Шашкова Екатерина Владимировна: другие произведения.

Тропы междумирья (Марготта-3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.09*59  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть "Марготты".
    Здесь первые 12 глав. Полную версию можно купить на "Призрачных мирах".

  
  Внимание! Это третья часть трилогии.
  1 часть - 'Марготта'
  2 часть - 'Цвет моих крыльев'
  Читать лучше по порядку :)
  
  И ещё раз внимание:
  книга выложена не до конца.
  Полную версию можно купить на 'Призрачных мирах'
  
  Приятного чтения :)
  
  
  
  
  

Глава 1. Привет из прошлого

  
  'Пойманный дезертир подлежит немедленной смертной казни через повешенье. В исключительных случаях, как то: родство с королевским домом, наличие заслуг перед страной или высокие откупные - эта мера может быть заменена отрубанием головы'.
  (Свод законов Западной Предонии)
  
  - Вот же упрямая девчонка! И не поймёт никак, что я ей только добра желаю, - втолковывал командир отряда пузатой чернильнице. Чернильница безмолвствовала. 'Упрямая девчонка', то есть я, тоже. - И ведь полдня с ней бьюсь, уговариваю правду открыть. Чуть ли не на коленях вымаливаю. Так нет же, молчит. Молчит и глазёнками хлопает. Вот видят боги, я много лет прожил, у самого внучка такого же возраста. И к этой приблуде я словно к родной кровиночке отношусь. А она совсем бедного старика не уважает. И за что мне такое наказание?
  - За нытьё? - невинно поинтересовалась я.
  - О, боги, - простонал эльф, утыкаясь лицом в ладони. Руки у него были худые, с по-старчески вздутыми венами. А сам он казался таким невзрачным и ссохшимся, что у некоторых людей мог бы возникнуть вполне логичный вопрос - как эту престарелую развалину вообще допустили до командования отрядом. У меня вопросов не было. О том, насколько обманчива внешняя хрупкость эльфийского организма, я слишком хорошо знала по себе. Поэтому и на счёт командира заблуждаться не собиралась. А он тем временем продолжал донимать богов вопросами:
  - О, многоликие, вы же всё видите, всё знаете. Подскажите мне, тщетному, как вразумить это дитя? Какие слова подобрать?
  Но боги советы давать не спешили. Кажется, в этот день они вообще смотрели совсем в другую сторону, предоставив кано Файриану разбираться со всеми проблемами самостоятельно. Что он по мере сил и делал.
  - Ладно, в последний раз спрашиваю. Как ты оказалась в Вертском лесу?
  - Не помню.
  - Что ты делала на человеческой части страны?
  - Не знаю.
  - Как тебя зовут?
  - Не имею не малейшего понятия.
  - Издеваешься?
  - И в мыслях не было.
  - Ты понимаешь, что тебя не вздёрнули на ближайшем суку за дезертирство только потому, что ты ведьма?
  - Да.
  - У кого училась магии?
  - Не помню.
  - Сколько тебе лет?
  - Не знаю.
  - О, боги!
  Диалог этот мы в разных вариациях гоняли по кругу с самого утра. За это время я успела исподволь выведать всё, что остроухий обо мне думает. А думал он, что меня приписали как магичку в один из приграничных полков. Эльфийских, естественно. Откуда я благополучно дезертировала по неизвестным причинам. Вот эти причины, а заодно и название полка, Файриан и пытался сейчас у меня вызнать.
  При этом командир даже на секунду не допускал мысли, что я ниоткуда не сбегала. Как с самого начала решил, что перед ним эльфийка, так и продолжал свято в это верить. Видимо, совсем забыл старую истину, что внешность обманчива.
  Впрочем, дураком кано тоже не был. Например, амнезию мою он всерьёз принимать и не думал. И правильно делал. Я на его месте в такую чушь тоже не поверила бы, но никакой более умной отговорки при допросе просто в голову не пришло. А говорить правду было нельзя ни в коем случае. Если в отряде догадаются, какое сокровище попало к ним в руки - свихнутся же от счастья. Это какой простор для действия - и шантажировать людских военачальников можно, и обменять меня на какую-нибудь большую шишку. Да мало ли, что можно придумать, имея на руках такой козырь. Всё же не каждый день племянницы членов Восточного совета в плен попадают.
  А если вспомнить рассказ Аллены, то получается, что я Муллену не фиктивная племянница, а родная дочь. Младшая. И он об этом знает. Тогда ситуация начинает здорово отдавать какой-то дешёвой мыльной оперой, но при этом всё становится ещё хуже. Ведь если подобранной на улице девчонкой можно и пожертвовать ради интересов страны, то своего ребёнка во вражеском лагере не оставишь... Наверное...
  Откуда на нашей территории взялся этот самый вражеский лагерь - отдельная история. Из обрывков разговоров я поняла, что отряд сюда переправили через портал для некой миссии и обещали забрать спустя месяц. Положенный срок давно вышел, припасы подошли к концу, воины начали нервничать и злиться, но продолжали упрямо сидеть на месте. А куда им ещё было деваться? На севере густой лес упирался в горный хребет, на западе - в речку Граничную, а с остальных сторон его обрамляли наезженные тракты. Так что куда не сунься - или не пройти, или слишком людно. Вот бедные эльфы и торчали в чаще, с каждым днём всё больше теряя надежду на благополучное возвращение домой.
  - Ну что? Не надумала рассказать, как всё было на самом деле? - кано Файриан перешёл с предонского на классический эльфийский. Надо полагать, для разнообразия. Или он всерьёз надеялся, что смена языка помешает мне врать?
  - Я же тебе всё уже объяснила, - Эльфы обращались друг к другу на 'ты' невзирая на возраст и звания. И чтобы сойти за свою, мне приходилось постоянно следить за речью. А то 'выкнешь' ненароком командиру - и прощай вся маскировка. Нет уж, пусть лучше дезертиром считают. - Не знаю, как это вышло. Шла я спокойно по лесу, никого не трогала. А тут вдруг выскочил из портала этот белобрысый с мечом, и давай за мной гоняться по всей поляне. Я по мере сил отбивалась, потом он меня чуть не убил, а потом вы подоспели. И я только тогда сообразила, что ничегошеньки о себе не помню. Вот драку - помню, а до неё - как отрезало. Как ты думаешь, это потом пройдёт?
  Кано смерил меня хмурым взглядом и чиркнул что-то на лежащей перед ним бумаге. Мой вопрос он бесцеремонно проигнорировал, предпочтя задать свой:
  - А что ему от тебя было надо?
  - Да откуда мне знать? Я ведь его первый раз в жизни видела! Или не первый? Не помню!
  - И он ничего о себе не говорил?
  - Кажется, нет... Знаешь, мне было немного некогда его слушать, я выжить пыталась.
  Это была самая слабая часть моей наспех скроенной легенды. Я понятия не имела, наблюдали ли эльфы всю драку, или только её окончание. И если всю - то слышали ли они наши словесные перепалки. И если слышали - что из сказанного поняли.
  - А как ты думаешь, малышка, когда тот молодой человек очухается, он подтвердит твой рассказ? Или поведает нам что-то новенькое?
  - Может, и поведает, откуда я знаю. Мне, например, очень интересно было бы послушать, из-за чего он пытался меня убить. - А ведь чистая правда, между прочим! Я и на самом деле не в курсе, зачем этот маньяк за мной гоняется. - А как он себя чувствует, кстати?
  - Как-как... - Эльф многозначительно развёл руками. - Хэйн, балда, ему какую-то артерию сгоряча прострелил. Крови вытекло - море. Да ещё пока стрелу доставали, разворотили там всё, что можно. Так что пока без сознания валяется. Иногда приходит в себя, бормочет что-то, но на каком языке - никто понять не может.
  - А можно попробовать с ним пообщаться?
  - Чтоб вы за моей спиной заговор устроили? Ну уж нет, малышка, всему есть предел, даже моему расположению. Пусть пока строит из себя несчастного мученика. Ещё пару дней полежит - а потом я сам с ним поговорю, по-своему. Мигом вспомнит даже те языки, которые отродясь не знал.
  - Но он же не притворяется, он на самом деле ранен. И ему на самом деле плохо, - рискнула высказаться я.
  - Ничего, будет ещё хуже, - 'обнадёжил' меня кано. - Не знал бы, что он маг - давно собственными руками придушил бы, чтоб не выпендривался. Ладно, хватит на сегодня. Эй, заберите кто-нибудь эту беспамятную. А ты, малышка, хоть имя себе какое-нибудь придумай, что ли. А то неудобно ведь.
  Эльфы подхватили меня под руки и затолкали в ту самую землянку, где я теперь обитала вместе с Ксанкой. Девушка от меня больше не шарахалась, а вот при виде солдат по-прежнему зарывалась в плащ. В остальном же она вела себя совершенно нормально, если, конечно, можно было считать нормальным то, что она меня абсолютно не помнила. И в отличие от моей придуманной амнезии, её потеря памяти была самой настоящей.
  Ксанка считала, что родилась и выросла в каком-то селе. А три года назад, когда её родители умерли, переехала к бабушке-знахарке в небольшую деревеньку на окраине Вертского леса. Жила как все: ловила рыбу, работала в огороде, пасла деревенских коз и не о каких других мирах слыхом не слыхивала. Колдовать её тоже научила бабушка, и она же предупредила, что магией можно пользоваться только в самых крайних случаях. Потом старушка умерла, а на деревню вскоре напали эльфы. Два десятка сонных жителей не сумели дать отпор возникшему из ниоткуда отряду остроухих. Ксанку схватили, остальных - убили. Так девушка оказалась в плену.
  Она рассказала мне эту незатейливую историю в первые же минуты нашего нового знакомства. Сразу после того, как объяснила, что я обозналась, и она никак не может быть моей сестрой, потому что у деревенской девчонки Исты никогда не было эльфийской родни.
  Да, её звали Иста. Просто Иста, безо всяких титулов и фамилий.
  У просто Исты было ксанкино веснушчатое лицо, ксанкины густые рыжие волосы (совсем как у мамы!) - и незнакомый хриплый голос.
  Я ничего не понимала, но была твёрдо уверена в том, что не ошибаюсь. Поэтому однажды набралась наглости и попросила девушку показать мне ногу. Настоящая Ксанка когда-то пропорола ступню велосипедной спицей. Рана затянулась, но шрам остался.
  Результаты осмотра укрепили самые худшие мои опасения.
  - Прости, Иста. Я, кажется, действительно обозналась.
  - Ничего, бывает, - девушка пожала плечами. - А что ты хотела там найти?
  - Родимое пятно, - соврала я.
  - Нет, у меня только шрам.
  - А откуда?
  - Да я уже и не помню. Может, собака в детстве цапнула...
  - Понятно, - пробормотала я. А Ксанка снова свернулась калачиком под плащом и задремала, оставив меня наедине с неутешительными мыслями.
  Как же могло так получиться, что она стала считать себя другим человеком? И что мне теперь делать? Одна я, может, и попыталась бы удрать, но не бросать же в плену едва обретённую сестру?
  А рассказывать ей всё с самого начала - не время и не место. Только совсем запутаю бедную девушку. Или она вообще мне не поверит. Зато эльфы очень даже поверят, если подслушают разговор. Значит, придётся молчать. Ну день помолчу, другой... А дальше?
  Я раз за разом прокручивала в голове ситуацию, но умных мыслей по-прежнему не возникало. Впрочем, времени для размышлений у меня было предостаточно.
  
  Эльфы тоже использовали антимагический порошок. Причём, в отличие от людей, остроухие растворяли его в воде и заставляли пить получившуюся гадость. Напитком нас потчевали каждое утро, на протяжении недели. И этой недели мне с лихвой хватило на то, чтобы понять - искать меня не торопятся.
  Первое время я всё ждала, что в лагерь вот-вот заявится Хозяин во главе небольшой армии, вытащит меня из заточения и торжественно отвезёт домой. Но дни шли за днями, а Муллен не появлялся. И Аллена куда-то запропала, хотя, кажется, могла бы и попытаться найти бедную-несчастную меня. Да, я шла от Пещеры, не разбирая дороги, но уж следов-то на влажной земле осталось предостаточно, можно было по ним и прогуляться...
  - О чём задумалась? - Ксанка отставила кружку и привычно запахнулась в плащ. Я наконец-то поняла, откуда у неё эта манера: когда на тебе из одежды только драная полупрозрачная ночнушка, трудно не думать, во что бы укутаться. Моя рубашка, правда, тоже представляла собой живописный набор зелёных лоскутков, но хоть грудь прикрывала. Впрочем, было бы ещё, что там прикрывать!
  - Всё пытаюсь понять... Что эльфы забыли в лесу? Отряд слишком маленький и больно уж легко вооружённый для полноценных военных действий. Они и на деревню твою напали, кажется, только потому, что у них припасы закончились, и нужно было найти хоть какую-то еду.
  - Еду они могли и купить. Зачем дома было жечь? - сестра поёжилась. Видимо, вспомнила ту ночь, когда попала в плен.
  - А вы бы продали что-нибудь остроухим? Да ещё весной, когда всё прошлогоднее уже подъели, а новое ещё не выросло?
  - Нет, конечно... Слушай, ты же вроде как сама эльф?
  - Да, а что? - насторожилась я.
  - Тогда почему ты всё время говоришь о них, как о ком-то чужом?
  - Что, серьёзно? Тебе показалось! Эльф я, самый натуральный, честное слово. Видишь, уши какие?
  - Да уж, уши твои трудно не заметить. Но за языком тоже следи. А то кто-нибудь подумает, что...
  - Что?
  - Что-нибудь! - девушка улыбнулась. - Но ты не волнуйся, я точно ничего думать не буду. Обещаю.
  - И на том спасибо.
  Я рассеянно поворошила волосы. Это же надо было, так проколоться. Надеюсь, при Файриане я ничего подобного не сболтнула? Тоже мне, выпускница военной академии. А ведь меня ещё хотели в разведку пристроить. Ух, я бы им наразведовала!
  Хотя... если искать и спасать меня не торопятся, почему бы не попробовать внедриться в ряды противника? Тем более что они и так считают меня за свою. Пусть и дезертировавшую.
   - Послушай, - Ксанка осторожно тронула меня за плечо, - Как тебя всё-таки зовут?
  - Не помню, - привычно отмахнулась я.
  - А сестру свою, значит, помнишь?
  - Какую сестру?
  - Понятно, - Девушка смерила меня внимательным взглядом. - Значит, тот разговор мне приснился. Знаешь, мне часто снятся всякие глупости, которые выглядят, как реальность. Не зря бабушка говорила, что у воздушных магов в голове ветер.
  - А у огненных? - заинтересовалась я.
  - У огненных - в душе пламя, у водяных - в крови яд, у земных - каменное упрямство, - заученно перечислила Ксанка. Потом на мгновение задумалась, и добавила: - А сердце некромантов покрыто слоем льда. Но лишь ведьмы ведают истину, а оллы - есть воплощение этой истины.
  Я совсем не чувствовала себя воплощением истины. Огненной магичкой - да, вполне, а чем-то всемогущим и полумифическим - ни капельки.
  - Кажется, твоя бабушка не сильно любила водников, - усмехнулась я, чтоб хоть как-то отреагировать на это заявление.
  - Ничего подобного. Она сама была водницей и знала, что говорила.
  - А как её звали, кстати?
  - Аика. А что?
  - Имя себе выбираю. Может, это взять?
  - Бери. Хорошее имя. Правда, не эльфийское совсем.
  - Ну и пусть. Всё равно больше ничего не придумывается.
  На самом деле в голове у меня всё это время вертелись несколько вполне себе эльфийских имён - Канитель, Электродрель и Акварель. Но, кажется, назовись я так, местные бы юмор не оценили.
  Стоило нам определиться с выбором, как заскрипел отодвигаемый засов.
  - Что, опять допрашивать меня будете? - бесцеремонно осведомилась я у возникшего на пороге молодого (не старше меня) эльфа.
  - Нет, - почему-то смутился остроухий, - Там кано вас обеих видеть хочет. Только руки велел связать, чтоб не сбежали.
  - Чтоб не сбежали - надо вязать ноги, - пробормотала я, подставляя запястья. Эльфик добросовестно опутал их верёвкой и переключился на Ксанку.
  - Может, не надо? - протянула девушка, крепче вцепляясь в плащ.
  - Велели, - прилежный исполнитель всем своим видом показывал, как ему не нравится эта идея, но раз уж так положено...
  - Ладно. Сами виноваты, - вздохнула Ксанка, разжимая руки.
  Тяжёлая, ничем не закреплённая ткань сразу же сползла на пол, обнажая шикарную фигуру. Эльфик покраснел, как флаг Восточной Предонии, и поспешно отвернулся.
  - Вот! А был бы на моём месте какой-нибудь преступник - он сразу же шарахнул бы тебя затылку, разоружил и связал. Потом вздёрнул бы на ноги, приставил нож к горлу и вышел, прикрываясь твоим телом. И никто бы ему ничего не сделал, потому что твоя жизнь важнее, - прокомментировала я, укутывая девушку обратно. Делать это со связанными руками было не больно-то удобно, поэтому пришлось потратить некоторое время, чтоб избавиться от верёвки. Кто же тебя, мальчик, учил такие слабые узлы вязать?!
  - Но ты же не преступник, - развёл руками незадачливый конвоир.
  - Тогда почему меня до сих пор здесь держат?
  - Наверное, чтоб не сбежала, - предположил эльфик. - А с чего ты взяла, что моя жизнь важнее?
  - Да потому, что раз тебя, такого молодого, взяли на это ответственное задание, то, наверное, ты представляешь какую-то особую ценность. Правильно ведь?
  - А откуда ты про наше задание знаешь?
  Ага, значит угадала. Я мысленно похвалила себя за сообразительность. Теперь бы ещё вызнать, что это за задание такое...
  - Хэйнар, ты чего там застрял? - раздалось снаружи.
  - Иду я! - откликнулся эльфик и подтолкнул нас к выходу. На мои освобождённые руки он даже внимания не обратил, а про несвязанные ксанкины, кажется, просто забыл. Напоминать мы не стали.
  На прогретой майским солнцем поляне уже расположился кружочком весь отряд. Лица у эльфов были хмурые и сосредоточенные, будто они прямо здесь и сейчас собирались решать судьбу вселенной. Ну, или, как минимум, троих пленников. Да, троих, потому что раненый блондин находился тут же - сидел, привалившись спиной к дереву, и настороженно следил за собравшимися. Выглядел он не слишком бодро, но и на умирающего не походил. Если бы не рука на перевязи да бледная физиономия - мне бы и в голову не пришло, что у парня что-то болит. Впрочем, бронзовым загаром и лубочным румянцем он и до ранения не щеголял...
  Поймав мой взгляд, белобрысый убийца вопросительно дёрнул бровью. Я в ответ пожала плечами. Мол, откуда я знаю, что здесь происходит. Самой любопытно.
  Файриан тем временем оглядел всех собравшихся, на всякий случай сверился с зажатой в кулаке бумажкой и начал:
  - Итак, как вам всем прекрасно известно, мы здесь застряли. Я не знаю причин, по которым нас не могут забрать обратно, и это меня, признаться, очень тревожит. Но среди нас есть три мага, которым я хочу задать один-единственный вопрос - можете ли вы переправить отряд через границу?
  - Нет, - хором ответили я и Ксанка. Блондин промолчал, делая вид, что всё происходящее его ни капли не касается.
  - Точно?
  - Точно, - подтвердила я. - Даже если бы я умела открывать порталы, нужно знать ориентиры места назначения. Без них можно и не пытаться.
  - А ты не знаешь?
  - Если и знаю, то не помню.
  - А ты? - эльф повернулся к Ксанке.
  - А я если бы и знала - не сказала бы. Делать мне больше нечего, кроме как вам помогать, - моя сестра упрямо вздёрнула подбородок.
  - И это после того, как мы тебя практически спасли?! - задохнулся от возмущения кано.
  - Кто вам сказал такую чушь? Если меня и надо спасать, то только от вас! Убийцы, грабители и насильники!
  - Да тихо ты, успокойся. Никто никого не насиловал, с чего ты вообще взяла эту чушь?
  - Ага, и деревню вы не жгли, и людей не убивали.
  - Сарай сам загорелся. Может, лампа какая перевернулась, откуда мне знать, - горячо запротестовал Файриан. Потом до него, видимо, дошло, перед кем он оправдывается, и эльф поспешно принял прежнюю горделивую позу. - А если бы не мы, тебя рано или поздно сожгли бы свои. За магию. Или отдали бы инквизиции. А потом - пытки, подвалы, а в конце - всё равно костёр. И скажи, что я не прав!
  Ксанка смущённо потупилась. Кажется, командир отряда угадал, и отношения между жителями деревни и молоденькой знахаркой были далеки от идеальных.
  - Так вот, - продолжил кано, - в отличие от людей, у нас нет расовых, религиозных или каких либо других предрассудков. Поэтому мы с радостью примем твою помощь, если ты согласишься нам её предложить. Более того, эта помощь будет соответственно оплачена.
  - Не нужны мне ваши деньги. Лучше просто отпустите, и всё.
  - И куда ты пойдёшь? И далеко ли уйдёшь одна?
  Девушка молчала. И зачем она вообще начала этот разговор? С самого начала же было понятно, что не отпустят. Или она переходит на их сторону, или её прикапывают под ближайшим кустиком, ясное дело. Я бы на её месте без колебаний переметнулась к эльфам. Точнее, сделала бы вид... По крайней мере, узнала бы, зачем им человеческие маги. Своих мало что ли?
  - Ну, что-нибудь надумала? - прервал тишину Файриан.
  - Я всё равно не умею работать с порталами, - Ксанка сосредоточенно теребила край плаща.
  - Не врёшь - и то хорошо. Тогда следующий вопрос опять к вам, дамы. Кто-нибудь может понять, на каком языке говорит этот молодой человек? - Эльф кивнул в сторону раненого. - Мы выяснили, что он понимает староэльфийский, но очень плохо. Этого явно недостаточно для того, чтоб вести конструктивную беседу.
  Белобрысый, словно почувствовав, что говорят о нём, уделил-таки толику своего внимания происходящему. Ещё бы он не знал классический эльфийский! На нём все маги худо-бедно, но говорят.
  А вот отсутствие конструктивной беседы - это, как ни крути, хорошо. А то он наверняка рассказал бы остроухим про меня что-нибудь интересное. Причём такое, чего я и сама о себе не знаю. Лучше уж пусть молчит.
  Только интересно, а на каком же языке я с ним всё время общалась? На русском, что ли?
  - Разреши мне попробовать, кано, - обратилась я к командиру. И сразу же перешла на 'великий и могучий'. - Слушай, ты действительно предонский не понимаешь, или притворяешься?
  - Больно надо! - сразу же откликнулся раненый.
  - Надо! Надо переправить эту остроухую банду к ним на родину. Но ориентиров нет. Можешь?
  - Я похож на камикадзе?
  - Хоть попытаться... Тогда тебя, возможно, отпустят.
  - Сам уйду, как только оклемаюсь. Меч заберу, с тобой разберусь - и уйду. А вообще - я не портальщик.
  - А как ты тогда ко мне переносился? - Я старательно пропустила мимо ушей подробности про разборку со мной. Об этом можно будет и потом подумать.
  - Помогали.
  - Эй, вы на каком языке говорите? - не выдержал Файриан.
  - На лёсском, - не задумываясь ответила я. Что-то я в последнее время стала очень часто и легко врать. Как бы не переборщить с этим делом.
  - И что он говорит?
  - Говорит, что тоже не спец по порталам.
  - Какие же вы после этого маги, - раздражённо махнул рукой эльф. - Ничего не умеете, только остатки продуктов съедаете.
  - Можете не кормить, - буркнула Ксанка.
  - Ладно, оставим это пока. Переходим к следующему вопросу: если выбраться из леса магическим путём нереально, а сидеть здесь вечно мы не можем, то придётся идти так. Есть предложения по поводу маршрута?
  Я задумалась. В принципе, выбор был небольшой - или переправляться через реку, или ковылять по горам. Не одна из перспектив не радовала, потому что и броды на Граничной, и перевалы Пёсьего кряжа охранялись одинаково хорошо.
  Эльфы, кажется, пришли к тому же самому мнению, и устроили бурное обсуждение, на тему: что лучше - утонуть или навернуться со скалы. Выходило одно к одному. В качестве аргументов приводились весеннее половодье, опасность горных троп, знание (или незнание) дороги, близость от места отправления... Спор грозил затянуться, и Файриан досадливо морщился. Видимо, понимал, что конечное решение придётся принимать ему.
  Кано вытащил из кармана потрёпанную карту, расстелил её на земле и медленно повёл пальцем по предполагаемому маршруту. Я с интересом следила, как командирский перст всё больше смещается в сторону реки, когда в общем гвалте вдруг прозвучало робкое:
  - А я плавать не умею.
  - Хэйнар, - угрюмо вздохнул кано, отдёргивая руку от карты. - Раньше не мог сказать?
  - Я забыл, - виновато улыбнулся эльфик. - Но ведь нам не обязательно придётся плыть, да? То есть, можно же перейти вброд... наверное...
  - Значит, идём через горы, - перебил его Файриан. - И тут у нас опять два варианта. Какой выбираем?
  - Может, лучше вдоль Задней Лапы? - робко подала голос я. - Так ближе. И склоны там не такие крутые.
  На самом деле, у меня был свой интерес к тому, чтоб идти этой дорогой.
  Во-первых, я её знала, что значительно облегчало возможность побега (если я всё же решусь бежать).
  Ну а во-вторых, если бы нас засекли, осталась бы небольшая вероятность, что стражники с перевала, расквартированные в Мулленовском замке, узнают меня в лицо и не убьют совсем уж сразу.
  - Что склоны там пологие, она, видите ли, помнит, а имя своё забыла, - ни к кому особо не обращаясь пробурчал эльф. - Молчи уж, без дезертиров разберёмся. Так, нилде, мы идём через перевал Дамира.
  Один из эльфов невольно присвистнул, ещё кто-то ругнулся сквозь зубы.
  Горная тропа, которую Файриан выбрал для нашего похода, пользовалась дурной славой. Её держал Дамир Чёрный, успевший стать легендой ещё при жизни. Говорили, что он форменный псих, и в отряд себе набрал таких же сумасшедших, для которых человеческая жизнь ничего не значит. Солдаты Дамира не брали пленных и не вступали в переговоры. Поэтому в случае неудачи нас ждала неминуемая и, скорее всего, не слишком приятная смерть.
  - А обязательно идти именно туда? - дрожащим голосом спросил Хэйнар.
  - Да, - отрубил кано.
  - А почему? - не унимался эльфик.
  - Потому что нас там не ждут.
  - Так нас вроде как нигде не ждут, - встрял в беседу ещё один воин - высокий и совершенно лысый (что для эльфа было более чем нетипично).
  - Согласен. Но там нас не ждут особенно. Всё, нилде, идите собираться. Выступаем завтра на рассвете, идём быстро. К темноте мы должны быть на границе леса. Через перевал пойдём ночью. Вопросы?
  - Так мы что, пешком пойдём? - На Хэйнара снизошло очередное озарение.
  - Нет, персонально тебя понесут на руках! - хохотнул лысый.
  - А как же он? - Ксанка, до этого исправно молчавшая, показала на раненого парня, который, кажется, уже успел задремать.
  - Спроси, - велел мне командир.
  - Эй, ты... как там тебя...
  - Чего надо? - белобрысый нехотя поднял голову.
  - Отряд завтра выступает. Пешком. Ты идти сможешь?
  - А если нет, что тогда?
  - Сам понимаешь. Не думаю, что эльфам нужны лишние свидетели их пребывания здесь.
  - Значит, смогу, - парень улыбнулся уголком рта.
  - Говорит, что будет идти, сколько потребуется, - перевела я.
  - Ну и хорошо, - кивнул Файриан. - Всё, расходимся. Эй, ведьмочка, ты чего застыла?
  Последний вопрос относился к моей сестре. Она стояла, вцепившись обеими руками в свой плащ, и напряжённо о чём-то думала. Я поводила ладонью у неё перед глазами, но никакой реакции не последовало. Пришлось нагло дёрнуть девушку за косу.
  - Ой, - Ксанка вздрогнула, и от неожиданности всплеснула руками. Плащ слетел. Хэйнар покраснел. Кано тактично отвернулся. Остальные эльфы оценивающе переглянулись. Даже блондин обернулся на звук, скользнул взглядом по фигуре девушки, лениво пробормотал 'Ну, ничего так, сойдёт...' и снова погрузился в дремоту.
  Ксанка, обнаружив, что все взоры обращены к ней, хотела было завизжать, но передумала. Просто подняла плащ и замоталась в него, как в паранжу - только глаза в просвете сверкали. Причём как-то очень уж злобно, и почему-то в мою сторону.
  А чего сразу я? Подумаешь, за волосы дёрнула. Как будто первый раз!
  Я демонстративно отвернулась, сунув руки в карманы. И с удивлением обнаружила, что в правом что-то лежит. На ощупь неизвестный предмет больше всего напоминал мятую салфетку. Но откуда она там взялась?
  Карманы всегда были моей персональной чёрной дырой. Я складывала туда все мелочи, которые попадались под руку, а потом часами не могла их найти. Но чаще всего - даже и не пыталась. Перед каждой стиркой я вытряхивала скопившийся хлам наружу, грустно взирала на получившуюся горку барахла и клятвенно обещала себе в ней разобраться. Как-нибудь потом... Но 'потом' наступать не спешило, содержимое карманов после стирки исправно возвращалось на место, и всё начиналось сначала.
  Эльфы меня при поимке, конечно же, обыскали. Сперва я сама покорно выложила перед ними все вещи, которые смогла найти, а потом ещё и тот лысый хорошенько перетряхнул всю мою одежду. А Кано, помнится, долго выспрашивал, зачем мне такое количество ломаных перьев, пучок сушёного укропа, древесная щепка, пустая склянка, пара ржавых кольчужных колец и другой бесполезный мусор. Я честно ответила, что всё это мне абсолютно не нужно, и командир приказал выкинуть хлам куда подальше.
  Видимо, выкинулось не всё.
  Листок бумаги, затерявшийся в бездонных недрах моего кармана, был до такой степени тонким и размякшим, что я даже не чувствовала его до этого момента. Искушение рассмотреть находку поподробнее было настолько сильным, что я немедленно потянула её наружу. Но потом опомнилась и торопливо затолкала обратно.
  Не у всех же на виду, в самом деле! А вдруг там что-то важное.
  Кано тем временем раздавал последние указания насчёт завтрашнего похода. В конце концов длинный перечень того, что необходимо было сделать, подошёл к концу, и командир кивнул на мою сестру:
  - И дайте ей уже хоть какую-нибудь одежду! А то устроили тут публичный дом на выезде!
  - Какой же он публичный? Вполне себе частный. Для очень ограниченного круга лиц, - притворно удивился лысый. Но куртку с себя снял и Ксанке пожертвовал.
  На том и разошлись.
  Как только нас с сестрой заперли в землянке, я первым делом вытащила из кармана сложенный вчетверо листок. Бумага почти протёрлась на сгибах и слиплась от расплывшихся чернил, но текст, как ни странно, ещё можно было разобрать. Я скользнула взглядом по неровным строчкам...
  - Никогда ещё Штирлиц не был так близок к провалу!
  - Чего? - не поняла Ксанка.
  - Да так, ерунда, - отмахнулась я, перечитывая такие знакомые, но будто из прошлой жизни пришедшие слова.
  'Я, Марготта, княжна айр Муллен, сим извещаю о своём намерении принять участие в турнире, проводимом Таинской высшей военной академией.'
  Подпись, дата. Подумать только, прошло меньше двух месяцев - а как будто целая вечность.
  И кого же мне благодарить за то, что такой компрометирующий документ не попал в эльфийские руки? Я бы назвала случившееся чудом, если бы верила в чудеса. Но когда постоянно имеешь дело с магией, очень быстро начинаешь искать для любой случайности более или менее логическое объяснение. А если объяснения нет, значит - просто повезло!
  Я задумчиво посмотрела на образец своего корявого почерка. Сжечь бы его, но последняя порция антимагического зелья ещё не прекратила действие. И до утра не прекратит, а там и свежая подоспеет. А спичек нет... И выкинуть некуда. Не есть же его, в самом деле!
  Так и не придумав, что делать с уликой, я сложила листок по старым сгибам... и только тогда заметила, что с обратной стороны на нём тоже что-то написано. Пришлось снова разворачивать, с трудом разбирать полустёртые буквы, написанные чужим бисерным почерком... И вот тогда я поняла, что два месяца - это ещё не вечность. Вечность - это три года. Те самые три года, которые прошли с того момента, когда мы с Кьяло по глупости согласились ограбить торговца Котво Роледо.
  Тогда мы много чего прихватизировали у старого негоцианта. В том числе - неизвестно зачем - и стопку писем, которые я всё хотела почитать на досуге, но руки не доходили. Вот одно из этих писем я и держала сейчас в руках. Содержание пугало, удивляло, но многое объясняло. В том числе и смерть коммерсанта.
  - Да что ты там так сосредоточенно изучаешь-то? - не вытерпела Ксанка.
  - Приветы из прошлого, - вздохнула я, и решительно разорвала листок на мелкие клочки. А потом проковыряла в земляном полу ямку, затолкала в неё обрывки, засыпала землёй и тщательно затоптала.
  Если повезёт - не найдут! Потому что таскать это в кармане я больше не намерена!
  
  * * *
  
  - Ну и куда она опять подевалась? - Топиэр Руллип айр Муллен раздражённо мерил шагами собственный кабинет. - Куда они обе подевались? Это у них наследственное что ли, пропадать без предупреждения на неопределённый срок?
  - Пап, не психуй, - подала голос Тьяра. Девушка сидела в кресле и листала толстую книгу. - Найдутся они, всё будет нормально. Мало ли, где могли задержаться... может, свернули не туда...
  - А куда? Куда можно свернуть на дороге, которая ни разу не разветвляется. Мои люди проехали её всю, до замка и обратно. И ничего. Ни единого следа. Из города они выехали, в Пещеру - заехали, а дальше - как испарились.
  - А Костёр снова горит?
  - Горит, чтоб его бесы драли. Как ни в чём не бывало. - Мужчина потянулся к бутылке, стоящей на столе, но в последний момент передумал и отдёрнул руку. - А у тебя как успехи? Отыскала что-нибудь подходящее?
  - Нет, - Тьяра покачала головой и отложила книгу. - Вот если бы она умерла - другое дело.
  - Тьфу на тебя. Скажешь тоже!
  - А я виновата, что некромантские заклинания на поиск живых не рассчитаны?! Пап, а может они обе уже в Альсоро?
  - На крыльях перелетели?
  - Нет, почему... если Аллену ждал специально заготовленный портал, то...
  - Откуда бы он взялся, этот портал? Она же сорвалась с места сразу же, как только прочитала записку. Ни с кем после этого не разговаривала, нигде не останавливалась. Никто не знал, куда она едет, понимаешь?
  - Да, тоже верно. А если Аллена... нет, тоже не то...
  - Слушай, а почему ты её по имени называешь? Она тебе мать всё-таки.
  - Мать, которая девятнадцать лет где-то моталась и, объявившись, со мной даже не поздоровалась? И что, я ей на шею с объятьями должна теперь кидаться? Спасибо, перебьюсь как-нибудь. И вообще, она мне не нравится.
  - Тебе и Марго сперва не понравилась.
  - Да я к ней и сейчас большой любовью не пылаю. Но она, по крайней мере, меня не предавала. И если Марго делает глупость - она не боится потом в этом признаться, и за свой поступок ответить. А Аллена... Пап, я ей не верю. Не знаю, что она задумала, но не верю. И ты не верь. Она уже не раз тебя обманывала, и ещё обманет.
  - А ты, значит, самая умная, да? - Муллен всё-таки схватил бутылку, ловким ударом вышиб пробку и приложился к горлышку. Дочь посмотрела на него с явным неодобрением.
  - Просто пока некоторые напиваются, я пытаюсь рассуждать логически. А с Альсоро никак нельзя связаться? Может, там что знают?
  - Бесполезно. Вся почта на остров идёт только через эльфов. То есть сейчас, как ты понимаешь, не идёт вообще, - Мужчина снова сделал жадный глоток.
  Тьяра недовольно надулась. И тут в дверь вкрадчиво постучали.
  - Господин Муллен, к вам... - робко начала молоденькая служанка.
  - Гони к бесам! - не дослушал мужчина.
  - Но там же...
  - Плевать!
  - Но...
  - Нет меня, - взревел начальник внешней стражи.
  Недопитая бутылка просвистела через весь кабинет, врезалась в дверь и разлетелась фонтаном из прозрачного стекла и мутной жидкости. Тьяра испуганно вжалась в кресло. Она отца, конечно, в разных состояниях видела, но вот посудой он при ней ещё не швырялся.
  - Есть ты, есть. Я же слышу, что есть, - раздался из коридора бодрый мужской голос, и в комнату вошёл Сайон айр Нермор собственной персоной.
  Муллен уставился на вновьприбывшего с нескрываемым удивлением. В последнее время глава Восточного совета был мрачен и неразговорчив, и это можно было понять. А тут он едва сдерживался, чтоб не разулыбаться во весь рот.
  - Чему радуешься? Мы выиграли войну?
  - Нет, лучше. - Нермор, не спрашивая разрешения, устроился во втором кресле. - Понимаешь, тут такое дело... Я уже и не верил, столько лет прошло... А вот оно как обернулось...
  - Давай ближе к делу, а?
  - Топи, у меня сын нашёлся. Старший. Сам явился, когда узнал, что произошло...
  - Поздравляю, - хмуро бросил Муллен, доставая из стола очередную бутылку. - А у меня дочь пропала. Младшая. Пить будешь?
  - То есть, всё-таки дочь, а не племянница? - осторожно уточнил глава Восточного совета, старательно игнорируя приглашение к выпивке.
  - То есть, - хмуро согласился Муллен.
  Тьяра неслышно выскользнула из кресла и, аккуратно переступив через россыпь осколков, вышла в коридор. Во время таких разговоров мужчин беспокоить не рекомендовалось.
  
  Письмо на обратной стороне турнирной заявки:
  'Любезный мой друг Котво!
  Спешу сообщить тебе крайне неприятную вещь. Сегодня я общался с неким странным человеком. Он называл себя посредником, и предлагал мне весьма крупную сумму денег за то, чтобы я тебя убил. Да-да, отравил или заколол, или выбрал иной способ по моему желанию. Я ему, конечно, отказал. Хотел схватить и выяснить, по чьему приказу он действует, но мерзавцу удалось скрыться.
  Так что, заклинаю, будь осторожней.
  Сегодня же выезжаю в Релту, но, думаю, письмо поспеет быстрее.
  С нетерпеньем жду встречи. Рьен'
  
  
  

Глава 2. Поющие в крапивнике

  
  - А тебе из них кто-нибудь понравился?
  Если что и осталось в Ксанке неизменным, так это её влюбчивость. Общий романтический настрой моей сестры не смогли сломить ни плен, ни очередная порция антимагического зелья, ни многочасовой марш-бросок по пересечённой местности.
  Вышли мы, как только рассвело, и шагали практически без остановок. Отряд вытянулся в узкую колонну, вёл которую Файриан. Пленников, естественно, поставили в середину. Связывать не стали, но следили постоянно. О том, чтоб попытаться сбежать, даже и речи быть не могло.
  Белобрысый маг поддерживал заданный темп наравне со всеми, но я видела, что каждый следующий шаг даётся ему труднее, чем предыдущий. Ноги ещё не заплетались, но уже спотыкались. Однако парень упрямо молчал и продолжал идти.
  При этом майское солнце жарило всё сильнее, и тень от деревьев почти не спасала. Жутко хотелось пить, но вода кончилась ещё полчаса назад. По крайней мере, в той фляжке, которую нам с сестрой выделили на двоих. А делиться с нами никто не собирался, всем и так было мало - шли налегке.
  - Вот мне, например, понравился тот скромный эльфик, - не унималась Ксанка.
  - Хэйнар что ли?
  - Да. У него голос очень приятный, и он так мило краснеет всё время.
  - Он же тебя младше лет на... несколько.
  - Ну и что? Возраст - чувствам не помеха. А ещё он мне свою запасную рубашку отдал. Разве не лапочка?
  Одевали Ксанку, действительно, с миру по нитке. Зато теперь её, обряжённую в разные оттенки зелёного, можно было саму принять за эльфу. Правда, только издалека. Вблизи всё сразу становилось ясно - у эльфиек таких форм отродясь не бывало.
  Единственное, что не смогли подобрать - обувь. Запасных сапог в отряде не водилось. Так девушка и топала босиком, изредка шипя сквозь зубы, когда под ногу подворачивался острый камушек или какая-нибудь колючка.
  - А тебе правда ни один из них не глянулся? Ну хоть чуть-чуть?
  - Они не в моём вкусе.
  - А кто в твоём? Каких ты парней любишь?
  - Всяких, - буркнула я, понимая, что отвертеться от разговора никак не получится. Если уж моя сестра начала развивать любимую тему - это надолго. - Но лучше, чтоб был высокий, широкоплечий, с мышцами там разными... и чтоб волосы длинные. И не болтун.
  Короче, я честно попыталась описать человека, который меньше всего напоминал бы Флая. В итоге получилось до безобразия похоже на Кьяло. И где он сейчас, интересно? Добрался ли уже до дома?
  - А чем тебя тогда этот не устраивает? - Ксанка указала на идущего чуть впереди белобрысого мага. Говорила она нисколько не смущаясь, прекрасно понимая, что даже если парень нас услышит, то всё равно не поймёт ни слова. - Вроде сильный, и даже не слишком худой. А волосы и отрастить можно.
  - Он же меня убить хотел!
  - Так сейчас же не хочет.
  - Ещё как хочет. Просто пока что не рискует.
  - Брось! Ты просто не знаешь, как его закадрить, вот и пытаешься мне доказать, что он тебе не нравится. Короче, смотри и учись, как надо с мужиками обращаться.
  Девушка развязала ремешок, стягивающий тяжёлую косу, и медные волосы с готовностью рассыпались по плечам. Убедившись, что они легли красиво, Ксанка гордо вздёрнула подбородок и ускорила шаг, устремившись вперёд походкой фотомодели, рекламирующей шампунь. Да так бодро, что я едва подавила желание остановить её и спросить в лоб - откуда деревенской знахарке знать такие секреты обольщения. Общее впечатление портило только то, что девушка была босиком. Ей бы сейчас туфли на шпильках...
  Судя по раздавшемуся за спиной хмыканью, шедшие позади эльфы тоже оценили метаморфозу, произошедшую с моей сестрой. А она как раз поравнялась с парнем и на полном ходу 'случайно' задела его бедром.
  Однако фокус, который имел бы успех на городской улице в час-пик, в лесу явно не удался. Вместо того, чтоб проводить девушку восторженным взглядом, белобрысый болезненно вздрогнул. Его рука явственно дёрнулась к левому боку, который задела Ксанка.
  - С-с-с... смотреть надо, куда прёшься!
  - Ой, извини, пожалуйста, - пробормотала моя сестра, которая на такую реакцию, понятное дело, не рассчитывала. - Я не нарочно.
  - Слушай, тебя же вроде в руку ранили, - сообразила я. - Причём в правую.
  - Ну да.
  - А что же ты тогда...
  - А это твои остроухие друзья проверяли, действительно ли я не понимаю их язык. И так старались, что я даже почти пожалел, что не понимаю.
  - Так они тебя что, пытали что ли? - ужаснулась Ксанка.
  - Типа того.
  - Но это же больно! А я ничего не слышала.
  - И что же ты хотела бы услышать? А ты чего ржёшь?
  Последний вопрос относился ко мне. Пришлось быстро спрятать улыбку и заискивающим голосом уточнить:
  - Иста, милая, а откуда ты этот язык знаешь?
  - Этот... - девушка растерянно захлопала глазами. - Это вот на котором мы сейчас говорим, да? То есть мне не показалось? А то у меня ещё вчера на собрании было такое чувство, что я понимаю, о чём вы говорите. Ну, может, я его просто слышала где-то...
  - Ещё скажи, что от бабушки.
  - Вроде нет... Ой, а откуда же я тогда его знаю?
  - Тебе виднее.
  - Так, колдуны! - раздался сзади голос лысого. - Хватит мне тут сговариваться. Все разговоры - только на предонском, а то мигом рты позатыкаю. А ты - марш вперёд, нечего тут кучковаться. Понятно?
  Белобрысый кивнул, без перевода сообразив, что от него требуется.
  - Ну что? Закадрила? - хмыкнула я, как только конвоир утихомирился, а наш товарищ по несчастью отошёл на несколько шагов.
  - Я просто тебе показывала, что ещё и так можно. А то ничего вы, эльфы, в высоких чувствах не понимаете. Я вот просто не могу расслабиться, когда вокруг столько красивых свободных парней. И Хэйнар, и блондинчик этот. И даже командир ихний ничего так выглядит, хоть и старый уже. Как же на них можно внимание-то не обращать? Или ты больше по девушкам?
  Я едва сдержалась, чтоб не заскулить. И с этим человеком я пятнадцать лет прожила в одной комнате! И как только выдержала?
  - Может, угомонишься уже?
  - А что? Шагаем и шагаем куда-то. Скучно! А так - хоть поболтать можно. И ещё... Я тут подумала: раз я этого парня каким-то странным способом понимаю - может, это потому, что он мне судьбой предназначен? Как думаешь? Мы вместе хорошо смотримся?
  - Привал! - прозвучал из головы колонны зычный голос Файриана.
  - Наконец-то, - обрадовалась Ксанка.
  - Ага, наконец-то, - Вообще-то, в отличие от сестры, я имела в виду не завершение очередного этапа пути, а обрыв неприятного разговора. Но сообщать об этом девушке было совсем не обязательно.
  Большая часть отряда тут же разбрелась по лесу, собирая хворост. Кано, присев на пенёк, изучал карту с такой тщательностью, будто видел её впервые в жизни. Хэйнару всучили котелок и отправили искать ручёй, который, судя по всё той же карте, находился где-то неподалёку. Лысый увлечённо потрошил сумку с остатками продуктов и, кажется, не обращал на пленников совершенно никакого внимания.
  То есть все занимались своими делами, но при этом я была абсолютно уверена - стоит мне хотя бы ненароком приблизиться к границе поляны, выбранной для стоянки, как меня спросят, куда это я намылилась. Да, для начала именно спросят. Вежливо.
  Впрочем, это какой же нужно быть идиоткой, чтоб попытаться средь бела дня сбежать от десятка вояк, не имея при себе еды, карты и оружия?
  За отсутствие оружия было особенно обидно. Мечи у нас с блондином отобрали сразу же, словно почувствовав, что без них мы точно никуда не денемся. Жалко, конечно! А то материализовала бы крылья, взмыла в воздух... может, даже успела бы пару метров пролететь. Этого времени остроухим как раз хватило бы, чтоб утыкать меня стрелами до состояния летучего ёжика. И это только в том случае, если бы крылья вообще соблаговолили появиться. Потому что я понятия не имела, как влияет использование антимагического зелья на взаимодействие с артефактами. Ксанка наверняка знала... когда ещё была Ксанкой. А сейчас?
  Я обернулась на сестру. Она стояла, подперев спиной чахлую осинку, и исподволь смотрела на мага, валявшегося неподалёку. Я так и не успела заметить - улёгся парень на травку или повалился, но бледно-зелёный цвет его лица удивительно гармонировал с окружающей растительностью.
  - Иста, слушай, а ты случайно не знаешь, вот мы сейчас в таком безмагическом состоянии артефактами пользоваться можем?
  - Смотря какими, - немедленно ответила девушка. - Есть ведь зачарованные вещи, которые даже обычным людям подчиняются. Такими можем, конечно. А остальные... смотря, какой у них внутренний резерв, и через что связка идёт. Да и вообще, там очень много нюансов. Если бы ты объяснила, что конкретно тебя интересует...
  - Ничего, это я так. Просто подумалось. Теоретически, - пошла я на попятный.
  В глазах Ксанки мелькнуло плохо скрываемое разочарование. А она-то, небось, уже понадеялась, что у меня есть какой-нибудь зверский артефакт, который осталось только активировать - и будет нам счастье, а эльфам - облом великий.
  Ну да, мечтать не вредно! И надеяться, что я однажды выложу всё, что у меня на уме - тоже не вредно. Только вот совершенно бесполезно. Потому что есть такие вещи, о которых лучше молчать.
  Я невольно улыбнулась, вспомнив, как в первые же минуты знакомства с Хозяином выложила ему о себе всё, что только можно рассказать: про родной мир, про поймавших нас с сестрой фанатиков, про перемещение через сломанную пентаграмму, про бегство из рабства... Сейчас бы я, конечно, такую глупость не совершила. С другой стороны - может, именно из-за моего рассказа он и взял меня под опеку? Сопоставил возраст, внешность, характер - и пришёл ко вполне однозначным (и правильным) выводам. Вот и думай после этого, что правильнее - держать всё в себе, или делиться с другими?
  Белобрысый тем временем едва слышно застонал, и моя сестра, разом забыв про все магические премудрости, бросилась к нему:
  - Тебе плохо?
  - Нет, мне просто офигительно хорошо. А что, не заметно? - Парень на мгновение приоткрыл глаза, изучил нависшее над ним лицо и отвернулся. - Иди отсюда, а?
  - Я же помочь хочу, - опешила Ксанка. - Может, тебе воды дать?
  - А у тебя есть? Или умеешь добывать её из воздуха? - в голосе мага послышалась явная издёвка.
  - Нет, но... может, кто-нибудь поделится. - Девушка растерянно обернулась на лысого, и поспешно отвела взгляд. Такой уж точно не поделится! - А как тебя зовут?
  - Тебе какая разница?
  - Ну, должна же я к тебе как-то обращаться?
  - А ты не обращайся. И вообще, отстань.
  - Прекрати мне грубить!
  - Ещё и не начинал.
  - Послушай, что я тебе сделала?
  - Пока - ничего, - Парень растянул в улыбке бескровные губы. - Разве что просверлила мне взглядом дыру в затылке. И штаны уже мысленно сняла. А они без пуговицы и так еле держатся.
  - Идиот! - Ксанка покраснела до корней волос и решительно отмаршировала на другой конец поляны. Я проводила её взглядом, но подходить и утешать не стала. Во-первых, я никогда не любила (да и не умела) это делать, а во-вторых, девушка и сама неплохо справлялась с ситуацией. Даже сейчас, кипя от гнева, она мимоходом успевала строить глазки то лысому, то командиру. Даром, что ни один, ни другой на неё не смотрели.
  - Ну и за что ты её так? - поинтересовалась я, присаживаясь рядом с парнем.
  - Не люблю рыжих, - буркнул он.
  - Почему?
  - Какая разница?
  - А меня ты за что не любишь? За форму ушей? За цвет глаз? Или тебе религия не позволяет общаться с теми, кто меньше полутора метров ростом?
  Взглядом, который достался мне после этого (вполне невинного, с моей точки зрения) вопроса можно было заколачивать гвозди в гранитную плиту. Впрочем, я никаких особых грехов за собой не знала, поэтому нисколько не смутилась. Даже решилась на очередной вопрос:
  - Ничего не хочешь мне рассказать?
  - А должен?
  - Тебе виднее. Просто мне вдруг подумалось: если ты так меня ненавидишь, что даже убить пытался, то, может, хоть объяснишь, за что?
  - Сама не догадываешься?
  - Представь себе, нет. И прекрати уже отвечать вопросом на вопрос. Если бы мне хотелось пустой болтовни, то я общалась бы с Истой.
  - Значит, рыжая красотка - это Иста, - для разнообразия не спросил, а констатировал парень. - А тебя как зовут?
  - Ты что, собирался меня прикончить даже не зная, кто я? - Я едва справилась с нервным смешком.
  Вот всё у меня не как у людей. Даже убийца какой-то неправильный. И отношения у нас с ним тоже неправильные. Где это видано, чтоб несостоявшийся палач и его жертва вели задушевную беседу за жизнь, уютно расположившись на лесной полянке. И при этом находясь в плену у эльфов. Которые, к слову, уже начали неодобрительно на нас, болтунов, коситься.
  Впрочем, возможно, всё дело было именно в общем заключении. Совместно пережитые неприятности - они сближают.
  - Я знаю, кто ты. Но не знаю, как тебя зовут. Так понятно?
  - Вполне. И что же ты обо мне знаешь?
  - Ты олла.
  - И?
  - Этого достаточно.
  - Грандиозно! - Я всё-таки не выдержала и расхохоталась в голос. - И весьма информативно! Особенно учитывая, что сама я об этом узнала где-то за час до нашей второй встречи. И это все причины для убийства?
  - Это повод, а не причина, - чуть поколебавшись, малопонятно объяснил блондин. - В принципе, когда мы первый раз схлестнулись, я не больно-то хотел тебя убивать.
  - Зато потом прямо-таки жаждал.
  - Сама виновата.
  - В чём? В том, что олла? Да мне нафиг такая сила не нужна, я ей и пользоваться-то не умею. И по достоверным источникам, ещё лет двести не научусь.
  - И не учись, целее будешь. Только могущество твоё тут не причём.
  - А что причём?
  Вместо ответа парень поджал губы и уставился куда-то мне за спину. Я на всякий случай обернулась, но ничего, достойного внимания, не увидела. А белобрысый продолжал упорно молчать.
  - Просто скажи, в чём дело, и я от тебя отстану, договорились? Поверь, я действительно не знаю, чем могла тебе досадить.
  - 'Досадить' - это мягко сказано, - Маг, наконец, удостоил меня взглядом. И тут же, словно боясь передумать, произнёс: - Вообще-то ты убила мою мать.
  - Чего? - От искреннего недоумения у меня не только слова с языка, но и все мысли из головы исчезли. - Это ты сейчас в переносном смысле говоришь, да?
  - Нет, в самом что ни на есть прямом. И не отпирайся, я всё знаю.
  - Всё? Вот то есть прямо-таки совсем всё, да? И как же это произошло?
  - Она хотела убить тебя, а получилось так, что ты - её.
  - Угу. Вот прямо-таки злостно растерзала, разрубила на кусочки и бросила на корм собакам, - фыркнула я.
  - Не смей так говорить! - Кажется, парень попытался вскочить, но сил у него едва хватило на то, чтоб чуть приподняться, и сразу же рухнуть обратно на траву.
  - А ты прекрати нести чушь. И запомни раз и навсегда: я в своей жизни убила одного-единственного человека. И этот человек - ты. Что касается твоей матери, то... - Я старательно вгляделась в лицо мага, пытаясь сообразить, не пересекалась ли я когда-либо с похожими на него личностями. - ...это случайно не такая высокая кареглазая блондинка предпенсионного возраста? Тощая, как вобла сушёная, но не без харизмы. Ходит в красном платье, носит на голове золотую диадему...
  - Нет! - Парень скорчил такую физиономию, будто я ему с размаху врезала по раненой руке. Судя по всему, женщину он по моему сумбурному описанию опознал, но ни о каком родстве с ней даже слышать не хотел. - Эту воблу-селёдку я бы и сам с удовольствием в гробу увидел.
  - Ну, тогда не знаю, - я демонстративно развела руками. - Больше я никому дорогу не перебегала. И тем более - не убивала. Вот честное слово. Веришь?
  Повисла пауза.
  Белобрысый старательно пялился мне в глаза, пытаясь углядеть в них хоть какой-то намёк на ложь. Взгляд я не отводила - покорно ждала, пока насмотрится. А сама тем временем наблюдала за парнем.
  Не знаю, какая работа мысли происходила в этот момент в его голове, но выражение лица менялось постоянно: наивный испуганный мальчишка превращался в серьёзного молодого человека, тот, в свою очередь, во взрослого, тёртого жизнью, мужчину - а потом всё начиналось заново. Он вроде бы и хотел поверить мне - но боялся обмануться. Значит, уже обжигался на вранье и, видимо, не раз.
  А я всё смотрела и пыталась понять, сколько же ему лет. Слишком непосредственный для взрослого, и слишком усталый для подростка. Усталый не физически, а морально. Словно давно уже повидал на своём пути всё, что только можно, и теперь хочет одного - спокойствия. Странный парень!
  - Олег, - внезапно произнёс он и сморгнул. Кажется, моя честная физиономия всё же перевесила весь груз его сомнений.
  - Аика, - представилась я чужим именем.
  - Это по-эльфийски значит 'смелая', да? - блеснул эрудицией маг.
  - Не 'смелая', а 'дерзкая', - машинально поправила я. - И тогда должно быть не 'аика', а 'айка'. Чуствуешь разницу? Ударение смещается, и первая гласная длиннее...
  Закончить лекцию по словообразованию мне не удалось - помешал истошный вопль, прокатившийся над лесом.
  Сперва мне показалось, что кричала девушка, но Ксанка рта не открывала, а других барышень поблизости не наблюдалось. Да и откуда им здесь взяться?
  Но не успела я задуматься над этим вопросом, как вопль повторился. Теперь я смогла разобрать, что голос орущего не столько женский, сколько просто высокий и звонкий.
  - Хэйнар! - безошибочно определил лысый и, бросив недорезанную морковку, рванул на звук. Остальные побежали следом.
  Поляна обезлюдела (вернее, обезэльфела), в считанные секунды. Только Файриан задержался, недоверчиво оглянувшись на пленных. Оставить нас одних он бы не рискнул, а выставлять в охрану было уже некого. И сам он остаться не мог - командир всё-таки. И связать времени не было.
  Помедлив, кано махнул рукой на все меры предосторожности, и бесцеремонно указал пальцем на меня и Ксанку:
  - Вы, обе, за мной, и чтоб ни шага в сторону. И скажи этому... А, ладно, не говори, и так никуда не денется. Всё, пошли!
  В конечном итоге мы, конечно, не пошли, а побежали.
  Двигался эльф так легко, словно и не было только что многочасового марш-броска под полуденным солнышком. При этом он периодически забывал, что следом поспешаем мы, и небрежно отодвинутые в сторону ветки то и дело норовили садануть меня по лбу. Иногда я успевала прикрыться рукой, но чаще - просто пригибалась. И тогда Ксанка за спиной коротко взвизгивала, получив хлёсткий удар.
  Хэйнар больше не кричал, и я невольно поймала себя на мысли, что волнуюсь за молодого остроухого. Что же с ним могло стрястись в двух шагах от основной стоянки? Ладно, пусть не в двух, а в двухстах, но дело это не меняло. Может, споткнулся и ногу сломал? Или встретился с каким-нибудь хищником? За всё время пребывания в Вертском лесу мне ни разу не попадалось на глаза дикое зверьё, но точно знала, что волки и медведи здесь водятся. Пожалуй, встретиться с ними было бы не очень приятно.
  А если кто-то из них сейчас доедает Хэйнара, а другой уже принюхивается к беззащитному Олегу и оставленным без присмотра продуктам? Ужас какой!
  Тут Файриан вдруг резко остановился, и я поняла, что мы прибыли.
  Весь отряд собрался на берегу ручья. Точнее, почти на берегу, потому что от вожделенной воды нас отделяла широкая полоса высоченной, метра под два, крапивы. И в зарослях этой колючей пакости что-то двигалось. Временами движение сопровождалось жалостливыми стонами и поскуливанием. Такие звуки мог бы издавать неупокоенный призрак, решивший настроить против себя всех обитателей родового замка. Или молодой растяпа-эльф, заплутавший в трёх соснах, и при этом нахватавший полные штаны колючек.
  - Хэйнар, - гаркнул командир.
  - Кано! - незамедлительно откликнулся из крапивника эльфик. - Ты где?
  - Здесь. Иди на голос, проклятье великого рода. О, боги, ну за что мне всё это?
  Боги на причитания Файриана традиционно не среагировали, зато из зарослей наконец-то вывалился испуганный и почёсывающийся Хэйнар. Руки он прятал в длинных рукавах, нижняя половина лица скрывалась за поднятым воротником, а на голове эльфика красовался котелок, нахлобученный на манер шлема.
  - Это что? - оторопело спросил кано, указывая на посудину.
  - А это чтоб по ушам ветками не хлестало. А то оно иначе жгло очень.
  - Нет, я имею ввиду, почему он пустой? - наконец-то совладал с собой Файриан. - Тебя за водой посылали, или я чего-то не понял?
  - Так я и пошёл за водой. Только пришлось сквозь крапиву лезть, иначе же никак. А она колючая, зараза. И в глаза лезет. Ну, я зажмурился, и так пошёл. А потом у меня прямо из-под ног что-то как выскочит. Зверёк какой-то, наверно. Я заорал от неожиданности, в сторону отпрыгнул. Тогда и с дороги сбился... Иду потом, иду - а крапива всё не кончается и не кончается. Тут я со страху второй раз и заорал. А потом и вы подоспели, - охотно объяснил Хэйнар. Командиру осталось только вздохнуть и развести руками. Что он и сделал. Но немедленно прибавил:
  - А ну дуй обратно. И чтоб без воды я тебя не видел.
  - Это мне опять туда лезть что ли? - паренёк часто-часто заморгал. - Да я и так уже весь чешусь.
  - Ну и хорошо. Значит, хуже уже не будет. Вот и вперёд!
  Эльфик нерешительно оглядел всех собравшихся, ожидаемой поддержки не нашёл, глубоко вздохнул и решительно шагнул в крапиву. Некоторое время из зарослей доносился только шелест стеблей и тихие причитания, потом послышался плеск воды и радостное 'Дошёл!'.
  - Ну и слава тебе, лесная матерь, - в полголоса пробормотал Файриан. - Теперь главное, чтоб это чудо в перьях не утонуло.
  - Оно не тонет, - не сдержался лысый. За что сразу же схлопотал осуждающий взгляд кано, - Да я не в том смысле имел в виду. А в том, что с такими растяпами, как правило, ничего и не случается. Дуракам везёт.
  - Он, между прочим, плавать не умеет, - вспомнила я.
  Командир удивлённо уставился на меня, потом перевёл взгляд на Ксанку. Кажется, он усиленно пытался вспомнить, как мы с сестрой здесь оказались. Однако недурно он испугался за эльфика, если даже такие вещи из головы вылетели.
  Смирившись с нашим присутствием, Файриан наконец-то обратил внимание, что вокруг стоит его отряд в полном составе. И удивлённо заморгал не хуже Хэйнара.
  - Нилде, вы что творите, а? Лагерь на кого оставили? А вещи? А пленников? Ну-ка быстро все марш отсюда. И этих двоих заберите.
  Эльфы переглянулись, с улыбкой покосились в сторону злополучной крапивы, и нехотя потащились на родную полянку. Лысый кивнул мне и Ксанке, чтоб шли следом, и тоже поспешил вернуться к морковке. Он единственный при этом не выглядел разочарованным. Остальные же нет-нет, да и поглядывали назад, на оставшегося в одиночестве кано. Видать, жалели, что пропустят знаменательное зрелище, как их командир будет драть уши молодому раздолбаю.
  - Набрал! Обратно иду! - звонко возвестил тем временем Хэйнар.
  - Значит, без воды мы сегодня не останемся, - улыбнулась Ксанка. - Слушай, вот мы дурные, а?! Надо было ему ещё фляжку в нагрузку дать, чтоб наполнил.
  - А если бы он её утопил? - нахмурилась я.
  - Тогда я бы его самого утопила. Своими собственными рука...
  Договорить девушка не успела, потому что от ручья снова раздался вопль. В этот раз все сразу опознали голос крапивного первопроходца, но на выручку бежать не торопились.
  - Если опять заблудился, то я ему голову оторву, - веско бросил лысый, неохотно поворачивая назад. Мы, конечно же, бросились следом. Дружная эльфийская братия - тоже. По крайней мере, попыталась броситься, но напоролась на угрюмый взгляд нашего конвоира.
  - Дрова. Костёр. Пленник. И морковка, - чеканя каждое слово перечислил лысый.
  Вояки слаженно кивнули. И, выждав время, упрямо двинулись следом за нами. Я просто умилилась от такой дисциплины. И это элитный отряд с важной и секретной (знать бы ещё, какой!) миссией. Если в обычных войсках у них творится такой же бардак, то я удивляюсь, почему наши их до сих пор не разбили.
  Файриан тем временем настороженно вглядывался в безмолвствующие заросли.
  - Хэйнар, - осторожно позвал он, на всякий случай добавив в голос побольше грозности. - Где ты там опять застрял?
  - Кано... - Голос эльфика в этот раз прозвучал очень тихо, почти неслышно за шелестом крапивы и журчанием воды. - Кано, тут змея. И она на меня смотрит!
  - Ну и что? Съест она тебя, что ли?
  - А вдруг укусит!
  - Куда? В сапог?
  - А если выше? Кано, сделай с ней что-нибудь!
  - Вот сейчас всё брошу и полезу в крапиву спасать тебя от каждого ужика, - командир выглядел рассерженным и взволнованным одновременно.
  - Нет, не надо лезть! - запротестовал Хэйнар, - Если ты полезешь, она испугается и тогда точно меня укусит.
  - Тогда сам справляйся.
  - Как?
  - Попробуй палочкой в неё кинуть. Она испугается и уползёт, - не выдержала я.
  - У меня нет палочки, у меня только котелок, - немедленно ответили из крапивы.
  - Кинь котелком, - хмыкнул лысый.
  - Только потом пойдёшь его обратно набирать, - добавил Файриан.
  Эльфик не ответил, и над побережьем повисла тишина. Судя по напряжённым физиономиям окружающих, эльфы пытались сообразить, как помочь парнишке. Как, впрочем, и я. Но все умные мысли дезертировали из головы в неизвестном направлении. Остались только заложенные с детства инстинкты.
  Вот что бы я сделала, если бы обнаружила перед собой агрессивно настроенную змею? Да спалила бы её к чертям собачьим, и пошла дальше, как ни в чём не бывало. Реакция у меня всяко лучше, чем у какого-то ползучего пресмыкающегося.
  - Всё-таки зря ты, кано, заблокировал мою магию. Сейчас всё было бы гораздо проще.
  - Думаешь?
  - Нет, - честно ответила я, запоздало сообразив, что прежде чем сжечь змею, её надо сначала увидеть. То есть пробраться через крапивные заросли. Или подпалить их. Вместе с Хэйнаром. - Кажется, всё-таки не проще. Но веселее!
  - Она облизывается, - прервал мои пироманские фантазии дрожащий голос эльфика - Смотрит на меня и облизывается.
  - Ну и ты облизнись, - посоветовал лысый. - В принципе, если эту змейку поймать, да поджарить как следует... А что, кстати, за змейка-то?
  - Откуда я знаю, - Если бы можно было визжать шёпотом, то сейчас Хэйнар именно это и сделал бы. Но и без того голос его с каждым словом становился выше и тише. Если так дело пойдёт - скоро совсем в режим ультразвука перейдёт. - Серенькая такая, и по спине узор зигзагом.
  - Гадюка, - сразу же определила Ксанка, и с волнением покосилась на свои босые ноги. - А вдруг у неё гнездо неподалёку?
  - Ага. И она сейчас позовёт всех своих змееродичей, и они дружно набросятся на бедного беззащитного Хэйнара, и обглодают его в мгновение ока. А мы останемся тут, оплакивать его безвременную, но, несомненно, геройскую, кончину.
  - Айка! - укоризненно воскликнули сразу несколько голосов, хором сделав одну и ту же ошибку в произношении. Кажется, прозвище уже успело прилипнуть ко мне куда крепче чужого имени.
  - Чего? Я же пошутила!
  Зато для эльфика моя шутка явно стала последней каплей. Он всё же завизжал, причём далеко не шёпотом. Одновременно с его визгом над крапивной чащей взметнулся, разбрызгивая воду, котелок. Посудина перекувырнулась в воздухе и устремилась к земле. Раздался негромкий хлопок, подтверждающий, что она благополучно приземлилась. А из зарослей тем временем выскочил Хэйнар. Парнишка не переставал визжать и беспорядочно размахивал руками. При этом бежал он с закрытыми глазами и не разбирая дороги, поэтому чуть не врезался в лысого. Тот ловко увернулся, и эльфик, ещё не успевший распахнуть глаза, с размаху заключил в свои объятья Ксанку. Девушка, впрочем, не больно-то сопротивлялась.
  - Тили-тили-тесто... - начала было я, но по бесстрастным лицам окружающих сразу поняла, что шутка не прошла. Пришлось заткнуться.
  - А где змея? - осторожно поинтересовалась моя сестра, с явной неохотой отцепляя от себя Хэйнара.
  - Где-то там осталась, - махнул рукой эльфик.
  - А котелок? - Файриан довольно успешно скрывал за ехидностью радость от того, что парнишка цел и невредим.
  - Там же, - густо покраснело остроухое чудо в перьях. - Только я туда больше не пойду, и даже не просите. Вот что хотите со мной делайте, я на всё готов. Я вам костёр разведу, картошку почищу, и даже комаров буду отгонять, если понадобится. Но в крапиву эту больше не ногой. Пусть кто-нибудь другой слазает, а?
  Кано осталось только вздохнуть. Что он и сделал. Но сразу же взял себя в руки и выжидающе оглянулся на собравшихся.
  - Что, так и будем без воды сидеть?
  - Да пусть кто-нибудь смотается быстренько и наберёт. Проблем-то! - высказалась Ксанка. При этом она явно забыла старую народную мудрость о том, что инициатива наказуема. И очень удивилась, когда все взгляды сразу же обратились на неё.
  - Отлично. Вот ты и пойдёшь, - распорядился Файриан.
  - А почему сразу я?
  - Потому что я так сказал.
  - И что с того? Никуда я не полезу, там же змея.
  - О, боги! - привычно пробормотал кано, бросив невольный взгляд в небеса. И продолжил уже в полный голос, - Милая, а ты ничего не забыла? Например, что я пока ещё командир этого отряда, а ты вообще-то пленница, и твои желания здесь не больно-то кого интересуют?!
  - Да мне плевать, как вы относитесь к моим желаниям. Но там змея, а я - босиком. И если эта гадюка меня цапнет, будет у вас не пленница, а хладный трупик. А что-то мне подсказывает, что если бы вы хотели получить трупик, вы не держали бы меня столько времени взаперти, а потом не тащили бы за собой через весь лес.
  - Деревенская знахарка, да? - нахмурился Файриан, выслушав этот монолог. - Что-то слишком уж ты складно излагаешь, для деревенской-то.
  - А как я излагаю - это, извините, не ваше дело! - запальчиво выкрикнула моя сестра, но я видела, что она изрядно озадачена этим заявлением. Ну и хорошо. Может, сама дойдёт до мысли, что из неё деревенщина - как из меня борец сумо.
  - Она ещё и спорит! ...Та-а-ак! Есть здесь хоть кто-то, не боящийся этой треклятой змеи?
  Отважные представители элитного эльфийского отряда заметно стушевались. Только лысый беззаботно насвистывал какую-то песенку. Впрочем, желания лезть за котелком он тоже не проявлял.
  - Ну, я не боюсь, - Во мне вдруг проснулось незваное чувство справедливости. - Только в крапиву всё равно не сунусь.
  - Почему? - искренне удивился кано.
  - Потому что она - крапива, - старательно объяснила я командиру. - Жжётся она, понимаете? А я - девушка нежная, чувствительная и всячески уязвимая, особенно когда дело касается неблагоприятных условий окружающей среды... Ай, отпусти, зараза!
  Последний вскрик относился уже к лысому. Эльфу, видимо, так надоела эта перепалка, что он, не переставая насвистывать, схватил меня в охапку и начал примериваться к злополучным зарослям.
  - Только не бросай меня в терновый куст, - запричитала я, вырываясь.
  Остроухий такого яростного отпора не ожидал, а силу применять не хотел. Кажется, у него были весьма недвусмысленные указания на счёт того, что пленники должны быть не только живы, но и относительно здоровы. А если бы он надавил чуть сильнее, то у меня бы кости затрещали.
  Поэтому эльф уже морально дозрел до того, чтоб отпустить на свободу вертлявую меня, но тут вмешались обстоятельства. Обстоятельства приняли облик ещё парочки остроухих, которые, переглянувшись, налетели на лысого сзади и дружно толкнули его в спину.
  В итоге в крапиву мы влетели вдвоём, под слаженный хохот остальных. Я едва успела зажмуриться, чтоб не схлопотать колючими ветками по глазам. Зато ушам досталось хорошо.
  И кто меня опять за язык тянул?! Молчала бы в тряпочку - может, и не пришлось бы сейчас изучать разведение лекарственных растений в естественной среде обитания. Или пришлось, но хотя бы точно зная направление, где искать пресловутый котелок. А то я так увлеклась борьбой с лысым, что теперь очень смутно представляла собственную ориентацию в пространстве. Шелестящая вокруг крапива напрочь заглушала журчание ручья, и даже небо над головой скрывали сочные зелёные листья.
  Оказывается, заблудиться в таких условиях было не так уж и сложно.
  - А у вас всегда такая дисциплина? - спросила я, чтоб хоть чем-то прервать повисшее молчание.
  Лысый в ответ забористо выругался на нескольких языках, после чего на удивление спокойно пояснил:
  - Они просто устали. Нервы на пределе. Пусть лучше сейчас дуркуют, чем когда через перевал пойдём.
  - Тоже верно, - согласилась я. - Котелок-то как искать будем?
  - Да легко, - эльф выпрямился в полный рост и поднял руки над головой. Ладони послушно вынырнули из жгучего зелёного моря. - Кано, ты меня видишь?
  - Вижу, - донеслось извне.
  - Куда Хэйн котёл уронил, помнишь? Дай направление.
  - Попробуй шагов пять вперёд. А потом - три вправо.
  Лысый послушно двинулся согласно продиктованному маршруту. Я, почёсываясь, отправилась следом.
  Через некоторое время мы действительно обнаружили перевёрнутую посудину. Земля вокруг была влажная, видимо, вода уже успела впитаться. Остроухий потянулся за котелком...
  - Стой! - Я вцепилась в его руку. - Смотри!
  Эльф взглянул туда, куда я указывала, и присвистнул. Из-под котелка нахально высовывался кончик серого чешуйчатого хвоста.
  - Спасибо, - пробормотал лысый. - И что мы теперь делать будем?
  - Может, стоит её как-то оттуда выманить?
  - Каким образом? Дёрнуть за хвост? Чур, ты первая!
  - Эй, вы чего там застряли? - поторопил нас снаружи Файриан.
  - Кано, ты будешь смеяться, но тут действительно змея.
  - Кто-то грозился её зажарить и съесть.
  - Да, но для этого её надо сначала поймать, - Эльф посмотрел по сторонам, будто искал что-то. Судя по разочарованию, проступившему на лице, не нашёл, и принялся выдергивать из земли ближайшую крапивину. Растение сидело крепко, и покидать родное место категорически не желало. В конце концов в руках лысого оказался колючий стебель, переломленный у самого корня.
  Остроухий цыкнул на меня, чтоб отошла подальше, и кончиком стебля аккуратно коснулся змеиного хвоста. Тот немедленно втянулся под котелок. Легче не стало.
  - Попробуй его перевернуть, - подсказала я.
  - Сам знаю. Не лезь под руку, - отмахнулся эльф, ловко орудуя крапивиной.
  Со второй попытки ему удалось подцепить посудину и откинуть её в сторону.
  Мелкая серая ящерка, у которой внезапно пропало укрытие, удивлённо уставилась на нас глазками-бусинками, раздражённо махнула хвостом и скрылась в траве.
  Некоторое время мы с лысым не мигая смотрели ей вслед. Потом я не выдержала, и хихикнула. Через секунду мы хохотали уже вдвоём, немало не заботясь о том, что подумают другие члены отряда, услышав безумный ржач, доносящийся из крапивы. Да и что они могут подумать? Вот если бы мы блуждали в зарослях конопли - тогда да, подобный истерический смех был бы достаточным поводом для волнений!
  Отхохотавшись, я подобрала котелок и направилась за водой.
  - Айка, - окликнул меня эльф.
  - Что?
  - Не туда. Ручей правее.
  - Спасибо, - Я подкорректировала маршрут, в очередной раз удивившись, как быстро прилипают прозвища. Стоит один раз кому-нибудь сказать - и вперёд! А я к стыду своему так и не научилась ориентироваться в многоликой эльфийской массе. Командира, Хэйнара и того же лысого хоть как-то отличала, а вот остальные запоминаться упрямо не желали. А что поделать - их много, а я одна. - Слушай, как тебя хоть зовут-то?
  - Эларьен, - ответил остроухий, пробивая мне дорогу в крапиве. - Можно просто Эл. А тебя?
  Я удивлённо уставилась на него снизу вверх:
  - Аика. Я же уже говорила.
  - Я настоящее имя имел в виду, - эльф ловко увернулся от очередной колючей ветки.
  - Не помню, - картинно вздохнула я. - Что, подловить меня хотел?
  - Такую, пожалуй, подловишь! - Вздох Эла, в отличие от моего, был настоящим.
  Судьба наконец-то прекратила ставить нам палки в колёса, и воду мы набрали без проблем. Обратная дорога сквозь крапивные заросли тоже прошла благополучно. Лысый перепоручил полный котелок кому-то из эльфов, и начал в лицах рассказывать, как мы приняли ящерку за змею.
  Смеялись все, кроме Хэйнара. Тот выглядел смущённым и подавленным, а уши у него были подозрительно красные. То ли стыдился своего поведения, то ли огрёб-таки выволочку от командира, пока нас не было. Если последнее - то мне было искренне жаль, что я пропустила это зрелище.
  Так что к стоянке мы подошли весело гомонящей толпой. Но тут Файриан, шедший впереди всех вдруг замер и скомандовал:
  - Стойте! Тихо!
  Все послушно застыли в тех позах, в которых застал их приказ. Я прислушалась. За кустами, на оставленной без присмотра полянке, что-то шуршало и урчало. Мне сразу вспомнились давешние мысли о голодных медведях. Вот уж с кем не хотелось бы встретиться...
  Кано жестом велел всем оставаться на месте, обменялся парой взглядов с Эларьеном, и они осторожно двинулись вперёд. Сквозь кусты эта парочка не прошла, а будто просочилась, не шевельнув ни одной лишней веточки.
  Стоило им исчезнуть из виду, как все поспешили 'отмереть' и принять более удобные позы. Но всё равно старались не шуметь, чтоб не прослушать чего-нибудь важного. Но до нас не доносилось ни звука, за исключением всё того же урчания, которое только усиливалось. Наконец я, не выдержав, начала потихоньку подбираться к полянке. У меня, конечно, не получилось так беззвучно, как у эльфов, но до кустов я добралась без проблем. Остальные члены отряда смотрели на меня недовольно, но останавливать не спешили.
  В кусты я влезла практически ползком. Аккуратно раздвинула ветви и осмотрелась. Справа от моей головы уходили ввысь ноги Файриана, слева - Эла. А посередине открывался замечательный вид на поляну, на которой орудовал таинственный урчатель. В настоящий момент это злобное создание пыталось спереть общественный мешок с продуктами.
  Я точно знала, что в нём только овощи, которые хищники вроде как не едят, но у навестившей нас лисицы было другое мнение. Звёрюшка пыхтела под тяжестью непосильной ноши, но упрямо тащила добычу подальше от стоянки. При этом она была так увлечена процессом, что даже не сразу заметила наше появление.
  Командир не стал долго наслаждаться зрелищем и негромко кашлянул. Воровка сразу же выпустила мешок и обернулась. На её рыжевато-бурой морде мелькнуло выражение крайнего удивления. Кажется, присутствие на её территории чужих повергло лисицу в глубокий шок.
  Впрочем, как следует рассмотреть зверюшку мне так и не удалось. Рыжая встопорщила шёрстку, злобно тявкнула и скрылась в кустах.
  И в тот же момент я почувствовала, как меня за уши тянут вверх.
  - Я же велел сюда не лезть, - подкупающе-добродушным тоном начал Файриан, ухвативший левое ухо.
  - Так ведь ничего же не случилось, - попыталась оправдаться я.
  - А если бы случилось? - Лысый, которому досталось правое ухо, в плане нравоучений не отставал от командира. - А если бы тут было что-то опасное?
  - Тогда Олег давно бы заорал, или просто позвал на помощь, - на самом деле я не была так уж в этом уверена, но в качестве оправдания фраза годилась.
  - Олег - это третий пленник? - уточнил Эл.
  - Да. По крайней мере, он так представился, когда... А кстати, где он?
  Эльфы наконец-то прекратили выкручивать мои уши и принялись озираться. Но блондина нигде не было.
  - О, боги, - простонал кано, - И за что мне всё это?
  - Кстати, его меч тоже пропал, - после быстрой проверки доложил лысый.
  - А мой? - встревожилась я.
  - Твой на месте.
  ...И вот тогда я впервые пожалела, что не осталась сторожить поляну, а побежала вместе со всеми 'спасать' Хэйнара. Хорошо так пожалела. Даже аппетит пропал, что для меня было вообще делом неслыханным.
  
  * * *
  
  - Ваше величество желает что-нибудь ещё? - Девушка склонилась в подобострастном поклоне.
  Мерзавка была самой услужливой из всех. Постоянно подхалимничала и пыталась выслужиться. На что надеялась - непонятно, но всё равно из кожи вон лезла, чтоб угодить госпоже. Арае, к слову, такое поведение служанки льстило. Королеве нравилось, когда перед ней преклоняются. Хотя были моменты, когда даже неукоснительное подчинение вызывало только раздражение. И один из этих моментов наступил именно сейчас.
  - Моё величество желает остаться в одиночестве. Всё, иди. И проследи, чтоб меня лишний раз не беспокоили, - лениво бросила властительница Запределья.
  - Но я осмелюсь напомнить, что послы из Хлэви...
  - Послы подождут!
  - Хорошо, ваше величество. Если вам вдруг будет угодно меня видеть, то...
  - Вот если будет угодно, тогда и позову.
  - Да, ваше величество.
  Девушка отвесила несколько глубоких поклонов и исчезла в дверях.
  Выпроводив надоеду, Арая Лоо опустилась в глубокое кресло и прикрыла глаза. Настроение, как и все последние дни, было отвратительным.
  Выяснилось, что далеко не все мелкие королевства Запределья готовы склониться под властью единой повелительницы. Некоторых приходилось уговаривать, других - покорять силой. А третьи, как те же обитатели Хлэви, принесли вассальную клятву в первые же месяцы нового правления, но теперь хотели расширить свои территории за счёт непокорных и регулярно строчили доносы на соседей. А разбираться во всех этих дрязгах приходилось конечно же ей, Арае.
  Королева с каждым днём всё больше ненавидела политику и дипломатию. При том, что в первом она хоть что-то понимала, а вот со вторым, признаться, всегда возникали проблемы. О своей вспыльчивости и неуступчивости властительница Запределья прекрасно знала. Знала и то, что хлопот от этих качеств больше, чем пользы. Но поделать с собой ничего не могла.
  Кроме этого её величество никак не могло понять, куда делся Олег, жива ли малявка, и как Варваре удалось удрать. Арая раз за разом прокручивала в голове варианты, но все они казались ей глупыми и бессмысленными. А докопаться до правды было просто необходимо. Всё-таки проще присмотреть за врагами заранее, чем потом всю жизнь ждать удара в спину.
  Так что хлопот хватало, даже если не считать то дурацкое чувство, которое мучило королеву уже несколько дней. То и дело возникало ощущение, что за ней кто-то следит. Порой чужой взгляд ощущался даже во сне, заставляя женщину вскакивать с кровати и обыскивать собственную комнату. Но источнику взгляда пока что удавалось оставаться неизвестным.
  Пока что! Сегодня владычица Запределья твёрдо решила разобраться с этой проблемой.
  - Выходи! - велела она.
  В комнате ничего не изменилось. Но Арая знала, что её услышали.
  - Выходи, - повторила королева, сжимая рукоять короткого золотого жезла. - Иначе я потеряю терпение, а слугам потом придётся отскребать от стены труп. А они это занятие почему-то очень не любят. Говорят, на аппетит влияет.
  - А ты ничуть не изменилась, кузина, - прозвучал из-за портьеры знакомый, чуть хрипловатый, голос. - Всё так же любишь угрожать и даже не пытаешься думать.
  - И тебе добрый день, Аллена, - королева не без усилия заставила себя быть хладнокровной. Побушевать можно будет и позже. - Не могу сказать, что соскучилась по тебе. Какими судьбами?
   Штора шевельнулась и в комнату вступила невысокая темноволосая женщина. Вид у незваной гостьи был усталый, но ничуть не испуганный. Значит, ожидала, что её рано или поздно обнаружат, а то сама к этому стремилась. И даже не пыталась придумать стоящее оправдание своему появлению во дворце:
  - Так, мимо проходила. И вдруг подумала, а не заглянуть ли в гости к любимой сестричке.
  - Заглянула?
  - Как видишь.
  - Ну, тогда я тебя больше не задерживаю. Можешь быть свободна.
  - Могу и буду! Только сначала ты ответишь мне на один вопрос, - Темноволосая одним смазанным движением перебралась к креслу, и по-простому пристроилась на подлокотнике.
  - Я тебе внимательно слушаю, - Арая изобразила вежливый интерес. Впрочем, интерес-то был самый настоящий. А вот вежливость стоила королеве больших трудов.
  - Где моя дочь? - Аллена, в отличие от кузины, не стала изображать излишнюю учтивость. Говорила она всё ещё спокойно, что чувствовалось, что голос готов вот-вот сорваться в крик.
  - Понятия не имею, - развела руками властительница Запределья. - Вот веришь, самой интересно!
  - Но портал был твой!
  - Какой портал?
  - В лесу! Она пошла в лес. Не вернулась, я пошла следом. Нашла поляну, на ней куча следов, кровь - и над всем этим твой портал. Почти сросшийся, но я его раскупорила и прошла сюда. Так где моя дочь?
  - Кровь, говоришь? - Арая поднялась с кресла и в возбуждении зашагала по комнате. - А чья кровь - не знаешь?
  - Не успела проверить, - повинилась Аллена.
  - А вот это зря. Это очень даже зря. И всё-таки, кто же из них кого ранил, а? Как ты думаешь, Ллена, кто из них кого ранил? И куда они оба после этого делись?
  - О чём ты? - гостья непонимающе тряхнула головой. - Послушай, я не собираюсь строить пространные умозаключения. Я хочу найти свою дочь. И если ты что-то с ней сделала...
  - Да ничего я с ней не сделала. Пока что. А вот когда найду... Ну-ка, сестрёнка, расскажи мне всё, что знаешь о своей младшенькой.
  - Ничего я тебе не скажу! - взъярилась Аллена.
  - Скажешь, родная моя. Всё скажешь, - 'обрадовала' её королева, - Времени у нас более чем достаточно. Меня, конечно, послы из Хлэви ждут, но ради такого дела потерпят. Итак, начнём?
  Аллена хотела было упрямо мотнуть головой, но вдруг поняла, что не может двинуться. А её кузина незамедлительно приступила к допросу.
  
  

Глава 3. Перевал

  
  Размеренное движение отряда прервал истошный ксанкин вопль:
  - Змея! Змея!
  - Что, опять? - Файриан даже не обернулся, не говоря уж о том, чтоб остановиться.
  - Ну так змея же. Кажется... - девушка боязливо потопталась на месте босыми ногами.
  - Где? - сжалилась над сестрой я.
  - Там, - Ксанка немедленно указала на траву, росшую вдоль тропинки.
  - Да, это очень опасная, и безумно ядовитая берёзовая веточка. Точно так же, как и в прошлый раз.
  - В прошлый раз была дубовая! - надулась девушка.
  - А до этого осиновая, а перед этим ещё какая-то, - подхватил идущий следом за нами Эл. - Может, хватит уже шарахаться от каждой подозрительной тени?! Или бери пример с Хэйнара - он хоть и боится, но молчит.
  Эльфик действительно молчал. Причём уже довольно давно. Парнишка вообще выглядел грустным и подавленным. Он шёл, понуро свесив голову и небрежно прикрыв растрёпанными волосами пунцовые уши.
  Подозреваю, что мои органы слуха, слегка оттрепанные командиром и лысым, были примерно такого же цвета. Да ещё и чесались зверски - путешествие по крапиве давало о себе знать. Впрочем, чесались не только уши, но и вообще всё, до чего сумели дотянуться жгучие ветки, так что чувствовала я себя не больно-то комфортно. Утешало одно - Эл тоже постоянно почёсывался. Кажется, в его случае больше всего досталось лысине.
  - Ему легко молчать. А я босиком, между прочим, - снова завела свою пластинку Ксанка. - Вот если бы кто-нибудь одолжил мне сапоги, я бы тоже так не боялась.
  - Это мы уже проходили, - пробурчал Эл. - Во-первых, лишней обуви ни у кого нет. Во-вторых, свою тебе никто не отдаст. В-третьих, даже если и отдаст - ты из неё вывалишься.
  - А может, ты меня тогда на руках понесёшь? - затрепетала роскошными ресницами моя сестра.
  - А может, ты просто уймёшься?
  Ответ Ксанки я не расслышала, потому что прибавила шагу и сбежала подальше от препирающейся парочки. Хотелось помолчать и подумать. Например, об Олеге.
  Я уже всю голову себе сломала мыслями о том, откуда он взялся и почему до сих пор жив. Тогда, в лесу, передо мной был самый натуральный труп. Как бы я не была напугана, но отличить живого человека от мёртвого сумела бы в любом случае. Как минимум - по ауре. Или, в данной ситуации, по её отсутствию.
  Парень был мёртв. Мёртв окончательно, бесповоротно и, в отличие от моей блудной мамочки, без применения всяческих некромантских фокусов.
  Да, проще всего было бы списать его внезапное возвращение с того света на некромантию... Но мне с детства вбивали в голову, что воскресить человека невозможно. То есть, теоретических выкладок на эту тему существовало множество. Но осуществить такое на практике не удавалось ещё никому, слишком много нюансов накладывалось друг на друга. Самое масштабное, что удавалось некромантам - вернуть душу в свежее тело на пару часов. Да и это считалось высшим классом. Гораздо лучше представителям пятой стихии удавалось умертвление. В этом они действительно были профессионалами. Но одно дело - отнять жизнь, а другое - вернуть её.
  Нет, окончательно вернуться с того света пока что никому не удавалось, и это знали все, даже дети. Впрочем, то, что оллов не существует, я тоже с детства знала. А в результате сама оказалась одной из них. Но не может же быть столько исключений из общеизвестных правил! Или может?
  Может, тогда и Флая можно как-то воскресить?
  А как? Уж кому бы это знать, как не тому, кто сам воскресал?
  Я словно вживую увидела перед собой тонкую, но прочную нить. И немедля ухватилась за неё обеими руками. Я найду этого белобрысого некроманта и вытрясу из него всё, что он знает! Выяснить бы ещё, куда он делся. И каким образом.
  В очередной раз воспользовался порталом? Но кто этот портал создал? И как этот кто-то нашёл парня? Хотя, это как раз не проблема - меня же как-то раз за разом находили.
  Эх, если бы не антимагическое зелье, можно было бы поискать остатки портала и попытаться его восстановить. Но сейчас я не смогла даже почувствовать, применялась ли вообще на полянке магия. А то, может, он просто сбежал? Ножками.
  Только вот, боюсь, не в том состоянии он был, чтобы сбегать. Подозреваю, что он и встать бы без посторонней помощи не смог. Да и следов вокруг не было, эльфы всё обшарили и ничего не нашли. Словно парень в воздухе растворился.
  Файриан, конечно, долго на всех ругался, что прошляпили пленника. Хотя, честно говоря, виноват в этом был только он. Причём командир сам прекрасно это понимал, но всё равно ругался.
  Потом кано что-то старательно и импульсивно втолковывал Хэйнару. После чего уши у эльфика стали ещё краснее, чем были. Я так и не поняла, что они не поделили, но было похоже, что паренёк действительно в чём-то провинился. Только в чём? Всяко не в том, что заблудился в крапиве - за это он получил раньше, и вряд ли Файриан стал бы отчитывать несколько раз за одно и тоже.
  Так что обед прошёл в задумчивом молчании, а потом мы снова двинулись в путь.
  Командир, раздосадованный исчезновением Олега, хотел всё-таки связать нас с Ксанкой, но Эл его отговорил. Хотя сам упрямо продолжал за нами приглядывать. Даже сейчас, когда эльф был занят переругиванием с моей сестрой, я постоянно чувствовала на себе его взгляд.
  Не выдержав, я обернулась через плечо. Так и есть - Эл сразу же отвёл глаза в сторону и притворился, что целиком и полностью поглощён беседой. Чего же ему от меня надо? Если просто следит, так смотрел бы в открытую, чего стесняться-то?!
  - Привет, - неожиданно прозвучал у меня над ухом голос Хэйнара. Оказывается, я незаметно для самой себя поравнялась с ним, и теперь мы шли в ногу.
  - Да вроде бы здоровались уже, - я невольно улыбнулась такой неловкой попытке начать разговор. - Хочешь что-то спросить?
  - А как ты догадалась?
  - Опыт, сын ошибок трудных, - пожала плечами я. - Так что?
  Эльфик склонил голову на бок и посмотрел на меня, как провинившийся ученик на директора школы. Будто не я была пленницей, а наоборот, его судьба каким-то образом зависела от моего решения.
  - Айка, а ты магичка или ведьма?
  Вопрос был неожиданный. Обычно существа, далёкие от магии, в подобных терминах разбирались весьма посредственно. Если вообще разбирались. Хэйнар же, по всей видимости, знал, что спрашивать. Это настораживало.
  - Магичка. А что? - Я даже не соврала. Ведь если выбирать из двух предложенных вариантов, то на ведьму я не тянула совсем.
  - А стихия?
  - Огонь. Да в чём дело-то?
  - Просто подумалось... Если бы ты сама могла выбирать стихию, то какую бы выбрала?
  - Не знаю. Наверное, такие вещи, как и родителей, не выбирают. Просто надо почувствовать, что это - твоё. И потом использовать на полную катушку.
  - А если не получается использовать?
  - А что именно у тебя не получается? - машинально спросила я, и сама подивилась собственной проницательности. Как-то вдруг обнаружилось, что говорим-то мы вовсе не обо мне, а о самом Хэйнаре. - Какая у тебя направленность?
  - Земля, - пробормотал эльфик, и понуро уставился в родную стихию. - Самая бесполезная из всех.
  - Почему бесполезная? - удивилась я.
  - Ну, даже если и полезная, то я всё равно ей пользоваться не умею. Ни со змеёй этой дурацкой не справился, ни охранный контур на стоянке не поставил как следует.
  - Так вот за что тебе от кано влетело? За то, что охранные заклинания на побег пленника не среагировали?
  Хэйнар кивнул с таким видом, что мне даже жалко его стало.
  - Слушай, а твоя-то вина тут в чём? Ты же не по всей площади поляны заклинания развешивал, а только по периметру, правильно? А тот, кто забрал Олега, он же на поляну не зашёл, а переместился. То есть изначально оказался внутри контура. А потом также, изнутри, исчез. Он границу не пересекал, понимаешь? Поэтому ты ничего и не почувствовал.
  - Ты вправду так думаешь? - воспрянул духом парень.
  - Конечно! - заверила его я, тактично умолчав, что на вороватую лисичку заклинание тоже не больно-то среагировало. - И вообще, ты же ещё молодой совсем. Через несколько лет поднаберёшься знаний, и всё будет в порядке. Я вот контуры вообще ставить не умею, и ничего, живу как-то. Пользуюсь тем, что есть.
  - Тебе легко пользоваться, ты же полукровка!
  - Откуда ты знаешь? - удивилась я. И сразу же сообразила, что ни подтвердить, ни опровергнуть его слова я не смогу при всём своём желании. Я же, якобы, ничего о себе не помню. Впрочем, надо будет всё-таки как-нибудь подсчитать на досуге, сколько же во мне чьей крови. А то я уже сама запуталась, эльф я или человек. И хорошо, если дело в конечном итоге ограничится только этими двумя расами. А то от таких сумасшедших родителей как Муллен с Алленой можно всё, что угодно, ожидать.
  Хэйнар тем временем смотрел на меня и старательно грыз ноготь. Явно хотел что-то рассказать, но не мог решиться.
  - А ты действительно ничего не помнишь? - выдавил наконец он.
  - Почему сразу 'ничего', - возмутилась я. - Помню, что вода мокрая, что огонь горячий, и с какой стороны за меч хвататься тоже очень хорошо помню. А вот с чего ты взял, что я полукровка - в упор не понимаю.
  - Всё просто - полукровкам легче колдовать.
  - Как так?
  Подобное я слышала первый раз. Всю жизнь я искренне считала, что предрасположенность к магии у эльфов гораздо выше, чем у людей. И, соответственно, выше, чем у полукровок. А тут вдруг выяснилось, что наоборот.
  - Понимаешь, чистокровные эльфы очень сильно зависят от общей концентрации энергии в округе. Мы - магические существа, и не можем без этого. Если, например, меня поместить в мир, полностью лишённый магии, я просто умру. Не сразу, конечно. Может, через год или два - но умру. А люди и в таких мирах живут. Они вообще крайне живучие существа, в отличие от других рас. Ну так вот, в нашем мире сейчас осталось совсем мало энергии... Чего смешного?
  Я действительно едва сдержалась, чтоб не расхохотаться. Если это у бедных остроухих называется 'совсем мало', то что они скажут, оказавшись в том мире, где я выросла? Впрочем, ничего не скажут, потому что ни за какие коврижки туда не сунутся.
  В мире моего детства магии было в разы меньше, чем здесь. Видимо, именно поэтому ни одного эльфа я там никогда не встречала. Да и с другими существами была напряжёнка. Люди, люди и только люди. Разве что несколько перевёртышей-ниекки, но эти как тараканы - везде водятся. Одна из них даже нашей Верховной была, сразу перед тёть Леной. И отзывались о ней вроде неплохо.
  - Нет, ничего, - спохватилась я, усилием воли выбросив из головы отстранённые мысли о прошлом. - Продолжай, пожалуйста.
  - Продолжаю! - с умным видом кивнул эльфик. - В прошлом тысячелетии продолжительность жизни эльфа составляла около пяти веков. Сейчас - примерно сто лет, то есть совсем чуть-чуть больше, чем у людей. Если так пойдёт и дальше - мы или совсем вымрем, или окончательно смешаемся с людьми. Даже сейчас найти чистокровного эльфа - большая проблема.
  - А ты чистокровный? - на всякий случай уточнила я.
  - Да, - Хэйнар, кажется, нисколько не гордился своей идеальной родословной. - Но проблем от этого в разы больше, чем пользы. Магический резерв у современных эльфов практически сравнялся с людским, а тратим мы его гораздо быстрее. Не на магию - просто на жизнь. На заклинания, стало быть, остаётся самая малость. Вот и всё. Мы, в принципе, и засекли-то тебя только потому, что я отголоски магии почувствовал. Когда вы с тем парнем дрались, волнения в общем фоне были очень сильные. Эльфы никогда не стали бы так расшвыриваться силой, как вы. Он на вид больше похож на обычного человека. Ну а ты, стало быть, полукровка. Видишь, ничего сложного в таком определении расы нет.
  - Да уж, - согласилась я, переваривая свежеполученную информацию. Не забыть бы всё это, если придётся ещё когда-нибудь косить под эльфа.
  Нелегко им, беднягам, живётся на свете.
  А вот интересно, можно ли как-нибудь нормализовать общий уровень магии в мире? Или хоть чуть-чуть приподнять? Видимо, нельзя, иначе это давно бы сделали. Но отчего-то же такие скачки силы должны зависеть... Любопытно! И ещё...
  - Слушай, а людские маги зачем вам... то есть, нам? Бесы с ним, с Олегом, но с Истой вы и обращаетесь хорошо, и вообще пытаетесь всячески склонить на свою сторону. Это чтоб недостаток своих компенсировать?
  - В идеале - да. А если не выйдет - то хоть по мере сил лишить людей магического превосходства. Они же идиоты, непонятно о чём думают. Хороший колдун - редкое и ценное оружие. А они их сами же ловят и сжигают.
  - Да, неумные создания, - невольно согласилась я. - Так получается, вас сюда переправили, чтоб магов ловить?
  - Нет, конечно, - отмахнулся эльфик. - Это так, побочный эффект. Мы вообще не думали, что кого-то здесь встретим.
  - А что вы тогда в лесу делали?
  - Это военная тайна! - задрал нос Хэйнар. - Хоть пытай меня, всё равно не скажу!
  - Да больно мне надо тебя пытать, - хмыкнула я. Эльф, по мере сил строивший из себя Мальчиша-Кибальчиша меня откровенно смешил. Но зато он был магом. А значит, с ним нужно было поддерживать хорошие отношения. А ещё... Надо бы всё же узнать, зачем отряд остроухих столько времени торчал в Вертском лесу. Узнать, а потом сбежать и доложить об этом нашим!
  Стоило мне составить для себя этот нехитрый план действия, как настроение резко подпрыгнуло. Теперь я точно знала, ради чего тащусь с эльфами через границу, попутно строя из себя беспамятную потеряшку.
  Вот только что с Ксанкой делать? Ещё непонятно, чью сторону она примет к концу пути. Вдруг остроухие вояки её всё же уболтают?
  Ладно, поживём - увидим. А сейчас есть вещи и поважнее. Тот же поход через перевал, например. И почему нельзя в обход перелезть, прямо по скалам? Пусть опасно, зато встречи с головорезами Дамира точно не будет. Так нет же, надо по нормальной тропе идти. Не эльфы, а бараны какие-то!
  - Айка, - отвлёк меня от размышлений Хэйнар.
  - Что ещё?
  Эльфик робко попытался улыбнуться, но вдруг начал неудержимо заливаться краской. Скоро вся его физиономия была такого же цвета, как и уши.
  - А Иста... Она обо мне ничего не говорила?
  Я украдкой оглянулась. Ксанка весело болтала с Элом (точнее, она говорила, а он - упрямо отмалчивался, но когда мою сестру это останавливало), не забывая периодически посматривать по сторонам в поиске очередной 'змеи'.
  - Кажется, нет.
  - Совсем ничего? - Хэйнара можно было использовать как готовую иллюстрацию к слову 'разочарование'.
  - Ладно, она сказала, что ты милый мальчик. Только на твоём месте я бы не обольщалась. Я слишком хорошо знаю свою... эм... знаю такой тип характера. Извини за прямоту, но тебе ничего с ней не светит.
  - Ей с Элом тоже ничего не светит, - обиженно пробурчал парнишка.
  - Почему? - машинально спросила я.
  - Да просто я тоже знаю такой тип характера, - Теперь Хэйнар откровенно наслаждался моим непониманием.
  - А если серьёзно? То есть я понимаю, что им взаимно друг с другом ничего не светит, но всё равно - почему? У него предубеждения против людей?
  - Нет, против женщин, - Эльфик хихикнул, тактично прикрыв рот рукой. А потом наклонился и заговорщицки прошептал мне в самое ухо: - Просто он вообще девушками не интересуется. Ни эльфийскими, ни человеческими. У него немножко другие предпочтения.
  - Да ты что? - не поверила я, украдкой разглядывая мужественную фигуру лысого эльфа. Ни его облик, ни поведение с услышанным совершенно не сочетались. - Никогда бы не подумала. А ты откуда знаешь?
  - Честное слово! Весь отряд знает. Просто привыкли уже, вот никто внимания и не обращает. Так-то он нормальный. Когда не злится и не строит из себя самого главного.
  - А если он к кому-нибудь приставать начнёт? Ну, к тебе, например.
  - Не начнёт, - легкомысленно отмахнулся парень. - У него там какая-то давняя любовь с трагическим финалом, из-за которой он до сих пор страдает.
  - Не больно-то он похож на страдающего.
  - А что ему, каждому встречному на жизнь жаловаться? Или ночами в подушку реветь? Тем более в такое время... война же!
  Ну да, логично. Я же не реву и не жалуюсь. Как бы ни хотелось...
  
  Стоило солнцу нырнуть за горную гряду, как опушка леса сразу перестала казаться мирным и дружелюбным местом. Одинокие деревца, так приветливо шелестевшие зелёной листвой всего несколько минут назад, превратились в тёмные скрюченные тени. Тропинка, и до того едва заметная, совершенно пропала из виду. А единственный источник освещения - пузатенькую серебристую луну - скрыла огромная туча, приползшая с востока.
  Впрочем, последнее было только к лучшему. Не думаю, что кому-то из эльфов хотелось стать мишенью исключительно потому, что наш марш-бросок через перевал так некстати совпал с полнолунием.
  - Я пойду первым. Эл - замыкающий. Остальные в середине, цепочкой по одному. Тихо, осторожно. Никаких разговоров и лишних жестов. Не останавливаться. Если кого засекут - сам виноват. Выручать не будем, иначе все здесь ляжем. Что касается тебя, - Файриан повернулся к Ксанке, - ты, в принципе, свободна. Можешь идти на все четыре стороны. Только учти, что дамировские ребята сначала стреляют, а уже потом смотрят, в кого попали. Особенно ночью.
  - Но я же человек, - нерешительно возразила моя сестра.
  - Человек. В эльфийской форме. Ночью. На перевале. Без документов. Ведьма. Дальше продолжать?
  - Не надо, я поняла. Вы хотите сказать, что мне же будет лучше идти с вами и не рыпаться.
  - Умница, рыжая. Ну всё, тогда собираемся с духом - и вперёд.
  - Что, прямо сейчас, - поёжился Хэйнар.
  - Нет, персонально ты можешь дождаться рассвета.
  - Но кано... ты ведь даже не объяснил, куда идти.
  - Идти за мной. Что непонятно?
  - Вообще-то Хэйн прав, - вмешался Эл. - Не все знают, как идти. И тем более не все представляют, что нас ждёт. А случиться может всякое. Ты уверен, что без нас с тобой они найдут дорогу?
  - Без нас они даже собственные штаны спросонья не найдут. Особенно эта троица, - фыркнул командир. Но всё же расстелил на земле карту и начал торопливо показывать маршрут. - Мы сейчас здесь. Вот тут крепость с кучей солдат. Туда нам не надо, поэтому берём западнее и уже оттуда выходим на дорогу. Примерно досюда можно идти спокойно. Ну, почти спокойно... А вот дальше уже интереснее, потому что где-то в районе вот этой ложбинки засел Дамир со своими головорезами. К нему нам, опять же, не надо. Но, возможно, придётся.
  - Ты что, собрался с боем прорываться? - нахмурился лысый.
  - Нет, я просто учитываю все варианты. Попробуем, конечно, обойти их лагерь стороной. Но подозреваю, что ничего из этого не получится. Там всё же не дураки засели. Небось знали, что делали, когда место выбирали. И если вдруг засекут - то ничего не попишешь, придётся драться. Одно утешает - они нас не ждут. И вдвойне не ждут, что мы заползём с тыла. Так что, может, и проскочим.
  - А их там много? - уточнила я.
  - Не думаю. Они же там сидят не для того, чтоб армию останавливать, а чтоб одиночных перебежчиков отлавливать. Или, в случае реальной опасности - вовремя подать сигнал вниз, в крепость. А для этого большая толпа не нужна. Будут брать не количеством, а качеством. Понятно? Тогда поехали дальше. Преследовать они нас не станут. По крайней мере - не должны. Допустим, что прорвались. Тогда дальше по дороге, проходим вот здесь и поворачиваем к югу - а оттуда уже и Ородрив должен быть виден. Сумеем добраться к утру - будет всем счастье, мягкая постель и нормальная еда.
  - А моя что, ненормальная? - удивился Эл, который в отряде помимо всего прочего отвечал за пропитание.
  Кано только досадливо отмахнулся, убрал карту и спросил:
  - Всё понятно?
  - Ага, - привычно кивнула я. Не признаваться же, что даже примерно не разглядела в темноте, куда там командир тыкал пальцем.
  Судя по смущённому покашливанию Хэйнара, он понял не больше моего. А Ксанка во время объяснения вообще смотрела не в карту, а на тёмную громадину гор, куда нам предстояло идти.
  По правде говоря, назвать Пёсий Кряж высоким - значило сильно погрешить против истины. Насколько я помнила из курса географии, настоящие горы там были разве что в районе 'загривка'. Но всё равно каменистая гряда, именуемая в просторечии Передней Лапой, выглядела внушительно. Особенно в темноте, да ещё при взгляде снизу вверх.
  - Интересно, там змеи есть? - наконец поинтересовалась Ксанка, робко переступив с ноги на ногу.
  - Нет! - хором рявкнул весь отряд.
  - Это хорошо, - улыбнулась сестра.
  - Зато там холодно, и много острых камней. Так что на ноги рекомендую хоть что-нибудь намотать, - посоветовал Эл.
  - Да ладно, если змей нет, то и так сойдёт. Я уже привыкла босиком.
  - Ну смотри, моё дело - предупредить.
  - Кстати, предупредительный ты наш, - обернулся на заместителя Файриан, - ты бы голову прикрыл, а то у тебя лысина аж сияет.
  Эл покорно натянул капюшон. При этом он стоял ко мне боком, и на мгновение мне показалось, что где-то я этот жест уже видела. Именно этот - руки, натягивающие капюшон. Впрочем, может и вправду видела. В последнее время мне везло на людей, пытавшихся таким образом скрыть своё лицо.
  Но как следует покопаться в памяти мне так и не дали. Командир махнул рукой и первым двинулся вперёд. Видать, надоело любоваться, как отряд изображает из себя иллюстрацию к поговорке 'Перед смертью не надышишься'.
  Мы довольно быстро выбрались на дорогу и некоторое время шли спокойно. Кано периодически уходил вперёд, чтоб разведать обстановку, потом возвращался, потом снова уходил... Когда он в очередной раз сбегал туда-сюда и сообщил, что всё спокойно, я всерьёз задумалась, сколько же ему лет. И с какой скоростью этот престарелый живчик передвигался в молодости, если за ним и сейчас не угнаться.
  Спросить, впрочем, так и не решилась. Тем более все разговоры наше неугомонное командование пресекало на корню.
  Но Ксанку разве заткнёшь?
  - Холодно... - ни к кому особо не обращаясь, пожаловалась сестра. - У меня ноги замёрзли.
  - А я предупреждал, - проворчал Эл из хвоста колонны.
  - И что мне теперь делать?
  - Идти дальше. И думать, что там будет ещё холоднее.
  - Если очень уж хочешь, можешь мои сапоги одеть, - разжалобился Хэйнар. За что тут же получил подзатыльник от лысого и гневное порицание от командира:
  - Ты ей ещё свой лук предложи. И последние мозги заодно.
  - Нет, лук мне не надо, - запротестовала сестра. - Я всё равно стрелять не умею.
  - Думаешь, Хэйн умеет? - подмигнул Эл.
  - Ну, в Олега он довольно ловко попал, когда вы нас нашли, - припомнила я.
  - Ага, только я тогда вообще не в него целился, - смущённо признался эльфик. - Команда была припугнуть, а у меня рука соскочила, и оно как-то само... Думаешь, легко эту оглоблю в натянутом состоянии удерживать?
  Честно говоря, на оглоблю эльфийский лук не походил совершенно. Но я охотно посочувствовала парню, припомнив, как Флай пытался научить стрелять меня. Сам он с тридцати шагов попадал если не в монетку, то в кошелёк точно. А вот у меня с дальнобойным оружием как-то не сложилось. Стрела, пущенная моей 'меткой' рукой или втыкалась в землю у моих же ног, или летела далеко и быстро... но совершенно не туда, куда надо.
  - Зачем вообще нужен лук, когда есть магия? - недоумённо спросила я. - Заклинания и не весят ничего, и за окружающих не цепляются, не ломаются, не теряются...
  - Их можно отобрать, - Хэйнар явно намекал на антимагическое зелье.
  - Так ведь и лук можно. И любое другое оружие. Меч же вы у меня отобрали. Хотя могли бы уже и вернуть.
  - Пленным оружие не положено!
  - С пленными и разговаривать не больно-то положено. Тебя это останавливает?
  - Так ведь кано не запрещал.
  - Кто не запрещал? - мигом обернулся Файриан. Кажется, у командира была не только батарейка в известном месте, но и глаза с ушами на затылке. - Я вообще велел молчать, пока не перейдём рубеж. Так что цыц всем. Тем более - почти пришли.
  - В Ородрив? - с надеждой спросил Хэйн. - А я думал, что раньше утра не доберёмся.
  Эл хмыкнул, ещё кто-то старательно скрыл смех за кашлем.
  - Нет, до Ородрива ещё далеко, - терпеливо пояснил кано. - А вот граница уже близко. С этого момента - ни слова. Понятно? Всех касается.
  Хэйн обречённо поджал губы, всем своим видом выражая покорность и готовность молчать. Ксанка виновато улыбнулась и пожала плечами, как будто заранее просила прощения за нарушение приказа. Оно и понятно, соблюдать тишину она не умела никогда. Забавно было бы свести их с Риссой и посмотреть, кто кого уболтает. Впрочем, мавка вечно несла чушь исключительно по служебной необходимости. А Ксанкин словесный понос был реакцией на большое количество симпатичных парней. Так что исход дуэли слишком сильно зависел бы от внешних условий.
  Тем не менее, когда кано в очередной разведовательный марш-бросок не сбежал, а пошёл на цыпочках, даже моя сестра прониклась важностью момента и не проронила ни слова. А уж когда спустя несколько минут командир вернулся и жестом поманил нас за собой, весь отряд и вовсе превратился в одну молчаливую тень.
  Мы крались по тропе друг за другом, стараясь ступать как можно тише. Я всегда считала, что умею двигаться почти бесшумно, но по сравнению с эльфами сама себе казалась подкованным слоном, только что пробежавшим марафонскую дистанцию. В смысле, топала так же громко, и пыхтела так же сильно. Утешало одно - Хэйнар издавал ещё больше звуков. А уж о Ксанке и говорить нечего.
  Не знаю, как нас, таких шумных, не услышали ещё на подступах к границе. Разве что у всех обитателей перевала вдруг приключился внезапный приступ глухоты.
  Обиталище Дамира возникло перед нами совершенно неожиданно. Просто тропа в очередной раз вильнула, и за поворотом обнаружился не новый участок пути, а стена, возведённая прямо поперёк дороги. Особой монументальностью преграда не отличалась, и сложена была из камней, добытых, видимо, здесь же, в горах.
  Проход в стене был, и даже не больно-то закрытый - ну не считать же серьёзным препятствием толстенное, в два моих обхвата, бревно. Однако желающих подобраться поближе и одним глазком глянуть, что происходит в лагере, почему-то не нашлось. А я как-то сразу вспомнила, что мы собирались обходить форпост сбоку.
  Ага, собирались... Раньше надо было думать. Сейчас же по обоим сторонам от дороги высились практически отвесные стены, взобраться по которым смог бы разве что человек-паук. (Вот вам и невысокие холмики!) И это сразу же сводило на нет все планы. Какое там 'сбоку'! Либо назад, по той же дороге, по которой пришли, либо вперёд, в гости к гостеприимному стражу перевала - Дамиру. К человеку, которого даже Муллен считал редкостным психом. Миленькая перспектива, нечего сказать.
  Охраны видно не было. Но это не значило, что её действительно нет. Это даже не гарантировало, что нас не заметили. Вполне возможно, что именно сейчас кто-нибудь выцеливал меня сквозь неприметное отверстие в стене. Или внимательно следил со скал.
  Я скользнула взглядом по окружающему пейзажу. Нет, вроде всё чисто. Ну и хорошо. А то если свои же ненароком пристрелят - совсем глупо получится.
  Кано тем временем поманил к себе Хэйнара и что-то сказал ему на ухо. Парень кивнул и, наморщив лоб от усердия, забормотал над командиром нудный речитатив, в котором я опознала заклинание отвода глаз. Да, полезная штука для того, кто собрался лезть в самое пекло.
  Следующая порция магии досталась Элу. Лысый терпеливо дождался, пока его должным образом укутают колдовскими словами, кивнул командиру и неуловимым движением извлёк откуда-то нож. Мелькнуло и тотчас же скрылось из виду широкое матовое лезвие.
  А мгновение спустя два эльфа уже шагали к преграде.
  Хэйнар проводил их усталым взглядом и украдкой перевёл дух. Кажется, он совершенно выдохся с двух простеньких заклинаний. Да, с таким расходом энергии много не наколдуешь. А тут ещё и стихия чужая. Той же Ксанке с воздухом работалось в разы легче. Если бы не проклятое блокирующее зелье, то она, не моргнув глазом, закатала бы в качественную иллюзию весь отряд. Наверное.
  Со стороны форпоста раздался тихий шорох. Совсем на границе слышимости. Будто ветер шелестнул сухой травинкой, или мелкий камушек решил скатиться со склона, но замер, не преодолев и пары сантиметров.
  В обычное время никто не придал бы этому значения. Но сейчас, когда все стояли напряжённые и даже дышали через раз, этот шорох прозвучал громче набата. Я невольно сжала пальцы на несуществующей рукояти меча. Ногти вхолостую царапнули ладонь. Чёрт! Как же неприятно ощущать себя совершенно безоружной. Особенно в такой момент.
  Мой клинок сейчас висел за плечом хмурого темноволосого эльфа. А эльф стоял совсем рядом, мы почти касались локтями.
  - Отдай меч, а? - шепнула я. И, подумав, добавила: - Пожалуйста. Я не убегу.
  Остроухий ничего не ответил, только качнул головой и приложил палец к губам. Ну да, а я на что надеялась? Что он вернёт мне оружие с громогласными извинениями?
  - Хо-о-олодно, - заскулила Ксанка, беззастенчиво нарушая тишину. - Я уже ног не чувствую.
  - Потерпи, недолго осталось, - обнадёжил её Хэйнар.
  - А серьёзно, сколько нам тут ещё торчать? - спохватилась я.
  - Да заткнитесь вы наконец! - прошипел кто-то из эльфов. - Уже скоро.
  Стоило ему это сказать, как в проёме стены показался Файриан. Командир махнул рукой, обращая на себя внимание, и снова скрылся в темноте.
  - За мной. Быстро. И тихо, - скомандовал темноволосый и первый метнулся вперёд. Я рванула следом.
  Расстояние, отделявшее нас от стены, мы преодолели за считанные секунды. Потом пришлось притормозить, чтоб перебраться через бревно. Правда, эльфы в большинстве своём сиганули через него не сбавляя хода, но у меня подобный прыжок с пунктом 'тихо' никак не согласовался. В итоге в лагере Дамира я оказалась одной из последних, и сразу же принялась оглядываться, оценивая обстановку. Тем более, что луна как раз вынырнула из своего облачного укрытия, и вокруг стало совсем светло.
  Больше всего это место напоминало каменную коробку: по бокам высились природные стены, спереди и сзади - рукотворные. Слева притулилось вытянутое, грубо-сколоченное строение, в котором я сперва заподозрила обычный сарай. Потом подумала, и мысленно исправила 'сарай' на 'барак'. В конце концов, это была единственная крытая постройка во дворе, а стражники перевала должны были хоть где-то жить. Хотя я с трудом понимала, как вообще можно жить в этом кособоком сооружении.
  Возле барака стояла объёмистая бочка с водой, на поленнице сушились чьи-то штаны, тут же неподалёку валялись бесхозные сапоги, в косяке намертво застряла обломленная у самого наконечника стрела. Идиллия.
  Проём в противоположной стене закрывали высокие кованые ворота. Видимо, открыть эту махину бесшумно не получилось бы при всём желании, поэтому эльфы проигнорировали официальный выход и полезли прямо по каменной кладке. Благо, с внутренней стороны на ней было полно выступов и неровностей, за которые можно было ухватиться. А с внешней... Ну, в крайнем случае, там со стены можно было и просто спрыгнуть.
  Короче, проход был свободен. Во дворе никого не было.
  Точнее, людей не было.
  Ещё точнее: пара охранников в красно-чёрной форме Восточной Предонии лежала на земле возле ворот, а ноги ещё одного торчали из-за барака. Но эти трое уже вроде как не считались. Всё-таки Эл не зря нож доставал.
  Я закусила губу, разом вспомнив, что эльфы, какими бы хорошими ребятами они не были, всё же враги. И эти враги только что угробили троих наших. И меня прибьют, как только раскусят. А если и не раскусят - то всё равно прибьют. Вздёрнут за мнимое дезертирство, и не посмотрят, что магичка.
  Остаться с отрядом Файриана значило пойти против своих. Но в перспективе - возможность узнать какую-нибудь важную для людей информацию. Как минимум про то, что остроухие делали в Вертском лесу. Хэйнар точно знает, и рано или поздно выболтает за милую душу. Не мне - так Ксанке, как только она ему улыбнётся. Но, даже имея информацию, от эльфов потом ещё и сбежать надо будет каким-то образом. Желательно, тихим и не слишком кровавым. Потому как жить очень уж хочется. Только вот получится ли?
  В качестве альтернативы - переметнуться к людям здесь и сейчас. Поднять тревогу, разбудить весь лагерь. Рассказать, кто я и каким образом сюда попала. Конечно, не поверят. А скорее всего, даже и не дослушают, просто прибьют на месте за форму ушей и цвет одежды. Но если вдруг произойдёт чудо, и я останусь в живых, то возможность вытянуть из Хэйна полезные сведения навсегда канет в Лету. Вместе с самим эльфиком. Чёрт, жалко парня. И себя жалко. И дамировских ребят тоже жалко, они же работу свою выполняют, границу стерегут. И если они сейчас засекут нас и завяжется драка... Сколько из них погибнет, даже не сообразив, что произошло? Нет, так тоже нельзя. Я ведь, вообще-то на их стороне. Вот только они этого не знают.
  И что делать?
  Я стояла на границе. Не на географической границе, проходящей между двумя воюющими странами, а на своей собственной моральной границе. И не знала, куда идти. Оба варианта мне одинаково не нравились. А третьего не было.
  - Эй, чего застыла? Марш вперёд! - прошипел мне в спину кано.
  Я сморгнула и вынырнула из тревожных мыслей. Пока я перебирала варианты, часть отряда уже успела преодолеть противоположную стену. А командир стоял позади и следил, чтоб никто не отстал и не потерялся. Под его настороженным взглядом я сделала несколько шагов вперёд и обернулась. Кано, не спуская с меня глаз, чуть склонил голову набок и нахмурился. И я поняла, что пропала. У меня только что отобрали даже иллюзию выбора.
  Одно подозрительное движение - и остроухий убьёт меня прямо здесь. Быстро и беззвучно. Не знаю как, но он это сделает. Не зря же он за мной так пристально следит...
  Лучше бы за Ксанкой следил, ей-богу!
  Потому что пока мы с Файрианом пялились друг на друга, сестра тоже решила осмотреться. И углядела-таки то, о чём так рьяно мечтала весь последний день.
  Тоненько взвизгнув, она бросилась через двор и мёртвой хваткой вцепилась в стоящие возле входа в барак сапоги.
  Судя по мокрым потёкам, оставшимся на земле, их выставили туда на просушку. Но Ксанку нисколько не волновало, мокрая обувь ей досталась или сухая. На несоответствие размеров она тоже никакого внимания не обращала. Сестра, счастливо улыбаясь, прижала находку к груди и замерла с ней в обнимку.
  - Прекрати немедленно, - суровым шёпотом велел кано.
  - Сейчас-сейчас, - кивнула Ксанка и начала торопливо обуваться.
  - Иста, скорей. Потом оденешь, - поторопила я.
  - Легко тебе говорить! А я уже все ноги сбила. И отморозила тоже. Обе две. Ой, там камушек мешается... Сейчас вытряхну, и сразу пойдём.
  - Иста! - В этот раз мы с командиром шипели на неё хором. Время поджимало. Почти все эльфы уже благополучно преодолели и двор, и стену. Остались только Хэйнар, который никак не мог подтянуться на одном из выступов, и подстраховывающий его Эл. И мы.
  Сестра балансировала на одной ноге и увлечённо трясла сапогом, пытаясь извлечь оттуда камушек. Кано корчил невероятные рожи, беззвучно объясняя, что он с ней сделает, когда перевал останется позади. А я стояла, монотонно считала про себя потраченные попусту секунды и никак не могла отделаться от мерзкого ощущения надвигающейся опасности.
  Наконец Ксанка совладала с сапогом, натянула его и встала на обе ноги.
  Кано облегчённо выдохнул. Я хотела последовать его примеру, но не успела - дверь барака натужно заскрипела и приоткрылась. Наружу вышел (или, скорее, протиснулся) человек. Ростом он превосходил Кьяло, да вдобавок был в несколько раз шире. К примеру, рука, прикрывшая дверь, была толще моей талии.
  А ещё этот бугай был абсолютно гол. И двигался почему-то с закрытыми глазами и шатаясь из стороны в сторону, как пьяный. Впрочем, почему 'как'? Судя по долетевшему до меня запаху - ни о каком 'как' не могло быть и речи. От мужика разило, как от портового грузчика после недельного запоя.
  Я не стала дожидаться, когда бугай разлепит глаза, и сделала пробный шаг в сторону стены. Файриан медленно продвигался в том же направлении. И только Ксанка стояла столбом и во все глаза пялилась на гиганта. Причём не знаю, чего было больше в её взгляде: страха ('Раздавит же, как муху!') или любопытства ('О, голый мужчина!')
  Мужик тем временем мотнул головой, словно пытался разогнать витавшие вокруг него алкогольные пары, и нетвёрдой походкой направился вперёд. В неподвижную Ксанку он не врезался только чудом - буквально за полметра до неё его резко повело в сторону. Совершив совершенно невозможный для трезвого человека пируэт и пробежав по инерции ещё несколько метров, бугай споткнулся и чуть не грохнулся. Падению помешала вставшая на пути бочка. Гигант заключил её в широкие объятья, прижался лбом к металлическому обручу и благодарно просипел что-то нечленораздельное. Потом с трудом выпрямился, скрипнул зубами и погрузил голову в воду. Во все стороны полетели холодные брызги.
  Ксанка наконец-то очнулась от столбняка и, воспользовавшись моментом, во весь опор понеслась к выходу, обогнав даже меня и кано. На стену она взлетела ловчей, чем белка на дерево. Только рыжая коса мелькнула, и сразу же исчезла по ту сторону. А вот мои лазательные навыки в этот раз дали сбой. Почти на самом верху я оступилась и повисла на одной руке, попутно пытаясь найти хоть какую-нибудь опору или зацепку. И даже нашла. И даже относительно быстро...
  Только бугай закончил свои водные процедуры ещё быстрее. Плеск за моей спиной прекратился, и хриплый голос уныло вопросил в пустоту:
  - Шай, из чего ты гнал эту гадость? Если я чуть не сдох, то... Шай, ты где? Эй!
  Мне не обязательно было оборачиваться, чтоб понять, что гигант наконец-то разлепил глаза и сейчас старательно оглядывается в поисках товарища.
  - Что за?..
  Ага, нашёл. Интересно, какое из тел он заметил первым?
  - Подъём! Тревога! - Вопль грянул с такой силой, что со склонов посыпались камушки. - А ну стоять!
  Видимо, гигант обнаружил не только трупы, но и меня.
  Ну и ладно. Оружия у него с собой всё равно нет, а к тому времени, пока он добежит до стены, я сто раз успею оказаться на той стороне. Тем не менее, стоило поторопиться. Я прекрасно понимала, что ещё пара мгновений, и тихий безлюдный перевал превратится в весьма оживлённое место. Из барака уже доносились крики и топот.
  На вершине стены я ненадолго замерла, прикидывая, как будет удобнее спуститься... И тут гигант сделал то, что я от него никак не ожидала. Этот маньяк попросту подхватил первое, до чего дотянулся - бочку - и швырнул её в меня через весь двор. И ведь попал, зараза!
  К счастью, задело меня лишь краем, зато по затылку. В любом случае, этого вполне хватило, чтоб потерять равновесие и сверзиться со стены хлеще иного Шалтая-Болтая. Утешением служило только то, что приземлилась я снаружи лагеря.
  Это я ещё успела понять до того, как отключилась.
  Но спокойно поваляться мне не дали.
  В ушах ещё не затих грохот от удара головой о камни, а меня уже трясли за плечи. Причём каждый встрях сопровождался надрывным 'Айка, очнись!'
  О, это точно Хэйнар! Больше никто не рискнул бы нарушать прямой командирский приказ 'Отставшим не помогать'. Особенно в такой ситуации. А ситуация была, честно говоря, паршивейшая. По крайней мере, для меня.
  - Пошли, дурень! Скорее! - А это Эл. Тоже, между прочим, не по уставу действует. Но рисковать ради своего всё же не так преступно, как ради беспамятной магички-дезертира. Только бы у Ксанки хватило мозгов бежать вперёд и не оглядываться. Всё равно без магии в драке от неё никакого толку.
  - Быстрей, быстрей. Уходите, я прикрою, - вмешался третий голос. Так, а это ещё кто?
  - Сам уходи. И малыша прихвати.
  - Я не малыш!
  - Марш отсюда! - взревел Эл прямо у меня над ухом.
  - Уй-ё, - простонала я, разлепляя глаза. Выныривать из блаженного полузабытья в суровую реальность было тяжело и больно. - Чего же ты так орёшь-то, лысый?
  - Я не... Ты жива? Идти можешь?
  Как же я не люблю такие глупые вопросы!
  Разве не понятно, что раз шевелюсь и разговариваю, значит - жива. А могу ли идти... Чтоб я знала! Вот сейчас и проверим. И, действительно, побыстрей бы. А то время поджимает.
  Я преувеличенно бодро вскочила... и сразу же поняла, что спешить не следовало. Ноги подогнулись, и я точно упала бы, не подхвати меня чьи-то руки.
  - Значит, не можешь, - озвучил очевидное третий нарушитель дисциплины. Я наконец-то опознала того темноволосого эльфа, чьим заботам вверили мой меч. - Ладно, тогда придётся так.
  С этими словами он бесцеремонно взвалил меня на плечо и помчался следом за остальными. Я только поморщилась от безысходности. Ну не вырываться же с воплем 'Сама пойду!' Тем более что идти я, как выяснилось, пока что не в состоянии. Крепко приложилась, однако.
  Правда, висеть вниз головой, подскакивая при каждом шаге, тоже было не слишком комфортно. Тем более, что спаситель мой оказался на редкость худосочным. Казалось, что никаких мышц и жира у него нет вообще. Ох уж эти эльфы с их ненормальной физиологией!
  - Уй! - невольно вырвалось у меня, когда костлявое плечо эльфа в очередной раз дёрнулось и больно садануло меня по рёбрам, - Аккуратнее, не бревно тащишь!
  - Хватит ныть. Глянь лучше, что там сзади, - буркнул темноволосый.
  Я кое-как приподняла голову и нашла взглядом стену форпоста. Как раз вовремя, чтоб заметить, как открываются ворота. Медленно, но неотвратимо.
  - Быстрей, они выходить собираются.
  - Легко сказать - быстрей, - пропыхтел темноволосый, но скорость прибавил. - Сколько их там?
  - Не знаю. Не вижу пока. Сейчас, погоди...
  Обитатели лагеря, как назло, медлили и бросаться вдогонку не собирались. А я, ожидая их появления, так старательно пялилась на ворота, что совсем забыла о других источниках возможной опасности. Успела только заметить краем глаза какое-то шевеление на стене, и блеснувший в лунном свете наконечник.
  И в тот же момент в нашем направлении полетела первая стрела.
  - Пригнись, - завопила я.
  Эльф оказался понятливый, переспрашивать не стал, сразу припал к земле. Да так резко, что я успела только зубами клацнуть. Ладно, хоть язык не прикусила.
  Зато стрела прошла как раз надо мной. Не успел бы этот остроухий среагировать - и меня нанизало бы на неё, как поросёнка на вертел.
  - Стреляют! - запоздало объявила я.
  - Без тебя понял, - рыкнул эльф выпрямляясь.
  Вторая стрела тут же звякнула о гарду моего меча, висящего у него за спиной. Удачно! А ведь угоди она чуть левее... или правее... или прямо под лопатку, как третья... Упс!
  Когда серое оперенье мелькнуло совсем рядом с моим лицом, я не сразу поняла, что в этот раз лучник таки попал. Осознание пришло только тогда, когда эльф, пробежав ещё пару шагов, рухнул лицом вниз. Вместе со мной.
  Те, что караулили за воротами, кажется, только этого и ждали.
  Сразу несколько человек выскочили наружу и бросились к нам. Зато стрелок наконец-то угомонился. Видимо, решил не тратить на меня стрелы. Это он зря. Чтобы свалить меня прямо сейчас, хватило бы и одного точного выстрела. А мечникам надо было ещё добежать.
  Бежали они, конечно, быстро, но всё же подарили мне несколько драгоценных секунд свободного времени. Я потратила их на то, чтоб вытащить меч и подняться. Последнее удалось с трудом. Меня шатало, и каждое движение отзывалось в голове глухим звоном.
  - Беги... - раздалось где-то под ногами. Темноволосый был жив, но говорил с явным трудом. - Беги, дура...
  - Сам дурак, - откликнулась я, - Ты меня спасал? Теперь моя очередь!
  Где-то на задворках сознания лениво шевельнулся здравый смысл. Он уверял, что защищать эльфа (врага!) - это глупо. А умирать от рук людей (своих!) защищая эльфа (врага!) - глупо вдвойне.
  - Ну уж нет, - пробормотала я, отстранённо наблюдая, как трое солдат прямо на бегу заносят свои клинки для удара. - Больше никто не умрёт, пытаясь меня спасти. Хватит одного идеалиста... Хватит, я сказала!
  Рукоять меча вдруг резко потеплела. По острию скользнула, и тут же погасла алая искра. А следом за ней ещё одна.
  Не успела я удивиться этому, как почувствовала, что антимагическая блокировка на мне трещит по всем швам. Ещё немножко поднажать, и...
  ...В этот раз искрой дело не ограничилось - всё на миг лезвие вспыхнуло алым, словно отразило внеурочный закат. Незримый щит, покрывавший меня с ног до головы, разлетелся клочьями. Я осторожно, на пробу, шевельнула левой рукой, призывая в неё силу. В подушечках пальцев сразу же знакомо закололо.
  Да!
  Больше никто не умрёт ради меня!
  
  
  
  * * *
  
  - У тебя курить можно?
  - У меня всё можно, - Властительница Запределья поудобнее устроилась на троне и прикрыла глаза. Голова была словно чугунная - бессонная ночь давала о себе знать. Впрочем, и день выдался не из лёгких. Сначала выяснение отношений с Алленой, потом длинная беседа с послами, разработка новых указов, пара показательных казней, вовремя обнаруженная попытка отравления, допрос незадачливого отравителя...
  А теперь опять Аллена.
  Кузина наконец-то взяла себя в руки, перестала огрызаться на каждое слово и вообще являла собой образец вежливости. Разве что на 'вы' королеву не величала. Видно поняла, что так будет удобнее им обеим.
  Так, действительно, было удобнее. Беседа проходила неспешно, без крика и излишнего пафоса. Совсем по-семейному, как много лет назад.
  Аллена айр Муллен извлекла из складок плаща трубку, раскурила и бесцеремонно устроилась на подлокотнике трона:
  - Так о чём ты хотела мне рассказать?
  - Не спеши, - осадила её Арая. - У меня ещё пара вопросов.
  - Ещё? Да я тебе уже все последние двадцать лет своей жизни пересказала. Куда уж больше-то?
  - Сущие мелочи. Просто уточнить.
  - Ладно, давай.
  - Ты на самом деле так паршиво пряталась, или просто хотела, чтоб я тебя нашла?
  - Хотела, - улыбнулась женщина. - Поняла, что тайком ничего разведать не получится и решила сыграть в открытую. В конце концов, ведь когда-то у нас были неплохие отношения. Да и выбора у меня другого не было, честно говоря. Без тебя я всё равно не смогу вернуться в Предонию.
  - А ты хочешь вернуться? Что ты там забыла? Ну, кроме детей?
  - А детей, по-твоему, недостаточно? Впрочем, ты права, дело не только в них. Я там задумала одну пакость... И будет очень обидно, если я не увижу результат этой пакости.
  - А вот с этого момента поподробнее, - королева стряхнула сонное оцепенение и приготовилась слушать. Выработанное годами чутьё подсказывало - сейчас ей расскажут нечто любопытное.
  Однако не тут-то было. Аллена не проронив ни слова занялась своей трубкой.
  Сначала Арая терпеливо ждала, демонстративно отмахиваясь от дыма. Потом встала и нервно прошлась по комнате. Затем вернулась на трон и в упор уставилась на кузину. Но та была настолько поглощена курением, что не обращала на королеву никакого внимания. Притворялась, конечно. Она всегда притворялась, с самого детства. Притворялась милой девочкой, далёкой от государственных интриг. Притворялась простой эльфийкой. Любящей женой. Примерной матерью. Инквизитором. И бесы знают, кем ещё. Она любила и умела это делать. А Арая... Арая уже давно изучила все её уловки, и теперь видела насквозь.
  - Так что за пакость ты там затеяла?
  - Ну уж нет, теперь я буду задавать вопросы. У меня их совсем немного. Когда кончатся - снова наступит твоя очередь. Так будет честнее.
  - Ладно, валяй, - нетерпеливо махнула рукой Властительница Запределья.
  - Зачем ты затеяла охоту за моей дочерью?
  - А то ты сама не знаешь? На трон хотела!
  - Это сначала. Но сейчас ты уже на троне. Причём не в Альсоро, а здесь. Чего ещё желать?
  - А что, думаешь, нечего? Мне нужны реликвии Уряды.
  - Ещё раз и понятным языком, пожалуйста.
  - Урядой раньше называли повелителя Запределья. У него был ряд реликвий, олицетворяющих могущество. Трон, вот этот самый, - Арая указала на сидение, - диадема и жезл.
  - Но ведь они и так у тебя. Или я чего-то не понимаю.
  - Ничего ты не понимаешь. Фактически - они у меня. Но при этом настроены на твою младшенькую.
  - То есть? - Аллена выглядела растерянной. Для разнообразия - на самом деле растерянной.
  - Они хранились у неё дома. В том мире, где она выросла. Она брала их в руки, и они помнят её ауру. Не знаю, почему именно её. Другим вообще не позволяют к себе прикасаться. Меня ещё терпят и слушаются, потому что я олла. Но стоило реликвиям оказаться рядом с хозяйкой - и они мигом отказались работать против неё.
  - Работать? Так они не просто символы?
  - Ллена, ты действительно не знаешь, или опять прикидываешься? В Альсоро столько книг, описывающих действие этих предметов, а я сейчас должна сидеть и объяснять тебе прописные истины?
  - Как будто я их читала когда-нибудь, эти книги. Сама же знаешь, меня немного другая область магии интересует.
  - А надо было не с трупами возиться, а кругозор развивать. Ладно, слушай. Жезл позволяет легко перемещаться между мирами. Просто протыкает пространство и переносит тебя куда необходимо. Диадема нейтрализует всю враждебную магию вокруг владельца и усиливает его собственные силы. Трон... не знаю, честно говоря. Думаю, он-то как раз и есть просто символ. Впрочем, вот эти два камушка тоже заслуживают внимания, - королева кивнула на подлокотники, украшенные крупными алмазами. Левый сиял ровным, льдисто-голубым светом. Правый оставался тусклым. - Это индикаторы состояния мечей... Что, про Стражные мечи ты тоже не знаешь?
  - Знаю, но в самых общих чертах. На практике механизм инициации помню, а вот теорию - уже с трудом.
  - Ладно, с теорией потом разберёмся. А механизм... Ну да, там же тоже мертвечина, оттого и помнишь. Лунный ты запустила?
  - Вот этот что ли? - Аллена бесцеремонно ткнула пальцем в левый камень. - Ну, я. Только не запустила, а завершила. Запускала, по всей видимости, Марго. А я просто не удержалась от эксперимента. Это уже профессиональное, понимаешь. Нечасто такие интересные трупы встречаются. Да и фонил этот парень на всю округу. Если не я - так кто-нибудь другой наткнулся бы. Хотя, до рассвета бы не нашли, пожалуй. Так он и сгорел бы без толку. А я его практически спасла. Неужели ты не рада?
  - Было бы чему радоваться. Этот паршивец удрал вместе с мечом.
  - Да? Досадно. А я так хотела его исследовать на досуге. Кстати, я и со вторым мечом хотела провести пару опытов...
  - Так ты и его нашла?
  - Ну да. Правда, сама до него добраться так и не смогла. Пришлось устроить так, чтоб его выставили в качестве приза на Турнире Равных. Заодно помогла Марго в этом турнире поучаствовать. Ну и упрямая же девчонка...
  - Вся в тебя, - не удержалась королева.
  - Зато она его выиграла!
  - Так Солнечный меч у тебя? Или у неё?
  - У неё, она с ним ушла.
  - Погоди, так он её слушается что ли? Она же не могла сама его инициировать?
  - Нет, никакой инициации не было, это я тебе точно говорю. Я бы поняла. Да и она ведь не может сама себя...
  - Я уже сама не знаю, что твоя дочь может, а что нет. С какой стороны не подойду - бред какой-то получается. Вот зачем она Олега инициировала?
  - Не имею ни малейшего понятия, - Аллена развела руками. - Я с ней поговорить-то толком не успела. Кстати, она ещё и Костёр в Пещере разожгла заново.
  - Зачем?
  - Замёрзла. Хотя, кажется, она была немного не в себе, когда решила это сделать.
  - А она у тебя вообще хоть когда-нибудь бывает в себе? А то я всё пытаюсь найти в её поступках хоть какую-то логику, и что-то никак не получается.
  - Да ладно. Я вот в твоих поступках логики тоже не вижу.
  - На что ты намекаешь? - удивилась королева.
  - Я не намекаю, я открытым текстом говорю. Рая, мы друг друга не один десяток лет знаем. И никогда особой любви друг к другу не питали. Если и общались, то только в силу обстоятельств. Так какие же обстоятельства вынуждают тебя сейчас так мило болтать со мной?
  Властительница Запределья довольно улыбнулась. Ей уже порядком надоело это хождение вокруг да около. Хорошо, что кузина первая решила перейти к делу. Теперь главное, чтоб она не отказалась. А то очень неудобно получится.
  - Будешь моей советницей?
  - Что? - Аллена подозрительно сощурилась. Сейчас она старательно искала подвох в предложении королевы. Искала... и, к счастью, пока что не находила.
  - Что слышала. Мало захватить трон, надо его удержать. А толковых соратников у меня мало. Считай, что вообще нет. И если Запределье я ещё могу хоть как-то контролировать, то остальные миры... Неужели ты думала, что я ограничусь только этим? Нет? Вот и правильно. Ну так что, как тебе перспектива - стать наместницей в одном из миров? Не сейчас, но в самом ближайшем будущем.
  - Неплохая перспектива, - усмехнулась некромантка. - Только вот за что мне такое счастье? Как-то не верится, что в тебе вдруг проснулись родственные чувства.
  - Ещё чего! Просто, я подумала... Если у меня никак не получается убить твою дочь... Так может, ты уговоришь её добровольно отказаться от реликвий? Тогда титул Уряды сам по себе перейдёт ко мне. Видишь, ничего страшного я не замышляю.
  - Да, звучит заманчиво. Только вот никаких гарантий ты, конечно, не дашь. И что помешает вышвырнуть меня, как только я перестану быть тебе нужной?
  - Здравый смысл. Я действительно не удержу трон в одиночку. Даже раньше, в лучшие времена, по обе стороны от Уряды стояли Стражи. С мечами. Хочешь меч?
  - Умирать ради тебя? Ну уж нет, на такое я не подписывалась! А вот изучить, как эта штука работает, не отказалась бы. Хм... кажется, мне всё-таки нравится твоё предложение. Только не считай, что я согласна. Мне нужно время, чтоб подумать.
  Арая украдкой перевела дух. Кажется всё. Это, конечно, не полная победа, но уже ощутимый перевес. Древние мудрецы были правы - врагов надо держать под рукой, так гораздо легче их контролировать. И убивать, при необходимости, тоже проще тех, кто рядом. Чтоб не гоняться потом за ними по всем мирам.
  - Ладно, думай. Торопить не буду. Только учти, что пока ты прикидываешь варианты, я продолжаю искать твою дочь. Ведь ты пока что не согласилась. Значит, и я не отказалась от планов по её устранению.
  - Ага, - небрежно отмахнулась Аллена. Королеве даже показалось, что слова про дочь некромантка вообще пропустила мимо ушей. О Стражных мечах и возможном наместничестве она слушала гораздо более внимательно. - Ух ты! Глянь-ка сюда!
  Арая немедленно повернулась туда, куда указывала кузина - к правому подлокотнику трона - и обомлела. Мутный алмаз медленно наливался алым.
  
  

Глава 4. Магия клана Арфеналме

  
  Отмахиваться сразу ото всех было неудобно. Спасало только то, что нападающие никак не могли решить, кто из них достоин зарубить меня первым. Вот и лезли все трое, мешая друг другу. А я крутилась между ними, как комар, за которым охотятся одновременно дед с тапком, бабка с мухобойкой и похмельный сосед со сложенной в трубочку газетой. В такой ситуации не больно-то покусаешься, в живых бы остаться.
  Тем более что кусаться не особо и хотелось. Отвратительное ощущение, что я поднимаю меч против своих, крепло с каждой секундой. Как я не старалась, но у меня совершенно не получалось воспринимать обитателей перевала как врагов. Они были противниками, соперниками... Да, всего лишь соперниками, как на тренировке. А значит - надо было просто блокировать их удары и в нужный момент останавливать свои, не доводя дело до кровопролития. А это совсем не так легко, как может показаться. Честное слово, лучше бы я била всерьёз. Тогда хоть не было бы так обидно, что хороший удар пропадает впустую.
  - Эй, хватит выпендриваться, ты, недомерок остроухий. Веди себя как мужик, а не как девка на балу, - проревел один из нападающих.
  - А может, он просто хочет, чтоб с ним тоже как с девкой? Разложить посреди двора, да отодрать всем отрядом?
  Я нервно сглотнула. Не столько от предложенной перспективы, сколько от осознания того, что у противников ещё были силы болтать. Даже не запыхались, заразы. И плевать им, что я еле стою. Вот сейчас как шиндарахну пульсаром по самой наглой роже...
  Пальцы сами сложились в нужный жест, но выпускать магию я не спешила. Такие вещи нужно приберегать на самый крайний случай. А то раскидаю я эту троицу - так со стены меня сразу же расстреляют лучники. Разом и с ведьмой поквитаются, и с нарушительницей расправятся, и за своих отомстят. Нет уж, пусть лучше вокруг меня прыгают мечники, загораживая обзор своим же стрелкам. Ещё пару минут продержусь, а потом...
  Неутешительную мысль о том, что произойдёт потом, я додумать не успела. За спиной послышались торопливые шаги, а потом какая-то возня. Очень хотелось обернуться и посмотреть, что там происходит, но кто бы мне дал. Оставалось только продолжать это дурацкое бескровное сражение и надеяться, что сзади друзья, а не враги.
  - Айка, потерпи немножко, у меня есть идея! - прошелестел на самой границе слышимости срывающийся голос Хэйнара. Опять этот ребёнок лезет помогать, когда его никто не просит!
  Очень хотелось высказать остроухому недорослю всё, что я о нём думаю, но сил на это уже не было. Я и без того едва успевала следить за противниками. На меня наседали всё яростнее, и каждое столкновение клинков отдавалось в голове тяжёлым гулом. Из-за этого я никак не могла понять, что творится сзади. А там явно что-то происходило.
  - Хэйн, ты точно справишься? - Сосредоточенное сопение парнишки перекрыл голос Эла. Вот тоже неуёмное создание.
  - Всё будет нормально. Уноси Тирена. И подальше.
  - Только попробуй тут помереть.
  - Не дождётесь! - буркнул эльфик. Но как-то очень уж неуверенно.
  - Хэйн, ты малолетний придурок, - всё же прорычала я сквозь зубы. Не думаю, что кто-то услышал, но на душе полегчало. Что же этот раздолбай задумал?
  Понятно, что парнишка отвёл глаза всем окружающим, иначе их возню давно бы заметили и пресекли. А Эл, находясь под прикрытием заклинания, успел утащить того темноволосого. Ну и уходили бы на пару, а я бы тут как-нибудь одна... Наверно...
   - Айка, ещё чуть-чуть продержись, я почти закончил.
  Ага, почти. Я вот тоже почти закончилась. Только кого это интересует...
  Удары сыпались беспорядочным градом. Я не то что нападать, даже отбиваться уже нормально не могла. Просто махала мечом наугад, ни на что особо не надеясь. Пока что везло.
  За спиной Хэйнар нараспев читал заклинание. Незнакомое.
  - Открылся! - вдруг триумфально завопил кто-то из нападавших. Свист его клинка я ещё услышала, а подставить свой уже не успела. Хотя честно попыталась, даже рукой успела махнуть в нужном направлении. Вот по руке мне и попало.
  Боли почти не было, только пальцы почему-то разжались и меч с глухим стуком отлетел в сторону. А перед глазами всё поплыло, будто на непросохший акварельный рисунок выплеснули стакан воды. Красной.
  Я так и не поняла, каким образом сумела удержаться на ногах. Очень хотелось упасть и больше не рыпаться. Но я почему-то продолжала упрямо стоять. Кажется, даже ровно. Почти.
  - Всё, готов, - почти дружелюбно заметил один из солдат. - Даже добивать жалко, совсем ведь ребёнок ещё. Жить бы да жить...
  - Сам ты ребёнок, - прохрипела я. И махнула левой рукой, выпуская пульсары. Три штуки сразу, по одному на каждого.
  Попал ли в цель хоть какой-то из них, я уже не видела, потому что отдача сбила меня с ног. В самом прямом смысле. Я проехалась спиной по камню, чудом не врезавшись в Хэйнара. Последние слова своего длиннющего заклинания эльфик торопливо выкрикивал стоя прямо надо мной. Но их значение от меня всё равно ускользало.
  Естественно, ни о какой маскировки речи уже не было. Отводящие глаз чары слетели с мальчишки, как пушинки с одуванчика, стоило ему только повысить голос. И теперь нападающие силились понять, откуда здесь взялся ещё один эльф.
  Не знаю, сколько времени понадобилось бы моим противникам, чтоб должным образом оценить обстановку... Но, в любом случае, этого времени Хэйн им не предоставил.
  Земля задрожала. Сперва едва ощутимо, затем всё чувствительнее. Со склонов посыпались мелкие камушки, откуда-то сбоку раздался треск и грохот.
  - Обвал! - завопил какой-то любитель объяснять очевидное.
  - Землетрясение! - подхватил другой.
  На нас уже не нападали. И правильно - в такой ситуации себя бы спасти.
  К слову о спасении... Парнишка наверняка не озаботился поставить хотя бы плохонький щит. Значит, и нас вполне может накрыть не в меру ретивым булыжником. Но говорить об этом сейчас было бы верхом бестактности. В конце концов, он же меня спасал.
  Я с трудом сфокусировала взгляд на эльфике:
   - Ну вот, а ты говорил - бесполезная стихия.
  - Ошибался, - пробормотал Хэйнар. А потом закатил глаза и повалился рядом со мной. Всё, отколдовался! Чистокровный, чтоб его!
  Земля дрожала всё сильнее. Убраться бы отсюда, пока не поздно. Только как?
  Я с трудом перевернулась на живот, потом встала на четвереньки. И тут же упала снова. Левая рука всё ещё гудела от магической отдачи (однако, переусердствовала я с пульсарами), правая просто не слушалась и на каждую попытку движения отзывалась дикой болью.
  Вокруг громыхало, трещало и бабахало. Совсем рядом просвистела здоровенная каменюка, а следом за ней ещё одна. Кажется, наш эльфик слегка перестарался.
  Паренёк тихонько застонал, словно в ответ на мои мысли. Ну да, я бы от такого тоже застонала. Хотели-то как лучше. А получилось - как лучше не вспоминать.
  - Айка, беги, - прошептало это остроухое недоразумение, не успев толком прийти в себя.
  - Ага, вот сейчас брошу тебя здесь и телепортируюсь в неизвестном направлении, - фыркнула я. Не объяснять же ребёнку, что я сейчас вообще никуда бежать не в состоянии. Ни с ним, ни в гордом одиночестве. А вот телепорт... А хорошая идея! Должно же у меня хоть когда-то получиться. И почему бы не сейчас? Олла я, или кто?!
  - Хэйн, обними меня.
  - Что? - Я уже почти ничего не видела, но готова была поспорить, что глаза парнишки округлились до предела.
  - Обними, говорю. Крепко. Так крепко, как только сможешь.
  - Но я же.. Ты же...
  - Ты что, никогда девушку не обнимал?
  - Неа.
  - Тогда тем более обними. Надо же когда-то начинать!
  Ладони Хэйнара легли мне на плечи. И это у него называется 'обнять'! Ну да ладно, прорвёмся. И почему меня всегда тянет на какие-то магические эксперименты именно в тот момент, когда больше всего хочется просто отключится и ни о чём не думать?
  Знать бы ещё, что надо делать... Но если колдовство для оллы такой же естественный процесс, как дыхание, то... Никто ведь не учил меня дышать!
  - Пошли, Хэйн.
  - Куда? Мы же лежим?
  - Знаю. Просто пошли. Вперёд.
  Я не слышала, сказал ли эльфик что-нибудь ещё. Я вообще больше ничего не слышала. Все звуки отошли на второй план, а затем и вовсе исчезли. На меня разом навалились тишина и темнота.
  Сначала мне показалось, что я падаю в обморок. Потом - что просто падаю. А потом темнота вдруг прорвалась огоньками звёзд, и под моими ногами возникла радужная дорога. И я совершенно точно знала, что она выведет меня туда, куда надо.
  ...Вывести-то выведет, но ведь по ней ещё и пройти надо. Желательно - вместе с Хэйном, не терять же парнишку в междумирье.
  Вот мы и ковыляли, поддерживая друг друга. Спотыкались, запинались, едва переставляли ноги - но шли. Казалось, этот сюрреалистический марш-бросок растянулся на целую вечность. Однако мы не сделали и десятка шагов, когда разноцветная пульсирующая поверхность треснула, и мы в обнимку выпали в реальный мир. Именно выпали - портал открылся в нескольких метрах над землёй.
  Мягкой посадки не получилось: я повторно приложилась затылком обо всё ещё дрожащие камни, мимоходом заставила их успокоиться... И наконец-то смогла полноценно отключиться.
  
  Может, меня и старались привести в чувство, но попытка успехом не увенчалась. Очнулась я сама, от происходящей неподалёку тихой беседы. Сначала голоса сливались в сплошной монотонный гул, но постепенно в голове прояснилось, и я смогла различить слова.
  - ...теперь делать? - голос Хэйнара звучал немного неуверенно, но в целом - вполне бодро. Значит, пришёл в себя, колдун недоделанный! Уши бы ему надрать за это землетрясение!
  - Откуда мне знать! Я же не врач, - раздражённо буркнул кано.
  Ага, так мы всё-таки догнали эльфов, когда срезали путь через междумирье. У меня отлегло от сердца. Всё же я до самого конца не была уверена в правильности направления. Попробуй-ка понять, куда идти, когда в мозгах такая каша. Так что с меня сталось бы открыть выпускающий портал где угодно - хоть над лагерем Дамира, хоть в особняке Хозяина. Последнее, конечно, было предпочтительнее... Но тогда я опять потеряла бы Ксанку. Надеюсь, она никаких глупостей не наделала, пока я была в отключке... И сумел ли Эл вытащить моего темноволосого спасителя?
  - А Тирен как? - словно прочитал мои мысли Хэйн.
  - Спит.
  - А с ним точно всё будет в порядке?
  - Слушай, что ты ко мне пристал, а? Не знаю! И вообще, иди спать. Нечего тут бегать.
  - Не хочу я спать, - вздохнул эльфик. - Да и утро уже скоро. Мы же всё равно дальше пойдём, как только рассветёт?
  - Куда мы пойдём? Раненые идти ещё не в состоянии, здоровые - уже не в состоянии. Ты сам-то как?
  - Нормально. Голова слегка кружится, а так - ничего.
  - Нормально, значит? Да? - в голосе командира отчётливо послышалась угроза.
  - Ой, ухо! Ухо отпусти, кано! Ну чего ты делаешь! - запричитал Хэйн. Кажется, антигуманные мысли о наказании не только меня посетили.
  - Я? Это ты что делаешь, неуч малолетний! Кому было сказано - не отставать? Кому было сказано - не помогать? А ещё не своевольничать, не колдовать сверх необходимого и вообще не выпендриваться? Ты хоть понимаешь, что натворил? Ты в курсе, что этот твой обвал мог не только людей, но и нас засыпать? И тебя заодно. Понимаешь, да?
  - Да понимаю я всё... так ведь выхода не было.
  - Выхода у него, видите ли, не было! Был у тебя выход. Замечательный. Идти вместе со всеми и не строить из себя великого героя.
  - Так ведь не я же один...
  - А с теми двумя я ещё поговорю. Потом.
  - Может, со мной тоже потом, а?
  - Нет уж, с тобой - сейчас. Впрочем, говорить больше ничего не буду. Просто отлуплю так, чтоб неделю сидеть не мог. Потому что иначе ты не понимаешь.
  - Не надо, кано. Я больше не буду, честно!
  - И не ори, а то остальных разбудишь. Снимай штаны!
  - Кано, - я всё-таки решила вмешаться в процесс показательной экзекуции. Не по доброте душевной, просто очень уж голова болела, а от каждого эльфийского вопля становилось только хуже. Даже говорить получалось с трудом. А глаза открыть и повернуться я вообще оказалась не в состоянии. Все мышцы словно одеревенели. Ну да ничего, переживём. Я же олла, я же всемогущая. Иногда.
  - Чего тебе? - угрюмо бросил Файриан, нисколько не удивляясь, что я пришла в себя.
  - Отстаньте вы от ребёнка, а? Он же хотел как лучше. А если так не терпится - можете меня отлупить. Во-первых, это всё из-за меня случилось. А во-вторых, мне сейчас ударом больше, ударом меньше - никакой разницы. Можете оторваться по полной.
  - По конвенции двадцать шестого года рукоприкладство по отношению к военнопленным неприменимо. Так что обойдёшься, - хмыкнул эльф. И после затянувшейся паузы всё же спросил: - Как чувствуешь себя?
  - Отвратительно, - честно созналась я. Обычно мне надо было просто отлежаться как следует, а организм за это время восстанавливался сам. Поэтому любая болезнь у меня проходила в нудной полудрёме, из которой я выходила вполне готовой к активным действиям. А в этот раз голова болела до тошноты, но заснуть почему-то не получалось. - Кано, что со мной?
  - Я не врач.
  - Я знаю. Но хоть примерно...
  - Жить будешь.
  - Только плохо и недолго, да?
  - Молчи, а то накаркаешь.
  - Кар-кар! - не сдержалась я.
  - О, боги, - привычно застонал командир. - И за что ты только свалилась мне на голову?
  - Сами поймали, - напомнила я.
  - Это в первый раз поймали. А кто пару часов назад с неба рухнул? А ведь говорила, что порталы делать не умеешь?
  - Я и не умею.
  - Ну да? Как будто я не видел!
  - Так я же нечаянно. Просто вдруг само получилось. В последний момент.
  - Да неужто? - Если бы каждая нотка сарказма в голосе кано вдруг стала крупинкой соли, то её хватило бы на засолку целой бочки огурцов. - Я уж думал, начнёшь врать, будто на крыльях прилетела.
  - На крыльях я не... Чёрт! - озарение стукнуло меня по голове пудовой кувалдой.
  - Что?
  - Я меч там забыла.
  - Ну и дура.
  - Знаю, - уныло согласилась я, втайне уверенная, что 'дура' - это ещё очень мягко сказано. Лучше бы я голову там оставила, всё равно она ничего не соображает и болит. Но меч! Забыть этот крылатый раритет на вражеской территории...
  Стоп! Когда это она успела стать вражеской? Совсем мне мозги выбило, что ли? Это же наша территория, людская. А враги - эльфы. А я - отважный разведчик в стане врага. Или что-то типа... Нет, так больше нельзя. Надо с головой что-то делать, пока все тайны не выболтала.
  - Кано, я посплю, ладно? - спросила я, надеясь, что командир ещё никуда не ушёл и расслышит моё невнятное бормотание.
  - Давно пора, - немедленно откликнулся эльф. - И постарайся... Тссс!
  - Что? - переспросила я, думая, что не расслышала.
  - Тихо. Здесь кто-то есть.
  Я мысленно ругнулась, прощаясь со сном. Неужели нас выследил кто-то из отряда Дамира? Вот ведь неуёмные ребята. И чего им в лагере не сидится?!
  А может, всё не так уж и страшно, и никаких солдат вокруг и в помине нет? А Файриану просто почудилось. Мало ли, ящерка какая проползла, или ветром веточку качнуло... Но не спрашивать же, когда открытым текстом велели молчать.
  Командир, как назло, приказ отменять не спешил и вообще признаков жизни не подавал. Я даже начала беспокоиться: а вдруг его уже оглушили и связали? Или даже сразу убили? Правда, я бы тогда услышала хоть что-то. Возню, шаги... А вокруг стояла полнейшая, беспросветная тишина. Даже птицы не щебетали.
  Изнывая от любопытства, я попыталась снова открыть глаза. В этот раз у меня даже получилось. Только это свершение мне никоим образом не помогло - разглядеть в светлеющем предрассветном небе окружающую обстановку не получилось никак. Значит, надо хоть голову повернуть. И желательно - без лишнего шума.
  Шея оказалась упрямей, чем глаза, и слушаться меня ни в какую не желала. Даже чуть-чуть. Но в тот момент, когда я почти отчаялась справиться с непокорным организмом, где-то совсем рядом хрустнула ветка. Звук прозвучал настолько резко и неожиданно, что я вздрогнула всем телом и села, обшаривая взглядом окрестности.
  Мы находились на небольшом пологом холмике, поросшем жёсткой травой. Судя по всему, это был самый край Пёсьего Кряжа. Значит, почти добрались до Ородрива.
  Эльфы вокруг изображали лежбище морских скотиков. То есть живописно рассеялись по округе в позах из серии 'Как упал - так и уснул'. Бодрствовали только Хэйнар, сидящий на корточках рядом с догорающим костром, и кано, стоявший неподалёку от меня. Я, в свою очередь, сидела (а до этого - лежала) на чьём-то плаще. Плащ был старый, потрёпанный и щедро украшенный красновато-бурыми пятнами. Кровь, по всей видимости, была свежей. И почти наверняка - моей.
  Нервно сглотнув, я скосила глаза на правую руку. Сразу вспомнилось, с какой силой по ней рубанули. В какой-то момент даже мелькнула дикая мысль, что мне её так и совсем отрубить могли.
  Но к счастью, рука была на месте. Судя по всему, удар вообще пришёлся плашмя. Зато теперь моя конечность была надёжно зажата с двух сторон какими-то палками, и крепко замотана поверх. Сломала я её что ли? Как же некстати-то! И как теперь фехтовать?
  И если кровь не от этого, то... Левая рука поспешно метнулась к голове. Пальцы сразу же нащупали абы как наложенную повязку и слипшиеся волосы. Да, качественно я приложилась. Неудивительно, что башка так трещит.
  Больше я рассмотреть не успела, потому что одновременно со способностью двигаться организму вновь вернулась чувствительность. Лучше бы не возвращалась, потому что теперь он болел. Весь. Каждая клеточка. Кажется, даже волосы и ногти каким-то образом умудрялись чувствовать боль. Застонав, я рухнула обратно на плащ. И зачем только вскакивала... Ах да, ветка!
  Я с трудом собрала мысли в кучу и припомнила, откуда шёл хруст. Осталось самое сложное - туда повернуться. С головой, напоминающей чугунную гирю, сделать это было не так-то легко. Зато когда я наконец-то совершила этот подвиг, то обнаружила, что народу заметно прибавилось.
  Незваные гости появились одновременно со всех сторон, и было их не меньше десятка. Думаю, если бы они хотели прирезать нас прямо здесь и сейчас, то это не составило бы им никакого труда. К счастью, вновьприбывшие нападать не спешили. К тому же все они оказались эльфами. Причём настолько классическими, что, казалось, профессор Толкиен своих остроухих именно с них и писал - высокие, подтянутые, с надменными взглядами. А ещё умытые, причёсанные и в чистой одежде. Короче, по сравнению с нашей побитой компанией они казались практически небожителями.
  Главный небожитель вступил на поляну чуть позже остальных. Скорее всего, до этого прятался за кустами. Хотя мне бы и в голову не пришло, что такой может где-то прятаться. Эльф выглядел так, словно не по взгорью гулял, а на светский приём направлялся. Весь прилизанный, отглаженный и надушенный. Даже военная форма смотрелась на нём как парадный костюм.
  - Вот, значит, как, - франт зевнул, деликатно прикрыв рот узкой ладонью.
  Не знаю, что он имел в виду, но этих слов хватило, чтоб и Файриан, и Хэйнар дружно вытянулись по стойке смирно. Остальные члены команды вставать не спешили, хотя я видела, что многие из них уже проснулись. Отглаженный эльф тоже обратил на это внимание. Он неторопливо обвёл взглядом засонь, уставших после ночного марш-броска, и лениво бросил:
  - Подъём.
  Сказано это было тихо и совершенно равнодушно. Однако те, кто был в состоянии стоять, сразу же оказались на ногах. Даже у меня возникло желание вскочить и отдать честь. Впрочем, я его успешно подавила. Не хватало ещё пресмыкаться перед каждой эльфийской рожей.
  - Полковник, что ты здесь делаешь? - первым нарушил молчание Файриан.
  Дружелюбные слова совершенно не согласовались с настороженной интонацией, с которой были сказаны. Я даже не сразу сообразила, что виной всему дурацкая эльфийская привычка всем 'тыкать'. Отстранённое 'вы' звучало бы здесь более уместно.
  - Гуляю, - Брезгливо поджатые губы почти не шевелились. - А ты?
  - Я... мы... - кано замялся. Затем, решившись, сделал шаг вперёд и опустился на одно колено: - Полковник Арфеналме, вверенный мне отряд этой ночью совершил прорыв через границу. Эта операция не была согласована с вышестоящим руководством. Более того, она была прямым нарушением приказа, согласно которому нам следовало до последнего оставаться на месте и ждать. Но обстоятельства последних дней вынудили меня принять самовольное решение о прекращении операции и немедленном возвращении. Ответственность за всё происходящее я беру на себя, поэтому...
  - Капитан Бронве, что это за комедия? - сощурился полковник.
  Ух ты, а у нашего Файриана ещё и фамилия есть. Почему-то раньше я об этом не думала. Наверное потому, что его и по имени-то редко когда называли. Но это мелочи, а вот Арфеналме... Если эта разряженная остроухая зараза действительно тот самый полковник Арфеналме, то можно считать, что меня уже повесили. И даже не важно, за что. Этот найдёт. Чёрт, надо было всё-таки встать при его приближении. На всякий случай.
  - Я счёл необходимым ввести тебя в курс дела.
  - Отставить. Докладывать будешь в замке и без посторонних. Сворачивайте лагерь.
  - Мы не можем так сразу. У нас двое раненых, - признался кано.
  - А здоровых сколько?
  - Десять.
  - Этого вполне достаточно, чтоб транспортировать двоих.
  - Да, но среди этих десяти пленная человеческая колдунья, за ней тоже надо следить.
  - Вот как... - эльф повернулся к блажено сопящей возле кострища Ксанке, и его холёное лицо впервые за всё время сменило своё брезгливое выражение на вежливую заинтересованность. - Колдунья - это неплохо. А это кто? - Он бесцеремонно ткнул в меня пальцем.
  Кано уставился на меня, будто в первый раз увидел. Во взгляде явственно читалось 'О, боги! И за что мне это всё?'
  - Ещё одна колдунья, - наконец выдавил он. - Только наша. По всей видимости, пыталась дезертировать.
  - По всей видимости? - переспросил Арфеналме.
  - А она не помнит. Точнее, говорит, что не помнит.
  - Форма наша, - уверенно заявил полковник. А я в который уже раз поразилась, как эти остроухие умудрялись понять, что бесформенная рвань на мне - это именно форма. И почему именно эльфийская? Как будто больше никто зелёное не носит. - Нашивки спороты, но... Ну-ка дай правую руку.
  Я решила не артачиться, и послушно протянула эльфу упакованную в лубки конечность. Он немедленно развернул её ладонь вверх, да так резко, что я заскулила от боли. Экзекутор чёртов!
  - Колдунья, значит... А мозоли почему-то как у мечника. Откуда ты? Под чьим командованием служила?
  - Не помню, - сквозь зубы процедила я, с каждой минутой проникаясь к Арфеналме всё большей ненавистью.
  - Значит, вспомнишь. А теперь вставай. - Эльф наконец-то отпустил мою руку. - Ноги у тебя целы, так что нечего тут хворую принцессу изображать,
  - Но она же не может... - робко начал Хейнар.
  - Может, может. Просто не хочет. А если и свалится, так проще повесить её тут, чем делать носилки и тащить в Ородрив исключительно для того, чтоб вздёрнуть там. Кстати, тебе, рядовой, я настоятельно рекомендую впредь обращаться ко мне как положено.
  - Слушаюсь, полковник, - неожиданно громко рявкнул эльфик. И нарочито браво промаршировал через поляну, остановившись почти вплотную к Арфеналме. - Господин полковник, разреши доложить?
  - Разрешаю, - несколько удивлённо ответил остроухий.
  - Полковник Арфеналме, довожу до твоего сведения, что по закону для суда над магом в военное время необходимо присутствие как минимум трёх офицеров. Здесь и сейчас я вижу только тебя и кано... то есть капитана Бронве. Следовательно, здесь ты Айку даже обвинить как следует не можешь, не то, что повесить. Кроме этого, если ты, полковник, попытаешься нарушить этот закон, или каким-то образом его обойти, я клянусь тебе, что встану на защиту справедливости с оружием в руках. И, кстати, если ты сейчас думаешь над тем, как меня наказать за эти слова, то напоминаю, что я тоже маг. Поэтому до возвращения в крепость ты ничего мне не сделаешь по той же самой причине. Доклад окончен.
  Я улыбнулась, несмотря на боль. А парнишка-то растёт. Кажется, ночное приключение положительно сказалось на его самооценке. Но ведь нарывается же! В открытую нарывается на неприятности. Нет, мало ему в детстве уши драли, мало.
  Арфеналме, впрочем, выслушал весь этот монолог совершенно спокойно. Даже, кажется, не моргнул ни разу. Только медленно стянул с правой руки перчатку, полюбовался на тонкие пальцы с коротко остриженными ногтями... а затем резко ударил Хейнара по щеке.
  - За что? - завопил подросток, толи не успевший, толи даже не попытавшийся уклониться. - Ты не имеешь права. По закону офицер не может...
  - Могу и буду. Не как офицер, а как отец. Ещё раз выкинешь нечто подобное - ударю кулаком, и останешься без зубов. Понял, рядовой?
  - Да, - понуро кивнул Хейн, разом растеряв весь свой задор.
  - Ещё раз!
  - Да, полковник Арфеналме.
  - Хорошо. А теперь марш собираться. А ты... - остроухий перевёл взгляд на меня, - вставай, хватит валяться. Не сможешь идти сама - этому позору рода придётся нести тебя на руках. А он мальчик слабый: не уронит, так надорвётся. Так что не советую. И, кстати, кто-нибудь, накапайте им антимагического зелья.
  - Обоим? - педантично уточнил один из пришлых эльфов, доставая фляжку.
  - Нет, всем троим.
  Я мысленно чертыхнулась. Не забыл, скотина разряженная. Даже про Ксанку не забыл. А я так надеялась.
  Впрочем, чтобы напоить зельем мою сестру, её требовалось сперва разбудить. А пока что она мирно сопела, свернувшись в клубочек неподалёку от костра. Чтоб вернуть её из царства снов в реальный мир требовалось нечто большее, чем прибытие Арфеналме с отрядом.
  Поэтому сперва фляжка с зельем была предложена мне. Я отхлебнула и демонстративно поморщилась. В принципе, жидкость была не такая уж и противная. Скорее, безвкусная, как будто в воде размешали толчёный мел. Но ощущения, возникавшие при питье, были далеки от приятности. Будто в организм проникло нечто чужеродное, противоречащее самой природе. Магическое восприятие отрубало быстро и качественно. Куда качественней, чем при наружном использовании порошка.
  Я сразу почувствовала себя ещё хуже, чем раньше. Хотя, казалось бы, куда уж хуже. Но, видимо, всё последнее время я держалась исключительно на пресловутой олльской магии, не дававшей мне совсем уж расклеиться. А как только её не стало - исчезла и сила, удерживающая меня в сознании. Я сморгнула, пытаясь понять, почему вдруг так смазались очертания людей и предметов. Не помогло - деревья, лица, горы и облака окончательно слились в одно целое.
  - Да чтоб вас...
  - Что такое, милая колдунья? Неужели тебя что-то беспокоит? - донёсся откуда-то извне странно искажённый, но от этого не менее противный голос эльфийского полковника. И я вдруг чётко поняла, что эта высокородная скотина всё знает. Знает, что мне плохо. Знает, почему мне плохо. И знает, что я знаю, что он знает... А не знает - так догадывается.
  Я кое-как сфокусировала взгляд на том месте, где, как мне казалось, стоял Арфеналме. Разглядеть его как следует мне так и не удалось, да этого и не требовалось. А вот на то, чтоб глубокомысленно бросить в пространство 'Да пошёл ты...' меня ещё хватило.
  Кажется, он даже уточнил, куда следует идти.
  А потом... я бы, наверное, упала. Если бы не лежала.
  
  * * *
  
  Утро началось с вопля.
  Олег резко сел в кровати, готовый мгновенно подхватиться и прыгать куда угодно - хоть в окно, хоть в портал... Но никакой опасности в пределах видимости не наблюдалось. В пределах слышимости тоже. Разве что пение Варвары наводило на мысли о сигнале противовоздушной обороны. По крайней мере, по ушам било так же, если не хуже.
  - Мам, ну я же просил тебя не исполнять при мне ваши национальные напевы. Орёшь, как стая голодных кошек. А если услышит кто-нибудь?
  - Да кто услышит-то? На этом пепелище даже птиц нет.
  - Странные у тебя представления о пепелищах, - пробормотал парень, оглядываясь по сторонам.
  Они находились в просторной светлой комнате, большую часть которой занимали огромный стол и печка. То есть исключительно то, что всегда было необходимо Варваре для комфортного существования. Она и сейчас занималась любимым делом - так увлечённо вымешивала тесто в большущей миске, что мука летела во все стороны.
  - А с чем пирожки будут, - поинтересовался Олег, подбираясь поближе.
  - Для тебя - с мышьяком. Или со стрихнином, на выбор.
  - Не понял. Я в чём-то провинился?
  - А ты как думаешь? Ничего не хочешь мне рассказать?
  - Ну... Тебе всё подряд, или что-то конкретное? А то столько всего произошло с того момента, как Арая нас поймала.
  - Вот-вот! Можешь начать именно с этого. Или с того, как ты стал её домашней собачкой, выполняющий любые приказы. Хвостом не вилял, нет? А туфли языком не облизывал?
  - Мам!
  - Да хоть 'мам', хоть не 'мам'. Нашёл, кому служить!
  - Я просто не хотел, чтоб она тебя убила. Снова.
  - Балда. Во-первых, я ей не по зубам. А во-вторых... даже если бы и убила. Моё время давно вышло, больше бояться нечего. Это тебе надо наконец-то научиться думать своей головой и заботиться о себе самостоятельно. А то стоит мне умереть, как у тебя срывает крышу. Вот сейчас - сколько тебе понадобилось, чтоб нажить неприятности?
  - Да разве это неприятности? Подумаешь, руку прострелили.
  - Вчера, когда я тебя вытаскивала, ты не так беззаботно к этому относился. Даже встать сам не мог.
  - Мало ли, что было вчера! Сегодня-то всё в порядке, - отмахнулся Олег. После колдовства Варвары от боли и слабости не осталось и следа, а тонкий, едва заметный шрам можно было рассмотреть, только очень постаравшись. - И вообще, мам, ты кудесница!
  - Мог бы и сам вылечиться, если бы хотел, - буркнула ведьма, но было заметно, что похвала ей приятна.
  - Как? Нам же заблокировали всю магию.
  - Вот учишь тебя непутёвого, учишь... Все блоки такого рода ставятся исключительно на физическом уровне. А магия - понятие нематериальное, она в душе. Как ты предлагаешь душу блокировать?
  - Да я вообще ничего не предлагаю. Просто хочу понять, как ты это делаешь. Вот от Араи ты как сбежала?
  - А как все сбегают? Сначала ножками, а потом амулет свой забрала - и дальше через портал. Дел-то на пять минут, подумаешь.
  - Если на пять минут, то почему ты там до этого столько времени сидела?
  - Наблюдала. Изучала. Думала. И надеялась, что ты в кои это веки выкрутишься самостоятельно. А ты вместо этого во что вляпался?
  - Во что? - недоумённо переспросил Олег.
  Пока он обдумывал, что ведьма имеет в виду, Варвара вытряхнула тесто на стол и принялась раскатывать. Делала она это вдумчиво и с полной самоотдачей. Казалось, ничего вокруг её больше не заботит. Даже сын.
  Олег выждал для приличия несколько минут, но ответа на вопрос так и не дождался.
  - Мам, так о чём ты? Что я ещё натворил?
  - Это я от тебя хотела бы услышать. Что у тебя с аурой? Она перекручена, как фарш в мясорубке. Узлы какие-то непонятные, цвет опять сменился. Что это значит?
  - Я не уверен, но... В общем, есть одно предположение.
  - И?
  - Ты только не волнуйся. Понимаешь... - Олег задумался, прикидывая, с чего начать. Общаться с помощью намёков и полутонов он никогда не умел, а говорить такие вещи открытым текстом было чревато. Любимая матушка могла и стукнуть чем-нибудь в порыве чувств. Впрочем, всё равно же узнает рано или поздно. - В общем, меня тут немножко убили.
  - Что значит 'немножко'? - Нет, ведьма не кричала. Но от её шёпота хотелось сбежать на край света, заживая уши.
  - Я нечаянно. Так получилось. Тем более, я же потом воскрес.
  - Ага, я вижу, как ты воскрес, - кивнула ведьма, взмахивая скалкой. Мучное облако взвилось в воздух, немедленно запорошив всю комнату.
  Удар пришёлся прямо по лбу.
  - Больно! - пробормотал парень, потирая голову.
  - А что делать, если ты по-другому не понимаешь? Рассказывай давай, что стряслось?
  - Может потом, а? После пирожков? А то на голодный желудок как-то не тянет. И всё-таки, они с чем будут? С капустой, да?
  - Какой же ты ещё ребёнок! - невольно улыбнулась Варвара, возвращаясь к тесту.
  - На себя посмотри, - парировал Олег, радуясь возможности перевести разговор на другую тему. - Выглядишь, как старшеклассница. И одеваешься также. С какой нимфетки ты сняла эти драные джинсы?
  - А что? Хорошие джинсы, удобные. А тело ты мне, между прочим, сам выбирал.
  - Я его не выбирал. Какое досталось... Радуйся, что хоть женское. Но всё-таки... За столько лет оно не постарело ни на год. Как ты это делаешь?
  - Должны же у меня быть свои маленькие женские хитрости.. В конце концов, я ѓ- ведьма, а не шарлатанка-предсказательница. Так что не забивай себе голову ерундой. Лучше бы подумал, почему сам до сих пор выглядишь как мальчишка.
  - Ну почему сразу мальчишка? Лет двадцать с хвостиком мне обычно дают.
  - Во-во, двадцать. А тебе сколько? Даже если вычесть те семь, которые ты провёл у Высших? Ну, сколько?
  - Э-э-э... - Парень задумчиво потеребил светлую чёлку, попутно пытаясь сопоставить в уме календари разных стран и миров. И, наконец, сознался: - Не помню я. Сколько мы уже по мирам мотаемся? Лет пять?
  - Почти двенадцать, - педантично поправила Варвара.
  - Серьёзно? Ну, тогда двадцать, да плюс эти двенадцать - это тридцать два года. И плюс ещё те семь, которые не считаются. Правда, я так и не понял, как им удаётся так играть со временем, но в любом случае действие той магии кончилось, как только я удрал от Высших. Слушай, а действительно, почему я не старею-то?
  - Откуда я знаю. Скорее всего, эльфы в роду были. И много.
  - 'Скорее всего', - передразнил Олег. - Ты же мать! Давно бы уже выяснила, кто у меня в предках числится.
  - Я что, генетическую экспертизу должна была провести? А оно мне надо?!
  - Неужели никогда любопытно не было, кого ты подобрала? А вдруг бы я оказался...
  - Кем?
  - Да кем угодно. Хоть пришельцем с Марса.
  - Меньше в компьютерные игрушки резаться надо. Откуда в нашем мире пришельцы, да ещё и с Марса?
  - А эльфы откуда? Они же там все поголовно загибаются от недостатка магии.
  - Ладно, хватит демагогию разводить. Лучше открой дверь, а то у меня руки грязные.
  - Зачем? - не понял Олег, оглядываясь на выход.
  - Открой, открой. К нам гости.
  
  
  

Глава 5. Связанные

  
  Мир вокруг меня мягко покачивался. Казалось, я лежу в колыбели, а матрас подо мной такой же мягкий и пушистый, как и плывущие над головой облака. А вокруг птицы щебечут, и свежая весенняя трава пахнет так опьяняюще, что хочется просто лежать и не о чём не думать. Хотя бы несколько минут. А лучше - целую вечность. Или даже две вечности. Эх, романтика...
  Нахлынувшее лирическое настроение было резко прервано сосредоточенным сопением где-то совсем рядом. Я проморгалась, отгоняя сонное наваждение. Облака, перина и птички - это, конечно, хорошо. А вот Хэйн, вцепившийся в меня, как ростовщик в мешок с золотом - уже хуже.
  Судя по тому, как покраснело от натуги лицо эльфика, тащил он меня уже давно. И отпускать не собирался. Упрямый остроухий ребёнок. Я, конечно, мелкая, тощая и лёгкая... но всё равно не пушинка ведь.
  - Может, помочь? - прозвучал в унисон моим мыслям голос Эла.
  - Я сам, - сквозь зубы прошипел Хэйн и перехватил меня поудобнее. Поудобнее для него, естественно.
  А вот моему помятому организму смена положения крайне не понравилась. Я дёрнулась, шипя от резкой боли в руке:
  - Вот зараза!
  - Кто? Я? - опешил эльфик.
  - И ты тоже. А если сейчас же не отпустишь - ещё как-нибудь обзову.
  - Куда тебя отпускать, ты же идти не можешь!
  - Кто тебе сказал такую чушь? Я всё могу!
  - Ну как хочешь, - Хэйнар явно решил, что с идиотами связываться - себе дороже. И покорно разжал руки.
  Каким-то чудом мне даже удалось приземлиться на ноги. Хотя земля, почувствовав, что на ней стою я, сразу же взбрыкнула и попыталась сбежать. Я вцепилась здоровой рукой в плечо Хэйну и зажмурилась, пережидая головокружение. Помогло. Частично...
  - Знаете, что во всей этой ситуации самое замечательное?
  - А в ней есть что-то замечательное? - искренне удивился эльфик.
  - Несомненно! Например, я сегодня... то есть, уже вчера... не обедала и не ужинала.
  - Тошнит? - угадал Эл.
  Я хмуро кивнула.
  От этого простого движения желудок снова нервно трепыхнулся, а перед глазами потемнело. Так, понятно. Значит, головой лучше лишний раз не шевелить. А ногами?
  Пару шагов по прямой организм выдержал достаточно легко. Стало быть, и дальше не развалится. Тем более что идти нам осталось, судя по всему, не так уж и долго, да ещё и под горку. Хэйн, окончательно убедившись, что тащить я себя больше не позволю, галантно предложил мне руку. Я в ответ совсем некуртуазно на ней повисла.
  - Зря ты себя так мучаешь, - вздохнул эльфик. - Я бы нормально тебя донёс.
  - Не донёс, а дотащил, - поправила я. - Так что хватит строить из себя героя.
  - Ты сегодня явно не с той ноги встала.
  - Уж с какой получилось, - огрызнулась я. И решительно зашагала следом за отрядом. Мы и так уже изрядно отстали. Но Хэйн был, без сомненья, прав. Зря я начала на него ворчать. - Извини. Просто не хочу, чтоб ты воспринимал меня как своё наказание.
  - А вот теперь ты бредишь. Я о тебе забочусь не потому, что отец велел, а просто... ну, просто по-дружески.
  - Так он на самом деле твой отец что ли?
  - Родителей не выбирают, - развёл руками эльфик.
  - Это уж точно, - согласилась я, вспомнив о Муллене. Всяких неприятных слухов о нём ходило уж никак не меньше, чем об Арфеналме.
  Но Хозяин при ближайшем рассмотрении оказался совсем неплохим человеком. Хотя я всё ещё не могла привыкнуть к тому, что он не просто случайный мужчина, волею судьбы спасший меня от работорговцев. Так что как бы хорошо я к нему не относилась, но назвать этого человека папой не получалось даже в мыслях. А уж Аллену мамой - тем более. К ней я вообще относилась крайне настороженно. И никак не могла понять, что из её истории правда, а что она тут же на ходу придумала. А если вдруг не придумала - то почему от её рассказа так явно веет какой-то фальшью и недосказанностью.
  Но эльфийский полковник нервировал меня гораздо больше. С первого взгляда было ясно, что он - расчетливая скотина. И эта скотина, глазом не моргнув, вытрясет из меня всё, что я знаю, и даже чего не знаю. А потом мановением надушенного шёлкового платочка отправит на казнь. Вот так, легко и просто.
  - Айка, он тебя повесит, - подтвердил мои мысли Хэйн.
  - Угу, - мрачно согласилась я.
  - И меня повесит.
  - Тебя-то за что?
  - За землетрясение.
  - Брось. Твою причастность ещё доказать надо. Делаешь морду кирпичом и уверяешь, что ничего не было, а оно само.
  - Я так не умею. Да и не выйдет. Он и так всё знает. Думаешь, с чего он нам на встречу вышел?
  - Погоди... хочешь сказать, что он смог почувствовать магическую природу землетрясения сидя в Ородриве? Он что, маг?
  - Не совсем. У него есть дар, но посвящения он не проходил. И вообще считает, что магия - это для слабаков. А мужское дело - война. Он и братьев к тому же приучил. У меня их двое, оба старшие, и оба сейчас командуют отрядами. А из меня какой командир? Вот и пристроили к Файриану, чтоб под ногами не путался. Ему как раз маг нужен был.
  - Кстати, ты так и не рассказал, что вы в лесу искали?
  Теперь главное - не выглядеть слишком заинтересованной. Ну давай же, остроухий, выкладывай, что у вас за тайная миссия... Если вдруг выкарабкаюсь из этой переделки - мне это знание очень пригодится.
  Кажется, в этот раз моим надеждам суждено было сбыться. Хэйн немного помолчал, раздумывая, с чего начать, а потом выпалил единым духом, наплевав на всю секретность:
  - Пещеру искали.
  - Чего? - Я подумала, что ослышалась. На фоне больной головы и не такое приглючиться может.
  - Пещеру! - повторил эльфик. - Это место такое. В нём скрыт просто огромнейший магический потенциал и...
  - Да я знаю, что такое Пещера. Я в ней даже бывала. Тоже мне, конспираторы. Сказали бы сразу...
  - И что? Ты бы тогда показала дорогу?
  Нет, конечно! Хотя... Чего там показывать, прогулялись бы по моим следам.
  Так они ведь наверняка и прогулялись! Не верю, чтоб не облазили всю округу, выясняя, откуда в лесу взялись я и Олег. И что тогда? Не нашли? Или нашли Аллену, и она отвела им глаза? Или... Вот ведь, хотела получить ответ, а в результате опять одни вопросы. И самой теперь от расспросов не отвертеться.
  - Дорогу бы я вам при всём желании показать не смогла, - отмахнулась я. - Я туда оба раза попадала ночью и в дождь, когда не видно ничего. Но, слушай... Неужели правда не нашли за столько времени? Она ведь где-то совсем недалеко от вашего лагеря была.
  - Да я чувствовал, что недалеко. Магия же откуда-то шла. Сначала слабее, а потом, как раз перед твоим появлением, вообще потоком хлынула. Но точное место засечь никак не получалось.
  - А, кстати, вы кроме меня и того парня ни на кого больше не натыкались?
  - Неа. Следы только находили возле дороги несколько раз. Но это понятно - там народ то и дело ездит, иногда на ночёвку останавливается.
  Всё любопытней и любопытней. Интересное всё же место - Пещера. Не удивлюсь, если тот же Хэйн её неединожды по кругу обошёл и даже холм ногами потоптал, а она ему просто не открылась. Не захотела.
  Тьфу, мистика какая-то получается!
  - Айка, - вкрадчиво обратился Эл к моему затылку. Я, признаться, уже и забыла, что он где-то неподалёку. Больной-то головой не особо повертишь.
  - Да?
  - А вот скажи мне честно, что именно из своей биографии ты не помнишь? Ну, кроме имени, военнообязанности и дороги к Пещере?
  - Ничего не помню, - буркнула я, чувствуя, как начинают краснеть уши.
  Попалась, Марготта айр Муллен! Развели тебя, как блондинку в модном магазине. А всё этот лысый. Вот Хэйн - тот даже внимания не обратил на мои оговорки. А оговорок этих было столько, что только глухой бы не услышал...
  Следующие несколько минут я напряжённо ждала продолжения разговора, но оба эльфа молчали, как сговорившись. Поэтому пришлось начать мне.
  - Я бы хотела всё рассказать, но...
  - Но не можешь, - довершил за меня Эл. - Да, я так и понял.
  - Я вам не враг! Мне просто нельзя говорить.
  И ведь даже не врала ни капельки. Я действительно испытывала к ребятам из отряда Файриана самые тёплые и дружеские чувства. Если подумать, то за всё время, что я провела среди них, остроухие дурного слова мне не сказали. Но когда-нибудь это должно было закончиться. Например, после очередной моей глупой оговорки.
  - Давай мы обсудим это немного погодя, - спокойно произнёс эльф. - Договорились?
  Я кивнула, совсем забыв, что головой лучше не двигать. За что и поплатилась очередной порцией тошноты и головокружения.
  В итоге всю оставшуюся дорогу до Ородрива я беззвучно страдала. Причём как физически (а вы попробовали бы в таком состоянии километры наматывать), так и морально. Хотя морально-этические проблемы довольно скоро отошли на второй план. Слишком сложно заниматься самоедством, когда перед глазами всё плывёт и ноги подкашиваются. Так что последние полчаса я шагала как механическая кукла - не разбирая дороги и заваливаясь набок на поворотах. Хэйн исправно меня ловил, возвращал в вертикальное положение и направлял дальше. Но подхватить на руки больше не пытался. Послушный мальчик. И понятливый.
  О том, что мы наконец-то добрались до крепости, я догадалась только тогда, когда отряд ввалился в гостеприимно распахнутые ворота. Тут пришлось разделиться: эльфы разбежались по своим эльфийским делам, а меня и Ксанку запихали в какую-то комнатушку на первом этаже - да там и оставили, ничего не объяснив. Запереть, правда, не забыли.
  - Добро пожаловать в Западную Предонию, - пробормотала я, падая на кровать. Кровать здесь была широкая, но одна. Зато стульев - аж две штуки. А ещё девственно-чистый стол, выцветший гобелен на стене, и даже окошко. Правда, совсем маленькое, и высоко под потолком. Но даже без решётки. То есть на тюремную камеру никак не похоже.
  - Это мы теперь здесь жить что ли будем? - уточнила Ксанка, последовательно заглядывая за гобелен, в окошко и под кровать. - А в туалет куда ходить?
  - Под себя, - буркнула я, пытаясь аккуратнее устроить голову на подушке, а руку - хоть где-нибудь. Ни то, ни другое с комфортом устраиваться не желало, а болело так, что жить не хотелось. Может, напроситься на аудиенцию к Арфеналме, покаяться в мнимом дезертирстве - и пусть вешают? Хуже уже не будет...
  Так ведь сразу-то всё равно не повесят. Ещё несколько раз допросят, запрос какой-нибудь пошлют, кучу бумаг испишут... Эльфы - они, когда надо (а особенно когда не надо), могут быть редкостными бюрократами. А когда вся эта канитель закончится - мне уже и помирать расхочется.
  В общем, придётся жить. Значит надо, как минимум, попытаться уснуть. Только разве уснёшь, когда любимая сестра марширует туда-сюда по комнате и громогласно повествует о чём-то возвышенном и нерушимом. Опять влюбилась что ли?
  - Айка, я вообще с кем разговариваю? - Ксанка раздражённо отбарабанила пальцами по столу какую-то затейливую мелодию.
  - А?
  - Так я и думала. Рассказываешь ей, рассказываешь... Практически душу наизнанку выворачиваешь... А она даже и не слушает!
  - Ну и кто в этот раз самый умный, прекрасный и неземной? - вздохнула я.
  - Эльф!
  - Вот не поверишь, но они тут все - эльфы.
  - Ну тот... с непроизносимой фамилией. Который нас сюда привёл.
  - Арфеналме что ли?
  - Да, вот он самый! Какой мужчина, а? Всё при нём! Ты его глаза видела?
  - Обычные глаза. Как у любого убийцы.
  - Тьфу, какая ты! Чуть что - сразу убийца. А он, может, в глубине души нежный и ранимый? Может, ему просто женской ласки не хватает? И только я своей искренней любовью смогу растопить его ледяное сердце... Ну чего ты кривишься? Я серьёзно же! А видела, как он на меня смотрел? Видела, да?
  - Как на внеочередную премию. За переворбованную магичку.
  - Почему сразу перевербованную? - возмутилась Ксанка. Как-то очень неуверенно, впрочем, возмутилась. - Я ещё не согласилась!
  - Ты уже не отказалась. Остальное - дело техники.
  - Да ладно тебе. Это ещё вопрос, кто кого перевербует. Может, он ради моей любви...
  - Кса... э-э-э... Иста, слушай! - не выдержала я. - Ты заклинание принудительной немоты помнишь?
  - Да. Только оно мало того, что контактное, так ещё и длиннющее. Пока прочитаешь, все разбегутся. Поэтому толку от него - шиш да маленько. А что?
  - Наложи его на себя и дай мне поспать!
  - Знаешь... - начала было Ксанка, но вовремя поймала мой взгляд и замолчала. Причём без всяких заклинаний. И правильно, потому что я в это время всерьёз раздумывала, а не подпалить ли ей косу. И останавливало меня только то, что под последовавший вопль поспать бы точно не удалось.
  Впрочем, и так не удалось.
  Едва я закрыла глаза и попыталась отключиться, как в дверном замке заскрежетал ключ. Несколько секунд я ещё надеялась, что гости пожаловали не ко мне. Мало ли... может, еду принесли. Но первый же приказ 'Эй, ты! Вставай!' разрушил все мои надежды. И вскоре я уже покорно шагала по коридору под бдительным взором эльфийских конвоиров. Точнее, это они шагали. А я плелась, едва переставляя ноги. Могла бы и чуток быстрее, конечно. Но куда торопиться-то? На тот свет всегда успею, а других вариантов пока что не предвидится.
  Как ни странно, сопровождающие меня не торопили. Скорее наоборот, заранее предупреждали о поворотах и ступеньках и следили, чтоб не навернулась. Или вид у меня был такой жалкий, или же (что гораздо вероятнее), ребята получили вполне однозначный приказ - проследить, чтоб я не наставила себе новых синяков. Знать бы только, с чего вдруг такая забота?
  Запоминать дорогу я даже не пыталась - бесполезно. Любоваться местными красотами тоже не тянуло, хотя в другой ситуации я, может, и остановилась, чтоб внимательнее изучить несколько картин. Сильной тяги к живописи я никогда не испытывала. Но на полотнах, висевших вдоль стены, явно была изображена какая-то история. Её герои взрослели, старели, развлекались, сражались или гордо позировали художнику... И лишь одно оставалось неизменным - мечи в их руках. Очень знакомые мечи. С крылышками.
  Жаль, рассмотреть подробнее не получилось. А уж обдумать увиденное - тем более. Коридор закончился широкой двустворчатой дверью, которую передо мной услужливо приоткрыли. Совсем чуть-чуть, лишь бы можно было пройти. Именно это я и сделала, не дожидаясь вежливого, но от этого не менее ощутимого, толчка в спину.
  - А вот и наша забывчивая гостья пожаловала, - громко оповестил всех собравшихся Арфеналме. Отглаженный полковник восседал на большом столе, стоящем посреди круглой залы. Остальные ютились на стульях, расположенных по периметру. Я успела разглядеть в пёстрой толпе кано и пристроившегося почти у самого входа Эла. На коленях лысый держал блокнот, в котором что-то быстро черкал коротким грифелем. Я заинтересованно вытянула шею, но мои конвоиры в тот же момент встали по бокам, загораживая обзор. Пришлось смотреть прямо. То есть на хэйнаровского папочку. А самого эльфика, кстати, видно не было. Надеюсь, заботливый родитель его не прибил в припадке нежности...
  - Итак, юная дева, - нараспев начал полковник, - не порадуешь ли всех собравшихся занимательной историей?
  - А что, очень надо? - хмуро спросила я.
  Вместо ответа Арфеналме спрыгнул со стола, приблизился ко мне почти вплотную, да так и застыл, словно давая время убедиться, что рубашка у него безупречно чистая и благоухает какими-то цветами. Этот зараза после прибытия в замок ещё и переодеться успел! От меня же пахло лесом, костром, пролитым на штанину супом и прочими прелестями походной жизни. Не говоря уж про толстый слой грязи, покрывавший меня с головы до пят. В общем, стоя в таком виде рядом с полковником, я смотрелась донельзя нелепо. И это неимоверно злило. К слову, командир и Эл выглядели ничуть не лучше меня. Разве что успели наскоро умыться. Но им выпендриваться было неположено, поэтому остроухие сидели с каменными лицами и делали вид, что всё в порядке. А я злилась и за них тоже. За компанию.
  - Как сказать... - наконец подал голос Арфеналме. - Думаю, присутствующие здесь господа собрались не ради того, чтоб посмотреть на тебя. Им гораздо интереснее будет послушать, что ты скажешь. И твоё молчание может их очень расстроить. И даже обидеть. Вот, например, тот юноша в серебристом камзоле... Нет, не оборачивайся, не надо. Он не очень любит находиться в центре внимания. Так вот, отец этого достойного юноши не так давно выказал некое... ммм... несогласие с текущей политической ситуацией. Мол, нарушение границы войсками Восточной Предонии не продуманный политический ход, а просто недоразумение. Случайность. А люди, якобы, не виноваты. И знаешь, что тогда сделал этот юноша? Нет? О, этот достойный наследник своего рода написал донос на собственного отца. Что тот прячет в подвале вражеского шпиона. А самое интересное, что шпиона, вернее, шпионку, действительно обнаружили. Правда, она кричала, что работает в этом доме служанкой уже двадцать лет... но кого это волнует, правда? Естественно, их обоих повесили. И служанку, и её господина. Грустная история, да?
  Я машинально кивнула и всё-таки обернулась, чтоб посмотреть на местного Павлика Морозова. Юноша в серебристом камзоле не представлял из себя ровным счётом ничего интересного. Из толпы его выделяли разве что трусливо бегающие глазки, да миниатюрные, едва заострённые, уши. Судя по последнему признаку, этот борец за чистоту эльфийской расы сам был обычным полукровкой.
  - Налюбовалась? - с вежливой улыбкой поинтересовался полковник. - Ну и ладно. А я это всё к чему? К тому, что вот за такое тоже вешают. А за то, что ты натворила - и подавно. Так что теперь я жду от тебя интересную историю. И чтоб не скучней и не короче той, которую рассказал я. Договорились?
  - А если бы выяснилось, что твой сын симпатизирует людям или просто не хочет воевать, его бы тоже повесили?
  - Непременно. А он симпатизирует?
  - Откуда мне знать! - буркнула я.
  - Ясно. Пожалуй, надо с ним поговорить на досуге. А ты рассказывай, рассказывай. Мы все ждём.
  Больше всего мне хотелось плюнуть этому франту в холёную физиономию. Но я, к сожалению, слишком хорошо представляла, что будет дальше. А жить хотелось. Поэтому я покорно уточнила:
  - А с чего начинать?
  - С самого начала, - Арфеналме одарил меня ещё одной улыбкой. Ксанка от такой благосклонности давно растеклась бы по полу влюблённой лужицей. А я улыбнулась в ответ и начала рассказывать. Как и просили - с самого начала:
  - Давным-давно, в далёкой-далёкой галактике...
  
  * * *
  
  Выглянув наружу, Олег наконец-то понял, почему Варвара говорила о пепелище. Небольшой домик стоял посреди выгоревшего леса. Непонятно, каким образом деревянному строению удалось пережить немаленький пожар, но оно, кажется, совершенно не пострадало. Чего нельзя было сказать об окрестных деревьях. Запах гари давно выветрился, но чёрные, лишённые листьев, стволы и выжженная земля навевали тоску.
  Впрочем, как следует потосковать парню не дали.
  Стоявшая на крыльце женщина приветливо кивнула и, не дожидаясь приглашения, вошла в дом. И оттуда сразу же раздалось её удивлённое:
  - Это ты? Слушай, предупреждать же надо! Когда мы последний раз виделись, ты была как-то пониже, порыжее и...
  - И постарше, - хмыкнула Варвара. - Ну вот так сложилось, что пришлось сменить шкурку. Зато ты почти не изменилась. Здоровый образ жизни и всё такое?
  - Да разве же это жизнь! Сплошная работа без сна и обеда. А вот то, что на крыльце - твоё дитятко?
  - А чьё же ещё!
  'Дитятко' услышав, что речь зашла о нём, наконец-то прекратил любоваться пейзажем и вернулся в комнату. Гостья к этому времени уже успела по-хозяйски завалиться на кровать, даже не подумав снять сапоги. Впрочем, вряд ли она вообще могла без посторонней помощи выбраться из таких высоченных ботфорт.
  - В общем, знакомьтесь, - Ведьма поставила пироги в печь и довольно улыбнулась. - Этого недоучку зовут Олег. А это - княгиня Вербина айр Астэр. Или как тебя теперь в замужестве принято величать?
  - Да никак. Титул у меня после свадьбы отобрали, владения тоже. Так что сейчас я просто Верба, скромная жена простого столичного трактирщика.
  - Скромная? - Олег даже не пытался сдержать смех.
  - Ну да, скромная, - обладательница сапог лениво поправила обтягивающий кожаный топик. - А если кто не согласен, так это его проблемы.
  - Не жалеешь, что так вышло? - Варвара присела на краешек кровати.
  - Да ты что! Никогда в жизни! Как представлю, что сидела бы в четырёх стенах целыми днями... Вышитые салфеточки, балы, светские беседы и грязные трусы нелюбимого мужа под кроватью. Тьфу, гадость. А так - дома всегда сготовлено, иногда даже убрано, люди разные интересные приходят, вечерами песни поют, морды бьют, тарелками швыряются... Ещё бы появляться там почаще.
  - Совсем забегалась?
  - Так война же, а такие вещи без меня не обходятся. А эти идиоты с обеих сторон совсем обалдели. Нет бы собраться в одном месте, дать генеральное сражение - и разойтись по своим делам. Так ведь нет! Они даже подраться нормально не могут. Цапаются по всему фронту мелкими группами. А мне мотаться с донесениями из Тангара в Таин и обратно. Ну и прямые обязанности тоже никто не отменял.
  - Может, помочь?
  - Чем? Извини, Варь, но это не в твоей компетенции. Да и мир не твой.
  - Кстати, о мире! - встрепенулась ведьма. - Я чего тебя звала-то... Что у вас тут такое странное твориться с энергетикой? И где местная верховная?
  - А не знаю, - Верба виновато развела руками. - Как Волчья Тётушка померла, так больше никто и не объявлялся. Видать, или трусит новенькая, или не понимает всей важности вопроса. А мне, честно говоря, искать некогда было. Хотя собиралась, но всё как-то недосуг.
  - Ладно, сама поищу. Уж это-то как раз в моей компетенции.
  - Да, по обучению малолетних ведьмочек ты лучший специалист из тех, кого я знаю. И, кстати, про малолетних. Ты в курсе, что у нас тут настоящая олла бегает? Дурная, необученная и без... - гостья внезапно осеклась и скосила глаза на Олега. - Или уже вполне себе с...
  - С чем? Или без чего? - не поняла Варвара.
  - Так с этим самым... - Воительница обеими руками изобразила в воздухе нечто, в равной мере похожее на кляксу, свадебный торт и огромную кувалду. Но её собеседница только вопросительно округлила глаза:
  - Всё равно не понимаю. Говори как есть.
  - Да со стражем же. Инициированным. Ладно, я сразу не обратила внимания. Но неужели ты сама не почуяла?
  - Почуяла. Но до последнего надеялась, что ошибаюсь.
  - Не ошибаешься. Твоё дитятко очень крупно попало.
  - Да, это он умеет. - Ведьма оглянулась на сына. - Это, пожалуй, единственное, что он действительно умеет.
  - А чего случилось-то? - вмешался Олег. - Нет, я понял, что дело в той девчонке. Но я же жив. То есть всё вроде как в порядке, да?
  Женщины молча переглянулись.
  Потом Варвара, всё ещё не произнося ни слова, подошла к парню и с размаху припечатала его ладонью по затылку.
  - Больно вообще-то! - хмуро сообщил тот.
  - А будешь знать, как умирать, когда не просят. Вот и что нам теперь делать?
  - Ты сначала объясни, что стряслось. А потом я подумаю...
  - А ты умеешь? - сощурилась ведьма. И повернулась обратно к Вербе: - Объясни толком, что там за девчонка?
  - Девчонка как девчонка. Молодая, наглая, эльфа-полукровка, зовут Марго. И она, кстати, из вашего мира. То есть родилась-то здесь, а росла у вас где-то. Не знаю уж, каким ветром её туда занесло...
  - Зато я, кажется, знаю, каким ветром, - задумчиво пробормотала Варвара. - Тем самым, которым меня в своё время по асфальту размазало. Надо же, как забавно судьба выворачивается.
  - То есть получается, здешняя олла - это и есть тот ребёнок, который на нас тогда из портала вывалился? Её ещё потом тёть Таня удочерила? Да, точно, Арая же ещё тогда её прибить хотела, но не получилось, - сообразил Олег.
  - Выходит, что так. Ладно, как-нибудь разберёмся. Знать бы ещё, где она сейчас.
  - Ещё вчера была там же, где и я, - усмехнулся парень.
  - Где? - женщины снова проявили исключительную солидарность. Верба даже с кровати вскочила.
  - Да у эльфов же! Нас же в лесу обоих тогда сцапали. А сейчас они должны были уже дойти до этого... как его... Эльфийского замка какого-то, в общем. Прямо сразу за перевалом.
  - Ты имеешь ввиду Ородрив? - уточнила Верба.
  - Да, вот он самый. И если её ещё не убили...
  - Не убили! Ты ведь жив.
  - В смысле?
  - В прямом. Ты - её страж. Вы связаны с того момента, как она вонзила клинок тебе в грудь. И теперь твоя жизнь принадлежит ей и зависит от неё. Целиком и полностью. Если её убьют - ты умрёшь вместо неё. И в этот раз - окончательно.
  Олег поворошил волосы, обдумывая услышанное. Звучало это всё не слишком-то правдоподобно, и оттого почти не страшно. Но мать и непонятная гостья, кажется, знали, что говорили. И встревожены были не на шутку.
  - В общем, надо вытаскивать девчонку из этого эльфятника, - вздохнула Варвара.
  - Надо, - согласилась Верба. - Тем более, если с ней что-то случится, её папаша меня прибьёт.
  - Не прибедняйся. Не так-то легко тебя прибить.
  - Ничего, этот сможет. С него станется ради такого дела помирить людей с остроухими. Война кончится, я останусь без работы и умру со скуки.
  - А он знает, кто ты?
  - Я - самый быстрый способ доставить письмо в другой конец страны. Этого вполне достаточно. И, к слову, мне пора. Так что придётся вам пока что самим справляться. Ищите Марго, ищите верховную. Если вдруг что-то срочно понадобиться - зови. Всё равно за мной ещё должок.
  - Забудь. Дело давнее.
  - И не подумаю. Я тебе обязана. Это не обсуждается. И, кстати... не хочу показаться навязчивой или бесцеремонной, но не кажется ли тебе, что существует одно обстоятельство нашей встречи, о котором ты напрочь забыла. Меж тем ещё немного, и оно сыграет роковую роль в хронологии сегодняшнего дня, потому что это скромное жилище станет на шаг ближе к пейзажу, его окружающему.
  - В смысле? - нахмурилась Варвара.
  Олег, который уже несколько минут подозрительно принюхивался к доносящимся из печки запахам, сообразил первым:
  - Пироги, мам!
  Ведьма всплеснула руками и бросилась вытаскивать подгоревшее печево. А когда закончила хлопотать - обнаружилось, что гостьи и след простыл.
  Парень тем временем цапнул с противня наименее пострадавший пирожок, и уже почти собрался в него вгрызться, когда вдруг обнаружил полнейшее отсутствие аппетита. Казалось, организм просто не в состоянии переваривать одновременно и информацию, и еду. Пришлось ограничиться первым.
  - Слушай, а что это за тётка-то?
  - Да так, одна старая знакомая.
  'Старая', судя по всему, означало, что непонятная воительница родом из тех времён, когда Варвара была верховной ведьмой в родном мире. Давно, значит... А выглядит Верба подозрительно молодо. И знает очень уж много. Хоть и не ведьма, и даже не магичка.
  - Мам, я правильно понимаю, что эта твоя знакомая не совсем человек? А даже, в некотором роде, Баськина коллега?
  - Умница, Олежек. Только не надо об этом на каждом углу рассказывать, хорошо?
  - Ещё чего! Вот сейчас напишу метровыми буквами транспарант и буду всем желающим его демонстрировать!
  - А, это на здоровье. Можешь начинать. Эх, такие пирожки загубила...
  - Да брось. Чего сразу загубила-то? Вполне съедобно, - в подтверждение своих слов Олег откусил полпирожка разом и принялся старательно жевать.
  Возможно, они действительно были вкусными. В конце концов, и подгорели-то совсем немножко. Только вот вкуса парень совершенно не ощущал. Беспокоило его другое:
  - То есть я действительно могу умереть в любой момент? И единственный способ этого не допустить - найти остроухую малявку и держать её под присмотром, сдувая пылинки? Так?
  Ведьма кивнула. И тоже взяла себе пирожок.
  Хотя Олег готов был поспорить, что ей сейчас точно так же не до еды. Или даже ещё хуже.
  
  

Глава 6. Память

  
  Рассказать про далёкую-далёкую галактику не получилось. Всё-таки дураком Арфеналме не был. Он с первого же предложения понял, что я намереваюсь нести чушь, и смерил меня таким взглядом, что осталось только одно - поспешно заткнуться. Что я и сделала.
  В зале повисла тишина, прерываемая лишь скрипом грифеля по бумаге, да чьим-то сдавленным кашлем.
  - Ладно, - сдался полковник. - У тебя осталась последняя попытка. Итак, кто ты, откуда, и как оказалась посреди леса?
  - Не помню.
  - А если подумать?
  Я честно задумалась, но ничего нового в голову не пришло. Правду говорить нельзя, это понятно. Врать - бесполезно, всё равно раскусят. Вот и остаётся ничего не помнить и надеяться, что всё необходимое кто-нибудь умный додумает за меня сам.
  - Нет, всё равно не помню.
  - Хорошо. Тогда я пока что озвучу то, что ты обязана помнить, а окружающим было бы неплохо знать. - С этими словами Арфеналме взял со стола стопку бумаги и начал читать вслух, неторопливо вышагивая по помещению в такт словам.
  Сердце глухо бухнуло о рёбра. Почему-то сразу подумалось, что сейчас будет обнародовано полное досье на меня, добытое невесть каким способом. Явки, пароли, Муллен, Ксанка, Флай, драконы...
  Но с первых же слов стало понятно, что беспокоилась я зря. Бумаги содержали доклад, в котором кано подробно описывал, как отряд наткнулся на меня и Олега, и что за этим последовало. Сначала я пыталась найти в тексте какой-нибудь подвох, но Файриан изображал события настолько беспристрастно, насколько это вообще было возможно в его случае. То есть ничего нового я о себе не услышала. Зато заметила одну любопытную вещь в поведении полковника.
  Доклад был длинный, на нескольких листах. Арфеналме читал его долго, неспешно - и всё это время старательно щурился. Казалось, ему очень хочется поднести бумагу поближе к глазам, но останавливает исключительно привычная манера поведения.
  Значит, у отглаженного полковника проблемы со зрением... Тогда понятно, как он мог спутать мою одежду с эльфийской. А остальные и не подумали усомниться. Раз начальство сказало - значит так и есть.
  Но это касается только тех эльфов, которые встретили нас за перевалом. А отряд Файриана? Ведь у них-то была прекрасная возможность разглядеть, что никакими споротыми нашивками на моей драной форме и не пахло. Они же меня обыскивали! Эл лично всё переворошил в присутствии командира... Тем не менее, кано в своём отчёте упрямо писал, про форменную куртку и вероятное дезертирство по невыясненной причине. Странно...
  На фоне всего этого затерявшееся в кармане письмо вдруг начало казаться не счастливой случайностью, а закономерностью. Лысый не мог его проворонить. Я - могла, он - нет.
  Лысый. Эл. Эларьен. Письмо.
  На задворках сознания шевельнулась какая-то мысль, практически озарение. Но раскрыться во всей своей красе это озарение не успело, потому что Арфеналме закончил чтение, отложил доклад в сторону и внимательно посмотрел на меня.
  - Итак, юная дева, желаешь ли ты что-либо добавить?
  - Да там нечего добавлять. Так всё и было.
  - И больше ты ничего не помнишь?
  - Ага.
  - А вы, господа, что скажете? - В этот раз взгляд полковника был обращён к собравшимся. Причём - ко всем сразу.
  Не знаю, как у него получалось так смотреть, но даже сидевшие по краям невольно поёжились. Чувствовалось, что Арфеналме побаиваются даже свои. И, видимо, небезосновательно.
  Кто-то, возможно, и рад был бы высказать своё мнение, но опасался, что если оно вдруг не совпадёт с начальственным, то ничем хорошим дело не кончится. А предсказать, о чём думает начальство, было решительно невозможно. Чуть сощуренные серые глаза не выражали ничего, кроме презрения к окружающим.
  - Ты, - Полковник бесцеремонно указал пальцем на кого-то за моей спиной. - Говори.
  - Слушаюсь. Э-э-э... Я... э-э-э... так думаю, что не стоит делать ведьме поблажки только потому, что она ведьма. Если положено дезертиров вешать, так и давайте её... э-э-э... повесим. Чтоб всё по закону. А то если она один раз предала... э-э-э... то и другой предаст. Так что уж лучше пусть сразу помрёт. Чтоб... э-э-э... у других не возникало желания сбежать. Вот.
  Я не сдержалась, и всё же глянула украдкой через плечо. Уж больно любопытно было, кто там такой умный. Оказалось - тот самый 'Павлик Морозов' в серебристом камзоле.
  - То есть, по-твоему выходит, что казнив её, мы разом решим все проблемы? - улыбнулся Арфеналме. - Так?
  Полукровка торопливо кивнул. Потом наконец-то почуял подвох в словах полковника, и энергично замотал головой. Никакой реакции на его жесты не последовало, поэтому парень, окончательно запутавшись, просто вытянулся по стойке смирно и, затаив дыхание, ждал вердикта.
  Но вместо него последовало равнодушное:
  - Кто-нибудь ещё хочет высказаться?
  - Если позволишь.
  Я вздрогнула, узнав голос Файриана.
  - Конечно, капитан. Неужели ты решил что-то добавить к своему докладу?
  - В общем-то, нет. Скорее, разъяснить. Видят боги, ситуация складывается не в пользу этой девочки. Но заметь, за всё то время, что она провела в моём отряде, она вела себя на редкость прилично. То есть... понимаешь, у неё ведь была возможность сбежать, и не один раз. Но она даже и не подумала ей воспользоваться. Она могла помешать нам прорваться через перевал, но не сделала этого. Она могла сдаться людям, но вместо этого прикрывала наше отступление. А после этого она могла исчезнуть в неизвестном направлении - а вместо этого вернулась в отряд, да ещё и притащила с собой твоего сына. Она спасла твоего родного сына, полковник!
  - Мой сын - размазня и тряпка. А все её благие поступки не отменяют предыдущих прегрешений. Тем более что мы не знаем, чем она руководствовалась, совершая их.
  - Вот именно! Мы не знаем! Мы не знаем, почему она дезертировала, мы не знаем, откуда она дезертировала. И именно поэтому я считаю, что нельзя её казнить... Как минимум, до того, как всё выяснится, - Кано шумно выдохнул. Я тоже. Слышать от него такую эмоциональную поддержку было непривычно... и даже, пожалуй, приятно. В его изложении все мои глупости действительно выглядели очень положительно.
  - Говори проще - тебе её жалко.
  - Да, мне её жалко. И я считаю свою жалость достойной причиной для того, чтоб не принимать решение сгоряча. Заметь, я не прошу для Айки помилования. Только отсрочки для выяснения всех обстоятельств.
  - На отдых тебе пора, капитан. Поливать в саду цветочки и разнимать подравшихся внуков. Ещё мнения?
  Больше желающих высказаться не нашлось. Эльфы напряжённо молчали и изредка переглядывались между собой. Казалось, они волнуются куда больше меня. А я... я будто следила за событиями со стороны, безучастно и отстранённо. Слишком много сил уходило на то, чтоб просто стоять. А приходилось ещё и слушать, что говорят окружающие. И изредка отвечать. Желательно - в тему. При таком раскладе бояться уже не получалось.
  - Ну что же... - Арфеналме картинно вздохнул. - Если больше никто не желает озвучить свою точку зрения, то я, пожалуй, поделюсь с вами некоторыми соображениями. Наш дорогой господин Орине, несомненно прав в том, что закон един для всех, и любого дезертира ждёт смертная казнь, независимо от его социального положения и магических возможностей.
  Обладатель серебристого камзола шумно выдохнул и неуверенно улыбнулся. Кажется, последние несколько минут он вообще не дышал. Аж покраснел от натуги, бедняга.
  Полковник тем временем продолжал:
  - Однако капитан Бронве тоже высказал весьма здравую мысль о том, что у нас острая нехватка информации. Мы до сих пор не знаем, откуда взялась девушка, называющая себя Айкой, и это весьма досадно. Пожалуй, я бы даже согласился с капитаном и предложил отложить казнь до того момента, когда мы будем знать, кого именно казним. И за что. Но, к сожалению, мы весьма ограничены во времени. У нас тут, видите ли, война. А значит - нет возможности рассылать письма с подробными разъяснениями и описаниями, а затем месяцами дожидаться ответа. Но этого и не требуется. Есть более лёгкий и быстрый способ. Правда, несколько болезненный.
  Арфеналме едва заметно кивнул стражникам, и те незамедлительно подхватили меня под руки. И вот тогда мне наконец-то стало страшно. Очень страшно, до дрожи. Я не знала, чего именно боюсь, хотя примерно представляла, что задумал этот остроухий начальник... в конце концов, его хитрющая улыбка никак не могла предвещать что-то хорошее.
  Он всё продумал заранее, задолго до этой пародии на суд. Он прекрасно знал, кто и что скажет. И что он ответит. И что за этим последует. И как я буду себя вести.
  Я, конечно, вся такая гордая и непоколебимая, как партизан на допросе. И я буду молчать сколько смогу. Но не одно молчание не бывает бесконечным. Муллен в такой ситуации махнул бы рукой и лениво бросил 'Да ладно, и не таких раскалывали'.
  Раскалывали, ага. А методы у обоих враждующих сторон, похоже, сходятся. Да и с чего бы им разниться? Главное - это результативность.
  - Ну что? Ничего не хочешь сказать, пока есть возможность? - Полковник снова подошёл ко мне почти вплотную.
  - Я никогда не была в пыточной, - тихо созналась я.
  - О, к тебе уже начала возвращаться память? Так это же просто великолепно! Надеюсь, через некоторое время ты излечишься окончательно. - Арфеналме 'заботливо' похлопал меня по плечу. Конечно же, правому. Рука немедленно отозвалась такой вспышкой боли, что в глазах потемнело. - В подвал её. А я зайду через... некоторое время.
  
  Подвалы в замке Ородрив были глубокие. Меня вели какими-то лестницами, закоулками и коридорами, всё время вниз, и казалось, что этот путь никогда не закончится. В какой-то момент я даже начала думать, что это и есть первая пытка - идти в темноту, за тусклым светом чадящего факела, и всё больше ощущать, как над тобой нависает толща земли и камня.
  Каждый шаг разносился по подземелью гулким эхом. Где-то вдали мерно капала вода. И всё, больше никаких звуков. Вообще. Попытка разговорить охранников ни к чему не привела. Они молчали, даже когда дорогу нам преграждала очередная запертая дверь. По ней стучали, дверь открывалась с натужным скрипом, потом закрывалась за нашими спинами - и маршрут снова продолжался в полнейшей тишине.
  Новая дверь ничем не отличалась от предыдущих. За одним маленьким исключением - в ответ на стук с той стороны раздалось ленивое:
  - Чего надо?
  - Пошевеливайся, жирная скотина! - буркнул один из моих конвоиров. И наподдал по двери сапогом, для верности.
  - С ума сойти, как вы тут все друг друга любите, - вполголоса проворчала я. К счастью, меня или не услышали, или просто не среагировали. Но факт оставался фактом - вокруг не наблюдалось никакой эльфийской вежливости, велеречивости и изящества. В лесу я списывала простоту нравов на походное житьё-бытьё, и всерьёз думала, что уж в замке-то всё будет по-другому. К сожалению (а может, и к счастью), струящиеся одежды, гордые взоры и мудрые речи остроухих обитателей Западной Предонии существовали только в моём воображении. Единственным эльфом, которые оправдал мои ожидания, пока что оставался полковник Арфеналме. Но о нём я даже вспоминать не хотела.
  'Жирная скотина', неохотно распахнувший дверь, на канонического эльфа походил ещё меньше, чем все, встреченные до этого. Совершенно круглое существо с носом-картошкой, пальцами-сардельками, и без шеи. Зато уши сделали бы честь любому потомственному дворянину. Я украдкой вздохнула. Хэйн был прав, чистокровных эльфов на западе можно было по пальцам пересчитать. И я со своим запутанным происхождением на их фоне выглядела достаточно прилично.
  - Только детей мне тут не хватало, - пробасил толстяк, увидев меня. - Совсем обалдели там, наверху?
  - Ты погромче возмущайся, мигом без работы останешься, - хмыкнул один из стражников. - Запри её где-нибудь до прихода начальства, а потом ему все претензии и высказывай.
  - Это кому? Лапочке что ли?
  - Ну да. Он же сейчас за главного.
  Я не удержалась и хихикнула. Обозвать заразу-полковника Лапочкой - это надо было умудриться. Хотя, Ксанка бы с этим определением, пожалуй, согласилась.
  - Смейся-смейся, - зевнул толстяк, запирая двери за моими конвоирами. - Сейчас можно. Про запас. А то потом не до того будет. Куда бы тебя... Ага! Сюда иди. Да иди, иди. Никто там тебя не съест. Чтоб съели - это в соседнюю камеру надо, там крысы уже несколько дней не кормлены.
  Я обречённо заглянула в тёмный проём. Из камеры тянуло холодом и сыростью. Входить внутрь не хотелось, но мужчина настойчиво подтолкнул меня, заставив переступить порог.
  Каменные стены, каменный пол, каменный потолок - вот и всё, что здесь было. Некоторое время я ещё пыталась глазеть по сторонам, а потом тяжёлая железная дверь захлопнулась, и вмиг стало темно. Совершенно, беспросветно. Ни щёлочки, ни узкого оконца, через которое в камеру проникал бы свет, здесь тоже не было.
  Вентиляция, впрочем, была. Откуда-то явственно тянуло сквозняком, но источник свежего воздуха найти так и не удалось. Хотя я добросовестно пыталась - несколько раз обошла помещение по периметру, наощупь исследуя стены.
  А потом уселась в углу и принялась ждать.
  Да и что мне ещё оставалось?
  Обещанное полковником 'некоторое время' тянулось и тянулось, а кончаться так и не думало. Сперва я ещё прислушивалась к звуку шагов, изредка долетавшему из коридора, и пыталась представить, что будет дальше. Вот войдёт Арфеналме... И что он скажет? Или спросит? И что я отвечу?
  Голова работать отказывалась, глаза слипались, а дверь так и оставалась запертой.
  Ну не забудут же меня здесь, в самом-то деле!
  Эльфам нужна информация. Я - её источник. Значит, рано или поздно из меня начнут эту информацию добывать. Хорошо бы - гуманными методами, так у меня хотя бы шансы есть. А то пытки - это весьма неприятное развитие событий. И без того всё болит так, что палачу даже стараться особо не придётся. Я, конечно, буду терпеть, пока смогу, но... Муллен, помнится, говорил, что сломать можно любого. А он в этом деле разбирается куда лучше меня.
  С такими невесёлыми мыслями я и заснула. А проснулась от скрипа открываемой двери.
  Сколько времени прошло с того момента, как меня заперли - я не знала. Вокруг было всё так же темно, холодно и мерзко. Никакого облегчения сон не принёс. Наоборот, от того, что спала, скукожившись на холодных камнях, ныло всё тело. Хотелось вскочить и хоть немного размяться. Но на пороге стоял разряженный пуще прежнего эльф, поэтому я позволила себе лишь слегка потянуться и протереть глаза. А потом ещё раз протереть, в этот раз - безо всякой наигранности. Потому что из-за спины Арфеналме выглядывала Ксанка. Причёсанная, умытая и, наконец-то, прилично одетая. Даже в туфлях. В одной руке девушка держала масляную лампу, а в другой - странный свёрток из ткани и деревянных реек. И, похоже, пленницей себя совершенно не чувствовала. Наоборот, вся светилась от счастья, что может находиться так близко к очередному предмету воздыхания.
  Впрочем, сам предмет воздыхания обращал на неё не больше внимания, чем на свою собственную тень. Мной он и то интересовался больше - секунды три. Потом вытащил из кармана небольшую фляжку, взвесил её в руке и небрежно швырнул в меня.
  Попал.
  Точнее, почти промахнулся, но в последний момент я вытянула руку в сторону и схватила летящую мимо посудину. Успела даже порадоваться тому, что рефлексы возвращаются, но довольная улыбка полковника почти сразу же свела всю радость на нет. Он же специально кинул её чуть в сторону, зараза такая! И теперь нет никакого смысла изображать бледную немочь, всё равно не поверит.
  - Как спалось? - с деланной вежливостью поинтересовался Арфеналме.
  - Лучше некуда! - соврала я.
  - Ну и замечательно. Поговорим? - И полковник кивнул Ксанке. Та с готовностью опустила на пол свёрток, оказавшийся складным стульчиком. На котором эльф и расположился. Девушка застыла за его плечом, готовая с радостью выполнить любое указание.
  Я осталась сидеть на камнях. На душе кошки не просто скребли, а, похоже, устроили районные соревнования по заточке когтей. От собственной сестры я такой подлянки не ожидала! Знала, что она, когда влюбляется, совсем мозг теряет. Но чтоб настолько...
  Впрочем, это она мне сестра. А я ей кто? Случайная знакомая, коллега по несчастью, да ещё и эльфа. Вот ведь гадство!
  Ксанке, похоже, никакого дела не было до моих душевных метаний. Она не сводила глаз с Арфеналме и лишь изредка украдкой вздыхала, и тогда пламя лампы колыхалось, отбрасывая на стены причудливые тени. Я бы подумала, что проклятый полковник её загипнотизировал... Но, к сожалению (или к счастью?) гипноз на мою сестру не действовал.
  Пауза затягивалась. Я молчала и искренне надеялась, что хотя бы со стороны выгляжу суровой и непреклонной. Эльф откровенно зевал, но разговор начинать не спешил.
  - Уже утро? - не выдержала я.
  - А какая разница? Ты всё равно ещё долго отсюда не выйдешь.
  - Почему?
  - Неужели непонятно? Потому что ты намерена молчать. Как только расскажешь всё, что необходимо - дверь откроется.
  - Угу. И меня отсюда вынесут вперёд ногами.
  - Может и так. Но если всё равно вынесут, то к чему страдать? Мёрзнуть? Голодать? Или... - полковник наклонился почти вплотную ко мне, разве что носом не уткнулся. И перешёл на шёпот, - ...или ты кого-то покрываешь?
  Я моргнула.
  Не в подтверждение его слов, и не в отрицание. Просто моргнула. Но выглядело это почему-то так, словно я проиграла необъявленную игру в гляделки.
  Арфеналме удовлетворённо кивнул и вернулся в прежнюю небрежную позу:
  - В общем, выбирай. Чистым способом будем работать или грязным?
  - А какой из них какой?
  - Так я тебе и раскрыл все военные тайны. Радуйся, что даю свободу выбора. А то ведь могу и просто монетку подбросить. Что скажешь?
  - Давайте чистым, - решила я. Грязи вокруг и так было достаточно, добавлять не хотелось.
  Кажется, я выбрала наиболее предпочтительный для полковника и менее приятный для себя вариант. Потому что эльф сразу же сменил фальшивую улыбку на естественную и удовлетворённо кивнул.
  Кивнул, впрочем, не мне, а Ксанке. Но об этом я догадалась, только когда девушка, подчиняясь приказу, поставила лампу на пол и опустилась на корточки рядом со мной. Тонкие пальцы легко коснулись моей головы, немного поворошили волосы в поисках более подходящего места и, наконец, замерли на висках.
  - Не-е-ет, - обречённо протянула я. - Иста, не надо. Тебе же потом плохо будет.
  - Тебе тоже, - резонно возразила девушка.
  - Да мне и так не больно-то хорошо.
  - Вот и замечательно! - Арфеналме прямо-таки лучился счастьем. - Значит, всё уже понятно? Объяснять ничего не придётся?
  Я хмуро кивнула.
  Ксанке всегда хорошо удавались ментальные заклинания: иллюзии, манипуляции с памятью, телекинез... и, конечно же, чтение мыслей. Последнее, правда, было крайне тяжёлым занятием. За копание в чужой голове маги расплачивались дикой мигренью длиной до нескольких суток. И это только в том случае, если жертва не сопротивлялась. А если на пути чтеца пытались воздвигать блоки, то мысленное сражение могло окончиться чем угодно. Даже смертью кого-нибудь из участников. А то и обоих сразу.
  Блоки я ставить не умела.
  И, пожалуй, была сейчас этому даже рада.
  Что бы я выбрала, если бы могла сопротивляться: здоровье Ксанки или жизнь Муллена? От одних только мыслей о такой альтернативе захотелось завыть в голос.
  Неожиданной защитой от ментального вторжения могло послужить антимагическое зелье, но Арфеналме не зря столько времени мариновал меня в камере. Этот мерзкий тип всё рассчитал - действие порошка почти иссякло. Не настолько, чтоб я смогла сыпать заклинаниями во все стороны, но достаточно для того, чтоб обеспечить Ксанке свободный проход в мой мозг.
  Но в одном полковник не обманул - способ действительно был чистым. Для него.
  Можно было бы, конечно, испачкать.
  Прямо сейчас оттолкнуть Ксанку, броситься вперёд, влепить пульсар прямо в самодовольную эльфийскую рожу... Или хоть кулаком от души шарахнуть. Потом, конечно, вбежит охрана и размажет меня в лепёшку. Зато информация умрёт вместе со мной.
  Не самая приятная перспектива.
  И вытащить сестру тогда уж точно не получится.
  Надо искать другой способ, и быстро, пока я ещё в состоянии соображать.
  Пальцы на висках усилили нажим. Глаза словно сами собой закрылись, вдруг стало тепло и почти спокойно. Это обманчивое спокойствие отбивало любое желание сопротивляться.
  Да я и не собиралась.
  Наоборот, услужливо пускала Ксанку всё глубже и глубже. Кому нужны недавние события? Лучше посмотри, что было три года назад. Пять. Десять. Пятнадцать. Да, пятнадцать - вполне подойдёт.
  Перед мысленным взором возникла новогодняя ёлка и коробка со стеклянными игрушками, вытащенная из кладовки накануне праздника. Затем мелькнула спина Глюка. Тогда он ещё был псом. Большим и умным псом, с которым так весело играть в лошадку. Мы и играли. Я была наездником. А Ксанка, уже слишком рослая для того, чтоб сидеть верхом на собаке, изображала сурового тренера и давала команды:
  - Прыгай!
  Глюк резво скакнул через подставленную палочку. Я кубарем скатилась с него, врезавшись лбом в ножку стола. Того самого, на котором стояла коробка. Грохот в голове и звон падающих игрушек прозвучали удивительно синхронно. Но и то, и другое заглушил истошный вопль сестры, которая машинально отскочила в сторону, опасаясь осколков, но зато свалила на себя ёлку.
  От родителей досталось обоим. В смысле, Ксанке с Глюком, как самым старшим и сознательным. Меня в тот раз пожалели. Решили, что столкновения со столом было достаточно.
  Вот так я получила своё первое сотрясение мозга.
  ...Ксанкин вопль повторился, на этот раз в реальности. Я вздрогнула, разлепляя глаза. Девушка лежала на полу и... нет, уже не кричала. Скорее, надрывно скулила на одной ноте, царапая пальцами каменную кладку.
  Чем глубже зарываешься в чужие мысли - тем мощнее откат. А я показала сестре самые дальние уголки, давным-давно скрытые под толстым слоем пыли и паутины. И в голове у неё взорвалась информационная бомба. Даже две, потому что под натиском общих детских воспоминаний, её собственная память наконец-то заработала на полную катушку. Не самый приятный метод лечения амнезии. И крайне болезненный. Но другого способа выжить я не видела.
  Эльф наблюдал за мучениями девушки совершенно спокойно, даже несколько лениво. Он наверняка предполагал, что я буду сопротивляться, и поэтому ничуть не удивился результату.
  С другой стороны, если бы я действительно сопротивлялась, то выглядела бы сейчас не лучше Ксанки. Так что я старательно перетерпела желание обнять и успокоить сестру и со стоном привалилась к стене. Даже притворяться особо не пришлось, чувствовала я себя и правда паршиво. И если к физической паршивости можно было хоть как-то притерпеться, то моральная боль терзала всё сильнее. Последние несколько лет я так старательно бегала от прошлого, что почти поверила в его отсутствие. Моей семьёй стал Хозяин, родиной - Предония, а желание вернуться домой посещало всё реже и реже.
  Но показав Ксанке детство, я словно бы вернулась в него сама. На пару секунд, но этого хватило, чтоб в душе разом проснулись все тщательно задушенные чувства. И теперь меня разрывало на части. Беспечной пацанке Марго безумно, неудержимо хотелось домой, в маленькую квартирку на окраине Астрахани. Обнять родителей, обоих сразу - и никогда не отпускать. А ещё мороженого, кататься на роликах и в интернет. И всё это одновременно.
  Княжна Марготта айр Муллен была взрослее и сознательнее. Она многое видела, многое испытала, сражалась и рисковала. И сейчас от её действий зависела... нет, не судьба страны, конечно. Но, как минимум, адекватность одного из членов совета. Если только... Мысль, не дававшая мне покоя уже две недели, царапнула словно когтями по стеклу: если только ему не всё равно. Если ему вообще есть до меня хоть какое-то дело...
  В общем, княжна Марготта была такой же дурой, как и дворовая пацанка Марго. Ей просто хотелось, чтоб её существование имело хоть какой-то смысл. Только в детстве для этого приходилось драться с мальчишками и бить школьные стёкла, а сейчас - сидеть в эльфийском плену.
  Я бессильно скрипнула зубами и поняла, что ещё немножко - и от безысходности начну подвывать Ксанке. Но Арфеналме деликатным покашливанием прервал мои душевные метания:
  - Достаточно. Иста, я всё ещё жду твой отчёт.
  - Да, полковник, - совершенно безжизненным голосом отозвалась девушка, даже не подумав открыть глаза или пошевелиться. - Я вас слушаю.
  - И?
  - Я заглянула в её воспоминания.
  - И? - с нажимом повторил эльф.
  - Она... Айка... она ничего не помнит. Действительно ничего не помнит.
  И тут Арфеналме впервые на моей памяти изменила выдержка. Полковник вскочил, с размаху шарахнул стульчиком об пол и с рычанием выскочил из камеры. Даже лампу забыл. Дверь, правда, захлопнул.
  Некоторое время мы молчали.
  Я не знала, с чего начать разговор, а Ксанка, похоже, всё ещё переваривала свалившуюся на неё информацию. Не шевелясь и в полнейшем молчании.
  - Могла бы и просто рассказать, - пробормотала она спустя несколько минут.
  - Во-первых, долго. Во-вторых, могли подслушать. А в-третьих, неужели ты бы поверила?
  - Я и сейчас не совсем верю. И не понимаю... Такая каша в голове, ужас просто. Выходит, мы теперь обе в плену?
  - Мы и до этого были в плену.
  - Да, но... В том плену хоть кровать была. И окно, - Ксанка вздохнула и осторожно приподнялась. - Может, он за мной ещё вернётся? Остынет немножко - и вернётся? Не может такой красивый человек быть таким злым...
  - Он не человек, - обрубила я. - Тебе очень больно? Я старалась аккуратнее, но...
  - Терпимо, - отважно соврала сестра, прижимаясь ко мне. - Просто домой хочу. И так мерзко от того, что память оказалась поддельной...
  - Кто это тебя так, кстати? Только не ври, что головой ударилась, всё равно не поверю.
  - Это... знаешь... - девушка смущённо потеребила косу. - Если честно, то... я сама.
  
  ***
  
  На десятый день пути широкий наезженный тракт превратился в ухабистую дорогу, которая попетляла немного по ничейному полю, а затем резко свернула к лесу. Не было никаких приграничных столбов, досмотров и въездных пошлин. Но когда над головами путников зашелестели ветви столетних дубов, Рисса не выдержала и спрыгнула с седла:
  - Наконец-то! Я уж думала, что мы никогда домой не попадём.
  - До дома нам ещё дня три, а то и четыре, - пожал плечами Кьяло.
  - Это до Свети три-четыре. А мне и тут родина. Деревья зелёные, кустики, цветочки. Чем не дом?
  В подтверждение своих слов мавка стянула туфли и с наслаждением поворошила траву босой ногой.
  - Спать тоже под кустом будешь? - проворчал парень.
  - А что тебя смущает? Слушай, а может и правда, на свежем воздухе заночуем? Заодно и деньги сэкономим.
  Кьяло задумчиво коснулся кошелька. Он заметно полегчал ещё на выезде из Тангара, когда друзья, торгуясь на все лады, приобрели пару низкорослых тонконогих лошадок. Первое время берсерк всерьёз опасался, что невзрачные коняшки не выдержат долгого пути, но дни шли за днями, а животные и не думали падать от усталости.
  Гораздо больше проблем возникло с ночёвками. Столичные жители, заслышав о войне, толпами повалили на восток, подальше от границы, и цены в придорожных гостиницах взметнулись до небес. Пару раз Риссе удавалось уболтать хозяев на маленькую комнатку с одной колченогой кроватью, но большую часть ночей путники провели в конюшнях или на сеновалах.
  По мере продвижения вперёд поток беженцев слабел, но стоимость комнат и не думала падать. Наоборот, теперь владельцы гостиниц вцеплялись в редких клиентов словно голодный клещ, и не собирались отпускать, пока не насосутся вдоволь. А других возможностей для ночёвки в этих местах попросту не было. Небольшие страны, заполнившие собой всё пространство между двумя гигантскими державами - Предонией и Лёссой - поделили каждый клочок доступной земли. Любое поле, озеро или чахлое деревце в лесу здесь кому-то принадлежало. И случайная остановка в неположенном месте грозила неприятностями: от штрафа до долгого и нудного разбирательства с местным князем, герцогом или ещё каким-нибудь напыщенным землевладельцем. Поэтому за время пути друзья останавливались исключительно под крышей. Что, с одной стороны, давало возможность помыться и нормально выспаться, а с другой - изрядно истощило кошелёк.
  - Звери нас не тронут, дождя сегодня не будет, - продолжала перечислять Рисса, прыгая босиком по тропинке. - Воду в ручье наберём, тут неподалёку один есть, я точно знаю. Еда вроде ещё оставалась... А можно вообще охоту устроить. Подбить кабана, зажарить мяса...
  - У меня из оружия только нож, а с ними я против кабана не пойду, - подумав, сообщил Кьяло. Хотя в остальном идея ему скорее нравилась, чем нет. Кажется, воздух Лёссы, совершенно опьянивший мавку, подействовал и на берсерка. Парень спешился возле толстенного, в пару мужских обхватов, дуба и провёл рукой по сухой шершавой коре. Дерево на прикосновение не среагировало, даже случайный ветерок ветвями не шелестнул, и Кьяло тут же отдёрнул руку, устыдившись собственной мимолётной сентиментальности.
  Это Риссе можно радоваться каждой травинке, вопить от восторга и охапками рвать огромные жёлтые одуванчики. А царевич должен в любой ситуации являть собой образец благоразумия. Во всяком случае, при подданных. Наверное...
  - А ещё, небось, стричься придётся... - припомнил парень ещё одну причину, по которой возвращение домой хотелось отложить как можно дольше.
  - Это ещё зачем? - фыркнула мавка, шутливо дёргая спутника за кончик длиннющего, свисающего ниже пояса, хвоста.
  - Не знаю. Помню, отец всегда с короткими волосами ходил. И старшие тоже.
  - Так это просто им так нравилось. Никто же не заставлял. А потом Бронислав себе такую шевелюру отрастил - закачаешься. Как головой тряхнёт - все окрестные девки сразу его. Но теперь ты его затмишь, конечно. У тебя ж не только причёска, а ещё и мышцы, и рост, и романтический ореол дальних странствий. И ещё лицо такое...
  - Какое?
  - Ну, такое героическое, и при этом неуверенное... Как у котёнка, которого на весь день дома заперли, и он стоически охранял хозяйские тапки от мышей и тараканов, а потом так наохранялся, что сам же в них и заснул. А теперь вот проснулся и не знает, успел ли его кто-то заметить спящим, или он всё ещё герой. И зря ты на меня так смотришь. Во-первых, у тебя всё равно не получается злобно щуриться, а во-вторых, девушки же таких любят - домашних, заспанных, но героических.
  - Это точно! - звонко подтвердил куст дикого шиповника, росший неподалёку.
  Кьяло всем телом развернулся к растению, попутно вытаскивая нож, и уже приготовился отбить любую атаку, но нападения не последовало. Кто бы ни прятался за кустом, вылезать наружу он не торопился.
  - Эй, а ну выходи, - гаркнул парень. - А то сам подойду и вытащу, сколько бы вас там не сидело.
  Рисса тем временем тихонько присела на корточки и, перехватив рассыпающийся букет из одуванчиков одной рукой, вторую прижала ладонью к земле. Короткие крепкие пальцы зарылись в почву, и мавка замерла, прислушиваясь к чему-то, недоступному обычным людям. Её рука впитывала информацию, как дерево влагу - жадно, но аккуратно, пытаясь не упустить ни капли.
  - Он там один, - наконец шепнула она своему спутнику.
  - Вообще-то, нет! - Немедленно отреагировал куст. - Как минимум, двое: я и арбалет.
  - Тогда выходите оба, или я за себя не отвечаю! - рыкнул Кьяло.
  - А если я выстрелю?
  - Тогда и за тебя тоже не отвечаю!
  Арбалета Кьяло не боялся. Хорошего стрелка, конечно, стоило опасаться. Но берсерк всерьёз считал, что хороший не стал бы прятаться за кустами. А густая листва, так надёжно скрывшая арбалетчика от посторонних глаз, почти наверняка мешала ему целиться.
  Да и вообще, ситуация совершенно не казалась блудному царевичу серьёзной. Шестнадцать лет мотаться по миру, ввязываясь в неприятности, и не нажить ничего, серьёзнее синяков и ссадин, чтоб потом вернуться домой - и в первый же день получить стрелу в грудь... Бред же!
  Риссе, однако, так не казалось. Оказавшись на родной территории, она наконец-то решила всерьёз приступить к своим обязанностям телохранителя. Одуванчики рассыпались по траве неровным веером, а левая рука мавки вгрызлась в землю рядом с правой.
  А потом блондинка тихонько запела.
  И только тогда Кьяло подумал, что неплохо бы начать бояться. За жизнь нападающего, конечно.
  Молодой дубок, росший сразу за кустом, едва слышно шелестнул ветвями и вдруг резко склонился к земле, будто превратившись в плакучую иву. Правда, выпрямился он почти сразу же. Но к этому времени в нём уже мало что осталось от прежнего дерева. Ствол раздался вширь, но стал заметно короче; тонкие ветви и листья исчезли, уступив место пяти сучковатым ответвлениям, напоминавшим короткие пальцы. И в этих пальцах вопил и извивался грозный стрелок. Не выпуская, впрочем, арбалета.
  Выглядела эта жертва взбесившегося дерева типично для здешних мест: круглая веснушчатая физиономия, русые волосы стянуты кожаным ремешком, одежда обильно украшена вышивкой по вороту и рукавам. Разве что росту в арбалетчике было даже чуть меньше, чем в Риссе.
  Кьяло все соплеменники почему-то помнились исключительно высокими и широкоплечими. Видимо, из-за того, что и сам он с детства был рослым, и братья постоянно тянулись вверх словно наперегонки друг с другом. Разве что Ярка всегда была мелкой, ну так она девчонка, ей можно.
  Кстати, о девчонках...
  Царевич присмотрелся к стрелку повнимательнее и, хмыкнув, убрал нож.
  Несколько лет назад он без сомнений решил бы, что перед ним мальчишка. Но общение с сумасбродной эльфой и три года в военной академии научили берсерка нехитрой истине - девушки тоже иногда носят штаны и сапоги. А парни, вися в цепких объятьях магического дерева, обычно не верещат, как резаные, и не пытаются заслонить грудь от случайной ветки.
  - Отпускай её, Рис. А то так общаться неудобно, даже у меня шея затекает.
  - Как скажете, Ваше Высочество, - Мавка медленно, будто нехотя, вытащила из земли руки.
  Дерево сразу же встрепенулось и моментально вернулось к прежнему, ничем не примечательному облику. Тонкие ветви обросли листвой и раскинулись в стороны, а пацанка, ничем более не удерживаемая, с визгом рухнула вниз.
  Кьяло даже успел испугаться, что она сейчас расшибётся, когда визг вдруг прекратился, и девчонка зависла в воздухе в полуметре над землёй. Дальнейший спуск получился плавным и тихим.
  - Ну предупреждать же надо! - буркнула арбалетчица, грозно потрясая оружием.
  - Извини, - развёл руками Кьяло. - Так ты ведьма, что ли?
  - Ага! - легко подтвердила девчонка. Несмотря на пребывание в древесном плену, она выглядела странно довольной. Будто только что подшутила над кем-то, а этот кто-то до сих пор не в курсе происходящего. - Удивлён?
  - Ещё чего! Что я, ведьм не видел?
  - У-у-у... Так ты меня не узнал, что ли?
  - Неа, - и не подумал отпираться берсерк. - А мы знакомы?
  - О да. И довольно близко.
  Кьяло попытался прикинуть сколько этой ведьмочке может быть лет, но довольно быстро понял, что это бесполезно. Человек, владеющий магией, полтора десятка лет назад мог выглядеть как угодно. И хорошо, если вообще человек.
  Видимо, эти размышления как-то отразились на лице парня, потому что хитринка в глазах арбалетчицы разгоралась всё сильнее. Да и Рисса, похоже, о чём-то догадалась и начала сдавленно хихикать.
  - Ну чего? - не выдержал берсерк. - Объясните же!
  Вместо ответа девчонка подошла к Кьяло почти вплотную и, задрав голову, посмотрела ему в глаза. И парень не смог придумать ничего более умного, чем уставиться на неё в ответ.
  - Ниже надо смотреть, - шепнула ведьмочка.
  Кьяло послушно перевёл взгляд с круглых голубых глаз на курносый и слегка кривоватый нос. Кажется, когда-то в прошлом его ломали. А то и не один раз.
  - Ещё ниже.
  Губы... обычные такие губы. Нормальные. Щель между передними зубами чуть шире, чем надо, но общий облик совсем не портит. Шея, пожалуй, слегка коротковата. А вот грудь, как и у большинства лёсских девушек, крупная и красивая.
  - Промахнулся. Чуть выше.
  Рисса уже не хихикала, а хохотала в голос.
  Кьяло окончательно растерялся. Он никак не мог сообразить, что имеют в виду девчонки. А те явно поняли друг друга без слов и теперь откровенно наслаждались ситуацией. И если терпеть такое отношение от неизвестной ведьмы было просто слегка обидно, то поведение мавки удивляло своей нелогичностью. Обычно она готова была на лоскутки порвать любого, кто хотя бы косо посмотрит на её господина. А тут...
  - Вышивка, - сжалилась, наконец, Рисса, словно подслушав мысли парня. Хотя, могла и подслушать, с неё станется. - На рубашке.
  Берсерк немедленно уставился на ворот рубахи... И тут же мысленно обозвал себя последним идиотом. Или даже первым. В Предонии он так привык судить о людях по богатству одежды, по количеству украшений, громким словам и набитому кошельку, что совсем отвык от домашних обычаев. А ведь именно на родовые знаки нужно было обратить внимание в первую очередь. Такие знакомые, такие понятные - как раскрытая книга.
  - Здравствуй, Михай, - улыбнулась пацанка, убедившись, что до него наконец-то дошло.
  - Здравствуй, Ярка, - пробормотал парень. - Я... Вот теперь я действительно удивлён.
  
  

Глава 7. У меня есть план!

  
  - Пить хочется, - в который уже раз пробормотала Ксанка.
  Я задумчиво посмотрела на фляжку, оставленную Арфеналме. Разглядеть её содержимое через узкое горлышко не получалось, запаха жидкость не имела, а пробовать на вкус мы пока не рисковали. Хотя явно становились всё ближе к тому моменту, когда жажда одержит верх над здравым смыслом.
  - А вдруг там антимагичка?
  - Наверняка она, - согласилась сестра. - Но у меня в горле уже всё пересохло.
  Напоминать, что я здесь сижу без еды и воды куда дольше, мне не хотелось. Кто его знает, кому на самом деле хуже. Теоретически - должно быть мне. Но я же сильная, неубиваемая и всемогущая. А Ксанка, даже прожив несколько лет в какой-то заброшенной деревне этого мира, умудрилась остаться городской неженкой. Жажда цивилизации явно терзала её куда сильнее, чем желание напиться. Даже сейчас она старательно переплетала косу, попутно выбирая из волос запутавшиеся в них веточки.
  - Слушай, Ксан...
  - Иста, - поправила сестра, оборвав меня на полуслове.
  - Почему? Ты же вспомнила всё?
  - Потому что до тех пор, пока мы отсюда не выберемся, я - Иста, а ты - Айка. И никак иначе. Не важно, одни мы при этом или нет. В любой момент, даже спросонья, под пытками и под зельями. Поняла?
  Я кивнула. К счастью, кроме изнеженности и цивилизованности, у Ксанки были весьма неплохие мозги. Правда, в момент очередной патологической влюблённости они имели тенденцию отключаться напрочь. Но сейчас явно работали на полную катушку. В отличие от моих.
  Мысли путались, глаза закрывались, по голове методично били чугунным молотом, а руку словно грыз невидимый крокодил. Причём, изнутри. Очень хотелось снять повязку и посмотреть, что под ней творится. Но я пока не рисковала, вдруг потом обратно забинтовать не получится. Оставалось надеяться, что сломанные кости мне сложили правильно. А то срастутся под каким-нибудь хитровывернутым углом, а мне потом с этим жить. А в идеале - ещё и фехтовать.
  Короче, думать в таком состоянии было сложно. А по делу - ещё сложнее.
  - Ладно, Иста - так Иста. Ты лучше скажи, как магия?
  - Паршиво, - вздохнула Ксанка. - Такими темпами я помру, а она так и не восстановится. А что ты хочешь, больше двух недель на антимагичке!
  - А как же ты тогда меня сканировала?
  - Так ментальные чары прямого воздействия не блокируются.
  - Серьёзно?
  - Да. А ты не знала? Я сразу заметила. Подозреваю, через это можно и основное действие зелья как-то обойти, но пока не знаю, каким образом. Думать надо. Ты сама-то как?
  - Получше, - призналась я, прислушавшись к себе.
  Кажется, я уже была в состоянии намагичить что-нибудь простен6ькое. Только вот обычных, физических, сил на это совсем не было. Но Ксанке об этом знать не обязательно, а то может и не поддержать мою гениальную идею.
  Честно говоря, я сомневалась не только в гениальности этой идеи, но даже просто в её адекватности. Но выбирать было не из чего, а вынужденное бездействие изрядно задолбало. Поэтому я гордо провозгласила:
  - У меня есть план!
  - Может, не надо? - осторожно спросила сестра.
  - Да ладно, не трусь! Хороший план! Значит так: ты сейчас начнёшь орать, и как можно громче. Тот толстый надсмотрщик сунется сюда, чтоб посмотреть, что произошло, и я двину его по затылку стулом. И мы сбежим.
  - Ага, до ближайшей запертой двери. А дальше?
  - А дальше что-нибудь придумаем! - Я как можно беспечнее пожала плечами.
  - Нет уж, давай сначала придумаем, а потом я буду орать.
  - То есть орать ты не против, и первую половину плана можно считать утверждённой?
  Ксанка в ответ только отмахнулась и вдруг замерла, уставившись на дверь:
  - Слышишь?
  Я прислушалась, пытаясь отделить гудение в голове от внешних звуков, но получалось плохо. Эх, такие уши вымахали, а толку-то от них...
  - Что там? - одними губами спросила я.
  - Шаги вроде, - прошептала в ответ сестра, на всякий случай отползая к дальней стенке.
  Я, наоборот, сразу же засунула в карман фляжку, подхватила с пола складной стульчик и пристроилась сбоку от двери. Главное - ударить посильнее. А кого именно, и что делать дальше - разберёмся по ходу дела.
  Шаги становились всё громче, теперь я тоже их слышала и даже могла опознать. Тяжёлые, чуть шаркающие - это наш тюремщик. А вот торопливый стук каблуков по каменному полу - похоже на очень спешащего Арфеналме. Соскучился, что ли? Или решил стульчик забрать? Ничего, сейчас я им устрою воссоединение.
  Скрежетнул ключ в замке, и дверь медленно, со скрипом, поползла наружу. Я поудобнее перехватила своё импровизированное оружие (левой рукой бить не так удобно, но выбора-то нет) и застыла, дожидаясь, когда эльф переступит порог. И в тот же момент со всего замаха ударила его по голове. Точнее, попыталась. Но дорогой гость каким-то неведомым образом умудрился уклониться. Я даже не заметила, как он это сделал, а стульчик, не встретив ожидаемого сопротивления, уже вписался по инерции в толстого стражника, стоящего позади Арфеналме.
  Очень удачно вписался, прямо в лоб.
  Лоб-то выдержал, а вот лёгкие дощечки, из которых был сделан стульчик, с треском разлетелись в разные стороны.
  - Вообще-то, больно, - грустно сообщил тюремщик, потирая место удара.
  - Извините, - виновато пробормотала я, пряча за спину чудом уцелевшую ножку от стула.
  Если вдуматься, толстяк-то мне ничего плохого не сделал. Просто неудачно подвернулся под руку. Поэтому мне было даже немного стыдно перед ним. И ещё больше - перед собой. Тоже мне, всесильная и всемогущая! По основной мишени промазала, дополнительной разве что синяк небольшой поставила, да ещё и единственное оружие сломала!
  Арфеналме на эту сцену, кажется, вообще внимания не обратил. Только перевёл взгляд с меня на Ксанку и без тени эмоций сообщил:
  - Вы идёте со мной.
  Не спросил, не приказал. Просто в известность поставил.
  После чего развернулся и вышел из камеры, ни секунды не сомневаясь, что мы последуем за ним как послушные собачки. Даже охрану с собой не взял, зараза самоуверенная.
  Я взвесила в руке остатки стульчика, примериваясь к аккуратному эльфийскому затылку...
  - Жить надоело, что ли? - добродушно спросил тюремщик, взирая на меня с отеческой укоризной.
  - Простите, привычка, - вздохнула я.
  И покорно отбросила деревяшку подальше. Не тащить же её с собой. Да и твёрдую эльфийскую черепушку так, видимо, не пробить. Тут что-нибудь покрепче надо: трубу металлическую или монтировку. Но где я в здешних средневековых подвалах монтировку найду?
  Ксанка тем временем встала, по стеночке добрела до дверей и теперь украдкой посматривала на меня. Мол, мы идём, или как. Впрочем, особого выбора у нас и не было. Я понятия не имела, зачем мы понадобились Арфеналме, и куда он нас поведёт, но любое место казалось лучше тюремной камеры. Главное, чтоб прогулка не закончилась на эшафоте. А то очень обидно будет.
  Я кивнула сестре и услужливо предложила ей руку для опоры. Хотя кто на кого в итоге опёрся - тот ещё вопрос. Со стороны мы, наверное, смотрелись очень забавно. Как два алкаша, цепляющиеся друг за друга в безуспешной попытке дойти до магазина за добавкой.
  Разве что вместо магазина на нашем горизонте маячила безупречно прямая спина полковника. А двигался он довольно быстро. Пришлось догонять.
  Сзади лязгнула дверь, отделяя нас от камеры и толстого тюремщика. И я искренне понадеялась, что мы никогда больше не встретимся. Разве что лет через пятьдесят, если я вдруг решу написать мемуары и отправлюсь по местам боевой славы, дабы освежить воспоминания.
  Дожить бы!
  Вокруг ничего интересного не было, только скучные однообразные коридоры, поэтому я от нечего делать изучала спину Арфеналме. И чем дольше изучала, тем более странной она мне казалась. Какой-то неестественной, напряжённой. Хотя обычно движения полковника, напротив, отличались обманчивой мягкостью и плавностью. Странно...
  - Куда мы идём? - не выдержала я.
  Эльф вздрогнул, как будто я его ткнула пальцем под лопатку, и резко обернулся. Я поспешно изобразила максимально невинное выражение лица.
  - Куда надо - туда и идём! - буркнул Арфеналме.
  - Просто ты какой-то дёрганный сегодня. Вот я и подумала - может, заблудился?
  Из-за дурацкого эльфийского 'тыканья' фраза прозвучала очень фамильярно. Наверное, поэтому полковник сразу же наградил меня гневным взглядом. Но поспешно взял себя в руки и прибавил шагу. Видимо, надеялся, что на такой скорости я болтать не смогу.
  Зря, конечно.
  - Нет, правда, - продолжила я, но уже шёпотом и на ухо Ксанке. - Ты его хоть раз видела таким нервным?
  - Неа... - сразу же отозвалась сестра. И задумчиво добавила: - А ещё он не пахнет.
  - В смысле?
  - Духами. До этого всегда пах.
  Я принюхалась. От полковника пахло костром, землёй и какими-то травами... Как, впрочем, и ото всех нас после лесной жизни. Такие запахи очень сложно вывести, они буквально въедаются в кожу и волосы и сопровождают тебя ещё несколько дней, даже если ты каждое утро отмокаешь в ароматной ванне.
  Одна проблема - Арфеналме не было с нами в лесу. Всё это время он пробыл в замке.
  К тому же Иста была права, до этого момента эльф всегда благоухал, как парфюмерная фабрика. Видимо, показаться на людях ненадушенным, для него было сродни позору.
  Да и эта совсем не характерная для него дёрганность...
  А вот шаги похожи. Разве что более торопливые, чем обычно. Взрослые степенные эльфы так не ходят. А вот подростки - вполне!
  Ну конечно! А я ещё удивлялась, как это полковник умудрился уклониться от моего удара, входя в камеру. А он и не уклонялся. Просто стул прошёл сквозь иллюзию, аккурат над головой того, кто под ней скрывался.
  - Хэйн! - окликнула я.
  Наш конвоир нервно обернулся, и облик Арфеналме пошёл волнами. На мгновение точёное лицо полковника исчезло, сменившись на испуганную физиономию его сына.
  - Ты ещё громче крикни! Вдруг не все слышали! - вполголоса проворчал Хэйнар, усилием воли возвращая иллюзию на место. - Там, за углом, вторая линия охраны, между прочим!
  - Извини, - смутилась я.
  - Ой, как я рада тебя видеть! - немедленно вклинилась в разговор Ксанка. - А куда мы идём? Ты выведешь нас отсюда?
  - Только из тюремного крыла. Из замка не смогу. Но у меня есть план.
  Эльфик говорил торопливо, отрывисто. Видимо, слишком много сил уходило на поддержание чужого облика. Поэтому я решила лишний раз его не дёргать. План - так план. Какой бы ни был, лучше действовать, чем сидеть и ждать у моря погоды.
  Ксанка со мной не спорила. Точнее, она вообще ничего не говорила, только глуповато улыбалась и машинально пыталась пригладить растрёпанную причёску.
  - Нет, - оборвала я её невысказанные мысли.
  - Ну почему? - наивно удивилась сестра. - Ты представь: он и так симпатичный. А потом вырастет, будет внешне на отца похож... А?
  - Пусть сначала вырастет.
  К счастью, Хэйн уже ускакал почти до поворота и не слышал этого диалога.
  Зато явно услышал что-то другое, потому что вдруг развернулся и помчался к нам. Молча, но с таким лицом, будто пытался передать нам новости телепатически. Или с помощью тайной эльфийской методики общения бровями. Сомневаюсь, что такая когда-либо существовала, но если и нет - её стоило придумать. Причём прямо сейчас.
  Брови Хэйна прыгали вверх независимо друг от друга, то левая, то правая. А иногда, в приступе синхронности, вставали домиком над выпученными глазами. На точёном лице Арфеналме это смотрелось забавно.
  - Быстро назад! - прошипел эльфик, добежав-таки до нас.
  - Куда именно? В тюрьму, что ли? - уточнила я, останавливая разогнавшегося парнишку.
  - Нет... Или да... Я не знаю!
  - Тихо, тихо. Выдыхай, - Я попыталась изобразить спокойствие и рассудительность. Именно изобразить. Сама-то ни тем, ни другим особо не страдала. - Просто скажи, кто там за углом.
  - Эларьен. И он идёт сюда. Если он вас увидит...
  - Не увидит, - оборвала я. - Ксанка, к стене. И ко мне, вплотную. Не шевелиться, не дышать, не чихать. Хэйн, расслабься. Нас тут нет, а ты просто идёшь мимо.
  Сестра покорно прижалась ко мне, как утопающий к спасительному бревну, и замерла. Задерживать дыхание, конечно, не стала. Наоборот, несколько раз медленно вдохнула и выдохнула, подстраиваясь под мой ритм. Даже глаза закрыла, чтоб ничего не отвлекало.
  Умница, сразу поняла, что я задумала. Всё-таки годы тесного общения просто так не проходят.
  'Годы общения', да... Не родства, как выяснилось. Просто общения.
  А ведь она же понятия не имеет, что мы не родные сёстры! Я пустила её в самые старые воспоминания, обойдя вниманием свежие. И, наверное, правильно сделала. Там слишком много такого, чего я и сама вспоминать не хочу.
  Но теперь Ксанка знать не знает, что произошло со мной за последние несколько лет... А я не знаю, что случилось с ней. Вот придумала глупость - сама себе память стирать! От очередной безответной любви страдала, что ли? Хотя нет, вряд ли. До такого маразма у неё даже в самых тяжёлых случаях не доходило.
  Значит, причина действительно серьёзная.
  И сейчас она эту причину вспомнила. Что из этого следует?
  А что угодно. Но как минимум то, что нам надо поговорить об этом. Обязательно надо.
  Потом. Когда выберемся.
  А сейчас я одной рукой приобняла сестру, второй оперлась о стену и изо всех сил постаралась с этой стеной слиться.
  Сил, конечно, маловато, на двух отдельных человек заклинания может и не хватить. А вот на двоих, которые ведут себя как один, чувствуют как один, дышат как один...
  Вдох-выдох. Вдох-выдох. Тихо. Медленно. Синхронно.
  Нас тут нет.
  Хэйн поспешно отвёл глаза, а потом и вовсе отошёл подальше, чтоб не испортить нам маскировку. Хороший мальчик. Главное, чтоб сам справился. Иллюзии - совсем не его стихия, и сил, должно быть, отнимают немеряно. Но ничего, держится.
  Надеюсь, Эл не станет его обнюхивать!
  Интересно, зачем он вообще сюда пожаловал? Надеюсь, не к нам в гости. А то как-то нехорошо получится: он придёт, а нас дома нет. В смысле, в камере...
  Эл тем временем стремительно вывернул из-за угла, но заметив лже-полковника, притормозил и вежливо поздоровался. Хэйн ответил коротким кивком, и эльфы благополучно разошлись в разные стороны. Идиллия!
  Я украдкой выдохнула и приготовилась снимать заклинание, как только лысый эльф отойдёт достаточно далеко. Но тут Хэйнар вдруг резко обернулся и крикнул:
  - Погоди!
  Вышло не совсем по-арфеналмовски, но Эл сразу же остановился и слегка встревожено посмотрел на вышестоящее начальство. Начальство талантливо изобразило ленивую паузу и только потом небрежно поинтересовалось:
  - А ты куда это?
  - Плановая инспекция тюремного персонала, - почти без запинки ответил Эл.
  Вот это 'почти' его и выдало.
  Будь вопрос праздным, никто даже внимания не обратил бы на секундную задержку. Но мы так напряжённо ждали ответа, что эта секунда показалась чуть ли не вечностью. Ксанка едва заметно сжала мою руку, Хэйн нахмурился, а я старательно вгляделась в эльфа. Выглядел он как обычно - разве что форму надел чистую, а то и вообще новую. Зато плащ остался старый, ещё из леса. Даже травинки, прилипшие к подолу, не счищены.
  Зачем тебе плащ в помещении, зануда бритоголовая?
  И куда ты вообще собрался?
  Я искренне пожалела, что нельзя телепатически передать свои мысли Хэйну. Но тот, кажется, тоже заподозрил неладное и просто так отвязываться от Эла не собирался.
  - Не помню, чтоб я отдавал распоряжения о подобном, - Эльфик явно вошёл в роль. Папочкины интонации получались у него всё лучше и лучше.
  - Так ведь плановая. Дополнительных распоряжений и не нужно.
  - И с каких пор ты проводишь инспекции?
  - Клист попросил подменить его. Он приболел немного. А мне не трудно.
  - Клист, значит... Что ж, можешь считать, что ты выполнил его просьбу. Инспекция окончена. Благодарю за служебное рвение.
  - Но я не все посты ещё обошёл, - попробовал возразить Эл, но ответом ему был только взгляд, полный ледяного презрения.
  Смотрелось эффектно. Ксанка восхищённо вздохнула мне в ухо, чуть не сбив всю маскировку. И ведь даже не шикнуть на неё, тогда точно чары слетят.
  - Инспекция окончена. Можешь возвращаться к своим обычным обязанностям, - с нажимом проговорил Хэйн и отвернулся, давая понять, что решение окончательное, обжалованию не подлежит.
  - Как скажешь, полковник, - ответил Эл начальственному затылку. А потом вдруг виновато улыбнулся, выхватил из-за пояса нож и двинул лже-Арфеналме рукояткой по этому самому затылку.
  Не попал, конечно.
  Это мы с несчастным стульчиком уже успели выяснить, что через иллюзию предметы проходят беспрепятственно, а Элу только-только предстояло это узнать. А пока что он с сомнением смотрел на собственную руку, едва чиркнувшую Хэйна по макушке.
  Сам эльфик даже понять толком не успел, что произошло, а Ксанка уже бросилась его защищать. Наплевав на всякую конспирацию. Впрочем, что Элу до нашей конспирации, если он тут только что покушение на самого Арфеналме организовал. Неудавшееся, но что с того?
  В общем, лицо эльфа надо было видеть. Сперва точный и выверенный удар не попадает в цель, потом вдруг откуда-то возникает Ксанка с воплем 'Не смей трогать ребёнка!' (да, вопль был тихий, на грани шёпота, но эффект от этого хуже не стал), затем полковник обиженно бормочет голосом Хэйна 'Да вы задолбали уже меня бить!'.
  Честное слово, у меня от восторга даже голова кружиться перестала. Ненадолго, правда. Но чтоб отлипнуть от стенки и нормально подойти к остальным - вполне хватило.
  А там можно и на Эле повисеть, почти в упор наблюдая, как хвалёное эльфийское самообладание постепенно берёт верх над офигением.
  - Очаровательно, - выдохнул эльф после недолгой паузы. И, кажется, это было единственное цензурное слово, которое он смог вспомнить.
  - Что именно? - немедленно уточнила я.
  - Всё вокруг. Что мне теперь делать прикажете?
  - А что ты вообще собирался делать? Особенно после того, как двинул Арфеналме по затылку?
  - Связать его, конечно, - пояснил Эл таким тоном, будто говорил о чём-то само собой разумеющемся. - В идеале, ещё рот заткнуть, затащить в какой-нибудь тупик и надеяться, что подольше не найдут. А потом вывести вас из камеры, прикрываясь его приказом, и раствориться в ночи.
  - А там ночь? - удивилась Ксанка.
  - Два часа до рассвета. В самый раз для побега.
  Около четырёх часов, значит. А в тюрьму меня засадили днём. Этим днём? Или прошлым? Чувство времени отказывало напрочь.
  Есть не хотелось, но на фоне сотрясения это совершенно ничего не значило.
  Пить хотелось безумно. Но и это не значило совершенно ничего.
  Сколько там человек может прожить без воды?
  А эльф?
  А теоретически-всемогущая олла?
  Проверять на собственном опыте не было никакого желания.
  - Эл, у тебя вода есть?
  Эльф вытащил из-под плаща фляжку и протянул мне. Кажется, я ополовинила её одним глотком и почти прикончила вторым. И только потом виновато посмотрела на владельца.
  - Допивай, у меня ещё есть, - отмахнулся тот. - Иста, ты будешь?
  Ксанка торопливо кивнула и вцепилась во вторую фляжку.
  Зато сразу стало понятно, зачем Элу плащ. Чтоб не бросилась в глаза все эти фляжки, свёртки и оружие. Кажется, он действительно всерьёз собирался сбегать. Причём вместе с нами.
  И если появлению Хэйна я даже почти не удивилась, то Эл... Эл, собирающийся дезертировать ради спасения двух приблудных магичек - это что-то новенькое.
  - Зачем? - пробормотала я, не особо уточняя смысл вопроса. Но эльф меня, кажется, и без того понял.
  - Мне нужны ответы.
  - Какие ещё ответы?
  Эл посмотрел на меня, как на идиотку.
  Точнее, его взгляд расшифровывался примерно так: 'Неужели ты до сих пор не догадалась? Ведь всё было очевидно с самого начала'. А идиоткой я уже сама себя благополучно почувствовала, потому что так и не поняла, что он имел в виду.
  - Может, мы это обсудим чуть позже? - вклинился Хэйн. - А то нам ещё пару постов пройти надо, а маскировки у меня хватит минут на пять.
  - А куда мы, кстати, идём? - спросил Эл. Его 'мы' мне понравилось. 'Мы' - значит он не бросит нас прямо сейчас посреди коридора и не сгинет в неизвестном направлении. Было в присутствии лысого эльфа что-то надёжное и успокаивающее. А ещё у него вода, еда и множество других полезных вещей - вон как плащ топорщится.
  - Не беспокойся, у меня есть план! - гордо улыбнулся эльфик.
  - Вот этого-то я и боюсь, - пробормотала Ксанка. Не забыв, впрочем, одарить паренька милой улыбкой.
  
  План, на самом деле, был отличный.
  Под прикрытием отцовской личины Хэйн без проблем вывел нас из подвалов. Никто даже не рискнул спрашивать, куда Арфеналме тащит пленных и почему у этих пленных руки не связаны.
  Оставался главный вопрос: как выбраться за пределы замка. Потому что за ворота нас не выпустили бы даже со лже-полковником. Эл хотел задействовать какой-то тайный ход, но Хэйн заверил, что его идея намного лучше и начал что-то быстро объяснять. Смысл объяснений я из-за больной головы прослушала, но лысый эльф план одобрил. После чего остался погулять по подземельям, чтоб никто не связал его с нашим исчезновением, и обещал присоединиться чуть позже.
  А Хэйн потащил нас за собой в восточное крыло замка, где свернул в неприметный коридорчик, пробежал его до самого конца и торжественно распахнул перед нами массивные двустворчатые двери.
  Если бы дело происходило в фильме, то на этом месте обязательно играла бы пафосно-возвышенная музыка. Чтоб все прочувствовали важность момента.
  Но музыки не было, и важность я оценила далеко не сразу. Сначала зашла в помещение, устало прислонилась к стенке... да так по этой стенке и сползла, сообразив, где нахожусь.
  Эльфик завёл нас в круглую комнату размером со школьный спортзал. Не самый грандиозный размах, тренировочный зал в Таинской Академии был намного больше. Но эта комната заворожила меня вовсе не размером. И не огромными витражными окнами, не куполообразным сводом потолка, не белыми, украшенными резьбой колоннами и даже не блестящим мраморным полом.
  А тем, что на этом самом полу была выложена кроваво-красными камнями пятиугольная звезда. Идеально ровная, целая... и такая манящая.
  - Пентаграмма, - всхлипнула Ксанка, от переизбытка чувств обнимая ближайшую к входу колонну.
  Кажется, будь у неё чуть больше сил, она бросилась бы целовать эти камни.
  Да что там Ксанка, я сама едва не кинулась их щупать, проверяя на реальность. А может, и кинулась бы, но тут линии пентаграммы вдруг начали наливаться светом. Одновременно с этим раздалось тихое гудение, а в центре звезды стал медленно проявляться человеческий силуэт.
  - Да чтоб вас всех! - ошарашено пробормотала я. Вот уж не вовремя - так не вовремя.
  Бежать из комнаты было поздно. Даже пытаться встать было поздно. Поэтому я привычно вжалась в стену и накинула на себя чары, отводящие глаза. А что ещё делать-то?
  Ксанка, наверное, ещё могла бы успеть метнуться ко мне, чтоб скрыться под заклинанием, но вместо этого затаилась за колонной. Благо, та была достаточно широкой.
  Хэйн обречённо стиснул зубы и подновил свою личину. И я даже предположить не могла, сколько ещё он способен её удерживать. Минуту, две... А дальше?
  Смутный силуэт в центре пентаграммы становился всё более чётким. Совсем скоро я уже могла разглядеть перемещающегося человека. Или эльфа? А судя по росту - так и вовсе какого-нибудь гнома. В общем, вопрос о расе незваного гостя оставался открытым, потому что подробностей внешности под плащом всё равно не видно. А в плащ незнакомец был закутан добротно, одни глаза сверкали. К счастью, не на нас, а будто бы сами по себе. Побочный эффект от магического перемещения, наверное.
  Стоило действию пентаграммы завершиться, как взгляд сразу же стал нормальным. Ровно до того момента, пока перемещенец не сфокусировался на лже-Арфеналме. Тут его словно током шарахнуло, аж передёрнулся весь.
  Причём Хэйн ничего не делал, просто стоял и пристально смотрел на незнакомца, не проявляя никаких признаков волнения. Я-то знала, что у него просто сил ни на что нет, кроме как стоять бревном и молча пялиться. Но тип в плаще моей осведомлённостью не обладал, поэтому явственно занервничал.
  Нервничал он как-то очень знакомо. Я напрягалсь, вспоминая, где могла видеть эти бегающие глазки и подрагивающие руки. Причём сами руки скрывались под плащом, но я всё равно была уверена, что они там дрожат. Не могут не дрожать.
  Вот сейчас этот тип подбежит к Арфеналме и попытается своей дрожащей рукой схватить эльфа за его иллюзорную. Да, нехорошо может получиться... Но откуда я это знаю?
  Меж тем, всё именно так и происходило. Разве что хватания за руки удалось избежать. Пальцы незнакомца почти вцепились в кружево иллюзорной рубашки, но в последний момент отдёрнулись. Похоже, он уже пытался проворачивать такое с настоящим Арфеналме и реакция последнего его не обрадовала. Ну и хорошо, меньше проблем.
  - Крайне удивлён видеть вас здесь, многоуважаемый господин. Но как же хорошо, что не придётся искать вас по замку. У меня весьма важные новости и очень немного времени для беседы, - затараторил незнакомец.
  И тут же незнакомцем быть перестал.
  Опознала я его даже не по голосу, а просто по интонации. Точно такими же вкрадчивыми монологами обрабатывал меня тот коротышка, что предложил деньги за проигрыш в турнире.
  В прошлый раз разглядеть я его толком не успела, да и не особо стремилась. В этот раз он хранил инкогнито ещё старательнее. Хотя, казалось бы, от кого здесь прятаться, кроме Арфеналме.
  'Арфеналме', к слову, молчал.
  А что ещё в его положении оставалось делать? Только многозначительно корчить пафосные рожи.
  - Так вот, касательно нашей сделки, - продолжал знакомый незнакомец, - Дело в том, что я проведал в лесу этот ваш отряд. Со всеми мерами предосторожности, не подумайте чего. Никто меня не видел. Но, господин Арфеналме, дело не в том, что я такой хороший маг, а в том, что там и некому было меня видеть. Понимаете, да? Их там не было. Следы стоянки были, а эльфов ваших не было. Вы, достопочтенный господин, несомненно спросите меня, куда же они могли деться? Но, видите ли, я не имею об этом ни малейшего понятия. Я маг, а не следопыт. Но птички нашептали, что есть некоторая вероятность... Только вероятность, понимаете? Небольшая, почти несущественная вероятность, что они вернулись в Ородрив. 'Как же так', - подумал я. - 'Ведь господин Арфеналме лично обещал мне, что всё пройдёт хорошо! А господин Арфеналме - человек слова'. И вот я бросился сюда, чтоб немедленно прояснить ситуацию. Я чту условия нашего договора и стремлюсь максимально быстро выяснить все нестыковки. Так проясните же мне свою часть.
  Болтливый маг наконец заткнулся и выжидательно уставился на Хэйна.
  Тот помолчал ещё немного и, наконец, со старательным безразличием выдавил:
  - Они здесь.
  - Здесь? Здесь - это в замке? Но разве мы об этом договаривались? Вспомните-ка, господин Арфеналме. Ну же! - его голос становился всё менее дрожащим, словно с каждым словом коротышка набирался уверенности в себе. - Я переправил ваш отряд на территорию людей? Переправил! Я придумал им достойное занятие на пару недель? Придумал! Найти Пещеру сами они не могли, мои чары были качественными. Значит, должны были сидеть в лесу и искать. За какими бесами ваши подданные пренебрегли приказом и вернулись домой? Я что, зря убеждал Восточный Совет устроить в лесу зачистку? То, что ваши ребята самовольно напали на деревню - это прекрасно, просто отлично. Но их должны были поймать! Поймать и допросить! А не обнаружить холодные угли в заброшенном кострище!
  - Хммм, - выдавил из себя Хэйнар.
  'Ух ты!' - подумала я.
  Получается, можно было никуда не торопиться и торчать в лесу сколько угодно. Рано или поздно нас бы всё равно спасли, не Муллен, так кто-нибудь другой. То есть, спасли бы меня и Ксанку. И, может, того белобрысого мага (где бы он сейчас ни был). А вот эльфам пришлось бы несладко. Фактически, мы бы просто поменялись местами.
  Интересно, полезла б я тогда вытаскивать их из плена, наплевав на мнение Хозяина?
  Вот совсем не факт.
  А Эл полез. Зачем? Явно же не из врождённого гуманизма. И Хэйнар тоже полез. Назло воле Арфеналме. Да ещё и в его личине, чтоб подставить мимоходом. Интересные у них в семье отношения.
  Кстати, Арфеналме своего сына, выходит, ещё круче подставил. Он же знал, что отряд не вернётся. Знал - и отправил Хэйна на верную смерть. Или того хуже - на долгое мучительное прозябание в застенках Восточного Совета.
  Своего собственного сына!
  Даже мне было жутко это осознавать, а уж каково пришлось от таких новостей Хэйну - осталось только догадываться. Я отчётливо представила, как он сейчас стоит и изо всех сил пытается сохранять хладнокровие. Потому что стоит дать волю эмоциям - и прощай, чужой облик. Который, к слову, и так вот-вот разлетится клочьями. Затылок, вон, уже просвечивает. Интересно, это как-то связано с тем, что туда дважды били?
  - План сорвался по независящим от меня причинам, - осторожно подбирая слова проговорил Хэйнар. - Отряд вернулся в Ородрив самостоятельно и вопреки приказу. Непосредственные виновные будут наказаны. На данный момент это всё, что я могу сказать.
  Я мысленно поаплодировала. Молодчина!
  - То есть сейчас, многоуважаемый господин Арфеналме, вы предлагаете мне поверить, что в случившемся нет вашей вины? Что срыв плана - всего лишь досадная случайность?
  - Именно так.
  - А что я, по-вашему, должен передать ланье?
  - Это и передашь. И, кажется, ты торопился.
  Коротышка слегка поморщился от фамильярности. Да, с эльфами в этом плане общаться тяжело. Никогда не поймёшь, то ли по привычке 'тыкают', то ли неуважение к собеседнику проявляют. А скорее всего - и то, и другое.
  - Ещё бы не торопиться! Утром заседание Совета, и нужно как-то донести до господ управителей, что облава в лесу уже не нужна. А перед этим доложить ланье о вашем самоуправстве, и ещё миллион дел. А я, между прочим, посредник, а не мальчик на побегушках!
  Слово 'посредник' меня царапнуло.
  Да, он и в прошлый раз так представлялся. И я тогда не придала этому значения, мало ли, какая работа у человека. Но потом было ещё что-то... Кажется, даже важное.
  Но что именно?
  'Арфеналме' промолчал.
  В принципе, ему и не обязательно было говорить, коротышка прекрасно справлялся сам. Он ещё немного пожаловался в пространство на свою нелёгкую долю, а затем торопливо вбежал в пентаграмму, запустил её и почти мгновенно переместился.
  Ксанка шумно выдохнула.
  Я с наслаждением развеяла заклинание и отлепилась от стены.
  Хэйн постоял ещё немного, безучастно глядя в пространство, а потом вдруг пошатнулся и рухнул на пол. Уже в своём привычном облике.
  
  * * *
  
  Арфеналме не спалось.
  Такое с ним случалось нечасто. Обычно он легко засыпал и легко просыпался в любое время. Нетрудно было и провести пару ночей вовсе без сна, если того требовала необходимость. Жалобы на бессонницу или, наоборот, чрезмерную сонливость, казались ему пустым нытьём. Или же признаком болезни. Ко второму следовало бы отнестись серьёзно, но сейчас за своё здоровье Арфеналме был вполне спокоен.
  Нет, тут другое. И если перестать ворочаться, ловя ускользающий сон, и спокойно проанализировать ситуацию, то не так уж и сложно понять, что именно.
  Позапрошлой ночью он точно также проснулся без видимых причин и некоторое время лежал без движения, оценивая собственные ощущения. На первый взгляд, всё было в порядке. Ритмичные шаги ночного караула в коридоре, тихие голоса за стеной, стучащие в окно ветви дерева - привычные звуки ночного Ородрива. Ни один из них не мог стать причиной внезапной побудки.
  Что тогда?
  Арфеналме встал с кровати и отхлебнул воды прямо из кувшина. Каменный пол неприятно холодил босые ноги... и слегка подрагивал. Мелко-мелко, совсем незаметно для обычного эльфа или, тем паче, человека. Но уж обычным-то Арфеналме себя никогда не считал, и расслышать отголоски далёкого землетрясения мог с детства.
  Впрочем, если Пёсий Кряж и тряхнуло, то довольно далеко или не слишком сильно. Дрожь едва ощущается, замку ничего не грозит. Значит, эти отголоски не стоили того, чтоб просыпаться среди ночи.
  Вернее, не стоили бы. Если бы к ним не примешивалась самая толика магии. Очень знакомой магии.
  Сам Арфеналме колдовать не умел и учиться не собирался. Текущее положение вещей нравилось ему гораздо больше: врождённый дар, не нашедший выхода при Посвящении, многократно усилил чувствительность к малейшим колебаниям магического фона. Это существенно облегчало жизнь. Как минимум, делало более продуктивным и безопасным общение в высших кругах западнопредонского общества. А для всего остального существовали мозги, физическая подготовка и чувство собственного достоинства. То есть то, что магия дать не может, как ни старайся.
  Вот в Восточной Предонии, например, магов вообще нет. По крайней мере, так считается на официальном уровне. Арфеналме уточнил бы, что нет официально признанных и хорошо обученных магов, но в данной ситуации это не имело практического смысла.
  В любом случае, среди людей нет почти никого, способного на заклинания такой силы, чтоб дотянулись с гор до Ородрива. А среди эльфов - есть. Один малахольный подросток, который вечно лезет не в своё дело. И который сейчас должен сидеть в Вертском лесу и даже носу оттуда не высовывать.
  Так за какими бесами его понесло в горы? И что там могло случиться такого, ради чего стоило бы швыряться заклинаниями такой мощи?
  Через полчаса небольшой отряд, возглавляемый лично Арфеналме, вышел из Ородрива и двинулся в направлении предполагаемого источника магии. И, как выяснилось впоследствии, решение было верным и своевременным.
  Это было позавчера. Весь вчерашний день строптивое дитятко в наказание и назидание просидел на антимагичке. И вёл себя при этом тише воды, ниже травы. А сегодня, значит, отживел и даже попытался что-то наколдовать. Не такое мощное, как в горах, но вполне достаточное, чтоб разбудить отца.
  Ну что ж, посмотрим...
  Арфеналме прикрыл глаза, расслабился и попытался уловить, откуда идёт магия. И почти сразу удовлетворённо хмыкнул. Ну конечно, из подвала. Можно было догадаться, что при первом же удобном случае сынок побежит к новоявленным друзьям. Вот ведь спаситель угнетённых и обиженных!
  Торопиться было некуда. Не испарятся же эти герои из подвала, в самом деле. Так что пусть общаются, жалуются друг другу на судьбу, на жизнь, на злобного полковника Арфеналме. А злобный полковник тем временем умоется, оденется и спокойно отправится пресекать нарушение дисциплины.
  На самом деле Арфеналме себя злобным не считал. Просто он делил людей на два типа: тех, кто действует, и тех, кто плывёт по течению. И себя, понятное дело, относил к первой группе. Естественно, не все его поступки нравились окружающим. Честно говоря, проще перечислить те, которые не вызывали бурного протеста. Может, штук пять-шесть и наберётся.
  Но главное - Арфеналме делал дело. Да, порой его планы были далеки от морали, воплощать их в жизнь было неприятно и неэтично... Но главное - они работали, и работали хорошо. И с этим не мог поспорить никто из аморфных болванов, плывущих по течению.
  Поэтому за глаза аморфные болваны могли сколько угодно величать полковника злобным, или жестоким, или даже мерзким. Но в лицо они предпочитали заискивающе улыбаться и со всем соглашаться. Потому что им нечего было противопоставить его выверенным действиям, приносящим результат.
  А больше всего раздражало то, что младший сын тоже предпочитал улыбаться и мягко уходить от любого конфликта. Читал себе книги, занимался магией, поступки отца не одобрял, но вслух никогда не спорил. До недавнего времени.
  Арфеналме сам ещё не до конца понимал, нравятся ли ему произошедшие с Хэйнаром изменения. С одной стороны, сын наконец-то перестал мямлить и шарахаться от любого резкого слова. С другой - теперь он осмелел настолько, что начал ругаться с отцом в открытую.
  Случайного подчинённого Арфеналме за такое поведение отправил бы под трибунал, а с этим недорослем как быть? И ведь совсем никак не реагировать тоже нельзя, свои же засмеют. Те самые болваны, которые ничего не делают, но очень любят злословить за спиной начальства.
  От подобных мыслей настроение стремительно портилось. Ведь если Хэйнар прямо сейчас попадётся на попытке чего-нибудь незаконного, то придётся как-то действовать. А вариантов для действия не так уж и много. Нарушение прямого приказа об отсутствии контактов с заключёнными, плюс, возможно, организация побега, и всё это в военное время - как ни крути, почти дезертирство. А с дезертирами разговор простой. И никакие магические способности не спасут, разве что приговор отсрочат.
  Поэтому Арфеналме не торопился.
  Он тщательно привёл себя в порядок, вышел из комнаты, с невозмутимым видом пообщался с караульными, спустился в подземелье, там тоже обсудил с охраной какие-то незначительные мелочи... Охранники смотрели на него недоуменно и явно ждали подвоха, но на вопросы вежливо отвечали, а шуткам с готовностью улыбались. Попробовали бы не улыбнуться!
  Только попавшийся на полпути Эларьен в первый момент повёл себя странно: весь напрягся, дёрнулся в сторону, но быстро взял себя в руки, поздоровался и даже сам завёл пространный разговор о графике дежурства и дальнейших заданиях. О пленниках он не заговаривал, поэтому Арфеналме охотно поддержал беседу. Почему бы и нет, если этому бритоголовому так хочется потянуть время. Но не до бесконечности же его тянуть. Так что пора прекратить этот бессмысленный разговор и посмотреть, что неугомонный сыночек сотворил с пленниками. Должно быть, что-то интересное, раз даже Эларьен его старательно покрывает. Не могла же ночная встреча с бритоголовым типом быть случайным совпадением. Кстати, о бритоголовости!
  - К слову, как долго ты будешь тянуть этот бессмысленный траур по старой любви?
  Эларьен в ответ глаза не выпучил только потому, что совершенно одеревенел. Пару лет назад такая реакция казалась бы понятной, но сейчас - раздражала и наводила на мысли о смутных психических отклонениях. Не каждая вдова будет столько времени скорбеть по безвременно почившему супругу, пусть даже и любимому. А уж такой демонстративный траур эльфа по человеку - это вообще нечто выходящее за рамки здравого смысла.
  Да и человек-то был, прямо скажем, так себе. Вредный, эгоистичный, да ещё и немолодой. И, как водится у чистокровных людей, возраст его отнюдь не красил. Однако же Эларьен что-то в нём нашёл, и страдал совершенно искренне. Хоть и чрезмерно. Например, обрил голову и вернулся в армию. Впрочем, во всех остальных сферах он оставался полностью адекватным, и Арфеналме был вполне доволен своим новым (или, если уж совсем точно, старым) офицером.
  Старый новый офицер тем временем наконец-то обрёл дар речи. И не преминул немедленно им воспользоваться, причём в весьма гневном тоне:
  - Полковник, прости, но я не намерен обсуждать этот вопрос. Это моё личное дело и останется таковым. Могу я идти?
  - Да, конечно, - великодушно взмахнул рукой Арфеналме. Всерьёз допекать подчинённого он не планировал. А для своевременного завершения затянувшегося разговора одной фразы было вполне достаточно.
  А беседа свернулась как раз вовремя. Не успел Эларьен отойти и на пару шагов, как Арфеналме вздрогнул, уловив новый магический всплеск. Точнее, даже два - оба сильные и, что хуже того, из разных источников.
  Первый он опознал достаточно легко - в восточном крыле активизировалась перемещающая звезда. Наверняка посредник, будь он неладен. Вот ведь принесли бесы, и как всегда не вовремя. Неужели нельзя было до утра потерпеть?
  Второй всплеск оказался чуть слабее первого, и неизвестного происхождения. Но зато источник его находился гораздо ближе. И волновал полковника гораздо больше.
  Арфеналме снова помянул бесов и заторопился к камере с пленниками, едва сдерживаясь, чтоб не сорваться на бег. Посредник подождёт, не развалится. А вот если с девчонками что-то случится - неудачно получится.
  Охрана, словно чувствуя настроение начальства, действовала на удивление безукоризненно: двери отпирались быстро и беззвучно, чтоб сразу же сомкнуться за спиной полковника. Все, кроме самой последней.
  Толстяк-тюремщик с видимой неохотой оторвался от потрёпанной книжки и ворчливо осведомился:
  - Забыл чего, что ли?
  - Прости? - переспросил Арфеналме. Фраза прозвучала небрежно, но в душе зашевелилось неприятное подозрение. - Мне нужны пленницы. Немедленно.
  - Вот и я говорю, что забыл. Сам же их забрал, часа не прошло как. Если кто-то должен был обратно доставить, так не обессудь, полковник, загулял этот кто-то.
  Подозрение развернулось во всю ширь.
  Впрочем, уже не подозрение, а самая настоящая уверенность. Опоздал! Так старательно откладывал встречу с сыном, что пропустил всё самое важное.
  - Я, говоришь, забрал? Сам, лично?
  - Самоличностней не бывает.
  Арфеналме сощурился, разглядывая щекастую физиономию тюремщика. Ничего нового, разумеется, не обнаружил. Ни тени вранья, ни толики раскаяния. Ну да, чего ему раскаиваться. Всё сделано по уставу, комар носа не подточит. Ну, сынок, ну удружил!
  Ситация требовала хоть что-то сказать, но нужные слова, вопреки обыкновению, не шли на ум.
  - Открой-ка камеру.
  - Зачем? Там же нет никого.
  - Твоё дело - выполнять. Так что открывай немедленно.
  - Да, откройте, пожалуйста, - внезапно раздалось из-за запертой двери. - Нам, конечно, и тут неплохо, но хочется прояснить пару моментов.
  Голос был женский и, определённо, незнакомый, поэтому Арфеналме изобразил вежливое удивление. Удивление же тюремщика было крайне невежливым, громогласным, да ещё и весьма нецензурным. Не переставая костерить всех магов, а также их родню до десятого колена, толстяк отпер дверь, распахнул её и торопливо откатился в сторону, чтоб не мешать начальству созерцать.
  А созерцать было что.
  В камере находились двое: девушка и юноша. На вид оба были чуть старше Хэйнара, но интуиция упрямо подсказывала, что не всё так просто. С магами вообще не бывает просто. А уж о том, что незваные гости были магами, обострённое чутьё просто вопило. И если по поводу возраста и возможностей юноши ещё могли быть сомнения, то от девушки сила била таким напором, что хотелось инстинктивно преклонить колени. Ведьма, и не из слабых.
  Хотя выглядела она более чем затрапезно: растянутая серая кофта, драные штаны, широкие кожаные браслеты на обеих руках, и высокие ботинки, явно видавшие лучшие годы. Довершали образ тёмные волосы, небрежно перехваченные на затылке ярко-зелёной верёвкой. Несколько прядок выбилось из хвоста, но девушку это, кажется, нисколько не заботило. Арфеналме внутренне поморщился от такого пренебрежения к внешнему виду. И на колени, разумеется, падать не стал. Но кивнул как можно учтивее.
  Девушка кокетливо улыбнулась и привычным жестом подставила руку для поцелуя. Арфеналме галантно коснулся губами кончиков пальцев и невольно улыбнулся - от незнакомки вкусно пахло свежими пирогами.
  Этот совершенно бытовой запах, одежда, причёска (точнее её отсутствие), ведьминская аура и придворные манеры никак не хотели складываться в одну картину, отчего полковник чувствовал себя крайне неуютно. Он привык моментально составлять мнение о каждом новом собеседнике, складывая его из мелких, порой незначительных деталей. Но сейчас детали не стыковались. Категорически. Не было никакого мнения, только смутное ощущение, что с гостьей лучше не ссориться. А ещё лучше - вообще не встречаться. Но открутить время назад не смог бы даже самый могущественный маг. Поэтому пришлось разбираться здесь и сейчас.
  - С кем имею честь?
  - Честь - это хорошо, - мурлыкнула себе под нос ведьма и обернулась к своему спутнику, зачем-то перейдя с предонского на староэльфийский: - Учись! Вот так надо держать лицо и общаться с дамами!
  - Я знаю, как общаться с дамами, - буркнул тот, недовольно зыркнув совершенно чёрными глазами из-под светлой чёлки. По поводу умения держать лицо, впрочем, не спорил. Хотя Арфеналме всерьёз подозревал, что оно ему и не надо. Всё равно под такой чёлкой лица толком не видно.
  - Варвара, - выдержав паузу, сообщила ведьма. - А вас как называть, господин неизвестный?
  - Полковник Лайниль Арфеналме. К твоим... - Арфеналме слегка запнулся. Ведьма, судя по всему, была человеком. А значит, и правила приличия надо было соблюдать человеческие. - К вашим услугам, госпожа Варвара.
  - Отлично! Услуги мне понадобятся. Так что предлагаю сразу к делу. Ваши владения? - девушка неопределённо махнула рукой в сторону. Жест мог с равной вероятностью относиться и к камере, и к замку, и к окрестным землям, поэтому Арфеналме предпочёл сформулировать ответ как можно точнее.
  - Вы находитесь в крепости Ородрив, это один из форпостов Западной Предонии. Я не владелец этого замка, однако в настоящий момент являюсь старшим по званию среди всех присутствующих здесь офицеров, поэтому все имеющиеся вопросы можете смело адресовать мне.
  Если уж на то пошло, Арфеналме и сам был не прочь засыпать гостью вопросами, начиная с того, как она сюда попала, и куда делись пленницы. Но ведьма явно не хотела отвечать, она хотела спрашивать. И, как ни прискорбно было это признавать, имела полное право.
  - То есть вы здесь главный по всему подряд? Замечательно! Тогда где ваши заключённые?
  - Прошу прощения?
  - Пока не за что. Но это же тюрьма, верно? Тюрьмы служат для того, чтоб запирать в них разных неугодных личностей. Вот в этой камере совсем недавно сидела девчонка. Возможно, две - но вторая мне не нужна, можете оставить себе. А вот мелкую эльфу придётся отдать. Вам она всё равно без надобности. Так где она?
  - Видите ли, госпожа Варвара...
  - В том-то и дело, что не вижу, - сощурилась девушка.
  Арфеналме с тоской осмотрел пустую камеру. Ситуация становилась всё паршивее.
  Девчонки куда-то делись, сын тоже. Эларьен, похоже, покрывает эту весёлую компанию. Наверху томится посредник, и неизвестно, насколько ещё у него хватит терпения. А прямо здесь и сейчас проклятая ведьма устраивает полноценный допрос, от которого не отвертеться. Да ещё и охранник с любопытством на всё это взирает.
  Впрочем, проблема с охранником, в отличие от всех остальных, решалась довольно легко. Конечно, тёмные коридоры не идеально место для светской беседы, но всяко лучше, чем решать важные вопросы на пороге тюремной камеры.
  - Прогуляемся? - Арфеналме галантно предложил госпоже Варваре руку, и та с готовностью её приняла.
  Юноша последовал за ними в полном молчании. За всё время беседы он никак себя не проявил, а предонского, похоже, вообще не знал. Оставалось только догадываться, с какой целью девушка взяла его с собой. Явно не телохранитель, и на подчинённого не похож. Разве что ученик... Но тоже сомнительно. Ведьмами бывают только женщины, так что была бы ученица.
  - Не представите меня вашему спутнику?
  - Нет. И хватит тянуть время, я не собираюсь до утра с вами развлекаться. Где девчонка?
  - Сам хотел бы знать, - решился-таки на правду Арфеналме. - Пару часов назад была в камере. Потом её оттуда вывел... некто. Охранник уверяет, что я. Но я в это время был в другом месте.
  - Иллюзия? Брат-близнец? Чары, наложенные на охранника? Подозреваемые есть? Куда они могли пойти? - немедленно накинулась с вопросами ведьма.
  - Куда угодно. Но если я прямо сейчас начну расспрашивать стражу о том, куда я же увёл пленниц, это будет выглядеть не самым лучшим образом.
  - Ещё немножко - и вы сами будете выглядеть не самым лучшим образом, - прошипела девушка, вонзая ногти в руку Арфеналме. - Мне нужна эта девчонка! Срочно!
  - Кстати, вы так и не объяснили, зачем. Видите ли, она военнопленная, и при всём уважении я не могу отпустить её просто так.
  - А у вас выбора нет. Тем более, вы её уже прошляпили. А я - ещё нет. Олег, ищи.
  - Я тебе овчарка, что ли? - огрызнулся юноша. Но послушно прикрыл глаза и медленно повёл рукой по воздуху. - Думаешь, получится?
  - Должно. Ты на неё завязан. Эх, зря меч не взяли. Была бы тебе дополнительная антенна-оллоуловитель.
  - А я предлагал.
  - Сначала ножны под него заведи - а потом предлагай. Не в руках же таскать эту железяку. Ещё порежешься.
  - Мама, прекрати! Хватит уже со мной как с ребёнком!
  Арфеналме невольно усмехнулся. Мама, значит. А внешне совсем не похожи. Тем более ведьма - человек, а в парне явно чувствуется примесь эльфийской крови. Хотя, кого сейчас смущают такие мелочи.
  - Нашёл! Она где-то там. Недалеко. - Юноша уставился в потолок, словно надеясь просверлить в нём дырку. Его мать довольно улыбнулась... и вдруг резко изменилась в лице. Да Арфеналме уже и сам почувствовал отголоски магического перемещения этажом выше.
  - Почему вы не сказали, что у вас есть работающая пентаграмма? - накинулась на него ведьма.
  - Звезда? Не думал, что это важно... Ох, бесы! Если они сейчас там...
   Последнюю фразу Арфеналме договаривал уже на бегу. И какая разница, что бегущий полковник выглядит недостаточно эстетично и в ближайшую неделю станет главной темой для обсуждения среди солдат. Главное - успеть!
  Госпожа Варвара с сыном рванули следом.
  - Мам, а телепортом не быстрее?
  - Махнуть с наскоку незнакомое место, где сейчас все преломления сбиты нафиг активированной пентаграммой? Рехнулся, что ли?
  - Да, глупость сморозил... Но она там, зуб даю. Ещё там! Господин эльф, вы не можете бежать быстрее?
  Арфеналме стиснул зубы и ускорил шаг.
  
  

Глава 8. Эльфийский синдром

  
  Торопливые шаги в коридоре раздались ровно в тот момент, когда Хэйнар наконец-то шевельнулся и открыл глаза. Судя по блуждающему взгляду, он ещё не вполне осознавал, где находится, и что вообще произошло. Зато Ксанка буквально за пару мгновений успела обрадоваться тому, что эльфик очнулся, испуганно взглянуть на дверь, с надеждой - на пентаграмму, вопросительно - на меня... И я прекрасно поняла каждый её взгляд. Чего ж тут не понять.
  За дверью мог оказаться кто угодно, а удирать надо было как можно быстрее. Но не бросать же Хэйна в таком состоянии. Совесть потом загрызёт. Если во мне ещё осталось что-то непогрызенное.
  Поэтому я виновато пожала плечами и склонилась над эльфиком. Выглядел он, прямо сказать, неважно: бледный аж до зелени, зато глаза красные от полопавшихся сосудов. Из носа шла кровь, из прокушенной губы - тоже. В общем, можно было смело заворачивать парня в белую простынку и отправлять на кладбище, пугать вандалов и сатанистов. Как только хоть немножко очухается.
  - Айка... - прошептал этот хладный трупик, кое-как фокусируя на мне взгляд, - А он ушёл?
  - Ушёл, ушёл. Всё нормально. Точнее, не совсем всё... В общем, сейчас ещё кто-то придёт.
  Кто-то в этот момент уже уверенно толкал дверь.
  Ксанка тихо ойкнула и зачем-то зажмурилась. Хэйн попытался подняться, но смог только слегка оторвать голову от пола, да и то я сразу же заставила его улечься обратно. Сердце от волнения колотилось так, что я даже не слышала вялых возражений парня и тихого скрипа двери.
  И того, что сказал эльф, возникший на пороге, тоже сперва не расслышала. Слишком велика была радость от того, что это всего-навсего Эл, и можно расслабиться, никуда не бежать, не придумывать глупые объяснения и...
  - ...И он идёт сюда, - продолжил тем временем лысый. - Так что хватит лыбиться. Поднимайтесь и валите уже. А с этим что?
  - Кто идёт? - запоздало среагировала я, поспешно стирая с лица дурацкую улыбку.
  - Арфеналме. Старший. С младшим, говорю, что?
  -Да ничего страшного, отлежаться только надо. Наколдовался слишком. И перенервничал. Посредник - зараза! Нашёл же время появиться!
  - Кто? - резко переспросил Эл. И, кажется, слегка побледнел.
  А вот это было уже интересно. И мы, конечно, очень торопились, но, видя такую реакцию, я просто обязана была сделать маленькую театральную паузу. Совсем небольшую. Долго я и сама бы не выдержала, слишком уж любопытно было, почему эльф вдруг так изменился в лице. Поэтому спустя пару секунд я сжалилась над несчастным:
  - Посредник. Так он себя называет. Такая мелкая скотина для особых поручений при какой-то тётке...
  - В плаще? Болтливый?
  - Ну да. Вы знакомы, что ли?
  - Сталкивались. - Это слово эльф почти прорычал. Судя по всему, если бы несчастный Посредник наткнулся не на нас, а на Эла, то живым бы он с этой встречи не выбрался. Интересно, что они не поделили? И когда успели? Эларьен же милейшей души человек, когда не занудничает. И готовит вкусно...
  И тут у меня в голове внезапно сошлись разрозненные детальки мозаики. Не из-за готовки, конечно. Из-за имени.
  Эл. Эларьен. Рьен.
  Рьен - секретарь и нотариус Роледо, который писал ему письмо с предупреждением. Как раз про Посредника и писал. Потом был труп Роледо, и его же кружевная рубашка, и его же весьма однозначные романические предпочтения. И тот самый секретарь, на которого попытались повесить убийство. Потому что эльф, а эльфы всегда во всём виноваты.
  Секретарь тогда удрал. Видимо, успел перебраться через границу и подался к соплеменникам. А ещё - обрил голову и вступил в армию. Неплохо так сменил имидж!
  И если всё действительно складывается именно так, то та самая давняя и трагическая любовь Эла - это Роледо, что ли? Да ну, не может быть! Он же старый, противный и вообще! Или Эл тоже не слишком-то молодой? Сколько ему лет вообще?
  Чёртовы эльфы, по ним же не поймёшь нифига!
  Кажется, что-то из этого я произнесла вслух. Или лысый просто очень хорошо угадывал мысли по выражению лица. В общем, он даже прекратил злобно сжимать кулаки и насмешливо фыркнул.
  - Без волос ты выглядишь совсем по-другому, - пробормотала я вместо оправдания.
  - Я знаю, - кивнул он.
  - Извини, что сразу не узнала.
  - И хорошо, что не узнала. А то растерялась бы, перепугалась, начала нести всякую ерунду... Впрочем, ты и так несла ерунду. Второй раз тебя встречаю, и второй раз ты при первых же признаках опасности врёшь, что потеряла память. Самой-то не надоело?
  - Неа. Оно удобно. Хотя да, глупо получилось. И всё равно никто не поверил.
  - Причём оба раза.
  - Так вы что, знакомы, что ли? - опешила Ксанка.
  - Нуу, если это можно назвать знакомством... - протянула я. - Потом расскажу, длинная история. А у нас времени в обрез. Эл, ты присмотри тогда за этим болезным, ладно? Ксан, погнали!
  - Домой? - неуверенно уточнила сестра.
  У меня внутри всё оборвалось. Кажется, даже сердце биться перестало.
  Я ждала этого вопроса с того момента, как увидела пентаграмму. Ждала - и боялась собственного ответа. Пентаграмма действительно могла отправить нас домой. Совсем домой. Туда, где мы родились и даже почти успели вырасти.
  'Ты родилась в Альсоро, дурёха', - ехидно буркнуло подсознание. И радостно сложило мне в голове очередной паззл из осколков местной истории и географии. Очень вовремя!
  - А напомните мне кто-нибудь, что означает слово 'ланья'?
  - Обращение к женщинам королевской крови в Альсоро. - немедленно отозвался Эл. - А что?
  - Посредник называет свою госпожу 'ланья'. Ты много людей знаешь, к которым можно так обращаться?
  Эльф округлил глаза. Дошло, значит.
  - Их же всех того... - блеснул эрудицией Хэйнар, слегка приподнимаясь. - Весь королевский дом перебили лет двадцать назад.
  - Чуть меньше девятнадцати, - педантично поправил Эл. - И не всех. Арая Лоо до сих пор официально считается пропавшей без вести. И дочка Муллена тоже относится к королевскому роду, хоть и без права наследования. Впрочем, если у девочки фамильная тяга к интригам...
  - Тьяра тут не причём, - уверенно перебила я.
  В душе никакой уверенности, правда, не ощущалось. Сестрёнка - та ещё хитрюга. И, кстати, если я правильно поняла объяснения Аллены, то право наследования Тьяра обрела одновременно с магическими силами. Другое дело, что про её некромантскую ипостась мало кто знает. Надеюсь.
  - Тебе виднее, - легко согласился Эл. - Думаешь, это Арая проявилась?
  Думаю? Да ничего я не думаю. Я хочу домой, подальше от всех этих разборок. Но если сейчас сбегу, пустив всё на самотёк - смогу ли когда-нибудь простить себе такую трусость?
  Да и Хозяин, наверное, огорчится...
  А если останусь в этом мире, то огорчатся родители. Те, другие, которые... Которые? Настоящие? А которые из них настоящие? Те, которые остались дома? Где он вообще, мой дом?
  Мыслей в голове было слишком много для того, чтобы быстро принять решение. Но, кажется, мне и вечности не хватило бы, чтоб прийти в согласие с самой собой. Оба варианта казались неправильными. Правда, один из них был ещё и трусливым.
  А Эл всё так же спокойно смотрел на меня, ожидая ответа.
  - Да, может быть Арая, - согласилась я. - Или Аллена айр Муллен. Она жива, кстати.
  Наверное, это была тайна. Опасная тайна. Но мне почему-то показалось, что всем присутствующим можно доверять.
  Присутствующие важность момента не оценили, Аллена была для них просто именем в длинном списке высокородных жителей Альсоро и обеих частей Предонии. Никто понятия не имел о наших сложных внутрисемейных отношениях.
  - Выяснишь, кто?
  Я непонимающе подняла глаза на эльфа.
  - Сможешь выяснить, кто на самом деле убил Роледо? - терпеливо повторил Эл. - Наверняка именно твой хозяин занимался этим делом. Если знаешь даже тайны про его жену, сможешь выяснить и подробности убийства. Я точно знаю, что Посредник в этом как-то замешан. Он искал исполнителя, и даже предлагал мне им стать. Но он именно посредник, не крайнее звено цепочки. Нужны имена заказчика и убийцы. Только имена, дальше я сам.
  Я нервно сглотнула.
  Вот как чувствовала три года назад, что эта история меня ещё догонит.
  И сбежать-то можно, даже есть куда. До пентаграммы рукой подать. Но...
  - Ты ради этого нам помогаешь? Чтоб я в обмен нашла для тебя объект мести?
  Отпираться Эл не стал. Только совсем уж тихо пробормотал:
  - Пожалуйста.
  И я поняла, что не смогу отказать.
  - Но... мы же домой, да? - Ксанка с робкой надеждой тронула меня за плечо.
  - Ты... - Я замялась. - Ты отправляйся домой одна, хорошо? У меня здесь есть ещё дела. Только объясни, как запускать пентаграмму, и оставь координаты. А я обязательно вернусь, как только всё закончится.
  - Координаты... - нахмурилась вдруг сестра. - А я же их не знаю.
  - Как это?
  Вместо ответа Ксанка нервно накрутила на палец кончик косы, а потом размотала обратно. И так несколько раз.
  - Ну? - поторопила я. - Сюда вот-вот завалиться Арфеналме, а ты не можешь запустить эту долбанную звезду?
  - Запустить могу. А вот дальше... Мы же дома всегда пользовались относительными координатами, потому что перемещение шло в пределах одного мира. А для прыжков между мирами нужны абсолютные данные на обе взаимодействующие пентаграммы, причём с векторами. Я не знаю здешних координат!
  Голос Ксанки нервно дрожал. Идеальный план разваливался на глазах. А ведь так хорошо всё начиналось!
  - Ладно, спокойно... Сейчас что-нибудь придумаем. Хэйн?
  - Нет, - мотнул головой эльфик. - Даже здешних не знаю, только относительные на столицу. В смысле, нашу столицу. Но вам они вряд ли пригодятся.
  - Угу. Только эльфийской столицы нам для полного счастья и не хватало. Так, господа маги, а что мы вообще можем сделать без координат? Просто слинять отсюда в никуда и надеяться на удачу?
  - Один раз уже понадеялись, - буркнула Ксанка, явно припоминая наше опрометчивое перемещение через нестабильную пентаграмму. - Я могу подхватить координаты предыдущего перемещения, тогда мы отправимся вслед за этим Посредником. Но точка выхода может оказаться где угодно. Мы же не знаем, куда он отправлялся.
  - На совет, - припомнил Хэйнар. Парень оживал на глазах и даже переполз в сидячее положение.
  - Точно! Он торопился на заседание Восточного Совета. Совет заседает в Тангаре. Идеально! Ксанка, работай!
  - Ножик есть?
  - Зачем?
  - Затем! Это ты уже оклемалась, а я до сих пор под антимагичкой. Связь снова придётся устанавливать через кровь.
  Эл без лишних слов протянул девушке нож. Она нервно повертела его в руках и передала мне:
  - Сама режь, я боюсь. Только не как в прошлый раз! Пару капель достаточно.
  Я проверила лезвие, ухватила Ксанку за руку и осторожно кольнула в палец. Сестра удовлетворённо кивнула и помчалась к пентаграмме. Я слегка замешкалась, чтоб вернуть Эларьену нож, но тот только головой покачал.
  - Оставь себе. Мало ли, куда вас занесёт. Удачи.
  - Спасибо. Тебе тоже. Присмотри за Хэйном.
  - Не надо за мной присматривать, - отмахнулся эльфик, и даже попытался встать в доказательство своих слов. Безуспешно.
  - Береги себя.
  - Да уж как-нибудь. Айка, а можно один вопрос?
  - Только быстро.
  - Как тебя на самом деле зовут? Понятно, что ты не из наших, но я никому не скажу. Честно.
  - Быстрее! - крикнула Ксанка, уже занявшая место в центре пентаграммы. Камни медленно наливались алым. Я немедленно бросилась туда. Не хватало ещё застрять тут по собственной глупости.
  - Так как? - не унимался парень.
  - Марго. Марготта айр Муллен.
  Наверное, можно было ограничиться только именем, без фамилии. Наверное, нужно было ограничиться именем. Но мне почему-то показалось, что присутствующие заслужили немного откровенности.
  Эларьен почти не изменился в лице, а вот глаза Хэйна явственно округлились от удивления:
  - То есть Муллен... Это тот самый Муллен? Он же... Он тебе кто?
  - Родителей не выбирают, - хмыкнула я, стараясь не думать, как на это откровение среагирует Ксанка, и какую по счёту тайну я только что выболтала. - И, заметь, я же не спрашиваю о твоих интересных отношениях с отцом, хотя очень хочется.
  - А я не спрашиваю, откуда ты родом, - парировал Хэйн. - Откуда, кстати?
  Ну да, после разговора про координаты только идиот бы не догадался о межмировых перемещениях. А уж идиотом-то эльфик точно не был.
  Пентаграмма тихо гудела, и всё вокруг постепенно становилось нереальным, будто призрачным. Оба эльфа следили за перемещением не отводя глаз, и для них, наверное, именно мы теперь казались призраками.
  - Я из Альсоро, - ответила я, и сама не поняла, зачем. Наверное, просто хотелось произнести это вслух.
  К счастью, никто меня уже не слышал.
  А в следующую секунду мне в горло хлынула вода. Много воды.
  Ощущение было такое, словно меня неожиданно швырнули в бассейн и забыли предупредить, что надо задержать дыхание. Впрочем, почему 'словно'? Примерно так оно и было.
  Меня окружала вода. Она была везде: сверху, сбоку, впереди, сзади. И даже немножко внизу. А ещё там же, внизу, медленно гасли камни пентаграммы. Судя по водорослям и мелким рыбёшкам, бросившимся врассыпную при нашем появлении, это был всё-таки не бассейн, а как минимум пруд. Или речка. И вода в этой речке была не просто холодная, а прямо-таки ледяная. И это в мае-месяце.
  Я рванула на поверхность, искренне надеясь, что до неё не слишком далеко. Чуть впереди довольно уверенно всплывала Ксанка. В отличие от меня, она умела плавать как надо, а не как придётся.
  Впрочем, даже в режиме 'как придётся' я всего через пару гребков вынырнула наружу. Даже воды нахлебалась не слишком сильно.
  - Берег, - указала Ксанка. Пока я отфыркивалась, она уже успела осмотреться и, кажется, была вполне довольна обстановкой. Мне же осталось только удивлённо присвистнуть при виде открывшегося пейзажа.
  Пожалуй, в нём не было ничего примечательного. Раскидистая ива у самой воды и узкая полоса песка, сразу за которой начинался небольшой лесочек. Но именно это побережье я, кажется, узнала бы из тысячи. Даже без сидящей под деревом никсы. А она не просто сидела, но и внимательно за нами наблюдала. И даже не пыталась стереть с лица ехидную улыбку.
  - По крайней мере, мы попали куда надо, - вздохнула я.
  - Вы попали, - подтвердила никса.
  Сегодня её волосы были короткими, едва прикрывающими заострённые уши, а по цвету напоминали зеленоватую бирюзу. Выглядело красиво, но по ощущениям почему-то напоминало предупреждающую окраску у ядовитых хищников. Кажется, речная ведьма была не в духе.
  - Здрасьте, - На всякий случай я решила быть вежливой. Мало ли что.
  Ответом мне было гордое молчание.
  Да, точно не в духе!
  - Я так понимаю, вы знакомы, - Ксанка первая выбралась на берег и начала отжимать косу. - Марго, признайся честно, есть в этом мире хоть кто-то, кого ты не знаешь?
  - Конечно! Но поимённо не назову, я же их не знаю. Короче, знакомьтесь. Ксанка, это госпожа Соланж Оре, живёт в этом ручье, но тусить предпочитает в светском обществе Тангара. Инкогнито, конечно. Чтоб не сожгли ненароком. Госпожа Оре, это Ксанка, моя... эээ... старая знакомая.
  Ксанка удивлённо посмотрела на меня, но уточнять на счёт 'знакомой' не стала. Только вежливо улыбнулась и поздоровалась.
  - Очень приятно, - мурлыкнула в ответ никса. И, кажется, ей действительно было приятно. Но отнюдь не потому, что она так по мне соскучилась, или Ксанка с одной улыбки завоевала её расположение. Нет, никса искренне наслаждалась нашим потрёпанным видом и какими-то своими мыслями. Что ничуть не отменяло её плохого настроения и многозначительной ухмылки.
  - Чего смешного-то, - немедленно уточнила я, прыгая по берегу, чтоб согреться.
  - Не прими за издёвку, малышка, но мне действительно любопытно: ты каждый раз случайно сюда вываливаешься, или специально подгадываешь место и время, чтоб меня навестить?
  Хороший вопрос! Я тоже очень хотела бы знать на него ответ. Естественно, с поправкой на то, не подстроила ли наши встречи сама никса.
  Когда мы впервые встретились, она выловила бессознательную меня из воды. Во второй раз я прилетела на драконе, с Флаем. Точнее, с его телом. И снова наткнулась на речную ведьму. Сейчас вот пентаграмма. И ведь зелноволосая зараза же знала, что она здесь есть! Знала - и ни слова мне не сказала. Хотя я, кажется, и не спрашивала. Но череда совпадений действительно получилась интересная.
  - Это судьба, - картинно вздохнула я. - А вот скажи, тут незадолго до нас коротышка такой не перемещался случайно?
  - Случайно перемещался.
  - И?
  - И что?
  - Ну, что ты можешь о нём сказать? Кто он вообще? Местный?
  - Уточняю вопрос: и что мне за это будет?
  Я украдкой поморщилась. Нет уж, больше никаких сделок, выливающихся в кражи малопонятных артефактов. Я законопослушная дочь начальника Внешней стражи, и этот начальник мне голову отгрызёт за то, что я невесть где шляюсь.
  И будет абсолютно прав в этом жестоком деянии. Так что, наверное, пусть отгрызает. Главное, чтоб сначала выслушал и поверил!
  Но прежде всего надо разобраться с вредной меркантильной водяницей.
  - Ничего тебе за это не будет. В том числе не будет упоминаний о твоей истиной сущности перед лицом Восточного Совета.
  Никса довольно сощурилась. Кажется, её искренне забавляла эта беседа.
  - Шантаж, значит? А о твоей сущности упоминать можно? Ведь если меня поймают и допросят, будет нелегко это скрыть. Придётся рассказать всё, что я о тебе знаю. А знаю я, поверь, не только про ушки твои эльфийские. Ну что, олла, такие условия тебя устраивают?
  Вот ведь... ведьма! И откуда только узнала? Хотя у нелюдей свои способы получения информации. И чутьё.
  - Что вы хотите? - вмешалась в разговор Ксанка. В этот раз она на меня вопросительно коситься не стала. Или пропустила 'оллу' мимо ушей, или (что более вероятно) мысленно вписала в длинный список 'Спросить, когда появится возможность'. У меня на её счёт такой список тоже был. И, думаю, ничуть не короче. Так что потенциальный разговор грозил быть интересным. Но это когда-нибудь потом.
  А сейчас никса пожала плечами.
  - Да ничего особенного. Просто поймайте этого гада.
  - Того мелкого? - недоверчиво уточнила я.
  - Да-да, именно его.
  - А тебе-то он чем насолил?
  - Ещё спрашиваешь! - картинно всплеснула руками госпожа Оре, и её глаза мигом сменили цвет с болотно-зелёного на изумрудный. - Он меня подставил, и очень крупно. И тебя, кстати, тоже. Историю с жемчужиной помнишь? Ну вот! Это же он обещал, что забрать камень будет легче лёгкого. Мол, все будут спать.
  - Так все и спали, - припомнила я. - Только проснулись в самый ответственный момент.
  - Вот-вот! Проснулись - и застали тебя над трупом Роледо. А должны были застать меня. Застать и поймать. И заодно раскрыть истинную сущность. Хорошо, что я решила подстраховаться и тебя отправить.
  - Чего уж тут хорошего? - Я вспомнила суматошное бегство из особняка и не удержалась от нервного смешка.
  - А хорошего тут то, что ты успела удрать, причём вместе с камнем. Я бы не смогла. А плохо то, что этот мелкий поганец подставил нас обеих. Да ещё и Роледо прибил, о чём вообще уговору не было. И, несмотря на всё это, он осмеливается мотаться туда-сюда через мой портал, и я уже который раз не успеваю его поймать.
  - Вряд ли он сам убил Роледо, - заметила я.
  - Да, похоже, что он действительно только посредник, - согласилась Ксанка. - А нам бы заказчика и исполнителя найти.
  - Плевать, - прошипела никса. - Притащите мне этого гада, и я выбью из него всю нужную информацию, вам даже руки марать не придётся. Согласны, а?
  Мы переглянулись.
  Не знаю, о чём думала Ксанка, но в моём случае всё было довольно просто: информация нужна Элу (для мести) и Муллену (для того, чтобы понять, кто спровоцировал войну). Значит - информация нужна мне. Значит - мы идём ловить посредника!
  И я даже знаю, куда!
  - Во сколько начинается заседание Восточного Совета?
  Никса сперва недоуменно нахмурилась, но потом сообразила, что это означает моё согласие, и просияла:
  - Да кто их знает... Часов в девять, наверное.
  - Тогда мы пошли.
  - Куда?
  - В город.
  - Какой город?
  - Как это какой? Тангар!
  - Да я не о том, - хмыкнула речная ведьма. - Во-первых, до открытия врат ещё не меньше часа. А во-вторых, ты на себя в зеркало когда в последний раз смотрела?
  - Давно, - честно призналась я. - Я вообще ни одного зеркала недели две не видела.
  - Оно и заметно. Полюбуйся-ка! - Никса лёгким взмахом руки соорудила над рекой здоровенное зеркало. Сделано оно было из воды, поэтому изредка покрывалось рябью, но в целом отражало довольно хорошо.
  Я покорно подошла поближе и уставилась на своё отражение. И внутренне содрогнулась. Попадись мне на пути такое чудище, я бы приняла его за особо буйного попрошайку. Возможно даже больного чем-нибудь заразным.
  Грязь двухнедельной давности, покрывавшая меня с головы до ног, от короткого купания в реке не смылась, а лишь слегка размазалась, и теперь стекала бурыми ручейками. На щеке и шее запеклась кровь. Повязка, когда-то закрывавшая ссадину на затылке, сбилась на бок и висела бесполезной тряпочкой на одном ухе. Вторая повязка, собранная из обрывков чьей-то рубашки и случайных палочек, мокро облепила руку и теперь явно больше мешала, чем помогала. Тем более, что под неё уже успел набиться песок, тонкие водоросли и какой-то головастик.
  Одежда была под стать внешнему виду. Форменная рубашка академии, когда-то зелёная и парадная, теперь напоминала грязно-серую наволочку эльфа Добби, обильно покрытую травяными и кровавыми разводами. Штаны выглядели не лучше. Короче, пригодными для дальнейшей носки у меня оставались только сапоги и ремень. Да и то после хорошей чистки и просушки.
  Ксанка выглядела заметно чище (умудрилась же как-то!), но её одежда пестрила эльфийской вышивкой. Смотрелось великолепно, но пройти в таком виде в город мимо стражи было бы затруднительно.
  - Госпожа Оре, у вас же есть какое-нибудь лишнее платье? - заискивающе начала я. - А лучше два.
  - Есть, - кивнула никса. - И не два, а гораздо больше. Но мои платья прилично смотрятся только на мне. На вас они превратятся в то, чем являются на самом деле.
  - То есть в водоросли, - догадалась Ксанка.
  - То есть в водоросли, песок и речную гальку. А вот жемчуг, кстати, настоящий, но в один жемчуг одеться сложно. Так что платья я вам не дам. Но пара мужских костюмов найдётся. Оставил тут один... Ну да неважно. Умывайтесь пока, а я сейчас принесу одежду. И скажешь Муллену, что он теперь у меня в долгу.
  - Почему он, а не я?
  - Потому что ты и так уже давно мне задолжала. А два должника лучше, чем один.
  С этими словами никса без единого всплеска нырнула в воду и сразу же ушла на глубину. Обратно она вернулась через несколько минут, почему-то со стороны берега, зато со стопкой чистой (и сухой!) одежды в руках. А следом за ней, слегка приволакивая крыло, вышагивал крупный ворон.
  - Глюк? - каким-то чудом опознала его Ксанка. - Это правда ты?
  Ворон клацнул клювом в знак приветствия и, внимательно осмотрев нас обеих, сообщил:
  - Крррасота!
  Фраза казалась форменным издевательством, потому что я в это время пыталась хоть как-то разодрать слипшиеся от крови волосы. Делать это одной рукой было крайне неудобно, поэтому я срезала с правой повязку и осторожно покрутила кистью. Вроде всё, что должно было двигаться, двигалось нормально, опухоль спала, и даже боль слегка поутихла. Давно бы так!
  Жалко, что я в детстве не могла с такой скоростью травмы залечивать, вечно ходила с ног до головы в синяках и ссадинах. Только вот интересно, если я добровольно захочу себе сделать, например, татуировку - она тоже бесследно рассосётся, или всё-таки останется?
  С двумя руками дело пошло веселее, и спустя полчаса я выглядела почти нормальным человеком. Точнее, эльфом. Осунувшееся лицо, синяки под глазами - это всё мелочи. Пообедаю, отосплюсь - и будет как раньше.
  'Не будет', - тут же буркнуло злобное подсознание.
  'Нет, будет!' - упрямо подумала в ответ я. А вслух пробормотала как можно более легкомысленно:
  - Прикиньте, у меня тут внутренний голос прорезался.
  - Лучше бы у тебя зубы мудрости прорезались! - хмыкнула Ксанка, переплетая косу.
  Если бы не эта коса, то в мужском костюме она выглядела бы как героиня старого исторического фильма или ещё более старого спектакля. Про то, как отважная девица в одежде старшего брата убегает из дома, или едет спасать своего жениха, и при этом выдаёт себя за юношу. И все вокруг ей верят, несмотря на откровенно женское лицо, фигуру и голос.
  На самом деле, конечно, спутать такую девушку с мужчиной может разве что полный идиот. Это таких, как я, путают сплошь и рядом. Хотя...
   Я задумчиво повертелась перед зеркалом. Вроде бы ничего внешне не изменилось: волосы всё такие же короткие, фигура совершенно мальчишеская, черты лица тоже не слишком женские. Но общее впечатление совсем другое, незнакомое. Как будто я смотрю на невысокую худенькую девушку, которая зачем-то напялила на себя мужскую одежду, да ещё и не слишком подходящую по размеру.
  И глаза у этой девушки очень грустные.
  А вот это уже совсем никуда не годится!
  Я вызывающе улыбнулась собственному отражению. Улыбка получилась кривоватая и не слишком приятная. Похожа на хищную ухмылку Аллены. Чтоб ей пусто было!
  - И давно? - с любопытством поинтересовалась никса.
  - Что? - не сразу поняла я.
  - Внутренний голос.
  - Не знаю. Неважно.
  Судя по всему, никса была со мной не согласна, но смолчала. Я тоже предпочла тему собственных глюков не развивать. Вполне хватит одного: того, что сейчас путается под ногами и явно требует, чтоб его взяли на руки.
  Ксанка первая сжалилась над несчастным вороном. Хотя я готова была поспорить, что крыло у него в норме, и лететь он может, просто не хочет. Наглый ленивый птиц. Который на самом деле, как выяснилось, мой... Кто? Если Аллена - племянница покойного короля Альсоро, а Глюк - его сын, то сам Глюк мне... эээ... Двоюродный дядя? Жесть какая! И зовут его на самом деле Гил. И он человек, который последний раз был в человеческом облике в трёхлетнем возрасте, а с тех пор сменил штук пятьдесят звериных шкурок. Это какая же каша у него в голове творится, должно быть.
  Я почувствовала, что моя собственная голова тоже вот-вот взорвётся. Слишком много информации, которую надо хоть с кем-то обсудить. Хоть кому-то проговорить вслух, лишь бы не сойти с ума. А Кьяло уехал, и Флая нет.
  - Спасибо за всё, госпожа Оре, но нам, наверное, пора, - торопливо произнесла я, чтоб хоть что-то сказать вслух.
  - До свидания, - поддержала меня Ксанка.
  - Заходите ещё, - ответила никса. - Одежду вернуть не забудьте. И, кстати, мелкая, уши-то спрячь. Сейчас ими щеголять стало ещё опаснее.
  Я торопливо прикрыла уши заклинанием, махнула напоследок водянице и направилась к городу, оставляя на песке цепочку мокрых следов от непросохших сапог. Но простуда мне, похоже, не грозила, так что можно было не волноваться.
  К воротам мы подошли как раз перед открытием, но народу с наружной стороны стены, вопреки ожиданиям, было немного. Никаких торговцев, загулявших парочек и не успевших до темноты скоморохов. Только пара хмурых наёмников и какой-то разряженный франт с выводком охраны.
  - Нет, без документов я вас пропустить не могу, - устало объяснял стражник. - Особое распоряжение Восточного Совета в связи со сложившейся ситуацией.
  - Что за самоуправство? Меня никто не предупредил! - кипятился франт, нервно переминаясь с ноги на ногу. В ярком камзоле, расшитом драгоценностями, он был похож на раскормленного петуха.
  - Вы можете отправить записку в город. Если внутри найдётся заслуживающий доверия человек, который может подтвердить вашу личность, то мы вас немедленно пропустим.
  Стражника завали Риш. Я помнила его ещё с первого моего дня в Тангаре и точно знала, что уговаривать его бесполезно. Все распоряжения начальства он выполнял безукоризненно. Вплоть до того, что и само начальство (то бишь Муллена) периодически отказывался пропускать в город во внеурочное время.
  - Доброе утро, - поздоровалась я.
  - Госпожа Марготта, - искренне удивился Риш, толкая в бок задремавшего после ночной смены напарника. - Как хорошо, что вы вернулись! А то ваш дядя уже всю внешнюю стражу на уши поставил. Да и внутреннюю тоже.
  - Внутренняя ему не подчиняется, - отмахнулась я.
  - А когда ему это мешало? - резонно возразил стражник. - Не будь войны, он бы весь Восточный Совет припахал к вашим поискам, даже Нермора. Кстати, про Нермора новость хотите?
  - Не сейчас, - Новостей мне хватало и своих, чужие просто в голову бы не влезли. Даже если они про Нермора. Особенно про Нермора! - В город-то пропустишь? А то с документами у меня тоже не очень, честно говоря.
  - Сегодня пропущу. Но впредь лучше с собой носите, мало ли. А девушка с вами?
  - Да. Но тоже без документов.
  - Ну я запишу, для отчётности, - Риш вытащил из кармана мятый листок и обломанный кусок грифеля. - Как звать, откуда родом? Зачем в город?
  - Звать Истой. Из Серого Лога, - Ксанка довольно удачно изобразила деревенский выговор, хотя я так и не поняла, зачем.
  - Это не та деревня, которую эльфы спалили? - вмешался в разговор второй стражник.
  - Та самая. Потому и пришла.
  - Беженка, значит.
  - Нет! Вести у меня важные!
  - В общем, нам срочно к Муллену, - подытожила я, пытаясь аккуратно обогнуть загородившего дорогу франта. Но тот сердито уткнул пухлые руки в бока, отчего стал занимать ещё больше места.
  - Почему это им можно без документов, а мне нельзя?
  - Потому что госпожу Марготту я знаю лично, она здесь живёт. А за девушку она ручается, - терпеливо объяснил Риш. - Найдите человека из города, который за вас поручится, и тоже сможете пройти.
  - Зачем искать? - запетушился франт. - Пусть вот она меня и проведёт! А то вся такая гордая стала, будто первый раз видит. Госпожа нашлась, тоже мне! Раньше-то, небось, не так смотрела.
  - Простите, вы, кажется, обознались, - как можно безразличнее произнесла я, попутно пытаясь вспомнить, не могли ли мы действительно где-то встречаться.
  Лицо у крикуна было щекастое, но бледное, с почти белёсыми бровями и ресницами, волосёнки светлые и жиденькие, и весь он напоминал рыхлое дрожжевое тесто, пытающееся сбежать из кадушки. В роли кадушки выступал костюм: слишком яркий, слишком помпезный. За таким костюмом его обладателя было практически не видно. Если он и раньше ходил в чём-то подобном, то я скорей запомнила бы именно костюм, а не лицо.
  Кстати, дикое сочетание цветов действительно выглядело знакомо. Господин Филак, Таинский градоправитель, помнится, любил так одеваться. Но уж его-то я опознала бы без проблем, да он и старше. А этому типу было едва ли больше двадцати.
  - Ну да, конечно, строй из себя светскую даму, - продолжал кипятиться он. - Но я то всё помню! Уж больно у тебя рожа приметная.
  Я скрипнула зубами от безысходности. Очень хотелось вмазать кулаком прямо по щекастой физиономии, но не затевать драку прямо перед городскими воротами. Особенно когда у противника отряд телохранителей, а у тебя ворох срочных дел и свежих травм.
  Ксанка, верно угадав мои эмоции, ухватила меня за руку и осторожно потянула за собой. Глюк пока не вмешивался, но наблюдал за происходящим с любопытством. Риш нахмурился и демонстративно положил руку на рукоять меча.
  - Вот же прицепился к девушке, павлин ряженый, - пробормотал вполголоса его напарник.
  И тут я вспомнила.
  Точно, павлин! Я же сама его так и прозвала в нашу первую встречу.
  Тогда я нечаянно угадила в рабство к Роледо, и тот решил продать меня своему знакомому торговцу. У торговца был внук - вот этот самый разряженный тюфяк. И как раз для внука меня и покупали. Но я в тот момент не вглядывалась в лица потенциальных покупателей, а думала, как бы от них сбежать. И ведь сбежала же! Прямо в разгар сделки и сбежала.
  А Павлин меня, значит, запомнил. Как же некстати-то!
  Ксанка снова дёрнула меня за руку, на этот раз сильнее, и я покорно прошла за ней через ворота.
  - Кстати, про ручного ворона надо записывать, или это вроде как личное имущество? - шёпотом уточнил Риш у второго стражника, как только мы отошли подальше.
  Глюк насмешливо щёлкнул клювом и поудобнее устроился на руках у Ксанки.
  - Ты-то его вспомнил? - Я небрежно поворошила птичьи перья.
  - Ка-арнечно.
  - Так вы действительно знакомы? - удивилась Ксанка. - А кто это?
  - Да ещё один привет из прошлого. Такое чувство, что их магнитом ко мне притягивает. Или меня к ним. Сначала Эл, потом Посредник, теперь вот этот тип. Никсу уже даже не считаю. Знаешь, столько всего случилось за то время, пока мы не виделись...
  - Расскажешь?
  - Да, конечно. Просто не знаю, с чего начать.
   На самом деле рассказывать не хотелось. Точнее, хотелось, но кому-нибудь другому. Тому, кто точно всё поймёт правильно. А Ксанка, конечно, родной человек, но отчего-то мне казалось, что её моя новая личность не обрадует. Поэтому я торопливо предложила:
  - Может, ты первая?
  - Да у меня-то всё просто. Выпала из портала в огороде деревенской ведьмы, помяла ей все помидоры. Кое-как на ломаном эльфийском она мне объяснила, что колдовать прилюдно нельзя, можно на костёр угодить. А местным сказала, что я её внучка. Ещё предонскому языку меня учила. Потом она умерла, а я осталась. А потом эльфы на деревню напали и взяли меня в плен. Вот и вся история.
  - А память ты себе зачем стирала?
  - Неважно.
  - Нет уж, рассказывай! Сейчас-то всё вспомнила!
  - Потом, ладно? - Ксанка посмотрела на меня такими глазами, что я сразу поняла: ни слова из неё вытянуть не получится. По крайней мере, сейчас.
  - Ладно. Но не думай, что я об этом забуду. И не делай больше таких глупостей. Ты сейчас-то как себя чувствуешь?
  - Ну как тебе сказать... Кажется, у меня стокгольмский синдром.
  Мы с Глюком недоуменно переглянулись. Я смутно помнила, что это понятие из прошлой жизни. Но смысл ускользал.
  - Это когда заложники после освобождения пытаются защищать и оправдывать тех, кто держал их в плену, - пояснила сестра. - Мне всегда казалось, что это глупость и так не бывает. Но сейчас я уверена, что эльфы ни в чём и не виноваты. Они даже ничего плохого нам не сделали.
  - Ага, сущие мелочи. Например, пытались залезть в мою память с твоей помощью. И вообще, это тогда не стокгольмский синдром получается, а эльфийский.
  - Ну пусть эльфийский, - покорно согласилась Ксанка. - Так ведь им надо было узнать, кто ты.
  - Обойдутся как-нибудь без моей биографии.
  - А я?
  - Что ты?
  - Я тоже обойдусь?
  - Ксан, ну... Просто, понимаешь, это очень долгая и странная история, - вздохнула я.
  - Ничего страшного, я готова слушать, - упрямо мотнула головой сестра.
  И я, поколебавшись, всё-таки начала рассказывать. Стараясь не думать о том, что сама Ксанка скрывает от меня что-то очень важное.
  
  * * *
  
  Наблюдать за эльфом было забавно.
  Внешне он казался холодным, слегка отстранённым занудой. Ленивые движения, взгляд свысока, пренебрежение к окружающим и много-много пафоса. Наверное, сам он думал, что прекрасно справляется со своей ролью. Или даже считал, что это никакая не роль, а самая настоящая внутренняя сущность.
  Но Олег-то прекрасно видел, что больше всего сейчас местному хозяину хочется побегать кругами, вырывая себе волосы из всех доступных мест. Или побиться головой о стенку. Или немедленно найти виновника всего происшедшего и побить головой о стенку уже его.
  Вместо этого эльф сидел с каменной рожей и учтиво подливал им с Варварой вино. Вино, кстати, было кислое. То есть наверняка какое-нибудь очень дорогое, редкое, многолетней выдержки и с превосходным вкусовым букетом... но всё равно же кислое! Лучше бы пивом угостил, хрыщ остроухий!
  Но пива в помещении с пентаграммой не было. Нормальной еды, кстати, тоже. Разве что фрукты в вазочке. Сама вазочка стояла на круглом столике, а столик располагался в неприметной нише сбоку от входа. Арфеналме пригласил туда незваных гостей почти сразу же после того, как они влетели в комнату и никого там не застали.
  В воздухе носились отголоски чужой силы, на полу медленно остывала пентаграмма, а Варвара вела с эльфом неторопливый разговор об общественно-политической ситуации в стране и мире, попутно выискивая общих знакомых.
  Ночная беседа плавно переходила в утреннюю.
  Олег легонько пнул ведьму под столом, намекая, что пора закругляться, но та настолько увлеклась светским общением, что в ответ лишь укоризненно нахмурила брови, а не наступила сыну каблуком на ногу, как это обычно бывало.
  Сын демонстративно зевнул в ответ на такую перемену в характере. По его мнению, мать слишком увлеклась. И ладно бы выуживанием информации, это ещё можно было бы понять. Но нет, Варвара явно заинтересовалась самим эльфом. Было бы чем там интересоваться: сплошные кружева и пафос. Ну и волосы ещё длинные. Тоже, что ли, отрастить...
  Обиднее всего было то, что разговор вёлся на местном языке, из которого Олег понимал на слух разве что отдельные слова. Поэтому он снова зевнул, уже ненарочно, а потом и сам не заметил, как задремал в уютном кресле. Проснулся только когда Варвара начала громко и крайне импульсивно ругаться по-русски.
   - Долбанные дети! Малолетки сумасшедшие! Пороть их некому, и мне некогда!
  - Я не виноват, - на всякий случай пробормотал парень, потому что обычно размышления на тему 'пороть некому' относились в первую очередь к нему.
  - Да это не ты, это Танька неизвестно чему детей учила!
  - Какая Танька?
  - Да рыжая же. Ну, то есть Трофимова. Неужели не помнишь?
  - А, - выдавил Олег. Рыжую тётю Таню он, конечно, помнил, но спросонья не представлял, как увязать её с пентаграммой и этим миром. - А в чём проблем-то?
  - Проблема в том, что твоя олла удрала через пентаграмму. Но переместиться следом мы не можем.
  - Почему? Подхватить последние координаты...
  - А нет координат! Вообще никаких. Видимо, они сами шли по чужим. И сейчас могут быть где угодно. Даже ты не почувствуешь, небось. Или как?
  Олег старательно сосредоточился и попытался подхватить невидимую нить, связывающую его с оллой, но малявка, видимо, действительно забралась слишком далеко от эльфийского замка.
  - Бесполезно. Надо возвращаться за мечом.
  - Погоди, это ещё не все. Есть и хорошая новость: вторая девчонка при запуске пентаграммы оставила кровавый след и теперь я знаю, кто она.
  Варвара выглядела настолько самодовольно-загадочной, что Олег не удержался и предположил самое, на его взгляд, неправдоподобное:
  - Местная верховная ведьма?
  - Нет, гораздо веселее: Ксанка Трофимова, Танькина дочка.
  - Ого! - только и смог выдавить Олег.
  Ксанку он помнил трёхлетней рыжеволосой крохой в розовом платьице с оборками. И даже предположить не мог, что из неё вырастет такая шикарная девица, как магичка Иста. Он-то, дурак, ещё думал, с чего вдруг она русский понимает.
  Ощущение времени шарахнуло по затылку пудовой гирей. Вот ты мотаешь по мирам, забыв про часы и календари, застряв в одном возрасте и внешне, и, похоже, психологически, а где-то совсем близко Ксанка уже успела повзрослеть. А как же Ленка, которая дома стала верховной после Варвары? Тоже, небось, уже совсем взрослая. А Баська? Хотя нет, вот уж кому старость не грозит, так это ворчливой кошке. Но всё равно интересно, где она сейчас...
  - Эй, ты чего завис? - Варвара шутливо ущипнула сына за руку.
  - Домой хочу, - неохотно признался Олег. - Соскучился.
  - Отставить скучать. Сначала надо с делами разобраться. Тем более, ты ещё не все новости слышал. Угадай-ка, кого я ещё нашла?
  - Местную верховную, - повторно буркнул парень. Всё равно ничего более умного в голову не лезло.
  - Эээ, так не интересно! Может, зря ты некромантией занялся? Надо было талант к предсказаниям развивать? Ну да ладно. Прогуляемся?
  Ведьма хихикнула и провела рукой по воздуху, выискивая одной ей ведомые магические направляющие. Стоящий неподалёку Арфеналме заметно оживился. Суть разговора он вряд ли понял, но по смыслу, видимо, догадался, что сейчас произойдёт что-то интересное.
  А Варвара тем временем с обманчивой небрежностью раскрыла портал и кивнула на него Олегу.
  - Эй, а меч? - заволновался парень.
  - Да ничего ему не сделается, потом заберём, если припрёт. А сейчас навестим местную власть, пока она так великодушно швыряется заклинаниями, что я даже тут отголоски чувствую. Дело-то минутное.
  - А вдруг именно в эту минуту кто-то попытается убить мою оллу? Мам, я жить хочу.
  - Смирись, сынок, - ведьма ухмыльнулась, но глаза при этом остались подозрительно серьёзными. - Тебе теперь всю жизнь этот страх в себе носить. Страх, что с этой девчонкой что-то случится, и ты этого не переживёшь. Я вот тоже боюсь, что ты без присмотра загнёшься, но не хожу за тобой хвостом. Так что брысь в портал. А я тут пока с господином Арфеналме попрощаюсь.
  
  

Глава 9. Фамильное сходство

  
  Особняк Муллена встретил нас тишиной и запустением. И, собственно, Мулленом. Бледным, хмурым и помятым Мулленом, который сидел на лестнице между этажами с ворохом бумах. Он даже пытался их читать, но получалось, кажется, не очень.
  - А почему не в кабинете? - спросила я после минутного молчания. В конце концов, надо же было хоть как-то привлечь к себе внимание.
  - Душно там, - ответил мужчина, тряхнув головой. С волос полетели капли, размазывая чернила на официальных и, наверняка, очень секретных документах. Видимо, незадолго до этого была попытка умыться. В семь утра.
  Хозяин был беспробудной совой, и вставать в такую рань даже ради важных бумаг не стал бы. Возможно, сделал бы исключение ради действительно важных, но их бы он читал прямо в спальне. Или в кабинете, каким бы душным он не был.
  Значит, просто не ложился. И, судя по синякам под глазами, это была не первая бессонная ночь на неделе. На фронте всё настолько плохо? Или в Совете проблемы?
  Мысли пронеслись в голове очень быстро, за те несколько секунд, пока Муллен буравил взглядом меня и застывшую за моим плечом Ксанку с Глюком на руках. Не знаю, как остальным, а мне под этим взглядом хотелось немедленно сжаться в маленький комочек и закатиться в щель между половицами.
  - Нагулялась? - наконец выдавил Хозяин, закончив с осмотром.
  - У меня важная новость, - Я решила начать с места в карьер.
  - Я спрашиваю, нагулялась?
  - А я говорю, что у меня важная... Две важных новости! И вы должны узнать их до сегодняшнего совета. Потому что на совет вы должны прийти заранее. Поэтому вам придётся выслушать меня прямо сейчас, а нотации оставить на потом. И давайте не будем обсуждать военные тайны посреди лестницы, хорошо?
  - В кабинет, - бросил Муллен, стремительно поднимаясь.
  - Там же душно, - не сдержалась я, но всё-таки поспешила за ним. Судя по стуку каблуков, Ксанка шла за мной след в след.
  Дышать в кабинете действительно было сложно. Но не из-за духоты, а от висевшего в воздухе густого перегара. Осторожно переступая через валяющиеся на полу бутылки и осколки, я пробралась к подоконнику и уселась прямо на него, уступив Ксанке гостевое кресло. Правда, она предложением не воспользовалась - так и застыла возле двери, испуганно уставившись на Хозяина. Я невольно хмыкнула. Было бы, чего бояться! Подумаешь, ночной кошмар всех магов страны с похмелья и недосыпа. Это далеко не самая страшная его ипостась!
  - Ну? - хмуро спросил ночной кошмар, явно намекая на продолжение разговора.
  - Весь конфликт спровоцирован третьей стороной, - выпалила я.
  - Доказательства? - моментально сменил тон Муллен.
  - Есть человек, который ещё три года назад этим занимался, и до сих пор занимается. Правда, я не совсем уверена, что он человек... В общем, он договорился с Арфеналме, они запихали в наш лес группу эльфов, чтоб обставить это как вторжение на нашу территорию, но эльфы сбежали. А войну они давно готовили. Убийство Роледо, помните? И когда на нас давным-давно в лесу напали какие-то утупки, косившие под эльфов? И все остальные преступления, в которых якобы виноваты эльфы. Тот инцидент в Релте и... и Таинская бойня тоже, наверное.
  - Доказательства? - повторил Хозяин. При этом он вообще не казался удивлённым. Подозревал такое развитие событий, что ли?
  - Да я своими глазами видела. Ну, этого типа.
  - Толку-то от твоих глаз. Письменных свидетельств, конечно, нет.
  - Так возьмите с него эти свидетельства. Он сегодня будет на совете! И до этого тоже, вроде, был. Уговаривал отправить наших солдат прочёсывать Вертский лес. Вы вообще в ратуше появляетесь?
  - Иногда, - уклончиво ответил Муллен и... не покраснел, конечно, но явно слегка смутился. Кажется, пока меня не было, он вообще из особняка не больно-то выходил.
  - А надо бы! А то все заговоры прошляпите такими темпами!
  - Тоже мне, великий знаток заговоров, - поморщился Хозяин. - Ладно, пойдёшь сейчас со мной и ткнёшь пальцем в этого типа. Только ради всего святого, не тарахти так. И представь мне девушку, пока она тут концы не отдала от ужаса. Я что, такой страшный?
  - А вы себя в зеркало видели?
  - Кто бы говорил!
  - Да я-то всё утро носом в зеркало провела! Знали б вы, как я до этого выглядела... Ну так вот, девушка. Это Оксана, моя сестра из того мира. Помните, я рассказывала, что мы сюда вместе попали? Ну так вот, я её нашла.
  - Сестра, значит? - Муллен повернулся к девушке и даже слегка улыбнулся. - Ну здравствуй, Оксана.
  - Здравствуйте, - пролепетала Ксанка. Её волнение начало настораживать. Сколько можно трястись от страха, в самом-то деле? Ладно, местные от Хозяина шарахаются. Но она-то цивилизованный человек. Влюбилась опять, что ли?
  - И где ты её отыскала? - В этот раз вопрос относился ко мне.
  - А... ну, в плену у эльфов.
  - И что ты там делала, позволь спросить?
   Хозяин недобро сощурился и почему-то стал похож на приготовившегося к атаке дракона. Разве что струйки дыма из ноздрей не выпустил. Наверное, зря я ему про эльфов сразу в лоб заявила. Надо было сначала намекнуть, подготовить почву... Но что уж теперь.
  - А что можно в плену делать? Сидела я там. Иногда стояла.
  - Замечательно! Я её ищу по всей стране, а она у эльфов прохлаждается!
  - Ну а что? Между прочим, Понжер меня сам просил втереться к ним в доверие и немного пошпионить.
  - Втереться в доверие и попасть в плен - это разные понятия, понимаешь ты, недоразумение ушастое? Ты вообще представляешь, чем это могло закончиться?
  Я только вздохнула.
  С одной стороны, весь этот диалог казался совершенно бредовым. Я чудом сбежала из плена, попутно выведав планы противника - и меня же за это отчитывают. Обидно!
  С другой стороны, а чего я ожидала? Сама удрала из дома без разрешения, значит и последствия должна разгребать сама. И наказание принимать с гордо поднятой головой. Которая, к слову, всё ещё болит.
  - Так, ладно, - хлопнул ладонью по столу Хозяин. - Про плен - это и есть вторая новость?
  - Неа.
  - Тогда вторую тоже озвучь, а то знаю я тебя.
  - Вторую... - Я помялась. Вот дёрнуло же меня за язык. - Как вам сказать... Для вас-то оно не новость, наверное. Но Аллена мне всё рассказала. В смысле, кто она. И что она моя мать. И что вы, видимо... ну, вроде как мой отец. Так, получается?
  - Получается, - неуверенно пожал плечами Муллен.
  - И когда вы собирались мне об этом сказать? Вы вообще собирались мне об этом сказать?
  Повисла неловкая пауза. Вдвойне неловкой она была ещё и потому, что Ксанка и Глюк старательно делали вид, что их нет в кабинете, но из-за этого только сильнее бросались в глаза.
  - Аллена хотела переправить тебя в Альсоро. Подальше от военных действий, - наконец выдавил Хозяин.
  - 'Аллена хотела'! - передразнила я. - А вы? Вы чего хотели?
  - Чего бы я точно не хотел, так это продолжать беседу здесь и сейчас, поэтому...
  - Да не будет никакой беседы, - оборвала его я. - По крайней мере, в ближайшее время. Всё понимаю, осознаю, мы торопимся, воюем, мир на грани катастрофы и всё такое. Короче, вам не до разговоров о личном, и уж подавно не до моей тонкой душевной организации. Собирайтесь, нам надо успеть на Совет. Подробности расскажу по пути.
  Стоило мне спрыгнуть с подоконника, как Ксанка сразу же выскользнула за дверь. Будто всё время только и ждала возможности сбежать из кабинета. Нет, не влюбилась. Тут что-то другое. Но не пытать же её, если говорить не хочет.
  - Марго, - оклик Муллена застал меня на пороге. И был он на удивление тихим, и даже почти ласковым. - Ты не права. Мне всегда есть до тебя дело. И я волновался.
  - Я знаю, - ответила я. А что я ещё, в самом деле, могла ему ответить.
  - И, кстати! Откуда у тебя моя старая рубашка?
  
  В городской ратуше я оказалась впервые в жизни - до этого как-то повода не было. Муллен и сейчас порывался оставить меня дома, но нарвался на пару непробиваемых аргументов. Во-первых, только я знала Посредника в лицо. В принципе, он и без лица прекрасно опознавался - по росту, например. Но мало ли.
  Кроме того, Посредник был магом, и в критической ситуации явно не погнушался бы воспользоваться своими силами. Значит, попытки поймать его для обычных людей были заведомо провальными.
  Хотя была в этом деле и обратная сторона.
  Посредник и сам знал меня в лицо. А пользоваться магией Хозяин мне строго-настрого запретил. Потому что центр города, куча свидетелей, и далеко не все эти люди лояльно относятся к магам. Большинство так и вовсе по первому же обвинению в колдовстве готовы на костёр отправлять. Причём не только меня, но и самого Муллена. Потому что знал, но скрывал.
  И почему при этом самым жестоким человеком считают именно его? Подумаешь, прибил собственную жену. Так это было, во-первых, давно, а во-вторых, неправда!
  Поэтому в качестве предосторожности мы сидели за балюстрадой второго этажа и поглядывали на главный вход сверху. А по холлу слонялись несколько ребят из внешней стражи в штатском. Ещё парочка тусила у чёрного входа. Вроде даже в глаза особо не бросались.
  - Ты уверена, что он придёт? - в который уже раз уточнил Хозяин.
  - Ну не на крыльях же ему прилетать.
  - Да я не про способ появления. Про сам факт.
  - Должен. По крайней мере, собирался. И очень боялся опоздать. Так что если его ничего не спугнёт, то явится как миленький. В любом случае, ещё пару часов назад он был недалеко от города.
  - Описание я своим людям роздал. Если заметят поблизости - сообщат.
  - Если госпожа Оре не соврала, что видела его, конечно.
  При упоминании никсы Хозяин ожидаемо дёрнулся. Кажется, теперь я нашла замечательный способ ненароком поддевать его.
  - Госпожа Оре красивая одинокая женщина, я тоже одинокий мужчина. Нет в этом ничего такого...
  - А чего вы оправдываетесь-то? Действительно, ничего такого. Встретились два одиночества, полюбовались на закат над рекой. Потом один из этих одиночеств забыл у другого рубашку. Бывает. А штаны точно не ваши?
  - Марго! - рыкнул Муллен. Кажется, это означало 'нет'. И ещё 'заткнись'. Но последнее было выше моих сил. Потому что сидеть в засаде было неимоверно скучно.
  - А вы в курсе, что она речная ведьма? То есть я имела в виду, вам нормальные женщины в жизни просто не попадаются, или вы сознательно магичек и нелюдей выбираете?
  В этот раз Хозяин рычать не стал, сразу перешёл к воспитательным подзатыльникам. Точнее, попытался. Даже замахнулся, но в последний момент передумал. Толи пожалел, толи понял, что бесполезно.
  - Да ладно вам, - примирительно улыбнулась я. - Мне просто любопытно, чьи тогда штаны.
  - Доченька, не нарывайся! - с чувством проговорил Муллен. - Я тебя породил, я тебя и убью!
  Я подавилась беззвучным смехом.
  Видимо, Хозяин какой-то другой реакции ожидал, поэтому посмотрел на меня с недоумением.
  - А откуда вы эту фразу взяли? - спросила я, как только смогла хоть что-то выговорить.
  - Льёни постоянно своих отпрысков ей стращает.
  - А он её откуда знает?
  - Да сам придумал, наверное. А что такого?
  - Ничего особенного, просто цитата из книжки.
  - Не читал, - равнодушно пожал плечами Муллен.
  - Конечно. Эта книжка из моего мира. Ну, то есть из того, в котором я выросла. Поэтому и любопытно, откуда...
  Договорить и даже додумать мысль я не успела, потому что внизу началось ощутимое шевеление. Парень, дежурящий у окна, кивнул второму, тот махнул рукой третьему. Муллен тоже заметил сигнал и весь подобрался, готовый сорваться с места в любую секунду. Я проверила в кармане своё секретное оружие и мысленно возблагодарила Арфеналме за то, что он так легко разбрасывается ценными вещами.
   А потом двери главного входа распахнулись.
  На улице было намного светлее, чем в здании, поэтому я не сразу сообразила, кто возник на пороге. Разглядела только три силуэта, два покрупнее, один поменьше. А затем двери захлопнулись, силуэты обросли подробностями, и нам с Мулленом осталось только недоумённо переглянуться. Потому что по бокам маленького суетливого Посредника (да, это несомненно был он, наблюдатели опознали верно!) вышагивали Павлин и его султаноподобный дедушка собственной персоной.
  - Эти-то что здесь делают? - недовольно пробурчал Хозяин. Уж он-то моей забывчивостью не страдал, и сразу же узнал обоих.
  - Павлин... тьфу, младший утром приехал. Я его у городских ворот видела.
  - А он тебя?
  - Тоже. И вспомнил сразу же. Кажется, до сих пор обижается, что вы меня увели у них из-под носа.
  - Час от часу не легче. Нет, с этими лучше пока что не связываться. Давай-ка я их немного отвлеку, а ты бери этого недоросля на себя. Только осторожно. Помнишь, что я говорил? Никакой магии!
  Я сразу же почувствовала себя героем детектива. Молоденьким стажёром, которому доверили задержание опасного преступника. Только по законам жанра стажёр теперь просто обязан был это важное задание завалить. И такая перспектива меня не прельщала.
  - Может, наоборот? - торопливо прошептала я, видя, что Муллен собирается вставать. - Пусть они на меня отвлекутся.
  - На тебя не только они, но и Посредник отвлечётся. Так что давай, не трусь. Ребята тебе помогут. А я пошёл.
  С этими словами он покинул наблюдательный пункт за балюстрадой, натянул на лицо радушную улыбку и завопил:
  - Господин Пафрин, сколько лет сколько зим! Какими судьбами в наших краях?
  Я невольно хмыкнула, услышав фамилию купца. Надо же, действительно почти Павлин.
  При виде Хозяина толстощёкие лица обоих Пафринов вытянулись от удивления. А Посредник и вовсе отчётливо побледнел и шарахнулся в сторону. Знает, зараза, кому лучше на глаза не попадаться.
  Пока мой покровитель торопливо спускался на первый этаж, старший Павлин успел прийти в себя и приветственно распахнул объятья.
  - Господин Муллен! Не думал, что вы почтите своим присутствием сегодняшнее заседание. Говорят, вы не большой любитель пустых обсуждений.
  - Да вот, решил немного развеяться и заодно уладить несколько дел. Кстати, не представите меня вашему спутнику?
  - А вы не знакомы? Тогда простите мою оплошность, господа. Итак, разрешите представить: Топиэр Рулипп айр Муллен, глава внешней стражи Тангара. А это господин Шан Витаро, мой давний приятель по торговым делам. Между прочим, выступал на прошлом совете. Вы представляете, этот прохиндей откуда-то получает сведения о передвижении эльфийских войск, но не признаётся, откуда. Говорит, военная тайна!
  - Военные тайны - это безумно интересно, - заверил Муллен. Со своего места я видела только его затылок, но готова была поспорить, что Хозяин улыбается той особой улыбкой, от которой собеседников бросает в дрожь.
  Посредник на улыбку среагировал как положено: нервно сглотнул и пролепетал что-то неразборчиво приветственное. Младший Павлин даже до этого не снизошёл, так и стоял с надутым видом. Видимо, умение вежливо улыбаться даже злейшему врагу ему от дедушки в наследство не досталось.
  - Простите, господин Витаро, - начал тем временем Муллен, - не уступите ли мне ваших товарищей? Очень надо перемолвиться с ними по одному делу. Обещаю вернуть обоих через несколько минут в целости и сохранности. Было очень приятно с вами познакомиться. Надеюсь, ещё увидимся.
  - Да, несомненно, - наконец-то справился с собственной речью Посредник. - Очень рад встрече, и буду безмерно счастлив, если в следующий раз она не будет такой короткой.
  - О, это я вам гарантирую, - многозначительно хмыкнул Хозяин. После чего демонстративно подхватил под руки обоих Пафлинов и потащил в тёмные боковые коридоры, на ходу рассуждая о повышении цен на товары первой необходимости и возможность введения акцизов на некоторые из них. Старый торговец прилежно внимал.
  Стоило им отойти на приличное расстояние, как я осторожно высунулась из укрытия. Посредник всё ещё стоял посреди холла, и нужно было действовать, пока в здание не нагрянул кто-нибудь ещё. Посторонних должны были осторожно придерживать у входа ребята из внешней стражи, но с некоторыми пафосными вельможами могло и не сработать.
  На самом деле я не собиралась нападать на Посредника лично. Для того, чтоб его скрутить и утащить в глухие подвалы, существовала стража. Я же должна была лишь дать отмашку к началу операции и подстраховать ребят от враждебной магии. Не колдуя при этом сама. Та ещё задачка.
  Первые несколько секунд всё шло по плану. Я махнула рукой, стражники резко перестали изображать праздношатающихся и начали осторожно, с нескольких сторон подбираться к Посреднику. Он их приближение, конечно, заметил, но виду сперва не подал. Только застыл, напряжённо вглядываясь в стену.
  Я тоже на всякий случай обернулась посмотреть, нет ли там чего-то интересного, но стоило мне на секунду отвести взгляд от Посредника, как события посыпались одно за другим.
  Один из стражников подобрался к магу чуть ближе остальных и попытался навалиться на противника и прижать его к полу. Но Посредник внезапно исчез, и парень только неловко грохнулся на колени. Ещё один по инерции налетел на него и повалился следом с воплем: 'Долбанные маги!'
  И я была с ним совершенно согласна.
  Я была внутренне готова к фаерболам, молниям и другим боевым заклятиям, но мне даже в голову не пришло, что мелкий проныра просто исчезнет. А ведь он уже делал так раньше во время разговора со мной!
  Тем не менее, это была не телепортация; та выглядит по-другому и делается намного сложнее. Нет, обычная иллюзия вкупе с невидимость. То есть всё это время стражники подкрадывались к неподвижной копии, а невидимый оригинал пытался сбежать. Дверь не открывалась, окна не хлопали, шаги на лестнице я бы услышала. Летать он, надеюсь, ещё не научился. Значит, остаётся первый этаж!
  Действовать пришлось очень быстро, и основную часть плана я додумывала уже в воздухе. Не бежать же по ступенькам в самом деле, спрыгнуть - гораздо быстрее. Главное, не выронить из кармана фляжку с антимагичкой (ещё раз спасибо, дорогой полковник Арфеналме!).
  Ноги ещё не перестали гудеть от удара о мраморный пол, а я уже начала раздавать указания:
  - Всем заткнуться и слушать внимательно. Он не испарился, просто стал невидимым. Перекрыть лестницу, проверить ближайшие коридоры. Следите за дверями. Слушайте любые шорохи.
  Вероятность того, что мне беспрекословно подчинятся, была небольшая, но ведь подчинились же! Вояки без пререканий разбежались по разным углам холла. Только один замешкался, недоверчиво глядя на пустое место, где только что стоял Посредник.
  - Выполнять! - гаркнула я. И откуда только командирский тон прорезался.
  Парень мигом прекратил изображать статую и отправился проверять, не притаился ли невидимый враг за шторами и гобеленами. Тоже хорошее дело.
  А сама я первым делом метнулась к той стене, в которую Посредник так напряжённо вглядывался перед тем, как исчезнуть, и угадала - она ещё хранила слабые остатки его ауры. Я никогда не была сильна в пространственном поиске, но уж отголоски активного заклинания на небольшом расстоянии почувствовать могла. Следы вели в один из боковых коридоров и становились слабее с каждой секундой. Надо было торопиться.
  В коридоре было темно, но тратить время на поиск светильника я не стала. Всё равно шла больше по чутью, как ищейка, и очень надеялась, что Посредник сам себя загонит в какой-нибудь тупик. Впрочем, глухая комната без окон тоже идеально подошла бы.
  Как назло, коридор заканчиваться тупиком не желал. Наоборот, после резкого поворота я обнаружила себя в проходной комнате без мебели, зато с целой вереницей открытых окон. Правда, окна эти были высоко под потолком, а лестницы поблизости не наблюдалось, но мало ли. А самое паршивое, что, даже не считая окон, из комнаты было целых два выхода, и ещё маленький балкончик на двухметровой высоте. Зачем нужен балкон, выходящий не на улицу, а внутрь помещения, я так сходу придумать не смогла, поэтому списала всё на извращённую фантазию местных строителей.
  В общем, комната, несомненно, была крайне интересным образцом средневековой архитектуры. Только следов Посредника здесь не было.
  По крайней мере, магических. Кажется, он наконец-то догадался замаскировать собственную ауру. Или я прибежала слишком поздно, и все отголоски магии уже выветрились.
  Тем не менее, мелкий прохиндей всё ещё оставался обычным существом из плоти и крови. А значит, оставлял отпечатки не только в магическом смысле, но и в реальном.
  Судя по всему, комнатой почти не пользовались. С потолочных балок свисала паутина, а пол покрывал слой пыли и нанесённого с улицы песка. Мои следы на нём отпечатывались довольно чётко. А вот Посредник явно пытался свои замести, и теперь посреди комнаты была чистая проплешина, как если бы сверху ударил порыв ветра. Но не прямо с потолка, а слегка по диагонали. Вот как раз оттуда, с балкончика.
  Похоже, самое время туда заглянуть!
  Разбежавшись, я подпрыгнула, ухватилась за балконную плиту и уже почти подтянулась, как вдруг что-то тяжёлое ударило меня по пальцам. Не слишком сильно, я даже руку разжала больше от неожиданности, чем от боли. Так и осталась висеть на второй, мимоходом отмечая, что всё складывается не так уж и плохо.
  Во-первых, невидимый Посредник явно находился совсем рядом со мной и теперь-то уж точно никуда не мог денеться.
  А во-вторых, он не собирается меня убивать или даже калечить, иначе не прошляпил бы такой идеальный шанс.
  Значит, надо хватать прямо сейчас, пока он не передумал!
  Продолжая висеть на одной руке, я вытащила из кармана фляжку, зубами выдернула пробку и щедро плеснула жидкостью через перила балкончика. Результат последовал сразу же: сперва капли антимагички зависли в воздухе, обрисовав контур плаща, а затем впитались в него - и ткань моментально стала видимой. Потом какое-то время ничего не происходило. Я даже подумала, что промахнулась, и зелье попало только на плащ, но тут процесс наконец-то развернулся во всей красе. Сначала неравномерными пятнами проявилась одежда, а затем стал виден и сам Посредник. Коротышка вжался в стену подальше от перил, но бежать было некуда - балконная дверь, куда бы она ни вела, была заперта.
  Я наконец-то спрыгнула на пол и закупорила фляжку. Кажется, в ней даже что-то осталось. Это хорошо, пригодится!
  - Спускайтесь, господин Витаро. Если вас, конечно, действительно так зовут. Хватит там торчать, как невинная дева в ожидании серенады. Я, конечно, могу и спеть, но вы вряд ли мои музыкальные вкусы оцените.
  Посредник нерешительно отлип от стенки, но продолжал молча буравить меня взглядом. Дар речи, что ли, потерял вместе с магией? Или просто никогда под действие этой гадости не попадал?
  Зелье отключало только магию, но с непривычки могло показаться, что тебе разом отрубили все чувства, включая вестибулярный аппарат. Очень мерзкое ощущение. Но не настолько же, чтоб не суметь самостоятельно слезть с балкона.
  Из коридора раздались торопливые шаги. Видимо, ребята из внешней стражи наконец-то закончили обшаривать свою территорию и поспешили мне на помощь. Давно пора! А то если Посредник продолжит изображать статую, снимать его придётся вручную.
  - Доброе утро, княжна, - внезапно прозвучало у меня за спиной. И мне разом стало наплевать и на Посредника и на проблемы по его спуску с балкона. Потому что это точно были не стражники.
  Голос звучал знакомо.
  Голос звучал приветливо и даже доброжелательно.
  Голос принадлежал Сайону айр Нермору, и у меня не было никакого желания оборачиваться. Да проще было провалиться под землю, броситься с крыши, сгореть от стыда и развеяться по ветру, чем посмотреть в глаза этому человеку. Человеку, который из-за моей глупости потерял сына.
  - Госпожа Марготта, я пытался объяснить, что у нас тут задержание, но они...
  А вот это уже стражник. Кажется, тот самый, который пытался искать Посредника за гобеленами. Стражник - это хорошо, это совсем не так страшно, как глава Восточного совета.
  Я кое-как взяла себя в руки и повернулась к парню:
  - Ничего страшного, теперь этот тип никуда не денется. Просто спусти его вниз и свяжи покрепче, хорошо? Здравствуйте, господин Нермор.
  Хитрость была в том, чтоб выпалить всё это на одном дыхании и не сбиться в конце на маловразумительный лепет.
  У меня даже получилось. Стражник направился к балкончику, а я наконец-то набралась смелости взглянуть на Нермора.
  Мужчина не выглядел раздавленным или убитым горем. Правда, чересчур счастливым тоже не выглядел, хоть и вежливо улыбался. Кажется, он действительно был не против со мной пообщаться. И это было невыносимо. Лучше бы сыпал проклятьями и пытался меня растерзать, это было бы честнее и легче, чем стоять вот так, мучительно подыскивая слова.
  - Ты меня боишься, что ли? - мягко спросил Нермор.
  - Извините, - не совсем в тему брякнула я и всё-таки не выдержала, отвела взгляд от его лица. И увидела Флая.
  Сначала я подумала, что схожу с ума.
  Потом - что это последствия очередного сотрясения, и надо было отлежаться дома, а не носиться по ратуше за Посредником.
  Потом я просто ни о чём не думала и, кажется, не дышала. Только оперлась о стену, чтоб не упасть. Сверху что-то тихо зашуршало, с окна посыпался песок и какие-то мелкие ветки. Это меня и спасло. Я мотнула головой, стряхивая с себя мусор, и мозги наконец-то заработали в нормальном режиме.
  Конечно, рядом с Нермором стоял не Флай. Но кто-то, безумно на него похожий. Такого же роста (может, самую чуточку выше), с той же осанкой, теми же русыми волосами... Вот только глаза были совсем другие. У Флая они были голубые и круглые, будто у ребёнка, увидевшего новую игрушку. А у этого человека глаз был серый и слегка прищуренный. И всего один. Второй скрывался под чёрной, совершенно пиратской, повязкой, из-под которой на щёку спускались шрамы от старого ожога.
  'Трёхлетней давности', - подсказал внутренний голос. Как будто без его помощи я бы не догадалась.
  - Это мой старший сын, Итьер, - кивнул на своего спутника Нермор.
  Если бы я умела красиво падать в обморок в любой сложной ситуации, то, наверное, сделала бы это. Но этим полезным талантом природа меня обделила, поэтому пришлось выдавливать из себя подобающее 'Приятно познакомиться'.
  - Взаимно, - улыбнулся брат Флая. Улыбка у него была недобрая, хоть и красивая. - А вы, я так полагаю, та самая Марготта айр Муллен?
  - Не знаю, насколько 'та самая', но вроде бы да.
  - А не уделит ли мне госпожа Марготта несколько минут для приватного разговора?
  Голос и манера вести беседу у него тоже были в точности как у Флая. Наверное, в таком сходстве между родными братьями не было ничего удивительного, но сейчас их похожесть пугала меня до смерти.
  Неизвестно, чем мог бы закончиться этот дурацкий диалог, но с окна снова посыпались мелкие камушки. Я вскинула голову, надеясь увидеть на подоконнике воробья или голубя, но получила только порцию песка в глаза. А затем снаружи раздался глухой удар, будто кто-то спрыгнул с большой высоты, и быстрые удаляющиеся шаги.
  Стражник на эти звуки встрепенулся и недоверчиво перевёл взгляд с меня на Посредника. Тот всё ещё стоял на балконе в той же самой позе.
  Чёрт!
  До меня наконец-то дошло. Я схватило первое, что попалось под руку - фляжку с антимагичкой - и швырнула в мелкого гада. Прямо так, не открывая. Но стоило ей коснуться фигуры Посредника, как он моментально испарился. Остался только плащ, да и тот сразу же потерял форму и опал на пол рыхлыми складками. Сверху со звоном грохнулась фляжка.
  Всё-таки первое впечатление оказалось верным: зелье действительно попало только на плащ. Посредник просто притворился, что угодил под его действие, а потом выждал момент, снова стал невидимым и удрал через окно, оставив нам вместо себя иллюзию. А я, как последняя дура, попалась дважды на одну и ту же уловку.
  - Муллен нас убьёт, - пробормотал стражник, но вдогонку не бросился. Бедняга тоже сообразил, что искать невидимого коротышку в огромном городе практически бесполезно, а значит, торопиться уже некуда. Можно просто стоять и размышлять о бренности бытия.
  Правда, лениво стоять ему довелось не очень долго.
  - Сползай за фляжкой, - попросила я. - А потом найди господина Муллена и приведи сюда. Объяснюсь я с ним сама.
  Парень посмотрел на меня с уважением, как на героя, добровольно приносящего себя в жертву, чтоб спасти окружающих. Ну, хоть кто-то запомнит меня хорошим человеком!
  - Я так понимаю, с приватным разговором придётся подождать? - с приторной вежливостью уточнил брат Флая.
  - Можем перенести на вечер, - охотно согласилась я. - Главное, чтоб я до него дожила.
  - Ну что вы, княжна, - усмехнулся старший Нермор. - Господин Муллен, конечно, иногда бывает чрезмерно резок, но собственную... племянницу убивать не станет.
  - Да, с него и убитой жены хватит, - вполголоса пробурчал стражник.
  - Ещё одно слово, и я тебя сама пришибу без суда и следствия, - не оборачиваясь буркнула я. И подумала, что мне срочно нужны планы на вечер. И на весь завтрашний день. И на ближайшую неделю. Совершенно неотменяемые, очень важные, и категорически не сочетающиеся с Итьером айр Нермором.
  Потому что я слишком хорошо понимала, что именно он мне скажет.
  Но понятия не имела, что ответить.
  
  Наверное, у каждого есть воспоминание, от которого хочется избавиться.
  Ты стараешься не думать о нём, засовываешь в самый дальний угол подсознания, убеждаешь себя, что дело прошлое, и теперь это не имеет никакого значения - но в один прекрасный момент оно вдруг выплывает из небытия, и ты понимаешь, что дальше бежать некуда. Надо как-то учиться с этим жить. Срочно. Прямо сейчас.
  Я не знаю, что за история терзала Ксанку, но она поступила радикально - стёрла себе память.
  У Муллена таких историй, кажется, был целый ворох - и он периодически пытался запить их алкоголем.
  Мой же случай был прост и незатейлив, и произошёл почти три года назад. Я тогда ещё ничего не знала об этом мире, только что познакомилась с Мулленом, впервые села на лошадь... Да что там, я даже настоящий лес увидела первый раз в жизни. И совсем не ожидала, что в придачу к нему идут настоящие лесные разбойники.
  Дальше всё было банально: разбойники нападали, мы отбивались, в процессе я засветила одному из них в глаз пульсаром. В некотором роде, это его и спасло: остальных Муллен прирезал в драке, а добивать раненого никто не стал.
  В наследство от грабителей нам достались их лошади, в том числе и Глазастый. Потом выяснилось, что он и не лошадь вовсе, а заколдованный парень по имени Флайяр айр Нермор. А тот самый разбойник, которому я подпалила рожу - его родной брат Итьер, поругавшийся с отцом, удравший из дома и связавшийся с плохой компанией.
  Как только в простой истории про разбойников появились имена, она сразу стала гораздо сложнее. Флай брата откровенно недолюбливал, но никогда не рассказывал, почему. Да я и не настаивала. Домой Итьер так и не вернулся. Мы знали, только то, что он жив. Но догадывались, насколько он 'благодарен' мне за изуродованное лицо. Лично я искренне мечтала никогда с ним не встретиться. На самый крайний случай оставалась надежда, что он меня не запомнил и не узнает.
  Видимо, недооценила я собственную приметность. Узнал, причём сразу же.
  - Я тебя сегодня не узнаю, эльфёныш. Что случилось? - Муллен приоткрыл двери ратуши, выпуская меня на улицу.
  Солнце висело высоко над головой, башенные часы методично отбивали полдень. Заседание совета уже закончилось. Меня на него даже пустили, но без права голоса. Таких бессловесных там было довольно много: в основном дети и родственники членов Совета. Всем хотелось получить самые свежие вести с фронта.
  Новости, к слову, не радовали. У нас было ещё почти тихо, а вот ближе к югу эльфы всё сильнее теснили людей вглубь страны.
  В разгар собрания объявилась Верба, бухнула на стол пачку писем и донесений, ещё несколько вручила некоторым из присутствующих лично в руки и умчалась в неизвестном направлении. Муллену тоже досталась парочка, и он, не откладывая, погрузился в чтение. Казалось, происходящее на совете его не слишком волнует. Хотя я подозревала, что на самом деле он внимательно слушает все обсуждения, просто ему удобнее делать это уткнувшись носом в бумаги.
  Сначала я тоже пыталась вслушиваться в длинные и ветвистые речи докладчиков, но быстро заскучала. Пока обсуждали военные действия и смежную политику, было ещё ничего, но когда перешли на поставки зерна, налоги и таможенные пошлины, я уже откровенно зевала. Ночью-то поспать так и не удалось.
  В принципе, зал советов был не самым худшим местом для сна, поэтому я немного поёрзала в большом кресле, устраиваясь поудобнее... и поймала краем глаза взгляд Итьера. Он тоже был здесь, сидел рядом с отцом и, нисколько не стесняясь, изучал меня.
  Сон как рукой сняло. Я придвинулась почти вплотную к Муллену, чтоб укрыться от чужого внимания за его плечом, но помогло мало. Итьер не мог меня видеть, но ощущение, что меня внимательно изучают, только нарастало.
  Оглядевшись, я заметила ещё одного наблюдателя: с другой стороны зала на меня пялился Павлин. Именно пялился. Если Итьер смотрел так, будто читал важный договор перед подписанием, то младший Пафрин словно картинку с голой девушкой разглядывал. Я запоздало порадовалась тому, как удачно удрала от него в своё время. Ведь не для того же он меня покупал, полы мыть и разноцветные камзолы гладить. Для этого и обычные служанки сгодятся, а от нелегально добытых эльфийских рабынь хотят другого.
  Спать расхотелось окончательно, поэтому остаток заседания я провела старательно слушая доклады, частенько перетекающие в споры. Под конец даже начала понимать общую ситуацию. И ситуация эта мне совсем не понравилась. Эльфы побеждали не потому, что так распорядилась судьба, а потому, что жители Восточной Предонии почти ничего не могли им противопоставить. Не хватало денег, оружия, провианта, солдат. Таинская военная академия ежегодно выпускала из своих стен новых офицеров, но в большинстве своём это были неопытные мальчишки, понимавшие в военном деле примерно столько же, сколько и я. Не очень много понимавшие, в общем.
  А ещё на стороне эльфов были маги. В том числе и человеческие. И это было существенное подспорье для остроухих. И большая проблема для нас.
  Настроение главы Совета, старшего Нермора, стремительно портилось. Муллен вынырнул из своих бумажек, но только для того, чтоб начать что-то быстро черкать на обратной стороне одной из них. Я успела разобрать что-то про Таин и возможность атаки с моря, но тут заседание наконец-то кончилось.
  В итоге из зала советов я выходила с одной мыслью: управлять государством очень сложно. По словам Аллены выходило, что я законная наследница трона Альсоро, но именно сейчас я чётко поняла, что не хочу ей быть. Не хочу принимать решение за целый народ. Я с собственной жизнью-то разобраться не в состоянии, какая уж тут королевская власть.
  А кроме этого, я всё ещё чувствовала затылком сразу два взгляда. Один вызывал панический страх, а второй - омерзение. И я не могла понять, который из них беспокоит меня больше.
  Но не описывать же всё это Муллену. Поэтому я беспечно улыбнулась и пожала плечами:
  - Да всё нормально. Просто спать хочется.
  - Тогда сейчас вернёмся домой - и быстро спать. Завтра с утра ты мне понадобишься.
  - Зачем? - заинтересовалась я.
  - Поедем на перевал Дамира. Покажешь тропу, по которой вы шли с эльфами. И лично ткнёшь пальцем в тех, кто прошляпил ваш отряд.
  - Не получится. Их же Эл с командиром сразу прирезали.
  - Это-то меня и беспокоит! Два каких-то случайных эльфа ночью без единого звука прирезали караульных Дамира. А если бы это был не отряд лазутчиков, а вражеская армия?
  - Армия подошла бы с другой стороны. И всю армию не закрыть отводящим глаза заклинанием.
  - Вот и объяснишь ребятам, как работают эти заклинания и что можно сделать, чтобы им противостоять. То зелье у тебя ещё осталось?
  - Антимагичка? Не очень много.
  - А ещё как-то её наколдовать можно?
  - Понятия не имею. Я думала, у вас она есть. Один таинский священник был весь ей обсыпан, - припомнила я. - То есть он, конечно, всё отрицал и уверял, что его заклинания не берут потому, что он весь такой благочестивый. Но на самом-то деле нет.
  - Священник, значит. Нет, эти точно не поделятся! - Муллен досадливо пнул подвернувший под ногу камешек. - Ладно, оставишь себе немножко на всякий случай, а остальное отдай Тьяре. Она любит со всякими эликсирами возиться, вот пусть и разбирается.
  
  Возиться с зельями Тьяра, может, и любила, но к предложению прямо сейчас бросить все дела и синтезировать антимагичку отнеслась не слишком радостно.
  - Вот так я и знала! - пробурчала она, обличающее тыкая в меня пальцем. - Стоит тебе появиться, как всё встаёт с ног на голову. Заметь, всё началось с твоего рождения! Или даже нет, раньше. С твоего зачатия. А до этого у меня была нормальная семья из двух любящих друг друга родителей. И замок в горах.
  - Замок до сих пор на месте, - ответила я. С остальным поспорить было трудно. - Ну так что скажешь?
  Тьяра потрясла фляжку, внимательно вслушиваясь в плеск, словно пыталась разгадать рецепт зелья по звуку.
  - Не знаю. Думать надо. Экспериментировать. И ещё как минимум одного мага в помощь, чтоб смотреть динамику. Не на себе же я колебания силы замерять буду.
  - Я могу помочь, - раздался совсем рядом голос Ксанки. Я даже не заметила, как она подошла.
  Сестра, судя по внешнему виду, спать тоже ещё не ложилась. Зато раздобыла где-то неброское серое платье. Видимо, одолжила у служанки, потому что в одежду Тьяры она бы просто не поместилась - мулленовская дочка была ненамного выше меня.
  Что, в общем-то, логично - мы же были родными сёстрами.
  Почему-то раньше наше сходство не бросалось мне в глаза, но теперь отрицать его было бессмысленно. Мы безумно походили друг на друга - и на Аллену. Неудивительно, что Муллен, увидев меня в первый раз, не смог пройти мимо.
  Правда, раньше Тьяра всячески подчёркивала своё сходство с матерью, даже одежду носила такую же, чёрно-серебряную. Поэтому сегодня я искренне удивилась, увидев её в зелёном платье. Но значения особого не предала, были дела поважнее.
  - Ну так что Хозяину передать? Сможете разобраться?
  - У меня есть некоторые догадки, - задумчиво проговорила Ксанка. - Если состав не отсекает ментальную составляющую, значит можно принять её инертность за основу, это сильно сузит круг предполагаемых компонентов.
  Тьяра посмотрела на неё с одобрением. В отличие от меня, она явно поняла смысл сказанного.
  - В общем, если разберёмся до вашего возвращения, то пошлём на первал Глюка с известиями. Будет у нас почтовый ворон. И, кстати, давно хочу спросить: почему ты называешь отца хозяином?
  - А как мне его называть? Когда мы познакомились, он выкупил меня у рабовладельца. Было логичным обращаться к нему именно так. Потом он велел называть его дядюшкой. А сейчас... сейчас ничего не велел. Наверное, его всё устраивает. А вот как Аллену называть - вообще не знаю. Она же мне никто.
  Тьяра фыркнула.
  - Что? - не поняла я.
  - Хоть в чём-то мы похожи. Я тоже не могу назвать Аллену мамой. Мама - это портрет в спальне. Кольцо на папином пальце. Чёрное платье в шкафу. Аллена - не моя мама.
  Тьяроника айр Муллен показательно одёрнула платье отцовских цветов.
  Ксанка нервно дёрнулась и торопливо отвернулась.
  Я так и не поняла, на что она среагировала, но думать об этом сейчас было выше моих сил. Вот о кровати думалось отлично. О хорошей кровати с мягкой периной, высокой подушкой и лёгким одеялом.
  Кровать ждала меня в соседней комнате, и я так спешила на встречу с ней, что нечаянно прошла прямо сквозь зависшую в проходе нянюшку.
  - Никакого уважения к старшим! - добродушно возмутилось приведение.
  - Угу, - согласилась я. На большее сил уже не хватило.
  
  ***
  
  Рикардо Пафрин медленно, красуясь, выложил на стол королеву мечей и довольно улыбнулся. Исход партии был предрешён.
  Итьер на улыбку не среагировал. Он с самого утра был не в настроении, от вина отказался и даже в карты играл неохотно, без огонька. Вот и сейчас вместо того, чтоб разозлиться на проигрыш или предложить реванш, одноглазый хмуро уставился на предъявленную карту.
  - Не краплёная, даже не думай! - сразу же сообщил Рикардо.
  - Я не о том. Похожа же...
  Рикардо не сразу понял, на что может быть похожа карта, но затем вгляделся в изображённый на ней женский профиль и хмыкнул:
  - А ведь и правда! Разве что у нашей эльфы волосы короче. Зато уши точно такие. Как увижу эти уши, так сразу хочется схватить их покрепче, и... Эх, как же я ей в тот раз упустил-то! До сих пор жалею. Такая она вся была маленькая, тоненькая.
  - Да она и сейчас не больно-то большая. Даже ухватиться не за что.
  - Так за уши же! Представь, что в самый интересный момент ты её цепляешь за уши и...
  - Избавь меня от своих эротических фантазий, Рик! Я не собираюсь с ней спать, я хочу её просто убить.
  - Скучный ты, - искренне возмутился Рикардо. - Зачем сразу убивать, если можно сначала трахнуть? Так же интереснее! Ощущения острее будут. Или там она тебе тоже что-то подпалила?
  - Нет, - Итьер задумчиво повертел в руках карту и вернул её на стол. - Хотя, знаешь, мне начинает нравиться эта идея. Так что ты прав, убью я её не сразу. Сперва, действительно, трахну. А потом заставлю пройти через такое, что даже у такого извращенца, как ты, волосы на спине будут топорщиться от ужаса.
  - У меня нет волос на спине. Но если действительно соберёшься это провернуть, то зови в гости. Не присоединюсь, так хоть полюбуюсь. Только боюсь, не выйдет ничего.
  - Думаешь, я шучу?
  - Думаю, что мы не в Релте, и тут на такие вещи смотрят куда строже. Да и Муллен её опекает, а с ним лучше не связываться даже тебе.
  - О, если всё получится так, как я придумал, то Муллен мне её передаст из рук в руки, и ещё благодарен будет. Вот увидишь!
  Улыбка Итьера напоминала оскал крупного хищника, и Рикардо невольно поёжился. Он уже давно понял, что ссориться с этим человеком чревато. Ровно как и пытаться отговорить его от очередной безумной затеи. Впрочем, чаще всего даже самые безумные планы одноглазого воплощались безупречно. Может, и в этот раз стоило довериться старому знакомому. Особенно если тот пообещает поделиться эльфой. А потом пусть делает с ней, что хочет.
  Не то, чтоб Рикардо желал зла этой девчонке... Нет, совсем наоборот, он влюбился в эти уши как только их увидел. Но эльфа сначала оскорбила его своим бегством, а сегодня у городских ворот даже не узнала. Это было крайне обидно, ведь он-то вспоминал её все эти годы.
  Как выяснилось, не он один. И, пожалуй, у Итьера претензии к осторухой были гораздо серьёзнее.
  - Так что ты задумал? - нетерпеливо спросил Рикардо. - Выкупишь её у Муллена? Но эта зараза даже рабское клеймо как-то свела.
  - Нет-нет, никакого рабства. Она станет моей собственностью добровольно и по закону. Эх, жалко ты не видел сегодня её лица, когда мы столкнулись в ратуше.
  - Она удивилась?
  - Это мягко сказано! Смотрела на меня, как на приведение. Видишь ли, мы с младшим братцем были очень похожи. А она, насколько я понимаю, общалась с ним довольно тесно. А потом он умер у неё на руках. Слёзы, сопли, разбитое девичье сердце. Понимаешь, к чему я клоню?
  - Пока не совсем.
  - Я на ней женюсь! А потом 'случайно' обнаружу, что моя жена - ведьма. И вот тогда сделаю с ней всё, что захочу. И никто слова не скажет. Даже Муллен ей не поможет, ведь он сам точно так же поступил сколько-то лет назад.
  - О, - только и смог выдавить Рикардо.
  И подумал, что главный извращенец в этой комнате вовсе не он.
  Правда, при взгляде на дерзкую эльфу, щеголяющую в мужской одежде, мысли о разбитом девичьем сердце приходили в голову в последнюю очередь. Но если Итьер так считает... Что ж, ради таких ушей стоит рискнуть.
  
  

Глава 10. Ночь была душной

  
  Май в этом году, кажется, решил считать себя летним месяцем. Жара начиналась с рассветом, набирала силу к полудню и начинала спадать только с наступлением темноты.
  До той самой спасительной темноты было ещё долго, поэтому я невольно поймала себя на мысли, что вспоминаю об эльфийских подземельях с ноткой тоски. По крайней мере, там было прохладно!
  Когда мы подъезжали к лесу, я ещё тешила себя надеждой, что тень от деревьев хоть немного укроет нас от вездесущего солнца. И она действительно защищала от прямых лучей. Зато дарила замечательный эффект парилки: воздух под деревьями был тёплый, влажный и такой густой, что его, казалось, можно было резать на ломтики. Комарам и мошкаре такая атмосфера нравилась, а вот мне не очень. Да и лошадям тоже. Бедные животные то и дело фыркали, мотали головами и хлестали себя хвостами. У меня хвоста не было, приходилось отмахиваться руками.
  А Муллен всё ехал и ехал вперёд, и останавливаться в ближайшее время явно не собирался.
  - Может, в Пещеру заедем? - осторожно начала я.
  - Нет.
  Судя по категоричному тону Хозяина, дальше упрашивать было бесполезно, но я всё-таки попыталась:
  - Почему?
  - Потому что когда ты в последний раз поехала в Пещеру, то пропала на две недели.
  - Так ведь я не нарочно. Тем более, сейчас вы за мной присмотрите. И лошадям нужно передохнуть. А нам - перекусить.
  - Нет.
  Я украдкой вздохнула. Видимо, с магическими экспериментами придётся подождать до более благоприятного момента. Но молчать всю дорогу было скучно, поэтому я решила ещё немного потормошить Муллена:
  - А вы мотивы Посредника хорошо понимаете?
  - Что ты имеешь в виду? - мужчина чуть придержал коня, чтоб я могла поравняться с ним, а не задавать вопросы в затылок.
  - Вот смотрите, что он делает! Сначала нападения фальшивых эльфов, потом появление настоящих в нашем лесу, смерть Роледо, сваленная на его нотариуса, городские беспорядки и всякое такое. Думаю, для эльфов он тоже устраивал нечто подобное, но там виноватыми выходили, наоборот, люди. Смысл всего этого - перессорить две страны, так?
  - Видимо, да.
  - Тогда зачем он дал мне деньги?
  - Какие ещё деньги?
  - Те самые, которые я использовала как вступительный взнос для турнира Равных. Он предложил мне их за проигрыш в показательном турнире. Я ещё думала, что это Флай пытается так обеспечить себе победу. Но он был не причём. Так зачем?
  - Чтоб ты в следующий раз думала, прежде чем брать деньги у кого попало, - хмуро бросил Муллен, но довольно быстро сжалился и продолжил: - Ладно, давай разберёмся. Посредник сказал, что даст тебе деньги, если ты проиграешь академический турнир. Так?
  - Так. Но я же не собиралась проигрывать. То есть я не поддавалась Флаю, просто так случайно получилось. Но деньги он мне всё равно дал.
  - Погоди, не торопись. Просто следи за моей мыслью. Ты проигрываешь показательный турнир, получаешь за это деньги и тратишь их на участие в турнире Равных. Всё верно?
  - Да.
  - А если ты выигрываешь показательный турнир?
  - Тогда взнос за меня платит Академия, и я всё равно участвую в турнире Равных. Значит, ему нужно было моё участие в большом турнире? - сообразила я.
  - Похоже на то.
  - А зачем?
  - А зачем вообще участвуют в турнирах? Чтобы выиграть! Ты победила, взяла главный приз, и Посредник от тебя сразу же отстал. Значит, всё дело в награде, в том мече. Где он, кстати?
  - Где-то на перевале, - созналась я. - Потеряла, когда прорывались. Надеюсь, он вообще цел, а то там землетрясение же было.
  - Думаю, цел. Если верить слухам, то ему столько лет, что уже без разницы, землетрясением больше, землетрясением меньше... А теперь главное - почему этот меч, с точки зрения Посредника, должен был достаться именно тебе? Что в нём такого особенного? Есть идеи?
  Идеи у меня были, и много.
  Клинок обжигал всех, кто рисковал к нему прикоснуться, но для меня оставался просто тёплым. Ещё он таинственным образом нейтрализовывал действие антимагички. А крылья, которыми была украшена рукоять, могли исчезнуть с неё, но появиться у меня за спиной. Здоровенные такие, огненно-алые крылья.
  И главное - человек, убитый точно таким же мечом, каким-то образом воскрес. И, да, мечей было два. Два совершенно одинаковых, но при этом абсолютно разных меча.
  Из длинного списка фактов было сложно выбрать что-то одно, поэтому я просто ответила:
  - Потому что он мой. Сложно объяснить. Спишите всё на магию, ладно? Но я точно знаю, что этот меч - мой.
  - Ладно, - легко согласился Муллен. - Но Посреднику-то откуда было об этом знать?
  - Он нёс какую-то околесицу про судьбу, - припомнила я. - Такую, знаете... Очень многозначительную, но непонятную. И всё напирал на то, что это не его инициатива. Мол, на то он и посредник, чтоб чужие приказы выполнять.
  - Вот тут мы и подходим к главному! - Муллен воодушевлённо хлопнул себя по колену. Заодно комара прибил. - Чей был приказ?
  - Видимо, его госпожи. Той самой, которую он называет 'ланья'. То есть получается, что это или Арая, или Аллена.
  - На Араю не похоже, она же тебя убить хочет, а не вооружить. И если это от неё подарочек, то лучше бы тебе к этому мечу лишний раз не прикасаться. А если Аллена, то... да то же самое, наверное. На всякий случай. И, кстати, я бы поставил на Аллену. Тем более, что она была в академии во время турнира.
  - Но зачем ей это? Меч - пустяки, но война-то зачем?
  - Не знаю, эльфёныш, - Хозяин пожал плечами. - Я бы понял, если бы она лично мне мстила. Но месть всей стране - это слишком даже для неё.
  Звучало вполне логично, но почему-то образ Аллены у меня в голове плохо сочетался с логикой. Видимо, потому, что она была моей матерью, а сама себя я нормальной отнюдь не считала. Да и Тьяру с её сектами и некромантией было сложно назвать полностью адекватной, хотя она и старалась изображать приличного человека. И если наше сходство распростронялось не только на внешность, но и на характер, то от Аллены айр Муллен можно было ждать всё, что угодно.
  А что бы я сделала на её месте? Стала бы мстить мужу (возможно, любимому мужу), который попытался убить собственную жену, уличив её в ведьмовстве?
  Нет, вряд ли. Скорей, я попыталась бы сделать так, чтоб подобная ситуация больше не повторилась. Никогда, ни в одной из семей. А для этого надо просто вернуть магам официальный статус.
  Сначала я попыталась бы переубедить священников. Осторожно, исподтишка, чтоб саму не сожгли.
  Аллена несколько лет была инспектором инквизиции. Возможно, эта должность помогала ей иногда спасать магов от церкви. Потом их надо было переправить в безопасное место. Альсоро - слишком далеко, до эльфов ближе, да и затеряться там проще. Вот откуда столько наших магов, воюющих за остроухих. А воюют они потому, что у Аллены не получилось договориться с церковниками миром. Она убедилась в бесперспективности этой идеи и решила зайти с другой стороны. Действовать силовыми методами.
  - Она не мстит стране! - быстро проговорила я, боясь упустить собственную мысль. - Она спасает её. Как умеет - так и спасает. Пытается разрушить систему, убрать церковь, вернуть магию.
  - Совсем рехнулась, - пробормотал Муллен, не уточняя, кого он имеет в виду - меня или собственную жену.
  Но я знала, что он мне поверил. Поверил сразу же.
  
  Когда мы наконец-то выехали из леса, уже основательно стемнело, но дорога к перевалу была чётко видна в лунном свете. Хорошая расчищенная дорога, достаточно широкая, чтоб на ней разминулись две повозки.
  Муллен оглянулся на меня:
  - Насколько я понимаю, шли вы не здесь?
  Я приподнялась в седле, отыскивая знакомые элементы пейзажа. Темнота иногда сильно меняет очертания ориентиров, но сейчас она была мне только на руку - ведь эльфийский отряд тоже шёл через перевал ночью. И пара горных склонов на горизонте выглядела весьма знакомо.
  - Нам туда! - уверенно показала я. - Кано ещё говорил, что нужно свернуть к западу, чтоб не нарваться на какую-то крепость. Здесь есть гарнизон?
  - Да, и довольно большой. Можем даже переночевать там, если хочешь. Но я предпочёл бы добраться до перевала именно вашей тропой. Она длинная?
  - Не очень. Но вот лошади, боюсь, не пройдут.
  - Значит, бери с собой только то, что можно унести, и пойдём пешком. Надеюсь, тебе не нужен комплект из трёх платьев на каждый день?
  Я только фыркнула в ответ.
  Вся моя одежда осталась а академии, поэтому утром пришлось одолжить у Тьяры дорожный костюм. Естественно, со штанами. Платьев у меня вообще не было, и Хозяин прекрасно об этом знал.
  Так что путешествовала я налегке. И беспокоило меня совсем не то, что придётся тащить что-то с собой, а то, что придётся оставить здесь. Я уже начала привыкать к невысокой серой лошадка, и меня совсем не радовала перспектива оставить её на опушке, на съедение волкам и мошкам.
  - Да ничего с ней не случится, - отмахнулся Муллен, выслушав мои опасения за судьбу лошади.
  - Но мы же её бросим!
  - Мы бросим, другие подберут. Давай, вылезай из седла. А ты - из кустов.
  Последнее было обращено вроде бы никуда конкретно, но заросли дикой малины в ложбинке горного склона тихонько шевельнулись и наружу выбрались нечто. Если бы дело происходило в том мире, где я выросла, то я без сомнения назвала бы появившееся человека спецназовцем в засаде. Маскхалат 'Леший', веточки на шлеме, лицо, измазанное чёрным и зеленым... Разве что вместо винтовки из-за плеча торчит приклад арбалета, да грудь закрывает не бронежилет, а лёгкий кожаный доспех.
  Пока я с неприкрытым интересом разглядывала этого странного типа, пытаясь определить если не возраст, то хотя бы расу, незнакомец подошёл поближе и начал что-то негромко обсуждать с Мулленом. Как назло, именно в этот момент моя лошадь решила что-то громогласно профыркать мне в ухо, и весь короткий разговор я пропустила.
  А непонятный человек (конечно, человек! Не эльф же с нашей стороны границы мог в камуфляже по кустам ползать) подхватил под уздцы обеих лошадей и бодро зашагал в сторону гор. Я едва успела вещи свои подхватить. И запоздало поинтересовалась:
  - Что это сейчас было?
  - Разведчик из замка. Или ты думала, что подходы к перевалу вообще никак не охраняются?
  - Судя по тому, как мы легко прошли в прошлый раз, так оно и есть.
  - Вам просто повезло, - запротестовал Хозяин. - Или та тропа магически скрыта от людских глаз.
  - Или эльфы слишком хорошо знают все места, где могут сидеть наблюдатели.
  - Или. В любом случае, это повод лишний раз обсудить фортификацию перевала с местным командиром и Нермором.
  - А он-то тут причём? - ухватилась я за знакомую фамилию. Конечно, Сайон айр Нермор, как глава Восточного совета, был в стране вообще при всем. Но не согласовывать же с ним каждое место для наблюдения.
  - Как это причем? - удивился Муллен. - Это е его замок.
  Почему-то такое простое объяснение не приходило мне в голову. Хотя информация, наверняка, была общеизвестный. Да и если подумать головой: у представителя одной из древнейших семей Предонии наверняка были владения не только в столице, но и за её пределами. Дома, поля, охотничьи угодья и прочие штуки, привычные для местного средневекового менталитета. И если замок Мулленов располагался возле одного из перевалов Песьего Кряжа, то почему бы родовому гнезду Нерморов не находиться неподалёку от второго. Тем более, что в родословных обеих семей здорово наследили эльфы, а здесь до них было совсем недалеко.
  - Так что за лошадьми в крепости присмотрят, а мы на обратном пути их заберем.
  Я в ответ только кивнула. От разговоров о любом из Нерморов у меня в последнее время предсказуемо портилось настроение, а близость их замка только усиливала это ощущение.
  - Неужели тебе настолько не хочется идти пешком? - неверно истолковал хозяин мою грустную физиономии. - А ну, выше нос! Показывай ваши тайные эльфийские тропы.
  
  Если и был в Предонии человек, о котором рассказывали больше страшных историй, чем про Муллена, то это, несомненно, был Дамир Чёрный.
  Задолго до войны всю его семью вырезали эльфы, после чего мужик ожидаемо проникся к остроухим жгучей ненавистью и добровольно завербовался в армию. Проявил там себя личностью крайне неуживчивой, регулярно ругался с однополчанами и командирами и буквально на все имел свою точку зрения. При этом приказы исполнял безупречно, тут придираться было бесполезно. В итоге Дамира даже повысили, но при этом записали охранять один из горных перевалов - подальше от прежних сослуживцев, поближе к вожделенным эльфам. Там он неожиданно прижился, собрал вокруг себя пачку отборных головорезов с тёмным прошлым и затребовал для своего отряда разрешение носить отдельную форму - не красно-золотую, а красно-чёрную. В знак траура по погибшей родне. За это его Чёрным и прозвали.
  На этом более или менее официальная информация заканчивалась, и начинались слухи пополам с домыслами. Фигурировали там и ожерелье из эльфийских ушей, которое Дамир, якобы, носил не снимая, и особые испытания, которым подвергались все желающие вступить в его отряд. А еще говорили, что черная у него не только одежда, но и кожа, и что не берет его никакая магия.
  Не знаю уж, что там с магией, но никакого ожерелья из ушей у военного точно не было. По крайней мере, я подобного украшения не заметила. И кожа была вполне обычного для здешних мест цвета, не темнее моей. А короткие всколоченные волосы и вовсе были русыми пополам с сединой.
  И даже одежду его сложно было с чистой совестью назвать чёрной. Возможно, когда-то она такой и была, но сейчас Дамир был одет в серые от пыли штаны, обильно покрытые зелеными травяными разводами. А больше ничего на нём и не было, даже обуви.
  В общем, обычный мужик лет сорока. Единственное, что отличало его от остальных - это рост. Не меньше, чем у Кьяло, а то и побольше. Правда, в случае с Дамиром, к двухметровой высоте не прилагалось богатырской комплекции. Местный командир был худой, как жердь. И нависал надо мной, изогнувшись вопросительным знаком, сонный и хмурый.
  Наверное, если бы меня среди ночи выдернул из постели начальник внешней стражи, я бы тоже особой радости не испытала. Но хоть раз-то можно было улыбнуться. Или поздороваться, например.
  Но нет, вместо приветствия на меня уставились сверху вниз и уверенно заявили:
  - Ага, она.
  - Кто? - недоуменно переспросил Муллен.
  Он тоже был далек от приветливости, потому что мы только что прогулялись по эльфийской тропе, успешно избежав по пути всех наблюдательных пунктов. При этом вход на тропу и выход с неё действительно были закрыты чарами, и без моей помощи Хозяин вряд ли нашёл бы нужное место.
  Одного этого было достаточно, чтоб он начал всерьёз беспокоиться за безопасность перевала, но мне показалось мало. Поэтому я прикрыла нас заклинанием отвода глаз и провела Муллена прямо на Дамировскую территорию, мимо стражи. К чести караульных - они не спали, а деловито пялились в темноту: двое следили за эльфийской стороной, ещё один за нашей. Но толку-то от их бдения, когда в игру вступает магия. Не самая сильная, к слову.
  Единственным зданием на перевале был небольшой барак. Видимо, именно там и обитали те, кто не нёс караул. Я хотела честно постучать, но Хозяин вошёл во вкус и предложил продолжить диверсионную деятельность и провести эксперимент - насколько близко мы сможем подобраться к местному командиру.
  Дверь была приоткрыта, так что попасть внутрь не составило никакого труда.
  В бараке пахло табаком и перегаром, причём в такой концентрации, что я едва удержалась от кашля. Что же там творилось, если бы дверь была заперта! Но местных отсутствие кислорода, кажется, нисколько не смущало: они мирно спали на деревянных нарах, расположенных вдоль всех стен, кроме одной - на которой висела большая красочная карта обеих Предоний и окрестностей. Рядом стоял кособокий стол, залитый чернилами и свечным воском. Стульев не было. Лавок тоже. Зато нашлось несколько деревянных ящиков, заполненных бутылками: пустыми и полными вперемешку. Рядом грудой лежали сомнительной чистоты миски.
  Судя по всему, помещение совмещало в себе функции общей спальни, столовой и штаба. И ещё оружейной. Оружие здесь было везде - валялось возле нар и под ними, висело на стенах, стояло в углу, кокетливо выглядывало из-под соломенных тюфяков, заменявших матрасы и подушки.
  Муллен с улыбкой кивнул на одного из солдат. Тот спал в обнимку с тяжёлым двуручником, обнимая его нежно, словно невесту в первую брачную ночь.
  Сам Дамир подобной сентиментальностью не страдал, хотя кинжал под рукой держал. Причём без ножен.
  Хозяин попытался аккуратно отодвинуть его, не разбудив спящего, но мужчина внезапно открыл глаза и моментально сграбастал своё оружие, безошибочно направив его в нашу сторону. Дальше таиться смысла не было.
  Вот так и получилось, что разбудили Дамира не его люди, а начальник внешней стражи собственной персоной. Я тенью маячила за спиной Хозяина. Он строго-настрого велел мне вперёд него не лезть, в разговоры не встревать, уши прикрыть и вообще как можно меньше привлекать к себе внимание.
  С ушами не сложилось.
  Нет, я честно навесила на них необходимые чары, но когда Муллен разбудил командира перевала, общее заклинание отвода глаз пришлось снять, а маленькое, закрывавшее кончики ушей, слетело с ним за компанию. Поэтому первое, что увидел Дамир, открыв глаза, была столь ненавистная для него эльфийская физиономия.
  К счастью, сразу он убивать меня не стал. Сперва встал, широко зевнул, потянулся, а затем уже обратил внимание на мою скромную персону. И подтвердил очевидное:
  - Эльфа. Я ж говорил - девка. А они заладили: пацан, пацан. Только зря ты ей руки не связал. Сбежит ведь. Где поймал?
  Голос у Дамира был зычный, командирский. Если бы такой прямо сейчас гаркнул мне над ухом любую из строевых команд, я бы выполнила её не задумываясь. Вот и Муллен, услышав вопрос, честно ответил:
  - Дома. Сама пришла.
  - Что она там забыла?
  - Живёт она там.
  Дамир удивлённо выпучил глаза, но быстро спохватился и вернул лицу прежнее суровое выражение. Этой заминки Хозяину хватило, чтоб наконец-то прийти в себя и вспомнить, кто тут кем командует. Официально, конечно, никто и никем, но влияния у члена Восточного Совета в любом случае больше, чем у солдата с перевала.
  Прятаться за спиной Муллена смысла уже не было. Да он и сам вытолкал меня вперёд и гордо провозгласил:
  - Представляю тебе мою племянницу, Марготту, княжну айр Муллен. Выпускница Таинской академии. Внедрилась в эльфийский отряд, чтобы разведать обстановку в Ородриве. Приносит свои искренние извинения за то, что не могла препятствовать проходу эльфов через перевал, но того требовали обстоятельства.
  - Врёш-ш-шь, - немедленно среагировал Дамир, впиваясь в меня взглядом.
  Я отшатнулась. Сложно не отшатнуться, когда на тебя шипит человек, который эльфов не выносит. А вдруг откусит что-нибудь?
  Но дальше Дамир повёл себя вполне адекватно. Поизучал меня ещё немного, затем перевёл взгляд на Хозяина и уже нормальным голосом, без шипения, повторил:
  - Врёшь ты всё, Муллен. Не племянница.
  - Ладно, поймал, - покорно признал Хозяин. И, как мне показалось, слегка смутился. - Дочка. Только не говори никому.
  Особого смысла в этой просьбе я не видела. Большинство обитателей барака давно проснулись, разбуженные нашим разговором. Одни, убедившись, что никто чужой на их территорию не проник, тут же попытались заснуть обратно. Другие с любопытством разглядывали Муллена и меня. Самое странное, что я не замечала в их взглядах откровенной неприязни. Разве что те трое, которые нападали на меня с мечами, злобно зыркали из-под нахмуренных бровей.
  Некоторые лица и вовсе были знакомые. Например, похожий на эльфа блондин, который на турнире фехтовал с Вербой, а потом играл на флейте в 'Полной тарелке'. Поднапрягшись, я даже вспомнила, что его зовут Лайс. Вот, значит, куда он направился из Тангара.
  Мужчина заметил, что я обратила на него внимание, и приветливо кивнул. Этот жест неведомым образом вызвал цепную реакцию, и вскоре почти все бодрствующие улыбались мне, как старой знакомой.
  Даже огромный мужик, швырнувший в меня бочку, смотрел открыто и добродушно.
  Я прекрасно помнила боль от удара и падение со стены, но не могла заставить себя сердиться на этого человека. Он выполнял свою работу, охранял перевал. Видимо, остальные вояки, глядя на меня, думали о том же самом. Фраза 'внедрилась в эльфийский отряд' многое объясняла. В конце концов, главная обязанность разведчика - не вызывать подозрений. Вот я и не вызывала.
  Но стоять перед местными было всё равно неловко.
  Хозяину тоже. Но за то, что пришлось так внезапно признать наше с ним родство.
  - Другое дело, - самодовольно хмыкнул Дамир. - Ещё раз соврёшь - пожалеешь. А теперь выкладывай, за какими бесами припёрся посреди ночи, да ещё эту сдыхоть эльфячью притащил? И не тушуйся ты так, тут все свои. У меня от них тайн нет.
  И Муллен рассказал. Всё, по пунктам и без утайки. Про мой плен и мою же магию, про тайные эльфийские тропы и наши пробелы в обороне, про высокую вероятность нападения...
  Судя по всему, врать Дамиру было бесполезно. То ли врождённое чутьё у него было на это дело, то ли с годами натренировался, но мужик смело мог работать детектором лжи.
  Как позже объяснил Хозяин - именно за это его на перевал и выслали. Чтоб не портил жизнь вышестоящим чинам своей прямотой и принципиальностью. А нелюбовь к эльфам - это так, лишний повод.
  Зато к магии Дамир относился неожиданно спокойно. Не пугался, не морщился, не пытался тайком перекреститься. Я не удержалась и пощупала осторожно его ауру. И даже не удивилась, почувствовав лёгкий отклик. Нет, магом хозяин перевала не был, но определённым потенциалом обладал. Может, от какой-нибудь пробабки толика силы перепала, кто знает. Видимо, и умение распознавать ложь - оттуда же.
  Пока я размышляла, мужчины перебрались к карте. Увлечённо тыкали в неё пальцами, обсуждали маршруты передвижения войск и особенности фортификации, продумывали план обороны. Те из солдат, что решили не засыпать обратно, подобрались поближе, чтоб ничего не упустить. Я слушала вполуха, потому что большую часть всего этого мы с Хозяином успели обговорить ещё по пути.
  - Скукотища! - авторитетно заявил чемпион перевала по метанию бочек и, поманив меня за собой, вышел за дверь.
  Признаться, я этого гиганта слегка побаивалась. Вдруг решит довершить начатое и утопит меня в той же бочке. Или в какой-нибудь другой. Всё-таки эльфы в ту ночь троих его сослуживцев убили.
  Я на всякий случай покосилась на Муллена, но тот, увлечённый разговором, и не думал меня останавливать. В итоге победили любопытство и жажда свежего воздуха. Всё-таки два десятка немытых и не слишком трезвых мужиков, собранных в одном помещении - это не самый лучший источник кислорода.
  Ночь была душной, но по сравнению с тем, что творилось внутри барака, на улице было удивительно хорошо. Небо на востоке уже начало светлеть, и можно было без труда разглядеть вдали очертания замка.
  - Нермор, - подтвердил гигант мои мысли. Он ждал меня у дверей.
  Караульные покосились на меня с интересом, но так ни о чём и не спросили. Наверное, их уже успели ввести в курс дела: кто я, откуда взялась и что здесь забыла. Или сами подслушали.
  - Они там, небось, спят и в ус не дуют, - гигант всё ещё говорил про замок. - И едят нормально. А нам присылают то, что осталось. Огрызки какие-то. Несёшь, значит, службу, торчишь тут денно и нощно, как пробка в ж... в бутылке... А тебя не ценят. Ох, не ценят.
  - Сайон айр Нермор - хороший человек, - заступилась я за отца Флая. - Если вы ему скажите, что у вас с едой проблемы, то он обязательно разберётся.
  - Хороший-то он, может, и хороший. Но где он - и где мы. Он же тут годами не появляется, всё в делах, в заботах. Вот отец твой - он мужик стоящий. Никому не доверяет, всё сам делает. За это наш его и ценит. Другого уже прирезал бы за ту побудку, что вы тут устроили.
  - Извините, - потупилась я.
  На самом деле стыдно мне не было. Подумаешь: зашли, разбудили. Хотя профессиональная гордость охранников с перевала, наверное, от этого пострадала весьма существенно.
  - Да ладно, чего уж теперь. Я чего тебя позвал-то... Сам ведь извиниться хотел. Я ж не знал, что ты наша, да ещё и из академии. Не сильно зашиб тогда, бочкой-то?
  - Неа, - ответила я, машинально потирая затылок.
  - Врёш-ш-шь! - зашипел мужик, явно передразнивая своего командира. - Ну не сердись, а! Вот видят боги, мне потом так совестно было. Думал уже: убил мальчонку, а ему бы ещё жить да жить. Потом вроде как понял, что не убил и не мальчонку... Не обижайся, княжна, но уж больно ты на парня смахиваешь, особенно если издалека да спросонья. Немудрено и перепутать. Тебе годочков-то сколько?
  - Восемнадцать.
  - Вот я и говорю: жить да жить. Веришь, нет, но детей бить - нехорошо это. Пусть и эльфовских. Простишь, а?
  - Да чего прощать-то... Я и не сердилась. Работа такая, понятно же.
  - Ну и слава богам, - обрадовался здоровяк.
  - Не богам, а богу, - педантично поправил один из караульных. - Хоть при княжне бы постеснялся.
  - А чего мне стесняться! Я своей веры не стыжусь.
  - Поэтому тут и торчишь десятый год.
  - Поэтому и торчу, - охотно и даже как будто радостно согласился солдат. - Лучше тут, но живым, чем в столице, но жареным. Скажи-ка, княжна, как у вас там? Жгут ещё нашего брата-язычника?
  - Не знаю, - созналась я. - Я три года в Таине проторчала. Там не жгли вроде бы. А вы правда в прежних богов верите?
  До этого я местных язычников встречала всего один раз, и были они больше похожи на сектантов, причём свихнувшихся на магии. Гордо называли себя Орден поклонников Старых богов и творили чёрт знает что. Ну и ещё эльфы верили во что-то своё, но подробностей нам в академии не преподавали, она вообще была заведением предельно светским.
  Так что в вопросах местной религии я до сих пор плавала. А тут такая возможность для просвещения.
  - Я не только в старых, я во всех верю! - охотно рассказал гигант. - Никак в толк не возьму, с чего святоши решили, что если один сильный новый бог пришёл, то остальные сразу уйти должны. Они ж испокон веку в наших землях жили. С чего им уходить-то? И куда? Я так думаю, до сих пор гуляют где-то неподалёку да смеются над нами.
  - Прямо-таки сами гуляют? - поддел Лайс, опередив меня. Оказывается, он тоже вышел проветриться. Или просто за мной следил.
  - Сами, да не совсем. Бабка говорила... Она умная была, бабка моя. Настоящая ведьма. За то и сожгли, упокой Хранитель её косточки. Ну так вот, она говорила, что сами боги к нам не сходят, слишком велики они для нашего мира. Но дарят некоторым людям при рождении толику своей силы. И люди эти вроде ничем от других не отличаются, той же жизнью живут, только знают больше, да умения у них есть особые. И могут они богов слышать, волю их исполнять, да до них наши мольбы доносить. И числом их всегда четверо, как и богов. Как только один помрёт, так ему на смену сразу другой рождается.
  Рассказывал громила красиво. При этом не убеждал, не уговаривал окружающих разделить его веру, а словно легенду вслух зачитывал. Я и слушала как легенду, не особо примеряя на реальность. В богов я, честно говоря, не верила ни в каких: ни в старых, ни в новых, ни в этом мире, ни в каком другом.
  Но всё равно любопытно было послушать. Тем более что никто, похоже, не собирался немедленно писать в город кляузу на проклятых вероотступников. Здешним ребятам было совершенно наплевать, какой ты веры и владеешь ли магией. Да и на уши мои никто кроме самого Дамира косо не смотрел. Это было внезапно и непривычно, но крайне приятно.
  - А символ их прежде был точно такой, как священники новому богу нарисовали - крест, значит, - продолжал тем временем гигант. - Потому и четыре конца у него, что богов старых четверо. Первый - это Разящий, что заведует войнами, и искать его посланника надо там, где мечи звенят да кровь рекой. Есть также Музыкант, что за мирную жизнь отвечает, за семейный достаток да за сытный обед, рядом с его посланником нет места грусти и печали. Ещё Праматерь есть. Эльфы её Лесной матерью величают, но то неправда, не лесная она, а всеобщая. Без её ведома ни одно существо в мире не родится, и ведомы её посланнику многие тайны природы, ибо она есть воплощение самой жизни. А последний - это Хранитель. Он сторожит врата в царство мёртвых и в назначенный час провожает туда смертных. Раньше, говорят, не только провожал, но порой и выпроваживал. Редко, но бывало. Но давно уже о таком никто не слышал.
  - А его посланника как узнать? - заинтересовалась я. Есть боги или нет - не так уж и важно. А вот подробностей про местную загробную жизнь хотелось. Мало ли что...
  - Его посланника, говорят, сложнее всего найти. Таится он от людей. И то правда: сложно, небось, не таиться, если видишь, когда у кого жизнь оборвётся. Так и совсем затворником сделаться недолго.
  - Но если его найти, он может человека выпустить из царства мёртвых?
  Гигант задумался. Видимо, припоминал бабкины рассказы. Или тут же, на месте, их выдумывал.
  - Сам-то нет, пожалуй, не сможет. Бога своего спросит, это Хранителя, значит. А уж согласится тот или нет - как угадать? Но неужели ты, княжна, задумала кого с той стороны врат вернуть?
  - Нет, конечно, - поспешно отмахнулась я.
  - Ну и верно. Нечего такими глупостями голову забивать.
  - Сам же и забиваешь, - хмыкнул караульный. - Вы, княжна, ему не верьте. Если кто умер, лучше в храм сходите да помолитесь, а не байки чужие слушайте. Мало того, что враньё, так ещё и опасное.
  Ничего опасного я в истории о богах не видела. Разве что перспективу сгореть на костре, если инквизиция узнает про крамольные разговоры. Но для этого надо, чтоб кто-то ей рассказал. А воякам с перевала я почему-то верила.
  - Может, ещё что узнать хочешь? - прозорливо спросил здоровяк.
  - Ага. Зовут-то вас как?
  - Ты это выканье-то прекрати. У нас здесь по-простому, все свои.
  - Да вроде неловко как-то.
  - Чего же тут неловкого, если я сам предложил? А если хочешь этих ваших дворянских вежливых расшаркиваний да правил приличия, так ты и по происхождению старше меня, и по званию. У меня-то ни того не другого вовсе нет. Да и имени, считай, не осталось. Здесь Тихоней кличут, и ты так зови. Договорились?
  Я кивнула. Тихоня - так Тихоня. Интересно, кто его так прозвал-то? И за что? Уж тихим-то громила точно не был. Да и слишком громким тоже. Большим он был. Возвышался, как скала, а при разговоре приходилось настолько задирать голову, что у меня начала уставать шея.
  - А скажите, после того, как мы тут с эльфами прошли, вы меч случайно не находили? Где-то там, - я кивнула в сторону ворот.
  - Да нам как-то не до чужих мечей было, свои бы не потерять. Как горы затряслись - тут всё ходуном ходило. Думали, до рассвета не доживём. Но нет, пронесло. В лагерь разве что мелкие камушки попадали, а вот с эльфийской стороны... Да чего описывать, лучше сама глянь.
  И я глянула.
  Ворота ради меня, конечно, отпирать никто не стал. Пришлось вскарабкаться по стене и разглядывать пейзаж оттуда. А он заметно изменился. Раньше здесь была ровная и широкая дорога. Сейчас же почти всё пространство за стеной было завалено булыжниками разных размеров. Кое-где между ними змеились трещины. Самая глубокая проходила как-раз в том месте, откуда Хейнар творил свое суровое заклинание. Меч должен был остаться неподалёку. Только бы никуда не провалился...
  - Ваша работа? - спросил всё тот же разговорчивый караульный. В отличие от Тихони, он высокородной княжне айр Муллен 'тыкать' не спешил.
  - Нет, один из эльфов постарался. Я так не умею. И что вы теперь делать будете?
  - Да пока вроде наш сказал не трогать. Если б до войны дело было, то уже всё расчистили бы, а сейчас... чего стараться-то? Видать, сама природа нам решила дополнительную стенку поставить.
  На стенку завал, конечно, не тянул, но застопорить проход чужих войск вполне мог. Да и беззвучно прокрасться ночью по таким валунам было вряд ли возможно. Зато ногу в темноте сломать - раз плюнуть.
  А ведь если хочу свой меч обратно, то мне придётся туда залезть. Не думаю, что Дамир отправит своих людей искать оружие, потерянное какой-то остроухой девчонкой. Пусть даже эта девчонка - дочка 'стоящего мужика' Муллена.
  - Марго, где ты там? - гаркнул из барака 'стоящий мужик', словно почуяв, что я о нём думаю.
  Я торопливо спрыгнула со стены во двор. Ровно в тот момент, когда туда же вышел Хозяин в сопровождении Дамира и ещё нескольких солдат.
  - Ну, как тебе здесь? - осторожно начал Муллен.
  - А что? - напряглась я.
  Вопрос был явно с подвохом. Хозяин крайне редко интересовался моим мнением. Даже в Академию запихнул, не спросив согласия, просто перед фактом поставил. Что уж говорить о каком-то перевале.
  - Да мы тут с господином Дамиром проанализировали возможное развитие событий...
  На 'господина' местные дружно заухмылялись. Сам же Дамир скорчил презрительную рожу, по которой окружающие сами могли догадаться, что он думает обо всех этих сословных вежливостях. Я зевнула. Не специально, просто недосып решил проявить себя именно в этот момент. Не зажимать же себе рот обеими руками, в самом-то деле. Вроде не на светском приёме.
  Муллен вздохнул, поскрёб заросший щетиной подбородок и предпринял вторую попытку:
  - Значит, так, Марго. С этого дня поступаешь в распоряжение Дамира. Будешь ползать по окрестным скалам и искать всякую магию.
  - В смысле, остаточные следы? Или источники невиданной силы? А то за последним - это вам в Пещеру.
  - Нет, источники не надо. Следы, или знаки какие-нибудь. Скрытые от людских глаз тропы. В общем, всё, что тебе покажется подозрительным. Ищешь, отмечаешь на карте, докладываешь, ищешь дальше.
  - А с найденными что делать?
  Хозяин с Дамиром переглянулись. Такой простой вопрос им, кажется, в голову не приходил.
  - А что можно? - уточнил мой новый командир.
  - Если заклинания найду, то их можно снять. Или хотя бы попробовать снять, - уточнила я, вспомнив про свою сомнительную магическую квалификацию. - Можно оставить как есть, но перенастроить. Например, изначально закрыта тропа от людей, а открыта для эльфов, а я векторы меняю - и получается наоборот. Или не получается, это уж как пойдёт.
  - Сначала доложить, потом по обстоятельствам, - решил Дамир.
  - Ладно, - согласилась я. Всё равно же собиралась меч искать. Заодно и в магическом поиске попрактикуюсь. У Ксанки бы, наверное, лучше получилось, но кто ж виноват, что она там с Тьярой антимагичку на молекулы разбирает.
  Муллен явно обрадовался моей покладистости:
  - Тогда удачи. А я пошёл. Ещё в замок за лошадьми заскочить надо, прежде чем домой возвращаться.
  И тут до меня наконец-то дошло...
  - Так вы меня тут бросаете, что ли?
  - Нет, почему сразу бросаю? Оставляю... на время...
  - На какое именно время? - не отставала я.
  - От обстоятельств зависит. Может, через неделю вернусь. Может, чуть позже. Сама только без разрешения никуда отсюда не сбегай, а то знаю я тебя. Покинешь пост - под трибунал отправлю!
  - То есть я должна тут жить, что ли? - Я выразительно посмотрела на барак.
  - А что не так? - Дамир, кажется, ничего необычного в происходящем не видел. - Мы даже крышу починили недавно. Теперь не протекает почти.
  У меня аж дар речи пропал.
  Да, я могла без проблем питаться неведомой фигнёй неаппетитного вида, и даже умела сама эту фигню сготовить. Да, я спокойно спала в эльфийской землянке или в эльфийском же подземелье, и меня не выводили из равновесия походный быт и типично-средневековая антисанитария. И три десятка полуграмотных мужиков в качестве компании практически не смущали. Если по отдельности. Но не всё это вместе!
  - Тут даже туалета нет! - высказала я первое, что оформилось в членораздельную фразу. - И шоколада!
  С шоколадом в этом мире вообще было туго. Местный аналог какао выращивали далеко на юге, привозили редко и ценили очень дорого. В богатых домах это лакомство ещё можно было встретить, а вот многие люди рангом пониже его и в глаза не видели.
  В стандартное меню академии шоколад, понятное дело, не входил, но Флай несколько раз доставал его откуда-то, чтоб сделать мне приятное. Знал, зараза, чем подкупить.
  Правда, ели драгоценные конфеты мы всё равно на троих - не оставлять же Кьяло без сладкого. А в последнее время ещё и с Риссой делиться приходилось.
  - Хорошо, когда вернусь, привезу тебе шоколад, - радостно ухватился за идею Хозяин.
  - Не надо, - отмахнулась я. - Растает же по дороге. Лучше пусть дома лежит. Или Ксанке скормите, она его тоже любит. Может, хоть после этого бояться вас перестанет.
  - Так... - не слишком осмысленно пробормотал Муллен, вглядываясь в моё лицо.
  Уж не знаю, что он там нашёл такого интересного, но после непродолжительного осмотра взял меня за руку и потащил за барак, подальше от людских глаз.
  И уже там устроил допрос. Мягкий такой, без пристрастия.
  - Марго, сделай милость, объясни, на что ты обижаешься?
  - Я не обижаюсь! - заявила я, и только тогда сообразила, как обиженно это звучит со стороны.
  - Тогда в чём дело? Извини, но я в жизни не поверю, что тебя отсутствие шоколада смущает. А уборная тут, кстати, есть. Вон, висит.
  Я обернулась в указанном направлении. Лагерь Дамира был удачно втиснут в узкий прогал между двумя горными склонами. Вот на одном из этих склонов и располагался кособокий деревянный туалет. Нет, он там не стоял. И даже, вопреки словам Хозяина, не висел. Скорее, лепился прямо к скале, как кособокое ласточкино гнездо, возвышаясь над крышей барака на добрых пять метров.
  Судя по тому, как густо поросла травой тропинка, ведущая к этому шедевру архитектуры, пользовались им крайне редко. Если вообще пользовались.
   Хотя вид оттуда, наверное, открывался прекрасный. И на эльфийские земли, и на наши. И на замок Нермор во всей его красе.
  - Насколько я тебя знаю... А я знаю тебя достаточно хорошо, уж поверь мне на слово... Так вот, ты сейчас должна бы прыгать от радости, что тебе официально разрешили перевернуть вверх дном все окрестности и поупражняться в фехтовании с незнакомыми противниками. Характер у Дамира, конечно, не сахар, и спать до обеда он тебе не даст, но и в платьях ходить не заставит. И инквизиция сюда вряд ли доберётся. И война ещё нескоро докатится. В чём проблема-то?
  Я уже почти решилась вывалить на Хозяина весь свой список претензий, но в последний момент передумала и решила сказать правду. То, что на самом деле беспокоило меня гораздо сильнее плохой еды и общей антисанитарии:
  - Просто вы меня опять отсылаете. Когда я была в плену, я думала, что вы будете за меня волноваться. И сама за вас беспокоилась. Но не успела вернуться, как вы сразу же запихали меня сюда - и сбегаете. И в академию так же до этого запихали - и сбежали. Если я вам мешаюсь, то скажите уже это открытым текстом!
  - Я сбегаю? - оторопел Муллен. - Да я, чтоб ты знала, никогда ещё не бегал!
  - Даже на соревнованиях в академии?
  - Не ёрничай! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду!
  - Вот именно, - ухватилась за фразу я. - Я всегда понимаю, что вы имеете в виду. И сейчас понимаю, что просто мешаюсь вам, путаюсь под ногами. Да, я не люблю платья и притягиваю неприятности, и у меня эльфийские уши, и я упустила Посредника... Это всё - достаточный повод для того, чтоб снова отправить меня подальше. Это ведь гораздо проще, чем признать уже перед всеми, что я ваша дочь!
  - Дура ты, а не дочь! - вспылил мужчина. - И истеричка, вся в мать!
  - Она мне не мать! - буркнула я. И добавила в порыве злости: - Да и вы мне не отец!
  Внешне почти ничего не изменилось: Муллен относился к той редкой категории людей, которые умеют злиться благородно, не брызжут слюной, не покрываются красными пятнами, даже кулаками не трясут. Ничего не изменилось, но я почувствовала, что Хозяин доведён до белого каления.
  Он даже говорить ничего не стал, просто развернулся и зашагал к выходу из лагеря. Дамир проводил его сочувствующим взглядом. Конечно, он всё слышал. Все слышали, мы же не шёпотом ругались.
  Ну и что!
  Мне даже стыдно не было. Первые пять минут.
  Но почему-то я всё равно неотрывно смотрела, как мужчина размашисто шагает по направлению к замку.
  Что ещё мне крайне не нравилось на перевале - так это родовое гнездо Нерморов под боком. Хотя, с другой стороны, Итьер-то всё равно остался в столице. А сам замок мне ничего плохого не сделает. Разве что на горизонте помаячит.
  
  * * *
  
  Ночь была душной.
  Ксанка ворочалась в постели, пытаясь если не заснуть, то хотя бы задремать. Но одновременно с этим панически боялась закрыть глаза.
  Память вернулась, а вместе с ней вернулись и страхи.
  Днём было ещё ничего, девушка вполне успешно изображала прежнюю себя, улыбалась, шутила. А ночью зажигала в комнате все свечи и мечтала, чтоб поскорее наступил рассвет. Но ускорить течение времени было невозможно, минуты тянулись одна за другой, складываясь в ещё более длинные часы ужаса и одиночества. Ночь казалась бесконечной.
  У Ксанки было несколько лет свободы: без лишних мыслей, без страхов, без тоски по дому. Несколько лет счастливой жизни в облике деревенской девчонки Исты. Случались, конечно, и неприятности, как же без них. Бабка ругалась за неправильно сготовленное зелье, куры удирали со двора через неплотно закрытую калитку, солнцем пересушивало драгоценные целебные травы... Всякое, в общем, бывало. И люди смотрели косо, сторонились ведьму. Сторонились - но не трогали. Пока ещё не трогали. Жители Серого Лога были довольно терпеливыми. В отличие от тех, первых...
  Первым оказалось достаточно одного-единственного проявления магии, чтоб принять решение. А Ксанке тогда не хватило буквально пары секунд, чтоб навсегда исчезнуть из этого мира.
  Первые... Первые люди, встреченные девушкой в этом мире. Сначала она называла их так, потому что верила - будут другие, вторые или третьи, культурные и образованные, которые помогут юной магичке вернуться домой. Но надежда с каждым днём таяла, а название оставалось.
  Хотя, если смотреть на вещи объективно, с высоты полученного за последние годы опыта - не так плохо всё и складывалось. Могло быть намного хуже.
  Началось, конечно, страшновато: с кладбища.
  Нет, не с того кладбища, на котором их с Марго запихали в пентаграмму и чуть не сожгли. Тогда и страха-то толком не было, только чувство бредовости происходящего. Как будто это шутка, дурацкий розыгрыш однокурсников, друзей, или даже Витька, решившего отвадить сохнущую по нему девчонку.
  Слишком быстро всё случилось, слишком спонтанно.
  Нестабильная пентаграмма, перемещение... и, словно в продолжение глупой шутки, ещё одно кладбище, уже местное. Рыхлая земля, кресты, надгробные камни - и рыдающая на свежей могиле женщина.
  Увидев Ксанку, женщина не испугалась, даже не отшатнулась. Наоборот, вскочила со своего места, забыв отряхнуть испачканные землёй колени, схватила девушку за руку и потащила за собой, быстро тараторя на незнакомом языке.
  Ксанка не сопротивлялась, она и сообразить-то толком ничего не успела. Активированная с помощью её крови пентаграмма выпила из девушки все силы, так что после перемещения она даже идти нормально не могла, постоянно запиналась. А мыслительный процесс казался чем-то безумно сложным, временно недоступным. Да и не слишком нужным. Всё происходящее воспринималось отстранённо, как во сне. Наверное, это и был сон.
  Кладбище располагалось на окраине посёлка. Именно там, в посёлке, жила подобравшая Ксанку женщина. Была она женой местного старосты, поэтому дом, куда привели девушку, был самый большой во всей деревне. Впрочем, Ксанка тогда этого не знала, поэтому жилище показалось ей маленьким, тёмным и душным. Ещё душнее стало, когда встречать гостью высыпали все домочадцы, а было их немало: сам староста, его брат, жена брата, четверо их детей, двое маленьких внуков неопределённого пола, собака, кошка и ящик с цыплятами. Цыплята пищали, малыши галдели, взрослые размахивали руками и перебивали друг друга, собака путалась под ногами, кошка под шумок подбиралась к ящику, чтобы выхватить оттуда особо привлекательного птенца. А посреди этой какофонии стояла Ксанка, и мысль у неё была только одна - как бы в обморок не упасть.
  Обошлось.
  Женщина наконец-то договорилась о чём-то с родственниками, разогнала всех спать, а Ксанку увела в другую комнату, усадила на лавку, сунула в руки кружку с парным молоком, присела рядом и принялась деревянным гребнем вычёсывать ксанкины волосы, что-то негромко при этом напевая. Иногда она прерывала пение, чтоб задать очередной вопрос, но девушка не реагировала. Ведь во сне не обязательно отвечать, особенно если спрашивают на незнакомом языке.
  На улице грохотал гром, дождь барабанил по крыше, гребень легко скользил по волосам, молоко в кружке остывало, и очень хотелось спать.
  
  В доме доброй женщины Ксанка пробыла около недели.
  Этого времени хватило для того, чтоб понять - женщина была не только добрая, но и сумасшедшая. Не буйная, не психопатка, просто слегка не в своём уме. И стала она такой не слишком давно.
  До этого они прожили с мужем лет двадцать, причём душа в душу. Разве что детей завести никак не получалось. Все уже считали, что и не получится, но тут Лия (так её звали) наконец-то забеременела и благополучно родила девочку. Пополнение в доме старосты праздновали всем селом, родители в малютке души не чаяли, но счастье было недолгим. Через год девочка умерла.
  При средневековом уровне медицины такое случалось чаще, чем хотелось бы, так что никто особо не удивился. Староста погоревал немного, а потом смирился и отвлёкся домашними хлопотами. А у Лии отвлечься не получалось. Каждый день ходила она на кладбище, на могилу дочери, и просила там всех богов, и старых и новых, чтоб вернули её ребёнка.
  Боги, понятное дело, на зов не отвечали. Год не отвечали, другой...
  Но однажды прямо перед глазами молящейся женщины возникла Ксанка. В не слишком здоровом мозгу Лии что-то щёлкнуло, и она сочла незнакомую девушку своей воскресшей дочерью. И разница в возрасте её нисколько не смущала.
  Остальные члены семьи на 'дар свыше' смотрели настороженно, но особо не вмешивались. В волшебное появление они не верили, с тихим сумасшествием своей родственницы давно смирились, а подобранная на кладбище девица была, похоже, тоже немного не в себе, да ещё и предонского языка не понимала. Но вела себя смирно, улыбалась, смотрела грустно и растерянно. Не выгонять же приблуду. Дом большой, места хватает, год был урожайный - авось не объест. А там, глядишь, и сама куда-нибудь уйдёт.
  Но уйти у Ксанки не получилось.
  Однажды ночью она почувствовала, как тянется к ней тонкая ниточка из родного мира. Выбежала на крыльцо, на воздух - почему-то ей казалось, что без крыши над головой будет проще, хотя что значит для мощного межмирового поиска какая-то крыша.
  И вот она уже ухватилась за эту ниточку и даже начала перемещаться в пространстве, ничего не замечая вокруг себя... Но тут Лия проснулась, выскочила из дома и увидела, как её драгоценная 'доченька' растворяется в ночном воздухе.
  Второй раз терять ребёнка женщина не собиралась. Её дочь должна была остаться дома, любой ценой. Наверное, можно было попытаться ухватить исчезающую девушку за руку или за край длинной ночнушки, но Лия почему-то твёрдо знала - это не поможет. Поэтому она схватила лежащее на крыльце поленце - и двинула Ксанку по затылку.
  Нить, натянутая от сознания к сознанию, тут же оборвалась. Девушка кубарем скатилась с крыльца. Правда, она почти сразу пришла в себя, причём окончательно. Словно очнулась от дурацкого сна. Или поняла, наконец, что это не сон. Это реальность, и в ней надо вертеться и выживать, а не сидеть смирно на лавке, дожидаясь, пока тебе подадут кружку с парным молоком.
  Но, как для любой магички, 'жить' для Ксанки означало в первую очередь 'колдовать'. Обнаружив, что на неё несётся Лия, всё ещё не выпустившая из рук полено, девушка просто взмахнула рукой, и женщину порывом магического ветра впечатало в стену дома. Не сильно, даже бережно. Но для любопытных соседей, подглядывающих в окна, этого хватило.
  Спустя всего несколько минут на Ксанку уже набросился разбуженный односельчанами люд. Бежать было некуда, сопротивляться - бесполезно. Их было много, слишком много, и наступали они с разных сторон. А в первых рядах ощерившихся вилами и косами деревенщин шли староста и жена его, Лия, готовые испепелить 'доченьку', оказавшуюся не божьим подарком, а дьявольским отродьем.
  Но прежде, чем жечь проклятую ведьму, следовало сперва проучить её. Связать покрепче, заткнуть рот, да избить, чем придётся: дубьём или ногами.
  Первые удары были резкими и болезненными, но очень скоро чувствительность странным образом притупилась. Теперь болело всё тело, но кричать уже не хотелось. Или просто сил не осталось.
  С каждым ударом Ксанка удивлялась, почему она до сих пор в сознании, но очень быстро списала происходящее на шутку мироздания. Был в этом какой-то особый извращённый юмор: неделю провести в тепле и сытости, но на грани безумия, а потом наконец-то прийти в себя и не суметь отключиться, когда тебя методично бьют. И, главное, за что? За один случайно вырвавшийся порыв ветра?
  Это было до слёз обидно.
  Но ещё обиднее было то, что заправляла толпой экзекуторов та, которая до этого расчёсывала тебе волосы и увивала косу атласными лентами. И её удары были больнее всего.
  Ксанка не сразу поняла, что удары стихли, а толпа расступилась. Сквозь толпу деревенщин пробился всадник. Был он явно не из местных: статный, красивый мужчина в дорогом камзоле из зелёного бархата. Девушка сама не знала, как ухитрилась так внимательно рассмотреть его и запомнить. Но успела. И даже подумала отрешённо, что если бы он сейчас её спас, то она бы в него, пожалуй, влюбилась.
  Мужчина резко спросил, что здесь происходит.
  Спросил, разумеется, на местном языке, но угадать смысл было несложно.
  'Ведьму поймали', - ответили местные. Это слово Ксанка уже успела освоить. Ведьма. Сорсьер.
  Мужчина даже спешиваться не стал. Присмотрелся повнимательнее к лицу Ксанки, убеждаясь, что девушка ему не знакома, а потом бросил в толпу что-то типа: 'Хорошо, продолжайте', - и уехал по своим делам.
  Обида захлестнула Ксанку с новой силой.
  Ведь местные слушались этого человека, кланялись ему. И если бы он велел прекратить - прекратили бы в тот же миг.
  Он мог спасти её - этот статный, красивый всадник. Мог, но не спас, потому что ему не было никакого дела до проклятой ведьмы. И Ксанка ненавидела его, проклинала его, желала, чтоб он испытал то же самое, что и она, только стократ сильнее. И чтоб она могла прекратить его муки - но не стала бы, прошла мимо.
  Правда, для исполнения проклятия ей надо было пережить эту ночь. А для этого требовалось чудо.
  И чудо произошло.
  Не успели местные разразиться новой партией ударов, как в небе загрохотало, чёрные грозовые тучи закрыли луну и звёзды. Сумасшедший порыв ветра сшиб с ног людей, вырвал с корнем несколько молодых деревьев. С крыш полетела черепица. Со стороны леса раздался дикий волчий вой.
  Те из деревенщин, что не упали от ветра, попадали на колени сами, вопя и трясясь от страха. Потому что из туч вылетела ведьма. В этот раз - самая настоящая. И, судя по силе - Верховная.
  Древняя старуха кругами носилась над деревней, восседая на здоровенной сучковатой коряге, и сыпала во все стороны молниями и проклятиями. Убедившись, что местные окончательно оцепенели от ужаса, она метнулась к земле, легко подхватила Ксанку и взгромоздила её на свою корягу.
  Дальнейшее девушка помнила смутно, потому что всё-таки отключилась.
  А в себя пришла в огороде бабушки Аики.
  Бабушка Аика была водяной магичкой, деревенской знахаркой. Местную Верховную лично не знала, и понятия не имела, за та преподнесла ей подарочек. Но Ксанку исправно лечила, а попутно учила языку и премудростям сельской жизни. А ещё успокаивала по ночам, когда девушка кричала от ужаса, всё глубже увязая в кошмарах.
  Ксанка не знала даже названия села, где жили те, первые. И по имени никого, кроме Лии, не знала. Но они приходили к ней в сны, хватали руками, опутывали верёвками, били и смеялись. А потом, под конец кошмара, приезжала всадник, красивый и статный - и девушка просыпалась в холодном поту, сама не своя от ужаса.
  Память не давала покоя.
  Память требовалось уничтожить, пока она не уничтожила саму Ксанку.
  И однажды, дождавшись, пока бабушка Аика уйдёт в лес за целебными травами, Ксанка села перед зеркалом и торопливо начала читать нужное заклинание.
  
  

Глава 11. Миллион алых роз

  
  На третий день пребывания на перевале я нашла возле своей палатки розу.
  В палатку я перебралась накануне, исключительно с целью самосохранения. В принципе, в бараке тоже можно было жить. Но ценой неимоверных усилий.
  Каждый вечер стражи перевала, наплевав на все должностные инструкции, упивались какой-то местной бормотухой, которую сами же и гнали. Я побоялась спрашивать, из чего. Судя по запаху - из тухлой рыбы и несвежих портянок. Нет, те, кому ночью предстояло стоять в карауле, не пили. Но в общем веселье принимали самое непосредственное участие, поэтому к отбою нанюхивались настолько, что от выпивавших коллег ничем уже не отличались.
  А Дамир, кажется, вообще не просыхал. Причём спорить с ним по этому поводу было бесполезно. Я один раз попыталась: не спорить даже, а робко намекнуть, чтоб хоть перед дежурством пил поменьше.
  Командир размашистым жестом отставил в сторону кружку, выпрямился во весь свой немалый рост, а затем сложился под прямым углом, нагнувшись ко мне.
  - Думаешь, я пью, потому что мне нравится? - рыкнул он.
  Я пожала плечами. Логика подсказывала, что если бы не нравилось, не пил бы. Но внутренний голос велел молчать и со всем соглашаться. Этот самый голос иногда говорил вещи не совсем приятные, но правильные, поэтому я предпочитала слушаться.
  - А вот и нет! - продолжал Дамир. - Я пью, чтоб им меньше досталось. Они же не успокоятся, пока бочонок не прикончат. Вот я и помогаю. Быстрее закончат - быстрее спать лягут. Они же мои люди, я должен о них заботиться!
  Перед таким доводом моя логика спасовала. Может, доля здравого смысла в нём и водилась, но пьяного пафоса было гораздо больше. Но переубеждать командира было всё равно бесполезно.
  Оставалось надеяться, что если эльфы захотят напасть на перевал, то отложат своё появление хотя бы до обеда. К обеду местный гарнизон обычно начинал ходить на двух ногах и говорить членораздельно.
  Мне очень не хотелось становиться невольным участником этих алкогольных баталий, поэтому на следующий день я отправилась выпрашивать у Дамира отрез ткани для тента. Командир к моей идее отнёсся на удивление благосклонно, но ткань не дал. Вместо этого внезапно извлёк из-под стола видавшую виды палатку и свёрнутое в рулончик одеяло.
  Одеяло было самым обычным, шерстяным и колючим, а вот палатка поразила меня до глубины души. Потому что она тоже была обычной. Классическая такая брезентовая двухместка, тяжеленная, неудобная, с оборванными растяжками и без колышков. У нас дома такая лежала в кладовке. Мама постоянно порывалась её выкинуть, но папа уговаривал оставить, а вдруг понадобится. Как по мне, понадобиться это чудо могло разве что музею, готовящему экспозицию о нелёгких буднях советских туристов, но годы шли, а палатка продолжала ждать своего звёздного часа.
  - Откуда у вас эта... штука? - спросила я, с любопытством ощупывая иномирский артефакт.
  - Да пили с одним типом, он и подарил. Сказал, вдруг пригодится. Я его и в лицо-то уже не помню, а подарком, бывало, пользовался. Только мне оно неудобно, коротковато, ноги не помещаются. А тебе в самый раз будет.
  Мне палатка была не просто 'в самый раз', там и ещё три таких же Марготты поместилось бы без особых хлопот, поэтому я с энтузиазмом кинулась обустраивать своё новое жилище. И ночью смогла наконец-то выспаться в тишине, покое и на свежем воздухе.
  А утром выползла наружу, умылась, поболтала с караульными, полюбовалась на окрестные виды, вернулась в палатку за своей миской - и уткнулась взглядом в огромную алую розу на длинном шипастом стебле.
  Я недоверчиво потрогала цветок носком сапога, потом всё-таки подняла и повертела в руках. Выглядел он уже основательно подвявшим: видимо, срезали ещё вчера, а о воде не позаботились. Сколько он провалялся возле палатки, оставалось только гадать.
  Караульные уже сдали смену и завалились спать, но я распинала всех троих и призвала к ответу. Точнее, попыталась. Мужики явно знали, от кого мне привалило такое счастье, многозначительно хмыкали и переглядывались, но откровенничать не желали. Желали они спать, причём весьма недвусмысленно.
  - Вот подмешаю вам в кашу зелье правды! - пустила я в ход самую страшную угрозу, какую смогла придумать.
  - А где ты его возьмёшь? - резонно спросил Тихоня (он был один из тех, кто стоял ночью в карауле). После чего перевернулся на другой бок и немедленно захрапел. Нары жалобно поскрипывали в такт его дыханию.
  
  На следующее утро роз было уже две.
  Ещё через день - три. Причём вылезая из палатки, я нечаянно опёрлась о стебли, и потом целый час выколупывала из ладони обломившиеся шипы и зализывала ранки. После этого шутка перестала казаться смешной. Я носилась по перевалу, потрясая букетом, и требовала возмездия. Солдаты отшучивались или отмалчивались в зависимости от характера и настроения, но тайну хранили крепко.
  Я прислушивалась к чужим разговорам, вглядывалась в лица, пыталась строить сложные гипотезы - но логика пасовала. Подозреваемых было тридцать человек - и никого конкретного.
  Все обитатели перевала были основательно старше меня, большинству из них я годилась в дочери. Примерно так они ко мне и относились: покровительственно, почти по-родственному. Глазки никто не строил, сальных шуточек не отпускал, за задницу не щипал. Или Муллен оставил по этому поводу чёткие распоряжения, или у мужиков прорезался инстинкт самосохранения. А может, и то, и другое.
  Но ежеутренние розы явно подразумевали какую-то романтическую цель. Или нет?
  Отчаявшись вычислить цветочника, я решила устроить засаду. Прятаться в кусты, конечно, не стала. Просто спать не пошла. Всю ночь бродила по территории, приставала к караульным с глупыми вопросами, утащила из барака свечку и письменные принадлежности и, устроившись прямо на камнях, возобновила свои дневниковые записи. Благо, мыслей и событий скопилось более чем достаточно.
  Отлучилась я только один раз - до висевшего на склоне горы деревянного строения.
  А когда вернулась - возле палатки лежали четыре розы.
  Караульные неприкрыто ржали. Я чертыхнулась и ушла к себе, надеясь, что к утру роз не станет больше.
  Не стало. Зато меня посетило гениальное озарение: в горах цветы не растут. По крайней мере, на нашем перевале. Здесь из культурных растений вообще ничего кроме укропа не было, да и тот использовался не как приправа, а как закуска.
  А цветы, да ещё такие здоровенные, могли попасть сюда только извне.
  Солдаты с перевала не отлучались, я бы заметила. Зато раз в несколько дней приходила подвода из замка: с едой и свежими новостями. Иногда новости прибывали и чаще, с мальчишкой-посыльным. Мог ли он таскать заодно и розы? Да запросто!
  Отоспавшись после ночного бдения, я объявила охоту на засланцев из замка. Ждать пришлось недолго, мальчишка прибежал уже к вечеру, притащил какую-то важную записку для Дамира. Обратно он надеялся успеть до темноты, поэтому очень торопился, но я всё-таки перехватила его на выходе.
  Спустя несколько минут я знала всё: что зовут его Люс, он сын кухарки из замка, знает, как написать своё имя, ему десять лет и за эту длинную и богатую на события жизнь он аж три раза видел господина Сайона айр Нермора, причём один раз - вблизи. Только вот про розы он ничего не знал.
  Да, конечно, в Нерморе они росли, несколько кустов во внутреннем дворе и ещё сколько-то в горшках по всему замку, для красоты. Сорвать мог кто угодно, принести на перевал - тоже.
  - Значит так, - начала я, выслушав сбивчивую, многословную, но совершенно бесполезную речь Люса, - Последи-ка несколько дней за кустами и выходом из замка. Если кто-то понесёт сюда розы - скажешь мне. Справишься?
  - А что мне за это будет? - резонно спросил мальчишка.
  Я машинально полезла в карман за мелкой монеткой, но остановилась на полпути. Денег у меня с собой не было. Вообще. Уезжала ведь на пару дней, да ещё и с Хозяином. Даже в голову не приходило, то могут понадобиться.
  Интересно, а мне жалованье положено за то, что на перевале торчу? Или надо говорить спасибо хотя бы за то, что кормят?
  Пока я размышляла, мальчишка сбежал, так ничего и не пообещав. Подводы в тот день не было.
  Но на следующее утро рядом с моим жилищем лежало уже пять роз.
  Солдаты стояли вокруг и хохотали. Такое чувство, что они специально проснулись пораньше, чтоб увидеть моё лицо, когда я выползу из палатки. И, судя по всему, моя реакция их не разочаровала.
  - Следующему, кто попробует надо мной поржать, я этот шипастый веник в глотку запихну! - буркнула я, отодвигая с дороги проклятые цветы.
  - Вот объясни, чего ты злишься? - примирительно спросил Тихоня. - Неужели цветы не любишь?
  - Нет, я люблю цветы, только не такие, - машинально процитировала я. Впрочем, здесь классику русской литературы всё равно не читали, так что вполне сошло за объяснение.
  На самом деле к цветам я относилась по-разному, в зависимости от ситуации. Если они росли в лесу, в саду или на подоконнике, то чаще всего это смотрелось вполне симпатично. А вот платье в мелкую ромашку или приколотая к воротнику гигантская хризантема меня обычно раздражали.
  Флай периодически таскал мне букеты по праздникам или просто так. Причём он прекрасно знал, что я не буду ставить эти цветы в вазу и вздыхать, разглядывая их долгими зимними вечерами. И засушенные лепестки между страниц дневника прятать не буду. Знал, но всё равно дарил. А я в ответ на это ворчала и фыркала, но на самом деле, конечно, не злилась. Невозможно на него было злиться.
  От тех цветов мне почему-то было радостно и смешно.
  А от этих утренних роз - жутковато и неприятно.
  Пока мужики ржали над впечатлительной девчонкой, я прокручивала в голове варианты, и ни один из них мне не нравился. Кто это делает? Зачем? Что ему надо? И сколько это ещё будет продолжаться?
  Наверное, что-то подобное чувствуют люди, которым неизвестный названивает каждый день в одно и то же время, чтоб просто подышать в трубку. Окружающим, может быть, и забавно. А у несчастной жертвы приключается истерика от одного только звука телефонного звонка.
  До истерики мне было ещё далеко, но алые розы я, кажется, уже успела возненавидеть на всю оставшуюся жизнь. И с этим явно надо было что-то делать.
  Идея пришла внезапно, когда я в очередной раз скакала по камням вокруг лагеря в поисках секретных тропинок и меча. Поиск шёл с переменным успехом: клинок найти так и не удалось, зато троп обнаружилось аж две штуки, и обе были прикрыты довольно хитрым заклинанием отвода глаз. Если бы не искала специально, прочёсывая окрестности чуть ли не по миллиметру, то в жизни бы не заметила.
  К счастью, основа у заклинания была знакомая, а всякие дополнительные навороты служили скорей для красоты, чем для функциональности. Нет, тропы не искрились в лунном свете и не сияли при появлении врага. Просто решётка заклинания выглядела как ажурное кружево. Как будто в момент военных действий кто-то её разглядывать будет, решётку эту.
  Чтоб снять эту красоту хватило бы одного точного удара, но мне почему-то захотелось распутать заклинание целиком. Времени было - завались, возвращаться в лагерь не хотелось, поэтому я неторопливо расплетала сложные узоры, подмечая особенно интересные моменты... и тут меня осенило. Ведь я такое и сама сплести могу. Может, не такое красивое, зато функциональное. Смешать одно с другим, развесить вокруг палатки - и можно спокойно ложиться спать в ожидании результата. Кто бы ни подбрасывал розы, он в любом случае попадётся в ловушку.
  Главное, чтоб этим не занимался сам Дамир. А то с его неоформленным магическим даром можно ожидать любой подлянки. Вдруг учует!
  Над заклинанием, а точнее сплавом из нескольких видов чар, я корпела весь вечер. Мало было придумать эту адскую смесь, надо было ещё и воплотить её как следует, а то вдруг один из компонентов откажет в самый неподходящий момент или сработает вхолостую, среагировав на какую-нибудь птичку или мышку. Компоненты, к счастью, были все, как на подбор, знакомые и много раз проверенные в самых разных условиях, включая боевые. Всё тот же отвод глаз, плюс чары неоткрываемости. Ментальная сигнализация у меня никогда не получалась, поэтому сейчас я и пробовать не стала, заменив её обычной бечёвкой, привязанной к пальцу.
  И ушла спать, вполне довольная собой.
  
  Как оказалось, одного я всё-таки не учла.
  В горах было чуть прохладнее, чем в городе, но ночи всё равно стояли довольно жаркие, и в закрытой палатке уже спустя несколько часов становилось душно. Поэтому спала я в тонких коротких панталончиках, которые здесь заменяли трусы, и в ещё более тонкой рубашке (не ночной, а обычной, мужского покроя). А иногда и без неё. Для местных подобный вид приравнивался к полнейшему разврату, поэтому прежде чем вылезти утром из палатки приходилось натягивать штаны и методично застёгиваться на все пуговицы.
  Но когда бечёвка среди ночи резко дёрнула меня за палец, отсутствие одежды волновало меня меньше всего. От малейшего рывка сон слетел, будто бы его и не было. Я вскочила и с довольным 'Попался!' вынырнула наружу.
  И сразу поняла, что ловушка сработала как-то неправильно.
  Расчёт был на то, что неизвестный даритель подойдёт к палатке и традиционно положит возле неё розу. Для этого ему придётся наступить на расстеленную перед входом мешковину, скрытую от чужих глаз заклинанием. На мешковине, в свою очередь, лежали хорошенько переработанные чары неоткрываемости в активном состоянии. Этакий магический клей, рассчитанный исключительно на определённый вес и объём. В итоге муравьи к ткани не приклеивались, мелкие травинки тоже, а вот человеческая нога влипала намертво. После чего незваный гость дёргал ногой, ткань тянула за собой привязанную ко мне бечёвку, я выскакивала из палатки...
  Вот примерно до этого момента всё шло по плану.
  А дальше получилось как-то сумбурно. Потому что, оказавшись на улице, я никого не увидела. Кроме, разумеется, караульных. А караульные, в свою очередь, заметили меня - в панталончиках и задравшейся до подмышек рубашке.
  И всё бы ничего, но дежурили в эту смену те самые три мечника, которые пытались поймать меня в ночь эльфийского перехода через перевал. Внешне их можно было принять за братьев, но, как я успела выяснить у Тихони и Лайса, на самом деле они даже родственниками не были. Просто в какой-то момент встретились, познакомились и решили дальше идти по жизни вместе. Дошли не больно-то далеко, до релтийского тракта. Пограбили там купцов, затем попались страже, загремели в тюрьму, а с началом войны получили предложение отсиживать свой срок не в четырёх стенах, а в тесных рядах действующих войск.
  На перевале новичкам сперва не обрадовались, но дисциплину (или её местное подобие) мужики не нарушали, приказы выполняли, вели себя прилично, так что остальные вскоре смирились с пополнением отряда. Даже прозвища новобранцам выдали - Старший, Младший и Средний. Что, по здешним меркам, было явным признаком вступления в коллектив.
  Тем не менее 'братцы' были единственными людьми на перевале, общения с которыми я старалась избегать. Ну не нравились они мне. Причём, взаимно. Не то мужики до сих пор злились, что не смогли втроём одолеть раненую девчонку (так ведь вроде не больно-то и пытались), не то их бесила моя родословная и ночёвки в отдельной палатке, не то уши раздражали... В любом случае, эта троица терпела меня явно через силу.
  И уж кому я точно не хотела бы показаться в полуголом виде, так это им.
  Однако же пришлось.
  Рубашку-то я одёрнула, а вот закрывать ноги было уже поздно, да и нечем. Разве что валяющейся на земле мешковиной...
  Я ухватила конец ткани и попыталась натянуть на себя, но тут же влипла рукой в собственное заклинание. На то, чтоб его снять, ушло почти полминуты (вот ведь накрутила в порыве вдохновения), и всё это время 'братцы', забыв про должностные обязанности, пялились на мои голые коленки. Не то, чтоб их вниманию предстал совсем уж стриптиз... В прошлой жизни-то я, бывало, шорты носила короче, чем здешние панталончики - и ничего, даже люди на улицах не оборачивались. Но средневековый менталитет диктовал свои порядки.
  Заклинание наконец-то развеялось, я снова дёрнула мешковину, но тут обнаружился ещё один подвох - на ней кто-то стоял. И от резкого рывка этот кто-то чуть не грохнулся. Но, судя по звуку, на ногах удержался, разве что ругнулся вполголоса. По ругани я его и узнала: не столько по голосу, сколько по простому русскому мату. Не так много в этом мире было людей, ругавшихся на великом и могучем.
  - Ага, - глубокомысленно сказала я, снимая заклинание, скрывавшее незваного гостя.
  - Привет, - откликнулся белобрысый маг. - Как дела?
  - Нормально. Как рука?
  - Зажила.
  Разговор всё больше напоминал беседу двух старых знакомых, случайно столкнувшихся на улице. Причём особых тем для общения у собеседников не было, и после традиционного обмена приветствиями они должны были бы разойтись по своим делам... Только вот отпускать парня без объяснений я не собиралась.
  - Так это ты мне розы таскал?
  - Какие ещё розы? - не понял тот.
  Я на всякий случай обошла его по кругу в поисках спрятанного за спиной букета. Но цветов у блондина действительно с собой не было. А вот меч - был.
  - Ясно, не ты. А что тогда? Снова убивать меня будешь?
  - Перебьёшься! Мне прошлых попыток хватило выше крыши. И вообще, обстоятельства изменились немного. Так что живи пока.
  - Мог бы и извиниться перед девушкой, раз обстоятельства изменились.
  Парень недовольно поморщился. Извиняться он явно не хотел, да и вообще виноватым себя не чувствовал.
  - А чего тогда припёрся? - не сдержалась я.
  Олег замялся, будто его поймали на месте преступления.
  - Так, просто... Проведать захотел. Слушай, а можно как-то без свидетелей поговорить? А то терпеть не могу, когда в затылок смотрят.
  Я наконец-то вспомнила, где мы находимся. И что совсем неподалёку стоят 'братцы'. И, действительно, смотрят: на мага, на его меч и, украдкой, на мои коленки. Вот дались они им!
  - Спокойно, ребята, это свой! - начала я, пока мозг у мужиков не переключился из режима 'Вау, женские ноги!' в режим 'Посторонний на перевале!'.
  Одно не учла: перейти с русского на предонский забыла. Поэтому фраза вызвала ровно тот эффект, которого я пыталась избежать. Пока Средний и Младший пытались хоть что-то сообразить, Старший заорал-таки то самое: 'Посторонний на перевале!'. И ещё, почему-то 'Засада!'.
  - Кажется, ты не слишком удачно выбрал время для похода в гости, - с чувством произнесла я, загораживая мага от трёх любителей помахать мечами. Эти самые мечи они уже вытащили и угрожающе направили в нашу сторону.
  Стоять с пустыми руками было как-то неловко, поэтому я поспешно выхватила клинок из-за пояса Олега.
  - А твой где? - немедленно среагировал он.
  - Потеряла.
  - Совсем дура, что ли? Он же артефактный!
  - А будешь ругаться, ещё и твой потеряю!
  Я легонько перебросила меч из правой руки в левую и обратно. От моего он отличался разве что тем, что рукоять была прохладненькая. Удобно им фехтовать, наверное - ладонь не потеет!
  - Ты зачем шпиона защищаешь? - недовольно спросил Старший. Напасть на меня 'братцы' так и не решились. Пока что.
  - Ребята, вы чего! Какой из него шпион! Так, в гости зашёл. Олег, ну скажи ты им сам!
  - На каком языке? - хмыкнул маг.
  - Тьфу, точно. Выучи уже местный, раз всё равно в этом мире тусуешься.
  - Я не тусуюсь. Я по делу!
  - И тут мы возвращаемся к главному: что ты вообще тут забыл?
  Олег выразительно закатил глаза к небу. Объяснять что бы то ни было он явно считал ниже своего достоинства.
  - Княжна, свали в сторону, или я вас обоих порешу! - рыкнул Старший, так и не дождавшийся внятных объяснений.
  Выглядел он, надо сказать, жутковато: здоровый мужик с перебитым носом и зловонным дыханием, всколоченный, злобный, невыспавшийся и - самое страшное! - трезвый. Встреть такого в тёмном переулке - и сразу поймёшь, что он тут не просто так гуляет, а исключительно в поисках лёгкой наживы. А тут ещё и два 'братца' за спиной маячат и повторяют каждый жест, как сложная система зеркал.
  В общем, бывший уголовник вполне осознавал, что он собой представляет. Олег даже осторожно тронул меня за плечо и едва слышно шепнул:
  - Ты бы не связывалась с ним, а?
  До этого я действительно не собиралась связываться. В конце концов, ничего противозаконного не случилось. Белобрысый маг к эльфам не имеет ни малейшего отношения, надо просто внятно это объяснить.
  Но после фразы Олега на меня накатила злость пополам с азартом. Раскомандовались тут всякие!
  - Порешишь? Да ты меня даже не поцарапаешь!
  - Тебе прошлого раза мало было, хамка малолетняя?
  Прошлого раза мне хватило с лихвой, сломанная рука до сих пор периодически напоминала о себе противной ноющей болью. А будь я обычным человеком - до сих пор ходила бы с гипсом. Если бы вообще могла ходить.
   Но плачевный опыт поединка с 'братцами' меня не останавливал. Наоборот, я жаждала реванша, и как можно скорее.
  Старшему, видимо, тоже давненько хотелось дать выход энергии. Поэтому увидев, что я настроена решительно, он без лишних слов вытащил свой меч и легонько, на пробу, махнул в мою сторону. Это был даже не удар, а детская разминка. Я отбила, одновременно чуть сместившись в сторону, чтоб не запнуться босыми ногами за растяжки собственной палатки.
  Олег дёрнулся было следом, попутно концентрируя между ладоней что-то тёмное и злое, но я жестом велела ему прекратить. Сама справлюсь!
  - Не вмешиваться! - в тот же момент велел своим 'родственничкам' Старший. Те недовольно поморщились, но спорить не рискнули.
  В следующий раз мечи столкнулись гораздо сильнее. Клинок загудел от удара, рука солидарно заныла. Я запоздало вспомнила, что после перелома ещё ни разу не фехтовала с реальным противником. Надеюсь, кости повторно не хрустнут. Иначе очень неприятно получится.
  Очередной удар подтвердил мои опасения. Противник бил не слишком метко, но со всей силы. Убивать он меня явно не собирался. Даже если в глубине души и хотел, то прекрасно понимал, что Дамир его за такое по головке не погладит. А вот проучить нахальную эльфу, чтоб не выпендривалась - другое дело. Погонять по лагерю, показательно отлупить при свидетелях...
  Ну-ну, мечтать не вредно! Мы ещё посмотрим, кто кого отлупит!
  Подставлять меч под прямые удары я больше не рисковала. Старалась уворачиваться или, если уж совсем не успевала, спускать вражеский клинок по своему как можно мягче. Это было не так уж и сложно: Старший бил ритмично, с широким замахом, и мне осталось только подстроиться под этот ритм и не мешать ему до поры до времени. Мужика, кажется, вообще не смущало, что я ушла в глухую оборону и даже не пытаюсь атаковать сама. Конечно, чего взять с глупой девчонки. Даже если она победительница Турнира Равных.
  Кстати, а противнику-то моему кто-нибудь об этом сказал?
  Видимо, нет.
  Потому что когда я внезапно перешла в нападение, он искренне удивился. Кажется, и сообразить-то не успел, что произошло. Купился на простейшую обманку, дёрнулся вслед за моим клинком сначала в одну сторону, затем в другую, и в итоге решающий удар ожидаемо проворонил. И сразу же замер, скосив глаза на мой меч. Кончик лезвия упирался Старшему в кадык. Несильно, едва касаясь кожи, но сомнений в моей победе не оставалось.
  В какой-то момент мне даже стыдно стало. Наверное, стоило предупредить мужика, чтоб не делал скидок на пол и рост. Может, второй шанс ему дать? А то я даже размяться толком не успела, весь поединок занял едва ли пару минут.
  Олег нервно выдохнул и наконец-то развеял заклинание, готовое в любой момент сорваться с кончиков пальцев. Волновался за меня, что ли? С чего бы это?
  Со стороны барака раздались размеренные хлопки.
  - Ну, допустим, браво, - Обнаружив, что я заметила его присутствие, Дамир сразу же прекратил аплодисменты и подошёл поближе. - И что это вообще сейчас было?
  - Эльфийский шпион! А она его покрывает! - немедленно объявил всем собравшимся Старший, на всякий случай отступив на шаг назад - подальше от меня и меча.
  Народ тем временем подтягивался во двор. Кажется, от наших разборок проснулись все обитатели перевала, невзирая на количество выпитого накануне.
  - Да не шпион он! - вмешалась я. - По крайней мере, не эльфийский. Просто зашёл ко мне в гости и...
  - Стоп! - резко оборвал меня командир. - Во-первых, оденься. Во-вторых, я сам с ним поговорю.
  Спорить с Дамиром, когда он говорил таким категорическим тоном, было бесполезно. Я нырнула в палатку, боясь даже представить, до чего они сейчас договорятся. И на каком языке.
  - Итак, - многозначительно прозвучало снаружи.
  - Да не эльф я, не эльф! - огрызнулся Олег. Что характерно, по-эльфийски. Потом, видимо, осознал, как это звучит со стороны и торопливо поправился: - Ладно, на сколько-то процентов эльф. Может, даже на половину. Не смотрите на меня так, точнее сам не знаю. Но я на них не работаю!
  Снаружи повисла пауза.
  Я сражалась с пуговицей на штанах и в красках представляла, как Дамир, сурово сдвинув брови, смотрит на мага сверху вниз. Только бы Олегу хватило терпения выдержать этот взгляд не огрызаясь. А то...
  А то что?
  Препираться с хозяином перевала, не имея за плечом моральной поддержки типа Муллена, было опасно. Да я и с поддержкой не рисковала. Но Олег, кажется, особой сговорчивостью не отличался и ляпнуть мог что угодно. А я почему-то чувствовала за него странную ответственность. И ещё - любопытство.
  Если он вдруг передумал меня убивать и пришёл поговорить, значит, произошло что-то важное. Но если Дамир спросонья решит выпендриться и прирезать 'эльфийского шпиона' прямо здесь без суда и следствия, то я это важное рискую никогда не узнать.
  Или, может, я всё-таки преувеличиваю опасность? За всё то время, что я проторчала на перевале, здесь ещё никого не зарезали, не повесили и даже не задушили. Регулярно грозились пристукнуть ночью Тихоню, чтоб не храпел, но дальше угроз дело не заходило.
  С другой стороны, посторонних в лагере за это время тоже не появлялось.
  Штаны наконец-то застегнулись, а сапоги можно было надеть и прилюдно, поэтому я торопливо высунулась из палатки. Снаружи всё было точно так, как я представляла: Дамир смотрел угрюмо и сверху, Олег - нахально и исподлобья. И пока что никто никого не убил.
  - Ты как сюда попал? - 'родил' наконец-то Дамир на эльфийском, но с ужасающим акцентом.
  - Через портал, - не стал отрицать очевидное парень.
  - Ты же их ставить не умеешь! - не подумав, брякнула я.
  - Спасибо за напоминание, - сквозь зубы прошипел Олег по-русски, испепеляя меня взглядом.
  М-да! Язык мой - враг общественный.
  - Так откуда взялся портал? - заинтересовался командир.
  - Появился.
  - Слушай, парень, давай без вот этих вот экивоков. Мы же все здесь не идиоты и понимаем, что настоящие шпионы так бездарно не засвечиваются. Поэтому сейчас быстренько объясняешь мне, как сюда попал - и валишь на все четыре стороны.
  'Братцы' недовольно переглянулись. Их подобный исход явно не устраивал. Такой был повод выслужиться, а тут пришло начальство и всё испортило. Ну и я помогла, конечно.
  - Мы можем поговорить наедине? - сдался Олег.
  - Нет. Итак?
  Маг нахмурился, но, поколебавшись для приличия, всё-таки снизошёл до объяснений. И первым же делом кивнул на меня:
  - Я переместился к ней. Хотел просто убедиться, что всё в порядке, и её жизнь вне опасности. Поэтому и пошёл ночью. Думал, посмотрю - и тихонько уйду. Кто ж знал, что этот ушастый параноик тут всё заклинаниями завесит!
  - Сам ты параноик, - запротестовала я, но очень неуверенно. Потому что именно в этот момент у меня вдруг появилось совершенно чёткое ощущение чужого взгляда в спину.
  Я нервно обернулась, но никого не увидела. Точнее, позади меня стояла толпа народу, с интересом следившая за допросом 'шпиона', но их случайные взгляды не вызывали такого нестерпимого свербежа между лопаток.
  Но не могло же мне просто показаться!
  - Что-то случилось? - сразу же среагировал Олег, будто почувствовав моё беспокойство.
  - С чего ты взял?
  - Кстати, да! - вмешался Дамир. - С чего ты вообще взял, что её жизнь в опасности и надо устраивать проверку?
  - Она нервничала, - просто ответил парень. - Вот как сейчас.
  Отпираться и кричать, что вовсе я не нервничаю, было, видимо, бесполезно. Я не просто нервничала, я почти психовала. И сама не могла понять, отчего.
  - С каких это пор тебя беспокоят мои чувства? И как ты вообще их определяешь?
  - С тех самых, как ты меня убила. Сначала были только слабые отголоски, но в последнее время связь стала намного сильнее.
  - Очаровательно! - нахмурилась я. Известие о том, что кто-то улавливает мои эмоции на любом расстоянии, настроение не улучшило. - Мысли, надеюсь, не читаешь?
  - Нет. Пока что.
  - А в будущем?
  Парень в ответ самодовольно ухмыльнулся, и трактовать это можно было как угодно.
  Я ощутила стойкое желание побиться головой о стенку. Желательно - головой Олега.
  Но на нас всё ещё с любопытством смотрел весь отряд во главе с Дамиром, поэтому пришлось взять себя в руки и облечь свои мысли в слова. После того, как я усилием воли выкинула из получившейся фразы всю нецензурщину, вслух осталось произнести одно единственное слово:
  - Почему?
  - Наедине объясню. Если будешь вести себя хорошо.
  - Поверь, если я буду вести себя плохо, ты уже никому ничего не объяснишь.
  - Ой, какие мы грозные!
  - Ой, какие мы самоуверенные! А меч твой, кстати, всё ещё у меня.
  - И что? Помог он тебе в прошлый раз?
  Я уже почти придумала достойный ответ, но тут Дамир не выдержал и заржал. И ржал довольно долго. Мне даже хватило времени заткнуться, отдышаться и слегка устыдиться. Чего это мы, действительно? Сцепились из-за какой-то ерунды, да ещё и прилюдно, как депутаты в Госдуме... Я ведь совсем не собиралась спорить с Олегом. Это он зачем-то решил поскандалить, а я будто перехватила его желание.
  Хм... А ведь действительно - перехватила! То есть теперь не только он мои эмоции считывает, но и я - его? Весёленькое дело!
  - Значит, так, - отсмеявшись, подытожил командир. - Идите, секретничайте. Но к утру чтоб я этого белобрысого тут не видел. Понятно?
  Я торопливо закивала. Олег на мгновение задумался о чём-то своём, но затем опомнился и тоже кивнул. Под взглядами возвращающихся в барак солдат я утащила парня в глухой закуток за палаткой, плюхнулась прямо на чахлую местную травку и приглашающе хлопнула по земле рядом с собой.
  Место было уютное и скрытое от посторонних глаз: с одной стороны скала, с другой - стена, с третьей - палатка. Да ещё и луна шла на убыль, света от тоненького серпа не хватало на облюбованный мной закоулок, так что 'братцы' со своих караульных позиций нас даже не видели. А подслушать разговор обитатели перевала не смогли бы при всём желании - для этого им пришлось бы выучить русский.
  - Опять мама будет ворчать, что я джинсы испачкал, - вполголоса пробормотал маг, устраиваясь поудобнее.
  - Та самая мама, за убийство которой ты пытался убить меня?
  - Ну да. - Парень поворошил рукой волосы, смахнул с глаз чёлку и многозначительно добавил: - Сложно всё.
  - Ты даже не представляешь, насколько, - хмыкнула я. - Но, кажется, грязные джинсы - это наименьшая из наших проблем.
  - А проблемы уже 'наши'?
  - Если эмоции общие, то и проблемы общие. Так что объясняй.
  Объяснений пришлось подождать. Олег ещё немного поёрзал на траве, окончательно приговорив джинсы к стирке, задумчиво попялился на луну, отобрал у меня меч и немного попялился на него тоже... и, наконец, доверительно сообщил:
  - Я идиот.
  - Самокритично.
  - Зато правда. Я же тебя давно знаю, практически с рождения. Точнее, с того момента, как ты вывалилась в наш мир. Ты и ещё щенок какой-то.
  - Глюк это.
  - Нет, правда, был щенок! Я его видел!
  - Да зовут его так - Глюк!
  - А... Ладно, не перебивай. А то я и так не знаю, с чего начинать.
  - С начала, - логично предложила я.
  - Так вот я с начала и... Заткнись уже, короче. Дай с мыслями собраться.
  Я послушно замолчала, после чего Олег педантично повторил ритуал с ёрзаньем и внимательным изучением любых предметов, подвернувшихся под руку. И, наконец, продолжил:
  - Когда ты к нам попала, совсем мелкая ещё, Арая пыталась тебя убить. И нас заодно: меня, маму, Ленку с Муськой... Не знаю уж, какая вожжа ей под хвост попала. Может, климакс просто... Или обиделась, что мы ей не даём в чужом мире хозяйничать. В общем, мы её тогда в междумирье вышвырнули, но мать она в итоге всё-таки убить успела, и мне резко стало не до тебя. Знал, что тёть Таня удочерила, но без подробностей. Я понятия не имел даже, как тебя зовут. А потом и вовсе из мира свалил. Нашёл одно любопытное место типа магического университета. Не то, чтоб мне знаний не хватало, но лишних же не бывает. Да и с ресурсами у них неплохо дело обстояло. Всё-таки дома на некромантию косо смотрят, а там ничего, в порядке вещей. Подобрал труп подходящий, свеженький. Воскресил маму... Тебе это, наверное, не слишком интересно. Но просто если уж объяснять, то по порядку.
  Мне, наоборот, было очень даже интересно. Всё, связанное с воскрешениями, меня с недавних пор интересовало даже чуть больше, чем надо, но признаваться в этом было страшновато. Даже самой себе. Поэтому я просто слушала.
  - Потом появились слухи, что Арая нас ищет. Точнее, маму. Узнала, что та жива, и решила довершить начатое. Маме повторно умирать не хотелось, поэтому какое-то время мы перебирались с места на место, пока не осели в Запределье. Я там даже успел у одного королька придворным магом поработать. Забавно было. Но тут эта зараза нас всё-таки догнала. Но убивать не стала. Наоборот, сказала, что отпустит маму, если я убью какую-то девчонку. Вот этим вот мечом.
  Олег щёлкнул ногтем по клинку, и тот отозвался тихим звоном. Я вдруг резко затосковала по своему. Надо его всё-таки найти, пока не поздно!
  - А дальше начались странности. Ты меня заколола, и я вроде как умер, но потом выяснилось, что не умер. Начал чувствовать меч, хотя до этого даже прикоснуться к нему не мог. И тебя тоже начал чувствовать. Не сразу, конечно, а постепенно. Но зато всё чётче и чётче. В общем, как мне потом объяснили, между нами образовалась прочная магическая связь. Кстати, теперь я при необходимости могу пользоваться твоей силой.
  - А ничего не слипнется?
  - Да ты же олла, у тебя её много!
  - Наверное, - Я пожала плечами, потому что так и не придумала, как сходу измерить уровень силы и с чем его сравнить. - Но как-то это нечестно получается. Я тебе силу, а ты мне что?
  - Жизнь, - невесело улыбнулся парень.
  Прозвучало это совсем не пафосно, и оттого как-то особенно трагично.
  - Объясни! - потребовала я.
  - Фактически, я уже умер. Ну, в ту ночь. Ты оживила меня, накачав собственной энергией. Теперь я должен тебе жизнь. Я - твой Страж. Один из двух. И если тебя вдруг убьют, то я умру вместо тебя. Точнее, не 'если', а 'когда'. Судя по всему, Стражи своей смертью ещё никогда не умирали.
  Удивиться у меня не получилось. Новая информация легла в мозг так легко, словно там для неё был заранее заготовлен специальный слот. Осталось только спросить:
  - И что теперь делать?
  - Наверное, искать второго.
  - Чтобы он тоже умер?
  - Чтобы вероятность того, что умру я, стала вполовину меньше. Да и в любом случае, меча-то два. И охранять тебя легче вдвоём.
  - А если я не хочу?
  - Не хочешь, чтоб тебя охраняли?
  - Не хочу обрекать на это ещё одного человека.
  - Смирись. Ты же олла, у оллы должны быть Стражи. Не решишься сама, так судьба что-нибудь придумает. И получится как со мной, например. Тем более, ты даже не знаешь, что это будет за человек!
  - Догадываюсь, - нехотя призналась я. - Если ты говоришь, что видел меня, когда я впервые переместилась в ваш мир, значит, перемещалась я именно к тебе. Неосознанно. Междумирье само вывело, потому что мы связаны. А потом, уже когда я обосновалась в этом мире, меня несколько раз выкидывало к другому человеку. Я её почти не знаю, но ведь связь-то есть!
  - А точно это выяснить как-то можно?
  - Теоретически - да. А на практике - кто ж его знает.
  Как там Кимура говорила? Спросить, что было в даты моих Посвящений? Да вспомнить бы их ещё, эти даты... Воздух-то, предположим, захочешь - не забудешь. А были ли другие? Вот, например, когда Хэйнар землетрясение устраивал, я тоже что-то странное почувствовала. Хотя могло и показаться.
  - В общем, я теперь за тебя вроде как отвечаю, - хмыкнул маг. - Поэтому решил проверить, всё ли в порядке.
  - И тут мы подбираемся к главному! Как ты сюда попал-то?
  - Да легко! Меч - он как стрелка компаса, всегда знает, где ты находишься. И может переместить прямо через Междумирье на любое расстояние.
  - Круто! А обратно как?
  Олег погрустнел. Настолько резко и явственно, что даже комментариев не потребовалось. Обратный путь меч прокладывать не умел.
  - Ты идиот, - заключила я.
  - Так я с этого и начал. Ладно, надеюсь, моя прекрасная матушка меня утром хватится и заберёт. У неё-то с порталами проблем нет.
  - А где она сейчас?
  - Да в лесу каком-то торчит. Отыскала там местную новую Верховную, и теперь учит её уму-разуму. А та совсем девчонка ещё, твоя ровесница. Но вроде ничего, соображает. Хотя наблюдать за ними прикольно. Страна явно другая, язык похож на какую-то смесь польского со старославянским. А мать с ней общается то на русском, то на эльфийском. Говорит, для магии так полезнее. В итоге такой кошмар лингвиста получается, что я даже не пытаюсь вслушиваться. Хотя этот ваш предонский обе прекрасно знают, но переходят на него только в самом крайнем случае.
  - Мог бы и сам уже его выучить.
  - Успеется. Лучше расскажи, чего ты так распсиховалась, что я через полмира почувствовал? - сменил тему Олег.
  - Да у меня тут какой-то странный поклонник завёлся, - не стала я увиливать от ответа. - Оставляет цветы каждую ночь, а сам не появляется. Бесит неимоверно! Я на него ловушку смастерила, а попался ты.
  - И всё? - не поверил парень. - Чтоб такая боевая девица, как ты, нервничала из-за какого-то анонимного воздыхателя?
  - Представь себе, - вздохнула я.
  Сейчас, когда я произнесла это вслух, страхи вдруг стали выглядеть совершенно беспочвенными. Может, мне просто надо было выговориться?
  Восточный ветер принёс толику вожделенной прохлады, и я с наслаждением подставила ему лицо. Говорить больше ни о чём не хотелось, хотя общение с Олегом получалось удивительно лёгким. Не знаю уж, был ли это эффект от прорезавшейся двухсторонней эмпатии, или просто в этот раз нам не приходилось думать, как убить друг друга. Скорее всего, и то, и другое.
  - А это случайно не твой тайный поклонник? - шепнул вдруг парень, пихая меня в бок.
  Я всмотрелась в темноту.
  По лагерю шёл человек. Открыто, ни от кого не таясь. Приветливо махнул рукой ночной страже, поудобнее перехватил букет из шести роз и уверенно направился к палатке. Нас, затаившихся в тени, он пока что не видел. Зато я отлично разглядела его даже в тусклом лунном свете.
  Лучше бы не разглядывала.
  
  * * *
  
  - Ты чего орёшь? - хмуро спросила Тьяра.
  Ксанка вздрогнула, всем телом рванулась вперёд, пытаясь выскочить за пределы очередного липкого сна, и только тогда поняла, что действительно спала. Задремала, сидя на стуле, сжимая в одной руке карандаш, а в другой - листок с недописанной магической формулой. Сейчас и то, и другое валялось на полу, а то, что вслед за ними не рухнула сама магичка, можно было считать маленьким чудом.
  Хотя, может, и лучше, если бы рухнула. Зато проснулась бы раньше, не дожидаясь, пока разбудят.
  Сердце колотилось, как бешеное, тело ещё помнило прикосновение чужих рук и боль от ударов, но страх медленно сменялся облегчением от того, что на самом деле всё это давным-давно в прошлом. По крайней мере, до следующей ночи.
  - Ну? - Тьяра и не подумала растаять в воздухе подобно персонажам давешнего кошмара.
  - Ерунда. Плохой сон приснился, - отмахнулась Ксанка, разминая затёкшую шею.
  - Судя по всему, хорошие тебе вообще не снятся, - заметила хозяйка дома.
  Может, по местным законам девушка и не считалась владелицей особняка, но заправляла здесь всем именно она. Муллен этому не препятствовал: ругаться на слуг он ещё успевал, а вот отдавать им распоряжения - уже нет. Тьяру это вполне устраивало, а Ксанке было удобнее и приятнее считать себя гостьей молодой некромантки, а не её отца.
  - Ты когда в последний раз спала нормально? - с подозрительной заботой поинтересовалась Тьяра и, не дожидаясь ответа, распахнула шкафчик и бодро зазвенела склянками. По воздуху поплыл немного резковатый, но, в целом, довольно приятный травяной запах. Ксанка без труда опознала валериану, мелиссу и ромашку - и этого было достаточно, чтоб догадаться о назначении спешно смешиваемого зелья.
  - Не надо!
  - Ещё как надо! Вот у себя дома можешь орать по ночам сколько угодно. А я, знаешь ли, предпочитаю в это время суток спать. Так что пей!
  Тьяра поставила перед гостьей кружку, в которой плескалась густая тёмно-зелёная жидкость. Со дна медленно всплывали мелкие пузырьки, и когда они лопались, запах усиливался.
  - Похоже на болото, - поморщилась Ксанка.
  - Ты не глазей, а пей. Результат гарантирую, на отце проверяла.
  Ксанка опасливо всмотрелась в кружку, но потом всё-таки решилась и залпом влила в себя её содержимое. На вкус зелье оказалось терпким, немного вяжущим, но не таким противным, как опасалась девушка. Может, и впрямь поможет? Выспаться бы действительно не помешало.
  - Когда оно подействует?
  - Примерно через полчаса. Как раз успеешь объяснить, что ты делала ночью в моём кабинете.
  На самом деле кабинет, где Тьяра хранила ингредиенты для зелий и занималась опытами, давно уже успел стать общим. Обе девушки приходили сюда с первыми лучами солнца и порой, увлёкшись, забывали не только про обед, но и про ужин. Ксанке нравилось разбираться в длинных формулах, которыми описывались магические свойства эликсиров. Тьяра предпочитала практику, несмотря на то, что из-за её экспериментов уже основательно закоптился потолок, прогорела столешница, разбилось бессчётное количество пробирок из дорогого алийского стекла, и исчез в неизвестном направлении стул.
  Хотя в последнем виноваты были обе магички. И обе - косвенно. Причём никто так и не понял, что привело к такому результату. Просто компоненты заклинаний, над которыми они работали независимо друг от друга, внезапно вступили в реакцию, и небольшой участок пространства провалился куда-то в недра Междумирья. И всё бы ничего, но на стуле в это время лежал тонкий серебряный стилет, который Тьяра во время работы приноровилась использовать вместо шпильки для волос. Вот стилет было жалко, и его хозяйка в порыве скорби раздолбала о стену ещё пару пробирок.
  Так или иначе, рецепт антимагического зелья девушкам пока не давался, хотя обе были уверены, что правильная формула где-то совсем рядом. Поэтому Ксанка решила немного поработать ночью, надеясь, что это поможет не заснуть. Надежда не оправдалась, но перед тем, как вырубиться, магичка как раз успела записать одну идею...
  Точно, была же идея! Только бы не приснилось!
  Ксанка нырнула под стол за улетевшим листком, бегло проглядела записи, дописала пару символов и предъявила Тьяре. Та сперва посмотрела на очередную формулу с сомнением, но потом дочитала её до конца и разве что не запрыгала от восторга.
  - Ты гений! Это обязательно должно сработать! Посвети-ка мне, сейчас проверим!
  - Может, до утра подождать? - предложила Ксанка, перехватывая подсвечник. Ей не очень нравилась перспектива химичить незнакомый эликсир в полутёмной комнате по непроверенной формуле.
  - А чего тянуть-то? - Тьяра вывалила на стол гору склянок и пакетиков и принялась за работу.
  Рецепт оказался не таким уж и сложным, все необходимые ингредиенты были под рукой, поэтому совсем скоро раствор в большой колбе поменял цвет с коричневого на голубоватый, а потом и вовсе обесцветился.
  - Ну вот! Если всё правильно, то через пару часов осадок выпадет, мы его процедим, высушим... Или в разведённом виде оставить?
  - Думаю, лучше и так, и так. На всякий случай. Но ты уверена, что оно работает?
  - А почему нет? - Тьяра пожала плечами. - Выглядит так же, как образец. Ничем не пахнет.
  - Всё равно, проверить-то надо.
  - Надо, - согласилась некромантка. - Наколдуй что-нибудь простенькое, а?
  Колдовать Ксанке не хотелось: глаза отчаянно слипались, и казалось, что сейчас девушка заснёт прямо там, где стоит. Но у Тьяры ассортимент заклинаний был крайне специфический, так что выбора не было.
  Через пару секунд в раскрытом окне повисла наспех состряпанная иллюзия, больше всего напоминавшая клок сладкой ваты ядовито-зелёного цвета.
  Окно выходило во внутренний двор, любопытных взглядов ночных прохожих можно было не опасаться, но Тьяра всё равно удивлённо спросила:
  - А чего не в комнате-то?
  - Чтоб ни на кого не попало неча... янно... - последнее слово почти целиком поглотил зевок.
  Некромантка в ответ тоже зевнула (видимо, за компанию) и потянулась за колбой. Горлышко у неё было широкое, поэтому зелье плеснулось щедро, гораздо больше, чем планировалось.
  - Кар-рдуете? - поинтересовался Глюк, приземляясь на подоконник прямо сквозь иллюзию.
  Порция свежесостряпанной антимагички тут же окатила его с головы до ног.
  - Кх-ха? - фыркнул ворон, удивлённо наблюдая, как тает вокруг него зелёное облако.
  - Упс, - пробормотала Тьяра.
  Ксанка успела подумать, что этот 'упс' некромантка явно позаимствовала у Марго; и что незачем было тратить на эксперимент столько драгоценного продукта, хватило бы нескольких капель; и что некоторым не в меру разумным животным следовало бы предупреждать, прежде чем неожиданно возникать в окне, особенно когда туда сейчас польётся непроверенное зелье...
  Но сказать это вслух она уже не успела. Только ещё раз зевнула, покачнулась - и начала оседать на пол, заснув раньше, чем Тьяра успела её подхватить.
  В какой-то момент девушке показалось, что вместо ворона на подоконнике сидит растрёпанный человек... Но, наверное, это уже был сон.
  
  

Глава 12. Посторонние на перевале

  
  Итьер айр Нермор никуда не торопился. Цветы на землю он опустил так медленно и торжественно, будто стоял не возле палатки, а перед могилой. Выражение лица при этом у него было соответствующе мрачное.
  - И число цветочков чётное, - шепнул Олег, поймавший, видимо, ту же самую ассоциацию.
  - Здесь нет такой приметы, - ответила я.
  Кажется, это прозвучало чуть громче, чем следовало, потому что Итьер вздрогнул и всмотрелся в темноту единственным глазом. Нас он заметить никак не мог, но я всё равно схватила Олега за рукав, ища поддержки. Тот удивился, но руку выдёргивать не стал.
  'Братцы', о чём-то негромко беседовавшие возле ворот, разразились громким хохотом. Итьер злобно зыркнул на них, но смех и не думал затихать.
  - В чём дело?
  - Извиняй, парень, но тут такая штука... Попался ты! - отхохотавшись, сообщил Старший.
  Итьер изобразил на лице вежливое недоумение, которое я посчитала абсолютно лишним. Ясно же, что он всё прекрасно понял.
  - Кажется, эти гады тебя только что рассекретили, - пробормотал Олег.
  Я кивнула. И, поколебавшись пару мгновений, встала и вышла из своего укрытия. Всё равно же придётся рано или поздно, так чего время тянуть?
  - Здравствуйте, господин Нермор.
  - Здравствуйте, госпожа Марготта, - Если Итьер и удивился моему появлению, то вида не подал и совладал с собой довольно быстро. Сейчас он не казался даже мрачным - сплошная приветливость и радушие. - Неужели ради того, чтоб подкараулить мою скромную персону, вы не спали целую ночь?
  - Как ни прискорбно это сознавать, но ваша персона мне не настолько дорога, и разбудили меня отнюдь не вы, - Я выдавила положенную по случаю улыбку, в душе надеясь, что светская беседа не слишком затянется. Подобный стиль общения хронически выводил меня из себя. В отличие, например, от Тьяры, которая могла гнать подобную велеречивую лабуду километрами. - Могу я поинтересоваться, что всё это значит?
  - Что именно?
  - Вот это, - Я показала носком сапога на рассыпанные по земле цветы.
  - Ах, это! Всего лишь символ моего к вам отношения.
  - Вам настолько хочется возложить их на мою могилу? - озвучила я свои траурные ассоциации.
  - Что? - Сквозь напускную светскость Итьера наконец-то проступили нормальные человеческие эмоции. В данном случае - удивление.
  Я плюнула и решила пойти ва-банк и высказать всё начистоту. А то если мы так и будем ходить вокруг да около, то разговор до утра затянется. Причём до следующего.
  - Да признайтесь уже, и разойдёмся по своим делам. Зачем этот фарс с розочками? Вы же меня терпеть не можете, я вам всю жизнь испортила. Хотите набить мне морду - набейте. Правда, предупреждаю: я буду сопротивляться!
  Незванный гость слегка отшатнулся назад под моим напором.
  - Княжна, вы меня неправильно поняли! Я не собираюсь бить вам... лицо. Я просто хочу, чтоб вы приняли эти цветы в знак моей искренней симпатии. Вы не похожи ни на одну из девушек, которых я когда-либо видел. Да, было время, когда я ненавидел вас, но оно давно прошло. Потом был период, когда я недоумевал, что нашёл в вас мой брат, и даже обвинял вас в его гибели. Но все сомненья разрешились, как только я вас увидел. Марготта, вы необыкновенная. Пожалуйста, не отталкивайте меня и мои подарки. Дайте мне шанс. Выслушайте меня!
  Я слушала, но не вслушивалась.
  Слова лились сладким потоком, из одного уха в другое минуя мозг. Флай делал точно так же. Девушки в академии млели и шли за ним следом, как крысы за сказочным музыкантом. На меня не действовало, ни тогда, ни сейчас.
  Но если слова Глазастого я раньше воспринимала как шутку, то его брат меньше всего походил на шутника. Он говорил совершенно серьёзно, всю душу в это признание вкладывал. И всё равно я ни слову не верила.
  Просто не могла понять, чего он от меня хочет!
  Не любви же, в самом деле?!
  А что, если именно её?
  Да нет, быть не может!
  За палаткой раздалось едва слышное шуршание. Олег всё ещё сидел там и, наверняка, следил за мной. Мне нестерпимо захотелось сбежать под его защиту, но это означало повести себя как девочка-истеричка. Нет, нельзя засмеёт же! А сам он мне на помощь не выйдет. Вот Кьяло бы вышел, а этот не выйдет, потому что с его точки зрения мне никакая помощь не требуется. Подумаешь, два человека разговаривают. Просто разговаривают.
  Тогда почему мне так страшно-то?
  Я сжала кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в ладонь. Прикрыла глаза, чтоб не видеть перед собой такое чужое и, при этом, такое знакомое лицо. Стало немного легче.
  Соберись, тряпка!
  Это не Флай! Это просто похожий на него человек, который что-то от тебя хочет. Совершенно посторонний человек.
  'Посторонний на перевале!' - хмыкнул внутренний голос, и от этих слов меня резко выдернуло в реальность. Действительно! Вот что меня сейчас должно волновать! Не какого чёрта он мне цветочки таскает, а кто вообще разрешил ему это делать?!
  - Кто пустил тебя на перевал? - как можно строже спросила я.
  - Дамир, - Итьер слегка пожал плечами, будто не понимая, почему меня это волнует. - Я объяснил ему, в чём дело. Спросил разрешения. Он ответил, что не имеет ничего против, и что это должно быть забавно.
  Забавно ему, как же! Юморист нашёлся!
  Но зато командир чувствует ложь. И если он поверил Итьеру, значит или тот говорит правду, или...
  - Ты общался с ним лично?
  - Нет, написал письмо, - одноглазый ещё не понял, в чём дело. Или делал вид, что не понял.
  - Пошли к нему. Прямо сейчас!
  Я первая направилась к бараку. Итьер покорно шёл следом. Кажется, он даже не волновался, хотя мне всегда казалось, что перед встречей с Дамиром не волнуются разве что трупы. Даже Хозяин слегка нервничал.
  А уж если речь шла о том, чтоб разбудить суровое начальство второй раз за ночь...
  Будить не пришлось. Едва я подошла к койке Дамира и вежливо кашлянула на пробу, как мужчина сразу же открыл глаза и сурово воззрился на меня. Чего, мол, надо? Вставать или делать какие-то другие телодвижения он явно не собирался, поэтому пришлось общаться как есть:
  - Могу я спросить, что он тут делает?
  - Можешь, - буркнул командир.
  - Вот я и спрашиваю.
  - А чего меня-то? Его спрашивай.
  - Я и хочу его спросить. Но при вас.
  Дамир понял, что быстро от него не отстанут, и всё-таки сел. Недовольно посмотрел сначала на меня, потом на Итьера и широко зевнул.
  - Валяй, допрашивай. Только быстро.
  - Зачем ты приносил мне цветы? - начала я.
  - А зачем девушкам цветы носят? Чтоб им было приятно.
  Командир даже не моргнул.
  - Почему ты хотел, чтоб мне было приятно?
  - Княжна, ну вы как вчера родились. Хотел понравиться.
  - Зачем?
  - Затем, что... - Итьер замялся.
  Детектор лжи в лице Дамира по-прежнему безмолвствовал и бездействовал, но за ходом разговора явно следил.
  - Так что? - поторопила я. - И только попробуй соврать!
  - Хотел, понравиться вам, потом сделать предложение и жениться. Но, Марготта, бесы вас дери, предложение делают наедине, в романтичной обстановке, стоя на одном колене и протягивая кольцо. А не под взглядом кучи солдат, которые безуспешно делают вид, что всё ещё спят!
  - Ничего, потерпишь, - фыркнула я. - Я же терпела, когда все эти солдаты ржали надо мной из-за цветов.
  А теперь, наверное, будут ржать ещё больше, но я просто обязана была удостовериться, что Итьер говорит правду.
  - Всё? - хмуро спросил Дамир.
  - Нет! - торопливо выпалила я. Впереди был самый сложный вопрос, ради которого всё и затевалось. - Господин Нермор, а вы меня вообще любите?
  - Встреча с вами изменила мою жизнь, - медленно, старательно подбирая слова, проговорил допрашиваемый.
  - Это я и так знаю! Отвечайте на вопрос, пожалуйста.
  Брат Флая поморщился, как будто у него разом заныли все зубы. Командир с любопытством подался вперёд. Я пыталась сохранить непроницаемое выражение лица, хотя сердце колотилось всё сильнее и сильнее. В голове вертелась одна единственная мысль - 'Пусть он скажет, что нет. Пожалуйста, пусть выяснится, что нет!'
  Итьер не сказал ни да, ни нет. Он просто схватил меня за руку, достал из кармана маленькую плоскую коробочку и с силой впихнул её мне в ладонь. После чего наклонился к самому уху и злобно зашептал:
  - Это нашли в кармане брата, когда его тело привезли домой. Мамино обручальное кольцо, которое он взял для тебя. Отец хотел видеть тебя своей невесткой, и до сих пор надеется, что так и случится. Ты отобрала у него младшего сына. Рискнёшь отказать старшему?
  У меня внутри словно оборвалась натянутая струна. Будто вдруг исчезло всё, что делало меня мной.
  Марготта айр Муллен никого и ничего не боялась, делала то, что считала нужным, и не подчинялась ничьим приказам. Марготта айр Муллен знала только один ответ на такое предложение - дать предложившему в морду, добавив к выжженному глазу сломанный нос и выбитые зубы. Но в этот раз Марготта айр Муллен стояла и ничего не делала. Совсем ничего.
  Так или иначе, но смерть Флая была на моей совести. Если бы он в ту ночь не пошёл за мной в город, то был бы сейчас жив и здоров. Если бы я не отказала ему, то мы вернулись бы в академию раньше, или остались сидеть на берегу, или придумали что-нибудь ещё. Но всё кончилось бы по-другому. Совершенно точно - по-другому!
  Его смерть - моя вина. И если я ничего не могу исправить, то должна хотя бы понести заслуженное наказание.
  - Так что, госпожа Марготта? Выйдете за меня замуж?
  Итьер смотрел на меня, не скрывая самодовольства. Он знал, что я отвечу. Я тоже знала. Но никак не могла найти в себе силы произнести нужное слово вслух.
  Снаружи раздался не слишком разборчивый вопль, а затем ещё один. Дамир настороженно покосился на дверь, словно размышляя, можно ли ещё немного посидеть, или надо срываться с места и лично проверять, что стряслось.
  Меня проблема выбора не волновала. Я готова была оказаться где угодно, лишь бы подальше от Итьера, поэтому ухватилась за вопль как за путеводную нить и рванула к дверям. Не тут-то было. Брат Флая всё ещё держал меня за руку, и держал крепко.
  - А вы, княжна, оказывается, трусиха, - хмыкнул он. - В лицо мне смотреть боитесь, отвечать за свои проступки боитесь...
  - Ничего я не боюсь!
  - Тогда я жду ответа. Прямо сейчас.
  Я затравленно огляделась по сторонам, но помощи ждать было неоткуда. На меня вообще никто не смотрел: к уличным воплям добавился отчетливый грохот, и все поспешили наружу. Внутри шевельнулось беспокойство. Что же там стряслось?
  - Княжна! - с нажимом произнёс Итьер.
  - Да... - выдавила из себя я.
  - То есть вы согласны?
  - Да! - Я наконец-то вырвалась из стальной хватки новоиспечённого жениха, но уронила при этом коробочку. От удара она раскрылась, и тонкое золотое колечко заскакало по полу.
  Пока я, как завороженная, следила за его маршрутом, Итьер успел перехватить меня за запястье. После чего спокойно подобрал украшение и, не особо нежничая, надел его мне на палец.
  Кажется, даже впору пришлось.
  - Вот и всё, - спокойно заключил жених, отпуская мою руку. - Завтра напишу отцу, пусть порадуется. И начнём приготовления к свадьбе. Думаю, из вас получится красивая невеста. А уши веночком прикроем, чтоб избежать лишних расспросов.
  Я рассеянно кивнула и дотронулась до кольца. Оно было довольно простое: тонкий ободок с одиноким красным камушком. Наверное, половина незамужних девушек Восточной Предонии удавили бы вторую половину ради этого незатейливого украшения. А мне больше всего хотелось сесть на пол посреди барака и позорно разреветься.
  Спас меня от этой глупости повторившийся грохот. Одна из стен ощутимо дрогнула - кажется, в неё врезалось что-то тяжёлое. Или кто-то.
  Истерика отошла на второй план. Больше никем не удерживаемая, я бросилась наружу, успев в красках представить себе всё, что угодно: от внезапного нападения эльфов до ещё более внезапного извержения вулкана. И плевать, что вулканов среди гор Пёсьего кряжа отродясь не водилось. Всякое бывает!
  Оказалось, дело было не в вулкане, а в Олеге. И в 'братцах'. Не знаю уж, что у них произошло, пока меня не было, но сейчас троица вояк в едином порыве наседала на парня с явным намереньем нашинковать того в капусту. Некромант отбивался довольно ловко, причём, насколько я могла судить, до заклинаний дело пока не дошло. Хотя основную работу меч Олега, кажется, выполнял без участия хозяина. Тому оставалось лишь крепко держаться за рукоять, да иногда поворачиваться в нужную сторону.
  На первый взгляд, ничего опасного в ситуации не было. Обитатели перевала, высыпавшие на звук, не помогали ни одной из противоборствующих сторон, но и прекращать драку не торопились. Дамир так вообще искренне любовался представлением.
  Ну да, телевизоров-то нет, так хоть какое-то развлечение.
  Заметив меня, Олег взмахнул свободной рукой и крикнул:
  - Эй, Марго, а у меня для тебя сюрприз!
  Какой именно - парень пояснить не успел, потому что почти сразу пригнулся, пропуская над головой клинок Старшего. Младший при этом рубанул понизу, и если бы он был хоть немного проворнее, то Олег имел весьма реальные шансы остаться без ноги. Но в одном неразлучная троица вояк была солидарна: сильный удар они ценили гораздо выше, чем точный или быстрый, поэтому у некроманта было несколько мгновений, чтоб среагировать. Парень подпрыгнул, едва не зацепив кроссовкой вражеский меч, и в это же время двинул Младшего своим клинком по хребту. Плашмя. Хотя мне показалось, что Олег удержался от рубящего удара в самый последний момент, и это стоило ему некоторых усилий.
  Средний братец таким гуманизмом не обладал и, подкрадываясь к магу со спины, жалеть того не собирался.
  - Сзади! - крикнула я ровно в тот момент, когда чужой меч, сверкнув в лунном свете, обрушился парню на затылок. И внезапно наткнулся там на услужливо подставленную крылатую гарду. Клинок моего стража опять среагировал быстрее владельца.
  Оставшиеся вояки, впрочем, не дремали. Пока Олег соображал, что же он только что сделал и чего избежал, 'братцы', переглянувшись, снова бросились в атаку. И в этот раз отбить чужие удары крылатый меч точно не успевал - он накрепко сцепился с оружием Среднего. Уйти вбок тоже возможности не было, нападающие подступали к парню одновременно с двух сторон.
  Одного 'братцы' не учли: Олегу не надо было прорываться через них, чтоб выйти из окружения. У него остался ещё один путь - вверх.
  В тот момент, когда Дамир уже подался вперёд, готовясь прекратить несанкционированный бедлам, крылья на рукояти стражного меча коротко сверкнули и исчезли. Но лишь затем, чтобы сразу же возникнуть за спиной некроманта.
  Нападавшие отшатнулись - то ли от неожиданности, то ли от ветра, поднятого первым же взмахом. Олег взмыл в воздух, описал над лагерем круг почёта и торжественно приземлился на крышу барака. Та недовольно заскрипела, но выдержала.
  - Идиот, - сквозь зубы прошипела я. Если обитатели перевала прощали магию мне, это не значит, что они готовы были закрыть глаза на незнакомого колдуна. Особенно, если он ещё и летает. Да ещё и в присутствии сына Главы восточного совета.
  Вряд ли Олег понимал все тонкости местной политики, поэтому, стоя на крыше, он выглядел вполне довольным жизнью и драку продолжать не спешил. А 'братцы', может, и рады были бы продолжить, да разве теперь этого крылатого типа достанешь?
  - Угомонились? - хмуро рыкнул Дамил. ѓ- Тогда объясните, за какими бесами вы тут носитесь? Я же приказал парня не трогать!
  - Он пытался перелезть через стену, - многозначительно пояснил Старший от лица всей троицы. - К эльфам хотел удрать, гад!
  Я подумала, что если бы Олег вдруг решил сбежать к эльфам, то не торчал бы сейчас у всех на виду, как топ-модель на подиуме, а просто перелетел бы через горы. Дамир, видимо, решил так же, потому что немедленно уточнил у парня:
  - На кой тебе стена?
  - Вид оттуда хороший, - Маг взмахнул мечом, но не угрожающе, а слегка растерянно. Будто просто не мог придумать, куда его запихнуть, чтоб не мешался, а из рук выпускать не хотел. - Хотя отсюда тоже ничего так. А вообще, я одну штуку проверить собирался. Хотите посмотреть?
  Разрешение Олегу явно требовалось чисто номинальное. К тому моменту, когда Дамир опомнился и коротко кивнул, парень уже раскинул руки в стороны и замер, словно распятый на невидимом кресте. На фоне отцветающей луны его силуэт казался неожиданно тёмным, только по лезвию меча изредка скользили светлые искорки. Их становилось всё больше и больше, совсем скоро уже весь клинок сиял холодным льдисто-голубым светом.
  - Ну так вот, Марго, сюрприз! - Олег резко взмахнул своим оружием, со свистом рассекая воздух.
  Одновременно с этим за стеной раздался грохот, будто бы с эльфийской стороны кто-то перекатывал огромные каменюки. Земля под ногами дрогнула раз, другой. С полноценным землетрясением, устроенным здесь не так давно Хэйном, эта дрожь, конечно, ни шла не в какое сравнение. Но людям хватило и отдалённого сходства для того, чтоб начать нервно озираться по сторонам.
  Первым не выдержал Старший:
  - Колдун проклятущий! - заорал он, выхватывая что-то из-за голенища сапога.
  - Стоять! - гаркнул Дамир, но было уже поздно.
  Фехтовал бывший бандит так себе, а вот ножи метал, как выяснилось, неплохо. В воздухе словно серебристая молния сверкнула.
  Я инстинктивно вытянула вперёд руку в попытке если не остановить нож, то хоть немного отклонить его с курса с помощью магии, но почти сразу же поняла - не успею. Слишком быстро всё произошло, слишком стремительно.
  Олег стоял, направив меч в сторону стены, и словно не замечал летящего в него оружия. Как будто то, что творилось там, на западе, было для него намного важнее происходящего здесь.
   А с эльфийской стороны действительно что-то происходило. Грохот закончился так же резко, как и начался. Я почувствовала лёгкое, как весенний ветерок, дуновение магии - и над стеной вдруг пронеслась ещё одна молния, только побольше и побыстрее. Крылья на гарде трепетали, как живые. В отличие от ножа, меч летел рукоятью вперёд, зато с такой целеустремлённостью, что я не позавидовала бы несчастному, рискнувшему встать у него на пути.
  При этом направлялся он не к магу, а ко мне. Как раз ровнёхонько в мою вытянутую руку. Вот только Старший, торчавший посреди двора, всё портил.
  Отклоняться с намеченной траектории клинок не стал. Просто с разгону врезался прямо в висок вояке, слегка дёрнулся, потеряв скорость, - и медленно, с чувством выполненного долга, полетел дальше, к моей ладони.
  Старший беззвучно осел на землю. Нет, даже сознание не потерял и кровью не истёк. Видимо, голова у мужика была по-настоящему дубовая. Так что он просто плюхнулся на задницу, растерянно морщась и пытаясь сфокусироваться хоть на чём-то, кроме собственного носа.
  К сожалению, на траекторию брошенного им ножа это уже никак не влияло.
  Олег наконец-то заметил, что в него летит оружие. Вздрогнул, рванулся в сторону, но слишком медленно. То есть на самом деле, конечно, очень быстро, но время, как это обычно бывало со мной в напряжённые моменты, словно затормозило. Секундная стрелка невидимых часов не двигалась с места, будто застряла в чересчур густом воздухе.
  Маг в отчаянном рывке пытался уклониться, но почти не двигался с места. Нож перестал казаться серебристым бликом, сейчас я могла разглядеть мельчайшую его деталь, от острия до рукояти. Он не летел, а полз, как ленивая улитка. Но при этом всё равно двигался быстрее Олега.
  Я с трудом подавила инстинктивную попытку зажмуриться, чтоб не видеть, как оружие найдёт свою цель.
  И тут время вдруг взбрыкнуло, словно норовистая лошадь - и понеслось вскачь, чуть ли не быстрее, чем обычно. Мимо меня со свистом пронёсся небольшой круглый предмет. Двигался он настолько стремительно, что я обнаружила прикосновение ветра к своей щеке только тогда, когда неизвестный метательный снаряд уже врезался в нож, резко сбивая его с траектории. Прямо перед носом Олега.
  При этом лезвие ножа пропороло оболочку снаряда, которая оказалась неожиданно тонкой. Наружу посыпались мелкие золотистые кругляши.
  До меня запоздало дошло, что спасительный предмет - чей-то кошелёк, а посыпавшиеся из него непонятные штуки - монеты. Предонские золотые, словно крупные градины, барабанили по крыше барака, отскакивали от неё, скатывались на землю...
  Никто не торопился их подбирать.
  Над перевалом повисла тишина. Люди замерли бессловесными истуканами и, кажется, пытались понять, что сейчас вообще произошло. Тем более, что всё действо едва ли заняло несколько секунд.
  - Между прочим, это ваше жалование за последний месяц, - разорвал молчание резкий женский голос. - Меня попросили завезти. Всё равно, говорят, по пути.
  Я обернулась и почувствовала, как губы сами собой расплываются в улыбке. Верба стояла чуть позади меня, такая же гордая и насмешливая, как и всегда. Разве что короткую юбочку и легендарный бронелифчик сменила на обычную дорожную одежду. Судя по удивлённым взглядам, никто не заметил, откуда она пришла и сколько находится на перевале. А караульные, которые должны были останавливать посторонних, были слишком заняты гонкой за Олегом.
  Впрочем, назвать Вербу посторонней было сложно.
  - Приветствую, - кивнул Дамир так буднично, словно встретился с воительницей на светском приёме. - Решила не смущать моих ребят голыми ногами?
  - Комары тут у вас, - женщина поддёрнула рукава рубашки. - У меня срочные новости. Наедине озвучивать или при всех?
  Командир только руками развёл. Какой, мол, смысл уединяться, если всё равно узнают.
  - Таин сдали.
  Дамир не проронил ни слова, только щека нервно дёрнулась. Зато у меня внутри всё сжалось и перевернулось. Таин - третий по величине город Восточной Предонии, крупнейший порт и...
  - Академия, - прошептала я и тут же по-детски зажала себе рот рукой. Но в полнейшей тишине слово всё равно прозвучало слишком громко.
  - Академию тоже захватили, и довольно быстро. У эльфов был свой человек внутри, он и открыл ворота.
  - Кто?
  - Повар. Говорят, не по своей воле. Был заколдован. Не знаю, не проверяла.
  - А как же ученики? Они живы или...?
   Пусть думают про меня, что хотят! Может, это всё глупости, и у Дамира есть более важные вопросы, но я провела там почти три года. Я имею право знать!
  - У меня нет информации о них, - ответила Верба. - Был бой. Несколько человек вырвались из окружения, у них с собой было письмо от Понжера. Он остался там. Сказал, что школу свою не бросит. В общем, вовремя вы, ребята, оттуда сбежали.
  Я не знала, соглашаться с этим мнением, или нет. С одной стороны - да, вовремя. С другой - может, именно нашей помощи не хватило защитником академии, чтоб отстоять замок.
  Хотя нет, вряд ли. Если повар действительно открыл ворота изнутри, то присутствие нескольких человек ничего не изменило бы.
  Кстати, повар... По доброй воле он бы такую глупость точно не совершил, академия была для него родным домом. Значит, действительно заклятьями опутали. А ведь Вальфиха своего мужа давно в чём-то подозревала! И чуть ли не нечистью его считала, соль вдоль порога сыпала. Почему я раньше на это внимания не обратила? Ведь тогда, возможно, всё сложилось бы иначе...
  Но кто мог его заколдовать, если Вальф не то, что за пределы замка, из кухни-то не выходил? Из всех, так или иначе связанных с магией, в академии этой весной были только я, Рисса и Лавянки.
  Или нет? Ещё Аллена!
  Вызнала всё, что хотела, зачаровала повара, уехала за несколько часов до начала городских беспорядков... Да, она могла!
  Ну, спасибо, мамочка! Удружила!
  Наверное, выражение лица у меня было крайне многозначительное, потому что Олег сразу же слетел с крыши и приземлился рядом.
  - Что-то стряслось?
  Я в двух словах обрисовала ему ситуацию. Правда, так и не придумала, как объяснить ощущение от того, что сейчас в твоей школе, успевшей стать вторым домом, хозяйничают враги. Но парень, кажется, и так всё понял, даже крыльями нервно задёргал. Нечаянно задел по уху стоящего неподалёку Тихоню, опомнился, и наконец-то вернул себе нормальный облик.
  Громила со вздохом потёр ухо и смерил Олега долгим укоризненным взглядом. Я на всякий случай перехватила свой заново обретённый меч и придвинулась поближе к парню, готовясь защищать его от общественных нападок. Но притеснять мага больше никто не пытался. Всем было не до того.
  Эльфы в Таине!
  До этого война шла на уровне бюрократии и пограничных стычек. Честно говоря, я надеялась, что этим она и закончится. Даже побывав в плену у остроухих, я верила, что противоборствующие стороны пободаются, как два быка на слишком узкой дороге, потом заключат какой-нибудь косо слепленный договор, обменяются парой спорных территорий - и всё. Не будет сожжённых деревень, разграбленных городов, братских могил, беженцев. Не будет настоящей, всамделишной войны.
  А сейчас эльфы в Таине!
  Пока Дамир вытрясал из Вербы остатки информации, остальные постепенно отходили от ступора и, разбившись на кучки, обсуждали новость.
  Мнения разделились. Некоторые считали, что если основные боевые действия сосредоточены на юге, то нам ничего не грозит и можно расслабиться. Другие же думали, что после неприступного замка остроухие вполне могут нацелиться на непроходимый перевал, а значит - надо быть вдвое осторожнее.
  Дамир, насколько я могла понять, был сторонником второго варианта.
  Опыту командира я верила. Тем более что, выслушав Вербу, он немедленно развёл вокруг себя бурную деятельность. В основном она заключалась в сочинении десятков писем. Причём написать их требовалось все одновременно и обязательно прямо сейчас, хотя воительница однозначно заявила, что можно не торопиться, до утра она с перевала никуда не двинется.
  - До утра я планирую ещё и поспать, - хмуро ответил Дамир, корябая очередную записку. Почерк у него был отвратный, зато стиль радовал: 'Усиливаем оборону нужна помощь вооружение люди еда вода ты тоже'.
  - Тчк, - машинально подытожила я.
  Дамир уставился на меня так, словно впервые увидел. Я уже начала придумывать, как объяснить, что ничего плохого не имела в виду, но командир очухался и сунул мне в руки пачку бумаги :
  - Ты же у нас грамотная, да? Тогда не отвлекайся, пиши отцу, чтоб срочно мотал в свой замок и там приводил гарнизон в боевую готовность. А потом пусть дует сюда. Нечего в столице прохлаждаться!
  - Как будто он сам не догадается, - хмыкнула Верба. - Может, он уже туда едет. Новости я ему ещё час назад занесла.
  - Догадается, не догадается - его дело. А я написал - и совесть чиста, - Дамир потряс в воздухе очередной запиской, дожидаясь, пока высохнут чернила. Его, похоже, нисколько не беспокоило известие о том, что Верба каким-то чудом умудрилась добраться из Тангара до перевала всего за час.
  С какой же скоростью она передвигается?!
  - А когда именно Таин захватили? - осторожно уточнила я.
  - Прошлой ночью, - ответила воительница.
  При этом она совсем не походила на человека, который весь день по жаре скакал через полстраны, чтоб доставить печальное известие в столицу. Да и не существовало лошади, которая преодолела бы за такое короткое время трёхдневный перегон между городами.
  - Чего застыла? - оборвал мои размышления Дамир. - Приказ был? Марш выполнять! Закончишь с этим письмом, скажу, что дальше делать.
  Писать Муллену отчаянно не хотелось.
  Во-первых, Верба была права - Хозяин и сам прекрасно знал, что ему делать. Чужие приказы он терпеть не мог. А уж выполнять что-то, написанное моей рукой, не стал бы просто из принципа. Так что с него сталось бы вообще не появляться на перевале ещё неделю.
  Во-вторых, всё могло получиться ровно наоборот, и он примчался бы на следующий день - но только для того, чтоб забрать меня из потенциальной горячей точки и заслать куда-нибудь ещё. Тоже не сильно приятная перспектива.
  И, в-третьих, было бы глупо писать Муллену - и при этом не сообщить адресату о своём грядущем замужестве. Всё равно ведь узнает, так лучше от меня. Но при первой же мысли об этом у меня просто руки опускались.
  Вот ведь засада!
  В итоге я набросала что-то очень похожее на телеграфный стиль Дамира, разве что с расставленными запятыми. Про Итьера и свадьбу не было ни слова. Ну и ладно, потом расскажу! Когда-нибудь...
  Закончив с письмом, я огляделась в поисках Вербы и с удивлением обнаружила её в обществе Олега. Воительница нависала над парнем, уперев руки в бока, и почти рычала:
  - Ты что тут забыл?
  - В гости зашёл. К ней вот, - Олег кивнул на меня.
  - Мать в курсе?
  - Ну-у-у... - Маг попытался с безразличным видом засунуть руки в карманы, но в правой он всё ещё сжимал меч, так что жест не удался.
  - Ясно, - хмыкнула Верба. - Она с тобой поседеет когда-нибудь. Стой здесь, никуда не уходи.
  Женщина отошла в сторону, напоследок одарив нас суровым взглядом. Особенно много внимания досталось почему-то мечам. Свой я так и таскала теперь в руке, боясь отпустить даже ненадолго. Десять дней, проведённые под завалом, клинку нисколько не повредили: не появилось ни ржавчины, ни новых царапин. С другой стороны, старые тоже никуда не делись.
  - Могла бы и поблагодарить, кстати! - бросил Олег, заметив, как я вцепилась в меч.
  - Спасибо, - искренне ответила я. - Как ты вообще смог его достать?
  - Да просто подумал, что если мой клинок притягивается к тебе, то, может, он и к своему близнецу притянется. Ну и вот! Думаю, ты и сама смогла бы его вытащить, если бы захотела. А эти сразу забегали: магия, колдовство, ужас-ужас! Да если бы я хотел им настоящий ужас устроить, они бы даже вякнуть не успели!
  - А ты можешь? - спросила я прежде, чем вспомнила, что мой собеседник всё-таки некромант, а уж эти парни точно в ужасах разбираются.
  В итоге Олег окинул меня таким пренебрежительным взглядом, что я поспешила перевести тему:
  - А Вербу ты давно знаешь?
  - Второй раз в жизни вижу. Неординарная тётка! А что?
  - Да просто любопытно, как она умудряется с такой скоростью по миру мотаться. Если где-то что-то происходит - она сразу тут как тут.
  - Тоже мне, страшная тайна! Она же...
  Договорить Олег не успел.
  Воздух перед нами пошёл рябью, а затем пространство раздалось вширь, образуя проход. С той стороны пахнуло лесом и свежей травой. На фоне местной духоты это выглядело так, будто открылась дверь из парилки на улицу. Я радостно вдохнула прохладный утренний воздух.
  Да, там уже наступило утро. Розоватые рассветные лучи плясали по стволам деревьев и по лицу ведьмы, открывшей портал. Ничего страшного в гостье не было, но Олег при виде неё изменился в лице и сделал отчётливую попытку спрятаться за моей спиной. Верба, всё ещё стоящая неподалёку, ухмыльнулась.
  Всё это я отмечала краем глаза. Гораздо больше меня интересовали те, кто стоял по ту сторону портала позади ведьмы.
  Там, всего в нескольких метрах (и в паре часовых поясов) от меня, Рисса что-то оживлённо обсуждала с Кьяло. Точнее, она говорила (как всегда, много и торопливо), а он вяло отмахивался в ответ. Вокруг них нарезала круги незнакомая девушка. Причём в её случае 'вокруг' простиралось не только вширь, но и вверх. Через каждые несколько шагов незнакомка плавно взмывала в воздух, проплывала несколько метров над головами собеседников, а затем возвращалась обратно на землю. Кажется, ей просто скучно было стоять на одном месте.
  Именно девушка первая заметила в портале меня. И тут же подлетела ближе, по пояс высунувшись из пространственного разрыва. Могла бы и целиком вылезти, но испугавшая Олега ведьма, схватила юную коллегу за ремень и втянула обратно. Та обиженно буркнула что-то неразборчивое... И только тогда Рисса наконец-то соизволила посмотреть в нашу сторону. И даже замолчала от удивления.
  Кьяло среагировал на её молчание не сразу. Некоторое время он ещё кивал в такт прервавшемуся монологу, затем обнаружил, что беседует с пустотой и обернулся узнать, на что уставилась мавка.
  И бросился к порталу с воплем голодного медведя, увидевшего бочку мёда:
  - Марго!
  Ведьмы едва успели отскочить в стороны, иначе их просто снёс бы разогнавшийся берсерк. Я среагировать не успела, поэтому через мгновение уже болталась в объятьях Кьяло. Рёбра ощутимо трещали.
  - Задушишь же, - прохрипела я, слегка отстраняясь.
  - Ничего, переживёшь. Ты бы знала, как я соскучился! Уже хотел плюнуть на всё и вернуться. Но эти все вцепились мёртвой хваткой. Давай, мол, сперва до дому доберёмся, ты же слово давал. А я им в ответ, что обещал до Лёссы доехать, а не до столицы. Кстати, это Ярка, сестра моя. Ярослава, значит. Очень хотела с тобой познакомиться! А ты как? Всё в порядке? Успела дневник свой спрятать от Аллены?
  Дневник... Про дневник я совершенно забыла. Причём не потому, что удачно сбагрила его в другой мир, а из-за других, более насущных проблем.
  Говорить о проблемах не хотелось совершено. Разве что наедине, в тихой и спокойной обстановке - а не на глазах у всех обитателей перевала. Которые, кажется, за эту ночь окончательно разучились чему-то удивляться.
  На портал, конечно, пялились во все глаза, но уже без паники и стремления немедленно поубивать всех действующих лиц. Дамир порывался немедленно допросить новоприбывших, но его перехватила Верба. Причём сама воительница явно понимала, что здесь происходит. Судя по тому, как она перемигнулась с создательницей портала, именно она ведьму и вызвала.
  Зато сразу же стало понятно, почему от гостьи так шарахнулся Олег. Мамочка пожаловала! Сейчас будет нотации читать!
  Пока, правда, с нотациями никто не спешил. Ведьма была гораздо больше занята отловом девчонки, всеми силами стремившейся перебраться через портал вслед за братом. Который продолжал бомбардировать меня вопросами, так и не опустив на землю.
  - Ты болтливостью от Риссы заразился? - ответила я ему, чтоб хоть что-то ответить.
  - С кем поведёшься, - улыбнулся берсерк. - Рис, да иди ты сюда, хватит там столбик изображать!
  Мавка действительно пыталась слиться с окружающим миром. Она явно жалела, что заметила меня на другой стороне портала, и я её понимала. Так стараться увести Кьяло подальше - и такой облом.
   В итоге Рисса всё-таки перебралась поближе к нам, но с видимой неохотой. Приветствие её тоже радушностью не отличалось:
  - Не могу сказать, что в восторге от этой встречи. Но рада, что ты ещё жива.
  - Твоё 'ещё' меня немного смущает.
  - Не обращай внимания, - вклинился Кьяло, - она просто вредничает.
  - Ты бы тоже вредничал, если бы был вынужден приглядывать за таким остолопом. - пробурчала Рисса. - Может, всё-таки вернёмся домой, а?
  Последняя фраза относилась почему-то ко мне. Как будто моё мнение здесь что-то решало.
  Честно говоря, я и сама была бы не против отправить друга восвояси. Одно дело - вместе шляться по городу, болтать о пустяках, ввязываться в приключения и прогуливать занятия в академии. И совсем другое - торчать на границе между двумя воюющими странами. В этот раз всё всерьёз.
  - Кьяло, - осторожно начала я, - Я очень рада тебя видеть, но, может, ты действительно вернёшься? А я потом в гости приеду. Улажу тут все дела - и приеду.
  - Ты... меня прогоняешь, что ли? - Парень наконец-то разжал руки, выпуская меня из объятий.
  - Нет... Не совсем. Просто после того, как ты уехал, произошло слишком много всего, и мне надо разобраться. Самой разобраться. Извини.
  - То есть прогоняешь...
  - Так, граждане! - прервала нас ведьма. - Я сколько ещё должна портал держать? Давайте разбирайтесь уже, кто куда.
  - Да-да, мы уже разобрались, мы уже идём обратно, - зачастила Рисса, цепляя Кьяло за руку.
  - Не разобрались, - обрубил берсерк. - Я никуда не уйду, пока мне внятно не объяснят, в чём дело.
  - Даю пять минут. Олег, марш сюда.
  - Ты ещё 'к ноге' скомандуй. Или 'место', - проворчал парень. И, после короткой паузы, добавил: - Мам, я остаюсь здесь.
  - С ума сошёл?
  - Кто-то не так давно предлагал мне смириться и не ходить хвостиком за человеком, о котором волнуешься. Ну так вот, смирись и перестань ходить за мной хвостиком. Я никуда отсюда не денусь. Разве что вместе с Марго.
  - Так давайте мы просто заберём её с собой, - вмешалась юная ведьмочка. Пользуясь всеобщим замешательством, она всё-таки проскользнула через портал. И тут же принялась с любопытством глазеть по сторонам.
  - Ярка, вернись немедленно! - прикрикнула мать Олега.
  - Да ладно вам, тёть Варь! - отмахнулась девчонка. - Я серьёзно, кстати! Если парни хотят остаться здесь только ради этой эльфы, то давайте просто утащим её в Лёссу - и всём будет проще.
  Олег задумался. Его всерьёз волновала сохранность моей жизнь, а на фоне возможных военных действий Лёсса явно представлялась более безопасным местом, чем Предония.
  Кьяло идея тоже понравилась. Причём настолько, что он немедленно схватил меня в охапку и направился к порталу.
  С какой стороны не посмотри, решение, подсказанное ведьмочкой, было идеальным. Никой войны, никакой свадьбы, никаких разборок с Мулленом. Пара шагов - и я в Лёссе.
  'Я в Лёссе' звучало так же притягательно, как детское 'я в домике'. Замечательный способ избавиться от всех проблем. Спрятаться. Сунуть голову в песок, как страус!
  - Нет! - извернувшись, я выскользнула из объятий Кьяло. - Я никуда отсюда не пойду!
  Лицо берсерка удивлённо вытянулось. Точно так же, как и у его сестры. Эти двое вообще были поразительно похожи. С поправкой на пол, возраст и габариты, конечно. И если образ мысли совпадал у них так же сильно, то будущее виделось мне весьма однозначно: сейчас меня снова схватят и запихают в портал силой, не слушая никаких возражений.
  - У вас осталось две минуты! - поторопила ведьма, демонстративно встряхивая часы.
  - Простите, я, кажется, пропустил самое интересное. Две минуты на что?
  Я не слышала, как Итьер подошёл к месту действия, поэтому дёрнулась от его голоса как ужаленная. Чёрт! И чего ему не сиделось тихо где-нибудь в недрах барака?
  - Так что здесь происходит? - продолжил мой жених. - Впрочем, неважно. Прощайтесь, госпожа Марготта, мы уходим.
  - Как это уходим? Куда?
  - В замок, конечно. Или вы думали, что я оставлю вас и дальше наслаждаться солдатским обществом? Приличной незамужней девушке крайне не рекомендуется оставаться наедине с посторонними мужчинами. Замужней, впрочем, тоже.
  ...А портал так близко, так заманчиво близко. Буквально рукой подать.
  - Я, между прочим, тоже солдат и нахожусь в распоряжении командира. И он пока что никуда меня не отпускал!
  Дамир и Верба одобрительно хмыкнули в унисон. Они следили за происходящим, как за спектаклем: не отвлекаясь, но и не вмешиваясь.
  Зато Кьяло не вмешаться просто не мог.
  - Марго, а что это вообще за хмырь? - спросил он, вклиниваясь между мной и Итьером.
  - Это... ну... Это Итьер айр Нермор. Старший брат Флая. Мой жених.
  - Жених... Ага... Жених, значит, - задумчиво пробормотал мой лучший друг. А затем резко, почти без замаха двинул Итьеру кулаком в лицо. Прямо во второй, целый глаз.
  Парня мотнуло в сторону, но на ногах он устоял. И даже не сбежал. Но и в драку не полез, только посмотрел исподлобья и недобро улыбнулся. Фингал под глазом медленно наливался бордовым.
  - А с кем, простите, имею честь общаться?
  Светские беседы Кьяло не любил ещё больше, чем я. Да и вообще на вежливости настроен не был.
  - Слушай сюда, жених! Будешь выпендриваться - вообще слепым сделаю!
  - Прекрати немедленно, - подоспевшая Рисса повисла на руке Кьяло. - Ты сюда зачем явился? Граждан чужого государства калечить?
  - Да помню я, помню. Политический прецедент и всё такое. Только мне, знаешь, как-то по барабану. Я понятия не имею, что происходит, и останусь здесь, пока не разберусь. А ты можешь идти, куда хочешь.
  - Никуда я без тебя не пойду, сам знаешь.
  - Минута! - бесстрастно объявила ведьма. Я начала всерьёз завидовать её выдержке.
  - А я тогда тоже здесь останусь! - провозгласила ведьмочка Ярослава.
  - Нет! - отрезал Кьяло.
  - Как это нет? Почему тебе можно, а мне нельзя?
  - Потому, что я - твой старший брат, и я так решил. Немедленно иди домой.
  - И не подумаю!
  - А меня вообще кто-нибудь спросит? - включился в разговор Дамир.
  - А вы кто? - дружно развернулись к нему брат с сестрой.
  - Командующий третьим гарнизоном Северной армии, на территории которого вы, собственно, сейчас и находитесь.
  - Здрасьте, - опешила Ярослава.
  Кьяло промолчал, но вытянулся по стойке смирно, как на торжественном построении в академии. Рисса побледнела. Ведьма не среагировала никак, разве что на часы мельком глянула.
  Я уже успела отвыкнуть от того, что они могут быть такими маленькими. Впрочем, и без них было понятно, что сейчас около пяти утра. Первые рассветные лучи ползли по горам и солнечные зайчики скакали по башням виднеющегося на востоке замка. Кажется, я ошиблась, и второй выход из портала находился от нас не в нескольких часовых поясах, а немного ближе.
  Рассвет заметила не только я. Почти все обернулись посмотреть, как восходит солнце, и над перевалом повисла спонтанная торжественная тишина.
  Поэтому деликатный стук в ворота прозвучал неожиданно громко.
  Вообще, идея стучать в штурмовые ворота казалась несколько бредовой. В них обычно или кулаком барабанят, или сразу тараном.
  Судя по удивлённому лицу Дамира, он с подобным тоже сталкивался впервые. Но всё равно немедленно гаркнул:
  - Кого там принесло?
  Кого могло принести с эльфийской стороны в военное время, я даже представить боялась. Хотя с Арфеналме, например, сталось бы именно так постучать.
  С его сына, как выяснилось, тоже.
  
  * * *
  
  Катриона:
  
  Вот так всегда!
  Составляешь гениальный план, учитывающий всё, что только можно, и даже немножко то, что нельзя; поднимаешь на уши всех знакомых, чтоб узнать нужный адрес; потом всю ночь сканируешь толстенную стопку бумаги, чтоб оставить себе хотя бы такую копию; выходишь из дома в пять утра, тащишься пешком через полгорода подгоняемая комарами и адреналином; тяжеленная сумка оттягивает плечо, потому что средневековая бумага весит ощутимо больше, чем современная...
  Короче, ты терпишь немыслимые беды и лишения - и всё это только ради того, чтоб упереться носом в запертую дверь, снабжённую домофоном.
  На просьбу наколдовать какую-нибудь алохомору Багира только фыркнула и предложила мне разбираться своими силами.
  Естественно, эта чёрная зараза потащилась следом за мной. И именно она настояла на том, чтобы провернуть всё в такую несусветную рань. Мол, прохожих на улицах не будет, собак тоже, всё пройдёт тихо и спокойно, просто оставим бумаги в почтовом ящике - и отправимся домой досыпать.
  Да-да, почтовый ящик тоже был её идеей! Почему-то кошка очень не хотела, чтоб я контактировала с другими городскими колдунами. И учить меня магии упорно отказывалась.
  В общем, её послушать - так лучше бы я вообще сидела дома и не высовывалась никуда дальше магазина и института.
  Но после экспресс-курса 'Выучи старофранцузский за двадцать дней по чужим мемуарам' у меня прорезалась совесть. Совесть уверяла, что родители Марго, которые свою дочь не видели почти три года, имеют право на то, чтоб получить от неё весточку. По крайней мере, будут знать, что она жива.
  Подсовывать под дверь записку 'Марго просила передать, что у неё всё в порядке' казалось глупостью. Во-первых, не просила. Во-вторых, судя по всему, не больно-то она в порядке. Поэтому я решила отдать родителям весь её дневник целиком. Пусть сами разбираются. Может, даже найдут в тексте какую-нибудь подсказку о том, где искать дочь. А если повезёт - то и обеих.
  Короче, намеренья у меня были самые благие. И все они разбились о дверь.
  Несколько минут я просидела на лавочке у подъезда, надеясь, что наружу выскочит ранний собачник, но счастье мне так и не улыбнулось.
  Кошка была только рада, и всем своим видом намекала, что пора двигать в обратный путь.
  Не то, чтоб мне не хотелось домой... Хотелось, и очень. Завалиться на диван и проспать как минимум до полудня. Но ведь совесть же!
  - Точно дверь не откроешь? - уточнила я на всякий случай.
  - Не в моих правилах расходовать магию на то, что можно сделать руками.
  - Ну, как хочешь... Руками - так руками!
  Наверное, руками можно было сделать очень многое, но моей фантазии с недосыпу хватило только на одно - нажать на кнопку домофона. Ответили, как ни странно, почти сразу:
  - Кто там?
  - Почта, - брякнула я. И даже не соврала ведь. Почта и есть. Почтальон Печкин, принёс посылку от вашей девочки.
  Замок пиликнул, открываясь.
  Кошка, успевшая задуматься о чём-то своём, совершенно пропустила момент, когда всё пошло не по плану, и едва успела заскочить в подъезд следом за мной.
  Подъезд был типичный - ступеньки с отколотыми краями, обшарпанные стены и перегоревшая лампочка под потолком. Стандартная пятиэтажка. Почтовые ящики в стандартной пятиэтажке тоже были стандартные - то есть наполовину выломанные. А уцелевшая половина щеголяла распахнутыми дверцами. Так что запихать туда толстенькую стопку бумаги не получилось бы при всём желании.
  На втором этаже щёлкнул дверной замок, и знакомый по домофону женский голос спросил:
  - Это вы звонили?
  - Да, - не стала отпираться я и заторопилась вверх по лестнице.
  Кошка изобразила лапой выразительный фейспалм, но поспешила следом и даже обогнала меня на верхних ступеньках. Поэтому именно ей и досталось первое приветствие:
  - Здравствуйте, миледи. Честно говоря, не ожидала вас увидеть.
  - Все благодарности к ней, - кивнула на меня Багира. - Претензии тоже.
  Я поняла, что отпираться поздно и вежливо поздоровалась. Женщина ответила кивком и посторонилась, пропуская нас в квартиру. То есть вариант быстренько отдать 'посылочку' и сбежать уже вроде как и не рассматривался.
  - Кофе?
  - Не... - начала кошка.
  - Не откажусь, - нагло брякнула я, проходя на кухню следом за хозяйкой квартиры.
  На самом деле кофе я не любила. Точнее, вкус не любила, зато нюхать его могла бесконечно.
  Но пока женщина готовила, я могла беспрепятственно наблюдать за ней. Интересно же! Настоящая магичка!
  Выглядела настоящая магичка совершенно обыденно - ситцевый халатик, домашние тапочки, рыжие волосы небрежно заколоты на затылке. И при этом - точёная фигура, безупречная осанка, правильные черты лица. И совершенно неуместные на таком лице синяки под глазами.
  В общем, очень красивая женщина. Была бы. Если бы выспалась.
  С другой стороны, если бы не явные проблемы со сном - фиг бы она мне в такую рань дверь открыла.
  - Кофе! - объявила магичка, выставляя на стол две чашки и одно блюдце - для Багиры. Кошка благосклонно улыбнулась. Она любила, когда о ней помнят и относятся с уважением.
  Женщина, кажется, об этой стороне кошачьей натуры знала, поэтому сделала всё возможное, чтоб четвероногой гостье было удобно. И только после этого обратила внимание на меня.
  Разглядывала она меня ненавязчиво, но внимательно. И, кажется, слегка удивлённо. Как будто видела в моём лице что-то знакомое. Обычно после такого взгляда начинались выяснения, сколько лет моей маме, или где работала бабушка.
  - Кем ты Варваре приходишься? - не выдержала магичка.
  - Правнучкой, - ответила за меня кошка, пока я пыталась понять, кто такая эта самая Варвара. Лично я знала только ту любопытную из стишка, которой на базаре нос оторвали. С ней-то мы явно были в родстве! Но речь всё-таки шла о ком-то другом.
  - Вы похожи, - улыбнулась женщина. - Я догадывалась, что у неё были родные дети и когда-нибудь они объявятся. К сожалению, ничем не могу помочь. Если Варвара где-то и хранила свои записи и артефакты, то не у меня. Так что за наследством - это к Олегу. Хотя его уже сколько лет никто не видел. Даже не знаю, жив ли.
  Наследство? Какое ещё наследство?
  Я отхлебнула кофе, надеясь, что хоть так голова заработает. Но никакого понимания происходящего на меня не снизошло.
  Кто такая Варвара, какой ещё Олег, и как это связано с тем, что я, по заверению кошки, не человек?!
  Багира при этом спокойно лакала из блюдечка, словно разговор не имел к ней никакого отношения. Ну погоди, зараза блохастая! Я до тебя ещё доберусь!
  Показываться себя перед магичкой совсем уж дурой не хотелось, поэтому я решительно отодвинула чашку и хлопнула на стол свою 'посылочку'.
  - Да я, в общем-то, не за этим пришла. Наоборот, вам принесла кое-что. Оно ко мне случайно попало, и... Сами читайте, в общем.
  Долго себя уговаривать женщина не стала. Подтянула бумаги поближе, пробежала глазами одну страницу, вторую. Затем решительно выпрямилась и посмотрела на меня:
  - Это Марго тебе передала?
  - Да.
  - Лично? Ты её видела?
  - Да.
  - Давно? С ней всё в порядке?
  Чувствовалось, что вопросов у магички ещё примерно тысяча, если не больше. Но она усилием воли заставляла себя выдавать их дозировано.
  - На майских праздниках. Жива-здорова. Да вы читайте, там всё написано. А я пойду, наверное. Не буду отвлекать.
  - Стой, - женщина разве что мёртвой хваткой в меня не вцепилась. - Погоди, посиди ещё немного. Сейчас я с мыслями соберусь... И мужа надо разбудить... И...
  - И, Танюш, можно мне ещё кофе? - мурлыкнула кошка. - Я так полагаю, беседа будет долгая.
  Магичка кивнула.
  С места, правда, так и не двинулась.
  
  
  
  
  
  
  Внимание!
  
  Эта глава - последняя, выложенная на СИ.
  Полную версию можно купить на 'Призрачных мирах'
  
  Приятного чтения )
  
Оценка: 7.09*59  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"