Тарнавские М., В.: другие произведения.

Зеленый пес Такс и Господин Вещей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ох, не в добрый час решила мадам Парлимсеппета Пампука, премьер-кастелянша ведущего филиала магического ордена Электровеника, вытолкнуть своего великовозрастного сыночка балбеса, мага 11-го уровня Монбазора, в самостоятельную жизнь! Он и так постоянно попадает во всякие истории, а в это время в славном городе Вольтанутене такой детектив начался! Тут уж не никак не обойтись без ТАКСа - совершенного творения магии и генной инженерии, которому вечно приходится присматривать за непутевым хозяином.

  ПРОЛОГ
  
  Эксперимент вышел из-под контроля. Над Провалом стоял разноголосый ор и сверкали молнии. Глубокий кратер, в незапамятные времена выбитый в скальной гряде шальным метеоритом, был приспособлен под магический полигон, но сейчас даже его защитные системы едва справлялись. Магоконструкты метались в нем и рикошетили от щитов словно шутихи в закрытой кастрюле.
  - А-а-а-ааа!
  - Вырывается!
  - Кто-нибудь, отрежьте его от накопителей!
  - Давно отрезано! Оно самоподдерживающееся!
  - В бутылку его засовывайте, братья, в бутылку!
  - Сам пойди и засунь! Ишь, умный! Крепи лучше щит, кретин!
  - Осторожно! Головы берегите!
  Прерывистый механический вой добавил в эту суматоху еще больше шума.
  - Какой идиот включил сирену?!
  - Ее никто не включал... Там, внизу, генератор!
  - Его что, не обесточили?! - раздался чей-то возмущенный крик вопиющего в пустыне.
  Первым сориентировался руководитель эксперимента.
  - Спасайся, кто может! - завопил он, бросившись к ведущей наверх аварийной металлической лесенке.
  Идиотов на полигоне не водилось, они уже давно вымерли путем естественного отбора. Поэтому никто из магов и не пытался воспользоваться заклинанием левитации. Да и лифты дружно проигнорировали. Ругаясь на чем свет стоит, маги лихорадочно лезли наверх по скользким ступеням. Один из них сбросил мешавшую мантию, и она медленно планировала вниз, словно подбитый ковер-самолет.
  Все сгрудились на первой площадке. Выше вела еще одна лесенка, но какая-то перекособоченная и болтающаяся на сломанных креплениях. Никто не осмеливался опробовать ее первым. Вниз, откуда доносился вой сирены и сверкали молнии, ни один из них не смотрел. Каждый понимал, что теперь все зависит от того, выдержат ли стационарные щиты.
  Внезапно после одного из разрядов раздался мощный хлопок. Сильно запахло озоном.
  - И это - ваша хваленая защита?! - руководитель эксперимента возмущенно повернулся к главному безопаснику.
  - Зато теперь все наконец-то скинутся на ремонт Провала, - нашел в себе силы пошутить кто-то.
  Остальные молчали, готовя средства индивидуальной защиты. Снизу медленно и неотвратимо поднимался грозный смерч, весь фиолетовый от переполнявших его молний. Неожиданно он словно наткнулся на невидимый потолок, покачнулся, стал таять и рассыпался. Магов на площадке обдало сильным порывом теплого ветра, у кого-то встали волосы дыбом от статического электричества. Но этим все и ограничилось.
  - Поздравляю... ап-чхи! - руководитель эксперимента развеял не пригодившийся каменный щит и чихнул от поднявшейся пыли.
  Он повернулся к главному безопаснику:
  - Эта новая разработка... антитезис, да?... показала свою высокую эффективность! Ваша предусмотрительность делает вам честь!
  - Что?! Да я...
  Маг, к которому относилась эта похвала, в первое мгновение, как и все, продолжал оторопело смотреть вниз. Там только что самоликвидировался вихрь, натолкнувшись на заранее установленное аннигилирующее заклинание. Впрочем, он тут же сориентировался, подбоченился и принял горделивый вид.
  - Коллега, а ведь это вас мы должны поблагодарить за антитезис, - негромко обратился к своему соседу маг - смотритель полигона.
  - Не стоит благодарности, - отмахнулся тот. - И не надо больше об этом. Вы заметили, а остальные пусть думают, что хотят. Признаться, надоело уже выглядеть самым предусмотрительным и подчищать за всеми. Да и согласитесь, сейчас было бы невежливо настаивать на своем авторстве.
  К их разговору никто не прислушивался, хотя маги по-прежнему толпились на узкой площадке. Вниз, где вышедший из-под контроля мощный магоконструкт оставил после себя картину сплошных разрушений, не торопился спускаться никто. Да и хлипкая лесенка, по которой они только что так лихо вскарабкались, как-то не вызывала больше доверия.
  - Коллеги, а ведь знаете, в конце концов у нас получилось! - вдруг громко и пафосно заявил один из экспериментаторов.
  - Что получилось?! Магическое оружие массового поражения?!
  - Да хотя бы! Оцените, какое огромное поражающее действие! Правда... м-м-м... несколько бесконтрольное...
  - Вот именно, коллега! Где вы найдете столько самоубийц, чтобы каждый раз его запускать?!
  - Э-э-э... А зачем самоубийц?! Заклинание может активировать и голем! Взять накопитель помощнее...
  - Голем?! Окститесь! А управлять самим големом кто будет?! Это же комплекс, как минимум, третьего порядка!
  - М-м-м... По-моему, это не так сложно. Обычный второй порядок, как я понимаю... Основная проблема - как достаточно быстро доставить голема в нужную точку...
  Научный спор разгорался. Руководитель эксперимента не принимал в нем участия. Он мрачно глянул на главного безопасника, сосредоточенно теребящего бороду.
  - Так или иначе, результат получился слишком мощный. Уверен, это не останется не замеченным там, - указательный палец многозначительно ткнул куда-то вверх. - Советую, коллега, поскорее подчистить за собой все хвосты и готовиться к неприятностям!
  - Это само собой, - специалист по щитам размеренно кивнул. - Однако мой опыт говорит, что самые большие неприятности всегда приходят с неожиданной стороны.
  
  
  Через двенадцать дней
  Вольтанутен. Прием в императорском дворце
  
  Молоденький официант торопливо толкал тележку по длинному коридору. В зале не хватало напитков, поэтому их просили привезти как можно быстрее. Колесики гулко стучали по каменному полу, весело подскакивая на стыках. Эхо усиливало и так немаленький грохот, разнося его далеко вперед.
  Перед поворотом парнишка немного притормозил и лихо свернул ко входу в одну из малых столовых. Ее двери были незамкнуты - чтобы сократить путь, персонал бегал напрямик. Официант поднял глаза и обомлел. Перед ним маячила высокая фигура в белом одеянии. Тупичок освещался неярко, и в первый момент пареньку показалось, что у нее нет лица. На фоне темной двери были видны только белки глаз.
  От неожиданности он выпустил из рук тележку, и та, потеряв управление, помчалась наискосок. Незнакомец среагировал мгновенно. Метнувшись, он перехватил ее - лишь одно колесико чиркнуло по стене, да как-то особенно жалостливо звякнула посуда.
  - Извините, - улыбнулся мужчина, сверкнув в темноте белоснежной улыбкой.
  Официант ничего ему не ответил. Он так и стоял на входе, разинув рот. Подождав немного, неизвестный спокойно приблизился к нему, тронул за плечо, предлагая посторониться, и, обдав очень сильным и терпким ароматом, вышел в коридор.
  
  В коридорах царила суета, приходилось постоянно быть начеку, чтобы ни на кого не наткнуться. Юный официант настолько сосредоточился на своей непослушной тележке, что совсем не смотрел по сторонам и даже не заметил, как заблудился и попал в жилую часть дворца, где ему совершенно не рекомендовалось находиться. Скорее назад, пока никто не увидел! Паренек ухватился за тележку, готовясь развернуть ее, и вдруг обмер, уловив краем глаза движение.
  Однако вместо кого-то из слуг из-за поворота неожиданно вышел зеленый голован. Был он очень необычен: низенький, длинный, с вытянутой мордой и пушистым хвостом. Честно говоря, и на голована-то не очень похож. Но рассматривать его было некогда. Пропустив странного визитера, официант заторопился обратно.
  
  - Где ты бродишь?! - набросился на него старшой.
  Единственный новичок среди его подчиненных, совсем юный слуга, молчал, лишь голову втянул в плечи.
  Из-за происшествия один бокал тонкого стекла из дорогого иномирянского набора все-таки треснул. Он так огорчился, что не сразу сообразил, что с ним делать. В итоге просто оставил в столовой, за одним из стульев. Кто там позже разберет, откуда он вообще тут взялся?
  Да еще и униформа так некстати распахнулась, пришлось потерять несколько минут, пока справился с мудреными драпировками. Ради карнавала их вырядили в народную одежду, которую мало кто умел носить, вот и приходилось весь вечер ее поправлять.
  А когда двинулся дальше, выяснилось, что колесико все-таки пострадало: немного искривилось и все время "забирало" вправо. Теперь особо и не разгонишься.
  Ничего этого он, конечно, не сказал. Да старшой и не ждал от него ответа.
  - Отвези напитки к тем столикам, - махнул он рукой. - Там уже все опустошили.
  Довольный, что обошлось без нагоняя, паренек поспешил исполнить приказ, совсем забыв о капризном колесике. Но лишь только он тронул тележку, та норовисто вильнула. Он еле успел ее выровнять. По залу пришлось идти очень осторожно, аккуратно объезжая гостей. Настроение окончательно испортилось: вряд ли начальнику понравится такая медлительность.
  Огорченный официант настолько сосредоточился на своем грузе, что практически не замечал того, что творилось вокруг. И когда кто-то из гостей вдруг врезался в тележку, от неожиданности он вновь выпустил ее из рук. Транспорт, потеряв управление, весело вильнул и понесся вперед, коварно подрезая гостей левым бортом. Послышались недовольные возгласы - удары были очень болезненными.
  Юноша стоял с растерянным видом. Он даже не смог пуститься вдогонку: гость рухнул прямо перед ним. Падение сопровождала серия красочных мелких взрывов - окружающие едва успели отскочить.
  Раздался хохот, послышались аплодисменты, и официант смутился еще больше. Он совсем не понимал, что происходит - на прием актеров не приглашали, взрывать ничего не собирались. Лицо упавшего мага было смутно знакомым, но это и не удивительно: сегодня здесь пировала вся орденская верхушка. Раз в год, в день карнавала, отставной император Венизелос собирал у себя во дворце всех влиятельных лиц Вольтанутена.
  Тем временем тележка, растерявшая и расплескавшая по пути добрую половину своего груза, проехала толпу насквозь и шумно врезалась в какой-то столик. Мебель оказалась хлипенькой и сразу же опрокинулась. Раздались недовольные крики, кто-то из официантов поспешил на помощь.
  - Ты же не должен работать в зале! - рассерженно прошипел старшой, как только ему удалось добраться до незадачливого подчиненного. - Вон отсюда! Чтобы дальше порога не заходил!
  
  Упавшего мага он видел еще пару раз, когда заглядывал в зал. Тот очень суетился, зачем-то подбегал к секретарю. Все-таки странный тип. Цвет волос - и тот необычный, издалека заметен.
  На глаза старшому юноша старался не попадаться. Впрочем, тот уже успокоился, все реже покрикивая на персонал. Напряжение понемногу спадало, дело близилось к утру.
  Со временем официантик все-таки осмелился нарушить запрет: пришлось перехватить тележку с грязной посудой еще в зале. Под стеночкой он осторожно двинулся к нужному выходу. Вдруг сзади раздался грохот, парадная дверь распахнулась и кто-то истерично прокричал:
  - ..Убили... Там... В Оружейном...
  На мгновение наступила тишина, но почти тотчас гости зашумели, передавая страшную весть, засуетились, побежали к выходу. В зале остались одни фантомы и растерянные официанты. Прислуга переглядывалась, не зная что делать.
  - Всем занять свои места! - раздался громкий голос старшого. - До особых распоряжений дворецкого работаем, как обычно!
  
  Еще через несколько часов
  Мандибур, столица Империи. Штаб-квартира Департамента магического правопорядка
  
  Короткий предупреждающий стук, дверь тихо скрипнула, в кабинет вошел дежурный секретарь - офицер из недавних стажеров.
  - Принимаю заявки на обед, - торжественно сообщил он. - Вы будете выходить или заказать сюда?
  Архимаг Стэнниоль, дознаватель по особо важным делам, оторвался от разложенных на столе бумаг. Солнечный луч на миг блеснул в стеклах пенсне. Прищурился, пытаясь разглядеть парня, но после ярко освещенного листа бледное лицо офицера терялось на светлой стене.
  "Как ему удается всегда сливаться с фоном?", - в очередной раз удивился архимаг. А вслух спросил.
  - Вы случайно не в курсе, чем потчуют доблестных дознавателей в нашей столовой?
  - Сегодня - день здоровой пищи. Большой выбор диетических блюд, - секретарь-новичок сообщил это так серьезно, будто рапортовал о задержании важного преступника.
  Стэнниоль забавно сморщил нос, изображая недовольную гримаску:
  - Именно то, что надо для оголодавших магов, - сплошная польза при минимуме калорий. А повесомее у них что-то имеется?
  - Насколько я помню, в меню были печеночный паштет, грудка, запеченная в белом соусе, мясо, тушеное с овощами.
  - М-да... Выходить из кабинета особого смысла нет. Пожалуйста, закажите для меня обед сюда. Там же, где и вчера.
  - Хорошо.
  Архимаг недовольно посмотрел на бумаги. Никуда не денешься, придется разгребать "завалы", которые накопились за время последней командировки. Но десять минут безделья можно себе позволить. Срочных дел сейчас нет, спешить никуда не надо.
  Стэнниоль с удовольствием потянулся и откинулся на спинку кресла. Снял пенсне, заложил руки за голову и подставил лицо утреннему солнцу, еще не такому жаркому, как дневное. Сейчас он напоминал довольного кота, развалившегося на хозяйской подушке, даже зажмурился от удовольствия.
  Отдохнув, дознаватель взял небольшую папку с материалами по инциденту в Провале. Крупнейший испытательный полигон Империи находился недалеко от Вольтанутена, неофициальной магической столицы. Поговаривали, что сюда приезжали проводить опыты даже из других миров.
  С этого дела он и начнет. Вряд ли что-то серьезное, управится быстро. Строго говоря, к ним производственные аварии не имеют никакого отношения, ими занимается Магическая инспекция. Подробную информацию Стэнниоль запросил на всякий случай. Если так рвануло - при их-то уровне защиты, значит, дело серьезное, Магпорядок могут привлечь в любой момент.
  Вновь скрипнула дверь. В этот раз секретарь не заходил, только голову просунул в образовавшуюся щель:
  - Экстренное совещание. Начало через пятнадцать минут, в переговорной, - скороговоркой сообщил он и сразу же исчез.
  Архимаг недовольно поморщился: только начал работать, и тут же отвлекают. Интересно, что такого уж срочного произошло?
  Переговорная была на том же этаже, совсем недалеко от его кабинета. Он пришел одним из первых и успел занять свое любимое место возле окна. Наблюдая, как заходят и рассаживаются коллеги, Стэнниоль все больше мрачнел. Созвали не просто верхушку Департамента, в зале собирались самые толковые оперативники. Рядовые пятиминутки в таком составе не проводили. Под ложечкой противно засосало в предчувствии крупных неприятностей.
  
  
  Глава 1. Обычное скучное утро
  (за четыре дня до карнавала)
  
  ТАКС
  
  ТАКС - Транслирующий Автоматизированный Комплекс Собакообразный. Наделен внешним видом пса и повадками разумного существа. Режим эксплуатации - облегченный, ориентированный на обычного некомпетентного пользователя.
  Из Инструкции, основного документа ТАКС
  
  Осталось последнее упражнение - перехват с выпадом вперед и вверх, и разминку можно заканчивать.
  Без разбега я взлетел с места, оказался на диване и вцепился в горло воображаемому противнику. Во все стороны полетел пух, щедро припорошив мебель вокруг. Две секунды! Отличный результат!
  В этот момент за окном застучал, зашумел утренний дождь. Гр-р-р-р... противный звук! Казалось бы, такой мирный, убаюкивающий. Но после года в этом мире я его уже слышать не могу. Местный год - это не так и мало, семнадцать полных. За такое время что угодно надоест, не только ежедневные дожди.
  Вы знаете, что придумали в городе Вольтанутене?! У них осадки выпадают точно по расписанию, которое не меняется уже много лет. Его печатают даже на железнодорожных билетах. И заканчиваются дожди всегда вовремя, без опозданий. Клянусь, большего занудства я в своей жизни не встречал. А вольтанутенцы этим гордятся!
  Сейчас начался утренний дождь - время подъема, завтрака и сборов на службу. Окончание его - сигнал к выходу из дома. Можно не обременять себя зонтиками и плащами: следующий будет поздно вечером, когда все приличные люди сидят дома.
  Кстати, пора и мне закругляться - скоро слуги забегают. Они тоже по дождю встают.
  Ой!! А подушка-то оказалась не магической... Не ту схватил! И что же теперь делать с этим беспорядком? Никакое цыканье и угрожающее клацанье зубами тут не поможет.
  Тяжело вздохнув, я уткнулся носом в обивку дивана.
  - А-аа-пчхи!
  Что за привычка обрызгивать диван парфюмами?!
  - А-апчхи!
  Лучше бы пыль выбивали почаще!
  Прочихавшись, я вернулся к уборке. Выставил хвост вверх и медленно побрел, собирая ртом противные мелкие перышки. Нос старался держать повыше, но запах все равно чувствовался. Да еще и мелкие ворсинки щекотали пасть. Лишь бы не чихнуть: пух разлетится по всей комнате - не соберу потом.
  Собранную набивку решил затолкать мордой под наволочку - в глубину она лезть отказывалась. Пришлось изрядно обслюнить свою добычу, чтобы не разлетались снова. Зашить прорехи я, конечно же, не мог, поэтому решил просто спрятать улику - хозяин вряд ли заметит ее отсутствие. Затолкал подушку подальше под диван, симметрично разложил по дивану оставшиеся и довольно махнул хвостом. Чисто!
  Дождь все еще барабанил, и я решил продолжить свои занятия, чтобы отвлечься от этого нудного стука. По плану у меня стояла дополнительная тренировка для хвоста. В бою он - такая же конечность, как и остальные. Впрочем, выглядел этот комплекс упражнений достаточно мирно. Если прислуга и заметит что-то, вряд ли обратит внимание. Играет собачка со своим хвостом, ну и ладно.
  Хорошо, что сейчас не осень. Ее середину отмечает сплошная полоса дождей, которые прекращаются только в "часы пик": вольтанутенцы не очень любят мокнуть. Суточный перерыв приходится на единственный выходной, пятый день руки.
  Зима извещает о себе мокрым, сразу же тающим снегом, который выпадает по собственному графику...
  Воспоминания о зимней скуке вновь вызвали приступ злости. Я еще яростнее закрутил хвостом. Он послушно выполнял зарядку, но точность удара меня не радовала. А все кухарка с ее выпечкой - совсем гибкость потерял!
  Да что ж это такое!? Вместо того, чтобы подхватить перышко с низенькой ножной табуреточки, хвост смел его вместе с думкой. Последняя пулей влетела на стол, разметав письменные принадлежности в разные стороны. Несколько ластиков свалились на пол и бросились в разные стороны. Пришлось их ловить и размагичивать. Похоже, хозяин снова экспериментировал с мелочевкой - на каждом предмете светились следы его магии. Небось, под вечерний дождь творил.
  Если верить "Вольтанутенскому вестнику", за последние сто лет осадки ни разу не нарушали свой график. Газета утверждает, что это - "свидетельство успешной борьбы местных коммунальных служб с особенностями климата предгорья". Правда, в "Легенде о Пампукской Хрюре" - фамильном предании семьи Пампука - я нашел другую версию. Оказывается, тучи притягиваются огромнейшими выбросами магической энергии. Избежать дождей невозможно, поэтому решили их дисциплинировать. Вообще, погода удивительно послушна магии.
  Наконец я закончил свои упражнения. Все-таки ленивая сытая жизнь до добра не доводит. Обычный комплекс занимает у меня все больше и больше времени.
  Раньше я жил у Учителя Мерлина, и там приходилось выкладываться по полной. В меня пытались втиснуть максимум знаний и умений за очень короткий период. Еще и внушали, что я - надежда и гордость современной науки.
  Сейчас я с тоской вспоминаю ту библиотеку. Здесь, кроме "Вестника" и "Легенды", читать нечего. Магические книги хозяина мало того, что свирепые, еще и злопамятные - мстить будут долго и со вкусом. А других местных изданий в доме никогда не водилось.
  "Легенда" - это сборник рассказов, в каждом из которых скрывается бездна толкований. Очень часто я нахожу там ответы на свои вопросы. Но на следующий день этот кусочек теряется, будто его никогда и не было. Не сомневаюсь, что каждый читатель трактует "Хрюрю" по-своему. Думаю, единый сюжет в ней отсутствует в принципе.
  Хорошо, хоть в "Вольтанутенском вестнике" бывают весьма интересные статьи. Например, не так давно там очень занимательно, хотя и не совсем грамотно описали некое происшествие, случившееся в Провале - так называют местный магический полигон. Кроме того, городская газета - неисчерпаемая кладезь информации о здешнем обществе. Благодаря нему я знаю почти всю магическую элиту Вольтанутена. Естественно, заочно.
  Кстати, газеты, которые я читал, надо собрать с пола и положить на место. Не стоит привлекать внимание слуг.
  Пройдясь по кабинету с уборкой, я тщательно обнюхал все углы и закоулки. И не зря! Любимый иномирянский карандаш хозяина закатился под шкаф и умудрился там застрять. Я как раз нагрянул, когда он, пыхтя и отчаянно дергаясь толстеньким ластиком, пытался выбраться наружу. Пришлось срочно спасать.
  В последнее время тоска преследует меня постоянно. Какие еще экстремальные условия, какие боевые задания?! Уборка - основное мое развлечение.
  Исследовательская работа, ради которой хозяин осел в Вольтанутене, совсем не оставляет ему свободного времени. Монбазор Пампука - перспективный диссертант Межмировой академии высших магических искусств (МАВМИ), где меня и создали около полутора лет назад. Кстати, тогда мой проект назвали прорывом в магической генетике.
  Здесь нас никто не посещает, волшебных вещей, умеющих говорить, в этом доме нет, с соседскими животными я не общаюсь. Собак в этом мире не держат, а местные голованы - невежи и тугодумы. Представляете, за всю прогулку ни с кем не обнюхаться!
  Я был подарен Монбазору самим Учителем. Но, по-моему, хозяин слишком небрежно отнесся к его щедрости. Например, он до сих пор так и не понял, зачем обычного "щенка элитных кровей" снабдили увесистой инструкцией. Нет-нет, иногда он ей пользуется, но только в качестве пресса для бумаг. Лично я не видел, чтобы он хоть раз заглядывал внутрь. А ведь я могу многое! Например, читать мысли окружающих и транслировать их хозяину.
  И о потребностях моих не думает! Я, конечно же, говорю не о косточках и персональном собачьем туалете в ближайших кустах. Это все есть. Но он даже не соизволил растолковать мне базовые понятия! Например, что "полный" - это двадцать один день, "рука" - пять (четыре рабочих и выходной). И что полный включает в себя четыре руки и один дополнительный выходной, как его здесь выспренне называют, день духовного совершенствования.
  Сложив газеты, я огляделся. Работы больше не было. А хозяин выйдет из своей спальни еще не скоро - он не любит рано вставать. Тоска-а-а...
  В этом мире мне отведена роль любимой собаки. Вместо того, чтобы развивать свои способности, я лишь своевременно виляю хвостом и, в лучшем случае, догоняю брошенную палку. Чаще всего я дремлю в его кабинете, слушая... гр-р-р... шум дождя.
  
  МОНБАЗОР
  
  Дождь убаюкивающее постукивал в окно, заботливо затянув небо серой пеленой. В детстве я думал, что он специально приходит по утрам, чтобы назойливые лучи солнца не вздумали будить меня. Сейчас мое мнение на сей счет мало изменилось. Тихо потрескивали полешки в камине, от которого веяло теплом и уютом.
  Я нежился под пуховым одеялом, завернувшись в него, как в кокон. Все-таки, вольтанутенские утра имеют свою особую прелесть. Именно сейчас наиболее полно ощущаешь комфортность здешней неторопливой жизни. Но, увы, я не могу позволить себе долго валяться в постели. Пока слуги спят, можно заняться своим проектом. Здесь мне приходится скрывать свое хобби буквально ото всех - для мага 11-го уровня оно может стоить репутации.
  Выскользнув из-под одеяла, я поежился - камин еще не успел прогреть комнату, остывшую за ночь. Кое-как натянув свою одежду, мельком глянул в зеркало. Ох, надо будет не забыть побриться! Делов-то - пальцами щелкнуть, а все время забываю. С трехдневной щетиной я выгляжу как форменный неудачник: невнятный типчик помятой наружности. Даже волосы тускнеют - интересный рыжеватый отлив, который так нравится моей маме, куда-то исчезает. Как магу, мне это очень удобно, невзрачность идеальна для маскировки. А окружающие не всегда адекватно воспринимают мой стиль.
  Я подбежал к гобелену на стене и нетерпеливо щелкнул пальцами. Магическая охрана отключилась. Главное, не забыть восстановить ее изнутри.
  Наконец-то я смог вдохнуть волнующий аромат древесной стружки! Токарный станок, контрабандой привезенный из мира моего Учителя, тихонько зажужжал, будто бы приветствуя меня. Скольких усилий стоило найти для него источник энергии здесь, в мире без электричества! Вне всяких сомнений, это был самый выдающийся мой проект. Увы, вряд ли я когда-нибудь решусь обнародовать его результаты.
  Для завершения моей работы оставалось выточить последнюю ножку. И табуретка - легкая, изящная и при этом очень прочная - будет готова. Всю учебу я мечтал об этом: свой домик в провинциальном тихом городишке, никаких назойливых друзей и соседей, столярная мастерская и достаточное количество времени для экспериментов.
  
  ТАКС
  
  В ходе работы с ТАКС рекомендуется регулярно проводить настройку приемных частот. Это позволит избежать неточностей при расшифровке подаваемых им сигналов.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Когда-то Учитель решил, что я буду полезен здесь, ведь магия на меня не влияет (архимаг позаботился об этом особо). В этом мире слабо развита техника, изобретения серьезнее паровой машины практически не используются. В соперничестве между наукой и магией последняя победила... и заставила общество подчиняться своим законам. Даже для элементарных химических реакций нужно получать специальное разрешение - и это не шутка, а суровая необходимость. Все мало-мальски сложные операции основаны на заклинаниях, а высокая магия и высокие технологии плохо уживаются друг с другом - в самом прямом смысле слова!
  Моя инструкция хозяину не интересна - для него привычнее книга заклинаний. Я регулярно отыскиваю свой документ в горе хлама и выкладываю его на видном месте. Наткнувшись на мой талмуд, Монбазор никогда не читает дальше названия на обложке. Поэтому мы с ним и не общаемся. Связаться самостоятельно я не могу, а он и не догадывается о такой возможности.
  Я пытался подавать внешние сигналы - преданно заглядывал ему в глаза, тяжело вздыхал, жалобно поскуливал. Он либо игнорировал меня, либо растолковывал их по-своему. Меня гладят, вкусно кормят, разрешают подолгу гулять. Не скрою, это приятно. Но не то, что мне нужно.
  Хозяин пошел еще дальше - пообещал познакомить с особой противоположного пола. Интересно, где он планирует ее найти, если я являюсь единственным опытным образцом?! Наколдует? Было бы весьма любопытно посмотреть, что у него получится.
  Но увидев результаты других его опытов, я не на шутку встревожился. Мне проще изобразить полного импотента, чем искать возможности утилизации своей суженой. Или хотя бы ее нейтрализации - в особо тяжком случае.
  Мой хозяин обладает мощным, но весьма специфическим магическим даром. Было бы странным, если бы после обучения в МАВМИ он не смог бы колдовать на уровне профессионального мага высшей категории. А колдует Монбазор регулярно. Правда, предсказать, что у него получится, крайне сложно.
  Нет-нет, если он решил добиться чего-либо, именно такой результат и получит. Но сотворение обычных вещей, без включения в них магии, увы, ему недоступно. Так, несколько дней назад он случайно разбил чернильницу. И вместо того, чтобы попросить служанку принести ему другую, машинально "колданул" такую же. Чернильница получилась у него что надо - новенькая непроливайка. Даже с чернилами. Но когда хозяин решил макнуть в нее перо, она нервно хихикнула. Монбазор залился пунцовым румянцем и отдернул руку. Чернильница обиженно хмыкнула, а у хозяина даже ногти покраснели. Несколько минут поколебавшись, он так и не рискнул продолжить. Наоборот, обмотал руку носовым платком и осторожно переставил "кокетку" в шкаф, задвинув ее подальше, за книги. Даже не рискнул вытащить назад свой платок, зацепившийся за какой-то талмуд.
  Вначале подобные казусы казались мне весьма забавными. Маги здешнего мира сами разрабатывают сложнейшие магические заклинания. Но большинству из них недоступны некоторые базовые умения. Например, защита высоких технологий от магии считается искусством. Овладеть им может лишь маг очень высокого уровня - никак не ниже архимага. А это и обычное электричество, и простейшие электронные устройства. Поэтому здесь предпочитают методы пассивной защиты. Например, не допускают магов на пароходы или продают им билеты только в последний вагон поезда, подальше от парового котла.
  Конечно, назвать чернильницу высокотехнологическим изобретением можно лишь с издевкой. Но, как оказалось, для магического таланта Монбазора и такое непочем. Видишь ли, ему захотелось пластиковую!
  В итоге ему все-таки пришлось просить Тамину, нашу горничную, принести обычную непроливайку. Но каждый раз, когда хозяин хочет макнуть в нее перо, откуда-то из глубины шкафа раздается обиженное хмыкание. Маг весьма нервно реагирует на этот звук, даже письменный стол постепенно переехал подальше от шкафа. Впрочем, негромкие комментарии зловредной чернильницы отлично слышны в любом углу комнаты. Как выяснилось, она умеет не только хихикать и вздыхать. Диапазон ее восклицаний настолько широк, что я не удивлюсь, если в один прекрасный день она заговорит. Прикоснуться к чернильнице хозяин больше не решается, как и колдовать на расстоянии, сквозь шкаф.
  Похоже, мне все-таки придется заняться утилизацией этого письменного прибора. Громкое немузыкальное похрапывание, доносящееся с верхней полки по ночам, уже начинает раздражать.
  В этом доме стремительно размножающиеся маг-объекты первого рода (или "простые волшебные вещи") никого не беспокоят. Но я даже рад этому. Их нейтрализация - своего рода хобби, позволяющее скрасить мое унылое существование. Исчезновение очередного раздражителя обычно остается незамеченным, что дает мне определенную свободу действий.
  Впрочем, мой хозяин вряд ли обращает внимание на такие мелочи. Обычно он слишком погружен в себя, чтобы реагировать на изменения в интерьере. Интересно, какую глобальную проблему он пытается решить? Возможно, я мог бы помочь ему в исследованиях...
  
  ***
  
  Пес, похожий на обычную длинношерстную таксу, но раза в два больше, странной изумрудно-зеленой масти, еще раз горестно вздохнул и с прежним выражением вселенской скорби на морде засеменил к большому шкафу.
  Воровато оглянувшись по сторонам, он поддел носом неприкрытую дверцу шкафа и совершенно не собачьим движением поднялся на задние лапы. Некая блестящая конструкция, напоминающая колесо с тонкими спицами, тут же высунулась наружу, собираясь вывалиться. Но пес ловко двинул ее мордой, возвращая обратно. Обнюхав полки, Такс недовольно заворчал и сунул нос в завалы на одной из них.
  В недрах шкафа что-то зашуршало, стукнуло. Одна книга плавно съехала с верхушки крайней стопки и гулко шмякнулась на пол. Пес воспользовался ею, как ступенькой: не глядя, придвинул лапой и наступил обеими задними.
  На край полки величественно выплыла кругленькая чернильница-непроливайка из фиолетового пластика. Выглянув из-под небрежно накинутого носового платочка в синих чернильных пятнах, она вопросительно хмыкнула. Такс вновь тяжело вздохнул, тронул лапой неудачницу и щелкнул зубами. Чернильница, нервно хихикнув напоследок, испарилась в воздухе. Платочек еще некоторое время колебался на сквозняке, но тоже постепенно истаял и исчез. В комнату неожиданным ветерком ворвался запах озона - знак того, что магическое воздействие окончено.
  Осторожно прикрыв дверцу шкафа хвостом, пес вальяжно-расслабленной походкой вернулся на свой коврик. Поерзал, пока умостился со вкусом, и улегся, положив голову на лапы. Прикрыл глаза и вздохнул. На сей раз - удовлетворенно.
  
  Где-то в саду из розового куста донеслось еле слышное недовольное хмыканье. Раздвигая стебли и волоча за собой платочек, уже основательно изгвазданный землей, чернильница выбралась наружу и целеустремленно двинулась по направлению к дому. Вид у нее был обиженный, но очень решительный.
  
  МОНБАЗОР
  
  Дождь уже стих, но я этого не слышал. Все мое внимание было приковано к табуретке. Последняя ножка оказалась кривоватой, что вносило дисгармонию во внешний вид изделия. Впрочем, если повернуть другой стороной, данный предмет мебели выглядел почти симметричным. Правда, из-за коротковатой ножки сидеть на нем было затруднительно.
  И снова злосчастная магия! Именно поэтому бытовое использование технологий здесь сильно ограничено. Мой мир, сотканный из магических заклинаний, накладывает свой отпечаток на любую немагическую конструкцию. Причем результаты могут быть совершенно непредсказуемыми. Иногда проще наколдовать, чем сделать что-то своими руками.
  Вытачивать новую ножку было некогда. Слуги могли в любой момент заглянуть в спальню, чтобы пригласить меня на завтрак. Поэтому пора возвращаться. Тем более, что в кабинете есть книжка по столярному делу, предусмотрительно обернутая непрозрачной бумагой и надежно спрятанная в недрах шкафа. Почитаю ее за едой, может, найду что-то полезное для себя.
  Выйдя в спальню, я услышал треск дров в камине, вздохи и цокот когтей моего пса, доносившиеся из кабинета. Позже послышался скрип дверцы шкафа, хихиканье вредной чернильницы, шелест листьев за окном. Эти звуки складывались в общую картину утра, в которой я чувствую себя уютно и спокойно. Свежий запах озона, внезапно ворвавшийся из соседней комнаты, добавил знакомых ноток.
  Мне очень нравится, что здешняя жизнь неразрывно связана с природой. Все свое детство, всю юность я провел в городах. В них разговаривали на разных языках, их жители родились в разные века, но все они были одинаково пыльные и нестерпимо шумные. Ни в одном из них я не чувствовал себя дома. Я всегда знал, что живу в них временно.
  Я влюбился в Вольтанутен с первого взгляда: обилие зелени, отсутствие городского шума и грязи. Мой дом - уютный особнячок, во дворе которого растут старые плодовые деревья, - один из тысяч подобных, составляющих улицы моего города. Никогда не знаешь, где закончится город и начнутся его окрестности. За любым из домов может оказаться лес или луг, вплотную примыкающий к улочкам.
  В первый же день в густой траве обочин я с удивлением обнаружил россыпи грибов белого цвета. В мире, где я когда-то учился, похожие грибы называли "шампиньонами", они считались деликатесом, их даже специально выращивали. Здесь их тоже употребляют в пищу и население, и животные, но они гораздо вкуснее, хоть и являются чем-то обыденным, блюдом ежедневного употребления.
  Город, в котором я живу, нельзя назвать маленьким - в нем более двухсот тысяч жителей. Но их жизнь отличается высоким уровнем комфорта. Например, ежедневные дожди умывают Вольтанутен, а трава, выбивающаяся даже из мостовой, смягчает любые звуки и не дает появляться лишней пыли. Каждый дом, даже самый старый, оснащен всеми необходимыми климатическими и санитарными системами. Я бы очень хотел всю свою жизнь прожить в этом городе. Так же спокойно и неторопливо, как я живу сейчас, занимаясь любимым делом и не отвлекаясь по пустякам.
  
  - Хозяин! Хозяин!!! - стук в дверь и громкий крик грубым диссонансом ворвались в это счастливое тихое утро.
  Послышалось цоканье когтей - мой верный пес решил сам разобраться с шумным слугой. Я же не спешил высунуться из спальни. Уж очень не хотелось обременять начало дня проблемами.
  
  Такса в свое время подарил мне Учитель, знаменитый архимаг Мерлин, вручив его сразу после успешной защиты моей магистерской диссертации в МАВМИ. Тема ее была малоинтересной для несведущих, но вызвала определенный резонанс среди коллег. "О гармонии частотных переходов в комплексных заклинаниях высших порядков" - так назывался мой труд, заслуживший хвалебную рецензию в "Вестнике МАВМИ" и массу критики в остальной специальной прессе.
  Теоретические обоснования моей работы, изложенные в диссертации, не стали пока переворотом в магической науке. К сожалению, моим выкладкам недоставало практической части. Собственно, весь прошедший год я потратил именно на разработку реальных комплексных заклинаний, используя свою методику. Надо же было как-то коротать дни и вечера, когда я не мог столярничать!
  Подарок Мерлина многие расценили как демонстрацию его официальной позиции. Все-таки моя идея вызвала неоднозначную реакцию, слишком новаторской оказалась.
  Признаюсь честно, само подношение вначале меня разочаровало. Оценил его я уже позже. Правда, мне до сих пор не ясно, для чего надо было писать инструкцию по эксплуатации живого существа. Но в мирах, где царят высокие технологии, немало странностей. Снабжение инструкциями всего, что как-то функционирует, - одна из них. Даже население имеет персональные инструкции, называемые паспортами. Что уж говорить о прочих?!
  Конечно, привычные для меня с детства голованы гораздо комфортнее в общении, чем собаки. В частности, мне весьма не хватает возможности поговорить с Таксом. Но у него есть и свои плюсы. Например, сейчас он весьма своевременно вмешался. Голованы, хоть и болтают без умолку, соображают крайне медленно.
  
  И вновь мои размышления грубо прервали. Вначале послышался скрип открывающейся двери, потом невнятное бормотание.
  Безуарий, мой дворецкий, и громко говорит так, что не разберешь, а шепот у него вообще конспиративный. В ухо будет шептать - не услышишь. Как Такс с ним общается, подлинная загадка.
  Внезапно в их разговор вмешалось возбужденное хихиканье чернильницы.
  Вновь я забыл ее переколдовать! Надо будет сегодня заняться, пока она окончательно всех на уши не поставила. Из шкафа книги уже начали сбегать, еле успеваю их отлавливать. Кстати, почему она не в шкафу?
  Сердитый сдавленный взвизг пса.
  Интересно, чем же он так рассержен? Похоже, придется-таки выйти...
  - Безуарий! Что случилось? Почему беготня в такую рань?
  В дверном проеме мелькнул хвост. Такс, пользуясь своим статусом неговорящего, сбежал, оставив дворецкого самого объясняться. Тот растерянно хлопал глазами, нервно одергивая подскочившие вверх полы сюртука. За год службы у меня Безуарий успел наесть заметное пузико, но старается это скрывать.
  - Завтрак готов, хозяин. Велите принести в столовую? - слуга явно брякнул первое, что пришло ему на ум.
  - Принесите. А чернильницу поставьте в шкаф. Я сегодня ею займусь.
  - К-к-какую чернильницу?... Виноват... Хорошо, займусь, - заикаясь на каждом слове, Безуарий задом попятился в коридор.
  - Такс! Такс! Вернись немедленно! - донесся до меня его крик.
  Мой дворецкий искренне считает, что в коридоре можно орать сколько угодно - в комнатах все равно ничего не слышно. Я же специально в свое время не поставил на спальню и кабинет звукоизоляционных заклинаний. И был прав, что не известил об этом свою прислугу. Сами они не скоро догадаются.
  Чернильницы на месте не было, а одна из книг валялась у двери шкафа. Что сие значило, мне было не интересно. Судьба беглянки все равно уже решена, а сейчас мне требовался учебник, обернутый в плотную темно-синюю бумагу.
  
  В принципе, я сам виноват. Поленился убрать за собой результат неудачного эксперимента, вот и заработал утренний переполох. Признаюсь честно, уборка и обустройство дома вообще не мой конек. Этим всю жизнь занимается моя мама Парлимсеппета, ведьма 10-го уровня, премьер-кастелянша ведущего филиала Ордена Электровеника в моем родном городе Сэрендине.
  Сейчас меня отделяет от нее ночь на поезде, но мама легка на подъем и частенько преодолевает эту дистанцию, чтобы посетить нас. Иногда ее вмешательство, не скрою, весьма полезно. Например, она сняла для меня этот дом, а затем заботливо подобрала штат прислуги, чтобы я не тратил время на бытовые мелочи. Правда, ориентировалась при этом не столько на деловые качества персонала, сколько на лояльность к ней лично и желание... э-э-э... сотрудничать. Маман старается держать меня под строгим контролем всю мою жизнь, все мои тридцать с хвостиком лет. Вполне достаточный срок, чтобы я научился бороться с ее диктатурой и получил возможность выстраивать жизнь по-своему.
  Но все равно, порой меня это очень раздражает. Вот и при первом знакомстве со своими слугами я сразу же попытался просканировать их мысли. Естественно, обнаружил множество чужеродных блоков и следов заклинаний. В голове каждого из них моя мама не просто отметилась, изрядно натоптала.
  Госпожа Пампука, необходимо отдать ей должное, достигла очень высокого уровня профессионализма, работая в Ордене Электровеника. Но в других отраслях - например, в управлении персоналом, - маман действует с грубостью камнетеса. Зато мне не составляет труда своевременно раскрывать и корректировать ее планы. Это позволяет мне не нервировать драгоценную мамочку ненужными подробностями своей жизни.
  
  Книжка нашлась очень быстро. Я бы с удовольствием почитал ее за чашечкой кофе - так легче воспринимается непривычная здесь техническая литература. Но к сожалению, в моем мире употребление бодрящих напитков не приветствуется. Официальное признание заслужило только одно тонизирующее средство - специальная психофизическая гимнастика (псифизгима). В детстве не было большего для меня наказания, чем эти занятия. Может быть, потому что для них приходилось выделять драгоценные двадцать минут утреннего сна?!
  Маман в вопросах здоровья всегда была непреклонна. Даже в законные выходные (они же - дни большого пальца каждой руки) - это наваждение преследовало меня. Стоит ли говорить, что когда я уехал учиться в другие миры, то сразу же забыл о гимнастике? Заменой нудным упражнениям послужили ароматные и приятные на вкус энергетики. Жаль, здесь вновь пришлось отказаться от них.
  Успокаивает лишь тот факт, что моя родительница наконец-то перестала меня плотно контролировать. Считается, что человек, достигший моего возраста, может заниматься псифизгимой чуть ли не во сне, поскольку выполнение упражнений уже доведено им до автоматизма. Кроме того, отдельные уникумы, подобные мне, обычно обладают достаточными магическими способностями, чтобы изобрести какой-нибудь персональный способ взбадривания. Кстати, именно этим и можно было бы заняться сейчас.
  
  Дворецкий возник в двери столовой, примыкающей к моей спальне, еще до того, как я потянулся к шнуру вызова слуг. Спасибо маман, настройку моей ментальной связи со слугами она все-таки доверила специалисту. Вероятно, решила, что это ниже моего и ее достоинства - заниматься такой низкоквалифицированной деятельностью. Хотя бы в этом не было сбоев.
  Поднос с едой был торжественно водружен на стол. Заветной чашки кофе здесь не было. Действительно, откуда ей взяться в мире, существующем без кофеварок и кофейных бобов?
  - А где моя чернильница? Почему ее нет на месте? - я специально не уточнил, о какой чернильнице идет речь, хватило и недовольного взгляда.
  Безуарий вздрогнул и нервно закашлялся. Получалось весьма натурально - его лицо покраснело, на лбу и даже на аккуратной лысинке проступили капли пота. Приступ кашля грозил растянуться минут на десять, но я терпеливо ждал. Дворецкий никак не мог придумать внятную версию.
  Скрип двери известил о приходе Такса. Легкий толчок мордой под локоть, и на столе появилась чернильница. Мой носовик был перепачкан не только чернилами, но и землей, однако сама она выглядела, как обычно. Как будто подтверждая мою мысль, раздалось стыдливое хихиканье. Клянусь, были бы у нее глаза, она бы не удержалась, чтобы не подмигнуть мне.
  - Безуарий, вы свободны.
  Дворецкий явно не собирался уходить. Ему было крайне интересно, зачем мне с утра пораньше срочно понадобилась эта чернильница. Но я не собирался удовлетворять его любопытство. И лишь только дверь за ним закрылась, активировал заклинание кокона, имеющее, в том числе, двойную защиту от магии маман, что гарантировало полную изоляцию от внешнего мира и любопытства моих слуг - ее подчиненных.
  Теперь можно было приступать. Сотворить кофеварку из уже существующего объекта гораздо проще, чем выстраивать ее "с нуля". Главное - точно рассчитать степень воздействия, чтобы исключить возможность случайного одушевления. С подобными волшебными вещами мне уже приходилось сталкиваться. Причем, как правило, это не приносило особого удовольствия. Меня вовсе не радует перспектива всякий раз долго и нудно уговаривать капризный агрегат, чтобы получить любимый напиток.
  Впрочем, все равно заранее сложно сказать, как магия повлияет на столь сложный прибор. Да еще и с моими фамильными способностями, о которых я расскажу как-нибудь в следующий раз. Ибо некогда!..
  
  
  Глава 2. Явления
  
  Казалось, фиолетовая непроливайка съежилась чуть ли не вполовину. Со стола было убрано абсолютно все - Монбазор просто переставил поднос с завтраком на пол. Бедной чернильнице негде было бы спрятаться, даже если бы она попыталась бежать. Но после того, как робкое вопросительное "хи-хи" захлебнулось на первом же "хи" под неприятно гипнотизирующем взглядом волшебника, двигаться она не рисковала.
  Такса буквально с головой накрыла волна страха. "Чернильница боится", - мелькнула мысль. Ее волну он чувствовал постоянно, даже не утруждая себя попыткой расшифровки этих однотипных, весьма нудных сигналов. Сейчас же ее эмоции были очень сильными, близкими к истерике.
  Закончив с настройками, маг оторвался от созерцания непроливайки. Встал из-за стола, прошелся по комнате. Сейчас Монбазора можно было назвать красивым - его движения были очень плавными и грациозными. Он выглядел совсем молодо, даже немного несерьезно. Впрочем, маги высоких уровней, научившиеся тормозить, а то и останавливать процессы старения, все выглядят довольно молодо... ну, по крайней мере, первую сотню лет.
  Пампука-младший закатал рукава, тряхнул кистями рук, очищая ауру. Это простое движение позволило ему избавиться от шлейфа магических следов, скопившихся за последнее время. Присев на краешек одного из стульев, он вновь пытливо глянул на чернильницу.
  "Спаси-и-и-ите!", - услышал Такс беззвучное скуление, изредка переходящее в панический визг.
  Тем временем Монбазор прикинул основные векторы выстраиваемого заклинания, определил частоты и точки сопряжения. Сел вполоборота к объекту, уставившись в белую стену напротив.
  "Сделай что-нибудь! У-у-у!..".
  Такс не удержался и недовольно поморщился. Чернильницу он недолюбливал, а после утреннего переполоха искренне мечтал поскорее от нее избавиться. Ее визжание раздражало: непроливайка вряд ли обладала даже зачатками интеллекта. Такс лишь автоматически интерпретировал ее эмоции, подсознательно переводя их на понятный для себя язык.
  Пес знал, что сбить настройку с мысленной волны сейчас будет довольно просто. Достаточно перейти в дальний конец столовой. Но он не рисковал двигаться, не желая невольно оказаться участником эксперимента.
  Маг повернулся лицом к чернильнице. Начал проговаривать заклинание, отбивая такт пальцами правой руки по полированной столешнице. Сначала медленно, потом постепенно ускоряясь. В конце, на последней фразе, он резко повысил тональность голоса, властно стукнув кистью по столу. Чернильница внезапно стала распухать вверх и в стороны, постепенно приобретая золотистую окраску.
  Такс не выдержал - прикрыл на несколько секунд глаза. Когда он осторожно открыл их, то увидел некий агрегат. Пес узнал его сразу же. Точно такая же кофеварка имелась на кухне Учителя, для которого любой день начинался с чашечки кофе.
  Благородная позолота, крылатая фигура на вершине купола, большой круглый циферблат манометра над трубкой уровня воды, массивный рычаг нагнетания давления пара, для подачи которого существует специальный кран... К правому крылышку фигурки привязан золотистый шнур с кистями. На плотной карточке цвета слоновой кости, закрепленной на шнуре, вытеснена позолоченная витиеватая надпись: "Кофеварка Espresso Verticus, полуавтоматическая. Цена - $1083. Руками не трогать". Ниже, чуть более мелким шрифтом: "Рассчитана на небольшое количество порций, сочетает в себе аристократическую элегантность и точно просчитанную функциональность". Такс отметил про себя, что даже штепсель шнура питания имеет изящные формы.
  Монбазор также обратил внимание на штепсель. Повертев его в руках, он оглянулся по сторонам.
  "Гм, розетка...", - услышал Такс и, не выдержав, прокомментировал.
  "Надо было вначале электричество в доме наколдовать. Или, хотя бы, магозащищенный генератор".
  Вспомнив, ради чего, собственно, затевался эксперимент, пес осторожно сфокусировался на фиксируемых фоновых шумах. В эфире было абсолютно тихо, что даже несколько настораживало. Но чернильница определенно отсутствовала. Такс искоса оценивающе глянул на кофеварку и облегченно вздохнул.
  "Может, хоть эта хихикать не будет?"
  Маг, не выпуская шнур питания из рук, ошарашено смотрел на пса.
  "Ну и что уставился? Электричества в доме нет, сам знаешь", - автоматически прокомментировал пес и замер от неожиданной догадки.
  "Ты меня слышишь?" - вопрос сопровождался максимально полным набором вопросительных жестов. Молящий взгляд, поскуливание, нервное перебирание лапами. Он и хотел, и не решался поверить в то, что наконец-то ему удалось поймать волну хозяина.
  "Это ты?!... Это ты как?..." - Монбазор находился в состоянии мыслительного ступора.
  "Инструкцию надо было читать! Там же все подробно описано!" - не выдержав, взорвался пес. Уж очень велико было напряжение, так долго он ждал этого момента.
  "Мне бы кофе глотнуть... Без него не смогу в таком сложном тексте разобраться...", - мысли мага прозвучали совсем жалобно.
  "Кофеварка перед тобой. Поищи, может, у нее где-то батарейка есть, раз про розетку забыл", - съехидничал его собеседник.
  "Да-да, батарейка" - лицо Монбазора буквально засветилось изнутри подозрительно-радостным светом.
  "Подожди..." - Такс рванул было к столу, но маг уже отбивал такт рукой.
  
  ТАКС
  
  Основной его недостаток - перманентное стремление взять инициативу в свои руки.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  О нет, нет! Как я забыл, что здешние батарейки - всего лишь портативные накопители магии. Чаще всего - ограненные особым образом кристаллы кварца или горного хрусталя. Местных магов ими снабжает орден Бездонной Чаши. Они, как правило, служат для дополнительной подпитки заклинаний либо артефактов.
  Но подключать такую батарейку к иномирянскому электроприбору...
  Магия в сплаве с технологией?! Да он весь Вольтанутен взорвет!
  
  Уже на лету я почувствовал, что стол ограждает невидимая стена. В нее-то я и влетел со всего маху. Хорошо хоть, отбросило достаточно мягко. Маг в последний момент успел слегка повести бровью, и приземление получилось щадящим. Тем не менее, мне понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя.
  "Спасибо", - промурлыкали мне в ухо как-то уж чересчур томно.
  Я даже подскочил от неожиданности.
  Кофеварка стояла посреди стола, кокетливо закинув шнур питания за манометр. Сам шнур несколько изменился. Он приобрел пятнистую расцветку, причем более темные участки отливали перламутром. Я мог поклясться, что это следы чернил!
  Хотя такой аксессуар был явно лишним. Прямо между крылышками фигурки мерцал фиолетовый кристалл. Он подозрительно напоминал максимально мощный накопитель на пятьдесят анкор. Обычно такие использовались для запуска магических двигателей.
  "Спасибо, мальчики, так мне нравится гораздо больше".
  Я поднял взгляд на мага. Выражение его лица было очень красноречивым. Чернильница больше не хихикала, теперь она развлекала мысленной беседой. Нас обоих одновременно.
  "Зачем ты поставил в нее батарейку?!", - я кричал, я не мог сдержаться.
  "А она мне к лицу, не так ли? Но со шнуром гораздо интереснее, не находишь?"
  Шнур переместился чуть выше, поближе к фигурке, удачно оттенив основной цвет кристалла.
  Маг безмолвно открывал и закрывал рот, уставившись на нас.
  Из роли рыбки на суше его вывела все та же кофеварка.
  "Хочешь что-то спросить?"
  Лишь сейчас я понял.
  "Ты меня снова не слышишь?"
  Монбазор отреагировал лишь на мою мимику, мысленный посыл он не расслышал. Его ответ был настолько непечатным, что переспрашивать не имело смысла.
  "Зато меня он отлично слышит, - маг нервно вздрогнул. - Хочешь, могу переводить?"
  Кофеварка прямо-таки источала любезность.
  
  Мне вдруг захотелось завыть, как захудалой дворняжке. Все равно на что: на луну, на запертую дверь или на могилку моих радужных надежд. Монбазор меня вновь не понимал!
  Да, я наконец-то могу общаться с хозяином. Но почему не напрямую?! Почему я оказался намертво привязан к пустоголовой кофеварке?!
  К тому же, ее волна мне просто мешает. Она глушит мой мысленный эфир. Любые другие волны я вынужден старательно вылавливать, а ее слышу постоянно и очень громко. И при этом не могу избавиться от нее ни на минуту.
  Отключить ее полностью, т.е. вытащить батарейку, может лишь маг. Да и то при условии, что она не впаяна туда пожизненно. А еще раз экспериментировать с волшебством я не позволю - неизвестно, что получится в следующий раз. Хватит с меня и такого результата!
  Вот так подарочек хозяин мне удружил! Выходка в духе его маман.
  Самое противное, что этому чуду я пришелся по вкусу. На мое обычное "цып-цып-цып", еще будучи чернильницей, вприпрыжку из шкафа выскочила. И зачем ему нужно было использовать именно непроливайку для своего опыта?!
  Стоит быть честным - не так уж и досаждала мне эта пластиковая безделушка. Вполне можно было потерпеть ее ночные рулады. Тем более, госпожа Парлимсеппета все равно бы ее ликвидировала.
  
  В последнее время маман завела привычку являться в гости к сыну без предупреждения. Хозяин, конечно же, попытался сопротивляться. Даже провел воспитательную работу среди слуг. Проникновенный рассказ о том, что раним утром он обычно пребывает в дурном настроении, и внеплановые посетители (а особенно - его мать) лишь усугубляют его душевное беспокойство, пронял даже меня.
  После этого я стал тщательнее охранять его сон, пресекая на корню все попытки его разбудить. Но слуги боялись строгую начальницу сильнее, чем отходчивого хозяина. Да и свою зарплату они по-прежнему получали из ее рук.
  Монбазор сам разбаловал их. Столь приземленные вопросы как ведение домашнего хозяйства его обычно не интересовали. Лишь госпожа Парлимсеппета могла растормошить своего отпрыска, заставив его спуститься с небес на землю. Да еще и умудрялась следить за порядком в его доме даже на расстоянии.
  В последний раз почтенная ведьма приезжала достаточно давно - несколько рук назад. Поэтому вряд ли чернильнице оставалось долго храпеть. Зная госпожу маман, я был уверен, что это "непонятно что" было бы обнаружено и утилизировано одним из первых.
  Спрашивается, зачем мне было связываться с чернильницей и искать приключений на свой хвост?! Вот уж точно говорят, что скука до добра не доводит!
  Ну и что мне делать?! Рассеять ее вновь?! Монбазор меня вслед за ней рассеет, разозлившись, что я лишил его вожделенного кофе. Теперь я не смогу даже лизнуть ее безнаказанно! Зато буду вынужден охранять и беречь как единственную возможность полноценного обмена информацией с хозяином.
  Краем глаза я заметил какое-то движение справа. Хозяин меланхолично ковырял носком пол. Выражение лица у мага было таким, что я мигом забыл о своих стенаниях.
  "Кофейку бы ему сейчас", - мелькнула жалостливая мысль.
  Очень странно! В моей инструкции не упоминались бесполезные функции типа эмоций. Похоже, год, проведенный бок о бок с этим халтурщиком, затюканным маменькиным сынком, не прошел для меня даром.
  Все, хватит ныть, надо доводить начатое до логического завершения. Напоить этого лентяя двойной порцией кофе и заставить его прочесть мою инструкцию. Думаю, мы все-таки сможем обойтись без услуг его "творения". В любом случае, я не собираюсь постоянно таскать с собой явно бракованный результат его эксперимента. Необходимо втолковать ему это, как можно быстрее
  Кстати, пусть посмотрит, что там насчет эмоций написано. Может, я что-то упустил или забыл. Надо бы и самому перечитать, освежить в памяти...
  
  Монбазор неожиданно вздрогнул, поднял голову и задумчиво уставился на кофеварку. Ее поза показалась мне какой-то несчастной. Штепсель свисал с манометра, прикрывая от окружающих шкалу, рычаг подрагивал через неравные промежутки времени. Из кофейного крана выкатилась скупая капля и растеклась коричневым пятнышком по блестящей поверхности поддона. Я повел носом - легкий кофейный аромат витал в воздухе. Монбазор тоже уловил вкусный запах, его ноздри нервно вздрогнули.
  Мне очень не понравилось настроение мага. Продолжать чародейские эксперименты расхотелось, а иначе расшифровать его отрешенность я не смог.
  Шумно вздохнув, я подошел к нему, громко стуча когтями по полу. Бесцеремонно ткнулся в руку своим носом. Надеюсь, нос был достаточно холодным и мокрым, чтобы вывести его из транса.
  К сожалению, поиск его волны результата не дал. Моих умений было недостаточно, да и кофеварка очень мешала. Она что-то монотонно бубнила, достаточно громко, чтобы заглушить остальные волны, и достаточно невнятно, чтобы я понял, что обращается она не ко мне.
  Монбазор не реагировал. Конечно же, можно было бы погрызть носок его туфель или, в крайнем случае, отметиться огромной лужей. Никто так и не догадался выпустить меня погулять, что давало мне моральное право на радикальные действия. Но не хотелось идти на конфликт - и так забот хватало.
  
  "Не мешай, не видишь - мы разговариваем", - наконец-то кофеварка соизволила переключиться на меня, беспардонно усилив звук своих мыслей. Теперь я не просто слушал ее болтовню, на меня кричали в моей же голове.
  "Я рассказываю, как ты чуть не съел меня", - добавила она.
  Голос был настолько жалобным, что я не удивился бы, если бы она попросила у хозяина какой-нибудь платиновый уровнемер в компенсацию за моральный ущерб.
  "А что такое уровнемер?", - мгновенно отреагировала она.
  Вот досада, придется теперь и мысли свои контролировать! Как я раньше об этом не подумал?!
  Мое предположение очень заинтересовало ее, даже звук собственного голоса приглушила от любопытства.
  "Тебе он не подойдет по цветовой гамме", - еле сдерживаясь, рыкнул я. Не терплю столь откровенного вымогательства.
  "Думаешь?.. А если покрасить в фиолетовый?.. И синие пятнышки пустить, чтобы и в цвет кристалла, и в цвет шнура питания был", - задумчиво предложила она в ответ.
  Я от огорчения чуть не клацнул ее зубами, но вовремя остановился.
  - Ты можешь колдовать? - наконец-то хозяин соизволили принять участие в разговоре.
  Вот и попробуй ему ответить без слов на столь простой вопрос.
  Нет, я не магическое существо, я - продукт высоких технологий. С магией не дружу по определению. Хотя кое-какие умения в меня все-таки заложили. Например, я умею развеивать чужие заклинания, развоплощать простые магические объекты (и как я с чернильницей промахнулся, ума не приложу; наверное, платочек помешал), усиливать магические потоки не хуже накопителя - конечно, если хозяин действует по инструкции. В общем, все то, что входит в понятие наведения порядка в магической лаборатории.
  Соответствующую практику я прошел еще у Учителя и владею этими навыками на профессиональном уровне. Но сам составлять заклинания и применять их, естественно, не могу.
  Монбазор ничего не услышал из моего объяснения. Кофеварка застопорилась уже на слове "технологии", а определение "высокие" сопровождалось старательным вытягиванием шнура. Вероятно, уровень "высокости" изображала. Но, по крайней мере, маг хоть чуть-чуть попытался соображать. Мысли о кофе вновь вернулись к нему.
  - Продолжим работу? - спросил у меня хозяин. Я радостно подпрыгнул и застучал хвостом по полу. Ничего умнее в голову не пришло, но волшебник понял.
  
  ***
  
  Сам агрегат отреагировал на предложение о работе мгновенно и весьма неожиданно. Невесть откуда у кофеварки выросли крепенькие четыре ножки. Ловко перебирая ими, она соскочила со стола и с крайне воинственным видом рванула к двери. Попыхивая возникшим откуда-то паром, кофеварка угрожающе пошевеливала рычагом. В середине у нее что-то громко булькало и клокотало. Монбазор и Такс замерли, остолбенело наблюдая за безумствующим устройством.
  Внезапно дверь в столовую широко распахнулась, и внутрь буквально вкатился дворецкий. Двигался он почему-то спиной вперед, демонстрируя всем четкий штукатурный след от пятерни на бежевом сюртуке. Похожего цвета отделка была только в погребе, где Безуарий не раз успешно пережидал нашествие госпожи Парлимсеппеты. Очевидно, сегодня его убежище было рассекречено.
  За слугой ввалилась сама премьер-кастелянша ведущего филиала Ордена Электровеника.
  Ведьма давным-давно достигла того уровня мастерства, когда наколдовать себе внешность - дело нескольких минут. Сегодня она явилась в образе интересной брюнетки с короткой графичной стрижкой: замысловатая челка, высоко выстриженные виски, симпатичная мушка над изящным изгибом рта. Сине-голубой цвет глаз оттенял со вкусом подобранный шарфик. Хорошо пошитый деловой костюм выгодно скрадывал недостатки фигуры и ненавязчиво подчеркивал ее достоинства.
  Правда, все ее личины имели один недостаток: когда маман сердилась и переставала себя контролировать, сквозь маску начинал проступать ее истинный образ. Вот и сейчас на иссиня-черных волосах уже плясали рыжеватые блики, отдельные пряди челки упрямо встопорщились, пытаясь завиться в тугие пружинки, а в голубых глазах зажглись зеленые, ведьминские, огоньки.
  Продолжая начатый раньше скандал, госпожа Пампука громогласно заявила.
  - ...Сейчас и выясним! Почему мне дверь не открывают?! И почему я вынуждена в дом через подвальное оконце влезать?!
  Кофеварка, собравшаяся было нырнуть в дверной проем, затормозила, запутавшись в множестве ног. Не так-то просто было протиснуться между совсем не худенькими и воинственно размахивающими руками спорщиками.
  Маг, в пылу погони не поняв, кто явился к нему в гости, обрадовался внезапной поддержке:
  - Безуарий, держи ее! За крылышки хватай!
  Слуга, не раздумывая, изобразил прыжок с разворотом. При этом он, в первую очередь, старался отпрыгнуть подальше, а то и вовсе скрыться от ведьмы. Естественно, кофеварке почти удалось выскользнуть. Лишь случайно он ухватил ее за ближайшую ножку. Раздраженно дрыгнув плохо зафиксированной конечностью, та пыхнула в лицо преследователя облачком пара. В кабинете вкусно запахло свежесваренным эспрессо, а дворецкий, ругнувшись, выпустил добычу из рук.
  Тем не менее, беглянка оказалась в кольце - удирать было некуда. Госпожи Парлимсеппеты оказалось вполне достаточно, чтобы надежно заблокировать выход. Да и сама премьер-кастелянша заметно расширилась. Магия, упорно прорывающаяся через барьер самоконтроля, шевелила и раздувала отдельные детали костюма - лацканы и полы расстегнутого пиджака, модные накладные "крылышки" на плечах, подол юбки.
  Мгновенно сориентировавшись, кофеварка подпрыгнула, метя в руки маман. Та инстинктивно подхватила летящий в нее прибор и крепко прижала к своей груди. Золотистый манометр, не мешкая, по-родственному прильнул к госпоже Парлимсеппете. Штепсель возмущенно подергивался, то ли пытаясь погладить свою спасительницу, то ли просто прицеливаясь, как бы половчее обхватить ее.
  Так они простояли несколько секунд. Окружающие, не решаясь подойти к рассерженной ведьме, лишь молча смотрели на них. Вдруг госпожа Парлимсеппета раскрыла рот, собираясь что-то сказать, но так и замерла, как будто прислушиваясь к собственным мыслям.
  Дворецкий, до сих пор лежавший на полу, первым сообразил, что ничем хорошим эта пауза не закончится, и попытался отползти под стол. Монбазор, следуя его примеру, тихонько отступил поближе к спальне, дверь в которую сама собой гостеприимно приоткрылась.
  - Куда? - рыкнула мамаша, - Все по местам!
  Действующие лица заняли исходные позиции, а госпожа Парлимсеппета наконец-то разразилась гневной речью:
  - Как Вам не стыдно?! Так третировать! Это чудесное создание!... И почему здесь так пахнет кофе?
  В подтверждение ее слов в кабинете вновь сильно запахло эспрессо, а сама кофеварка начала беспокойно ерзать на руках у ведьмы.
  - Неудобно? Давай, я на стол тебя посажу, моя хорошая, - голос магички, казалось, излучал нежные флюиды. Госпожа Пампука явно начала успокаиваться, ее личина практически восстановилась.
  Похоже, нескольких минут оказалось вполне достаточно, чтобы коварная интриганка втерлась в доверие к опытной ведьме.
  
  Оказавшись на столе, кофеварка притихла и как-то задумалась. Окружающие, не дыша, смотрели на нее, боясь лишним движением привлечь к себе внимание маман. Само "чудесное создание" откровенно наслаждалось всеобщим благоговением.
  "Смотрите! Смотрите все!", - мелькнула в головах зрителей торжественная мысль.
  Стрелка манометра задрожала, рычаг медленно поехал вниз, но тут же решительно вернулся в крайнее верхнее положение.
  Повисла пауза.
  Такс сориентировался первым - схватил с подноса чашку и, вскочив на стул, подставил ее под кофейный кран. Восхитительнейший аромат заполнил комнату. Маг не выдержал и рванулся к кофеварке, но ведьма его опередила.
  - Хм, неплохо-неплохо... А кофейные зерна ты где берешь? - смачно отхлебнув, полюбопытствовала она.
  Но сообразив, что контрабандные поставки кофе - не тема для разговора при слугах, поспешно переключилась на другой объект.
  - Безуарий! Поди сюда!
  Испуганно вздрогнув, дворецкий поднялся с пола и с видом приговоренного на полшага приблизился к ведьме.
  - Почему до сих пор нет завтрака?! Я уже более получаса здесь, а кормить меня, похоже, не собираются. И, будь так добр, смени костюм. Это недопустимо - надевать на службе столь грязную одежду!
  Действительно, после погреба и тщательной протирки полов цвет его сюртука несколько отличался от изначального. Тем не менее, Безуарий даже обрадовался выговору. На языке госпожи Парлимсеппеты это означало: "сгинь с моих глаз и побыстрее". А в понимании дворецкого: "Разбор полетов откладывается на неопределенный срок".
  - Да-да, госпожа, сию минуту.
  Не забыв прихватить поднос с безнадежно остывшим завтраком Монбазора, дворецкий вылетел из кабинета. Отдаленный грохот и звон разбитой посуды, донесшиеся через несколько секунд, известили о том, что до кухни он добрался с некоторыми потерями.
  Маман тяжелой поступью прошла к креслу, стоящему во главе стола, и с комфортом расположилась в нем. Чашку из своих рук она предусмотрительно не выпускала.
  - Итак, я жду объяснений!
  
  Утро того же дня
  Вольтанутен. Территория одного из магических орденов
  
  - Я требую объяснений! - зло выкрикнул богато одетый коротышка с окладистой бородой, украшенной множеством разноцветных ленточек.
  В его голосе слышался вой воздушного вихря, а над головой, казалось, начали собираться молнии.
  - Потише, Великий магистр, - недобро усмехнулся в ответ невысокий кряжистый маг с агрессивно выпяченной вперед квадратной челюстью. - А то я и в самом деле объяснюсь!
  Фоном для его слов послужил грохот далекого камнепада, а земля как будто слегка вздрогнула, обозначая скрытую угрозу.
  - Сам вы... Великий магистр! - взвизгнул бородатый коротышка, но тон все-таки немного сбавил. - Ведете себя как... малолетний хулиган!
  - Хы-хы-хы, - пророкотал камнепад, затихая. - Я так и знал, что вам это понравится! Такого, извините за тавтологию, провала в нашем Провале я давно не упомню!
  - Вы за это ответите! - по-разбойничьи свистнул воздушный вихрь.
  - Да?! А по-моему, должок все еще за вами, коллега! То, что вы совершили, это подстава... чистого воздуха! Мало того, что вы попытались выдать свой косяк за заслугу, так еще и стибрили нашу совместную разработку!... Все равно, это вам не помогло.
  - Ах-х вы!... Вы... - у бородача от злости перехватило горло. - Да если бы не ваше... злостное хулиганство, все могло бы быть иначе! Этот провал, случившийся по вашей вине, вероятно и стал последним доводом... не в нашу пользу!
  - А вы, что, всерьез на что-то рассчитывали, коллега?! То-то вы в последнее время зачастили во дворец! И что вы там, позвольте спросить, забыли?!
  - Это уже не ваше дело! - взъярился коротышка. Его борода встала дыбом, потрескивая электрическими искрами.
  - Позвольте, но сейчас все наши дела - общие!
  - Это - личное дело! - голос Великого магистра перешел в сдавленный визг. - Я же не говорю, какие дела вы обсуждаете... с высшей инстанцией!... Вернее... в какое дело вы вляпались вместе со своим магистром!
  - Ваша осведомленность... наводит на определенные подозрения, коллега, - квадратная челюсть еще сильнее выпятилась вперед. - И это вам даром не пройдет!
  - И вам тоже, и вам тоже! Учтите, если на мою голову свалится инспектор из гильдии, я натравлю его на вас! Да чтоб вам провалиться в вашем Провале!
  - Что же, не могу не пожелать вам того же! - язвительно хмыкнул его собеседник. - И это мы еще посмотрим, кто из нас раньше решит... скажем так... земельный вопрос!
  
  
  Глава 3. Деньги правят миром
  
  МОНБАЗОР
  
  Дразнящий аромат кофе сводил меня с ума. Сейчас за эту чашку я готов был продаться вместе со всеми своими достижениями, включая диссертацию и магический уровень в качестве бонуса. Лишь мысль об уничтожении тайной мастерской в качестве неминуемой расплаты немного отрезвила меня.
  Впрочем, в планы госпожи Парлимсеппеты тихое семейное кофепитие явно не входило. Она всегда приезжала исключительно с воспитательными целями, но чутье мне подсказывало, что сегодня обычными нотациями разговор не ограничится. Уж очень свирепым был ее взгляд. Да и отменный кофе не смягчил мою родительницу.
  - Э-э-э..., - изобразил я, дабы выиграть несколько секунд.
  - Я жду объяснений, - ледяным тоном повторила маман, - Или ты хочешь, чтобы я получила их от кофеварки?
  Я чудом не поперхнулся, пытаясь сдержать не совсем приличный комментарий. Мой хрип естественно перетек в приступ кашля. Спасибо Безуарию за идею - появилось еще несколько мгновений для лихорадочной работы мысли.
  Любимая мамочка и часу не провела в моем доме, а уже успела завербовать нового соглядатая! Да еще из числа бытовой утвари, которую я вообще не планировал выпускать из кабинета. Более неудобную для меня кандидатуру она не могла выбрать при всем своем пылком желании.
  Мне просто жизненно необходимо поговорить с маман с глазу на глаз. Как оказалось, Такс тоже не настолько нем, как притворялся. Неужели я никогда не избавлюсь от шпионов вездесущей госпожи Пампуки?! И успешно защищенная диссертация мне не поможет. Я даже не имею времени припомнить, какой компромат они вдвоем смогут вывалить своей благодарной слушательнице. Помимо экспериментов с кофеварочной машиной, небось, не один десяток грешков скопился.
  Весьма своевременно раздался робкий стук в дверь. В кабинет въехала тележка с завтраком. Сама горничная пугливо выглядывала из коридора, не решаясь переступить через порог. Впрочем, маман ее надолго не задержала.
  - Свободна, - рявкнула она, и дверь поспешно захлопнулась.
  - Позавтракаем, пока не остыло? - рискнул предложить я.
  - Я-то позавтракаю, а вот ты... - взгляд моей любимой мамочки уже не был ледяным, он прямо-таки сочился ядом.
  Такс шумно вздохнул и медленно подошел к ведьме. Встал на задние лапы и, крепко зажмурившись, водрузил свою голову ей на колени. Моя мама никогда не любила домашних животных: она считала, что после них много уборки. Поэтому ее выражение лица никак нельзя было назвать умиленным, скорее - неприятно удивленным. Но, по крайней мере, пес ее отвлек, и она уже не сверлила меня взглядом.
  Тут вмешалась кофеварка. Привлекая к себе внимание, она пыхнула паром и мысленно обратилась к маман. О чем именно они говорили, я не понял. Моя мамочка не забыла зафонить разговор, да и собеседница приглушила голос до маловнятного шепота. Можно было бы колдануть, чтобы усилить звук. Но неизвестно, во что еще может превратиться и так небезобидный агрегат.
  Такс, постояв немного в неудобной позе, аккуратно сполз вниз и ретировался под стол.
  Я воспользовался минутной паузой и тоже наметил пути отступления. Мне бы от госпожи Парлимсеппеты хоть фанеркой отгородиться, чтобы сосредоточиться. А то ее присутствие меня парализует.
  - И не надейся, - голос мамочки был уже не такой сердитый, - Я думаю, твои друзья могут погулять, пока мы с тобой побеседуем.
  В считанные минуты завтрак был сгружен на стол, а кофеварка водружена на тележку, которую Такс охотно вытолкал в коридор. Вряд ли ему хотелось присутствовать при моем разговоре с маман.
  
  Моя "обожаемая" мамочка и в этот раз не изменила своим принципам. Кофе, конечно же, мне так и не досталось. Хотя свою чашку она выпила с величайшим удовольствием.
  Сегодня ее претензии сводились исключительно к финансовым аспектам:
  - Так когда ты сможешь оплатить ежегодный взнос за аренду дома и годовую премию слугам? - задумчиво поинтересовалась она.
  Об их зарплате и расходах на ведение хозяйства было упомянуто перед этим. Вскользь, но столь язвительно, что мне захотелось умереть сразу и на месте, дабы не обременять родительницу своим ничтожным существованием.
  Обиднее всего было то, что после переезда сюда я честно старался найти себе заработок. Прибыв в Вольтанутен, я сразу же зарегистрировался в местном справочнике в рубрике "Магические услуги", не забыв упомянуть о своем 11-том уровне.
  Признаться, выбирая постоянное место жительства, я в последнюю очередь думал о карьере, решив на месте ознакомиться с городом. Для меня было важным только то, что совсем рядом, в трех часах неспешного пути, находится загородный дом моего Учителя, в котором он обычно и останавливался, когда пребывает в этом мире. К сожалению, не так часто, как хотелось бы.
  Как впоследствии оказалось, в перечень достопримечательностей этого городка входят резиденции пяти могущественнейших магических орденов, адепты которых не гнушаются и посторонним приработком в виде оказания услуг соответствующего характера.
  Теперь-то я понимаю, что Учитель избрал этот прелестный уголок не из-за его дисциплинированного климата. И не за кажущуюся провинциальность. Его внимание, очевидно, привлек Провал - естественная чаша, выбитая в скальном грунте предгорий приземлившимся сколько-то там тысяч лет назад приблудным метеоритом. Впрочем, астрономия никогда не была моим коньком. Главное, что Провал с его сравнительно ровным дном и гладкими (сглаженными искусственно) стенами является просто идеальным местом для проведения различных магических экспериментов, в том числе и весьма небезопасных.
  Близость Провала, по-видимому, и подвигла Учителя на то, чтобы поселиться в здешних местах. А через несколько сотен лет, когда Мерлин несколько охладел к излишне шумным экспериментам, город облюбовали магические ордена.
  В итоге, как оказалось, помимо меня в рубрике "Магических услуг" насчитывалось еще около четырнадцати страниц подобных объявлений, данных магами различного уровня квалификации. Неудивительно, что особого результата моя попытка заявить о себе не произвела.
  Тем не менее, маман настаивала на поиске мною работы и предложила мне озаботиться вопросом уличной рекламы. Большая вывеска, с точки зрения мага 11-го уровня, перспективного диссертанта, была слишком банальной идеей. В итоге в моем дворе появился симпатичный фантомчик-зазывала, в функции которого входило показывать прохожим фокусы и рассказывать о профессионализме своего хозяина. К сожалению, моя реклама оказалась чересчур дружелюбной и хронически страдающей от недостатка общения, особенно по ночам. Привычка видения отлавливать поздних прохожих, показывать им фокусы и силой тащить на прием к малоизвестному магу моим соседям совершенно не понравилась. Впрочем, терпеть его пришлось совсем недолго.
  Всласть пообщавшись в первую же свою вылазку, на вторую ночь фантомчик осмелел. Ему удалось заполучить в свое распоряжение заплутавшего туриста. Решив сразу же впечатлить его своими умениями, фантомчик приветственно салютнул гостю города (несильно - на двенадцать разноцветных залпов). Турист оказался известным магом, обожавшим инкогнито исследовать соседние миры. Не особо разбираясь, что за создание встретилось ему среди ночи, он швырнул в ответ немаленький сгусток энергии. Фантомчик, естественно, рассеялся (а жаль, он был весьма удачен), а выпущенный залп понесся дальше.
  На следующее утро жители квартала имели возможность насобирать к завтраку уже поджаренных грибов, щедро рассыпанных по обочине дороги. В ближайшем лесочке, вплотную примыкавшем к домам, обнаружилась удобная широкая просека, ведущая к центру города. Воспользовавшись ею, жители нашего квартала могли вдвое сократить путь до ближайшей торговой площади.
  Соседи, возмущенные внеплановым ночным фейерверком, пригрозили мне кровавыми санкциями со стороны Магической гильдии. Сам приблудный маг в их глазах был почему-то исключительно пострадавшей стороной. Его личное мнение по данному инциденту мне узнать не удалось, поскольку он ретировался сразу же после того, как выяснил, кто приходится мне матерью.
  Со временем маман перестала интересоваться числом моих клиентов, смирившись с финансированием моих расходов. Меня данная ситуация вполне устраивала, поскольку я получил возможность заняться своими исследованиями, не отвлекаясь на бытовые мелочи и уделяя достаточно внимания собственному хобби. Причем во втором занятии мне удалось достичь немалых успехов. Некоторыми своими изделиями я даже осмелился разнообразить интерьер дома.
  Так оно и продолжалось, пока маман не увидела немаленький счет на оплату следующего года аренды моего уютного домика и не решила обсудить этот вопрос лично со мной. Как будто бы раньше она не знала, что Вольтанутен по стоимости жизни давно уже соперничает за лидерство со столицей.
  Госпожа Пампука никак не могла понять, если здесь все так дорого, то почему я вообще позволяю себе что-то исследовать бесплатно. По ее мнению, мое проживание здесь было не просто убыточным мероприятием, а чересчур дорогостоящим. Возвращаться же домой под крылышко уважаемой родительницы мне никак не хотелось. Поэтому я прямо спросил, что она может предложить в качестве альтернативы.
  
  Уже через полтора часа мы вприпрыжку неслись по Вольтанутену. Пройти нам надо было много, поэтому я решил использовать нелюбимое мною заклинание "длинного шага". Оно словно сжимает дорогу, ложащуюся под ноги мага. Со стороны при этом кажется, будто тот скачет огромными прыжками. Основной его недостаток - в городе с ним надо быть настороже. После того как я однажды, задумавшись, налетел на стену дома, а во второй раз чуть не прошиб головой забор, у меня возникло некоторое предубеждение к нему.
  Ну, не извозчика же мне было нанимать! Здесь они все, как на подбор, были очень неторопливыми, наотрез отказываясь ехать хоть немного быстрее. А собственным выездом я так и не обзавелся, не решаясь поднимать этот скользкий вопрос перед маман... Да и не так сильно мне нужен был экипаж. До ее последнего приезда.
  Дорогая мамочка решила, что мне крайне необходимо войти в здешнее общество. И немедленно отправила нанести визиты вежливости главам пяти орденов, резиденции которых расположены в Вольтанутене. Даже заставила надеть костюм, в котором я защищал диссертацию. Сказала, что это - единственная моя одежда, в которой я прилично выгляжу. И чем ей мои душегрейки не нравятся?!
  Как я буду добиваться аудиенции у незнакомых мне архимагов, маман не уточнила.
  Я не пришел в восторг от ее предложения, но возражать не рискнул. Необходимо было срочно изобразить бурную деятельность, чтобы хоть как-то ее успокоить. Как только она остынет и убедится, что ее поручения послушно выполняются, все вернется на круги своя. И у меня вновь появится возможность заниматься своими делами, не отвлекаясь на внешние раздражители типа оплаты счетов.
  Такс согласился сходить вместе со мной. Я был очень признателен ему за то, что он рискнул принять удар на себя в разговоре с моей мамой. Думаю, ему тоже не очень хотелось ждать меня дома вместе с разъяренной ведьмой (перепуганные слуги и коварная золотистая интриганка не в счет). По крайней мере, на свое приглашение я получил радостный отклик. Да и мне самому с Таксом было спокойнее: какую-никакую моральную поддержку мой пес обеспечивал.
  Сейчас он летел галопом вслед за мной. Его уши развевались на ветру, увеличивая сопротивление воздуха, он едва поспевал перебирать коротенькими лапками, но при этом умудрялся не отстать ни на шаг.
  
  В это же время
  Вольтанутен. Редакция городской газеты
  
  - Наша информация взорвет общественное мнение! Мы прославимся на всю Империю! Наконец-то "Вестник" сможет выйти за узкие рамки провинциального издания. Тиражи вырастут в разы!
  Старший репортер Лямпис распалялся все больше. Вещал он вдохновенно, слегка растягивая гласную "е". В особо проникновенные моменты смотрел не на собеседника, а куда-то в верхний угол, прикрывая глаза от усердия. Непослушные кудряшки липли к вспотевшей коже, но откидывать их было некогда. Поэтому время от времени журналист встряхивал головой, будто отгонял назойливую муху.
  Главный редактор рассматривал своего подчиненного с интересом натуралиста-любителя. Большая копна светлых, мелко вьющихся волос. Круглых, по-детски розовых, щечек, репортер стеснялся, поэтому отрастил длинные ухоженные бакенбарды, чтобы лицо казалось более вытянутым. Эффект усиливал высокий лоб, плавно переходящий в ранние залысины.
  - Источник надежный, информация прове-еренная. Нужно давать в ближайший номер!
  Лямпис решительно бросил на стол самопишущее перо, которое до того вертел в руках. Будто точку поставил. Откинулся на спинку стула, по привычке мотнув головой, и выжидательно уставился на шефа.
  Но главред с ответом не спешил. Он ловко перехватил своё перо, чуть было не упавшее со стола, придирчиво осмотрел, осторожно потрогал пальцем острие и аккуратно спрятал его в ящик.
  Репортер слишком нервничал, чтобы так долго ждать:
   - Сколько полос вы сможете выделить под мой мате-ериал?
  И вновь тряхнул копной светлых завитушек. Его подергивание все больше и больше раздражало главреда.
  - Нисколько.
  От неожиданности репортер выпучил глаза да так и замер, не зная что сказать. И стал необычайно похож на нестриженного белого барашка.
  - Нисколько, - повторил редактор. - Пусть кто-то другой взрывает Вольтанутен. Сплетни - не наш профиль.
  - Но как же... Такая те-ема... Все пять орденов заме-ешаны... - в его блеянии слышались жалобные нотки.
  - Никак. Вам придется забыть о ней. Если хотите сохранить место и собственное здоровье.
  Главный раскрыл какую-то папку и уткнулся в нее, показывая, что разговор окончен. Лямпис продолжал сидеть, ожидая непонятно чего.
  - Дверь не забудьте закрыть, - раздраженно проворчал шеф.
  Репортер еще раз дернул головой, раскрыл рот, но тут же его захлопнул, вскочил со стула и, ничего не сказав, выбежал из кабинета.
  
  ***
  
  Резиденция ордена Бездонной Чаши была одной из главных достопримечательностей города. Необычное восьмиэтажное здание в форме пирамиды, украшенное разноцветной иллюминацией, гордо возвышалось над низкорослым Вольтанутеном. На его крыше ярко светился огромный лиловый шар. Ночью его мощности вполне хватало для освещения ближайших улиц. Стены украшали стеклянные панели. Благодаря им в городе ходили упорные слухи о гигантском накопителе магической энергии, которым и является резиденция. Домыслы, конечно. Хотя профиль у ордена был соответствующий - здесь производили магические батарейки и накопители.
  Показное великолепие выглядело расточительством и пошлой роскошью. В действительности, оно было следствием досадной ошибки.
  Несколько десятилетий назад руководитель ордена великий магистр Барбурин после поездки по смежным мирам "заболел" электроэнергией. В принципе, электричество здесь знали и иногда использовали. Однако оно относилось к категории "роскоши". Смета включала дорогостоящую защиту от магического воздействия, не менее обременительную лицензию на установку электрогенератора, закупку оборудования в других мирах. И это не считая прочих "мелочей".
  Но орден Бездонной Чаши был ОЧЕНЬ богатой организацией. Поэтому орден Колеса Вечности получил заказ на самый мощный магический двигатель, какой только мог изготовить. Из другого мира был выписан не менее мощный электрогенератор, прибывший в сопровождении бригады инженеров и наладчиков.
  Торжественный запуск первой в этом мире магической электростанции стал настоящей сенсацией. Но очень скоро выяснилось несколько весьма неприятных обстоятельств.
  Прежде всего, мощность системы, особенно, в ее электрической части, оказалась избыточной. Причем, сильно. Вырабатываемой энергии без проблем хватило бы, чтобы обеспечить потребности жителей не одного квартала.
  Как выяснилось позже, при разработке проекта, опасаясь утечки стратегической информации, маги старались избегать конкретных цифр. Специалисты-электрики, в свою очередь, никогда не работали с магическими объектами. Они даже приблизительно не могли оценить возможные объемы потребления. Поэтому просто посмотрели характеристики магического двигателя, который поставил орден Колеса Вечности, и конкретно под него подобрали модель электрогенератора. Кто же виноват, что "самый мощный движок" Колеса Вечности оказался гипермощным?
  В ходе эксплуатации был выявлен еще один нюанс. При минимальной нагрузке электрогенератор создавал помехи в работе магического двигателя. Причем, самым безобидным их последствием мог бы стать эффектный фейерверк. А наиболее серьезным - неконтролируемый выброс магической энергии, способный снести с лица земли не только резиденцию ордена, но и все окружающие здания в радиусе двух-трех кварталов. При других режимах таких проблем не возникало.
  По итогам первых двух дней работы был сделан весьма неутешительный вывод. За огромные средства орден заполучил крайне небезопасную, а также весьма и весьма затратную в обслуживании игрушку (сверхнадежную защиту комплекса приходилось обновлять ежедневно).
  Попытка переложить ответственность на исполнителей не имела успеха. Они легко разъяснили юристам ордена, что выполнили все, что значилось в контрактах. В документах мощность двигателя везде была указана, а если заказчик ошибся при расчетах, то это его, заказчика, проблема.
  В ордене Колеса Вечности помехи списали на неизученные явления и вежливо отклонили предложение о бесплатном сервисном обслуживании работающего двигателя. Инженеры-электрики, в свою очередь, посетовали, что ничего не понимают в магии, но настоятельно рекомендовали, согласно требованиям некой таинственной "техники безопасности", устраивать, по меньшей мере, дважды в год учебные тревоги.
  Скандал получился грандиозный. Великий магистр Барбурин, разочарованный, обиженный и оскорбленный в лучших чувствах, ушел в отставку и покинул этот мир. По слухам, он устроился где-то в немагическом мире то ли электриком, то ли главным инженером на электростанции.
  Проблему пришлось решать новому Великому магистру Снуфелингу. Посоветовавшись со специалистами, он решил подключить к сети новых потребителей. За пределы резиденции выходить было нельзя, поэтому пришлось изыскивать наиболее энергозатратные устройства. Так, на здании ордена появились иллюминация и вращающийся лиловый шар, а его самого оснастили лифтами с электромоторами.
  Однако этого оказалось недостаточно.
  Предложение о введении повсеместного электрического освещения было зарублено на корню финансовым отделом. Действительно, зачем разоряться на лампочки и проводку, если можно обойтись самыми обычными магическими светильниками? Которые любой маг, уровня выше четвертого, может клепать по сотне в день с перерывом на обед и послеобеденную сиесту.
  Тогда появилась новая блестящая идея (в ордене до сих пор спорили об ее авторстве). Обширный холл-атриум высотой в два этажа оснастили лифтами с прозрачными стенками, эскалаторами и движущимися дорожками, фонтанчиками с подсветкой, машинками для чистки обуви и укладки волос и многими подобными устройствами. Естественно, электрическими. Даже уборщикам дали в руки электрические пылесосы, антимагическую защиту на которые накладывал (по причине повышенной опасности) сам великий магистр Снуфелинг. Наконец, на втором этаже разместили "Электрическое кафе", напичканное всевозможным оборудованием.
  Покупка обошлась недешево - технику пришлось выписывать из сопредельных миров. Согласно расчетам финотдела, расширение производства, ради которого, собственно, и затевался проект, позволяло вернуть вложенные в него средства лишь лет через пятьсот. И это с учетом частичной экономии на защите (систему наконец-то удалось вывести в безопасный режим работы).
  Руководство ордена уже начало подумывать о продаже резиденции - лишь бы как-то избавиться от этого "чемодана без ручки", когда проблема решилась сама собой. Вернувшийся после длительного отсутствия друг Снуфелинга, малоизвестный публике внеорденский архимаг, в приватной беседе спросил, почему резиденция ордена не упоминается ни в одном списке достопримечательностей Вольтанутена? Сам он обожал путешествовать и искренне сожалел, что в этом мире туризм не только не развит - такого понятия просто не существует.
  "Тебе нужен специалист, - сказал архимаг Снуфелингу. - Я разыщу его для тебя".
  
  Через некоторое время в ордене был открыт отдел рекламы. Возглавил его несколько развязный молодой человек, называвший себя незнакомым словечком "пиар-менеджер" и откликавшийся на странное имя Бруль Там Шпок. Жутчайший акцент, внешность, манера поведения выдавали в нем не только иномирянина, но и - о, ужас! - не мага. Но возражать самому Снуфелингу не рискнули, полагая, что Великий магистр знает, что делает.
  В финотделе так и не отважились поинтересоваться, за что орден будет платить не магу такие огромные деньги (даже по меркам Вольтанутена). О том, что он пообещал иностранному специалисту еще и продление жизни при помощи магии, если тот согласится сменить свой уютный и комфортный мир на вольтанутенские дожди, Снуфелинг решил пока не упоминать. Он и сам не был до конца уверен в том, что это хорошая идея - приглашать на должность, негласно оцениваемую на уровне архимага, обычного смертного.
  Тем не менее, молодой человек оказался специалистом своего дела, и уже через несколько рук его назначение вопросов не вызывало. К тому времени слухи о диковинках, находящихся на территории резиденции, достигли не только столицы Империи - великого града Мандибура, но и сопредельных стран. Заинтригованная общественность настаивала на объявлении официальной даты открытия туристического комплекса, но Бруль Там Шпок не спешил, подогревая интерес к проекту. Лишь через несколько полных наконец-то наступил день торжественной церемонии. Официальные приглашения от лица архимага Снуфелинга получили все монаршие дворы. По странному стечению обстоятельств, все они без исключения смогли выкроить время для посещения церемонии.
  О необходимости продажи входных билетов заговорили сразу после открытия. Причем первыми вопрос подняли городские власти Вольтанутена, столкнувшиеся с необходимостью где-то размещать все прибывавшие и прибывавшие делегации, состоявшие исключительно из вип-персон. О допуске рядовых посетителей в ближайшее время даже речи быть не могло. Этот факт уже успел добавить негатива в отношения городских властей и местных жителей.
  Введение платы за вход на количество желающих никак не повлияло. Цены увеличили - тоже не помогло. Наоборот: вместе со своими отпрысками и домочадцами вся элита Империи рвалась полюбоваться на разноцветные электрические огоньки, покататься на лифтах, послушать гудение электропылесосов и полакомиться фирменными блюдами. Кстати, доходов, приносимых одним лишь "Электрическим кафе", оказалось вполне достаточно, чтобы энергокомплекс окупился уже через пару лет.
  По инициативе городских властей был запущен специальный скорый поезд повышенной комфортности, прозванный в народе "Вольтанутым экспрессом". Двигаясь почти без остановок на максимальной скорости, он покрывал путь от столицы до Вольтанутена за вечер и ночь, прибывая на место назначения утром.
  В ордене попытались если не уменьшить, то хотя бы упорядочить нахлынувший поток туристов. Кстати, данный термин, ранее не существовавший в этом мире, ввел все тот же Бруль Там Шпок. Посещение резиденции было официально ограничено организованными экскурсиями, формировавшимися по предварительной записи. Вал протестов со стороны неорганизованных посетителей, продолжавших ежедневно прибывать в город и осаждавших штаб-квартиру ордена, настолько обеспокоил руководство города, что Великому магистру Снуфелингу пришлось пойти на попятную.
  В результате длительных переговоров было принято компромиссное решение. Для неорганизованных посетителей выделялись дни "свободного посещения". Заплатив солидную сумму за вход, можно было пройти в холл-атриум и сидеть там хоть весь день, удивляясь электрическим чудесам и дегустируя дорогущие блюда из меню "Электрического кафе". Также были определены "закрытые" дни, в которые обслуживали исключительно экскурсантов - как правило, весьма высокопоставленных и состоятельных лиц, заранее записавшихся в столичном филиале ордена. Для них в "Электрическом кафе" готовились особые блюда по спецменю.
  Программа визита включала посещение машинного зала, а также экранированного от любых проявлений магии бункера, где станки с электрическим приводом превращали заготовки для батареек и накопителей в безупречные октаэдры, додекаэдры, многолучевые звезды и другие пространственные фигуры. Но "изюминкой" экскурсии было посещение особого помещения, где в волшебном электрическом зеркале можно было полюбоваться на пейзажи других миров или увидеть занимательные истории (а для особо желающих и за очень большую плату - со срамными движущимися картинками).
  
  Бруль Там Шпок, воодушевленный успехом, всерьез поговаривал о расширении территории резиденции. Он вынашивал идею строительства полноценного парка развлечений. Но Снуфелинг, порядком уставший от пристального внимания к своей персоне и к своей, в общем-то, закрытой организации, его идею не одобрил.
  Впоследствии с подачи рекламщиков в туристический аттракцион превратили самое утомительное и нелюбимое в ордене мероприятие - учебную тревогу. Справедливости ради стоит отметить, что и в этом случае решение было вынужденной мерой, а не продуманным коммерческим шагом.
  Как и рекомендовали разработчики, сие мероприятие проводилось два раза в год. Отменить его совсем было невозможно - слишком рискованной была сама идея совмещения электрической и магической энергии. Мало того, в свое время Снуфелинг настоял, чтобы данная процедура проводилась без предварительного оповещения персонала, и пресек все попытки упростить ее.
  При открытии туристического комплекса об учебных тревогах никто и не вспомнил. Поэтому очередное ЧП объявили как обычно - внезапно и всерьез. Естественно, рекламщики также были не в курсе. Холл-атриум, как обычно, наводняли туристы, все столики "Электрического кафе" были заняты. У ворот томилась очередь из жаждущих попасть внутрь.
  Что означает пронзительный звуковой сигнал, подавляющее большинство посетителей так и не поняло. Но сотрудники ордена, знавшие, что тревога может быть и реальной, отреагировали весьма оперативно. Неизвестно, что впечатлило публику больше. Может быть, зрелище магов в униформах, вылезающих из всех окон резиденции и спускающихся по приставным лестницам длиною в восемь этажей. А может, та скорость, с которой они покидали территорию, примитивно убегая на своих двоих. Во время тревоги в целях безопасности запрещалось использовать магию, а также рекомендовалось не подходить к электроприборам.
  Вначале гости с нескрываемым интересом наблюдали за убегающими, но когда следом рванул персонал "Электрического кафе", а за ними и рекламный отдел с самим Бруль Там Шпоком во главе, у многих нервы не выдержали. В отличие от магов, глава рекламного отдела был лицом публичным и, невзирая на некоторую эксцентричность, - весьма уважаемым. Столь почтенный господин вряд ли бы воспользовался приставной лестницей ради собственного удовольствия. Поэтому туристы благоразумно решили последовать примеру сотрудников ордена.
  Центральные ворота и часть декоративного ограждения были снесены и растоптаны. Благо, ворота поставили достаточно широкие, и серьезной давки не возникло. Не зная, что произошло, посетители молча бежали за орденскими. Без использования заклинаний маги бегали не так уж и быстро, а вид имели скучающе-деловитый, поэтому сильной паники происходящее не вызывало.
  Беспокойство возникло у руководства ордена, когда обнаружилось, что количество прибывших на место сбора превышает число сотрудников втрое (по ходу присоединились местные жители). Стоит отдать должное, недоразумение было весьма оперативно урегулировано. Забег закончился многолюдным пикником на берегу озера с вечерним фейерверком. Посетители были в восторге от нового аттракциона, в котором им довелось поучаствовать (что немаловажно - за обычную плату).
  На следующий день орден поспешно признал произошедшее "досадным недоразумением, которое больше не повторится". К сожалению, официальное заявление, опубликованное в центральных изданиях, не смогло конкурировать со слухами, стремительно разлетавшимися по Империи. Уже к концу дня рекламный отдел оказался буквально засыпан заявками на участие в "экскурсии с ЧП". Еще несколько рук подряд любопытствующие отлавливали в кулуарах "бездонников" и конспиративным шепотом выясняли, кто ведет предварительную запись на новый вид развлечения? И правда ли, что в учебной тревоге принимают участие маги, а не наемные актеры?
  Сами служащие ордена Бездонной Чаши тихо поругивали между собой отдел рекламы в целом и конкретно - Бруль Там Шпока. Но вслух высказываться на эту тему желающих не находилось: с момента запуска туристической программы оклады всех без исключения сотрудников повысили вдвое.
  В другой ситуации инициатива рекламного отдела прозвучала бы оскорблением. Сейчас же руководство было готово на что угодно, чтобы как-то выпутаться из сложившегося недоразумения. Тем более, что со временем слухи стали обрастать все более и более скабрезными подробностями. Поэтому предложение команды Бруль Там Шпока вписать учебную тревогу в план работы туркомплекса приняли без возражений. В частности, у персонала нашла горячий отклик идея использовать в учениях профессиональных актеров. Со временем данный факт стал известен публике, но интерес к аттракциону "экскурсия с ЧП" от этого не снизился. Также не прекратились упорные слухи о том, что существует спецзапись на реальные учения для реальных магов. Великий магистр Снуфелинг и господин Бруль Там Шпок категорически отказывались как-либо комментировать данную тему, но достоверно известно, что распоряжение об отмене учебных тревог официально издано не было.
  
  Со временем туризм стал одним из основных видов деятельности ордена. Проект "Экскурсия с ЧП" оказался не менее прибыльным, чем "Электрическое кафе", и количество учебных тревог увеличили до одной в полный. Многие посетители даже считали, что название Бездонной Чаши на самом деле относится к чаше для пожертвований, которые обычно размещали в храмах. Вот только эта чаша, сколько бы денег в нее не бросали, никогда не становилась полной.
  Богатство и всемирная известность не могли не сделать орден предметом тайной зависти и открытой неприязни остальных магов Вольтанутена. Их отношения давно уже перешли в состояние "холодной дипломатии".
  Со временем руководство, вынужденное вплотную заняться вопросами безопасности, все-таки отделило туркомплекс от магического производства. В частности, его территория была ограждена надежной защитой от остальных подразделений. Сотрудники и официальные визитеры пользовались другим входом, через центральный заходили только туристы. Профессиональные маги среди экскурсантов встречались крайне редко - обычно только в составе официальных делегаций. Среди сотрудников других орденов считалось дурным тоном самостоятельно искать развлечений в туркомплексе.
  Не удивительно, что симпатичную сестру-привратницу, встречающую посетителей у входа в холл, появление на пороге "чужого" мага, сопровождаемого зеленым псом, привело в состояние настоящего ступора.
  
  
  Глава 4. Вперед, за орденами!
  
  ТАКС
  
  Высокая степень трезвомыслия позволяет использовать ТАКС в экстремальных ситуациях.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Пока госпожа Пампука беседовала со своим сыном, я поспешно выскочил на улицу. Фу-ух... Все-таки сегодняшнее утро чересчур затянулось, обычно прогулка у меня намного раньше.
  Чаше всего я гуляю у себя во дворе - участок большой, есть где побегать. Вначале я обошел забор по периметру. Со стороны могло показаться, что собачка старательно "считывает" метки, не забывая оставлять свои. На самом деле мне надо было проверить охранное магическое кольцо и "залатать" прорехи. Вернувшись к калитке, я довольно махнул хвостом. Чисто! Но обновить защиту не помешало бы - Монбазор совсем разленился.
  Пробежка по росистым кустам и траве не прошла даром - лапы и живот были мокрые и грязные. Пришлось принимать душ. Я пересек сад по диагонали, выбирая самые густые заросли. Потом побегал по мягкому ковру из низенького спорыша, вытирая лапы. Готово! Оставалось отряхнуться и высохнуть на крыльце.
  Вдруг мое внимание привлекла свежая кротовина. Что это?! Происки шпионов? Через двадцать минут на месте кучки земли образовалась приличных размеров яма. Если кто-то там и был, думаю, он в ужасе сбежал.
  Водные процедуры пришлось повторить. Земля украшала не только мою морду и лапы, но и почему-то спину и хвост. Недовольный, я улегся на крыльце. В той норе магией и не пахло. И зачем надо было тратить на нее время? Видать, зов джунглей!
  Хорошо хоть, никто не видел меня за этим предосудительным занятием. Кофеварку я оставил на кухне, справедливо полагая, что там ей теперь и место. Она не возражала, искренне заинтересовавшись начищенным до блеска казаном. Вернее, своим отражением в нем.
  
  Долго бездельничать мне не пришлось. Выскочил хозяин, взвинченный до предела, и побежал на улицу. В принципе, это его нормальное состояние после разговора с любимой мамочкой. Но сегодня он был уж очень взъерошен. И почему-то при полном параде. Туфли начищены так, что сверкают, официальный костюм, даже иномирянский галстук нацепил, хотя здесь это считается пижонством.
  На всякий случай я решил его сопровождать: отпускать самого в таком настроении было бы рискованно. Монбазор не возражал.
  На улице хозяин припустил со скоростью парного экипажа. Мне также пришлось ускориться, а заодно удвоить свое внимание. На каждом шагу росли грибы, которые приходилось обходить. Уж очень они скользкие после дождя. Наступишь ненароком - будешь лететь впереди хозяина без всяких заклинаний. А при той скорости, которую я достаточно быстро развил, и вовсе в небеса умчаться недолго. В непредсказуемом направлении. Грибы, как назло, так и норовили броситься мне под ноги. Приходилось даже кое-где подруливать хвостом, чтобы скорректировать свою траекторию.
  Моему удивлению не было предела, когда хозяин свернул с дороги на "Аллейку Фантомчика". Именно так называли просеку, оставшуюся после истории с приблудным магом. Эта дорога в центр была короче, но тропку окружали густые и высокие заросли разнотравья. Аллейка, поскольку не была городской улицей, выкашивалась весьма нерегулярно. Только в парадном костюме и начищенных туфлях по ней бродить!
  Сердитый возглас Монбазора, прозвучавший уже после первых шагов, подтвердил мои опасения.
  - Потом высушусь, - буркнул он себе под нос и продолжил путь.
  Конечно, магу его уровня не составит труда привести себя в порядок.
  Интересно, что могла придумать маман, чтобы придать своему сыну такое ускорение? Может, спросить у него, куда мы направляемся? Я попытался вновь настроиться на волну хозяина. Благо, кофеварка из-за кустов не выглядывала и в мои мысли не вклинивалась.
  "Как же его зовут?! И что я теперь буду делать?!" - практически сразу же послышался голос мага. Все произошло так быстро, что я даже вздрогнул от неожиданности, едва не рухнув вниз посреди прыжка. Получается, мое умение никуда не делось! Можно спокойно общаться с Монбазором. А в доме я его не слышал из-за болтовни вреднющей кофеварки!
  Как говорится, без комментариев...
  Я попытался вновь связаться с хозяином.
  "Ну почему я в газете не посмотрел? Он там вчера на первой странице был...", - собеседнику было не до меня.
  "Снуфелинг?"
  Вчерашнюю газету я прочел от и до, времени для этого было предостаточно.
  "Снуфелинг! Конечно, Снуфелинг!", - обрадованный Монбазор даже не заметил, что это была моя подсказка, лишь припустил еще быстрее. Я поспешил за ним. На месте разберусь, что к чему.
  
  Из зарослей мы оба вылетели, не притормозив. Каждый задумался о своем и выход, соответственно, прозевали. Семейка каких-то туристов перепугано шарахнулась в сторону, только подошвы мелькнули.
  Чудом не протаранив попавшийся навстречу экипаж, хозяин помчался по улице. Свернул за угол и вприпрыжку понесся вдоль длиннющей очереди. Неужели, он на экскурсию с такой скоростью прибежал?!
  У входа стояла симпатичная молоденькая привратница. Она даже немного отшатнулась, когда мы лихо затормозили перед ней. На несколько секунд повисла тишина. Монбазор никак не мог отдышаться после забега, а магичка удивленно смотрела на него. Туристы из очереди тоже с нескрываемым удовольствием разглядывали нас. Думаю, им было на что посмотреть.
  Я не мог сейчас видеть лица Монбазора, но его брюки впечатляли - равномерно мокрые по самые... э-э-э... карманы. То там, то сям виднелись причудливые пятна намокнувшей дорожной пыли и россыпи семян каких-то сорняков. Туфли выгодно отличались тем, что "культурный слой" покрывал их равномерно.
  Пиджак и сорочку мне сложно было рассмотреть. Я заметил только галстук, небрежно заброшенный на плечо. Вероятно, мешал при беге.
  Себя я, к счастью, не видел, но, думаю, вид у меня был не менее симпатичный. По крайней мере, мокрой шерстью воняло невыносимо.
  Хозяин наконец-то отдышался и сообразил, что на него смотрят как-то не так. Опустил взгляд, ойкнул и щелкнул пальцами - его одежда слегка задымилась. Буквально через минуту он стоял нарядно-отутюженный.
  Не удержавшись, я ткнул в его руку носом. Щелчок пальцами, и запах паленой шерсти мгновенно перебил вонь мокрой. В толпе раздались аплодисменты. Взгляд девушки сменился на восхищенный, прелестный ротик распахнулся от изумления. И тут произошло неожиданное: Монбазор смущенно потупился, я увидел, как запылали его щеки. Магичка в ответ тоже заалела.
  Я чуть не взвыл от досады - хозяин уже никуда не спешил.
  "Маман!!!", - рыкнул я первое, что пришло на ум.
  Пампука буквально подскочил на месте и оттарабанил:
  - Монбазор, магистр теормагии 11-го уровня. Хочу видеть ваше руководство!
  Привратница удивленно переспросила:
  - Мастера?
  - Э-э-э... Наверное, да...
  - Пройдемте, - несколько разочарованно хмыкнула девушка.
  "Разве архимаг может быть мастером? Или мы не Снуфелинга ищем?"
  К сожалению, Монбазор проигнорировал мой вопрос. Он как зачарованный шел за магичкой. "Бездонница" великодушно решила проводить нас сама, оставив вместо себя своего напарника - такого же молоденького парнишку. Я тихонько последовал за хозяином, стараясь лишний раз не высовываться. Пока "сестричка" маячит у него перед глазами, ему не до меня, раз и про Снуфелинга забыл. Но выпускать парочку из виду я не собирался. Не известно еще, куда заведет его эта милая барышня.
  
  Передвигаться по холл-артиуму было не так уж и просто. Как они дышат этой адской смесью запахов? Еще и каблуки - тяжелые квадратные, тонкие острые, фигурные с угловыми набойками, "подковки". Все они двигались, топтались, переминались. Хоть бы кто-то стоял спокойно! К счастью, мои лапы остались целы. Сотрудница безошибочно выбрала кратчайший путь, и мы быстро оказались у двери с табличкой "Рекламный отдел".
  Так я и знал! Она привела нас к своему начальнику мастеру Брулю, завсегдатаю светской хроники, одному из самых известных иностранцев Вольтанутена. Великого магистра Снуфелинга в отделе рекламы искать бессмысленно, мы только зря потеряем время.
  Но Монбазор умудрился не обратить внимания на табличку отдела. По-моему, кроме магички, он вообще ничего не видел.
  Привратница действительно была весьма обаятельна. Магия девушки была неагрессивной, комфортной. И пахло от нее хорошо - луговыми травами и яблоками. Запах был стойким - даже гремучий "букет" холл-артиума его не заглушил.
  Вот только, не многовато ли женщин для одного утра?! Маман, чернильница-кофеварка, магичка... Еще парочка особей в этом списке, и я сам займусь охраной хозяина, особо уделяя внимание разгону барышень любого возраста и происхождения. И как он умудряется буквально за пару минут попасть под женский каблук?! Причем, надолго и прочно!
  
  В отделе рекламы было на редкость шумно и многолюдно. Хорошо, хоть окна открыты - можно дышать. И снова каблуки! Пришлось идти под стенкой. Я вспомнил о предстоящем городском карнавале, программу которого уже опубликовал "Вольтанутенский вестник". Традиционно его организовывал Бруль Там Шпок со своей командой. Конечно же, за несколько дней до праздника им было не до посетителей.
  Мастера Бруля мы нашли в его кабинете. Он сидел за заваленным свитками столом. В кабинете еще находилось несколько сотрудников, но магичка с ними особо не церемонилась: шикнула, кивнула на дверь, и кабинет мгновенно опустел. Похоже, она успела проникнуться уважением к моему хозяину и его делам.
  - Я покараулю, чтобы вас не беспокоили, - пообещала "сестричка" и исчезла за дверью.
  - Монбазор Пампука, магистр теормагии 11-го уровня, - несколько растерянно отрапортовал мой хозяин, зачем-то вытянувшись в струнку, и замолк.
  "Это - Бруль Там Шпок, Бруль Там Шпок..." - я вновь попытался связаться с ним, но пробиться не смог. Маг окончательно "завис". Широко улыбающийся иномирянин, смуглый, худощавый живчик, с неожиданно внимательным взглядом черных глаз никак не походил на официальные портреты Снуфелинга, на встречу к которому так спешил Монбазор.
  Чтобы как-то разрядить обстановку, я решил принять посильное участие в разговоре. Подошел к мастеру Брулю и отработанным движением ткнулся носом в его руку. Поскольку он не подпрыгнул, как ужаленный, я даже осмелился поставить передние лапы на край стула и заглянуть ему в глаза, приглашая меня погладить. Заодно и принюхался. Пахло дорогим одеколоном, полностью заглушавшим остальные запахи.
  - Чудесный пес, - рука Бруля легла на мою голову. - Длинношерстная такса с такой окраской - большая редкость. Признаться, впервые вижу настолько крупный экземпляр. Это помесь?
  Монбазор смущенно что-то пробормотал, но улыбку сдержать не смог. Цвет моей шерсти - насыщенный зеленый - одна из немногих недоработок моих создателей. Изначально предполагалось, что мой окрас будет маскировочным - с темными и светлыми пятнами, не выгорающими и не седеющими со временем. Но генетики немного напутали. В принципе, цвет получился красивый, вот только маскировочным его назвать язык не поворачивается, по крайней мере, в городе. На любом фоне я оказываюсь самым ярким пятном, неизменно оживляя интерьер.
  Несколько минут разговора о преимуществах разных пород были весьма своевременными. Мой хозяин приободрился и даже попытался поговорить о своем деле.
  - Кстати, вам случайно маг не нужен?
  - Мне? - переспросил Бруль, задумчиво почесывая меня за ухом. - Длинношерстный?
  - Нет, обычный, - удивился Монбазор и поспешно добавил. - Я не о щенке... Я о работе...
  - Да-да, люди конечно же нужны - к карнавалу готовимся, - подтвердил мастер. Но по его глазам было видно, что он не совсем понимает, о чем речь.
  Хозяин тяжело вздохнул и попытался начать разговор с Брулем сначала.
  - Я - Монбазор, маг...
  - Так вы и есть тот самый Монбазор?! - вдруг перебил его Бруль. - Который своими фантомчиками соседей пугает?!
  Пампука-младший покраснел до корней волос:
  - Да, я...
  - Это же чудесно!... Ваши фантомчики могут заметно оживить карнавал... Конечно, у меня будет для вас заказ!
  Я спокойно прикрыл глаза - технические вопросы меня не интересовали.
  
  Подремать мне не удалось. За дверью кабинета послышались перебранка и шум небольшой потасовки. В итоге в комнату заглянул какой-то парень:
  - Знаю, что занят, - буркнул он через плечо. - Мастер Бруль, к вам срочный вопрос!
  Магичка беспокойно заглядывала в кабинет через его плечо. Посетитель, не глядя, лягнул ногой назад, и ей пришлось отскочить.
  - Мы уже заканчиваем, - мастер Бруль широко улыбнулся моему хозяину. - Приходите прямо сюда завтра, после полудня. Вам расскажут, что делать.
  Но Монбазор, похоже, его не слышал.
  - Вы мастер Бруль? Тот самый Бруль Там Шпок?
  Монбазор умудрился не узнать самого мастера Бруля! После двадцатиминутного разговора в его же кабинете! На такое способен только он. Я зажмурился покрепче, чтобы не видеть этого позора. Все бы отдал, чтобы оказаться сейчас дома, на любимом крыльце.
  Громовой хохот сотряс стены кабинета. Похоже, нам удалось завоевать симпатию иномирянина.
  
  МОНБАЗОР
  
  Прелестная магичка по просьбе мастера Бруля проводила нас к Великому магистру Снуфелингу. По натуре я очень замкнутый и не умею поддерживать светскую беседу. У меня плохая память на имена, а на лица - совершенно ужасная, что никак не способствует моей социализации. Я бы никогда не отважился нанести визиты незнакомым высокопоставленным магам, если бы не напор со стороны маман.
  Смущенный предыдущим недоразумением, я всю дорогу молчал, предоставляя своей собеседнице самой вести разговор. Лишь иногда позволял себе искоса поглядывать на нее.
  Волосы моей спутницы были собраны в аккуратную прическу, но лоб прикрывала задорная густая челка. Из-под нее весело поблескивали темные глаза. Магичка часто улыбалась, да так заразительно, что мой рот сам растягивался в улыбке.
  Она щебетала без умолку. Рассказала, что ее зовут Ариселия (или просто Селия), что здесь проходит практику. Учится в Сэрендинском училище практической магии. "Старшая ученица", - подчеркнула с гордостью.
  - Вы, небось, думаете, что у нас в училище лишь кустарей готовят? - вдруг ни с того, ни с сего спросила Селия Вероятно, не совсем правильно истолковала мою невольную гримасу, проскочившую во время разговора.
  - Нет-нет, почему же... Хорошее училище... Моя мама тоже когда-то его заканчивала. Кстати, она и сейчас в попечительском...
  Я замолк на полуфразе, сообразив, что сказал лишнее. Тем не менее, девушке не пришлось повторять дважды. Она даже остановилась, испуганно глядя на меня.
  - Госпожа Пампука?.. То есть вы... ?
  - Да, Монбазор Пампука, - обреченно сообщил я, проклиная про себя и свою фамилию, и свою маман, успевшую всего лишь за одно утро неоднократно испортить мне настроение.
  К моему удивлению, магичка тряхнула челкой и, храбро глядя мне в глаза, сообщила:
  - Ваша мама - очень уважаемый человек!
  Но, не выдержав, все-таки отвела взгляд и после паузы добавила:
  - И в нашем училище - тоже.
  Я лишь вздохнул в ответ. Представляю, как маман успела их запугать, проживая в том же городе. Думаю, она наносит визиты в училище чуть ли не каждый день.
  Остаток пути прошел в молчании. Мне почему-то было крайне неловко перед спутницей, и я не решался поблагодарить ее за помощь.
  Самостоятельно мы с Таксом на прием к Снуфелингу не попали бы. Но Селия так многозначительно произносила: "по очень важному делу", что даже строгая секретарь архимага - массивная дама, чем-то неуловимо напоминающая мою мамочку, не нашла, что возразить. Правда, при этом одарила Такса таким взглядом, что тот немедленно вышел в коридор. Девушка выскочила за ним, успев подбодрить меня улыбкой.
  - Проходите, - дама стояла у открытой двери, всем своим видом выражая свое недоверие к моему "крайне важному" делу.
  Великий магистр Снуфелинг оказался не намного приветливее своего секретаря. Он был очень похож на свои официальные портреты: ученый сухарь, взгляд которого буквально просверливал насквозь. Недовольно выслушал мою сбивчивую речь, нетерпеливо поглядывая на отложенную рукопись. В отличие от мастера Бруля, он мгновенно уловил ее смысл и сразу же потерял ко мне всяческий интерес.
  - Вы должны были придти не ко мне, а к моему заместителю Гоберману. Но сейчас его нет в городе. Кадровыми вопросами занимается премьер-магистр Форальдегид Пропан. Обратитесь к нему, - буркнул он в ответ на мои словесные излияния.
  
  Такс и Селия ничуть не удивились, когда я сказал, что надо зайти еще и к господину Пропану. К сожалению, привратница не смогла нас проводить, ей необходимо было возвращаться. Впрочем, я и так был очень благодарен ей, но почему-то не отважился сказать об этом. Как и о том, что буду участвовать в карнавале, который организовывает их отдел. Если бы я не упомянул свою фамилию, все было бы гораздо легче.
  Такс растолковал мой тяжелый вздох по-своему.
  "Хорошая девушка. И магичка способная", - деликатно отметил он.
  "Хорошая, - согласился я. - А магичкой может оказаться вполне посредственной..."
  Такса искренне возмутил мой скептицизм. Оказывается, в мое отсутствие Селия изо всех сил развлекала пса. Правда, сотворенные ею косточки были абсолютно несъедобными и странно попахивали жженым пластиком, но Такса они все равно впечатлили. Для старшей ученицы Сэрендинского училища, готовившего магов низших уровней для выполнения рутинных работ, это было серьезным достижением.
  Возле двери в приемную премьер-магистра Форальдегида Пропана висела огромная табличка, но, памятуя оплошность с Бруль Там Шпоком, я не рискнул сразу же войти. Дождался, пока в коридоре не появится кто-нибудь из сотрудников, и переспросил:
  - Простите, здесь кабинет господина Пропана?
  - Да, - буркнул тот.
  И уже миновав нас, бросил через плечо:
  - Да вы заходите... если не боитесь.
  Поскольку более реальной угрозы, чем маман, для меня сейчас не существовало, я пренебрег этим странным предупреждением. Решительно подошел к двери, от которой странно попахивало чем-то кислотным, и отчаянно шагнул в приемную, готовый к встрече с любым монстром в образе секретаря.
  Непонятный запах заметно усилился, но грозного оклика: "Вы к кому?" не прозвучало. К счастью, секретарское место пустовало. Правда, оно было каким-то странным: поверхность стола была изъедена пятнами, похожими на кляксы, сидение стула зияло выжженной дырой. Да и стены комнаты пестрели неестественно яркими разноцветными брызгами и подпалинами.
  Я подошел к двери в кабинет, тихонько постучал, но ответа не услышал. Поколебавшись, осторожно отворил дверь и проговорил в приоткрывшуюся щель:
  - Простите... - мой голос прозвучал как-то хрипло и неуверенно. - Я по делу к господину... - и запнулся.
  К кому же я пришел?! От волнения голова звенела, как пустой котел, все мысли разбежались. С языка так и норовило сорваться "Бруль Там Шпоку" и я еле сдерживался, чтобы не "ляпнуть" это имя. Воспоминание о казусе в отделе рекламы окончательно выбило меня из колеи.
  Заикание в сочетании с неуверенным лепетом - хорошенькое начало разговора с потенциальным работодателем! Смущенный, не решаясь выглянуть из-за двери, я так и замер на пороге. Такс самоуверенно оттер меня и вошел первым, но тотчас попятился назад, предостерегающе рыча.
  Громкий хлопок, яркие брызги над головой пса, его сдавленный взвизг и острый запах пороха с привкусом паленой шерсти... Моя собака зеленым сполохом метнулась назад.
  Каюсь, я среагировал опрометчиво, но уж очень несчастными глазами взглянул на меня Такс, забившийся под не менее несчастный секретарский стул.
  Не высовываясь из-за двери, я аккуратно отправил в кабинет небольшой энергетический сгусточек, способный нанести непоправимые разрушения не только меблировке кабинета, но и помещению в целом.
  Вспышка за дверью могла означать, что залп достиг цели, наткнувшись на какую-нибудь этажерку. Но несколько разноцветных всплесков, последовавших за ним, меня удивили. Необычайно красивый фейерверк цветных огней явно был не только моей работой.
  Не удержавшись, я выскочил из-за двери и чуть не сбил с ног кругленького парня, заинтересованно выглянувшего из кабинета в приемную. Наиболее примечательными в его облике были волосы, которые хаотично торчали во все стороны. Сама шевелюра, от природы светлая, отливала всем спектром бензиновой радуги.
  - Давай еще раз попробуем! Хочу другой заряд испытать, покрасивее, - оживленно затараторил парень, увидев меня. Его глаза радостно заблестели, - Ты только целься лучше, а то я еле успел перехватить твой "привет".
  Заряд покрасивее... Заманчивое предложение... Похоже, этот шикарный фейерверк - результат столкновения моей магии с обычной хлопушкой типа петарды. Интересно, сколько у него припасено зарядов? И удастся ли мне одновременно "поджечь" хотя бы парочку хлопушек? Я даже рот открыл, чтобы спросить, но в голове прозвучал истошный вопль Такса: "Пропан!". От неожиданности моя челюсть захлопнулась, зубы громко клацнули, чудом не прикусив язык. Надо будет предупредить пса, чтобы хоть немного регулировал громкость своих мыслей, до заикания дело чуть не дошло.
  - М-м-м... Боюсь, не получится, - с искренним огорчением произнес я. - У меня срочное дело...
  - Срочное... - взгляд моего собеседника заметно потускнел. Сразу стало заметно, что он не так молод, как показалось вначале.
  Вдруг резким движением он выдернул руку из кармана и швырнул что-то в стену за моей спиной. Вспышка, хлопок небольшого взрыва и сноп мелких красных огоньков. Такс нырнул обратно под стул, а моя рука судорожно дернулась. В последний момент я успел изменить направление энергетического удара, поэтому собеседника не зацепило. Дверь в приемную вместе с коробкой хлопнулась в коридор. Какой-то маг, имевший неосторожность оказаться в этот момент поблизости, не удержался от недовольного хмыка, пробившегося к нам сквозь клубы пыли.
  - Здравствуйте, уважаемый магистр Пропан, - с исключительной вежливостью поклонился он моему собеседнику. - Прислать ремонтников?
  - Не надо, я сам, - от внешности молодого парня не осталось и следа. Лишь разноцветная шевелюра на голове этого почтенного господина осталась неизменной. - Провожу собеседование со своим новым секретарем, немного увлекся.
  - А-а-а... - сочувствие в глазах постороннего мага было столь искренним, что я смутился.
  Дверь вместе с коробкой аккуратно вернулась на место. Пропан был настоящим виртуозом. По крайней мере, я не успел ощутить присутствия какой-либо магии - столь изящно сработало заклинание.
  - Я так понимаю, вас устраивают наши условия? - как ни в чем ни бывало поинтересовался он.
  - Какие условия? - оторопело переспросил я. Никто из нас не успел даже заикнуться о работе, не то, что об условиях.
  - "Магическому ордену требуется секретарь с базовым магическим, крепкими нервами и минимальными познаниями в алхимии. Оклад...", - процитировал премьер-магистр.
  От суммы оклада у меня потемнело в глазах. О таком предложении я не смел и мечтать.
  "Маман!" - Такс не терял бдительности. Похоже, он уже вполне освоился в моей голове и чувствовал там себя как дома.
  - А почему такая высокая зарплата? - мне не хотелось сразу же говорить "нет". Впрочем, я прекрасно понимал, что никогда не решусь сказать госпоже Пампуке о том, что работаю всего лишь секретарем.
  - Не такая уж и высокая... Предыдущие девять секретарей сбежали, невзирая на сумму оклада плюс оздоровительные.
  - Какие оздоровительные? - предложенное мне место уже не казалось таким заманчивым.
  - Да можно сказать никакие... Руководство могло бы и пощедрее быть... Я так откровенен с вами, поскольку не желаю, чтобы и вы согласились из-за денег, а потом сбежали бы через пару дней.
  - К сожалению, я здесь по другому вопросу...
  Узнав, что я не претендую на место секретаря, Форальдегид вновь повеселел.
  - Я же вижу, что для секретаря у тебя слишком опытная рука. Чувствуется, в МАВМИ вышколили... Да и собака у тебя непростая...
  Такс сердито зыркнул на премьер-магистра и демонстративно отвернулся. Пропан даже не глянул на него. Его глаза горели, и мне снова показалось, что он моложе меня.
  - У меня вакансии заместителя пока нет, но я бы тебя взял на испытательный срок. Я сейчас алхимиков набираю, не хочешь пойти? Поэкспериментировали бы вдвоем...
  Я не был уверен, что маман достойно встретит весть о сыне-алхимике. Без последующего нанесения тяжелых травм. Пришлось отказаться и от этого предложения.
  Пропан вмиг поскучнел и постарел. Тем не менее, магистр обещал сообщить мне о первой же магической вакансии, которая появится в ордене.
  Уже на выходе он остановил меня вопросом:
  - А почему ты собаку первую запустил? Знал о петардах?
  Я скромно промолчал. Такс, наоборот, высокомерно вильнул хвостом и одновременно подмигнул мне. Сложно понять, как псу удалось мигнуть в такт колебаниям хвоста, но выглядело это именно так.
  
  Наш уход был стремительным и, как оказалось, не зря. В закрывающуюся дверь ударила новая петарда, но мы уже были в коридоре. На всякий случай я торопливо отскочил в сторону и свернул в какую-то нишу. Оказаться прихлопнутым выпавшей дверью - не самая заманчивая перспектива. Такс уже ждал меня в укрытии.
  Петляя коридорами резиденции, я немного заблудился и к выходу нас вывел какой-то адепт. Конечно, потеряли время, зато Такс успел ознакомить меня с биографией Форальдегида Пропана. Никогда не думал, что мой пес настолько обожает сплетни и разбирается в светской хронике.
  Уважаемый премьер-магистр был представителем известного рода потомственных алхимиков. По странному капризу судьбы он стал первым магом в своей семье, причем, весьма выдающимся. Неординарные магические способности в сочетании с фамильными умениями и хорошим образованием позволили ему сделать стремительную карьеру.
  Его первое исследование послужило толчком для нескольких открытий. Например, он выяснил, что закачанная под давлением в стальные баллоны смесь газообразных углеводородов способна быть не худшим накопителем магии, чем дорогостоящие, сложные в выращивании и обработке кристаллы. Прозвище Пропан-Бутан, незамедлительно полученное от коллег, стало для премьер-магистра лучшим свидетельством признания своих заслуг.
  Однако, баллоны оказались пожаро- и взрывоопасны, что стало серьезным препятствием для развития проекта. Как выяснилось, магистр Пропан-Бутан знал об этом, но данный факт его не смущал. К взрывам, особенно красивым, с фейерверком цветных огней, он был неравнодушен с детства и постоянно таскал в карманах самодельные петарды. От детской привычки подрывать их время от времени - для поднятия духа и просто ради развлечения - ему так и не удалось избавиться, что заметно осложняло его отношения с окружающими.
  Странным образом любое новое изобретение господина Пропана оказывалось не менее взрывоопасным. Но он не считал этот недостаток существенным. Со временем, по настоятельным просьбам коллег и руководства, ему все-таки пришлось заняться более безопасными вариантами своих идей. Такая работа, по мнению магистра, была на редкость скучной, в связи с чем количество потребляемых им петард заметно возросло, а производительность труда резко снизилась.
  Выполнять обязанности кадровика магу-алхимику предложил сам Снуфелинг, обладавший несколько специфическим чувством юмора. Орден Бездонной Чаши всегда считался престижным местом работы, а после успеха электрического проекта его буквально осаждали соискатели любого уровня квалификации. Форальдегиду Пропану предложили производить первичный отсев претендентов. Руководство ордена дало магистру негласное "добро" на использование пиротехники во время проведения собеседований. Начальство решило, что настоящих магов обычными хлопушками не распугать, а в менее квалифицированных специалистах орден не нуждается.
  С тех пор среди сотрудников ордена прочно укоренилась мнение о том, что от нынешнего настырного соискателя иначе, как с петардой в руках, и не отделаешься.
  Такс, по его словам, зная о привычках хозяина кабинета, подвох почувствовал сразу же, как только открылась дверь. В связи с этим и ринулся первым, приняв первую петарду на себя.
  
  
  Глава 5. Провалы и прорывы
  
  ***
  
  Об ордене Алмазных Врат - втором пункте в списке маман, горожанам было известно немного. "Защита любого типа" - так сами "алмазники" описывали свои услуги. При этом обязательно подчеркивали, что используют только сверхсекретные заклинания и методы. К вопросам собственной безопасности сотрудники ордена относились с параноидальным усердием. Сама организация была крайне засекреченной. Любые попытки обнародовать какую-либо информацию о ней тщательно отслеживались и жестко пресекались.
  Например, о месте расположения и размерах резиденции даже местные жители могли лишь догадываться. Пространство вокруг штаб-квартиры было искажено, что позволило тщательно ее замаскировать. Горожане знали, что орден находится где-то внутри ничем не примечательного квартала на окраине. По периметру его окружали сплошные заборы, склады да лабазы. Но, как бы ни старался случайный прохожий зайти в какой-либо двор, он неизменно оказывался у одной и той же задней стены весьма затрапезного вида. Отсутствие входа и вывесок в сочетании с искажением расстояний сбивали с толку даже самых любопытных.
  
  Полдень
  Вольтанутен. Территория ордена Алмазных Врат
  
  Курсируя вокруг квартала-лабиринта, они, конечно же, не могли не чувствовать сильное защитное поле. Но Пампука-младший был слишком поглощен своими мыслями, а его пес не счел нужным комментировать этот факт.
  Таксу первому наскучило бесцельно бродить по улице. Увидев впереди какого-то мага, сосредоточенно шагавшего по тротуару, пес пристроился за ним, изображая неспешную прогулку. Монбазору и притворяться не пришлось - погруженный в собственные мысли, он неторопливо шел за своим поводырем.
  Внезапно незнакомец остановился и... исчез. Такс в несколько прыжков очутился на том месте, где он только что стоял, и удивленно помотал головой. Никаких намеков на вход не было. Та же бесконечная пыльная улица без единого деревца, тот же некрашеный унылый забор без единой калитки, но с регулярными проплешинами выломанных досок. Изнутри все эти проплешины были крепко-накрепко заколочены.
  - Вход нашел? Молодец, - Монбазор ласково потрепал своего помощника по голове, - Подожди меня здесь, я быстро.
  В тот же миг господин Пампука растворился в воздухе. На какое-то мгновение над щербатым забором вспыхнула приветливая вывеска "Добро пожаловать", но сразу же исчезла.
  Такс тяжело вздохнул и устало привалился к ограде, стараясь укрыться от солнца в короткой полуденной тени. Невзирая на регулярные дожди, на этой улице было знойно и сухо.
  Отойти от входа пес так и не рискнул. Вероятнее всего, здесь действовало очередное заклинание искажения, и несколько шагов в сторону могли перенести далеко от этого места. Отыскать потом своими силами нужную дыру в заборе было бы крайне сложно.
  Прошло несколько минут. Такс немного поерзал, выбирая удобную позу, и практически сразу задремал - утренняя беготня основательно вымотала его. Улица была тихой и пустынной, никакие мысленные колебания не улавливались, что само по себе было удивительным явлением. Подозрительных запахов тоже не было. Ничего не отвлекало его от заслуженного отдыха. Пес расслабленно вытянулся вдоль забора и положил морду на лапы.
  
  К сожалению, долго поспать ему не удалось. Собачий хвост, мирно покоившийся в пыльной траве, внезапно придавил ботинок немаленького размера. В следующий миг его владелец материализовался из воздуха прямо на Такса, вторым ботинком чувствительно проехавшись по спине.
  Воздух наполнился отчаянным визгом в два голоса. Перепуганный пес попытался бежать, но хвост оказался пригвожденным к земле. Изо всех сил, отчаянно скребнув когтями траву и пыль, Такс рванулся вновь. Ботинок наконец-то соскользнул, а его владелец, нелепо взмахнув руками, со всего размаху шлепнулся на дорогу, завалившись на бок.
  Изумрудно-зеленый коврик (именно так потерпевший идентифицировал Такса) отскочил в противоположном направлении. С несвойственной половичкам резвостью он вновь взлетел в воздух, приземлился, мягко спружинил и понесся к ближайшей подворотне. Сворачивая, пес успел увидеть большого толстого мага, сидящего в клубах дорожной пыли. Визг уже прекратился, но в любой момент могли последовать ругательства, а то и погоня. Такс прибавил скорость, стараясь как можно скорее скрыться из поля зрения толстяка.
  На ходу беглец почувствовал магическое силовое поле, но затормозить уже не успел. Яркая вспышка ослепила и обожгла, но лишь на миг. Улица в одно мгновение превратилась в оживленную площадь, шумную, заполненную людьми. По инерции зеленый пес промчался еще некоторое расстояние, прежде чем сообразил затормозить. Чудом никого не сбив, он нырнул под какой-то экипаж, стоявший у глухой стены здания. Пронзительный вой сирены, непрерывно звеневшей в воздухе, наконец-то прекратился, и Такс смог собрать свои мысли воедино.
  
  ТАКС
  
  Система нейтрализации массивного магического воздействия, встроенная в ТАКС, способна отразить атаку мощностью до 1500 маг/час. В состоянии стресса срабатывает автоматически.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Сидя под повозкой, я чувствовал себя последним идиотом. Улечься спать прямо на входе, а значит - и на выходе, в официальную резиденцию ордена! До такого мог додуматься только я!
  И где я теперь нахожусь и где мне искать Монбазора?! И Вольтанутен ли это вообще или меня куда подальше забросило?!
  То, что мне показалось вначале площадью, было на самом деле огромным двором, хаотически застроенным помещениями типа "сарай" без окон и опознавательных знаков. На крышах торчат антенны, перевернутые воронки защитных контуров, какие-то конструкции непонятного назначения. Воздух густо пропитан магией, даже запахи не чувствуются. Деревьев нет, земля практически без травы - настолько утрамбована. Люди во дворе, как мне показалось, суетились с удвоенной скоростью.
  Насколько помню, на бегу я столкнулся с каким-то магическим полем. Интересно, сирена и переполох во дворе - моя работа? Если да, то я пропал. Толстяк, конечно же, не замедлит сообщить о моей выходке кому следует.
  Я попытался уловить мысли проходящих мимо. К моему удивлению, практически сразу же удалось ощутить волну хозяина. Вероятнее всего, он находился в здании, под стеной которого и стоял экипаж. Где именно он был, что думал, я не понял - сигнал был слишком слабый.
  Получается, я все-таки пробрался на территорию сверхсекретного ордена Алмазных Врат. Интересно, а где же их хваленая суперзащита, после столкновения с которой от меня не должно было и пепла остаться? Или она срабатывает с запаздыванием, или - что более вероятно - я таки натворил дел. Чем же мне грозит несанкционированное проникновение? И самое главное - как отсюда выбраться?!
  Я вновь принялся шарить по доступным информационным каналам.
  - Причину прорыва обнаружили? - на приличном расстоянии от меня разговаривали два мага. Вероятнее всего, их разговор я и уловил.
  - Нет. Следов магического взлома нет. Лишь механическое воздействие.
  - Механическое? Какая же должна быть механика, чтобы свалить защиту свыше 1000 маг/час?! Заблудившиеся птички-кошечки на такое не способны.
  - Вы уже слышали о зеленой зверушке?! Говорят, она и была причиной воздействия.
  - Думаете, агрессия со стороны конкурентов?!
  - А может, это инспектор из столицы?! По поводу Провала?...
  "Зеленой зверушке" вмиг стало не по себе. Я поспешно свернул прослушивание, боясь привлечь внимание.
  Перспектива поимки меня не пугала. Моих способностей вполне бы хватило, чтобы мирно договориться со здешними магами. Хотя не известно, захотят ли они упустить такую ценную разработку, по собственной глупости попавшую к ним в руки. К тому же я не был уверен, что мой хозяин обрадуется, узнав, в какой скандал я его втравил. О работе в ордене после такого казуса ему нельзя будет и мечтать. О жизни в Вольтанутене - тоже. Вряд ли орден Алмазных Врат согласится иметь под боком столь опасных соседей. Кстати, а как самому Монбазору без проблем удалось проникнуть внутрь здания, от которого за версту несет чужой защитной магией?!
  Я решил пока не высовываться из своего убежища. Неестественно зеленый окрас (спасибо создателям!) выдавал меня с головой.
  Внутрь зданий здесь входили прямо сквозь стены и выходили так же. О наличии парадного крыльца свидетельствовали лишь косвенные приметы: утрамбованная земля, сгущенное магическое поле. Возле служебных входов и эти следы были размыты. Пока буду принюхиваться, вновь в роли коврика окажусь. Лучше здесь хозяина подожду.
  
  МОНБАЗОР
  
  Табличка "Вход", висевшая прямо в воздухе, была надежно скрыта от посторонних глаз. Если бы не подсказка моего пса, я бы ни за что не нашел место, с которого она просматривалась. Да и отсюда вход можно было увидеть лишь при помощи магии.
  Самого входа на территорию резиденции я не ощутил. Был слишком сосредоточен на своих проблемах (все время твердил имя главы ордена - Великого магистра Квантофельбаума, чтобы не забыть). Поэтому и не обратил внимания на такие мелочи, как наличие или отсутствие защитного контура.
  В главный корпус резиденции я вошел так же, как и на ее территорию - сквозь стену, вслед за каким-то магом. Это здание я выбрал потому, что к нему вело больше всего тропинок. И не прогадал.
  Внутри оказалось гораздо больше народу, чем на улице. Все суетятся, куда-то спешат. Я сразу почувствовал себя неуютно в этом муравейнике.
  Внезапно сработала какая-то сирена, после чего окружающие забегали с удвоенной прытью. Некоторое время я лишь растерянно наблюдал за хаосом, но внимания на меня никто не обращал, а времени в запасе было не так уж и много.
  Цепко ухватив за рукав пробегавшего мимо мага, я спросил его, где находится приемная Квантофельбаума. В ответ на меня выплеснули целую тираду о каком-то ЧП, неведомой зверушке странного окраса и некоем происшествии в Провале. При этом собеседник так отчаянно пытался вырваться, что я пожалел его и отпустил. Бодрой рысью он помчался дальше. Более сговорчивых найти не удалось - все они были зациклены на своем ЧП и не желали выслушать меня.
  Нужно было что-то предпринять, как-то обратить на себя внимание. Не факт, что в следующий раз я смогу проникнуть сюда снова. Необходимо сегодня же добиться аудиенции.
  Пришлось прибегнуть к радикальным мерам по методу Про... э-э-э... Пра... в общем, того мага, с которым я познакомился у "бездонников". Небольшой энергетический сгусточек, наобум брошенный в стену, похоже, попал в цель, наткнувшись на какое-то заклинание. Вспышка, хлопок и по стене побежал огонек, периодически красиво и громко взрываясь яркими огненными брызгами.
  Полюбоваться его движением мне не удалось. Уже через несколько мгновений я был окружен всевозможными магическими щитами, выставленными доблестными орденскими магами. Казалось, даже статуи в приоконных нишах вооружились защитными контурами.
  
  - Мне необходимо видеть Великого магистра Эфраима Квантофельбаума, - наступившая тишина способствовала тому, чтобы мой голос прозвучал громко и уверенно. - По очень срочному делу.
  Окружавшие не шелохнулись, поэтому я многозначительно добавил:
  - По поводу Провала...
  Уловка сработала. Не знаю, что у них в Провале произошло, но это слово подействовало на них, как сверхсекретный пароль.
  - Инспектор... - прошелестел в толпе легкий шепот.
  В одно мгновение разрозненные щиты сплелись в звуко- и магонепроницаемый кокон. Плотное кольцо никак не сковывало движения, но подавляло любые магические всплески, надежно изолируя меня от окружающих.
  Двое магов жестами предложили следовать за ними. К сожалению, внутри кокона заклинания не действовали, а сам он не был самодвижущимся, поэтому в приемную (вернее - в бункер) к Великому магистру Квантофельбауму пришлось добираться на своих двоих. Уже на втором десятке коридоров, переходов, подъемов, спусков и винтовых лестниц я искренне пожалел о своей настойчивости, с которой стремился встретиться с главой ордена. Но путешествие внезапно закончилось. Меня втолкнули в какую-то нишу, и я в буквальном смысле ввалился в приемную. Почему-то возникло ощущение, что я выпал из какого-то шкафа, причем, с верхней полки.
  Секретарь - образец безликости и исполнительности - не выказала ни малейшего удивления при моем появлении. Вероятно, здесь было принято так входить. К счастью, изоляционный кокон исчез, и я вновь смог говорить нормально. Несколько поспешно, чтобы не успеть сбиться или запнуться, отбарабанил:
  - Я к Великому магистру Квантофельбауму по очень важному делу.
  Последние слова помимо моей воли прозвучали чересчур жизнерадостно. Я был крайне доволен тем фактом, что не забыл и не перепутал имени руководителя ордена. Да и голос звучал уверенно, без заиканий.
  Секретарь на секунду вопросительно вскинула бровь, но уже в следующее мгновение маска холодной официальности вновь заняла свое место.
  - Мне сообщили. Давайте свое предписание.
  - Какое предписание?
  - О проведении проверки. И удостоверение инспектора, пожалуйста.
  - Какого инспектора?
  Секретарь уже протягивала мне какие-то бумаги для заполнения:
  - Не забудьте указать, что это внеочередная инспекция. Плановая у нас должна быть через два полных.
  Похоже, я вновь что-то напутал. Или кто-то напутал. В любом случае, совершенно ясно, что эта встреча, как и все предыдущие, не будет иметь ничего общего с намеченным маман планом и обернется еще одной нервотрепкой. Может быть, я еще успею сбежать?!
  Метнув быстрый взгляд на шкаф, из которого недавно вывалился, я оценивающе взглянул на секретаршу. Не буду отрицать, в тот момент мое выражение лица не было дружелюбным, но разве это повод для вызова усиленного подкрепления в составе трех боевых магов? Да еще и агрессивно настроенных.
  И вновь начался разговор о Провале. Неужели, у них нет других тем? Почему я должен вновь выслушивать их стенания по поводу какого-то ЧП?! Правда, сейчас меня больше спрашивали, чем рассказывали сами. Вопросы были весьма однообразными. Откуда я узнал об их провале в Провале, зачем явился в орден, если я не инспектор, как мне удалось пройти незамеченным сквозь их защиту и все в том же духе.
  Выручил меня, как ни странно, сам Великий магистр Эфраим Квантофельбаум. В какой-то момент в приемной внезапно материализовался бородатый коротышка, который, ткнув в меня пальцем, приказал:
  - Зайдите ко мне. Я сам с вами поговорю.
  Я безропотно подчинился, в глубине души надеясь, что хоть магистр не будет беседовать со мной о провале, Провале, и чтоб им всем вообще провалиться!
  В кабинете мне предложили занять комфортное кресло, что было весьма своевременно. Стулья в приемной оказались крайне неудобными, сидеть на них было настоящей пыткой. Я бы не удивился, если бы они на самом деле оказались разработкой специалистов ордена и использовались исключительно для приема непрошеных визитеров.
  Сам магистр Квантофельбаум присел лишь на миг, чтобы тут же вскочить. Похоже, ему трудно было усидеть на месте. Его руки тоже выдавали необычайное волнение. Он то одергивал свой жилет, то принимался теребить толстую цепочку, свисавшую на пузо, то засовывал руки в карманы.
  - Мне все известно, - пресек мою попытку открыть рот глава ордена Алмазных Врат. - Не будем терять времени зря.
  Кто бы мог сомневаться. Конечно же, он не отказал себе в удовольствии подслушать разговор с грозным инспектором.
  К моему удивлению, наше с ним общение началось с комплиментов.
  - Я приятно удивлен, что рядовой инспектор столичной гильдии магов оказался профессионалом столь высокого уровня. Так легко пройти сквозь наши уровни защиты... Не скрою, немногие из моих сотрудников могли бы соперничать с вами. Вам повезло - в нашем ордене всегда есть работа для настоящих специалистов. Внештатно, конечно же...
  От озвученного им предложения явно попахивало должностным преступлением. Что же за ЧП здесь произошло, если сам Великий магистр открыто предлагает взятку простому инспектору? Интересно, предлагаемой суммы хватит на мое безбедное существование хотя бы на протяжении нескольких лет?
  Магистр, по-своему истолковав мое молчание, резко сменил тему разговора.
  - Вы же сами должны понимать... Ничего сверхординарного не произошло... Жертв нет... Наши внутренние текущие проблемы, недостойные внимания гильдии магов... Даже если это дело рук хулиганов из ордена Серебряного Лома, мы здесь не при чем и претензий ни к кому не имеем... Мы в состоянии сами разрешить наши проблемы...
  К счастью, инспектором я не был и темой Провала (или все-таки провала?) не интересовался, о чем и сообщил незамедлительно. У меня не было никакого желания в очередной раз обсуждать ЧП, о котором я понятия не имел.
  Магистр Квантофельбаум был первым, кто в этом ордене соизволил внимательно выслушать меня. Но если в начале разговора он постоянно подскакивал, ерзал, теребил свою бороду, то сейчас напоминал застывшее изваяние. Лишь пухлые пальцы бегали по широкой окладистой бороде, перебирая множественные разноцветные ленточки и фенечки, украшавшие ее.
  Я беспокойно следил за жестами своего собеседника. Не надо было быть большим специалистом в магии, чтобы почувствовать мощнейший артефакт (а именно им являлась борода магистра), в который, наверное, были вплетены все существующие в мире магические защиты плюс еще парочка официально не существующих.
  - Значит, вы прибыли сюда по личному вопросу, а не по служебной необходимости?! - очень холодно осведомился Квантофельбаум.
  От былого дружелюбия не осталось и следа. Было видно, что разговор начинал не на шутку его беспокоить. Еще бы, так опростоволоситься - лично предложить взятку случайному посетителю.
  В один миг за его спиной материализовались два телохранителя, похожие друг на друга, как две капли воды. Оба были на две головы выше и раза в два шире своего шефа, с бритыми затылками и общим мрачным выражением лица. Тоже в жилетах (униформа у них здесь такая, что ли?).
  - Познакомьтесь, мои помощники, старшие магистры Твиндельдам и Твиндельдаст.
  Его подчиненные не сочли нужным изобразить даже отдаленное подобие улыбки. Твиндельдам сразу же установил дополнительную защиту от прослушивания. Твиндельдаст машинально сложил руки таким образом, чтобы можно было мгновенно выставить магический щит.
  Ребята, похоже, готовились к серьезному разговору, что мне абсолютно не понравилось. Да и работать в этом ордене почему-то перехотелось. И я прибегнул к своему собственному, неоднократно испытанному средству защиты, не менее надежному, чем все их заклинания вместе взятые.
  - Моя мать, госпожа Парлимсеппета Пампука, передавала вам свои наилучшие пожелания. Она уверена, что я смогу принести пользу вашему ордену.
  Я не любил упоминать всуе имя своей матери, но сейчас цель оправдывала средства.
  - Почему же вы начали не с них? - Эфраим Квантофельбаум вновь излучал любезность и благодушие. - Не знал, что у госпожи премьер-магистра столь талантливый сын.
  Моя маман была всего лишь премьер-кастеляншей одного из филиалов ордена, и господин Квантофельбаум не мог не знать этого. То, с какой легкостью он повысил ее в звании, свидетельствовало о том, что связываться с ней ему никак не хотелось. Ни по-хорошему, ни по-плохому.
  Расстались мы очень душевно. Глава ордена Алмазных Врат несколько раз заверил меня, что, как только появится достойная вакансия, я сразу же буду извещен. Я, в свою очередь, сообщил, что передам маман все его приветы и пожелания. На всякий случай, я несколько раз подчеркнул, что госпожа Пампука очень часто бывает в Вольтанутене и будет рада нанести визит господину Квантофельбауму. При этом мы оба понимали, что с радостью согласились бы больше никогда не встречаться.
  Старшие магистры Твиндельдам и Твиндельдаст вызвались сопровождать меня. Я бы с удовольствием распрощался и с ними, но побоялся навлечь на себя очередное подозрение. Кроме того, я надеялся, что они укажут более короткий выход. И не ошибся. Шагнув за порог кабинета - дверь гостеприимно материализовалась прямо перед нами, мы сразу же очутились во дворе.
  
  "Хозяин, спаси!!!" - вопль Такса буквально накрыл меня с головой. Стоит-таки сделать внушение своему псу по поводу громкости его мыслей.
  Хуже всего было то, что мои спутники-маги также что-то почувствовали и начали крутить головами. Еще бы, сложно не среагировать на такой отчаянный призыв, пусть и мысленный. Вряд ли они смогли что-то понять, но эмоциональный накал уловили.
  - Опять случилось чего?! - наконец-то изрек один из них.
  Различить, кто это был - Твиндельдам или же брат его Твиндельдаст, я бы сейчас не смог и под угрозой дисквалификации.
  - Пойду, выясню, - второй сразу же метнулся куда-то в сторону.
  Его напарник удивленно посмотрел ему вслед, после чего уставился на меня.
  - Мне кажется, он не в ту сторону пошел, - нашелся я. - Его надо догнать и вернуть назад.
  - Ага, - задумчиво сказал мой конвоир и неторопливо поплелся за своим товарищем. Если учесть, что первый умчался чуть ли не галопом, догонять ему придется долго.
  Такс воспользовался моментом и в двух словах описал свои злоключения. Я не знал, сердиться ли мне на свою "зверушку странного окраса" или благодарить ее. Если бы не верный пес и не вызванный им переполох, сын госпожи Пампуки имел бы все шансы получить работу в ордене Алмазных Врат. Но трудиться здесь бок о бок с каким-нибудь Твиндельдамом или Твиндельдастом после сегодняшнего визита никак не хотелось. С другой стороны, маман никогда бы не поняла меня, если бы я сообщил, что отказываюсь от перспективной должности в этом муравейнике. И в результате мне пришлось бы каждый день ходить на нелюбимую работу.
  Помимо всего прочего, меня начали мучить угрызения совести. В чем-то я и сам был виноват. Не надо было оставлять Такса одного в столь странном месте. Знал же, что эта улица - лишь мираж, полностью сплетенный из заклинаний. С реальностью она не имеет ничего общего. На ней всегда жарко и пыльно, какая бы ни была погода в хронически дождливом Вольтанутене. Пес у меня, конечно же, сообразительный, но магические ловушки чувствует, лишь столкнувшись с ними "лоб в лоб".
  Что же делать с Таксом? Под мышкой его не вынесешь и под видом домашнего любимца не выведешь - внешность чересчур приметная. Заклинания тоже не помогут - на них магическая защита среагирует в первую очередь. Как назло, оговорить проблему спасения с самим псом помешал второй старший помощник, ни с чем вернувшийся из погони.
  - Я... эта... Твиндельдам, старший магистр, - на всякий случай сообщил он, резонно не надеясь на мою память. - Я подумал... Лучше я вас провожу, а потом выяснять пойду, что случилось.
  Такс продолжал сидеть под своим экипажем, боясь и нос высунуть. Вытаскивать его на глазах у бдительного мага с оч-чень выразительной внешностью я, конечно же, не рискнул.
  По дороге к выходу настроение было премерзкое. Сколько-нибудь стоящие идеи по спасению моего друга не появлялись, а сам он ударился в "завой". Тихое заунывное вытье - вполне музыкальное - непрерывно звучало в моей голове. Такс старательно оплакивал свою судьбу. Либо решил немного потрепать мне нервы перед расставанием. И, как оказалось, не только мне.
  Сопровождающий меня магистр вначале нервно передергивал плечами, но потом не выдержал.
  - Не пойму, сирена где-то включилась или просто в голове гудит?
  - Вы тоже слышите этот горестный вой? - я решил немного подыграть Таксу. - Очень похоже на ритуальную песнь. Кстати, обычно перед ее исполнением бывает всплеск мысленной энергии. Такой, как минут десять назад. И главное, ее слышат лишь избранные. Те, для кого она предназначена.
  Честно говоря, я думал не очень удачно сострить, но старший магистр принял мою информацию за чистую монету. Остановился как вкопанный и оторопело посмотрел на меня.
  - Думаете, действительно ритуальная?!
  Я лишь неопределенно хмыкнул в ответ, не зная, что сказать.
  Твиндельдам любезно вывел меня за ворота. Пес старательно продолжал завывать, пока нас с ним не разделило защитное поле. Вокальные способности Такса, вероятно, впечатлили моего спутника. Все это время он беспокойно оглядывался по сторонам. Похоже, старший магистр обладал весьма ограниченным запасом знаний, поскольку даже не пытался использовать какое-либо заглушающее заклинание. Впрочем, не исключено, что именно отсутствие магической составляющей в песне Такса и сбило его с толку. Даже опытные профессионалы часто теряются, сталкиваясь со странными явлениями немагической природы.
  Попрощались мы с Твиндельдамом чуть ли не по-дружески.
  - Вы эта... извините нас... Сами видите - день сегодня трудный... - печально произнес он и, не прощаясь, исчез под приветливо мигнувшей табличкой "Добро пожаловать".
  Я остался один на безлюдной улице. Стоял растерянный, не зная, что предпринять. Какой-то экипаж с гербом ордена Бездонной Чаши промчался мимо меня. Для него из воздуха специально материализовался парадный въезд с гостеприимно распахнутыми красивыми кованными воротами. Попытка проскочить за ним потерпела фиаско. Ворота захлопнулись перед моим носом и растворились в воздухе. Небрежно пройти в калитку также не удалось. Даже просто найти вход оказалось невыполнимой задачей. Солнце пекло неимоверно, хотелось пить. Но я продолжал упрямо сверлить взглядом проплешины в заборе. Я не мог уйти без Такса, я должен был придумать, как его вытащить!
  
  ***
  
  По мнению коллег, Ариселия Лаурентин, старшая ученица Сэрендинского училища практической магии, попала в рекламный отдел ордена Бездонной Чаши абсолютно случайно. И только сама Селия понимала, что счастливое для нее стечение обстоятельств никогда бы не произошло без ее личной настойчивости.
  На практику в орден Бездонной Чаши студентов приглашали очень охотно - здесь хватало низкоквалифицированной работы. Брать на постоянную занятость магов низшего уровня руководство не хотело, чтобы не оплачивать их услуги по неоправданно высоким расценкам ордена. Поэтому заполняли такие вакансии практикантами-старшекурсниками, всегда искавшими возможность подработать.
  В Вольтанутен из провинции стремились многие, но пахать у "бездонников" считалось не самой завидной перспективой. Сюда шли те, кому нужны были деньги. Тарифы высокие (как по студенческим меркам), работы - непочатый край. Длительность смены особо не нормировали: что успеешь заработать, то и твое.
  Девушек, прибывших из Сэриндинского училища, поставили заряжать магические батарейки и аккумуляторы. Воспитанницы госпожи Пампуки, аккуратные и послушные, лучше других выполняли подобную работу - монотонную и на редкость нудную.
  На зарядке батареек Ариселия проработала два дня. На третий она вызвалась отнести спецзаказ - несколько мощных накопителей - в рекламный отдел, переживавший очередной "аврал". Вернее, желающих больше не нашлось. Подруги спешили сделать побольше, чтобы вечером раньше уйти домой.
  В тот момент, когда она зашла к рекламщикам, подчиненные Бруль Там Шпока как раз решали весьма животрепещущий вопрос: кем из команды можно пожертвовать? Необходим был человек для дежурства у центрального входа.
  Работа с туристами считалась весьма беспокойным и утомительным занятием, поэтому желающих добровольно занять почетный пост не находилось. Обычно здесь дежурили по очереди, но при подготовке к карнавалу привычный график сбился. Свободным оказался лишь один практикант, остальные были заняты срочными и сверхсрочными делами.
  Селия, случайно услыхав о проблеме, сама предложила свою кандидатуру. В цеху она, конечно, заработает больше, но ей безумно хотелось потрудиться в команде знаменитого Бруль Там Шпока. Вопрос о ее переводе был решен в пятнадцать минут - на зарядку батареек молодая магичка уже не вернулась.
  Длиннющая очередь туристов могла испугать кого угодно, но не Ариселию. Работа с людьми и на свежем воздухе показалась ей не такой уж и утомительной после бесконечной череды батареек. Через несколько дней улыбчивая практикантка, весело щебетавшая с туристами и при этом умудрявшаяся не создавать "пробок", была назначена ответственной за работу столь важного объекта. Рекламщики были весьма довольны тем, что кто-то, пусть и временно, взял на себя эту весьма беспокойную обязанность.
  
  Проводив Монбазора, магичка вернулась на свой пост. По окончанию дежурства (каждая смена работала полдня) Ариселии поручили развезти главам орденов официальные пропуска на праздник и магические презентации. В ее распоряжение даже выделили экипаж с возницей, поскольку заклинанием "длинного шага" она не владела, а до конца рабочего дня необходимо было успеть в разные концы города.
  Магичке выдали артефакт посетителя ордена Алмазных Врат, служивший пропуском на его территорию и действовавший лишь определенное время. Поскольку приемные часы скоро заканчивались, сюда пришлось заехать в первую очередь.
  Нездоровое оживление, царившее в резиденции ордена, лишь ненадолго привлекло внимание Ариселии - она очень спешила. Это было для нее первым столь ответственным поручением, и девушка очень хотела выполнить его наилучшим образом.
  Быстро управившись со своим заданием, магичка выскочила из центрального здания и почти побежала к ожидавшему ее экипажу. Возница поставил его достаточно далеко, поэтому приходилось все время петлять, огибая разномастный транспорт.
  Под одним из фургонов она вдруг заметила что-то странное: какая-то тень вдруг мелькнула между колесами. Селия остановилась и заглянула под повозку. Ей удалось рассмотреть хвост странного зеленого цвета. Его обладатель скрывался за колесом. Девушка замерла, недоуменно всматриваясь в полумрак.
  "Ариселия, - пушистая конечность вновь приподнялась и зависла в воздухе. - Слушай меня внимательно!". Голос прозвучал прямо у нее в голове, громко и торжественно.
  Резкий удар хвостом об землю заставил ее вздрогнуть.
  "Бургодут зеленохвостый. Шерстяной покров буровато-серого окраса. В брачный период хвост и подмышечные области окрашиваются в ярко-зеленый цвет", - весьма несвоевременно всплыла у нее в памяти цитата из учебника "Магические твари". Практикантка никогда не видела бургодута - ни живьем, ни чучелом, но ни минутки не сомневалась, что это он.
  Она не закричала и даже не ойкнула, а лишь молча припустила к своему экипажу, очень надеясь на неповоротливость твари. Подбежав, распахнула дверцу и собралась нырнуть в спасительный полумрак.
  "Минуточку", - деловито остановил ее тот же голос.
  От неожиданности девушка вздрогнула и даже оглянулась. Ее возница спокойно направлялся к козлам. У остальных карет и повозок, стоявших неподалеку, копошились люди: приносили и уносили какие-то вещи, кто-то уже уезжал, кто-то искал себе местечко в тени. Картина была настолько мирная и обыденная, что она мгновенно успокоилась и, мотнув головой, нырнула в экипаж.
  Плюхнувшись на сидение, Селия облегченно вздохнула и... резко выдохнула. Краешек неимоверно грязного зеленого хвоста виднелся из-под сидения напротив. Без сомнения, это он только что подметал пыль под соседним экипажем.
  Настырность твари рассердила магичку. Прицелившись, девушка изо всей силы двинула каблуком по хвосту, стараясь ничего не перепутать в торопливо произносимом заклинании оцепенения.
  Острый край модной обувки прошел в нескольких миллиметрах от тела, впечатав в пол солидную прядь шерсти. Хвост судорожно дернулся, зеленый пучок так и остался под каблуком, а из-под сидения раздался сдавленный взвизг. На свет показалась обиженная морда Такса. Он громко цыкнул, и заклинание практикантки рассыпалось фейерверком мелких точечек.
  "Извини, я не хотел тебя пугать. Мне надо выбраться отсюда. Помоги!", - пес выглядел настолько виноватым, что Селии стало стыдно. Она поспешно спрятала ноги под сидение.
  - Я тебя не узнала, извини, - ошеломленно пробормотала девушка и смущенно отвернулась к окну.
  
  Ариселии было очень стыдно перед Таксом за то, что она чуть не лишила его хвоста. Магичка только делала вид, что наблюдает, как возница разворачивает экипаж и подъезжает к выезду. На самом деле, ей было больно смотреть, как пес зализывает ранку.
  Ей очень нравился Такс. Кроме того, Селия испытывала несомненную симпатию к его хозяину и не хотела бы стать для него источником неприятностей. Если бы питомцем Монбазора было какое-то чудовище, а не столь симпатичное животное, возможно, она бы не так переживала из-за своего проступка. Но сейчас девушка чувствовала себя чуть ли не преступницей.
  У практикующих магов Вольтанутена давно вошло в моду заводить в качестве домашних животных побочные результаты магических опытов. Обычно такие создания имели устрашающий вид и мерзкий характер. Мохнатые симпатяшки почему-то не вызывали особого ажиотажа среди молодежи. Чем безобразнее была зверушка, тем больше гордости она вызывала у хозяина. Ученицы Сэрендинского училища модного увлечения не понимали и не разделяли, но и удивляться домашним тварям давно перестали.
  Любимец профессионального мага Монбазора, магистра теормагии 11-го уровня, вполне мог оказаться очередным чудовищем. То, что его выбор остановился на Таксе, обаятельном и милом существе, пусть и странного окраса, лишь добавляло большой плюс хозяину.
  
  Магичка увидела Монбазора, как только экипаж покинул территорию. Обрадованная возможностью разрядить ситуацию, Селия попросила возницу остановиться и выскочила наружу. Услыхав "Такс", маг буквально просиял и без колебаний сел в экипаж.
  По пути Монбазор живо описал свои злоключения, не без юмора поведав, как его приняли за сурового инспектора. Рассказ Такса был крайне лаконичен, но Ариселия все равно посмотрела на пса с восхищением.
  В разговоре выяснилось, что и Ариселии, и Монбазору необходимо посетить резиденции одних и тех же орденов. Селия любезно предложила подвезти своих спутников.
  Сейчас экипаж направлялся в орден Серебряного Лома, территориально самую удаленную штаб-квартиру из расположенных в городе. Чтобы добраться туда, даже используя заклинание "длинного шага", любому магу пришлось бы немало попотеть, поэтому приглашение было с благодарностью принято.
  
  
  Глава 6. Ходют тут всякие!
  
  ***
  
  Комплекс зданий ордена Серебряного Лома располагался в наиболее живописном пригороде Вольтанутена. В устье небольшой речушки с незапоминающимся названием раскинулся идеально ровный луг. Практически со всех сторон он был кокетливо обрамлен невысокими холмами, засаженными плодовыми деревьями городского фруктового питомника. Сама резиденция располагалась точно в центре долины. Русло речушки пришлось несколько изогнуть - удачной реализацией этого проекта маги ордена гордились особо, - и теперь она изящно огибала территорию штаб-квартиры по восточной границе.
  Живописность здешних мест была своеобразной компенсацией ордену Серебряного Лома, который в свое время оказался буквально вытесненным за границы города. Его деятельность была признана слишком опасной для окружающих. Здесь специализировались на нейтрализации магической энергии различного рода. Рискованные опыты, проводимые в ордене, в большинстве случаев имели самые непредсказуемые результаты для ближайших соседей. Использование защитного поля, надежно ограждавшего другие ордена, лишь усугубляло тяжесть последствий.
  Обычно все начиналось с того, что вырвавшиеся из-под контроля мощные магические "залпы" отражались защитным полем и начинали метаться по всей резиденции, попутно "вбирая" магические следы, щедро рассыпанные по ее территории. Если удавалось нейтрализовать бесконтрольную магию здесь же, опыт завершался всего лишь некоторыми разрушениями построек ордена. Если же магическая сила находила брешь и вырывалась на волю, то ее энергию могли погасить только расстояние и время, что совершенно не радовало обитателей соседних кварталов. Если в магических следах попадались остатки какого-нибудь податливого заклинания - а такое случалось наиболее часто, то на следующий день орден был завален требованиями, угрозами и исками на возмещение морального и материального ущерба.
  Самый ошеломляющий результат обычно давал случайный синтез магической энергии и одного из базовых заклинаний охранного поля. Например, так был создан сквернословящий справочник, знавший практически все, но неизменно приправлявший любую информацию скабрезными комментариям. Не менее показательным был и сладкий дождь, прошедший однажды ночью. К утру жители близлежащих кварталов оказались в буквальном смысле запертыми в своих домах. Глянцевая глазурь, в которую превратились осадки за несколько часов, оказалась на редкость твердой и прочной, надежно заперев окна и двери.
  Полный отказ от защитного магического поля позволил свести негативные последствия до минимума. Ничем не удерживаемые "магические снаряды" стали более предсказуемы. Они беспрепятственно покидали штаб-квартиру, уносясь вдаль исключительно по прямой. Жителей перестали беспокоить нашествия магических тварей, огненные представления, неароматные туманы, осадки в виде фрикаделек и прочие проявления неконтролируемой магии. Правда, территорию Вольтанутена ордену все равно пришлось покинуть. Руководство города не могло одобрить ежедневные магические бомбардировки жилых кварталов.
  Мэрия даже согласилась пожертвовать огромнейшим фруктовым садом, снабжавшим витаминами весь город, лишь бы как-то остановить нескончаемый поток жалоб на неугомонных "взломщиков". Это был ближайший к центру города незаселенный район, имевший площадку для строительства. Руководство ордена Серебряного Лома, в свою очередь, посчитало его достаточно престижным для размещения здесь своей официальной резиденции.
  Вопреки ожиданиям, соседство с магами-экстремалами никак не подействовало на качество продукции садоводов. Очутившиеся на свободе магические заряды гасили большую часть своей энергии над лугом, а саду не причиняли особого вреда. Правда, жители города преисполнились уверенностью, что огромным количеством блюд с использованием печеных фруктов - "изюминкой" меню любого из вольтанутенских ресторанов - они обязаны именно ордену Серебряного Лома. По их мнению, немалая часть урожая из вольтанутенских садов поступала в продажу в уже запеченном виде.
  
  Архитектура самой резиденции обычно характеризовалась ее посетителями как "весьма неказистая". Руководство ордена никогда не считало нужным тратиться на лепнину и прочие изыски, которые могли быть случайно разрушены еще на стадии строительства. Пользоваться магическими способами возведения зданий по известной причине избегали.
  Наиболее приметным украшением ансамбля стала башенка, которая, по мнению наблюдателей, напоминала как сам лом, так и некий фаллический символ. За время своего существования она так часто падала, что место ее возможного приземления заранее огородили, в связи с чем штаб-квартира лишилась центрального входа. Его банальным образом заслонили забором.
  Теперь даже официальные делегации принимались на кривобоком крылечке с огромными щелями между ступенек. И входная дверь, и само крылечко бывшего служебного входа были чрезвычайно низкими и неудобными. Попасть внутрь можно было лишь пригнувшись. Ранее предполагалось, что при первом же, даже самом незначительном разрушении этот вход расширят и облагородят. Но почему-то "магические снаряды" по сей день продолжали упорно обходить его стороной, в результате чего уже не один год посетители ордена Серебряного Лома были вынуждены ломать каблуки и набивать шишки при входе в штаб-квартиру этой могущественной организации.
  
  ТАКС
  
  Эмоциональность не входит в перечень основных функций, но со временем может быть существенно развита.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Стук колес и мерное покачивание экипажа действовали умиротворяющее. Можно было воспользоваться моментом и подремать, но сейчас было не до отдыха. Слишком много событий, требовавших немедленного анализа, произошло за сегодняшний день.
  Например, знакомство хозяина с Ариселией. Всю дорогу они весело обсуждали последние магические новинки. Было видно, что практиканточка без ума от Монбазора (или близка к этому). Да и маг поглядывал на нее совершенно по-особенному.
  Происходящее было вполне в его духе. Вначале просидел год практически взаперти, в добровольном затворничестве. Когда же вырвался на волю, запал на первую же встреченную им юбку. Надеюсь, он понимает, что делает.
  А вот его избранница меня серьезно беспокоила. Даже я понимал, что она - "хорошая девушка из хорошей семьи". Воспитанная, вежливая. Обувь - не самая дорогая и уже не новая, но ухоженная, тщательно вычищенная. Вот только уж очень юной была магичка.
  Нет-нет, в порядочности собственного хозяина я не сомневался. А госпожа Пампука - тот еще монстр. Вряд ли она допустит, чтобы ее обожаемый сынуля имел сколько-либо серьезные отношения со старшей ученицей Сэрендинского училища. Мне было жаль свою спасительницу, но как ей помочь, я не знал.
  Помимо романа моего хозяина, меня еще беспокоил переполох в ордене Алмазных Врат. Организация, имеющая такую службу безопасности, вряд ли оставит это происшествие без внимания. Тем более, информация о "зеленой зверушке" у них уже есть.
  Логичнее всего было бы сейчас же вернуться домой и носа не высовывать за пределы усадьбы. Около года прожили мы с Монбазором, практически ни с кем не общаясь. И никто нами за это время не заинтересовался. Можем продолжить в том же духе.
  Но уйти я не мог. Оставлять влюбленного Пампуку наедине с магичкой было бы неосмотрительно - уж очень стремительно развивалось их знакомство.
  Из экипажа я выбрался последним. Ничего дельного придумать так и не смог.
  
  Мы остановились перед покосившейся башенкой. Она была забрана лесами, на которых кто-то копошился. Такими же унылыми выглядели и остальные строения - невысокие, будто бы вросшие в землю. Каждое из них пестрело разномастными пятнами штукатурки, прикрывавшими следы многочисленных реставраций. Кое-где зияли свежие дыры с ободками обожженной отделки. Крыши зданий, все как одна, сидели набекрень, но каждая перекосилась по-своему.
  В воздухе отчетливо чувствовалась боевая магия. Но какая-то... безбашенная. Если у ордена Алмазных Врат, казалось, каждый камешек тебя взглядом сверлил, то здесь картина была чуть ли не пасторальная. Наверное, запахи луговых трав создавали такое настроение.
  Ограждения вокруг резиденции не было. Луг подходил прямо к стенам, завершаясь густыми зарослями лопухов. Из них выглядывали обманчиво пушистые листья крапивы. Колючие головки репейника заглядывали в окна первых этажей. Раскраска растений была какая-то странная, пятнистая. Новомодный сорт? Они, что ли, сорняки здесь селекционируют? Приглядевшись, я чуть не рассмеялся. Потеки краски и штукатурки щедро украшали роскошные листья.
  Сделав контрольный круг по двору, я немного успокоился. В этих буйных зарослях мой окрас выглядел естественно. Да и разлапистые лопухи буквально манили спрятаться, отдохнуть в их привлекательной тени. Но я не рискнул. Во-первых, нельзя было оставлять моих спутников вдвоем ни на минуту. Во-вторых, неизвестно, на каком удобрении здешняя флора так вымахала. Уж очень откормленными выглядели растения, подозрительно смахивая на плотоядные, да и магией от них заметно тянуло. В-третьих, из-за регулярных дождей под лопухами было на редкость сыро.
  Вход в здание встретил нас не очень дружелюбно. Крылечко подозрительно поскрипывало перекошенной крышей. Дверь еле держалась на одной петле, бессильно обвиснув на полдороге - и не открыта, и не закрыта. Ее левый нижний угол вообще отсутствовал. Судя по неровным краям, его недавно отгрызли. И магия здесь была посерьезнее: в воздухе словно чувствовалась слабо сдерживаемая агрессия.
  Некоторое время мы топтались у порога. Никто из нас не решался первым ступить на просевшие и местами треснувшие ступеньки. Наконец Монбазор на цыпочках медленно поднялся к двери, осторожно тронул облупленную ручку. И испуганно отшатнулся: дверь шарахнулась от него, будто ее с размаху пнули ногой. На лету она попыталась обернуться вокруг своей точки опоры. Петля радостно взвизгнула, но вес удержала. К счастью, стремительное движение остановила дверная коробка - дверь не рухнула вниз, как можно было ожидать. Правда, вход заклинила намертво, встав в проеме чуть ли не по диагонали.
  Ариселия огорченно вздохнула.
  - Как же теперь внутрь попасть?
  Ее вопрос заставил господина Пампуку залиться алой краской. Как ни странно, в этот раз его заклинание сработало правильно с первой же попытки. Дверь оказалась аккуратно прислоненной к стене. Причем, снаружи крылечка, чтобы не мешать посетителям.
  В прохладном фойе было пусто - людей практически не было. Запах был обычный, конторский. А вот бесконтрольной магией фонило на каждом шагу. Они вообще здесь не убирают, что ли?
  Недалеко от входа увлеченно спорили два мага. Эмоционально размахивая руками, они тыкали друг другу под нос какую-то книгу. Внезапно с руки одного из них сорвалось заклинание, со свистом пробившее стену. Спорщики даже не обернулись посмотреть на новую дыру. Зато в ней сразу же замаячил перепачканный сажей репейник.
  Не желая очередной раз столкнуться с магией, тем более неконтролируемой, я осторожно двинулся подальше от спорщиков. При этом старался держаться ближе к стенам. Вслед за мной последовали Ариселия и Монбазор. К счастью, табличка с надписью "Приемная" обнаружилась на этой же стене.
  Привратницей в ордене Серебряного Лома оказалась на редкость изящная и красивая светловолосая девушка. И пахло от нее приятно, и магия была хорошая, и туфельки дорогие - из кожи какой-то синей рептилии. Не известно только, как она очутилась в этом, в буквальном смысле взрывоопасном, месте.
  Девушка внимательно выслушала нас. Документы Ариселии были оформлены в считанные минуты, а хозяину она рассказала, как пройти в кабинет Великого магистра Дурбанкула. На ее предложение проводить Монбазора юная практиканточка, как-то недобро сверкнув глазами, ответила, что мы и сами не заблудимся.
  
  С Великим магистром Дурбанкулом мы столкнулись в коридоре. По правде, я не сразу узнал его. Среагировал только на магическое поле - необычайно мощное. И обувь сразу заметил - мягкие мокасины, необычная для этого мира модель.
  Наслышанный о блестящих экспериментах, проводимых в ордене (спасибо "Вольтанутенскому вестнику"), я представлял его несколько иначе. Более представительным и более внушительным. Но амбициозный руководитель ордена Серебряного Лома, виртуозный укротитель чужой магии (мало какое заклинание могло устоять против него), был заметно ниже Монбазора. Лицо имело неяркие, какие-то смазанные, черты. Выделялась только тяжелая квадратная челюсть. И одет был обычно - темные брюки, рубашка. Только рукава были закатаны, чтобы удобнее было колдовать. Дурбанкул ничем не походил на "гения магической науки", как неоднократно величали его в прессе.
  - Вы ко мне? - спросил он, обернувшись в дверях.
  В другой ситуации я, пожалуй, расценил бы его вопрос, как угрозу. Он говорил очень властно, сразу давая понять, что не потерпит возражений.
  Монбазор замер, как загипнотизированный, и лишь молча кивнул.
  - Только недолго. У меня мало времени.
  Монбазор вновь кивнул. Магистр Дурбанкул удивленно посмотрел на него.
  - Не удивляйтесь, пожалуйста. Господин Пампука еще не совсем пришел в себя. Он только приехал из ордена Алмазных Врат. У них происшествие... - затараторила Ариселия.
  Было видно, что она говорит лишь для того, чтобы переключить на себя внимание.
  - Вам известно о проблемах в Провале? Тогда не буду скрывать: я сейчас занят этим делом и могу уделить вам всего несколько минут, - Великий магистр был по-прежнему категоричен.
  - Да-да, конечно... - магичка на той же скорости выдала очередную порцию информации.
  Стоит отдать ей должное, она толково и коротко изложила суть нашей проблемы.
  - Это вообще вопрос не моего уровня! Обратитесь к старшему магистру Агиршелло, - дверь кабинета громко захлопнулась.
  "Проснись!!!"
  Мой хозяин стоял с тем же отвлеченным выражением лица. Я попробовал растормошить его.
  - Извините, - хрипло произнес Монбазор. - Не знаю, что со мной произошло. У него настолько сильное магическое поле... Меня будто парализовало.
  - Наверное, он подсознательно блокирует любые проявления магии, если они достаточно сильные, чтобы нести угрозу, - Ариселия явно старалась представить неприятную ситуацию в наиболее выгодном свете.
  Маг одарил ее благодарным взглядом, а она в ответ смутилась и заалела.
  
  МОНБАЗОР
  
  Магистр Дурбанкул произвел на меня мрачноватое впечатление. Не внешностью и не выражением лица - наиболее угрожающим было его магическое поле. Орден Серебряного Лома специализировался на обезвреживании магии любой природы, а Великий магистр был крупнейшим специалистом в этой области. Не удивительно, что мои магические возможности оказались сразу же заблокированы. На всякий случай.
  Хорошо, что они еще не в курсе сегодняшней диверсии, устроенной Таксом. Иначе Дурбанкул на нас вообще не посмотрел бы.
  С орденом Алмазных Врат у "взломщиков" было давнее соперничество. Великий магистр Квантофельбаум к своим разработкам относился очень трепетно, считая их практически неуязвимыми. Великий магистр Дурбанкул время от времени вынужден был опровергать это мнение.
  Его подчиненных обычно приглашали, если необходимо было нейтрализовать вышедшее из-под контроля сплетение магических линий. Кроме того, им поручали взлом охранных заклинаний. Закономерно, что со временем "хулиганы из ордена Серебряного Лома" оказались виноватыми во всех неудачах "алмазников". Вероятнее всего, выходку Такса также постараются списать на них.
  
  Где найти старшего магистра Агиршелло, нам любезно подсказала все та же девушка из приемной. Его комната была чуть дальше по коридору, за кабинетом начальника.
  - А почему "на потолке?" - поинтересовалась Ариселия, когда мы подошли к искомой двери. Ее смутила заключительная фраза привратницы: "На потолке поищите".
  Я не знал, поэтому ничего не ответил. Но все-таки решил понапрасну не рисковать.
  - Подождите меня здесь, - предложил я своим спутникам и осторожно постучал в кабинет старшего магистра.
  - Входите, - раздался приятный голос и дверь приветливо приоткрылась.
  - Агиршелло, Агиршелло... - старательно бубнил я, входя в комнату.
  - Да, Агиршелло - это я, - тот же голос донесся откуда-то сверху.
  Я почувствовал, как запылали мои щеки. Ну почему мне никогда не удается нормально начать разговор?! Постоянно какие-нибудь казусы происходят.
  - Сухарик хотите?
  Предложение было настолько неожиданным, что я ляпнул, не подумав:
  - Хочу.
  И вдруг почувствовал, как сильно проголодался. После завтрака с любимой маман, во время которого мне мало что перепало, даже вспомнить о еде было некогда.
  - Возьмите на столе, пожалуйста. И мне несколько подайте, будьте любезны. Мои уже закончились, а спускаться лень.
  Подавая сухарики (для этого пришлось воспарить в воздухе), я наконец-то рассмотрел своего собеседника. Добродушного вида мужчина возлежал в гамаке, натянутом под самым потолком. Наилучшим образом его внешний вид могло охарактеризовать слово "уютный". Приятная улыбка, заметное брюшко, мягкие пухлые руки. Недалеко от него прямо к потолку был прикреплен матрас.
  - Не удивляйтесь, я иногда на нем отдыхаю, когда есть настроение.
  Магистр Агиршелло с хрустом вгрызся в сухарики, прикрыв глаза от удовольствия.
  - Это очень удобно - есть, лежа на потолке, - добавил он, смачно чавкая и пришепетывая. - Крошки в постели не задерживаются и не мешают обдумывать проблемы.
  - Хорошая идея, - я поддержал тему лишь из вежливости, поскольку особой страсти к сухарям не испытывал. - Мне тоже лучше думается лежа.
  - Правда? - гамак тяжело качнулся. - А что вы грызете при этом?
  - К сожалению, ничего. Да и лежу не на потолке.
  Старший магистр, услыхав ответ, казалось, потерял ко мне всяческий интерес. Сосредоточенно поглощал сухарик за сухариком, глядя в потолок. Лишь иногда небрежно стряхивал с себя крошки.
  Я терпеливо ждал, от скуки рассматривая своего собеседника. Одет он был комфортно, без официоза. Вначале я решил, что на нем рубашка и брюки в цвет. Но, присмотревшись, понял, что это - светло-голубой комбинезон из мягкой, достаточно тонкой ткани. Безусловно, для валяния в гамаке он подходил лучше, чем строгий костюм.
  Если бы я не знал, что господин Агиршелло - очень знающий и компетентный специалист, единственный маг, к мнению которого прислушивается Великий магистр Дурбанкул, я бы решил, что вновь что-то напутал и попал не к тому человеку. Известный своими научными исследованиями далеко за пределами Вольтанутена, он долгое время являлся "мозгом" ордена. Я бы мечтал работать под его руководством, но сейчас ему было явно не до меня.
  Стоять, запрокинув голову, было сложно - шея затекла и ныла. Поэтому я все-таки рискнул побеспокоить его, начав торопливо рассказывать, зачем пришел.
  - Простите, коллега, - внезапно перебил меня собеседник, будто бы очнувшись ото сна. - Сейчас я провожу мысленный эксперимент. Давайте обсудим ваш вопрос как-нибудь в следующий раз.
  Вероятно, мое лицо выглядело слишком растерянным, потому что старший магистр поспешно добавил:
  - Но, если у вас срочное дело, загляните к старшему магистру Бельгудею. Думаю, он вам поможет.
  
  Ариселия и Такс терпеливо ожидали меня в коридоре.
  - Мне надо еще к одному магистру зайти, - как можно веселее сообщил я.
  Рассказывать о том, что мое соперничество с ванильными сухариками оказалось заведомо проигрышным мероприятием, мне не хотелось.
  - Ой... - начала было Ариселия и замолкла, испуганно прикрыв ладошкой рот.
  Я и сам знал, что времени у нее не так уж и много, а блуждание по кабинетам может затянуться.
  - Думаю, вам уже нужно ехать, - поспешил я успокоить свою спутницу. - Мы не имеем права вас задерживать, а как долго придется здесь пробыть, не понятно.
  Ариселия сразу поскучнела и отвернулась, ничего не сказав.
  - Надеюсь, мы скоро увидимся. Мастер Бруль Там Шпок предложил мне помочь с подготовкой к карнавалу, - мне самому было приятно думать, что я еще встречу юную магичку. - Кстати, это вам.
  Девушка сразу же расцвела и с хрустом вгрызлась в предложенный мною сухарик. Мне кажется, что Агиршелло с удовольствием угостил бы мою спутницу еще одним, увидев ее милую улыбку. Тем более, у него под сухарики была отведена целая емкость, которую назвать вазочкой язык не поворачивался.
  Закончив трапезу, магичка убежала, взяв с меня и Такса обещание не влезать больше в неприятности.
  Привратница, увидев нас, улыбнулась как давним знакомым. Но на вопрос, где можно найти старшего магистра Бельгудея, ответила очень неопределенно:
  - Сложно сказать. Как у нас шутят, он может быть не менее, чем в трех местах одновременно.
  
  Вопреки ее предостережению, господин Бельгудей оказался у себя в кабинете и даже не очень спешил. По крайней мере, он приветливо кивнул нам с Таксом и, услыхав, по какому вопросу мы пришли, очень подробно принялся расспрашивать о моей магической деятельности.
  Передо мной сидел типичный кабинетный исследователь: рабочий халат (когда-то белый, а сейчас - не очень свежий), очки с тонкими стеклами, медного цвета волосы взъерошены так, будто он только проснулся. Но я никак не мог припомнить, что он публиковал, хотя научную периодику читаю внимательнейшим образом. О научных изысканиях старшего магистра мне ничего не было известно. Из-за этого я чувствовал себя немного неловко.
  Посреди нашего разговора изнутри шкафа, стоявшего недалеко от двери в кабинет, внезапно раздался требовательный стук. Магистр Бельгудей, прервавшись на полуслове, одним прыжком подскочил к нему и рывком распахнул дверцы. Я успел заметить чье-то изображение, проступившее на полированной поверхности.
  - Ой, извините, магистр Гэнбур проводит очень интересный эксперимент. Подождите, я скоро приду, - торопливо пробормотал старший магистр и в тот же миг исчез.
  Мы с Таксом недоуменно переглянулись. Мне даже показалось, что мой пес насмешливо улыбнулся.
  В том, что Бельгудея вызвали из шкафа, не было ничего удивительного. В нашем мире маги могут ставить соответствующее заклинание на любые два предмета, чтобы передавать между ними голосовой и зрительный сигнал. Установить такую связь не сложно, но она эффективна лишь на коротких дистанциях, поскольку ослабевает пропорционально квадрату расстояния.
  Нас развеселило другое. Уж очень заметной была разница между двумя Бельгудеями: внимательным, даже дотошным собеседником и беглецом, исчезнувшим в мгновение ока. Он даже не подумал о том, что оставляет двух незнакомцев в собственном рабочем кабинете без присмотра.
  
  Минут через двадцать я начал волноваться. Мы понапрасну теряли время, а нам надо было посетить еще два ордена. Да и желудок настойчиво напоминал об обеде.
  Такс, дремавший у стола, казалось, никуда не спешил. Я ласково потрепал его по голове, но он даже не шелохнулся. Мельком глянув на стол, я увидел какие-то яркие иллюстрации среди разложенных бумаг.
  Через несколько мгновений я чуть не рассмеялся. Это же "Легенда о девятипалом Фродо и Кольце Всевластья"! Известный детский комикс, особенно популярный в технологических мирах, у настоящего мага мог вызвать только смех. Разве кольца бывают магическими?! Магию может содержать только камень, а кольцо служит исключительно для удобства его ношения.
  Для здешних обывателей другие миры были чем-то недосягаемым и фантастическим. Но для мага уровня Бельгудея информация "оттуда" была вполне доступна. Вот только вряд ли он читает столь примитивную литературу для собственного удовольствия. Черпает из нее какие-то идеи? Но адаптировать их, не нарушив гармонии нашего мира, будет крайне сложно. Да и не поощряются такие эксперименты - слишком опасно для окружающей среды.
  - Такс, пойдем, - позвал я пса.
  Может быть, магистр Бельгудей находится где-то в соседнем кабинете, а мы скучаем совсем рядом с ним? Если он слишком занят, я могу договориться о встрече в другое время.
  Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта. По привычке я проверил наличие защитного поля и только потом вспомнил, что здесь его принципиально не используют. Внутри никого не было. Вероятно, сотрудники вышли на обед, поскольку какая-то установка продолжала работать, сверкал магический накопитель.
  Несколько дверей были закрыты. Потом мне наконец-то удалось обнаружить комнату, в которой кто-то был. Незнакомец (явно не Бельгудей) сидел на подоконнике и смотрел в окно. На мой вопрос он даже не повернул головы. Вероятно, подчиненный Агиршелло.
  Из еще одной комнаты я выскочил, как ошпаренный. Страстно целующаяся парочка, уже успевшая избавиться от некоторых предметов одежды, не сочла необходимым даже запереться.
  В следующую дверь по моей просьбе заглянул Такс. Еще один пустой кабинет. Похоже, у них действительно обеденный перерыв.
  
  Нам повезло лишь в восьмой или девятой комнате. Маг средних лет, сидящий за большим столом, заваленным бумагами, в ответ на мое приветствие кивнул головой.
  - Заходите, присаживайтесь.
  - Ой, простите, мы, наверное, не к вам. Я только спросить хотел... - мне совершенно не хотелось терять время зря.
  Он оторвался от своих записей и внимательно посмотрел на меня. Типичный канцелярист: волосы гладко зачесаны, глаза, уставшие от постоянного напряжения, глубокая морщинка между бровями. Черты лица гармоничные, но без "изюминки".
  Кабинет мага был заставлен высокими шкафами с аккуратными рядами подшивок, папок, свитков. Единственным украшением служил букет огромных зонтиков "великаньей дудки", стоявших в подобии вазы.
  - Ничего страшного, все посетители ордена рано или поздно попадают ко мне. Я - старший магистр Гаудинер. Занимаюсь всякими приземленными бумажными вопросами наподобие выписки бухгалтерских документов, оформления на работу, переписки с заказчиками и прочая, прочая, прочая.
  Ох, прибедняется старший магистр! Мой взгляд, обшаривавший комнату, случайно наткнулся на черно-белый телевизор, стоящий в небольшой нише. Сейчас он показывал пустой коридор. Чтобы заставить подобные технологические устройства работать в нашем магическом мире, нужно быть незаурядным специалистом.
  Такс тем временем облегченно вздохнул и плюхнулся на пол. Я также с удовольствием присел. Бесцельное хождение по коридорам вымотало меня не хуже утренней пробежки.
  Магистр слушал не менее внимательно, чем перед этим Бельгудей. Такс даже пару раз беспокойно глянул на ближайший шкаф. Наверное, побаивался, что и этому собеседнику оттуда постучат.
  Выслушав, Гаудинер небрежным жестом достал откуда-то из воздуха трубку, не спеша продул мундштук. С той же легкостью вытащил из ниоткуда пачку табака и принялся старательно набивать курительный прибор.
  - А вы можете сделать нечто подобное? - его глаза засветились хитрыми искорками.
  Мне устраивали небольшой экзамен, предлагая на деле показать свои умения.
  О том, что нужно получить, я даже не задумывался. С утра мечтал о чашечке кофе. В последний момент я сообразил, что к напитку надо было бы хоть бутерброд соорудить - живот намертво прилип к позвоночнику. Увы, эта здравая мысль посетила меня лишь тогда, когда я уже начал колдовать. Результат, естественно, оказался непредсказуемым.
  Из межмирового пространства прямо на стол материализовался поднос с бокалами. В каждом бокале было что-то налито, правда, на самом донышке. К этому "богатству" прилагалась тарелочка с миниатюрными тарталетками.
  Я почувствовал, что краснею. Публично признаться в употреблении столь сильных энергетиков, да еще и при приеме на работу... Без комментариев.
  Магистр Гаудинер на удивление лояльно отнесся к моему результату. Взял крайний бокал, кивком предложив мне присоединиться. Я выбрал тот, в котором было налито меньше всего. Пить на голодный желудок, в жару, мне совсем не хотелось.
  - Неплохое вино, - явно смакуя, отметил экзаменатор. - Как вам удалось его достать?
  Более смутить меня было сложно, но ему это удалось.
  Одним движением руки старший магистр очистил стол. Не исключаю, что бокалы вместе со своим содержимым отправились куда-нибудь на верхнюю полку шкафа.
  Внезапно передо мной появилась шкатулка из темного стекла.
  - Вот вам другое задание. Попробуйте открыть.
  Я хотел взять шкатулку в руки, чтобы получше рассмотреть ее. Мне показалось, что магической угрозы здесь нет. Но она оказалась очень тяжелой и скользкой.
  Хорошо, что я уронил ее на пол, а не на собственную ногу. Изувечить себя никак не входило в мои планы. Шкатулка разлетелась на мелкие кусочки, а внутри нее оказался очень подвижный огненный шарик. Пол вокруг мгновенно вспыхнул и с перепугу я тотчас среагировал, потушив его огромной бочкой воды.
  - Неплохо, неплохо, - мой собеседник был явно доволен увиденным.
  Круговым движением руки он убрал разлившуюся воду.
  - Вы хорошо себя зарекомендовали, я очень рад нашему знакомству. Как только появится что-то для вас, обязательно извещу.
  
  - Пошли искать столовую? - спросил я у Такса.
  "Здесь?! Хочешь пообедать отходами магического производства? Я лично лучше потерплю".
  Мой пес буквально источал сарказм. В отличие от меня, он выглядел очень бодрым и отдохнувшим после того, как всласть подремал в кабинете магистра Гаудинера.
  "Здесь лучше не задерживаться. Скоро вечер, а нам еще два ордена посетить надо. Маман ждет!" - подстегивал меня Такс.
  Как будто в подтверждение его слов из ближайшего кабинета вырвался магический сгусток, отрикошетил от противоположной стены и помчался дальше. Сдавленный взвизг в конце коридора сообщил, что он нашел свою цель.
  Мой спутник так торопил меня поскорее уйти из этого небезопасного здания, что даже не пустил в приемную попрощаться с миленькой привратницей. Мол, нет времени. А сам, конечно же, об интересах Ариселии не забывал. И когда они подружиться успели, ума не приложу. Кажется, и не общались совсем.
  В фойе, к счастью, никого не было. Лишь лениво метался обессилевший "снаряд", теряя остатки своей энергии.
  Входная дверь встретила нас на своем месте. Словно ничего не случилось, она уныло висела на одной петле. Такс тихонько ткнул носом в надкушенный угол. В мгновение ока дверь переместилась в свою любимую позицию - застряла поперек дверного проема. Чтобы выйти, пришлось вновь удалить ее за пределы крылечка.
  Отойдя на несколько шагов, я оглянулся. Дверь со скрипом перебиралась через перильца. Интересно, почему она не воспользовалась ступеньками? Ведь так гораздо легче взбираться.
  
  Роскошный луг с видневшимся на холмах садом вызвал у меня жесточайший приступ тоски. Пешком до города идти и идти, а потом еще и по городу столько же. Экипажей в обозримой близости не наблюдалось. Даже с заклинанием "длинного шага" добираться мы будем долго. Да и Такса надо пожалеть. С его-то короткими лапками.
  В довершение всех неприятностей над ухом просвистел очередной "снаряд", слегка опалив мои волосы с левой стороны. Подравняв и без того реденькие кустики, обрамлявшие речушку, он с легкостью преодолел расстояние над лугом и скрылся где-то в направлении сада. Такс взглядом проследил за его траекторией и обернулся ко мне:
  "Хозяин, свежайших печеных яблочек хочешь? Или обед колдовать будем?"
  - Колдовать будем, - решительно мотнул я головой. - Ты что хочешь?
  "Что получится, - осторожно сообщил Такс. - Может, чуть дальше отойдем?"
  - Ничего, мы быстренько, никто не увидит, - я не совсем понимал, что так смутило моего пса.
  Есть хотелось безумно, и ни о чем, кроме хорошего куска мяса, я даже думать не мог. Вероятно, поэтому мне удалось практически без усилий получить какую-то свежезажаренную птицу. Правда, она была не очень большая, но зато еще не окончательно остывшая, даже истекающая жиром. Хорошо, хоть не чересчур горячая. Вытащить к ней тарелку или хотя бы тканевую салфетку я не сообразил, а сейчас это было невозможно - руки были заняты.
  "Лопухи", - подсказал Такс.
  Действительно, на здешний огромный лист и запеченный поросенок поместился бы, не то что цыпленок-недоросток. Чтобы выдрать лопух, пришлось освободить правую руку. Я аккуратно перехватил курицу двумя пальцами за ножку, стараясь не испачкаться жиром. Неожиданно наша добыча как-то судорожно дернула румяными, хорошо прожаренными крылышками и метнулась в зеленую чащу, без труда выскользнув из моей руки. Брызги жира на листьях отметили траекторию ее движения.
  Откуда-то из глубины лопушиных недр донесся громкий "чавк", сменившийся размеренным похрустыванием. Похоже, кто-то со вкусом трапезничал. Я ошеломленно замер, слушая, как некто таинственный разделывается с нашим обедом. Зайти в лопухи, чтобы посмотреть в глаза наглецу, я не решился.
  - Во дворе ордена лучше не колдовать, - раздалось за моей спиной. Прелестная блондинка привратница направлялась к нам. - У вас, безусловно, виртуозно получается, но не стоит так рисковать. Поскольку традиционного защитного поля здесь нет, приходится использовать магические магниты. За пределами зданий по всей нашей территории расположены утилизаторы "бесхозной" энергии, притягивающие и нейтрализующие любую магию и ее следы.
  - Так уж и любую? - левый мой висок все еще подозрительно попахивал паленым. Представляю, что там от прически осталось.
  - Вторая линия улавливателей находится на границе луга и сада. Специально для "прорвавшихся" сквозь первое заграждение разрядов. Так что, все рассказы о печеных яблоках, которые собирают прямо с деревьев - лишь обычные слухи.
  Лопухи колыхнулись, оттуда донесся смачный "ик". Похоже, курица оказалась вкусной.
  - Простите, а ваш утилизатор...
  - Обычная магическая разработка. Никаких чудовищ и монстров. Звуковые эффекты добавлены, чтобы несколько... э-э-э... разнообразить скучную технологию.
  - Да уж, разнообразить удалось... Очень натурально получилось.
  - Спасибо, - привратница улыбнулась, от чего стала еще красивее. - Я пришла, чтобы сказать вам, что через десять-пятнадцать минут в город будет ехать служебный экипаж. Если пожелаете, вас могут подвезти.
  - Конечно, пожелаем. Спасибо, вы очень любезны.
  - Не за что. Это моя работа - позаботиться о том, чтобы гости нашего ордена без проблем добрались в город.
  - Вы хотите сказать - проследить за тем, чтобы они побыстрее уехали и не попали под шальной "снаряд" или в зубы утилизатора?
  Девушка ничего не ответила, лишь еще раз улыбнулась. Уже подходя к крыльцу, она обернулась.
  - Вы можете помыть руки в здании. Пойдемте, я покажу где.
  Я посмотрел на свои ладони. Жир с пальцев уже не капал, но смазаны они были обильно.
  - Такс, ты со мной?
  Пес опасливо покосился в сторону лопухов и потрусил за привратницей. Я поспешил за ними.
  Интересно, как она открывает входную дверь? И как мне ранее удалось справиться с дверью, не заинтересовав утилизатор? Или крыльцо - это территория здания, где магнит уже не действует?
  К моему удивлению, привратницу на входе встречали совершенно не так, как нас. Крылечко было все тем же - низеньким и перекошенным. Но не скрипело, грозя рухнуть на голову входящим, и даже местами было покрашено. Отдельные элементы (например - перильца и ступеньки) блестели свежей синевой и отчетливо попахивали краской. Из щелей выбивались не просто сорняки, а веселенькие одуванчики. Сама дверь висела уже на двух петлях (правда, как-то криво), радостно сияя светло-коричневым глянцем. Ручка была новая, белого металла. Мало того, перед привратницей дверь сама приветливо распахнулась.
  - Они со мной, - небрежно бросила девушка уже из фойе.
  Дверь, собравшаяся захлопнуться прямо перед моим носом, так и застыла в полуоткрытом состоянии. Такс проскользнул в образовавшуюся щель, а я протиснулся вслед за ним, напоследок коварно мазнув ручку жирной ладонью. Вероятно, мне послышалось, но вслед я услышал сердитое бормотание.
  Пока мы находились в здании, я все время раздумывал, что придумает для меня дверь в отместку за жирный "привет". Увы, на выходе нас встретил все тот же "перекошенный" вариант. На что-либо другое у двери, похоже, не хватало фантазии.
  Такс вырвался вперед, благо в фойе было временное затишье, и подбежал к выходу первым. Деловито рявкнул и сделал вид, что прицеливается к облупленной ручке. Дверь мгновенно распахнулась на весь размах единственной петли. Пес быстро прошмыгнул в свободный проем, почему-то поджав хвост. Я поспешил за ним.
  Лишь неосторожный скрип петли спас меня от коварного пинка "надкушенным" углом. На ступеньки я не рискнул ступать - сиганул вбок через перила.
  В этот раз дверь застряла в совсем другой позе: левый нижний угол, не догнав меня, "вгрызся" в дверной косяк. Теперь я, похоже, понял, откуда у двери появилась щербинка.
  Не удержавшись, я показал ей неприличный жест, сопроводив его соответствующим магическим посылом. К моему огромному удивлению, дверь плашмя рухнула вниз, развалив злосчастное крыльцо буквально по бревнышку. Кажется, в ордене началась изрядная суматоха, но мы, к счастью, были уже далеко.
  
  Служебный экипаж ордена Серебряного Лома был запряжен четверкой сильных рысаков, благодаря чему в город домчался он раза в два быстрее, чем предполагалось.
  Мы с Таксом еле успели сжевать сотворенный мною пирог с мясом. Опасаясь испачкаться вновь, я решил ограничиться только ним. Такс, получивший немаленький кусок, не возражал против такого меню.
  Долгожданный обед, пусть и на ходу, заметно поднял нам настроение. Правда, от кофе пришлось отказаться. После нескольких попыток мне удалось заполучить чашку с вожделенным напитком, но в следующий момент колесо экипажа подпрыгнуло на ухабе, а вместе с ним, увы, и чашка.
  Ароматной коричневой лужицей на полу мы любовались недолго. Такс клацнул зубами, раздался странный звук, напоминающий прихлебывание, и кофе мгновенно высохло. Вместе с ним испарилась и чашка. Ее утилизация сопровождалась вульгарным "чпоком".
  В принципе, я и ранее догадывался о способностях своего пса, но демонстрировал он их впервые. В ответ на мой вопросительный взгляд Такс лишь довольно махнул хвостом и направился к выходу: экипаж уже стоял на Ароматной площади.
  
  
  Глава 7. Таинственный мир людей и животных
  
  ***
  
  Резиденция ордена Железного Зуба находилась в уютном тенистом сквере практически в центре города. Городской зоопарк Вольтанутена - так гордо именовали ее в прессе.
  Здесь специализировались на магических животных. Впрочем, приторговывали и обычными: маги обожали экспериментировать с известными породами. Изначально зоопарк был ни чем иным, как рабочими вольерами ордена. Говорят, руководитель "зверятников" великий магистр Банабаки распорядился открыть платный доступ после того, как увидел очередной результат. Животное было очень красивым, но абсолютно бесполезным и чрезвычайно прожорливым. Стоит отметить, под это определение подходила добрая половина питомцев зоопарка. Вторую половину составляла коллекция экзотов из других миров.
  Орден Железного Зуба, как и любая магическая организация, являлся закрытым учреждением. Правда, здесь никогда не было специальной службы безопасности. Мощнейшим охранным барьером стал его статус. Многочисленные сплетни давно превратили орден в таинственную секту. Внешность Банабаки - единственного иномирянина среди руководителей орденов, вполне соответствовала званию "главного сектанта". Особо впечатлял цвет его кожи - темно-коричневый, почти черный. К этому стоило добавить большие черные глаза чуть навыкате, черные курчавые волосы, большой нос и широкие мясистые губы.
  Для этого мира его лицо было весьма экзотично. Например, первое появление Банабаки в ордене Серебряного Лома вызвало настоящий переполох. Кто-то пустил слух, что почетный гость стал жертвой случайного "снаряда". Ажиотажа добавил и сам великий магистр. Мгновенно сориентировавшись, он невинным голосом поинтересовался, где можно умыться и почиститься с дороги. Стоит ли описывать разочарование хозяев, обнаруживших, что умывание гостю так и не помогло? Говорят, именно после его визита и были расставлены магические магниты.
  Необходимо отдать должное, Великий магистр всегда с честью выходил из затруднительных положений. Наделенный отменным чувством юмора, любую ситуацию он виртуозно превращал в фарс. Рассказы о его похождениях давно уже были постоянной темой светских разговоров. Да и сам он стал живой достопримечательностью Вольтанутена. В неизменной белой шляпе с изображением Животворящего Древа и белом плаще, расшитом священными символами, он выглядел очень эффектно и непривычно.
  Несмотря на свой довольно-таки преклонный возраст, архимаг пользовался большим успехом у дам. Злые языки судачили, что резкие ароматы, к которым он питал пристрастие, были ни чем иным, как сильными афродизиаками. И что повышенный интерес к себе он поддерживает искусственно. Молодые коллеги вообще считали его образ удачно подобранной личиной и время от времени наколдовывали себе нечто подобное.
  
  Таинственности ордену Железного Зуба прибавляла и его деятельность. Говаривали, что именно они ввели моду на домашних монстров, столь популярных у молодежи. Будто бы за немаленькие деньги здесь можно было тайно купить безобразную зверушку и выдать ее за результат собственных экспериментов. По слухам, доходы от такой деятельности, вполне законной, но не особо афишируемой, составляли львиную долю в общей прибыли ордена.
  Также горожане верили, что "зверятники" при помощи запахов могут влиять на поведение человека. Дело в том, что каждого сотрудника Железного Зуба сопровождал специфический аромат. Были они разные, нередко весьма изысканные, но всегда слишком резкие.
  В реальности все объяснялось намного проще. Магические звери, которых здесь разводили, воняли не меньше, а зачастую - и больше настоящих. Особо чувствительные барышни при визите в зоопарк нередко падали в обморок, причем не столько от вида монстров, сколько от их смрада. Ежедневные чистки и дезинфекции давали лишь краткосрочный эффект. Со временем запах намертво въедался в одежду и волосы сотрудников, перебить его могли лишь очень сильные ароматы.
  Работа в столь специфической организации была весьма престижной, но накладывала определенные ограничения. К слову, молодые маги нередко использовали возможность эпатировать публику, во всеуслышание заявляя о своей причастности к ордену Железного Зуба.
  
  Квартал вокруг зоопарка со временем обезлюдел. Старожилы, не выдержавшие беспокойного соседства, съезжали, а новоселы не хотели здесь селиться. Поэтому руководство ордена, по мере "очистки территории" выкупавшее свободные участки, со временем провело реконструкцию.
  Привлеченная команда профессиональных магов - строителей и архитекторов - за одну ночь создала на месте бывшего квартала уютный тенистый сквер. Специально подобранные породы деревьев поглощали неприятный запах зверинца.
  Все здания были отодвинуты от площади вглубь сквера и обновлены. Архитектурный стиль резиденции ордена изначально показался новаторским, но со временем его оригинальные скульптуры полюбились горожанам. Животные и прочие создания всех мастей и оттенков располагались не только на зданиях, но и на садовых элементах - беседках, мостиках, пр. Подражание такой архитектуре на некоторое время даже стало модным, в результате чего Вольтанутен успел пополнить свой ансамбль несколькими забавными зданиями в "зверином" стиле.
  Благодаря перестройке город удалось защитить от неприятного запаха. Лишь на саму площадь время от времени ветерок выносил остро пахнущий "привет" из зоопарка. За эту особенность местные жители не замедлили прозвать ее "Ароматной". Городские власти долго противились официальному переименованию, но новое название настолько прижилось, полностью вытеснив старое, что им пришлось смириться с неизбежностью.
  
  За полтора часа до окончания рабочего дня
  Вольтанутен. Резиденция Ордена Железного Зуба
  
  Такс начал беспокоиться уже на подъездах к Ароматной площади. Резкие звериные запахи били в нос, неприятно дразнили, заставляя нервничать. Время от времени пес рычал и скалился в хищной ухмылке.
  - Может, не пойдешь со мной? Подождешь где-нибудь здесь, - не выдержал Монбазор, когда они вышли из экипажа. Он своим носом еще не чувствовал каких-либо изменений в атмосфере и счел это место вполне безопасным.
  Такс упрямо мотнул головой и решительно направился к зоопарку.
  "Одному остаться еще хуже. Здесь на каждом углу зверьем воняет", - буркнул он на ходу.
  В сквере резиденции пес вдобавок ко всему еще и расчихался. Коктейль, который он вдыхал, был слишком острым. Запахи, исходившие от клеток зоопарка, смешались с терпкими ароматами диковинных деревьев.
  Монбазор, напротив, счел данную смесь весьма приятной для обоняния и даже в чем-то пикантной, но поспешил поскорее пройти центральную аллею.
  У парадного крыльца была высажена иная композиция растений, менее "ядреная". Непрерывное чихание перешло в отдельные, но громкие "чихи".
  - Мужчина, вы зачем экспонат взяли? - донесся строгий голос из кассы зоопарка. День заканчивался, новых посетителей не было, поэтому площадка перед входом без труда просматривалась кассиршей.
  Дверь будки открылась, из нее вышла пышная брюнетка.
  - Выводить выставочные экземпляры за пределы питомника запрещается!
  - Это мой экземпляр. Тьфу, пес. Личный.
  - Все равно, я должна посмотреть, нет ли на нем клейма ордена. Пусть повернется задом, - девушка наклонилась над псом.
  Возмущенное "чхи!" стало звуковым фоном для презрительного телодвижения Такса. Отпрянув от просвистевшего перед ее носом хвоста, сотрудница внимательно присмотрелась к шерсти собаки.
  - Действительно, это не наш. Простите, но у нас часто пытаются... э-э-э... позаимствовать экзотов, поэтому приходится быть бдительными, - кассирша смущенно улыбнулась.
  - Ничего, я все понимаю... - Монбазор порозовел.
  Резко участившееся чихание Такса прозвучало некоторым диссонансом в беседе, явно приобретавшей более мягкий характер.
  - Мы не в зоопарк, мы к Великому магистру Банабаки, - почему-то отчитался перед девушкой маг.
  - Его приемная на третьем этаже, - улыбка девушки была уже не такой смущенной.
  
  В фойе резиденции Такс брезгливо повел ноздрями. Пованивало обычным зверинцем без каких-либо примесей. После коктейля, полученного в сквере, пса этот запах уже не так раздражал, поэтому чиханье прекратилось. Магия здесь чувствовалась, но унюхать что-либо конкретное не удалось. В отличие от "взломщиков", "зверятники" убирали за собой весьма тщательно.
  Приемная же на третьем этаже показалась ему настоящим оазисом - здесь практически не было посторонних запахов. Вероятно, буквально перед их приходом была проведена магическая дезодорация.
  Секретаря в приемной не было, но Великий магистр Банабаки оказался на месте и согласился принять господина Пампуку.
  - Это у вас магическое животное?!
  Банабаки даже не поздоровался, так заинтересовал его Такс. И сразу же наклонился над ним. Пес неподвижно стоял, не зная, демонстрировать ли ему отсутствие клейма или здесь это не обязательно.
  - Нет-нет, я вижу, что ты не магический! - чернокожий маг ласково и осторожно погладил собаку по спине. - Какой ты интересный! Откуда он у вас?!
  Монбазор изложил историю приобретения Такса. Восхищение Великого магистра лишь усилилось.
  - А кто ваш Учитель? - господин Банабаки откровенно любовался красивым окрасом незнакомого ему зверя. - Архимаг Мерлин?! О! Как это чудесно! Конечно, хорошо знаю... - тем временем его руки скользили по шерсти, наслаждаясь ее шелковистостью.
  Наконец Такса отпустили, разрешив уютно устроиться около стола. Но во время беседы с Мобазором магистр нет-нет, да и поглядывал восхищенно на пса. Правда, тот не реагировал, занятый собственной светской беседой.
  Такс привлек внимание еще одного обитателя кабинета - Крококота, любимца Банабаки. Магический зверь спрыгнул откуда-то с верхних полок и вначале подошел к своему хозяину. Тот время от времени задумчиво почесывал его за кошачьими ушками, гладил по короткой пушистой шерсти. Буро-зеленый, с яркими темными полосами, Крококот блаженно щурился, зевал своей крокодильей пастью и помахивал длинным гребнистым хвостом.
  Вначале пес не очень хорошо отнесся к незнакомцу. Возможно, сработали собачьи гены. Повадки разбалованного кота, которыми отличался Крококот, наводили на мысль о его пакостном характере.
  Стоит отметить, его визави повел себя как профессиональный психолог. В друзья с порога не набивался, но при этом всячески демонстрировал свое дружелюбие. Да и котом совершенно не пахнул. Немного отдавал экзотическим крокодилом, но обоняние Такса среагировало на этот запах вполне спокойно.
  Пес и не заметил, как разговорился с питомцем архимага. Постепенно, как и водится среди домашних животных, беседа свелась к перемыванию косточек хозяевам.
  "А я не всегда могу с хозяином договориться. Да что там, достучаться к нему лишь недавно удалось", - Такс, окончательно расслабившись, вовсю жаловался на жизнь. Благо, собеседник отзывчивый попался.
  "Мр-р-р, не забывай о телесных контактах... Мр-р-р... Потрешься возле него, приласкаешься, и нужная волна сама настроится", - убаюкивающе мурлыкал Крококот.
  Великий магистр Банабаки был настолько доволен встречей со столь интересным собеседником и его чудесным зверем, что даже предложил угостить уважаемого господина Пампуку винцом, чем немало смутил своего гостя. Монбазор, оказавшись в двусмысленной ситуации, не на шутку испугался. Регулярное употребление сильных энергетиков - явный порок, а он сегодня уже успел "отличиться". В Вольтанутене слухи распространялись стремительно, клеймо слабовольного и ненадежного человека могло приклеиться очень быстро. Это навредило бы даже очень успешной карьере.
  Весьма своевременно вспомнив, что ему необходимо успеть еще в один орден, Монбазор скомкал беседу и поспешно откланялся. Великий магистр Банабаки, ничуть не удивившись такой торопливости, сердечно попрощался со своими гостями и предложил заходить еще. Крококот, дружески подмигнув Таксу, исчез на шкафу.
  
  Отлежаться со вкусом Крококоту не удалось. После ухода посетителей великий магистр все-таки пригубил винца, но долго не рассиживался. Подставил к шкафу стул, проворно вскочил на него и беспардонно стащил своего любимца вниз. Пушистик спросонья выпустил когти и попытался прихватить с собой подстилку, но с хозяином эти фокусы не проходили. Возмущенный мявк - и Крококот уже оказался под мышкой у Банабаки. Оставалось лишь смириться и монотонно ворчать.
  Вместе с Крококотом шеф отправился к старшему магистру Звиздуничару, своему заместителю по особо важным и деликатным поручениям. Его кабинет находился напротив - через приемную.
  Звиздуничар был очень светлым блондином, предпочитавшим черные и темно-синие рубашки, выгодно оттенявшие его нежный цвет лица. Впрочем, подражая своему шефу, прочую одежду он выбирал исключительно белого цвета.
  - Ты видел, кто только что у меня побывал?! - архимаг был настолько взбудоражен, что даже не присел, а сразу же принялся "наматывать круги". Ворчание Крококота стало более разнообразным - на поворотах его заметно заносило.
  Когда он оббегал кабинет в третий раз, пушистик издал резкий звук, похожий на капризное "мяу". От однообразного мелькания мебели его начало мутить. Небрежно отшвырнув питомца на диван, Банабаки настойчиво повторил:
  - Ты видел его?
  - Конечно. Ничего особенного. Молодой маг 11-го уровня, звать Монбазор Пампука, живет на Перекрестке Деревянных Яблок, - заместитель был явно удивлен реакцией своего шефа на появление рядового мага. Выдержанный и даже несколько флегматичный, Великий магистр прежде никогда себя так не вел.
  - Нет, ты не понял! Маг здесь не причем. Ты его собаку видел?!
  - Видел, а что? - магистр Звиздуничар никак не мог понять, что такого странного можно было увидеть в обычном животном, пусть даже иномирянском.
  - Это не просто собака! Это поразительное создание! Крококот, да не молчи ты, объясни ему!
  Уже успевший задремать на диване, буро-зеленый любимчик неторопливо зевнул. Лениво лизнул переднюю лапку, будто собрался заняться своим туалетом, но в последний момент передумал. Лишь после этого заговорил снисходительным тоном:
  - У Такса - так зовут нашего сегодняшнего гостя - чрезвычайно высокий уровень развития. Не удивлюсь, если по интеллекту он превосходит своего хозяина.
  - Ты, как всегда, предвзято относишься к молодым магам, - ехидно заметил Звиздуничар.
  - Конечно, ставить на один уровень господина Пампуку-младшего и Такса не совсем корректно, - вмешался в спор Банабаки. - Монбазор - одаренный маг. В ауре пса нет ни единого магического следа. Уже поэтому говорить о преимуществе кого-либо из них неразумно. Их невозможно сравнивать по одним и тем же критериям.
  - Постойте, но если магия здесь ни при чем, то о каком высоком уровне интеллекта может идти речь?! Собаки - домашние животные одного из миров, которые даже разговаривать не умеют. Или я что-то упустил?
  - Вот именно, дорогой Звиздуничар, вот именно, - Великий магистр прямо светился от удовольствия. - Взгляни, я выдернул у него шерстинку.
  Большой микроскоп, всегда стоящий наготове, мгновенно очутился в центре стола. Крококот, как обычно, вытребовал себе право посмотреть первым. Но уже через миг Великий магистр нетерпеливо оттеснил своего питомца от окуляра:
  - Вот... Обрати внимание на это... - он уступил место Звиздуничару, но вскоре вновь занял его. - Какая прелесть! Я должен иметь эту собаку!
  Звиздуничар недоуменно пожал плечами:
  - Маг 11-го уровня?! Ни с одним орденом не связан?! Не вопрос по определению!
  - Да нет, как раз вопрос! Его учитель - сам архимаг Мерлин, а матушка, насколько я понимаю, - небезызвестная госпожа Парлимсепетта Пампука.
  - Не беспокойтесь, шеф! Вы же сами знаете: сложные проблемы мы решаем мгновенно, невозможные требуют чуть больше времени.
  - А зачем он вам? - ревниво поинтересовался Крококот у хозяина. - Посетители и так в зоопарк валом валят. Да и со свободными вольерами сложновато.
  - Какой зоопарк?! Перед нами голая технология без единой примеси магии! Я его и показывать никому не собираюсь!
  - Мр-р-р... для опытов, значит. А жаль, неплохая псинка... Душевная... - Крококот не мог скрыть своего злорадства.
  - Ну что ты сразу его хоронишь, - миролюбиво вмешался Звиздуничар. - Пару исследований проведем, да сразу и отпустим. Жаль портить столь редкий экземпляр. Да и с Мерлином ссориться не стоит.
  - Быть может... мр-р-р... Быть может... Только знайте: я с ним своей миской делиться не собираюсь! А то провоняете мне весь кабинет псиной. Одно дело в гости зазвать, другое - на одной подушке с ним спать!
  - Ну успокойся... - господин Банабаки ласково притянул любимчика к себе. - Ну что ты разошелся...
  - Знаю я вас... - не хотел униматься встревоженный пушистик. - У вас всегда все безобидно начинается, а заканчивается неизвестно какими монстрами. Отвоевывай потом свою полку обратно!
  
  ТАКС
  
  К другим представителям магической и немагической фауны относится настороженно. При общении с ними всегда остается начеку.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Когда мы вышли из резиденции, пришлось снова нырнуть в знакомый коктейль запахов. Я припустил, что было мочи. Не оглядываясь, успевает ли за мной хозяин, постарался побыстрее пробежать аллею. И лишь избавившись от назойливого запаха, остановился отдышаться.
  - Такс... подожди... нам надо вернуться... - Монбазор никак не мог выровнять дыхание и говорил с паузами. - Я забыл... я не сказал ему... Банабаки так и не понял... зачем я приходил...
  Наверное, мой взгляд был очень красноречивым.
  - Ладно, в следующий раз. Сейчас не будем туда возвращаться. Но давай, хоть кофе попьем... Мне надо немного с мыслями собраться... - хозяин явно не спешил в орден Глиняного Демона.
  После удачных опытов в Серебряном Ломе ему хотелось закрепить свой успех. Наконец-то он понял, как правильно колдовать, торопливо рассказывал Монбазор. Кофепитие, включая сотворение напитка, не займет и пятнадцати минут. Мне оставалось лишь терпеливо ждать, пока маг утолит свою жажду творчества.
  
  Стоить ли говорить, что мы потратили около получаса, а кофе все не было? Зато кухонной утвари высилась целая гора. Огромная кастрюля какой-то молочной каши и дуршлаг отварной свеклы стали последней каплей. Монбазор огорченно вздохнул и сел прямо на землю, рядом со своим рукотворным холмом.
  Конечно, на вкус здешнего обывателя вареная свекла - весьма своеобразное блюдо. Но разве она стоила того, чтобы из-за нее расстраиваться?
  Я давно уже понял, что лучше всего моему хозяину удаются те фокусы, которые он делает мимоходом, не обращая внимание на сам процесс. Точно так же происходит и с девушками. Чем меньше интересует его очередная особь, тем быстрее он ее завоевывает. Даже перекошенная дверь не осталась к нему равнодушной. А все потому, что при первом же знакомстве он небрежно колданул ее.
  Улучив паузу между появлениями новых предметов, я развернулся и потрусил в направлении ордена Глиняного Демона. Чутье подсказывало - хозяин идет за мной. Главное, не останавливаться, иначе его вновь что-то отвлечет. Он слишком устал и совершенно не хотел никуда идти.
  А мне совершенно не хотелось задерживаться до поздней ночи. Лучше побыстрее сбегать еще в один орден и наконец-то вернуться домой. Шмыгнуть на кухню в свой угол, к своей миске с ужином, после чего улечься и закрыть глаза. Чтобы вечер, а вместе с ним и весь этот день наконец-то закончились. И чтобы поскорее наступил завтрашний утренний дождь - противный и занудистый. Неторопливый и уютный, как вся жизнь в этом городе.
  
  Об ордене Глиняного Демона я знал немного. Даже о том, чем они занимаются, только догадывался. Чаще всего упоминали их големов - глиняных рабочих для тяжелого труда. Орден не был закрытой организацией, но его сотрудники редко принимали участие в светской жизни. Для прессы Глиняный Демон был не слишком интересен.
  Великий магистр Голембиозис, руководитель ордена, был настолько стар, что никто уже не помнил, имя это или прозвище. Выглядел он как ветхий старичок, а поскольку маги высокого уровня обычно выглядят так, как хотят сами, все считали это удачной личиной.
  На моей памяти "Вольтанутенский вестник" публиковал только один тип информации об ордене - заявления Голембиозиса о грядущей отставке. Тот неоднократно сообщал, что вот-вот сдаст дела, как только подыщет себе подходящего преемника. После этих публикаций в недрах Глиняного Демона всегда начиналось шевеление - глобальные перестановки и реорганизации. После чего кое-кто из старших магистров получал назначение в удаленный филиал либо вообще исчезал в неизвестном направлении.
  Обыватели о великом магистре Голембиозисе говорили, что он знает все, а прислуживает ему золотой голем. Но на самом деле это была выдумка. Золото, как и другие тяжелые металлы, очень плохо держит магию. Все металлические артефакты обычно делают из анодированного (чтобы блестел) алюминия или из сплавов алюминия с магнием. Говорят, в каких-то мирах научились делать амулеты из чистого бериллия. Но в этом мире он совершенно не использовался - слишком сложная технология.
  Резиденция ордена Глиняного Демона - большое красивое здание, напоминающее старинный замок со всевозможными башенками, зубчиками и балкончиками, располагалось на краю большого глиняного карьера на окраине Вольтанутена.
  "Глинянку" (так называли карьер, а потом - и сам район) горожане, жившие в других районах, недолюбливали. Но местные жители не стремились отсюда съезжать. Соседство с орденом имело свои преимущества. Новые экспериментальные партии големов обычно испытывали на общественных работах. Территория резиденции и кварталы вокруг нее по праву считались самыми ухоженными и красивыми в городе.
  К бригадам големов, туповатых и безобидных, работающих на улицах, быстро привыкали и не обращали на них внимания. Тем не менее, к самому карьеру старались не приближаться. Говорили, крупные и слегка неповоротливые тяжеловесы, работавшие здесь, могли просто случайно задавить неосторожного посетителя.
  
  Резиденция ордена Глиняного Демона, на первый "взнюх", была чистой - ни сильных запахов, ни агрессивной магии. Но нервничал я не меньше, чем в зверинце. Все время казалось, что за спиной кто-то стоит. Големы, какими бы безобидными они ни выглядели, вызывали беспокойство. Их настроение менялось молниеносно, а их поведение предугадать было сложно.
  К счастью, никаких големов в коридоре мы не встретили. Правда, кое-где стены были немного испачканы глиной, спекшейся от высокой температуры. И чужой магией фонило - все-таки производство совсем рядом. В остальном - контора как контора, ничего особенного. Но я все равно чутко прислушивался и принюхивался, боясь пропустить малейшее движение.
  В приемной секретаря уже не было - рабочий день для него (или нее?) давным-давно закончился. Магистр Голембиозис вместе со своим заместителем старшим магистром Цирлифексом неторопливо беседовали в кабинете. Казалось, они никуда не спешили и встретили нас весьма приветливо. Сразу же предложили Монбазору присесть. Он и не думал отказываться. Я тоже решил воспользоваться моментом и нырнул под стол. Какая-никакая защита, да и ноги хозяина рядом.
  Монбазор не вдавался в длинные отступления. Представившись, он сразу начал рассказывать о своей проблеме. К их разговору я не прислушивался, был занят своими делами. Первым делом ноги присутствующих осторожно обнюхал, чтобы понять, с кем имеем дело.
  У Голембиозиса магический фон был на удивление сильным. Конечно, специалисты его уровня обеспечивают себе комфортное увядание, без тяжелых недугов. Но мне показалось, что почтенный старец еще не скоро на пенсию соберется. Его обувь - с массой застежек и ремешков, позволяющих подгонять ее точно по ноге, была изрядно стоптана, но старой не выглядела.
  Цирлифекс мне вначале понравился. Улыбчивый дядечка, очень похожий на хлебосольного хозяина, недавно перебравшегося в город. Но его запах! Его сандалии! Такого грунта - жирнющего чернозема, как у него на подошве, в Вольтанутене нигде не было. Крупицы были небольшими, но пахли так, что я ни минуты не сомневался - грядки у него о-очень ухоженные.
  Интуиция меня не подвела. Услышав сзади осторожный шорох, я громко рыкнул и резко обернулся. Голоса сверху стихли. Голем с деревянной киянкой в руках медленно и почти неслышно приближался к моему хозяину. Великий магистр легонько топнул ногой, и голем покорно вернулся обратно.
  - Извините, экспериментальная модель, иногда на нее что-то находит, - произнес Голембиозис извиняющимся тоном.
  Разговор продолжился, но проклятый голем заинтересовался мной. Уселся на пол, чтобы лучше видеть, уставился на меня отрешенным взглядом и смотрел, не мигая. Найти его мысленную волну особого труда не составило.
  "Интересно посмотреть, что у тебя внутри!".
  "Не дождешься!", - мой ответ, вероятно, прозвучал чересчур категорично. Голем вздрогнул, отвернулся и медленным шагом пошел к шкафу. Открыв дверцу, он долго там копошился, поочередно вытягивая то плед, то какие-то плошки. В итоге залез туда полностью и прикрыл за собой дверцу. Через некоторое время из шкафа донеслось негромкое похрапывание.
  
  Великий магистр, откинувшись в кресле, похоже, также задремал. По крайней мере, ноги он вытянул во всю длину и замер. Цирлифекс, не обращая на него внимания, подробно расспрашивал Монбазора о его специализации. Услыхав о комплексных заклинаниях, он восторженно заахал. Предложив нам немного подождать, старший магистр выскочил из кабинета. Было отчетливо слышно, как с той стороны он торопливо запечатывает дверь заклинанием.
  Я встревожено взглянул на шкаф. Похрапывание не прекращалось. Наоборот, к нему добавилось негромкое посвистывание - руководитель ордена Глиняного Демона принял более удобную позу. Хозяин наклонился и заглянул ко мне под стол.
  - Подождем? Надеюсь, ночевать здесь не придется?
  Будто бы отвечая на его вопрос, снаружи послышался торопливый речитатив - дверь "распечатывали". Вместе с убежавшим помощником в кабинет зашел очень крупный мужчина. От него буквально веяло силой - и обычной, и магической.
  - Старший магистр Борталоний специализируется именно по вашему направлению, - представил его Цирлифекс.
  Борталоний, коротко поздоровавшись, сразу же приступил к интересующему его вопросу.
  - Читал, читал вашу диссертацию. Весьма интересно, весьма интересно. Вы ведь знаете нашу главную проблему? Для големов приходится использовать глину. Если взять другой материал, големы под действием магии начнут думать, обсуждать полученные приказы...
  Вы ведь слышали легенду о том, как в одном мире металлические големы, называемые роботами, взбунтовались и даже пытались переместиться во времени, чтобы убить будущего лидера людей? Так вот, металлические големы слишком опасны, а глиняные - послушны, но плохо соображают. Причем, без магической подпитки любой голем рассыпается через час, а то и быстрее...
  Чтобы заставить глиняного голема что-то сделать, его нужно запрограммировать. Но программы с одним заклинанием примитивны. Чтобы навесить на голема комплексное заклинание из нескольких частей, нужно в каждом отдельном случае провести сопряжение частот, расставить переходы и логические связи и все такое. Вы не возьметесь помочь нам в одном дельце?...
  - А длина заклинания ограничивается? - голос Монбазора звенел, ему явно пришлась по вкусу поставленная задача.
  За дальнейшим разговором я не следил. Уж очень специфические вопросы эти двое стали обсуждать. Старший магистр Цирлифекс уткнулся в свои бумаги, великий магистр Голембиозис продолжал посвистывать, а похрапывание, доносящееся из шкафа, стало звучать чуточку громче.
  Я же чувствовал себя не в своей тарелке. Собственной интуиции я привык доверять, а она подсказывала, что расслабляться не стоит. Действительно, через некоторое время мне удалось обнаружить крохотного големчика. Он полз по штанам моего хозяина, пытаясь забраться ему в карман. Тихонько, чтобы не мешать разговору, я стряхнул его на пол и прихлопнул лапой, не забыв развеять трупик.
  К счастью, разговор быстро закончился, и новые големы не успели до нас добраться. Прощаясь, Монбазор лишь успевал согласно кивать, выслушивая очередное поручение. Его буквально завалили заданиями на разработку.
  Уже в коридоре он вспомнил, что никто и словом с ним не обмолвился об условиях сотрудничества и оплате его труда. Пришлось возвращаться. Но кабинет, из которого мы только что вышли, оказался плотно запечатан. Прислушавшись, я едва услышал знакомый дуэт из похрапывания и посвистывания. Через равные промежутки времени к ним добавлялся шелест переворачиваемой страницы.
  - По-моему, здесь нас уже не ждут, - Монбазор даже не особо огорчился. - Пойдем, наверное. А то мы сегодня домой не попадем...
  
  
  Глава 8. Сынки-матери
  
  МОНБАЗОР
  
  Утро началось кошмарно: все тело болело, ныло и требовало покоя. В таком состоянии и в такую рань меня мог бы поднять с постели только кофе. Свежепомолотый, правильно сваренный, хорошего сорта. С тонким и дразнящим ароматом... Да-да, именно таким...
  Кстати, откуда в моей спальне столь сильный запах кофе?!
  От удивления я окончательно проснулся. Не успев еще открыть глаза, торопливо пошарил рукой по тумбочке. Как и следовало ожидать, там было пусто: ни подноса, ни кофейника.
  Шнур вызова слуг удалось нащупать практически сразу, но на мой требовательный трезвон никто так и не явился. Ох, дождутся у меня Безуарий и компания! Мало того, что ментальный вызов проворонили, еще и на звонок не реагируют.
  В тапочки я с первого раза не попал - очень спешил. Вместе с халатом потянулся и стул, с грохотом рухнувший на пол. Я уже был в дверях, поэтому даже не обернулся. В рукава своей одежды попадал в коридоре, на полном ходу.
  Нос, взбудораженный запахом кофе, безошибочно вел меня на кухню. В какой-то момент оттуда донесся звенящий колокольчиком голос маман, сменившийся заливистым смехом. Надеюсь, хоть сегодня она сжалится надо мной и даст нормально позавтракать!
  На пороге кухни я немного сбавил скорость и открыл рот для "Доброго утра!". Но приветствие у меня не получилось. Поперхнувшись на первом слоге, я только смог промычать что-то невнятное.
  Госпожа Пампука была в своем любимом утреннем туалете - воздушном пеньюаре с обилием рюшечек. Похожая на кругленькую симпатичную тучку, она с удовольствием смаковала кофе. Вокруг нее, как заведенные, метались слуги. По всей видимости, утренний "разбор полетов" мне удалось проспать. Ничто другое не смогло бы придать им такое ускорение.
  На меня любимая мамочка даже не взглянула. Ее рука крепко сжимала изящную чашечку тончайшего фарфора, источавшую тот самый аромат, из-за которого я проснулся. Кстати, чашка очень дорогая и не моя. Интересно, маман ее в подарок привезла или так, похвастаться? Но задать вопрос вслух я не рискнул.
  Почему почтенной ведьме было не до меня, стало ясно сразу же. Посреди стола, прямо перед ней, стояла кофеварка. Начищена до блеска, шнур питания завязан кокетливым бантиком - она как будто лучилась изнутри. Веселые помахивания ручкой и попыхивания паром свидетельствовали о том, что агрегат увлечен разговором.
  Глаза маман азартно блестели. Похоже, моя родительница разживалась свежими сплетнями, секретничая с новой подружкой. Услышать их беседу мне не удалось - мысленный эфир был заполнен неприятным треском. "Чудесное создание", по всей видимости, решило скрыть беседу от окружающих.
  Я тихонько примостился с краю, надеясь успеть позавтракать, пока они увлечены друг другом... И еле успел отшатнуться. Огромное блюдо свежайшей выпечки, просвистев мимо меня, с громким стуком приземлилось в центре стола. Я даже вздрогнул от неожиданности: не знал, что фарфор на моей кухне умеет летать. Как оказалось, магия была не при чем. Моя кухарка Менузея со свирепым выражением лица начала метать завтрак на стол. В прямом смысле.
  Я ей искренне посочувствовал. Все утро она слышала возбужденное хихиканье за спиной, но не имела ни малейшей возможности уловить хоть словечко. Для женщины более изощренную пытку было сложно придумать.
  Когда тарелки отсвистели, повариха принялась яростно мучить тесто, отзывавшееся жалобным почвакиванием. Горничная в это время с остервенением надраивала кухонное окно. Судя по громкому скрипу стекла, ее обуревали те же чувства.
  Кстати, на месте кофеварки я бы призадумался. Маман планирует сегодня уехать, а слуги у меня злопамятные. Я же пальцем не пошевелю в ее защиту. Тем более, я теперь и сам могу кофе наколдовать.
  
  Кофеварка, вероятно, почувствовала мой неласковый взгляд. Неизвестно откуда на сверкающем поддоне появилась кривобокая чашка, которая сразу же начала наполняться. Судя по запаху, мой кофе был второсортным, да еще и пережженным.
  Оставляя мокрую полосу на скатерти, подозрительно напоминавшую след улитки, чашка неспешно двинулась по направлению ко мне. Внезапно ткань сморщилась, сотворив бугорок. От неожиданности споткнувшись и расплескав немалую часть содержимого, чашка забуксовала.
  - Доброе утро, Базенька, - голос маман был уж очень приторным.
  Она же отлично знает, что я ненавижу это имя!
  - Базенька, - повторила она, словно смакуя. - Что-то ты совсем сонный... Надеюсь, ты достаточно тщательно сделал псифизгиму?..
  - Угу, - невнятно буркнул я, не желая вдаваться в подробности.
  За чашкой, застрявшей посреди стола, пришлось тянуться. Чуть теплый напиток, которого осталось немногим больше половины. Интересно, когда он успел остыть, если его только сварили?
  Пальцы прилипали к ручке. Потеки расплескавшегося кофе, естественно, залили и ее. Краешек с моей стороны украшала давняя трещинка, уже темная от въевшейся грязи. Да и сама чашечка была из дешевеньких. Таких у меня в доме не найдешь.
  "Самому надо было сотворить... А так - пей, что вручили", - проворчал я мысленно, торопливо прихлебывая.
  "А что такое? А что такое? - донеслось возмущенное кудахтанье кофеварки. - Чашка мытая, кофе свежий. А что второго сорта, так первый уже закончился. Дефицит, сами знаете!"
  Маман, прервавшись на полуслове, замолкла. Даже отставила в сторону свою чашечку с затейливо изогнутыми краями. Она и не думала скрывать, что с явным интересом прислушивается к нашему разговору. Похоже, пакостное устройство глушило эфир выборочно, не всем слушателям.
  
  Стуча когтями по полу, в кухню зашел Такс. Мокрая шерсть слиплась сосульками, живот украшала парочка репейников, в зубах - свежие газеты. Удивительно, но пресса была сухой. Как ему это удавалось, одному Таксу известно.
  - Не смотри на меня так свирепо, - голос профессиональной наставницы молодежи был воркующе-довольным. - Псу полезны небольшие прогулки. Он у тебя совсем разжирел без движения.
  В мою сторону мадам Пампука даже не смотрела, будто и не ко мне обращалась. Вероятно, под небольшими прогулками имелись в виду вчерашний марафон и сегодняшний спринтерский забег по дождю за утренними газетами.
  - Молодец, Такс, - госпожа ведьма кончиками двух пальцев хлопнула гонца по мокрой голове. - Тебя ждет завтрак - вкусненькая кашка. Только не забудь почиститься перед тем, как выйти к столу. Право, негоже в таком виде появляться в обществе.
  Последняя фраза отдавала легкой укоризной. К счастью, маман, имевшая дурную привычку не смотреть на собеседника, не видела в этот момент взгляд Такса, более, чем красноречивый. Без сомнений, чиститься пес будет тщательно. И очень долго. Чудные диетические кашки он не употребляет, а вкуснющими косточками в собственном доме разживется самостоятельно, без лишних свидетелей. Ласковый взгляд кухарки, брошенный на моего любимца, подтвердил, что сытный завтрак, в отличие от меня, ему обеспечен.
  
  Пошелестев газетами, гроза Сэрендинского училища углубилась в чтение городских сплетен. Воспользовавшись моментом, я потянулся за булочкой. Кода маман пускается в нравоучения, необходимо покорно слушать, а не жевать, поэтому не стоит упускать возможность подкрепиться в перерыве.
  - Базенька!
  От неожиданности я поперхнулся первым же кусочком. Не успел!
  - Базенька! Ты видел? О тебе уже пишут газеты! На первой странице!
  Глоток кофе срочно изменил направление движения. Откашлявшись, я рукавом халата вытер набежавшие слезы.
  - Базенька, ну что за детская привычка - тереть глазки. Ты теперь знаменитость, не забывай о правилах хорошего тона. Да, я хотела тебе сказать, нужно срочно заняться твоим гардеробом, одного костюма недостаточно. Тебе теперь нельзя в тряпье ходить!
  Под словом "тряпье", вероятно, подразумевались мои любимые джинсы, контрабандным путем доставленные в этот мир. В них я любил разгуливать по дому, но ни разу не рискнул показаться на глаза жителям Вольтанутена. Эта вещь заслужила стойкую неприязнь маман, хотя выбросить ее она не рисковала. Говаривали, сам Учитель у себя дома носит джинсы, вельветовые. Против авторитета Мерлина госпожа Пампука выступать не решалась.
  
  Наконец "Вольтанутенский вестник", тщательно изученный уважаемой ведьмой, попал ко мне в руки. Бегло просмотрев передовицу, посвященную подготовке к карнавалу, я нигде не увидел собственного имени и удивленно поднял глаза на собеседницу.
  - Ну вот же, - хищно заточенный ноготь ткнулся в одну из колонок. - Здесь читай.
  "В карнавале примут участие артисты-фантомы, создание которых поручено известному магу, ученику самого Мерлина. Чтоб принять участие в празднестве, он специально прибудет к нам из другого мира".
  - После карнавала известность тебе обеспечена. Думаю, теперь ты вправе претендовать на достойную должность, - маман не скрывала своей радости, но от ложки дегтя все-таки не удержалась. - Почему-то о твоих визитах в другие ордена ничего не написали. Ведь ты же там был?
  Я честно посмотрел в пытливые глаза моей любезнейшей родительницы и храбро подтвердил:
  - Да, конечно же, был.
  Демонстративно углубившись в газету, я надеялся избежать расспросов. Вчера на основе моих невнятных ответов маман сама придумала приятную для себя версию наших похождений. Вновь вдаваться в подробности мне совершенно не хотелось, поскольку было не ясно, что именно можно рассказать без ущерба для ее фантазий. Любимая мамочка была в хорошем настроении, что случалось крайне редко, и портить его я не рисковал.
  Госпожа Пампука ошибалась: вестник упоминал обо всех наших визитах. Но маман эти заголовки вряд ли бы обрадовали: "Чрезвычайное происшествие в ордене Алмазных Врат", "Долгожданная реставрация здания ордена Серебряного Лома", "Как предотвратить кражи из зоопарка?". Интервью со старшим магистром Борталонием из ордена Глиняного Демона стало последней каплей. Даже здесь упомянули о Таксе: "Големы настолько послушны, что безропотно подчиняются не только человеку, но и разумным животным из других миров". Складывалось впечатление, что наша городская газета имеет свою разветвленную сеть шпионов в каждом ордене!
  
  Маман я так ничего и не сказал. Не думаю, что премьер-кастелянше ведущего филиала ордена Электровеника стоит знать все подробности. Например, как ее сын вместе со своим псом взломали суперзащиту одного ордена, разломали крыльцо другого, были обвинены в краже из третьего и согласились бесплатно поработать на четвертый. О прелестной магичке из пятого ордена я боялся вспоминать даже мысленно - кофеварка бдительности не теряла.
  Ознакомиться с другими публикациями мне не дали. Госпоже Пампуке не терпелось обсудить мои внезапно открывшиеся перспективы. Пришлось принять участие. На время разговора я выставил защиту от прослушивания, поэтому позволил себе мысленно дерзить в ответ. Благо, мамочку мои реплики не очень интересовали. Поддакиваний с умным видом для нее было вполне достаточно.
  - Тебе необходимо заранее подумать, в каком ордене ты хочешь работать...
  "В какой возьмут. Если вообще возьмут".
  - Конечно же, из сотрудничества с мастером Брулем необходимо выжать все...
  "Угу, только он не маг, а заниматься рекламой ты меня не отпустишь".
  - Известность ты уже получил, теперь нацелься на новые связи...
  "Мне бы со вчерашними как-то разобраться".
  - Если тебя примут в орден Бездонной Чаши, станешь очень обеспеченным магом. У них самые высокие ставки в городе. Да и в стране тоже. О халтурах можно будет забыть.
  "Я о них никогда и не вспоминал".
  - Но есть одна проблема: в этом ордене слишком много молодых девиц. Надо быть очень осторожным: ты для них - лакомый кусочек. А то и пикнуть не успеешь, как какая-нибудь окрутит!...
  "Уже, милая мамочка, уже. Хочешь, познакомлю?"
  - В ордене Алмазных Врат все-таки не так опасно. Тем более, там ты будешь чувствовать себя по-настоящему защищенным...
  "Конечно, защищенным. В каком-нибудь каземате".
  - Послужные льготы у них достойные. И врачи, и бесплатное восстановление магического резерва, и немаленькие компенсации при несчастном случае... Кстати, льготы на всю семью распространяются. Все это надо учитывать...
  "Угу, пахать буду я, а ездить в их хваленые здравницы будет маман. Несчастный случай произойдет со мной, а компенсацию будут выплачивать родственникам".
  - Но я слышала, что там жесткая дисциплина. Не знаю, сумеешь ли ты прижиться...
  "Не приживусь, не беспокойся. Меня теперь и на порог к ним не пустят, а чтобы попробовать прижиться..."
  - Орден Серебряного Лома очень известный и уважаемый, один из старейших. Там очень хорошая школа...
  "А привратницы какие..."
   - Маги этого ордена считаются самыми квалифицированными универсалами. Но хулиганье!
  "Что да, то да! На рабочем месте сухари в постели грызут".
  - Вечно настроены на разрушение, нарушают приличия. Научат чему-то плохому...
  "Как бы мы с Таксом не научили их чему-нибудь плохому. Например, двери заговаривать".
  - Орден Железного Зуба славится своей внутренней атмосферой...
  "Атмосфера у них, безусловно, примечательная. Ароматная!"
  - Адепты этого ордена очень дружны, все друг за дружку горой. Но если они не признают тебя своим - берегись!
  "В зоопарк определят. И вывеску нарисуют: "Чужой".
  - И подумай, сынок: не заинтересовала ли их твоя собака больше, чем ты сам?
  "В этом, похоже, маман, права... Уж очень они Таксом интересовались... Даже подозрительно".
  - Орден Глиняного Демона ценит хороших теормагов - это ведь твоя специальность, сынок? Там тебя, как нигде более, смогут оценить по достоинству.
  "Уже оценили! Как теперь от них тактично отвязаться, кто бы подсказал?!"
  - Но там ведь сплошные интриги и подсиживания! Ты тихий и мирный, тебе там будет нелегко. Затопчут и съедят.
  "Так сразу и съедят! Вначале я бесплатно переделаю им кучу работы, а лишь потом они меня топтать примутся".
  - В общем, я бы выбрала, скорее, Бездонную Чашу...
  "Правильно, и Селия рядом!"
  - Или, на крайний случай, Серебряный Лом.
  "Или на самый крайний - любой другой, где платят больше".
  - А теперь я хочу дать тебе несколько полезных советов...
  "Ты чего сидишь? Видишь, она на целый день завелась!" - кофеварка весьма своевременно вклинилась в наш разговор.
  - Мамочка, извини. Давай, потом договорим. Мне на работу бежать надо.
  
  Вначале я действительно думал идти в город. Но до встречи с Бруль Там Шпоком еще оставалось время, а бесцельно шататься по центру мне не хотелось. Я решил рискнуть и забраться хоть на полчаса в свою мастерскую. Надеюсь, у кофеварки есть еще в запасе свеженькие сплетни, способные задержать маман на кухне.
  Теплота и шероховатость деревянной заготовки... Запах свежей стружки, шум работающего станка... И, наконец-то, приятно гладкая поверхность готовой детали. Все-таки магия не приносит мне столько удовольствия - она молниеносна. Мне же нравится наслаждаться процессом созидания.
  Закрепив заготовку для табурета (надо выточить четвертую ножку вместо неудавшейся), я включил станок. И под его уютное жужжание начал обдумывать собственные, не очень радостные перспективы.
  Моя мама - незлой и щедрый человек. Но ее всегда либо много, либо слишком много. За любое дело она берется с пугающим энтузиазмом. При этом препятствия она не обходит, она их сметает, увлекая за собой окружающих. По ее глубокому убеждению, все должны круглосуточно бегать, как заведенные. Либо ходить строем и четко выполнять ее команды. Лишь тогда будет какой-то результат.
  Я ничего не знаю о своем отце, но подозреваю, что он сбежал после первой же ночи. Вряд ли в постели моя родительница вела себя иначе, чем в жизни.
  - Вжик! - моя рука дрогнула и на уже обозначившейся ножке табуретки прорезалась совершенно ненужная канавка.
  Нельзя сказать, что я не люблю свою маму, но чувствую, как задыхаюсь рядом с ней. Ей надо постоянно меня контролировать. Не зря Ариселия так испугалась, когда я представился. Узнай маман о ней...
  - Ж-ж-ж-ж... Чих! - внезапно возникшая мысль была настолько неприятной, что я даже выключил станок. Не хватало еще испортить заготовку. У меня запасных не так много.
  Моя мягкость, столь раздражающая маман - лишь реакция на ее постоянное давление. Иначе я бы рядом с ней не выжил.
  - Др-р-р... Ж-ж-ж-ж-ж... - я немного успокоился и рискнул вновь взяться за работу.
  Но при всем своем желании я не могу строить свою жизнь по маминому шаблону. Мы не только разные люди, мы абсолютно разные маги.
  Госпожа Пампука - стопроцентная женщина. И в магии тоже. Лучше всего у нее получаются сглазы, порчи, привороты. Иными словами - изначальная магия.
  Мужчины изначальную не очень жалуют. Боевые заклинания, лечение, допросы - вот, пожалуй, и все, что они используют из нее. А женщины владеют ею виртуозно. И исцелить могут, и с ума свести - зависит от настроения. Стоит отдать должное любимой мамочке, действует она хоть и грубовато, но наверняка. Жертвы приворотов и порчи обычно жаловаться не приходят.
  - Крак! - я вытащил резец и поставил другой, для более точной обработки.
  Для меня лично изначальная не очень понятна. Мне более близка стихийная магия, в которой моими являются стихии воздуха и огня. Создание фантомов и иллюзий входит в стихию воздуха, поэтому они и получаются у меня сами собой. Госпожа Пампука - маг воды и воздуха. Кстати, именно поэтому она и занимается уборкой.
  - Ш-ш-ш-ш, - гора стружки постепенно съехала со станка на пол.
  Селия, как мне кажется, маг смерти. Это направление - отнюдь не некромантия, лишь замедление различных процессов. Например, заклинание стазиса или приготовление магических консервов. Замедление процессов старения - тоже магия смерти.
  Магия жизни, наоборот, подстегивает все процессы. Она используется во всех заклинаниях превращения и сотворения, как источник и катализатор изменений.
  Конечно, помимо шести основных направлений - огня и воды, земли и воздуха, жизни и смерти - существуют различные вторичные школы, использующие две или три стихии. Например, здесь, в Вольтанутене очень распространена магия льда, которая получается путем соединения воды и смерти.
  Наконец, отдельные специалисты выделяют и седьмую, непарную, стихию - таинственную и опасную магию хаоса. Она настолько редка, что многие эксперты вообще отказывают ей в праве на существование. У меня, правда, на этот счет есть свое мнение, но я его изложу как-нибудь в следующий раз...
  - Ой! - увлекшись, я дважды обработал один и тот же участок.
  Существует еще одно направление - истинная магия. Такие заклинания доступны любому квалифицированному магу, независимо от его стихии. Относятся они, в основном, к миру вещей. Например, зарядка магических батареек, сотворение различных вещей, путешествия между мирами - все это истинная магия.
  - Кр-р, кр-р, кр-р... - "свеженькая" ножка прилаживалась к табуретке с трудом.
  Сравнивать двух магов, работающих в разных направлениях, - весьма непродуктивное занятие. В целом, уровень мага определяется по степени овладения им истинной магией, как самой сложной. Если для стихийной и изначальной магии важны врожденные умения, то истинной надо учиться.
   - ...! - моя табуретка была готова и я не смог удержаться от нецензурщины. Как ни странно, в этот раз ножка получилась нужного размера. И встала на место нормально - без перекосов. Но она радикально отличалась от остальных своих подружек. Будто бы была от другой табуретки.
  Возможно, я банально устал от постоянного нажима, но меньше всего меня прельщает перспектива стремительной карьеры. Мне нравится исследовательская работа, которой можно заниматься дома на собственном диване. В годы учебы мне пришлось жить в маленькой квартирке без слуг, довольствуясь достаточно скромным доходом от случайных подработок. Зато я имел возможность обучаться у лучших магов, участвовать в интереснейших проектах.
  Я планировал после выпуска продолжить научную работу, но маман настояла на моем возвращении. Здесь меня уже ждал арендованный ею домик в Вольтанутене и план моего карьерного роста в ближайшие годы. О том, как я сам вижу свое будущее, никто и не подумал меня спросить.
  - Бух! - сердитый, я не рассчитал свои силы и дверь в мастерскую влипла в дверной косяк. Со стены что-то посыпалось, но я не оборачивался - надо было бежать на встречу.
  Я был раздосадован. План развития моей карьеры, придуманный маман, очень напоминал мне мою табуретку. Красивая и добротно сделана. Только одной ножки не хватает. А состряпать ее почему-то никак не удается.
  
  В это же время
  Резиденция Ордена Бездонной Чаши. Рекламный отдел
  
  Ариселии вовсе не хотелось признаваться себе в том, что причиной ее радужного настроения была предстоящая встреча с Монбазором. Она прекрасно понимала, что молодой холостой маг, обладавший приятной наружностью и блестящими перспективами, вряд ли может всерьез заинтересоваться безвестной юной практиканточкой. Хорошенькой, но не гламурной.
  В свою очередь, тратить время на легкомысленные романчики Селия не спешила. К сожалению, родители не имели возможности обеспечить ни ее обучение, ни безбедное существование в дальнейшем. Юная магичка не бредила, как ее однокурсницы, стремительной карьерой, понимая, что может рассчитывать только на себя. Поступление и отличная учеба в Сэрендинском училище стоили Ариселии немалых усилий, поэтому времени на развлечения оставалось немного.
  Помимо прочего, ее очень пугала фамилия Монбазора. Вряд ли уважаемая госпожа Пампука обрадуется, увидев рядом с любимым сыном свою безвестную подопечную. Ссора и открытое противостояние с наставницей могли означать только одно - конец карьере. Ведьма была достаточно могущественна, чтобы испортить будущее Селии.
  В любом случае, наилучшим выходом для юной магички было бы не развивать далее отношения с молодым Пампукой. И, в который раз вспоминая его, она вновь и вновь давала себе слово не искать с ним встречи.
  Придя на работу, практикантка сразу же вызвалась отнести срочные документы в городскую управу, справедливо полагая, что проще не встречаться с Монбазором вообще, чем делать отсутствующее лицо при случайном столкновении. К сожалению, управа находилась не так уж и далеко, поэтому вернулась она достаточно быстро.
  Попасть в рекламный отдел ей не удалось. Из комнаты как раз выносили что-то огромное и твердое, которое, естественно, застряло в дверях. Со стороны коридора бестолково суетились два сотрудника, а изнутри возмущенно шумели не менее пяти. Груз явно попахивал магией, поэтому колдовать было нежелательно, чтобы не испортить. Рекламщики честно пытались обойтись другими методами.
  Понаблюдав пару минут за действиями грузчиков, Ариселия не выдержала. Ей совсем не хотелось скучать под дверью.
  - Послушайте все! - ее звонкий голос перекрыл шум, а командные нотки заставили галдящую компанию прислушаться.
  - Приподнимаем тот край, что изнутри, и медленно аккуратно поворачиваем, - продолжила девушка.
  Через несколько минут дверной проем освободился, и магичка наконец-то смогла рассмотреть, что это. Полупрозрачная фигура, выполненная из непонятного материала, похожего на мутное стекло, явно имела магическое происхождение.
  - Это фантом, который будет участвовать в карнавале. Он в стазисе, - раздался за спиной Ариселии знакомый голос. - Из кабинета необходимо вынести еще нескольких в таком же состоянии. Поможете?
  Вся ее решительность в один момент куда-то делась. Первой ученице Сэрендинского училища понадобилась вся ее воля, чтобы не броситься на шею своему собеседнику. Как можно медленнее обернувшись, она приветливо улыбнулась Монбазору. Лишь слегка порозовевшие щеки выдавали ее волнение.
  - Помочь вынести? - переспросила она.
  - Нет, конечно же. Покомандовать, чтобы снова не застряли, - маг не скрывал радостной улыбки.
  По одному фантомы были успешно перенесены в ближайшую подсобку, забитую стендами, плакатами и другими рекламными материалами. Они были не тяжелые, но большие и неудобные, поэтому складывать их пришлось лежа. Ариселия, с присущей ей ответственностью выполнявшая поручение, руководила и выносом, и складированием.
  Мастер Бруль, из кабинета которого выносили эти габаритные нескладные фигуры, был чрезвычайно доволен тем, что ему удалось так быстро очистить помещение. Взглянув на часы, он поблагодарил Селию за помощь и великодушно отпустил ее на обед чуть раньше положенного. Заодно предложил показать Монбазору, где можно перекусить.
  
  - Мне кажется, он что-то заметил, - конспиративным шепотом сообщил маг лишь только они вышли в коридор.
  - Что именно? - удивилась девушка.
  - Ну-у... - Пампука-младший почему-то смутился и начал запинаться. - Что я... Что мы... В общем, что это... Что мы знакомы. Вот.
  - Конечно, заметил. Он же вчера нас вдвоем отправил Снуфелинга искать.
  - Ну да... Конечно... - щеки Монбазора запылали, и он умолк.
  Ариселия, прекрасно понимавшая, о чем он хочет сказать, но не желавшая этого разговора, поспешила переключиться на другую тему:
  - А что будет делать тот миленький фантомчик? Самый маленький.
  - Тот, у которого курточка в голубенькую полосочку?! - оживился Монбазор. - Глотать разноцветное пламя!
  Обрадовавшись, что возникшая было неловкость сглажена, он начал рассказывать о сегодняшней встрече. Мастер Бруль предложил создать фантомов-артистов, которые могли бы делать то, что не могут делать артисты-люди. Например, глотать и извергать фантомное пламя, ходить по канатам, делать фокусы. Воодушевленный Монбазор выполнил его заказ сразу же, прямо на месте. Кабинет был небольшой, а вновь сотворенные фокусники отчаянно галдели и наперебой пытались продемонстрировать свое умение. Одна парочка даже успела залезть на шкафы, собираясь натянуть между ними канат. Поэтому пришлось сразу же погрузить всех в стазис. Тем не менее, заказчик остался очень доволен и отдельно похвалил огнеглотателя, получившегося на редкость симпатичным.
  - А куда мы идем? - спохватился маг.
  - В столовую. Обедать.
  - М-м-м... Может, лучше не в столовую, а в какое-нибудь кафе?
  - Ой, у меня не очень много времени. А поблизости лишь электрическое и еще одно кафе. Тоже дорогое.
  - Такое же дорогое, как электрическое? - удивился Монбазор.
  - Нет, не настолько.
  - Тогда, я думаю, оно нам подходит.
  Кафе оказалось очень уютным и, по оценке Пампуки-младшего, не таким уж и дорогим. Ариселия, державшая себя поначалу несколько холодно, постепенно оттаяла. Сам же маг и не пытался скрывать своего хорошего расположения духа. Рассказывал о своей учебе, расспрашивал ее об училище. Много шутил, не совсем понимая, почему его собеседница сегодня печальна и почти не улыбается.
  К сожалению, обеденный перерыв у практикантов был не таким уж и длинным, и Селия засобиралась первой. Монбазор остался посидеть еще. Даже заказал себе второй десерт, но удовольствие от него было испорчено.
  "Маман!" - пронзила внезапная мысль. Он же должен проводить ее на поезд! Если любимый сын не придет, она обязательно обидится или, хуже того, решит ехать не сегодня, а завтра. В любом случае, лучше поторопиться.
  Наемный экипаж удалось найти практически сразу. Об идее воспользоваться заклинанием длинного шага Пампука-младший даже не задумывался. Появление дома раскрасневшимся и запыхавшимся приравнивалось к опозданию, что было недопустимым.
  
  К счастью, любимая мамочка к середине дня уже успела расплескать свои эмоции на слуг, поэтому своего отпрыска она встретила вполне дружелюбно. Лишь выскочила на крыльцо и прокричала так, чтобы и в соседних кварталах было хорошо слышно:
  - Базенька, ты позаботился об экипаже?! Твой Безуарий такой тупица! Он лишь собирается идти его искать, а я уже должна выезжать!
  Извозчик, мигом сообразив, что пахнет хорошими чаевыми, соскочил с козел и с галантным поклоном распахнул дверцу:
  - Я к вашим услугам, госпожа!
  - Жди здесь! Безуарий, неси вещи! Я быстро!
  Монбазор остался руководить погрузкой, по собственному опыту зная, что лучше такое ответственное дело слугам не поручать. Стоит отдать должное маман, собралась она действительно быстро. Правда, при этом щедро одаривала окружающих "комплиментами", но прислуга, тем не менее, ретиво бросалась помогать ей.
  - Твой персонал совершенно отбился от рук, - начала ябедничать родительница, как только экипаж двинулся. - Они совсем ничего не делают. Да и ты подаешь им плохой пример. Чуть не опоздал проводить меня.
  - Меня задержали на работе, - многозначительно сообщил Монбазор, не проявляя при этом ни тени раскаяния.
  Эта простая уловка оказалась весьма действенной. Госпожа Пампука вмиг забыла о своих огорчениях и разразилась шквалом вопросов. Ее сын отвечал кратко, но с достоинством.
  - А сколько тебе должны за это заплатить? И кто? - незаметно разговор перетек в наступление.
  Заботливая мамочка отлично знала, что финансовые вопросы не были сильной стороной ее сына. Он никогда не торговался и радостно соглашался на любую оплату, лишь бы быстрее закончить разговор.
  - Наверное, заплатят городские власти, по обычным расценкам гильдии магов, - неуверенно промямлил перспективный соискатель. Общаясь с господином Брулем, об оплате он даже и не вспомнил.
  - Ну как же можно не оговаривать такие важные вопросы?! - искренне огорчилась маман. - Подобные проекты оплачиваются очень щедро. Лучше ничего сам не подписывай. Обязательно возьми договор, не поленись сбегать к магистру Факсу, и пусть он переправит мне копию. Я сама прочитаю и в тот же день пошлю тебе вестника.
  Хорошее настроение Монбазора мгновенно улетучилось. По своему умению находить работу для других маман не знала равных. Вместо того, чтобы бегло ознакомиться с договором и сразу же поставить закорючку, он будет вынужден брать свой экземпляр домой, чтобы отослать копию маман. А потом тратить не менее суток на решение всех проблем, возникших в результате пересылки.
  В том мире, где маг учился, схожие с вестником поделки называли "самолетиками", любой ребенок умел их складывать из бумаги. Здесь их создавали только магическим путем. Письмо находило своего адресата по его ауре: магия получателя сама притягивала магию отправителя.
  Вестники считались не самым надежным видом связи: точность и скорость доставки напрямую зависели от опыта исполнителя. Профессиональные маги без труда задавали около 400-500 км/ч. Теоретически правильно отправленное письмо могло добраться от маман до Монбазора меньше чем за час. Но на практике все происходило иначе.
  Вестники госпожи Пампуки были очень прямолинейными. Они сразу же набирали приличную высоту и следовали заданному курсу, не замечая препятствий. Обычно жертвами тарана оказывались другие письма. Нередко к Монбазору прилетало сразу несколько вестников: послание маман победоносно волокло на своем хвосте несколько чужих. Магу приходилось не только пересылать побежденных по адресам, но и приносить извинения их получателям за задержку.
  Если вестник проигрывал (что случалось крайне редко), он радикально менял свой курс и уныло тащился за своим соперником, чтобы сдаться на милость его получателя. В итоге к Монбазору письмо попадало лишь после пересылки - через сутки или двое.
  Не удивительно, что Пампука-младший не обрадовался перспективе деловой переписки. По его мнению, проще было бы связываться как-то иначе, но ведьма настаивала на своем. В чем-то, безусловно, она была права - другие виды связи на больших расстояниях имели существенные недостатки.
  Например, амулеты связи позволяли создавать большую группу абонентов, внутри которой друг с другом можно было связываться с помощью заклинания. Но они были сложны, дороги и требовали много энергии. Поэтому позволить их себе могли только немногие маги высокого уровня либо могущественные организации. Громоздкость таких амулетов превращала их в стационарные. Мощными переносными экземплярами владели единицы.
  Существовала также муниципальная связь между населенными пунктами. Городские управы объединялись со своими соседями, создавая сеть платных ячеек связи, разбросанных по всему городу. Но эти группы были не очень обширны. Конкретная ячейка отвечала за связь лишь с одним городом. Разговоры приходилось заказывать за несколько часов, чтобы на станции успели оповестить адресата с помощью вестника.
  Маман весьма раздражали все эти сложности, и она вновь и вновь обращалась за помощью к вестникам.
  Архимаг Мерлин, презентуя Такса одному из лучших своих учеников, предполагал, что пес поможет ему решить проблемы оперативной связи. Но настолько срочная необходимость, которая смогла бы заставить Монбазора наконец-то разобраться в инструкции по эксплуатации Такса, до сих пор не возникала.
  Не возникла и сейчас.
  
  Вечером того же дня
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  Появление новичка должны были первыми заметить часы. По крайней мере, они находились ближе всего к нему. Но старый механизм был уже изношенным и усталым. Он еще стучал только потому, что его питал магический накопитель, который каждую полночь заменялся слугами на свежий. По этой же причине часы плохо замечали посторонние магические воздействия.
  Они вообще не отличались любопытством.
  Поэтому членораздельные звуки, разносившиеся на ранее пустой волне, первым уловил кинжал-вакидзаси. Он чуть звякнул на своей подставке, привлекая внимание остальных.
  - Брат, - обратился он к новичку. - Покажи себя. Мы рады, что ты присоединился к нам.
  Однако тот не откликнулся. И добро бы, если бы он молчал. Так - робко и неуверенно - вели себя многие пробужденные, только что осознавшие себя в чужом и непонятном мире. Вместо этого новичок без умолку тараторил, выбрасывая в пустоту бессмысленные длинные ряды цифр, сопровождая каждый из них слабым магическим импульсом.
  - Прекрати! - взмолилась первой сабля-стражница. Чужая магия в больших дозах ее бесила.
  Наверное, в ее интонации что-то было, потому что новичок вдруг отреагировал.
  - Прости, - пробулькал он, выпустив очередную серию цифр. - Но я должен упражняться.
  - Зачем? - выразили общее удивление часы, не терпевшие лишней работы.
  - Потому что я сделал плохо. Не успел. И мой господин приказал отрабатывать ряды, чтобы в следующий раз получилось лучше и быстрее.
  - Какой еще господин?! У нас нет господ! - резко качнулась шашка Первоконница, чьи ножны украшал темляк с красной звездой.
  - Я не знаю. Но у меня есть господин. И он приказал мне упражняться.
  Новичок выдал новый числовой ряд, за ним еще и еще. Очевидно, он больше не собирался прерываться.
  - Ишь, какой верный раб господина выискался! Мы таких господ на полном скаку рубали! - зло бросила шашка, отвернувшись к стене.
  Остальные промолчали. Первоконницу побаивались: уж слишком много людской крови в свое время пролилось от ударов ее клинка. Но про себя они принимали ее правоту.
  И в самом деле: зачем простым волшебным вещам господин?!
  
  
  Глава 9. Так приходит земная слава
  
  ТАКС
  
  Данная инструкция не предназначена для чтения самим ТАКС.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Нельзя сказать, что госпожа Пампука уж очень третировала меня. Нервозность хозяина раздражала гораздо больше.
  К счастью, со мной маман практически никогда не общалась. Не снисходила до уровня домашнего питомца. Пробежкой за газетами и кашей на завтрак ее внимание и ограничилось. Я же старался не попадаться ей лишний раз на глаза, чтобы не "заработать" очередное поручение. Ушел после завтрака в сад и вволю выспался в мягкой траве за ягодными кустами.
  На следующее утро я проснулся первым. Притихший дом, казалось, тоже спал. Сегодня у нас намечался праздник - день лени. Так всегда бывало после очередного приезда маман. Все отсыпались и приходили в себя. Монбазор обычно вставал ближе к обеду, а прислуга старалась не беспокоить его.
  Я решил воспользоваться моментом и серьезно поговорить с кофеваркой. Уж очень она распоясалась, расправа со стороны слуг была неминуема. Раньше я бы с удовольствием избавился от капризной жеманницы, но сейчас кофепролитие меня не радовало. Во-первых, вряд ли хозяин подобреет, узнав, что кофе придется сотворять самому. Во-вторых, кофеварка оказалась полезным приобретением. Она быстро обучалась и была весьма сообразительной, даже чересчур. Если она у нас уже есть, неразумно не использовать ее возможности.
  Моим планам не суждено было сбыться - меня опередили.
  Менузея, как и полагалось, проснулась первой и уже вовсю хозяйничала на своей территории. С кухаркой нам очень повезло. Очень крупная, добродушная тетка, она любила поесть сама и умела вкусно накормить других. От нее всегда чем-то вкусно пахло - свежей сдобой, или жареным мясом, или чем-то еще.
  Сейчас Менузея с видом победительницы пила кофе, восседая в хозяйском кресле. Ароматный парок поднимался над изящной чашечкой тончайшего фарфора, казавшейся невероятно хрупкой в ее огромных руках. Смачно откусив половину немаленького печенья, кухарка шумно отхлебнула и с удовольствием причмокнула.
  В центре стола, вытянув шнур в струнку, стояла кофеварка. Чуть ниже гнезда питания просматривался черный след пятерни. По всей видимости, здесь недавно кого-то шлепали. Причем, рукой, вымазанной в саже.
  - Такс, кофе будешь? С молоком, вкусненький, - кухарке не надо было оборачиваться, чтобы понять, кто пришел на кухню.
  "Я буду молочный кисель", - попробовать кофе меня бы не заставили и под страхом смерти. А убедиться, что кофеварка после экзекуции еще работает, было необходимо.
  - Один кисель, большая порция. Мне - кофе с молоком. Нормальную чашку, а не этот наперсток, - приказала Менузея
  - Я кисель не умею, - глухо всхлипнуло в ответ.
  Небольшая капля кофе вытекла на поддон.
  - Научишься!
  Я буквально онемел. Это как же надо было постараться, чтобы кофеварка заговорила вслух?! Поварихе пора премию выписывать за успехи на педагогическом поприще. Воздействие было, конечно же, немагическим. Колдовать слуги не умели. Скорее, они бы кувалдой пригрозили.
  На поддоне появилась мисочка в желто-зеленую клеточку с витиеватой надписью "Такс". Невысокая - чтобы поместилась под краник, но достаточно широкая и, соответственно, емкая. Белая густая жидкость постепенно наполнила ее до краев. Кисель оказался превосходным - нежный, не чересчур плотный, с тонким ванильным ароматом.
  - Вот это дело! - одобрительно крякнула кухарка. - Ишь, плошка какая красивая. Потом ее не забирай, пусть Таксу остается.
  - Мне за нее отчитываться... Она у меня на балансе... - послышались жалобные всхлипывания.
  - Какой баланс, ежели на ней "Такс" написано? Если Таксова, пусть Таксу и будет! И мне кофе давай. Да ополоснуться после киселя не забудь, а то крахмалом кофе провоняешь.
  В ответ кофеварка нервно икнула, ее золотистый корпус приобрел розоватый оттенок. На поддоне появилась кружка, похожая на небольшую эмалированную сковородку. Огромная, литровая, но низкая, чтобы поместиться под краник. Широковатая, она все-таки не соответствовала размерам кофеварки - край кружки свисал с поддона. Впрочем, мастерицу это не смутило. Старательно вытянув вдруг отросшую ножку, она поддержала огромную емкость, чтобы кофе не расплескалось.
  - Вот это дело! - одобрила стряпуха, хватая мини-сотейник обеими руками. - Серьезная посуда. В руки берешь и не боишься, что сломаешь.
  
  Широко зевая, на кухню вышел Монбазор. Сонный, растрепанный, в халате и в тапочках на босу ногу.
  - Хозяину кофейку! Живо, живо, - засуетилась Менузея.
  Она чувствовала себя неловко: "застукали" на хозяйском месте с контрабандным напитком в руках.
  В мгновение ока стол оказался накрыт свежей скатертью. Кофеварка заметалась меж рук кухарки, испугано перебирая ножками. Лишь потом сообразила перепрыгнуть на сервировочный столик.
  Не совсем проснувшийся маг никак не отреагировал на переполох. Даже завтрак его не смутил - из вчерашних продуктов, сервированный на скорую руку. В другое время за отсутствие горячего повариха вполне могла лишиться четверти жалования. Но сегодняшний Монбазор был настроен на редкость миролюбиво. Правда, и кофеварка расстаралась: первосортный кофе, сливки, элегантная посуда.
  Как водится, насладиться напитком Пампуке-младшему не удалось. Лишь только он взял чашку в руки, на пороге возник заспанный Безуарий в штиблетах на босу ногу.
  - Хозяин, к вам посетитель со срочным делом... - сообщил он печальным голосом.
  Искренне огорчение Монбазора не скрылось ни от кого.
  - Какой посетитель?! - рявкнула кухарка. - Хозяин завтракает! Пусть подождет, если ему нужно. Проводи его в холл.
  Маг облегченно вздохнул, поспешно глотнул кофе и прикрыл глаза, медитируя.
  Дворецкий, растрепанный, с отпечатком подушки на щеке, отчаянно зевнул:
  - Я, это... может...
  - Иди-иди, тебя человек ждет, - перебила его Менузея. - Нечего на хозяйский кофе поглядывать. Продукт ценный, иномирянский, каждая ложка на вес золота. Тебе не положено.
  После визита госпожи ведьмы она остро нуждалась в повышении самооценки, поэтому командовала с особым удовольствием. Даже пахнуть стала по-другому.
  Тяжело вздохнув, Безуарий поплелся в холл.
  - А кто хоть пришел? - вслед ему крикнула Менузея, но ответа не дождалась.
  
  Обогнать слугу не составило труда. Тот еле плелся, да и мимо уборной не прошел. В холле я хотел было нырнуть под диван, но передумал. Если посетитель - маг, да еще и на диван сядет, учует меня сразу. Впрочем, он все равно почувствует мое присутствие в любом месте холла.
  Подумав, я выскочил на заднюю террасу. Окна дома были открыты для проветривания. Если меня и обнаружат, я имею полное право гулять на террасе. Утренний дождик только недавно закончился, трава была еще мокрой.
  Послышалось неторопливое шарканье, звякнул колокольчик у входа.
  - Присаживайтесь, хозяин выйдет.
  Энергичные шаги, скрип кресла.
  - Ваше имя, зачем пришли? - дворецкий не утруждал себя вежливостью.
  - Магистр Швендзибек, магический консультант.
  Безуарий, неопределенно хмыкнув, вышел в коридор, оставив гостя одного.
  Ответ меня озадачил. Я ведь решил, что это представитель одного из орденов. Потому и побоялся показываться ему на глаза - а вдруг он из Алмазных Врат? Сейчас я не знал, стоит ли совать свой нос в чужие дела.
  
  Магистр Швендзибек оказывал различные услуги. Магом он был слабеньким - его 12-й уровень многие считали незаслуженно высоким. Зато умел виртуозно пускать пыль в глаза, а для любого мало-мальски сложного дела привлекал других исполнителей. Платил им щедро, но с заказчиками общался сам.
  Понятия "агент" в этом мире не существовало, поэтому Швендзибек выбрал себе роль супер-архимага. Старательно придерживаясь ее, в разговоре он злоупотреблял многословными непонятными объяснениями, постоянно носил огромное количество реальных и фальшивых амулетов, но при этом лишний раз старался ими не пользоваться.
  Стоит отдать должное, обширные связи, знание слабых сторон своих клиентов и уникальная способность торговаться позволяли Швендзибеку очень успешно вести свои дела. Правда, большинство магистров его терпеть не могли из-за хвастовства, прилипчивости и вредного характера, но терпели. Уж очень высокие были у него гонорары...
  Известный в городе маг, он не входил в какой-либо орден и вообще старался никого не посвящать в нюансы своей работы. Постоянного фамилиара - магического помощника - он не имел, хоть и пытался неоднократно его завести. Обычно претенденты сбегали от него еще на стадии стажировки, не выдержав постоянного брюзжания и придирок. Каждый такой уход традиционно сопровождался публичным скандалом.
  
  В первый раз Швендзибек явился к Монбазору на следующий день после переезда. Вскользь упомянул о знакомстве с госпожой Пампукой. Маман потом долго вспоминала, но так и не припомнила, когда ей был представлен этот прохвост.
  Он долго и подробно беседовал с Монбазором о его научной работе. Напоследок неопределенно пообещал щедрые заказы, но ничего конкретного так и не сказал. Позже было еще несколько визитов вежливости, хотя особой дружбы с хозяином он не водил. Пампуку-младшего, недолюбливавшего светские церемонии, его бесцельные посещения раздражали. Однако выгнать визитера не позволяло воспитание.
  Явиться без приглашения с утра пораньше Швендзибека могла заставить лишь острая необходимость. Похоже, хозяину и сегодня не удастся отдохнуть.
  
  Обычно консультант являлся в образе элегантного мужчины средних лет, всегда тщательно выбритого и ухоженного. Вот только с яркими акцентами он явно перебарщивал.
  "Супер-архимаг" всячески подчеркивал, что постоянно путешествует между мирами (поговаривали, что в реальности Швендзибек даже за пределы Вольтанутена никогда не выезжал). Поэтому в его убранстве обязательно должна была присутствовать хотя бы одна иномирянская деталь. Чем более вызывающая, тем лучше.
  Например, в прошлый раз это был аксельбант, сплетенный из каких-то разноцветных лиан. Само по себе украшение не было чересчур ярким и даже неплохо сочеталось с костюмом. Но в нем копошилось несколько сотен мелких насекомых. Самые любопытные время от времени спрыгивали на одежду Швендзибека. Каждый раз он их тщательно отлавливал и бережно высаживал назад на лиану. Как объяснил наш визитер, в одном из миров эти насекомые символизируют долголетие. Каждая букашка означает определенный период времени. Поэтому их берегут и лелеют, боясь растерять. А сильный травяной запах нужен для того, чтобы приманивать капризные "амулеты".
  Судя по количеству насекомых, Швендзибеку скоропостижная кончина никак не грозила. Впрочем, Хозяина его рассказ не впечатлил. Наоборот, после ухода гостя он приказал особо тщательно убрать холл, чтобы никакая заблудившаяся иномирянская букашка не вздумала размножиться в нашем доме.
  Маги говорили, что Швендзибек специально выбирает шокирующие наряды. Будто бы во время важных переговоров неподготовленные собеседники становятся более сговорчивыми, спеша быстрее распроститься с ним.
  
  Сейчас моего хозяина ожидал высокий крепкий старик в светло-серебристом комбинезоне и мягких сапожках. На голове у него был сложной головной убор, сделанный из перьев и пуха. Длинная борода с проседью источала запах пряностей. Пальцы рук были унизаны перстнями "а-ля артефакт", на шее висело немыслимое количество ожерелий и цепочек. Особо выделялся огромный амулет, созданный из пятикрылого насекомого, блестевшего, как лакированное. В руке маг держал посох с набалдашником в виде головы сказочного существа с оскаленными зубами. Значительное выражение лица и огненный взор дополняли образ чародея.
  - Не удивляйтесь, господин Пампука, - сразу же после приветствия зачастил Швендзибек. - После визита к вам я должен посетить важного заказчика, поэтому и принял соответствующий образ. Кстати, я зашел к вам именно в связи с предстоящей встречей.
  Незнакомый тяжелый аромат оказался для меня весьма неприятным. В носу щекотало, глаза начали слезиться. Не удержавшись, я тихонько чихнул.
  - О, вы вновь со своим фамилиаром? - Швендзибек сделал вид, что только сейчас заметил меня. - Хочу отметить, у вас весьма необычный помощник!
  Кто бы сомневался, что столь опытный делец ни на минуту не заблуждался по поводу моей истинной ипостаси.
  - Но, знаете, коллега, в последнее время стало немодно брать с собой фамилиара при выполнении заказа. Это производит впечатление, что вы пытаетесь пустить пыль в глаза, не так ли?
  Взгляд Швендзибека, мгновение назад ласкавший меня, похолодел до состояния ледышки. Монбазор, все еще пребывавший в расслабленном состоянии, никак не отреагировал на этот выпад. Тем не менее, паузу в словесном потоке визитера заполнил.
  - Вы, вероятно, по делу? Слушаю вас.
  Чародей недовольно хмыкнул, насупился, но все-таки продолжил:
  - Известный вам магистр Борталоний из ордена Глиняного Демона был приятно поражен высоким уровнем вашей квалификации. Рекомендуя вас, как искуснейшего...
  После упоминания ордена Глиняного Демона взгляд Пампуки-младшего приобрел более осмысленный вид. Его глаза сердито блеснули, а губы начали недовольно кривиться. Чародей обратил внимание на смену настроения своего собеседника и поспешно сменил обертку комплимента:
  - Впрочем, суть не в этом. Я и сам, общаясь с вами, не мог не оценить вашу эрудицию. Да и в разговоре с вашей матушкой, госпожой Пампукой...
  Лицо Монбазора исказила кислейшего вида гримаса.
  - Впрочем, давайте ближе к делу, - оборвав фразу на полуслове, Швендзибек зачастил еще быстрее.
  Мне показалось, что он испугался перспективы быть вышвырнутым.
  - Вы специализируетесь на комплексных заклинаниях, а тут как раз очень интересный случай! Специально для Вас! Вы ни на минуту не пожалеете, когда увидите, с каким интересным предметом Вам предстоит работать!...
  Увлеченный своим рассказом, магистр взмахнул посохом. Плохо закрепленное заклинание ярким комочком метнулось в мою сторону. Пришлось развеять его, клацнув зубами.
  Одобрительный взгляд старца должен был служить мне наградой, но я оказался невежливым. Ехидно уставился на посох, изобразив кривоватую ухмылку. На месте устрашающего вида монстрика теперь красовался ком туго смотанной тряпицы.
  - Извините, - смущенно пробормотал магистр. - Этот посох - недействующий декоративный образец. Он составляет единый комплект с костюмом. Набалдашник я отдал на реставрацию, а у меня самого иллюзии не всегда хорошо получаются.
  Ну-ну, если он такую мелочь качественно сделать не может...
  Монбазор нехотя повел рукой. Теперь на изголовье посоха появился черный трехголовый дракон, подозрительно напоминавший Змея-Горыныча из древней иномирянской сказки.
  - Спасибо, - поблагодарил Швендзибек, трогая пальцем оскал второй головы. - Это именно то, что нужно. Он выглядит очень грозным...
  Голова внезапно пыхнула пламенем и цапнула чародея за палец.
  - Он не только выглядит грозно, он и в самом деле очень агрессивен и ядовит, - пояснил Пампука-младший. - Не беспокойтесь - рана перестанет беспокоить, как только развеется иллюзия.
  - Рана?! - визитер перестал дуть на палец и недоуменно посмотрел на два крохотных пятнышка. Кожа вокруг них покраснела, а сама фаланга выглядела заметно толще остальных. - Действительно, есть укус. И подпухло немного. Какая качественная иллюзия! Ваша мать не зря так хвалила вас. Признаться, вначале я решил, что она несколько преувеличивает, но сейчас вижу...
  Упоминание о маман напрочь испортило настроение моему хозяину:
  - К сожалению, сегодня у меня выходной. Предлагаю перенести все интересные случаи на другой день, - он поднялся с кресла.
  - Как же так, - закудахтал Швендзибек. - Я уже договорился о встрече, упомянув, что вы будете со мной. Вы же не хотите грубо оскорбить самого члена Империума, проигнорировав заранее запланированный визит?!
  - Если речь идет о визите столь серьезного уровня и соответствующей ответственности, предлагаю вначале заключить официальный контракт на магическую консультацию.
  Похоже, маман вновь прочла своему сынуле лекцию о том, как вести дела. "Контракт на магическую консультацию" - это термин из ее лексикона.
  - Да-да, безусловно, - в голосе чародея прозвучало неподдельное уважение. Хватка Пампуки-младшего его впечатлила. - Я еще не говорил вам, но этот заказчик щедро оплачивает такого рода услуги. Я могу предложить вам на пятую больше стандартного тарифа гильдии магов.
  Гм, на пятую - это на двадцать процентов. Здесь считают обычными дробями, десятичные не в фаворе. Не очень много предлагает старик. По Вольтанутену ходили слухи, что его тарифы нередко превышают обычные в два раза. Вряд ли визит к императору - а речь, безусловно, идет об одном из императоров - будет оплачиваться столь скудно.
  "Не соглашайся", - не удержался я от мысленного посыла хозяину. Уж очень не нравился мне этот Швендзибек.
  - Видите ли, в выходные я не работаю. Давайте встретимся завтра.
  Монбазор никогда не был корыстным. Какой-то "пятик" надбавки, по его мнению, вряд ли стоил испорченного отдыха.
  - Но, как же так?! - лже-архимаг вновь бросился в атаку, - Вы не можете отказать императору! Такое предложение лестно для вас. В Вольтанутене вы еще не очень известны, как специалист. Если вашим первым заказчиком будет императорский дом, если дело пройдет успешно... На следующий день вы проснетесь знаменитым!
  Мой хозяин мрачнел все больше. Как я его понимал! Нам портят третье утро подряд лишь для того, чтобы пообещать немеркнущую славу в туманном будущем. Удовольствия от таких разговоров немного.
  - Ну, хорошо, - устало махнул рукой чародей, - Я предлагаю вам наполовину более стандартного. Больше, к сожалению, не могу. Вы еще малоизвестны в городе, я сам с вами буду работать впервые. Риски тоже должны оплачиваться. Но вы не думайте, счет и так будет немаленьким! Я обещаю вам не менее пяти пунктов к оплате!
  Голос старца стал визгливым, в нем уже слышалось отчаяние.
  - Но за это вы вылечите мою руку сейчас же! Не могу же я проводить консультацию в таком виде! - добавил он, плюхнулся обратно в кресло и начал беспокойно теребить бороду.
  Между седых прядей то и дело мелькал заметно округлившийся палец. Среди прочих он выделялся цветом королевского пурпура. Внезапно борода - кстати, тоже артефакт - заискрила, ощутимо потянуло паленым. В смеси с пряностями получился аромат, навевавший мысль о средствах дезинсекции. Отчаянно мотнув головой, я душераздирающе чихнул.
  - Ладно, поехали, - Монбазор выглядел совсем измученным. Торговаться он никогда не умел и не любил, а деловые разговоры с утра пораньше были для него сущим наказанием.
  Пока господин Пампука собирался, я приглядывал за гостем. К счастью, тот сообразил выйти на террасу, так что запахи меня не беспокоили. И бороду теребить он перестал. Наоборот, обеспокоено ее осматривал, реставрируя подпалины. Правда, с первого раза у него получалось не всегда, но, в любом случае, делал он это лучше, чем сотворял набалдашник.
  Палец уже имел вполне пристойный вид и приобрел былую гибкость. Когда Монбазор успел его вылечить, я даже не заметил. Мне показалось, что это произошло само собой.
  Змей-Горыныч тоже успокоился: головы подремывали, лишь изредка выпуская дым из ноздрей.
  
  Швендзибек имел собственный экипаж, который стоял здесь же, недалеко от входа. Запряжен он был какой-то фантастической тварью, похожей на творение ордена Железного Зуба. "Супер-архимаг" и близко к своему монстру не подходил - с ним управлялся возница.
  Я неторопливо потрусил к экипажу. Наверное, ветер был с моей стороны - звериного смрада я не чувствовал. "Лошадке" мои принюхивания не понравились, она возмущенно покосилась в мою сторону некоторыми из ее глаз. Остальные продолжали бесцельно двигаться, ни на чем не останавливая взгляд. И зачем ей столько органов зрения? Дублируют друг друга или декоративные?
  Мое внимание привлек подозрительно неподвижный глаз, расположенный со стороны хвоста. Его темно-фиолетовый цвет был чересчур равномерный, без свойственных живой ткани переливов. Я почувствовал сильное магическое поле и насторожился. На всякий случай клацнул зубами. На месте глаза появилась обычная выпуклая пуговица. Быть может, чересчур крупная, но, безусловно, самая настоящая, пришитая к туловищу.
  Тварь на мои манипуляции никак не среагировала, продолжая вертеть головами. Впрочем, одна из голов все-таки заинтересовалась мной. Потянулась поближе и начала принюхиваться. Я не удержался и снова клацнул.
  - Что ты наделал?! Кто тебя просил?! Ты знаешь, во сколько обошлась мне эта имитация?! - Швендзибек визжал и брызгал слюной, но восстановить свою "лошадку" даже и не пытался.
  Я растеряно молчал. Все произошло очень быстро. Магические заклинания, как шелуха, слетели с грубо сделанного чучела. Для меня самого это стало неожиданностью, ведь тварь была как живая и вела себя агрессивно. Признаю, опыта общения с магическими существами у меня совсем немного. Но кто бы мог подумать, что столь громоздкая иллюзия развеется от пары щелчков зубами?!
  
  На крыльце появился Монбазор, и чародей побежал к нему жаловаться. Но мои мысли опередили его:
  "Я случайно испортил монстра. Он тоже подделка".
  К счастью, когда нужно, хозяин может соображать мгновенно. Неуловимый жест - чучело исчезло. Вместо него появилась огромная белая птица с мощным клювом и сильными когтистыми ногами.
  - Это что такое? - недоуменно спросил Швендзибек.
  - Ездовой индюк. Овеществленная иллюзия, конечно же. Сотворение реального существа требует больших усилий.
  Угу, и соответствующей оплаты услуг. В качестве компенсации Швендзибеку и этого будет вполне достаточно.
  - Мне нужно что-то более агрессивное, - недовольно пробурчал магистр. Он явно не хотел признавать хищника в данном экземпляре.
  - В том мире, где я учился, они вели себя весьма непредсказуемо, временами даже воинственно, - невозмутимо парировал Монбазор.
  Здесь подобных существ не разводили. Вероятно, хозяин рассчитывал, что чародей не очень силен в иномирянском птицеводстве.
  - Да что вы говорите! А мне показалось, что это обычнейший индюк... - искренне возмутился Швендзибек.
  Идея всучить ему домашнюю птичку под видом экзотического монстра, похоже, провалилась. Магический консультант не на шутку рассердился, разразившись гневной тирадой.
  Накал эмоций усиливался, недовольный "супер-архимаг" вошел в раж. Он все больше воодушевлялся, начал жестикулировать и размахивать посохом. Змей-Горыныч, еле удерживавший свои болтающиеся головы, дымил не переставая. По всей видимости, его укачало.
  Осмелев, старец даже пару раз ткнул индюка набалдашником. При этом две головы несчастного Горыныча вовремя уклонились, а третья просвистела у птицы под клювом, обреченно шмякнувшись ей на грудь.
  "Лошадка" брезгливо стряхнула с себя "снаряд" и отошла на несколько метров. Трусливая реакция индюка показалась мне подозрительной. Монбазор щедро наделил свою иллюзию двухметровым ростом. Чародей, имевший не самые крупные габариты, вряд ли казался "птичке" грозным противником, оскорбление от которого нужно молча стерпеть.
  Действительно, борода индюка буквально на глазах из бледно-синей превращалась в ярко-алую. Огромный красный глаз сфокусировался на скачущем Швендзибеке. Роскошный хвост величественно распустился веером. Мощные крылья чуть опустились и немного раскрылись, перья на спине встали дыбом - индюк заметно прибавил в объеме. Но увлеченный скандалом чародей не замечал этих изменений.
  Первые несколько шагов птица прошла плавно, будто бы танцуя. Правда, при этом подозрительно забирала вправо, разворачиваясь корпусом к жертве. Сильный гребок ногой предшествовал прыжку, а гортанный крик сменился шумным хлопаньем крыльев.
  Старец был в неплохой форме, поэтому от атаки индюка пострадало только дерево, на коре которого мощные когти оставили параллельные полосы. Выплеснув свой гнев, "домашняя птичка", возмущенно клокоча, принялась плавно кружить по двору.
  - Чудесно! - проговорил Швендзибек, наконец спрыгивая вниз. - Просто великолепно! Надеюсь, он сможет продемонстрировать что-нибудь эдакое во дворе у заказчика?!
  Его комбинезон зацепился за ветку и немного порвался. Не глядя, чародей небрежно восстановил это недоразумение. Он, казалось, ничего не замечал, очарованный своей новой имитацией. Вначале обернулся к стволу, чтобы убедиться в полной идентичности борозд, а потом начал издалека любоваться индюком. Лицо его буквально светилось от восторга.
  - Этот экземпляр приручаем? Или абсолютно дикий?
  Мой хозяин вытянул правую руку и начал ритмично двигать пальцами, будто бы сыпал зерно на землю.
  - Гиня-гиня-гиня, - гнусаво позвал он.
  Индюк мгновенно "сдулся" и повернул голову. Круглый глаз, уже восстановивший свой естественный цвет, внимательно присматривался к хозяину.
  - Гиня-гиня-гиня...
  Индюк подошел поближе, вытянул шею, попробовал и начал деловито собирать невидимый корм. По паре раз гребнув ногами, поднял голову и громко заворковал, созывая невидимых индюшек.
  - Изумительно, - пропел Швендзибек, но ближе подойти не рискнул. - А он умеет ходить в упряжке?
  
  Уже через несколько минут мы катили в экипаже, запряженном индюком. Наша "лошадка" шла плавно, без рыков и подпрыгиваний, чем заслужила новую порцию комплиментов.
  Я, кажется, начинал понимать, почему Швендзибек не смог ужиться ни с одним из своих помощников. Он не замолкал ни на минуту. Похвальные речи в адрес Монбазора, его фамилиара и индюка перемешивались с визгливыми покрикиваниями в адрес возницы, скрипучим ворчанием по поводу заоблачных цен на коммерческие иллюзии и их невысокое качество, дорогостоящего содержания настоящих монстров, нудными разглагольствованиями о предстоящем визите и сетованиями по поводу прижимистости иных высокопоставленных заказчиков. При этом ни единой крошки какой-либо полезной информации выдано не было. Даже о том, куда и зачем мы едем, маг упорно молчал.
  
  
  Глава 10. (Не)легкий хлеб консультанта
  
  МОНБАЗОР
  
  В экипаже мне удалось немного подремать: болтовня моего спутника действовала умиротворяюще. Его проблемы меня не касались, так что вслушиваться и отвечать я был не обязан. По сравнению с любимой мамочкой, во время общения с которой я чувствовал себя как на поле боя, разговор со Швендзибеком был отдыхом у лесного ручейка, журчание которого создает расслабляющий фон. Я не спрашивал о том, к кому и зачем мы едем. Я и так уже все понял. В Вольтанутене лишь один дом принадлежал члену Империума - особе, долгое время входившей в число правящих лиц в государстве.
  Меня всегда удивляло, как во многих державах и даже целых мирах императоры управляются со своими обязанностями в одиночку. Это же так нерационально! Нагрузка настолько велика, что человек вынужден относиться ко многим вопросам формально. Например, наша империя Манчукистан - крупнейшее государство в этом мире. Как за таким уследить одному человеку, будь он даже сто раз император?! Наша Империя - абсолютистское государство, никаких парламентов и конституций у нас не предусматривается, а значит, и делегировать свои полномочия император никому не может.
  Единственный император в такой структуре - это всегда риск. Человек может внезапно заболеть, умереть, не оставив наследника, его могут убить. Смута в этих случаях неминуема. Кроме того, вокруг императора всегда идет борьба партий, пытающихся перетянуть на свою сторону владыку и подчинить его своим целям. Чтобы успешно противостоять интригам, необходимо иметь соответствующие личные качества, которые даются отнюдь не каждому.
  Насквозь законный император может оказаться вообще не пригодным для управления. При этом хороший магический уход обеспечивает обычному человеку двести и более лет жизни. Время правления в таком случае чрезвычайно затягивается, что таит угрозу для политической стабильности империи. Отсюда и заговоры, и опасность, что наследник может банально "перегореть" и привыкнуть, что над ним постоянно кто-то есть.
  В нашей Империи другая структура правления. Ею руководит Империум - команда правящих лиц в размере от трех до семи человек. В ее внутренние дела не принято вмешиваться. Императоры сами делят между собой обязанности, сами решают вопросы о составе Империума. О каких-либо конфликтах между правителями никого не информируют. Считается, что такого рода информация может пошатнуть стабильность в державе.
  Изначально Империум составляли близкие родственники, но со временем от этого правила начали все чаще и чаще отступать. Сейчас у власти четыре императора. Все они - неординарные личности и талантливые управленцы. Возглавляет Империум старший император или император-дед. Ему подчиняются император-отец, император-сын, император-внук. При этом император-отец и император-сын - двоюродные братья, и ни один из них не является родным сыном императора-деда. Император-внук вообще не родственник трем остальным - уже взрослым он был усыновлен императором-дедом, что позволило формально соблюсти требования о родственной связи между императорами.
  Шесть лет тому назад у нас было пять императоров, но император Венизелос, приходящийся племянником императору-деду, ушел в отставку.
  Кадровые ротации случаются не так уж и редко. Бывало, что императоры покидали команду, потом возвращались и снова становились правителями. Так могло повторяться не по одному разу.
  Впрочем, про Венизелоса ходили вполне определенные слухи: в Империуме что-то не поделили, и он превратился в персону нон-грата в столице. О высоком официальном посте, который он сейчас занимал, большинству обывателей не было ничего известно. Нюансы его государственной деятельности рядовых жителей мало интересовали. В любой момент Венизелос мог вновь оказаться в столице, в составе Империума, и в этом не было бы ничего необычного.
  Отставной император Венизелос вел весьма активную светскую жизнь в Вольтанутене. В частности, много общался с магистрами всех пяти орденов. Поселился он здесь около четырех лет тому назад и сегодня считался одним из наиболее важных лиц в городе.
  Будучи страстным коллекционером - император собирал оружие различных миров, особенно интересовало его магическое, - он несколько раз организовывал тематические выставки, а также взял под свою опеку местный музей. Сам Венизелос магическими способностями не обладал, поэтому хранение такой коллекции требовало регулярного привлечения помощи специалистов со стороны.
  
  - Мы уже подъезжаем, любезнейший, - внезапно оборвав свое ворчание, сообщил Швендзибек крайне деловым тоном. - Пес может подождать нас здесь. Лучше не брать его с собой - мало ли что он может натворить.
  Я даже улыбнулся. Собеседник и не предполагал, насколько он близок к истине. Этот песик может такое натворить, что моему деловому партнеру с его несколько неполными магическими знаниями и придумать не под силу.
  - Такс идет со мной. Без фамилиара я никуда не пойду.
  Чародей нахмурился, но промолчал. Вероятно, я ему очень понадобился, раз он так терпеливо относится к моим капризам.
  "Это так необходимо?"
  Моему помощнику совершенно не хотелось показываться на людях после недавнего переполоха. Но для меня данный вопрос был принципиальным. Я не хотел уступать Швендзибеку.
  - В таком случае, я введу вас в курс дела. Но предупреждаю, если ваш фамилиар окажется виновным в утечке информации, отвечать придется вам.
  Я не счел необходимым комментировать это заявление.
  - Я регулярно консультирую императора Венизелоса. Когда его коллекция пополняется новым экземпляром, меня обычно приглашают изучить его - нет ли на нем опасных для нового владельца заклинаний. Так вот, позавчера его отставному величеству доставили еще один нож, на котором оказалось некое комплексное заклинание неклассической школы. Я пригласил вас, чтобы вы вынесли свой вердикт по поводу этой магии. Не скрою, вначале я хотел привлечь небезызвестного вам магистра Борталония, но он порекомендовал мне вас, сославшись на большую занятость...
  Интересно, чем это так занят Борталоний, что отказался от такого "вкусного" заказа?! Может, не сошлись в деньгах?
  - ...Мое условие одно, но достаточно жесткое. Разговор веду я, вы не вмешиваетесь, отвечаете лишь на вопросы, адресованные непосредственно вам. Суммировать информацию и озвучивать окончательное резюме также буду я.
  А вот и разгадка. Швендзибек не хочет афишировать свою неосведомленность в данном вопросе. Вероятно, магистру Борталонию не понравилась идея поработать на чье-то имя. Либо, снова-таки, плата оказалась недостаточно большой, чтобы оправдать роль статиста. Он и так достаточно известен, у него хватает и собственных клиентов.
  
  Индюк превзошел все наши ожидания. Всю дорогу он покорно шел в упряжке, спокойно реагируя на приказы возницы и никак не проявляя своего характера. Но перед воротами дворца вновь расхулиганился.
  Увидев перед собой преграду - стража только начала открывать ворота, огромная белая "птичка" издала клекочущий крик, взмахнула крыльями и взмыла в воздух. Вместе с экипажем. И пассажирами в нем. И возницей на козлах.
  В первый момент мне показалось, что наша карета просто встанет на дыбы, и мы высыплемся из нее как горошины из стручка. Но наши иллюзии решили по-своему. Отмечу, что транспорт у Швендзибека также был иллюзорный, созданный на основе какой-то примитивной четырехколесной тележки.
  Мне кажется, это было красивое зрелище. Запряженный индюк, пролетающий над высоченными воротами дворца. При этом экипаж в точности повторял траекторию его полета, не отклоняясь ни на градус.
  "Лошадка", а за ней и карета безошибочно прошли по центральной осевой туннеля, специально оставленного для прохода сквозь защитное магическое поле.
  - В-в-вел-л-лик-к... Ч-ч-чуд-десно... - сообщил Швендзибек, как только смог унять дрожь клацающих челюстей. - Д-думаю, никто еще не появлялся во дворце столь эфф-ф-ф-фектно.
  Приземлившегося индюка вместе с экипажем со всевозможными предосторожностями отогнали подальше от парадного въезда. Сторожить его остались пятеро рядовых стражников и дежурный маг. Поначалу маг настаивал на выделении ему помощника - специалиста по экзотическим тварям, но впоследствии согласился подежурить самостоятельно. Судя по его плутоватой улыбке, "принюхавшись", он распознал нашу иллюзию.
  Еще один служака проводил нас в здание, где вверил заботам дворецкого Твутя.
  В рамках предстоящего карнавала здесь должен был состояться прием. Подготовка к нему шла полным ходом. Под руководством дворецкого не менее двух десятков слуг носились со скоростью электровеников, убирая, расставляя, вылизывая и украшая. Сам Твуть в расстегнутой ливрее суетился не меньше других, успевая держать под контролем весь холл. В приемную к секретарю он провел нас буквально бегом, успев по ходу раздать не менее десятка приказаний.
  
  Оформление магического пропуска, без которого охранные системы могли принять меня за вора или чужого, заняло некоторое время, так что я имел возможность оглядеться. Секретарь Двигин, маг 7-го уровня - как гласила табличка возле его стола, извинился за задержку и попросил подождать несколько минут. Он был занят какими-то срочными бумагами. Ожидая своей очереди, вокруг его стола назойливо вились несколько вестников.
  Ничуть не расстроенный внеплановой паузой, я опустился на предложенный мне стул. Такс лег рядом и постарался слиться со стенкой, хотя при его окрасе это было весьма затруднительно. Прикрыв глаза, он задремал. Либо его просто раздражала суета вокруг.
  Швендзибек сразу же по-свойски обратился к девушке-помощнице. Очень быстро деловой разговор перешел в хихиканье и перешептывание.
  К нашему приходу пропускной амулет для чародея уже был готов. Тот сразу же прицепил его к шнурку с насекомым, поверх своих ожерелий. Рассерженное навязанным соседством, залакированное пятикрылое вдруг ожило. Оно начало беспокойно пощелкивать крылышками, чем привлекло внимание Змея-Горыныча.
  Увлеченный разговором старец не обращал никакого внимания на оживший набалдашник и держал его в опасной близости от себя. Вначале я хотел сделать ему замечание, но не рискнул вызвать очередной приступ ворчания.
  Визг девушки-помощницы и сердитый писк пропускного амулета раздались столь неожиданно, что в приемной на миг воцарилась тишина. Все обернулись к Швендзибеку. Тот, в свою очередь, сердито изучал посох. Одна из голов Змей-Горыныча смачно что-то дожевывала, напоследок отрыгнув едким дымом. Вместо насекомого на груди у консультанта висел обгоревший кусок шнура, за который отчаянно цеплялся, боясь упасть, амулет-пропуск.
  - Это вы виноваты, - в сердцах бросил мне чародей через всю комнату.
  Поскольку он был раздосадован, я лишь неопределенно пожал плечами. Ответить ему означало ввязаться в бесполезный спор.
  - А зачем вы повесили рядом свой и чужой амулеты? Это же противоречит всем правилам магической безопасности, - удивленно спросил Двигин.
  Почтенный старец хотел было что-то возразить, но вовремя прикусил язык. Рассказывать непосвященным о роли иллюзий в своей работе он явно не планировал. Об этом и так ходили ехидные сплетни. К счастью, секретаря отвлек особо ретивый вестник, и Швендзибек получил возможность не отвечать. Сердито ворча, он крутил в руках огрызок веревки, прикидывая, куда пристроить пропуск.
  Я же вновь принялся наблюдать, как секретарь управляется с посланиями. Энергичный, подтянутый Двигин не делал ни одного лишнего движения. Вокруг вились уже с десяток вестников. Чтобы разобраться с ними, понадобилось не более минуты. Не глядя, он хватал их наугад, бегло просматривал и разбрасывал по ящикам и папкам. Некоторых сразу же переадресовывал дальше.
  Все без исключения вестники почему-то норовили зайти и выйти в дверь, хотя специально для них было открыто окно. Поскольку сюда то и дело заглядывали посетители, в дверном проеме регулярно возникала пробка.
  Когда мы, получив пропуска, выходили из приемной, нам тоже пришлось пропустить очередного посланца. Он был не похож на остальные. На этого вестника Двигин отреагировал мгновенно. Мельком глянув, пробубнил под нос:
  - Тип "стелс"?! Сообщения из Серебряного Лома велено переправлять лично в руки императору.
  Разогнавшееся было сообщение, продемонстрировав лихую фигуру высшего пилотажа, резко сменило направление полета.
  - Куда?! - остановил его секретарь. - Вначале надо оформить переадресацию.
  Вестник прошмыгнул назад, буквально в паре сантиметров от притихшего Змея-Горыныча. Тот запоздало пыхнул вслед и разочарованно клацнул зубами, но желанная добыча уже была на столе у секретаря.
  
  После получения пропусков ("На выходе - сдать", - строго приказал Двигин), дворецкий Твуть, которого я поначалу чуть не спутал со своим Безуарием, повел нас к мастеру Энскильду, реликвариусу. Швендзибек пристроился за мной и всю дорогу сердито бубнил мне в спину. Почему-то идти рядом он не рисковал.
  - С вами невозможно работать. Да, иллюзии у вас виртуозны и я преклоняю голову перед вашим мастерством. Но все ваши... э-э-э... произведения обладают на редкость своенравным характером. Мало того, вещи, принадлежащие мне не один год, тоже начинают капризничать, пообщавшись с ними. Хотя раньше они не выявляли никаких признаков одушевления. Вместо того, чтобы заниматься своими делами, я только то и делаю, что ликвидирую последствия.
  Я никак не реагировал на его ворчание. Если ему не нравится со мной работать, я не заставляю. Думаю, Швендзибек вряд ли бы обрадовался, если бы узнал, что сотворяю я исключительно по наитию, заранее не представляя, что может получиться. Если бы я хотел создать именно индюка, он обязательно оказался бы с каким-нибудь дефектом. А когда я колдую не задумываясь, всегда получается что-то интересное, непредсказуемое.
  Во дворце шла генеральная уборка, слуги суетились везде. Лишь в комнате, куда мы пришли, было тихо и пустынно.
  Здесь нас встретил реликвариус Энскильду - хранитель оружейной коллекции, маленький и очень подвижный старичок. Увидев его куртку, я сразу же захотел себе такую же. Вероятно, это была военная форма какой-то из иномирянских армий. Чего на ней только не было! Несколько накладных карманов, молнии на внутренних, регулирующие шнуры и застежки, потайные кнопки - у меня глаза разбежались при виде такого разнообразия.
  Энскильду был чрезвычайно приветлив с нами. Правда, с подозрением взглянув на посох Швендзибека, предложил оставить его у входа. В кабинете полно оружия, и неизвестно, как оно среагирует на агрессию. Пусть и иллюзорную. Чародей с видимым облегчением избавился от скучающего Змея-Горыныча.
  
  Богатейшая коллекция хранилась в обычном с виду кабинете. Стол, кресла, камин. Бюро, большой книжный шкаф, заставленный толстыми книгами с солидными кожаными переплетами. Большие кабинетные часы. Полочка с ларцом, в каких обычно хранятся магические накопители. Маленький столик с экзотическим здесь электрическим чайником и принадлежностями для чая.
  Примечательно, что сам чайник также можно было назвать музейным экспонатом. Металлический пузатик со съемной крышкой и вытянутым носиком, внутри он имел толстую спираль, от которой и нагревалась вода. Такой чайник я видел в доме Учителя, где этим прибором давно уже не пользовались. Гораздо удобнее были более современные модели с нагреваемым дном. Но этот был явно рабочий. Начищенный до блеска, он гордо стоял среди чайных чашек.
  Три стены кабинета из четырех были заняты различными ножами и мечами. Бросалось в глаза, что некоторые крепко прикованы к стене. Увидев парочку любопытнейших экземпляров, я подошел поближе, чтобы рассмотреть их внимательнее.
  В тот же миг на меня бросился какой-то меч. Не достав, начал сердито рваться, раскачиваясь на цепи и разочарованно брякая о стенку.
  Такс среагировал мгновенно: подскочил к нему и зарычал, оскалив зубы. Противник забрякал интенсивнее, выдерживая определенную тональность и темп. Мой пес ответил заливистым лаем во весь голос. Перебранку остановил мастер Энскильду, небрежно повесив оружие обратно на свое место.
  - Не пугайтесь, это сабля-стражница по имени Жучка. Никак не удается ее правильно зачаровать - постоянно бросается на незнакомых. Но, в основном, только пугает, ни разу никого не ранила.
  - А это что за оружие?
  Мне очень хотелось рассмотреть ранее примеченный экземпляр. Клинок весьма необычного вида был какой-то широкий, с вытянутым отверстием у острия.
  Реликвариус, казалось, обрадовался тому, что кто-то еще не знаком с вверенной ему коллекцией. Он сам предложил провести небольшую экскурсию.
  - Меч, который вас так заинтересовал, - один из легендарных моргульских клинков! На него наложено неснимаемое заклинание отложенной смерти.
  Теперь понятно, почему меня так потянуло к нему. Он почувствовал чужую магию и попробовал подманить потенциальную жертву.
  - Посмотрите, какой любопытный экземпляр. Это кухонный нож из молибденовой стали. В некоторых мирах наличие такого ножа считается признаком достатка в доме...
  Угу, в этом мире он, может быть, и любопытный экземпляр. Но меня ничем не заинтересовал. Обычная игрушка для богатеньких! Хлеб нарезать им весьма неудобно - был повод убедиться.
  - Это - так называемый квантовый или прогрессивный нож. В активированном виде режет абсолютно любой материал. Даже, говорят, может ангела развалить напополам...
  Я внимательнее рассмотрел непрезентабельного вида нож. Длинный, очень тонкий, с прямым клинком, заканчивающимся косым срезом, и массивной рукояткой. Симпатичная вещица! Совсем не лишний девайс. Но и недешевый, как и всякий качественный инструмент.
  - Осторожно, не прикасайтесь! Это жертвенный нож из черного обсидиана, с алтаря падшего бога Слика!...
  Не собираюсь я к этой гадости прикасаться, у него такая черная аура! Такс вместе со мной поспешно отодвинулся подальше от опасного оружия.
  Впрочем, мы и так старались двигаться как можно осторожнее. Большую часть здешних экспонатов чужаку вообще лучше лишний раз не трогать. Помимо своего хозяина, они вряд ли кого-либо признают. А Швендзибек откровенно скучал. Устроился в кресле у чайного столика и неприкрыто зевал. Было видно, что эти вещи давно ему знакомы.
  - Это нож-вилка, который, помимо одного видимого, имеет три виртуальных лезвия, также задействованных при ударе...
  "...один удар - четыре дырки", - задумчиво прокомментировал Такс.
  - Это нож-пистолет, он стреляет живыми лезвиями, очень опасно...
  То-то я смотрю, из дула некто любопытный уже выглядывает. Такс потянулся ближе и хотел по привычке цыкнуть на того, кто посмел примериться к его хозяину. Но я вовремя придержал своего друга.
  - А это - жемчужина коллекции, настоящий живой кинжал старой Кабирской работы, мастера Сталеглазого Абу-Хакима ибн Торонага! Только он сейчас не в настроении. Хозяин редко берет его в руки, поэтому ему скучно.
  При нашем приближении кинжал недовольно отвернулся. Казалось, он не желал не то, что разговаривать, но даже смотреть на очередных посетителей. Такс любезно расшифровал мне его мысленную тираду: "... и никакой я не кинжал, а вакидзаси! Тоже мне, экскурсанты. Придатки безрукие!..."
  Остальные экспонаты, с которыми нас любезно познакомил хранитель, оказались не менее любопытными. К сожалению, внимательно рассмотреть все оружие не удалось. Коллекция была богатейшая, на ее изучение нужно было потратить не один день.
  Наконец, мне показали последнее поступление, ради которого я и пришел сюда. У меня в руках оказался большой складной нож красного цвета с невообразимым количеством лезвий. Тут были и открывашка, и штопор, и ножницы, и шило, и напильник, и отвертка, и маникюрная пилочка, и еще много всего. На боку просматривалась хорошо читаемая надпись известным мне иномирянским алфавитом: "Made in China".
  Энскильду и Швендзибек нетерпеливо поглядывали на меня, ожидая вердикта.
  - Этот нож, безусловно, мне знаком. Но ведь это предмет из технологического, а не магического мира, верно? Что же вас в нем смущает?! - я никак не мог понять, что не так с этим экспонатом.
  - Да, верно, - реликвариус, казалось, ничуть не удивился моему недоумению. - Но, пожалуйста, посмотрите внимательнее. Что-то на нем все-таки есть, но это что-то хорошо спрятано.
  Я вновь начал открывать-закрывать лезвия, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Действительно, здесь что-то было, что-то очень легкое, практически неуловимое. Лишь через несколько минут мне удалось понять суть этой загадки.
  - Очень интересная иллюзия, причем, не зрительная, а ментальная! Весьма остроумная идея! С одной стороны, этот нож воспринимается как дорогостоящий и неординарный, а с другой - как ценный и хрупкий предмет, на который надо только любоваться, а не использовать его по назначению. Активирует эту иллюзию звуковое воздействие - очевидно, голос продавца. Очень интересно, техника неклассическая и требует минимума энергии - прямая запитка от ауры покупателя.
  - Надеюсь, это не опасно? - обеспокоено спросил мастер Энскильду.
  - Нет-нет. Лучше, конечно же, лишний раз не брать его в руки. Неизвестно, как он отреагирует на присутствие чужой магии. Но это, в принципе, не опасно. К тому же, его ведь уже купили, так что заклинание на данный момент неактуально.
  - Скажем, этот нож так и не купили. История его появления в коллекции весьма запутана. До конца ее проследить не удалось. Единственное, что могу сказать точно - деньги за него ни разу не заплатили, - раздалось у нас за спинами.
  Увлеченные беседой, мы не заметили, как в кабинете появились сам отставной император Венезелос со своей женой Ланицией. Кадровый военный, он и сейчас был в мундире. Форма чрезвычайно шла ему, подчеркивая военную выправку и придавая мужественность облику. Высокий и крепкий, с прекрасным цветом лица, он выглядел моложе своих лет. Хорошие природные данные, внимательное отношение к собственному здоровью, постоянная забота со стороны императорских лекарей и магов принесли свои плоды. Сейчас ему было немногим более ста, а выглядел он лет на 50-55 и пользовался неизменной популярностью у женщин.
  Единственным недостатком императора была его любвеобильность. Впрочем, в нынешнем браке он наконец-то остепенился. Возраст давал себя знать, да и молодая жена не дремала. Супруга старалась сопровождать его в каждой поездке и, по возможности, не отпускать одного на приемы.
  Сейчас она также стояла рядом. Очень красивая брюнетка лет тридцати с точеной фигуркой и обворожительной улыбкой. Взглянув на нее, я почувствовал, что краснею и поспешно отвел глаза. Но не выдержал и украдкой бросил еще один быстрый взгляд.
  В первый раз мне показалось, что на Ланиции не платье, а всего лишь причудливо задрапированная ткань темно-вишневого цвета. Заколотая красивой брошью на одном плече, достаточно тяжелая и струящаяся, она мягко обтекала фигуру, оставляя обнаженными второе плечо и... грудь. Я не сразу понял, что есть еще одна ткань - тонкая, телесного цвета, облегающая, словно вторая кожа. Вторая часть платья была пошита из нее.
  Никогда не считал себя консерватором, но посмотреть в лицо Ланиции я так и не осмелился. Не отводил взгляд от императора и прилагал все усилия, чтобы не сбиться с мысли.
  - В таком случае лучше перестраховаться. Если заклинание в свое время не использовали по назначению, не известно, когда и как оно может сработать. Присутствие чуждой ему магии может усилить тот или иной компонент, что может быть чревато неприятностями. Впрочем, заклинание здесь слабенькое, так что серьезные разрушения вам в любом случае не грозят.
  - Расскажите, что это вообще за заклинание. Мы не так давно вошли и услышали совсем немного.
  Швендзибек, обрадовавшись возможности перехватить нить разговора, всплеснул руками и затарахтел:
  - О, это интереснейший случай...
  Рассказывая, он весь подобрался, стараясь не размахивать руками. Наоборот, держал их "по швам", весь вытянулся и при этом смешно выпятил грудь. Но его хватило ненадолго. Взмахи рук становились все чаще, мимика - все выразительнее. Перехватив в какой-то момент взгляд жены императора, он так и продолжал смотреть в ее лицо, боясь опустить взгляд хоть чуточку ниже. Ланиция, в свою очередь, изучала его с неопределенной гримаской на лице.
  Необходимо отметить, рассматривать на Швендзибеке было что: немного подгоревшая борода, огрызок шнура с амулетом-пропуском. Не очень ровно залатанный комбинезон довершал общую картину. Не хватало лишь хищного Змея-Горыныча, сейчас томившегося за дверью.
  Заскучав, я перевел взгляд на императора Венезелоса. Он... подмигнул мне, будто бы приглашая с юмором отнестись к происходящему.
  "Не пугайтесь моей жены, - зазвучал у меня в голове его бархатный голос. - Она тоже из моей коллекции. Это оружие особого механизма поражения".
  Вздрогнув от неожиданности, я почувствовал, что краснею.
  "Да вы еще совсем неопытный. Приходите чаще во дворец. Многому здесь научитесь".
  Мне понадобилось несколько секунд, чтобы суметь хоть что-то подумать:
  "Такс?!"
  "Да, это я транслирую, - сердито огрызнулся мой пес. - Входящий сигнал был слишком сильным, его нельзя было игнорировать. Пришлось передавать по назначению".
  "Не пугайтесь вы так. Вашего питомца я вижу не впервые и знаком с его способностями. Даже когда-то хотел приобрести его. Для коллекции. Но Мерлин не отдал. Сказал, что это помощник, а не оружие. Берегите его - он уникален".
  "Спасибо, - сердито буркнул мой зеленый переводчик. - Хоть кто-то в этом мире не считает меня рядовой "зверушкой".
  "Кстати, вы уже знаете о пуделихе, за которой охотится Банабаки?"
  "Так она уже существует? Вы ее уже видели, какая она?" - Такс даже ухо приподнял от любопытства и слегка вильнул хвостом.
  "Да, существует. Говорят, универсальное средство против женской магии".
  "Хотите приобрести для своей коллекции?" - мой пес даже ухмыльнулся, ехидно поглядывая на императора. Похоже, эта парочка сразу же нашла общий язык. В отличие от меня.
  "Кстати, о вашем появлении в городе мне рассказал именно Банабаки. Будьте с ним осторожны", - продолжать разговор о пуделихе императору не хотелось.
  Я же стоял ошарашенный, не зная, вслушиваться ли мне в псевдонаучную тарабарщину Швендзибека или присоединиться к научной дискуссии между отставным императором и собственным псом.
  Император Венезелос вновь обратился персонально ко мне:
  "А что это со Швендзибеком стряслось? У него такой вид, будто бы он только что из театра боевых действий. Это совсем не похоже на него".
  "М-м-м... У него сегодня не очень удачный день..."
  Под ехидным взглядом императора я чувствовал себя неловко и не смог с ходу придумать какую-нибудь правдоподобную версию.
  "Индюк поклевал?", - этим вопросом он окончательно меня смутил.
  - Хочу вас познакомить, - чародей наконец-то вспомнил обо мне. - Монбазор Пампука, магистр теормагии 11-го уровня. Специализируется на комплексных заклинаниях. Оказал мне неоценимую помощь во время экспертизы.
  - Пампука-младший? Наслышан о вас, - в голосе императора не было ни тени веселья. Будто бы не он только что вогнал меня в краску. - Мастер Бруль говорил, вы помогаете ему с подготовкой карнавала. Послезавтра во время праздника у меня состоится большой прием. На него приглашены все ведущие маги города. Если хотите, вас внесут в список.
  Я уж было согласился, но вдруг вспомнил, что за фантомами необходимо будет следить, а после не забыть их утилизировать.
  - К сожалению, наверное, я не смогу присутствовать. У меня достаточно важное задание. Придется постоянно присутствовать на карнавале.
  - Понимаю вас, по-настоящему важная работа всегда требует жертв. Но вас все равно внесут в список, а я распоряжусь, чтобы выдали пропуск. Появится время, заходите.
  Я оглянулся на своих спутников лишь после ухода императора Венезелоса и его супруги. Швендзибек смотрел на меня как на умалишенного, а во взгляде Такса светилось неподдельное уважение. Впервые мне удалось завоевать столь высокую оценку в глазах своего пса.
  
  Расплачиваясь со мной, Швендзибек мило улыбался и ничем не напоминал того ворчливого брюзгу, который сопровождал меня во дворце. Даже последняя выходка Змея-Горыныча не испортила ему настроения.
  Чародей вспомнил о своем посохе, лишь выйдя из кабинета. Во время нашего отсутствия змий развлекался тем, что выжигал на ближайшей стене. Он старательно обвел разноцветными линиями витиеватые узоры обоев. Правда, декоративные изгибы орнамента имели причудливый рисунок, и точно передать его удалось не везде. Кое-где загогулины приобрели подозрительно знакомые силуэты. К моменту нашего появления рядом с дверью трехцветно светилась строка из очень древних сакральных символов, обычно не используемых в приличном обществе. Старец, увидев такое кощунство, рассержено ухватился за посох и начал яростно трясти его, изрядно напугав проказника. Но в итоге он всего-навсего передал наглеца мне, решив, что уследить за шкодливым творением может лишь его создатель.
  Пока Швендзибек оправдывался перед мастером Энскильду и получал наш гонорар, надпись заметно поблекла. Да и сам Змей-Горыныч погрустнел и даже доверчиво положил мне на руку одну из своих голов. Время иллюзии подходило к концу, и она вот-вот должна была исчезнуть. А во дворе нас ожидал еще и индюк, находившийся под бдительным присмотром охраны.
  К выходу из дворца мы неслись галопом. Нам даже удалось обогнать нескольких подопечных Твутя, торопившихся выполнить его указания. Змей-Горыныч, головы которого я заботливо обмотал вокруг посоха - чтобы меньше укачивало, уже не открывал глаз.
  Индюка мы встретили в не менее печальном состоянии. Он сидел, нахохлившись и распустив крылья. Но его перья не торчали задорно, как во время драки, а уныло свисали до земли. Перепуганная охрана начала оправдываться. Мол, под их присмотром "птичка" ничего ядовитого не ела и вообще все это время смирно просидела на одном из деревьев дворцового парка. Правда, при этом она беззастенчиво заглядывала в окна канцелярии на втором этаже, вызвав немаленький переполох среди ее сотрудниц.
  Уже запряженный в экипаж, индюк понуро ждал нас недалеко от выхода (в благодарность за сообразительность я сунул купюру дежурному магу). Нам удалось выехать за пределы дворца и даже успеть свернуть за угол. На большее нашей "лошадки" не хватило - ее пришлось развеять вместе со Змей-Горынычем.
  Сидя на своей тележке и придерживая посох с тканевым набалдашником, Швендзибек отсчитал мою долю, которая оказалась приятно увесистой. Получив гонорар, мы с Таксом поспешили откланяться - мне совершенно не хотелось участвовать в доставке тележки к дому чародея. Вряд ли хозяйственный Швендзибек оставит ее посреди улицы.
  
  Поздним вечером того же дня
  Окраина Вольтанутена. Дом у канала
  
  Старый заброшенный дом, отделенный от жилых кварталов каналом и обширным пустырем, покрытым буйно разросшейся зеленью, был снова заполнен людьми. Но странное это было сборище!
  В комнатах и коридорах горели тусклые магические огоньки, которые не столько давали свет, сколько слегка раздвигали в сторону окружающий мрак, наполняя его таинственными тенями.
  В дыму курильниц, словно в легком тумане, под музыку магических проигрывателей извивались в причудливых движениях тела танцоров. Звериные маски, чернокожие личины, тяжелые одуряющие ароматы - все это подсказывало, что большую часть собравшихся составляют молодые маги ордена Железного Зуба.
  Всем распоряжался маг в черной рубашке и ослепительно белых штанах. Он носил рогатую маску элегантного козерога.
  - Друзья, поприветствуем новых братьев! - время от времени восклицал он, а с его рук сыпались в бокалы с искрящимся содержимым прозрачные кубики льда.
  Ритмичная музыка, дурманящий дымок курильниц, анонимность масок и личин, крайне легкомысленные наряды девушек - все это создавало атмосферу завораживающе сладкой порочности. Некоторые парочки, оставив вместо себя фантомов, убегали на второй этаж, где в некоторых комнатках можно было устроить импровизированные, но достаточно уютные лежбища.
  
  Значительную часть этой небольшой комнаты на первом этаже занимал огромный стол с массивной каменной столешницей. Его вид вполне мог будить определенные фантазии, но двое магов, уединившихся в этом месте, занимались здесь совсем другими вещами. Впрочем, тоже предосудительными.
  - Спасибо, - один из них протянул собеседнику небольшой амулет на длинной цепочке. - Вы мне очень помогли.
  - Как говорится, любой каприз за ваши деньги. Но учтите, что это наша последняя встреча. О нашем с вами бизнесе, к сожалению, пронюхали во дворце. Великий магистр был крайне раздосадован!
  - Прискорбно, - пожал плечами его собеседник без особого сожаления. - Впрочем, теперь мне и так не стоит здесь задерживаться. Надеюсь, вы выполните мою последнюю просьбу? Или мне попросить вас вернуть аванс?
  Второй маг немного поколебался, но жадность победила.
  - Хорошо, - махнул рукой он. - На этом же самом месте. Но мне понадобится пара дней, не меньше, чтобы собрать то, что вам нужно. И сразу предупреждаю: там будет не полный набор.
  - Ничего страшного. Ведь благодаря вашей помощи я сам смогу взглянуть на остальное.
  Вдруг он резко повернулся, уловив какое-то движение в дверном проеме. Но это оказался лишь столик на колесиках, по-видимому, отправленный каким-то магом в путешествие по дому. Не исключено, что он вообще остался здесь от прежних хозяев.
  Когда-то красивая и изящная иномирянская вещичка из легкого металла выглядела сейчас весьма непрезентабельно. Вся исцарапанная, с погнутыми перекладинами, одно колесико стояло криво, из-за чего возникало впечатление, что столик прихрамывает на одну ножку. На венчающем его подносе виднелись несколько полных бокалов и креманка с подтаявшим мороженым.
  - Вот и славно, - второй маг подошел к столику, снял два бокала и отправил его дальше по маршруту. - За наше взаимовыгодное сотрудничество, коллега!
  
  Когда музыка стихла, огни погасли, а дом снова опустел, во дворе появился незнакомец. Просканировав здание и убедившись, что в нем не осталось ни одной припозднившейся парочки, он переступил порог главного входа, в котором уже давно не было двери.
  Новый гость был весьма рад тому, что ему удалось подслушать важный разговор. Агент потрудился на совесть и заслуживает обещанной награды. Теперь главное, чтобы не подвел второй. Послезавтра все должно решиться!
  Не теряя ни минуты, маг принялся за дело. Сейчас, когда весь дом так и фонит после вечеринки, самое время навесить на него новые заклинания. Они превратят заброшенные комнаты, коридоры и лестницы в хорошую ловушку для одного хитроумного мерзавца, который послужит ему прекрасной ширмой. Если, конечно, у него все получится.
  Нет, никаких "если"! Маг запретил себе думать о провале. Он должен быстро покончить с этой историей, иначе неизбежный и скорый конец придет ему самому!
  
  
  Глава 11. Карнавальный день
  
  ***
  Вольтанутен, как и всякий уважающий себя город, имел свои собственные праздники. Их было четыре - по одному на каждый сезон. Лето было временем карнавала, осень - праздника урожая. Под неизменным снегопадом отмечали день середины зимы, а весной проходил магический Фестиваль чудес. Вольтанутенцы любили праздновать с размахом и всегда были рады видеть гостей.
  Карнавал стал "наследником" Дня без магии. Издревле считалось, что один раз в год необходимо проводить магическую "разгрузку". Обыватели готовились к этому дню заранее, отбирая ненужные заклинания.
  Во время праздника чародеи ходили по улицам и дворам, развеивая "магический хлам". При этом старались выбирать красочные ритуалы. Специалистов обязательно сопровождала немаленькая толпа зрителей. В предвкушении бесплатных фокусов они рыскали по очередному подворью и норовили подсунуть в гору приготовленного мусора все подряд, лишь бы попахивало магией. Хозяева, в свою очередь, рьяно следили за тем, чтобы ничего нужное случайно не попало в утиль. Торг обязательно переходил в веселую перебранку, которая доставляла участникам не меньше удовольствия, чем фейерверк.
  Со временем эта традиция начала постепенно забываться. Были разработаны другие схемы очистки (например, псифизгима включала необходимый комплекс для собственной ауры).
  Возродить День без магии предложил Бруль Там Шпок, откровенно скучавший по новым проектам. При подготовке к параду его участники должны были обойтись без заклинаний. Всю мелочь, которая все-таки присутствовала (нельзя же совсем без волшебства!), тщательно прятали и декорировали.
  Магические ордена официального участия в празднике не принимали, хотя в последнее время проявляли к нему все больший интерес. Но пока что соревновались лишь городские гильдии ремесленников.
  Крупное мероприятие - и практически без заклинаний?! Идея была настолько свежей и оригинальной, что просто не могла остаться незамеченной. Карнавал быстро прославился по всему миру и парочке соседних, гости съезжались отовсюду. Основной его изюминкой стала охота обывателей за магией. Поиск производили старым испытанным способом - массированными бомбардировками подозрительных объектов. Наградой угадавшим (вернее - случайно попавшим "снарядом" в иллюзию, а не в актера) становилась зрелищная самоутилизация фантомов.
  Зрители загодя запасались ведрами "снарядов", актеры - "бронебойными" костюмами. В программу дня обычно входили праздничное шествие, уличные концерты и закрытые мероприятия. После всеобщего парада в резиденциях гильдий начинались веселые вечеринки, длившиеся до утра. Получить на них приглашение было не так уж и просто - по популярности они могли успешно соперничать с карнавалом.
  В императорском дворце в эту ночь традиционно устраивали грандиозный прием. В огромный бальный зал съезжалась вся магическая и немагическая верхушка города. По слухам, император Венезелос завел такую традицию исключительно для того, чтобы иметь возможность хотя бы один раз в год собирать вместе всех "отцов" города. В шутку прием называли "встречей двадцати", намекая на число лиц, ради съезда которых затевалось мероприятие. Говорили, в эту ночь в кулуарах дворца решался не один важнейший вопрос.
  Монбазор никогда раньше не бывал на Вольтанутенском карнавале. Не зная и не понимая многих нюансов, он изрядно волновался. С Бруль Там Шпоком они подробно оговорили его задачу: продержаться как можно дольше. И, кажется, проработали все возможные варианты. Но, все равно, магу было не по себе.
  В своих фантомах он был уверен. Они получились качественные, от шума или вспышки не разлетелись бы. Но против метко пущенного яблочка ни один фантом не устоит. Пампука-младший был наслышан о коварстве профессиональных зрителей, не первый год принимавших участие в охоте.
  Также следовало опасаться конкурентов. В карнавальную ночь проходило много профессиональных конкурсов. После парада иллюзии охотно принимали в них участие и, бывало, побеждали. При этом обязательно забирали награду и... сразу же развеивались. Вместе с призами. Настоящие конкурсанты таких артистов, конечно же, не любили, поэтому днем специально охотились за ними.
  
  Парад-карнавал
  Вольтанутен. Центр города
  
  Карнавальное шествие началось, как обычно - после внеочередного дневного дождя. Его специально вызывали, чтобы город выглядел чище. Парад открыли музыканты и артисты. Монбазор и десяток его фантомов были завершающими в этой колонне, а за ними шли гильдии ремесленников.
  Бруль Там Шпок предложил окружить иллюзии актерами-людьми, чтобы оцепление создавало заслон летящим снарядам. Каждый из участников был снабжен собственным "улавливателем": флагом, транспарантом, огромным помпоном. Особо прочная конструкция позволяла им устоять при массированных атаках.
  Руководителем группы была назначена Ариселия. Пампука-младший искренне обрадовался, увидев ее. И он, и Такс теперь чувствовали себя увереннее.
  Поначалу пса не думали брать на карнавал. Шум, гам, толпа, стремящаяся оттоптать все четыре лапы - здесь было не лучшее место для выгула собак. Но Такс как-то умудрялся общаться с фантомами, хотя рекламщики и сомневались в их мыслительных способностях.
  Перед началом шествия чародей создал еще несколько иллюзий - танцовщиков, акробатов и пару мимов. Последние нравились ему особо. Меньший клоун - немного неуклюжий, кряжистый - был как две капли воды похож на преподавателя идиоматики из Академии, самого нелюбимого из всех профессоров. Его "несдаваемыми" экзаменами обычно пугали первокурсников. Высокий был неимоверно тощим, с тонкими длинными руками и ногами. Точь-в-точь - дворник из МАВМИ. Днем в его комнатушке нередко собиралась веселая компания прогульщиков.
  Эта пара должна была идти отдельно от общей компании, немного впереди. По задумке, они должны были вести себя как артисты, изображающие фантомов. Либо, как фантомы, изображающие артистов. Их задачей было спровоцировать начало охоты, оттянув внимание на себя. Впрочем, так ситуацию представляли себе Бруль Там Шпок и Монбазор, а в том, правильно ли поняли ее сами исполнители, они уверены не были. Такс мог транслировать лишь хаотичные обрывки мысленных фраз.
  Сам Монбазор шел в надувной личине клоуна, сделанной из тонкого эластичного материала. Мягко пружиня под ударами снарядов, она успешно "гасила" даже небольшие арбузики. Такой прочности должно было хватить "с запасом". Охрана, работавшая на карнавале, строго контролировала размер и твердость проносимых снарядов.
  Ручной мини-насосик, соединенный с лицевой маской, позволял изменять объем воздуха, в результате чего она постоянно кривлялась и корчила рожи. Особенно неистовствовал длинный нос. Он то стягивался в плоскую "пимпочку", то становился длинным и тонким, покачиваясь из стороны в сторону, то сворачивался в "рулетик". Шланг подачи был немного негерметичный, от чего вся конструкция слегка посвистывала. Это придавало образу некий шарм. Впрочем, в карнавальном шуме свист все равно не был слышен.
  
  За командой Монбазора шли живые картины городских гильдий. Общей их темой в этом году были выбраны магические твари и монстры.
  Внимание публики сразу же привлекла летающая конструкция, запущенная фонарщиками - пилотируемые макеты никогда ранее не использовали. Удерживаемая тремя дюжими молодцами огромная тварь, склеенная вручную из дерева и бумаги, металась над шествием, мигая разноцветными глазами. О том, кому она принадлежит, красноречиво свидетельствовали несколько уличных фонарей - два были вставлены вместо глаз, еще несколько зажаты в лапах, а добрых два десятка висели по бокам.
  В городе улицы освещались магическими светильниками, поэтому охотники "сделали стойку". Заядлые ловцы уже оживленно обсуждали, что же это светится внутри. Но стрелять первым никто не хотел - берегли снаряды (больше одного ведра проносить не разрешали).
  Их ждало разочарование. Специфическое мерцающее свечение, характерное для холодного света - изобретения одного из миров, исключало его магическое происхождение. На всякий случай кто-то все-таки швырнул в монстра небольшим помидором. Снаряд достиг своей цели: томатные брызги полетели на головы зрителей. Не выдержавший столкновения светильник начал подозрительно раскачиваться и вдруг повис на длинном, очень тонком шнуре, волочась на хвосте у твари.
  Убедившись, что магии здесь нет, публика отхлынула подальше, уходя с пути увесистого грузика. Ветер вверху был достаточно сильный, удерживать тварь оказалось непросто. Она то и дело снижалась, фонарь бороздил пространство прямо над головами пригнувшихся зрителей. Вопреки опасениям он так и протащился за монстром весь парад, успешно долетев до финала.
  
  Пекари в этом году решили завоевать призовое место, нагло подкупив зрителей. Представленная ими фигура огромного симпатичного бургодута была сложена из нескольких сотен пирожных. Злые языки судачили, что на парад он прибыл с уже надъеденным хвостом. Действительно, красивый зеленый хвост монстра был признан самым вкусным - фисташковые эклеры понравились многим.
  На центральной площади города пекари уже открыто раздавали монстра. Немаленькая толпа сладкоежек сопровождала бургодута весь парад. К финишу от огромной модели остался лишь изрядно "оголенный" скелет из карамели.
  Необходимо отметить, что пекари установили своеобразный рекорд на этом карнавале - ни одного снаряда в свой адрес. Никто не захотел случайно испортить сладкого бургодута.
  
  Постановку золотарей зрители ожидали с особым нетерпением - который год они признавались победителями конкурса живых фигур. Влиятельнейшая гильдия города обычно не ограничивалась одной идеей, разворачивая целое представление.
  Водопровод и канализация имелись в каждом доме Вольтанутена, поэтому данная специальность была уважаемой и престижной. В своей работе золотари использовали самые новейшие магические технологии. Так, они первыми в Империи запустили проект по мгновенной переработке отходов прямо на месте их получения. Это позволило совершенно не промышленному Вольтанутену попасть в тройку лидеров по производству удобрений.
  В этом году основу декорации золотарей составлял каскад мелких ручейков, изображавших водопад. По краям его ступенек расположились несколько актеров в костюмах монстров. Мобильный водопровод (сооружение было поставлено на колеса) сам по себе был диковинкой и сразу же привлек внимание зрителей. Вряд ли здесь обошлось без магии, но зрители пока не спешили начинать охоту, оживленно обсуждая отдельные элементы постановки. А они были весьма занимательными.
  В частности, для актеров были установлены специальные сидения, своими контурами подозрительно напоминавшие "ночные вазы". Ручейки водопада вытекали из трубок, похожих на водопроводные краны. Мелкие фонтанчики, украшавшие композицию по периметру, были точь-в-точь, как обычные питьевые. Вокруг повозки шли музыканты, игравшие древние баллады на инструментах, замаскированных под сифоны и колена труб.
  По традиции, на несколько минут повозка остановилась на центральной площади, считавшейся основной ареной маршрута. Здесь обычно показывали самые "заковыристые" трюки. Оркестр заиграл веселый танец, актеры-монстры задвигались в такт мелодии.
  Внезапно оркестр умолк. Синхронное движение маскарадными хвостами - послышалась барабанная дробь, второй взмах - ручейки прекратили свой бег, стихли фонтанчики. Заинтригованная публика ожидала продолжения. Откуда-то изнутри конструкции вдруг донесся раскатистый звук, подозрительно напоминающий неоднократно усиленное ворчание водопроводных труб. Актеры одновременно вытянули вверх руки. Рывком потянули на себя невидимые шнурки.
  Грохот водопада оглушил публику. Разноцветные ручейки, брызнувшие одновременно, смешались и создали свою картину.
  - Радуга... Смотрите - радуга, - прошелестело в толпе.
  Через несколько минут включились фонтанчики, по очереди выпуская сероватые облачка, пахнущие жасмином. Легкая дымка окутала декорацию, вызвав новую волну шепота:
  - Туман... Радуга в тумане.
  Пятицветная радуга являлась символом города, она присутствовала на гербе дождливого Вольтанутена. Не удивительно, что вольтанутенцы аплодировали "золотарям" с искренним воодушевлением.
  
  Монбазор не видел радугу, площадь осталась далеко позади них. Да ему и некогда было оглядываться по сторонам, своих забот хватало. Парочка мимов не просто привлекала всеобщее внимание, они разошлись не на шутку.
  Когда Селия заявила, что займется Таксом и мимами лично, он даже обрадовался: фантомов было много, следить за всеми было бы невозможно. Вначале на ее подопечных он почти не смотрел и лишь во время шествия обратил внимание на выходку своих друзей. Сейчас же Монбазор не знал, куда глаза девать от стыда.
  Команда рекламного отдела была поделена на две группы. Первую составляли мимы-фантомы, Селия, Такс и шесть наемных актеров, охранявших иллюзий. Стоит отдать должное практикантке: за пару часов она успела срежиссировать полноценную миниатюру, в которой центральная роль предназначалась "сладкой парочке".
  Долговязого "дворника" нарядили в какой-то серебристый балахон. Обрывок цепи, обмотанный вокруг шеи, скорбно лязгал о табличку "Последний фантом карнавала". Его слезы и стенания выглядели настолько искренне, что вызывали живой отклик у зрителей.
  "Профессора" одели в длинную мантию, колпак и огромные туфли, которыми он отчаянно шаркал. В его руках был зажат учебник с надписью "Идиоматика". Крайне хмурое выражение лица сопровождалось тихим сердитым ворчанием. Его табличка гласила "Последний маг карнавала".
  Загримировать Такса предложила Ариселия, обеспокоенная последними событиями. Монбазор, конечно же, согласился. Создавать магическую личину все равно было некогда, да и неуместно.
  Его друга банальнейшим образом покрасили в оттенок "пепельный блонд". Длинную шерсть завили мелкими кудряшками. Гламурный образ дополняли несколько симпатичных бантиков на ушах, хвосте и передней лапе, розовый ошейник и малиновая попонка, к которой была прикреплена табличка "Сбор средств в помощь жертвам карнавала". В зубах пес нес немаленькую шляпку. Ариселия, державшая своего любимца на изящном поводке, специально время от времени подпускала его поближе к зрителям.
  Магичка выбрала себе образ светской красавицы, хозяйки "миленькой собачки": кокетливая шляпка с вуалью, высокие перчатки, узкое длинное платье, расширяющееся к низу. В какой-то момент Монбазор откровенно залюбовался ею.
  Артисты, как и договаривались, охраняли иллюзорных мимов. Но незаметными их усилия никак нельзя было назвать. Наоборот, свою миссию они всячески подчеркивали: шли вокруг пленников плотным полукольцом, выставив свое оружие - вилы, топоры, огромные разводные ключи и прочий классический инвентарь.
  Никто из зрителей не посмел крикнуть: "Фантом!!!" в адрес несчастного страдальца. Да и для сердитого профессора помидора не нашлось. Наоборот, под веселые комментарии в шляпу Такса то и дело летели монеты. Селии приходилось несколько раз ссыпать их в специально прихваченный бархатный мешочек. Стоит ли говорить, что сотворенная парочка без потерь добралась до финиша?!
  Во второй группе были некоторые потери, но, в целом, проект рекламного отдела оказался весьма удачным.
  
  Мастер Бруль был очень доволен фантомами (кроме мимов, уцелело еще несколько иллюзий). После завершения парада он искренне поблагодарил Пампуку-младшего и Ариселию, а также пообещал выписать им премии за удачные творческие находки.
  Монбазор, услыхав о дополнительном вознаграждении, залился алой краской. Он искренне надеялся, что под личиной клоуна никто ничего не заметит. Судя по весу "мешочка", Такс насобирал мелочи не на одну премию. И этот факт весьма смущал молодого мага. Правда, он не представлял, где можно реализовать такое множество мелких монет.
  Бруль Там Шпок исчез так же стремительно, как появился. Главный распорядитель карнавала этим вечером был нарасхват.
  - Может быть, вы уже переоденетесь? - предложила Селия, когда они остались вдвоем.
  - Почему? - недоуменно спросил Монбазор.
  - Ваш нос... - девушка смущенно отвела взгляд.
  После окончания карнавала маг совершенно забыл о своем насосике. Полуспущенный нос уныло улегся на отвисшие щеки. Окраска телесного цвета придавала ему вид то ли отдыхающего хоботка, то ли недоваренной сардельки... Спохватившись, Пампука-младший энергично качнул воздух. Хоботок, таинственно посвистывая, начал оживать и даже попытался свернуться в рулетик.
  - Прекратите... - практикантка прыснула и, не удержавшись, расхохоталась.
  Монбазор засмеялся вместе с ней и через минуту уже стоял в своей обычной одежде. Маман уехала, можно было вновь носить любимые душегрейки.
  - Так лучше? - спросил он и шутливо обернулся вокруг своей оси.
  Какой-то турист, случайно оказавшийся у него за спиной, столкнулся с магом взглядом и поспешно отошел в сторону.
  "Я видел его раньше. В ордене Бездонной Чаши", - задумчиво сообщил Такс, но Хозяин уже смотрел на более привлекательный объект.
  - Вы так красивы...
  Селия вновь смутилась и отвела взгляд. Это было весьма кстати - ее собеседник настолько испугался собственной смелости, что вряд ли смог бы смотреть ей в глаза. Такс решил воспользоваться паузой и тихонько скрылся за ближайшим деревом.
  
  - Сегодня праздничная ночь, - продолжил маг через несколько минут. Ему наконец удалось восстановить дыхание, и эту фразу он произнес почти без запинки.
  - Да, праздничная, - откликнулась практикантка. - А мне еще надо вернуть в отдел костюмы...
  - А мне - следить за фантомами...
  - И еще - инвентарь...
  - Где это вы успели вилы раздобыть? - с неподдельным любопытством спросил Монбазор. Разговор на бытовые темы давался ему гораздо легче.
  - У Банабаки позаимствовали. А разводной ключ один золотарь одолжил...
  Оба одновременно заулыбались, вспоминая парад.
  - Веселье только начинается. Я буду около центральных конкурсных площадок. Может, придешь?
  - Может быть... - Селия будто бы и не заметила дружеского "ты".
  Уже переодетые артисты ожидали их. Монбазор начал собирать в группу своих подопечных, чтобы отвести на конкурсные площадки. Такс, служивший "толмачом", метался между магом и Селией, помогая решать организационные вопросы.
  Пампука-младший должен был присутствовать на карнавале "до последнего фантома". Поэтому, прикупив пакетик сластей, он уселся на лавочку, расположенную между двумя площадками, с удовольствием вытянув уставшие ноги. Здесь и разыскал его Такс.
  От карнавального костюма пес уже освободился, но все еще светился неестественной белизной и потряхивал мелкими завитками. В зубах он нес увесистый мешочек, в котором что-то позвякивало.
  - Что это? - удивленно спросил Монбазор.
  "Моя доля, - Такс аккуратно положил свою ношу на лавочку подле хозяина. - Добычу распотрошили".
  - И между кем вы ее поделили?
  "Селия раздала по огромной горсти своей команде. Даже мимы не побрезговали".
  - А Бруль Там Шпоку его долю оставили?
  "За аренду костюмов?", - ехидно поинтересовался Такс.
  - Нет, как предводителю...
  
  К празднику временные концертные площадки возвели по всему городу. Но Монбазор с фантомами выбрали сцену перед императорским дворцом. Артисты сами привели сюда мага, не желая размениваться на второразрядные конкурсы.
  Сидя на лавочке и похрустывая печеньем - Такс "выставился" с первого заработка, Монбазор обдумывал приглашение императора. Амулет-пропуск лежал у него в кармане. Интересно, много ли он потерял из-за того, что не пошел на прием? Дворец светился всеми окнами, в окнах зала мелькали многочисленные тени. Музыку заглушали уличные оркестры, но и без того было понятно, что веселье во дворце в самом разгаре.
  
  
  Глава 12. Прием
  
  Вечер того же дня
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  Гости начали прибывать сразу же после парада. Сегодняшний прием тоже был необычным: вольная форма одежды, фольклорные мотивы в нарядах, выступление народного хора, украшенный декоративными амулетами зал. Отказ от привычных заклинаний добавлял остроту в пресноватую программу вечера, повторявшуюся из года в год.
  Впрочем, полностью отказаться от магии было нереально. Защитное магическое поле дворца, наоборот, было усилено. Да и сами гости потихоньку пользовались привычными заклинаниями, не особо афишируя это.
  
  Император Венизелос, в отличие от многих придворных, умел и любил носить национальный костюм, считая его удобной и красивой одеждой. Ему нравилось подшучивать над щёголями, чувствовавшими себя неловко в многослойных одеяниях без застежек и завязок.
  Сегодняшний прием не был исключением. Личный портной императора откровенно любовался своими творениями - костюмами Венизелоса и его супруги. Созданные из многометровых полотен дорогих тканей, силуэты оставались легкими, почти воздушными. Портному было чем гордиться.
  К радости приглашенных, приветственное слово императора было очень коротким. И ответная речь мэра Вольтанутена заняла немного времени. Неформальное общение интересовало и гостей, и хозяев гораздо больше протокольных церемоний. Уже через пятнадцать минут после торжественного гимна хор радостно грянул застольную, приглашая гостей к угощению.
  Руководители орденов, известные внеорденские маги, представители мэрии и крупнейших ремесленных гильдий - вся элита города собралась здесь сегодня. Со своей свитой, разумеется. Вездесущий Швендзибек прибыл в гордом одиночестве.
  В приглашениях указывалось ориентировочное число гостей - до двухсот человек. Огромный бальный зал дворца при желании мог вместить и четыре сотни, но очень скоро в нем было не протолкнуться. При этом уютные гостиные и кабинеты, специально предназначенные для переговоров, в течение вечера отнюдь не пустовали.
  Дамы блистали современными трактовками старинных нарядов и весело щебетали, обсуждая последние городские сплетни. Их супруги откровенно любовались своими избранницами и вежливо улыбались в ответ на приветствия. Правда, сами в разговор без нужды не вступали. Фантомы не любят вести беседы.
  "Встреча двадцати", состоявшаяся в одной из гостиных, прошла достаточно быстро и без непредвиденных эксцессов. Иллюзии-заместители отлично справлялись со своими обязанностями в зале, что позволило присутствующим обсудить щекотливые вопросы, не отвлекаясь по пустякам.
  После небольшого фуршета участники разбились на отдельные группки. Хозяин дворца гостеприимно предложил своим гостям несколько кабинетов. В них можно было уединиться, не опасаясь, что какой-нибудь загулявший визитер будет случайно обнаружен за дальним диваном.
  
  Обслуживающий персонал сбивался с ног. Обычно на такие приемы привлекали помощников со стороны, но в этом году их число заметно ограничили. В последнее время отношения между орденами и центральной властью были несколько натянутыми. Кроме того, устроители не без основания опасались шпионажа.
  Официанты заменили подносы иномирянскими тележками, но все равно еле успевали обслуживать гостей. Помимо зала, приходилось разносить заказы в кабинеты и гостиные. К работе привлекли весь персонал дворца. Поэтому в его жилой части во время приема практически никого не было.
  
  Магистр Агиршелло оказался в наиболее выгодном положении. Он сразу же оккупировал единственный диванчик, расположенный на основной "трассе" официантов. Весь прием Агиршелло провел в горизонтальном положении, неспешно потягивая напитки и не чувствуя недостатка в угощениях.
  Если это и был фантом, то высококачественный, поскольку ему удалось не только весь вечер пролежать, не вставая, но и не прослыть при этом невежей. Впрочем, внешне флегматичный, но известный своими вспышками гнева, магистр давно уже имел репутацию человека эксцентричного. Про него говорили: "Агиршелло налетелло, сокрушилло и растопталло". Только ему могло сойти с рук лежание на светском приеме. Стоит отметить, некоторых прекрасных дам такое реноме лишь привлекало. Вот и сейчас вокруг его диванчика разместилась весело щебечущая стайка молоденьких девушек, то и дело взрывавшаяся хохотом.
  
  Император Венизелос много времени проводил в переговорных, лишь изредка появляясь в бальном зале. Его фантом, созданный секретарем Двигином, весь вечер отвечал на приветствия, прислушивался к разговорам и время от времени осушал кубок. Двигин, по слухам, потратил немало времени, чтобы научиться создавать высококачественные иллюзии, способные запоминать и точно воспроизводить однажды услышанное и увиденное. Вообще, своими копиями, способными поддержать внятный разговор, могли похвастать лишь немногие маги - их сотворение считалось особым искусством.
  Форальдегиду Пропану все-таки удалось перехватить настоящего императора. Сегодня маг выглядел гораздо хуже, чем обычно - на свой настоящий возраст. С самого начала приема магистр Пропан нервно ходил по залу, вертя в руках и постоянно щелкая очень мелкие заряды (даже вполне безобидные хлопушки проносить запрещалось, поэтому он не рисковал доставать более крупные петарды). Отловив Венизелоса, магистр стал просить его о срочной аудиенции. Несколько удивленный такой горячностью, император согласился. Вместе они скрылись за неприметной дверью, ведущей из зала в жилую часть.
  
  Слуга, развозивший креманки с традиционным десертом Вольтанутена - печеными яблоками с кремом, видел, как мелькнула за гобеленом светлая шевелюра специфического бензинового окраса. Через некоторое время он заметил, как в неплотно прикрытую дверь скользнула чья-то тень. Было очень похоже на то, что какой-то маг спрятался под заклинанием неполной видимости. Полную невидимость во время приема применять запретили, чтобы не провоцировать охранную сигнализацию.
  Но подумав, слуга решил, что это развеялась чья-то неудачная иллюзия. В зале, переполненном фантомами, постоянно кто-то развеивался, поэтому присутствующие не обращали на это внимания.
  Если бы слуга не был столь занят, а обратил бы более пристальное внимание на тень и подошел к ней поближе, он смог бы услышать недовольное ворчание.
  
  Твиндельдам и Твиндельдаст, прибывшие на мероприятие исключительно по служебной надобности, отгородили себе укромный закуток за колоннами. Обозначив свою территорию охранными заклинаниями, они пустили немного тумана по ее границе, создав некое подобие полупрозрачной ширмы.
  Скрывшись от взоров присутствующих, помощники великого магистра Квантофельбаума приступили к своему любимому времяпрепровождению. Все свое свободное время они посвящали изучению азартных игр, существующих в разных мирах. Реквизитом их щедро снабжал шеф.
   Примечательно, что вне зависимости от правил, играли Твиндельдам и Твиндельдаст исключительно на щелбаны. Вот и сейчас из угла время от времени слышалось недовольное сопение и звонкие щелчки. Перемежались они постукиванием костяшек и приглушенными возгласами: "рыба".
  
  Швендзибек нашел себе собеседника в лице великого магистра Банабаки. Довольный, что его слушают, он рассказывал все более и более эмоционально, не дожидаясь ответов. Забывшись, даже попытался по-приятельски ткнуть архимага кулаком в плечо.
  Внезапно рука, не встретив препятствия, прошла тело насквозь. Не ожидавший такого коварства, Швендзибек не удержался в вертикальном положении и повалился вперед. Правда, успел схватиться за стол, благодаря чему не оказался на полу.
  Фантом Банабаки мгновенно исчез, а Швендзибек негромко выругался. Огорченно стирая с руки мороженое, остатки которого разлетелись на все стороны, он огляделся по сторонам. В зале насчитывалось сразу четыре магистра Банабаки, а один из них даже держал на руках Крококота. При том, что животных на приемы такого уровня не приводили.
  Помотав головой, словно стараясь вытряхнуть из ушей воду, магистр Швендзибек пошел искать другого собеседника.
  
  Реальный Банабаки наблюдал за перемещениями гостей из-за колонны, за которой они уединились со Звиздуничаром. Рекордное количество его фантомов, разгуливающих по дворцу, было только на руку чернокожему главе ордена Железного Зуба. Случайно обнаружив их укрытие, окружающие обычно решали, что это еще одна парочка иллюзий, и близко не подходили. Вначале конспираторы переговаривались шепотом, но потом перешли на нормальные тона. Сильный гул, стоявший в зале, скрадывал их голоса даже на близком расстоянии.
  - Я должен, я обязан пойти, - возбужденно твердил Банабаки, нетерпеливо подпрыгивая. - Ты меня прикроешь.
  - Может, не стоит? Полно народу, - Звиздуничар явно не одобрял замысел своего шефа.
  - Ерунда! Именно поэтому никто и не заметит! Народу полно, а фантомов еще больше. Посмотри, каждого архимага не меньше трех штук. Сколько вокруг банабаки и крококотов, никто толком и не посчитает. Пойми, не могу я оставить без внимания столь недвусмысленное приглашение!
  
  В разгар вечера через один из выходов из зала проскользнули еще две тени. Не задерживаясь в будуарах и кабинетах, они уверенно последовали в жилую часть дворца. У первой же развилки каждая из них превратилась в магистра Банабаки. Здесь они и расстались: один из магистров свернул направо, второй, соответственно, налево.
  
  Дворецкий Твуть проводил обход коридоров, когда увидел, как из дверей Оружейного кабинета вышли император Венизелос и Пропан Форальдегид. Вернее, первым выскочил маг и тут же, в коридоре, со злостью шарахнул петардой о пол. Твуть хотел было подойти к нему и напомнить, что во дворце не принято пользоваться взрывчатыми веществами, но замер на полпути.
  Даже на расстоянии было видно, что алхимик в бешенстве и еле сдерживает себя. Вытащив из кармана вторую петарду, он оглянулся, ища, обо что ее можно взорвать, но наткнулся на сердитый взгляд дворецкого. Торопливо сунув снаряд обратно, нарушитель дисциплины метнулся к выходу. Твуть еле успел отшатнуться. Еще чуть-чуть, и ураган по имени Форальдегид снес бы его.
  Отвлеченный чародеем, слуга так и не увидел, как вышел император. Лишь краем глаза уловил знакомую фигуру у двери, но так и не понял, покинул ли Венизелос кабинет или только выглянул в коридор.
  
  Пропан-Бутану срочно требовалось сильное успокоительное. Например, фейерверк поярче, желательно, с разрушениями.
  Вспомнив, что где-то здесь должен быть боковой выход, он буквально скатился по лестнице на первый этаж. Навстречу ему спешил привратник, что-то бормоча о пропуске, но Форальдегиду было не до формальностей. Небольшое усыпляющее заклинание - и путь на улицу свободен.
  Лишь забежав за угол, он подумал, что зря оставил входную дверь без охраны. Но возвращаться не стал, решив, что вряд ли что-то успеет произойти, пока привратник проснется. Весь город сейчас на карнавале. Лишь ему не до праздника...
  Маг ожесточенно всадил под ближайшую урну весь свой запас петард, щедро приправив их магией. Громкая канонада привлекла внимание прохожих. Разноцветный сноп переливающихся брызг, уже в небе превратившихся в стаю светящихся птиц, вызвал шквал аплодисментов. Взмывшая в небо урна протяжно курлыкнула и величественно направилась к ближайшему облаку, оставляя за собой широкий мусорный шлейф.
  Кто-то крикнул "Браво!", кто-то добавил "Бис!", кто-то начал скандировать. От столь неуместных эмоций алхимик вскипел еще сильнее, но, тем не менее, сдержанно раскланялся. После чего развернулся и припустил "длинным шагом" с ускорением один к двадцати четырем. К счастью для зрителей, никто из восхищенной толпы не стал его догонять.
  
  Монбазор издали полюбовался фейерверком. Подойти поближе он поленился. Усталость давала себя знать, все сильнее клонило в сон. Внимательно наблюдать за фантомами становилось все сложнее.
  Такс тоже обратил внимание на необычный всплеск магии и на его автора. Он вспомнил, что уже встречал его в ордене Бездонной Чаши, но оставил комментарии при себе.
  Вскоре после полета урны их уединение нарушил какой-то чародей. Вернее, турист в карнавальном образе: длинная седая борода, мантия, высокая остроконечная шляпа...
  Увидев блондинистого кудряшку-пса, он искренне обрадовался и попросил разрешения присесть рядом. Начал рассказывать, что видел их выступление на карнавале, что ему очень понравилось.
  Польщенный маг лишь молча кивнул в ответ на многословную тираду. И сразу же пожалел о своей любезности. Собеседник оказался словоохотливым фокусником-любителем. Ему безумно хотелось побеседовать о природе иллюзий и методах управления ними. Вернее, задать специалисту несколько вопросов по существу.
  Разъяснять азбучные истины, да еще среди ночи, да еще после утомительного дня... Монбазор честно старался быть вежливым, но это ему удавалось все меньше и меньше. К тому же Такс, встретивший незнакомца вполне миролюбиво, теперь подозрительно приглядывался и принюхивался, всем видом выражая свое недоверие.
  - А скажите, милейший, если иллюзия пышет пламенем - это магия воздуха или огня? И если воздуха, то пламя настоящее? Или так, видимость одна? - турист, казалось, вознамерился просидеть с ними до утра.
  - Видимость. Но горячая, - раздалось у них за спинами.
  Фантом-огнеглотатель, из числа сотворенных для Бруль Там Шпока, тихонько подплыл сзади. Для пущего эффекта он воспарил над землей не менее, чем на метр.
  Иллюзионист-любитель обернулся на голос и восторженно уставился на новоприбывшего.
  - Ой, а я думал - это настоящий артист! Какой интересный фантом! Какая мастерская иллюзия! А что он еще умеет?
  Ответом ему был тоненький язык пламени, начертивший в воздухе искрящуюся смешную рожицу. Внезапно шляпа, до того спокойно пребывавшая на голове восхищенного зрителя, начала проявлять беспокойство. Она заерзала и немного сползла набок... Немного подумав, взмахнула полями и стремительно двинулась к рисунку.
  Ее хозяин лишь успел растерянно взмахнуть рукой. Пока он чесал свою макушку, рожица уже примерила его собственность.
  - Интересно, - очень вежливо прокомментировал чародей-любитель, - Безусловно, интересно...
  И вдруг быстро добавил:
  - А шапочку вернуть можно? Я ее напрокат брал.
  Состроив обиженную мину, рисунок исчез, оставив шляпу висеть в воздухе. Турист поспешил забрать ее. Правда, предварительно потыкал пальцем. Головной убор не шевелился, но и на землю не падал, продолжая держаться на приличном расстоянии от поверхности. Владелец немного помялся, не решаясь, но потом все-таки схватил его. Шляпа не шевелилась, безвольно повиснув у него в руках.
  - Здесь подпалины... - разочарованно протянул он. - А как же ее теперь отдавать?
  - Иллюзия. Развеется, - заверил фантом.
  - А если нет?
  - Приходите. Залатаю, - фантом начал медленно растворяться в воздухе.
  - Спасибо, приду, - огорченно буркнул его собеседник.
  Он внимательно рассматривал повреждения на полях.
  - Буду рад вас видеть, - с каким-то особо скорбным видом ответила почти прозрачная иллюзия.
  Вдруг на месте унылого огнеглотателя появилась все та же хитрая рожица. Она отчаянно гримасничала и подмигивала еще несколько минут.
  "А где этот? Энтузиаст фокусного дела?" - Такс удивленно оглянулся по сторонам. Настырного собеседника на лавочке не было.
  - Исчез, - Монбазор тоже крутил головой. - И когда успел? Только что был здесь.
  "Может, с фантомом ушел?"
  - Надеюсь, что нет. Огнеглотатель насовсем развеялся.
  - Эй, а куда он подевался?! - к скамейке внезапно подскочили еще двое - в карнавальных костюмах и носатых масках, но совершенно одинаковых тяжелых ботинках.
  - Кто? Фантом?!
  - Нет, был здесь только что один, с бородой и в шляпе!
  - Не знаю, - Монбазор устало пожал плечами. - Может, тоже испарился?!
  Двое в масках оторопело посмотрели на него, а затем друг на друга, и бросились бежать в разные стороны.
  
  Швендзибек не терял надежду пообщаться с кем-то из сильных мира сего. Ему даже удалось привлечь внимание вечно занятого руководителя ордена Бездонной Чаши Снуфелинга. Внеорденский чародей с первой фразы начал излагать архимагу некоторые свои идеи.
  - Да-да, безусловно, - Снуфелинг кивком поддержал разговор.
  Четвертое "да-да", сопровождавшееся ритмичным движением головой, вызвало у Швендзибека некоторые сомнения. На сотрудничество с орденом Бездонной Чаши он возлагал определенные надежды, и ему хотелось бы получить более конкретный ответ.
  - И что вы об этом думаете? - с надеждой в голосе спросил соискатель.
  - Да, да, - в пятый раз вежливо кивнул Великий магистр.
  Украдкой Швендзибек попытался потянуть за рукав своего собеседника, но пальцы сомкнулись в пустоте. Опять иллюзия!
  
  Дворецкий Твуть продолжал свой обход. Прием был в самом разгаре, отлучаться надолго нельзя, поэтому приходилось почти бежать. В какое-то мгновение Твутю показалось, что он ощутил спиной что-то неуловимое. Слабое движение воздуха или чье-то невидимое присутствие. Не уверенный в том, что ему не померещилось, дворецкий не захотел останавливаться и терять драгоценное время.
   Переждав, пока он исчезнет за поворотом, в коридоре появилась нечеткая тень. Настороженно оглянулась, прошла пару шагов, сердито ворча себе что-то под нос. Потопталась, раздумывая, куда идти, и шагнула в ту же стену, из которой только что вышла.
  Через некоторое время тень появилась недалеко от Оружейного кабинета. Оглянувшись, подошла к двери, присмотрелась. Удовлетворенно хмыкнув, отошла на несколько шагов и нырнула в ближайший простенок. Недовольное скрежетание взломанной суперсовременной защиты сообщило о том, что своей цели тень достигла.
  Вернулась она через несколько минут, придерживая за пазухой что-то очень беспокойное, и сопровождаемая все тем же скрежетанием. В какой-то момент "что-то" чуть не выскользнуло, поэтому пришлось прикрыть его ладонью. Ласково бормоча и мурлыкая, будто укачивая младенца, тень исчезла в ближайшей стене.
  
  Другая тень в этот момент осторожно просочилась в дверь бокового входа, так и оставшуюся открытой после стремительного бегства магистра Пропана. Темная личность удовлетворенно оглядела спящего привратника, на всякий случай прибавив и собственное снотворное заклинание, а затем занялось некими манипуляциями с небольшим, но хитро выделанным амулетом.
  Удовлетворенно хмыкнув, тень спрятала амулет на место и растворилась в коридорах дворца.
  
  Император Венизелос наконец-то наведался в зал. Тихонько, чтобы не привлекать к себе внимания, подошел к столу, за которым расположились его секретарь Двигин и его же фантом. Потягивая напиток из кубка, внимательно выслушал доклад фантома. Посторонние теперь без труда могли различить их. Венизелос слушал сосредоточено и молча; фантом, наоборот, щедро приправлял свой рассказ эмоциями, чего император себе никогда не позволял.
  Перебросившись парой слов с Двигином, император вновь собрался уходить. На сей раз с руководителем "взломщиков" Великим магистром Дурбанкулом. Тому пришлось прервать беседу со старшим магистром Гаудинером. Извинившись, он буквально выбежал из зала. Гаудинер понимающе кивнул и невозмутимо продолжил общаться с оставленной иллюзией своего начальника - копией Дурбанкула.
  
  Магистр Цирлифекс, казалось, весь вечер не вставал со своего места. Заместитель главы ордена Глиняного Демона общался с магом из Серебряного Лома - старшим магистром Бельгудеем. Прислушавшись, можно было понять, что они обсуждают различные поведенческие модели фантомов.
  На каком-то этапе Бельгудеев вдруг стало двое. Цирлифекс замолчал и с явным интересом посмотрел на новенького. Компания тут же пополнилась третьим Бельгудеем.
  Четвертый, настоящий, в этом разговоре не участвовал. Он издалека поздоровался с коллегой вежливым кивком. Цирлифекс приветливо улыбнулся в ответ. Обсуждение, несколько более шумное, чем до сих пор, продолжилось.
  
  Упавший духом Швендзибек снова приободрился. Он упустил Великого магистра Снуфелинга, так может повезет с его замом?!
  Ранее он уже дважды пытался подкатывать к старшему магистру Гоберману, но получал от ворот поворот. Причем, что было обидно, оба раза заведующий финансами самого богатого из вольтанутенских орденов давал ему понять, что предложенные им проекты слишком мелки и поэтому не стоят внимания.
  Однако в этот раз у него есть предложение совсем другого уровня! Ворча на постоянно попадающихся под ноги слуг с тележками, Швендзибек начал сосредоточенно пробиваться к цели.
  Старший магистр Гоберман скромно стоял у самой стены, прячась за колонной. На нем была какая-то странная нездешняя одежда. Консультант даже засомневался, уж не принял ли он за него какого-то иномирянского гостя?! Но характерную черную бородку и длинный висловатый нос было трудно с чем-то перепутать. "Супер-архимаг" решился.
  - Коллега, можно вас на пару слов? - вкрадчиво произнес он, заныривая за колонну.
  Однако Гоберман даже не повернул головы в его сторону. А при попытке тронуть его за рукав медленно и величественно растаял в воздухе. Последним пропал нос, успевший пренебрежительно шмыгнуть.
  Опять неудача! Швендзибек начал в отчаянии оглядываться по сторонам. В конце концов, если ему попался фантом, где-то поблизости должен находиться и оригинал!
  Но других старших магистров Гоберманов в зале не оказалось.
  
  Азартный поединок Твиндельдама и Твиндельдаста не мог не привлечь внимания окружающих. Вначале к ним присоединился Цирлифекс, немного уставший от общения с фантомами, а затем один из сотрудников ордена Бездонной Чаши. Коварный старший магистр, в далекой молодости иногда подрабатывавший подсадным игроком, предложил сразиться два на два.
  Братья уже успели получить по своей порции щелбанов, что еще больше раззадорило их. Толпа зрителей, собравшаяся вокруг (маскировочный туман кто-то небрежно рассеял), увлеченно гадала, кто же является автором мизансцены и этих иллюзий. Мало кто мог поверить, что один из руководителей ордена Глиняного Демона будет всерьез принимать участие в столь странной игре. Однако это не мешало особо предприимчивым зрителям делать вполне реальные ставки.
  Цирлифекс лишь тихонько посмеивался. Этот вечер он потратил не зря. Его копилка практических знаний о природе фантомов заметно пополнилась. А теперь он мог позволить себе немного расслабиться.
  
  Великий магистр Голембиозис ни на минуту не сомневался в том, что игроки в домино настоящие. Своего заместителя он узнал бы в любой ипостаси, а близнецы были слишком азартны, чтобы пропустить такую игру. А значит, их шеф, который не любил ходить без охраны, находится где-то рядом.
  Квантофельбаум нашелся за соседней колонной. Он стоял у окна и задумчиво смотрел на праздничные огни Вольтанутена. Голембиозис подошел поближе и разочарованно вздохнул. Фантом, да еще и не самый качественный. Полезной информации от такого - ноль. Впрочем, вряд ли он стоит здесь просто так. В ордене Алмазных Врат и столовая ложка - агент.
  - Любезнейший, не могли бы вы передать своему хозяину... - начал было великий магистр.
  Закончить ему не дали. Внезапно словно из пустоты появился настоящий Квантофельбаум.
  - Ну вот, и поскучать в одиночестве не дают, - в шутку проворчал он. - Что вы хотели обсудить, коллега?
  
  Гаудинер решил немного передохнуть и спрятался за диванчиком Агиршелло. В нескольких метрах от хохочущей компании, окружившей возлегающего мага, обнаружилась весьма удобная и, главное, свободная банкетка.
  Впрочем, провести Швендзибека было не так просто. Внимательно следивший за перемещениями Гаудинера по залу, он решил, что объект достоин внимания. Прихватив с проезжавшей мимо тележки бокал, лже-маг прогулочным шагом двинулся к потенциальной добыче.
  - Ой, извините! - столкнуться с банкеткой так, чтобы это выглядело естественно, не получилось. Но Швендзибека такие мелочи не останавливали.
  К его радости, пролитый на старшего магистра напиток так и остался мокрым пятном на брюках. Оно было веским подтверждением реальности Гаудинера. Наконец-то не фантом!
  - Не беспокойтесь, сейчас я все высушу, - закудахтал довольный консультант.
  - Ни в коем случае! Я лучше сам! - магистр, занимавшийся в ордене кадровыми вопросами, был хорошо знаком с "талантами" этого чудика.
  Пятно мгновенно исчезло, а довольный Швендзибек примостился рядом и сразу же затарахтел. При этом он, словно невзначай, придвигался все ближе и ближе к собеседнику, чтобы создать ощущение задушевной беседы.
  Удивленный Гаудинер вынужден был постоянно отодвигаться от рассказчика. Противоположный край был все ближе и ближе, падение казалось все реальнее и реальнее.
  - Вы пить что-то будете? У меня во рту пересохло, - Швендзибек наконец-то отвлекся от выбранной темы.
  - Да. Мне похолоднее, пожалуйста.
  - Официант! Два охлажденных! - чародей так стремительно вскочил, что сидевший на самом краю Гаудинер едва не поставил банкетку на дыбы.
  Впрочем, внеорденского мага инцидент никак не заинтересовал. Он уже отчитывал слугу, гневно "дирижируя" указательным пальцем:
  - Как это нет охлажденных? Поищите! Разве вы не знаете, с кем разговариваете?!
  Через несколько минут, довольный, он протягивал Гаудинеру высокий бокал с вожделенным прохладным напитком. Привычным жестом якобы случайно зацепил его локтем. Рука прошла насквозь. Опять фантом!
  
  Перед входом в бальный зал Великий магистр Дурбанкул остановился. Ему необходимо было несколько минут, чтобы прийти в себя. Не стоило показывать окружающим, что он сильно не в духе.
  Поразмышляв, он принял окончательное решение. Вместо одного великого магистра вдруг появилось три. Все они разошлись в разные стороны.
  
  Дворецкий Твуть совершал очередной обход темных коридоров жилой части дворца. Небольшой магический светильник лишь частично освещал путь, скрывая остальное в непроглядном мраке - глаза плохо воспринимали перепад освещения. "Надо было взять более мощный", - сердито пробормотал он, но возвращаться было некогда.
  Проходя мимо ниши со статуями, дворецкий отметил, что одна из фигур немного выпирает в коридор. Надо будет не забыть сказать слугам, чтобы поправили. Впрочем, она уже и сама сдвинулась ближе к стене.
  Холодная волна страха накрыла Твутя. Статуя, стоящая в пустом коридоре, движется! Одним рывком он попытался выхватить охранный амулет, но его руку перехватили.
  - Тише вы! Карман порвете!
  Сердце дворецкого сжалось в комок. Только этого субчика здесь не хватало!
  - В-в-вы з-з-ачем з-здесь?! - после первой фразы голос зазвучал увереннее, - В-вам нельзя! Что в-вы делаете?! Дом кишит магами! Вы не должны были приходить сегодня!
  - Да успокойтесь вы! Именно во время карнавала и надо было! Магии сегодня здесь столько, что меня никто не учует. Одним магом больше, одним меньше - какая разница? Охранные заклинания я отключил. Привратник спит. Амулет надежный, на час хватит, а больше мне и не нужно. Именно сегодня никто и не заметит!
  Твуть молчал, нервно хрустя пальцами.
  - Да не тряситесь вы так! Пойдите, хлебните для храбрости! Покажите мне кабинет, а дальше я все сделаю сам. Уйду потом незаметно, не надо будет меня провожать.
  
  Пока дворецкий говорил со статуей, из-за угла вынырнула еще одна тень. Заметив впереди свет, она успела незамеченной спрятаться в какую-то арку. Впрочем, уже через несколько десятков метров тень попала на ярко освещенную лестничную площадку. Один из Великих магистров Банабаки с Крококотом на руках, недовольно щурясь, спускался по лестнице.
  
  
  Глава 13. Вечер перестает быть томным
  
  Около полуночи
  Вольтанутен. Праздник в честь карнавала
  
  На улицах Вольтанутена уже развернулись народные гуляния. Танцы и песни переместились со сцен на площади, артисты давно смешались с толпой. Кажется, в эту ночь не спал никто - столько народу было на празднике.
  Возле Императорского дворца огромная толпа отплясывала под музыку, доносящуюся из открытых окон. Небольшая компания молодежи, устав танцевать, отдыхала на лавочках неподалеку. Что-то обсуждая, они сильно галдели, но гул веселья скрадывал их голоса.
  Наконец спор утих, и от остальных отделились трое молодых магов из ордена Железного Зуба (специфический аромат не оставлял сомнений об их принадлежности). Троица приблизилась к боковому входу во дворец и остановилась. Несколько минут они поглядывали друг на друга, переминались с ноги на ногу, но ничего не предпринимали.
  Первыми не выдержали их друзья:
  - Идите уже! Или передумали?! - крикнул звонкий девичий голос.
  - Да им слабо!
  Приятели еще раз переглянулись и молча двинулись к двери. Они имели неосторожность поспорить, что без приглашения проникнут на праздничный прием. И даже пообещали девушкам принести что-нибудь вкусненькое с императорского стола. Конечно, этот спор - явная глупость, но...
  Посовещавшись, маги синхронно швырнули в дверной проем усыпляющие заклинания. Выждав несколько минут, осторожно приоткрыли дверь и увидели привратника, спящего прямо на лестнице. Вероятно, он как раз хотел отлучиться. Сработало! Правда, еще существовало охранное магическое поле, срабатывавшее на отсутствие амулета-пропуска.
  Остановившись возле двери, они долго решали, чем лучше пробить защиту. Первые несколько попыток ничего не дали - заклинания просто рикошетили от стен. "Охранка" на них никак не реагировала. Наконец один, самый храбрый из компании, осторожно шагнул вперед. Никакой реакции. Еще шаг... еще... Лишь оказавшись на лестнице, он оглянулся. Друзья шли за ним, почему-то на цыпочках. Вероятно, чтобы не разбудить (либо сторожа, либо заклинание).
  Тихонько перешептываясь, они поднялись еще на один пролет. И тут наконец расхрабрились, поняв, что защита почему-то не сработала. Путь был свободен. Правда, в таком виде их никто в зал не пустит. Впрочем, разве это проблема для молодых талантливых магов?!
  Через несколько минут на лестничной площадке стоял... их шеф Банабаки в трех экземплярах. Правда, без Крококота. Разными путями три чернокожих магистра двинулись в направлении бального зала, кухни и винных погребов.
  
  Старший магистр Борталоний из ордена Глиняного Демона уже почти час общался с Бельгудеем. Они составляли весьма приметную пару: очень крупный основательный Борталоний и стремительный Бельгудей, у которого, казалось, даже темно-рыжие волосы на голове шевелились.
  Швендзибек никак не мог придумать, как бы поаккуратнее вклиниться в их разговор, чтобы его не окатили презрением сразу же. Что-то подсказывало ему, что эти маги - реальные и скрывать свое недовольство прерванной беседой не будут. Пока он лишь крутился неподалеку, стараясь поглядывать на них как можно незаметнее. А присматривать за ними было необходимо - в любой момент они могли исчезнуть, оставив вместо себя фантомов.
  Бельгудей, успевавший смотреть не только в глаза своему визави, но и по сторонам, не выдержал первым. Уж очень нервно зыркал на них Швендзибек, в который раз целеустремленно курсируя мимо.
  - Что-то слишком шумно кругом, может, пойдем в более уединенное место? Почему бы двум благородным магам не посмотреть, например, вильдуранские ковры?!
  Борталоний поддержал идею:
  - Отличная мысль, коллега. Надеюсь, библиотека сейчас свободна.
   Швендзибек лишь сокрушенно вздохнул им в спину.
  
  Дворецкий Твуть почти выбрался из жилой части дворца. Осталось пройти по коридору, и начнется территория кухни. Впереди кто-то замаячил. Вероятно, один из подсобных рабочих, у остальных - униформа. Впрочем, для рабочего он слишком дорого одет. И чернокожий...
  На ходу обогнав Банабаки, Твуть поздоровался с ним и поспешил дальше. Кстати, а что почтенный архимаг делает на кухне? Но останавливаться и выяснять отношения с нарушителем не хотелось. Тем более, в этом коридоре всегда полно народу, так что кому-то маг обязательно попадется на глаза. Пусть сами и разбираются.
  Вдруг из-за поворота вынырнул еще один Банабаки. Другой. Чем они отличались, дворецкий и сам не понял, но знал это наверняка. Придется все-таки хоть этого остановить: уж слишком много их развелось. Пока слуга раздумывал, как лучше к нему обратиться, Банабаки исчез. Твуть решил специально его не искать, но на всякий случай упомянуть о них обоих в завтрашнем утреннем докладе.
  Наконец дворецкий добрался до винного погреба. Взвинченный до предела, сейчас он хотел только одного. Как советовал недавний собеседник, будь он неладен, Твуть планировал опустошить бутылочку. Естественно, не из дальних подвалов, где император Венизелос держал небольшую коллекцию для высоких гостей, но и каждая бутылка попроще, из тех, что подавались на приеме, отличалась отборным качеством. Так просто личные клейма на этикетки не ставили.
  Внутри погреба дворецкого ждал сюрприз. Третий Банабаки (почему-то в знаменитом плаще и шляпе - обычно так он ходил по улице) вдумчиво выбирал бутылку. О скольких Банабаки докладывать завтра, теперь уже особого значения не имело. Где двое, там и третий! Спрашивать, что архимаг здесь делает, Твуть не рискнул. Его сбила с толку белая шляпа. А вдруг именно этот настоящий? Превратит от неожиданности в какую-нибудь зверушку или монстра, жди потом, пока простит и расколдует.
  Не глядя, дворецкий схватил с полки первую попавшуюся бутыль, извинился и вышел, закрыв за собой дверь. С достоинством зашел в кладовку с посудой (благо, в ней никого не оказалось) и достал из внутреннего кармана заранее припасенный штопор. С непривычки долго не мог открыть - уж очень плотной оказалась пробка.
  В конце концов Твуть догадался присесть на какой-то ящик. Зажал между ног бутылку и дернул изо всей силы. Темно-красное пятно в ореоле брызг украсило ближайшую стену. И здесь не повезло! Около половины бутылки пропало зря.
  Мелкая россыпь отметин обнаружилась и на полу, и на брюках парадной униформы. Владей бы обычный слуга магией, он бы в минуту убрал следы преступления. Впрочем, если бы он был магом, вряд ли бы позволил втянуть себя в столь грязную историю... И не сидел бы здесь с краденой бутылкой в руках.
   Горько вздохнув, дворецкий сделал крупный глоток прямо из горла.
  
  Два Банабаки увидели друг друга издалека. Оба шли по коридору внутренних покоев. Оба не должны были здесь находиться. Оба не очень желали встречаться с кем-либо. Именно поэтому каждый из них поспешил уйти, не останавливаясь. Молча раскланявшись друг с другом, они разошлись в разные стороны.
  Звиздуничар задумчиво обернулся вслед другому Банабки. Он сразу понял, что это не иллюзия. Значит, чья-то личина. Но узнать, кто именно скрывался под ней, ему не удалось.
  
  Трое молодых магов, как и договаривались, встретились в вестибюле служебного входа. Каждый из них явился с добычей и в хорошем настроении. Привратник еще спал, поэтому на улицу они вышли без труда.
  Хвастливый рассказ о похождениях перемежали восторженные поздравления от дождавшейся их компании. Но на всякий случай продолжать праздновать молодежь отправилась куда-то на другую улицу, подальше от дворца.
  Служебная дверь осталась приоткрытой. Привратник спал.
  
  Монбазор отчаянно зевал. Ночное бдение все больше и больше утомляло его. Да и вольтанутенский ночной дождь начался, как всегда, по расписанию. Попытка прикрыть заклинанием себя и пса удалась лишь отчасти - местами иллюзорная крыша ощутимо протекала. Над концертными площадками и зрительными рядами были натянуты купола, но веселье давно выплеснулось за их пределы. Дождь был теплый и мелкий, что лишь раззадоривало участников карнавала.
  Маг уже подумывал скопом развеять свои иллюзии, которых и дождь не смывал, и отправиться домой (все равно никто не узнает, как долго его фантомы развлекали зрителей). Как назло, все они были в центре внимания. Копии артистов оказались на редкость талантливыми, что не могло не льстить Пампуке-младшему. Ему было жаль утилизировать их в самый разгар веселья.
  Такс мирно дремал, прикрыв свой нос хвостом. Внезапно правое ухо пса дрогнуло и, шевельнувшись, немного приподнялось. Он тихонько заскулил и высунулся из-под лавочки почти целиком.
  Ариселия, улыбаясь, шла к ним. Монбазор, едва не подавившись очередным зевком, радостно вскочил ей навстречу. Усталости как не бывало!
  
  Увлеченный разговором, чародей так и не понял, что произошло. Почему-то один из его фантомов - акробат - вдруг занервничал, вышел из круга и направился к зданию дворца. Может, ему кто-то что-то сказал. Может, он почувствовал сильный всплеск магии (как существа магические, иллюзии намного сильнее, чем люди, реагируют на изменения магического поля). Может, он растолковал чье-то заклинание как призыв.
  Такс забеспокоился первым и, коротко рыкнув, помчался наперерез артисту. Пока его хозяин сообразил, в чем дело, акробат был уже у служебного входа во дворец. Пес не успел его остановить. Фантом, опередив его буквально на несколько прыжков, скрылся за дверью. Монбазор, подбежавший в следующее мгновение, осторожно приоткрыл ее. Внутри, если не считать спящего прямо на ступеньках привратника, никого не было видно.
  - Такс, ты можешь взять след? - на всякий случай шепотом спросил у напарника.
  "Нет. Очень много разной магии. Да и фантомы почти не оставляют следов".
  - Значит, придется так искать. Хорошо хоть, что у меня пропуск есть, выгнать не должны. Разделяемся?
  
  В вестибюль из коридора осторожно спустилась еще одна тень. Удовлетворенно хмыкнув при виде спящего привратника, на всякий случай продлила действие усыпляющего заклинания.
  Осторожно выглянув наружу, она то ли цыкнула, то ли чем-то щелкнула. Внезапно из переулка выплыло легкое облачко, целеустремленно обогнуло площадь с танцующими и веселящимися людьми и втянулось в дверь. В кутерьме никто не обратил на него внимание.
  Тень задумчиво рассматривала новоприбывших. Верхом на магическом животном, весьма напоминавшем Крококота, сидел небольшой голем, прижимавший к себе рукой какой-то мешочек. Внезапно внешний вид животного изменился. Теперь оно было очень похоже на Такса, особенно - изумрудно-зеленым окрасом.
  Проворчав что-то одобрительное, тень поднялась по лестнице и исчезла в коридоре. Лже-Такс с големом на спине последовали за ней.
  
  Дворецкий Твуть уже практически не нервничал. Только ноги почему-то заплетались, и при ходьбе приходилось держаться за стенку. Но останавливаться было нельзя. Во дворце прием, он должен быть на своем рабочем месте. Все эти перипетии и так изрядно его задержали.
  Внезапно дорогу пересекло деловитое животное, вынырнувшее откуда-то сбоку (арок, закоулочков и ниш во внутренних покоях хватало с избытком). Издалека его можно было принять за голована, но дворецкий знал, что это собака. С похожими животными во дворце иногда появлялись иномиряне. Да и в коллекции зоопарка они имелись.
  Правда, раньше он никогда не видел именно таких. Длинная и низенькая, на коротких кривоватых лапках. Густая роскошная шерсть какого-то непонятного окраса: бледно-желтый местами плавно переходил в ярко-зеленый. При этом желтые пряди заметно вились, а зеленые лежали легкими волнами.
  
  Такс неприязненно глянул на Твутя и побежал дальше. Пес и сам догадывался, что смотрится не очень презентабельно. В какой-то момент он по привычке попытался было вылизать мокрую шерсть, но совсем забыл про свой грим. Лишь увидев ярко-зеленые полосы на светлом, сообразил, что что-то не так. Краска была нестойкой, легко смывалась вместе с локонами. Во дворце Монбазор высушил его с помощью магии, но это мало чем помогло - укладка была безвозвратно испорчена. Такс решил, что потом выкупается в каком-нибудь фонтане.
  В любом случае, какой бы он сейчас ни выглядел, до монстра ему далеко. И абсолютно незачем так хвататься за сердце!
  
  Твуть так и остался стоять у стены, пытаясь справиться со своими непослушными ногами. Впрочем, его ошеломил не сам пес. Он расстроился из-за того, что внутренние покои почему-то превратились в проходной двор. Дворецкий всегда гордился тем порядком, который удавалось поддерживать в огромном здании дворца, а сегодня здесь царил хаос.
  Надо было скорее добираться до кухни. Там всегда присутствовал дежурный маг. Пусть вместе с парочкой дюжих официантов пройдут коридорами и выгонят всех посторонних - и фантомов, и реальных нарушителей. Заодно и охранные заклинания проверят. Тот субчик уже давным-давно ушел, так что лично ему это ничем не грозит. Небось, паскуда, забыл защиту вновь активировать.
  
  Вдруг из-за угла вынырнула еще одна собака. Точь-в-точь как предыдущая, только равномерно зеленая и с пассажиром на спине.
  "И эти размножаются!" - нервы дворецкого не выдержали. Тоненько взвизгнув, Твуть рванул прочь, насколько это позволяли заплетающиеся ноги. Свернув в какое-то боковое ответвление коридора (будь они неладны со своей замысловатой планировкой), он вдруг столкнулся с еще одним нарушителем - каким-то уличным актером. Не успев затормозить, Твуть практически горизонтально пролетел сквозь него: ноги наотрез отказались ему повиноваться.
  Фантом оказался очень качественным - от удара он не развеялся. Лишь издал характерный непристойный звук. Резко запахло жасмином.
  Дворецкий, к счастью, тоже не пострадал. Он приземлился достаточно удачно: долетел до ближайшей ниши и безвольно рухнул на диванчик, стоявший под стеной.
  Иллюзия даже не взглянула на него и исчезла в том же коридоре, из которого только что появился Твуть. Впрочем, через несколько минут она промчалась в другую сторону. Ее преследовала какая-то тень, сопровождаемая подозрительно знакомым силуэтом. Все та же собака! Да еще и на пару с нарушителем.
  Отблеск яркой вспышки на секунду осветил стены.
  "Размножаются, банабаки! Бежать отсюда и немедленно!" - мелькнула мысль у несчастного дворецкого. Собрав последние силы, он одним рывком оторвался от дивана. И, отчаянно заплетаясь, поспешил подальше от этого места.
  Сейчас винный погреб казался ему самым надежным убежищем. А всех посторонних, если они там окажутся, он оттуда выгонит. Как-нибудь и сам справится, без дежурного мага.
  
  "Чувствую его!"
  Сигнал от Такса пришел откуда-то из недр внутренних покоев, поэтому Монбазору пришлось изрядно попетлять. И пса, и фантома он настиг лишь благодаря своему напарнику. Погоня порядком измотала беглеца, поэтому его поле маг чувствовал очень неясно. Зато развеять ослабленную иллюзию удалось без проблем.
  Банабаки, преспокойно сидевший с Крококотом на руках в одной из ниш, с удовольствием наблюдал небольшую, но очень красивую яркую вспышку, в которой исчез акробат. Правда, он оставил после себя сильный запах жасмина.
  В пылу погони Пампука-младший не заметил, что за ним наблюдали. Пес зрителей увидел, но никак не отреагировал - очередная копия Банабаки его не сильно заинтересовала.
  - Мы не заблудились? - наконец-то смог отдышаться Монбазор, - Мне кажется, эти коридоры бесконечны. Такс, наверное, ты веди.
  Пес уверенно нырнул в боковой ход, его хозяин последовал за ним. Ни один из них так и не заметил, что за ними следила еще одна тень.
  
  Толпа, окружавшая Агиршелло, порядком поредела. Да и сам он очень устал. Все меньше острил, все реже взрывались хохотом его собеседники. Постепенно разошлись последние слушатели, оставив его одного, задумчиво потягивающего напиток из бокала.
  Вконец расстроенный Швендзибек присел возле старшего магистра лишь потому, что обнаружил свободное место.
  - Вы-то хоть настоящий? - спросил он на всякий случай. Придумывать очередную уловку-проверку совсем не было сил.
  - Настоящий, настоящий, можете потрогать. А что, проблемы?
  - Ни с кем не могу толком поговорить, все время натыкаюсь на фантомы.
  - Ну, конечно, вы же их не распознаете! Что ж, если хотите, могу помочь. Вот, например, из четырех Банабаки здесь нет ни одного настоящего. Из трех Бельгудеев - тоже. Дурбанкул разговаривает с Голембиозисом - это фантомы, причем, высококачественные. Реальные маги сейчас под тенью. Кстати, тоже общаются друг с другом и с Квантофельбаумом. Еще два фантома: Квантофельбаум беседует с Цирлифексом. С Твиндельдамом и Твиндельдастом играет тоже не Цирифлекс, а иллюзия. Гаудинер только что свой фантом ликвидировал, оставшись в единственном экземпляре. Снуфелинга вообще не вижу, ни в какой ипостаси. Равно как и Борталония. А кто вам нужен?
  - Вообще-то, Борталоний, но раз пока его нет... Уважаемый коллега, с вами можно будет обсудить одно небольшое дельце?...
  
  Форальдегид Пропан уже который час сидел в какой-то забегаловке. Он никуда не торопился, его ничуть не смущала невзрачная обстановка. Какая разница, где он и что с ним, если все и так пропало?!
  "Хотя, может, и не все... Очень даже не все... А это неплохая идея... В любом случае, стоит попробовать, прежде чем окончательно отчаиваться!" - мелькнула шальная мысль.
  Швырнув деньги на стол, он стремительно выбежал на улицу. Добраться до дворца удалось буквально за несколько прыжков - такую скорость "длинного шага" ему давно не приходилось развивать.
  Чуть не столкнувшись с Монбазором и Таксом, он нырнул в знакомую дверь бокового входа.
  - Что это с ним? - удивленно спросила у друзей подбежавшая к ним Селия.
  
  Цирлифекс выдержал лишь несколько партий. Твиндельдам и Твнидельдаст оказались чересчур предсказуемыми противниками. Домино для них не было новинкой, но они до сих пор путались в правилах. Да и выбранная ими стратегия - меньше думай, действуй напролом - была не очень удачной. От души нащелкав обоих по лбу, архимаг откланялся, оставив вместо себя фантома.
  Иллюзия оказалась весьма азартной, и схватка разгорелась с новой силой. С уходом настоящего Цирлифекса болельщики не разошлись, наоборот, их число заметно увеличилось. Сейчас ставки делались не на результат конкретной партии, а на то, когда же наконец-то близнецам удастся обыграть фантома. Кроме того, многих привлекала сама игра, становившаяся все более эмоциональной.
  Твиндельдам и Твнидельдаст, не видя другого выхода, безбожно жульничали. Маг из ордена Бездонной Чаши, уязвленный тем, что реальных людей побеждает какая-то иллюзия, отчаянно им подыгрывал. Лже-Цирлифекс, вынужденный обороняться на три фронта, регулярно взывал к справедливости, требуя назначить арбитров из числа зрителей-фантомов (таких в толпе наблюдающих было немало).
  Подсчет очередных результатов постоянно превращался в ожесточенный спор, немалую лепту в который вносили и болельщики. Братья отрицали любые обвинения в свой адрес, заученно твердя: "ничего не было" с самыми невинными выражениями лиц. Маг будто бы и заступался за напарников, но сам лишь подливал масла в огонь, накручивая и без того взвинченного фантома. Победитель все время рвался нащелкать больше, чем полагалось, мотивируя это необходимостью пресекать нечестную игру любыми методами.
  
  Очередную пристрастную разборку прервало появление Эфраима Квантофельбаума.
  - Прошу прощения, коллеги, на пару слов.
  Твиндельдам и Твнидельдаст с одинаково непроницаемым выражением лиц степенно покинули игру. Впрочем, оказавшись вне круга болельщиков, они припустили едва ли не вприпрыжку. Фантом было заикнулся об уже насчитанных и недополученных близнецами тридцати шести щелбанах проигрыша, но толпа его не поддержала. Пришлось ему искать новых партнеров.
  Вместе с подчиненными Великий магистр удалился в одну из переговорных. С подачи братьев, опасавшихся мстительного фантома, они наложили на комнату такую мощную защиту, что на время она просто выпала из реальности.
  
  Безуспешно проплутав по пустующим переговорным, Форальдегид Пропан наконец-то добрался до оружейного кабинета. Он не мог сказать, сталкивался ли с охранными заклинаниями по пути сюда или нет. Сейчас чародей был в том состоянии, что мог бы пробить любую преграду и даже не почувствовать этого.
  Немного отдышавшись, премьер-магистр ордена Бездонной Чаши решительно постучал и вошел внутрь. Практически через пару мгновений дверь широко распахнулась. Пропан буквально вывалился спиной вперед из кабинета и припустил во весь дух по коридору.
  Лишь через несколько переходов маг-алхимик остановился. Несколько минут, потраченных на упражнения псифизгимы, позволили ему успокоиться.
  Твердым шагом он направился в зал, встретив по дороге Банабаки с Крококотом на руках. Оба подозрительно посмотрели друг на друга, но разошлись, не сказав ни слова.
  
  Борталоний и Бельгудей мирно беседовали в библиотеке, чрезвычайно довольные тем, что им никто не мешает. Официант принес поднос, щедро уставленный напитками и закусками, за которым можно было просидеть и до утра.
  - Коллега, вы ничего не почувствовали? - Борталоний как-то напрягся и насторожился.
  - А что я должен был почувствовать?! - Бельгудей прислушался.
  - Мне показалось, что где-то поблизости только что произошел выброс магии - мощный, но как будто ослабленный, словно петарду подушкой накрыли. А вы что-то ощутили?
  Бельгудей задумался. Было видно, как в его глазах мелькают обрывки мыслей. Казалось, что прислушайся, и можно будет различить скрип колесиков, крутящихся у него в голове.
  - Нет, - наконец решительно ответил он. - Ничего не чувствую.
  Разговор продолжился.
  
  Премьер-магистр ордена Бездонной Чаши Форальдегид Пропан старался двигаться по залу как можно достойнее. Спокойно, уверенно, не привлекая внимания окружающих.
  Сложнее всего было найти занятие для рук. Мелкая дрожь пальцев выдавала его возбуждение. В принципе, у него оставались неиспользованные хлопушки - серия мелких взрывов помогла бы снять напряжение. Но Пропан не хотел шуметь: сейчас было необходимо слиться с толпой, затеряться среди гостей.
  Заторможенное поведение обычно гиперактивного мага не могло остаться незамеченным. Присутствующие оборачивались к нему, провожали взглядами, предвкушая очередную красочную выходку, которую, вероятно, сейчас и обдумывал премьер-магистр.
  Оказавшись в центре внимания, Форальдегид Пропан почувствовал себя загнанным в угол. Окончательно его нервы сдали, когда он проходил мимо Голембиозиса и Цирлифекса. При его приближении разговор между ними сразу же прекратился. Возможно, собеседники просто не хотели, чтобы их кто-то подслушал, но Пропан отнес эту заминку на свой счет. Торопливо миновав их, он внезапно обернулся и поздоровался - хотя сегодня уже успел пообщаться и с тем, и с другим. В следующий миг осознал свою оплошность и криво улыбнулся. Ничего не оставалось, как смущенно раскланяться и попытаться скрыться.
  Сорваться вприпрыжку ему помешала тележка с напитками. Споткнувшись, Форальдегид потерял равновесие, взмахнул руками и рухнул на пол. Падение сопровождала серия красочных взрывов. Карманы премьер-магистра по привычке были забиты мелкими зарядами, и все они сработали практически одновременно.
  Долгожданная выходка была встречена неоднозначно: кто-то засмеялся, где-то раздались аплодисменты, а где-то - возмущенные возгласы "подрезанных" тележкой гостей.
  
  Первым в ситуации сориентировался Гаудинер, случайно оказавшийся свидетелем происшествия. Он видел, как Пропан налетел на тележку - будто вслепую. Было похоже, что премьер-магистру необходима помощь. Гаудинер помог ему подняться и тихо ретироваться, оставив официантов самих ликвидировать следы происшествия.
  Тележка, растерявшая и расплескавшая по пути добрую половину своего груза, проехала насквозь толпу болельщиков и шумно врезалась в столик с костяшками. Не выдержав удара, разложенная на нем комбинация рассыпалась, вызвав справедливое возмущение игроков и зрителей, сделавших ставки.
  Сердитые комментарии болельщиков отвлекли окружающих. Лишь немногие поняли, что в происшествии виноват именно Пропан. Для остальных его участие в инциденте осталось практически незамеченным.
  
  Секретарь Двигин уже который раз встревожено поглядывал на часы. Император Венизелос должен был произнести заключительный тост, но почему-то задерживался.
  Подозвав официанта, Двигин приказал разыскать Твутя. Необходимо было выделить напитки и фрукты из дворцовых резервов - запасы, подготовленные для приема, уже истощились.
  
  Звиздуничар, весь вечер скрывавшийся под личиной Банабаки, спустил с рук фальшивого Крококота. Едва ступив на пол, тот сразу же исчез. Вместе с ним исчезла и маска чернокожего магистра.
  В своем настоящем обличье маг медленно подошел к Оружейному кабинету и осторожно постучался. Прислушался к тишине за дверью. Не выдержав, заглянул внутрь без приглашения и замер на пороге. После длительной паузы отступил назад и аккуратно прикрыл дверь.
  Вместо Звиздуничара в коридоре вновь возник Банабаки. Уверенно пройдя несколько коридоров, он спрятался в каком-то закоулке в очередной неприметной нише. Достал из кармана амулет, сильно сжал его в руках и пристально вгляделся.
  Через несколько минут в коридоре стояли два Банабаки. Подлинный магистр примчался запыхавшийся, застегиваясь на ходу. Он был заметно встревожен.
   - Ты был прав, не надо было идти, - подытожил он с расстроенным видом. - Теперь стоит ожидать очень больших неприятностей.
  - Думаю, прорвемся. Не в первый раз.
  - Я знал, что на тебя можно надеяться! Возвращаемся в зал?
  
  Возле Оружейного кабинета появился очередной посетитель - непривычно сосредоточенный Бельгудей. Только одна деталь выдавала его внутреннее напряжение: время от времени он нервно облизывал губы.
  Вежливо постучался - ответа не последовало. Поколебавшись, тихонько приоткрыл дверь и зашел внутрь. Обратно он выскочил практически сразу. Хлопнув дверью, помчался по коридору.
  Первым, кого он встретил, был дворецкий, мирно стоявший у стены.
  - Твуть, несчастье! - начал было Бельгудей, но замолк и удивленно посмотрел на слугу. Тот еле держался на ногах, его взгляд был затуманен.
  - Твуть, что с вами?
  От легкого прикосновения дворецкий медленно съехал по стене и сел прямо на пол. Маг наклонился над ним и почувствовал сильный запах.
  "Алкоголь? В этом мире? Откуда?! И вообще, что здесь происходит?!", - встревожено подумал он.
  
  Спавший в вестибюле служебного входа привратник, наконец-то начал приходить в себя. Кряхтя, он попытался приподняться, но никак не удавалось. Постарался вспомнить, что же произошло, почему он здесь лежит, но в голове был сплошной туман.
  Внезапная яркая вспышка ослепила его: еще одно усыпляющее заклинание уложило несчастного назад на ступеньки. Бельгудей перепрыгнул прямо через охранника и выскочил наружу.
  
  Монбазор и Селия полночи так и просидели на своей лавочке. Число артистов-фантомов заметно уменьшилось, оставшиеся выглядели уставшими, но Пампука-младший не спешил их развеивать. Ему хотелось еще немного продлить эти мгновения.
  Влюбленные видели, что кто-то выбежал из дворца. Кто именно - понять было сложно. Таинственная тень мелькнула слишком далеко, чтобы быть опознанной. Впрочем, случайные прохожие их сейчас и не интересовали.
  Такс узнал Бельгудея, но никому об этом не сказал. Правда, никто его об этом и не спрашивал.
  
  Швендзибек все больше распалялся. Все-таки он не зря потратил время, придя на прием. Агиршелло - очень известный и влиятельный маг, при его поддержке можно начинать самые смелые проекты. Если бы удалось его заинтересовать... Голос чародея скакнул еще на пол-октавы выше.
  Рассказывая, "супер-архимаг" не обращал никакого внимания на реакцию своего собеседника. Он практически не отрывал взгляд от блокнота, в котором заранее отметил основные тезисы. Необходимо было успеть закончить свой доклад до того, как Агиршелло кто-нибудь перехватит. Или ему самому надоест слушать.
  В какой-то момент Швендзибек понял, что голос начинает отказывать ему - становится сиплым. Пришлось прерваться. Он судорожно вздохнул, оторвал взгляд от записей, оглянулся в поисках своего бокала... И остолбенел.
  Агиршелло безмятежно спал, еле слышно посвистывая носом. Воспользовавшись Швендзибеком, как ширмой, надежно укрывшей его от посторонних взглядов, уставший маг решил немного вздремнуть и сладко уснул.
  
  Устал не только Агиршелло. Гул почти смолк, беседы велись не столь оживленно. Число присутствующих в зале заметно уменьшилось. Фантомы постепенно исчезали: праздник подходил к своему завершению, и маги собирались расходиться. Вяло переговариваясь, они недовольно поглядывали то на часы, то на фантом Венизелоса.
  Просто так уйти было бы крайне невежливо. Император должен произнести заключительный тост, и лишь тогда можно будет покинуть прием. К сожалению, фантом не мог заменить своего хозяина в столь ответственном деле. Никаких указаний на этот случай он не получал, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как ждать появления Венизелоса. Вместе с ним в ожидании томились и высокопоставленные гости.
  
  Форальдегид Пропан, наконец-то сбросивший непривычную для себя маску спокойствия, суетился как обычно. Не выдержав, он подбежал к секретарю и предложил ему вместе отправиться на поиски императора. Венизелос вполне мог заговориться с кем-то и забыть о том, что время приближается к утру.
  Двигин даже приподнялся со своего места, собираясь отправиться вместе с Пропаном, но вновь опустился назад.
  Беспокоить Венизелоса, который мог задержаться на очень важной встрече... Нет. Для этого должны быть очень веские основания.
  
  Дверь в зал распахнулась с таким грохотом, что стоявшие недалеко от входа разом обернулись.
  Старший магистр Борталоний, вломившийся на прием столь непристойным образом, несколько секунд не мог сказать ни слова: сердце колотилось как сумасшедшее. Наконец-то он смог хрипло выдохнуть:
  - Императора убили... Там... В Оружейном...
  На последней фразе голос сорвался на неприличный писк и Борталоний замолк. Лишь махнул рукой в нужном направлении. Но страшная весть уже передавалась по залу.
  Через несколько мгновений в помещении осталась лишь горстка фантомов во главе с иллюзией Венизелоса, да прислуга. Не зная, как необходимо поступить в данном случае, они решили ничего не предпринимать.
  
  Оружейный кабинет в мгновение ока оказался забит людьми. Из коридора напирали опоздавшие, отчаянно пытавшиеся пробраться вперед. Лишь вокруг кресла, в котором и находился Венизелос, оставалось свободное пространство. Подойти ближе никто не решался.
  Император сидел возле чайного столика, под которым лежал распахнутый ларец. Магические накопители выпали из своего хранилища и раскатились по всему полу. Откинувшись на спинку кресла, Венизелос все еще сохранял ровную осанку. На его лице застыла удивленная усмешка, настолько знакомая окружающим, что, казалось, он вот-вот откроет глаза и встанет. Но нож, всаженный по самую рукоятку в его грудь, и пятно крови, растекшееся на одежде, подтверждали самое страшное: император уже никогда не поднимется.
  
  Первым из присутствующих опомнился Дурбанкул.
  - Ничего не трогать, никому не колдовать! Дверь закрыть, все опечатать, вызвать стражу и магический правопорядок, выставить караул! И срочно сообщить в столицу!
  
  
  Глава 14. Тревожное утро
  
  Раннее утро после карнавала
  Вольтанутен. Филиал ордена Серебряного Лома
  
  После беспокойной ночи в Вольтанутен наконец-то пришло спокойное утро. Под мерное постукивание очередного дождя горожане отдыхали от треволнений прошедших суток.
  Пожалуй, из всего населения города в эти часы не спали лишь двадцать-тридцать человек. Большинство из них собрались в небольшом уединенном особнячке, принадлежащем ордену Серебряного Лома. Здание предназначалось для проведения конфиденциальных встреч. Качество выставленной здесь защиты гарантировал сам Великий магистр Дурбанкул.
  - Уважаемые, прошу всех к столу, - хозяин особняка цепким взглядом окинул присутствующих. - Только, пожалуйста, лично. Думаю, сегодня нам лучше обойтись без фантомов.
  Собравшиеся настороженно переглянулись, в воздухе повисла неловкая пауза. Дурбанкул спокойно ждал.
  Затянувшееся молчание прервал сильный грохот. Дверь в умывальную, спрятанная за декоративной лианой в дальнем углу, ходила ходуном. Кто-то тряс ее изнутри. Задвижка отчаянно подпрыгивала в своих пазах, но напору не поддавалась.
  Первыми сориентировались Твиндельдам и Твиндельдаст. В несколько прыжков они оказались возле двери, один из братьев открыл засов. Глава ордена Алмазных Врат, с трудом сдерживавший свой гнев, наконец-то смог выйти. Сердито оглядевшись, он направился к столу.
  Козла отпущения Квантофельбаум нашел практически сразу.
  - Тебя здесь только не хватало! - вызверился он на собственного фантома.
  Испуганно пискнув, иллюзия исчезла, оставив после себя лишь сероватое облачко.
  - Ну и запоры у вас, - уже более дружелюбно проворчал магистр в адрес Дурбанкула. - Дверь в умывальную так запечатана, что сразу и не разберешься. Небось, комплексное четвертого уровня использовали?
  - Да нет... Иногда обычный тугой засов надежнее, - пряча улыбку, парировал известнейший взломщик Империи.
  
  Совещание Дурбанкул вел уже совсем иным, серьезным и деловитым тоном.
  - Преступление, которое было совершено этой ночью, весьма неприятно для всех нас. Убит отставной император. Человек, сумевший совершить такое, владеет магией высокого уровня. Это делает его вдвойне опасным. Завтра же утром здесь появятся следователи из Гильдии и императорские дознаватели. Понятно, что они не ограничатся стенами дворца. Будут искать и в городе, и, конечно же, в орденах. Начнут соваться в наши дела. Между тем, никому здесь не нужны лишние глаза и уши. Каждому из нас есть, что скрывать...
  Возмущенный ропот, донесшийся с мест, прервал его слова.
  - Я сказал, каждому! - в голосе ведущего лязгнул металл. - У всех нас есть дела, требующие конфиденциальности! Нет никакой необходимости посвящать в них гильдию или Империум!
  Дурбанкул выдержал многозначительную паузу и продолжил уже более спокойным тоном:
  - Скорее всего, это убийство совершил кто-то из нас. Кто-то из сидящих в этой комнате. Такая возможность была у каждого...
  Первым не выдержал Снуфелинг. Нарастающий поток обвинений возмутил его до глубины души. Оскорбленный, он вскочил и даже успел открыть рот...
  - Я сказал, у каждого!!! - Дурбанкул вновь повысил голос, взглядом осадив нарушителя дисциплины. - Пожалуй, во всем городе только присутствующим здесь по силам столь дерзкое преступление!
  Выступающий резко оборвал свою речь и потянулся к стакану с водой. Все еще стоявший Снуфелинг тихонько сел на свое место. Остальные молча обдумывали сказанное.
  Глава ордена Серебряного Лома продолжил очень спокойно, будто и не он только что кричал.
  - Предлагаю следующее: тот, кто это сделал, сейчас же встанет и сознается в содеянном. Каковы бы ни были причины преступления, мы не причиним ему вреда и позволим уйти. Дадим возможность спокойно покинуть этот город и этот мир. Сейчас каждый из нас даст магическую клятву, что никогда не будет преследовать его. Все согласны?
  Возразить ему не рискнул никто. Первым принял решение Снуфелинг. Торопливо встал, быстро, но аккуратно выполнил необходимый ритуал, и лишь после этого оглянулся на остальных. Окружающие молчали, никто не спешил следовать его примеру.
  Следующим степенно поднялся Квантофельбаум. Спокойно, без спешки произнес заклинание и вернулся на свое место. Твиндельдам и Твиндельдаст дождались шефа, после чего практически одновременно вскочили и плечом к плечу ступили на середину гостиной.
  Только они закончили обряд, из своего кресла буквально выпрыгнул Форальдегид Пропан. После принесения им обета присутствующие заметно оживились - каждый спешил быстрее выполнить неприятную обязанность.
  Дурбанкул внимательно вслушивался и всматривался в коллег. Никто из них не собирался признаваться, никто не колебался, давая клятву. Он уже понимал: преступник не принял его предложение.
  Магистр настолько сосредоточился на своих мыслях, что вначале не понял, почему все замолкли и смотрят на него. Лишь через несколько секунд сообразил: теперь его очередь. Он единственный, кто еще не поклялся.
  Завершив свой ритуал, Дурбанкул медленно произнес:
  - Обращаюсь к тому, кто это сделал: не надо спешить с решением, подумайте еще раз. У вас будет время до конца нашего собрания. После него клятва распадется, и мы уже не будем ничем связаны.
  Последние его слова повисли в воздухе. Собравшиеся никак не отреагировали на выступление. Каждый считал, что выполнил свой долг, и просто ждал продолжения.
  Молчал и сам Дурбанкул. Он не знал, о чем говорить дальше. Магистр был настолько уверен, что сразу же получит признание, что не продумал запасного варианта...
  В абсолютной тишине раздался надтреснувший голос Голембиозиса.
  - Великий магистр совершенно прав: никому из нас не нужно продолжительное расследование.
  Глава ордена Глиняного Демона говорил негромко и размеренно, будто обдумывая вслух создавшуюся ситуацию.
  - Если убийство совершил кто-то из нас, я думаю, он достаточно умен, чтобы позаботиться о своей безопасности. Концы уже спрятаны - найти их будет непросто.
  Старейшего в Империи магистра слушали, не перебивая. Никто даже не пытался возразить ему.
  - Я предлагаю следующее. Пусть дознаватели как можно скорее получат убийцу - лучше, конечно же, мертвого - и сразу же убираются отсюда. Так безопаснее для всех нас. Мы, со своей стороны, будем оказывать активное содействие следствию. Одновременно проведем свой тайный поиск, сами попытаемся определить виновника. Мне лично неприятно осознавать, что рядом со мной сидит человек, способный использовать для достижения цели такие грубые и непрофессиональные методы. Убийство члена Империума...
  - Бывшего!... - реплика прозвучала так неожиданно и громко, что многие вздрогнули. И практически никто не понял, кому она принадлежала.
  - Бывших членов Империума не бывает, - взгляд Голембиозиса заметно потяжелел, но голос оставался тихим и спокойным. - Может, все-таки, этот кто-то согласится сознаться? Клятва еще действует.
  Великий магистр внимательно ощупал взглядом каждого из сидящих за столом.
  Архимаг Снуфелинг нервно грыз кончик пера. Очень сдержанный, на публике он обычно не позволял себе таких вольностей. Его пальцы были испачканы чернилами, сине-зеленые брызги виднелись и на белоснежных манжетах, но маг ничего не замечал - настолько был погружен в свои мысли.
  Старший магистр Агиршелло, спрятавшись за одним из братьев, беззастенчиво дремал. На нем был все тот же праздничный костюм, правда, уже с парочкой свежих пятен.
  Сидевший за ним премьер-магистр Пропан все время теребил какой-то амулет. Было видно, что ему не хватает привычных петард, но пользоваться ими сейчас было бы слишком вызывающе.
  Троица из Алмазных Врат время от времени беспокойно поглядывала на его кислотную шевелюру, но от комментариев воздерживалась. Впрочем, сами они выглядели еще более подозрительно.
  Представители ордена Железного Зуба - Банабаки и Звиздуничар - казалось, вообще не принимают участия в переговорах. Поставив "Полог тишины", они о чем-то оживленно шептались.
  Старший магистр Гаудинер никакой защиты не выставлял. Но при этом так старательно смотрел в стол, что было не ясно, присутствует он здесь только формально или внимательно следит за ходом событий.
  Борталоний, подчиненный Голембиозиса, наоборот, очень живо реагировал на слова своего шефа. При этом его руки не успокаивались ни на минуту. Он все время поправлял и ощупывал ворот, что выдавало крайнюю степень беспокойства. Встретившись взглядом с Великим магистром, Борталоний, смущенно потупившись, опустил кисти на стол. В тот же миг у него из-за пазухи выглянул маленький големчик и с любопытством уставился на Голембиозиса. Впрочем, играть в "гляделки" со старым магом ему не понравилось. Уже на третьей секунде он сдался и нырнул обратно в свое убежище.
  - Есть желающие признаться? - на всякий случай спросил оратор, - Нет? В таком случае можем продолжать. Предлагаю не терять времени зря и сразу перейти к организационным вопросам. В частности, для проведения нашего расследования необходимо будет создать триумвират...
  - Тройку, - тихонько подсказал Дурбанкул.
  - Да, именно тройку. В составе из трех человек. Я бы рекомендовал следующие кандидатуры: Великий магистр Дурбанкул, как инициатор нашего собрания, Великий магистр Снуфелинг, как человек, наиболее далекий от наших общих проблем...
  Последние его слова утонули в возмущенных возгласах.
  - Я думаю, что все, кого это касается, знают, какие проблемы я имею в виду? - невозмутимо продолжил Голембиозис.
  - А третьим, наверное, будете вы?! - Квантофельбаум даже привстал, лишь бы его вопрос не остался неуслышанным.
  - Нет, я для таких дел уже слишком стар, - главу ордена Глиняного Демона, казалось, ничего не могло вывести из себя. - Предлагаю на этот пост моего заместителя старшего магистра Цирлифекса. Возражений, надеюсь, нет?
  Вопрос был задан неожиданно жестко. Глаза, казалось бы, дряхлого старца, внезапно полыхнули недобрым огнем. Даже близнецам стало ясно: возражать можно, но бесполезно.
  - А сейчас попрошу выступить вас, коллега, - учтивейшим тоном обратился Голембиозис к Дурбанкулу. - Как я понимаю, вы уже подготовили предложения по поводу нашей общей позиции для официальных дознавателей...
  
  Швендзибек разочарованно вздохнул. Сквозь магические щиты, выставленные по периметру особняка, не смог бы пробиться и сам Мерлин. Сейчас, через несколько часов после убийства императора, за этими стенами принимаются судьбоносные решения. На кону - благополучие Вольтанутена и, вероятно, всей Империи. Как ни прискорбно это осознавать, мнение внеорденского "супер-архимага" в данной ситуации никого не интересует. Никто даже и не подумал пригласить его на совещание. А значит, вновь он оказался не у дел.
  Плотнее закутавшись в плащ, неудачливый шпион погрузился в свои невеселые думы.
  "Как некстати убили императора! Погиб мой крупнейший клиент, основной источник доходов. Найти другого такого заказчика будет совсем не просто. И где его вообще можно искать?
  Впрочем, расследование обязательно привлечет внимание к нашему городку. Из Столицы приедут какие-нибудь важные персоны. Такой шанс расширить круг полезных знакомств и связей! Надо будет обязательно перед ними засветиться, принять участие в их расследовании!".
  Швендзибек даже поерзал от возбуждения и натянул шляпу еще глубже, практически на нос. Куст, под которым он примостился, защищал от дождя все хуже и хуже. Капли скатывались с мокрых листьев, стремясь добраться до открытых участков тела.
  "Легко сказать - принять участие! В оружейном кабинете я все время крутился вокруг Дурбанкула, демонстрируя свою готовность помочь. А он даже не взглянул в мою сторону. В итоге меня беспардонно выпроводили домой вместе со всеми. Даже место в экипаже слуги подыскали - лишь бы убирался поскорее. Хорошо, что я вовремя сообразил, куда Дурбанкул может отправиться. Дома только переоделся и побежал прямо к особняку!".
  Вода, собравшаяся в выемках полей, наконец нашла выход где-то над ухом. Тонкий ручеек обогнул мочку, побежал по шее и холодной змейкой соскользнул с плеча. "Супер-архимаг" недовольно поежился: под левой подмышкой заметно посвежело.
  "Хорошо, что я успел получить у Венизелоса гонорар за последние консультации! Этих средств должно хватить... Но на что? С чего мне начинать?!... Хоть бы здесь удалось что-то разузнать! Надо еще раз посмотреть!".
  Откуда-то из глубин плаща Швендизбек выудил иномирянский чудо-прибор, купленный им за сумасшедшие деньги у одного из клиентов. Старательно протер окуляр, долго устраивался и наконец навел подзорную трубу на окна первого этажа.
  
  Ариселия добралась домой незадолго до начала дождя. Если бы не угроза вымокнуть до нитки, влюбленные, вероятно, гуляли бы до самого обеда.
  Ложась спать, девушка предусмотрительно поставила будильник. В ее планы совершенно не входило провести в кровати весь день. Но трезвона не дождалась. Через несколько часов она испуганно вскочила и начала лихорадочно собираться на работу. Вспомнив, что сегодня выходной, рассмеялась и окончательно проснулась. Уснуть уже не удалось.
  Настроение было настолько приподнятым, что Ариселия не замечала усталости. Не зная, чем себя занять, магичка решила подсчитать свой вчерашний заработок. Вытряхнула все содержимое кошелька, тщательно проверила карманы одежды, нашла мешочек собранных Таксом монет... И вновь улыбнулась: так много денег у нее еще никогда не было! Одних монет столько, что сразу не сосчитать. Придется раскладывать по столбикам.
  "Можно будет накупить себе сластей, - радовалась Ариселия. - Нет, лучше потратить эти деньги на подарки родителям. А себе приобрести что-то нужное... Или отложить на будущее... Будущее!"
  Эта мысль прозвучала настолько пугающе, что магичка даже вздрогнула от неожиданности. Монеты рассыпались и покатились по полу.
  "Мое будущее никак не связано с этим городом..."
  Практика Ариселии должна была закончиться через три руки - до ее завершения оставалось всего пятнадцать дней. К началу учебного года ей предстояло вернуться в Сэрендин.
  "Еще целый год учиться! Достаточный срок, чтобы в рекламном отделе обо мне забыли. Никому и в голову не придет так долго держать место, на которое столько претендентов! А после учебы меня отправят заряжать магические батарейки. В лучшем случае, буду зачаровывать метелки и швабры под чутким руководством госпожи Пампуки".
  От этих мыслей Селии стало совсем грустно, и она попыталась утешить себя.
  "Если повезет, за пять-семь лет я смогу накопить на обучение в не самом престижном университете. Правда, такой работы, как в рекламном отделе, я и потом не найду. Во всей Империи ничего подобного нет. Может быть, только в Столице. Но было бы глупо надеяться, что там меня встретят с распростертыми объятиями".
  О том, чтобы бросить училище и остаться в рекламном отделе, магичка боялась и подумать. Слишком шатким было бы ее положение. Кому нужен специалист без диплома?!
  "А Монбазор?!", - тонким уколом отозвалось сердце.
  Девушка чуть не расплакалась от отчаянья. Как бы она хотела быть с ним, помогать ему! Он такой умный! Но при этом совершенно не приспособлен к жизни. Ему нужен человек, который вел бы его дела, решал бытовые вопросы, отстаивал его интересы. Но госпожа Пампука никогда не согласится принять ее в свою семью! Да и сам Монбазор вряд ли захочет ждать ее целый год. Зачем ему она, рядовая ученица из провинциального училища?!
  Тяжело вздохнув, Ариселия начала собирать монеты с пола обратно в мешочек. В полдень откроются городские лавки, можно будет пройтись по магазинам, поднять настроение. Заодно и присмотреть себе какую-нибудь обновку. Лучше всего - обувь. Ее сапожки совсем износились.
  
  "Совещание двадцати" закончилось вполне мирно. Голембиозис больше не сказал ни слова. Казалось, выступление забрало у него последние силы. К концу встречи глава ордена Глиняного Демона вообще впал в медитативное состояние - все-таки в его возрасте было сложно бодрствовать сутки без отдыха. Присутствующие не решались его беспокоить и, не сговариваясь, перешли на более низкие тона. Но присутствие Голембиозиса все равно ощущалось - на него постоянно оглядывались. Даже во сне он продолжал держать ситуацию под контролем.
  Дурбанкул вновь перехватил инициативу в свои руки. Однако, собрание вел вяло, прежнее воодушевление к нему так и не вернулось. Было понятно, что на безусловное лидерство он уже не претендует.
  
  Окна особняка закрывали тяжелые шторы. Ни одной щелочки! И колдовать нельзя - защита мгновенно среагирует. Впрочем, на таком расстоянии вряд ли бы что-то путное получилось.
  Швендзибек оторвался от окуляра и потер висок. Усталость давала о себе знать, перед глазами все плыло. Минутку передохнул, но потом упрямо мотнул головой и вновь припал к подзорной трубе.
  А это что?! На одной из штор виднелось неровное белое пятно. Очень крупное, время от времени оно подрагивало. Чародей попытался навести резкость: пятно казалось более размытым, чем само окно. Наверное, использовалось какое-то охранное заклинание.
  Пятно вдруг поползло вверх. Условный знак? Для кого?
  От возбуждения у него даже руки вспотели. Не зря он все-таки столько времени мок под дождем. Это окно - одно из подсобных помещений гостиной. Получается, чей-то агент работает прямо под носом у собравшихся. Они - в гостиной, он - за стенкой, в умывальной.
  Внезапно пятно поехало на стенку. Что за ерунда?!
  Швендзибек поморщился и оторвался от трубы. Прямо перед ним с куста свешивалась лиана вьюнка, на которой сидел огромный блестящий жук, уцепившийся в клочок бумаги. Насекомое никак не могло решить: упасть вниз или бросить свою добычу и ползти дальше. Этот ошметок и попал в поле зрения чудо-прибора.
  "Вольтанутенский мусорщик!" - презрительно сплюнул чародей.
  Когда-то местная газета посвятила целую полосу рассказу об этих насекомых. Выведенные по спецзаказу городской Гильдии дворников, они отличались небывалой прожорливостью. Особенно обожали раскисший под дождем мусор - упаковку, обертки, бумажки. В считанные часы стайке таких жуков удавалось растащить по своим норкам достаточно толстый журнал. Поэтому газоны, "обрабатываемые" мусорщиками, всегда были чистыми.
  Интересно, откуда появился этот экземпляр? Швендзибек взглядом скользнул вниз, к основанию куста, и не смог удержаться от непечатного восклицания. Брошюра, прилагавшаяся к подзорной трубе, беспечно валялась на траве. По всей видимости, она уже давно вывалилась из кармана, поскольку успела основательно намокнуть. Несколько жуков деловито кроили ее верхние страницы.
  Стряхнуть нахлебников удалось с большим трудом. Но попытку забрать откушенные фрагменты они встретили таким угрожающим скрипом, что рисковать чародей не захотел.
  Огорченный Швендзибек решил прекратить слежку. Все равно от усталости мерещится неизвестно что. Вставая, маг с удивлением обнаружил, что за время лежания в засаде под ним начали расти грибы. Небольшие темно-бордовые шляпки (одна из них - воинственно сбитая набекрень) виднелись в свежих прорехах коврика, еще пару часов назад бывшего почти новым.
  Кляня технологии местных дворников, чародей небрежно скомкал испорченную подстилку, высунулся из кустов и с силой швырнул ее в сторону ближайшей урны. Коврик развернулся на лету и живописно повис на каких-то растениях, окружавших мусоросборник. Уже через полчаса ткань заметно просела, оказавшись плотно окруженной зарослями вольтанутенской синей малины и серебристого монохрена. Эти специально выведенные сорта также входили в перечень специнструментов Гильдии дворников.
  По пути домой Швендзибеку не давала покоя одна мысль: как флора и фауна городских клумб определяют, что именно подлежит утилизации? И что было бы, если бы он пролежал под дождем чуть дольше?!
  
  
  ТАКС
  
  При длительной работе ТАКС в режиме повышенной активности потребуются дополнительные сеансы подзарядки.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Утренний дождь с легкостью смыл с моей шерсти остатки локонов и блондинистого окраса. Поэтому домой я вернулся в своем привычном образе: изумрудно-зеленый и немного волнистый. Правда, абсолютно мокрый.
  Мой хозяин выглядел не лучше. Его туфли чавкали и плевались водой. Видимо, были уже переполнены. С рукавов, брючин, кончиков пальцев и даже с носа Монбазора непрерывными ручейками текли ручейки. А он этого даже не замечал: тихонько мурлыкал какую-то мелодию, улыбаясь своим мыслям. Сквозь дождь я мало что чувствовал, но он так сильно фонил позитивной энергией, что возле него можно было греться, как у печки.
  Мы успели проводить Ариселию еще до начала дождя. Пока они шушукались на крыльце ее дома, по крыше забарабанили холодные капли. Монбазор наотрез отказался от предложенного ему дамского зонтика и гордо шагнул в неприветливую темноту.
  К моему удивлению, хозяин и не вспомнил о заклинании длинного шага. Надеяться на извозчика в такую рань было бесполезно. Но он шел совершенно не спеша, время от времени даже останавливаясь. Под проливным дождем.
  Дома я решительно пресек все его попытки "еще немного почитать у камина". Мне казалось, пора завершать этот длинный день. Поэтому я перетащил свой коврик к его двери, полный решимости развеять каждого, кто попытается нарушить сон Монбазора. Да и сам он вряд ли бы смог выйти, не наступив на меня.
  Лишь положив голову на лапы, я понял, насколько устал. Негромкое похрапывание, донесшееся из спальни, было последним, что мне удалось услышать перед сном.
  
  Гроза, пришедшая в мой сон, разошлась не на шутку: мощные раскаты грома сотрясали весь дом. Ощущение было неприятное, поэтому усилием воли я заставил себя проснуться.
  Дверь сотрясалась от мощных ударов:
  - Такс! Такс! - послышался встревоженный голос кухарки.
  В два прыжка я оказался у входа и выбил ажурный крючок из петли.
  В коридоре стояла Менузея, растрепанная, в ночном пеньюаре. Она едва удерживала за штепсель вырывающуюся кофеварку. Та приплясывала и подпрыгивала так, что лишь коротенькие ножки мелькали в воздухе. Запах ее магии приобрел странный оттенок... Муксус?! Разве такое может быть? Она же - вещь.
  - Вот... Как с ума сошла... - виновато отрапортовала повариха. - Сбежала с кухни, начала ломиться к вам... В окно хотела лезть.
  "ТАКС! - меня оглушил знакомый визг. - Пусти! Это очень срочно!! Он сам меня позвал!".
  "Кто?!" - не понял я.
  "Монбазор", - томно выдохнула кофеварка. Ее рычаг стремительно поехал вверх, шнур питания мечтательно закрутился спиралью. Стрелка манометра, подрожав, замерла строго вертикально.
  "Он же спит. Всю ночь гулял..." - удивился я.
  Внезапно меня ослепила какая-то вспышка. Перед моими глазами возникла картинка: очень привлекательная... м-м-м... женская особь семейства псовых. "Пуделиха", - мелькнуло в голове.
  Я видел ее необычайно отчетливо: пикантный носик, изящные ушки, стройные ножки, безупречная осанка. Даже запах ее хвостика почувствовал как наяву.
  - Да что же ты с Таксом творишь! Бесстыдница!!!
  Звонкий звук шлепка по металлу спугнул видение. Побагровев - хорошо, под шерстью не видно, я торопливо прикрылся хвостом и задней лапой. К счастью, Менузее был недоступен мысленный эфир, а то бы я сгорел от стыда.
  "Такс, только ты сможешь понять меня..." - кофеварка перешла на интимный шепот.
  Это было уж слишком!
  - Гр-р-р... - мои клыки обнажились.
  - Хватит развлекаться! Иди на место! - кухарке надоело ждать непонятно чего, и она перешла к решительным действиям. Крепкая пятерня еще раз приложилась к блестящему корпусу.
  Внезапно меня осенило: "Запах посторонней магии!". Аккуратно цыкнул на кофеварку. Подействовало: путешественница мгновенно обмякла, втянула ножки и обессилено рухнула на пол.
  "Спасибо..." - прозвучало едва слышно.
  "Пожалуйста. Всегда рады помочь!".
  
  В следующий раз я проснулся от непонятного шума в спальне. Звуки казались вполне безобидными, но какими-то нездешними. Пришлось идти искать их источник.
  Хозяин безмятежно спал. Шум доносился из-за гобелена, висевшего в дальнем углу спальни. За ним находился тайный вход, маскировку которого Монбазор обновлял каждый день. Соваться туда было бесполезно - защита так сработает, что имя свое забудешь. И весь дом на ноги поднимешь.
  Впрочем, мне не нужно было входить, я и так все понял. Токарный станок! Великая тайна моего шефа что-то тихонько вытачивала. Самостоятельно. Утром после карнавала, когда все приличные люди спят.
  Как оказалось, станок был вполне управляем - я выключил его прямо из спальни. Правда, как это получилось, так и не понял. Впрочем, и неудивительно: спать хотелось ужасно и глаза постоянно слипались. До своего коврика я добрался с трудом.
  
  Дальше мой сон стал очень беспокойным. Я все время чувствовал чужие запахи и тени, казалось, будто кто-то пытается наступить на меня.
  Спросонья не сразу удалось понять, что происходит. Лишь через несколько секунд сообразил: в комнате есть кто-то еще. Втянул ноздрями воздух и оторопел. Запах был очень острый, животный, но абсолютно безопасный, домашний.
  - Бе-е-е, - негромко поздоровался со мной незваный гость.
  Раздалось осторожное цоканье копыт, и я наконец-то смог увидеть их. Миниатюрное подобие иномирянского барашка... Вернее, судя по запаху - овечки. А рядом с ней - небольшой козленок.
  Фантомы! Привет с родины, называется!
  Развеяв обоих, я тщательно исследовал кабинет. Никого больше не обнаружил, но мне удалось выяснить, чем занимались симпатичные посетители. Обе шторы были заметно укорочены. Причем одна откушена очень ровно, будто по нитке отрезали. Вторая, наоборот, завершалась красивыми, строго симметричными волнами. В центре каждого "всплеска" виднелась пара дырочек - вероятно, следы передних резцов.
  Судя по оставленным на полу орешкам, гости вышли из спальни. Гм! Оказывается, через сонного меня переступили четыре пары ног. Спасибо, хоть аккуратно прошли, не оттоптали жизненно важные органы.
  Аккуратно приоткрыв дверь, я заглянул в спальню. Монбазор спал, разметавшись по кровати. Какой-то он был беспокойный: глаза под веками подрагивали, пальцы рук шевелились. Наверное, что-то приснилось, и он колданул, не просыпаясь. Бывает.
  
  
  Глава 15. Странные встречи
  
  МОНБАЗОР
  
  Проснулся я совершенно разбитый. Меня постоянно мучили затяжные мрачные сновидения, оставившие неприятное ощущение безысходности. Даже голова разболелась. Надо было срочно выпить кофе - улучшить самочувствие.
  Выходя из спальни, я споткнулся об Такса. Почему-то он улегся прямо у входа.
  - Такс! - тихонько тронул его ногой.
  Пес никак не среагировал: продолжал спать, прикрыв морду ушами.
  - Такс! - дернул за верхнее ухо.
  Хвост немного шевельнулся.
  - Такс! Вставай!!! - озабоченно потрогал нос, не горячий ли.
  Вероятно, я немного переусердствовал с ощупыванием: зеленая молния чуть не сбила меня с ног. Отскочив к двери в кабинет, Такс ощетинился и угрожающе зарычал. Последовавший за этим лай, вероятно, разбудил весь дом.
  - Тише-тише... Что с тобой происходит?!
  Лай резко оборвался, мой защитник виновато взглянул на меня:
  "Извини, приснилось".
  - Пора завтракать, уже скоро полдень.
  "Да-да...", - пес плюхнулся на пол, его глаза были затуманены.
  - Такс, просыпайся, не балуйся!
  "..."
  Я оглянулся по сторонам в поисках чего-нибудь быстро взбадривающего. Например, графина с водой.
  - А это что такое?! Ты принес? - недалеко от моей кровати лежал какой-то нож. Даже издалека можно было определить: качественное оружие из превосходной стали.
  Такс мгновенно вскочил:
  "Ничего здесь не трогай!"
  - Почему? - удивился я.
  "В спальне все утро что-то творилось. Я только и делал, что магические эффекты развеивал".
  - Хочешь сказать, в моей комнате кто-то колдовал? Но здесь никого кроме меня не было...
  Или он решил, что я сам экспериментировал во сне? И при этом ничего не помню?! Очень странно...
  "Пойдем, на шторы посмотрим", - пес прошмыгнул в кабинет.
  Изуродованные портьеры оказались самым убедительным аргументом. Пока я спал, действительно что-то произошло. Вряд ли Такс пожертвовал драгоценными часами отдыха, чтобы "украсить" их.
  Я вернулся в спальню и внимательнее осмотрел свою находку. Нож показался мне знакомым. Кажется, нечто похожее я видел в коллекции Венизелоса. Правда, сейчас его лезвие было испачкано: бурые пятна напоминали кровь. Следов магии на ноже не было - обычный, кухонный, только явно из другого мира.
  Может, я сам его случайно призвал? Такое вполне возможно. Но почему же в моей памяти ничего не осталось? И что с этим приобретением теперь делать? Отнести во дворец, спросить, не пропадал ли у них такой? А как объяснить, откуда он у меня взялся?!
  Ладно, пусть пока валяется в шкафу, потом что-нибудь придумаю.
  Кстати, а где же мой кофе?
  
  В коридоре царил манящий запах оладушек. Почуяв его, Такс потрусил к кухне. Но, очутившись там, даже не взглянул на свою миску, хотя молочный кисель уже ждал его. Мой друг устремился к кофеварке.
  - Не подходи к ней, - остановила его Менузея. - Она наказана.
  Только сейчас я заметил, что сервировочный столик придвинут вплотную к стене. Начищенная до блеска жеманница стояла, уткнувшись манометром в угол. В эфире был полный штиль: кофеварка молчала. Лишь взведенная ручка слегка подрагивала.
  - Завтракать, хозяин, - румяная горка уже высилась в центре стола.
  Желудок отреагировал на приглашение голодным урчанием. Вчера мне так и не удалось толком поесть, поэтому сейчас я едва сдержался, чтобы не затолкать в рот несколько оладушек одновременно.
  Кухарка истолковала мое замешательство по-своему:
  - Эй, в углу! Думаешь, если наказана, можно бездельничать? Хозяин кофе ждет!
  Кофе был первосортный и подан по всем правилам. Оладушки - такие, как я люблю. В меру поджаристые и не чересчур плотные. Отличный завтрак!
  "Вкусно?.." - кроткий тихий вопрос, казалось, был соткан из печали.
  От неожиданности я даже оладушек выронил. Хорошо, варенье не сильно брызнуло. Смахнув сладкие капли салфеткой, я удивленно посмотрел на кофеварку. Но она даже штепселем не шевельнула.
  "А ведь я вам поверила..." - интонации становились откровенно трагическими.
  Такс оторвался от киселя, приподнял одно ухо и сердито рыкнул в направлении угла.
  - Неужели вновь проказничает?! - забеспокоилась повариха. - Утреннего переполоха ей мало?
  - Я не хотела... не подумала... - едва слышно прошелестело в ответ.
  Мне стало совсем не по себе. Кофеварка уже и вслух разговаривает?! Чем же она порадует нас завтра?! В школу попросится или сразу за диссертацию сядет?
  Вероятно, выражение моего лица было неоднозначным. Кухарка поспешно перехватила инициативу в разговоре.
  - Не обращайте внимания. Она сегодня сама не своя.
  Небрежно махнула рукой куда-то в сторону, после чего пододвинула ко мне еще одно блюдо с оладушками, добавила в розетку варенья. При этом старательно заслоняла от меня сервировочный столик.
  "Я потом все расскажу", - раздался голос Такса.
  "Уж будь так добр, расскажи!" - мой завтрак вновь был безнадежно испорчен. Похоже, это становится традицией.
  - Я и сама могу объясниться! - голос был тонким и, честно говоря, не очень приятным.
  - Ну-ну... Хотелось бы послушать! - ехидно перебила ее Менузея.
  Кофеварка обижено засопела и вновь замолчала.
  
  Рассказ Такса серьезно меня обеспокоил. Оказывается, все утро в моей спальне разгуливала бесконтрольная магия. Откуда она могла появиться? Возможны два варианта: либо ее генерировал кто-то из домочадцев, либо она проникла извне.
  В первом случае этим "кто-то" мог быть только я - остальные не имели достаточной квалификации. Слуги, как и большинство населения Империи, вообще побаивались магии. Такс и кофеварка, хоть и демонстрировали недюжинные способности, необходимыми навыками тоже не владели.
  Теоретически, конечно же, такое могло произойти. Но почему я ничего не помню? Успешно провести в разное время (а значит - в разных снах) не менее четырех магических обрядов и ни разу при этом не проснуться?! Впрочем, вчера я был настолько уставшим, что эта версия может быть вполне вероятной.
  Если же магия проникла извне, то в нашем доме "отметился" очень сильный маг. После завтрака мы с Таксом прогулялись и по дому, и по двору. Заглянули в каждый закуток, но чужих следов нигде не обнаружили. Значит, "визитер" действовал на значительном расстоянии, а такая задача - не каждому по плечу.
  Во вторую версию хорошо вписывались наши происшествия. Он не знал, где именно в доме находится моя комната, поэтому первой, случайной, мишенью стала кофеварка. "Зацепить" ее оказалось совсем не сложно: она у нас отличается повышенной... э-э-э... эмоциональностью. Отслеживая перемещения возбужденной кофеварки, маг смог найти Такса (явление "пуделихи" моему псу, вероятно, было сигнальным маячком). Ориентируясь уже на него, "взломщик" сделал пристрелку (включил токарный станок), после чего запустил шпионов (парнокопытные гости). Прогулявшись по спальне и кабинету, они обозначили границы помещений и показали окна (шторы манили их особо).
  Вторая версия была более логичной и, увы, более неприятной. Но зачем я мог понадобиться этому магу? Вряд ли он решил засвидетельствовать свое нерасположение ко мне столь трудоемким способом.
  И кому же я успел так насолить?! Ордену Алмазных Врат?! Они действуют другими методами, более прямолинейными. Ордену Серебряного Лома? Железного Зуба? Швендзибеку? Никто из них, как я надеялся, не имел серьезных мотивов для такой операции.
  Очень хотелось верить, что, устав после карнавальной ночи, я сам "случайно колданул во сне", но предчувствие надвигающейся опасности уже не покидало меня.
  
  - К вам визитер, хозяин! - появление Безуария прервало мои невеселые раздумья.
  Такс, до того дремавший на коврике, поднял голову.
  - Господин супер-ахимаг собственной персоной! - закатив глаза и немного подвывая, объявил дворецкий.
  - Проводи его в гостиную.
  В другое время я бы отчитал Безуария за шутовство, но сейчас мне было не до него. Швендзибек входил в мой список потенциальных "взломщиков".
   По моей просьбе Такс согласился транслировать мысли гостя. Признаю, не совсем порядочно так поступать. Но я был слишком обеспокоен, чтобы оглядываться на условности. Тем более, что высококвалифицированному магу не составило бы труда распознать прослушивание и выставить защиту. Такс вряд ли бы успел узнать что-то серьезное.
  "Где же найти другого клиента?" - услышал я еще в будуаре гостиной.
  Мы с Таксом замерли, прислушиваясь.
  "В других мирах целая технология поиска разработана. Сейчас бы подобные навыки мне очень пригодились. Как же она называется? Тор... Тыр... Пыр... Вспомнил! Пыар! Надо будет кому-нибудь учебник заказать...".
  Странно! Неужели Швендзибек сам не сможет небольшую книжку "выудить"? Он же точно знает, что ему нужно. Или его способностей даже на это не хватает?
  "Однако расходы предстоят немаленькие. Еще и книгу оплачивать придется... Хоть бы Пампука согласился помочь. Где же этот маменькин сынок?! Что-то он не торопится..."
  Я кивнул псу и подошел к двери.
  
  Сегодня Швендзибек был сам на себя не похож. Вернее, именно собой он сегодня и был: очевидно, посчитал неразумным тратиться на иллюзии только ради меня. Хлипенький мужичонка невысокого роста и самой заурядной внешности. Для мага - идеальный антураж. Где бы ни находился, полностью сливается с фоном.
  Но активный "пыар" предполагает другие правила, в которых запоминающийся образ играет немалую роль. Поэтому "супер-архимагу" приходилось гораздо больше времени проводить в масках, чем в собственном обличье.
  - Вы уже знаете?!
  Визитер даже не потрудился поздороваться со мной, сразу перешел к делу. На привычно учтивого Швендзибека совсем не похоже. Неужели это все-таки он колдовал у меня в доме?!
  - О чем именно? - осторожно поинтересовался я.
  - О чрезвычайном происшествии во дворце!
  - Ночные овцы и туда добрались? - я был настолько зациклен на собственных проблемах, что ни о чем другом думать не мог.
  - ...?!
  Мой собеседник замер с открытым ртом. На миг мне показалось, что я вижу, как в его глазах маршируют мысли, одна за другой. Благодаря Таксу я даже смог услышать некоторые из них:
  "Личина овцы? Оригинальный прием. Но как он нож всадил?! Копытами ведь неудобно. Рогами заколоть гораздо проще. Хотя у овец рога загнуты, насмерть, наверное, не сразу забодаешь".
   Услышанное отрезвило меня:
  - Простите, я не совсем понял вас. Что, вы говорите, произошло?!...
  
  "Что будем делать?" - Такс деликатно напоминал, что я не один в гостиной.
  Швендзибек уже закончил говорить и смотрел на меня. Похоже, он задал вопрос и ждал ответа на него. А я понятия не имел, о чем он спрашивал.
  "Супер-архимага" явно тяготило затянувшееся молчание. Наконец-то он не выдержал, заискивающе заглянул в мои глаза и деликатно кашлянул.
  - Так я смею надеяться на ваше согласие?
  - Да-да.
  Мне необходимо было остаться одному и обдумать полученную информацию. Чтобы быстрее избавиться от гостя, я еще раз повторил:
  - Да-да. Конечно же, я помогу вам. Давайте, обсудим подробности позже.
   - Хорошо, не смею вас более задерживать.
  
  Стыдно признаться, но первой моей мыслью было: надо срочно нажаловаться маман. Рассказать ей все подробно и красочно. Терпеливо переждать эмоциональную бурю и... расслабиться. Госпожа ведьма за своего сына пол-Вольтанутена по кирпичику разнесет, и это, скажу я вам, не преувеличение. А уж сделать из него главного подозреваемого она никому не позволит. В том, что меня назначили на роль козла отпущения, я ни на минуту не сомневался. Улику уже подбросили, следствию осталось лишь "случайно" узнать о нашем вчерашнем визите во дворец.
  Но если прибегнуть к помощи драгоценной мамочки, об Ариселии придется забыть. Даже прозрачного намека на появление любимой девушки будет вполне достаточно, чтобы моя избранница оказалась в списке неумышленно изувеченных госпожой ведьмой.
  Был еще один вариант: выпутываться самому. Но как?!
  В мою руку ткнулся холодный нос.
  "Держись, хозяин. Прорвемся!"
  Я потрепал Такса по голове.
  "Спасибо!" - ответил я мысленно. Вслух даже не пытался: мой дрожащий голос мог бы и не справиться с этой задачей.
  
  Тот же день после обеда
  Вольтанутен. Центр города
  
  Мало какой девушке не поднимет настроения прогулка по магазинчикам и лавкам. А наличия даже небольшой суммы, предназначенной для "милых глупостей", обычно оказывается вполне достаточно, чтобы и вовсе почувствовать себя королевой.
  Сидя дома, Ариселия была уверена, что ее выходной пройдет в тяжелых мыслях и горестных раздумьях. Но уже первая примерка опровергла подобные предположения. Оказалось, ощутить себя богатой покупательницей не так уж и сложно. Достаточно только знать, что при желании ты действительно можешь позволить себе раскошелиться.
  Расхрабрившись, девушка даже зашла в Центральный модный дом Вольтанутена. В отличие от небольших лавчонок, его стены украшали огромные окна-витрины, сквозь которые можно было рассмотреть светлые залы и приветливых продавщиц. В другой день Селия не рискнула бы зайти сюда, но сегодня она чувствовала себя достаточно состоятельной, чтобы посещать столь солидные заведения.
  Швейцар, дежуривший у входа, любезно поинтересовался, какой отдел может ее заинтересовать. На какой-то миг она смутилась, но потом взяла себя в руки. Смело подняла глаза и звонко отчеканила:
  - Тот, где продают "фабричный китай"!
  Об этом модном стиле магичка неоднократно слышала от своих однокурсниц. Мало кто из сэреднинской молодежи знал, что он в действительности означает. Подобную одежду местные торговцы на продажу не брали: неоправданно дорогой товар, вряд ли у провинциальных модников найдутся средства на его покупку. Говорили, что и в крупных городах лишь немногие могут ее предложить.
  Конечно же, девушка не собиралась в первый же день потратить все свои сбережения. Но ей хотелось увидеть своими глазами, в чем щеголяют законодатели столичной моды. А среди туристов и сотрудников ордена Бездонной Чаши она таких еще не встречала.
  Мальчишка-посыльный привел Ариселию в самый богатый отдел. Из всего ассортимента ей по карману оказалась лишь одна перчатка. Правда, невероятно красивая, с изысканной ажурной вышивкой.
  Вопреки опасениям, приветливая продавщица, как и швейцар при входе, не обратили никакого внимания на простенькую одежду посетительницы. Но вежливость персонала смутила магичку, не привыкшую к такому обхождению. К счастью, сотрудников отвлекла другая покупательница: молоденькая горничная, капризно надув губки, начала перебирать разноцветные носовые платочки.
  "Вероятно, и меня принимают за служанку, - догадалась Селия. - Вот и отлично! Можно смело все рассматривать и не спешить покупать. Будто по поручению хозяйки интересуюсь".
  Наконец она собралась с духом и уже намного уверенней объяснила, что ее интересует. На указанной продавцом стойке висело всего несколько вещей, но все они были необычными, нездешними.
  Например, очень легкое и абсолютно прозрачное платье с капюшоном. Простого покроя, немного расширенное к низу.
  - Это - дождевик, - пояснила продавец, - Надевается поверх одежды. Совершенно не пропускает влагу.
  - А что это за ткань? Обработанная магоконопля? - поинтересовалась Ариселия. Она немного знала о спецразработках Гильдии текстильщиков, но никогда их прежде не видела.
  - Конечно же, нет, - возмутилась продавщица, - Материал, как и само изделие, создан в одном из индустриальных миров. Сейчас скажу, как называется.
  Через несколько минут она вернулась с ярким листком в руках. Долго вчитывалась и сверялась со своими записями (переводы ярлыков были внесены в специальную тетрадь с надписью "Элитные товары из Китая").
  - У них он называется "по... ли... эти... лен", - наконец-то сообщила она. - Материал достаточно прочный, но боится высоких температур.
  Вторая покупательница, наконец-то выбрав платочек, тоже подошла к стойке.
  - Старье! - небрежно махнула она рукой в сторону плаща. - В столице в таком уже не ходят!
  - Возможно. Но в Вольтанутене подобные модели пользуются спросом, - с достоинством возразила продавщица. - В нашем климате они незаменимы. У нас еще и специальная обувь для дождливой погоды имеется.
  - Покажите, пожалуйста, - попросила Ариселия.
  Продавщица достала какой-то сверток. Долго разворачивала хрустящую прозрачную - нездешнюю - упаковку. И, наконец, выставила на прилавок пару очень странных темно-синих туфелек. Непривычно массивные и блестящие, сильно скругленные и в носках, и на задниках, они не имели застежки. Внутри были подбиты серебристым мехом - жестким на ощупь, как у бургодута. И пахли они тоже непривычно - не кожей, и не текстилем.
  - А-а-а... галошки, - с видом знатока протянула горничная. - Моя госпожа уже две пары таких сносила. А сумочки иномирянские у вас есть? Пакетами зовутся. Яркие - глаз не оторвешь, но дорогу-у-ущие! Хозяйка велела спросить.
  - Будут на следующей неделе, - сообщила продавец. - Из прошлого завоза всю партию во дворец забрали. Говорили, для самого императора, на подарки высокопоставленным гостям.
  - Бедный император! - всплеснула руками служанка. - Ему уже те пакеты и не понадобятся! Я так плакала, когда узнала. Такой красивый был!
  - С ним что-то случилось? - спросила Ариселия.
  - А вы еще не знаете? - горничная придвинулась ближе и перешла на зловещий шепот. - Венизелоса убили! Этой ночью.
  - Ах! - магичка даже рот прикрыла от ужаса.
  - А подробности уже известны? - продавщица даже вышла из-за прилавка, чтобы лучше слышать.
  - Конечно! Моя госпожа лично была на вчерашнем приеме. Своими глазами его видела.
  - Кого "его"?! Убийцу?!
  - Нет, императора убитого! Рассказывала, что все они в зале были, а Венизелос куда-то вышел. Прием заканчивается, скоро светать начнет, а его все нет и нет. Вдруг как раздастся крик - кровь в жилах застыла. Все смолкли, смотрят друг на друга, ничего не понимают. Дверь как заскрипит! Открылась и входит он!
  - Кто - он? - не выдержала напряжения продавщица. - Убийца?
  - Да нет же! - рассказчица даже ногой притопнула от досады. - Венизелос! Бледный, глаза горят, а в груди нож торчит и зловеще хихикает! Потому что заколдованный. Говорят, там, где император прошел, кровавый след в коридоре остался. Его смыли, а он по ночам так и продолжает светиться.
  - Прием ведь этой ночью был. Когда же успели увидеть, что след по ночам светится? - не поняла Ариселия.
  - Это не важно, - отмахнулась от нее рассказчица. - А Император так и рухнул на пороге. Ножом вперед. А когда его перевернули, видят - ножа-то и нет. Исчез куда-то бесследно...
  Дальше начался пересказ явных сплетен и домыслов. Магичка лишь поддакивала, не особо вслушиваясь: на веру такой разговор все равно нельзя принимать. Полезной информации в нем - лишь тот факт, что Венизелоса убили. Ну и, может быть, что нож исчез. Монбазор говорил...
  Монбазор! Приблизительно в это время он был во дворце. И мог стать нежелательным свидетелем. Надо его предупредить!
  
  Добежав до конца "Аллеи Фантомчика", Ариселия остановилась. Отправляясь к Пампуке-младшему, она даже и не подумала о том, что не знает точный адрес мага. Как же найти его? Не выяснять же у случайных прохожих.
  Хорошо, допустим, она найдет дом. И что она скажет прислуге? Как объяснит свой визит к якобы незнакомому одинокому мужчине? Да ее на порог никто не пустит. Еще и ведьме наябедничают. Если бы она знала кого-то из домочадцев...
  Такс! Надо попробовать связаться с его псом. Вот только на каком расстоянии он сможет уловить ее мысли? Пожалуй, придется останавливаться у каждой усадьбы и звать его, стараясь думать как можно громче. Главное, не привлекать к себе ненужное внимание окружающих.
  "Хватит кричать, ты меня оглушишь!"
  Селия облегченно вздохнула: навстречу ей трусил знакомый зеленый пес. Она еле сдержалась, чтобы не заключить его в объятия.
  "Ну-ну, оставим сантименты на потом, - добродушно проворчал Такс. - Что-то случилось?"
  "Мне нужно видеть Монбазора. Плохие новости!"
  "Об убийстве Венизелоса он уже знает. Или что-то еще?"
  "Нет, кажется, все".
  "Хорошо, идем".
  Дверь им открыл слуга. Такой важный и нарядный, что Ариселии стало немного не по себе. Она сразу вспомнила о своей растрепанной прическе и о том, что ее туфли покрыты толстым слоем дорожной пыли.
  - Господин Пампука просил подождать его в гостиной, - торжественно объявил дворецкий, проводив их в холл. - Он выйдет к вам, как только освободится. Подать в гостиную напитки?
  - Спасибо, не надо, - смущенно пролепетала магичка.
  - В таком случае - прошу за мной.
  "Не робей, он всегда такой. Монбазор сказал ему, что ты - сотрудница ордена Бездонной Чаши. Постарайся соответствовать. Ведь о твоем визите обязательно доложат госпоже Пампуке".
  Девушка выровняла спину, расправила плечи, гордо вскинула подбородок.
  "Так уже лучше. Держись!"
  
  
  ТАКС
  
  ТАКС запрещено осуществлять трансляцию мыслей хозяина без его разрешения.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Ариселия появилась, как нельзя кстати. Вместо того, чтобы действовать, мой хозяин впал в прострацию и за последние пару часов ни разу не поднялся со своего кресла. Магическое поле прощупывалось слабо, даже его запах, казалось, потускнел. Лишь сообщение о визите девушки оживило его.
  Думаю, Монбазор ожидал нас в будуаре гостиной. Он вошел через дальнюю дверь, лишь только Безуарий удалился. При встрече магичка не смогла сдержать радостной улыбки, но поздоровалась сухо и официально. Монбазор поддержал ее игру - опасался любопытства слуг.
  Внезапно дверь распахнулась и вплыла Менузея. Ради гостьи она надела свои выходные туфли с бантиками, сняла рабочий фартук, сменив ежедневное платье на более нарядное. И даже пахла не сдобой, а какими-то сладковатыми духами. В руках у нее была корзинка с рукоделием. Кухарка склонилась в вежливом поклоне, после чего молча направилась в дальний угол гостиной. Умостившись в кресле, она начала раскладывать содержимое корзинки на небольшом столике.
  Похоже, в историю о деловом визите юной девушки (в выходной день, ага!) слуги не поверили. В связи с чем повариха решила сыграть роль дуэньи. По правилам этикета - старинным и ныне не всегда соблюдаемым, молодую неженатую пару негоже было оставлять наедине.
  Пампуке-младшему такая самодеятельность пришлась не по вкусу. Сердито сверкнув глазами, он распорядился:
  - Менузея, будьте любезны, подайте напитки.
  Но повариха так просто сдавать свои позиции не собиралась.
  - Сейчас будут, - она с преувеличенной покорностью склонила голову. - Я уже дала распоряжение горничной.
  Монбазор стоял на своем.
  - А вы, пожалуйста, приготовьте десерт. И про бисквиты не забудьте.
  Хозяин рассердился не на шутку. Он прекрасно понимал, что кухарка действовала согласно инструкциям маман. Самостоятельно она никогда бы не осмелилась так бесцеремонно вмешиваться в его дела.
  - Безуарий пусть проследит, чтобы нас никто не беспокоил, - ледяным тоном продолжил Пампука-младший. - Нам с госпожой Ариселией необходимо обсудить подробности одного проекта.
  Домочадцы прекрасно знали, что на время серьезных переговоров их господин обязательно выставляет магическую защиту. Дополнительный охранник ему был не нужен. Хозяин специально подчеркнул: он не допустит вмешательства в его личную жизнь. Слуги должны выполнять его распоряжения, а не приказы маман.
  Значит, Монбазор принял решение. Он не будет обращаться за помощью к госпоже ведьме, и ему абсолютно все равно, что сообщит ей прислуга о сегодняшней встрече. Означает ли это, что Ариселии присвоен особый статус?! Ведь ситуация, в которой она оказалась, для девушки из хорошей семьи была слишком щекотливой.
  
  Похоже, магичка подумала о том же. Лишь только за Менузеей захлопнулась дверь, она принялась извиняться.
  - Мне не следовало сюда приходить. Это выходит за рамки приличий. Тем более, как выяснилось, вы и так все знаете. Мне Такс сказал...
  - Вы уже в курсе событий? - удивленно перебил ее Монбазор.
  - То, что я планировала вам сообщить, уже не актуально. Простите меня, я не хотела причинять столько хлопот понапрасну. Позвольте, я пойду.
  Голос девушки дрожал, активность магического поля снизилась. Видимо, ей хотелось быстрее убежать отсюда, из этой помпезной гостиной, из этого холодного дома, где все для нее было чужим и недружелюбным.
  - Конечно, я не удерживаю вас, - чародей разочарованно отвернулся к окну. - Было бы неправильным вовлекать других в собственные проблемы...
  Влюбленные смотрели в разные стороны, каждый говорил о своем, не слушая ответов другого. Оба по-своему были правы, но никто из них даже не попытался понять собеседника. Последние аргументы иссякли, в комнате повисло тяжелое молчание. Первой не выдержала Селия. Она подхватила свою сумочку и решительно направилась к двери.
  "Не уходи!" - в мыслях Монбазора послышались отчаяние и мольба.
  Девушка нерешительно остановилась. Так и стояла, не оборачиваясь, будто вслушиваясь.
  "Почему ты замолчал? Или мне послышалось?.." - ее надежда, казалось, вот-вот разобьется об эту гнетущую тишину.
  "Нет, не послышалось. Прости. Мне очень хочется, чтобы ты не уходила... Подожди!... Мы теперь можем воспринимать мысли друг друга?!... Такс?!"
  Знаю, мне не следовало вмешиваться. Я нарушил один из основных пунктов моей инструкции: нельзя осуществлять трансляцию мыслей хозяина другим людям без его разрешения. Но, видя их мучения, не смог поступить иначе. Виновато поджав хвост, я начал отступать в сторону двери.
  
  
  Глава 16. Предварительная готовность
  
  МОНБАЗОР
  
  Такс исчез очень незаметно - даже дверь не скрипнула. Вероятно, не хотел нам мешать. А может, испугался моего гнева. Но мне было не до него: сейчас нельзя было выпускать Ариселию. Иначе она вновь надумает бежать. Тем более, слышать сейчас Селию я мог и без него.
  "Что я делаю? Совсем голову потеряла..."
  "Мы оба потеряли..."
  Селия начала потихоньку высвобождаться из моих объятий.
  "Отпусти меня, пожалуйста".
  "Пообещай, что не убежишь".
  "Обещаю".
  Я почувствовал, что она улыбается.
  "Мы теперь всегда будем так общаться?"
  - А что нам мешает вернуться к более привычному для нас способу?
  - Но при этом мы не перестанем слышать мысли другого?
  - Неужели, тебе есть, что скрывать от меня?
  - Страшных тайн у меня нет, но я не готова к такой степени откровенности.
  - Тогда пора прекращать сеанс телепатии. Давай, вместе позовем моего пса.
  "Т-А-А-А-КС!!" - от усердия моя помощница даже глаза закрыла.
  "Извините, забыл".
  Щелчок, тишина... Ох, уж этот Такс!
  - Ты тоже слышал?
  - Что именно?
  - Этот странный звук. Перед тем, как стало тихо.
  - Все в порядке. Переключатель сработал.
  Необходимо отметить, моя девушка весьма наблюдательна. Действительно, для всех остальных мой пес - живое существо. А ведь он - всего лишь сложная технологическая разработка.
  Я вновь попытался обнять юную исследовательницу.
  - Не надо, увидят...
  Конечно же, ведь я совершенно забыл! Через несколько мгновений гостиная была надежно защищена от подслушивания и подглядывания.
  - Теперь уж точно никто не увидит. Иди ко мне!
  - Теперь уж точно не надо. Иначе и вправду головы потеряем. Лучше расскажи, что произошло во дворце.
  
  Обмен новостями занял немало времени. Ариселия выслушала неприятное сообщение очень сдержано. Глядя, как она спокойно рассматривает нож, я еще раз подумал о том, насколько мне повезло. Магичка не испугалась, не впала в истерику, не стала меня ни в чем обвинять. Вместо этого предложила свою помощь. Ее деловитость и сосредоточенность подействовали на меня успокаивающе. Может, прав был Такс - мы и сами прорвемся, без маман?!
  Колокольчик над дверью известил о том, что наконец-то прибыли напитки. Интересно, почему только сейчас? Или Менузея за ними в другой мир посылала?
  Оказалось, моя повариха не теряла времени зря. Похоже, она решила извиниться перед гостьей за свою бестактность. Горничная вкатила в гостиную тележку, плотно уставленную яствами. При появлении прислуги Ариселия вновь смутилась, но я ободряюще улыбнулся ей.
  - Такс на кухне? - спросил, лишь бы как-то нарушить молчание.
  - Нет, здесь, в коридоре.
  - Пусть зайдет.
  Все-таки в его присутствии Селия чувствует себя увереннее. А пес, в отличие от слуг, умеет не путаться под ногами. Такс улегся на коврике недалеко от камина и задремал. Невзирая на яркую внешность, он умел растворяться в интерьере.
  От хорошей еды настроение заметно улучшилось - и у меня, у моей собеседницы. Обсуждение наших проблем приобрело более оптимистичный характер.
  - Может, аккуратно забросить нож в какой-нибудь другой мир? - предложила Ариселия.
  - Тот, кто найдет его там, может попытаться вернуть нож обратно - туда, откуда он появился. Или проследить его путь. И он вновь окажется здесь, но не известно в чьих руках.
  - Значит, надо будет его там развеять.
  - Развеивать прямо отсюда - очень сложно. Фокус может и не получиться, а внимание мы к себе привлечем. Придется вместе с ним отправляться в другой мир. Не самое близкое путешествие. Могут решить, что я убегаю и задержать меня.
  - А кто-то другой сможет это сделать?
  Мы оба замолчали и посмотрели на пса.
  "Если вы думаете, что зеленая зверушка, самостоятельно путешествующая между мирами, привлечет меньше внимания, я могу вам помочь", - раздался ехидный голос Такса.
  - Действительно, не очень удачный вариант, - констатировала девушка.
  "А почему вы уверены, что это - именно тот нож? Может, он не имеет к преступлению никакого отношения?"
  - Думаешь, случайно к нам "залетел"? Сразу же после убийства? И со следами крови? - напомнил я.
  От констатации этих фактов всем нам стало не по себе. Все-таки "забросить" его мог только очень сильный противник, по сравнению с которым я - желторотый юнец. Даже бойцовских качеств маман, которые могли бы возместить отсутствие опыта, у меня нет.
  - Надо найти настоящего виновника, - предложила Селия. - Того, кто подбросил улику. Опередить его, не дать свалить вину на другого.
  - Как мы его найдем? Мы даже не знаем, где искать.
  "Швендзибек сам все сделает. Он будет вынужден информировать Монбазора о своих находках.Как своего эксперта".
  - Мы должны привлечь Швендзибека?!
  - Вы уже начали поиски?
  Наши голоса прозвучали практически одновременно.
  "Позвольте напомнить, что сегодня утром здесь был Швендзибек. Монбазор согласился помогать ему в частном расследовании убийства императора".
  - Я?!
  Друзья посмотрели на меня с нескрываемым удивлением.
  - Похоже, мне еще не все известно, - констатировала магичка. - Зачем все-таки приходил Швендизбек?
  Сказать, что рассказ Такса меня удивил - ничего не сказать. Оказывается, пока я обдумывал шокирующую новость, "супер-архимаг" предложил мне вместе с ним приступить к поискам убийцы императора. Как частный сыщик (оказывается, Швендзибек был большим специалистом и в этой сфере), он нуждался в услугах "эксперта по магии".
  О гонораре мой собеседник и не вспомнил. "Великий сыщик" считал, что и так делает мне одолжение, привлекая к участию в столь громком деле. То-то консультант так обрадовался, когда услышал мое "да-да"! Даже не сразу поверил своей удаче.
  Самое неприятное - "расследование" идеально вписывалось в наши планы. И отказаться от него я не смогу - друзья не позволят.
  Конечно же, вряд ли кто-то всерьез воспримет деятельность самозваных сыщиков. Не сомневаюсь - любопытного Швендзибека отовсюду будут гнать в три шеи. Но также я не сомневаюсь, что окончательно избавиться от него им вряд ли удастся. Значит, приняв участие в расследовании, я получу достаточно полный доступ к информации по убийству.
  - Что же мы будем делать с ножом? - голос Ариселии вернул меня к реальности.
  - Вернем назад.
  - Кому? Убийце?
  - Нет, в коллекцию императора. Когда я осматривал экспонаты, некоторые из них брал в руки. Значит, следы моей ауры найдутся на нескольких ножах. "Мой" вполне мог быть одним из них.
  - Не проще было бы просто очистить его? Кто потом докажет, что он побывал у нас?
  - Вот именно - никто не узнает, у кого он побывал. И уличить настоящего убийцу будет крайне затруднительно. А сейчас есть надежда, что все-таки он сможет "заговорить".
  Подбросить нож решили завтра же во время утреннего дождя. Рабочий день у дворцовой прислуги начинается рано, уже с утра на заднем дворе суетится немало народу. В суматохе я постараюсь проникнуть на кухню, а оттуда - в покои императора.
  Такс спрячется где-то во дворе и подстрахует меня. В случае неудачи он поможет мне скрыться. Ариселия, наоборот, оденется поярче и будет отвлекать на себя внимание.
  Оставалось продумать экипировку. От идеи покраски-укладки Такса отказались сразу: дождь все равно все смоет. Использовать иллюзию пес тоже не захотел - охранная сигнализация дворца на появление любой посторонней магии реагировала очень чутко.
  Магичка предложила просто принарядить его. И собачья попонка, и зеленая шерсть одинаково привлекают внимание. Но одежду можно быстро снять, полностью изменив внешность. Под дождем плащик пса будет выглядеть вполне естественно. В нем его примут за голована, питомца богатой семьи.
  - Может, превратить его не в богатого, а в рабочего питомца? - предложил Монбазор. - Голована из богатой семьи вряд ли выпустят на улицу одного ранним утром. Прислуга решит, что Такс потерялся и попытается поймать его, чтобы получить вознаграждение.
  - Предлагаешь надеть на него форму?
  - Да, Гильдии дворников.
  - Но у них в штате нет голованов.
  - В утренней суматохе никто не будет над этим задумываться. А если все-таки обратят внимание, то решат, что перед ними новая разработка.
  Действительно, по числу живых помощников вольтанутенская Гильдия дворников значительно опережала многие организации Империи. Даже коренные жители города могли не знать о всех видах блюстителей чистоты. В частности, помимо насекомых-уборщиков и растений-утилизаторов здесь были выведены несколько миниатюрных пород домашнего скота. Одетые в яркую форму Гильдии, эти животные ежедневно подравнивали кусты и газоны города. Каждая команда "стригалей" имела свой специфический прикус, что позволяло осуществлять не только идеально ровную, но и фигурную стрижку, а также создавать скульптуры из зеленых насаждений.
  
  Ариселия отказалась составить компанию Таксу и примерить на себя образ прекрасной дворничихи. По ее мнению, сотрудник Гильдии всего с одной "газонокосилкой" выглядел бы неправдоподобно. А связываться с целой отарой было неразумно.
  Предложенная мною личина зачухи - безобидной, но не очень опрятной твари - ее тоже не устроила. Мол, воссоздать столь специфический запах будет очень сложно, а без него образ теряет достоверность.
  Наши с Таксом идеи быстро иссякли, а девушка никак не могла остановиться на чем-то конкретном.
  - В принципе, нам и не нужен сложный образ. Все равно придется импровизировать, - наконец-то сжалилась над нами магичка. - Достаточно будет, если я возьму с собой какую-то накидку, чтобы можно было быстро изменить внешность. Например, что-то похожее на дождевик - он и внимание привлекает, и компактный. Но, к сожалению, это чересчур дорого.
  Я не совсем понял, почему обычный иномирянский дождевик относится к категории "чересчур дорого". Но тратить время на расспросы было некогда. Поэтому я просто сотворил его - точно такой, каким не раз пользовался в академии.
  Правда, удалось это далеко не с первой попытки. Вначале Ариселия примерила элегантное манто. Потом - уютную демисезонную парку. И тот, и другой наряд ей очень понравился, но для нашей цели они не годились.
  Простенькая полиэтиленовая накидка, как ни странно, вызвала у магички гораздо больше эмоций, чем предыдущие одежки. Когда я добавил к ней еще и резиновые сапоги (перед этим "изобразив" несколько пар вполне приличной обуви), она даже расцеловала меня.
  Окрыленный, я решил порадовать свою девушку еще каким-нибудь сувениром из другого мира. И создал в придачу ко всему зонтик-автомат. Тут же торжественно вручил его.
  - Это амулет? Или магическое оружие? Но я не умею таким пользоваться... - Селия подняла на меня расстроенные глаза.
  Я ничего не ответил, лишь раскрыл зонт над ее головой. Она даже рот приоткрыла от изумления. Стояла, запрокинув голову, и рассматривала яркий рисунок на ткани: какие-то очень красивые иномирянские цветы, птицы нездешнего - иномирянского - окраса.
  - И зачем это? Чтобы внимание к себе привлекать или самой за ним прятаться? - наконец-то спросила она.
  - Для защиты от дождя. Обычно идет в комплекте с дождевиком и резиновыми сапогами.
  Селия лишь вздохнула в ответ. Похоже, ее копилка впечатлений была переполнена. Быстренько облачилась в дождевик, нырнула в сапоги, взяла в руки зонт. И растерянно обвела взглядом гостиную. Я, не долго думая, сотворил большое зеркало. К счастью, обычное, не кривое.
  - Если это комплект, то почему все вещи разные? И по цвету, и по рисунку?
  Я лишь обреченно вздохнул. Не объяснять же ей, что если одежда не заговаривает с ней и не пытается сбежать, для меня это уже большое достижение.
  - Не надо, не надо больше ничего колдовать, - по-своему истолковала мой вздох магичка. - И так более чем достаточно! Вместе они достаточно хорошо смотрятся.
  Вдоволь накрутившись перед зеркалом, Селия печально вздохнула.
  - Жаль, нельзя будет в училище так прийти. Девчонки бы умерли от зависти.
  - Почему нельзя?!
  - А как я объясню, откуда у меня такие дорогие вещи?! Я же обычная ученица, а не наследница императора.
  - Объясни, пожалуйста, почему ты называешь их дорогими?! - не выдержал я.
  Дослушать ее рассказ о прогулке по магазинам мне удалось с большим трудом. Щадя чувства юной модницы, я старался не смеяться вслух. Лишь сдавленно похрюкивал в кулак. Никогда не думал, что на иномирянском ширпотребе можно так зарабатывать! Чтобы как-то отвлечься, решил сотворить для своей любимой еще один подарок. Правда, немного перестарался...
  
  Ариселия уже минут пять внимательно изучала упаковку с надписью: "Пакеты полиэтиленовые подарочные. 100 штук". Иномирянские закорючки были продублированы переводом на один из языков Империи, поэтому мне не пришлось объяснять, что внутри.
  - Ты обиделась на меня? - от ее молчания мне стало не по себе. - Тебе не понравилось, что они все одинаковые? Я могу попробовать создать другие.
  - Нет-нет, больше не надо. Я никак не могу придумать, что буду с этими делать.
  - Отдашь на продажу в Модный дом. Им этой партии на несколько лет хватит. Или раздаришь своим подружкам.
  - Все, что ты сотворил, даже показывать никому нельзя. Как я объясню, откуда у меня эти шикарные вещи?
  - Про пакеты можно сказать, что остались от карнавала. Якобы Бруль Там Шпок привозит их из своего мира. Там берет крупными партиями по оптовым ценам. Поэтому они все одинаковые.
  - Возможно, одногруппницы в эту легенду и поверят. Но госпожу Пампуку так просто не проведешь. Еще и обидится, что не поделились с ней.
  - Почему "не поделились"?
  - В училище - ровно 100 учениц. Значит, для преподавателей пакетов не хватит, - глаза Селии хитро блеснули.
  Я охотно сотворил еще с десяток модных новинок. Специально для наставниц из Сэреднинского училища. Они были чуть больше и намного прочнее предыдущих. Да и рисунок гораздо ярче. Правда, с обратной стороны мы обнаружили надпись: "Недрыгайловский лакокрасочный завод. В нашей палитре - свыше 300 цветов и оттенков". Но Ариселия сказала, что надпись на иномирянском все равно никто не сможет прочесть, а загадочные значки лишь добавляют подарку шарма.
  
  Вечер того же дня
  Мандибур. Железнодорожный вокзал
  
  Отправление Вольтанутого экспресса было одним из любимых развлечений городской молодежи. Задолго до появления состава на перрон начинали стекаться нарядно одетые компании и пары. На некоторое время вокзал превращался в центр светской жизни столицы.
  В тот день отправление поезда задержали на сорок минут. Событие само по себе чрезвычайное. К тому же, пассажиров и провожающих об изменении графика никто не предупредил, и все это время они провели в напряженном ожидании. Нервозность усиливали комментарии многочисленных зевак, толпившихся у вагонов.
  Достоверно неизвестно, когда именно появился слух о кровавом приеме в императорском дворце Вольтанутена и расправе над Венизелосом. Скучавшая толпа мгновенно подхватила его и начала активно обсуждать шокирующую новость. Пассажирам экспресса, отправлявшимся в магическую столицу Империи, ее пересказывали с особым энтузиазмом, щедро украшая все более жуткими подробностями.
  От увлекательных пересудов зрителей отвлек пыхтящий паровоз. К составу добавили еще один комфортабельный вагон. Как выяснилось, предназначался он для небольшой делегации, прибывшей на казенных экипажах. Лишь только опоздавшие закончили посадку, экспресс дал прощальный гудок.
  
   Писк охранного амулета сообщил о выставленной в купе защите. Тем не менее, архимаг Стэнниоль, еще стоя в дверях, добавил несколько заклинаний.
   - На всякий случай, - объяснил он своему помощнику Лабутински.
  Имишат Лабутински, недавний выпускник магической академии, был одним из наиболее перспективных молодых сотрудников имперского филиала Департамента магического правопорядка. Стэнниоль, уже много лет служивший в чине экстраординарного дознавателя, некоторое время присматривался к новичку, а потом начал привлекать к все более и более сложным делам.
  Взять с собой именно Лабутински он решил в последний момент. В его филиале любой из более опытных "сыскарей" хоть однажды, но уже бывал в Вольтанутене. А ему был крайне необходим помощник, не имевший ранее отношений ни с одним из орденов города. Не то, чтобы архимаг не доверял своим коллегам, но уж очень нехорошее дело предстояло распутать...
  
  Лабутински внимательно всматривался в проплывающую за окнами темноту. Он специально сел в дальний угол, чтобы не мешать шефу обустраиваться. Это была первая их совместная поездка, поэтому молодой специалист чувствовал себя немного скованно.
  Имишат считал большой удачей устроиться на работу не просто в Гильдию магов, а в Департамент магического правопорядка. Его всегда манила романтика розыска. А в имперском филиале служило немало высококлассных специалистов, за плечами у которых был не один десяток раскрытых преступлений. Год работы с ними дал ему столько знаний, что уже никто бы не посмел назвать его "неопытным юнцом". Но самым известным из них, конечно же, был Стэнниоль. О его громких делах и в Департаменте, и в самой Гильдии магов ходило немало легенд. Говорили, что если попытаться собрать их в одну книгу, число томов перевалит через десяток.
  Сам архимаг был мало похож на грозу магического преступного мира. Чуть выше среднего роста, с аккуратной бородкой "клинышком" и неизменным пенсне на переносице, он больше напоминал учителя или врача. Одевался не броско: не маркие оттенки в одежде, удобный покрой делового костюма, аксессуары - только самые необходимые. Лишь пронизывающий взгляд темных глаз выдавал в нем представителя отнюдь не гуманитарной профессии.
  Пока Лабутински глубокомысленно созерцал проплывающие за окном силуэты, автор нескольких учебников и практических пособий опустился на колени и пополз по полу. При этом он все время заглядывал под диван. В какой-то миг Лабутински даже показалось, что он хочет туда залезть и присматривает местечко поудобнее. Но шеф лишь пробормотал что-то под нос и щелкнул пальцами. Несколько магических сгустков умчались в темноту поддиванья.
  "Прорехи в защите латает, - отметил про себя Имишат. - А я бы даже не догадался ее проверить. Решил бы, что парочки усиливающих заклинаний вполне достаточно".
  Закончив проверку, архимаг устроился на мягком сидении и раскрыл свой знаменитый портфель. Говорили, что без этого мощнейшего артефакта Стэнниоль нигде не появляется. Будто бы ему не раз удавалось выпутаться из опасных ситуаций только благодаря своему портфелю. Правда, познакомившись с шефом поближе, Лабутински начал сомневаться в магических свойствах его громоздкого амулета. Свое настоящее оружие Стэнниоль обычно старался лишний раз никому не демонстрировать. А это потертое кожаное "чудовище", наоборот, всегда держал на виду. Но сильное психологическое воздействие оно, безусловно, производило. Все знали, что самые весомые улики архимаг всегда "выуживает" из своего портфеля. Поэтому на дознаниях даже отъявленные негодяи поглядывали на него с опаской.
  - Предлагаю обсудить поставленную перед нами задачу, коллега.
  Неуловимый жест фокусника, и перед шефом появилась хорошо знакомая всем сотрудникам Департамента темно-синяя шкатулка. "Визуализатор" - так гордо называл ее архимаг. "ТриДэ-кинематограф", - улыбался про себя Лабутински.
  - Дело, которым нам предстоит заняться, до крайности "тухлое", - невесело констатировал Стэнниоль и привычным движением приоткрыл крышку коробочки.
  Голубой луч осветил его лицо. В следующий момент стенки шкатулки упали, и на весь стол развернулась объемная карта Империи. На северо-западе Манчукистана запульсировала темно-красная отметка - Вольтанутен, место преступления.
  - Мало того, что императора Венизелоса убили в собственном дворце. Было использовано простое холодное оружие, - продолжил шеф. - Значит, вначале убийца должен был лишить его магической защиты. То есть, применил различные техники: магические и немагические. В результате мы имеем смешанное преступление, расследование которого само по себе создает немало проблем. Но это далеко не единственное осложнение.
  Архимаг щелкнул пальцами, и масштаб карты начал меняться. Долина, в которой располагался Вольтанутен, разрослась на все полотно. Сам город увеличился в несколько раз, теперь в нем можно было разглядеть улицы и отдельные дома. Тревожная красная точка переместилась на императорский дворец.
  - Круг подозреваемых составляет руководящая верхушка пяти крупнейших орденов.
  На карте появились новые отметки - упомянутые магические резиденции. Своими очертаниями они напоминали реальные здания.
  - Скорее всего, ни у кого из них нет алиби - все они присутствовали на этом злосчастном приеме. Поэтому тщательно проверять придется каждого. Конечно же, все будут от всего отпираться, да еще, наверное, и наговаривать друг над друга. Причем, каждый из них - архимаг либо маг высокого уровня, поэтому заклинанием правды никого не возьмешь и ошейник подчинения на них так просто не наденешь. Потребуются веские улики.
  Резиденции приобрели более четкие формы, было видно, что в них кипит жизнь. Время от времени из зданий выглядывали миниатюрные фигурки. В одном мелькнула чья-то рыжая шевелюра, в другом - окладистая борода, в третьем - звериный оскал.
  - Помимо прочего, дело еще и политическое. Империум наверняка постарается воспользоваться ситуацией, чтобы надавить на Гильдию или потребовать от нее дополнительных услуг. Хотя сами ордена в последние годы фактически превратились в отдельные государства. С Гильдией они контактируют в минимальной степени. Поэтому кое у кого наверху есть желание убавить им самостоятельности.
  Карта Вольтанутена исчезла, вместо нее вновь проступили государственные границы Манчукистана. Вся его территория была щедро утыкана различными отметками. Указатель столицы почему-то напоминал паука, широко раскинувшего свои лапки. На его спине светился официальный герб страны.
  - В Вольтанутене наверняка воспримут расследование, как попытку Гильдии усилить свой контроль. Кстати, справедливо воспримут. Империум тоже постарается получить какие-то дивиденды.
  Постепенно карта начала зарастать паутиной. Мелкая серебристая сетка распространялась от столицы к периферии, окутывая каждый магический орден плотным коконом.
  - Ближайшие дни будут для нас очень напряженными. Ордена, вероятнее всего, будут мешать расследованию. Да и без них найдется, кому ставить палки в наши колеса.
  Изображение на карте замерло, а потом пропало вовсе. Тихий хлопок - вместо карты на столе вновь стояла темно-синяя шкатулка.
  - Поэтому реальным расследованием будешь заниматься, в основном, ты, - Стэнниоль внимательно посмотрел на своего помощника. - Я же буду грозно хмурить брови, сверкать глазами, заглядывать во все углы и задавать провокационные вопросы. Одним словом - всячески привлекать к себе внимание.
  - Хорошо бы найти местных помощников, - наконец-то осмелился высказать свое мнение Имишат. - Я вольтанутенскому отделению не слишком доверяю. Они привыкли смотреть на ордена снизу вверх, а реальными делами уже давно не занимались.
  - Уточню: независимых помощников. Не связанных ни с одним из орденов. Иначе есть шанс "подцепить" чьего-то агента. Боюсь, что в Вольтанутене найти таких будет сложно. Маги-ремесленники вряд ли смогут нам помочь, а высококвалифицированные специалисты есть только в орденах.
  
  Разговор прервал стук в дверь. В купе заглянул охранник, дежуривший в коридоре вагона:
  - Господин Стэнниоль, с вами хочет поговорить императорский дознаватель, тайный советник Гельминтай.
  - Пусть заходит.
  Охранник оглянулся, кивнул кому-то в коридоре и отодвинулся, уступая дорогу чиновнику в форме офицера императорской гвардии.
  "Такой не может не нравиться женщинам", - отметил про себя Лабутински.
  Даже в мундире Гельминтай казался лощеным красавчиком. Гвардейское обмундирование чрезвычайно шло ему, о чем он, конечно же, знал. Хорошо подогнанный светло-синий мундир ладно сидел на фигуре. Глубокий, дорогой цвет выгодно оттенял глаза, превращая обычный серый в темно-голубой. Обшлаги и борт украшал серебряный галун, что придавало форме нарядный вид. Да и сам советник этим поздним вечером выглядел так, будто только закончил заниматься своим туалетом. Имишат не удивился бы, если бы узнал, что его ежедневно посещает личный цирюльник.
  Сам молодой сыщик на свою внешность никогда не пенял: приятное лицо, атлетически сложенная фигура. Он старался одеваться интересно, но в присутствии девушек нередко терялся. Ему казалось, что его манеры не так безупречны, что он неинтересный собеседник. Поэтому чаще всего предпочитал отсиживаться в уголке, пока его более активные друзья развлекали прекрасных дам.
  - Коллеги, предлагаю провести небольшую планерку.
  Гельминтай вел себя так, будто они давно знакомы и могут пренебречь формальностями, предписываемыми этикетом. Не дожидаясь приглашения Стэнниоля, советник занял место возле Лабутински и широко, чересчур широко улыбнулся. Всем своим видом он старался демонстрировать дружелюбие. Правда, глаза оставались холодными, цепкими.
  - Знаю, что вы сейчас думаете: явился конкурент вынюхивать и выпытывать. Но спрашивать я ни о чем не буду. Наоборот, хочу поделиться информацией. Официально поделиться и официально же предложить сотрудничество. В деле замешана магия, поэтому без Гильдии нам в любом случае не обойтись. Империуму необходим результат, а не видимость расследования. А поодиночке мы вряд ли справимся.
  Тайный советник сделал паузу и внимательно посмотрел на архимага. Но ответных заверений в любви и преданности не дождался.
  Имишат подумал, что сейчас знаменитый сыщик, как никогда, похож на врача. На мудрого терпеливого доктора, который внимательно, не перебивая, выслушивает своего пациента. И всем своим видом будто говорит: "Рассказывайте, рассказывайте. Не стесняйтесь".
  Гельминтай недовольно нахмурился и продолжил:
  - У нас есть основания полагать, что кто-то в орденах ведет опасные разработки.
  - А откуда такая информация? - вопрос Стэнниоля прозвучал очень спокойно, даже лениво.
  От неожиданности рассказчик запнулся. Его визави не замедлил воспользоваться паузой.
  - Небось, ордена разрабатывали магическое оружие? - вкрадчиво спросил он. - По вашему заказу?!
  - Да, а что в этом такого?! - в голосе дознавателя зазвенел металл. - Империя - самое сильное государство в этом мире. Нам многие завидуют, многие нас ненавидят. И мы не собираемся сдавать своих позиций. Единственный способ избежать большой войны - быть достаточно сильными, чтобы никто не решился на нас напасть. Это вам, магам, хорошо - вы, если что, спрячетесь в своих башнях, и никто вас не тронет. А мы о народе должны думать!
  - Только не пытайтесь создать у нас чувство вины. Это противоречит избранной вами линии поведения. Так что же в действительности произошло? - все так же спокойно продолжал архимаг.
  - Ордена действительно получили заказ на создание массового магического оружия. Такого, чтобы им могли воспользоваться и не маги...
  - И вы так спокойно об этом говорите! - Стэнниоль буквально впился взглядом в Гельминтая. - С боевой магией не каждый маг совладает, а вы хотите допустить к ней непосвященных!
  - Давайте не будем изображать праведный гнев. Здесь все свои, лицемерить нет необходимости, - тайный советник вновь улыбнулся. - Мы с вами хорошо знаем, что такие разработки велись всегда. И другие державы тоже этим занимаются. Только пока никто не добился конкретных результатов.
  Лабутински сидел напротив своего шефа и отлично видел, как при этих словах на его лице мелькнула брезгливая гримаса. Но в следующий момент Стэнниоль взял себя в руки и вновь превратился во внимательно-ленивого слушателя.
  - Проблема в том, что мы заподозрили ордена в двойной игре. Либо они уже получили результат, но не собираются делиться им с заказчиком. Либо под прикрытием этих заказов проворачивают свои дела. Венизелос специально был выведен из состава Империума. Образ оппозиционера был ловушкой. К отставному императору, как магнитом, притягивались недовольные. В первую очередь, из состава магических орденов. По-видимому, ему удалось нащупать реальный заговор. А потом его убили. Думаю, причина ясна.
  Гельминтай замолк. Он уже ничем не напоминал того добродушного красавчика, который зашел к ним в купе. Не пытался демонстрировать показное дружелюбие, перестал настойчиво ловить взгляд собеседника. Сейчас он выглядел старше и более усталым. Лоб прорезала глубокая поперечная морщина, губы сомкнулись в жесткую линию.
  Стэнниоль молчал, ожидая продолжения.
  - Империум имел некоторые секреты от Гильдии. В том, что казалось отношений с орденами, - сообщил тайный советник и мельком взглянул на мага-сыщика. - Сейчас ситуация такова, что под угрозой оказалось само государство. Венизелос был не тот человек, чтобы приуменьшать опасность. Поэтому Гильдия должна определиться, с кем она: поддерживает ли Империум или предпочтет остаться в стороне. Мы готовы поделиться с вами всей информацией, но рассчитываем на ответные движения с вашей стороны.
  Гельминтай еще раз посмотрел на Стэнниоля. Тот сидел, откинувшись на спинку дивана. Руки сомкнуты на животе, большие пальцы упираются друг в друга. В стеклах пенсне - отблески светильника, мешающие увидеть глаза.
  Коротко попрощавшись, тайный советник вышел из купе.
  
  После его ухода архимаг несколько минут сидел неподвижно. Лабутински молча ждал, когда он заговорит первым.
  - Фу-х-х, - наконец-то обозвался Стэнниоль. - Вот скользкий червяк! Будто бы и неагрессивен с точки зрения магии, но самочувствие - как после двухчасового допроса.
  Шеф устало улыбнулся и придвинулся к столу. Лабутински последовал его примеру.
  - Итак, основной вывод по итогам этой встречи: нас загоняют в ловушку. Им нужен убийца. Реальный, а не просто подходящий кандидат. И они ждут, что мы его найдем. Если этого не произойдет, между Империумом и Гильдией возникнет недоверие. В сложившейся ситуации нам это совершенно не нужно.
  - Мне кажется, они уже получили свою разработку, - добавил Имишат. - Иначе не рисковали бы испортить отношения с Гильдией.
  
  
  Глава 17. Прогулка под зонтиком
  
  ТАКС
  
  Имеет ряд дополнительных функций, в т.ч. - будильник.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Хозяин и вчера лег спать после ночного дождя. Вечером ушел проводить Селию и "немного" задержался. Когда вернулся, от него сильно пахло грибами, туфли были насквозь мокрые, с прилипшими семенами трав. Похоже, решил сократить путь и вернуться по Аллее Фантомчика. В темноте, под дождем! Но влюбленному Пампуке любые подвиги были по плечу.
  Эта ночь прошла намного спокойнее предыдущей. Придя домой, Монбазор около часа возился с защитой, наставил ловушек по всем углам. Мой коврик перенес к своей кровати и приказал в кабинет не высовываться. Да и по спальне меньше ходить.
  Уснул он практически мгновенно. Я же остаток ночи не сомкнул глаз - ждал непрошенных визитеров. К счастью, в этот раз так никто и не явился. Правда, ловушки регулярно сигнализировали о каких-то всплесках магии, но помощи не требовали.
  Разбудить Монбазора ранним утром стоило определенных усилий. Пришлось прибегнуть к древнему, немного вульгарному способу. Пампука-младший спал на боку, поэтому я начал с ближайшего уха. Тщательно вылизал его, перешел на примыкающую щеку, после чего прошелся по носу. Вероятно, задел ноздрю, поскольку хозяин недовольно чихнул и открыл глаза. Я соскочил с кровати и на всякий случай спрятался. Не был уверен, что он придет в восторг от моего способа побудки.
  Такой недовольной гримасы я давно не видел. Невыспавшегося мага раздражало все - дождь за окном, холод в комнате, многочисленные ловушки, которые необходимо было дезактивировать, чтобы выйти. Лишь упоминание о встрече с Ариселией смогло немного поправить его настроение.
  Заранее приготовленный узелок со спецодеждой ожидал нас на столе. Я прихватил его и направился к двери.
  - Такс, подожди! Намокнешь ведь. И отдай мне узел, тебе неудобно будет.
  Хозяин был настолько сонным, что сотворил еще один зонт сразу же, с первой попытки. Впрочем, только сонному магу могло прийти на ум снабдить пса зонтиком.
  Прислуга все еще спала, поэтому из дому мы выбрались без происшествий.
  
  Селия ожидала нас в условленном месте. В иномирянских обновках она выглядела очень эффектно. Под плащом было достаточно короткое платье (вероятно, подвернула подол, чтобы роса не намочила). Сквозь прозрачный пластик просматривались симпатичные коленки - весьма смелый ход для консервативного Вольтанутена. По тому, как старательно Монбазор отводил взгляд, было понятно, что ему они тоже понравились.
  Правда, запах ее меня насторожил - магичка была чем-то огорчена. Впрочем, она и сама спешила поделиться своими сомнениями:
  - По пути я встретила случайного прохожего. Он так долго рассматривал меня! Даже обернулся. Как мы попадем во дворец? Нас же любой встречный будет разглядывать и обязательно запомнит.
  Монбазора ее замечание не смутило. В присутствии Ариселии он был готов на любые подвиги.
  - Ничего страшного! Одно быстрое заклинание невидимости - и можно идти.
  Фраза "быстрое заклинание" была мне слишком хорошо знакома. На положительный результат не стоило и надеяться. Куда бы спрятаться от чересчур уверенного мага?!
  К сожалению, далеко уйти не удалось. Пятясь, я натолкнулся на какое-то препятствие и... сел на новенький и очень мокрый сапог. Ой!.. Хвост подстелить не успел!..
  Мой зонт с логотипом Гильдии дворников закачался, уткнулся в Ариселию, скользнул по дождевику вниз и рухнул мне на голову. Струйки воды щедро пробежались по спине, тщательно смочили униформу и добавили влаги уже мокрому хвосту.
  - Такс! Ты как? - девушка ничуть не рассердилась на меня. Наоборот, ее голос звучал встревожено. - Монбазор, может, как-то закрепить зонт? Его же неудобно носить в зубах, а хвост все равно мокнет.
  Я сердито клацнул зубами. Обломки зонта исчезли.
  "Может, без него обойдемся? Все равно я уже мокрый".
  - Действительно, почему нельзя надеть на Такса плащ? - поддержала меня Селия.
  - Животные-дворники не носят плащи. Они выходят после утреннего дождя, - угрюмо возразил маг.
  "Можно сотворить обычный, не форменный".
  - Униформа должна быть. Это психологическая защита.
  "Может, я мокрый похожу?"
  - Может, укрыть его при помощи заклинания?
  Наши с магичкой голоса прозвучали практически одновременно.
  - Нет! - в голосе хозяина лязгнул металл. - Неизвестно, что ждет Такса в пути. Он может столкнуться с защитным полем. Лишняя магия - дополнительный риск. Недалеко от дворца я вообще сниму все заклинания - и с себя, и с вас. Оставлю необходимый минимум. Вода на Таксе, особенно если ее будет много, может сработать как проводник - это тоже опасно. А зонтик - простейший механизм, он безопаснее всего.
  Какой такой проводник? Мне кажется или он электричество сюда приплел?! И почему я должен взламывать защиту? Не-е-е, я так не договаривался. Да и зонт он обозвал зря! В других мирах это, может быть, и простейший механизм, но не здесь.
  Но вступать в спор невыспавшимся магом - себе дороже. Поэтому, подумав, я промолчал. А хозяин уже закатывал рукава.
  
  - Оставим так. Лишнего времени у нас нет, а лучше все равно не получится. - Монбазору наконец-то надоело возиться с заклинаниями, и он сдался. Раздраженно щелкнул пальцами и исчез.
  Зато вместо него появилась Селия. Не сказал бы, что ее лицо выражало радость.
  С моей маскировкой явно что-то не складывалось. Зато остальные могли свободно исчезать и появляться. Проще всего получилось с магичкой, которая скрылась сразу же, с первой попытки. Правда, без своего новенького зонтика. Ойкнув, немедленно проявилась снова.
  - Может, оставим зонт здесь? - осторожно предложил ей Пампука-младший, - Он мешает колдовать - иномирянские устройства не любят магии. Плаща будет достаточно. А ты и так привлекательно выглядишь.
  - Нет! - Селия не купилась на комплимент и еще крепче сжала в руке новенькую игрушку. - Может, попробуем так?
  Она сложила зонт, мокрым засунула в чехол, а потом спрятала сверток под плащ. Как ни странно, в этот раз заклинание сработало правильно.
  Хозяин вообще исчезал с одного щелчка пальцами. Учитывая, что у него в кармане был злополучный нож, это было вдвойне удивительно. Впрочем, зонта у него как раз и не было: себе-то защиту от дождя он не побоялся наколдовать.
  А мой зонт сопротивлялся, как мог. Но Монбазор будто бы и не замечал этого. Я все ждал, когда же ему надоест сражаться с безделушкой, и он предложит ее развеять. Новая "защита" мне изначально не понравилось.
  Во-первых, даже внешне зонт выглядел странно. Купол не круглый и не квадратный, а какой-то овал с рюшечками. Очень вытянутый, еще и разной ширины. "Чтобы ничего не намокло", - пояснил нам маг. Действительно, удлиненные выступы на зонте весьма напоминали козырьки для носа и для хвоста. Но по тому, как Монбазор прятал глаза, я понял, что он сам озадачен такой формой.
  Во-вторых, я затруднялся идентифицировать свой аксессуар. Спицы складные, как у автомата. Но, думаю, он не смог бы сложиться даже в трость - слишком неправильной была форма. Абсолютно бесполезные узлы и чересчур слабые: при ходьбе купол заметно колыхался и зловеще поскрипывал.
  Сколько ни колдовал Пампука-младший, зонтик так и не захотел превращаться в невидимку. Лишь стал прозрачным как дождевик Селии. Только узлы и ручка светились ядовито-салатовым.
  Огорченный неудачей, хозяин решил не продолжать эксперименты, что меня обрадовало. Я ведь тоже, в некотором роде, - иномирянский прибор. И предчувствие какое-то нехорошее: все утро меня преследовал образ чернильницы-кофеварки...
  Селия поддержала решение мага. По ее мнению, я уже настолько странно выглядел, что вряд ли кто-то сможет внятно и, главное, убедительно меня описать.
  Когда мы шли ко дворцу, улицы Вольтанутена были пусты - утренний дождь как раз припустил вовсю. Возле некоторых магазинов сгружали свежие продукты. Кое-где можно было увидеть сонного дворника. Но все они были заняты своими делами и на меня никак не реагировали.
  А влюбленные, надежно спрятавшись от посторонних глаз, попросили меня включить канал мысленной связи. По-моему, они вообще ничего вокруг не видели! Не знаю, о чем они болтали, но шли мы очень медленно. И зачем было подниматься в такую рань, если все равно придем к окончанию утреннего дождя?!
  
  
  Во время утреннего дождя
  Вольтанутен. Дворцовый квартал/
  
  Опытная партия козочек-травоедок вышла на работу вместе с началом дождя. Идея была незапатентованной, поэтому их старались меньше показывать посторонним. Сопровождал стадо ведущий специалист Гильдии дворников - рядовым сотрудникам столь ответственные задания не поручали.
  Травоедки были одним из наиболее перспективных проектов. Они не только косили газоны, но и приносили немалую прибыль. Козья шерсть пользовалась высоким спросом у текстильщиков и была безумно дорогой, как и любой иномирянский импорт. Козье молоко охотно закупал орден Железного Зуба - для городских лавок этот продукт был чересчур экзотическим.
  В Вольтанутене козы на удивление быстро прижились. Местный климат пошел им на пользу: зелени вокруг вволю, а руно росло вдвое быстрее. Единственным их недостатком была склонность к простудам. Утром, под дождем, стадо выгуливали в соответствующей экипировке.
  Двигались они всегда по одному и тому же маршруту. Дойдя до площади недалеко от дворца, стадо рассыпалось на группки. У каждой компании здесь была своя любимая клумба.
  Пастух решил воспользоваться моментом и немного передохнуть. Зашел под ближайшее дерево, где было посуше, привалился плечом к стволу и на минутку прикрыл глаза. Когда он снова их открыл, его взору представилась странная картина.
  Наискосок через площадь шествовало животное - очень важное и неторопливое. Оно было бы похоже на голована, если бы не униформа дворников. Ведущий специалист сам составлял планы разработок Гильдии и мог поклясться, что этих зверей к сотрудничеству не привлекали.
  Кроме того, оно было неправильного цвета. Шел дождь, шерсть животного намокла и потемнела, но все равно были видны зеленоватые переливы. Такого оттенка у голована вообще не могло быть!
  И самое главное! Над животным плыло что-то непонятное! Прозрачное, с салатовыми огоньками, оно мягко помахивало куполом и негромко переговаривалось с хозяином. За шумом дождя слов было не разобрать, доносились лишь отдельные скрипучие звуки. Края купола были какие-то неровные, зазубренные. И хвост какой-то непонятный. Впрочем, из-за дождя разглядеть подробности было сложно.
  Загадочная парочка подошла к клумбе. Псевдоголован уставился на ближайшую козу. Пастух забеспокоился: все-таки орденское имущество, он несет материальную ответственность. Отлип от дерева, чтобы накричать на незнакомцев...
  "А ты говорил, плащей форменных не бывает! - прозвучало в голове пастуха, - Посмотри, все козы - в плащах с гербами Гильдии! Даже сапоги у них - и те с гербами. А это что? А-а-а... носочки... тоже с гербами".
  Нижнее животное придвинулись к травоедке и начало внимательно рассматривать ее ноги, заботливо обутые в специальную обувь - по форме копыт. "Летун" остановился на месте, но как-то резко - будто наткнулся на невидимую стену.
  Лишь тогда служащий понял, что слышит не свои, а чужие мысли.
  "Ох! Только с ума сойти не хватало!" - наконец-то у главного специалиста прорезался собственный голос.
  "А не надо было подслушивать!", - голован вдруг развернулся и мрачно посмотрел в его сторону.
  Пастух быстренько закрыл глаза, надеясь, что странная парочка сама как-нибудь исчезнет. Вместе со своей страстью к исследованиям. Когда он их открыл, странных визитеров уже не было. Это так его обрадовало, что он не сразу заметил пропажу одного козлика.
  
  У Дворца жизнь кипела. То и дело к нему подъезжали повозки с провиантом и хозяйственными мелочами, внезапно выныривавшие из соседних улочек и переулков. Но очередей и толчеи не было, разгрузка происходила быстро и организованно. Грузчики, похоже, тоже повиновались какому-то расписанию - всегда получалось, что очередной товар уже ожидали. Ни один из них не приехал раньше положенного и не задержался у ограды дольше, чем требовалось.
  В дождь появление случайного ротозея оказалось бы настолько неестественным, что он сразу бы привлек к себе внимание. Тем более, если бы им оказалось одинокое иномирянское животное зеленого цвета с зонтиком и в униформе.
  Поэтому для Такса была найдена подворотня посуше, где ему поручили почетную миссию охраны узла с одеждой. Тем временем маг и его помощница решили сходить на разведку. Похоже, с этой стороны ограды охранных полей не было. Или их снимали на время утренней доставки товаров. Можно было смело пользоваться заклинанием невидимости.
  
  Козлик жадно объедал куст, выглядывавший сквозь прутья дворцовой ограды. Никто не обращал на него внимание - Дворцовая площадь была одним из пунктов утреннего маршрута травоедок. Скусив очередную веточку, он начал быстро жевать, деловито поглядывая по сторонам. Прожевав, повернулся к живой изгороди, но перед носом маячили лишь грубые старые листья. Достать до соблазнительной верхушки оказалось делом одной минуты. Одной ногой упереться в нижнюю перекладину, второй - зацепиться за кованный вензель, и нежная молодая зелень уже во рту. Несколько секунд, не прекращая жевать, козлик постоял, упершись передними ногами в ограду и гордо оглядываясь. Все ли видели, как высоко он забрался? Потом резко соскочил вниз и веселой рысью отправился к ближайшему зданию. Дойдя, остановился, заглянул в подворотню и тотчас скрылся в ней - лишь сапожки мелькнули.
  
  Такс, уже успевший задремать, лежал возле узла. Обнимать его не стал, чтобы не намочить, лишь немного касался боком. Кроме того, вещи в узле как-то странно попахивали: то ли свежими дрожжами, то ли подбродившим экзотическим фруктом. Похоже, хозяин снова что-то напутал, колдуя, а под дождем слабый запах усилился. Пес постарался отвернуть нос подальше от раздражителя.
  Зонтик парил где-то вверху, не привлекая к себе внимания.
  Неожиданно пес вздрогнул - мягкий ком куда-то исчез. Поднял голову и увидел, как узел медленно отползает в сторону. Встрепенулся, хотел зарычать, но вовремя спохватился - не стоит привлекать внимания.
  Козлик в своем наряде выглядел очень гламурно. Правда, то, чем он сейчас занимался, на корню разрушало глянцевый образ. Уникальный травоед старательно жевал край тряпицы, в которую была завязана одежда. Время от времени гурман почихивал от манящего, но слишком резкого аромата. Голова его была гордо вскинута. Рогатик активно вертел ею из стороны в сторону, рассматривая окрестности и не выпуская изо рта свою добычу. Слабо стянутый узел беспомощно болтался из стороны в сторону, грозясь рассыпаться в любую минуту.
  Такс вскочил, ощетинился и молча пошел на наглого похитителя. Козлик не стал настаивать на своем, выплюнул недожеванную вкусняшку, отпрыгнул в сторону и выбежал из подворотни. Пес проследовал за ним. Постоял на улице, проследил, в какую сторону тот удалился, и неторопливо вернулся назад. И тут же выяснил, что совершенно зря потратил столько времени, провожая рогатого обжору и оставив свой пост.
  Пока он отсутствовал, целая компания козочек-травоедок приступила к увлеченному исследованию содержимого узла. Каждую тряпицу надо было понюхать, попробовать на зуб, если вкусное - поделиться с товаркой. Чтобы распотрошить сверток, им хватило пары минут. Хотя сюда добралось и не все стадо, присутствующих оказалось достаточно, чтобы основательно потоптаться на его содержимом.
  Прогнать коз не составило труда. Такс подкрался сзади и тихонько рыкнул в ближайший хвостик. Беленький кусочек меха дернулся вверх, взметнулись задние ноги, едва не задев сапожками морду шутника. В следующий миг козочка мчалась прочь, испуганно теряя "орешки". За ней поспешило и остальное стадо. Выпутываться из украденных вещичек им приходилось на бегу.
  
  
  МОНБАЗОР
  
  К нашему приходу Такс успел собрать вещи в кучку и со скорбным видом сидел рядом. Одежда была в печальном состоянии: мокрая, грязная, пожеванная. В некоторых местах виднелись живописные "прокусы".
  - Может, пойдешь в своей, не переодеваясь? - робко предложил я.
  Селия ничего не сказала, лишь закусила губку. Я понимал ее огорчение. Если ее обновки сейчас "засветятся", их придется выбросить. А она даже перед подружками не успела похвастаться! Понятно, что их нельзя будет надеть на занятия в училище. Но ведь можно же потом домой отвезти и там пофорсить. Кто в провинции поймет, сколько эти шмотки стоят в Вольтанутене?!
  Пришлось снова заняться свободным творчеством. Правда, я, как обычно, понятия не имел, что нам нужно. "Нечто оригинальное" - уж очень расплывчатая характеристика.
  На сей раз сотворенные вещички даже напоминали продуманный ансамбль. Но какой! Черный свитшот с рисунком черепа, пронзенного молнией (его глазницы весьма натурально светились). Черные кожаные шорты (слишком мини, на мой вкус). Высокие черные "берцы" (ядовито-красные шнурки прилагались отдельно). Черные кружевные стринги я живенько затолкал в карман, не разворачивая (надеюсь, мне удалось не покраснеть).
   С каждой новой вещичкой мое настроение падало. На Селию было больно смотреть. Одежда в стиле "готичненько" ее явно шокировала. Но продолжать эксперимент я больше не хотел - вряд ли в спешке получится что-то более путное.
  - Ты точно уверен, что такое носят?! - наконец-то выдавила она.
  - Да! - горячо заверил я. А что оставалось делать?
  - А с чем? - проявление женского любопытства обнадеживало.
  - Думаешь, еще что-то надо?
  - Ну, прическа какая? И... макияж? - запнулась она на последнем, явно непривычном для нее, слове. Наверное, у Бруль Там Шпока подслушала и хотела заодно уточнить, что это значит.
  Я вовремя прикусил язык. Вряд ли девушка быстро поймет, что такое "смоки айс". Как называются черные косые челки, я и сам не знал. Да и нужен ли ей такой подробизм? Поэтому лишь хмыкнул и пожал плечами: мол, модой не интересуюсь, откуда мне знать?
  Пока я сотворял парик, магичка переоделась. На мое произведение с центральной ярко-зеленой прядью она посмотрела скептически:
  - А это зачем? Коз отпугивать?
  - Нет, это парик, - не стал я вдаваться в нюансы.
  - А челка такая зачем - в цвет Такса? - она все-таки не удержалась от еще одной шпильки, но ответа не стала дожидаться. - Посмотри, не криво надела?
  - Нет, не криво. Только лицо как-то не так смотрится, потерялось в сплошном черном.
  - Ты сам такой наряд придумал!!!
  Но я уже протягивал ей черную помаду:
  - Губы намажь!
  - Зачем еще?! - на тюбик в моей руке магичка смотрел, как на пузырек с ядом.
  "Селия, это грр-рим. Надо, чтобы тебя никто не смог узнать. Не тяни врр-ремя!" - Такс даже рыкнул от нетерпения.
  Пока я затягивал и завязывал шнурки на берцах, девушка подкрашивала губы. Вслепую, не очень умело. Помада немного размазалась, но легкий синяк вокруг рта лишь усилил нужный эффект.
  - Ну как? - спросила Селия.
  Я поднял взгляд вверх, вдоль стройных ножек... и почувствовал, что густо краснею. Ее лицо тоже начало заливаться краской, и моя помощница торопливо отвела глаза.
  
  Провожая магичку взглядом, я думал о том, что могу основательно подпортить ей жизнь. Конечно, здорово, что она нам помогает, но чем это закончится для нее, юной наивной провинциалки?
  "Не дрейфь, хозяин, прорвемся!"
  Пришлось изрядно помотать головой, отгоняя видение несчастной Селии в кандалах, бредущей по пустынному снежному полю. Следом тащился Такс в арестантской робе.
  Тем временем девушка юркнула в переулок.
  "Пошли!", - мой пес уже перебегал дорогу.
  Я поспешил за ним. Из-за угла мы выглянули синхронно.
  Одинокая продуктовая повозка неторопливо ползла по направлению к дворцу. Наверное, возчик ехал раньше положенного и никуда не спешил. Он мирно дремал на козлах, надвинув капюшон на нос. Флегматичный тяжеловоз едва переставлял копыта по брусчатке, не забывая срывать наиболее аппетитные травинки, пробивавшиеся меж камней.
  Транспорт остановился очень мягко, без рывка. Но ездовой мгновенно открыл глаза. Юная хулиганка отпустила узду и стала неспешно приближаться.
  Бледная, как смерть, девица с черными губами. В черной широкой душегрейке с огромным жутким рисунком. В черных блестящих штанишках, коротких даже для панталон, и черных солдатских ботинках со зловеще-красными полосками шнурков. С голыми коленками, бесстыже белеющими сквозь пелену дождя. Над головой ее зависло нечто плоско-неровное, прозрачное, издающее заунывные поскрипывания.
   Селия остановилась в нескольких шагах от ошарашенного мужчины, потопталась немного, из-под челки поглядывая в его круглые от удивления и испуга глаза. Набралась смелости и звонко отчеканила:
  - Извините, как пройти в библиотеку?!
  
  Мы решили не тратить время на то, чтобы привести жертву женского обаяния в чувство. Аккуратно занесли возчика в подворотню (в другую, в "свою" Такс не пустил). Уложили под стеночкой, там, где посуше. Первые прохожие позаботятся о нем. Или сам в норму придет, не такое уж мощное заклинание его сковывает.
  Уже собрались уходить, но, подумав, я все-таки добавил еще и заклинание невидимости. Несильное, чтобы не причинять человеку лишних хлопот, когда проснется. Будет лучше, если его сон не будут тревожить раньше времени.
  Пока я возился, моя напарница успела переодеться назад - ей пора было на работу. "Модный прикид" предусмотрительно из рук не выпускала. Сказала, сама выбросит по пути. Надеюсь, ей хватит силы воли от него избавиться. Уж очень аккуратно она складывала шортики и свитшот.
  Я же надел плащ возчика. Одной этой хламиды вполне хватило закутаться по кончик носа.
  
  Такс терпеливо сторожил повозку с тяжеловозом. Впрочем, тот никуда и не рвался. Стоял смирно, лишь помахивал изредка ушами, словно отгоняя назойливые дождинки.
  Пса брать с собой я не планировал - незачем зря рисковать. Да он и сам не очень просился: понятливо кивнул и исчез. Я даже не успел заметить, куда юркнул мой сообщник.
  Тяжеловоз двинулся, лишь только я устроился на козлах. Похоже, мой "транспорт" не нуждался в управлении - только не стоило ему мешать.
  У дворца нас уже ждали.
  - Почему опаздываешь?! - набросился на меня какой-то здоровяк в ливрее прислуги. - Хватай теперь товар сам, мои давно ушли.
  Груза было немного. Уже в третью ходку мы с лакеем смогли забрать последние ящики. Как только облегченная повозка приподнялась на рессорах, тяжеловоз не спеша двинулся обратно в переулок.
  - Неси-неси, не оглядывайся! Потом догонишь своего "рысака", - прикрикнул на меня напарник. - Он у тебя и за полдня домой не доплетется.
  
  Где находится граница охранного поля, я так и не смог понять - на кухню мы прошли беспрепятственно. Похоже, воспользовались специальным туннелем. По пути кто-то окликнул лакея, и он забеспокоился пуще прежнего. Даже не донес свой груз до места назначения, свалил прямо в коридоре:
  - Перетаскай в кухню и сдай кухарке! - приказал мне строго. - Потом приду проверю, все ли на месте. Чего-то не досчитаюсь, в счет не внесу!
  Уже убегая, оглянулся:
  - Да не бойся, никуда твоя повозка не денется - кому она нужна?!
  
  Кухарка была еще более нервной. Лишь неприветливо глянула в мою сторону и отвернулась. Я сгрузил свою поклажу и постарался побыстрее исчезнуть с ее глаз. В коридоре, к счастью, никого не было. Отбросить плащ в угол, снять личину возчика - дело одной минуты. Ничего другого сотворять не стал - здесь это опасно.
  Но куда теперь идти? Мне надо в жилую часть дворца, как же туда пробраться?
  К этой проблеме прибавилась еще одна, весьма деликатная. Длительная прогулка под дождем не прошла даром - я все-таки замерз. И теперь мне надо было срочно попасть в... гм... соответствующую комнату. Сейчас она интересовала меня даже сильнее, чем моя миссия.
  Я наугад выбрал направление и быстро рванул вперед, присматриваясь к дверям и стараясь не пропустить нужную. Пару раз встречались какие-то люди, но мой вид не вызвал у них подозрений. Наверное, сосредоточенное выражение лица оказалось лучшей маской. Промчаться пришлось достаточно далеко, пока я краем глаза не заметил, как кто-то вышел в коридор, отряхивая руки. Выждал немного и метнулся к той двери. Фух! Нашел!
  Уже собрался выходить, когда услышал топанье и приближающийся голос из коридора:
  - Маг когда будет?!.. Ну и что, что никого нет?!
  Кто-то подошел к двери с той стороны и взялся за ручку:
  - Найдите срочно! Где-нибудь! Любого, все оплатим!
  Я даже не успел что-то подумать, слова выскочили сами.
  - Я - маг! - выдохнул прямо в лицо входящему мужчине.
  Некто в ливрее с позументами окинул меня совершенно безумным взглядом.
  - Правда? Из Гильдии?
  И, не дожидаясь ответа, закричал кому-то через плечо:
  - Есть! Нашел!!!
  
  Дворцовый кастелян (а это был он) буквально бежал в жилую часть. Бедный, от радости он даже забыл, куда шел перед этим. Надеюсь, ему было не так срочно надо, как мне. Я едва поспевал за ним. На ходу служащий пытался ввести меня в курс дела. Получалось очень сбивчиво:
  - Это просто чудо, что вы здесь... Какой-то ужас вокруг... Я вообще не должен всем этим заниматься... Твутя точно выгонят за прогулы, и хлопот добавится!... Мне некогда было даже подумать о гостевых... И как принимать дознавателей, если они все в стазисе?!
  Признаюсь честно, понять в чем дело, мне удалось отнюдь не с первого раза.
  Во дворце после вчерашних событий царил переполох. Хаоса добавляло отсутствие дворецкого Твутя - главного ответственного и распорядителя. Никто не знал, куда он делся, и что теперь делать. Дворцовый кастелян оказался одним из тех, на кого временно свалили хлопотные обязанности пропавшего сотрудника.
   Сейчас мы бежали в те самые гостевые комнаты, которые до сих пор находились в стазисе. Без помощи мага мой собеседник не мог их расконсервировать, а чрезвычайно важные гости должны были прибыть уже с утра. И несчастный кастелян должен был где-то их разместить.
  
  
  Глава 18. Место встречи
  
  После утреннего дождя
  Вольтанутен. Железнодорожный вокзал
  
  Вольтанутый экспресс был самым дорогим и комфортным поездом Империи. Но пассажиры нынешнего рейса вряд ли смогли оценить по достоинству уют мягких диванов и продуманность конструктивных решений. Ночь выдалась крайне беспокойной - во многих купе обсуждались тревожные слухи об орденском мятеже.
  Утром, лишь замаячила на горизонте окраина магической столицы, путешественники облепили все окна. Вопреки ожиданиям, ничего необычного на улицах Вольтанутена они не увидели. Мирно суетились горожане, обходя и перепрыгивая свежие дождевые лужи. То здесь, то там рабочие деловито разбирали остовы карнавальных сцен. Витрины магазинов пестрели товарами. Никаких признаков смуты - ни дымящихся развалин, ни митингов и флагов, ни военизированных отрядов.
  Вольтанутенский вокзал, по сравнению со столичным, многим казался чересчур функциональным и от того неприветливым. Вместо широкого перрона с палатками и лавочками - две узенькие платформы. Вместо марша в исполнении живого духового оркестра - невнятное пиликанье по магическому усилителю. Вместо праздных толп нарядных зевак - немногочисленные встречающие и суетливые носильщики.
  
  Дополнительный спецвагон должны были встречать только два человека. Руководство города получило негласное указание не создавать ажиотаж вокруг событий во дворце. Поэтому формировать официальную делегацию не стали.
  Начальник городской стражи Раббель и глава вольтанутенского отделения Департамента магического правопорядка Марсенчик внешне были совершенно не похожи - ни ростом, ни телосложением, ни "мастью". Массивный, черноволосый и густо-чернобородый стражник прямо таки подчеркивал бесцветность коллеги. Светлые волосы, выгоревшие брови и ресницы, белая кожа с россыпью мелких неярких веснушек - даже летом Марсенчик оставался бледным.
  Но при этом их объединяло что-то неуловимое. Возможно, фигуры: когда-то атлетические, но уже давно расплывшиеся. Возможно, мундиры: хорошо пошитые, но все равно плохо сидящие. Возможно, выражение лиц: грозный взгляд и характерно выдвинутые нижние челюсти. Помимо прочего, оба были в одинаково скверном настроении.
  Маг 11-го уровня Марсенчик в предчувствии серьезных неприятностей изрядно нервничал. Все-таки столько лет провел в спокойствии, успел расслабиться и растерять хватку. Маги понапрасну Департамент не беспокоили, стараясь не выпускать свои проблемы за пределы орденов. Обычными правонарушениями его ведомство не занималось. И вдруг - такое преступление! В один миг он оказался в центре грандиозного скандала, став той нейтральной территорией, на которую падает больше всего снарядов.
   Для Раббеля первый день руки всегда был хлопотливым. За выходные накапливалось бесконечное количество срочных дел. А после городских праздников их оказывалось в два раза больше. Поэтому утренняя отлучка на вокзал была очень некстати.
  Оба блюстителя порядка прибыли загодя и в ожидании экспресса прогуливались по платформе. Обоих хорошо знали в городе, поэтому многие с ними здоровались. Правда, заговорить не решался никто - уж очень неприветливыми были их лица. Погруженный в раздумья Марсенчик ничего не замечал вокруг, лишь изредка рассеяно кивал близким знакомым. Раббель, наоборот, свирепо поглядывал по сторонам, ища, к чему бы придраться. На вокзале он не был уже несколько дней. За это время поводов накопилось более чем достаточно.
  Например, две парные статуи в стенных нишах. Раньше здесь были изображения древних богов, но одного из них забрали на реставрацию. Теперь вместо него стояло непарноконечное магическое чудовище. Скульптура сама по себе забавная, но у центрального входа в вокзал - совершенно неуместная. Ответственный вокзальный попался бестолковый: начал рассказывать, что не знает, откуда она здесь взялась. Лишь после строгого выговора обещал сегодня же разобраться и заменить неэстетичную статую.
  Уже через несколько минут тому же вокзальному пришлось лезть на крышу центрального здания. Вопреки действующему циркуляру, какой-то мастеровой проводил кровельные работы во время прибытия экспресса из столицы. Пришлось перебрасывать его вместе со снаряжением на другую сторону ската - спустить все вниз уже не успевали. Зеваки с удовольствием наблюдали за перебранкой с кровельщиком. Раббель орал так, что спугнул стаю птиц с ближайшего дерева.
  Марсенчика скандал совершенно не заинтересовал. Присев на ближайшую багажную тележку, новенькую и блестящую, он внимательно наблюдал за соседней платформой. Под ней вдруг появились и погасли два маленьких отблеска, мелькнула чья-то тень. Но разглядеть что-либо он так и не смог. Владельцы тележки - два огромных носильщика в форменных фартуках с бляхами, бородатый и безбородый - растерянно топтались поблизости, встревожено поглядывая на свое имущество.
  Вдалеке показался Вольтанутый экспресс. Вытирая лицо носовым платком, Раббель подошел к Марсенчику и вместе с ним направился к дальнему краю платформы. Туда же покатилась и тележка. Носильщики надеялись на хорошие чаевые - представители власти, не иначе, будут встречать важных гостей. Увлеченные погоней за чиновниками, здоровяки чуть не наехали на какого-то господина, ожидавшего прибытия поезда. Рассерженный, он обернулся, чтобы отчитать их, но стушевался и торопливо отошел в сторону.
  К огорчению носильщиков, у прибывших практически не было багажа. Новенький транспорт остался пуст, хотя услуги предлагались весьма настойчиво. В присутствии важных гостей Раббель не рискнул скандалить с персоналом, поэтому исподтишка показал кулак и кивнул в направлении выхода. Столь красноречивого жеста оказалось вполне достаточно: приблизиться к официальной делегации никто из сотрудников вокзала больше не посмел.
  Раббель и Марсенчик проводили столичных дознавателей, гвардейцев из их охраны и криминалистов к ближайшему запасному выходу, заранее открытому для гостей. На улице уже ожидали несколько экипажей. Дворцовая служба, тоже получившая соответствующие инструкции, побоялась прислать помпезные выезды. Поэтому пришлось довольствоваться рабочими будочками с небольшими гербами на дверцах. Окошки в них почему-то были зарешечены. Но пассажиры попались некапризные и возражать по этому поводу не стали.
  В Императорский дворец делегацию должен был сопровождать Марсенчик. Он же обязался проследить за их размещением. Договорились, что Раббель сменит его позже, как только утрясет свои самые срочные дела.
  Проводив взглядом удаляющиеся экипажи, начальник городской стражи еще раз свирепо глянул на крышу вокзала (кровельщик поспешно отвернулся) и своим ходом направился на службу. Через некоторое время по улице разнесся его зычный голос - Раббель отчитывал очередного нарушителя.
  
  Ответственный вокзальный наконец-то облегченно вздохнул и расстегнул верхнюю пуговицу мундира. Оглянулся по сторонам, как будто ища кого-то. Его внимание привлекли два носильщика с пустой багажной тележкой, без дела околачивающиеся на улице.
  - Почему не на платформе?!!! - в свой вопрос он постарался вложить все накопившиеся эмоции.
  Окрик произвел поистине магический эффект.
  С ближайшего дерева вновь взметнулась стая птиц. На крыше вокзала что-то грохнуло и зашелестело. Впрочем, странные звуки приглушили резкие крики пернатых. Но даже их перекрыл отчаянный вопль.
  Безбожно ругаясь и ойкая на поворотах, мастеровой ехал вниз по замысловатой траектории. Похоже, он пытался бросать тормозящие заклинания прямо на ходу. Но остановиться ему так и не удалось - с крыши слетел на всей скорости.
  За секунду до этого в небе раздался предупреждающий короткий "кар-р". Вмиг замолкнув, птицы бросились врассыпную.
  К счастью, страховка не порвалась. Рабочий не только не улетел, ему удалось зависнуть недалеко от земли, лишь чуть-чуть впечатавшись в стену. Наверное, в воздухе тормозящим заклинаниям все-таки удалось погасить разгон.
  Несколько минут он молча извивался на веревке. Но вот блеснул нож, страховка лопнула, и кровельщик плюхнулся на клумбу. Мгновенно вскочил и, ломая цветы, помчался прочь.
  Живая и очень колючая изгородь, ограждавшая клумбу от тротуара, несколько поумерила его пыл. Беглец еле продрался сквозь невысокие, но широкие заросли. Здесь его ожидала новая напасть. Рванувшись из кустов, он чуть не упал под ноги двум носильщикам. Те как раз сбегали с работы, делая вид, что просто гуляют в этом направлении. Один из них по-хозяйски волочил за собой абсолютно пустую тележку, громыхающую на всю улицу.
  Бородатый и безбородый замерли, удивленно глядя на рабочего, штурмовавшего кусты. Полоса заканчивалась всего в двадцати метрах отсюда, но тот упрямо рвался напролом.
  Ручка разогнавшейся тележки со всего размаху уткнулась в спину хозяина. Пинок был ощутимый, поэтому сопровождался сдавленной руганью. Кровельщик воспринял оскорбление в свой адрес: развернувшись, разъяренно прошипел что-то прямо в лицо скандалисту. И, не дожидаясь ответа, со спринтерской скоростью рванул прочь от вокзала.
  Здоровяки ошеломленно смотрели ему вслед. Один из них даже растерянно оглянулся назад, туда, где оставался грозный вокзальный. Но в следующий миг очнулся, дернул товарища за руку, и они дружно пошагали дальше. Подскакивающая на ухабах тележка покатилась с удвоенной скоростью. Приближающийся шум заставил мастерового припустить еще сильнее.
  Вокзальный бежать за компанией не стал. Улица - уже не его зона ответственности. Тележка - собственность носильщиков. А их трудовая дисциплина - забота соответствующей Гильдии.
  
  Вид сбегающих Твиндельдама и Твиндельдаста искренне развеселил Цирлифекса. Он узнал братьев еще на платформе, когда его чуть не сбили новенькой тележкой. А вот кровельщика вычислил лишь теперь: без личины Швендзибек нечасто появлялся на публике. Все еще посмеиваясь, Цирлифекс неспешным шагом удалился в противоположном направлении - на вокзале делать было уже нечего.
  Притаившийся за колоннами Звиздуничар проследил за ним и на всякий случай вернулся на перрон. Здесь было тихо и пустынно. Ничего подозрительного.
  
  Форальдегид Пропан пережидал, пока платформа не опустеет полностью. Из укрытия ему было видно не все. Впрочем, необходимую для себя информацию он получил. Пора было уходить, но пришлось еще немного потерпеть. После ухода Звиздуничара из кустов появилась какая-то тень и направилась к выходу. Остановилась прямо под нишей, тихо и недовольно бурча. Пропан не удержался и аккуратно уронил на нее бенгальский огонь. С тихим шипением тень исчезла.
  
  Из-под соседней платформы было хорошо видно, как чудовище в стенной нише превратилось в кругленького парня с разноцветной шевелюрой. Спрыгнув вниз, он щелкнул пальцами, и небольшая вспышка умчалась под платформу.
  "Заметил?" - мелькнула испуганная мысль. На всякий случай пришлось спрятаться вновь.
  
  
  ТАКС
  
  В режиме ожидания впадает в спячку, восстанавливая израсходованные ресурсы.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Когда хозяин уехал, я сделал контрольную пробежку по окрестностям. Все-таки мои напарники на редкость бестолковы. Прогулочным шагом явились на площадь, даже не подумав сориентироваться на местности. Оставили меня в самом удобном (читай - самом оживленном) проходном дворе, насквозь пропитанном чужими запахами и загаженном следами магии. Им исключительно повезло, что местный дворник проспал и не увидел нас. Именно здесь пролегает популярный пешеходный маршрут - через эту подворотню так удобно срезать дорогу на дворцовую площадь. И лишь только утренний дождь закончится, прохожие пойдут один за другим.
  На площади и в окрестных дворах было тихо. Впрочем, в последние я заглядывал издалека, не приближаясь. Держался зелени - кустов и клумб. Здесь было уютнее и как-то защищеннее от чужих взглядов. Но не от воды! От чудо-зонтика я избавился в первую очередь - этот аксессуар мне порядком надоел. Да и привлекал ненужное внимание.
  Травоедки, к счастью, уже ушли. А больше никого чужого в окрестных кварталах и не было, лишь редкие дворники да одиночные повозки, подтягивающиеся к дворцу.
  Возчик, заботливо укрытый пеленой невидимости, мирно спал. Проверив его, я тщательно отряхнулся и улегся на высоком пороге. Обзор был отличный, но в глаза я не бросался. Все-таки эта подворотня лучше: на отшибе, люди сюда заходят редко. Дверь передо мной заколочена. Видно, давно никто не пользовался.
  Привалившись к ней спиной, я пару минут поерзал, устраиваясь, и тоже провалился в сон - последние дни порядком вымотали меня.
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Следующие полтора часа я предавался фамильному хобби. Вначале выводил помещения из стазиса, потом начищал до блеска стены и мебель, снимая паразитный магический фон. Заодно разогнал вездесущую пыль, которой никакой стазис не помеха. Тщательно проветрил комнаты от неестественных запахов. И прочая, прочая, прочая. Маман слезу пустила бы и немедленно зачислила в свой орден, увидев, как я старательно прибираюсь. Интересно, по какому тарифу мне заплатят? Как непрофессиональному уборщику или все-таки как магу высшей категории, согласившемуся на непрофильный проект из уважения к сложившейся ситуации?
  Еще раз убедившись, что все чисто-стерильно, я вручил ключи от комнат растроганному кастеляну (которого пришлось еще поискать). В порыве благодарности он хотел навязать мне сопровождающего, чтобы я не заблудился. Пришлось заверять его, что и сам найду дорогу, и очень спешно ретироваться. Уже потом вспомнил, что не спросил, кому выставлять счет. Ладно, позже зайду.
  Нырнув в ближайшее ответвление коридора, я остановился. Если бы знать, куда идти! Коридор казался знакомым, но очень и очень смутно. Поплутав минут пятнадцать, я уж было совсем отчаялся. Но внезапно выскочил в знакомый закоулочек. Да, это где-то рядом!
  
  В ту минуту меня бы не остановила и свора магических драконов, не то, что какая-то там многоуровневая защитная печать. Дверь приветливо скрипнула, пропуская в оружейный кабинет. На миг показалось, что экспонаты все разом дружно потянулись ко мне. К счастью, это лишь померещилось.
  Куда бы теперь пристроить своего подкидыша? Чтобы и выглядел естественно, и соседей своих не дразнил. Нож будто услышав мои мысли, вдруг стал очень горячим. Захотелось сию же секунду избавиться от него.
  В абсолютной тишине громко скрипнула входная дверь. Я похолодел.
  - А-а-а... Это вы. А я думаю: почему дверь распечатана?
  Ленивый, показательно неторопливый разворот стоил мне огромных усилий. Надеюсь, моя натянутая улыбка не выглядела зверской. Хорошо, хоть ножа не было видно - вытащить его я так и не успел.
  Но реликвариус мастер Энскильду уже не смотрел на меня. С печальным видом двинулся вдоль стен, кивком головы отмечая каждый экземпляр. Казалось, он здоровается со своими любимцами.
  - Какое несчастье, какое несчастье... Вы уже слышали?!
  Я приготовился выразить соболезнования по поводу столь прискорбного события, но реликвариус меня не слушал, продолжая бормотать:
  - Такая трагедия! Во время убийства его императорского величества кабинет подвергся сильнейшему заклинанию обезмагичивания! Пропали все заклинания, которые были наложены на эти экспонаты! Как вы считаете, магистр, что-то можно будет восстановить?!
  От столь неожиданного поворота я чуть не прикусил язык:
  - Э-э-э... Ой... Надо смотреть...
  - Так смотрите! Что же вы время теряете?!
  В голосе Энскильду прозвучало такое искреннее негодование, что я только рассеянно кивнул. Интересно, мне надо будет каждому лично счет выставлять или можно будет общим обойтись, в канцелярию дворца?!
  Осмотр пары ближайших экспонатов ничего не дал.
  - Пока трудно сказать, - осторожно начал я. - Часть заклинаний, увы, потеряна безвозвратно. Но вот здесь заметны какие-то остаточные следы. Если на предметы наложены заклинания магической регенерации, возможно, со временем что-то восстановится. Для этого полезно было бы подключить их к накопителям.
  Собственные рассуждения понемногу успокаивали меня. Как хорошо, что я не успел пристроить сюда свой нож. Иначе он так бы и светил на этом обезмагиченном фоне моей аурой!
  
  На этот раз входная дверь не скрипела. Она испуганно взвизгнула и с размаху впечаталась в стену. На пол посыпались огоньки рассыпавшихся заклинаний.
  Кабинет в одно мгновение заполнился людьми - едва знакомыми и абсолютно чужими. Я замер на полуслове, держа в руках очередной экспонат.
  - А это еще кто?! - рявкнул зычный голос у меня над ухом.
  Я испуганно обернулся. Передо мной стоял мужчина среднего роста с бородкой, в пенсне. Больше всего ему бы подошло иномирянское слово "интеллигент". Но грозно посверкивающие глаза свидетельствовали о том, что я ошибался.
  Внезапно из-за его спины выглянуло любопытное лицо Швендзибека. Был он какой-то помятый, в странной, не первой свежести, рабочей униформе. Но в тот момент он показался мне чуть ли не родным.
  - Ой! Да это же мой ассистент! Большой эксперт по комплексным заклинаниям. Очень рекомендую!
  В ответ я лишь растерянно моргнул. В следующий момент спохватился и закрыл рот. Никогда не любил выступать перед незнакомой публикой. А сейчас меня еще и врасплох застали.
  Впрочем, в толпе были и вполне знакомые лица. Кивнул Великому магистру Дурбанкулу и автоматически - кому-то, стоявшему недалеко от него. Лишь потом подумал, что не могу вспомнить, кто это. Кто-то из той, нездешней, жизни. Да, определенно, мы виделись раньше, в МАВМИ!
  Напоминание о годах обучения приободрило меня. Тем более, скандалист и сам смягчился после слов Швендзибека. Сейчас он был похож на одного из моих профессоров, любившего доброжелательно, даже можно сказать - ласково, пообщаться с очередным раздолбаем, прежде чем влепить ему "неуд".
  - Так что же скажет эксперт? - его миролюбивый тон еще больше усилил схожесть с преподавателем.
  Ассоциации с экзаменом заставили меня собраться и не обращать внимание на внешние раздражители. Сейчас я смотрел только на коллекцию.
  - Кабинет действительно подвергся заклинанию тотального обезмагичивания...
  Энскильду не смог сдержать свои эмоции.
  - Там стояла защита! Многие экспонаты - волшебные предметы. Их надо было ограждать от посторонней магии и друг от друга! Но даже она не смогла помочь! Теперь все... потеряно!
  - Прекратите истерику! - глаза "профессора" снова блеснули недобрым огнем.
  Я воспользовался паузой, чтобы немного осмотреться по сторонам. И продолжил уже намного увереннее.
  - Большая часть магических конструктов на самих экспонатах, похоже, уцелела. Обезмагичивание разрушило защиту, но снесло только поверхностно наложенные заклинания, не вплетенные в структуру самого предмета. Таким образом, если на экспонаты заполнялись магические паспорта, можно будет вычислить силу заклинания обезмагичивания.
  - Заполнялись! Заполнялись! - реликвариус так обрадовался, будто бы от этого факта зависела его жизнь.
  - Однако, я почти не чувствую здесь магии! - мой собеседник явно был главным в компании. Остальные даже и не пытались задавать вопросы, хотя слушали нашу беседу с жадным интересом.
  - Потому что все волшебные предметы словно оглушены, - объяснил я. - Они молчат, почти не отсвечивают, но постепенно восстанавливаются.
  Хранитель коллекции приблизился к сабле-стражнице Жучке и нежно прикоснулся к ней. В ответ та слабо завибрировала на своей цепи.
  - Жива! - выдохнул кто-то из зрителей.
  - А вот это технологическое устройство... - я уже стоял у другого экспоната.
  - Специальный шпионский нож с электронными приборами в ручке, - поспешно протараторил Энскильду.
  - ...похоже, после сильного магического воздействия обрел псевдоличность...
  Нож лениво шевельнулся и нечленораздельно забормотал. Мне послышалось: "Отстань, старушка, я в печали", но озвучивать свои догадки я не стал. И причем тут старушка?! Ведь в кабинете нет ни одной женщины!
  Неутомимый Швендзибек уже давно подпрыгивал от возбуждения. Однако, влезть в наш разговор отважился только сейчас.
  - Тогда здесь есть свидетель! Лучший в мире свидетель! Это я, я о нем вспомнил! Живой кабирский кинжал! Он сможет рассказать, что здесь произошло!
  Реликвариус поспешил к нужной стенке, но на полпути изумленно застыл.
  - Но это же не он! Его подменили!
  В один миг присутствующие заполонили все свободное пространство перед лже-свидетелем. "Профессор" многозначительно кашлянул, и перед нами почтительно расступились, давая пройти.
  Одного взгляда хватило, чтобы понять, в чем дело.
  - На этот кинжал было наложено заклинание подобия. Очень хорошее, потому что частично сохранилось. Но наложенное, скорее всего, совсем недавно - не успело укорениться.
  - Злоумышленник похитил кинжал, заменив его копией! А может, они вообще были сообщниками?! - Швендзибек тараторил очень быстро, даже глаза прикрыл в воодушевлении. Он явно спешил поделиться всем тем, что рисовала сейчас его неудержимая фантазия.
  - Тихо! - рявкнул в воздух мой собеседник.
  И совершенно спокойно обратился к хранителю:
  - Императора убили одним из экспонатов?!
  - Да, - Энскильду подошел к проплешине в густо увешанной оружием стене. - Обычный поварской нож из технологического мира. Просто из очень хорошей стали. И со связанной с ним занимательной историей.
  Экскурсанты дружно переместились к месту пропажи. Нож, как немагический, не был прикреплен к стене. Просто лежал на двух опорах, вбитых в стену, примерно на уровне груди человека. Его можно было и снять оттуда рукой, и подхватить магией.
  - Хорошо. Отсюда мы, пожалуй, больше ничего пока не вытянем. Посмотрим на само место преступления! - скомандовал "интеллигент".
  Сейчас подобный эпитет вряд ли бы пришел мне в голову. Сосредоточенное выражение лица, казалось бы рассеянный, а на самом деле - очень цепкий взгляд. Он весь подобрался, фигура вытянулась: лоб и нос выдвинуты чуть вперед. "Такс вышел на след" - так бы я его охарактеризовал.
  Часть кабинета, где произошло преступление, законсервировали. Столик, кресла, книжный шкаф и часы укутали стазисным полем. Над одним из кресел был виден висящий в воздухе белый контур.
  Марсенчик, глава вольтанутенского отделения Департамента магического правопорядка, засуетился, снимая защитное поле. Действовал он неловко, было видно, что для него непривычна такая работа. Торопливые движения никак не вязались с образом вальяжного начальника, каким его знали в городе. Помогать я не спешил - никто меня об этом не просил. Да и уборки с меня на сегодня было достаточно.
  - Вот здесь его и нашли, - Марсенчик наконец-то закончил.
  В воздухе материализовался фантом мертвого Императора, сидящего в кресле с торчащим из груди ножом.
  От неожиданности я вздрогнул. Мне почудилось, что нож, копию которого я видел перед собой, зашевелился у меня за пазухой и попытался выбраться наружу.
  - Прошу всех посторонних покинуть помещение! Здесь будут производиться следственные действия!
  Призыв остался незамеченным - никто из присутствующих не счел себя посторонним. Дурбанкул, стоявший недалеко от меня, мгновенно принял величественный вид - его это никак не может касаться.
  Поколебавшись, я решил воспользоваться предлогом и сбежать отсюда. Уж очень неуютно мне было в окружении высокопоставленных чиновников. Но не успел сделать и пары шагов, как почувствовал, что кто-то схватил меня за рукав.
  - Вы куда? - обеспокоенно прошипел Швендзибек. - Все только начинается! Без нас они не обойдутся.
  "Особенно - без тебя", - беззлобно подумал я, но послушался и остановился.
  
  Вой вначале был тихим, еле слышным. Я и не вспомню, когда он начался. Но громкость звука нарастала, и игнорировать его было все сложнее. Стоявший рядом со мной Швендзибек демонстративно сморщился и схватился за голову. То и дело кто-нибудь из присутствующих "выуживал" из воздуха магические фильтрующие затычки для ушей. Какой-то неприятный красавчик заинтересованно оглядывался по сторонам. Явно не маг, он, скорее всего, ничего не слышал и хотел понять, что происходит.
  Я ничего не предпринимал. Затычки не всегда срабатывали качественно, могли "отфильтровать" важную информацию. И Дурбанкул мужественно терпел - видимо, из тех же соображений.
  - Что это?! Какое-то животное?! - Марсенчик, взявший на себя роль хозяина, первым решился озвучить проблему.
  Я вслушался и... распознал подвывание Такса! Но звук был нечистым, к нему примешивалось постороннее гудение. Пошарил по комнате глазами, ища потенциальный источник. Есть!
  - Это чайник! Попал под магический удар, а теперь очнулся и издает нечленораздельные звуки. Наше ухо воспринимает их, как прерывистое разнотональное гудение.
  - Да сделайте что-нибудь! - истерически взвизгнул Швендзибек.
  Злополучная дверь в кабинет вновь распахнулась. В этот раз посетитель действовал мягче и соседняя стена не пострадала. Внутрь ворвалась зеленая молния, едва не сбила с ног Швендзибека и нырнула под шкаф.
  
  
  За сорок минут до этого
  Вольтанутен. Дворцовый квартал
  
  В подворотне Такс проспал недолго. Полчаса оказалось достаточно, чтобы немного восстановиться, потом он лишь дремал. Все его чувства были обострены, мозг не снижал своей активности. Сигналом к действию стал шум подъезжающих карет. Пес вскочил и бросился к выходу. Дальше не побежал, остановился у стены и осторожно выглянул наружу.
  На площадь выезжала кавалькада экипажей, эскортируемая городской стражей. Была она, как минимум, странной. Несколько затрапезных арестантских будочек, а подали их к главным воротам. И стражники в парадной форме. Неужели не успели переодеться после праздника?! Завершала процессию государственная карета с гербом. Приехал кто-то из городских властей?! Почему же он тащится в хвосте, за арестантами? Или первые экипажи пустые, приехали, чтобы забрать подозреваемых?! Тогда вдвойне непонятно, почему чиновник почтительно пропускает их во дворец.
  Пес вернулся на свой порог, но не лег, а замер, задумчиво глядя в заколоченную дверь. Информации было недостаточно, но мозг расценивал ситуацию как потенциально опасную. Медлить было нельзя. Срочно связаться с хозяином и отозвать из дворца!
  Несколько минут он простоял не шевелясь, а потом закрутился на месте, будто пытаясь поймать свой хвост и разочарованно заскулил. Дворец надежно "глушили", пробиться к Монбазору не удалось.
  Такс соскочил с порога и вновь подбежал к своему посту наблюдения. Какой-то тощий рабочий, замурзанный и изрядно потрепанный, размахивая руками, ругался с дворцовой охраной. Потом пошарил в карманах, вытащил небольшой амулет и ткнул под нос стражникам. Постовой нехотя кивнул головой: проходи. Швендзибек отлично замаскировался - его выдавала лишь специфическая походка. Не удивительно, что охрана не хотела его признавать.
  Еще один роскошный экипаж остановился у входа. Пес узнал герб ордена Серебряного Лома. Судя по всему, Великий магистр Дурбанкул тоже решил почтить дворец своим присутствием.
  
  Странный шорох отвлек Такса от его занятия. Какой-то мужчина крался в тени здания. Он изо всех сил старался быть незаметным, временами даже прижимался к стене. Ему это плохо удавалось, слишком массивной была фигура. Пес принюхался: да это же Борталоний, старший магистр из ордена Глиняного Демона!
  Стараясь не привлекать внимания, длинношерстный наблюдатель шмыгнул назад в подворотню. Надо затаиться! Но где же тут спрячешься?! Он нырнул за высокий порог и вжался в угол между ним и стенкой. От дороги не видно, а специально искать никто не будет.
  Увы, маг, похоже, что-то заметил. Остановился, перегородив собой выход на улицу. Так и стоял, всматриваясь в темноту, будто вынюхивая. Такс еще сильнее прижался к холодным камням.
  Немного помедлив, преследователь все-таки шагнул в подворотню. Время от времени вспыхивали огоньки заклинаний - Борталоний не надеялся на собственное зрение.
  - Кто здесь?!
  Беглец замер, стараясь не дышать. Впрочем, магистр и не смотрел в его сторону. Присев у противоположной стены, он ощупывал спящего возчика. Неуловимое движение, и скрывающий покров рассыпался.
  - Приятель, очнись! - маг потряс соню за плечо.
  Тот даже не пошевельнулся - усыпляющее заклинание Монбазора было сотворено на совесть. Щелчок пальцами - у лица мужчины "загорелся" огонек, освещая его. Борталоний нагнулся ближе, присматриваясь к находке, неопределенно хмыкнул и неожиданно резко вскочил. Разворачиваясь, метнул "светильник" в противоположную стену. Сноп разноцветных брызг - и в подворотне стало светло, как днем.
  Пес угрожающе зарычал и оскалил зубы. Маг, собиравшийся метнуть очередной заряд, замер, поняв, кто перед ним. Такс воспользовался этой секундой и прыгнул. Противник инстинктивно взмахнул рукой - магический залп впечатался в стену.
  Но никто всерьез и не собирался нападать. Прыжок был невысокий: зеленый зверь прошмыгнул под его рукой и помчался к выходу. Правда, сразу же пришлось притормозить - дорогу перекрывал Звездуничар.
  
  Старший магистр ордена Железного Зуба имел достаточно времени, чтобы хорошо разглядеть Такса и выбрать линию поведения. Он даже успел изобразить некое подобие ласковой улыбки и достать из воздуха кусок мяса.
  - Хороший песик, хороший... Проголодался? Иди сюда... На!
  Его голос дрожал от еле сдерживаемого азарта: начинал он говорить тихим интимным шепотом, а закончил на высокой ноте. Это приглушенный взвизг отрезвил застывшего от изумления Борталония.
  - А что это вы тут делаете, коллега?! - произнес он так удивленно, будто бы и не швырялся только что заклинаниями.
  - Да вот, хочу покормить собачку. Голодная, наверное, несчастная. Потерялась, небось, хозяев ищет, - Звиздуничар старательно излучал дружелюбие. Чересчур старательно.
  Теперь и его собеседник внимательнее присмотрелся к странному животному. Настолько необычному, что не узнать его было невозможно. Такс съежился под тяжелым взглядом мага.
  - Действительно, несчастный. Иди сюда, не бойся, - рука Борталония потянулась к голове пса.
  - Не трожь его! Он не твой!!! - снова перешел на визг Звиздуничар.
  - Да не мой. И не твой тоже!!! Думаешь, я не знаю, чей он?!
  Обстановка накалялась с каждой секундой: на кону оказался весьма ценный приз. От словесных оскорблений маги перешли к более решительным действиям. В воздухе засвистели дуэльные заклинания. Пока совсем не серьезные - никто не хотел первым потерять лицо, ринувшись в рукопашную.
  Псу ничего не оставалось, кроме как оторопело следить за этим магическим пинг-понгом. Деваться из тесной подворотни было некуда: противники надежно блокировали возможные выходы. Их не смущало, что вожделенная добыча оказалась в центре боевых действий. Огненные шары заклинаний метались все ниже и ниже, все ближе и ближе к голове Такса. В пылу схватки бойцы уже не вспоминали о правилах благородных сражений, одним из которых было: "Ниже пояса не бить".
   Очередной "мяч" засвистел точно в левое ухо зрителя. В принципе, у Такса было еще одно, но и этого было жалко. Легкий щелчок зубами, и спасенный орган облегченно шевельнулся.
  - Ага!!! - магистры взвыли практически одновременно.
  Глаза у обоих загорелись, лица стали серьезными. Скрывать свои намерения не имело смысла: пес наконец-то выдал себя! Это удивительное магическое животное, безусловно, стоило того, чтобы... м-м-м... немного забыть о приличиях.
  
  - Прекратите немедленно!!!
  Казалось, Агиршелло и не собирается тормозить. Разгневанным слонопотамом он ворвался в подворотню и мчался прямо на дуэлянтов. Борталоний и Звиздуничар предусмотрительно метнулись к стенам, Такс юркнул в спасительный угол.
  - Кто это?! - от неожиданности старший магистр ордена Серебряного Лома споткнулся и еще пару метров пролетел по инерции. С трудом остановился и уставился на мирно посапывающего возчика.
  Тот, естественно, молчал.
  - Вы совсем с ума сошли?! - не дожидаясь ответа, проревел маг.
  Оторвавшись от созерцания тела, Агиршелло поднял голову и теперь пытался смотреть на всех троих одновременно. Имеющихся органов зрения для этого явно не хватало: спорщики предусмотрительно рассредоточились по разным сторонам. От того, что левый глаз застыл неподвижно, сфокусировавшись на Звиздуничаре, а правый ритмично двигался влево-вправо - с Такса на Борталония и назад - магистр выглядел еще страшнее.
  - Делегация из столицы уже во дворце! А вы трупы разбрасываете прямо под его стенами. Нашли удобное место, ничего не скажешь!
  - Мня! Хр-рр-р... - поддержал его "труп" сонным голосом.
  - Ну почти трупы... - уже более миролюбиво добавил Агиршелло и снова посмотрел на возчика.
  Фокусировку взгляда на постороннем объекте нарушители восприняли, как сигнал к действию. Каждый решил, что, если он тихонько переместится на пару шагов ближе к выходу, этого никто не заметит.
  - Стоять!!! - грозный рык был поддержан предупредительным залпом.
  - Может, хватит фейерверков? Можно же по-хорошему попробовать... - миролюбиво проблеял Звиздуничар.
  Вопль Агиршелло застал его в очень неудобной позе: с высоко поднятой ногой и отведенной назад рукой. Занять более удобную позицию он теперь боялся - магистр разошелся не на шутку.
  - Вы первыми начали... Нашли время выяснять отношения, - уже тише проворчал блюститель порядка. - Да приземляйтесь наконец-то! Колышетесь тут...
  Звиздуничар осторожно поставил ногу на землю. Борталоний, пытавшийся перемахнуть через порог, рухнул на живот. Такс, застывший "на цыпочках", продолжил свой "шаг вперед".
  - Ты куда?! - забеспокоился Агиршелло. - Я еще никого не отпускал. Кстати, ты-то откуда здесь?!
  Выражение "грозного укротителя хулиганствующих магов" как-то моментально сползло с его лица. Перед псом стоял старый добрый друг. Казалось, он сейчас распахнет приветственно руки и бросится навстречу с воплем: "Сколько лет, сколько зим!"
  - Так они из-за тебя так сцепились... - с улыбкой пробормотал новый претендент на подарок Мерлина. - Злые! Иди-ка к дядюшке Аги, он тебя в обиду не даст...
  Такс растерянно смотрел на него. Поколебавшись, сделал неуверенный шаг вперед. "Дядюшка Аги" все-таки раскрыл объятия и ступил ему навстречу.
  В тот же миг "вожделенная добыча" сорвалась с места на максимальной скорости. Реакция не подвела опытных боевых магов: каждый из них среагировал мгновенно. Три залпа одновременно легли на то место, где только что был пес. Грохнул троекратный взрыв, на его месте образовалась немаленькая воронка. "Труп" на всякий случай откатился поближе к стене и натянул ворот своей куртки на голову.
  Зеленый хвост мелькнул между ног Агиршелло. Тот запоздало сомкнул колени и свалился, сбитый прицельно прыгнувшим Борталонием. Последний цапнул воздух у задней ноги Такса, но в ту же минуту крякнул, намертво прижатый к брусчатке споткнувшимся о "кучу малу" Звиздуничаром.
  
  Вылетая из подвортни пушистым снарядом, пес наткнулся на очередное препятствие: со всего маху он в кого-то врезался. Ловко спикировал вниз и помчался дальше, не оглядываясь. Судя по отборным ругательствам, несшимся вслед, удар пришелся в болевую точку. А вот нечего было стоять на дороге!
  Твиндельдама и Твиндельдаста, очевидно, привлек несанкционированный шум. Сейчас один из них стоял, скрючившись в три погибели. Второй, наблюдавший стычку со стороны, подошел якобы помочь товарищу. Но вместо этого задумчиво побарабанил пальцами по его спине:
  - По-моему, эта все та же зеленая собака!
  - ... - глухо донеслось в ответ.
  - Ты тоже узнал?! - радостный шлепок по спине, и ругательства снизу усилились. - Именно этот зверь проник тогда в штаб-квартиру. Побежали догонять!
  Твиндельдам, а это был он, рванул вслед за зеленым беглецом. Скрюченный Твиндельдаст хотел припустить следом, но лишь махнул рукой. Стянул фальшивую бороду и сел прямо на тротуар. В конце-концов, у него травма, полученная при исполнении.
  
  Такс выскочил на Дворцовую площадь и оглянулся. Да сколько же их тут! Навстречу ему шел великий магистр Банабаки. И тоже с радостно распростертыми объятиями!
  Свернуть в переулок! Как раз ближайший к нему - тот самый, "удобный". Но в подворотне замаячила приметная шевелюра Пропана.
  Оставался единственный открытый путь - прямо во дворец. Правда, стража уже увидела его и бежит навстречу. Бегом, к боковому входу! Тому, через который они ходили в карнавальную ночь. А внутри он уже сориентируется.
  Пес еще прибавил скорость, стражники лишь растерянно посмотрели ему вслед. Прореху в защите никто так и не нашел, и не заделал. Сами виноваты! Следить надо за подконтрольной территорией!
  След хозяина нащупался очень быстро. Правда, Монбазор двигался как-то странно, петлял. Зато удалось немного сбить с толку погоню. К охранникам прибавились слуги, толпа уже собралась немалая.
  Здесь! Хозяин совсем рядом. Была ли заперта дверь в кабинет, Такс так и не понял. Не до мелочей было.
  
  Маги, до сих пор молчавшие, разом оживились. Пространство перед шкафом мгновенно очистилось, несколько человек вышли вперед, готовые в любой момент бросить заклинание. Но никто не понял, что это было, поэтому под шкаф они поглядывали, скорее, с любопытством.
  Скрипнула дверь, и в кабинет несмело заглянули виноватые охранники.
  - Извините, упустили! - смущенно пробасил один из них. - Уж больно прытким оказался этот голован! Да еще и зеленый! За фантома сразу приняли, вот и проморгали.
  - Да это же мой пес! - возмутился Монбазор. - Я оставил его перед дворцом. Очевидно, кто-то сильно его напугал!
  Пампука-младший опустился на колени перед шкафом и начал ласково приговаривать:
  - Такс, хороший мой... Успокойся, никто тебя здесь не тронет. Можешь выходить.
  Надеясь, что его лица никто не видит, он старательно подмигивал псу и корчил непонятные рожи. Нельзя было допустить, чтобы напарник включил мысленную связь. Маги вокруг с большим удовольствием послушали бы их разговор.
  Забористый вой прекратился, но теперь стал хорошо слышен чайник. С помощью Такса можно было разобрать, что он выстреливает в пулеметном темпе какие-то серии цифр, словно комбинацию для сейфа подбирает.
  - Да выключи его наконец! - не выдержал Монбазор.
  Смущенный беглец начал задом выползать из-под шкафа. Нервное движение лапой, взмах хвостом и - о, чудо! - чайник заткнулся. Вслед за Таксом из-под шкафа выкатился какой-то предмет. Похоже, пес случайно зацепил его, и небольшой цилиндрический кристалл не удержался на месте.
  - Что там? - раздался вопрос от кого-то любопытного из задних рядов.
  Марсенчик медленно подошел к находке, постоял, присматриваясь, и лишь потом осторожно поднял ее.
  - Магический накопитель. Похоже, очень мощный, на 40 или даже 50 анкор. Но пустой. Снизу виднеется какая-то надпись!
  - Дайте, я посмотрю, - Лабутински бесцеремонно отобрал кристалл. - Здесь написано: "Рекламный отдел". Надо понимать, ордена Бездонной Чаши. Вроде бы, больше ни у кого нет подобной структуры?!
  Маги зашумели, заволновались. Вокруг дознавателей образовалась толпа.
  Монбазор старательно - чересчур старательно - отряхивал брюки от пыли. Впрочем, они действительно сильно испачкались - возле шкафа было очень пыльно. Его следы, которые он оставил, становясь на колени, были хорошо видны на полу.
  - Пошли, Такс. Кажется, здесь мы лишние, - маг наконец-то принял решение.
  Такс, что характерно, ничуть не возражал. В этот раз им удалось улизнуть из кабинета незамеченными.
  
  
  Глава 19. Игры разума
  
  ТАКС
  
  Нуждается в управлении и жестком контроле. Один из основных недостатков - может считать себя умнее окружающих и своего хозяина.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  По дороге из дворца мой хозяин совсем скис. Полностью ушел в свои мысли и ни на кого не обращал внимания. Едва плелся, цепляясь носками чуть ли не за каждый булыжник.
  "Посмотри, не знакомый ли едет?"
  Попытка расшевелить напарника не удалась.
  - Может быть... - пробормотал он.
  Повозка, еле тащившаяся невдалеке, очень напоминала наш утренний транспорт. Пампука-младший не знал, в какой переплет попал несчастный возчик, а я чувствовал угрызения совести.
  "Давай, обгоним ее и посмотрим, кто на козлах?"
  - Зачем он тебе? - удивился маг.
  "Давай! - не унимался я. - Вдруг, ему плохо после заклинания. Или кто-то чужой украл повозку. Или вообще там никого нет, тяжеловоз сам гуляет. Будет неправильным, если человек серьезно пострадает от того, что попал под горячую руку".
  Мы прибавили ходу. Монбазор удрученно вздыхал, но и не отставал. Небольшой финт со "случайно" сбитым шагом - и хозяин оказался впереди. Сам я не хотел показываться на глаза возчику. Не так уж он крепко спал во время магических разборок!
  Пампука поравнялся с экипажем, повернул голову и широко улыбнулся.
  - Доброе утро!
  - Здрасьте... - растерянно донеслось в ответ.
  - Живой и здоровый, - громко отрапортовал маг, вновь отстав от повозки. - Твое любопытство удовлетворено?!
  Мое-то было удовлетворено, но лучше бы мы никого не будили. Повозка остановилась, показалось удивленное лицо.
  - Ох!.. Снова эти!.. Хвостатые! - глаза мужчины заметно округлились, в них мелькнул ужас.
  Экипаж рванулся с места с несвойственной ему прытью.
  - Что с ним? - оторопело спросил маг.
  Я торопливой скороговоркой ввел его в курс дела.
  - ... ситуация!! - нелитературное ругательство означало некий фрагмент магических экскрементов, плавающий.
  - Ну и что теперь делать?! - в ближайшую стену, к счастью, каменную, влепился небольшой разряд. Это означало высшую степень раздражения. Магическую энергию Монбазор обычно берег, старался не разбрасываться ею зря.
  "Не вешай нос, прорвемся!"
  Похоже, слова поддержки я выбрал неудачно. К моему счастью, магией хозяин больше не швырялся. Но поток его ругани существенно пополнил мой словарный запас. Я и не знал, что он так умеет!
  Переждав, пока эмоции стихнут, робко предложил:
  "Может, к Селии зайдем?"
  Пампука-младший даже не спросил, зачем мы туда потащимся. В тот же миг перешел на "длинный шаг", лишь подошвы ботинок мелькнули.
  
  В рекламный отдел ордена Бездонной Чаши мы попали без проблем: Монбазора уже узнавали. Он только успевал приветственно кивать, пока мы шли по коридорам. Подозреваю, что самой яркой его приметой был я.
  В комнате было жарко - и в прямом, и в переносном смысле. Рекламщики встретили нас, как своих. Кто-то кивнул на свободный стул, и хозяину пришлось подсесть к спорщикам. Я пристроился рядом.
  Прошло минут десять, прежде чем мы сообразили, о чем разговор. Как я понял, поступления от туристов в казну ордена Бездонной Чаши начали сокращаться. Пока не так уж и заметно, но Бруль Там Шпок, как и любой удачливый менеджер, не хотел ждать явного спада. Он собрал свою команду для мозгового штурма. Прежние аттракционы постепенно приедались, для новых рекламных кампаний нужны были свежие идеи.
  Формальным поводом послужила командировка старшего магистра Гобермана. Он отправился в соседний технологический мир договариваться о приобретении новой установки по выращиванию кристаллов для магических батареек. Генератор увеличит выработку, производство расширится, но снова возникнет излишек мощностей, которые надо куда-то использовать. Наиболее реальным проектом казалась идея устроить возле Электрического кафе зал игровых автоматов.
  На ее обсуждение мы и попали. Сотрудники, краем уха слышавшие об этих устройствах и читавшие рекламные буклеты, выносили предложения, зачастую весьма оригинальные. Бруль Там Шпок посмеивался, но молчал, давая подчиненным возможность высказываться.
  - А вы что думаете по этому поводу? - обратился он к Монбазору, когда идеи начали иссякать.
  - М-мм.... Э-э-э... - хозяин помекал и замолк, как двоечник у доски.
  "Об игровых автоматах" - подсказал я.
  Похоже, Пампука-младший даже не слышал, о чем разговор. Небось, с Ариселией переглядывались все это время.
  - Да... М-м-м... Ну, у нас в МАВМИ тоже стояли игровые автоматы... В кафе...
  - Как интересно! - пришла ему на помощь Селия. - То есть, вы не только видели их вживую, но и сами играли?
  В ее глазах светился неподдельный интерес, она непроизвольно потянулась в его сторону. Остальные тоже оживились.
  - Расскажите! Расскажите, какие из них самыми интересными показались.
  Монбазор шумно сглотнул и неуверенно начал:
  - Если честно, в кафе немного их было... У нас же маги учились... Бедные автоматы не выдерживали и суток. Над ними каждый экспериментировал, как хотел. Только настольный футбол держался.
  - Что такое футбол? - нетерпеливо перебил кто-то.
  - Ну-у-у... Это игра, в которой мяч ногами пинают. Надо, чтобы игроки закатили его в ворота противника. Тогда команде очко засчитывается.
  - В смысле игроки? Вы мини-големов, что ли, гоняли? Они у вас через заборы прыгали? И почему только в ворота? А в калитку нельзя?
  Пампука-младший обреченно вздохнул. Лишь с помощью Бруль Там Шпока он смог объяснить, в чем суть игры.
  - А зачем автоматы было ломать? Ведь проще мячик зачаровать, - продолжал допытываться все тот же любопытный сотрудник.
  - Нет, это считалось недостойным, - терпеливо растолковывал мой хозяин. - Только на ручки можно было воздействовать. Их при помощи телекинеза крутили, чтобы футболисты шевелились быстрее.
  - А почему эта игра оказалась самой устойчивой?
  - Она полностью механическая, простейшая. Ручки на толстые металлические прутья насажены. Чтобы сломать, надо постараться. Элементы взаимозаменяемые. Если какую-то фигурку повредят, легко поставить новую.
  Рекламщики оживились. Устройство без электричества и хитрых технологий - то, что надо для магического мира! О задаче утилизации электроэнергии почему-то никто уже и не вспоминал. Больше занимал вопрос, как вызвать интерес туристов к новинке.
  - Монбазор может поработать тренером! - звонко предложила Селия.
  - Подставным игроком, - уточнил Бруль Там Шпок. - Будет разогревать посетителей и поддерживать азарт. Чтобы подольше играли и побольше платили.
  При упоминании о деньгах мой хозяин оживился:
  - Да... Я могу...
  - Ну, это не скоро будет, - "успокоил" его Бруль Там Шпок. - Пока еще проект раскрутится...
  Пампука-младший снова приуныл.
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Поговорить с Ариселией удалось лишь после совещания. Всем настолько понравилась идея с настольным футболом, что обсуждение грозило затянуться до вечера. К счастью, руководитель рекламного отдела спешил. В какой-то момент он просто разогнал сотрудников по рабочим местам, приказав им подать свои соображения позже, в письменной форме.
  Магичка отвела нас в какую-то кладовку (чтобы точно никто не помешал) и, сидя на ящиках с рекламными буклетами, выслушала мой рассказ о сегодняшних злоключениях. Больше всего ее расстроил тот факт, что на отсутствие ножа уже обратили внимание. Но, все равно, пыталась сохранить оптимизм:
  - Даже хорошо, что не удалось его подбросить. На странные "путешествия" главной улики обязательно обратили бы внимание, - утешала она нас с Таксом, неумело скрывая свою озабоченность.
  Информацию о накопителе с гравировкой рекламного отдела, который Такс выкатил из-под шкафа, девушка выслушала с большим вниманием. Задумалась на минуту и сказала, что, наверное, это батарейка из последней партии, благодаря которой Селия попала в рекламный отдел. Тогда они выполняли спецзаказ на 12 штук. Похоже, кристалл - один из них.
  - Кстати, а что ты делал под шкафом? - обратилась она к псу.
  Таксу пришлось вновь рассказывать о своих утренних приключениях. Ему совсем не понравилось выступать в роли дичи и очень огорчало, что его уже знают в орденах. С образом забавной зеленой собачки придется распрощаться.
  - А почему тебя это так беспокоит? - удивилась магичка.
  - Прочитайте мою инструкцию, там все написано, - привычно проворчал Такс.
  От этой его фразы я скоро дергаться начну! Что же там такого, мне не известного, может быть написано?! Надо, все-таки, почитать... Как-нибудь... Если снова не забуду...
  Я очень надеялся на наш разговор - присутствие Ариселии обычно успокаивало. Но сейчас мое настроение испортилось еще больше. Почему я решил, что юная неопытная девушка сможет помочь? И что же все-таки делать с ножом? Мне вновь показалось, что пленник шевельнулся.
  - Может, подбросить его на кухню Электрического кафе?
  По гримаске, промелькнувшей на лице собеседницы, я понял, что идея оказалась не самой удачной.
  - Хотя кафе и электрическое, столовые приборы у них используются самые обычные. Иномирянский нож сразу же бросится в глаза, - объяснила она.
  - И что теперь делать?! - мой вопль вырвался непроизвольно. Уже в следующую секунду я пожалел, что не сдержался. Любимая может подумать, что ее избранник - слюнтяй и размазня.
  - Идти домой, постараться отдохнуть. В город носа не высовывать. А я после работы зайду, вместе новый план придумаем.
  Скорее всего, мне показалось, что в голосе Селии прозвучали жесткие нотки.
  
  Не успели мы ступить на порог, дверь перед нами распахнулась.
  - Наконец-то! - вместо приветствия воскликнул Безуарий.
  - Что вы себе позволяете? - возмутился я. - И почему в таком виде?
  Мой дворецкий выглядел так, будто только что вырвался из замка с привидениями. Причем удерживали его силой, с применением особо изощренных методов. Лицо в красных пятнах, волосы взъерошены, взгляд затравленный. Сюртук застегнут неровно, отчего воротник съехал влево. Слуга беспрестанно поправлял его, не понимая, в чем дело, но тот настойчиво возвращался на прежнее место. Нервные движения рукой и тяжелое дыхание усиливали общее впечатление.
  - Я это... Исправлюсь, - он смутился и вновь принялся дергать свой воротник. - Только вы вначале поговорите с ним, а то он всю плешь мне проел!
  В качестве подтверждения своих слов Безуарий качнул головой. В центре достаточно густой шевелюры ярким островком розовела симпатичная лысинка. Насколько я помню, когда дворецкий устраивался ко мне на работу, она уже была. И за последние сутки ее размеры, по-моему, не изменились.
  Я пожал плечами и вошел в дом. Такс проследовал за мной. В холле мы остановились, решая, куда направиться. Не мешало бы вначале поесть, ведь сегодня мы даже не завтракали. Но голода я не ощущал. Нерешенные проблемы полностью вытеснили это чувство.
  - Так вы идете?! - нетерпеливо взвыл дворецкий. Нашего разговора с Таксом он, естественно, не слышал.
  Мой пес недовольно зарычал в ответ - нервозность Безуария раздражала и его.
  - Вас Швендзибек ждет! Третий час уже! Он своей робой всю оббивку измазал. А на полу сидеть не желает!
  
  - Ваши слуги дурно воспитаны!... - водопад претензий обрушился на нас сразу же, лишь только мы вошли в гостиную. В отличие от дворецкого, Швендзибек выглядел вполне сносно. Похоже, он немало развлекся, пока ждал нас.
  Безуарий прошмыгнул у меня за спиной и под стеночкой пробрался в дальний угол гостиной. Там лежал не известный мне коврик. Его затрапезный вид вполне соответствовал сегодняшнему одеянию гостя. Видимо, мой предприимчивый партнер решил не тратить время на такие мелочи, как переодевание. И, естественно, попытался в грязной спецовке плюхнуться на мой светлый диван. Где слуги раскопали "трямпочку", валявшуюся на полу, я понятия не имел. Но очень хорошо представлял, с каким выражением лица Безуарий указал место, где могут ожидать приема рабочие в спецодежде. Схватка завершилась ничьей: сейчас Швендзибек нервно прохаживался по комнате.
  Дворецкий живенько скатал коврик и поспешно покинул гостиную. Мой гость наградил его напоследок уничижительным взглядом, после чего резко сменил тему разговора.
  - Так что же вы обнаружили в Оружейном кабинете? - без предисловий начал он.
  - Вы же сами там были, всё видели и слышали, - удивился я.
  Несколько бессонных ночей давали себя знать: голова была, как чугунная. Кроме того, мне надо было срочно избавиться от ножа. Но даже в своем доме вместо того, чтобы отдыхать, я вынужден был вести светский разговор с не самым приятным собеседником.
  - Ой, только не говорите, что вы им всё и выложили! Я - ваш партнер и идейный вдохновитель. Я должен быть в курсе, знать даже больше, чем ваш верный пес. Кстати! - он обернулся к Таксу. - Ты не хочешь зайти на кухню? Обед, небось, уже готов.
  К моему удивлению, тот встал и послушно потрусил к двери.
  "Заткни ему рот и грубо выставь на улицу. Иначе до вечера от него не избавимся", - на ходу посоветовал мой друг.
  - Подожди, дверь открою, - я так резко вскочил с кресла, что нож выпал на пол. Почему-то мне показалось, что он выпрыгнул сам. Иначе, как эта улика не потерялась раньше?
  Все замерли: мы - растерянно, Швендзибек - удивленно. Но он бы не был Швендзибеком, если бы дал перехватить инициативу в разговоре:
  - О, вы тоже начали собирать свою коллекцию?
  - Э-э-э... Фав! - мы с Таксом ответили практически одновременно.
  - Можно глянуть?! Какая чудная работа... Где вы его взяли?! А не знаете, там еще есть такие?! - маг тараторил так, что нельзя было вставить и слова. Мы и не пытались.
  "Подари его этому... балаболу! Пусть хоть на время заберет. А там... что-то придумаем", - мой пес даже заикаться начал от возбуждения.
  - Вам он нравится? Могу подарить, - как можно легкомысленнее произнес я. - У меня есть похожие, этот экземпляр - не самый ценный.
  - Подарить?! Мне?! Это так любезно с вашей стороны...
  Я впервые видел искреннюю улыбку на лице Швендзибека. Ничего общего с тем оскалом, который он обычно надевает. Маг бережно держал нож в руке, нежно водя пальцами над клинком. Другому я бы не позволил даже подойти к опасной улике. Но этот "специалист" вряд ли сможет правильно расшифровать колебания ее ауры.
  - Наверное, он использовался для охоты? У него такое богатое прошлое... - многозначительно произнес "эксперт".
  - Угу, - невнятно буркнул я.
  "Для охоты на императоров. Диких, но очень симпатичных", - ехидно поддакнул Такс.
  Одного свирепого взгляд хватило, чтоб утихомирить разошедшегося приятеля. Иногда он все-таки забывает об осторожности.
  Я открыл резной буфет, где слуги хранили комплекты для сервировки закусочного столика. Выдернул первую попавшуюся салфетку, забрал подарок и тщательно завернул его, не забыв несколько раз провести над ножом рукой, чтобы хоть чуть-чуть приглушить его ауру, фонящую на несколько шагов вокруг. Будем надеяться, Швендзибеку не придет в голову им хвастаться.
  - Только не очень "светите" его. Здесь такие редкость - могут запросто присвоить, - припугнул его на всякий случай.
  - Что вы. Что вы... Мне, пожалуй, пора. Увы, дела! - моему гостю так не терпелось попасть домой и вдоволь наиграться с новой игрушкой, что он мигом забыл, зачем приходил.
  
  Безуарий, явившийся в ответ на мой звонок, почему-то выглядел еще более вздрюченным. Странно, его конфликтер все это время был здесь, почему же он до сих пор не пришел в себя?
  - Проводи нашего гостя! - коротко приказал я и кивнул Таксу.
  Мы не успели дойти даже до кабинета, когда с улицы донеслись вопли: слуга снова кричал на "супер-архимага".
  "Слышишь?"
  - Пусть сами разбираются! - снова видеть Швендзибека было выше моих сил.
  В покое нам удалось побыть не больше десяти минут. Дворецкий явился по собственной инициативе, без моего звонка. Пятна на лице слуги из розовых превратились в красные, на виске отчетливо пульсировала синяя жилка, глаза горели праведным огнем. Волосы, за исключением островка в центре, стояли дыбом.
  "Интересно, где граница, до которой его можно взвинтить?" - ехидно поинтересовался Такс.
  "Сам гадаю. По моим подсчетам, максимальный порог он перевалил еще до нашего прихода".
  Слуга молча прошагал к столу и швырнул на него какой-то сверток:
  - Ходят тут всякие! А потом: кто виноват? Безуарий! Кому перед госпожой Пампукой о пропаже отчитываться? Безуарию!
  - Что это? - я озадаченно смотрел на смутно знакомый кусок ткани.
  - Друг ваш сердечный постарался! Весь из себя правильный и культурный, а салфеточку не постеснялся присвоить!
  Я похолодел:
  - Откуда это?
  - У него из кармана выпало.
  - Почему же ты ему не отдал?
  - Да он уже далеко отошел. Я его звал-звал... А он рванул так, будто за ним гонятся.
  Если бы меня звали таким тоном, я бы тоже прибавил шагу.
  - Я это оставлю у вас? - заискивающе спросил дворецкий. - Сами потом разберетесь...
  Последняя фраза донеслась уже из коридора. Никакого понятия об этикете!
  Такс подошел к столу, поднялся на задние лапы и пошевелил носом сверток. Тот развернулся, блеснуло лезвие ножа - будто бы подмигнуло нам.
  
  
  В это же время
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  Во дворце охранный амулет ни разу не забеспокоился - системы безопасности были сплетены на совесть, а в комнате для совещаний была поставлена надежная защита от прослушивания. Но архимаг Стэнниоль предварил встречу установкой весьма основательного дополнительного контура. Вытащив из портфеля мощный накопитель, он развернул силовой купол, способный выдержать выстрел из пушки или атаку ударной метлы средней дальности.
  Завершив приготовления, дознаватель с комфортом устроился на председательском месте. Перед собой он поставил портфель. Огромный, темно-коричневый, с живописными потертостями и трещинами, немного ободранным массивным замком-защелкой и разными уголками, аксессуар буквально притягивал к себе взгляды.
  "Хороший щит от любопытных взглядов! Причем в профиль его еще интереснее рассматривать, чем в анфас, - улыбнулся про себя Лабутински. - Все-таки, магию шеф использует очень сильную".
  Они собрались за вытянутым овальным столом. Получилось, что маги расположились по правую руку от Стэнниоля: возле него сел Лабутински, дальше - Марсенчик и понурый секретарь покойного императора Двигин. По левую - представители власти: немного подрастерявший свой лоск тайный советник Гельминтай, массивный чернобородый Раббель и похожий на обычного провинциального дворянина средних лет, слегка раздобревшего на местных вкусностях, начальник вольтанутенского отделения имперской контрразведки барон Литуссе.
  - Итак, господа, - тяжелый взгляд архимага остановился на Марсенчике. - Начнем с обстоятельств дела.
  Глава магического правопорядка обреченно вздохнул и наклонился вниз. Кожаный мешок, водруженный им на колени, был плотно набит какими-то бумагами. Через пять минут старательного ковыряния в "архиве" стол перед магом оказался заложенным папками и сшивками всех цветов и размеров. Мешок вернулся назад, на пол, и Марсенчик многозначительно прокашлялся.
  - На момент совершения преступления ситуация в городе была следующая... - его монотонное бормотание навевало сон с первых же слов.
  - Давайте ближе к делу, - перебил докладчика Стэнниоль. - Город пока отложите. Во дворце что происходило?
  Листики аккуратно вернулись на место, несколько секунд ушло на завязывание тесемочек. Так же неторопливо на стол легла другая папка. В руках у главы отделения Департамента магического правопорядка на этот раз оказалась целая стопка сшивок и отдельных листов:
  - Свидетельства очевидцев, - забормотал он. - Выводы экспертизы...
  По мере того, как пачка в его руках худела, бумаги на столе покрывались еще одним, верхним, слоем документов.
  - Хватит! - пенсне архимага сердито блеснуло, клинышек бородки дернулся вверх, - Мне не нужно цитирование отчетов. Я позже с ними поработаю. Вы сами были на том приеме?!
  - М-м-м... Нет... не был...
  - Очень жаль! Хороший оперативник должен очутиться на месте преступления еще до того, как оно совершилось.
  Смутившийся Марсенчик весь сжался и склонил голову еще ниже. Бормотание стало неразборчивей, до слушателей доносились лишь обрывки фраз.
  - ...Не мог оставить пост... карнавал... ночь непростая... город для работы сложный... людей мало... стараемся, но за всеми не уследишь...
  - Да какой там сложный?! - с легкой насмешкой прокомментировал Стэнниоль. - Сколько здесь за последний год произошло убийств, совершенных с помощью магии?!
  Вспышка гнева прошла, и он с явным удовольствием наблюдал, как Марсенчик складывает назад свои бумажки: листик к листику, папочка к папочке. В конце собрания их, очевидно, ждал процесс размещения отчетов в мешке.
  - Три... - зашуршали очередные бумаги.
  - А разве не четыре? - иронично приподнял бровь барон Литуссе.
  - Три... - нос в отчет, глаза напряженно забегали по странице. - Вот! Нашел! - палец торжествующе ткнулся в нужную строку. - Четвертое признано несчастным случаем. Погибший - некий пришлый мошенник. Смерть произошла в результате попытки получить деньги преступным путем. Пострадавший - старший магистр Гоберман из ордена Бездонной Чаши. Попытка жульничества оказалась удачной, а бегства с деньгами - нет.
  - Действительно, несчастный случай, - хохотнул барон.
  - Довольно! - Стэнниоль постучал по ручке портфеля. - Вернемся к делу. Переходите сразу к выводам, коллега!
  - Можно и к выводам, - поблекший Марсенчик протяжно вздохнул и потянулся к очередной папочке. Но, перехватив свирепый взгляд архимага, отдернул руку. - На приеме присутствовали два десятка квалифицированных магов. Теоретически, каждый из них мог совершить преступление с использованием высокоуровневых заклинаний и конструктов. При этом они постоянно создавали и развеивали фантомов. А также покидали зал, возвращались в него и вообще делали все, чтобы запутать окружающих!
  - То есть, подозреваются все?! - резко спросил Стэнниоль.
  - Почти... На основании отчетов моих подчиненных, присутствовавших на приеме... прочих источников... мы составили примерный график по каждому из магистров.
  Стопочка соответствующих бумаг качнулась в сторону архимага, но в последний момент замерла.
  - Он еще, вероятно, будет уточняться!
  Листики шлепнулись обратно на стол.
  - Пока уверенно исключить можно двоих... - быстрый шелест страниц, - Великий магистр Снуфелинг совершенно точно и достоверно покинул дворец, когда его величество был еще жив, - нужный документ приземлился точно перед Стэнниолем. - И так называемый супер-архимаг Швендзибек за весь вечер ни разу не вышел из зала, - второй лист аккуратно накрыл первый. - Кроме как в... нужное место. Это тоже точно установлено.
  - Каким образом?! - архимаг даже не глянул в сторону документов.
  - Швендзибек считается магом 12-го уровня, но как специалист весьма своеобразен... Любопытный антиталант ко всем заклинаниям сферы воздуха.
  - И не только - воздуха, - не удержался от ехидного комментария барон Литуссе.
  - Он не умеет создавать фантомы... Кроме того, во время приема он находился под особым наблюдением.
  - Почему?!
  - М-м-м... - Марсенчик слегка замялся. - Швендзибек - один из немногих высокоуровневых магов, не относящихся к орденам... Специализируется на оказании магических услуг богатым клиентам, бывает везде... Одним словом, редкостный пройдоха и проныра! Что бы где ни произошло - он там был!
  - Вам бы толику его таланта, - выпустил шпильку Стэнниоль.
  - Да вы сами его только что видели! В Оружейном кабинете, - замечание столичного специалиста еще сильнее раздосадовало чиновника.
  - Подозрительная личность, - примирительно отметил Стэнниоль. - Но как ни странно, вне подозрений. Хорошо. Идем дальше. С кем встречался император вне зала?
  Присутствующие повернули головы к секретарю Двигину. Лишь Марсенчик, обиженно сопя, приводил в порядок свои бумаги.
  Секретарь Двигин сидел с отсутствующим выражением лица. Даже фигура его изменилась: как-то обмякла, плечи опустились, спина ссутулилась. Казалось, из него вытащили стержень.
  - У императора были запланированы беседы с Великими магистрами Квантофельбаумом, Дурбанкулом и Голембиозисом, - секретарь Двигин говорил четко, но голос его был непривычно тусклым. - Также в графике его величества значились встречи с главами гильдий, крупными негоциантами и некоторыми другими высокопоставленными лицами. Наконец, его просили об аудиенции инициативники. Премьер-магистр ордена Бездонной Чаши Пропан и негоциант Гайр.
  - Известно, по какой причине?
  - Да. Магистр Пропан пытался заручиться поддержкой его величества в продвижении своей разработки. Неудачно. А у негоцианта Гайра задержали партию товара, предназначенного, в том числе, для Империума, на таможне в одном из технологических миров. Его величество пообещал разобраться.
  - С кем император должен был встретиться в последнюю очередь?
  - Леди Бури, глава совета попечителей центральной городской больницы. После разговора покинула Оружейный кабинет, а его величество остался. В зал он уже не вернулся.
  - Все встречи происходили в кабинете?
  - Нет. Беседы с Великими магистрами и главами гильдий его величество проводил здесь, в этой комнате. Оружейный кабинет он использовал для менее формального общения. Там же и отдыхал между переговорами.
  - То есть, надо понимать, кто-то нарушил его отдых?!
  - Очевидно, так... - Двигин запнулся и быстро опустил взгляд.
  Над столом повисла пауза. Прервал ее Марсенчик, который наконец-то управился со своей документацией. Возня с бумагами успокоила его, речь стала уверенной, гладкой.
  - Леди Бури вышла из кабинета в полночь, - доложил он. - Во всяком случае, когда она возвращалась в зал, слышала где-то поблизости бой часов. Тело обнаружили без четверти три. Значит, у злоумышленника или злоумышленников было больше двух с половиной часов, чтобы совершить преступление.
  - Меньше, - пробасил со своего места Раббель. - Когда прибыл я с моими парнями, император был мертв, как минимум, полтора часа. Это можно было определить по...
  - Не надо, - остановил его Стэнниоль.
  - В кабинете стоят часы. Они остановились без четверти час, - заметил Лабутински. - Это может говорить о времени совершения преступления!
  - К сожалению, нет, - покачал головой Двигин. - Часы уже старые, большая утечка. Поэтому стандартного накопителя хватает всего на сутки. Обычно их меняли как раз в полночь, но в этот раз, очевидно, забыли. Все слуги были заняты на приеме...
  - Теперь понятно, для чего в кабинете хранились накопители, - пробормотал Лабутински.
  - Совершенно верно, - подтвердил Марсенчик. - Они находились в ларце-сборнике, использующем утечки магии из защитных контуров для подзарядки. Ларец был опрокинут, все накопители из него высыпались. На полу нашли шесть штук, а потом отыскался и седьмой. Все пустые. Из них пять - стандартные, на пять анкор, и два большой мощности, на пятьдесят. На одном гравировка, показывающая его принадлежность к рекламному отделу ордена Бездонной Чаши.
  - Вот мы и подошли к картине преступления, - Стэнниоль подался вперед и обвел взглядом присутствующих. - Что вы можете рассказать по этому поводу?!
  - Император был убит ударом ножа прямо в сердце! - уверенно и не по-протокольному заявил Раббель. - Смерть наступила мгновенно.
  - Могло ли быть так, что клинок воткнули в уже мертвое тело? - сухо поинтересовался Стэнниоль.
  - Вряд ли. Разве что сразу же после смерти. Если вы санкционируете отправить тело для вскрытия в центральную криминалистическую лабораторию мира Бета, мы получим точный ответ.
  - Санкционирую, - деловито кивнул Стэнниоль.
  - Кроме того, мы отправили на анализ в мир Бета воду из чайника на поиск следов посторонних веществ в воде. Образцы крови и тканей мы послали в столицу - на предмет выявления магического воздействия и в мир дроу - для определения наличия дурманов и ядов.
  - Да, это правильно, - одобрил архимаг. - Результаты?!
  - Пока нет. Но ожидаем уже сегодня вечером или завтра утром.
  - Хорошо. Теперь следующий вопрос. Удар был нанесен человеком или магией... скажем, с помощью заклинания летающего ножа?
  Раббель и Марсенчик переглянулись.
  - Больше похоже на магию, - наконец сказал начальник стражи. - Сидящего в кресле человека не так просто поразить таким сильным, точным и, главное, внезапным ударом. Хотя знавал я одного умельца, который мог перерезать жертве горло с помощью одного телекинеза...
  - На ноже мы не обнаружили никаких остаточных следов магии, - добавил Марсенчик. - Равно как отпечатков пальцев и ауры. Ручку могли протереть, а заклинание обезмагичивания стерло все следы...
  - Интересно, это заклинание применили до или после убийства? - неожиданно задал вопрос Гельминтай.
  - Вот это и неизвестно, - тяжело вздохнул Марсенчик. - Я вообще не могу понять, как это могло случиться! Император был практически неуязвимым! На нем стояла мощная магическая защита, которая шутя отклонила или отразила бы тот же летающий нож!...
  - Можете не продолжать, - остановил его Стэнниоль. - Мне хорошо известны все характеристики этой защиты. Я сам ее ставил. Продолжайте. Комплект амулетов был полный?
  - Абсолютно, - развел руками Марсенчик. - Император был огражден от любой возможной опасности! Его нельзя было ни отравить, ни одурманить, даже с помощью газа или аэрозоля! Невозможно было застрелить, поразить метательным снарядом, ударить в спину!... Впрочем, его-то убили ударом в грудь...
  - От этого защита не спасала? - уточнил Гельминтай.
  - Э-э-э... Боюсь, что нет. Но его величество был в прекрасной физической форме и... м-м-м... не страдал излишней доверчивостью. Не могу представить, чтобы он спокойно подпустил бы к себе кого бы то ни было с ножом в руке и дал бы нанести удар!
  - Я тоже себе это слабо представляю, - сухо заметил Стэнниоль. - Не будем полностью отвергать эту версию, но пока примем, что перед убийством защиту сняли или взломали. Кстати, от нее что-то осталось?!
  - Ни следочка, - грустно вздохнул Марсенчик. - Полное обезмагичивание!
  - Но ведь эту процедуру нельзя провести быстро и незаметно? - спросил Гельминтай. - Правда же, господа маги?!
  - Правда, - Стэнниоль бросил недовольный взгляд на тайного советника. - И в этом заключается серьезное противоречие. Заклинание обезмагичивания само по себе весьма сложное и энергоемкое. А чтобы не просто перегрузить, а полностью снести защиту его величества, оно должно было еще быть и очень мощным. Маг, решившийся его применить, должен был заранее позаботиться о своей защите, но даже тогда его серьезно приложило бы откатом. Император пришел бы в себя раньше. Кроме того, эхо от заклинания такой мощи почувствовали бы по всему дворцу, но никто его не заметил. Кабинет был как-то по особому изолирован?
  - Нет, обычный "саркофаг" третьего класса, как и положено для хранилища магических предметов, - не задумываясь, выдал Двигин. - Плюс защита от несанкционированного проникновения. Разработка ордена Алмазных Врат. Кстати, она уцелела.
  - Значит, злоумышленник должен был еще и выставить защиту, чтобы не переполошить всех раньше времени. Слишком сложно и долго. Получается, что убийство совершил маг, которому император полностью доверял и поэтому спокойно воспринял все его приготовления. Или его величество каким-то образом усыпили. Но тогда было проще ударить его ножом, а затем использовать обезмагичивание, чтобы замести следы!
  - Мне приходилось слышать, что любую магическую защиту можно быстро снять, если назвать правильный пароль, - вкрадчиво заметил тайный советник Гельминтай, со значением взглянув на Стэнниоля.
  - Вы правильно слышали, - архимагу был неприятен этот вопрос, и он не считал нужным это скрывать. - Любой, подчеркиваю, любой маг, ставя кому-либо защиту, оставляет для себя возможность быстро ее снять с помощью некой комбинации, похожей на те, что используются в магических сейфах. Однако вы же не думаете, что я мог кому-то передать этот пароль?! Или за одну ночь переместиться из столицы в Вольтанутен, совершить там убийство и вернуться обратно?!
  Гнев архимага, даже сдерживаемый, было очень тяжело выдержать. Гельминтаю это почти удалось. Он только опустил глаза, но затем снова бесстрашно поднял их.
  - Я ни в коем случае не имел в виду вас, - произнес он с отменной учтивостью. - Но нельзя ли было, скажем, взломать этот пароль? Или угадать код?
  - Хм... Разве что, методом подбора. Но это невозможно! Любой маг потратил бы много часов, даже если бы все это время не занимался ничем иным! Возможно, с такой задачей справился бы магический аналог компьютера. Но это большие стационарные артефакты, все они наперечет. Не думаю, что здесь, в Вольтанутене их наберется больше пяти на весь город. Нет, это решительно невероятно!
  - Понимаю, - вежливо наклонил голову тайный советник. - Но как было совершено преступление, полагаю, все-таки второстепенный вопрос. Самое главное - кто?! Да, а почему тревогу не подняли раньше?! Почему вы ждали так долго?!
  Двигин, к которому относились эти вопросы, опустил голову.
  - Потому что его величество запретил беспокоить. Уходя вместе с леди Бури, он предупредил меня, что его ждет еще одна важная встреча, и она может затянуться.
  - Насколько важная?!
  Двигин вопросительно взглянул на Стэнниоля. Архимаг нехотя кивнул головой.
  - Делом, которым в последнее время занимался его величество, заинтересовался Надзор, - тихо произнес секретарь, но таким тоном, что даже у жизнерадостного Лабутински пробежали по спине холодные мурашки.
  Эту организацию знали в различных мирах под разными именами. Инквизиция, Надзор семерых, Комиссия по контролю... Но везде она занималась одним и тем же - борьбой со злоупотреблением магическими практиками и пресечением слишком опасных и неэтичных исследований. Служили там люди идейные, обычно имеющие личные счеты к чересчур смелым экспериментаторам, или маги-ренегаты. "Договориться" с ними было невозможно, а противостоять - дураков не находилось.
  Тайный советник Гельминитай с чувством, с толком, с расстановкой грязно выругался. Марсенчик в изумлении вытаращил на него глаза - уж очень неожиданной выглядела такая реакция для утонченного придворного, каким казался Гельминтай. Остальные промолчали, очевидно, зная или догадываясь, в чем дело.
  - Прошу прощения, - Гельминтай, тяжело дышал, словно только что получил удар под дых. Да, собственно говоря, так оно и было. - Кто настучал в Надзор?!
  - К сожалению, маги совершенно не умеют хранить секреты, - сочувственно усмехнулся барон Литуссе. - Смею напомнить, контрразведка об этом постоянно предупреждала. Боюсь, о вашем тайном проекте знали не только сопредельные государства, но и парочка соседних миров!
  - Вам известно, какие отношения связывали императора с надзором? - Стэнниоль проигнорировал как ругань Гельминтая, так и ехидную реплику контрразведчика.
  - Нет, - Двигин еще ниже опустил голову. - Его величество лишь однажды обмолвился мне об этом. Больше я ничего не знаю.
  - Так или иначе, картина преступления проясняется, - с облегчением заметил пришедший в себя Марсенчик. - Его величество вызвал на беседу некоего мага и предложил ему прекратить опасные исследования, поскольку это чревато неприятностями с Надзором. А тот вместо того, чтобы послушаться, убил Венизелоса! Редкостный идиотизм!
  - До неправдоподобия редкостный! - сердито бросил Стэнниоль. - Готов спорить на что угодно, наш убийца не знал и не знает до сих пор, что им заинтересовался Надзор. Иначе он давно бы пустился в бега!
  - Интересно, - прогудел со своего места Раббель. - Из дворца пропал Твуть, дворецкий. Его никто не видел со вчерашнего дня. Слуги в панике. Одна из каморок оказалась вся забрызгана красными пятнами!
  - Кровью?! - подался вперед потрясенный Марсенчик.
  - Нет, - Раббель широко улыбнулся в бороду. - Вином. Но исчезновение Твутя сразу же после убийства - это неспроста.
  - Убийца - дворецкий?! Это даже не смешно! - высокомерно фыркнул Марсенчик.
  - Этого никто не утверждает, - улыбка Раббеля сменилась откровенной усмешкой. - Но в ту ночь во дворце творились странные вещи. Весь персонал привлекли на обслуживание приема, жилая часть осталась без присмотра. А у привратника, который дежурил на одном из боковых входов, возникли странные провалы в памяти. Наш отрядный маг осмотрел беднягу и обнаружил на нем следы по меньшей мере трех усыпляющих заклинаний! На входе, за которым он присматривал, обнаружилась дыра в защите величиной с амбарные ворота!
  - Это моя вина! - еще больше помрачнел Двигин. - Обычно я каждое утро обновляю защиту...
  - Но вчера и сегодня забыли? - с неожиданной доброжелательностью закончил Стэнниоль. - И, небось, делали все, не выходя из кабинета, без обхода всего здания?! Что же, нет худа без добра. Так мы, по крайней мере точно знаем, что той ночью во дворце побывали и незваные гости.
  - Привратника могли усыпить и в том случае, если через боковой вход собрался проникнуть гость с пропуском, - торопливо, пока его не опередили, добавил Марсенчик, уязвленный тем, что брешь обнаружил не он, а какой-то отрядный маг. - А вот защиту наверняка взламывал чужак!
  - Не обязательно, но вероятно, - Стэнниоль нахмурился. - Однако количество возможных фигурантов изрядно возрастает. У кого-то есть идеи на этот счет?
  - У меня есть, - скривился барон Литуссе. - Четыре с лишним руки назад в Вольтанутене появился известный шпион. Опытный и очень квалифицированный маг-наемник по имени Понт. Чаймиз Понт. Сейчас работает на Горгомель. Неоднократно бывал здесь и имеет связи со всеми местными орденами. Изображал из себя туриста, но явно ошивался вокруг дворца. На карнавале за ним следили двое моих лучших топтунов, но он ухитрился перебросить поводок на какого-то олуха и исчез. Больше мы его не видели. В свой отель шпион не вернулся, но и город на поезде, вроде бы, не покидал и через порталы не проходил.
  - Только его здесь не хватало! - проворчал Стэнниоль. - Вообще-то, крайне маловероятно, что он убил императора. А вот во дворце он, вероятно, и побывал... Ищите его, ищите! Если надо, объявляйте чрезвычайный всеимперский розыск, я санкционирую!
  - Принято! - контрразведчик энергично кивнул. - Будем искать!
  - Ищите. А вы, - Стэнниоль повернулся к начальнику стражи, - найдите этого Твутя! Если он и не связан с этим делом, дворецкий - самый осведомленный человек среди слуг, он может что-то знать. Также пусть ваши люди порасспрашивают остальной персонал. Обращайте внимание на любые зацепки, любые мелочи! И заодно попытайтесь разыскать свидетелей, кто ночью был возле дворца. Место там людное, может, кто-то заметил какую-то суету у бокового входа!
  - А я?! - ревниво спросил Марсенчик.
  - А вы заканчивайте составление графика перемещений подозреваемых. Уделите внимание тем, кто покинул дворец до и, особенно, после полуночи! Пройдитесь сами здесь, ищите свежие следы заклинаний. Загляните и в эту... окровавленную вином каморку. Почему там не пили, а разливали?! И прошерстите список магов, которые имели пропуска во дворец. Меня интересуют в первую очередь те из них, кто не присутствовал на приеме.
  - У меня есть такой список, - сообщил Двигин. - Я передам вам.
  - Передайте, - одобрительно кивнул Стэнниоль. - Также постарайтесь припомнить действия его величества хотя бы за последний полный. С кем встречался, куда ездил, кого вызывал к себе... Ясно?!
  - Все ясно! - Двигин чуть оживился. - Все будет сделано!
  - Вот и отлично. А мы с коллегой навестим резиденции орденов, пообщаемся со старшими магистрами, ознакомимся с их последними разработками, хорошенько пошвыряем камни по кустам - вдруг оттуда кто-нибудь да выскочит! И за работу, господа, за работу! Не надейтесь на Надзор! У них отличная долговременная агентура, но оперативники они никакие! Если они знают, кто убийца, или хотя бы догадываются, то поделятся с нами информацией не далее, как сегодня вечером. Если же нет, то все расследование нам придется проводить самим!
  
  
  Глава 20. Берегитесь плохого настроения!
  
  МОНБАЗОР
  
  Я, Монбазор Пампука, магистр теормагии 11-го уровня, один из наиболее перспективных выпускников МАВМИ, сидел в своем любимом кресле и всерьез обдумывал побег из своего магического мира. Взять бы с собой Ариселию и скрыться в каком-нибудь забытом всеми уголке! Интересно, производством кривоногих табуреток на хлеб мы заработаем?! Впрочем, полагаю, моя девушка и там что-нибудь придумает.
  Интересно, как вообще получилось, что я оказался втянут в такую историю?! В последние дни мы все время куда-то бежали. А сколько магической энергии потрачено зря!
  Я с досадой пнул скамеечку для ног. "Стараться не совершать ошибок", - это правило не раз спасало меня. Лучше не делать совсем, чем сделать неправильно. За лень маман отчитает и забудет, а в промахи будет тыкать носом не один год. И вот ее драгоценный сынуля, осторожнейший из осторожных, всего за несколько суток натворил столько, что даже госпоже ведьме разгребать и разгребать! Но как раз на ее помощь рассчитывать и не приходится. Иначе о личной жизни придется забыть.
  Мой огорченный стон прервал небольшой хлопок. Скамеечка испуганно отпрыгнула от кресла. Неровными прыжками она поскакала к окну, надеясь укрыться за шторой. Подушечка, лежащая сверху, сжалась, безуспешно пытаясь втянуть свой хвостик-кисточку, на конце которого сердитой пчелкой жужжал огонек заклинания.
  Второй хлопок: "оса" исчезла, скамеечка замерла на полпути. Мелкие проказы меня сегодня не радовали. И не будут радовать, пока я не избавлюсь от улики.
  По уму, нож следовало спрятать в комнате с токарным станком. Во-первых, мастерская надежно укрыта от посторонних глаз. Другого такого места в доме нет. Во-вторых, вещь, имеющая иномирянское происхождение, только там не будет выглядеть чужеродной. Мало ли откуда этот нож появился! Вдруг, он в комплекте со станком шел, для окончательной "доводки" изделия. Вспомнив свое последнее творение, я недовольно поморщился.
  Встав с кресла, я решительно направился к столу. Злополучный сверток все еще лежал здесь. Больше всего мне сейчас хотелось, чтобы он исчез сам, так же незаметно, как и появился. И вот эту мерзость я должен своими руками принести в мастерскую? В свое уютное убежище?! Нет-нет, это осквернит его!
  В приступе отчаяния я схватил нож вместе с салфеткой, плюхнулся на пол и заглянул под диван. Пошарил рукой, нашел какой-то зазор и сердито воткнул в него лезвие. Несколько секунд повертел за ручку, пристраивая понадежнее, пока нож не оказался закреплен под днищем. Подоткнул свесившийся уголок салфетки и выполз из-под дивана. Проверил из разных положений - ничего не видно. Облегченно вздохнул и вскочил.
  Кстати, а не пора ли пообедать? Пойду-ка на кухню. А то пока в столовой накроют, и с голоду помереть можно.
  
  В кухне царил непривычный бедлам. Кухарка металась от стола к плите, сердито ворча. В дверях меня чуть не сшиб слуга (тот, который садовник, сантехник, истопник и мальчик на побегушках в одном лице).
  Кофеварка изо всех сил демонстрировала хорошие манеры. На шнур питания был намотан... еще один платочек?! Где она их только берет? Устройство томно обмахивалось обновкой. Время от времени монотонные движения разбавлялись точно выверенными жестами. Кофеварка поглаживала крылышки фигурки на куполе (прическу поправляла?). Прикладывала платочек к циферблату (слезы промакивала?). Удаляла каплю, показавшуюся из крана (э-э-э... изящно сморкалась?). Протирала и без того блестящий рычаг (ногти полировала?).
  - Ох, где вы так испачкались? - Менузея наконец-то обратила свое внимание на хозяина.
  Я наклонил голову и обнаружил клочки пыли, украшавшие мою одежду. "Пол под диваном!" Похоже, слуги туда давненько не заглядывали.
  - Это я должен вас спросить... - сердито начал я, намереваясь отчитать кухарку. За уборку она не отвечала, но прислуга в последнее время совсем распоясалась. - Почему...
  И внезапно запнулся. А надо ли инициировать уборку именно сейчас? Зачем вынуждать кого-то лишний раз заглядывать под диван?
  К счастью, Менузея по-своему истолковала мои слова:
  - Извините, обед запаздывает. Жаркое сгорело... - она не удержалась и всхлипнула. - Такое вкусное должно было быть... Но этот противный Швендзибек! Безуарий после встречи с ним на всех бросается. Словно с цепи сорвался. И меня отвлек...
  Вероятно, страсти у плиты бушевали нешуточные, раз кухарка забыла про обед. Кофеварка демонстративно приложила платочек к куполу, стрелка циферблата вытянулась вверх (приступ мигрени?).
  - Может, кофе с бутербродами? И булочки остались... Вчерашние, - женщина уже успокоилась, в ее голосе зазвучали заботливые нотки. - А потом я что-что приготовлю... За продуктами уже послали.
  Понятно, почему слуга умчался с такой прытью. Но пока он принесет продукты, пока еще все приготовится... Обед будет только ближе к ужину. Снова невезуха!
  - Может, пусть кофеварка овсянку сварит? - предложила Менузея. - Или кисель. Таксу уже сварила.
  Она кивнула на пса. Тот увлеченно хлебал из своей персональной плошки.
  Фиолетовый шнур питания взметнулся вверх, платочек застыл в нескольких миллиметрах от блестящей поверхности.
  "К пустому куполу вилку не прикладывают", - донесся язвительный голос Такса.
  "На себя посмотри!" - огрызнулась кокетка.
  Но сразу же спохватилась и ласково произнесла:
  "Что желает мой повелитель? Овсянку, кофе, капучино, манную кашку?"
  "Жрать хочу! - вырвалось у меня. - Кусок мяса с гарниром. Двойную порцию"
  "Мясо не смогу... - расстроено отозвалась кофеварка. - Только жидкие блюда..."
  Она даже порозовела от смущения. Я лишь махнул рукой:
  "Давай бульон!"
  "Постараюсь. А что это такое?"
  В этот раз я смог подавить свой гнев. В конце концов, что толку портить ей настроение? Мое личное от этого никак не улучшится. И, стоит отдать ей должное, она старается. Столько блюд успела освоить всего за несколько дней. Похоже, кухаркино воспитание приносит свои плоды.
  - Менузея, расскажи ей, как готовят бульон.
  Всего через несколько минут передо мной стояла емкость с ароматной наваристой жидкостью. Язык не поворачивался назвать "тарелкой" это ёмкое фарфоровое изделие. По краям его украшал затейливый орнамент. Не сразу мне удалось прочитать витиеватую надпись: "Монбазор Пампука, лучший в мире маг". Впрочем, она была так искусно вплетена в узор, что я решил не обращать внимания.
  В отличие от булочек, хлеб нашелся свежий. Я с аппетитом приступил к еде.
  "Вкусно?" - прозвучал робкий вопрос.
  "Угум..."
  "Приятного аппетита".
  В бульоне даже попадалось какое-то мясо. Только никак не удавалось определить, что это. Было понятно, что узкий длинный кусок разделили на мелкие части (наверное, чтобы в кране не застряли). К моему огорчению, самого мяса оказалось на них маловато, сплошные кости (и не лень было их пилить?). Но блюдо было достаточно жирным, правда, со странным привкусом морепродуктов.
  "Что это?" - все-таки не выдержал я.
  "Лягушачьи лапки. Правда, изыскано?"
  
  Первое я все-таки доел. В конце-концов, очередным иномирянским деликатесом мне сложно испортить аппетит. И не такое приходилось есть. На десерт кофеварка подала хороший качественный кофе. Обычный, но тоже неплохой (кстати, а кто-то обещал капучино!).
  И Такс выглядел довольным. И кухарка уже не металась по кухне, а спокойным голосом пересказывала мне городские сплетни. И, главное, нож был временно пристроен. Можно расслабиться и насладиться любимым вкусом.
  Нашу идиллию прервал Безуарий.
  - Курьер из ордена Глиняного Демона. От старшего магистра Борталония. По срочному делу.
  Свой кофе я допил. Если дело не настолько важное, курьер может и подождать. Если же что-то действительно серьезное, кофе успеет остыть. Тем более, не стоит его оставлять.
  
  Посыльный вручил мне толстую папку бумаг и торопливо попрощался. Сверху было прикреплено подробное задание-приказ. Внутри - комплексные заклинания, разложенные на ряды. Надо просчитать к ним гармоники и векторы сопряжения в трех режимах. Срок - две руки.
  Я несколько раз перечитал документ, но не нашел ни слова об оплате.
  Развязал тесемки, перелистал страницы. Они эту пачку всем орденом полгода собирали?! Расчет гармоник и векторов - работа ответственная, требующая знаний и недюжинного умения. Но до чего же однообразная и нудная! Был бы я сейчас в МАВМИ, рядом с магическим компьютером, справился бы за час. Причем 59 минут из них заняло бы вбивание данных в соответствующие графы. А здесь придется делать вручную. Это же сидеть, не разгибаясь, несколько суток!
  Изучив задание повторно, я почувствовал, как нарастает волна раздражения. Если Борталоний хочет, чтобы работу сделали качественно, пусть ставит реальные сроки! На "горящий" проект это совсем не похоже, обычная текучка. Так почему такая спешка?!
  И где мой аванс?! Он думает, я буду ковыряться в этом просто так, ради собственного удовольствия?!
  До чего же несуразный сегодня день! Все один к одному! Гнев переполнял меня, ему срочно требовался выход. Магия хаотичным вихрем закружилась по комнате.
  Документы с размаху шмякнулись на стол. В мгновение ока листы сложились сами, обложка захлопнулась. Папка, ускоряясь, поплыла к краю стола. Тесемки завязывались уже на ходу. Секунду поколебалась и ловко спланировала вниз. Направилась было к входной двери, но стул преградил ей дорогу. Ускорившись, она метнулась выше, забирая влево, к окну. Вазон с каким-то растением (питомец Менузеи) метнулся ей навстречу, грозно помахивая крупными резными листьями.
  Через несколько минут в холле развернулась настоящая охота. Подгоняемая магическими снарядами, папка металась в поисках выхода на улицу. Нижние тесемки все-таки развязались и обложка неритмично похлопывала на поворотах. Беглянка использовала их и при торможении, и в маневрах. В особо сложных пируэтах помогал верхний листик, уголок которого высунулся наружу и немного задрался вверх.
  Двери на улицу заперлись сразу же и лишь угрожающе клацали защелками, когда погоня проносилась слишком близко. Окна закрылись шторами, которые отчаянно развевались, создавая недюжинный сквозняк.
  Пару раз "добычу" удалось загнать в зону турбулентности. Отброшенная мощным воздушным потоком, она еще долго гасила скорость, впечатываясь в мебель и сметая все на своем пути.
  После очередного такого вылета папка затаилась под столом и замерла. Обложка немного приподнялась, из-под нее осторожно выглядывал белый уголок. Стол, зажатый в углу упавшими напольными часами, попытался пнуть ее ногой, но не достал. Уголок вовремя прижался, пропуская удар, но уже через миг победно забелел снова.
  Мебель в холле не двигалась без моей команды. А мне было интересно, что придумает противник, поэтому и не торопился с приказом. Подобные "бегалки-стрелялки" я устраивал нечасто - слишком шумная и энергоемкая забава. Но если уже начал - отступать не стоит.
  Наконец, из-за часов показался коричневый краешек - папка по-пластунски обогнула громоздкую преграду. Белый уголок отгибался в разные стороны, будто водил носом. "Бойцы" замерли в напряжении.
  Громкий хлопок обложки послужил сигналом. Метнулся магический заряд, за ним помчались обувная полка и подставка для зонтов. Через секунду в углу образовалась куча мала. Папка лениво воспарила над полем боя, обогнула некстати лежащие часы и на бреющем поплыла к окну. На нее никто не обращал внимание - схватка переместилась в угол. Воздушное заграждение она миновала по низу - штора лишь разочарованно хлопнула вслед. Послушался приглушенный стук: "летчик" встретился с оконным стеклом.
  
  - Фав?! - раздалось у меня за спиной. Из коридора в холл выглядывал Такс, над ним маячили испуганные лица слуг.
  - Я занят! - "рявк" получился слишком громкий, в проеме остался только пес.
  - Фав?! - повторил он.
  В ответ я лишь огорченно вздохнул. Боевой задор погас, кроме усталости я ничего не чувствовал.
  "Посиди, пока уберу".
  Я опустился на ступеньки, ведущие из холла.
  Разгоряченная боем мебель не очень охотно слушалась Такса, но он действовал, как заправский загонщик. Отгонял хулигана на его место и только тогда цыкал, развевая заклинание.
  Через десять минут холл ничем не напоминал поле битвы. Шторы разъехались, открыв окна. Папка лежала на низком подоконнике, аккуратно завязанная на все тесемки. Пес встал на задние лапы, осторожно ухватил ее зубами и положил на пол возле меня.
  - Ну и зачем мне это? - я даже не посмотрел в ту сторону.
  "Не знаю. Спроси у того, кто писал".
  - Идем, швырнем ему эти бумажки обратно?!
  "Пошли! Все же лучше, чем мебель крушить".
  
  
  ТАКС
  
  В боевых условиях соответствующий режим эксплуатации включается автоматически.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Монбазор рванул длинным шагом, лишь только мы вышли за порог. Глаза его горели. Волосы завивались сильнее обычного и теперь упрямо торчали в разные стороны. На лице было хорошо знакомое мне выражение. Когда хозяин пребывал в таком настроении, ни я, ни прислуга старались не попадаться ему под руку.
  Отпускать его одного в таком состоянии было бы неправильным. Уж очень он походил на Безумного Мага. Не хватало, чтобы влип в очередную историю. Правда, в паре мы производили еще более мрачное впечатление.
  Я попытался включить сеанс внутренней связи.
  "Надо срочно выяснить отношения с Борталонием, иначе это над мной постоянно будет висеть!"
  Он настолько ушел в свои мысли, что достучаться до него цивилизованными методами не удавалось. Подумав, я не стал отвлекать его от раздумий. В любом случае придется сопровождать.
  У резиденции ордена Глиняного Демона было необычайно людно. Парные посты имперских гвардейцев у входа мне совсем не понравились. Но господин Пампука не обратил внимание на такие мелочи. Подскочил к стражу и начал трясти папкой перед его лицом.
  - Монбазор Пампука, магистр 11-го уровня! Мне нужно к старшему магистру Борталонию! Срочные документы для него. Видите - его роспись на приказе.
  Может, аргументы хозяина прозвучали бы менее убедительно, если бы с его пальцев "случайно" не сорвались несколько огненных шариков.
  - Пропустите их, - коротко распорядился привратник, привлеченный странным шумом.
  Мы прошли вместе. Я намертво "приклеился" к ноге хозяина, старательно изображая пугливого голована. К счастью, страже было не до меня.
  Заблудились мы практически сразу. Монбазор целеустремленно бежал вперед, а я старался не отставать. Забеспокоился, лишь когда длинный коридор начал уходить куда-то вниз под уклон. Этот спуск был мне совершенно не знаком.
  "Мы правильно идем?"
  Вопрос прозвучал неожиданно громко.
  - Что?! - маг резко затормозил и огляделся вокруг. - Похоже, выход на лестницу не заметили. Ладно, сейчас по другой поднимемся. Только бы нужную дверь не пропустить.
  Он уверенно пошагал вперед.
  - Смотри! Это, наверное, здесь!
  Я даже не успел ничего тявкнуть. Хозяин уверенно толкнул какую-то неприметную дверь. Я не удивился бы, если бы за ней оказалась подсобка или... гм... туалет. Но вместо швабр на нас посыпались огоньки взломанной защиты.
  - Ой! Извините, случайно вышло! - пробормотал он, шагая внутрь.
  Зачем Монбазор вошел, я так и не понял. Понятно же, что лестницы там не было, с такой-то защитой. Может, хотел извиниться за свою неуклюжесть? Или дорогу спросить? Мне ничего не оставалось, как зайти следом. Дверь за нами захлопнулась, щелкнул замок (обычный, механический), и мы оказались в кромешной темноте.
  Короткий импульс вперед, и под высоким потолком зажглись магические светильники.
  Ох, лучше бы мы сюда не заходили! Помещение было очень большим, подвального типа. Вдаль, постепенно скрываясь в темноте, уходили ряды толстых колонн. Присмотревшись, я понял, что это - высокие бочки с широкими проходами между ними. А впереди, преграждая путь непрошеным гостям, на широкой площадке выстроились какие-то странные големы. Высокие, почти в рост человека. На первый взгляд, хлипкие, будто сделаны из белых суставчатых палок. Грудь - как рюкзак, головы плоские и вытянуты вперед, словно морда зверя муравьеда.
  На свету передний ряд големов начал шевелиться. Медленно, с громким скрипом они поворачивали головы в нашу сторону. Вот первый поднял ногу и сделал шаг навстречу, второй... Неспешный взмах рукой, сжатой в кулак. Что-то блеснуло. Да они вооружены! Короткие копья кажутся не особо грозными до тех пор, пока не встретишься с ними в бою.
  - Прошу прощения... - до Монбазора начало доходить, что мы снова влипли.
  Он развернулся и рванул к двери. Я попятился задом, прикрывая его тыл.
  - ...! - непечатное выражение заставило меня на миг оглянуться.
  Хозяин стоял у выхода и растерянно смотрел на дверную ручку в своих руках. На двери красовалось характерное пятно с отверстиями из-под шурупов.
  Големы воспользовались заминкой и ускорили движение. Я ощетинился, зарычал. Надо было выиграть время для Монбазора. Лишь бы он смог наколдовать что-то путное в этой ситуации!
  - ....!!! - похоже, маг решил перебрать весь свой арсенал ругательств.
  Колдовство удалось лишь частично. На двери появился большой металлический штурвал. Крутился он очень туго - брань перемежалась сердитым пыхтением хозяина.
  Обернулся я как раз вовремя: големы уже вскидывали свое оружие. Поворот, прыжок - и мы кубарем покатились по полу. Копья со свистом пронеслись над головой Монбазора, щедро "украсив" дверь. Несколько из них застряли в секциях штурвала, намертво заклинив его.
  Пампука-младший перепугался не на шутку. Магической волной големов отбросило на несколько метров назад. Некоторые из них сломались, но остальных падение лишь раззадорило. Встав на ноги, они снова двинулись в атаку. Более того, один из големов врезался при падении в строй, так что теперь в движение пришли все. Их было много, не меньше полусотни. И у всех копья!
  На полу что-то зашуршало. Отложенная на время папка с бумагами деловито развязывала нижние тесемочки. Из-под обложки выглянул знакомый белый уголок. Практически вертикальный взлет (да она - ас воздушных боев!). На несколько секунд замерла вверху, осматриваясь. В следующий миг несколько копий ударились о потолок, но папка успела поднырнуть и тяжелым бомбовозом прошлась по вражеским рядам. Нет, никто не швырялся в них документами, она просто валила бойцов тяжелыми тычками в грудь и живот. Големы неуклюже отмахивались копьями, но папка ловко увертывалась от них.
   Монбазор поддержал ее атакой огненных шаров, которая имела, скорее, психологический эффект. Големов они брали плохо: даже оплавленные, противники продолжали ковылять вперед.
  Я же получил секундную передышку И, кажется, смог нащупать уязвимое место у этих воинов. Их скрепляли какие-то нити, похожие на магические веревочки. Если удачно дернуть за такую нить, они рассыпались на части. Меня даже увлек поиск веревочек - уж очень забавно противники рушились.
  Дверь заходила ходуном. Из коридора кто-то пытался прорваться к нам, но штурвал был наколдован на совесть. Мы же не могли отвлечься и на секунду - големы наседали.
  Наконец, мастерским ударом по шее папка лишила головы последнего из бойцов. Он повалился вниз на кучу обломков, некоторые из них еще подергивались. Ура, мы победили!
  Внезапно цилиндры пришли в движение. Со скрипом они медленно поворачивались вокруг оси, на ходу раскрываясь. Внутри них я с ужасом увидел ряды новых големов, висящих на стойках. В какой-то момент мне показалось, что это лишь костюмы, сохнущие на плечиках. Но когда один такой "костюм" медленно повернул к нам свою голову, мне стало не по себе. Сотни, а то и тысячи новых големов! Одной папки с документами тут будет маловато!
  Стойки начали выдвигаться, выгружая ряды големов на пол, а мы растерянно прижимались к двери. Папка тыкалась в руку Монбазора, наверное, намекая, что она всего лишь офисный аксессуар и роль метательного снаряда выполняет только по случаю. В коридоре царила тишина. Наверное, служащему надоело безрезультатно ломиться в дверь, и он ушел за подмогой. Только успеет ли?
  Бойцы тем временем выходили вперед и строились рядами и коробками, забивая собой проходы. Все это происходило в гнетущей тишине, лишь механизмы зловеще поскрипывали.
  Внезапно штурвал за нашими спинами заворочался и исчез. Мы едва успели отскочить в стороны. Дверь наконец-то распахнулась. С той стороны уже собралась целая толпа. Орденские служащие, имперские гвардейцы, какие-то другие люди. Среди них мелькнуло лицо старшего магистра Борталония.
  Кто-то бросил заклинание: големы замерли. Свет из коридора ярко осветил помещение, и перед собравшимися предстали последствия эпического сражения. Мой хозяин смущенно кашлянул и начал краснеть. В какой уж раз за последние несколько дней?!
  Первым тишину нарушил "интеллигент", которого мы видели утром во дворце.
  - Что вы здесь делаете?! - вопрос был задан негромко, но таким тоном, что мне захотелось провалиться сквозь землю. Для Монбазора, наоборот, эта фраза стала последней каплей.
  Хозяин взялся двумя руками за папку - очень и очень потрепанную, но тщательно завязанную - и решительно шагнул к Борталонию:
  - Я на вас бесплатно работать не буду! - чересчур громко и немного истерически заявил он, вручая ошалевшему магу его задание. - Хотите, чтобы выполнил ваш заказ, заключайте нормальный договор! Я - не мальчик на побегушках, а квалифицированный маг!
  И горделиво отвернулся, будто предлагая окружающим оценить высокое качество работы его заклинаний.
  
  
  Глава 21. Вечерние визиты
  
  Вечером того же дня
  Вольтанутен. Кабачок "Тринадцать магов"
  
  Стэнниоль не раз посещал Вольтанутен и отлично ориентировался в его улочках, магазинчиках и тавернах. Поэтому место для ужина выбирал он. Лабутински, приехавший сюда впервые, охотно откликнулся на его предложение посидеть в небольшом ресторанчике где-нибудь не в центре, вдалеке от туристских маршрутов.
  Отдельный кабинет, в который их провели, оказался на редкость уютным. В отличие от остальных помещений, которые молодой специалист оценил как "непритязательная забегаловка". Он искренне удивился, когда шеф свернул к этому зданию с облупившейся, неровно висящей вывеской.
  - Чего вы ерзаете? - не выдержал Стэнниоль.
  Меню приятно порадовало их, и в ожидании заказа архимаг сидел расслабленно, наслаждаясь заслуженным отдыхом. Зажатый, нервно озирающийся помощник раздражал его.
  Лабутински смутился, но не стал скрывать своих опасений:
  - Место уж больно уединенное, ненадежное. Приходи, кто хочет, делай, что хочешь.
  - Вот именно. Вы же не думаете, что преступник рискнет напасть на двух дознавателей при исполнении?!
  - Кто знает, кто знает... Надо быть совершенным психом и чтобы покуситься на жизнь его величества. Терять ему сейчас совершенно нечего.
  - Ну, на этот счет здесь подготовлены кое-какие сюрпризы. Только боюсь, убийца не доставит нам такой радости. Не тот случай...
  Тем временем в комнату вошел официант с подносом. От тарелок исходил приятный аромат, и Лабутински в ожидании трапезы немного повеселел. Они порядком проголодались и устали за этот длинный, изматывающий день.
  - А вот других гостей я жду, - продолжил шеф, когда первый голод был утолен.
  - Ваших осведомителей? - оживился молодой маг.
  - Скорее, добровольных помощников. В таком громком деле, где замешана масса народа, должен обязательно найтись кто-нибудь, желающий потихоньку поделиться с нами своими знаниями. И скорее всего, он будет не один. Сейчас принесут десерт, так что самое время им подваливать.
  - Так что, мы будем сидеть и ждать?
  - Да. Но не просто, а с пользой. У меня никак не складывается картина преступления. Попробуем его реконструировать.
  
  Столичные сыщики напряженно вглядывались в экран шкатулки-визуализатора. Действие происходило в Оружейном кабинете. В креслах за столиком сидели император Венизелос и некая темная фигура в плаще с капюшоном, под которым нельзя было разобрать лица. Стэнниоль излагал собранную днем информацию. Одновременно выдвигались и прорабатывались различные версии произошедшего.
  - С одной стороны, напрашивается вывод о том, что императора убили после того, как обезмагичивание лишило его защиты. Не буду хвалиться, но сделана она была на совесть, по-иному ее не снять. Но с другой, возникает вопрос: как злоумышленнику это удалось сделать?! Вот, смотрите, попробуем проиграть этот вариант.
  Темная фигура на экране встала и начала колдовать, бродя по кабинету и размахивая руками. Император спокойно наблюдал за ее действиями, на его лице застыло любезное выражение.
  - Теперь преступник ставит свою защиту, - продолжил маг. - Скорее всего, антитезис, чтобы заклинание не вырвалось за пределы кабинета. Причем ему надо создавать даже не купол, а пузырь, так как утечка может пойти и через пол. Так, ускорим немного...
  Незнакомец послушно ускорился. Теперь он бегал намного энергичнее и махал руками с частотой мельницы. Император по-прежнему безучастно сидел в кресле. Даже выражение лица у него не изменилось.
  - Ага, вот и обезмагичивание! - удовлетворенно отметил Стэнниоль.
  Яркая вспышка. На мгновение высветилась радужная пленка, словно весь кабинет находился внутри громадного мыльного пузыря в форме параллелепипеда с закругленными углами. Эта пленка вобрала в себя свечение и сама медленно погасла.
  - А теперь посмотрим на наших персонажей.
  На экране появилось изображение действующих лиц. Оба они валялись в своих креслах почти без чувств. Император с искаженным лицом хватался за сердце, маг держался за голову.
  - Его величество пользовался магическим продлением жизни, - хмуро прокомментировал шеф. - Поэтому заклинание могло если не убить его, то нанести сильный вред. Но и магу, который решился его применить, не поздоровилось бы.
  Темная фигура наконец выбралась из кресла и, пошатываясь, побрела к дальней стене. Сняла нож, проковыляла обратно и, примерившись, с размаху вонзила его в корчащегося в своем кресле императора. Тот дернулся и застыл. Лицо осталось искаженным, на губах пена, широко раскрытые глаза красные от многочисленных лопнувших сосудов.
  - Да, именно в таком виде его и нашли бы, - Стэнниоль нахмурился еще больше. - Видите, совершенно неправдоподобная картина. Поэтому приходится признать: моя лучшая магическая защита не смогла защитить жизнь императора. А обезмагичивание, очевидно, применили, чтобы заместить следы некоего воздействия и запутать следствие. Давайте теперь рассмотрим новые варианты.
  Экран на мгновение погас, словно стирая с себя изображение, и снова загорелся. Император и темная фигура без лица снова сидели в тех же креслах. Внезапно император запрокинул голову и даже, кажется, начал похрапывать.
  Преступник осторожно приподнялся, заглянул в лицо сидящему императору и начал на цыпочках красться к дальней стене. Внезапно раздался звон: сабля-стражница подскочила и бросилась на чужака. Император проснулся, вскочил, в руках у него словно сам собой оказался длинный кинжал или даже короткий меч.
  - Так, очевидно, не пойдет. Попробуем по-другому.
  Изображение "откатилось" обратно. Снова две фигуры в креслах, император заснул. Злоумышленник встал, склонился над спящим и взмахнул рукой. Со стены сорвался нож и подлетел к нему. Миг - и он уже в руке незнакомца. Он примерился и нанес смертельный удар.
  - Что же, вполне правдоподобно, - удовлетворенно заключил Лабински. Все это время он неотрывно следил за действием на экране.
  - Увы, на самом деле, нет. Здесь возникают несколько натяжек и вопросов, на которые у нас нет ответов. Например, как злоумышленнику удалось усыпить императора?
  - Э-э-э... Обычная магическая защита поднимает тревогу, когда засекает некое вещество, представляющее опасность для жизни. Но ведь на простое снотворное она не среагирует?
  - Ну, я ставил не совсем обычную защиту. В нее вложено понятие нормы, и она сигнализирует об отклонении от нее. И кроме того, любое снотворное является ядом, дело только в дозе. Так что сигналка сработала бы.
  На некоторое время Лабутински задумался, перебирая возможные варианты. Одна версия показалась ему перспективной.
  - Но ведь защита завязана на амулеты, да? Что, если один из них вывели из строя? Или подменили?
  - Неплохая идея. Только мы с вами ведь видели эти амулеты, помните? Это те самые, которые я лично зачаровывал, полный комплект. Защита с них слетела полностью, но это они. Я не мог ошибиться.
  - Да, серьезная задача. И не единственная?!
  - Нет, - озабоченно произнес Стэнниоль. - Возникает вопрос и о том, как нож появился в руке злоумышленника. Идти за ним на своих двоих, как вы видите, не имеет смысла. Подтягивать его телекинезом долго и неудобно - обратили внимание, где он находится? Есть и более удачно расположенные и доступные экспонаты. Например, тот же меч, которым вооружился его величество в прошлой реконструкции. Он специально размещен так, чтобы его можно было подхватить, не вставая с хозяйского кресла.
  - М-м-м... Заклинание призыва?
  - Да, но... - шеф смешно сморщил нос. - Вы же помните, коллега, как плохо держатся магоконструкты на металлических предметах? Заклинание следовало наложить заранее, а для этого злоумышленнику необходимо было остаться в кабинете без присмотра хотя бы на несколько минут за сутки-двое до карнавала. С риском того, что реликвариус заметит чужую магию на одном из экспонатов.
  - А если использовать заклинание летающего ножа?! Для этого его месторасположение как раз даже очень подходит.
  Стэнниоль не удержался от шпильки в адрес менее опытного коллеги.
  - Вам когда-либо приходилось самому использовать это заклинание не на тренировке?!... Нет?!... Эх, молодо-зелено. Смотрите!
  Один из ножей, оставшихся на столе после ужина, подскочил вверх и молнией метнулся в воздухе, врезавшись в стену. Обратно Стэнниоль подтянул его с пола телекинезом.
  - Видите, даже погнулся. И вон какой след оставил. А ведь это столовый нож, с закругленным кончиком. Будь это обычный, острый, он вонзился бы в стену не меньше, чем на треть клинка, а то и наполовину. Летающий нож - это такой конструкт, в котором крайне сложно, почти невозможно дозировать силу. Да обычно это и не нужно. Это боевое заклинание, которое используют для поражения противника. А призвать нож таким образом... Проще поймать муху в воздухе!
  Лабутински выглядел озадаченным.
  - И так не годится, и так не выходит... А может, императора убили вовсе не этим ножом?! Если на встречу пришел тот самый маг, что взломал защиту дворца и усыпил привратника, у него могло быть с собой оружие!
  - Не исключено, коллега, не исключено... Посмотрим...
  На экране вновь появилась первая сцена. На сей раз император и темная фигура мирно беседовали. Злоумышленник в плаще что-то эмоционально произнес и вскочил. Быстрая пробежка по кабинету взад-вперед. Внезапно он остановился прямо перед сидящим императором. Тот возмутился в ответ на очередную реплику и попытался подняться. Но ему это не удалось - его остановил смертельный удар в грудь. Преступник подхватил обмякающее тело и уложил его обратно в кресло. Затем медленно и осторожно подтянул к себе нож телекинезом. Выдернул из раны на груди императора собственный окровавленный клинок и вонзил на его место коллекционный. Аккуратно вытер платком ручку ножа, что торчал теперь из раны, завернул в тот же платок свое оружие, спрятал его за пазуху. Затем начал готовить кабинет к обезмагичиванию.
  На этом моменте Стэнниоль остановил изображение.
  - Не без натяжек, но в целом правдоподобно. Это даже объясняет, почему он не восстановил дворцовую защиту на обратном пути - обессилел после обезмагичивания.
  - Хотя одна вещь все-таки остается непонятной, - задумчиво продолжил Лабински. - Почему рассыпались накопители? Или преступник случайно зацепил ларец, или он сделал это с каким-то умыслом? Можно ли было, например, использовать один из той пары накопителей высокой емкости для запитки заклинания обезмагичивания?
  Его начальник задумался.
  - Интересная идея, - признал он. - Теоретически да... Но давайте вернемся к этому вопросу позже. Кажется, к нам прорывается первый посетитель...
  
  Из коридора слышались возмущенные голоса и подозрительные звуки. Через минуту дверь задрожала: на нее навалились снаружи, началась какая-то возня.
  Молодой маг удивленно посмотрел на шефа. Тот развалился на стуле и с любопытством наблюдал за происходящим. Почувствовав взгляд, повернул голову и неожиданно подмигнул.
  - Делаем ставки? Прорвется наш гость или нет?
  Язычок примитивного замка резко подскочил вверх, задвижка с лязгом выскочила из паза. Дверь сильно толкнули и тут же попытались снова закрыть. В итоге она застряла где-то на полпути.
  - Что у вас тут творится?! - донесся возглас из коридора.
  Послышался топот, потом - сдавленное "ой!", и возня в коридоре прекратилась.
  - Похоже, безуспешно - констатировал Стэнниоль.
  Он неторопливо встал и выглянул в коридор:
  - Что-то случилось? - в голосе слышалось только невинное любопытство, ничего более.
  - Да вот, какой-то швендик в ваш кабинет рвался, - донеслось из коридора.
  - Позвольте! - раздался недовольный писк.
  - Давайте его сюда, я сам разберусь.
  Маг распахнул дверь шире, пропуская Швендзибека. Тот выглядел весьма смущенным. В стычке его немного помяли: ворот рубахи съехал, узел шейного платка сместился почти на плечо. Куцая жилетка расстегнулась, одна пуговица висела на нитке, вторая вообще отсутствовала. Он остановился и попытался поправить одежду, но Стэнниоль не захотел ждать.
  - Присаживайтесь, - тронул он гостя за плечо.
  "Супер-архимаг" подошел к столу, ногой притянул к себе ближайший стул и сел. Оглянувшись, сообразил, что занял чужое место, и начал быстро перебирать ногами, отодвигаясь вместе со стулом.
  Впрочем, шеф не стал туда возвращаться. Он обошел Лабутински и сел с другой стороны. Швендзибек поежился - лицом к лицу с двумя сыщиками ему было неуютно.
  Внезапно дверь распахнулась, появился официант с подносом.
  - Десерт, - широко улыбнулся он.
  Столичные дознаватели молча наблюдали за тем, как слуга расставляет посуду. Визитер нетерпеливо ерзал. Задержка его нервировала, но при посторонних начинать разговор не хотелось. Наконец официант закончил и приветливо кивнул:
  - Приятного аппетита!
  - Спасибо! - ответил Лабутински.
  - Спасибо! - подхватил Швендзибек и потянулся к ближайшей креманке.
  Дверь хлопнула, и улыбка мгновенно сползла с лица "интеллигента".
  - Вообще-то, это мой десерт! - стекла пенсне сердито блеснули.
  - Ой, извините, - спохватился посетитель и поспешно поставил креманку на стол.
  Стэнниоль одним движением придвинул к себе вазочку и придирчиво осмотрел нетронутую поверхность. Похлопал рукой по свернутой салфетке - внутри ничего не было.
  - Извините, - повторил Швендзибек, возвращая ему ложку.
  Презрительная гримаса, щелчок пальцами, и в руках мага появилась изящная серебряная ложечка.
  - Извините, - отвергнутый прибор вернулся назад. В своем обычном обличье, нервно вертящий в руках ложку, "супер-архимаг" выглядел весьма непрезентабельно.
  - Вы сюда извиняться пришли? - саркастически поинтересовался Стэнниоль.
  - Нет-нет... Я подумал... Без меня вам никак...
  - Без вас? Отчего вы так уверены?
  - Ну... Это... - черенок ложки сосредоточенно ковырял вышивку на скатерти.
  - Может, вы вначале представитесь? - пришел ему на помощь Лабутински.
  - А я еще нет?.. То есть, вы разве не знаете меня?! Мы сегодня утром...
  - Там было много народу... - проницательно заметил Стэнниоль.
  Маг вздохнул, прокашлялся, приосанился и неожиданно громко произнес:
  - Я - магистр Швендзибек! Единственный стоящий маг в этом городе, не принадлежащий ни к одному из орденов и не зависящий от них! Я готов предложить вам свою помощь в проведении расследования!
  Перечисление собственных заслуг, казалось, придало ему сил. Он расправил плечи, выпрямил спину и выжидательно посмотрел на "интеллигента". Помощника в расчет не брал, сразу видно - мелкая сошка.
  - И что же вы можете предложить? - Стэнниоль печально взглянул на свой десерт и отложил на время ложку.
  - Я - Швендзибек!... - вновь начал маг, но, наткнувшись на хмурый взгляд собеседника, осекся и приглушил звук. - Я знаю всех в этом городе. Я могу собрать любую информацию, не вызывая подозрений, и выяснить все, что угодно.
  - Но и вас все знают. Более приметную фигуру сложно найти, - заметил Лабутински.
  Волонтер запнулся, сердито покосился на него и продолжил.
  - Еще у меня есть эксперт! Прекрасный, независимый - и оч-чень объективный - специалист! Да вы сами сегодня видели. Думаю, оценили, каков он в деле.
  - О да, оценили! - сыщики переглянулись.
  - Я был на том самом приеме! И могу вам рассказать, что некоторые маги вели себя очень подозрительно! - Швендзибек, не чувствуя особого интереса к своим словам, начинал нервничать.
  - Кто же? И в чем это выражалось? - скучающим тоном поинтересовался Стэнниоль.
  - Во-первых, Великий магистр ордена Бездонной Чаши Снуфелинг! Он просто удрал от... э-э-э... с приема! Это ненормально! Это подозрительно! Был самый важный прием в году, на него пришли все!
  - Так уж и все? - недоверчиво уточнил Лабутински.
  - А Снуфелинга это словно не касалось! - продолжал распинаться "супер-архимаг", - И, вообще, весь орден Бездонной Чаши - это очень подозрительная организация! Казалось бы, у них все напоказ, ведь там ходят толпы туристов. Но на самом деле это лишь видимость! Они очень закрыты и никогда не пускают никого в свои дела! Кто знают, о чем они шушукаются между собой?! Даже мне это не известно! И никому не известно! А еще у них есть старший магистр Гоберман. Вот вы слышали о Гобермане?! - ткнул он пальцем в Стэнниоля.
  Тот чуть наклонился вперед и демонстративно посмотрел на потную и не очень чистую руку. Швендзибек поспешно спрятал ее в карман.
  - Да, слышал.
  - Это страшный пройдоха! - сплетник вдохновленно закатил глаза. - Он крутит всеми делами ордена, а там вращаются миллионы, бессчетные миллионы! И он всегда делает все сам, ни с кем не де... э-э-э... не доверяет! Кстати, я лично узнавал: считается, что в день приема он был где-то в отъезде, чуть ли не в другом мире! Но я сам видел его на приеме!
  - Вы не ошиблись?! - удивился Лабутински.
  - Ну, не его самого во плоти, а фантом, - поспешно поправился рассказчик. - Но если есть фантом, то и оригинал находится где-то поблизости, вы не находите?! Все это очень подозрительно! И Великий магистр Квантофельбаум весь вечер вел себя очень подозрительно!
  - В чем же он провинился? - не удержался от сарказма Стэнниоль.
  - Ни с кем разговаривать не хотел и по углам прятался! - почему-то перешел на конспиративный шепот Швендзибек. - И самое главное, есть у него два доверенных помощника для всяких тайных и грязных дел - старшие магистры Твиндельдам и Твиндельдаст! Как правило, Квантофельбаум их с собой на приемы не берет - что им там делать, мужланам неотесанным?! А в тот раз взял. Они полвечера в какие-то игры играли, а потом пропали вместе с Квантофельбаумом.
  Маг откинулся на спинку стула и сделал многозначительную паузу, давая собеседникам осмыслить услышанное.
  - И что? - утомленно спросил Стэнниоль.
  - А то, что так же и в прошлом году было! Собрались они все втроем на поминках архимага Чедариуса, а потом у вдовы зачарованное ожерелье пропало! Уникальная работа! Она его на аукцион хотела выставить. Уже и покупатели собрались, меня в качестве консультанта привлекли, - маг вновь приосанился. - А оно возьми и исчезни! Так и не нашли! Понятно, его в защищенном ларце держали. Но тот, кто защиту ставил, тот ее и снять может!
  - Так вы обвиняете Великого магистра Квантофельбаума и его помощников в краже?! - обманчиво мягко спросил Лабутински. - У вас есть какие-то доказательства?!
  Швендзибек осекся, глаза его забегали.
  - Нет-нет, я никого не обвиняю. Как я могу? Я же не дознаватель... хе-хе... Но, согласитесь, подозрительно...
  - У вас есть еще что-то?
  - Да-да, сейчас... Дайте, припомню.. - Швендзибек глубокомысленно наморщил лоб. - Очень подозри... странно вели себя Великий магистр Банабаки и его помощник Звиздуничар! У Банабаки на приеме разгуливало сразу несколько фантомов, а куда он настоящий подевался?! И с его помощником то же самое было! Точно, какие-то тайные дела проворачивали! И Борталоний с Бельгудеем - тоже! Весь вечер что-то тайно между собой обсуждали, а потом и вовсе из зала смылись!
  - Спасибо. Это все? - Стэнниоль наконец-то потянулся к долгожданному десерту.
  - Нет, нет! Еще очень подозрительно вел себя Гаудинер, старший магистр ордена Серебряного Лома, - затараторил информатор. - Он обычно тихий такой, вежливый, на первый план не лезет, но очень много знает и всегда недоброе замышляет! К нему с таким интересным предложением подошли, а он вместо себя фантома подставил и куда-то исчез!
  - А что, это необычно? - улыбнулся Лабутински.
  - То-то и оно, что нет! Гаудинер, он всегда выслушает... только потом все равно откажется. А в тот раз даже дослушать не захотел! Точно куда-то торопился, и не по хорошим делам!
  - Хорошо. Спасибо за сотрудничество, - Стэнниоль уже держал в руке ложку.
  - Но это еще не все! - повысил голос Швендзибек, видя, что и Лабутински придвигает к себе вазочку.
  Сыщики синхронно вздохнули.
  - Дайте мне какое-то задание!
  Обмен странными улыбками.
  - Я для вас все что угодно выведаю!
  Как ни странно, Лабутински это предложение заинтересовало.
  - Пожалуй, у меня есть для вас задача... Но никто не должен понять, что вы специально собираете информацию.
  - Конечно, конечно... Можете на меня положиться.
  - Вы помните тот накопитель? Зеленый пес выкатил его из-под шкафа. С гравировкой рекламного отдела, помните?
  - Безусловно, но... - разочарованно протянул Швендзибек.
  - Вам не показалось странным, что он оказался там? Именно ТОГДА, - на последнем слове Стэнниоль демонстративно прищурил глаза, подыгрывая помощнику.
  - Выясните, как накопитель мог оказаться в том месте! Я чувствую, что это может быть очень важно! - категорическим тоном приказал Лабутински.
  - Обязательно держите нас в курсе! - добавил шеф.
  - Да, пожалуй, вы правы... - Швендзибек потер лоб, - Как я сам об этом не подумал? Можете на меня положиться - сделаю, как надо!
  - Только не затягивайте! Приступайте прямо сейчас!
  "Супер-архимаг" даже не попрощался - так торопился на задание.
  
  Стэнниоль задумчиво смотрел на пустую креманку из-под десерта.
  - Когда я говорил о том, что нам нужен местный помощник, я не имел в виду этого... Швендзибека. Хотя, пожалуй, в чем-то он может оказаться нам полезным. Коллега, что двигало вами, когда вы давали ему именно такое задание?
  Лабутински неопределенно пожал плечами.
  - Что-то ему надо было поручить, иначе он бы от нас не отстал. Накопитель - это мелочь, до которой у нас вряд ли дойдут руки. Но мне кажется, она может иметь какое-то значение. Он там не на месте!
  - Что же, этот шаг, по-видимому, в правильном направлении. Свою интуицию надо время от времени проверять, чтобы знать, насколько она заслуживает доверия. Кстати, как вам десерт?
  - Изумительный. Вы правильно поступили, отвоевав его у захватчика.
  - Пирожные обещают быть не хуже. Предлагаю приступить к ним немедленно. Пока не появился очередной претендент на сотрудничество и дармовщинку.
  - Вы еще кого-то ждете? - поинтересовался Лабутински.
  - Второго гостя, который желает поведать нам что-то интересное. Впрочем, полагаю, на этот раз появится человек осторожный. Думаю, он предпочтет еще немного выждать. Поэтому и предлагаю уделить внимание пирожным.
  Стэнниоль оказался прав. Только после того, как блюдца опустели, дверь кабинета осторожно скрипнула. На пороге возникла неясная тень, превратившаяся в старшего магистра Борталония. Его встретили более, чем радушно.
  - Добро пожаловать к нашему столу! - шеф, казалось, светился гостеприимством.
  - Угостить, правда, уже нечем, - поспешил предупредить Лабутински. - Но если хотите, можем еще заказать.
  - Нет, спасибо, - было видно, что этот гость не наедаться пришел. - Тем более, что я тут слуг слегка обработал. Еще, как минимум, полчаса они сюда не заглянут, а самим звать их незачем.
  Он неторопливо сбросил свой плащ и аккуратно повесил его крючок. Стэнниоль подумал, что "гончар" ассоциируется у него с крупным зверем. С виду большой и добродушный, но лучше его почем зря не дразнить. Ловкий охотник, в открытой схватке он становится опасным.
  - Вы нам случайно не какие-то секретные сведения собрались передать? - благодушно поинтересовался Стэнниоль. После сытного ужина у него заметно улучшилось настроение.
  - Секретные не секретные, но лучше никому не знать, что я к вам приходил. У нас ведь свое расследование идет.
  - Да?! И кто же его проводит?
  Лабутински еле сдержал улыбку. Удивление шефа выглядело так искренне, будто он и не допускал мысли об альтернативном расследовании.
  - Как все тогда произошло, Дурбанкул нас в одном месте собрал. Даже по домам из дворца не дал разъехаться. И там вместе с моим шефом предложил самим, в своем кругу, преступника найти и самостоятельно с ним разобраться, без посторонних. Предлагал ему самому признаться. Обещал, что позволит покинуть этот мир, а мы все клятву об этом дали. Только вот никто признаваться не захотел.
  От волнения Борталоний перестал следить за собой, его речь стала не такой гладкой, как обычно.
  - То есть, Дурбанкул считает, что убийство совершил кто-то из вашей компании великих и старших магистров?
  - Да. Думаю, вы и сами это понимаете. Здесь такое больше никому не провернуть. И поскольку злодей не признался, решено его искать. А если быстро не удастся найти, то выберут какого-нибудь олуха, лучше дохлого, и повесят на него все улики. Чтобы вы своего преступника получили и побыстрее обратно в столицу убрались.
  - Почему же Дурбанкул так хочет убрать нас отсюда? Мы ему чем-то мешаем? - Стэнниоль продолжал изображать простоту и наивность.
  Борталоний ехидно усмехнулся:
  - Да ваше расследование всем тут мешает! Как Дурбанкул сказал, нам всем есть, что скрывать.
  - И что же, по вашему мнению?
  - А вы будто сами не знаете?! У каждого есть свои разработки, которые посторонним лучше не показывать. А тут еще этот проект "Шатер", будь он неладен! Массовое магическое оружие, то есть.
  - Вы полагаете, убийство связано с "Шатром"? - вопросительно поднял бровь архимаг.
  - А с чем еще, по-вашему?! Этой темой все занимались! Даже эти, из Железного Зуба, пытались в нее влезть и, как я слышал, небезуспешно. Да и понятно, почему. Военные заказы - это же такие деньжищи, в любом мире! А две руки назад покойный император собрал нашу верхушку и как бы по-дружески посоветовал это направление сворачивать. Совсем. Потому что, по его сведениям, Империум тему закрывает. Все разработки, даже неготовые, будут выкуплены и оплачены, но исследования потребуется прекратить и больше не возобновлять.
  - По какой причине, как вы думаете? - быстро спросил Стэнниоль.
  - Мне это неизвестно. Но, думаю, и в нашем, и в других орденах на Венизелоса были сильно злы.
  - Почему же? - правдоподобно изумился шеф. - Венизелос лишь передавал распоряжение Империума, не более того.
  От этого вопроса Борталоний сжался и осторожно оглянулся по сторонам. Он понимал, что их никто не слышит, но все равно понизил голос.
  - Может, и не более. Вот только не знаю, как другие, а нашему Великому магистру было точно известно, что Венизелос - это и есть главный представитель заказчика. И что он порекомендует, то Империум и утвердит.
  В голосе Стэнниоля очень убедительно прозвучало сомнение.
  - Все равно, не вяжется. Убивать императора только из-за того, что он предложил прикрыть тему...
  Лицо Борталония исказила гримаса:
  - Неужели вы не понимаете?! - он уже кричал шепотом. - Прикиньте сами, какие несметные деньжищи в этой теме крутились! Вы армию наших големов сегодня сами видели. В других орденах размах ничуть не меньше! Спросите, например, в ордене Бездонной Чаши, зачем они производство расширять начали! Да ведь любое массовое оружие на накопителях будет работать. И вдруг такой облом!...
  - Но все же это не повод убивать императора! - строго заявил Стэнниоль.
  - Отставного императора, отставного! А в чем-то - и опального. В этом-то и дело. Иной, так сказать, масштаб! Если бы убили действительного члена Империума, здесь было бы не продохнуть от дознавателей! Всех тягали бы на допросы в ошейниках. И никто бы и пикнуть не смог, так как власть в своем праве! А так, только вы вдвоем сюда приехали.
  "Гончар" вытащил из кармана платок и вытер вспотевший лоб. Было видно, что разговор дается ему нелегко.
  - И все-таки насчет причин... - начал было Лабутински.
  - Насчет причин... - хмыкнул Борталоний. - Да я сам вам могу назвать, как минимум, две. Хотите?
  - Хочу, - Стэнниоль был краток.
  - Извольте. Во-первых, тут кое-кому птичка прочирикала, что не все в Империуме согласны "Шатер" прикрывать. А не стало Венизелоса, глядишь, тему и не прикроют.
  - Допустим. А вторая?
  - А во-вторых - выкуп разработок, который покойник предложил. А это значит, все материалы сдать и магическую клятву принести. И без разрешения правообладателя ни о каких новых исследованиях даже подумать не смей.
  Борталоний потянул рукой за воротник, словно он его душил. Лабутински поднялся и подошел к угловому столику, на котором традиционно выставлялись напитки. Налил из кувшина воды и предложил посетителю. Тот благодарно кивнул и залпом выпил.
  - Подозреваю, что у многих из нас есть тайные разработки, - продолжил он. - О них только Венизелос знал как заказчик. А что такое магическое оружие, пусть даже не совсем готовое? Это вы и сами понимать должны. Что может быть проще: выждать пару лет, чтобы улеглось, переехать потихоньку в другой мир и там предложить свой товар. Как вам такой раскладец?!
  - Рациональное зерно есть, - задумчиво протянул Стэнниоль. - Но тогда один вопрос. Почему вы со всем этим обратились к нам?!
  Борталоний криво усмехнулся:
  - Тоже по двум причинам. Во-первых, мне терять нечего. Моя собственная работа, увы, оказалась несостоятельной. Големы - никудышные солдаты. И с этим, к сожалению, ничего не поделаешь. Я пытался. Не вышло.
  Он отвернулся, потом схватил стакан и направился к столику с напитками.
  - А во-вторых? - напомнил Лабутински.
  - А во-вторых... Можете считать это моей личной блажью...
  Старший магистр отхлебнул немного и, помолчав, продолжил.
  - Говорят, что нам, магам, везде хорошо. Что дом у нас - все мироздание. Но здесь, в Империи, моя родина. Я не хочу ее покидать и желаю, чтобы у нее было все хорошо. Если у нас не будет магического оружия, так пусть его не будет ни у кого!
  - Поэтому вы пришли к нам, а не к советнику Гельминтаю? - Стэнниоля, казалось, ничуть не тронули эмоции собеседника.
  - Да. Я знаю, что он - один из тех, кто хочет сохранить "Шатер".
  - Спасибо, мы поняли. Но нет ли у вас каких-либо соображений по личности убийцы?
  - Пока нет... Но, может быть, это будет вам интересно. В ту самую ночь я находился в библиотеке с... деловым партнером. В четверть второго поблизости произошел выброс магии. Я его хорошо почувствовал. Но он был какой-то... как бы сильно приглушенный... Словно прорвавшийся изнутри мощной защиты.
  - Да, да, понятно... - сыщик кивнул, будто приглашая продолжать.
  - Когда я вернулся в зал, начал приглядываться. Но никто из присутствовавших не использовал только что мощных заклинаний. Я в этом уверен. Потом начал думать, где могло использоваться это заклинание. Оружейный кабинет был одним из вариантов. Я решился заглянуть туда и увидел... В общем увидел то, что увидел. Ничего внутри я не трогал и сразу же бросился вызывать помощь.
  - Спасибо. Дальше мы знаем. Вы не обратили внимания, на Оружейном кабинете сохранилась внешняя защита?
  - В принципе, да... Но это были, скорее, ошметки. Похоже, ее до меня несколько раз ломали. Снаружи.
  - Спасибо, вы нам очень помогли. Надеюсь, мы еще встретимся?
  - Если у меня появится что-то новое, я приду. Вы же и дальше думаете ужинать в этом приятном местечке?
  - Да, думаю, придется обзавестись такой привычкой.
  После того, как Борталоний вежливо откланялся, засобирался и Стэнниоль.
  - Полагаю, сегодня мы ничего нового уже не узнаем. Не скажу, что услышал много интересного, но поразмышлять есть о чем... Пойдемте. Об отдыхе тоже не стоит забывать.
  
  А тройке магов, собравшихся в гостях у Великого магистра Дурбанкула, было не до отдыха. Хотя за плечами у каждого был длинный и трудный день.
  - Присаживайтесь, коллеги, - Дурбанул пытался изображать гостеприимного хозяина, но у него это плохо получалось. - Как я понимаю, никто еще не ужинал? Сейчас слуги что-нибудь сообразят.
  Цирлифекс внимательно посмотрел на него. Да, скрывать свои эмоции - это искусство, хотя многие маги им пренебрегают. И совершенно напрасно.
  - А зачем кого-то звать? - добродушно спросил он. - Мы и сами справимся. Без четвертого.
  Ни Дурбанкул, ни Снуфелинг никак не отреагировали на эту незамысловатую шутку.
  Неизвестно откуда в руках у "гончара" появился пустой кожаный мешок.
  - Заказывать будете? - с улыбкой поинтересовался он.
  - Нет, на ваш вкус, - ответил за обоих Снуфелинг.
  - Тогда собственными продуктами угощу. Магически чистыми, без вредных энергопримесей.
  Тряхнув мешком (вернее - пространственным карманом в нем), Цирлифекс запустил туда руку чуть ли не по плечо.
  - Где же у меня было припрятано? Есть, нашел!
  Дурбанкул с улыбкой смотрел представление, которое разыгрывал перед ними коллега. Сейчас Цирлифекс напоминал щедрого корчмаря, зазвавшего в гости компанию друзей:
  - Вот и хлебушек, и сальцо, и огурчики, и картошечка - прямо с пылу, с жару, и морсик... - приговаривал он, заставляя стол.
  - Огурчики? И даже сало? Где же вы такими деликатесами разжились? - поддержал игру Снуфелинг. - Банабаки по знакомству оделил?
  - Вы как придумаете! - шутливо отмахнулся Цирлифекс. - Все чистое, экспортное, никакой магии. Прямо с моей дачи...
  - А где у вас дача? - вопрос был задан для приличия, но, тем не менее, удостоился ответа.
  - Не здесь... Не в этом мире. Далековато, конечно. Но ведь нам, магам, все равно, на какое расстояние прыгать.
  - Неужели с мешками картошки так оттуда и прыгаете?
  - А зачем? У меня там погреб хороший... Там и храню... Ну, вот, пожалуй, и все. Прошу к столу!
  - Под такую закуску неплохо было бы и еще чего, помимо морсика, - блеснул глазами "взломщик".
  - Ох! Совсем забыл!
  Через минуту стол украсила большая бутыль с мутноватым содержимым. Роль пробки играл пустой кукурузный початок. Цирлифекс деловито выдернул его из горлышка, и по комнате пополз специфический аромат.
  - Бурячиха?! - огорченно спросил Дурбанкул.
  - Коллеги, не стоит злоупотреблять, - Снуфелинг строго сдвинул брови.
  - Какая бурячиха?! - искренне возмутился "хозяин". - Продукт высшего сорта, чистый как слеза. А запах такой... гм, ядреный, потому как настояна. На чем - не скажу, фирменный рецепт. Но для здоровья мои добавки - сплошная исключительная польза.
  - Правильно! - повеселел Дурбанкул. - Кто говорит о злоупотреблении?! Мы просто употребим по чуть-чуть. После такого денька это будет только на благо.
  - Так разливайте, - смягчился Снуфелинг. - Кстати, а бокалы?
  - Ох! - Цирлифекс вновь заглянул в свой мешок.
  Из "кармана" появился бокал - тонкого стекла, с ажурным рисунком. Недовольно хмыкнув, "гончар" отправил его обратно. Граненый стакан - старый, потертый - тоже не получил одобрения.
  - Ага, вот они! - на столе выстроились три стопочки из толстого зеленого стекла. - Ну, коллеги, за нас с вами и тьма с ними!
  
  - Вот попробуйте огурчики! Сам закатывал! С хренком, с укропчиком...
  - А дубовые листья добавляли?
  - Нет, только смородину. Рекомендуете дубовые попробовать?
  Дегустация шла полным ходом. Наибольшим спросом пользовалось ассорти - помидорчики вперемешку с меленькими луковичками, перчиками и очень забористыми патисончиками. Как в одной банке можно получить продукты разной "ядрености", шеф-повар так и не признался.
  - Никакой магии, никакой магии, - лишь бормотал он.
  Уровень напитка в бутыли неумолимо снижался. Снуфелинг спохватился первым.
  - Коллеги, все это очень вкусно, но давайте все-таки вернемся к нашему делу.
  - Верно, - Дурбанкул с сожалением отставил в сторону пустую стопочку. - Пожалуй, пора переходить на морсик.
  - Можно и на морсик... - безропотно согласился Цирлифекс.
  Он споро очистил стол. Казалось, посуда сама маршировала в безразмерный мешок. Последней, явно неохотно, поплелась бутыль.
  Высокие стаканы наполнились густым темно-красным напитком.
  - Кто начнет?
  - А почему бы не вы, коллега?
  - Мне, увы, докладывать пока нечего, - Цирлифекс смущенно развел руками. - Сегодня в нашем ордене полдня толклись дознаватели, будь они неладны!
  - С какими результатами? - поспешно спросил Дурбанкул.
  - Можно сказать, сокрушительными. Раскопали все подвалы и шкафы перетрясли...
  - Коллега, вы уже стихами выражаться начали? - Снуфелинг был сама невозмутимость.
  - Да тут не только стихи, песни начнешь петь. Жалостивые. Впрочем, в ближайшие дни, очевидно, то же самое будет ждать и вас. Дознавателям нужны все наши разработки! Подчеркиваю, не только те, что связаны с "Шатром", а все!
  - То есть, помимо расследования будет проведена генеральная инспекция? - задумчиво резюмировал великий магистр ордена Бездонной Чаши.
  - Очевидно, да. Они, похоже, давно искали повод, а тут он так удачно подвернулся.
  Дурбанкула это известие совсем не обрадовало:
  - Тем более важно, чтобы они как можно скорее получили своего убийцу и отвалили! А вам есть, что сказать, коллега?
  Снуфелинг выудил из воздуха лист бумаги, свернутый трубочкой:
  - Я порасспрашивал своих охламонов и сделал вот такой примерный график, кто когда находился в зале, а когда покидал его. Он, конечно, не совсем точный, но...
  - О, я тоже составил нечто подобное! - "взломщик" оживился. - Давайте же, как говорится, сверим гармоники!
  
  - Не так уж много дает нам эта схема, - с сожалением подытожил Снуфелинг.
  Все трое внимательно изучали результат своих трудов - оптимизированную таблицу присутствия гостей.
  - Мы можем однозначно снять подозрения только с магистра Агиршелло. Он весь вечер пролежал на диване, - продолжил глава ордена Бездонной Чаши. - Все остальные на какое-то время покидали зал и скрывались из виду. И никто из тех, кого я опрашивал, не захотел говорить, куда, с кем и для чего.
  - Это и не удивительно, - пожал плечами Дурбанкул. - Вы бы признались в чем-либо в подобной ситуации?
  - Пожалуй, нет. Возражение принимается.
  Он замолчал и снова "завис" над лежащей перед ним бумагой.
  - Впрочем, наша схема все-таки дает нам немаловажную информацию, - продолжил Великий магистр через несколько минут. - Она показывает тех, кто покидал зал надолго. По-видимому, именно среди них и надо искать нашего преступника.
  - Скорее всего, да, - поддержал его Дурбанкул. - Мне удалось побывать в Оружейном кабинете во время его осмотра дознавателями. Злоумышленник каким-то образом ухитрился взломать защиту его покойного величества либо подобраться к нему достаточно близко, чтобы ударить его кинжалом. А под конец, чтобы замести следы, применил обезмагичивание.
  - Это невероятно! - возразил Цирлифекс. - Он должен был переполошить весь дворец! А мы ничего не почувствовали!
  - И не могли почувствовать. Он прикрыл кабинет антитезисом.
  Снуфелинг оторвал взгляд от графика и задумчиво уставился в окно.
  - Хм, тогда... Это... м-м-м... да, вполне реально. Слышал, недавно на полигоне...
  - Вы слышали, а я видел! - Дурбанкул вновь начинал нервничать. - Антитезис поглотил мощный выброс сырой силы! Снаружи почти ничего не ощущалось!
  - Интересно, кто же тогда так эффективно использовал этот прием?!
  - Похоже, сам Великий магистр Квантофельбаум... Квантофельбаум?!
  Все трое дружно склонились над схемой.
  - Сходится, - брови Снуфелинга, казалось, сомкнулись в одну линию. - После полуночи он забрал своих мордоворотов и куда-то пропал вместе с ними. А когда они вернулись?
  - Кажется, перед самым... - забормотал Цирлифекс. - И да, конечно же, я помню, как он их созывал! Неужели?!...
  - По крайней мере, втроем они вполне могли это провернуть, - удовлетворенно заключил Дурбанкул. - Мне с самого начала казалось подозрительным, что Квантофельбаум явился на великосветский прием со своей силовой поддержкой.
  - Но если все это проделал Квантофельбаум, уличить его будет совсем не просто.
  - Это уж точно! Старый пройдоха - мастер защиты, а его братцев вообще ничем не проймешь - слишком тупы.
  - Может, натравить на них дознавателей?
  На несколько мгновений в комнате воцарила тишина.
  - Нет, рано, - задумчиво произнес Дурбанкул. - Пока предлагаю устроить за ними открытую слежку - пусть как следует понервничают. Может, кто-то из них сделает ошибку.
  - И все-таки, не торопитесь с выводами, коллега, - Снуфелинг устало потер переносицу. - Великий магистр действительно вел себя весьма подозрительно, но он слишком опытен и осторожен, чтобы прибегать к такой рискованной мере, как убийство члена Империума! Давайте все-таки попробуем рассмотреть и другие версии.
  - Шефа я отвергаю, - Цирлифекс продолжал изучать график. - По той же причине. Если бы ему надо было срочно избавиться от Венизелоса, он сделал бы это тоньше и без жертв. Я... гм... тоже не совершал. Как вы видите из нашей схемы, я постоянно находился в зале либо общался с шефом. Вот Борталоний... он бы, пожалуй, мог. И времени ему хватило бы...
  Дурбанкул не сдержал ухмылку:
  - Знаю, что вы друг друга не любите. Но не забывайте, именно он обнаружил тело. Вы считаете, он смог бы так талантливо сыграть потрясение?!
  - Не знаю... Сомневаюсь... Вы думаете исключить его из подозреваемых только на этом основании?
  - Не исключить, но, скажем так, отодвинуть на второй план. Коллега, а вы кого-то еще можете добавить... в наш скорбный список?
  Снуфелинг вздрогнул и посмотрел на собеседников:
  - У меня вызывает большую тревогу премьер-магистр Пропан. Он вызвался на встречу с его величеством в тот вечер. Но упорно темнит, подробностей раскрывать не хочет. И чем сильнее он все отрицает, тем подозрительнее это выглядит. Однако, если бы он убил императора, то совершенно иным способом.
  - Ага, взорвал бы его, - Дурбанкул неторопливо потянулся в кресле и только после этого добавил:
  - И скорее всего, вместе с собой.
  - Совершенно верно. Тщательно обдуманное и совершенное преступление - это решительно не его почерк! - глаза Снуфелинга загорелись. - Но он наверняка знает больше, чем хочет сказать. И если уж мне не удалось разговорить его, придется рассчитывать на дознавателей.
  - А как насчет другого вашего подчиненного, старшего магистра Гобермана?
  - Да, он бы такое мог провернуть. Не спорю, что если бы он находился в тот вечер вместе со всеми нами, то наверняка бы вошел в список подозреваемых. Но, думаю, его пребывание в день убийства в другом мире создает ему достаточное алиби?!
  Цирлифекс покачал головой.
  - А вы уверены, что он действительно там находился?! Я определенно видел на приеме его фантом!
  - И я, - подтвердил Дурбанкул. - У вас есть доказательства того, что Гоберман в тот день не вернулся тайно в наш город?!
  - Специально, чтобы убить императора?! - удивился Снуфелинг. - Коллеги, но это же смешно! Да, старший магистр - весьма... гм... жесткий коммерсант, но не надо считать его сущим монстром!
  - Тем не менее, необходимо проверить его алиби. У вас есть такая возможность?
  - Я подумаю... Наверное, да... Но давайте все-таки на нем не зацикливаться! У меня, например, возникли вопросы по поводу Великого магистра Банабаки и его старшего магистра Звиздуничара. Они вместе покинули зал еще до полуночи и где-то отсутствовали не менее двух часов!
  - Ну это уже паранойя! - возмутился Цирлифекс. - Мало ли, чем они там занимались?! К тому же, у "зверятников" не было никаких мотивов для убийства императора!
  - А откуда это вам известно?! - недобро посмотрел на него Снуфелинг. - Банабаки никогда не создавал столько фантомов! Предлагаю рассмотреть гипотезу, что за ними он стремился что-то скрыть! И даже если это не связано с нашим делом, они могли что-то увидеть либо случайно узнать.
  - Согласен, разумное предложение. Можно встретиться с ними и хорошенько порасспрашивать. Пусть поделятся своими знаниями с нами, а не с дознавателями!
  - Возьмете это дело на себя? У вас, кажется, хорошие отношения с Великим магистром?
  Цирлифекс недовольно нахмурился, но ничего не ответил. Снуфелинг удовлетворенно кивнул головой и снова уткнулся в схему:
  - Так, и есть у нас еще подозреваемые?
  - К сожалению, есть, - в голосе Дурбанкула сквозило недовольство. - Это я сам и мои орлы. У нас были и мотивы, и возможности, и время. Поверьте, коллеги, я не желал зла его величеству и не совершал убийство, но у меня были достаточно веские причины желать, чтобы император... куда-нибудь исчез.
   - Мда... Неприятно... - Снуфелинг даже не посмотрел на него. - Но старшие магистры Бельгудей и Гаудинер, без сомнения, должны быть включены в наш список подозреваемых.
  - Я сам ими займусь! - поспешно заявил Дурбанкул. - Но это, признаю, будет не просто. Даже для меня!
  Церлифекс деловито осмотрел свое перо и вытащил небольшой ножик.
  - Запасные варианты будем рассматривать? - тонюсенькая, почти прозрачная, стружка упала на стол.
  - Обязательно! - хлопнул ладонью по столу Дурбанкул. - Если преступника или преступников не удастся быстро найти и уличить - а так, по-моему, и будет, дознаватели вывернут наизнанку все наши ордена. А мой - в первую очередь! Не знаю, как вас, но меня это решительно не устраивает!
  Маги ненадолго задумались.
  - Вообще-то, наилучшей кандидатурой в... э-э-э... жертвенные козлы был бы этот Швендзик... то есть, Швендзибек, - Цирлифекс потрогал пальцем кончик пера и удовлетворенно хмыкнул. - Но, увы, наша схема утверждает, что он точно ни к чему не причастен. Похоже, из зала он выходил только в сортир.
  - Жаль, очень жаль. Такая хорошая жертва пропадает, - Дурбанкул был искренне огорчен и не скрывал этого. - А его помощник... тот эксперт... Монбазор который?
  Ножик Цирлифекса резко изменил свою траекторию и врезался в центр стержня. Магистр тихо выругался, одним сердитым движением сломал перо и швырнул его на пол. Гореть оно начало еще в полете.
  Снуфелинг удивленно смотрел на коллегу, ожидая объяснений.
  - Не напоминайте о нем! - сердито проворчал "гончар".
  - Отчего же? Монбазор недавно был у меня. Немного безалаберный, но вполне приличный молодой человек и неплохой специалист. Насколько мне известно, он весьма эффективно помог нашему рекламному отделу во время карнавала.
  - Смеетесь?! - обгоревшие ошметки пера вновь взмыли в воздух. - Да он не далее как сегодня устроил у нас целый тарарам! Закатил безобразный скандал Борталонию и перебил полсотни боевых големов последней разработки! Причем прямо на глазах у главного дознавателя!
  Дурбанкул от души расхохотался.
  - Представляю эту картину! Молодой человек далеко пойдет... если по дороге не сломает себе шею! Кстати, вам известно, коллеги, что именно он несколько дней назад устроил знатный переполох в ордене Алмазных Врат, проломив навороченную защиту на их штаб-квартире?!
  Хлопья пепла прекратили свой странный танец, замерев прямо в воздухе.
  - Странное совпадение. Очень странное... - маска добродушного дядечки вдруг исчезла, лицо Цирлифекса приобрело жесткое выражение. - Специалист высокого уровня, якобы только год назад защитивший диссертацию в МАВМИ, весь этот год безвылазно сидит дома. Вдруг, менее чем за две руки до убийства, он начинает бурную деятельность. Посещает ордена с какой-то непонятной целью, встревает в различные истории...
  Воцарила нехорошая тишина.
  - Да тот ли это Монбазор? - Цирлифекс посмотрел на Снуфелинга. - О ком мы наводили справки?! Кто-то ранее с ним встречался?!
  - Я - точно нет, - задумчиво ответил Дурбанкул. - Хотите сказать, кто-то действует под его личиной?
  - Так не мог бы он и императора...
  Снуфелинг недовольно взмахнул рукой.
  - Позвольте, коллеги! Но ведь его не было на приеме!
  - А почему мы вдруг решили, что убийца непременно на нем присутствовал?! - оживился Дурбанкул. - Дворец большой, вход у него не один. Вдруг там побывал кто-то посторонний?!
  - Это был бы наилучший вариант! - заулыбался Цирлифекс. - Жаль, что мы об этом не подумали! А теперь дознаватели...
  - Да когда они бы это успели выяснить, коллега?! - даже Снуфелинг с трудом сдерживал эмоции. - Нет, время еще не потеряно. Более того, считаю, что это направление должно стать для нас приоритетным!
  - Тогда вам и посох в руки, - поддержал его Дурбанкул. - Займитесь этим... вашим консультантом рекламного отдела! Но, наверное, не в ущерб Алмазным Вратам. Там, скорее всего, нам придется соединить силы... И завтра же с утра приступаем к делу! Главное начать, а дальше - бой покажет!
  - Тогда на посошок, коллеги? - в глазах Цирлифекса мелькнул огонек. - Я тут такой салатик прикопал - закачаетесь!...
  
  
  Глава 22. Недреманное око закона
  
  ТАКС
  
  Основные органы чувств адаптированы под специальные нужды. По сравнению с обычной собакой улучшено зрение, но нюх более слабый.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Все время, остававшееся до вечернего визита Ариселии, Монбазор провел в тайной комнате. Наставил защит и скрылся ото всех в своей норе. Я добровольно охранял вход в кабинет, не пуская слуг даже на порог. Хватит с нас случайных жертв! Придет магичка, пусть сама с ним разбирается.
  Сегодня он даже в гостиную к ней не вышел. Сказал, сразу к нему в кабинет проводить. Ох, как мне не понравились понимающие улыбки слуг! Чую я, закончится дело внеплановым визитом маман.
  Стоит отдать ей должное, Селия быстро привела моего хозяина в чувство. Меня позвали почти сразу же после ее прихода. Хозяин был на удивление спокоен, носками пол не ковырял и не вздыхал тягостно. Только бледный и волосы мокрые. Хм, она его, что ли, водой окатила, чтобы в себя быстрее пришел?
  Мозговой штурм, который инициировала девушка, принес свои результаты. Мы решили подкинуть нож на магический полигон в Провале. Там столько следов, что его собственные быстро забьются. К тому же, на полигон регулярно заносит иномирянские предметы - как побочный эффект накладывающихся друг на друга магических возмущений. Поэтому еще на одну находку никто не обратит внимания.
  Вот только выбраться на полигон можно было лишь в выходной, когда туда допускались посторонние. А до него было еще целых четыре дня! Их следовало провести как можно тише. Даже из дома пореже выходить.
  На последнем условии Ариселия настаивала особо, сердито поглядывая на хозяина. И провожать ее не разрешила. Пампука-младший ей не перечил, лишь глаза отводил и громко сопел.
  Ушла магичка довольно рано. Монбазор не возражал - ему не хотелось, чтобы она одна возвращалась поздней ночью. Сам же быстренько поужинал и сказал, что отправляется спать. Его решение никого не удивило. Осунувшийся, с воспаленными глазами, он явно нуждался в отдыхе.
  Вечер прошел спокойно. Я тоже решил отоспаться. Перетащил свой коврик к порогу спальни и свернулся клубочком.
  Проснулся я среди ночи. В воздухе витали обрывки магии. Магии странной и неприятной. От такой хочется сбежать, не оглядываясь. Источник ее находился в спальне. Тихо выругавшись, я вошел.
  Мой хозяин магичил во сне. Похоже, за последние дни у него это уже вошло в привычку. Бедная Селия! В конце-концов и с этим придется разбираться именно ей. Меня он слушать не будет, а маман, будем надеяться, никогда не узнает.
  Я вернулся в кабинет очень вовремя. Нож выпутался из салфетки и уже выбрался из-под дивана. Он блуждал по комнате, слепо тыкаясь в каждый угол. Я молча наблюдал за путешествием злосчастной улики. Ну и что мне с ней делать?
  А-а-а, была не была! Я оскалился и зарычал. Хотел угрожающе клацнуть, но в последний момент остановился. Понял, что это бесполезно - не по моим зубам "зверушка". Нож остановился и как-то непонятно вильнул рукояткой. Клянусь, если бы у него была голова, он бы укоризненно покачал ею.
  Мне стало стыдно. Все-таки нож не виноват, что его использовали таким образом. Аккуратно взял его в зубы и положил на полку книжного шкафа. Туда, где пряталась кофеварка, тогда еще - чернильница. Он тотчас нырнул вглубь и исчез между книг. Там и затих.
  
  В следующий раз я открыл глаза сразу после утреннего дождя. Монбазор еще спал. Судя по тому, что магией в комнате не пахло, на сей раз он смотрел сон без спецэффектов.
  А вот на кухне меня поджидал неприятный сюрприз. Менузея была не в лучшем своем настроении. Помойные ведра были полные, на столах - горы немытой посуды, а завтраком еще и не пахло. Зато сильно пахло пищевыми отходами, а проще - помоями.
  - Ты только посмотри на нее! - набросилась на меня кухарка, лишь только я переступил порог. - Столько продуктов перевести зря! Кисель - и тот запорола. Совсем девка ума лишилась!
  "Такс, мне страшно! Он был здесь. Всю ночь!"
  Я успокаивающе рыкнул и пошел на зов. Очередной платочек был мокрым (хм, от слез?). Кофеварка вжималась в стенки, как будто пыталась раствориться в них. На корпусе виднелись следы пятерни. Похоже, Менузея испробовала все методы воздействия, в том числе - и силовые.
  К счастью, жалобы временно прекратились, кухарка пошла выносить помойные ведра. (Надо ей сказать, чтобы хоть под ягодные кусты не выливала. Испорченный магический кисель - то еще удобрение!)
  "В доме посторонний! Всю ночь здесь бродил. А свет не включал! Точно - бандит!"
  "Успокойся! Что он делал?"
  "Вначале почему-то в отхожее место пошел. Там долго копошился. Потом на кухню заходил. Но ничего не взял, только воду пил".
  "Почему ты сразу решила, что бандит? Может, это Безуарий был или садовник".
  "Нет!!! Он не так ходил! Не так, как наши бродят".
  "А почему столько еды наготовила? Он угрожал тебе? Требовал что-то экзотическое?"
  "Нет... Он даже не подходил ко мне... Просто... Я нервничала. Мне надо было как-то успокоиться".
  Больше мне ничего не удалось выпытать. Кофеварка лишь обиженно хмыкала в ответ на мои вопросы. Мне показалось, она почему-то обиделась.
  
  Я повел носом. Конечно, не с моим нюхом затоптанный след искать. Но даже я почувствовал запах чужака. Причем был он стойким, будто тот крутился у нас в доме не одни сутки. Как же я раньше не обратил внимание?!
  Впрочем, вчера тут побывали и Швендзибек, и курьер. Гости создали такой коктейль, что только чихать и оставалось. Один парфюм Ариселии чего стоил!
  К утру ароматы повыветрились, а этот остался. Причем ночью добавилась еще порция. Однако, угрозы я в нем не чувствую. Чужой - не маг, опасность от него не исходит. Наоборот, он сам чего-то боится. Из-за этого сильно потеет, от чего пахнет еще больше. Вдруг мне показалось, что я узнаю этот запах. Определенно, я его уже встречал.
  Усилием воли я подавил в себе острое желание поднять тревожный лай. Сейчас не время для низменных собачьих инстинктов.
  
  След привел меня в подвал. Там кто-то был! До меня донеслись звуки голосов. Я осторожно подобрался поближе. Голоса становились различимыми, уже можно было понять, о чем они говорят. Один из них - Безуарий.
  - Сколько тебе говорить?! Я не могу долго тебя прятать! - донесся до меня раздраженный голос дворецкого. - В доме куча народа! Мне один вчерашний день чего стоил! Чуть не поседел!
  Ответная реплика прозвучала неразборчиво. Я подобрался поближе и осторожно высунулся из-за угла. Хотелось хоть одним глазком взглянуть на второго собеседника. Впрочем, спорщики были настолько увлечены разговором, что я мог спокойно прогуляться взад-вперед - никто бы не заметил.
  Спиной ко мне стоял кто-то очень знакомый. Где же я его видел? Вот он поднял руку и знакомым жестом поправил прядь волос. Он из дворца! Там мы встречались.
  Незнакомец чуть наклонил голову и немного повернул ее ко мне. Твуть! Извините за каламбур, дворцовый дворецкий! Почему же он прячется у нас в подвале?!
   - Послушай, кузен! Мне по твоим делам послать некого! - сердито выговаривал ему Безуарий. - И сам я к тому барыге не пойду! Тем более, если он тебя знает, а меня - нет. И объясни, наконец, толком, чего ты так трясешься! Что ты на самом деле натворил?! Не императора же убил, в конце концов?!
  Твуть нервно вздрогнул, машинально поправив воротник. До меня донесся неприятный запах его страха.
  - Я их видел!... Понимаешь, видел! И теперь меня убьют... как свидетеля!... Они... они повсюду!... Братик, помоги мне! Мне очень нужны эти документы!
  - Ага, то видеть не хотел, загордился, понимаешь ли... А как прижало, так и о родственных чувствах вспомнил! И что еще тебе от меня понадобится?!
  - Больше ничего, клянусь! Я покину город... страну... Уеду в другой мир!... Но я не могу... не могу выйти отсюда!... Я чувствую, они рядом!... Кольцо сжимается!...
  Он нервничал, потел и... пахнул еще сильнее. Чужой страх неприятно щекотал мне ноздри. Я крепился изо всех сил, но все-таки не сдержался и чихнул. Твуть стремительно обернулся и... Эти глаза, полные ужаса, я забуду не скоро. Под сводами подвала раскатился мощный вопль.
  - Это он, он!... Я его видел... там!...
  Оттолкнув Безуария, попытавшегося его задержать, Твуть бросился к лестнице и вылетел по ней наверх, в дом. Словно воющий снаряд, он понесся по коридорам. Этого я уже не мог вынести и с лаем бросился в погоню.
  
  В это же время
  Вольтанутен. Недалеко от центра города
  
  Улицы выглядели чисто умытыми после утреннего дождя, но невыспавшийся начальник городской стражи Раббель все равно был недоволен. Он машинально искал и находил недостатки и оплошности, отчего его усы недобро топорщились. Двое стражников, трясущихся позади него на своих рысаках одинаковой бурой масти, благоразумно старались не попадаться на глаза начальству.
  Внезапно прямо перед носом Раббеля на улицу откуда-то из подворотни вывернул известный всему городу экипаж Марсенчика с большим сундуком сзади. Говорили, что именно в этом сундуке глава городского отделения магпорядка возит задержанных.
  Увидев экипаж, Раббель прибавил ходу.
  - И куда это вы собрались в такой ранний час? - достаточно фамильярно спросил он, поравнявшись с экипажем.
  Возница, очевидно, получив приказ, натянул поводья. Из окошка кареты появилась широко зевающая голова Марсенчика.
  - Решил до утреннего совещания взять показания у одного свидетеля. А вы?
  - И я тоже. Далеко направляетесь?
  - Нет. Мне в конец этого квартала. А вам?
  Пока шла беседа их нагнал еще один экипаж - щегольская открытая коляска, на сиденье которой расположился барон Литуссе. Румяный, с немного растрепавшейся прической, он выглядел так свежо, будто ехал на увеселительную прогулку.
  - Господа, вы ли это?! - радостно осведомился до отвращения бодрый контрразведчик. - Что привело вас сюда в столь прекрасное утро?
  Раббель недовольно поморщился, но все же решил ответить:
  - Мне нужен один парень. По отчетам моих ребят, он полночи просидел рядом с известным вам входом во дворец. Мог что-то увидеть. Вы, я так понимаю, тоже едете на встречу? - обратился он к Марсенчику.
  - Почти, - отозвался тот. - Меня интересует единственный маг, который имел пропуск во дворец, но так и не почтил собой прием. Молодой магистр Монбазор Пампука, если не ошибаюсь.
  - Хм, - Литуссе помрачнел. - А с моим фигурантом разговаривал шпион Понт прежде чем исчезнуть. И его тоже зовут Монбазор Пампука. Интересное совпадение?
  - Ага, - подтвердил Раббель. - Именно он мне и нужен.
  - Как забавно! - на лице барона вновь засияла улыбка. - И что мы будем делать? Бросим жребий, кому первому его допрашивать? Или заслушаем его все вместе? У меня, увы, маловато времени.
  - И у меня, - задумчиво пробормотал Марсенчик.
  Раббель просто молча тронул поводья.
  
  Доехать до ворот дома в конце квартала они не успели. Оттуда донесся истошный крик. В следующий момент на дорогу вылетел вопящий человек, за ним мчался исступленно лающий зеленый пес. Беглец, заметив стражников, понесся к ним. Раббель торопливо спешился, чтобы перехватить незнакомца. Впрочем, тот и сам бросился ему на шею.
  - Спасите, спасите меня! Это он! Я его видел... там!...
  Раббель, в отличие от Такса, опознал его практически сразу.
  - Твуть! Ты куда подевался, пройдоха?!
  От грозного рыка дворецкий пал на колени.
  - Спасите, спасите меня! Я все скажу, во всем признаюсь! Это я, я провел его!
  - Кого?!
  - Шпиона! Убийцу!
  - Шпиона?! - услыхав это слово, барон Литуссе, словно на крыльях, вылетел из своей коляски, едва не столкнувшись с выскакивающим из экипажа Марсенчиком. - Какого шпиона?! Вот этого?!
  - Да! - радостно возрыдал Твуть, скосив глаза на подсунутый под нос портрет. - Я не виноват, он шантажировал меня!... Он говорил, что только посмотрит на документы!...
  - Минуточку, - барон поднял Твутя с колен, ласково обнимая его за плечи. - Давайте поедем со мной в контрразведку, и там вы расскажете мне все подробно. Поверьте, это одно из самых защищенных и безопасных мест в городе!
  - Позвольте! - воскликнул Марсенчик. - Но у меня тоже есть к нему вопросы!
  - И у меня!
  Раббель на несколько мгновений заколебался. Он ведь хотел опросить свидетеля. Причем стремительно раскаивающийся шпионский пособник выбежал именно из ворот нужного ему дома! Кстати, а куда подевался пес, преследовавший злоумышленника? Не почудился ли ему странный зеленый окрас?! Но на улице уже никого не было. Только слегка покачивалась приоткрытая створка ворот.
  Однако, времени было в обрез, и рыдающий шпион, готовый признаться во всем, перевесил. Раббель подозвал к себе одного из стражников. Приказал ему оставаться здесь, приглядывать за подозрительным домом, пока он не пришлет сюда кого-то, чтобы все-таки снять показания с жильца. А сам в сопровождении его напарника поскакал за уже тронувшимися экипажами. На сиденье коляски сидел Твуть, орошавший радостными слезами облегчения утреннюю визитку барона.
  
  Когда цокот копыт утих, над забором, как раз напротив того места, где стояли экипажи, осторожно высунулась голова с разноцветной шевелюрой. Форальдегид Пропан покосился на фланирующего взад-вперед стражника, и... неожиданно встретился взглядом со Звиздуничаром. Тот выглядывал из густых зеленых зарослей на противоположной стороне улицы. Очевидно, он тоже слышал разговор и был свидетелем добровольного признания Твутя.
  Оба мага хмуро поглядели друг на друга и, ни говоря ни слова, удалились - каждый в свою сторону.
  
  Утро того же дня
  Вольтанутен. Резиденция ордена Бездонной Чаши
  
  Селия сидела на краешке кресла ни жива, ни мертва. Даже дышать старалась, по возможности, беззвучно.
  Когда ее вызвали в приемную, она ничуть не удивилась. Секретарь была доверенным лицом Великого магистра, девушке уже не раз приходилось общаться с ней. На всякий случай магичка взяла с собой незаконченный отчет по карнавалу. Скорее всего, придется уточнять какие-то финансовые моменты.
  К сожалению, ее папка не заинтересовала референта Снуфелинга. Обычно Ариселию здесь встречали достаточно приветливо, но сегодня женщина даже не смотрела на нее.
  - Присядьте, Великий магистр еще занят, - сухо кивнула она на ряд кресел под стенкой.
  Руки девушки слегка подрагивали, и это раздражало. Селия вновь взяла отложенные было документы. Начала перебирать бумаги, пытаясь вчитаться в пляшущие строки.
  Ее, скромную практикантку, даже не послушницу, вызвал к себе сам Великий магистр Снуфелинг! Зачем?! Да, она на хорошем счету в рекламном отделе, но вряд ли Снуфелинг до сих пор знал о ее существовании. Значит, произошло что-то серьезное, раз маг такого уровня решил потратить на нее свое время.
  По спине поползла струйка холодного пота. Скорее бы он ее вызвал! Все равно ничего толкового придумать она не сможет - от страха мысли разбегаются в разные стороны.
  
  Дверь кабинета Великого магистра наконец-то распахнулась. Из нее выскочил премьер-магистр Форальдегид Пропан, пронесся через приемную и исчез, взорвав за собой пару петард.
  Невозмутимая секретарша нажала на кнопку экзотической диковинки - электрического селектора.
  - Ваше мудрейшество, практикантка Ариселия Лаурентин по вашему вызову прибыла.
  - Пусть войдет, - проскрипело из селектора.
  На слегка подгибающихся ногах Селия зашла в кабинет. Собрав все силы, она правильно и с достоинством поклонилась, после чего произнесла необходимые слова приветствия.
  - Присаживайтесь, - сухо приказал Великий магистр, не выказывая ни одобрения, ни неудовольствия.
  Несколько секунд он молчал: смотрел на нее, будто изучая. Под его тяжелым взглядом магичка боялась не то что пошевелиться, глаза отвести. В другой ситуации она могла бы назвать своего собеседника даже привлекательным. Перед ней сидел высокий худой мужчина довольно приятной внешности: правильные черты лица, черные с проседью волосы аккуратно подстрижены, изящный рисунок рта. Костюм строгий и официальный, но модного покроя, не без щеголеватости. Впечатление портила его гримаса, немного недовольная и слегка брезгливая. Характерные морщинки свидетельствовали о том, что это - его обычное выражение лица. Девушка не выдержала его колючего взгляда и все-таки опустила глаза.
  - Я вызвал вас вот по какой причине, - начал Снуфелинг. - С рекламным отделом ордена в последнее время весьма плодотворно сотрудничает молодой магистр Монбазор Пампука. Ставится вопрос о предоставлении ему постоянного места. Однако, прежде чем принимать кого-либо в наши ряды, мы очень тщательно изучаем претендента, рассматриваем его со всех сторон. Мне доложили, что из всех работников рекламного отдела он больше и чаще всего общался с вами. Поэтому я хочу получить от вас максимально полную и объективную информацию о магистре Пампуке.
  - Простите, ваше мудрейшество...
  Селия попыталась изящно поклониться, забыв, что она уже сидит. От этого смутилась еще больше и на миг запнулась.
  - Какого рода информация вас интересует? - наконец-то выдавила она.
  Просьба руководителя окончательно сбила ее с толку. Почему он спрашивает о Монбазоре именно у нее? Что он может, а главное - хочет о нем знать?
  - Прежде всего, его биография и сведения о родственниках, - на этот раз девушке показалось, что голос Великого магистра чуточку смягчился. - Затем черты характера, наличие странностей и вредных привычек.
  Магичка наконец-то осмелилась поднять глаза и посмотреть на него. Что-то странное промелькнуло в глазах мужчины, его взгляд как-будто бы потеплел.
  Снуфелинг видел, что практикантка растеряна. Обычно магистра раздражали посетители, не умевшие отвечать быстро и по существу. Он вообще не любил общаться с людьми, а тяжелые разговоры последних дней были такими изматывающими! Но нынешняя ситуация, скорее, забавляла. Девушка была очень юна и так искренне смущалась.
  - В конце концов, вероятно, нам предстоит работать с этим человеком, и мы должны понимать, что от него можно ожидать, - сказал он, стараясь говорить мягче. - Не бойтесь углубляться в подробности. Не скрою, от вашего умения подавать и структурировать информацию будут зависеть перспективы и вашего собственного трудоустройства.
  - А... - Селия вовремя подавила удивленный возглас.
  Постоянная работа в ордене Бездонной Чаши, и, наверняка, не простым заряжателем накопителей - это было верхом ее мечтаний... по крайней мере, сейчас.
  - Итак... - глаза Снуфелинга снова похолодели, и это отрезвило магичку.
  Собрав всю свою волю, она постаралась кратко и четко изложить то, что знает о Пампуке-младшем. При этом старательно обходила моменты, которые могли бросить тень на ее избранника.
  Чтобы не смущать собеседницу, Великий магистр наконец-то отвел глаза и внимательно изучал чернильницу, стоявшую перед ним. Из описания практикантки выходило, что Монбазор Пампука, уроженец Империи, прошел полный курс обучения в МАВМИ. Защитил там магистерскую диссертацию, а год назад приехал в Вольтанутен. Здесь занимается самостоятельными исследованиями...
  - Скажите, а он точно заканчивал МАВМИ? Почему вы так уверены? - внезапно вклинился в ее рассказ маг.
  - Да... Заканчивал... - неожиданный вопрос выбил Селию из колеи.
  Чуть помолчав, она собралась с мыслями и стала перечислять аргументы "за":
  - Он много рассказывал мне о своей студенческой жизни. Живо и с такими подробностями, которые сложно выдумать... Показывал свою диссертацию. Это работа о комплексных заклинаниях. К сожалению, я не все поняла, но Мон... магистр Пампука объяснил мне, что основная идея заключается в применимости к магоконструктам высших порядков методов линейного программирования...
  - Спасибо, - Снуфелинг остановил ее. - Вы давно его знаете?
  - Нет, - была вынуждена признать Селия, - Меньше двух рук. Но я хорошо знаю его уважаемую матушку. Госпожа мэтресса Пампука преподает в нашем училище и входит в его попечительский совет. Несколько дней назад она посещала Вольтанутен...
  - Достаточно, - строгое лицо мужчины чуточку смягчилось.
  Девушка явно симпатизирует этому прохвосту. За такой короткий срок ей удалось узнать о нем очень многое. Либо он приложил все усилия, чтобы убедить ее в своей легенде.
  - Ответьте мне еще на один вопрос. Почему магистр Пампука вдруг решил предложить свои услуги орденам?
  - Мне не известна точная причина, ваше мудрейшество, - магичка действительно не знала, что сказать. - Но мне кажется, вопрос в финансах...
  - То есть, ему был нужен только дополнительный источник доходов? Не получится ли так, что работа на наш орден будет рассматриваться им, как побочная деятельность?
  - О, нет! - практикантка поспешила вступиться за Монбазора. - Он очень ответственный! Когда согласился помочь нам с организацией карнавала, он даже отказался от... э-э-э... других важных дел! А в карнавальную ночь следил за всеми своими фантомами, пока они участвовали в выступлениях.
  - Где они давали представления? - уточнил Великий Магистр.
  - На Дворцовой площади... - Селия на миг запнулась и поспешила уточнить. - Точнее, не на самой площади, а рядом...
  - Достаточно, - Снуфелинг прервал ее рассказ. - Как долго господин Пампука там работал?
  - Как положено, до последнего фантома...
  - И он сам развеял его? Когда это произошло? Еще до полуночи?! Или немного позже?!
  В голосе мага почувствовалось неодобрение, и Селия снова бросилась на защиту Монбазора.
  - Нет, он был готов трудиться даже всю ночь! Просто предпоследний фантом сам развеялся о какого-то прохожего, а последний убежал. За ним пришлось отправляться в... Ой! - до Селии наконец дошло, в чем она чуть не призналась, - ...в одно место далеко от площади! Уже не имело смысла возвращать его обратно.
  - Хорошо, спасибо, - Великий магистр сухо кивнул.
  Беседа получилась для него утомительной, и он даже не пытался скрыть это. Все-таки допросы - не его специализация.
  Магичка сидела перед ним, затаив дыхание. Не сказала ли она чего лишнего?! И что именно так рассердило ее собеседника?
  - Вы весьма помогли мне. Надеюсь, наш небольшой разговор останется в тайне. Ступайте!
  Выйдя из приемной, Селия обессиленно прислонилась к стене. Ну и неприятный все-таки этот Снуфелинг! Он, конечно же, выдающийся специалист, но как бедная секретарь выдерживает его каждый день?
  И во что же Монбазор вляпался на этот раз?!
  
  Часом ранее
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  Завтрак для них накрыли в большом обеденном зале. Лабутински смущало это парадное помещение, раздражало гулкое эхо, раскатывавшееся в пустом пространстве. Он недоумевал, почему нельзя было ограничиться каким-нибудь кабинетом - более скромным и более уютным. А Стэнниоль чувствовал себя вполне комфортно. Вел непринужденную беседу о разных пустяках, хвалил информативность и осведомленность городской газеты и даже не потрудился снизить громкость своего голоса.
  Завтрак был вкусный и обильный, что несколько улучшило настроение младшего дознавателя. Напитки предложили роскошные - в перечне имелся даже экзотический горячий шоколад. Лабутински пробовал его только однажды, и тот ему очень понравился. Ожидая, когда подадут заказ, он время от времени поглядывал на дверь. Понимал, что его нетерпение выглядит глупо, но сдержаться не мог.
  Дверь наконец-то приотворилась. Увы, в руках слуги ничего не было.
  - Вдовствующая императрица Ее Величество Ланиция-Саната - торжественно объявил он.
  Сыщики переглянулись. Стэнниоль удивленно дернул бровью, но промолчал. Лабутински почему-то подумал, что сейчас последует "явление Императрицы" - обязательно в национальном костюме, в сопровождении дюжины пажей.
  Ланиция-Саната была одна. В современном траурном платье, с длинными волосами, уложенными в обычную, даже будничную, прическу. Она шла по залу легкой, изящной походкой - никакой манерности, никакой чопорности. Такую женщину вполне можно было бы встретить на улице, или, скорее, в модной лавке. Правда, уже в следующий момент Лабутински подумал, что ТАКУЮ женщину в обычной жизни он не встречал никогда. Смущенно отвел глаза и застыл удивленно. Стэнниоль откровенно любовался Ланицией. Впрочем, через несколько секунд на его лице появилась привычное скучающее выражение.
  Приветствуя императрицу, дознаватели поднялись.
  - Позвольте выразить вам свои искренние соболезнования, ваше величество! - Стэнниоль почтительно склонил голову после подобающего приветствия.
  В ответ они удостоились величественного кивка. Лакей отодвинул кресло во главе стола и Ланиция заняла место, подобающее ей по статусу.
  Наконец появились напитки. Шоколад пахнул очень соблазнительно, но Лабутински старался не смотреть на свою чашку. Он понятия не имел, как правильно себя вести в присутствии монарших особ.
  Слуги исчезли так же незаметно, как и появились.
  Императрица задумчиво прошлась взглядом по окружающей ее обстановке. Стэнниоль мгновенно уловил намек.
  - Надеюсь, ваше величество не будет возражать.
  Вокруг них вырос защитный купол. Гулкое эхо наконец-то исчезло.
  - У меня не очень много времени, - деловито начала Ланиция. - Поэтому не будем тратить его на церемонии.
  Стэнниоль молча кивнул. Сейчас его лицо было очень сосредоточенным. Ни капли эмоций, лишь стекла пенсне холодно поблескивали.
  - Вам должно быть хорошо известно, что наш брак носил исключительно деловой характер.
  Еще один кивок. На этот раз - подтверждающий.
  - Я придавала должный блеск его дому и оттеняла своей красотой его ум. А также выполняла некоторые специфические поручения. Он же взамен не мешал мне наслаждаться жизнью во всей ее полноте. Но речь сейчас не об этом. У вас наверняка есть ко мне вопросы.
  - Ваша проницательность делает вам честь, ваше величество, - Стэнниоль позволил себе улыбнуться. Слегка.
  - Прекратите мне льстить, это вам не идет, - глаза императрицы оставались абсолютно холодными. - Я сама расскажу вам всё, сейчас.
  - Я внимательно слушаю вас, - реплика дознавателя прозвучала очень сухо.
  - Прежде всего, вас, наверное, заинтересует, почему я покинула прием так рано?
  - Да, вы правы.
  - Обычно на таких мероприятиях мой покойный супруг давал мне задания - с кем-то поговорить, что-то разузнать, пустить некий слух. Но в тот раз он был сильно озабочен некой проблемой. Увы, я не знаю, какой. Но это были не обычные магические штучки, с которыми он имел дело в последнее время, а нечто более важное и неприятное. Он дал мне понять, что мое присутствие на приеме не только не обязательно, но и не совсем желательно. Не скрою, меня его решение уязвило. Я ушла, чтобы использовать это время для встречи с любовником. Когда совершалось преступление, я была занята, а когда император был найден мертвым, уже крепко спала. Некоторые мужчины бывают весьма утомительными... если вы понимаете, о чем я.
  Неожиданно лукавый взгляд достался Лабутински. Тот густо покраснел, а Стэнниоль лишь ехидно дернул уголком рта. Самым краешком.
  - Ваше величество, может, у вас все-таки получится рассказать подробнее, чем был озабочен ваш покойный супруг? Вы должны понимать, насколько это важно!
  - Безусловно я понимаю. Но могу сказать лишь то, что тема крайне деликатная. Император порой делился со мной своими проблемами. В некоторых случаях я помогала ему их решать. Но в этот раз он, как я полагаю, сознательно держал меня в неведении. Могу лишь сказать, что все началось где-то в рамках его привычного круга задач. То есть, первоисточник проблемы нужно искать в одном из магических орденов. Но что из этого выросло, мне неизвестно.
  - Но, может, хоть какие-то намеки...
  - Увы, нет. И поверьте, я крайне заинтересована в скорейшем раскрытии убийства. Ведь я тоже вхожу в число подозреваемых, не так ли?
  - Ваше величество, мой долг требует, чтобы я рассмотрел все возможные версии.
  - Не надо кокетничать! - жестко оборвала его императрица. - Мне хорошо известно, что многие при дворе желают моего падения! Не говоря уже о том, что кое-кому очень хочется исключить меня из списка наследников моего покойного супруга!
  - Стоит ли обращать внимание на пересуды придворных сплетников?
  - Послушайте, господин архимаг! - в голосе Ланиции уже явственно звучали эмоции. - Я выросла в этом гадюшнике и прекрасно все понимаю. Да, у меня были мотивы! Император Венизелос собирался разводиться со мной, а теперь я - его главная богатая наследница, свободная и никому ничем не обязанная. Но я буду бороться за свое будущее и никому не сдамся без боя! Я готова оказать вам любую возможную помощь в поисках убийцы, но не стойте на моем пути!
  Легкий жест рукой - её величество дала понять, что разговор окончен. Еще одно едва уловимое движение - дверь открылась, и к ним поспешил слуга. Помог императрице подняться. Она величественно удалилась, не удостоив собеседников даже прощального кивка.
  - Какая женщина! - негромко произнес Стэнниоль.
  Дверь в зал аккуратно закрылась.
  - А вы действительно ее подозреваете? - Лабутински неторопливо придвинул к себе шоколад.
  Тот уже давно остыл и начал загустевать. Правильно приготовленный, он постепенно превращался в крем, от чего становился даже вкуснее.
  - Пока нет. Пусть даме будет приятно, и она почувствует себя значимым лицом. Однако, давайте отвлечемся от этого дивного видения и подумаем о более приземленных, но важных вещах.
  - О том самом деликатном деле, которым занимался перед смертью император?
  - Естественно! И оно мне крайне не нравится. Вы помните, чьей племянницей является госпожа Ланиция?
  - Министра безопасности Иллена Исмы.
  - Вы представляете себе дело, о котором не должен знать сам господин министр?!
  - Честно говоря, слабо.
  - А вот я представляю. И желал бы находиться от него как можно дальше! От него смердит даже не привычными придворными интригами, а чем-то неизмеримо более мерзким! Если бы преступление не было совершено при помощи магии, а в деле не был бы замешан Надзор, я бы предпочел целиком и полностью сбросить его советнику Гельминтаю! Но, увы, отступить уже не получится. Придется идти дальше. Пойдемте выясним, что раскопали за день местные кадры...
  
  
  Глава 23. Лиха беда начало
  
  ***
  
  Стэнниоль задумчиво барабанил пальцами по портфелю. Знаменитый артефакт, выставленный посреди стола, сейчас выполнял роль обычной ширмы. Пока все не придут, возиться с защитой не имело смысла.
  Совещание пора уже было начинать, а силовики где-то запаздывали. Гельминтай о чем-то тихо беседовал с Двигином, Лабутински воспользовался паузой и заполнял служебную документацию.
  Наконец дверь в комнату распахнулась. Марсенчик, Литуссе и Раббель буквально ввалились в кабинет. Непривычно возбужденные, они начали говорить практически одновременно.
  - Мы нашли...
  - ...пропавшего дворецкого...
  - ...шпиона...
  - Стоп! Стоп! - Стэнниоль "вынырнул" из своего укрытия и выставил вперед руку, утихомиривая прибывших. - Совещание еще не началось. Присаживайтесь, господа.
  Лишь через несколько минут, когда все расселись, и защита наконец-то была установлена, им разрешили высказаться.
  - Докладывайте по порядку! Кого вы нашли?!
  Поскольку председательствующий ни к кому конкретно не обращался, возникла заминка. Шорох, шушуканье, кто-то тихо ойкнул, получив незаметный тычок локтем под ребра. Наконец-то право выступать первым отвоевал барон Литуссе.
  - Найден пропавший дворецкий Твуть, который признался, что два года назад его лично завербовал Чаймиз Понт. Активной работы дворецкий не вел. Раз в несколько полных с ним встречался куратор. Ему передавались сведения о внутреннем распорядке дворца. В частности, Твуть заранее сообщил, что во время большого приема все слуги привлекаются для его проведения, и дворец фактически оказывается безлюдным...
  - Этим воспользовался шпион! - влез со своим дополнением Марсенчик.
  От нетерпения он не мог спокойно сидеть - все время ерзал на стуле. Наконец-то можно сообщить о реальном успехе! Раббеля раздражала нервозность коллеги, обычно спокойного и рассудительного. Поэтому он нащупал под столом ногу соседа и чувствительно придавил ее подкованным каблуком.
  - Во время приема Твуть проводил регулярные обходы дворца, - спокойно продолжил Литуссе. - В ходе одного из них он встретил в коридоре Понта. Тот потребовал провести его в канцелярию императора. Якобы, чтобы посмотреть на документы.
  - Канцелярию не взламывали! - воскликнул Двигин.
  - А никто и не говорит, что шпион проник в ваше хозяйство, - хмыкнул Литуссе. - Твуть только довел его до дверей, а дальше пошел продолжать обход. Больше Понта он в ту ночь не видел. Между тем, план дворца у шпиона был, благодаря тому же дворецкому. Канцелярия вполне могла быть названа лишь для отвода глаз. Его целью мог быть, например, расположенный поблизости личный кабинет императора.
  - На нем я тоже не нашел следов взлома! - тут же вставил Марсенчик. - Но если защиту восстановили после незаконного проникновения, их к настоящему времени могло и не остаться. Разве что, там были какие-то тайные знаки...
  - Если знаки и были, о них знал только его величество, - вздохнул Двигин. - Мне об этом ничего не известно.
  - Так или иначе, мы установили, что в ту ночь во дворце побывал шпион! - воскликнул Марсенчик. - Мог и убийство...
  Каблук с силой вжался в его ногу, и выступающий захлебнулся на полуфразе, непроизвольно посмотрев вниз. Заинтригованный Лабутински, сидевший напротив, вслед за ним заглянул под стол. Каблук молниеносно соскользнул в сторону, оставив заметный след на блестящей обуви Марсенчика.
  - Сомневаюсь, - покачал головой барон Литуссе. - Чаймиз Понт - ловкий шпион, но не диверсант и не убийца. К тому же, он наемник, а не пылкий патриот Горгомеля, готовый пожертвовать всем ради любимой родины. Возможно, он мог бы убить императора, оказавшись в чрезвычайной ситуации, спасая собственную жизнь. Но тщательно задуманное и исполненное убийство - на него это не похоже!
  - И все-таки! - не сдавался Марсенчик.
  Он уже успел отодвинуться от Раббеля и спешил высказаться.
  - Это могло быть некое особое задание. Или заключительный аккорд, скажем, перед тем, как удалиться на покой или радикально поменять место жительства.
  - Все может быть, - с сомнением в голосе протянул Литуссе. - Но, признаюсь, выглядит изрядно притянутым за уши.
  - Есть еще одна вещь, - прогудел Раббель.
  Чтобы привлечь к себе внимание, он встал, и головы присутствующих повернулись к нему.
  - У дворецкого Твутя большие проблемы с определением по месту и времени. Но мы смогли определить, что со шпионом он встречался, скорее всего, еще до полуночи. Понт упоминал какой-то амулет, действующий около часа. Собственно на встречу с императором и убийство у него оставалось слишком мало времени.
  - Но все равно, мы не можем просто так отбросить эту версию! - эмоционально возразил Марсенчик.
  - Конечно, не можем! - поддержал его Гельминтай. - Я отправлю срочное сообщение в столицу. Горгомельский посол получит ноту - посмотрим, как они будут оправдываться! Кроме того, я задействую неофициальные каналы. Убийство столь высокопоставленного лица - это нарушение всех правил и понятий! Этот Понт никуда от нас не скроется!
  Раббель шумно пододвинул свой стул поближе к соседу и сел. Каблук вновь занял нагретое местечко.
  - Хорошо, - сухо подытожил Стэнниоль. - Что еще рассказал дворецкий Твуть?
  - О, еще много чего интересного! Звучит, правда, как откровенный бред! - посмеиваясь, сообщил Марсенчик.
  Легкий нажим каблука, и докладчик стал заметно серьезнее.
   - Что-то о том, что Великий магистр Банабаки размножился чуть ли не в дюжине экземпляров. О напавшем на него фантоме в карнавальной маске. О преследовавшем его зеленом звере!... Впрочем, зеленого зверя-то мы как раз видели. Именно он выгнал Твутя из его убежища. Да так напугал, что он бросился к нам, как к спасителям.
  - Убежища?! - многозначительно поднял брови Стэнниоль.
  - Ну-у-у... это можно так назвать... Той ночью Твуть решил глушить свои страхи вином и весьма в этом преуспел... Я имею в виду винопитие. Проспавшись и узнав об убийстве императора, он почему-то решил - внятно объяснить причину он так и не смог, что преступление совершил Понт, а его самого непременно уберут как ненужного свидетеля.
  - Но у него все-таки были реальные основания подозревать Понта? - уточнил Стэнниоль.
  - Похоже, на нашего дворецкого оказали неизгладимое впечатление его методы вербовки, - усмехнулся Литуссе. - Пока других рациональных доводов мы не нашли. Впрочем, с Твутем еще работают.
  - Хорошо, - кивнул Стэнниоль.
  Марсенчик воспринял его реплику как приглашение к продолжению рассказа и попытался встать. Подняться ему удалось лишь после того, как Раббель - весьма неохотно - убрал свою ногу.
  - Одним словом, Твуть в панике удрал из дворца. И не нашел ничего лучшего, кроме как броситься за поддержкой к своему кузену Безуарию. Последний служит дворецким у магистра Монбазора Пампуки. Которому, кстати, и принадлежит тот самый зеленый пес. Напомню, мы уже имели честь видеть эту парочку.
  Марсенчик сделал паузу и улыбнулся.
  - Продолжайте, - поторопил его Стэнниоль.
  - Но Твуть даже не подозревал, в чьем доме он скрывается. Целые сутки дворецкий провел в подвале. Говорит, хотел достать фальшивые документы и сбежать из нашего мира. Утром его обнаружила и изрядно напугала все та же зеленая собака. Твуть обратился в бегство, как он заявил, спасая жизнь и разум.
  - Дивная история! - засмеялся Гельминтай. - Забавное совпадение!
  - Да, очень, - Марсенчик вновь широко улыбнулся. - Но в этой истории есть еще несколько совпадений, не менее интересных! Прежде всего, бегство дворецкого Твутя произошло на наших глазах. Мы - все трое - в тот самый момент как раз собирались нанести визит магистру Пампуке. Причем каждый - по своему делу.
  - Вот как?! - Стэнниоль хитро прищурился. - Рассказывайте!
  - Для меня магистр Пампука был единственным магом, который получил приглашение на прием, но не воспользовался им. Причем, если верить показаниям Твутя, как минимум, его пес во дворце отметился.
  - А не оставил ли он случайно каких-либо более материальных отметин? - хохотнул Гельминтай.
  - Если бы наутро в коридоре нашли, скажем, лужу, об этом судачил бы весь дворец, - в тон усмехнулся Раббель.
  Он незаметно дернул Марсенчика за мантию, и тот плюхнулся на свой стул.
  - Меня лично больше интересует не собака, какой бы масти она ни была, - пробасил Раббель. - Ее хозяин - вот на кого следует обратить внимание. По моим сведениям, магистр Пампука управлял на карнавале целой труппой фантомов. Их представления проходили в непосредственной близости от известного нам бокового входа во дворец. Так что он может оказаться весьма важным свидетелем. Я не успел допросить его лично, но отправил к нему одного из своих лейтенантов.
  - Так же пришлось поступить и мне, - добавил Литуссе. - Магистр Пампука оказался еще и последним человеком, с которым общался Понт. Непосредственно перед тем, как исчезнуть из-под нашего наблюдения. Правда, сейчас это не так актуально. Мы уже знаем, куда он потом направился.
  - Я тоже послал к Пампуке своего человека, - заявил Марсенчик. - Хотя тогда мы еще не подозревали, что он мог побывать во дворце той ночью!... Я немедленно отправлю сообщение...
  - Сидеть! - вдруг лязгнул на него Стэнниоль.
  - Сижу, - удивленно пролепетал Марсенчик.
  Раббель свирепо обернулся к соседу, но глава Вольтанутенского отделения магпорядка и не думал вставать.
  Архимаг открыл свой портфель и достал из него странный предмет, похожий на большую мухобойку. Встал, немного походил по кабинету, словно принюхиваясь, и вдруг резко взмахнул рукой. "Мухобойка" будто бы удлинилась в несколько раз и с размаху прихлопнула нечто под самым потолком. Стэнниоль с помощью телекинеза осторожно поднял с пола свой трофей и пролевитировал его на стол.
  - Жучок! - первым опознал находку Марсенчик.
  Действительно, на столешнице лежал небольшой продолговатый жук. Жесткие надкрылья, покрытые серо-черно-коричневыми маскировочными разводами, слегка разошлись в стороны, приоткрыв нежные сетчатые крылышки.
  - Чудо враждебной магии, - с неподдельным восхищением произнес Стэнниоль. - Этот малыш подслушивает чужие разговоры и передает их своему хозяину.
  - То есть кому-то стало известно, о чем мы здесь говорили?! - взвился Марсенчик.
  - Не думаю, - хищно блеснул стеклами пенсне Стэнниоль. - Из-под моего защитного купола ничего не утечет! А если он и запомнил наш разговор, то больше никому не скажет.
  - Его хозяин должен находиться где-то поблизости!.. - Марсенчик лихорадочно вспоминал нужные характеристики. - Тысяча шагов или даже меньше! Нужно отдать приказ, чтобы...
  - Сидеть! - для пущей убедительности мухобойка хлопнула по столу. - Во-первых, тот, кто пытался подслушать нас, мог делать это не лично, а с помощью второго жучка-приемника. А во-вторых, не будем терять времени. После того, как я сниму купол, и так придется пройтись по дворцу, сделать профилактику против всяких... вредных насекомых!
  - Кто, по вашему мнению, имел возможность подкинуть нам такого жучка? - поинтересовался советник Гельминтай.
  - Да кто угодно! Вообще-то, это разработка ордена Серебряного Лома, но не самая новая и не самая секретная. Ей мог воспользоваться любой квалифицированный маг. Например, наш преступник. Это было бы просто прелестно!
  - Почему?
  - Потому что я терпеть не могу, когда злоумышленник затаивается, и его приходится долго выискивать, а потом качать по косвенным уликам. А если он решился на активные действия, это означает, что у него не хватает выдержки, он нервничает и может где-то допустить ошибку. Впрочем, жучка мог прислать и кто-то из Великих магистров, желающих быть в курсе наших дел... Хорошо, давайте сейчас быстро пройдемся по результатам вчерашнего дня. Двигин?
  - В последнее время его величество вел очень активную деятельность, - вздохнул секретарь покойного императора. Сегодня он выглядел уже лучше. - У него были встречи со всеми пятью Великими магистрами. Причем Квантофельбаум из ордена Алмазных Врат явился на нее вместе со своими мордоворотами. Кроме того, во дворце за последние три руки побывали старшие магистры Гоберман, Пропан, Гаудинер, Бельгудей, Цирлифекс и Борталоний. Магистры Швендзибек и Пампука приглашались в качестве магических консультантов по вопросам, связанным с коллекцией.
  - Во время этих встреч были какие-либо инциденты? - поинтересовался Стэнниоль.
  - Да сколько угодно! Например, очень бурно проходила беседа с Великим магистром Квантофельбаумом! Ему потом пришлось заново накладывать защиту на некоторые экспонаты. У магистра Борталония сбежал экспериментальный мини-голем класса "лазутчик" и забрался в будуар госпожи Ланиции. Магистр Гаудинер в процессе разговора применил одну из своих разработок, потом долго извинялся. После Бельгудея вообще пришлось срочно гасить очаг загорания в коридоре, примыкающем к Оружейному кабинету. А Пропан, как всегда, взрывал петарды, перепугав одну из служанок.
  - М-да, - подытожил Стэнниоль. - Из этого пока что трудно что-либо извлечь. Продолжайте.
  - Я сейчас приступаю к разбору документов в личном кабинете его величества. Может, в них найдутся какие-то подсказки.
  - Разумно, - одобрил Стэнниоль. - Теперь вы, барон.
  - К сожалению, все мои успехи ограничиваются задержанием Твутя, - невесело признался контрразведчик. - Пока будем с ним работать. И искать Понта. По моему впечатлению, он до сих пор скрывается где-то в городе. Могу ли я рассчитывать...
  - Можете! - обнадежил его советник. - Потом мы обсудим, чем именно я смогу помочь вашим поискам.
  - Хорошо, - кивнул архимаг. - А вы что расскажете, коллега?
  - Мы уточнили график, - бодро отрапортовал Марсенчик и шлепнул на стол толстенькую папку с бумагами.
  Начал было развязывать тесемочки, но Раббель предупреждающе кашлянул. Марсенчик нервно передернул плечами и продолжил.
  - Можем исключить из списка подозреваемых старшего магистра Агиршелло. Он постоянно находился в зале, лежа на диване, а потом на нем же и уснул. Также есть основания снять подозрения с Великого магистра Снуфелинга. Он покинул дворец около половины двенадцатого и вернулся в штаб-квартиру ордена, где и пребывал почти до самого утра, пока его не выдернул оттуда посланец Дурбанкула.
  - Двое долой - это неплохо, - удовлетворенно заметил Стэнниоль. - Но маловато.
  - Сам Дурбанкул в течение всего вечера очень интенсивно общался с другими гостями. Он не исчезал из вида больше, чем на четверть часа. Сомнительно, чтобы за это время он успел совершить убийство и замести следы, - поспешно продолжил Марсенчик. Пальцы его все время теребили тесемочки, хотя на папку он старался не смотреть. - Голембиозис и Цирлифекс после половины первого, судя по всему, постоянно находились вместе. Поэтому совершить преступление они могли только вдвоем, на пару.
  - Возможно, но маловероятно, - произнес Стэнниоль. - Дальше.
  - Великий магистр Квантофельбаум и два его помощника после часа ночи куда-то просто пропали и вернулись лишь в половине третьего. Около полутора часов их никто не видел. Чуть раньше из зала вышли Борталоний и Бельгудей. Причем, если первый потом снова там появился, а в дальнейшем обнаружил тело, то Бельгудей, судя по всему, покинул дворец. Причем, не через главный вход.
  - Очень хорошо, - кивнул архимаг. - Возьмите его на заметку. Что с остальными?
  - Гаудинер после часа ночи точно находился в зале, но до этого времени вроде бы куда-то уходил, оставив за себя фантома. Очень долгое время отсутствовали Банабаки, Звиздуничар и Пропан. Все трое ушли с приема еще до полуночи. Премьер-магистр был снова замечен в зале около четверти второго, причем появился там со спецэффектами. А вот парочка из ордена Железного Зуба вернулась лишь ближе к двум.
  - От полуночи до часа премьер-магистра Пропана видели в таверне "Грибная фея", - добавил Раббель. - А примерно в половине двенадцатого кто-то отправил в полет урну, стартовавшую как раз возле бокового выхода из дворца. Есть подозрение, что это тоже постарался наш фигурант.
  - Значит, он покинул дворец через этот выход, а потом вернулся через него же?! - воскликнул Марсенчик.
  - Весьма вероятно, - согласился Стэнниоль.
  - При этом интересно его стремление погромче обставить свое возвращение в зал, - вставил Лабутински. - Может, ему как раз хотелось, чтобы все запомнили время его появления?!
  - Не исключено, - поправил пенсне Стэнниоль. - Хотя убийцей он, скорее всего, не был, а вот что-то заметить вполне мог... Значит так, коллега! К завтрашнему дню я жду от вас подробные отчеты по всем магам, которые остались у нас в списке. Это Пропан, троица из Алмазных Врат и парочка из Железного Зуба, Бельгудей, Гаудинер и, пожалуй, Борталоний с Цирлифексом. Что делают, чем живут, не происходило ли с ними чего-либо интересного в последнее время и так далее. Да, на этих экспертов-консультантов, Швендзибека и Пампуку - тоже!
  - Будет сделано! - молодцевато вытянулся Марсенчик и довольно хлопнул рукой по папке.
  - Теперь - вы, - архимаг повернулся к начальнику городской стражи.
  - Пришли результаты вскрытия. Из обеих лабораторий, - деловито доложил Раббель. - Отрицательные в обоих смыслах! Император был действительно убит ударом ножа в сердце. Магией на него не воздействовали, не травили, не дурманили и не усыпляли... во всяком случае, с помощью известных исследователям веществ. В содержимом чайника посторонних примесей тоже не обнаружено. Завтра-послезавтра придут отчеты о вскрытии, но, думаю, они лишь подтвердят наши предварительные выводы.
  - Я тоже так думаю. Значит, он все же каким-то образом снял мою защиту...
  Стэнниоль снял пенсне и потер пальцем переносицу. В один миг он как-то сгорбился и словно постарел.
  - Но как ему это удалось, тысячу ножей ему в печенку?!... Ладно... Вы...
  - Продолжу работать со свидетелями, - опустил голову Раббель. - Пока успехов немного. Точно удалось выяснить, что несколько человек в разное время выходили из зала под заклинанием неполной видимости, но слуги, понятно, не смогли их опознать. Удалось выявить несколько болтливых кумушек, которые, возможно, сливают информацию из дворца куда-то на сторону, скорее всего, в городскую газету. Но по сравнению с горгомельским шпионом и его пособником дворецким это выглядит бледно... Кроме того... есть некоторые слухи о ее величестве Ланиции...
  - С ее величеством мы только что пообщались, - отрезал Стэнниоль. - Пока вопросов к ней нет.
  - Нет, так нет, - согласился Раббель с видимым облегчением. - Тогда я буду дальше искать свидетелей, которые могли бы видеть, кто ночью проникал во дворец через боковой вход. Признаться, заявления дворецкого Твутя о дюжине Великих магистров Банабаки при всей своей анекдотичности меня тревожат. Это сколько же посторонних шлялись в ту ночь по дворцу?!
  - Меня это тоже тревожит, - кивнул Стэнниоль. - Если преступник проник извне и ушел тем же путем, у нас с вами будут проблемы. Поэтому нам нужна информация, как можно больше источников информации! Кстати, насчет источников, - архимаг вытащил из портфеля свежий номер "Вольтанутенского Вестника" и потряс им в воздухе. - В этом городе очень осведомленные газетчики. Мне кажется, они обязаны поделиться с нами своими сведениями.
  - Уже поделились, - буркнул Раббель. - Главный редактор мастер Рогринель тоже присутствовал на приеме и во время допроса просто рвал на себе волосы, из-за того, что все самое интересное прошло мимо него. Газета принципиально держится вне политики и предпочитает вообще не касаться некоторых скользких тем. Но в отношении городских сплетен и слухов Рогринель обещал держать меня в курсе. С "Вестником" сотрудничают многие магистры, они сливают ему информацию отовсюду. Если у них что-то появится, нам дадут знать.
  - Однако всерьез я бы на них не рассчитывал, - подытожил архимаг. - И Надзор, к сожалению, нам, скорее всего, не поможет. По крайней мере, с нами они вчера не связывались. Поэтому действуйте, господа! А мы проведем, так сказать, дезинсекцию, а затем навестим орден Бездонной Чаши. Пожалуй, пора поближе познакомиться с премьер-магистром Пропаном...
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Меня разбудила непонятная суматоха. Ощущения были очень невнятные - толстые стены и магическая защита качественно глушили сигналы извне.
  С кровати я сползал, наверное, минут десять. Состояние было совсем разбитое. Хоть спал и долго, толком так и не отдохнул. Вставать было еще слишком рано, но сон уже ушел. Хорошо, хоть никто над головой не стоял с ненавистной псифизгимой. Надеюсь, кофе меня уже ждет?
  С Таксом мы столкнулись в коридоре. Пес только что вернулся с улицы. Мокрый от росы, он тяжело дышал, глаза подозрительно блестели.
  "Хозяин, у нас новости..."
  "Все новости после кофе, хорошо? Только проснулся".
  "Боюсь..."
  Звонок входной двери не дал ему договорить. Открывать почему-то побежала горничная. Хм, а куда это дворецкий подевался?
  Мы находились недалеко от холла и хорошо слышали разговор. Визитер представился старшим офицером Вольтанутенского отделения Имперской контрразведки. Естественно, он желал видеть меня. Надеюсь, контрразведка более щедрый заказчик, чем орден Глиняного Демона? Или слух о Пампуке-волонтере докатился и до их ведомства?
  Подумав, я не стал тратить силы на переодевание. Вышел в гостиную прямо в халате. Он на часы посмотрел, прежде чем в гости без приглашения являться? А, может, выгнать его сразу же? Пусть после обеда приходит.
  Увы, выставить нахального визитера не удалось. И деньги предлагать он даже не собирался. На счастье, папки с заданием у него тоже не было.
  Мой собеседник вел себя очень вежливо. Первым делом извинился за раннее вторжение. Сказал, что надолго не задержит, и попросил ответить на несколько вопросов. Надеясь, что так он уберется быстрее, я согласился.
  Все-таки мой мозг еще крепко спал, раз цель его визита дошла до меня не сразу. Да это же форменный допрос! Попросить меня описать карнавальную ночь в мельчайших подробностях! С утра пораньше и без кофе! Да я кроме собственных фантомов никого и не вспомню. Единственное, что порадовало: похоже, они рассматривали меня в роли свидетеля, а не обвиняемого.
  - Хорошо, - сжалился наконец офицер. - Не надо описывать всё. Пожалуйста, постарайтесь вспомнить, с кем вы общались, когда сидели на лавочке на Дворцовой площади.
  Да они лучше меня ориентируются в событиях! Тогда зачем им мои показания? Ну ладно, отвечу, раз уже согласился.
  - С Ариселией Лаурентин, сотрудницей рекламного отдела ордена Бездонной Чаши.
  - А еще?
  - А я еще с кем-то общался? Или вас мой пес интересует?
  - Некоторое время рядом с вами сидел какой-то мужчина. О чем вы с ним разговаривали? - похоже, собеседник отчаялся достучаться до меня с помощью намеков и решил действовать напрямую.
  - Вы за нами следили? - ляпнул я, не подумав.
  - За вами - нет. Поэтому и навестил вас, - контрразведчика, казалось, ничуть не смутил мой вопрос.
  - Хорошо, откровенность - за откровенность.
  Я честно постарался припомнить все наши реплики. Не думаю, что мой рассказ чем-то смог помочь визитеру. Но он наконец-то решил сменить тему.
  - Что делал в вашем доме дворецкий Твуть, беглый пособник иноземного шпиона?
  Наверное, у меня было очень красноречивое выражение лица. Офицер схватил колокольчик для вызова слуг и бешено зазвонил. В дверях появилась перепуганная горничная.
  - Воды, живо! - распорядился мой гость.
  В приоткрытую дверь проскользнул Такс. Сердито посмотрел на визитера и подошел ко мне. Начал старательно - даже чересчур старательно - вылизывать мою руку, свисавшую с подлокотника.
  "Что стряслось?"
  "Ты про Твутя знал?"
  "Хотел рассказать, но не успел. Говори, что вообще не в курсе. Есть свидетели, что ты все проспал".
  "Все проспал" - отличное алиби! Вполне в моем духе!
  Наконец перед моим носом появился стакан. Руки горничной заметно дрожали, и я поспешно перехватил воду, пока все не вылилось на меня.
  - Вижу, вы уже пришли в себя, - удовлетворенно произнес контрразведчик. - Сможете ответить на мой вопрос?
  - Не смогу, поскольку сам еще ничего об этом не знаю. Как видите, только проснулся, - я показал на свой наряд, чересчур домашний для приема гостей.
  Как ни странно, мой собеседник этим ответом удовлетворился. И вновь сменил тему.
  - Я вынужден арестовать вашего дворецкого Безуария. Он обвиняется в пособничестве преступнику.
  Лучше бы мы о личной жизни Твутя подробнее поговорили!
  
  Я не выходил проводить Безуария. С меня хватило причитаний горничной и Менузеи, доносившихся из коридора. Интересно, кофеварка как-то отреагировала? И положен ли мне утренний кофе в связи с последними событиями? О которых я, кстати, так ничего и не знаю.
  - Такс, расскажи, наконец-то, что здесь произошло.
  Не могу сказать, что я чрезмерно огорчился, узнав обо всем. Последние дни были настолько насыщенными, что событием больше, событием меньше... Хотя без Безуария будет непросто. Надо маман передать, пусть кого-то временно на замену пришлет. Поопытнее. И заодно выяснит, нельзя ли дворецкого побыстрее вызволить. Желательно, без повреждений.
  "Что будем делать?"
  - Вначале кофе попьем. А потом уже будем думать, что делать. И пусть она только попробует пискнуть, что не в настроении варить! Развею!
  Мне показалось, или Такс улыбнулся?!
  
  Дверь в гостиную скрипнула. На этот раз явилась Менузея. Заплаканная, так и не снявшая замурзанный передник.
  - К вам прибыл офицер городской стражи!
  Я только рукой расстроено махнул.
  - Зови!
  Хорошо, хоть не успели уйти на кухню. Все удовольствие от кофе перебил бы.
  Шаги очередного визитера мы услышали еще из холла: тяжелые сапоги гремели на весь дом. Был он копией Раббеля - такой же большой, грузный, с перманентно озабоченным выражением лица. За ним вошел какой-то незнакомец самой заурядной внешности в форменной темно-красной мантии. Типичный охранитель.
  - К вам еще из Департамента магического правопорядка пришли. Я обоих и привела, - невозмутимо сообщила кухарка.
  Правильно, чего зря посторонних в холле держать? Всех скопом к хозяину отвести, пусть сам со своими гостями разбирается. Впрочем, она, наверное, права. Какой смысл растягивать удовольствие? Все равно, об одном и том же спрашивать будут.
  Маг для приличия представился. Правда, так, что я вообще ничего не разобрал. То ли Синеус, то ли Синехюс, то ли вообще Синюхинс. В общем, что-то синее в нем было, хотя одет он был исключительно в красное.
  Стражник называться и не собирался. А зачем? Форма говорила сама за себя.
  
  По сравнению с этими господами контрразведчик был милым лапочкой. Они все-таки заставили меня вспомнить карнавальную ночь в деталях. В общем, уже минут через десять моя спина была мокрой от усилий.
  При первом разговоре я был настолько сонным, что и не думал о том, чем чреват повышенный интерес к моей персоне. Но после разговора с Таксом первая мысль была: "Перепрятать нож!". Только обыска мне сейчас не хватало!
  Визит сотрудника магпорядка оказался весьма неприятным сюрпризом. Офицер-маг - это вам не рядовой стражник. Да, он вел себя крайне вежливо, даже улыбался, но в глаза я старался ему не смотреть. В его присутствии приходилось жестко контролировать не только слова, но и мысли, и эмоции, и даже рефлексы.
  Я честно сказал, что мало что помню. Но этот... хм... который с вежливой улыбкой, предложил помочь мне. При помощи магических средств, естественно. Пришлось вспоминать самому.
  И снова они прицепились к той лавочке! Впрочем, понятно, что кроме дворца их сейчас ничего не интересует. Спасибо контрразведчику, хоть разговор со шпионом вспоминать не пришлось.
  - Почему беглый Твуть так испугался вашей собаки? Он ее уже где-то видел?! - вдруг спросил у меня стражник.
  Я растерянно умолк, не зная, что сказать.
  "Расскажу все", - пронеслось в голове.
  Офицер магпорядка удивленно посмотрел на нас.
  "... все равно Твуть во дворце его видел", - продолжил я мысленную фразу, сосредоточенно наморщив лоб.
  Такс лег на пол, устало положил голову на лапы и огорченно посмотрел на гостей. Клянусь, в тот момент передо мной был самый мимишный пес в нашем и сопредельных мирах! Даже стражник смягчил взгляд. Впрочем, маг вряд ли купился на эти фокусы.
  
  
  Глава 24. Взрывоопасная ситуация
  
  ТАКС
  
  Обладает встроенными датчиками, реагирующими на различные виды опасности.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Бытовая заторможенность Монбазора на этот раз оказалась весьма кстати. С утра его эмоции обычно спят. Внутренний сигнал "хозяин нервничает" я получил лишь на восемнадцатой минуте второго разговора. К сожалению, напрямую общаться было нельзя: маг-чужак и не скрывал, что наши мысли прослушиваются. Я даже на время выключал трансляцию, чтобы случайно не тявкнуть чего лишнего в эфир.
  Но все-таки один раз пришлось вмешаться, когда Пампука-младший "завис" над вопросом о "собачке". Надеюсь, сотрудник магпорядка не понял, что слышал два голоса, а не один. Не хватало, чтобы они еще и мне допрос устроили!
  Пока я корчил умильные мордашки, Монбазор начал рассказ.
  - Последний фантом от нас удрал. Он побежал прямо во дворец.
  - Когда это было?
  - По крайней мере, ночной дождь уже прошел, а точнее я не скажу.
  - А фантому без труда удалось проникнуть во дворец?
  - Да. Он спокойно проскочил через открытую дверь и без проблем проник внутрь.
  - Почему же привратник не отреагировал? Или его там не было?
  - Был, но спал.
  - А вы как туда попали?
  - Честно говоря, я не ощутил никакой помехи со стороны защиты.
  - И вас это не удивило?
  - У меня же был пропуск. Я подумал, что так и должно быть.
  - Расскажите, кого и что вы видели во внутренних помещениях.
  - Вообще никого не видел. Хотя я был занят поиском фантома, мог и не заметить. Пришлось изрядно побегать по коридорам. Когда нашел, сразу же развеял и ушел.
  - Может, вы видели, как кто-то входил или выходил тем же путем?
  - Чтобы кто-то выходил, не видел. А как входил...
  "Пропан" - мурлыкнул я, как можно гнусавее.
  - Да! - обрадовался Монбазор, - Видел Форальдегида Пропана из ордена Бездонной Чаши. Тогда еще так красиво урна взлетела. Думаю, с его подачи.
  - Расскажите об этом подробнее...
  
  Когда следователи наконец-то ушли, мой хозяин был уже на грани истерики. Хорошо, что ему хватило выдержки не сорваться во время допроса. Нет, блестящий выпускник МАВМИ не собирался рыдать и биться головой об стенку. Всего-навсего колданул бы пару раз, да и дело с концом. Но офицер Магнадзора тоже был серьезным специалистом, вряд ли бы он спокойно отреагировал на агрессию.
  К счастью, наши визитеры оказались достаточно сообразительными. Первым забеспокоился стражник - скорее всего, опытный дознаватель, не раз имевший дело с нервными магами. Во время допроса вояка то и дело поглядывал на подрагивающие пальцы Монбазора. И, улучив момент, объявил:
  - Думаю, нам пора заканчивать. Вы ведь тоже спешите? - обернулся он к коллеге в темно-красной мантии.
  Ответом ему был лишь удивленный взгляд. Впрочем, в следующий момент охранитель задумчиво посмотрел на Пампуку-младшего, на его руки, на меня. Обвел взглядом комнату, будто оценивая возможную степень разрушений.
  - Да, к сожалению, спешу. Придется прервать нашу интересную беседу. Возможно, мы к вам обратимся, чтобы продолжить разговор. Вы же не возражаете?
  Монбазор огорченно скривился, но ничего не сказал.
  
  - Срочно завтракать! Пока следующие не явились, - приказал хозяин, лишь только закрылась дверь гостиной. Думаю, посетители успели услышать топот наших ног.
  В кухне царил хаос. Помоями, к счастью, уже не пахло, но грязная посуда все так же громоздилась по всем столам. Да еще и горничная душераздирающе рыдала в углу.
  - Нашла по кому убиваться! Госпожа другого пришлет, еще красивше, чем этот, - рассержено заворчала Менузея. Она вошла чуть позже нас - провожала визитеров.
  Я давно подозревал, что наш Безуарий заядлый сердцеед. Не хватало нам ко всему проблем с прислугой!
  - Нормальная еда будет позже! - объявила кухарка, шагнув к плите. - Все утро пробегала, ничего не успела.
  Хозяин печально посмотрел на весело побулькивавшие кастрюльки.
  - И ты перестань истерить! - воспитание персонала продолжалось. - Развели сырость на весь дом. Что угодно придумают, лишь бы не работать!
  Упрек предназначался кофеварке. Надутая, она стояла в углу и поразительно напоминала нахохлившуюся птицу.
  - Прекращай свои фокусы и срочно корми хозяина! Пока он, голодный, не развеял тебя к... - далее следовал емкий эпитет. Правда, совершенно непечатный.
  Угроза подействовала. Уже через пару минут на столе стояли две чашки - для меня и для Монбазора. По кухне поплыл странный, щекочущий ноздри аромат. Я не выдержал и чихнул.
  - Это что еще такое?! - удивилась Менузея. Ее щеки заметно порозовели. - Такс, спроси у нее!
  "Успокаивающий травяной сбор. Очень эффективный. Такс, зачем ты его трогал? Пусть бы сидел себе в подвале, он же никому вреда не причинил..." - я транслировал словесный... э-э-э... поток кофеварки всем присутствующим.
  - Я тебе покажу целебный отвар! - кухарка побагровела. - Хозяин жрать хочет, а ты кроме пустого кипяточка ничего ему не предлагаешь!
  Оглянувшись, она схватилась за ручку ближайшей сковороды.
  - Не надо, - маг шагнул вперед и мягко положил руку ей на плечо. - Я сам разберусь. Остальным лучше выйти.
  Он говорил тихо, но его услышали все. Думаю, тот факт, что на сковороде как раз жарилось мясо, стал последней каплей. Жертвовать еще и обедом Монбазор был не готов.
  "Не трогайте меня! Я хорошая! Всех накормлю, никого не пропущу!" - заверещала не на шутку перепуганная кофеварка.
  Чашки начали появляться с такой скоростью, будто внутри у строптивицы заработал мини-конвейер.
  "Бульон. Кофе. Овсянка. Кисель" - транслировал я.
  - Ты хоть ополаскиваться успеваешь? - возмутилась Менузея. - Не вздумай хозяину кофе с бульоном предложить! Тогда он...
  "Тогда ничего и не будет! Сами варите. Можешь развеивать, тиран!"
  Стрелка манометра вдруг резко дернулась и застыла. Шнур питания взметнулся вверх и тоже замер. Крылышки фигурки на куполе встрепенулись, раздался громкий хлопок.
  Мы все затихли и ошарашено смотрели на взбунтовавшийся кухонный прибор.
  
  Какой-то особо противный запах одним дуновением пронесся мимо меня. Мокрая посудная тряпка прицельно шлепнулась на купол. Повисела немного и медленно поползла вниз. Зацепившись за манометр, остановилась. По блестящим бокам потекли струйки грязной воды.
  - Вы простите ее, дурищу этакую, - примиряющее забормотала кухарка. Мягко обогнув меня, женщина оказалась между революционеркой и Монбазором. - Так-то она - девка хорошая. Только, бывает, находит на нее. Молодая еще, ветер в голове.
  Маг неохотно разжал пальцы.
  - Ладно, пусть поживет пока. Только, чтобы без фокусов! И наконец меня кто-то покормит сегодня?!
  
  Стычка с кофеваркой оказала отрезвляющее воздействие на всех. Все-таки разгневанный боевой маг - то еще зрелище. Надо быть Менузеей, чтобы решиться ему перечить.
  Горничная живо вытерла слезы и предложила нам пройти в столовую. Стол был сервирован с магической скоростью.
  Тем временем Менузея носилась по кухне, собирая бутерброды к завтраку. Тряпку с кофеварки она так и не сняла. Думаю, не только в воспитательных целях. С сомнительным украшением на куполе, в луже грязной воды, с жирными потеками на корпусе, кокетка могла не бояться разъяренного Монбазора. Уж очень жалко она выглядела.
  И овсянка, и кисель оказались очень вкусными. Да и бульон хозяин "уговорил" без капризов. Бутерброды были разные: сгоряча кухарка намазала хлеб всем подряд. От сытных я отказался - хозяину надо было восстанавливать силы.
  - А это что такое? - маг брезгливо отложил кусок хлеба, так и не попробовав. - Масло, что ли, прогоркло?
  "Не ешьте его. Берите следующий".
  Подскочив к столу, я схватил отвергнутый бутерброд и выбежал из столовой. Не хватало еще, чтобы хозяин вновь рассердился!
  Хлеб я, естественно, цапнул зубами. Правда, до кухни донес его с большим трудом. Острый животный запах, казалось, заполнил не только ноздри, но и голову, и все тело.
  - Что-то случилось? - обернулась Менузея.
  "Это что такое?" - я наконец-то смог избавиться от чересчур ароматной ноши.
  Кухарка подошла ближе и наклонилась. Подозрительно повела носом, схватила злосчастный кусок и смачно втянула запах "мазюльки".
  - ...Апчхи!... Апчхи!...
  Громкие "чихи" перемежались яркими словесными оборотами. Впрочем, я не возражал - надо же как-то пополнять запас нецензурной лексики. Мало ли, когда может понадобиться.
  "Что это?" - переспросил я, когда хозяйка кухни наконец-то прочихалась и вытерла слезы.
  - Бараний лой. Жир топленый. Правда, не очень свежий. Хозяин из академии привез. Говорит, он у него года три простоял. В кладовке прохладно, жир укупоренный - что ему станется?
  "А в академии он тоже в холодной кладовке хранился?"
  - И что с того, если не в кладовке? - внезапно вызверилась Менузея. - Это такое лекарство, что нескоро испортится. Смотри, и вас с хозяином как-нибудь прикрутит - еще прибежишь за ним. От кашля ничего другого и не надо. Спину намазал, и на утро - как новенький.
  "На спину понятно. А на хлеб зачем? Бутербродик любимому хозяину?"
  Глаза кухарки полезли на лоб. Двумя руками она зажала рот и перепугано посмотрела на меня.
  Было чего пугаться! Перед ней был настоящий неочищенный натуральный продукт. Без ароматизаторов и прочих добавок, вредных для здоровья. Кстати, судя по запаху, его "производитель" свою смерть принял отнюдь не в юном возрасте. Да и ужас кастрации вряд ли испытал. Плюс несколько лет скитания баночки в разных мирах. Выдержанный продукт, одним словом. То, что надо, для уже разъяренного мага.
  "Не ел он его, не пугайся. Он же не совсем дурак".
  - Да кто его знает, как оно было, - облегченно выдохнула Менузея. - Сегодня день такой сумасшедший. Хоть бы закончился поскорее!
  
  Часом позже
  Перекресток Деревянных Яблок. Особняк Пампуки-младшего
  
  К счастью, завтрак закончился спокойно, без новых приключений. Накормленные домочадцы разбрелись по дому. Кухарка наконец смогла присесть. Впервые за это утро, такое длинное и суетливое. Осталось помыть посуду, и можно будет спокойно заниматься обедом.
  Но долго рассиживаться ей не дали. Раздался осторожный стук, скрипнула дверь черного входа, и в кухню вошел рассыльный.
  - Добрый день. А где Безуарий? Товар пусть примет.
  Ох, еще же доставка продуктов. Как она могла забыть!?
  - А-а-а... - Менузея лишь огорченно махнула рукой. - Заноси.
  Сама подошла к мойке, к горе немытой утвари. Оглянулась в поисках посудной тряпки и, как оказалось, очень вовремя.
  - Куда прешь?!
  От неожиданности парень испуганно застыл возле стола.
  - Я же там тесто собралась раскатывать, не видно, что ли?
  Действительно, стол был необычайно пуст. Лишь на краю стоял одинокий мешочек. Именно поэтому поставщик сюда и подошел. Остальные поверхности были плотно заставлены.
  - А где же это поставить? - растерянно спросил торговец. В руках он держал немаленький ящик.
  - На полу. Там, в углу.
  - А не побьются? - удивленно спросил продавец. - Продукт хрупкий, деликатный. Кто-то ногой зацепит - все перепортит.
  - Что значит деликатный? Что там? - недовольно проворчала женщина.
  - Крокодильи яйца... С зародышами... Как просили, два с половиной десятка...
  - А зачем они нам? И так много... - Менузея соизволила оторваться от раковины и заглянула в ящик.
  - Не знаю... Вот список продуктов на сегодня, в нем все указано. Безуарий заполнял.
  - Двадцать пять штук? - недоверчиво переспросила кухарка.
  - Да, так написано. Я тоже подумал, что многовато. Но, мало ли какая потребность...
  Фразу он не закончил - свирепый взгляд собеседницы заставил его замолчать. Парень густо покраснел и смутился. Оба они отлично знали, зачем заказывают крокодильи яйца.
  - Подожди, хозяина позову. Товар дорогой, пусть сам примет, - распорядилась кухарка. - Может, ему для опытов нужны.
  Последние слова она произнесла с нажимом. Пусть этот сопляк не думает, что кому-то позволят отпускать непристойные намеки в адрес Пампуки-младшего.
  
  - Что еще стряслось? - Монбазор не скрывал своего раздражения. Он хотел запереться в своей мастерской после завтрака, но горничная снова позвала его на кухню.
  - С доставкой не можем разобраться. Дворецкий назаказывал... - забормотала кухарка. - Сами посмотрите.
  Тот подошел ближе и заглянул в ящик. На его лице появилась брезгливая гримаса.
  - Безуарий решил пролечиться за мой счет?
  - Думаете, он себе брал? - недоверчиво переспросила Менузея.
  - Все двадцать пять?! - удивился торговец.
  - Что значит - двадцать пять?! Вы собирались продать мне одному весь ящик? - голос Монбазора неприятно зазвенел. - И зачем, по вашему, мне могла понадобиться оптовая партия этого деликатеса?
  - Откуда ж мне знать, - растерялся парень. - Вот, в заказе указано - я и привез.
  Несколько минут Пампука-младший изучал бумаги.
  - Вы ошиблись, - обернулся он к рассыльному. - Отметка стоит напротив обычных яиц. Посмотрите, здесь видно, как перо случайно черкнуло не туда.
  - Может, и так. Но это скоропортящийся продукт, его возврат я не смогу принять.
  - Почему мы должны платить за них? - возмутилась Менузея. - Они стоят целое состояние!
  - Вас самих не удивил такой странный заказ? Почему ваш магазин не уточнил его? - лицо мага побледнело, и торговцу это совсем не понравилось.
  Но разбирательство с хозяином магазина показалось ему более устрашающей перспективой.
  - Чему тут удивляться? Мало ли для каких целей они могут понадобиться?!
  Краска бросилась в лицо Пампуке-младшему, его руки мелко задрожали.
  - На что вы намекаете?! - высоким фальцетом спросил он.
  - Я вовсе не намекаю, - испуганно залепетал парень и отступил к двери.
  - Хорошо, забирайте свой товар и будем считать конфликт исчерпанным, - уже более спокойным голосом сказал Монбазор.
  - Но, может, хоть что-то возьмете? Я же их назад не довезу, - жалобно заныл рассыльный.
  То ли близкая энергия мага подействовала, то ли товар, действительно, был высшего качества. Но в подтверждение его слов одно из яиц квакнуло.
  - Что это? - прошептала кухарка.
  Квакающий звук повторился. Потом раздался тихий треск, по скорлупе побежала змейка мелких трещинок.
  - Заберите немедленно эту мерзость! - маг сорвался на визг. - Не хватало мне крокодилов на собственной кухне!
  "Проклюнутое" яйцо пошевелилось, из отверстия выглянул любопытный зеленый носик. Подхватив двумя руками ящик, торговец рванул к выходу.
  Дверь громко хлопнула и уже из-за нее послышалось: "Ой! Назад!". Похоже, процесс вылупливания крокодилов ускорился.
  - Рано вы его выгнали... Продукты он так и не выгрузил... - меланхолично отметила Менузея.
  - И что это значит? - осторожно спросил Монбазор.
  - Что ужином вас будет кормить кофеварка.
  "Снова бульон!" - пронеслось в голове у мага.
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Поразмыслив, я свистнул Таксу и отправился в орден Бездонной Чаши. Может, хоть там меня не будут третировать незваные посетители. В конце концов, пообедать можно будет в каком-нибудь трактире. Ариселия подскажет пристойный. Деньги у меня есть.
  А поужинаю разогретым обедом. Кухарка обещала беречь его, как зеницу ока. Надеюсь, кофеварка сподобится соорудить ей чашечку кофе в утешение за утренние перипетии.
  Селию мы увидели издалека. Она дежурила на входе, пропуская туристов. К счастью, ее смена уже заканчивалась, нам пришлось лишь немного подождать.
  По пути в рекламный отдел я успел рассказать совсем немного. Кратко сообщил, что ко мне приходили из городской стражи и магического правопорядка. В следующий момент нас перехватил знакомый сотрудник и пошел рядом. Его имени я, конечно же, не помнил, но это не мешало нам здороваться при встрече.
  - Так хорошо, что вы пришли! - рекламщик прямо-таки цвел улыбкой.
  А мне почему-то захотелось срочно ретироваться. Мой нос почуял очередную пакость.
  - В орден прибыли дознаватели...
  Многообещающее начало. Я немного притормозил, но мой собеседник не зевал. Цепко ухватив меня за рукав, он продолжил:
  - Мастера Бруля нет - он у руководства. А тут прибыл этот... Да вы его знаете! Хочет, чтобы мы провели для него рекламную кампанию. С одной стороны, это интересно, но мы никогда не рекламировали частных лиц. Не знаю, как отнесется руководство к работе на стороннего заказчика. Кроме того, он предлагает оплатить нашу работу по бартеру. А это как, простите?! Накопители он нам будет заряжать, что ли?! Поговорите с ним, пожалуйста!
  - Конечно, поговорим, - успокоила его Селия. - Сейчас разберемся.
  Мой внутренний голос взвыл от досады. Еще один навязанный собеседник со своими личными, не интересными для меня проблемами!
  
  В комнате для совещаний нас ждал... Швендзибек. Собственной персоной, выспавшийся и отдохнувший, в своем фирменном образе супер-архимага. Я еле сдержался, чтобы не развернуться и уйти прямо с порога. Впрочем, вряд ли бы мне это удалось - "коллега" радостно метнулся к нам.
  - Это вы! Само провидение вас ко мне послало!
  Лучше бы оно послало нас в другом направлении!
  - Я уже хотел распорядиться, чтобы вас специально вызвали! Сам архимаг Стэнниоль из столицы, легендарный дознаватель, дал нам важнейшее, самое ответственное поручение!
  Спохватившись, Швендзибек запнулся и красноречиво посмотрел на рекламщика. Тот живо стер со своего лица заинтересованное выражение и послушно ретировался.
  - Вы помните тот накопитель с гравировкой рекламного отдела, нашедшийся под шкафом?! - "супер-архимаг" перешел на конспиративный шепот.
  Он пытливо посмотрел на меня, на Селию, на Такса. Одним глазом. Второй все еще косился на входную дверь. Пес не выдержал первым и предупреждающе тявкнул.
  - Ох, извините. Это фокус для клиентов, - глаза Швендзибека наконец-то собрались в кучку, и теперь взгляд мага был сосредоточен на его же кончике носа.
  Такс рыкнул громче.
  - Подождите минутку, сейчас.
  С видимым трудом "коллега" вернул собственные глаза в естественное положение.
  - Извините, иногда заедает.
  - Что заедает? - удивленно спросила Селия.
  "Супер-архимаг" сердито глянул на нее и продолжил уже нормальным голосом.
  - Мы должны узнать, как накопитель туда попал. Его наверняка оставил там убийца!
  Будто своих приключений нам недостаточно!
  "Все нормально. Этого всего лишь Швендзибек. Такой же, как всегда", - Такс лизнул мою руку.
  - Во-первых, мне лично никто никакого поручения не давал, - я говорил тихим и нарочито скучным голосом. - И почему вы вдруг решили, что я вообще буду этим заниматься?!
  - Но как же?! Постойте-постойте... - собеседник так возмутился, что даже начал надвигаться на меня. - Вы ведь сотрудничаете со здешним рекламным отделом, не так ли?!
  Его лицо было все ближе и ближе. Я невольно поморщился. Не лучшая привычка - есть на завтрак острые блюда. Так и до гастрита недалеко.
  - На рекламщиков теперь пала тень подозрения! И только мы с вами можем ее снять!
  К счастью, я успел отшатнуться. Указательный палец Швендзибека притормозил буквально в нескольких сантиметрах от меня.
  - Мне кажется, в этом есть рациональное зерно... - задумчиво произнесла Ариселия.
  - Я сразу понял, что вы - трезвомыслящая молодая особа, - потенциальный напарник обернулся к ней всем корпусом, обрадовавшись поддержке.
  Воспользовавшись моментом, я шагнул назад и послал своей девушке благодарный взгляд.
  - Думаю, мы с вами найдем общий язык... - вкрадчиво продолжал "супер-архимаг". Со стороны было забавно наблюдать, как его голова постепенно выдвигается вперед, а шея заметно вытягивается.
  - Гр-р-р, - Такс слегка приподнял губу, демонстрируя верхние клыки. Швендзибек поспешно отступил от магички.
  - Извините, разговор, по-видимому, должен быть длинным. Я отчитаюсь о дежурстве и сразу же вернусь, - Селия направилась к двери.
  Через несколько минут в комнату заглянул какой-то растрепанный парнишка.
  - Господин Пампука, зайдите в приемную. Срочно!
  Я извинился и пошел к выходу. Такс двинулся за мной.
  - Ничего-ничего, я подожду, - мы успели увидеть, как Швендзибек взял со стола какую-то газету.
  
  Ариселия поджидала меня сразу за поворотом.
  - Придется соглашаться! - она даже не дала мне слова сказать.
  - Сотрудничать с этим?! В таком деле?! - я был изумлен.
  - Именно с этим. У него настолько специфическая репутация, что он может появляться где угодно и спрашивать о чем угодно. И это никого не удивит. При необходимости, на него можно будет свалить что угодно - и снова это никого не удивит.
  Как ни странно, Такс ее поддержал. Они принялись обрабатывать меня с двух сторон.
  - Нам надо быть в курсе дел. Нельзя не признать очевидное - ты, скорее всего, под подозрением. Или можешь попасть под него в любой момент. А через Швендзибека можно будет выйти на Стэнниоля.
  - Я не хочу расследовать убийство! Я не хочу участвовать в интригах! Мне нравится моя тихая спокойная жизнь. Я не люблю сомнительные компании и приключения!
  "Но мы уже и так по уши в этом деле. Отсидеться не получится. Вспомни, что сегодня утром творилось. Сотрудничество со Стэнниолем может оказаться нашим единственным козырем".
  Они все-таки убедили меня. Перспективы тесного общения со Швендзибеком, конечно, не радовали, но еще больше я боялся оттолкнуть от себя Ариселию. Пока она была со мной, я верил, что мои проблемы когда-нибудь рассосутся.
  
  Швендзибек не мог скрыть своего удивления. Так и сидел с открытым ртом и развернутой газетой в руках.
  - Я готов вам помогать. Что мне надо делать? - терпеливо повторил я.
  "Супер-архимаг" наконец "ожил" и швырнул газету на стол.
  - Э-э-э... - глубокомысленно сообщил он, сдвинул свой колпак и поскреб голову.
  Похоже, так далеко в своих планах мой напарник не заходил. Может, я поторопился с согласием?
  - Надо узнать, сколько было таких накопителей, и проследить путь каждого из них, - Швендзибек на удивление быстро вышел из мыслительного "ступора". Может, я его недооцениваю?
  - Таких накопителей с гравировками было сделано двенадцать штук, - вступила в разговор Селия. - Я сама их сюда принесла. А что стало с ними дальше, можно спросить у мастера Бруля. Тем более, он уже вернулся в отдел.
  - Так чего мы ждем? Пойдемте, сразу же и спросим, - скомандовал наш "предводитель".
  В кабинет к руководителю Селия никого не пустила. Сказала ждать в приемной. Минут через десять она вышла оттуда вместе с мастером. Бруль Там Шпок подошел к нам и по очереди пожал руки. Швендзибеку, естественно, первому.
  - Я искренне благодарен вам за инициативу. Мне очень приятно, что столь уважаемые маги жертвуют своим временем, помогая восстановить репутацию ордена. Вам будет помогать госпожа Лаурентин.
  Что она ему сказала?! Интересно, будет ли приличным намекнуть о денежном вознаграждении? Ладно, позже у Ариселии спрошу, по какой ведомости мне будут начислять. А Швендзибеку платить не обязательно! Ему, небось, Стэнниоль уже пообещал.
  
  Бруль Там Шпок провел нас в очередную переговорную - большую комнату с длинным столом. Нам даже не пришлось задавать вопросы - рекламщик рассказывал сам. Подтвердил, что таких накопителей было всего двенадцать. Шесть из них все еще находятся здесь, неиспользованные. Для пущей убедительности продемонстрировал ларец с шестью заполненными и шестью пустыми гнездами внутри.
  Интересно, за кого он нас принимает? За штатных сотрудников Магпорядка? Впрочем, от Швендзибека можно всего ожидать.
  Остальные шесть накопителей использовали как источник питания для магических презентаций карнавала. Одну из них нам продемонстрировали.
  Карнавальные презентации я видел и раньше, но "супер-архимаг" был явно поражен. Ребята Бруль Там Шпока сделали объемную рекламу на пять минут. Продукт, столь привычный "там" и абсолютно инновационный здесь. Нарезка сцен из хроники предыдущих годов дополнила рассказ о деятельности отдела. Далее шли примеры реклам, а также предложение использовать карнавал для имиджевых проектов магических орденов. Стоит отметить, работа была качественная.
  О том, что получилось завлекательно, свидетельствовала и реакция Швендзибека. Его колпак еле держался на макушке. Пальцы рук так и бегали - крутили жиденькую челку, теребили губу, терли нос. Думаю, "напарник" уже прокручивал в уме сценарий собственной презентации, которую ему подготовит рекламный отдел. По бартеру, естественно. В качестве компенсации за детективные услуги.
  
  - Этот ролик подготовил перед отъездом старший магистр Гоберман, а я немного доработал, - рассказывал Бруль Там Шпок. - Получилось поздновато, но мы и не рассчитывали на большой эффект в текущем году. Главное было - подготовить почву.
  - Так где же презентации теперь?! - нетерпеливо перебил его Швендзибек.
  - Четыре из них были отправлены главам орденов. Помните, Селия, вы их сами развозили? Пятую отправили в редакцию "Вольтанутенского вестника". Шестую вы только что видели. Что было дальше, выясняйте сами.
  Ариселия на миг задумалась.
  - Можно, например, снова проехать по всем местам и предложить поменять накопители на свежие. Те наверняка разряжены. Напомним о своем предложении, а заодно выясним судьбу накопителей.
  - Отличная идея! Не забудьте прихватить пакеты с нашей новой рекламой.
  Магичка побежала собираться, а Бруль Там Шпок обернулся к нам.
  - Еще раз хочу поблагодарить вас за вашу инициативу. Помощь волонтеров придется нам очень кстати.
  Услышав "волонтеров", я непроизвольно скривился. Собеседник заметил мою гримасу и торопливо полез в карман.
  - От меня лично - небольшой подарочек в память о нашей встрече.
  Он вытащил небольшой амулет - то ли фарфоровый, то ли костяной. Плоский кружок висел на цепочке. Мастер наклонился к Таксу и прицепил брелок к его ошейнику. Швендзибек подошел поближе и начал рассматривать подарок.
  - Да он пластиковый! Экзотическая штучка! - восторженно воскликнул он.
  Небось, китайская дешевка. Я вежливо улыбнулся.
  - Когда я только собирался сюда, этот амулет дали мне друзья. Говорят, он помогает от враждебной магии. Удачи вам! - Бруль Там Шпок уже стоял у двери.
  Ариселия догнала нас со Швендзибеком в коридоре. В руках она держала тот самый ларец.
  - Рекламные материалы для меня еще готовят, их придется подождать. Давайте, найдем укромное местечко и все спокойно обсудим.
  Девушка дернула ручку какой-то двери.
  - Открыто! И никого нет. Отлично!
  Небольшая комната выглядела заброшенной. Все предметы - и столы, и стулья, и шкафы - были припорошены какой-то странной белой пылью.
  - Этот кабинет никто не любит. Прямо надо нами находятся "апартаменты" премьер-магистра Пропана. Согласитесь, беспокойное соседство. Зато непрошеные посетители нас не побеспокоят.
  Лишь только дверь закрылась, Швендзибек решительно шагнул к магичке.
  - Гр-р-р! - немедленно отреагировал Такс.
  "Архимаг" замер и покосился на пса.
  - Отдайте мне эту коробку, - он говорил громко и уверенно, но старался руками не размахивать и, вообще, лишний раз не шевелиться.
  Ариселия удивленно посмотрела на него.
  - Я сам все выясню и сам съезжу в ордена, - наш "напарник" был непреклонен.
  В глазах девушки мелькнули хитрые искорки.
  - Но это же не ваша работа. Вы наш руководитель, идеолог и вдохновитель!
  Швендзибек степенно поправил колпак и поднял глаза к потолку. Да он принял эту чушь за чистую монету!
  - Вы должны ставить нам задачи, а мы - их исполнять, - продолжала магичка. - Я за сегодня вполне успею в ордена Железного Зуба и Глиняного Демона. На завтра закажу пропуск в Алмазные Врата. А вечером либо завтра утром доложу о результатах.
  Селия подмигнула мне, и я поспешно поддакнул.
  - Доклад лучше назначить на завтрашнее утро. Сегодняшний вечер у меня за... - важно произнес "архимаг".
  Договорить ему не дал приглушенный взрыв. С потолка посыпалась побелка.
  - Похоже, у премьер-магистра Пропана посетитель! - прокомментировала девушка.
  
  В это же время
  Резиденция Ордена Бездонной Чаши. Этажом выше
  
  - Это допрос?!
  Премьер-магистр Форальдегид Пропан смотрел в упор. Стэнниолю пришлось ответить тем же. Однако, игра в гляделки не помешала ему заметить едва уловимое движение руки. Очередной взрыв. Давить на психику премьер-магистр умел не хуже заправского дознавателя.
  - Именно так, - спокойно подтвердил Стэнниоль.
  Лабутински осторожно выглянул из-за его плеча.
  - Все ваши слова записываются и протоколируются.
  В подтверждение сказанного сыщик поднял портфель, откуда доносилось негромкое поскрипывание пера.
  - А, понятно... - Пропан бросил уважительный взгляд.
  Сам он, конечно, тоже умел зачаровывать самопишущие перья, но ведение записей прямо в портфеле можно было назвать настоящим искусством. Впрочем, недовольное выражение с его лица никуда не пропало.
  - Или вам нужно, чтобы наша беседа была более формальной? - вкрадчиво поинтересовался Стэнниоль. - Например, чтобы она проходила в Департаменте магического правопорядка?!
  - Предлагаю не опускаться до примитивного шантажа.
  Форальдегид Пропан прошел к своему столу и тяжело опустился в кресло.
  - Что вам еще надо? - устало спросил он. - Я ведь все рассказал!
  - Вы ничего не сказали, - холодно произнес Стэнниоль, продолжая буравить собеседника тяжелым взглядом. Дознаватель не стал дожидаться очередной петарды и сам перешел в наступление. - Меня интересует природа ваших разногласий с императором. Почему вы сами напросились на встречу? По какой причине высказали столь большую неудовлетворенность ее результатами? Как вы покинули дворец и что сделали с несчастным привратником? Почему решили вернуться и когда это сделали? Как прошли обратно? И, наконец, что вы делали во дворце после возвращения? Кого и что вы там видели?!
  - Но позвольте! Я не обязан... - премьер-магистр привстал от возмущения.
  - Не позволю! - лязгнул архимаг таким голосом, что даже перо в портфеле на пару мгновений перестало скрипеть. - Убит император Венизелос! Убит подло и коварно, с помощью магии высокого уровня. Которому, кстати, вы, магистр, вполне соответствуете! У вас была ссора с его величеством, это могут подтвердить свидетели! Вы хотите скрыть, что покинули дворец через боковой выход, а затем вернулись обратно через него же. И отказываетесь говорить о том, что видели и чему были свидетелем! Как вы полагаете, что я должен о вас подумать и что сделать?!
  - Так вы мне мокруху шьете?! - взревел Пропан. - Да чтоб вам провалиться!
  Взрывпакет полетел прямо под ноги архимагу. В спешке разнервничавшийся алхимик использовал сразу весь свой запас "игрушек". Для несущей балки перекрытия, уже столько лет подвергаемой подобным испытаниям, это оказалось последней каплей. Раздался оглушительный треск, и добрая четверть кабинета вместе со Стэнниолем и Лабутински действительно провалилась вниз.
  
  
  Глава 25. Печаль премьер-магистра Пропана
  
  ТАКС
  
  Допускается использование в условиях сейсмо- и антропогенных опасностей.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Падающие потолки я наблюдал не однажды. В МАВМИ это происходило регулярно. Учитель Мерлин к подобным происшествиям относился снисходительно: "Желторотики тренируются". Молодые маги порой плохо контролировали свои силы. Поэтому первый курс у них начинался с техники безопасности. Ее вбивали в подкорку всеми доступными методами (не всегда гуманными).
  Монбазор и бровью не повел, услышав взрыв, а чуть позже - характерный треск. Думаю, он действовал настолько автоматически, что не успел даже осознать, что именно делает.
  Р-раз! На пол легла упругая "воздушная подушка". Если сверху кто-то упадет, то не разобьется.
  Д-два! Укрепляющее заклинание легло на перекрытия. Это позволяло существенно ограничить масштаб разрушений.
  Тр-ри! Воздушная стена оградила зону провала, чтобы пыль не разлеталась слишком далеко.
  И четыре! Короткий, но интенсивный дождик был отправлен на борьбу с той же пылью. Он в несколько секунд осадил густые клубы и тучи.
  В академии живописные грязевые разводы, которыми покрывались одежда и лица несмышленышей, считались необходимой частью воспитательного процесса. Впрочем, уже ко второму курсу они умели привести себя в порядок одним движением брови и двумя заклинаниями.
  Проявлять подобные умения на практике в этот раз никому не понадобилось. Лабутински тоже не растерялся и отлевитировал себя и шефа подальше от опасной зоны... Прямо на большую кучу земли, наколдованную Швендзибеком.
  - Ой! - первой отреагировала Селия.
  Всплеснув руками, она подбежала к старшему магу и помогла ему съехать с рассыпающейся под ногами горки. Потревоженные дождевые черви поспешно вбуравливались назад.
  - Благодарю вас, - Стэнниоль доброжелательно кивнул девушке и обвел нас всех выразительным взглядом.
  - А землицы-то вы зачем подсыпали, коллега? - обратился он к Швендзибеку, безошибочно определив автора ландшафтного украшения. - Чтобы нас здесь же и прикопать?!
  - Э-э-э... - похоже, "супер-архимаг" вновь испытал мыслительный "ступор".
  - Э-э-э... - эхом отозвался слабый глас сверху. - Коллеги, вы там не сильно расшиблись?
  Пропан, подойдя к краю устроенного им провала, осторожно заглядывал вниз.
  - С нами пока все в порядке, - обнадежил его Стэнниоль. - Но теперь вы будете говорить? Или вас привлечь еще и за нападение на сотрудников при исполнении?!
  - Не надо... Буду, - после устроенного им переполоха премьер-магистр выглядел непривычно мирно.
  - Тогда спускайтесь сюда. Не будем же мы перекрикиваться?!
  Приподнявшись в воздух, премьер-магистр медленно пролевитировал вниз. Земляная куча оказалась для него сюрпризом, избежать столкновения не удалось. Брезгливо отряхивая ботинок и подозрительно принюхиваясь, он подошел к нам.
  - Ах, да...
  Двумя движениями руки Стэнниоль убрал землю и строительный мусор.
  - Советую вам все-таки вызвать ремонтников, коллега. Не пытайтесь починить все голой магией!
  - Ага, - небрежно кивнул Пропан. Он как раз изучал громадную дыру в потолке.
  - Вас, господа, я попрошу удалиться, - Стэнниоль строго блеснул стеклами очков. - Сейчас у нас начнется интимное общение, без посторонних.
  В коридоре Швендзибек отстал от нас. Селия и Монбазор не обратили на это внимания. Так и ушли вперед, негромко переговариваясь. А я обернулся - мало ли что.
  Вынув длинную слуховую трубку с раструбом, "супер-архимаг" начал сосредоточенно прикладывать ее к щели между дверью и косяком в поисках "той самой точки". Я впервые видел, чтобы здесь использовали столь примитивное устройство для прослушивания. Да еще и маг!
  Швендзибек скорчился под дверью в неудобной позе и замер. Неужели нашел? Интересно, что он сможет услышать, если даже мыслительный эфир безнадежно глушится?
  Но тут наш "идейный вдохновитель" вдруг тоненько взвизгнул, подскочил на месте и бросился бежать. На ходу он подпрыгивал и тряс головой, словно пытаясь вытряхнуть что-то постороннее из уха. Точно, "клеща" словил!
  
  ***
  
  - Продолжаем разговор, - Стэнниоль с невозмутимым видом повернулся к Пропану. - Так какое же недоразумение случилось у вас с его величеством?
  Премьер-магистр несколько мгновений молчал, уставившись на архимага, а затем безнадежно махнул рукой.
  - Ладно, расскажу.
  Оглянулся, осматривая комнату. Выбрал дальнее кресло и уселся, опершись плечами о стену.
  - Только проблемы возникли у меня не с покойным императором - он-то как раз вполне нормальным мужиком был. А со всем этим треклятым миром! Вы знаете о моих разработках?!
  - В общих чертах, - Стэнниоль взял ближайший стул и поставил его недалеко от рассказчика. Неторопливо умостился и вновь блеснул стеклами пенсне на собеседника. Лабутински последовал его примеру.
  - В общих чертах? - разочарованно повторил Пропан. - А ведь это был прорыв, господа!
  Недовольно покачав головой, он отвел взгляд и уставился в окно. Так и рассказывал, не глядя на собеседников.
  - Вам ведь известно об основных недостатках кристаллов как магических накопителей? Хрупкие, выдерживают ограниченное число циклов зарядки-разрядки и, самое главное, слабый резерв! Мы выращиваем кристаллы промышленным способом, в них почти нет дефектов, и все равно для нашей серийной продукции пятьдесят анкор - это предел. А что такое пятьдесят анкор?! Одно мощное заклинание или пара дюжин слабых, и все, запас исчерпан! А дальше трудности только нарастают. Еще никому не удавалось запихнуть в кристалл больше ста анкор, и то, это был огромный алмаз чистейшей воды!
  - Насколько мне известно, в вашем ордене работают два газовых накопителя большой мощности вашей разработки, - заметил Стэнниоль.
  - Да! - разноцветная шевелюра Пропана колыхнулась от энергичного кивка. - Но они рассчитаны всего лишь на сто двадцать анкор! А ведь можно добиться гораздо большего! В одном из экспериментов мне удалось закачать в газовый баллон с пропан-бутановой смесью четыреста сорок анкор! Вы представляете, что это значит?!
  - Четыреста сорок! - потрясенно прошептал Лабутински.
  Даже использование обычного мощного накопителя на пятьдесят анкор требовало соблюдения известных мер безопасности, так как разрушение кристалла приводило к мощному выбросу сырой магии. А четыреста сорок анкор! Это должна была получиться настоящая магическая бомба мощностью в тонны тротила, применяемого в технологических мирах! Уж не эту ли разработку собирался запретить Надзор?!
  Однако Пропан, поглощенный своими переживаниями, совершенно не замечал реакции столичных магов.
  - Вы представляете, какие возможности открылись бы с помощью мощных магических накопителей?! Особенно, если соединять их в батареи! Это был бы колоссальный рывок в промышленности, городском хозяйстве, искусстве, да везде! И как ужасно понимать, что все это в нашем мире недостижимо!
  - Почему недостижимо?! - словно очнулся от транса Лабутински.
  - А вы сами посудите, - Форальдегид Пропан выдавил из себя горькую усмешку. - Нужные для накопителей газы содержатся в небольших количествах в природном. Чтобы их извлечь, необходимо применить несколько заклинаний замораживания с точным дозированием силы. Эту проблему я в конце концов решил. Но где взять сам газ?! У нас его добывают в мизерных количествах - там, где в землю достаточно воткнуть трубу, чтобы он по ней пошел. Бывает еще попутный газ на нефтепромыслах. Но его трудно уловить и сложно хранить, для этого требуется располагать большие резервуары возле каждой скважины. Поэтому даже в технологических мирах его чаще сжигают, чем как-то используют.
  - То есть, для опытов вы можете достать газ, а вот для широкого производства его не хватит? - переспросил Лабутински.
  - Если бы только это! Для того, чтобы газ мог выполнять функцию магического накопителя, он должен находиться в баллоне под большим давлением. А это - компрессоры, запорная арматура и, главное, сам баллон! Оказывается, что его изготовить не проще, чем паровой котел. Даже сложнее, потому что баллон должен быть во много раз меньше! Поэтому, чтобы наладить более-менее массовый выпуск накопителей, надо создавать целую отрасль промышленности. И начинать надо с получения качественной стали! Или закупать эти треклятые баллоны в других мирах, что тоже не выход!
  - И к каким же выводам вы пришли, коллега? - с обманчивой доброжелательностью поинтересовался Стэнниоль.
  - Поймите меня правильно, я не бунтарь и не посягаю на сложившийся порядок вещей, - Пропан с некоторой опаской бросил взгляд на столичного архимага. - Мне приходилось бывать в технологических мирах, и я знаю, чем они платят за свое видимое изобилие. Магия там низведена до мелких фокусов или вообще вынуждена прятаться по резервациям и секретиться от остального мира! Во многих случаях наши волшебные вещи удобнее и практичнее технических конструктов. К тому же, многие из нас умеют ставить себе на службу предметы из технологических миров. Это, например, отлично умеет мой коллега Гоберман, магистры Бельгудей и Гаудинер из ордена Серебряного Лома, Звиздуничар из Железного Зуба, да и я сам в этой дисциплине - специалист не из последних! Нам, магам, вообще не на что жаловаться. Но иногда эта техническая ограниченность так напрягает!
  Рука Пропана машинально метнулась в карман в поисках петарды, но на этот раз нашарила лишь пустоту. Премьер-магистр заметно сник, а глянув на провал в потолке, помрачнел еще больше.
  - Так какие отношения у вас были с императором? - терпеливо напомнил Стэнниоль.
  - Да какие там отношения?! Когда запустили эту программу "Шатер", я, конечно, ухватился за нее всеми руками и ногами. Ведь если государству что-то очень нужно, то все технические проблемы быстро решаются, не так ли?! И кое-что мне удалось, - маг приосанился. - Я разработал магические разрывные снаряды из простого литейного чугуна, а коллега Гаудинер придумал для них подходящий метатель. Испытания прошли успешно, и тут до меня дошли слухи, что всю программу закрывают! Я на приеме бросился к его величеству, но он не только подтвердил эти сведения, но и потребовал, чтобы я прекратил разработки! Естественно, я был в гневе!
  - Поэтому вы и решили покинуть дворец? - спросил Стэнниоль.
  - Конечно, иначе я бы там все разнес по камешку, - премьер-магистр тяжело вздохнул. - Признаю, что нехорошо поступил с привратником, но он, дурак, попытался меня остановить. Кажется, я бросил в него усыпляющим заклинанием... А из урны получилась такая шикарная ракета! - лицо Пропана на мгновение осветила улыбка. - Надеюсь, она не упала кому-то на голову?
  - У нас таких сведений нет, - нетерпеливо качнул головой Стэнниоль. - Но почему вы решили вернуться?
  - У меня возникла новая идея! Если закрывается военная программа, мои разработки можно использовать в мирных целях! Например, в горных работах. Или, скажем, если надо убрать что-то ненужное...
  - И вам захотелось сразу же предложить его величеству новый проект?
  - Конечно! Я вообще обычно действую быстро... Вернулся через тот же боковой вход...
  - Вы не заметили, стояла ли на входе защита? - почти перебил его Стэнниоль.
  - Не обратил внимания. У меня же был пропуск. Привратник, кажется, еще спал в этакой... неудобной позе, прямо на ступеньках. Я его больше не трогал... Потом начал искать императора. Мне не хотелось заходить в зал... Вообще не было желания показываться там снова... Надеялся, что его величество все еще с кем-то беседует, и хотел перехватить его в коридоре. Как-то не думал, что уже поздно. Помнится, когда я все же оказался в зале, меня удивило, что уже, оказывается, четверть второго ночи...
  - Куда же вы пошли? - осведомился Стэнниоль. - Сразу в Оружейный кабинет?
  - Нет, в переговорную, где мы с ним общались. Долго ждал у двери, потом решился заглянуть внутрь - пусто. Пришлось искать дальше.
  - Вы заглядывали в Оружейный кабинет?! - требовательно и жестко спросил архимаг.
  - Да...
  - Что вы там увидели?!
  - Императора... Он был уже мертв. Сразу же обратил внимание на нож, торчащий из груди...
  - Вы обследовали кабинет?!
  - Нет... Только заглянул - и назад... Понимаете, меня не так легко напугать, но там было... страшно. Ощущение словно разлитой там тяжелой, темной магии, которая все будто обволакивала... Эти ножи и кинжалы на стенах... Они уже знали, что их хозяин умер. Были взбудоражены, хотели крови, мести... Весьма неприятное впечатление... Но самое главное, там чувствовалась опасность. Словно фитиль уже догорает, и вот-вот прогремит взрыв. И этот источник опасности был еще там, мне даже почудилось какое-то движение. Я выскочил наружу и даже поставил дополнительную защиту, чтобы оно не вырвалось!
  - А когда вы заглядывали в кабинет, на нем стояла защита?
  - Не помню... Не обратил внимания. Если и была, то, наверное, слабая.
  Стэнниоль скрестил руки под подбородком.
  - Вам известно, что кабинет подвергся воздействию мощного заклинания обезмагичивания?!
  - Узнал, потом... Но тогда оно еще не сработало, это точно!
  - Хорошо! В какое время вы туда заглянули?
  - Часы в кабинете показывали без четверти час, но это явно неправильно. Минут десять второго, по меньшей мере...
  - Потом вы вернулись в зал, так? Почему вы не подняли тревогу?
  Рука премьер-магистра снова безуспешно попыталась нашарить что-то в кармане.
  - Считайте, что в первый момент я... испугался, что в убийстве обвинят меня самого. Ведь высказывая его величеству свое негодование, я... не сдерживался. А позже... мне как-то стало все равно. Словно после детского заклинания ленивчик, когда ничего не хочется делать... Начал приходить в себя только позже. Попробовал поговорить с секретарем императора, начать поиски... Но тут появился Борталоний...
  - Спасибо, - поблагодарил совсем уж пригорюнившегося магистра Стэнниоль. - Я могу попросить вас дать мне ваши воспоминания... неотредактированные? Для следствия это, конечно же, не доказательство, но я пока и не собираюсь выдвигать против вас каких-либо обвинений. А для меня это важно.
  - Ладно, берите, - Пропан обреченно вздохнул.
  Стэнниоль вынул из своего портфеля стеклянный флакон с хитро изогнутым горлышком и притертой пробкой, и осторожно поместил внутрь длинную бледную нить воспоминания, сформированную на его глазах Пропаном.
  - Благодарю, коллега, вы нам очень помогли, - кивнул он премьер-магистру с уже более теплой интонацией. - Не смеем вас больше тревожить. Можете возвращаться к себе... и вызывать ремонтников!
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Пообедать вместе с Селией не удалось - на улице ее ждал служебный экипаж. Увидев мое огорченное лицо, магичка чмокнула меня в щеку и пообещала завтра зайти, рассказать о результатах поездок. Еще раз напомнила о том, что нам с Таксом лучше тихонько посидеть дома несколько дней.
  В ответ я лишь огорченно вздохнул, вспомнив сегодняшнее "тихонькое" утро. Кстати, я ведь толком не успел ничего ей рассказать. Будь он неладен, этот Швендзибек с его идиотской инициативой!
  А вот и он! Выскочил на крыльцо, держась за ухо, и умчался, даже не посмотрев на нас. Такс появился следом. Я и не заметил, когда они отстали.
  Дома, как ни странно, нас с Таксом ждал полноценный обед. Вкусный и обильный. И что не менее удивительно, никто нам его не испортил.
  Менузею сей факт тоже порадовал. Она искренне переживала, что мое питание в последние дни не соответствует высоким стандартам госпожи Пампуки. А сегодня даже кофе было именно таким, как мне хотелось. Похоже, с кофеваркой провели серьезную воспитательную работу.
  После обеда меня охватило благодушное настроение. Может, все как-то само образуется? Убийцу конечно же поймают, Швендзибек отстанет, у Селии закончится практика и она не будет так занята в своем ордене... Хотя...
  О том, как дальше будут развиваться наши отношения, я старался пока не думать. Юная магичка, безусловно, очень приятная девушка, но не стоит забывать, что большинство приключений появились в моей жизни одновременно с ней.
  И когда-нибудь обо всем придется рассказать маман...
  Эта мысль мне совершенно не понравилась, и я решил заняться чем-нибудь умиротворяющим. Пошел в кабинет, достал материалы по своим исследованиям, о которых не вспоминал уже несколько дней, и погрузился в работу.
  
  Абсолютное большинство в современном магическом сообществе воспринимает магию как искусство, а не как точную науку. Много внимания уделяется ритуалистике, точности произнесения заклинаний, особенностям применения артефактов. В то же время, мой Учитель Мерлин уже не первую сотню лет обходится без этих премудростей. Он использует магические конструкты словно кирпичики, из которых создает комплексные заклинания изумительной красоты и сложности.
  Считается, что таким искусством могут овладеть лишь единицы из тысяч магов. Но, по моему мнению, эта задача решается, если применить к магии принципы работы с информационными конструктами, принятые в технологических мирах, так называемое программирование.
  Во время написания диссертации я исследовал все доступные труды по данному вопросу, не исключая и архивные первоисточники других миров, но так и не нашел в них подтверждения своей идее. Возможно, я действительно первый, кто натолкнулся на нее. Не скрою, мне не чуждо тщеславие, я с детства мечтал стать великим магом.
  Но универсальных, действующих в любых условиях алгоритмов я пока не наработал. А поскольку именно отсутствие зримого подтверждения моей теории на практике и вызвало столько споров во время защиты диссертации, а особенно, после нее, мне жизненно необходимо доказать, что мои идеи не высосаны из пальца.
  Расчеты гармоник и рядов всегда приводили меня в состояние спокойствия и умиротворения. Жаль только, что никому из живущих ныне в этом мире магов не составить и не удержать в уме комплексные заклинания более, чем третьего порядка. Я сам во время защиты диссертации использовал конструкцию из переходников и накопителей. Но отрадно думать, что такие вещи возможны и в принципе могут быть реализованы.
  Сегодня все шло, как по маслу. Удалось решить уравнения, которые раньше никак не приводились в систему. А теперь ряды прекрасно разложились, и получилось очень красивое заклинание четвертого порядка. Если им воспользоваться, вишни сами будут стряхиваться с дерева и укладываться в зачарованные ящики.
  Осталось опробовать на практике. Свеженький накопитель у меня есть, переходник где-то валялся... Вместо ящика можно и тазик какой-нибудь приспособить. Пока светло и нет дождя, вполне успею пару раз попробовать. Я даже приподнялся с кресла, но сразу же плюхнулся обратно. Как это часто бывает, от моего внимания ускользнул ма-а-аленький нюанс. Вокруг Вольтанутена нет вишен! Эти деревья вообще здесь не растут. Почему-то не приживаются.
  Я огорченно щелкнул пальцами. Может, удастся переделать заклинание на яблоки?! Но теперь расчеты шли туго - вдохновение ушло. После третьей попытки преобразовать одну и ту же формулу я сдался. Хватит на сегодня.
  Время пока что не слишком позднее, вполне успею заняться еще чем-нибудь. Кстати, а ужин уже был?!... Что-то вроде бы мне приносили. И в животе не урчит. Правильно, вот на столике стоят пустые тарелки. Интересно только, что же я ел? Если снова бульон - ладно, а если какие-то вкусняшки проглотил и не заметил, обидно. Может, у Такса спросить?
  Такс мирно дремал в своем углу. Возле него стояла чисто вылизанная плошка.
  Впрочем, не буду его будить. Лучше воспользуюсь моментом затишья.
  
  В тайной комнате меня ожидала злополучная табуретка. Я взял ее в руки и покрутил. Да, четвертая ножка заметно отличается от трех предыдущих. Но как раз она-то и получилась самой интересной. Может, оставить ее как есть, а заменить остальные?! Тем более, заготовок хватит.
  Работа так и спорилась, да и настроение заметно повысилось. Какое неприятное было начало сегодняшнего дня, но каким плодотворным выходит его завершение!
  Закончить удалось на удивление быстро. Я поставил табуретку у токарного станка и отошел подальше, оценивая результат. Теперь все четыре ножки были абсолютно разными. Но стояла она ровно и устойчиво. И, вообще, вся работа приняла какой-то завершенный вид.
  Оставлю как есть! В асимметрии тоже есть своя прелесть.
  Я занес готовую табуретку к себе в кабинет.
  Вот теперь время действительно позднее, пора ложиться спать.
  Такс уже проснулся. Тщательно обнюхал табурет и завилял хвостом. Обновка ему явно понравилась. В какой-то момент мне даже показалось, что он как-то подозрительно трется возле нее, его нога приподнимается, но наваждение быстро исчезло.
  Пока я укладывался, пес сидел возле меня и ворчал, что мои магические фокусы во сне доставляют много хлопот. Чтобы успокоить друга, я демонстративно наложил на себя заклинание, дающее спокойный крепкий сон без сновидений.
  
  Тем же вечером
  Вольтанутен. Кабачок "Тринадцать магов"
  
  - Пока к нам не пожаловали вечерние гости, давайте подведем предварительные итоги. К каким выводам пришли вы, коллега, за первые два дня?
  Стэнниоль и Лабутински сидели в "конспиративном" ресторанчике. Младшему магу здесь нравилось все больше и больше. Даже затрапезная вывеска начала казаться более симпатичной. А обсуждение меню навело на мысль, что каждый визит сюда, скорее всего, станет для него маленьким гастрономическим открытием.
  Шеф не был бы собой, если бы не старался эффективно использовать каждую минуту. Вот и сейчас, похоже, пытается устроить мини-экзамен своему подчиненному. Впрочем, пока заказ принесут, они вполне успеют обсудить собранную информацию.
  - Мне думается, что орден Глиняного Демона не причастен к преступлению. У них не было мотивов. Ни одна из их разработок по программе "Шатер" не имеет практической ценности. Закрытие проекта для них - возможность выйти из неудачного дела без потери лица. Ни у кого из их верхушки не находится причин для убийства императора. Во всяком случае, известных нам причин.
  - Правильно, известных. Поэтому пока не будем исключать орден Глиняного Демона из числа подозреваемых, но перенесем его в конец списка.
  - Все-таки в конец?
  - Да. Старый горшечник Голембиозис пристукнул бы императора, не моргнув глазом, если бы его покойное величество в чем-то очень серьезно перешло бы ему дорогу. Но он действовал бы намного тоньше и изобретательнее. Если бы за всем этим делом стоял Голембиозис, мы с вами расследовали бы не таинственное убийство, а подозрительный несчастный случай. И скорее всего, вернулись бы в столицу уверенные, что он произошел по естественным причинам.
  - А с орденом Бездонной Чаши что делать? Тоже в конец списка?
  - У вас есть сомнения на этот счет? - прищурился Стэнниоль, с улыбкой глянув на молодого помощника.
  - Очень незначительные, - Лабутински так же внимательно взглянул на своего наставника, словно ожидая от него подтверждения. - С одной стороны, у меня возникло впечатление, что весь орден живет в своей пирамиде как в башне, свысока посматривая на тех, кто копошится внизу, и слабо интересуясь их жизнью. Мне кажется, что "Шатер" и все, что с ним связано, для них как-то... слишком мимолетно, да?
  - Неплохо, неплохо, - приободрил ученика архимаг. - Что же у вас с другой стороны?
  - С другой... Личности, которые, так сказать, способны сойти со своего пьедестала, чтобы совершить убийство. Однако магистр Пропан, у которого были и мотив, и возможности, на мой взгляд, слишком импульсивен и слишком привержен своим взрывающимся штучкам...
  - Согласен, - с довольным видом кивнул шеф. - Убийство в его исполнении выглядело бы совсем по-другому. Поэтому, пока не появилось новых свидетельств, я склонен ему верить.
  - Снуфеллинг, как мы узнали, вне подозрений. Остается старший магистр Гоберман. У него вроде бы есть алиби, но это появление на приеме его фантома меня как-то тревожит.
  - Помилуйте! - ворчливо всплеснул руками Стэнниоль. - Полдня я только и слышу - Гоберман, Гоберман, Гоберман, Гоберман!... Гоберман! Да, у него репутация жесткого деляги, но такие типы обычно очень четко знают свои границы! Одно дело - расправиться с заезжим мошенником, который здесь никто и звать его никак, и совсем другое - покуситься на жизнь члена империума, хоть и бывшего. Я бы мог поверить, если бы речь шла о какой-то баснословной прибыли! Но самый большой компромат, который мне вывалили на этого Гобермана, заключался в откате с той установки по выращиванию кристаллов, покупать которую он поехал! Да закупит ее орден все равно, не сейчас, так через год! Нет, коллега, в этой истории пока не видно каких-либо очень больших финансовых интересов. Закрытие военной программы - не более, чем упущенная выгода! Это несерьезно, за такое не убивают. Император распрощался жизнью не из-за денег! Там на кону стояло нечто более ценное! То, что дороже золота!
  - И что же это могло быть?!
  - Жизнь. Или власть.
  - Если причина - власть, может ли оказаться, что заказчик преступления находится в столице? - предположил Лабутински.
  Архимаг скорчил недовольную гримасу, да так, что пенсне едва не свалилось с носа. Он едва успел придержать его рукой.
  
  Дверь отворилась, вошел официант. Начал сервировать стол. Увидев, что гости еще не притрагивались к напиткам, предложил аперитив.
  Лабутински заерзал. Обсуждение увлекло его, он хотел предложить свои версии и задержка его нервировала.
  Наконец они снова остались одни.
  - Меня уверяли, что в этом деле нет никакой политической подоплеки, - продолжил Стэнниоль, неторопливо потягивая из своего бокала. - Но вы, пожалуй, правы. Эту версию нельзя отвергать. Император мог крепко наступить кому-то на хвост. В столице или даже в сопредельных державах.
  - А может, он так хорошо изображал здесь опального оппозиционера, что кто-то решил втянуть его в настоящий заговор?! А потом понял, что фатально ошибся в выборе конфидента, и убил императора, чтобы тот его не сдал? - выпалил молодой маг.
  - Все может быть, - архимаг отставил напиток. - Хотя эта версия больше похожа на сюжет какого-то романа. Пусть ей занимается советник Гельминтай. Заговоры и интриги - это по его части. Мы же с вами - маги. Поэтому займемся непосредственными исполнителями. Поглядим, какие воспоминания оставил нам магистр Пропан...
  Сыщик достал из портфеля шкатулку и сосуд с нитью. После непродолжительных манипуляций оба приступили к просмотру.
  - Не густо, - подытожил дознаватель, когда "сеанс" завершился. - Как вы думаете, коллега, наш магистр отредактировал запись?
  - Я не заметил таких признаков, - подумав, дал честный ответ Лабутински.
  И, кажется, угадал.
  - Я тоже ничего не заметил, - задумчиво почесал нос, поправляя пенсне, Стэнниоль. - Значит, будем условно считать, что магистр Пропан нам не солгал и продемонстрировал все, что видел.
  Он снова потянулся к своему бокалу.
  - Что показалось вам интересным?
  - М-м-м... - молодой маг вновь почувствовал себя, как на экзамене. - Во время своей прогулки по коридорам дворца он никого не заметил. Хотя вполне вероятно, что там кто-то был.
  - Вот именно, - удовлетворенно кивнул архимаг. - Воспоминания всегда субъективны. Они отражают не реальность, а ее восприятие донором. Поэтому к ним и надо относиться с большой осторожностью. Хотя в данном случае я готов согласиться с магистром, что в кабинете кто-то присутствовал.
  - Убийца?!
  - Не исключено. Хотя тут возникают новые вопросы. Например, почему он даже не попытался задержать или устранить Пропана, а предпочел затаиться?
  - Боялся нашуметь?
  - А какой смысл? Вероятнее всего следовало ожидать, что Пропан, увидев мертвого императора, сразу же поднимет тревогу.
  - Может, он и набросил на него ленивчик? Это ведь очень простое заклинание, быстро кастуется и накладывается почти незаметно для объекта.
  - Но тогда придется предположить, что появление Пропана не застало его врасплох.
  - Поставил перед кабинетом сигналку?
  - Может быть... - Стэнниоль с сомнением пожал плечами. - Но, так или иначе, практически сразу после визита магистра он применил обезмагичивание. И, надо понимать, ретировался. Согласно нашему графику, Пропан вернулся в зал примерно в четверть второго. И примерно в это же время Борталоний ощутил некий выброс магии.
  
  Появился официант - на этот раз другой. Впрочем, судя по тому, как они поздоровались с архимагом, незнакомым он был только для Лабутински. На подносе он нес первую часть заказа. От тарелок шел такой вкусный запах, что старший маг не удержался и повел носом:
  - Неужели в мясо и карри положили?
  - Обязательно, - улыбнулся официант. - Немного, как и положено по рецепту.
  - Где же вы раздобыли такую редкость?
  - Специально для ценителей держим.
  Стэнниоль лишь улыбнулся в ответ. Лабутински даже брови вскинул удивленно - он впервые видел шефа таким довольным.
  Некоторое время они молчали, наслаждаясь вкусом. Младший сотрудник не выдержал первым.
  - Но все равно, убийца получается на редкость хладнокровным мерзавцем, - заметил он. - Судя по состоянию тела, когда его увидел Пропан, смерть императора явно наступила не только что.
  - Да, я тоже обратил на это внимание, - кивнул Стэнниоль. - Интересно, что его задержало? Кабинет можно было подготовить к обезмагичиванию меньше, чем за пять минут, включая наложение антитезиса. Если бы там был Понт, можно было бы предположить, что он потратил время на обыск кабинета. Но мы не заметили там никаких следов вскрытия тайников. Наши эксперты-криминалисты этого не пропустили бы.
  - А если ему понадобилось сделать подмену для живого кинжала?
  - Для чего? - Стэнниоль неопределенно пожал плечами. - Понятно, что оставлять такого свидетеля в кабинете не стоило. Но злоумышленник мог просто забрать его с собой. Создавать копию было бессмысленно - вся маскировка слетала при обезмагичивании.
  - А что, если их было двое?!
  Новое для него блюдо молодому магу понравилось, настроение улучшилось. Теперь он просто фонтанировал идеями.
  - Например, первый убил императора, а потом провел во дворец сообщника, чтобы тот замел следы?! Ведь защита на боковом входе была взломана!
  - Хм, сложно, но допустимо, - вынес вердикт архимаг. - Например, если убийца затем собирался возвращаться к гостям. Ведь обезмагичивание никто из участников приема не применял, это мы выяснили точно. Или же убийца действительно прошел во дворец извне и, сделав свое черное дело, удалился тем же путем.
  - То есть, это, скорее всего, Понт?
  - Во всяком случае, вероятность этого растет, да, растет... По крайней мере, опытный шпион мог придумать, как обойти мою защиту... Или не Понт...
  Шеф замолчал. То ли наслаждался вкусом, то ли размышлял над выдвинутыми версиями. Лабутински не перебивал его, тоже обдумывая возможные варианты.
  
  - Скажите, что вы знаете о молодом Пампуке? Вы ведь с ним знакомы? - Стэнниоль нарушил молчание первым.
  - Не больше, чем могут быть знакомы два студента из одного мира, обучающиеся в МАВМИ. Боюсь, в Оружейном кабинете Пампука меня не узнал. У него всегда была плохая память на лица.
  - Хм, интересно. То есть, что-то о нем вам все-таки известно?
  - В общем, да. Это была достаточно примечательная личность. Блестящий диссертант, восходящая звезда магической науки. К нему всегда шли, когда нужно было решить какую-то интересную задачу. От тривиальных он увиливал. И одновременно классический, может, даже немного утрированный, образ рассеянного ученого.
  - Настоящий образ? Не маска?
  - Нет. Я слышал, у него даже было прозвище Носорог. Знаете, у которого плохое зрение, но это не его проблемы, а ваши. Когда он о чем-то задумывался, то не замечал препятствий.
  - Магических барьеров?
  - Именно так. Про Пампуку говорили, что он может снести любую защиту, просто не заметив ее. Но, в то же время, насколько мне известно, он не относился к профессиональным ломщикам. Вообще, спонтанная магия выходила у него лучше, чем осознанная. Помню, было несколько примечательных случаев.
  Лабутински не удержался и хихикнул.
  - Да, интересная личность, - Стэнниоль задумчиво пошевелил губами. - Талант?
  - Несомненный, - подтвердил Лабутински. - В чем-то, может быть, даже гений. Но плохо приспособленный к реальной жизни. Привести примеры?
  - Не надо, - покачал головой архимаг. - Вы знаете, на какие средства он жил?
  - Вначале - грант, наверное, - Лабутински неопределенно пожал плечами. - А позже... не знаю. Подрабатывал, вероятно, как и другие диссертанты и студенты старших курсов. В МАВМИ были для этого возможности... Думаете, он причастен к убийству?
  Стэнниоль задумчиво поправил пенсне.
  - Нет, вряд ли. Для настоящего убийцы он слишком мельтешит, постоянно попадаясь у нас на дороге. Но то, что с этим делом он как-то связан, несомненно... А не является ли он случайно агентом Надзора?! Если здесь есть их интерес, кто-то из их людей обязан крутиться где-то рядом.
  - Полагаете, он проводит собственное расследование? - с некоторым сомнением в голосе поинтересовался Лабутински.
  - Пытается. В Надзоре никогда не было сильных оперативников, - Стэнниоль пренебрежительно махнул рукой. - Однако к Пампуке и его окружению стоит присмотреться. Не исключено, что он выведет нас на какой-то след... Впрочем, тс-с-с, об этом позже. Кажется, нас опять собирается почтить своим присутствием магистр Борталоний...
  
  Очередная тень материализовалась в дверях кабинета, заняв собой практически весь проем. Гость, отдуваясь, присел за стол к тому месту, где отдельно был установлен третий прибор.
  - Э-э-э... Вы кого-то ждете?
  - Да. Вас. Вчера вы выглядели таким изможденным, а здесь изумительные десерты.
  Будто в подтверждение его слов появился официант со сладким. Число порций было кратно трем.
  - И в самом деле, очень вкусно, - Борталоний с удовлетворением вгрызся в пирожное. - Прямо жаль, что я не могу отплатить вам такой же сладкой информацией!
  Слуга поспешно ретировался.
  - Но, надеюсь, вы все-таки пришли к нам не с пустыми руками? - прищурился Стэнниоль.
  - Само собой, нет! Есть несколько любопытных сведений. Например, наш Цирлифекс отправился сегодня в орден Железного Зуба. Вернулся оттуда весь провонявший. Не знаю, чем он там занимался, - новые клетки испытывал или зверям брюхо чесал, но о чем-то они там сговаривались и не до конца сговорились.
  - Точно? - блеснул стеклами пенсне Стэнниоль.
  - Ну да. Выглядел наш магистр так, словно его там укусили. Не до крови, а так, легонько цапнули, чтобы не приставал. Как явился, сразу же заперся с шефом, и они о чем-то целый час шушукались.
  - Любопытно, но не более того, - подытожил Стэнниоль. - Считайте, пирожные вы еще не отработали.
  - Да я еще только начал! Вот еще один интересный слух. Великий магистр Снуфелинг отправил гонца в соседний мир проверить алиби старшего магистра Гобермана.
  - А что, на этот счет возникли сомнения? - полюбопытствовал столичный сыщик.
  - Очевидно, да. Но о результатах мне пока ничего не известно. Наверное, завтра.
  - Завтра так завтра, - покладисто согласился архимаг. - А что вы приготовили нам на... хм... десерт?
  - О, это будет острое блюдо! - Борталоний довольно засмеялся. - У нас собираются взять за жабры Алмазные Врата!
  - Причины?
  - Насколько мне известно, Великому магистру Квантофельбауму были заданы некоторые вопросы, - Борталоний понизил голос до шепота. - Он на них не ответил. Или не пожелал ответить. В любом случае, повел себя неправильно. По-хорошему он, похоже, не понимает. Поэтому вопросы ему будут задавать по-другому и в другой обстановке.
  - Собираетесь брать приступом штаб-квартиру ордена?! - удивленно приподнял бровь Стэнниоль.
  - Нет, что вы! Это совершенно исключено! - энергично замотал головой Борталоний. - Мы просто собираемся зайти к ним в гости. Наши, ломовики, и эти, чашечники, которые бездонные.
  - Пожалуй, туда стоит заглянуть и нам, - задумчиво заметил архимаг, переглянувшись с помощником.
  - Заходите, будет интересно. Посмотрим, так ли хороша их защита, Ходят слухи, - Борталоний снова перешел на конспиративный шепот, - что несколько дней назад один молодой, да ранний магистр прошел через нее, словно в открытую дверь!
  - И кто же этот уникум?!
  - Да вы его знаете, - усмехнулся Борталоний. - Тот самый, что у нас вчера погром устроил. Монбазор Пампука. Слышали?
  - Приходилось, - Стэнниоль загадочно улыбнулся.
  - Учтите, некоторые у нас не очень хорошо о нем думают, - заговорщицким шепотом заметил Борталоний. - И, как мне кажется, неспроста. Может, стоит его хорошенько проверить?
  - Может и стоит, - дознаватель был сама любезность. - Спасибо за помощь. Если ваша информация поможет найти преступника, обещаю, что моя благодарность не ограничится пирожными.
  - Заметано, - Борталоний сыто улыбнулся. - Тогда завтра, как говорится, на том же месте, в тот же час?
  
  Как только гость ушел, Лабутински потянул к себе временной график.
  - Странно, почему они так взъелись на Квантофельбаума? - удивленно спросил он. - Если верить Пропану, у Великого магистра и его... м-м-м... соратников просто не хватило бы времени совершить убийство. Они покинули зал буквально за пять минут до появления там нашего взрывного магистра.
  - Да, это так, - Стэнниоль забрал у помощника лист бумаги и с минуту изучал расчеты. - Если Пропан нигде не солгал и не перепутал, а у меня пока нет оснований ставить его показания под сомнение, во время убийства вне зала находились только Борталоний с его деловым партнером Бельгудеем и вторая парочка из Железного Зуба.
  - Теоретически Борталоний с Бельгудеем могли бы сговориться. Тем более, что Бельгудей потом из дворца ушел, - заметил Лабутински. - Но тогда Борталоний не пришел бы к нам.
  - Не пришел, - согласился Стэнниоль. - Я лично знаю только один случай, когда убийца начал сам набиваться в помощники к дознавателю. Причем описан он был не в специальной, а в художественной литературе.
  - Тогда что нам остается? Убил один, а сообщник извне замел следы с помощью обезмагичивания?
  - Возможно, но сложно, - покачал головой Стэнниоль. - Проще предположить, что императора убил некто, проникший во дворец через боковой вход. И я по-прежнему считаю, что это скорее всего был не Понт.
  - А кто же тогда?!
  - Скажем, профессиональный убийца, что гораздо хуже. Или, возможно, один из странным образом размножившихся Великих магистров Банабаки.
  - Может, тогда стоит позадавать вопросы оригиналу?
  - Может быть, может быть... Хотя, с другой стороны, сходить в гости к Великому магистру Квантофельбауму в хорошей компании - тоже неплохой вариант. Иногда во время подобных визитов узнаешь весьма интересные вещи.
  - И когда вы будете выбирать? Утром?
  - Конечно, - Стэнниоль улыбнулся нетерпеливости помощника. - Поверьте моему опыту, каша заваривается знатная. Не удивлюсь, если уже этой ночью произойдет что-то интересное.
  
  
  Глава 26. Те, кто приходят ночью
  
  После вечернего дождя
  Вольтанутен. Дом у канала
  
  Старый дом, уединенно стоявший посреди сильно запущенного сада, казался покинутым и заброшенным. Наружу не пробивалось ни единого огонька, а посланный туда фантом, уже третий по счету, не обнаружил ни людей, ни магических ловушек. Свободными оказались и пути отхода.
  Чаймиз Понт сердито развеял фантома. Надо все-таки на что-то решаться. Паранойя - полезное для выживания качество, но нельзя постоянно идти у нее на поводу! Пора, наконец, зайти в дом, забрать оставленный для него пакет, а затем покинуть этот гостеприимный город, где для него стало слишком горячо.
  Тем не менее, разведчик медлил. При своей опасной работе он был жив и здоров еще и потому, что привык доверять своему чувству опасности. А оно продолжало посылать ему слабые, но различимые сигналы тревоги.
  Что же не так?! Здесь он уже не в первый раз. Через этот "почтовый ящик" неоднократно передавались различные сообщения и посылки. Местной контрразведке о нем ничего не известно, иначе его предупредил бы внедренный туда "крот". Засады нигде нет - это он проверил в первую очередь.
  Западня внутри?! Но его фантомы, заточенные именно на поиск следов чужой магии, ничего там не обнаружили. Призванный карликовый кабамот, весом как раз примерно со взрослого мужчину, исправно потопал по лестницам и коридорам, в подозрительных местах тяжело вставая на задние лапы. А перед тем как исчезнуть, сдвинул носом передачу, продемонстрировав отсутствие соединенных с ней магических и физических ловушек.
  Еще раз обозрев окрестности через бинокль с просветленной оптикой и иномирянский ноктовизор, Чаймиз Понт, наконец, понял, что его смущает. Приоткрытое чердачное окно в доме на другой стороне канала буквально кричало о снайперской засаде. Но не в этом же мире! Расстояние - почти полтысячи шагов, оттуда его не достать ни файерболом, ни ледяной стрелой, ни узконаправленным проклятием. Арбалету или мушкету не хватит ни точности, ни дальности, а чужака с винтовкой и ночным прицелом Понт не очень-то и опасался. Такая личность была бы здесь слишком приметной, и его бы обязательно предупредили.
  И все равно, отправить бы в это место фантома! Но через канал ему не перебраться, а мост далековато, по нему постоянно ходят люди и стоят стражники.
  В другой ситуации Понт развернулся бы и ушел, но ему был очень нужен этот пакет, и совсем не оставалось времени. Так что - идти?! Или провести последнюю проверку - рискованную, потому что на доппеля придется потратить почти весь магический резерв, и до следующего утра, а то и до полудня в магическом плане он будет слаб и беззащитен как младенец.
  Ну, решайся же! Меньше чем через минуту от убежища шпиона отделился сгусток тьмы и целеустремленно направился к заброшенному дому. Сделал небольшой крюк, по привычке проверяя, нет ли "хвоста", и просочился сквозь забор в месте известной посвященным прорехи в "вечной" магической защите.
  Чуть позже темная фигура в очкастой маске ноктовизора проникла в дом, прокралась по коридору и прошмыгнула в нужную комнату. С усилием подняла пакет с выщербленной мраморной крышки массивного стола и подняла его к лицу, словно стараясь что-то рассмотреть в пробивающемся через окно свете далеких фонарей.
  В этот самый момент в широкий проем на первом этаже, где раньше была длинная отрытая веранда, влетел шарик из обожженной глины. Врезавшись в стену, он рассыпался в пыль, высвободив содержимое.
  Только тогда Чаймиз Понт с запозданием понял, почему ни один из его фантомов не заметил неладное. Весь дом был огромной магической ловушкой, просто находившейся в "спящем" состоянии. Чтобы ее пробудить, требовался активатор, который как раз и был доставлен в нужное место, хотя и весьма необычным способом.
  Из полов, потолков, стен внезапно выстрелили длинные острые ледяные иглы, частые как щетина на щетке. Ничего живого в зоне их поражения, конечно же, остаться не могло.
  
  Понт дрожащей рукой вытер со лба обильно проступивший пот. Развоплощение доппеля всегда давало чувствительный откат по магу, вложившему в этот сложный, почти материальный конструкт значительную долю своей силы и даже, как говорили, кусочек души.
  Справившись с накатившим приступом дурноты, разведчик попытался сосредоточиться. Если раньше он только подозревал, что убийство императора Венизелоса не случайно произошло в ночь его визита во дворец, то теперь он был в этом уверен. Давно его не пытались убить так целеустремленно!
  Чрезвычайная ситуация, бесспорно, требовала нетривиальных ходов. Но сначала ему надо было дотянуть хотя бы до утра на оставшихся крохах сил - физических и магических.
  Не самая простая задача.
  
  Этой же ночью, около полуночи
  Вольтанутен. Перекресток Деревянных Яблок
  
  - ...Хорошо, вот тебе другая загадка. Текёт, а не речка - что такое?!
  - Сопля. У тебя из носа.
  - Это нечестно! - возмущенно шмыгнул Твиндельдаст. - Чего дразнишься?
  - Шмыгать прекращай! Надоел уже со своим насморком.
  - Вот всегда так! Под дождь мы попали оба. Теперь я простуженный, а ты - нет!
  - Я говорил тебе: лечись сразу! А ты запустил. Сам виноват, а обижаешься, - Твиндельдам с видимым удовольствием отчитывал брата. Все равно в засаде больше заняться было нечем.
  Тот обиженно засопел. Вот только с заложенным носом тихонько сопеть не получалось - лишь громко пыхтеть. Напарник снова укоризненно посмотрел в его сторону.
  - Я и лечился, - начал оправдываться Твиндельдаст. - Но почему-то не получилось...
  - Правильно! А чего ты ждал? Ты же ускорил очистку организма от болезни.
  - А что здесь не так?
  - Ты... все... процессы.. ускорил... в... три... раза! - медленно, по словам отчеканил Твиндельдам. - И производство соплей, и их выброс. Вот и лови свой... соплетек!
  Твиндельдаст не нашелся, что ответить. Он помрачнел и отвернулся в сторону. Как назло, у него даже носового платка с собой не было. Братья их никогда не носили, считали, что магам такие мелочи не нужны. Мелочь то мелочь, а рукав уже промок насквозь!
  Наступила тишина, перемежаемая пыхтением и ритмичными пришмыгиваниями. Твиндельдам не выдержал первым.
  - Сколько нам еще ждать?!
  - Не знаю, - буркнул Твиндельдаст. - Заклинание подействовало не до конца. Там еще не все уснули.
  - Как не все?! - возмутился его собеседник. - Я их качественно приложил! Или ты и собаку посчитал?!
  - Конечно же, нет! На собаку и не должно было подействовать! Но кто-то в доме еще не спит. Сам посмотри!
  - Ничего сам сделать не можешь! - Твиндельдам запустил сканирующее заклинание. - У меня все спят!
  - На кухне посмотри, - сердито сверкнул глазами брат. - В углу что-то шевелится.
  - Идиот! Это же техномагический конструкт! Он не живой, а оживленный! Поэтому и не усыпляется.
  - А если он охранный?! Что тогда будем делать?!
  - Да откуда у него может быть искусственный охранник?! Оглушу его - и все! Пошли, а то не могу уже слышать твое шмыгание.
  - Так помог бы... - тихонько проворчал Твиндельдаст.
  Но его никто не услышал. Или сделал вид.
  Твиндельдам решительно поднялся с места и в следующий миг кулем свалился на землю. Мощная сосулька, столкнувшись с его головой, со звоном рассыпалась на кусочки. К счастью, она была с затупленным концом - обошлось без крови.
  - Эй, там чего? Откуда?!
  Твиндельдаст подскочил, спешно выстраивая над головой непробиваемую магическую крышу. Поэтому следующая сосулька огрела его со спины по затылку.
  
  Пробуждение от подсунутой под нос склянки с вонючим содержимым было неприятным. Твиндельдам рванулся, но магические путы держали прочно.
  - Это еще что за шутки?! - возмутился он.
  - Никаких шуток, - послышался из тьмы холодный голос старшего магистра Звиздуничара. Пленник незаметно напружинил мышцы, но в тот же миг почувствовал, что на стягивающую его паутину навивается новый слой. - Я совершенно серьезен. Что вы здесь делаете?!
  - А ты что, это местечко выкупил? - огрызнулся Твиндельдам, лихорадочно выискивая точку сопряжения в магических оковах.
  - Ответ неправильный, - рука Звиздуничара внезапно удлинилась, превращаясь в ледяной дротик. Его острие, тонкое, как игла, качнулось прямо перед глазами икнувшего от неожиданности Твиндельдама. - Повторяю вопрос. И перестаньте шмыгать! Это меня раздражает!
  - Де богу, - гнусаво пожаловался Твиндельдаст. - У бедя дясборк. Обострился.
  - Ну, это можно поправить...
  Резко дохнуло холодом, и под носом у "пациента" выросло странноватое украшение, похожее на клыки моржа. Все потеки - и свежие, и более давние - в один миг замерзли. Ледяная корочка неприятно холодила и стягивала кожу, но зато течь перестало. Бедняга издал неопределенный кряхтящий звук и испуганно замолчал.
  - Итак, я слушаю, - острие ледяного дротика снова слегка колыхнулось, заставив Твиндельдама откинуть голову назад - насколько это было возможно в его положении.
  Можно было, наверное, еще немного потянуть время в надежде на то, что оковы наконец поддадутся. Но зловещая репутация Ледяного мага из ордена Железного Зуба была слишком хорошо известна... в узких кругах. Поэтому пленник не стал геройствовать и рассказал проклятому "зверятнику" все, что его интересовало.
  - Великолепно! - Звиздуничар нехорошо улыбнулся. - Значит, это все ваше снаряжение?
  Скосив глаза, Твиндельдам мрачно обозрел отобранные у них вещи - кинжал в богато украшенных ножнах, покрытый чуть переливающейся пленкой стазиса, стеклянный флакон со слабо извивающимся внутри длинным тонким червем, казавшимся в темноте светло-серым, и тщательно завернутый в листья лопуха большой кусок ароматного жареного мяса.
  - А это вы, значит, для собачки припасли? Что там - снотворное?
  - Стрихнин, - хмуро прохрипел старший из братьев. Младший боялся дохнуть лишний раз, не зная, как на это среагирует образование под носом.
  - Вам отдал такой приказ Великий магистр?! - ледяным голосом поинтересовался Звиздуинчар.
  - Нет, - признался Твиндельдам. - Но ее же надо как-то нейтрализовать!
  - Идиоты! - припечатал Звиздуничар. - Вдвойне идиоты. Нет, хуже. Невежды! Ценность этой собаки, чтоб вы знали, больше, чем всего этого дома вместе со всем его содержимым и обитателями! Ваше счастье, что наши цели в чем-то совпадают. В общем, передайте Великому магистру, что выполнение его задания взял на себя более квалифицированный исполнитель. А сейчас - катитесь отсюда!
  Земля под близнецами превратилась в гладкую ледяную дорожку. Получив один на двоих мощный магический пинок, они с визгом помчались по ней в неведомые дали.
  Проводив их взглядом, Звиздуничар выбросил братцев из головы. Наложенные им путы крепкие, раньше чем часа через два они не освободятся. А ему пора на дело.
  Превратив напоследок злополучный кусок мяса в замороженную ледышку, Звиздуничар перемахнул через забор, окружающий дом магистра Монбазора Пампуки. Защита с него уже была снята Твиндельдамом и Твиндельдастом, так что ему не пришлось терять время.
  
  ТАКС
  
  Верность хозяину - одна из основных функций. Для ее изменения необходима перепрошивка.
  Из Инструкции по эксплуатации ТАКС
  
  Я не сразу понял, что меня разбудило. А когда сообразил, сон мигом вылетел из головы. В доме ощущалась чужая магия! Тихая, вкрадчивая, уютная и усыпляющая.
  Первым делом, естественно, сообщить хозяину! Однако Монбазор крепко спал. Я же сам вечером настоял, чтобы он наложил на себя заклинание спокойного сна! Чужую магию он сейчас не чувствует, она просто от него отскакивает.
  Пожалуй, не стоит его будить. Неизвестно, как поведет себя Монбазор спросонок, и что он отмочит. Магическая опасность, похоже, не настолько велика, чтобы устраивать очередное побоище.
  Переключиться в боевой режим заняло меньше секунды. Вначале - просканировать окружающую местность. Ага, вот и источник! За забором обнаружились два мага - это они наслали сон на обитателей дома. Но почему-то они ничего не предпринимают. Никакой агрессии. Хм, странно!
  Я решил подождать, но пауза затянулась. Пришлось выйти из боевого режима - слишком затратно поддерживать его длительное время.
  Появился третий. Недостающий сообщник?! Нет, они, скорее, соперники. Сразу к ним не подошел. Затаился, выжидает удобный момент.
  Судя по ауре, маги из разных орденов. И все три мне смутно знакомы.
  За забором наконец-то началось движение, даже мелькают какие-то заклинания. Похоже, гость решил "поздороваться". Пришелец оказался сильнее - тем двоим пришлось покинуть "пригретое" местечко. А сам он поспешил навестить нас.
  Визитер направлялся к двери черного хода. И чем ему парадная не угодила? Ну что ж, могу его и на кухне встретить. Так и быть, горничную беспокоить не буду.
  Кофеварка окликнула меня в самый неподходящий момент. Пришлось цыкнуть на нее - для светских разговоров не было времени. Но у нашей "барышни", как обычно, было свое мнение. Услышав о возможной опасности, она встрепенулась и угрожающе выставила вперед шнур питания. Мне еще народного ополчения здесь не хватало!
  Приказал ей засесть в засаду и притвориться обычной вещью. Идея оказалась удачной. Кофеварка замерла и даже прикрылась кухонной салфеткой, предварительно стянутой с хлебницы.
  
  "Послушай... Я знаю, ты меня слышишь... Да, я тебя зову..."
  Чужой голос звучал то сильнее, то слабее, то совсем исчезал. Казалось, кто-то ищет и не может найти нужную волну. Я молчал, стараясь ничем не выдать себя.
  "Я хочу просто поговорить с тобой... Ты же слышишь меня... Я чувствую твое дыхание".
  Врет он все, ни сопение, ни дыхание он слышать не может - это внешние "украшения" речи.
  Наконец-то мне наскучила игра в прятки.
  "Порядочные люди без спросу по гостям не ходят. Особенно по ночам. И хозяев не усыпляют".
  За дверью черного хода раздался радостный смешок - гость уже стоял на пороге:
  - Днем сложнее найти возможность пообщаться, не споришь? Ты позволишь мне войти? Как-то неудобно разговаривать через дверь.
  Манометр кофеварки осторожно выглянул из-под салфетки. Я свирепо глянул на него, и маскировка вернулась на место.
  - Обещаю, что не причиню вреда ни тебе, ни людям, которые находятся в доме, - продолжал уговаривать меня посетитель. - Кстати, сам я никого не усыплял. Наоборот, разобрался с теми, кто это сделал.
  Может, прилечь на пол? Стоять надоело.
  - Я хотел бы обсудить с тобой кое-какие вещи. Твоему хозяину не стоит это слышать, его это не касается.
  Если Монбазора это не касается, то почему я должен тратить время на пустые разговоры?!
  - Давай не будем играть в молчанку, - визитер начинал нервничать. - Может, другие и недооценивают тебя. Но я-то знаю, чего ты стоишь! Ты же умнее многих из них!
  Ого, пошла грубая лесть. Гость настроен серьезно. Пожалуй, пора его впускать. А то он еще замок нам сломает - уж очень активно шебуршит чем-то.
  Маг ничуть не смутился, увидев меня в дверном проеме. Зашел, по-деловому осмотрел кухню. Зачем-то заглянул под салфетку кофеварки. (Стрелку манометра заклинило в положении "руки вверх").
  - Ты разрешишь мне немного посветить? Мы, люди, не очень комфортно чувствуем себя в темноте.
  Будто ему так нужно мое разрешение!
  Небольшой синеватый магический огонек повис в воздухе. Не столько света добавил, сколько пляшущих теней. Чтобы не скучно было в темноте общаться.
  - Я прибыл к тебе по поручению моего шефа, Великого магистра Банабаки.
  Многозначительная пауза. Ну и что он молчит? Ждет, пока я вытянусь по стойке "смирно"? Или я должен на шею ему броситься, облобызать на радостях?
  - Он приглашает тебя перейти к нему на службу, - улыбка гостя, едва различимая под низко опущенным капюшоном маскировочного плаща, напоминала хищный оскал. Хотя, по идее, должна была демонстрировать дружелюбие.
  Оглянувшись, он выбрал стул и присел. И выжидательно уставился на меня.
  "У меня есть хозяин. Свободные вакансии меня не интересуют".
  - И что ты видишь при своем хозяине?! Да кто он такой?! - взвился "зверятник". - Извини, но он просто неудачник! Ни достойного места в жизни, ни даже мало-мальски реальных перспектив! Верх его карьеры - управление фиглярами на карнавале!
  Неужели он нервничает? Интересно, из-за чего?
  Похоже, мой собеседник и сам понял, что переиграл, и немного сбавил тон.
  - Мой шеф сможет обеспечить гармоничное развитие твоей личности, - уже нормальным голосом вещал он. - Подумай, какую насыщенную, какую разнообразную жизнь ты сможешь с ним вести!...
  "Скажи мне: зачем, зачем он ко мне заглядывал?! Ему зверинца своего мало?!"
  Голос дрожал - кофеварка была возмущена до глубины души.
  Наш гость запнулся на полуслове и удивлено осмотрел комнату. Салфетка на манометре даже не дрогнула. Я принципиально в тот угол не смотрел, но демонстративно поднял бровь.
  "Да не слышит он меня! Вернее слышит, но не поймет, что именно и от кого".
  Ночной гость прокашлялся и продолжил уже менее уверенно.
  - Встречи с величайшими магами современности, почет, уважение. Самоуважение, наконец! Неужели для тебя это не важно?!
  "Таксик! О чем он? Тебе же, правда, с нами хорошо? Зачем тебе этот извращенец? Он интересуется только псами и кофеварками! Ночью, в чужом доме!"
  Визитер вновь запнулся. В этот раз он не оглядывался. Старательно смотрел вперед - очень старательно.
  "Получается, Великому магистру я нужен лишь как забавный питомец, экзотический аксессуар? А как же Крококот? Уже надоел, пора менять?"
  - Да как ты мог такое подумать?! - вновь подскочил гость. - Как можно сравнивать тебя с этой, извиняюсь за выражение, химерой?!
  Он нервно взмахнул рукой. Получилось очень метко - сковородка едва удержалась на полке.
  "Правильно, теперь кухню громить начал. Гони его, Таксик, в три шеи гони!"
  - Извини, но не можем ли мы перейти в какое-то более комфортное помещение? Здесь немного тесновато, не находишь? И эхо какое-то... странное.
  "Ку-у-да! - кофеварка сорвалась на привычный визг. - Нечего ему делать в нашем доме-е-е!"
  Маг испуганно пригнулся, блеснул поисковый огонек.
  Пожалуй, действительно, надо уйти. Не стоит зря нервировать нашу "барышню".
  Я по привычке провел гостя в парадную столовую. Поздно сообразил, что она смежная со спальней Монбазора.
  Думаете, наш уход что-то изменил?! Еще в коридоре я услышал осторожные шаги. Короткими перебежками кофеварка кралась следом за нами. Она еле переваливалась на своих толстеньких ножках, но упрямо не отставала.
  "В следующий раз ноги отращивай подлинее. Так легче бегать" - не удержался я от подколки.
  "Таксик, я ему не доверяю! И тебя самого не брошу. Знай, я буду рядом!"
  Только этого мне не хватало! Партизанка доморощенная!
  Чтобы заглушить ее громкое пыхтение, пришлось громче обычного цокать когтями по полу. Но визитер задумался о своем и, похоже, ничего не слышал.
  В столовой он снова взял меня в оборот.
  - Великий магистр никогда не рассматривал тебя как простого питомца. Он даст тебе возможность раскрыть твои способности! Орден ведет большую научную работу. Твой вклад в нее может быть просто незаменимым! Зачем тебе вообще хозяин?! Стань, наконец, по-настоящему свободной личностью!
  Эка, куда его занесло. Наверное, он не знает, что без перепрошивки у Мерлина такие изменения в моем организме невозможны.
  "Таксик! Он вообще о чем?"
  "Не переживай. Фантазия у него бурная".
  Гость умолк и подозрительно посмотрел на меня. Кофеварка, дежурившая в коридоре, испуганно замерла под дверью.
  - Если ты не веришь мне, мы можем прямо сейчас пойти к моему шефу, - "зверятник" направился к выходу.
  "Ой!" - не все партизаны отличаются крепкими нервами.
  - Конечно, он спит, - гость резко остановился на полпути и развернулся ко мне капюшоном. - Но ради тебя разрешил будить его в любое время. Он сам сделает тебе предложение, а если оно тебя не устроит, ты успеешь вернуться домой до утреннего дождя.
  Я демонстративно уселся на пол.
  "Пусть Великий магистр сам приходит ко мне".
  Не хватало мне еще стычки с кофеваркой. Да она весь дом переполошит!
  - Нет, давай все-таки сходим к нам, не пожалеешь. Смотри, кто тебя там ждет.
  Какой он все-таки настырный!
  Маг вытащил из кармана стеклянную палочку-концентратор, в которые маги обычно записывают заклинания мгновенного действия, и разломил ее пополам.
  Пуделиха!
  Она стояла передо мной. Живая! Я отчетливо видел, как поблескивает ее влажный носик. Как мелко дрожат кончики ее ушек. Чувствовал ее неповторимый запах. Только никак не мог перехватить ее взгляд. Стоп! Почему, ее глаза так бегают?!
   "Та-а-акси-и-к! Очнись!!"
  Что-то сильно дернуло меня за ошейник. Я даже подпрыгнул от испуга. Зачем же так орать прямо в ухо?!
  Кофеварка уже была в гостиной и яростно молотила шнуром по какому-то узлу, валявшемуся на полу. Присмотревшись, я увидел тряпочный свиток, нафаршированный магией. Я так понимаю, это и была "госпожа Пуделиха".
  А где же визитер?!
  "Догони его!! Он к Монбазору побежал!"
  Все-таки от нашей "барышни" иногда бывает польза.
  Я успел вовремя. При свете такого же тусклого огонька ночной гость склонился над спящим Монбазором. В руке у него был стеклянный флакон. Внутри сосуда слабо извивался длинный тонкий червь.
  Переходить в боевой режим было некогда. Я просто по-собачьи прыгнул и вцепился зубами в икру левой, опорной, ноги. Цапнул чуть ниже колена. Злодей вскрикнул и подскочил, выронив флакон, который закатился куда-то под кровать.
  
  Небольшой вес - это целый ряд преимуществ. Но лучше бы я был не таким легким: от одного пинка мага улетел в угол. Вдогонку за мной помчалась, разворачиваясь по ходу, стазисная ловушка.
  Я уже не успевал уклониться. Но в моем ошейнике что-то щелкнуло, и ее зубы лязгнули вхолостую, захватив вместо меня стоящую в углу табуретку.
  А ведь стазисная ловушка - это сложное комплексное заклинание. Его невозможно подготовить и применить за считанные мгновения. Значит, маг с самого начала собирался похитить меня и только заговаривал мне зубы!
  Ах ты ж...!!!
  Злость помогла мне войти в боевой режим в рекордное время.
  Синеватый огонек по-прежнему мерцал под потолком, неровно освещая спальню. Угрюмые тени плясали по стенам, усиливая драматический эффект.
  Увидев меня при полной выкладке, маг нервно сглотнул. Ну да, я ведь теперь стал настоящим красавцем! Зеленая шерсть покрылась неправильной формы пятнами, превратившись в камуфляжную раскраску. Хвост вытянулся, на его конце выросло жало. Зубы выросли и заострились, так что во рту образовался симпатичный частокольчик. А я еще и широко улыбнулся, усиливая эффект.
  Капля слюны, сорвавшаяся с моих клыков, зашипела, упав на пол. От пятна поднялся легкий парок. Нет, даже в боевой форме моя слюна не ядовитая, а только парализующая. Но, как некогда говорил Учитель Мерлин, здесь важно и психологическое воздействие.
  Маг немного сбледнул. Я почувствовал исходящий от него запах страха.
  Но присутствия духа он не потерял. На одной его руке вырос ледяной щит, усеянный острыми шипами, а вторая превратилась в ледяной дротик, нацеленный... Нет! Не на меня, а на продолжающего спать хозяина!
  - Не подходи! - свистящим шепотом предупредил Ледяной маг. - Если ты шевельнешься, я убью его!
  Я замер. В боевом режиме моя реакция значительно превышает человеческую. Но парализующая слюна, увы, действует не мгновенно. Он бы успел. Из моей глотки словно само собой вырвалось сдавленное рычание.
  - Э-э-э... Успокойся, - голос мага чуть дрогнул, но он быстро справился с собой. - У меня нет никакого желания убивать твоего хозяина. Я вообще не собирался причинять вред кому-либо. Просто я хочу, чтобы ты пошел со мной к Великому магистру. Он лично сделает тебе предложение, и если оно тебя не устроит, ты сможешь вернуться назад. Тогда никто не пострадает. Согласен?
  - Согласен, - процедил я.
  Конечно, теперь я ему ни в чем не верил, но мне было очень важно убрать его подальше от хозяина.
  - Тогда прими, пожалуйста, свою... э-э-э... нормальную форму. А я уберу оружие.
  - Хорошо.
  Я вильнул хвостом, выходя из боевого режима. Ледяной клинок, направленный на Монбазора, тоже истаял, хотя щит маг продолжал удерживать на руке. Внимательно глядя на меня, он сделал шаг, другой, третий постепенно отдаляясь от постели.
  - Извини, небольшая предосторожность с моей стороны, - произнес он как-то смущенно, словно действительно извинялся. - Я должен набросить на тебя поводок. Не возражаешь?
  Я не возражал. Если он думает, что поводок сможет удержать меня... пусть думает. Так приятнее будет удивить его.
  Гость закрепил на мне магический поводок, и мы вместе вышли из спальни в столовую, держась на почтительном расстоянии друг от друга. Я позволил себе немного расслабиться. Самое главное сделано - я убрал его подальше от хозяина. А там...
  Он атаковал раньше, ударив парализующим заклинанием. И попал бы, но странная защита в моем ошейнике и в этот раз отвела удар. Я метнулся в сторону, разрывая поводок. Он тоже. Сейчас нас разделял стол, и это меня устраивало. Ведь теперь, чтобы добраться до хозяина, он должен пройти мимо меня. Не пройдет...
  
  "А-а-а-а!"
  - А-а-а-а-а!!
  Дикий вопль раздался прямо за спиной у ночного визитера. Он подскочил, как ошпаренный и нырнул под стол. Краем глаза я успел заметить, что его штаны немного дымятся.
  С этой стороны стола его встретил мой радостный оскал, и магистр отпрянул обратно.
  А с той стороны... бесновалась кофеварка. Шнур питания делал броски, словно атакующая змея. По вилке бегали веселые огоньки электричества. (Ага, боевому магу при исполнении только электрический разряд схватить осталось!) Кран вытянулся, разогнулся. Из него прицельно била струя кипятка.
  Жаль, что я не мог сразу атаковать! Мешали стол и расставленные вокруг него стулья.
  Но и маг был в невыгодном положении. Психическая атака кофеварки сделала свое дело. Он ударил не в меня, а в нее! Против струи кипятка! Конечно, его рука дрогнула и пущенная почти в упор ледяная стрела прошла мимо цели. Отразившись сначала от пола, потом от потолка, она разнесла в щепки стул, едва не задев самого мага, которому пришлось отпрыгнуть в сторону. Со столом на спине! Сбросить его он догадался лишь через несколько секунд.
  При этом "гость" слегка открылся, и я немедленно рванулся вперед, не достав его самую малость. Мои клыки лязгнули вхолостую, вспоров ему штанину, но так и не задев кожу.
  Меня это, впрочем, не обескуражило. Я знал, что обязательно доберусь до него - не в этот, так в следующий раз. Маг сегодня много колдовал и, наверное, уже изрядно устал. А я все еще полон сил и энергии. Да и кофеварка не отставала. Хм, а когда это у нее ноги вытянулись?
  Очевидно, он тоже правильно оценил ситуацию. Магический огонек, все еще освещавший наше поле боя, вдруг словно взорвался в ослепительной вспышке. Под ее прикрытием наш гость бежал. Что-то загремело в кухне, громко хлопнула дверь черного хода, и его не стало. В своем восприятии я ощущал, как он перелезает через забор, а затем стремительно удаляется, пропадая из виду.
  
  Я облегченно вздохнул. Отбились. Спасибо кофеварке.
  Но я тоже "молодец"! Вел себя, как неопытный щенок. Если бы не странная защита, то проиграл бы. Кстати, а что это было? Уж не китайская ли блямба на ошейнике? Странно, она никак не ощущается в магическом плане.
  "Та-а-аксик... Та-а-аксик..."
  Нет, только не это! На кухню ее везти я не буду! Сама дойдет! Сюда же смогла добежать.
  "Та-а-аксик..."
  "Ну что тебе?"
  "Ты не мог бы еще раз принять свою боевую форму? Ты в ней выглядишь так внушительно!"
  Ну кто их поймет, этих женщин?!
  
  
  Глава 27. Опасность
  
  Утро следующего дня
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  За окном монотонно шумел дождь. Дружелюбный, приветливый дождь Вольтанутена. Он баюкал и успокаивал, но не заглушал того, что надо было услышать.
  Архимаг Стэнниоль проснулся мгновенно - сработала одна из поставленных им сигнализаций. За дверью отведенной ему спальни кто-то был. Судя по ауре, один из слуг, но с каким-то магическим предметом в руках.
  Слуга пришел и ушел, а предмет остался.
  Стэнниоль неторопливо слез с постели. Набросил халат, создавший вокруг него дополнительный защитный контур, обул домашние туфли - тоже непростые. Выполнив все предосторожности, аккуратно открыл дверь. На полу лежал обычный на вид конверт из плотной белой бумаги.
  Убедившись, что в нем нет ни ядов, ни магических ловушек, Стэнниоль поднял конверт с помощью телекинеза и отлевитировал его на столик. Дистанционно открыл, использовав для этой цели извлеченный из портфеля нож, сделанный из малой берцовой кости левиафана.
  Из конверта выпала яркая поздравительная открытка. Такие любят делать в технологических мирах.
  Еще раз проверив послание, архимаг осторожно взял его в руки. Изображение на открытке дрогнуло. Из букета цветов выглянул чей-то любопытный глаз, подмигнул ему и снова скрылся.
  Значит, Надзор все-таки вышел на связь. Уже почти ничего не опасаясь, Стэнниоль раскрыл открытку. Отпечатанный типографским способом поздравительный текст поплыл. Буквы начали меняться местами и переходить в другие, складываясь в новые строчки.
  "Император Венизелос давно сотрудничал с нами. Один из магов, с которым он работал по военной программе, предложил ему запрещенную технику - Господин Вещей. Император не открыл, кто это. Заподозрил заговор, решил расследовать самостоятельно. Вероятно, Господин Вещей - и есть убийца. В столице не знают".
  Последние слова были подчеркнуты двойной чертой.
  Еще раз перечитав текст, Стэнниоль тщательно испепелил открытку вместе с конвертом. Он чувствовал сильное смятение и одновременно - облегчение.
  
  Господин Вещей - так называлось одно из искушений, которые жизнь регулярно подбрасывает магам.
  Давно известно, что заклинания высоких уровней, которые искажают и возмущают саму Ткань Реальности, оказывают воздействие и на окружающие предметы. Особенно этому подвержены вещи, сотворенные людьми.
  Чем сложнее конструкция, чем более высокие технологии в ней используются, тем выше вероятность, что вещь станет волшебной. Такие предметы приобретают новые свойства и возможности, начинают жить некой псевдожизнью, обретя подобие разума. Правда, при этом они часто становятся капризными и своенравными. Могут стать даже опасными, утрачивая свое предназначение служить людям, а порой и проявляя к ним враждебность.
  Именно по этой причине маги, посещающие технологические миры, обязаны соблюдать строгие правила безопасности. А развитие технологий в магических мирах искусственно сдерживается. Ведь все мало-мальски сложные механизмы требуют особой защиты от воздействия магии.
  Однако и польза от таких "псевдоживых" предметов, если удастся их приручить или принудить, немалая. Поэтому всегда находятся маги, которые пытаются ими обзавестись. А отдельные личности ищут способы, как получить волшебные вещи с заранее заданными свойствами.
  Именно такие исследования и запрещались Надзором. И было из-за чего. Как правило, маги не ограничивались тем, что заставляли вещи служить себе только для собственного удовольствия и комфорта. Рано или поздно Господин Вещей желал стать и Господином Людей, используя для этого все свои возможности. И, надо сказать, благодаря им имел немалые шансы на успех.
  Вещи-помощники, вещи-соглядатаи, вещи-убийцы. Покорные, неутомимые, неумолимые... Их можно было только уничтожить или попытаться переподчинить с помощью такой же техники.
  Но основная опасность Господина Вещей заключалась даже не в этом. Мало кому удавалось ограничиться десятком-двумя "обращенных". Обычно измененных вещей становилось слишком много, их сила росла, и в один далеко не прекрасный момент происходил качественный скачок. На свет появлялся странный, ни на что не похожий и совершенно не человеческий коллективный разум. Он быстро приобретал умение присоединять к своему сообществу другие вещи, распространяясь со скоростью эпидемии или лесного пожара.
  Разумные вещи вскоре выходили из повиновения не только своему Господину, но и всем людям. Анналы Гильдии Магов хранили немало страшных историй. В одном техническом мире вещи поработили людей, заставив их служить себе. Другие миры в борьбе с вышедшими из повиновения вещами оказывались отброшенными к первобытному состоянию, а местные маги переходили на работу исключительно с природными материалами.
  Жаль только, что мало кто читает анналы...
  Стэнниоль подумал - и далеко не в первый раз - что Гильдия, возможно, действует не совсем верно, засекречивая сам факт существования подобных техник. Господин Вещей не считался чем-то запредельно сложным. Эту технику открывали неоднократно и независимо. Как правило, это делали молодые маги, даже не подозревавшие о связанных с нею опасностях.
  
  За окном шумел дождь, можно было еще досыпать, но сон полностью слетел с архимага. Теперь он, в основном, понимал картину преступления.
  Здешний Господин Вещей был скрытен и осторожен, поскольку никто даже не подозревал о его существовании. Но однажды он решил конвертировать свои особые умения в богатство и власть. И выбрал в качестве инструмента императора-оппозиционера. Отстраненного от больших дел и отправленного в провинцию разбираться с чересчур независимыми орденами.
  Скорее всего, Венизелос ничего не знал о рисках, которые несет в себе Господин Вещей. Он проинформировал Надзор о новой разработке, которая выглядела небезопасной. Но не придал ей большого значения. Его должно было волновать в первую очередь то, что маг с необычными умениями мог оказаться участником некоего заговора, зреющего в столице. Именно этим и объяснялась его предельная осторожность. Он не решился поставить в известность даже министра безопасности, намеренно держал в неведении свою супругу.
  Увы, как следовало из сегодняшнего послания Надзора, император ошибся. Заговора не было, а был некий амбициозный и неразборчивый в средствах маг. Очевидно, он понял, что обратился не к тому человеку, и поспешил избавиться от лишнего свидетеля, посвященного в его тайну.
  По-видимому, во время беседы с императором маг подчинил себе какие-то экспонаты Оружейного кабинета. Например, тот же живой кабирский кинжал. И с его помощью ему удалось снять защиту! Стэнниоль почувствовал, как в нем нарастает гнев. На миг замер, сосредоточился, выровнял дыхание. Сейчас ему необходимо сохранять холодную голову - не время для эмоций.
  В общем, Господин Вещей убил императора, а затем, очевидно, вызвал сообщника. Тот, выждав время, провел обезмагичивание, обеспечивая ему алиби и заметая следы. Причем это должен был быть именно человек. По крайней мере, надо было обладать настоящими руками, чтобы, как минимум, сломать подсоединенную к магическому накопителю стеклянную палочку с заключенным в ней заклинанием. Так делали все маги, если надо было сотворить магоконструкт чужими руками. Злоумышленник вряд ли стал изобретать какой-либо новый способ. Теперь, пожалуй, понятно, откуда во дворце взялись размножившиеся Великие магистры Банабаки!
  Если злоумышленник готовился заранее - а так оно, очевидно, и есть, - он мог привлечь для этой цели и обычного человека, не мага. Подчинил его себе (с помощью другой запрещенной техники, но какая ему теперь разница?), а затем провел во дворец через боковой вход под личиной. А дальше совсем просто: стереть ненужному свидетелю память или вовсе прикончить его. Хорошо, что он дал стражникам задание отслеживать все неопознанные трупы! Надо добавить к этому и случаи внезапной амнезии!
  Что это дает в итоге?! Во-первых, можно почти отбросить версию о том, что императора заказали из столицы, а исполнил заказ пробравшийся во дворец профессиональный убийца. Скорее всего, непричастным к этому делу оказывается и шпион Понт, хотя его, конечно, следует найти и допросить.
  Во-вторых, ему самому следует соблюдать особую осторожность. Вчера был жучок, но в дальнейшем Господин Вещей будет действовать более изощренно. Интересно, может ли он превратить в своего соглядатая, скажем, стол в комнате заседаний? Жаль, что он сам знает слишком мало об этой технике. А возвращаться в столицу, чтобы испрашивать допуск для работы в спецхране Гильдии, пожалуй, сейчас несвоевременно.
  В-третьих... в-третьих, знание секрета убийцы следствию вряд ли слишком поможет. Господин Вещей осторожен и наверняка избавился от улик. Просто надо будет внимательно смотреть по сторонам. Может, удастся заметить что-то интересное.
  И главное: надо держать опасную информацию при себе и продолжать работу. Он будет и дальше искать убийцу оперативным путем и, будьте уверены, найдет его!
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Я проснулся от отголосков громкого скандала, который доносился даже до моей спальни. Странно, дверь ко мне приоткрыта. И вообще, такое впечатление, что ночью здесь колдовали. Неужели это я сам опять сподобился во сне?!
  Такса поблизости не видно. Что же стряслось?!
  Можно было ментально связаться с кем-то из слуг или пойти самому выяснить, но так лень... После вчерашнего сонного заклинания голова немного кружилась, сознание было каким-то туманным. Я сполз с кровати, набросил халат и дернул шнур колокольчика. Примитивная сигнальная конструкция вначале казалась мне анахронизмом. Но со временем я по достоинству оценил ее - простую и надежную.
  Взъерошенная Менузея явилась через несколько минут. За ней проскользнул Такс. Его живот был мокрым - значит, успел побывать на улице.
  "Хозяин, у нас..."
  - Это не дом, а проходной двор какой-то!!!
  Конечно, в первую очередь следовало выслушать пса, но куда ему перекричать кухарку?
  - Да-да, проходной двор с вонючей помойкой! - возмущалась женщина. - И в эту помойку превратили мою кухню. МОЮ КУХНЮ!!!
  Я терпеливо ждал. Менузее необходимо было выплеснуть эмоции. Попытаться остановить этот словесный поток - себе дороже.
  - Ладно, залез стащить что-нибудь. Но пакостить-то зачем?! Сколько там тех помоев в ведре было? Две ложки. И главное - свеженькие, вечерние. А он пол и стены извозил так, будто бочка забродивших опрокинулась.
  Кухарка на миг замолкла, тяжело сглотнула и продолжила:
  - И садовник хорош! Знает же, что с утра всех разбудить - его забота. А он сам проспал, еле глаза продрал - добудиться не могла. Понятно, что мы все поздно встали! Даже завтрака еще нет!!!
  Так вот в чем дело... Снова завтрак запаздывает. Для Менузеи это, конечно, удар под дых. Она, кухарка высшей квалификации, уже который день не может обеспечить полноценное питание домочадцев.
  - Завтрак может и подождать. Мне пока хватит чашечки кофе. Распорядитесь, пожалуйста.
  Все равно я только проснулся. Пока Такс объяснит в чем дело...
  Менузея взглянула на меня как-то обиженно. Наверное, надеялась на более эмоциональный отклик. Но я молчал. Она тяжело вздохнула и вышла.
  - Что произошло? Я вообще ничего не понял. И откуда бочка помоев взялась?
  Рассказывал Такс живописно, и я получил хорошую возможность представить, что тут ночью творилось. Но его история меня не порадовала.
  Во-первых, Такс никого не опознал. Говорит, маги, которые крутились на улице, были орденские - раньше они сталкивались. Но по именам и откуда они, не знает.
  "Вор", которого пес впустил в дом, участвовал в охоте за Таксом позавчера. Он пытался сманить моего друга к своему шефу - Великому магистру Банабаки. А когда не получилось, попытался его похитить.
  И при этом визитер хотел что-то сделать и со мной! Псу пришлось потрудиться, чтобы прогнать его. Поэтому Такс на всякий случай подежурил в саду и немного промок.
  - А на кухне что произошло? Он помойным ведром отбивался, что ли?
  Мой напарник ехидно ухмыльнулся.
  Убегая в потемках, "гость" вступил в ведро с помоями. Оно же магией не "фонит", вот беглец его и не заметил. Сгоряча пробежал пару шагов "в сапоге" и лишь потом избавился от него. Только переусердствовал, и ведро отлетело на пару метров, щедро орошая все вокруг. К тому же заклинание выбрал неудачно - аромат содержимого сильно усилился. В общем, досталось и магу, и кухне.
   "Думаю, мы его теперь сможем быстро найти. По запаху", - съехидничал Такс.
  - Если он - подчиненный Банабаки, нам это мало поможет. Нашим помоям с их парфюмами не тягаться.
  Выслушав своего пса, я задумался. Мне казалось, что Такс о чем-то недоговаривает, о чем-то умалчивает. Но сейчас говорить он явно не хотел. Ладно, это подождет. Что же злоумышленник надумал сделать со мной?!
  
  По моей просьбе пес выкатил из-под кровати тот самый флакон. Мозговой червь! О них нам рассказывали на курсе магической безопасности. Это сфабрикованное воспоминание, которое внедряют в память жертвы.
  Потрясенный, я осторожно поставил флакон на столик и вдруг заметил еще один посторонний предмет. Кинжал в роскошных ножнах, покрытый пленкой стазиса!
  Я почувствовал, как холодная струйка пота потекла по спине. Мне подкинули еще один нож! Стоп, почему еще один? Может, просто поменяли с предыдущим?
  Чуть не наступив на Такса, я рванул к дивану. Плюхнулся на живот и нырнул под него. Куда же я приткнул тот нож? Не может быть, чтобы так далеко, он должен быть с краю. Но его здесь нет. Ура, забрали!!
  По полу процокали когти - Такс решил поинтересоваться, чем занят его хозяин.
  - Представляешь, того ножа нет... - радостно забормотал я, отряхиваясь от пыли.
  "Увы, есть. Он в шкафу".
  Действительно, нож выпал, лишь только я открыл дверцы. Соскользнул вниз, едва не задев меня, и воткнулся в пол. Я поднял его и задумчиво повертел в руках.
  Подвинул кресло ближе к окну, присел и начал рассматривать странную вещицу внимательнее. Теперь первый "подкидыш" уже не казался мне столь опасным. Понятно, что кто-то просто играет со мной. Но ставки в такой игре очень серьезные, и это пугает.
  Я - не игрок, мне это не интересно. И меньше всего мне нравится, когда меня втравливают в какие-то истории против моей воли. Надо же было так вляпаться!
  Ну почему моей маман вечно не сидится на месте?! Мы так хорошо жили - тихо, спокойно, никого не трогая. Нет, ей захотелось, чтобы я нашел работу! И вот результат: за несколько дней моя спокойная жизнь полностью разрушена. Даже Менузея начинает день со скандала! Деловитая, хозяйственная Менузея, которая никогда не станет вываливать свои неприятности на голову голодному мужчине. Ведь все отлично знают, что сытый хозяин намного сговорчивее.
  Зачем я вообще совался в эти ордена?! Никто бы и не знал о нас с Таксом. Зато теперь все в курсе, глаза светятся азартом. Приз сезона - ученик самого Мерлина с разработкой самого Мерлина. Кто первый доберется - тот и победитель.
  Интересно, что несет в себе червь?! Какую ложную память они хотели создать?! Надо бы глянуть, но у меня нет сил, чтобы даже прикоснуться к проклятому флакону.
  А может валить отсюда? Причем срочно!
  Но куда и как? Сюда я приехал с парой-тройкой чемоданов. Уже оплаченный билет ждал меня в кассе, на месте встречали Безуарий и Менузея, из кухни тянулся запах свежих плюшек.
  А сейчас что делать, с чего начинать?! Только токарный станок вывезти - целое дело. А с Селией как поступить?! Жизнь не часто преподносит мне такие подарки. И что теперь - оставить, забыть?
  От всех этих беспокойных мыслей у меня начала болеть голова.
  "Может, кофе попить?" - Такс ткнулся в мою руку холодным носом.
  А это - идея!
  
  Свежеотмытая кухня блистала чистотой. Горничная Тамина драила кофеварку, Менузея, в гораздо более спокойном настроении, стояла у плиты.
  - Кофе вас ждет, - кухарка даже одарила меня улыбкой, что случалось весьма нечасто.
  Я присел к столу, взял в руки чашку и с наслаждением втянул любимый аромат. Да что же это такое!?
  - Апчхи!.. Апчхи..
  Густой запах помоев щекотал ноздри, першил в горле. Ох, уж эта магия! Сразу ничего не почувствовалось, а сейчас кажется, что дышать нечем и глаза режет.
  Менузея перепугано смотрела на меня, ее лицо исказила плаксивая гримаса. Только этого мне не хватало! Если кухарка сейчас впадет в истерику - накрылся обед и ужин.
  С заклинанием я, конечно же, перемудрил. Вначале резко запахло то ли бензином, то ли керосином. Слуги бросились открывать окна.
  Нашатырный спирт я учуял в то же мгновение и поспешно щелкнул пальцами еще раз. Фу-у-ух, кажется, никто не почувствовал. Правда, Такс потрусил к черному ходу и улегся на пороге. Дверь держали открытой еще с утра.
  Я принюхался к новой композиции. Черный муксус! В принципе, ничего, но почему же Тамина закрыла нос передником и выскочила из кухни? Это же мужской аромат, женщинам должен нравиться. Менузея подозрительно уткнулась носом в кастрюлю. Что-то перемешивает или пережидает, когда смрад ослабеет?
  В результате я остановился на жасмине. Знакомый запах, пусть и сильный, не так раздражал окружающих. Домочадцы потихоньку возвращались на кухню.
  
  Мой кофе даже не успел остыть. Интересно, как кофеварке удается поддерживать стабильную температуру, если напиток уже в чашке?
  Рядом лежал злополучный нож - "первая улика". Интересно, зачем я сюда его притащил? Ладно, пусть пока здесь поваляется, после завтрака куда-нибудь пристрою.
  А кофе хорош, хорош... Передо мной появилось блюдо с бутербродами. Сегодня они были ровненькие, аккуратные, красиво выложенные на тарелке. Менузея отправила в духовку противень с выпечкой. Может, не спешить, подождать свежих плюшек?
  - Прибыли господин Швендзибек и госпожа Лаурентин. Ожидают в холле.
  Горничная смотрела на меня с такой печалью, будто бы за мной явились из ведомства Раббеля. Я огорченно посмотрел на духовку.
  - Идите-идите. Я плюшки в столовую подам, - кухарке, наверное, уже надоел хозяин, "зависающий" на кухне. - А ты погоди их заводить. Пусть к себе проскочит - не в халате же их встречать.
  Вначале я забежал на свою половину. Сменить халат, тапочки, взглянуть в зеркало. Ох! Не бритый, не мытый, не чищеный. Спасибо магии, утренние процедуры не заняли много времени. Видела бы маман, как я насилую собственный организм! Но сейчас не до того, меня моя девушка ждет. И Швендзибек впридачу.
  В столовой меня ожидал сюрприз. Один из стульев разбит в щепки, на полу и потолке следы попаданий ледяной стрелы, а точнехонько посредине стола - все тот же нож. Похоже, это я сам его здесь и бросил, пробегая из кухни в кабинет. Даже не заметил разгрома, так спешил.
  Селия и Швендзибек успешно делали вид, что все в порядке. Стояли у окна и тихо беседовали. Небрежным жестом я убрал обломки и только после этого поздоровался.
  Скрипнула дверь - Менузея принесла горячую выпечку. Я переложил "подкидыша" поближе к масленке. Кухарка удивленно посмотрела на меня, но ничего не сказала. Лишь убрала нож для масла обратно на поднос. Вероятно, решила, что у хозяина новая игрушка.
  Деловой разговор начался не сразу. Вначале Швендзибек налил себе молока, выбрал самую румяную булочку и намазал ее маслом. В два слоя, тем самым ножом. Говорить что-либо было уже поздно, поэтому я благоразумно промолчал.
  Магичка явно скромничала. Сразу же от еды отказалась - мол, завтракала уже (Знаем, знаем эти завтраки - небось, на диете).
  - Почему? - искренне огорчился я. - Хоть выпейте чего-нибудь. Видите, вам и чашку личную принесли: "Ариселия".
  - Действительно, подписана, - громко подтвердил Швендзибек.
  И печально добавил:
  - А моя почему-то - нет!
  "Потому что твоя - из обычного сервиза. А ей кофеварка персональную выделила".
  Конечно же, архимаг Такса не услышал. Зато я, кажется, понял намек.
  - И все-таки, Селия, попробуйте. Должно быть очень вкусно.
  - А что в чашке?
  Если бы я знал! Но точно - не бульон.
  Девушка поднесла напиток к губам:
  - М-м-м... - она даже глаза закрыла от удовольствия. - Восхитительно. Так что это?
  "Какао", - сжалился надо мной Такс.
  - Это иномирянский напиток, называется какао. Кухарка специально для вас приготовила.
  Не буду же я всем рассказывать о своеобразном характере нашей кофеварки.
  - Какао?! - Швендзибек даже подпрыгнул на стуле. - И я хочу!!! Пусть принесут и мне чашку. Нет, кувшин!
  - К сожалению, моя кухарка готовит этот напиток порционно и очень долго. У нее свой, фирменный рецепт. В следующий раз я попрошу ее сделать и для вас.
  Так кофеварка и разбежалась всем подряд какао варить!
  Архимаг обиженно засопел. Впрочем, это не мешало ему педантично покрывать поверхность очередной плюшки толстым слоем масла.
  
  Ариселия закончила трапезу первой и сразу же приступила к докладу.
  - Вчера я побывала в орденах Глиняного Демона и Железного Зуба. И там, и там меня приняли хорошо. Накопители вернули, я их заменила на новые. Так что подозревать магов из этих орденов больше нет оснований. На сегодня удалось получить пропуск в орден Алмазных Врат. Сейчас я заеду к себе на работу, и наверное ближе к полудню поеду в орден.
  - А не опасно ли там? - Швендзибек налил себе еще одну чашку молока и теперь осматривал стол. Деловито придвинул поближе яблочный мармелад и взял еще один пончик. - Ходят слухи, что у Алмазных Врат серьезные размолвки с другими орденами. Там чуть ли не объявили осадное положение. Все адепты вызваны в штаб-квартиру ордена, где они залегли на маты... на матрасы... или на тюфяки?... Нет, наверное, все-таки на матрасы.
  Девушка искренне огорчилась. Получить пропуск в орден Алмазных Врат было весьма непросто, а действует он всего сутки.
  - Может, все-таки попытаться?... - расстроено посмотрела она на меня.
  
  Дверь в столовую внезапно распахнулась с такой силой, что шмякнулась о стенку. Служанка была не просто перепугана - ее била мелкая дрожь.
  - Господин Пампука, к вам госпожа... - успела протараторить она, но тут же была властно отодвинута в сторону могучей дланью.
  Маман! Собственной персоной и явно не в настроении.
  Все мы, включая Такса, замерли на своих местах. Лишь Швендзибек продолжал методично жевать, держа в одной руке пончик, а в другой - чашку. При этом он явно косился на мармелад.
  - Та-ак, - зловеще сказала госпожа Пампука, буквально пригвоздив каждого из нас строгим взглядом. - И что я здесь вижу?!
  Ее глаза демонстративно уставились на "супер-архимага". Тот мило улыбнулся в ответ, приветственно помахал рукой с пончиком и шумно отхлебнул из чашки. Как ни странно, маман ничего ему не сказала. На мгновение мне даже показалось, что она смутилась. Но лишь на мгновение.
  Оставив в покое Швендзибека, моя любимая мамочка повернулась к нам:
  - Та-а-ак! - она придвинулась к столу вплотную.
  - Госпожа попечительница! - Селия, поспешно вскочив, изобразила реверанс.
  - Ах, еш-ще и попечительница?! - голос матушки начинал напоминать шипение очень рассерженной кобры. - Так вот какая дрянь проникла в мой дом! Значит, это от моей ученицы нес-сет духами, как в деш-шевом борделе!
  Ее взгляд упал на изящную чашечку магички. Для того, чтобы разглядеть надпись, пришлось низко склониться над столом.
  - Арис-селия, з-с-начит...
  Я почувствовал, как мои волосы шевелятся от ужаса. Чашка была слишком узнаваема, чтобы маман не поняла, кто пытался угодить моей девушке. На кофеварку она руку, конечно, не поднимет - любимица, а нам сейчас не помешала бы мощная защита.
  - Арис-селия Лаурентин, если не ошибаюс-сь...
  - Не ошибаетесь, - пролепетала юная магичка. Она была бледна как мел, но стойко смотрела в лицо собеседнице. Впрочем, с госпожи Пампуки сталось бы загипнотизировать ее.
  Сегодня моя мамочка явилась в образе пепельной блондинки с аппетитными формами, "упакованными" в дорогое строгое платье. Но сейчас мне казалось, что она разрослась вдвое, настолько сильными были ее магические завихрения. Все еще нависая над столом, она тянулась к нам, стараясь ни на секунду не упустить взгляд Селии. Мы же, наоборот, вдруг оказались достаточно далеко от стола - на добрых полметра. Похоже, даже наши стулья норовили убраться подальше от эпицентра опасности.
  - И вы надеетес-сь ос-с-статься в с-с-спис-с-сках лучш-ших? - магическое поле сгущалось, голос ведьмы звучал все глуше.
  
  Спас нас Швендзибек. Да-да, наш напарник-проныра. Он деловито дожевал свой пончик, запил его молоком, промокнул губы салфеткой и аккуратно положил ее на стол. Спокойно встал, подошел к маман... гм... с тыла. И... похлопал ее. Практически по спине. В общем, по тому месту, куда дотянулся.
  Я в ужасе зажмурил глаза. Не то, чтобы я симпатизировал Швендзибеку... Но и он не заслуживал столь ужасной смерти.
  Несколько секунд было тихо. Осмелев, я посмотрел сквозь опущенные ресницы. Никакого движения не наблюдалось. Я приоткрыл глаза.
  Завихрения вокруг маман заметно поутихли. Она стояла перед Швендзибеком ошеломленная и... покрасневшая. Неужели нашелся кто-то, кто смог остановить госпожу Пампуку? И этот "кто-то" - наш задохлик "супер-архимаг"?! Впрочем, сейчас он приосанился, даже стал выше ростом. И я впервые почувствовал его магическое поле - реальное, не фальшивое.
  - Кто вы такая? Почему врываетесь в дом уважаемого магистра Пампуки и оскорбляете мою помощницу?! - его голос прозвучал неожиданно громко и звонко.
  Столь бесцеремонный вопрос возмутил мою матушку.
  - Я - арендатор этого дома и мать этого... - маман запнулась.
  Вынужденная пауза придала ей силы, вокруг нее вновь стали сгущаться магические тучи.
  - А кто ВЫ такой, и что здесь делаете в столь неподобающее время?!
  - Швендзибек, супер-архимаг, - наш "идейный вдохновитель", казалось, ничуть не смутился. - Магические услуги и консультации.
  Коротко кивнув, он вытащил визитку и церемонно вручил ее маман. Та удивленно посмотрела на его руку, но карточку взяла.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, - как и подобает вежливому хозяину, Швендзибек отодвинул стул, подождал пока дама "приземлится" и придвинул стул к столу.
  Неторопливо обогнул стол, занял свое место и предложил:
  - Молоко? Мармелад? Плюшку? Булочку? Ох, извините, булочек уже нет.
  Госпожа Пампука смотрела на него как на дрессированную химеру. Немного ошарашено, но не без любопытства.
  - Раз вы ничего не хотите, перейдем к делу. Сейчас я занимаюсь очень важным заказом. В нем затрагиваются интересы весьма высокопоставленных особ. Госпожа Ариселия Лаурентин, - он кивнул в сторону магички, и матушка невольно обернулась, - моя ассистентка, которая образцово выполняет мои поручения. Подчеркиваю - образцово. Своим появлением вы прервали ее доклад. И совершенно незаслуженно, голословно, обвинили непонятно в чем.
  Маман хотела было возразить, но Швендзибек продолжил:
  - Уважаемый магистр Пампука привлечен мною в качестве эксперта и магического консультанта. Замечу, весьма высокооплачиваемого! Ведь он хорошо известен и уважаем в нашем городе.
  Услышав последнюю фразу, я только хмыкнул. Поднял глаза и офонарел. Моя свирепая и неприступная, но такая любимая мамочка улыбалась. Улыбалась?! Впрочем, заметив мою отвисшую челюсть, маман живо погасила улыбку.
  - Хорошо. Допустим, я поверила. Но это не значит, что у меня не осталось вопросов, - быстрый кивок в сторону Селии. - Чтобы не оставлять их на потом, я бы хотела побеседовать со слугами. Прямо сейчас, в вашем присутствии.
  Она обвела нас тяжелым взглядом.
  - Монбазор, позови, пожалуйста, Безуария! Кстати, почему, он меня не встретил?!
  Я опустил глаза и пробормотал еле слышно:
  - Безуария нет, мама.
  - И где же он шляется?!
  - М-м-м... Его арестовала контрразведка.
  - Контрразведка?! В моем доме?! Что здесь, в конце концов, происходит?!
  
  Зря маман не пошла в дознаватели! Она бы сделала там блистательную карьеру.
  За десять минут мы выложили полную историю наших приключений. Швендзибек только глазами хлопал и время от времени громко ахал. Теперь госпожа Пампука знала все: от визита к императору Венизелосу и появления в моей спальне ножа, которым было совершено преступление (на этом месте Швенздибек попытался выкрикнуть "Позвольте!" и что-то вставить, но маман заставила его умолкнуть одним взглядом), и заканчивая появлением незваного гостя сегодня ночью.
  Последняя новость стала настоящим шоком и для моих напарников. Дружной компанией мы отправились в спальню полюбоваться на кинжал в стазисе и флакон с мозговым червем.
  Швендзибек, увидев улики, вдруг стал очень серьезным.
  - Вы не брали в руки этот кинжал?
  - Нет. Даже не касался.
  - И не касайтесь! Я узнал его. Это кабирский живой кинжал, один из экспонатов из коллекции покойного императора. Его похитили в ночь, когда было совершено убийство, вы помните?! Его подбросили вам не просто так! Необходимо срочно вызвать Магический правопорядок!
  "Не надо уже никого звать. Вчерашний маг идет сюда, и не один".
  Я повторил слова Такса вслух.
  - За мной! - скомандовала маман и первая бросилась к парадному входу.
  Охранители уже входили в наш двор. Вчерашний маг Синеус (или, может, Синюхинс?) привел целую группу захвата - полдюжины крепких парней в свободных темно-красных одеждах.
  На сей раз первой сориентировалась Селия.
  - Господа, как хорошо, что вы уже здесь! - она метнулась к ним с такой радостью, будто желанней гостей никогда не видела. Те остановились и оторопело смотрели на нее. - Мы как раз собирались вас вызвать, чтобы сообщить о попытке незаконного проникновения в этот дом с помощью магии!
  "Синий" маг из Департамента магического правопорядка даже не сразу понял, в чем дело.
  - Какое проникновение?! У меня приказ провести обыск в этом доме!
  Услышав слово "обыск", маман взвилась на дыбы.
  - Какой еще обыск?! Я премьер-кастелянша ордена Электровеника, ведьма 10-го уровня Парлимсепетта Пампука! Кто вам дал право врываться в мой дом?!
  
  
  Глава 28. Обыск
  
  ***
  
  Вокруг маман вновь начали сгущаться магические тучи. Госпожа Пампука расширялась прямо на глазах. За ее спиной формировался воздушный вихрь. Воронка смерча грозно тянулась к земле, внутри нее проблескивали молнии. Одна из них ярко осветила метлу, висящую в центре.
  Швендзибек сделал осторожный шаг в сторону, потом другой. Дернул Селию за руку и кивнул головой: "к дому!". Через несколько секунд они уже стояли на пороге. Р-р-а-аз! Перед входом образовалась немаленькая куча земли, подозрительно похожая на могильный холмик. Она надежно скрыла от чужих глаз девушку и архимага. Дв-ва! Монбазор с Таксом юркнули за насыпь. Молодой маг не мог доверить Швендзибеку защиту Ариселии.
  Департамент магпорядка это представление не очень впечатлило. В мгновение ока охранители рассредоточились, выстроившись дугой. Дознаватель достал из-за пазухи свиток пергамента с большой темно-красной печатью.
  - Вот ордер на обыск, подписанный главой городского отделения Департамента магического правопорядка магистром Марсенчиком!
  Печать слегка шевельнулась и со свистом втянула грозный воздушный вихрь. Маман, резко уменьшившаяся в размерах, лишь огорченно вздохнула.
  Земля, наваленная перед крыльцом, начала странно шевелиться, часть ее посыпалась вниз. В центре холма образовалась нора, из нее выкатился крот. Зверушка, оказавшись на воздухе, заметалась в панике и попыталась зарыться в замощенную брусчаткой дорожку. Когда ей это не удалось, рванула к ближайшему газону, мимо госпожи попечительницы. Короткий взвизг - маман мгновенно очутилась в кругу своих единомышленников.
  Однако сама куча никуда не исчезла, лишь приобрела сходство с маленьким, но симпатичным курганчиком. Из-за него тут же выскочила Селия (Швендзибек лишь выглянул и юркнул назад).
  - Господа, не надо никакого обыска! Мы вам сами все покажем!
  - Да какое она имеет право! В чужом доме! - возмутилась госпожа Пампука.
  Она сунулась было вслед за магичкой, но супер-архимаг ловко притормозил ее, ухватив за локоть.
  - А по-моему - неплохая идея. Лучше МЫ покажем то, что им интересно, чем ОНИ будут искать непонятно что, непонятно где.
  - Обратите внимание! Магическая защита взломана сегодня ночью! Убедитесь сами и внесите это, пожалуйста, в протокол! Обязательно! - продолжала девушка.
  Старший маг неторопливо сложил ордер и спрятал его в карман. Вместо бумаги у него в руках появился вредноскоп, похожий на большой маятник. Небольшая прогулка взад-вперед вдоль забора, похоже, дала результаты. С озабоченным видом он вытащил и подвесил в воздухе большой свиток, по которому сразу же забегало самопишущее перо. Дознаватель обернулся и махнул своим подчиненным: "Вольно!".
  Дуга из охранителей рассыпалась, хозяева дома тоже осторожно показались из укрытия.
  Селия легким жестом поправила прическу и тоном опытного экскурсовода объявила:
  - А теперь, господа, предлагаю обойти дом. Сейчас вы получите возможность осмотреть черный ход, который был взломан и вскрыт минувшей ночью.
  Представители магпорядка послушно потянулись за девушкой, старательно обходя земляную кучу. Дознаватель продолжил махать вредноскопом в сторону забора. Судя по его недовольной гримасе, работы там хватало. Но и пропустить осмотр он не мог.
  - Та пойдемте, уже, пойдемте, - шепотом поторопил Швендзибек остальных. - Когда охранители смотрят на нашу молодую, симпатичную Селию, они становятся более податливыми. Остается лишь направлять их в нужную сторону.
  Представители рода Пампук свирепо зыркнули на "супер-архимага" (практически одновременно), дружно надулись и так же дружно пошагали вслед за ним. Сейчас их фамильное сходство как никогда бросалось в глаза.
  Дверь черного хода была закрыта "на бумажку". Уже издалека было видно, что замок-задвижка сломан: его язычок беспомощно вывалился наружу. Если бы не кусок пергамента, зажатый между косяком и дверью, последняя болталась бы "в свободном полете".
  - Да, похоже, в доме побывали незваные гости, - нехотя признал дознаватель. - Что они украли?
  - Ничего! - жизнерадостно улыбнулась Селия, - Наоборот, они кое-что подкинули. Сейчас мы пройдем в дом, чтобы взглянуть на улики, - она обернулась к остальным. - Просьба не отставать. При необходимости, другие помещения можно будет осмотреть позже.
  Монбазор покосился на матушку. Та сверлила взглядом свою ученицу, и выражение ее лица не предвещало ничего хорошего. Впрочем, силовые приемы применять не пыталась - уже прогресс.
  
  Молчаливая вереница посетителей "при исполнении" повергла Менузею в шок. Она так и застыла с ложкой в руках. Кофеварка оказалась более устойчивой. Мгновенно отключилась от эфира и замерла под кипой кухонных полотенец. Впрочем, "экскурсанты" никак не отреагировали на присутствие посторонних.
  Пампука-младший, проходя мимо раковины с грязной посудой, успел заметить злополучный нож. Перепачканный маслом, он торчал из кипы тарелок, блюдец, чашек и выглядел настолько невинно, что никто и не взглянул в его сторону.
  А вот следы попадания ледяной стрелы на полу и потолке не остались без внимания. Дознаватель, нагнавший остальных уже в коридоре, специально остановился, чтобы тщательно изучить их.
  Наконец процессия добралась до спальни. Все, конечно же, не поместились в одной комнате, поэтому часть "гостей" осталась в столовой и в коридоре.
  Флакон и кинжал никуда не делись, они так и лежали на ночном столике, поверх бумаг.
  - Вот, что принес сюда злоумышленник! - звонко объявила Селия.
  - Смелое заявление, барышня! Вы можете его чем-то подтвердить? - Синеус (или как его там) буквально просверлил взглядом магичку.
  - А почему вы сами не хотите снять остаточные следы ауры? - Швендзибек вышел вперед и, как будто случайно, остановился на "линии огня", прикрыв собой девушку.
  - Снимем, - проворчал дознаватель.
  В его руках появился новый прибор - прозрачный шар на костяной ручке. Он активировался практически сразу, вспыхнув мягким светло-зеленым светом.
  Поднесенный к Монбазору, шар на несколько мгновений окрасился в радужные тона. Подобной процедуре были подвергнуты и остальные свидетели.
  Свиток протокола, на котором по-прежнему не переставало строчить перо, в какой-то момент оказался затертым в углу. Пометавшись, он чуть поднялся вверх и плавно приземлился на чьи-то плечи. Как оказалось, это была спина маман, широкая и удобная.
  Госпожа Пампука в этот раз не стала поднимать скандал. Небрежно повела рукой и выудила из воздуха веник. Обычный, хозяйственный. Чуть потрепанный, но с длинной удобной ручкой.
  Сметать свиток не пришлось - он успел сбежать первым. Пристроился к одному из охранителей, тот даже не пошевелился.
  
  Возле кинжала шар дал несколько слабых вспышек. Наборы цветов оказались совсем другие - это было очевидно. А вот флакон "отсветил" свежей аурой Монбазора, но на нем нашлись еще следы. Те же, что и на кинжале.
  "Синий" повернулся к Монбазору.
  - И все-таки, где вы были в ту ночь? Как эти предметы могли появиться здесь незаметно для вас?
  Ариселия не выдержала и бросилась на защиту любимого.
  - Весь дом находился под действием сонного заклинания!
  Дознаватель коротко кивнул одному из своих людей - проверь остальных! Тот достал свой шар - с деревянной ручкой - и выскочил из спальни. А его начальник продолжил допрос.
  - Кто-либо из вас раньше видел этот кинжал?
  - Я, я свидетель! Я видел! - подскочил к нему Швендзибек.
  Супер-архимаг торопливо рассказал историю кинжала.
  - Его специально оставили здесь. Они хотят бросить тень на магистра Пампуку! - резюмировал он. - И это возмутительно!
  Ответ был очень лаконичным:
  - Разберемся!
  Очень осторожно, с помощью телекинеза, дознаватель подвесил кинжал в воздухе и снял с него стазис. Нож слабо дернулся, замер и внезапно выдал скороговоркой:
  - Украли, унизили, оглушили! Не потер-р-рплю! Р-р-разорю!
  И умолк.
  "А голосок-то ненастоящий!"
  Монбазор удивленно посмотрел на Такса.
  "Какой-то он искусственный. Типа механического органчика. Была у меня такая говорящая игрушка, когда меня обучали. Кстати, я хорошо помню тот кинжал. Это не он!"
  - Это не тот кинжал. Фальшивка, - Пампука-младший сказал это спокойно и уверенно, как всегда говорил при проведении экспертизы. - Голос ненатуральный. Есть ряд внешних отличий.
  - Разберемся!
  
  Помощник, опрашивавший слуг, вернулся достаточно быстро. Он подтвердил, что нашел остаточные следы магии на всех. Правда, за ночь они почти развеялись.
  - Очень похоже, что это было сонное заклинание, - резюмировал он в конце. - И скорее всего, оно не было наложено никем из находящихся здесь магов. Есть сходство с остаточными следами на кинжале и флаконе, но точно утверждать уже нельзя.
  Дознаватель, выслушав его, немного смягчился. Но все равно его голос звучал недоверчиво.
  - Если вы утверждаете, что в дом проникли злоумышленники, почему они не довели дело до конца? Все эти следы, якобы, оставленные ими, выглядят ненатурально, - он вопросительно посмотрел на хозяев.
  - Его же Такс прогнал! - вновь вмешалась Селия. - Собака Монбазора!
  - Вы о ком говорите? - охранитель резко обернулся к магичке. - В доме есть боевое животное?
  - Вот же он, - девушка указала на зеленого симпатяшку.
  Тот лишь вздохнул в ответ. Его умильная мордашка выглядела виновато.
  - Я вижу, что это пес, - маг подошел ближе и присел, внимательно рассматривая кандидата. - Но это декоративная порода. Неужели вы думаете, я поверю, что он сам справился со злоумышленником? С боевым магом во всеоружии?
  Пампука-младший тяжело вздохнул и громко приказал:
  - Такс, объясни!
  Он не хотел ничего плохого. Лишь подумал, что псу пора включаться в общий разговор. Охранители должны были как-то понять, что перед ними не обычный забавный питомец. Поэтому и на пса не смотрел, лишь на дознавателя. А тот вдруг резко отшатнулся, чуть не упал навзничь. В следующую секунду он отпрыгнул в сторону, руки метнулись вперед, пальцы сомкнулись для заклинания.
  Вместо забавного кудряшки стоял некто устрашающий. Длинные локоны исчезли - чтобы не мешали в бою. Очень мускулистый - под короткой шерстью просматривались крупные бугры. Из-за накачанных мышц лапы казались кривоватыми, будто он пружинил перед прыжком. Небрежная "ухмылка" продемонстрировала частокол острых зубов. Несколько капелек слюны упало с клыков на пол. Легкий дымок - и в воздухе остро запало серой.
  Монбазор лишь нервно сглотнул, не зная, как реагировать. Когда-то Учитель Мерлин показывал ему Такса в боевой форме, но тогда он, кажется, думал о какой-то другой проблеме, и внешний вид питомца не запечатлелся у него в памяти. Зато маман повела себя так, будто каждый день видела этот фокус.
  - Хватит, Таксик. Достаточно, - она вышла вперед и остановилась перед псом, заслоняя его от остальных.
  Обернулась к зрителям и гордо объявила:
  - Это - подарок моему сыну от его учителя, великого архимага Мерлина! А он, как вы знаете, не признает дешевок!
  И жестом указала на Такса. За ней снова стоял симпатичный лохматый песик. Его пасть была открыта, из нее вывалился длинный розовый язык.
  - Пойди на кухню, попей, - непривычно нежным голосом пропела госпожа Пампука.
  После того, как домашний питомец покинул спальню, женщина объяснила:
  - Он всегда очень хочет пить после трансформаций, - в ее голосе звучала искренняя забота. - Вы же понимаете, такие уникальные существа, как он, требуют особого ухода.
  Монбазор изумленно смотрел на свою мать. Она никогда не проявляла интереса к Таксу, а уж тем более - к его потребностям.
  Дознаватель наконец-то расслабился и принялся энергично разминать кисти рук.
  - Ну что же, ваша версия выглядит вполне правдоподобно. Но я должен проверить следы.
  Вновь был вытащен уже знакомый шар. Как оказалось, его рукоятка может раздвигаться на длину руки. "Синий" повел им над полом, прибор слабо засветился ультрафиолетом. Вдруг перед кроватью вспыхнули еле заметные искорки.
  - Следы крови постороннего мага! - дознаватель впервые открыто проявил эмоции. - Совсем свежие, не позднее ночи! И, кажется, совпадают с отпечатками ауры на кинжале и флаконе. Теперь мы его точно найдем!
  - Значит, к моему сыну у вас больше нет никаких претензий?! - маман вновь была похожа на себя: руки в боки, в голосе - откровенное недовольство.
  - По этому вопросу - нет. Но у меня есть ордер на обыск, и я обязан его провести, - лязгнул металлом охранитель. - Вы и вы будете понятыми! Амулеты, волшебные вещи, незарегистрированные порталы, пространственные карманы предъявляем!
  Швендзибек и Селия встревожено переглянулись.
  - Может, посторонних для понятых поискать? - робко предложил "супер-архимаг".
  Процокали когти, в спальне вновь появился Такс.
  - Вы еще его предложите, - неудачно сострил дознаватель. - Некогда искать! Выполняйте!
  Монбазор устало потер рукой лоб, удивленно посмотрел на мокрую от пота ладонь. Щелкнул пальцами и вытер лицо сотворенным носовым платком. Тот как-то подозрительно зашипел. Маг расправил его и недоуменно замер: по платку разливалась желтизна. Пока Пампука-младший соображал, как реагировать, тот превратился в коричневый увядший листок.
  - Базенька, не стоит так переживать, - госпожа ведьма метнулась к сыну, заботливо заглянула ему в лицо. - Я прослежу, чтобы никто не нарушил твои права.
  Маг метнул затравленный взгляд в сторону Селии.
  - Мама, не надо... не сейчас... - прошипел он.
  - Держи себя в руках, идиот, - ответный шепот был еле слышен, но от того прозвучал не менее угрожающе.
  Тем временем охранители вооружились шарами на деревянных ручках, свитками с самопишущими перьями и начали обследовать спальню и кабинет. Практически сразу их внимание привлекла табуретка, заключенная в стазисную ловушку. Освободить ее не составило труда, но дознаватель был искренне удивлен.
  - И это тоже сделал ваш ночной гость?! Интересно, зачем ему был нужен такой странный предмет? Это, вообще, ваше? Работа явно кустарная, хотя некий стиль в ней есть. Но выглядит, как из другого мира.
  - А по мне - очень даже мило! - влез в разговор Швендзибек. - Я бы даже сказал кавайно.
  - Как вам не стыдно! - возмутилась маман. - Здесь же дамы! Молодая девушка!
  - А что я сказал? - удивился тот.
  - Мама, "кавайная" означает хорошенькая. Это иномирянский жаргон.
  - Я и говорю: симпатичная вещь. Я бы с удовольствием купил себе домой. Только, наверное, не одну. Полное "ми-ми", одним словом.
  Госпожа Пампука скривилась так, будто случайно хлебнула уксуса. Она демонстративно повернулась к "супер-архимагу" спиной и сердито заявила Сине...как-его-там:
  - У моего сына хороший вкус. Он никогда бы не стал покупать некрасивую вещь. Если вам лично она не нравится, это еще не значит, что она плохая.
  Ведьма кивнула на Монбазора, будто желая, чтобы он подтвердил ее слова. Тот неопределенно повел плечами и промолчал.
  
  Хозяину дома еле удавалось сдерживать свои эмоции. Он безумно боялся, что сыщики найдут что-то компрометирующее. Значит, не мешало бы заранее приготовить внятные объяснения. Но, как назло, в голове было пусто.
  Пампука-младший видел, что маман находится в верхней точке кипения. Значит, надо стараться не допустить взрыва, ведь в этот раз Департамент Магпорядка легким испугом не отделается. Но все время "пасти" любимую мамочку было не так уж и просто.
  Еще больше он переживал за Селию. Госпожа попечительница регулярно бросала свирепые взгляды на свою ученицу. Господа охранители, наоборот, чересчур мило улыбались ей, даже разрешили магичке помогать им при обыске. Проныра Швендзибек взял свою помощницу под опеку, то и дело демонстративно защищая ее ото всех. Но лишь привлекал к ней ненужное внимание.
  Пампука-младший мрачнел с каждой минутой. Больше всего ему хотелось взять Ариселию за руку и увести ее из этого сумасшедшего дома. Спрятаться с ней где-нибудь, чтобы никто не смел даже посмотреть в ее сторону. А остальные пусть сами разбираются с дознавателями. Все равно госпожа ведьма не допустит, чтобы кто-то другой руководил процессом.
  Монбазор украдкой посмотрел на магичку. Охранители как раз добрались до книжного шкафа в кабинете. Селии разрешили помогать, надеясь, что в ее присутствии магические вещи будут вести себя прилично. Увы, не тот случай.
  Для его личного имущества девушка была такой же посторонней, как и все остальные. Особенно, для учебников из МАВМИ, притворявшихся милыми и пушистыми. Пушистыми - в прямом смысле. Скучая в шкафу, они соревновались между собой, кто отрастит самую симпатичную шкурку.
  Вот сыщик схватил ближайший том с коротенькой зеленоватой порослью. И тотчас швырнул обратно. Вытащил платок, начал тщательно тереть свою руку, подозрительно принюхиваясь. Кстати, грибки весьма удобны тем, что быстро растут. Если знать, как их выращивать. Впрочем, кому, как не учебнику по магической органике, разбираться в питательных средах для пенициллиновой плесени?!
  В следующий раз охранитель был осторожней. Долго присматривался и наконец-то выбрал книгу с мехом животного происхождения. Взял в руки, покрутил, раскрыл наугад. Блеснули острые зубы, мужчина ойкнул, учебник магических тварей полетел назад на полку.
  Такс, казалось, совсем не реагировал на происходящее. Вернувшись в спальню, он рухнул на пол у одной из стен и задремал. Окружающее, впечатленные демонстрацией его умений, старались не мешать псу. А Монбазор мысленно аплодировал. Прямо за его другом находился замаскированный вход в тайную комнату - тот самый "пространственный карман".
  В кабинете дознаватель сразу ринулся к большому шкафу. И был очень разочарован, не найдя там ничего, кроме одежды. Но в самой комнате каждый предмет обстановки буквально фонил магией. Стол, занавески, цветок на окне, линейки, перья, ластики... Последние почему-то особенно поразили "Синего" мага. Он даже попросил о консультации, чем немало смутил Монбазора. После буйного разгула папки Борталония ему совсем не хотелось распространяться об экспериментах с канцтоварами.
  К счастью, Швендзибек отвлек внимание на себя. Начал рассказывать о каких-то народных магических методах. Очень секретных и очень эффективных. При использовании которых все ластики по струнке ходят. Монбазор воспользовался моментом и спрятался в своем кресле - хорошо, подголовник высокий, закрывает от окружающих.
  Обыск в кабинете ничего не дал. Сыщики тщательно переписали каждую мелочь, но все понимали, что ничего стоящего в этих списках нет. В доме любого мага найдутся подобные "бирюльки".
  Пустая стена за Таксом никого не заинтересовала. Поисковые заклинания, направленные в ту сторону, ничего не находили. Такс, втихомолку ловивший и развеивавший их, под конец так "наелся" чужой магии, что выглядел совсем осоловевшим. Развалился на полу, даже пузо пару раз продемонстрировал. Но почесать его никто не рискнул.
  
  В столовой компанию встретил... накрытый стол. Менузея с горничной суетились, расставляя последние булочки и ватрушки. По всей длине вытянулась батарея кувшинов. Здесь были не только традиционные яблочный сок, сидр и молоко, но и местные аналоги квасов, сбитней, морсов.
  - А это что такое?! Почему без моего ведома?! - взревела маман.
  Швендзибек и Монбазор переглянулись и начали пробираться поближе к ведьме, стараясь взять ее "в клещи".
  - Так гости же... Голодные все... - испуганно пролепетала кухарка.
  - Какие гости к...
  К счастью, ругательство застряло в горле госпожи Пампуки, не успев осквернить уши присутствующих.
  - Мамочка, не волнуйся так... пожалуйста... - нежно проворковал ее сын. Он тесно прижался к ней и крепко, по-мужски, обнял одной рукой. Вторая сжимала изящную кисть.
  Левая конечность ведьмы была зафиксирована очень надежно. А вот правую он не смог толком ухватить - и это его серьезно беспокоило.
  С правой стороны к маман присоседился Швендзибек. Был он чуть пониже семейства Пампук, поэтому ему удалось завладеть только локтем. "Супер-архимаг" всеми десятью пальцами вцепился в свою добычу, а щекой вжался в плечо дамы (вернее, в руку обнимавшего ее Монбазора). И сразу же торопливо забубнил куда-то в район подбородка.
  - Дорогая, ну давай их накормим... Люди ж не виноваты, служба такая... А с нас не убудет... Правда, цыпочка?
  - Да какая я тебе цыпочка?! - рыкнула маман и безуспешно попыталась стряхнуть назойливых мужчин.
  В тот же миг все взгляды оказались прикованными к госпоже Пампуке. Дознаватель внимательно смотрел то на женщину, то на Швендзибека. Охранители насторожились, не зная, как реагировать на разбуянившуюся ведьму. Ариселия лишь мельком взглянула на свою начальницу и быстро отвела взгляд. Ее щеки порозовели. Даже Такс недоуменно уставился на фигурную композицию у стола.
  Кухарка вначале замерла, открыв рот. Потом прошептала: "Поди ж ты..." и прикрыла лицо ладонями, лишь глаза поверх заблестели. Вдруг хозяйка поняла, что Менузея... улыбается. Не издеваясь, а ласково, по-доброму. Глядя на них со Швендзибеком. Со Швендзибеком?! Густая краска залила лицо и шею госпожи Пампуки.
  - К столу! Все к столу! - по-армейски скомандовала она.
  Сопротивляться приказу никто не рискнул.
  Маман посмотрела на Швендзибека и прошипела:
  - Отпусти меня... Потаскун зачуханный!
  "Супер-архимаг" нервно передернул плечами, состроив презрительную гримасу.
  - Как знаете! - и быстренько двинул к столу.
  - Пойдем и мы, - Монбазор тоже ослабил хватку. - А то нам стульев не хватит.
  - Их и так не хватит. Швендзибек себе табуретку понес.
  Маман отлепилась от сына, приосанилась и величественно прошествовала во главу стола. Небрежным жестом сотворила кресло-трон. Усевшись, обвела всех царственным взглядом.
  - Можно начинать!
  Монбазор приметил свободное пространство рядом с Селией и подошел туда. Небрежный щелчок... Трон... ой!.. пляжный шезлонг встал рядом с магичкой.
  - Спасибо, - девушка с удовольствием умостилась в полосатом монстре, - Всегда мечтала.
  Пампука-младший улыбнулся ей и сел на освободившийся стул. Гости уже угощались вовсю. Маг сразу же приметил знакомый нож возле масленки, уже изрядно испачканный маслом. Еще его внимание привлекли стаканы. Их хватало на всех, но были они какие-то странные. Высокие, тяжелые, с картинкой - изображением странного животного. И яркая надпись: "Kozel". Горячий сбитень разливали в стильные чашечки. Изящные, с витиеватыми иномирянскими буквами: "Чай Ахмад".
  
  Атмосфера за столом потеплела достаточно быстро. Даже дознаватель, казалось, подобрел. Улыбка стала приятной, и глаза уже были не такими колючими. Охранители со смехом гоняли вдоль длинного стола нож для масла. Как оказалось, единственный. Пришлось передавать его друг другу при помощи телекинеза.
  - Господа, нам надо завершать свою работу! - спохватился "Синий". - Все очень вкусно. Но, думаю, хозяева будут только рады, если мы закончим побыстрее. Что еще осталось?
  - Холл, кухня, комнаты для прислуги, подвал, кладовые, - доложила маман.
  - Надеюсь, у вас ни трупы, ни оружие там не спрятано? - пошутил сыщик.
  Госпожа ведьма лишь снисходительно улыбнулась в ответ.
  - Отлично. Тогда мы справимся быстро.
  В других помещениях магических предметов вообще не было. Да и откуда им было взяться? Например, в подвал Монбазор даже ни разу не спускался.
  А вот в кухне произошла неприятная заминка. Департамент магпорядка выявил несанкционированную кофеварку. Та молчала, испуганно вжавшись в угол.
  - Качественная волшебная вещь, - одобрительно произнес дознаватель. - Ваша работа?
  Монбазор тяжело вздохнул:
  - Моя.
  - А лицензия у вас есть?
  - Нет! - внезапно раздался писк кофеварки. - Ни патента, ни регистрации, ни паспорта. Я тут ... эта... нелегально... Ы-ы-ы-ы...
  У кофеварки вновь прорезался голос. Как обычно - в самый неподходящий момент.
  Метнулась зеленая молния, Такс вскочил на столик и лизнул блестящий металлический бок. Рыдания прекратились. Пес спрыгнул обратно и улегся под столом.
  - Это только для личного пользования! Для этого лицензия не обязательна! - прозвучал звонкий голос Селии.
  Магичка оглянулась на маман и жалобно добавила:
  - Нас так учили...
  - Да, совершенно правильно учили! - встрепенулась хозяйка. - Вам процитировать соответствующие параграфы 11-той статьи уложения "О простых волшебных вещах"?!
  - Нет, не надо, - дознаватель заметно поскучнел. - Но все же советую обратиться к нам за лицензией. Стоит недорого, а вам вполне может пригодиться.
  - Это подождет! - госпожа Пампука была настроена категорично. - Так вы убедились, что мой сын чист и не имеет никаких проблем с законом?! С чем вообще было связано ваше вторжение?! Я буду подавать жалобу!
  - А вот этого, мадам, я вам не советую! - лязгнул металлом "Синий". - Мы расследуем дело об убийстве императора, и ваш сын, очевидно, по нему проходит! Дело государственной важности, и не стоит вставлять нам палки в колеса! Пойдемте, господа!
  Охранители не погнушались выйти через черный ход. Лишь только за ними захлопнулась дверь, маман наконец-то дала волю эмоциям:
  - Нет, я это так не оставлю! Совсем распустились!
  Обернулась к присутствующим и наткнулась взглядом на Швендзибека.
  - Вы все еще здесь?! Вам что-то надо?!
  - Нет-нет... Не буду вас задерживать. Даже уйти могу через черный ход, не стоит беспокоиться, - "супер-архимаг" направился к выходу. И уже с порога добавил:
   - По остальным вопросам я зайду позже.
  Ведьма открыла было рот ответить ему, но наглеца уже и след простыл. Впрочем, у нее в запасе был еще один объект для гнева.
  - А где... эта? - она свирепо уставилась на сына.
  - Селия? - невинно переспросил он. - Побежала на работу. Такс пошел проводить ее в холл.
  Хрясь! Невинная плошка, оказавшаяся под рукой, разлетелась вдребезги. Лишь осколки во все стороны брызнули.
  - С тобой, СЫНУЛЯ, еще будет разговор! Но позже!!! Сиди дома и жди меня! Я отправляюсь во дворец!
  
  
  В это же время
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  Перед комнатой для заседаний их поджидал Гельминтай. Выглядел тайный советник не лучшим образом: поблекший, понурый, под глазами появились темные круги - припудренные, но заметные искушенному наблюдателю.
  - Можно вас на пару слов? - обратился он к Стэнниолю.
  Архимаг кивнул Лабутински, чтобы тот подежурил снаружи, а сам вместе с Гельминтаем зашел в комнату, активировав защиту.
  Тайный советник терпеливо ждал, пока Стэнниоль ставил дополнительный купол и проводил проверку, уделяя почему-то повышенное внимание столу. Но когда архимаг начал устраиваться, выставляя перед собой привычную баррикаду из портфеля, все-таки не выдержал.
  - Ваше расследование дало какие-то результаты?!
  Стэнниоль мастерски выдал короткую паузу.
  - Кое-что есть, - наконец-то произнес он самым нейтральным тоном. - Круг подозреваемых сужается. Но, наверное, еще слишком рано говорить о чем-то конкретном.
  - Значит, вам тоже нечего сказать, - с каким-то горьким удовлетворением кивнул советник. - Признаться, я разочарован. Выезжая сюда, я рассчитывал встретить нечто грандиозное. Подрывающее основы государства. Возмутительное и опасное. И, в то же время, благоприятное для карьеры. Но ничего подобного здесь нет! Ни одного, даже самого завалящего, заговора!
  - А у вас были основания его ожидать? - блеснул стеклышками пенсне архимаг.
  - Да, - тайный советник строго и жестко глянул на собеседника. - Желтый сигнал опасности. Его отправил сам Венизелос. Он не мог ошибиться!
  - Но ошибся? - полу-вопрос, полу-утверждение.
  - Не знаю! - почти выкрикнул Гельминтай. - В его бумагах мы ничего не нашли. За последние несколько рук в городе не появлялись опальные придворные, отставные генералы и тайные эмиссары! Магические ордена занимаются своими привычными делами. Мы с бароном не можем поймать даже этого проклятого шпиона. Похоже, он так глубоко залег на дно, что мы не в состоянии его нащупать! Что, кстати, может свидетельствовать о его непричастности. Если бы Понт совершил убийство, он бы убрался из этого города быстрее собственной тени! Вы не находите?
  - Нахожу, - согласился Стэнниоль. - Понт по-прежнему значится в моем списке подозреваемых, но далеко не на первых ролях.
  - Хотел бы я знать, кто занимает в нем первые строчки, но вы ведь не скажете, - тайный советник сердито глянул на архимага. - Тогда, если позволите, я немного порассуждаю вслух. У нас есть еще немного времени?
  - Для вас - сколько угодно, - Стэнниоль изобразил любезную улыбку.
  - Хорошо. Мой первый вывод таков. Мы с вами прибыли сюда с определенными ожиданиями и предположениями. Но они не оправдываются. Заговора, похоже, нет. Разработки по "Шатру" меня пока, признаться, разочаровывают. Честно говоря, я еще не встречал ничего по-настоящему эффективного и опасного, что могло бы встревожить Надзор. А вы?
  - Я тоже, - вынужден был кивнуть Стэнниоль. - Разве что в запасниках ордена Серебряного Лома найдется что-то реально впечатляющее.
  - Но вы не торопитесь с поисками? Хотите оставить их напоследок?
  - Нет, - архимаг покачал головой. - Просто, прежде чем задавать вопросы, нужно знать хотя бы половину ответов.
  - Это так, - согласился Гельминтай. - И моя часть ответа заключается в том, что убийство императора, скорее всего, напрямую не было связано с военными разработками. Либо заговор все-таки есть, но не здесь, а в столице или даже где подальше, либо... либо его величество случайно слишком глубоко проник в чьи-то магические тайны.
  - Либо - либо?
  - Ну, там, где есть два варианта, всегда найдется место для чего-то третьего. Или для кого-то. Например, убийство по бытовым мотивам. Или из-за наследства. Но я бы не стал развивать эту версию.
  - Я тоже, - дипломатично заметил Стэнниоль. - Госпожа Ланиция - замечательная женщина!
  - О, да! - глаза советника многозначительно блеснули, но затем снова подернулись ледком. - Итого, основных версий две. Внешний заговор, на нити которого мы пока не наткнулись, или сбрендивший маг-одиночка. Вы согласны со мной?
  - В целом, да.
  - Тогда, надеюсь, в случае второго варианта вы не поддадитесь ложному чувству гильдейской солидарности?!
  - Ни в коем случае, - твердо пообещал архимаг. - На этот счет можете быть спокойны.
  - Вот и хорошо, - кивнул тайный советник. - А сейчас, полагаю, пора запускать сюда всех остальных.
  
  Литуссе, Раббель и Двигин, втягиваясь в комнату для совещаний, пребывали в различной степени унылости. И лишь Марсенчик сиял, как начищенный медный поднос. Похоже, только ему удалось продвинуться в проведении расследования.
  Так и оказалось. После того как остальные ограничились короткими докладами - работа идет, результатов пока нет - глава городского отделения Департамента магического правопорядка обрадовано шлепнул на стол изрядную груду папок.
  - Мои люди подготовили досье, которые вы запрашивали, - важно обратился он к сидящему с непроницаемым лицом Стэнниолю. - Вам нужно сейчас пересказывать содержание тех из них, где в жизни фигурантов за последнее время не происходило никаких перемен?
  - Нет, - архимаг качнул головой, блеснули стеклышки пенсне. - Оставьте, я их прочитаю позже.
  - Как вам будет угодно, - Марсенчик пролевитировал папки поближе к столичным дознавателям, оставив перед собой только одну. - Но, как минимум, один персонаж заслуживает нашего пристального внимания. Магистр Монбазор Пампука, наш вчерашний свидетель. Пожалуй, он перемещается в разряд подозреваемых!
  - Интересно, на каком основании вы пришли к таким выводам? - Стэнниоль еще глубже опустился в кресло, почти спрятавшись за своим портфелем.
  - Напомню, что магистр привлек наше внимание сразу по трем причинам, - Марсенчик развязал тесемки на папке. - Как единственный маг, получивший приглашение на прием, но проигнорировавший его. Как возможный свидетель незаконного проникновения во дворец через боковой вход. И, наконец, как последний собеседник шпиона, скрывшегося из-под наблюдения.
  - И что вы смогли выяснить с его помощью? - поинтересовался Стэнниоль.
  - Увы, почти ничего. Типичный ответ: "ничего не видел, ничего не слышал". Однако обнаружился любопытный факт. В ту ночь господин Пампука все-таки побывал во дворце!
  - Что он там делал?!
  - По его словам, якобы ловил и развеивал сбежавшего туда фантома. Согласитесь, это заявление выглядит весьма странно. Во-первых, фантомы не бегают! У них для этого просто нет собственной воли!
  - Не скажите, не скажите. Иные фантомы порой бывают очень своенравными, - поправил архимаг. - Но такое случается весьма не часто. Да, это серьезный аргумент. Что дальше?
  - Во-вторых, якобы сбежавший от мага фантом почему-то отправился прямо во дворец. Согласно показаниям подозреваемого, он каким-то образом просочился через боковой вход и затерялся в коридорах. В результате его пришлось довольно долго искать. Это тоже выглядит не совсем правдоподобным. Планировка жилой части дворца, безусловно, запутанная, но коридоры не бесконечны!
  - Если к тому времени защита со входа была снята, фантому ничего не мешало попасть внутрь, - Стэнниоль пожал плечами. - Магистр там кого-то видел?
  - Как и стоило ожидать, никого. Но интересно, что и его там не видели... Во всяком случае, в натуральном облике. Дворецкий Твуть встретил в коридоре только собаку Пампуки - того самого зеленого пса. Как нам удалось выяснить, это было незадолго до часа ночи. Именно в то время по дворцу бродили Великие магистры Банабаки в неустановленном количестве экземпляров. Кстати, Твуть также пожаловался на нападение фантома. Несколько необычное поведение для подобного конструкта, не так ли?
  - Пожалуй, да, - кивнул Стэнниоль. - Продолжайте.
  - Согласно показаниям магистра Пампуки, он пробыл во дворце всего лишь несколько минут. Но это только его слова. Ему нечем их подтвердить. Между тем, при составлении досье, - Марсенчик продемонстрировал всем пухлую папку, - всплыли весьма занимательные подробности из его прошлого.
  - Вот как, - Стэнниоль поправил пенсне. - Докладывайте. Это интересно.
  - Извольте, - Марсенчик торжественно вынул из папки пачку листов. - Итак, Монбазор Пампука, уроженец города Сэрендина, не женат. Прошел начальный, основной и дополнительный курсы в МАВМИ. Там же в прошлом году защитил диссертацию. Тема - что-то связанное с комплексными заклинаниями высоких порядков. На первый взгляд, работа чисто теоретическая. Его учитель - сам архимаг Мерлин. С одной стороны, это свидетельствует о высоком уровне его знаний. С другой - Мерлин, как известно, никогда не придавал значения моральному облику своих учеников. Были казусы...
  Стэнниоль многозначительно прочистил горло.
  - Хорошо, опустим это, - Марсенчик безошибочно понял намек. - Отмечу только, что Монбазор Пампука был известен в МАВМИ как человек, для которого не существует магических защит. Кроме того, нет никаких данных о его дополнительных источниках дохода, помимо стипендии. Что не может не наводить на определенные размышления. Люди с такими талантами обычно... так сказать... не зарывают их в землю!
  - У вас есть какие-либо конкретные данные? - уточнил Стэнниоль.
  - Нет, но имеющиеся факты... э-э-э... заставляют задуматься. Так, после защиты диссертации новоиспеченный магистр Пампука возвращается в свой родной мир и выбирает для жительства Вольтанутен. Где снимает дом на перекрестке Деревянных Яблок, в не самом фешенебельном, но достаточно престижном районе. Официально арендатором, равно как и нанимателем штата прислуги, выступает его мать, премьер-кастелянша сэрендинского филиала ордена Электровеника Парлимсепетта Пампука. Однако уровень ее официальных доходов не позволяет ей совершать столь значительные траты...
  - Вы полагаете, платил за все сын, а матушка выступала ширмой? - понимающе кивнул контрразведчик.
  - По крайней мере, такая версия имеет право на существование, не так ли? В Вольтанутене магистр Пампука ведет уединенный образ жизни, якобы, занимаясь исключительно научными исследованиями. Но, как показал его дворецкий Безуарий, он несколько раз заглядывал в кабинет Пампуки, когда тот должен был там работать, и не находил его на положенном месте! Это означает, что магистр, скорее всего, тайно покидал дом!
  - Или сделал себе пространственный карман, - сухо заметил Лабутински, которому явно не нравились рассуждения Марсенчика.
  - Может, и так, - не стал спорить городской шеф магического правопорядка. - Но посмотрим, что было дальше. Целый год магистр Пампука ничем себя не проявляет, и вдруг внезапно, менее чем за две руки до убийства, развивает бурную деятельность! Посещает все магические ордена в городе, якобы, в поисках работы. Но работу ли он там ищет?! Ведь всё, на что в итоге его хватает, это управление фантомами на карнавале! О, да, самое подходящее занятие для блестящего диссертанта! Зато оно дает возможность, не возбуждая подозрений, находиться в непосредственной близости от дворца!
  - У вас немного хромает логика, - заметил со своего места Раббель. - У Пампуки уже был пропуск во дворец.
  - Да, в ходе так называемых поисков работы он отметился и там. А привел его во дворец Швендзибек - еще одна очень подозрительная личность! Называет себя супер-архимагом, хотя на самом деле никаким архимагом не является. Здесь все зафиксировано! - Марсенчик подтянул к себе нужную папку и потряс ею в воздухе.
  - Не отвлекайтесь, - сердито бросил Стэнниоль.
  - Я уже заканчиваю, - Марсенчик отложил папку в сторону. - На приеме Пампуке было бы нечего делать. Мои люди ходили бы за ним по пятам. А так, рекогносцировка, проведенная им во дворце, позволила ему проникнуть туда нелегально.
  - Простите, с какой целью? - без особого одобрения в голосе спросил Стэнниоль. - Или вы полагаете, что под маской молодого магистра-затворника может скрываться профессиональный убийца?!
  - Убийца, возможно, и нет, - немного отступил Марсенчик. - Но что мешает ему оказаться, например, вором, специализирующемся на краже магических ценностей?! Тогда интерес к коллекции его величества представляется не случайным!
  - У вас есть какие-либо факты, подтверждающие вашу версию? - неожиданно поинтересовался тайный советник Гельминтай. - Или это только допущения?
  - Пока допущения, - признался Марсенчик. - Но в истории магистра Пампуки поразительно много неясных мест и совпадений. Почему бы не предположить, что убийство его величества произошло случайно? Вор пробрался в Оружейный кабинет, был застигнут на месте преступления, не успев его совершить, затем смог создать у императора впечатление своей безобидности. А в процессе беседы сумел сломать защиту, убил его величество - скажем, заклинанием летающего ножа, а под конец использовал обезмагичивание, чтобы замести следы.
  - Изящная версия, - заметил Стэнниоль. - Но в ней слишком много натяжек. Она нуждается в подтверждении.
  - Я выписал ордер на обыск в доме магистра Пампуки, - сообщил Марсенчик. - Именно в это время его проводит мой заместитель капитан Синехюнс. Жду результатов в ближайшее время!
  - Хорошо, господа, подождем результатов, - кивнул архимаг. - А теперь продолжим нашу работу...
  
  
  Глава 29. Загадочные следы
  
  Часом позже
  Вольтанутен. Императорский дворец
  
  - Куда мы отправимся? - спросил шефа Лабутински, когда участники рабочего совещания разошлись. - Может, в Алмазные Врата? Там сейчас должно быть весело - Квантофельбаум вряд просто так сдастся. Или в Железный Зуб?
  - Посмотрим, - неопределенно отозвался архимаг. - Интересно, какие результаты обыска получит наш коллега Марсенчик?
  Из дворца они вышли очень вовремя. К главе городского магического правопорядка как раз подлетел взмыленный курьер и начал возбужденно рассказывать что-то.
  Выслушав посланца, Марсенчик изменился в лице.
  - Что значит, осада?! - донесся до столичных магов его возмущенный голос. - Да как они посмели?! Немедленно отправляемся!
  - Странно, я всегда думал, что у Алмазных Врат лучшая разведка, - задумчиво произнес Стэнниоль, наблюдая за тем, как экипаж Марсенчика стремительно выкатывается за ворота. - Проглядеть крупную операцию против себя или неточно оценить время ее проведения - это надо уметь... Кстати, вы заметили, как переполошился наш коллега?
  Лабутински мрачно кивнул.
  - Вот и ответ на вопрос о том, какой из городских орденов ближе всех к его сердцу, - ехидно хмыкнул архимаг. - Пожалуй, и нам тогда следует выдвигаться в этом направлении.
  Однако реализовать это намерение они не успели.
  - Ваше мудрейшество, подождите! - послышался взволнованный прерывающийся женский голос. - Я имею вам, что сказать!
  Столичный архимаг обернулся. К ним спешила высокая темноволосая женщина крепкого телосложения. Немолодая, но еще весьма и весьма привлекательная. Все в ней было ладно: и прическа - красивая стрижка, которая ей чрезвычайно шла, и костюм - легкий, летний, в меру кокетливый, и обувь - мягкая, удобная, но при этом изящная. Лицо и руки ухожены, кольцо лишь одно - неброское, с ажурным плетением.
  "Не магичка", - отметил про себя Стэнниоль.
  - Ваше мудрейшество! - женщина остановилась перед ними; немаленькая грудь вздымалась от учащенного дыхания. - Прошу вас, найдите моего мужа!
  Память услужливо развернула соответствующую страничку досье: Деацилея, супруга старшего магистра ордена Бездонной Чаши Гобермана.
  Громко всхлипнув, она торопливо раскрыла дорогую вышитую сумочку, достала носовой платок и аккуратно промокнула глаза. Сыщик усилием воли заставлял себя смотреть ей в лицо, не опуская взгляд ниже.
  - А что, разве он пропал?!
  - Вы, должно быть, знаете, он уехал в мир под названием Земля покупать установку для выращивания кристаллов, - Деацилея махнула рукой с платком куда-то в сторону. - Планировал вернуться послезавтра.
  Ее голос задрожал, она замолчала. Сыщики терпеливо ждали.
  - Один из коллег должен был разыскать его там, - наконец продолжила женщина. - Передать какое-то срочное поручение от Великого магистра Снуфелинга. И не нашел его. Мой муж пропал!
  - Когда именно?! - Стэнниоль стремительно подался вперед.
  - Э-э-э... У нас это соответствовало дню карнавала. Мой муж утром выехал из отеля и больше в него не возвращался.
  - Выехал с вещами или просто отправился по делам? - уточнил Стэнниоль.
  - Вроде бы, отправился по делам. Номер до сих пор числится за ним. Но никто не знает, куда и зачем он уехал! Даже его деловые партнеры. Пожалуйста, найдите его! Если он загулял - дома я сама с ним разберусь. Лишь бы был жив!
  Деацилея закрыла лицо руками, плечи ее затряслись.
  Вид горько плачущей женщины смутил неженатого Лабутински. Однако многоопытный Стэнниоль и глазом не моргнул. Он осторожно тронул ее за рукав и участливо спросил.
  - Скажите, вы связываете пропажу вашего мужа с какой-либо конкретной опасностью?
  - Конечно же! - взвилась Деацилея. - Моего мужа теперь подозревают в убийстве императора. Даже Великий магистр Снуфелинг! Утверждают, что его видели на том самом приеме. Но это же чушь! Я сама там присутствовала! Если бы мой муж туда пришел, даже под чужой личиной, я бы знала. Неужели вы думаете, что после стольких лет брака он смог бы скрыться от меня?! Поэтому найдите его, пожалуйста, ваше мудрейшество! Защитите его честное имя. Очень прошу вас! Я просто сама болею от этого переполоха. И вещи наши нехорошо волнуются.
  - Какие вещи?! - услышав это слово, Стэнниоль сделал стойку, словно охотничий пес на дичь.
  - Волшебные... - Деацилея удивленно посмотрела на него, даже плакать перестала. - Э-э-э... С характером. Их мой муж заколдовал.
  - И что они делают?
  - Понимаете, некоторые из них в последние дни стали вести себя странно. Например, у нас есть такие большие... кабинетные часы. Так вот, они ходят!...
  - Простите, мадам, но часам положено ходить, - не совсем понял Стэнниоль.
  - Да нет, они за мной ходят! Семенят, знаете, на таких коротеньких ножках. А затем начинают бить!
  - Кого?! Вас?!
  - Нет, конечно! Это же часы! - женщина слабо улыбнулась. - Они просто громко отбивают - бом, бом! И совсем во внеурочное время. А сегодня утром они пробили тринадцать раз! Как вы думаете, это плохой признак?!
  Она снова занервничала, начав комкать носовой платок, который все еще держала в руках.
  - Не знаю, - Стэнниоль покачал головой. - Наверное, мне надо взглянуть самому. Вам можно будет нанести визит? Скажем, сегодня, во второй половине дня?
  - Хорошо, я буду ждать, - Деацилея бросила благодарный взгляд на архимага. - А это поможет вам найти моего мужа?
  - Возможно, - уклончиво произнес Стэнниоль. - По крайней мере, я постараюсь понять... масштабы проблемы. Но вы пока не нервничайте зря. В жизни всякое бывает.
  Госпожа Гоберман согласно кивнула в ответ, но все-таки не удержалась от тяжелого вздоха. Уходила она понурившись, медленным тяжелым шагом.
  К своему экипажу сыщикам добраться снова не удалось. В ворота влетел взмыленный курьер в форменной мантии Департамента магического правопорядка.
  - Господин начальник здесь?! - выкрикнул он, буквально сваливаясь с коня.
  - Марсенчик? Нет, - заинтересованно повернулся к нему Стэнниоль. - А что произошло, собственно?
  Столичных дознавателей в городе уже знали, поэтому посыльный, не колеблясь, вывалил информацию им. Выслушав курьера, архимаг задумался.
  - Вот что, - решительно сказал он своему помощнику. - Нам надо разделиться. Вы поедете к ордену Алмазных Врат, проследите, что там и как. В активные действия старайтесь не вмешиваться. А я выясню, что за Ледяной Дом вдруг появился в славном городе Вольтанутене!
  Третий курьер из Департамента магпорядка безнадежно опоздал - экипажи уже давно разъехались. Узнав, что Марсенчика здесь нет, он развернул коня и отправился дальше в поисках начальства.
  Еще через некоторое время у дворцовых ворот остановился наемный экипаж. Привратник, выслушав его пассажирку, почтительно поклонился и подозвал к себе проходившего мимо слугу. Тот побежал во дворец. Если бы кто-то прислушался к тому, что он бормочет, стараясь не забыть, то услышал бы: "Госпожа мэтресса Пампука к ее вдовствующему величеству Ланиции!".
  Но заинтересованных наблюдателей во дворце к тому времени уже не осталось.
  
  Тем же утром
  Вольтанутен. Орден Алмазных Врат
  
  Защита штаб-квартиры скрипела, трещала, прогибалась, но все еще держалась. Штурм длился уже больше двух часов. Целая команда магов сосредоточено атаковала непокорный орден. Великий магистр Дурбанкул, взявший на себя командование, приходил во все более раздраженное состояние.
  Проникновение в орден Алмазных Врат задумывалась как молниеносная неожиданная операция. И чем больше времени на нее уходило, тем больше их действия напоминали фарс. Перенеся кампанию на сутки вперед, чтобы ввести в замешательство противника, Дурбанкул лишь запутал самого себя. Нормально провести разведку не успели, и это сказывалось не лучшим образом.
  Сломить орденскую защиту лихим молодецким наскоком не получилось. Пришлось срочно выискивать в ней слабые места причем спешка отнюдь не способствовала качеству работы. Попытка силового подавления обернулась эффектным, но безобидным фейерверком. Классический "взлом с подковыркой" застрял еще на внешнем контуре. При этом парочку магов нехило приложило откатом, из-за чего бедолаг пришлось отправить в амбулаторию.
  Перенасыщение защиты с помощью отряда големов было сорвано кольцевым силовым выбросом. Теперь периметр штаб-квартиры украшали равномерно распределенные глиняные кучки, так и фонившие паразитной магией, мешая сосредоточиться. Одни из них еще шевелились, а другие успели прорасти исключительно вредной растительностью. Жутко колючий и приставучий чертополох перемежался какими-то пронзительно лиловыми цветочками, издававшими такой резкий аромат, что пару нанюхавшихся магов тоже пришлось унести. Причем простыми способами избавиться от сорняков не удавалось, а на сложные не хватало времени.
  Следующей была предпринята попытка атаковать неприступную резиденцию с тыла. На остатках энтузиазма маги проделали дыру в стене одного из фальшивых складов, окружавших орденскую штаб-квартиру, пробились через заполнявший его по самую крышу магиепоглотитель - соответствующим образом обработанный песок, очень мелкий и сыпучий - а затем со всеми предосторожностями вырезали кусок из противоположной стены.
  Увы, пространственная магия ордена Алмазных Врат и в этот раз не поддалась внешнему воздействию. Группа прорыва подняла настоящую песчаную бурю, но выбралась наружу не внутри охраняемого периметра, а с его внешней стороны. Причем в том же самом переулке, из которого они стартовали. В итоге глиняные холмики на месте боевых действий стали напоминать мини-барханы, а на одном из них вырос миниатюрный саксаул.
  Премьер-магистр Форальдегид Пропан, заглянув в получившуюся червоточину, предложил поместить туда заряд взрывчатки помощнее и посмотреть, что будет. Но его дружно отговорили от этой идеи. В конце концов, с орденом Алмазных Врат еще предстояло жить в одном городе и сотрудничать в общих проектах. Поэтому следовало использовать только конвенционные методы.
  По этой же причине Великий магистр Дурбанкул отказался от попыток индивидуальных прорывов защиты в районе главного входа. Это было бы не в пример легче и проще, но нарушало неписанные правила. Маги осадили штаб-квартиру целой толпой, а значит, должны были прорваться все вместе и сразу, а не по одиночке. С тем же успехом можно было "постучаться" у входа, над которым все еще висела хорошо видная всем посвященным надпись "Добро пожаловать!".
  Дурбанкул понимал, что у него осталась последняя попытка. И если она сорвется, ему придется с позором отправляться прочь со всем своим воинством. Поэтому расчеты проводил он сам, а затем лично расставил магов по позициям.
  
  Старший магистр Бельгудей участвовал в штурме наравне со всеми. Не то, чтобы он проявлял бурную инициативу, скорее, с любопытством ждал, чем закончится эпопея. Внезапно его карман сильно завибрировал, даже подпрыгнул пару раз. Магистр прихлопнул его ладонью и аккуратно вытащил оттуда какую-то безделушку. Она мелко дрожала, как продрогшая собачонка.
  Приведя амулет к молчанию и засунув обратно, старший магистр воровато оглянулся по сторонам. Слева от него находился перекресток с установленным на нем опорным якорем в виде столба. А сосед справа, старший магистр Агиршелло, давно потерявший интерес к затее, уже сотворил себе матрас и возлежал на нем с философским спокойствием. Время от времени он задумчиво бросал в рот сухарик из пакетика.
  Стараясь не привлекать к себе внимания, Бельгудей начал медленно пятиться, пока не добрался до угла. Затем он еще раз оглянулся, сделал несколько шагов в сторону и бросился бежать, переходя на длинный шаг, - прочь от штаб-квартиры ордена и осаждающих ее коллег.
  Его отсутствие так и осталось незамеченным. Агиршелло уже устал и начал подремывать, а другие маги были слишком заняты, готовя ловчую сеть. По команде она должна была стянуться и разрушить защиту в опорных точках.
  Еще раз проверив расчеты, Великий магистр дал сигнал к атаке и первым приступил к насыщению конструкта магией. К нему присоединились остальные. Сеть наливалась силой, в ее узлах вспыхивали разноцветные мерцающие огоньки, а в тех местах, где ячейки соприкасались с внешним контуром защиты, пробегали яркие искры.
  - Внимание! - Дурбанкул взмахнул руками, словно дирижер, управляющий большим симфоническим оркестром. - Начи-най!
  По его команде насыщенная энергией сеть начала стягиваться вокруг квартала. Над угловыми опорными столбами-якорями появилась корона электрических разрядов. Мерцающий купол защиты, уже видимый невооруженным глазом, начал сминаться, прогибаясь под давлением энергетических нитей. Обрадованные маги удвоили усилия. Купол весь покрылся сеткой глубоких борозд, по нему текли темные струи, хорошо заметные на сизовато-белесом фоне. Казалось еще чуть-чуть, и он лопнет.
  Однако, увы, первой лопнула сама сеть. В том самом месте, где отсутствие одного из магов в цепи привело к перепаду напряжения, она дрогнула, разорвалась, и в проем хлынул мощный поток высвобожденной магической энергии. Он испарил угловой столб и расплескался по окружающим переулкам, вызвав целую серию трансформаций в близлежащих постройках.
  К счастью, рядом со штаб-квартирой ордена Алмазных Врат располагались не жилые дома, а склады, поэтому обошлось без жертв. Разве что один сторож приобрел легкую контузию и тяжелое заикание, когда обитатели подведомственного ему курятника дружно встали на крыло и, отчаянно кудахча, улетели прочь, по дороге снеся и прихватив с собой крышу.
  Однако, оглушенным, обессиленным и обескураженным магам было не до чужих неприятностей. Дурбанкул, вспомнив о своем долге командира и начальника, первым бросился к месту прорыва. Там все было присыпано мелкой пылью. Только в одном месте в середине чистого пятна сидел старший магистр Агиршелло и грустно смотрел на разбросанные вокруг сухарики. Он крепко держался за свой матрас, но даже так было видно, что его руки мелко трясутся.
  - Что здесь было?!
  Дурбанкул почувствовал, что и у него задрожали руки. Никогда ранее он не видел своего обычно спокойного и невозмутимого заместителя в таком виде.
  - Ант-ти-т-тезис, т-таки усп-пел п-прим-менит-ть, - зубы у Агиршелло тоже лязгали. - Ед-два-е-два.
  - П-поздравляю, - автоматически брякнул Великий магистр, но тут же пришел в себя. - Что здесь произошло?! Из-за чего случился прорыв?! И... где Бельгудей?!
  Взгляд Агиршелло приобрел более осмысленное выражение.
  - Эт-тот негодей Бельгудяй, - с чувством начал он, уже почти не заикаясь. - Точнее, этот бегодяй Нельгудей... то есть, нельгодяй Бигудей... В общем, этот подлый мерзавец дезертировал, оставив свой пост!
  "А вы куда смотрели?!" - хотел поинтересоваться Дурбанкул, но не успел. Послышался цокот копыт, грохотание колес по неровной булыжной мостовой, и в переулок влетел известный всему городу экипаж шефа городского отделения Департамента магического правопорядка.
  - Что здесь происходит?! - возопил Марсенчик, высовываясь из распахнутой дверцы. - Немедленно прекратить!
  - Да мы, собственно, уже и прекратили, - иронично хмыкнул Дурбанкул. - А в чем проблемы-то, шеф?!
  - Вы еще спрашиваете, в чем проблемы?! - взвился Марсенчик, и прямо посреди дороги началась жаркая перепалка.
  
  Чуть позже
  Вольтанутен. Дом у канала
  
  - Ничего себе, кто-то поработал! - Стэнниоль даже покачал головой, восхищаясь квалификацией неведомого умельца. - Он что, весь дом превратил в ледяную ловушку?!
  - Нет, только первый этаж и лестницы, - ответил маг из Департамента.
  Был он уже немолодым, грузноватым, и носил нашивки лейтенанта на видавшей виды форменной мантии.
  - Вы пройдете внутрь?
  - Обязательно. Зачем же я тогда здесь?
  Архимаг подождал, пока гвардеец из его свиты собьет сосульки с притолоки. Очень острые, они опасно свисали над входом, будто специально поджидали любопытных посетителей. Наконец сыщик смог переступить через порог. И сразу вляпался в глубокую лужу с плавающим в ней битым льдом. Однако, лишь коротко выругался, не став использовать ни левитацию, ни осушающее заклинание. Не хватало еще забить своей магией оставшиеся следы!
  - Все произошло поздно вечером. По-видимому, где-то в половине двенадцатого, - пояснял на ходу лейтенант, спокойно хрустя сапогами по рассыпанным подтаявшим ледяным иглам. - Городские стражники на мосту отметили по приборам выброс магии, но тревогу не подняли. Дом давно заброшен, и в нем частенько чудят молодые маги.
  - Только чудят?! - Стэнниоль поскользнулся и ухватился за стену, тоже покрытую мокрой ледяной корочкой. Его едва успел поддержать гвардеец.
  - Только, - маг-лейтенант спокойно выдержал взгляд дознавателя. - Запрещенные ритуалы здесь ни разу не проводились. Сигналов не поступало...
  - Хорошо, - сыщик остановился на более-менее сухом месте, разбросав покрывавшие пол ледышки. - У вас есть какие-то данные, которые могут прояснить, кто ставил эту ловушку, и на кого?
  - К сожалению, никаких, - охранитель развел руками. - Судя по масштабам, здесь подготовили нечто грандиозное. Но ни трупов, ни следов крови мы не обнаружили. Такое впечатление, что ловушка сработала вхолостую. Причем, что самое интересное, активировали ее изнутри.
  - Даже так?! - очень заинтересованно спросил дознаватель. - Вы уверены?
  - По крайней мере, так утверждают приборы, - лейтенант вынул из складок мантии и протянул столичному коллеге вредноскоп.
  - Хм, действительно, - архимаг проверил расчеты и не нашел в них ошибки. - Помнится, года три назад я расследовал одно дело. Там смастерили подобную ловушку, причем, именно ледяную, и привели ее в действие, забросив активатор через каминную трубу.
  - Я пошлю людей осмотреть крышу и вообще подходы к зданию, - кивнул его собеседник. - Хотя, похоже, сюда заходили только через главный вход. Здесь вокруг заросли. Они не потревожены.
  - Интересно, - Стэнниоль поправил пенсне. - Второе загадочное преступление, совершенное неизвестным способом, за одну руку. Это очень примечательное совпадение!
  - Преступление? - охранитель взглянул на столичного коллегу с легким удивлением. - Но здесь же никого не убили.
  - Да, это упущение, - сыщик нехорошо улыбнулся, словно оскалился. - Значит, жертва просто оказалась ловчее, чем задумал преступник.
  - М-м-м... - задумчиво протянул охранитель, но архимаг решительно оборвал его.
  - Запомните, коллега. Чтобы поставить такую качественную ледяную ловушку, квалифицированному магу нужно потрудиться не менее полутора часов. А если он при этом хочет сохранить анонимность и не оставить следов, по которым его можно вычислить, то все два. Подобные вещи никогда не делают, чтобы пошутить или напугать, вы уж мне поверьте. Только чтобы убить. Сильного, умного, осторожного противника. Который должен был для чего-то придти сюда. Чтобы с кем-то встретиться, забрать что-то из тайника, оставить либо получить сообщение... Предлагаю вам поскорее навести здесь порядок - все равно никаких следов, пригодных для опознания, вы, полагаю, не обнаружите. И хорошенько обыщите весь дом! Очень велика вероятность, что приманка все еще здесь!
  - Вас понял! - напряженным голосом откликнулся лейтенант. - Вы еще будете здесь что-то осматривать?
  - Только мельком. На более тщательный осмотр у меня, к сожалению, нет времени. Поэтому я хочу попросить у вас самый подробный отчет, какой вы сможете подготовить. Любые следы, любые странности, любые магические возмущения! Не позднее сегодняшнего вечера!
  - Будет сделано! - заявил охранитель.
  Вместе с сопровождающими они вышли из мрачной, заваленной льдом и разнообразным хламом комнаты, выходящей на разгромленную веранду, в темный коридор. Споткнувшись на очередной ледышке, Стэнниоль чертыхнулся.
  - Да зажгите же огонек, коллега, - ворчливо произнес он. - Ничего мы с вами уже не испортим.
  Лейтенант с облегчением взмахнул рукой. Под потолком вспыхнул магический фонарик. В его свете ледяные стены засверкали неожиданно ярко и празднично.
  - Давайте тогда дойдем до конца коридора, - предложил дознаватель. - По эту сторону, как я понимаю, была веранда или крытая терраса.
  - Да, это так, - подтвердил его собеседник. - А по другую сторону - комнаты и хозяйственные помещения. Когда-то хозяева держали здесь ресторанчик.
  - Пожалуй, на веранде я бы не стал ничего прятать, - архимаг задумчиво размышлял вслух. - А вот здесь... Кстати, что это там такое?
  При свете магического огонька на полу возле большого массивного стола с выщербленной каменной столешницей был хорошо виден какой-то прямоугольный пакет.
  - А вот это уже интересно, - Стэнниоль телекинезом поднял его и отлевитировал поближе. - Такое впечатление, что его уронили со стола. И он выглядит явно поновее, чем прочий здешний мусор.
  - Вы думаете...?! - в немолодом и, казалось, усталом лейтенанте мигом пробудились энергия и азарт.
  - Думаю, коллега, думаю! - Стэнниоль ответил ему хищной ухмылкой. - Что вы скажете об этой находке?!
  - Во всяком случае, ловушку эта штука не активировала, - охранитель дистанционно обследовал пакет с помощью вредноскопа. - В ней вообще нет никакой магии. И... она пострадала от ледяных игл. Ее пробили насквозь... здесь... и здесь...
  - Она не просто лежала на полу, тогда иглы бы ее только поцарапали, - задумчиво заметил Стэнниоль. - Ее кто-то держал, но когда ловушка сработала, исчез... или развеялся... Но кто?!... Доппель, вот кто это был! Ловушка сработала по доппелю!
  Архимаг выглядел радостно возбужденным. Разгаданная загадка явно доставила ему наслаждение.
  - Так просто? - лейтенант был, кажется, даже немного разочарован.
  - Нет, не просто! Ведь ловушку активировали изнутри, не забывайте! Но давайте теперь посмотрим на саму приманку. Обидно будет, если она окажется пустышкой!
  Стэнниоль заключил висящий в воздухе пакет в защитную сферу и осторожно, но ловко вскрыл его. Наружу медленно выпали листы плотной бумаги, покрытые записями и блок-схемами заклинаний.
  - Мне отвернуться? - деловито спросил охранитель. - У меня допуск только второй категории.
  - Нет, смотрите, если хотите, - рассеянно пробормотал архимаг. - Однако, какая прелесть! Похоже, кто-то здесь все-таки воспринимает программу "Шатер" всерьез!
  - Что?
  - Ничего. Можете сделать вид, что не расслышали, - архимаг спрятал все листы обратно в пакет. - Я забираю его, как вещественное доказательство по моему делу. И, в любом случае, мне понадобится ваш отчет.
  - Сделаем, - пообещал лейтенант и пустил воздушную волну, расчищая от ледяного крошева коридор, ведущий к выходу.
  
  Выйдя наружу, маги срази почувствовали, что воздух будто наэлектризован. Казалось, они попали в растревоженное осиное гнездо.
  - Здесь был чужак! - отрапортовал гвардеец-капрал. - Маг! Пытался пройти сквозь невидимую дыру в заборе, но заметил нас и задал стрекача! Не успели ни задержать, ни опознать!
  - Что же, отрицательный результат - тоже результат, - Стэнниоль, казалось, был не слишком разочарован. - Скажите, коллега, кто, по вашему мнению, мог устроить такой тарарам в вашем милом городке?
  - Ледяным Магом зовут у нас старшего магистра Звиздуничара из ордена Железного Зуба, - задумчиво произнес лейтенант. - Но, вообще, школа льда здесь весьма популярна. По крайней мере, воды тут - хоть залейся. Помню, на фестивале в позапрошлом году очень впечатляющие ледяные заклинания продемонстрировал старший магистр Гоберман из ордена Бездонной Чаши. Всеми околоводными магическими школами превосходно владеют Великие магистры Квантофельбаум и Дурбанкул. Наконец, репутацию универсала имеет Гаудинер из Серебряного Лома. Просто он не любит демонстрировать свои знания на публике.
  - Спасибо, коллега, - поблагодарил его Стэнниоль. - В общем, жду к вечеру вашего послания. А нам, пожалуй, стоит навестить орден Железного Зуба. Взять консультацию у старшего магистра Звиздуничара... Только вот что, капрал. Отправьте кого-нибудь к ордену Алмазных Врат. Пусть поглядит и доложит мне, как там обстоят дела.
  
  В это же время
  Вольтанутен. Орден Алмазных Врат
  
  Спор между Марсенчиком и Дурбанкулом затягивался. Оба мага отлично разбирались в законах и обладали хорошо подвешенным языком. Все, что хотели, они высказали практически сразу, поэтому сейчас продолжали, скорее, из любви к искусству.
  Городской начальник магпорядка понимал, что не сможет приказать сборной команде трех орденов, собравшейся штурмовать Алмазные Врата, просто так взять и разойтись. Пока что понятия соблюдались, да и порядок особенно никто не нарушал.
  С другой стороны, и Великому магистру было полностью ясно, что его идея вломиться к коллеге Квантофельбауму и устроить ему допрос с пристрастием полностью провалилась. Но пока он не желал признавать поражение.
  Прибытие к месту действия Лабутински заметно поубавило пыл обеих сторон. И тот, и другой подозрительно косились на молодого дознавателя, а столичный гость старательно делал вид, что его здесь ничего не касается.
  После того, как противники исчерпали все аргументы и начали повторяться, Цирлифекс решил, что пора и ему внести свою лепту, утихомирив спорщиков. В перебранку встревать он не стал, а решил действовать хитрее. Привлек помощника из своих и демонстративно занялся делом. Расчистили полянку пошире - кустики чертополоха ворча перебрались к ближайшей стенке сарая и, цепляясь за щели, поползли на крышу. Лиловые цветочки переехали вместе с ними (вернее, на них). Одно простенькое заклинание - и "газовые" бутоны отвернулись в сторону Алмазных Врат. Дышать стало намного легче. Мини-бараханы развеялись в пыль вместе с юной порослью саксаулов.
  Что к чему, другие маги смекнули не сразу. Лишь когда из воздуха появился немалых размеров обеденный стол, соратники обрадовано потянулись помогать. К тому времени Цирлифекс уже хозяйственно раскладывал снедь из своего безразмерного мешка. Как выяснилось, "тормозками" запаслись многие - на щедрый обед в ордене Алмазных Врат никто не надеялся. Замелькали разномастные торбы и баулы. Где-то на заднем плане даже мелькнула пижонская иномирянская сумка - огромная, в бело-красно-черную клетку. Из них доставались пузатенькие горшки, кастрюли, сотейники ("У меня тут котлетки, горяченькие - с пылу, с жару"), бутылки и пузыри всех форм и расцветок ("Сам настаивал!").
  Марсенчик и Дурбанкул к импровизированному пикнику присоединились практически сразу. Оставив доругиваться вместо себя фантомов, они переглянулись и дружно шагнули к Лабутински. Молодой сыщик внимательно изучал особо пышный куст чертополоха, с комфортом расположившийся на очень живописной стене. Несколько минут препирательств, и вся троица оказалась за щедро накрытым столом.
  После третьего тоста в компании окончательно установилась дружеская атмосфера. То тут, то там упоминались сотрудники Алмазных Врат: жаль, что такие посиделки пропускают, тем более, практически на их собственной территории. А вот фантомы, которых не пригласили к раздаче, наоборот, становились все более агрессивными. Заметно повеселевшие маги охотно подзуживали их, с интересом следя за развитием событий.
  Особенно буйно вел себя двойник Дурбанкула. Он так яростно размахивал руками, что лошадь, пытавшаяся проскочить мимо спорящей парочки, испугалась. Дернувшись в сторону, она натолкнулась на колючий куст чертополоха, взвилась, сбросив с себя наездника, и рванула прочь.
  К месту инцидента подбежали маги, развеяв по дороге пришедших в раж фантомов, но было уже поздно. Молодой гонец в форменной мантии Департамента магпорядка лежал без чувств. Убедившись, что он жив, его потащили в амбулаторию.
  Разозленный Марсенчик, который, по-видимому, ждал этого курьера с важной информацией, напустился на Дурбанкула, чей фантом стал причиной падения. Тот огрызнулся, и перебранка вспыхнула с новой силой.
  - Да что вы так прицепились к Алмазным Вратам?! - наконец брякнул потерявший всякое терпение Марсенчик. - Великий магистр Квантофельбаум не причастен к смерти императора! Его убийцей был совсем другой человек!
  - Другой?! - удивился и как-то очень резко успокоился Дурбанкул. - А кто же тогда?!
  Марсенчик помолчал несколько секунд, приходя в себя. Оглянулся вокруг и неожиданно обнаружил, что его ответа ждет не только Великий магистр, но и Лабутински, Цирлифекс и вся сборная команда магов из трех орденов. Но отступать уже было поздно.
  - Тайна следствия, - внушительно сказал он и многозначительно замолчал.
  Пауза затягивалась и грозила продолжаться вечность. Маги демонстративно сверлили взглядами главного городского охранителя. Он чувствовал себя крайне неуютно под этим обстрелом и наконец-то не выдержал:
  - Есть некоторые основания полагать, что убийство совершил посторонний, - выдавил Марсенчик. - Некий магистр Монбазор Пампука.
  
  
  Глава 30. Просто добавьте немного хаоса!
  
  МОНБАЗОР
  
  Когда за маман захлопнулась дверь, я подумал, что наконец-то смогу чуточку передохнуть. Вместе с этой мыслью на меня накатила волна дикой слабости, даже голова закружилась.
  - Ох, хозяин, что с вами? - переполошилась кухарка. - Присядьте сюда.
  Менузея торопливо смахнула со стула какие-то крошки и подвинула его мне.
  - Может, кофе? Или чего покрепче? - осторожно спросила она.
  - А плюшек совсем не осталось? - как можно жалобнее поинтересовался я. Мой живот отозвался тихим урчанием.
  Только сейчас я подумал, что практически ничего не ел вместе с гостями - чересчур нервничал. Да и за Швендзибеком разве успеешь?! Кроме того, и Селия была рядом - в общем, не до еды как-то было. А завтракал я сегодня непривычно рано.
  - Да вы голодный! - сообразила Менузея. - И зачем вам те плюшки! Только бока наращивать да аппетит перебивать. Сейчас супчику горяченького поедите, да жаркого вам подам. Сейчас-сейчас...
  Пока она суетилась, я задумчиво рассматривал дверь черного хода. Надо бы с замком что-то придумать, опасно на ночь дверь "на бумажке" оставлять. Забавно, что маман тоже отсюда выскочила, не погнушалась черным ходом - так сильно спешила.
  Зацокали когти - в кухню зашел Такс. Вслед за ним заглянула горничная и сразу же получила "наряд" от кухарки.
  - Живо у хозяина приберись! Он, может, отдохнуть захочет, а там такой погром.
  - Ой, там его вещи и книги разбросаны. Магические. Я их боюсь трогать!
  - Такса с собой бери. Он поможет и заодно посторожит, чтобы никакая химера на тебя не позарилась. Иди-иди, не увиливай.
  Недовольная горничная ушла в сопровождении моего пса. А я снова задумался...
  - Хозяин, хозяин!
  Я открыл глаза. Менузея озабоченно заглядывала мне в лицо.
  - Вы в порядке? Такой бледный... Может, вам отвара какого целебного попить...
  "Бараньим лоем щедро сдобренного...", - чуть не сорвалось с языка. К счастью, я вовремя сдержался.
  - Не надо, - лишь буркнул я в ответ и придвинулся поближе к столу. На нем уже дымилась тарелка с ароматной похлебкой. М-м-м, как вкусно! Да, это вам не бульон из лягушачьих лапок!
  - Это же надо, как заездили вас, - продолжала ворчать кухарка. - Небось, те служивые, что здесь были, у вас-то всю энергию и выкачали. Вон, их сколько набежало. Хорошо, накормить догадались - хоть чуть-чуть подобрели. И матушка ваша любимая очень "вовремя" явилась - тоже радости не добавила.
  Суп резко пошел не в то горло, дыхание перехватило, я сильно закашлялся. Менузея мгновенно подскочила ко мне и начала яростно колотить по спине ладонью.
  - Все-все, уже все, - просипел я.
  - Что ж вы нервничаете-то так?... Ведь ушли уже все, да и не нашли ничего... Неужели, все из-за матушки?!
  - Менузея, - осторожно начал я. - Как ты думаешь, куда она пошла?
  - Так сказала же - во дворец, - удивленно посмотрела на меня кухарка.
  Но быстро сообразила, в чем дело, и осторожно уточнила:
  - Боитесь, Селию помчалась искать?
  Я почувствовал, что краснею.
  - Да нет, вряд ли, - успокоила меня Менузея. - Если уж она ее сразу не зашибла, покамест ваша барышня немного поживет.
  Я вновь закашлялся.
  - Ох, как же эта магичка вас зацепила! И когда только успела... Да не нервничайте вы так! Сейчас у госпожи ведьмы другие заботы. Такой разгром у нее в доме учинили, перед соседями опозорили. Она виноватых понеслась искать. А как пару разносов устроит, пару голов снесет да пару домов в порошок сотрет, так сразу и успокоится. Тогда уж с ней и о госпоже Ариселии можно будет поговорить...
  
  После перекуса я почувствовал себя намного лучше. Кухарка, как могла, утешала меня, да и вкусная еда сделала свое дело. В кабинете и спальне уже было убрано, в шкафу с книгами и учебниками никто не буянил и зубами не клацал. Такс дремал у стола, но когда я зашел, поднял одно ухо.
  Как же я забыл! По спине пробежала волна нервной дрожи. Перед глазами появилось видение: Такс в боевой форме.
  Пес мгновенно вскочил и настороженно посмотрел на меня.
  - Ты кто?! - вырвалось у меня.
  "Э-э-э... Такс. Вон на столе инструкция, мой легитимный документ".
  Его талмуд вновь демонстративно валялся в центре пустого стола. Признаюсь, за последний год он изрядно намозолил мне глаза.
  - Я знаю, что Такс, подарок Учителя, не забыл еще. Но я и не подозревал, что ты у нас - коробочка с сюрпризами. Вот и спрашиваю: ты кто? Какие еще функции ты можешь выполнять?
  "В инструкции все написано. Целый год твержу, что пора бы ознакомиться! Боевой форме, кстати, несколько глав посвящено. Слабо было раньше почитать? Или надо обязательно ждать, когда произойдет ЧП?!" - пошел ва-банк мой пес.
  
  Такс лежал на полу, глаза демонстративно закрыты. По его сердитому сопению я понимал, что он серьезно обиделся. В руках у меня была пресловутая инструкция, пролистанная туда-сюда не один раз. В этом тексте я вообще ничего не понимал! Ну кто так пишет?!
  "Чтобы привести указанное устройство в боевую форму, хозяину (владельцу устройства) достаточно отдать соответствующий приказ (см. стр. 231, таблицу "Списки активированных/подлежащих активации приказов", стр. 232-237 "Возможные тексты приказов"). В отдельных исключительных случаях ТАКС может самостоятельно принимать данную форму. Это допускается лишь при наличии реальной опасности для хозяина, в случае, если сам владелец не в состоянии отдать соответствующий приказ. Перед переходом в боевую форму исполнитель обязательно должен получить от хозяина недвусмысленный сигнал о его согласии с указанным действием".
  Жаль примеры не приводятся. Было бы любопытно узнать, например, каким образом во время боя хозяин, без сознания валяющийся на полу, может подать недвусмысленный сигнал о своем согласии?
  Весь талмуд был написан в том же духе, в том же стиле. Множество страниц зубодробительной канцелярщины вперемежку с иномирянскими техническими и научными терминами. Да еще и формул понатыкано (не магических, естественно). И ни слова о прозаических бытовых мелочах. Например, о том, что хозяину не помешает сбегать в туалет перед первым знакомством с боевой формой его питомца. Дабы никакой казус случайно не приключился.
  - Как ты думаешь, почему Банабаки так жаждет тебя заполучить? - я первым нарушил тишину. Все равно от инструкции толку немного.
  "Причин может быть несколько. В частности, меня создавали, как транслятора. Я могу ловить мысленные волны окружающих и транслировать их хозяину на достаточно большие расстояния. При этом не просто перевожу с языка на язык, а сразу адаптирую понятия".
  - Ты хочешь сказать, что можешь работать мобильным телефоном со встроенными функциями синхронного перевода и чтения мыслей?! Да тебе цены нет в этом мире! То-то Банабаки так разошелся.
  Хм! Отсутствие нормальных систем связи - одна из основных здешних проблем. Я бы и сам от такого девайса не отказался. Впрочем... а у меня-то он как раз и есть! Больше года владею, между прочим. Да-а-а, Монбазор, уровень твоей бытовой близорукости превышает все допустимые пределы!
  "Еще я умею изменять, преобразовывать и развеивать магию. Могу понимать волшебных существ и волшебные вещи, переводить их разговор хозяину".
  - Ну, об этом я и сам уже догадался. Действительно, для ордена Железного Зуба с их переполненным зверинцем ты - незаменимый специалист.
  "И конечно, моя обязанность - помогать и защищать. Впрочем, я не так уж и много знаю о себе. Предполагалось, что хозяин прочитает инструкцию и сам меня правильно активирует. А получилось, что я целый год был просто собакой. Хотя, может, это и не так плохо".
  - Это совсем не плохо! Мы успели сдружиться за этот год. Как помощник ты незаменим, но такого друга приобрести еще более ценно.
  Такс смущенно уткнулся в пол и прикрыл морду лапами. Поэтому я поспешил сбавить градус собственной восторженности.
  - Только, пожалуйста, постарайся при мне пореже принимать свою боевую форму. Все-таки страшновато выглядит.
  "Постараюсь, но это не всегда только от меня зависит. Я и сам еще до конца не разобрался, как она работает".
  Внезапно меня осенила неприятная мысль.
  - Если ты такая ценная разработка, не означает ли это, что мне надо тебя прятать? Может, нам вообще лучше уехать отсюда, подальше от этих всех Банабаки?!
  "Даже не знаю. Учитель Мерлин когда-то говорил: самая действенная защита - это репутация. Чтобы никто даже не подумал, будто меня можно отнять".
  Я невесело покачал головой.
  - Боюсь, в нашей семье такой репутацией обладает только моя матушка.
  "Так, может, именно поэтому вашей семье меня и подарили?"
  - Намекаешь, что я с возрастом тоже стану таким? Не очень радостная перспектива...
  "Нет, совсем не обязательно. Но мы можем попытаться сделать из нее союзника".
  - Хм! Я подумаю. А сейчас мне нужно отвлечься чем-нибудь, информация уже из ушей лезет.
  
  Я вытащил свои записи, но уже через десять минут понял, что заниматься научной работой сейчас не в состоянии. Маман в городе - этим все сказано. Заглядывать в тайный карман, где спрятан станок, я тоже не рискнул. Потом, когда все утрясется.
  Может, почитать? Давненько не брал в руки массовые издания. Пошарив в межмировом пространстве, я достал небольшой томик в мягкой обложке. Похоже, художественная литература широкого потребления: на обложке была нарисована какая-то полуголая красотка, рядом с ней - тип в мантии и остроконечной шляпе. Написана, конечно же, на неизвестном языке. Впрочем, одно заклинание магического перевода, и все стало понятно. Лишь потом я сообразил, что упустил хорошую возможность испытать Такса. Кстати, он, кажется, хорошо читает? Или мне это показалось?
  Уже на второй странице мне стало дурно от этого чтива.
  - Какая чушь! - начал жаловаться я Таксу. - Автор пытается писать о магии, не имея о ней ни малейшего представления!
  "Но книга совсем не магическая. Небось, выпущена в одном из технологических миров. Откуда им знать, как работает магия?"
  - Однако, это не повод, чтобы на первых двух страницах сделать три грубых смысловых ошибки! - упрямился я.
  Такс не стал влезать в околонаучный спор. Просто подошел ближе и клацнул зубами. Книга исчезла.
  Через полчаса у меня на столе скопилась целая гора литературы. Руководства по эксплуатации различных устройств - четыре штуки. Учебники - еще три. Дальше пошли справочники - один другого толще.
  - Кажется, на меня твоя инструкция неправильно подействовала, - утомленно констатировал я. - Какие мысли - такие и книги.
  "А почему нельзя подумать о чем-нибудь приятном? Например, о Селии?".
  А это идея! Я сосредоточился и вытащил что-то крупноформатное, тяжеленькое, с гладкой глянцевой обложкой. Посмотрел на титульную иллюстрацию... Да кто же продает такую литературу без супер-обложки?! Пособие сгорело мгновенно. Надеюсь, Такс не успел ничего заметить.
  Следующая книжка тоже была большой, но какой-то тоненькой. И тоже с яркой картинкой: растрепанная курица, возле нее золотое яйцо (и не поленились же позолотить при печати), из-за угла выглядывает длиннохвостый грызун.
  - Наконец-то, - отметил я удовлетворенно. - Это хотя бы можно читать. Здесь, по крайней мере, автор не пытается умничать и что-то изобретать. И картинки приличные.
  Мое занятие прервала горничная, прибежавшая с не самым радостным известием. Маман прислала ко мне посыльного. Она требовала, чтобы я срочно отправлялся в штаб-квартиру ордена Железного Зуба и нашел ее там.
  Такс великодушно согласился сходить со мной.
  
  Полдень
  Вольтанутен. Орден Алмазных Врат
  
  - ...И никого я не боюсь! - в подтверждение своих слов Форальдегид Пропан швырнул петарду прямо под ноги Марсенчику, заставив его нервно подпрыгнуть на месте. - Просто ваши аргументы немного странные. Мол, у меня есть доказательства, но я их не покажу, потому что они секретные.
  - А чего вы хотели? - огрызнулся Марсенчик, покосившись на молчаливо наблюдавшего за ними Лабутински. - Следствие еще не закончено. И разве вы не верите Департаменту магического правопорядка в моем лице?!... Эй! А ну, стой!... Кто такой, куда едешь?!
  Марсенчик отвлекся, выскочив на перехват какого-то экипажа, свернувшего в переулок. Из окошка выглянула молоденькая и симпатичная, но изрядно перепуганная девушка. Она с ужасом взирала на сборище магов высшей квалификации.
  Пока глава городских охранителей разбирался с визитершей, к Пропану тихонько подошел Цирлифекс.
  - Коллега, ну и чего вы ерепенитесь? - негромко произнес он. - Разве вы не видите, что вариант, который предлагает господин начальник, наилучшим образом устраивает всех нас?! Ведь получается, что убийство совершил чужак, посторонний, а наши ордена совершенно не причем.
  - Пампука - не посторонний! - громко объявил Пропан. - Раз он работает в нашем рекламном отделе, значит, наш! Правда, коллеги?!
  Несколько магов из ордена Бездонной Чаши энергично поддержали его. К рекламному отделу в ордене относились немного свысока, поскольку трудились там, по большей части, не маги. Но втихомолку их достижениями гордились. Не удержался от одобрительного возгласа и Лабутински. Для него Монбазор Пампука, такой же выпускник МАВМИ, как и он сам, тоже был "своим".
  Эту перемену настроения сразу же уловил многоопытный Марсенчик, вернувшийся после разговора с девушкой.
  - Коллеги, виновность Пампуки определит суд, который, замечу, еще ни одного мага несправедливо не покарал, - внушительно заметил он. - Однако, в любом случае непричастность ордена Алмазных Врат к преступлению не вызывает у Департамента магпорядка никаких сомнений. Поэтому предлагаю покинуть это место и вернуться к повседневным делам.
  Дурбанкул оглянулся, словно в поисках поддержки. Однако, сослуживцев из Серебряного Лома насчитал не так уж и много. Отсутствие дезертира-Бельгудея его, конечно же, не удивило. Но когда и куда исчез Гаудинер, самый трезвомыслящий из старших магистров, не знал никто. И это было плохим признаком.
  - Я вполне доверяю нашему Департаменту магпорядка, - сказал он как можно громче, чтобы слышали все. - И если он считает преступником Монбазора Пампуку, так оно, вероятно, и есть. Но это не снимает вопросов к главе ордена Алмазных Врат. Он должен объяснить свои действия в ночь, когда было совершено убийство!
  Заявление Великого магистра так же было встречено одобрительными кивками и возгласами. Квантофельбаума в городе не слишком любили. И было, за что.
  - Ох, какой вы недоверчивый! - всплеснул руками Марсенчик. - Если вы так хотите, можете сами задать свои вопросы Великому магистру Квантофельбауму. Но только в моем присутствии, и чтобы без эксцессов!
  - Принимаю! - решительно кивнул Дурбанкул. - Но мне нужны свидетели! А все остальные, - он обвел взглядом собравшуюся толпу, - могут действительно возвращаться к своим повседневным делам!
  - Ладно, - сдался Марсенчик. - Свидетели так свидетели. Можете садиться в мой экипаж. А если кто-то не поместится, можете составить компанию госпоже Лаурентин. У нее тоже есть пропуск.
  Вместе с Дурбанкулом в карету главы городского магпорядка сели Лабутински и Цирлифекс. Туда же после непродолжительных колебаний залез и Борталоний, от чего там сразу стало мало места.
  Увидев, что он уже лишний, Форальдегид Пропан вскочил на подножку второго экипажа. И тут же встретился взглядом с испуганными и отчаянными глазами девушки. Та, конечно, все слышала.
  Симпатичная, отметил про себя премьер-магистр. Даже очень. Не будь он уже, в некотором роде, женат, можно было бы и приударить. Но не сейчас.
  Возница между тем встряхнул вожжами, и лошади тронулись с места, пристроившись в хвост экипажу Марсенчика. На всякий случай они держались подальше от странного сундука на запятках.
  - Скажите, Мон... магистра Пампуку действительно обвиняют в убийстве? - неожиданно спросила девушка. Ее голос был взволнованным.
  - Ну-у... - Пропан, наконец, вспомнил, где, когда и при каких обстоятельствах ее видел. - Скажите, Монбазор Пампука... Вы ему симпатизируете?
  - Да, - отчаянно покраснев, кивнула она.
  - Не буду скрывать, его положение весьма сложное. Вы же понимаете, он не из нашего общества, поэтому никто не огорчится, если окажется, что убий... деяние совершил он, а не кто-то из нас. Скорее, наоборот. Но не отчаивайтесь, - продолжил маг, заметив, как глаза девушки наполнились слезами. - Если он ни в чем не виновен, надеюсь, он сможет защитить себя. И я, во всяком случае, не верю, что он мог совершить... нечто предосудительное.
  - Спасибо, - чуть слышно поблагодарила девушка, осторожно промокнув глаза простым белым платочком.
  - Вот и отлично. Держитесь!
  Тем временем экипажи один за другим прошли сквозь невидимый барьер, скрывавший главный вход в резиденцию ордена, и оказались в его широком дворе. Прямо посреди него стоял Великий магистр Квантофельбаум, заложив руки за пояс и воинственно выпятив вперед бороду.
  - Н-ну!? - с ядовитой иронией громогласно произнес он. - С чем пожаловали?!
  
  
  ТАКС
  
  Имеет встроенную систему мгновенной оценки незнакомых людей и объектов.
  Из Инструкции, основного документа ТАКС
  
  Монбазор, конечно же, завозился, собираясь, поэтому из дома мы вышли далеко не сразу.
  "А маман-то ждет...", - напомнил я хозяину.
  Называется, съехидничал на свою голову. Маг рванул с места длинным шагом - я еле успел скорость прибавить. Хорошо, хоть сухо было: можно было скакать такими же длинными прыжками, не боясь скользких грибов. Даже, наоборот, по шляпкам прыгать оказалось удобнее - издалека видны и хорошо пружинят. Правда, ошметки разлетались во все стороны. Но ничего, на месте сразу же почистимся.
  Мой друг решил сократить путь и рванул по Аллейке Фантомчика. Я пристроился за ним, прыгая след в след. Дураков нет, некошеную траву бороздить. Хватит, я уже когда-то попробовал.
  В черту города мы влетели на непозволительной скорости. Естественно, не обошлось без происшествия. В этот раз пострадала тележка с пустыми бутылками, так некстати преградившая наш путь. Одного толчка Пампуки-младшего оказалось достаточно, чтобы она опрокинулась.
  Груза было много, старьевщик успел насобирать с горкой. Мы втроем лишь растерянно наблюдали, как со звоном разлетаются, разбиваются и раскатываются по всей улице его "сокровища". Монбазор при виде этого зрелища скривился и начал растирать ушибленное колено - похоже, он и сам пострадал.
  По идее, виноват был мусорщик - его тележка стояла на середине проезжей части. Но времени на разборки у нас совсем не было.
  "Дай ему денег, и побежим. Маман, небось, уже нервничает".
  Монбазор согласно кивнул и вытащил большую серебряную монету. Я нахмурился: на нее можно было три таких тележки купить. Но он уже протягивал деньги старьевщику.
  - Извините, пожалуйста. Это получилось случайно. Думаю, это компенсирует ваши убытки.
  Еще бы не компенсировало - такая сумма! Тем не менее, старый пройдоха не спешил нас отпускать. Он мигом смекнул, что может еще поживиться. Живенько вытащил бляху своей гильдии и начал размахивать ею, наступая на мага:
  - Да что вы знаете о моих убытках?! Разве ваши гроши их покроют? Господин маг, тут даже не в деньгах дело! Вы же погубили уникальный экземпляр - винную бутылку из самого императорского дворца! Где я теперь возьму такую же?! Она должна была стать жемчужиной моей коллекции. Посмотрите сами, может, вам удастся ее восстановить?! Не для продажи, для себя!
  Я недовольно зарычал на старьевщика - уж очень тот разошелся. Но он даже не глянул в мою сторону, так наседал на моего хозяина. Похоже, мы встретили еще одну разновидность Швендзибека.
  - Давайте я на нее посмотрю, - не выдержал натиска Монбазор.
  Старик перевернул тележку обратно на колеса и стал внимательно изучать завалы стеклобоя. Наконец радостно схватил что-то и протянул магу. Это оказалась большая бутылка темного стекла с отбитым донышком.
  - Вот, поглядите. Настоящая, из дворца. Видите, клейма на этикетке?!
  Пампука-младший протянул руку, чтобы взять "уникальный экземпляр", но мусорщик слишком рано разжал пальцы. Бутылка скользнула вниз и весело подпрыгивая покатилась по мостовой. Впрочем, она быстро остановилась, уткнувшись в ногу в начищенном до блеска ботинке.
  - Да у вас тут весело! - радостно сверкнул стеклами пенсне Стэнниоль.
  Столичный дознаватель наклонился, взял в руки беглянку и начал внимательно ее рассматривать. Его экипаж и какая-то пролетка ждали неподалеку. Из окна последней выглядывал маг в темно-красной мантии охранителя. Конные гвардейцы из сопровождения остановились на расстоянии, чтобы животным не пришлось идти по битому стеклу.
  Похоже, мы здесь застряли! А маман-то ждет...
  - Действительно, из императорских подвалов, - Стэнниоль наконец-то закончил любоваться своей находкой. - Любезнейший, и где же вы взяли эти посудину? Право, я готов ее у вас купить.
  В руке архимага, как по волшебству, появилась другая серебряная монета.
  Старьевщик тоскливо посмотрел на незнакомца, на гвардейцев, на охранителя... А деньги так заманчиво блестели...
  Как выяснилось, бутылку он подобрал на пороге одного дома (он смог бы показать, какого именно). Там живет компания молодых магов из ордена Железного Зуба и у них часто находится интересный мусор.
  - Спасибо за сотрудничество! Все ваши убытки будут возмещены, - сыщик блеснул улыбкой во все тридцать два зуба.
  Старик тоже растянул свои губы в ответ. Но вожделенная монета исчезла в кармане Стэнниоля.
  - Вам придется повторить свои показания в Городской страже, - он обернулся к охранителю. - Пусть тщательно зафиксируют его слова и немедленно займутся выяснением обстоятельств! И не забудьте выписать компенсацию этому господину. По государственным расценкам.
  Старьевщик недовольно поморщился, но в пролетку полез без сопротивления. Да, он потеряет время в Департаменте магпорядка, но за сегодня заработает столько же, как за несколько дней.
  Лишь только пролетка скрылась с глаз, гвардейцы начали уборку. Первым делом оттащили к стене ближайшего дома тележку. Стэнниоль поставил на нее охранный знак и одним движением руки убрал горку стеклянных осколков. Затем обернулся к Монбазору:
  - Признаться, не ожидал встретить вас здесь. Куда вы отправляетесь, коллега?
  - В орден Железного Зуба, - обреченно вздохнул мой хозяин.
  - А почему в таком виде? Туда так принято являться?
  Пампука-младший удивленно посмотрел на дознавателя, на меня... на себя... повернул голову и изучил свои брюки сзади... Если бы я мог покраснеть, это произошло бы именно сейчас. Мы оба были достаточно густо забрызганы ошметками грибов и усеяны семенами трав. Я - с ног до головы, Монбазор - по пояс. Хозяин недовольно хмыкнул и щелкнул пальцами. Мы оба задымились, я громко чихнул, но зато через пару секунд имели вполне пристойный вид.
  - Ну, вот, можно и к Банабаки на прием, - удовлетворенно отметил Стэнниоль. - Садитесь, я вас подвезу.
  
  
  ***
  Монбазор с явной неохотой полез в экипаж. Вслед за ним запрыгнул Такс. Стэнниоль довольно улыбнулся и скомандовал:
  - Едем!
  Сам же вскочил на подножку и плюхнулся на свободное сидение.
  - А теперь рассказывайте.
  - Что? - удивленно поднял брови Монбазор.
  - Например, что привело вас на эту улицу. И вообще, что вы делали сегодня утром? Честно и без утайки.
  Пампука-младший задумчиво посмотрел на него, немного помолчал, тяжело вздохнул и начал рассказ. Коротко, четко и внятно - как перед маман - он изложил информацию о событиях сегодняшней ночи и утра.
  Дознаватель слушал его очень внимательно, только изредка задавая уточняющие вопросы. Когда Монбазор закончил, он откинулся назад на сиденье и задумчиво поправил пенсне.
  - Значит, ночью вам подкинули улики, а уже утром явилась целая команда из Департамента с обыском? Оперативно, очень оперативно...
  Почему-то эта фраза успокоила и мага, и Такса. Оба подумали, что сыщик, похоже, толковый, будет искать не за страх, а за совесть.
  Высунувшись в окошко, Стэнниоль вызвал к себе одного из гвардейцев и приказал ему ехать в Департамент. Разыскать там маг-капитана Синехюнса и срочно привезти его в орден Железного Зуба со всеми материалами по Пампуке.
  - Кстати, коллега. А почему вы считаете, что ночной гость прибыл именно оттуда?
  Нервные переглядки Монбазора и его пса не ускользнули от внимания их собеседника.
  - Так все-таки? - повторил он.
  - Мне об этом Такс рассказал, - выдавил из себя подозреваемый. - Вор пытался украсть его, а до этого - переманить к Великому магистру Банабаки.
  - Вы можете общаться со своим фамилиаром? - казалось, Стэнниоль ничуть не удивился. - Очень интересно! Спросите его, может ли он что-то рассказать о ночном визитере?
  Такс задумался. Лучше всего он смог бы описать ботинки и брюки непрошеного посетителя. Но после столкновения с помойным ведром Пампук эта информация утратила свою актуальность. Вряд ли у "гостя" одна пара обуви на все случаи жизни. А вот все, что выше пояса, пес рассмотрел плохо - не до того было.
  "Я хорошо запомнил его запах и магическое поле. Если почувствую - сразу узнаю".
  - И это очень неплохо, - кивнул головой Стэнниоль.
  Монбазор нахмурился: Такс решил наплевать на конспирацию и включил общую связь. Впрочем, дознаватель и так знал намного больше, чем они могли предположить.
  "Колдуя, он использовал ледяные заклинания. Он легко это делал, видно было, что хорошо владеет техникой".
  - Ледяные?! Вот как... - сыщик обернулся к магу. - Зная это, вы отправились в орден, чтобы изобличить преступника?!
  Смущенный Монбазор покраснел:
  - Не совсем... Нас вызвала туда моя мать. Она сама собиралась нанести визит в Железный Зуб.
  - Что ж, буду рад познакомиться со столь достойной дамой. Кстати, судя по запаху, мы подъезжаем. Скоро будем выходить.
  
  Экипаж катил по Ароматной площади. Стэнниоль с любопытством смотрел в окно.
  - Давненько здесь не проезжал, давненько... - бормотал он.
  Его соседи молчали. Они, наоборот, побывали здесь совсем недавно и окрестные пейзажи их не интересовали.
  - Хм, какое интересное решение. Не знаете, давно "зверятники" свою главную аллею перепроектировали? - сыщик обернулся к магу. - Растения такие интересные подобрали.
  Монбазор удивленно посмотрел на дознавателя и тоже выглянул в окно. И сразу же испуганно отшатнулся.
  Сквер имел какой-то странный и немного пугающий вид. Казалось, кто-то причесал деревья "на пробор". Их верхушки, ветки и даже листья были сильно разведены в стороны. Углы наклона казались неестественными, растения явно склонились против линии роста. И, что самое странное, не спешили разгибаться назад, будто боялись чего-то.
  - Раньше этого не было, - озадаченно произнес Пампука-младший. - По крайней мере, несколько дней назад.
  - Такое впечатление, что точно по центру аллеи пронесся сильный смерч. Или мощнейшее магическое поле. Вы не находите?
  - Не знаю... - только и смог выдавить из себя Монбазор.
  Он, кажется, догадывался, в чем причина. И ему безумно не хотелось идти сейчас в орден Железного Зуба.
  - Все-таки, магическое поле. Природные явления сами по себе не действуют с такой ювелирной точностью.
  Голос Стэнниоля доносился уже снаружи. Он выпрыгнул первым и теперь внимательно осматривал окрестности.
  "Пошли. Все равно придется".
  Пампука-младший тяжело вздохнул и вылез вслед за Таксом.
  - Ох!
  Главный вход в штаб-квартиру зиял провалом. Недалеко валялась сорванная с петель дверь. Входу в зоопарк посчастливилось больше - он практически не пострадал. Но внешний вид его сильно изменился.
  В свое время охранное заклинание для зверинца создавали с огромным запасом прочности. Ведь неизвестно, какого именно монстра вырастят завтра бравые "зверятники". Сегодня защита оправдала возложенные на нее надежды - все ее уровни успешно сработали. Одновременно.
  Вход в зоопарк преграждал ров с огненной водой. На ее поверхности плясали язычки пламени всех цветов радуги. Сами ворота и калитка были плотно заплетены какими-то колючими лианами, по которым бегали меленькие огоньки. Время от времени тот тут, то там из зарослей выглядывали головы. Были они разномастные: плоские с раздвоенными длинными языками, большие круглые с фасеточными глазами и хоботками-жалами, мохнатые с хищным оскалом. Создавалось впечатление, что в лианах открыли общежитие зверинца - так густо они были населены. Причем жители, как и большинство общежитских, были голодными и всеядными. За всем этим великолепием возвышался щит в две высоты ворот. Его свойства можно было перечислять очень долго: противоударный, противоураганный, противопожарный...
  А вот о будочке "Касса" безопасники, видимо, забыли. От нее осталась лишь задняя стенка, аккуратно прислоненная к ограде. Остальные были разложены по земле в форме трилистника. В центре композиции возвышался одинокий стул, на котором сидела девушка-кассирша. Очень бледная, она поджала ноги и с безумным видом смотрела вперед, в одну точку.
  Стэнниоль подошел к ней, поводил рукой перед ее глазами, потом - над головой. Щелкнул пальцами, и девушка с тяжелым вздохом рухнула в его объятия.
  - Спасибо, - пролепетала она.
  - Позовите орденскую охрану, - кивнул сыщик одному из своих гвардейцев.
  - Они не придут... Не смогут... - прошептала кассирша.
  Слабый стон подтвердил ее слова. С одной из веток старого разлапистого дерева, росшего у входа, свисал маг-охранник. Чуть повыше висел сторожевой свинобраз и слабо похрюкивал. Причем, выражение лица у них было совершенно одинаковым: блаженно-радостное "ф-фух, легко отделались!"
  Пострадавших пришлось поручить гвардейцам.
  
  - Похоже, бабушка... то есть, ваша матушка уже приехала! - дознаватель, осматривая разрушения, светился такой радостью, будто стал свидетелем чего-то чудесного и сказочно-волшебного.
  Монбазор зябко повел плечами. Ему хотелось закопаться поглубже в землю, раствориться в воздухе, оставив вместо себя фантома, рвануть длинным шагом прямо по деревьям (благо, они так удобно пригнуты)... Любой из этих вариантов был для него предпочтительнее похода к "зверятникам".
  - Кажется, я смогу увидеть воочию вашу знаменитую Пампукскую Хрюрю - магию хаоса, самую ужасную и разрушительную!
  Сыщик не скрывал своих эмоций: он чуть ли не подпрыгивал от нетерпения.
  "Откуда он знает про Хрюрю?", - голос друга вывел Монбазора из мысленного ступора.
  "А ты сам откуда знаешь?".
  "Легенду о ней читал. Она же валяется в кабинете".
  "И как? Получилось что-то выяснить у этой своенравной книжонки?"
  "Конечно".
  "Да ты гений! - Пампука-младший удивленно посмотрел на своего пса. - Не всякому магу это под силу".
  "Только я мало что понял. Она каждый раз новый текст мне пишет. И никогда не повторяет вчерашние записи".
  "Одним словом, женщина".
  От разговора их отвлек грохот вверху. Несколько окон на втором этаже здания будто взорвались изнутри, брызнув во все стороны осколками стекол. Из одного из опустевших проемов вылетел, истошно вереща, маг-охранник и завис в воздухе вверх ногами. Ветер тут же начал сносить его в сторону, и он отчаянно вцепился в ветку ближайшего дерева, чтобы окончательно не утащило.
  Стэнниоль наблюдал за происшествием очень сосредоточенно, будто мысленно фиксировал каждую мелочь.
  "А не слишком ли много он знает?!"
  "Я тоже об этом подумал. Очень подозрительный тип".
  - Да не беспокойтесь вы так, право слово! - дознаватель с улыбкой посмотрел на них. - Ваши фамильные способности никогда не были секретом для Департамента магического правопорядка. Подобные практики у нас на особом контроле, но это не значит, что мы будем ходить за вами по пятам. Ваша матушка несколько лет назад проходила по одному делу...
  Монбазор сильно побледнел, и Стэнниоль торопливо продолжил:
  - Свидетельницей, только свидетельницей! Расследование тогда вел не я, поэтому знаком с проявлениями вашего дара лишь по отчетам. Ну и по личным отзывам коллег. Они были впечатлены. А теперь, так сказать, появилась возможность понаблюдать за всем лично!
  - Я бы посоветовал делать это с достаточного расстояния, - хрипло посоветовал Пампука-младший. - Когда моя мама в гневе, ей лучше не попадаться под горячую руку.
  - Да, вероятно, вы правы, - в голосе столичного сыщика звучало искреннее огорчение. - Что же, посмотрим отсюда.
  Путь разъяренной госпожи Пампуки по резиденции можно было проследить по вылетающим окнам и внезапно вспучивающимся стенам, моментально стряхивавшим с себя штукатурку. Декоративная каменная горгулья, сидящая в нише в одном из пролетов, при приближении зоны разрушений неожиданно ожила и полетела, истошно крича и суматошно махая крыльями. Ее путь щедро помечали мелкие осколки, сыпавшиеся откуда-то сзади. Постепенно теряя высоту, она скрылась за углом.
  Однако, вскоре все стихло. Стэнниоль еще немного постоял, к чему-то прислушиваясь.
  - О, кажется, прекратилось. Теперь, коллега, наш выход!
  Он бесцеремонно схватил Монбазора за руку и потащил за собой. Таксу ничего не оставалось, кроме как бежать за ними. Свита сыщика погромыхала следом.
  
  
  Глава 31. Не по зубам
  
  Час пополудни
  Вольтанутен. Резиденция ордена Железного Зуба
  
  В штаб-квартире "зверятников", далекой от всех конфликтов и тревог, шел обычный рабочий день. Великий магистр Банабаки сидел за столом в своем кабинете. Поглаживая удобно устроившегося у него на коленях Крококота, он вел неторопливый деловой разговор с лучшим химерологом ордена старшим магистром Чембураном.
  Выглядел старший магистр весьма примечательно и даже немного устрашающе. Высоченный, худой как скелет, с абсолютно лысым вытянутым черепом и торчащими в стороны громадными ушами. Поговаривали, что он даже не настоящий человек, а гомункулюс, созданный одним из прежних Великих магистров.
  Мало кто знал, что этот персонаж мрачной наружности, творец самых жутких карманных монстров ордена, обладает необычным хобби. В свободное время старший магистр Чембуран обожал создавать милых ушастых зверюшек, наделял их разумом и разбрасывал по выдуманным мирам.
  Этот во всех отношениях достойный человек первым определил, что в ордене что-то неладно. Он внезапно прервал свой доклад на полуслове и озабоченно повернулся в кресле. Его правое ухо дернулось и слегка приподнялось.
  - Кажется, у нас на входе конфликт. Недовольный клиент или что-то в этом роде.
  Великий магистр осторожно, чтобы не потревожить любимца, потянулся к артефакту связи. Орден очень активно торговал своими созданиями, и у покупателей время от времени возникали к нему претензии. А учитывая то, что заказчиками обычно выступали маги, прием рекламаций порой превращался в нешуточную потасовку.
  Не особенно-то и торопясь, Великий магистр привел в действие артефакт и послал тревожную группу к главному входу. Маги-охранники с их сторожевыми свинобразами обычно быстро и популярно объясняли недовольному посетителю, что орден Железного Зуба - не то место, где следует качать права.
  Магистры попытались продолжить разговор, но у них ничего не выходило. Оба прислушивались к магическим отголоскам, доносящимся снизу. Похоже, в этот раз визитер попался весьма несговорчивый. Крококот, обладавший сверхъестественным чутьем, осторожно перебрался с колен хозяина на стол, а оттуда сиганул на шкаф, притворившись безобидным чучелком. Банабаки только проводил любимца взглядом.
  Вдруг дверь кабинета распахнулась, и в кабинет Великого магистра влетел командир тревожной группы. Его мантия почему-то была надета задом наперед и притом наизнанку. Его пошатывало, из ушей текли струйки пара.
  - Шеф, у нас проблемы! - выдохнул он еще одно паровое облачко. - Там какая-то бешеная баба! Разбросала моих парней, словно котят! Она что-то делает с нами! Все заклинания от нее отскакивают и возвращаются в извращенной форме!
  - Как ее вообще пропустили внутрь?! - Банабаки начал медленно вставать из-за стола.
  - У нее пропуск! Постоянной посетительницы с преференциями! Все защитные контуры на нее просто не реагируют!
  Банабаки медленно опустился обратно в кресло. Ему послышалось, что, как минимум, двое из присутствующих громко и выразительно подумали: "Сначала кое-кто направо и налево раздает пропуска своим любовницам, а потом у нас сплошные неприятности!".
  Между тем, в открытую дверь кабинета начали проникать посторонние звуки - звон стекла, чьи-то крики, перемежаемые далеким воем.
  - Она сломала стену второго вивария и прорвалась на второй этаж! - возопил начальник тревожной группы, запустив сканирующее заклинание. - Это катастрофа!
  - Так не пытайтесь ее остановить, олухи! - раздраженно бросил Великий магистр. Он тоже провел сканирование и остался недовольным его результатами. - Баба рвется сюда, ко мне. Так пусть приходит!
  Начальник тревожной группы, понимающе кивнув, вылетел из кабинета, не забыв прикрыть за собой дверь. Старший магистр Чембуран остался. В конце концов, два мага - лучше чем один, а если он окажется лишним в разговоре по душам, Великий магистр сам ему об этом намекнет.
  Ждать им пришлось недолго. Дверь распахнулась с такой силой, что едва удержалась на петлях. На пороге появилась пышущая гневом магичка. В других обстоятельствах ее можно было бы назвать привлекательной и даже аппетитной, но сейчас она и по повадкам, и по габаритам напоминала атакующую гориллу.
  Не растерявшись, Банабаки резко выбросил руку ладонью вперед. Раздался громкий хлопок, по глазам резануло лиловой вспышкой. Ведьму отшвырнуло назад, и она тяжело приземлилась на пятую точку.
  - Ну вот, - Банабаки, рисуясь, стряхнул с рукава невидимую пылинку. - Я, бывало, этим заклинанием разъяренных носорогов останавливал!
  Увы, визитерша не потеряла присутствия духа после неприветливой встречи. Кроме того, у нее был весьма тонкий слух.
  - Нос-сорогоф-ф, знач-чит?! - с леденящим душу шипением спросила она, поднимаясь на ноги. - А я не нос-с-сорог. Я ху-у-уж-же!
  О том, что происходило дальше, Великий магистр Банабаки очень не любил вспоминать. Потому что через несколько мгновений он оказался на шкафу в обнимку с Крококотом.
  Спас положение Чембуран. Старший магистр так и оставался сидеть, только отодвинулся поближе к стене.
  - Мадам, - уважительно обратился он к посетительнице, которая в этом момент решала, что лучше - сдернуть Банабаки вниз или разорвать его в клочья вместе со шкафом и Крококотом. - Очевидно, мы провинились перед вами. Расскажите, пожалуйста, о ваших претензиях, чтобы мы могли извиниться и как-то компенсировать.
  - Компенс-с-сировать?! - ведьма повернулась к Чембурану с таким грозным видом, что ему захотелось вжаться в стену вместе с креслом. - Дорого же вам придется заплатить! Этот черный ушлепок покусился на жизнь моего сына! МОЕГО СЫНА!!!
  - Позвольте! - возмущенно возопил со шкафа Великий магистр. - Вот давайте без этих расистских высказываний! Тут какая-то ошибка! Я ни на чью жизнь точно не покушался! И кто вы вообще такая?!
  Банабаки и в самом деле был возмущен. Он уже года три не приказывал никого устранять. А когда и прибегал к подобным крайним мерам, всегда заботился о том, чтобы все происходило аккуратно, дабы к нему в кабинет не вламывались мстительные родственники. Он даже спрыгнул со шкафа, оставив там Крококота. Пушистик наотрез отказался покидать это сравнительно безопасное местечко.
  - Кто я такая?! - у разгневанной визитерши хватило терпения дождаться, пока Великий магистр спустится, и она прошипела ему эту фразу прямо в лицо. - Парлимсепетта Пампука, ведьма 10-той категории, премьер-кастелянша ордена Электровеника! А мой сын, стало быть, магистр Монбазор Пампука! И не говорите, что вы его не знаете!
  - Госпожа Пампука! Я так много слышал о вас! - Банабаки пустил в ход свой самый обольстительный тон. - Конечно же, я знаю вашего достойного сына! Но поверьте, уважаемая, я никогда не отдавал на его счет подобных... гм... приказов!
  На самом деле Великий магистр в данный момент был очень зол на Звиздуничара. Старший магистр доложил ему о своем ночном предприятии двумя словами: "Не удалось", а потом куда-то слинял. Сам же Банабаки не задержал его, чтобы расспросить, и очевидно, зря.
  Слушая ведьму, он все больше офи... приходил в изумление. Ему, безусловно, было известно, что его помощник по темным делам - человек творческий, но не до такой же степени! Еще он сердился из-за того, что о его промахе теперь узнал и Чембуран. Но выгонять старшего магистра из кабинета было уже слишком поздно.
  - Где секретарь? - дверь в кабинет оставалась распахнутой, и через нее было хорошо видно совершенно пустую и даже не разгромленную приемную.
  - Похоже, забаррикадировался под столом и не может оттуда вылезти, - определил старший магистр Чембуран.
  - Так вытащите его оттуда! Пусть разыщет и приведет сюда старшего магистра Звиздуничара! - распорядился Банабаки и с опаской бросил взгляд на ведьму. - Уважаемая госпожа Пампука! Произошло какое-то трагическое недоразумение! Я действительно хотел поближе познакомиться с вашим сыном и, особенно, с его замечательным псом. Поэтому отправил к нему своего подчиненного, чтобы передать это приглашение. Но я и в мыслях не имел причинять ему какой-то вред! Я вызвал сюда этого сотрудника, только прошу вас, держите себя в руках! Не убивайте его сразу!
  - Правильно! Пус-с-сть помучается!
  В голосе госпожи Пампуки снова послышались шипящие нотки, и Великий магистр всерьез обеспокоился. Звиздуничар в этом деле серьезно налажал, но он был ему еще нужен. Нет, все-таки правильно, что он оставил Чембурана. Ему одному эту сумасшедшую бабу не удержать...
  "Она, наверно, и в постели так же эмоциональна..." - вдруг пришла в голову Великому магистру несвоевременная мысль. Но с этим точно следовало погодить.
  Освобожденный секретарь побежал выполнять поручение, а Банабаки стал ждать, надеясь, что пауза сделает грозную визитершу если не спокойнее, то терпеливее.
  Через некоторое время в коридоре, ведущем к кабинету Великого магистра, вместо семенящей поступи секретаря вдруг послышались множественные шаги - громкие и уверенные. Так грохотать сапогами в штаб-квартире ордена могли только представители власти!
  Банабаки вскочил из-за стола, но сделать ничего не успел. Через порог кабинета переступил архимаг Стэнниоль с портфелем в руке. У него из-за плеча несмело выглядывал Монбазор, а у того под ногами крутился зеленый Такс. Приемную заполнила свита столичного дознавателя - имперские гвардейцы, "красные мантии" из Департамента магпорядка, орденские охранники. Где-то в этой компании виднелся и Звиздуничар. Он выглядел словно ядовитый жук, насаженный на булавку, но покорно передвигал ноги.
  
  Немногим ранее
  Резиденция ордена Железного Зуба. Первый этаж
  
  Стэнниоль и его свита добрались до кабинета Великого магистра не сразу.
  Угрожающее гудение они услышали уже на пороге. В вестибюле царил полный разгром, никого из сотрудников не было видно. Шум доносился сверху - под потолком встревожено кружили огненные шмели. Посетителей насекомые заметили моментально. От роя отделился один разведчик и спикировал вниз, целясь в ярко-зеленого Такса. Но пес не стал ждать: прыжок с места, громкое "клац" и полосатый агрессор исчез.
  В тот же миг вместо одного шмеля вокруг него вилось уже пять. Такс завертелся юлой, бешено замахал хвостом, еле успевая развеивать настырных кусак. А их становилось все больше и больше - шмели заинтересовались новым объектом для развлечения.
  Стэнниоль среагировал первым. От его заклинания магических надоед отнесло в угол, где рой застыл в воздухе неподвижным облаком. Впрочем, смирными они побыли всего лишь несколько мгновений. Разъяренно гудя, шмели двинулись одной темной массой на архимага и его свиту.
  Монбазор уже имел "счастье" наблюдать последствия матушкиного гнева. Блестящих, чрезвычайно крупных и упитанных насекомых он идентифицировал сразу. Кто-то пытался остановить маман при помощи огненной магии. Искаженные Хрюрей, заклинания трансформировались и ополчились на первый же раздражитель.
  Пампука-младший яростно замахал руками, словно разгоняя их. Шмели не заставили долго ждать: они начали сливаться в один большой огненный шар, готовясь к новой атаке. Но вместо этого... плюхнулись на пол и расплылись в кляксу. Стэнниоль и несколько охранителей поспешно залили ее водой. Дыхнув ароматным облаком медового пара, зловредные насекомые исчезли.
  Стэнниоль одобрительно посмотрел на Монбазора: из мальчика будет толк! Впрочем, маг не обратил на него внимания. Он как раз осматривал Такса, ища следы укусов.
  Обломки информационной стойки тихонько зашевелились. Из-под них осторожно выглянула уже пожилая магичка-вахтерша. В руках у нее была практически опустошенная бутыль с водой.
  - Ох, спасибо вам, родные! Спасли старую. И сердитые же какие налетели, ничего их не брало! Хорошо, у меня вода для цветов отстаивалась. Я на них брызгала, когда слишком приближались. Только сколько ж у меня той воды было!
  Вахтерша посмотрела по сторонам, оценивая разрушения:
  - Ну и наворотили ... Это же сколько уборки прибавилось! - покачала она огорченно головой и обернулась к посетителям. - А вы-то сами к кому шли?
  - Нам нужен старший магистр Звездуничар, - ответил Стэнниоль.
  - Держи его, держи! - послышалось в этот миг из коридора.
  Мимо холла пробежал либрусак, вдруг резко затормозил и вернулся назад. Хотел уже сигануть со ступеней вниз, но заметил магов у входа. Величиной с некрупную собаку, он был похож на покрытую крупными грязно-белыми перьями помесь таракана с гусаком. Вот только бока ходили ходуном, как будто от тяжелого дыхания.
  Некоторое время беглец не двигался, лишь вытянул длинную шею и повернул голову боком. Большой глаз, состоящий из множества мелких сегментов, не мигая смотрел на присутствующих. Маги замерли, боясь его спугнуть.
  Первой не выдержала вахтерша - переступила с ноги на ногу. Либрусак встрепенулся и угрожающе затрещал, заклекотал на высоких нотах. Он было попятился назад в коридор, но снова вернулся на облюбованную площадку. Стэнниоль недовольно поморщился: голосок-то не из приятных.
  Шестиногие пернатые были незаменимы при производстве копирующих и самопишущих перьев. Однако, содержать их было весьма хлопотно. Чрезвычайно любопытные и общительные, они постоянно сбегали, завидев у кого-нибудь яркую "блестяшку". Служащим неоднократно приходилось приводить в чувство впечатлительных барышень, внезапно обнаруживших, что за ними по пятам крадется либрусак.
  Поймать их снова всегда было очень непросто - уж слишком увертливы. Имея небольшие крылья, далеко улететь они не могли, но без труда взмывали на ближайшую крышу. Да и неширокой щели для них было достаточно, чтобы улизнуть. Умея распластываться в тонкий "блинчик", они легко проскальзывали внутрь.
  Простые ловчие заклинания на беглецов не действовали. А портить столь ценные экземпляры сильной магией никто не хотел. Потому охота за сбежавшим либрусаком превращалась в настоящий квест на несколько часов.
  - Держи его, держи! - послышалось вновь.
  "Птицетаракан" встрепенулся, расправил крылья и спланировал вниз. Бежать он начал еще в воздухе. На лету повернул и сразу же юркнул под стену, к развалинам стойки. Двигался либрусак странными зигзагами, будто увертывался.
  Такс среагировал мгновенно. Выскочил наперерез и зарычал, намереваясь ухватить за крыло или за шею - как получится. Беглец остановился, присел, мгновенно нахохлившись, и угрожающе запищал-заверещал.
  - Бегу, бегу, мой хороший! - в вестибюль влетел изрядно вспотевший маг в распахнутой мантии.
  Подскочив к своему питомцу, он схватил его обеими руками за бока и ловко перевернул на спину. Возмущенная "птичка" громко выказывала свое недовольство, но сделать ничего не могла. Лишь беспомощно перебирала всеми шестью конечностями с большими ярко-красными лапами.
  - Полежи, полежи, - похлопал ее по абсолютно лысому, блестящему пузу маг. - А то совсем ты меня умотал.
  Немного отдышавшись, он громко обратился к прибывшим, перекрикивая своего подопечного.
  - Спасибо вам огромное! А то бы я за ним бегал и бегал. Никак этих негодников переловить не можем. Вы свою зверюшку нам не одолжите? Ненадолго, только либрусаков переловить.
  Монбазор лишь пожал плечами, не зная, что ответить. Зато Стэнниоль не растерялся.
  - Извините, эта, как вы выразились, зверюшка нам самим сейчас нужна. Мы идем на встречу со старшем магистром Звиздуничаром, пес должен присутствовать.
  - Звиздуничар, наверное, сейчас тоже либрусаков ловит, - вмешалась вахтерша.
  - Да, он у нас, - обрадовано подтвердил "зверятник". - Пойдемте, я вас провожу.
  Маг вытащил какую-то тряпицу и наклонился над либрусаком. Через несколько секунд беглец оказался туго спеленут, лишь голова вертелась. Служащий взял его под мышку и кивнул остальным: мол, идите за мной. Либрусак затрещал еще громче. Чтобы было удобнее держать, "зверятник" перехватил своего достаточно плоского и широкого питомца боком. И теперь "птичке" было неудобно смотреть вперед. Маг отреагировал своеобразно: зажал голову свободной ладонью, закрыв ей глаза. Наконец-то стало тихо!
  
  К тому моменту, когда они пришли, либрусаков удалось согнать в большой атриум, куда выходило сразу несколько коридоров. Но это совсем не означало, что охота закончилась. Как выяснилось, "птички" могли бегать не только по полу, но и по стенам и даже потолку. Их красные лапы великолепно справлялись с ролью присосок. В сочетании с летательными способностями это делало их практически неуловимыми. Что странно, возвращаться назад в коридоры беглецы даже и не пытались. Казалось, они просто беспорядочно и бесцельно носятся по помещению.
  Служащие с парализующими жезлами и сетями пытались что-то сделать, но у них плохо получалось - слишком ценный был товар, слишком велик риск повредить его, да и предугадать, когда и в какую сторону метнется "дичь", было совершенно невозможно. На верхней площадке одного из коридоров стоял светловолосый маг, одетый в белое. Он пытался командовать и преграждать либрусакам путь с помощью ледяных стен, но все эти меры были малоэффективны.
  Стэнниоль наклонился к Монбазору и тихо спросил:
  - Они движутся совершенно хаотично. Это на них так подействовала магия вашей матушки?
  Пампука-младший лишь мрачно кивнул в ответ.
  - А вы можете что-то с этим сделать? Если что, не беспокойтесь. Я вас прикрою.
  - Я попробую, - тяжело вздохнул молодой маг. - Но вы же понимаете, что результат будет непредсказуемым?
  - Не страшно. Действуйте!
  Монбазору собственная идея не очень нравилась, но ничего другое на ум не приходило. Под потолком атриума внезапно появился большой кожаный мешок. С громким звуком он плюхнулся на пол и лопнул по шву. Из него посыпалась груда блестящих монет, похожих на золотые.
  "Блестяшки... Блестяшки... Блестяшки..." - сигнал, посылаемый либрусаками своим сородичам, был настолько сильным, что Такс невольно транслировал его всем присутствующим.
  Непрерывный треск и клекот стих: беглецы устремились вниз. Вскоре монет стало не видно, копошащаяся масса плотно покрыла холмик. Маги без труда подхватывали их по одному и переворачивали на спину. Остальные твари не обращали на это никакого внимания - слишком были увлечены своими находками.
  - Сработала пиратская натура. Притянуло их фальшивое золото... - улыбнулся Стэнниоль.
  Светловолосый маг не мог не обратить внимания на гостей. Убедившись, что либрусаки пойманы, он начал спускаться вниз.
  "Это он, ночной вор! Я узнал его!" - внешне Такс оставался абсолютно спокойным, но его голос дрожал от напряжения. Стэнниоль слегка кивнул ему, но ничего не сказал в ответ. Пес воспринял это как сигнал к действию: юркнул меж ног гвардейцев и спрятался сзади, поближе к Монбазору, тоже совершенно не желавшему вылазить на первый план.
  Старший магистр пересек артиум и решительным шагом приблизился к ним. Подойдя к Стэнниолю, он отвесил церемонный поклон.
  - Спасибо за помощь, уважаемый господин дознаватель! Что привело вас и ваших коллег в наши скромные стены?
  - К сожалению, меня всегда ведут дела государственной важности. Я бы хотел пообщаться с Великим магистром Банабаки и с вами, коллега! - Стэнниоль, наоборот, продемонстрировал все свои тридцать два зуба.
  - Только пообщаться?
  - Пока да. Или вы хотели бы получить официальный вызов?
  - Нет...
  Старший магистр нахмурил лоб, задумался.
  Именно этот момент Такс выбрал, чтобы вынырнуть из-за спин. Звиздуничар вздрогнул, но быстро совладал с собой и решительно произнес:
  - Сделаем так. Вас проводят в кабинет Великого магистра. С вашего позволения, я присоединюсь позже. Как вы видите, у нас произошел небольшой инцидент. Надо навести порядок.
  - Простите, не позволю! - стекла пенсне многозначительно блеснули. - Мне хорошо известно, где кабинет Великого магистра. И вам придется последовать за нами.
  
  
  МОНБАЗОР
  
  Я совсем не рвался на авансцену, в кабинет к Великому магистру Банабаки. Мы с Таксом дружно решили остаться в приемной, а я еще и постарался затеряться в толпе. Сейчас архимаг выглядел озадаченным и от того достаточно безобидным, но как он поведет себя в следующий момент, никто не знал. Кроме того, как я успел заметить, перед Банабаки уже восседала маман... Как говориться, комментарии излишни.
  - Уважаемые господа, - Стэнниоль церемонно раскланялся. - Позвольте присоединиться к вашему изысканному обществу!
  Дознаватель стоял к нам спиной, но можно было представить, с какой ехидной ухмылкой он это произнес.
  - Все сразу? - скептически поинтересовался Банабаки. - Боюсь, это нам придется присоединиться к вашему обществу. И выбрать для этого более... м-м-м... просторное помещение.
  Кроме госпожи Пампуки, у него сидел еще один маг, а кабинет, действительно, казался не очень большим.
  - О, не беспокойтесь, - отмахнулся сыщик. - Господа вполне могут подождать в приемной.
  Легкий кивок головой, и посторонние оперативно покинули помещение. Нам с Таксом пришлось потесниться. Хорошо, я заранее занял удобный угол у шкафа: отсюда было отлично видно, что происходит в кабинете. Светловолосый маг улизнул одним из первых, но далеко уходить побоялся, стоял в нескольких шагах. Моему псу это не нравилось, я физически почувствовал, как он напрягся.
  Стэнниоль сотворил себе кресло и устроился в нем вместе с портфелем так, чтобы одновременно видеть и стол Великого магистра, и открытую дверь.
  - Коллега Звиздуничар, присоединяйтесь. Вас здесь ждут, - он даже не смотрел в приемную, уверенный, что его и так послушаются.
  Старший магистр неторопливо подошел к двери, осторожно заглянул в кабинет и резко отпрянул назад. Знаю-знаю, маман умеет выразительно посмотреть...
  Действительно, Звиздуничар схватил ближайшее кресло и потащил его в дальний угол кабинета, подальше от госпожи Пампуки. Даже тот факт, что он оказался почти спиной к Великому магистру, его не смутил.
  - Ближе, ближе подсаживайтесь, коллега, - остановил его Стэнниоль. - Не отрывайтесь от нашего коллектива!...
  Дознаватель вновь посмотрел в сторону приемной. Ему еще кто-то нужен?! Там и так уже тесно!
  - Где же вы, магистр Пампука?
  А я так надеялся, что он забудет о нас! Ничего не поделаешь, пришлось выбираться из своего убежища.
  - Вы тоже мне нужны, вместе с вашим питомцем! - сыщик наконец-то увидел меня. - Возьмите, пожалуйста, стул в приемной!
  А это хорошая идея! Я перехватил стул как щит, ножками вперед. Так и зашел в кабинет, прикрывая лицо. Здесь такая компания собралась, включая любимую мамочку - сглазят, как пить дать! Буду потом свой магический резерв еще месяц восстанавливать.
  Увы, самое уютное место уже было занято Звиздуничаром. Остальные находились в опасной близости от маман. Поколебавшись, я поставил свой стул поближе к креслу архимага, но вплотную к стене. Получилось, что он сидит немного впереди, будто прикрывая нас с Таксом. Пес прилег между нами, головой к врагам... ой... орденским магам, как и положено хорошему охраннику.
  
  - Итак, господа, счастлив сообщить вам...
  Стэнниоль, похоже, решил потренироваться в словоблудии. У него это получалось так ловко, что вклиниться и, тем более, перебить его никто не мог. Приходилось молча выслушивать бесконечные вычурные и малозначимые фразы.
  Дознаватель откровенно тянул время. Интересно, чего он ждет? Или, может, кого?..
  Этот вопрос интересовал не только меня. Великий магистр мрачнел с каждым новым словом. Не самый светлый от природы, он, казалось, потемнел до угольно-черного.
  - ...Впрочем, все это - лирика, коллеги, - Стэнниоль внезапно оборвал свой словесный поток и обвел собеседников тяжелым взглядом. - Собираясь сюда, я всего лишь рассчитывал получить небольшую консультацию. Но теперь у меня появились к вам вопросы.
  - О чем бы вы хотели спросить? - с обманчивым спокойствием поинтересовался Банабаки.
  - О самых разных вещах. Немного того, немного другого... Например, коллега Звиздуничар, где вы были и что делали прошлой ночью?!
  Услышав вопрос, маман напряглась и заметно потянулась в сторону старшего магистра. Тот еще сильнее отвернулся, пытаясь укрыться от сверлящего взгляда ведьмы. Теперь он смотрел чуть ли не в стенку, игнорируя, в том числе, и самого дознавателя.
  - Если я скажу, что мирно спал у себя дома, вы мне не поверите? - пробубнил он.
  - Коллега, у меня нет необходимости верить кому-либо на слово. У меня есть возможность получить точную информацию с помощью криминалистической науки.
  Стэнниоля, казалось, никак не задевала напряженная атмосфера в комнате. А ведь неприкрытая агрессия маман давила на всех, не только на Звиздуничара.
  - Капитан Синехюнс, вы уже здесь? - позвал сыщик.
  Из толпы вынырнул хорошо знакомый капитан Сине... как-его-там. К груди он бережно прижимал пухлый портфель, очень похожий на артефакт Стэнниоля.
  - Проверьте, пожалуйста, был ли этот господин сегодня ночью в доме магистра Пампуки! А я пока займусь некими необходимыми предосторожностями...
  Пока маг из Департамента проводил манипуляции вокруг уткнувшегося носом в стену Звиздуничара, архимаг выстроил защитный полог, буквально отделивший кабинет вместе с приемной от остального мира.
  - Вы закончили? - поинтересовался Стэнниоль у Синехюнса, снова усаживаясь в свое кресло.
  - Закончил, - коротко доложил маг в темно-красной мантии. - Результат положительный. Идентичность подтверждена.