроны забрали с собой. Перед прибытием подлодки на Камчатку, нас ожидала строгая проверка пограничной и таможенной служб. Оно нам надо! Посоветовался с ребятами и всё неучтённое оружие и патроны выбросили за борт, иначе командира подлодки затаскали бы по различным инстанциям, заставив писать кучу объяснений, а весь экипаж оказался бы под подозрением.
  - Последний к вам вопрос. В редакции ведётся дискуссия о необходимости отмены формы 1. Что вы, как представитель интендантской службы, на это скажете?
  - Белые брюки пора на Чёрном море отменить. Белоснежную форму матросы носят только одну неделю, в честь Дня военно-морского флота. Каждый ходит с газетой, присаживаясь, подкладывает её под задницу. Брюки через неделю приходится стирать, это лишняя забота. Форма 1 не нужна.
  - Спасибо за интервью. Посоветуйтесь с матросами насчёт ожидаемой отмены выходных белых брюк, о своём мнении пусть напишут в редакцию. Желаю вам успешной службы.
  - И я вам того же желаю.
  Последний вопрос Валерия задала с хитрецой, чтобы отвлечь внимание от предыдущих своих вопросов. Главстаршину будут обязательно спрашивать о вопросах любознательной журналистки, он ответит - об отмене белых брюк!
  Капитан-лейтенант прослушивает с диктофона запись интервью, впервые улыбается и объявляет Валерии благодарность и денежную премию в размере 10 руб. Премия нужна - в учебном взводе она получала денежное содержание в размере 3 руб. 65 коп. за месяц, да ещё у всех призывников эшелона высчитали по 1 руб. 60 коп. за досрочное прибытие в экипаж за 5 мин. до начала следующих суток. В войсковом магазине пришлось покупать асидол для чистки медной бляхи ремня и пуговиц, а это расход. После присвоения звания старшины 1-й статьи Валерия разбогатела, получая 15 руб. в месяц за звание и 3 руб. за 2-й класс водителя. Поэтому с чистой совестью отвечает начальнику:
  - Служу Советскому Союзу!
  Капитан-лейтенант сообщает Валерии, что её бумажная работа временно прерывается, она направляется в распоряжение старшего лейтенанта, командира штабной охраны, прибыть к нему немедленно.
  Сердитый старлей перехватывает Валерию во дворе, делает выговор за задержку убытия охраны на стрельбище, приказывает вести машину ГАЗ-66.
  - За мной уже приказом закреплён УАЗик.
  - Тем лучше. Теперь будешь возить меня, в охране штаба каждый матрос - водитель. Возьми этот СПС и повесь через плечо. Трогай!
  На стрельбище Валерия вынимает из деревянной кобуры тяжёлый пистолет, крепит его к кобуре, которая служит прикладом, стоя выпускает короткую очередь по фанерной мишени, которая валится от удара пуль.
  - Неплохо. Теперь отсоедини приклад и сделай 5 одиночных выстрелов по бумажной мишени.
  - Хуже, но выучка чувствуется. Раньше стреляла?
  - Только три выстрела из пистолета Макарова. Разрешите повторить?
  - Нет. Сначала заставлю тебя удерживать пистолет в руке незаряженным, нацеленным в условную мишень. Так до десяти раз, пока не устанет рука. Только потом сдашь зачёт на стрельбище.
  По дороге в Круглую командир читает Валерии лекцию о трудном пути в войска пистолета конструктора Стечкина, предназначенного для вооружения танкистов, водителей и охраны штабов, чьи руки заняты управлением или проверкой документов. По разным причинам от мощного оружия отказались, теперь им вооружают только охрану штабов.
  Валерия производит чистку пистолета в подвальном помещении, предназначенном для чистки оружия. На стене висят плакаты, по ним легко изучить конструкцию АПС. При повторной стрельбе она выполнила норматив попаданий и её начали ставить в наряды по охране штаба. Проверять пропуска неинтересно, это может делать даже бабушка с нормальным зрением. Интересны занятия по физподготовке, в основном по вольной борьбе, но скоро матросы охраны к ним охладели, предпочитая не ввязываться в поединки с ловкой соперницей.
  Во время зимних учений флота и авиации Валерия возит на своём УАЗике по аэродромам Крыма посредников, которые наблюдают за подготовкой многочисленных технических служб к полётам. Их больше всего интересует время поднятия в воздух по тревоге полков и даже всей 88-й минно-торпедной дважды орденоносной авиации дальнего действия дивизии. Перед поездкой Валерия прошла инструктаж по правилам безопасной езды по аэродрому, в кабину ей приклеили соответствующее разрешение. Надоедает таскать с собой через плечо сумку противогаза и тяжёлую кобуру с пистолетом АПС, но приходится терпеть. Кроме должности водителя Валерия охраняет двух посредников, которых вначале забавляла такая охрана, потом привыкли. Отдыхает и даже дремлет она в кабине машины, когда посредники взбираются на ПУП - пункт управления полётами. Скоро привыкает к рёву турбин самолётов ТУ-16.
  Кормят Валерию в лётной столовой вместе с посредниками, отдыхает изредка в гостиницах в Гвардейском, Октябрьском или Весёлом. Если полёты ночные, посредники отдыхают днём. За две недели учений офицеры- посредники вымотались, изредка подкрепляются глотком коньяка из плоской бутылки, предлагают глотнуть Валерии, она отказывается, берёт только мятную конфету. В поездках между аэродромами посредники обсуждают, повысят ли после учений звание полковнику, командиру авиадивизии, который мотается между тремя аэродромами на самолёте ЯК-12, сам пилотируя и совершая сходу рискованные посадки. В небе над горами Кавказа потерпел аварию самолёт, после такого ЧП понятно - генеральского звания полковнику не дадут.
  Учения кораблей закончились на 2 дня раньше, чем ВВС флота, посредники знают - самолёты наносят последние победные удары по тылам разгромленного условного "противника". Валерия завозит офицеров в штаб флота возле Южной бухты, в пути они осуждают недостатки, обнаруженные в ходе учений, им предстоит ещё участвовать в разработке приказа по флоту, подводящего итоги зимних учений. Это трудная задача, мало недостатков - плохой посредник, много замечаний - придираешься к авиации.
  Валерия возвращается в штаб гарнизона родной бухты, заходит к капитан-лейтенанту в кабинет, застаёт его спящим за столом. Проснулся, поднял измученное лицо, не выслушав уставного доклада, указал на стул, приглашая присесть, сам начал разговор.
  - Был в составе посредников на малых кораблях, а погода зимняя, штормовая. Из твоего личного дела известно, что ты не укачиваешься, это правда?
  - Не знаю, в шторм попала лишь однажды, во время морской практики в институте. Было интересно, поэтому, возможно, не укачалась.
  - Я добрый, поэтому даю тебе возможность покачаться на волнах. Иди к лейтенанту, командиру рейдовых катеров, будешь рулевым.
  - Я только сегодня вернулась с учений, две недели без отдыха, спала за рулём, мне тоже по Уставу положен отдых. Кроме того, меня ждут занятия в институте.
  - Отдохнёшь сегодня. Завтра в 8-00 явишься к лейтенанту, это приказ. Рейсы будешь совершать короткие, из бухты в бухту, по вечерам возить его сверхсрочников в институт. Вопросы есть?
  - Никак нет. Разрешите выполнять?
  - Отваливай.
  С этого ответа Валерия почувствовала дружеское расположение начальника. Торопится в свою комнату, на тумбочке её ждёт письмо от Алексея. Сообщает, что догадался, где она служит, надеется на скорую встречу после окончания маневров у наших "друзей". Обещает ей три дня отпуска после его прибытия, смену места жительства и работы. Валерия догадывается, три дня отпуска положены после свадьбы молодожёнам, но что означает смена места жительства? Неужели им предоставят квартирку? И неужели она будет служить вместе с Алексеем? Усталости как не бывало.
  "Морской начальник" встречает Валерию на пирсе и без всяких объяснений ставит её рулевой, сам становится рядом, объясняя и показывая. Выход из бухты и возвращение - без проверки, пограничники предупреждены. Проход узкий, нужно держаться середины. Гирокомпас имеется, но в ясную погоду смотреть на него не нужно, ориентировка - по береговой черте, удаление - около кабельтова. Держать курс на Константиновский равелин, проход в Северную бухту - по Инкерманским створам, далее вход в Южную бухту и швартовка возле Графской пристани. Потом глуши дизель и ожидай появления начальства на пристани, дальше действуй по их указанию. Если я отлучусь, ты - старшая на катере. В этом случае надевай нарукавную повязку и можешь покомандовать матросом и мотористом. Запомнила?
  - Слова запомнила, но нужна практическая выучка, особенно при швартовке.
  - За этим дело не станет, обучу. В ожидании начальства изучай сигнализацию флажками.
  - Сигналы я читать умею. Мне нужна карта расположения бухт, в которые мы намерены заходить.
  - Получишь такую карту в секретчика, изучишь, по ней я приму у тебя зачёт. Хранить её на борту рейдового катера не положено, она секретная. И держи дисциплину на катере согласно званиям. Ты - старшина 1-й статьи, два члена экипажа - матросы, твои подчинённые. Всё понятно?
  - Никак нет. Разрешите отстоять пару вахт с мотористом, ознакомиться с его действиями.
  - Подменять на вахте моториста разрешаю. Эх, Валерия, была бы ты мужиком, непременно стала бы адмиралом. Прекращаем трёп, к нам на катер спешат три офицера, командуй мотористу заводить дизель.
  Валерия ведёт катер в бухту Камышовую. Военных кораблей в ней нет, суда гражданские. Здесь находится база Атлантического рыболовного флота, в порту ведётся большое строительство, вокруг бухты расположен городок с новыми домами. Офицеры инженерной службы флота скрываются в здании начальника порта, приказывают ожидать их возвращения, экипаж катера может пообедать в столовой по талонам.
  Валерии понравилась жирная малосольная атлантическая селёдка, на раздаче её отпускают без нормы, бери, сколько хочешь. В столовой шумно и грязновато, портовики обедают в рабочей одежде. На обратном пути Валерию высаживают возле поста пограничников, без захода в бухту Круглая. Солдаты-пограничники после проверки пропуска рады поболтать с девушкой, но она спешит на занятия в институт.
  Валерия изучает морскую карту побережья от полуострова Херсонес до Евпатории с указанием глубин и причалов, которых на обычных географических картах нет. Красными стрелками нанесены господствующие в этих местах ветры летом, чёрными стрелками - зимой. Это важно знать для швартовки, чтобы не подставлять борт катера под отжимной ветер при стоянке вне бухт. Всё побережье Калкинитского залива разрешено для стоянок рейдовых катеров, а бухт нет. Зачёт Валерия сдала, теперь её мучает вопрос, зачем ей эти знания? Экзаменатора не спрашивает, возможно, он сам этого не знает. Знает только капитан-лейтенант, но он развивает у своего информатора сообразительность, может сам задать ей такой вопрос. После раздумья находит ответ - во время летних учений она будет на катере возить посредников. Лучше такой ответ, чем никакого.
  Валерия назначена старшиной рейдового катера. Это должность сверхсрочника в звании главстаршины или мичмана. Но на сверхсрочную службу после 4-х лет действительной старшины остаются неохотно. Главная причина - пора заводить семью, но нет квартир. Повезло её одногруппнику по институту. Вернулся после отпуска с молодой женой, её прописали в общежитии, его жильё - матросский кубрик. Помыкались год, отрабатывая в свободное время на строительстве дома хозспособом, им дали однокомнатную квартиру. Сейчас он - мичман, старшина большого рейдового катера, который находится в распоряжении начальника гарнизона бухты Круглой. Салон катера роскошный, закрыт от ветра, имеется камбуз, радиостанция и прожектор. В выходные дни на катере совершают деловые поездки по разным бухтам штабные начальники в звании капитанов 1-го ранга и контр-адмиралов. Иногда развлекаются рыбной ловлей и упражняются в стрельбе из пистолетов по уткам-ныркам. Ветераны войны ведут себя в таких поездках, как мальчишки-школьники во время переменки между уроками. Катера бухты Круглой их вполне устраивают - подальше от Графской пристани и строгих глаз командующего флотом.
  Сигнальный прожектор установлен и на малом катере Валерии, но он не работает и, по штату нет сигнальщика. Причину установила быстро сама - не отрегулирован механизм подачи параллельных углей, вольтова дуга между ними неустойчива. Посетила большой катер, расспросила сигнальщика о способе регулировки, от дружеской помощи отказалась - сама справлюсь. Вдвоём с мотористом заменили угли, правильно установили их в начальное положение, подали напряжение - вспыхнула ослепительная дуга, пришлось закрыть металлические шторки. Быстро освоила азбуку Морзе, открывая и закрывая шторки. Короткое открытие - точка, длинное - тире. Обучилась сама и обучила матроса - третьего члена экипажа. Подала рапорт о повышении званий, моторист стал старшиной 2-й статьи, матрос - старшим матросом. Валерии повышать звание не нужно, она уже заслужила у моряков шутливое прозвище "адмирал". Добилась замены на своём катере потерявшего родной синий цвет кормового флага. Лишь в верхнем левом углу есть небольшое изображение военно-морского флага. Такой флаг свидетельствует о принадлежности катера к вспомогательным судам ВМФ. Он висит на корме всегда, поднимать и опускать его не требуется. Валерия гордится своим новеньким кормовым флагом, хотя осознаёт, что маленький экипаж катера устал от частых выходов в неспокойное море. Но жалоб нет.
  
  Военная свадьба в бухте Омега.
  
  Перед поездкой в институт Валерию вызывают в штаб, вручают два пропуска, дают задание:
  - Завтра прибыть на машине к приходу поезда из Москвы. Встретишь на перроне капитана 3-го ранга с женой, привезёшь их в Круглую, поселишь в новый домик-гостиницу. В штаб сразу не веди, дай им время осмотреться, можешь повозить их по гарнизону. Всё понятно?
  - Никак нет. В пропуске у женщины сложная латышская фамилия. Узбеки на КПП могут не пропустить, если заметят расхождение в написании с паспортом хотя бы одной буквы. Прошу перепроверить правильность фамилии в пропуске.
  Дежурный по штабу уходит, возвращается с новым пропуском. Действительно, писарь пропустил одну букву в фамилии Инги.
  Возвращается Валерия к себе в общежитие с опозданием, забежав перед этим в столовую, где на неё ожидает вечерний чай. Чайник стоит на плите, но нет ржаного сухаря. Сонный дежурный из камбузного наряда отсылает её в кладовку, там стоит бумажный мешок с сухарями. Валерия читает на мешке дату упаковки - сухари десятилетней давности. Радуется - она нашла ответ на вопрос, который недавно задал ей капитан-лейтенант, развивая в ней внимательность и сообразительность. Вопрос простой - почему матросов кормят один раз в неделю ржаными сухарями?
  Ответ на первую часть вопроса Валерия нашла сама - только ржаные сухари полезны для здоровья, впитывают в желудке различные токсины, алкоголь и выводят их из организма. Теперь знает ответ и на вторую часть вопроса - запас сухарей постепенно обновляется. Грызёт сухарь, запивает сладким чаем и хвалит себя за внимательность. Про ошибку, которую она обнаружила в пропуске, можно умолчать, дежурный по штабу сам сообщит о ней начальнику, так положено. Сегодня - удачный для неё день, только Алексей задерживается с обещанным прибытием.
  Возле общежития со скамейки поднимается старший лейтенант и заключает Валерию в объятия, целуя её в губы и щёки. Закрыв глаза, она некоторое время думает, что это счастливый сон, потом убеждается в реальности - это Алексей.
  - Пошли ко мне домой, я получил однокомнатную квартиру, будем жить вместе.
  - Хорошо, только зайдём ко мне в комнату, я заберу свои вещи.
  Алексей ведёт её в новый домик гостиничного типа, открывает своим ключом дверь, первой пропускает в квартиру, помогает снять шинель.
  - Алёша, а я в этот домик должна завтра привезти с московского поезда семейную пару - кап-3 с женой.
  - Пропуска для них у тебя? Покажи мне.
  Просмотрев пропуска, Алексей становится серьёзен.
  - Лерочка, ты пока осмотри квартиру, а я схожу в кубрик к "котикам", сделаю несколько распоряжений по подготовке ещё одного номера. Догадываюсь, что завтра прибудет мой командир, а жильё для него не совсем готово.
  Валерия осматривает однокомнатную квартиру с туалетом, ванной, кухней, прихожей. Радуется горячей воде, тёплым батареям, электроплите, полному холодильнику и телевизору. В спальне стоит новый раскладной диван, рядом лежат чистые простыни и одеяло. От приятных мыслей кружится голова. Чувствует себя хозяйкой, начинает наводить свой порядок в гостиничном номере с инвентарными номерами на мебели.
  Алексей возвращается с задержкой, сообщает, что поднял по тревоге взвод "котиков", дал задание - обставить мебелью двухкомнатную квартиру в соседнем домике, главстаршина с матросами его прогнали, узнав, что к нему приехала невеста. Просит Валерию завтра с утра поехать в ЗАГС и подать заявление о бракосочетании. Договорились быстро, по этому поводу выпили по бокалу шампанского, закусили крупными мандаринами, на каждом приклеен ярлык с надписью "Марокко". Ночью Алексей признался - квартиру он захватил незаконно, без ордера, его ждут неприятности по службе, но пусть жену это не беспокоит, отделается выговором по партийной линии. Взамен получает горячий поцелуй.
  Утром едут в ЗАГС и просят ускорить оформление брака. Заведующую это не удивляет - да хоть сейчас, но необходимы два свидетеля. Договорились приехать через полчаса. На вокзале Алексей спешит на перрон, возвращается к машине с офицером и его женой - красивой блондинкой. Они согласны быть свидетелями бракосочетания. После знакомства Инга восклицает:
  - Это так романтично - сразу по приезде попасть на свадьбу! Дима, садись сзади, я сяду рядом с Валерией. А где мы будем жить? Готова ли для нас квартира? Перед окончанием Академии мы с Димой ютились в маленькой тесной комнате. Дима окончил Академию с отличием, ему должны выделить квартиру. Я окончила мединститут в Риге, мечтаю поработать в Главном военно-морском госпитале Севастополя, покажите мне его здание.
  Валерия ведёт машину к Графской пристани, оттуда виден Павловский мыс со зданием госпиталя и стоящим на бочках крейсером. Удовлетворив любопытство бывшей жительницы Риги, едут в ЗАГС. Опытная заведующая всё приготовила - цветы, шампанское и музыку с записью свадебного марша Мендельсона. Распили бутылку шампанского, вторую оставили в подарок заведующей. Валерия вышла с большим букетом цветов от Алексея, второй букет вручил ей Дмитрий. Минуют два КПП и подъезжают к гостинице. Двух комнатной квартире приезжие рады, им обещали однокомнатную. После поездки по гарнизону Валерия подвозит гостей в штаб. Возвращаются они весёлые - Дмитрий назначен командиром войсковой части, Инга согласилась на лейтенантскую должность врача-терапевта в этой части. И главное - им пообещали постоянную прописку в двухкомнатной служебной квартире! Это гораздо лучше, чем жить в номере, который обслуживает гостиничный персонал.
  Валерию возле квартиры встречает работник КЭЧ, предлагает покинуть гостиничный номер и возвратиться в общежитие.
  - Даже не подумаю. Я - жена старшего лейтенанта Иванова, могу показать свидетельство о браке. Бывший гостиничный номер - наша квартира, ваш персонал я и на порог не пущу. Можете на нас писать жалобу командованию.
  - Напрасно вы на меня наезжаете, разлучать мужа с женой КЭЧ не имеет права, живите спокойно. Только подготовьтесь к неприятному разговору в политотделе, я обязан туда сообщить о самозахвате квартиры.
  - Только не забудьте сообщить, что отпала необходимость в наёмном персонале для уборки двух гостиничных квартир.
  - Обязательно сообщу. С вольнонаёмным персоналом в нашем гарнизоне туго. Я перепишу мебель с инвентарными номерами на вашу фамилию, пользуйтесь на здоровье, так положено.
  Валерия радуется, что имеются политотделы, они обязаны разбирать неприятные семейные и квартирные инциденты, вынося партийные взыскания виновным. Через некоторое время безупречной службы взыскание снимается. Работа политотделов в чём-то схожа с наказанием гауптвахтой, или штрафным батальоном. После отбытия наказания виновник чист и продолжает дальнейшую службу. В армии без гауптвахт, штрафбатов и политотделов не обойтись.
  Вечером Алексей сообщает новость - положенный ему месячный отпуск задержал новый командир, попросил обучить двух молодых лейтенантов и нескольких старшин приёмам задержания под водой. Валерия поражена:
  - Какое может быть обучение в марте? Температура воды 6 градусов!
  - Не беспокойся, резиновый гидрокостюм положено одевать на шерстяное бельё. С водой будут соприкасаться только кисти рук и часть лица.
  - Твой Дмитрий сошёл с ума! Куда он торопится?
  - Он не торопится, его торопят из Москвы. В конце апреля приедет комиссия, даст оценку нашей работе. Дмитрий - опытный водолаз, но боевой борьбе под водой не обучен, я пообещал заняться обучением нового пополнения "котиков".
  - Тогда давай отложим нашу свадьбу до конца апреля. Будет уже тепло, я смогу надеть туфли и свадебный наряд.
  - Умница моя, дай я тебя поцелую.
  - Не подлизывайся, лучше пообещай по воскресеньям танцы в Доме офицеров или посещение театра.
  - Если ты будешь носить на пальце обручальное кольцо, как замужняя женщина. Оно хоть немного будет отпугивать твоих ухажёров, мне не придётся вызывать их на дуэль с мордобитием. Шансов у них победить "котика" - ноль.
  - Согласна, если ты тоже будешь носить кольцо при совместных наших выходах "в свет". На работе кольца не носим, под водой его может у тебя украсть какая-то очаровательная русалка. Женщин-русалок за рубежом видел?
  - Видел, но им поручают несерьёзные задания, чаще всего они пытаются отвлечь внимание "котиков" от охраны корабля.
  - Я тоже хочу пройти курс обучения боевых пловцов, будем служить вместе. Завтра же подам рапорт о зачислении.
  - Не вздумай, я возражаю. Ты просто не представляешь, какие огромные физические нагрузки они переносят при отборе. Из десяти кандидатов проходят двое. Боевой пловец - не женская профессия.
  - Неправда, я читала, про подвиг грека Скиллиса и его дочери Кианы во время греко-персидской войны за 480 лет до н. э. Ночью они подплыли к стоящим на якорях персидским кораблям и перепилили якорные канаты. Буря унесла корабли персов в открытое море и разбила о скалы. Скиллису и Киане благодарные греки установили в Дельфах памятник.
  - Забудем про давние времена, вернёмся в современность. Могу дать почитать обзор под грифом ДСП, ты узнаешь, что первое водолазное спецподразделение было создано в августе 1941 года в Ленинграде. Бойцы этой роты предотвратили атаку итальянских "людей-лягушек" со стороны рек и каналов. Ими была обнаружена скрытая база фашистских катеров в районе Стрельны. Их удалось уничтожить, забросав гранатами. После окончания Второй мировой войны это спецподразделение было расформировано.
  Валерия знакомится с документом для служебного пользования, узнаёт много интересного о подготовке боевых пловцов. Обязательный этап - умение плавать со связанными руками, искусно владеть ножом, которым вооружают пловцов. В подводной схватке им разрешается убивать противника. Валерия задумывается - убить человека она не сможет. Задаёт вопрос Алексею:
  - Ты убивал диверсантов противника под водой?
  - Ещё нет, мне повезло. Удалось только ранить и повредить шланг его дыхательного аппарата в ночной схватке, он сдался, я с товарищем доставил его на поверхность, он потом благодарил меня. Не беспокойся, под водой мы работаем в паре, на нас нападают одиночки.
  - Пистолетов, способных стрелять под водой, у вас нет?
  - Пока нет. Сначала нужно создать герметичный патрон и капсюль, работы в этом направлении ведутся. Имеется подводное пневматическое ружьё, стреляющее дротиком, но пользоваться им неудобно. Охотимся с ним на рыб, привязав к дротику леску, чтобы не потерять дротик и рыбу.
  Валерия пишет рапорт о переводе её в отряд боевых подводных пловцов, вручает его капитан-лейтенанту. Прочитав, тот откладывает бумагу в сторону, задаёт сам вопрос:
  - Ты ещё не ответила, зачем матросам раз в неделю выдают вместо хлеба сухари?
  - Для улучшения здоровья и чтобы обновлять запас сухарей на случай войны. Когда будет ответ на мой рапорт?
  - Никогда. Просто подошью его в твоё личное дело, если ты не согласишься его порвать.
  - Свой рапорт я не порву.
  - Я так и думал. Тогда слушай. Тебя призвали на флот в войска госбезопасности, ты обязана отслужить 4 года. Боевые пловцы служат на флоте 3 года действительной службы, потом уходят в запас, потому, что трудно физически здоровому мужчине выдержать изнурительные тренировки. Тебя спишут по состоянию здоровья уже через год. И главное - в КГБ нет такого подразделения, как боевые пловцы. Слишком сложное снаряжение необходимо для них готовить и постоянно его технически совершенствовать.
  - Я хочу служить вместе с мужем.
  - Могу только временно закрепить твой катер за перевозками грузов для "котиков". Больше ты ко мне с этим вопросом не приставай.
  Валерия рада и этой малости, она лучше ознакомится со службой в подразделении боевых пловцов, докажет, что сможет переносить физические нагрузки не хуже мужчин. Маленькую победу следует отметить вылазкой на танцы в Дом офицеров, конечно, в платье, а не в матросской форме. Агитирует Ингу, та легко соглашается. Труднее было убедить Дмитрия - тот целиком отдаётся службе, но под натиском двух женщин кап-2 капитулировал.
  Валерия вальсирует с Алексеем, Инга с Дмитрием. Они хорошо смотрятся, только других офицеров с жёнами смущают обручальные кольца на пальцах. Носить кольца тогда было не принято, это считалось буржуазным предрассудком, вызовом общепринятой морали. Постепенно взгляды морских офицеров и их жён менялись, кольца вошли в моду. Появление на танцах незнакомого кап-2 с красивой женой-блондинкой было замечено старшими офицерами, танцмейстер подлетел к ним и увлёк пару к контр-адмиралу - этикет требовал представиться старшему по званию. Пользуясь моментом, пригласил Ингу на танец, они легко заскользили по паркету. На следующий танец пригласил Валерию, Инга танцевала с Алексеем. Танцмейстер Валерию и Алексея узнал, сделал пару комплиментов жене, мужа поздравил с повышением звания. Потом адмирал пригласил на танец Ингу, танцевал легко, пара вызвала аплодисменты зала. Возвращались домой на машине, довольные танцами. Дмитрий считает полезным представление его адмиралу, тот обещал помощь в решении хозяйственных вопросов.
  Валерия возит на катере различные грузы для "котиков" из складов возле бухт Южной и Карантинной, но что это за грузы - точно не знает. Принимают и сдают грузы временно зачисленные в экипаж катера два матроса, спрашивать их бесполезно. На одной из упаковок случайно подглядела пункт назначения: 6-й МРП СпН. Легко расшифровала - 6-й Морской Разведывательный Пункт Специального Назначения. Поняла, что он расширяется, когда увидела машины уходящей из гарнизона автороты. Их кубрики занимают "котики", возле ворот, где она когда-то несла сторожевую службу со штыком у пояса, появился матрос с автоматом.
  Большую часть служебного времени военврач Инга проводит возле водолазного бота и кислородной станции. Подруги встречаются, когда Валерия швартует катер рядом с водолазным ботом и удаётся поговорить. Инга ругает заправщиков баллонов для дыхания водолазов после проверки состава - опять процентный состав кислорода превышает норму! Разъясняет Валерии - избыток кислорода в дыхательной смеси вреден для дыхания, сначала страдают зубы, потом лёгкие. Идеальный состав дыхательной смеси - чистый воздух, которым дышат люди. За этим обязан следить врач-стоматолог отряда, но, по мнению Инги, он отлынивает от исполнения своих обязанностей, выдумывая различные насадки на зубы, которые применяют боксёры. "Котики" эти насадки просто выплёвывают под водой.
  Следующим рейсом Валерия доставляет новенькие дыхательные аппараты. Осмотрев их, военврач немедленно приказывает отправить их на склад. Заметив недоумение заправщиков, разъясняет - это аппараты с замкнутым циклом очистки, они не выделяют пузырьки воздуха при дыхании, это хорошо, снижается вероятность обнаружения водолаза. Плохо, что их необходимо заправлять чистым кислородом, который особенно вреден для зубов, лёгких и сердца водолаза. Валерия недоумевает - медицинские подушки с кислородом, которым иногда поддерживают работу сердца у тяжело больных, тоже вредны? Инга отвечает - да, вредны при длительном вдыхании кислорода, но чтобы спасти жизнь больного, приходится жертвовать его зубами.
  Познания Инги Валерию удивляют - откуда такие знания? Подруга объясняет - после окончания института она прошла стажировку в Военно-медицинской академии имени Кирова в Ленинграде. В госпитале восстанавливали здоровье моряков, получивших профессиональные заболевания, в их числе были водолазы. Процент излечившихся был очень высок.
  Валерию беспокоит здоровье мамы, беседует на эту тему с Ингой. Без обследования больной лечить маму она не берётся, но выписывает три рецепта таблеток для излечения гипертонии, один из рецептов должен обязательно помочь, но какой - неизвестно. Пусть мама начнёт принимать их по утрам, вреда не будет, через неделю участковый врач определит наиболее эффективный. Лишь потом нужно будет заняться излечением аритмии, лучше всего, если мама возьмёт летом путёвку в один из санаториев Ялты. Валерия отвезёт Ингу туда, вместе с врачами она найдёт способ излечения.
  Весна вступила в свои права, перед майскими праздниками намечена свадьба Валерии с Алексеем, они заполняют приглашения, список передают Дмитрию. Кап-3, несколько смущаясь, объясняет - свадьба будет происходить в бухте Омега на прогулочном теплоходе, одновремённо с учениями "котиков". Теплоход выделяет командование флота, оно будет присутствовать на учениях и на свадьбе. Покупать напитки и еду не нужно, все свадебные расходы берёт на себя командование, на теплоходе имеется ресторан и место для танцев. Веселитесь на здоровье, наблюдайте учение и считайте, что это происходит для развлечения всех присутствующих на борту.
  Валерия в свадебном наряде, Алексей в парадном мундире с кортиком идут к теплоходу. Их сопровождают Инга и Дмитрий, две девушки-связистки в нарядных платьях, это дружки невесты. На причале их встречает контр-адмирал с букетом цветов, приветствует молодых, просит пройти на теплоход, он со своей свитой зайдёт вслед за ними. На борту молодых приветствуют дядя Юра и Таня, им отведена роль посаженых отца и матери. Все усаживаются за столики, тамада произносит речь, первый открывает бутылку с шампанским и кричит "Горько!". Валерия с Алексеем целуются, пьют сухое вино "брют", бокалы выбрасывают за борт, теплоход уже вышел из бухты Круглой в море. На столы вестовые выставляют еду - тушёнку с гарниром из сушеного картофеля, салат с мясом из натуральных крабов, красную икру, колбасу, селёдку, конфеты. Сушеный картофель Валерия уже пробовала, его вкус ей не нравится, но чудесно приготовленная подлива и горячее блюдо возбуждает аппетит.
  Гремит музыка, адмирал требует коньяка и тишины. Произносит тост за партию и правительство во главе с Никитой Сергеевичем Хрущёвым. Все выпивают стоя, трижды звучит "Ура!" Начинается свадебное веселье, снова гремит музыка, теплоход бросил якорь возле входа в бухту Омега. Валерия танцует с Алексеем, оба стараются вычислить из приглашённых незнакомых офицеров прибывших из столицы на учение посредников. Легко определили - капитан 1-го ранга с адъютантом и ещё один серьёзный кап-3. Представителя от штаба флота долго определить не могли, потом Валерия догадалась, да это же её родной дядя, кап-2 Юрий Садовский! Алексей и Дмитрий немного волнуются, но ничего поделать не могут, они от участия отстранены, сдают экзамены на зрелость их подчинённые.
  Со стороны моря появляются два вертолёта, снижаются над серединой бухты до высоты около восьми метров, из них в воду выпрыгивают "котики" в водолазном снаряжении, под водой происходят учебные поединки. Победившие пары выволакивают на берег своих "противников", скрываются в установленной палатке.
  Со стороны моря появляется самолёт, не приближаясь к берегу, на высоте выше 800 метров выбрасывает десяток парашютистов, они планируют на специальных парашютах в сторону бухты, приземляются на берегу, ведут учебный бой с охраной палатки. Двое парашютистов до земли не долетели, плюхнулись в бухту.
  Экипаж теплохода тоже участвует в учении, ожидая нападения "котиков". Заметили одного со стороны кормы, он пленить себя не даёт, сбрасывая противников в воду. Со стороны бака в это время по якорной цепи взбирается другой "котик", проникает в салон, подбегает к столику адмирала, хватает бутылку коньяка и спрыгивает в воду. Два боевых пловца исчезают также быстро, как и появились. Под водой надели на себя дыхательные аппараты и уплыли с ценным трофеем - бутылкой коньяка. Вся свадьба аплодирует "котикам", потом вздрагивает от громкого хлопка взрывпакета, оставленного одним из "котиков". Это сигнал, что теплоход захвачен "противником" и учения прекращаются.
  Адмирал требует ещё коньяка и произносит тост за "морских котиков", за их успехи в боевой и политической подготовке. Потом пускается в пляску, похожую на матросское "яблочко", его награждают аплодисментами. Два матроса мастерски исполняют этот танец после адмирала, он жмёт им руки, сообщает свадьбе, что в молодости танцевал не хуже, объявляет конкурс на лучшую танцевальную пару. Первый приз - бутылку коньяка, вручает Инге и Дмитрию, второй приз - бутылку шампанского, получают Валерия и Алексей. Призы сразу же распивают, в воздух взлетает фейерверк из разноцветных ракет. Огни привлекают проходящий мимо катер с пассажирами, он останавливается у входа в бухту, капитан интересуется - что происходит? С теплохода отвечают:
  - Чёрт его знает! То ли адмирал дочь замуж выдаёт, то ли сына женит. Свадьба!
  Теплоход высаживает часть свадебного кортежа в Круглой, берёт курс в бухту Южную. После прощания с дядей Юрой и Таней Валерия кричит вдогонку:
  - Танечка, не забудь отобрать у фотографа лучшие фото для мамы!
  - Не забуду-у-у!
  Музыка заглушает её ответ, на теплоходе продолжается веселье, уже без жениха и невесты. Они обсуждают, как и где провести три дня отпуска. Медовый месяц им не положен. Валерия убеждает Алексея обучить её подводному плаванию. После первого погружения в бухте Омега поражена, открыв для себя красоту подводного мира.
  Алексею предлагают использовать месячный отпуск, отказаться он не может, командованию виднее, когда давать офицерам отпуск. Ехать в Кировоград без жены для знакомства с тёщей тоже не хочет. К радости Валерии, увлёкся домашними заботами. Наводит порядок в квартире, готовит завтраки и ужины, просматривает учебники Валерии. Признался, что через пару лет будет поступать в Академию. Выходные дни, по настоянию Валерии, проводят в море, занимаясь подводным плаванием. Обучил Валерию нескольким приёмам борьбы под водой, она пытается применить их против Алексея, но безуспешно, он каждый раз увёртывается и побеждает её.
  По воскресеньям Валерия согласилась возить на катере "котиков" в увольнение до Графской пристани. Высадив матросов, переходит в Артиллерийскую бухту, швартует катер рядом с белоснежными яхтами. С начальником яхт-клуба Алексей быстро нашёл общий язык, тот сначала предоставил в его распоряжение шлюпку ЯЛ-6 с парусным оснащением, потом разрешил выход в море на яхтах. Валерия работает за матроса, выполняя указания Алексея, сидящего на руле. Иногда, по просьбе Тани, берут на яхту Зойку, убедившись в её умении плавать, но надев на неё спасательный жилет. Это лучшие дни в жизни Валерии! Отпуск Алексея заканчивается, он уходит в эскадру Средиземноморья на боевом корабле. Вместе с ним отправляется в командировку Дмитрий.
  Однокомнатная квартира кажется Валерии огромной, ночью страдает от тоски по мужу. Такая судьба у всех жён моряков! Удивляется спокойствию Инги, которая внешне легко переносит разлуку с мужем. Та делится секретом - они с Димой ждут ребёнка, при возвращении мужа она его встретит с сыном, или дочкой. Валерия делится с подругой своей мечтой - после зачисления в "котики" мечтает служить вместе с мужем. Резкий ответ подруги её огорчает:
  - Валерия, перестань мечтать об этом, такая профессия женщинам противопоказана! Даже если ты выдержишь трудные испытания, на лице появятся преждевременные продольные морщины, форма лица удлинится. Размер грудей уменьшится, масса мышц увеличится за счёт исчезновения жировой прослойки под кожей. Организм деторождения изменится в худшую сторону, как у балерин, которые изнуряют себя многочасовыми тренировками. Если ты хочешь родить здорового ребёнка - живи нормальной жизнью! Сейчас ты дышишь прекрасным морским воздухом, вахта у штурвала тебя не утомляет, учёба в институте добавляет знаний и положительно влияет уже сейчас на умственное развитие будущих твоих детей. У тебя хорошее здоровье и прекрасный, чуть смугловатый цвет лица, о тебе мечтают мужчины. И ты сама хочешь всё это разрушить? Пожалей хотя бы своего мужа, если себя не жалеешь.
  
  Охота за торпедами и другие задания контрразведки.
  
  Отгремел праздничным салютом День военно-морского флота, приближаются летние учения. Валерию вызывает капитан-лейтенант, хвалит за успехи в учёбе и перевод на третий курс института. Потом задаёт вопрос:
  - Что ты знаешь о торпедах?
  - Почти ничего.
  - Придётся узнать. Твой рейдовый катер включён в группу поиска учебных торпед, сбрасываемых на парашютах с самолётов-торпедоносцев. Курс до цели они находят сами, попадания или промахи фиксируют наблюдатели, а дальше начинается чертовщина с поиском. Из десяти торпед обнаруживают только восемь, две исчезают, флот несёт убытки. Отработав положенное время пневмодвигателем и электромотором, торпеда должна всплыть вверх окрашенной в яркий цвет носовой частью, так, как туда вместо взрывчатки заливают около 70-ти литров спирта. Спирт, как нам всем известно, легче воды. Твоя задача: а) - обнаруживать торпеды, б) - ответить на вопрос о влиянии человеческого фактора на поиск торпед. Существует подозрение, что спирт при заправке торпед чудесным образом испаряется, или поисковики на катерах халатно исполняют свои обязанности. Завтра к 9-00 поднимешься на борт эсминца с номером ЦЛ 57, он стоит у Минной стенки, получишь дополнительные инструкции.
  Эсминец имеет странный вид, на нём отсутствуют орудийные башни, но имеются несколько радиоантенн. Валерия догадывается, что это станции привода самолётов, эсминец переоборудован в подвижный центр управления полётами. Вместе с тремя старшинами рейдовых катеров выслушивает инструктаж:
  - Катерам занять позиции между Бельбеком и Качей на удалении одной мили от берега. Между катерами и эсминцем буксировщик будет тянуть баржу - цель для торпед, сбрасываемых с самолётов. Ваша задача - обнаружить торпеды в прибрежной зоне после остановки двигателей, заарканить их и отбуксировать к эсминцу. Поощрение - сутки отпуска экипажам за каждую обнаруженную торпеду, в случае утери хотя бы одной торпеды поощрение отменяется. Связь с эсминцем - прожекторная. Вперёд, торпедоловы! Не подведите авиацию флота!
  Валерия успела изучить конструкцию торпеды, имеющей гироскоп. Это точное оружие, надеется, что лётчики торпедоносца не промажут, поэтому ведёт свой катер параллельно цели с небольшим опережением. Надеется обнаружить в прозрачной воде след от торпеды, потом на катере догнать её по следу. Так и произошло - первая торпеда прошла под днищем катера. Был риск получить удар в борт, но осадка рейдового катера небольшая, море спокойное, не станет же торпеда отклоняться от заданной глубины! Догоняя теряющую скорость торпеду, заметила, что она постепенно отклоняется от заданного курса, разворачиваясь носом против прибрежного течения. Первой доложила на эсминец о пойманной торпеде, вставшей вертикально вверх и выставив для обозрения нос, окрашенный в красный цвет.
  Катера-торпедоловы легко обнаружили девять торпед, десятую, полузатонувшую, удалось случайно увидеть в глубине. Один из матросов нырнул, набросил на нос шкерт, затянул морским узлом, торпеду извлекли наружу. Перед возвращением к эсминцу по-братски поделили между экипажами заслуженные отпуска - отдали их двум матросам, как дополнение к положенным за два года службы месячным отпускам. Полузатонувшую торпеду передали на борт эсминца - сами разбирайтесь, почему она потеряла герметичность и не всплыла носом вверх.
  В воровство спирта из торпед Валерия не верит, это она отметила и в своём отчёте капитан-лейтенанту. Спирта на флоте и в авиации много, молодое поколение матросов его не пьёт, изредка употребляя водку. Шиком считается выпить в увольнении кружку пива, но пива мало, возле бочки сразу выстраивается очередь, привлекая внимание патрулей. Спирт пьют только сверхсрочники, бывшие фронтовики, с тоской вспоминая наркомовские сто грамм, которые им давали по вечерам. Выпивали, поминая павших в бою друзей, радовались, что их тоже так помянут, если придётся завтра принять смерть в бою.
  Капитан-лейтенант прочитал отчёт, задал вопрос:
  - Сколько торпед обнаружил экипаж твоего катера?
  - Три из десяти.
  - Напрасно отказалась от отпуска. Твоя подруга Инга собирается в Ялту, там, в санатории находится твоя мама, ей сообщила об этом Таня. За выполнение задания по итогам летних учений объявляю вам сутки отпуска!
  - Служу Советскому Союзу!
  Валерия на УАЗике везёт Ингу, Таню и Зойку в профсоюзный санаторий, радуясь неожиданной встрече с мамой. Ещё большую радость испытала мама, увидев дочь в белоснежной флотской форме, на радостях даже пустила слезу. Почти целый день провели в парке, разговорам нет конца. К большому неудовольствию Инги, обстоятельного медицинского обследования не получилось, от радости встречи у мамы снова подскочило давление. От предложения продлить срок пребывания в санатории отказалась - она устала от отдыха, если бы не ожидание встречи с Валерией, в Ялту она бы не приехала.
   Капитан-лейтенант по возвращении огорошил Валерию новостью - должность старшины катера занята одним из "котиков" после детального обследования в госпитале, работать водолазом врачи ему запретили по состоянию здоровья. Валерия обиделась, но виду не подала, делится этой неприятной для неё новостью с Ингой. Вместо дружеского сочувствия получает выговор:
  - Ты думаешь только о себе, подумай о старшине, который прибыл из госпиталя, о врачах. Не списывать же им со службы толкового специалиста с полученной на флоте редкой военно-учётной специальностью боевого пловца. Через полгода сравнительно лёгкой службы на катере пройдёт перекомиссию, снова вернётся в строй. Тогда ты снова можешь занять прежнюю должность.
  - Нет, лучше попрошу направить меня на изучение новой техники, поближе к моей будущей специальности инженера.
  Капитан-лейтенант просьбу Валерии выслушал, рапорта писать не надо, это в интересах контрразведки. Отправил её в секретный отдел изучать техническую документацию зенитно-артиллерийской системы "Луч". Валерия знакомится с документацией под грифом "Секретно", поражается простоте и гениальности системы. Батарея зенитных орудий автоматически наводится на цель по лучу мощного прожектора, открывает огонь, когда самолёт осветит луч. Вот только управление электроприводов орудий сложное, да возникает вопрос, а как стрелять днём или при многослойной облачности? В документации имеется ответ и на этот вопрос - расчётам зениток перейти на ручное управление, наводчики должны сопровождать цель визуально, расстояние определять с помощью дальномера.
  Валерия докладывает начальнику - ей необходимо побывать на батарее, посмотреть тренировку расчётов.
  - Валерия, твоя задача проще. Система "Луч" уже снята с вооружения, батарея расформирована, но гриф секретности по непонятной причине сохранён. Ты должна найти команду технически грамотных матросов с формой допуска 2, под твоим наблюдением они демонтируют систему управления и сдадут её на склад. Наши "друзья" за океаном должны быть уверены, что в ПВО СССР стоят на вооружении системы времён Второй мировой войны. Об этом по соответствующим каналам они будут информированы.
  В авторемонтном батальоне Валерия находит команду ремонтников, на ГАЗ - 66 везёт их до Казачьей бухты, где уже стоит закрытый брезентом прожектор с охраной, наблюдает за демонтажом датчиков угла поворота по горизонтали и вертикали. Проводку и кабельные ящики тоже приказывает погрузить в кузов. Сдаёт эти детали на склад, расположенный между Карантинной и Артиллерийской бухтами. Завскладом ругается - свозят к нему разный хлам, да ещё под грифом "Секретно", а он должен отвечать за хранение.
  Проехала Валерия и мимо здания гауптвахты, где побывала в первый день своей службы. Из рассказов старожилов знает, что раньше тут был мост через овраг, построенный в первые годы после войны. По нему возвращались бегом из городского увольнения запоздавшие матросы гарнизонов Карантинной и Стрелецкой. В конце увольнения мост перекрывал патруль, комендант гарнизона Севастополя полковник Голуб лично встречал опоздавших и отправлял их на гауптвахту, расположенную в центре города. Потом приказал возвести на этом месте ещё одну гауптвахту. Мост разрушили, когда засыпали овраг и выправляли дорогу, обустраивая троллейбусную линию. Сейчас по ней курсируют троллейбусы маршрута Љ 6, а действующую гауптвахту сохранили. Это уже отрывок из богатой истории города, сохранившийся в памяти людей.
  Неожиданно Валерия получает от начальника новое задание. Напротив здания технического училища возле бухты Песочной. Матросы-водители ввязались в драку с гражданскими лицами, пострадал один человек, получивший удар по лицу. Три матроса, участники драки, задержаны нарядом дежурного по части, но кто из них нанёс удар и был зачинщиком драки - неизвестно. Нужно немедленно выехать в воинскую часть и разговорить матросов, чтобы они сами назвали драчуна до прибытия следователя. Тогда драка из групповой перейдёт в разряд одиночной, это смоет пятно позора из гарнизона Севастополя.
  Валерия на ГАЗ - 66 выезжает к воинской части, возле ворот имитирует неисправность автомобиля, просит вызвать свободных матросов-водителей и помочь ей найти неисправность. Дежурный по части сам выводит ей за ворота троих матросов, приказывает помочь девушке, неопытному водителю. Два матроса с энтузиазмом помогают, третьего поругивают. Это он подговорил их на самоволку в день, когда нет увольнений. Пошли на танцы в ближайший Дом отдыха, охранник их прогнал с территории. Возвращаясь в часть, встретили на остановке троллейбуса весёлую компанию, кто-то кого-то нечаянно толкнул, получил от матроса Н. удар по лицу. Это он испортил им чудесную командировку в город-герой, куда они пригнали на ремонт автомобили из отдалённого гарнизона Крыма. Валерия советует драчуну самому признаться в присутствии дежурного по части, в этом случае признание зачтётся, как смягчающее обстоятельство. Матрос Н. мнётся, потом подходит к дежурному по части и сознаётся. Прибывшему следователю только остаётся оформить дознание и арестовать матроса Н. Его осудили на пять месяцев штрафного батальона, два матроса получили по десять суток гауптвахты.
  Валерия изучает по заданию начальника аэродромную технику. Сначала пригнала на ремонт с аэродрома Бельбек АПА-7 - аэродромный передвижной агрегат для запуска турбин истребителей. Её радует конструкция фургончика на шасси "Москвича". Рядом с местом водителя расположена аккумуляторная батарея, в закрытом кузове типа "пирожок" находится двигатель внутреннего сгорания, который вращает генератор мощностью 7 квт. Суммарной мощности аккумулятора и генератора достаточно, чтобы запустить турбину истребителя МИГ -17. После ремонта отогнала "пускач" обратно, техник самолёта произвёл пробный запуск турбины, подключив разъём кабеля питания к самолёту. Надежда получить на ремонт ещё один агрегат не оправдалась, водители сами горят желанием побывать в Севастополе, пригоняя технику на ремонт. Пришлось возвращаться в город на попутной аэродромной машине.
  Капитан-лейтенант посмеялся над огорчением Валерии, потом стал серьёзным, давая новое задание:
  - У командования флота нет претензий к аэродромам Бельбека и Качи, где базируются истребители, если судить по итогам зимних и летних учений. Зато из года в год повторяются замечания в адрес технических служб бомбардировочной авиации - не укладываются по времени в подъём в воздух полков и дивизии в целом. Объяснение одно и то же - сокращение штата электромехаников привело к неполадкам в работе АПА-2 - передвижных агрегатов для запуска турбин самолётов. Твоя задача - изучить конструкцию АПА-2 и доказать аэродромным технарям, что водители сами могут заменить электромехаников при запуске турбин самолётов ТУ-16. Не робей, ты студентка 3-го курса института, знаний по электротехнике у тебя больше, чем у техников, закончивших ШМАС - школу младших авиаспециалистов. В дискуссии с инженерами эскадрилий не вступай, в крайнем случае, попроси понаблюдать за твоими действиями и организовать учёбу водителей. Готовься к выполнению задания.
  Валерия несколько дней пропадает в авторемонтном батальоне, где ремонтируют АПА-2 на шасси автомобиля ЗИЛ-164. Изучив электросхему, основное внимание уделяет испытаниям. Они простые, нагрузку при запуске имитируют с помощью водяного жидкостного реостата. Считается выдержавшим испытание агрегат при нагрузке током 1200 ампер, если напряжение будет не ниже 24 вольт. Двигатель автомобиля вращает генератор на 3-ей передаче, обороты его регулируются автоматически с помощью электромагнитного регулятора, открывающего заслонку карбюратора.
  Валерия докладывает капитан-лейтенанту о готовности к выполнению задания совместно с тремя матросами ремонтниками, они помогут ей быстро проверить техническое состояние аккумуляторов 12 АО-50, силовую и коммутационную часть электросхемы АПА-2.
  - Отлично, в таком случае проверите техническое состояние всех АПА-2 на аэродромах, как отмечено в приказе по ВВС флота. При успешном выполнении задания тебе зачтут в институте, как курсовую работу.
  Валерия везёт на УАЗике свою команду на аэродром в посёлке Гвардейское, раньше он назывался Сарабуз. Поселяет матросов по командировочным удостоверениям в казарму, ставит их на пищевое довольствие. Сама наносит визит к офицеру КГБ, просит оказать содействие в выполнении приказа.
  - Могу только посодействовать в поселении тебя в номер гостиницы. Все агрегаты АПА-2 находятся в закрытых боксах возле гаража, ключ у зампотеха. Можете приступать к наладке, только не сорвите график полётов. Я запомнил тебя с зимних учений, ты охраняла посредников с огромным пистолетом. Ох, насмешила ты всю охрану аэродрома своим пистолетом. Сейчас оружия у тебя нет? Ну и правильно, охрана аэродрома надёжная, так можешь и доложить при возвращении в Севастополь.
  Матросы-наладчики быстро проверяют агрегаты, Валерия взяла на себя обязанность проверки работы электромагнитного регулятора. Устранили несколько неисправностей, проверку запуском турбин им не разрешили - ждите запланированных ночных полётов. Допуск и право передвижения по аэродрому имеет только Валерия, три матроса остаются за пределами взлётно-посадочной полосы. Это их устраивает - договариваются между собой совершить набег на сады вокруг аэродрома.
  Утром Валерию вызывает офицер КГБ, сообщает о ночном ЧП. Неизвестные водители, минуя КПП, выехали за пределы аэродрома на ЗИЛ-164, были обнаружены патрулём, совершающим объезд вокруг аэродрома. Ослепили патруль фарой, установленной на заднем борту спецмашины, задержать нарушителей не удалось. Обращается к Валерии:
  - Кроме твоих матросов-хулиганов выехать из охраняемой зоны и незаметно вернуться в неё некому. Догадываюсь, что им поручено проверить надёжность охраны. Предлагаю честную сделку - я закрываю глаза на ночное ЧП, а ты умалчиваешь в отчёте о недостатках в охране. Договорились?
  - Хорошо, хотя я не понимаю, о каком ЧП идёт речь.
  - Молодчина. Я тоже не понимаю и расследование прекращаю.
  С инженером полка поговорить об учёбе электромехаников на АПА-2 не удалось - в связи с сокращением армии, такая должность штатным расписанием не предусмотрена, а у водителей и своих забот достаточно. Поддерживать работоспособность спецтехники поручено ремонтной службе тыла ВВС, вот пусть они её и поддерживают, присылая своих ремонтников.
  Покидает команда Валерии Гвардейское довольная - им объявили благодарность и снабдили на дорогу яблоками и виноградом, чтобы не лазили по колхозным садам. Следующий аэродром - Октябрьское. Встречают ремонтников вежливо, офицер КГБ предупреждён о визите своим коллегой из Гвардейского. Валерия наставляет матросов - никаких нарушений, дважды совершить ЧП без последствий не удастся.
  Третий аэродром - в пустынной части Крыма. Капитан КГБ не допускает Валерию с командой даже на аэродром, сообщая, что посещение разрешается только по пропускам из Москвы. Так положено для аэродромов, где имеются подземные хранилища ядерного оружия. Валерия поражена - сотрудник КГБ выдал государственную тайну! Просит отметить в командировочных удостоверениях дату прибытия и причину отказа от проверки АПА-2. Капитан колеблется, потом ведёт Валерию к начальнику штаба авиаполка. Договорились быстро - машины выведут из аэродрома за КПП, ремонтники устранят неисправности, проверку поручат инженеру эскадрильи. Жильё и столовая за пределами закрытой зоны гарнизона имеются.
  Неисправности пусковых агрегатов устранили, приказ выполнили, Валерия ведёт машину в Севастополь. При выезде на главную дорогу проскочила под носом медленно движущего грузовика, водитель которого сразу начал подавать световые и звуковые сигналы, требуя остановиться. Остановилась, подождала машину с надписью на заднем борту " Общественный автоинспектор". Водитель делает Валерии внушение:
  - Ты не пропустила транспорт, движущийся по главной дороге. Давай права, я тебе дырку в талоне проколю за нарушение.
  - Ты сначала завари дырку в глушителе и отрегулируй подачу бензина в карбюратор. Дымишь и шумишь на километр, на ближайшем посту ГАИ попрошу автоинспектора проверить твою машину. Права я тебе не дам, вот моё удостоверение общественного автоинспектора, можешь на меня писать жалобу.
  - Извините, механик вытолкнул в рейс с дефектом машины, вечером дырку в глушителе заварим. Дымит же мотор потому, что работает на смеси бензина с авиационным керосином. Своего бензина достаточно, но председатель колхоза принял ещё от авиаторов 16 тонн керосина, непригодного для заправки самолётов. Все машины в Крыму заправляют этой смесью, выручая авиаторов, которым некуда девать забракованный лабораторией керосин. Заправлять самолёты им нельзя, а разбавлять автобензин можно. Мощность двигателя не падает, если добавка керосина не превышает 10%.
  - Ладно, езжай, только на ближайшей заправке добавь в бак нормального бензина. Талоны у тебя есть? Дарю тебе мои на 20 литров.
  - Спасибо, пригодятся для заправки личного мотоцикла.
  Возвратившись из поездки, Валерия докладывает начальнику о результатах. Ревизию аэродромных агрегатов для запуска турбин самолётов её бригада выполнила, но запаса мощности у генератора АПА-2 нет, нужен более мощный генератор. Сложно запускать турбовинтовые двигатели самолётов ТУ-95, нужно принимать экстренные меры. Выслушивает наставление:
  - Напиши подробный отчёт, передам в инженерно-техническое Управление, пусть примут меры. Засорять воздух Крыма никто не имеет права, на этот случай имеется Постановление. Причины большого брака керосина при заправке самолётов не узнала?
  - Случайно оказалась свидетелем, когда водитель 16-титонного заправщика обрезал ножом резиновый шланг для заправки, удаляя лохмотья. Крошки от обрезки попали в шланг, все 16 тонн керосина забраковали. Это единичный случай. Водители считают, что ржавеет цинковое покрытие внутри цистерн, кусочки ржавчины попадают в керосин.
  - Внеси в отчёт все предположения, их проверят. О капитане из КГБ, выдавшем государственную тайну - забудь. Сам сообщу, куда следует.
  - Какое наказание его ожидает?
  - Не знаю. Предполагаю, что тихо уволят из КГБ под каким-нибудь предлогом. Звезда майора ему уже не светит. Наше дело - проинформировать следственные органы, влиять на следствие права не дано.
  Через некоторое время Валерия узнаёт, что в авторемонтном батальоне организован ремонт автоцистерн. В наружный люк пролезает матрос маленького роста в противогазе и с пескоструйным шлангом. Струёй песка удаляет ржавчину, потом электродуговым аппаратом струёй воздуха восстанавливает повреждённое цинковое покрытие. Это тяжёлый труд и опасный для здоровья, но иного выхода нет.
  Где-то разрабатывают заводскую технологию прочного покрытия автоцистерн эмалью, но появятся они в авиации не скоро. Пока что используют цистерны ёмкостью 16 тонн. Для полной заправки баков самолёта ТУ-16 требуется 40 тонн керосина. Иногда в воздухе возникают неисправности, требующие срочного возвращения самолёта на аэродром. Хорошо, если неисправность позволяет летать, постепенно вырабатывая из баков керосин - садиться экипажу с полными баками запрещено. В случае аварийной посадки керосин выливают на землю. Такие случаи были, но их расследует специальная комиссия, информаторов КГБ в её составе нет. Их иногда привлекают к сбору информации о предшествующих аварии событиях. Работа информатора КГБ - незаметная, своих коллег по работе Валерия не знает. Вычислила некоторых нештатных сотрудников, это не представило большого труда. Себя же она считает профессионалом, хотя никаких курсов не кончала.
  Техническое Управление срочно разрабатывает конструкцию автоприцепа, на нём устанавливают электродвигатели, которые вращают два генератора постоянного тока напряжением 27 вольт. Это кустарщина, временный выход из положения, но позволяет поддержать боеспособность авиации флота до получения новой, более совершенной аэродромной техники. Информацию о недостатках в аэродромной технике КГБ направляет в самые высокие инстанции, только таким путём удалось постепенно исправить положение. Привычная обстановка, в которой приходится выполнять свою нелёгкую техническую работу аэродромным службам. Мощности турбин реактивных самолётов растут быстрее, чем техника для их запуска.
  Важное политическое событие отвлекает все службы КГБ от других вопросов - в 1960 году по решению Хрущёва, на основании требования правительства США, Севастополь получает статус открытого города. Валерия сначала радуется этой хорошей новости, как и большинство жителей, потом приходит пора раздумий. Хрущёв, по своей привычке, рубанул с плеча. Сразу увеличился приток приезжих из других городов - Николаева, Ростова, Горького, Москвы, из союзных республик. Гостиниц и обслуживающего персонала для них нет, нет даже милиции и гражданских судов. Сразу же выявляется, что среди приезжих имеются криминальные авторитеты, уголовники, проститутки и лица неопределённых занятий. Но главное - как сохранить секретность военных объектов главной базы Черноморского флота? Ответственность за это возложена на сотрудников КГБ.
  Валерию используют на проверке паспортных данных подозрительных лиц из числа приезжих. По телефонной связи с милицией по местам прописки сокращает число подозреваемых, потом идёт к начальнику - необходимо проследить за поведением некоторых граждан в городе.
  - Вот ты переодевайся в гражданское платье и следи! При подозрении разрешено задерживать в присутствии военного патруля, им такое указание дано. При комендатуре города организована камера предварительного задержания с несколькими прибывшими из разных городов работниками милиции. Получи разрешение на ношение оружия и носи в сумочке пистолет. Больше ко мне со своими глупыми вопросами не приставай, решай их сама, у меня своих дел по горло!
  Валерия начала "гражданскую операцию" с проверки девиц лёгкого поведения из города Горького. Узнала адрес, где они поселились, проследила за ними. Похоже, что на квартире они устроили бордель. Кроме матросов, туда наведываются и двое приезжих из города Горького. Документы у них в порядке, это она попросила проверить патруль при посадке двух подозреваемых на прогулочный теплоход. Возвратившись в бухту Круглая, получает от начальника задание заняться розыском матроса П-ва, находящего два дня в самоволке. Это более срочное задание, после трёх дней отлучки из воинской части самоволка превращается в дезертирство.
  Знакомится с личным делом матроса, обращает внимание, что он призван на службу из города Горького. Отличный повод накрыть бордель под видом поиска пропавшего матроса! Едет в комендатуру, потом обращается к старшему лейтенанту из милиции, предлагает устроить обыск в борделе под видом поиска матроса. С ней неохотно соглашаются, уже ночь, какие обыски после дежурства! Оперативники инструктируют Валерию, она должна постучать в окно и вызвать хозяйку квартиры, попроситься ночевать под видом приезжей. Когда хозяйка откроет дверь или окно, стать в сторонке и ни во что не вмешиваться!
  На голос Валерии открылось окно и сразу же из него выпрыгнули две мужские фигуры. Первого прыгуна в матросской форме Валерия успела перехватить за руку и повалить на землю, второго, в гражданской одежде, задержал оперативник. Разобрались уже в комендатуре - Валерия задержала находившегося в самоволке матроса П-ва, а оперативник опасного преступника с поддельной фотографией в паспорте. За нахождение в самоволке матрос был наказан несколькими месяцами штрафного батальона, преступника отправили в город Горький и там судили. Двух девиц лёгкого поведения из Севастополя выслали после проведения с ними воспитательной беседы, хозяйке борделя общественный суд вынес порицание.
  Много забот добавило флоту и местным органам власти поспешное решение Хрущёва о превращении Севастополя в открытый город. Его стали посещать иностранные туристы, часто совершавшие круиз на теплоходах по линии Одесса - Батуми с заходом в Севастополь. Сколько среди них было шпионов - неизвестно, хотя служба наблюдения за пассажирами была организована. Пришлось передислоцировать некоторые воинские части в другие отдалённые места. На берегу бухты Омега устроили стоянку для автотуристов, проводить учения боевым пловцам стало негде. Так, в 1961 году 6-й МРП СпН был вынужден покинуть удобную бухту Круглая и переместиться на остров Первомайский, расположенный напротив Очакова. Пришлось боевым пловцам превратиться на год в строителей, возводя жильё для себя и офицеров. К счастью, Валерию и Алексея это перемещение не затронуло, квартиру они в Круглой сохранили.
  Чтобы удовлетворить любопытство любителей исторических фактов, могу сообщить, что статус открытого города Севастополя существовал до 1984 года, потом его опять закрыли. В огромном плавучем доке Морзавода им. Орджоникидзе ремонтировали плавбазу китобойной флотилии "Слава", порт в бухте Камышовой стал базой рыболовной флотилии в Атлантике. Но эти сведения лежат за пределами нашего повествования, продолжим изложение истории Валерии в первые годы получения Севастополем статуса открытого города.
  
  Неудачная охота за самолётом "Локхид U-2".
  Прибытие Хрущёва с женой в Крым.
  
  Валерию направляют на аэродром Кача, на курсы наблюдателей системы ПВО. Руководитель курсов - подполковник, командир РЛС - радиолокационной станции. Курсанты - флотские старшины и сержанты, радисты, зенитчики и водители. Слушают вступительную речь подполковника:
  - По данным нашей разведки в США принят на вооружение сверхвысотный самолёт-разведчик. Высота полёта - до 20 км., дальность - до 10 тыс. км. На его создание правительство США израсходовало около 1 млрд. долларов. По последним данным, появление этого самолёта замечено на аэродромах и в воздушном пространстве Турции и Ирана, вблизи от наших границ. Не исключено нарушение самолётом-разведчиком воздушного пространства СССР, что будет являться грубым нарушением международного права.
  Особенный интерес для самолёта-разведчика представляет город Севастополь, являющийся базой Черноморского флота. Поэтому принято решение создать подвижные группы визуального наблюдения за возможным пролётом разведчика над особо важными объектами флота. Ваша задача - засекать время пролёта самолёта над местом расположения вашей воинской части, определять с помощью приборов его курс, высоту и дальность. Эти данные будут являться дополнительным подтверждением нарушения границ СССР, материалы будут переданы в Министерство иностранных дел.
  Предвижу ваш вопрос - почему не дан приказ сбить самолёт-разведчик над нашей территорией? Отвечаю - чтобы не вызвать осложнений международных отношений между СССР и США после недавнего визита Никиты Сергеевича Хрущёва в эту страну. По его приглашению СССР должен посетить президент США Эйзенхауэр. Это вопрос политический.
  Кроме того, сбить одиночную воздушную цель на большой высоте чрезвычайно трудно, необходимо совершенствовать конструкцию наших ЗУРов - зенитных управляемых ракет. Работы в этом направлении ведутся, когда поступит команда - собьём этого сверхвысотного нарушителя наших границ. Будем действовать так, как поётся в песне:
  - Не смеют крылья чёрные
  Над Родиной летать,
  Поля её просторные
  Не смеет враг топтать.
  Валерия назначена командиром отделения и водителем учебной группы поста ВНОС. В её подчинении радист, дальномерщик и наблюдатель, все из гарнизона бухты Круглой. Наблюдают за полётами истребителей МИГ-17 в зоне полётов возле реки Кача. В кузове установлен дальномер ЗДН - зенитный дальномер нерастраивающийся. По нему стараются по очереди определить дальность до воздушной цели, совмещая видимую цель с оптической меткой прибора по глубине. Для этого нужно иметь хорошее зрение и уметь определять, какой из двух предметов расположен ближе или дальше.
  Наблюдателю проще, с помощью ТЗК - трубы зенитной командирской, находить удалённые воздушные цели и указывать дальномерщику район поиска. Он же должен по компасу определять курс цели. Хорошо, когда над Качей пролетает на большой высоте самолёт. Расчёт успевает определить все данные, а радист передаёт их по рации на учебный командный пункт, расположенный на РЛС. Радиолокаторы более точно определяют курс, дальность и скорость воздушной цели, но их данные не имеют доказательной силы, поэтому какой-то умник из ПВО решил на время вернуть к жизни посты ВНОС времён Второй мировой войны. В случае нарушения границ будут иметься живые свидетели в лице постов.
  По возвращении в гарнизон Валерию пару раз отвлекали от дела учебные воздушные тревоги. Быстро собирала свою команду, радист включал рацию, докладывал о готовности поста к выезду. Скоро получал команду "Отбой воздушной тревоги". Хорошо, что не объявлялась учебная тревога по гарнизону и городу. Для этого случая имелись звуковые сирены и громкоговорители на улицах, но тревожить сигналами жителей запрещено.
  Третья по счёту учебная тревога оказалась для поста ВНОС боевой. Валерия получила приказ на выезд в район мыса Фиолента, взять под наблюдение воздушную цель, приближавшуюся к полуострову с юга. Прибыли в район расположения стационарной зенитной ракетной батареи. На ней уже объявлена боевая тревога, часть территории покрыта маскировочной сеткой, возле командного пункта стоят несколько офицеров. Среди них заметила своего дядю, кап-2 Юрия Садовского. Дежурный офицер машину с территории батареи прогнал, указал место возле расположенного на возвышении радиолокатора с вращающейся антенной. Оттуда тоже прогнали с матом и словами: "Попадёте случайно под луч - станете кастратами на всю оставшуюся жизнь!" Пришлось отъехать машиной к обрыву возле моря, оттуда отлично наблюдается южная сторона моря.
  Наблюдатель доложил сначала про слабый инверсионный след, потом о видимом самолёте на удалении более 25 км. Это если по гипотенузе, по катету высота полёта составляет 18 км. Воздушного нарушителя границы атаковали сначала два истребителя-перехватчика ПВО. Набрав максимальную высоту, поняли, что пулемётами на большом удалении цель не поразить. Устремились вниз, разогнав самолёты до максимальной скорости, потом сделали "горку". В верхней точке выпустили по цели пулемётные очереди, не попали. Отвалили в сторону, чтобы не стать жертвой ракетчиков.
  С пуском первой ракеты командир батареи поторопился, она цели не достигла, ушла в сторону, сработал самоликвидатор, с земли заметили облачко взрыва. Вторая ракета устремилась к самолёту-нарушителю по прямой, сработал неконтактный взрыватель, но самолёт ещё некоторое время летел, не меняя курс, потом со снижением ушёл на юг. Третью ракету пустили вдогонку, видимо рассчитывая на "авось". Она устремилась вслед за своим же истребителем, тому пришлось удирать, резко меняя курс. Лётчик спас самолёт и свою жизнь, но страху, видимо натерпелся.
  Разбор боевых стрельб производил кап-2 Садовский, давший приказ на запуск ракет. Сначала собрал данные приборов и свидетельства ракетчиков, потом РЛС, в последнюю очередь поста ВНОС. В разговоре с Валерией вёл себя официально, она также отвечала ему. На пути к Севастополю подсел в кабину к племяннице, его машина следовала сзади. Она высказала ему своё возмущение плохой боевой подготовкой ракетчиков, не поразивших воздушную цель, у него другое мнение.
  - Валерия, боевые стрельбы из устаревшего комплекса С-50 были очень удачные. Во-первых, отпугнули пилота, не дали ему запечатлеть на кинофотоплёнку аппарата Балаклаву и пролететь над Севастополем. Свою главную задачу ракетчики выполнили.
  Во-вторых, удачей нужно считать, что не погиб пилот самолёта-нарушителя. Если бы он погиб, все западные радиостанции сразу же выступили бы с заявлениями, что россияне уничтожают мирные самолёты над нейтральными водами, нашему МИДу пришлось бы заявлять опровержение, которому общественность на Западе не верит.
  В-третьих, удачно сманеврировал пилот нашего истребителя-перехватчика, уклонившись от преследования ракеты по тепловой головке самонаведения, спас самолёт и свою жизнь, заслужил орден. Обязательно отметь это в своём письменном отчёте для центра ПВО в Каче. И вручи лично письменный отчёт о стрельбах главному редактору газеты "Флаг Родины", я с ним знаком, мы иногда встречаемся в штабе на совещаниях. Вдруг пилот-нарушитель не дотянул до аэродрома в Турции и плюхнулся в море - у редактора уже будет материал от собкора.
  Далее дядя Юра перешёл на английский, попросил по вечерам звонить Зое и разговаривать с ней, у неё способности к изучению иностранных языков, но недостаточно собеседников для разговора. Да и Таня недовольна, что Валерия редко их навещает по выходным, не с кем поговорить и сходить в театр. Ему же придётся завтра ехать в Москву, везти отчёт Главному конструктору о боевых запусках ракет.
  На некоторое время попытки нарушения воздушного пространства в районе Крыма прекратились, команду Валерии расформировали. Окончательно прекратили высотные полёты самолёты U-2 над территорией СССР лишь после 1 Мая 1960 года, когда в районе Свердловска ракетой С-75 был сбит американский пилот Фрэнсис Пауэрс. Ему удалось покинуть самолёт и спастись на парашюте. Позднее его обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля.
  Валерия получает от капитан-лейтенанта новое задание - ежедневно возить из Круглой в район войскового стрельбища команду сапёров-пиротехников. Туда начнут свозить устаревшую автобронетанковую технику, сапёры будут указывать место расположения вокруг центра учебного ядерного взрыва. Валерия поражена:
  - Ядерный взрыв возле Севастополя?
  - Да нет, просто имитация грибовидного облака с помощью средств пиротехники и цистерны с керосином. Потом со стороны Казачьей бухты будет высадка морского десанта и захват территории, якобы зараженной радиацией. Наш Хрущёв не навоевался за прошедшую войну, лично будет наблюдать за учениями. Готов поспорить с тобой, что после учений ему на грудь повесят ещё одну Звезду Героя. Валерия, спорим?
  - Не буду. Могу проиграть.
  Через пару дней начальник снова вызывает Валерию, явно не в настроении. По его виду догадывается, что произошло какое-то ЧП. Начинает разговор с упрёка:
  - Что, удобно устроилась работать извозчиком у сапёров? Возить их туда-сюда и любой водитель сможет. Немедленно отправляйся на Качу, там произошло ЧП - водитель аэродромного маслозаправщика повредил плоскость новейшего истребителя-перехватчика "Изумруд". Там уже работает следственная комиссия, не смей вмешиваться в её работу! Постарайся собрать информацию о свидетелях и участниках этого ЧП, может, удастся что-то обнаружить в оправдание сотрудника КГБ, проморгавшего аварию и выставившего на всеобщее обозрение два новейших истребителя.
  Валерия разъезжает по аэродрому Кача на маслозаправщике горе-водителя, на борту ещё видна царапина. Следственная комиссия уже допросила командира автомобильного взвода аэродромной спецтехники лейтенанта Трошева, непосредственного начальника виновника аварии. Временно допустила его исполнять прежние обязанности, но ему грозит увольнение со службы. Молодой лейтенант не унывает, проинструктировал Валерию по различным инструкциям, заставив расписаться в нескольких журналах. Потом выпросил у командира БАО отпуск на двое суток по состоянию здоровья жены. Повёз её на обследование в Севастополь на своём личном автомобиле - трофейном опель-капитане. Валерия узнала, это подарок его дяди, генерал-полковника. Сейчас он занимает должность заместителя командующего Северокавказского военного округа.
  Лейтенант вернулся из двухдневного отпуска весёлый. Похвастался Валерии, что со службы его не уволят, его сестра - врач, замужем за нашим военным атташе во Франции, вся многочисленная семья Трошевых - военные высоких званий, за него есть, кому заступиться. Он догадывается, что Валерия - агент КГБ, её подослали к нему нарочно, может докладывать своему начальству, что он никого не боится.
  Действительно, через пару дней зачитывают приказ о переводе лейтенанта Трошева в авторемонтный батальон, расположенный в Севастополе. Пострадал водитель маслозаправщика, виновник аварии высотного истребителя "Изумруд", ему присудили несколько месяцев штрафного батальона в каменоломнях близ Керчи. Валерия возвращается в Круглую и докладывает капитан-лейтенанту итоги командировки.
  - Валерия, твои новости неполные. Лейтенанту Трошеву досрочно присвоили звание старшего лейтенанта. Письменного отчёта писать не нужно, напиши краткую заметку в редакцию газеты "Флаг Родины", чтобы весь мир узнал о появлении в Крыму сверхвысотных истребителей для защиты от нарушителей наших границ на любых высотах.
  Валерия недоумевает, не зная, как отличить правду от лжи. Максимальную высоту полёта истребителей "Изумруд" ей никто не скажет. Догадывается, что её и лейтенанта Трошева наше ГРУ используют для слива дезинформации за рубеж по разным каналам. Действительно, попытки нарушения воздушных границ Крыма прекратились, а Валерии присваивают звание главстаршины. За какие заслуги - неизвестно, формулировка стандартная - "за успехи в боевой и политической подготовке". Кроме того, ей вручают нагрудный знак "Отличник ВВС". Ранее её дядя вернулся с Москвы в звании капитана 1 ранга.
  Валерии сообщают, что её вызывает в гараж "дядя Вася". Его звания и фамилии она не знает, одет он в старый флотский китель без погон, а чаще в рабочий комбинезон. Говорят, что это бывший шофёр начальника контрразведки полковника ВМФ Виноградова. Полковника Валерия видела несколько раз, однажды даже проверяла его пропуск при входе в штаб. Понравилось его поведение - окинул Валерию внимательным взглядом, показал пропуск в развёрнутом виде, прошёл в дверь только после слов "проходите, товарищ полковник".
  В узле связи при штабе у начальника контрразведки имеется отдельный небольшой кабинет с ЗАСом - засекреченной автоматической связью. Появляется в бухте Круглой полковник редко, обычно прилетая на старом гидросамолёте МБР-2. Иногда приезжает на УАЗике с адъютантом, но управляет автомобилем сам. Он страстный автолюбитель, даже не просто любитель быстрой езды, скорее конструктор. Однажды Валерия видела его в авторемонтном батальоне, он мелом чертил на пустой раме автомобиля места приварки кронштейнов для крепления другого двигателя. С матросами разговаривал дружелюбным тоном, без начальственного крика. Охотно откликнулся на просьбу замполита провести беседу с личным составом. Валерия прошла вместе с матросами в помещение, служившее зимой кинозалом.
  Начальник контрразведки - хороший рассказчик. Вместо призывов о бдительности, рассказал о походе в Англию миссии Хрущёва на крейсере "Орджоникидзе" в сопровождении эсминцев "Сообразительный" и "Смышлёный". Зал хохотал во время рассказа о скромном обеде советских моряков в здании адмиралтейства Портсмута и обильном угощении британских ветеранов войны в кают-компаниях эсминцев. Карточную систему на продукты отменили в Англии лишь в 1954 году. Население Великобритании после победного завершения войны с Германией страдало, финансовые ресурсы страны были брошены на тайное изготовление собственной атомной бомбы. Также, как и в СССР, только мы создавали атомное оружие для защиты, а США и Великобритания для нападения.
  Дядя Вася занят, он о чём-то спорит с полковником Виноградовым возле полусобранной легковой машины дикого вида с наружными деталями кузова от разных марок. Подошедшую Валерию не замечают, пришлось вмешаться:
  - Товарищ полковник, разрешите обратиться к дяде Васе?
  Оглянулся, разрешающе кивнул. Дядя Вася достал ключи от замка зажигания, бросил их Валерии со словами:
  - Отыщи неисправности в "драндулете". Время пошло.
  "Драндулетом" дядя Вася назвал новенький, сверкающий чёрным лаком автомобиль марки ЗИМ. Он уже его немного подпортил, Валерии предстоит найти хитрую неисправность. Так и есть, лампы освещения в салоне горят в половину накала. Плохой аккумулятор? Это неисправность для новичков, мы это уже давно проходили. Значит, нарушен где-то контакт в цепи электропитания. Но где? Дядя Вася бережно относится к новой технике, не станет же он грубо нарушать схему электропитания, неисправность должна быть простейшей, легко исправимой. Валерия открывает капот, осматривает клеммы аккумулятора, болты вроде затянуты, но замечает следы солидола. Так и есть, с помощью тонкого слоя смазки дядя Вася произвёл имитацию окисления контактов. Валерия удаляет слой смазки, затягивает болты крепления, моет руки и садится за руль. Мотор тихо заурчал, привлёк внимание дяди Васи и полковника. Оба переглянулись, дядя Вася молча кивнул. Полковник обратился к Валерии:
  - Садись в машину, главстаршина Двирняк, я тебя провезу.
  - Только прежде вымойте руки, товарищ полковник. Лучше я сяду за руль, заодно проверю машину. В пути вы можете объяснить мне задание.
  Внимательно посмотрел на Валерию, помыл руки, сел рядом. Присматривался к манере вождения, задал несколько технических вопросов, поинтересовался знанием автомобильных маршрутов по горному Крыму. Потом попросил остановить машину, начал серьёзный разговор.
  - Валерия, ты уже знаешь о приезде Хрущёва. За его официальную встречу на аэродроме в Гвардейском отвечает секретарь обкома товарищ Лутак, флотские и другие лица должны присутствовать на встрече для массовости. Ты тоже включена в список, но у тебя особое задание - назначена водителем ЗИМа, будешь на машине Нину Петровну Кухарчук, жену Хрущёва.
  - У неё другая фамилия? Я этого не знала.
  - Чего ты удивляешься? Ведь ты тоже после регистрации брака оставила себе девичью фамилию, нанесла царапину на душу мужа, лейтенанта Иванова. Но вернёмся к Нине Петровне. Стала гражданской женой Хрущёва в 24 года, пожалела вдовца с малолетним сыном, была все годы верной подругой. В партию вступила в 20 лет, ты не вздумай собирать компромат на Нину Петровну, нам это запрещено делать даже на членов Политбюро.
  - Но я же должна знать некоторые подробности из её биографии, чтобы случайно не обмолвиться в разговоре? Женщины любят поговорить, я не являюсь исключением.
  - Ох, Валерия, доведёшь ты до беды себя и меня. Оба мы ходим по острию ножа. Ну ладно, слушай. Она по национальности украинка, как и ты. Можешь разговаривать с ней на "суржике", она немного националистка, к Украине и украинцам хорошо относится. Это замечено в результате влияния её на мужа в вопросах изменения территориального устройства областей Украины, особенно при передаче Крыма в Украину из состава РСФСР.
  - Политические вопросы женщины не любят обсуждать. Лучше сообщите, какое у неё образование, какой характер.
  - Родилась она в 1900 году в Польше, в многодетной украинской семье. Окончила 3 класса сельской школы. В 12 лет отец отправил её к деду в Люблин, там она 4 года проучилась в гимназии. Епископ помог ей после окончания гимназии поступить на казённый счёт в Холмское Мариинское женское училище. С началом Первой мировой войны училище из Польши эвакуировали в Одессу, после его окончания работала в нём некоторое время секретарём. В 20-м году вступила в члены ВКП(б), летом была отправлена на Польский фронт, агитировала поляков за Советскую власть. После неудачной для нас войны с поляками и французским легионом генерала Галлера, была отозвана в Москву на учёбу в университете имени Свердлова. После обучения получила направление в Донбасс преподавателем партшколы, где познакомилась с Хрущёвым. В 24 году они сыграли свадьбу, но официально брак не зарегистрировали. В 26 году Хрущёва направили на партийную работу в Киев, с тех пор Нина Петровна начала работать преподавателем в различных ВУЗах.
  - Вы не сказали мне про её характер.
  - Характер у неё сложный, польский. Тебе будет трудно общаться с ней, охрану и прислугу держит в строгости, тебя попытается сразу же подчинить себе. Постарайся вести себя вежливо, но с достоинством. Ты - водитель, не обязана выполнять прихоти даже первой леди. С вами будет ездить в машине ещё сотрудник охраны из 9-го Управления. Он будет охранять мадам.
  Валерия сидит с охранником в машине на аэродроме в Гвардейском, наблюдая за приземлением борта правительственного ИЛ-76. Возле трапа Хрущёва встречает делегация, три девушки в национальных костюмах, символизирующих братство русского, украинского и крымско-татарского народов, преподносят главе правительства хлеб-соль. Издали заметна приземистая фигура и фуражка с широким красным околышем министра обороны, маршала Малиновского. Когда сошла с трапа самолёта жена Хрущёва, Валерия не заметила. Увидела её подходящей к машине с букетом цветов в руках, в сопровождении двух, идущих на полшага сзади, красавцев капитан-лейтенантов в парадных мундирах. Нина Петровна одета в светло-серый костюм, выглядит хорошо для своих 59-ти лет. Офицеры откозыряли, прощаясь, охранник предупредительно открыл заднюю дверь ЗИМа, приглашая садиться, сразу же получил замечание.
  - Садись сзади сам, я сяду рядом с девушкой-водителем. Никита считает езду на переднем сиденье неприличной, вроде рядом с кучером, хоть в поездке от него видпочыну. Тебя как зовут, милочка?
  - Мэнэ зваты Валерия, Нина Петровна. Если не возражаете, я буду вашим водителем во время поездки по Крыму.
  - Узнаю гостеприимство моряков, даже подобрали мне водителем девушку-украинку. Правильно сказал Нельсон, что моряк, это смесь простого матроса с джельтменом. Ты, милочка, знаешь, кто такой Нельсон?
  - Конечно, знаю, Нина Петровна. Английский адмирал, победитель флота французов в сражении при Трафальгаре. Пожалуйста, называйте меня по имени, а не милочкой.
  - Значит, моё обращение к тебе не нравится. Почему?
  - Так звали корову у соседа по посёлку, а у меня в детстве была любимая коза Белка.
  - Может тебе не нравится, что я сижу рядом и отвлекаю тебя разговором?
  - Что вы, Нина Петровна? Я люблю поговорить, а от езды вы меня не отвлекаете. Меня хорошо научили водить машину, сначала в автошколе, потом в учебном флотском отряде. Я езжу, как на автопилоте, замечая всё вокруг. Пожалуйста, продолжайте разговор, мне приятно поговорить с вами.
  - Так ты профессиональный водитель? Я думала, что ко мне прикрепят водителем сотрудника госбезопасности. Почему ты одета в форму морпеха?
  - Я сотрудник флотской разведки в звании главстаршины. Одела форму морпеха, как более удобную для езды. Мне нравится носить чёрный берет, а не бескозырку. Начальство такое своеволие мне, как женщине, прощает.
  - Мой Никита скоро введёт на погонах для сотрудников госбезопасности буквы ГБ. На этом настаивают наши друзья за океаном. Они никак не могут сосчитать численность наших вооружённых сил по родам войск, настаивая на сокращении. Ты как к этому относишься?
  -Точно не знаю. Буквы на погонах ничего не изменят, нам разрешают надевать любую форму. Сокращение численного состава флота нежелательно. Я присутствовала в Матросском клубе на совещании отличников боевой и политической подготовки. Командующий флотом адмирал Касатонов просил старослужащих оставаться на сверхсрочную службу, флот обеспечен ими только на уровне 30 %. Главная проблема - отсутствие жилья, а после 4-х лет службы пора заводить семью.
  - Судя по кольцу на руке, ты уже замужем. У тебя есть квартира?
  - Да, Нина Петровна. Я с мужем самовольно вселилась в однокомнатную квартиру гостиничного типа. Муж отделался выговором по партийной линии, но нас прописали, через полгода выговор сняли. На службе мужа это не отразилось, он уже старший лейтенант.
  - В твои годы я тоже самовольничала. Когда училась в Одессе в женском училище, монахини запрещали воспитанницам посещать театр. Впервые пошла в Оперный театр после революции. Боже, какая красота! Порвала связи с греко-католиками, стала ходить на собрания большевиков, потом вступила в партию. Ты тоже партийная?
  - Нет, Нина Петровна. Мне предлагал замполит, я отказалась. Мне не нравится, что они имеют право уходить в отпуск летом. Даже песенка есть на эту тему: "В небе солнышко палит - едет в отпуск замполит". Морякам же плавсостава предоставляют отпуска зимой, как моему мужу. Я учусь на вечернем факультете института, рада, что во время его отпуска не надо прерывать учёбу.
  - Как ты относишься к философии марксизма-ленинизма?
  - Мне нравится диалектика, а историю партии со всеми съездами изучать скучно.
  - Я это давно заметила по студентам, когда преподавала им философию. Новому поколению молодёжи нужны новые идеи. Как ты относишься к речам Хрущёва?
  - На мой взгляд, они несколько длинноваты.
  - Я об этом постоянно говорю Никите, но он находится под влиянием Поспелова, который пишет ему речи для публичных выступлений. Я этого хитрого еврея давно поняла и постараюсь ограничить его влияние на Никиту.
  - Нина Петровна, мы приближаемся к Ангарскому перевалу, там расположен хороший ресторан. Не хотите ли пообедать?
  - Обедать не буду. Остановишь машину, пройдусь с тобой, подышу горным воздухом.
  Дальнейший путь до Ялты определяла Нина Петровна. Приказала ехать через Лаванду, полюбовалась видом снизу на скалы Демерджи. Остановила машину на половине пути до Солнечногорска, насладилась с высоты видом на море. Сразу же подъехала машина сопровождения, из неё вынесли столик, стул, поставили бутылку напитка и лёгкую закуску. Отпила только несколько глотков, остальное недовольным тоном приказала убрать. Валерия из машины не вышла, сославшись на необходимость контролировать ручной тормоз, машина стояла на уклоне. Дверцу кабины открывал и закрывал охранник, незаметно подморгнув Валерии.
  В Ялту ехали нижней дорогой вдоль моря. Нина Петровна молчала, вид у неё был недовольный. Валерия старалась ехать быстро, чтобы скорее добраться до гостиницы, получила замечание за быструю езду. Сбавила скорость - опять замечание. В салоне машины установилась гнетущая тишина. Чтобы разрядить обстановку, Валерия, не спрашивая согласия, включила радио. Музыка подействовала на Нину Петровну ободряюще, дала охраннику несколько поручений. Не спрашивая согласия Валерии, приказала найти для неё в магазине одежды вечернее платье для ресторана.
  Поселилась Нина Петровна в лучшей гостинице Ялты на втором этаже. На первом этаже вселили в одноместный номер Валерию. Охранник сразу же на "Победе" повёз Валерию по магазинам одежды. Выбор был небогат, Валерии понравился только брючный костюм светло-серого цвета, не слушая возражения охранника, заплатила своими деньгами. Охранник разозлился:
  - Ты решила посоревноваться богатством с женой Хрущёва? Она на государственном обеспечении. Не подводи меня, повезу тебя на базу, там есть всё из женской одежды, выбери себе платье и всё, чего душа пожелает.
  Предупредительный директор базы сразу понял, какие посетители к нему приехали. Из базы Валерия вышла с пакетами в руках и тёмным пятном на своей совести, не заплатив ни копейки. За сумму с четырьмя знаками расписался охранник. В номере примерила обновки, похвалила себя за выбор. Осталась довольна и брючным костюмом - завтра она будет возить жену Хрущёва в гражданской одежде, а не в форме морпеха. Приняла душ, приоделась и стала поджидать Нину Петровну - без вызова появляться в её номере нескромно.
  Нина Петровна зашла в номер Валерии без стука. Выглядела хорошо в белом костюме и туфлях на каблуках, над причёской потрудилась искусная парикмахерша. Критически оглядела Валерию, вздохнула:
  - Вечернее платье я впервые одела только в 35 лет на каком-то дипломатическом приёме в Моссовете. Ладно, возьми меня под руку и пойдём веселиться в ресторан. Танцевать я не буду, а ты танцуй, создай для меня весёлую компанию.
  Для них забронирован столик на 4 персоны. Сразу подскочил официант, принял от Нины Петровны заказ на лёгкий ужин. Шампанское она отвергла, заказала "Массандру". Официант извинился, попросил немного обождать, возвратился с запылённой бутылкой, завёрнутой в белоснежную салфетку. Открыл пробку, налил немного в бокалы, попросил попробовать. Первой отпила Валерия, ощутив чудесный аромат и вкус, потом попробовала Нина Петровна, благосклонно кивнула. Официант расцвёл, снова закрыл бутылку пробкой, вытер пыль, попросил не стесняться, он будет сам пополнять их бокалы.
   Оркестр тихо играл лёгкую музыку, которую Валерия назвала бы "гастрономической". Под эту музыку посетители ресторана могли наслаждаться ужином и разговаривать между собой. Потом заиграл громче, появились танцевальные пары. К столику сразу же подошли два грузина, пожилой и молодой, вежливо пригласили Нину Петровну и Валерию оказать им честь быть партнёрами в танце. Нина Петровна отказалась:
  - Я уже не танцую, пусть потанцует моя племянница с молодым человеком. А вас я прошу попробовать вино, которое нам принесли. Я знаю, что грузины знатоки вин.
  Валерия с удовольствием танцует с молодым грузином, сделав за его спиной успокаивающий знак двум сотрудникам. Танцует грузин хорошо, только старается теснее прижать к себе Валерию. Она отстранилась, сказав, что у неё строгая тётя, она будет недовольна таким поведением племянницы. Грузин извинился, танго все так танцуют, попросил разрешения на следующий танец. Удивился, когда узнал, что Валерия любит вальсы, он тоже их любит, но они уже выходят из моды. Для неё он закажет музыкантам сыграть вальс. Отвёл Валерию к столику и пошёл к музыкантам. Те посовещались между собой - за заказ музыки нужно платить. Потом взяли несколько пробных нот и заиграли старинную мелодию "На сопках Маньчжурии".
  Танцующих пар мало, вокруг Валерии с грузином образовался круг. Вальсируют они легко, хотя оркестр немного фальшивит. В конце танца посетители ресторана наградили Валерию с грузином аплодисментами. Сразу же посыпались музыкантам платные заказы на другие танцевальные мелодии - лезгинку, чардаш и даже мазурку. Музыканты стараются - вечер для них удачный, посетители тоже расходятся довольные. Нина Петровна, улыбаясь, пересказывает Валерии услышанный грузинский анекдот.
  - Послал грузин учиться сына в Москву. Через некоторое время пишет письмо - возвращайся, сынок, купил для тебя машину. Сын отвечает - я езжу, как все люди, в автобусах. Купил отец сыну автобус, просит приехать. Получает ответ - хочу жить, как все советские люди и ездить на трамваях. Продал отец мандарины, наторговал денег и пишет сыну - собрал денег на трамвай, но у нас их не продают, подскажи, дорогой, где можно купить для тебя трамвай?
  На следующее утро Валерия проснулась рано, совершила пробежку от Ливадии по "царской тропе". Вернувшись, сообщила Нине Петровне о такой чудесной прогулке, та попросила её сопровождать. Ровная "Царская тропа" над берегом моря, без подъёмов и спусков, жене Хрущёва понравилась, посетовала, что раньше о ней не знала. Валерия заметила, что прогулка на свежем воздухе подействовала на Нину Петровну ободряюще, раздражительность исчезла, предложила совершить поездку до Ласточкиного гнезда, форма одежды - прогулочная. Предстала перед Ниной Петровной в светло-сером брючном костюме, та сдержанно похвалила.
  Перед Ласточкиным гнездом Валерия нарочно остановила машину подальше, заставив Нину Петровну пройтись и подышать чудесным морским воздухом, смешанным с ароматом крымских сосен, растущих на горных склонах. С балкона вокруг старинного сооружения бросали кусочки хлеба чайкам, те ловили их на лету. Возвращаться в гостиницу Нина Петровна отказалась, приказала охране в машине сопровождения забрать все их вещи, она будет ночевать в одном из домов отдыха, поближе к Севастополю.
  Понравилась Нине Петрове чистейшая вода возле причала и небольшой посёлок Форос. Остановились в санатории "Форос" для горняков рудоуправления Балаклавы. Отдыхающих было мало, охранник взял заботу об их поселении. Одиночных номеров не было, заняли номера, рассчитанные на двоих. Ресторана нет, но есть приличная и дешёвая столовая, по заказу могут приготовить различные блюда. Нина Петровна заказала для себя и Валерии польскую еду - отварную картошку и по стакану молока. Ела с удовольствием, объяснив Валерии, что в детстве у неё преобладала такая еда.
  Появился главврач санатория, объяснил, что необходимо приобрести санаторные путёвки, отдохнуть, а после сна он проведёт медицинское обследование. Нина Петровна, к удивлению Валерии, вела себя корректно, согласилась полежать в шезлонге после обеда на открытой веранде, укутанной одеялами. Сразу же уснула, а Валерия побежала к расположенному недалеко источнику минеральной воды. Попробовала на вкус, вода ей понравилась, возвратилась в санаторий с полной бутылкой. Врач заканчивал обследование Нины Петровны, сделав пару комплиментов по поводу её здоровья. Главное - режим и ещё раз режим, небольшие недомогания как рукой снимет. Воду в бутылке забраковал - нужно пить с бювета после прогулки туда и обратно перед обедом. Прогулки совершать в любую погоду в спортивных костюмах. Остальное свободное время Нина Петровна вправе использовать по своему усмотрению. Никаких таблеток и лекарств пациентке не назначил, по его мнению, они не нужны, организм сам должен побороть болезни при правильном образе жизни, любые посторонние вмешательства вредны.
  Санаторный режим понравился не только Нине Петровне, но и Валерии. Утром совершала привычные пробежки, потом сопровождала свою "тётю" до причала и обратно, каждый раз удлиняя маршрут. Нина Петровна не возражала, в ней проснулась деловая женщина. Поделилась планами - она заставит Никиту построить в Форосе правительственную дачу, каждый год будут приезжать сюда на отдых. Пока же она обследует Форос, выбирая место под строительство. По её мнению, лучше всего подойдёт свободная площадь возле вышки пограничников. Бесплановую, но своеобразную застройку чистенького посёлка она нарушать не намерена.
  После завтрака Валерия везёт Нину Петровну к зданию диорамы на Сапун-горе, потом к раскопкам древнего города Херсонес возле Карантинной бухты. Нина Петровна восхищена видом мозаичного пола - краски на керамике не утратили свежести за 20 веков. Археолог объясняет - они ищут амфитеатр, построенный ещё римлянами в 1 веке новой эры. Пока же определили только границы греческого города во время штурма его славянским войском князя Владимира, крестителя Руси. Город он не разрушил, только заставил императора Византии выдать замуж за него сестру, породнившись с православной церковью.
  По вечерам Нина Петровна разговаривает со своей комнаты по телефону с мужем, ей продлили телефонную линию от пограничников. Настаивает на строительстве правительственной дачи. Начало положено, из Севастополя в Форос прибыли землемеры и архитекторы, а Нина Петровна с сожалением покидает санаторий. Валерия отвозит её на аэродром в Гвардейское, там уже возле трапа самолёта собралась толпа провожающих Хрущёва. Валерия переодета во флотскую форму, тепло распрощалась с Ниной Петровной. От предложенной поездки в Москву на самолёте в качестве стюардессы отказалась - ей необходимо продолжить занятия в институте.
  Возвратилась в родной гарнизон, сдала чёрный ЗИМ в гараж, пересела на УАЗик. Узнала новости: войсковые ученья под наблюдением Хрущёва прошли успешно, ему присвоили звание Героя Соцтруда. В названии флотской авиации убрали буквы ВВС, теперь она просто Авиация ЧФ. Приказано сокращать лётный и технический составы, уничтожать устаревшие штурмовики ИЛ-28 и пополнять кадры ракетчиков. Разрешено досрочно увольнять в запас матросов и старшин, имеющих среднее образование при их желании поступить на учёбу в ВУЗы. Таня при встрече дополнила - летний отпуск ей и некоторым учителям сократили, а нагрузку увеличили, она назначена преподавать математику на организованных при её школе курсах по подготовке военнослужащих в ВУЗы. Это сделано по примеру США, там военнослужащие имеют льготы при зачислении в университеты.
  
  П О Б Е Д Ы Ф И Д Е Л Я К А С Т Р О Р У С .
  
  Курсы испанского языка для Валерии.
  
  Куба - остров, отделяющий Карибское море от Атлантического океана. Вытянулся с запада на восток в длину на 1250 км. Средняя ширина около 100 км. В 1956 году группа революционеров во главе с Фиделем высадились на востоке страны и начали вооружённую партизанскую войну в горах Сьерра-Маэстро против диктаторского режима правительства Ф. Батисты. Народ Кубы поддержал революционеров, восстание охватило всю страну, армия партизан пополнялась. Под видом крестьянина к Фиделю подослали убийцу. Его приняли хорошо, Фидель ночью даже лёг спать рядом с ним, укрывшись одним одеялом. Этот факт произвёл на того потрясающее впечатление, выстрелить в Фиделя киллер не смог и на следующий день бежал из лагеря. Личная храбрость, физическая сила, образование и ум Фиделя, привлекли на сторону повстанцев большинство из 7-ми миллионов населения Кубы. 1-го января 1959 года повстанцы вступили в Гавану, столицу Кубы, восстание закончилось победой. В феврале 1959 года Фидель Кастро Рус стал премьер-министром Республики Куба и начал социалистические преобразования. В мае были восстановлены дипломатические отношения с СССР, началась торговля между странами, суда Черноморского торгового пароходства стали совершать регулярные рейсы на Кубу. Туда везли муку, сельхозтехнику, оборудование для сахарных заводов, устаревшее оружие. Обратно возвращались с грузом сахара, бананов, цитрусовых, марганцевой и никелевой руды. На основании торгового соглашения про торговлю, кредит и культурные связи между Кубой и СССР, подписанного в мае 1960 года.
  Ох, и не понравилось президенту США Эйзенхауэру возникновение в 90 милях от Флориды независимого государства, взявшего курс на социалистические преобразования! Он не был ярым сторонником свергнутого народными массами диктатора Батисты, про него выразился так: "Он, конечно, сукин сын, но это наш сукин сын!" Правительство США установило экономическую блокаду Кубы, разорвало дипломатические отношения, стало подготавливать, финансировать и засылать на остров диверсантов и вооружённые банды из числа бежавших кубинских контрреволюционеров.
   Валерия дождалась возвращения в Севастополь мужа. Алексей прибыл загорелый и необычно серьёзный. Валерия ночью выпытала - погиб один из "котиков", его подстрелил гарпуном в порту Гаваны подводный диверсант с дальнего расстояния из мощного пневматического ружья. Спасти не удалось, истёк кровью по пути в госпиталь. Алексею пришлось сопровождать запаянный гроб с телом покойника, передать его в руки родственников и представителя военкомата с места призыва. Для защиты пловцов необходим мощный пистолет, стреляющий под водой. У Алексея уже есть проект технического задания, он направит его конструкторам-оружейникам через ГРАУ, там увлеклись ракетами, а про оружие для "котиков" забыли.
   - Алёша, это долгий путь. Давай вместе подумаем, как на месте изготовить несколько пистолетов для стрельбы под водой. Пусть кустарным методом, не промышленным, от этого разведка не обеднеет. Как ты относишься к идее взять за основу мощный пистолет АПС? Я его хорошо изучила, он мне нравится, только тяжёлый.
  - В воде его вес уменьшится, крепление на поясе - не проблема, будет вместо груза, который пловцы крепят к поясу, чтобы ласты не шлёпали по поверхности воды. Главная задача - защита патрона и металлических частей от коррозии.
  - Алёша, по технологии я это уже проходила. Завтра узнаю на кафедре, по-моему, на Морзаводе есть участок кадмирования. Без подводного пистолета я тебя на Кубу не пущу!
  Техническое задание Алексея сначала попало в руки помощника начальника штаба по вооружению капитана 1-го ранга Садовского, с его резолюцией ушло в Москву. Не дожидаясь ответа, обязал Морзавод изготовить пару подводных пистолетов с запасом патронов. Алексей испытания подводной стрельбы проводил сам в бухте Круглой. Точно поражал подводные мишени на расстоянии до 25 метров, в пределах видимости. Так на вооружении советских "котиков" впервые в мире появился подводный пистолет ППС.
  После отпуска Алексей убыл на Кубу с парой таких пистолетов и запасом герметичных патронов. При охране советского судна от диверсантов удалось подстрелить одного из боевых пловцов. После излечения его, по приказу Фиделя Кастро, возвратили на базу контрреволюционеров, расположенную во Флориде. Так весь мир узнал о появлении на Кубе подводных пистолетов ППС, попытки диверсий против советских судов, прибывающих в Гавану, прекратились. Фидель Кастро увлёкся подводным плаванием в акваланге, его первыми инструкторами были советские "котики".
  Валерия стремится попасть на Кубу, её не отпускают из информационно-аналитического отдела контрразведки. Капитан-лейтенант непреклонен:
  - Сначала хорошо изучи испанский язык и защити диплом в институте. Думаешь, мне легко было отпускать тебя на занятия в служебное время? За тебя работали другие информаторы, а их у меня раз-два и обчёлся. На период преддипломной практики даю тебе последнее задание; - обработай на аналоговой вычислительной машине МН-7 некоторые материалы. Графики в виде экспоненты будешь передавать лично мне, уточняющие данные будешь получать от меня. Заодно подбери себе тему диплома с расчётом электросхемы корабельного прибора с помощью алгебры логики. Времени у тебя будет достаточно для досрочной разработки дипломного проекта. Отваливай!
  Основы программирования на аналоговой машине Валерия знает, изучила в институте. С помощью штекеров легко набирает программу, прикладывает кальку к экрану и срисовывает результат в виде экспоненты. Что она означает, Валерия не знает. Несёт график начальнику, тот прикладывает к кальке эталон с графой в виде процентов, довольно хмыкает. Валерия успела заметить, что вершина экспоненты не достигает 30%. Начальник командует:
  - Свободна, занимайся своими делами. Когда мне сообщат уточняющие данные, позову.
  Уточняющие данные получает Валерия от капитан-лейтенанта не чаще, как раз в неделю. Свободного времени у неё достаточно, чтобы посещать курсы испанского языка и работать над дипломным проектом, тему его на кафедре утвердили, руководителем назначили преподавателя ТОЭ.
  Валерия ломает голову - зачем контрразведке нужна её работа и результаты в виде экспонент, вершины которых медленно растут, но не превысили 33%? Однажды застала в кабинете начальника молодого капитан-лейтенанта за ожесточённым спором. Поняла, что это командир подводной лодки. Когда он ушёл, хлопнув дверью, начальник не удержался:
  - Видела молодца? Хочет провести незаметно подлодку через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море, заслужить Героя, даже ценой гибели или ареста экипажа. Вероятность благополучного перехода не превышает 33%, а он всё продолжает выдумывать новые варианты маскировки. Штабу флота он надоел, спихнули его на контрразведку. Всё, прекращаем заниматься ерундой, у меня для тебя есть новое задание - повезёшь устаревшее стрелковое оружие на Кубу. Торговля им официально разрешена, но делаем мы это незаметно.
  Защита дипломного проекта прошла успешно, Валерии задали всего несколько общих вопросов по конструкции. Она поняла, что члены комиссии с алгеброй логики и вычислительной техникой не знакомы. Председатель комиссии - начальник СКБ, предложил ей работу конструктора в КБ. Пришлось поблагодарить и отказаться - она ещё военнослужащая срочной службы. Защиту диплома отметили на квартире у Тани. Переговорила по телефону с мамой и Женей, её сестра уже родила сына. Зойка в восторге, просит Валерию родить девочку, она будет с ней играться и обучать языкам. Посмеялись, отметили защиту шампанским. Потом погрустили, вспомнив своих мужей, они далеко, письма приходят редко.
  Начальник контрразведки вызвал Валерию и капитан-лейтенанта в свой кабинет, зачитал приказ о присвоении звания инженера - младшего лейтенанта, вручил офицерские погоны и букет цветов. Выпили по рюмке коньяка. Заодно проинструктировал Валерию о поведении на Кубе:
  - Ты - журналистка, спецкор из газеты "Флаг Родины". Знаешь только русский и английский, прибыла на Кубу для изучения испанского языка в порядке культурного обмена студентами. Знание испанского языка вначале скрой. Твоя задача - собирать информацию в среде иностранных журналистов, передавать сведения пресс-атташе нашего посольства, от него будешь получать задания. Потом перейдёшь в подчинение нашего сотрудника. Можешь надевать офицерскую форму на пресс-конференциях для журналистов, чтобы тебя заметили немцы, французы, итальянцы. Многие из них представляют редакции известных американских и европейских газет. Некоторые из них относятся доброжелательно к СССР, большинство враждебно. В общении с ними постарайся отличить друзей от врагов. Тебя будут провоцировать, выражая дружбу или вражду - не поддавайся. Многие классные разведчики скрывают свою профессию под видом журналистов, у тебя перед ними преимущество - разведшколы ты не кончала. Подготовка разведчиков разных стран почти стандартная, своих "коллег" опытные шпионы распознают по мелким деталям поведения, не выдумывай себе новую биографию, веди себя естественно. Ты - журналистка и жена старшего лейтенанта Иванова, он давно известен спецслужбам, как классный боевой пловец, диверсанты его побаиваются, но за мастерство уважают. Ну, Валерия, ни пуха, ни пера!
  - К чёрту!
  Валерия сошла с корабля и ступила на мол возле Воронцовского маяка в Одессе, направилась в порт. Возле элеватора заканчивает погрузку сухогруз с автобусами ЛАЗ-695 на верхней палубе. Дождалась конца погрузки мешков с мукой. Мимо неё прошли докеры, ругаясь:
  - Не понравился помощнику капитана след от сапога на мешке с мукой. Пригрозил забраковать всю партию.
  - Почему же не забраковал?
  - Когда он отвернулся, я перевернул мешок тыльной стороной вверх.
  Докеры засмеялись. Валерия знает, что в стране начались проблемы с хлебом после массового увлечения посевами кукурузы по инициативе Хрущёва. За хлебом в магазинах начали выстраиваться очереди, но торговые соглашения с Кубой и другими странами СССР свято соблюдает, продолжая вывозить муку за границу.
  Подошла к вахтенному возле трапа, который уже собирались поднять, предъявила удостоверение спецкора газеты и командировочное предписание. Вахтенный засмеялся:
  - Барышня, вы ошиблись номером дома, пассажиров не берём!
  - Меня возьмёте. Позови капитана!
  - Так я тебе прямо щас и разбежался. Отваливай от трапа!
  Через леера с высокого борта перегнулись нескольких моряков, прислушались, позвали помощника капитана. После повтора фамилии и имени Валерию пропустили на судно, повели к капитану. Тот был краток:
  - Некогда мне вникать в твой послужной список. Кем можешь работать на судне?
  - Могу быть рулевым или сигнальщиком, а каюты мне не надо. Спать буду в автобусе.
  - Двери автобусов опечатаны.
  - Прикажите на одном из них снять печать. Мне приказано охранять груз.
  - Вот чёртова девка! С этого бы и начинала разговор. Зачисляю сигнальщиком в третью вахту!
  Валерия знает, третья вахта после полуночи, самая тяжёлая. Обычно моряки называют её "собачьей вахтой", есть названия и покрепче. Но она довольна, сможет вдоволь налюбоваться в бинокль видами заморских портов. Её занесли в список экипажа судна, выдали матрас, подушку, комплект постельного белья, она удобно расположилась на заднем сиденье автобуса. В проходе лежат деревянные ящики зелёного цвета с надписью СКС. Это самозарядные карабины Симонова. Вывозить на Кубу автоматы Калашникова запрещено.
  Прошли протоку Босфор, в юго-западной части осталась по левому борту бухта Золотой Рог и порт Стамбул, вышли в Мраморное море. Валерия наслаждается видами проток и морей, известных по школьным учебникам географии. Но одно дело - читать, а другое дело - увидеть собственными глазами. Как хорошо, что она выбрала себе профессию моряка!
  Любоваться в бинокль многочисленными живописными островами скоро надоедает и Валерии, она всё чаще вступает в разговоры с моряками сухогруза. Её пугают штормами и даже ураганами Атлантического океана, она отшучивается - попала однажды в шторм на траверсе Новороссийска, испугаться не успела, капитан тогда изменил курс и от шторма судно увёл. Разговор слышал боцман, проверил с Валерией крепление автобусов на палубе по штормовому, заставил подложить под колёса дополнительные брусья. Потом указал места крепления растяжек. Успокоился, когда Валерия установила автобусы "на якорь".
  В свободное от вахты время Валерия играет в шахматы. Игрок она средний, но ей хочется победить рулевого Жору, по прозвищу "Гудок". Он великолепный шахматист, а ещё лучший рассказчик, так и сыплет анекдотами, выдумывая их на ходу. Вот и сейчас он заготовил для Валерии шахматную ловушку, но она её заметила, проигрышного хода не делает. Тогда Жора начинает рассказ:
  - С последнего рейса на Дальний Восток я летел в отпуск из Магадана на самолёте. В Одессе пошёл в парк, сел играть в шахматы с пенсионером. Игра шла на деньги, проигравший платил один рубль. Партию я выиграл, заработав один рубль. На радостях рассказал пенсионеру, что прилетел из Магадана, тот мне ответил:
  - Так ты специально летел из Магадана в Одессу, чтобы выиграть у бедного еврея один рубль?
  Валерия рассмеялась, сделала неосторожный ход и партию проиграла.
  Дошли до пролива Гибралтар, справа по борту остался мыс Европа и каменистый полуостров, возвышающийся над уровнем моря на 400 метров. Там находится база британских ВВС. С аэродрома поднялся в воздух патрульный истребитель, пару раз совершил облёт судна, убедился, что оно следует курсом в Гибралтарский залив, исчез из глаз. Прошли несколько обозначенных на штурманских картах островков, среди них остров с названием Россия. Далее шли вдоль длиннейшего мола, отгораживающего гавань Гибралтар от западных волн. С севера торговая гавань защищена ещё несколькими молами. На берег экипаж не пускали, кроме замполита, остановка совершена только для заправки топливом и питьевой водой. Замполит возвратился на борт с несколькими газетами на испанском и английском, купленными по просьбе Валерии - она решила совершенствовать своё знание этих языков. Прочитал сначала английский текст сам, потом отдал газеты Валерии, приказал ознакомить с их содержанием весь экипаж - там напечатана речь из выступления Н.С. Хрущёва на заседании ГА ООН 11.10.1960 г.
  Валерия читает "Я заявляю, господа, придёт такое время, когда вы поймёте необходимость разоружения. Народ выбросит тех, которые ставят преграды на пути к миру и взаимопониманию... Нас, людей социалистического мира, вы не запугаете! Наша экономика цветущая, техника у нас на подъёме, народ сплочён. Вы хотите навязать нам состязание в гонке вооружений? Мы этого не хотим, но не боимся. Мы вас побьём! У нас производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, как колбасы из автомата. Ракета за ракетой выходит с наших заводских линий. Кое-кто хочет попробовать, как мы на земле стоим? Вы нас пробовали, и мы вас разбили. Я имею в виду, разбили тех, кто на нас пошёл войной в первые годы после Октябрьской революции... Некоторые господа сейчас начнут трещать, что Хрущёв кому-то угрожает. Нет, Хрущёв не угрожает, а реально предсказывает вам будущее. Если вы не поймёте реальной обстановки... если не будет разоружения, значит будет гонка вооружений, а всякая гонка вооружений приведёт, в конце концов, к военной развязке. Если начнётся война, многих здесь сидящих мы тогда не досчитаемся... Что ещё добавить?
  Покамест не все ещё народы Азии и народы Африки, которые недавно освободились из-под колониального гнёта, осознали силу свою, ещё идут за вчерашними своими вешателями-колонизаторами. Но сегодня это так, а завтра этого не будет; не будет этого, народы поднимутся, расправят свою спину и захотят быть настоящими хозяевами положения..."
  Атлантический океан встретил небольшим штормом и волнами, бьющими в корму сухогруза, началась килевая качка. Пришлось Валерии убрать спальное место с заднего сиденья автобуса. Расположила матрас на проходе, прямо на деревянных ящиках с карабинами. Качка убаюкала, приснилось, что она маленькая девочка, мама колышет её в колыбели. Проснувшись, побежала в радиорубку, вручила радисту телеграмму: "Мама я среди Атлантики привет всем Валерия".
  Судно постепенно спускается к югу, сохраняя курс на юго-запад. Валерии уже доверяют постоять за штурвалом, держать курс неизменным на Панаму, главный порт и столицу Кубы. Она расположена чуть южнее северного тропика. При подходе к острову попали под тропический ливень, вода лилась с неба сплошным потоком. Видимость нулевая, пришлось остановиться. Потом засияло солнце, быстро высушило палубу и укрытое брезентом оборудование. При входе в огромную, закрытую от ветров бухту Панамы судно встретил катер береговой охраны под флагом Кубы. Обошёл вокруг сухогруза, что-то проверяя, разрешил заход в порт.
  Встали под разгрузку возле портальных кранов, спустили трап. На борт сразу же поднялся рослый чернобородый мужчина в полувоенной форме милисиано и берете, за ним следовало несколько кубинцев, также одетых. Фиделя Кастро приветствовал на английском капитан судна, приложив руку к козырьку. Не дослушав рапорта, Фидель обнял капитана, похлопал по плечу, снял с его головы роскошную фуражку, надел себе на голову, капитану бросил свой помятый берет. Этот жест понятен Валерии и всем членам экипажа - на Кубе он главный капитан. Затем Фидель на отличном английском обратился к экипажу. Поблагодарил за братскую помощь и доставленный груз, просил моряков осмотреть Панаму и своими глазами убедиться, что Куба - остров Свободы. Социалистические преобразования ещё не закончены, но американским империалистам не удастся заставить свернуть с избранного пути свободолюбивый народ Кубы. Родина или смерть!
  Среди сопровождающих Фиделя лиц Валерия заметила флотскую фуражку советского офицера, одетого в форму милисиано и с небольшой бородкой на лице. Только очутившись в его объятиях, поняла, что это Алексей. Экипаж судна и кубинцы ответили на объятия аплодисментами, Фидель поздоровался с Валерией за руку, сказал, что рад был убедиться, что у его советского друга такая красивая и героическая жена. Он просит её задержаться подольше на острове, насладиться гостеприимством населения.
  Валерия сдала закреплённый за ней груз помощнику капитана, тот принял ящики, автобусы пусть завтра утром сдаст она сама. Довольная Валерия успела попрощаться с капитаном, попросила исключить её из состава команды, она приняла приглашение Фиделя задержаться на Кубе. Раздосадованный потерей роскошной фуражки, шитой на заказ у лучшего одесского портного, капитан буркнул:
  - Добро. В следующий приход на Кубу специально для Фиделя надену самую старую фуражку. Пусть её носит на здоровье.
  Алексей везёт жену в гостиницу Панамы, не самую лучшую в городе. Носильщик забирает у Валерии вещи, горничная Кончита ведёт их в семейный номер, извиняясь на английском за скромность обстановки - лучшие номера заняты корреспондентами иностранных газет. Валерия поражена роскошью - отдельные спальни для неё и мужа, гостиная с телевизором и радиоприёмником, холодильник с бутылками различных напитков и фруктами.
  - Алёша, кто будет оплачивать счёт за номер?
  - Понятия не имею. Весь огромный дом и ресторан внизу принадлежат частному лицу. Предполагаю, что наше посольство совместно администрацией президента Кубы Торрадо Дортикоса заключило договор с владельцем. Премьер-министр Кастро такими мелкими вопросами не занимается, за соблюдением законов лично следит президент. Не беспокойся, ты важная персона, корреспондент флотской газеты, приходится нашему посольству держать марку. Похоже, что Кубу ожидает серьёзное испытание на прочность революционной власти, коль сюда прибыли иностранные корреспонденты. Я скучил по тебе, давай примем душ.
  Вечером муж ведёт Валерию в ресторан - у него накопилось достаточно песо, чтобы покормить любимую жёнушку хорошими кубинскими блюдами и послушать национальную музыку. Валерия надевает своё единственное вечернее платье, радуясь, что захватила его с собой, Алексей - штатский костюм. Валерия хохочет, со своей бородкой муж похож на переодетого пирата, покорителя дамских сердец.
  Народа в ресторане немного, в основном постояльцы гостиницы, слышится английская речь. Алексей заказал для себя ром, для жены лёгкое красное вино. Официант предложил несколько рыбных блюд для ужина и закуски - очаровательной даме понравится рыба после красного вина. Потом вели между собой разговор на русском языке. Оркестр исполняет национальные мелодии, легко узнать влияние испанской, индианской или африканской музыки. Коренное население Кубы - индейцев, испанские колонизаторы давно уничтожили, для работы на плантациях завезли негров из Африки. Сейчас население Кубы представлено смесью различных народов.
  К ним подошёл одиноко сидевший за соседним столиком молодой человек, представился корреспондентом французской газеты, предъявил визитную карточку. Он немного понимает русскую речь, хотел бы завести знакомство с россиянами, согласны ли они побеседовать с ним?
  - Я не возражаю, если моя жена Валерия разрешит.
  - Месье Жан так торопит события. Я хочу ещё потанцевать с Алексеем.
  Валерия наслаждается танго, прижавшись к мужу и наблюдая за танцующими парами. Все мужчины тесно прижимают к себе подруг. Алексей тихо объясняет:
  - Куба - остров Свободы, в том числе и сексуальной. В конце вечера музыканты заиграют танец под названием "сальса". Он откровенно эротичен, я не хочу, чтобы ты его танцевала.
  - Мы его посмотрим, потом уйдём к себе в номер.
  - Он будет ещё не скоро. Давай вслушаемся в мелодии афрокубинской румбы с элементами испанской хабанеры. Музыканты исполняют их на гитарах и банджо.
  Месье Жан просит официанта придвинуть свой столик к столику Алексея и Валерии. Официант возражает - так не принято, если молодые люди хотят побеседовать, он быстро найдёт им столик для троих. Француз восхищён - обслуживание на высоком уровне, как в Париже. Вручает официанту несколько франков, тот с достоинством их принимает.
  Французский журналист сообщает, что хочет взять интервью, он его оплатит, если ему разрешат записать беседу на диктофон. Алексей пожимает плечами - нет проблем.
  - Как вы относитесь к президенту Франции Шарлю де Голлю?
  - Хорошо. Нам нравится его внешняя политика и взятый курс на сближение с нашей страной. Кроме того, мы поддерживаем его стремление вернуть из США золотой запас Франции, вывезенный туда накануне нападения Гитлера. Не нравится только испытание атомной бомбы в пустыне Сахара. Ядерный потенциал НАТО опасно возрос, это нарушило ядерное равновесие.
  - Благодарю за солидарность с народом Франции, вы меня заинтриговали. Лично я противник присутствия в Париже штаб-квартиры НАТО. Пожалуйста, назовите свои имена, воинские звания и как вы попали на Кубу?
  - Я Алексей, старший лейтенант, боевой пловец, прибыл для защиты наших судов от подводных диверсантов.
  - Я Валерия, младший инженер-лейтенант, прибыла сегодня из Одессы с партией автобусов для обучения кубинских водителей. Кроме того, являюсь спецкором флотской газеты.
  - Рад познакомиться со своим коллегой. Извините за прямой вопрос - вы прошли обучение в разведшколе?
  - Нет. А вы, месье Жан?
  - Без комментариев. И кому вы передадите автобусы?
  - Ещё не знаю, это решит аграрный департамент.
  - Вы разрешите сопровождать вас в пути и сделать несколько фото в момент передачи?
  - Это вопрос не ко мне, обратитесь в администрацию. Я слышала, что здесь имеется пятая колонна, население именует этих людей "гусанос" - червяки. Они иногда стреляют, вы не опасаетесь за свою жизнь?
  - Я не из пугливых. Вы знаете испанский язык?
  - Очень плохо, но постараюсь изучить, если позволит время.
  - И каким временем вы располагаете?
  - Это зависит от редакции моей газеты и от пресс-атташе посольства, я ему ещё не представилась.
  - Обязательно представьтесь, многие журналисты будут рады с вами познакомиться. Мы иногда делимся друг с другом конфиденциальной информацией, не называя источника. Такова жизнь, как говорят французы. Для ускорения изучения языка могу посоветовать слушать радиостанцию КДРФ - Кубинского Демократического Революционного Фронта, расположенную на одном из островов. Она вещает для тех, кого вы именуете "гусанос". Управляет ими, передавая приказы открытым текстом по радио. Вы не знаете, почему это радио власти не глушат?
  - Нет, не знаем. Мы эту радиостанцию не слушаем.
  - Напрасно. Я слушаю и узнаю интересные факты. Даже могу после анализа услышанного предсказать некоторые надвигающиеся на Кубу опасные события и время их начала.
  - О предстоящем вторжении контрреволюционеров знают все, даже моя горничная Кончита.
  - Важно знать и детали вторжения. Извините, я могу в интервью перейти опасную черту, разделяющие факты от сведений личного наблюдения. Мадам Валери, могу я вас попросить замолвить за меня словечко охране при сопровождении автобусов? Просто сказать, что это знакомый французский журналист Жан, а с администрацией я сам договорюсь. Факт передачи автобусов будет интересен читателям газет, которые уверены, что ваша страна завозит на Кубу запрещённое оружие нападения.
  - Я могу это сделать, только не знаю, как отнесётся к этому охрана.
  - Заранее благодарю вас и прощу принять от меня 50 франков за интересное интервью.
  В номере Валерия упрекает мужа:
  - Алёша, зачем ты принял 50 франков от француза? Это неприлично, похоже, он пытается нас подкупить.
  - Жёнушка моя любимая, пойми, что ты уже не в Союзе. Куба - ещё капиталистическая страна, а Франция тем более. Если бы я не взял деньги за интервью, это вызвало бы недоумение, за любую услугу здесь принято платить. Деньги журналист дал открыто, это не взятка. Лучше запиши по свежей памяти слова журналиста и наши ответы, завтра я передам эту запись охране Фиделя. Его пытаются убить, я включён в состав охраны во время посещения им наших судов и при случайных встречах. Также сообщать о лицах, которые навязывают мне своё знакомство. Пойми, это очень серьёзно.
  На ночь Алексей выставил обувь за дверь номера, так принято. Утром она была почищена и выглядела, как новенькой. Валерия ночью спала в широкой кровати вместе с мужем, удивляясь, зачем нужна вторая спальня? От предложения принести завтрак в номер отказалась - мы не баре, сами позавтракаем в ресторане. Алексей на такси отвёз её в порт, объяснил - бегать по улицам Гаваны неприлично, для этого существуют парки. Тем более в форме милисиано, которую Валерия надела в поездку. Горожане могут подумать, что она кого-то преследует и станут активно ей помогать. Кубинцы - активный народ, любое событие воспринимают близко к сердцу.
  
  Поездки по острову.
  
  В порту возле автобусов Валерию ожидала личная охрана - девушка-мулатка с кобурой на поясе. Одета в форму милисиано, хорошо говорит на английском. Вместе проинструктировали молодых студентов Гаванского университета, они назначены водителями автобусов. Подошли остальные студенты, обмениваются приветствиями, девушки подставляют щёки парням для поцелуев. Стоит шум, студенты рады, что их на время оторвали от занятий для уборки сахарного тростника. Разместились в трёх автобусах ЛАЗ, каждый вмещает 32 пассажира, поехали. При выезде из порта на такси ожидал месье Жан, Валерия сообщила об этом переводчице, та пожала плечами - пусть едет. Поговорила на испанском с водителем такси, он будет ехать впереди, советская девушка-водитель пусть следует за ним.
  В пути разговорчивая мулатка сообщила Валерии массу сведений - она участвовала в последние дни декабря 58-го года в восстании населения Гаваны против войск диктатора Батисты, не дали им разрушить город. Повстанцы Фиделя тоже отказались от штурма, остановившись в предместье. Засылали только небольшие вооружённые группы, которые занимались агитацией среди солдат Батисты, те охотно переходили на сторону повстанцев. Поддержали Фиделя и студенты университета, а их было около 18 тысяч. Диктатор и его соратники покинули столицу, их бегству не препятствовали. 1-го января повстанцы вступили в Панаму. Фидель на митинге объявил о создании Республики Куба, где не будет тюрем, Куба - остров Свободы. Исключением является американская база Гуантанамо на южной оконечности острова, но воевать со США за часть своей территории кубинцы не собираются, регулярной армии у них нет, оружие только то, что осталось после бегства солдат Батисты. Хорошо, что Кубе помогает вооружением Советский Союз, присылая старые танки. Первым их освоил Фидель, положив начало 1-му танковому батальону Кубы.
  За разговором не заметили, как прибыли в посёлок Толедо, расположенный вокруг сентрали. Так называют на Кубе сахарные заводы с плантациями сахарного тростника и предприятиями для его выращивания и переработки. Кроме сахара-сырца получают мелясу, патоку, ром и жмыхи, производство безотходное. Сельскохозяйственную технику и оборудование завода ремонтируют в небольшой мастерской. Сентраль "Толедо" - национализированное государственное предприятие, прежний владелец сбежал, остальные кадры остались. Выбрали директора, заключили договор о поставке продукции государству по выгодной цене, подняли зарплату рабочим. Это стало возможным благодаря кредитам из СССР.
  Автобусы со студентами встречает один из директоров сентрали. Радостно приветствует Валерию, а дальше происходит что-то непонятное для неё. Рабочие начинают демонтировать сиденья для пассажиров, вынимать оконные стёкла, потом снимают крыши автобусов. Директор ещё раз благодарит Валерию и, в её лице, советских рабочих - они создали прекрасное самоходное шасси для транспортировки стеблей сахарного тростника, лучшее в мире.
  Радуется и француз Жан, делая фотоснимки разрушения автобусов - будет отличный репортаж, материал произведёт сенсацию, его перепечатают многие газеты, он получит приличный гонорар. Вручает директору 50 франков за разрешение съёмки, интересуется, что ещё в сентрали есть интересного для читателей иностранных газет?
  Польщённый директор приказывает открыть гараж и демонстрирует французу два танка. Трофейный американский М41 "Уокер Бульдог" оставили танкисты Батисты, а советский Т-34-85 куплен у Советского Союза за деньги, вырученные от продажи сахара. Рабочие сентрали в свободные дни проходят обучение, скоро станут первоклассными танкистами. Пусть француз сообщит всему миру - в случае нападения на Кубу враги получат от населения хорошую трёпку.
  Француза интересуют кубинские танкисты и прочие солдаты - чем вооружены и где их казарма? Директор объясняет, что казармы у них нет, живут по домам, а в добротной казарме времён Батисты сейчас размещена школа и медпункт. Оружие рабочие хранят в своих хижинах, это трофейные самозарядные американские винтовки, но без патронов, они хранятся на складе. Если корреспондент не верит его словам, просит осмотреть школу и медпункт, это недалеко. Француз от осмотра бывшей казармы отказывается - плёнка в фотоаппарате кончилась, да и сенсаций собрал достаточно, нужно быстрее передать их в редакции газет.
  Валерию и студентов кормят в столовой сентрали кукурузной похлёбкой из муки, кусочком свинины и чудесным кофе со своей плантации. На десерт - бананы, ешь, сколько хочешь. После краткого отдыха Валерия ведёт свой изуродованный автобус на плантацию сахарного тростника. Над кабиной водителя участок крыши оставили, студенты едут, стоя в кузове. Приехали, сменили уставших рубщиков тростника, забрав у них большие тяжёлые мачете для рубки стеблей высотой в два человеческих роста. Это тяжёлый труд, поэтому рубщики и грузчики стеблей сменяют друг друга. На освобождённой от тростника плантации пасут стадо полудиких свиней. Они поедают остатки стеблей и даже корни, разрыхляя и удобряя почву. Кормят свиней отходами сахарного производства только на ночь, один раз в сутки. Привыкшие к такому режиму свиньи ведут себя, как дисциплинированные солдаты, пастухов для них не требуется, управляют стадом вожаки.
  Валерия пробует рубить тростник, это возмущает рубщиков, она - водитель, пусть обучает девушек водить машины, если хочет помочь студентам. Обучая вождению, Валерия переходит на испанский. Какие могут быть запреты по незнанию языка, кругом свои? Поле широкое и ровное, авария невозможна, главное - не наехать на свинью, разлегшуюся, чтобы подкормить поросят.
  На ужин студентам - овощное рагу с кусочками картофеля и поджаренной кукурузной мукой, кофе и бананы. Кофе бодрит, усталость от тяжёлого труда быстро исчезает, возле казармы, отведённой для жилья студентов, зазвучала гитара. Первыми на круг выходят девушки, призывно изгибаясь в танце и пощёлкивая кастаньетами, к ним присоединяются парни. Кастаньеты представляют две морских раковины, связанные шнурком. Валерии охота потанцевать, но она опрометчиво сообщила, что уже дуэнья, замужняя женщина. Рядом с казармой расположена католическая церковь, из неё вышел священник, приглашает верующих на вечернюю молитву, часть студентов идёт за ним, другие готовятся ко сну. Валерия вместе с переводчицей идёт в отведённую для них небольшую комнату, где на полу лежат два матраса для спанья. Переводчица снимает пояс с револьвером и бросает его на матрас. Она пойдёт на свидание, а Валерия должна охранять её оружие.
  Возвращается мулатка со связкой бананов, смеётся, рассказывая, что заставила парня залезть на дерево. Долго ещё разговаривали, кубинка мечтает поехать в СССР, расспрашивала о порядках, в конце подвела итог:
  - У вас строгая жизнь, как у монахинь, а на Кубе - свобода!
  Утром приходит учительница начальной школы, негритянка, просит Валерию провести занятие с учениками, рассказать им про великую страну, которая помогает маленькой Кубе. В школе учатся дети от шести до двенадцати лет, срок учёбы в начальной школе составляет шесть лет. Раньше школа была частной, за учёбу родители должны были платить, поэтому 50% детей в школы не ходили. После победы революции все школы стали государственными, начальное образование стало бесплатным и обязательным. Детей в школе подкармливают, каждый выпивает по стакану молока, некоторых заставляют пить рыбий жир. Так Куба старается избавиться от заболеваний туберкулёзом.
  В классе на Валерию устремляют глаза более 30-ти темнокожих ребятишек. Что им сказать? Начинает с путешествия на судне от Одессы до Гаваны. Сначала слушали внимательно, потом начали вертеться. Валерия прекращает рассказ и предлагает всем классом поиграть в футбол на дворе. В ответ звучит радостный визг. Находятся несколько резиновых мячей, дети стараются отобрать мяч у Валерии, потом друг у друга. Многие ребятишки обладают врождённой ловкостью, при хорошем тренере из них могут получиться замечательные спортсмены. При расставании учительница благодарит за хороший урок и делает несколько фотоснимков Валерии с маленькими школьниками. В Гавану она возвращается железной дорогой, каждая сентраль соединена с центральной железнодорожной линией, проходящей примерно по центру длинного острова.
  В гостиничном номере Валерия сочиняет два рассказа для газеты - о переходе на судне через моря и океан и о поездке в сентраль "Толедо". Даёт прочитать мужу, негодует, что тот не делает критических замечаний. Радуется, когда Алексей дарит ей чудесный фотоаппарат "Кодак". Интересуется, куда исчез с гостиницы месье Жан? Алексей объясняет - уехал по заданию редакции на Флориду, обещал вернуться, из гостиничного номера не выписался.
  - Алёша, возможно, контрразведка Кубы упустила шпиона. Он делал в сентрали снимки танков!
  - Ну и что? Торговля танками разрешена. США завезли в Европу несколько сотен танков, особенно в ФРГ. Если его материал опубликуют газеты, враги Кубы задумаются и отложат вторжение на несколько месяцев. К этому времени Фидель создаст несколько батальонов регулярной армии.
  Месье Жан вернулся и присутствовал на приёме иностранных журналистов в советском посольстве. Пресс-атташе представлял Валерию - спецкора газет "Флаг Родины" и "Черноморской коммуны". Валерия вышла к коллегам во флотской форме, на плечах кителя блестят погоны, возле левого бедра - кортик. Зал озарился вспышками фотоаппаратов, потом посыпались вопросы - где училась, что и где успела напечатать, какие увлечения?
  Валерия едва успевала отвечать на вопросы: родилась и училась в Кировограде, потом в приборостроительном институте, первые короткие публикации помещала в молодёжной газете Кировограда, потом во флотской газете "Флаг Родины". Любимые увлечения - готовить пирожки с рисом и отваривать их в подсолнечном масле. В юности увлекалась парашютным спортом, но это было очень давно. Сразу же следует вопрос:
  - Извините, о возрасте женщин не принято спрашивать, пожалуйста, ответьте - сколько вам лет и сколько прыжков с парашютом совершили?
  - Мне 23 года, прыжков около семидесяти, точно не помню.
  Зал взрывается аплодисментами, официальная часть пресс-конференции закончена, журналисты устремляются к высоким столикам, где разложена лёгкая закуска, официанты разносят бокалы с винами Масандры.
  К Валерии протискивается сквозь толпу Жан, коллеги перед ним расступаются, он - восходящее светило на журналистском небосклоне. Интересуется, читала ли Валерия его статьи, опубликованные в нескольких американских газетах?
  - Да, читала, кто-то подсунул газеты под дверь номера.
  - Это сделал я. Вернулся из поездки во Флориду поздно, не стал вас беспокоить. Хочу узнать, какого вы мнения об опубликованном интервью с вами и отчёте про посещение сентрали "Толедо"?
  - В интервью вы поступили благородно, не указав даже имени моего и Алексея. В статье о "Толедо" - не очень, опубликовав снимки разрушения советских автобусов и танка Т- 34. Сколько долларов спецслужбы США вам за это заплатили?
  - Достаточно много. Хватит, чтобы отметить мой первый успех в журналистике. Я, как и вы - начинающий бумагомаратель. Прошу вас и Алексея принять моё предложение вечером посидеть в ресторане.
  - Только из уважения к вам. Каждый платит за себя, никаких денег за видимость интервью мы не возьмём, в нашей стране это считается взяткой.
  - Если бы вы знали, как я рад такому ответу. Не беспокойтесь, у меня будет сугубо деловое предложение.
  Вечером Жан встречает Валерию и Алексея в ресторане за столиком, накрытым для троих. Просит отметить этот вечер бутылкой настоящего французского шампанского "Мадам Клико". Потом начинает разговор:
  - Что вам известно о Чикагской мафии и её руководителях?
  - Весь мир знает об Аль Капоне и его головорезах, но это было давно.
  - Верно. А что вам известно о нынешних руководителях мафии?
  - Ничего. Знаем, что полиция США их преследует, они объявлены вне закона.
  - Это правда, но не вся. Я могу рассказать вам больше, если вы пообещаете познакомить меня с руководителем охраны Фиделя Кастро.
  - Месье Жан, я смогу это сделать, если вы скажете правду - зачем вам это нужно и кого вы представляете?
  - Мистер Алекс, я вам это скажу, надеясь на ваше честное слово. Это должно остаться тайной между нами тремя.
  - Нет, четырьмя. Четвёртым будет глава охраны Кастро.
  - Верно. Извините, я немного волнуюсь, делая рискованный шаг. Назовите имя этого четвёртого человека, тогда я продолжу разговор.
  - Это Фабиан Эскаланте, глава охраны Кастро.
  - Я слышал это имя в Майами от "гусанос". Мне предложили быть наводчиком для убийц этого человека за приличное вознаграждение. Я обещал подумать, при отказе моя игра была бы закончена.
  - Пришло время вам открыться, сказать, кто вы и в какую игру играете.
  - Я сотрудник международной полиции "интерпол", работаю по розыску членов мафии совместно с полицией США. Недавно я узнал, что некоторые государственные службы этой страны привлекли руководителей мафии к попытке свержения правительства Кастро. Поймите, я не коммунист, но быть соучастником в грязном деле не хочу.
  - Так что вы хотите от главы охраны Кастро?
  - Помощи в поимке и разоблачении членов мафии, живущих на Кубе. Я хочу заниматься делом, ради которого меня сюда послал "интерпол". На помощь полиции США я не надеюсь, она поступит так, как ей прикажет ЦРУ. У меня есть сведения, что глава Чикагской мафии Момо Сальваторе Джанкана и глава "Майамского синдиката" Санто Траффиканто получили от ЦРУ предложение за 150 тыс. долларов совершить убийство Кастро. Агенты ЦРУ действовали от имени представителей кубинских предпринимателей, чья собственность была национализирована. Джонни Розелли, глава "Синдиката Лас-Вегаса", использовался ЦРУ для связи с остальными группировками мафии. К этим высокопоставленным руководителям мафии мне и "интерполу" никогда не добраться, моё руководство удовлетворит поимка мафиози рангом пониже.
  - Зачем вы рассказали всё это при моей жене? Я не хочу, чтобы она участвовала в этом деле.
  - На ваше усмотрение. По долгу службы вы редко бываете в гостинице, а мне нужна связная. Срочные сведения я буду подсовывать под дверь номера вместе с газетами. Мадам Валери я попрошу таким же образом держать связь со мной. Наши номера расположены близко, это её не затруднит.
  - Алексей, месье Жан прав, я согласна.
  Днём, а в отсутствие Алексея и ночью, Валерия занимается прослушиванием радиостанций. Их две, одна расположена в Гватемале, другая в США возле Майами. Обе ведут пропаганду против Кубы на испанском языке, предсказывая скорую победу КДРФ во главе с "правительством в изгнании". Легко поняла, что вещание двух радиостанций согласовано, ими управляет один режиссёр, возможно два. Дикторы называют даже фамилии, это "члены правительства" Хосе Альфредо Сан-Роман и Эрнейдо Андрес Олива Гонсалес. Указания для находящейся на Кубе "пятой колонне" меняются. Сначала звучало слово "Тринидад", так называется порт на Кубе. Валерия предполагает, что это место высадки десанта. Вызывает по известному только ей телефонному номеру такси, передаёт знакомому в лицо темнокожему "таксисту" информацию. Тот согласно кивает, замедляет машину в безлюдном месте возле здания советского посольства.
  Новый начальник Валерии - помощник военного атташе, в звании капитана 2-го ранга. Выслушивает Валерию, даёт наставление:
  - Планы контрреволюционеров часто меняются. Похоже, что они ещё не определились с местом высадки десанта и не собрали необходимых сил для вторжения. Новый президент США Джон Кеннеди, сменивший Эйзенхауэра, не станет рисковать без уверенности в победе. Но на прямую агрессию против Кубы он не пойдёт, будет воевать с помощью наёмников, формально оставаясь в стороне. У него сложное положение - выиграл выборы, критикуя Эйзенхауэра за то, что позволил создать вблизи США независимое государство, пообещал избирателям его "освободить". Теперь понял, насколько трудна эта миссия. План "Тринидат", рекомендованный ЦРУ в марте для захвата и удержания плацдарма около города Тринидат провалился, теперь они разработали план новой операции. Слово "Запата" при прослушивании не встречалось?
  - Нет, такое непонятное слово я бы запомнила. Раньше указания для "гусанос" озвучивал какой-то Мануэль Верона, сейчас эта фамилия по радио не звучит.
  - Он исчез в неизвестном направлении вместе со 150 тысяч долларов, собранными для финансирования операции вторжения. Руководители "френте" сменились, изменили название операции. По непроверенным данным "Запата" - условное обозначение операции вторжения. Где намечено место вторжения, какие силы будут задействованы, мы не знаем. От Жана сообщения нет?
  - Пока нет.
  - Жди, в ближайшие дни должно быть. Если не будет, значит, струсил, завербованный тобой полицейский "интерпола".
  На полу в номере лежат несколько газет и записка на английском: "Алекс, приглашаю распить в номере бутылку виски, сам не справлюсь. Жан". Валерия негодует - её мужчины от связи отстранили, берегут, конспираторы чёртовы. Легко расшифровала текст. Записка на английском, значит, Жан возвратился из США, это подтверждает и упоминание о виски. Если бы он прибыл из Гватемалы, записка была бы на испанском языке, а вместо виски был бы другой напиток, например, текила. Слова - "сам не справлюсь" и дураку понятны, дело опасное, Жану нужна помощь Алексея.
  Муж заходит в номер без стука, у него свои ключи. После краткого поцелуя вопросительно поднимает брови, Валерия вручает ему записку. Прочитав, поднимает большой палец вверх, понятно, записку нужно сжечь. Говорит - "я на минутку" и уходит в номер Жана. Возвращается быстро, советует жене выставить на ночь в коридор и его пару обуви, после поцелуя уходит.
  Валерия проводит время возле радиоприёмника, слушая попеременно три радиостанции - местную, из Флориды и из Гватемалы. Еду в номер приносит Кончита, сообщая городские новости - днём в городе были слышны автоматные очереди, стреляли только гангстеры, у наших милисиано автоматов нет. Местная радиостанция транслирует выступление Фиделя, о событии со стрельбой ничего не сообщает. Валерия знает, население Гаваны очень активно откликается на любые новости, поэтому власти приказали по пустякам его не беспокоить. Важнейшие события в жизни Кубы обнародует только Фидель. Он хороший оратор, кубинцы слушают его с восторгом. О многочисленных неудачных попытках покушения на жизнь Фидель никогда не говорит, чтобы не вызывать беспокойство у населения. Но всегда сообщает о погибших товарищах, произнося пламенные речи на похоронах. Валерия успокаивается - в результате налёта гангстеров никто не пострадал.
  Алексей возвращается через несколько дней, усталый, но вид довольный. На упрёки жены не отвечает, кружит её по комнате. Ночью выпытала - к стрельбе на улице он отношения не имеет, позже узнал, что диверсанты изрешетили пулями автомобиль, в котором ехал Фидель и начальник его охраны. Никто не пострадал, Фиделя перед поездкой с трудом уговорили сесть в бронированный автомобиль. До этого он был большой охотник совершать прогулки по улицам Гаваны сам, без охраны. Лишь после двух неудачных покушений снайперов согласился на сопровождение охраны. А сколько было неудачных попыток его отравить - никто не помнит. Создаётся впечатление, что у него есть ангел-хранитель.
  - Алёша, ты мне зубы ангелом не заговаривай. Докладывай - где был, что делал?
  - Слушаюсь, командир! Докладываю, меня охраняли "котики", а я охранял яхту Фиделя, прогуливаясь по палубе в трусах и берете. Мы с ним одного роста, издали меня "русалки" принимали за Фиделя, предлагали свою любовь. Команданте старше меня на 9 лет, немного плотнее, но издали мы похожи.
  - Уже теплее. Теперь ответь - бородку ты завёл, чтобы походить на Фиделя и подставлять себя вместо него под пули?
  - Нет, конечно. Просто я, как и остальные "котики", немного суеверен. Ещё в Севастополе перед изнурительными многодневными тренировками мы никогда не брились, считали это плохой приметой. Было несколько примеров - побрившийся "котик" испытания не выдерживал, его отчисляли. Брились только перед увольнением, чтобы не задержали патрули.
  - И как на это реагировал твой замполит?
  - У меня их два. Прибыли в отряд на стажировку ещё мичманами из Высшего военно-морского политического училища, прошли испытания. При расставании мы с ними немного выпили, вечером они ушли на остановку 6-го троллейбуса. Не понравился им почему-то стоящий возле остановки киоск "Союзпечати", решили его чуть развернуть. Их старания были замечены проезжавшим мимо на машине контр-адмиралом. Не поленился адмирал, вышел из машины, спросил курсантов, что делаете? Те ответили:
  - Товарищ адмирал, киоск стоит криво. Помогите нам его развернуть.
  - Адмирал приказал немедленно возвратиться в часть, доложить о происшествии командиру, что курсанты и сделали. Пришлось мне задержать стажёров на несколько дней, пока они отрабатывали взыскание.
  - Какое взыскание ты на них наложил?
  - Самое жестокое - приказал сбрить по одному из усиков, которые они отрастили во время стажировки и очень ими гордились. Потом переписал характеристики в лучшую сторону, попросив командование училища после выпуска распределить их ко мне в отряд. Учитывая специфику службы, обосновал необходимость иметь двух политработников. Вернулись они в отряд уже лейтенантами. Сейчас один из них мой заместитель, а второй обучает кубинских пловцов.
  - Пулями тебя вместо Фиделя на яхте не угощали?
  - Я же сказал - меня охраняли мои "котики". Не дали двум катерам приблизиться на расстояние выстрела, намотали на винты подвернувшуюся под руку часть рыбацкой сети. Пришлось "русалкам" нырять в воду и устранять неисправность. Обиделись на Фиделя, отплывая в сторону Флориды, маленько постреляли, но вреда яхте не нанесли.
  - Алёша, в следующий раз возьми на яхту меня. Я тебя не демаскирую, пусть "русалки" считают, что "Фидель" проводит время на яхте с очередной любовницей.
  - Нет. При таком знакомстве Фидель может увлечься тобой, мне придётся вызвать его на дуэль. Шансов выжить у него мало, я не хочу стать убийцей замечательного человека и моего друга.
  - Не всегда же он проводит свободное время на яхте, а деловое в кабинете министров. У него должна быть квартира, или вилла, где он ночует.
  - У него нет постоянного места жительства, он проживает в гостиницах, часто их меняет. Место его проживания неизвестно, когда необходима встреча, я прошу охрану отвезти меня на "точку ноль".
  - Алёша, для меня унизительно только слушать иностранное радио. Я послана на Кубу корреспондентом, мне надоело писать секретные отчёты, которые никогда не напечатают. Я хочу поездить по Кубе, выбрать сценарии из жизни населения.
  - Хорошо, завтра ты получишь в своё распоряжение машину. Только води её осторожно, знай, что многие водители - практики, автошколы не заканчивали, ездят не по правилам. Да и ГАИ здесь нет. В случае явного преследования или нападения - стреляй, не раздумывая, потом разберёмся. Возьмёшь мой пистолет, он удобней револьвера.
  - А как же ты - без оружия?
  - У меня ещё есть.
  Кап -2 недовольно хмурится, когда Валерия сообщает о своём решении проехать вдоль побережья Карибского моря, посмотреть места, удобные для высадки морского десанта.
  - Ты считаешь, что мы до этого не додумались? Ладно, возьми карту, проверишь заодно охрану побережья патрулями, которые эти места наблюдают. Останавливайся на ночёвку только в государственных сентралях, на карте они обозначены, там имеется телефонная связь с Гаваной. Разрешаю проехать на юг до гор Сьерра-Маэстро. К району возле американской базы Гуантанамо приближаться не смей. Если они узнают, что эти места посещала советская корреспондентка, устроят грандиозный международный скандал.
  Валерия изучает большую карту Кубы. В глаза сразу бросаются подчёркнутые названия сентралей для производства сахара. Начинает их считать, пару раз сбивается, наконец, сосчитала - 161 предприятие!
  Самая сильная охрана побережья патрулями наблюдается к западу от Гаваны. Сразу замечают "Форд" Валерии, просят предъявить документы, с сожалением разрешают продолжать движение. Самая слабая охрана в малонаселённом районе залива Кочинос. В переводе на русский - в заливе Свиней. На двух дорогах, соединяющей выход на три чудесных пляжа, расположен пост из пяти человек, слева и справа расположены непроходимые болота. Валерии объясняют - в этих местах свирепствует малярия, советуют уезжать, чтобы избежать укуса комара. Им укус не грозит, одежду пропитали керосином, его запах отпугивает комаров. Валерия сначала осматривает огромные пляжи, потом уезжает к порту Тринидат, расположенному в ста милях восточнее. Ночует в приличной городской гостинице, выслушав рассказ горничной об отражении атаки морского десанта "гусанос", приплывших со стороны Гватемалы. Население Тринидата готово к отражению новых попыток вторжения, возле города размещён пехотный батальон регулярной армии.
  Валерия понимает - то, что стало известно ей, наверняка известно командованию "гусанос", дважды они неудачную попытку в одном месте не повторят. Успокоенная, уезжает к горам Сьерра-Маэстро, где в живописном месте со здоровым климатом строится крупный школьный городок. Размахом строительства поражена - в городке будут проживать и учиться до 20 тыс. школьников от шести до девятнадцати лет. Её сопровождает работник народного образования, постоянно следящий за ходом строительства. Рассказывает, что лично докладывает о ходе строительства премьер-министру Фиделю Кастро, тот контролирует работы, часто сюда наезжая. Для строителей организована вечерняя школа, скоро среди них не будет неграмотных.
  Валерия посещает занятия в дневных и вечерних школах, снимая на плёнку классы, заполненные по утрам малолетними, а по вечерам бородатыми учениками. Поражается свободой и самосознанием тех и других. Никакого принуждения, дисциплина основана исключительно на самосознании. Беседует с несколькими бородатыми учениками, бывшими повстанцами из отряда Фиделя, те объясняют - так привыкли жить ещё в отряде. Задают вопрос - разве в Советском Союзе иначе?
  Немного покраснев, Валерия отвечает:
  - СССР очень большая страна, где живут народы разных национальностей, которые привыкли жить по своим понятиям. Конституция страны одна, всё население обязано её соблюдать. Когда построим коммунизм, будет полная свобода, основанная на сознании.
  Ей отвечают бородатые малограмотные мужики:
  - На Кубе тоже имеется Конституция, принятая в 1940 году. Народ Кубы не стал её менять, когда победил диктатора Батисту. У нас президент Дортикос определяет, что для народа хорошо, а что плохо. Раньше бедняки в судах правды не могли найти, несправедливые законы охраняло множество юристов- адвокатов. Сейчас при спорах народ сам решает, кто прав, а кто виноват. Если кто недоволен, может обратиться к премьер-министру или президенту, они оба имеют юридическое образование. Другие адвокаты нам не нужны.
  Валерия поняла, образование - тема её очерков в газеты. Посещает школы различных ступеней, изучая школьную систему Кубы. После начальной шестилетней школы ученики в возрасте от 13 до 15 лет продолжают обучение в трёхлетних школах, где получают элементарное среднее образование. Для учеников в возрасте от 16 до 18 или 19 лет существуют школы с четырёхгодичным сроком обучения, с общим или техничным уклоном. После их окончания выпускники имеют право поступления в университеты.
  Образование и медицина бесплатные по простой причине - у населения нет денег, чтобы оплачивать труд учителей и врачей. Поэтому их труд оплачивает государство. Только на медицину в 61 году ассигновано 72 млн. песо, по сравнению с первым годом после победы революции, это больше в 3,5 раза. Кастро берёт пример с СССР, а не из США, где на платную медицину и образование тратят много, а эффективность низкая. Уровень подготовки студентов в социалистических странах был в то время гораздо выше.
  Валерия любуется вечнозелёными лесами горного массива Сьерра-Маэстро с пиком Туркино, высотой в 2000 м. В других местах рельеф преимущественно равнинный, лишь в средней и западной части острова - небольшие горы. Реки короткие, но полноводные за счёт дождей, на реках - плотины гидроэлектростанций. До революции 90% производства электроэнергии контролировали монополии США, также всю горную и нефтеперерабатывающую промышленность. На острове имеются большие запасы никелевых руд в провинции Ориенте, 4 место в мире. С обогатительной фабрики никель теперь вывозят в разные страны, спрос на него растёт.
  Валерия решила закончить поездку в городе Байямо. Сейчас это центр добычи марганцевых руд, но широко известен на Кубе, как центр восстания против испанских колонизаторов в давно прошедшие времена. Часто кубинские патриоты называют себя "люди Байамо", чтобы подчеркнуть непрерывную связь с героическим прошлым предков. После победы повстанцев Фиделя Кастро эти слова и музыка стали национальным гимном Кубы.
  Смело в бой, патриоты Байамо!
  Ваша Родина вами гордится!
  Славной смерти не надо страшиться:
  Смерть за Родину - вечная жизнь!
  Знайте, рабство познавшие, гнёт:
  Жить в оковах - позор и бесчестье!
  Клич победы летит в поднебесье:
  Патриоты, к оружию! Вперёд!
   Кроме сахара и руд, экспортировала Куба раньше в США сигары и сигареты. После разрыва дипломатических отношений по указу Эйзенхауэра от 3 января экспорт остановился. Это был тяжёлый психологический удар для множества деловых закрытых клубов, члены которых привыкли вести беседы, выкуривая кубинские сигары. Теперь этот шик прекратился, а газеты и журналы, как на зло, заполнили снимки Фиделя Кастро с неизменной сигарой в зубах. Такого издевательства высшие дельцы США вытерпеть просто не могли и начали подготовку к свержению народной власти на Кубе.
  
  Сражение с морским и воздушным десантом в заливе Свиней.
  
  Валерия возвращается в Панаму гордая - она в поездке по острову собрала обильный материал из жизни кубинцев, хватит на 2 - 3 статьи в советские газеты. Негодует, когда Алексей отказывается слушать, прежде ей необходимо отдохнуть.
  - Посмотри на себя в зеркало, ты загорела и стала похожа на мулатку. Даже в зимние месяцы опасно долго находиться на тропическом солнце. Сиди в номере и обрабатывай материал, потом дашь почитать.
  - Ты непослушный, поэтому я имею законное право тебя ослушаться. Завтра я должна предстать пред грозные очи своего начальника и устно доложить ему, что видела и что слышала. Вечером я разрешу тебе сводить меня в балетный театр Алонсо, это безобразие, что мы там ещё не были. Я хочу закончить свой литературный труд музыкальной нотой.
  Посетить балетный театр не удалось. Кап-2 несколько раз заставляет повторить Валерию рассказ о посещении трёх чудесных пляжей в заливе Свиней, интересуется, какой там песок, твёрдый или мягкий, какая площадь заливается приливом волн, какой рельеф местности между пляжем и болотами. Валерия не выдерживает:
  - Товарищ капитан 2-го ранга! Я кое-что смыслю в выборе места для приземления парашютистов, лучшей площади на побережье, кроме этих трёх пляжей не найти. Морской и парашютный десант там высадить легко, а что они будут делать дальше? Дорога туда между болотами ведёт одна или две, там находится патруль милисиано, на остров диверсанты не пробьются.
  - Валерия, ты не по годам умная, но забыла пословицу: "Сила есть - ума не надо". Сил же у противников Фиделя много, плюс они ещё надеются втянуть в свою авантюру морских пехотинцев и флот США, а это очень серьёзно. Выйди в соседнюю комнату и напиши для местной газеты краткую заметку. Можешь её озаглавить - "Граница Кубы - на замке!", если не придумаешь лучшего названия. Восхваляй вооружённые силы Кубы, которые уже имеют несколько танков и эскадрилью старых самолётов, готовится пехотный батальон регулярной армии, они дадут достойный ответ любому агрессору. О заливе Свиней не смей даже упоминать в разговоре с кем-либо, про это место забудь!
  - Я напишу заметку, но мне в ней нужно будет сослаться на позицию правительства Кубы. Неизвестный читателям спецкор не привлечёт внимания агентов ЦРУ, которые должны быть на острове.
  - Верно мыслишь. Сошлись на заявление министра иностранных дел Кубы Рауля Кастро Роа, которое он сделал 4 января 1961 года на заседании Совета Безопасности ООН. Там прямо говорится о подготовке американскими спецслужбами вооружённого вторжения на Кубу. А подпишется под твоей заметкой начальник контрразведки Фабиан Эскаланте. Тебя это устраивает?
  - Не совсем. Мне нужны реальные факты разоблачения деятельности "пятой колонны" на территории Кубы. Газеты об этом молчат, чтобы не тревожить население, это не совсем правильно.
  - Пару фактов можешь обнародовать. 18 марта этого года на совещании в пригороде Гаваны органами государственной безопасности Кубы были арестованы 20 лидеров "гусанос". На допросе они назвали ещё несколько агентов, те тоже были арестованы. В результате этих операций деятельность "пятой колонны" на острове была во многом дезорганизована.
  Второй факт. 20 марта была обнаружена и уничтожена диверсионная группа из 8 "гусанос", высаженная с катера на побережье в районе Пинар-дель-Рио. Об остальных фактах умолчу, упоминание о них может привести к разоблачению наших информаторов за рубежом.
  Статья Валерии была напечатана сразу в нескольких центральных газетах Кубы, потом её перепечатали иностранные газеты. Гонорар за статью получил Ф. Эскаланте, подписав её своим именем. Деньги Валерии передал кап-2, извинившись за начальника контрразведки, тот занят. Теперь журналистка имеет право обращаться к нему в случае необходимости.
  Апрельские события по подготовке к вторжению на Кубу в 1961 году развивались дальше стремительно и нахально, иногда нарочно не замаскированные. 3 апреля госдепартамент США опубликовал "Белую книгу" с клеветой на правительство Ф. Кастро с целью лишить его международной поддержки, а также дать теоретическое обоснование вторжению. После 4-го апреля в эфире впервые прозвучало название "Операция Запата", понятно, что план вторжения утверждён. Из расшифрованных сообщений стало известно, что корабли с десантом должны следовать Карибским морем под флагом Либерии ночью, не включая бортовые огни.
  Очевидно, полного согласия у руководства ЦРУ в лице Аллена Даллеса с президентом США Джоном Ф. Кеннеди не было, дату вторжения перенесли с 5 апреля на 17 апреля 1961 года. Основные силы вторжения были сведены в "бригаду 2506" из кубинских эмигрантов. Военную подготовку они прошли в тренировочных лагерях, расположенных во Флориде и американской зоне Панамского канала под наблюдением инструкторов США, потом собрали все силы в Гватемале. Морской десант предполагали высадить на побережье ночью, а не на рассвете.
  Советская и кубинская разведки знали много, но не всё. Предполагали высадку десанта в удобной бухте порта Тринидат, а не на открытых пляжах залива Свиней. Не знали точной численности "бригады 2506", какие силы будут задействованы в помощь ей. И главное, не знали, как поведут себя вооружённые силы США? Выступят ли открыто на помощь своим наёмникам?
  8 апреля 1961 года одновремённо из нескольких радиостанций, расположенных на Флориде, в Гватемале и Никарагуа прозвучало радиообращение к кубинскому народу и правительствам стран Латинской Америки с призывом начать вооружённую борьбу против Кастро. Сразу же начались мелкие диверсии "гусанос" на Кубе. Самой крупной акцией стал поджог 13 апреля крупнейшего в Гаване универсального магазина "Энканто". В результате пожара погиб один человек, ещё несколько получили ожоги и ранения. Следствие быстро установило виновных, на помощь властям пришли контрабандисты, снабжавшие дефицитными импортными товарами владельца магазина с молчаливого согласия власти. Ох, напрасно "гусанос" затронули интересы контрабандистов! Теперь они открыто заявили о поддержке Кастро.
  Виновниками возникновения контрабанды были власти США, запретившие торговлю и установившие экономическую блокаду Кубы. Патрульные катера береговой охраны контролировали побережье Флориды, но не препятствовали торговым связям Кубы с Мексикой и другими странами. Торговые моряки поддержали революцию Кастро, сохранили для республики флот водоизмещением до 100 тысяч брутто-тонн. Но главными добровольными разведчиками стали рыбаки и мелкие контрабандисты острова Пинос в Карибском море. Этот крупнейший остров постепенно стал перевалочной базой, поставлявшей товары на Кубу. И сведений о движении американского флота в этом районе для разведки Кубы.
  Прошёл без торжеств день, вернее ночь по местному времени, когда весь мир узнал о полёте в космос лётчика, старшего лейтенанта Юрия Гагарина на космическом корабле "Восток". После запуска в космос собачек Белка и Стрелка Валерия читала в газете "Правда" - следующим в космос полетит человек! Но не ожидала, что это произойдёт так скоро. Американское радио буквально взорвалось, комментируя это событие в эфире. Сначала было недоумение, потом негодование - неужели США отстали в техническом плане от Советского Союза? Куда смотрит правительство президента Кеннеди?
  Возможно, это событие повлияло на решение президента о вторжении на Кубу, на чём настаивал директор ЦРУ Аллен Даллес и советники из Пентагона, а Кеннеди возражал. 14 апреля американский самолёт-разведчик U-2 пролетел над Кубой и совершил фотосъёмку трёх аэродромов, на которых была сосредоточена вся авиация. Советских зенитных ракет на Кубе не было, лётчик спокойно удалился на свой аэродром.
  Утром 15 апреля 1961 года 8 бомбардировщиков В-26 с нарисованными опознавательными знаками ВВС Кубы нанесли бомбовый удар по трём аэродромам с целью уничтожить авиацию. Бомбардировщики разбомбили аэродромы Кампо-Колумбия, Сан-Антонио-де-Лос-Баньос и Саньтьяго-де-Куба. Однако кубинское военное командование успело рассредоточить и замаскировать самолёты, на аэродромах оставили неисправные машины и манекены, зенитчики открыли огонь. От зенитного огня два В-26 получили повреждения - один из них упал в море в 50 км. к северу от Кубы, экипаж погиб. Второй самолёт смог дотянуть до своей базы и совершить посадку, а третий совершил посадку в международном аэропорту Майами. Экипаж самолёта заявил, что они являются дезертирами из состава ВВС Кубы, бежали от ненавистного "режима Кастро", попросили политического убежища.
  Сразу же возле самолёта собралась толпа журналистов, забросали лётчиков вопросами. Дезинформация не удалась, так как журналисты заметили небрежно нарисованные опознавательные знаки и отличие приземлившегося варианта В-26 "Инвэйдер" от тех, которые состояли на вооружении ВВС Кубы. Политического убежища "дезертирам" не дали, инцидент вызвал дискуссию в прессе и международный скандал. Повторный воздушный налёт на Кубу был отменён по указанию президента Кеннеди.
  16 апреля Валерия и несколько иностранных корреспондентов присутствуют на траурной церемонии по погибшим в результате американской бомбардировки кубинским военнослужащим. Выносят семь гробов, накрытых сверху национальными флагами Кубы. Фидель Кастро произносит пламенную речь, в очередной раз подтвердив, что Куба выбрала социалистический путь развития, никакими бомбардировками её не запугать. Наоборот, бомбардировки и диверсии лишь теснее сплотили кубинцев, окончательно обозначив образ врага. После Фиделя священник читает мессу, звучит ружейный салют.
  Валерия собирает данные о потерях кубинских ВВС в результате бомбардировки. Лётчики охотно делятся информацией - из 24 самолётов, имевшихся у кубинцев, было потеряно лишь 3 машины. После пролёта американского самолёта-разведчика было принято решение рассредоточить машины и замаскировать. На лётное поле вместо боевых машин выставили муляжи.
  - Это же элементарно, мисс.
  Лётчики уже забыли о потерях, улыбаются Валерии, приглашают её в гости после победы над империалистами. Разговор шёл на английском, Валерия представилась журналисткой из Канады.
  В номере гостиницы её ожидала записка от Алексея - "Уехал на неделю по служебным делам". Мог бы заранее сообщить, какие это дела и куда уехал. Значит и Валерия имеет полное право переселиться в посольство, где кап-2 создал из сотрудников нечто вроде бюро, собирающее и анализирующее поступавшую из разных источников информацию. Сразу задаёт вопрос начальнику:
  - Куда уехал Алексей, и с каким заданием?
  - Он мне не подчинён, у него своё командование.
  - Неправда, сейчас у нас одно командование. Записку он написал мне на испанском, значит убыл в одну из стран Латинской Америки. Говорите, иначе сейчас же уйду к пресс-атташе и попрошу зачислить меня фронтовым корреспондентом. Он примет, корреспондентов из "Красной Звезды" и от газет военных округов на Кубе нет.
  - Товарищ младший лейтенант! Что за тон? Как вы смеете так разговаривать со старшим по званию? На первый раз объявляю вам замечание!
  - Есть!
  - Вот так-то лучше! Никуда не денется твой муж, я послал его офицером связи в Санта-Фе на остров Пинос. Он моряк, будет собирать сведения от местных контрабандистов о перемещении кораблей флота интервентов. Посол, военный атташе и пресс-атташе находятся на связи с Москвой, от них непрерывно требуют данных о положении на острове. По каким-то каналам там узнали о выходе флотилии вторжения, требуют повысить бдительность и ждут докладов с места высадки десанта.
  Валерия, ты можешь помочь в организации радиомоста между местом вторжения и посольством. Иди к майору-связисту из охраны посольства, у него готов передвижной пункт связи на бронетранспортёре, будешь вести для меня и посольства репортаж с места высадки. Противник пытается нас запутать. В ночь с 15 на 16 апреля отряд из полутора сотен эмигрантов, доставленный к побережью Кубы на американском судне "Плайя" под коста-риканским флагом пытался высадиться в провинции Ориенте, но был обнаружен береговой охраной, высадка не удалась, группа вернулась назад. Считаю это отвлекающим маневром, но Фидель направил в этот район десяток пехотных батальонов. Не будем торопить события, противник сам укажет нам место высадки.
  Валерия успела познакомиться с экипажем передвижного пункта связи на старом американском бронетранспортёре М8 с опознавательными знаками Кубы. Только два механика-водителя - кубинцы, остальные - сотрудники советского посольства, переодетые в форму милисиано. Крупнокалиберный пулемёт с бронетранспортёра давно снят, вооружение экипажа - пара карабинов СКС и пистолеты. Достаточно для охраны и несения караульной службы. Майор шутит - и чтобы застрелиться при необходимости. Главное оружие - три радиостанции. Одна из них будет работать на приём, вторая на передачу, третья поисковая, будет "блуждать" на разных волнах по эфиру.
  В 03.15минут 17 апреля последовал сигнал на выезд в район Плайя-Хирон. Сведения начали поступать непрерывно. Сначала прозвучало выступление Фиделя Кастро по гаванскому радио. Сообщил о вторжении на Кубу морского десанта в районе залива Свиней, в связи с чем объявил о введении по всей стране военного положения, призвал население с оружием в руках отстоять свободу и независимость. Всем желающим гражданам Кубы будет роздано со складов стрелковое оружие, пункты раздачи будут организованы прямо на улицах. Впервые назвал контрреволюционеров не "гусанос", а "фронтене", заявил, что придётся сражаться с хорошо подготовленными и оснащёнными американским оружием батальонами интервентов. Вооружённые силы Кубы тоже имеют пехотные батальоны, танки и артиллерию, правда на нашей стороне, сражение покажет, кто сильнее. Родина или смерть!
  Далее выступление Фиделя звучало несколько раз в записи, диктор объявил, что премьер-министр выехал на место вторжения, чтобы лично принять участие в боях. Экипаж бронетранспортёра ободрился, водитель прибавил скорость, в пути обогнали пару танков Т-34-85 с кубинскими экипажами, Валерия установила с ними радиосвязь. Танкисты изумились, услышав по рации голос девушки, приняли её за кубинку. Танки прибавили скорость, включили фары, в дальнейшем пути от бронетранспортёра не отставали.
  На рассвете 17 апреля прибыли на дорогу между болотами, ведущую к Плайя-Хирон (Голубой пляж). Здесь их встретил отряд "народной милиции", численностью около ста человек. Командир доложил, что первым сообщил о вторжении и принял бой патруль 339-го батальона из пяти человек. Все погибли, но сумели ненадолго задержать противника до подхода подкрепления. Майор доложил об этом в посольство, получил приказ продвинуться вперёд и провести разведку боем танками. Выругался - "у меня на БТР даже пулемёта нет!". Залез с карабином на танк, его примеру последовали милисиано. Танки двинулись вперёд, за ними БТР и пешие бойцы. Несколько выстрелов из танковых орудий и пулемётные очереди сбили боевое охранение, на входе к трём пляжам. Радостный майор доложил об этом в штаб. Получил приказ ждать подкрепление, замаскироваться и вести наблюдение.
  Замаскировались быстро, набросав на боевые машины стебли растущего по краям болота дикого сахарного тростника. Майор приказал милиционерам окопаться, те с неохотой начали ковырять землю штыками, поругивая трусоватого милисиано, говорящем на испанском с акцентом. Шквал обрушившегося артиллерийского огня значительно ускорил процесс - через несколько минут все бойцы лежали в небольших углублениях. К счастью, артиллерийский огонь вёлся с большим перелётом, наблюдатели, видимо заметили подходившее сзади подкрепление и обстреляли его. Когда в воздухе появились несколько военно-транспортных самолётов, огонь прекратился, в воздухе замелькали белые зонтики парашютов.
  Валерия сразу поняла ошибку лётчиков - сбросили парашютистов слишком рано, не дотянув до болота. Возможно, руководитель десанта опасался, что парашютисты попадают в болото и оттуда не выберутся - там обитают кровожадные крокодилы! Некоторых парашютистов милисиано расстреляли ещё в воздухе, остальные отошли под огнём двух танков. Атаковать не решились, хотя численное превосходство десанта в этот момент было подавляющим. Против двух Т-34 стояли в бездействии, изредка постреливая, до десяти танков М41 и несколько БТР М8. Об этом сообщил в микрофон открытым текстом на русском языке майор, непрерывно наблюдавший снаружи в бинокль за десантом и их кораблями. Сразу же прозвучал ответ - докладывать только на испанском, следить за небом. Майор пробурчал в ответ:
  - Слушаюсь! Шнур от микрофона коротковат, передаю его спецкору.
  Дальше репортаж на испанском вела Валерия, едва успевая переводить на испанский скороговорку майора:
  - Наблюдаю в море два десантных корабля и пять грузовых судов. На десантных кораблях заметны радары и зенитные установки, на транспортных судах зенитные орудия. Десантники высадились на всех трёх пляжах. Основные силы в составе пехотного и танкового батальонов, действуют против меня, в Плайя-Хирон. Заканчивает высадку артиллерийский дивизион. Наблюдаю конец высадки в районе "Красного пляжа", численность точно не скажу, примерно до двух батальонов без танков и орудий. В море, напротив "Зелёного пляжа", различаю десантный корабль, он закончил высадку и стоит. Численность определить не могу, пляж не виден. Судя по грузоподъёмности корабля - не больше батальона.
  Продолжаю наблюдение - в небе появились самолёты ВВС Кубы, предполагаю - два Т-33, два В-26 и три "Си Фьюри". По ним ведут огонь зенитные пулемёты и орудия. Смело действуют кубинские лётчики! Повредили бомбой крупное транспортное судно и десантную баржу. Улетели ..., нет, опять прилетели, точно не скажу, какие самолёты. Опять наносят бомбовой удар. Взорвался от точного попадания бомбы транспорт, очевидно с боеприпасами, взрыв огромной силы. Потоплена ещё одна десантная баржа.
  Продолжаю наблюдение за боевыми действиями на земле. Подошёл танковый батальон из Т-34, в командирской башенке головного танка видна борода Фиделя, снял танковый шлём, покрутил им над головой. Всем понятно принял командование на себя. Танки рассредоточились и начали обстрел из орудий десантных кораблей, не отвечая на огонь "фронтене" из прибрежной полосы. Правильное решение - необходимо отогнать десантные суда от берега, прервать ближнюю связь с десантом.
  На помощь танкам подошли несколько самоходных установок САУ-100. Калибр орудий у них больше, стреляют дальше. Фидель вылезает из танка, нарочито медленно подходит под обстрелом к самоходке. Зачем рискует? Ведь у боевых машин имеется радиосвязь! Меняется местами с командиром самоходки, тот спешит в танк Фиделя. Самоходки по команде Фиделя ведут огонь по большому транспортному судну "Хьюстон", сверху на него сбрасывают бомбы В-26. Ура! От точного попадания снаряда, а может бомбы, судно кренится и оседает на дно бухты. Два уцелевших транспортных судна отходят от берега в открытое море.
  На моих часах 11-00 17-го апреля. Для борьбы с танками "фронтене" используют гранатомётчиков. Они подползают к танкам на близкое расстояние, наблюдаю разрывы двух гранат возле одного из танков. Ему нужно отойти задним ходом на безопасное расстояние! Экипаж танка не отступает, стремится поразить малую цель из пулемётов. Третьим выстрелом из гранатомёта танк Т-34-85 уничтожен. Слава храбрецам! Пехота кубинцев занимает позиции между танками, выстрелами из карабинов отгоняя "фронтене". Наступление врага остановлено, он начинает окапываться. Перевес в танках на нашей стороне, но приказа на наступление Фидель не даёт, и это правильно, гранатометчики могут подбить много танков, за победу придётся заплатить жизнями многих танкистов. В боевых действиях наступает пауза, необходимая для эвакуации раненых, пополнения боеприпасов и скудного обеда для голодных солдат.
  На обед привезли тёплое кофе в бидонах и бананы. Подошла гаубичная артиллерийская батарея, Фидель приказал командиру стать сзади танков вдоль обочины проезжей дороги, замаскировать орудия, огонь будут вести через наши головы. Командир батареи разместил свой НП рядом с БТР, потом поднялся на крышу, встал рядом с майором, стал вести наблюдение в артиллерийский бинокль. Сообщил, что батарея недавно сформирована, кубинские артиллеристы опыта стрельбы не имеют. Протянули от орудий телефонную линию, с помощью советского майора определились по корпусу полузатонувшего судна "Хьюстон". Кубинец нервничает - до видимых целей всего 2 - 3 км., его орудия расположились "в ниточку" вдоль дороги, такая огневая позиция уставом не предусмотрена. Но приказ произвести артобстрел позиций противника Фидель не отменил. Вечером начали звучать одиночные выстрелы гаубиц, майор с Валерией продолжают репортаж:
  - Пристрелочные выстрелы ведутся по корпусу "Хьюстона", снаряды падают рядом в море. По десанту выпущено около тысячи 122- мм. снарядов, но десантники успели окопаться. Повреждено несколько бронемашин. Артобстрел длинного и узкого участка фронта оказался малоэффективным.
  В конце дня со стороны моря появились самолёты необычного вида с закрашенными опознавательными знаками. Таких самолётов на Кубе нет. Фидель сразу же дал команду: "По неопознанным самолётам огня не открывать!" Самолёты снизились, прошли над пляжем, вызвав бурю восторга у противника. Позже узнали - это были американские палубные штурмовики А4D-2N с авианосца "Эссекс". Но почему с закрашенными опознавательными знаками? То ли посланы, чтобы приободрить десантников, а может вызвать огонь кубинцев и намеренно втянуть США в открытую войну против Кубы с помощью провокации? Определённого ответа на этот вопрос нет до сих пор.
  В ночь с 18-го на 19-е апреля прилетел транспортный самолёт С-46, включил посадочные фары и приземлился на подготовленную грунтовую полосу. По нему не стреляли, хотя уничтожить его было просто. Забрал раненных и улетел. Фидель стремится вести войну по рыцарски, хотя транспортник доставил противнику оружие и боеприпасы.
  У Валерии есть достаточно времени, чтобы с помощью поисковой рации "поблуждать" по эфиру на различных волнах. Работающих раций много, ведут передачи открытым текстом на испанском и английском, не стесняясь в выражениях. Уловила приказ на английском о бомбардировке позиций кубинских войск самолётами В-26. Командир лётчиков на испанском ругается, просит сопровождения истребителями с авианосца. Спорщики во мнениях разошлись, но скоро в небе появилось пять бомбардировщиков В-26 с опознавательными знаками "фронтене".
  Истребительного прикрытия не было, их атаковали кубинские истребители, два В-26 были сбиты и упали в море. Остальные побросали бомбы куда попало и скрылись в западном направлении, их не преследовали. Из переговоров пилотов Валерия узнала, что их должны были сопровождать реактивные истребители США с авианосца "Уэссекс", но из-за ошибки во времени самолёты разминулись. Лётчики-гусанос отказались лететь на новое задание, в четыре В-26 сели экипажи с пилотами Национальной гвардии штата Алабама. Инструкторы за большие деньги согласились совершить боевой вылет, два американских экипажа нашли себе могилу в море.
  В ход военных событий на Кубе решил вмешаться никарагуанский диктатор Сомоса. Предложил использовать для поддержки с воздуха шесть реактивных истребителей Р-51 "Мустанг" ВВС Никарагуа. На них уже начали закрашивать опознавательные знаки, но это решение американские советники отклонили - поздно. В последний день сражения, утром 19 апреля, кубинские революционные войска провели получасовую артиллерийскую подготовку, танки Т-34-85 уничтожили два танка М 41 "Уокер Бульдог". Группы солдат из сил вторжения на Плайя-Хирон прекратили сопротивление и начали сдаваться в плен.
  Во второй половине дня к побережью Залива Свиней приблизились два эсминца США - "Santiago" и "Tampico", возможно, с целью эвакуации личного состава "бригады 2506". По ним произвели несколько выстрелов из танковых орудий, после чего корабли ушли в открытое море. 19 апреля 1961 года в 17-30 боевые действия были окончены, силы вторжения сдались в плен. За исключением наёмников, скрывавшихся в течение пяти последующих дней на прибережных рифах. Прочёсывание местности продолжалось, пока не сдался в плен последний наёмник. За это время американские самолёты совершали регулярные разведывательные полёты в район Залива Свиней, по ним не стреляли. Зачем? Война закончилась победой народа Кубы под руководством Фиделя Кастро, новой войны с могущественной империалистической державой им не надо.
  Отменено военное положение и всеобщая мобилизация, производится подсчёт потерь с двух сторон после сражения. Потери наёмников из "бригады 2506" составили 114 человек убитыми и 1202 пленными, 360 раненными, из них 9 скончались вовремя транспортировки в госпиталь. В качестве трофеев кубинской армии достались 5 танков М41 "Уокер Бульдог", 10 бронетранспортёров, артиллерийская батарея и стрелковое вооружение. ВВС и ПВО Кубы сбили 12 самолётов В-26 "Инвэйдер", С-46 и других типов, осуществлявших прикрытие десанта. Из них 7 В-26 и 1 С-46 было сбито кубинскими истребителями, не понесшими потерь. Советских истребителей МиГ на острове тогда не было.
  Из состава наёмников удалось спастись всего 10 "гусанос", среди них был и заклятый враг Фиделя, по имени Феликс Родригес. После победы революции он эмигрировал в США и был завербован спецслужбами, как идеологический боец с режимом Кастро. Он ранее, ещё вначале 1961 года предпринял три попытки покушения на Фиделя, отдыхавшего на своей яхте возле пляжа Вандеро. При первой попытке у катера диверсантов отказала ходовая часть, намотав на винт рыбацкую сеть. В двух других не удалось встретиться со своими коллегами-наводчиками, они были арестованы охраной Фиделя. Значительно позже агент ЦРУ Феликс Родригес стал широко известной личностью после того, как поймал и допрашивал Че Гевару.
  После разгрома сил вторжения стало известно о 6 убитых граждан США, служивших военными советниками и инструкторами в "бригаде 2506" и принимавших прямое участие в военных действиях. Один из инструкторов погиб, стреляя из зенитного пулемёта по кубинским самолётам. Потоплено 4 десантных корабля, из них "Хьюстон" сначала приписали в заслугу Фиделю Кастро, стрелявшему из САУ-100, но он возразил: "Да, одним из выстрелов попал, но затонул корабль после взрыва бомбы, сброшенной с самолёта. Это заслуга наших лётчиков". 10 уничтоженных танков и 20 бронемашин конкретных героев не нашли, засчитали их, как результат коллективной "работы" танкистов, авиаторов и артиллеристов.
  Потери кубинцев составили 156 убитых, до 800 раненных, 2 самолёта и 1 танк Т-34-85. Правительство Кубы оценило ущерб, причинённый стране вторжением, в сумму 53 млн. долларов и обратилось к правительству США с предложением уплатить эту сумму в обмен на немедленное освобождение всех военнопленных. Правительство заказчика и организатора агрессии от оплаты сначала уклонилось, "мы не агрессоры, военнопленные не наши". Президент Кубы Дортикос и министр иностранных дел Рауль Кастро обратились в ООН и к мировой общественности с призывом поддержать законные требования.
  Правительство СССР осудило вооружённое вторжение на Кубу и направило США ноту протеста. На заседании ООН представители 40 стран осудили агрессию США против Кубы, по всему миру прокатилась волна протестов против США. В Гаване начался открытый судебный процесс над военнопленными из "бригады 2506". С помощью подставных высокооплачиваемых адвокатов из стран проамериканской Организации американских государств (ОАГ), решение суда искусственно затягивалось, пока министр юстиции США Роберт Кеннеди не убедил своего брата, президента Джона Кеннеди, что это вредит имиджу страны.
  Начались закулисные переговоры. Куба согласилась на участие в суде американского адвоката, а правительство США согласилось оплатить ущерб от вторжения. Лишь в декабре 1962 года военнопленные "гусанос" из "бригады 2506" были переданы США в обмен на партию продовольствия и медикаментов на сумму 53 млн. долларов, которые были предоставлены правительством США, но внесены от имени благотворительного фонда "Tractors for Freedom Committee".
  
  Провал операции "Мангуст".
  
  Репортаж с линии фронта закончен после прекращения боевых действий в районе Залива Свиней, БТР с радистами возвращается в Гавану. В советском посольстве их встречают, как героев. Кап-2 хвалит Валерию за репортажи с линии фронта - её звонкий голос звучал отчётливо, все переговоры записаны на магнитофонную ленту. Разрешает на пару часов съездить в гостиницу и вернуться в посольство, она включена в группу сотрудников для литературной обработки сведений о боевых действиях.
  - Хорошо, но вы мне не сообщили, где мой муж?
  - На острове Пинос, живой и здоровый.
  - Когда он вернётся в Гавану?
  - Когда авианосцы США покинут Карибское море.
  - Пошлите меня к мужу, я буду ему помогать.
  - Нет. Сначала обработай репортажи. Отчёты о прошедших боях ждут в Москве. Не будут же генералы слушать магнитофонные записи на испанском через переводчика, часто с нецензурной руганью. Кубинцы уже научились материться по-русски.
  - Генеральские уши от привычного мата не увянут.
  - Валерия, не зли меня! Мы в посольстве за трое суток глаз не сомкнули!
  Марш в гостиницу! Жду тебя здесь через два часа, мне тоже нужен отдых.
  В гостиницу Валерия едет на посольской машине, замаскированной под обычное такси. На улицах Гаваны - толпы ликующих людей, они празднуют победу на Плайя-Хирон. Уже объявлено о решении правительства ежегодно отмечать День Победы 19 апреля, в её ознаменование 17 апреля установлен День ВВС и ПВО, а 18 апреля - День танкиста. Позже, в июле 1961 года Советом министров страны был учреждён орден "Плайя-Хирон" - одна из высших государственных наград Кубы.
  Валерия едва успела принять душ, как в номер горничная Кончита вкатывает столик с едой и бутылкой вина, быстро говорит:
  - Я так рада, что вы вернулись с войны! Радио Гаваны транслировало репортажи с Плайя-Хирон, я узнала ваш голос, вы вели репортаж лучше всех! Позвольте мне выпить с вами по бокалу вина "Сuba Libre", отпразднуем нашу Победу!
  - Хорошо, Кончита, только пить будем по-русски, скрестив руки с бокалами. После этого мы - подруги, можешь обращаться ко мне на "ты".
  - Ой, как хорошо! Я буду верной подругой. Мы обе не любим "американос", они хотят вернуть прошлое, заставят народ платить за национализированные у богачей земли и предприятия, заберут у людей свободу. С помощью Союза мы отстоим независимость!
  В посольстве майор-связист производит инструктаж: Валерия должна перезаписать на новую магнитную ленту свой и совместный с майором репортаж. Убрать с помощью студийной аппаратуры второй голос, посторонние шумы и звуки, усилить или уменьшить уровень сигнала, сократить паузы в прежней записи. Ушёл, убедившись в умении Валерии работать студийным оператором.
  Первые полчаса работа подвигалась медленно, потом Валерия освоилась с перезаписью. Начала даже хулиганить, оставляя на магнитной ленте звуки от разрывов снарядов. Рассудила просто - репортаж с линии фронта должен быть с соответствующим звуковым оформлением! За счёт сокращения пауз перезапись на магнитную ленту трёхдневных боёв можно теперь прослушать за 40 минут, что Валерия и сделала, получив удовольствие от проделанной работы. Сама себя похвалила - молодец, Валерка!
  Сдала магнитную ленту зашедшему в студию майору, тот отпустил её на обед в столовую посольства, приказал вернуться через один час. Возвратившись, застала в студии кап-2, своего начальника. Тот был краток:
  - Валерия, сдай пропуск и переселяйся на время в гостиницу при посольстве. Будешь вести перезапись репортажей остальных респондентов. Начни с обработки переговоров Фиделя Кастро.
  - Это будет нечестно, прослушивать чужие разговоры. Там возможно разглашение личных или секретных сведений.
  - Валерия, не строй из себя наивную дурочку. Ты прекрасно знаешь, что Фидель секретные разговоры ведёт только по линии правительственной связи, защищённой от прослушивания. В открытый эфир он выходил из радиостанции танка, его слушали друзья и враги. Не сомневаюсь, что запись его переговоров транслировалась радиостанцией "фронтене" из Плайя-Хирон и сразу же ложилась на стол Ричарду Бисселлу, заместителю начальника ЦРУ Аллена Даллеса. Кроме того, его прослушивали многие частные радиостанции США. Сейчас они продают отрывки из сведений журналистам различных изданий, получая за это хорошие деньги. Журналисты добавят в эти сведения часть собственной фантазии, направленной против Фиделя. В наших интересах опубликовать правдивое изложение фактов, лишить возможности провокаций. Я тебя убедил?
  - Да, но я хочу прослушать голос мужа.
  - Только после обработки ленты Фиделя. Дружба дружбой, а служба службой - с меня требуют переговоры премьер-министра, а не капитан-лейтенанта Иванова.
  - Он пока ещё старший лейтенант.
  - Уже получено сообщение о повышении ему звания.
  Валерия занимается обработкой ленты с записью переговоров Фиделя Кастро. Голос искажён ларингофонами, иногда они, видимо, отходили от подбородка. Помучилась, пока откорректировала часть записи. Потом пошли переговоры Фиделя со своими соратниками, Хуаном Боске и Че Геварой. Особенно трудно поддаются корректировке голосовые ответы Че Гевары. Фидель обращается к нему по имени - Эрнесто, собеседники называют Фиделя команданте. Часто в переговоры с Фиделем вмешиваются незнакомые голоса, сообщая важные сведения разведывательного характера о противнике. Кто эти респонденты, Валерия не знает, но тщательно сохраняет их голоса в магнитной записи. Такой трудной вахты Валерия ещё не несла, глаза слипаются. Разрешает себе выйти из студии, подышать свежим воздухом во дворе. Глаза полузакрыты, но ноги сами ведут её в гостиницу посольства, она валится на койку и засыпает мертвецким сном.
  Проснувшись, с трудом соображает, где она находится. Подходит к зеркалу - на неё смотрит незнакомое усталое лицо. Нет, замучить себя студийной работой она никому не позволит! Делает физзарядку, принимает холодный душ, хотя температура воды превышает 20 градусов. Холодной воды на Кубе никогда не бывает, даже в зимние месяцы. В столовой позавтракала, выбирая лёгкие блюда - здоровый организм сам знает, что ему полезно, а что вредит. Поколебавшись, выбрала из напитков чай с лимоном, а не кофе, к которому успела привыкнуть. От кого-то услышала, что чрезмерное употребление кофе портит цвет лица. Правда это или нет, Валерия не знает, но решила ввести для себя ограничение. Настроив себя на решительные действия, Валерия спешит в студию.
  Решительность понадобилась при обработке голосов неизвестных респондентов, сообщавших Фиделю сведения о подходе к Плайя-Хирон подкрепления в составе 7 пехотных батальонов, 10 танков ИС-2М и нескольких минометных батарей. Сведения явно преувеличены, таких больших сил она не видела, соображает, что эта дезинформация в открытом эфире предназначена для противника. Работа пошла быстрее, когда Валерия установила для себя график труда и отдыха. Удивляет её только Фидель, похоже, что он за трое суток совсем не спал, непрерывно принимая сведения и отдавая приказы. Такую работоспособность может проявлять только очень здоровый человек. Возможно, Фидель поддерживал свою работоспособность, покуривая свои любимые сигары "Cohiba". Валерии известно, что было несколько попыток отравить команданте, подсунув ему сигару с ядом.
  Закончив обработку записей переговоров Фиделя, Валерия не стала прослушивать свою коррекцию - на это уйдёт несколько часов. Передаёт кассеты с магнитными лентами начальнику, тот неохотно вручает ей записи сообщений Алексея, предупредив, чтобы она тщательно убрала посторонние шумы и держала язык за зубами, сведения содержат государственную тайну.
  Алексей передавал информацию на английском, очевидно с радиорубки малого корабля. Голос звучал отчётливо, лишь в конце каждой короткой радиопередачи ускорялся и затихал, требовалось усилить сигнал перезаписи. Обычно перед этим звучали посторонние тревожные голоса на русском языке и был слышен шум двигателей корабля.
  Валерии не стоило большого труда сообразить, что корабль Алексея преследуют, он резко меняет курс и на большой скорости уходит от погони, перемещаясь из нейтральных вод в 12 мильные территориальные воды Кубы. Успокаивается, тщательно убирая с записи русские голоса - Алексея охраняют "котики". В своих передачах Алексей сообщал о численности американского авианосного соединения в Карибском море. Легко было догадаться, что "китами" он называл авианосцы. Откуда такие сведения? Валерия предполагает, что её любимый муж использует информацию с другой стороны, передавая открытым текстом лишь те сообщения, которые не могут раскрыть источник, но принесут беспокойство для сотрудников ЦРУ. Убеждается в своей правоте, когда Алексей сообщает, что "гусанос" американские инструктора готовили сначала в семи лагерях, расположенных в демилитаризованной зоне Панамского канала. По международному соглашению, такого права они не имеют. Министр иностранных дел Рауль Кастро наверняка это знает, но ноту протеста правительству США пока не предъявляет. Идёт большая дипломатическая игра - в случае открытого нападения вооружённых сил США на Кубу эти сведения будут опубликованы, международного позора тогда не избежать.
  Далее Алексей сообщает известные ему факты подготовки и вторжения на Кубу "бригады 2506" с участием американских ВМС. Общее командование кораблями осуществлял адмирал Бэрк, в состав соединения входили авианосцы "Эссекс" и "Боксёр", на борту находился в боевой готовности батальон морской пехоты. Их охраняли два эсминца и малые корабли. Кроме того, в район Карибского моря был направлен авианосец "Шангри-Ла" с несколькими кораблями эскорта. Информацию о наличии столь крупных сил американцы особо не засекречивали, надеясь запугать революционное правительство и ободрить участников десанта.
  В последней кассете Алексей сообщает об готовящейся в ЦРУ операции под кодовым названием "Мангуст", речь идёт о запланированном убийстве Фиделя Кастро и повторном вторжении на Кубу, подробности ещё неизвестны. Валерия передаёт откорректированные записи начальнику, но не уходит, смотрит на него вопросительно. Кап-2 не выдерживает её взгляда:
  - Всё, всё Валерия. Остальные сведения даже мне знать не положено, кассету передал шифровальщику. Забирай свой пропуск и возвращайся в гостиницу, муж через пару дней должен прибыть. Когда понадобишься, пришлю за тобой такси.
  В ожидании мужа Валерия решила заняться своей внешностью. По утрам делает пробежки в парке, потом бродит по улицам Гаваны до площади Революции и обратно. Зашла в парикмахерскую, её радостно встретили, почти насильно усадили в кресло. Вышла на улицу с мальчишеской причёской и маникюром на ногтях рук. Её приняли за испанку, она не возражала.
  В гостинице её ожидал Алексей, мило беседуя с Кончитой, которая расставляла на столе в зале тарелки и бокалы. Поговорить наедине удалось, когда горничная ушла.
  - Алёша, ты где так долго пропадал?
  - В Санта-Фе, подбирал среди молодых кубинских ныряльщиков пополнение для "котиков". Ты знаешь, многие из них без снаряжения ныряют на глубину 20 метров, собирают на дне морские ракушки и выныривают с добычей обратно.
  - И кому они продавали ракушки?
  - Американским морякам с малых кораблей, которые охраняли авианосную эскадру. Наибольшим спросом пользовались не ракушки, а кубинские сигары, моряки платили за них хорошие деньги.
  - Алёша, но ведь это контрабанда, запрещённая законом.
  - Да, но кубинским законодательством такая торговля не запрещена. Это вынужденный ответ на экономическую блокаду острова.
  - Но контрабанда преследуется правительством США.
  - Да, но контрабандистов задерживают и предают суду только патрульные корабли береговой охраны. В нейтральных водах охраны нет, американские моряки этим пользуются. Такая торговля считается у них бизнесом, ради него они готовы продать даже военные секреты.
  - И сколько секретов ты купил?
  - У меня было только десять коробок сигар, все распродал. Кроме того, я думал о тебе, поторопился с отъездом из острова Пинос. Я по тебе скучал.
  - Я по тебе тоже скучала и беспокоилась. Интересно, за кого ты себя выдавал при встрече с американцами? В тебе легко узнать советского моряка.
  - Меня принимали за англичанина, туриста с острова Большой Кайман, принадлежащем Британии. Таких островов в Карибском море несколько. Здорово помогала моя борода, американцы знают, что бород советские моряки не носят.
  Совместно с мужем Валерия пробыла в гостиничном номере всего пару дней. Его вызывают на службу, ожидается прибытие с Союза несколько десятков судов, необходимо организовать их защиту от нападения подводных диверсантов в нескольких портах побережья Кубы. Валерия знает, что весь торговый импорт принимает только порт Гаваны, а экспорт в виде сахара, хромовых и никелевых руд вывозят из других портов. Алексей при расставании её успокоил:
  - Валерия, это несложная задача, кубинцы - отличные пловцы. Придётся только научить их пользоваться водолазным снаряжением и азам разминирования. Они любят дайвинг, которым увлекается Фидель, это облегчит мою задачу.
  - Алёша, хватит думать о наших задачах, пора подумать о маме. Её прописали в нашей севастопольской квартире, она о нас ничего не знает, волнуется, ожидая писем, а не радиограмм. Обратись к послу, чтобы разрешил отправлять мои письма с дипломатической почтой.
  - Посол - очень занятый человек, не будем его беспокоить. Ты напиши письмо маме, но укажи адрес квартиры своего дяди, капитана 1 ранга Юрия Садовского. Письмо обязательно попадёт в руки Тани и Зойки, они передадут его маме. Хорошо, что напомнила, вот тебе несколько красивых почтовых марок, положишь в конверт для Зойки, она увлекается коллекционированием. Конверт с письмом не заклеивай, молча передай своему начальнику, он тебя поймёт, перешлёт по своим каналам. Существуют тайны, которые нельзя доверять даже дипломатической почте. От моего имени передай всем приветы.
  Валерия пишет письмо маме и Тане. Большая часть заполнена кулинарными рецептами. Сообщает о своих любимых блюдах - утром кушает суп из кальмаров и больших креветок, обедает белым рисом с чёрными бобами и прекрасным соусом из томатов. На десерт позволяет себя побаловать банановым пирогом красивого кремового цвета, так как белого сахара здесь нет. В жаркие дни охлаждает себя прекрасным мороженым кремового цвета. В изобилии потребляет фрукты - бананы, авокадо, пьёт молоко из плодов кокоса. Любимых ею кисленьких мандаринов из Грузии здесь нет. Мандарины только недавно начали выращивать, но все сорта сладкие.
  При встрече в посольстве с начальником Валерия сначала вручает ему конверт, который сразу же непостижимым образом исчезает. Кап -2 начинает инструктаж:
  - Работа у тебя прежняя - корректировка сообщений с магнитных лент. Добавляется только приём сообщений, аппаратура включается автоматически в начале передачи. Рабочий день - по режиму работы посольства, ночного дежурства не требуется. Иногда будешь выполнять обязанности переводчика с русского на испанский в дни прихода наших судов в Гавану. Закрепляю за тобой "форд" в виде такси, будешь ездить на нём в порт, потом в учебный лагерь недалеко от Гаваны. Пассажиров не брать, кроме наших инструкторов, они будут обучать кубинцев владению новой техникой.
  Приёмник Валерии настроен на приём американской радиостанции в Майами. Это она сразу определила по позывным JMWAVE. С этой радиостанции передают большинство указаний диверсантам по реализации операции "Мангуст". Иногда приходят сообщения с других радиостанций, каких - Валерия не знает. Сбивать настройку и "гулять" по эфиру ей строго запрещено. Это делает кто-то другой, в её отсутствие. Часто сообщения зашифрованные, непонятные для неё. В таких случаях она особенно тщательно обрабатывает запись и вызывает дешифровальщика. Тот расписывается в журнале и исчезает с кассетой, не говоря ни слова. Иногда улыбается Валерии и подымает вверх большой палец. Один раз сообщил результат:
  - Воздушный десант, направленный для ликвидации Кастро, из-за сильного ветра приземлился прямо на крокодильей ферме. Спасти никого из диверсантов не удалось.
  Второй раз сообщил Валерии результат нескольких торопливых переговоров между двумя радиостанциями:
  - ЦРУ наняли лётчика-смертника, который должен был на начинённом пластиковой взрывчаткой туристическом самолёте "Цессна" врезаться в резиденцию Кастро. Самолёт должен был пролететь на небольшой высоте и тем самым остаться не замеченным для радаров. План провалился, так как лётчик, получив задаток из 2 миллионов долларов, бесследно исчез.
  После смерти Эрнеста Хемингуэя летом 1961 года в его доме кубинские власти устроили музей. Это не понравилось заговорщикам, они несколько раз пытались устроить взрыв, но сотрудники музея взрывчатку обнаружили.
  Было несколько попыток отравить Фиделя. Агенты попытались подложить в банановый пирог стрихнин, а ром настоять на цианиде калия. Однако исполнители оказались работниками контрразведки Кубы и нейтрализовали яд.
  Были также проекты по уничтожению урожая сахарного тростника и минированию основных кубинских портов, но все они закончились неудачей. В августе 1961 года ЦРУ прекратило финансирование большинства проектов по операции "Мангуст". Были разработаны другие проекты, более реальные, с применением военной силы. К их разработке привлекли военных советников президента Кеннеди. Один из проектов получил название "Нортвудс". По нему предполагалось применение военной силы США после провокационного взрыва гражданского судна а пассажирами одного из государств центральной Америки. Готовили радиоуправляемый корабль и "липовые" списки погибших. После доклада о готовности президент Кеннеди операцию отменил.
  На фоне ожидания новой агрессии со стороны США премьер-министр Кастро обратился к советскому правительству с просьбой о помощи новым вооружением. На Кубу стали совершать регулярные рейсы суда. Под видом сельскохозяйственной техники везли вооружение, инструкторы прибывали на остров, как "специалисты" народного хозяйства.
  Заканчивается срок 4-х годичной службы Валерии на флоте, она готовится к увольнению в запас. Её вызывает кап-2, зачитывает приказ о присвоении звания инженер-лейтенанта, просит обождать с увольнением:
  - Получен приказ задержать демобилизацию военнослужащих срочной службы и кадровых офицеров. Срок не указан, предполагаю, что на полгода. У меня к тебе встречное предложение - написать заявление с просьбой остаться на сверхсрочную службу. Есть вакантная должность переводчика в посольстве с окладом 150 рублей, плюс командировочные и полное государственное обеспечение. Посоветуйся с Алексеем, он ведь тоже остаётся на Кубе. Жду ответа не больше 48 часов, после этого направляю запрос в Москву на вызов выпускника Военного института иностранных языков.
  - Хорошо, я посоветуюсь с мужем.
  Валерия едет в порт, где в укромной бухточке расположена база ОВРа. Советский часовой на КПП с карабином СКС и в форме милисиано её узнаёт, но смотрит вопросительно - для прохода на территорию нужен разовый пропуск по заказу.
  - Я на минутку, мне нужно поговорить по внутреннему телефону с твоим командиром.
  Часовой кивает и открывает дверь проходной. Дежурный телефонист из окошка уже протягивает Валерии телефонную трубку, она слышит голос Алексея:
  - Валерия, хорошо, что позвонила, меня пару дней не будет. Говори, если это срочно.
  - Да, срочно. Мне предложили остаться на сверхсрочной службе переводчиком. Рушатся наши планы заиметь ребёнка.
  - Соглашайся. Ребёнок службе не помешает. Уедем с острова вместе, мне предлагают поступать в Академию. Извини, меня ждут, целую.
  Валерия отдаёт трубку дежурному. Вот так всегда, даже поговорить с мужем некогда. Ему просто сказать "ребёнок службе не помешает", не ему же его вынашивать!
  Кап-2 чертит на заявлении своё согласие и отправляет Валерию в отдел кадров посольства. Начальник отдела - полковник, в его прямом подчинении имеется только один сотрудник, но авторитет у него на уровне посла, а может и выше. В его отделе хранятся служебные характеристики на всех сотрудников. Кроме того, он - секретарь партийной организации посольства. У него кличка - "Лаврентий", то ли потому, что носит пенсне, то ли из-за прошлой работы в ведомстве Берия над переводами с английского по созданию ядерного оружия. После расстрела своего шефа в 53 году счастливо избежал увольнения из органов - помогло отличное знание нескольких иностранных языков. С тех пор служит в МИД.
  "Лаврентий" встречает Валерию с вежливостью в высшей форме, только умные глаза за пенсне остаются серьёзными. Шутит:
  - На ловца и зверь бежит. Я как раз ищу переводчика в службу ПВО. Получай в кассе подъёмные в размере ста рублей и поезжай в порт. Твой новый начальник в звании майора с нашей техникой прибыл, посели его в гостиницу, да присматривай за ним. О его поведении докладывай лично мне дважды в месяц, когда будешь получать в кассе аванс и зарплату. Водятся за майором Решетняком мелкие грешки бытового характера.
  - "Стучать" на своего начальника я отказываюсь. Если вас не устраивает его личность, отошлите его обратно в Союз.
  - Я бы так и сделал, да только служебные характеристики у майора отличные. Танкист и зенитчик, мастер по вождению танков. Служил в Криворожской ордена Ленина танковой дивизии, размещённой возле полигона в Николаеве. Готовил кадры солдат перед отправлением на службу за границей. Грубоват и прямолинеен, тебе будет с ним трудно.
  - Спасибо за информацию, теперь я сумею найти с ним общий язык
  Валерия находит майора Решетняка в порту, где тот сидит на скамейке рядом с сержантами. Курят, ожидая разгрузки с судна боевой техники. Строевым шагом подходит и докладывает, поднося руку к берету. Майор выпучил глаза, но по привычке поднялся, тоже приложил руку к козырьку фуражки, выслушал представление новоявленной переводчицы, иронически сощурился:
  - Говоришь, что инженер-лейтенант? И какое училище оканчивала, какого рода войск?
  - Я отслужила 4 года на флоте, офицерское звание получила после получения диплома инженера. Впредь попрошу вас обращаться ко мне по Уставу, как принято среди офицеров. Первый день по прибытию в Гавану вам придётся выполнять мои рекомендации.
  - Какого чёрта! Я привык выполнять приказы!
  - Я тоже. Можете считать мои рекомендации приказами полковника.
  - Назовите его должность и фамилию!
  - Пока не имею права назвать. Первое время по прибытии на остров вы находитесь под "колпаком" контрразведки. От наших успехов по обучению кубинцев овладению новой техникой зависит срок вашей реабилитации. Советских майоров вашей квалификации на острове нет, возможно, вам повысят звание и назначат передавать опыт обучения другим подразделениям.
  - Я понял, кто вы, фокус контрразведки со мной не пройдёт! Майор Решетняк уважает строевую службу, в контрразведку его не заманите! В качестве причины отказа можете сослаться на моё незнание языка.
  - Я не выполняю приказа о вербовке, а знание испанского вам придётся освоить, чтобы отдавать курсантам приказы на их родном языке. Напишите в блокнот привычные для вас команды, я переведу их на испанский, вы своим голосом будете отдавать приказы, постоянным суфлёром я не буду.
  - Фу, наконец-то мы договорились. Вынимайте блокнот и пишите команды!
  - Нет, после поселения вас в гостиницу.
  - Какого чёрта! Весь путь от Николаева через моря и океан я проделал на судне, жил в кузове тягача АТЛ и зубрил русско-испанский разговорник, который составил какой-то идиот не для военных, а для туристов! От гостиницы отказываюсь, буду жить в палатке учебного центра.
  - По рангу вашего звания и должности вам положено проживать в гостинице. Гостеприимные кубинцы просто не поймут причины отказа и обидятся.
  - Со мной прибыл и расторопный сержант, поселите его со мной в один номер, он будет моим водителем.
  - Нет, наши инструктора-сержанты будет проживать в палатке с кубинскими капралами, а вашим водителем буду я.
  - Странные здесь порядки, ладно, водить вашу машину буду я.
  - Нет, вы не знаете города, а кубинские водители не всегда соблюдают правила. Я не хочу погибнуть в ДТП с вашей помощью.
  - Какого чёрта! Я мастер спорта по вождению!
  - Тем более. Вы самоуверенны, а это опасно. Доверю вам управлять авто, когда избавитесь от самоуверенности.
  - Я устал спорить с женщиной. Принимайте командование на себя.
  - Давно бы так. Сходите на вещевой склад и переоденьтесь в форму кубинской армии, перед этим примите душ. Потом в санчасти вам сделают укол под правую лопатку, будет немножко больно.
  - К чёрту уколы! Перед отправлением на Кубу нам сделали кучу прививок от разных тропических заболеваний. От какой ещё болезни укол?
  - Точно не знаю. Говорят, что это комплексный укол для мужчин, чтобы не очень засматривались на красивых кубинок.
  - Вам тоже такой укол делали?
  - Нет, я сказала, что здесь служит мой муж, он может на меня обидеться.
  - Вы меня с ним познакомите?
  - Обязательно. Сегодня вечером вместе отметим ваше прибытие в ресторане гостиницы.
  - Только не в ресторане, я поиздержался, отметив своё убытие в компании офицеров дивизии. Такой в Союзе обычай.
  - Не беспокойтесь, у нас достаточно песо, чтобы посидеть в ресторане втроём. Так встречают прибывших офицеров, такой на Кубе обычай.
  - У вашего мужа высокое звание, приличный оклад и "тёплое" место в штабе?
  - Звание - капитан-лейтенант, денежный оклад - на уровне вашего, точно не знаю. Думаю, что получает он денег больше, чем вы. Он боевой пловец, командир отряда "морских котиков", им доплачивают за время пребывания под водой при охране водного района от диверсантов.
  - Прошу извинить меня за бестактность, я несколько грубоват, у меня было тяжёлое детство.
  - У всех детей войны было тяжёлое детство.
  Валерии удалось убедить майора не ожидать разгрузки судна с боевой техникой, это произойдёт ночью с целью маскировки. Кубинские водители и советские сержанты сами доставят тягачи с зенитными орудиями в учебный лагерь в районе аэропорта. Майор согласился, оставив вместо себя сержанта.
  В гостинице майора поселили в одноместный номер этажом повыше, администратор вызвал продавца магазина одежды, в ресторан офицер пришёл в новом штатском костюме, явно смущённый заботой о своей персоне. После нескольких рюмок рома оживился, завёл непринуждённый разговор с Алексеем о курсантских проделках во время учёбы в училищах. За самоволку его однажды чуть не исключили из Одесского зенитно-артиллерийского училища.
  Алексей рассказал, что тоже бывал в самоволке - перед праздником 1-го Мая пришла его очередь окрашивать в красный цвет яйца у жеребца на бронзовой скульптуре памятника Петру Первому. Ночью удалось отвлечь внимание милиционера возле памятника, праздничным утром курсанты шагали в парадном строю, кося глазами на неудачного стража порядка, который очищал яйца жеребца от трудно смываемого корабельного сурика. Потом офицеры рассказали несколько анекдотов про Чапаева, отвлекая мысли Валерии от составления перевода строевых команд для майора. Вручила ему блокнот, выразив надежду, что к утру он команды на кубинском языке выучит. Майор пообещал, но шёпотом попросил дописать в блокнот соотношение в ценах между валютным курсом рубля, песо и доллара. Валерия дописала - примерно равны. Шёпот услышал Алексей, пригрозил майору, что если он вздумает когда-то вернуть деньги за ресторан, или намерен приударить за Валерией, то отправит его в глубокий нокдаун. Майор Решетняк ответил, что сам неплохой боксёр и предложил померяться в фойе силой рук. Валерия наблюдала, как подвыпившие офицеры пыхтели в натуге, силясь одолеть друг друга, потом объявила - победила дружба! При расставании офицеры дружески похлопали друг друга по плечу. Алексей проводил подвыпившего майора в номер, убедив того выставлять на ночь обувь за дверь, иначе чистильщик обуви лишится части своего заработка, которую платит администрация гостиницы, чтобы привлечь постояльцев хорошим обслуживанием.
  
  Тайная операция "Анадырь".
  
  Кубинская контрразведка раскрыла план операции "Мангуст", разработанный в ноябре 1961 года после поражения первой интервенции против Кубы. Физическое устранение от власти Фиделя Кастро разными способами убийств никак не удавалось. Раздражённое "живучестью" кубинского лидера, ЦРУ разработало ряд секретных провокационных операций, чтобы обвинить Кубу в агрессии против одной из стран центральной Америки. По договору с ОАГ вооружённые силы США имели право вмешаться в конфликт и оправдать перед лицом ООН и мировой общественности свою агрессию. В США на полуострове Флорида началась концентрация вооружённых сил против Кубы.
  Скрыть подготовку войны против Кубы не удалось даже от американских журналистов, так как их масштаб превышал возможности ЦРУ по маскировке под разными предлогами. Разведке стало известно, что заключительная стадия операции "Мангуст" должна начаться 8-12 октября 1962 года и завершиться сменой режима власти Фиделя Кастро. Независимости Кубы грозил печальный финал, народ Кубы понял, что отстоять свою свободу сможет только с военной помощью от СССР. В 1962 году на Генеральной национальной ассамблеи народа Кубы были приняты "Гаванские декларации", которые стали программой борьбы за национальную независимость. Фидель Кастро принял приглашение Хрущёва и посетил Москву, где заключил договор о поставке оборонительного вооружения. О поставке ракет с ядерными боеголовками договора не было.
  20 мая 1962 года на совещании с участием министра иностранных дел Андрея Громыко, зампреда Совета Министра Анастаса Микояна министра обороны Родиона Малиновского, Хрущёв изложил свою идею: разместить на территории Кубы ракеты среднего радиуса действия. Только так можно образумить американцев, расположивших свои ракеты с ядерным оружием в Турции, вблизи от границы с Советским Союзом. Тайную операцию назвали "Анадырь", командующим назначили дважды Героя Советского Союза генерал-полковника Плиева.
  Валерии известно о надвигающихся событиях только из ограниченных сообщений пресс-атташе посольства. Оно информирует иностранных журналистов о реакции Советского правительства в очень осторожных выражениях, часто ссылаясь на ранее опубликованные сообщения ТАСС или на громогласные заявления Никиты Хрущёва. Она выполняет обязанности переводчика в учебном центре ПВО возле аэродрома Гаваны и своей службой довольна.
  Майор Решетняк выбрал место для палаток по обе стороны пальмовой аллеи. Приказал кубинским курсантам копать полуземлянки с возвышениями для сна, сверху натянуть палатку. Красноватую землю не выбрасывать, использовать для сооружения защитного вала вокруг палаток от дождевой воды. Сверху палатки покрасили влагозащитным лаком зеленоватого цвета, сойдёт вместо маскировочной сетки. Лишнюю землю разбросали вдоль аллеи и подравняли. Майор Решетняк с помощью Валерии объявил курсантам, что ходить по аллее запрещено, это генеральская линейка, по ней имеет право ходить только генерал во время строевого смотра.
  В переводе Валерии это прозвучало так:
  - Патриоты! После овладения специальностью зенитчика ваши навыки проверит команданте. Постарайтесь не топтать аллею до прибытия Фиделя!
  Других слов для соблюдения дисциплины не понадобилось. Кубинцы принялись изучать зенитные комплексы С-60 в составе батареи шести 57-ми миллиметровых орудий, дальномера и станции орудийной наводки СОН-9. Майор Решетняк оказался на высоте, демонстрируя работу отдельных орудийных номеров. Воздушных целей в виде заходящих на посадку пассажирских самолётов было много, стволы орудий вращались по азимуту и углу места в ручном режиме, такая учёба кубинцам нравилась. До тех пор, пока не начали осваивать наводку стволов в автоматическом режиме по командам " Работать от дальномера!", или "Работать от СОН!". Конструкцию дальномера и станции наводки с радиолокатором молодые курсанты не понимали - не хватало образования. Сложно было им объяснить и работу электропривода орудий, которые вращали стволы с сиденьями для номеров расчёта. Валерия замучилась с переводом, объясняя технические термины, которых курсанты не понимали. Пришлось перейти на показ после слов - делай, как я! Стало легче, когда в помощь ей прислали молодого лейтенанта-зенитчика, сносно говорящего на испанском.
  Фидель Кастро приехал в учебный центр зенитчиков неожиданно, когда майор Решетняк решил начать обучение курсантов на зенитной самоходной установке ЗСУ-57-2. Башня с двумя зенитными орудиями была расположена на ходовой части танка Т-54, который занял место на генеральской линейке, гордо подняв вверх два ствола, курсанты стояли по бокам линейки. Фидель подошёл сзади неожиданно, курсанты его узнали, раздались крики приветствия. Майор Решетняк прокричал:
  - Смирно! Равнение на средину! - и строевым шагом двинулся навстречу Фиделю, приложив руку к шлёму танкиста. Курсанты затихли и выпрямились, команду "смирно" они уже усвоили, а Валерия последовала за майором тоже строевым шагом, приложив руку к берету. Дальше переводила доклад майора и слова Фиделя, не особенно придерживаясь тонкостей перевода:
  - Товарищ команданте! Курсанты изучают устройство ЗСУ-57-2. Командир учебного центра майор Решетняк!
  - Здравствуйте, патриоты Кубы!
  - Здравия желаем, товарищ команданте!
  - Вольно! Товарищ майор, прошу продолжать занятие, а я вместе с курсантами послушаю, может, чему-то научусь. С такой зенитной установкой я ещё не знаком. В чём её преимущество перед другими зенитками?
  - Преимуществ много, назову по порядку. Скорострельность - два ствола позволяют вести огонь со скоростью 120 выстрелов в минуту по воздушным целям на высоте до двух с половиной километров. Универсальность - могут поражать наземные цели, лёгкие танки и БТР. Мобильность - не требуют тягачей, в отличие от комплекса С-60, где каждое орудие транспортируется тягачом АТЛ, длина транспортной автоколонны при движении по дороге сокращается при этом в несколько раз. И последнее - экипаж из шести человек надёжно защищён бортовой бронёй от ружейно-пулемётного огня противника. Установка ЗСУ-57-2 предназначена для охраны танков от нападения воздушного противника.
  - Вы ничего не сообщили о проходимости и маневренности.
  - Проходимость на уровне средних танков, маневренность выше. Могу продемонстрировать маневренность на соседней поляне, я собирался это сделать для курсантов.
  - Продолжайте занятие, считайте меня курсантом.
  Фидель с Валерией и курсантами разместились вокруг поляны размером с футбольное поле, в центре уже стояла установка. Майор высунул голову в шлёме из люка механика-водителя, осмотрелся, и начал фигурное маневрирование по известному только ему музыкальному ритму с движением по кругу, полуповоротами и поворотами на месте. Многотонная гусеничная боевая машина двигалась с изяществом фигуриста, выступающего на ледовой арене. Зрители затаили дыхание, наслаждаясь невиданным представлением, а когда майор остановил машину в центре поля и высунул голову из люка, захлопали в ладони. Фидель подошёл к майору, пожал руку и произнёс несколько благодарственных фраз. Потом обратился к кубинцам с речью, призывая курсантов стать достойными учениками мастера-танкиста.
  Через пару дней майора Решетняка с Валерией вызвали в отдел кадров посольства. Полковник "Лаврентий" был в форме и без пенсне. Строго по уставу выслушал представление майора, сел за стол, пригласил садиться майора и Валерию. Посверлил их строгим взглядом, помолчал. Когда молчание стало невыносимым, начал разговор с майором, сначала тихим голосом:
  - Вас назначили начальником учебного центра зенитчиков, а не танкистов. Почему превышаете свои полномочия?
  - Не понял, товарищ полковник. Прошу объяснить нарушение.
  - Сам догадаться не можешь?
  - Никак нет.
  - Мне недогадливые майоры не нужны! Отстраняю тебя с должности начальника учебного центра, перевожу на должность временно исполняющего! Пока наш атташе не решит твою дальнейшую судьбу. Ты не догадываешься, сколько хлопот ты принёс послу и нашему Правительству?
  - Никак нет.
  - Объясняю для дубов, как в анекдоте про Чапаева. После посещения учебного центра Кастро выразил в разговоре с послом желание заменить все зенитные комплексы С-60 на установки ЗСУ-57-2, сославшись на мнение майора Решетняка! Мало того, потребовал целую дивизию таких установок! Дошло до тебя, наконец, твоё самовольство, понял, что превысил свои полномочия?
  - Так точно, понял. Считаю, что для обороны Кубы лучше иметь вместо комплексов С-60 установки ЗСУ-57-2. И прошу вас сбавить тон, я тоже кричать умею. Не забывайтесь, здесь находится женщина.
  - Выйди из кабинета! Подожди в приёмной, пока я переговорю с лейтенантом Двирняк.
  Полковник принял таблетку, запил водой, надел пенсне и снова принял вид умного интеллигента. Ласково взглянул на Валерию, начал разговор:
  - Извини, я при тебе немного накричал на майора, должность у меня такая ответственная за подбор кадров. Майор легко отделался, а мне грозит выговор от генерала, когда вернётся с переговоров от Фиделя. Ну ладно, перейдём к делу. Ты тоже виновата в происшедшем. Почему не являлась с докладом в дни аванса и получки? Где твоя информация о поведении майора в должности начальника учебного центра?
  - Во-первых, в кассу я не ходок, написала заявление, чтобы мой оклад переводили на сберкнижку. Во-вторых, я была занята с 6-00 до 22-00. Хорошо, что в центр дали второго переводчика, одна я бы с переводами не справилась.
  - Стоп, стоп, какого ещё переводчика? Никаких переводчиков в помощь тебе я не посылал.
  - Лейтенант Павлов прибыл прямо с порта, вам, очевидно, ещё не представился. Толковый офицер-зенитчик, только разговорный испанский язык пока ещё осваивает, путает ударения в словах.
  - Какие ещё новости?
  - Устно могу доложить о визите Кастро в учебный центр. Майор Решетняк продемонстрировал мастерскую езду на ЗСУ-57-2, получил заслуженную благодарность от Фиделя. Считаю, что требование о замене комплексов С-60 на ЗСУ-57-2 справедливо, кубинцы их освоят намного быстрее.
  - Вот и нужно было начать рассказ с посещения Фиделя. Ладно, выйди в приёмную и подожди, пока я не решу твою с майором дальнейшую судьбу. Подготовлю на вас приказ, потом поведу к генералу, заму атташе.
  Адъютант в приёмной с любопытством оглядел Валерию с майором, профессионально запомнил их лица, попросил присесть и обождать - генерал занят. Потом обратился к полковнику:
  - Если у вас приказ по кадрам, прошу оставить его у меня, быстрого решения не ждите, вы свободны.
  - У меня проект приказа о наказании виновных. Раньше такие приказы утверждались быстро.
  - Сейчас обстоятельства изменились. Вы же знаете, какой дефицит кадров испытывает посольство, каждый военнослужащий на счету. Благодарю, что привели виновных, генерал их выслушает. Вы свободны.
  После ухода полковника с приёмной адъютант прочитал проект приказа, задал майору пару вопросов о прежней службе. Потом обратился с вопросом на испанском к Валерии - довольна ли она своей службой в качестве переводчика?
  - Если кратко, то да. Это нужное дело.
  В разговор вмешался майор Решетняк:
  - Хватит секретничать на испанском, я уже понимаю этот язык. Валерию из учебного центра никуда не отпущу в течение двух недель, пока не освою язык. У неё талант педагога, кубинские курсанты с её помощью охотно осваивают русский. Можете сообщить моё мнение генералу.
  - Благодарю за откровенность. Обязательно сообщу.
  Адъютант пару раз скрывался за дверью кабинета генерала, возвращаясь, делал распоряжения по телефону, о посетителях, казалось, забыл. Майор Решетняк не выдержал:
  - Слушай, капитан! Меня ждёт служба, а я по твоей милости сижу в приёмной, протирая штаны! Немедленно доложи генералу, что к нему прибыл майор Решетняк!
  - Надеюсь, что вы, уезжая по вызову в посольство, оставили вместо себя заместителя?
  - Нет у меня заместителя! Его обязанности поручил выполнять лейтенанту Павлову! Он более сообразительный, чем ты!
  - Вот и отлично, служба за ваше отсутствие не пострадает. Пока можете выпить чаю с лимоном, успокоиться. Берите пример с Валерии, она ведёт себя совершенно спокойно.
  - Она моложе меня, нервы у неё покрепче. Ладно, извини, капитан, я тебе немного нагрубил. Прошу считать это дружеской проверкой канцеляриста.
  - Извинения приму после инспекторской проверки учебного центра. Сам напрошусь к тебе в инспектора, по роду войск я танкист, а не канцелярская крыса, как ты думаешь.
  - Извини, браток, приезжай, хоть завтра. Рад, что мы перешли на "ты".
  - Радоваться или огорчаться будешь в зависимости от результатов инспекторской проверки. Пока мы мило беседовали, генерал освободился, прошу зайти со мной в кабинет.
  Генерал и в штатском костюме выглядел импозантно. Не прерывая представлений, выслушал доклад майора, потом Валерии. Пригласил сесть напротив большого стола, углубился в чтение лежащих перед ним бумаг. Разговор начал с Валерией на испанском, поглядывая при этом на майора.
  - Сейчас мы вынуждены заниматься перестановкой кадров, приводя в порядок их соответствие родам войск. Вы флотский офицер, вам не трудно вести перевод для зенитчиков и танкистов?
  - Нет, не трудно. На срочной службе и во время учёбы в институте пришлось ознакомиться с аппаратурой ПВО. Однажды даже пришлось вычислять дальность до самолёта-нарушителя U-2. К сожалению, сбить его тогда наш ракетный комплекс не сумел. Сейчас эти самолёты периодически нарушают воздушное пространство Кубы. Почему их не сбивают?
  - Когда будет нужно - собьём. Мне жаль расставаться с хорошим переводчиком, но я выполняю приказ и обязан вернуть вас в распоряжение заместителя атташе по ВМФ.
  - Я прошу оставить меня на две недели в распоряжении майора Решетняка.
  - С этой просьбой обратитесь к своему флотскому начальнику. Буду рад, если он продлит вашу службу в моём подчинении. Вы свободны.
  Валерия застаёт кап-2 в плохом настроении. Как обычно, тот начинает разговор с претензий:
  - Наконец, изволила появиться на глаза начальника. Почему это я должен узнавать у твоего супруга, где ты и чем занимаешься?
  - Сами виноваты. Это вы "подсунули" мне в начальники полковника, а теперь разыгрываете комедию, делая невинное лицо. Могу я узнать цель моего переподчинения? Я только что от генерала, он умнее вас и снова направил меня в ваше распоряжение.
  - Генералу положено быть по званию умнее меня. И что ты ему ответила?
  - Попросила оставить меня на две недели в распоряжении майора Решетняка.
  - Умница ты моя! Расцеловал бы тебя, да боюсь, что Алексей узнает и морду мне набьёт. Заработался я, устал. Проводи меня в скверик, там поговорим. Возьми письмо от мамы.
  В скверике посольства полно гуляющих сотрудников - обеденный перерыв. Валерию издали приветствуют знакомые связисты и дешифровальщик с женой. В разговор контрразведчика с Валерией никто деликатно не вмешивается, обычное дело, "кэгэбист" пытается выведать у красивой переводчицы и корреспондентки какие-то нужные ему сведения. Присаживаются в тени на лавочку:
  - Валерия, про полковника забудь, мы его держим в посольстве в качестве "живца". Он знает много секретов про работников атомной промышленности, ранее делал для них переводы. Здесь он находится под надёжным "колпаком", да ещё и скрупулёзно выполняет свои обязанности. Плохо или хорошо - неважно. У тебя другое задание - постарайся узнать любые подробности операции "Анадырь", засекреченной даже от контрразведки. Мы не знаем, какие воинские части и какое оружие готовятся к отправке на Кубу.
  - Нет ничего проще. Я сопровождала сюда ящики с карабинами СКС, перед этим изучила его устройство и разок постреляла. На Кубу направляют только воинские части, вооружённые карабинами конструктора Симонова. По какой-то причине поставка автоматов Калашникова АК-47 на Кубу запрещена. По этому признаку можно ещё в Союзе узнать о воинских частях, готовых к отправке на Кубу. Задача - для начинающего информатора контрразведки срочной службы.
  - У меня другие сведения. Никита Хрущёв запретил отправлять на Кубу автоматы Калашникова под давлением американцев, которые признали наши автоматы лучшим оружием по сравнению с их карабинами М14. Не хочет "лысый" дразнить американцев, которые считают АК-47 наступательным оружием. Зато приказал недавно установить на Кубе советские ракеты средней дальности Р-12 после того, как Соединённые Штаты разместили в Турции свои ракеты средней дальности PGM-19 Jupiter. Решение Хрущёва правильное, но несколько запоздалое, американские ракеты установлены вблизи советской границы ещё год назад. Угрожают городам западной части Советского Союза, в том числе Москве и основным промышленным центрам. Американцы обложили Союз своими военными базами, считают это в порядке вещей и просто не поймут решения Хрущёва создать советскую ракетную базу на Кубе. Как президент Кеннеди на это среагирует, можно заранее предугадать. Будет большой международный скандал, мир окажется на грани войны. Наша задача - не допустить возникновения мировой войны.
  - Это решают лидеры государств, как мы можем повлиять на их решение?
  - Очень просто - через средства массовой информации.
  - В нашей прессе правительственная информация исходит только от ТАСС, рядовые корреспонденты туда доступа не имеют.
  - Но имеют доступ наши спецслужбы, которые снабжают информацией СМИ, предварительно её фильтруя. Среди них имеется много честных людей, которым надоело непредсказуемое поведение Хрущёва.
  - И что я должна делать?
  - В качестве корреспондента собирать любую информацию о Кубе. Можешь начать с прибытия специалистов по сельскому хозяйству, с работников сахарной промышленности, которые привезли и монтируют на сентралях вакуум-фильтры и другое оборудование. Будешь передавать правдивые отчёты мне, я переправлю их в Москву по своим каналам.
  - Мне проще начать с прибытия на Кубу военнослужащих ПВО, танкистов и зенитчиков. После окончания курсов подразделения курсантов распределят по всей Кубе, я смогу их посещать в качестве переводчика майора Решетняка, если вы сможете пробить ему должность инспектора ПВО. Фидель восхищён его мастерством вождения танка, он вас поддержит.
  - Одобряю твою идею. Только инспектор - должность полковника, а не майора. Ладно, что-нибудь придумаю. Отчёты будешь передавать мне, как обычно, с письмом для мамы. Следующая встреча - через две недели.
  Майор Решетняк при встрече с Валерией сдержанно хвалит генерала:
  - Наш мужик, строевик. Выделил в моё распоряжение легковое авто и ГАЗ-66. Потребовал ускорить обучение кубинцев, пообещал лично следить за их подготовкой. Придётся тебе, Валерия, подменять лейтенанта Павлова на месте командира экипажа, давая команды кубинцу за рычагами танка. В башне тебя немного потрясёт при движении, ты потерпи. Согласна?
  - Только после моей краткой подготовки механиком-водителем.
  - Ладно, сам займусь твоим обучением, сначала на тренажёре.
  Обучение на тренажёре длилось минут 15, после чего Валерия заняла место механика-водителя, а майор залез в башню. Проверил связь по танковому переговорному устройству и дал команду Валерии начать движение по замкнутому кругу полигона, выполняя первое упражнение из комплекса подготовки механика-водителя. Валерия легко разогнала боевую машину до третьей передачи, посматривая при этом на счётчик оборотов дизеля. Запомнила, что каждой передаче должно соответствовать определённое число оборотов. Легко освоила повороты, двигая левый или правый рычаги фрикционов. Решила не переходить на низшие передачи, преодолевая подъёмы - команд в наушниках шлёма нет, значит, всё в порядке, а сидеть на месте механика-водителя даже приятно, настолько хорошие амортизаторы.
  Остановила танк на месте, откуда начала движение, вылезла из люка, подождала, пока майор Решетняк вылез из башни, доложила:
  - Товарищ майор! Лейтенант Двирняк первое упражнение выполнила. Прошу высказать замечания.
  - Словами выразить не могу. Марш в башню!
  Майор занял место механика-водителя, Валерия уселась на сиденье командира установки, подключила шлём к ПТУ. Слышит голос майора:
  - Держись покрепче, чтобы тебя не выбросило из башни. Поехали!
  При движении Валерию мотало из стороны в сторону, подбрасывало вверх и вниз, ларингофон сполз с подбородка, да она бы и не попросила майора перейти на низшую передачу. Поняла, что он демонстрирует ей скорость движения, которую недавно испытал сам. С трудом вытерпела такое издевательство, дождалась остановки, поправила шлём и вылезла из башни. Заставила себя ровным шагом подойти к майору, хотя ей казалось, что земля качается. Дождалась слов майора:
  - Ну что, испытала на себе ощущения экипажа в башне при быстром движении? Сможешь поработать на месте инструктора?
  - Так точно. В шторм на корабле мотало и покрепче.
  Обучением механиков-водителей занимается теперь и Валерия вместе с майором и лейтенантом Павловым. Потом их места заняли советские сержанты, которых Валерия научила немногочисленным командам командира ЗСУ-57-2 на испанском языке. Дальше из подготовленных механиков-водителей готовили командиров установок, потом номеров расчёта, с первого по четвёртый. Это было проще, их готовили на позиции, а не в движении.
  Через две недели майор Решетняк сообщил генералу об окончании подготовки кубинских экипажей. Командиров взводов и батарей пусть назначают кубинские военачальники, у него учебка, а не военное училище. Строгий генерал обещал прислать комиссию военспецов во главе с полковником-кадровиком, явным недоброжелателем майора Решетняка. Тот поморщился, узнав о составе комиссии, собрал всех своих инструкторов и объявил:
  - Встречу комиссии на генеральской линейке отменяю, председатель до погон генерала не дорос. Инструкторам приказываю - построить экипажи курсантов возле машин по номерам, как положено по Уставу. Я проведу полковника и членов комиссии вдоль строя, каждый инструктор отдаст рапорт о готовности, потом станет в строй комиссии. По моей команде флажком 10 машин начнут движение по полигону, соблюдая дистанцию 30 метров между машинами, я возглавлю колонну и задам темп движению. Объясните это курсантам и потренируйте их, время для отработки - 1 час. После езды - чистка машин и техосмотр. Напомните курсантам, что в составе комиссии будет член кубинского правительства.
  
   Военный инструктор, переводчик, корреспондент.
  
  Инспекторский смотр прошёл с нарушениями запланированного майором Решетняком сценария. Утром пришла машина с охраной Фиделя Кастро, за ней следовал штабной автобус с членами комиссии. Фидель вышел из автобуса в сопровождении советского генерала, выслушал рапорт майора, снял с его головы шлём танкиста, надел себе на голову, взамен бросил майору берет. Подошёл к экипажам ЗСУ, поздоровался. Рапортов советских инструкторов слушать не пожелал, произнёс краткую речь, призвав курсантов не посрамить честь предков, людей Бамайо и героев-танкистов при сражении на Плайя-Хирон. Затем залез в люк передней установки, дал команду:
  - Заводи! Следовать за мной!
  Колонна из 10-ти машин взревела дизелями, двинулась по полигону. Валерия с инструкторами присоединилась к членам комиссии, с тревогой наблюдая за преодолением препятствий боевыми машинами на скорости. Поломки не произошло, только строй колонны немного растянулся. Это понятно, взбираясь на очередной бугор, механик-водитель терял из виду впереди идущую машину, невольно сбавляя скорость, потом догонял колонну. В конце езды Фидель вылез из люка, скрестил руки над головой - знак, понятный танкистам всех стран: "Глуши мотор!"
  Выразил благодарность генералу и майору Решетняку за отличную подготовку танкистов. Затем обратился к генералу на английском:
  - Для обороны Кубы от бомбардировки с малых высот нужна дивизия ЗСУ-57-2. Я убедился в их высокой надёжности и намерен добиваться увеличения поставок.
  - К сожалению, выпуск танков Т-54, на базе которых создана зенитная установка, прекращён. В Союзе взамен него начато производство более тяжёлых танков Т-55, экипаж которых более защищён от воздействий атомного взрыва и облучения.
  - Я не думаю, что Кеннеди и Хрущёв дойдут в своём противостоянии до ядерной войны, я не хочу, чтобы Куба принесла себя в жертву. Мне нужно обычное вооружение, чтобы никто не посмел на нас напасть.
  - Баллистические ракеты среднего радиуса действия будут прекрасным средством сдерживания для любого противника. Никто не посмеет напасть на Кубу, зная, что получит ответный удар.
  - Этот вопрос мы обсудим с вашими военными и членами кубинского правительства немного позже, после увеличения поставок ЗСУ.
  - Хорошо, я передам ваше требование послу.
  - Тогда не будем терять здесь времени, я хочу присутствовать при вашем разговоре. Майор Решетняк - отличный танкист и зенитчик, прошу включить его в группу моих инспекторов для проверки готовности ПВО Кубы к обороне.
  - Никаких возражений, это в пределах моих полномочий.
  Валерия поражена услышанным - разговор шёл о возможности возникновения ядерной войны в случае обнаружения на Кубе советских баллистических ракет среднего радиуса действия. Зачем генерал произнёс фразу о ракетах в её присутствии? Он ведь точно знает, что она переводчик и владеет английским! Обнаружить же ракеты, установленные на Кубе, высотным самолётам разведчикам США очень просто. Если разразится ядерная война, первой пострадает Куба с населением 7 млн. человек. Кроме них, на острове находятся советские военнослужащие и специалисты народного хозяйства. Точной численности Валерия не знает, около 10-ти тысяч. Под угрозой смерти окажется не только их жизнь, но и жизнь самой Валерии с мужем, всех работников посольства, в том числе и генерала, доверившего ушам Валерии государственную тайну. Зачем? Может он надеется, что она сообщит об угрозе возникновения ядерной войны в своих корреспондентских заметках? Да она обязана это сделать! Для подтверждения ядерной угрозы ей нужны только факты, их пока нет.
  Валерия пишет первую корреспонденцию в газету "Флаг Родины" с общими рассуждениями на тему атомной войны. Вспоминает об атомной бомбардировке японских городов Хиросимы и Нагасаки, о борьбе за мир и всеобщее разоружение под руководством верного коммуниста-ленинца Никиты Сергеевича Хрущёва. Позволила себе включить в статью даже анекдот:
  - На учёбе по противоатомной защите корабля мичман-сверхсрочник ставит задачу матросу "Взрыв атомной бомбы на корме корабля. Ваши действия?" Матрос отвечает: " А где вы находились в момент взрыва, что после него задаёте такой вопрос?"
  Валерия знакомит с корреспонденцией кап-2. После прочтения глаза начальника смеются, но он ленивым голосом предлагает:
  - Для меня информация интереса не представляет, её можно публиковать в открытой печати. В Союзе умные люди поймут, какая угроза нависла над Кубой. Познакомь с очерком секретаря парторганизации, потом можешь передать его пресс-атташе.
  Полковник-кадровик внимательно прочитал статью, впервые без притворства посмотрел на Валерию серьёзным взглядом, высказал мнение:
  - Статья правильная, но ты несколько сгустила краски из-за недопонимания ситуации. У нас есть ракеты, но нет достаточного количества атомных зарядов для них. После смерти в 53 году Лаврентия Павловича Берия производство атомных бомб резко сократилось. Он был талантливым организатором промышленности, что бы о нём не говорили после его смерти. Сужу об этом из своего собственного опыта общения с ним, мы жили, как у Христа за пазухой, работали не из за страха, а на совесть. Хрущёв намерен установить на Кубе ракеты среднего радиуса действия, но с обычными боеголовками, потому, что малые атомные заряды для них мощностью до 1 мегатонны ещё находятся в стадии разработки. Носителями атомного оружия могут быть только бомбардировщики ТУ-95. Сообщаю это тебе только потому, что ты это уже знаешь по опыту прежней службы в Крыму. Я внимательно изучил твоё личное дело, оно неполное, но главное я понял, хвалю.
  - Благодарю за информацию, товарищ полковник. Разрешите идти?
  - Уматывай ты со своей статьёй к пресс-атташе! Свободна!
  Пресс-атташе сделал пару замечаний по орфографии, заметив несколько нарушений в общепринятых правилах написания, пообещал отправить статью в Союз ближайшим пассажирским авиарейсом через Канаду. Заказал Валерии новую тему - о работе советских специалистов, работниках сахарной промышленности Кубы. Валерия с ним немного поспорила - известняка на Кубе для отбеливания тростникового сахара-сырца на острове нет, приходится это делать на сахарных заводах Украины, она не уверена, что это экономически выгодно. Согласилась поработать над темой после фразы:
  - Валерия, не умничай. Ты прекрасно знаешь, что все мы здесь находимся не ради процветания нашей экономики, а для поддержки независимости Кубы. Уйдём мы отсюда - Фиделя Кастро ликвидируют, потом под видом демократичных выборов навяжут Кубе марионетку. Денег на рекламу и подкуп избирателей финансовые воротилы США не пожалеют, потом вернут их с выгодой для себя.
  - Вы меня убедили. Прошу только позвонить в аграрный департамент и рекомендовать меня. В сентралях я была, а общей обстановки не знаю.
  Кубинец Педро знакомит Валерию с работой аграриев. Выпускник университета, он уже побывал на стажировке в Союзе, овладел русским языком. Встречает советских специалистов в порту Гаваны, занимается их распределением по национализированных предприятиях. В осторожных выражениях Педро сообщает Валерии - специалистов достаточно, нужны тракторы ДТ-54, МТЗ-50 "Беларусь" и специализированные сеялки для посева разных культур. И ещё - Куба нуждается в лёгких прицепах для транспортировки сахарного тростника, он понимает, что разрушать автобусы ЛАЗ для этой цели - варварство, но другого транспорта нет. Просит Валерию посодействовать в поставке на Кубу открытых сзади автобусов без крыш, сидений и без окон. И ещё - необходима разнообразная техника для осушения болот и некоторое количество инженеров-гидромелиораторов. Пришла пора осваивать болота для посева культурных растений, особенно хлопчатника. Цены на хлопок выросли во всём мире, это основное сырьё для производства пороха и взрывчатых веществ, а ближайшие страны, входящие ОАГ, по приказу США ввели эмбарго на поставку в Кубу
  Валерия дружески прощается с грамотным агрономом Педро, сразу же садится писать статью. Пишется легко, основную информацию она получила от одного лица. В конце статьи указывает автора - Педро, агроном. Даёт прочитать своё сочинение пресс-атташе, надеясь на похвалу, получает замечание:
  - Информация о посевах хлопчатника для производства взрывчатки лишняя, для открытой печати не предназначена. Эти фразы зачеркни, можешь сообщить о них "кэгэбисту". И нечего скромничать, приписывая авторство неизвестному советским читателям Педро, подпиши статью своей фамилией. Статья нужная, я постараюсь её разослать в несколько редакций американских газет, их корреспондентам посещать Кубу запретили, читатели недовольны.
  Статью Валерии напечатала одна из американских газет, потом продала её в редакции других газет, на имя автора в посольство Кубы перечислили гонорар в долларах. Деньги Валерия получила в кассе посольства в рублях по курсу 90 коп. за один доллар, отметила это событие небольшим застольем, пригласив пресс-атташе, своего начальника и шифровальщиков - жену с мужем. Супруги поразили её своей многогранной эрудицией, не только в области математики. Хорошо играли на гитаре, пели и танцевали. Прощаясь, благодарили и целовали Валерию за чудесный вечер, который так разнообразил их замкнутую жизнь. В гостиницу подвыпившую Валерию отвезли на такси.
  Алексей встретил жену поцелуем, потом принюхался, отстранился и учинил допрос:
  - Ну, докладывай, где была, с кем пила, как верность мужу берегла?
  - На вечеринке была, всё пила, верность мужу с трудом сберегла! И попрошу тебя, Алексеюшка, хотя бы эту ночь относиться ко мне, как к восходящей звезде журналистики. Я стырила у пресс-атташе одну американскую газету с моей статьёй, специально для тебя, можешь почитать, Синяя Борода!
  - Потом почитаю, сначала отмою от чужих лап взошедшую звезду!
  Дивизию установок ЗСУ 57-2 и запас снарядов к ним Куба получила быстро, за счёт передачи их из состава кадровых танковых дивизий ряда военных округов. Обучение танкистов-зенитчиков закончено, их распределили по всех провинциях. Валерию и майора Решетняка включают в состав советско-кубинской инспекции для проверки боевой готовности войск ПВО. Убывают из Гаваны в шикарном пульмановском вагоне, таких роскошных купе Валерия ещё не видела. Говорят, что вагон ранее принадлежал диктатору Батисте, изготовлен был в США по специальному заказу. Командует инспекторами недавно прибывший на Кубу советский генерал кавказской внешности и полуседыми усами. В штатском полувоенном костюме чувствует себя неуютно. Валерия поняла - генерал совершает поездку с целью ознакомления с островом и выучкой подразделений, на военном языке это называют рекогносцировкой.
  Спецпоезд совершил путь по железнодорожной магистрали от Гаваны до Байамо, делая дневные остановки в неожиданных местах. Сразу же подъезжали 3-4 автобуса, военных инспекторов увозили в места дислокации воинских подразделений. Инспекторская группа майора Решетняка состоит из двух кубинских офицеров и Валерии. Она переводит для кубинцев непонятные для них команды и слова майора, они их старательно записывают в блокноты, обучаясь русскому языку. Это офицеры-танкисты вооружённых сил Кубы, после стажировки в роли инспекторов они сами будут назначены инспекторами или командирами батальонов. Они прекрасно владеют английским языком, запаслись кучей наставлений по бронетехнике США, между ними и майором иногда происходят споры. В пылу полемики майор переходит на родной язык, Валерия переводит, стараясь смягчить резкие выражения майора. Не возникает споров только по техническим вопросам, кубинцы убедились в простоте и надёжности советских танков по сравнению с американскими.
  Майор Решетняк фигурное вождение танка при инспекторском смотре не демонстрирует - он проверяет навыки вождения кубинских механиков-водителей. Если недоволен, приказывает повторить упражнение стажёрам или Валерии, они это делают с удовольствием, стараясь заслужить похвалу строгого майора. Потом делают разбор учения, объясняя и указывая кубинцам на ошибки. Навыки экипажа танка по наводке ствола на цель проверяют стрельбой из винтовки, вставленной в канал ствола, экипажу ЗСУ-57-2 разрешают выпустить 4 снаряда по макету бронетранспортёра. Вечером инспектора докладывают о результатах проверки генерал-полковнику, только после докладов он разрешает ужин в вагон-ресторане.
  Инспекции по различным родам войск в работе обычно работают раздельно, не пресекаясь между собой. Какие подразделения инспектирует генерал-полковник, Валерия не знает, у него свой переводчик. Но однажды их пути пересеклись. Майор Решетняк проверял боевую подготовку зенитчиков, которые охраняли низкие высоты неба над ракетной батареей установок С-75. Командир батареи капитан Гарбуз встретил инспекторов приветливо, показал позицию, прикрытую сверху маскировочными сетями. Они спасали солдат от жгучих лучей солнца, хотя был уже октябрь. Из репродуктора лилась песня:
  - Как хорошо быть генералом,
  Лучше работы,
  Я вам синьоры
  Не назову.
  Стану я точно генералом,
  Если капрала,
  Если капрала переживу.
  Сигнал воздушной тревоги раздался одновременно с прибытием инспекторов во главе с генерал-полковником. Не дослушав представления начальника охраны, капитан Гарбуз загнал инспекторов под маскировочную сеть, сам схватился за телефонную трубку. Начал настойчиво вызывать "осетина", ему отвечают - он в отъезде. Капитан нервничает:
  - Немедленно найдите и доложите - в моей зоне высотный самолёт-разведчик! Прошу разрешения на пуск боевой ракеты.
  - "Осетина" не ждите. Действуйте согласно обстановке.
  Капитан Гарбуз сердито бросает трубку, не догадываясь, кто стоит за его спиной, даёт команду командирам расчётов доложить о готовности к пуску.
  Быстрее всех сориентировался в обстановке генерал с огромным боевым опытом. В памяти возникают слова министра обороны Родиона Малиновского:
  - В командование вооружёнными силами вступай только в случае явного нападения, когда все дипломатические средства будут исчерпаны. Жди команды из Москвы или от Фиделя Кастро.
  Такой команды нет, он не имеет права давать приказ капитану на пуск ракеты. С любопытством наблюдает за слаженными действиями ракетчиков, которые уже сняли маскировочную сеть над мобильной ракетной установкой, нацелив ракету в зенит. Генерал борется с желанием подать команду "Пуск!", но пусть это сделает командир батареи, большое наказание ему не грозит, даже когда он случайно собьёт самолёт нарушителя воздушного пространства суверенного государства Кубы.
  Сосредоточиться генерал-полковнику мешает репродуктор над головой, бесконечно повторяющий песню про мечту солдата пережить капрала и стать генералом. Из уст генерал-полковника вылетает резкий приказ:
  - Выключить репродуктор!
  Начальник охраны рвёт провода, свисающие со столба с репродуктором. Капитан Гарбуз, подстёгнутый властной командой, нажимает кнопку "Пуск". Командир ракетного расчёта, сидящий в кабине тягача установки, нажимает дублирующую кнопку. Ракета и взгляды инспекторов устремляется в небо, там возникает облако взрыва. Похоже, что боеголовка ракеты взорвалась вдали от самолёта U-2. Пилот мгновенно меняет курс и уходит из зоны обстрела.
  Пилотировал самолёт майор Рудольфо Андерсон. Его предки когда-то покинули Европу и переселились в США. Там поселились, семья умножалась, рождая крепких жизнерадостных детей, граждан США. Кроме хорошего здоровья, все обладали развитым тонким чувством юмора, в отличие от большинства американцев. Майор любит читать в газетах анекдоты, особенно много их появилось в печати про советского лидера Хрущёва. Авторы издеваются над ним за снятый с ноги ботинок, каким он стучал по трибуне, выступая на сессии ООН, порицают за употребление им спиртного большими порциями. Сам Рудольфо пьёт виски маленькими глотками, сберегая здоровье. У него мечта - прослужить подольше пилотом ВВС, скопить денег на роскошную яхту и совершать вместе с семьёй поездки на Кубу для отдыха. Правда, сейчас там прокоммунистическая власть Фиделя Кастро, но это временно. Майор знает, что на Флориде готовится армия вторжения численностью 250 тыс. человек, морская пехота и авиация, огромный флот. Режиму Кастро против такой силы не устоять, а несколько сотен советских инструкторов ожидает тюрьма на базе в Гуантанамо.
  Раньше майор Андерсон служил в одной эскадрилье с капитаном Френсис Пауэрсом. Два года назад тому крупно не повезло - в районе Свердловска его самолёт был повреждён советской ракетой, пилот выбросился с парашютом, вопреки инструкции не привёл в действие рычаг самоликвидатора. Благополучно приземлился и попал в плен. Отсидел в тюрьме два года, недавно вернулся в США по обмену на советского разведчика подполковника Абеля. К полётам его больше не допустили.
  Андерсона завербовал выполнять особые задания знакомый лётчик. Присел в кафе к столику, рассказал новый анекдот:
  - Поспорил Кеннеди с Хрущёвым во время пребывания того в Нью-Йорке, что американцы - самая трезвая нация в мире. Разрешил Хрущёву убивать ночью каждого встречного пьяного. На следующее утро газеты города вышли с крупными заголовками: "Маленький лысый человек перестрелял всех работников советского посольства!" Посмеялись, потом знакомый представился офицером ЦРУ, предложил совершать разведывательные полёты над территорией Кубы. Когда назвал цифру денежного оклада, Андерсон без раздумий согласился, мечта приобрести яхту становилась реальностью.
  Выполнил несколько полётов над Кубой, на проявленной фотоплёнке никаких пусковых установок ракет ПВО работники ЦРУ не обнаруживали. Пилот успокоился, стал совершать полёты без опасения быть сбитым, хотя работники ЦРУ перед каждым вылетом предупреждали его о наличии на острове ракет ПВО по сведениям секретной агентуры. От этой же агентуры поступили сведения о несовершенстве советских ракет - на эксплуатацию в условиях тропического климата аппаратура ракет не рассчитана.
  На дипломатический запрос по поводу слухов о размещении советских ракет средней дальности, могущих нести ядерное оружие, Москва ответила аналогично - на Кубе устанавливается испытательное оборудование для проверки работоспособности в условиях тропического климата, ядерных боеголовок на Кубе нет. По международным правилам СССР имел право устанавливать свои ракеты где угодно, по согласию тамошнего правительства. Москва не лгала - строгие инструкции запрещали хранить ядерные боеголовки ракет в условиях тропиков. При запуске ракета Р-12 взлетит, но не было уверенности, куда полетит и где упадёт.
  Международного скандала в связи с неудачным пуском ракеты по самолёту-разведчику не было, пилот Рудольфо Андерсон согласился продолжать полёты, поверив информации в несовершенство советских ракет. Нарушение воздушного пространства Кубы было очевидно, но дипломаты США в ООН выторговали право беспрепятственно совершать разведывательные полёты над Кубой с целью обнаружения позиций баллистических ракет средней дальности. Кубинское правительство такие полёты разрешило, с оговоркой - в зоны, охраняемые зенитными комплексами ПВО не залетать, возможен запуск ракет по воздушным целям для продолжения учёбы расчётов и совершенствования защиты от предполагаемого нападения вооружённых сил США.
  Было несколько попыток ЦРУ подделать фотоплёнки с позициями ракет, но президент Джон Кеннеди уже перестал верить донесениям ЦРУ. Приказал проводить воздушную разведку над Кубой только лётчикам ВВС. 14 октября американский самолёт-разведчик, пилотируемый майором ВВС США Ричардом Хейзером, взлетел с военной авиабазы в Калифорнии, облетел Кубу и сфотографировал позиции ракет возле деревни Сан-Кристобаль. 15 октября, после споров, аналитики пришли к выводу, что это советские ракеты Р-12. 16 октября в 8-45 утра фотографии показали президенту. Он приказал вести непрерывную разведку над воздушным пространством Кубы и создал особый "Исполнительский комитет", который должен был предлагать пути решения проблемы Кубы.
  После возвращения спецпоезда в Гавану Валерия докладывает кап-2 о неудачном запуске боевой ракеты, самолёт-нарушитель ушёл.
  - Удачно получилось, что ты была при этом свидетелем. Подробно опиши, что видела и слышала. Команды на боевой пуск ракеты генерал-полковник не давал?
  - Нет, он произнёс за всё время только два слова - "Выключить репродуктор!", но таким властным голосом, что капитан Гарбуз мог непроизвольно принять их за команду. После этого генерал уехал, оставив на батарее комиссию для разбора происшествия. Не вижу смысла всё это описывать, командир батареи и солдаты расчёта наверняка уже дали письменные показания военным юристам, советскому и кубинскому. Мой отчёт свидетеля не будет иметь никакого юридического значения, а очерк ни одна газета не напечатает.
  - Не спорь Валерия, садись и пиши. Мне нужен не сухой технический отчёт капитана Гарбуза, а взгляд со стороны свидетеля, его эмоции. Твою информацию прочтут не технари, а политики, они повлияют на решение Хрущёва и Кеннеди в сторону войны или мира. Да не забудь упомянуть, Куба - длинный и узкий остров, любой ядерный взрыв приведёт к радиационному загрязнению огромной территории, включая Карибское море, Мексиканский залив и побережье США. Советские и американские специалисты-ядерщики это отлично знают, они заставят задуматься неразумных политиканов.
  После прочтения статьи кап-2 задумчиво посмотрел на Валерию, потом уставился в потолок. Наконец решился произнести слова:
  - Никакой военной тайны из присутствия на острове зенитных ракет уже нет, можно сообщать об этом иностранным журналистам. Дуй со своей статьёй к пресс-атташе, он устроит пресс-конференцию. Для тебя и меня это лучший выход, нам дадут меньший срок за преждевременное разглашение военной тайны в зарубежных СМИ. Подпиши статью своей фамилией, тебя уже знают по предыдущим статьям, журналисты в случае чего за тебя заступятся, они любят советских диссидентов. Присутствовать тебе лично на пресс-конференции запрещаю, ты много знаешь, можешь сболтнуть лишнее, отвечая на хитрые вопросы. Сообщи через пресс-атташе журналистам, что согласна ответить на их вопросы письменно, ты находишься под домашним арестом. Лейтенант Двирняк! За утечку служебной информации объявляю вам двое суток домашнего ареста!
  - Есть двое суток домашнего ареста!
  На выходе из посольства охрана забирает у Валерии пропуск, смотрят на неё с участием. Интересно, на пути к гостинице приставят ли к ней негласный надзор? Так и есть, к автостоянке нарочито неторопливым шагом идёт водила. Валерия резко трогает свой "форд" с места, успевает влиться в поток машин на улице. Дальше мчится по дороге в порт, обгоняя все машины с нарушением правил движения. Хорошо, что в Гаване ещё нет ГАИ! Подкатывает к проходной возле бухточки ОВРа, торопливо пишет записку: - "Алёша, вечером приходи домой, я под арестом!" Вручает записку часовому и мчится к гостинице. Успевает прибыть одновременно с машиной сопровождения, водила которой ещё крутит шеей во все стороны, высматривая "форд".
  Вечером Алексей посмеялся над рассказом Валерии о домашнем аресте, вместе решили отметить это событие в ресторане. Посетители встретили Валерию аплодисментами, старейшина журналистов подходит к столику и от имени всех иностранных журналистов выражает восхищение мужеством советской корреспондентки, не побоявшийся в условиях тоталитарного режима предать гласности правду о наличии ракет на Кубе. Её статью, зачитанную на пресс-конференции, журналисты уже передали в редакции, завтра она будет опубликована во всех газетах. Если Валерию посадят в тюрьму, журналисты всего свободного мира встанут на её защиту.
  В ответном коротком слове Валерия с бокалом в руке предлагает тост за солидарность журналистов во всём мире. К её столику выстраивается очередь, каждый стремится чокнуться с ней, раздаётся звон бокалов. Валерия купается в лучах неожиданно свалившейся на неё славы, как оказалось - недолгой.
  
  На грани возникновения ядерной войны.
  
  22 октября президент Кеннеди выступил по радио и на телевидении с обращением к американскому народу, объявив о наличии на Кубе советских ракет средней дальности, которые несут серьёзную угрозу безопасности США. Валерия слышит по радио обращение президента:
  "Мои соотечественники! С тяжёлым сердцем и во исполнение присяги я отдал приказ ВВС США начать военные действия с применением обычного оружия, чтобы стереть с лица земли ядерные ракеты, размещённые на Кубе". Среди иностранных журналистов, началась паника. Они спешно покидали гостиницу в Гаване и разъезжались по своим странам. При случайной встрече с Валерией не здоровались, отворачивая голову. Наиболее смелые предлагали Валерии срочно уезжать подальше, за 2060 километров, такая дальность полёта ракет Р-12, как им сообщили.
  Гораздо большая паника охватила население США после обращения президента. Люди судорожно прятались в убежища, от Флориды в сторону запада и севера устремились потоки машин, убегая подальше от последствий возможного ядерного нападения. Американцы начали лихорадочно строить для себя бомбоубежища.
  В ответ на объявление военных действий ВВС США против Кубы Фидель привёл в готовность силы ПВО. В скверах и на площадях Гаваны были установлены зенитные орудия и установки ЗСУ-57-2, к ним начали подвозить снаряды калибра 57 мм. При облётах американских самолётов они открывали огонь, не позволяя им снизиться и нанести прицельный бомбовой удар по порту и зданиям правительства. Вооружённые силы Кубы были приведены в готовность по всему острову, Фидель по радио объявил, что народ Кубы будет защищать независимость своей Родины до конца. Родина или смерть! Кубинские войска сосредоточились на побережье, в местах возможной высадки десанта. Были взяты под охрану все важные объекты, мосты, электростанции
  Возможно, эта твёрдая позиция Кастро образумила президента США, приказ о нападении ВВС он отменил. 24 октября Кеннеди объявил Кубу карантинной зоной, ни одно судно не имело права приблизиться к её портам без досмотра. Для морской блокады острова был задействован военный флот США. На подходе к Кубе в это время находилось пять советских суден. Подойдя к зоне блокады, они остановились, капитаны от досмотра отказались из-за откровенного нарушения международных правил судоходства правительством США. 180 кораблей ВМФ окружили Кубу, началась морская блокада Острова Свободы.
  В СССР были приведены с повышенную боевую готовность все Вооружённые силы. Советские военнослужащие на Кубе были переведены на казарменное положение. Валерия отвезла мужа в порт, прощаясь, едва удержалась от слёз. Поплакала уже в машине, оставшись одна. После детских лет это были её первые слёзы, ранее она считала, что плакать разучилась. Посмотрела на себя в зеркало, вышла с машины, умылась и поехала в посольство. Её включили в группу обработки открытой информации, поступающей из заграницы. В посольстве уже установлен фототелеграф, он работает круглосуточно, принимая сообщения. Вне очереди - линия связи с советским представительством в ООН, которое находится в Нью-Йорке.
  Хрущёв наличие на Кубе советских ракет, могущих нести ядерные боеголовки, сначала отрицал, но 25 октября фотографии ракет были продемонстрированы на заседании Совета Безопасности ООН. Хрущёв вынужден был признать наличие ракет, но заявил, что они установлены для "сдерживания" США, которые обложили СССР своими военными базами со всех сторон. Дипломатические отношения между странами были прекращены, вооружённые силы обоих государств были приведены в состояние боевой готовности. Это означало, что самолёты стран НАТО получили разрешение на полёт до Москвы и сброс бомб. Мир стоял на грани ядерной войны.
  27 октября советской зенитной ракетой был сбит самолёт-разведчик U-2, пилот Рудольфо Андерсон погиб. Ситуация накалилась до предела, дипломаты общались между собой только через Совет Безопасности ООН. Министр иностранных дел Кубы Рауль Кастро и представитель СССР Валентин Зорин сообщили, что с 27 на 28 октября начнётся массированное нападение на Кубу и бомбардировка советских военных баз.
  27.10.1962 года последовало обращение Н.С. Хрущёва к Д.Ф. Кеннеди.
  "Уважаемый г-н президент.
  Я с большим удовлетворением ознакомился с Вашим ответом г-ну Рану о том, чтобы принять меры, исключить соприкосновение наших судов и тем самым избежать непоправимых роковых последствий. Это разумный шаг с Вашей стороны укрепляет меня в том, что Вы проявляете заботу о сохранении мира, что я отмечаю с удовлетворением.
  Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно. Все страны хотят себя обезопасить. Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили военными базами Советский Союз, расположили военные базы буквально вокруг нашей страны. Это не является секретом. Американские ответственные деятели открыто об этом заявляют. Ваши ракеты расположены в Англии, расположены в Италии и нацелены против нас. Ваши ракеты расположены в Турции.
  Вас беспокоит Куба. Вы говорите, что беспокоит она потому, что находится на расстоянии от берегов Соединённых Штатов Америки 90 миль по морю. Но ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются и поглядывают один на другого. Вы что же считаете, что Вы имеете право требовать для своей страны и удаления того оружия, которое Вы считаете наступательным, а за нами этого права не признаёте.
  Вы ведь расположили ракетное разрушительное оружие, которое Вы называете наступательным, в Турции, буквально под боком у нас. Как же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими великими государствами. Это никак невозможно согласовать.
  Поэтому я вношу предложение: мы согласны вывезти те средства с Кубы, которые вы считаете наступательными средствами. Согласны это осуществить, и заявить в ООН об этом обязательстве. Ваши представители сделают заявление о том, что США, со своей стороны, учитывая беспокойство и озабоченность Советского государства, вывезут свои аналогичные средства из Турции. Давайте договоримся, какой срок нужен для вас и для нас, чтобы это осуществить. И после этого доверенные лица Совета Безопасности ООН могли бы проконтролировать на месте выполнение взятых обязательств".
  Валерия и все работники посольства в Гаване радуются разумным предложениям, высказанным в послании Хрущёва. Все с тревогой ожидают ответного послания президента Кеннеди. Среди его советников в "Исполнительном комитете" имеются сторонники войны - "ястребы", и сторонники мира - "голуби". На чью сторону склонится президент?
  На следующий день было получено сообщение:
  Ответ Д. Кеннеди Н.С. Хрущёву. 28.10.1962 г.
  "Я приветствую принятое Председателем Хрущёвым государственно-мудрое решение остановить строительство баз на Кубе, демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз под наблюдением ООН. Это важный и конструктивный вклад в дело мира.
  Мы будем поддерживать контакты с генеральным секретарём Организации Объединённых наций по вопросу о взаимных мерах, с целью обеспечения мира в зоне Карибского моря.
  Я искренне надеюсь, что правительства всего мира по урегулированию кубинского кризиса могут обратить внимание на насущную необходимость прекратить гонку вооружений и уменьшения международной напряжённости. Это относится к тому, что страны Варшавского пакта и НАТО противостоят друг другу в военном отношении, так и к другим ситуациям в других частях земного шара, где напряжённость ведёт к бесплодному отвлечению ресурсов на создание орудий войны".
  Валерия возмущена дипломатичным ответом президента. А что будет с Кубой? Где гарантии США и обязательство не совершать вооружённое вторжение на остров? Своё мнение высказывает начальнику. Кап-2 выглядит плохо, потирает красные от бессонницы глаза, но утешает Валерию:
  - Не торопи события. Ответ президента - половина победы. Сейчас в ООН ведутся переговоры о конкретных мерах по обеспечению мира в зоне Карибского моря. Делегации СССР, Украины, Белоруссии, Кубы, Китая, Индии и других стран выступают с осуждением агрессивной политики США. Голосование будет в пользу Кубы, хотя Генеральный секретарь ООН Хаммаршельд - сторонник политики США. Но сейчас его обязанности исполняет У Тан, он сторонник независимости Кубы.
  Здравый смысл победил. В ООН было принято компромиссное решение. Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные на Кубе ракеты, могущие нести ядерные заряды и развернуть идущие в Гавану корабли в обмен на гарантии США не свергать режим Фиделя Кастро. Хрущёв выставил дополнительное условие: удалить американские ракеты из Турции. Эти пункты были согласованы буквально за несколько часов до возможного начала войны с оговоркой: вывод советских ракет с Кубы совершится открыто, а американских из Турции - тайно.
  Население Кубы ликует. С площадей и скверов Гаваны уходят зенитные установки, их расчёты провожают, как героев. Это они открывали заградительный огонь по штурмовикам США, не позволяя им снизиться ниже высоты 2,5 км. Лётчикам было разрешено наносить только точные бомбовые удары по определённым объектам так, чтобы не пострадали мирные жители и их дома. Ни один из охраняемых объектов не пострадал.
  Валерии разрешают посетить гостиницу, несмотря на указание, из номера она не выписалась. Теперь радуется своей предусмотрительности, обнаружив полный порядок. Удивляет её только обувь, выставленная за дверь. Сомнения разъясняет Кончита:
  - Миссис Валери, это я выставила обувь после твоего отъезда. Я верила в нашу победу и ждала возвращения всех жильцов. Хозяин гостиницы сегодня получил заявки на бронирование мест от многих прежних журналистов. Пассажирская авиакомпания восстановила регулярные рейсы между Нью-Йорком и Гаваной, ожидается прибытие делегации от ООН и множества журналистов. По этому поводу хозяин приглашает вечером всех жильцов в ресторан, коктейли - за его счёт.
  Валерия смущена - о приезде делегации от ООН первой узнала горничная, а не она! Возвращается в посольство и высказывает кап-2 своё возмущение плохой работой разведки. Начальник её сообщению не верит:
  - Валерия, твоя горничная ошиблась. Впрочем, этот слух я проверю.
  Снимает телефонную трубку и докладывает:
  - Товарищ контр-адмирал! Имею сведения о прибытии в аэропорт Гаваны в ближайшие дни делегации от ООН. Какие дополнительные меры прикажете принять для её охраны?
  Молча ложит трубку и делает выговор Валерии:
  - Нельзя верить слухам и распространять неверные сведения. По твоей милости я получил замечание от атташе ВМФ - ему о прибытии в Гавану делегации ООН ничего не известно. Если он задержит мне присвоение звания кап-1, тебе звания старлея не видать. Быстро проанализируй, как тебя поймали на удочку дезинформации?
  - Горничная Кончита узнала это от хозяина, у того гостиничный и ресторанный бизнес. Предполагаю, что он имеет связи со стюардами авиакомпаний, которые распространяют среди пассажиров рекламу его гостиницы, а стюардессы пользуются благосклонностью командира экипажа. В постели одна из них узнала тайну секретного рейса ООН. Нет ничего проще, товарищ кап-2. Можете покупать в военторге ещё по одной звезде на свои погоны.
  - А тебе, Валерия, в случае дезинформации, придётся снять со своих погон по одной маленькой звёздочке.
  Раздаётся телефонный звонок, кап-2 берёт трубку, слушает, потом принимает стойку "смирно" и произносит:
  - Служу Советскому Союзу! Благодарю, товарищ адмирал. Есть организовать проверку по первой категории! Среди журналистов имею своих агентов, ни одного "крота" не подпустим к делегации. Всё будет сделано цивилизованно и демократично, без грубых задержаний.
  Начальник некоторое время задумчиво смотрит в потолок. Такая у него привычка во время раздумий, одновременно шею и зрение тренирует, отрывая взгляд от лежащих на столе бумаг. Наконец, обращается к Валерии:
  - Удачливая ты, да и я тоже. Заслужить благодарность атташе ВМФ нелегко. Наша информация о прибытии на Кубу делегации подтвердилась. Возглавлять делегацию будет исполняющий обязанности Генерального секретаря ООН господин У Тан. Прибудет на остров, когда ему доложат о демонтаже ракетных установок Р-12, лично это проверит. Пару дней у нас есть, чтобы выявить среди прибывших на остров журналистов провокаторов ЦРУ, не допустить их к сопровождению делегации. Твоя часть задачи: займёшься незаметной проверкой лиц, поселившихся в гостиницу за последних два дня, постарайся определить среди них "крота". Воспользуйся вечеринкой, которую хочет устроить в ресторане на радостях хозяин, прислушайся к разговорам. "Крот" должен владеть русским языком, но постарается это скрыть. С задачей справишься?
  - Одна не справлюсь. Мне нужен ящик хорошей русской водки и группа поддержки из моего мужа и майора Решетняка.
  - Нет проблем. Ящик "Столичной" тебе положат в багажник машины, скажешь владельцу гостиницы - подарок от нашего посольства. По пути в свою гостиницу заедешь в другую - "Лабрадор", сообщишь Фабиану Эскаланте о своём участии в определении "крота". За ним - силовое задержание.
  Валерию при входе в гостиницу "Лабрадор" пропустили после звонка в приемную начальника кубинской контрразведки. В кабинете находился ещё верзила в полицейской форме и голубом пробковом шлёме на голове. Фабиан начал разговор на английском:
  - Извини, Джон, нас прервали. Очевидно, что-то срочное. Говори, миссис Валери.
  - Имею сведения, что вместе с журналистами в гостинице поселился провокатор с целью помешать проведению инспекции ООН. В течение суток "крот" будет обнаружен. Прошу организовать его незаметное задержание.
  - Хорошо. Сообщишь фамилию журналиста моему сотруднику, он передаст привет от меня. Ты свободна.
  В разговор бесцеремонно вмешался верзила:
  - Вместе со мной в Гавану прибыли сотрудники охраны инспекторов ООН, они страдают от безделья. Наконец, появилась для них работа. Миссис Валери укажет "крота" моему агенту в голубом берете, мы его задержим.
  Валерия вопросительно посмотрела на Фабиана, тот слегка поморщился, но кивнул. Она поняла - задержка без допроса в контрразведке означает утерю информации, а Фабиан не хочет унижаться перед верзилой просьбой об участии его сотрудника в допросе, хотя имеет на это больше прав. Все разведки мира одинаковы и неохотно делятся с трудом добытой информацией. Резко срывает машину с места, не дожидаясь "голубого берета".
  Хозяин гостиницы с достоинством выслушивает сообщение Валерии о щедром подарке от советского посольства, просит обождать возле машины - он пришлёт из ресторана официанта за ящиком водки. Знакомый официант уходит с ящиком, шепнув Валерии:
  - Вам привет от Фабиана. "Крота" сначала укажете мне.
  Валерия изумлена оперативностью работы разведки Кубы и помощью ей от простых кубинцев. Встречает в коридоре горничную Кончиту и даёт ей задание:
  - Мне нужен список первого десятка прибывших в гостиницу журналистов из стран Европы. Сунешь его под дверь номера.
  Логика её проста - в США журналистов, знатоков русского языка мало, ЦРУ будет искать их среди европейцев. Нетрудно догадаться, что это управление первое узнало о визите делегации ООН на Кубу, поэтому поторопилось прислать своего "крота" раньше других редакций.
  Через 20 минут список журналистов у неё в руках. Первым в нём значится некто Альфред из Брюсселя. Там находится штаб-квартира НАТО, высланная из Парижа по требованию Шарля де Голля, президента Франции. Теперь осталось узнать, владеет ли он русским языком. Для этого у Валерии есть группа поддержки из мужа и майора Решетняка. При их прибытии она ставит задачу:
  - Объявляю мозговой штурм. Перед нами лежит список из десяти журналистов. Как выявить среди них "крота", скрывающего знание русского языка? Только после ваших предложений идём в ресторан, я ставлю вам бутылку "Столичной" за ударный труд.
  Ударный труд мужчинам надоел после того, как список подозреваемых сократился до трёх журналистов из Брюсселя, Бонна и Мадрида. Первым отказался продолжать участие в мозговом штурме майор Решетняк:
  - Я три года прослужил в ГДР, худо-бедно знаю немецкий язык. Да я из общения с журналистами определю их знание русского языка. Пошли в ресторан, в меня горло пересохло, пора его промочить.
  Появление Валерии в ресторане присутствующие встретили аплодисментами. Популярность - дама капризная, снова повернулась лицом к Валерии. Впрочем, она подозревает, что аплодисменты предназначены не ей, а бутылкам "Столичной", которые официанты выставили на столики после её появления. Началось застолье, прерываемое тостами за мир во всём мире.
  По привычке человека пить крепкие напитки внимательный наблюдатель может косвенно определить его привычки, предыдущий образ жизни и даже национальность. Журналиста из Мадрида из подозреваемых сразу вычеркнули - пить водку не умеет, значит, с русскими не общался, русский язык не изучал.
  После пары рюмок водки кто-то попытался закурить. Официант сразу же предложил перейти с рюмками в курительную комнату - дама не курит. В курительной комнате языки журналистов развязались, подогретые спиртным. Полные рюмки держать долго в руках неудобно, водку выпивают, голоса на английском и испанском начинают звучать громче, некоторые для убедительности слов начинают жестикулировать руками. Кто-то задел Альфреда, тот выругался по-русски - "свинья!" Предотвратил конфликт Алексей, в качестве перемирия предложил противникам раскурить "трубку мира" - гаванские сигары. Альфред взял, сунул Алексею в руки доллар. Нашлись ещё желающие взять сигары у щедрого моряка, капитал Алексея возрос ещё на один доллар от немецкого журналиста из Бонна. Остальные не платили, такую привычку имели только немцы, проживавшие раньше в ГДР. За каждую предложенную сигарету совали в руки монету в 5 пфенингов. Гордая нация, сразу же расплачивалась с "оккупантами!"
  Валерия задание перевыполнила, вместо одного "крота" выявила двух. Предлагает официанту сообщить о них сразу "голубому берету" и кубинскому "милисиано", сидевших в фойе гостиницы с бутылками "кока-колы". Представители закона и правопорядка "кротов" задержали под предлогом обнаружения ошибок в оформлении въездных виз на Кубу. До прямого контакта с делегатами ООН их не допустили - гуляйте ребята, как знаете!
  Валерия сидит на скамейке в скверике посольства и отчитывается перед начальником о проделанной работе. Смысла во временном задержании двух журналистов, скрывших знание русского языка, она не видит, никаких противоправных действий они не совершили. Это явный "прокол" в действиях нашей контрразведки и она к нему причастна. Кап-2 ухмыляется:
  - Туго соображаешь, Валерия. Много вчера выпила?
  - Водку только чуть пригубила, пила "кока-колу".
  - Рецепт этого напитка засекречен более строго, чем тайна, которую я тебе сообщу. Как ты думаешь, имеются на Кубе боеголовки ракет с ядерными зарядами?
  - Точно не знаю. Полковник с отдела кадров убеждён, что таких зарядов нет, пытался убедить в этом меня.
  - И что ты ему ответила?
  - Ничего. Попросила разрешения выйти с кабинета.
  - Правильно сделала. Слушай инструктаж - о наличии на Кубе ядерного оружия тебе и мне ничего не известно. Не отрицай и не утверждай, кто бы тебя об этом не спросил.
  - Не вижу связи с задержанием "кротов" и ядерным оружием.
  - "Кроты" прибыли на Кубу с заданием сделать репортаж с сообщением, что советские боеголовки с ядерными зарядами на остров не завозились.
  - И что в этом плохого?
  - Для нас ничего, плохо для Кеннеди. Между ним и "ястребами" обострились взаимоотношения, которые раньше привели к отставке директора ЦРУ Аллена Даллеса. Агенты ЦРУ получили задание - убедить население США, что в отношении Кубы президент проявил слабость, не отдал приказ о начале вторжения после сбитого 27 октября самолёта U-2. При отсутствии на Кубе ядерных зарядов война против Кубы была бы лёгкой прогулкой, как рассчитали штабисты из Пентагона.
  - Я рада, что наши ракеты сдержали агрессию против Острова Свободы.
  - Я тоже. Кеннеди дал только гарантии не свергать режим Фиделя Кастро в обмен на вывод наших ракет. Это хитрые гарантии, экономическую блокаду он не отменил. Надеется, что Куба, как самостоятельное государство, долго не выживет, да и попытки устранения Фиделя будут продолжаться.
  - Я поняла ваше длинное вступление и готова выслушать задание.
  - Оно простое и безопасное. В миссии ООН недостаточно знатоков русского языка. Ты включена в группу переводчиков, будешь присутствовать при демонтаже советских ракет и отправлении их с личным составом с Кубы.
  - Когда начнётся демонтаж ракет и когда закончится?
  - Сегодня 28 октября демонтаж уже начался. Главные наблюдатели ООН во главе с У Таном прибывают на остров 31 октября, когда получат сообщение об окончании демонтажа ракетных установок. До их прибытия миссией ООН с журналистами будет руководить в поездке по острову президент Кубы Освальдо Дортикос. Поторопись, Валерия, твой шикарный поезд завтра отойдёт от вокзала Гаваны. Форма одежды - советская, надеюсь, ты флотскую форму сохранила?
  - Конечно. Вы ничего не сказали про Алексея. Я хочу уехать с Кубы вместе с мужем.
  - Он будет занят охраной наших судов от подводных диверсий. О сроке убытия договаривайтесь сами.
  Президента Кубы в поездке по острову сопровождают несколько сотрудников МИД, журналисты, несколько переводчиков и охрана из милисианос и голубых беретов. Верзила Джон приветствует Валерию, как старую знакомую, делает комплимент по поводу её формы, пытается дружески положить руку на плечо. Валерия отстраняется:
  - Извините, мистер Джон, мы оба находимся при исполнении служебных обязанностей. У вас есть ко мне вопросы?
  - О, конечно. Сейчас мы союзники и должны помогать друг другу. Вы давно на острове и должны обладать информацией о наличии на Кубе ядерного оружия. Я жду ответа.
  - Мне об этом ничего неизвестно.
  - Таким ответом вы делаете плохую услугу своему правительству. Журналисты заранее уверены, что атомные заряды есть и распространят эту весть по всему миру. Мы с вами переубедить их в этом не сможем.
  - Я их переубеждать не собираюсь. Существует свобода печати, пусть сообщают всё, что хотят донести до сведения читателей.
  - Я раньше читал вашу статью, где вы заняли позицию противника атомного оружия. Вы изменили свои взгляды?
  - Нет. Ядерное оружие, это оружие убийц мирного населения, а не воинов.
  - Хорошо сказано. Я рад, что способствовал вашему включению в состав миссии ООН. Не сомневаюсь, что атомных зарядов на острове мы не обнаружим, их уже успели вывезти. Так были ли они на Кубе?
  - Повторяю, мне об этом ничего неизвестно.
  По прибытии миссии на батарею ракет Р-12, расположенную у деревни Сан-Кристобаль, журналисты ведут себя, как неуправляемые школьники на перемене между уроками. Запечатлев на фотоплёнке ракету на многоколёсном тягаче, пристали с расспросами к советским военнослужащим. Валерия едва успевает переводить хитрые вопросы и простые ответы. Конец расспросам положил командир батареи:
  - Приказа на смену боеголовок не было. Прошу всех срочно покинуть позицию - рядом расположены баки с ядовитым горючим и окислителем. Для заправки ракеты этими компонентами требуется около трёх часов, что вам уже должно быть известно. Изучите хотя бы популярную техническую литературу о ракетах, прежде, чем брать интервью. Марш с позиции! Вы задерживаете отправление ракет в Советский Союз.
  С 5 по 9 ноября ракеты с Кубы были вывезены. Миссия ООН и У Тан это подтвердили. Но США выдвинули новое требование - убрать с острова советские бомбардировщики ТУ-16, которые носителями ядерного оружия быть не могли. Хрущёв согласился и на это требование. Только после этого, 21 ноября США отменили морскую блокаду Кубы. Начался вывод личного состава и оставшегося вооружения, который длился до 12 декабря 1962 года. Валерия с мужем и майор Решетняк со своими сержантами покинули Кубу в числе последних. В январе 1963 года ООН получила заверения от СССР и США, что кубинский кризис ликвидирован.
  
   Эпилог.
  Дальнейшие судьбы наших героев известны. Исполнилась заветная мечта Валерии - она родила чудесного здорового мальчика. С воинской службы уволилась, стала работать инженером-конструктором на приборостроительном заводе "Муссон". Сдала свою однокомнатную квартиру в бухте Круглой и переселилась с мамой и мужем в трёхкомнатную, расположенную почти в центре Севастополя. Семья имела на это полное право - за участие в ликвидации кубинского кризиса Валерия была награждена орденом Красной Звезды, а Алексей получил более высокую награду, орден Красного Знамени. Закончил Военно-морскую академию, получил звание капитана 3 ранга.
  В 1967 году на Кубе происходил молодёжный фестиваль. Алексей и Валерия получили личное приглашение от Фиделя Кастро прибыть в Гавану. Не хотелось Валерии разлучаться сыном, но мама переубедила её:
  - Поезжай, я хоть от тебя отдохну. Мешаешь мне воспитывать внука по педагогике. Детсад рядом, на здоровье я не жалуюсь, к аритмии привыкла, ещё многих здоровых пенсионеров переживу. Да и Юра с Таней часто меня навещают. Только возьмите в поездку на молодёжный фестиваль Зою. Она молчит, но я же вижу, как у неё глаза горят. Пусть девочка попрактикуется в разговоре на иностранных языках.
  Первым на фестиваль убыл Алексей вместе с "котиками" из учебного отряда на о. Первомайском. Они будут охранять суда с туристами от подводных диверсантов по просьбе Фиделя Кастро. Аллена Даллеса президент Кеннеди сместил с должности директора ЦРУ ещё в 1961 году, но методы работы её сотрудников остались прежними. Не смогли "ястребы" простить американскому президенту отказа от вторжения на Кубу во время октябрьского кризиса. Да ещё и дал гарантии Фиделю Кастро не свергать его прокоммунистический режим. Да ещё согласился вывести американские ракеты с ядерным оружием с Турции... . Судьба президента Кеннеди была предрешена, его "ястребы" убили в 1963 году в Далласе, штат Техас.
  Не удержал власть в своих руках и Никита Хрущёв. Его авантюрные реформы и непредсказуемая внешняя политика всем надоели, даже членам Политбюро. В 1964 году его сместили со всех постов и отправили на пенсию. Квартиру в центре Москвы на улице Грановского, дом 5 ему оставили, но он поселился на даче в Подмосковье, вместе с охраной и прислугой. Они его не слушались, подчинялись только жене Нине Петровне, женщине властной и с твёрдым характером.
  Вышел победителем из кубинского кризиса только Фидель Кастро и народ Кубы, благодаря разумной внешней и внутренней политики. Достижения маленькой страны в областях образования, медицины и спорта за короткое время были колоссальны, и нашли последователей среди молодёжи многих стран. Она охотно приняла приглашение принять участие в молодёжном фестивале.
  Валерия с Зоей плывут в Гавану на роскошном лайнере "Шота Руставели". Советскую делегацию возглавляет Машеров, руководитель ЦК Компартии Белоруссии, энергичный и самостоятельный человек. Пригласил в состав делегации известных спортсменов, но главная "изюминка" - ансамбль "Песняры". Они очаровали всех своим чудесным исполнением белорусских песен. Советская делегация получила приглашение поселиться в гостинице, но на общем собрании от этого все дружно отказались - будем жить в каютах теплохода, бродить по городу пешком, а на экскурсии по острову ездить на автобусах.
  Фестиваль проходил на новом стадионе Гаваны. Впечатления у всех участников оставил потрясающие, хотя первый день угостил тропическим ливнем. Валерия тревожится за мужа, ей известно, что во время войны во Вьетнаме мастерство американских подводных диверсантов выросло. Алексей при встрече её утешает:
  - Были поблизости, да ушли. Оставили на память вот это.
  И показывает "будвайзер" - эмблему "котиков" с несущим трезубец Нептуна американским орлом. Это трофей.
   Конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) F.(Анна "(не)возможная невеста"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"