Вишнева Ева: другие произведения.

Принесенные в дар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

   "Они превратились в птиц и улетели, - шепчет Азек в лихорадке. - А я не смог, в детстве повредил крыло". Он бормочет что-то еще, смутное, неразборчивое. Я согласно киваю, а сам думаю о том, что Азек и правда чем-то похож на птицу.
   "Иди, я посижу с ним" - говорит Ушту, но я остаюсь.
   Ушту садится рядом; между нами тягостное молчание. "Ладно, позови, как захочешь отдохнуть. Подменю" - он не выдерживает, уходит.
  
   По моим подсчетам, Азек прибыл в начале осени.
   Незадолго до его появления яблоня дала урожай. Набрякшие, бугристые плоды облепили тонкие ветки - хрупкие, они льнули к земле, надламывались от тяжести.
   Яблоки пахли болезнью. Никто не стал их пробовать.
   Бесцветные люди столпились вокруг дерева, по лицам растеклась хмурость. Постояли немного, а потом Ушту пристал ко мне с расспросами о настоящих яблоках. Я вспоминал цвета и формы, вкус и запах. Но описать не получалось - выходило сухо, лживо, бесцветно.
   А через два дня привезли Азека. "Сладко-кислые, терпкие, с вязкой мякотью" - повторял я за ним беззвучно, одними губами, вспоминая и запоминая слова.
   Слова определяющие (как и эти чертовы яблоки) почти забылись. Как воспоминания о семье, о цветах в палисаднике за домом, о шумящих кронах, летних дождях и не прогорклом воздухе. Как все правила и заветы, по которым жили те, кто подарил мне жизнь и имя. Те, кто врал, что некоторым змеям свойственно кусать себя за хвост. Те, кто молчал о том, что кривая времени однажды порвалась, выпустив на свет ее.
   "Она пьет соки земли, отравляет воду слюной, а дыханием - воздух" - еще одно воспоминание: дребезжащий голос, узловатые руки. Ветшающий дом, слишком большой для одного человека. И он, этот человек, сгорбился в глубоком кресле у погасшего очага, силится забыть тех, кто принес его в жертву. Тело старика было еще крепким, а ноги казались сильными - но она уже успела его поцеловать. Разучила ходить, ослепила. Свела с ума.
   Я в спешке покинул дом человека, как до этого оставил землю, на которой родился. Которая высохла, почернела деревьями и прогнила всеми корешками и камнями. Уходил по звериным тропам - туда, где еще цвело и пестрело, где встречались люди. Они давали мне кров и еду, а я помогал, чем мог. Строил и сеял. Учил новые наречия. А когда она подступала, начинала дышать в затылок - сбегал. Тайно, тихо, словно вор. Исчезал раньше, чем меня успевали назначить жертвой.
   ...перед тем, как уйти, жители поселений оставляли подарки. Людей. Надеялись, что жертва задержит ее, отвлечет, выиграет время. В некоторых деревнях бросали жребий, где-то выбирали самого слабого, нелюбимого или старого. В других местах, наоборот, самого красивого и способного.
   Я встречал их, самых-самых, - уродов, глупцов и умниц - в мертвых деревнях, которые с некоторых пор стали появляться на моем пути все чаще. Я пытался узнать, куда ушли остальные, в каком направлении, - но жертвы сгорали в лихорадочном бреду, говорили о чем угодно - только не о людях, чьих следов я не находил.
  
   - А кожа-то, оказывается, помнит, как кололись перья, как все чесалось, - Азек слабо улыбается. Он выглядит счастливым, хотя чему радоваться? - Жаль, что я так и не научился летать.
   Я не плачу, просто слезятся глаза. А бесцветный Ушту кладет руку мне на плечо:
   - Рядом с домом, откуда я забрал Азека, была голубятня. Он и правда разводил птиц.
   Встряхнуть бы Ушту разок-другой: "Почему ты мне сразу не сказал?" - но что изменится?
  
   Я шел вдоль мелеющей реки. Рыбы всплывали брюхом кверху, мертвые птицы падали под ноги. Она обогнала. Я не понял, как и когда это случилось, не почувствовал. Смешно: раньше казалось, уже научился угадывать ее приближение...
   Воздух прогорк настолько, что в груди саднило, воспаленные глаза слезились, и нечем было утолить голод. Я прощался с жизнью, когда неожиданно вышел к поселению бесцветных.
   Они обступили меня, люди с серой кожей и водянистыми глазами, бледные, неузнаваемые, неразличимые. Долго стояли - молча, не моргая. Я испугался, что они тоже жертвы, ослепшие и обезумевшие.
   Чуть не закричал, когда один из них - тоже бледный, но все же самый яркий из всех, - протянул руки, прижал ладони к моим вискам. И ответил на наречии моей земли: "С каждым пришедшим мы говорим на его языке. Раньше мы слушали голоса трав и ветра, реки и далеких гор. Но после ее прихода земля молчит, поэтому теперь мы будем слушать тебя".
   Потом он сказал: "Нам не нужны имена. Впрочем, можешь дать их нам, если так тебе будет проще".
   Из всех бесцветных я дал имя только ему. Я назвал его "Ушту".
  
   Азек смотрит в пустое небо. Говорит: "Надо поставить пугало у входа в теплицу". "Зачем?" - удивляюсь. Он пожимает плечами: "Птицы. Они склюют все наши посевы". Отвечаю ласково, будто ребенку: "Азек, мир дышит на ладан, птицы здесь больше не водятся. К тому же, у теплицы прочная крыша".
   Он улыбается: "Нет, нет. Перед тем, как отпустить своих птиц, я попросил одну из них вернуться, как только доберется до места, где мы все могли бы жить".
   Азек смотрит в пустое небо.
   - Мы были как семья. Думаю, они прилетят все вместе. Зверски проголодаются после долгого перелета, не успеешь закрыть дверь - тут же проскочат внутрь. Поэтому нужно поставить пугало.
   Потом он добавляет виновато:
   - Я не хочу морить их голодом. Но нам нужно будет запастись едой, чтобы добраться до нового дома.
  
   У бесцветных были приспособления на все случаи жизни: огромное кольцо вокруг поселения (Ушту сказал, оно очищает воздух и землю), теплица с крышей, похожей на паучьи глазки. Ферма с тощими, горбатыми и мутноглазыми животными. Бесцветные пытались вывести хорошую породу, но каждое следующее поколение оказывалось слабее предыдущего.
   Ушту рассказывал и о предметах, скрытых под коркой земли, в водном источнике. Пытался объяснить, как они действуют, но его слова падали как камни, и у меня не было сил на то, чтобы их поднять. Нередко я ловил на себе разочарованные взгляды, чувствовал немой укор, невысказанный упрек - и не понимал, в чем именно был виноват, спросить не решался. Остальные бесцветные не обращали на меня внимания, маячили где-то в отдалении, похожие на призраков. Занимались своими делами.
  
   Они проходят мимо - стайка не то мужчин, не то женщин, все тонкие, в одинаково серых одеждах. Я тянусь к ним, хватаю одного - одну? - и почти не ощущаю прикосновения. Чужая рука выскальзывает из моей ладони, никто не оборачивается. Никто из этих людей, умевших слышать реки и горы, не хочет говорить со мной.
   В панике я врываюсь к Ушту, выливаю на него поток едва обличенного в слова страха. Он трясет меня за плечи - я хватаю его за руки, и в мыслях только одно:
   "Теплые".
  
   Позже Ушту стал время от времени уезжать из поселка; он называл это "экспедициями", я - "неоправданным риском". Бесцветный возвращался с пустыми руками, обессиленный и печальный. Не вставал с кровати по нескольку дней; я садился рядом, доставал карты, и мы играли сутками напролет.
   Все изменилось в начале осени, когда он привез Азека - ограбил ее, выкрав оставленный в очередной деревне подарок - смуглого, кареглазого человека. Со своими чертовыми яблоками и с другими историями, вымышленными и реальными. Со смешными и грустными, нелепыми и поучительными. Азек рассказывал так, что даже сдержанный Ушту терял свою бесцветность - хмурился и смеялся, взволнованно ходил по комнате, сверкал глазами.
  
   Схоронить бы нашего Азека под яблоней, но не в теплице же. Не под тем хилым и корявым деревом с плодами, похожими на волдыри. А под яблоней из его рассказов - раскидистой, белоцветной.
  
   После Азека - пустые дни.
   Ушту молчит, прячет глаза. Тишина терзает. Я пытаюсь ее разбавить, я говорю - некрасиво, нескладно. Не так, как смог бы наш умерший друг.
   Говорю о больном, незажившем. О том, как меня оставили в пустом доме, пообещав вернуться. О том, как я почувствовал ее приближающееся дыхание. Как разбил окно и бегал по деревне от дома к дому, не веря, что меня бросили.
   - А почему вы не ушли? Не было возможности?
   Ушту отвечает нечто совершенно невероятное:
   - Была... возможность. Но меня выбрали жертвой.
   Мы долго молчим. Наконец, я говорю, онемевший язык еле ворочается во рту:
   - Но тебя все равно не бросили. Остальные бесцветные остались здесь. Ты счастливый человек, Ушту: ты не один.
   Он морщится - верно, от слова, которым я окрестил жителей поселка.
   - Разве?..
   Я собираюсь ответить "Да", но вдруг понимаю, что уже очень, очень давно не встречал бесцветных. Никого (не считая Ушту), пока сидел у постели больного.
   Когда я в последний раз их видел?.. Я копаюсь в памяти, прокручиваю все разговоры с Азеком, все его сказки - кто их слушал, кто сидел рядом, затаив дыхание, кто ходил по комнате из угла в угол, едва не натыкаясь на стены? Только я и Ушту; я сидел, Ушту ходил.
   Должно быть, остальные ушли вскоре после появления Азека, после рассказа про яблоки. А я и не заметил...
   Бесцветный спокоен. Так спокоен, что я вдруг думаю: мы справимся. Выживем.
   - ...Она ведь тебя не тронула, да? Меня она тоже не признала в чужих землях, прошла мимо несбывшейся жертвы. Переступила.
   Смерив меня странным взглядом, Ушту отвечает:
   - Каждый сходит с ума по-своему, - и уходит, сославшись на дела.
  
   Я думаю долго.
   А додумавшись, впадаю в ярость. Да пропади все пропадом, пусть она хоть трижды всех нас перецелует и отравит. Лучше сразу умереть, чем бесконечно выигрывать время, мучить и без того уставшую землю, заставлять рожать едва съедобные плоды и растить чахлых животных - для двух осиротелых людей, не сумевших стать друзьями.
   Потом я иду к теплице и сооружаю пугало у дверей. Закончив работу, сажусь, запрокидываю голову (взглядом - в пустое небо) и начинаю ждать, когда прилетят птицы.

Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 2"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга первая. Мгла."(Постапокалипсис) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Недостойная. Анна ШнайдерТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяВорожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаМоя другая половина. Лолита МороВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаВедьма на пенсии. Каплуненко НаталияНетипичная ведьма из чахлого леса. Анна НестОт меня не сбежишь! Кристина ВороноваЧерный глаз. Проникновение. Ирина Грачильева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"